Маг крови 4 (fb2)


Настройки текста:



Маг крови 4

Глава 1

Пролог

- Они опять лезут, - скрипнул зубами командир первой сотни Лесных Теней дома Звенящего Ручья.

В трёх днях пути от Фаннэа рядом со старейшим городом эльфов Томиканэмом сошёл с ума мелорн. Или его прокляли. Или принесли ему в жертву кровь того, кого не стоило, и она пробудила в священном полуразумном дереве его угнетённую тягу к эльфийской крови. Томиканэм пал за несколько часов. Или случилось нечто неизвестное, но с не менее ужасными последствиями для эльфийской расы. Из более чем десяти тысяч жителей, вырваться удалось менее чем двум тысячам. В основном это были простые женщины с детьми и совсем старые эльфы, которым было тяжело держать в руках оружие и концентрироваться на использовании магии из амулетов.

Мелорн был стар и силён, а кровь тысяч эльфов сделала его ещё сильнее. Его аура, растянувшаяся на сотни перелётов стрел, ослабила эльфийских чародеев, их химер, энтов, брала под контроль диких животных, которые нападали на эльфов днём и ночью. Мало того, все те химеры, коих натравили маги на мелорна, очень быстро теряли связь со своими создателями и становились миньонами проклятого дерева. То же самое происходило и с энтами. Попытка эльфийского дома справиться с ситуацией своими силами лишь усугубила ту, пополнив армию мелорна сотнями энтов и тысячами химер. Но тёмным богам будто и этого показалось мало и они решили плеснуть в этот костёр побольше горючего масла. Это выразилось в том, что некоторые из эльфов, из чьих тел побеги мелорна вытянули всю кровь до капли, после этого обретали вторую жизнь. Так проклятая армия пополнилась сотнями существ, чьи тела состояли наполовину из живой плоти, а наполовину из растений. При этом такие эльфы ничуть не позабыли, как пользоваться луком и клинком, а друиды с успехом применяли магию.

Сейчас несколько десятков таких лучников вели редкую, но очень точную стрельбу по защитникам крепостных стен города Фаннэа. Уже шестеро воинов навсегда упокоились, получив оперённую смерть. Их тела сейчас лежат в мертвецкой, дожидаясь часа погребения.

«Если только останется кто-то живой, способный провести обряд», - мрачно подумал сотник.

Под прикрытием стрелков к стенам бросились около сотни химер и две дюжины мелких энтов, которые несли в лапах щиты из толстых жердей и половинок брёвен. В предыдущий штурм враги удачно прикрывались щитами от боевых чар и огненных стрел защитников, а потом, когда оказались под стенами, сложили пылающие щиты в один огромный костёр под частоколом. Явно не обошлось без магии или же древесина щитов была пропитана горючими маслами, так как огонь очень быстро перекинулся на бревна частокола и стал их с жадностью пожирать. Пока пламя сумели затушить городские маги, стене был нанесён серьёзный урон. И вот сейчас новая волна поджигателей идёт. Да, эльфы учли предыдущую ошибку, которая обошлась им слишком дорого, и больше огонь использовать не станут. Воду, лёд, магию Земли и Воздуха, но только не огонь. Лучникам и арбалетчикам выдали стрелы, на которых были нанесены разрывные и замораживающиечары. Вот только шестое чувство подсказывало сотнику, что проклятые уже всё продумали и знают, как устроить второй пожар под стенами города.

- Стой, не высо…

Сотник дёрнулся, чтобы остановить излишне горячего юнца с арбалетом, который решил разрядить своё оружие в группу химер, до которой было чуть больше сотни метров. Но он лишь успел навести арбалет на цель, как из далёкого леса прилетело несколько стрел. Две пролетели совсем рядом с арбалетчиком, одна даже оставила царапину на плечевом щитке. А вот третья вражеская стрела вошла в горло молодому эльфу. Тот судорожно дёрнулся назад, спустив тетиву и отправив стрелу куда-то вверх, и стал заваливаться назад.

- Хр-р-р… - вместе с хрипами изо рта арбалетчика выплёскивалась тёмная кровь. В его же глазах поселился страх и понимание, что уже всё для него закончилось… - О-у-у… ы-ить… хр-р… ы-ыть…

- Пить, он просит пить, - засуетился кто-то из молодого пополнения, и потянулся к фляге на поясе.

От основного состава Лесных Теней осталось в живых слишком мало воинов. Прочие погибли или пропали на лесных тропинках и в лесной чаще. Они пытались задержать наступление проклятых, вели за ними наблюдение, уничтожали мелкие отряды химер и проклятых эльфов. К моменту, когда эльфы засели за городским частоколом, из воинов-теней выжил всего лишь один из каждых четверых. Потери были восполнены из числа горожан. Но разве эти юноши со взором горящим могут сравниться с лучшими разведчиками Дома? А времени у сотника на тренировки не было. К тому же из-за особых способностей врага эльфам приходилось обходиться без химер и энтов, полагаясь лишь на собственные силы. Особенно больно била по обороноспособности невозможность отправить в бой древесных гигантов, с которыми привык взаимодействовать каждый эльфийский воин и маг.

- Оставь, ему этого уже не надо, - остановил парня сотник, смотря на то, как глаза раненого стала затягивать смертная поволока, а его движения всё больше напоминают судороги агонии. Не стал он говорить и то, что совсем не воды хотелось стрелку. «Хочу жить, жить» - вот что невнятно, с пузырящейся кровью, слетело с губ совсем молодого эльфа. – Так, они уже близко. Приготовились!

Краем глаза он увидел, как рядом появились несколько хмурых подростков с матерчатыми носилками и забрали раненого, который уже практически затих. Стрела с чёрным древком и оперением так и торчала из шеи арбалетчика.

Когда до химер осталось меньше пятидесяти метров, сотник отдал команду:

- Щитоносцы прикрыть стрелков! Стрелки – на позицию!

Эльфы в хороших доспехах и с круглыми лёгкими щитами из нескольких слоёв специально обработанной кожи, поднялись над верхним срезом частокола, выставив вперёд щиты. Миг спустя рядом с ними стали эльфы с арбалетами и луками.

Щёлк! Щёлк! Щёлк! Щёлк!..

Удары тетивы по наручам местами слились в один звук. А тот звук миг спустя заглушили негромкие взрывы сработавших чар на стрелах, когда те ударили в цель. Потом стрелки стали работать вразнобой, выпуская оперённые гостинцы с той скоростью, на которую были только способны. Химерам, которые заметно опередили более медленных энтов, стало очень плохо. Им отрывало конечности, ломало тела, замораживало.

Эльфы по праву считались лучшими стрелками в мире. На такой дистанции почти все стрелы попадали только во врагов, несмотря на то, что те очень быстро двигались. И это утверждение работало в обе стороны: проклятые эльфы, в чьих телах поселилась нежизнь, стреляли ничуть не хуже. Сотник с болью в сердце смотрел на то, как чёрные стрелы снимали дань с защитников Фаннэа. То один, то другой воин оседал со стрелой в шее или в глазнице.

«А ведь за нами стоит ещё один мелорн. Боги, что же будет, если проклятые до него доберутся и осквернят? – с ужасом подумал воин. – Лучше сейчас погибнуть на стенах, чем стать тому свидетелем. И пусть меня разорвут на куски… пусть так, чем стать одним из зомби».

Не зря говорят старики, повидавшие жизнь, что мысли бывают громкие. Сотник только-только успел подумать о том, как хотел бы окончить свои дни на земле, как в него прилетело сразу несколько стрел. Скорее всего, проклятые сумели определить того, кто командует обороной на этом участке стены, и решили его устранить. Две стрелы вошли ему в шею, ещё одна попала прямо в рот, раздробив зубы, порвав язык, и остановилась только войдя глубоко в горло. Рядом с ним такую же участь разделили двое щитоносцев, прикрывающих командира. Проклятым хватило нескольких небольших щелей, чтобы поразить цели. И даже амулеты не спасли сотника от тяжёлых ран.

Две трети химер были уничтожены или выведены из строя, но около дюжины добрались до стен и стали… рыть ямы. То, что земля здесь по плотности не уступала камню, им лишь слегка мешало. Восемь из них испепелили маги, наплевав на запрет использовать огонь. Но только пламя могло с гарантией уничтожить эти создания и то, что они принесли под стены города в своих пастях. Вот только четверо сумели доделать своё дело раньше, чем маги добрались до них. Химеры выплюнули в ямки нечто похожее на крупную чёрную гальку, что держали у себя во рту, и быстро забросали лунку землёй. После чего легли сверху и… растеклись слизью. В превентивных целях маги прошлись по ним всеми доступными им чарами, но проследили, чтобы они были безопасными для частокола.

Энты действовали точно так же, как и перед этим: покидали свои щиты под стеной, уже повреждённой огнём и быстро убежали прочь, игнорируя вражеские удары. Ушли не все – трое развалились трухлявым валежником. Но разве это потери для мелорна?

- Полить водой! Живо! – приказал один из старейших, из воинов.

Маги после этих слов обрушили на гору жердей и половинок бревен дюжину заклинаний из школы Воды. Влаги оказалось так много, что она растеклась лужей намного метров вокруг.

- Что это? – старейшина указал на щиты, на которых пузырилась пена. – И что это за вонь?

- Мы не знаем, и’куэль, - пожал плечами маг воды.

- Смойте. Чтобы эти палки стали обычными палками, а не вели себя, как печенье в молоке, - резко произнёс воин. – И не высовывайтесь так сильно из-за щитов, если не хотите получить чёрную стрелу в глаз.

Маги обрушили потоки жидкости на гору древесины. И вскоре странное пенообразование прекратилось.

- Все, и’куэль, - доложил старейшине один из магов. – Сейчас эти дрова и дракон не зажжёт.

- Разрушьте их. Мне не по себе, когда вижу эту гору жердей под стенами города. Делайте что угодно, но эти щиты должны быть ра…

Договорить ему не дали: из леса, где расположилась армия миньонов проклятого мелорна, вылетели несколько стрел с горящими фитилями. Как только первый огненный заряд вонзился в мокрые щиты, как те полыхнули багровым пламенем. В один момент языки огня взметнулись выше частокола. Те, кто стоял на стене над горой щитов и не имел защитных амулетов, мгновенно превратились в живые факелы. У многих находившихся неподалёку сожгло ресницы, опалило брови. Самые невезучие вдохнули раскалённый воздух и сейчас надсадно сипели, с трудом дыша обожжёнными лёгкими.

- Раненых в лазарет! Живее же! Сейчас будет атака! – закричал старейшина.

Древесина, которую маги пропитали водой так, что та текла из жердей, как из мокрой ткани, горела жарче кузнечного горна. Мало того, не менее жарко горели лужи с водой. Вместе со всем этим полыхали брёвна частокола, которые оказались обильно смочены той водой, которая летела со щитов энтов, пропитанных неведомым составом, наделивших обычную влагу горючими свойствами.

Кто-то из магов в панике ударил в центр источника огня самыми сильными водяными чарами, на которые был способен. И’куэль не успел его остановить.

Вышло всё так, как бывает, когда в сковороду с кипящим маслом влить стакан воды.

Пламя взвилось вверх огненным грибом намного выше частокола и башен, а потом упало вниз. Залило всё: частокол, ближайшую защитную башню, защитников стены и этой башни, внутренний двор с обратной стороны стены, лестницу, по которой на стены поднималось подкрепление, подносились припасы и уносились раненые и убитые. Объятые пламенем эльфы падали со стены, сталкивали друг друга и – кричали. Вопли горящих заживо разумных пагубно влияли на молодых защитников. Многие из них бросали своё оружие, скидывали шлемы, падали на колени и зажимали уши ладонями. Другие бежали прочь с безумным взглядом, увеличивая сутолоку и панику.

- К бою! К бою! – надрывался старейшина, стараясь вернуть боеспособность участку стены, над которым его поставили главным. – Они идут!

Из леса вышли неровные шеренги проклятых созданий. Здесь были химеры, энты, неведомые создания из травы, листвы и веток или некто замаскированный ими, а также преображённые эльфы, попавшие под влияние мелорна.

- Проклятая паучиха, - прошептал старейшина, когда увидел, кто вёл всё это воинство. Красивое женское тело с блестящей чёрной кожей не имело ног. Там, где должны были быть бёдра, находилось сплетение веток без единого листочка. А от них тянулись десятки толстых корней, которые поднимали женский торс на высоту роста обычного эльфа. Со стороны и в самом деле казалось, что это кошмарная химера из эльфа и паука. В левой руке паучиха держала большой лук с ассиметричными кривыми плечами. Справа на растительной части висел тул со стрелами.

Про неё эльфы узнали лишь сутки назад, когда разведчики наткнулись на крупный отряд миньонов мелорна, которым командовала данная особа. Её необычный облик сразу же привлёк внимание разведчиков, так как никого подобного ей до этого они не видели. В отряде оказались старые опытные воины, умеющие обращать внимание на мельчайшие детали. И одним из них было подмечено сильное сходство между переплетением веток либо же корней нижней части тела паучихи с корнями мелорна, которые всегда торчат из земли под стволами священных деревьев за защитным частоколом, внутрь которого могут пройти немногие посвящённые. Если разведчик-тень не ошибся, то это существо – эмиссар мелорна. Его глаза и уши там, куда полуразумное дерево не может дотянуться.

«Неужели Фаннэа обречён? – с болью в сердце подумал старейшина. – С простой армией мы ещё могли справиться. Но против части мелорна, части его сути мы беззащитны».

Со стен и с площадок на башнях заработали осадные машины – баллисты, онагры и внушительные палинтоны. В наступающих врагов полетели тяжёлые камни, простые и зачарованные, а так же емкости с горючими составами. Почти сразу же к обстрелу присоединились маги. Чуть позже, когда дистанция сократилась до полутора сотен шагов, то в бой включились лучники и арбалетчики. А ещё позже стали бить владельцы боевых амулетов.

Все настолько сосредоточились на приближающихся врагах, что пропустили событие прямо у себя под носом. Из лунок, выкопанных химерами, проклюнулись чёрные побеги. Казалось, что после того, как они были политы кислотой и проморожены до состояния камня, из них ничего не способно вылезти на белый свет. Но нет, оказалось, что способно.

Побеги на глазах становились больше, прилипали к брёвнам частокола, пролезали в щели между ними и в мелкие трещинки, которые есть у каждого бревна, как бы хорошо оно не было обработано и высушено. Эльфы узнали про новую опасность лишь после того, как через стену полезли чёрные побеги, толщиной в женскую руку и настолько прочные, что перерубить их с одного-двух ударов не мог никто из защитников.

Без химер, без энтов и с плохо действующей на миньонов мелорна магией Природы эльфы растеряли слишком много своих сил при обороне Фаннэа. Из грозного противника они превратились буквально в новобранцев, которых бросили в бой после короткого обучения.

Пока воины и маги сражались на стенах, в городе за их спинами созревала смертельная угроза.

Раненых и убитых размещали в нескольких зданиях и все они располагались если не в центре города, то близко к нему. А кое-кто из этих двух категорий попал и во Внутренний город или кремль, как в некоторых людских городах называют подобные районы. Это те, кто был выше простых воинов и командиров. Таким образом, им отдавали почести. Немногих убитых уносили родственники, но подобное в данный момент не приветствовалось. Чёрные стрелы за несколько приступов унесли не один десяток жизней, и примерно столько же случилось раненых. Последние были почти все тяжёлыми: ранения в лицо и в шею даром не проходят.

Анэла, молодая эльфийка, она была служанкой до осады, а сейчас выполняла роль помощницы лекарей, услышала шум за дверью, которая вела в подземелье, где в холодных комнатах хранились продукты, а сегодня… трупы. Звуки с трудом проходили сквозь толстую деревянную дверь, украшенную искусной резьбой. И были они не похожи на те, что издавали носильщики, которые за последний час уже трижды опускали в подвал носилки с телами знатных эльфов, погибших на стенах.

Уставшая физически и морально от тяжёлой работы и страха, девушка даже не подумала про осторожность, когда сдвинула в сторону щеколду на двери.

- Ой! – ойкнула она, увидев с другой стороны три мужские фигуры. На них были рубашки и штаны с чулками. Анэла обратила внимание, что рубахи эльфов были измазаны в верхней части кровью, уже засохшей. Следы её имелись на лицах и шеях мужчин. Она же сама с такими же служанками стирала кровь с убитых, после того, как с тех снимали доспехи и поддоспешники с сапогами. – С вами всё в порядке?

И только после своего вопроса увидела, что кожа эльфов имела зеленоватый оттенок. Не просто такой, какой бывает у некоторых больных или при кратковременном недомогании, а больше похожий на цвет воды, в которую добавили зелёного сока растений. Следом за первым страшным признаком девушка увидела второй: глаза мужчин не имели радужки и белка, а были заполнены сплошной зеленью, будто под веко каждому положили по листочку, сорванному с дерева.

На служанку напал ступор от ужаса, когда она поняла, что видит настоящих зомби, про которых до этого читала лишь в сказках и слышала в недавних пугающих историях от знакомых. Как мышь под взглядом змеи замирает, так и эльфийка превратилась в каменную статую, парализованная видом оживших мертвецов.

- Н-не на-адо, - прошептала она, когда рука первого мертвеца схватила её за одежду и потянула на себя. – Прошу-у…

Второй рукой зомби вцепился в точёную шейку, оборвав её шёпот. Вслед за этим он повалил девушку на пол и упал на неё сверху. При этом одной рукой продолжал душить, а второй сдавил левую грудь. Но не упругое и крупное по меркам эльфов полушарие, одно из того, что считается символом привлекательности в глазах мужчин, его интересовало. Отросшими когтями он разорвал ткань и плоть, выломал два ребра и просунул ладонь в рану. Через секунду когтистая лапа вновь показалась на свет, сжимая трепещущий кровавый комочек мышц и сосудов. Девичье сердечко даже не успело остановить свой ритм, когда его целиком затолкали в пасть. А в страшную дыру на теле эльфийки был вложен росток с парой мелких листочков и путанкой тончайших белесых корешков.

Анэла на глазах стала преображаться. Менялся цвет её кожи, глазное яблоко затягивалось зеленью, ногти вытягивались, превращаясь в те, что более присущи хищнику, то же самое происходило с зубами.

Когда бывшая служанка поднялась на ноги, то к тому моменту мимо неё из подземелий прошли все те, кто был ещё недавно безопасным покойником. Из нескольких десятков убитых, принесённых в это место со стен, всего полдюжины были убиты чёрными стрелами проклятых лучников-эльфов. Но их хватило, чтобы восстать и заразить проклятьем всех мертвецов поблизости от себя. И каждый убитый ими станет точно таким же. В городе почти не осталось живых воинов и магов, кто-то уже покинул его, когда прошёл слух о подходе армии миньонов мелорна, остальные сейчас бились на стенах.

Фаннэа был обречён.

Глава 1

Глава 1

Я и Аня шли двое суток вдоль берега по течению реки, пока не решили сколотить плот. Раньше из-за порогов и ещё двух крохотных водопадов смысла в нём не было. Но сейчас река вновь разлилась вширь и ослабела течением, перестав с рёвом нести свои воды между огромных валунов, заставляя у берегов в промоинах, среди камней собираться высоким шапкам грязной серо-белой пены. За двое суток мы обросли дополнительным имуществом. Сейчас у нас появились два копья с длинными листовидными наконечниками, большой и маленький топоры. Все поделки были из дерева и камня, но благодаря моему Дару они не уступят тем, что вышли из рук лучших мастеров. Каменные пластинки копейных древков совсем тоненькие, едва ли не просвечиваются на солнце, но попробуй их кто расколоть – упарится. По прочности они вышли крепче закалённой стали.

К сожалению, никаких следов людей мы не нашли. Но и эльфов не встретили, что не может не радовать. Вообще, окрестности вдоль реки абсолютно нехоженые и безлюдные. Как и сама река, на которой мы за всё время путешествия не увидели ни единой лодки. Ладно, торговые суда, им просто не подняться вверх по течению из-за порогов и водопадов, но так ведь и рыбацких лоханок не увидели ни одной!

Зато мы нашли кое-что полезное для нашего стола. Совсем случайно наткнулись на широкую звериную тропу, на которой виднелись следы многих животных: оленей, кабанов, лосей, мелких копытных, похожих на помесь косуль и домашних коз. Решив пройти по ней в надежде добыть какого-нибудь Пятачка или Бемби, наша пара вышла на огромную поляну без единой травинки и кустика. Вся земля здесь была изрыта копытами животных. При этом она была твёрдая, как камень и странного белесого цвета.

- Хм, интересненько, - пробормотал я, присел на корточки и подобрал кусочек земли рядом с небольшой лункой с ровными краями. Повертев его в руках, я поднёс к губам и осторожно лизнул, потом ещё раз и повторил. – Интересненько.

- Ви-ить? – вопросительно протянула Аня.

- Это солончак и очень неплохой. Можно будет попробовать набрать немного соли для себя. Видишь вот эти лунки?

- Да. Странные какие-то, словно их в сырой глине делали и потом все стенки и края ладонями разгладили.

- Это животные их так вылизали, - пояснил я. – Своими языками.

- Грязная она какая-то, - с неудовольствием и сильным скепсисом посмотрела девушка вокруг себя.

- Так это не чистая соль, а земля солёная. Придётся её растворять в воде, сливать осадок, потом выпаривать, ещё раз выпаривать.

- Но это точно соль? – уточнила девушка. По её лицу было видно, что перспектива столь нудной работы её совсем не радует.

- Почти. Я что-то такое слышал про солончаки, будто в них нет хлора, что ли, какой присутствует в обычной поваренной соли. Или хлор не такой, несвязанный или что-то такое-эдакое. Точно же и не помню, давно слышал. Но нам и такая сгодится, раз уж другой нет под рукой. Тем более, нам недолго её есть, - хмыкнул я. – Вот выйдем к людям, то сразу купим нормальной. Ань, да ничего с нами не будет, вон животные её едят и не травятся.

- Так то животные…

Часть своих вещей я передал девушке, чтобы освободить заплечный мешок, который потом набил землёй с солончака. Получилось не меньше двадцати килограммов, которые потом пришлось нести на своих плечах пару километров до берега, где было решено разбить лагерь и начать строить плот.

Короткая передышка по прибытию на место и вот уже во все стороны полетели щепки – я приступил к заготовке бревен для плота. Деревянный большой топор, созданный моим Даром, рубил даже лучше стального. Несмотря на свой вес, уступающий весу обычного орудия труда, моя поделка в момент удара передавала энергии куда как больше за счёт магии.

- Вить, сделал бы пару обычных големов. Ведь так быстрее будет работу выполнять, - заметила Аня, отвлекшись от костра, на котором возилась с готовкой.

- Не хочу привлекать к себе внимание, когда доберемся до обжитых краёв. Вот когда там осмотримся, тогда и приму решение по ним. Вдруг, их наличие осложнит нам путь, а? Не подумала о таком?

- А Колобок не осложнит? – хмыкнула она.

- Его можно в мешок спрятать, свои иголки он легко втягивает внутрь. Бабочка и змейка и вовсе в кармане уместятся.

- Ладно, ладно, - взмахнула Аня большой деревянной ложкой, с которой полетели во все стороны капли будущей ухи. – Мне всё понятно.

Свалив несколько деревьев, я очистил стволы от веток и разрубил на несколько четырёхметровых бревен. Непривычная тяжёлая работа вымотала, и я решил сделать передышку, переключившись на что-то другое. Например, сделать несколько посудин для выпаривания соли из грунта с солончака.

Рядом с берегом имелся большой пласт серо-голубой глины. Вот из неё я и решил вылепить подходящую тару для работы с солью. Получилось у меня слепить пять, скажем так, казанов. Настоящих, а не тех, которые продаются под таким брендом, а на самом деле почти что обычные кастрюли. Казан-то как раз не глубокий, больше похож на огромную пиалу. Впрочем, это к делу не относится. Оставив образчики своего гончарного, хе-хе, искусства сохнуть, я занялся подготовкой рассола. Здесь уже пришлось устроить себе небольшое кровопускание, чтобы при помощи Дара сделать из камней три больших котелка. Потом в них нагрел воды и растворил часть земли, принесённой с солончака. И оставил на пару часов отстаиваться, чтобы вся грязь выпала в осадок. Потом я слил более-менее чистую воду в пустой котелок.

- М-м-м, солёненькая, - Аня тут же сунула туда палец, вынула и осторожно его лизнула. – Только что она такая мутная?

- Уж какая получилась. Самая грязь сошла и ладно, а дальше чистить – так без соли останемся совсем, - ответил я ей и повторил за ней процедуру с маканием и облизыванием пальца. – М-да, не фонтан… эх, придётся повозиться, пока получим хотя бы горсточку соли.

Супружница посмотрела на меня с удивлением:

- Сколько? Так мало?

- А тебе нужна магазинная пачка, что ли? – хмыкнул я. – Если полстакана выйдет, то и это будет отлично. Да и куда нам больше?

- Сюда бы Максимку, он бы нам щепотку размножил быстро, - помечтала Аня.

- Тогда уж мечтать сразу о вертолёте, чтобы быстро и комфортно домой вернуться.

Когда котелок заполнился солёной водой до краёв, я растворил новую порцию грунта в воде и вернулся к прерванному занятию по заготовке бревен для плота. К вечеру большая часть материала была готова. Так же высохли казаны. Их я чуть-чуть смазал кровью, после чего положил в большую яму, полную углей, а сверху накидал сухого валежника. Мелкого, разумеется, чтобы он своим весом не раздавил глиняные поделки. К утру они были прочны, как камень, без единой трещины и в ходе проверки водой нигде не размокли.

- Гладкие какие, - жена провела пальцем по глиняным стенкам. – Словно из магазина.

- Ага, - кивнул я и пояснил. – Немного магией поработал, чтобы они такими стали после обжига, не лопнули во время него и были прочнее обычных глиняных горшков. А ещё они должны нейтрализовать всякую гадость при готовке в них. Мало ли какая ядовитая вещь попадёт во время готовки пищи. Я и котелки такими же сделал, кстати. А то ведь воду берём из реки, а там чёрт знает, что может быть.

- А мог бы сделать, чтобы в них уже все блюда сами становились бы солёными, пока варятся, - сказала девушка.

- А-а… я не подумал о таком, - смешался я, вдруг почувствовав себя дураком после её слов. В самом деле же мог, но не дошел своим умом… эх, обидно.

- Да ладно, я шучу, Вить. Соль мы и так получим, - улыбнулась она мне и поцеловала в левую щёку. – Ты обещал.

Весь день я возился с плотом, а на кострах белым ключом кипел мутный рассол в казанах. По мере выкипания воды из них, я костёр делал слабее. А когда уже жидкости осталось совсем чуть-чуть, я перестал подкидывать топливо в огонь. Результаты оценили мы с женой уже в темноте, когда казаны остыли.

- Вот это и есть соль? – указала она на светло-светло-серый налёт на стенках и разочарованно поджала губы. – М-да, не густо.

- Ну, это только начало, - развёл я руками.

Соли или вещества, похожего на неё, получилось чуть больше половины стандартного стакана, когда деревянными лопаточками соскоблили осадок со стенок казанов. Грубо - сто пятьдесят граммов. Примерно такое количество я назвал днём ранее. И это из двадцати с лишним килограмм грунта! Впрочем, этого количества нам на двоих должно хватить надолго, если не тратить бездумно. А если соль закончится раньше, чем мы выберемся в люди, в чём я сильно сомневаюсь, то всегда можно будет отыскать новый солончак и повторить процедуру. Или воспользоваться своим Даром, чтобы создать фильтр, который без многочасового просиживания у костра позволит выделять соль из исходного продукта.

Брёвна я решил связывать верёвкой. И вот тут уже не обошлось без серьёзного использования магии. Процесс изготовления канатов был аналогичен тому, с помощью которого я одел меня и Аню. Вот только нитей в верёвке было куда как больше, чем в ткани нашей одежды. И прочностью я наделил её такой же, чтобы не вышло так, что плот в один момент возьмёт и расползётся у нас под ногами.

К счастью, много лить своей крови не пришлось, лишь необходимый минимум для того, чтобы создать кровяную смесь. Основой в ней стала кровь зверьков, похожих не то на мелких бобров, не то на крупных чёрных ондатр. Ещё и мясо у них оказалось недурственным, очень мягким, с совсем небольшим количеством жира и без неприятных запахов. Хоть Аня поначалу и водила носом, с большим недоверием смотря на него, но жаркое из них, точнее вид и запах помогли ей справиться с собой. И ведь это не столько брезгливость, сколько комплексы из старого мира. Ведь эти зверьки очень сильно были похожи на очень крупных крыс. Самых обычных грызунов, которых можно увидеть везде, не только в деревнях, но и в крупных городах. А уж про крыс из московского метрополитена и вовсе такое рассказывают, что не сразу и отличить правду от вымысла. Но в виде кусочков тёмного мяса, мяса на рёбрышках и в гуляше, да источающие умопомрачительный аромат вкусного блюда зверьки смотрелись просто отлично. Я даже сделал из глины котелок с крышкой и наложил на него слабые чары стазиса, отдалённо похожий на те сундуки, в которых храню запасы крови для ритуалов и экспериментов. В этом котелке теперь хранятся самые лакомые части зверьков, только одна вырезка без пленок, жилок и костей. Во время путешествия на плоту мясо будет весьма кстати, а то на одной рыбной диете мы волками завоем.

Когда уже плот был почти готов, у нас случился неприятный инцидент. К нашему лагерю вышел крупный медведь. То ли его приманили запахи свежего мяса, пищи, отходов, от которых старались избавляться по мере сил, но всё равно что-то оставалось. То ли он оказался такой любопытный. То ли не видел в людях достойного соперника или вовсе посчитал нас лакомой добычей. Это была огромная зверюга с серо-бурой шерстью и короткой мордой, больше похожей на бульдожью, чем медвежью. Когти намного выдавались вперёд из лапы. Наверное, положи я рядом с ней свою ладонь, она однозначно окажется короче, чем эти костяные кинжалы. Летающий голем, порхающий вокруг стоянки у берега реки, заметил животное уже когда то зашло на территорию лагеря. Колобок был отправлен мной на свою последнюю охоту, её плоды должны были пополнить запасы для плавания на плоте. Змейка крутилась неподалёку. Но я что-то сомневаюсь в том, что её яд мгновенно убьёт зверя. Да и прокусят ли не такие уж и большие змеиные клыки слой свалявшейся шерсти и толстенную шкуру?

«И как эта гора сумела так бесшумно и незаметно подобраться к нам? Ни я с Аней, ни бабочка его так и не заметили, пока медведь сам не решил себя показать, – мелькнула у меня мысль в голове. – Может, есть какая-нибудь звериная магия отвода взглядов?».

Я начал лихорадочно обдумывать варианты, как без больших потерь справиться с подобным гостем. С защитными амулетами я не расстаюсь ни на секунду, так что, с первого удара когтистой лапы я не лягу. А вот с оружием у меня дело обстоит куда хуже, так как даже ножа не было.

«Ко мне!», - приказал я, отдавая мысленный приказ своим созданиям.

Тут за моей спиной испуганно вскрикнула жена, когда увидела гостя, а спустя несколько ударов сердца совсем рядом с моим правым плечом пролетела белая лента боевого заклинания, оставляющая полосу инея на земле под собой. От неё тянуло таким лютым холодом, что у меня даже перехватило дыхание. Зато медведю досталось крепко: чары угодили ему точно в морду, превратив голову животного в кусок льда за долю секунды. Он как сломанная игрушка упал сначала на передние лапы, уткнувшись пастью в землю, а затем у него подогнулись задние конечности. Едва только косматая туша замерла на земле, как в неё ударили одна за другой две полуметровые сосульки, войдя в тело на всю длину и расплескав в воздухе рубиновые капли крови.

- Хватит, хватит! – торопливо произнёс я, обернувшись к девушке, которая уже готовила четвёртое заклинание. – Аня, он сдох!

Та замерла, потом развеялись снежинки вокруг её правой ладони, а затем Аня покачнулась.

- Ты в порядке? – обеспокоенно спросил я её, в два прыжка оказавшись рядом и подхватив на свои руки.

- Да, просто перестаралась. А он точно мёртв?

- Точнее не бывает. У него даже ухо с куском шкуры откололось, когда он о землю ударился, - успокоил я девушку.

- А если он не один?

- Големы никого больше не видят, - продолжал я увещевать супругу. Надеюсь, она не станет заострять внимание на том моменте, что мои создания и этого зверя не увидели сразу.

Усталость у Ани прошла через полчаса благодаря целительскому браслету. И девушка тут же развила бурную деятельность, собравшись оприходовать несколько центнеров мяса, что само пришло к нам на разделочный стол. Пришлось её спустить на землю.

- Анют, медведя мы есть не станем. На Земле почти каждый косолапый заражён опасными паразитами, которые смертельны для людей. Они не просто расселяются по кишкам или в печени дырки сверлят, а гнездятся в мышцах, откуда никакими лекарствами их не вывести. Слышал несколько правдивых историй, как люди мучились несколько лет от страшных болей, когда съели плохо обработанную медвежатину. А потом умерли. Болезнь не помню, как называется, там длинное чудное название, - сказал я ей. – И что-то мне не хочется проверять, попадут ли эти паразиты под категорию яда или наши кастрюльки-котелки пропустят их.

От моих слов супружницу передёрнуло, и дальше она смотрела на мёртвого хищника с долей омерзения, словно на навозную кучу.

- А если шкуру снять? – предложила она и вопросительно посмотрела на меня. – Её и продать можно будет кому-нибудь потом. Ведь деньги нам будут нужны, когда выйдем к людям.

- Хозяюшка ты моя, - улыбнулся я и после этих слов отрицательно мотнул головой. – Не, ну эту шкуру на фиг. С ней возни на целый день, потом мездрить и сушить. И не уверен, что мы её полностью сумеем снять, ведь медведя нам вдвоём не перевернуть. Глянь сама на эту тушу. Тут же под тонну веса будет. И ещё хотелось бы поскорее отсюда убраться, пока на запах свежатины не пришёл кто-то покруче Топтыгина.

Последний довод оказался самым веским. Больше Аня про разделку медведя не вспоминала. Единственное, что я взял с медведя, так это когти и клыки, но и только. Не получится их продать - использую для создания голема. Иметь магическое создание с такими навыками скрыта может оказаться полезным.

Вечером мы покинули лагерь, ставший небезопасным.

*****

За неполные двое суток плавания на нашем пути трижды случались трудности в виде речных порогов и перекатов. К счастью, плот с честью преодолел их. Да, потрепало нас порядком, от гула воды и треска брёвен плота, сталкивающихся с камнями, у нас с Аней точно прибавилось седых волос. Но верёвки не лопнули, настил не разошёлся и плавательное средство не перевернулось. Вот все вещи промокли и ссадин с шишками мы заимели немало.

После первого порога я причалил к берегу и сделал нам по спасательному жилету и защитной каске из материала с положительной плавучестью. Они помогут удержаться на плаву и защитят от ударов о камни, если всё-таки упадём в воду. Амулеты амулетами, но спасжилет на реке может оказаться полезнее.

Но лучше на порогах понервничать, чем свалиться с водопада.

Вечером второго дня, как мы отчалили на плоту от берега, до нас донёсся запах дыма.

- Горит что-то. Чуешь? – произнесла Аня.

- Да, что-то такое есть, - согласился я с ней, когда уловил запах гари в воздухе.

Отправленный на разведку летающий голем сообщил, что в нескольких километрах ниже по реке на берегу стоит крупная деревня. Дым от очагов в ней мы и почувствовали. – Поздно уже в гости идти. Переночуем на другом берегу, а завтра ближе к полудню сходим в гости.

Плот – это не лодка, поэтому пришлось изрядно постараться, чтобы повернуть плот к берегу. Глубина в том месте, к которому я подвёл плот, оказалась небольшая, берег глинистый. Когда носовая часть уткнулась в берег, то корму течением повело вперёд, едва не развернув плот. Воткнув сбоку шест, я налёг на него, останавливая плот. Дальше закинули два якоря на берег, где те зацепились за почву. Подтягивая верёвку, я сумел подвести плот одним бортом к берегу. Дальше всё было куда проще: нужно было надёжно воткнуть несколько шестов в речное мягкое дно вплотную к брёвнам спереди и с того борта, который омывало течение.

- Уф, всё, - выдохнул я, когда плавательное средство встало на прикол.

- А сделал бы пару нормальных големов, то сейчас бы так не устал, - заметила Аня.

- Анют, сказал же – потом, - проворчал я. Если честно, то уже и сам пожалел о принятом решении не создавать до времени габаритных магических созданий. – Тем более, нужды особой в них не было. И так справились же.

Бабочка и Колобок были отправлены на охрану стоянки. Змейка-голем остался на плоту. Если вдруг кто-то пожелает забраться на него с воды, то его будет ждать очень неприятный сюрприз.

- Как думаешь, кто там живёт? – спросила Аня.

- Люди. Голем сверху видел мужчин на берегу, которые возились с сетями.

- Это хорошо. Не знаю, что мы стали бы делать, если бы там оказались эльфы, - вздохнула она.

- Мимо проплыли бы. И утопили бы тех, кто за нами увязался бы, - произнёс я. - У нас теперь с ними война. Так что, десятком меньше, десятком больше убьём – роли это никакой не сыграет.

Ни жена, ни я ничуть не сомневались, что остроухие лесные обитатели рано или поздно разберутся в том, кто причастен к безумству мелорна. И когда сумеют его усмирить или уничтожить, то возьмутся за меня. Остаётся надеяться, что псевдоразумный волшебный представитель флоры сумеет продержаться достаточно долго, чтобы как следует измотать эльфов и дать мне время подготовиться к встрече с новыми врагами.

Ночь прошла тихо. Скрываться я посчитал неразумным, так как было слишком много шансов на то, что плот уже заметили. И вот что могут подумать жители деревни о тех, кто тишком да тайком остановился на другом берегу? Потому открыто жёг костёр, на котором сначала Аня готовила пищу, а потом он согревал нас с ней большую часть ночи.

Бабочка один раз за ночь подняла меня, когда заметила две небольшие лодки с людьми, поднявшиеся вверх по течению и приблизившиеся к лагерю на несколько сотен метров. В темноте и в тумане, стелящимся над водой, что-либо рассмотреть было невозможно. Лично я их не видел без помощи голема. Лодки стояли на одном месте минут десять, после чего прижались к «своему» берегу и поднялись ещё выше по реке. Бабочка их сопроводила до отметки примерно в полкилометра, после чего я отозвал своё создание назад, а неизвестные поплыли дальше. Вернулись они спустя полчаса и, не задерживаясь рядом с нами, ушли по старому маршруту. Скорее всего, это была разведка из деревни, чьи жители решили что-то прояснить для себя о незнакомцах, запаливших огонь на берегу. Подкинув топлива в костёр, я вернулся на своё место рядом с женой, которая так и не проснулась.

Больше ночью никто не побеспокоил.

Встали мы рано, так как костёр прогорел, и холод от воды пробрался под одежду, устроив побудку. Заново запалил костёр, на котором Аня приготовила нехитрый завтрак. Всё делали неторопливо, тянули время, которого у нас было в избытке, в отличие от всего остального. В итоге спустя два с лишним часа мы свернули лагерь, забрались на плот и отчалили от берега.

Я сразу же направил наше плавательное средство к противоположному берегу, чтобы не тратить силы позже на то, чтобы бороться с течением, когда понадобиться остановиться у деревенского причала.

- А нас ждут, - сообщила Аня.

- Вижу.

На берегу, рядом с несколькими мостками, возле которых болтались неказистые лодки, стояли семь мужиков. У каждого при себе было какое-то оружие: топор за поясом, копьё с узким длинным и зазубренным наконечником, дубина. В тридцати метрах правее в зарослях ивняка у самой воды сидели ещё несколько человек. Эти, полагаю, вооружены луками или арбалетами.

- Вон там лодки ещё, на реке, - жена едва заметно мотнула головой в сторону, указывая на две лодки с гребцами, которые стояли посередине реки чуть ниже по течению.

- Ага, тоже заметил, - кивнул я, работая шестом, с помощью которого подводил плот к берегу. – Ты сразу по ним не бей, Ань. Мало ли с кем нас перепутали и такую встречу заготовили. Сначала разберёмся.

- Хорошие люди так себя не ведут, - буркнула она. И показательно вырастила длинную сосульку из правой руки, на которую опёрлась обеими ладонями, как на трость. Такая демонстрация боевой магии оказала на комитет по встрече неизгладимое впечатление. В группе с дубьём и острогами возникла суматоха, мужики принялись о чём-то спорить. А когда девушка отняла одну ладонь от ледышки и погрозила пальцем в сторону ивняка, то оттуда с шумом перепуганного кабаньего стада выскочили трое с корявыми арбалетами и дали дёру в сторону частокола.

- Мир вам, добрые люди! – крикнул я, когда расстояние между нами уменьшилось до того, на котором уже можно начать нормально общаться, и показал пустые ладони, на пару секунд оставив в покое шест. – Мы простые путники, зла не желаем, только поговорить.

Двое из компании почти бегом унеслись в сторону деревни, остальные остались на месте. Когда же плот ткнулся в мостки, где не было ни одной лодки, то к нам неторопливо направился один из них. Невысокий, среднего телосложения с курчавой тёмной бородой с рыжиной, в длиннополой рубахе, поверх которой был надет кожаный жилет со шнуровкой. На ногах просторные штаны и… чуни, что ли. Рубаха и штаны были изготовлены из серого грубого холста. Остановившись рядом с мостками, он воткнул копьё рядом с ними в землю, повторил мой жест с пустыми руками и сказал:

- Риган пласто лидда они нолак.

- Хм, - помрачнел я, - вот блин.

- Что он сказал? – поинтересовалась Аня, которую эльфы лишили в плену всех вещей, в том числе и магического переводчика.

- Не знаю, я не понял, - пожал я плечами. – Амулет тарабарщину переводит.

Мы перекинулись несколькими фразами, попытались объясниться жестами, впрочем, без особого успеха. А потом из деревни пришли двое мужчин, один из которых достаточно хорошо объяснялся на одном из наречий, которые были «вписаны» в амулет-переводчик.

От него удалось кое-что узнать. Хоть и немногое, но при том информационном голоде, которым мы страдали, и это было отлично.

Деревня называлась Рыбьей Костью, так её название перевёл амулет. Жили в ней свободные люди, не ходящие ни под кем. Занимались немного охотой, немного землёй, но значительная часть их занятия была связана с рекой. В ней они ловили рыбу и били речных зверей, собирали речной жемчуг, в определённые периоды заготавливали особые водоросли, из которых потом получали стойкую краску, пользующуюся стабильным спросом на рынке ближайшего города. Иногда приходилось отбиваться от разбойников и от наёмников, которые совершали набеги на земли эльфов, до которых отсюда было рукой подать. Люди приходили из свободного города Нэвиса, до которого было три дня плавания от деревни на лодке. Ни про Астанирию, ни Ликанон никто из деревенских даже краем уха не слышал. Река называлась Великой, своё начало она брала далеко-далеко от этих мест где-то в горах, где потоки с нескольких ледников соединялись в одном русле у подножия гор.

- Горы, чёрт, - я с досадой ударил себя кулаком по бедру. – Куда же нас занесло?

В Астанирии гор не было. До ближайшего горного хребта было очень далеко от моего графства. С точными картами в этом мире была просто беда. Разные королевства могли на них выглядеть по-разному. Где-то больше, где-то меньше. Крупное герцогство картограф мог отметить мелким кружком, а соседнее баронство, откуда был сам родом указать в несколько раз больше герцогства. У магов знаний было больше, но делились они ими неохотно. Я так и не вышел ни на один их орден или конклав, чтобы наладить сотрудничество.

Так что, несмотря на то, что людей мы нашли, ситуация наша практически осталась прежней.

В Рыбьей Кости мы задержались до полудня, после чего продолжили плавание.

Кроме информации ничего больше из деревни не увезли. Чего-то полезного там нам дать вряд ли могли. Одежда у нас была своя, соли должно хватить до Нэвиса, в еде так же не нуждались, тем более, у рыбьекостных меню от нашего стола не сильно отличалось. Оружие у деревенских даже не стоило и спрашивать. Они не дали бы, во-первых. А во-вторых, сделанное мной будет на порядок лучше.

О себе мы сказали, что остатки одного из отрядов наёмников, который отправился за ценными корешками в эльфийские пущи и там почти полностью и полёг под стрелами и чарами остроухих. Эту легенду я слепил на коленке, услышав от своих собеседников жалобы на «своих» коллег по мечу и амулету, которые лезут в деревню, где взять нечего, когда не получается пограбить ушастых хозяев леса.

Попрощавшись с местными, я отвязал плот от мостков и оттолкнулся от него шестом, взяв направление на свободный город.

- Жадобины, - недовольно произнесла Аня, когда я вывел плот на середину реки. – Даже не угостили ничем, хотя бы чисто символически.

- Лично я не стал бы ничего там есть. Кто знает, какая у них связь с эльфами. И не побывали ли тут разведчики ушастых с сообщением про нас? Ничего, в Нэвисе перекусим, тут до него осталось всего ничего.

Глава 2

Глава 2

До города, про который узнал в прибрежной деревне, мы добрались на третий день ранним утром. Плот пришлось бросить на берегу в нескольких километрах от Нэвиса, загнав тот в прибрежные заросли высокой травы и кустов. Забрали с него всё, чем успели обзавестись за время путешествия из эльфийских застенков. Я даже порывался разобрать плот, чтобы снять верёвку, подобную которой нам точно не найти в продаже, но не сумел убедить свою жену в крайней необходимости этого. Аня же всей душой рвалась в город, в цивилизацию, к нормальным трактирам с вкусной едой, к горячей чистой воде. Пусть даже придётся купаться в бочке или лохани, что всё равно лучше умывания в реке или поливания из ковшика той водой, которую согрели на костре в котелках.

Пройти сквозь городские ворота оказалось не так и просто. Стражники требовали денег, которых у нас не было. Пришлось потратить несколько часов на то, чтобы продать часть своего имущества. Потолкались на постоялом дворе, среди тех, кто ехал в город с товаром или за товаром. В итоге лишились одного заплечного мешка, всех глиняных казанов и двух маленьких ножей, которые использовались нами для чистки рыбы и съедобных корешков. Двенадцать медяков дал нам торгаш за всё это добро. При этом всем своим видом показывал, что делает нам огромное одолжение.

- Урод брюхатый, - припечатала его Аня, подразумевая огромный живот невысокого мужчины, который был даже больше, чем у беременной женщины на девятом месяце.

- Да плевать на него, - ответил я ей. – Плохо, что мы тут засветились сильно. Нас надолго теперь запомнят. Если будет хвост, то он пойдет за нами, как по ниточке.

- Вот как появится этот хвост, тогда и станем думать, - отмахнулась Аня от моих слов.

Повезло, что следящие амулеты на воротах не обнаружили моих големов, иначе попасть в город нам точно не светило бы. За любого голема, даже таких маленьких, как у меня, стражники требовали одну серебрушку. За кого-то крупнее цена была значительно выше. Поэтому змейка висела на моём запястье, изображая странный браслет. Бабочка устроилась на одежде Ани. Предполагалось выдать голема за брошь-амулет, если бы у кого-то появились вопросы по поводу его. А Колобок лежал в моём мешке, втянув в себя иглы.

Как мне ни хотелось держаться в тени, но наше положение не давало и шанса для этого. Из-за того, что наши финансы вовсю музицировали,выбрав репертуаром романсы, пришлось продать один из моих маленьких защитных амулетов. Зато в кошельке появилась одна небольшая золотая монета, три серебряных и горка меди. Этого хватило, чтобы поселиться в комнате на втором этаже среднепаршивого трактира, хозяин которого не только кормил, но и предлагал жилье. Драл плату, правда, драконовски.

Наконец-то, мы сумели нормально поесть и помыться. Чистые и осоловевшие от еды мы завалились на узкие кровати и проспали до самого заката. Потом был ужин и продолжение сна. Никакой шум не мог помешать нашему крепкому сну, а ведь у дощатых перегородок да окон лишь с одними ставнями не было никакой приличной шумоизоляции. И горе тому вору или душегубу, не дай боги решившему навестить нас спящих, ведь охраняли нас три боевых голема. Лишь на следующий день ближе к полудню я и Аня почувствовали, что то напряжение и усталость, державшие нас в тисках много дней, наконец-то, ушли.

Всю вторую половину дня мы были заняты сбором информации. И, наконец-то, ситуация стала проясняться. Эльфы утащили нас в своё королевство или Лесное царство, как его называют люди в этих краях. Огромная горно-лесная территория была поделена между несколькими Домами, которые были независимыми государствами эльфов. Каждый Дом контролировал площадь, которой позавидовало бы не только крупное герцогство людей, но даже небольшое королевство. И это был один из поводов, отчего остроухие не пользовались уважением и любовью других рас. Плюс, спесь и высокомерие. Плюс, долголетие и здоровье. Сюда же стоит включить высокое воинское искусство лесных воинов. И ещё факт того, что магов у эльфов больше в процентном отношении, чем у их соседей. Все эти факторы вызывали обильное выделение желчи у людей, граничащих с Лесным царством. Иногда люди предпринимали попытки укоротить уши своим соседям и попутно прирезать себе земель, но не сильно преуспевали в этом деле.

Нэвис был одним из нескольких самостоятельных городов, полисов, расположившихся на обоих берегах Великой. Жили города торговлей друг с другом, с эльфами и королевствами на морском побережье. Великая впадала в Красное море. Это название произошло из-за миллиардных колоний микроскопических рачков, которые несколько раз в год меняли окраску на ярко-красную и собирались в огромные стаи на мелководьях, у берегов, вокруг рифов.

С большим трудом нашли несколько карт и сумели получить доступ в книжной лавке к книгам путешественников, которые кроме описания историй оставили и наброски земель, по которым их носила судьба и шило в одном месте.

Итак, начерно мы прояснили географию.

Астанирия граничила с небольшим кусочком Лесного царства. Это была полоса лесов, шириной в несколько десятков километров и протяжённостью в сотни. Эдакий язык или даже щупальце. С эльфами Дома, которому принадлежало щупальце, постоянно резались пограничники королевства, графом которого я являюсь. И не только они, так как эльфийские земли граничили с ещё несколькими королевствами. Лесная полоса идёт до горного массива, считающегося труднопроходимым даже летом. Но только не для эльфов, которые держат в своих руках чуть ли не единственную крупную долину и широкий перевал за ней. Этот путь ведёт на другую сторону гор. Он проходим в любое время года, удобен и полностью безопасен для каравана любого размера. Увы, эльфы уже давно не пускают никого постороннего в эту долину. За горами Лесное царство раскинулось во всю ширь. Если взглянуть на грубую карту, то земли эльфов похожи на цветок с крупным бутоном: щупальце – это длинный стебель, а бутон – основная территория ушастых жителей лесов. С левой стороны бутон разрезается Великой.

Между нами и родным домом больше тысячи километров. И станет ещё больше, так как придётся идти к побережью, чтобы сесть на корабль, идущий в государства на той стороне гор. Из-за эльфов другого пути через хребет в этой части материка не было. А так как с той стороны вовсю властвовала зима, то оказались закрыты и мелкие перевалы с тропами, используемые людьми в летний сезон. В бассейне Великой было куда как теплее из-за тёплого морского течения и ветров с юга. Настолько тепло, что сейчас стоял самый комфортный климат, хоть и ночи были холодными. Летом же здесь все умирали от жары и суховеев.

Впрочем, странности местного климата меньше всего волновали меня и Аню. Куда важнее было поскорее оказаться на той стороне гор. А там я создам летающего голема и отправлю с запиской домой. Путь, на который у меня уйдёт несколько недель, такой гонец покроет за считанные дни. А для гарантии сделаю двух. Нет, трёх!

«Но до этого момента ещё нужно дожить», - подумал я и тяжело вздохнул.

Уже на следующий день удалось сесть на корабль, который шёл на побережье. Купец взял золотую монету в качестве оплаты и наши услуги в качестве охраны.

- Они тут реально охреневшие, - Аня в сердцах топнула ногой по палубе. – Это мне должны платить за то, что их охраняет сильный маг!

- Торгаши, - пожал я плечами. – Этим всё сказано. Они нутром чувствуют, когда можно получить выгоду. Мы как-то выдали то, что заинтересованы в скором отплытии из Нэвиса. Других кораблей ещё несколько дней не будет, вот Умих и растряс наш кошелёк и развёл на охрану.

- Как ко мне относятся, так я и защищать буду, - сердито сверкнула девушка глазами и посмотрела в сторону палубной надстройки, в которой устроился купец с капитаном и судовым магом. Там у каждого была крошечная каморка. Пожалуй, размерами та была сопоставима с ванной комнатой в советских «хрущёвках». – Пусть молится своим богам, чтобы на нас никто не напал в пути.

Бездельем в пути я не страдал. Из горсти стеклянных осколков, которые мне повезло в Нэвисе купить (всё ж стекло даже в таком виде мусором не считалось и стоило по медяку за мелкий осколок), дерева и крови я сделал двое амулетных очков. Точно так же, как забрало големодоспеха, оставшегося дома, очки понижали яркость освещения и усиливали его в тёмных местах или ночью.

Спустя два дня плавания корабль сделал вечернюю остановку возле правого берега, на котором раскинулись живописные руины древней крепости с отлично сохранившимся причалом.

Помощник капитана, любитель поболтать, с охотой просветил, что этим развалинам не меньше двух тысяч лет. Или даже больше. О тех, кто построил крепость и причал не сохранилось ни единой летописи. Только легенды, да и те мутные, с кучей логических нестыковок и провалов. Древней империи принадлежали земли от гор до самого моря, и часть земель, которые своими сейчас считают эльфы. Ушастые и рады бы заявить обратное, но браконьеры и наёмники знают не про один город и замок древней империи, чьи руины спрятаны среди эльфийских лесов. Мало того, некоторые города в глубине суши и города на побережье стоят на древних фундаментах, а древними морскими причалами пользуются до сих пор и те не требуют ремонта.

- Умели же раньше строить, не то что сейчас, - такими словами закончил свой рассказ моряк.

- Вить, не хочешь посмотреть, что там внутри? – Аня махнула рукой в сторону развалин.

- Неинтересно, - отрицательно мотнул я головой, и следом добавил. – Но ноги не прочь размять, а то на корабле будто заржавел весь.

Особенного интереса развалины не привлекли. Единственное, на что обратил внимание, так это на отсутствие крупных деревьев и чахлую растительность. Ещё нашли несколько крупных обломков статуй, похожих на китайские терракотовые фигуры из гробниц императоров. Или как там те глиняные болванчики в человеческий рост и каждый со своим лицом правильно называются.

Голова одной из статуй стояла на большом каменном блоке и имела мелкие сколы на лице. Рядом с ней на земле я нашёл несколько сломанных древков стрел для луков и арбалетов без наконечников. Смею предположить, что кому-то из мимо проходящих или проплывающих стало скучно, и они устроили импровизированный тир, а мишенью сделали обломок статуи. Все сколы на голове – это места попадания стрел. Некоторые из них сломались и их бросили здесь же, предварительно срезав ценные металлические наконечники.

От помощника капитана мы знали про одну из легенд, где фигурировали вот эти самые статуи из очень прочного тёмного камня. Якобы там, где лежат осколки хотя бы одной фигуры, всегда можно найти крупный бриллиант.

«Хм, судя по следам раскопок, тут побывали те, кто верит в старые легенды», - мелькнула у меня мысль, когда огляделся по сторонам.

Аня в качестве сувенира взяла несколько кусочков отколотой мозаики. На память, как она мне заявила.

Находившись до самой темноты, мы решили вернуться обратно в лагерь, где уже половина народа улеглись спать. Так как меню общего стола не сильно впечатляло, то ужинали своими припасами.

На следующий день вечером мы оказались в полисе Акране. Из всех прочих он выделялся тем, что занимался продажей особой тонкой ткани, похожей на золотистый шёлк. Вокруг города росли рощи, в которых жили шелкопряды. Они производили тонкую ровную и прочную нить цвета золота. Ткань, изготовленная из неё, чуть ли не вечно сохраняла свой цвет. На колонии шелкопрядов можно было посмотреть любому желающему, так как деревья росли мелкими группками и на большом удалении друг от друга на южной и немного на юго-восточной стороне города. Мимо них местные проложили не одну дорогу и тропинку. Из-за этих факторов власти Акрана не могли окружить рощи стеной, как им сильно хотелось. Вместо этого им пришлось увеличить число стражи, пустив множество патрулей по тропинкам и дорогам рядом с деревьями, на которых жили шелкопряды. Скорее всего, боялись того, что завистники и враги уничтожат источник их благоденствия и богатства. Или воров, пускающих слюнки на коконы из нитей, в которых жили шелкопряды.

Купец, на корабле которого мы путешествовали, решил следующий день провести в Акране, услышав о каких-то ценных и редких товарах, привезённых перед его появлением в городе. Упускать такую удачу он не собирался, и мигом увеличил срок стоянки в порту.

Разумеется, нам с Аней подобное не сильно пришлось по вкусу, но качать права… хм, не в том мы были положении. Приходилось терпеть. Но я уже придумал пару сюрпризов, которые оставлю на корабле после того, как сойду на конечной. Уж очень Умих спесив и ведёт себя невероятно нагло, то и дело нарушая своё же слово и обещание. А за такое нужно наказывать. Впрочем, если он сумеет наверстать потерянное сейчас время, то я могу и передумать с наказанием.

Перебираться на другой корабль, следующий на побережье, мы не стали. Нет гарантии, что там владелец не окажется под стать Умиху. Ещё и деньги придётся ему платить, а тех у нас не так много осталось.

Как-то использовать свой Дар для улучшения финансового положения я не хотел. Были мысли попробовать пару камешков или железных пластинок обработать кровью с желанием, чтобы те стали золотыми. Думаю, получилось бы. Вопрос был в том, а не увидит ли меняла при помощи какого-нибудь амулета магический фон на них? Жадные торгаши могут назвать меня фальшивомонетчиком исходя только из этого. Тут менталитет такой, что каждый готов обобрать соседа, а уж нажиться на чужаках – это сами боги велели. Чтобы это понять, мне хватило общения в тот раз, когда ходил под стенами Нэвиса, и предлагал свои вещи. Да и потом, когда продал амулет, то торговец, купивший его, ничем не отличался от Умиха. Так что, если меняла не вызовет стражу и не выставит мне претензии, чтобы слупить компенсацию или под шумок забрать золото, то я сильно удивлюсь. Поэтому, рисковать я не стану.

Да, может быть, я дую на воду, но любой в нашем с Аней положении будет вести себя аналогично. Или его не била так жизнь, как меня.

- Вить, а давай посмотрим на шёлковые рощи? – предложила Аня.

- А почему не по городу походить, посмотреть, что здесь продают? – поинтересовался я у жены.

- Без денег? – фыркнула та. – Ну, уж нет, так ходить только душу себе травить.

Идея прогуляться за городскими стенами на природе в тишине и подальше от портовой вони и окружающего шума, мне понравилась. И вскоре наша парочка вышла через городские ворота, предъявив страже деревянные бирки-пропуска, выданные в порту, которые показывали, как мы оказались в славном (или «славном») Акране. Это было не обязательно, но не хотелось потом препираться с ними на обратном пути, когда они пожелают стребовать плату, упирая, что бирки мы стащили и никогда в городе не были. А так, надеюсь, они нас запомнили и проблем с возвращением не будет.

До ближайшей рощи пришлось ещё пятнадцать минут топать, собирая взгляды прохожих. Какие-то любопытные, другие подозрительные, были и такие, которые с нескрываемым интересом прошлись по нашим вещам, так как свои мешки мы забрали из комнаты. И если мешок за спиной Ани выглядел пустым, то наличие Колобка в моём превращало его в мишень для взглядов воров и грабителей. Где-нибудь за городом в глухом месте кто-то из местных мог рискнуть напасть. Здесь же рядом с колониями шелкопрядов нас оберегали многочисленные патрули.

Сами рощи не впечатлили вот ни капельки. Высокие деревья с мощным стволом и зонтичной кроной росли на большом удалении друг от друга. Половина кроны каждого дерева была затянута паутиной, которая на солнце под разными ракурсами казалось то золотистой, то чёрной. На Земле похоже выглядит рябина или черемуха, поражённая черёмуховой молью. Вокруг деревьев росла редкая трава и ни единого побега.

Патрули на нас косились с нескрываемым подозрением и демонстративно хватались за рукояти мечей или перехватывали алебарды так, чтобы наконечники оказались на нас направлены.

- Давай туда поднимемся, - Аня указала на холм, на вершину которого тянулась широкая тропа, на которой можно вдвоём свободно разойтись. – Там зелени больше. И просто интересно посмотреть с высоты на окрестности.

- Давай, - кивнул я.

На холме обнаружились древние развалины, похожие на те, по которым мы недавно бродили во время стоянки корабля. В отличие от тех руин, рядом с этими растительности было много. Трава и мелкие кустики чувствовали себя вольготно, выглядели сочными и по-весеннему зелёными. Здесь же тесно росли восемь деревьев, опутанных паутиной. А ещё бил сильный родник, обложенный плоскими камнями. Именно к нему и вела тропа.

«Интересно, - хмыкнул я про себя, - там голые камни, а здесь просто буйство зелени. Может, в обычных крепостях какими-то пестицидами заражали почву или магией, отчего до сих пор трава не растёт? А здесь какая-нибудь агроферма была и магия не портила землю, а улучшала? И родник опять же…».

- Ой, смотри какая красивая! – от мыслей меня отвлекла Аня, которая ухватила за рукав одной рукой, а второй указала на одно из деревьев, по стволу которого быстро бежал мелкий зверёк с белой шкуркой, покрытой бурыми пятнами. Похож он был бы на бурундука, если бы не цвет.

Машинально в ту же стороны повернули голову и стражники из патруля. Увидев зверька, они загорланили, один скинул с плеча арбалет и стал его быстро заряжать, двое других из поясных сумок достали нечто вроде кадильниц и стали их разжигать. За их вознёй мы с Аней с интересом наблюдали, гадая, что же произошло. Угрозы в свой адрес не ощущали, видно же, что всё внимание патрульные уделяют деревьям с шелкопрядами. Через несколько секунд я понял, что виновником всего является «бурундук». Может, он рвёт паутину или жрёт личинки шелкопрядов? Или портит само дерево?

Щёлк!

Арбалетчик выстрелил сразу, как только зарядил своё оружие. Болт от обычного боевого отличался наконечником, бывшим толстым и, будто бы обмазанным смолой. И запах от него шёл специфический, что-то похожее на смесь скипидара и какой-то кисловатой химии.

Щёлк!

Очередной арбалетный болт скрылся в переплетении ветвей. При этом что-то там сбил – горсть мелкого мусора упала на дорожку.

