Возрожденный каратель. Том 1 (fb2)


Настройки текста:



Возрожденный каратель. Том 1

Пролог

Орден забрал меня из приюта, когда мне было полгода. Я родился от дешевой уличной шлюхи и неудачника, который ее обрюхатил. Орден растил меня, воспитывал, сделал тем, кто я есть сейчас — карателем. Мрачным жнецом, убийцей во мраке, чистильщиком. У нас много имен.

Я прихожу за теми, кто потерял человеческий облик. Кто стал ближе к демонам, чем к людям. За чернокнижниками, приносящими кровавые жертвы темным богам. Лордами, сжигающими деревни дотла, когда те отказываются платить непомерную дань. Королями, морящих подданных голодом, пока сами купаются в роскоши.

Меня не ищут, я сам их нахожу. Нахожу и выношу приговор. Нас мало, но мы есть щит и карающий меч, оберегающий нравственность и выкорчевывающий несправедливость. Мы голос толпы, мы защитники слабых.

Нас обучали морали и искусству убийства. У нас есть Кодекс, он все для нас. Мы не знаем любви, не заводим семью. У нас нет дома и родины. Мы скитаемся по миру и боремся со злом. Мы не принадлежим себе. Мы добровольные рабы своей цели.

С тех пор как Орден пал, из года в год карателей становилось все меньше. На нас охотились, нас загоняли как диких зверей и убивали как скот. Не редкость было увидеть вывешенные на городской площади наши изуродованные трупы и головы, насаженные на пики. Однако мы не бросили свое ремесло и не переставали следовать цели. Мы будем бороться до конца, до последнего вздоха, и да помогут нам Боги.

Прошло шесть лет, и я остался один. Единственный, кто хранит свет Ордена, кто следует Кодексу. Но и меня скоро не станет. Преследователи все ближе, и я не могу от них сбежать. Они изучили нас, наши методы, знают все наши слабости. Они пользуются ими, умело расставляя ловушки, ведь понимают, что я не могу их проигнорировать. Даже осознавая, что иду на верную гибель, я не пройду мимо нуждающихся.

Мой конец близок. Братья и сестры, ждите, я иду к вам.

* * *

Я обнажил клинки-близнецы и рванулся в гущу врагов, сбивая на лету стрелы и копья. Огненный шар пронесся у плеча, опаляя волосы. Воздушные лезвия и ледяные осколки рвали доспехи, оставляя порезы по всему телу.

Орден не обучал карателей магии. Мы не могли воззвать к стихиям и использовать первородные силы. Мы практиковали телесное усиление. Мы сильны, мы быстры, мы неуязвимы к ядам. Нас очень сложно убить, но все же возможно.

Я прорубался через строй солдат, каждым взмахом лишая кого-то жизни. Кого-то, кто убивал, насиловал, грабил. Я не оплакивал их. Я купался в их крови, и она придавала мне сил.

На мне становилось все больше ран, и, тем не менее, я приближался к нему. Тому, кто пришел за мной и привел с собой целую армию. Он давно был в моем списке. Он был тем, кого я должен убить, даже если придется пожертвовать жизнью.

Мои мечи ковали лучшие гномьи кузнецы, а зачаровывали лунные эльфы. Они рубили сталь так же легко как плоть. Из-за чар, пока я убиваю, мое оружие невозможно разрушить. Клинки впитывают железо из крови и за счет него восстанавливаются.

Других таких мечей нет в природе. Они уникальны, и по ним в загробной жизни я буду скучать больше всего.

Если бы только у меня была такая же способность…. Но я терял кровь, много крови. Я слабел. Зрение расплывалось, мышцы наливались свинцом.

Еще чуть-чуть. Еще немного. Я должен продержаться. Вот он, он передо мной. В его глаза должен быть страх.

Тогда почему его нет? Почему он улыбается? Не важно, скоро он умрет.

Я оттолкнулся от земли и взлетел. Перелетел через головы солдат, устремившись к рыцарю в блестящих серебряных доспехах верхом на белом как снег жеребце. Его рука легла на рукоять меча. Он потянул его из ножен.

И тогда я понял, что это ловушка. Не было скрежета, когда меч покидает ножны. Это определенно иллюзия.

Однако было уже слишком поздно. Я был в воздухе и не мог остановиться.

Рыцарь и конь исчезли подобно миражу. На их месте стояли два мага. Один в черной мантии расшитой золотыми нитками, другой в простой белой робе. Магистры Света и Тьмы, противоположные силы, извечные враги, они объединились, чтобы избавиться от меня.

Такое не каждый день увидишь. Что ж, я польщен. Нет, правда.

Густой черный дым и яркий белый луч света, вращаясь и переплетаясь между собой, ударили одновременно. В местах, где две силы касались друг друга, искажалось само пространство.

Моя плоть закалена, и магия ослабевает, вступив с ней в контакт. Однако у всего есть предел. И их совместная атака его превысила.

Кожу и мышцы разъело. Кровь испарилось. В моей груди зияла огромная сквозная дыра.

Это был конец, и вся моя жизнь в тот миг пронеслась перед глазами. Я видел все, что сделал. Видел всех, кого убил и кого спас. И лишь испустив последний вдох, я задумался: «Чего я на самом деле добился? Ради чего сражался? Зло как было, так и осталось. Мы срубали траву, но не корни».

— Все было напрасно.

Это была моя последняя мысль. Душа покинула тело.

Глава 1. Перерождение

Я открыл глаза, и яркий свет ударил в них, ослепляя меня.

— Я… не умер?

Нет, точно нет. Не веришь глазам — послушай тело, оно скажет. И мое тело болело. Грудь ныла, как будто по ней кувалдой ударили. Раскалывалась голова, в ушах стоял колокольный звон.

Боль есть, значит живой. Пока, по крайней мере.

Скрепя зубами, я привстал и осмотрелся. Вокруг лежали трупы, в отдалении дымит догорающая повозка.

— Где я?

Это был хороший вопрос, но не лучший.

— Кто я?!

Холодок пробежался по спине, когда я посмотрел на свои руки. Тонкие, белая кожа, которая, казалось, не видела солнца, и ладонь без мозолей. Рука юнца, не мужчины.

Я встал, осматривая себя. Я не я и шкура не моя. Росточку не хватало сантиметров двадцать. Тело тонкое, ни следа мускулатуры. И волосы, прежде белые как снег, стали черными как ночь.

Я был в свободном красном халате, скомканном, запачканный грязью и кровью. На нем был какой-то узор, но ткань порвалась во множестве мест и обгорела, так что не разобрать.

— Что, черт возьми, происходит?!

* * *

Три дня спустя. Город Ясных Холмов. Зал собраний клана Ран.

Во главе стола сидел плотный мужчина средних лет с волевыми чертами лица и суровым взглядом, одетый в золотые одежды с вышитым на груди узором дракона обвившего древко алебарды. Это был нынешний глава клана Ран, Бао Ран.

— И так, что нам удалось выяснить? Кто ответственен за нападение?

Он обращался к семи людям в серебряных одеждах, сидевшим от него по обеим сторонам стола. После мастера, эти семеро были самыми сильными, самыми влиятельными фигурам в клане Ран. Каждый в городе знал их по именам. Это была опора клана — старейшины.

— Докладываю мастеру, — поднялся с места первый старейшина, Му Ран. — После нападения не осталось ни трупов, ни оружия. Уходя, они все забрали с собой. Не считая выжившего свидетеля, старшего внука восьмого старейшины, они тщательно замели все следы. К сожалению, мальчик не в себе и говорит, что ничего не помнит. И он забыл не только нападение, но, кажется, и все остальное. Возможно, явление временное, но я бы на это не рассчитывал. Поэтому предлагаю мастеру следующее: связаться с нашими шпионами в кланах Юн и Хван и выяснить, что им известно. Такое могли сделать только они.

Следом за первым старейшиной высказались и все остальные. Никто не поведал ничего нового, и все они так или иначе соглашались со словами Му Рана.

В городе Ясных Холмов сосредоточены три влиятельных силы: клан Ран, клан Юн и клан Хван. Их силы примерно равны, они сдерживают друг друга, однако их противостояние сосредоточено в основном на торговых площадках и турнире юниоров. А недавнее нападение на караван клана Ран, перевозивший большую партию ингредиентов и материалов для их магазинов, сильно подорвет их бизнес. Это ли не мотив?

Но хуже всего было то, что восьмой старейшина мертв. Он был практиком Небесной области пятой ступени истинной сущности и Земной области десятой ступени телесной сущности. А это сила, с которой стоит считаться. С его смертью положение клана Ран сильно пошатнулось.

— Хорошо, связывайтесь. Но смотрите, действуйте осторожно. У нас осталось не так много шпионов и сейчас они важны для нас как никогда. Они не должны засветиться. Еще узнайте, не получал ли кто из старейшин недавно ранения. Я не верю, что им удалось убить Йонга, не пострадав. И да, приставьте к Шину скрытую охрану. Наши враги могут попытаться закончить начатое и выдадут себя, — после недолгих раздумий, принял решение Бао Ран.

— Будет исполнено, мастер. Мой сын лично этим займется, — заверил его первый старейшина.

* * *

Глубокая ночь. Поместье восьмого старейшины. Комната Шина.

Я сидел на полу в окружении книг и горы свитков. Не знаю как, не знаю зачем, но если я попал сюда, я обязан изучить этот мир.

За эти дни я обнаружил, что хоть он во многом отличается от моего, у них есть нечто общее. Магию здесь называют боевыми искусствами, магическую силу истинной сущностью, а укрепленные тела телесной сущностью.

Принцип взаимодействия с природной энергией этого мира и моего во многом похожи, но есть и кардинальные отличия. Так их техники развития на порядок превосходит магические ритуалы из моего мира, а вот в развитии телесной сущности, напротив, уступает.

Все это время я изучал историю и географию этого мира. Они обладают великой силой, но умеют ей пользоваться. У них часто возникают конфликты, но редко вспыхивают войны. Несправедливость есть, но она еще не в стадии неизлечимой болезни.

В целом, этот мир мне понравился. Возможно, здесь я добьюсь того, чего не сумел в своем мире. Моя жизнь навеки связана с целью Ордена, и она осталась неизменной. Только реализовывать ее я буду иначе, по-своему.

Здесь сила решает все. Кто силен, тот диктует правила. Даже короли и императоры выбираются не по крови, а исходя из личной силы.

Разделяют три области истинной и телесной сущности: Земная, Небесная и Звездная. В каждой области по десять ступеней. Земная область повышает пределы человеческого тела. Это называется развитием. Небесная область так же продолжает развитие, а еще продлевает срок жизни. В Звездной области сила растет семимильными шагами и даже дает способность к полету. Легенды гласят, что за Звездной областью скрываются новые области, но в них не упоминается, какие именно.

Сильнейшим из ныне живущих практиков этого мира считается Императрица Сунан. Этот титул ей дали не как владычице земель, а как силе, с которой стоит считаться. Последнее упоминание о ней датируется семь тысяч шестисот третьим годом с Падения Небес, то есть десять лет назад. Тогда она находилась в Звездной области девятой ступени истинной сущности и Звездной области пятой ступени телесной сущности.

В среднем лишь один из миллиона прорывается от Небесной области к Звездной. Это очень трудный и опасный процесс. Так что практики, ценящие жизнь и положение превыше всего, предпочитают оставаться в безопасной Небесной области.

Тогда, десять лет назад, Императрица Сунан выступила против клана Сон — клана пятого порядка. Сильнее них в иерархии только высшие кланы. Никто точно не знает причины, побудившей ее на это. В один прекрасный день она просто пришла в клан и убила мастера клана и всех старейшин. После этого остатки клана поглотили другие кланы, и некогда процветающий клан Сон с трех тысячелетней историей в один миг перестал существовать.

По слухам, верхушка клана Сон тогда начала практиковать технику развития, найденную в древних руинах, и использовали для этого невинных девушек. Если бы все ограничивалось только девушками из клана и покупкой рабынь на невольничьем рынке, но они стали похищать девушек по всему континенту и возможно этим поступком вызвали гнев Императрицы.

Сегодня вечером я отложил книги и плотно взялся за изучение техник развития и боевых навыки клана Ран.

В этом мире техники развития и боевые навыки подразделяются по уровням: Базовая, Продвинутая, Мастер и Эксперт. В древних текстах есть упоминание о Легендарных и даже Мифических уровнях, но, похоже, они считаются утраченными.

Клан Ран был кланом третьего порядка. Не самым сильным среди них, но и не самым слабым. В их распоряжении были десятки Базовых и Продвинутых техник развития и боевых навыков, и всего одна техника развития уровня Мастер. Из-за сложности в ее освоении за всю историю клана лишь шестерым удалось овладеть ей. Все они впоследствии стали мастерами клана.

В развитии истинной сущности я не особенно хорошо разобрался. В этом вопросе мне придется положиться на наследие клана Ран. Другое дело, телесная сущность. Если я правило понимаю пределы способностей практиков этого мира, прошлый я был на уровне Звездной ступени телесной сущности второй или третьей ступени.

Я задумался над возможностью объединить их техники развития с методикой открытия Врат карателей. Миг радости омрачился осознанием того факта, что все придется начинать сначала.

Мое новое тело слабо. Земная область вторая ступень истинной сущности и Земная область первая ступень телесной сущности. Для тринадцати лет это был посредственный результат.

— Его дед слишком его опекал, — печально вздохнул я.

Глава 2. Точка отсчета

Я покинул поместье еще до рассвета и отправился к тренировочному полю. Оно находилось в самом сердце квартала клана Ран.

Пройдя мимо нескольких поместий, один в один как поместье восьмого старейшины, дальше шли дома поменьше да попроще. Они принадлежали другим членам клана и их семьям, только с меньшим влиянием. И чем меньше было влияния, тем скромнее был дом.

Из разговоров слуг и других членов семьи я понял, что скоро перееду в один из таких домов. Старейшина мертв и его семья лишилась прежнего статуса.

— Хорошо, что мои, то есть его родители давно мертвы. Хоть надзора не будет.

Только подумав об этом, я ощутил на себе чей-то взгляд. Тело может и осталось в том мире, но инстинкты последовали за мной.

Обернувшись, я никого не обнаружил. Улицы были пусты, да и ощущение пропало. И, тем не менее, я был уверен, что за мной кто-то следит. Просто этот человек очень хорошо скрывается.

— Зачем? Они о чем-то догадались? Да нет, не может быть. Я не давал им для этого повода. Тогда что, защита? Они думают, что мне угрожает опасность? Возможно. Я все-таки единственный выживший и представляю ценность как свидетель. Или они не знают, кто это сделал и, следя за мной, надеются поймать убийц. Или это и есть убийцы. Хотя нет, убийственного намерения я в том взгляде не ощутил.

Пока я обо всем этом думал, то прошел оставшуюся часть пути и вышел к тренировочному полю.

Тренировочное поле было огромным. На нем без проблем поместится тысяча человек. Внутри стояли деревянные манекены, каменные валуны, стойки с оружием, площадки для поединков и постаменты с массивами.

В центре поля возвышался массивный черный обелиск, гладкий как стекло. К нему-то я и направился.

Этот обелиск измерял уровень истинной и телесной сущности в Пенах. От нуля до ста Пен — первая ступень, от ста до двухсот — вторая, и так далее с шагом в сто. Преодолев тысячный рубеж, практик переходил в Небесную область. После этого каждая следующая ступень измерялась в тысячу Пен, то есть ровно столько же, сколько от Земной до Небесной области.

Я приложил руку к обелиску и начал выпускать истинную сущность. Вскоре над местом, куда я приложил ладонь, появилось число — 134. Затем, убрав руку, сжал ее в кулак, собрал в него всю телесную сущность, и нанес прямой удар. С приглушенным звуком «бум» появилось число — 61.

Теперь у меня есть точка отсчета и можно будет проверить, насколько эффективна комбинированная тренировка и не конфликтует ли методика открытия Врат с техникой развития этого мира.

Я не знал, какой талант у этого тела. А это, между прочим, один из двух важнейших компонентов успеха любого практика боевых искусств. Первый — талант, а второй — удача.

Чем выше талант, тем быстрее происходит развитие. Талант нельзя изменить, он с тобой с рождения, и таланты родителей играют в этом огромную роль.

Тем не менее, всегда есть, так сказать, неожиданности. Например, у мужа и жены с талантом третьего ранга может родиться ребенок с четвертым или даже пятым низким талантом. А бывает наоборот — родители с третьим, а ребенок рождается со вторым.

Хуже дела обстоят, когда таланты родителей сильно разнятся. Допустим, у мужа четвертый ранг, а у жены второй. Тогда ребенок скорее всего родиться с третьим или даже вторым рангом, и ну очень маленький шанс, практически нулевой, что с четвертым.

Из-за этого многие женятся не по любви, а по договору. Отец талантливого сына или дочери ищет в пару такой же талант. Помолвка обычно обговаривается еще в детстве, а в шестнадцать молодые уже вступают в брак. Во многих кланах, в том числе в клане Ран, ради сохранения чистоты таланта допускаются даже союзы между близкими родственниками.

Точно не знаю, но я скорее всего уже с кем-то помолвлен. Надо будет прояснить этот момент у членов семьи.

К сожалению, я не могу сейчас проверить свой талант. Это делается специальным артефактом, доступ к которому есть только у мастера клана. Так что об этом надо будет спросить в первую очередь.

— Императрица Сунан была талантом шестого среднего ранга, а меня бы устроил и пятый, — улыбнулся я, за улыбкой скрывая волнение. Ведь от таланта во многом зависит, удастся ли мне добраться до Звездной области и получить достаточно силы, чтобы влиять на этот мир, или нет.

Но даже если окажется, что у меня не хватает таланта, я постараюсь компенсировать это упорной работой. И пока остальные тренируются по пять-шесть часов в день, я буду тренироваться в два, три раза больше. Буду падать от истощения, но не сдамся. Я — каратель, и нам к трудностям не привыкать. — Ладно, пора браться за тренировку.

Глава 3. Принципы развития

Принципы развития истинной и телесной сущности практически идентичны.

В человеческом теле находится сосуд души и точки, связанные между собою каналами. Чем толще каналы и меньше сопротивление в точках, тем плотнее высвобожденная сущность.

Ни сосуд души, ни точки, ни каналы невозможно увидеть невооруженным глазом. Они эфемерны. Лишь специальной техникой, называемой духовных зрением, можно их рассмотреть.

Любая техника развития истинной сущности имеет три этапа. Первый этап — поглощение природной энергии. Чем выше уровень техники, тем быстрее происходит поглощение природной энергии. Так же не последнюю роль играет место, из которого берется природная энергия. Второй этап — природная энергия преобразуется в истинную сущность и конденсируется в сосуде души. Третий этап — происходит непрерывная циркуляция истинной сущности через каналы по шестидесяти четырем энергетическим точкам, в результате чего происходит их расширение.

Те же три этапа имеются у техник развития телесной сущности. Разница заключается в том, что природная энергия преобразуется в телесную сущность, а не истинную, и циркулирует через совершенно другие каналы по ста семнадцати жизненным точкам. Из-за того, что количество жизненных точек больше, чем энергетических, при одинаковом времени практики и уровне техники скорость развития телесной сущности заметно ниже. Потому у большинства практиков ступень телесной сущности отстает от истинной сущности.

Стоит отметить, что вне зависимости от вида практики, сосуд души всегда расширяется. Так же после сотни или даже тысячи часов практиков, у всех по-разному, сосуд как бы разделяется на две части: в одной хранится истинная сущность, в другой телесная.

Получается, что в теле человека находятся две независимых ветви: энергетическая и жизненная. Однако нет такой техники, которая позволила бы одновременно развивать и истинную и телесную сущность и невозможно использовать две техники за раз. Никто на это не способен. Никто, кроме меня. И это даст мне огромное преимущество.

На скорость развития практика оказывают влияние не только талант и техника развития. Не малую роль играют алхимические эликсиры и камни природной энергии.

Одни алхимические эликсиры ускоряют скорость развития, тогда как другие принудительно расширяют энергетическую или жизненную ветвь, а так же увеличивают запас и плотность сущности, поднимая силу практика на одну, две или даже три ступени. И если эликсиры, ускоряющие процессы, абсолютно безвредны, то ценой за насильственное увеличение силы в лучшем случае станет ослабление каналов и последующее за ним резкое снижение скорости развития, а в худшем — смерть, и не быстрая, а долгая и мучительная.

У камней же природной энергии единственное предназначение — это создание области с повышенной концентрацией природной энергии. Находясь в этой области, практик впитывает природную энергию гораздо дольше. В зависимости от чистоты природной энергии различают три вида камней: низкокачественные, среднего качества, высококачественные, и по размеру: малый, средний и большой.

Со знанием двух миров я думаю, что знаю способ, как одновременно развивать истинную и телесную сущность. Суть этого метода заключается в том, что помимо развития истинной сущности через технику, я буду открывать Врата, которые поспособствуют скачкообразному развитию телесной сущности.

В наших телах скрыты шесть особенных узлов, распутав которые, человеку даруется великая сила. Их называют вратами: Врата Рождения, Врата Боли, Врата Разума, Врата Обновления, Врата Безумства и Врата Смерти.

В прошлом я был одним из лучших карателей и к тридцати годам открыл четвертые Врата — Врата Обновления. Единственным обладателем пяти Врат, которого я знал лично, являлся покойный настоятель Ордена.

Что касается шестых Врат, то сведения о них хранились только в архивных записях. За всю историю Ордена единственными, кто открыл Врата Смерти, были два брата. Один из них впоследствии стал основателем Ордена и написал Кодекс, другой ушел в отшельничество и никто никогда его больше не видел.

Прежде я уже открывал Врата Рождения. Тогда мне понадобилось два с половиной года. Сейчас, конечно, все должно пойти проще. Думаю, полгода хватит. Интересно, насколько после этого вырастет моя телесная сущность?

Глава 4. Первая тренировка

Каждый ребенок начинает практиковать боевые искусства с десяти лет. Именно в этом возрасте формируется сосуд души и ветви.

Шин за три года при поддержке ресурсов, предоставляемых ему дедом-старейшиной, достиг таких плачевных результатов лишь потому, что не брался за дело всерьез. Он занимался по два часа в день, иногда по часу, пока другие дети тратили минимум по четыре часа. Боевым искусствам он предпочитал рисование и каллиграфию, частенько сбегал в город без спроса и играл с простыми детьми, и даже не думал о том, что наступит день, когда ему придется полагать только на себя.

Дед хоть и был в нем разочарован, но очень любил своего внука и не отказывал в поддержке ресурсами, надеясь, что тот образумится. В результате у него скопился приличный запас камней природной энергии, которые я намереваюсь использовать каждый день.

Обнаружив массив для практиков истинной сущности, я подумал и вставил в специальное отверстие на постаменте не малый низкокачественный камень природной энергии, какие обычно сюда помещают, а средний. Теперь вместо двух часов практики у меня где-то пять — пять с половиной часов.

Появившаяся над постаментом туманная серая дымка разошлась в стороны, открывая проход. Поднявшись по ступенькам, я вошел в массив.

Возникло такое чувство, словно я прошел сквозь водопад. Секунда давления, все цвета и звуки исчезли, и вот я уже на другой стороне в совершенно другом месте. Трещина, сквозь которую был виден внешний мир, тут же схлопнулась.

Я очутился на небольшом островке суши посреди бескрайнего океана. Палящее солнце нещадно жгло кожу, а деревьев, в тени которых можно было укрыться, здесь не росло. Иллюзорный мир массива не был отличим от реального.

Я подошел к краю, разделявшему сушу и воду.

Мои ноги медленно утопали в песке. Приливная волна снова и снова накатывала на рифы и разбивалась о них. Птицы пикировали с неба и врезались в блестящую водную гладь, охотясь за рыбой. Завораживающе умиротворяющая картина.

— Так, я сюда не любоваться пришел, — тряхнув головой, сказал я себе и сел в позу для медитации.

Техника развития истинной сущности, которую я собирался практиковать, называлась Ревущий Дракон, Разрывающий Коготь. Такое грозное название носила на самом деле всего лишь Базовая техника. Я бы и рад практиковать технику развития Продвинутого уровня, но все не так просто — мое развитие пока слишком низкое и каналы не выдержат такого воздействия.

А если повредить каналы, нарушится циркуляция сущности и техника перестанет работать. Чтобы восстановить их потребуется много времени и дорогостоящих лекарственных трав.

Закрыв глаза, я нажал на соответствующие энергетическим точкам места и повторял формулу техники Ревущий Дракон, Разрывающий Коготь до тех пор, пока не почувствовал, как каждую клеточку кожи укололо, и меня не захлестнула волна тепла. Эта волна тепла была ничем иным, как природной энергией, стремящейся к сосуду душу.

Техника развития активировалась и дальше от меня ничего не зависело. Природная энергия будет поглощаться, преобразовываться и циркулировать по каналам сама по себе. С каждым вдохом ее будет становиться все меньше, пока не останется ни крупицы энергии, которую я могу поглотить, и меня не выкинет из массива.

Теперь, когда техника активна и от меня ничего не требуется, кроме как ждать, я воспользовался уникальной техникой Ордена и слил свое сознание с телом. Я видел каждую мышцу, каждую кость, каждый нерв.

Врата Рождения находились под сердцем и выглядели как тугой клубок искрящихся зеленых нитей. Распутав его, откроются Врата.

Однако действовать нужно предельно осторожно. Одно неверное движение, слишком большое усилие, и нить оборвется. Если это произойдет, когда Врата откроются, их мощь будет ослаблена. И чем больше нитей порвется, тем меньше будет эффект.

Прикоснувшись сознанием к Вратам, я исследовал клубок и обнаружил поразительный факт — он не отличался от моего в прошлом, совсем.

Хотя это невозможно. У каждого человека клубки уникальны, нет двух одинаковых. Они по-разному сплетены и имеют разное количество нитей.

— Полгода? Ха! Мне хватит и трех, нет, даже двух месяцев!

Я в точности помню, как распутывал свой первый клубок и все совершенные ошибки. В этот раз у меня получатся идеальные Врата Рождения.

Глава 5. Обещание

Полдень. Тренировочное поле клана Ран.

Почти все молодые юноши и девушки клана как обычно пришли сегодня на тренировку. Одни заняли специально отведенные места и сидели в позе для медитации, поглощая природную энергию. Другие практиковались с оружием, оттачивая мастерство. А третьи сражались в тренировочных поединках и собирали вокруг себя массу народу. Для зрителей поединки были не только забавой, но и возможностью что-нибудь для себя вынести.

Подростки, закончившие тренировку, объединялись в группы. Но не по возрасту или по интересам, а по статусу. Члены элитных семей, старейшин и мастера, стоящие вдали от остальных, в данный момент наблюдали за сражениями практиков из рядовых семей и посмеивались. Эти поединки казались им детской игрой.

Среди этой группы особенно выделялся один юноша пятнадцати лет. Он был высок, строен и необычайно красив. У него были длинные прямые волосы золотистого цвета, передавшиеся в наследство от матери, и бездонные голубые глаза, доставшиеся от отца. Его взгляд, его поза, его слова — все в нем кричало о высокомерии. Сколь хорошая была его внешность, столько же порочна и беспринципна была его натура, которую он тщательно и успешно скрывал.

Звали этого молодого человека Мин Ран, и он мог себе позволить быть высокомерным, поскольку являлся вторым сыном мастера клана. Его талант был бесспорно высок и лишь немного уступал Чи Ран — таланту номер один среди юниоров не только клана Ран, но и всего города Ясных Холмов, внучке второго старейшины, его невесте. В будущем именно Мин Рану, а не его старшему брату, прочили место отца.

В последнее время главной темой для обсуждения у них стал Шин. Никто из них не питал к нему добрых чувств. Он и до этого им не нравился. Был как бельмо на глазу, позором элитных семей. И теперь, когда семья Шина лишилась своего положения, когда он больше не входит в число избранных, каждый из них хотел провести с ним тренировочный бой и указать на его место. А кое-кто особенно рьяно.

— Прошло уже три дня, а его все нет, — с досадой выпалил Пуонг Ран, племенник пятого старейшины.

— Не волнуйся, рано или поздно он выйдет, — успокоила его Мин Ран.

Мин Ран знал причину его ненависти. Кьюнг-Сун Ран, которую он вожделел из-за красоты и прелестной сладострастной фигуры, была невестой Шина. Раньше он ничего не мог с этим поделать. Но теперь, когда восьмой старейшина мертв, если он прилюдно унизит Шина, разобьет в пух и прах в тренировочном поединке, Кьюнг-Сун сразу побежит просить отца разорвать их брачный договор.

Все знали, что она не планировала выходить замуж за этого бездаря. Ей был нужен только повод, а уж отец, который души в ней не чает, рано или поздно сдаться. И тогда у него появится шанс. Которым он непременно воспользуется.

— И все-таки я тебя не понимаю, младший Пуонг. Зачем тебе Кьюнг-Сун? Спору нет, она красива, да и талант третьего низкого ранга не так плох. Но она ведь из обычной семьи. Восьмой старейшина заключил брачный договоров с ее отцом лишь потому, что его дед когда-то спас ему жизнь. Он сделал великое одолжение их семье. Но сейчас они даже больше подходят друг другу чем раньше. Уступи ему, не будь безрассуден.

Тем, кто сказал это, был внук первого старейшины, Ким Ран. Его статус из всех присутствующих уступал лишь Мин Рану, однако в силу возраста он был сильнее него. К своим семнадцати годам он достиг Земной области шестой ступени истинной сущности и Земной области четвертой ступени телесной сущности. Это был выдающийся результат. От него ожидали победы в предстоящем турнире трех кланов.

— Я…, — заговорил было Пуонг Ран, но неожиданно онемел. Однако он быстро взял себя в руки, сжал кулаки, и злобно прошипел: — Так он все это время был здесь.

— Кто? — услышав его, Ким Ран не сразу понял, о чем он говорит. Проследив за взглядом, он воскликнул: — Надо же, это Шин!

Все как один повернули головы в его сторону.

* * *

Я как раз закончил распутывать четвертую нить и собирался браться за пятую, как вдруг почувствовал сильную всасывающую силу и остановился. Высвободив сознание из тела, я открыл глаза и вернулся в мир массива. Там же, где пропала, появилась трещина, и сейчас она стремительно расширялась.

Это значило, что камень природной энергии вот-вот разрушился, и меня выкинет из массива. Не дожидаясь этого момента, я встал и шагнул в нее.

Пройдя через завесу, я вернулся на тренировочное поле и нисколько не удивился, обнаружив там сотни молодых практиков.

У постамента массива стояла девочка лет одиннадцати с длинными каштановыми волосами, заплетенными в тонкие косы и перевязанные красными ленточками. Она смотрела на меня широко открытыми глазами и не моргала. Как будто призрака увидела.

— Привет, — спускаясь по ступенькам, я дружелюбно ей улыбнулся.

Она не ответила. Я спрятал улыбку и прошел мимо.

Каждый, кто попадался мне на пути, смотрел на меня подобным образом. И никто, ни одна живая душа со мной не поздоровалась. Хотя бы кивком.

— Ну и ладно, — выбросил я это из головы.

Я почти дошел до обелиска, собираясь проверить результат первой тренировки, когда звонкий мальчишечий голос внезапно окликнул меня:

— Шин, постой.

Я обернулся, увидев перед собой парня примерно моего возраста со щеками, усыпанными веснушками, и короткими рыжими волосами. На лице у него играла широкая улыбка, на вид сама дружелюбность. Но хоть он это и скрывал, я разглядел его истинный взгляд. Взгляд, пропитанный злобой.

— Что же такого ты ему сделал? — спросил я себя прошлого и, нацепив такую же улыбку, ответил: — Да.

— Я слышал, ты потерял память, и, наверное, не узнал меня. Я Пуонг, мы с тобой давние друзья, — представляясь, он следил за тем, как я отреагирую, и, естественно ничего не заметив, его улыбка еще сильнее расширилась.

— Прости, я правда тебя не помню. Но рад знакомству, — я извинился и сцепил руки в приветственном жесте.

Намереваясь сразу уйти, я развернулся, но тут его рука упала мне на плечо и придержала меня.

— Ты ведь уже закончил тренировку, так? — спросил он, вставая рядом.

— А он настойчив. И силен. Третья ступень истинной сущность и вторая ступень телесной, — осматривая его духовным зрением, я решил попробовать избавиться от него и сказал: — Закончил, но у меня еще полно дел. Так что извини, я….

Не успел я договорить, как мой названный друг стиснул пальцы, сдавливая плечо. Он явно воспользовался телесной сущности, ведь боль была такая, словно плечо сдавливали тиски.

Мне хватило сил вытерпеть боль и не посрамить честь карателей. Хоть это и было непривычно без поддержки Врат Боли, которые способны полностью ее подавить.

В то же время во мне начал закипать гнев.

— Ты мне за это ответишь, — пообещал я себе.

Пуонг удивился моей спокойной реакции. Переводя озадаченный взгляд с моего плеча на свою руку, он вдруг опомнился и убрал телесную сущность.

Поддавшись эмоциям, Пуонг неосознанно влил в руку телесную сущность. Если бы это кто-то заметил, позже его могли бы обвинить в запугивании. Одно дело тренировочное сражение, и совсем другое подавлять Шина силой. Пока его семья не переедет из поместья старейшины, окончательно потеряв свой авторитет, он не мог этого допустить.

— Позже поговорим, — процедил я, рывком высвобождая плечо из ослабшей хватки. Зная, что он на этом не остановится, прежде чем уйти, я сказал: — Через три месяца состоится турнир юниоров. Там и увидимся. Друг.

Глава 6. Двадцать восемь

Возвращаясь обратно в поместье, я решил, что больше не появлюсь на тренировочном поле при свете дня. Сегодня проблем удалось избежать, но пока я не выясню, кто мне друг, а кто враг, стоит держаться подальше от всех. Нет смысла в необдуманных действиях, когда есть альтернатива.

Днем я буду отсыпаться и тренироваться в комнате, а ближе к ночи уходить на тренировочное поле. Если каждый день пользоваться массивом, то камней природной энергии мне хватит где-то на месяц.

Но что делать дальше? Как рядовому члену клану, мне полагается всего два малых камня природной энергии в месяц. Этого слишком мало.

— В крайнем случае, обойдусь без камней. Многие так тренируются.

Вызвав служанку, я попросил подать ужин. Поместье гудело, слуги носились по коридорам как сумасшедшие, все спешно готовились к переезду.

Меня это мало волновало. Я не задержусь в клане надолго. В безопасности и спокойствии есть свои плюсы. Но не тогда, когда ты жаждешь обладать полной силой Звездной области.

Город Ясных Холмов является частью королевства Северной Звезды. Из всех сорока королевств и тринадцати империй, как по занимаемым землям, так и по ресурсам, оно было одним из худших, третьим с конца. Так же их наследие ограничено сферой Мастера. Из-за этого в королевстве был всего один Звездный практик, да и тот на первой ступени.

Через год-полтора, или даже раньше, если к тому моменту достигну шестой ступени Земной области, я покину Город Ясных Холмов. Для начала посещу знаменитый Черный Лес, где обитают свирепые звери и растут лекарственные растения. Там я планирую задержаться до перехода в Небесную область.

Затем отправлюсь на границу восьми королевств и осяду в одном из городов, соседствующим с Бескрайней Пустошью. По легендам, тысячи лет назад этот лакомый кусочек плодородной земли с реками и озерами, богатыми рыбой, горами, полным руд и камней природной энергии, стал полем последнего боя светлых и темных богов и навсегда изменилось.

После катастрофы, постигшей эти места, в Бескрайней Пустоши поселились многие великие нации, завладевшие наследиями павших богов. Но они возгордились, их поглотила зависть и алчность, и в результате в Бескрайних Пустошах стали вспыхивать войны, целью которых было отнять чужое наследие и возвысится. От тех городов остались руины, напичканные смертоносными ловушками, населенные магическими существами и духами, природа и само существование которых до сих пор остается загадкой.

В руинах еще можно найти древние артефакты и эликсиры, техники развития и навыки. Бескрайние Пустоши стали самым популярным местом для практиков в поисках своего счастливого шанса, наемников и разбойников со всего континента.

Это место чрезвычайно опасно, там коварство и смерть ходят рядом. Тем не менее, риск был оправдан. В руинах любая находка — сокровище.

Таков был мой план на ближайшие десять лет. Куда подамся дальше, так далеко я не заглядываю. Возможно, и этих десяти лет у меня не будет.

Я как раз доел ужин и собирался звать служанку, чтобы убрала подносы. Но она опередила меня, постучавшись в дверь и спросив:

— Господин, можно войти?

— Входи, — разрешил я ей.

Дверь открылась, и в комнату вошла молодая шестнадцатилетняя девушка в простом черном платье с повязанным вокруг талии белым передником. Она была высокой с длинными тонкими ножками, миловидным немножко детским лицом, однако полностью сформировавшейся женской фигурой, чувственными небесно-голубыми глазами и пухлыми алыми губками.

У нее была смуглая кожа и пурпурные волосы — отличительные черты любого слуги в этом поместье. Все потому, что они были рабами из одного южного варварского племени. Их внешность привлекала покойного старейшину.

У рабов не было имен, им давались числа. Двадцать восемь была моей личной служанкой. Многие в клане использовали слуг и служанок не только как прислугу, выплескивая на них свою похоть. И я, как представитель мужского пола с развившимися потребностями, вполне мог ей воспользоваться.

Надеюсь, прошлый я ее не трогал. Не хочу ненавидеть себя за то, что кого-то принудил. Хотя по факту это делал не я, в ее глазах я боюсь однажды увидеть отражение боли, направленное на меня.

— Ваша многоуважаемая тетя желает Вас видеть, — не поднимая головы, тихо сказала она.

— Понял, — ответив, я посмотрел на нее и меня вдруг осенило. — Но прежде чем мы пойдем, прошу, присядь, — я указал ей на подушку напротив меня. — Мне надо кое о чем с тобой поговорить.

— Господин, я не могу, — не зная, куда себя деть, замялась двадцать восемь.

Рабам запрещалось сидеть в присутствии хозяина. Это расценивалось как проявление неуважения. Но так же он не могла ослушаться приказа хозяина. Как бы она не поступила, это шло в разрез со всем, что она считала смыслом жизни.

— Я не приму отказа. Присаживайся.

Я не повышал тон и говорил спокойно. Я не хотел ее напугать. Тем не менее, она вздрогнула и нервно стиснула платье.

— Д-да, господин.

Она на цыпочках подошла к подушке и, чуть помедлив, медленно на нее опустилась.

— Прошу, подними голову, — попросил я.

— Да, господин.

Она послушно подняла голову и наши взгляды пересеклись.

— Не бойся, я просто хочу поговорить, — сказал я, заметив страх в ее глазах. — Тебе ведь известно, что я потерял память?

— Да, господин, — подтвердила она.

— Хорошо. Тогда я попрошу тебя заполнить пробелы в моей памяти.

— Да, господин.

От этого ее: «Да, господин» мне всего корежило, и я сказал:

— Я не желаю, чтобы ты называла меня господином. Зови по имени — Шин. Хотя бы пока мы одни. Ты меня поняла?

— Да, гос… Шин, — запинаясь, проговорила она.

— Вот и отлично, — радушно улыбнулся я. — Двадцать восемь, скажи, как твое имя?

— У меня нет имени, — ответила она.

— Я понимаю, что все рабы проходят через соответствующее обучение и вас заставляют забыть, кто вы и откуда. Но теперь я твой хозяин и прошу назвать свое имя.

— Дело не том, что я не хочу. А в том, что я его не знаю. Моя мать попала в рабство, будучи беременной мной. Я родилась в клетке и меня сразу разлучили с ней. Если даже она успела дать мне имя…. Все, что я могу сказать, до покупки вашим достопочтимым предком, прошлый хозяин называл нас Арсу.

Арсу значило «раб». Я не хотел ее так называть. Собственно, как и двадцать восьмой. Оставался один вариант.

— Раз у тебя никогда не было настоящего имена, я сам его дам. Отныне тебя зовут Сура (с ударением на «у»).

— Сура благодарит г… Вас.

Когда я озвучил ее новое имя, ее лицо ни капельки не изменилось. Ее больше взволновало то, что она снова чуть не назвала меня господином. Хотя может это из-за того, что она заметила, что, придумывая ей имя, я лишь поменял порядок букв в слове «Арсу»?

— Если тебя не нравится, я могу придумать другое имя. Или даже так, ты сама его придумаешь, — предложил я.

— Нет, нет, — поспешно замотала она головой. — Мне нравится это имя. Просто….

— Просто, что?

— Просто я привыкла, что ко мне обращаются двадцать восемь.

— Значит, ты хочешь, чтобы я продолжил тебя так называть?

Она промолчала. Но это и был ответ.

— Хорошо, я не буду настаивать. И так, двадцать восемь, расскажи мне о моих родственниках. Как они ко мне относились, и как я относился к ним. Только правду, ничего не скрывай.

Не бывает большой дружной семьи. У каждого есть человек, который ему не нравится. Особенно, когда ты любимый внук главы семьи и получаешь незаслуженные блага. Прошлый я не проявлял интереса к развитию боевых искусств, и, тем не менее, продолжал получать ресурсы как главный ученик.

Двадцать восемь жила со мной рядом последние десять лет. Почти всю мою жизнь. Она многое знала и многое рассказала. О семье, и не только.

И чем больше она рассказывала, тем сильнее я хмурился. Врагов, скрытых и явных, у меня оказалось более чем достаточно.

Глава 7. История Мэй

Двадцать восемь шла впереди, сопровождая меня в комнату тети. Я с ней еще не встречался, только с дядей. Тогда у меня сложилось о нем не самое лучшее впечатление. Выясняя события того дня, он задавал вопросы, тонко намекая, что я не до конца честен. Он даже проверял мою память, упоминая события, которых я знать, по идее, не должен.

Я никак не мог понять причины подобного недоверия. До сегодняшнего дня.

Его отношение ко мне было вызвано положением его сына — Хао Рана. Я и он, оба были внуками старейшины. Хао Ран был младше меня на полгода, и уровень его развития превосходил мой. Но из-за таланта, уступающего моему на две позиции, он получал намного меньше ресурсов. Это вызывало сильное недовольство его родителей.

Хотя что-то мне подсказывает, что дело не только в этом. Было что-то еще. Что-то куда более серьезное.

Кстати, оказалось, мой талант довольно высок. Поэтому старейшина и сделал на меня ставку, не смотря на неоправданные ожидания. Он не был лучшим в клане, но был лучшим в семье. Четвертый высокий ранг. Узнав об этом от двадцать восемь, у меня словно камень с груди упал. Это конечно не пятой, как я надеялся, и не шестой, как у императрицы Сунан, но тоже неплохо.

— Интересно, чего она от меня хочет?

Эта мысль не покидала меня всю дорогу.

— Мы пришли, — сказала двадцать восемь, остановившись у двери в конце коридора на втором этаже.

Я подошел и постучал в дверь:

— Тетя, я пришел. Можно войти?

— Проходи, — раздался нежный женский голос по ту сторону двери.

Я открыл дверь и зашел. В комнате было темно, слабо пахло шалфеем и жасмином. Запах шел от зажженной ароматической палочки, стоящей на хрустальном столе.

Кроме стола и складной расписной ширмы других предметов в комнате не было. Скорее всего, слуги уже перенесли в новый дом все остальное.

За ширмой шевельнулась тень.

— Присядь, — сказала она.

Я осмотрелся. Единственное место, куда можно было присесть, это красная бархатная подушечка, лежащая в нескольких метрах от ширмы. Я подошел к ней и сел.

Мэй Ран пряталась за ширмой не просто так. У нее на то была веская причина.

Когда-то она была красивой, талантливой и гордой женщиной. Родившись в рядовой семье клана, она смогла выйти замуж за младшего сына старейшины, который был обручен с другой. Это событие многих повергло в шок, и все сомневались, что сын старейшины поступил неблагоразумно.

Но они довольно быстро поменяли свое мнение. Оказалось, что ее талант, выявленный при рождении, был ошибочен. Такое случалось крайне редко, примерно раз на миллион, но все-таки случалось.

К двадцати годам ее развитие подобралось вплотную к Небесной области. Она стала путеводной звездой своего поколения. Ее невозможно было затмить. Все даже думали, что она станет первой женщиной, кто займет место старейшины.

Все изменилось семь лет назад, когда очередной конфликт с кланом Джан перерос в полноценную войну кланов. Мэй тогда руководила третьей штурмовой группой, которой было поручено перехватить и уничтожить отряд сборщиков клана Джан, посланных за лекарственными травами в Черный Лес.

Клан Ран поздно получил информацию, и в результате ее группа настигла отряд сборщиков, когда те уже были в недрах Черного Леса. Безопасней было бы организовать засаду и ждать. Ведь если сражение вспыхнет в лесу, звуки боя привлекут свирепых зверей и потерь в таком случае не избежать.

То, что сподвигло ее рискнуть и на напасть на отряд сборщиков в Черном Лесу было то, что засада могла не сработать, и они ушли бы с добычей в клан Джан. Это был бы провал, а Мэй была слишком гордой и не могла этого допустить. Репутацию она ставила превыше рисков.

Мэй рассчитывала быстро убить отряд сборщиков и отступить. Потеря одного-двух подчиненных при этом не считалась большой помехой. Ни одна война не обходится без жертв. Слабые будут умирать, и за это они могут винить только себя.

Однако с самого начала все пошло не по плану. Во-первых, в составе отряда сборщиков был практик из семьи Джан не уступающей ей в силе. Только сражение началось, Мэй сразу поняла, что быстро убить их не получится. Во-вторых, с каждой минутой к ним стало стягиваться все больше свирепых зверей. И если сначала шли относительно слабые особи, то чем больше проходило времени, тем сильнее оказывалось на них давление.

В какой-то момент начали умирать люди. Мэй уже исчерпала половину запаса истинной сущности и знала, что если срочно ничего не изменится, ситуация еще больше ухудшиться. И тогда она решилась. Отбросив противника, она воспользовалась сильнейшим атакующим навыком в своем арсенале.

Мэй обладала редким атрибутом молнии. В клане Ран хранилось всего три атакующих навыка с подобным атрибутом. И если два не стоили даже упоминания, они были обычным, то третий был особенный — он был найден основателем клана в древних руинах. Мэй была единственным практиком за долгие столетия, кому удалось овладеть Громовым Доспехом. Тем не менее, его использование несло с собой определенные риски.

Положение было отчаянным и у нее просто не оставалось другого выбора. Она использовала навык и вся сущность, как истинная, так и телесная, пронеслась по ее каналам и изверглась из тела, принимая форму светло-фиолетовых дуг молнии.

Угрожающе потрескивая, молнии окружили ее и сформировали доспех. Каждая клеточка в теле Мэй бурлила силой. Ее мощь прорвала пределы развития и вошла в Небесную область.

Практик из клана Джан понимал, что у него не было шансов. Он стиснул зубы и достал из пространственного кольца флакон с мутной коричневой жидкостью. Это было крайнее средство. Воспользовавшись им, никто не покинет живым Черный Лес.

Он откупорил крышку и разлил содержимое флакона. Подхваченный ветром, кислый смрадный запах, похожий на тухлую рыбу, заполонил округу. Почуяв его, свирепые звери взревели и обезумили. Те крохи инстинкта самосохранения, что в них оставались, исчезли. И очень скоро к уже имеющимся присоединятся новые, куда более страшные твари.

В глазах Мэй отразился страх. Она знала, что это за средство. Но откуда оно у него? Оно чрезвычайно редкое и даже если найти алхимика, который сможет его изготовить, на одни только ингредиенты потребуется пятьсот золотых и еще столько же придется заплатить за работу.

Мэй знала, что ее ждет, если она не поспешит. Используя весь потенциал Громового доспеха, она прорвала ряды свирепых зверей, и понеслась прочь от этого места. Она выполнила поставленную задачу. Пускай и ценой жизни всех подчиненных.

И никто не осудит ее за то, что она сбежала. Ведь даже если она бы осталась, это ничего не изменило. Все на той поляне будут мертвы.

Мэй удалось уйти достаточно далеко, когда Громовой Доспех исчерпал энергию. Споткнувшись на ровном месте, она упала, пропахав лицом землю, и больше не шевелилась. Все ее тело парализовало. Это были последствия применения навыка.

Мэй жадно хватало ртом воздух. Ее поглотили страх и неопределенность. Она была одна и беспомощна. Найдут ее свирепые звери, а значит, выживет она или нет — это от нее уже не зависело.

— Три сотни вдохов и все пройдет. Только бы продержаться.

Прежде она никогда не делала этого, но теперь отчаянно молилась, чтобы небеса сжалились над ней.

Мэй была парализована и ничего не чувствовала. Она не заметила, как продираясь через опавшие листья, к ней тянулись отростки Кислотной Душицы. Растения-хищника, побеги которого выделяют едкую кислоту. Не почувствовала, как они опутывают ее ноги, а затем туловище, разъедая кожу и мышцы. И только когда они добрались до головы, она поняла, что все кончено и смирилась.

Группа Мэй не вернулась к закату и все посчитали их мертвыми. На следующий день сын восьмого старейшины втайне покинул город, и отправился в Черный Лес, чтобы найти тело жены и похоронить. Он искал ее три дня и три ночи, но так и не нашел.

Вернувшись, он не проронил ни слова и заперся в своей комнате. Его сердце было разбито, а ум опустошен. Он не ел и не пил. Семья всерьез опасалась, как бы он с горя не лишил себя жизни.

Прошел месяц. Вражда между кланами Ран и Джан поутихла. Старейшины обоих сект уже не раз собирались и призывали своих мастеров прекратить бессмысленное кровопролитие. Дело было не только в потерях, страдал их бизнес. А в то же время клан Юн, не участвовавший в этой войне, процветал. Война вот-вот должна была закончиться.

Ранним утром к воротам города подкатила телега, груженная пучками высушенных трав, кувшинами и мешками с мукой. Так же в углу лежало неподвижное женское тело, обмотанное пожелтевшими и дурно пахнущими тряпками. Когда охранник спросил у торговца кто это, его чуть удар не хватил. Многие горожане слышали о трагедии, постигшую семью старейшины клана Ран.

Боги все-таки услышали молитвы Мэй. В тот день группа мужчин из ближайшей к Черному Лесу деревни выходила на поиски трав и, возвращаясь обратно, случайно наткнулись на пойманную Кислотной Душицей женщину. Она была голой, одежду, как и ее кожу, разъело, было видно лишь мясо. Они посчитали ее мертвой и уже собирались уходить, когда неожиданно услышали тихий стон мольбы:

— Помо…ги…те.

Глава 8. Пророчество о Звездном Дитя

С тех пор Мэй ни разу не покидала пределов этой комнаты, стыдясь своего уродства. Даже муж и сын разговаривали с ней через ширму. За пределами семьи так же ходили слухи, якобы она лишилась рассудка и ее не выпускают, дабы не позорить семью.

— Мне сказали, сегодня ты ходил на тренировочное поле и даже посещал массив. Это правда? — спросила Мэй.

— Да, — ответил я.

— Ну, лучше поздно, чем никогда, — вздохнула она. — Так же мне стало известно о конфликте между тобой и племянником пятого старейшины, и о твоем обещании встретиться с ним на турнире.

— Не сказал бы, что это конфликт. Скорее, легкое недоразумение. Все-таки мы с ним давние друзья, — припомнил я его слова и ухмыльнулся.

— Как знаешь. Но ты должен понимать, что твое развитие и навыки слабее его. Думаешь, у тебя есть шанс его победить?

— Я вполне уверен в своих силах.

— И на чем же основывается твоя уверенность?

Странно, но в ее словах я не ощутил ни иронии, ни насмешки. Не ожидал этого от женщины, которая меня, мягко сказать, недолюбливает.

Я не видел смысла и дальше затягивать этот разговор, поэтому спросил напрямую:

— Тетя, вы для этого меня позвали?

— Нет. Я позвала тебя по двум причинам. Первая, чтобы продолжить традицию. И вторая, чтобы поведать об одном важном открытии.

— Не понимаю, — и добавил для себя: — Вообще ничего.

— Наша семья почти четыреста лет располагает реликтом, найденный предком в древних руинах. Он передается по крови, от отца к старшему сыну. Твой отец получил его незадолго до смерти и когда он умер, реликт вернулся обратно к его отцу, твоему деду. Он должен был передать его тебе на твое шестнадцатилетие. Но, как видишь, судьба распорядилась иначе.

Реликт, найденный в руинах? Я был крайне заинтересован.

— Что за реликт?

— Никто точно не знает. Пять поколений семьи тщетно бились над разгадкой его тайны. Это может быть, что угодно. Он может обладать великой силой, а может быть бесполезным куском камня.

— В каких именно древних руинах он был найден, это хоть известно?

— Да, позже к ним была направлена группа ученых. Они долго их изучали, однако выяснили лишь что нация, жившая в этом городе, поклонялась богу Ли-Нежа.

— Ли-Нежа…? — задумался я, вытряхивая из памяти именами всех известных богов, и к своему удивлению не вспомнил его.

— Тебе неизвестно это имя. Его не найти в книгах.

— Тогда вам, должно быть известно, что это за бог? — предположил я.

— Известно, — подтвердила он. — Ли-Нежа был младшим богом светлого пантеона и одним из немногих, кто пережил Битву за Небо.

— Живой бог? — удивленно воскликнул я.

И ведь было чему удивляться. Имена выживших богов держались в строжайшем секрете. В прошлом известны случаи, когда люди, молившиеся им, получали благословение. Зная имя живого бога, можно было надеяться, что на тебя снизойдет его благодать. Из-за этого две тысячи лет назад кланы высшего порядка нещадно уничтожали всех последователей живых богов, сжигали книги и любые упоминания о них. Все для того, чтобы единолично поклоняться этим богам и получить их благословение. Многие мастера и старейшины этих кланов именно от них получили свои счастливые шансы.

— Вижу, тебя удивляет, что, будучи кланом третьего порядка, мы знаем имя живого бога и все еще существуем?

— Да.

— Скажем так, имя живого бога известно не всему клану, а лишь трем членам нашей семьи, включая тебя. Я надеюсь, тебе не нужно напоминать, насколько опасно это знание. Если кто-нибудь из высших кланов узнает об этом, не только наша семья, весь клан Ран будет стерт с лица земли. Они убьют всех, не пожалеют даже детей. А возможно, уничтожат весь город.

— Я понимаю.

— Этого мало. Ты должен поклясться. На крови.

Клятва на крови считалась самой страшной из всех клятвой. В прошлом я давал много клятв и все их сдержал, так что меня это нисколько не испугало:

— Клянусь своей кровь и кровью своих нерожденных детей, что ничего из сказанного сегодня не будет предано мной огласке. Ни случайно, ни намеренно.

Мэй промолчала, но за ширмой тень шевельнулась и кивнула.

— Мой муж не хотел отдавать тебе этот реликт. Знаешь, почему?

— Предположу, что он хотел передать его своему сыну. Вашему сыну.

— Именно. А знаешь, почему я не согласилась? Почему в случае отказа пригрозила рассказать обо всем мастеру клана?

— Эмм, нет.

Я и сам задавался этим вопросом. Хоть этот реликт и казался бесполезным, из-за ее отношения ко мне, я правда не понимал, почему она все это делает. Одно знание имени бога чего только стоит. И более того, она пошла против мужа. Мужа, который не отказался от нее после всего.

— Ответ кроется во второй причине. Тебе известно пророчество о Звездном Дитя?

— Звездное дитя? Впервые слышу.

— Во многих империях и королевствах из-за вольности перевода существуют различные версии пророчества о Звездном Дитя. Кто-то считает его выдумкой, кто-то верит, а некоторые на его основе даже создали культы. Все началось три тысячи лет назад, когда в самой северной точке нашего континента был обнаружен древний некрополь с рисунками и барельефами, изображающими сцены рождения богов. Позже ему дали название — Колыбель Богов. В Колыбели Богов было найдено множество древних артефактов и свитков. Однако к тому времени все артефакты уже потеряли силу и превратились в куски ржавого металла, а свитки, коснувшись их, обращались в пыль. Но был один пергамент на постаменте, защищенный особой формацией, который пролежал там тысячи, возможно десятки тысяч лет. В нем хранилось пророчество о Звездном Дитя. Я не буду тебе сейчас его пересказывать. Процитирую лишь строчку оттуда: «И спустится с черного неба звезда и коснется мертвого дитя, оставляя на нем свою метку. Встав однажды, он больше не ляжет». Понимаешь, к чему я веду?

— Звезда? Метку? — Я быстро сложил все факты воедино и сделал ошеломляющий вывод: — Вы же не думаете, что….

— Еще как думаю, — перебила она меня. — Все полагали, и я в том числе, что в пророчестве говорится о мертворожденном дитя. Но что если в пророчестве упоминается не дитя, а ребенок, который умер, а затем был воскрешен. В вечер, когда на наш караван напали, в небе не светило ни одной звезды. Черное небо. Так же ты был единственным выжившим. Но что если ты не выжил? Что если ты был мертв, а затем воскрешен? Знаю, звучит абсурдно. Я даже не думала о такой возможности, пока не узнала о родимом пятне, появившемся у тебя на груди.

У меня на груди и вправду было родимое пятно, похожее на звезду. Тем не менее, я не знал, что оно у меня именно появилось. Все-таки не зря родимые пятна называют родимым. Интересно, как она про него узнала?

— Я не верю в пророчества. Ни в это, ни в какое-либо другое, — тщательно все обдумав, сказал я. — Никто, даже боги, не знают, что уготовано им судьбой. В противном случае, разве бы они допустили войну, положившую конец эре богов?

Я сказал чистую правду. В своем мире я встречал многих оракулов и прорицателей. Все они уверяли, что видят будущее, что избраны богами направлять нас. Правда же заключалась в том, что они морочили людям головы. Играли на их страхах, тщеславии. Кто-то ради внимания, кто-то ради наживы.

Говорят, слова не могут убить. Знал бы тот, кто это сказал, как сильно он ошибался. Из-за выдуманных пророчеств люди гибли по-настоящему. Гибли сотнями, тысячами.

— Не важно, веришь ты или нет. От судьбы не уйдешь. Что до меня, я лишь хочу помочь. Реликт твой. Если кто и разгадает его секрет, то это ты. И не только это. Я отдам тебе все ресурсы, которые накопила. Прошу лишь об одном: сходи в городскую библиотеку и прочти пророчество.

— Пускай верит, во что хочет. Мне от этого только польза. И если для этого нужно прочесть дурацкую книжку, что ж, невелика цена, — подумал я и ответил: — Хорошо.

Глава 9. Двойное кольцо

Я вышел из комнаты, сжимая в руке небольшую резную шкатулку из железного дерева, внутри которой лежал древний реликт, передающийся в моей семье из поколения в поколение. Я пока не знал, что это. Когда вернусь в свою комнату, тогда и открою шкатулку.

Помимо этого, в пространственном кольце у меня лежало сорок восемь малых камней природной энергии, одиннадцать средних камней, три больших и один крайне редкий малый среднего качества. Так же Мэй отдала мне все свои сбережения, а это ни много и мало четыреста шестьдесят золотых монет. Даже без ее просьбы, мне теперь самому любопытно, что же такого в этом пророчестве. Ради чего она готова расстаться с накопленными богатствами.

Чуть дальше по коридору меня ждала двадцать восемь. Остановившись рядом с ней, я внимательно на нее посмотрел и спросил:

— И давно ты обо всем ей докладываешь?

Только она видела меня обнаженным, когда помогала с мытьем по утрам. Только она могла рассказать Мэй про появившееся родимое пятно.

Двадцать восемь вздрогнула и опустила голову еще ниже. Она молчала.

Я уже собирался оставить этот вопрос, все-таки это не так важно, когда она неожиданно заговорила:

— С тех пор, как госпожа стала заведовать делами поместья. Она добра к нам и….

— Нам? — перебил я ее. — Сколько же слуг перед нею отчитываются?

Ответ меня удивил.

— Все.

Наблюдая за тем, как она не переставая дрожит, я сказал ей:

— Посмотри на меня. — И когда она посмотрела, я тепло ей улыбнулся: — Все в порядке, я на тебя не обижен. Напротив, ты оказала мне большую услугу. А теперь, пойдем.

* * *

Передо мной лежала открытая шкатулка. Внутри нее на бархатной обивке покоился светло-серый камушек в форме яйца. Я осторожно взял его в руки и покрутил перед глазами.

— Камень как камень.

Я не заметил в нем ничего необычного. Если выйти на улицу и прогуляться, с десяток таких на дороге найдешь.

И не мог не подумать:

— Она меня обманула? — но тут же себе возразил: — А смысл? После того, как она отдала мне столько денег и камней природной энергии. Нет, это определенно тот самый реликт. Но что если все так, как она сказала? Что если он бесполезен? — допустив такую возможность, я пошел еще дальше: — А что если вся эта история выдумка? Что если этот так называемый реликт вовсе не из руин, а бога Ли-Нежа никогда не существовало. Это же никак не проверишь. Молись, сколько влезет, бог отвечает далеко не всегда и не всем. Зато смотрите, какие мы особенные. Не слабая такая мотивация для будущих поколений.

— И, тем не менее, не мешает попробовать. — Я сложил пальцы в замок, закрыл глаза и начал молиться, на ходу подбирая слова: — О Пресветлый Ли-Нежа, услышь мои молитвы. Ниспошли на меня частичку великой мудрости твоей, наставь на путь истинный. Помоги мне….

* * *

В это же время в бесконечном океане тьмы дрейфовал остров, окруженный золотой светящейся сферой. На нем ничего не росло, даже трава, была только черная выжженная земля.

В глубине острова стоял роскошный двухэтажный особняк. Внутри него на кресле сидел молодой мужчина с невероятно красивым, но грустным лицом. Он играл в шахматы. Сделав ход черным конем, он на секунду задумался, после чего потянулся к белому ферзю. В этой игре у нее не было компании. Он был один. И уже ни одну тысячу лет.

Этим человеком, если его можно так назвать, ведь когда-то он и вправду им был, являлся один из шестерки последних светлых богов — Ли-Нежа.

Внезапно его рука, коснувшаяся шахматной фигуры, дрогнула:

— Ум?

Вместе со словами молитвы, которые в последнее время раздаются все чаще, в его божественные каналы стала вливаться могучая сила. За все то время, что Ли-Нежа находится в заточении, одна единственная молитва содержала в себе такую же силу, как в те времена, когда ему поклонялись миллиарды живых существ. Его сила стремительно росла.

Ли-Нежа резко встал, опрокидывая стол и шахматную доску с фигурами. Сжав руку в кулак, он ощутил давно позабытую мощь, и даже его бледная кожа слегка порозовела.

— Кто?! — прогремел в тишине его голос, заставив дрожать стены и пол.

Ухватившись за молитву как за путеводную нить, он отправил свой взор к источнику молитву. Он миновал Верхние миры, спустился к Срединным и наконец остановился в одном из Нижних миров.

Ли-Нежа сильно удивился, обнаружив источник молитвы в мире, который никогда не забудет. Ведь именно в нем он потерял все, что дорого его сердцу: родителей, братьев, сестер и возлюбленную. Тогда он лишь чудом выжил, но теперь считает, что лучше бы умер со всеми.

Его взор прошел через океаны и континенты и остановился в крошечном даже по меркам Нижнего мира человеческом городе. Он обнаружил его.

— Этот ребенок… особенный.

Хоть он сам это сказал, Ли-Нежа смотрел на него и ничего не понимал. Он был слаб как любой человек из Нижнего мира. У него даже не было ауры. Так откуда взялась эта сила?

— Как я и думал, не помогает, — раздраженно сказал человек, закончив молитву, и небрежно бросил камень в шкатулку.

Увидев этот предмет, глаза Ли-Нежа расширились. Он узнал его. Это была одна из его старых игрушек.

Вместе с молитвой поток силы перестал вливаться в его божественные каналы. Удивление в глазах Ли-Нежа сменилось паникой. Он вспомнил его слова и знал, что если как-то себя не проявит, этот ребенок больше не станет молиться ему. А без его молитв, чтобы вырваться из заточения, он будет копить силы еще десятки тысяч лет.

— Этого я допустить никак не могу.

На кончике его указательного пальца зажглась крошечная золотая точка и полетела по направлению к каменному яйцу.

* * *

Закончив с молитвой и не получив результата, я решил отправиться спать. Однако, не сделав и пары шагов, за спиной вдруг послышался треск.

Я обернулся. Камень в шкатулке окутало тусклое золотое свечение. Под его воздействие камень начал трещать и покрываться трещинами. Как обычное яйцо, перед тем как вылупиться.

Я вернулся и сел рядом с ним, ожидая, когда все закончиться. Трещин становилось все больше и вот от яйца уже начали откалываться небольшие куски. Приглядевшись внимательнее, в образовавшихся трещинах я заметил темно-красные вкрапления, и чем больше откалывалось кусочков, тем яснее становились очертания предмета, скрывающегося внутри. Это было кольцо.

Когда от кольца отвалился последний кусок, я осторожно взял его в руку и положил на ладонь. Кольцо было сделано не из металла, а из очень мутного хрусталя. Внутри него было заточено еще одно кольцо, от которого исходил красный свет. Кольцо в кольце, двойное кольцо.

Если это каменное яйцо пришло из древних руин, то кольцо внутри может оказаться артефактом. Такие вещи обладают огромной силой и необычайно редки. Не только мастер клана Ран, но и мастера двух других кланов в Городе Ясных Холмов не обладают подобным. Что будет, когда они узнают, что у меня есть артефакт? Если об этом узнает мой глава клана, то просто отберет, а вот если двое других, то без сомненья убьют.

Но было кое-что, что мне не понятно. Артефакты излучают особую силу, ауру. Тем не менее, сколько бы я не смотрел на двойное кольцо духовным зрением, я так и не увидел в нем ничего особенного. А если я не увидел, то и другие не подумают, что это может быть артефакт.

Несмотря на соблазн, я не спешил надевать кольцо. Все потому, что в отличие от других сокровищ руин, таких как свитки и эликсиры, артефакты могут быть опасными. Их еще называют проклятыми артефактами.

Это не значит, что владелец проклятого артефакта обречен на смерть. Просто у всех них разные свойства. Так одни артефакты питаются жизненной силой владельца. Другие сводят людей с ума, превращая их в обуреваемых жаждой убийства монстров. Проклятые артефакты даруют даже большую силу. Но за силу приходится платить, и цена будет немалой.

Я могу смириться с потерей жизненных сил, однако ни за что не стану монстром. В тот миг, когда я убью невинного, я сам покончу с собой.

— С другой стороны, если я почувствую изменения, я успею принять меры.

После долгих раздумий я все-таки решил рискнуть. Взяв кольцо большим и указательным пальцем, я медленно надел его на безымянный палец правой руки.

Размер кольца был больше чем толщина пальца. Оно бы немного болталось. Но я никак не ожидал, что когда надену кольцо, красный свет внутри него вдруг засияет и оно уменьшиться, намертво вцепляясь в палец, словно приросло к коже.

В тот же миг я почувствовал, как по всему телу пронесся ураган освежающей прохлады. Вместе с ним заболела голова, и меня потянуло в сон. Да так сильно, что я не мог сопротивляться, и даже не дойдя до кровати упал, распластавшись на полу.

Глава 10. Начало игры

Желаете начать игру?


Эти золотые крючковатые буквы на языке не из этого и не из моего мира появились перед моими глазами, когда я проснулся. Я не мог их прочесть, и, тем не менее, я понимал значение каждого слова. Как когда впервые открыл книгу: с виду вроде тарабарщина написана, а в голове сами собой складываются в текст.

Эта надпись следовала за мной, куда бы я ни пошел. Попытался от нее отмахнуться, и рука прошла насквозь. Даже закрывая глаза, она не исчезала.

В конце концов, я решился и сказал:

— Желаю.

Золотые буквы тотчас разбились, словно сделаны из стекла, и осколки один за другим стали влетать в мое тело. С каждым новым осколком в мозг проникали тексты и образы. Когда последний осколок скрылся в груди, мне понадобилось много времени, чтобы привести мысли в порядок и упорядочить поглощенные знания. Картина вырисовывалась интересная.

Двадцать восемь за это время дважды приходила ко мне и, постучав, спрашивала, не проголодался ли я. Когда она пришла в третий раз, солнце уже стояло в зените.

— Господин Шин, время обеда, — сказала она.

Хоть я и просил ее называть меня просто Шин, она упорно отказывалась и добавляла «господин».

В это время я как раз закончил осмысливать новые знания, и при слове «обед» в животе заурчало так громко, словно тигр рычал. К тому же, я должен был кое-что проверить, так что ответил:

— Неси.

Через десять минут дверь открылась и на пороге предстала двадцать восемь с дымящимся подносом в руках. Я смотрел на нее и улыбался.

Точнее сказать не на нее, а на текст, витавший над ее головой:


Имя: Двадцать восемь

Раса: Человек

Уровень развития истинной сущности: Земная область 0 ступень

Уровень развития телесной сущности: Земная область 0 ступень

Награда за убийство: 1 очко


Дело в том, что в полученных знаниях содержались правила этой игры. За каждое убитое мной существо будут начисляться очки. И чем сильнее существо по отношению к моей силе, тем больше в награду за него дается очков.

Эти очки можно будет использовать не только для покупки техник развития и боевых навыков в игровом магазине, но и для открытия специальных заданий, в награду за выполнение которых можно получить высококлассное оружие и доспехи, камни природной энергии и эликсиры, а за особо сложные и дорогие даже артефакты.

До ее прихода я заходит в этот так называемый игровой магазин. Чтобы сделать это, я закрыл глаза и сконцентрировался, желая, чтобы он открылся, и тогда в моем сознании появились сотни плавающих в воздухе свитков, окруженных сверкающими золотыми сферами.

Когда я проверил, какие именно техники и навыки заперты внутри этих сфер, увиденное меня поразило. Вот только некоторые и даже не самые выдающиеся из них:


Техника развития Великое Пробуждение Тела

Уровень: Эксперт

Стоимость: 10000 очков


Техника развития Безграничная Пульсация Мира

Уровень: Легендарный

Стоимость: 30000 очков


Боевая техника Небесный Танец Ледяного Дракона

Уровень: Легендарный

Стоимость: 15000 очков


Боевая техника Падение Кровавой Луны

Уровень: Легендарный

Стоимость: 20000 очков


Среди этих золотых сфер не было ни одной техники развития или навыка ниже уровня Мастера. Я пересчитал все: двадцать восемь свитков уровня Мастер, сорок два уровня Эксперт и ровно пятьдесят Легендарных.

Но даже это не все. Позади золотых сфер находилось еще десять сфер. В отличие от остальных они были иссиня-черного цвета, неподвижными и образовывали круг. Я не видел сквозь черноту и не был уверен, точно ли внутри лежат свитки. Однако разумно будет предположить, что там все-таки свитки и их уровень будет Мифический.

Глава 11. Пьянящее чувство

Луна в ночи походила на серебряное блюдце, плавающее в компании сиятельных звезд. Я шел по пустынной улице, глубоко погруженный в раздумья. Кое-что никак мне не давало покоя.

Этот артефакт был что-то с чем-то. Свитки уровня Эксперт можно найти только в королевских академиях, императорских школах боевых искусств и кланах четвертого порядка и выше, а Легендарные, если верить книгам, вообще канули в лету. Но вот мне достается кольцо, с помощью которого я могу все это иметь. Мощь ли это обычного артефакта? Нет. Даже проклятые артефакты, насколько мне известно, не обладают подобной силой.

Тогда что это? Что это за кольцо? И как оно оказалось в таком заурядном клане как Ран? Удача? В таком случае предок, получивший его, копил ее тысячу жизней.

Возвращаясь к свиткам, я могу купить их в любой момент, лишь бы хватало очков. Но вот беда, воспользоваться не смогу. Чтобы только попробовать овладеть уровнем Мастера нужно быть в конце Земной области.

К слову об очках, они даются не только за убийство существ. Есть еще два бесплатных ежедневных заданий, а так же достижения.

Одно из ежедневных заданий я не так давно выполнил — «Молитва Ли-Неже», и за него дают десять очков. А второе иду выполнять прямо сейчас. Оно называется «Ежедневный прогресс». Суть его заключается в том, чтобы увеличить истинную или телесную сущность. Причем, не важно, насколько. Хоть на один Пен. Награда, конечно, будет поменьше — всего три очка. Но, как говорится, лишними не будут. К тому же я так и так собираюсь ходить каждый день на тренировку.

Что до достижений, здесь все куда интереснее. Это что-то вроде списка целей, которые я должен выполнить. Ближайшая требует от меня переход на вторую ступень телесной сущности. Достигнув его, я получу сразу тридцать очков.

И достижения касаются не только развития. Там есть достижения и за убийство людей, и за прогресс в развития мастерства Алхимии, Начертания и Создания Массивов, и за посещение определенных областей континента, за исследование древних гробниц и руин. Черт, да чего там только нет! Есть даже достижение «Граф». Чтобы его выполнить, надо жениться на принцессе. Или вот еще: «Да здравствует Император!». За него дают целых пять тысяч очков. Всего-тои надо что стать императором.

Заглядывая в будущее, я уже присмотрел для себя технику развития и два боевых навыка уровня Мастер. Техника развития стоила больше остальных аналогичного уровня, поэтому я выбрал ее, а навыки, хоть были и дороже, подходили моему атрибуту. За все выходило двенадцать тысяч очков.

Из расчета, что в день я буду получать по тринадцать очков за ежедневные задания, плюс собранные достижения до пика Земной области, я накоплю двенадцать тысяч очков меньше чем за два года. То, что практики ищут десятки лет, рискуют жизнью, я получу фактически просто так.

Незаметно я дошел до тренировочного поля. По дороге мне встречались охранники клана Ран, однако, только завидев халат с эмблемой семьи старейшины, проходили мимо, даже не спрашивая, что я здесь делаю. Все-таки прошлый я не был единственным, кто выбирался в город. Для них молодежь из таких семей, посещающие храм любви и таверны, не были чем-то из ряда вон выходящим. Запретна перемещения в ночное время без разрешения мастера или старейшин на них не распространялся.

Вчера мне не дали проверить результаты тренировки, но сегодня не только обелиск был свободен, на всем тренировочном поле не было ни души.

Когда я выпустил истинную сущность, над ладонью загорелось число — 136. Я был разочарован, ожидая от пятичасовой тренировки большего прогресса, чем два жалких Пена. С другой стороны, я просто не знал, что для Базовой техники развития такой результат был превосходным. Талант все-таки играл огромную роль.

Следом за истинной сущности я проверил телесную. Кулак, наполненный телесной сущностью, врезался в обелиск, и с громким хлопком выскочившее число превзошло все мои ожидания — 72. Я распутал всего четыре нити из двухсот тридцати двух, а телесная сущность уже повысилась на одиннадцать Пен. Если все так пойдет и дальше, с полным открытием Врат Рождения через два месяца я буду на пятой или даже шестой ступени.

Этот результат будет слишком шокирующим и привлечет массу ненужного внимания. Даже не шокирующим, а невозможным. В кланах пятого порядка и высших кланах есть тринадцатилетние гении с пятой и даже шестой ступенью Земной области. Но не телесной сущности, а истинной. Это две большие разницы. И развиваются они с такими ресурсами, которых в кланах третьего порядка отродясь не было. Мастера и старейшины, возможно, за всю жизнь их в глаза даже не видели.

Я прикидывал варианты, как выкрутиться из этой ситуации, и самым очевидным решением было тянуть с открытием Врат. То есть намеренно тормозить развитие, пока не отправлюсь в Черный Лес. Я этого не хотел, но какие еще у меня есть варианты?

И тут я случайно вспомнил награду одного из заданий — Скрывающий Могущество Амулет. Это было задание стоимостью тысяча двести очков. За такую цену это определенно был артефакт. А судя по названию, скрывал он развитие. Именно то, что мне сейчас надо. И накопить на него до турнира успею.

— Как будто звезды совпали, — ухмыльнулся я, отбросив тревоги, и направился к массиву практики.

Но когда я к нему подошел, то с удивлением обнаружил, что массив был кем-то занят. На постаменте лежал средний низкокачественный камень природной энергии и испускал ровный малиновый свет, что значит, энергии в нем еще оставалось в избытке.

Обслуживание массивов требует огромных затрат, поэтому в клане Ран установлено всего два: один для практиков Земной области, другой для Небесной.

— Ничего не поделаешь, придется подождать.

Чтобы не терять времени даром, я прихватил со стойки два коротких меча и встал напротив манекена.

Манекен выглядел хлипким, и казалось, его не сложно разрушить. Но так только кажется. Ведь материалом, из которого он был сделан, являлось не обычное дерево, а дорогое черное железное дерево.

После того, как черное железное дерево высушивается больше года, оно становится поистине твердым, почти нерушимым. Сил Земной области не хватит, чтобы оставить на нем даже вмятину. Практики Небесной области смогут помять, но не порезать. И лишь Звездные практики способны его разрубить. Конечно все это без использования боевых навыков.

У меня за плечами была школа карателей, многолетний опыт в обращении с мечами и тысячи побежденных противников. Я не должен был испытывать трудностей. Но знать — не значит уметь. Тело мальчика на первой ступени телесной сущности просто не справлялось с нагрузками.

Точность хромала. Связки запаздывали. После минутного боя я выдохся и, скрючившись в колено поклонной позе, тяжело дышал. Ну и какой из меня после этого мастер меча?

— Позор! Видел бы меня сейчас мастер, плеть бы не остановилась покуда живого места на спине не осталось.

Злость на свою беспомощность придала мне сил, и я снова взял мечи. А затем еще раз и еще, под конец даже задействовал телесную силу. И так до тех пор, пока не упал на землю без сил.

Легкие разрывались, все тело болело, и, тем не менее, на лице у меня играла улыбка. Когда отдаешь всего себя тренировке, когда превышаешь предел и выдерживаешь, когда с болью в мышцах приходит сила — это чувство пьянит.

Глава 12. Кьюнг-Сун

Когда ко мне вернулись силы, не все, лишь чтобы двигаться, я привстал и сел в позу для медитации. Я прекрасно понимал, что впустую потрачу почти треть природной энергии, но все равно достал из пространственного кольца малый камень природной энергии и положил его себе на колени.

Я сфокусировал на нем духовный взгляд и выпустил истинную сущность, направляя внутрь тонкую желтую струйку, и когда он засиял, сложил руками печать и произнес:

— Сломайся.

Камень взорвался и разлетелся в мелкое крошево. Осколки размером с песчинки, излучающие легкий малиновый свет, мягко окружили меня и повисли в воздухе.

Я закрыл глаза, нажал на нужные энергетические точки, и с третьей попытки активировал Ревущий Дракон, Разрывающий Коготь. Плотная природная энергия хлынула в мое тело и понеслась к сосуду души.

Незаметно прошло два часа. Техника развития безостановочно поглощала природную энергию, а я тем временем распутывал узел. И как раз когда я закончил распутывать пятую нить, тишину тренировочного поля нарушил пронзительный треск.

Я извлек сознание из тела, открыл глаза и посмотрел на массив. Сияние камня, лежащего на постаменте, почти угасло. Лишь крошечный огонек искрился внутри. Его поверхность покрывала сеть мелких трещин, вырастающих из одной глубокой. Он вот-вот должен был разрушиться.

И в этот момент на площадке в конце ступенек появился разлом. Секунду спустя из него вышла девушка. Она выглядела старше меня примерно на год и была выше на пол головы. Ее лицо было красивым и полным жизни, и у нее была хорошо развитая фигура. Две холмистых вершины сильно оттягивали халат, невольно приоткрывая разрез и показывая соблазнительную ложбинку. Ее длинные шелковистые волосы золотисто-медного цвета ниспадали до поясницы, словно водопад, и тщетно пытались скрыть аппетитную выпуклость в форме сердечка. Она изящно спускалась вниз по ступенькам, выставляя напоказ стройные белоснежные ножки.

Я вырос в Ордене, но не был монахом, и с юношеских лет предпочитал женщин постарше. Меня манил их шарм и созревшие прелести. Они как наливные яблоки становятся слаще.

Но смотря на нее, огонь желания неожиданно разгорелся в груди. И не только там. Ниже стал набухать корень жизни.

— Ты! — заметив меня, воскликнула красавица.

— Я, — улыбнулся я и кивнул.

— Ты что здесь забыл? — спросила она ледяным тоном.

— Ну что за глупый вопрос, — вздохнул я и ответил: — Тренируюсь.

— Хм. — Ее сдавленное «хм» очень скоро переросло в заливистый смех.

Я подождал, пока она отсмеется, и тактично спросил:

— Закончила?

— Тренируется он, как же. Такой как ты только и может, что за девушками в купальне подсматривать. — Вдруг ее лицо стало серьезным, и она начала кричать на меня: — А ну быстро свалил! И чтобы я тебя рядом с собой близко не видела!

Она красива и грациозна, и в то же время какая-то дикая. Характер у нее был, прямо скажем, не очень, однако за свою короткую, но насыщенную жизнь я понял одно — дикого зверя всегда можно приручить. Даже тигры становятся ручными.

— Может для начала представишься, прежде чем ноги об меня вытирать?

— Ах да, потеря памяти. Слышала. Только знаешь, что: других ты может и обманул, но я, Кьюнг-Сун, знаю, какой ты на самом деле. Ты трус! Трус и слабак! Прикинулся мертвым, когда остальные сражались! Ты позор нашего клана! — крича на меня, она топала ножками, совсем как ребенок.

Не обращая внимания на ее возгласы и оскорбления, я сразу вспомнил это имя:

— Кьюнг-Сун? Моя невеста? Хе-хе.

— Даже не думаю меня так называть! — немедленно взорвалась она. — Ничтожество, ты не стоишь и моего мизинца! Ты….

Если до этого, называя меня трусом и слабаком, Кьюнг-Сун кричала, но не была в гневе, то сейчас, когда я называл ее своей невестой, ярость и убийственные намерения явственно ощущались в ее словах. Мысль о том, что она станет моей женой, была настолько противна ей, что, как мне кажется, Кьюнг-Сун скорее покончит со мной. Хотя, скорее, это я стану трупом.

Слушая все это, я оставался спокоен, и когда она замолчала, спросил:

— Неужели ты так сильно меня ненавидишь? Это из-за того что я слаб, или дело в чем-то еще?

— Слаб? Твой талант даже больше, чем у меня, но ты совсем не развиваешь его, и из-за этого все тебя ненавидят. Пока мы трудимся в поте лица, ты только и делаешь, что развлекаешь под опекой своего деда-старейшины. Но теперь, когда он мертв, посмотрим, как ты запоешь. И даже не думай, что договор между нашими семьями нерушим, — сказав это, на ее прекрасном лице расплылась коварная улыбка. — Мой отец слишком сильно любит меня, чтобы позволить выйти за такое ничтожество. Он уговорит деда разорвать договор, вот увидишь.

— Значит все-таки сила. Если только в этом камень преткновения, то его не сложно будет разрушить.

Поняв это, я использовал духовное зрение и проверил ее развитие.

Кьюнг-Сун была на четвертой ступени истинной сущности и третьей ступени телесной сущности. Для ее возраста это был без сомнения выдающийся результат. С ним она даже может войти в десятку сильнейших на предстоящем клановом турнире.

— На турнире я докажу тебе что не слабак и тем более не трус. Действия важнее слов. — Заметив, что она скептически отнеслась к моим словам, я внутренне ликовал. Пора было переходить в наступление. — Давай договоримся. Если встретимся с тобой на турнире, и я выиграю, то ты публично признаешь меня как своего жениха.

— А если выиграю я? — не дав мне договорить, спросила она.

— Тогда я лично порву договор и покину клан. Что скажешь?

Кьюнг-Сун была уверена, что не проиграет Шину. Однако когда она уже почти согласилась, странное чувство чего-то неправильного шевельнулось в груди.

Она задумалась.

Кьюнг-Сун не собиралась выходить замуж. Ни за кого. Она хотела быть как императрица Сунан и посвятить свою жизнь развитию, а семья и дети станут бременем на этом пути.

Но она должна была что-то ответить и, в конце концов, решилась:

— Да будет так, — с этими словами Кьюнг-Сун направила телесную энергию в ноги и пронеслась рядом со мной словно ветер, оставляя после себя изысканный телесный аромат.

Если внимательно присмотреться, то можно было заметить, как на подошвах ее туфель выросли крошечные полупрозрачные крылышки. Это был телесный боевой навык, и не Базового уровня, а Продвинутого. Лучший навык движения клана Ран — Крылья Ветров.

Глава 13. Задание

С той самой ночи, когда я заключил пари с Кьюнг-Сун, я всего себя отдавал тренировкам. Ведь чтобы ее победить, мне нужно догнать ее в развитии. И если сравниться в телесной сущности будет не сложно, я даже уверен, что превзойду ее, то разрыв в истинной сущности преодолеть будет практически невозможно.

Она тренировалась гораздо дольше меня и вполне возможно уже начала практиковать Продвинутую технику развития. Сколько бы камней природной энергии я не тратил, я все равно не успею добраться до четвертой ступени к началу турнира. Это то, с чем я должен смириться.

Тем не менее, у меня есть двойное кольцо. Его таинственные силы шли в разрез со всем, что знал этот мир. В нем не только заключены исчезнувшие Легендарные техники и навыки. Артефакты — вот на что я возлагаю большие надежды.

Шли дни, недели. Ночи я проводил на тренировочном поле в массиве практики. Камни природной энергии прямо таяли на глазах. А с рассветом покидал город и уходил вглубь Туманного леса, получившего свое название из-за того что лес круглый год был окутан туманом. В уединении я заново постигал искусство парных мечей, овладевал боевыми навыками и продолжал открывать Врата.

В выборе оружия я всегда был привередливым, поэтому заказал у лучшего кузнеца города точные копии моих прошлых мечей. Луна и Солнце были изображены на их перекрестьях, и они же были их именами. Однако как бы они не были похожи, как бы идеален не был их вес, и как бы привычно они не ощущались в руках, они все так же оставались жалкими копиями.

На исходе второго месяц, когда мое развитие достигло третьей ступени истинной сущности и третьей ступени телесной сущности, я приостановил открытие Врат, хотя до четвертой ступени телесной сущности оставалось сделать лишь шаг. Если бы я этого не сделал, тот загадочный человек, что следит за мной с первого дня, почуял неладное. А так, да, третья ступень телесной сущности в моем возрасте считалась выдающимся результатом, но ожидаемым, учитывая врожденный талант и накопленные ресурсы.

Вообще одно то, что никто, кроме него, не заметил мой прогресс, можно считать чудом. Хотя какое тут чудо, когда я ежедневно делаю все возможное, чтобы не пересекаться с людьми. Это и моя заслуга тоже. Домой возвращаюсь под утро, когда все еще спят. Ухожу, когда все засыпают. Конечно, изредка с кем-нибудь сталкиваюсь, но счастью, еще никто не додумался проверить мое развитие.

Все потому, что после переезда в семье на меня совсем перестали обращать внимание. Я стал никем, призраком. Чему я был несказанно рад. Лишь двадцать восемь, заботившая обо мне, и Мэй, считавшая ребенком из пророчества — вот и все люди из клана Ран, с кем я контактировал.

К слову о пророчестве, я все-таки его прочитал и с уверенностью могу сказать, что в нем нет ничего необычного. Грядет величайшая катастрофа, которая ввергнет мировой порядок в хаос, уничтожит непокорных, пролив океаны крови, бла-бла-бла, и лишь избранник звезд способен все это предотвратить. Красивая сказочка, но не более того.

Хотя я был бы не прочь стать этим избранником звезд. У него будет великая сила. Он станет спасителем для целых миров. И еще одно, но не менее важное, его сила и храбрость привлекут внимание самых красивых девушек мира. У избранника звезд будет все, о чем мечтает любой мужчина. Как этого можно не желать?

Конечно, нет дыма без огня. Чтобы выполнить предназначение, избраннику звезд придется проделать долгий тернистый путь и познать бесконечные страдания. Каждый его шаг будет наполнен опасностями и предательством. Он познает горечь потери любимых. Он будет видеть, как они умирают, но ничего не сможет с этим поделать. Но именно это сделает его тем, кем ему предначертано стать — спасителем.

* * *

Прошедшие дни были все как один: ночью практика, днем тренировка. Но сегодня был особенный день. Ведь сегодня после ежедневной молитвы я набрал тысячу двести очков и теперь могу взять задание. Я получу этот скрывающий артефакт и больше не буду бояться, что меня раскроют.

Я с предвкушением ждал этого момента, и вот, наконец, он настал.


Потрачено 1200 очков. Получено новое задание.


«Уничтожить лагерь бандитов Красный Руки»


Цель: Уничтожить бандитов Красной Руки на Горе Плачущих Сестер.


Прогресс:

Бандит Красной Руки — 0/30

Первый брат Чосон Тё — 0/1

Второй брат Ту Тё — 0/1

Лидер Красной Руки Юсул Щегай — 0/1


Награда: Скрывающий Могущество Амулет.


Вместе с полученным заданием передо мной неожиданно появилась карта. Она висела в воздухе и источала слабое золотое свечение.

Я протянул руку и хотел взять ее. Но в тот же миг, когда коснулся ее, карта взорвала снопом золотых искр, которые быстро собрались и влетели мне в переносицу.

После этого, закрывая глаза, у себя в голове я мог видеть детальную карту королевства с обозначениями всех значимых мест: городов, деревень, лесов, озер, рек. А так же гор. И сейчас одна гора светилась ярким красным светом. Над ее вершиной была сделана надпись: «Гора Плачущих Сестер».

Судя по карте, путь до Горы Плачущих Сестер займет у меня четыре дня. А если на лошади, то в полдень второго дня уже буду на месте.

Не мешкая, я собрал вещи в дорогу и попросил двадцать восемь приготовить запас продуктов на месяц. Когда все было готово, я зашел к Мэй и предупредил ее, что меня не будет какое-то время. Я не говорил, зачем и куда отправляюсь, однако она не пыталась выяснить подробности и лишь сказала, чтобы я был осторожен. С благодарностью за заботу, я ей это пообещал и через час уже скакал на лошади, держа путь к Горе Плачущих Сестер.

Странная штука, эта судьба. Часом раньше или часом позже ничего необычного не произошло бы, и я без проблем добрался до Горы Плачущих Сестер. Но именно в это время на той дороге произошло событие, должное стать переломным моментом в судьбе королевства. Как снежный ком, катящийся с горы, этот казалось бы незначительный инцидент перерос в катастрофу мирового масштаба, и я невольно оказался затянут в образовавшийся круговорот.

Глава 14. Засада на дороге

Большая роскошная карета, запряженная пятеркой белоснежных лошадей, мчалась по пустынной дороге. Впереди и сзади карету сопровождали статные рыцари в гибких серебряных доспехах. На их развивающихся фиолетовых плащах был изображен крылатый дракон изрыгающий пламя. Такой же рисунок, выполненный из золота, украшал дверцы кареты. Все в королевстве знали его, это был герб правящей королевской семьи.

Внутри кареты сидело три человека. С одной стороны расположился щуплый старец в небесно-голубом халате. У него были длинные белые волосы и вытянутое морщинистое лицо. Он был очень стар и пребывал на закате жизни.

С другой стороны сидела маленькая девочка и плотная дама среднего возраста с черными кудрявыми волосами. Девочка носила пышное белое платье с рюшечками, украшенное россыпью разноцветных драгоценных камней. Ее лицо скрывала тонкая вуаль и не понятно, сколько ей было лет. Но судя по росту, не больше десяти.

Дама, сидевшая рядом с ней, была одета в костюм горничной. В руках она держала плетеную корзинку, из которой по карете разносился насыщенный сладкий аромат. Корзина была битком забита пирожными, конфетами и прочими вкусностями. Девочка была той еще сладкоежкой.

— Дедушка Чу, как долго еще мы пробудем в пути? Я устала, — капризничала девочка, сцепив ножки с кружевными туфельками.

— Принцесса, прошу, наберитесь терпения. Мы не проехали и половины, — отвлекшись от чтения маленькой книжечки, посмотрел на нее старик с теплой улыбкой. У него не было детей, и будучи с этой девочкой со дня ее рождения, он любил ее как собственную дочь.

— Но дедушка Чу, зачем папа отправил меня в такое далекое место? Он же знает, как я не люблю, когда сестренки долго нет рядом. Без нее скучно, даже поиграть не с кем.

— Юная госпожа, как насчет кусочка вашего любимого кремового тортика? — подобралась горничная, откидывая крышку корзины.

— Не хочу! Хочу играть! — еще сильнее стала капризничать девочка, крепко схватившись за края дивана и игриво раскачиваясь на подушечке из красного атласа взад-вперед.

— Юная госпожа, потерпите немного. Когда остановимся, я с вами поиграю, — пообещала ей горничная.

— С Лу-Лу скучно играть. Хочу к сестренке! Хочу к сестренке!

Теплая улыбка на лице старика сошла на нет. Как ее наставник, он лучше всех знал характер своей воспитанницы. Он знал, что если сейчас ее не угомонить, она еще сильнее раззадорится и тогда ее будет не остановить.

С хлопком закрыв книжку, он сурово посмотрел на нее и сказал:

— Что сказал Вам Его Высочество, когда мы отправлялись?

Девочка под его взглядом вся сжалась и тихо-тихо произнесла:

— Чтобы я вела себя хорошо, иначе, когда мы вернемся, он запретит слугам подавать мне сладости.

— Тогда что я должен ответить Его Высочеству, когда он спросит меня, как Вы вели себя во время поездки?

— Хорошо? — предположила девочка. Под вуалью скрывалось вымученная улыбка.

— Нет, я скажу Его Высочеству правду. Но только от Вас зависит, какой она будет. Надеюсь, Вы меня понимаете.

Девочка промолчала и лишь кивнула в ответ.

— Вот и отлично, — добившись своего, на лице старика вновь заиграла улыбка.

Он раскрыл свою книжечку и уже собирался вернуться к чтению, когда снаружи неожиданно раздались взрывы и громко заржали лошади. Экипаж резко остановился, и девочка не удержалась, упав с дивана.

Реакция старика была молниеносной. Он взмахнул рукавом, и видимый поток воздуха подхватил маленькую девочку и вернул ее на прежнее место. В этот момент вокруг него возникло свечение того же цвета что и его одеяния. Это была аура Небесной области, и она была необычайно плотной.

Щуплый старик на поверку оказался очень сильным практиком. Седьмая, возможно восьмая ступень истинной сущности.

— Лу Вень, защищай госпожу, — приказал горничной старец, открыл дверцу и выпрыгнул из кареты с такой прытью, что любой молодой человек в самом расцвете сил позавидует.

Покинув карету, он извлек из кармана продолговатый багровый кристалл и быстрыми росчерками нарисовал на двери сложный узор. Это был символ. Закончив, он приложил к нему ладонь и выпустил телесную сущность. Карета вспыхнула ярким зеленым светом и тут же погасла.

Старик был не только сильным практиком, но и известным на все королевство мастером-начертателем. В молодости ему посчастливилось попасть на глаза приглашенному мастеру-начертателю из знаменитой академии Таинственных Знаков, который чем-то ему приглянулся, и он был принят им в ученики. Именно этот счастливый случай помог неизвестному молодому человеку без особых талантов обрести текущее положение и силу. Без него он бы так и остался обычным слугой при королевском замке.

Наложив на карету защитные чары, предав дереву твердость камня, Чу Хан-Джи обратил свой взор на ситуацию впереди.

Там кипел бой. Несколько выжженных кратеров образовались на дороге. В них лежали обугленные останки лошадей и кричащие в агонии рыцари. Их доспехи были разорваны и покрыты слоем гари. А оставшиеся рыцари тем временем сражались с фигурами, скрытыми в плотных черных одеждах.

Воспользовавшись духовным зрением, Чу Хан-Джи определили развитие нападающих и презрительно фыркнул. Самый сильный из них находился в конце Земной области. И, тем не менее, они теснили рыцарей. Нападающих было гораздо больше.

— Презренные, я вас уничтожу!

Чу Хан-Джи рассвирепел. Его аура стала стремительно расширяться и накрыла все поле боя. Ее давление было столь сильным, что людей в черном начало прижимать к земле. Они не могли пошевелиться, их колени дрожали и подгибались.

Вжух. Бум!

Однако давление неожиданно пропало. Оно с грохотом разбилось под напором налетевшей волны черной энергии.

— Кто? — брови старика сошлись вместе, и его аура распространилась на сотни метров вокруг. — Здесь! — Он повернул голову и увидел в отдалении такую же черную фигуру, как у нападающих.

Их глаза пересеклись, и Чу Хан-Джи стиснул зубы. Этот человек был так же силен как он.

Его охватило волнение и страх. Он не боялся смерти, но боялся, что не сможет защитить принцессу.

— Внутри этой кареты находится член королевской семьи! Немедленно уходите, если не желаете вызвать гнев короля! — яростно закричал он на черного Небесного практика.

— Старик Чу, ты мне угрожаешь? — раздался от фигуры в черном легкий смешок. — Гнев твоего короля меня не волнует. Уходи, и сохранишь свою жалкую жизнь. Я пришел за принцессой, и ты меня не остановишь.

— Какая наглость! — взорвался от гнева Чу Хан-Джи. — Кто ты?! Назовись! — от поднявшихся порывных ветров затрепетали его белоснежные локоны.

— Я тот, кто дарует тебе мучительную смерть, — сказав это, из одежд черной фигуры начал просачиваться зловещий черный дым. Он закрутился вокруг него спиралью, разрезая опавшие листья с деревьев.

Глава 15. Событие. Часть первая

Через четыре часа пути я вдруг увидел впереди непроницаемую кроваво-красную завесу. Она перегородила дорогу и была колоссально огромной: уходила высоко в небо и растягивалась по обе стороны насколько хватало глаз.

Спешившись, я подошел к завесе и осторожно протянул руку. Дотронувшись до нее, через кончики пальцев и дальше по телу прошла дрожащая волна.


Внимание! Вы вошли в зону активного события. Степень опасности: высокая. Принять участие в событии?

— Активное событие? Высокая опасность?

Я был не из тех, кто боится смотреть в лицо опасности. К тому же я не знал когда пропадет эта завеса и пропадет ли вообще, а если ехать по объездной дороге, то на это потребуется еще один день.

Ну и еще, это было что-то новенькое. Мне стало любопытно.

Так что я ответил:

— Принять.


Вы приняли участие в событии. Получено два новых задания.


«Спасение маленькой принцессы»

Цель: Спасите вторую принцессу Лин Мин и сопроводите ее до безопасного места.

Примечание: В случае смерти принцессы Лин Мин на Вас будет наложен штраф.

Награда: Стальной Доспех Львиной Храбрости


«Все тайное становится явным»

Цель: Выяснить личности похитителей второй принцессы Лин Мин.

Награда: Мистический Рунный Компас


У меня загорелись глаза. И не потому, что придется спасать принцессу, хотя такое со мной происходит впервые, а потому, что награда за выполнение заданий выглядит многообещающе. Если оба этих предмета окажутся артефактами, а что-то мне подсказывает, что так оно и есть, можно сказать, что я сорвал джек-пот.

Чтобы не искать повсюду принцессу, на карте отображалась крошечная золотая корона. Очень удобно, надо сказать.

Золотая корона находилась не слишком далеко от меня и не двигалась. Я отошел подальше в лес, привязал лошадь, после чего, сверяясь по карте, побежал к ней.

* * *

На дне оврага в глубине леса сидело шестеро человек в черных одеждах. Рядом с ним на земле лежала связанная девочка и извивалась. Ее красивое белое платье сильно испачкалось и порвалось во множестве мест, а на левой ноге не хватало туфельки. Она больше не выглядела как принцесса.

Под глазами девочки виднелись засохшие следы пролитых слез. Она пыталась кричать, но ей заткнули рот скомканной тряпкой и в результате из горла вырывались лишь мычащие звуки.

Я наблюдал за ними, спрятавшись в кустах на возвышенности. Я уже использовал духовное зрение, чтобы проверить их развитие, и сразу понял, откуда взялась высокая степень опасности. Каждый из них был гораздо сильнее меня. У троих была шестая ступень, у двоих седьмая, и у последнего восьмая.

Эти шестеро, изредка косясь на связанную девочку, переговаривались. Направив телесную сущность в уши, я мог услышать их разговор.

— Может, просто убьем ее?

— Нет! Мы получили четкие указания и должны дождаться его.

— А если он проиграл тому старику, что тогда? Он нас одним давлением в кровавую лепешку раздавит.

— Разве ты забыл, что сказал Его Сиятельство? Этот демон так силен, что справится с любым небесным практиком. Мы подождем до заката, и если к тому моменту он не вернется, тогда заберем ее к Его Сиятельству. Он решит, что с ней делать, не мы.

— Брат Чжан, а ты знаешь, кто он и как связан с Его Сиятельством? Просто меня от его методов в дрожь бросает. Он не просто убивает людей, он как будто высасывает из них душу. Истинный демон. А вдруг он и нас устранит, как нежелательных свидетелей?

— Даже Его Сиятельство не знает кто он, так откуда мне знать? Но это и не важно. Сейчас у них одна цель, они союзники. Пока между ними действует кровавый договор, нам не о чем переживать. Я служу Его Сиятельству более десяти лет и ни разу его не подвел. Делал всю грязную работу и держал язык за зубами. Он не стал бы от меня избавляться. А вы — мои братья. Если он попробует что-то сделать с вами, ему придется сначала переступить через меня.


Вы выполнили задание «Все тайное становится явным». Награда помещена в Ваше пространственное кольцо.

— Так легко? — удивился я. Все-таки все, что я узнал, что в этом замешан некто Его Сиятельство и какой-то демон.

Однако не успел я проверить, что это за Мистический Рунный Компас, как появилось новое сообщение.


Получено новое задание.

«Все тайное становится явным. Продолжение истории»

Цель: Выяснить мотивы похищения второй принцессы Лин Мин.

Награда: Мистическая Рунная Карта


— Мистический Рунный Компас и Мистическая Рунная Карта? Эти два предмета определенно связаны.

Пока я над этим раздумывал, на дне оврага неожиданно раздался детский визг:

— Вы, мерзавцы, немедленно отпустите меня! Если дедушка Чу узнает, как вы со мной обращались, он не пощадит вас! Он будет медленно сдирать с вас кожу кусок за кусочком, а затем начнет вытаскивать кости и внутренности! И не думайте, что….

Посмотрев туда, я увидел, что девочка каким-то образом вытащила кляп изо рта и теперь кричала на них. Она была совсем маленькой, лет семь, может восемь, однако угрозы, посылаемые в адрес этой шестерки, никак не соотносились с ее истинным возрастом.

— Малявка, да как ты смеешь?!

Взревел один из людей в черном и, подскочив к ней, ударил по лицу. Не кулаком, ладонью.

Девочка взвизгнула и громко заплакала.

— А ну быстро заткнулась! — шлепнул он ее по другой щеке.

Девочка снова взвизгнула. Обе ее щеки покраснели.

На этот раз она не проронила ни звука. Умная девочка. Знает, когда надо остановиться.

— Ха, так-то! — воскликнул он в ликовании, опуская занесенную для очередного удара ладонь.

— Просто вставь ей кляп обратно, — сказал ему мужчина, которого называли брат Чжан.

Наблюдая за тем, как взрослый издевается над ребенком, у меня сжались кулаки. Но я никак не ожидал, что это было только начало.

— Хе-хе, брат Чжан, — заговорил человек, поднявший на девочку руку, — она нужна нам живой, так?

— Да, — ответил тот.

— Но ее ведь можно… наказать?

— Ты же не…? Брат Усян, она же ребенок.

— Она — принцесса. А принцесс у меня еще не было.

Я понимал, о чем они разговаривают, и, похоже, девочка то же. Ее лицо побелело, а глаза наполнились невыразимым ужасом.

— Хорошо, что я подготовился, — сказал я себе, успокаивая закипающий гнев.

В Ордене нас учили использовать любые доступные средства, чтобы победить врага. Не важно, бесчестные они или откровенно подлые. Главное — кто останется жив.

Поэтому, прежде чем отправится выполнять задание, я заглянул в лавку алхимика и купил парализующее зелье. За него я отдал последние деньги, полученные от Мэй — сто сорок золотых монет. Это была огромная сумма.

У меня не было полной уверенности, что моя задумка сработает. Ведь она была построена целиком на эффекте неожиданности. А чтобы защититься от этого зелья достаточно просто вовремя задержать дыхание.

Каждый из них должен сделать хотя бы один вдох, тогда я успею выкрасть принцессу и сбежать. А далеко ли потом убегу, это уже другой вопрос.

Почему, если они будут парализованы, я просто их не убью? Все на самом деле просто. Чем выше уровень развития практика, тем меньше времени действует зелье. К тому же яд не препятствует циркуляции сущности, и с защитными навыки, которыми они непременно воспользуются, со своей текущей силой я просто не успею убить всех шестерых.

Хотя одного точно убью. Будет знать в следующей жизни, как распускать руки на маленьких девочек.

Не мешкая, я достал из пространственного кольца глиняный кувшинчик с нарисованным на нем оранжевом символом, размахнулся и бросил в овраг. Пока он был еще в воздухе, я сложил руками особый знак и символ на кувшине, засияв, вспыхнул.

Последовал громкий взрыв и из кувшина вырвалась зеленая жидкость. Впрочем, в этом состоянии она просуществовала недолго. Вступив в контакт с воздухом, жидкость моментально испарилась, обернувшаяся густым зеленым газом, который быстро опустился на дно оврага и все поглотил.

Я сделал глубокий вдох и направил телесную сущность в рот и нос, запечатывая дыхательные отверстия. Чтобы не было неожиданностей.

Так же я использовал телесный боевой навык, чтобы увеличить скорость передвижения. В клане Ран он считался лучшим среди Базовых боевых навыков движения, и чтобы полностью его освоить мне потребовался месяц. Он назывался Мягкая Поступь.

Жаль, что расстояние между ним и навыком, показанным Кьюнг-Сун, было как между небом и землей. С ним я бы даже не смог коснуться ее тени.

Подо мной образовалось полупрозрачное сизое облачко, поднимаясь и обволакивая ноги по колено, и как только боевой навык был завершен, я вылетел из кустов. Я бежал так быстро, что ноги мелькали, их почти не было видно.

Я ворвался на дно оврага, хлынувшим потоком разрезая зеленый дым. Все семеро лежали на земле и не шевелились.

Солнце и Луна с блеском покинули ножны, и я бросился к одной из темных фигур. Все произошло так быстро, что он не успел отреагировать и использовать защитный навык. Кровь брызнула из вскрытой артерии на шее и отрезанных по корешок гениталий.

Не зря я тренировался все эти месяцы в Туманном Лесу до полного изнеможения. Точность и скорость моих ударов существенно возросла. Хоть это и малая часть того мастерства, которым я обладал, за пять-шесть лет думаю, я вернусь к прежней силе.

Исполнив задуманное, я убрал мечи в ножи и подхватил маленькое неподвижное тельце. Она была очень легкой, почти пушинкой.

— Не волнуйся, я не причиню тебе вред, — увидев страх в ее глазах, я улыбнулся, и поспешил убраться отсюда.

Убегая, я краем глаза заметил, как самый сильный из них, практик восьмой ступени, брат Чжан пошевелил рукой.

Глава 16. Событие. Часть вторая

Со свистом перед глазами мелькали кусты и деревья. Моя телесная сущность недавно иссякла и навык движения развеялся. Мышцы наливались свинцом, каждое движение отдавалось болезненным уколом, но я все равно бежал так быстро, как мог.

Я торопился и оставлял за собой следы. Но судя по тому, что преследователи кричали на весь лес, что именно они со мной сделают, когда догонят, навыками охотника и блистательным интеллектом они не обладают. Хотя возможно это вызвано яростью из-за потери товарища. Так или иначе, оторваться от них, проложив ложный путь, будет не сложно.

— Пора, — блеск решимости мелькнул в глазах, и я вернулся обратно по своим же следам, после чего взял немного левее и тщательно замел за собой все следы.

Крики уходили вправо и стали раздаваться все дальше и дальше. Я облегченно выдохнул и перестал бежать. Надо поберечь силы. До безопасного места, отмеченного на карте, еще топать и топать.

Спустя еще двадцать минут, когда я уже начал волноваться, что принцесса слишком долго не приходит в себя, я резко остановился, отстраняя ее от себя.

В тот же миг, как я остановился, девочка дернулась. Ее пробила крупная дрожь, она крепко за меня ухватилась и притянула к себе.

— Не отпускай, — донесся от нее тихий шепоток.

— Так ты в порядке? — радостно улыбнулся я, поглаживая ее по головке.

— Угу, — кивнула она, расслабившись, и показывала свое милое личико.

Даже зная, кто она и каких кровей, я стал задавать вопросы: как ее зовут, откуда она и что с ней произошло. Я надеялся так ее успокоить, развеять опасения, и возможно узнать, зачем ее похитили. Это был самый простой способ выполнить задание.

Успокоить получилось, а вот узнать мотивы похитителей не удалось. Похоже, единственный способ выполнить это задание — захватить кого-то из похитителей и выбить ответы. Увы, для этого я слишком слаб.

По ходу разговора Лин Мин мне часто врала. Назвала свое настоящее имя, но не сказала, что является принцессой. А когда разговор зашел про само похищение, правду начала говорить через слово.

— Умная девочка, — вновь заключил я и сказал ей: — Я отведу тебя в безопасное место. Там о тебе позаботятся.

— Что за безопасное место? — невинно спросила малышка Лин Мин.

— Город Небесного Свода, — ответил я и объяснил: — Судя по одежде, ты из богатой семьи. Обратишься к властям и тебе помогут.

Город Небесного Свода так же был местом, отмеченным на карте.

— Спасибо тебе, старший брат, — искренне поблагодарила она и свернулась калачиком у меня на груди.

* * *

Когда стены города выросли на горизонте, передо мной выскочило сообщение.


Вы выполнили задание «Спасение маленькой принцессы». Награда помещена в Ваше пространственное кольцо.

— Ну вот, мы пришли, — сказал я Лин Мин и отпустил ее руку. — Дальше ты пойдешь одна.

— Старший брат Шин, ты не пойдешь со мной? Почему?

— Прости, малышка Лин Мин, у меня срочное дело и нет времени, чтобы отвечать на их вопросы, — ответил я, кивком головы указав в сторону города.

Однако прежде, чем сделал хоть шаг, она схватила меня за рукав:

— Постой! Скажи, что за срочное дело. Возможно, я смогу помочь.

Я присел на карточки и взял ее ладони в свои:

— Лин Мин, спасибо, что заботишься обо мне, но послушай, ты ничего мне не должна. Я посвятил свою жизнь помощи другим и ничего не ожидаю взамен. Мне не нужна награда. Мне не нужно признание. Но если ты настаиваешь, кое-что от тебя я все-таки хотел бы получить. — Хитро улыбнувшись, я постучал пальцем по своей щеке и сказал: — Поцелуй принцессы.

Рука Лин Мин дрогнула. Она посмотрела на меня с виноватым взглядом и прошептала:

— Прости, я….

— Тебе не за что извиняться. Ты правильно поступила, — остановил я ее, приложив палец к губам.

Яркая лучезарная улыбка осветила мир. Лин Мин наклонилась ко мне и быстро поцеловала. Ее щечки, когда она отстранилась, слегка покраснели. Это было так мило.

— Спасибо за все, братик Шин. Я никогда тебя не забуду.


Выполнено достижение «Поцелуй принцессы». Получено 250 очков.

Да-да, я попросил ее об этом не просто так. С учетом шестидесяти трех очков за убийство того выродка, который хотел ее изнасиловать, в этом событии я получил триста одиннадцать очков, Мистический Рунный Компас и Стальной Доспех Львиной Храбрости.

Жаль не удалось выполнить другое задание и получить Мистическую Рунную Карту. Хотя как знать, может еще не все потеряно. По крайней мере, сообщения о провале задания я не получал.

— И я тебя не забуду, сестренка Лин Мин, — ласково я улыбнулся, вставая.

Ноги окутал сизый дым, я повернулся и умчался с порывом ветра.

Глава 17. После

Три дня спустя. Королевство Северной Звезды.

В величественном зале со стенами, украшенными гобеленами и изысканными образчиками оружия, на высоком белокаменном троне сидел мужчина средних лет в роскошных золотых одеяниях. Он был строен и красив. Его лицо казалось немного женственным, тем не менее, вокруг него незримо витала жесткая свирепая аура, не свойственная прекрасной половине человечества. Этим человеком был старший сын короля, первый принц — Хуан Мин.

Хуан Мин имел удивительное развитие для своих лет. Он являлся практиком Небесной области шестой ступени истинной сущности и второй ступени телесной сущности. С его талантом он мог бы даже однажды прорваться в Звездную область и занять место отца.

— Вы — ничтожества!

Его яростный громоподобный крик был направлен вниз на приклонивших колено мужчин. Этих мужчин было пятеро и обычно властные, высокомерные, выходцы из влиятельных столичных семей и не знавшие упрека, сейчас они не смели поднять головы и дрожали от страха.

— Как вы могли упустить ее?! Как мог какой-то ребенок увести ее у вас из под носа? Вы, те, кто поклялись, что если подведете меня, немедля покончите с собой! И, тем не менее, вы здесь, передо мной! Что вы можете сказать в свое оправдание?! Ну же, не молчите!

— Ваше Сиятельство, мы не смеем, — подобострастно заговорил мужчина, стоявший впереди остальных.

Для своих девятнадцати лет он обладал приличным развитием. Он находился в Земной области на восьмой ступени истинной сущности и шестой ступени телесной сущности. Через несколько лет он бы подобрался к барьеру Небесной области, а до тридцати или даже двадцати пяти смог бы его преодолеть и вступить в область истинной практики.

— Правильно, вы не смеете, — сказав это, Хуан Мин холодно улыбнулся и взмахнул рукавом.

Оранжево-красная Небесная аура хлынула из его руки и собралась в покрытую пламенем птицу Феникс, которая с клекотом набросилась на пятерых мужчин.

Все произошло так быстро, что они даже вскрикнуть не успели. Зато потом криков было хоть отбавляй. Хуан Мин не желал давать им легкую смерть.

Когда огонь погас, от них даже пепла не осталось. Лишь огромное выжженное пятно на растрескавшемся мраморном полу.

— Ни на кого нельзя рассчитывать, кроме себя, — злобно прорычал он и рывком поднялся с трона.

* * *

В то же время в королевском Саду Диковинок.

На белой скамейке в окружении буйной зеленой растительности и дивных цветов сидела молодая девушка не старше двадцати лет. Она с интересом наблюдала за энергичной маленькой девочкой, которая в тщетных попытках пыталась поймать изумрудного кролика. Девочка вся запыхалась, после бессчетных падений ее платье испачкалось, покрывшись грязью и травяными разводами, однако она даже не думала сдаваться.

Фигура этой молодой девушки была невероятной. Длинные и красивые ноги, большая и упругая грудь. Черты ее лица были изысканными, завораживающими. Особенно ласкал взгляд мягкий розовый ротик. Один лишь легкий изгиб ее губ заставлял мужские сердца трепетать.

Ее одежды были просты, однако смотрелись на ней как элегантное платье. Она по праву носила титул красивейшей женщины королевства, и даже ее имя означало «красота». Звали эту девушку Тиен Мин.

Она носила королевскую фамилию, но по правде не относилась к королевской семье. Ведь матерью Тиен была не королева, а любимая наложница короля. Она не была принцессой. Она была всего лишь внебрачным ребенком.

Тиен выглядела расслабленно и никак не выражала нервозности, хотя на самом деле сидела словно на тысячи игл. Она боялась, что ее маленькая сестренка не будет в безопасности даже здесь, во дворце.

Она была твердо уверена, кто за этим стоит, и, тем не менее, ничего не могла поделать. У нее не было доказательств его вины. А без них отец ни за что ей не поверит. Он любит ее всем сердцем. Однако его он любит все же сильнее.

— Госпожа, — раздался неожиданно женский голос из ее серебряной сережки.

Эта сережка была не обычной. Это был артефакт, подарок отца на ее совершеннолетие.

Тиен коснулась сережки и долго внимательно слушала. В конце, когда она убрала руку, на ее лице появилась печаль.

— Как мне сказать ей, что дедушка Чу не вернется? — печально вздохнула Тиен, посмотрев на сестренку.

Девочка заметила мрачный взгляд сестры. Не зная причины, она сделала то, что всегда радовало сестру и развеивало любую печаль. Она широко улыбнулась, обнажив ряд белоснежных зубов, и игриво подмигнула.

— Странно, — подумала девочка, — обычно этого бывает достаточно, — и подбежала к ней, чтобы выяснить причину.

С того дня стало огромной редкостью увидеть ее искреннюю улыбку.

* * *

Запретные Земли. Скрытый подземный город в недрах Вечнотемной Горы.

В самом сердце подземного города в черном замке посреди главного зала стояла простая каменная жаровня, в которой плескалось жидкое черное пламя. От этого пламени исходила беспрецедентная аура Тьмы. Она казалась не из этого мира, и это на самом деле было так. Это черное пламя являлось сущностью старшего бога из темного пантеона, погибшего в ходе Битвы За Небо.

Это черное пламя не имело собственного сознания, но оставалось источником безграничной силы. Крайне порочной силы. Несколько тысяч лет назад на него случайно наткнулась группа молодых практиков, отправившихся на поиски приключений в знаменитые запретные земли, и когда они прикоснулись к нему, их поглотила безграничная тьма, не предназначенная для смертных тел. Эта тьма изуродовала их тела и извратила души. Впоследствии эти практики стали первосвященниками, основавшими Секту Черного Пламени, смыслом существования которой стало уничтожение мира.

Тысячи лет предки-первосвященники и их наследники вынашивали зловещие планы. Набирали аколитов, подготавливали почву, и вот шесть лет назад долгожданные приготовления были завершены. Меч, точившийся тысячи лет, был вытащен из ножен, дабы упиться кровью миллиардов живых существ.

Секта Черного Пламени не была настолько высокомерна, чтобы думать, что им хватит сил уничтожить все живое. Их план заключался в том, чтобы стравить королей и императоров, настроить кланы друг против друга, истощить их военную мощь, и только после этого выйти на сцену и нанести фатальный удар.

В Секте Черного Пламени на данный момент было двадцати три первосвященника, и все они сейчас стояли вокруг черного пламени, поглощая его силы. Для этого они использовали уникальную технику развития, доставшуюся им от предков-первосвященников. Их возраст превышал сотню лет, все они были Звездными практиками третьей и выше ступени. Подобной силой могли обладать разве что высшие кланы, все вместе взятые.

Когда первосвященники закончили тренировку, все как один обернулись ко входу, кроваво-красными глазами без зрачков посмотрели на одиноко стоящую у порога фигуру и кивнули ему, давая согласие пройти.

Завернутая в черные рваные одежды фигура, прихрамывая, подошла к кругу первосвященников и встала на колени. Не смея слишком долго молчать, он собрался и раболепно заговорил:

— Первосвященники, задание, которое Вы дали мне, Лонг Вану, провалено. Я подвел Вас и готов принять любое наказание.

— Что именно произошло? — голосом, непохожим на человеческий, спросил один из первосвященников.

— Отвечаю первому первосвященнику. Противник использовал запретную технику и повысил свое развитие до пика Небесной ступени. Сражаясь с ним, я получил множество ран, но все же его одолел. Когда я узнал, что люди Хуан Мина потеряли девочку, я сразу отправился на ее поиски, но оказалось, что она уже прибыла в город. Помня Ваше напутствие не привлекать ненужного внимания, я отступил и немедленно вернулся сюда. Первосвященники, прошу Вас, накажите меня.

— Твое наказание отложено, — после долгого молчания, ментально обсудив все с остальными первосвященниками, заговорил тот же нечеловеческий голос. — Сейчас у нас для тебя новая миссия. Отправляйся в Храм Плавающих Облаков и убей этим кинжалом их основного ученика Чин Хо.

Из рук первосвященника вылетел изогнутый кинжал с рукоятью из пожелтевшей кости и приземлился у ног человека по имени Лонг Ван.

— Ученик не разочарует Вас, — пообещал он и забрал кинжал, поместив его в свое пространственное кольцо.

Глава 18. Мощь Врат

Гора Плачущих Сестер на самом деле представляла собой две высоких горы, соединенных в основании. Они были так высоки, что их вершины пронзали облака. Та гора, что повыше, называлась старшей сестрой, а что пониже, соответственно младшей.

«Плачущих» в своем названии они заслужили за то, что с вершин гор к подножью текли бурные реки, образованные таянием ледников. Словно ручейки слез, они текли к основанию гор, формируя озеро с прозрачной чистой водой. Это озеро было названо в честь горы, питающей ее — Озеро Плачущих Сестер.

Как лед в горах мог таять при таком холоде, что вода превращается в лед за секунды, это была величайшая загадка этого места. Наравне с ревом, раздающимся время от времени с вершины старшей сестры. Все кто хотели выяснить, какому зверю принадлежит этот рев, уходили и возвращались без ответов, либо вовсе не возвращались.

По прибытии в город у Озера Плачущих Сестер, прежде чем отправиться в горы, выискивая бандитов, я решил подготовиться. Снял комнату в таверне и заперся, чтобы распутать последнюю нить, отделяющую третью ступень телесной сущности от четвертой.

И на этом я не собирался останавливаться. Я планировал распутать весь клубок и получить полную силу Врат Рождения.

Незаметно пролетела неделя. За это время я ни разу не вышел из комнаты. Только и делал, что тренировался с короткими перерывами на сон и еду.

На восьмой день, не дожидаясь прихода служанки, приносящей мне еду дважды в день, утром и вечером, я сам вышел из комнаты и спустился на первый этаж, заняв один из угловых столиков.

Как бы я не старался, я не мог убрать дурацкую ухмылку с лица. А все потому, что изменения в телесной сущности после открытия Врат, которые я предполагал произойдут, оказались ошибочными.

До того, как я распутал последнюю нить клубка, моя телесная сущность находилась на пятой ступени развития. Однако стоило сформироваться Вратам, как мощный поток телесной энергии, высвободившейся из них, словно бушующий шторм пронесся по телесным каналам, сотрясая и расширяя их. На миг я даже подумал, что они не выдержат и разорвутся.

К счастью каналы не только выдержали, когда все закончилось, я проверил внутренним зрением свое развитие, и оказалось, что оно остановилось на седьмой ступени. Седьмая ступень телесной сущности! При том, что истинная сущность была все еще на третьей ступени. Хотя, думаю, до четвертой осталось немного. Я не жалел камни природной энергии, не считался с потерями, и потратил их все.

Но даже так, перевес телесной сущности над истинной на три ступени — это что-то, чего не найдешь ни в одном высшем клане. Даже кланы, лучшие боевые техники которых основаны на телесной сущности и потому они прежде всего развивают ее, даже у них разрыв составляет обычно одну, максимум две ступени.

— Чего желаете? — обслужив соседний столик, подошла ко мне официантка.

На вид ей было около двадцати лет. Лицо было вполне обычным, зато, когда она проходила мимо, задорно виляя стройными бедрами, ее два холма подпрыгивали вверх-вниз и посетители мужского пола, все поголовно, впадали в оцепенении, не в силах оторвать от них глаз.

— Жареное мясо свирепого зверя, два яйца Громовой Птицы, хлеб и кувшин лучшего вина, — решив, что такой прорыв стоит отметить, к тому же два дня назад мне исполнилось тридцать четыре года, я заказал лучшее из того, что было в меню.