Тут товарищи стрелка распалили свои кадила и яростно ими замахали, заставляя сильнее разгораться угольки внутри. С таким странным оружием они подбежали к дереву, на котором был замечен белый бурундук. Струйки белого дыма потянулись вверх. До меня и Ани запах не добрался и потому оценить его мы не могли. Но вот мелкому зверьку он точно не пришёлся по вкусу. Или его доконала вонючая обмазка болтов, которые один за другим отправлял в крону дерева арбалетчик. Как бы там ни было, но он выскочил из сплетения веток и бросился по стволу в обратном направлении, а когда до земли оставалось пара метров, взял и спрыгнул на неё, миновав кадила, которыми стражники стали размахивать, словно, моргенштернами.

Щёлк!

Арбалетчик выстрелил почти одновременно с тем, как зверёк приземлился на землю и на миг замер на четырёх лапках. И ведь почти попал! Болт ударил буквально на расстоянии в половину ладони от мелкой тушки.

Напуганный таким вниманием и точностью, «бурундук» бросился бежать в сторону дальнего дерева. Патруль, завывая в три лужёных глотки, источая резкий неприятный запах и крутя кадилами, помчались за ним следом.

- Вот это представление, - засмеялась Аня. – Оказывается, тут не только от людей нужно деревья охранять.

- Откуда нам знать, что этот комочек меха не является вредителем для шелкопрядов куда более страшным, чем человек, - произнёс я.

Потеряв интерес к зрелищу охоты стражников на зверька, мы направились к роднику, чтобы сменить воду во флягах, если так будет приятной на вкус. По пути к воде Аня подобрала два орешка, похожих на не расколотый бразильский орех размером с каштан. Наверное, это и был тот мусор, что сбили с макушки дерева стрелы стражника.

- На сувениры возьму. А если не испортятся до возвращения домой, то посажу там, - сказала она.

- А зачем?

- Ну, не знаю, - чуть замялась девушка. – Просто чтобы было. Рита поможет, чтобы не замёрзли. Или рядом с посёлком Палыча можно посадить, там у них тепло прямо как здесь.

Я в ответ покачал головой и решил дальше не развивать тему.

Попробовав воду и признав её куда лучшей той, что была налита в наши фляги, мы вылили из них старую и набрали свежей. Потом прошлись по развалинам, но здесь они были маленькие, буквально две стены высотой в два человеческих роста и ещё две, которые едва виднелись из земли. Прямоугольник десять на пятнадцать. Надежды посмотреть с высоты на окружающую местность не оправдались, так как город закрывали руины и деревья, с другой стороны мы пришли, а оставшиеся направления были неинтересны.

- Назад? – поинтересовался у жены.

- Пошли, - кивнула она. – Тут уже скучно.

Мы успели спуститься с холма и пройти немного по дроге, которая огибала его, когда нас нагнали стражники, всего семь человек. Трое из них были знакомы по недавнему представлению с «бурундуком». Ещё трое от них не отличались оружием и одеждой. А вот последний в данной группе был похож на мага. Вёл себя как человек, который представляет свою силу и уважаем окружающими.

- Рити айло ек, - торопливо произнёс один из солдат и указал на нас, потом на ближайшее дерево, затянутое паутиной.

- Не понимаю, - я отрицательно мотнул головой, потом повернул голову в сторону жены и сказал. – Амулет активируй, а то что-то у меня плохое предчувствие. И пока не показывай им, что ты маг.

И одновременно с этим привёл свой в боевую готовность.

Наши с ней действия не остались незамеченными магом. Он что-то повелительно произнёс и резко взмахнул рукой. Двое воинов подступили ближе к нам, четверо их товарищей вытащили мечи и недвусмысленно направили их на нас.

- Чего они от нас хотят? – раздражённо спросила Аня и положила ладонь на рукоять меча. – Эй, что вам надо?

- Рити ек!

- Чего рити, чурки не русские? – произнесла она.

Те опять что-то залопотали, потом один из стражников, которые недавно гоняли зверька меж деревьев, достал из поясной сумки знакомый орех и показал нам:

- Ек!

- Что? Вам орехи вернуть? – возмутилась Аня. – Вы из-за них…

Стоящий с ней стражник не стал дослушивать и попытался схватить девушку за руку, в чём, разумеется, не преуспел.

- А ну убери свои грабли! – рявкнул я, в одно мгновение придя в бешенство. Чтобы мою женщину кто-то посмел лапать и угрожать ей на моих глазах?! Никогда такому не бывать! Никогда, пока я жив.

Стражник полетел на землю, получив от меня кулаком в лицо, ничем не прикрытое. На несколько мгновений местные патрульные опешили. Вероятно они, не ожидали, что двое чужаков вдруг решат показать зубы против втрое превосходящих их сил да ещё поддерживаемых магом. Этого времени мне хватило, чтобы скинуть мешок с плеч и отдать приказ големам.

- Рьи хани! – заорал маг, первым скинув оцепенение, и пустил в нас облачко чего-то похожего на белесую пыль. – Чии!

Вражеское заклинание разбилось о защитный полог наших амулетов. В свою очередь большая сосулька разлетелась на сотни сверкающих осколков, столкнувшись с магическим щитом чародея.

Шу-урх! Шу-урх! Шу-урх!

В стражников полетели иглы, пущенные Колобком. Одному располосовал горло летающий голем.

Ещё одного ударил я мечом. Деревянное лезвие, обработанное моей кровью, с лёгкостью разрубило вражеский клинок, которым его владелец попытался блокировать мой удар. А потом рассекло кольчугу и грудь воина.

Прошло меньше минуты, а четверо солдат уже валяются на земле в лужах крови. Видя такое дело, маг с парой оставшихся стражников бросился бежать. Им в спину полетели сосульки и ледяные снежки. Чародея вновь спасла магическая защита, а вот воинам не повезло, у них амулетов не было при себе: один без движения затих на земле, второй после попадания ледяной глыбы в полтора кулака размером полетел кубарем, но быстро поднялся и, сильно хромая, согнувшись, заковылял за магом.

- Валим! – крикнул я, видя, что Аня собирается преследовать врагов.

- Кого? Я их уже почти… - азартно крикнула она, творя своё самое убойное заклинание, то самое, которым промораживала землю и убила медведя.

- Не кого, а куда! Бежим, пока подмога к ним не пришла! Только не в город – там нас возьмут рано или поздно.

Увы, убежать нам не дали. Слишком много здесь оказалось патрулей, а у мага или кого-то из убитых нами патрульных оказался сигнальный амулет. Нас прижали к основанию холма, окружив с трёх сторон. С четвёртой был крутой склон, по которому подниматься пришлось бы при помощи рук, превратившись в идеальную мишень. Лично мой амулет не выдержит частых попаданий боевых заклинаний и зачарованных стрел.

- Сюда, Вить, - Аня указала на переплетение травы и кустов на холме. – Тут какая-то пещера или проход.

Лезть куда-то было неохота, тупик запросто может превратиться в ловушку. Но и оставаться на открытом месте было нельзя. Рано или поздно нас здесь достанут. В пещере же враги будут атаковать только с одного направления, которое сможет держать Аня. Я же попробую поднять пару больших земляных или каменных големов. С ними у нас возрастут шансы прорваться и уйти в не такой уж и далёкий лес. Всего-то километра четыре до него, а там затеряемся в чаще.

Глава 3

Глава 3

Пещера оказалась частью древних развалин, судя по стенам и своду из каменных блоков. Точнее не пещера, а длинный узкий коридор, поворачивающий под углом примерно в сорок пять градусов через двадцать метров от входа и заканчивающийся завалом из камней и земли ещё через пятнадцать. До потолка было метра четыре, от стены до стены примерно шесть. А ещё здесь было очень много грязи и мусора и полно насекомых, свисавших сверху корней и вьющихся растений, среди которых сновали многочисленные жуки и многоножки, черви и слизни всевозможного размера, цвета и формы. Ещё больше этой гадости хрустело под ногами. Не удивлюсь, если здесь какие-нибудь змеи живут. Местечко самое то для них: сыро, тепло, темно и полно еды. Тьфу, мерзость. Так и тянуло снять зачарованные очки, чтобы на всё это не смотреть.

- Чёрт! – в сердцах произнёс я, когда упёрся носом в преграду. – Попали.

- Пфе, - фыркнула Аня, - и не из такой дыры выбирались.

Моя жена не выглядела обеспокоенной ни на йоту. Скорее была похожа на участницу сверхувлекательного мероприятия, изрядно щекочущего нервы всем участникам. Тут же полезли мысли в голову, что Аня становится адреналиновой наркоманкой. Если это так, то вскоре её не загонишь на кухню ничем, не стать ей обычной домохозяйкой.

Враги на некоторое время притихли и сразу за нами не полезли в коридор. Просто знали, что выхода отсюда нет. Уверен, что в данный момент они заняты тем, что стягивают к входу сюда все ближайшие патрули и магов.

Я про себя с досадой подумал, что не озаботился чем-то стреляющим. Или не попытался создать боевой амулет, хотя бы просто попробовал. Оставалось только успокаивать себя тем, что у меня отсутствовали подходящие ресурсы – накопители маны и металл для деталей. Без кристаллов боевые амулеты очень быстро теряли энергию, грош цена была бы моей поделке. Вон очки, на которые я потратил по полтора стакана своей крови без посторонних добавок, и то расходовали ману с неприятной скоростью, хотя по энергопотреблению в несколько раз уступали защитным амулетам. А защитные амулеты всегда уступают по данному параметру боевым.

«Но ведь ты же даже не попробовал», - укорил меня внутренний голос.

«Только время было терять», - ответил я ему, одновременно с этим собирая небольшие камни и крупные кости от животных, то ли погибших тут, то ли притащенных неведомыми падальщиками. Из этого мусора я хочу создать двух крупных големов, которые свяжут боем воинов, а с магами разберёмся мы с Аней.

- Они идут, - предупредила девушка, когда я набрал необходимое количество материла и был занят тем, что делил его на две более-менее равные кучки.

Из-за угла показались враги. Впереди шли воины с овальными щитами с выемкой справа, из которой высовывалось часть копейного древка с длинным и широким наконечником. Пять воинов, так как больше в загаженном коридоре не уместилось в шеренге. За ними шли два мага, которые держали перед воинами защитный полог, очень хорошо видимый в темноте через стёкла наших очков. За магами двигались ещё девять солдат с алебардами в руках и короткими мечами на поясах.

Договориться с ними я даже не стал пробовать. Какой смысл, когда снаружи лежат тела их товарищей? Достаточно поставить себя на их место, чтобы понять их желание поквитаться с парочкой чужаков, устроивших кровавую бойню. А вот том, что не сдержал себя в руках я жалел сильно. К сожалению, этот срыв рано или поздно случился бы. Всё то время, пока шёл по берегу, строил плот, спускался по реке, общался с моряками на корабле - внутри меня сжималась пружина ожидания неприятностей. И едва только появился повод, как тут же я сорвался. Недаром даже для подготовленных спецназовцев существуют реабилитационные периоды, когда они находятся под присмотром психологов, живут в санаториях, проходят врачебные комиссии. В интернете на Земле мне приходилось пару раз видеть записи, в которых «диванные войны» поливали помоями современных солдат на эту тему, мол, в прошлом не было психологов и аналитиков, но никто из вояк не сходил с ума и не кончал жизнь самоубийством. Да, не было, но нет и записей того, сколько народу было отправлено на эшафот или было зарезано бывшими товарищами, когда у кого-то сносило «крышу». Что же до антидепрессантов и психологов, то они замещались морем алкоголя и доступными женщинами. Эти два пункта и в двадцать первом веке с успехом применяются, чтобы снять напряжение. К сожалению, ничего из этого у меня и Ани не было под рукой. Отсюда и результат со стражей. И то, что голова отказалась работать, когда девушка решила прихватить семена – это последствия всё той же причины подступающего нервного срыва. Ведь думать надо было, что не просто так охрана здесь в таком количестве патрулирует, не только ради защиты деревьев и коконов с нитями. Хуже всего, если моя жена войдёт, так сказать, во вкус. Дело даже не в желании пощекотать нервы смертельной дракой, а в жестокости, к которой все рано или поздно привыкают. К сожалению, женщины и дети не просто привыкают, а начинают сначала жестокость искать, а потом самостоятельно творить. Это доказанный факт.

- Ань, попробуй только пробить щит, - обратился я к жене, выбросив лишнии мысли из головы. – И не перестарайся, ведь если ты потеряешь сознание от отката, то мне одному против толпы придётся тяжело.

- Угу, - кивнула та в ответ и тут же с двух рук запустила во врагов дымящиеся белые ленты криочар.

А вот дальше случилась крупная неприятность: при столкновении чар неприятельских магов и заклинаний Ани случился мощный взрыв. Взрывной волной нас всех раскидало в разные стороны. Разлетелись даже те камни, которые я собирал перед появлением врагов для создания големов. Сорвало растительность и грязь со стен, пола и потолка. И всем этим завалило нас. Мало того, всё вокруг затряслось, каменные плиты под ногами задрожали, как при землетрясении в три-четыре балла. Несколько блоков выпали из кладки на потолке и только чудом не упали на меня или Аню.

Мой амулет с честью выдержал взрыв и последующую эквилибристику. Но после этого энергии в нём осталось совсем чуть-чуть. Его защиты хватит на слабенькое заклинание или на один удар вражеского меча.

Но врагам было много хуже. Часть их улетела за угол коридора, маги и передовая группа обнялись со стенами. И для простых воинов это столкновение оказалось фатальным. Одному магу очень удачно на голову упал камень, размозжив ту в кровавую кашу. Второй маг успел прийти в себя куда быстрее меня и с низкого старта на четырёх костях удрать в сторону выхода. А вот до третьего я добрался раньше, чем он очухался, и успел дважды ударить мечом в грудь, в самое сердце.

- Не надо, я сам, - оставил я Аню, когда та решила ко мне присоединиться в грязном и кровавом деле добивания раненых и оглушённых стражников. Закончив с неприятными обязанностями, я ввернулся к прерванному занятию - созданию големов. И тут я увидел нечто интересное, возможно, шанс на спасение.

Взрывом сорвало всё то, что здесь росло веками, жило и умирало, превращаясь в перегной, а ещё все эти заросли скрывали за собой каменную дверь в стене коридора. Мало того, противовесы сместились при сотрясении, что привело к частичному открытию тайного прохода. Каменная дверь была настолько искусно замаскирована под кладку, что отличить её от соседнего участка стены было невозможно. Но сейчас, когда она ушла в потолок, открыв полуметровую щель между полом и своим нижним краем, вся скрытность пропала.

Это точно был наш шанс оставить врагов, караулящих нас снаружи, с большим носом. Главное, чтобы там был проход, а не глухое помещение, какая-нибудь кладовка или караулка.

Вдвоём с Аней мы подтащили несколько больших камней к двери и подсунули под неё в расчёте на то, если противовесы расклинит и каменная плита упадёт, то нас не отрежет от грязного коридора, ставшего полем боя.

Только после этого я отправил в темноту за дверью змейку. До этого опасался – а вдруг появление даже такого некрупного объекта активирует механизм закрывания двери?

- М-да, не повезло, - тяжело вздохнул я, когда получил образы-послания от своего создания.

- Что там, Вить?

- Большая комната без дверей. Или они хорошо замаскированы, и две знакомые статуи древних.

- Это рядом с которыми можно найти алмазы? – заинтересовалась жена.

- Бриллианты, если быть точнее, - поправил я её и подтвердил. - Ага, они. И больше там нет ничего.

В тайную комнату мы, всё-таки, забрались, оставив Колобка и бабочку охранять коридор. Отыскать ещё одну замаскированную дверь не удалось, хотя мы с Аней честно попытались это сделать. Зато нашли кое-что другое.

- А вот и бриллианты, - я указал на крупные сверкающие камешки на полу. Ранее они были прикрыты слоем вездесущей пыли. Но во время исследований комнатки кто-то из нас сбил её с драгоценностей. Даже слабого освещения из тёмного коридора сквозь щель у пола хватило, чтобы наши очки рассмотрели игру света на гранях.

- Странные какие-то камни, - задумчиво произнесла моя жена. – Ты посмотри-ка.

Она повертела их в руках и быстро сложила вместе. После этих манипуляций получился огромный бриллиант в виде гвоздя с острой ножкой размером с мой указательный палец и шляпкой в половину грецкого ореха.

- Странные, - согласился я с ней. – Зачем кому-то было ломать такой крупный камень и оставлять после этого здесь?!

- Может, этот кто-то хотел продать его по частям, так как в полном виде был слишком приметным? А потом просто не сумел забрать или его спугнули.

- Не знаю, не знаю, - покачал я головой. – Теперь точно не узнаешь, что здесь случилось.

Кроме пыли и странных осколков не менее странного драгоценного камня, в комнате лежали две искалеченные статуи. Они изображали воинов в странной броне, похожей на длиннополую кольчугу со стальными «досками» на груди, животе и рукавах. Головы украшали шлемы без забрал с кольчужной бармицей, наносной стрелкой и высоким шпилем на куполе. Рук у каждой было четыре. От пяток до макушки в статуях было примерно два с половиной метра, а ширина плеч около полутора метров. Никакого оружия мастер, создавший их, им не дал. Даже не «повесил» ножны с кинжалами. Ещё мы обратили внимание, что лица у статуй были разные. Одна изображала пожилого воина с морщинами и тяжёлым взглядом из-под кустистых бровей. У второй фигуры лицо было породистого аристократа с тонкими усиками и небольшой аккуратной бородкой.

Одна статуя лежала у дальней стены с огромной сквозной дырой в левой стороне груди, там, где у людей расположено сердце. Так же у неё отсутствовали две левых руки, и была сколота «игла» на шлеме. Состояние второй статуи было ещё хуже: она лишилась рук и оказалась расколота пополам в районе живота на верхнюю и нижнюю часть. И точно так же, как у первой, на месте сердца зияло отверстие. Вот только это было небольшим и аккуратным. Казалось, что оно было создано мастером в процессе изготовления статуи, а не оставлено теми вандалами, что отбивали от фигуры куски много позже. И данное отверстие полностью повторяло форму бриллианта-гвоздя.

«А если это не простые статуи, а големы? – пришла мне в голову мысль. – И бриллиант не банальный драгоценный камень, а накопитель маны, который вставляется в грудь голему?».

Если это так, то кое-что в своём плане можно поменять. Теперь мне не нужны камни и прочий мусор, я сэкономлю энергию на том, что не нужно будет создавать тела – вот они готовенькие лежат. Мало того, был огромный шанс, что увидев ожившую статую, стражники разбегутся или растеряются. Вот уверен, что ходят среди местного населения страшилки про каменные фигуры, точно так же, как на Земле про терракотовую армию. Поэтому, только ради эффекта появления четырёхруких големов стоит применить уже готовые тела-заготовки для зачарования.

Тут моё обоняние уловило неприятный едкий запах дыма. Почти одновременно с этим встревоженно вскрикнула Аня:

- Дымом пахнет, чуешь?

- Да. Уроды решили нас выкурить, раз не вышло силой взять. Ничего, будет им сюрприз сейчас, - пояснил я причину этого запаха.

Я сложил разбитую статую из тех кусков, которые сумел отыскать и опознать. Возможно, какая-то рука или осколок от неё принадлежала другой. Остаётся надеяться, что это на зачарование никак не повлияет. Или мой Дар окажется сильнее и поможет слиться разбитому в целое даже с чужой частью. После этого сделал себе серьёзное кровопускание: слил в котелок целый литр своей крови. Этого всегда мне хватало в посёлке, чтобы зарядить «до крышки» несколько крупных накопителей маны.

Хм, именно что – хватало. В текущем случае вся кровь впиталась в осколки кристалла, срастила их и – всё. Цвет остался прежний, обычный. У заряженных накопителей он совсем другой, уж я это знаю это как никто.

- Что-то не так, Вить? – спросила меня Аня, ощутив моё недоумение.

- Да чёрт знает, - вздохнул я. – Камень собрался в одно целое, но зарядился ли – не знаю. Ладно, если что, то позже добавлю ещё, а пока нужно склеить эту матрёшку.

Очередное кровопускание далось мне очень тяжело. Но времени на восстановление не было, так как удушливый дым становился гуще, а нормального воздуха всё меньше. Приставленные по месту переломов части фигуры я полил кровью, сосредоточившись на том, чтобы они срослись, стали такими же, как многие века назад. Это действие стоило мне остатков сил. Последние капли крови из котелка я вылил в паз для кристалла и вставил в него накопитель.

- Всё, я временно бесполезен, - прошамкал я и привалился спиной к стене. Все мои силы ушли на ремонт и поднятие голема древней эпохи. Я сейчас не то что не мог рукой или ногой пошевельнуть, но даже язык и губы ощущались чужими, будто их обкололи анестезией.

Жена помогла моей безвольной тушке удобнее устроиться, подложила плащ под спину, после чего кивнула на голема:

- А с ним что?

- Я сделал, что смог. Ждём.

Хоть я старался держать уверенный вид - ну, насколько мог в своём состоянии - но подозревал, что благодаря нашей связи девушка в курсе тех сомнений и досады, которые гложут меня при виде недвижимой каменной статуи и отсутствию отклика голем-хозяин. Либо моей магии не хватило перебороть чары, которыми наделил своё создание древний мастер, либо всё дело в нехватке маны в накопителе. В первом случае я бессилен, могу только скрипеть зубами от досады, что позарился на готовые части и не стал создавать голема из камней. Второй вариант более приятнее будет, уж маной-то я кристалл наполню, лишь бы враги дали достаточно времени.

Кстати, о последних. Под прикрытием дыма от костров, разведённых рядом с входом в туннель, стражники и маги вновь попытались сунуться внутрь. И нарвались на Колобка, которого не увидели в темноте и дыму. Эта вылазка стоила жизни трём солдатам, что навсегда остались лежать на полу, остальные же опрометью бросились наружу, даже не попытавшись как-то ответить на рой смертоносных игл.

Отвлёкшись на шум схватки, за которой я ко всему прочему мог ещё и наблюдать через образы колючего голема, я не заметил изменений, произошедших с четырёхруким големом. Вот он только что лежал в полутора метрах от меня с Аней, которая так же, как я напряжённо смотрела на проход в туннель, полуприкрытый каменной плитой. И вдруг, когда я перевёл взгляд на него, там никого не оказалось. Голем нашёлся у противоположной стены, причём стоял он на ногах лицом в нашу сторону. Как он там оказался? Вопрос из вопросов.

- ?! – я невнятно и удивлённо вскрикнул.

- Что? Ой, как это? – на мой возглас обернулась Аня и оценила картину.

И тут же почти без паузы подал голос голем:

- Доор агиарту гэс?

Голос у него был самый обычный человеческий без всяких потусторонних механических или неживых ноток. Стоит закрыть глаза и покажется, что напротив стоит мужчина возрастом от тридцати до сорока. Слова он произносил резко. В этом его речь походила на разговор японцев. А ещё его лицо казалось живым, несмотря на то, что выглядело вырезанным из камня.

- Ты хоть что-то понял? – почему-то шёпотом произнесла жена, не сводя взгляда с каменной фигуры.

- Нет.

Самое неприятное было не в том, что мой магический переводчик не помог найти общий язык с големом. Куда хуже оказалось, что я не чувствовал связи с ним. Будто, и не влил больше двух литров своей крови в голема и кристалл у него в груди.

- Ариэрма рисимас!

- Мы тебя не понимаем, - отрицательно покачал я головой и мысленно приказал ему повернуться к нам спиной.

Голем дёрнулся, словно моя команда попала в цель, и крикнул с яростью:

- Радзе гэс до смэ!

В следующую секунду его левые руки потекли, начав менять форму. Так плавится пластмасса от огня. Вместо ладоней появились четырёхгранные крупные наконечники коротких копий. Они тут же вспыхнули красным светом, будто, раскалённый металл или камень. И тут же потухли. На эту трансформацию голем потратил две, может, три секунды. После чего выпустил в меня и Аню по каменному копью.

Я дёрнулся в бок, отталкивая жену в сторону и попытавшись накрыть её собой. Она, с точностью до наоборот, повторила мои движения. В итоге мы столкнулись и из-за моей беспомощности образовали кучу-малу. Быть нам наколотыми на оружие моего создания, если бы то не промахнулось. Или просто за давностью лет и моего вмешательства что-то пошло не так, как задумывалось големом. Оба копья упали на пол в полуметре от наших с Аней ног. И именно упали, а не ударились. Создавалось впечатление, что у четырёхрукого не хватило сил для их броска.

В ответ Аня ударила по нему самым сильным своим заклинанием. Вот только холод, который превращал прочную сталь в хрупкое стекло, в этот раз нисколько не повредил гиганту. Тонкая корка льда отвалилась от его тела сразу же, как только он шевельнулся.

- Сирамасэи! – вновь прорычал тот и трансформировал все четыре руки в прямые клинки. Это смотрелось так, словно на каждую руку голем надел индусский меч пату.

Двигался он очень быстро. Очень!

Ни я, ни Аня даже не увидели его шагов. Он как будто телепортировался, мгновенно оказавшись над нами, нависнув горой. Его клинки с неприятным скрежетом ударили в стену слева, справа и над нами. Нам на головы посыпалась каменная крошка.

Очередная неудача окончательно вывела голема из себя. В его рёве уже нельзя было разобрать ничего внятного. Так ревёт дикий зверь, а не разумный человек. Ещё четырежды он пытался нас разрубить, проткнуть и закидать дротиками и шарами. Во время этих попыток пали два малых голема, змейка с бабочкой. Одну он раздавил, вторую ловко поймал в воздухе одной рукой, которая превратилась в дюжину тонких гибких жгутов, и растёр ими в древесную пыль. Глядя на это, я приказал Колобку держаться подальше от драки. Как видно, на моих созданий защита не распространялась. И мне совсем не хотелось терять последнего защитника.

Я пытался приказывать древнему голему, но без особого результата. Аня кидала сосульки, пыталась морозить, но этому созданию всё было как с гуся вода.

В последнюю атаку он постарался нас раздавить. Видимо понял, что прямые атаки безопасны для нас. А тут попробуй что-то сделать с тяжёлой каменной тушей, оказавшейся в воздухе.

Но и тут возможности голема сработали против него. Казалось, что через мгновение он упадёт на нас и размажет меня и Аню тонким слоем по каменному полю тайной комнаты, но тут его руки резко вытянулись вниз и коснулись ладонями пола рядом с нами. Затем тело голема сделало стойку на них ногами вверх, после чего перелетело через меня и Аню, чуть ли не сделав «мостик». Тело, казавшееся монолитом и крепче камня, повело себя так, будто было сделано из мягкой полимерной глины.

Оказавшись на ногах и вернув верхним конечностям привычный облик, голем несколько секунд буравил нашу пару злым взглядом.

- Кусаэра ассанэ герсэ муэни горэ!..

Матерился четырёхрукий гигант долго и со вкусом. А потом подошёл к стене рядом с дверью, прикоснулся трансформирующейся ладонью к ней на уровне своей груди, и плита, закрывающая проход, уползла вверх. Вот только оказавшись в коридоре, эта сволочь взяла и закрыла дверь за собой, пинком отправив в сторону камни, которые были подложены нами под неё в качестве страховки.

- Вот гад! – в сердцах высказалась Аня, потом посмотрела на меня. – Витенька, мне кажется или, в самом деле, у тебя впервые вышел блин комом?

- Что-то вроде того, - проворчал я. – И не совсем комом. Видела же, что вреда он нам причинить не может.

Хотя, в чём-то супружница была права. У меня так часто всё получалось, что я уверился в своём мастерстве и Даре. С другой стороны, на этот поступок меня толкнула серьёзная ситуация, угрожающая нашим жизням. В таком положении даже не всякий праведник откажется от помощи, предложенной дьяволом.

- Ага. Замуровал в каменном мешке – это не причинить вред, - с сарказмом ответила она мне. – Мы уже скоро угорим тут от дыма, которого набралось довольно много.

- Не так уж и много, ведь дышим же. А дверь я сломаю. Вот приду в себя немножко и превращу её в песок, - попробовал успокоить я девушку.

Стоит заметить, что дым из комнаты быстро ушёл куда-то. Или тут ещё действует магия, очищающая помещение от всякой гадости, или заработала вентиляция. Может, её включил голем в противовес своему желанию заморить меня с супругой в ловушке.

Использовать свой Дар для освобождения из застенков мне не пришлось. Прошло около часа с момента ухода древнего голема, как плита вновь уползла в потолок, открыв проход, в котором показался старый знакомый обладатель четырёх рук-трасформеров.

- Хочика гурдэ, - недовольным тоном произнёс он и махнул одной из рук, предлагая мне и Ане покинуть комнату.

- Пошли, - я первым поднялся с пола и протянул руку жене. Та достаточно сильно выложилась в короткой схватке с каменным гигантом и чувствовала себя сейчас не самым лучшим образом. Браслет помог бы ей быстро вернуть силы, но в данный момент целительский амулет носил я, так как предполагалось, что вскоре опять устрою себе кровопускание для разрушения преграды.

Через порог мы с ней, не сговариваясь, перешагнули излишне быстро, опасаясь, что голем решит опустить на наши головы многотонную плиту. К счастью, этого не случилось. Поднятое мной из небытия древнее существо или смирилось с невозможностью причинить нашей паре вред, или задумало нечто более пакостное, ожидающее нас впереди, и размениваться на такие мелочи не стало.

Дверь закрылась, когда мы отошли от неё на пару шагов. После этого голем неуловимым движением оказался впереди нас и двинулся к выходу обычным шагом.

- Кха, кха, - закашлялась Аня и помахала перед лицом ладонью. – Вот ведь надымили, дышать невозможно.

Мы с женой ускорили шаг, стремясь поскорее покинуть коридор и оказаться на свежем воздухе. Там нас ждала очень неприглядная картина.

- Ничего себе! – охнула девушка. – Это он их всех так?

- Других кандидатов нет, - хмыкнул я, неторопливо осматриваясь по сторонам и косясь на четырёхрукого. – М-да, вот же машина для убийств.

Вокруг нас лежали десятки убитых стражников и магов. Разрубленные, раздавленные, лишённые голов и конечностей, с огромными дырами в телах. Головы, на лицах которых сохранилось выражение крайнего ужаса, чередовались с кишками, некоторые из которых были растянуты на несколько метров. От луж крови и внутренностей тянуло ужасным смрадом и на них слетались жадные насекомые, почуявшие дармовое обильное угощение.

«Интересно, где этот глиняный болванчик столько времени пропадал? – подумал я, оценив количество и расположение мёртвых тел. – Видно же, что эти даже разбежаться не успели, как он их вырезал одним махом. Как цыплят».

- Харраиэ асима…

- Да погоди ты, - оборвал я голема, который решил что-то сообщить на своём тарабарском наречии. Сделав несколько шагов вперёд, я опустился на корточки над телом мага, у которого отсутствовала верхняя часть головы. Мысленно чертыхаясь, я обыскал его в надежде разжиться амулетом-переводчиком. К сожалению, или у него такой вещи не имелось, или амулет очень сильно отличался от тех, к облику которых я привык. Удача улыбнулась мне при обыске четвёртого тела, носившего при жизни богатые доспехи и шёлковую золотую накидку. Амулетов на нём было четыре и один тот, который я искал. Его я и протянул четырёхрукому. – Вот, держи. Надеюсь, он сработает на тебе.

Поиск общего языка был необходим всей нашей компании, как воздух. Несмотря на то, что мои команды как-то влияли на поведение странного создания, меня он не понимал совершенно. Остаётся только магический переводчик, точнее, пара их: у меня и у собеседника.

Тот взял вещь с откровенным недоверием на лице. Кривясь и морщась, что-то бормоча под нос, он закрепил его на себе.

- Сейчас ты меня понимаешь? – обратился я к нему. – Скажи что-нибудь, это нужно для амулета. Смотри, это рука. Это меч. Это…

И вскоре, когда амулет подстроился к ауре древнего создания, я услышал:

- Что это за место и город рядом? Что случилось с империей Трёх Морей? Что вообще произошло с миром?!

- Про империю мы не слышали. А вот город…

Я рассказал собеседнику всё то, что знал про окружающее место и о тех легендах местных жителей про таких, как он. Беседу пришлось прервать, когда появился вдалеке отряд стражи.

- Ступайте за мной, - произнёс он. – Есть место, где никто не помешает нашему разговору.

- Подожди, нам нужно кое-что взять с собой, - становил я голема, уже шагнувшего обратно в темноту коридора. Поборов лёгкую брезгливость, я снял с мертвецов несколько фляг с водой и поясных сумок, в которых лежали съестные припасы. Брал только то, что не было испачкано в крови. Увы, но таких сумок было совсем мало. Аня, морща носик, сняла амулеты и подобрала с земли несколько клинков получше.

- Мародёрство, - пророкотал голем, наблюдая за нашими действиями с сильным неодобрением.

- Не мародёрство, а сбор трофеев, - поправил я его.

- Нет, мародёрство, - решил настоять на своём мой новый знакомый. – Ты забираешь вещи убитых не тобой. Трофеями же считается оружие и доспехи врага, коего ты сразил собственной рукой, - последнюю фразу он произнёс с пафосом.

- Не вдавайся в подробности, - отмахнулся я от его нотаций. – Мы сейчас в одном отряде, поэтому убитые тобой – это и наша победа со всеми из неё вытекающими. Вот.

Управились мы буквально за три минуты. Трофеи я сложил на чистый плащ одного из стражников, и связал тот в узел.

- Всё, веди нас, - сказал я голему, забросив свёрток за спину.

Вернулись обратно в знакомую комнату. Там, закрыв дверь, он подошёл к стене, под которой ранее лежали его, хм, останки. Опять одна из ладоней изменилась, превратившись во что-то между шестернёй и круглой щёткой для одежды. Этот ключ или печать он приложил к стене, и камень в том месте слабо засветился зелёным и красным сиянием.

Глава 4

*****

Шу-урх-х.

С громким хрустом и шорохом у стены напротив двери в полу появился провал.

- Нам туда, - указал сразу двумя левыми руками на него голем. – Не бойтесь. Сейчас я не желаю вам зла.

- Вот сейчас ты меня прям сильно успокоил, - проворчал я, поднимая узел с добычей и взваливая на плечо. – Анют, ты как?

- Всё хорошо, - слабо улыбнулась девушка в ответ и сложила большой и указательный пальцы в колечко.

Часть пола, которая исчезла, скрывала широкую винтовую лестницу с очень высокими ступенями, ведущими куда-то глубоко вниз. Голем шагал по ним легко, а вот мне с супругой было крайне неудобно. Когда прошли первый виток, то вернулась на своё место плита над головами. После третьего – оказались на просторной круглой площадке, в центре которой торчала полутораметровая каменная шестигранная колонна, толщиной порядка тридцати сантиметров, с каменным же шаром вверху. Шар был похож на старый футбольный мяч, сшитый из квадратных «заплат».

- Близко к стенам не подходите, - предупредил нас проводник, опуская изменившуюся руку из правой пары на шар.

Его ладонь, превратившаяся в пучок коротких толстых стержней, забегала по поверхности шара. При каждом прикосновении к квадратику тот начинал тускло светиться тем или иным цветом.

«Цветомузыка, - усмехнулся я про себя, - сейчас танцевать начнём».

И даже почти угадал, так как спустя полминуты пол под нами плавно пошёл вниз, заставив присесть и пару раз дёрнуться от неожиданности, ловя равновесие.

- Ой! – тихо вскрикнула Аня, и ухватилось одной рукой за моё плечо, а второй… левая ладонь у моей жены покрылась инеем, готовясь отправить боевые чары в цель. – Извини, это машинально вышло, - повинилась она, тут же развеяв заклинание.

Да уж. Впрочем, с теми приключениями, свалившимися на наши головы, вскоре можно будет во сне кидаться заклятиями.

- Надо же – лифт, - сменила тему Аня и с интересом стала осматриваться. – Прям почти как настоящий. Сюда бы нормальную кабинку ещё, а то зазеваешься, прислонишься к стене и… писец.

Лифт быстро ускорился. По ощущениям, он спускался со скоростью в три-четыре метра в секунду. А если учесть время спуска, то голем опустил нас уже больше чем на полсотни метров. Несколько раз я замечал знакомые лестницы с высокими ступенями. Скорее всего, это были подземные этажи. И занимали они немало места в высоту, так как на пятидесяти метрах я засёк всего две остановки. Ну, или перекрытия между этажами метров по десять и больше.

«Какой интересный холмик, - пришла мне в голову очередная мысль. – И ведь местные даже не подозревают о том, что под ним скрыто. Интересно, а мне что-то из местных ништяков перепадёт?».

Скорость стала падать и спустя несколько секунд лифт окончательно остановился. Даже по самым грубым подсчётам мы находимся на глубине больше ста метров. Если я не ошибаюсь, то в моём мире со всей его техникой и учёными не строят бункеры так глубоко. Хотя, что такое техника, и что магия? Последняя на порядок эффективнее бульдозеров и горнопроходческих машин.

- Сюда, - коротко произнёс голем и первым направился в широкий коридор. Нам ничего не оставалось, как идти за ним. Я обратил внимание, что освещения вокруг не было, но наш проводник отлично ориентировался в окружающей тьме. И наверху от яркого света не испытывал дискомфорта. Так что, в случае повторного обострения отношений с четырёхруким спрятаться от него в тёмном углу не стоит и мечтать.

Кто-то скажет, что не стоило сюда лезть. Но что мне оставалось делать? Вокруг холма собирались местные силы правопорядка и охраны, которые были сильно разозлены смертью многих своих товарищей. Уйти от них не стоило и мечтать с уставшей Анютой на руках и ослабленным Даром после оживления древнего создания. Мало того, голема они хорошенько рассмотрели, если уж не совсем слепые. И просто обязаны были опознать в нём представителя той древней эпохи, следы которой встречаются в виде руин и обломков големов. Из всего этого выходило, что нас обязательно взяли бы в плен невзирая ни на какие потери. А потом стали бы пытать. Так что, из двух зол я выбрал меньшее.

Шагали по коридору долго. Сейчас мы уже находимся далеко от холма, на котором началась эта кровавая история, где-то между ним и городом.

«Ничего себе трёхморцы отгрохали бункер! - присвистнул я про себя. – Здесь же второй город, только подземный. Так получается».

- Здесь ожидайте. Отдохните, приведите себя в порядок, - от мыслей меня отвлёк проводник, который остановился рядом с огромной дверью из чёрного металла. Высотой та была не меньше трёх метров и полтора имела в ширину. Поверхность её была украшена узором. Он был похож на множество плетёных шнурков и веревок разной толщины и с разным количеством нитей, которые сворачивались в петли, овалы, круги, спирали, синусоиды. Несмотря на вроде как кажущуюся простоту фигур, общая картина выглядела красиво, даже, я бы сказал, стильно.

- А ты куда? – не скрывая подозрительности, спросила его Аня.

- Мне нужно осмотреть подземный дворец. Один я это сделаю быстрее. Мало того, в некоторых местах вам будет опасно находиться, - спокойным тоном ответил тот. – Я вам сейчас не враг. И клянусь, что не привёл вас в ловушку, так же не желаю смерти на данный момент.

- Но и не друг, ведь так? – я посмотрел ему в глаза.

- Не друг, - согласился он со мной и добавил. – Скорее в данной ситуации будет ближе понятие союзников.

- Хорошо, мы подождём тебя здесь, - я притопнул ногой по коридору. – Здесь просторнее, а нам он больше по душе, чем тесные каморки.

- Тесные каморки? – повторил он и широко улыбнулся. После чего толкнул дверь, которая открылась с неохотой и громким неприятным скрежетом. Звук вызвал на лице голема кислую гримасу, будто у него разом заболели все зубы.

Я это отметил мимоходом, так как во все глаза уставился на помещение, которое находилось за дверью. Каморкой там и не пахло. Размерами комната превосходила площадь спортзала в хорошей школе. В центре стоял… фонтан! Три обнажённых женщины, стоя спиной друг к другу, лили воду из небольших кувшинчиков в бассейн. Высота бортика была мне по пояс, а фигуры превосходили ростом минимум в три раза. Даже четырёхрукий рядом с ними казался карликом. А до потолка было ещё три-четыре метра от макушек женских статуй. Но самое главное, что меня поразило - фонтан был действующим! Наличие мебели – столиков, стульев, пуфов, кушеток с изогнутыми ножками и спинками, уже не так удивило. Разве что, отсутствием на ней пыли и отличной сохранности. Ах да, и наличием огромного количества инкрустации из разноцветных драгоценных и полудрагоценных камней и металлов. Мастера, изготовившие их, сумели очень органично соединить дерево, камни и металл, в красивую композицию.

Каменный великан прошёл в помещение и прикоснулся к стене справа от себя на уровне пояса.

«Выключатель ищет», - хмыкнул я, такое характерное движение.

Миг спустя комнату залил солнечный свет, заставив от неожиданности зажмуриться. Был он неяркий, но понял я это лишь, когда снял очки.

- Дверь закрывается только изнутри, - сообщил голем. – Это апартаменты для высших аристократов, потому как-то воздействовать на помещение снаружи невозможно.

«Ага, так я и поверил. Всегда есть тот, у кого имеются мастер-ключ и доступ к скрытым видеокамерам с микрофонами, ну, или их аналогам», - подумал я, вслух сказал другое. – Пожалуй, соглашусь с тобой, что здесь куда удобнее ждать тебя.

- А когда вернёшься? – буквально сняла с моего языка вопрос Аня.

- Через несколько часов.

- Можно точнее?

Тот недовольно покосился на мою жену, потом посмотрел на меня:

- В моё время женщины не лезли вперёд мужчины, если не превосходили его по статусу.

- Она моя жена. А я граф Тэрский из королевства Астанирия, - представил я себя и Аню. – В силу обстоятельств оказались очень далеко от дома и в окружении врагов.

- Хм, - хмыкнул тот. – Я тоже граф, так что, мы равны в статусе. Думаю, позже расскажем о себе полнее, сейчас мне нужно идти…

- Ты не ответил на мой вопрос, - остановила его девушка. – Несколько часов – это сколько?

Голем-граф (надо же, чего только в жизни не бывает) громко скрипнул зубами. Звук - словно провели кирпичом по кафелю.

- Я вернусь самое большее через три часа, - сказал он и быстро вышел из залы. Дверь так и оставил открытой.

- Ты ему веришь? – поинтересовалась у меня жена. – Вдруг он ушёл, чтобы избавиться от твоего контроля?

- Подозреваю, что всё так и есть, - кивнул я в ответ, соглашаясь с её подозрениями. – И потому стоит подготовить запасной план на случай, если у этого громилы всё получится.

- Опять начнёшь магичить, - грустно вздохнула девушка.

- А что остаётся ещё делать? – пожал я плечами.

Выпустив Колобка из мешка, я достал котелок, закатал рукав и взял в руки маленький нож.

- Ань, пока я тут буду кровь набирать, ты пройдись, пожалуйста, по столам со стульями и срежь с них немного украшений. Выбирай что-то прочное, каменное. Вон я вижу, что там аметисты с гранатами есть или похожие на них камни.

- Угу, - кивнула та и, не став терять ни секунды, занялась моим поручением. Третье за сутки сильное кровопускание далось мне тяжело. Кажется, после того, как наполнил котелок кровью и завязал рану на предплечье, я задремал. Из дрёмы меня вырвал обеспокоенный голос жены.

- Вить?

Я дёрнул головой, прогоняя какие-то смутные видения, суть которых мгновенно забылась.

- А? Ты уже всё сделала? – спросил я.

- Да.

Супруга поставила на столик, за которым я сидел, второй котелок, на две трети заполненный разноцветными мелкими кристаллами.

- Отлично, - похвалил я девушку. – Сейчас полчаса отдохну и возьмусь за работу.

- А что…

- Тс-с, - я прижал палец к губам, потом наклонился к её уху и шёпотом рассказал о своей идее с камнями и кровью. Может, это цветёт и пахнет паранойя, а может сейчас нас слушает один каменный граф о четырёх руках. И лучше перестраховаться, чем потом кусать локти от досады из-за своей небрежности.

- Думаешь, за полчаса придёшь в себя? – хмуро посмотрела на меня Аня. – Видел бы ты себя сейчас – в гроб и то краше кладут.

- А что делать, Анют? Ничего, выживу. Только прошу тебя не вмешиваться в ритуал. Да, это снизит магическую нагрузку на меня, но и тебя истощит. Не хочу, чтобы наш гостеприимный хозяин по возвращении застал два бессознательных тела. Мы тогда даже ничего не сумеем сделать для своей защиты, если он решит с нами поквитаться.

Отведённого себе времени, разумеется, не хватило для восстановления. Ну, хоть багровые мошки перед глазами не висели и мысли не путались.

Я опустил левую ладонь в котелок с камнями, а в правую взял ёмкость с кровью и стал поливать тёмно-красной жидкостью кристаллы. Одновременно с этим мысленно представлял тот результат, который хочу получить. В общем, всё как обычно в моих экспериментах.

Пять минут работы с Даром показались мне пятью часами. Пальцы на левой руке то ломило от холода, то жгло, будто я их в кипяток опустил, то начинало сдавливать невидимыми струбцинами. Заканчивал ритуал уже на одной силе воли. Кажется, под самый конец тратил свои жизненные силы. Опять теперь буду выглядеть лет на пять-десять старше.

«Ох, если я до этого хуже покойника выглядел, то сейчас недельный зомби будет краше меня», - подумал я, когда всё закончилось. После этого я закрыл глаза и откинулся на спину стула. Хотелось заснуть часиков на дцать и проснуться в своей постели в посёлке у замка. Но нельзя, ещё не всё закончилось.

Я открыл глаза, несколько раз моргнул, чтобы избавиться от ощущения песка в них, и перевёл внимание на котелок с камнями. Сейчас там копошились разноцветные жучки, размером с клопа и похожие на помесь муравья и мокрицы. От первого у моих магических созданий были мощные жвалы. От второй они получили тело и лапки.

- Красивые, - тихо произнесла Аня, заглянув в котелок. – То есть, яркие, а вот вид не очень. Бр-р.

- Им не на подиуме выступать, Ань.

Дальше была проверка. Я мысленно приказал прицепиться к моему пальцу нескольким големожучкам. После этого встал со стула и прошёл к входу. Там пальцем с мелкими созданиями провёл по каменной стене и металлу двери, дав им команду прицепиться к этим поверхностям.

«Раз, два, тр… ого, быстро они!», - обрадовался я, увидев с какой скоростью жучки-големы прогрызли отверстия. Две с половиной секунды понадобилось им, чтобы полностью скрыться в каменной стене. А блоки там были совсем не из песчаника или известняка, скорее гранит или его аналог. На секунду больше времени жучки-големы затратили на металл. Надеюсь, материал, из которого сделано тело четырёхрукого графа не сильно прочнее материала двери.

Раз магия моей жены не действует на него, то стоит попробовать микроголемов. Уж они-то нагрызут в нём ходов достаточно, чтобы разрушить изнутри. Недаром мигрирующих африканских муравьев обходят даже слоны и буйволы. Они – это мой козырь на случай очередного обострения наших отношений. Но, повторюсь, если только тело хозяина подземного дворца окажется им по зубам, вернее, по жвалам.

Больше половины созданных существ я разослал по комнате и отправил в коридор. Оставшихся поделил примерно пополам с Аней, после чего мы убрали их в свои карманы. В следующей драке – тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не накаркать – будем забрасывать ими противника горстями.

- Всё, я спать, - произнёс я, еле шевеля языком, и рухнул на кушетку. Кажется, заснул я ещё в полёте.

Проснулся и резюмировал, что моё состояние выше среднего. Видимо, крепкий сон и воздействие целительского амулета помогли восстановиться моему организму. Вот только с чувством голода они мне помочь не могли. Я сейчас не просто хотел есть, а желал жрать!

- Наконец-то ты проснулся, - недовольно сказал четырёхрукий граф, стоящий рядом с фонтаном. – Твоя жена не разрешила будить тебя. Пришлось ждать больше двух часов.

- Ты мог бы пойти опять погулять по своим делам, - тем же тоном ответила ему Аня, сверля его злым взглядом. – Мой муж сильно устал, когда оживил тебя и ему требовался отдых. И вместо благодарности ты захотел его лишить этого!

- Женщина, знай своё место, - скрипнул каменными зубами мой коллега.

- Хватит кусаться, - решил я вмешаться в спор и посмотрел на него. – Мы же союзники всё ещё?

- Да.

- Тогда тем более не стоит. Граф, мне нужно немного времени, чтобы привести себя в порядок и поесть, чтобы восстановить силы. Без этого я совсем плохой собеседник сейчас, - развёл я руками.

- Я подожду, граф, - кивнул он в ответ.

- Витя, я поесть приготовила, пока ты спал. Оказывается, тут даже есть печь и она работает.

На стол передо мной водрузили котелок, до этого обёрнутый запасной чистой одеждой, чтобы сохранить пищу в нём тёплой, миску и ложку. В миску Аня сноровисто налила густого супа из крупы, овощей и вяленого мяса. Потом вручила кусок тёплого ржаного хлеба. Ещё недавно это был сухарь, твёрдый, как тело хозяина местных апартаментов. Но девушка при помощи печи и своих знаний хозяйки превратила его вот в такой мягкий ломоть.

Одной миски и двух сухарей мне оказалось мало. Я первую порцию проглотил за минуту и при этом только заморил червячка. В желудке, как в топке сгорело всё содержимое котелка, пять сухарей и немаленький кусок вяленого острого мяса. Запил водой из фонтана.

- У тебя лицо было, эм-м, несколько странное, когда я ел, - заметил я графу. – Не понравилось смотреть на этот процесс?

- Нет. Захотелось самому попробовать пищу, - вздохнул тот. – В моём существовании всё хорошо, но некоторые приятные мелочи живых не доступны, увы.

С этого момента и начался серьёзный разговор.

Четырёхрукого звали графом О’Нойлом. Но после смены тела – иллир Раш О’Нойл. Иллирами называли тех, чью душу вложили в тело, созданное магами-артефактами из особых материалов. Этот секрет держался всеми в тайне. Иллирами становились самые старые авторитетные граждане империи, чьё тело уже одряхлело и никакие целители не могли вернуть ему прежнюю силу. А ещё искалеченные и больные, что так же не могли избавиться от повреждений при помощи обычной магии.

Иллиры становились самыми верными вассалами императора и его семьи. Они сохраняли все свои награды и влияние на окружающих, титулы и наделы. Никого не удивляло появление каменного многорукого гиганта на улицах городов. Они были привычны для жителей, как империи, так и её соседей. Иллиры были лицом империи Трёх Морей.

Империя Трёх Морей раскинулась на большей части материка, которую в то время не занимало Пустое королевство. К слову, три тысячи лет назад её границы доходили до предгорий на той стороне хребта.

Лесного царства не было и в помине, вместо него в империи и на территории других государств жили в лесах небольшие анклавы эльфов. Про самих ушастиков Раш О’Нойл знал очень мало. Действительно зачем именитому графу знания про каких-то лесных дикарей, ни влияющих ни на что в империи? Эльфы то ли сбежали с соседнего материка, где сейчас верховодят драконы, то ли попали под Перенос в Пустом королевстве и уже оттуда убежали от местных ужасов в спокойные и чистые земли, присягнув человеческим правителям. На памяти моего собеседника они сидели в своих лесах, как мыши, и растили священные деревья. Орки жили в степях и горах и доставляли немало проблем пограничным городам, но опасным врагом граф их не считал. Так, кочевники с примитивным оружием и слабойшаманской магией.

Иллир Раш О’Нойл жил во времена расцвета империи Трёх Морей. Сильнее государства на материке в то время не было. И он даже представить не мог, что его страна могла не просто развалиться, но и вовсе исчезнуть из памяти потомков спустя века. Да, случались восстания провинций, войны с соседями, которые вдруг решали показать зубы тому, кому платили дань. Иногда взбрыкивали правители королевств и герцогств, входящих в империю. Но всё это было полной ерундой для имперских легионов. Возможно, даже специально все эти восстания взращивались империей, чтобы не застоялась кровь у её граждан и в целях чистки рядов неугодных. Разорвать империю на части и стереть память о ней ни одна из этих мелких войн не могла в принципе.

О причинах, которые привели к тому состоянию, в котором я с Аней нашёл его тело наверху, Раш отказался поведать.

Впрочем, стоит вспомнить свой аристократический быт и тогда становится понятно, что иллиры, будучи дворянами империи, не чурались междоусобной вражды. Те же дуэли, к примеру, отлично прореживали их ряды.

- Я хочу возродить империю! – под конец заявил он нам с Аней.

- Не смотри на меня так, я тут тебе не помощник. Мне вполне хватает графства, - открестился я от намёка принять деятельное участие в озвученном мероприятии.

Мой ответ заставил собеседника скривиться, как от спелого лимона.

- Мне не нужно, чтобы ты и твоя дружина поддержали меня, - буркнул он. – Требуется совсем другое.

«Так вот что тебе нужно», - догадался я.

- Тебе нужен Дар моего мужа? – раньше меня озвучила догадку Аня.

Раш О’Нойл покосился на неё ещё более кисло, чем смотрел ранее на меня. В империи царили откровенные шовинистические взгляды. Женщин признавали как представителей дворянского и магического круга, в таком статусе они признавались равными. А вот все прочие представительницы слабого пола, не имеющие рычагов влияния на окружающий мир, были почти никем. Примерно так относятся к женщинам на Земле в странах с ортодоксальным исламом. И то в присутствии более старших или знатных мужчин все эти магессы и дворянки должны были вести себя скромно и чинно. Совсем не так, как моя жена. Анюте же даже нравилось играть на чувствах графа.

- Да, леди, именно о такой помощи я хочу попросить, - кивнул он и опять посмотрел на меня.

- Иллир О’Нойл, я не стану категорично говорить «нет». Вот только в данный момент занят проблемами возращения домой, где чёрт знает что может происходить, - со вздохом сказал я ему. – Чую, что проблем там появилось размером с небольшую гору.

- С возвращением помогу, если договоримся.

- О, как! – заинтересовался я.

Удивил, так удивил. Интересно, у него здесь имеется метро на ту сторону гор или портал?

- Каким образом, граф? – поинтересовалась Аня.

- Есть способ.

- Да хватит уже говорить загадками! – вспылила девушка. М-да, а во всех книжках пишут, что криоманты – есть сосредоточение хладнокровия и истинного спокойствия, а раздражительностью и вспыльчивостью отличаются пироманты.

- При помощи портала, - нехотя произнёс иллир.

- Вот это уже совсем другой разговор, - улыбнулась ему Аня, мгновенно сменив своё поведение. – Иллир О’Нойл, но хочу заметить, что это будет платой за твоё, м-м, возвращение к жизни. А за прочих твоих товарищей нужно что-то другое. Или я не совсем правильно поняла предложение, и портал ты хочешь полностью отдать нам? Надеюсь, он в рабочем состоянии и не требует очень редких ингредиентов для запуска и море маны?

- Женщина!.. Граф Тэрский, я возмущён поведением вашей супруги, - проскрежетал зубами иллир, недобро посмотрев на меня и перейдя на «вы».

- Привыкайте, иллир. Сейчас другое время, другие характеры, другие взгляды на мир и нормы поведения, - ответил я ему. – Вот восстановите империю с прежними порядками, тогда и возмущайтесь с полным на то правом.

Тот замолчал на несколько долгих минут. Наверное, мантру на успокоение про себя читал или представлял меня и Аню в виде кистевых эспандеров и то, как нас сжимает своими ручищами, давя сок.

- Портал невозможно разобрать и перенести на другое место без помощи знающих магов. Таких уже давно нет. А тех, кого вы предложите я не пущу сюда, - наконец, открыл он рот. – Поэтому моё предложение заключается в том, что вы воспользуетесь им для возвращения к себе в графство.

- Значит, проход домой как награда за свою новую жизнь, - опять насела на графа моя супруга. – А что за других иллиров?

- Что хотите? Золото? Драгоценные камни? Амулеты? – тяжело вздохнул он. Кажется, решил сдаться. А свои принципы убрал в дальний угол до поры до времени, признав справедливость моих слов про другое время.

- Амулеты были бы предпочтительнее золота и камней, - сказала девушка, переглянувшись со мной. - Если они, конечно, всё ещё действуют. Ведь столько лет прошло.

- Их делали те же, кто и это тело, - указал на себя собеседник.

- А кроме амулетов что-то ещё есть? - поинтересовался я у него. – Всё-таки, на данный момент я единственный в мире, кто может вам помочь, иллир. И мои услуги стоят дорого.

- Мифрил и драконий жемчуг. Правда, жемчуга мало совсем, остался тот, который был обработан магией или в пламени драконов. Прочий превратился в пыль.

- Это что?

- У тебя на руке висит браслет с такими жемчужинами, - вновь поменял манеру обращения Раш.

- Эльфийские жемчужины – это драконий жемчуг? - хмыкнул я и покачал головой. – Надо же.

- Эти драгоценности возили от драконов. В империи было всего одно озеро, куда запустили моллюсков, производящих их.

Новость была интересной, хотя вот в данный момент пользы никакой не несла. Да и в будущем ею воспользоваться будет сложно.

- Понял, - кивнул я и следом добавил. – Жемчуга эл… драконьего у меня хватает, кристаллы тоже есть, а вот мифрила чуть меньше. Пожалуй, его я могу принять как оплату за свою помощь.

- Иллир О’Нойл, во сколько ты оцениваешь жизнь своих товарищей? – поинтересовалась Аня.

Тот мрачно посмотрел на девушку, задавшую каверзный вопрос.

- Я дам вам по десять килограмм за каждого иллира. Но только после того, как он оживёт, - произнёс граф Раш О’Нойл.

- Справедливо, - согласился я. – Вот только я не могу сидеть и ждать тут всё то время, пока ты соберёшь обломки тел и их кристаллы с душами. Мне нужно домой. Там я и буду ждать тебя.

- Но это… - возмутился, было, собеседник.

- И не более одного ритуала восстановления в пять дней, - перебил я его. – Граф, я не лавочник или мастеровой какой-то. И не собираюсь чахнуть над ритуалами день и ночь ради какого-то мифрила. Это всего лишь моя помощь вам и ваша благодарность мне, а не способ набить казну, - а про себя добавил. – «Пусть и торгуюсь как они, хе-хе-хе».

Глава 4

Неделю мы пользовались гостеприимством хозяина подземного комплекса, прежде чем решили расстаться на некоторое время. Вернее будет – хозяевами. Вот они, все трое стоят рядом с портальной аркой. Граф Раш О’Нойл, тот, с кем мы первым познакомились и с кого началось восстановление древней империи из небытия. Маркиз Йорк Хром, мужчина в возрасте, с бородой-лопатой из камня и кустистыми бровями, прямо так и хочется сказать «брежневскими». И барон Марикс Гирондант, ещё более старый мужчина с лицом, изборождённым глубокими морщинами. Этот дед оказался единственным, с кем не удалось найти общий язык. Вот ни на йоту я и Аня с ним не сошлись. К слову сказать, мою жену он полностью и с презрением игнорировал, следуя древнему имперскому принципу «курица не птица – баба не человек», возведённому им в абсолют.

Маркиз с нами общался редко, отстранённо, но не выказывал пренебрежения и презрения. Куда больше в его поведении проглядывало опасения с осторожностью и недоверием к своему текущему состоянию. Раш обмолвился, что Марикс опасается, что стал актером в руках ментального мага, наславшего на него видения, частью которых мы являемся. С другой стороны, он вернулся… нет, я вернул его к жизни всего лишь позавчера. Иллир просто ещё не поверил, что проскочил в забвении через тьму веков.

За барона и маркиза я получил по десять килограмм мифрила. Только вдумайтесь – десять тысяч грамм ценнейшего в мире магического ингредиента! И мне кажется, что граф считает, будто сумел меня облапошить и заплатить меньше, чем стоит моя работа в его глазах. С другой стороны, чья-то жизнь под разными ракурсами всегда имеет свою цену. Для кого-то миллионы детских жизней – это ничто, их легко можно сгубить в концлагерях на опытах. Для других жизнь всего одного человека может стоить всего мира.

Империя владела всеми мифриловыми рудниками на материке, не захваченном Пустым королевством. Поэтому сумела накопить огромные запасы этого металла.

«Если Ежов сумеет скопировать эти двадцать килограммов, то я стану не просто самым богатым на планете, но и самым сильным! - посетили меня восторженные мысли. Центнеры мифрила в казне – это лучшая броня, оружие, големы, амулеты! Это избавление от магических кристаллов, которые Максим всё никак не может воссоздать. Мифрил можно добавлять в големодоспехи, что поднимет их на новый уровень. Мифрил в телах големов сделает их сильнее, прочнее, улучшит стойкость к враждебным заклинаниям, повысит их выносливость и многое, многое другое. А ещё можно из мифрила сделать фильтрационную колонну, с помощью которой моя жена обрела магические способности. Вдруг, это улучшит кровавую магическую эссенцию? А если сделать големодоспех полностью из мифрила? Или целого голема? – Так, хватит делить шкуру неубитого медведя. Ещё нужно вернуться домой и чтобы не на пепелище. А то с этой чёртовой Лины станется нагадить по-крупному», - одёрнул я себя.

Что же до дома, то уже скоро я окажусь рядом с ним, если верить словам четырёхрукого графа. Портал выглядел как сквозная арка высотой пять-шесть метров, около трёх в ширину и столько же глубинной. Она была создана из мифрила и покрыта светящимися рунами. Сейчас в середине неё клубился густой сиреневый туман, в котором иногда вспыхивали белые и голубые искры и вспышки, словно там кто-то балуется электросваркой. Только всё это было без звука.

По словам Раша мне нужно просто прикоснуться одной ладонью к специальной пластине на тумбе рядом с аркой и чётко представить место, куда хочу перенестись. Увы, или я делаю что-то не то, или моё воображение есть тайна за семью печатями для портальных чар. Вот уже десять минут тужусь, потею от злости и духоты в подземном помещении, а результат – дырка от бублика. Я уже перепробовал несколько вариантов, пожелал оказаться в разных местах, но кроме вспышек в тумане ничего не получил. Уже стали закрадываться в голову нехорошие мысли, что вина тут не во мне, а в иллирах, которые просто не хотят отпускать меня, потому и портал не срабатывает.

- Вить, может, я попробую? – негромко произнесла Аня, почувствовав, что я вот-вот сорвусь.

- Угу, - угукнул я и, не удержавшись, с раздражением посмотрел на всех трёх иллиров, которые стояли позади нас в десятке метров.

Стоило девушке занять моё место, как через минуту туман стал быстро развеиваться, из портала потянуло холодом, а потом и вовсе полетели редкие снежинки. Вот сиреневая мгла окончательно пропала, сменившись мраком, который был наполнен холодом.

- Всё, леди Анна, можете отпустить управляющий амулет. Портал зафиксировал местоположение и будет держать проход открытым пока есть энергия или его не отключат, - сказал Раш О’Нойл.

Я взял девушку за руку, бросил ещё один взгляд на иллиров, и шагнул в арку. Уже внутри портала в моей голове возникла мысль, что наши древние союзники могут устроить какую-то гадость, и меня с женой разнесёт на атомы. Непроизвольно ускорил шаг и спустя пару секунд под ногой почувствовал не твёрдое покрытие, а грязь. Сделав ещё несколько шагов вперёд, я резко оглянулся. Но за спиной не было ничего. Или портал односторонний, или он отключился сразу же, как только случился перенос.

- Уф, слава богу, - пробормотал я и стал оглядываться по сторонам. – А где это мы?

Вокруг было пусто и голо, слева и справа поля, покрытые кустарником и пожухлой травой. Вдалеке виднелась полоска леса. Сверху моросил дождь с мелким снегом. Под ногами чавкала грязь на разбитой дороге. После теплого помещения оказаться на улице с температурой около пяти градусов выше нуля было неприятно. Да ещё и непонятно где.

- На дороге километрах в трёх от холма с замком. Кажется, он вон за тем лесом, - сказала Аня и поёжилась. – Дурацкий дождь.

- А почему именно сюда?

- А куда, Вить? Если портал запоминает координаты, то пусть это будет место открытое и не под стенами посёлка. Если выставить неподалёку пост, то всегда можно обнаружить иллиров или их посланников, после чего сообщить про них в замок.

- Извини, я сам как-то о таком не подумал. Даже хорошо, что меня портал не послушал.

- Ты в другом хорош, а думать оставь для других, - улыбнулась девушка.

- А вот сейчас было обидно.

- Да я шучу, - засмеялась она, быстро поцеловала меня в губы и сказала. – Ну что, пошли до дома, до хаты?

- Ага, только дай я Колобка выпущу на свободу.

- Перемажется же, - укоряюще покачала она головой.

- И пусть, отмыть его можно без проблем.

Вскоре мы втроём шагали по дороге в сторону предполагаемого замка. За то, что мы оказались в нужном месте, а не где-то на похожей дороге у похожего леса, говорили следы автомобильных колёс, на которые я сразу-то и не обратил внимания. Да и размыло их дождём. Это сколько же он моросит уже? Или перед ним прошёл настоящий ливень?

Хм, вернее будет, что шагали вдвоём, а третий катился.

Из всех големов, созданных мной на чужбине, сквозь портал прошёл только колючий Колобок. Жучков-големов я оставил в полном составе на древней подземной базе империи Трёх Морей. Они будут моей козырной картой на случай обострения отношений с иллирами. Да и, собственно, именно против них я их создал. Для прочих целей могут и не сгодиться.

- Ты не замёрзла? – чуть позже спросил я жену.

- Нет, ничуть. Забыл уже, что я давно не мёрзну? - ответила та. – А вот мокрая одежда – это неприятно.

И опять поёжилась, нервно дёрнув плечами.

Да уж, насчёт одежды я как-то не подумал, когда собирался на древнеимперской базе перед переходом сквозь портал.

- А ты сам как? – спохватилась она. – Давай я тебе плащ отдам? Я же не мёрзну совсем. Вить.

- Зато мокнешь. Нет, Анют, не нужно. Сейчас шаг ускорим, и станет жарко, - ответил я девушке.

Вроде бы три километра по ровной местности, да не по полю с его муравьиными кочками – это совсем мало. Максимум полчаса времени со скоростью обычного пешехода. Но только не тогда, когда под ногами чавкает грязь и кожаные подошвы сапог так и норовят подвести, поскользнувшись на этом месиве. Идти по полю было ничуть не легче из-за травы, в которой путались ноги. Обочины же здесь практически не было: или грязь на дороге, или трава с мелким кустарником. Колобок предпочёл, к слову, дорогу, так как своими иглами он путался в траве ещё хлеще меня с Аней.

Через полчаса мы прошли чуть больше половины пути. Зато, как я и говорил, согрелись. Ещё и снег прекратил сыпать, остался только дождь.

Несмотря на усталость и предвкушение перед появлением дома никто из нас не расслаблялся. Именно потому патруль мы заметили раньше, чем он нас.

- Кто-то впереди идёт, - остановился я и поднял вверх правую руку, тормозя Анюту. – Слышишь?

- Я даже уже вижу, - ответила она мне.

Увидел и я: фигуры трёх всадников показались впереди и были неплохо видны на фоне леса сквозь наши очки. До них было навскидку метров четыреста, может чуть-чуть больше.

- Наши? – тихо спросила меня жена, встав слева и почти прижавшись ко мне.

- Скорее всего, другим тут делать нечего, - так же тихо произнёс я. – Ближе подъедут и тогда скажу точно. Думаю, они с моими големами будут, а тех я точно почую. А пока давай присядем, чтобы не маячить столбами.

Но стоило только присесть на корточки, как я ощутил что-то…нет – кого-то. А потом из темноты со стороны поля, а не дороги, ко мне выскочил големопёс и рухнул передо мной на брюхо.

- Тьфу ты, чёрт, - сплюнул я, успокаиваясь. – Напугал.

- Значит, наши, - резюмировала девушка, опознав одного из моих големов.

Я похлопал его по каменной башке, дал ему ухватиться клыками за мою ладонь, после чего выпрямился в полный рост:

- Ага, наши. Пошли к ним, что ли. Холодно ждать. А ты, кусачий, вали к ним и поторопи.

Миг спустя рядом с нами уже никого не было. Только тяжёлые всплески впереди некоторое время выдавали местоположение четырёхлапого создания. Но стихли они быстро.

Спустя минуту рядом, едва не забрызгав меня с женой грязью, остановились патрульные.

- Господин?!

- Командир, ты?!

Двое нетерисов и один землянин. Последних всегда можно узнать по обращению ко мне, так как господином они меня редко называют. Только в официальные моменты, при посторонних и в ряде других подобных случаев, которые случаются редко.

- Я, конечно. А вы кого хотели увидеть ночью на дороге под дождём?

Те смолкли. То ли растерялись, то ли не знали, что ответить.

- Господин, берите мою лошадь, - нарушил паузу один из нетерисов и ловко спрыгнул с седла на дорогу.

За ним на миг позже так же поступил его земляк, протянув повод от своего скакуна девушке.

Спустя пятнадцать минут, устроив своим появлением фурор в посёлке, я вошёл в свой дом.

- Через полчаса жду с докладом старших у себя, - сказал я перед тем, как переступить порог.

Какое же счастье – вернуться в родные стены. Здесь даже дышалось лучше. В тесной душевой кабинке (ванну заняла Аня, категорически заявив, что вылезет из неё не раньше, чем через час… или два) я смыл не только грязь, но и всё то напряжение, которое держало меня последнее время в тисках.

Когда я спустился в гостевую, то там меня ждал Колька и один из командиров патрульных. И всё.

- А где остальные? – поинтересовался я у мужчин.

- На войне, - ответил мне баронет. – Тут такое дело, Вить…

Чуть меньше месяца назад пропали Лина, Аня и я. Нашему исчезновению сопутствовала гибель девяти человек – моего пажа Вани и восьми патрульных. В тот день меня сопровождали только простые бойцы. Гвардейцев и големов я отчего-то не взял, разогнав перед этим их с какими-то поручениями. Выехал до обеда на машине в сторону Колькиного феода.

И пропал.

К вечеру меня хватились. Соратники начали поиски и очень быстро отыскали брошенный джип и тела убитых дружинников и нападающих. Враги были опознаны как ликанонцы. В сторону Ликанона вели так же следы группы, захватившей меня с девушками. Так что, ни у кого не было сомнений в том, что к этому делу приложили руку враги Астанирии. Погоня успехом не увенчалась. Следы похитителей были утеряны в соседнем феоде. Поиски с воздуха тоже ни к чему не привели.

Буквально за сутки вся дружина и наёмные отряды в графстве были приведены в максимальную боевую готовность. Наладили связь с анклавом землян в Пустом королевстве, чтобы попросить их помощи. Отправили гонцов к герцогу Десткару с сообщением о случившемся. Ещё один посыльный умчался в королевскую канцелярию.

Ещё сутки спустя было решено вторгнуться в Ликанон, не дожидаясь ответа от сильных мира сего. Тут сыграли роль несколько факторов: местных дворян до сих не сильно уважали и пренебрегали их мнением независимо от статуса; за мою судьбу и судьбу девушек реально боялись и соратникам было страшно терять время; армию ликанонцев не боялись от слова совсем, так как в составе моей дружины оказались три тяжёлых голема, созданных при помощи маны из алтарей.

- Что? – поразился я, когда услышал последнюю новость. – Они должны мне подчиняться. Только мне и больше никому.

Колька пожал плечами:

- Значит, не только тебе. К ним Ползун подошёл, подержался за броню своими щупальцами и отполз в сторону. После этого самоходки и «смерч» скинули провода от алтарей и шустро покинули посёлок. Слушались они только Ползуна, а тому отдавал приказы Серый. Шацкий, то есть.

-П***ц, - высказался я, выражая всё то, что думаю о таком положении дел. – Дальше что было?

- Ты про големов или о своих поисках?

- Обо всём.

- Ну, нормально всё было, не считая того, что твоих следов так и не нашли. Вампиры убежали в Ликанон до этого ещё, как только машину нашли с убитыми. По рации связывались несколько разв день, но новостей о вас у них не было…

Посыльный с распоряжением сначала герцога, а затем короля ждать и никуда не вмешиваться прискакал в графство слишком поздно. Дружина, усиленная землянами из Пустого королевства уже подходила к границам Ликанона.

- Серёга передавал, что несколько конфликтов случилось с астанирийскими дворянами, которые не хотели пропускать войска через свои земли. И со жрецами тоже. Один замок на пути немножко поломали, - инстинктивно собеседник отвёл взгляд в сторону, когда сообщил мне про это происшествие, будто чувствуя личную вину за действия моего воеводы.

- Насколько немножко?

- Ворота и башню надвратную снесли из самоходок. Часть стены ещё и повредили верхние этажи донжона. Вить, это я предложил ни с кем не считаться и сразу показать нашу силу.

Верховный жрец, сквозь чей феод проходила моя дружина и решивший силой остановить её, оказался последним препятствием на пути. После него уже никто не рисковал своими солдатами и крепостями.

В Ликаноне сходу взяли две мелких крепости и замок, уже ограбленные совсем недавно астанирийцами. Обо мне или каком-то подозрительном отряде никто из уцелевшей челяди и стражниках не знал.

Днём позже от вампиров пришло сообщение, что сравнительно недалеко находится мощная крепость, под стенами которой стоит почти вся астанирийская армия, а в крепости засела почти вся ликанонская армия. Вряд ли меня туда умыкнули, но пренебрегать таким шансом было нельзя. Ведь меня могли использовать в качестве заложника и потребовать снять осаду.

Уже скоро Шацкий и Цезарь беседовали со знакомыми маршалами. Узнав о причинах, которые толкнули их вторгнуться на территорию вражеского государства, при этом нарушив указание принца, отданные ранее мне после памятного сражения, королевские военачальники кое-что рассказали. Во-первых, они заверили, что мимо них в крепость не могла и мышь проскочить, а стоят они в осаде порядком, подошли сюда раньше, чем случилось нападение на меня. Во-вторых, посоветовали не идти одним на ликанонскую столицу, так как имеющиеся там силы в лице гвардейских полков и магов со жрецами для Шацкого с Цезарем могут оказаться орешком, о который те обломают зубы. В-третьих, предложили поучаствовать в осаде крепости, взять её и дальше уже единым войском двигаться на столицу. Так же маршалы намекнули, что в крепости есть влиятельные дворяне и жрецы, на которых король Ликанона обязательно сменяет меня. Иначе просто не сможет дальше царствовать – его прикончат мстительные аристократы за своих родственников.

После короткого совещания земляне решили принять предложение астанирийских полководцев и принца.

Основная причина: напугать моих похитителей и тех, кто примет их в своём замке, слухами о расправе над крепостью, ранее никем не взятой. Крепость называлась Львиная Грива, поставили её больше века назад и с того момента она пережила несколько полномасштабных осад. Ни одна из них не увенчалась успехом. С трёх сторон крепость защищала широкая и глубокая река. С четвёртой была создана огромная оборонительная полоса из кольев, волчьих ям и магических ловушек. Мало того, с высоких стен и башен крепости осадные машины могли забросить смертоносный груз почти на полкилометра с удивительной точностью. Имеющиеся аналогичные установки у астанирийцев уступали им.

Ко всему прочему сильные крепостные амулеты защищали стены от вражеских камней, копий, горшков с огнём и заклинаний. Сначала осаждающим предстояло истощить ману в них, и лишь после этого заняться разрушением каменной кладки. До сих пор перейти ко второму пункту не удавалось ни у кого из врагов Ликанона.

Вообще, принц до появления землян уже принял решение закончить войну. До весны планировалось просидеть под стенами Львиной гривы, держа взаперти ликанонскую армию и грабя окружающие земли. После этого вернуться домой, везя трофеи и славу.

И тут появляются мои ближники с неприятной новостью о моём похищении и желанием всё перевернуть во вражеском королевстве ради поисков или ради мести.

На этот раз у коннетабля хватило мозгов не сводить Шацкого и Цезаря с принцем. Поняли, что наследнику «хватит» ума запретить им искать меня и отправить в приказном порядке назад в графство, а моим подчинённым послать его по матушке в эротичное путешествие. Поэтому, выслушали Шацкого с Цезарем, пообщались с принцем, сумели найти нужные аргументы для него и для моих людей.

Единственное в чём они ошиблись – в возможностях дружины землян. Они помнили про химическое оружие, которое принесло победу в недавнем сражении. А ещё они знали, что крепость защищали амулеты, которые нейтрализовали подобную гадость. Потому как были эпизоды, когда её гарнизон пытались удушить ядовитым дымом, разжигая костры при попутном ветре в сторону крепости. Топливом в них были какие-то деревья, которые, сгорая, выделяли ужасно едкий и удушливый дым, смертельно опасный даже на расстоянии больше тысячи шагов от источника. Пробовали насылать ядовитый туман и жрецы. Так что, защита от отравы у крепости имелась. Сомневаюсь, правда, что она такая абсолютная против высокотехнологического ядовитого газа.

Вот только никто не собирался терять время и проверять, сколько продержатся амулеты против зарина.

Вместо газовых мин на крепость обрушились обычные. Их поддержали главным калибром БМП-3. А из-за их спин ударили чуть ли не прямой наводкой самоходки.

Магическая защита могла сколь угодно долго выдерживать попадания каменных глыб и горшков с горящей смесью. Но очень быстро рухнула, столкнувшись с фугасными снарядами в сто и сто пятьдесят два миллиметра и стодвадцатимиллиметровыми минами. Хватило нескольких десятков взрывов на магическом пологе, чтобы он исчез. Следующая сотня взрывов обгрызла стены и башни, вынесла ворота. Досталось и постройкам внутри.

После этого был отправлен парламентёр с предложением сдаться на милость принца, который не желает лишней крови и даёт шанс солдатам и командирам ликанонской армии сохранить свои жизни. Да, все окажутся в плену, но кто-то отработает своё освобождение, другие выплатят выкуп.

Ответ осаждённых никого не удивил. Прозвучал он в духе ответа командира гарнизона Измаила, когда ему Суворов предложил почётную сдачу.

И тогда само небо рухнуло на Львиную Гриву в виде двенадцати трёхсотмиллиметровых ракет с термобарической боевой частью. Теснота построек, подвалы, каменные стены, личные амулеты – ничто из этого не помогло большинству ликанонцев. Кто сразу не погиб от взрыва, те задохнулись позже.

В крепости нашли укрытие почти пять тысяч людей. Гарнизон, остатки королевской армии, дружины дворян и жрецов из окрестных феодов, которые сомневались в высоте и крепости стен своих замков, крестьяне с челядью. И почти три тысячи из них погибли в результате обстрела артиллерией.

После того огненно-дымно-белого облака, на несколько минут повисшего над крепостью, никто из астанирийцев не пожелал идти с очередным предложением о сдаче. Только на следующий день принц отправил парламентёра, который вскоре вернулся с положительным ответом от уцелевших ликанонцев.

Так пала «непобедимая» крепость.

Треть армии, в основном дружины молодых дворян и наёмников остались грабить Львиную Гриву, остальная часть армии выдвинулась в сторону столицы Ликанона, где заперся король Мансур.

И вот уже девять дней моя дружина и армия принца стоят под стенами – к слову сказать, ставшими весьма потрёпанными за эти полторы недели – главного города Ликанона. Вампиры, наёмники, лазутчики и перебежчики, за услуги которых мои соратники щедро платили золотом и серебром, до сих пор не сумели отыскать никаких следов похитителей, умыкнувших меня и девушек. Мансур отрицал всяческое своё участие в этом деле. Те, кто его поддерживает, так же клялись, что абсолютно не причём.

Шацкий стал подозревать, что ликанонцев банально подставили. Но вот кто? Жрецы? Кто-то другой, кому я успел оттоптать любимую мозоль? Происки третьей стороны?

Летающие големы и големопсы были разосланы в разные стороны в надежде, что кто-то из них сумеет почувствовать меня, стоит оказаться рядом. Увы, и тут моих товарищей ждало разочарование. Вертолёт-голем добрался до предгорий, закладывая внушительные петли, но на мой след не наткнулся. Часть дружинников и людей Палыча начала поиски в Пустом королевстве. И всё с тем же результатом.

Три недели поисков, тысячи смертей, десятки мелких стычек и несколько крупных сражений и осад.

Всё это вызывало тоску и злость у моих подчинённых. Неизвестно, к чему бы всё могло дальше привести, если бы я не нашёлся сам. Гоню сейчас мысли о внутреннем разладе, который на Земле стоил многим компаниям, объединениям и даже странам склок с последующим распадом, когда внутри пошло движение на тему «кто же встанет у руля после смерти вожака».

И я безумно рад, что дело не успело дойти до этого.

- Ты сообщил нашим, что я дома? – поинтересовался у Николая.

- Нет ещё, - отрицательно мотнул тот головой и вопросительно посмотрел. – Передавать?

- Да. И пусть возвращаются поскорей назад. Дружина мне здесь нужна, а то знаю я Шацкого и его любовь к халяве. Его хлебом не корми, а дай натащить трофеев побольше.

Что ж, эльфы подложили огромную свинью всем: мне, Астанирии и Ликанону, а ещё себе. Прощать такое я не собирался. Пусть мелорн и изрядно их потрепал, пока ушастики не пустили его на дрова, но это всё мелочи. Злость на лесных ублюдков, которые чуть не убили мою жену и не разрушили всё то, что я построил, была слишком сильна. Пока не пройдусь огнём по их лесам и пущам – не успокоюсь.

«Ждите, твари, гостей, - скрипнул я зубами мысленно. – У вас ещё не отрезаны уши? Тогда мы идём к вам!».

Глава 5

Глава 5

На следующий день я покинул посёлок с небольшой группой солдат и пятнадцатью големами. Всю ночь я провёл за составлением писем герцогу Десткару и королю. Несколько страниц расшаркиваний, воды, намёков и совсем чуть-чуть сути дела. Сообщал, что был похищен неизвестными. Сумел освободиться лишь тогда, когда оказался очень далеко от Астанирии, где-то рядом с горами и территорией эльфов. Мол, похитители расслабились и допустили ошибку, которой я воспользовался с трагичными для тех последствиями. Мимоходом отметил, что среди них были эльфы, с которыми отлично общалась моя рабыня, сумевшая избавиться от подчиняющей печати. Она же завладела последней партией эльфийских жемчужин.

В письме решил не обвинять остроухих напрямую, а отметил, что эльфийских наёмников абы кто нанять на такое грязное дело не мог. У нанимателя должно быть не только полно золота или редкого жемчуга, но и немалый авторитет в их глазах. И почему-то привезли они меня на границу мелкого королевства и эльфийского леса рядом с горами. Все погибли, допросить никого не удалось, поэтому теряюсь в догадках, кто бы мог желать мне зла и зачем я понадобился кому-то в тех краях.

Чтобы король не вызвал к себе для личной беседы, я сказался тяжело раненым. При этом отметил, что целительская магия в моём случае бессильна. По этой причине отправляюсь в Пустое королевство, где в поселении землян живут врачи, и имеется оборудование для лечения без магии. В эти строчки я вложил несколько намёков. Один из них означал, что я опасаюсь повторения покушения и решил скрыться в том месте, куда не всякий ассасин решит поехать. Другой – не стоит ждать моего скорого возвращения из-за тяжести полученных ран.

Всё то, что указал в посланиях, было разнесено по посёлку. Мол, уехал к Сан Палычу, буду не раньше, чем через десять-пятнадцать дней.

На самом же деле, когда мой отряд приблизился к Лесу, я отдал приказ свернуть направо и двигаться в этом направлении, пока не удалимся от дороги и троп, по которым перемещаются патрульные.

- Думаю, вот это место подходит, - я указал на полосу молодых деревьев на лугу. Деревья выросли дугой, внутренняя часть которой смотрела на Лес. С трёх сторон нас прикрывают невысокие тонкие деревца с жидкой по причине холодной поры кроной. С четвёртой стоит Лес, и чтобы нас увидеть наблюдателю нужно пройти совсем рядом с ним или по его опушке. Подобными подвигами даже нетерисы стараются не злоупотреблять. После натурального геноцида местных тварей, когда я откармливал летающего голема для полёта за алтарём, тишина в Лесу стояла буквально неделю. А потом вновь появились стада псевдокабанов, пары и одиночки гиен, летающие ночные гигантские мыши и многие другие.

Часть големов и дружинников встала на охрану будущего лагеря. Остальные взялись за оборудование защитного периметра. Сначала напилили кольев, смахнув немало молодых деревьев, чтобы не идти в опасный Лес, потом стали на них растягивать колючую проволоку и спирали Бруно. Последние особенно хороши в таких случаях: компактны при перевозке, легко растягиваются, отлично задерживают любое живое существо от коровы и меньше. В молодой лесополосе «колючка» натягивалась прямо на стволы деревьев и крепилась к ним армированными большими пластиковыми хомутами. Сорвать или стянуть её после этого было невозможно. А сами деревья дополнительно усиливали периметр.

Лишь после того, как со всех сторон лагерь в несколько рядов прикрыли витки стальной проволоки с шипами, началась установка палаток. Всего четыре палатки, две на двадцать человек, две на четыре-пять. Полностью они заселены точно не будут, брались с запасом по количеству мест, чтобы хранить побольше вещей каждый из нас мог в пределах досягаемости руки.

Когда всё было сделано, я оставил одиннадцать големов на охране свежеобустроенного лагеря, а сам с оставшимся отрядом… уехал.

- И зачем всё это нужно было? – поинтересовался у меня баронет.

- Для дела. Я к Палычу поеду, а ты пополнишь на складе запасы колючки и вернёшься назад. Сделаешь ещё несколько рядов спиралей, а потом станешь устанавливать рогатки. Это место станет тайником для кое-каких дел, - ответил я ему, потом посмотрел парню в глаза и огорошил вопросом. – Коль, ты магом хочешь стать?

Тот открыл рот, закрыл, несколько раз быстро моргнул и севшим голосом произнёс:

- Хочу.

- А Ерана?

Тут он уже молчал куда дольше и ответил с сомнением в голосе:

- Наверное. Точно не могу сказать, Вить.

- Ты за столько времени не узнал свою жену? – искренне удивился я.

- Ты просто её не знаешь так, как я. Если она не захочет что-то рассказать, то хоть пытай – будет молчать и не показывать виду, - со вздохом сказал он.

- Понятно. Ладно, когда будешь в посёлке, то свяжись со своим замком… она же там заправляет вместо тебя, пока ты графством рулил?

- Ага, - кивнул баронет.

- Свяжешься и вызовешь её сюда. Ничего пока про магию не говори, это секрет, про который знают только двое: я и Аня.

- А точно?..

Он не договорил, но я и так понял его вопрос.

- Точно. Даже можешь сейчас в этом убедиться, - я взял рацию и щёлкнул тангетой. – Стоп колонна!

После этого из одной машины я высадил всех посторонних, за руль посадил Кольку, рядом сел сам с женой и ткнул рукой вперёд:

- Полкилометра проедь и остановись боком, чтобы мы не светились перед нашими. Не нужно им пока видеть то, что хочу показать тебе.

Спустя несколько минут я насладился видом упавшей челюсти приятеля. Это случилось после того, как под прикрытием грузовика от посторонних взглядов, Аня создала по сосульке в каждой руке. Колька испытал натуральный шок, когда увидел с какой лёгкостью творит заклинания та, про кого он точно знал, что магии в ней нет ни капли.

Задумчивый он вернулся к основному отряду.

На дороге мы разделились. Я отправился на аванпост, а Колька поехал в посёлок выполнять мои указания.

На аванпосте я забрал часть бойцов и големов из охраны объекта, и под надёжной охраной покатил к Палычу. В его посёлке пришлось задержаться на сутки и рассказать в подробностях о тех злоключениях, которые со мной произошли. А в самом конце показал ему морковку, которой хотел привязать пробивного и себе на уме мужичка:

- Палыч, есть возможность простого человека сделать магом, таким, как я или Олег, или Сашка, или Рита. Интересно?

- Спрашиваешь, - хмыкнул тот. – Конечно, интересно. Что для этого нужно?

- Пока ничего. Просто выбери одного, эм-м, ну, пусть будут двое… подбери двоих нормальных людей и способности из тех, которые есть у наших.

- Вот даже как… Именно наших?

- Землян, то есть. Я же не просто так упомянул Риту с Сашкой. Некромантами твоих кандидатов не сделаю, но вполне реально снять копию сверхспособностей с кого-то и вложить в другого.

- Даже с тебя? – посмотрел на меня с хитрым прищуром собеседник.

- Наверное. Но я против делиться своими уникальными способностями, - усмехнулся я. – Потому только криоманты, друиды, да пироманты с целителями.

- Ну, тоже неплохо. А когда будет проводиться эта ярмарка вакансий?

- Не раньше, чем через пару недель. Может и позже, - сообщил я сроки. – Сначала дождусь дружину, утрясу ряд проблем. И только потом займусь этим делом. И, Палыч, первыми будут мои люди.

- Да я не против ни на вот столько, - он вплотную свёл вместе указательный и большой пальцы.

- И, скорее всего, заниматься я ими буду за пределами Пустого королевства во избежание всякого-разного, что может принести в ритуал местная энергетика, - добавил я.

Напоминать про сохранение моего предложения в тайне я не стал. Сан Палыч не тот человек, чтобы начать трепаться «по секрету всему свету». Уверен, что у него есть куча интересных тайн, про которые не знают многие в анклаве. А то и из управления, возглавляемого Палычем. А ещё я уверен, что часть тайн или дивидендов с них перепадёт мне после того, как я увеличу местный штат магов.

Ещё два дня спустя я вернулся в новый лагерь, проведя это время на аванпосту, собирая свою кровь, смешивая с кровью магов-землян и фильтруя смесь через золотой артефакт, получая на выходе кровяную магическую эссенцию.

Именно в этом лагере я планировал создавать магов. Правда, по данному вопросу со мной местное магичество не согласится, видя в таких, как я и мои земляки эдаких мутантов от магии, обычных людей, но со сверхспособностями.

В поселке у замка заниматься такими делами нельзя, уже через пару дней об этом станет известно всему миру. На аванпосте и места мало, после того, как там оборудовали три площадки с алтарями, и энергетика Пустого королевства могла негативно подействовать на мои эксперименты. Нет, с одной стороны благодаря ей, энергетике, мы все получили свои таланты, когда через истончившийся межмировой барьер эманации Пустого королевства просочились на Землю и изменили меня с остальными. И искусственно создаваемые маги могут получить шанс стать сильнее. Но была и вероятность того, что вместо положительного эффекта мои подопытные получат отрицательный. Рисковать я не хотел. Тем более что с моей женой всё получилось выше всяческих похвал за пределами Пустого королевства. Как говорится: лучшее - враг хорошего. Однажды я рискну проверить, что может выйти из такого эксперимента, но точно не сейчас.

За трое суток моего отсутствия Николай окружил палаточный городок пятью рядами колючей проволоки со спиралями Бруно и двумя рядамизаграждений в виде «рогаток» и вбитых в землю заострённых кольев.

Людей с собой он привёл немного, зато големов в местном гарнизоне я насчитал две дюжины. Добавилась ещё одна большая палатка, появились два энергоголема. Один из них в данный момент отдыхал, а второй негромко урчал, питая невидимые мне потребители электричества.

Над маленькими палатками и над одной большой появились конструкции арок из профилированных труб, поверх которых находилась сетка-рабица.

- В посёлке думают, что я усиливаю охрану аванпоста, где ты будешь жить некоторое время, - сообщил он мне. – Про это место никто не знает.

- Хорошо, если так. Проблемы здесь были? Твари беспокоили? – спросил я.

- Ага. После того, как мы уехали, ночью сюда наведались летающие паскуды, одну палатку изорвали в клочья, - не сдержал своего раздражения баронет. – И двух гиен големы стрелами утыкали, что твоих ежиков. И вчера ещё прилетали, но мы их хорошо из амулетов приласкали. И стадо псевдокабанов на рассвете прогнали.

- Эти штуки от летунов? – догадался я, указав на конструкции с сеткой. Те выглядели почти полной копией обычных арочных теплиц, которые на Земле заполонили все дачи и приусадебные участки любителей выращивать овощи. Только эти были заметно просторнее, ведь внутри них прятались немаленькие палатки.

- Ага, от них, - подтвердил мою догадку Колька, вновь агакнув.

- С женой разговаривал? – влезла в наш разговор Аня.

- Да. Она не против, только хочет что-то такое эдакое, - покрутил рукой в воздухе парень.

- Она здесь? В палатке? – спросила Аня и, получив утвердительный кивок в нужном направлении, направилась туда. – Я к ней, поболтаем о жизни девичьей.

Я машинально проводил свою жену взглядом и вновь посмотрел на своего товарища:

- Ты чего хочешь?

- Знаешь, - тот вдруг замялся, - давай со мной ты потом, эм-м, поработаешь? Сначала Ерана, а потом я.

- Совсем она тебя под каблук загнала, - недовольно покачал я головой. – Уже вперёд мужа лезет.

- Вить, ты неправильно всё понял. Я хочу, чтобы у нас были разные способности. Это в бою полезно. А ещё меньше будет ссор и конфликтов на почве того, у кого лучше получается огненный шар или сосулька, или вырастить дерево. Ну, и так далее.

- Вот оно что, - хмыкнул я. – Но всё равно ты подкаблучник, Коль. Мог бы и сам назначить Еране сверхспособности.

- Ну, извиняй, - развёл он руками. – Сам её мне сосватал, а мне теперь отдувайся. И это ещё хорошо, что в ней мало орочьей крови. Не представляю, как мужья с чистокровными орчанками справляются.

«Как я буду справляться с Аней и Рогнедой, когда последняя вернётся, - мелькнула у меня мысль после слов собеседника. – Хоть бы там нас развели как-нибудь. Сила силой, но спокойствие мне дороже. В крайнем случае, буду из алтарей ману забирать. Тем более их полно, главное, похищать тихо, чтобы не навести подозрения на себя».

- Вить?

- А? Извини, задумался.

- Я и вижу, - ухмыльнулся он. – Стоишь, взгляд остекленел, смотришь куда-то в небо. Об орчанках мечтаешь? Хочешь вместо Лины взять клыкастенькую, раз уж место любовницы вакантным стало?

- Типун тебе на язык, балбес…

Тут за моей спиной раздался голос Ани, полный подозрительности:

- Что за вакантное место и причём тут орчанки?

- Колька себе гарем набирать будет из них. Вот ставит в известность заранее, - тут же пошутил я. Как оказалось, этим я подставил товарища, так как вместе с моей женой к нам подошла и Ерана. Девушка смерила оценивающим взглядом парня и задумчиво, как бы в воздух, спросила:

- Странно. Он меня удовлетворить не всегда может, а тут уже о целом гареме мечтает. Муж мой, я чего-то не знаю? Ты нашёл способ повысить свою мужскую силу?

Тот покраснел, потом побледнел, бросил на меня многообещающий взгляд и потом уже дал ответ своей дражайшей половинке:

- Ераночка, это когда моя мужская сила подводила?

- Дай-ка вспомнить, - та коснулась указательным и большим пальцем своего подбородка и подняла взгляд к небу.

- И вообще, - торопливо добавил Колька, - о подобном при посторонних не говорят.

- Он твой вождь, он должен знать и это.

- А в моём мире такие темы остаются в семье. А если ты хочешь правила моего мира отбросить, то отказывайся тогда и от остального, например, машины. И телевизора с видеоиграми.

Так, так, а что это взгляд Ераны вильнул в сторону, и сама она на пару секунд стала выглядеть смущённой? Кажется, мы кое-что не знаем о новых вкусах полуорчанки.

- Ей понравилось кататься на наших джипах после поездки к королю, и она заказала себе внедорожник с эмтэшной резиной, - пояснил мне и Ане баронет. – А ещё с прошлого месяца подсела на видеоигры. Сейчас «Ведьмака» последнего проходит.

- Коль..!

- Что «Коль»? Это, по крайней мере, правда.

- Ерана, про гарем я пошутил, каюсь, - улыбнулся я девушке, принявшейся с досадой покусывать нижнюю губу после речи мужа. – У нас был обычный мужской трёп с шутками и подколками, и окончание как раз ты и услышала. Кстати, тебе же муж сказал, зачем я пригласил вас в это место?

Та молча кивнула в ответ.

- И что выбрала?

- Ребята-девчата, а давайте в палатку хотя бы зайдём, - вклинилась в беседу Анюта. – Как-то на улице неправильно такой серьёзный разговор вести.

В палатке мы нескоро вернулись к основной теме. Сначала был сделан чай, причём в самом настоящем медном самоваре, в который нужно было набросать шишек и растапливать лучиной. И лишь взяв в руки горячие кружки, наполненные обалденно ароматным напитком, мы возобновили разговор. По его итогам Ерана остановилась на огненной магии. Николай же решил стать криомантом.

Было видно, что для девушки стезя пироманта не совсем то, чего бы ей хотелось. Но выбора особого не имелось – раз. И два – её глаза так светились, когда Аня показала ей свои возможности, что ждать другого шанса она не стала. Да и неизвестно ещё: а встретится ли донор с Даром, который сможет полностью устроить полуорчанку.

Сначала свой Дар обрёл Николай. С ним я провёл точно такую же подготовку, как и когда-то со своей женой. Вот так сходу он не сумел почувствовать изменения в себе и создавать боевые экстрасенсорные техники. Из-за этого, когда пришла очередь Ераны, я сильно переживал, что не сумею нащупать правильный путь, по которому нужно будет пройти девушке, чтобы научиться пользоваться сверхспособностью. Но тут она меня сумела сильно удивить. Без всяких костылей, навязчивых подсказок и прочего Ерана спустя пять минут сосредоточенности сумела создать вокруг себя кольцо огня в свой рост высотой.

- У-и-и-и! – в восторге запищала Аня. – У тебя получилось!

После такой победы Ерана могла с полным правом свысока смотреть на своего мужа. Ещё бы, ведь тому понадобилось почти два часа, чтобы создать своё первое заклинание! Но после этого он лепил снежки с похвальной скоростью.

Пока у Ераны и Кольки были силы, то они всё вокруг морозили и сжигали. Всё никак наиграться не могли. Аня на них глядела с лёгкой улыбкой.

- Себя вспоминаешь? – я легонько толкнул её в бок.

В итоге обессилели они так, что големам пришлось помогать им сесть в машину. На следующий день состоялась беседа с Ераной. К слову, она была одной из важных причин, почему я начал «омагичивание» своих сподвижников с их четы. Я о беседе. Нехитрый трюк, который часто применяется достаточно умными руководителями на Земле, чтобы расположить сотрудников к себе и взвалить на них какое-либо дело в ближайшей перспективе, пока в душе подчинённого свежи приятные ощущения от премии, подарка, бесплатной поездки на отдых и так далее. Многие порой даже этих моментов не замечают и делают то, что ещё месяц-два назад показалось бы им произволом руководства, готового «семь шкур спустить с рабов, кровопийцы». Подсознательно работник хочет ответить добром на добро и одновременно лелеет надежду ещё раз словить, как он считает, халяву.

Есть, конечно, и такие, кто просто ставит сотрудника постфактум и со словами «не нравится – увольняйся, за воротами сто человек на твое место стоит» выдаёт сложное задание. Обычно подчинённых хватает на пару раз, после чего они меняют работу. Некоторые оставляют после себя «пасхалки», от которых работодателю тошно становится. Но самое главное, на мой взгляд – это последующий поиск туповатым начальником нового сотрудника. Даже самый-пресамый специалист некоторое время тратит на то, чтобы войти в нужную струю. Не всегда новичок может сполна и быстро заменить уволившегося, а иногда ему требуется не один месяц на это. И в итоге работодатель теряет денег больше, чем заплатил бы премию или вручил путёвку тому, кто ушёл от него.

Впрочем, что-то я отвлёкся на то, с чем уже никогда не столкнусь. И тут меня ударила, как разрядом электричества, мысль:

«А портал иллиров не может прокалывать миры?!».

У меня даже дух захватило от того, что это может оказаться правдой. Нет, я не мечтаю вернуться назад домой. Что я там забыл и кем был? Это только недалёкие писатели ставят во главу попаданческого сюжета идею-фикс о возвращении на Землю. Причём, там герой был никем, серый обыватель, которого шпыняли соседи, не имел семьи, может быть, даже был уволен перед попаданием. В книгах такие люди обычно быстро обретают могущество, власть, поднимаются на верхние ступеньки пирамиды власти. И вот что ему делать в родном мире? Родители, братья и сёстры держат как якорь? Так чаще всего попаданец чуть ли не из интерната. Или все родные умерли, остальные же связаны с ним лишь общими генами, и только. Похвастаться своими свершениями перед знакомыми, мол, вы считали меня тряпкой и импотентом, теперь видите, как ошибались? Тьфу, чушь, одним словом. Детство и только, ничем другим не объяснить факт траты прорвы ресурсов ради возвращения домой.

Меня же тянули назад родители. На втором месте стояла возможность наладить с правительством бартер. Всё-таки, однажды все технологические плюшки, которые отлично скрашивают наши будни в средневековом мире, выйдут из строя. Через десять, двадцать, тридцать лет или позже, но это случится, как не колдуй над ними. С местной магической медициной даже пенсионер-землянин способен прожить ещё столько же, перешагнув за вековой рубеж. И потому потеря телевизора, компьютера, холодильника и стиральной машинки больно ударят по быту. Ну, и не стоит скидывать со счетов, что какая-то часть землян захочет вернуться назад. Это те, кто на Земле был ленивым манагером, и здесь не сильно разбежался вкалывать с полной взаимоотдачей.

Даже будет полезно избавиться от таких, чтобы воду не мутили и нормальных людей, но не имеющих твёрдого характера, не сбивали с пути.

Что ж, когда иллиры наладят со мной постоянный канал общения, то нужно будет прояснить этот вопрос. Сам я вряд ли сумею его построить. Тут понадобится кровь бога, не меньше. И неизвестно, как поведёт себя моя собственная кровь в божественном ихоре. Вдруг, просто потеряет все свои особые способности, разложится без пользы?

Из-за этих мыслей, ещё долго витавших в голове, разговор с Ераной прошёл слегка скомкано.

Однажды она обмолвилась, что может свести хоть с одним, хоть с несколькими отрядами молодых орков, ищущих возможность прославиться в сражениях и набить свой шатёр богатой добычей. Особой нужды в таких вояках я тогда не испытывал, так как больших войн не предусматривал, а с дружинами недовольных жрецов отлично разобрался Шацкий. Патрульные и гарнизонные же дружинники из клыкастых бойцов, мягко говоря, не очень. Да и дисциплина у них хромает на все конечности, поэтому многие военачальники не горят желанием видеть таких своевольных солдат в своём войске. А вот в качестве рейдеров, диверсантов им цены нет. Налететь на врага, порубить-пострелять, захватить трофеи и рабов – в этом они лучшие. Чем-то их тактика была похожа на тактику татар из Золотой Орды. Но если степняки с Земли не любили прямой бой, предпочитая забрасывать врагов стрелами и нападать лишь при многократном перевесе сил, то орки были лучшими мастерами сечи. Почти все стычки они старались свести к бою глаза в глаза. А уж молодые волчата ради славы (или смерти со славой) готовы вдесятером нападать на сотню.

Именно это мне и было нужно. Пусть портят эльфам кровь, пока я собираю армию для войны с ними. На это у меня уйдёт не один месяц, может быть, даже в этом году так и не тронусь с места. Иначе, какой смысл в мести, когда враг разобьёт в пух и прах неподготовленных мстителей?

Я готов дать им всё: золото, амулеты, снаряжение. Взамен же мне нужна их отвага и кровь эльфов, очень много крови.

Мой план сработал: Ерана со всей своей пылкостью заверила меня, что уже скоро найдёт таких воинов. Самых лучших и надёжных. И я точно знал, что она не переложит это поручение на кого-то другого. Минус был только в одном – в её муже. Николай сильно обиделся, когда узнал, что я дал такое серьёзное поручение его жене.

Глава 6

Глава 6

Моя дружина вернулась в графство через три дня, после того как я наделил Ерану и Николая магическими способностями. Ради такого момента я решил покинуть аванпост и денёк пожить в посёлке.

На улице, когда я встретил вернувшихся солдат и командиров, все старались сдерживаться, вести себя достойно и соответственно положению – моему и своему. Но стоило мне с товарищами скрыться за домашними стенами, как моим плечам, рёбрам и спине досталось по полной. Меня обхлопали, обстучали и в перерывах стискивали в объятиях.

- Всё, всё, хватит уже меня бить, - взмолился я. – Не эльфы, так вы в могилу загоните.

Стол был уже накрыт, над блюдами и судками вился парок, а по комнате растёкся божественный аромат пищи, которую простой едой и назвать-то кощунством будет. Этим вкусностям самое место где-нибудь на столе у небожителей.

- Вить, а может, сейчас махнём в сторону этих выкидышей осла и зайца, а? – поинтересовался у меня Шацкий немногим позднее, когда у каждого из сидящих за столом в том или ином количестве в крови появился алкоголь. – Дружина сейчас максимально собрана, потерь почти нет, в крови у парней бушует адреналин, тяжёлые големы восполнили боеприпасы. Кстати, они – вещь! – воевода показал мне оттопыренный вверх большой палец.

- Подожди ты с войной, - поморщился я в ответ на его слова. – Потери большие?

- Двадцать три погибших. Пятеро из них земляне.

- Раненые?

– Почти семьдесят, тяжёлых треть. Но это ерунда, - пожал собеседник плечами и на несколько секунд отвлёкся на содержимое своей тарелки. Его последние слова были не пренебрежением к людям, а просто констатировали факт. Целительских амулетов и зелий в казне и в госпитале было с избытком. С их помощью за пару месяцев можно вернуть здоровье любому, даже получившему увечье. А в самых безнадёжных случаях я мог нанять опытного мага-целителя.

Но вообще такое количество потерь, на мой взгляд, это слишком много с учётом магического оснащения и вооружения дружины. Пришлось скрупулёзно выяснять данный момент. Оказалось, что без амулетов и автоматических пушек дружина могла понести ещё большие потери, причём в разы. Почти сотня убитых и раненых – это с учётом и тех наёмников, который нанял Шацкий. Моих воинов, то есть землян с нетерисами и мужчин с крестьянских подворий из моих деревень, решивших впрячься в армейскую лямку, погибло четырнадцать. И тридцать получили ранения. Остальные были «серыми гусями». Самые большие потери случились во время двух ночных нападений врагов, которые целеустремлённо шли ломать бронетехнику и поквитаться с дружиной иных. Среди напавших были даже вампиры, а ещё маги и опытные воины с хорошими амулетами. Кто-то другой не пережил бы и первой ночной встречи со столь хорошо экипированным отрядом диверсантов. Мои же солдаты не только отбили первую, а затем и вторую атаку, но и уничтожили в этих двух ночных свалках большую часть врагов, понеся куда меньшие потери. В коротких стычках, которые и боями-то стыдно назвать, погибло всего трое, ещё дюжина получила лёгкие и средние ранения.

Но кроме людей были потери и среди големов. Для меня они важны ничуть не меньше, чем живые люди. Трое самураев, два големопса, один рабочий голем и четверо чапиидов были уничтожены врагами. Это весьма существенные потери. И говорит многое о подготовке врагов.

- Так что с эльфами будем делать? – вернулся к своему вопросу воевода, когда я закончил расспросы.

- Ничего, - ответил я и взял короткую паузу, после которой продолжил фразу с самой злобной ухмылкой, на которую только был способен. – Ничего хорошего.

- А…

- Но не прямо сейчас. У нас пока нет сил тягаться с ними, - оборвал я парня. – Это не мелкое королевство, а огромная, наверное, империя, состоящая из эльфийских Домов. Их раз в двадцать больше, чем ликанонцев и астанирийцев вместе взятых. Поэтому, сначала нужно подготовиться. Ещё лучше будет, если найдём себе союзников. Я Ерану попросил свести меня с орками, которые хотят заработать и повоевать от души. Она пообещала приложить все силы, чтобы выполнить мою просьбу.

- А-а-а… То-то я смотрю, что у нас один Колян хмурый за столом сидит, да ещё и один, - усмехнулся Сергей и похлопал по плечу своего товарища, с кем одновременно пришёл ко мне на службу, когда я получил баронскую корону.

- Да ну тебя, - буркнул тот.

- Коль, хватит дуться, - вздохнул я. – Да, есть моя вина в том, что я сразу пошёл к твоей жене, а не с тобой сперва поговорил. Но не такая она и большая, как ты тут своей тоскливой моськой всем показываешь. В конце концов, даже на Земле у бизнесвумен были свои дела, в которые муж не влезал и часто просто не знал о них.

Отошёл он много позже, когда его обида вылилась в то, что он высказал мне претензии, нажаловался, даже пригрозил «помять морду лица, возможно даже средствами защиты ступней». Так-то порывался исполнить угрозу, но телохранители не дремали и вовремя утащили парня в сторону. Чуть позже он вновь подошёл, но с извинениями и за прощением. То ли чуть протрезвевший и осознавший то, насколько он выглядел смешно и глупо, то ли прямо наоборот – ещё больше натрескавшийся, когда алкоголь, порой, прочищает сознание на краткий миг, делая его кристально чистым. Сам я выпил литр отличного красного вина и всё. Меня ждут важные дела и неоднократное кровопускание, и потому терять время на пьянку с последующим похмельем я просто не мог себе позволить.

Ещё до полудня следующего дня я покинул посёлок, пустив слух, что от принятия спиртного мне стало хуже, и потому срочно поехал к целителю в анклав землян в Пустое королевство. Нужна мне такая причина-отмазка перед сильными мира или я тут в детство играю – не могу сказать точно. Вот только ни к королю, ни к герцогу меня сейчас не тянет, слишком тяжёлые мысли в голове крутятся, да настроение не поднимается выше планки «так себе, но жить можно». Тем более, сказаться больным, мол, старые раны расшалились, практически не преступление, а ходовой трюк у местной знати. Да и на Земле такое сплошь и рядом случается. Причём «липовые» больничные листы берут не только рядовые сотрудники, но и начальники отделов-направлений и прочие не самые последние лица в фирме или на предприятии.

Так что, даже если король и понял все тонкости о моём нежелании лицезреть его венценосное чело, то должен принять это философски и не затаить за пазухой камень. Просто я стал таким же, как и все остальные его вассалы, одворянился, так сказать. Впрочем, плевать на них всех.

К вечеру на аванпост приехали протрезвевшие подчинённые. Все свеженькие, румяненькие, будто и не было вчера горы пустых бутылок и бочонков из-под вина и более крепкого алкоголя.

Бетонов с Настей, Ежов, Щацкий и Тесак. Их сопровождающих я считать не стал.

- Ну что, зайцы-кролики, готовы послужить на благо Родины? - я подмигнул им.

Только Буфинка уловила подоплёку вопроса, на лицах остальных появилось недоумение и задумчивость. Колька им по моей просьбе ничего не рассказал про наши эксперименты.

- Надеюсь, не подопытными кроликами? – уточнила девушка и потом в пустоту задумчиво сказала. – Интересно, что наш господин опять придумал?

«Всё ещё дуется, что ей замок не строю», - догадался я, а вслух сказал:

– Не надейся, госпожа Буф. Но тебе, - на этих словах я обвёл взглядом остальных, - да и вам всем этот эксперимент понравится. Коль, будь другом, покажи-ка что-нибудь из своего фирменного.

Тот картинно потёр ладонями и явил народу бело-голубой ледяной снежок, размером с мандарин. А потом коснулся пальцем щеки Тесака.

- Ай! Это что сейчас было? – дёрнулся тот и стал растирать пятнышко побелевшей кожи.

«Зараза, до них не дошло. Думают, что это амулет», - понял я и сказал. – А на что это похоже? Может, на магию, которую наш баронет сотворил без помощи амулета?

Вот тут всех проняло, это было видно по их глазам.

- Командир, ты у эльфов стащил секрет, как простых людей делать магами? – поинтересовался Тесак.

- Нет, сам придумал. И ещё до эльфов, иначе мог бы и не вернуться к вам. Ань?

Жена кивнула и миг спустя взмахнула правой рукой снизу вверх, создав ледяной столб выше собственно роста. От него заметно потянуло сильным холодом во все стороны. Словно у открытого холодильника встал.

- Я дам каждому из вас магическую способность, а кто ею уже обладает, того сделаю сильнее. Пока что только вас, но позже дойдёт очередь и до других.

- Витя, а ты только усилить Дар можешь или дать новый? – поинтересовалась Настя.

- Я не экспериментировал с несколькими способностями. Даже не знаю насколько это возможно, - честно ответил я девушке. – И в преддверии войны с эльфами не хочу разрываться на несколько направлений. Лучше буду тратить силы на два – усиление и наделение, чем на три.

- А нужна вообще эта война? – негромко произнесла магесса.

- Мне нет. Но после того, что я натворил в Лесном царстве, они точно устроят крестовый поход против нас всех. И нужно, чтобы мы сумели встретить их в полную силу и максимально подготовленными. А потом так навалять от души, чтобы эти ушастые твари вспоминали про нас со страхом не меньше, чем пару веков, - под конец я не сумел сдержать вспыхнувшую злость и заскрипел зубами.

- А что ты натворил? – живо заинтересовался командир гвардейцев.

- Потом, - отмахнулся я. – Решайте, кто будет первым? И выбирайте только те способности, которыми владеют маги из наших, из землян.

- Я! Хочу быть как ты! – выкрикнул Тесак.

- Эк ты куда хватил, - рассмеялся я. – Не, Тесак, я хочу быть уникальным. Считай, что это моё самодурство.

- Блин, умеешь ты плюнуть в чай, командир, - погрустнел тот и взъерошил короткие волосы у себя на голове ладонью. – Ладно, тогда пусть будет огонь. Можно?

- Да.

*****

- Получилось, - совсем тихо, буквально себе под нос сказал я. Хотя то, что сейчас произошло, должно было заставить заорать от радости. – Макс, не будь ты мужиком, то я на тебе женился бы.

- Эй, что за разговорчики? – рядом со мной полушутливо нахмурилась Аня и несильно ткнула меня острым кулачком в бок. – У тебя уже есть жена, - и едва слышно пробурчала, - даже две.

- Да и я против женитьбы. Меня всё устраивает и так, - ухмыльнулся Ежов, смахнул крупные капли пота со лба и признался. – А это тяжело было, если честно. До твоего усиления я бы не сумел скопировать эти слитки, Вить. Какие-то они, э-э, странные. Сила в них уходила, как в бочку бездонную.

- Ну, уходит и уходит, - отстранённо ответил я, сосредоточив всё внимание на только что скопированных им слитках мифрила. Было двадцать килограммов, стало сорок. – Отдохни, и потом попробуем с кристаллами.

- Лады, - кивнул он.

С Максимом я возился дольше, чем с кем-то ещё из своих подчинённых. Его Дар на текущий момент был просто бесценен и нарасхват. Я сначала намекал, а потом прямо предложил кому-нибудь ещё взять такую же способность. Вот только никто не захотел превращаться в «каптёрщика», как обозвал ежовский талант Тесак. Бетонов - единственный из всех не захотел становиться пиромантом или криомантом, а взял тот же Дар, которым обладала его жена. Подозреваю, что во всём виновато желание снять часть нагрузки с Буфинки. Интересно, девушка оценила это? Или просто из-за молодости и резкого нрава просто не поняла подоплёку?

А вот Шацкий и Тесак решили стать повелителями огня.

Бетонов, воевода и гвардеец прошли только через одно переливание магической эссенции. Настя через две процедуры. А вот с Максом я возился долго, целых пять дней, за время которых я четырежды вливал в его вены волшебный мутаген на основе моей крови и крови самого парня. И это дало нужный результат, увеличив его способности минимум в десять раз.

Будь у меня времени вагон, то я бы увеличил бы штат магов до максимума, который был мне доступен. Увы, но печь криомантов и пиромантов как горячие пирожки я не мог – ещё более важные дела имелись. Самыми срочными из них были: увеличение численности летающих големов, тяжёлых големов и обычных. Так я «подключил» ещё одну модель РСЗО к главному алтарю. К двум другим присоединил два штурмовых вертолёта, отдалённо похожих на Ми-24. Отдалённо – так как фантазия автора наградила пластиковую игрушку большими крыльями, под которыми висели две бомбы (вроде бы ФАБ-250), четыре крупных управляемых ракеты, два блока с десятками неуправляемых ракет, две многоствольных установки не то малокалиберных пушек, не то крупнокалиберных пулемётов, а ещё одно орудие более крупного калибра имелось на носу в шарнирной установке. Когда всё это вырастет, то на головы врагов с небес обрушится море огня и смертоносной стали. Этих големов не остановят никакие стены, башни, реки и оборонительные полосы. Они дотянутся до замков и крепостей на островах.

Но был один минус в «питании» от божественных алтарей големов из бывших моделек: ни один из трёх уже созданных не превысил размера, указанного в ТТХ на коробке. Может, это связано с каким-нибудь пунктиком в моём подсознании, который я обойти не могу, а для ритуала он считается одним из самых важных. Так что, не создать мне «смерч» размером с многоподъездную пятиэтажку. Разве что, поискать игрушки из фант-игр, там встречаются машины, рядом с которыми «маус» будет казаться натуральной мышью.

Для каждой модели, подключённой к алтарям, я выделил по пятнадцать килограмм мифрила и по три больших магических кристалла, которые Макс сумел-таки скопировать.

Так же по сто грамм ценнейшего металла я вложил в некоторых големов стандартного размера. И пусть никого не вводит в заблуждение эта крошечная добавка. Редчайший на планете минерал, любимейший ингредиент артефакторов сделал каждого голема сильнее и выносливее в несколько раз. Так же у них заметно увеличилась стойкость к враждебной магии. Если бы в самом начале моего появления в этом мире у меня был с собой мифрил и я бы не пожалел его для создания Дровосека, то он не развалился бы от боевых чар искательницы в больнице.

Кроме этого я создал ещё два големо-вертолёта по той же технологии, что и первый с добавлением пяти килограмм мифрила, после чего его и всю остальную эскадрилью с усилением в виде пехоты отправил охотиться на монстров Пустого королевства. За исключением уже откормленного до нужных размеров вертолёта. Он с группой десанта улетел за алтарями далеко за пределы королевства Астанирии и пограничных с ним государств.

К слову, выращивание вампирским способом летающих големов не вызывали у моей жены сильного неприятия в отличие от создания наземных. То ли кровь птиц как-то влияет на процесс, то ли этот нюанс где-то спрятан в моём подсознании.

Глава 7

Глава 7

- Вить, чем занят?

От расчётов, над которыми я корпел со вчерашнего дня, меня отвлекла Аня.

- Работаю. А что? Что-то случилось? – я перевёл взгляд от листа бумаги на супругу.

- Что это? Новые големы? – Та подошла к столу и пробежалась глазами по рисункам с пометками, большая часть которых была правлена-переправлена.

- Скорее даже не големы, а новая раса. Иллиры меня натолкнули на интересную идею, - ответил я девушке.

- Понятно. А я тут тоже к тебе с интересной идеей.

- Слушаю, Анют.

Та замялась, потом торопливо, иногда сбиваясь, озвучила мне свою идею:

- Эта мысль пришла давно, только всё никак не могла её чётко сформулировать, проверить и разложить по полочкам. Суть её в том, что если ты можешь вытягивать и, так сказать, сгущать магию, чтобы потом влить её в других, то эту же магию ты можешь переработать и влить в себя. Так ты станешь сильнее. Например, собирать кровь магов, пропускать её через магическую ректификацию и полученной эссенцией устроить себе переливание.

- Местные магии не особо горят желанием жертвовать свою кровь. Лишь по чуть-чуть и не все из них, - напомнил я ей про эту заморочку аборигенов.

- Да и пусть, - махнула она рукой. – Я тут прикинула кое-что, Вить. Не нужны сильные маги, да и вообще только маги не нужны, если ты правильно настроишь свой перегонный артефакт. Мана же есть в крови у каждого, даже последнего крестьянина!

Тут она была права. Потоки маны пронизывали мир снизу доверху. Каждое живое существо, особенно разумное, несло в себе то или иное количество волшебного эфира. Просто пользоваться им могли немногие. У прочих не было энергоканалов или мана почти не задерживалась, проходя сквозь тело, как вода через ткань. Или организм мог накапливать мизерное её количество, с которым не могли развиваться каналы.

- И ты предлагаешь это количество отфильтровывать?

- Ага, - кивнула девушка. – Не получится?

Я пожал плечами:

- Не знаю. Вроде бы звучит всё логично, препятствий не вижу. Только муторное дело выйдет.

- Да я знаю, уже прикинула всё. Просто подумала, что так ты сумеешь помочь Рогнеде, а то она что-то не летит всё. Вдруг так ослабла, что нет сил на обратный перелёт, - с грустью вздохнула Аня.

- Или она нашла способ развестись со мной.

- Но у тебя же сил только прибавляется, так? – веско заметила девушка. – Значит, связь осталась. Полагаю, что разорви она её и ты, и я – мы же с тобой тоже связаны – почувствовали бы хоть что-то.

Не признать правоту жены я не мог. Всё в её словах звучало логично.

- Хорошо, закончу вот с этим проектом и возьмусь за очистку крови для собственного усиления, - произнёс я.

- А что конкретно хочешь сделать? Переселять души тяжелых больных, которым нельзя помочь, как делали с иллирами?

- Нет. Новая раса – это новая раса. Кровь для них использую от максимального количества землян и нетерисов, чтобы их знания и умения перешли моим созданиям.

Аня фыркнула и со скепсисом поинтересовалась:

- Не боишься, что они у тебя станут страдать множественностью личностей, как Билли Миллиган?

- А это кто? Впервые слышу.

- Был такой человек в Америке в двадцатом веке, у которого психиатры насчитали двадцать четыре личности в сознании. То есть, двадцать четыре человека в одном теле, которые не знали друг про друга, это если в общем описании.

- А-а, понял. Ну, надеюсь, что в этом поможет моя кровь и Дар, - сказал я ей. – И для создания использую главный божественный алтарь, когда он освободится.

Честно говоря, когда я сказал, что на идею новых созданий меня натолкнуло знакомство с иллирами, я несколько слукавил. Впервые она мне пришла в голову в тот момент, когда Тесак притащил мне ворох игрушек и моделей, среди которых затесалась фигурка некрона. Глядя на него, мне пришла в голову идея создать голема из материала, который способен не только самовосстанавливаться, как «живой» металл из мифической саги о сороковом тысячелетии, но и менять внешний облик, как это делал терминатор из второй части кинофраншизы. Как навеяла мне эти мысли фигурка некрона про старый фантастический фильм? Я и сам не знаю, такой вот вывих сознания.

Изначально идея предусматривала создание обычных големов, просто их возможности должны оказаться на порядок выше возможностей других моих созданий. Встреча же с иллирами внесла значительные корректировки в мой план. Их история и получение мифрила заставили меня пересмотреть изначальную идею. Сейчас я хотел получить новую расу - верную мне и землянам и способную поддержать нас всех в тяжёлые времена.

Вместе с собственным сознанием я хотел дать «своим» иллирам способность к размножению. Никакой пошлости и грязи, всё – по моим планам – должно быть простенько. Мужчина и женщина соединяли часть своего текучего тела вокруг магического кристалла. Дальше требовалось время, чтобы выросло новое создание.

«Ага, планы, как же, - со скепсисом хмыкнул я про себя. – Бог тоже думал совсем о другом, когда создал Адама и Еву. А в итоге вышло вон как».

Основная часть их тел будет состоять из мифрила, на это я отводил пятьдесят килограммов для каждого создания. Ещё пятьдесят кило титана и алюминия. И совсем чуть-чуть, буквально с объём напёрстка добавлю ртути. Столь малое количество ядовитого металла в теле будущих созданий будет абсолютно безопасно для организмов живых, находящихся рядом с ними.

Новые существа – в провал я не верил – должны стать учёными, исследователями, детьми Науки. И при обработке материала их тел перед «подключением» к алтарю я постараюсь как можно чётко сформулировать свою мысль, что наука должна служить людям, а не люди для неё. Чтобы не получить Йозифа Менгеле какого-нибудь или Сиро Исии.

Риск, конечно, был, но когда он останавливал кого-то? Тем более, с каждым сложным опытом я становился чуть-чуть сильнее и опытнее. А этот эксперимент был на голову выше всех, с которыми я возился до этого.

- Адам и Ева? – скривила губки Аня, когда услышала от меня подробный рассказ о своей новой магической разработке. – Ничего банальнее ты придумать не мог? Ещё бы назвал Иваном и Марьей.

- О, а это идея получше!

- Витя, я же пошутила! – Воскликнула девушка. – Тем более, ты же хочешь, чтобы они стали у тебя помощниками для людей, помогали и направляли. А чем первые люди из Рая отличились? Тем, что нарушили божественные правила? Ходили без штанов? Повелись на удочку дьявола? Родили детей, которые потом занялись взаимным истреблением?

Жена разошлась, несколько раз рубанула рукой по воздуху. Её глаза сверкали, щёки покраснели от гнева.

- Аня, Анечка, - остановил я распалившуюся девушку, - тихо, ты чего? Не нравятся эти имена, так предложи другие. У меня просто голова в этом направлении не соображает, да и не кажется мне оно важным.

- А зря. В таких делах мелочей не может быть, - наставительно сказала она и с ноткой обиды добавила. – Мог бы и позвать меня, когда решил над таким глобальным проектом поработать.

- Так я ещё только на стадии раздумий и осмысливания идеи. На ритуал позвал бы обязательно. А по именам… ты кого предлагаешь? – не стал я спорить с ней и что-то доказывать.

- У славян были Род и Лада. Они нашими предками почитались. А ещё можно взять из египетской мифологии Осириса и Исиду. Кстати, эти двое как раз по характеру подходят под твою задумку. Они пробудили в людях тягу к познанию, научили жить в единстве с природой, учили любви и счастью. Прям как по твоему заказу.

- Это же боги? – уточнил я.

- И что? – та приподняла бровь. – Тебе так важно, чтобы были имена людей из мифов?

- Нет, совсем не важно, - помотал я головой. – Исида так Исида.

- И Осирис.

- Ага, и он тоже.

*****

Пара новеньких вертолёто-големов отлично откормилась на монстрах в Лесу и в его окрестностях в Пустом королевстве. За то время, что у меня ушло на остальные дела, летающие големы вымахали до огромных размеров. Включая и тех коптеров, что были мной созданы самыми первыми. Теперь флагман легко бы поднял в небо не меньше полутонны дротиков, которыми однажды я притормозил ликанонскую армию. Или бомбу сравнимого веса.