Особой ценностью обладали яйца Громовой Птицы. Каждое стоило десять золотых монет. Это было вызвано тем, что яйца Громовой Птицы даже после приготовления несли в себе след чистейшей природной энергии. Для мастеров Небесной области это количество было сравни капля в море, однако для практиков Земной области, вроде меня, каждое съеденное яйцо было равносильно тренировке в массиве с использованием среднего низкокачественного камня природной энергии.

Официантка разинула рот от изумления. Сумма этого заказа выходила как ее годовое жалование.

— Он определенно не простой человек, — подумав об этом, ее глаза заблестели. Она обворожительно улыбнулась и сказала мне: — Господин, я лично прослежу, чтобы ваш заказ был готов так скоро, как только возможно. А пока позвольте, я принесу Вам вина и фруктов.

Договорив, она развернулась и быстро умчалась на кухню.

Увидев знакомый блеск в глазах, я догадался, что кроется за этим энтузиазмом, и мечтательно улыбнулся. Она как раз в моем вкусе и я был бы не прочь узнать ее поближе.

Через некоторое время, когда она возвращалась обратно, неся вино и корзиночку с фруктами, двери таверны с грохотом отлетели, и внутрь ввалилась шумная компания. Трое молодых парней примерно одного возраста в темно-синих халатах с широкими мечами за спинами, обнимая красивых девушек в излишне откровенных нарядах, быстро привлекли к себе всеобщее внимание.

С разных столов до меня донеслись голоса посетителей.

— Гадство! Снова они.

— Проклятые черные волки. Делают, что хотят.

— С тех пор, как они заманили к себе начертателя, лорд их не трогает, и им все сходит с руки.

— Я слышал, что один из них домогался до девушки прямо на улице, а стража сделала вид, что ничего не видит и ушла. Нет, вы представляете?

Увидев их, хозяин сильно нахмурился. И не он один. Многие посетители узнали их нагрудные эмблемы с изображением черного волка и встали со своих стульев, чтобы уйти. С кланом Черного Волка лучше не связываться. Это знали все местные.

— Эй, эй, куда это вы? — встав у двери, остановил уходящих один из черных волков.

— Оставь их, Досон. Пускай идут. Хоть воздух посвежее станет, — заткнув нос и весело смеясь, обратился к нему другой черный волк.

Обхватив свою спутницу за талию и притянув ее к себе, третий сказал им: «идемте уже», и повел за собой всю компанию, двигаясь в моем направлении.

Сначала я думал, что они сядут за соседние столики. Все-таки все, кроме моего, были свободными. Однако они подошли именно ко мне и тот, что Досон, громко рявкнул:

— Катись! — и ударил ногой по столу.

Сразу, как эти трое вошли, я использовал духовное зрение и проверил их развитие. Для своего возраста оно оказалось приличным. У того, что Досон, была пятая ступень истинной сущности и третья ступень телесной сущности. У любителя пошутить от кого и чем воняет, была шестая ступень истинной сущности и так же третья телесной. Ну а последний, и самый сильный из них, имел развитие седьмой ступени истинной сущности и четвертой ступени телесной сущности.

Если бы это было неделю назад, то я бы даже не пикнул и пересел за другой столик. Но сегодня все было иначе. Теперь у меня есть сила, чтобы заставить других не смотреть на меня свысока. Тем более, таких как они.

— Вам, кажется, жить надоело.

С этим словами я резко вскочил со стула и кулак, наполненной мощью Врат Рождения, которая увеличивает силу и скорость, улучшает реакцию и в целом укрепляет тело, обрушился Досону на грудь. Скорость кулака была молниеносной, он ничего не успел сделать, чтобы от него защититься. Более того, я направил в руку телесную сущность седьмой ступени.

Этот удар содержал в себе силу порядка девятисот Пен. Уровень, близкий к Небесной области, способный пробивать стены из камня голыми руками.

От места удара послышался звук сломанных ребер и Досон отлетел, сшибая налету мебель. А когда был остановлен стеной, он скрючился, лицо побелело и его вырвало кровью.

Закончив с одним, я не остановился. Сизый дым окутал ноги и вот я уже за спиной у второго. Выхватываю его длинный широкий меч и бью им же его плашмя. От удара он отлетает так же, как его друг и врезается в стену. Вряд ли после такого его позвоночник останется цел.

Все произошло за секунды.

Только тогда я останавливаюсь, отбрасывая бесполезную железяку.

Глаза последнего из черных волков засияли голубым светом. Духовное зрение. Одновременно с этим он потянулся к рукояти меча.

— Не выйдет, — говорю я и использую боевой навык под названием Сияющий Свет.

Мой элемент — Свет. Не такой редкий и сильный, как молния, но, тем не менее, особенный. Боевых навыков нападения у него даже меньше, чем у остальных. Защитных навыков как таковых вообще нет. Однако ему нет равных в создании иллюзий и контроле противника.

Ослепляющий белый свет окружает меня, заставляя всех, кто видит его, рефлекторно закрыть глаза. На моем уровне истинной сущности эффекта хватит всего на три секунды, однако в бою не видеть врага даже секунду уже достаточно, чтобы проиграть. Особенно, если враг не опытен, он будет сбит с толку и не сможет защититься.

В этот удар я вложил все. Боевая мощь Врат Рождения слилась с телесной сущности седьмой ступени. Нога выстрелила как метеор и по широкой дуге устремилась к затылку последнего черного волка.

Все-таки я его недооценил. Не знаю, какой боевой навык он использовал, но его охватили вихрящиеся потоки воздуха, и в последний момент он успел увернуться. Вместо головы нога приземлилась ему на плечо, разворачивая и отбрасывая его на несколько метров назад.

С хрустом его плечо вылетело из сустава. Он ухватился за висящую словно плеть руку и одновременно с яростью и страхом в глазах посмотрел на меня.

— Катись, — вернул я ему их же слова. Только я не кричал, а говорил совершенно спокойно, обыденно.

— Ты за это ответишь, — выплюнул он и, сказав девушкам, с которыми пришел, чтобы ему помогли, они вместе вытащили побитых скулящих волков из таверны.

В зале стояла гробовая тишина. Фигуристая официантка дрожала как лист на ветру, и кувшин трясся вместе с ней, разбрызгивая по полу дорогое вино.

— За неудобства, — проходя мимо нее, я положил в вазочку с фруктами две золотые монеты и покинул таверну.

Глава 19. Горбатый старик

Через час после событий, произошедших в таверне, ворота клана Черных Волков открылись, и оттуда вылетело пять фигур. У четырех из них было развитие на пике Земной области, все носили на спине длинные широкие мечи. Они были членами кланами.

С другой стороны пятый отличался от них. Его развитие было в Небесной области, и он не носил ни одежд Черных Волков, ни их эмблему, ни их меч. Он был одет в белоснежную мантию, испещренную светящимися рунами, которые, словно живые рыбки, плавали по ней как в прозрачной воде. Такие мантии невозможно было подделать или украсть и надеть. Их могут носить только истинные обладатели — Белые начертатели.

Белые начертатели считались низшим классом в иерархии начертателей. Следом шли Черные, за ними Багровые. Во всех королевствах и империях не найти начертателя сильнее, чем Багровые.

Но это не значит, что их ранги на этом ограничиваются. Просто в Академии Таинственных Знаков, когда ученик становился Багровым начертателем, ему предлагается выбор — остаться, при этом он должен поклясться в верности Академии и никогда не покидать ее пределов, либо уходить и никогда не возвращаться.

Этот начертатель был стар и обделен талантом. Как бы он ни старался, ему не суждено было стать Черным начертателем. Поэтому он покинул Академию Таинственных Знаков и вернулся на родину, доживать остаток жизни, наслаждаясь плодами своих трудов.

Каждая сила пожелала бы принять к себе Белого начертателя, однако он остановился на таком ничтожном клане как Черные Волки. Стоит отметить, что даже среди кланов второго порядка их сила была посредственная. Тогда почему он выбрал клан Черные Волки? Потому что они первыми согласились дать ему все, чего бы он ни пожелал. А желал он многого и желания эти в основном были запретными.

Вдруг один из черных волков спросил старика Белого начертателя:

— Мастер Хао, вы правда сможете выследить этого выродка?

— Ты смеешь во мне сомневаться? — нахмурил брови старец.

— Нет, конечно, нет, — отступив, запаниковал черный волк. — Просто я никогда не слышал о таком способе. Прошу, просветите непутевого ученика.

Мастер Хао насмешливо хмыкнул, и его брови разгладились:

— Да что ты вообще можешь знать, малец? Мир огромен и в нем столько всего, что тебя поразит. Тогда как для других эти вещи на самом деле обыденны. Однако, кое в чем ты все-таки прав. Этим методом, — он достал из рукава каменную табличку, исписанную светящимися рунами с обеих сторон, и помахал ею перед его носом, — владею только я. Я лично создал его, и за это даже удостоился похвалы старейшины Акаде…. Стоять!

Прервавшись, Мастер Хао неожиданно остановился и остановил черных волков.

— Кто ты? — закричал он в пустоту. Ведь кроме них, казалось, никого не было. — Выходи!

— О-о, так ты заметил меня? — заговорила вышедшая из тени деревьев фигура и встала посреди дороги. — Неплохо, неплохо, — похвалила он его.

Это был горбатый старик, одетый в лохмотья, и выглядел точно как нищий. У него даже не было обуви, он ходил босиком.

— Я спросил, кто ты? — повторил вопрос Мастер Хао.

— Кто я, не так важно. Лучше спроси, зачем я здесь? — вместо ответа спросил горбатый старик.

— И зачем же ты здесь?

— Я здесь, чтобы попросить вас отстать от ребенка.

Мастер Хао сразу понял, о ком идет речь.

— Ребенок, это…?

— Да, да, тот самый. Одна моя хорошая знакомая попросила передать ему письмо. Однако, увидев его, я был крайне удивлен и…. В общем, будет крайней прискорбно, если с ним что-то случится.

— А что, если я откажусь?

— Думаю, ты и сам знаешь ответ.

Услышав, что горбатый старик угрожает мастеру Хао, великому Небесному практику, Белому начертателю, черные волки все как один использовали духовное зрение, чтобы проверить его развитие.

— Это….

Однако все они увидели одно — этот старик был простым человеком.

— Я знаю, ты скрываешь свое развитие. — Следующие слова мастера Хао потрясли их до глубины души. Они не думали, что такое возможно. — Но встает вопрос, зачем? Может, потому что ты слабее меня, и этим хочешь меня напугать?

— Хех, — хмыкнул горбатый старик и спросил: — Хочешь рискнуть и проверить?

Его слова были явной провокацией. Он был уверен в себе, своей силе. С другой стороны, если он и вправду обманывает, тогда такой ответ еще более очевиден и служит лишь для того, чтобы посеять в нем семена сомнения.

— Не слушайте его, мастер Хао, он Вас обманывает. Если бы не это, зачем ему вас предупреждать? Скорее, проучите этого оборванца! Избейте его! — не выдержав, закричал один из черных волков.

— Малыш, а у тебя острый язык. Надо бы его укоротить.

Горбатый старик дернулся рукой и черный волк, призывавший мастера Хао избить его, пронзительно закричал, упав на колени. Он закрывал рот ладонью, сквозь которую по пальцам сочилась свежая кровь. В то же время кровь капала с руки горбатого старика. Точнее из вырванного языка, который он в ней держал.

Это действие вызвало шок у всех, в том числе у мастера Хао. Он даже не почувствовал всплеска ауры старика. Что это значит? Что этот загадочный старик скрывал не только свое развитие, даже его аура была скрыта.

— А может…?

Неожиданная догадка заставила его побледнеть. Он нервно сглотнул и без малейших колебаний плюхнулся на колени, не смея поднять головы.

— Владыка, молю, пощади.

— Значит ли это, что ты выбрал оставить мальчика в покое? — уточнил горбатый старик.

— Владыка, ни я, ни клан Черных Волков не посмеем ему навредить. Клянусь своей жизнью!

— Правда? Ну тогда, ладно.

Сказав это, горбатый старик выбросил язык, развернулся и пошел дальше по дороге. Очень скоро он скрылся из вида. Но даже тогда мастер Хао не поднялся с колен.

— Мастер Хао, кто это был? — подойдя к нему, тихо спросил один черных волков.

— Тот, кого мы не смеем провоцировать, — ответил он, звучно сглотнув и посмотрев в направлении, куда ушел горбатый старик. — Звездный Владыка. Это был Звездный Владыка.

Глава 20. Гора Плачущих Сестер

Выйдя из таверны, я сразу покинул город. Теперь у меня есть сила, чтобы разобраться с практиками восьмой ступени без достаточного боевого опыта, но что если по мою душу клан Черных Волков отправит настоящих экспертов или даже Небесных практиков? Тогда я даже сбежать не смогу.

Идти ночью в горы было не лучшей идеей, потому я отправился в лес у подножья горы и обустроил там лагерь. Ни костра, ни палатки, ни прочих атрибутов настоящего лагеря. Просто поставил пару сигнальных ловушек, и забравшись на дерево, тут же уснул.

Ночь сменилась днем. Я перекусил и отправился к Горе Плачущих Сестер, к младшей сестре. Именно там, если верить карте, находились бандиты. Жаль, она не указывала точного места. Светилась вся гора, однако ярче других светилось пятно, участок на западном склоне.

Хотя это было всего лишь пятно, на самом деле это довольно обширный кусок земли, который к тому же располагался близко к вершине. Чтобы добраться до него и незаметно обыскать, не привлекая внимание врага раньше времени, и тем самым сохранить за собой эффект неожиданности, понадобится много времени.

Прежде чем начать подъем, я коснулся пространственного кольца и со вспышкой белого света в руках у меня появился Стальной Доспех Львиной Храбрости. Он не был цельным и состоял из отдельных частей: наплечник с оскалившейся головой льва, пара перчаток, ремень с тем же изображением льва, что на наплечнике, только поменьше, набедренные пластины и высокие ботинки по колено.

На вид доспех был обычный, пускай и сделан искусно, однако если взять его в руки, то сразу становится ясно, что это был артефакт. Материал, из которого он был изготовлен, определенно был сталью, по крайней мере, я не нашел отличий, и тем не менее, он почти ничего не весил. Одевая его, я совсем не ощущал тяжести.

И это не все. Главная особенность Стального Доспеха Львиной Храбрости заключалась в том, что в тех местах, где он защищал, он давал абсолютную защиту. Я бил по доспеху мечом, использовал телесную сущность и силу Врат Рождения, применял боевой навык Лезвие Света, вложив в единственный удар всю истинную сущность — ни вмятины, ни царапины, ничего.

Надев доспех, Луну я положил в ножны на поясе, а Солнце поместил за спиной. Такое расположение оружия было привычно для меня в прошлой жизни и перешло со мной в этот.

Если разгадать способности Стального Доспеха Львиной Храбрости оказалось не сложно, то вот с Мистическим Рунным Компасом совсем другая история. С какой стороны не посмотри, так же как поначалу доспех, это был обычный компас: круглый металлический корпус с откидной крышкой, внутри защитный экран из обработанного хрусталя, а под ним черная стрелка и циферблат со сторонами света.

Проблема в том, что не только снаружи, но и внутри компас был обычным, и чтобы я не делал, он лишь указывал направление. А как же название? Где мистика? Где руны? Где то, что делает его артефактом — особая способность?

У меня оставалась только одна догадка: без Мистической Рунной Карты компас попросту не работает.

Чем выше я поднимался на гору, тем холоднее становилось. Вскоре среди острых скал стал появляться снег. Затем коварный лед. Не сосчитать сколько раз нога или рука соскальзывала с покрытого невидимой пленкой уступа, и я зависал над пропастью. Но в конечном итоге, все-таки добрался до нужного места.

Дойдя до пятна, дальше я продвигался с особой осторожностью, выискивал любые несоответствия и ловушки. Их логово должно быть надежно скрыто, думал я. Но ошибался.

Бандиты особо не прятались. Вход в пещеру был как на ладони, закрытый огромным валуном едва ли наполовину. Изнутри доносились громкие мужские голоса, и ясно был виден свет от костра.

Глава 21. Бандиты

Понаблюдав за входом какое-то время, я подкрался к валуну и осторожно заглянул в пещеру. Вокруг огня расположилась большая группа мужчин, одетые в черное с алой рукой на груди. У всех них были красные лица, видимо от количества выпитого вина.

Пересчитав их по головам, я улыбнулся. Ведь их было ровно тридцать.

Способность двойного кольца видеть имя, развитие и количество очков за убийство работала, только если цель находится в радиусе десяти метров. Поэтому, чтобы узнать развитие бандитов, я положился на старое доброе духовное зрение. Примерно половина из них имела развитие четвертой-пятой ступени. Еще треть была на шестой ступени. И двое были седьмой ступени.

— Этот лорд-хранитель тот еще счастливчик, но просто невероятный глупец. Иметь такую красивую невесту и дочку, а в охрану поставить шестерых человек в середине Земной области, — засмеялся бандит с шестой ступенью.

— Брат Роа, не говори ерунды. Это не они слабы, это мы слишком сильны, — упрекнул другой бандит с тем же уровнем развития.

— Верно, верно.

— Старший брат дело говорит.

— После этого дела о нас заговорят все. Все узнают имя Красной Руки!

Начали поддакивать остальные бандиты.

— Кстати, как там наши гостьи? Что-то они притихли, — неожиданно спросил бандит с седьмой ступенью.

— Пойду, проверю.

— Я тоже.

От костра отделились двое с шестой ступенью развития.

— Эй, вы, не вздумайте их трогать. Вызнаете правила: первым идет босс, за ним старшие братья, и только потом мы, — остановил их голос второго бандита с седьмой ступенью. Тем не менее, он был немного сильнее первого. Его телесная сущность была пятой ступени, а у другого четвертой. Так что можно считать, он был сильнейшим среди них.

— Да мы не….

— Что, мы не? Думаете, я не заметил ваши гаденькие улыбки? Не трогать — значит даже не лапать! Вам все ясно? — В его глазах явственно просквозили убийственные намерения.

Молча кивнув, двое ушли вглубь пещеры.

— Ай, черт! Сука!

*Шлеп*

Следом за этим звуком из темноты к свету вылетели две женских фигуры. Одной было лет тридцать, она была красива и элегантна. У нее были связаны ноги. Второй была девочка лет двенадцати с симпатичным лицом и пышной копной белокурых волос. У нее были связаны и руки и ноги.

Женщина не имела развития. Она была обычной, бесконечно далекой от пути боевых искусств. Что до девочки, у нее имелось развитие, но очень уж слабое. Ее сосуд души был крошечным, размером с виноград, а каналы тонкими как волоски. Она была практиком первой ступени.

— Сука перегрызла веревки и укусила меня!

Следом за ними на свет вышли двое ушедших бандитов и у одного из них на ноге были отчетливо видны следы зубов.

Бандиты в кругу, заметив укус, все как один разразились диким хохотом.

— Чего ржете?! Они пытались сбежать! Если бы мы не проверили….

— Ну и куда бы они сбежали? Даже если представить, что они каким-то образом незаметно пройдут мимо нас, им все равно не спуститься с горы, — заговорил мужчина, отчитавший до этого и наказавший не трогать их.

— Вы, животные, Моэй убьет всех Вас! — закричала в этот момент женщина.

Моэем звали лорда-хранителя города, ее будущего мужа.

— Все еще не поняла, в каком положении оказалась? — сошлись вместе брови бандита с сильнейшим развитием. — Когда мы получим за тебя и дочь выкуп, мы безусловно отпустим Вас. Честная сделка — гарант для бандита. Однако, — по его лицу расплылась жуткая ухмылка. — Ваше освобождение подразумевает только, что вы останетесь живы. Здесь со мной тридцать братьев, есть еще два старший брата и лидер. Тридцать три здоровых мужчины, соскучившихся по женским ласкам. Знаете, что это значит? Что мы будем пользовать вас по очереди, и одновременно. Час за часом, день за днем, пока не получим выкуп, — договорив, бандит резко вскочил и подлетел к женщине, вытянул руку и сдавил ей щеки. — Твой язык не будет больше сквернословить. Он будет занят облизыванием моего корня, в то время как мои братья будут пользовать другие отверстия. Твои и твоей дочери.

— Но не волнуйтесь, — подхватил второй бандит с седьмой ступенью развития. Его улыбка казалась еще более гадкой, когда он подмигнул женщине. — Возможно, вам даже понравиться и вы придете к нам за добавкой.

Женщина от их слов пришла в ужас. Если они и вправду с ней это сделают и об этом узнает Моэй, он не возьмет в жены оскверненную женщину. Но с этим она могла смириться, все-таки она была сильной женщиной.

Что на самом деле привело ее в ужас, так это ее дочь, ее сокровище. Если она пройдет через подобное унижение, ни один порядочный мужчина в будущем не возьмет ее в жены. Однако даже хуже этого, если дочь замкнется в себе. Она видела тех, кто пережил мужское насилие. Не говоря про молодых девушек, даже взрослые женщины этого не выдерживали, и в конце концов, кончали с собой.

— Брат Фэн, — обратился первый бандит ко второму, отпуская лицо бедной женщины, — старшие братья и лидер прибудут завтра на рассвете, нам просто нужно подождать. С другой стороны, мы не можем оставить их попытку побега без наказания, и тем более, без присмотра. Пускай составят нам, братьям, компанию.

Бандиты обменялись понимающими взглядами и кивнули. Первый схватил женщину, второй занялся дочерью. Они силой подняли их, схватились за одежду, и под их крики и визги, начали рвать ее на куски.

Через секунды обе, мать и дочь, стояли абсолютно голыми. У женщины была большая упругая грудь с округлыми розовыми ореолами, плоский животик и подтянутые гладкие бедра. Ее дочь, тем не менее, не достигла зрелого возраста, из-за этого ее грудь только-только начала формироваться, однако она без сомнения была желанной мужчинами, чему свидетельствовали многочисленные похотливые взгляды, направленные на ее тело, которыми хищники смотрят на свежее мясо.

В моих глазах мелькнул стальной блеск. Это был идеальный момент для атаки. Они так увлечены рассматриванием обнаженных матери и дочери, что даже появись у них сейчас за спинами дракон, они бы продолжили пускать слюни на женские прелести.

Пока под ногами формировалась сизая дымка, я достал Солнце и Луну, и когда навык был завершен, бросился в пещеру.

Глава 22. Резня

Я ворвался в пещеру с порывом ветра и блеском стали в руках. Солнце и Луна одновременно обрушились на спины двух ближайших бандитов шестой ступени и колотыми ударами пронзили их насквозь. В костер из грудных клеток брызнула кровавая гуща, и тлеющие поленья едко зашипели, выбрасывая в воздух струи белесого дыма.

Обратившись в вихрь клинков, я пронесся через ряды человеческих тел, сея хаос и смерть.

— Нападение! К оружию! — в панике закричали бандиты.

Однако прежде чем они спохватились, шестеро уже были мертвы.

Я не двигался хаотично, а целенаправленно приближался к большому котлу с бурлящим варевом. Ударом ноги я опрокинул котел, жидкость вылилась и с шипением потушила костер. Тьма поглотила пещеру.

Есть боевые техники, позволяющие видеть в темноте как при свете дня, но я ими не владею. Однако зрение мне и ненужно, чтобы сражаться.

Первые годы тренировок в Ордене охватывали различные аспекты. Наши тела закаливались как в печи. Нам даже прививались яды, чтобы получить от них иммунитет. Половина учеников не выдерживала и умирала, а выжившие становились элитой — карателями.

Среди всех тренировок была одна особенная. Учеников на год запирали в Мрачной Пещере, которая не видела солнечного света тысячи лет и была наполнена ужасающими кровососущими монстрами. Там, помимо развития интуиции и мастерства боя, я научился полагаться на слух вместо зрения.

Пока бандиты направляли телесную сущность в глаза, чтобы хоть что-то увидеть, я действовал. С легким взмахом руки голова очередного бандита отделилась от шеи, упала, и издавая хлюпающие звуки покатилась по полу. Следом за ним еще трое расстались с жизнями, прежде чем в меня полетела первая точная атака — десять острых сосулек, каждая толщиной в руку.

Это был Продвинутый боевой навык, выпущенный бандитом седьмой ступени развития, вторым по силе среди бандитов. Его ни в коем случае нельзя было недооценивать.

Будь у меня такая возможность, с этими двумя я разобрался бы в первую очередь. Но, к сожалению, они оказались не так глупы, и когда начался бой, не отпустили балласт — женщину и ее дочь, а вместо этого использовали их как живые щиты. Полагаясь только на слух, я не мог быть уверен, что случайно им не наврежу.

Стимулируя телесную сущность и положившись на силу Врат, я уклонился от этой атаки. Ледяные стрелы с грохотом врезались в стену у меня за спиной и проделали в ней десять неглубоких отверстий.

В этот момент многие бандиты уже видели меня, точнее мой силуэт, и выпустили свои боевые навыки. Огонь, лед, ветер, земля. Все смешалось.

Под воздействием истинной сущности атрибуты принимали различные смертоносные формы, но так как все они находились лишь на Базовом уровне, с укрепленным Вратами телом, защитой телесной сущности седьмой ступени и неуязвимым артефактом, я имел решимость принять их все и, не мешкая, пошел на прорыв.

Некоторые атаки проходили мимо, другие врезались в меня, но не могли даже отбросить, не то что остановить. Получая удары один за другим, ощущая жар, холод, резкую боль, у меня закипела кровь. Я словно заново вернулся в прошлое карателя.

Ворвавшись в гущу врагов, я начал быстро орудовать клинками, разя точно, без промахов. Бандиты кричали, размахивали оружием. Удары по уязвимым местам я блокировал, остальные сознательно пропускал, давая ранить себя, чтобы следом произвести ответную сокрушительную атаку.

Каждую каплю пролитой крови я разменивал жизнями. Меня было не остановить. Число бандитов стремительно сокращалось.

— Что с ним такое?! Он вообще человек?!

— Ааа!

— Да убейте же его кто-нибудь!

Вскоре в пещере осталось стоять лишь пять человек: я, двое бандитов седьмой ступени, женщина и ее дочь.

Я был весь в крови. Волосы слиплись и окрасились в темно-бардовый. От одежды остались одни лоскуты, а под ней плоть, местами рваная, местами изрезанная, а местами красная с водянистыми пузырями и замороженная, покрытая кристаллами льда.

Я выглядел ужасающе. Хорошо, что они этого не видел.

— Отпустите их, и я отпущу вас, — наклонив мечи, сказал я бандитам низким угрожающим голосом.

Конечно, я врал. Не убью их — не выполню задание. А мне нужен этот артефакт.

— Так ты пришел за ними? — прошипел один из бандитов, остановив готовую вырваться атаку.

— Именно, — подтвердил я.

Этим ответом я дал им надежду, что если они их отпустят, то останутся живы. Но одного этого мало. Они ведь могут посчитать, что я испугался и пошел на попутную. Я должен их напугать.

— Лорд Города Плачущих Сестер сильно разорился, попросив помощи у моего клана. Но я должен вернуть лишь их двоих. Вас я убивать не обязан, — добавил я.

— Из какого ты клана? — задал вопрос другой бандит.

— Этого вам знать ни к чему. Однако вы можете судить о его силе, просто проверив развитие этого ученика, — ответил я, хитро улыбаясь.

Их глаза вспыхнули светом духовного зрения. Я мог бы сейчас использовать Сияющий Свет и ослепить их, как сделал это в таверне. В темноте эффект будет даже лучше.

Но не стану. Есть риск, что женщина с дочерью пострадают. А этого я допустить не могу.

Их глаза вернулись в норму, и они переглянулись. Представляю, что сейчас творится у них в головах. Седьмая ступень развития телесной сущности, опережающая истинную сущность на четыре ступени. К какому клану мог принадлежать такой ученик? Пятого порядка или скорее высший? Для таких мелких людей, как они, монстры из этих кланов были все равно, что богами. Как они могли не испугаться силы, якобы стоящей за мной.

— Если мы их отпустим…, — заговорил один из бандитов.

Я договорил за него:

— Тогда я вас отпущу.

— И мы должны поверить тебе на слово? После того как ты убил наших братьев? — скрежеща зубами, спросил второй.

— Хотите получить от меня клятву? Ваши слова оскорбительны и я мог бы убить вас только за это, но тогда я рискую провалить задание, данное старшим, а это недопустимо. Поэтому, так и быть, я дам ее вам. Клянусь честью своего клана, что отпущу вас двоих, как только вы передадите мне женщин. Довольны?

Бандиты кивнули друг другу и один сказал: «Ладно», после чего отпустил женщину и подтолкнул ее ко мне. Второй, недолго думая, последовал его примеру.

Женщина, схватив за руку дочь, потянула ее за собой и спряталась у меня за спиной. Девушка, одной рукой удерживаемая матерью, второй крепко вцепилась мне в спину, оттягивая одежду.

Я молча двинулся к выходу, сопровождаемый настороженными взглядами бандитов.

Выведя их наружу, я достал из пространственного кольца туго свернутую ткань, которую использовал в пути как одеяло, и передал ее им, сказав:

— Вот, прикройтесь этим. Извините, ничего другого у меня нет.

— С-спасибо, — поблагодарила меня женщина. Ее зубы стучали от холода, а обнаженное тело уже начало синеть.

Она прижала к себе дрожащую дочь и набросила на плечи ткань словно плащ. Когда она закончила укутываться, только ее голова осталась торчать.

— Пойдемте, — махнул я рукой, призывая их следовать за собой.

Женщина вела себя странно. Она всю дорогу молчала и ничего у меня не спросила. Даже имя своего спасителя не захотела узнать.

Отдалившись от пещеры на несколько тысяч метров, я заметил впереди широкую расщелину в скале и пошел туда. Пришлось повозиться, прорубаясь через толстенные глыбы льда, образовавшиеся на входе.

— Следуйте за мной. Только осторожней, здесь скользко, — предупредил я женщину, прежде чем скрыться внутри.

Глава 23. Я обязательно вернусь

Расщелина была неглубокой, и я быстро дошел до конца. Странно, что в пространстве, где стены и пол покрылись толстым слоем льда, оказалось не так уж и холодно. Мне даже не приходилось направлять телесную сущность, чтобы согревать тело.

Сев в позу для медитации, я впервые использовал технику телесного развития и начал поглощать природную энергию. Это была Продвинутая техника развития и называлась Плоть Железных Гор. Что иронично, учитывая, где я ее практикую.

В местах подобных этому, где владычит одна из первородных стихий и нет людей, массово поглощающих природную энергию, ее плотность сравнима с массивом практики. Разница в том, что если продолжить ее поглощать, энергия когда-нибудь истощится и придется ждать месяцы, годы, прежде чем она восстановится до прежнего уровня, тогда как в массивах практики она зависит лишь от камней природной энергии, их количества и качества.

Женщина и дочь тихо устроились в углу и не мешали мне, не смея даже разговаривать. Видя все эти страшные раны, на них давило чувство вины. Особенно на женщину. Я не на много старше ее дочери и вина до кучи усиливалась материнским инстинктом.

По мере наполнения сосуда телесной сущностью, я перенаправлял ее на заживление ран. Разорванная кожа медленно сходилась и соединялась, образуя здоровые розовые рубцы.

Природной энергии в расщелине собралось так много, что я мог бы практиковаться здесь как в массиве по меньшей мере полмесяца. Такое хорошее естественное и неизвестное место для практики нечасто встречается.

Закончив с исцелением, я развеял технику и открыл глаза. Женщина это заметила и подобралась, случайно разбудив дочь, которая успела уснуть у нее на плече. Дело не в том, что я долго практиковался, просто она наконец была в безопасности и смогла расслабиться, на что организм отреагировал соответственно.

— Меня зовут Мэй. Это моя дочь Ханюль. А как тебя зовут? — спросила женщина.

— Шин, — ответил я.

— Спасибо, что спас нас, Шин, — сказала она с теплой улыбкой. — Если бы не ты, боюсь с нами….

Не успела она договорить, я перебил ее:

— Не стоит меня благодарить. По правде, я пришел не для того, чтобы вас спасать. Так совпало.

Я встал и начал разминать затекшие конечности.

— Так я и думала, — печально вздохнула она. — Мэй здесь не причем.

— Да. Вам просто повезло, — подтвердил я ее мысли и направился к выходу.

— Вставай, Ханюль, — сказала она дочери.

— Не надо, — поспешно остановил я их, — мы не уходим. Это я возвращаюсь в пещеру. Один. Вы ждете меня здесь.

— Возвращаешься? Зачем? — спросила она с легкой паникой в голосе. Ведь если я не вернусь, одни они без сомнения сгинут на этой горе.

— Я пришел за ними и не уйду, пока всех не убью, — ответил я и продолжил двигаться к выходу, пообещав напоследок: — Не волнуйтесь, я обязательно вернусь.

Глава 24. Заканчивая начатое

С момента, как я увел мать и дочь из пещеры и вернулся обратно, свет луны уже стал пробиваться сквозь плотные туманные облака. Вечер сменился ночью.

За прошедшее время, а это где-то два — два с половиной часа, многое могло произойти. Двое оставшихся бандитов могли уйти или вернуться их старшие братья и лидер. С замиранием сердца я неторопливо приближался к пещере.

Внутри уже не горел свет, не доносились оттуда громкие мужские голоса. Лишь гнетущая тишина исходил из ее черного нутра.

Я не спешил входить в пещеру и использовал телесную сущность, чтобы стимулировать слух. Почти сразу довольная улыбка появилась у меня на лице.

Я услышал хлюпающие звуки, словно кто-то ходит по лужам. Только вряд ли это вода, скорее кровь. Звуки волочения. Трупы, наверняка перетаскивают трупы. И разговор двух голосов, которые я тут же узнал.

— Шин, — как оказалось, один из бандитов делили со мной имя, — как мы объясним это боссу? Думаешь, он поверит, что пришел какой-то пацан с ненормальным развитием и перебил всех кроме нас? А даже если поверит, простит ли, что мы отпустили его с товаром?

— Конечно же, нет. Закончим здесь и уйдем. Вступим в другую банду. А может, даже создадим собственную.

— И куда подадимся? В Лесную Империю или Королевство Лунного Камня?

— В Лесную Империю. Там сейчас неспокойно, для нашего брата раздолье. Хотя, говорят, в Королевстве Лунного Камня тоже творится что-то неладное. Это может быть наш шанс. Как говорится, ешь пока теплое.

— Так все-таки….

Более не скрываясь, я вышел из укрытия, и смело пошел к пещере. Хотя эти двое были сильны, они не сильнее меня. Девять из десяти, что они не смогут заставить меня отступить, и уж тем более убить.

Сизый дым под моими ногами поднимался все выше. Глаза наполнялись телесной сущностью. Я достал мечи и их лезвия зловеще блеснули в тусклом свете луны.

— Возмездие грядет, — произнес я фразу из Кодекса.

Я ворвался в пещеру и сразу увидел бандитов. Один склонился над трупом и снимал с пояса звенящий холщовый мешочек. Второй связывал стопку оружия.

У бандитов не было пространственных колец. Не сказать, что они редки, но все-таки дорого стоят. От трехсот золотых, в который влезет разве что полный рюкзак, и до сорока тысяч монет с вместимостью как с небольшой дом.

Даже у нас в клане не у всех оно есть, и в основном передается по наследству. Мое кольцо, например, досталось от отца. У матери же, насколько мне известно, его не было.

Она у меня вообще редкостный экземпляр. Вышла из простой семьи, в которой поколениями не рождались дети с высоким талантом. Так что кольца у нее быть не могло. А почему не купила потом, как знать. Может, не успела накопить, или попросту не захотела.

— Истинные бандиты. Ваша жадность будет стоить вам жизни, — зловеще сказал я и бросился в бой.

— Ты! Ты давал клятву! — заорал бандит, выбросив веревки, которыми связывал оружие, и потянулся к изогнутому мечу, весящему у него на поясе.

Он быстро отреагировал, но все-таки недостаточно. Его меч только покидал ножны, тогда как мой был уже в метре от его груди и стремительно приближался.

Неожиданно передо мной появилось полупрозрачное ледяное зеркало, и острие меча уперлось в него. С телесной сущностью, сосредоточенной в этой атаке и силой Врат, я не думал, что оно будет способно меня остановить и поэтому я не прервал атаку.

Но я ошибался.

*дзинь*

Только когда я отлетел от удара и рука, держащая меч, онемела, я понял, что это было. Это был Продвинутый навык защитного типа. Очень мощный навык. К тому же это был второй боевой навык Продвинутого уровня, показанный им, чего я никак не ожидал.

— Откуда у простого бандита такие навыки? — я поразился способностям своего соименника.

Одно дело кланы вроде моего. Там владеть Продвинутыми навыками в порядке вещей. Не говоря про телесные навыки, кланам третьего порядка нормально иметь от пяти до восьми боевых навыков для каждого стихийного атрибута и от трех до пяти редких, не стихийных. Наличие подобных навыков — есть главная причина могущества кланов.

Я не имею в виду, что практики не принадлежащие к кланам или не прошедшие королевские и императорские академии не могут обладать Продвинутыми боевыми навыками. Просто даже один такой навык в их случае уже редкость, куда там двум.

Я всегда знал, но теперь подтвердил главный недостаток в разрыве ступени истинной сущности. Защитный навык не перекрыть телесным усилением той же ступени. Это как долбить лед голыми руками. Если сил и воли достаточно — пробьешь, да только не одной целой косточки не останется.

Для того чтобы компенсировать этот недостаток, я как раз выучил Лезвие Света. Хоть это и Базовый навык, который проигрывает в сравнении любому Продвинутому, с ним, телесной сущностью и силой Врат, такая защита долго не продержится.

Яркий белый луч вырос вдоль лезвия Солнца и обрушился на ледяное зеркало. После моего прошлого удара на нем образовались трещины и сейчас, когда атака дополнилась боевым навыком, вспышка белого света полыхнула на его зеркальной поверхности и когда она отразилась, трещины превратились в сколы.

Не жалея истинной сущности, следом за первым Лезвием Света, на Луне образовалось второе, и вот уже ледяное зеркало разлетается вдребезги. Голубые осколки, падая, исчезают не достигнув земли. Все-таки это не материальные объекты, а трансформируемая субстанция из истинной сущности. Они не настоящие.

В тот же момент сквозь сломанное зеркало в меня полетел огненный веер. Второй бандит, которого Шин прикрывал защитным боевым навыком, успел подготовить собственную атаку и сразу выпустил ее мне навстречу.

На это я лишь улыбнулся. Это был Базовый навык атрибута Огня, который хоть и славится своей атакующей мощью, по-прежнему остается Базовым, а значит, не несет для меня большой угрозы.

Примерно рассчитав область поражения, я направил в плечо и часть грудной клетки телесную сущность, укрепляя защиту, и устремился к бандиту сквозь его навык.

Огонь охватил меня, и жар нещадно жег кожу. Но я стерпел и выбросил ответную атаку. Колотый удар с силой в девятьсот Пен прошил защиту из телесной сущности третьей ступени как лист бумаги, и острая сталь проникла глубоко в его шею.

Я дернул мечом, вытаскивая его обратно и влево, частично обезглавливая бандита, и кровь брызнула во все стороны. Бездыханный труп, пошатнувшись, упал лицом вниз. Его тело еще какое-то время дергалось в посмертных судорогах.

И вот он остался один. Шин против Шина.

Он пятится, пот градом стекает по лбу. Не со страха, нет, хотя не без этого. Видно много истинной сущности сожгло его ледяное зеркало, так он еще ледяные стрелы начал формировать.

Умный. Понимает, что только это сработает.

В прошлый раз я от них уклонился, но это не значит, что сейчас будет так же. Он наверняка расширит диапазон атаки. Да и расстояние между нами будет меньше, так что шансы еще больше снижаются.

Только выбора у меня нет. Я и сам потратил много телесной сущности и оставшейся не обязательно хватит, чтобы заблокировать эту атаку.

— Но перестраховаться все-таки не помешает, — решил я и покрыл уязвимые места — грудь и голову тонким слоем телесной сущности. Вкупе с Вратами, даже если навык настигнет меня, урон не должен оказаться фатальным. По крайней мере, я на это надеюсь.

Опустив и разведя мечи в сторону, я покрыл себя телесной сущностью и побежал на него. Приближаясь, я чувствовал всасывающий поток холодного воздуха, который, закручиваясь спиралью, входил тонкой струйкой в сосульки. Как и в прошлый раз, их было десять. Правда, они были толще.

Я внимательно наблюдал за Шином-бандитом. Ни одно его движение не укрылось от меня. И когда он приготовился выпустить навык, я об этом узнал. Его левая нога чуть подалась вперед, а в следующую секунду он резко выбросил руки, как будто что-то толкает.

Когда его нога дернулась, сформированный в процессе освоения навыка рефлекс, я уже начал уходить вбок, максимально смещая корпус, на границе с падением. Ледяные сосульки, быстро вращаясь, полетели в меня словно метеориты.

*хрусть*дзинь*дзинь*

С хрустом от сломанных костей и звоном разбивающихся сосулек, меня отбросило на двадцать метров назад, волоча и кувыркая по земле как брошенную тряпичную куклу, пока я не был остановлен стеной.

Из десяти сосулек две все-таки попали в меня. Одна разорвалась на ремне артефакта-доспеха и практически не нанесла урона, разве что потом вылезет огромный синяк. А вот вторая попала в незащищенное плечо, и хотя оно было покрыто телесной сущностью, она лишь смягчила удар.

В результате, когда я врезался в стену, выхаркав полной рот крови, и посмотрел на плечо, мной овладела жгучая ярость. В плече зияла огромная рваная рана с раздробленными костями и таким количеством вытекающей крови, что если срочно ничего не предпринять, жить мне оставалось не больше пяти минут.

Тогда я перевел взгляд на Шина-бандита. Он опустился на колени, держась на трясущихся руках, тяжело дышал и вроде был невредим, но если использовать духовное зрение и заглянуть внутрь, то становится ясно, что ему было гораздо, гораздо хуже чем мне.

Его сосуд души был полностью опустошен и скукожился, как высохший фрукт, энергетические точки хаотично сместились, а каналы повреждены. Оказывается, он не только высосал истинную сущность до капли, он еще и влил в навык жизненную силу. Это запретный метод, которым пользуются лишь доведенные до крайности практики, когда все или ничего.

Сейчас его каналы только повреждены, но скоро они начнут иссыхать и оборвутся. Это нельзя обратить и невозможно исправить. Запретный метод превращает в калек, обычных людей, которые всю оставшуюся жизнь живут с болью. Как по мне, лучше смерть.

Ярость исчезала из моего сердца от созерцания такой страшной внутренней травмы. На смену ей пришла радость, пускай и терзаемая вспышками мучительной боли.

Неуклюже вставая, облокотившись на стену, я направил всю оставшуюся телесную сущность на лечение раны, и, щедро разбрызгивая по полу кровь, стал медленно приближаться к бандиту.

Каждый шаг отдавался резким накалом боли в плече. Слабость усиливалась, и ноги наливались свинцом.

По пути я наклонялся и подбирал мечи, выпавшие после удара. Благо, они не разлетелись в разные стороны.

— Ты сейчас так жалок, что если бы не было необходимости, я бы оставил тебя в живых. Видят боги, ты заслуживаешь мучений до конца своих дней, — я склонился над ним и выжил из сердца последнюю каплю ярости.

*вжик*

Просвистел меч и в пещере остался лишь один живой человек.

Глава 25. Борьба с самим собой

Покончив с последним бандитом, я ушел вглубь пещеры, где раньше держали заложниц, и упал на импровизируемую кровать из соломы.

У меня не оставалось камней природной энергии, а здесь ее не было, так что я не мог использовать технику развития, чтобы пополнить запас телесной сущности и исцелить себя. Все что я мог — это пустить остатки на остановку кровотечения. Что я и сделал.

Не предполагая, что окажусь в такой ситуации, я отказался от покупки исцеляющих зелий в пользу парализующего яда. На оба у меня не хватало денег.

С другой стороны, не будь у меня этого яда, я не смог бы спасти принцессу. А жизнь маленькой девочки, у которой вся жизнь впереди, намного важнее моей. Я уже одну прожил, так что ни о чем не буду жалеть.

— Не спать. Нельзя закрывать глаза. Я должен вернуться в расщелину, — бормотал я себе под нос и несколько раз пытался подняться, но ноги просто не хотели стоять и я падал обратно.

Я не мог больше здесь оставаться. Это все равно, что угодить в капкан и бездействовать в ожидании прихода охотника, который достанет нож и лишит тебя жизни. Но и идти я не мог.

— Если я не могу идти, я поползу.

Без защиты телесной сущности, полагаясь исключительно на укрепленное тело седьмой ступени и первых Врат, я выбрасывал вперед левую руку, правая не работала, цеплялся за снежный пласт и протаскивал свое тело дальше.

Порывистый ветер, как назло, бил в лицо. Кожа синела и трескалась, и я уже не чувствовал пальцев. Все больше хотелось остановиться и немного передохнуть. Но я знал, что если расслаблюсь, хоть на секунду, это погубит меня.

Окажись на моем месте любой другой, он или она, скорее всего, так бы и поступил. И не заметили, как уснули. И никогда не проснулись. Впрочем….

Это была борьба. Борьба с самим собой. Заведомо проигрышная. Ведь рано или поздно, какой бы сильной волей не обладал, ты сдашься. Вопрос только, когда. И именно это сейчас меня больше всего волновало — время. Лишь бы успеть доползти до расщелины. Лишь бы успеть.

Я довел себя до предела, как согнутый до предела металл. Небольшое усилие и все, сломается. А я ведь видел его впереди — вход. Каких-то тридцать метров и я доберусь.

Еще одно движение. Еще один метр. А затем еще один и еще. И вот он — предел. Тело отказывает и замирает.

Приходит спокойствие. Сознание медленно угасает, веки закрываются, и белоснежное одеяло ложиться сверху. Это конец. Смерть.

— Ну, хотя бы безболезненная, — последняя мысль посещает меня.

Глава 26. Переходный мир

Не знаю, где я оказался, но это место было прекрасно. Бездонно-черное бесконечное пространство со сверкающими звездами-алмазами, радужными сине-красно-фиолетово-зелеными облаками и причудливым туманом, словно живой он постоянно менял форму, то лошадью становился, то деревом, то обращался птицей крылатой. Стоял я или висел в воздухе — не понятно. Здесь не было ни земли, ни неба.

— Иначе я себе представлял посмертный мир, — сказал я спокойно, но в то же время ощущал внутри жалость.

Я не жалел себя. Я уже умирал. А жалел о том, что не выполнил обещание. Обещал им, что вернусь. И что в итоге? Умер, не вернулся. И скоро умрут они. Они будут ждать меня и не дождутся и попытаются сами спуститься с горы. Только для того, чтобы разбиться. В этом я даже не сомневался.

Не зная, что делать дальше, кто или что меня ждет, я засмотрелся на радужные облака. Они так красиво переливались и нет-нет мерцали, что это буквально заворожили меня.

— Это не облака, — вдруг раздался звучный мужской бас.

Звук шел, казалось, отовсюду. И сколько бы я не всматривался, источника так и не обнаружил.

— Тогда что это? — спросил я невидимый голос.

— Это барьер, — ответил он.

— Барьер? Что за барьер?

— Он защищает зарождающиеся миры от вмешательства. В одном из таких ты встретил свой конец.

— Иначе говоря, умер?

— Да.

— А умер в который раз, первый или второй?

— Оба.

— Ясно. А что это за место?

— Переходный мир. Здесь души дожидаются начала цикла перерождения.

— Странно. Я, кажется, уже перерождался и даже все помню из прошлой жизни, но почему-то совсем не помню этого места. Почему?

— Ты — особый случай.

— Объясни, — попросил я.

— Ты — орудие судьбы. Обычные правила к тебе не применимы.

— Не понимаю.

— Поймешь.

— Хороший ответ. Сразу все стало понятно.

Зря я это сказал.

*бум*

Невидимое давление опустилось на меня, и в голове раздался взрыв. С ним пришла такая сильная боль, что словами не передать.

Помню как в прошлой жизни, теперь уже позапрошлой, когда я был еще совсем молодым карателем и не открыл Врата Боли, меня поймал и пытал демонопоклонник.

Он привязал меня к пыточному столу, смердящему и пропитанному кровью, разорвал одежду на животе и положил сверху непроницаемый металлический ящик. Я поначалу не понял, чего он добивается. Ведь некоторое время ничего не происходило. А затем я почувствовал уколы и после кричал не переставая.

Когда плотоядные черви медленно пожирали мою плоть, затем взялись за кишки, даже ребра и позвонки начали грызть — такой боли я никогда в жизни больше не чувствовал. До сегодняшнего дня.

Словно каждый нерв в моем теле пронзили стальной иглой, накрутили как на вертел и поднесли к огню, прожаривая и поворачивая, прожаривая и поворачивая. Это продлилось всего мгновение, но показалось, что целую вечность.

— Думай, когда говоришь с кем-то вроде меня, — суровым голосом упрекнул меня голос.

— Не любитель сарказма, да? — подумал я, восстанавливая сбившееся дыхание. — Кем-то вроде меня? А с кем именно я разговариваю? Кто Вы такой? На этот вопрос Вы же можете ответить? — в этот раз я тщательно подбирал слова. Второго такого удара, спасибо, не надо, я и с первого раза прекрасно все понимаю.

— Могу. Я первый страж переходного мира. Зови меня Иллюминиль. Мы с тобой часто будем встречаться.

— Часто будем встречаться? Что это значит? — Хотел я спросить, но передумал. Что-то подсказывает, что на этот вопрос он не ответит, и я спросил: — Я вспомню все это?

— Да.

— А почему тогда забыл прошлый раз?

— Ты и в этот раз забудешь. Разница в том, что когда попадешь сюда в следующий раз, тут же все вспомнишь.

— Хм…. Ну, ладно. Значит, в новое тело в другой мир?

— Нет, ты возвращаешься обратно. Проснешься на той же горе с прежними ранами, и даже не поймешь, что умирал.

— Но за….

Не успел я закончить, мягкий золотой свет окутал меня, сформировав непроницаемую сферу, которая понеслась на безумной скорости к одной из туманности.

После того, как золотая сфера вошла в туман, на том месте, где стоял Шин, из пустоты появился высокий старец в темно-бардовом халате и плетеных сандалиях. Его лицо было усеяно морщинами, глаза глубоко посажены и почти не видны за густыми белыми бровями. От его тела исходили волны золотого свечения, он блестел как алмаз, преломляющий лучи солнца. В скрещенных на груди руках старец держал золотой скипетр с овальным набалдашником и черную кожаную плетку «конский хвост».

Вскоре рядом с ним возникла другая фигура. Это была молодая женщина двадцати трех — двадцати пяти лет, сравнительно невысокая, с пышными длинными, достающими почти до земли, голубыми волосами, которые буйно развевались по ее телу, раскачиваясь, словно морские волны при сильных штормах.

Она была одета в серебряный чешуйчатый доспех, плотно облегающий подтянутую фигуру. На поясе у нее висела изогнутая в форме полумесяца сабля, с лезвием расширяющимся от крестовины к острию и рукоятью с защитной дужкой и кольцом для большого пальца.

— Ну как он тебе? — спросила воительница сладким чарующим голосом.

— Слабый, — ответил старик. — Не понимаю, о чем думала госпожа, выбирая его. Я только проверил его и чуть не расплющил.

— Возможно, она увидела потенциал, который ни ты, ни я, разглядеть не смогли, — предположила она.

Старик ненадолго задумался и несколько раз порывался что-то сказать, его губы только расходились, как снова сходились, но все-таки он решил промолчать. Он боялся озвучить свои мысли вслух и услышать согласие. Боялся оказаться правым.

— Возможно, — хмурясь, согласился старик.

Ему не нравилась ставка в этой игре. Не нравился козырь. Он понимал, что Эра Богов обязана возродиться. Мирозданию необходим порядок. Но этот ребенок….

Так ли все сложится, как предначертано? Будет ли сохранен баланс? Иллюминиль впервые с начала времен стал сомневаться в решениях своей госпожи.

Глава 27. Все-так стоит

Пребывая в холоде и темноте, я неожиданно почувствовал какую-то мягкость и тепло. Я потянулся к этим ощущениям, как умирающий от жажды в пустыне, лежа на раскаленном песке, тянет дрожащую руку к оазису.

Я за них ухватился. Приятное тепло хлынуло через воображаемую руку и дальше по телу, остановившись, как ни странно, внизу живота.

— Ум-м, — где-то на задворках сознания раздается нежный приглушенный звук.

Холод отступал. Организм начал оживать, а вместе с ним пришла боль, ставшая пробуждать сознание.

Вдруг в памяти всплыли недавние события. Как я ползу по снегу, как вижу впереди вход в расщелину, и как тело замирает, погружаясь в небытие.

Я резко открываю глаза, и первое что вижу — блестящий ледяной потолок.

— Я не снаружи?

Это сбивает меня с толку, и я поворачиваю голову. Ресницы учащенно затрепетали на красивом женском лице. Это была Мэй.

Она посмотрела на меня и сказала с улыбкой:

— Рада, что с тобой все в порядке.

И тут я осознал положение. Я находился в расщелине, укрытый в объятиях красивой обнаженной женщины и моя рука крепко схватилась за ее грудь. Вот откуда пришла мягкость и тепло, ушедшее вниз живота.

Не удивительно, что организм отреагировал так даже в бессознательном состоянии. Ее грудь была мягкой, но в то же время упругой, кожа гладкая и приятная наощупь, спелая вишенка.

Я не мог не признать:

— Завидую ее мужу.

Убрав руку с некоторой заторможенностью, я отстранился от нее, отлипая от жаркого тела.

Сделав быстрое неосторожное движение, я затронул раненое плечо, которое немедленно отозвалось резкой вспышкой боли. Впрочем, я не подал вида. Не единый мускул не дрогнул у меня на лице.

Вылезая из-под одеяла, я почувствовал, что что-то не так. Опустив взгляд, я увидел обширные участки белой кожи. Из одежды на мне оставалась лишь набедренная повязка, которая заметно приподнялась.

Проследив за моим взглядом, Мэй все поняла и слегка улыбнулась:

— Здесь нет ничего постыдного.

— А я и не стыжусь, — ответил я со спокойным лицом.

Если ее реакция была обычной, то Ханюль, наблюдавшая за всем у нее из-за спины, покраснела до кончиков ушей. Она была смущена и, тем не менее, не отводила глаз.

Это выглядело так невинно и так мило, что я не удержался и подшутил над ней:

— Если так любопытно, я могу приподнять, чтобы ты получше все рассмотрела, — при этом я коснулся края набедренной повязки.

Ханюль быстро отвела взгляд и спряталась у матери за спиной, уткнувшись в нее головой.

— Шин, прошу, не смущай мою дочь еще больше.

По тону Мэй как бы отчитывала меня, но внутри она улыбалась.

Наигравшись, я посмотрел в глаза Мэй и серьезно сказал:

— Вы спасли меня, спасибо.

— Твоя рана выглядит серьезно, — кивнув, заметила Мэй. — Если хочешь, я могу ее перевязать.

— Нет необходимости, — отказался я и поискал глазами одежду.

Обнаружив искомое сваленным в углу, я подошел и оделся, после чего устроился на том же месте и стал поглощать природную энергию.

Затянуть раны удалось через час. Еще три понадобилось для пополнения сосуда души. В результате, когда я открыл глаза, на гору уже проливались первые лучи солнца.

* * *

Открыв глаза, я увидел, что женщины спят. Я не стал их будить и бесшумно выскользнул из расщелины.

Я отправился проверить пещеру. Бандиты говорили, что их старшие братья и лидер вернуться утром. Уже утро.

Прошлый просчет относительно чужих и собственных сил научил меня не судить по противнику только по уровню его развития. При одинаковом развитии в зависимости от арсенала боевых навыков практики различаются в большой степени. Если с Базовыми навыками истинной сущности для меня разобраться не составит труда, то в противостоянии с Продвинутыми навыками я еще относительно слаб. Особенно это верно для навыков защитного типа.

Я не знал уровня развития оставшейся тройки бандитов, но они определенно будут сильнее вчерашних. Все-таки чем ты сильнее, тем выше твой статус. Это правило верно для всех.

По пути я всерьез задумался, стоит ли выполнять задание. Я раз из-за него уже чуть не умер. Стоит ли артефакт таких рисков?

— Все-таки стоит, — решил я, взвесив все за и против. — Но только когда спущу их с горы.

Во-первых, мне необходим этот артефакт. Если я оставлю все как есть — это привлечет ко мне пристальное внимание сил, которые не потерпят нового неизвестного и опасного фактора. И если от кланов третьего порядка клан Ран меня защитит, то что насчет остальных?

У большой силы есть обратная сторона — зависть и страх. Каждый клан рассматривает другой как потенциального врага и если в нем появляется талант, настоящий, превосходящий, способный стать Звездным практиком, если у них будет такая возможность, они непременно уничтожат его, пока он не развил потенциал и не стал для них реальной угрозой.

В одной книге я прочитал историю, имевшую место быть триста пятьдесят лет назад. В клане третьего порядка появился ребенок, который не должен было рождаться. Оба его родителя были с талантом третьего ранга. Его максимум должен был стать четвертый. Тем не менее, он оказался седьмым. И не просто седьмым, а высоким. Это был небесный дар.

Такие таланты встречались только в высших кланах, у настоящих владык континента. Ни одно королевство и империя не потянет с ними войну. Один их Небесный практик стоит десяти, а Звездный способен уничтожить пятерых того же уровня развития. Это сила, дарованная навыками уровня Эксперт и накопленными за многотысячелетнюю историю артефактами.

И так как высшие кланы стояли выше других, они могли требовать что угодно у кого угодно.

Есть даже не правило, а всеобщий закон, что если в кланах четвертого и ниже порядка рождается ребенок с шестым и выше талантом, то их отправляют в один из высших кланов и обрывают все связи с ребенком. Взамен клан и родители получают щедрую компенсацию — ресурсы, которыми обладают только высшие кланы.

Но где есть пряник, там есть и кнут. Если клан утаит такого ребенка и высшим станет об этом известно — его уничтожают. Вырезают всех, никого не щадят. Даже если кто-то в тот момент отсутствовал в клане, их выслеживают и рано или поздно находят.

Не понятно о чем они думали, чего добивались, но факт в том, что клан Белого Лебедя утаил ребенка от высших. Имя этого ребенка было Усюй Ген.

И им удалось его скрыть. В пятнадцать лет Усюй вошел в Небесную область. В девятнадцать он уже был на пике. В двадцать прорвался в Звездную область.

Когда практик прорывается в Звездную область, это сопровождается знамением, глобальным явлением, природа которого зависит от атрибута. Огонь извергает дремлющие вулканы. Вода будоражит спокойные океан, поднимая огромные волны цунами. Воздух вызывает торнадо в местах, где их никогда не было. И все в таком духе.

В двадцать лет, когда Усюй прорвался в Звездную область, он обрушил грозовой вал, который продолжался три дня и три ночи.

Когда происходит такое событие, как появление нового Звездного практика, о нем сразу распространяют информацию, чтобы показать миру свою возросшую мощь. Но в тот раз была тишина, которая привлекла внимание высших кланов.

Три года они искали нового Звездного практика, и когда нашли, выяснилось, кто он и откуда. Его развитие на тот момент было уже в середине Звездной области. Он был в десятке сильнейших практиков континента и не обязательно слабейшим из них.

Клан Белого Лебедя был уничтожен. Его самого так же пытались убить, но он спасся. Вскоре в руинах, оставшихся от его клана, было обнаружено послание, в котором он обещал, что обязательно вернется и отомстит.

Через шесть лет он начал выполнять обещание. Три высших клана сгинули один за другим. В каждом Усюй оставлял послание — трупы старейшин, выложенных на земле в форме лебедя.

Тогда впервые за долгое время состоялась встреча мастеров высших кланов. Никто не знал, до какого уровня развился Усюй, чтобы так легко уничтожить три высших клана. Возможно, он уже вошел в пятерку или даже тройку сильнейших. И так был сформирован союз, целью которого стало избавиться от общей угрозы.

За два последующих года было уничтожено еще восемь высших кланов. В общем одиннадцать, примерно пятая их часть. А затем тишина. Пропали розыскные плакаты, истребление высших кланов также прекратилось. Все кто был связан с высшими кланами, говорили, что они убили Усюя.

Но вот что странно, если высшие действительно убили его, почему не надругались над трупом? Прилюдно, как это у них заведено. Почему не показали, что бывает с теми, кто идет против них? Многие полагали, что Усюй тогда выжил.

Выжил он или нет, я не знаю, но наживать себе смертельных врагов только потому, что я есть, не собираюсь. Так что мне нужен этот артефакт.

Это, повторюсь, во-первых. А во-вторых, тысяча двести причин, по одной за каждое потраченное очко.

В пещере бандитов не оказалось. Ну, кроме разве что мертвых. Так что, подобрав несколько не сильно дырявых и запачканных кровью одежд, я вернулся обратно в расщелину.

Ханюль была рада, увидев меня, и не только потому, что я принес ей одежду. А вот ее мать — не слишком. Вчера я чуть не умер, и разумеется у нее включился материнский инстинкт. Если бы она видела, с какой легкостью я отнимаю человеческие жизни. Как при этом спокоен.

Хотя, вряд ли это что-то бы изменило. Матери любят своих детей, не смотря ни на что. Настоящая, безусловная, всепоглощающая любовь. Да, я не ее сын, но в ее глаза я ребенок, которого она должна защитить. В данном случае ей не хватало для этого сил, поэтому она окружила меня ненужной заботой.

Конечно, всегда есть исключения и они далеко не единичны. Женщина, принесшая в этот мир новую жизнь, не обязательно будет хорошей матерью.