Модельки, что я использовал для пополнения авиапарка, были вертолётами «чинук». Те самые летающие вагоны с двумя винтами в головной и хвостовой части, которые часто можно увидеть в фильмах с бравыми морпехами, несущими демократию в разные страны мира. Сейчас они ещё не дотягивали до своих натуральных размеров, но даже в данный момент в них с комфортом могли разместиться три десятка дружинников со всем их вооружением и запасами на неделю. Хотя, я бы с огромным удовольствием хотел видеть на их месте модели Ми-26, которые берут груза ещё больше.

Колёса я ему оставил. Удалять их посчитал ошибкой. Оснастил двумя парами манипуляторов, как у остальных летунов. Хоботком-трубочкой, с помощью которой големы питались. И добавил манипулятор на длинном тросу, которым голем хватал добычу среди деревьев. Первый вертолето-голем при охоте среди деревьев нуждался в поддержке с земли, так как приземлиться не мог – стволы и ветви мешали. «Чинуки» же выстреливали тросовый манипулятор с такой точностью и силой, что одним ударом убивали крупную гиену весом несколько центнеров.

Впрочем, это случилось лишь дважды, чтобы проверить саму возможность самостоятельной охоты. До этого оба голема свободно умещались в лесу. А позже, когда разрослись достаточно, в салон сел стрелок, который помогал голему добывать пропитание при помощи винтовки. Потом стрелков стало два.

Кроме манипуляторов другого оружия у «чинуков» не было.

Оставив одного охотиться и «набирать массу» дальше, я забрал второго «чинука» и первого вертолёто-голема для полёта в соседнее королевство, куда меня вызвала Ерана. Девушка за очень короткий срок сумела забраться в невообразимые дали по понятиям местных, в чём ей помогли увеличенные Настей ездовые химеры. И всё ради выполнения моего задания. Вот что правильное напутствие и вкусная «морковка» делают! Получив Дар и обещание его усилить, полуорчанка была готова в лепёшку расшибиться из-за этого. Так она оказалась в королевстве Немекте, расположенном на северо-западе от Астанирии и граничащим с землями орков. Оттуда и до эльфийских лесов совсем недалеко. Встречу девушка назначила в городе Орселе, где будут меня ждать она и кто-то из орков для переговоров.

В очередной раз хочу порадоваться за идею обзавестись воздушным транспортом. Никакие «камазы» не сравнятся в скорости, проходимости и незаметности с вертолётом. А уж если вертолёт не простой, а является големом, то его ценность и плюсы увеличиваются ещё больше. Обе «вертушки» за ночь доставили мой отряд к нужному городу. Уже на рассвете нашли удобное место, где можно спрятать летающих созданий и оставить часть дружинников и обычных големов.

До Орселя пришлось добираться на своих двоих. Половину пути по лесным сугробам и снежной целине поля. Вторую по накатанной дороге. Големодоспехи на нас были прикрыты одеждой: сюрко без гербов и дворянских цветов, а сверху ещё и плотными плащами. Аня шла наравне со всеми. Впрочем, устать, находясь в големодоспехе было достаточно сложно. Большую часть трудностей он брал на себя, помогая сохранить силы человеку. Они же прекрасно защищали от холода. Ведь это только Аня с некоторых пор получила морозоустойчивость, остальные, включая меня, всё так же дрожали от холода. С собой я взял семерых – трёх гвардейцев, трёх простых дружинников и Макса. И, конечно, жену – куда мне без неё.

На городских воротах нас приняли за отряд наёмников. Что вылилось в завышенную пошлину. Для порядка, без особого огонька, пройдясь по жадности стражников и городского совета, мы заплатили нужную сумму в серебре и вошли в Орсель.

Первым делом мы сняли несколько комнат в достаточно прилично выглядящем трактире. Двоих бойцов я оставил там. И уже после этого мы пошли на встречу с будущими, надеюсь, охотниками за эльфийскими ушами. С Ераной я связался ещё полтора часа назад, сообщив, что скоро буду в городе. Этого времени ей хватило, чтобы подготовиться к встрече.

- Ровной степи и много сильных врагов, вождь, - первым поздоровался со мной орк.

- Вохитика матаньян, Кетэн Нэгин, - на орочьем ответил я на приветствие, заранее узнав имя собеседника у Ераны.

Дальше мы общались на его родном языке. Так я выказывал ему уважение и точно был уверен, что не возникнет недопонимания. Мой амулет-переводчик был самым лучшим, один из немногих, которые делали на заказ в столице Астанирии и всего в одном месте. Благодаря ему я мог понять даже самые редко встречающиеся слова и высказывания в речи собеседника. Мало того, амулет помогал мне правильно понять суть чужих фраз, если чужой язык имел в себе такое понятие, как интонации и эмоциональность. Такие наречия одним словом могли оскорбить, похвалить, выразить недоверие. Неправильно понятый смысл мог разрушить весь переговорный процесс.

Кетэн Нэгин или Чёрный Ястреб был совсем ещё, мягко говоря, молокососом. Восемнадцать лет отроду, но уже успел принять участие в военном походе где-то с год назад и отличиться даже среди опытных взрослых воинов. Скакнувший в небеса авторитет помог ему сколотить крупный отряд таких же, как он сам молодых и горячих сорвиголов. Во главе его он провёл несколько стычек с группами орков из других племён, точно такими же молодыми задирами - волчатами, алчущими свежей горячей крови врагов. Но ему такой славы было мало, он хотел большего, как и все молодые отпрыски своего народа. Плюс, отсутствие хорошего оружия скребло ему по душе, как злая кошка. У таких, как он сам – молодняка прочих племён – снаряжение оставляло желать лучшего. Волчата сами шли в бой за славой и трофеями в латанных-перелатанных кольчугах, в мятых и не раз чиненых шлемах, с копьями и мечами, которые из-за зазубрин стоило уже отправлять в кузнечный горн на переплавку.

- Оружие я твоим воинам предоставлю. Мечи, луки со стрелами, арбалеты, если кто-то им отдаёт предпочтение. Куплю лучшие доспехи и лошадей, вместе с амулетами и припасами, - сказал я молодому орку и отметил, как жадно заблестели его глаза после моих слов. – А так же за каждую пару длинных ушей взрослых эльфов буду платить золотом.

- Ты хочешь нашими руками убить своих врагов? – прищурился орк.

- Нет. Вскоре я начну убивать эльфов лично. Сейчас я набираю для этого войско. Если вы покажете себя умелыми воинами, то я приглашу вас в него. Ведь чем больше армия, тем больше врагов будет, тем больше трофеи и слава.

Тот задумался.

С такими молодыми «горячими финскими парнями», как Кетэн Нэгин достаточно легко договориться и не обязательно искать логичные и крепкие аргументы. Лишь нужно говорить то, что они хотят услышать и одновременно высказать лёгкое, едва заметное сомнение в их силах, как это сделал я только что, сказав про умелых воинов и приглашении в свою армию. То есть, я изначально поставил себя на сторону тех, кто сильнее.

- Твои воины лучше орков? – прищурился Чёрный Ястреб. Было видно, что ему хотелось вспылить, но он сумел найти в себе силы сдержаться, что положительно говорит о нём.

- Разве ты не слышал про меня? – вопросом на вопрос ответил я. – Моя дружина – дружина графа Тэрского - месяц назад поставила на колени королевство Ликанон. Мои воины захватили и разрушили до основания несколько крепостей, которые до этого никем не были взяты. Войско привезло в графство богатые трофеи, а слава разошлась по всем землям.

- Я не слышал, - буркнул тот.

- Спроси торговцев и наёмников в городе. Они точно в курсе.

- Зачем тебе тогда мои воины, если у тебя такая грозная армия? – поинтересовался у меня молодой орк с плохо скрываемым сарказмом в голосе.

- Солдаты только что вернулись с войны, где им противостояли враги десятикратно превосходящие их. Им нужен отдых, нужно восполнить потери, нужно, чтобы они поделились своими подвигами с другими, кто сидел дома. А пока они отдыхают, эльфы не должны чувствовать себя спокойно. Нигде. Я хочу, чтобы у остроухих горела земля под ногами каждый день, чтобы они ложились спать со страхом не проснуться утром, - я непроизвольно стиснул кулаки от вспыхнувшей ненависти к этому лесному племени. – Я объявил им войну.

- Я тоже не люблю их, - покивал орк.

- Хороший эльф – мёртвый эльф.

- О-о, - осклабился Чёрный Ястреб, - какие хорошие слова, хуман. Я их запомню, ха-ха.

- Ты согласен сражаться против них? Ударить первым, впустить в их сердца страх постоянными набегами, сжигать их дома и города?

Тот с хрустом щетины почесал щеку ногтем и кинул:

- Да, мне нравится эта картина. Но сначала доспехи и оружие. Лезть в леса эльфов с тем, что носят мои воины, будет э-э…

- Нецелесообразно, - усмехнулся я, оборвал мучения молодого орка. – Ты знаешь лучшие лавки в городе, где продают оружие и броню?

- Да.

- Ты покажешь их мне и выберешь клинки, доспехи, луки с арбалетами, которыми хотел бы вооружить своих бойцов. Я их тебе куплю.

- В лавках такого хорошего оружия на сотню с лишним орков может не найтись. Даже скорее и не найдётся, - предупредил он меня.

- Ты, главное, покажи образцы, а достать большую партию такого же снаряжения предоставь мне.

Через час с небольшим Кетэн Нэгин привёл нас в первый оружейный магазин Орселя. Если судить по внешнему виду лавки и месторасположению, то в ней точно не ширпотребом торгуют.

«Орк торговец, надо же», - слегка удивился я, увидев здоровяка за два метра ростом, скрытого ниже пояса массивной и широкой стойкой из тёмной древесины. До меня доходили слухи, что чистокровные орки почти никогда не становятся торговцами, это удел полукровок, квартеронов и прочих с чужой кровью в жилах. А так же искалеченных настолько, что даже не могут быть наставниками. Но этот с виду выглядел здоровым, по крайней мере, по пояс сверху, так как нижнюю часть закрывала стойка.

На стене за его спиной на крючках и деревянных подставках висели клинки. Там были кинжалы, короткие и длинные мечи, несколько широких сабель. На полу в стойке смирно спали полуторники, двуручи, секиры на длинных рукоятях, булавы, цепы, моргенштейны. Слева от входа на крестообразных вешалках висели доспехи: кольчуги, нагрудники, кирасы, всевозможные типы «чешуи», стальные и кожаные шлемы. Справа на стене и в стойках стояли пехотные копья, алебарды нескольких типов, метательные копья, луки прямые и составные, арбалеты, копьеметалки.

Каждый товарный образец выглядел великолепно. Шедевром искусства не назову, да и зачем такой лощёный вид вещи, которой скоро в бою придётся отбивать и рубить вражескую сталь? За красивыми вещами – это в другие места.

- Приветствую тебя, Хэнчебал, - сказал мой провожатый. Поздоровался только он, два его спутника коротко кивнули торговцу и всё. Возможно, за них их командир поздоровался.

- Приветствую, Кетэн Нэгин, - рокочуще отозвался орк за стойкой. – Что за люди с тобой ко мне пришли? Что им здесь понадобилось?

- Они понимают нас, Хэнчебал.

- Да плевать.

Чёрный Ястреб помолчал несколько секунд, покосился на меня, занятого рассматриванием здешнего товара, и продолжил:

- Он хочет нанять меня и мой отряд, чтобы убивать своих врагов, так как знает, что лучших воинов, чем орки в мире нет. К тебе в лавку мы пришли за оружием и доспехами.

- На весь твой отряд или только для тебя и твоих ближников? – уточнил торговец.

- На всех.

- У меня нет столько. И не скоро смогу собрать, так как продаю только лучшее, а лучшее требует много времени.

- Мне хватит нескольких образцов, уважаемый, - вмешался я в разговор. – Просто чтобы знать, какое снаряжение нравится воинам твоей расы.

Тот внимательно посмотрел на меня, потом, будто бы с укором или сожалением сказал:

- Все мастера, с которыми я торгую, не станут торговать с тобой. Они дорожат своим словом, которое дают оружейникам. За всё золото мира не решат даже на день задержать нам поставку ради тебя, или согласиться с твоим предложением, перекупить наши заказы.

- Это уже мои дела, уважаемый. Зачем вам домысливать лишнее? – я поднял одну бровь и посмотрел на здоровяка.

- Я предупредил. Выбирайте.

Из лавки мы вышли изрядно нагруженные товаром. Чёрный Ястреб, получив карт-бланш на расходы, скупил все лучшие товары, какие нашлись в лавке. Замечу, что именно лучшие, а не дорогие. Вычурные доспехи, украшенные золотой чеканкой, с позолоченными застёжками, оружие с драгоценными и полудрагоценными камнями и прочие ратные вещи, которые по свойствам не отличались от подобных им, но не сверкающих, как ювелирная лавка, все они остались на своих местах.

- Через несколько дней я свяжусь с тобой, чтобы передать оружие в достаточном количестве, чтобы ты мог вооружить свой отряд, Кетэн Нэгин, - сказал я молодому орку, когда добрались до трактира, где остановился мой отряд.

- Даже не знаю, где ты найдёшь столько клинков и брони, как эти, - покачал он головой, указывая на покупки в свёртках.

- Это моя проблема, - в очередной раз за сегодня повторил я.

Вечером за пару часов до закрытия городских ворот наша группа покинула Орсель. На этот раз отряд увеличился на две телеги и пару лошадок, их тянущих. Стражники, было, сунули нос в свёртки, но быстро потеряли интерес, когда увидели их содержимое. Только завистливо оценили качество и клейма на доспехах с оружием. Думаю, для себя они решили, что ради полудюжины кольчуг, такого же количества панцирей и полных комплектов «чешуи» и пластинчатой брони с тремя десятками секир, мечей, булав с копьями да нескольких луков и арбалетов с парой бочек стрел к ним, я со своими воинами и прибыл в их город. Разубеждать их никто стал.

Чем хорошо средневековье, так это малолюдностью. А зимой и вовсе увидеть кого-то можно только на дорогах, в леса рискуют сунуться немногие. Мне это было только на руку. Нет, я не прятался и не собирался позже это делать, но и посторонние любопытные глаза мне так же были не нужны.

Сойдя с дороги, отряд углубился в лес и вскоре остановился на большой поляне. Здесь и было решено разбить лагерь, в котором предстоит провести несколько дней, пока Максим будет копировать покупки. Работать он начал буквально через минуту, как остановились телеги. И самыми первыми вещами, вытащенными в реальность парнем, оказались две зимних больших палатки и одна маленькая. Спустя ещё полтора часа они были установлены. Ещё немногим позже сверху на тросе был спущен энергоголем с внушительной мощностью и несколько боевых големов для охраны и патрулирования.

В одной палатке были сложены вещи и установлен энергоголем, во вторую заселились люди. Маленькая была отдана Ане. В каждой установили по электрическому обогревателю. Дополнительно поставили по маленькой чугунной печке, топящейся углём, горку которого создал Макс. Это было сделано на случай появления королевских егерей, которые могут выставить претензии, чтобы рубим лес на дрова. Не то, чтобы я так сильно переживал – взятку ещё никто не отменял. Но так она будет меньше и егеря быстрее отстанут, убедившись, что порчи вверенного им имущества не происходит.

За три дня нас никто не побеспокоил в лесу, а Ежов размножил снаряжение из орочьей лавки с избытком. Большую часть я отдам по договору вождю орков, меньшую заберу с собой в графство, где эти вещи опять будут многократно скопированы и потом отправлены в лавки в города Астанирии. Это делается совсем не ради денег, которыми я могу завалить королевство любым количеством. Но торговые точки – это не только источник обогащения. Торговцы, служки, продавцы, подсобные рабочие, покупатели и так далее – все они являются разведчиками, агентами, источниками информации, рекламой, средствами нужной пропаганды. В этом мире нет антимонопольного контролирующего органа, поэтому я могу захватить всю торговлю в окрестных землях. Разумеется, сперва договорившись с правителем земель. Впрочем, это совсем не сложно, если предложить тому сначала кругленькую сумму за разрешение, а потом чуть-чуть больше платить налоги в казну. В преддверии войны с эльфами сотни глаз и ушей в городах и на дорогах между ними в землях рядом с моим графством будут весьма кстати. Чую, что она будет долгой.

Глава 8

Глава 8

По возвращению домой мне опять пришлось заниматься делами, которые были далеки от моего Дара и моих желаний. На этот раз пришлось устанавливать связь с моими агентами из тех, которых я некогда связал с собой сильней магической клятвой, предоставив им выбор: она или смерть на месте. Им была поставлена задача переехать в крупные города, где расположены школы магов. И на месте любыми способами у студентов таких заведений сцеживать по чуть-чуть кровь.

- Можешь представиться экспериментатором-сумасшедшим, который верит, что выпитая свежая кровь одарённого может сделать таковым и тебя. Или нанять пару-тройку опытных душегубов, глушить молодых магов в подворотнях и забирать у них кровь, маскируя кровопотерю под небольшую рану. Можешь знакомиться со студентками, охмурять, спаивать их и собирать кровь, пока те в отключке, - сказал я сквайру Рол Гнесу.

- Я всё сделаю, господин, - заверил он меня. Выглядел он выше всяческих похвал. Даже манеры, взгляд и тон изменились к лучшему. Совсем не похож на того босяка с документами дворянина, которого я увидел после первой крупной битвы со жрецами, когда моими трофеями стали несколько алтарей. Всё это произошло благодаря тому, что ему больше не нужно было метаться в поисках заработка. Да, риск меньше не стал, зато появилась уверенность, что завтра он не умрёт от голода или в драке в подворотне, когда решит ограбить не того.

Следующими, кого я нагрузил проблемой по сбору крови одарённых, стали вампиры. Старейшина Уллиса со своими соклановцами почти в полном составе, ушла на охоту в города Астанирии, полуразрушенного войной Ликанона и соседних с ними королевств. С отличными амулетами и снаряжением им по плечу из засады справиться даже с магистром, а то и старшим магом.

Все эти охотники за алой жидкостью получили сундуки-артефакты. В итоге у меня осталась только жалкая пара этих сундуков.

И только после этого у меня появилось время для работы с магией. В первую очередь я провёл переливание крови и кровавой эссенцией всем тем, кого ранее наделил Даром. С каждым провёл одну процедуру. И только Еране сделал два переливания, так как она это поощрение заслужила своими делами.

И тут же нагрузил девушку новым заданием. Теперь ей нужно было собрать всю доступную информацию по эльфам. Слухи, записи, легенды, рассказы очевидцев, истории пограничников, контрабандистов, браконьеров и лесорубов, промышлявших в их лесах. В общем – всё!

Распустив счастливых и нагруженных с головой задачами соратников, я занялся созданием големов. Големопсов и големобабочек. Последних создавал полностью из мифрила и размером в две мужские ладони. В тела же первых добавил по сто грамм магического металла. Этого количества вполне достаточно, чтобы сделать их раза в два сильнее, чем более ранние, так сказать, модели. Дополнительно использовал для обоих типов созданий кровь животного, обладающего мимикрией, ту самую, которая вошла в смесь, коей пропитал свой личный големодоспех. А бабочкам добавил кровь ядовитой гадины, чтобы те могли не только резать плоть врагов острейшими крылышками, смазанными тонкой плёнкой яда, но и водить в тела спящих отраву при помощи хоботка. Причём, не обязательно смертельную дозу.

Дополнительно требовалось создать големов для анклава земляков в Пустом королевстве по старой договорённости с их главой. Палычу нужны были рабочие големы и самураи. Первые для работ на полях и по укреплению поселения, вторые сопровождали сталкеров и охотников и принимали первыми удар чудовищ, сохраняя человеческие жизни.

В хлопотах время летело быстрее, чем пули из автомата. Не заметил даже, как закончился «рост» тяжёлых големов на аванпосте. Эту новость мне принёс Тесак. При этом щедро разбавив её неприятными известиями.

- Те два алтаря, ну, которые простые, они потрескались, - сообщил он и тут же поинтересовался. – Типа, хана им, да?

- Потрескались? – переспросил я и нахмурился. – М-да… нужно смотреть на месте.

Из-за состояния цейтнота, в котором я пребывал всё последнее время, мне было всё равно, что сейчас за окном: ночь или день. Для меня отдых появлялся тогда, когда я восстанавливался после кровопускания или ритуалов. Да, подобный темп жизни ничего хорошего для неё не нёс, для этой самой жизни. Но она могла вообще прекратиться, если я встречу эльфов неподготовленным. Войной они на меня не пойдут, по крайней мере, не сразу. Сначала будут попытки прощупать обстановку, появление их отрядов разведчиков, диверсантов, попытки что-то разрушить, кого-то из моих людей пленить и допросить, других убить из засады. Вот чтобы этого не случилось или хотя бы уменьшить масштабы в несколько раз я и увеличиваю патрульные отряды с големами.

«Да уж, а ведь когда-то представлял, что жизнь средневекового правителя – это сплошные развлечения, состоящие из пьянок, танцев, охоты и войнушек с соседями от скуки. Не думал, что свободного времени будет ровно столько, чтобы поесть и поспать, - проскочила мысль в голове. – Или это мне, как иному так везёт?».

Новость о порче алтарей я получил вечером и решил не ждать завтрашнего дня, чтобы засветло оказаться на месте. Аня осталась в графстве на хозяйстве. Оказалось, что больше-то и некому заниматься бытовыми вопросами, когда я ухожу с головой в магические опыты. До этого со всем справлялась Лина. Своим помощникам она давала минимум задач, да и те самые простые. Так что, когда она ушла, то многие дела встали и из-за этого вылезли серьёзные проблемы. Пришлось моей жене засучивать рукава и с головой уходить в заботы графства.

На аванпост я прибыл практически ночью и сразу же отправился оценивать потери.

- М-да, - покачал я головой, оценив внешний вид алтарей, - дела.

Камни выглядели, как бетонные блоки из смеси самого низкого качества, пролежавшие в сырости многие годы. Куча трещин, множество отколовшихся крошечных кусочков на земле рядом. Думаю, только намотанный на него кабель удерживал алтарь от того, чтобы не превратиться в горку песка и щебня. Хватило одного взгляда на него, чтобы я понял: его только в утиль. Аналогично выглядел второй.

- Сколько у нас запасных алтарей? – поинтересовался я у Тесака.

- Три, - отозвался тот. – Но все простые.

- Да уж понятно, - хмыкнул я. – Главных алтарей у жрецов богини Лораиниадинэ больше нет.

- А жаль, нам бы ещё один не помешал, - хохотнул гвардеец.

- Что верно, то верно, - согласился я с ним.

Главный алтарь выглядел как новенький. Ни трещинки, не отвалился ни единый кусочек драгоценной инкрустации, не исчез глянцевый блеск. И при этом щедро делился очищенной энергией с моими големами. Вот сейчас рядом с ним стоит огромный «смерч», полностью, так сказать, созревший. Можно его отправлять в бокс на территорию ПБМ рядом с посёлком, а сюда устанавливать новую модель. К слову, парк боевых машин развернул, чтобы держать боевую технику, простую и големов, в одном месте. Там были боксы для наземной техники и площадки для «покорителей неба».

Кабель был смотан с тут же разрушившихся алтарей, сами камни выброшены в овраг далеко от аванпоста. Туда же полетели кристаллы из магофильтров, отработавшие своё. На их место встали новенькие, над которыми я провёл нужный ритуал со своей кровью. Пока отдыхал после данной процедуры, то решил заняться идеей создания не просто големов, а разумной расы. Тех самых первых «людей» - Исиду и Осириса. Да, да, именно так я и решил их назвать. Аня провела для меня краткий ликбез в данной теме, и теперь я знаю, что эти два представителя земных мифов просто душечки и лапочки, хе-хе-хе. А если серьёзно, то я рассчитываю на положительные образы, что укоренились в моём подсознании и которые играют не последнюю роль в моих ритуалах. Образцы крови землян у меня имеются. Примерно триста с небольшим человек сдали по мензурке своей крови. Остаётся набрать своей несколько литров, отдохнуть после столь объёмного кровопускания и провести сам ритуал. Ах да, стоит добавить, что «выращивать» эту парочку я буду точно так же, как тяжёлых големов, то есть, с использованием маны из алтаря.

Спустя три дня ритуал был проведён.

«Надеюсь, что всё у меня получится, - подумал я, стоя на подгибающихся от усталости ногах рядом с двумя деревянными ящиками без крышек, внутри которых лежали кристаллы, слитки мифрила, титана, алюминия и несколько капелек ртути. И всё это было ранее щедро полито шестью литрами кровяной смеси, в которой половина объёма приходилась на мою кровь.

Рядом на площадках с простыми алтарями стояли две модели «смерчей». По совету Шацкого с Цезарем я решил довести до полудюжины количество данных тяжёлых големов. Уж очень впечатлил моих товарищей результат работы всего одного из них. Шесть таких созданий снесут армию любой величины независимо от числа архимагов в ней. Вряд ли местные извлекут кардинальный урок из истории применения тяжёлой военной техники моего мира против местных дружин. Скорее станут делать акцент на увеличение магической защиты и числа магов, чем распылять армии на множество мелких отрядов, против которых будет лично мне жалко тратить мощные боеприпасы. Да, они восстанавливаются, но достаточно долго. И во время данного процесса големы будут сильно уязвимы.

Место для третьего алтаря на территории аванпоста не хватило, поэтому я его оставил в резерве.

Только я собрался возвращаться домой, решив отдохнуть в дороге, чтобы не тратить зря время, как со мной связался Сан Палыч и уговорил навестить его. Пообещал показать кое-что интересное.

«Будет просить увеличить штат магов в его анклаве, - сразу понял я подоплёку радиобеседы и мысленно потёр руки. – Ну, Палыч, готовься снять последнюю рубаху».

Догадка оказалась правильной. После застолья в честь моего появления в посёлке землян, разговора ни о чём, делёжке новостями, глава анклава сообщил, зачем пригласил к себе.

- Вить, я набрал людей для превращения их в магов, как ты сказал недавно.

- Сколько?

- Немного, - чуть усмехнулся он. – Семь.

- Это много, - покачал я головой. – Я своих столько не сумел сделать, не хватает сил. Двоих оставь, остальных как-нибудь в другой раз.

- Сколько?! Витя, да двое магов для такого посёлка, как наш – это капля в море.

- И что? Палыч, нет у меня столько сил. Для каждого нужны две процедуры, так как после первой кандидат лишь получает способность к управлению Даром и слабенькие чары. Только после второго переливания крови они обретают достаточно сил. Два человека – это четыре процедуры. Минимум неделю придётся здесь жить.

- А если четырёх сейчас по одной процедуре, а потом в следующем месяце усилишь их, а? – забросил удочку собеседник.

- Могу, - кивнул я. – Но учти, Палыч, что они будут очень слабыми, - потом добавил. – Если случится какой-нибудь аврал вроде недавнего чэпэ, то вторая инициация отложится. Ты готов на такое?

- А что не хочешь иницировать кого-то вроде себя? Сразу бы столько хлопот с себя снял, - с хитрым прищуром посмотрел на меня мужчина.

- Не хочу. Так я для всех останусь самым ценным, - ухмыльнулся я. – Люблю быть исключительным и неповторимым.

- Эх, Витя, Витя, - покачал тот головой с деланным укором и сожалением. – Ладно, уж как-нибудь скрепя сердце буду верить, что неприятности тебя обойдут стороной, и в следующем месяце я вновь тебя здесь увижу.

- То есть, сейчас от меня нужна первичная инициация четырёх человек и повторную я буду проводить спустя месяц. – Подвёл я итог.

- Всё так. А пятерых не потянешь?

- Палыч!

- Ты не торопись отказываться, - быстро сказал он. – Ещё не видел, что я тебе приготовил. Тут мои сталкеры такое нашли…

Под «таким» Палыч подразумевал огромный магический кристалл по форме очень близко приближённый к ананасу и размером с очень крупную дыню «торпеду». Камень едва заметно переливался всеми цветами радуги, а в самом центре его светился оранжево-красный огонёк, который то затухал до искры, то разгорался с фитиль свечки.

- И? - я посмотрел на главу посёлка.

- Что – и? – нахмурился тот. – Ты же ищешь крупные магические камни, в которые можно море маны залить. Вот я тебе нашёл один такой и вручаю с благодарностью за помощь в магической инициации моих людей.

Тут я не выдержал и рассмеялся.

- Палыч, елки-палки, ты в самом деле верил, что впаришь вот этот бесполезный для себя кусок кварца или стекла мне под видом сверхценной награды? – спросил я его, утирая слёзы.

- Ну, попытаться-то можно было, - ничуть не смутился тот.

- Попытался? – хмыкнул я. – А теперь давай серьёзно.

Глава 9

Глава 9

- Ваше Королевское Величество, - высокий эльф, выглядевший, как тридцатипятилетний мужчина, поклонился, демонстрируя высшее уважение своему собеседнику и его сыну. – Ваше Высочество.

- Приветствую вас, достопочтимый и’куэль Альфарн, - наклонил голову король Рейнр Второй. – Приветствую ваших спутников.

Принцу статус не позволял вести себя, как его отцу, то есть, отвечать простым кивком головы и сидя на троне. Молодой человек встал и повторил поклон гостя, с уважением произнеся полагающееся случаю приветствие. Когда с расшаркиванием и вступительной частью было покончено, король с принцем и эльфийский старейшина со своим помощником удалились в личный королевский кабинет для важной беседы.

- Один из вассалов вашего величества нанёс смертельное оскорбление Лесному царству, - произнёс Альфарн. – Оно не может быть прощено, забыто или оплачено чем-то иным, только жизнью преступника. Совет Домов требует отдать нам графа Тэрского. Обязательно живым, чтобы он мог быть подвергнут священной казни.

- Что он сделал? – спокойно спросил король.

- Он начал знакомство с моими сородичами с обмана Вас. Через свою рабыню создал связь с торговцами моей расы. Он предложил ровно сто эльфийских жемчужин…

- ..! – принц невнятно издал возмущённый возглас, но мигом замолк, когда Рейнр поднял руку.

-… разумеется, такой товар не мог не соблазнить торговцев. Они согласились встретиться с этим человеком. Один из них пригласил на эту встречу уважаемого старейшину, и’куэля Странкеля. Его присутствие гарантировало безопасность всем сторонам и честность сделки.

- Где происходила встреча? – поинтересовался Рейнр.

- В долине, в которой начинается дорога на перевал на другую сторону горного хребта.

- Так далеко?

- У Тэрского есть способ быстро передвигаться на огромные расстояния по воздуху. А для торговцев, несмотря на присутствие старейшины с охраной, было спокойнее совершить сделку на родной земле, - пояснил эльф, увидев в глазах правителя Астанирии сомнение в своих словах, и добавил. – Это то, что знаю я. К сожалению, никого не осталось в живых из устроителей сделки. Лишь несколько простых охранников уцелели и то едва не погибли от тяжёлых ран до появления помощи.

- Пусть так. Что было дальше?

- Человеку… графу Тэрскому не понравилась цена. Он хотел наши редкие амулеты и древесину мелорна.

Принц вновь не сумел сдержать эмоций, чем заслужил суровый взгляд короля, обещающий наказание за подобное неумение держать себя в руках.

Для эльфов мелорны были священны и потребовать продать часть его чужаку – кощунство и сильнейшее оскорбление.

- Это и есть причина, по которой Совет Домов хочет получить голову моего вассала?

- Нет, - эльф отрицательно мотнул головой, - не она. Граф Тэрский пришёл в ярость, когда услышал отказ в очень категоричной форме. Мало того, торговцы полностью отказались вести с ним дела после оскорбительных слов человека. Возможно, ему пригрозили чем-то или старейшина сказал что-то не то, но ваш вассал всех убил. М-м… подумал, что всех убил. А дальше он перелетел через горы и напал на город рядом с мелорном и убил там многих эльфов. Но самое важное – он уничтожил святилище со всеми жрецами и серьезно повредил наше священное дерево.

Вот тут уже сам Рейнр Второй был шокирован. Слова эльфийского старейшины проняли короля до печёнок. Мелорн – это сила и жизнь эльфийской расы. Уж короли и архимаги точно знали это, как бы остроухие жители лесов не старались скрыть подобное знание. Повредить его – это как отрубить палец или руку дворянину и думать, что тот и его родня спустят подобное обидчику. Пожалуй, даже скорее гордый дворянин забудет такое, чем эльфы простят повреждение мелорна.

«Похоже, этот древний пенёк не лжёт, - подумал Рейнр. – И что теперь с этим всем делать?», – вслух же он сказал другое:

– Это серьёзное обвинение, старейшина Альфарн.

- Это правда, - сухо произнёс тот.

- И’куэль, вы понимаете, что я не могу арестовать графа и передать его вам? – точно таким же тоном ответил король. – Всё дворянство поднимется и в королевстве произойдёт бунт. У Тэрского после победы над Ликаноном появилось очень много союзников, которым такое не понравится. И уж точно не понравится, если всплывёт наш разговор и люди поймут, что я отдал своего вассала, хм, нелюдям.

- Мы это понимаем, ваше величество, и потому Совет Домов даже не смеет просить о таком. Нам будет достаточно знать, что вы лишаете преступника своего благоволения.

- Ещё бы найти причину, - пробормотал Рейнр Второй, лихорадочно размышляя, что же ему делать со всем тем, что только что узнал.

- О-о, за этим разве дело встанет? – приподнял бровь эльф. – Позвольте?

Король кивнул.

- Ваш сын, - старейшина слегка наклонился, адресуя сидя поклон принцу, - отправил графа к себе домой после победы над коронным войском короля Мансура, но его дружина приказ нарушила и вернулась на войну.

- Повод был весовым, - заметил Рейнр. – Считалось, что его похитили ликанонцы, чьи тела были найдены на месте засады.

- А кто видел эти тела? – хмыкнул эльф. – Сказать можно что угодно. Я же вижу вот что: после того, как сделка сорвалась, и был причинён ущерб мелорну, граф решил запугать нас. Добраться до Лесного царства было не в его силах, да и как бы он объявил нам, эльфам, войну, будучи вашим вассалом? Зато был другой враг – ликанонцы. Именно на них он и показал мощь своего оружия, которое, хочу заметить, он почему-то не взял с собой во время генерального сражения. Могу только догадываться из-за чего Тэрский так поступил, но свои мысли оставлю при себе.

- А вам не страшно оружие иных? – вмешался в беседу двух взрослых мужчин принц. – С его помощью была разрушена ранее неприступная крепость.

- Страшно? – переспросил тот. – Его возможности заставляют серьёзно относиться к дружине графа. Но когда затронута честь не просто одного эльфа или Дома, но всего нашего народа, речи о страхе не может идти! – последние слова он произнёс с налётом пафоса. На короля они нисколько не повлияли, он и сам мог произнести не менее горячую и короткую речь, но вот молодой человек проникся.

- И’куэль, в вопросах чести люди столь же щепетильны, как и эльфы. Я не могу помешать вам добиться справедливости, но хочу заметить, что не потерплю развязывания войны на своих землях.

- Нам этого достаточно, ваше величество, - старейшина встал и поклонился королю. – Позвольте оставить вас и сообщить как можно скорее ваши слова Совету Домов?

- Ступайте, и’куэль Альфарн.

После того, как эльфы покинули дворец, состоялся разговор между принцем и королём Астанирии.

- Отец, ради чего был весь этот разговор?

- Ты не понял?

- Не до конца, - признался молодой человек.

- Эльфы дали понять, что в своих стремлениях захватить графа готовы идти до конца. Именно потому они упомянули якобы повреждённый мелорн. А визит был нужен для того, чтобы не развязывать войну между нами, когда вскроется присутствие длинных ушей в нападении на наше пограничное графство. Или если вскроется. В этом случае я просто отправлю ноту протеста, потребую компенсацию, выдачу виновных и ещё кое-что по мелочи. К тому же, в войну обязательно влезут другие королевства, точащие зуб на эльфов. Орки обязательно предложат союз, а уж они мастера резать длинные уши в исконных для тех землях обитания.

- А почему якобы?

- Я не очень верю эльфам, сын. Даже не уверен, что старейшина сказал нам десятую часть правды.

- Его слова во многом совпадают с тем, что написал сам граф, - заметил принц.

- Правдой можно играть в любую сторону. Ложь, замешанная на ней – это самая лучшая ложь, - вздохнул Рейнр. – Тебе самому предстоит не раз стать поваром такой кухни.

Молодой человек заметно скривился. Его, выросшего на рыцарских историях о благородстве и доблести, не прельщало превратиться в их антипода.

- Значит, ты хочешь отдать графа этим остроухим? – нахмурился он.

- Ни в коем случае, сын! Мало того, я чувствую, что это будет очень крупной ошибкой для меня и всего королевства.

- Но эльфы…

- Тебе есть какое-то дело до нелюдей? – перебил его король.

- Нет, отец. Но стране предстоит восстановление территорий, которые мы захватили у Ликанона, а перед этим опустошили. Война с Лесным Царством, даже с двумя-тремя Домами нас разорит.

- Заметь, - сказал мужчина, - что захватили эти земли мы благодаря дружине иных. Без них всё закончилось бы банальным грабежом и возвращением домой до той поры, когда Мансур решил бы вновь напасть на нас. Зато теперь мы имеем дюжину довольных и верных трону владетелей, которые получили новые земли, пусть и пострадавшие от войны. И настолько же меньше вражеских отрядов на нашей границе, которую мы сдвинули ещё дальше от столицы.

- То есть, ты обманул эльфов?

- Нет. Если они сумеют разобраться с графом быстро и без особого шума, то так тому и быть. Но если их раскроют, то я вмешаюсь. Мало того, я сообщу графу о том, что к нему проявляют интерес наши остроухие соседи и что у меня связаны руки договорами с прочими государствами, поэтому напрямую ему помочь не могу. Вряд ли иные хорошо разбираются в таком, их мир сильно отличается от нашего. Поэтому рассчитываю на то, что этим моим словам он поверит и не затаит обиду.

- Что? – вспыхнул принц. – Отец, я тебя не узнаю. Как можно обращать внимание на обиду какого-то… какого-то… такого, как безродный иной, лишь нашей волей ставший дворянином?!

- С того самого момента, когда за минуту неприступная крепость превратилась в руины. Или ты думаешь, что со смертью Тэрского мы победим? Ты, видимо, забыл о тех иных, которые живут в Пустом королевстве. Я уверен, что там все вооружены точно так же, как и в дружине нашего графа. Сила – это сила, мой сын. Можно кичиться десятками поколений родовитых предков, но достаточно совершить всего одну непоправимую ошибку и весь род прервётся, если не хватит сил устранить ей.

- Они там все сумасшедшие, - покачал головой принц. – Ведь в любой момент может случиться переход между мирами и их не станет.

- Сумасшедшие ещё опаснее, сын.

- То есть, если победят эльфы, то хорошо, а если граф, то ещё лучше? – парень посмотрел на короля.

- Да, - кивнул тот и невесело улыбнулся. – Это политика.

- Мне тяжело представить, что самому придётся часто так поступать в будущем, - проворчал принц. – Если бы я оказался на твоём месте, то склонился бы на сторону эльфов. Так бы убрал опасность, что однажды оружие иных будет повернуто против королевства. Тем более, эльфы как-то ближе к нам, жителям нашего мира, пусть и немного не похожи внешне. Иные вроде бы люди, как мы, но если не смотреть на их лица, то кажутся выходцами из бездны, про которую твердят жрецы.

- И ты бы проиграл в итоге, а вскоре увидел бы под стенами столицы это самое оружие, - покачал головой король. – Тэрский основательно подошёл к войне с эльфами. Ещё до того, как появились в посольстве посланцы Совета Домов, граф побывал в королевстве Немект, где нанял сотню орков, чтобы те дёргали эльфов за уши в их лесах. Он за свои деньги вооружил их не хуже, чем экипированы наши гвардейцы. И это только начало. Доносчики сообщают, что в трёх орочьих родах собирается молодёжь и часть ветеранов, которые хотят предложить свои клинки графу в обмен на его золото и снаряжение. По скромным подсчётам таких набирается свыше четырёх сотен. Вдумайся сын в эти цифры: полтысячи орков, закованных в сталь с головы до ног, метающие стрелы из лучших луков и арбалетов, рубящие врагов несокрушимыми клинками и прикрытые от чужих ударов превосходными амулетами. Да эльфы уже обречены, просто не хотят в это верить, - тут король на несколько секунд замолчал, после чего продолжил. – К тому же, зря ты считаешь эльфов своими, пусть родились и живём мы под одним солнцем. Иные меньше чем за год приняли многие наши законы, часть образа жизни. Их дети уже будут неотличимы от твоих детей. А что эльфы? Они чужие. Живут не так, ведут себя не так, поступают всегда по-своему. Они подкупают наших подданных, чтобы те блюли их интересы. Травят наркотиками, от которых только эльфийской магией можно спастись. Они стравливают человеческие королевства между собой, чтобы снизить угрозу своему существованию. А ещё, сын, вчера я решил посетить королевскую библиотеку, ту её часть, куда немногим открыт доступ. Информация, что там хранится, стоит дороже мифрила. Так вот, в самых древних летописях я не нашёл упоминаний об эльфах. Либо их тогда не было в нашем мире, либо они были столь ничтожны, что писать про них побрезговали. Так что, остроухие такие же чужаки, как и иные под рукой Тэрского. Вот только те уже ассимилируются в нашем мире, хотя прожили всего ничего. А эльфы?

- Я всё понял, отец.

- Есть ещё кое-что, - после небольшой паузы, продолжил разговор Рейнр Второй. – У эльфов что-то случилось в Лесном царстве, нечто такое серьёзное, из-за чего они свернули часть посольств и отозвали некоторых агентов из разных королевств и герцогств. Они порвали ряд договоров на поставку магических и алхимических ингредиентов, производимых лишь ими. Видимо, им самим их стало не хватать. Начали скупать магические кристаллы и небольшие осадные машины с магической начинкой, которые используются для обороны полевых лагерей или осады небольших крепостей или фортов.

- Думаешь, что это связано с Тэрским, отец?

- Скорее всего. Не знаю, что он сделал у эльфов, но эти последствия Дома расхлёбывают до сих пор и конца этому не видно. А ещё это наш шанс подрубить опору эльфийского влияния не только в нашем королевстве, но и во всех землях до самых гор и побережья. Будет преступлением не воспользоваться таким шансом, который сами боги вкладывают в наши руки. Через несколько дней я пошлю гонцов в другие королевства с предложением тайного союза против эльфов. А ты поедешь к Тэрскому.

- Но…- вскинулся, было, молодой человек, но быстро сник под тяжёлым взглядом короля. – Да, отец.

- Передашь ему моё письмо и кое-что расскажешь на словах. Если удастся, то постарайся его убедить приехать ко мне, тайно, разумеется.

- Откажется. Я бы на его месте был осторожным, опасался подвоха со стороны эльфов. У себя в графстве ему в сто раз безопаснее. Да и не поверил бы я, решил бы, что это хитрый способ выманить из безопасного места.

- Предложи себя в заложники. Мне очень надо с ним побеседовать с глазу на глаз и узнать правду о том, что произошло с ним в Лесном царстве. От этого очень многое зависит.

- Я сделаю всё, что от меня зависит, отец, - твёрдо сказал парень.

Глава 10

Глава 10

Вернувшись от Палыча на аванпост, я получил несколько важных новостей и небольшую сцену от Ани, которой не понравилась моя длительная и незапланированная отлучка. Одно дело потратить несколько часов на дорогу от посёлка до ритуальных площадок с алтарями. И совсем другое, когда я укатил за многие сотни километров, куда за день не успеть. Впрочем, когда женщины были всем довольны и долго обходились без, хотя бы, крошечной обиды и претензий? Наверное, если однажды на Земле японцы сумеют создать робоженщину, то она рано или поздно тоже станет изредка выносить своему хозяину мозг. А иначе, какая же она тогда женщина?

Что же до новостей, то на посёлок и его окрестности обрушилась сильнейшая метель. Последствия её были серьёзные: погибли несколько десятков человек, были потравлены две трети полей и все огороды, погибло много домашней скотины и птицы.

Тут особо даже и гадать не нужно было: кто-то ударил по мне мощнейшей магией. Эльфы? Или жрецы? Размах стихии был невообразим, поэтому я склонялся в сторону последних. Но патрульные не видели никого поблизости, что серьёзно рушило эту версию. Да и магию невозможно наслать за многие километры, потому-то архимаги идут на войну вместе с войском, а не сидят в своих башнях, попивая чаёк и насылая чары за сотни километров.

«А вдруг это кто-то из богов сделал мне намёк? – мелькнула мысль. – Это тогда будет полный п***ц».

От такой догадки мне стало не по себе. С богами драться – это не эльфов гнобить. Тут у нас совсем разные весовые категории. Правда, мне доводилось слышать о божественных карах лишь того порядка, которые насылались жрецами. Лично небожители не вмешивались в дела смертных. С другой стороны, ещё не наносился такой ущерб простым человеком, какой сделал я. Повторюсь – простым человеком. Культы между собой воевали с особой жестокостью, разрушая храмы и алтари противников в ещё большем количестве, чем это сделал я. Вот только осквернителей защищает другое божество от гнева своего собрата. А у меня таких защитников нет.

М-да, хочу я этого или нет, но придётся на время завязать с походом «за зипунами». Сиречь – алтарями. Или переключиться на кого-то другого, оставив Лораиниадинэ в покое. Даже если я перестраховываюсь и магия с божественным гневом не имеют никакого отношения к случившему, то есть, это просто чистая случайность и совпадение, обычный природный катаклизм, мне стоит взять паузу в деле мордования божественного культа.

Интересно, а у эльфов есть храмы с алтарями?

От этих мыслей меня отвлекло сообщение по радиостанции, весьма и весьма меня заинтересовавшее.

- Понял, сейчас буду, - бросил я в рацию. Через две минуты я расспрашивал радиста, который получил сообщение о странном неизвестном создании, появившемся в графстве. Никем другим четырёхрукий великан, похожий на голема из камня или глины, не мог быть, кроме как иллиром. Он появился на дороге в том самом месте, куда меня с Аней «высадил» портал. Когда именно это случилось - никто точно не знал. Лишь час назад патруль нашёл великана, стоящего на дороге, будто необычная статуя. При появлении дружинников, иллир зашевелился, показал пустые ладони и громогласно сообщил, что прибыл для разговора с Виктором Тэрским и Анной Тэрской, которые его хорошо знают. Информация попала к воеводе, который был в курсе моих приключений на той стороне далёкого горного хребта. И лишь после этого по его приказу радист связался с аванпостом, где я жил.

Ох, как же не вовремя решил кто-то из осколков древней эпохи выйти со мной на связь. Я только-только приступил к обработке кровью очередной модельки и тут на тебе. И замечу, что модель была не простая. В преддверии войны с эльфами и после - предположительно – намёка божественной сущности о недовольстве моими поступками, я решил обзавестись дубинкой помощнее, чтобы хватило всего одной её демонстрации для всех моих врагов. Полагаю, любой землянин уже понял бы, о чём идёт речь. Кто не слышал про «ядрён-батон» в моём мире? Думаю, таких нет.

Тесак, назначенный мной на должность главного поставщика заготовок для тяжёлых големов, принёс несколько моделек мобильных ракет «Тополь-М». Учитывая дальность поражения и площадь, попадающую под удар, я могу забросить через горы горячий подарок эльфам. Или навсегда уничтожить долину с перевалом, через который остроухие могут переправить подкрепления из Лесного царства на эту сторону, где живёт один или два Дома в тех лесах, которые узкой полосой проходят от гор через несколько королевств до самой Астанирии.

Представить сложно, что возможно создание настолько смертоносного оружия буквально на коленке. Но это только если не знать про мой Дар и энергию из божественного алтаря. Магия устраняет все проблемы с производственными цепочками, убирает необходимость в тысячах рабочих и учёных, которые нужны для производства мобильного комплекса с ядерным оружием.

«Ладно, хватит думать о «дубинке», не хватало ещё сглазить, - мысленно одёрнул я. – Может, вообще ничего у меня не выйдет».

Но подсознательно я не просто чувствовал, а точно знал: всё у меня получится.

Иллиром, что телепортировался ко мне в графство, оказался старый знакомый, с которым у нас в самом начале знакомства случилась молодецкая драка со счётом 0:0.

- Приветствую, иллир Раш О’Нойл, - поздоровался я с многоруким великаном.

- Приветствую, граф Тэрский.

- Не устал ждать?

- Нет. Моё тело обладает множеством достоинств, одно из них заключается в том, что я не имею мышц, которые могут затечь, устать, растянуться или порваться, - ответил тот.

- Ага, - хмыкнул я, - а ещё масса недостатков вроде того, что больше не можешь вкусно поесть и отдохнуть с красавицей.

У того лицо перекосилось от недовольной гримасы после моих слов.

- Положительных сторон, всё же больше, - буркнул он.

- По делу или просто решил в гости заскочить? – поинтересовался я и решил дальше не подкалывать иллира.

- По делу. Наш договор в силе? – он пристально посмотрел мне в глаза.

- Ты за кого меня принимаешь, иллир О’Нойл? Я своё слово держу всегда!

- Я рад этому, - коротко ответил тот. – Когда сможешь приступить к его исполнению?

«Млин, да вы сговорились что ли все? Когда я своими-то делами займусь, почему так срочно всем понадобился?», - мысленно заскрипел я зубами, а вслух сказал иллиру. – Завтра. Где объект?

Тот опять на меня посмотрел недовольно. Видать, не понравилось, что мёртвую тушку его собрата я назвал объектом.

- Объекты. Два расколотых тела иллира с духовными камнями.

- Мы договаривались…

Тот меня невежливо перебил:

- Я знаю, но мы заплатим сверх оговоренного, граф. Ты просто не представляешь нашу тоску и одиночество, нашу боль о погибшем доме.

- Ладно, ладно, - поморщился я, - хватит тут на жалость давить, Рош О’Нойл. Хорошо, я отложу все свои дела и займусь только твоими собратьями. Где они?

- Сейчас.

Его левая верхняя ладонь раскрылась, как бутон цветка. Из «бутона» выскользнул тёмно-красный шарик размером с куриное яйцо, который был подхвачен нижней рукой. Иллир стал, словно играться им, перекатывая между пальцев. В результате этих манипуляций спустя минуту шарик засветился светло-розовым цветом, а ещё через несколько секунд ровное свечение сменилось частой пульсацией.

«Всё понятно – маячок», - догадался я о предназначении этого предмета.

Ждать долго не пришлось. Прошло меньше десяти минут с момента, как я услышал чужое «сейчас», как рядом с О’Нойлом в воздухе появилось светящийся шар не меньше, чем в пять метров диаметром. Он почти коснулся моего собеседника. И если бы это случилось, то тому могло не поздоровиться, судя по тому, с какой поспешностью четырёхрукий граф отступил на несколько шагов в сторону.

Из шара вышел Маркиз Йорк Хром, который нёс на плечах два больших мешка, наполненных крупными угловатыми предметами. Догадываюсь, что там обломки тел иллиров.

- Приветствую вас, граф, миледи, - благожелательно произнёс первым он, бережно опустив свою ношу на землю. При этом он выбрал участок с травой, где не было грязи.

- Приветствую, иллир Йорк Хром, - ответил я ему.

- Здесь повреждённые тела наших товарищей, отдельно в шкатулке в каждом свёртке лежат разбитые духовные камни. Раш ответит на все твои вопросы, если они возникнут, а мне нужно уходить, - сказал тот и шагнул обратно в портал, кивнув напоследок.

Спустя полминуты после того, он исчез в магическом переходе, исчез и сам портал, не оставив после себя никаких следов.

- Ух-ё, круто! – с восторгом прошептал Тесак, стоящий рядом со мной. – Нам бы такой портальчик.

- Угу, было бы неплохо, - согласился я с ним.

Мешки с частями тел иллиров Раш водрузил себе на плечи, отказавшись от предложения положить те в машину. И в грузовик садиться отказался, заверив, что способен передвигаться очень быстро на своих двоих.

- Ну, как знаешь, - пожал я плечами, не став разубеждать древнее существо в том, что скорость лошади или химеры не идут ни в какое сравнение со скоростью движения автомобиля. Чтобы это понять, упрямому или осторожному Рашу потребовалось целых полчаса. Спустя тридцать минут он, грязный и мрачный забрался в кузов «камаза» и устроился прямо на полу сразу за кабиной, положив перед собой свой драгоценный груз.

Спустя несколько часов я привёз его на аванпост. В этом был особый резон: если иллиры решат однажды высадить десант на территории моего поселения, то особая энергетика Пустого королевства должна – как я рассчитываю – сбить настройки портала. Насчет того, что Раш О’Нойл увидит алтари и големов, подключённых к ним, я особо не переживал. Вряд ли ему есть какое-то дело до этого, если судить по его поведению и отношению к мешкам с разбитыми телами соратников.

Гостю пришлось быстро возводить шатёр, в котором он сумел бы без проблем уместиться. Мои подчинённые справились за несколько часов, установив разборный металлический каркас и обшив тот цветным профлистом. Пол был земляной, так как было невозможно быстро найти материал, который не сломался бы под каменной стопой и тяжеленным телом. Впрочем, для иллира всё это было мелочью, в чём он меня заверил, как мне показалось, вполне искренне. Важным для него было возрождение товарищей из кусков, что передал ему маркиз Хром.

Пока я готовился к нужному ритуалу, у меня появилась идея показать гостью тот странный кристалл, который я получил от Сан Палыча, когда инициировал нескольких его людей в качестве магов. Точнее показать не его, а лишь видеокартинку. Мало ли, что это вообще за вещь. Вдруг, нечто крайне ценное из древней империи, ради чего четырёхрукий граф решит порвать все наши договорённости и силой забрать себе?

- Я бы сказал, что это яйцо феникса, - неуверенно произнёс иллир, рассматривая с экрана планшета странный камень. - Внутри слабый или раненый феникс… видишь, как едва трепещет огонёк внутри?

- Феникс?!

- Что ты так всполошился, Виктор? – он посмотрел на меня с удивлением.

- Да так, ничего. Хм, феникс, значит, - произнёс я. – А насколько слабый?

Собеседник ненадолго задумался, потом неуверенно сказал:

- Не могу точно сказать. Я никогда с ними не встречался, но слышал рассказы о них. Сильный феникс может на равных сражаться с взрослым драконом. А этот… не знаю, на нас с тобой его силы точно хватит.

- А какая от них польза? Кто они такие?

- Фениксы разумны и чем-то похожи на драконов, так как имеют две формы существования – человеческую и магическую ипостась в виде гигантской птицы, состоящей из огня. Они умны, я бы даже сказал – мудры. И свои знания черпают в разных мирах. Они единственные из простых созданий, которые не являются богами, духами или демонами, но могут перемещаться между мирами. Убить их сложно, окончательно убить невозможно, - тут иллир пожал плечами. – Правда, особо в это верить не стоит, фениксы и сами могли подобное распространять, чтобы впечатлить другие расы и убедить в своей исключительности. На месте тяжелораненого феникса появляется вот такой кристалл – яйцо феникса. Но даже смертельно раненый феникс в камне горит куда как ярче, чем твой.

- Прям так уж и мой, - фыркнул я.

- Он может быть полезным. Лично я бы не отказался поговорить с ним, - с намёком произнёс иллир.

- Хватит с меня непонятных созданий, - я помотал отрицательно головой. – В ближайшее время уж точно. Но если он тебе так нужен, то можем договориться о цене.

- После того, как вдохнёшь жизнь в моих товарищей.

- Разумеется, Раш, как же по-другому.

За окном уже была ночь, но мой ритм жизни давно перестал обращать внимание на такие мелочи. Так что, я сразу же приступил к выполнению своих обязательств перед гостем. Заодно про себя порадовался, что не успел потратить свои силы на создание тяжёлого голема перед появлением Раша. Четырёх дней мне хватило, чтобы из горы обломков и пригоршни бриллиантовых осколков родились два иллира. Один из них на удивление был женщиной. И это с тем махровым шовинизмом, который процветал в древней империи! Впрочем, мне хватило часа общения с ней, чтобы понять: данная напористая и бескомпромиссная дамочка может добиться чего угодно. В том числе и того, чтобы перенести свою душу в искусственное тело.

«Ох, и не завидую я барону Гиронданту, когда эта леди появится в подземном городе, - покачал я про себя головой. – С другой стороны, вряд ли он не знал, кого хочет оживить. Правда, он мог что-то и забыть за время забвения».

После ухода в портал трёх иллиров, я стал богаче на двадцать пять килограмм мифрила. И, честно говоря, к этому отнёсся абсолютно безразлично. Мифрил и мифрил, что тут такого? Несколько месяцев назад я бы прыгал от счастья, заполучив такую гору бесценного металла. А сейчас совершенно равнодушно относился к тому факту, что в моей казне богатств больше, чем в сокровищницах нескольких королевств. И всё это я могу приумножить за несколько дней благодаря Ежову. К слову, хочу заметить, что его крови у меня отложено достаточно, чтобы на её основе сделать магическую эссенцию и кого-нибудь из помощников инициировать его Даром. Жаль, что пока на примете надёжных людей нет, а имеющиеся желают стать «боевиками». Вот у Палыча сразу двое желающих нашлись, но тут я сам воспротивился, отговорившись, что донор выматывается во время ритуалов, а запаса его крови у меня нет. Честно признаюсь, что покривил душой от нежелания, что Палыч меня в этом деле обставит. Такое вот чувство соперничества, здоровое или не очень...

А ещё я отдал иллиру яйцо феникса. За него тот пообещал дать трижды воспользоваться порталом без ограничения в количестве грузов или пассажиров. «Стопицот» тонн не протащить, так как портальная арка не в состоянии работать несколько дней без перерыва, но нескольких часов вполне достаточно, чтобы переправить, например, крупный отряд на другой конец континента. Лично я не считал, что продешевил. Для меня кристалл с фениксом внутри абсолютно бесполезен. Даже опасен, если вдруг огненная птица решит выбраться наружу. А с моим везением подобное может произойти в самый неподходящий момент. Так что, пусть этот крендель внутри, огненный мальчик, так там и сидит или очнётся у кого-то другого дома и подальше от моего.

Единственное, что заставляло морщиться и досадовать на собственную оплошность – это факт того, что я обработал кристалл своей кровью. Привык всё решать с её помощью и тут не удержался, решил проверить, сколько же маны нужно для зарядки камня. Я-то до встречи с Рашем даже не думал о фениксе, считал, что получил в руки немного необычный магический кристалл. Все признаки в нём на это указывали. И на тебе!

Есть такой анекдот, который достаточно близко подходит к ситуации:

« - Понравились вашему сынишке подарки?

- Ой... Разбил сыночек все подарки... и машинку, и танк, и елку разбил, и все игрушки на елке...

- И мой подарок разбил?

- Да нет, ваш чёртов молоточек целый».

Вот примерно как мальчишка из анекдота всюду залез с молотком, так и я со своим Даром стараюсь всё решить им же. Остаётся надеяться, что вреда мне это не принесёт в отличие от анекдота. В конце-то концов, я же просто хотел наполнить маной камень, а не вытащить из него феникса или поработить того.

«Интересно, а что дала бы мне кровь этого орла пламенного? – неожиданно мелькнула у меня в голове мысль, после которой я скривился. – Чёрт, это уже попахивает профессиональной деформацией».

Глава 11

Глава 11

- Главное, нечего не бойтесь. Амулет защитит от любой атаки, а мои люди остановят вашего сына. Но я надеюсь, что до этого дело не дойдёт.

Этот разговор проходил у меня в Новом лагере рядом с Лесом, который я создал для инициации первых магов. Я, два гвардейца из землян, Ползун и пожилая женщина из нетерисов, мать ещё одного моего гвардейца, который должен вот-вот прибыть сюда. Находились мы в небольшой постройке из профилированных труб, обшитых металлическими сэндвич-панелями. Из-за частых налётов ночных тварей из Леса, пришлось все палатки заменить на вот такие здания. Для когтей, клювов и зубов два слоя полуметрового железного листа оказались непробиваемыми.

- Да, господин, я всё поняла, - нервно ответила та. – Всё будет хорошо.

Несмотря на свой ответ и мои слова спокойной и уверенной в благополучном исходе моей задумки она не выглядела.

Через несколько минут пришёл Совент, тот самый гвардеец, которого я ждал. Его сопровождал Тесак. В отличие от всех нас на нетерисе не было големодоспеха, а из оружия только длинный кинжал на поясе и небольшой засапожный нож в правом голенище.

- Командир? – тот вопросительно и с заметным чувством настороженности и непонимания посмотрел на меня. Обращение пошло среди гвардейцев с лёгкой руки их командира. Сам же Тесак иногда ещё и магистром меня называет.

- Тебе и твоим товарищам предстоит выполнять опасные и сложные задания, некоторые могут тебе не понравиться.

- Я выполню любой приказ, - твёрдо сказал тот.

- Наверное… или нет, - развёл я руками. – Есть лишь один способ это проверить.

Тот, понял, что сейчас услышит нечто такое, что ему не понравится. Бросил быстрый взгляд на бледную мать, слева и справа от которой стояли гвардейцы в полном доспехе, потом опять посмотрел на меня.

- Командир…

- Я хочу, чтобы ты убил её. Если сумеешь убить мать, то выполнишь и любой другой приказ, - перебил я его.

Тот отшатнулся назад, словно я его ударил по лицу кулаком:

- Нет!

- Я приказываю, воин, - с нажимом произнёс я. - Ты должен взять в руки кинжал и ударить эту женщину точно в сердце.

Рука гвардейца даже не дёрнулась к рукояти клинка на своём боку.

- Я не могу этого сделать, - глухо произнёс он. – Это моя мать.

- А это мой приказ!

- Это моя мать! – почти закричал он, заставив окружающих дёрнуться. Тесак шагнул к нему, а оба гвардейца выступили вперёд, прикрывая женщину собой. Только Ползун остался на месте, даже не шевельнувшись, изображая из себя огромную гору из земли и металлических пластин всевозможных форм. Нетерис посмотрел на них и остался на месте, хотя было видно, что у него мелькнула мысль броситься на меня. Но слишком хорошо он знал возможности бойцов в големоброне. Против них он был сущим котёнком в схватке с волкодавом.

- Что ты чувствуешь сейчас, Совент? – внезапно спросил я его. Такая резкая смена темы выбила его из колеи, в его взгляде злость, отчаяние и боль сменились в очередной раз непониманием ситуации.

- Чувствую? – переспросил он.

- Да. Тебе больно физически, мысли путаются, тяжело дышать?

- Я… нет, только боль здесь, - он ударил себя кулаком по левой стороне груди, - что я не тот, кто вам нужен… и то, что я считал вас своим командиром, а вы…

- А я и есть твой командир, - перебил я его. – Жёсткий, но твой командир. Заметь – не жестокий. Когда ты не выполнил мой приказ, тебе стало дурно или больно?

И вот сейчас в его глазах мелькнуло понимание ситуации. Машинально он схватился за кожаный ошейник, который опоясывал его шею. И тут же выпустил его, будто ухватил ядовитую змею за хвост.

- Что? – напрягся я, увидев этот его жест.

- Не чувствую ничего. Ошейника не чувствую, - торопливо и нервно скороговоркой произнёс нетерис и вновь потянулся к своему «украшению». На этот раз он его не выпустил. Сначала поцарапал ногтем, потом засунул под него палец и оттянул от шеи.

- Ножом попробуй, - подсказал я, не спуская глаз с него.

Тот кивнул, наклонился, чтобы дотянуться до сапога, вытащил из голенища клинок и с опаской дрожащей рукой поднёс тот к шее. Несколько секунд он собирался с духом. Никто его не торопил, не советовал, не ободрял. Слишком долго он проносил страшную магическую вещь на себе, превращающая его в чужую вещь и комок боли, когда нарушал приказы. Наконец, он коснулся кончиком ножа кожаной полоски, которую оттягивал пальцами, надавил на неё и стал медленно водить острой кромкой. Толстая кожа сдалась спустя минуту. Как только ошейник распался, то его бывший носитель сорвал его с себя и отбросил в сторону, как омерзительную гадину.

И замер, прислушиваясь к своим ощущениям.

- Я больше не раб, - прошептал спустя некоторое время, потом посмотрел на меня и … упал на колени. – Командир… господин… я…

К нему с тихим всхлипом метнулась мать, которая опустилась на колени рядом с ним и обняла за шею.

Ещё пятнадцать минут я провёл с ними, пытая гвардейца на личные ощущения, самочувствие и стараясь самостоятельно увидеть в нём что-то необычное. Ну, и просто ждал. Вдруг, рабская печать сработает с задержкой и придётся вмешаться?

Совент мгновенно забыл о бесчеловечной проверке, которую я устроил ему. Он уже смирился, что больше никогда не увидит свободу, умрёт рабом. И вдруг – такое! Если и до этого все нетерисы были готовы умереть за меня даже без всякого магического понукания, за то, что я спас их семьи и близких, дал им всем кров и еду. То сейчас эта решимость усилилась на порядок. По крайней мере, у Совента.

«Фанатиками бы они не стали, - подумал я, когда вышел из постройки. – Всё-таки, магия, особенно такая сильная, на мозги должна бить капитально. Могут ведь из крайности в крайность пойти. Из принудительного рабства в добровольное».

Потом меня догнал Тесак.

- Командир, а стоило таких нервов эта проверка? – поинтересовался он у меня. – Что бы сразу не резануть ошейник? Точнее приказать ему это сделать, а? Если сумел бы, то сразу поняли, что печать пропала.

- А не сумел бы? Процентов семьдесят было, что он умер бы, - ответил я ему. – Не, лучше вот так жёстко, но безопасно для всех, чем играть в жалость.

- Про тебя слухи пойдут офигеть какие, - покачал головой Тесак. – Что заставляешь вступать в отряд через кровь родных. Типа садист и моральный урод какой-то.

- От кого пойдут? – я остановился и посмотрел на товарища.

- А ты думаешь, эта женщина молчать будет? Или Совент? Да он сейчас в таком состоянии, что расскажет про освобождение от ошейника всем и каждому. И ничего с ним сейчас не сделать, не объяснить. А там и про эпизод с его матерью станет известно рано или поздно.

- Там видно будет, - махнул я рукой. – Может, что-то и сам распущу для пользы дела.

Я ничуть не жалел о том, что сделал. Зато теперь был уверен на сто процентов, что големодоспехи, которые носят мои гвардейцы, убирают все негативные воздействия на организм. И всё благодаря эльфийскому жемчугу, который я вставил в броню. М-да, «эльфийскому»… если верить иллирам, то в прошлом он назывался драконьим. Недавно я вспомнил слова Лины, те самые, про очистку её ауры от подчиняющей магии и вклад в это дело древних драгоценностей с эльфийским жемчугом. Тут же подумал, что те, кто его носят, так же испытывают аналогичный эффект. Например, нетерисы-гвардейцы. Когда пришла эта мысль, то я сразу и решил проверить - так оно или нет. Да, проверка жёсткая, повторюсь, но самая действенная. В конце концов, Соломон в одном из мифов при судействе двух женщин по делу о ребенке, приказал разрубить того надвое и отдать каждой часть детского тела. Так он узнал, кто же родная мать, а кто украла дитя и по факту, плевать на него хотела. Вот и получается, что самые суровые проверки (жёсткие, не путать с жестокими) – самые рабочие.

- Теперь устану отмахиваться от просьб остальных нетерисов, вступить в гвардию, - с тяжёлым вздохом за спиной, произнёс Тесак.

- Объясняй, что печать снимает не служба в гвардии или гвардейский доспех, а особый амулет, который встроен в броню, - посоветовал я ему и следом добавил. – А ещё скажешь, что в течение года я выдам каждому из них такой же. Год – это максимальный срок, скорее всего, наделаю амулеты раньше. Да и передавать их можно друг другу.

После этого я собрался вернуться на аванпост, чтобы продолжить работать со своим Даром, но тут пришло сообщение, что в посёлок приехал принц, чтобы срочно со мной связаться.

«Да уж, - я присвистнул мысленно, - если Магомед не идет к горе, то гора идет к Магомеду. Интересно, что же так припекло короля, раз он решил направить ко мне своего сына, с которым у меня неприязнь?».

Как оказалось, венценосный отпрыск прибыл инкогнито. Официально ко мне на огонёк завернул королевский глашатай с личным посланием Его Величества. Никакой свиты, обоза, огромного отряда телохранителей. Всего лишь дюжина сопровождающих на скаковых химерах и с парой заводных. Вряд ли это все те, с кем он путешествует. Уверен, что ещё пара отрядов крутится где-то неподалёку под прикрытием магической маскировки.

Тут уже не просто невежливо будет с моей стороны игнорировать принца, а крайне опасно. Придётся ехать в посёлок.

За разговором с гостем прошла вся ночь. Поздним утром принц уехал обратно, оставив мне неслабую головную боль.

Во-первых, он рассказал, что эльфы уже сделали попытку получить меня на блюдечке с голубой каёмочкой. И кое в чем преуспели. Прямо отказать ушастым король… мог. Как оказалось, эти лесные мутанты неплохо интегрировались в экономику многих крупных королевств. Некоторых влиятельных аристократов они в буквальном смысле слова держали за, гхм, бубенчики. От эльфов шли многие товары, в том числе магические и алхимические ингредиенты. С той стороны гор через перевал в долине эльфы тащили ценнейшие вещи. А так же сами производили многое, от чего люди не могли отказаться. Некоторые дворяне живут лишь благодаря зельям и амулетам, которые без услуг эльфов не достать.

Я уже говорил, что король не обладает всей полнотой власти, как это представляется на Земле двадцать первого века? Говорил. И повторю ещё раз. Многие его действия зависят от отношения к ним дворянского сословия, на которое легко надавят остроухие. На часть, которая «легла» под эльфов.

Королевские агенты уже выявили встречи ушастых с такими людьми. А ещё эльфы лично и через своих прихвостней наводят связи со жрецами, которых я обидел. И это лишь то, что известно королю. Ну, или что он решил до меня донести через своего сына.

Дальше было интереснее.

Король обещал мне всяческую поддержку. На первых порах скрытую. А позже, когда я как следует наподдам эльфам, то и прямо меня поддержит. Мне была уже сейчас обещана помощь в скрытом проводе дружины к границе с эльфийским лесом. Помощь в наборе наёмников и укомплектование отрядов ветеранами, которые до отставки сражались с ушастыми и знают многое про их тактику. Так же меня сведут по желанию с верными королю дворянами, которые совсем не прочь повесить себе на грудь ожерелье из вяленых эльфийских ушей, готовыми за это помочь золотом, связями и даже своими дружинами.

Прямо сейчас принц оставил сто защитных и боевых амулетов и пятьдесят золотых корон для тех воинов, кто отправится в эльфийские леса портить жизнь тамошним разумным обитателям. Дополнительно он передал указ отца, что тот замораживает передачу ему двух третей от добычи эльфийского жемчуга. Его я мог использовать по своему желанию. Позже я должен буду восполнить ему потери жемчуга, которые мне жалует королевская казна.

«Наверное, ушастики так сильно прищемили нос королю, что он решил воспользоваться удобным случаем и указать им их место. Не ошибусь, если предположу, что он сильно рассчитывает на моё оружие и боевую технику с Земли», - пронеслись у меня мысли в голове.

Как оказалось, это была важная причина, но лишь одна из нескольких. Из речи принца, по его намёкам я понял, что король надеется заграбастать в свои руки изрядный кус эльфийской территории. В идеале - прогнать остроухих за горный хребет из лесов, которые узким клином проходят сквозь несколько человеческих королевств, баронств и земли орков. И из долины с перевалом тоже.

Это сразу открывает кучу возможностей для Астанирии в торговых и союзных делах с прочими королевствами. То, что будет потеряна торговля с эльфами, видимо, не сильно волновало королевскую семью и тех, кто её поддерживает. Тут я даже гадать не собираюсь, почему правитель и высшие сановники готовы на такое пойти. Слишком мало информации. Может, надеются захватить плантации с растениями, из которых эльфы получают свои эксклюзивные ингредиенты?

Говорил гость много, обещания раздавал щедро. Сделал несколько попыток уговорить меня навестить столицу и лично побеседовать с его отцом Рейнром Вторым. Даже пообещал остаться в моём графстве на время моей поездки. То есть, почти в открытую заявил, что делает себя заложником.

Под конец беседы принц вывалил то, что посчитал самыми вкусными морковками. Во-первых, король решил дать мне герцогский титул. Не сейчас, правда, чуть позднее, чтобы не злить знать и успеть провести подготовку среди неё, настроить благожелательно. Земли в очередной раз увеличатся, но уже не за счёт пустошей, которые сейчас составляют три четвёртых графства и никак не используются. В этот раз всё будет иначе. Сразу с получением герцогской цепи под мою руку отойдут два ближайших коронных города с окрестными деревеньками и хуторами. И дополнительно от моих соседей отрежут немного владений. По последнему пункту я даже предполагать не стану, как такое возможно. Что можно предложить феодалу ценного за часть его земель, к которым у него отношение как к собственным частям тела? Или принц действует по принципу «обещай много, потом будет видно, что отдать»?

Во-вторых, принц сказал, что его семья видит возможность породниться со мной. Живёт в Астанирии дочка одного эрцгерцога, двоюродного брата Рейнра Второго. И она может стать моей женой.

Да уж, последняя новость была из ряда вон. А уж как Анюта на неё отреагировала! Хорошо, что в присутствии принца моя супруга была сдержана насколько это возможно. А то иногда на неё такая дурь находит, что я перестаю узнавать в ней свою жену, бывшую рассудительной девушкой. Чаще всего это касалось моментов, которые будили в ней ревность. О-о, тогда она становилось той, про которую на Земле шутят «из всего мозга у неё развит только один отдел, да и тот мозжечок, чтобы красиво ходить по подиуму и не падать».

Вообще, из всего сказанного принцем мне понравилось немногое: открытый кредит на жемчужины; то, что король вроде как не собирается меня бросать; помощь опытными солдатами для войны с эльфами. Всё остальное мне и даром не нужно. Ни земли, ни новый титул, ни тем более жена королевской крови.

Глава 12

Глава 12

- Сиг’Кош, ты уверен в своих орках? – поинтересовался я у молодого вождя, который по примеру Чёрного Ястреба решил принять моё предложение устроить эльфам «весёлую» жизнь.

- Да. Зачем ты это спрашиваешь? – набычился тот.

- Затем, что до эльфов мы полетим. Даже мои дружинники не все сумели побороть страх перед высотой. Пришлось многих оставить дома.

- Мои воины не какие-то люди, - встал в позу мой собеседник. – Я клянусь, что ни один из них не заставит меня извиняться за его страх.

Фразу про трусливых солдат я специально ввернул, точно зная, как на неё среагирует орк. Вождь с рыбьим именем не отличался большим умом (глупым его тоже нельзя было назвать, иначе не сумел бы собрать крупный отряд под своей рукой), зато был храбр, любил сражения, славу, трофеи и красивых пленниц. Всё это я ему гарантировал.

Это был уже третий вождь, включая Чёрного Ястреба, что изъявил желание поучаствовать в войне с эльфами за моё золото и с моим обеспечением. Для орка отличные доспехи и оружие значат почти столько же, что и хорошее сражение. Я же давал им и то, и другое. Больше трёхсот клыкастых бойцов резвились в эльфийских лесах. Да, от их клинков по большей части гибли мирные ушастые: жители хуторов, сборщики трав и корней, охотники. Возможно, кто-то даже скажет, что кровь их лежит на мне. Вот только я плевать хотел на эти слова. Эльфы первыми нанесли свой удар, когда убили моих людей и моего пажа, совсем ещё мальчишку, и едва не убили меня и мою жену. Причём, с моей стороны не было даже косого взгляда в их сторону. Так пусть теперь запомнят на века свою ошибку и её последствия.

Да и бесцельной гибель гражданских эльфов не была, так как ушастым приходилось отправлять воинов в погоню за их убийцами, усиливать патрули. Ослаблять защиту на одних направлениях, чтобы усилить в другом месте. Но даже так они умудрялись делать гадость мне. Десять дней назад мои големы нашли в лесу в графстве стоянку эльфов. Лагерь был отлично замаскирован всеми доступными средствами. Големопсы несколько раз оказывались в той стороне, но ничего не почуяли и не увидели. Эльфов раскрыли мои бабочки, которые благодаря способности к мимикрии были невидимы в лесу даже ушастым следопытам.

Пятнадцать опытных вояк, среди которых было шесть магов. Три «звезды»-пятёрки, каждая из которых состояла из трёх воинов, одинаково хорошо владеющих мечом и луком, и двух магов, что умели не только приложить врага боевыми чарами, но и выпустить ему кишки спатой или нанизать на копьё.

Четверых из этого отряда мне удалось захватить в плен. Но лишь двое развязали свои языки. Информация, рассказанная ими, была невероятно ценной. Из-за неё я сейчас и беседую лично с орком, а не переложил это дело на плечи Кольки и его жены, как было до этого. Опять я в Немекте, куда прибыл на вертолётах. Вот только на этот раз винтокрылых големов было четверо. Два «чинука» и два штурмовых. Один из летающих вагонов должен был принять в свою утробу восемьдесят пять орков. Другой нёс две бомбы, каждая весом около трёх тонн. Ещё штурмовики в своих лапах под брюхом удерживали по бомбе-«пятисотке». И сорок моих дружинников с големами. Последних, правда, я не предполагал бросать в бой, они были просто моими сопровождающими и охраной летающих големов, пока те находятся на земле.

Информация, которая привела меня сюда в такой компании, была о двух сотнях эльфов, которые должны были прибыть через перевал в долине в эльфийский город Гэниэстэн. Две сотни воинов и магов, которые должны под видом человеческих наёмников (амулеты с личинами), торговцев и простых путников ранга перекати-поле попасть в Астанирию и незаметно оказаться в моём графстве. Надо ли говорить, что им нужно у меня? Те боевые звёзды из тайного лагеря должны были собрать данные по моему посёлку, дружине, по мне, узнать мои привычки, места, куда чаще всего катаюсь, людей, кто больше прочих общаются со мной. И так далее. Пожалуй, у них даже был шанс подобраться ко мне на дистанцию уверенного выстрела из лука. Правда, уйти после нападения ни у кого из эльфов не было ни единого шанса. Так же, как не было гарантии, что зачарованная стрела сумеет пройти сквозь защиту амулетов на мне и броню. А ещё эльфийским разведчикам не был отдан такой приказ.

Добраться до Гэниэтэна было достаточно просто. Не было и большой трудности вокруг него разместить разведчиков големов, в основном бабочек. А в Немекте недалеко от границы с эльфийским лесом схоронились несколько воинов и боевых големов с радиостанцией. Появление рядом с ними любой бабочки означало, что в эльфийском городе случилось большое пополнение.

Ну, а пока мои подчинённые дожидались гостей, я готовился к их встрече на их же территории. Большой удачей стало обращение молодого орочьего вождя, предложившего себя и своих воинов. Легко вышло договориться с ним, что я не только предоставлю снаряжение, но и подкину орков сразу к стенам эльфийского города, где большая часть гарнизона будет мной уничтожена, а сами стены разрушены.

- Тогда собирай своих воинов, Сиг’Кош, и выступай за город. Там тебя встретят мои люди и проводят в лагерь в лесу, где буду тебя ждать я, - ответил я возмущённому вождю. – Ещё хочу сказать, что за тобой обязательно будут следить. Может, сами эльфы, может, кто-то из их подручных из людей. Что с ними делать – это решать тебе.

Я был уверен в том, что с недавних пор ушастые просто обязаны установить слежку за крупными отрядами орков, прибывающих в Немект, в провинции, которые находятся недалеко от границ с их лесом. Я бы так же поступил. А эльфы точно не глупее меня. Единственное, что им мешает правильно оценить мою опасность – зашоренность сознания. Я для долгоживущих точно такой же человек, обычный хуман, каких полно вокруг. Разве что, опаснее многих, но и это вполне укладывается в их логику. Архимаги людей так же опасны. Вот чего точно они пока не оценили, так это новой тактики войны. Её скорости. Для эльфов я нахожусь так далеко, что даже самый параноидальный старейшина не может даже просто предположить, что я могу угрожать их городам. Пусть даже Лина рассказала им о моих летающих големах и возможностях тяжёлой наземной техники. Слова – это просто слова. А ещё они не знают о настоящей дистанции, с которой мои «смерчи» могут запускать свои ракеты. Не знают про воздушные бомбардировки. А когда узнают, то будет поздно.

Орки добрались до лагеря в сумерках. После короткого отдыха, приведения экипировки в порядок и собственной оправки, я отправил их грузиться в «чинук». И вот тут не обошлось без ругани их вождя, проклятий и зуботычин с его стороны. Из восьми с половиной десятков его сородичей семеро не смогли переступить через страх перед «железной птицей», что унесёт их в небо. Эта семёрка лишилась нескольких зубов, обзавелась свернутыми носами и потеряла доспехи с оружием, которые перед этим получили от Сиг’Коша, а тот от меня. Вождь после этого готов был провалиться сквозь землю и буквально прятался от моих взглядов за спинами своих бойцов. Надеюсь, чем больше сейчас стыдится, тем злее станет рубиться в скором бою.

Как только последний орк прошёл по аппарели и занял своё место в салоне големовертолёта, я отдал команду на взлёт. К этому времени сумерки сменились ночной темнотой, в которой летающие големы чувствовали себя превосходно. Кроме штурмовых «вертушек», которые создавались при помощи алтарей и не имели привычек ночных существ из-за отсутствия их крови при зачаровании. Эта пара одинаково хорошо действовала что днём, что ночью.

Спустя несколько часов полёта мой отряд оказался в окрестностях Гэниэстэна. Город с воздуха был похож на куриное яйцо. Чуть больше километра в длину и метров шестьсот-семьсот в ширину. В центре внутренний городок размерами примерно сто на сорок-пятьдесят метров.

Перед атакой эльфийского города я решил высадить орков в километре от поселения. Клыкастым воинам требовалось немного времени, чтобы прийти в себя после непривычного для них передвижения. Хорошо хоть, что никто не буянил ещё или не включил берсеркера. Остаётся надеяться, что поблизости нет патрулей эльфов или те не успеют добраться на шум винтов голема. Да, их звук был в несколько раз слабее, чем у простой машины, без грамма магии. Но всё же он был и достаточно громкий из-за размеров. Зато орки этот километр даже по заснеженному лесу проскочат за пять минут и не сильно запыханными начнут бой.

Один штурмовой воздушный голем завис над орками, готовый в любой момент обрушить шквал огня на головы эльфов, рискнувших сюда сунуть свой любопытный нос. Второй отправился прикрывать «чинука» с бомбами.

Бомбовоз завис над тихим городом, едва подсвеченным редкими факелами и кострами. В городе по собранным данным жило от двух с половиной до трёх тысяч эльфов. И имелся полуторасотенный гарнизон с неустановленным количеством магов, химер и энтов.

Гэниэстэн имел два кольца стен. Внешнюю с большой протяжённостью и малую, внутреннюю, за которой находился городской кремль, где жил наместник, старейшины, находилась казарма и арсенал, вольеры с химерами и прочее. Обычно казармы пустовали, так как эльфы, которые находились не на дежурстве, предпочитали ночевать дома с семьями. Но сегодня там должны были расположиться гости из Лесного царства, прибывшие за моей головой.

«И им на головы упадут бомбы, придуманные тоже моей головой, - промелькнула у меня мысль. – Вот такой вот каламбурчик».

Всё, вот и настало время «Ч». «Чинук» завис точно над кремлём Гэниэстэна, его руки-манипуляторы развернули первую «трёххтонку», начинённую почти двумя тоннами тротила, и через несколько секунд отпустили её. И тут вдруг он буквально прыгнул вверх, словно получил пинок от великана снизу в брюхо. Как оказалось, резкое избавление от почти половины груза стали той неожиданной подъёмной силой, которая унесла голема в небо. И я бы не сказал, что это было хорошо. Совсем нет, ведь нагрузка в этот момент на него оказалась огромной.

В самодельной бомбе были установлены несколько детонаторов, которые должны сработать от удара. Мало того, дополнительно установили и радиодетонатор на случай, если ни один простой не сработает. К счастью, всё обошлось, и взрыв произошёл штатно от столкновения заряда с землёй.

Сначала была оранжево-красная вспышка особенно яркая в ночной темноте. При её свете я успел увидеть, как во все стороны куполом разлетелась во все стороны белесая взвесь. То ли это был пар, то ли снег, то ли что-то ещё. Через пару секунд место взрыва заволокло дымом и пылью, которые высоко поднялись над городом.

Рвануло так, что взрывная волна наподдала «чинуку», вновь швырнув его ещё выше в небеса. И это притом, что голем находился в нескольких сотнях метрах над эльфийским городом. От пришедших образов от тяжелого летающего юнита мне стало не по себе:

«Чё-о-орт, только бы вторая бомба не сдетонировала!».

Досталось и штурмовику, внутри которого находился я. Сильная болтанка заставила крепче ухватиться за привязные ремни, а у некоторых дружинников вызвала порцию мата.

- Делаем проломы! – скомандовал я. Вслух сказал для десантников из плоти и крови, так как големам хватало чёткого мысленного посыла. И только двум штурмовикам, на которых возлагалась эта задача.

Летающие големы наклонили носы и рванули к городу, быстро снижаясь. Выйдя на цель, каждый выпустил по две тяжёлых ракеты. Одна пара разворотила часть внешнего частокола. Другая разнесла ворота и башни рядом с ними вместе со стражниками. С момента взрыва бомбы прошло уже несколько минут и дымно-полевое облако заметно рассеялось, открыв вид на взорванный кремль. Оказалось, что заряд сработал не в центре внутреннего городка, а ближе к южной стороне частокола.

И вот тут пошла волна удивления у всех нас. Трёхтонная бомба в моём (да и в любом другом у моих земляков) воображении выглядела чрезвычайно мощной. Я даже думал сбросить «полутонку», так как боялся, что более мощный боеприпас разнесёт половину Гэниэстэна, а в другой половине испортит возможные трофеи, которыми я сманил орков. Но вышло так, что тяжёлая бомба даже с кремлём едва-едва справилась. Взрывом разнесло часть частокола рядом с местом подрыва, дома за ним и ближайшие постройки на территории кремля. Разрушениям подверглись здания и защитная стена в радиусе чуть более сотни метров от взрыва. В двухстах метрах от воронки эльфийские дома покосились, кое-где сорвало крыши, вынесло окна и двери, находившиеся с той стороны, откуда пришла взрывная волна. Ещё поломало кроны у деревьев. И всё. Северная сторона внутреннего частокола стояла абсолютно неповреждённой!

Почему так случилось? Я не знаю. Или магия, наложенная на стены, уменьшила урон. Или не так уж и хороши сверхбомбы, изготовленные на коленке по принципу «больше тротила - кашу маслом не испортишь». Одно хорошо – казармы находились рядом с южной стороной частокола и были уничтожены взрывом. Если те две сотни эльфов, которые должны были отправиться в моё графство, находились там, то сейчас их души летят куда-то по туннелю в сторону света в егоконце.

А между тем эльфийский город превратился в разворошенный муравейник. На его улицы выскочили сотни жителей, больше половины из них держали в руках оружие. Многие оказались в доспехах, и это несмотря на то, что с момента нападения прошло не так уж и много времени.

- Туда, - я указал штурмовому летающему голему на большую группу эльфов, где не было ни одного безоружного. – Уничтожить!

Отряд ушастых осторожно приблизился к месту, где ещё недавно была крепкая стена. Держались они компактно, прикрываясь щитами, обладателей которых выставили в первую линию.

Тр-р-р-р! Тр-р-р-р-р!

С расстояния полкилометра штурмовик открыл стрельбу из спаренных пушечных установок. Четыре ствола калибром тридцать миллиметров за несколько секунд выбросили несколько десятков снарядов, которые способны с километра пробивать двухсантиметровую бронесталь. Что им какие-то средневековые щиты и простенькие амулеты рядовых воинов? Три снаряда из четырёх были осколочными, разящими насмерть при взрыве всё живое на пять-шесть метров вокруг. Через пять секунд не меньше трёх десятков эльфов лежали мёртвыми или тяжелоранеными на земле, а немногие выжившие разбежались в разные стороны.

Второй штурмовой голем провёл точно такую же атаку на крупный отряд на территории кремля. Кроме пушек он использовал один блок неуправляемых ракет.

- Волк - это Первый! – я щёлкнул тангентой. – Пусть вождь ведёт своих архаровцев в город.

- Первый – Волку, принято, - отозвался радист, который с несколькими големами и дружинниками сопровождал Сиг’Коша с его орками.

До того момента, пока орки оказались рядом с проломами, пришлось ещё раз задействовать пушечные спарки летающих штурмовиков, когда была замечена группа ушастых, среди которых трое очень напоминали магов. Глупцы пытались скрываться за зданиями и выбирать самые тёмные места. Поступали так, как привыкли действовать против наземного врага. К их большому сожалению у нас имелся отличный обзор с воздуха при помощи амулетов ночного зрения и приборов ночного видения. Ни дым, ни огонь от разгорающихся пожаров нисколько не мешали наблюдению. Тем более, они не могли укрыться от взора летающих големов, которые являлись ожившей вариацией штурмового Ми-24, слегка «офантастиченного» производителем модели, которую я взял за основу. Сквозь его остекление кабины я видел картину на земле едва ли не так же чётко, как если бы дело происходило днём. Только краски были тусклее.

Паника в городе усилилась, когда клыкастные воины ворвались в него сквозь проломы, никем не охраняемые после демонстрации того, что случается с такими защитниками. Вроде бы – ну что такое неполные восемь десятков врагов для многотысячного города, пусть и с уничтоженным гарнизоном? Вот только обычный орк в бою был равен нескольким эльфам со средней боевой подготовкой. А воины Сиг’Коша ещё и были экипированы по последнему слову местного военного искусства.

- Уходим, - скомандовал я, убедившись, что больше моя помощь союзникам не нужна. – Эти сами справятся. Ещё и обидятся, если попробуем дальше помогать.

Вторая часть моего плана включала в себя бомбардировку ещё одного эльфийского города – Феисеала или Лунной Глади. Поселение было немного крупнее Гэниэстэна и рядом с ним на озерном полуострове имелись плантации каких-то редких растений, которые используются ушастыми во многих сферах: алхимии, изготовлении простых лекарств, удобной и полезной для здоровья одежды, в артефакторике. «Трёхтонку» планировалось скинуть на кремль, а «пятисотками» и ракетами перепахать грядки, после чего вывалить туда семена колючек из моего графства. Весной, когда земля отойдёт, семена дружно примутся… вот сюрприз-то будет эльфийским агрономам. О захвате лесов я не думал – далеко от графства, на вертолётах не налетаешься. А отдавать кому-то ещё эльфийское богатство меня внутренняя жаба душила. Как говориться: ни себе – ни людям. В моём случае подобное суждение было совсем не эгоистическим.

Но когда Гэниэстэн остался позади, мне пришла в голову идея ударить по долине, через которую проходит перевал на ту сторону горного хребта, в Лесное царство. Вдруг получится взрывами завалить его и перекрыть эльфам путь через горы? Да и колючке есть где в долине прижиться. Вот сомневаюсь я, что такое удобное место эльфы не станут использоваться для своих нужд вроде разведения ценной флоры и фауны.

«Жаль, что бомб у меня мало и нет цистерн напалма, да и сезон не тот», - посетовал я про себя, представив, какой замечательный пал можно было бы устроить летом в долине. Хотя, может быть, ещё и устрою.

Из-за изменения плана пришлось вскоре сворачивать в сторону людских королевств и искать укромное место для днёвки. Как только летающие големы один за другим опустились на огромную поляну, образовавшуюся после лесного пожара, во все стороны метнулись големы. Вскоре они создали сеть постов, окруживших стоянку в радиусе нескольких сотен метров. Не очень частую, к сожалению. Не думал, что так кардинально перекрою план действий, вот и взял големов относительно мало.

Как только достаточно стемнело, так воздушный отряд вновь поднялся в небо и направился в сторону далёких гор. Длинной зимней ночи хватило, чтобы долететь до предгорий, осмотреться и вновь встать на днёвку. А уже в следующую ночь големы совершили налёт на крепость в долине, закрывающей перевал. Ушастые устроились с комфортом, построив небольшую крепость не на перевале или в горах, а рядом с дорогой, которая вела из долины в горы. По всей видимости, леса под боком им были милее голых холодных скал. Посчитали, наверное, что им и так хватает камня, из которого построили крепость. Лично я заподозрил, что эльфы не сами её строили, а воспользовались чужими руками иной расы. Или вовсе заняли чужую постройку. Просто как-то не вязалось для меня архитектура оборонительного сооружения с той, которую я видел в Лесном царстве.

И вот глубокой ночью над крепостью завис «чероки», под брюхом которого цепко удерживалась «трёхтонка». Предыдущие ошибки в бомбометании были учтены и максимально сглажены. Поэтому, ни отделение тяжёлого груза, ни взрывная волна практически никак не подействовали на голема. Спустя некоторое время, когда дым и пыль немного развеялись, а из уцелевших построек и подвалов стал выбираться на свежий воздух эльфийский гарнизон, вниз полетели пятисоткилограммовые бомбы.

На бомбардировке дело не закончилось. Пока я летал на «чероки» в сторону перевала и засеивал там всё колючками, штурмовики пушками и ракетами пресекали любое шевеление на территории бывшей крепости эльфов. Донжон и половина построек были разрушены, в какой-то степени досталось и стенам. Многие из тех, кто выжил под взрывами, оказались замурованы под завалами. Деревянные перекрытия, дрова, сено, что-то ещё из горючих материалов, коих полно в любом поселении, даже военном, уже занялись жарким пламенем. Огонь довершит то, на что не хватило наших сил.

К слову, когда проклюнутся колючки, то они станут «приятным» сюрпризом для эльфов. Не просто же так я обработал семена своей кровью, и их изменила своим Даром Рита, девушка-друидка из землян, которую я с товарищами очень давно спас из детсадика в мегаполисе. Данное растение даже без магической геномодификации нелегко уничтожить, а после неё и вовсе только напалмом поле заливать, не пропуская ни сантиметра земли.

Сожалел, что моим големам не под силу перебраться на ту сторону гор даже через перевал. Будь всё иначе, то я бы нанёс горячий визит двум-трём городам в Лесном царстве. Напалм, фосфор из мин, ковровая бомбардировка, засеивание лесов колючками – мне ничего не жалко для остроухих ублюдков!

*****

Сразу по возвращению я получил крайне приятную новость от своего завербованного агента из местных нищих дворян, отправленного ранее на сбор крови. Он сообщал, что собрал пятьдесят образцов крови от молодых магов и студентов магической школы. И когда только успел-то?!

Оставалось отправить за добычей вертолёт с командой.

Когда посланцы вернулись, то рассказали, как Ролу Гнесу удалось провернуть всё так ловко. Оказывается, он нанял в одном городе несколько молодых красоток не самого тяжёлого поведения. Немного целительской магии и золота для приведения их в состояние, когда мужчины начинают пускать слюну даже от беглого взгляда, и вот под его рукой эдакий мини-бордель. Комнаты он снял в трактире, где любили отдыхать ученики магической школы. А дальше ему банально подфартило: будущие маги сдали какие-то экзамены и решили это отметить. Вместе с ними гуляли и немногочисленные помощники преподавателей, уже состоявшиеся маги, но отдавшие предпочтение получению новых знаний, а не службе у какого-нибудь дворянина или под рукой командира наёмников.

Опытному в деле вливания в постороннюю компанию бывшему наёмнику, а ныне моему агенту не составило большого труда найти с ними общий язык. Подлить всем вина, рассказать пару баек, что-то «вспомнить» из историй общений с магами и «знакомыми» учениками магических школ. Свести разгорячившихся молодых людей со своим цветником и того проще было. Дальше всё было дело техники: подловить момент и активировать амулет, который «отключал» сознание целей на короткий срок. Этого времени Гнесу хватало, чтобы ткнуть иглой шприца в вену студента, забрать несколько кубиков крови, залечить ранку другим амулетом и покинуть комнату. Вряд ли кто-то из парней однажды сознается, что заснул на красивой девушке. Это же позор и удар по мужскому самолюбию! Так что, мой агент с этой стороны был полностью прикрыт. За несколько дней студенческой гулянки ему удалось обработать полсотни человек с Даром.

Наличие того или иного количества алкоголя в, так скажем, трофейной крови не должно как-то повлиять на эксперимент. Ректификационная колонна из мифрила для получения кровяной магической эссенции удаляет всё лишнее. В противном случае я бы не смог переливать другим её из-за несовпадения групп крови.

Уже утром следующего дня после получения сообщения от Рола Гнеса я имел пятьдесят пробирок, заполненных кровью местных жителей, обладающих достаточно сильным Даром, чтобы стать студентами магической школы. Откладывать такое важное дело, как попытка собственного усиления, было бы сродни преступлению. Поэтому уже через несколько часов кровь оказалась в мифриловой колонне, а вечером я влил получившийся литр с небольшим магической эссенции в капельницу, иглу от которой ввёл в вену.

- Ну, как? – нетерпеливо спросила меня Аня, которая не отходила от меня с момента, как я закончил «чистить» кровь магов в своём артефакте.

- Да никак, - неуверенно отозвался я, прислушиваясь к своему состоянию. – Переливание как переливание.

- Значит, позже почувствуешь. Я знаю, поверь, - авторитетно с важным видом заявила девушка, вызвав у меня улыбку на лице. – Чего?

- Ничего, - пряча улыбку, ответил я ей.

«Почувствовал» я результат лишь глубокой ночью, когда вдруг резко повысилась температура тела, перевалив за сорок градусов, перепугав мою жену. И точно также резко снизилась до нормы спустя полчаса.

Глава 13

Глава 13

Десять человеческих фигур зашли в город, заброшенный в Пустое королевство из другой Вселенной. Вошли двумя группами по пять человек с двух направлений и, спустя менее чем через два часа, встретились в месте, где всё состояло из металла. Сталь, медь и незнакомые гостям сплавы. Было видно, что здесь уже побывали мародёры, забрав какую-то часть этих сокровищ. Но в их руки попали жалкие крохи – осталось в сотни раз больше. Особенно удивляли десяток неизвестных посетителей города гигантские повозки из крашеного железа, имеющие стальные колёса в половину роста человека и стоящие на толстых брусках причудливой формы из стали, толщиной в две руки и в длину больше дюжины шагов. Бруски держались на толстых гвоздях, вбитых прямо в… каменные серо-белые брусья, засыпанные грязным щебнем, от которого шёл удушающий неприятный запах.

- Стирэх, есть новости? – обратился один из пятёрки к старшему второго отряда, когда они сошлись в этом странном месте. Неприятном, уродливом, но безопасном, так как девять десятых поселения иных было покрыто деревьями, травой, лианами и цветами, с поведением, больше подходящему хищным животным, чем растениям.

- Нет, мы не нашли дороги в центр, - отрицательно мотнул тот головой. При этом стало заметно, что кончики его ушей вытянуты вверх и заострены. В город иных вошли не десять человек, а десять эльфов. Две боевые пятёрки лучших воинов и магов.

- Хм, придётся идти той тропой, которой ходили люди, - поморщился эльф.

- Уверен? Здесь опасно, - произнёс Стирэх. – А наша магия плохо работает здесь.

Будто услышав эти слова, из плотной стены растений в нескольких десятках шагов от эльфов выстрелила в небо лиана с большим цветком на конце. Лепестки обхватили некрупную птицу, что на свою беду решила низко пролететь над ярко-зелёной растительностью, и тут же сомкнулись, пряча добычу в бутон.

- Старейшины дали чёткий приказ: узнать точное местоположение алтарей человеческой богини, которые спрятал в этом городе наш Враг. Думаешь, я не представляю всю опасность нахождения в этом месте? – хмуро посмотрел на своего собеседника друид. – Да и если бы было дело только в алтарях. Мне ещё поручено проверить, а не из этого ли места принёс хуман яд для мелорна.

- Это потому нам не дали энтов и химер? – догадался Стирэх. Ему было сообщено чуть меньше информации, чем старому друиду, чей возраст приблизился к рубежу в два столетия и кто уже полвека выполнял особые задания Дома.

- Да. Меньше риска, что придётся сражаться с ними, если они спонтанно оборвут связь и решат напасть.

Про то, как легко попадают под влияние проклятых мелорнов энты и химеры, сейчас в Лесном царстве знают уже восемь жителей из десяти. Эльфам ещё повезло, что совместными усилиями нескольких Домов была остановлена экспансия мелорнов, в которых пробудилась тяга к эльфийской крови. И что примечательно – только к ней. Человеческих наёмников, гномов, немногих орков, что согласились послужить эльфам, миньоны полуразумных деревьев просто убивали. Ни одного из них не оказалось в рядах зомби. К слову, натиск проклятых остановился после то ли гибели, то ли ранения Проклятой Лучницы или Чёрной Лучницы, которую все эльфы признали эмиссаром мелорнов. Только благодаря её личному участию был захвачен и осквернён мелорн рядом с Фаннэа. Таким образом, их стало два.

Вот только кто даст гарантию, что после очередного наступления проклятых, когда появится новый эмиссар или залечит раны Чёрная Лучница, не окажется осквернён третий мелорн, и четвёртый, и пятый? Вот потому были отправлены две лучшие звезды эльфийских воителей в Пустое королевство, в один из городов иных, откуда Враг привёз страшное оружие и, возможно, яд для эльфийской святыни. Как пленник мог это сделать, где прятал его – на это старейшины закрывали глаза. Слишком велико было отчаяние лесного племени, оказавшегося в страшной ситуации. Сейчас все и’куэли жалели, что не сумели остановить ритуал в святилище у Томиканэма. Хумана, ставшего Врагом их расы, следовало просто убить. Или… просто не трогать. Да только кто же мог заглянуть в будущее, вдруг ставшее настолько страшным?

А ещё эльфам было поручено отыскать главные алтари какой-то человеческой богини, которые попали в руки хумана и тот решил их спрятать где-то в этом городе, захваченным смертельно опасными растениями. Воины Лесного царства отметили, что поступок Врага был крайне эффективным. Даже им, мастерам в магии Природы и обладателям лучших амулетов было крайне сложно передвигаться по городу. И уж точно никто из них не собирался забираться в самую гущу зарослей. Людям же здесь и вовсе ничего не светило. А в Пустое королевство не было хода ни одному божеству. Так что, помочь своим почитателям богиня не могла. На этой земле они могли лишь рассчитывать на свои силы, на личные умения и магию.

Зачем эльфам понадобилось это? Ответ на вопрос сказал бы любой, кто достаточно знает про эльфов и их менталитет. Зачем рисковать собой, когда можно натравить на Врага его врагов из числа людей? За информацию о точном местоположении алтарей или даже за сами алтари, если их получится вывезти из пустошей в нормальный мир, жрецы правую руку отрубят себе. Да, старейшины отправили переговорщиков к правителю, чьим вассалом являлся Враг. Отправили три боевых звезды во владения самого хумана, чтобы захватить его и на этот раз провести ритуал по всем правилам, не дав и шанса человеку что-то предпринять. Или хотя бы в бессилии своём отомстить, сорвать свою злость, залить свой страх кровью хумана. Всё это было сделано из расчёта, что хоть что-нибудь сработает. Все ходы лишком грубые, «неэльфийские», но из-за трагедии в Лесном царстве большая часть ресурсов была брошена на решение внутренних проблем. Вот и осталось действовать только так. Возможно, именно эти десять эльфов помогут решить часть бед или даже все.

Отдохнув, эльфийские воители направились по следам людей в том направлении, куда ими были увезены алтари. Попутно эльфы внимательно смотрели по сторонам, следили за тем, как реагировали растения на них и фиксировали все мелочи иных: формы и размеры построек, ограждений, их материал, цвет, окружающий запах, то, как ведёт себя аномальная растительность на щебеночной отсыпке, клумбах у зданий и многое другое. Возможно, это поможет позже старейшинам уничтожить графство, где живёт немало иных и иными же управляется. Или стать его теневыми правителями, чтобы получить в свои руки мощное оружие, иномирные технологии и всё прочее, что ещё больше возвеличит расу эльфов. Ведь когда-то в этом мире их было всего несколько сотен, они не имели жилья, голодали, а сейчас некоторые королевства полностью зависимы от их воли. К сожалению, Астанирия не одно из них, иначе проблему с Врагом удалось бы решить проще и быстрее. За горным хребтом возможности Лесного царства невелики. И это происходит не без помощи орков, которые с давних пор считают эльфов своим исконным врагом и стараются всеми силами и везде, где это возможно, ломать их планы.

Тропинка вывела их к пролому в стене, выполненной из плит, сделанных из удивительно гладкого камня. А вот на сломах было видно, что структура камня внутри неоднородна. Скорее всего, иные научились создавать монолит из мелких камней и чего-то похожего на известковый раствор, которым пользуются каменщики при кладке каменных стен. Для прочности в монолит иные вставили решётку из толстых стальных прутьев.

«Совсем они цены металлу не знают, - с досадой и толикой зависти подумал друид. – Или в их мире полно богатых месторождений».

Перебравшись на другую сторону, эльфы на несколько минут остановились, оценивая окружающие заросли. Тропа, по которой ходили люди с грузом, едва угадывалась. Но она была. А раз по ней сумели пройти какие-то хуманы, то и лучшим лесовикам это по плечу.

Благодаря амулетам и личной магии, остроухих разведчиков аномальная растительность не трогала. Лианы иногда дёргались в их сторону, но без огонька, и быстро замирали, оказавшись совсем рядом с долгоживущими.

- Алтари, мы их нашли, - прошептал друид, когда увидел три каменных параллелепипеда чуть больше, чем в сотне шагов впереди. Стояли они рядом с небольшим бассейном от фонтана, в центре которого располагался пустой постамент из гранита. Сам фонтан не работал, что, впрочем, не мешало бассейну быть полным водой. Причём, и бассейн, и вода оказались удивительно чистыми, будто за ними ухаживают каждый день. Вокруг фонтана была вымощена дорожка из красно-серо-коричневых плиток, которыми был создан простенький узор.

«Для хуманов сойдёт. Что взять с этой расы, которую боги лишили чувства прекрасного?», - в очередной раз подумал командир эльфийского отряда разведчиков.

На границе дорожки и клумб стояли четыре скамейки-беседки из деревянных брусков и металлического каркаса. Все они были увиты ползучими растениями с крупными цветами. У каждой беседки цветочные бутоны отличались цветом. Белоснежные, как первый выпавший снег, розовые, голубые и золотистые. Над этим местом сплелись кроны трёх могучих деревьев, которые росли далеко от фонтана, но неведомая сила сумела их наклонить и сплести воедино их ветви. При этом солнечные лучи свободно проходили сквозь листву. Не было даже полумрака, лишь приятная тень.

Что ж, одно важное задание разведчики выполнили. Теперь им требуется найти то средство, из-за чего сошёл с ума мелорн. Или доказать, что его здесь нет. И то, и другое очень сложно, но не невозможно для лучших солдат Лесного царства.

- Что-то странное с алтарями, Иллиад, - прошептал Стирэх, обращаясь к старшему над боевыми пятёрками друиду. – Не пойму только…

Он резко оборвал фразу, когда рядом с фонтаном появилась прекрасная женщина. Хуманка. Высокая по меркам людей и очень высокая по эльфийским стандартам. Её светлые густые слегка вьющиеся волосы были распущены и опускались ниже пояса. Гладкая шелковистая кожа имела лёгкий ровный загар. От вида её великолепной идеальной фигуры эльфы на несколько секунд впали в ступор, и все без исключения почувствовали вожделение, несмотря на сильное отторжение межрасовых отношений, насаждаемое в эльфийском социуме. Яркие зелёные, как весенняя листва, глаза незнакомки буквально завораживали. На человеческой красавице был минимум одежды. Почти прозрачная ткань, обёрнутая вокруг тела, оставляющая открытыми руки, левое плечо и ноги до середины бёдер. Под ней была видна узкая набедренная повязка из белой ткани. Высокую крупную грудь, её самые интимные части, скрывал венок из красивых небольших цветов, свисавший с изящной шеи. Ещё один венок, куда более крупный, находился на голове женщины. Дополнительно кроме цветов, которые выглядели живыми, будто они всё ещё росли на клумбе, венки были украшены небольшими вставками из серебристого и золотистого металла, которые органично дополняли живые растения. На щиколотках и запястьях висели браслеты из пластинок такого же цвета. Магии не ощущалось ни в одном предмете. Как не было на женщине и полога магической защиты, без которого любой эльф никогда бы не вышел к отряду вооружённых незнакомцев.

И тут друид понял, что же встревожило его товарища. Эти украшения, точнее металл в них выглядел точь-в-точь, как инкрустация на любом главном алтаре любого божества. И именно её и не было сейчас на тех кусках камня, что стояли возле фонтана. Но сбить инкрустацию с алтарного камня возможно лишь после его разрушения, на что способны лишь жрецы, составившие Круг и питающиеся энергией из другого главного алтаря!

«Кто же она?!», - пронеслись тревожные мысли в голове Иллиада.

- Враги моего супруга пришли ко мне в гости. Как интересно, - певуче произнесла женщина, едва только эльфы скинули наваждение, вызванное её появлением. Или им это позволили. – Зачем? Что вы здесь забыли?

- Супруга? – переспросил Стирэх. Все его чувства предупреждали об опасности, которая исходила от человеческой полуобнажённой женщины. Инстинкты кричали ему, что безопаснее выйти в смертельном бою против его пятёрки, чем схлестнуться с незнакомкой, у которой даже ножа не имелось.

У его товарища, друида Иллиада, буквально волосы встали дыбом, когда он услышал слова хуманки.

«Супруга? – мысленно повторил он вслед за воином. – Эта жена Врага?», - и тут же вслух быстро сказал:

– Мы просим прощения, что побеспокоили тебя, о достойнейшая. Сейчас мы уйдём.

- А разве я вас отпускала? – всё тем же чарующим голосом, от которого начинало чаще биться сердце и путаться в голове мысли у мужчин, произнесла незнакомка. – Вы не ответили на мой вопрос.

- Мы… - друид запнулся, потом продолжил, - мы случайно здесь оказались. Обычный разведывательный рейд, просто искали что-то полезное для нашего народа, что никому не принадлежит…

Под взглядом зелёных глаз он вновь запнулся и совсем замолчал. В его груди поселился холодок страха того, что вот-вот случится с ним и его боевыми товарищами.

- Бой! – крикнул он, решив поставить всё на крошечный шанс, что незнакомка не успеет среагировать и выставить защиту, и бой закончится после первого же удара.

Тренированные и не раз попадавшие в схожие ситуации воины мгновенно ударили чарами из боевых амулетов и стали строить боевой порядок, где каждый знал своё место. Сразу от трёх бойцов в женщину полетели заклинания и… развеялись на половине пути. Иллиад был готов поставить на кон демонам свой магический источник, что хуманка не сделала ничего для этого. Или тут само место защищает её, или женщина настолько могущественна, что любой архимаг рядом с ней словно котёнок под лапой чёрной рыси - самой опасной и крупной кошки в эльфийских лесах.

Из зарослей слева и справа вылетели тонкие жгуты лиан, которые оплелись вокруг тел трёх эльфов и мгновенно утащили тех в чащу. Из-за стены зелени миг спустя раздались дикие крики ужаса и боли, которые тут же прервались отвратительным хрустом ломаемых костей.

Первых погибших друид отметил краем сознания, творя самые сильные и быстрые чары из своего арсенала. Двое эльфов успели скинуть с плеч короткие луки и даже выпустить по стреле в сторону противницы. Да только оперённые снаряды буквально растворились в воздухе, едва слетев с тетивы.

И всё – больше никто из эльфов ничего не успел сделать.

В правой ладони красавицы из ниоткуда появился цветок с длинным полым стеблем и круглым бутоном, состоящим из белого пуха. Она поднесла его к губам и слегка дунула, отправляя в эльфов крошечные невесомые пушинки с едва видимыми тёмными пятнышками семян. Эти безобидные с виду снаряды проскочили сквозь магическую защиту разведчиков с такой легкостью, будто той и не было совсем. Лучшие амулеты, которые удары архимагов выдерживали многократно, спасовали перед странной магией странной женщины. Попав на воинов, пушинки мгновенно их убили. Последней мыслью командира пятёрок была о том, что незнакомка развлеклась с ними или дала шанс умереть воинами, ведь судя по её Силе, она могла убить десять воинов, просто подумав об этом. Да что там – за миг до небытия сознание эльфа поняло, что он и его товарищи жили в долг с того самого момента, как пересекли границу города иных. Для этой прекрасной хуманки не было разницы на каком расстоянии от неё находились враги: десять шагов или тысяча.

«Если она придёт в Лесное царство, то война с проклятыми мелорнами покажется всем нам детской иг…», - сознание покинуло тело друида раньше, чем до конца сформировалась мысль.

Семь мёртвых тел рухнули на брусчатку, выронив оружие. Через несколько секунд лианы утянули трупы и их вещи в заросли. Уже через минуту ничего не напоминало о случившейся схватке.

Красавица же просто исчезла. Растаяла в воздухе точно так же, как и появилась несколькими минутами ранее перед эльфийским отрядом.

Если бы кто-то посторонний стал свидетелем её расправы над двумя боевыми пятёрками эльфов, то у него появилась бы огромная куча вопросов. Кто она? Откуда такие способности? Почему себя чувствует в городе, где властвует смертоносная флора, так вольготно? И почему растения подчиняются ей? Но самым главным вопросом стал бы: чья она жена и не выйдет ли сейчас к любопытному наблюдателю, пускающему слюни на сексапильную красотку, её неведомый и ещё более грозный муж?

*****

Результаты собственного усиления при помощи магической кровавой эссенции откровенно разочаровали меня. Если оно и произошло после переливания крови, то оказалось таким крайне незначительным, что я даже не почувствовал его.

Причин может быть великое множество. Например, такая обработка крови местных чародеев не работает с ней, лишь с кровью землян, считаемые аборигенами искалеченными магами. Или магическая эссенция из этой крови не действует просто-напросто. Или нужна кровь кого-то очень сильного - магистров, старших магов или даже архимагов, так как мой Дар благодаря Рогнеде стал слишком силён, чтобы получать подпитку от слабо одарённых доноров. Или была ещё неизвестная мне причина, про которую мне ничего не известно. Тут без проверки на ком-то постороннем для сравнения не обойтись. К сожалению, всю кровь, полученную от Гнеса, я истратил. Остаётся ждать, когда агент пополнит её запас. Или дождаться новостей от Уллисы с её вампирами, которые занимаются тем же.

Время летело очень быстро. Жизнь вошла в ритм: работа с Даром – отдых - кровопускание – отдых – работа с Даром… После бомбардировки города и крепости эльфы притихли. По крайней мере, больше их отрядов в графстве не появлялось. И никаких новостей об их действиях в мой адрес так же не было. Опасаясь, что они пойдут на откровенную подлость и вырежут хутора или какую-нибудь деревню, я приказал изменить часть маршрутов патрулей. Теперь акцент был усилен на патрулирование территорий вокруг жилых поселений, полей для защиты от потравы и дорог, по которым перемещаются мои люди и гости графства. Два или три раза в неделю силами дружины и ополчения проводилась разведка и прочёсывание местности безлюдных областей графства. В каком-то роде это дало свои плоды. Нет, эльфов, как я выше заметил, не нашли. Но обнаружили лагерь разбойников на самой границе моего графства и виконства Реджинальда. И нашли два логова гиен из Пустого королевства, где те решили вырастить своих щенков вдалеке от опасностей аномальных земель.

Подоспело время отправки урожая с жемчужного острова. В этот раз моя часть была поистине велика! Из ста семнадцати жемчужин я оставил себе сорок штук. Полтора десятка из них немедленно использовал для создания амулетов нетерисам с чёрной рабской печатью. Эту дюжину с лишним волшебных вещей получат младшие командиры дружины. После того, как они избавятся от ошейника, амулеты попадут в руки их товарищей, а от них к следующим и так далее, пока в графстве не останется ни одного раба.

- Не боишься, что они захотят вернуться на Родину? – поинтересовалась жена, когда амулеты были переданы воинам. – Сейчас их держит печать и только. Ну, ещё семьи, но без ошейника им ничто не помешает тайно вывезти их из графства.

- Не-а, не боюсь. Им здесь точно лучше, чем дома. Скорее стоит бояться, что часть солдат, решит стать крестьянами, чтобы пахать землю и разводить скот, как они делали это у себя в посёлках до плена. Ну, может, кто-то и уйдёт. Таких я держать не стану, смысла не вижу. И вряд ли так поступит народу больше, чем каждый двадцатый.

- А если другие чёрные рабы прослышат о том, что ты снимаешь не снимаемую печать? Не боишься, что графство захлестнёт поток мигрантов в лице беглых рабов? – задала новый вопрос девушка.

- Сомневаюсь, что их будет поток, - с сомнением ответил я. – Чёрная печать просто не даст сбежать никому. Иначе те же нетерисы-гладиаторы вырезали бы надсмотрщиков и удирали обратно в свои горы.

- А чем сейчас займёшься? – сменила тему Аня.

- Завтра на аванпост отправлюсь. Думаю провести ритуал с големом с баллистической ракетой. Если получится, то это будет убийственный козырь в войне с эльфами. Заодно посмотрю, как растут первые, хм, разумные големы.

- Я с тобой, - быстро сказала она. – Вдруг нужна будет помощь, как тогда, в первый раз?

- Я не против, - пожал я плечами. – Только после ритуала я к Палычу уеду. Буду его суперов прокачивать дальше. А тебе придётся вернуться обратно сюда.

- Хорошо, - вздохнула она и пожаловалась. – Вить, я себя начинаю чувствовать настоящей средневековой дамой, которая сидит в башне и занимается вышивкой, пока супруг пропадает на турнирах и войнах.

- А мы и живём в средневековье. И от твоей «вышивки» выходит огромная польза для графства, - хохотнул я, заработав недовольный и сердитый взгляд от жены.

Мои опасения, что ритуал по зачарованию модели-ракетоносителя будет для меня не по силам, к счастью, не оправдались. Да, я едва вытянул, но обошлось без поддержки Ани. После этого девушка провела рядом со мной несколько часов. Убедившись, что состояние моё не внушает опасений, она с ворчанием уехала домой, оставив меня восстанавливаться в одиночестве.

А я, проводив жену, отправился в посёлок к землянам в Пустом королевстве. Как раз в дороге потраченные силы вернутся.

С Палычем всё прошло по накатанному до момента, пока в комнату, где мы с ним общались, не вошёл один из его подручных. И на лице мужчины было такое выражение, что сразу стало ясно: произошло нечто неординарное.

- Егор? – посмотрел на него Палыч.

- Александр Павлович, там это… - мужчина запнулся на пару мгновений, словно собираясь с духом, и быстро сказал. – Дракон летает.

И я глава анклава воскликнули практически одновременно:

- Дракон?!

- Кто летает?!

- Дракон, - подтвердил тот. – Сами можете посмотреть.

Уже спустя минуту мы стояли на улице и, задрав голову вверх, смотрели на дракона, который описывал круги высоко в небе над посёлком.

- Твоя? – тихо произнёс глава поселения.

Я даже не стал удивляться такой осведомлённости. Не удивлюсь, если этот проныра пригрел у себя землянина с даром ясновидения. Не помню, чтобы рассказывал подробности про Рогнеду. А оно вон как – он в курсе.

- Не знаю… не похожа, - неуверенно сказал я. – Да и прилетела бы та ко мне домой, а там через Аню связалась бы с твоим радистом. Связь же пока работает.

Словно устав кружить или увидев то, что хотел, дракон отвернул на восток от посёлка.

- Снижается…

- Садиться будет…

- Кого-то щас сожрёт там…

Со всех сторон понеслись предположения.

- Я туда скатаюсь, Палыч, - сообщил я мужчине. – Подозрительно, что он или она решили приземлиться, когда я оказался на улице.

- Угу, - кивнул тот. – Что-то от меня нужно?

- Поставь у пулемётов кого-то надёжного. Чтобы не стали палить сгоряча и сумели сориентироваться и прикрыть в случае чего.

- Сделаю, - пообещал собеседник.

- И придержи любопытных, чтобы никто за мной не увязался.

- Да у меня таких дураков нет, - хмыкнул он. – Жизнь здесь мигом учит осторожности не совать свой нос куда-то не туда.

- Мало ли… может, эти дураки хорошо маскировались. Ладно, двинул я.

На БМП с несколькими големами и тремя гвардейцами на химерах я неторопливо двинул в сторону рощи, расположенной чуть дальше, чем в полукилометре от стен анклава. Где-то рядом с ней опустился на землю дракон. В том, что это прилетела Рогнеда, я сильно сомневался. Во-первых, была причина, которую я озвучил Палычу. Во-вторых, я совершенно не ощущал её по кровной связи. Вряд ли моя, хм, жена стала бы закрываться.

Просвечивая всё и вся амулетами с тепловизорами на своём пути, мы очень быстро нашли летающего гостя, который укрылся от взглядов со стен посёлка на другой стороне рощи.

«Только бы здесь Палыч не заминировал бы всё, - мелькнула у меня опасливая мысль. – Я бы так и сделал на его месте».

В первые секунды, когда увидел стройную женскую фигуру, неподвижно стоящую на опушке, я подумал, что это, всё-таки, прилетела ко мне Рогнеда. Но быстро понял, что ошибаюсь. С моей женой у неё сходство было лишь по половому признаку да принадлежности к расе летающих чешуйчатых оборотней с огненным дыханием.

Незнакомка выглядела юной девушкой не старше семнадцати-восемнадцати лет. Темноволосая, смуглая, невысокая и хрупкая. Так и тянет назвать её Дюймовочкой. Одета была в красную рубашку, ярко-зелёную жилетку с золотым шитьём и тёмные штаны-шаровары. На поясе у неё висел небольшой кинжальчик, который в моей руке смотрелся бы кухонным ножом для хлеба.

Я приказал остановиться, когда до неё осталось метров сто. Дальше я отправился в седле, забрав химеру у одного из гвардейцев и взяв с собой только Тесака.

- Чего так долго ехал? – начала с претензий эта малявка, едва я остановился в нескольких шагах от неё. – Сразу не понял, что ли, к кому я прилетела? Или мне нужно было рядом с тобой опуститься?

- Эй, эй, эй, - едва сумел вклиниться в этот словесный поток Тесак, успев опередить меня. – Ты что такая дерзкая? Где «здравствуй»? Кто сама и что здесь делаешь?

- А ты кто такой?

- Я его главный телохранитель и капитан ордена паладинов, где он является магистром, - заявил гвардеец ничуть не смущаясь, что половина из сказанного им является лапшой на чужих ушах.

- Телохранитель? – фыркнула девчонка. – От меня ни один телохранитель не спасёт!

- Однако тебе не мешает представиться, - вставил я. – Меня ты знаешь, да? А кто ты? Где Рогнеда?

- Рогрранеда в плену, я прилетела за тобой, так как муж обязан спасти свою жену.

- Что? В плену? – немного растерялся я от услышанных новостей. – У кого?

- У клана Лазурного Огня. Её держат в замке у Жэрсаккхариев. Они давно с её семьёй враждуют, половину земель захватили, когда госпожа Сафрианофэйра пропала. Ну, может не совсем половину, но всё равно много. А сейчас, когда узнали, что у Рогрранеды появился муж из сильных человеческих магов, решили её похитить и заморить в своих подземельях, - драконица выпалила всё это с пулемётной скоростью, при этом ни разу не спотыкнувшись на именах своих соплеменников.

- А ты ей кем приходишься?

- Я её лучшая подруга, - заявила та, задрав носик кверху. – А ещё я знаю, как ты стал её мужем, и если бы я оказалась рядом с ней, то... ух я вас тут всех бы!.. – она потрясла маленьким кулачком. Несмотря на её слова и напускную серьёзность, угрозы в собеседнице я не чувствовал. Она выглядела нахохленным задиристым воробьём, прыгающим по подоконнику перед котом, сидящим по ту сторону окна. – Наверное, думали и меня так же одурачить! Видела я, как вы направляли на меня свои железные штуки. Да если хотите знать, то это Рогрранеда такая добрая вам попалась. А вот я бы вас всех…

- Всё, тихо, - прервал я её речь, чувствуя, как у меня начинает болеть голова от её болтовни. – Цыц, я сказал!

Та поперхнулась от возмущения. Не давая ей вновь начать болтать, я спросил:

- Как тебя зовут?

- Филлиаэлигрра Террга Доакаш’Флогг, - после нескольких секунд сверления меня сердитым взглядом, сказала она. – И никаких сокращений имени, ясно, маг?

- Ясно - ясно, - кивнул я, потом указал рукой на БМП. – Пошли в машину.

- Зачем? – уставилась она на меня с сильнейшим подозрением. – Что ты от меня хочешь получить в этом железном вонючем сундуке?

- Домой поедем, вот что. Там ты подробно расскажешь о том, что случилось с моей женой.

- Куда? Нам нужно срочно лететь к ней на выручку!

Я, было, потянулся ладонью к лицу, но кое-как сдержался от фейспалма.

- На чём полетим, Фили... Филлиа… на чём? – спросил я, попытавшись произнести её имя и бросив это сложное дело. И почему драконы себе такие зубодробительные ФИО придумывают?

- Я дракон, - важно сообщила она с таким видом, будто выдала некую тайну мироздания. – А ты маг.

- И? Вообще-то, я тебя не понимаю.

- О-о, кто бы мне дал побольше терпения, - закатила глаза девчонка. – Я полечу в облике дракона, а ты при помощи магии. Чего неясного-то? Как только Рогрранеда тебя не превратила в угольки, когда поняла, какой ей тугодум достался в мужья.

Рядом со мной стал хрюкать Тесак от с трудом сдерживаемого смеха.

- Вот что, Фила-как-там-тебя, - сказал я девчонке, - или ты едешь сейчас со мной, после чего всё подробно рассказываешь, что произошло с моей женой. Или мы прямо сейчас навсегда прощаемся: я возвращаюсь к своим делам, забывая о тебе, а ты… ну, в принципе, можешь что угодно делать кроме как вредить мне и моим союзникам.