В прошлом я встречал разных: хороших, плохих и просто ужасных. Хорошие жизнь готовы отдать за своего ребенка, и даже готовы защищать чужих. Мэй из таких. Плохие матери осознают, что не принесут ребенку добра и отказываются от него. В некотором роде это даже хорошо. Взять для примера хотя бы меня. И ужасные матери. Для них ребенок — это собственность, вещь, и как всякую вещь, ее можно использовать, выбросить, когда надоест, и продать.

— Вы закончили? — спросил я, когда перестал слышать шуршание одежды.

— Да, можешь повернуться, — ответила Ханюль.

Конечно, они заставили меня отвернуться. И не важно, что я все это уже видел.

Я старался выбирать одежды поцелее, но все равно не обошлось без изъянов. Так у Мэй под левой грудью проходил длинный разрез, сквозь который виднелся ее плоский животик, а у Ханюль была прожженная дырка на левом бедре, оставленная кем-то своим, ведь я не пользуюсь навыками с атрибутом огня.

Вообще, имея определенный атрибут, это не значит, что нельзя пользоваться другими. Просто в этом случае вылезает несколько существенных недостатков. Это сниженная скорость активации навыков и их ослабленная мощь.

Часто использование навыков другого атрибута встречается у второсортных практиков. Это распространенное определение, но я их называю просто — обычные. Это дети, не рожденные в кланах, влиятельных или богатых городских семьях. Некоторые даже не знают своего таланта и атрибута. У них нет доступа к артефакту, способного это определить. Они изучают Базовые техники и навыки и только те, которые могут найти.

Для них есть два возможных пути встать на истинный путь боевых искусств. Первый — вступить в брак с кем-то из клана или семьи и войти в него как полноправный член. Правда, такие случаи довольно редки. Второй — поступить в академию. Отбор там довольно жесткий, проходит всего один из десяти, но шанс все же выше. А так, две трети второсортных практиков навсегда остаются второсортными, и если не вступают в армию, то становятся наемниками или как раз таки бандитами.

Подавляющее большинство людей осознают тщетность усилий и даже не пытаются практиковать. Крестьяне сосредотачиваются на хозяйстве: обрабатывают поля, разводят скот. У рожденных в городе больше возможностей. Они становятся служащими и слугами, ремесленниками, торговцами, солдатами.

Бросив на них лишь мимолетный взгляд, я предложил перекусить и, получив согласие, мы быстренько поели простой, но сытной пищи.

Закончив с едой, мы втроем вышли из расщелины и под моим неусыпным руководством стали спускаться с горы. И если не считать парочки порезов и синяков, в основном из-за того, что я торопился, боясь, что бандиты уйдут до моего возвращения, с задачей я справился на отлично.

Глава 28. До встречи

Спустившись с горы, я проводил их до дороги, ведущей к городу, и остановился, сказав:

— Здесь нам придется расстаться.

— Шин, ты не пойдешь с нами в город? — удивилась Ханюль.

Поначалу она со мной даже не разговаривала. Но со временем расслабилась, и когда мы спускались, ее рот почти не закрывался. После прелюдии в виде пустой болтовни, она с загоревшимися от переизбытка энтузиазма глазами начала расспрашивать меня обо всем, что так или иначе связано с боевыми искусствами: о клане, о техниках, тренировках и прочем. По мере возможностей, я старался на них все отвечать.

Когда родилась Ханюль, Мэй решила, что она не будет практиковать. Ее муж умер от болотной заразы незадолго до рождения дочери, и у нее не хватало средств, чтобы обеспечить ее даже элементарной техникой развития, что уж говорить о боевых навыках и камнях природной энергии.

Все изменилось два месяца назад, когда лорд лично посетил их деревню, чтобы переговорить со старостой об увеличении темпа вырубки леса. Будущая зима обещала выдаться необычно холодной и им требовалось по крайней мере в два раза больше дров.

Мэй случайно попалась ему на глаза, и как мальчишка он влюбился в нее с первого взгляда. Его не заботило, что у нее уже есть дочь, талант второго среднего ранга, низкое положение. Ее красота и изящество пленило его, захватив разум одним лишь желанием — обладания.

После нескончаемого потока подарков, бесед и вечерних прогулок, он сделал ей предложение, от которого она не могла отказаться. Не думаю, что Мэй действительно полюбила его, ее даже не волновал переезд в город и собственное положение в обществе. Она переживала за дочь, за ее будущее. Для нее это была редкая возможность стать кем-то большим, чем просто женой лесоруба.

Через неделю была назначена дата их свадьбы. Через неделю она станет женой городского лорда, а ее дочь падчерицей. Их положение вырастет до уровня небес. Ну, по их меркам.

— Я должен срочно вернуться в клан и доложить обо всем мастеру, — соврал я, чтобы не волновать их, но пообещал: — Как насчет того, что я навещу вас, скажем, через три месяца?

— Три месяца…, — повторив за мной тихим голосом, Ханюль заметно погрустнела.

— Шин, я понимаю, что у тебя есть определенные обязательства, но я бы хотела, чтобы ты присутствовал на моей свадьбе. Все-таки если бы не ты, она бы не состоялась.

Говоря о свадьбе, от меня не укрылось, как в ее взгляде промелькнула печаль. Всего на секунду, а затем она тщательно скрыла все эмоции. Лишь бы дочь не увидела ее истинных чувств.

— Я бы с радостью, но не могу. Через две недели в клане состоится турнир, и я обязан на нем присутствовать.

Я не изображал печаль, я на самом деле жалел. Мэй произвела на меня хорошее впечатление и даже спасла меня, и мне было больно отказывать ей в такой простой просьбе. Но про турнир я не врал, и про то, что обязан там быть.

— Я понимаю, — искренне сказала она.

— Ну тогда, до встречи? — предложил я, не собираясь затягивать прощание.

— До встречи, — Мэй мило улыбнулась, подошла ко мне и крепко обняла.

— Три месяца. Помни, ты обещал, — напомнила мне Ханюль и быстро отвернулась, пряча стыдливое выражение лица.

Пока Ханюль не ушла, я дернулся, положив руку ей на плечо, и сказал:

— Я всегда выполняю свои обещания.

Когда Мэй обнимала меня, я вызвал одну из функций двойного кольца и добавил ее список друзей. Так же я сделал с Ханюль, прикоснувшись к плечу.

Я проводил их взглядом до поворота и когда они скрылись из вида, открыл карту. Четыре зеленых точки горело на ней. Одна располагалась в Городе Ясных Холмов. Это была двадцать восемь. Другая находилась в столице и принадлежала моей маленькой милой принцессе. И две новых — Мэй и Ханюль. Теперь, если с ними что-то случиться, я об этом узнаю.

Я развернулся, задумчиво посмотрел на Гору Плачущих Сестер и с твердой решимостью повторил:

— Я всегда выполняю свои обещания.

Глава 29. Без шансов

Когда я вернулся, они были там. Стояли у входа в пещеру с хмурыми лицами.

Первый — двухметровый гигант в грубых кожаных одеждах с выступающей меховой подкладкой и громадной секирой за спиной после проверки духовным зрением оказался на восьмой ступени истинной сущности и шестой ступени телесной. На небритом угловатом лице через правый глаз, нос, обе губы и до подбородка тянулся уродливый шрам от ожога, предавая ему свирепый вид.

Рядом с ним переминался с ноги на ногу щуплый, горбатый коротышка. Из-под его черной накидки выглядывала пара коротких кинжалов. Он был на том же уровне развития, что и здоровяк. Его кожа была белее снега, губы синие, а волосы длинные и редкие, сквозь которые отчетливо просматривалась покрытая темными пятнами лысина. С его развитием даже голым он бы не мерз на холоде. Так что, если он такой «красивый» не от природы, остается только один вариант — он смертельно болен.

И последний, третий: высокий, красивый блондин не старше тридцати лет в красном атласном халате, расшитом серебряной нитью. На правом бедре в изысканных ножнах с цветочным узором висел прямой полуторный меч с белой костяной рукоятью. Он был на десятой ступени истинной сущности и седьмой ступени телесной. Его энергетические каналы вибрировали и испускали слабый травяной свет. Это значило, что он уже пытался прорваться в Небесную область и возможно скоро ему это удастся. Его можно считать наполовину Небесным практиком.

Мне пришлось честно признать:

— Я им не противник. Даже со здоровяком и коротышкой по отдельности могут возникнуть проблемы. Что уж говорить об их лидере.

Да, я переоценил свои возможности. Но так просто не сдамся. Я до них доберусь. Не сегодня, так через месяц, два, три. Мои усилия не будут напрасными.

— Только вряд ли карта подскажет, где мне их после искать. Эх…. Придется использовать это.

Под этим я имею в виду уникальный метод карателей для преследования. Раз пометив цель, она никуда от тебя не уйдет. Ты не только будешь знать, где она скрывается, но и в буквальном смысле видеть ее глазами. Правда для этого придется пожертвовать силой Врат. Не всей, по нити за каждого. Но это малая цена за скрывающий артефакт.

А я ведь жертвую не только развитием. Без артефакта я не смогу принять участие в турнире. Кьюнг-Сун будет рада.

И вообще, возвращаться в клан теперь слишком рискованно. Если кто-то проверит мое развитие, это быстро дойдет до ушей старейшин и мастера, и я более чем уверен, что после смерти восьмого старейшины, они не упустят такую возможность. Чтобы восстановить треснутый фундамент, они намеренно распространят обо мне информацию.

— Ну и где эта: «Удача будет всюду следовать за ним»? — припомнил я слова из пророчества о Звездном Дитя.

Закрыв глаза, я отправил сознание к Вратам Рождения, и после серии различных манипуляций со звуком лопнувшей струны одна из нитей оторвалась. А затем еще одна и еще. Собрав вместе три нити, я направил их через тело к правой руке.

Я открыл глаза и уставился на распахнутую ладонь. Над ней лениво парили три полупрозрачных зеленых нити. Их свет понемногу угасал.

Следуя моей воле, они словно молнии выстрелили к трем бандитам. Никто кроме меня не мог увидеть или почувствовать их. И так они незаметно погрузились в их тела.

* * *

Бандиты надолго не задержались и вскоре ушли, оставив трупы своих так называемых братьев на растерзание снежным волкам. Ничего другого я от них не ожидал. Дух товарищества у бандитов во всех мирах лишь показной.

Проследив за бандитами и убедившись, что они на самом деле спускались с горы, я вернулся в расщелину и не выходил из нее десять дней. За это время вся природная энергия, что копилась в ней годами, а возможно десятилетиями, была высосана мной подчистую.

Уже на второй день я добился прогресса в развитии истинной сущности, перешагнув с третьей ступени на четвертую, и переключился на телесную сущность.

Следующие восемь дней я распутывал Врата Боли и практиковал Плоть Железных Гор. Я почти не спал, ел раз в день, и вот, наконец, закончив распутывать одиннадцатую нить, мои каналы вздрогнули и начали расширяться. Восьмая ступень телесной сущности.

До кланового турнира оставалось четыре дня. Как жаль, что меня там не будет. И ладно Кьюнг-Сун, не хочет быть моей невестой — пускай. Ей же хуже. Но этот мелкий сопляк заслуживает показательной порки.

Понимая, что все это мелочи жизни и не стоит по этом зацикливаться, передо мной встал по-настоящему важный вопрос: «И куда теперь?».

Открыв карту, я долго и упорно размышлял, и в итоге остановился на южной части континента. Я отправлюсь туда, где изначально планировал побывать, но гораздо раньше, чем думал. В Черный Лес.

Глава 30. Чернокаменный город

Лошадь, купленную в Городе Ясных Холмов, я оставил в конюшне Города Сестер. Однако я не собирался за ней возвращаться. После того инцидента в таверне это может быть опасно. Я не настолько силен, чтобы идти против клана. И не стоит рассчитывать на поддержку лорда. Я его совсем не знаю.

Как же я жду того дня, когда войду в Небесную область. Никакие мелкие силы больше не смогут представлять для меня угрозу. Ведь тогда я смогу изучать техники и навыки высокого уровня — Мастер и Эксперт.

Но что самое главное — у меня была реальная возможность их изучить. Тех же техник и навыков уровня Мастер фактически лишены практики из кланов ниже четвертого порядка, а уровня Эксперта редки даже в кланах пятого.

Для меня все упирается в очки, и ежедневных заданий не хватит. Остается два варианта их получения: задания и убийства.

Поэтому я и решил отправиться в Черный Лес. Оба этих варианта не просто жизнеспособны, там для меня раздолье.

В Черном Лесу и окрестностях сосредоточено шестнадцать заданий: восемь на убийство свирепых зверей, пять на сбор лекарственных трав, два исследовательских и один поиск. Если все их выполнить, полученных очков хватит для покупки техники развития истинной сущности и двух боевых навыков уровня Мастер.

Чтобы совершить прорыв в Небесную область должны быть соблюдены определенные условия.

Первое — развиться до пика истинной или телесной ступени. Все практики прорываются с истинной сущности, потому как ее развитие происходит быстрее, и я, наверное, буду единственным из традиционных кланов, кто начнет прорываться с телесной сущности. Так же разрыв в сущности не должен превышать три ступени, и именно это будет меня тормозить.

И второе — перед прорывом требуется укрепить сосуд души. Для этого необходимы эликсиры, производимые алхимиками не ниже третьего ранга. Стоимость набора в зависимости от качества колеблется в районе тысячи — тысячи триста золотых монет. Однако лишь малому числу практиков удается укрепить сосуд души с первой попытки, так что можно смело умножать это на два. Получается, от двух тысяч до двух тысяч шестьсот золотых монет.

Вряд ли мне удастся быстро собрать такую огромную сумму. Даже со своими ингредиентами выйдет недешево. Поэтому у меня был разработан запасной план — я найду алхимика и произведу обмен. После того, как выполню задание поиска, у меня как раз будет что предложить — редкий алхимический инструмент. Проблема в том, что зелья даже найти проще, чем подходящих алхимиков.

Ну, или самому стану алхимиком. Это, правда, намного дольше. Сначала придется выполнить задание в соседнем королевстве и получить Книгу Начинающего Алхимика. С ее помощью я освою азы. За месяц-два. Затем выполнить другое задание и от четырех до шести месяцев обучаться по Книге Продвинутого Алхимика. Выходит, чтобы мне стать алхимиком третьего ранга, потребуется как минимум полгода.

Судя по карте, ближайшим местом, помимо Города Сестер, где я мог бы раздобыть лошадь, является Чернокаменный Гор. Однако ближайший, не значит близкий. Пешком до него было три дня пути.

* * *

Чернокаменный Город.

Чернокаменным его назвали не просто так. Городская стена и все здания в городе были выполнены из черного камня, который добывался поблизости, на Черной Скале. Черный камень был особенным, он имел повышенную прочность и водоотталкивающие свойства.

Про Черную Скалу ходило много легенд. Про обитающих там призраков, про непроходимый лабиринт, скрытый глубоко в недрах скалы и хранящий несметные сокровища. Одно ясно точно — когда-то Черная Скала служила местом обитания темного бога. Об этом свидетельствовали древние фрески, найденные в пещере на вершине скалы.

Лучи солнца еще не пробились из-за горизонта, но небо уже начало алеть, предвещая рассвет. Стражники, дежурившие ночью, готовились к смене.

Город был небольшим и удаленным, так что стражников, дежуривших на входе, было всего двое. Не смотря на то, что дневная смена еще не пришла, они уже сняли тяжелые доспехи, изрядно нагрузившие за ночь их плечи, и поставили на стойку с оружием неудобные длинные копья. В голове они уже лежали в мягкой постели.

— Эй, там наверху, когда откроют ворота? — донесся из-за стены громкий мальчишеский голос.

В обязанности ночной стражи главным образом входило наблюдать за окрестностями. Любой, кто подходит к городу, должен быть заранее обнаружен. И вот, кто-то кричит у самых ворот, а они его даже не заметили. Если об этом узнает начальник стражи, банальным криком и руганью дело не ограничится.

Даже один человек может представлять опасность для целого города.

Стражники пришли из одной семьи, отец и сын. Отца звали Хиро, а сына Мин. Так же когда-то на их месте стояли дед и отец, а до них прадед и дед. Они, можно сказать, являлись потомственными стражниками и не должны были допускать таких грубых ошибок.

Хиро дежурил за воротами, а Мин стоял на стене. Безусловно, это была вина сына. Однако отец нес не меньшую ответственность. Как отец и как старший.

Хиро быстро взял себя в руки и вскочил со стула. Следуя инструкциям, он открыл смотровое окно и грозно потребовал:

— Назовись.

— Шин Ран.

Выглянув в окно, Хиро обнаружил стоящего там худого юношу не старше шестнадцати лет в красном халате с вышитым на груди драконом, обвившем древко алебарды. Как стражник, он обязан был знать герб каждого клана, и, разумеется, он узнал его. Клан Ран из Города Ясных Холмов.

Хиро использовал духовное зрение, чтобы проверить развитие юноши. Его глаза расширились от изумления.

Он нервно сглотнул, и тон стал заметно мягче:

— Ворота открываются на рассвете. Но так как вы важный гость, я могу сделать исключение.

Отчасти это было правдой. Но основная причина заключалась в том, чтобы тихо пропустить юношу из клана Ран в город. Если об их ошибке узнает начальник стражи, то они не только лишаться месячного жалования, затянув потуже пояса, семья не будет голодать, однако их, скорее всего, переведут в дневную смену. А это значит, стоять целый день в раскаленных доспехах под неусыпным вниманием начальника и видеть издевательские улыбки на лицах ночной смены, которые заняли твое место.

С другой стороны, Хиро обязан был доложить об этом юноше. Не только принадлежность к клану Ран, его собственная необычная сила ясно говорила о том, что он не рядовой член клана.

Но как именно он должен о нем доложить? Опустить некоторые детали? Соврать? А если об этом узнают? Тогда их могут даже выгнать из стражи.

Хиро ощутил подступающую головную боль.

— Отец, — позвал его со стены взволнованный голос сына. Мин слышал их разговор.

— Открывай, — высунулся и махнул ему рукой Хиро.

С ржавым скрипом из несмазанных петель ворота открылись.

* * *

Город еще спал, и я шел по пустынным улицам. Из-за черного камня город казался излишне мрачным, но позже, когда на улицы начали выходить торговцы и раскладывать ларьки, беззаботно при этом общаясь, а позже, смеясь, забегали детишки, мрачная атмосфера чудесным образом испарилась.

В Городе Ясных Холмов такого не было. Возможно из-за того, что Чернокаменный Город был сильно удален от столицы и тут не было конкурирующих кланов, пьяниц, воришек и дешевых уличных шлюх на каждом углу. Город был чист и ухожен, а прохожие с улыбкой приветствовали друг друга.

— Почти все люди здесь обычные, — чем больше людей мне попадалось, тем больше я удивлялся. И тогда я подумал: — Возможно ли, что все беды этого мира исходят от боевых искусств?

У меня был опыт двух миров и провести аналогию не составило труда. Магия и боевые искусства, по сути одно и то же — сила, во многом могли использоваться для мирных целей, однако люди упорно предпочитали делать из себя живое оружие. Сила и власть дают им уверенность, а вместе с ней приходит гордыня, которая впоследствии перерастает в непоколебимую веру, что ты лучше других, и вот твое «я» кардинально меняется.

Но что если все люди будут равны? Нет, конечно, войны совсем не исчезнут. Люди по-прежнему будут проливать кровь собратьев. В этом наша сущность, инстинкт хищника, изъян природы как по мне. Однако не станет ли таких мест, как это, больше? Улыбки, радость, спокойная мирная жизнь. А не слезы и горечь и брошенные на произвол судьбы невинные дети.

— Простите, — подошел ко мне, извиняясь, стражник, — вы не местный?

— Да, — подтвердил я.

— В таком случае позвольте полюбопытствовать о цели вашего визита в наш город? — вежливо он спросил.

Новое лицо в таком маленьком городе вызывает определенные опасения, так что его интерес ко мне был понятен.

— Я потерял лошадь и хотел бы купить другую. Затем я сразу отбуду, — ответив на вопрос, я сам спросил: — Не подскажите, где мне могут с этим помочь?

Стражник послал меня в конюшню братьев Хуан, где я купил лошадь по сходной цене. Не самый быстрый скакун, зато достаточно выносливый.

Оставалось только оседлать и отправиться в путь, но что-то внутри говорило мне задержаться. Интуиция, предчувствие, внутренний голос, нутро. Как не назови, а прислушиваться к нему в Ордене нас учили в первую очередь.

Я решил задержаться на день-два, но столько ждать не пришлось. Поздним вечером, практикуясь в комнате постоялого двора, произошло событие, изменившее все — Мистический Рунный Компас неожиданно проявил свою скрытую способность. Подобно камушку, упавшему с вершины горы, я стал камнепадом.

Глава 31. Неизвестное подземелье

Быстро прервав технику, я открыл глаза.

Дрожал пол. Дрожали стены и потолок. Пустой стакан добрался до края стола и упал, разбившись вдребезги.

Дрожь земли — обычное явление для территорий, расположенных рядом с горами и вулканами. Однако я точно знаю, что вблизи Чернокаменного города нет ни того ни другого. К тому же казалось, что вибрации передаются не по земле, а по воздуху. Очень странно. И почему весь дом на ушах не стоит, почему не бьют тревогу? То же странно.


Внимание! Мистический Рунный Компас обнаружил неизвестное подземелье. Определение местонахождения. Местонахождение определено. Точка входа расположена: направление северо-восток, расстояние 4275 метров, высота 116 метров, глубина 38 метров.


В прошлый раз, когда я получил такое сообщение, это было событие, и оно принесло мне два артефакта из трех — Стальной Доспех Львиной Храбрости и Мистический Рунный Компас.

Раздобыть даже один артефакт стоило немалых усилий. Некоторые авантюристы тратят годы на успешные поиски, другие за всю жизнь ничего не находят. Но это лишь единицы. Везунчики. А большинство — умирает.

Ну а если хочешь их просто купить, то готовься оставить на аукционе кругленькую сумму. Ведь борьба за них разворачивается нешуточная, а начальная цена самого слабенького артефакта — от двух тысяч золотых монет.

Так что риски, которыми я тогда был подвергнут, выполняя задания, если подумать, не такие уж и большие.

— Что же игра мне приготовила на этот раз?

Это будет опасно. В этом я даже не сомневаюсь. Но какая будет награда? Может оружие? Я бы не отказался от меча. Хотя нет, любое сгодиться.

Оружие-артефакт не найти на аукционах. Они настолько редки, что их свободная продажа запрещена во всех уголках континента. Они встречаются только в кланах выше пятого порядка или передаются от короля к королю, от императора к императору. А если у кого-то не из этого круга появляется оружие-артефакт и об этом становится известно, скажем так, вскоре он исчезает вместе с оружием.

Игра, риск, опасность. Все это азарт. Пожалуй, одна из самых противоречивых человеческих черт. Но хорошее это качество или плохое?

С одной стороны, азарт мотивирует, дает нам силы стремиться к тому, чего мы хотим. С другой, это сильная эмоция, а эмоции часто противоположны разумному мыслительному процессу и приводят к серьезным ошибкам.

Лично я считаю, что без азарта не добьешься успеха и этим все сказано. Главное — управлять им, а не наоборот, и все будет хорошо.

Я не знал, что меня ждет в подземелье, поэтому решил подготовиться. Запасов еды и воды в пространственном кольце оставалось всего на неделю, так что я быстро спустился на первый этаж и пошел будить хозяина постоялого двора. Он был очень мной недоволен, но быстро сменил гнев на милость, когда я пообещал накинуть сверху еще золотой.

Не так давно у меня в распоряжении находилось четыреста шестьдесят золотых монет, и вот осталось всего два золотых и сорок восемь серебряных. Но я ни о чем не жалею. Это были не пустые траты, они были необходимы.

Законом не запрещалось выходить на улицы в ночное время. Другое дело, если кто-то хотел покинуть город. Это было возможно только в крайних случаях и с разрешения начальника стражи.

Если бы я попросил, мне бы естественно отказали. Поэтому я не стал даже пытаться. Вынужденный оставить лошадь в конюшне, благо подземелье находилось не так далеко, я нашел тихое место, перебрался через стену и скрылся в ночи.

Сориентировавшись по карте, я точно знал, куда направляюсь — к Черной Скале.

* * *

Черная Скала была как огромный колючий дикобраз. Только вместо иголок — острые камни. Края словно специально заточили до кинжальной остроты. В свете луны они даже отбрасывали блеск как от начищенной стали.

Подъем выдался трудным и долгим. А если бы не Стальной Доспех Львиной Храбрости, то еще и болезненным, так как я изрезал бы себе все руки и ноги. Еще и камни были сырыми, и я все время боялся, что навернусь и упаду, и тогда шансов выжить практически нет.

Трудно было точно оценить высоту, на которую забрался. Поэтому, когда я подумал, что вот, должно быть где-то здесь, я направил в глаза больше телесной сущности, усиливая остроту зрения, и стал пристальней всматриваться в темноту.

Я искал пещеру. Ничего другого, что может уходить на сорок метров вглубь скалы, мне просто в голову не приходило. Однако кое о чем я не подумал. Не подумал, что расщелина, как та, что на Горе Плачущих Сестер, может уходить так глубоко. Ничего подобного я в своей жизни не видел и даже не слышал.

Так же я не знал, с какого склона должен зайти. И в совокупности всех этих факторов, мне удалось обнаружить вход лишь под утро.

Ну как вход. Это был тупик, стена в конце расщелины. Ни двери, ни чего-то похожего. Если бы я не знал, что здесь определенно что-то должно быть, я бы, скорее всего, ничего не заметил.

Я зажег факел и начал внимательно осматривать стену. Казалось бы, стена как стена, ничего особенного. И лишь прощупав ее, я нашел странности. Во-первых, она была абсолютно ровная, без единого выступа по всей поверхности. А во-вторых, ветер. Сквозь щели, настолько крошечные, что почти не видны, пробивались тонкие струйки спертого воздуха.

Я не заметил никаких скрытых механизмов, открывающих проход, и видел только один путь — пробить стену. Проблема в том, что у меня нет достаточно сильных атакующих навыков. Лезвие Света лишь Базовый навык и не справится с этой задачей. А использовав телесную сущность, чтобы усилить атаку, оружие просто сломается.

— Если только не найти слабое место и ударить туда, — подумал я.

В Ордене нас учили, что у всего есть слабое место. Нет ничего абсолютно неуязвимого. Даже бога можно убить. И любой, казалось бы самый неразрушимый объект, имеет свою слабость.

Например, Люкрис — руда, добываемая из метеорита упавшей звезды, в моем мире считалась самым прочным металлом. Долгое время кузнецы не могли найти способа его обработки и изготовить оружие. Он не ломался, не плавился. Но и у него нашлась слабость — кислота глубинных вод из Земель Мертвых. Она расплавляла Люкрис до жидкого состояния на время, достаточное чтобы залить его в форму до начала отвердевания. И так как заточить его после было невозможно, кузнецы делали в основном тупое и дробящее оружие.

Черный камень имеет повышенную прочность и его будет сложно разрушить. Но он не монолитен. В стене обязаны присутствовать стыки, связанные с наслоением пород. Их не увидеть голым невооруженным взглядом, но они есть. Это и есть слабое место. И скорее всего не единственное, однако первое, что пришло мне на ум.

Усиление зрения телесной сущностью в данном случае не поможет. Но у меня есть другой способ — техника карателей Призрачный Взгляд.

Призрачный Взгляд бесполезен в бою. Чтобы его активировать, требуется войти в особое ментальное состояние. А чтобы в него войти, надо отключить все органы чувств. Что в бою, как вы понимаете, равносильно подставить горло под меч.

Войти ментальное состояние, или отрешение, как мы его называли, оказалось значительно сложнее и дольше, чем я предполагал. Раньше на это у меня уходили секунды. Сейчас же прошло больше минуты, прежде чем пропало первое чувство.

Зрение, слух, обоняние, вкус, осязание и чувство пространства. Я отсек их одно за другим и погрузился в ментальное состояние.

В ментальном состоянии дух больше не ограничен рамками тела и легко мог выйти наружу, погрузившись в стену. Я слился с ней, стал единым целым и узнал всю необходимую информацию.

Стыки, естественно, были. Но не они привлекли мое внимание. А толщина самой стены. Она была толщиной с руку, так что разрушить ее в любом будет не сложно.

Отделившись от стены, дух погрузился обратно в тело. Вернулись чувства и, открыв глаза, я встал.

Не нужно было использовать оружие, чтобы разрушить стену. Мечи созданы резать плоть, а не камень. Руки, закованной в неуязвимую сталь, должно быть достаточно.

Влив 10 % телесной сущности в правую руку, я размахнулся и ударил по стене.

*бум*

Стена вздрогнула и из-под кулака разошлась паутина трещин. С потолка спустилось облако пыли. Я недооценил прочность черного камня.

В следующий удар я вложил в два раза больше сущности и ударил в то же место. Трещины разошлись дальше, стали толще и несколько довольно крупных осколков выпало из нее, образуя сквозные дыры. Лучи белого света выстрелили из них.

Удар! Удар! Удар!

Каждый новый удар был сильней предыдущего. Почти вся телесная сущность была израсходована, но в результате в стене образовалось достаточно широкое отверстие, чтобы я мог протиснуться.

В тот момент, когда я пролез внутрь, я вдруг почувствовал, как меня окружил мощный поток природной энергии.

От такого у меня перехватило дыхание. Плотность природной энергии была в десятки раз больше, чем в расщелине Горы Плачущих Сестер. Либо источник энергии, питающий ее, был необычайно сильным, либо она здесь копилась сотни, тысячи лет.

Впереди, метрах в пяти, колыхалась белоснежная дымчатая завеса. Она отличалась от той, что была в зоне события, и дело не только в цвете. Дым был слишком плотным, и нельзя было увидеть, что находиться за ней.

Дотронувшись до завесы, я ожидал появления сообщения, как тогда, но ничего не происходило. Я усилил давление на ладонь, но она не сдвинулась, словно не в дым, а в стену уперлась. И тогда, не зная, что делать, я вытащил Солнце, активировал Лезвие Света и ударил по ней.

Удивительно, но лезвие беспрепятственно прошло через завесу. Подумав, я решил, что возможно только неживые объекты могут пройти сквозь завесу.

Барьер Жизни. Я читал о таком. И выглядел он примерно так же.

Чтобы подтвердить свою догадку, я бросил в завесу серебряную монетку. Однако, ударившись об нее, она отлетела обратно.

— Может ли быть, что….

В отличие от телесной сущности, истинная сущность не влияла непосредственно на физическое тело. Она гармонировала с духом и использовалась лишь в сочетании с боевыми навыками.

Тем не менее, истинной сущностью так же можно манипулировать: направлять в любую часть тела, выводить наружу, да что угодно. Правда, толку от этого никакого.

Я завернул руку в слой истинной сущности и прикоснулся к завесе. Ладонь под нажимом не почувствовала сопротивления и исчезла внутри. А когда дымка добралась до локтя, места, где заканчивалось покрытие истинной сущностью, дальше не шло ни в какую.

— Вот, значит, как.

Покрыв все тело истинной сущностью, я сделал шаг и спокойно прошел через завесу.

Глава 32. Пристанище Кровавого Ворона

Проникнув через завесу, я попал в совершенно другое место, настоящий новый мир. Стены и пол сменились бескрайней долиной и ночным беззвездным небом с тремя кроваво-красными лунами, образующими треугольник. А каменный пол превратился в багровую землю, словно пропитанную кровью.

Такой переходит из одного места в другое, возможен только в одном случае — это массив. Однако это не массив практики. Для массива практики здесь было слишком большое пространство.

Значит, это массив пространства. Я читал про них. С древних времен сохранилось всего шесть подобных массивов. Четыре из них находятся во владении высших кланов, и по одному в столицах сильнейших империй — Империи Радужного Заката и Горной Империи.

— Кровавая долина, — оценив пейзаж местности, сразу пришло мне на ум название для массива.

В Кровавой долине я был не один. Я видел тени, большие и маленькие, бесцельно бродящие далеко впереди.

Сделав первый шаг, передо мной появилось сообщение.


Вы вошли в неизвестное подземелье. Производится сканирование местности. Сканирование завершено. Подземелье опознано — Пристанище Кровавого Ворона. Степень опасности: крайне высокая.


Получено четыре новых задания.


«Кровавые Убийцы»

Цель: Убейте 10 Кровавых Убийц в Пристанище Кровавого Ворона.

Прогресс:

Кровавый Убийца — 0/10


Награда: 50 золотых монет, + 10 % опыта.


«Кровавые Гиганты»

Цель: Убейте 20 Кровавых Гигантов в Пристанище Кровавого Ворона.

Прогресс:

Кровавый Гигант — 0/20.


Награда: 125 золотых монет, + 25 % опыта, Ожерелье Кровавого Пиршества.


«Сбор ключей»

Цель: Соберите семь железных ключей для открытия Гробницы Кровавого Ворона.

Прогресс:

Ржавый Железный Ключ — 0/7.


Награда: +20 % опыта.


«Кровавый Ворон»

Цель: Убейте Кровавого Ворона в Гробнице Кровавого Ворона.

Прогресс:

Кровавый Ворон — 0/1.


Награда: +1 уровень, Плащ Кровавого Ворона, Медальон Темного Божества.


Кое-что из того, что было написано, я не понимал. Например, что за опыт, и какой еще уровень? Ладно, с этим разберемся потом. Все встанет на свои места, когда я выполню задания.

«Крайне высокая» звучало не слишком обнадеживающе. Но, как говорится, пока не проверишь — не узнаешь.

У меня практически не оставалось телесной сущности, а истинной хватит всего на два Лезвия Света или один Сияющий Свет. Так что прежде, чем идти проверять, я устроился в позе для медитации и начал поглощать природную энергию, используя Плоть Железных Гор.

Природной энергии вокруг был бесконечный океан и с Продвинутой техникой развития я полностью восстановил запас телесной сущности за каких-то двадцать минут, и столько же ушло на пополнение истинной сущности.

Вот в чем заключается разница между Продвинутой техникой развития и Базовой. Пустой сосуд телесной сущности восьмой ступени пополнялся столько же времени, сколько на четверть заполненный истинной сущности пятой ступени.

Глава 33. Кровавый Убийца

Маленькими и большими тенями оказались те самые Кровавые Убийцы и Кровавые Гиганты, которых я должен был убить. И почему-то с первого взгляда стало понятно, что это не люди, хотя и похожи на них.

По крайней мере, Кровавые Убийцы. Их рост не превышал полутора метров. Они были худые, одна кожа да кости, и даже в протертом до дыр бардовом плаще с глубоким капюшоном, скрывающем лицо, не выглядели опасно. У них даже оружия не было. Но так мне казалось лишь до тех пор, пока я не подошел ближе и не увидел, какое у них развитие.

Кровавые Гиганты были полной их противоположностью: высокие, больше четырех метров ростом, а мощный мышечный каркас с отчетливо выступающими черными венами был как еще один доспех. Что до настоящего доспеха, то он был толстым как рыцарский панцирь и надежно закрывал все уязвимые места, кроме горла и паха, которые мешали бы двигаться. Как и у Кровавых Убийц, я не заметил у них никакого оружия.

Глаза Кровавых Гигантов были налиты кровью, и это не игра слов. Белочная и радужная оболочка были красного цвета, и различались только оттенком, а зрачок бледно-белый, как у мертвой рыбы. Надеюсь, они слепые. Насколько бы тогда было проще.

Кровавые Убийцы все были на седьмой ступени истинной сущности и шестой ступени телесной. Развитие же Кровавых Гигантов сильно разнилось и колебалось от шестой ступени истинной сущности до восьмой и от седьмой ступени телесной сущности до десятой.

Их сила вызывала у меня серьезные опасения. Особенно Кровавых Гигантов. Но во всем этом есть и положительная сторона — что убийцы, что гиганты находились довольно далеко друг от друга, одни на возвышенности, другие в низине, и не пересекались в зоне прямой видимости, так что если все сделать правильно, это будут сражения один на один.

Взяв в левую руку Луну, а в правую Солнце, я смело углубился в кровавую долину.

Когда до Кровавого Убийцы оставалось около тридцати метров, он перестал беспорядочно шататься и резко остановился, повернув голову в мою сторону. Без слов и без звука, он растопырил руки, и серые ногти на пальцах начали быстро расти и расширяться, пока не стали когтями.

Я на две ступени уступал ему в истинной сущности, а он мне в телесной. По силе, мы были примерно равны.

— Ну давай, покажи мне, что можешь, — сказал я себе и бросился к нему.

Кровавый Убийца пришел в движение одновременно со мной. Во время бега его капюшон оттянулся, и я увидел лицо. Серая морщинистая кожа и глаза такие же, как у Кровавых Гигантов.

В момент, когда мы вышли на расстояние удара, я направил треть всей телесной сущности в обе руки, и Солнце ударило сверху, а Луна с небольшой задержкой понеслась горизонтально земле на уровне пояса. Это специальный прием парных мечей известный как оттянутый перекрестный удар.

Как я и предполагал, Кровавый Убийца выставил когти вверх, защищаясь от атаки сверху, и не успел отреагировать, когда Луна подкралась с боку. Но он меня удивил, моментально отреагировав, и оттолкнувшись когтями от Солнца, использовал полученный импульс, чтобы, отпрыгнув, разорвать дистанцию.

Тем не менее, он не полностью избежал этой атаки. Луна прорезала плащ и прочертила неглубокую кровавую линию у него на животе.

Заставив его отступить первым, я задал темп сражения. С молниеносной скоростью чередую атаки, Кровавый Убийца вынужден был только отступать и защищаться, у него не хватало времени на контратаку, и в результате на нем появлялось все больше ран.

Кровавый Убийца старался изменить ход сражения, используя различные боевые навыки как для защиты, так для атаки. Его кровавый щит блокировал часть ударов, а густая красная дымка, покрывшая руки, увеличивала скорость атаки.

В какой-то момент я вынужден был отступить, и Кровавый Убийца незамедлительно этим воспользовался. Он перешел от защиты к атаке, тесня меня шаг за шагом.

Я все больше сдавал позиции. Покрытые красным дымом бритвенно острые когти мелькали все ближе и на халате уже начали появляться порезы.

Я бросал на защиту все силы, выжидая подходящего момента для сокрушительной контратаки.

И он наступил. Только исчез кровавый щит, я использовал Сияющий Свет.

Белый свет залил все вокруг. Не знаю, удалось ли мне ослепить Кровавого Убийцу или же нет, и просто воспользовался его замешательством, но я без проблем поднырнул под его правую руку и, оказавшись у него за спиной, выплеснул всю оставшуюся телесную сущность в одну единственную атаку. В моих руках была сосредоточена огромная мощь, которая передалась мечам, заставив их низко вибрировать.

Со скрежетом и хрустом, как будто плоть Кровавого убийцы была покрыта тонким слоем железа (похоже, он все-таки использовал какой-то телесный навык защитного типа), Солнце и Луна вонзились в его спину.

Будь это обычный удар, я более чем уверен, что даже кончик меча не проник бы внутрь. Но так как в этой атаке я использовал всю телесную сущность, и не было препятствие в виде кровавого щита, блокировавшего мои атаки, два клинка легко вошли в его спину и вышли из груди.

Кровавый убийца, как и прежде, не произнес ни звука. Он пошатнулся и упал, соскользнув с мечей.

Еще в падении Кровавого Убийцы охватило лазурное пламя, и я поспешил от него отпрыгнуть, ожидая подвоха. Но ничего такого не произошло. Тело упало на землю, и быстро исчезло в лазурном пламени, не оставив от него даже пепла.

Сразу после этого из земли, куда упал Кровавый Убийца, выстрелил яркий луч белого света и вошел мне в переносицу. Это было неожиданно, ведь я считал, что все уже кончено.

Впрочем, не успел я испугаться, как одно за другим стали появляться сообщения.


Вы убили Кровавого Убийцу.

Получено 28 очков.

Получено 0,7 % опыта.

Получено 26 серебряных монет.

Задание обновлено. Прогресс: 1/10.

Глава 34. Поразительная скорость развития

— Я ведь не сплю, да? Это происходит на самом деле?

Я уже долгое время стоял на месте и, пристально смотря на кусочек земле, где в лазурном огне сгорел труп Кровавого Убийцы, не оставив даже выжженного пятна, никак не мог поверить, что происходящее реально. Я не удивился полученным очкам. Это было прописано в награде за убийство. Получить четверть золотого — да, неожиданно. Но это не так сильно меня поразило, как опыт. Ведь теперь я знаю, что это такое, и быстро оценил все его прелести.

Опыт — это мгновенное развитие. Развитие истинной и телесной сущности без практики. Когда появилось сообщение, я вдруг почувствовал, как чистая энергия: не природная, не истинная и не телесная, что-то совершенно другое, вошла в мое тело, и произошли изменения в энергетических и жизненных каналах. Они расширились. Эффект был сравнительно небольшим, но сам факт….

У меня не было проблем с развитием телесной сущности. Ведь в моем распоряжении были и Продвинутая техника развития и Врата. А вот с истинной сущностью все обстояло не так радужно. Именно поэтому я с оживлением воспринял новый способ развития и с разгоревшимся энтузиазмом открыл безумную охоту на Кровавых Убийц.

После каждого сражения с Кровавым Убийцей я восполнял запас сущности и немедля отправлялся на поиски следующего. Не терял ни секунды.

Мне понадобилось восемь часов, чтобы убить десять Кровавых Убийц и выполнить задание. Однако стоило мне получить награду, как появилось сообщение с новым заданием, продолжением этого. В этот раз нужно было убить двадцать пять Кровавых Убийц и в награду давали сто золотых монет,+15 % опыта и вещь, заставившая мое сердце усиленно трепетать — случайный боевой навык Продвинутого уровня.

Жаль, что получил с атрибутом воды и атакующий, а не защитный, так что я даже не буду тратить время, изучая его, так как вряд ли найду для него достойное применение. Так же я не собирался сдавать свиток в хранилище клана Ран. И не только потому, что это вызовет закономерные вопросы. Просто сила и влияние клана, которые базируются в основном на количестве техник и навыков, меня совершенно не заботили.

Я его продам. На аукционе цены на Продвинутые навыки достигают двух тысяч золотых монет. Мой навык стихийный, поэтому будет стоить меньше, но, так или иначе, выйдет не меньше тысячи золотых.

Я принял задание и выполнил его за два дня. И получив награду, мое развитие истинной сущности перешло с пятой на шестую ступень. Так же мне выдали следующее задание. В Награду за убийство сотни Кровавых Убийц было обещано двести золотых монет, +30 % опыта и Подкова Удачи.

Я был так рад, и не только прогрессу истинной сущности, но и что в награду дают артефакт, что решил на сегодня закончить пораньше. Я устроился на холме, развел костер, приготовил мясо и выпил кувшинчик вина, после чего заснул крепким здоровым сном. Впервые с момента моего возрождения.

Третье задание оказалось последним и, выполнив его, я понял причину. Во всей кровавой долине, сколько я не искал, не осталось ни одного Кровавого Убийцы. После получения награды телесная сущность продвинулась до девятой ступени, а истинная сущность вскоре должна была перейти на седьмую.

Это было невероятно. Просто поразительная скорость развития. Прошло всего десять дней, а мое развитие уже поднялось на две ступени истинной сущности и одну ступень телесной.

И это не предел. Оставались еще Кровавые Гиганты, и если с ними будет так же как с Кровавым Убийцами, то я без проблем доберусь до десятой ступени телесной сущности и начну подготовку к прорыву в Небесную Область. Гораздо раньше, чем думал.

Небесная область до пятнадцати лет. Даже знаменитая императрица Сунан в свое время не могла похвастаться таким развитием. А за последнюю тысячу лет один лишь Усюй был на такое способен. Если об этом станет известно, я стану живой легендой.

Впрочем, вряд ли надолго останусь живым. Высшие кланы не потерпят угрозы.

Глава 35. Покидая Пристанище Кровавого Ворона

Кровавые Гиганты были сильнее Кровавых Убийц, но и я увеличил свое развитие. С шестой, почти седьмой ступенью истинной сущности и девятой ступенью телесной я ни в чем им не уступал, а в некоторых аспектах даже превосходил.

Размеры и сила Кровавых Гигантов имели как свои плюсы, так и минусы. К плюсам можно смело отнести силу ударов. Даже без использования телесной сущности их ноги и кулаки оставляли в земле глубокие вмятины. Так же из-за размеров мне было неудобно с ними сражаться, да и доспех хорошо защищал. До шеи я не мог дотянуться физически, так что фактически у них оставалось всего одно уязвимое место — пах.

К минусам же можно отнести медлительность и неповоротливость, так что почти любая их атака проходила мимо меня, причем с приличным запасом времени. В этом плане с Кровавыми Убийцами было намного сложнее.

Единственная проблема, с которой я реально столкнулся, сражаясь с Кровавыми Гигантами — это их навыки. Если у Кровавых Убийц было всего два навыка: атакующий и защитный, то у Кровавых Гигантов их было пять: два атакующих и три защитных.

Для меня, пожалуй, самым проблемным навыком была Каменная Кожа. Кровавые Гиганты использовали его в начале сражения, и чтобы ее пробить приходилось наносить серию ударов в одно и то же место. Точно и быстро. Особенно быстро, потому как каменная кожа еще и восстанавливалась с поразительной скоростью. Отвлечешься, проморгаешь, и все приходится начинать сначала.

Однако наибольшей угрозой обладал навык, который я назвал Каменные Шипы. Не сложно было пропустить момент его активации и разорвать дистанцию. В результате, когда земля в радиусе десяти метров вокруг Кровавого Убийцы извергалась, образуя поле, усеянное метровыми каменными пиками, даже если я не попадал под один из них, то все равно не мог свободно передвигаться и вынужден был принимать атаку.

Практически после каждого сражения я долго восстанавливал телесную сущность, залечивая страшные раны. Сколько бы телесной сущности я не вкладывал в защиту, каждый удар Кровавого Убийцы ломал кости и сотрясал внутренние органы.

За время, достаточное для убийства трех Кровавых Убийц, я убивал одного Кровавого Гиганта. Но и награда за них была больше. Так вместо двадцати пяти — тридцати очков и примерно того же количества серебряных монет выходило сорок — сорок пять, а опыт повысился с 0,7 % до 0,8–0,9 %.

Заданий на убийство Кровавых Гигантов так же было три, однако их количество было больше. Уже в первом задании требовалось убить в два раза больше бездушных. Я решил их так называть, потому что они хоть и выглядели как люди, более или менее, но таковыми не являлись. Говорить — не говорят. Боли не чувствуют. А если и чувствуют — никак не показывают. Не знаю даже, живые они или нет. Кровь вроде есть, но вот душа….

Так вот, первое задание — двадцать Кровавых Гигантов. А уже во втором задании было как в последнем у Кровавых Убийц — сто. И наконец, третье — убить двести Кровавых Гигантов. Выполняя цепочку заданий, я не раз и не два ходил по грани между жизнью и смертью.

Три месяца. Ровно столько мне понадобилось времени, чтобы убить всех Кровавых Гигантов в долине. И ежедневно терпя страдания, боль, когда уже не можешь больше продолжать, но заставляешь себя, пересиливаешь — мне за все воздалось сполна.

Когда последнее задание было выполнено, и я получил награду, мое развитие продвинулось до девятой ступени истинной сущности и десятой ступени телесной.

Четыре ступени истинной сущности и три ступени телесной — таков итог трех месяцев и одиннадцати дней, проведенных в Пристанище Кровавого Ворона. А так же: девятнадцать с половиной тысяч очков, сто шестьдесят восемь золотых монет, три Продвинутых боевых навыка, одна Продвинутая техника развития телесной сущности и два артефакта.

Что навыки, что техника — ничто из этого мне не подходило, так что я решил выставить все на аукцион. Вырученных средств должно хватить на покупку двух высококачественных комплектов зелий укрепления сосуда души и может еще даже останется.

Касаемо артефактов — Подковы Удачи и Браслета Удачи, я пока не видел их в действии, но думаю по названию все и так ясно — они приносят удачу. Или видел, но просто не заметил. Вот как, например, определить, уклонился ли я от атаки Кровавого Гиганта, от которой не ожидал уклониться, иначе говоря, повезло — из-за артефактов или это была моя собственная удача?

У меня оставалось еще два активных задания. Первый на сбор ключей. Пока нашел только три. Я их случайно заметил, на поверхности торчала какая-то часть, и они были зарыты неглубоко в земле. Думаю, остальные ключи стоит там же искать.

И второе, по счету четвертое — убийство Кровавого Ворона. В награду за него дается целый уровень, то есть подъем истинной и телесной сущности сразу на ступень и еще два артефакта. За такую награду, уверен, сражение будет не из легких.

Я решил пока не выполнять эти задания. Ведь опыт, который я получу, пропадет впустую. Лучше вернусь, когда прорвусь в Небесную область. К тому же развитие Кровавого Ворона должно так же находиться в Небесной области, и после изучения боевых навыков уровня Мастер мне будет легче с ним справиться.

— Однако прежде, чем отправиться на аукцион, где мое развитие быстро раскроют, я должен получить скрывающий артефакт. А значит, бандитам пора умереть, — решив, что делать дальше, я направился к выходу из подземелья.

Пройдя через завесу, так же покрыв тело слоем истинной сущности, я выбрался из расщелины и спустился с Черной Скалы.

Возвращаясь в Чернокаменный Город, я шел медленно, не торопясь. Я наслаждался приятной прогулкой под светом полной луны и освежающим ветерком, ласкающим кожу.

В темноте этого было не видно, но по небу начали расползаться черные тучи. Их легко можно было принять за облака, ожидая раскатов грома и ливня, но это были не облака, а густая удушливая пелена из дыма и копоти, пришедшая с юга. Где нет городов, только деревни и бескрайние поля, засаженные пшеницей и овощами, и пасутся огромные стада в десятки тысяч голов. Этот край столетиями обеспечивал пищей все королевство.

И вот уже три дня они горят странным черным пламенем, которое никто не может остановить. Ему не страшна вода. Его не сдуть ветром. Черное пламя словно живое, разумное существо преодолевает любые преграды и сжигает все на своем пути.

Вместе с зимой в этом году в Королевство Северной Звезды придут голод и смерть.

Глава 36. Пока меня не было

Утро. Чернокаменный Город.

В прошлый раз, когда я проходил по главной улице города, мир играл детскими улыбками, принося радость взрослым, которые наблюдали за ними. Но сейчас, если описывать настроение людей, все, даже дети, ходили мрачными, словно черные тучи, висящие над их головами.

— Может всему виной смог, закрывающий солнце? Или что-то случилось, пока меня не было?

Любопытство побудило меня подойти куличной торговке: полной женщине лет сорока с приятным располагающим лицом, и, купив у нее пару булочек по явно завышенной цене, я расспросил ее обо всем.

Выяснилась шокирующая информация. Оказывается, за прошедшие три с половиной месяца, что я провел в Пристанище Кровавого Ворона, словно злой рок только и ждал момента, когда я закроюсь от внешнего мира, пронеслась череда событий, потрясших не только Королевство Северной Звезды, но и весь континент.

Все началось три месяца назад, когда в Империи Сумеречного Заката от руки знаменитого наемного убийцы по прозвищу Обезглавливатель умер старший сын лорда Фалео — наследник могущественной семьи, сильнейший представитель молодого поколения, первый кандидат на императорский трон.

Подозрения естественно пали на второго кандидата. Убери конкурента и займи его место. Банально. Но после вспылили некоторые факты, которые отрицали его причастность, и по ним след заказчика увел людей из семьи Фалео в соседнюю Империю Зеленых Болот.

Император пытался остудить гнев главы семьи Фалео, однако отец так сильно любил своего сына, что перестал ясно мыслить и мобилизовал все силы и ресурсы семьи для мести истинным убийцам сына. Он не смог точно определить, кто за этим стоит, поэтому, как крупнейший поставщик мяса на всем континенте, начал давить на экономику целой империи, а затем, когда этого показалось ему мало, перешел к силовым средствам, атакуя караваны и корабли. Между империями и до этого были натянутые отношения, но сейчас они были на грани войны. Их армии пришло в полную боевую готовность и только и ждали отмашки.

Не прошло и недели, как знаменательное убийство императорского приемника было забыто по причине более значимого события. Альянс из четырех кланов пятого порядка неожиданно напал на высший клан Ан и за ночь вырезал весь совет старейшин и их семьи. Главе клана чудом удалось уйти от преследования.

Разумеется, ответный удар не заставил себя долго ждать. Клан Ан связался с союзными высшими кланами, а так как кланы, входящие в альянс, заранее обо всем позаботились и покинули свои поместья, они как саранча прошлись по землям альянса. Всех взрослых мужчин вырезали и сжигались поля, тем самым обрекая бедные семьи на участь, хуже смерти — лишения, голод, отчаяние. Хотя думаю, они посчитали это актом милосердия.

Вот уже три месяца высшие кланы охотятся на членов альянса, но те не только не смирились с ролью добычи, они активно вели против них партизанскую войну, а так же нацеливались на их уязвимое место — молодое поколение. Ведь как говорят: без детей — нет будущего.

И после этого как будто с горы спустилась лавина. По всему континенту прокатилась волна несчастий: кланы шли против кланов, королей и императоров убивали, а их приемники, подстрекаемые народом, вставали на путь мести. Пылали города, люди страдали от тягот войны. А ко всему прочему месяц назад повсеместно стало вспыхивать черное пламя, сжигающее посевы и скот. Единственная сила, которая от него не пострадала — высшие кланы. Ни один не был затронут. Поэтому многие посчитали, что именно они за этим стоят.

А тут еще торговцы не упустили момент и нагло подняли цены, обдирая народ. Их не волновали чужие жизни, им была важна только прибыль.

Власть имущие словно посходили с ума. Континент раскалывался на части и люди молились богам, но некому было ответить на их призыв. С каждым днем в боях умирало все больше мужчин, женщины становились вдовами, а дети сиротами. Ужасы войны, про которые только читали в книгах, превратились в жестокую реальность.

Как будто этого было мало, в мир вернулась мнимая смерть — чрезвычайно заразная и мерзкая болезнь, от которой не было лекарства. Один зараженный приходил вечером в город, а уже на утро все жители, парализованные, не вставали с кроватей. Еще через день девять из десяти мучительно умирали. Пустели не только города, королевства и империи превращались в безжизненные пустыни.

Единственная светлая сторона во всем этом, что все четыре зеленых точки на карте были на месте. Двадцать восемь, маленькая принцесса, Мэй и Ханюль. Всех важных для меня людей беда как ни странно обошла стороной.

— Спокойного мира, в который я попал, больше нет, — поблагодарив торговку, я печально вздохнул и направился в конюшню.

Хозяин конюшни сильно удивился, увидев меня спустя столько времени. К счастью, он не продал мою лошадь, так что скандала удалось избежать.

Заплатив два золотых за содержание и уход, я забрал лошадь и тут же покинул Чернокаменный Город. У меня было полно дел и поджимало время.

Трио бандитов, которых я должен убить, чтобы получить артефакт, разделились и находились в разных точках. А я не хотел нарушать обещание, данное Мэй и Ханюль. У меня оставалось всего две недели, чтобы убить бандитов, получить артефакт, и посетить Город Сестер.

Затем столица, аукцион, прорыв в Небесную область. Стоит подумать, сколько всего надо сделать, начинает болеть голова.

Глава 37. Таверна Хмельный Рай

Королевство Лунного Камня. Перепутье. Таверна Хмельный Рай.

Таверна Хмельный Рай не была нанесена ни на одну карту. Мало кто знал о ее существовании. И неспроста. В Хмельном Раю собирались темные личности со всего Королевства Лунного Камня и даже соседних: воры, бандиты, нечистые на руку наемники, убийцы. Здесь они обменивались информацией, принимали заказы, спускали заработанное на пиво и шлюх. Для многих это место было как дом.

Лорд Кас, в чьих владениях находилась таверна, знал о ней. И не только знал, ходили слухи, что она ему принадлежала. Если это действительно так, тогда он фактически владел силами всего теневого мира. Если бы ему нужно было кого-то убрать, то он бы просто разместил заказ на убийство. Если бы к нему с проблемой, требующей «деликатного» решения, обратились другие лорды, он бы помог им все устроить и получил друзей, которые, когда возникнут проблемы, вернут ему услугу.

Однако все это были лишь досужие домыслы. Ведь если об этом станет известно королевской семье, лорд Кас не только лишиться своего титула и наследных земель, он будет приравнен к бандитами его ждет казнь, уникальная для Королевства Лунного Камня.

Суть ее заключается в следующем: приговоренного заставляют проглотить Лунный Камень и, питаясь жизненной силой, он начинает прорастать в его желудке, медленно растягивая и разрывая внутренние органы. Человек умирает ни один месяц, корчась от мучительной боли и моля об убийстве. А так как из-за постоянных болей он не может нормально выспаться, ближе к концу он сходит с ума. Ужасная смерть.

Вообще, если бы лорд Кас рискнул стать теневым кукловодом и успешно скрывал это многие годы, он бы накопил столько влияния и богатств, что ему не пришлось бы волноваться о возможных последствиях. Королевская семья обладает огромной силой, но все их действия строго ограничены советом лордом. И если бы у него в совете набралось достаточно влияния, даже король предпочел бы закрыть на это глаза. Ему не нужен бунт среди дворян. Так что, возможно, слухи верны.

В это место меня привела последняя нить. С коротышкой и гигантом я уже разобрался. И не только с ними. Банды, которые они, разделившись, успели собрать, я тоже уничтожил. С моим текущим уровнем развития у них не было и половины шанса.

Другое дело оставшийся, их главарь. Многие практики тратят годы, чтобы накопить денег на покупку зелий укрепления сосуда души. Но чем хороша жизнь бандита — они не зарабатывают честным трудом. К тому же он был главарем банды, а значит, его доля с добычи была в разы больше. Он мог уже прорваться в Небесную область и тогда, если он обладает Продвинутыми навыками, это может стать для меня проблемой.

Объективно говоря, прорыв в Небесную область лишь расширяет сосуд души для продолжения практики и продлевает срок жизни. Он не так сильно влияет на боевые способности, как навыки. Так что даже если главарь и прорвался, он сейчас максимум на первой ступени истинной сущности Небесной области и седьмой ступени телесной сущности Земной области. Мы должны быть равны.

— В предстоящем сражении исход решат навыки и мастерство, — успокоив тем самым волнения в сердце, я открыл двери таверны и смело вошел внутрь.

Прежде чем явиться сюда, я купил черный кожаный костюм, черный плащ с глубоким капюшоном и черные перчатки. Стандартная экипировка убийцы. Думал взять еще кинжалы или скимитары для полноты образа, но когда увидел на них цены, сразу передумал.

Оружие и доспехи стали стоить в три-четыре раза дороже и цена не перестает расти. Война всегда была прекрасной возможностью для торговцев и кузнецов разбогатеть. А когда войны вспыхивают что ни день, то они даже не боятся потерять покупателя из-за непомерно высокой цены. Ведь так делают не только они. Видя пример, все начинают наживаться на чужих страданиях ради собственных интересов.

Любой новенький, кто входит в таверну, неизменно привлекает к себе интерес. Направляясь к стойке, я ощущал на себе дюжину изучающих взглядов и некоторые из них даже испускали убийственное намерение. У воров и убийц нет чести. У них нет своих. Они ограбят и убьют любого, кто слабей них.

За стойкой стоял высокий крепкий мужчина с густой седой бородой и шрамом под левым глазом. От него исходило незримое чувство опасности и мне даже не потребовалось использовать духовное зрение, чтобы понять, что его развитие находится в Небесной области. И не в начале, а в середине или даже в конце.

Впрочем, если бы я им даже воспользовался, это бы все равно ничего не дало. В Небесной области духовное зрение становится ограниченным. Если, допустим, твое развитие на первой ступени, а у того, кого ты хочешь изучить, скажем, на второй или третьей, то это сработает. Однако если это будет уже четвертая ступень, тогда ты ничего не увидишь. Абсолютно ничего. Перед тобой будет стоять обычный человек. Если, конечно, тот не выпустит ауру.

А ведь есть еще навыки, способные обмануть духовное зрение. Они редки, но существуют. Поэтому опытные практики полагаются в основном на свои ощущения, инстинкты, а не на духовное зрение.

— Я тебя здесь раньше не видел, — сказал он и, не спрашивая, толкнул мне кружку холодного пива.

— Потому что я здесь впервые, — я взял кружку и сделал глоток.

При этом я не пытался скрыть лицо капюшоном. Я намеренно его показал. Потому что знал, это была проверка. Он здесь главный и должен знать всех в лицо. Если бы я этого не сделал, он бы попросил меня уйти, даже не выслушав. Люди во всех мирах остаются людьми. А это не первой мой вертеп.

— И зачем же ты сюда пришел? — спросил он.

— Я ищу одного человека. Вашего постояльца. Готов хорошо заплатить, — ответил я, ничего не скрывая.

— Вот, значит, как, — задумчиво закатил он глаза. — И кто же тот постоялец?

Я описал его внешность и уровень развития с поправкой на то, что он может быть уже прорвался в Небесную область, и получил ответ:

— Похоже, ваша информация неверна. Никого, подходящего под описание, я не встречал. А я знаю всех. Это моя работа.

— Я понимаю. — Внутри я улыбался, потому как ожидал такого ответа и подготовился. — Но позвольте, я объясню Вам ситуацию. Этот человек серьезно обидел семью Югай. Они не хотели беспокоить своего предка, поэтому связались с моей семьей. Но если я не справлюсь, придет он. А вы должны знать, кто этот человек и что происходит с теми, кто встает у него на пути.

Семью Югай знали все на континенте. Они были потомственными алхимиками с тысячелетней историей. Большинство зелий и эликсиров, поступающих на рынок, выходят из семьи Югай. А их предок, прошлый глава семьи, не только прославленный алхимик пятого ранга, но еще и Звездный практик четвертой ступени. И характер у него далеко не миролюбивый, когда речь касается его семьи.