Та удивлённо посмотрела на меня, забавно захлопала глазами, перевела взгляд на Тесака, и опять на меня.

- Да ты… ты чего придумал? – с растерянностью пробормотала девушка.

- Тесак, пошли. Нашей гостье есть чем заняться и без нас, - обратился я к товарищу, повернулся спиной к драконице и сделал несколько шагов в сторону ездовых химер. Их мы с гвардейцем оставили с таким расчётом, чтобы не закрывать прицел оператору «коробочки». Мало ли, что взбредёт в голову этой малявке? Пусть интуиция моя молчит и не видит опасности в ней, но бережёного и бог бережёт. А уж мне и подавно стоит на воду дуть. Амулеты примут на себя первый удар. А второй сделать не должны дать пушечные снаряды. Эта Филла-как-там-её мне показалась слабее Рогнеды, а ведь ту чуть не свели в могилу раны от крупнокалиберного пулемёта. Ну, а калибр главного и вспомогательного орудий БМП куда как больше.

Мы отъехали от девушки метров на тридцать, когда в спину донеслось недовольное:

- Стойте! Так и быть, я поеду с вами.

Глава 14

Глава 14

Вывести гостью из БМП в гостевой дом, выделенный мне с гвардейцами для проживания в земном анклаве, получилось без хлопот. Никто из землян в посёлке не знал, что драконы имеют вторую ипостась. И никто из них не был в курсе, сколько и кого со мной приехало. Ещё и камуфляжная куртка и платок-бандана сильно изменили облик драконицы.

Общался я с ней наедине, отправив всех из комнаты и запретив пускать кого угодно, включая руководство анклава. Невежливо? Я бы так не сказал, сейчас ситуация сложилась из тех, которые называются исключениями из правил.

Филлиаэлигрра рассказала мне историю своего появления. И она напрямую касалась Рогнеды.

То, что Рогрранеда обзавелась мужем другой расы, вызвало заметное оживление на соседнем материке. Сначала Рогнеда пряталась в родном замке, с тоской следя за тем, как из неё по капле уходит Сила, увеличивая мощь супруга. Попутно она, то выслушивала нотации прадеда-призрака, то его успокаивающие истории о том, что эта беда и не беда вовсе и всё вскоре изменится. Вот только для молодой девушки, едва-едва ставшей совершеннолетней, это «скоро» в виде десятилетий или даже веков было невыносимо.

И вдруг в какой-то момент утечка Дара прекратилась, а потом Рогнеда сама в это не веря, почувствовала, как потеря начинает возвращаться. Да ещё с такой скоростью, что уже скоро её Сила стала прежней. Мало того, на этом приток внутренней энергии не остановился, продолжая день за днём делать драконицу всё сильнее и сильнее.

Призрак с таким столкнулся впервые или просто забыл из-за возраста и после смерти. Радостная внучка не смогла усидеть в замке и решила поделиться своим счастьем с немногочисленными подружками. Заодно собралась уведомить Совет о своём изменившемся статусе. Ведь ради этого она и оставила меня. Но так и не нашла в себе силы показаться перед глазами старых драконов пока теряла личное могущество. А тут такой повод!

Филлиаэлигрра честно призналась мне, что обзавидовалась, когда услышала рассказ подружки и увидела, что её слова – это не пустая похвальба. Дальше – больше.

У каждого кроме друзей есть и недруги, чаще всего последних больше. Так же было и в жизни Рогнеды. Ей не повезло столкнуться с одним из них, точнее, одной из них. Презрение одной и опьянение новыми горизонтами Силы у второй сыграли с обеими молодыми драконицами дурную шутку. У них состоялась дуэль, в ходе которой обидчица была убита Рогнедой. Моя жена не рассчитала сил, к которым не успела привыкнуть. А погибшая из-за презрения к ней и веры в собственные силы спустя рукава отнеслась к защите, поставив всё на нападение.

Рогнеда к такому исходу была не готова. Вместо того чтобы бежать к прадеду в родной замок она покорно отдала себя в руки стражи. Это была первая неприятность. Вторая заключалась в том, что погибшая являлась членом уважаемого и могущественного клана, чей представитель сидел в Совете.

Во все времена, в разных Вселенных и при любом развитии социума мажоры и всяческая нечисть вроде золотой молодёжи была выше плебса. Им позволялось безнаказанно совершать преступления, за которые других жестоко наказывали. И за них всегда мстили родичи, плюя на законы, даже если сами же стояли на их страже. Клан Жэрсаккхарий потребовал выдачи преступницы для казни. Аргументировали тем, что дуэль была соревновательная, а не до смерти.

- Ага, как же, - заскрипела зубами Филлиаэлигрра, когда мне об этом моменте рассказывала, - не до смерти. Эта дрянь Винти Жэрсаккхария била изо всех сил. Запросто убила бы Рогрранеду, не стань та сильнее. А судьи сказали бы, что произошла трагическая случайность, и вины на той нет. И даже виры некому платить, так как Рогрранеда последняя в роду.

От расправы Рогнеду спасла банальная случайность: ранее с Жэрсаккхариями серьёзно рассорился другой не менее влиятельный клан. До прямой конфронтации ещё дело не дошло, но гадили друг другу кланы от души и с размахом. Разумеется, не утереть нос своим недругам они не могли и выступили в защиту Рогнеды. Нашлись и другие защитники молодой драконицы. Благодаря такому заступничеству девушка осталась в главной тюрьме и под охраной, которая больше защищала узницу от мести Жэрсаккхариев, чем следила за тем, чтобы та не сбежала.

- А зачем сказала, что она в плену у них? – нахмурился я.

- Так может уже и в плену. Я улетела давно и не знаю, что с ней за это время могло произойти. Эти Жэрсаккхарии – они такие гады! Ты просто не знаешь, на что они способны…

- Что дальше было? Или это всё? – перебил я собеседницу, которая недовольно засопела от такого отношения.

- Нет, не всё, - буркнула она. – Через… м-м, уже через семнадцать дней Рогрранеду будут судить судом кланов. Скорее всего, её признают виновной в смерти Винти.

- И как ей могу помочь я?

- Устроишь поединок Чести, - горячо сказала она. – Ты намного сильнее Рогрранеды, раз твоя Сила стала переходить к ней. Победишь бойца, которого выставит клан Жэрсаккхарий и твою жену признают невиновной.

Я криво усмехнулся. Да уж, девчонка или сильно наивна, раз считает, что мне по силам схватиться с настоящим драконом, или хитра и является посланницей врагов семьи Рогнеды, которые желают уничтожить всех её родных. Кто она – друг или враг? Не менее интересно было узнать, откуда взялась Сила, благодаря которой я и Рогнеда резко стали сильнее. Я полагал, что это её энергия перетекает в меня по нашим узам. Она – что моя. Получается же, что оба ошибаемся.

- Так, когда мы полетим?

- Не сегодня, - ответил я ей. Получилось несколько резче, чем хотелось. – Мне нужно подготовиться. Возможно, это просто ловушка.

- Ловушка? Какая… что?! – до собеседницы не сразу дошёл смысл моих слов. – Ты что сейчас сказал?! Ты меня оскорбил!

- Будешь оборачиваться – помни, что ты в помещении. А то шишку себе набьёшь, - ответил я ей, не обратив внимания на её вспышку злости. – Лучше пока побудь здесь. А то мало ли что с тобой случится. В прошлый раз мне едва удалось спасти твою подружку, когда она решила, что мы слишком слабы.

Оставив в покое кипевшую от негодования драконицу, я вышел из комнаты и направился к товарищам. Через несколько минут пересказывал им то, что только что узнал от Филлиаэлигрры.

- Не похожа она на хитрого врага. Я бы сказал, что вообще не шибко умом блистает, - высказал мнение Тесак, когда я замолчал.

- Я бы не был так категоричен, - покачал головой Палыч. – Видел я в своей жизни немало людей, которых попервой за лопушков держал. А потом оказалось, что они те ещё актёры.

- Но сунуться на другой материк в одиночку, да ещё в руки возможных врагов? Да на такое нужно иметь вагон стальных яиц и быть тем ещё психом, - хмыкнул гвардеец.

- А кто сказал, что она одна и без прикрытия? – привёл веский аргумент глава анклава.

- Э-э… чёрт.

- Вот тебе и чёрт.

- Я отправлю големов на разведку. Тесак, ты оставишь одного из своих со мной, а сам с прочими тоже шуруй наружу. Километров двадцать в округе осмотрите. Палыч, своих големов тоже выведи, - я посмотрел сначала на гвардейца, потом на управляющего поселением землян.

- Само собой, - кивнул последний. – С девчонкой поговорить позволишь? Я бы хотел сам лично о ней мнение сложить.

- Да, конечно.

Группы разведчиков были разосланы во все стороны. Наземные отряды состояли из трёх-четырёх чапиидов и големопсов. С воздуха искали следы чужаков мифриловые бабочки. К счастью или наоборот, но таких не нашли. Поиски продолжались и ночью, так как големам темнота не сильно мешала. Вернулись лишь гвардейцы.

К Филлиаэлигрре я возвращался ещё дважды, задавая новые вопросы, уточняя старые, наблюдая, как она реагирует. Возможно, успел бы и в третий раз пообщаться перед сном, но поздно вечером девушка от усталости вырубилась чуть ли не на полуслове. Пришлось её на руках нести до кровати, не обращая внимания на бурчание и вялые угрозы «надавать по рукам за такую вольность». Сам же я ушёл в спальню во втором часу ночи.

То ли из-за принесённых драконицей новостей, то ли ещё по какой-то причине, но стоило мне заснуть, как попал во власть кошмаров. Мне привиделось, что нахожусь у себя дома в кабинете с закрытыми окнами и дверью. А снаружи меня ищет Нечто… как часто бывает в кошмарах конкретики страх не обретает. Я точно знал, что стоит мне выйти из комнаты, как я умру. Иногда Нечто оказывалось буквально под дверью и налегало на ставни, заставляя замирать сердце от ужаса, что те не выдержат, и тогда я окажусь один на один со своей смертью. Чувствовал себя Хомой, который сидел в меловом круге и смотрел за тем, как мёртвая панночка и нечисть ищет его.

Проснулся от того, что кто-то тормошит меня за плечо.

- Витя! Командир, блина!

В первый момент мне показалось, что Нечто сумело-таки добраться за меня.

- А-а-а! – я заорал дурным голосом и стал отмахиваться. Почти сразу же рядом зазвенел металл, раздались матюги и проклятия. Почему-то именно «богатая русская речь» и привела меня махом в чувство. Когда я продрал глаза, то увидел, как Тесак вяло отбивается от моего големодоспеха. – Стоять! Всем смир-рно!

- Вовремя ты, командир, - простонал гвардеец, замерев в скрюченной позе. – Меня же собственная броня почти не слушалась. Ей-ей, ещё б чуть-чуть и стало бы две половинки Тесака, а не один целый, красивый и умный я. Чего ты вообще орать стал и драться? Да ещё этого на меня натравил? – он указал на мою броню.

- Кошмар приснился. Очень реальный, а тут ты ещё тормошишь, - сказал я, свешивая ноги с кровати и вытирая липкий пот с лица. – А доспех, наверное, неосознанно позвал на помощь. Ладно хоть, что про амулеты забыл.

- Да уж. Типа, мне ещё повезло, так что ли? – криво улыбнулся гвардеец.

- Угу. А ты зачем вообще пришёл? Разведчики кого-то нашли? – насторожился я.

- Палыч тебя зовёт. Я точно не знаю, но это связанно с радисообщением. Только от кого – хрен знает, - развёл он руками. – Может, и разведчики его что-то раскопали.

Оделся я едва ли не быстрее, чем опытный срочник при свете спички после команды «подъём». За простой одеждой последовал големодоспех. Благодаря артефактной полуживой броне заметно улучшилось самочувствие, которое было подорвано тяжёлым коротким сном, и… вот тут я даже не мог толком оформить то чувство, которое беспокоило меня с момента пробуждения. Может, это было «послевкусие» от кошмара и скоро само пройдёт?

- Куда идти? – только когда оделся, я поинтересовался у гвардейца маршрутом.

- В радиорубку. Палыч должен быть уже там.

По дороге в одно из самых главных помещений поселения я узнал, что Тесак успел поднять всех дружинников и гвардейцев. Такая предусмотрительность и осторожность только приветствовалась.

- Что случилось? – с порога задал я вопрос главе поселения.

- Твой радист передал сообщение, что с… с Аней что-то произошло, - отвёл взгляд в сторону тот. – Он не уточнял, что конкретно.

- Ч-что? – сипло произнёс я, почувствовав, как в груди стало очень холодно и стало не хватать воздуха.

- Она жива, Вить, но в тяжёлом состоянии. Никто не знает что с ней. Вот, пообщайся сам, - он встал со стула, уступая мне место и протягивая наушники с тангентой от радиостанции.

*****

Беду я почувствовал сразу же, как только пересёк границу Пустого королевства с обычным миром. Тот комок холода и боли, что поселился в груди ночью, резко набрал силы и стал ощущаться не как что-то эфемерное, а вполне себе реальной вещью. Будто под сердцем вылупился паразит, который приготовился вгрызться в него. И чем ближе я подъезжал к дому, тем тяжелее мне было. По нашей связи с Аней из меня уходила сама жизнь.

«Если мне так паршиво, то что же Анюта сейчас испытывает?», - мучила меня мысль.

Но я даже представить не мог, насколько ей было больно. И что она испытывала. Лишь когда я оказался рядом с ней, то на несколько секунд почувствовал боль жены. Этого хватило, чтобы упасть на пол и почти потерять сознание. Совсем в беспамятство уйти не давала боль. Даже не так – БОЛЬ!

Тех мгновений, которые я принял на себя, хватило, чтобы на моём теле появились капли крови. Она вытекла из ушей, носа, я ощутил железистый привкус во рту, из уголков глаз скатились кровавые слезинки. Самое страшное, что она была в сознании, просто от страшных мучений едва воспринимала окружающий мир.

Аня же просто плавала в ней. Кровь сочилась из каждой поры её тела вместо пота, из глаз девушки текли кровавые ручейки. Кровь покидала её тело через уши, нос и рот.

Рядом с её кроватью стояли две капельницы, в которых постоянно сменялись пакеты кровью из моих запасов. На запястьях Ани висели два целительских амулета. Медсестра из лазарета часто прикладывала к её губам носик поилки с самым дорогим и лучшим эликсиром для исцеления ран и болезней, который я только мог найти в алхимических лавках. Зелье я держал на самый крайний случай, так как браслеты с эльфийскими жемчужинами вполне справлялись и так вкупе с более простыми эликсирами.

- Мы не знаем, что с ней произошло, - нервно сообщил мне старший охранник. – Она вызвала нас по тревоге к себе через рацию. Сообщила красный код, короче. Мы были в комнате уже через минуту после этого, и увидели Анну уже такой, то есть всю в крови. Ни мы, ни големы, ни охранные датчики никого не заметили рядом с ней, до сигнала или после. Уже раз десять просмотрели записи на камерах, покадрово прокрутили, но там пусто. Ни в одном диапазоне нет посторонних объектов. Даже птиц или мелких зверьков.

Было видно, что он меня боялся. Наверное, выглядел я в этот момент безумцем, готовым наброситься на любого – врага или друга. И кто знает, не произошло бы так, что от страха за супругу мой рассудок замутила бы пелена бешенства, которая превратила бы меня в берсерка, срывающего злость на тех, кто не сумел спасти девушку. Удержала меня на тонкой грани между безумством и чистым разумом та частица боли, которую я забирал у Ани через нашу незримую связь.

Самое страшное, что я не знал, как помочь девушке и чувствовал, как утекает из неё жизнь с огромной скоростью.

Первым делом я устроил себе обильное кровопускание. Слил из себя крови столько, чтобы после этого у меня остались силы для ритуала. Потом зачарованную на полное исцеление кровь перелил в пакет для капельницы. Спустя минуту первая её капля попала в вену Ани.

К сожалению, отрава, убивающая мою жену, не ушла из её тела после этого. Девушке стало заметно легче, но и только. Стоит опустеть пакету в капельнице, как боль вернётся назад. Повторить кровопускание с зачарованием я смогу лишь через три часа по самым скромным подсчётам. А потом минимум на сутки я буду похож на зомби.

Мозг лихорадочно перебирал варианты, откуда получить помощь. Везти её в столицу? На вертолёте я окажусь там достаточно быстро. Там потеряю время на поиск лекаря, аудиенцию у короля, чтобы вымолить у того какой-нибудь редкий исцеляющий артефакт, зелье или помощь личного мага-целителя. А времени у Ани может оказаться куда как меньше.

Молодую драконицу стошнило, когда та увидела состояние Ани. А потом и вовсе, закатив глаза под лоб, сползла по стеночке на пол. То есть, помощи от неё не стоило ждать.

«Иллиры!», - осенило меня.

У оживших с моей помощью представителей древней империи просто обязаны лежать в загашнике артефакты, которые могут помочь Ане. Или они сумеют помочь советами, как её спасти.

Амулет для связи со знакомым четырёхруким графом у меня был. Оставалось только его активировать и дождаться ответа.

Ситуация была такая, что я наплевав на всякую осторожность и воспользовался волшебной вещью прямо в самом центре посёлка, во дворе своего дома. Вызвал иллира, я принялся ждать ответа прямо там же на улице, не замечая стылого ветра, гнущего макушки деревьев.

Портал на несколько секунд открылся спустя час, оставив рядом с домом знакомую четырёхрукую фигуру из камня.

- Что за срочность, граф? – поинтересовался гость.

- Иллир Раш О’Нойл, я нуждаюсь в твоей помощи. В обмен клянусь, что буду твоим должником. Никогда не возьму никакой платы за помощь твоим соратникам, окажу её в любой момент, когда обратишься, - лихорадочно произнёс я, подступая к нему. – Только помоги, заклинаю тебя всем святым, что у тебя есть.

Тот машинально сделал несколько шагов назад, ошарашенный моим напором.

- Что у тебя случилось? Какая помощь нужна?

- Жена умирает, моя Аня. И я не знаю, что с ней происходит. Не знаю от яда, заклинания или… - тут я вздрогнул, когда в голову пришла мысль, что болезнь супруги связана с искусственным обретением ею Дара.

- Что «или»?

- Или я виноват… из-за моей глупости и раздутого самомнения, - прошептал я. – Раш, я отработаю, заплачу всем, чем пожелаешь и что в моих силах, только помоги ей. Все наши лучшие амулеты и зелья бесполезны, они замедляют агонию и только.

- Жди, - коротко ответил тот. В одной из его рук появился маячок для вызова портального окна. Когда то появилось, то он молча вошёл в него.

В ожидании, когда иллир вернётся, я ушёл к Ане. Находясь рядом с ней, я забирал часть её боли себе. Совсем чуть-чуть, но даже такая помощь помогала девушке крепче держаться на этом свете, и облегчало мучения.

Иллир появился лишь после полудня, когда я провёл второе кровопускание и ритуал, чтобы помочь супруге. Когда рядом с домом открылся портал и выпустил древнего, я был в полубессознательном состоянии. Даже не сразу понял, что мне говорят окружающие. Лишь через минуту до меня дошло. К Рашу я вышел на подгибающихся ногах и сразу же сел на лавку под окнами, так как чувствовал, что стоять, сил нет.

- Извини, я едва держусь после ритуала, - сказал я ему. – А ты… - договорить не сумел из-за спазма, сдавившего горло. Как-то резко стало страшно услышать страшные слова, что иллиры ничем не могут помочь Анюте.

- Я принёс вещь, которая должна помочь твоей жене, - правильно понял меня граф. Его правая верхняя рука превратилась в бутон, тот раскрылся и явил небольшую изящную диадему из серебристого металла и некрупных драгоценных камней. – Это диадема Пифии Алой, великой целительницы империи Трёх Морей. Она лечит любые раны, болезни и повреждения тонкого тела мага. Избавляет от одержимости злыми духами, от проклятий в том числе, даже от родовых. За сутки она излечит твою женщину. Завтра я заберу диадему.

Он передал мне самую ценную вещь на всём свете, постоял несколько секунд, вроде бы даже вздохнул или изобразил тяжёлый вздох зачем-то, после чего активировал маяк для портала.

Диадему я положил на грудь Ане, справедливо полагая, что для лежащей девушки не имеет значения, где украшение-артефакт находится. Ну, а если ошибаюсь, то в любой момент могу возложить предмет на голову.

Когда я это сделал, то непроизвольно задержал дыхание и мысленно взмолился, чтобы волшебная вещь заработала и помогла моей жене. Наверное, полминуты ничего не происходило. Эти секунды мне показались самыми долгими и страшными.

- Да! – выдохнул я, когда драгоценные камни резко засияли. Сияние очень быстро перешло на тело больной, будто закутав ту в светящийся кокон. Почти сразу же кровотечение прекратилось, дыхание Ани стало спокойным. И впервые за многие часы она потеряла сознание. Беспамятство для неё будет самым желанным состоянием после всего пережитого.

То, что диадема работает – я понял и по исчезнувшему «паразиту» рядом со своим сердцем.

На лицах окружающих людей появились несмелые улыбки надежды, что всё закончилось.

Увы, все мы ошибались.

Через несколько часов меня разбудили и сообщили дурную новость: болезнь не ушла. Она сильно сдала позиции, но так и осталась в теле Ани. Это стало ясно, когда спустя несколько часов на её теле увидели кровавый пот. Кровь всё так же продолжала покидать Аню. Сейчас микроскопическими порциями. Понадобилось несколько часов, чтобы её можно было увидеть на девичьей коже.

- Приходила в себя? – хриплым от усталости и тяжёлого сна голосом спросил я медсестру.

- Нет. Но пульс и дыхание в удовлетворительной зоне. Возможно, ей просто нужно время для полного восстановления, - попробовала женщина меня успокоить. – Этот пот – остатки отравы.

- Хорошо бы, если так и оказалось, - очень тихо произнёс я.

На следующий день в заявленное время рядом с домом появился Раш О’Нойл. Встречал я его с тяжёлым сердцем и внутренней дрожью, что он не захочет меня выслушивать и попробует забрать диадему силой, если я откажусь сейчас её отдать. Видимо, поняв что-то по моему лицу, он зло проскрежетал:

- Ты что задумал, граф?

- Диадема не вылечила Аню, Раш, - ответил я ему. – Она помогает не чувствовать боль и залечивает внутренние раны почти с той же скоростью, с какой те появляются. Стоит забрать артеф…

- Как не вылечила?! – перебил меня иллир. В его голосе звучало недоверие и подозрительность к моим словам.

- Я прикажу сейчас на носилках вынести мою жену во двор, чтобы ты убедился в этом сам. Но ненадолго, так как ей нужен покой и уход.

Через несколько минут четырёхрукий гигант с удивлением смотрел на бессознательную девушку.

- Диадема должна лечить от всех болезней, которые только есть в этом мире, - с сомнением пробормотал он. – Странно, очень странно…

- Раш…

- Пусть пока диадема останется с ней, - не дал он мне толком рта раскрыть. – Я посоветуюсь кое с кем и вернусь. Может, и найдём способ, как вылечить твою жену. Или хотя бы поймём, что за болезнь она подхватила.

И он вновь ушёл через портал. На этот раз он отсутствовал пять часов, и вернулся не один. Вместе с ним ко мне в гости пришла очень странная особа.

Высокая спортивного телосложения девушка в возрасте двадцати трёх – двадцати пяти лет. Рост ей добавляли невысокие толстые каблуки. Но даже так она должна была возвышаться надо мной сантиметров на пять, если их снимет. Красивое лицо, под которое отлично подходило описание – аристократическое. Особое внимание привлекали глаза незнакомки, которые были яркого янтарного цвета. Огненно-рыжие волосы спускались ниже талии, чуть ниже затылка они были перевязаны ленточкой. Длинную чёлку незнакомка отвела направо так, что та закрыла часть лица. Её тело от пояса до шеи было обмотано широкой атласной красной лентой, заставляя ассоциировать её с мумией. Сверху ленты красовалась странная безрукавная кофточка с высоким воротником из красных кружев, закрывающая плечи и спускающаяся до середины торса. Нечто среднее между канезой и манишкой из кружев. Юбка на девушке - чуть ниже колен. Она была пошита из того же материала, что и ленты. Поверх юбки висел узкий кружевной передник, на ладонь короче её. Сапоги с острыми носами из красной кожи плотно обтягивали стройные длинные ножки красавицы. Их голенища прятались под юбкой. Никакого оружия на ней я не увидел. Из украшений приметил два перстня с крупными рубинами на безымянных пальцах и большие серьги с рубинами в виде виноградной лозы. Фигура у незнакомки была красивая, подтянутая, грудь высокая и крупная, но идеальной её, фигуру не позволяли назвать плечи, чуть более сильно развитые, чем должно быть у женщин. Я такие на Земле у волейболисток видел.

- Знакомься, - обратился ко мне иллир, - это Ианта. Она феникс.

- Очень приятно… - кивнул я, от усталости не сразу осмыслив последнее слово. - Феникс?!

- Да. А ты тот человек, который нашёл меня спящей? – они внимательно посмотрела на меня.

- Не совсем. Нашёл тебя другой человек, потом он передал яй…, хм, кристалл мне. Мы думали, что это немного необычный магический камень, который используется как накопитель маны.

- Я была только одна?

- Не знаю. Про другие камни мне ничего неизвестно, - пожал я плечами.

- Как я могу найти его? Где он?

- Ианта, мы здесь совсем по другому поводу, - вмешался в нашу беседу Раш.

- Ах да, умирающая девочка, - несколько равнодушно произнесла та, что очень неприятно резануло меня. – Где она?

- Дома. Я провожу, - ответил я и шагнул к двери. – Идите за мной.

- Со мной можешь общаться нормально, без излишнего титулования и выканья, - за моей спиной произнесла феникс.

Почему-то я думал, что феникс – это мужчина. Может, свою роль сыграло определение в мужском роде или в подсознании всплыла книга, где феникс был парнем.

- Сними с неё диадему.

- Без неё она станет мучиться, - ответил я Ианте. – Нельзя как-то без этого обойтись?

- Нельзя, - отрезала та. – Ничего, несколько минут выдержит.

Я только зубами скрипнул от злости.

«Тебе бы самой такие несколько минут выдержать», - подумал я, протягивая руку к артефакту. Как только я коснулся его и чуть-чуть приподнял, как сияние, окутывающее Аню, пропало.

- А-а-а! – супруга скрючилась и дико, по-звериному закричала.

Буквально сразу же по мне ударила волна боли, от которой перед глазами повисла кровавая пелена. Очнулся на кушетке рядом с кроватью Ани и прикосновения влажной ткани, которой обтирала моё лицо медсестра. На светлой материи были заметные свежие кровавые пятна.

Едва придя в себя, я посмотрел в сторону жены.

На ней вновь лежала диадема, а сама девушка спала. Точнее, опять пребывала в беспамятстве. Вот только если с меня стереть кровь хватило, можно сказать, платка, то мою Аню обтирали несколькими влажными полотенцами, которые на глазах приобретали розовый цвет. Рядом с кроватью в зелёном пластиковом тазике уже лежала горка использованных полотенец, вымазанных в крови.

- Вы с ней как-то связаны? – услышал я вопрос из-за спины.

Показав медсестре, что больше в помощи не нуждаюсь, я сел на кушетке и повернул голову в сторону задавшей вопрос Ианты, стоящей у окна.

- Да, мы с ней связаны брачным ритуалом через кровь, - ответил я. – Ты знаешь, что с ней? Помочь можешь?

- Знаю. Насчёт помощи могу лишь подсказать, к кому обратиться, чтобы получить её.

- Пошли в другую комнату, - предложил я и уточнил. – Или здесь ещё что-то нужно?

- Пошли, - феникс первая шагнула к двери и вышла в коридор. Я за ней едва плёлся, чувствуя себя так, словно разваливаюсь на части. Мелькнула мысль облачиться в големодоспех, чтобы тот поднял мой тонус, раз целительский амулет я отдал жене. К слову, на ней уже их три было, но помощь от них была мизерная.

Я привёл Ианту в свой кабинет, где с нескрываемым облегчением упал в кресло.

- Я не знаю, как называется в этом мире подобное проклятье, но мне оно известно, как божественная гемофилия. Хочу спросить, а ты никакому богу из местного пантеона любимую мозоль не оттоптал? – произнесла та раньше, чем я раскрыл рот.

Догадаться к чему она задала вопрос смог бы даже дурачок. Понял и я в своём текущем состоянии.

- Её прокляла богиня?

- Богиня? – хмыкнула та. – Значит, оттоптал мозоль богине. Странно, что под удар попала твоя жена, а не ты. Или это она виновата?

- Это лечится? – я проигнорировал последние слова феникса и задал самый важный вопрос.

- Да. Но сделать это ой как сложно, - покачала она головой, демонстрируя озабоченность на лице.

- Как? – я даже подался вперёд, стиснув подлокотники кресла до хруста в пальцах

- Теоретически можно выпросить прощение у божества, наложившего проклятье. Или умолить другое, которое сделает это. Оба варианта практически неосуществимы на практике.

- Почему?

- Если уж твоя богиня…

- Она не моя, - зло перебил я феникса.

- Ладно, не твоя. Если не твоя богиня ответила на молитвы своего верховного жреца и наслала кару, то своего решения уже не отменит. Это же небожительница – у таких, как она своя логика и особое сознание.

- Причём тут верховный жрец?

- Боги редко самостоятельно вмешиваются в дела смертных и как-то влияют на обычный мир. Слишком много сил им нужно потратить для этого. А вот в лице аватара или после молитв сильного жреца, который потратит с прихожанами ба-хионь в храме – это возможно. Своей энергии божество тратит чуть-чуть, основная нагрузка идёт на энергетику аватара, которым может быть только фанатичный последователь, их ещё называют святыми в разных мирах. Или верховным жрецом тратиться ба-хионь из алтарей.

- Вот оно как, – пробормотал я.

- Ты не ответил на мой вопрос, почему под удар бога попала твоя жена?

- Виноват я. А почему пострадала Аня… - я тяжело вздохнул, опустил голову и обхватил её руками. – Не знаю я, не знаю… могу только предположить, что я оказался недоступен для богини.

- Пфф, недоступен? – фыркнула собеседница. – Для бога? Не верю. Или ты был в другом мире?

- Здесь недалеко есть особое место, где энергетика исковеркана частыми разрывами межмирового барьера. Это аномальное место одновременно принадлежит данному миру, и не принадлежит ему. Кстати, там же нашли тебя. И там я спрятал главные алтари богини, которая, скорее всего, и наслала проклятье. И разрушил ещё больше простых алтарей, попутно перебив не один десяток её жрецов, - вздохнул и добавил. – И осквернил несколько храмов.

- Так понимаю, божественного покровителя у вас с женой нет или вы от него отреклись? Иначе просто не понимаю, почему он не защитил вас от мести богини, которая была ослаблена твоими действиями.

- Нету, - кивнул я, подтверждая её догадку. – И не было.

- Тогда точно это наказание от неё. И для тебя всё очень плохо, - спокойно сказала она. – Богиня ни за что не примет твои мольбы о прощении, даже теоретически на такое не стоит рассчитывать. Как и просить помощи у других небожителей, которые поддержат богиню, решившую наказать смертного, не чтящего никого из них.

- Ещё есть варианты? – совсем тихо спросил я её.

- Да. От божественной гемофилии спасёт перерождение телом или душой, - дала мне надежду феникс. Всего лишь тень её, так как судя по словам гостьи, спасение от проклятья богини таким способом ничуть не проще, чем мольбы к обитателям местного Олимпа.

Глава 15

Глава 15

- Мне нужна её кровь, - палец с длинным острым чёрным ногтем указал на Ианту, потом ткнул в сторону Филлиаэлигрры, - и её. От первой слишком сладко пахнет Силой, чтобы я отказался вкусить её. А драконья кровь редко попадает мне на стол.

Феникс абсолютно равнодушно отреагировала на слова высшего вампира. А вот драконица шагнула мне за спину, пугаясь пронзительного взгляда старейшины одного из вампирских кланов, куда я обратился за помощью для Ани. И как только она вообще решилась перелететь через океан, чтобы попросить у меня помощи для своей подруги с таким-то несносным характером? Или высший вампир настолько её пугает сильнее, чем дракон?

- Это за помощь моей жене? – хмуро спросил я кровососа.

- Да.

- Нам нужно несколько минут, чтобы посоветоваться, - сказал я и, увидев кивок в ответ на просьбу, подхватил под локотки обеих девушек, которые лишь в одной ипостаси были похожи на людей, и увлёк их за одну из колонн, поддерживающих высокий свод в приёмном зале вампирского замка.

- Я не дам ему кусать себя, - с дрожью в голосе заявила драконица. – Ни за что!

- Филлиаэлигрра, - мне пришлось выучить имя девчонки, так как ни на какие сокращения она не была согласна, - я постараюсь его уговорить не кусать. Сам лично безболезненно возьму у тебя кровь. Я умею это делать как никто другой. Прошу, - я умоляюще посмотрел ей в глаза, - мне это очень надо. Иначе Аня умрёт. А чем быстрее я её спасу, тем быстрее полечу с тобой на помощь Рогнеде. Считай, что спасая Аню, ты помогаешь своей лучшей подруге.

Та колебалась довольно долго. Мне понадобилось несколько минут, всё моё красноречие, чтобы уговорить драконицу, поделиться своей кровью с вампирами.

- Я согласна, - спокойно сказала Ианта, когда после уговоров Филлиаэлигрры я перевёл взгляд на феникса, готовясь к ещё более сложным переговорам. – Только её собирать будешь ты лично. Ни один из этих, - она мотнула головой в сторону старейшины, сидящего на троне в окружении своих приближённых, - ко мне не прикоснётся.

- Спасибо, - искренне поблагодарил я её.

У вампиров я оказался по той простой причине, что они могли помочь мне спасти Аню. Ианта рассказала, что у этой расы есть несколько интересных ритуалов, преображающих разумных до такой степени, что те становятся новой расой. Один из них был связан с перерождением человека, эльфа, гнома, орка или любого другого разумного, строением тела и разумом близким к вампирскому (а это, так сказать, хуман улучшенный, кровососущий, ночной). В ходе сложного ритуала представитель этих рас становился низшим вампиром. Все болезни, проклятия исчезали полностью. Менялось даже восприятие мира - появлялись другие жизненные ценности, мораль. Перерождённый полностью переходил на ночной образ жизни, в первые месяцы после преображения даже яркий лунный свет мог нанести вред здоровью! Чего уж говорить про лучи солнца. Диета из крови становилась единственной возможной на протяжении года. Срок можно было уменьшить путём введения в рацион крови магических существ и магов. Постоянные неконтролируемые вспышки ярости и кровожадности станут вечными спутниками перерождённого на протяжении нескольких лет. Низший вампир обладал кучей недостатков, и крошечным набором плюсов.

Всё перечисленное мне не нравилось. И это ещё мягко сказано. Побочные эффекты оказались лишь самую малость страшнее самой болезни. Но других вариантов у меня не было.

Ни одно решение, перечисленное Иантой, мне не подошло кроме как попросить помощи у вампиров.

Иллиры несмотря на свои знания и запасы, подземные библиотеки и прочее, и прочее помочь не могли. Ну, или не захотели, так как одна возможность у них имелась. Я про перенос души в каменное тело. Да, да, я был согласен на всё, лишь бы спасти Аню. Скорее всего, существование в теле каменной ходячей скульптуры ей вряд ли пришлось бы по вкусу. Но ради того, чтобы девушка жила, и я был готов стать таким же созданием. К сожалению, иллиры отказали в этом. Раш О’Нойл только всеми своими руками развёл. Мол, даже если я сумею уговорить его, то всё равно это не поможет - прочие будут категорически против. Помочь мне ресурсами – да. Передать на неограниченный период лечения жены чудодейственный артефакт диадему Пифии Алой – да. Но отдать в мои руки секрет создания иллиров – никогда.

Оставалось только идти на поклон к вампирам. Для этого я связался с Уллисой, уточнил её местонахождение и ночью отправил за ней вертолёт. Потом так же по воздуху в составе всего воздушного флота големов я вместе с вампирессой и её подручными отправился в земли вампирских кланов.

Я был готов объявить им войну, стереть с лица земли несколько кланов, чтобы запугать остальные. Получилось бы такое? Может да, а может, и нет. Всё дело было в моём отчаянии, в том, что я подошёл к черте, за которой для меня жизни без Ани не было.

К счастью, старейшины вампиров после переговоров с Уллисой, согласились помочь с ритуалом перерождения. Предупредили о подводных камнях и стребовали с меня клятву, что я не стану мстить из-за побочных эффектов ритуала.

Такая покладистость могла быть связана с опасением, что я устрою кровавую резню за отказ. А могло быть и так, что пойти мне навстречу вампиров заставила банальная жадность. Ведь я платил за ритуал пятнадцать килограммов мифрила. Это сумасшедшая цена! Знали бы иллиры изначально, сколько платят мне за оживление товарищей, то точно стали бы торговаться, чтобы опустить плату раз в сто. Ведь со времён империи Трёх Морей стоимость данного металла в мире возросла на порядок, не меньше. А ещё мне бы хотелось заглянуть хоть одним глазком на их склады, чтобы узнать, что там ещё есть и сколько.

Так что, судьба Ани была оценена в пятнадцать килограммов мифрила и кровь двух волшебных созданий – феникса и дракона.

Филлиаэлигрра перекинулась в драконью ипостась, когда я подошёл к ней с иглой, силиконовой трубкой и пакетами для сбора крови. Десять литров алой жидкости мне нужно было взять у неё для вампиров. И столько же с Ианты. В отличие от драконицы феникс осталась в человеческом облике во время процедуры кровопускания. И очень сильно меня удивила, когда я заполнил под завязку приготовленные пакеты. В голове не укладывалось, что из человека можно взять столько крови и тот даже глазом не моргнёт.

- Теперь жди. Ритуал проведём сегодня ночью, - сообщил мне старейшина вампиров. – Завтра после полудня увидишь свою преобразившуюся женщину, - сказал и вперил тяжёлый взгляд в меня. – И помни о клятве и про мои слова, что она будет уже не той, какой ты знаешь её.

- Я помню, - я раздражённо дёрнул щекой. – Завтра после полудня увидимся.

Уллиса ушла с ним, так как обращать Аню предстоит ей. Сил у вампирессы, присягнувшей мне на службу, вполне достаточно для этого. Немного крови драконицы и феникса пойдёт на нужды ритуалы и для Ани. Со слов старейшины это почти полностью уберёт риски провала ритуала и не превратит новоявленную низшую вампиршу в безумное существо, вечно алчущее крови.

Надо ли говорить, что эти часы я провёл, как на иголках? Мало того, после полуночи по нашей связи с супругой мне стали приходить смутные образы непонятно чего. Это было очень похоже на видения после долгого отсутствия сна. У не выспавшихся водителей в таком состоянии начинают чудиться кошки и собаки на дорогах, люди и даже неведомые зверушки. Мне же казалось, что прямо в мозг транслируют мультфильмы, комиксы, эстрадные выступления, документальные фильмы, ужасы с комедиями, научно-популярные, чужие воспоминания и чёрт знает что ещё. И всё это транслировалось одновременно на сумасшедшей скорости. Всё это вдруг сменилось сильнейшей злостью и желанием убивать, потом перешло в тоску после рассвета.

Ровно в двенадцать дня за мной пришёл посланец от старейшины, который проводил в подвалы замка. Там меня ждал глава местного клана с двумя приближёнными, Уллиса, выглядевшая так, будто неделю по ночам без сна вагоны разгружала, и Аня. Последняя сидела в… клетке. Обнажённая, прижав колени к груди, обняв ноги руками и положив сверху голову.

- Аня! – я метнулся к ней, схватился за толстые прутья клетки, готовый их вырвать. И тут она подняла взгляд, который приморозил меня на месте. В нём не было ничего человеческого. В красивых глазах, которые я любил, сидел Зверь.

- А-аргх! – девушка бросилась ко мне, вытянув руки с искривлёнными пальцами. Она бы вцепилась мне в лицо, если бы не старейшина, который отбросил меня от клетки. Низшая вампирша взвыла от злости и отчаяния, что такая близкая добыча в раз стала недосягаемой.

- Граф, прошу простить меня за эту маленькую демонстрацию, - сказал главный кровосос. – Но она была необходима. Теперь ты знаешь, что всё, о чём ранее я тебя предупреждал – это правда.

- Как долго она будет такой? – сквозь зубы спросил я, смотря на супругу, которая вцепилась в прутья и прижала к ним лицо, не сводя с меня безумного взгляда.

- Полгода, год, два, - пожал тот плечами. – Всё будет зависеть от того, как часто станешь её кормить кровью, и кому эта кровь будет принадлежать. Кровь животных для неё сейчас совсем не годится, из-за неё безумие может навсегда остаться с ней. Кровь простых людей, орков – это только для поддержания сил. На ней её становление вампиром затянется. Лучше всего подойдёт эльфийская кровь, кровь орочьих шаманов, человеческих магов. Ещё лучше кровь эльфийских друидов. Если она станет регулярно пить её, то первую стадию низшего создания она пройдёт меньше, чем за год. Ну, а если твои подружки и ты сам не пожалеете для неё своей крови, то уже через три-четыре месяца она научится контролировать себя, а черед полтора-два года пройдёт все стадии низшей и станет обычным вампиром.

- Как много ей нужно будет крови?

- Каждый день столько же, сколько в ней самой течёт. Кормить два раза днём, один раз ночью. Если поранится, то давать кровь чаще и больше. Сейчас мы её покормим сами, после чего она придёт в себя. Но советую к себе её не подпускать полгода, и уж точно не ложится в одну постель, - сказал старейшина. – Даже у сытой могут возобладать инстинкты нашей расы. И тогда она тебя убьёт. Ну, или попытается это сделать.

- Хорошо, я понял, - кивнул я в ответ.

Двое вампиров ловко схватили Аню за руки и прижали к прутьям клетки. Старейшина схватил её за волосы и заставил девушку запрокинуть голову, после чего стал лить кровь из небольшого кувшина тонкой струйкой ей в рот. Иногда Аня дёргалась, рвалась к горлышку, и тогда кровь расплёскивалась по её лицу, стекала по телу, пачкала волосы. Когда кувшин опустел, её оставили в покое.

- Сейчас она должна прийти в себя, - предупредил меня старейшина, возвращаясь на своё место.

Момент, когда моя супруга стала осознавать окружающую действительность, я ощутил по нашей незримой связи друг с другом. И лишь потом увидел изменение в поведении и взгляде девушки.

- Витя?! – хриплым голосом произнесла она и с испугом огляделась по сторонам. При виде посторонних она инстинктивно закрыла руками лобок и грудь. – Что… как…

Один из подручных старейшины открыл замок клетки и распахнул узкую дверку.

- Всё нормально, Анюта, всё в порядке. Пожалуйста, не бойся ничего, - я помог ей выйти на свободу и укрыл плащом, любезно предоставленным мне главой вампирского клана. – Я всё расскажу, как только уедем отсюда…

- Солнце убьёт её, помни об этом, - вмешался в разговор высший вампир. – Сейчас день.

- О чём он говорит? – прошептала Аня, сильно вздрогнув, когда заговорил старейшина.

- Чуть позже, Анют. Вот так одним словом всего не расскажешь, - пробормотал я, после чего повернул голову в сторону хозяина замка. – Мы можем здесь переждать до ночи?

- Да, можете, но здесь не стоит – грязно, сыро, пусто. Мои слуги проводят тебя и твоих людей в закрытые покои, достойные твоего титула.

Вампиры выделили несколько смежных комнат с мебелью в подземельях замка, где я с товарищами просидел до глубокой ночи. Этого времени хватило, чтобы рассказать Ане всё, что с ней произошло. Как оказалось, она полностью потеряла память о событиях последних дней. Какие-то смутные образы сохранились лишь про недавний ритуал. Да и то, не сообщи я о нём, то она через несколько часов забыла бы про смутные видения, как забывается сон.

- Но почему вампиром? – расстроилась она. – Да ещё с такими последствиями?

- Других вариантов вылечить тебя не было, - вздохнул я и прижал девушку к груди, наплевав на все советы высшего держать дистанцию между собой и супругой. – Ты могла умереть в любой момент. Да, я как тот утопающий – был готов ухватиться за соломинку.

- Но низшим вампиром, постоянно пить кровь… бр-р, - девушка сильно передёрнула плечами. – Мерзость. Я себя животным ощущаю.

За то время, что мы провели в подземельях, ей дважды пришлось пить большие порции крови. По стакану сцеживал я, и литр давала драконица. Представляю, как она жалеет, что решила полететь со мной в это неприятное место. Наверное, она и кровью делилась лишь ради того, чтобы поскорее отсюда убраться.

- Анют, я придумаю что-нибудь. Сделаю новую колонну для переработки крови специально для тебя, какие-нибудь амулеты с эльфийскими жемчужинами, - подбодрил я её. – Всё будет хорошо.

Когда ночь полностью вступила в свои права, мой отряд покинул замок вампиров. Когда рассаживались по вертолётам, Уллиса напросилась в один со мной, аргументировав это тем, что ей нужно быть рядом с новообращённой. А вот потом, когда мы поднялись в воздух и отлетели достаточно далеко от замка, мне стало ясно, что слова вампирессы были лишь предлогом оказаться рядом со мной.

- Господин, возьмите, - она протянула мне деревянный футляр, размером с небольшой термос. – Здесь карта, на которой отмечено место, которое может помочь госпоже Анне быстро пройти через стадию низшей.

- Откуда она у тебя? – я внимательно посмотрел на собеседницу.

- Глава Йонрут передал. И он очень просил данный момент оставить в тайне между нами. Прочие старейшины, да и не только они, сильно против раскрытия подобных секретов, хранящихся в наших кланах.

- Что в этом месте находится? Как оно может помочь моей жене?

И вот что я узнал от Уллисы, а той рассказал глава клана вампиров, в котором я с товарищами гостил совсем недавно. Есть место среди гибельных топей, где время течёт со скоростью большей, чем в остальном мире. Столетия или даже тысячелетия назад этот аномальный кусок земли был частью Пустого королевства. Но постепенно то уменьшалось, а земли очищались. Сейчас в обычном мире лишь кое-где можно было найти следы былого. Временная аномалия одна из них.

Вампиры научились пользоваться этим вывертом мироздания с благом для себя. Достойный или богатый представитель кланов ложился в золотой саркофаг, который заполнялся кровью до краёв. Драгоценный металл был зачарован лучшими магами на то, чтобы сохранять кровь всегда свежей. Так же золото не окислялось и не портило кровь. Ещё материал саркофага дополнительно подчёркивал важность ритуала и статус избранного.

Саркофаг с вампиром при помощи цепей, специальных блоков и колесной тележки закатывался в аномалию, где его оставляли на сутки. Именно на такой срок хватало запасов крови вампиру в золотом гробу. Двадцать четыре часа, проведённые во временной аномалии, оборачивались для кровососа жизнью в тридцать-сорок лет. Иногда чуть-чуть больше, иногда меньше. Никогда точно рассчитать время вампирам не получалось, хотя они и пытались выверять расстояние длинной цепей. Разбег в десяток лет часто серьёзно бил по «владельцу» саркофага. Если тот уже имел солидный возраст, то всё обходилось: вампир впадал в спячку после того, как заканчивалась кровь. Но молодые вампиры от голода почти всегда сходили с ума. Когда саркофаг с ним вытягивали на нормальную землю, то он тут же нападал на окружающих. Чаще всего после этого сумасшедшего убивали на месте.

К слову, вместе с картой старейшина приложил несколько пергаментных листков с советами и пометками. В них было написано, что при использовании «высококалорийной» крови, например, эльфийской, шанс безумия снижался до ничтожного значения. Даже низший вампир не сходил с ума от нехватки пищи, а впадал в спячку. От себя глава клана тоже кое-что добавил в записях: если залить в саркофаг кровь дракона и феникса, то можно увеличить срок до трёх суток, что поможет Ане скачком перешагнуть за сотню лет, став старшим вампиром. Делать перерывы не рекомендовалось. Почему – этого в записях не было. Либо сутки, либо несколько часов, либо хоть неделю, но единовременно. В следующий раз в аномалию вампир мог войти только спустя несколько лет.

«Ох, и тяжко же будет уговорить Ианту с Филлей поделиться кровью в достаточном количестве», - с тоской подумал я, прочитав записку старейшины Йонрута.

Глава 16

Глава 16

Глава 16

- Серёг, отыщи мне эту сволочь, очень прошу. Меня больше недели дома не будет, связь только по рации и ещё неизвестно, как она будет работать. Стоило бы, конечно, сразу начать поиски, но сам знаешь, в каком состоянии я был, - я криво усмехнулся.

- Найду, - твёрдо пообещал мне Шацкий. – Наметки есть, остаётся делом за малым: слетать, уточнить и навестить урода. Ну, или уродов. Хотя, я больше склоняюсь к версии, что это ушастые постарались.

- Что их острые уши торчат в этом деле – это и так понятно, - согласился я с воеводой. - Но маловероятно, что их жрецы и старейшины своих богов умолили проклятье навести. Нет, эти твари любят чужими руками работать.

Речь шла о поисках верховного жреца богини Лораиниадинэ, без которого явно не обошлось в деле с божественным проклятьем, поразившим мою жену.

Возможно, бомбардировка города и крепости заставили эльфов зашевелиться и нанести настолько мощный удар, что лишь удача отвела смерть от меня и помогла спасти Аню. Так же возможно, что данная операция так и так планировалась лесными долгожителями. Просто я успел ударить первым и эльфы стали торопить жрецов, опасаясь, что следующими станут города в Лесном царстве по ту сторону далёких гор. Всё это мы узнаем, когда возьмём виновников.

Сейчас первоочередной задачей было улучшить положение моей жены. У неё, несмотря на частое питание уже дважды случались приступы неконтролируемой агрессии. В эти моменты она никого не узнавала, а когда рассудок возвращался, то ничего не помнила. В первый раз её остановил Ползун, скрутивший Аню своими ложноножками. Во второй раз девушка была остановлена големодоспехом, который она надела по моему совету. Псевдоразумная броня, которая обладала возможностью самостоятельно двигаться, заблокировала девушку в себе, следуя моим указаниям. В этом доспехе моей жене предстояло провести всё время, пока отряд не доберётся до временной аномалии.

С собой я брал три воздушных голема: вертолетоголем, флагман из первой троицы и «чинук». Шацкому оставил второго «чинука» и пару штурмовиков для выполнения задания по поиску верховного жреца. Последний коптер остался в посёлке. Не оставлять же своих людей без воздушного прикрытия? К хорошему слишком быстро привыкаешь и это очень точно относится к возможностям иметь собственную авиацию, да ещё способную самостоятельно худо-бедно думать.

Несколько дней были потрачены на то, чтобы сделать мифриловый саркофаг для Ани, в котором ей предстоит провести пару дней. Материала я не жалел, на эту вещь ушли все мои запасы магического металла.

Работу делали другие, не я, так что, все эти дни я был предоставлен самому себе и собирал кровь для ритуала. Большую часть свободного времени уделял Ане. Но после приступов, когда она узнала, что во время их наступления могла убить любого человека, друзей, в том числе и меня, она предпочитала сидеть в комнате с зашторенными окнами в одиночестве, ожидая отлёта.

Проблема с кровью на удивление решилась очень просто, хотя я был морально готов к трудностям. Ианта даже для вида не стала ломаться и набивать себе цену, сразу дав своё согласие поделиться кровью для Ани. Драконица так же почти не заставила себя долго упрашивать, пообещав помочь в этом деле, но взамен стребовав два обещания. Первое: сразу же после того, как моя жена выйдет из саркофага, отправиться на помощь Рогнеде. Второе: перед отправкой провести ей переливание крови с… магической эссенцией. От моего замечания, что у меня под рукой нет крови магов-драконов, девчонка пренебрежительно отмахнулась:

- В тебе точно есть наша кровь, ведь ты муж Рогнеды и у вас между собой крепкая связь.

- А откуда ты узнала, что я могу это сделать?

- Узнала вот, - пожала она плечами, но потом смилостивилась и пояснила. – Ты сам, когда узнал о беде с женой, с Анной, и приехал сюда, то несколько раз говорил сам с собой, что это твоя вина, не нужно было делать простого человека магом. Мне стало интересно, и я вчера поговорила с ней.

«Как этот мир ещё цел, учитывая разрушительную силу женского любопытства и женской болтливости», - вздохнул я про себя.

- Сделаешь? – она вопросительно посмотрела на меня.

- Сделаю, но за последствия не ручаюсь. И заранее предупреждаю, что таких процедур нужно несколько, чтобы почувствовать результат.

- Несколько, так несколько. Когда Рогнеду освободим, то времени на это будет много, - беззаботно махнула та рукой, словно дело уже решённое.

Я едва сдержался, чтобы не опустить Филлиаэлигрру с небес на землю с её фантазиями. Увы, приходится почти со всем соглашаться, пока она крепко держит меня за горло. И заодно надеяться, что за время пути к аномалии она ещё что-то не попросит. Вообще, девчонка почти не знала, что такое компромиссы. Она старательно и упрямо, как танк, пёрла вперёд, считая, что есть лишь её мнение и неправильное. Приходилось частенько её осаживать. Да и Рогнеда в нашу единственную встречу в самом начале показалась тем ещё фруктом. Сравнивая обеих молодых дракониц, я мысленно передёргиваюсь, когда представляю, что в скором времени мне придётся иметь дело с взрослыми драконами.

Впрочем, до этого момента ещё нужно дожить, а пока мой отряд искал подходящий пятачок для посадки недалеко от временной аномалии, до которой добрались за две ночи. Для одного-двух летающих големов площадок хватало, но не для того, чтобы уместить всех трёх и осталось бы место ещё и для небольшого лагеря дружинникам с големами. Мало того, огромный «чинук» один занимал большую часть таких площадок. Дополнительные трудности создавала окружающая темнота. А до рассвета, когда можно будет без фонарей или «ночников» осматриваться по сторонам, ещё около часа.

- Вон там вроде бы хорошее место, - указал мне Тесак куда-то вправо. – Только нужно часть деревьев срубить.

- Сейчас големов спущу, и они всё сделают, - ответил я ему.

Когда я прочитал, что аномалия скрыта среди болот, то я представил бескрайние топи – мох, трава, камыш, гнилые пеньки и вода. В реальности же всё было несколько по-другому. Нет, всё вышеперечисленное присутствовало, но весь этот мох с водой составлял меньшую часть болот. Чего тут было много, так это камней. Огромная территория буквально состояла только из них. Скальные плиты, скальные утёсы и между ними стоячая вода. Полно было расселин, глубину которых было невозможно определить. Мох и водные растения скрывали миллион ловушек: от трещины, где можно было сломать ногу, до бездонного провала с ледяной водой, который в секунду проглатывал неудачника, упавшего в него. Опасных хищников не водилось, им было просто нечем питаться в этих местах. Но и так любому отряду, решившему добраться до центра болот, придётся несладко и без потерь не обойдётся. Правда, таких желающих вряд ли было много. Ресурсов полезных нет, древних руин тоже, с растениями и животными дело обстояло аналогично. А про временную аномалию мало кто знает. Может, даже и никто, если вампиры серьёзно подошли к делу сохранения тайны. Я бы на их месте тут всё заминировал, если бы от аномалии зависела сила моего рода.

Пятачок, который высмотрел гвардеец, состоял по факту из нескольких, разделённых водой, площадок. На самой большой, куда можно было посадить «летающий вагон» росли кривые невысокие деревья. Их требовалось срубить под корень, чтобы не мешали посадке.

Больше часа понадобилось на то, чтобы массивные летающие големы, наконец-то, прочно встали на камень. После этого закипела работа по установке лагеря, в котором нам стоило прожить несколько дней. А пока одни стояли на постах, другие с матерком под нос пытались расставить палатки, третьи устанавливали разборные мостки и понтоны (знали, что на болото летели, вот и подготовились), соединяя площадки между собой, я с гвардейцами, Аней, Уллисой и несколькими големами отправился в сторону аномалии. До неё по прямой было около километра, но с петлями, которые пришлось закладывать, чтобы обойти препятствия, вышли все полтора.

Сама аномалия была размером с футбольное поле, имела идеальную круглую форму. Так же она понижалась от границы к центру. Навскидку наибольшая глубина равнялась двум-трём метрам. Точно определить не получалось из-за сильных искажений воздуха, который дрожал, будто камень был раскалён. Ещё одной странностью было отсутствие воды в ней. А ведь она просто обязана была заполнить эту каменную чашу.

- Не по себе как-то, - глухо произнесла Аня, рассматривая марево, дрожащее в двадцати шагах от неё. В темноте при свете фонарей это пробирало до дрожи. Девушка была облачена в големодоспех и укутанна в плащ с глубоким капюшоном, чтобы убрать даже самый маленький риск попасть под смертельное для неё солнце, которое уже осветило горизонт и вскоре взойдёт во всей своей красе.

- Госпожа Анна… - открыла, было, рот Уллиса, но я быстро показал ей кулак, и она смолкла.

- Что? – жена посмотрела на вампирессу, которая носила точно такой же плащ.

- Я хотела вас подбодрить, госпожа Анна, - произнесла старейшина вампиров, которые выбрали служение мне за своё спасение. – Процедура абсолютно безопасная, вам не о чем беспокоиться. Зато после неё вы станете сильнее, и исчезнут приступы.

- Хорошо бы, - вздохнула она. – Вить, а когда?..

- Сегодня вечером, когда солнце зайдёт, - ответил я ей, догадавшись, что она хотела узнать, но не нашла в себе силы от волнения, чтобы спросить.

Обойдя по кругу каменную чашу, я нашёл две точки, где вампиры – а больше некому было это место посещать – спускали в аномалию саркофаги со своими родичами. Следов они оставили достаточно, чтобы даже в темноте не пройти мимо.

- Ладно, возвращаемся к вертолётам, - скомандовал я.

Немного позднее, когда моя жена спряталась в крошечном кунге-домике, собранном из алюминиевых листов и имеющим двойную дверь с тамбуром, ко мне подошла Уллиса и низко поклонилась:

- Простите, господин, я едва не нарушила ваш приказ.

- Прощаю. Что на тебя нашло?

- Задумалась о судьбе Тика и потеряла осторожность, - вздохнула она.

- Если старый хрыч нас не обманул, то с твоим парнишкой ничего не случится. Даже в плюсе окажется, - сказал я. – Тем более, он в курсе возможного риска и согласился с ним.

- Но мне от этого не легче, - опять вздохнула вампиресса.

- Мне тоже.

Тик был самым молодым вампиром из родичей Уллисы, что служили мне. И он должен был рискнуть собственной жизнью, чтобы проверить то, сколько правды в записке старейшины Йонрута.

Самая первая проверка проводилась без живых. Просто пустой железный ящик был отправлен в аномалию, а спустя полчаса его вытянули назад. Вернулся он без повреждений, и даже ржавчины особой не имел.

- Наверное, там невысокая влажность, может быть, климат, как в пустыне, - предположил я вслух.

- Может, - хмыкнул Тесак. – Я в этом не особо разбираюсь. Будем ещё проверку устраивать или сразу кролика пошлём?

- Сам ты кролик, - нервно бросил в его сторону Тик. Вампира заметно бил мандраж. И было с чего, ведь в его случае или пан, или пропал.

- Да ладно тебе, я же по-дружески, Тик, - улыбнулся ему гвардеец.

- Ещё раз. Подержим саркофаг час, и пусть закатится дальше, ближе к центру, - принял я решение. К сожалению, Йонрут не указал на сколько метров в аномалию нужно было отводить саркофаг от границы с обычным миром. Приходилось экспериментировать.

Спустя час ящик вновь оказался перед нашими глазами. На этот раз выглядел он заметно хуже: больше ржавчины, стали заметны каверны от неё, особенно сильно были поражены сварные швы.

- Ладно, вроде бы видно, что тут не столетия проходят, - пробормотал я, когда закончил скрупулёзно рассматривать испытательный саркофаг, потом посмотрел на вампира и спросил. - Тик, готов?

- Да, господин, - твёрдо произнёс он, - готов.

- Тогда приступим.

Для вампира была приготовлена специальная купель размером чуть крупнее обычной ванны. Изготовили её из стали и покрыли позолотой. Внутри неё имелись специальные крепежи и упоры для тела и особенно для головы вампира. Эти вещи удерживали его тело в одном положении и не давали захлебнуться в крови, из которой торчало только лицо. В саркофаге вампир не пил её, а впитывал всем телом. Это было большим плюсом. Вторым плюсом являлось воздействие аномалии на любого, кто попадал в неё. Разумному казалось, что он находится в состоянии полудрёмы, когда время не властно над ним. «Засыпал» он сразу же, стоило только ему пересечь границу аномалии.

- Раздевайся и залезай, - приказала Тику Уллиса, когда купель была доставлена из лагеря, а рядом со стартовой площадкой големы поставили палатку, где вампир укрывался от яркого солнца.

Молодой вампир молча кивнул и стал быстро скидывать с себя одежду, вскоре оставшись в чём мать родила. После этого он лёг в саркофаг, а старейшина защёлкнула фиксаторы.

«Вампирам хорошо – у них регенерация отличная, - пришла мне в голову неуместная мысль. – А простому человеку, ну или эльфу с орком смертельные пролежни обеспечены. Или в аномалии эта гадость не появляется?».

- Готово, - сообщила мне вампиресса.

- Кровь лейте.

Для Тика были приготовлены сто пятьдесят литров крови. Сто сорок семь литров от простых людей и по литру моей, феникса и драконицы. К большому сожалению, на саркофаге не было нужных рун, которые не дали бы испортиться крови. И хотя Ианта заверила, что её кровь является лучшей защитой от порчи, да и кровь драконицы в этом плане немногим хуже, всё равно у меня на душе кошки скребли. Впрочем, ради проверки данного момента, вернее одного из нескольких, сейчас в позолоченном железном ящике и лежит молодой вампир.

Когда первые струи красной жидкости, распространяющей не очень приятный запах, потекли в купель, то вампир задрожал и тихо зарычал. Его ноздри расширились, из-под верхней губы показались кончики клыков. Подозреваю, что для него запах крови был совсем не неприятным, а наоборот – сладок, желанен, как терпкое вино для ценителя выдержанного напитка, созданного из винограда.

- Тихо! Держи себя в руках! – прикрикнула Уллиса. Судя по изменившемуся тембру голоса, запах кровавого коктейля подействовал и на неё. После того, как последняя капля была вылита в саркофаг, големы стали медленно подводить его к краю аномалии, а потом по команде мягко толкнули в неё.

Марево тут же исказило контуры предмета и расстояние до него. Так что, метки, сделанные на тросах, оказались очень кстати. К слову, тросы были обработаны моей кровью для придания прочности и стойкости к воздействию внешних факторов вроде той же сырости. Выбрал я их из-за пометки, что материал не подвержен старению. Это особенность была очень кстати в месте, где за час пролетали два-три года.