О семье Югай и ее предке я узнал от Мэй. Вот как знал, что эта информация мне пригодиться. Лишь бы они не узнали, что я использовал их имя.

Дав ему пару секунд на размышления, я продолжил:

— Я точно знаю, что он сейчас наверху. И я понимаю, что в этих стенах запрещены любые конфликты. Все что мне надо, чтобы Вы попросили его уйти. А это за беспокойство, — сказал я и положил настойку мешочек с сотней золотых монет внутри. Это все, что у меня оставалось. Сумма небольшая, но и не маленькая. Как раз чтобы подумать, что я не мошенник.

Не дожидаясь ответа, я развернулся и направился к входу. Когда я вышел, три человека, одетых так же как я, одновременно встали со стульев и последовали за мной.

Они не подслушивали наш разговор. Не посмели бы. Поэтому прочитав их намерения, старик за стойкой нахмурился и громко выкрикнул предупреждение:

— Кто посмеет — умрет!

Все трое тут же вернулись за свой стол.

Глава 38. Задание выполнено

Устроившись на верхушке дерева в нескольких сотнях метров от таверны, я наблюдал за входом, ожидая, когда выйдет главарь бандитов. Но прошел час, второй, третий. А его все не было. Я связывался с нитью, но пока все было без изменений — он по-прежнему находился в таверне.

В какой-то момент я даже подумал, что может быть что-то не так. Что если в моем мире нет способа определить вживленную нить, это еще не значит, что здесь его нет. Все-таки в этом мире существует множество навыков, похожих на духовное зрение, но гораздо более детальных. Возможно, они способны заметить ее. Что если старик владеет таким?

Я связал его зрение со своим, и его глазами я увидел следующую картину: мокрую от пота женскую спину, ритмично поднимающуюся вверх и вниз, и крепкие мужские руки, обхватившие тонкую талию. Я успокоился. Если бы знал, уж точно не развлекался бы.

— Старик просто еще ничего ему не сказал. Не хочет, чтобы после моего ухода его в чем-то заподозрили, и выждет до вечера или даже до завтрашнего утра, — рассудил я, поставив себя на его место.

Ведь если станет известно, что он сдает постояльцев, то таверна потеряет свою репутацию. Репутацию, основанную на доверии и гаранте защиты, на которой строится весь их бизнес. Мысли, что он мог проигнорировать такую угрозу, как семья Югай, я даже не допускал. Это не с огнем играть, а с лесным пожаром — буйным, неуправляемым, способным сжечь все дотла. И ради чего?

Солнце на небе сменилось луной, заливая окрестности мягким серебряным светом. Из-за того, что телесная сущность достигла десятой ступени, я мог бы, конечно, но не собирался распутывать клубок вторых Врат, поскольку развитие не продвинется дальше до входа в Небесную область. Так что я коротал время, изучая задания, рассматривая свитки в магазине, и раздумывал, не допустил ли я где ошибки. Какие задания стоит выполнить в первую очередь? Те ли выбрал техники и навыки? И вообще, стоит ли менять дальнейшие планы, учитывая, что творится в мире?

А затем мысли плавно утекли в другом направлении. Из четверки моих любимых красавиц, за Мэй и Ханюль я переживал больше всего. Принцесса, естественно, будет в безопасности. Даже без ее положения, столица остается самым защищенным местом в королевстве. А двадцать восемь, она сейчас в клане Ран, под его защитой. К тому же в Городе Ясных Холмов расположено сразу три клана третьего порядка, тогда как в Городе Сестер всего один и тот второго порядка. А ведь у Королевства Северной Звезды назревает конфликт с Лесной Империей, который в скором времени может, если уже не перерос в открытую войну, и такие слабо защищенные города станут первостепенной целью вторженцев.

Думая об этом, что-то шевельнулось в груди. Возникло странное чувство беспокойства. Или, возможно, я себя просто накручиваю? Да, скорее всего, так и есть. С ними определенно ничего не случиться.

Первые лучи солнца пролились на землю и произошло наконец то, чего я так ждал. Знакомый красивый мужчина вышел из таверны и завернул в конюшню. Его слегка пошатывало. Он определенно был пьян. Значит, старик его не предупредил. Это хорошо. Будет проще. К тому же, он все еще был в Земной области.

Я спустился с дерева, и так как от таверны к ближайшему городу вела одна единственная дорога, я спрятался в кустах у обочины и стал ждать.

Вскоре из конюшни вылетела черная лошадь с шишкой на лбу, похожей на рог и блестящими рубиновыми глазами. Это была не простая лошадь, а результат спаривания лошади со свирепым зверем одного из вида Ночной Кошмар или Черный Трирог.

Их называли Верпы, и стоили они неприлично дорого. В зависимости от ранга свирепого зверя и породы лошади цена на них формировалась в пределах от двух до десяти тысяч золотых монет, а в редких случаях доходила до пятнадцати тысяч. Ума не приложу, откуда бандит мог разжиться такой. Жаль, что мне она не достанется. Верпы не признают другого хозяина, кроме того, чью кровь они впервые испили.

Верп, на которой скакал главарь бандитов, носил слабые следы мутации, и считалась самым дешевым. Но даже так, он был быстрее и выносливее любой породы лошадей. Единственная проблема Верпов, с которой приходилось мериться хозяину — это корм. Верпы ели много и только свежее мясо. Их содержание доходило тысячи золотых в год.

Верп приближался все ближе. Он не бежал галопом, в противном случае у меня бы не получилось исполнить задуманное.

Крепко сжимая рукояти мечей, я полностью сконцентрировался на цели, сократив область зрения до головы лошади. Подкрадись ко мне кто-нибудь сзади — не заметил бы.

— Сейчас!

Телесная сущность в ноги для ускорения.

Ветки кустов разлетаются в разные стороны.

Короткий забег и прыжок.

Блеск лезвия Солнца.

Косая красная черта появляется на горле Верпа.

Тяжелое тело Верпа падает, сбрасывая наездника, и протащившись по инерции еще несколько метров, поднимает облако пыли.

Вторая рука с Луной направлена в спину упавшего главаря бандитов. В ней сосредоточена не только половина запаса телесной сущности десятой ступени, но и Лезвие Света загорелось на лезвии. Я намеревался закончить сражение быстро, в одно движение. Пока он в шоке и дезориентирован.

Излучающий белый свет кончик меча вонзился в спину главаря бандитов, но неожиданно уперся в нее словно в каменную стену. Из-под рассеченной одежды наружу пробилось радужное сияние. Отдача сильно ударила мне в руку и отбросила от него метра на два, а его вбило головой в землю.

— Что это? — на секунду удивился я, прежде чем собрать силы для новой атаки.

Но именно эта секунда дала ему возможность отреагировать, и у меня на пути возникла угольно-черная завеса. Взмахом меча я рассек ее пополам, однако он уже ушел перекатом и вскочил на ноги.

Повернувшись ко мне, по его красивому лицу стекла кровь из разбитого лба. Ноздри раздуты, глаза наполнены злобой. Его убийственное намерение было почти осязаемо.

Не утруждаясь глупыми вопросами, вроде кто я такой и почему на него напал, он потянул за костяную рукоять, вытащил из ножен свой полуторный меч и сразу бросился в бой.

За ним возник черный плащ. Трепетая, от него на ходу начали отрываться небольшие куски, выстреливали вверх и под острым углом летели в меня словно стрелы. Благо, их скорость была не такой большой, и я легко от них уклонялся. Врезаясь в землю за моей спиной, в том месте с шипением чернела земля.

Полуторный меч прочертил красивую дугу, оставляя за собой голубоватый шлейф, и упал на меня сверху вниз. Я скрестил свои мечи над головой и принял атаку. Присев под силой удара, я направил телесную сущность в обе руки и с силой выбросил их вверх, отбрасывая и его меч и его самого, и провел собственную атаку.

Мелькали мечи, высекая при столкновении искры. В ответ на мои Лезвия Света лидер бандитов покрыл свой полуторный меч густой черной энергией. Это был тот же навык, что у меня, только противоположного атрибута.

В простом обмене ударов я сразу почувствовал его мастерство. Не похоже на простого бандита. И все-таки, я был искуснее и имел больше опыта.

Попавшись на обманное движение, лидер бандитов пропустил скрытый удар. Лезвие Солнца стремительно опускалось на его правое плечо. Он не успевал защититься и никакой защитный навык за такое короткое время не активировать. А с потерей правый руки, он не сможет продолжать.

Однако вместо того чтобы увидеть на его лице безысходность, на нем заиграла кривая ухмылка. Я сразу понял, что что-то не так.

И снова меч был остановлен ненавистным радужным светом. И снова меня отбросило. Только главарь наемников об этом знал. Он был готов и устоял, перенаправив импульс отдачи в ноги, усиленные телесной сущностью, и полностью его погасил. Колющий удар полуторного меча, завернутого в темную энергию, несся в грудь в сопровождении обрывков нового черного плаща.

Острие меча было направлено мне точно в сердце. Из-за того, что меня неожиданно отбросило, я оказался в неудобном положении и не мог увернуться от этой атаки. Меня ждала если не смерть, то страшная рана, с которой речь уже не шла бы о победе, хотя бы сбежать.

Я его сильно недооценил. В прорези на правом плече мелькнули серебряные чешуйки. Под одеждой у него скрывались гибочные доспехи. Но не простые доспехи, хотя даже самые простые гибочные доспехи стоили немалых денег, так как изготавливались из дорогих артефактов. Это был артефакт. Такой же, как мой Стальной Доспех Львиной Храбрости.

Но и он не знал, что у меня есть доспех-артефакт. Да, я не успевал уклониться от этой атаки. Но я вполне успевал извернуть корпус так, чтобы подставить под удар край наплечника.

Черный меч и львиный наплечник столкнулись, и его ухмылка исчезла с лица. Пришла моя очередь улыбаться.

Вся телесная сущность утекла из сосуда души.

Ослепляющий Сияющий Свет окружает меня.

Двойной клык!

Все или ничего.

Победа или позорное бегство.

*свист*

*свист*

Блеснуло Солнце. В ее тени проскользнула Луна. Первый удар он чудом блокировал, отведя его в сторону, но от второго защититься не смог. Острый наконечник меча вошел в левый глаз, прошел насквозь мозг, пробил череп и вышел через затылок.

Лидер бандитов дернулся. Из ослабевшей руки выскользнул меч. Пошатнувшись, он упал прямо к моим ногам. Под его головой земля быстро намокла и окрасилась в красный цвет.


Вы выполнили задание «Уничтожить лагерь бандитов Красной Руки». Награда помещена в Ваше пространственное кольцо.

Испустив вздох облегчения, я опустился на колени и закрыл глаза. Я сделал это. Задание выполнено.

Глава 39. Скрывающий Могущество Амулет

Я забрал с тела лидера бандитов гибочный доспех-артефакт, полуторный меч, пухлый мешочек с золотыми и серебряными монетами и поместил все в пространственное кольцо. Затем подошел к Верпу, бедное животное было еще живо и билось в конвульсиях, и я избавил его от страданий.

Трупы бандита и Верпа я спихнул с края обочины в густые кустарники. О них быстро позаботятся голодные дикие звери. Даже кости растащат. Теперь о произошедших событиях свидетельствовали лишь два кровавых пятна. Но скоро они впитаются в землю и даже этих следов не останется.

Закончив уборку, я вдруг ощутил на себе чей-то пристальный взгляд и проследил за ним. Он шел от таверны. В дверях стоял старик и смотрел на меня.

Этот взгляд ничего не выражал, он был пустым. Я считался лучшим среди карателей в определении намерений. Убийственное намерение, страх, похоть, алчный взгляд. Как бы хорошо человек не скрывал свои эмоции, для меня он был как открытая книга. Самый искусный обманщик, кровожадный убийца в обличие праведника. Внутренние демоны от меня не укроются. Я вижу сквозь маски.

— Если бы он хотел мне что-то сказать, он бы уже подошел. А если ему ничего не надо, тогда бы он вообще не вышел. Так к чему все это?

Задаваясь этими вопросами, я не находил ответа, и мы просто смотрели друг на друга какое-то время, пока я не решил взять на себя инициативу и подойти к нему.

Но только я сделал шаг, как старик, прищурившись, улыбнулся и вернулся в таверну. И только за ним закрылись двери, в ушах неожиданно раздался его голос:

— Сегодня я сделал тебе одолжение. Теперь ты мой должник. Запомни это.

Это было очень спорное утверждение. Ведь он сделал мне это так называемое одолжения не по доброте душевной, а потому что не хотел связываться с семьей Югай. Но пускай считает, что я ему чем-то обязан.

Я оставил свою лошадь в трех километрах от таверны и пока шел туда, достал из пространственного кольца долгожданную награду — Скрывающий Могущество Амулет. Я был приятно удивлен тем, как он выглядел. Потому что никто не опознает в нем артефакт, а значит, не будет искушения его у меня отобрать.

Артефакт представлял собой железную монетку, висящей на потрепанной кожаной веревке. На одной стороне монеты были изображены облака, закрывающие солнце, на другой дерево без листьев с корнями больше самого дерева. Если не брать в расчет рисунки, выгравированные довольно умело, артефакт выглядел как сувенир, сделанный рукой ребенка.

Надев амулет на шею, я почувствовал как исходящий от него холод проникает под кожу и разливается по костям. А когда это чувство исчезло, высветилось сообщение:


Эффект Скрывающего Могущество Талисмана активирован. Выберите один из режимов:

Подавление

Принять: да/нет.


Усиление

Принять: да/нет.


Я выбрал «подавление». Хотя был соблазн проверить, что даст «усиление». Но мало ли что может случиться. Вдруг переиграть уже не получится.

Прежнее окно свернулось и появилось новое сообщение:


Выберите предел подавления:

Слабое Подавление

: -10 % развития.

Принять: да/нет.


Среднее Подавление

: -30 % развития.

Принять: да/нет.


Сильное Подавление

: -50 % развития.

Принять: да/нет.


Полное Подавление:

— 100 % развития.

Принять: да/нет.


Выбор был очевиден — сильное подавление. 10 и 30 % слишком мало, а за обычного человека я не сойду. По правде, даже 50 % маловато. Четвертая или пятая ступень истинной сущности и пятая ступень телесной сущности в моем возрасте — это развитие уровня гения.

С другой стороны, это может быть даже кстати. Не зная точный возраст, мне можно дать шестнадцать или семнадцать лет. В таком случае я вполне сойду за выходца из клана пятого порядка или даже высшего клана. И тогда любой, кто захочет создать мне проблем, дважды подумает.

Выбрав сильное подавление, амулет, висящий на груди, взорвался волной леденящего холода, который вошел в сосуд души, а дальше разнеслась по каналам в энергетические точки, замораживая и скукоживая их.

Мое развитие стало стремительно падать. Девятая ступень, восьмая, седьмая, шестая и наконец остановилась на пятой. Как у истинной сущности, так и у телесной.

Я испытал облегчение. Теперь мне не придется всматриваться в прохожих, боясь, что они посмотрят на меня духовным зрением. Теперь я могу со спокойной душой отправиться в Город Сестер проведать Мэй и Ханюль, затем ненадолго загляну в Город Ясных Холмов, а оттуда направлюсь в столицу.

От Перепутья до Города Северной Звезды было где-то три недели пути. Еще на день-другой задержусь в Городе Сестер, столько же пробуду в Городе Ясных Холмов, и через месяц доберусь до Главного Аукционного Дома, где продам свитки, куплю зелья укрепления сосуда души, и все — можно начинать прорываться в Небесную Область. Если все пройдет гладко, то через четыре-пять месяцев родиться новая легенда боевых искусств.

Если бы только все выходило по моему….

Глава 40. Отрубить голову змее

Чем ближе я приближался к Городу Сестер, тем сильнее становилось предчувствие. Нехорошее предчувствие. И вот, когда до города оставалось рукой подать, на дороге появилась знакомая кроваво-красная завеса. Активное событие. У самого города.

Я спрыгнул с лошади и дотронулся до завесы. Как и прежде, через руку прошла дрожащая волна и появилось сообщение:


Внимание! Вы вошли в зону активного события. Степень опасности: крайне высокая. Принять участие в событии?


Я сразу ответил:

— Принять.

И появились задания.


Вы приняли участие в событии. Получено три новых задания.


«Посильная помощь»

Цель: Убейте 100 Воинов Лесной Империи.

Примечание: Задание должно быть выполнено до окончания события.

Прогресс:

Воин Лесной Империи — 0/100.


Награда: Слабое Зелье Исцеления [x3]


«Потеря контроля»

Цель: Убейте командиров армии Лесной Империи.

Примечание: Задание должно быть выполнено до окончания события.

Прогресс:

Командир щитоносцев — 0/1.

Командир авангарда — 0/1.

Командир арьергарда — 0/1.

Командир лучников — 0/1.

Командир осадных орудий — 0/1.


Награда: Слабое Зелье Восполнения Сил [x5], Случайный боевой навык [Продвинутый уровень]


«Змея без головы»

Цель: Убейте командующего армии Лесной Империи.

Примечание: Задание должно быть выполнено до окончания события.

Прогресс:

Командующий армии Трэй Монкут — 0/1.


Награда: Среднее Зелье Исцеления [x2], Среднее Зелье Восстановления Сил [x2], Трезубец Пасти Дракона.


— Выходит, я был прав. Конфликт действительно перерос в войну.

Завеса исчезла. Город находился в трех километрах, однако это не помешало звукам сражения и запаху гари достигнуть этого места.

Лошадь, испугавшись громких звуков, встала на дыбы и заржала. Если бы я не удержал поводья, она бы уже убежала. Это скаковая лошадь, их не готовят для поля боя.

Подумав, я решил ее не удерживать и отпустил поводья.

Влив в ноги телесную сущность, я очень быстро добрался до опушки леса и увидел, как стены Города Сестер штурмуют десятки тысяч людей в зеленых плащах. Гербы на них принадлежали Лесной Империи.

Запущенные из катапульт, на стены города падали огромные булыжники и, разбиваясь, оставляли на них толстые длинные трещины. Одна из секций была наполовину разрушена и по приставным лестницам на нее взбирались воины Лесной Империи.

На них сверху падали камни, летели стрелы и копья, проливался жидкий огонь. Защитникам удалось оттолкнуть несколько лестниц и воины падали вниз, мгновенно поглощенные зеленым прибоем. Тем не менее, лестниц становилось все больше и некоторые зеленые плащи уже перебрались через стену.

Я был знаком со штурмами замков и городов не понаслышке. Участвовал как в обороне, так и в нападении. Трезво оценивая шансы защитников, я пришел к выводу, что город падет еще до заката. А затем армия ворвется внутрь, воины будут грабить, насиловать и убивать. Командиры не станут их останавливать. Да и не смогут, даже если бы захотели. Умрут сотни простых людей, а на выживших наденут рабские кандалы. Обычные трагедии войны.

— Если я выполню задание, то спасу не только Мэй и Ханюль. Но сложность неспроста крайне опасная. Я буду один против целой армии. А я не Звездный практик и даже не в Небесной области. Каковы мои шансы? Они не просто низкие. Они стремятся к нулю.

В похожей ситуации я оказался лишь раз, и все закончилось моей смертью. Но даже зная, что меня ждет, я не отступил и сейчас не отступлю. Ведь стоит один раз пожертвовать принципами — ты начнешь меняться. Это как трещина в колесе телеги. Поначалу она незаметна, однако с каждым поворотом она расширяется, пока колесо не сломается.

— Как говорится в клятве карателей: если мне суждено умереть за правое дело — я умру без колебаний.

Достав из ножен мечи, я вышел из леса и побежал к огромному зеленому шатру с золотым гербом Лесной Империи, разбитому в центре лагеря на безопасном расстоянии от города. Череда кровавых смертей начнется с командующего армией вторженцев.

— Я отрублю голову змее, — огонь решимости разгорелся в моих глазах.

Глава 41. Командующий Монкут

Воины, оставшиеся охранять лагерь, наблюдали за штурмом. Они смотрели вперед, не назад, и не ожидали атаки со спины. И я этим воспользовался.

Да еще сама судьба дала мне попутный ветер. Точнее дождь. Когда я вышел из леса, он только-только начинался, а когда побежал к лагерю, он неожиданно усилился. Вот и вышло, что если кто-то и смотрел в сторону леса, за сплошной стеной воды никто меня не увидел.

Водяной заслон работал в обе стороны. И так как они не видели меня, я не видел их. Но хотя бы не потерял направление и бежал на размытые очертания лагеря.

Внезапно появившийся из водяной стены молодой воин Лесной Империи не старше двадцати лет сильно удивился, увидев меня перед собой и, растерявшись, даже не притронулся к стальной шипастой булаве, небрежно свисающей у него с пояса. Впрочем, его замешательство продлилось не дольше секунды. Неуловимый взмах меча, движение опередившее свист, и его жизнь прервалась. Воин падает лицом вниз и кровь, вытекающая из длинного разреза у него на груди, смешивается с вялотекущей водой, придавая ей оттенок молодого вина.

В лагере то и дело раздавались приглушенные вскрики, но не слова, поглощенные шумом дождя. Никто не успел поднять тревогу. Чтобы убить, мне хватало одного удара меча, мгновение и затухал очередной огонек жизни. Я прошел через лагерь как раскаленный нож через масло. Не ставя себе целью выполнить первое задание, оно уже было завершено наполовину.

Практически полное отсутствие сопротивления объяснялось тем, что в охранении лагеря поставили воинов-новичков, таких же зеленых как их плащи. Все они вышли из знатных семей, и командующий не хотел посылать их на штурм. По договоренности, либо чтобы не объясняться потом с их влиятельными разгневанными родственниками, он не мог допустить, чтобы они погибли. Войны начинаются и заканчиваются, а аристократия не перестает помнить обиды. Так что у этих «воинов» не было реального боевого опыта, а развитие не превышало шестой ступени.

Куда им тягаться со мной. С тем, кто первую половину своей прошлой жизни проходил экстремальные тренировки в Ордене, а оставшуюся провел в постоянных сражениях. Тем, кто не колеблется, боясь смерти. Тем, у кого развитие на порядок превосходит их собственное.

Лишь у палатки командующего меня ненадолго задержали двое воинов с развитием шестой и седьмой ступени. Они насторожились, уловив подозрительный шум, похожий на крик, и как только впереди промелькнула тень, сразу несколько защитных навыков встало у меня на пути — земляная стена и ветряной щит. Однако продержались они всего пару секунд, прежде чем были осыпаны градом ударов, усиленных 10-тью% телесной сущности и Лезвием Света, и разбились. А от коротких копий, которые они на меня нацелили, я увернулся, поднырнув и проскочив между ними. Проходя между воинами, я выставил мечи и лезвия проскользнули по их животам. Кишки вывалились наружу, когда я уже нырнул в палатку.

Ворвавшись в палатку, даже полог еще не вернулся на место, я сразу использовал Ослепляющий Свет. Интенсивное белое сияние залило все вокруг. Все кто были внутри, ослепли.

С закрытыми глазами, на слух, до того, как погас Ослепляющий Свет, я убил двух из пяти находящихся внутри человек. Убил бы больше, но дождь, шедший снаружи, отбивая по палатке барабанную дробь, искажал звуки. Большинство ударов, не достигнув цели, прорезало лишь воздух.

А под конец, выпустив серию быстрых ударов, все они неожиданно были отбиты. Ощутив надвигающуюся опасность, я прыжком разорвал дистанцию и замер в защитной стойке. Тонкая полоска черной ткани, извиваясь, медленно опускалась на землю передо мной. Если бы я хоть немного промедлил….

Командующего я узнал еще до того, как прочитал свойства. Все потому, что у остальных двух, как и у тех, кого я убил, ни у кого из них не было оружия. И вообще, они не были воинами. Вместо доспехов на них были надеты роскошные атласные халаты. Зеленого плаща так же не было. А на шее висели толстые золотые цепи с гербом семьи. Аристократы.

У одного развитие было на седьмой ступени истинной сущности и шестой ступени телесной. У второго истинная сущность была на ступень выше. Однако я вообще не рассматривал их как угрозу. И не потому, что они были безоружны. Практик с хорошим набором навыков опасен и без оружия. Есть даже кланы, которые используют свое тело как оружие, и их силу ни в коем случае нельзя недооценивать. Ведь среди них есть даже один высший клан.

Я не посчитал их угрозой потому, что если видишь, что аристократ не носит оружия, можно смело утверждать, что его развитие ничего не стоит. Для них развитие — лишнее подтверждение статуса. Редкий аристократ будет не только практиковаться, но и тренироваться, оттачивать навыки, сражаться, ставя на кон жизнь, а не убивать рабов в показных боях кровавого развлечения ради. У них есть сущность, но они не умеют ей пользоваться. У них есть навыки, но они не применяли их в реальном бою. Истинный аристократ не сражается. Для этого у него есть личная гвардия.

В действительности многие воины, участвующие сейчас в штурме Города Сестер, не являлись воинами Лесной Империи. Это были личные силы четырех крупных аристократических семей, использующих войну в своих целях, как средство для обогащения.

Война — это грабеж, а грабеж — дело прибыльное. И чем крупнее взятый город, тем больше награбленное. Не только ценности, главные трофеи войны — это рабы, особенно владеющие ремеслом и красивые мужчины и женщины. Состояние, которые их предки копили сотни лет, они удваивают или даже утраивают за несколько лет.

Короли и императоры воюют, выясняя отношения или стремясь захватить новые территории, и аристократия им в этом помогают, но не из-за преданности правителю, тайно или открыто они преследуют собственные корыстные интересы. Правители приходят и уходят, а аристократические семьи продолжают существовать, накапливая богатства для последующих поколений.

Если бы на моем месте оказался кто-то другой, он бы не стал убивать аристократов, а похитил и потребовал за них выкуп. А если повезет и среди них окажется глава семьи, то цена за его голову составит не меньше пятидесяти тысяч золотых монет. Но это большая редкость. В основном отцы отправляют на войну своих отпрысков.

Двое оставшихся аристократов запаниковали, когда прозрели и увидели неподвижно лежащих в лужах единомышленников. Они объединились и присоединили свои силы к восьмому корпусу главной армии потому, что считали, что ничем не рискуют. Они провели разведку, Город Сестер — маленький город с гарнизоном в три тысячи воинов и всего двумя практиками Небесной Области. Но даже так, они перестраховались и подготовили лорду-хранителю неприятный сюрприз. Они заранее договорились с кланом Черного Волка и прошлой ночью те втайне покинули город.

И вот, двое из них только что умерли. Не важно, кто и почему их убил. Важен сам факт. Больше всего на свете аристократы ценили собственные жизни. Страх поглотил их и мешал ясно мыслить. Не смотря на то, что рядом стоял командующий армии Монкут, чье развитие находилось в Небесной области, и даже не проверив меня духовным зрением, они отбросили гордость и упали на колени, моля о пощаде:

— Прошу, не убивай нас! Мы заплатим, мы щедро заплатим!

Я не обращала ни на них самих, ни на их мольбы никакого внимания. Я был полностью сосредоточен на нем. На высоком красивом мужчине в блестящих гибких доспехах с золотым гербом Лесной Империи на груди. Его развитие было на второй ступени истинной сущности Небесной области и восьмой ступени телесной сущности Земной области. Его оружием служила пара широких мечей-лепестков.

Взгляд командующего был холоден и цепок. За его расслабленной позой просматривалась стойка, из которой можно легко как начать защищаться, так и атаковать. Это был обученный воин с немалым боевым опытом. Это он отбил мои удары, находясь под действие Ослепляющего Света, и атаковал, срезав кусок одежды. Опасный противник. Возможно самый опасный, которого я встречал в этом мире. И мне предстоит его убить.

— Прежде чем перед кем-то кланяться, используйте духовное зрение и проверьте его развитие, — посмотрев на аристократов с нескрываемым отвращением, посоветовал им командующий.

Сначала у одного, затем у другого глаза зажглись светом духовного зрения. Их губы изогнулись в презрительной самодовольной улыбке.

Действительно, чего они испугались? Мальчишка лишь воспользовался благоприятным моментом. Даже Звездный практик может умереть от чашки отравленного чая. Не ожидая удара в спину, все мы уязвимы.

А затем командующий обратился ко мне:

— Для такого развития ты молодо выглядишь. Из какого ты клана?

— А это имеет значение? — спросил я с издевкой в голосе.

Никогда не любил пустые разговоры перед боем, но сейчас этого требовала ситуация. Я размышлял над тем, как именно с ним сражаться, когда Ослепляющий Свет не работает. Одного мастерства и превосходства в телесной сущности может оказаться мало. Нужна была хитрость. Но какая?

— У нас есть договоренности с некоторыми кланами. Не хотелось бы случайно их нарушать, — ответил он.

— Шин Ран. Клан Ран, — по обыкновению представился я, не скрывая своего настоящего имени и принадлежности. Врать от ом кто ты есть не в характере карателей.

— Клан Ран? Город Ясных Холмов? — неподдельно удивился командующий Монкут. — Ты далеко от дома, — заметил он.

Я не мог понять, он тянет время или это банальное любопытство. Скорее, второе.

— А это что-то меняет? — спросил я, указывая взглядом на лежащие на земле трупы. В Лесной Империи убийство аристократа карается смертью убийцы и членов его семьи. Правда, не думаю, что эти законы касаются кланов. В особенности кланов другого королевства.

— Меняет. — Такого ответа я не ожидал. — Между кланом Ран и Лесной Империи заключен договор. Мы не нападаем на них, они не помогают нашим врагам. И в качестве благодарности, когда война закончится, естественно нашей победой, за ними будут сохранены исконные земли и богатства. Так что я спрошу тебя, мальчик, что ты здесь забыл и что намерен делать дальше?

Услышав ответ, во мне стала закипать ярость. Клан Ран и до этого не вызывал у меня теплых чувств, но сейчас он стал мне противен. Они не обязаны сражаться за королевство, но они могли хотя бы встать на защиту города, в котором жили их отцы, деды, прадеды.

И что, они будут просто смотреть, как убивают их друзей и соседей? Так они благодарят лорда-хранителя, который не берет с них налогов? Торговцев, которые дают им большие скидки? Мастеров, вкладывающих душу в изделие, а продают по цене материалов?

В Городе Ясных Холмов к ним относятся с уважением, ожидая, что в случае опасности они встанут с ними плечом к плечу. А они предают их без зазрения совести. Конечно, проще сдаться и не рисковать. Но во что ты тогда превратишься?

— Я не знаю ни про какой договор. И сказать по правде, мне глубоко на него наплевать! Если клан Ран настолько труслив, чтобы договариваться с захватчиками вместо того, чтобы дать им отпор, я не хочу иметь с ними ничего общего.

Ран — не моя фамилия. Клан Ран — не мой клан. Я заберу двадцать восемь, попрощаюсь с Мэй и больше никогда туда не вернусь. И лишь в память о прошлом хозяине тела я сохраню его имя.

Командующий Монкут посмотрел на меня с печальным взглядом. Ему действительно было жаль убивать ребенка. Он не был злым человек и то, что он обязан был сделать, вызывало у него нормальную человеческую реакцию — отвращение.

— Наивный ребенок.

Знал бы он, что я на самом деле прожил примерно столько же лет, сколько он, и что в теле ребенка скрывается не только пиковая сила Земной области, но так же опыт и знания, превосходящие его.

Естественно у меня вызывала опасения его вторая ступень истинной сущности. Это не первая ступень, которая на начальном этапе развития ненамного превосходит мой запас истинной сущности. На второй ступени разрыв составляет уже от двух до четырех раз. А с учетом его статуса командующего корпусом королевской армии у него в арсенале должно хватать боевых навыков Продвинутого уровня.

Тело командующего вдруг охватило оранжево-желтое пламя и быстро собралось над его головой, принимая форму огненной саламандры. Она была словно живой и с шипением уставилась на меня кровожадными багряно-красными глазами. Через мгновенье из открывшейся пасти выстрелил пылающий огненный шар.

Глава 42. Раскрытый потенциал

Это определенно был не обычный огненный шар. По крайней мере, не такой как в моем мире — базовое заклинание огня, первый ранг силы. Он был больше и от него исходил такой сильный жар, что еще на расстоянии десяти метров от него я почувствовал себя так, словно стою у жерла вулкана. Это определенно боевой навык Продвинутого уровня.

Интересно то, что не только на командующего, использовавшего его, навык не производил должного эффект, но и на аристократов. А они ведь находились в непосредственной близости. Их одежда должна была хотя бы тлеть, или даже загореться.

При приближении огненного шара инстинкт опасности забил тревогу. Я хотел уклониться, однако в последний момент решил перестраховаться, и заодно посмотреть, что из себя представляет этот навык. Направив телесную сущность в ноги, я отпрыгнул далеко назад и вылетел спиной из шатра.

Меры предосторожности оказались не излишними. Когда огненный шар сократил расстояние до пяти метров от моего прежнего места, он вдруг расширился втрое и с грохотом разорвался, разбрызгивая во все стороны струи огня.

Если бы я уклонился, а не отпрыгнул, меня бы задело. Да, гибкий доспех, скорее всего, сдержал бы урон, но он защищал только туловище, а Стальной Доспех Львиной Храбрости еще частично руки и ноги. Я не был неуязвим, у меня все еще оставались слабые места — руки от локтя до плеч, бедра, и самое опасное место — голова.

Там, где огонь коснулся шатра, я как ни странно не заметил следов возгорания. Из чего сделал вывод, что командующий управляет созданным саламандрой огнем и может аннулировать его эффект по своему усмотрению. Многие боевые навыки масштабного поражения имеют такую особенность, чтобы в разгар сражения случайно не задеть союзников.

Навыки масштабного поражения необычайно редки и ценятся гораздо выше других боевых навыков, назначение которых атака по одиночной цели либо ее защите. Особенно на поле боя, где одна такая атака убивает десятки, сотни противников за раз.

Звездный практик с навыком масштабного поражения уровня Мастер может убить тысячи противников, а Звездные практики из высших кланов, обладающими навыками масштабного поражения уровня Эксперт, способны уничтожать в сотни раз больше, целые армии. Так что если бы высший клан, имевший в своих рядах таких практиков, пожелал захватить, скажем, Королевство Северной Звезды или Лесную Империю, война, которая будет длиться между ними ни один год, закончилась бы за неделю.

Но есть у навыков масштабного поражения и серьезные недостатки — они требуют огромных затрат сущности. Не существует масштабных навыков Базового уровня, а навыки Продвинутого уровня, даже самые слабые, за одно использование расходуют весь запас истинной сущности как у первой ступени Небесной области.

Огненная саламандра не исчезла после использования взорвавшегося огненного шара. Она выплюнула новый шар, заставив меня отступить еще на десяток метров. А затем еще один и еще. Командующий так и не сдвинулся с места, даже вида на волнение не подавал, но я заметил, что его саламандра после четвертого огненного шара заметно потускнела.

— Как бы ни была сильна атака, если ты не можешь по мне попасть, она бесполезна, — ехидно я улыбался, каждый раз избегая атаки. Зная, как работает навык, мне это не составляло труда.

Я уже собирался перейти от защиты к атаке, но огонь и взрывы привлекли к шатру оставшихся в лагере воинов. Так что, избегая огненных шаров, мне приходилось попутно отвлекаться еще и на них. А тем временем воинов пребывало все больше, усугубляя ситуацию.

— Черт!

Зажатый между молотом и наковальней, я решил сосредоточиться на слабом звене — воинах Лесной Империи. Избавлюсь от них и сосредоточусь на командующем. Только так у меня появится шанс.

Под неуловимыми росчерками моих небесных мечей обладатели зеленых плащей падали в грязь один за другим.


Вы выполнили задание «Посильная помощь». Награда помещена в Ваше пространственное кольцо.


Получено новое задание.

«Посильная помощь 2»

Цель: Убейте 250 Воинов Лесной Империи.

Примечание: Задание должно быть выполнено до окончания события.

Прогресс:

Воин Лесной Империи — 0/200.


Награда: Слабое Зелье Исцеления [x5], Искусство Убийства — том 1.


Когда появилось сообщение о выполнении задания, воинов Лесной Империи в лагере почти не осталось. Многие даже сбежали, не смотря на законы военного времени, по которым, если я правильно помню, бегство с поле боя карается смертью под долгими и мучительными пытками, а так же их сыновья обязаны будут искупить вину отцов, пожизненно вступив в ряды армии без возможности продвижения по службе.

Так что если командующий выживет и доложит об этом, то будь среди сбежавших воинов хоть единственный сын главы аристократической семьи, ее будущий глава, император не пойдет на уступки. Немногие законы действуют против аристократии. Этот один из них.

Уворачиваясь от шаров огненной саламандры и одновременно убивая наседавших на меня воинов, я быстро растратил весь запас истинной сущности, а телесной сущности оставалось разве что на побег. Да и сам я с каждой секундой становился слабее, теряя кровь, вытекающую из многочисленных ран.

Как бы я не был хорош, невозможно полностью сконцентрироваться на большой группе противников, вместе с тем избегать масштабных атак Продвинутого боевого навыка. Это привело меня к тому, что я был вынужден сократить расходы телесной сущности и полагаться лишь на тело, усиленное Вратами, и в результате я стал все чаще пропускать удары. Вскоре пришлось признать, что я не смогу убить командующего даже ценой собственной жизни.

Большинство атак блокировали гибкий доспех и Стальной Доспех Львиной Храбрости, но не все места на моем теле были так хорошо защищены. Особенно пострадала слабо защищенная правая рука. На ней живого места не осталось: помимо порезов и колотых ран, ее украшали ожоги, почерневшие участки отмороженной кожи и даже застряли отравленные шипы от редкого природного атрибута. Именно из правой руки вытекало больше всего крови, а на восстановление, да даже чтобы просто закрыть кровоточащие раны, не хватало телесной сущности.

Единственное, что могло мне сейчас помочь, это только что полученная награда — Слабое Зелье Исцеления. Судя по его названию, эффект должен быть примерно таким же как у целительных эликсиров алхимиков.

Пропустив над головой заостренный каменный шип, я убрал Луну в ножны, провел освободившейся рукой по пространственному кольцу и в ней появился крохотный флакон с мутной бардовой жидкостью.

Откупорив пробку зубами, я влил содержимое в рот. Вкус был отвратным, как будто мочу смешали с клубникой. Такой маслянистый, одновременно горький и сладкий.

Эффект зелья оказался мгновенным, но взрывная волна от разорвавшегося слишком близко огненного шара отбросил меня метров на двадцать, бросая и кувыркая по земле. В процессе я несколько раз сильно ударился головой. У меня помутилось зрение, раздался звон в ушах. Я едва не потерял сознание.

К счастью, меня отбросило от шатра, а не к нему. Да и зелье уже начало действовать, возвращая четкость зрения и убирая надоедливый звон. Атака командующего не только не дала результата, она еще и предоставила мне прекрасную возможность сбежать.

Я понимал, что чтобы сбежать в лес, мне придется пройти мимо командующего, что при моем текущем запасе телесной энергии не представлялось возможным. Я мог бы напасть на него и пожертвовать жизнью, однако убить его я все равно не смогу. Не поможет, даже если начну сжигать жизненную силу. Так что у меня оставался всего один путь для отступления.

Безумно рискованный, одна ошибка и смерть. Но с ним у меня все-таки больше шансов. Я прикинусь одним из воинов Лесной Империи и полезу на стену, укрывшись за ними как за щитом. Убьют меня по иронии те, кого я хотел защитить, или повезет — я отдам на откуп судьбы. Заодно проверим, на что в действительности годятся два артефакта — Подкова Удачи и Браслет Удачи.

Увидев, что я развернулся и собираюсь сбежать, командующий, так и не сдвинувшийся с места, нахмурился еще больше. Он все это время, не переставая, корил себя, что недооценил мальчишку.

Хотя чувствовалось во всем этом нечто странное. Какими бы навыками он не обладал, его развитие было слишком низким, чтобы так долго избегать его атак и при этом умудряться убивать его воинов. К тому же он ясно видел, что доспех с львиным узором, одетый на нем — вовсе не обычный доспех, а артефакт.

И более того, духовное зрение показывало, что его сосуд души начал расходовать сущность не сразу, хотя тот определенно использовал усиление телесной сущностью и навыки с атрибутом Света. Было только одно объяснение этого — Продвинутый скрывающий навык, причем высочайшего класса.

— Но откуда в клане Ран взяться подобным навыкам? И какое развитие скрывает этот ребенок, чтобы клан третьего порядка отдал ему артефакт защитного типа? — сложив все факты воедино, он был крайне заинтригован.

Командующий сделал шаг, и огненная саламандра над его головой тут же вспыхнула и исчезла, напоследок издав жалкий писк. Его основной боевой навык Зверь Огня имел одну неприятную особенность — использовав навык, он не мог свободного передвигаться, сделает хоть шаг и потеряет контроль над огненной саламандрой. Навык развеется, а вместе с ним и вложенная в него истинная сущность.

Вначале он думал, что совершил большую ошибку, прибегнув к этому навыку. Но сейчас он был даже рад, что не смог убить его.

— Шин Ран. Я запомню это имя.

Потеря стольких воинов нисколько его огорчила. Это ничто по сравнению с потенциальными выгодами. Ведь взамен он сможет получить для империи практика, способного в будущем стать следующим Звездным мастером. Теперь, когда он яростно ненавидит свой клан и не желает иметь с ним ничего общего, его можно перетянуть на свою сторону. Он слишком молод и обязательно попадется в их сети. По собственной воле, либо по принуждению. У всех есть свои слабости.

— Так или иначе, но этот неограненный алмаз засияет в моей Лесной Империи, — самодовольно улыбаясь, командующий провожал его алчным взглядом.

Командующий Монкут был приближенным третьего принца Ханао, у которого есть влияние среди аристократии, но не достает силы. Когда император Кусин скончается и начнется борьба за трон, третьему принцу не одолеть первого принца. Однако если на его стороне выступит Звездный мастер, тогда напротив уже у первого принца не останется шансов. А с приходом к власти третьего принца, он безусловно не забудет о людях, которые преданно служили и помогали ему. И кто, если не он, тот, кто обнаружил в куче грязи самородок и привел его в лагерь третьего принца, достоин лучшей награды?

Глава 43. Переломный момент

Оглянувшись назад и убедившись, что командующий меня не преследует, я ненадолго остановился у ближайшего трупа воина Лесной Империи и, сняв с него плащ, накинул его на себя. Легко прикинуться одним из них, сложнее будет дальше.

У меня оставалось ничтожно малое количество телесной энергии и, честно сказать, я не был уверен, что случайная стрела, пущенная со стены, копье или камень не положит конец моей жизни. Однако я не мог отступить. Путь назад отрезан, остается двигаться только вперед.

Я собрался с духом и уже собирался идти на прорыв, как вдруг со стены повалил густой белый дым. Воины испугались, не зная, несет ли он в себе угрозу, яд или кислоту, и многие начали спешно спускаться с лестниц, некоторые даже спрыгивали с большой высоты, ломая себе ноги, и уползали как можно дальше. Крики командиров не могли их остановить. Штурм в один миг обернулся повальным бегством.

Туман быстро опускался и расширялся, в считанные секунды накрыв все войско Лесной Империи, и тогда выяснилось, что туман — не более чем туман. Это был не атакующий навык и не защитный. Это третья категория — поддержка, как мой Ослепляющий Свет. За исключением того, что он был масштабным.

— И все-таки удача благоволит мне, — я дотронулся до запястья левой руки, где под перчатками таился Браслет Удачи с привязанной к нему стальной нитью Подковой Удачи.

Размер Подковы Удачи не был как у настоящей подковы. Это талисман. Маленький и легкий.

Войска Лесной Империи пришли в замешательство. Из-за тумана ничего не было видно дальше, чем на расстояние вытянутой руки. И я этим воспользовался, проталкиваясь вперед, пока не нащупал стену, а затем лестницу и стал на нее взбираться.

Стрелы, камни и прочие прелести будут лететь сверху вниз и на лестнице я не смогу нормально от них уворачиваться. Остается надеяться, что ни одна из них не попадет в голову. Ну, или хотя бы пройдет по касательной.

А вообще, шлем бы мне сейчас не помешал. Дурак, не додумался снять его вместе с плащом с того трупа.

Внезапно подул сильный ветер и над туманом завихрился огромный темный смерч. Он всосал в себя часть туман и угнал в облака. Вместе с несколькими десятками неудачных воинов Лесной Империи, которых подхватил восходящий поток и из которых потом на землю пролился дождь из человеческих тел, разбивающихся в кровавую лепешку об землю или падая на других неудачных воинов Лесной Империи, так что вместо одного трупа становилось два.

Это был еще один масштабный боевой навык. Но так как он имел атрибут Ветра, крайне маловероятно, что его использовал командующий Монкут. Тут проблема даже не в самом атрибуте, у него не хватит для этого сущности.

Похоже, с обеих сторон есть сильные практики. Однако имея численный перевес, армия Лесной Империи по-прежнему в выигрышной ситуации.

Быстро поднимаясь по лестнице, в меня ожидаемо полетели камни, а после выхода из тумана нацелились стрелы и боевые навыки. Я мог бы сбросить зеленый плащ и начать кричать, что я не из Лесной Империи и что пришел им помочь. Но кто в здравом уме мне поверит?

Стрела просвистела у виска и срезала мочку уха. Увесистый камень упал на плечо, и хотя был отбит львиным наплечником, импульс от удара проник сквозь металл, срывая с перекладины руку, и едва не сбросил меня вниз.

Однако наибольшую опасность для меня представляли, конечно же, навыки. Ветряное лезвие неслось точно в голову и если бы не шестое чувство, предупредившее об опасности, я лишился бы не пряди волос, а начисто срезало полголовы.

Но стоит признать, я ожидал худшего. Что если и доберусь до конца, повреждения будут куда серьезнее. Но нет, обошлось. И зелье к тому моменту уже закончило исцелять раны. Все сложилось настолько удачно, что казалось невозможным.

Забравшись на стену, меня встретили стрела и острие меча. На летящую стрелу я даже внимания не обратил. Врезавшись в грудь, радужное сияние оттолкнуло ее. Наконечник со звонок стукнулся об зубец, и стрела упала со стены, потонув в волнующемся море зеленых плащей.

Меч же был направлен в шею и представлял для меня опасность. Однако я даже не притронулся к своим мечам. Так как атаковавший меня защитник был обычным человеком, да к тому же раненым и заметно уставшим, я без всякой телесной сущности выбросил вперед правую руку и перчаткой львиного доспеха крепко схватил его меч. Послышался металлический скрежет, лезвие продвинулось еще на несколько сантиметров вперед и остановилось, буквально зажатое в железной хватке.

Я одарил молодого защитника насмешливой улыбкой и резко потянул меч на себя, а затем сразу вниз. Парень не отпустил рукоять меча и тот увлек его за собой. Он подался вперед, теряя равновесие, и упал, врезавшись лицом в пол, когда меч потянуло вниз. Вырвав меч из ослабевшей руки, я ударил его навершием по затылку.

Ощущение жара на коже пришло позже, чем сработал внутренний сигнал опасности. Бросившись вперед, я в последний момент ушел перекатом, пропуская над собой ревущий поток огня, который поглотил поднявшегося следом за мной воина Лесной Империи и тот, истошно крича, вместе с лестницей упал со стены.

Вдохнув запах паленой плоти, я не посмотрел, откуда пришла атака, а вложив остатки телесную сущность в ноги, сорвался с места и пошел на прорыв. Уклонившись от небрежно исполненного колющего удара копьем, я скоро добрался до края стены и, не останавливаясь, прыгнул.

Стена достигала высоты тридцати метров. Обычный человек умрет, упав с такой высоты. Практику Земной области повезет, если только ноги сломает. Как не укрепляй себя телесной сущностью, всего запаса десятой ступени не хватит, чтобы полностью погасить импульс удара. И если бы в прошлое посещение Города Сестер я не обратил внимание, что дома расположены достаточно близко к стене и до них можно допрыгнуть, я бы никогда не решился на такой отчаянный шаг.

Дома, стоящие под стеной, имели по два этажа, так что высота, с которой мне предстояло упасть, сокращалась на треть. Но даже такая высота опасна, когда не можешь усилить свое тело телесной сущностью. И мне слабо поможет, что сапоги, как и весь остальной Стальной Доспех Львиной Храбрости, невозможно даже помять. Импульс от столкновения пройдет через ноги, сломает кости и встряхнет внутренние органы. Поэтому, как только я прыгнул, находясь в воздухе, еще до того, как начал падать, я достал из пространственного кольца Слабое Зелье Здоровья и выпил его.

Секунды полета, свист ветра в ушах, и неумолимо приближается момент столкновения. Как бы я не старался смягчить удар, приземление выдалось жестким. Сразу сломал себе обе ноги и с треском стрельнули колени. Затем, когда кое-как сгруппировался и ушел перекатом, ударился плечом, и кость вылетела из сустава.

Однако хуже всего было то, что мне не повезло с домом. У него оказалась покатая крыша и в результате, скатившись по ней, я, кувыркаясь, пролетел оставшиеся до земли десять метров и упал на бок, отбив печень и почки.

Терзаемый болью, я тем не менее попытался подняться. Но стоило только пошевелить ногами, и передумал. Пока зелье не срастит кости, мне не уйти.

Не прошли и минуты, как кости с треском встали на место. Прежде я не обратил на это внимания, но между Слабым Зельем Здоровье и эликсирами алхимиков есть существенная разница. Зелье, кажется, действует намного быстрее. Вот уже и кости почти срослись.

А ведь это только Слабое Зелье Здоровья. На что же тогда способно Среднее Зелье Здоровья, которое дается в награду за убийство командующего? А если есть и другое, более мощное, например Высшее Зелье Здоровья? Не удивлюсь, если его эффект будет чуть ли не мгновенным. И тогда, если меня не убьют с одного удара….

Кости срослись, и я предпринял новую попытку встать. На этот раз удачно, и пускай пошатываясь, я твердо стоял на ногах.

Походка была неуверенной, каждый шаг отдавался тупой ноющей болью в ушибленных внутренностях. Но с каждой секундой, пока еще не закончился эффект зелья, я понемногу начинал чувствовать себя лучше.

Мне повезло упасть в глухом переулке. Пока я здесь лежал, беззащитный словно младенец, меня никто не заметил.

Я обратил внимание, что кроме городской гвардии, у всех, кто участвует в обороне, есть особый знак отличия — значок с эмблемой города, приколотый к груди. И если бы меня в доспехах и крови, но без значка, обнаружили, то сразу бы попытались убить, приняв за воина Лесной Империи, упавшего со стены и пережившего падение.

Без сущности, только с поддержкой Врат Рождения, я бы, наверное, справился с противником, развитие которого не выше пятой ступени, не убивая его. Но только с один. С двумя уже не обошлось бы без жертв. А так как убивать я не хотел, то действительно повезло. Правда, скорее им.

Как раз когда я собирался использовать технику развития, чтобы пополнить запас телесной сущности, в сражении наступил переломный момент. Со стены и до этого доносились крики раненых и умирающих, но сейчас их стало гораздо больше.

Я посмотрел наверх стены, и мои глаза расширились от удивления. Небо переливалось красно-синими всполохами. Но это был не закат, красными лучами постепенно окрашивая синее небо. Это огонь схлестнулся с водой. Две противоположных друг другу стихии вступили в яростное сражение, и всплеск силы, исходящий от них, был огромен. Нет сомнений, что в бою не на жизнь а на смерть столкнулись два практика Небесной области.

Однако это было только начало. Вскоре в спину мне задул сильный ветер и за стеной закрутился уже знакомый темный вихрь. Он с грохотом врезался в поврежденную часть стены, вырывая каменные блоки из кладки и поднимая их в воздух. Таким темпом не пройдет много времени, прежде чем она обрушится, открывая проход для многотысячной армии.

Мой прогноз сбывался.

— Город не спасти, но я еще могу спасти Мэй и Ханюль. Уберечь от той участи, которая их ждет.

Отрешившись от происходящего за стеной, я сел в позу для медитации и активировал Плоть Железных Гор. Природной энергии вокруг было немного, но мало-помалу телесная сущность начала восполняться.

Будь у меня камни природной энергии, восстановление 20 % телесной сущности заняло бы у меня не больше пятнадцати минут. А так, я провел в медитации в два раза больше, почти полчаса, за которые участок стены под напором темного смерча окончательно рухнул, и в пролом хлынуло войско Лесной Империи.

Поле боя переместилось на улицы города и полилась кровь и слезы мирных жителей. Воины Лесной Империи стали вламываться в дома, грабя их, мужчин, пытавшихся защитить своих жен, сестер и дочерей от того, что последовало после, убивали на месте. Неотвратимая судьба тех, кто не смог защитить свой дом.

Восстановив достаточное количество телесной сущности, я прервал технику и вышел из медитации. Тут же меня окружили до боли знакомые звуки, и они были близко. Настолько близко, что нас разделяла всего лишь стена соседнего дома.

— События развиваются гораздо стремительнее, чем я ожидал. Нужно поторопиться, — я встал и…. — Э-э?

Во время медитации я только восстанавливал телесную сущности и не направлял ее на исцеление. Когда кости срослись, я почувствовал, как эффект зелья начал ослабевать. А когда активировал Плоть Железных Гор, исцеляющий эффект был уже едва заметен.

Тем не менее, у меня оставалось еще много внутренних ран. Но вот я заканчиваю практику, встаю и не ощущаю никакой боли. Вообще!

— Врата Рождения? Нет, невозможно. Зелье? Тогда оно почти перестало действовать. Я не мог ошибиться. Что же это?

Я терялся в догадках, погруженный в раздумья, но пронзительный крик о помощи, раздавшийся по ту сторону стены, вывел меня из этого состояния.

— Сейчас не время и не место для этого, — напомнил я себе.

Долг карателя помогать каждому, кто оказался в беде. Только сейчас весь город в беде и я не могу всем помочь. Не в первый раз мне приходилось расставлять приоритеты, и не в последний. Однако это было впервые, когда я руководствовался исключительно личными интересами.

Я никогда не задумывался об этом прежде, но в моем мире я никогда не действовал эгоистично. Я помогал всем, кому мог, и не важно, кто они и как со мной связаны. У меня не было семьи и друзей, по-настоящему близких людей. Меня окружали лишь одни незнакомцы, которые хотели стать моими друзьями, женщины, которые полюбили меня, но я никогда не испытывал ничего подобного. Я всех равнял под одного. Люди для меня были просто людьми. Все они были для меня одинаковы.

Карателям не чужды эмоции, но нас учили их подавлять. Нас учили, что сильные эмоции ведут к ошибкам. Мы руководствовались принципами. У некоторых так хорошо получалось подавлять свои эмоции, что в какой-то момент они переставили их испытывать. И я причислял себя к одним из них. К идеальным карателям, идеальным орудиям правосудия.

Что же изменилось? Я все еще я, просто в другой оболочке, разве не так? Тогда почему сейчас я волнуюсь, что с Мэй и Ханюль может что-то случиться? До такой степени, что готов проигнорировать мольбы людей, находящихся от меня в считанных метрах. Я ведь могу их спасти. Так почему же хочу их проигнорировать?

Ответ прост. Потому что боюсь, что растратив телесную сущность, у меня не хватит сил их спасти. Но чем их жизни ценнее жизни других? Жизнь есть жизнь. Для карателя нет различий.

Что-то во мне изменилось после перерождения. Но как я мог не заметить, что стал привязываться к людям? Это же очевидно. Почему добавил в друзья двадцать восемь, маленькую принцессу, Мэй и Ханюль? Почему каждый день проверял на карте, все ли горят зеленые точки? Я спас принцессу, спас Мэй и Ханюль. Я исполнил свой долг, долг карателя. Что потом происходит с теми, кого я спасаю, до этого я никогда не задумывался об этом.

Может потому, что теперь я это могу? Потому, что система дала мне такую возможность? Но это никак не объясняет самой природы возникшей привязанности. Я был знаком с ними совсем недолго. Недостаточно, чтобы возникла крепкая связь.

Я открыл карту и проверил текущее местоположение Мэй и Ханюль. Они все еще были в городе, в самом его центре. Там, где находится особняк лорда-хранителя. Но почему они не сбежали? Ведь все уже уже кончено. Оборона пала, противник выигрывает числом. Может, я чего-то не знаю?

Хотелось бы я в это верить. Однако если бы у него действительно припасен «сюрприз» для Лесной Империи, запасной план, он бы не допустил, чтобы их воины подобно муравьям расползлись по улицам города.

Я не стал гадать, что было на уме у городского лорда. Сейчас важно вывести отсюда Мэй и Ханюль. Они не должны пострадать. Это все, что я могу.

Теперь даже если я вернусь и отрублю голову змее, хвост не перестанет извиваться. Озлобленные воины уже внутри и их не остановит смерть командира.

Глава 44. Сердечная Мантра

Спокойный тихий город, живший своей обыденной размеренной жизнью, превратился в развороченный муравейник. Воздух пронизывала жажда крови. Страдания людей будто материализовались в свинцовые тучи, довлеющие надо мной. Как прирожденные маги Жизни, посвятившие свою жизнь исцелению страждущих, со временем начинают ощущать чужую боль и страдания как собственные, так и каратели начинают ощущать страдания людей, побуждая заложенные в них инстинкты защитника к действию. Подавить их оказалось непросто, и я был этому даже рад.

Я мог передвигаться по городу незаметно и быстро достигнуть цели, но я не сумел обойти все страдания людей стороной. Передвигаясь по крышам, меня время от времени накрывал настолько сильная негативная волна эмоций, что мозг отключался и тело начинало действовать само по себе. Я пробивал дыры в крышах, проникал в дома, и исполнял свой долг.

Я видел ужасы воины. Не те, что царят на поле боя, где повсюду лежат обезображенные трупы, отрубленные части тел, витает запах крови и смрада, а в небе кружат вороны, охочие до мертвечины. Я говорю про настоящие — те ужасы, что переносят семьи проигравших.

Смерть в бою — лишь мгновение. Мужчины умирают быстро, почти не страдая. Женщины же проходят через ад, когда разъяренные войны вламываются в их дома и выплескивают на них накопившиеся эмоции. Их жестокость не знает границ, и боль проявляется не только физически, но и эмоционально, когда на их глазах забирают детей, издеваются над ними и дочерьми, а они ничего не могут с этим поделать. Женщины стойкие, в этом смысле они намного сильнее мужчин и готовы перенести любые страдания. Но не тогда, когда страдают любимые.

«Делайте со мной все что угодно, только не трогайте их». Вопя, кричали в моей памяти женщины эти слова бесчисленное множество раз.

Один дом, второй, третий. Я врывался и нещадно убивал всех воинов Лесной Империи. Сцены, которые я видел, были для меня не в новинку.

Чтобы им не пришлось снова через это пройти, когда я уйду, я помогал им забраться на крышу через проделанную мной дыру, говорил, чтобы не шумели и ждали, когда все затихнет, и тогда попробовали сбежать, после чего двигался дальше.

Такие остановки давались мне малой кровь, так как большинство воинов Лесной Империи оказались обычными людьми либо практиками с низким развитием.

И, тем не менее, я терял драгоценное время. Чувство тревоги нарастало. Я боялся, что не успею.

С момента, как я вышел из медитации и добрался до особняка городского лорда, прошло немногим больше пятнадцати минут.

Особняк имел четыре этажа и являлся самым высоким зданием в городе. Так же он был сделан из дорогих материалов и роскошно отделан: белый мрамор, лепнина, изысканные узоры на окнах и золотой герб королевства, нанесенный на огромные двустворчатые двери из красного дерева. Этот особняк олицетворял собой силу и статус владельца. Чтобы каждый знал, кто здесь хозяин и какая сила за ним стоит.

Но вот армия Лесной Империи бросила вызов этой силе и статусу. И какой получила ответ? Полное бездействие. Перед дверьми не лежали трупы защитников. Никто им не помешал. Воины беспрепятственно врывались в особняк и выносили оттуда все ценности. Из распахнутых окон доносились крики служанок.

— Они точно там, — открыв карту, я подтвердил, что Мэй и Ханюль находятся внутри, и с лица сошла краска.

Каратель должен оставаться спокоен в любой ситуации. Но когда я представил, через что они сейчас, возможно, проходят, что с ними делают, меня охватила ярость, и она только усилилась от понимания, что в этом виноват я. Что не пришел раньше, что опоздал.

Я спрыгнул с крыши и побежал прямо к дверям особняка, убивая всех на своем пути. Духам мечей передались мои эмоции и желание убивать, они гудели от возбуждения, требуя крови.

Насколько мне известно, в этом мире не знают, что у всего есть душа. У деревьев, растений, камней. Но я знаю. Я принес это знание из своего мира. Знаю, что у мечей, созданных для убийства, кровожадные души, души убийц, и если не кормить их кровью, души будут медленно умирать.

Такие мечи называют мертвыми или бездушными. Они чаще тупятся, появляются сколы, и как о нем не заботься, лезвие без конца покрывается ржавчиной. Они начинают разлагаться так же, как трупы.

Отсутствие души негативно сказывается на качестве оружия, а вот польза от укрепления души приходит с годами владения и убийств. Душа оружия, по сути, как ребенок. Когда его только выковали — из слияния душ железа и огня родился младенец. И как всякий младенец, он беззащитен. За ним нужно следить, но самое главное — его нужно кормить.

Солнце и Луна были выкованы меньше года назад, но за те месяцы, что я ими владею, я убил так много людей, что, если провести аналогию, мои дети только что заговорили.

Однако впереди у них еще долгий путь. В прошлом мире я встречал людей, у которых оружие передавалось из поколения в поколение. За сотни лет их души так сильно развились, что приобретали собственное сознание, некоторые даже могли разговаривать. Так же у них появляется гордость, и если им завладеет посторонний, они не дадут так просто себя использовать. Если прежний хозяин мертв, ты должен будешь доказать им, что достоин стать их новым хозяином. Но и сила, которыми они обладают, огромна.