- Двадцать метров уже почти стравили, господин, - сообщила мне Уллиса. – Хватит?

- Сама решай, - переложил я задачу на неё. В очередной раз я мысленно стал костерить Йорунта за то, что он не указал расстояния. Лишний метр мог стать смертельным для Тика.

Та кивнула и повернулась к големам, продолжающим неторопливо заводить в аномалию саркофаг с подопытным вампиром.

- Двадцать пять метров, думаю, что хватит. Стоп! – сказала она. Последнее слово было командой для моих магических созданий, которые сейчас подчинялись старейшине вампиров. Те мгновенно остановили саркофаг и стали крепить трос на стальных прутьях, которые заранее вбили в трещины в камне. – Теперь ждём.

- Ждём, - повторил я за ней. – Уллиса, я к жене. По рации свяжешься со мной, в случае форс-мажора. А если всё пройдёт гладко, то я приду через семь часов.

- Да, господин, всё ясно, - уважительно кивнула она.

Оказалось, что Аня заснула, пока я был занят с Тиком. У низших вампиров развит ночной ритм жизни. Инстинктивно понимая, что солнце для них несёт смерть или, как минимум, тяжёлые ожоги, они стараются отыскать самые тёмные укромные места, где впадают в спячку, храня силы для ночной охоты. Аня, несмотря на то, что не нуждалась в этом, с инстинктами бороться не научилась. Да и когда? Она всего несколько дней как стала вампиром.

У этой расы подсознание было развито очень сильно. Даже после многолетней спячки они возвращались в мир с ясным рассудком, физически крепкими и обладающие новыми силами, которые им давало заматеревшее тело.Им не нужно было учиться, как это делали маги. Чужая кровь и время пробуждали в вампирах скрытые способности. Любой разумный с годами дряхлел. С любителями крови дело обстояло с точностью до наоборот. Столетний вампир были сильнее, быстрее, выносливее и знал куда больше, чем полвека назад. С годами так же становилось крепче тело. Солнце уже не грозило смертельными ожогами, серебро жалило менее болезненно, заклинания и зачарованное оружие наносили гораздо меньший урон, чем раньше. А уж простым клинком или стрелой убить вампира было не проще, чем зубочисткой волка или медведя.

Уллиса рассказала, что среди её народа ходят слухи про истинных вампиров. Эти существа уже и назвать-то вампирами нельзя. Рядом с самым молодым истинным Йорунт будет казаться сопливым низшим, как Аня рядом с ним сейчас. О том, что они могут и какой Силой обладают - это никто не знает, хотя и любят погадать порой, делая истинных эдакими полубогами вампирской расы. Есть ли в этом мире хоть один из них? Вот этого Уллиса не знала. Даже достоверных слухов до нее не доходило, лишь на уровне легенд и мифов. Истинному вампиру всегда больше тысячи лет. Среди вампирских кланов такие долгожители встречаются, но они просто высшие, а не истинные. Как ими становятся – этого не знает никто. Или хранится в секрете ото всех. Ещё Уллиса сказала, что любой из её расы почувствует истинного, если тот не станет скрывать свою силу. Так что, вполне могло так быть, что те живут среди её племени под видом вампира со средними возможностями, которых очень много в кланах.

Обратно к аномалии я вернулся, когда стало смеркаться. За это время я успел недолго поболтать с женой, которую разбудил для того, чтобы накормить коктейлем из своей крови, а так же феникса и драконицы. Наверное, именно благодаря такой смеси у девушки пропали приступы безумия. Как-никак, а энергонасыщенность у неё была на порядок больше, чем у простой крови, которой питались вампиры. Выпив кровь, девушка попросила оставить её одну, пожаловавшись на бессонницу. А может, просто хотела поскорее перейти к завершающей стадии своего перерождения, и сон был одним из способов приблизить данный момент.

- Было что-то такое?.. - я не договорил и просто покрутил ладонью в воздухе.

- Нет, совсем ничего, - отрицательно мотнула головой Уллиса, правильно поняв мой вопрос. – Как опустили купель в аномалию, так и тихо с этого момента.

Было видно, что вампиресса хоть и старается не показывать, как волнуется за своего сородича, но совсем уж спокойно удержать эмоции в себе у неё не получалось. Поэтому, чтобы не заставлять её волноваться дальше, я предложил извлечь саркофаг с Тиком прямо сейчас.

- Хорошо, - быстро согласилась она и следом отдала команду големам. – Вытаскивайте!

Чем ближе к границе приближался саркофаг с молодым вампиром, тем тревожнее мне становилось. Нет, это не интуиция что-то нашептывала, просто нервное напряжение сказывалось.

- Крышка на месте, - почему-то шёпотом сообщил Тесак всем и так видимый факт.

Гвардейцы и големы были готовы к бою. Уллиса от переживания сама на себя стала не похожа. У неё заострились черты лица, клыки показались из-под верхней губы, удлинились ногти, ставшие почти звериными когтями. Когда саркофаг полностью оказался на нормальной земле, то големы скинули с него крышку. В тот момент, когда она лязгнула, ударившись о борт, все живые сильно вздрогнули.

И тишина.

- Тик? – хрипло произнесла Уллиса, и тут же следом позвала его ещё раз, чуть громче. – Тик?

- Госпожа? – из саркофага раздался полусонный и какой-то вялый голос молодого вампира.

Едва только его услышав, старейшина бросилась к позолоченному ящику. Для себя я отметил факт того, что тонкий слой драгоценного металла на стальных стенках оказался не повреждён. Тут же полезли в голову мысли, что в аномалии прошло не так-то и много лет, раз ящик выглядит не то чтобы новым, но и без явных следов воздействий десятилетий.

Уллиса буквально вытащила Тика наружу и помогла дойти до палатки, где лежали его вещи. Вновь я их увидел спустя несколько минут.

- Господин, - поклонился мне подопытный.

- Как ты? – спросил я его и стал внимательно рассматривать, ища изъяны на нём.

- Чувствую себя отлично. Не знаю, сколько прошло… - тут парень запнулся, видимо, ему самому показалось непривычным озвучивать такие сроки, - прошло лет. Я словно бы спал, мне снились погони и охоты. Но не кошмары, а, эм-м, волнующие сны, без страха за себя.

- Он точно стал сильнее, господин, - взяла слово старейшина, как только Тик смолк, видимо, пытаясь разобраться в собственных чувствах, а может, хотел отыскать изменения. – Возможно, перешёл в старшие.

Последние слова заставили нас всех, включая Тика посмотреть на неё с недоверием и удивлением. Старшими вампирами становились сильные представители расы, прожившие около века. Кто-то обретал способности раньше, кто-то позже.

- Уверена?

- Не совсем, нужно несколько дней, чтобы точно узнать, - вздохнула вампиресса.

- Столько времени у нас нет, - я покачал головой. – Ладно, старший он или нет, а важно то, что он жив, здоров и нормально соображает. Это ведь так, Тик?

- Да, господин. Я чувствую себя отлично, только есть хочется сильно.

- Ступай в лагерь, там тебя покормят и возьмут под присмотр. За это уж ты не держи зла, просто так надо.

- Да я понимаю, - кивнул он. – Мне и самому не по себе как-то от того, что так быстро перешёл на новую ступень. Даже лучше, если не буду предоставлен сам себе.

Как только он ушёл, я вновь насел на Уллису с вопросами и сомнениями. Но поколебать уверенность той не смог, она была категорична: молодой вампир (хотя, какой уже молодой) заметно возмужал и стал намного сильнее, чем перед посещением временной аномалии. По её подсчётам сородич стал сильно старше. Примерно от тридцати до пятидесяти лет для него минули за те часы, что прошли для нас. Пришлось ей напомнить про записку Йорунта, где указывалось, что полувековой срок вампир «проживал» за сутки нахождения в каменной чаше у которой мы сейчас стояли.

- Получается, или мы с расстоянием ошиблись и закатили саркофаг дальше, чем нужно. Или добавление крови Ианты и Филы так подействовало, - задумчиво сказал я, потом поинтересовался. – Как думаешь, что лучше?

- Я думаю, господин, что и то, и то здесь сыграло свою роль, - горячо произнесла та. – И это просто отлично! Госпожа Анна за двое суток точно перейдёт на ступень старшего вампира. Может быть, вплотную приблизится к высшему. А это, это… - от представленных перспектив у Уллисы даже слова пропали.

- Тьфу-тьфу-тьфу, - поплевал я через плечо. – Пока давай-ка без мечтаний о том, что может быть.

- Да, господин, конечно, - спохватилась она.

Големы убрали подальше саркофаг, который использовал Тик, а на его место поставили мифриловый, который был в два раза шире, в полтора длиннее и на треть имел выше бортики. Всё это было сделано для того, чтобы поместить большой запас крови. В три с половиной раза больше, чем было у Тика. Большую часть крови я успел заготовить. Остаток, чтобы заполнить саркофаг до краёв, нужно будет брать прямо здесь у Ианты и Филлиаэлигрры.

- Ты как? – спросил я жену, когда она пришла к аномалии с наступлением ночи.

- Волнуюсь, - слабо улыбнулась она. – Чувство, как если бы к стоматологу на приём попала.

У меня чуть не сорвались с языка слова про пример Тика, что аномалия работает, а сам процесс безопасен и эффективен. Едва сдержался, так как подозревал, что супруге сильно не понравилось бы то, что я рискнул кем-то ради неё. Поняла бы – да, так как сама точно так же поступила бы. Но могла не принять это. Мне же совсем не хочется её волновать больше необходимого, ей и так сейчас тяжело.

- Нужно раздеться и лечь внутрь. Потом я тебя пристегну. Это чтобы не захлебнулась, если сползёшь на дно с поддерживающих пластин, - сказал я ей.

- А что… что я буду чувствовать? Столько лет для меня пройдёт, - нервно спросила она меня.

- Ты уснёшь мгновенно и будешь видеть сны. Может, некоторые покажутся немного неприятными, но ни один вампир, которые здесь побывали, про кошмары не рассказывал.

Аня вздохнула, посмотрела на мифриловый ящик и стала медленно раздеваться, оттягивая тот момент, когда ей придётся забраться в его чрево. Я стоял рядом, и торопить её не собирался.

- Бр-р, холодные какие, – поёжилась она, когда легла на мифриловые пластины.

- Ты же Снежная Королева, тебе ли холода бояться? – улыбнулся я и стал медленно закрывать застёжки фиксаторов тела.

- Была когда-то, - помрачнела девушка. С момента, как её поразила божественная гемофилия, Аня не касалась своего Дара. – Может, уже больше и не стану.

- Не говори ерунды. У вампиров магов хватает. Мало того, постоянное употребление крови тех, в ком есть магический талант, понемногу увеличивает их собственные силы. А у тебя тут несколько сот литров крови самых лучших магов! – я как мог, старался поддержать её.

- Что-то я не вижу пока что этой крови.

- Сейчас будет, подожди чуть-чуть, просто… э-э… - я запнулся, - м-м…

- Просто я могу сойти с ума от её запаха и вида, так, да? – с кривой усмешкой на губах и с горечью в голосе спросила она.

Я лишь вздохнул, отведя в сторону глаза.

- Ладно, заканчивай скорее, Вить. Мне не терпится поскорее стать высшим вампиром.

- Ты им обязательно станешь.

Ещё час спустя в саркофаг полилась кровь. И вот тут стало видно различие между низшим и простым вампиром, который прожил не один десяток лет. От запаха кровавой смеси у моей жены буквально сорвало «крышу». Она рычала, щёлкала зубами, порвала себе губу удлинившимися клыками, рвалась к тёмной жидкости, которая широкой струёй лилась на неё, ловила ртом тяжёлые капли, летящие ей в лицо.

Крышка, снабжённая кучей отверстий, ничуть не заглушила звуки, издаваемые девушкой. Только сделала их более зловещими, будто, доносящимися из могилы. От такого сравнения у меня по коже пошли мурашки, и ёкнуло в груди. Тихо стало лишь после того, как саркофаг оказался в аномалии.

- Командир, всё нормально будет. Мне чуйка подсказывает, а она меня ещё ни разу не подводила, – решил подбодрить меня Тесак.

- Угу, - угукнул я, не отрываясь смотря за тем, как големы понемногу стравливают тросы, привязанные к мифриловому ящику, внутри которого лежала моя жена.

Сколько я простоял так точно не мог сказать. Просто в один момент понял, что саркофаг давно уже выведен на нужную отметку в двадцать пять метров, тросы закреплены, а Тесак суёт мне в руки плоскую титановую кружку с чем-то тёмным внутри.

- Командир, согрей внутренности, а то заболеешь ещё. Вот Аня будет «рада» тебя видеть в соплях и хрипящего, - сказал он.

- Браслет не даст заболеть, - машинально ответил я, сделал несколько глотков, прежде чем горло обожгло крепким алкоголем, и поперхнулся. – Кха-а, Тесак, блин!

- А что сразу Тесак? Командир, ты себя бы видел щас, ну чисто зомби какой-то или болванчик одурманенный. А коньяк только на пользу будет. Кстати, а можно пару бочонков сунуть с краешка, а? Я случайно прихватил с собой. А тут вдруг мысль пришла: а чтобы не попробовать звёздочек ему нарисовать, раз в таком удачном месте оказался, - зачастил тот, хитро улыбаясь.

Его последние слова будто выбили во мне какой-то клин или стопор, не дававший разжаться пружине того дикого напряжения, в котором я пребывал с момента, как получил сообщение радиста в посёлке у Палыча.

- Случайно? Звёздочек? – переспросил я и внезапно расхохотался. – Тесак, ты свои, ха-ха, глаза сейчас видел бы… ха-ха… да им даже самый наивный младенец не поверил бы, ха-ха!

Смех ли помог или выпитый коньяк, но мне как-то стало легче. На душе стало тихо и спокойно, появилась уверенность, что с Аней всё будет хорошо и не стоит сжигать нервные клетки зазря.

Устроился я в той палатке, которую днём поставили для Тика, чтобы он мог свободно раздеться и не попасть под лучи солнца. Ну, а потом точно так же поступила моя жена. Энергоголем запитал обогреватель и светильник, Тесак сервировал столик на всю компанию и до самого утра мы сидели в тесноте, зато в тепле, рассказывая истории, вспоминая смешные и не очень происшествия. С первыми лучами солнца я почувствовал, что вот-вот вырублюсь прямо в раскладном рыбацком кресле. Нет, дело было вовсе не в выпитом коньяке. Его во мне вряд ли больше ста пятидесяти грамм наберётся. Просто усталость, которую я копил ещё со вчерашнего дня, дала о себе знать.

Проснулся ранним вечером. И первым делом схватился за часы, на которых было выставлено нулевое время с момента, как Аня оказалась в аномалии. Те показали, что прошло не полных девятнадцать часов.

Вздохнув, я поставил пластиковый кубик с электронным экраном на место и вновь растянулся на надувном матрасе. Когда засыпал, то его не было. Выходит, кто-то меня вытащил из тесного кресла и переложил сюда, а я даже и не заметил.

Сон окончательно ушёл через десять минут валяния на кровати.

- Здоров ты спать, магистр, - радостно приветствовал меня Тесак, сидевший на камне рядом с палаткой.

- Было что-нибудь? – спросил я, проигнорировав его слова.

- Не-а, тишина. Големы нашли недалеко что-то типа пещерки между большими камнями, где кто-то недавно жил. Но самих жильцов не обнаружили.

- Скорее всего, охрана аномалии из вампирских кланов, - предположил я. – Шум вертолётов услышали, увидели в небе нас и решили свалить домой.

- Или спрятались, понаблюдали за нами и ночью дали дёру к своим.

- Ну, или так, - согласился я с ним и махнул рукой. – Да и плевать, мы улетим раньше, чем охранники до вампирских земель доберутся.

Мне и в самом деле не было никакого дела до неизвестных. Главное, чтобы они не вздумали вмешаться в мои дела, не старались помешать «взрослению» моей жены. И тогда пусть хоть сидят подальше в сторонке с попкорном и глазеют на меня с товарищами.

Подошёл к аномалии, посмотрел на мифриловый саркофаг, едва видимый в дрожащем воздухе, прислушался к своей связи с Аней, но никаких эмоций и чувств не уловил, лишь понял, что с той всё в порядке. После этого ушёл в основной лагерь. Тесак молчаливой тенью последовал за мной. К нему присоединился Ползун, два самурая с луками и один гвардеец.

Решил отыскать Уллису, чтобы поинтересоваться у той состоянием Тика. Найти-то нашёл, но поговорить не смог – та ещё спала. Будить старейшину вампиров не стал. Тик дрых рядом с ней в той же палатке.

«Ну, надеюсь, что с парнем всё в порядке, - подумал я, отходя от их жилища. – Будь иначе, то Уллиса обязательно разбудила бы меня».

Походив вокруг вертолётов, я вернулся к аномалии. Делать было совершенно нечего, на меня навалилась скука. Это чувство за последнее время уже стал забывать. Не тянуло меня и поработать с Даром. Чувствовал, что толку из этого не будет. В таком состоянии я провёл больше полутора суток, считая и те несколько часов, которые выделил на сон на второй день ожидания.

Когда големы взялись за верёвки и стали вытягивать саркофаг из аномалии, меня стала бить нервная дрожь. Да, я чувствовал, что с супругой всё в порядке, и наша связь стала необычайно крепкой. Но при этом в подсознании сидел червячок сомнений и страха за Аню.

Едва только саркофаг оказался на нормальной земле, как я бросился к нему и сдвинул крышку.

- Аня! Анюта, ты как? Милая, проснись!

Девушка лежала с закрытыми глазами. С момента, как я защёлкнул фиксаторы на её теле, ничего не изменилось. От крови не осталось ни следа, будто её и не было.

- Витя, ты мне опять снишься, - пробормотала она сонно и открыла глаза. – Или нет?

- Конечно, нет! Я стою рядом с тобой наяву, - облегчённо произнёс я, услышав её голос. С моей души словно огромный камень свалился.

Девушка несколько раз моргнула, сонно улыбнулась и потянулась ко мне… и у меня глаза на лоб полезли, когда увидел, как её тело свободно прошло сквозь мифриловые пластинки-застёжки. Миг – и она неведомым образом выбралась из саркофага и встала рядом со мной, крепко прижавшись и обняв меня руками.

Мысль, что она стала бесплотной, тут же развеялась, когда мои ладони коснулись её спины.

- Витя? – она вопросительно посмотрела мне в глаза, видимо, почувствовав, что я напрягся. – Что с тобой, ты боишься меня?

Рядом растерянно чертыхнулся Тесак. А потом раздался лязг металла доспехов по камням и я услышал:

- Истинная!

Это Уллиса с Тиком распростёрлись ниц перед нашей парой.

Глава 17

Глава 17

Эльфам удалось заманить армию проклятых в ловушку. По крайней мере, они считали так. Несколько тысяч зомби, химер, энтов во главе с Чёрной Лучницей стояли на огромном лугу рядом с широкой рекой. Напротив них примерно в трёх полётах стрелы стояли две тысячи эльфов и наёмников других рас.

Четыре эльфийских Дома выставили половину своих лучших воинов. Вот только сами Дома были далеко не лучшими. Все те, кто стоял сейчас на поле у реки знали, что их используют. Могли они отказаться? Да, могли, но тогда старшие Дома пропустили бы проклятых к ним, чтобы потом отогнать тех от мелорнов, когда нападающие и защитники истощат свои силы. Так уже было со Звенящим Чистым Ручьём, который отказался отдать свою гвардию и магов на защиту старших домов. Проклятые уже подошли к рубежам этого Дома и его глава с советниками решили оборонять свои земли, а не чужие. Возможно, отбить натиск врагов у них получилось бы, вот только к тем подошли подкрепления. Старшим Домам удалось неизвестным способом отвести основную армию врагов от своих границ, и та присоединилась к крупному отряду, который атаковал Дом Звенящего Чистого Ручья. Позже эльфийская армия старших Домов ударила в спину проклятым, уже празднующим победу. Эльфы смогли не только нанести противнику серьёзный урон, но и уничтожить мелорн, который уже стал изменяться под влиянием скверны. И кто бы знал, каких усилий стоило воинам Лесного царства поднять руку на священное дерево.

«Или просто проклятым только на руку, когда мы между собой грызёмся и оставляем друг друга без помощи. Потому они и готовы использовать любой повод, - с горечью подумал Ролиендар глава Дома Изумрудного Папоротника. – Проклятые только сильнее становятся с каждым нашим убитым. А мы слабеем».

Пожилой эльф стоял в середине войска вместе со ста тридцатью простыми воинами и гвардейцами из своего Дома. Вместе со своим вторым сыном и невесткой. Молодые эльфы были лучшими инженерами в доме, могли настроить баллисты и «скорпионы» так, что они с трёхсот шагов могли попасть дротиком в глаз или камнем в голову любому врагу. Сейчас эти двое командовали расчётами пяти «скорпионов». Машины и снаряды к ним были на совесть зачарованы магами старших Домов.

Внезапно вся армия заволновалась, кое-где во весь голос зазвучали проклятья и богохульства вперемешку с молитвами. Большей частью, этим отличились наёмники. Но хватало и сквернословящих эльфов. Впрочем, Ролиендару только статус и воспитание, оттачиваемое на протяжении многих десятилетий, не дали присоединиться к ним.

- Чёрная Лучница!

- Кровавая Сука!

- Миньон проклятых!

- Проклятая Паучиха!

Несмотря на такое количество звучащих прозвищ, все они принадлежали всего одному существу. Отвратительному созданию с чёрной гладкой кожей, светлыми волосами, прекрасной верхней частью женского тела и отвратительной нижней. Химера, состоящая из живого тела и корней мелорна. Ещё более кошмарным был огромный ассиметричный лук в руках Чёрной Лучницы.

Глава эльфийского Дома ощутил, как вокруг него активируются защитные амулеты на бойцах.

«Бесполезно», - с тоской подумал он, но при этом сам не смог удержаться от такого же поступка.

Уже все давно знали, что первый выстрел миньона всегда разит наповал. С любого расстояния, за любой преградой, сквозь любую магическую защиту. Главное, чтобы Лучница видела или ощущала свою цель. Каждый раз перед битвой она выходила перед армиями и пускала стрелу. С этого начиналось сражение.

Пожилой эльф непроизвольно задержал дыхание – и не он один – когда проклятая легко натянула лук и сделала свой выстрел. Первый выстрел в битве.

Сердце ударило раз, другой и… затихло. Ролиендар вдруг почувствовал острую боль в груди и понял, что падает на землю. Сознание почти угасло, когда он услышал крик сына:

- Отец!

Для старого эльфа всё закончилось хорошо, как бы странно это не звучало. Он умер быстро и легко с верой и надеждой, что сражение переломит хребет проклятым и эльфы с этого момента начнут побеждать.

Он не увидел, как эльфийские челны и ладьи проскользнули за спины вражеской армии и стали осыпать воинов в ней зачарованными стрелами, подожгли лес за ними. Не увидел, как из воды взметнулись чёрные лианы и в корабли полезли немёртвые эльфы. Как огонь, охвативший деревья, вдруг резко погас, а из дыма вышли немёртвые, энты и химеры в великом множестве. Его сердца не коснулись боль, гнев и стыд от того, как Старшие дома бросили своих младших сородичей и наёмников на растерзание, чтобы отступить и начать создавать новый рубеж обороны. Смерть и Судьба, идущие в эльфийской войне рука об руку милосердно избавили старого эльфа от всего этого, позволив уйти душе спокойно и с надеждой.

*****

- Всё ещё не наиграется никак, - пробормотал Тесак, наблюдая за драконицей, выписывающей умопомрачительные трюки в небе.

- Сам себя вспомни, когда стал магом, - напомнил я парню о его фортелях, которые он выкидывал, едва обрёл Дар. Пусть и слабенький, так как времени и эссенции у меня мало, чтобы сделать гвардейца сильнее.

Как только я вернулся в свой посёлок, то сразу же приступил к выполнению обещания, которое дал Филлиаэлигрре. Моя кровь и кровь Ианты были смешены и отправлены в мифриловую ректификационную колонну для получения магической кровавой эссенции. Потом ещё раз и ещё, пока не решил, что хватит. Сегодня утром я сделал девчонке переливание крови. И вот уже середина дня, а она носится в небе, сходя с ума от радости, что стала сильнее. С её слов прибавилось могущества у драконицы немного, десять-пятнадцать процентов. Но вот смотрю я сейчас в небо и начинаю сильно сомневаться в правдивости её слов.

Вот ведь проблема с этой гостьей с соседнего материка! Из-за вздорного характера, снобизма, частой смене настроения Филлиаэлигрра практически не просчитывалась, казалась взбалмошной девчонкой и только. То ли она и в самом деле радеет за подругу и желает получить помощь для неё у меня, то ли это расчётливая хитрая особа, следующая своему плану, в котором нашлось место для меня. Может, Рогнеда после возвращения вовсе не попала в беду, а наоборот – цветёт и пахнет, попутно подминая под чешуйчатую лапу (пардон, лапку) всех подряд? А Филька прилетела со сказочкой и лапшой для моих ушей, чтобы взять в заложники и начать диктовать условия моей старшей жене? Или весь её план и заключался в том, чтобы стать сильнее за мой счёт?

«Тогда она скоро попрощается со мной или вообще уйдёт по-английски», - мелькнула у меня мысль по поводу последнего предположения.

К слову, перед тем, как вставить ей иглу от капельницы в вену, я поинтересовался у неё насчёт того, сколько у нас шансов обручиться. В ответ сначала услышал смех, а потом пояснение, что такого просто быть не может. Кровь наша, мол, не смешивается. И сама девушка совсем не желает идти замуж за человека, пусть и сильного мага. Для неё такое межрасовое кровосмешение – фи-фи-фи и фу-фу-фу. То есть, отсутствуют два самых важных фактора для бракосочетания через кровь.

Второй тёмной лошадкой была Ианта. Феникса вела себя тихо, никуда и ни во что не вникала, не просила и всегда приходила на помощь. Её советы были крайне полезны и своевременны. Просто идеальный союзник! Вот только с некоторых пор моя вера в чужую бескорыстность сильно пошатнулась. Попытка вывести девушку на откровенный разговор провалилась – та ловко сменила тему, приведя какие-то отговорки. Вроде бы, опасности я от неё не чувствую, но… именно что – но: в Лине я тоже не видел предателя, пока она не положила меня на алтарь в качестве жертвы.

Тем более, Ианта пришла от иллиров, к которым я отношусь с подозрением с того самого момента, как Раш попытался убить меня с Аней сразу после оживления. Конечно, потом извинился, помог с возвращением домой. Ещё позже оказал неоценимую помощь в деле спасения моей жены от проклятья. Но – паранойя наше всё.

В общем, дую на воду.

В частности, я готовлю сильный отряд, чтобы отправиться на соседний материк выручать Рогнеду. И путь будет лежать совсем не по воздуху, так как в этом случае я не смогу взять своих тяжёлых големов – САУ и РСЗО. А без них соваться в земли драконов я не хотел. Ведь какой-бы огнестойкой шкурой эти разумные ящерицы не обладали, но вряд ли сумеют выдержать взрывы термобарических боеголовок. А ведь у меня есть ещё и Тополь-М! Да-да, эта модель полностью «созрела», пополнив мою армию големов самым мощным оружием в двух мирах.

На освободившиеся места у алтарей – «созрела» и пара «Смерчей», которые я подключил немногим раньше – были поставлены три модели «тунгусок». А ещё три сейчас откармливались в Лесу и Пустом королевстве. Големы, предназначенные для сражения с воздушными врагами, будут очень кстати на соседнем материке, где обитают драконы.

Всё-таки, я решил отойти от своего правила не превращать в кровососов тяжёлых големов, обладающих собственным мощным оружием. Именно потому два штурмовых вертолёта питались очищенной алтарной маной, а «чинуки» - кровью монстров.

Причина, почему я это сделал, крылась в моей жене.

Аня после перерождения осталась прежней. Так же себя вела, иногда капризничала, сохранила старые привычки. И при всём при этом она была совсем другим существом – истинным вампиром. Тем, про кого в кланах кровососов рассказывают сказки разных жанров, от ужасов до эпоса со счастливым концом. Её возможности поражали. Телепортация, ощущение жизни на большом расстоянии, невероятная сила, скорость и ловкость, управление своим телом. И это лишь малая часть.

По големам принял решение благодаря Ане, которая заверила, что никаких тяжёлых предчувствий у неё нет. И заверила, что в любом случае она с легкостью справится и с сотней таких големов, если у тех вдруг случится безумие или вампирская жажда и они повернут оружие не в ту сторону. Кроме того, я добавил немного её крови в смесь, которой обрабатывал модели. Хотя Аня заверила, что ей по силам контролировать таких «вампиров» и без наличия в них своей крови, достаточно моей.

Без преувеличения могу сказать, что я сейчас женат на одном из самых сильных созданий в этом мире.

«А сам-то? – мысленно поддел я самого себя. – Ты тоже уже не прежний Витя».

Да, это была чистая правда. Кровь феникса, дракона, мифриловый саркофаг и неизвестно сколько лет изменили не только бывшую модель, но и меня. Кровавый ритуал обручения, мой Дар, связанный с кровью, перерождение девушки в создание, питающееся кровью – всё это сделало не только нашу связь крепче, но и подняло меня на новую ступень могущества.

Думаю, именно потому сейчас Филлиаэлигрра резвится в небе, наслаждаясь увеличившейся мощью. Плюс, ещё и кровь феникса усилила эссенцию.

- Ладно, пускай играется, - махнул я рукой на драконицу. – А я домой, дел ещё много.

Тесак кивнул и пристроился за моей спиной вместе с другим гвардейцем и големами из группы охраны.

Мне просто кровь из носа, а нужно увеличить состав гвардии вдвое или больше. Нужны доспехи чуть попроще големоброни для тех дружинников, которых возьму с собой к драконам. Нужны амулеты для нетерисов-рабов и целебные. Да много чего необходимо. Причём, немалая часть требуется для бойцов, что остаются дома и которым грозит нападение эльфов.

К сожалению, воевода до сих пор летает по королевствам в поисках тех, кто наслал на мою семью проклятье. Моя догадка подтвердилась, что к этому делу приложил руку верховный жрец той самой богини, чьи храмы я осквернил и выбросил в Пустое королевство главные алтари. Мелких сошек Сергей уже переловил. Остались несколько человек, включая главжреца, которые где-то надёжно спрятались. Когда они окажутся в его руках, то станут известны имена новых целей, так как жрецы действовали не по собственному хотению. У них просто не хватало ресурсов для такого сложного ритуала.

Ерана с Колькой плотно взаимодействовала с орками, нанимая всё новые и новые отряды, которые опустошали эльфийский лес. Я даже не знаю, остался ли там сейчас кто-то из ушастых ублюдков, или уже давно оказался на рабских рынках, или валяется под заснеженным кустом в виде замороженной тушки. Впрочем, орочья армия мне пригодится, когда я в конце весны пойду войной на Лесное царство. По слухам, с мелорном эльфы не справились, скорее дело обстоит с точностью наоборот. Благодаря этому фактору меня должна встретить измотанная и ослабленная армия.

- О чём задумался?

Внезапно появившаяся за моей спиной и обнявшая меня руками Аня заставила вздрогнуть.

- Анюта! Чуть сердце не выскочило, - выдохнул я. – Ты что прыгаешь? Мы же договорились совсем о другом.

- Извини, извини, извини, - после каждого «извини» следовал поцелуй в щёку. – Само получилось.

После событий, случившихся несколько дней назад, когда Аня вышла из саркофага совсем другим созданием, мы с ней решили вести себя как раньше. И это отлично работало. Подумаешь, жена секунду назад контролировала работу мастеров в замке, а сейчас уже стоит на кухне и готовит обед для меня. Или навестила замок Николая, чтобы припугнуть управляющего, поставленного на время отсутствия хозяев. Или побывала в Железной крепости, чтобы поболтать с Буфинкой. Или с такой скоростью шинкует продукты перед готовкой, что за считаные секунды перед ней вырастает горка, ровно нарезанных овощей, фруктов, мяса и прочего. Пф-ф, ерунда и только.

- Тут к тебе Настя хочет подойти с одним интересным предложением, - она фыркнула, сдерживая смех, что уже многое говорило про идею «госпожи Буф». – Ты не смейся только, когда услышишь. И не отказывай сразу, хорошо?

- Ну-у… - протянул я.

- Ради меня, - она вновь чмокнула меня в щёку и деланно тяжело вздохнула. – Я ночью расплачусь за неё. Чего только не сделаешь ради подруги.

Я уже говорил, что Аня обрела полный контроль над своим телом. Так вот, кое-что скажу по этой теме. Про вампирское обольщение не просто так ходят слухи. Высшие вампиры могут аурой навести страх, сон, возбуждение, стать невидимым для чужих глаз. А истинные запросто перестраивают организм и ловко манипулируют гормонами, которые куда действеннее, чем аура высшего кровососа. Я немного отвлёкся и разлился мыслью по древу, так сказать. Если кратко, то ферромоны наше всё. Они делали все чувства и ощущения острее многократно, превращая секс с женой в нечто феерическое, божественное, усиливая получаемое нами удовольствие.

А ещё она себе сделала грудь чуточку больше и выше, и попу. И ведь не признаётся в этом. Делает удивлённые глаза и смеется, называя меня извращенцем, который хочет видеть в жене другую женщину, более идеальную в мужском понимании.

- Это что у тебя сейчас за мысли в голове? – прошептала она. – Так же я до ночи не дотерплю.

Вместо ответа я откинулся назад на стуле и впился поцелуем в её губы. Волна возбуждения захлестнула меня с головой. Миг спустя мы с ней оказались в нашей спальне, куда нас телепортировала Аня.

- М-м-м, - она оторвалась от меня и прошептала. – Думаю, Настя подождёт немного?

- Ага, немного, - согласился я с ней, принявшись раздевать жену. – Совсем чуть-чуть, полчаса… или час… или два…

С Буфиной я встретился лишь вечером.

- Кого-кого? – удивился я, услышав предложение собеседницы. – Обезьяны нужны?

Секунду спустя у меня в голове сложился образ, который знаком многим на Земле, хотя никем не виденный: обезьяна с гранатой. Ну, и как тут сохранять серьёзность?

- Закончил веселиться? – спросила она, поджав губки. Реакция на мой смех была… да, никакой не было. Может, она успела с кем-то уже пообщаться и получила прививку на то, как реагируют слушатели на её идею? Уж с мужем-то точно переговорила. А юмор у прапорщиков, которые бывшими не бывают, тот ещё, хе-хе.

- Почти, - кивнул я и хихикнул. – Извини, Насть. Значит, обезьяны?

Идея у девчонки отдавала какой-то безуминкой. С другой стороны, создавать големов из, мягко говоря, из кизяка и палок – это ничуть не менее «гениально». Настя захотела купить или наловить обезьян, чтобы потом с помощью своего Дара сделать из них свою личную гвардию. Все живые создания, над которыми девушка поработала магией, становились не только крупнее, но и умнее, если того желала создательница. После того, как я сделал её Дар сильнее, возможностей у магессы прибавилось. Не удивлюсь, что у девушки, обладающей лидерскими качествами и стремлениями быть лучше всех, поднялось чувство зависти при виде того, как я «одной левой» поднимаю големов. И ей захотелось сравняться со мной. Из кошек, собак, лошадей и птиц, какими бы они умными ни были до изменения, солдат не сделать в том виде, какой желает Настя. Даже «разгони» она им интеллект, всё равно ни в лапы, ни в клювы им не взять сверкающие мечи и автоматы. А вот человекоподобные создания это могут сделать. Осталось дело за малым – отыскать их. Ну, и уговорить меня дать ей «чинук» с отрядом дружинников и золота с серебром для торговых нужд. В её планах было перебраться на ту сторону гор вдоль побережья и начать поиски нужных зверьков.

- Насть, дай мне время всё обдумать, хорошо? – сказал я ей. – Сама же знаешь, что мне скоро отправляться к драконам. У меня голова только этим забита. Да и вертолётов мало у нас, честно говоря.

- Но ведь ты можешь вырастить новый. Я подожду.

Я вздохнул:

- Я подумаю.

Только девушка ушла, причём, явно сильно недовольная, как меня посетил Тесак. Гвардеец к этому моменту сдал пост телохранителя возле меня и сейчас должен был наслаждаться сном или заслуженным отдыхом, во время которого он мог заниматься чем угодно.

- Тебе-то что? Тоже нужны обезьяны?

- Обезьяны? – непонимающе переспросил парень. – На фига?

- Да так, не обращай внимания. Что хотел?

- Есть идея…

- И у тебя? – перебил я его, не сдержавшись, когда услышал эти слова. – Ладно, ладно, не морщись. Давай выкладывай свою идею.

- А вот моя идея, - он вынул из карманов две футуристических фигурки, размером с половинку пульта от телевизора каждая. – Как тебе сделать из них големов?

Одну я узнал сразу. Это было бы не сложно для любого, кто уже пошёл в школу и не страдает деменцией. Трёхногий робот с телом в виде буквы «зю» и двумя плазменными или лазерными скорострельными пушками, вмонтированными в руки. В придуманном мире они заставляли позорно убегать от себя даже лучших воинов из далёкой-далёкой галактики. А вот вторая модель была для меня незнакома. Она имела гуманоидную форму, выполнена в виде робота, укрыта драным понизу плащом с капюшоном, а в руке держала ростовой посох с красными метками на концах снизу и сверху. Чем-то была похожа на лорда из «вахи», но точно не являлась им. Да и там только зелёный цвет должен быть, никак не красный.

- Это откуда? – я коснулся пальцем модельки с посохом.

- Оттуда же, - палец гвардейца толкнул дроидеку, - откуда и эта хрень. Я думал, что ты разбираешься в игрушках и в фильмах.

- Я тебе не фанат, чтобы всё знать досконально, - буркнул я. – Так что это за дроид? Поясни, профессионал.

- Да я так, по верхам у ребят нахватался. Сам-то ни бум-бум, - чуть смутился он. - Ты же в курсе…

- Тесак, ближе к теме, а? – поторопил я его. – У меня дел – во, - я провёл ребром ладони на уровне глаз.

- Это дройдеки, а это магнастражи. Обе штуки из фантастических фильмов про…

- Знаю, знаю, - перебил я. - Хочешь, чтобы у нас появились големы с такими же способностями?

- А ты, разве нет, командир? – хмыкнул он. – Это покруче будет, чем самураи с луками. Мне ребята показали нарезку с ними из кино и мультиков, и мне там всё понравилось. А ещё эти дроиды верные. Мне это тоже ребята сказали, те, кто фанат космического сериала про джедаев.

Про магнастражей я кое-что слышал на Земле. Доводилось мне смотреть несколько клипов на видеохостинге, в которых использовалась нарезка из мультфильмов. Под клипами читал описание и комментарии, где и узнал про супердроидов, которые самообучались и почти не уступали джедаям в бою. А про дроидек я и до этого знал. Думаю, все видели эпизод, где эти машины для убийств, защищённые непробиваемым энергополем, заставляют отступить двух сильных джедаев.

- Хочу, - кивнул я.

- Но?

- Но нет времени ими заниматься, - вздохнул я. – У меня несколько комплектов големоброни на руках, с ними сперва нужно закончить. Потом амулеты на очереди и так далее.

- А если по штучке того и того создать в целях проверки? – продолжал искушать меня гвардеец. – Всего парочку големов тебе нужно будет создать, командир. Ты их в день клепал по десятку.

- Они другие, поверь, - возразил я ему, вспомнив, как получил сильнейшее истощение во время создания голема из квадракоптера, начинённого электроникой и имеющего сотни деталей.

- Жаль, - повторил мой вздох парень и встал из-за стола. – Я тогда пойду отдыхать, а игрушки здесь оставлю. Вдруг посмотришь-посмотришь на них и передумаешь.

- Вон туда, - я махнул рукой на полку, где уже лежали несколько фигурок боевых машин и роботов.

Мысль создать армию (ну, или крошечный отряд) мощных големов с возможностями боевых дроидов из земной фантастики меня очень сильно привлекла. Вот только времени не было, да и сил потребовалось бы о-го-го сколько. Думаю, вполне возможно создать одного дроида из готовых деталей, как поступаю с обычными,. Вот только сил уйдёт немало, особенно на магнастража, ведь в подсознании сидит знание, что это высокотехнологичная вещь с самообучающимся простеньким ИИ. А Дар мой как раз и тащит немалую часть знаний оттуда. Будь по другому, то при создании големов мне пришлось бы мысленно зачитывать десятки тысяч операций и реакций, которым должно будет следовать магическое создание. А может, таких операций должно быть сотни тысяч или миллионы.

В этом деле неплохо помогли бы алтари. Вот только три простых сейчас заняты «тунгусками». Когда же те будут готовы, то алтарные камни просто-напросто раскрошатся. Как предыдущие простые алтари. Уже сейчас видно, что они отдают последние капли энергии.

Главным алтарём тоже не воспользоваться никак. Мой проект по созданию новой расы, что станет опорой землянам, союзным аборигенам и их потомкам, до сих пор буксовал. Первые «люди» не желали рождаться. Возле алтаря в данный момент стоят два метровых шара – ящики развалились - из металла, внутри которых росли Осирис и Исида, как эмбрионы в чреве живого организма. Это я так думаю. Что и как на самом деле – не знаю. Главное, чтобы алтарю не пришлось их «вынашивать» девять месяцев.

В общем, так уж выходит, что алтарями не получается воспользоваться для создания дроидек и магнастражей. Либо всё делать ручками, либо отложить проект до поры до времени.

Глава 18

Глава 18

Вот и настал день «Д», час «Ч». То есть, тот момент, когда я собрался отправиться на соседний материк, чтобы выручить из беды Рогнеду. С момента заключения её под стражу прошёл уже немалый срок. Но всё равно время до суда оставалось. Филлиаэлигрра заверила, что никакого пересмотра дела быть не может, так как порядок заведён сотни лет назад и редко когда менялся. Обычно это происходило только в исключительных случаях, а их можно было пересчитать по пальцам одной руки. Порядок был сформирован из-за образа жизни драконов, которые не терпели суеты. Разумеется, к молодым это не относилось. Чешуйчатые ортодоксы следовали принципу: «пять веков назад я делал так же».

Добираться до материка я решил порталом иллиров. Раш проговорился, что у них есть кое-что внушительнее, чем арка, сквозь которую мы с Аней попали домой. А проговорился он от радости, что я вернул с того света его хорошего приятеля, с которым ему есть о чём поговорить и вспомнить былое. Дальше мне удалось не только вытянуть подробности, но и настоять на том, что те три обещанные мне перевозки в размере «стопятцот» тонн будут проходить через данный портал.

Впрочем, не думаю я, что моя просьба в чём-то сильно помешает иллирам. В их же интересах не переписывать договорённости и не юлить, иначе, юлить буду уже я. Что в свою очередь больно ударит уже по ним. Ведь теперь я не беру плату за возвращение к жизни их собратьев и готов взяться за этот процесс в любой момент, как только Раш О’Нойл с этим обратится ко мне. Именно это я обещал ему, когда умолял спасти Аню. И я не поменяю своего решения, если со мной тоже станут играть честно.

С собой я брал двести больших големов: десять тяжёлых, всю зенитную обычную артиллерию, так же со мной в портал пойдут несколько десятков големов-бабочек из мифрила, восемнадцать гвардейцев, сотня дружинников. А ещё Аня и Ианта. Из тяжёлых големов три были «смерчами». Один в качестве последнего довода для короля был оставлен в графстве вместе с самоходками. Вертолетоголемы я брать не стал. Несколько штук погоды не сделают и не завоюют господство в небе в царстве драконов. Ну, а для воздушной разведки вполне хватит обычных, не магических, дронов.

- Кто будет открывать портал? – поинтересовался Раш.

- Она, - я указал на молодую драконицу.

- Тогда пусть подойдёт к управляющему кристаллу, положит на него ладони и чётко представит то место, куда нужно открыть проход.

Филлиаэлигрра сделала всё в точности, как он сказал, и через несколько секунд в центре портальной площадки возникло свечение, которое быстро разрослось до сияющей сферы, которая навскидку была не меньше десяти метров в диаметре. От сферы тянулись едва видимые полосы света к верхушкам колонн, расставленных вокруг. Ну, или от колонн к сфере.

Портал располагался в огромном зале, размеры которого поражали. Полковой плац, где я служил «срочку» и на котором умещался мой полк с несколькими соседями вроде зенитного дивизиона и танкового батальона, был сопоставим с ним. До потолка было столько, что крыша пятиэтажки даже не коснулась бы его высокими антеннами, коих хватает на многоквартирных домах. И при этом никаких поддерживающих свод колонн.

Больше половины зала занимала портальная площадка, выложенная огромными каменными плитами. Вокруг неё стояли пятиметровые мифриловые стеллы, высотой пять-шесть метров. Заострённые кончики четырёхгранных стел были сделаны из другого материала, не мифрила. Именно от них исходили лучи света, питающие сферу перехода.

- Я пошла, Вить, - сообщила мне Аня.

Я молча кивнул ей в ответ.

Моя жена была сильнейшей из нас и потому вызвалась проверить безопасность того места, куда нас собирается провести Филлиаэлигрра. Как говорится – доверяй, но проверяй. Сама драконица остаётся с нами и ответит своей жизнью, если собралась завести меня с дружиной в ловушку.

Жена вернулась быстро, буквально через пару минут после того, как пропала в сиянии портала.

- Всё так, как она описала: большое поле, рядом река и лес, за лесом очень далеко виден большой замок или крепость на холме. На другом берегу возделанные поля, но ни одной живой души на них не обнаружила. За полями небольшая роща, опять поля, опять роща и сразу же крупный посёлок, - отрапортовала Аня. – Кроме животных в радиусе километра от места перехода я никого не почувствовала. Следов магии на поле нет. Если там засада, то она поистине идеальна.

- Граф, ты представляешь сколько уходит маны в этот портал за минуту для перехода на другой материк? – недовольно крикнул мне иллир. – Или проводи туда дружину, или возвращайся обратно к себе.

- Ага, скажешь тоже – возвращайся, - в тон ему откликнулся я. – Сам же потом предъявишь, что одну из трёх попыток использования порталов я истратил сейчас.

- Разумеется, - кивнул четырёхрукий.

- Ань, - я посмотрел на жену.

- ОК, - кивнула та и вновь скрылась в портале. Теперь уже не для разведки, а чтобы прикрыть моих людей и големов.

Спустя минуту после этого в светящуюся сферу магического телепорта стали входить дружинники и големы. Никто не медлил, не сдерживал шаг, не тормозил перед порталом. Благодаря этому на перенос сотен бойцов на другой континент ушло не больше десяти минут.

«А вот теперь самое муторное начнётся», - вздохнул я про себя.

Так оно и случилось. Тяжёлых големов и технику предстояло перемещать по одному и в два приёма. Сначала портал переносил «смерч» из моего графства в этот зал, потом координаты вновь менялись, чтобы переправить сорокатонного голема в земли драконов. И так почти двадцать раз.

- А тут жарко.

Это были мои первые слова, когда я одним из последних прошёл через портал иллиров. За то время, что прошло с момента переноса первой группы моей дружины, здесь появились зачатки полевого лагеря. Нет, никаких рвов, рогаток и «колючки» со шлагбаумами. Живые и магические бойцы разошлись во все стороны, создав «секреты» и посты, тяжёлые големы и военная техника расположились на поле так, чтобы не мешать друг другу и распределив сектора обстрела.

- Нас уже заметили, Вить, - сообщила мне Аня, подойдя ко мне, махнула рукой в сторону полей на той стороне реки. – Там были несколько странных созданий, больше похожие на прямоходящих ящериц в одежде. Они на нас посмотрели несколько минут и потом убрались. На всякий случай отправила несколько бабочек следить за ними.

- Молодец, - похвалил я её, потом повернулся к драконице. – Это кто был?

- Крестьяне, наверное, - пожала девушка плечами. – Откуда я знаю? Меня же тут не было.

- А что за раса?

- Дракониды, конечно, - она глянула на меня с удивлением. – Ты что, маг? Что за глупые вопросы? На нашем материке никого другого быть не может. Вы первые за сотни лет, кто ступил на эту землю из чужаков, - под моим пристальным взглядом она покраснела. – Ой, а я не говорила ничего про них? И-извините, я просто забыла, это же дракониды…

Как оказалось, дракониды были созданы драконами в качестве слуг и для войн между собой, когда не хотелось портить собственную чешую о чужие когти и испытывать неудобства в пламени. На Земле есть полуправдивая история про то, что шахматы придумал мудрец как замену войнам, не стихавших в далёкой древности и уносивших тысячи жизней. А здесь драконы создали себе живых пешек, ферзей с турами, назначив себя главной фигурой – королями. И заодно навсегда сделав их представителями не просто второго сорта, а третьего или даже четвёртого. То есть, фактически никем. При этом законами жёстко пресекалось беспричинное убийство драконидов, притеснение и уничтожение их имущества. Дракониды могли занимать важные посты, но слово и желание дракона было для них законом. Однако тут существовала оговорка - только тех, чьему роду они служили. Самых важных обязанностей у них было две: плата налогов и защита своего господина. И куча мелких, немалую часть которых многие дракониды не выполняли или относились к ним спустя рукава.

- Господин Терэнг Йарг Хаандэ Сафрианофэйра живёт там, - драконица махнула рукой в сторону леса. – Это дедушка Рогрранеды. Наверное, он уже знает, что мы вторглись в его манор. - Сказала и нервно передёрнула плечами. Судя по всему, мой, кхм, родственник обладает особой славой. – Можно я полечу к нему и всё объясню?

- Вместе полетим, - сказал я, не задумываясь. – Прямо сейчас.

В самом деле, чего ждать? Того, когда призрак дракона наведается на поле и, не разобравшись, попытается нас всех пустить в распыл? Не нужно мне этого.

- Вить, ты уверен? – спросила меня Аня. В ответ я кивнул. – Ну, тогда ладно, полетели.

Меня подхватила неведомая сила сразу со всех сторон и повлекла в небо. Видимость резко ухудшилась из-за плотного тумана, который и тащил меня к облакам.

- Ой, извини, я сейчас всё сделаю, - виновато отозвалась жена, почувствовав мои ощущения. И через секунду туман рассеялся перед моим лицом, давая возможность осмотреться по сторонам. Таким способом я летал уже не в первый раз, но всё так же у меня душа пряталась в пятки. Всё-таки, это вам не в самолёте на твёрдом сиденье находиться, чувствовать опору под ногами, стену сбоку и смотреть на землю или небо сквозь не очень-то и большое окошко.

Туманом была Аня. Оказалось, что сказки про вампиров не во всём обманывают. Например, истинным вампирам по силам превратиться в туман и пробраться куда угодно, если место не герметично. При этом моей жене по силам поднять немаленький груз в подобном состоянии. Я сейчас для неё – что школьный рюкзак для отца первоклашки.

Следом за нами с земли поднялась гигантская огненная птица. Размах крыльев у неё был метров семь-восемь. И самой последней стартовала Филлиаэлигрра. Представляю, как она сейчас бесится из-за своей медлительности и того, что её оставили «плестись» в хвосте. Эйфория после повышения собственной силы у драконицы быстро сошла, когда она поняла, что она всё так же осталась слабой в сравнении с окружающими. Простых людей и магов она в расчёт не брала, они и так ей уступали до переливания. Другое дело Аня и Ианта. Рядом с ними она была все равно, что кадет в сравнении с мастером спорта и до получения магической эссенции. И такой же осталась после. Особой разницы в отрыве между своей Силой и Силой феникса и истинной девчонка не заметила. И вот это её сильно задело. Когда она наигралась в небе и спустилась на землю, слегка успокоившись, то призналась в том, что до этого немного слукавила. В реальности она стала сильнее больше чем на треть, возможно, Силы у неё прибавилось даже в половину от прежней. Точные расчёты можно было провести только у неё дома. Методик для этого у драконов набралось великое множество за всё время их существования.

До замка было километров пятнадцать, но пролетели мы не больше десяти, когда пришлось вернуться на землю. Всё потому, что в том месте нас уже ждали. Под нами на поле, явно служащем пастбищем для местного скота, стоял огромный дракон. Наверное, дракон. Драконица, летящая неподалёку от меня, была куда как больше похожа на изображения огнедышащих ящеров с Земли, чем создание под нами. Поставьте тираннозавра на четыре мощные кривые лапы, дайте ему крокодилий хвост, добавьте на верхнюю часть тела и хвост костяные выросты от стегозавра, снабдите морду рогами от трицератопса, выкрасьте шкуру в белый и серый цвета и вы получите существо, похожее на то, что смотрело на нас снизу. Ах да, добавьте ко всему этому размер – чуть-чуть меньше, чем любой из моих «чинуков». А ведь те на кровавой диете уже стали больше своих земных технических аналогов.

- Снижаемся, Ань, - сказал я. – Думаю, это наш родственник из местных вышел встретить и проводить до своего дома… кхм, надеюсь.

Мы опустились примерно в двух сотнях метрах от белого дракона. Здесь мои спутницы приняли человеческий облик.

- Это господин Терэнг Йарг Хаандэ Сафрианофэйра, - тихо сказала Филлиаэлигрра.

- Дедушка Рогнеды? – уточнил я.

- Да, - подтвердила драконица.

- Хм, а ведь совсем не похож на призрака. Прямо живчик, - с удивлением произнёс я. Я духов немного по-другому представлял. – Что нам дальше делать, не подскажешь?

- К нему идти, - пискнула девчонка. По ней было видно, что делать этого совсем не хочется.

- Ну, пошли.

Когда мы прошли половину расстояния до дракона, то он сменил свой облик на второй, человеческую ипостась. И теперь выглядел могучим дедом с длинной седой бородой ниже середины груди и внушительными усами, закрученными вверх, седыми волосами ниже плеч, голым торсом без единого волоска, который крест-накрест через плечи облегали широкие ремни или ленты, крепившиеся к поясу, похожему на кушак. Вместо нормальных штанов на нём были надеты рейтузы или нечто похожее. И туфли с острыми чуть загнутыми вверх носами. Вся одежда была белого цвета.

«Белый дедушка… прям так и тянет назвать Дедом Морозом за любовь к белому цвету и причёску с бородой», - хмыкнул я про себя.

Как только он сменил облик, то сразу же зашагал нам навстречу. Первым заговорил он.

- Так вот ты какой, зять, - произнёс он гулким басом, когда между нами оставалось ещё метров восемь-десять. – Не впечатлён я твоим обликом. Да и силушки чую мало. Или прячешь ты её? Ну, так покажи, не тушуйся.

А вот я его Силу почувствовал ещё как. Впервые в этом мире чужая аура давила на меня так, словно я в машине на большой скорости съехал с крутого бугра. Только там ощущения мгновенно проходят, а тут нет. Впрочем, через несколько секунд мне стало легче, когда Аня выпустила свою ауру во все стороны, прикрыв меня от чужой.

- Интересные у тебя спутницы. Особенна эта, - дед с нехорошим прищуром посмотрел на Ианту. – Молодая да ранняя. Давненько я фениксов не видел, уж лет с тысячу как.

- У меня Дар другой, чтобы им мериться, - ответил я дракону, переводя его внимание на себя, после чего чуть склонил голову и поприветствовал собеседника. – Чистого неба, мягкой земли и побед над достойными противниками, господин Сафрианофэйра.

Вслед за мной те же слова пропищала Филлиаэлигрра, только она назвала все имена деда, а не как я, обошедшийся только фамилией рода. Нет, никакого неуважения я не проявил, ну, почти не проявил. Просто боялся запнуться и перепутать букву в четырёх не самых простых именах. А это было бы куда большим оскорблением.

- Ты как в эту компанию затесалась, девочка? – дед посмотрел на молодую драконицу. – Знаю тебя, знаю, ты подружка моей внученьки.

- Я летала за помощью к нему, - девушка указала на меня и вывалила на белого дракона кучу всего. – Ведь муж должен защищать жену всегда, а ещё он сильный маг, ведь Рогнеда стала сильнее после свадьбы, и Совет не может держать жену, когда муж придёт за ней, он же принимает на себя все её ошибки…

«Вот ведь… жучка, - с раздражением подумал я о драконице, когда услышал эти её последние слова, - умолчала о такой подставе. Когда про поединок Чести болтала, то таких подробностей не сообщила, выдала всё так, что только мне решать – сражаться или нет. А тут вон оно как – муж всему голова, по которой прилетают потом все шишки, собранные женой, тьфу, блин».

Судя по злости в эмоциях Ани, она думала о спутнице точно так же.

-…а ещё он может сделать её сильнее своей магией, как меня. Ой, - прикусила она язычок, когда поняла, что сболтнула лишнего.

- Как так сделал тебя сильнее? Ты решила влезть между ним и внучкой? – в басе деда загрохотала далёкая лавина, готовая в скором времени завалить любого, попавшего под её удар.

«Хм, судя по такой реакции, не так уж он и против видеть меня зятем, - мелькнула у меня мысль. – Или это банальная обида за внучку, которой решила подружка перейти дорогу даже в такой малости, как свадьба с человеком?».

- Господин Терэнг Йарг Хаандэ Сафрианофэйра, - испуганно залепетала девчонка, - всё совсем не так было. Я не хочу становиться его женой, вот ещё! Чтобы какой-то человечек, пусть и сильный маг вдруг стал моим мужем?! Да это же позор… ой.

- Договорилась чешуйчатая, - совсем тихо и с удовлетворением в голосе произнесла Аня.

Всё-таки, вздорный характер подвёл драконицу. Интересно, дед ей устроит трёпку сейчас или позже? И насколько болезненно задела она его самолюбие? За такие слова здесь убивают, калечат, ломают кости или просто высылают прочь из своих земель?

- Я не это хотела сказать, госпо…

- Хватит, - дракон махнул рукой, обрывая её на полуслове, после чего посмотрел на меня. – Полетели в замок. Там нормально пообщаемся, расскажешь о себе. Да и вообще – обо всём.

Он повернулся к нашей компании спиной, сделал несколько быстрых шагов вперёд и подпрыгнул. И уже в воздухе обратился в белого дракона.

- Старый позёр, - фыркнула себе под нос Ианта.

- За ним? – Аня вопросительно посмотрела на меня.

- Ага.

И вновь меня затянуло туманом, который оторвал от земли и увлёк в сторону далёкого замка. Чем ближе я к нему подлетал, тем больше впечатлялся им. Только издалека он казался обычным: донжон, стены с башнями, несколько крыльев главного замка с высокими шпилями. Другое дело – это их размеры. Они реально впечатляли! Стены имели высоту метров сорок, башни были выше примерно на треть. Шпиль донжона возвышался над башнями метров на двадцать. Ширина и высота ворот была такая, что в них легко въехали бы три моих «смерча», закатываясь бок о бок и с поднятыми пусковыми «трубами», не боясь ни за что зацепиться. Толщина стен – это ещё один повод ловить упавшую нижнюю челюсть. Внутри них с лёгкостью разместилась бы типовая многоэтажка и ещё места осталось на ряд гаражей с проездом между ними и домом.

- Точно позёр, - хмыкнула Аня.- С пунктиком на белый цвет.

Её слова относились к цвету камня, из которого был построен замок. Он был белым, местами оттенок менялся от серо-белого до белоснежного.

Под стенами замка с двух сторон раскинулось море палаток и шатров, выставленных буквально по линеечке. Уже по этому порядку становилось ясно, что здесь расположилась армия. Тысячи драконидов в доспехах, одинаковой одежде, похожих плащах, с оружием лишь подтверждали догадку.

- У них тут война намечается, что ли? – задумчиво произнесла моя жена.

- Может, дед хочет внучку выручать? – предположил я.

- Как вариант, - согласилась со мной она.

Вслед за белым драконом наша группа опустилась во внутреннем дворе замка, который не уступал в размерах залу с большим порталом у иллиров, сквозь который я прошёл на этот материк. Вымощена эта площадь была метровыми квадратными плитами похожими на нешлифованный мрамор.

Терэнг Йарг дождался, когда мы все окажемся на брусчатке, а девушки примут человеческий облик, после чего поманил рукой и направился к воротам в донжон. Именно воротам, так как назвать их двустворчатыми дверями язык не поворачивался.

- Интересно, зачем такие размеры? – озвучил я мысль, которая сейчас крутилась в моей голове.

- Мы часто подолгу пребываем в своей истиной ипостаси. Проще создать здания под неё, - ответила мне драконица. – А кто-то почти всегда в этом облике живёт.

- Понятно, спасибо, - поблагодарил я её за ответ.

В замке огромным было всё: потолки, лестницы, двери в залы. Точнее, я думал так, но Филлиаэлигрра вполголоса просветила меня, что одно крыло в замке имеет размеры внутренних помещений поменьше, вполне привычные для человеческого тела.

Меня и моих спутниц удивило наличие лифтов и даже движущейся дорожки, пронёсшей нас по коридорам с такой скоростью, что «только шапочку держи».

Не знаю, чем руководствовался дед, когда решил провести по основной части замка в то крыло, что отводилось для гостей, предпочитающих находиться в человеческом облике и видеть вокруг себя соответствующие размеры дверей, потолков и прочего. Если впечатлить размахом, чтобы морально придавить, заставить ощутить себя букашками, то ничуть не преуспел в этом.

А вот когда я вошёл в комнату, где предстояло не один час вести беседы, то вот тут-то и испытал сильнейшее удивление.

- Рогнеда?! – воскликнул я, увидев ту, что должна сейчас томиться в «темнице сырой» со слов Филлиаэлигрры. Судя по круглым глазам последней, наличие в замке моей жены стало для неё шоком. Но приятным, так как через несколько секунд молодая драконица взвизгнула и бросилась обнимать свою подругу:

- Рогрранеда!

- Филлиаэлигрра! – радостно откликнулась та.

- Чудны дела твои, господи, - совсем тихо произнесла Аня. – Оказывается, никого-то спасать и не надо.

Вдоволь наобнимавшись, драконицы переключились на нас. Точнее, нами заинтересовалась только Рогнеда. Она с удивлением и недовольством посмотрела на моих спутниц.

- Анна? – неуверенно произнесла моя старшая жена. – Ты, м-м, сильно изменилась.

- Да уж пришлось, - чуть улыбнулась та. – Жить захочешь, не так раскорячишься.

- Что-что?

- Так, юмор из нашего мира и страны, где я родилась. В общем, пришлось измениться, иначе только смерть. Хотя, честно скажу, что даже рада этому. Я сумела вытянуть единственный счастливый билет, который выпадает лишь раз одному человеку на целое поколение. А ты как здесь оказалась? М… наш муж собрал сильную армию и переправил её сюда, чтобы выручать тебя из беды. Но ты сидишь здесь и несчастной совсем не выглядишь.