Я не ставил себе целью развитие этих мечей. Это лишь дубликаты моего излюбленного оружия, обычные клинки из качественной стали. А я надеялся когда-нибудь заполучить оружие-артефакт, ведь уже оценил все преимущества обладание ими.

Мысли о пробуждении духов мечей вытеснили воины Лесной Империи, вставшие у меня на пути перед самыми дверями особняка. Естественно, что моя кровавая просека не осталась без внимания, и так как обычные воины ничего не могли мне противопоставить, многие умирали, не успевая даже понять, что произошло, воины-практики Лесной Империи объединились, чтобы остановить меня.

Их собралось больше двадцати и их развитие сильно разнилось. Самый слабый из них находился на четвертой ступени развития, а сильнейший, так же как я, был на пике Земной области.

Его плащ отличались от плащей остальных. По краям у него шла золотая полоса. И позже, когда мы встретились лицом к лицу и я прочел его свойства, я понял, что он отличается не только развитием. Это был не обычный воин, а один из командиров — командир арьергарда, имя Ян Су.

Биться против организованных воинов сложнее, чем против разрозненных групп, а если все они к тому же еще и практики, задача становится гораздо сложнее. У всех разные боевые навыки со своими достоинствами и недостатками, но если их объединить со стратегией и сражаться под единым командованием, то они могут перекрывать слабости друг друга своими сильным сторонами.

— Луки, — громко прокричал команду Ян Су.

У троих из задних рядов в руках появились короткие луки. Они прицелились, натянули и спустили тетиву, и в меня, рассекая воздух, полетели стрелы. Но не обычные: одна была окутана пламенем, на двух других наконечник отдавал слабым зеленым отблеском. И тут я совершил первую ошибку — позволил им попасть в меня, положился на гибкий доспехи. Не видел в них угрозы.

С огненной стрелой не произошло накладок. Она ударилась об наплечник и отскочила. Разумеется, даже царапины не осталась. А пламя, вырвавшееся из нее, утонуло в радужном сиянии.

А вот две других…. Ну, они также были остановлены доспехом. Но чего я не ожидал, так это того, что зеленый блеск из наконечника стрелы неожиданно перетечет на кончик и сольется в мутно-зеленую каплю. Это был яд, и самое страшное, что радужное сияние не отреагировало на него. Капли оторвались от наконечников, попали на одежду и впитались в нее.

Нет ничего абсолютного. У всего есть слабости. У защитных артефактов это обычно предел. Как у любого другого доспеха, атака с подавляющей силой пробивает любую защиту. И я не думаю, что Стальной Доспех Львиной Храбрости на самом деле неуязвим. Просто он еще не встречался с этой самой подавляющей силой. Так же как у Радужного Доспеха, который, судя по всему, не реагирует на яды, либо на атаки, которые не несут непосредственного урона.

Яды могут проникать в организм человека различными путями. Первый, получивший наибольшее распространение в среде наемных убийц — через порез или рану, нанесенную отравленным оружием. Второй, его используют трусы и заговорщики — через рот, отравленная еда или напиток. Третий — через дыхание, когда яд находится в газообразной форме. Такие яды часто встречаются среди боевых навыков атрибута природы, а так же выделяются ядовитыми растениями, произрастающими в больших количествах в Черном Лесу. И, наконец, четвертый способ — через кожу, когда жидкий яд проникает в поры.

Жидкий яд, это был как раз мой случай. К счастью, мне повезло, и одежда впитала его. Тем не менее, какая-то часть все-таки попала на кожу.

Голова вдруг закружилась, я сбился с шага и едва не упал. Если бы количество яда было больше, я бы не успел стимулировать телесную сущность и вытеснить его из организма.

Однако именно в этот момент, в тот краткий миг, когда я был беззащитен, командир арьергарда отдал новую команду. Он не первый раз использовал это построение. К тому же он видел, что мое развитие лишь на пятой ступени, истинная сущность полностью израсходована и осталась только телесная.

— Атака.

Два десятка практиков все как один использовали свои боевые навыки. Навыки контроля первыми настигли меня. Сначала из-под земли вырвались толстые шипастые лозы и обвили мне ноги, крючковатыми шипами вонзаясь в кожу. А затем выросли четыре каменные руки и схватили руки и ноги.

Следом за навыками контролями настал черед дистанционных атакующих навыков. Атрибуты огня, воды, воздуха, земли, природы и даже тьмы. Все перемешалось и обрушилось на меня со всех сторон в едином порыве.

Повезло, что к тому момент я уже отошел от действия яда и мог начать действовать.

Невозможно было избежать всех атак. Из-за того, что я потерял время, пока вытеснял яд, я просто не успевал. Так что, первым делом вырвавшись из-под контроля шипастых лоз и каменных рук, манипулируя телесной сущностью, я поставил в приоритете защиту наиболее уязвимого места — головы.

И мне это удалось. Пламя лишь слегка подпалило волосы, и там, где было ухо без мочки, уха не осталось совсем.

Однако остальные незащищенные части тела сильно пострадали, и если бы не Врата Рождения, укрепившие тело, я бы, конечно, не умер, но был побежден, не способный двигаться из-за разрыва мышц и сломанных костей. Без рук, без ног, лежал бы, подергиваясь, мешком на земле.

Моя кожаная броня оказалась вся дырах, из-под которых обильно текла кровь. К тому же, чтобы избавиться от навыков контроля, мне пришлось потратить половину оставшейся телесной сущности.

Если я хочу выжить, исключая побег, у меня остается всего один вариант. Я должен прибегнуть к крайним мерам — использовать жизненную силу. Но не так бездумно, как это делают остальные. Иссушают себя, ставят на грань, и жизненная сила беспорядочно растекается по всему телу, но лишь малая часть попадает в сосуд души, питая его.

Для других, это отчаянная попытка. Ведь практик после использования жизненной силы теряет свое развитие. Все, к чему стремился годами, десятками лет. Я же потеряю нечто иное.

Я обратил внутренний взор внутрь себя и время, казалось, остановилось. Взгляд прошел через вены, устремился по кровяному потоку к сердцу и к сердечным воротам — средоточию жизни. Протянул к ним иллюзорную руку и мягко коснулся.

— Запретная техника монахов-отшельников. Сердечная Мантра. Единение.

Этой технике в качестве благодарности за спасение жизни обучил меня один странствующий монах-отшельник с пика Безмолвной Горы. Их техники отличаются от техник Ордена и, тем не менее, между ними есть нечто общее — раскрытие потенциала человеческого тела. Но если каратели открывают Врата и усиление носит постоянный характер, то монахи специализируются на кратковременном взрывном усилении. Мощь их техник поистине огромна, но и цена за их использование так же огромна.

Обучив меня Сердечной Мантре, он нарушил самый главный запрет. Я и по сей день не понимаю, зачем он это сделал и почему передал именно эту технику, а не любую другую.

Каратели не требуют платы. Да, нас благодарили. Пускали в дом на постой. В тавернах порой кормили бесплатно. Но на этом все.

Правда, со временем люди стали считать, что их спасение — наш долг, неукоснительная обязанность, и даже этого не стало. Хотя в какой-то степени это утверждение верно.

Чтобы нарушить запрет и передать запретную технику постороннему, он должен был понимать, что если это вскроется, секта избавится и от него и от меня. Такие порядки существовали во всех значимых силах. Никто не хочет, чтобы их секреты раскрыли. Особенно, если это их главный секрет.

До этого я никогда не прибегал к этой технике. Цена была слишком велика — годы жизни. Но не тех, что сокращают срок жизни, приближают к старости. Приближается день смерти. Монах называл их годами судьбы. А это десятки, сотни не спасенных человеческих жизней.

Однако не только поэтому я не использовал Сердечную Манту. Монах предупредил, что запретной ее делает вовсе не это. Есть дополнительная цена — эмоция. Радость, удивление, печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, интерес, вина. Одной из десяти важнейших эмоций я лишусь навсегда.

— Но если я сбегу, что станет с Мэй и Ханюль? Унижение, рабство, удел лагерных шлюх? Ни за что! Не важно, что со мной станет. Что потеряю. Я этого не допущу!

Фиолетово-черный поток вырвался из сердечных врат. Огромная сила, не похожая ни на истинную, ни на телесную сущность, и точно ни на жизненную силу, имевшую светло-зеленый — цвет жизни, начала входить через руку в мое иллюзорное тело. Если описывать эту энергию одним словом, то это будет хаос. Нечто, что невозможно сдержать. Беспредельная мощь, которую я прежде никогда не испытывал. И она все входила в меня и входила, казалось нескончаемым потоком.

Однако вспомнив предупреждение монаха, я быстро опомнился и разорвал контакт с сердечными вратами. Ведь эта сила не дается бесплатно. Каждая крупица энергии хаоса отбирает самое ценное, что есть у человека — время. А когда эта связь разорвалась, вместе с ней оборвалась одна нить. Я потерял одну из эмоций и пока еще не знаю, какую.

Взамен я получил огромную силу. Каждая клетка в моем теле бурлила от переизбытка энергии. И вместе с тем из тела вырвался поток фиолетово-черного света и спиралью закружился вокруг меня. Это было очень похоже на ауру. То, чего не должно быть у практика Земной области.

С шипением и выходящими струйками белого дыма все мои раны моментально исчезли. Сила, содержащаяся в теле, требовала выхода. Словно тысячи муравьев забрались под кожу и теперь прогрызали себе путь наружу.

Она рвалась в бой. И я не стал ее сдерживать.

Мне не требовалось никаких навыков. Только техника шагов и навыки боя. За некоторыми различиями, ощущения от этой силы были в точности такими, как в бытность карателя. Карателя с тремя открытыми Вратами.

Глава 45. Двадцать голов и один калека

Командир Ян Су отказывался верить своим глазам. Шок, неверие, страх и отчаяние смешались во взгляде, направленном на юношу, окруженного странной вихрящейся фиолетово-черной аурой.

Его развитие точно было на пятой ступени и остается таковым и сейчас. Однако наличие ауры, которую, как известно, невозможно подделать: ни навыками, ни артефактами, ясно указывает на его принадлежность к Небесной области. Причем ауру достаточно сильную, определенно не первой ступени. По плотности она была сравнима с командующим. Небесным практиком второй ступени, в шаге от третьей.

Его мысли пребывали в полном беспорядке:

— Но откуда? Как? Кто он такой?

Небесный практик не старше двадцати лет — это не что-то невозможное, но крайне редкое явление. Особенно здесь, в отдаленном городе второсортного королевства. Каким ветром сюда занесло практика из высшего клана? Почем он скрывал свою силу? Зачем вмешался? Какое дело могучему тигру до сражения двух колоний муравьев? Столько вопросов и ни одного ответа.

— Командир, что нам де…? — с дрожащим голосом обратился к нему один из его подчиненных, но не успел он договорить, как рядом мелькнула фиолетово-черная вспышка, и на шее у него появился тонкий кровавый порез.

Выражение его лица и губы замерли, и голова, соскользнув, отделилась от тела. Туловище упало в одну сторону, плескаясь из шеи кровавыми струями, а голова в другую и покатилась к ногам стоящего за ним товарища.

Крики ужаса слились в один и еще двое за спиной командира упали замертво. Обоих, так же как первого, обезглавили. И все произошло так быстро, что Ян Су успел заметить лишь фиолетово-черную вспышку. Он направил телесную сущность в глаза, фокусируя зрение, но даже тогда вспышка приобрела лишь сильно размытый человеческий силуэт.

А тем временем, его люди умирали один за другим. Защитные навыки не помогали. Атаки не поспевали за ним. Юноша продолжал рубить головы, словно отделял колосья пшеницы от стеблей.

Командир впервые ощутил такую беспомощность. Каждого убитого воина он воспитал лично, для него все они были как дети. Он видел их радости, их печали, их взлеты и падения. Он разделял с ними родство, что сильнее крови. И сейчас на его глазах его любимых детей безжалостно убивали, а он ничего не мог с этим поделать. Вся та сила, что он приобрел, чем так гордился, ничего не стоила против силы этого юноши, ровесника его сына.

И вот когда Ян Су остался один в окружении безголовых трупов, он окончательно сдался. Упал на колени, опустил голову, подставляя под удар шею, и закрыл глаза. Он был готов умереть. Он не боялся.

Но время шло, а холодное касание смерти не приходило. Ян Су поднял голову, посмотрел вперед, по сторонам, но нигде его не было видно.

— Почему я? Почему ты только меня не убил? — в ярости заскрежетал он зубами.

— Потому что так ты легко не отделаешь, — внезапно услышал Ян Су зловещий шепот, раздавшийся у правого уха.

В тот же момент острая боль пронзила оба плеча и руки одновременно упали на землю. Ян Су закричал, но его стоны продлились недолго. Нижняя челюсть вскоре присоединилась к рукам. А финальным штрихом через спину, перерубив позвоночник, был проткнут сосуд души и сущность начала стремительно вытекать из него, разливаясь по телу.

— Ты умер как практик, но не умрешь как человек. Хочешь ты этого или нет, но твоя сущность не даст тебе умереть. Ты станешь бессильным калекой и возжелаешь смерти, но помни, если ты сделаешь это, покончишь с собой, я об этом узнаю и убью всех, кто тебе дорог и кому дорог ты. Жену, детей, соседей, друзей. В живых не останется никого, кто бы вспомнил тебя добрым словом. Только семьи жертв, которые будут знать, по чьей вине это случилось и проклинать тебя до конца своих дней. Клянусь сосудом души, я выполню это обещание.

Глава 46. Потерянная эмоция

Я как будто вернулся в свое старое тело. Оно снова стало легким словно пушинка, но при этом содержало огромную взрывную мощь, и все вокруг замедлялось, когда я начинал движение.

Они успевали лишь чуть повернуть головы, однако не успевали понять, что мертвы, а я уже оказывался за их спинами и убивал дальше. Любая преграда на моем пути разбивалась. Любая атака не поспевала за мной. Никто не выжил, кроме одного.

Сначала я хотел убить командира. Последним, чтобы прочувствовал горечь поражения и помучился. Но когда он опустился на колени, желая умереть, мне стало откровенно противно. Настоящий воин сражается до конца. Он не сдается, как бы не был силен противник. Умереть в бою — не позор, позор — потерять дух.

Я не часто так поступаю, но в этот раз не сдержался. Я лишил его рук, которые были по локоть в крови, нечистого рта, отдававшего бесчеловечные приказы, и наконец, лишил развития. Теперь он калека и каждый миг своего жалкого существования будет грезить о смерти.

Но сдержит ли его моя угроза? Как знать. В любом случае, я не исполню обещанного. Я даже не буду знать, покончил ли он с собой. Меня уже не волнует его судьба. Сейчас и в будущем у меня будут другие заботы.

Обратив взгляд на распахнутые двери усадьбы, и так как больше никто не рискнул встать у меня на пути, я ворвался внутрь, забегал в каждую комнату и убивал всех, кого находил. Не только воинов Лесной Империи, многие защитники вместо того, чтобы до последнего защищать свой город, сдались и присоединились к армии Лесной Империи. Их не волновало, как к ним будут относиться, что к ним никогда не будет доверия и будут использовать как пушечное мясо. Главное, что они проживут лишний день, неделю, месяц.

Служанки, над которыми надругались, которых били и унижали, боялись меня даже больше, чем их. Они забивались в угол, прятали голову в колени, плакали и молили не убивать их.

Я не мог понять, что с ними не так, пока в одном из зеркал случайно не заметил свое отражение. Они боялись меня потому, что я выглядел в точности как демон, принявший человеческое обличие.

Я был весь в крови, волосы слиплись. Вокруг витала зловещая фиолетово-черная энергия. Но что больше всего меня поразило, даже слегка напугало — у меня были черные глаза. Пока я не успокоился, поняв, что это связано с использованием запретной техники и когда она развеется, все станет как прежде.

Увидев себя таким, я испытал удивление и страх. Наличие боли проверил, прикусив язык. Гнев, отвращение и презрение. Воины Лесной Империи гибли как раз под воздействием этих эмоций. Печаль при виде плачущих женщин, прикрывающими обрывками одежды оскверненное тело. Вина, что не успел вовремя это предотвратить. Остаются всего две эмоции — радость и стыд.

Радость? Чему здесь можно радоваться? Стыд? Чего я должен стыдиться? Это может оказаться любая из них.

— В любом случае, скоро узнаю.

Я продолжил прочесывать этажи и комнаты одну за другой и убивать всех вторженцев. Особенно много их оказалось на последнем этаже в комнате за толстыми стальными дверями — сокровищницей лорда.

Я подоспел как раз вовремя, к тому моменту, когда двери выломали из стены. Воины с алчными, кровожадными глазами рванули внутрь и сгребали все, что попадалось под руку. Однако никто из них не вышел оттуда живыми, и все содержимое досталось мне одному.

По примерным подсчетам, мне досталось тридцать тысяч золотых монет и около пятнадцати тысяч ювелирными украшениями. К предметам искусства я не притронулся, хотя их стоимость была, возможно, даже выше. Они занимали слишком много места и не влезли бы в мое пространственное кольцо. Но и оставлять их Лесной Империи я не хотел, так что, уходя, уничтожил все скульптуры и полотна.

Однако самым ценным моим приобретением стали камни природной энергии. Из низкокачественных: три сотни малых, полторы сотни средних и тридцать больших. Среднего качества: двенадцать малых, шесть средних и два больших. И в резной шкатулке с гербом королевства Северной Звезды на мягкой подушечке из красного бархата лежал один высококачественный средний камень природной энергии. Необычайная редкость.

— Где же они, черт возьми? Я прочесал весь особняк и ничего.

Я снова открыл карту, но, как и прежде, она показывала, что Мэй и Ханюль находятся здесь.

— Карта не может ошибаться. Видимо, они где-то спрятались. И это имеет смысл. В особняке лорда должна быть одна или сразу несколько потайных комнат как раз на такой случай. Не только для лорда, но также для членов его семьи и приближенных.

В Ордене нас учили находить скрытые комнаты и тайники, однако мне давно не приходилось применять эти знания на практике. Если быть точным, то всего один раз, и это было очень давно. Придется поднапрячь память.

Убивая всё приходящих воинов Лесной Империи и переметнувшихся на сторону врага предателей, я заново начал прочесывать все этажи, только на этот раз шел сверху вниз. Каждая подозрительная щель, не соотношение толщины стен и внутреннего пространства комнат. И не обнаружил ничего подозрительного, пока не добрался до первого этажа и не спустился в подвал.

В подвале хранились продукты, стояли стеллажи и бочки с вином. Его бы грабили в последнюю очередь и не стали прочесывать так тщательно, как остальные комнаты в особняке.

— Лучшего места для обустройства скрытой комнаты не придумаешь, — подумал я и оказался прав.

Ее тщательно спрятали, и если бы я не был обучен надлежащим образом, то не заметил бы одно мелкое несоответствие. В конце подвала за грудой бочек с вином участок стены слегка отличался по цвету. И я только убедился в своей правоте, когда подошел ближе и увидел в том месте порванную паутину.

В пространственном кольце у меня лежал серый дорожный плащ. Я вытер им волосы, а затем завернулся в него, чтобы не пугать их видом рваного окровавленного доспеха. Хватит и черных глаз.

— Мэй, Ханюль, вы здесь? Это я, Шин.

Я с замиранием сердца ждал ответа. Секунды волнения тянулись подобно часам.

— Шин? Это правда ты? — наконец услышал я за стеной тихий, неуверенный, знакомый мне голос. Это была Ханюль.

— Да, это я. Выходите, вам нечего бояться, — помедлив, ответил я.

Ведь, когда услышал ее голос, то испытал радость, и тогда понял, чего я лишился — стыда.

Каменная плита со скрежетом начала открываться. Внутри не было света, одна темнота. И тут, стоило двери открыться едва ли наполовину, оттуда вылетела маленькая юркая тень и врезалась в меня, обвив шею тонкими ручками и крепко прижавшись ко мне.

— Я знала, что ты придешь. Знала, слышишь, я знала, — сквозь слезы говорила она и прижималась сильнее. Как будто, если не будет держать меня изо всех сил, я куда-то исчезну.

— Все в порядке. Я здесь и никому не дам вас в обиду, — приговаривал я, обняв и нежно поглаживая Ханюль по волосам, а сам не спускал глаз с открывшегося прохода. Почему-то никто больше не выходил. — А где Мэй? — нахмурившись, спросил я.

— Мама, она…, — вздрогнула подо мной девушка и посмотрела назад.

— Что с ней? — заволновался я.

— Ей не очень хорошо. Она до сих пор не может поверить, что он бросил нас здесь и сбежал, — в момент объяснения Ханюль перевела на меня взгляд и, увидев мои черные глаза, нервно вздрогнула, однако даже не попыталось от меня отстраниться. Запинаясь, она спросила: — Что… что стало с твоими глазами?

Я улыбнулся и сказал:

— Сначала, я хочу услышать вашу историю.

Глава 47. В столицу

— Так он оставил вас на растерзание волкам? — заключил я после краткого изложения истории Мэй и периодических гневных восклицаний со стороны Ханюль.

Как оказалась, когда оборона города была прорвана, лорд и его личный телохранитель, между прочим практик Небесной области, который мог бы участвовать в битве, вместо того, чтобы охранять одного человека, пускай даже правителя города, в общем, у него каким-то образом оказались свитки телепортации.

Это не артефакты, но крайне редкий предмет, который могут создавать только фиолетовые начертатели, потратив на один свиток от двух до пяти лет в зависимости от уровня мастерства. В какой-то мере, свитки телепортации даже ценнее артефактов. Ведь в случае опасности они гарантированно спасут тебе жизнь.

Свитки телепортации практически невозможно купить, а те, что раз в десять-пятнадцать лет таинственным образом появляются на случайном аукционе, могут себе позволить разве что королевские и императорские семьи, и главы крупных кланов. Но даже если тебе каким-то образом повезет и удастся купить один из них, ни в коем случае не расслабляйся. За воротами аукциона тебя будет поджидать куча из желающих его отобрать.

Но я не понимаю, откуда у простого лорда из маленького королевства мог оказаться не один, а целых два таких свитка? Ладно, не суть. А суть в том, что когда вражеская армия вошла в город, когда смерть идет за тобой, дала о себе знать гнусная сторона многих людей, которая раскрывается в момент опасности — ставить свою жизнь превыше всего.

У тебя есть два свитка телепортации. Ты женат и любишь свою жену всем сердцем, а ее дочь стала твоей дочерью. Это не кровь, но твоя семья, и они должны значить для тебя все. Ты на все пойдешь, чтобы их защитить.

Лорд очень сильно любил Мэй. Он был готов сделать для нее все. Он окружил ее теплотой и вниманием, осыпал дорогими подарками, относился к ее дочери как родной. Возможно Мэй и вышла за него ради блага дочери, но в какой-то момент, я уверен, она начала влюбляться в него по-настоящему. Женщины слабы перед вниманием, а матери любят мужчин, которые принимают чужого ребенка как своего. За любовь к нему они отплатят своей любовью.

Гораздо труднее переносить предательство тех, от кого ты ожидаешь этого меньше всего — от любимых. Когда твой муж, тот, который клялся, что любит тебя больше жизни, стоит перед тобой с двумя свитками телепортации в руках и один протягивает Небесному практику, а другой оставляет себе, после чего говорит: «спрячьтесь в укрытии, я за вами вернулись», а затем ломает печать и исчезает в лучах белого света. Это больно. Это унизительно.

Не удивительно, что на Мэй лица нет. И ей стыдно. Перед Ханюль, передо мной. Однако мне этого не понять. Я теперь не знаю стыда.

Это как любовь. Пока не почувствуешь — не узнаешь. Только у меня наоборот. И даже если раньше я испытывал стыд, вспоминая эти моменты сейчас, я все равно не смогу его понять. Так что этих моментов как будто и не было. Как будто никогда не испытывал. А значит, не знаю, что это такое.

Я видел столько примеров, когда супруг, спасая свою жизнь, придает другого. Чаще, конечно, от этого страдают женщины. Они по натуре вернее мужей.

В такие моменты они особенно ранимы и их надо утешать. Но я раньше никогда этого не делал. Даже не думал об этом. А сейчас, не знаю как. А если попробую, что если сделаю только хуже?

— Вставайте, нам пора выбираться из города, — решив, сказал я.

Я заметил, что, даже не используя силу, она понемногу рассеивается. А чтобы выбраться из города вместе с Мэй и Ханюль мне потребуется вся сила, что осталась.

— Но куда мы пойдет? — спросила Ханюль. — Лесная Империя разграбила все деревни на своем пути. Нашего дома больше нет.

— Я заберу вас с собой в столицу. Сейчас это самое безопасное место. Кое-кто там задолжал мне услугу, так что о вас позаботятся, — ответил я и про себя добавил: — Должны. Она все-таки принцесса, а я спас ей жизнь.

Глава 48. Покидая город

От частого использования мои мечи затупились, заточки как таковой почти не осталось, образовались множественные сколы и трещины, и я не мог их больше использовать, если не хотел совсем сломать. Так что вместо них, когда мы втроем выбрались из подвала и в коридоре сталкивались с воинами Лесной Империи, я использовал свое тело как оружие. Удар кулаком был такой силы, что проламывал грудные клетки. Я легко сворачивал шеи и пробивал черепа. Демон с черными глазами снова искупался в крови.

Мэй и Ханюль пытались это скрыть, но я видел страх в их глазах. Однако я не мог их винить. Я убийца. Я убиваю людей. Да, сейчас воины Лесной Империи мои враги. Но они все-таки люди. У них есть родители, есть семьи и дети. Их любят и ждут. А я убиваю их, и убиваю довольно жестоко.

В войне нет правых и виноватых, нет белого и черного. Есть только твоя сторона и чужая. Так я это понимаю. В таком свете я вижу то, что сейчас делаю. Я выбрал сторону. Я сражаюсь с врагом. Это они напали. Это они пришли убивать. А я лишь делаю то, что необходимо.

Но что видят они? Видят человека, который уничтожает все на своем пути. Без раздумий, без жалости. Видят кровь, видят жуткие смерти. Слышат мольбы и предсмертные крики, отдающиеся эхом в ушах. А затем видят меня. Всего в крови и с черными глазами.

Если бы не я, их ждала печальная судьба. Еще тогда, в пещере бандитов. В темноте они не видели, как я убивал. И вот я снова пришел их спасти. Но в этот раз они все отчетливо видят и еще долго не смогут развидеть.

Они понимают, что это необходимо. Они благодарны мне. Но все равно боятся меня. Их пугает мой взгляд. Их бросает в дрожь, когда я касаюсь их.

Добравшись до поворота к выходу, я выглянул за угол и сразу вернулся обратно.

— Оставайтесь здесь. Я позову, когда будет можно, — придержал я Мэй и Ханюль, а сам вышел через ворота усадьбы на улицу.

Снаружи было много врагов. Слишком много. А энергии оставалось так мало. Тем не менее, никто из них не смотрел на меня с намерением убить.

Их взгляд источал страх. Они видели то, что я сделал с командиром Ян Су и его группой. Они боялись меня. Боялись моей ауры. Боялись черных глаз. И я решил этим воспользоваться.

Я остановился у ступенек, вдохнул полной грудью и на выдохе прокричал:

— Я ухожу и забираю с собой двух женщин! Любой, кто встанет у меня на пути — умрет! Если кого-то что-то не устраивает — подходите!

Ответом мне послужило стройное молчание. Никто не возражал. Каждый знал, на что я способен. На что способен практик Небесный области, которым из-за наличия ауры они ошибочно меня посчитали. Или демоном воплоти из-за черных глазах. Или еще кем. Не суть важно, у кого какие были причины. Важно лишь то, что никто даже не думал препятствовать мне.

Я позвал Мэй и Ханюль, и вскоре они робко вышли во двор. Сотни зеленых плащей уставились на них, и им было неуютно от всех этих взглядов.

Не обращая на это внимания, время и так поджимало, я взял каждую за руку и насильно потащил за собой. Со стороны, как будто увожу свои трофеи.

— Не закрывай глаза. Смотри и привыкай. Возможно, тебе еще придется увидеть подобное, — упрекнул я Ханюль, которая закрыла глаза, когда мы вышли на главную улицу и повернули в сторону, противоположную от ворот.

Широкая каменная дорога была залита кровью. В воздухе витал тяжелый удушливый запах крови и смрада. Повсюду валялись трупы. У некоторых отсутствовали части тел или были вспороты животы и вывалились кишки. Их обеих стошнило.

Голая женщина, вся в синяках и покрытая мужским семенем, лежала у порога одного из домов и слабо подергивалась. Между ее ног текла кровь, а сзади из ягодиц торчало древко копья. Они могли просто убить ее, но вместо этого сделали это. Воистину, в войне нет предела жестокости.

Увидев, что она еще жива, Мэй бросилась к ней, хотела помочь. У нее было чистое, доброе сердце. Но я остановил ее, крепко сжав и не отпуская ладонь.

— У нас нет на это времени, — сказал я. — Да и смысл? Ей недолго осталось страдать, — подумав, я решил воспользоваться ситуацией и преподать им обеим ценный урок: — Запомните, пока у вас не хватит сил, чтобы защитить себя, даже не думайте о других. Вы хоть понимаете, что эту женщину могли оставить здесь живой не просто так? — И это, скорее всего, было действительно так. Я ощущал направленные на нас взгляды. Кто-то за нами следил. — А как раз в надежде на то, что кто-нибудь из сострадания бросится ее спасать. Кто-то вроде вас, например. И что бы с вами стало, не окажись меня рядом, а?

Понимаю, что это ужасная картина для любой женщины и желание помочь в такой ситуации вполне естественно. Но если нападут на столицу, когда меня там не будет, и бой вспыхнет в городе, убегая, спасаясь, я хочу, чтобы они ни на что не отвлекались. Будь то ступор от ужасающего, мерзкого зрелища, остановиться, чтобы исторгнуть из себя рвотные массы, или как сейчас, например, желания кому-то помочь. И если повезет, тогда им может даже удастся сбежать.

По пути нам попадались отряды воинов Лесной Империи, однако никто не пытался меня остановить. Провожали взглядом, но даже не дернулись.

— Еще тридцать шесть, — посмотрел я в задании, сколько осталось убить воинов Лесной Империи.

Я уже успел оценить пользу зелий, а еще меня заинтересовала вторая часть награды — первый том искусства убийства. А если бы думал, что энергии хватит чтобы вернуться и убить командующего….

Мне не хотелось больше убивать у них на глазах, так что когда мы дошли до стены, я спрятал их в одном из пустых домов и стал возвращаться обратно, убивая по пути всех, кого пропустил, пока задание не было выполнено.


Вы выполнили задание «Посильная помощь 2». Награда помещена в Ваше пространственное кольцо.

Следующего задания не дали. Хотя я в любом случае не собирался его выполнять. Сил, что дала Сердечная Мантра, почти не осталось.

Глава 49. Специализация

Вместе с зельями, полученными за задание, у меня теперь было их шесть. А еще эта книга — искусство убийства, том первый.

Возвращаясь к Мэй и Ханюль, я достал ее из пространственного кольца и сильно удивился. Техники развития и боевые навыки, впрочем, как многие другие книги, которые мне приходились видеть в этом мире, выглядели как тонкие собранные вместе в кольца деревянные дощечки, слова на которых были выжжены или вырезаны. Изредка вместо деревянных дощечек использовалась кожа.

Искусство убийства, напротив, была полноценной книгой, в точности такой, как в моем мире. Обложка из дубленой кожи, покрытая древесной смолой. Страницы сделаны из щепок белого дерева, прессованные и обработанные специальным образом, которые мы называли бельм. Единственное что, в моем мире писали слюной черной пакли, здесь же слова были написаны кровью.

Книга была толстой, в ней было много страниц. Сейчас было не время и не место ее читать, но первым делом, как выберемся из города и остановимся на ночлег, я ее прочитаю. Уж очень интересно, что в ней написано, и что она даст. Любой предмет из игровой системы, который я получал до этого, был либо артефактом, либо техникой или навыком. Это же что-то новое и оттого интригующее.

Никогда бы не подумал, что найти длинную веревку окажется так сложно. Но я все-таки нашел, забрался на крышку трехэтажного дома, сделал на конце петлю и после нескольких неудачных попыток забросил лассо на зубец. Сначала забрался я, затем ловкая Ханюль, которая помогала себе усилением телесной сущностью, и последняя Мэй, которая обвязалась веревкой вокруг талии, и я вытянул ее наверх. Спускались в обратном порядке: сначала опустил Мэй, а после Ханюль и в конце я.

Город не был окружен со всех сторон. Слишком большая площадь для такой небольшой армии. Расставь они своих воинов так, чтобы никто не смог сбежать, тогда не было бы гарантии, что оставшихся воинов хватит для успешной осады. Так что командующий Монкут принял верное решение. Он предпочел уверенную победу небольшим потерям в трофеях.

Не только мы сбежали. Я видел и другие веревки, свисающие со стены. Довольно много веревок.

Однако возможно, мы были последними. Так как стоило нам добежать до леса, как сзади послышался стык копыт. Оглянувшись, я увидел конный отряд в тридцать человек, может больше, объезжающий стену.

Мы шли пешком через лес и остановились только тогда, когда небо окрасилось красным. Мэй и Ханюль выбились из сил, так что я один занялся обустройством лагеря. Достал из пространственного кольца палатку, натаскал дров и развел костер, приготовил наваристый суп и мы поели. Ели в полной тишине.

Мэй и Ханюль сильно устали. Как морально, так и физически.

— Идите спать. Завтра будет тяжелый день, — отправил я их в палатку, а сам устроился у костра с мехом вина.

Лес кишел хищниками, взбудораженные запахом крови, они охотились на беглецов всю ночь, и за всю ночь я не сомкнул глаз. Хотя не только в этом крылась причина моей бессонницы. Я точил мечи, и читая искусство убийства, не замечал течения времени. И лишь когда света от костра переставало хватать, я отвлекался, чтобы подбросить немного дров.

Ни в своем мире, ни в этом я не слышал про Лигу Убийц. А ведь именно их техники были описаны в книге. Никакой магии, внутренней или какого-либо другого вида энергии. Их техники базировались исключительно на знании возможностей тела, опыте предыдущих поколений, особых тренировках и мастерстве, оттачиваемом десятилетиями.

Я многое для себя почерпнул из этой книги. В частности о методах маскировки, приготовлении, смешивании и использовании ядов в различных формах и обстоятельствах, способах проникновения в защищенные места, взлому замков. Техники же убийства включали в себя в основном внезапные молниеносные атаки и быстрое отступление. Подкрасться, убить одним ударом и скрыться. Не уверен, что эти знания мне пригодятся, но мало ли какие обстоятельства сложатся в жизни.

И когда я, наконец, дочитал книгу, неожиданно выскочило сообщение:


Доступна для получения новая специализация — Убийца.

Получить специализацию?

Принять: да/нет.


Получить специализацию? Стать убийцей? Если спросить, хочу ли я стать убийцей, то мой ответ будет — нет. Я воин, я действую открыто, а не нападаю из тени и не использую грязные приемы.

Я выбрал «нет». Это окно свернулось и появилось новое:


Вы уверены, что хотите отказаться от специализации Убийца?

Принять: да/нет.

Внимание! Вы не ограничен в выборе всего одной специализацией. Получив другую специализацию, вы сможете переключаться между ними в любой момент. Так же обладание специализацией дает Вам различные преимущества, такие как бонусы специализации, уникальные способности и специализированные задания.


А вот это было уже интересно. Если простыми словами, то под бонусами специализации подразумевается какое-то повышение силы, возможно развития. И в этом нет ничего удивительного или невероятного после того, как я повышал развитие, просто убивая монстров и выполняя задания. А под уникальными способностями, скорее всего, имеются в виду боевые навыки. Ну а задания, это и так понятно. Такие же, какие я могу взять за очки, или те, что даются во время события.

Я искал вескую причину для отказа, но не нашел такую. Ведь получить специализацию убийцы — не значит стать им. Так почему бы и нет. Прошедший день ясно показал, насколько я сейчас слаб.

Я снова нажал «нет». Не хочу отказываться. Вернулось прежнее сообщение, и на этот раз я нажал «да».

Вдруг тьма ночи, подавляя свет от огня, устремилась ко мне со всех сторон. Она окружила меня, скрывая в себе, заключила в кокон из тьмы.


Получена новая специализация — Убийца.

Получен бонус специализации «Ночь — мой друг». Увеличен урон убийцы в ночное время суток на 10 %.

Получена пассивная способность «Незаметность». Снижение вероятности обнаружения убийцы в темноте на 20 %.

Получена пассивная способность «Природа ядов». Усиливает действие ядов на 30 %. Повышает сопротивление к ядам убийцы на 50 %.

Получена пассивная способность «Взлом замков». Базовые знания в области взлома замков. Требуются отмычки.

Получена активная способность «Невидимость». Слово-активатор — невидимость. Создает область невидимости и абсолютной тишины вокруг убийцы. Скорость передвижения при этом снижена на 75 %. Время действия — 10 минут, либо пока убийца не вступит в бой или не получит урон. Чем дольше убийца находится в состоянии невидимости, тем больше расходуется выносливости.


Только я все прочитал, как двойное кольцо ослепительно засияло, рассеивая кокон из тьмы, а пространственное кольцо начало бледнеть и вскоре исчезло.

И вместе с тем появилось еще одно сообщение:


Условия соблюдены. Игровой интерфейс обновлен.

Добавлены новые функции:

1. Свойства игрока

2. Экипировка

3. Инвентарь

Глава 50. Плоды

Никогда бы не подумал, что на вид такое простое задание принесет такие большие плоды.

Не совсем понимаю, что значит это «увеличен урон» и как он может увеличиться. Наверное, с наступлением ночи сработает что-то вроде 10 %-го усиления телесной сущностью. Только вот сейчас ночь и я сжимаю руку кулак, а разницы особой не вижу.

Незаметность, природа ядов и взлом замков так же не сильно меня впечатлили. Хотя в определенных обстоятельствах могут оказаться полезными.

Но вот невидимость, это, конечно, сильно. Я даже представить не мог, что такие навыки существуют. Не только скрыть от глаз, но и убрать посторонний шум. Если все так, как я думаю, я смогу незаметно пробраться куда захочу и так же незаметно оттуда убраться. И не только это. У нее огромный боевой потенциал. Если незаметно подкрасться к врагу, то можно убить его с одного удара. Будь он у меня до сражения с командующим Монкутом, я бы легко выполнил то задание. Сильный навык, очень сильный. Даже затрудняюсь дать ему оценку. Мастер? А может Эксперт?

Так, что у нас дальше? Сообщение с обновлением системы. Ого! Вот где, действительно, скрывался приятный сюрприз. И не один.

Свойства игрока. Проверив, что это, я не нашел в этом ничего интересного. Это лишь сведения обо мне, которые я и так знаю. Просто более наглядные.


Имя: Шин Ран

Раса: Человек

Специализация: Убийца

Пассивные способности: Незаметность, Природа ядов, Взлом замков

Активные способности: Невидимость

Уровень развития истинной сущности: Земная область 9 ступень

Уровень развития телесной сущности: Земная область 10 ступень


Другое дело — Экипировка. Вот где была закопана золотая жила.

Произнеся команду, передо мной появилась иллюзия человека, стоящего в полный рост. По всему его телу были расставлены серые квадратики. Какие-то были пусты, в других нарисованы предметы.

В области груди один над другим были нарисованы два предмета. Мои доспехи. Один Стальной Доспех Львиной Храбрости, другой Радужная Броня.

Дотронувшись до них, рядышком тут же всплыло два окна с описанием артефактов:


Название: Стальной Доспех Львиной Храбрости

Тип: Доспех

Качество: Необычные

Свойства: Обладает повышенной прочностью. Способен сдерживать атаки любой силы. Ограничения — запас прочности. Текущая прочность — 19/30.

Требования: Нет


Название: Радужный Блеск

Тип: Доспех

Качество: Необычные

Свойства: Поглощает силу ударов и создает отталкивающую силу. Ограничения — количество использований. Текущее количество использований — 112/300.

Требования: Нет


— Значит, не такие уж они неуязвимые, как я полагал. Первый сломается, когда прочность достигнет нуля. Второй, когда поглотит сто двенадцать атак. Прискорбно, конечно. Но хорошо, что я теперь это знаю. А то ведь так однажды положившись на артефакт, мог и с жизнью расстаться.

После доспехов я проверил все остальные артефакты.


Название: Ожерелье Кровавого Пиршества

Тип: Аксессуар

Качество: Необычное

Особые свойства: Поглощает кровь из воздуха и преобразует ее в эссенцию крови, которая может быть использована для исцеления ран и восполнения запаса крови. Чем выше коэффициент преобразования, тем сильнее эффект. Помогает ощущать жажду крови. Текущее количество эссенций — 30/30. Коэффициент преобразования: 18/100 %.

Требования: Нет


— Так мне это не показалось? Кристаллы, то есть эссенции, на самом деле росли?


Название: Подкова Удачи

Тип: Аксессуар

Качество: Необычный

Свойства: Повышает удачу. Является частью комплекта из пяти элементов. Собрав полный комплект, Вы получите благословение бога Удачи.

Требования: Нет


Название: Браслет Удачи

Тип: Аксессуар

Качество: Необычный

Свойства: Повышает удачу. Является частью комплекта из пяти элементов. Собрав полный комплект, Вы получите благословение бога Удачи.

Требования: Нет


— Благословение? Невероятно.

Артефакты ценны, но не бесценны, в отличие от благословения бога. Его нельзя найти, купить или отобрать, его можно только заслужить. И даже зная имя живого бога, молясь ему днями и ночами, совсем не обязательно, что он обратит на тебя внимание, тем более даст свое благословение.

В высших кланах, которым известно имя бога, молитву ставят в один ряд с практикой. Однако из тысяч практиков и лишь в одном поколении или даже через поколение появляется человек, благословленный богом. Как правило, он становится следующим главой клана.

Тогда в клане Ран я прочитал историю Ло Куро — основателя высшего клана Куро, самого молодого из высших кланов, история которого насчитывает всего триста шестьдесят лет. Бывшего наемника, нашедшего в древнем подземелье табличку с упоминанием имени бога войны и после года молитв получившего его благословение.

Благословением служил дар — Двуручный Кровавый Меч Тысячи Битв. Оружие настоль могущественное, что способно частично поглощать силы и навыки побежденных врагов и передавать их владельцу. И так за следующие пятнадцать лет из обычного практика восьмой ступени Земной Области без особых способностей вырос Звездный практик восьмой ступени с обширным арсеналом боевых навыков. Он стал известен под прозвищем «непобедимый воин» в одиночку уничтожив две имперские армии численностью более семисот тысяч воинов.

Ло Куро выбрал путь создания клана, отличный от остальных. Он не стал силой принуждать слабые кланы присоединиться к нему. Вместо этого он собрал лучших наемников и при поддержке гильдии свободных торговцев основал клан наемников Куро. Он лично обучал каждого и на одни только камни природной энергии потратил более трех миллионов золотых.

За следующие двадцать лет клан Куро собственными силами вырос до клана пятой ступени. А когда в ходе конфликта с двумя другими кланами пятой ступени Ло Куро показал свою мощь, мощь Звездного практика восьмой ступени, победив одновременно двух глав кланов, а затем поглотил, совет высших кланов признал клан Куро новым высшим кланом.

И это лишь одна из сотен историй избранника бога. Каждый, кто получал благословение бога, оставил свое имя в истории. Некоторые совершали достойные поступки, другие творили невообразимо ужасные вещи. Но, так или иначе, все они обладали огромной силой.

— Если я смогу найти три оставшихся предмета….

И тут я вспомнил, где обнаружил Подкову Удачи и Браслет Удачи. Точнее то, что привело меня в это место.

Только Мистический Рунный Компас лежал в пространственном кольце, которого больше нет. Оно…. Ну конечно же, Инвентарь!

Я открыл инвентарь и действительно, все вещи из пространственного кольца перекочевали туда. В инвентаре оставалось еще полно свободного места, тогда как пространственное кольцо было практически забито. Все равно, что получить еще одно пространственное кольцо, которые к тому же никто не сможет у тебя отобрать.

— Хи-хи-хи.

Достав из инвентаря Мистический Рунный Компас, я открыл экипировку, и серый квадратик на правой руке уже не был пустым.


Название: Мистический Рунный Компас

Тип: Вспомогательное

Качество: Неизвестно

Свойства: Указывает точное местоположение подземелий. Является часть комплекта из двух элементов. Собрав полный комплект, открывается полный доступ ко всем подземельям.

Требования: Нет


Второй элемент — это карта! Та самая, что полагается в награду за задание. Задание, которое до сих пор активно. Узнаю мотивы похищения принцессы, получу карту, и мне откроются все подземелья. Сколько бы ни потребовалось времени, хоть год, хоть десять лет, я соберу комплект и получу благословение бога!

Я так воодушевился этой мыслью, что прямо сейчас собирался вскочить и пойти будить Мэй и Ханюль. Уже рассвет. Нельзя терять время.

Мои цели совпадают. Отведу их в столицу, устрою, заодно узнаю, почему пытались похитить принцессу. Это все-таки принцесса, они должны были тщательно расследовать тот инцидент. Они должны, нет, они обязаны что-то знать. И я это выясню.

Как вдруг я ощутил на себе чей-то взгляд. И он шел не сзади, со стороны палатки.

Глава 51. Приманка

— Слева, — не подавая вида, что заметил слежку, я определил направление. — Один, два, три, — и пересчитал количество целей. — Три человека, не зверя.

Я не ощутил в этих взглядах жажду убийства. Однако это не значит, что у них благие намерения. Грабеж наиболее вероятен.

Сейчас у меня полный запас истинной и телесной сущности, я более-менее привел в порядок мечи, и я не думаю, что кто-нибудь из них находится в Небесной области. Мне нечего бояться. Только вот я не один. Мэй и Ханюль могут оказаться в опасности. Что если среди противников найдется достаточно сильный, чтобы задержать меня, пока кто-то другой из этой троицы нападет на них? Защищая кого-то, помни, что это твоя главная слабость.

Рискнуть и проверить? А стоит? Может лучше….

— Я знаю, что вы за мной наблюдаете. Немедленно выходите. И чтобы все трое, — я встал и громко закричал.

По крайней мере, если они сейчас нападут, я окажусь достаточно близко к Мэй и Ханюль. Так у меня будет больше шансов защитить их.

— Мы… мы не причиним вам вреда, — после нескольких секунд молчания, раздался с той стороны слабый женский голос.

Зашуршали кусты и оттуда вышла молодая девушка лет двадцати в рваном зеленом платье. У нее были грязные волосы и лицо. Она шла босиком, ее ноги все были в порезах и синяках.

Девушка прихрамывала на левую ногу, но не из-за пореза или синяка. По синюшной припухлости на лодыжке, я определил, что это, скорее всего, растяжение или даже перелом. Наверное, каждый шаг дается ей с таким трудом, что зубы крошатся от боли.

За собой девушка вела двух детей: мальчика и девочку. Мальчик был чуть постарше, лет восемь-девять. Девочке было около пяти. Оба с рыжими волосами, скорее всего брат с сестрой.

Кстати, у девушки тоже был рыжеватый оттенок волос. Не такой яркий, как у детей, но определенное сходство есть. Так что, возможно, она их старшая сестра. Ну, или молодая мать. В деревнях не всегда ждут совершеннолетия. Многие ждут первой крови, женятся и скорее начинают рожать детей. Работы в деревнях много, а рабочих рук мало.

— Мы лишь хотели попросить у вас немного еды, — склонив голову, жалобно сказала девушка.

Они и впрямь выглядели оголодавшими. Особенно девушка. Ее состояние было заметно хуже, чем у детей. Худая, что кости видны. На коже уже стала проявляться желтушность, когда от голода начинают страдать внутренние органы, в частности печень, которая перестает нормально функционировать и выводить токсины из организма.

Судя по оттенку, она ничего не ела как минимум три-четыре дня. Еще день и начнет сдавать психика, и она начнет тянуть в рот все, что хоть отдаленно напоминает еду: дождевых червей, насекомых и даже кору деревьев. Знаю по собственному опыту.

Как я мог им отказать? Тем более что недостатка в еде я не испытывал. И не только в этом. У меня есть все: сила, деньги, еда, одежда. Я ни в чем не нуждался.

Они заметно дрожали. Дети хлюпали носом, подбирая сопли, а девушка еще и кашляла сильно. Приближается осень, ночи становятся холодней. Без подходящей одежды и обуви легко заболеть. Без тепла и нормального питания болезни усугубиться. А без лекарств — смерть.

Так что я подбросил пару бревен в костер, сел на место и махнул им рукой:

— Располагайтесь.

— Спасибо, господин, — ничего еще не получив, кроме места у костра, поспешила поблагодарить меня девушка.

И мальчик, кланяясь, следом за ней:

— Спасибо, господин.

Девочка же просто кивнула. Как я позже узнал, она была немой. Но, тем не менее, веселой, неунывающей и жизнерадостной девочкой.

Все трое сели напротив костра с противоположной стороны от меня. Смотрели настороженно. Хоть они и сами пришли, они боялись меня. Особенно девушка, которая, не смотря на грязь и желтизну кожи, была довольно хороша собой. Не красавица, но внешность приятная и с немаленькой грудью. Другой мужчина на моем месте легко мог бы воспользоваться ее обстоятельствами или даже использовать силу.

— Шин, — вместе со словами донеслось до меня шуршание из палатки и, откинув полог, вышла Мэй.

Ее роскошная одежда и ювелирные украшения соответствовали статусу жены лорда. Она была ослепительно красива и за проведенное в высшем свете короткое время приобрела частичку грации и изящества, свойственную аристократическим особам. Человек, приспосабливаясь, быстро меняется.

— Доброе утро, — с улыбкой ответил я и перевел взгляд на вытянувшую руки к костру троицу. — Это наши новые друзья. Дай им что-нибудь поесть. Только немного. Они долго голодали, и если сразу начнут набивать животы, им это навредит. А я пока пойду раздобуду нам мяса.

У меня было много еды, но мало мяса. А то, что есть, сушеное и вяленое, и не очень подходит для восстановления сил после продолжительного голодания. Им нужно свежее мясо, где полно жиров и питательных элементов. Не помешали бы еще овощи, но все, что у меня есть это приправы.

Я не боялся оставлять незнакомцев с Мэй и Ханюль. Я уже проверил их свойства. Они были обычными людьми. А девушка, которая в силу возраста могла бы представлять реальную угрозу, настолько ослабла от голода, что была, наверное, слабее детей. Да и оружия у нее не было. Где его спрятать в такой-то одежде?

Но все же я торопился, пока охотился. Оставлять лагерь надолго нельзя. Мало ли кто еще бродит в окрестностях. Собственно, разведка местности и была одной из причин, почему я сразу ушел. Все проверить никогда не помешает.

Я не был новичком в охоте, а с телесным усилением у мелкой живности против меня не оставалось совершенно никаких шансов, и уже через полчаса на веревки болтались три тушки кролика.

— Этого должно хватить, — решил я и вернулся в лагерь.

Мэй, Ханюль, девушка и дети расположились вокруг костра. Солнце уже взошло, но еще плохо грело. Мэй и девушка сидели в стороне и тихонько общались. А Ханюль тем временем развлекала детей, в красках описывая им истории про отважных героев, которые вычитала в городской библиотеке.

Заметив меня, девушка отвлеклась от общения с Мэй, резко встала, и когда я подошел к костру, склонилась в низком поклоне:

— Господин Шин, позвольте еще раз поблагодарить Вас за тепло и еду. Вы не представляете, как мы в этом нуждались.

Господином и госпожой обязаны называть аристократов простолюдины. Видимо, Мэй рассказала ей о себе, но не кто я такой, и она посчитала, что я имею какое-то отношение к семье лорда. Так-то члены семьи и приближенные лорда, как собственно и сам лорд, не являются аристократами и не заслуживают подобного обращения, но для простолюдинов нет особой разницы. Для них все, кто имеют богатства и власть, являются аристократами. Ведь им не составит труда избавиться от мелких людишек при малейшем недовольстве, и никто не встанет на их защиту.

— Не стоит, садись, — кивнул я и перебросил ей вязанку с кроликами. — В качестве ответной услуги можешь приготовить завтрак на всех. Я, признаться, не слишком в этом хорош.

Это была маленькая ложь. Я мог освежевать тушу кролика так же быстро как опытный шкуродер и отлично готовил. Но ей будет приятно отплатить услугой за услугой. Затем я достал нож из инвентаря и передал ей. Как я и думал, у нее не оказалось никакого оружия. И как они только выжили в этом лесу?

И пока она проворно снимала шкуру с тушек, я подсел к Мэй и стал задавать вопросы:

— Она что-нибудь рассказывала о себе? Кто они? Откуда? Что делают одни в лесу? И как вышли на нас?

По свойствам я знал только, как их зовут, и что они обычные люди. А жаль, как бы было удобно, если бы полезной информации было побольше.

Мэй кивнула и начала рассказывать:

— Девушку зовут Мури. Там ее младшие брат и сестра — Келе и Сил. Они из Светлой Деревни, что на севере в недели пути. Я уже говорила, что армия, которая пришла к нам, по пути уничтожала все окрестные деревни. Так вот, когда их воины ворвались в деревню, они втроем гуляли в поле и спрятались там. Но уходя, воины сожгли деревню и подожгли поля. Им некуда было идти, так что они отправились на восток, надеясь найти место, где их примут. Однако все, что они до этого находили, это лишь трупы и пепел. А нас нашли случайно. Увидели дым от костра.

— И это все? — уточнил я.

— Все, — подтвердила Мэй.

Чудом спаслись. Неделю выживали сами по себе. Прошли половину леса, полного хищных зверей, и случайно вышли на нас. Если верить тете Мэй, то я ребенок благословленный судьбой, а еще у меня есть Подкова Удачи и Браслет Удачи. Не найти человека удачливее меня. Но если бы я оказался на их месте, то не думаю, что мой путь прошел так же гладко, как у них.

Они шли прямо за армией и не попали в поле зрения разведчиков? Не повстречали в пути бандитов, которых война притягивает как мух на навоз? А хищные звери? Как могли волки не напасть на трех безоружных людей, двое из которых к тому же дети? Это же такая лакомая добыча. И в довершении, встретить нас в огромном лесу. Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— Слабые и беззащитные. Дети и симпатичная молодая девушка. Если внимательнее к ним присмотреться….

Девушка явно нервничала, а дети озирались по сторонам и вздрагивали от малейшего шороха. Если представить, что все это не от пережитого ужаса, чувства неопределенности, холода и голода, то вырисовывается вполне очевидная картина. Они — приманка, посланные дабы усыпить нашу бдительность. А может, что похуже. Не удивлюсь, если у девушки где-то поблизости припрятан парализующий яд или дурман. Отойдет так по нужде, вернется, подмешает в еду и дружков своих позовет.

Я закрыл глаза, направил телесную сущность в уши и обратился в слух, отсекая все лишние звуки один за другим. И вскоре нашел их, подтверждая свою догадку. Я услышал шаги. Тяжелые, значит в доспехах. Около десяти. Скорее воины, чем бандиты. Пока далеко, но скоро будут здесь.

Открыв глаза, я потянул Мэй за рукав и сказал:

— Я отойду ненадолго. Скоро вернусь.

Глава 52. Специализированные задания

Раздвинув кусты, я увидел впереди цепочку вооруженных людей, шедших друг за другом нога в ногу. Их вел настоящий гигант: больше двух метров ростом, мощное телосложение, руки как пара кувалд, ударом кулака забьет человека в землю как гвоздь. Он был в тяжелых стальных доспехах, хорошо подогнанных по фигуре, из-за спины выглядывал огромный топор с двойным лезвием, а на боку висело запасное оружие — шипастые кастеты. Интересный выбор оружия. Первое — широкий радиус атак, второе — ближний бой. Значит, универсал. Значит, опытный боец.

Среди бандитов всегда есть такие здоровяки. Обычно они служат для устрашения, но в этот раз он оказался их лидером.

Следующие за ним люди все как один были подтянутыми, в доспехах и цепким взглядом осматривали окрестности. Некоторые были в кожаных доспехах, но видно, что под ними надета кольчуга, и у всех без исключения было основное и запасное оружие, причем хорошего качества.

Я не ошибся, они определенно раньше были воинами. И скорее всего, воинами королевства Северной Звезды, так как у четверых из них, в том числе у гиганта с топором, на доспехах был выгравирован герб королевства. Дезертиры, подавшиеся в бандиты. Не ново.

Использовав духовное зрение, я выяснил, что не один из них не является практиком.

И еще кое-что:

— Так они это делают не по собственной воле.

Один из бандитов подталкивал сзади грязного побитого мальчишку лет десяти со связанными за спиной руками и петлей-удавкой, накинутой на шею. Его рыжие волосы и схожие с другим мальчиком черты лица указывали на их родство. Так же это объясняло, почему ни на ком из них не было обуви. Не только, чтобы вызвать жалость. Это была перестраховка. Сложно убегать с босыми ногами.

Я мог бы легко и быстро всех их убить. Но не сейчас. Пока что я решил испытать на них недавно приобретенный навык — Невидимость. И если все получится так, как я думаю, мальчик даже не пострадает.

— Невидимость, — тихо произнес я слово-активатор, и мир вокруг в тот же миг стал серым, потеряв все краски, кроме белого и черного. Словно я вошел в мир теней.

Я сделал шаг. Простой шаг. Однако он дался мне с таким трудом, как будто ноги утопают в трясине, да еще кто-то сзади усиленно тянет назад.

— Непривычно будет ползти как улитка, — посмеялся я над собой.

Воззвав к телесной сущности, я намеревался избавиться от замедляющего эффекта, но все оказалось не так просто, как я думал. Сосуд души никак не отреагировал на команду. Телесная сущность даже не шевельнулась, словно заморозилась.

Тогда я попытался зажечь Лезвие Света. И когда не вышло, стало ясно, что в состоянии невидимости я не могу использовать ни телесную, ни истинную сущность.

— Даже так….

Я вышел из кустов. Бандиты должны были сразу заметить меня, но не заметили. Так же, когда я начал двигаться к ним, подо мной ломались сухие ветки, но не хрустели, и как бы сильно затем я не старался шуметь, даже начал кричать, не издавал ни малейшего звука.

Навык был бесспорно хорош, но не без изъяна. Не только замедление и невозможность использовать сущность, вскоре я нашел еще один недостаток.

— А следы-то за собой оставляю.

Я не боялся, что меня обнаружат. С моими нынешними силами я не то что с десятью, я с сотней таких бандитов справлюсь. Это всего лишь проверка возможностей моей новой способности.

Встав у них на пути, я ждал, когда они подойдут ближе. Не только зрением и слухом можно обнаружить противником, есть еще инстинкты: врожденные и приобретенные. Они воины, и пускай инстинкты у них не так сильно развиты, как у меня, посмотрим, когда они почуют неладное и почуют ли вообще.

Тридцать метров. Двадцать метров. Десять. Мышцы лица гиганта вдруг напряглись, когда до меня оставалось с десяток шагов. Ему что-то не нравилось, что-то было не так, но он не мог понять, что именно. Шаг, еще один. Осталось пять метров. Он остановился и поднял руку, насторожившись.

Я улыбнулся и сошел с их пути, освобождая дорогу. Однако они продолжали стоять, вращая головой и пытаясь разглядеть в кустах и деревьях хоть что-нибудь подозрительное.

Прошло несколько минут.

— Ну раз вы не идете, тогда я сам начну действовать.

Но только я добрался до хвоста группы и приблизился к бандиту, удерживающего мальчишку на привязи, и уже собирался обнажить меч, как вдруг система неожиданно дала о себе знать.


Получено новое специализированное задание.

«Оттачивая мастерство»

Цель: Прервав способность Невидимость, убейте со спины бандита Хё-Хи. Чем чище будет выполнено убийство, тем выше будет ваш награда.

Прогресс:

Бандит Хё-Хи — 0/1.


Награда: Вариативная, в зависимости от качества выполнения. Опыт в специализации Убийца +(0,1–0,5)%.


Я остановился, убрав руку с рукояти меча, и задумался:

— Как интересно. Задание без зоны активного события, да к тому же такое легкое. И награда, что это за опыт в специализации Убийца? Что он дает?

В любом случае, я это и так собирался сделать. Но как убить его идеально чисто, чтобы получить максимальную награду? Наверное, чтобы он даже не понял, что умер. А еще лучше, чтобы остальные не услышали.

Убийцы, проникая в охраняемые места, ведь так и поступают. Не поднимая тревоги, вырезают охранников, мешающих им, пока не доберутся до цели, выполняют заказ, а затем так же незаметно исчезают в ночи. Это и есть путь убийцы. Вошел, вышел, а на утро находят труп.

Вероятно, в этом и заключается смысл задания — обучение. Правда, не совсем к месту и не ко времени….

Я стоял прямо у него за спиной. Видел, как приподнимаются плечи от его тяжелого прерывистого дыхания. Как капельки пота стекают от затылка по шее. Он волновался, казалось бы, без причины.

Я извлек из ножен мечи и думал, что взяв оружие в руки, невидимость пропадет. Но, похоже, обнажить оружие еще не значит «вступить в бой», и я по-прежнему оставался невидимым.

Если отрублю ему голову, будет ли это считаться чистым убийством? Мгновенным — да, но шума не избежать. Лезвие потеряло былую остроту и, перерубая шейные позвонки, будет слышен их хруст. Тогда остается….

Невидимость исчезла одновременно с началом движения.

Я убрал меч в ножны, достал кинжал и быстрым, резким движением вогнал острие в правое ухо бандита. Ухо было рассечено надвое, и холодная сталь с едва слышимым хлюпающим звуком прошла через мозг.

Я подхватил падающее тело и вместе с ним плавно опустился на земли. Тогда же, когда оно коснулось земли, я снова произнес «невидимость» и исчез в мире теней.

Читая появившиеся сообщения.


Вы выполнили специализированное задание «Оттачивая мастерство».

Получен опыт в специализации Убийца +0,4 %.

Получено новое специализированное задание.

«Знакомство с ядами»

Цель: Убейте оставшихся бандитов, используя отравленное оружие. На время выполнения задания в инвентарь будет помещен пузырек с ядом.

Примечание: Все бандиты должны умереть от действия яда. В случае если хоть один бандит умрет иной смертью или сбежит, задание будет считаться провальным и на Вас будет наложен штраф.

Прогресс:

Бандит — 0/8.


Награда: Опыт в специализации Убийца +1,5 %.


— Значит, только от яда, да? Тогда надеюсь, он хоть действует быстро.

Я открыл инвентарь и вызвал оттуда посторонний предмет — вытянутый стеклянный флакон, заполненный на две трети вязкой светло-желтой жидкостью, похожей на мед.

Как раз когда пузырек с ядом оказался в моих руках, мальчишка почувствовал, что петля на его шее ослабла и обернулся.

— Ах, — ахнул он, увидев перед собой бездыханный труп.

Звук вырвался прежде, чем мальчишка успел зажать себе рот. Эмоции сработали раньше, чем понимание, что это была прекрасная возможность сбежать. А теперь она потеряна.

Его тихое восклицание привлекло внимание остальных бандитов. Они повернулись и увидели лежащего на земле товарища. Кровь, белая и серая масса вытекали из разрезанного уха, кровь так же сочилась из носа и уголков губ.

Он был убит, а они даже не заметили этого. Естественно у всех по коже пробежал холодок. Ужасающ тот враг, которого не видно и не слышно.

— Круговая оборона! — разрывая давящую тишину, закричал гигант и достал из-за спины свой устрашающе огромный топор.

От этого крика бандиты мгновенно пришли в себя и собрались вокруг него, ощетинившись мечами, копьями и топорами. Один из бандитов схватил веревку с петлей, затащил и бросил мальчишку в центр круга. А я тем временем, не торопясь, открывал пузырек и выливал яд на лезвия мечей.

От этого яда шел странный запах. В Ордене нас учили определять различные яды и обычно они либо совсем не пахнут и определяются только на вкус, либо имеют характерный аромат с легкой кислинкой, ну или вовсе не имею ни вкуса, ни запаха. Но здесь аромат был насыщенным и приятным: как освежающий прохладный бриз на берегу океана и вместе с тем аромат цветочного луга. Словно не яд, а женские духи.

— Интересно, насколько может оказаться страшна такая прекрасная вещь.

Воины восхищаются оружием. Например, меч — самое благородное из них. Функционально, меч за тридцать серебряных не сильно отличается от того, что стоит сотню золотых. Рукоять, дол и гарда — вот и все, из чего состоит обычный меч. Им так же можно резать, рубить и колоть. Дорогой клинок так же тупится, как и обычный. Разве что служит подольше. Но недостаточно, чтобы окупить хотя бы десятую часть его стоимости.

Так в чем разница? Зачем покупать дорогой меч? А разница заключается даже не столько в эффективности, сколько в ощущениях, когда ты пользуешься более дорогим оружием. Цена отражается в мастерстве кузница, и ты восхищаешься, как удобно лежит меч в руке, как им просто орудовать и какой прекрасный звук он издает, когда разрезает воздух. Несколько взмахов, финтов и опытный воин сразу все понимает.

Так же убийцы относят к ядам. Они постоянно ищут и создают более эффективные, совершенные яды. Для многих убийц яды — это подлинное искусство, их страсть, они ими восхищаются совсем как воины оружием и доспехами.

И эта страсть незаметно передалась мне. Потому, что когда я принимал специализацию, и в будущем буду получать новые специализации, система не предупреждала, что это изменит меня. Что это не только слова в свойствах и способности. Что это шкура, надевая которую, ты срастаешься с ней.

Я выбрал первую цель. Не самого сильного — гиганта, их лидера. Когда убивают вожака, стая обычно разбегается. А я не хочу бегать за ними.

Я встал перед ним и взмахнул мечом. Он отшатнулся, когда перед ним неожиданно появился человек и сверкнула сталь. Тонкая кровавая полоса отделилась от его лица. На щеке остался неглубокий порез.

Я мог бы использовать навыки и телесную сущность и справился со всем ними за секунды. Один Ослепляющий Свет, усиление телесной сущностью, и они понять ничего не успеют, как у каждого на теле возникнет такой же порез и внутрь проникнет смертельный яд.

Но вот что я думаю: сущность и сила, которую она дает практикам, лишь одна сторона медали. А на другой стороне — мастерство, у которого нет предела развития. Многие практики начинают забывать об этом, когда становятся сильнее, и больше полагаются на свою сущность и навыки, чем на умения.

И в этом заключается их слабость, которая когда-нибудь приведет к поражению, которого можно было бы избежать. Ведь именно мастерство позволило мне выжить в сражении с командующим Монкутом и сбежать.

Я не из их числа. Как бы ни были сильны навыки, которые я собираюсь освоить после прорыва в Небесную область, я не стану пренебрегать оружием, уловками и всем, что может повысить шансы на победу. Тем более что моя телесная сущность, чьи боевые навыки нацелены в основном на усиление и сражение в ближнем бою, будет развиваться гораздо быстрее, чем истинная сущность, которая, по стилю сражения, близка больше к магам из моего мира.

Поэтому, я буду сражаться с бандитами на равных условиях. Ведь только так оттачивается мастерство — в равном бою, а не в подавляющей силе. Хотя с силой Врат, а эта сила немалая, я ничего не могу поделать. Я не могу ее не использовать. Она уже стала часть меня.

С другой стороны, у них есть численное преимущество. К тому же я не могу их убить, по условиям задания они должны умереть от яда. Так что все честно.

— Это….

Только и успел сказать второй бандит, прежде чем у него руке появился кровавый порез.

И лишь третий успел начать действовать. Он поднял копье и с криками: «Это всего лишь мальчишка! Убьем его!» бросился на меня. Однако такая незамысловатая атака как прямой колющий удар в живот не могла достигнуть цели, и в результате на тыльной стороне его ладони образовался глубокий порез, так что кости стали видно, и копье выпало у него из рук.

Всего за несколько секунд я убил трех бандитов. Просто они об этом еще не знают.

Но скоро узнают. Яд быстро распространялся по телу. На первой жертве уже начали проявляться следы отравления: вены на шее вздулись, пошла кровь из носа, и ноги подогнулись, когда он попытался встать.

И вот, наконец, начался настоящий бой. Гигант бросился на меня со своим топором, рядом с ним по бокам словно тени возникли еще два бандита, крепко сжимая копья.

Три оружия, два колющих и один размашистый вертикальный удар обрушились на меня с трех сторон почти одновременно. При всем моем мастерстве на нынешнем этапе развития Врат и без усиления телесной сущности я не смогу избежать все три атаки. Какую-то придется принять. Блокировать.

Доспехи легко бы справились с этой задачей. Но теперь, когда я знаю, что у них есть лимит, что когда-нибудь драгоценные артефакты станут обычными доспехами или сломаются, я решил, что буду полагаться на них только в крайнем случае.

Ухожу вправо, разминувшись с топором всего на два пальца. Пропускаю Луну через древо копья, столкновение, увожу его влево, как раз под удар топора, который разламывает древко в щепки, и заодно начисто срезает пальцы владельцу. Пальцы и перерубленное копье еще не упали, а Солнце уже подрезает колено третьему, вскрывая как раковину коленную чашечку.

Шаг назад и рывок за спину визжащего от боли бандита и пинком толкаю его на гиганта. Тот мешкает. Не сразу отбрасывает. Его топор вонзается в землю.

Гигант оказался безоружен и я этим воспользовался. Острие меча вошло в его бедро еще до того, как он дотянулся до запасного оружия. Вошло и сразу вышло назад, словно укус змеи, а я отпрыгиваю назад, разрывая дистанцию, и, продолжая отходить, улыбаюсь.

За короткое время я поразил ядом пятерых бандитов и девяти. Оставшиеся для меня не угроза. Я уже победил.

— Почему? — спросил меня гигант, одной рукой держась за рану на бедре, а другой обхватил рукоять топора и вытащил его из земли.

Сражение — не место для пустых разговоров. Но я уже победил, так почему бы не и поболтать. И пускай остальные бандиты стягиваются к нему. Главное, чтобы не разбежались.

— Почему, что? — вернул я вопрос.

— Почему ты не убиваешь нас? — переспросил он. — Я же видел, ты мог.

— Кто сказал, что не убиваю, — с коварной улыбкой, я взглядом указал на первую жертву яда.

У того на коже уже вздулись белые водянистые пузыри, как от ожогов. Его всего трясло. Кашляя, он хватался за горло с широко открытым ртом, и было видно, как тяжело ему бороться за каждый вздох.

— Яд, — прошипел гигант и посмотрел на свое раненое бедро.

— А ты не боишься смерти, — подметил я. — Знаешь, что уже мертв, но даже на миг не испугался. Хвалю. Поведение, достойное воина.

— Да что ты можешь знать о воинской чести, сопляк?! Травишь нас ядом как каких-то собак! — зло выплюнул оскорбление стоящий подле него бандит с алебардой. Смельчак, что еще не получил свою порцию яда, и все это время держался подальше.

— А что может знать о чести воин, нарушивший клятву, ставший бандитом и использующий женщин и детей как приманку? — в тон ответил я и по его сморщенному выражению лица понял, что ударил точно по больному месту. — Лесная Империя покусилась на вашу родину. Грабят, убивают, насилуют. Они принесли с собой столько боли, что хватит с лихвой. Однако вместо того, чтобы сражаться, чтобы дать им отпор, вы еще больше усиливаете страдания людей, присоединившись к грабежу. Вы используете женщин и детей, удерживая в заложниках родственника, чтобы они втирались в доверия к жертвам и помогали их грабить. Подлость под стать мерзким бандитам, но никак не доблестным воинам.

— Да что ты…?!

— Все, довольно, — мне это надоело, и я решил использовать свою полную силу, чтобы поскорее с этим покончить.

Я распространил телесную сущность по телу. Я стал быстрее, сильнее. Настолько быстрым, что их глаза не успели заметить движения. Только что я стоял в пяти метрах, и вот уже стою перед ними. Настолько сильным, что вместе с толстым древком копья разрубил нагрудную пластину доспеха.

В считанные секунды все оставшиеся бандиты получили ранения. Все были отравлены. И все, что мне теперь оставалось, это ждать, когда яд заберет их несчастные жизни. А если кто-то пытался сбежать, я пресекал это, перерезая им сухожилия на ногах.

Я смотрел, как они умирают. Как белеет их кожа, как синеют губы. Как они отчаянно сражаются за каждый вдох.

Однако не только я наблюдал за этим. Мальчишка, съежившись и дрожа, смотрел на меня с застывшим ужасом в глазах. Он не знал, что я сделаю с ним.

Наконец, умер последний бандит.


Вы выполнили специализированное задание «Оттачивая мастерство 2».

Получен опыт в специализации Убийца +1,5 %.

Получено новое специализированное задание.

«Коллекция ядов»

Цель: Соберите 10 пузырьков с различными ядами.

Примечание: Ограничение по времени — 10 дней. В случае если яды не будут собраны до истечения указанного времени, задание будет считаться провальным и на Вас будет наложен штраф.

Прогресс:

Пузырек с ядом — 0/10.


Награда: Опыт в специализации Убийца +2,5 %.


— Десять дней? Не хватит, чтобы добраться до столицы. Придется сделать небольшой крюк.

Глава 53. Покупки

С чувством выполненного долга я убрал мечи в ножны и подошел к мальчишке. С каждым шагом, что я делал, дрожь в его теле усиливалась. Однако он даже не думал о том, чтобы сбежать. Страх сковал его льдом, парализовал тело и разум.

— Твои сестры и брат сейчас в моем лагере. Он находится в той стороне, — сказал я ему и указал направление. — Я не держу на вас обиды. Я понимаю, что вас заставили, и потому отпускаю. Ты можешь забрать у бандитов все, что хочешь. Мне ничего не нужно. Но когда я вернусь в лагерь, я не хочу вас там видеть. Ты меня понял?

— Д-да, господин. Б-благодарю вас, господин, — ответил он, заикаясь, и не смея поднять головы.

Я прошел мимо и углубился в лес. Ему потребуется время, чтобы прийти в себя, обобрать бандитов, дойти до лагеря и забрать своих родственников. А раз уж мне все равно пока нечем заняться, только и остается что ждать, ко мне пришла одна мысль и я зашел в игровой магазин.

Мне еще рано использовать техники развития и боевые навыки уровня Мастер. Однако у меня уже хватает очков, чтобы приобрести все необходимое для первых пяти ступеней Небесной области, и даже останется на парочку заданий с наградой зельями и артефактами. И теперь, когда пространственное кольцо стало инвентарем, и никто не сможет у меня его отобрать, я решил все это купить, чтобы изучать, когда представится свободное время.

Применить их я не смогу, но осмыслить, понять основы, вполне. В будущем это позволит сберечь массу времени.


Техника развития Духовное Созвездие Малого Звездного Круга

Уровень: Мастер

Стоимость: 6000 очков


Техника развития Тело Закаленное Пламенем Бездны

Уровень: Мастер

Стоимость: 5500 очков


Боевая техника Обелиск Мерцающего Света

Уровень: Мастер

Стоимость: 4500 очков


Боевая техника Распадающееся Копье Мириады Солнечных Лучей

Уровень: Мастер

Стоимость: 5000 очков


Боевая техника Восемь Призрачных Шагов

Уровень: Мастер

Стоимость: 5000 очков


Боевая техника Чешуя Земляного Дракона

Уровень: Мастер

Стоимость: 4500 очков


Купив все, проверив остаток и оценив сумму будущих покупок, я так подумал, подумал, да и решил:

— С заданиями стоит повременить. Мне еще на уровень Эксперта предстоит очки накопить.


Техника развития Водоворот Духовного Элемента

Уровень: Эксперт

Стоимость: 12000 очков


Техника развития Кровавое Перерождение: Каменная Кожа, Железный Скелет

Уровень: Эксперт

Стоимость: 11000 очков


Боевой навык Купол Отражающего Лунного Света

Уровень: Эксперт

Стоимость: 7500 очков


Боевой навык Стальное Тело

Уровень: Эксперт

Стоимость: 8000


Боевой навык Парад Иллюзий

Уровень: Эксперт

Стоимость: 7000 очков


На уровне Эксперта есть всего один боевой навык истинной сущности с атрибутом Света — Купол Отражающего Лунного Света. Но судя по описанию навыка, его можно будет использовать как в защите, так и в нападении.

С другой стороны, в телесной сущности было три навыка и все они мне подходили, потому что в отличие от истинной сущности у них не было ограничения связанного с атрибутами. Среди них один был навык движения, и я мог бы выбрать его, но сейчас, думая об этом, я могу обойтись и навыком движения уровня Мастер — Восемь Призрачных Шагов. Это сэкономит целых семь тысяч очков.

Так что первым навыком, который я возьму, будет защитный навык, на порядок сильнее Чешуи Земляного Дракона, и к тому же имеет свойство усиления — Стальное Тело. А вот второй навык — Парад Иллюзий, в отличие от двух предыдущих не имеет аналогов, и станет прекрасным дополнением к моему стилю боя.

К тому моменту, как мое развитие продвинется до шестой ступени Небесной области, я мог бы накопить очки и купить все три телесных навыка уровня Эксперт. Однако боюсь, что потом, когда прорвусь в Звездную область, мне придется очень долго копить очки на техники и навыки Легендарного уровня. Не говоря уже о таинственных сферах, содержащих предположительно свитки Мифического уровня.

Закончив с покупками в игровом магазине, я открыл глаза. Мальчишка все еще ходил между трупами и обыскивал их. В стороне я заметил битком набитую сумку одного из бандитов. Выбрал самую большую. Не знаю даже, унесет ли.

Он не забрал дорогое оружие, не тронул стальные доспехи, зато четверо бандитов лишились обувки. Одна пара крепких кожаных сапог уже была надета на нем, вместе с кожаным доспехом, который из-за большого размера смотрелся на нем до смешного нелепо, луком с полным колчаном стрел за спиной, коротким мечом и шипастыми кастетами, болтающимися на поясе и при ходьбе бьющими его по бедру. Теми самыми кастетами, которые главарь бандитов использовал как запасное оружие. Так же на поясе сбоку у него висел толстый кошель.

Остальная обувь предназначались, по-видимому, сестрам и брату. Вместе с запасами еды и воды и несколькими туго свернутыми плащами. И это лишь то, что я заметил выпирающим из сумки.

— А он подошел к этому основательно, — одобряюще кивнул я, наблюдая за тем, как мальчишка уже собирался уходить, но вдруг резко остановился, словно что-то забыл, развернулся, вернулся к трупам и стал основательно прощупывать одежду бандитов.

А я тем временем изучал свитки, которые приобрел, и после беглого ознакомления все оказалось так, как я думал. Эти техники и навыки безусловно обладают огромной силой, но в отличие от Базовых и Продвинутых уровней с уровня Мастер начинают проявляться побочные эффекты.

Техника развития телесной сущности, например: чем больше ты ее практикуешь, тем сильнее притупляется чувствительность конечностей. Техника развития истинной сущности влияет на координацию. А боевые навыки, так или иначе, наносят урон телу. В основном это внутренние повреждения, при накоплении тяжело поддающиеся лечению.

Мальчишка, еще раз тщательно обыскав все трупы, разумеется ничего не нашел. Это ведь не простые бандиты, а воины с еще не выветрившимся духом товарищества. Они не привыкли что-то скрывать от своих.

Но стоит отдать ему должное. При других обстоятельствах ему вполне могла улыбнуться удача.

Наконец взяв сумку, мальчишка ушел по направлению к лагерю, и я последовал за ним.

Глава 54. Остаться

Когда он пришел в лагерь, это вызвало большой переполох. Его младшие брат и сестра Келе и Сил тут же бросились к нему, обнимая и плача. А вот старшая сестра так и застыла с кусочком мяса, поднесенным ко рту. Она была ошеломлена. А еще напугана.

Мысли Мури было не сложно прочесть. Если ее брат, которого бандиты держали в заложниках здесь, есть только одно объяснение его внезапному появлению — бандиты мертвы, а убить их мог только один человек. Человек, который проявил к ним радушие и доброту, на что они ответили коварным предательством. Как он с ними поступит после такого?

Ее рука дрогнула и тарелка выпала из ослабевших рук. Это привлекло внимание мальчишки к старшей сестре и его радостное выражение лица вдруг стало серьезным. Он подошел к ней и, потянув за собой, отвел в сторону для разговора.

Поговорив, я думал, что они сразу начнут собираться и скоро уйдут. Но вместо этого Мури подошла к Мэй, а мальчишка вернулся обратно к брату с сестрой.

— О чем они разговаривают? — нахмурился я и использовал телесную сущность, чтобы подслушать их разговор.

— Прости меня Мэй. Я не хотела, но….

Первое, что я услышал, были жалостливые извинения Мури.

— Все в порядке, Мури. Я понимаю, — добродушной улыбкой ответила она. — У тебя не было выбора. Если бы я оказалась на твоем месте, то, скорее всего, поступила бы так же.

— Но поймет ли он? — встревожено спросила она.

— Шин понимает. Если бы это было не так, разве дал бы он вам так просто уйти?

— Да, но….

— Но ты хочешь остаться, — закончила за нее Мэй. — Это ты хотела сказать?

Мури промолчала, стыдливо опустив голову.

— Не волнуйся, я поговорю с ним, — пообещала ей Мэй, мягко опустив руки на плечи. — Шин хороший человек. Он дважды спас нас, двух незнакомок. Рисковал своей жизнью, хотя был не обязан. Даже мой муж бросил нас, а он нет. Я уверена, он разрешит вам остаться.

— Поговоришь со мной? Разрешит остаться? Ты хоть понимаешь, что… что…? Да блин, у нас ведь всего одна палатка! Вы где спать собрались?

Глава 55. Ночь вдвоем

Глубокая ночь. Я лежу у костра, время от времени просыпаясь от холода, чтобы подкинуть дров в тлеющие угли. Мэй все-таки уговорила меня. Хотя, так ли уж сильно я отпирался? Наверное, только для вида. Там все-таки дети. Однако я ей напомнил простую истину — всех не спасти. Мэй добрая, но не глупая. Уверен, она поняла посыл.

Луна сегодня была особенно красива. На небе ни облачка, полный месяц изливает на землю яркий серебряный свет. Смотрю на нее и наслаждаюсь умиротворяющей трелью потрескивающего костра.

Может, не так уж и плохо, что меня не пустили в палатку. Им там тесно, жмутся друг к другу, а у меня тут простор и вид превосходный.

Вдруг зашуршала палатка, и откинулся полог. Я приподнялся на локтях.

Из палатки вышла Мэй. Она подошла ко мне и присела рядом.

Некоторое время она просто молча смотрела как играет огонь, а затем спросила:

— Почему не спишь?

— Уже выспался, — ответил я, встал, подкинул в костер несколько бревен и уселся обратно. — А ты почему?

— Мури во сне сильно толкается, — прикрыв рот ладошкой, хихикнула Мэй.

— Сама виновата. Это ведь ты настояла, чтобы они остались, — напомнил я.

— А ты бы и вправду их отпустил? — повернувшись, она посмотрела на меня серьезным пронзительным взглядом.

Я вынужден был недвусмысленно это признать:

— Силой держать бы не стал.

— У тебя осталось вино? — неожиданно спросила Мэй.

— А? Да, конечно.

Я открыл инвентарь, достал мех с вином и две чаши. Разлил до краев и протянул ей одну.

Сделав первый глоток, я ощутил легкое жжение, горьковато-пряный привкус во рту и приятную теплоту, разливающуюся по горлу и текущую вниз к животу.

— Шин, — отпив немного вина, заговорила Мэй, — я хотела бы попросить тебя об услуге. И это будет единственный раз, когда я о чем-либо тебя попрошу. Обещаю.

— Ум, — промычал я, делая в этот момент второй глоток, уже не такой обжигающий. Я догадывался, о чем она хотела попросить.

— Я хочу, чтобы ты позаботился о Ханюль, — продолжила Мэй.

Отлипнув губами от чаши, я скромно улыбнулся и сказал:

— Ну, разумеется….

Однако не успел я договорить, Мэй резко прервала меня:

— Ты меня не правильно понял. Я хочу, чтобы ты позаботился о ней как о женщине. Я понимаю, что в клане Ран для тебя, скорее всего, уже выбрали невесту. И я не прошу, чтобы Ханюль становилась твоей женой. Роли любовницы ей будет вполне достаточно.

Для матери предлагать свою единственную дочь в любовницы могло показаться полнейшим безумием. Ведь сердце мужчины никогда не будет целиком принадлежать ей. А так как их дети родятся вне брака, по закону они не будут считаться наследниками. С другой стороны, если мать из простой семьи отдает свою дочь в руки аристократа или члена крупного клана, тогда все совершенно иначе. Ее положение и положение ее детей станет выше.

Только вот, женившись на лорде, Мэй возвысила не только себя, но и Ханюль. Ее положение лишь на ступеньку ниже аристократии.

Мэй знает, что я из клана Ран, клана третьей порядка, но не знает, что я прихожусь внуком старейшины клана. Семьи, хоть и потерявшей прежнее положение, я, тем не менее, нахожусь выше рядовых семей. Но даже так, в столице она сможет найти дочери более подходящую кандидатуру, и в роли жениха, а не любовника.

Так же не стоит забывать, что вопросами брака в семье занимается либо отец, либо другой близкий родственник мужского пола. В случае с Ханюль, эта обязанность ложится на плечи ее приемного отца. И пока лорд не имеет своих детей, он будет против того, чтобы Ханюль становилась чьей бы то ни было любовницей. Пускай не по крови, но она носит его благородную фамилию и считается единственной наследницей.

Поделившись своими мыслями с Мэй, она развеяла все мои доводы одной гневной фразой:

— В следующий раз, когда я увижу его, я на его глазах разорву этот несчастный брачный браслет! — и так сильно за него потянула, что казалось, вот-вот разорвется.

Когда мужчина и женщина вступают в законный брак, они дают клятвы и надевают на запястья друг друга брачные браслеты. Разорвать его на глазах супруга, значит разорвать брак.

На самом деле, браслетами они называются только на словах. Это лишь связанные кусочки разноцветной ткани.

— Раз уж мы говорим о разрывах, — решил и я поделиться, — то я тоже собираюсь кое-что разорвать. В будущем я намерен покинуть клан Ран.

— Покинуть клан? Разве это не равносильно тому, чтобы отказаться от своей семьи? Матери, отца, братьев, сестер?

Мэй была сильно шокирована, не ожидая от меня такого решения.

Разорвать брак и разорвать семейные отношения — не равнозначные вещи. Семейные узы прочнее любовных. Особенно, когда речь касается кланов. Покинуть клан — это не только отказаться от семьи, это значит отказаться от наследия предков, откреститься от прошлого, оторвать и выбросить часть себя.

Она не знала, что из всей семьи, из всего клана Ран, я переживаю только об одном человеке — Мэй. Кровь, предки. Это все не мое: не моя кровь, не мои предки. Лишь она одна позаботилась обо мне. Это из ее рук я получил двойное кольцо. Это она отдала мне все, что имела и ничего не просила взамен. Пускай и из-за пророчества, в которое она так слепо верит.

— Да! — одним глотком опустошив чашу с вином, подтвердил я.

— Но почему? — спросила Мэй.

Почему? Мне сложно было дать ответ на этот вопрос. Не касаясь вопроса происхождения, в этом мире нормально, если кланы не ввязываются в войну королевств и империй.

Однако для меня это недопустимо. Недопустимо отсиживаться в своем доме, когда в дом соседа врываются и убивают. Как будто талант, данный им от рождения, не накладывают на них никаких обязательств. В первую очередь сила нужна для защиты, человека или убеждений.

Даже в моем мире надменные до мозга костей Башни Магов вмешиваются в войны, когда королевства переходят границы. Если пламя войны перекидывается на мирных жителей, находящихся под их защитой, они бросают все силы на то, чтобы его потушить.

— У меня на это свои причины, — я решил не вдаваться в подробности, налил себе еще вина и подлил в чашу Мэй.

— Тогда я не вижу причины….

На этот раз я ее перебил:

— А как же Ханюль? Что она думает поэтому поводу?

Здесь договорные браки в порядке вещей. Согласен ты или нет, за тебя все решают родители и ты не вправе отказываться. Но в моем мире каждый сам решает с кем ему или ей связывать свою жизнь.

— Я думаю о счастье дочери, если ты об этом, — слегка нахмурилась Мэй.

— Я не упрекаю. Ни в коем случае. Но ты ведь не говорила с ней об этом, разве не так?

Мэй тепло улыбалась, рассказывая:

— Знаешь, когда ты ушел, она только о тебе и говорила. Думаешь, когда парень спасает девушку из лап вероломных бандитов, это никак не отражается на ее сердце? Молодой, красивый, сильный. С кем ты будешь чувствовать себя в безопасности, кто ставит твое благополучие выше собственного. Только слепой не заметит, как блестят ее глаза, когда она смотрит на тебя.

— Я не только ее тогда спас, но и тебя, — подметил я. — Разве ты не хочешь чувствовать себя в безопасности? Быть с молодым, красивым, сильным? Почему бы тебе, — я поставил чашу с вином, придвинулся ближе к Мэй и на полном серьезе предложил: — не стать моей женой?

Я положил свою ладонь поверх ее. Мэй вздрогнула, но не убрала свою руку.

Этому телу не исполнилось еще и четырнадцати лет, однако с развитием телесной сущности оно преобразилось, стало выглядеть старше. На вид мне можно было дать лет шестнадцать-семнадцать, а то и все восемнадцать. Я подрос на две головы. Телосложение стало мужским. Даже голос изменился: стал ниже, а тембр выше, появилась легкая почти незаметная хрипота.

— Шин, я не….

Не дав ей договорить, я притянул ее к себе за талию и страстно поцеловал. Ее чаша упала, вино расплескалось и, попав на угли, в воздух с шипением поднялась струйка белого дыма.

Быстро разорвав поцелуй, я посмотрел ей в глаза и сказал:

— Ты красивая, умная, добрая и самоотверженная. Если я кого и хочу видеть своей женой, то только тебя. И разница в возрасте для меня не имеет значения, — и не давая ей времени для ответа, снова поцеловал.

Поначалу Мэй немного сопротивлялась, но вскоре поддалась и ответила на поцелуй, обвив мою шею руками, а я закопался в ее мягких густых волосах. Сладкий аромат ее губ опьянял. Жар разгоряченного тела манил.

Я аккуратно уложил Мэй на плащ. Ее тело дрожало под моими касаниями, грудь вздымалась. Мое сердце бешено колотилось. Целуя губы, шею, ключицу, я начал медленно ее раздевать.

Через несколько минут внезапно пошел дождь. Так кстати. Его шум заглушал стоны.

Глава 56. Цитадель Черного Дракона

Из-за задания по сбору ядов маршрут до столицы пришлось изменить. На выходе из леса пойти не строго на запад, а взять немного севернее и через шесть дней пути сделать одну остановку. В крепости, известной как Цитадель Черного Дракона.

Цитадель Черного Дракона является одной из немногих древних сооружений, которая сохранилось в идеальном состоянии, пережив бедствие Падения Небес. И дело здесь не в удачи. Стены и ворота крепости были сделаны из неизвестного неразрушимого материала. Его не только невозможно сломать, самые сильные навыки Звездных практиков оказались бессильны перед ним и даже кусочка от стены отколоть не смогли. А Падение Метеора — знаменитый боевой навык уровня Эксперт прошлого главы высшего клана Тион-ин оставило на воротах лишь небольшую царапину на крыле дракона.

Цитадель Черного Дракона не принадлежала королевству Северной Звезды, хоть и располагалась на его территории. Крепостью владел союз работорговцев — организация, похожая на гильдию свободных торговцев, основным источником доходов которой является поимка и продажа рабов. Она настолько могущественная, что ни один высший клан не желает с ними конфликтовать.

Их крепости и города есть в каждом королевстве и империи, в варварских землях, в холодных степях, в бесплодных пустынях за Великим Хребтом и на островах Безбрежного Океана. Не найти на свете такого клочка земли, где бы они не имели влияния. У них лучшая разведывательная сеть. У них армия практиков Небесной области и тринадцать звездных защитников. А глава совета, по слухам, недавно достиг шестой ступени Звездной области. Это сила уровня десяти сильнейших высших кланов.

Союз работорговцев занимается не только ловлей и продажей рабов. Их сфера деятельности охватывает все потребности теневого мира. Заказные убийства, похищения, кражи. Для них нет такого заказа, который они не смогут принять. Вопрос только в цене. Так же в Цитадели Черного Дракона располагается множество борделей, игровые дома, арена и крупнейший рынок восточной части материка. У них даже есть собственный аукционный дом, правда пускают туда лишь по специальному приглашению и с залогом не менее пятидесяти тысяч золотых монет или товаром эквивалентной цены.

После полудня на шестой день пути мы добрались до Цитадели Черного Дракона. Но хотя она и зовется крепостью, по размерам больше напоминает город средних размеров.

На двустворчатых воротах высотой около десяти метров, разделенных точно посередине золотой линией створки, был выгравирован извивающийся дракон. Он выглядел совсем как настоящий. И так как ворота и стены были одинакового серого цвета, а дракон черного, то становится ясно, откуда взялось название крепости.

На входе у ворот дежурило четверо охранников. Двое с одной стороны, двое с другой. Все в одинаковых красных пластинчатых доспехах с коротким копьем и выгнутым треугольным щитом в половину их роста. На грудных пластинах доспеха и на щите изображен полумесяц со звездой внутри — эмблема союза работорговцев.

Воспользовавшись духовным зрением, я проверил развитие охранников. Трое из них находились на пике Земной области, а четвертый на второй ступени истинной сущности Небесной области и восьмой ступени телесной сущности Земной области. Уровень командующего войском Лесной Империи здесь стоял на страже ворот. Похоже, союз работорговцев крайне серьезно относится к вопросам безопасности.

В Цитадель Черного Дракона стремилось попасть много народа. Это место считалось безопасным, все знали, что сюда война не дойдет. Однако попасть внутрь оказалось не так просто. Только за вход с началом войны они стали брать по три золотых монеты за голову и еще по сорок серебряных за каждый день пребывания внутри.

Простые люди не могли себе такого позволить, и потому у стен крепости развернулся огромный палаточный лагерь, в котором на данный момент проживало порядка шестидесяти тысяч человек и каждый день пребывали тысячи новых.

Люди в том лагере, предоставленные сами себе, выживали как могли. Мужчины ежедневно уходили на охоту, а женщины и дети собирали травы и ягоды, ходили к реке за водой и рыбачили.

Тем не менее, в лагере во всем ощущалась нехватка. Добытой еды не хватало, чтобы прокормить столько человек, и охотникам и собирателями приходилось все дальше удаляться от лагеря, а рыба в реке ловилась все реже. Не хватало даже элементарных вещей, таких как теплой одежды и одеял, повсюду разбросан мусор, бегают крысы, и естественно по всему лагерю стали вспыхивать болезни.

В общем, жизнь в лагере оказалась не сахар. Однако никто не стремился вернуться назад. У одних домов уже не осталось, им некуда возвращаться, другие попросту боялись вернуться. Лишь бы жизнь, а какая это будет жизнь — не важно.

Вдоль дороги с одной стороны стояли с протянутой рукой больше двух тысяч человек и вымаливали у приходящих милостыню. В основном это были немощные, дети и старики. А с другой стороны были разбиты многочисленные палатки, где женщины не стыдясь торговали собой.

— Милостивый господин, прошу Вас, подайте на пропитание старому больному человеку, — бросился ко мне из толпы и ухватился за рукав костлявыми пальцами беззубый старик в грязных рваных одеждах.

У меня не было проблем с деньгами. Но если я ему сейчас что-то отдам, хоть пару медных монет, меня потом словно стервятники окружат другие просящие и этому не будет конца. Поэтому я резко выдернул руку и гневно крикнул: «проваливай».

— Просто идите, не останавливайтесь и даже не смотрите на них, — строго предупредил я остальных.

Шедший впереди нам отряд наемников так же подверглись атаке попрошаек, преградивших им дорогу, однако они быстро их разогнали, ударив нескольких тупой стороной копья. Взвывший от боли ребенок упал к ногам наемника и тот сильным ударом ноги в живот отбросил его на край обочины.

Девочке или мальчику, не разобрать, этот удар сломал ребра. Без лечения он не протянет и недели. Я не мог пройти мимо.

Я остановился, подозвал Мэй и шепнул ей на ушко:

— Подойди к ребенку и спроси, есть ли у него родители. Если нет, предложи пойти с нами. Скажи, что он получит лечение и еду. А если родители есть, — я открыл инвентарь, достал Слабое Зелье Здоровья и передал его, — незаметно положи ему в карман это лечебное зелье. Только предупреди, чтобы все сразу не пил. Маленького глотка должно хватить, чтобы исцелить всего его раны.

Мэй сделал так, как я сказал, и после непродолжительного разговора помогла ребенку подняться и вместе с ним вернулась ко мне.

— У нее нет родителей, — сказала она.

— Так это все-таки девочка, — подумал я и бросил взгляд на ребенка.

На вид ей было лет восемь. Очень худая, каждая косточка на теле видна. Короткие черные волосы, носик картошкой, голубые глаза. Старый зелено-желтый синяк на скуле и лопина с засохшей кровью на верхней губе. От одежды остались лохмотья, босая.

— Ясно, — ответил я, и предоставив Мэй заботу о ней, пошел дальше.

Видя, как мы уводим ребенка, еще несколько детей подбежали к нам с просьбами забрать их с собой, обещая делать все, что прикажут. На мои крики они не отреагировали. Пришлось достать оружие и пригрозить им расправой, чтобы заставить уйти.

После наемников подошла наша очередь на воротах. Тот самый охранник из Небесной области подошел ко мне и сказал:

— Вход три золотых с человека. Еще по сорок серебряных за каждый день пребывания внутри. Сколько вас и на какое время планируете остаться?

Его взгляд резал как нож. Это был опытный воин.

— Восемь человек. На два дня — ответил я, достал приготовленный мешочек с монетами и отдал ему.

— Подойдите к нему, — открыв мешочек и все пересчитав, он отослал меня к другому охраннику, который выдал мне восемь каменных табличек, объяснив, для чего они нужны и где при необходимости можно продлить срок пребывания, после чего отошел в сторону, пропуская нас внутрь.

В Цитадели Черного Дракона было не протолкнуться. Чтобы передвигаться по главной улице приходилось усиленно работать локтями. Пристроившись за наемниками, нам удалось этого избежать.

Естественно, такая манера движения вызывала у некоторых острые приступы недовольства и случалось происходили стычки. Впрочем, быстро подоспевшая стража легко решала любые конфликты. А если кого-то что-то не устраивало, им говорили прямо: «Вас никто здесь не держит, можете уходить».

А если и это не помогало, до некоторых слова просто не доходят, их выпроваживали силой и запрещали вход в крепость. Для них не существовало разделение на бедных и богатых, влиятельных и безызвестных, торговцев, аристократов, наемников и странствующих практиков. Для них все пришлые были равны. Так как все они одинаково заплатили.

Они не боялись кого-то обидеть. Это их территория, их правила, и любому, кто посягает на это, в Цитадели Черного Дракона больше не рады.

Найти жилье оказалось сложно и дорого. Мы три часа бродили по гостиницам и тавернам и, в конце концов, нашли свободную комнату в таверне на окраине крепости. За маленькую пустую комнату без окна с двумя гнилыми кроватями и матрасами, набитыми соломой, хозяин запросили ни много ни мало один золотой в день. Самый настоящий грабеж. Но деваться было некуда, и я согласился.

Оставив всех в комнате и строго-настрого запретив им выходить до моего возвращения, я отправился на рынок.

Передвигаясь вдоль торговых рядов, я находил на прилавках множество интересных вещей. Были там и различные зелья, и лекарственные растения, качественное оружие и доспехи, уйма Базовых техник и навыков и даже несколько Продвинутых, правда, непомерно дорогих.

И, конечно же, я без труда нашел яды. Всех видов: растительные и животные, жидкие и газообразные. Стоили они не так дорого, как я полагал, и за десять флаконов разных жидких ядов, среди которых половина была смертельные яды, а другие парализующие, я, сторговавшись, выложил четырнадцать золотых и двадцать пять серебряных монет.

Газообразные яды стоили намного дороже, и брать их только для выполнения задания не имело смысла, но я на всякий случай приобрел один флакон яда с усыпляющим эффектом за шесть золотых. Торговец, продавший его, клятвенно уверял, что он обладает свойством сопротивления телесной сущности и эффективен против практиков Земной области любой ступени.

Убрав все купленные яды в инвентарь, тут же высветилось сообщение:


Вы выполнили специализированное задание «Коллекция ядов».

Получен опыт в специализации Убийца +2,5 %.


Однако нового задания я не получил.

Я не остановился на покупке одних только ядов и купил все необходимое для путешествия для себя и своих спутников: две палатки, одежду, одеяла, пополнил запасы еды и вина, взял специй, купил запасные кожаные доспехи. Как я и думал, чем дольше длится война, тем выше поднимается цена. Все стало стоить в три-четыре раза дороже.

— Вот вроде бы и все, — подумал я и уже собирался возвращаться обратно, но тут краем глаза заметил большой черный шатер с нарисованным на куполе полумесяцем, где продавали рабов, и решил зайти посмотреть.

Внутри шатер был разбит на две секции, разделенные ширмой. С одной стороны располагались обычные рабы, с другой боевые. В общей сложности, там теснилось больше сотни человек.

У каждого раба на груди висела железная табличка с описанием и ценой. Покупателям разрешалось не только смотреть, но и трогать товар.

Обычные рабы-мужчины предназначались для тяжелых работ на шахтах и строительстве, а женщин покупали в бордели и брали в служанки.

Мужчины-рабы стоили от пяти до пятнадцати золотых монет. Женщины продавались по гораздо большей цене. В зависимости от красоты и умений, цена начиналась с десяти золотых и доходила до семидесяти. Самая дорогая рабыня, та самая, что стоила целых семьдесят золотых, выглядела не старше семнадцати лет, была девственна, судя по написанному на пластине, имела экзотическую внешность и чарующую фигуру.

Один взгляд, брошенный на нее, одетую в ярко-красное наполовину прозрачное платье, на ее атласную белоснежную кожу, шелковистые золотисто-желтые волосы водопадом ниспадающие на пышную грудь, ровные изгибы бедер, тонкую талия, чувственные губы и густые длинные ресницы, которые трепетали словно крылья бабочки, вызывали неистовое желание обладания этой красотой. Не удивительно, что при такой цене, за нее яростно боролись трое богато одетых мужчин, наперебой повышая цену, которая успела возрасти с начальных семидесяти до восьмидесяти шести золотых монет.

С одной стороны я понимаю, почему они так отчаянно желают ее купить. Но в то же время недоумеваю: «А как же страсть? Ее ведь не купишь за деньги».

Я отвел от них взгляд и уже собирался перейти в секцию с боевыми рабами. Вот где действительно можно было потратиться. Как вдруг передо мной внезапно появилось сообщение:


Получено новое задание.

«Возвращение похищенной дочери»

Цель: Доставьте Суян Огнеглазую ее отцу — вождю племени Араят в стране Холо.


Награда: Парные Клинки Семи Режущих Кромок


— Она….

Получив задание, да еще с такой наградой, как артефактное оружие, парный клинки, идеально подходящие для меня, я не мог упустить такую прекрасную возможность.

А тем временем торги продолжались:

— Восемьдесят восемь.

— Восемьдесят девять.

— Девяносто.

Один уже вышел из гонки, и их осталось двое. Но ненадолго.

— Сто, — я вышел вперед и предложил новую ставку.

Оставшиеся двое удивленно воззрились на меня.

— О! Похоже, у нас появился еще один заинтересованный покупатель, — весело улыбался продавец. — Кто даст больше?

— Сто один, — сжав руки в кулак, предложил первый.

Судя по одежде, торговец. Небольшого роста с выпирающим животом и тройным подбородком.

Он с нескрываемой агрессией посмотрел на меня. Для него деньги — кровь, и следуя этой логике, я его обескровливаю.

— Сто десять, — не обращая внимания на его гневный взгляд, я снова поднял цену, и снова сразу на десять золотых.

Толстяк фыркнул и отошел в сторону. Сдался. И остался один.

— Сто… сто одиннадцать, — с трудом выдавил из себя последний участник.

То же торговец, однако полная противоположность того толстяка. Он был высокий и худой, а что до подбородка, его считай нет: нижняя челюсть не выпирает вперед и кожа от губ плавно перетекает к кадыку. Общего между ними был лишь злобный буравящий взгляд.

— Надоело, — устало выдохнул я и сказал: — Сто пятьдесят.

Последний не выбывший из торгов конкурент после озвученной суммы так же был вынужден сдаться. Как торговец, он знал цену деньгам. Даже ставка в сто одиннадцать золотых, которую он предложил, подумав сейчас об этом на холодную голову, он осознал, что действовал в порыве эмоций. Поведение, недопустимое для торговца.

Работорговец некоторые время молчал, тем не менее, никто так и не сделал новую ставку. Хотя он этого и не ждал. Сто пятьдесят золотых, на такую цену он даже не рассчитывал. По его мнению, эта рабыня столько не стоила. Но клиенту, конечно, виднее.

— Молодой человек, прошу Вас пройти со мной, — вежливо попросил меня работорговец проследовать за ним.

Я кивнул, и мы перешли в заднюю часть шатра. Выложив сто пятьдесят золотых, я получил ключ от ошейника и железную расписную пластину, что висела у нее на шее, удостоверяющую право владения этой рабыней.

— Не желаете ли посмотреть на другой мой товар? — предложил он, имея в виду секцию с боевыми рабами.

— Возможно позже, — отклонил я его предложение. — А теперь, прошу меня извинить.

Я вернулся в секцию обычных рабов и подошел к Суян. На нее уже был надет ошейник. Девушка старалась сохранять хладнокровие, однако был виден страх в ее глазах.

— Не бойся, я не причиню тебе вреда, — сказал я, и после секунды молчания тихо добавил: — Суян Огнеглазая.

Услышав свое имя, девушка вздрогнула. Ее страх перерос в ужас и крупная дрожь пробила хрупкая тело. Я достал из инвентаря плащ и накинул его ей на плечи, скрывая дрожь и обнаженное тело, прикрытое жалким подобием одежды, призванное лишь для того, чтобы разжигать похоть в мужчинах. — Пойдем со мной, и я тебе обещаю, что верну тебя домой, — улыбнулся я и протянул ей свою руку, предлагая выбор. — Или я могу снять с тебя рабский ошейник, дать денег в дорогу и мы распрощаемся. Тебе решать.

Возможно Суян понимала, что в одиночку ей не добраться до родины, а может почувствовала, что этому человеку можно довериться. Как бы то ни было, она взяла его за руку.

Глава 57. Четверо из Возрождения

— Почему… ты…?

Каждое произнесенное слово давалось Суян невероятно сложно. Поэтому, возвращаясь обратно в таверну, когда она набиралась смелости чтобы что-то спросить, мне приходилось заканчивать за нее каждое предложение.

Несмотря на все мои старания, она побаивалась меня и каждый раз сторонилась, вздрагивая, когда я подходил слишком близко. Похоже, она многое пережила, будучи в рабстве.

— Почему я решил тебе помочь? А разве для этого всегда нужна какая-то причина? Кто сказал, что нельзя просто помочь человеку, попавшему в беду? Просто потому, что можешь и хочешь.

Конечно, у меня была причина. Но не говорить же, что я помогаю ей, потому что получил задание, целью которого является ее возвращение? Никто не знает про двойное кольцо. И вряд ли когда узнает.

Нас учили, что никому нельзя полностью доверять. Что любой может предать, по собственной воле или по принуждению. Так что даже между карателями не было полной открытости. У каждого были свои секреты. В том числе у меня.

Тот мир, этот мир. Люди есть люди, людьми и останутся. Хочешь что-то сохранить в тайне — держи это при себе.

— Да и разве это имеет значение? — спросил я. — Важен лишь результат. Я обещал доставить тебя домой, и я сделаю все от меня зависящее, чтобы сдержать обещание.

Кто ты? Откуда узнал, как меня зовут? Почему помогаешь? Ни на один из этих вопросов я не ответил правдиво. Если подумать, я постоянно всем вру. Или точнее, не договариваю.

Суян задавала вопросы, а я ни одного. Не спрашивал, кто ее похитил и зачем. Не думаю, что это были работорговцы. Скорее, она перешла к ним по цепочке. Мне не обязательно все знать, чтобы выполнить задание.

Страна Холо находится далеко. Даже если я прямо сейчас отправлюсь туда, буду менять лошадей, останавливаться только для сна, дорога все равно займет как минимум три месяца.

Я обещал, что верну ее назад. Но не сразу. Сначала я должен добраться до столицы, устроить там Мэй и Ханюль, оставить с ними Мури, ее братьев и сестру, и ту девочку Хиун, что подобрал у ворот. Затем как-то встретиться с малышкой-принцессой Лин Мин и у нее или через нее узнать, почему ее пытались похитить. Потом купить зелья и прорваться в Небесную область. А после….

— Как-то слишком много я на себя взвалил.

Обладание двойным кольцом безусловно давало преимущества, но вместе с тем и постоянно обременяло меня. Даже сейчас, когда у меня и без того полно забот, система подкинула до кучи еще и Суян. Ощущаю себя марионеткой, которую кто-то постоянно тянет за ниточки.

Кстати о ней.

— Суян, накинь капюшоном, — отвлекшись от размышлений о сложности моей новой жизни, мне пришлось вернуться к более суровой реальности. Реальности, в которой такая красивая девушка как Суян станет объектом пристального внимания со стороны мужского пола, а рабский ошейник послужит показателем ее статуса.

Раб — это собственность. И как всякую собственность ее можно отнять. Только избавься от хозяина, забери пластину и она станет твоей.

— Четверо.

Уже некоторое время за мной следят и только и ждут возможности, чтобы напасть.

— Что ж, придется им ее предоставить. Я не могу позволить себе привести их в таверну. Кто-нибудь может пострадать.

Я завернул за угол в глухой переулок и продолжил двигаться вглубь. Поворот, еще один. Пока не пропал шум улицы.

Остановившись, я наклонился к Суян и сказал:

— Знай, я рядом и не дам тебя в обиду. Так что не бойся.

Не успела она хоть что-то ответить, я использовал невидимость и растворился в воздухе прямо у нее на глазах.

— Шин….

Я отошел, доставая из ножен мечи, прислонился к стене и стал ждать.

Преследователи не заставили себя долго ждать. Вскоре из-за угла вышло трое взрослых мужчин и одна молодая девушка. Все четверо.

Мужчины были одеты в одинаковые бардовые халаты с объятым пламенем фениксом на груди. Их развитие находилось на седьмой и восьмой ступени истинной сущности Земной области и пятой ступени телесной. На вид им всем было около тридцати лет и для такого возраста это считалось слабым развитием.

Но девушка была еще слабее. Пятая ступень истинной сущности и третья ступень телесной. Тем не менее, я не дал бы ей и двадцати лет. Возможно семнадцать или восемнадцать. Так что если она будет придерживаться текущей скорости развития, лет так через десять ей, возможно, удастся прорваться в Небесную область.

Однако это всего лишь средний талант. Особенно для клана Возрождение, к которому, судя по эмблеме, они принадлежат. Клана четвертого порядка. Гораздо более сильного, чем клан Ран, Юн и Хван вместе взятые.

— Где твой хозяин? — осмотревшись по сторонам и никого не обнаружив, властным голосом обратился к Суян один из мужчин.

Она промолчала, опустив голову.

— Отвечай, неме…!

Договорить ему помешало лезвие меча, вылезшее из горла. Хрипы и кровавая пена вырывались из его открытого рта.

Атаковав, я стал видимым. Извлекая Луну из горла одного возрожденца, я дернул вбок и назад, наполовину обезглавливая его, и между тем нацелил Солнце в спину другого, вливая в руку телесную сущность для ускорения и силы удара.

Он не успел отреагировать. Все произошло слишком быстро и неожиданно. Меч беспрепятственно вошел в его спину, поразил сердце и вышел через грудь.

И так, всего за несколько секунд, двое из четырех возрожденцев были убиты.

Третьего я усиленным телесной сущностью ударом ноги в живот отправил в полет. Однако не успел он коснуться земли, как я уже оказался перед ним и пригвоздил Луной к земле. Меч вошел в грудь по самую рукоять.

— ААА! — в панике закричала девушка.

Когда я вытаскивал Луну из шеи, я забрызгал ее лицо. Она развернулась и попыталась сбежать. Волна голубой энергии собиралась у нее под ногами. Она использовала навык движения.

— Куда это ты собралась? — издевательски ухмыльнувшись, я влили в ноги телесную сущность, быстро догнал ее и схватил за волосы.

Потянув волосы на себя, я повалил девушку на спину и запрыгнул на нее сверху, прижимая к земле. Она начала бороться и скорее рефлекторно, чем намеренно, телесная сущность вырвалась из ее сосуда души и разлилась по всему телу. Она беспорядочно махала руками, а я пытался их поймать и скрутить, и в какой-то момент своими длинными, острыми ногтями она расцарапала мне шею до крови.

Разозлившись, я сжал руку в кулак, другой приподнял ее голову за ворот халата и ударил в челюсть точно по подбородку. Голова дернулась, и она обмякла. Без всякой телесной сущности я вырубил ее с одного удара.

У меня нет такого правила, что нельзя бить или убивать женщин. По моему опыту, женщины даже более жестоки, чем мужчины. И она пришла сюда за мной. Так что я не собирался быть к ней милосердным.

Девушка потеряла сознание, и я встал с нее. Но я не стал ее убивать.

Сначала я должен кое-что у нее узнать. Почему они нацелились на меня? Из-за Суян? Члены благородного клана опустились до банального грабежа? Что-то здесь не так, я это чувствую.

Повернувшись, я встретился взглядами с Суян. Я ожидал увидеть в них страх, но неожиданно в ее глазах отражались совершенно другие эмоции. На ее глазах я жестоко убил троих человек, а она не боялась меня. Напротив, ее взгляд выражал восхищение и… влечение?

Я не понимал. Ее реакция казалась мне ненормальной. Но только потому, что я плохо знал этот мир и особенности народов, населяющих его.

Суян была родом из страны Холо, суровых варварских земель. Это земля не славится плодородной почвой и обилием природных ресурсов. Они не развивают ремесла, среди них нет торговцев. Племена постоянно воют между собой, работорговцы устраивают набеги. Каждый мужчина у них это охотник и воин, добытчик и защитник. И так женщины их оценивают — по силе. Чем сильнее мужчина, тем сильнее к нему их влечет.

Я видел страх в глазах Мэй, когда убивал воинов Лесной Империи. Я рисковал жизнью, защищая ее и Ханюль. Потерял частичку себя. А она боялась посмотреть мне в глаза.

Я не виню ее, но все-таки это оставило в моей душе неприятный осадок.

— А приятно, когда на тебя вот так смотрят, увидев другую твою сторону, — эта мысль заставила меня улыбнуться.

Глава 58. Допрос

Особо не церемонясь, я просто схватил девушку из Возрождения за ногу, подтащил ее к стенке и бросил. Затем связал руки и ноги, продел через них веревку, натянул, и сделав на конце удавку, накинул ее ей сзади на шею. Теперь начнет брыкаться, будет сама себя душить.

Похлопав ее по щекам, я попытал привести ее в чувство. Но, похоже, я слишком сильно ударил, ведь она не подавала ни малейших признаков пробуждения.

— Ну, раз так.

Я размахнулся и отвесил ей сильную пощечину. На щеке остался яркий красный след.

— Значит, все еще недостаточно? — и ударил по другой щеке. Ее верхняя губы треснула и проступила капелька крови.

— М-м-м.

Затрепетали ресницы, и глаза начали медленно разлипаться.

— Очнулась? — приподнял я кончиками пальцев ее подбородок.

— Ты! Ты! А. Ах. Хррр.

Она задвигала руками, подобрала ноги, и веревка быстро натянулась, затягивая удавку на шее. Вместо слов из горла стали вырываться невнятные хрипы. Пришлось немного ослабить ее, чтобы она могла говорить.

— Чем больше ты дергаешься, тем сильнее затягивается петля. И не пытайся воспользоваться истинной сущностью. Я сразу это замечу. И убьют тебя, — сказав это, я приставил лезвие к ее горлу и слегка надавил, порезав кожу в непосредственной близости от артерии, показывая тем самым серьезность намерений.

— Как будто ты так меня не убьешь, — зло выплюнула она.

Однако ее словам не хватало уверенности. Такова уж людская натура. Мы надеемся и верим. До конца.

— Ответишь на мои вопросы и будешь жить. Обещаю, — ответил я, подогревая эту надежду.

Подумав немного, я услышал от нее ожидаемое:

— Спрашивай.

— Ну, начнем с простого. Как тебя зовут?

Я знал, как ее зовут. Это была проверка. Если она соврет, я увижу признаки лжи. А они есть у всех. Никто не может полностью контролировать свое тело, когда врет. Как-нибудь да выдаст себя. Надо это только заметить.

— Чау.

Она сказала правду.

— Чау, значит. Ладно. Чау, из какого ты клана?

И это я знал. Но надеялся, что она соврет. И не прогадал.

Немного подумав, она ответила и дала даже больше информации, чем я просил, что является еще один признаком лжи:

— Клан Южного Ветра. Я невеста главного ученика одного из старейшин. Так что если со мной что случиться, думаю, ты знаешь, что тебя ждет.

Хорошая ложь. Решила меня напугать. Нет таких людей, которые бы не слышали про клан Южного Ветра. Про них ходит много легенд, но практически нет достоверной информации. И эта таинственность еще больше сгущает краски.

Вот что я слышал. Этот высший клан по праву считается одним из сильнейших. Их глава и все десять старейшин являются Звездными практиками третьей и выше ступени. Три их основных боевых навыка: Дух Бушующего Ветра, Поляна Ледяных Цветов и Рокот Небес имеют уровень Эксперта, а Поляна Ледяных Цветов является к тому же масштабным боевым навыком.

А вот и признаки лжи. Первый — прикоснулась к шее. Второй — начала чаще моргать. Не уверен насчет голоса, но, кажется, он стал чуточку выше.

Теперь, когда у меня есть отправная точка, я стал задавать действительно важные вопросы. И первое, что я спросил, было разумеется:

— Вы следовали за мной, чтобы убить?

Ощущения, которые я испытывал, когда они наблюдали за мной, были неоднозначными. Я не мог точно сказать, что они хотели убить меня. Но это точно были недобрые взгляды.

— Нет, — ответила она, и ответила правдиво.

— Тогда зачем?

— Мы хотели поговорить, а….

Это была ложь. Пришлось ее перебить:

— Когда я говорил, что отпущу тебя, если ответишь на мои вопросы, наверное, стоило уточнить, что я хочу слышать от тебя только правду. Так что спрошу еще раз. Если вы не хотели меня убить, тогда зачем преследовали?

Она ненадолго замолчала, прежде чем ответить:

— Левый карман. Посмотри.

Я залез в ее карман и достал оттуда некоторые вещи.

— Это же….

Среди них оказалась тонкая деревянная табличка с моим лицом с одной стороны и выжженным черным пламенем с другой. Внизу было написано: «Шин Ран. Развитие — Земная область, неизвестно. Атрибут — Свет. Опасность — высокая. Обязательно доставить живым».

— Откуда у тебя это? — убрав табличку в инвентарь, спросил я.

Я не знал, откуда это, но знаю точно, что это. Кто-то заказал меня, мою поимку. Но кто? На ум приходил только одно имя — командующий Монкут. Только он выжил после встречи со мной. Только у него есть причины искать меня. Больше некому.

Но кое-что смущало меня. Почему в развитии написано «неизвестно»? Он знает, что я скрываю свое развитие? А вообще, если подумать…. Я не мог сражаться так, как сражался, будучи всего лишь на пятой ступени развития.

Почему-то, когда я ее об этом спросил, страх, даже больший, чем вызывал у нее я, охватил ее.

— Я… не могу сказать.

И это была правда. Не может.

В таких случаях, чтобы все-таки получить ответ, единственный вариант — это внушить еще больший страх.

— Думаешь, я не смогу вытянуть из тебя ответы другим способом? — угрожающе оскалился я и приставил кончик меча к ее правому глазу. — Ответишь так еще раз и лишишься одного глаза. Затем второго, — передвинул острие к левому глазу. — После отрежу правую руку. Затем левую. После ноги, грудь, нос, уши и в конце язык. — Каждый раз, когда я говорил, я передвигал меч на соответствующую часть тела и прочерчивал, не касаясь, линию пореза. — Но не бойся, ты не умрешь. Я позабочусь об этом. Ты будешь жить. Искалеченная, слепая и глухонемая.

По правде, я никогда бы такого не сделал. Убить человека — это одно, но пытать его…. И как мне рассказывал один знакомый палач: угрозы даже более действенны, чем сами пытки.

— А теперь, я повторю вопрос. Откуда у тебя эта табличка? Кто тебе ее дал?

Всем своим видом я показывал готовность исполнить задуманное. Кончик меча почти касался радужки ее правого глаза.

Тем не менее, меня ждал неожиданный ответ:

— Я не могу. Делай со мной, что хочешь, — ответив, она закрыла глаза и сжала зубы.

Она говорила правду. Она не могла рассказать. И, по моему мнению, лишь одно могло заставить человека продолжить молчать под такими угрозами — когда твоя жизнь не настолько ценна, как жизнь тех, кого ты хочешь защитить.

Вариант с тем, что она знала, что я этого не сделаю, я не рассматривал. Я хорошо сыграл свою роль. Она не могла догадаться.

— А если никто не узнает? Если все, что ты скажешь, останется между нами? — предложил я.

На ее лице появилась грустная улыбка:

— Ты не понимаешь.

— Ладно, попробуем по-другому, — решил я схитрить. — Это Лесная Империя? Командующий Монкут?

Определить когда человек врет проще, чем прочитать ответ по языку тела. В этом, правда, я не так хорошо разбираюсь. Тем не менее, ее прочитать у меня, думаю, выйдет.

— Похоже, что нет. Тогда…, — Это клан Возрождения? Они послали тебя?

Она нервно дернулась. Но это скорее всего потому, что она поняла, что я знаю, что она соврала. А может и угадал. Только вот, какое им до меня может быть дело и откуда они вообще про меня узнали? До сегодняшнего дня я с ними даже не пересекался.

— Как-то все это странно. А что если…? — Ладно, можешь не отвечать. — Я сдался, понимая, что, задавая вопросы, я вряд ли попаду пальцем в небо. Это не Лесная Империя и, скорее всего, не клан Возрождения. А других вариантов у меня нет. Тогда я достал из инвентаря ту табличку и спросил — Можешь хотя бы ответить, у кого еще, кроме тебя, есть такая табличка?

Она долго молчала, но когда я уже собирался закончить на этом допрос и встал с корточек, вдруг ответила:

— У многих. И не только в моем клане.

— А в каких еще? — заинтересовался я, приседая обратно.

— Не знаю.

— Не врет. Ладно, не так уж это и важно. — Тогда последний вопрос. Как вы нашли меня, и кто-нибудь еще знает, что я здесь?

— Не думаю. Мы пришли сюда по другому дела. А затем Хванон, — посмотрела она на парня с наполовину отрубленной головой, нервно сглотнула и заговорила: — случайно заметил тебя в толпе. Ну, мы и….

Мне больше нечего было спрашивать, и я задумчиво посмотрел на нее:

— Ты не ответила на все мои вопросы. Ты мне врала. Сама как думаешь, должен ли я после этого сдержать обещание и отпустить тебя?

Глава 59. Завтра мы уходим отсюда

— Шин, почему ты все-таки ее отпустил? — спросила Суян, когда мы вышли из переулка и смешались с толпой. После того, что случилось, она стала вести себя гораздо увереннее и перестала сторониться меня.

— А разве была причина убивать ее? — ответил я вопросом на вопрос.

На самом деле, я сам не знал, почему отпустил ее. Я бы не нарушил обещание. Она врала мне. Она не ответила на все мои вопросы. Я был в своем праве. К тому же, когда в клане узнают, что я убил троих их людей, не так рьяно, но они захотят отомстить. Даже при том, что с их развитием, они находятся в самом низу иерархии, выше лишь рабов, они все еще остаются членами клана. Ну и пускай мстят. Они все равно охотятся на меня. А я дам им достойный отпор.

Если бы я убил ее, я бы избежал любых ненужных проблем. Но почему я передумал? Потому, что она была безоружна? Когда меня это останавливало в отношении тех, кто пытается меня убить? Потому, что она девушка? Я не такой поверхностный. Хоть она и обещала, что произошедшее останется в тайне, что скажет, что на обратном пути на них напали бандиты, и только ей удалось сбежать, не стоит верить словам человека, который полностью в твоей власти. Он скажет что угодно, лишь бы выжить.

— Она довольно красива, — хитро улыбнувшись, заметила Суян.

— А я довольно молод, — продолжил я за нее. — Но причина не в этом. К тому же после того, что я сделал с ее спутниками и что грозился сделать ей, неужели ты думаешь, что у нее могли остаться от этой встречи какие-то теплые чувства?

— Тогда…, — задумавшись, она не знала, как продолжить мысль.

— Причины, на самом деле, как таковой нет, — тяжко вздохнул я. — Я отпустил ее просто потому, что так захотел, — и чтобы не продолжать этот разговор, закончил его фразой: — Кстати, мы почти пришли.

Войдя в таверну в сопровождении прекрасной Суян, это сразу привлекло внимание подвыпившей публики. Некоторые встали, намереваясь подойти к нам. Наверное, хотели предложить мне денег, чтобы она составила им компанию. Но мне хватило одного только взгляда и выпустить на них свое убийственное намерение, чтобы заставить сесть обратно на место.

— Хозяин, — проходя мимо стойки, я обратился к владельцу. — Принесите в семнадцатую комнату горячей воды, чистых полотенец и подайте ужин на девятерых человек, — и бросил ему золотую монету.

Как я и просил, никто не выходил из комнаты, и каждый занимался своими делами.

Ханюль сидела в дальнем углу и практиковалась. Тонкий слой бледно-голубого свечения покрывал ее тело. И хотя польза от такой практики крайне мала, ведь здесь практически нет природной энергии, это все же лучше, чем сидеть и ничего делать. Надо будет потом купить ей пространственной кольцо и отдать все малые низкокачественные камни природной энергии, что у меня есть.

За ее стараниями с теплой любящей улыбкой наблюдала Мэй, вместе с тем расчесывая волосы девочке, которую я подобрал у ворот. Теперь она не выглядела как оборвашка. Ее отмыли, приодели в одно из платьев Ханюль, а после принятия зелья к коже вернулся здоровый цвет, исчезли ссадины и синяки.

Мури играла с младшими — Келе и Сил, а их старший брат сосредоточенно точил меч, который забрал у бандитов. Однако делал он это неправильно и лишь уродовал меч. Будет время, научу как надо.

Из всех только Ханюль не отреагировала на мое появление и то лишь потому, что находилась в глубокой медитации.

— Скоро принесут горячую воду и еду. Хорошенько помойтесь и поешьте. Завтра мы уходим отсюда, — объявил я.

Чау говорила, что они обнаружили меня случайно, и не похоже, чтобы она врала. Как и про то, что не расскажет обо мне в клане. Но я лучше все-таки перестрахуюсь.

Я подошел к Мури и достал из инвентаря всю походную одежду и обувь, которую купил на рынке, и выложил на кровать.

— Это вам. Суян, тоже переоденься, — сказал я и выразительно посмотрел на Мэй. — Можно тебя на минутку.

Она кивнула, отложив гребень, и мы вышли из комнаты.

Я рассказал ей обо всем, что произошло. Как и почему купил Суян. Не сказал про задание, лишь про то, что она приходится дочерью одному из вождей в стране Холо, которую я намерен посетить в ближайшем будущем, и что связи, которые мне дадут ее возвращение, могут оказаться полезны. Про клан Возрождения, про девушку, про табличку. Про все.

Мэй была не только красива, но и умна. Она могла заметить то, что я упустил. Но не в этот раз. Ее вывода совпадали с моими. Так же я не хотел, чтобы она неверно поняла причину, по которой я привел Суян.

После той ночи наши отношения не изменились. Она держалась близко, но в то же время отстраненно. И лишь прошлой ночью, до того как мы пришли в Цитадель Черного Дракона, она так же как в прошлый раз вышла ночью из палатки, легла рядом со мной и молча уснула в моих объятиях. Но только забрезжил рассвет, она встала и вернулась в палатку.

Некоторых женщин легко понять. Они тянутся к силе, богатствам. А есть такие, как Мэй. Кажется, что они сами не знают, чего хотят. Сегодня одно, завтра другое.

Но так кажется только нам, мужчинам. Мы пытаемся с ними поговорить, но не видим подсказок. Пытаемся что-то сделать, но делаем не то. Но их поведению всегда есть причина. Нужно просто понять, чего именно они от нас хотят.

Я, кажется, понимаю. Она мать, и причина всех ее действий — Ханюль. Ради нее она вышла замуж за лорда. Ее счастье она ставит превыше своего. И она видит, как Ханюль на меня смотрит.

— Я могу принять их обеих, но примет ли это Ханюль? — этим вопросом я задаюсь снова и снова.

Ханюль молода. Ее сердце ранимо. Если бы только это была не ее мать, она бы, скорее всего, поняла.

Через час в комнату начали приносить чаны с горячей водой. Сначала вымолись девушки, затем парни, и после ужина все легли спать.

Глава 60. Собирая факты и слухи

Когда все уснули, я встал и бесшумно выскользнул из комнаты.

Таверна была забита до отказа. Пиво и пряная рисовая настойка лились рекой. Жареное мясо, свежий хлеб, фрукты и овощи. Красивые женщины сидят на коленях у толстых торговцев и грубых наемников.

В Цитадели Черного Дракона никто ни в чем не ощущал недостатка. Вход и проживание здесь могли себе позволить только очень состоятельные люди, и для них были созданы все условия.

Но выйди за стены и ты увидишь лишь голод, болезни и смерть. Как люди убивают друг друга за ломоть заплесневелого хлеба. Как мужчина со слезами на глазах сидит у палатки и сжимает в бессилии кулаки, в то время как внутри раздаются стоны его жены и заливистый смех нескольких мужчин. Как днем на пустыре вырывают глубокие ямы, а наследующий день на рассвете засыпают их свежими трупами и сжигают. Там даже пахнет по особому — безысходностью и смертью.

С подобной несправедливостью ничего не поделаешь. Не только в годы войны, даже в мирное время сильные и богатые угнетают слабых и бедных. Таков этот мир, таков мой мир, и таковы, я уверен, все остальные миры. Нет равенства, и никогда не будет.

Я спускался вниз, собираясь пожертвовать сном, не для того, чтобы напиться и провести время в компании прелестных искусительниц. Хотя, порой, не помешает немного расслабиться. Но нет, я спускался с конкретной целью.

Когда на город опускается ночь, такие места просто кладезь полезной информации. Видя свободные места и передвигаясь от столика к столику, я угощал торговцев, наемников, странствующих практиков и расспрашивал всех: где были, что видели, что слышали. Собирал факты и слухи, обменивался мыслями, строил предположения.

Постепенно начала вырисовываться картина сложившегося в Королевстве Северной Звезды положения, и я понял, почему командующий Монкут был так уверен в победе Лесной Империи. Оказывается, Королевство Северной Звезды вело борьбу на два фронта — не только с внешними врагами, но и с внутренними.

Заручившись поддержкой некоторых кланов первого и второго порядка, вместе с верной ему второй королевской армией, первый принц предпринял неожиданную дерзкую попытку свергнуть отца. Она не увенчалась успехом, однако король был отравлен неизвестным ядом и с каждым днем становился слабее, теряя развитие. По слухам не пройдет и полгода, как он вернется в Небесную область.

Воспользовавшись этим, пришла в движение старая аристократия во главе с их претендентом — третьим по силе в королевстве практиком после короля и первого принца старшим сыном лорда Кана, Лао Каном. Они не действовали так нагло, как первый принц, и пока только собирали сторонников в ожидании, когда развитие короля сравняется с развитием Лао Кана, чтобы затем сделать свой ход.

Отягощенная и разобщенная междоусобицей армия не могла дать достойный отпор врагу и понемногу сдавала позиции. С началом войны территория королевства уже уменьшилась на пятую часть, было захвачено семь городов и одиннадцать крепостей, полностью уничтожена шестая и восьмая армии, составлявшая примерно треть оставшихся войск.

Кого бы я ни спрашивал, все сходились во мнении, что не пройдет и года, как Королевство Северной Звезды проиграет в этой войне.

Но главная проблема королевства заключалась даже не в самой войне и не в борьбе за власть, по всему королевству бушевали голод и болезни, обескровливая его.

Любые попытки королевства закупить провизию в соседних областях не увенчались успехом. У многих возникли те же проблемы, другие не захотели рисковать и приберегли запасы на черный день. Только гильдия торговцев согласилась поставлять продовольствие, но по баснословно высоким ценам.

Однако даже купив у них несколько партий от безысходности и растратив на это половину казны, лишь один из пяти посланных караванов достигал ворот столицы. Все остальные были разграблены в пути войсками Лесной Империи и крупными объединениями бандитов.

Что до лекарств, чтобы остановить распространение болезней, с ними дела обстояли даже хуже, чем с едой. И не только в Королевстве Северной Звезды. Все леса и сады с лекарственными травами были либо сожжены черным пламенем, либо разграблены.

Единственными доступными источниками лекарственных трав оставались пагоды крупных кланов и гильдия алхимиков. Но с таким количеством войн ведущихся в мире и ограниченными партиями на продажу, зелий и снадобий катастрофически не хватало, а цены на них с каждым днем становились все более неподъемными.

Если бы не задание и покупка зелий для прорыва в Небесную область, я бы ни за что не отправился в столицу. Это больше не безопасное место. Даже опасное. Теперь к ним в ворота в любой момент может постучаться армия Лесной Империи, случится переворот, или еще что похуже. Например, если в стенах столицы вспыхнет болезнь, этот невидимый и беспощадный враг.

Один наемник рассказал, что крепость в двух днях пути от столицы заразилась новой страшной болезнью. Люди умирали долго и в муках: лихорадка, спазмы, кровавая рвота. Никто не выжил. Но самое страшное в этом то, что через три дня общая могила, где захоронили тела, оказалась пуста, и вырыли ее не с поверхности, а изнутри, и местность вокруг была усеяна следами голых ног.

Ожившие трупы. Тот наемник, который рассказал мне об этом, считал эту историю выдумкой, обычной страшилкой, но я в своем мире сталкивался с некромантами и зельями, способными воскрешать трупы, движимые одним лишь неуемным желанием — поедать живую плоть. Так что я отнесся к этой истории предельно серьезно.

Ведь ожившие трупы очень сложно убить. Они умрут, только если нарезать их на мелкие кусочки и сжечь. А еще они быстрые, сильные и не знают усталости. Идеальные орудия смерти и разрушения.

Я многое выяснил про ситуацию в Королевстве Северной Звезды и окрестных земель, но совершенно ничего про знак черного пламени на табличке. И это сильно меня напрягает — не знать, кто на тебя охотиться.

Поднимаясь наверх и слегка пошатываясь от выпитого спиртного, я решил, что в столицу отправлюсь один. А женщины и дети останутся здесь. Где они точно будут в безопасности, ожидая моего возвращения.

Глава 61. Перед отбытием

Когда я всё рассказал и объяснил причину, не все приняли мое решение. Поначалу согласившись, затем ко мне подошла Ханюль и попросила взять ее с собой.

Тогда я спросил ее:

— Зачем? Назови мне хоть одну причину.

Ханюль незачем было отправляться в столицу. Но я знал, что для нее есть причина, очень важная причина — быть рядом со мной. Только она не могла об этом сказать. Она была слишком молода и не умела открыто выражать свои чувства. Ей не хватало смелости.

— К тому же, кто-то должен присмотреть за остальными, пока меня нет, — улыбнувшись, я подмигнул Ханюль. — Ты единственная, кто может их защитить. И я оставил тебе достаточно камней природной энергии, чтобы к моему возвращению твое развитие поднялось хотя бы на две ступени. Сделаешь это, и в следующий раз, обещаю, я возьму тебя с собой.

Из двух важных для меня людей только Ханюль я могу сделать сильнее. Она моложе, у нее есть талант, в отличие от Мэй, и самое главное — у нее есть желание его реализовать.

Когда я получу Мистическую Рунную Карту и открою доступ ко всем подземелья, я возьму с собой Ханюль, и если она сможет туда войти, ее развитие будет стремительно расти. Я обеспечу ее всем необходимым — навыками и артефактами. Научу сражаться. Научу убивать. И тогда она сможет защитить не только себя, но и Мэй.

Перед тем, как уйти, я снял ошейник с Суян, собрал таблички и продлил для всех пребывание в крепости на четыре месяца. А если я задержусь, того золота, что я оставил Мэй, должно хватить еще на полгода и ни в чем не нуждаться.

В результате, из тридцати тысяч золотых монет у меня осталось всего восемь тысяч и пятнадцать тысяч украшениями.

В Цитадели Черного Дракона не было проблем с безопасностью, и скорее для собственного успокоения, я заплатил владельцу таверны сто золотых, чтобы он присматривал за ними. Еще пятьсот перекочевало в карман начальника стражи. Лишняя предосторожность не повредит.

Ближе к вечеру, купив лошадь, я покинул Цитадель Черного Дракона и через три дня без особых проблем добрался до столицы.

Глава 62. Столица

Тот, кто строил столицу королевства — город Северной Звезды, думал прежде всего о защите, так что его расположение было выбрано идеально. С одной стороны протекала широкая бурная река с единственным проходом по подъемному мосту, а с другой располагался непроходимый для крупного войска горный массив. Так что штурмовать город армией было бессмысленно, если предварительно не завладеть мостом, подъемный механизм которого легко можно сломать или заклинить.

Но даже если это случиться и контроль над мостом будет утерян, на этом трудности для вражеской армии не заканчивались. Город окружало тройное кольцо толстых гранитных стен. Стены первого кольца с внешней стороны достигали высоты тридцати метров. Стены второго кольца возвышались еще выше, метров на пятнадцать на двадцать. И последнее кольцо, последний рубеж обороны, я даже не знаю, ну где-то метров семьдесят, может больше. Мне еще никогда не приходилось видеть настолько высоких стен.

Так же ворота, проходящие через стены, стояли не в ряд на прямой линии, а извивались словно змея. После того, как прошел первые ворота, надо пройти еще полторы тысячи метров направо по узкому коридору между первой и второй стеной, где едва протискивается повозка, чтобы достигнуть вторых ворот. Так же с третьими воротами, только нужно пройти уже в два раза больше — три тысячи метров, и повернуть налево.

Получается, что проход в город представляет собой нечто вроде короткого лабиринта, и если враги пойдут по нему, то всю дорогу на них сверху будут падать камни и лететь стрелы, польется жидкий огонь. А там тесно, сложно увернуться, да еще упавшие под ноги трупы замедлит движение. Врагу придется заплатить немалую цену, чтобы добраться до третьих ворот.

Защита внутри города была организована ничуть не хуже внешней. Узкие улицы, если их еще и забаррикадировать, будут препятствовать свободному продвижению воинов. При грамотной расстановке сил можно долгое время держать оборону против превосходящей по численности армии противника. Например, перекрыть проходы воинами в тяжелых доспехах с башенными щитами, за ними поставить ряд с копьями, а на крышах расставить лучников.

Из-за такой особенности строения города торговцы его не слишком-то жалуют. Повозки с повышенной грузоподъемностью и проходимостью, которые они обычно используют для перевозки товаров, не протиснутся в узком проходе между городскими стенами, поэтому им приходится пользоваться обычными повозками, которых требуется намного больше. А это не только лишние траты, такие повозки часто ломаются, так как они не приспособлены для путешествий на дальние расстояния.

А еще, так как в столицу ведет всего один проход и две повозки там не разъедутся, въезд в город разрешен только до полудня, выезд после полудня и до вечерних сумерек, а затем ворота закрываются. Опоздаешь или не успеет подойти твоя очередь, и придется ждать до завтра.

Я подъехал к городу как раз вовремя. Спокойно отстоял очередь, не сказать, что большую, но и не маленькую, заплатил пять серебряных и спокойно прошел внутрь.

И это была, пожалуй, единственная брешь в обороне. Стражники даже не спросили, кто я и зачем пришел в город, не попросили сдать оружие. А так, не привлекая внимания, можно провести в город крупный отряд и, скажем, устроить диверсию. Сжечь запасы продовольствия, отравить колоды или убить командиров. Я бы так и поступил.

Но с этим ничего не поделаешь. Нельзя проверить всех, а оружие, если и сдать на входе, в городе без всяких проблем можно купить новое.

В столице передо мной стояло две задачи. Первая и наиболее важная — купить зелья для прорыва в Небесную область. И вторая — выяснить, почему пытались похитить принцессу, чтобы получить Мистическую Рунную Карту. Затем я сразу вернусь в Цитадель Черного Дракона. Как я ушел, меня не покидало тревожное чувство.

Во время войны потребность в новых практиках Небесной области значительно возрастала и аукционный дом, скорее всего, увеличил поставки зелий для прорыва. Цены на них, правда, будут гораздо выше, чем раньше. Возможно тех денег, что у меня есть, не хватит, чтобы приобрести даже один набор, не говоря уже о двух.

Однако разницу всегда можно восполнить, продав Продвинутые боевые навыки и телесную технику, которые я получил в Пристанище Кровавого Ворона. Они мне все равно не нужны. Так что думаю, с этим проблем не возникнет.

Гораздо сложнее будет выполнить вторую задачу. Чтобы получить нужные сведения у меня должны быть связи, которые может предоставить только один человек — принцесса. А встретиться с ней будет сложно, практически невозможно. Тем более после того, как ее пытались похитить. Просто прийти во дворец и сказать: эй, это я спас принцессу, дайте мне ее увидеть? Да кто мне поверит?

Я вижу только один способ, как это можно сделать, но он довольно рискованный. Я должен проникнуть во дворец, используя невидимость, и найти Лин Мин. Но если что-то пойдет не так и меня обнаружат, до того как я встречусь с ней, слушать меня уже никто не станет — убьют на месте.

Я не хотел задерживаться здесь дольше, чем необходимо, так что, спросив у стражника дорогу, сразу направился в аукционный дом.

Я представлял себе столицу иначе. Как благоухающий город, полный жизни, богатый и красивый, излучающий могущество в своем великолепии. А оказалось, что ситуация здесь складывалась даже хуже, чем в виденных мной ранее Чернокаменном Городе и Городе Сестер.

Спасаясь от ужасов войны, люди стекались в столицу со всего королевства, и город был давно переполнен. У многих не было крыши над головой, им приходилось жить на улицах. Я видел, как под дырявым навесом лежал худющий мальчишка, у которого распухла нога и уже загнила стопа. На вскрывшемся нарыве с вытекающим гноем копошились личинки, над ним летали мухи, но его это, казалось, совершенно не волновало. В глазах не отражалась и тени эмоций. Он просто ждал конца.

Подворотни, в которых беженцы были вынуждены справлять нужду, превратили город в одну большую зловонную клоаку. Еды не хватало, стоила она дорого, а работы на всех не найти. Место, в которое они пришли, считая спасительным, многих уже загнало могилу.

Грязные, голодные, трясущиеся от холода, страх неизвестности давил на них, толкая на отчаянные поступки и даже безумства. Не удивительно, что в дневное время суток относительно спокойные улицы города по ночам превращались в обитель хаоса, где грабежи, убийства и изнасилования стали обычным явлением.

Умирать от голода — это как изощренная пытка. Люди, помешавшись рассудком, стали охотиться на слабых людей, чтобы их съесть. Каннибалов ловили и убивали, но чем больше ухудшалась ситуация, тем больше их становилось.

Поначалу стражники пытались контролировать ситуацию, но вскоре были вынуждены сдаться. Это все равно, что пересекать полноводную бурную реку. Каждый раз, входя в нее, тебя будет сносить быстрым течением. Ты не сможешь устоять.

Но тебе надо перейти на другую сторону. Ты за этим пришел. И ты входишь в нее снова и снова. Пока однажды водоворот не завернет тебя так, что ты ударишься головой о камень и утонешь.

Хочешь этого избежать, есть простое решение — не входи в реку. Забудь, поверни назад. Так стражники и поступили. Днем они добросовестно выполняли свои обязанности, а когда над городом опускалась ночь, когда тьма входила в людские сердца, они не смели заходить глубоко в переулки и охраняли покой лишь богатых и знатных семей. И тех, разумеется, кто мог заплатить.

Им бы закрыть ворота и не пускать новых беженцев, ухудшая и без того критическое положение, однако они просто не могут этого сделать. Одно дело, когда так поступает независимая крепость, и совсем другое столица. Если король перестанет защищать своих подданных, тогда зачем нужен такой король? Это известие распространится подобно лесному пожару и люди потеряют доверие к власти, перестанут полагаться на королевства, и в этот самый момент Королевство Северной Звезды перестанет существовать.

Обо всем этом мне поведал кузнец, к которому я заглянул, чтобы починить свои мечи. Я слишком часто пользовался ими в последнее время и одним точильным камнем не устранить появившиеся дефекты, такие как сколы и трещины. Только опытный кузнец справится с этим.

Взяв с меня авансом три золотых и пообещав, что завтра к полудню все будет готово, я продолжил путь к аукционному дому.

В голове крутилась одна мысль:

— Лесной Империи незачем захватывать столицу. Им нужно просто подождать, пока она не сожрет себя изнутри.

Глава 63. Золотой Аукционный Дом

Снаружи аукционный дом ничем не отличался от прочих зданий на этой улице. Те же три этажа, та же невзрачная серая кладка. Если бы не вывеска с большими золотыми буквами, я бы и не подумал, что здесь находится аукционный дом, приносящий ежемесячно прибыли на сотни тысяч золотых монет. Его доход возможно даже выше, чем налоги, поступающие в казну королевства.

Но даже если бы этой вывески не было, стоило мне войти внутрь и увидеть охранников, я сразу бы понял, что попал в нужное место.

Это была всего лишь приемная. Небольшая комнатка с двумя охранниками в золотых мантиях с длинными широкими рукавами и высоким воротником, закрывающим нижнюю половину лица, неподвижно застывшими по обеим сторонам от двери. Их острый взгляд пробежался по мне, и у меня возникло такое чувство, словно молния прошла через тело от макушки до пяток ног. Это ощущение было похоже на то, когда на тебя смотрят духовным зрением, но имелись различия. Во-первых, в его глазах не было характерного отблеска. А во-вторых, не знаю, как это объяснить, просто знаю, он как будто видел больше.

Они переглянулись, и правый охранник сдвинулся с места и направился ко мне. Я использовал духовное зрение, чтобы проверить его развитие. И ничего не увидел. В смысле, вообще ничего. При взгляде духовным зрением вокруг него вился непроницаемый серый туман, полностью скрывая его силуэт, а на месте глаз горели два бледно-голубых огонька. Как будто ко мне приближался злой призрак.

Я сразу догадался, хоть и видел такое впервые:

— Это скрывающий навык.

Охранник остановился в метре от меня и его пристальный взгляд уставился мне на грудь, точно туда, где под одеждой висел Скрывающий Могущество Амулет. Без всяких сомнений, он знает.

— По правилам Золотого Аукционного Дома, — заговорил охранник монотонным сиплым голосом, — перед входом вы обязаны сдать все оружие и пространственное кольцо, а так же оставить залог в размере пятисот золотых монет или предмет соответствующей ценности. Так же вы обязаны сдать все имеющиеся артефакты.

Теперь он смотрел не только на амулет. Доспехи, браслеты и остальное. Он видел все мои артефакты. Удивительно. Вот, что я почувствовал. Вот, что он видел еще.

— Золотой Аукционный Дом гарантирует сохранность ваших вещей, — заверил он меня и после добавил: — и полную анонимность.

Я понимал, что не могу отказать, но все равно спросил: «А если я откажусь сдавать артефакты?». На что он спокойно ответил: «Тогда вы не сможете войти».

Помимо аукциона в Цитадели Черного Дракона, в который не попасть без специального приглашения и мне неизвестно, как его раздобыть, только здесь я смогу купить зелья. А без них я не смогу перейти в Небесную область и продолжить развитие. Так что выбора у меня, по сути, и не было.

Я вытащил из ножен мечи, снял доспехи, ожерелье, браслеты. Почувствовал себя голым. Оставался только Скрывающий Могущество Амулет.

Охранник, кажется, не выразил никакой реакции, когда я снял его с шеи, раскрывая свое настоящее развитие. Но внутри он сильно удивился.

Из обычного кольца, которое я выдавал за пространственное, скрывая способность инвентаря, я достал все имеющиеся деньги и оставил залог, забрал свитки, а затем отдал кольцо, и только тогда он отошел в сторону, а второй охранник открыл передо мной дверь.

Переступив порог, я словно попал в другой мир. Комната первого этажа была богато отделана блестящим глубинным мрамором. По углам расставлены изящные статуи и скульптуры. Под потолком висела большая хрустальная люстра и особым образом преломляла свет от вставленных в держатели свечей, разливая по комнате теплый, будто солнечный свет.

От двери и до стойки из красного дерева, за которой стояла улыбчивая молодая девушка с притягательной внешностью, тянулась золотисто-черная бархатная ковровая дорожка.

Увидев меня, стоящим в дверях, она мило улыбнулась и сказала:

— Прошу, проходите.

Я подошел к ней, оставляя за собой глубокие следы на ковре. Он был таким мягким, что без ботинок возникло такое чувство, словно ходишь по облаку.

— Добро пожаловать в Золотой Аукционный Дом. Чем могу Вам помочь? — поприветствовав, вежливо спросила она.

— Я бы хотел приобрести два комплекта зелий для прорыва в Небесную область. Чем выше качеством, тем лучше. Это возможно?

— Разумеется, — ответила она с широкой улыбкой.

— И во сколько мне это обойдется? — с трепетом спросил я.

— Два комплекта зелий третьего класса — двадцать три тысячи золотых. Второго класса — пятьдесят семь тысяч золотых. Так же у нас остался один комплект зелий первого класса. На него уже есть покупатель, но если вы согласитесь купить его сразу, то он обойдется Вам в шестьдесят тысяч золотых, — улыбка ни на миг не покидала милого лица девушки, когда она без стеснения озвучивала грабительские цены.

У меня едва хватало денег, чтобы купить один комплект зелий третьего класса. Вероятность того, что с помощью них я перейду в Небесную область, составляла меньше 10 %. С двух комплектов шанс повысится до 30 %. Два комплекта зелий второго класса дадут 50-60-ый% шанс перехода.

Комплект зелий первого класса имеет наивысший шанс на успех. Даже один комплект это 70 %. А с двумя результат гарантирован.

По хорошему, мне нужно брать по одному комплекту зелий первого и второго класса. А это двадцать восемь с половиной тысячи за комплект второго класса и шестьдесят тысяч за первого. Получается восемьдесят восемь с половиной тысяч золотых. Огромная сумма.

— Я бы хотел оценить эти предметы на продажу, — сказал я и показал три Продвинутых навыка и технику телесного усиления.

— Извините, — однако прежде, чем положить их на стойку, девушка остановила меня и указала на лестницу, ведущую на второй этаж, — но оценка производится на втором этаже.

Я кивнул, убрал свитки и поднялся на второй этаж.

В плане интерьера второй этаж не сильно отличался от первого. Разве что статуй было поменьше, ну и не было стойки. Вместо нее по всей комнате были расставлены широкие диваны с круглыми хрустальными столами между ними. На каждом столе стоял графин с красной жидкостью, скорее всего вино, и бокалы.

В комнате находилось шесть человек по одному на каждом диване. Места напротив них были свободны.

Все оценщики были одеты в такие же золотые мантии, что и охранники, только без высокого воротника и с рукавами нормальной длины. Из них четверо женщины и двое мужчин.

Я направился к ближайшему столику и сел напротив полноватого лысого мужчины. Он предложил мне бокал вина, описав его ни много ни мало как лучшее вино в королевстве, и я не удержался, решил попробовать, какое же оно на вкус — это так называемое лучшее вино.

Сделал маленький глоток. Хорошее вино, гармоничное. Сладкое, но не приторно. Жгучее, но не слишком. Бархатистое и мягкое.

— И так, — дождавшись, когда я поставлю бокал, заговорил оценщик и так выразительно на меня посмотрел, мол, ну давай, показывай, с чем пришел.

Я положил на стол четыре свитка и выдал заготовленную ложь:

— Эти четыре свитка были найдены в развалинах Бескрайней Пустоши. Три боевых навыка и телесная техника усиления. Все Продвинутого уровня.

— Я скоро вернусь, — тщательно осмотрев каждый свиток, предупредил меня оценщик, прежде чем встать с дивана и уйти на третий этаж.

Вскоре он вернулся со странным предметом в руке. Это был многогранный каменный кубик, спокойно умещающийся на ладони. На всех его сторонах, кроме одной пустой, были вырезаны угловатые символы. Со знанием двух миров я ни одного из них не узнал.

Разложив свитки в линию один за другим, он поднес кубик к первому свитку и руны на одной из сторон засветились ярким зеленым светом. Оценщик хмыкнул, вытянув губы, и переложил кубик на второй свиток. Затем на третий и на четвертый. Каждый раз загоралась одна и та же сторона кубика тем же ярким зеленым светом.

Ловко убрав кубик в карман и начав заново рассматривать свитки, он все больше хмурился. Я уже было подумал, что со свитками возникла какая-то проблема.

Но когда он, наконец, закончил осмотр, то быстро развеял мои опасения:

— Признаться, я думал, что вы пытаетесь меня обмануть. Чтобы навыки и техники создавались подобным образом на таком материале, впервые в жизни такое вижу. И их духовное наполнение просто превосходно. Нет, оно идеально. Как будто после создания ни один человек ими не пользовался.

Чем больше он говорил, тем больше восторгался моими свитками, и в какой-то момент спросил:

— Так вы говорите, что нашли их в развалинах Бескрайней Пустоши?

— Я не говорил, что это я их нашел, — я сразу поправил его. — Они хранились в моей семье больше пятидесяти лет. Это мое наследие. И я бы не за что их не продал, если бы срочно не нуждался в деньгах.

— В вашей семье? А…?

Не дав ему договорить, я строго сказал, напомнив:

— Может, вернемся к делу.

— Ах да, извините. Просто немного увлекся, — неловко улыбнулся оценщик, почесывая лысину на затылке, и в один миг вернул себе прежний серьезный вид. — Вот, что мы можем вам предложить.

За технику телесного развития он предложил лучшую цену — тридцать шесть тысяч золотых. За защитный навык водного элемента двадцать четыре тысячи. Оставшиеся два атакующих навыка элемента Огня и Земли были хуже, и я ожидал получить за оба свитка не больше тридцати тысяч монет. Однако озвученная сумму оказалась на семь тысяч больше.

За все свитки выходило девяносто семь тысяча золотых монет. Этого было достаточно, чтобы купить комплект зелий первого и второго класса и даже останется. Так что я даже не стал торговаться и сразу согласился на сделку.

Я передал оценщику свитки, и он ушел на третий этаж. А когда вернулся, я ожидал получить только деньги, но неожиданно получил пространственное кольцо высокого качества. Намного лучше того, что было у меня.

— Вся сумма внутри, — пояснил оценщик, хотя этого и не требовалось. Я кивнул, принимая кольцо, и уже встал, собираясь уйти, как вдруг он спросил: — Молодой человек, не могли бы вы уделить мне еще несколько минут своего времени?

Это пространственное кольцо стоило около четырех тысяч золотых. По нынешним ценам, возможно, даже больше. Теперь я понимаю.

— Разумеется, — согласился я и сел обратно.

Не думаю, что этот разговор на самом деле продлится всего лишь несколько минут, так что я налил себе бокал вина и откинулся на спинку дивана.

И первый его вопрос был таким же, который он задавал ранее, но скорее уточняя, чем проверяя:

— Так вы говорите, что эти свитки были добыты вашей семьей в развалинах Бескрайней Пустоши?

— Не только моей семьей. Дед рассказывал, что с ним были и другие. А эти четыре свитка — лишь часть его добычи.

Я врал, но внимательно запоминал свою ложь, чтобы случайно не попасться потом на обмане.

— А другие участники, вы знаете, кто они? — поинтересовался оценщик.

— Нет, — я отрицательно покачал головой. — Мой дед был авантюристом, а их группа была лишь временной. После того, как они разделили добычу, их пути навсегда разошлись.

— Ясно, ясно, — пробубнил он себе поднос, ненадолго задумался и задал другой вопрос: — А вам случаем не известно, где точно находятся эти развалины?

— Нет, — так же ответил я. — А даже если бы и было известно, неужели вы думаете, что там еще что-то осталось? — Не успел он ответить, я, ухмыляясь, продолжил: — А даже если бы знал, не сказал. Я бы и сам был не прочь посетить те руины и испытать свою удачу.

Вот и пускай теряется в догадках, знаю я, где эти руины, или же нет. Вполне вероятно, что мне еще не раз придется продавать предметы из системы. Вероятно не конкретно в этом аукционном доме, но Золотой Аукционный Дом есть не только в Королевстве Северной Звезды. Это лишь представительство. Одно из многих.

Как я и думал, наш разговор затянулся не на несколько минут, а на несколько десятков минут. После расспросов про выдуманные мной развалины, он плавно перешел к выявлению моей личности. Развитие на пике Земной области, множество артефактов, необычные свитки. Их интерес объясним. Тем более что они торгуют не только предметами, но и информацией. Однако все, что я им дал — это только имя и что я родом из этого королевства.

Вовремя вспомнив про торговлю информацией, я попросил разрешения вернуться в приемную и взять из пространственного кольца один предмет. Он разрешил, и когда я вернулся с той розыскной табличкой, то спросил:

— Знаете, что это за символ? Кому он принадлежит?

По его взгляду я сразу понял, что он узнал этот рисунок.

— Допустим, — уклончиво ответил он.

Понимая, что просто так он не ответит, я спросил:

— Сколько?

— Мы немногое знаем, но даже эта информация чрезвычайно ценна.

— Так сколько? — с нажимом повторил я вопрос.

— Услуга за услугу, — хитро улыбнулся оценщик. — Я предоставляю вам информацию. А вы покажете мне, что там на обратной стороне.

— Если он увидит, что там написано….Ран. Это может стать проблемой. Но неужели ты думаешь, что один такой умный? — Его хитрая улыбка была не хитрей моей, и я сказал: — Раз уж ваша информация неполная, будет честно, если и я покажу вам не все, — усилив нажим, я отломал нижнюю часть таблички, содержащую информация обо мне, и перевернул табличку, где теперь было только мое лицо.

— Так вот оно что, — улыбка покинула лицо оценщика. — Им нужен ты.

— Кому нужен? Кто они?

— Клан Черного Пламени.

— Клан Черного Пламени? — я пытался вспомнить, и правда, что кланов только первых трех порядков больше пяти тысяч, столько же четвертого и пятого порядка, и около сотни высших, однако я все их запомнил, знал название и эмблему каждого клана, и что-то не припомню такого.

— Впервые слышишь? — догадался оценщик. — Не удивительно, — и начал рассказывать: — Еще год назад о них никто и не слышал. Нам неизвестно, откуда они пришли, но основав клан Черного Пламени, они действовали быстро и беспощадно. За три месяца они поглотили более двадцати кланов первого и второго порядка, убивая всех старейшин и глав, отказавших им или просившим место старейшин в их клане. Затем они перешли на кланы третьего порядка и доросли до четвертого. И вот месяц назад в один день они присоединили к себе сразу шесть кланов четвертого порядка, став кланом пятого порядка. Это самый быстрый рост в иерархии кланов за последнюю тысячу лет. После этого они как будто бы успокоились, однако по нашим каналам стало известно, что они тайно охотятся на некоторых людей. Не только на практиков. Торговцы, ремесленники, крестьяне, даже уличные девки. И для этого они используют такие таблички. Не понятно, зачем им это. Для чего им понадобились конкретно эти люди и к чему такая секретность. Ведь никакого особого положения они не имеют. Мы….

Внимательно выслушав его, я упорядочил свои мысли, и спросил:

— И ими не заинтересовались другие кланы пятого порядка? Или даже высшие кланы?

Оценщик снисходительно улыбнулся и ответил:

— Думаешь, у нас там есть свои люди? Они не принимают к себе посторонних. А всех, кто идет против правил и заводит отношения с человеком не из семьи — их даже не изгоняют, их убивают, — и тяжело вздохнув, тихо добавил: — Да мы бы и не рискнули лезть в их дела.

Глава 64. Принцип Разрушения

От посещения аукциона я получил намного больше, чем ожидал. Не только зелья, но так же важную информацию. А еще это кольцо.

Это пространственное кольцо оказалось не таким простым, как я думал. Когда я спустился на первый этаж и платил за зелья, и девушка за стойкой увидела это кольцо, то я неожиданно получил скидку в 5 %.

На ободке кольца была выгравирована маленькая звездочка. Я и не думал, что у нее есть какой-то особое предназначение. Простой узор. Но оказалось, что это уникальная метка Золотого Аукционного Дома.

Любой клиент, совершивший с ними сделку на сумму свыше ста тысяч золотых монет, получает такое кольцо с одной звездой, и после этого ему предоставляется 5 %-ая скидка на любую покупку. Далее, совершая покупки или продажу и накопив общую сумму, превышающую двести пятьдесят тысяч золотых, это кольцо обменивается на другое — более высокого качества с двумя звездами и скидкой 10 %. Максимальное количество звезд — пять, со скидкой в 25 %.

Ну и ко всему прочему — задание. Только я взял две коробки с зельями в руки и сразу получил задание:


Получено новое задание.

«Прорыв в Небесную область»

Цель: Повысьте развитие до Небесной области в течение следующих 5 дней.

Примечание: В случае не выполнения цели к указанному времени, задание будет считаться провальным и на Вас будет наложен штраф.


Награда: Эликсир Божественного Таланта [x1].


Пять дней слишком малый срок для прорыва в Небесную область. Даже с двумя комплектами зелий первого класса это невозможно. Так о чем думала система, когда давала мне это задание? Похоже, что через пять дней я наконец узнаю, что такое штраф.

А может, она знает меня лучше меня самого? Ведь я никогда не получал непосильных заданий. Безусловно, все они были сложными. На Горе Сестер я даже чуть было не умер. Но в то же время все они были выполнимы, и если с каким-то заданиями я не справился, то только потому, что переоценил себя или недооценил противника. А значит, это возможно. Способ есть. Его нужно только найти.

Размышляя об этом, я понял, как мало знаю о прорыве, и решил посетить столичную библиотеку. В ней собрано гораздо больше знаний, чем в городе Ясных Холмов. Возможно, там я смогу найти ответ.

Вход в библиотеку был платным, и как все по нынешним временам, стоил дорого. Для некоторых тридцать серебряных — большие деньги. За них сейчас могут даже убить. Но не для меня.

Передав охраннику плату, к слову практику Небесной области, что говорит о ценности этого здания, я вошел внутрь.

Это было единственное одноэтажное здание в городе, при этом стоявшее наравне с другими. А все потому, что этот единственный этаж в высоту достигал пятнадцати метров, и внутри под самый потолок упирались ряды книжных полок. Десятки тысяч свитков, каменных табличек, рукописей на шкурах животных и даже на человеческой коже. Знания, собранные со всех уголков мира за две тысячи лет.

В библиотеке витала особая атмосфера. За дверями царит смятение, а внутри безмятежность. Спокойная, тихая, умиротворяющая. И этот уникальный запах старинных свитков: как запах ржаного хлеба, немного дымный, чуточку сладковатый. Опьяняющий аромат.

Я знал только один способ прорыва в Небесную область — зелья, и до подъема алхимии это действительно был единственный способ прорыва. Единственный безопасный.

Но как оказалось, когда-то практики прорывались в Небесную область совершенно иначе. Укрепление сосуда души происходило не за счет эффекта от смеси лекарственных трав, а так же как при прорыве в Звездную область — практики ставили на кон свои жизни.

Риск был огромен. Одна ошибка и смерть. Этот способ прорыва назывался Принцип Разрушения.

Но что если объединить два этих способа? Взять от старого скорость, а от нового безопасность. Это должно снизить риски.

В обычных обстоятельствах в этом не было смысла. Пускай потребуется больше времени, но лучше пойти безопасным путем. Однако если я хочу выполнить задание, то я должен пойти на это. Эликсир Божественного Таланта — звучит многообещающе.

Принцип Разрушения, как понятно из названия, состоит в разрушении, постепенном разрушении сосуда души. Так же как мышцы в человеческом теле, разрушаясь и восстанавливаясь, становятся сильнее, так же и сосуд души, разрушая и восстанавливая его, укрепляется до тех пор, пока не будет в состоянии выдерживать многократно повышенный объем сущности. Но если перестараться, то сосуд души может разрушиться полностью, и если полностью разрушенная, мертвая мышца лишь ограничивает движения, то разрушенный сосуд души убивает практика.

Прочитав рукопись несколько раз и запомнив каждую строчку, я положил ее обратно на полку и направился к выходу из библиотеки. Сейчас мне нужно найти безопасное место. Я буду беззащитен во время прорыва. Не только неподвижен, но и отрезан от органов чувств. Я даже не почувствую, если кто-то подойдет ко мне и приставит нож к горлу.

Однако это будет непросто. В городе не осталось ни одного свободного места. Все таверны, гостиницы, все переполнено. В крошечных комнатках с одной кроватью живут по трое-четверо.

И я решил отправиться в горы, окружающие столицу. Пещера, расщелина, мне все подойдет.

Глава 65. Нашествие

Запретные Земли — это безлюдные пустоши с необычайно суровой, переменчивой и смертельно опасной погодой. Летом здесь так жарко, как будто стоишь у жерла вулкана в двух шагах от плескающегося озера магмы. Зимой так холодно, что жизнь замирает, и столько только дотронуться, едва коснуться чего-то, разобьется вдребезги и разлетится осколками, словно упавший на пол бокал. Весна и осень здесь самые безопасные времена года. Но даже тогда ни дня не проходит без ливней и гроз, буйства ураганов и грязевых потоков.

Это место не приспособлено для жизни, но в то же время притягивает множество практиков со всего мира. А все потому, что в Запретных Землях самая высокая концентрация природной энергии, чем где бы то ни было. Это все равно, что огромный массив, который не требует камней природной энергии.

Сюда приходят практики, наемники, любители острых ощущений из молодых аристократов и богатых семей. Но никто никогда здесь не видел торговцев. А тем более, караваны. Сотни груженых повозок, тянущихся с севера, юга, востока и запада к Вечнотемной Горе. Каждый день. Вот уже месяц.

Вереницы рабов. Закрытые тенты. Мощная охрана. Любому, кто видел это, казалось странным. Однако всякий, кто решил удовлетворить любопытство, жестоко за это поплатился. Любого приблизившегося к каравану убивали практики в черных халатах. На месте, без предупреждения.

Но если бы кому-то все-таки удалось заглянуть в повозки и увидеть, что за товар перевозят эти торговцы….

В доверху забитых повозках лежали свежие трупы.

* * *

К северу от Запретных Земель.

Войска Лунной Империи и союзные силы королевств Глубинных Озер и Палящего Солнца схлестнулись на Великих Равнинах в последнем бою. Их силы были примерно равны. Четыреста тысяч воинов с одной стороны и триста восемьдесят тысяч с другой. Перевес в двадцать тысяч на воине подобных масштабов не считался весомым.

Черная земля побагровела от пролитой крови. Копыта лошадей скользили по внутренностям убитых как по льду и, падая, они роняли и придавливали под собой всадников. Рой черных стрел взлетал ввысь и проливался на землю смертельным дождем. Со звоном сталкивались мечи, ломались копья. Знамена падали одно за другим.

Сверху на ряды щитоносцев Лунной Империи упал огромный пылающий меч, сжигая их тела дочерна и прорубая в линии защиты широкую брешь. В то же самое время с другой стороны разверзлась земля и погребла под собой отряд элитных лучников из королевства Палящего Солнца. В другом месте толстая фиолетовая молния пересеклась с огромной каменной ладонью, и прогремел мощный взрыв, осколками камня и дугами молний убивая своих и чужих.

Сражение длилось уже третий день. Потери росли и исчислялись сотнями тысяч погубленных жизней. Но не император, не короли, никто из них не намерен был отступать. Этот бой все решит: кто выиграет, а кто проиграет в этой войне. По чьим землям пройдет обозленная армия противника, вымещая накопившуюся злобу. Чье наследие будет разграблено. Чей народ окажется под гнетом.

Песнь войны смолкала лишь ночью. На закате уставшие войны отступали каждый в свои лагеря и отдыхали, готовясь к завтрашней битве.

Лунная Империя и союзные королевства выставили дозорных, которые не спускали глаз с противоположной стороны и тем самым сдерживали друг друга от внезапной ночной атаки. Разделенные большим расстоянием лагеря, тем не менее, отчетливо были видны из-за многочисленных разведенных костров на их территории, которые горели всю ночь.

Дозорный из Лунной Империи по имени Лао Чэн сидел на верхушке высокого дерева и наблюдал за обстановкой в лагере противника через Хрустальную Каплю. Этот драгоценный артефакт был вверен ему лично командующим армии, который в свою очередь получил ее из рук самого императора. Между ним и лагерем пролегали десятки тысячи метров, но когда он смотрел через Хрустальную Каплю, это расстояние как будто бы исчезало, и он видел все, словно находится там.

Этот артефакт стоил столько, сколько Лао Чэн не заработает за всю жизнь. Он здесь один, никто за ним не следит. Он легко мог сбежать, растворившись в ночи.

Но командующий был не так глуп. Он знал, кому доверить Хрустальную Каплю. Сын Лао Чэн, так же как и его отец, служит империи, и он сейчас находится здесь. Сбежит, и сына казнят. А если Лунная Империя победит, то по возвращении его жену и двух дочерей, как семью предателя, постигнет та же судьба.

Будь на его месте кто-то другой, даже такая мера предосторожности могла бы оказаться не эффективной. Все-таки это слишком большое искушение. А семью всегда можно новую завести. И не одну, а взять сразу двух или трех любовниц, гораздо красивее и моложе, которые нарожают ему еще много сыновей и дочерей.

Лао Чэна вначале посещали подобные мысли. Он подолгу рассматривал Хрустальную Каплю, представляя себе, как может измениться его жизнь. Как он разбогатеет, как будет жить в роскоши. Как будет приятно увидеть наконец зависть в чужих глазах, а не насмешку и призрение.

И все бы ничего, если бы он не слишком сильно любил свою жену и детей. Если бы не ребенок сына, который со дня на день должен родиться. И если бы от одной мысли о предательстве ему не становилось противно. Это его родина. Здесь родились его предки, родился он, и родились его наследники. Это то, что он поклялся защищать — свое прошлое и свое будущее.

Так что вскоре Лао Чэн запретил себе думать об этом. Пускай он едва сводит концы с концами. Пускай нет денег, чтобы починить старый дом. Пускай дочери сетуют, что из-за его низкого положения не могут найти себе достойных мужей. Пускай жена молчит, но смотрит с укором.

Сегодняшняя ночь ничем не отличалась от двух предыдущих. В лагере королевств все было тихо. Многие воины спали, а оставшиеся сидели у костров и занимались обычными делами: одни пили вино, другие точили оружие, третьи перевязывали раны. Ничего подозрительного.

Под осенними порывами холодного ветра закачались деревья, издавая скрипучие звуки. Как вдруг среди этого скрипа Лао Чэн услышал рычание. Он подумал, что это могут быть волки. Запах крови притягивал хищников. Но затем раздались стоны и хрипы. А это уже не звери. И их становилось все больше.

Он посмотрел вниз, однако разглядеть что-либо мешали ветки и не хватало лунного света. И тогда Лао Чэн использовал Хрустальную Слезу.

Мимо дерева прошел человек. Он был невысокого роста, худой, ходил сгорбившись, и не было видно лица из-за спутавшихся длинных волос. На нем не было никакой одежды, кроме грязной набедренной повязки.

Этот человек прошел и появился следующий. На этот раз это была женщина. Такая же сгорбившаяся, так же не видно лица, и такая же голая.

Они шли и шли. Рычали, сопели, кряхтели. Кто-то голый, на ком-то рваная одежда. Лао Чэн не понимал, что происходит. Кто они? Кто эти люди? Откуда и зачем они пришли? Почему в таком виде? Но все они двигались в одном направлении — к лагерю Лунной Империи. И как дозорный, он должен был их предупредить.

Лао Чэн достал из набедренной сумки костяной изогнутый рог, поднес его к губам и, набрав полные воздуха легкие, задул в него. Протяжный воющий звук пронесся по окрестностям.

В тот же момент проходящие под ним люди резко остановились. Они подняли головы и посмотрели вверх.

Теперь можно было увидеть их лица. Зрачки мутного белого цвета, как у слепого. Кожа на щеках скукожилась, образуя складки, и ороговела. Губы черные и черная вязкая масса вытекает изо рта.

Это лицо вселяло ужас в сердца живых. Это лицо принадлежало мертвецу. Ожившему трупу.

После подачи сигнала лагерь империи пришел в движение. Затрубили горны, забегали воины. И шум, произведенный ими, растормошил лагерь объединенных королевств. В один миг тихая ночь над Великими Равнинами наполнилась криками и громкими звуками.

А виновник этого Лао Чэн в это время находился уже не на дереве, а лежал под ним. Его грудь была разорвана. Ребра торчали в разные стороны. Сердце еще слабо билось, когда грязная тощая рука схватила его и быстрым резким движением вырвала из грудины, разрывая артерии и вены.

Поднеся сердце к перемазанному кровью лицу, черная слюна закапала на него. Широко раздвинулась нижняя челюсть и со щелчком зубы сомкнулись на нем.

Ожившие трупы. Ходячие мертвецы. Поедатели плоти. У них будет много имен. И с того дня на Великих Равнинах началось их нашествие.

Глава 66. Собрание высших кланов

Семицветные Горы.

На вершине Семицветной Горы стояла высокая башня, построенная из уникального в своем роде минерала, имевшего естественный серый окрас, однако когда на нее падали лучи закатного солнца, то вся башня начинала светиться изнутри темно-зеленым светом. Из-за этого ее прозвали Изумрудной Башней.

Эта необычная Изумрудная Башня не принадлежала никакой силе и служила для одной только цели — здесь проводились собрания высших кланов. Никто другой не имел права даже близко подходить к ней.

Внутри Изумрудная Башня была полностью полой, без разделения на секции и этажи. Внутри не было лестниц, лишь балконы, расположенные в разных местах на разной высоте. Забраться на них можно было только с помощью крюка и веревки. Или если можешь летать. Как, например, Звездные практики.

С утра и до полудня к Изумрудной Башне стекались отдельные группы, численностью не более десяти человек. Их развитие было либо на пике Небесной области, либо в Звездной области. Но лишь один из них входил внутрь, тогда как остальные располагались лагерем снаружи и ждали.

Редкие группы собирались и общались между собой. Ощущалась некоторая натяжность и атмосфера тревожности.

Ровно в полдень началось собрание высших кланов. Главы кланов заняли каждый свой балкон, и ни один из них не оказался пустующим. Впервые за долгое время высшие кланы собрались в полном составе. Никто не пропустил это собрание.

Как и у кланов одного порядка, у высших кланов была своя иерархия, и чем выше находился балкон в Изумрудной Башне, тем выше в иерархии стоял клан.

На самом верху на одном уровне располагалось сразу три балкона. Они были равны. Высшие кланы среди высших: клан Мухан и их глава Ли Мухан, клан Призрачных Теней во главе с обворожительной убийственной красотой Жуан Сюэ и Снежный Дворец с неприступной ледяной королевой Санг-Дю.

Этих трех глав сильнейших высших кланов называли советом. Лишь совет мог созывать собрание кланов, ставить вопросы на обсуждение и голосование.

— Прошу тишины, — поднялся с почетного места и призвал остальных к вниманию глава клана Мухан Ли Мухан и все разговоры тут же прекратились.

Этот щуплый старик на закате дней с серой морщинистой кожей, длинными пепельно-белыми волосами и глубоко посаженными глазами не производил впечатления сильного человека. Но на самом деле, и об этом знали лишь избранные, он являлся сильнейшим практиком этого мира. Ли Мухан — единственный известный практик, кто развился до пика Звездной Области истинной сущности за последнюю тысячу лет. Десятая ступень истинной сущности и четвертая ступень телесной сущности.

После нескольких секунд молчания, Ли Мухан кашлянул и продолжил:

— Вы все знаете цель этого собрания. Странности начались, когда год назад стали убивать и похищать влиятельных людей и жертвы всегда находили виновных. Всегда оставались какие-то зацепки либо свидетели, которые наводили на их явных и тайных врагов. Обиды слишком долго копились, и от искры разгорался пожар. Войны, столкновения кланов, семейная и кровная вражда. Но мы не вмешались тогда. Мы, как высшая сила, посчитали это недостойным вмешательства. А затем появился черный огонь и ухудшил и без того сложную ситуацию. Мы собрались снова и проголосовали. И снова решили бездействовать. Мы все виноваты в том, что дошло до такого. Что не заметили врага у порога. Что не разгадали их хитроумные планы. А теперь уже поздно во всем разбираться. Поздно искать их мотивы и договариваться. Мы должны начать действовать. Вместе, как единое целое. Это все, что я хотел вам сказать, — закончив говорить, Ли Мухан посмотрел на правый балкон, где на своем стуле, больше похожим на трон, закинув нога на ногу и обнажив пару тонких белоснежных лодыжек, восседала ледяная королева Санг-Дю.

Прозвище ледяная королева она получила не из-за того, что была главой клана Снежный Дворец, расположенного в землях вечной мерзлоты. Не из-за атрибута Воды и боевых навыков с эффектами заморозки и льда. А из-за заставшего, словно во льду, безразличного ко всему и ко всем выражению лица, непоколебимого холодного сердца и расчетливого разума. Как ожившая ледяная скульптура. Такая красивая и такая холодная.

Ощутив на себе пристальный взгляд старика, Санг-Дю поднялась со своего трона и медленно подошла к перилам балкона.

Ее чистый монотонный голос не выражал абсолютно никаких эмоций:

— Сила оживших трупов сравнима с практиком Земной области пятой-шестой ступени развития. Они обладают немыслимой способностью к регенерации, могут отращивать новые конечности и даже голову. Убить их можно только один способом — изрубить на мелкие кусочки и сжечь. Однако главная проблема — это даже не их сила, а численность. На данный момент она составляет уже более шестнадцати миллионов особей и с каждым днем возрастает на сотни тысяч. Прошла всего неделя, а одна пятая часть материка уже поглощена ими. Они неудержимы. Цель нашего сегодняшнего собрания — найти оптимальное решение этой проблемы. И я согласна с главой клана Мухан, мы должны объединиться. Тем не менее, я считаю, что сил одних высших кланов будет недостаточно. Нам потребуются все практики Небесной и Звездой области. Каждый из них. У меня все.

Только ледяная королева закончила свою речь и еще не успела вернуться на место, как поднялась и взяла слово последняя из совета обворожительная Жуан Сюэ:

— Не хочу проявлять к тебе неуважение, сестренка Санг-Дю, — озорно улыбнулась и стрельнула в ее сторону глазками Жуан Сюэ, — но все что ты сказала — в корне неверно. — Эти две красавицы, к слову одни из немногих женщин, стоящих во главе кланов, и не только высших, всегда соревновались между собой. Их красота, возраст, развитие, реальная сила — во всем они были примерно равны, и потому каждая стремилась превзойти извечную соперницу. — Это правда, что сила оживших трупов находится где-то в середине Земной области. Но не всех. Накануне вечером вернулся один из моих теневых отрядов и доложил, что в ходе рейда они столкнулись со странной группой оживших трупов, кожа которых почернела и стала твердой как камень, а их сила и скорость на порядок превосходила других оживших трупов. Чтобы избавиться от них, им пришлось полностью истощить свои сосуды души. Одного даже убили. Так что силы этого нового вида находятся уже не в Земной Области, а в Небесной. Предположительно вторая-третья ступень. Отсюда можно сделать вывод, что они стремительно развиваются, и я думаю, будут продолжать развиваться. И так в скором времени нам придется столкнуться уже не против миллионов практиков середины Земной области, а против миллионов практиков Небесной или даже Звездной области. Это во-первых. А во-вторых, не сила и даже не численность представляет для нас наибольшую угрозу. Вам должно быть известно, что тела оживших трупов вырабатывают яд и одного касания до их кожи достаточно, чтобы заразиться. Человек умирает в течение суток, однако восстает после смерти, становясь одним из них. Но чего вы можете не знать, так это того, что не только через контакт с ними можно заразиться. Мы выяснили, что вся вода на территории оживших трупов отравлена этим ужасным ядом. Умерли животные и птицы, пожухли цветы и растения. Теперь это земля непригодна для жизни, и мы не знаем, когда она восстановится и восстановиться ли вообще. С такими темпами заражения через пять дней будет полностью поражено уже тридцать процентов земель. Через две недели половина. И через полтора месяца не останется ни одного клочка земли на материке, где бы смог жить человек. Мы не только должны уничтожить всех оживших трупов, но так же должны остановить заражение, и сделать это предстоит меньше, чем за две недели. Это невероятно сложная задача. И для этого нам потребуются не только все практики Небесной и Звездной области. Нам нужны все. Кто может сражаться, кто может работать. Даже дети пригодятся. Чтобы….

Все присутствующие главы кланов знали, что это дело серьезное. Но они даже не подозревали, насколько. И со слов Жуан Сюэ выходило, что речь идет уже не о войне. Это борьба за выживание. Как бы сильны не были практики, каких бы высот в развитие они не добились, они по-прежнему испытывали голод и жажду, и если не остановить заражение вовремя, то запасы, которые они непременно сделают после собрания, рано или поздно иссякнут. Для них не останется надежды. Только медленное вымирание.

Через час собрание закончилось. Решение было принято единогласно.

Послание, которые они отправили всем правителям, главам кланов и гильдий, каждой значимой силе, гласило:


Все войны должны быть немедленно прекращены. Каждый боеспособный мужчина и женщина, а так же дети старше двенадцати лет обязаны прибыть в указанное место не позднее чем через три дня и вступить в ряды объединенной армии для противодействия общей угрозе со стороны оживших трупов.

Речь идет о выживании всего человечества, и любой, кто ослушается приказа, будет немедленно уничтожен.

Собрание высших кланов.


Конец 1 тома


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Перерождение
  • Глава 2. Точка отсчета
  • Глава 3. Принципы развития
  • Глава 4. Первая тренировка
  • Глава 5. Обещание
  • Глава 6. Двадцать восемь
  • Глава 7. История Мэй
  • Глава 8. Пророчество о Звездном Дитя
  • Глава 9. Двойное кольцо
  • Глава 10. Начало игры
  • Глава 11. Пьянящее чувство
  • Глава 12. Кьюнг-Сун
  • Глава 13. Задание
  • Глава 14. Засада на дороге
  • Глава 15. Событие. Часть первая
  • Глава 16. Событие. Часть вторая
  • Глава 17. После
  • Глава 18. Мощь Врат
  • Глава 19. Горбатый старик
  • Глава 20. Гора Плачущих Сестер
  • Глава 21. Бандиты
  • Глава 22. Резня
  • Глава 23. Я обязательно вернусь
  • Глава 24. Заканчивая начатое
  • Глава 25. Борьба с самим собой
  • Глава 26. Переходный мир
  • Глава 27. Все-так стоит
  • Глава 28. До встречи
  • Глава 29. Без шансов
  • Глава 30. Чернокаменный город
  • Глава 31. Неизвестное подземелье
  • Глава 32. Пристанище Кровавого Ворона
  • Глава 33. Кровавый Убийца
  • Глава 34. Поразительная скорость развития
  • Глава 35. Покидая Пристанище Кровавого Ворона
  • Глава 36. Пока меня не было
  • Глава 37. Таверна Хмельный Рай
  • Глава 38. Задание выполнено
  • Глава 39. Скрывающий Могущество Амулет
  • Глава 40. Отрубить голову змее
  • Глава 41. Командующий Монкут
  • Глава 42. Раскрытый потенциал
  • Глава 43. Переломный момент
  • Глава 44. Сердечная Мантра
  • Глава 45. Двадцать голов и один калека
  • Глава 46. Потерянная эмоция
  • Глава 47. В столицу
  • Глава 48. Покидая город
  • Глава 49. Специализация
  • Глава 50. Плоды
  • Глава 51. Приманка
  • Глава 52. Специализированные задания
  • Глава 53. Покупки
  • Глава 54. Остаться
  • Глава 55. Ночь вдвоем
  • Глава 56. Цитадель Черного Дракона
  • Глава 57. Четверо из Возрождения
  • Глава 58. Допрос
  • Глава 59. Завтра мы уходим отсюда
  • Глава 60. Собирая факты и слухи
  • Глава 61. Перед отбытием
  • Глава 62. Столица
  • Глава 63. Золотой Аукционный Дом
  • Глава 64. Принцип Разрушения
  • Глава 65. Нашествие
  • Глава 66. Собрание высших кланов