- Наверное, мне тоже повезло, - вздохнула драконица. – Хотя на первый взгляд так и не скажешь…

Всё было с ней так, как мне ранее рассказала Филлиаэлигрра. И эйфория от получения новых сил была, и загул на радости, и ссора со знакомой обидчицей, с которой и ранее друг друга покусывали. И дуэль прошла точно так же, как мне описала её подруга. Дальше была стража и попадание в темницу. Страшные дни в одиночестве и не менее страшные беседы со следователями, которые то запугивали, то обещали поддержку. Легче ей стало, когда Совет драконов постановил немедленный суд отложить и заняться скрупулёзным разбором дела. Вскоре один из стражников сообщил ей, что друзья Рогнеды решили вытянуть её из темницы. Причина крылась в том, что Жэрсаккхарии сумели продавить в Совете тему суда над Рогнедой. Тот должен состояться со дня на день. Всю ночь после получения этой новости девушка не сомкнула глаз. На следующий день она услышала, как два молодых дракона, служащие в тюремной страже, болтали о скором суде и о том, что убийцу молодой драконицы ждёт смертная казнь. Из их же слов стало ясно, что казнь – это дело уже решённое, в Совете спорят сейчас о том, какая она будет, быстрая или с пытками. От таких новостей Рогнеда едва не сошла с ума. Следующие два дня она места себе не находила, спала урывками, вскакивала с кровати с криками от привидевшихся кошмаров, в которых её рвали на части палачи, пыталась вызвать на откровенность стражников, неумело обещала взятку за возможность поговорить с кем-то из знакомых, что остались на её стороне. Вот только её игнорировали и даже издевались, как она считала, отвечая, что девушке здесь сидеть ещё долго, до того момента, когда раскачается Совет и примет решение по её делу. С учётом того, что она узнала ранее в случайно подслушанном чужом разговоре, ей казалось, что окружающие изощрённо издеваются над ней.

«М-да, кажется, я даже знаю, что будет дальше, - вздохнул я про себя, слушая её рассказ. – Такая банальная многоходовка, но ведь неплохо работает! Что на Земле, что – как оказалось – в этом мире».

Ещё день спустя она вдруг заметила в себе резкие изменения. Её Сила скачком перешла на более высокий уровень. И это мигом испарило все душевные терзания, страх и отчаяние. Сейчас в ней была сокрыта мощь в три раза большая от той, которой драконица обладала в тот момент, когда отправилась на соседний материк в Пустое королевство. Возможно, даже большая, так как она оценивала всё по личным ощущениям и используя самые простые методики, доступные в текущем положении.

Следующую ночь она спала крепко и встала полной сил, с ясным сознанием и уверенностью, что всё будет хорошо. Когда к ней вечером подошёл стражник, что ранее рассказал о существовании неких доброжелателей, горящих оказать помощь, она посчитала, что так и должно быть. Вроде как её предчувствие об этом и предупреждало. Стражник подошёл не просто так, а тихонько сообщить втайне от товарищей, что сегодня ночью у Рогнеды будет шанс сбежать из темницы. Охранники будут либо спать пьяными, либо патрулировать другую часть тюрьмы, либо отвернутся в другую сторону, когда мимо них пройдёт узница. За стенами тюрьмы её будут ждать друзья, которые помогут добраться до родного замка, где её уже ждёт дедушка, успевший собрать армию, чтобы защищаться от всех: воинов Совета, Жэрсаккхариев, и всех тех, кто пожелает забрать у него любимую внучку. Рогнеда практически не сомневалась и приняла решение: нужно уходить, пока ей дают шанс.

Ночью стражник открыл ей дверь, провёл по пустым коридорам и караулкам, вывел за территорию тюрьмы, где передал в руки двух драконов, закутанных в плащи и скрывающих свои родовые знаки. Ей пояснили, что сделано это ради их безопасности, чтобы Рогнеда не выдала их следователям, если попадёт в руки стражи во второй раз.

К рассвету их троица достаточно удалилась от города, где находилась тюрьма. Оставался ещё один рывок, чтобы оказаться в долине с Белым замком, где Рогнеда провела половину своей жизни. Она была готова отказаться от отдыха, но на этом настояли спутники, которых сильно вымотал длительный ночной перелёт под чарами скрытности.

А потом появились они.

Семь драконов из клана Жэрсаккхарий. Шесть молодых, но при этом вдвое старше Рогнеды, считающейся совсем ещё девчонкой, и один зрелый дракон. Наставник со своими воспитанниками. Её проводники мгновенно присоединились к новоприбывшим, чем без слов дали понять, насколько сильно заблуждалась она и кто стоит за событиями последних дней. Жэрсаккхарии ничуть не скрывали, что ждёт наивную драконицу из почти исчезнувшего клана.

И тогда Рогнеда ударила. Била первой, без предупреждения, насмерть, бросилась без оглядки в бой, не жалея ни себя, ни, тем более, врагов. Так, как поступали всегда её предки, заслужившие славу отъявленных бузотёров и дуэлянтов, которых задевать выходило самим дороже.

Никто не ожидал от неё такого поступка. Тем более не ожидали столкнуться с подобной мощью. В первые же секунды Рогнеда тяжело ранила наставника и убила одного из молодых Жэрсаккхариев. Минуту спустя к первому трупу присоединился ещё один, а участь наставника разделили двое.

Ошеломив и выведя из боя половину врагов, моя жена решила отступить. Когда она улетала, то за её спиной на земле лежали три мёртвых тела.

-… вот так я здесь и оказалась, - закончила она свой короткий рассказ. – Дедушка рад этому вдвойне: я спаслась, а сам он вскоре поучаствует в большом сражении, которых давно не было.

Глава 19

Глава 19

Моя дружина расположилась рядом с замком Рогнеды. Ну, и в какой-то мере моим, так как, являясь мужем, я обладал более полными правами на всё имущество, поступки решения, и последствия этих решений с поступками. Терэнг Йарг, будучи призраком, прав ни на что не имел. Но это лишь теоретически. На практике же в долине с замком он был полновластным правителем, с ним считались и его уважали другие драконы, что наведывались в гости. Впрочем, после обстоятельного разговора он прямо сказал, что передаст мне всю полноту власти над последним манором клана Сафрианофэйра, как только я официально стану его главой. Для этого нужно было сделать немногое: разобраться со всеми неприятностями, что свалились на мою голову по вине жёнушки. Вон она сидит рядом за столом и строит мне глазки, заставляя злиться Аню. Та, вроде не так давно жалела её и искала способы сделать меня сильнее, чтобы одновременно вернуть часть сил драконице. А сейчас мигом позабыла обо всём и с раздражением смотрит на «ящерицу с подставами».

«И кстати, откуда силы у неё взялись? Что же со мной и с ней не так? Кто поделился личным Даром, чтобы облагодетельствовать нашу парочку?», - хмурился я про себя, ища ответ на этот сложный вопрос.

Девяносто процентов догадок вели в сторону Ианты. Всё могло быть в том моменте, что я когда-то щедро окропил кровью её кристалл-яйцо, думая, что получил в свои руки уникальный накопитель маны. Через кровь я обвенчался с Рогнедой, через кровь официально женился на Ане. Так что, не исключено, что я и в третий раз через свою кровь обзавёлся пополнением в семье. Тут впору уже с полным правом примерять к себе чалму султана и петь голосом Никулина «Если б я был…».

И ведь духу у меня не хватает напрямую обратиться к Ианте и спросить: жена ты мне али нет? Понимаю, что веду себя как страус, прячущий голову в песке, но ничего поделать с собой не могу. А ну как она ответит «да» и вывалит ещё больший ворох проблем на мою многострадальную головушку? А так, молчит себе и молчит, помогает бескорыстно, да не лезет с советами, пока сам не попрошу. Золото, а не спутница. Ну, и реакцию Ани на новую соперницу-коллегу не берусь предугадать. Не хочется её расстраивать и страшно испытать на себе её раздражение. Ведь по любому я виноват буду в том, что «ни одну юбку не пропустишь».

Наверное, это как с больным зубом: чёрную точку увидел, есть подозрение, что скоро из-за неё он заболит, но в больницу идти страшно, нужно терпеть до конца, когда уже выбора просто не будет. М-да.

Ладно, вернусь опять к дружине, а то как-то не в ту сторону мысли свернули. Оказалось, что всё моё войско, которое считается внушительным на соседнем материке, здесь просто капля в море. Несколько сотен живых и магических бойцов потерялись на фоне армии рослых драконидов. Их в лагере под белым замком собралось уже более двадцати тысяч, и они продолжают прибывать. Терэнг Йарг сообщил, что «под ружьё» в долине может встать около тридцати тысяч воинов и магов. Это могло показаться невероятной цифрой после армий королей и герцогов с соседнего материка. Да только наши противники могут выставить в десять раз больше «мяса», которым тут считают драконидов. И не меньше сотни драконов.

Одна надежда на «смерчи» и «тунгуски». Первые должны снести пехоту, вторые обязаны (а по-другому нам не победить) показать кузькину мать летающим огнедышащим ящерицам. Не получится – умрём все. Правда, всё упирается в магию чешуйчатых. Простые маги-драконы дают немалую фору архимагам, с которыми я встречался в Астанирии.

Враги пришли на второй день после моего появления. Головной отряд в полсотни тысяч драконидов и дюжина драконов. Они вошли в долину через юго-западный проход и там встали лагерем.

- Два наставника и десяток молодняка. Причём, не самые лучшие из Жэрсаккхариев, - прокомментировал призрак. – Ерунда, я с такими справлялся уже. Хороших не пошлют в передовой дозор, это я гарантирую.

- А как вы относитесь к, эм-м, особо жестоким убийствам своих родичей? – поинтересовался я у деда.

- В каком смысле? Что ты хочешь сказать своими словами? – тот вперил в меня немигающий тяжёлый взгляд. Ну, хоть аурой давить не стал.

- Мне нужна драконья кровь, очень много крови. Ею я усилю своих тяжёлых големов, чтобы у них появился шанс справиться с Жэрсаккхариями, - честно ответил я ему.

- А-а, вот что, - взгляд призрака смягчился. – Да мне плевать, можешь хоть их кишками свои железки украсить. Ты только достань их сначала, ха-ха-ха.

- Достанем, - спокойно ответила ему Аня.

Тот зыркнул на мою жену и нервно дёрнул щекой.

Впервые я решил нарушить свой принцип не убивать ради ритуалов. Использовать кровь убитых в бою – да. Но вот специально похищать, резать горло и сцеживать кровь в ведро – претило. Да и сейчас не по себе. Успокаиваю себя тем, что убивать драконов так и так придётся. Не за тем они пришли в мой – да, мой! – манор, чтобы постоять немного, поиграть мускулами и вернуться домой. Надеюсь, что жизнь не загонит меня в такие рамки, когда мне придётся убивать тех, кто мне не угрожает, лишь потому, что нужно мне. Не хочу уподобляться остроухим лесным ублюдкам, которые именно так и хотели поступить со мной и Аней.

- Когда остальные силы подойдут? – задал я новый вопрос деду.

- Завтра-послезавтра. Ждать долго не станут, так как внучка их сильно разозлила, - ответил он и кровожадно ухмыльнулся. – Сначала прикончила на дуэли ту личинку, что слишком многое о себе возомнила. Потом ещё двоих, когда убежала из тюрьмы. Так что, Жэрсаккхарии сейчас буквально истекают яростью и ненавистью и желают скорейшей мести.

- Значит, сегодня ночью нужно будет всё сделать, - вздохнул я.

- Помочь? – поинтересовался призрак.

- Мы справимся, - вместо меня ответила Аня.

- А если не получится? – прищурился Терэнг Йарг.

- Значит, не получится, - спокойно ответила ему истинная вампиресса.

- Как знаете, - махнул рукой тот и потерял интерес, по крайней мере, с виду к будущей ночной операции. Он вообще относился без видимой серьёзности к будущему сражению с намного превосходящими силами. Я такого поведения не мог понять. Это черта всех духов в посмертии или ему и при жизни было наплевать на свою судьбу и судьбу близких в случае разгрома? Или это и есть фамильная черта клана Сафрианофэйра, которая в итоге их и сгубила, оставив, мягко говоря, с голой жопой?

Аня и Ианта отправились «за зипунами» в два часа ночи. Рогнеда просилась с ними, но после демонстрации истинной своих сил, драконица признала, что будет только мешаться. Развязывал я её уже после того, как две девушки скрылись в ночном небе. Я не оговорился. Связала её Аня, когда показывала огромный разрыв между собой и молодой дракошей. Стоит отметить, что Ианта летела в туманном облаке, а не лично. Слишком феникс в основной ипостаси заметна, особенно ночью, поэтому ей пришлось воспользоваться помощью вампирессы.

От замка до лагеря врагов у входа в долину свыше сотни километров. По этой причине я никак не мог видеть всё то, что происходило там, и из-за этого не на шутку волновался. Хотя разумом и понимал, что обе девушки сильнее любого или почти любого дракона. Это признал призрак, сообщив, что с Аней он, как минимум, наравне.

Вернулись они через четыре часа, когда полностью рассвело. С собой они принесли пятёрку драконов, пребывающих в беспамятстве.

- Вот этим побыстрей займись, - супруга легонько ткнула носком сапожка одного из пленников. – Он ранен серьёзно, как бы не загнулся прямо сейчас.

К тому, что я сейчас займусь сильно неприятным делом, девушка отнеслась спокойно и поддерживала меня в этом. Даже предложила помочь с обескровливанием врагов. Я несколько секунд раздумывал, а потом решил принять её помощь. А что? Она самый настоящий вампир. Отношение к крови (особенно к той, что всё ещё и пока ещё течёт по жилам жертвы) у неё совсем другое, особое и всё благодаря тем «архивам», которые «распаковались» во время её многолетнего сна. Вот Ианта ушла в свою палатку отдыхать и восстанавливать силы после ночного боя. Или отговорилась этим, чтобы не присутствовать во время того, как я буду лишать жизни пленных.

- Как всё прошло? – спросил я, пока големы заносили в палатку драконов и сковывали их.

- Весело, - широко улыбнулась Аня и тут же погрустнела. – И немного страшно. Я просто пожелала - и сотня драконидов за один удар сердца лишилась крови. Пролетела в виде облака через несколько рядов палаток - и в них после меня остались лишь трупы. Двух драконов я во сне выпила, а потом ещё троих усыпила. Даром, что после такой трапезы сил у меня стало очень много. Слишком всё легко вышло, слишком. Самое главное, что мне это понравилось. Откуда-то точно знаю, что если осушу всю дюжину чешуйчатых и несколько тысяч драконидов, то потом сумею справиться с втрое большими силами. И так по нарастающей, - она зябко передёрнула плечами.

- Ань, это всё неважно. Пока ты рядом со мной, а я с тобой, то пусть будет хоть что угодно в этом мире, - я обнял девушку. – Врагов можно всегда убивать. А когда их нет, то Силу тратить на что-то другое. На путешествия, исследования, тренировки и так далее.

Не скажу, что сейчас говорил нечто умное и проникновенное, но это и не нужно было. Всё самое главное я сообщал девушке через нашу связь, всю свою теплоту, поддержку и веру в неё. Это было важнее слов.

Дальше была грязная работа. Причём грязная лишь морально, так как с помощью Ани драконы потеряли всю свою кровь без применения ножа. Погружённые в вампирский сон, они так и умерли, не осознав случившегося.

Крови с пяти драконов я получил очень много, с каждого натекло в несколько раз больше, чем вышло бы с человека таких же пропорций. В неё я добавил десять литров крови феникса и полтора своей, после чего получившимся магическим коктейлем «напоил» тяжёлых големов. На этот ритуал у меня ушли все силы. Так что в итоге в замковые покои Аня несла меня на руках. Я ещё умудрился заснуть в процессе доставки из лагеря до кровати.

Проснулся перед самым полднем и тут же был огорошен неприятной новостью: в долину вошло всё войско клана Жэрсаккхарий. Без малого четверть миллиона драконидов и восемьдесят шесть драконов, если считать вместе с передовым отрядом, который минувшей ночью феникс и истинная потрепали. Что было самым неприятным, так это то, что вражеская армия уже выдвинулась в нашу сторону. А это лишало шанса накрыть всю массу залпами «смерчей». Для трёхсотмиллиметровых ракет было без разницы по ком бить: по сотне врагов или по ста тысячам. Важнее, чтобы они все уместились на пятачке, накрываемом боеприпасами. Но сейчас неприятельская армия растянулась. И теперь удар по ней не принесёт того эффекта, которого хотелось.

- Придётся ждать, когда они построятся в боевые порядки перед самим боем, - резюмировал я. – И для этого «смерчи» необходимо отвести подальше, а то вдруг не накроют из-за мёртвой зоны.

Враги шли очень быстро. Даже не стали отвлекаться на город на своём пути. Вместо того, чтобы попытаться взять тот с хода, при этом всё равно потеряв несколько часов, Жэрсаккхарии оставили рядом с ним небольшой отряд в три-четыре тысячи воинов. Они должны были заблокировать город и не дать его защитникам ударить в спину армии агрессора.

Терэнг Йарг так же не стал сидеть в лагере, и выдвинулся навстречу врагу. Спустя несколько часов он остановил войско и приказал готовить позиции. Местность вокруг была открытая, места здесь хватило бы ещё на три-четыре таких же отряда, как наш. Впереди в километре протекала широкая река, за которой раскинулась чуть ли не равнина.

- Я здесь уже не первый век сражаюсь. И почти всегда забираю победу, – то ли похвастался, то ли просто довёл до меня и моих спутников информацию. – И здесь же меня прикончили, м-да.

Враги показались в начале вечера и до темноты успели перевести на наш берег крупный отряд. Честно признаюсь, что когда я увидел, как вдалеке вспыхнули десятки тысяч костров, то у меня появился холодок в груди. Всё-таки, врагов было в разы больше, практически на порядок.

- Привели с собой больше половины всех своих войск и почти всех своих боевых магов и воинов из клана, – радостно потёр ладони призрак. – Когда мы их разобьём, то у Жэрсаккхариев мало останется тех, кто будет защищать свой манор. Вот тогда-то и вернём своё.

«Любишь ты, дед, делить шкуру неубитого медведя», - с неодобрением подумал я, покосившись на седобородого полководца. Неприятной новостью стала истерика – по другому и не скажешь – деда, когда я предложил накрыть ночью врагов на том берегу. Они там так скучились, что почти четыре десятка ракет снимут невероятно кровавую жатву, разом ополовинив войско. Нет, он их не жалел ничуть. Всё дело было в желании призрака схватиться в честной схватке, а не добивать раненых и деморализованных противников.

*****

Сражение началось в девять утра. Ему не предшествовало ничего: ни переговорщики, ни вызов на поединок. Просто часть вражеского войска перешла на наш берег по переправе, наведённой магами. Девяносто-сто тысяч драконидов, закованных в прочную броню, вооружённые многометровыми пиками, алебардами, секирами и мощными луками. Ровно столько бойцов могло свободно маневрировать на этой стороне реки, чтобы не мешать друг другу, не создавать сутолоку, что сведёт на нет всё их превосходство в численности. Они встали от наших позиций в четырёхстах метрах. Почему-то атаковать с ходу не стали.

Оставшаяся армия врагов выстроилась тремя огромными каре, где было по сорок пять или пятьдесят тысяч воинов.

- Твои на той стороне, а эти мои, - сообщил Терэнг Йарг. – Вот теперь всё будет честно. И никто не скажет, что старый Сафрианофэйра прячется за чужие спины и боится встретиться с врагом лицом к лицу.

«Тьфу, пердун старый», - сплюнул я, сожалея об упущенной возможности ночью закончить сражение, не дав его попросту начаться.

- Мы справимся, Вить, - подбодрила меня Аня. – Достаточно будет убить часть драконов, чтобы остальные вышли из боя. А с простой пехотой разобраться будет совсем легко.

- Посмотрим, - вздохнул я.

«Смерчи» уже выходили на позицию и готовились нанести удар по трём живым квадратам, что ждали на том берегу реки своей очереди войти в бой. Зенитные големы и обычные зенитки стояли позади рядов драконидов, ожидая момента, когда в небе появятся первые цели. И дождались.

Из шеренг вражеского войска к облакам взлетели полтора десятка драконов. Очень быстро они разделились на три отряда: в двух было шесть, в одном три летающих создания.

- Так, так, - прищурился призрак, запрокинув голову вверх и с интересом наблюдая за кружащимися над своими бойцами драконами, - предлагают поиграть, что ли? – он перевёл взгляд на Рогнеду. – Внученька, ты не против размяться и пополнить свой счёт?

- Нет, не против.

- Тогда займёмся вон теми тремя, - сказал дед. – Там достойные противники, сильные. А другие – это молокососы со своими наставниками. Как только мы схватимся с той троицей, остальные ударят по наземному войску. Зятёк, сумеешь их остановить?

- Сумею, дедуля, - вернул я ему подковырку. – Ещё и тебе помогу, если вдруг начнёшь разваливаться от старости в воздухе.

Тот закатал желваки на скулах, попробовал надавить аурой, но ничего у него не вышло. На его показную сердитость мне было плевать, а давление Силы призрака-дракона нейтрализовала Аня.

- Я с вами, - влезла в разговор Филлиаэлигрра.

- Нет, ты останешься здесь, - жёстко произнёс Терэнг Йарг. – Не по твоим силам они будут, девочка. Не в этот раз.

- Мы вон той шестёркой займёмся с Иантой, - сказала мне Аня, указав на группу драконов. – Так тебе легче будет.

После этого она и феникс взлетели в небо. На этот раз моя жена осталась в облике человека. Несколькими секундами позже за ними последовали дед с моей второй женой.

- Удачи, - пожелал я им вслед.

Всё произошло ровно так, как и предсказал призрак. Как только закружилась воздушная карусель смерти, так сразу же та группа Жэрсаккхариев, что не получила себе соперников, направилась в нашу сторону.

- Дождитесь, когда они нанесут первый удар, - посоветовал мне Эр’Т. – В этот момент они раскроются и будут не готовы к контратаке. Сосунки же.

Дракониды в отличие от драконов носили очень короткие имена. Или я познакомился только с обладателями таких имён. Данный экземпляр, искусственно выведенной расы, размерами тела почти не уступал моему знакомому четырёхрукому графу. Разве что обладал лишь одной парой верхних конечностей. Эр’Т был кем-то вроде заместителя деда и полководцем на земле, когда призрак-дракон развлекается в небе.

- Потери не волнуют?

- Не так много их и будет, - спокойно ответил он мне. – Без потерь – это не сражение.

Я только сплюнул. Местная армейская философия меня всё больше напрягала. Поэтому хотелось поскорее разобраться с проблемами и вернуться к себе домой.

Навстречу шестёрке драконов, стремительно опускающейся на боевые порядки нашей армии, густо полетели стрелы лучников и дротики из боевых машин. Результат от этого обстрела был нулевой. Какая-то часть снарядов пролетела мимо, другую отразили магические щиты ящеров. Зато их удар оказался невероятно точен и убийственен. С неба на передние шеренги бойцов упало настоящее море огня.

Выпустив боевые заклинания, Жэрсаккхарии стали набирать высоту. И в этот миг их поймали в прицел мои големы.

Тр-рр-р! Тр-рр-р!

Тр-рр-р! Тр-рр-р!

Тр-рр-р! Тр-рр-р!

Каждая «тунгуска» за пару секунд выпустила несколько десятков снарядов разных типов, большая часть которых была снабжена трассером, который отлично виделся даже при свете солнца. Это было похоже на стаи крупных ярких светлячков. Одна такая «стая» накрыла дракона прямым попаданием, поймав его в момент окончания торможения и перед набором высоты. Фактически он был неподвижной целью на дистанции меньше километра. Ещё два дракона не успели отвернуть и сами влетели в облачка трассеров. К моему глубокому сожалению, несмотря на великолепную эффектность атаки, эффективность её оказалось куда как меньше ожидаемой. Драконы не рухнули на землю подстреленными утками, а остались в воздухе.

Тр-рр-р! Тр-рр-р!

Тр-рр-р! Тр-рр-р!

Но големы продолжали выпускать очередь за очередью из тридцатимиллиметровых пушек, заставляя подранков паниковать и совершать ошибки. И вот уже первый из драконов потерял магический щит и получил порцию бронебойных и осколочных фугасно-зажигательных снарядов. За ним последовал второй.

У моих союзников дела так же шли неплохо. Дед с Рогнедой как следует потрепали свою троицу противников. Сейчас один из их врагов лежал в виде растерзанной туши между нашими армиями. Оставшуюся пару моя жена и призрак успешно теснили, то сходясь грудь в грудь, начиная рвать друг друга когтями и клыками, то расходились и поливали огнём.

У Ани с Иантой всё было ещё лучше. Они в первую же минуту спустили с небес на землю двух ящеров, а с прочими сейчас игрались. По крайней мере, так со стороны казалось мне. Феникс для драконов оказалась очень неудобным противником. Пламя на нее не действовало, а совать в огонь, из которого состояло тело Ианты, когтистые лапы и зубастую морду драконы не решались. Аня в человеческом облике казалась мошкой на фоне крылатых многометровых туш. Вот только кусалась эта мошка весьма болезненно. Прямо на моих глазах истинная рухнула на спину одному из драконов, проигнорировав магический щит того. Удар стройных ножек оказался до того силён, что дракон камнем полетел на землю, безвольно мотая крыльями.

- Ура, мы ломим, гнуться шведы, - продекламировал я строчки Пушкина себе под нос. - То есть, Жэрсаккхарии.

Ш-ш-шш-ш!

С гулом из направляющих контейнеров вылетели зенитные ракеты и спустя две секунды разорвались рядом с ошарашенными Жэрсаккхариями, которые метались в небе и никак не могли выйти из зоны обстрела зениток. Каждая ракета выбросила множество готовых поражающих элементов, которые с легкостью рвут лёгкую броню. И, как показала местная реальность, им оказалось вполне по силам перегрузить магические щиты и пробить толстую драконью шкуру.

- К ним подкрепление летит, - указал мне Эр’Т на драконов, поднявшихся из основного войска на том берегу реки.

- Вижу, - кивнул я, и взялся за рацию. – Смерчи – Первому! Как обстоит дело с наводкой по целям?

- Первый, это Цезарь, «смерчи» почти готовы, ещё минута.

- Принято, - ответил я. – Отбой.

За то время, что я общался по радиостанции, с шестёркой драконов было покончено. Двое улепётывали за реку, и было видно, что они едва держаться в воздухе. Четверо упали на наше войско. И было видно, что трое из них рухнули уже мёртвыми тушками, а последний чуть живым.

- Хорошо бы там поблизости оказался нормальный командир и захватил бы в плен подранка, а не прикончил, - мечтательно произнёс драконид. – За такое господин щедро наградит.

И почему-то только сейчас сделали первый шаг вражеская армия, перешедшая на наш берег. Может, получили какой-то сигнал или решили отбить раненого повелителя, которого вот-вот поднимут на копья наши воины. Но они не успели пройти даже половины дистанции, когда в небе загудели мощные реактивные двигатели, а несколькими мгновениями позже противоположный берег скрылся в огне, дыму и пыли. А потом будто дунул великан в нашу сторону, у которого в лёгких прятались раскалённые домны. С трудом представляя, что творится в эпицентре взрывов, раз даже у нас стало тяжело дышать от горячего воздуха.

- О-о-о! – поражённо охнул Эр’Т, во все глаза смотря на противоположный берег, который сейчас был скрыт стеной пыли, поднявшейся до небес. Успевшие взлететь драконы за несколько секунд до того, как боеголовки распылили зажигательную смесь и потом подорвали её, были смяты в воздухе взрывной волной.

Дерущихся в воздухе противников раскидало друг от друга в разные стороны. Не успевших прийти в себя после этого Жэрсаккхариев спустили с небес на землю лучники дракониды с расчётами боевых машин и мои големы.

- Угха-а! – заревел Эр’Т, заставив меня от неожиданности подскочить на месте. – Угха-а!

- Угха! Угха! Угха! – повторили за ним клич тысячи наших драконидов, после чего живой лавиной устремились на деморализованных врагов. Кажется, им плевать было на то, что тех втрое больше.

Не дожидаясь команды, ударили из всех стволов экипажи БМП и «зушек» в грузовиках. Пока ещё ряды драконидов не смешались, они старались снять кровавую жатву. С небольшим запозданием к ним подключились миномётчики, принявшись посылать мины на задние ряды врагов. Каждая мина выводила из боя больше десяти врагов. Ещё больше получали ранения, с которыми долго на ногах не простоит и самый выносливый воин. Привычка к плотным построениям играла на руку расчётам огнестрельного оружия. Если бы ещё не магия, то сто землян с автоматами и пулемётами при поддержке двух-трёх БМП или «зушек» обращали бы в бегство многотысячное войско. Или уничтожали бы его на корню, если бы оно состояло из упёртых фанатиков, боящихся позора отступления больше смерти.

Из дымно-пылевого облака, затянувшего противоположный берег, вылетели несколько десятков драконов. Тут даже не нужно иметь соколиного зрения и семи пядей во лбу, чтобы понять, как они обозлены и потрёпаны. Первое следовало из разрушения их планов, в которых точно не было ни малейшего намёка на разгром их войска. А второго просто не могло не быть, хоть какие-то раны, но драконы просто обязаны были получить.

Ш-ш-шш-ш! Ш-ш-шш-ш!

Ш-ш-шш-ш! Ш-ш-шш-ш!

Ш-ш-шш-ш! Ш-ш-шш-ш!

В шуме боя едва услышал шум сработавших двигателей зенитных ракет, выпущенных тяжёлыми големами и экипажами «панцирей» на базе БМП-3. При имеющихся скоростях и дистанции до целей, боеголовки стали разрываться рядом с летающими ящерами через две с половиной, три секунды. Наиболее эффективными оказались ракеты тяжёлых големов. Почти все они уклонились от боевых заклинаний драконов и сработали рядом с ними, разрывая магические щиты и прочную шкуру. Сразу десять Жэрсаккхариев рухнули обратно на землю, с которой только поднялись. После этого в воздухе осталось не меньше двух дюжин врагов, и никто из них не пожелал перелететь реку при виде участи своих соклановцев. Им было невдомёк, что в этом залпе мои бойцы истратили почти все ракеты. Хотя, может их порыв угас при виде моих жён, феникса и призрака, разобравшихся к этому моменту со своими противниками и готовыми наброситься на новых?

Не став искушать судьбу, уцелевшие Жэрсаккхарии сделали разворот и полетели в сторону выхода из долины. При этом они бросили остатки своего войска и раненых соклановцев, которые просто обязаны были быть.

Как только стало ясно, что драконы из клана агрессора вышли из боя, Рогнеда и Терэнг Йарг в крутом пике рухнули на головы драконидов, служащих врагам.

- Всё, я больше не могу тут дальше просто так сидеть и смотреть, как другие сражаются, - заявила Филлиаэлигрра и, сменив облик на дракона, взмыла в небеса, чтобы через минуту присоединиться к своим сородичам.

В отличие от драконов, феникс и истинная в бойне – а никак по-другому я это назвать не могу – участвовать не стали. Они несколько минут висели в воздухе, а потом спустились ко мне.

- Мы победили, как думаешь? – спросила меня Аня. – Или эти ещё вернутся с подмогой?

- Победили, - вздохнул я. – А этим подмогу брать неоткуда, если только пригласят другой клан, что вряд ли случится. Ведь в таком случае Жэрсаккхариям придётся прогнуться под союзников полностью из-за того, что они сильно ослабли.

- Да им самим сейчас нужно беспокоиться, как надавать по рукам всем желающим, оторвать кусок от клановых земель, – рядом приземлился Терэнг Йарг. – Тебе самому нужно этим заняться, зять.

- Отрыванием кусков от чужого феода? Что-то не тянет, - скривился я. – Меня ждут дела у себя дома. Там у меня война.

- Война дело хорошее, - осклабился дракон-призрак. – Она делает сильнее, она сладка, как первая любовь…

Аня громко хмыкнула, прерывая деда, заливающегося соловьём на тему войны, славы и удовольствия для тела и души, что она несёт победителям.

-… а ещё Жэрсаккхарии забрали у нас несколько долин и твой прямой долг вернуть их, - резко сменил тему призрак. – Или ты не глава клана Сафрианофэйра.

- А это не тому решать, кто давно валяется в подвале в виде груды костей, - ответил я ему.

- Да ты!.. – от призрака повеяло холодом. – Я тебя в порошок сотру, ничтожество!

- Дедушка! – за его спиной опустилась Рогнеда. Наверное, почувствовала, что между мной и дедом происходит разлад и поспешила к нам, чтобы дело не дошло до прямой стычки. А ведь с этого пенька протоплазменного станется пустить в ход кулаки.

Тот нехотя повернулся к ней:

- Внучка, не лезь в мужские разговоры, мы сами всё порешаем.

- Виктор мой муж и глава клана! Он может принимать любое решение, - спокойно сказала она, при этом в глазах у неё сверкал огонь, показывая, чего стоит девушке показное спокойствие. – Если решит вернуть утерянное – так тому и быть. Или не возвращать, что тоже является решением главы клана. Не ты ли мне сам в детстве рассказывал, что за все свои поступки нёс ответственность лично, так как принимал их ты и только ты? А некоторых советчиков даже спалил за их настойчивое желание влезть в твои дела? Так вот, ты сейчас в моих глазах точно такой же навязчивый советчик, дедушка.

Призрак что-то невнятно пробормотал себе под нос, повернулся и посмотрел на меня со злостью, после чего пропал. Вот так взял и исчез, растворился в воздухе.

- Он в склеп переместился, - просветила меня Рогнеда, потом с грустью сказала. – Виктор, прошу не судить его строго. Он очень многое сделал для клана, расширил наши владения, заставил всех уважать клан Сафрианофэйра. Когда же начались тяжёлые времена для нас, то он всегда принимал на себя удары. Он и погиб, отражая нападение на родовой замок. После смерти продолжил сражаться. Благодаря этому я ещё жива и имею собственный дом, а не хожу в вассалах у других кланах.

- Я благодарен Терэнгу за всё то, что он сделал для клана, но быть его ручной собачкой не собираюсь. А всё к этому и идёт. Сначала он приказывает мне идти и отвоевать старые владения, потом придумает что-то ещё, а позже от моего имени объявит кому-нибудьвойну? – ответил я драконице.

- Тем более что это не наш муж потерял бывшие владения клана, - поддержала меня Аня. – Он принял под свою руку одну долину с замком, и как дальше поступать – это решать лишь ему.

- Я всё понимаю, но этого не понимает дед, - тихо сказала Рогнеда. – Я полечу к нему, попробую ему объяснить и успокоить, чтобы он не совершил какую-нибудь глупость.

После этих слов девушка взмыла в небо драконом и направилась в сторону белого замка.

- Отлично, весь этот кошмар парочка местных оставили на нас, - с сарказмом произнесла ей в след истинная. – И кто они после этого?

- Драконы, вот кто они, - произнёс я, провожая взглядом маленькую чёрную точку в небе, пока та совсем не пропала. – Ладно, раз уж всё взвалили на наши шеи, то ничего не остаётся, как разбираться самостоятельно. И Филю нужно вытаскивать, а то ей потом кровавые мальчики станут сниться.

Потери обе стороны понесли кошмарные. Из нашего войска на ногах остались семь тысяч, а всего выжило одиннадцать. Потери же Жэрсаккхариев подсчитать было невозможно, лишь прикинуть с большим округлением. На том и этом берегу реки они оставили от ста пятидесяти до двухсот тысяч тел драконидов и сорок драконов. Крупный отряд в восемь-десять тысяч копий ушёл и унёс часть раненых драконов. Преследовать их не стали по той причине, что сил на это у нас не оставалось. Тем более к убегающим присоединились те, кто блокировал городской гарнизон. В плен попали сорок-пятьдесят тысяч драконидов, практически все раненые, и восемь драконов, среди которых трое были взрослыми членами клана. Вся восьмёрка была изранена так, что никто из них не помыслил о сопротивлении. С них была взята клятва подчинения в обмен на обещание сохранить им жизнь и позже отпустить за выкуп.

Ночь после сражения запомнилась мне дымом погребальных костров, запахом палёной плоти и мучительными криками раненых, которые неслись из лагеря и с поля боя, где остались тысячи тех, кого не нашли или не успели вытащить лекари и их помощники. С ранеными врагами поступали просто – копьё в сердце или горло. Точно так же поступали и со своими, кто был слишком тяжело ранен и просто не дождался бы помощи.

Так же мне пришлось побывать на поле за рекой. Было противно, даже страшно, но я должен был оценить лично последствия ракетного удара тяжёлых големов, чтобы знать их возможности.

Зрелище оказалось то ещё.

Обугленные скорченные трупы, которые были в три-четыре раза меньше, чем при жизни. У многих сгорели конечности и головы. Было немало пустых мест в порядках каре, где кроме пепла и оплавленного шлака ничего не уцелело. Встречались тела, которые были похожи на бесформенный слиток с торчащими из него костями, углём и оплавленным металлом.

В стороне от эпицентра взрывов множество тел почти не имело ран и ожогов. Эти умерли от удушья: кому-то не хватило воздуха, другие не смогли дышать обожжёнными лёгкими.

Цезарь, который сопровождал меня в этом осмотре, признался, что работа одного «смерча» по ликанонской крепости была не настолько ужасно-эффективна, как бы даже не на порядок. С другой стороны, по крепости выпустил ракеты всего один голем, а здесь их было три да ещё перед боем усилены моим Даром на основе крови драконов и феникса. С другой стороны, без такого усиления тяжёлые големы просто-напросто не сумели бы причинить большого вреда драконам. Практически, всех уничтоженных и раненых ящеров нужно записывать на их счёт. Вклад «панцирей» и «зушек» оказался довольно таки посредственным.

Чуть позже я узнал, что если бы Жэрсаккхарии не попытались бы взять долину нахрапом и участвуй в сражении хотя бы пять древних драконов, сопоставимых по силам с призраком, то нам в лучшем случае удалось бы отступить к замку и укрыться за его стенами. Дополнительно нас спас факт того, что в нашей армии были сильные артефакты и амулеты, которые блокировали часть магии и артефактов у агрессоров. А то и другое могло превратить наше войско в тот пепел и страшные кучки угля и костей, тысячи которых лежат на другом берегу реки.

Правда, амулетами наших «защитников» назвать можно с большой натяжкой. Это внушительные ковчеги, небольшие переносные стеллы и штандарты, напитываемые драконами клана своей маной и чарами на протяжении тысячелетий. Лучше всего они работают на родной земле, где проведён особый ритуал, делающий врагов слабее, а владельцев сильнее. Ступи я с армией на чужую землю, то уже сам испытывал бы проблемы с мощью боевых и защитных заклинаний своих магов. Чего-чего, а драконы сумели многое придумать и реализовать в делах магических. Все прочие расы вряд ли больше десятой доли смогли сделать на этом поприще.

Но после грандиозного разгрома новую армию Жэрсаккхариев или небольшой отряд сильных драконов этого же клана нам ждать не стоит. Теперь их займут другие кланы, где тоже хватает своих патриархов и архисильных бойцов. Из Совета их обязательно турнут, что тоже неслабо скажется на силе и влиянии клана. Править могут только достойнейшие и сильнейшие, а не те, кого слабейший клан на материке разгромил.

«Последний довод королей, рулит и в мире меча и магии», - подумал я.

Хочется для себя отметить, что тактика упреждающего удара и использование самого мощного оружия с Земли превращают любую битву в мгновенную бойню. Сражения не затягиваются, а победитель виден всем. Впрочем, однажды появится тактика и против моей дружины. И остаётся только надеяться, что случится это нескоро. А с другой стороны я сам к тому моменту буду сильнее, чем сейчас. С драконами у меня должно получится усилить самого себя, как я усиливаю других.

Глава 20

Глава 20

Спустя два дня после сражения в долине появились семь драконов. Грешным делом я чуть не отдал приказ ссадить их с неба на землю ракетно-пушечным огнём. К счастью, рядом оказалась Рогнеда, которая вовремя остановила меня.

- Ты что? Это гонцы из Совета!

- Точно?

- Да, точно.

Не знаю, как Рогнеда сумела их отличить от Жэрсаккхариев. Для меня и те, и эти были на одно лицо, ну или на чешуйчатую морду. Несмотря на слова своей жены, я приказал вести ящеров в прицеле и быть готовыми открыть огонь в любую секунду.

Драконы опустились рядом с дорогой в нескольких сотнях метров от главных ворот замка. Там они обратились в людей.

- Нужно их встретить и пригласить к себе, - сообщила драконица.

- Командуй, Рогнеда. Я в ваших делах не разбираюсь, поэтому боюсь сказать или сделать что-то не так.

Спустя пять минут я встретил гостей во внутреннем дворе и после стандартных приветственных слов, подсказанных женой, я пригласил их в замок.

- Барон Сафрианофэйра, ваша жена обвиняется в нескольких преступлениях, - перешёл к тому, ради чего и прибыл сюда посланец Совета драконов. – Убийство на дуэли – первое. Убийство охранника тюрьмы – второе. Побег из тюрьмы – третье.

- Я никого не убивала! – взвилась Рогнеда. – То есть, не убивала никого в тюрьме. И я убежала, так как думала, что меня собираются казнить. Вы бы сами так поступили.

- Вряд ли, - спокойно ответил посланец, представившийся лордом Виллардом Контастаркосом, служащим Совета драконов. Выглядел он, чуть ли не моим ровесником, но что-то не давало относиться к нему, как к юнцу. – Хочу спросить, а почему вы решили, что вас казнят? На этот момент даже даты судебного разбирательства по дуэли не было.

- Я услышала разговор охранников в коридоре за углом, где моя камера находилась. Потом один охранник подтвердил это и сказал, что мои друзья хотят мне помочь сбежать из тюрьмы, - хмуро сообщила ему девушка.

- Расскажите, - буквально приказал, а не попросил Виллард.

- Да я практически всё и так уже сказала, что знаю.

- Опишите охранников, кто упомянул про казнь, и того, кто вам помогал. Как это происходило, во сколько, кто находился рядом или мог находиться. Что вы слышали или чувствовали тогда. Как вы шли из тюрьмы, каким путём, куда поворачивали и поднимались, что видели.

- Я не видела ту парочку почти что… так… фигуры в коридоре…

Как только девушка смолкла, уже я взял слово:

- Лорд Контастаркос, полагаю, вы и сами уже поняли, что мою жену банально подставили. Воспользовались тем, что девочка была сама не в себе после всего случившегося и подлили масла в огонь, чтобы она поступала так, как от неё хотели Жэрсаккхарии. Уверен, что они и подкупленного тюремщика убили. Таким образом, они убивали сразу двух зайцев: обрывали ниточку, которая вела к ним и ещё сильнее очерняли мою жену. Я готов поставить эту долину против вашего плаща, что охранник убит таким способом, который исключает возможность допросить его дух?

Дракон чуть изогнул губы в слабой улыбке и сказал:

- И вы бы выиграли мой плащ, реши я принять ваше пари, барон.

- Тогда какие обвинения могут быть в адрес моей жены, раз вы и так всё понимаете?

- Она виновна – этого достаточно.

От его спокойного тона меня внутри всего передёрнуло и захотелось сделать что-то такое… такое… о чём потом буду сильно жалеть. Видимо, это желание гость сумел прочитать по моему лицу и мигом собрался, превратился в хищника, готового атаковать в ответ.

- Я не пойду в тюрьму больше, - дрожащим голосом сообщила Рогнеда.

- Я тебя никому не отдам, - улыбнулся я ей и вновь повернулся в сторону гостя. – Лорд Контастаркос, вы понимаете, что у вас не получится забрать её ни силой, ни как-то ещё?

- Я не собираюсь её забирать, с чего вы взяли? – произнёс гость. – Я здесь лишь для разговора и официального заявления от имени Совета, что Рогрранеда Хаандэ Сафрианофэйра признана преступницей на территории нашего государства. Брать её под стражу или нет, будет решено позже. Иначе сюда прилетел бы большой отряд стражи, с которым вам при всём желании не удалось бы справиться.

- Тогда вы неправильно начали беседу, лорд, - покачал я головой. – О таком сообщают сразу же, а не накаляют обстановку. Мы все только что пережили нападение вражеского клана и находимся в том состоянии, когда любой косой взгляд может привести к взрыву.

- Виноват, признаю, - вновь улыбнулся он и поднял вверх руки, открытыми ладонями в потолок. – Я даже признаюсь, что полностью нахожусь на вашей стороне. Про выходку Жэрсаккхарии многие в Совете в курсе, но доказать что-то не в силах. Только то и сумели, что выставить их вон из Совета.

Дальше наш разговор потёк ровно. Гость больше расспрашивал меня о соседнем материке и пустом королевстве. Искренне удивился, узнав, что я иномирянин. Я в свою очередь пытался выяснить то, как бы очистить репутацию Рогнеды и свою, на которую лёг отпечаток преступлений жены. Ведь муж за жену ответчик на этом материке. Оказалось, что пока никак. Если два преступления – убийство на дуэли и побег – Совет ещё может простить, то убийство стражника – никогда. Каким бы ни был тот мелким служащим, но он часть государства, власти и нападки на него никому не прощаются.

«Прям так и никому, - хмыкнул я на этом месте в нашей беседе. – Не всякому, так будет вернее».

Чтобы избежать наказания, лорд посоветовал покинуть этот материк. Аргументировал это тем, что за пределами драконьей империи Рогнеду и меня никто искать не станет. А через несколько лет всё может измениться в лучшую сторону.

- А не получится так, что долину Совет заберёт себе? – поинтересовался я у него. – Мне бы не хотелось терять свой феод сразу же после того, как его получил.

- Шансы этого крайне малы. Клан Жэрсаккхарий мог бы на таком настоять, но сейчас его нет в Совете, прочие или на вашей стороне, или им нет никакого дела. Вот не будь убийства стражника, то все обвинения с вас сняли бы под предлогом, что конфликт из-за трагичной дуэли ваши кланы разрешили путём битвы. А так… - не договорив, он развёл руками.

- Да уж, не повезло, - скривился я. – Эти уроды будто чувствовали, что получат от нас по морде вот и подстраховались.

Спустя час лорд Контастаркос попрощался со мной и моими жёнами и покинул замок. Поверил ли я ему? Нет, почти нет. Кое в чём он был искренен, но лишь в тех вопросах, которые не касались моей семьи и замка. Есть у него или у тех, кто его послал сюда какие-то планы или по мне, или по феоду.

- И что будем дальше делать? – обвела нас всех взглядом Аня.

- Этот дракон прилетел на разведку, чтобы прощупать почву, - сказала Ианта. – Верить ему нельзя ни в чём. Может быть, даже хотел арестовать Рогрранеду, но когда увидел нас и следы недавнего боя, быстро передумал.

- И он вернётся через несколько дней назад, только на этот раз возьмёт большой отряд, с которым будет сложнее справиться, чем с армией ублюдков Жэрсаккхариев, - с нескрываемой ненавистью произнёс Терэнг Йарг, который вылез, как чёртик из коробочки.Он не показывался на мои глаза с момента, как у нас с ним случился спор. – Но в чём-то он прав: вам нужно уходить с материка.

- Дедушка!..

- Цыц, - рявкнул призрак, заставив девушку мгновенно умолкнуть, потом повернулся ко мне. – Бери своих женщин, свою дружину и возвращайся к себе. Я тебе передам регалии баронства, знамя клана. Заберёшь из сокровищницы столько золота и камней, сколько сумеешь вывезти. А ещё амулеты и артефакты, магическое оружие, библиотеку. Но не за просто так всё это отдаю, а за спасение драконидов. Нечего им впустую класть свои головы в безнадёжном бою. Хватит с ублюдков и моих костей.

- Сколько в долине драконидов? – спросил я.

- Сто, может, сто десять тысяч. Дней пять у нас есть в запасе, чтобы их собрать рядом с замком. Потом в любой момент стоит ожидать нападения.

«Иллиры мне джихад объявят, когда узнают, что нужно больше ста тысяч здоровых созданий со скарбом пропустить сквозь портал, - вздохнул я, услышав цифру. – А ещё мне их придётся где-то размещать у себя».

Я боялся, что пяти дней будет недостаточно для того, чтобы к замку пришли жители не самой маленькой долины. Ведь сначала гонцы должны добраться до поселений, лишь потом из тех потянутся жители. Да не пустые они будут, а с горами барахла. Но всё произошло совсем по-другому: призрак сам посетил городки с деревнями и хутора, где озвучил свою волю местным жителям. Первые беженцы встали под стенами замка ещё до вечера. И поток их не прекращался в течение трёх суток. В итоге все поля, рощи и леса оказались заполнены драконидами всех возрастов с узлами. Многие пригнали свою скотину. Вели они себя удивительно спокойно и послушно. Ни ссор, ни драк, ни поножовщины, ни отказа выполнять приказы поставленных над ними старших. В огромном лагере было чисто, обошлось без пожаров от тысяч костров. И – что самое удивительное – без краж друг у друга! Я искреннее зауважал драконидов за эту черту в частности и невероятную дисциплину.

Ну, а пока жители долины стягивались к замку, я с помощниками и жёнами паковал замковое добро. В первую очередь редчайшие амулеты, ингредиенты, зелья и магические инструменты. Во вторую книги из библиотеки, где хранились тысячи громадных фолиантов с ценнейшими записями. Многие книги весили больше ста килограмм. В третью очередь грузилась провизия. То, что не влезло в машины и телеги с фургонами, то раздавалось драконидам. Стоило благодарить призрака и его управляющих за то, что накопили и не давали портиться горе припасов в замковых подвалах. Зерно, вяленое мясо, сухари особой прокалки, сушёные фрукты и овощи, солонина. А так же свежие продукты, хранящиеся в ледниках и в специальных зачарованных помещениях, сохраняющих всё в первозданном виде.

И лишь в самую последнюю очередь брали оружие с доспехами, разную утварь, одежду и прочее барахло, от которого меньше всего будет зависеть выживание переселенцев. Вместо сундука с тряпками или доспеха на воина пусть лучше носильщики возьмут мешок с зерном или половину мороженой коровьей туши. Правда, получалось проконтролировать такое не всегда. И как минимум один простой комплект снаряжения и оружия у каждого взрослого драконида оказался при переходе сквозь портал.

«Чёрт, и как мне их прокормить? Чем и где?», - крутились невесёлые мысли в моей голове.

Пленных я оставил в замке, перед этим устроив каждому кровопускание настолько сильное, насколько они могли пережить. Слишком ценным ингредиентом оказалась драконья кровь, чтобы упускать шанс как следует ею запастись. Призрака я попросил отпустить их, взамен взяв клятву, что свой выкуп они выплатят позже и не станут участвовать в войне против нашего клана. Интересно, Терэнг Йарг сделает это или после моего ухода прирежет давних врагов, с которыми у него многовековая вражда?

Ровно через пять дней я запустил маяк для иллиров. А ещё спустя четыре часа на том самом лугу, где я высадился со своей дружиной на материке драконов, открылись портальные ворота, сквозь которые ко мне вышел Раш О’Нойл.

- Я всё – можешь забирать обратно, - после взаимного приветствия и с широкой улыбкой на лице сообщил я графу. – Только, я тут трофеев прихватил… эм-м, порядком прихватил.

- Реш нокла сванит лона ош! – непонятно для меня и крайне импульсивно высказался иллир, когда я довёл до него размер «трофеев» и чуть намекнул на обещание, которое он мне дал когда-то про размер переправляемых сквозь портал грузов. – Боги видят, как я жалею, что связался с тобой, граф Тэрский! Ахра маженик тик!

Я лишь развёл руками, старательно не показывая, что чувствую вину перед ним. В конце концов, договор есть договор. Я же не отказываюсь от своего обещания в любой момент заняться возвращением к жизни его товарищей. И никак не демонстрирую, что иллиры в таких случаях отрывают меня от крайне важных дел.

Переход затянулся на сутки. Догадываясь, что вражеские наблюдатели уже давно находятся в долине и не спускают с нас глаз, я расставил тяжёлые зенитные големы и «панцири» вокруг поля с порталом. Расчёт был на то, что те, кто против нас замыслил недоброе уже в курсе возможностей моей дружины и не станут зря рисковать дублёными драконьими шкурами.

Уход големов прикрывали мои жёны и призрак. Последним в портал вошёл я, в последний миг, поклонившись деду. Почему-то показалось, что так будет правильно.

Да, я ушёл с земли, которая стала моей по положению, но не сумел её принять. И лишь в тот миг, когда сделал шаг в межконтинентальный проход, то в душе что-то болезненно кольнуло. Возможно, это был лишь отголосок чувств Рогнеды, с которой мы связаны. А может…

Я выиграл сражение, но проиграл войну. Увы, но это так. И подобное понимание куда как горше воспринималось, чем сдача драконьего феода врагу. Я привык выигрывать бои и ставить противника на колени, привык забирать, а не отдавать трофеи, привык… да я ко многому привык из того, что получает победитель.

Но я вернусь!

Вернусь за своим, за тем, что не успел таковым ощутить. Вернусь, чтобы поставить врагов на место. Вернусь, чтобы доказать, что я хоть и не настоящий дракон и, по мнению ящеров, мне не место в их империи, но могу заставить их себя уважать и бояться.

Может быть, местная крылатая элита и считает, что на поле боя они играют первую скрипку, видя в неодарённых солдатах простое мясо, годное лишь для того, чтобы спичками сгорать в драконьем пламени и неистово резать друг друга ради развлечения владык неба. И зря. Я докажу, что регулярные войска, простая линейная пехота куда важнее для победы. Колесницы с серпами, боевые слоны, рыцарская конница, пушечные батареи, танки и, мать их, драконы – это всё мусор. Пехота ломала колесницы, рубила слонов, она останавливала рыцарей и пережила их эпоху. Пехота шла шеренгами на пушечную картечь, захватывая орудия и обращая их против недавних владельцев. Пехота останавливала танки, сжигала их и ослепляла, заставляла стальные коробки разворачиваться и отступать. И пехота сбросит драконов с небес! Пусть для этого мне придётся сделать многое: новое оружие, тактика, амулеты. Я справлюсь, всё это мне по плечу.

- И тогда я вернусь назад, вернусь, чтобы забрать своё и то, что мне будет нужно, - прошептал я, когда за моей спиной закрылся портал. – Клянусь.

*****

Из-за того, что дракониды были больше рептилиями по особенностям организма, чем людьми, я попросил иллиров открыть проход в моё княжество как можно ближе к Лесу. Здесь было куда как теплее, имелось вдосталь топлива и строительного материала. Ну, а неизбежное нападение монстров из Пустого королевства, которых притягивает появление живых у Леса, дракониды переживут. Их тут больше ста тысяч и практически все хорошо владеют оружием. Даже семилетние дети (к слову, лишь немного ниже меня ростом и субтильнее) ловко управляются с пращой и лёгкими арбалетами. Причём, это оружие чуть-чуть слабее того, с которым ходили эльфийские стражники в том городе, рядом с которым я проклял мелорн.

Эр’Та я поставил управлять и командовать огромной толпой растерянных переселенцев, которые за несколько часов лишились всего, даже тепла. Имеющихся припасов хватит, чтобы кормить эту толпу десять-одиннадцать дней. И тут даже будет за благо, если на шум и запах заглянут стаи псевдокабанов и гиен с прочими тварями. Дракониды были созданы неразборчивыми в еде, так что, не самое лучшее мясо животных из аномальной пустоши им должно прийтись по вкусу.

К тому моменту, когда я перешёл через портал, лагерь приобрёл уже некоторые упорядоченные очертания. Со всех сторон раздавался стук топоров по дереву – это рубили брёвна на дрова и для постройки временных жилищ.

Не обошлось и без помощи моих товарищей, которые постарались облегчить быт жителей соседнего материка, как умели. Вон те три дюжины зимних «ротных» палаток явно вышли из рук Макса. Драконидам, чтобы войти в них, нужно будет чуть ли не до земли наклониться, зато внутри есть место, чтобы ходить не пригибаясь. Тем более, что палатки точно не для взрослых мужчин и женщин. В них отправили детей и совсем уж немощных стариков. Две чугунных печи отлично отапливают походное жилище, куда могут заселиться примерно пятьдесят взрослых людей-ящериц. Дров вот только нужна гора для этого, но чего-чего, а деревьев здесь хватает. До Леса всего пара километров, а сил и выносливости в моих новых вассалах полно.

Ежов не только озаботился палатками, но и создал десять лёгких разборных вышек, которые собирались «пирамидкой» (основание шире верхушки) из профилированной трубы и дополнительно крепились растяжками из стального троса на колья, вбитые глубоко в землю. Подступы к вышкам закрывали несколько рядов спирали Бруно и рогатки, обмотанные колючей проволокой. На площадке, закрытой по грудь человеку двухмиллиметровым стальным листом, находилось по два бойца – пулемётчик и снайпер. У каждого бинокль и тепловизор. Последний особенно эффективен сейчас, когда холодно.

Немногим позже я увидел рядом с дружинниками тех, кого точно здесь не могло быть – поселковых. Выходит, о моём возвращении уже все в курсе.

«Чёрт, туплю. Здесь же уже рации работают. А за сутки тут мог появиться и Колька, - дошло до меня. – Может и палатки из посёлка, а не работа Ежова?».

Рядом возникла Аня и участливо спросила:

- Домой или хочешь ещё тут задержаться? Я бы предложила дом. Просто выглядишь ты совсем плохо, тебе отдых нужен.

- Сам не знаю. И здесь нужен, и поспать несколько часов не отказался бы.

- Дома не только кровать ждёт, - со странной интонацией произнесла девушка.

- А кто ещё или что?

- Эльфы.

Эльфами оказались послы нескольких младших Домов. Двадцать мужчин и женщин, занимающих видные посты у себя в Лесу. Они тайно прибыли в графство ради встречи со мной. Прятались до встречи с патрулём, после чего вышли навстречу дружинникам со знаком мира в руках. О том, кто гостит в посёлке, знают от силы двадцать человек и половина из них – это патрульные, которые нашли и доставили визитёров ко мне домой.

К ним я вышел только после того, как привёл себя в порядок и как следует отмок в горячей ванне. Даже удалось немного подремать.

- Приветствий от меня не ждите, - начал я беседу с таких слов. – Мы с вами враги.

В глазах половины гостей мелькнула злость и раздражение, у остальных досада и… обречённость что ли.

- Мы не враги вам, милорд, - со стула встал самый старый из эльфов, выглядящий пожилым шестидесятилетним мужчиной с седыми волосами до плеч. – Я, Араниил Ликонис из младшего дома Речного Листа приветствую вас.

И поклонился. Не очень низко, но и не небрежный кивок сделал.

«Припекло, ублюдков», - с удовольствием подумал я. Кто-то скажет, что нехорошо так себя вести, но этого кого-то вместе с семьёй не собирались принести в жертву. Не убивали людей, которые признали его над собой старшим и доверили свои жизни. Не подставляли других, чтобы прикрыть тысячами чужих жизней свои грязные делишки. Вот потому нет у меня любви к эльфам. Так что, я буду из тех, кто пользуется библейским заветом. Только не тем, где говорится про «подставь правую щёку», а «какой мерой меряешь, такой и тебе отмерят».

За ним представились все остальные. Все эльфы, кроме одного самого молодого старались держать свои эмоции в узде. Лишь некто Карэлис из Дома Изумрудного Папоротника по-волчьи смотрел на меня и через силу выдавил из себя слова приветствия и поклон в мою сторону. Немногим позже я узнал отчего так. Этот молодой эльф, оказывается, винил меня в смерти своего отца и жены. Сравнительно недавно эльфы решили устроить генеральное сражение проклятым, сумев заманить тех в место, удобное для ушастых вояк. Вот только вышло всё с точностью до наоборот, и эльфы понесли страшные потери. Больше всего досталось младшим Домам, которые были выставлены на переднюю линию и в качестве ударных полков. Старшие держали свои дружины в резервах и в усилении и не лезли вперёд. Да и досталось им ещё раньше порядком. А в этом сражении ещё набрали оплеух, от которых во все стороны летела кровавая юшка.

И вот за всё это молодой эльф винил меня. Причём, меня ещё и конкретно за гибель отца, убитого стрелой Чёрной Лучницы – Лины. То, что она служила мне длительное время, уже для многих влиятельных ушастых давно не секрет. Вот только никто из собравшихся был не в курсе, до моих разъяснений, про то, какую роль та сыграла в трагедии эльфийского народа и кому на самом деле служила.

- И что вы от меня хотите после всего этого? – спросил я эльфов.

- Остановить проклятых и очистить осквернённые мелорны, - сказал в ответ Араниил, ставший Голосом эльфийской делегации.

- Невозможно, - я отрицательно мотнул головой. – Я никого не контролирую, мелорны мне не подчиняются. Просто моя кровь пробудила в них скрытую тягу к вашей крови, - совсем чуть-чуть покривил я душой и следом, не скрывая злорадства, добавил. – Не того в жертву выбрали ваши и’куэли. За это вы и расплачиваетесь сейчас. Не я виноват в том, что сейчас умирают ваши сородичи, а те, кто начал войну против меня от лица всех эльфов.

- Эльфы не воевали с тобой! – не сдержался Карэлис, вскочив со своего места, сжимая кулаки и яростно раздувая ноздри. С ним точно не получится найти общий язык, парень видит лишь то, что хочет. Любые разумные доводы, если те идут вразрез с его картиной мира, он отринет.

- Да? А как же объяснить, что мои дружинники на территории моего графства погибли от стрел твоих сородичей, а мою семью захватили и увезли в ваше царство? – рявкнул я в ответ. – Может, всё это я сам сделал и тайно пробрался в святилище мелорна, где разделся и привязался к корням?

- Успокойся, Карэлис! Вспомни, что ты глава Дома и сейчас своим поведением позоришь его, - обратился к нему Араниил.

- От Дома мало что осталось, - сквозь зубы процедил он, но всё же словам старшего соплеменника последовал и больше гнать волну не стал, усевшись вновь на свой стул.

- У вас, граф, сильнейшая армия и оружие, которое способно уничтожать цели с воздуха. Возможно, с его помощью получится разбить армию проклятых и выжечь осквернённые мелорны, - продолжил старый эльф, когда молодой глава Изумрудного Папоротника замолчал.

- Может быть, - согласился я с ним, успокаивая в груди бурю ярости, которую вызвал своими словами Карэлис. – Но зачем мне это делать? Зачем рисковать жизнями своих бойцов? Они меня просто не поймут, когда я пошлю их защищать тех, кто убил их товарищей.

Эльф промолчал, вместо этого посмотрел на одного из своих спутников, который выглядел старше Араниила лет на десять, натуральным стариком. Вроде бы он представился Санелеэсом Витсом из дома Чёрного Ореха. Он и продолжил разговор после этих гляделок.

- Мы торопились, как могли, чтобы сообщить одну важную новость, - чистым певучим голосом, словно, под личиной старика скрывался юноша, сказал Санелеэс. – Она касается тебя и твоей семьи. Патриархи старших Домов вошли в сговор с верховным жрецом богини Лораиниадинэ. Они готовы предоставить ему всё необходимое для редкого и крайне опасного ритуала. Если его правильно проведут и богиня откликнется на слова своего жреца, то он попросит покарать тебя и её, - эльф указал на Аню. – А божественная кара – это почти всегда смерть. Мы привезли два амулета, которые гарантированно защитят тебя с женой от божественной… - он запнулся, не договорив фразу до конца, поняв по мне, что что-то идёт не так. Или услышал, как крошится под моими пальцами древесина подлокотников деревянного кресла, в котором я сидел. Его речь всколыхнула те чувства и страх, которые преследовали меня на протяжении нескольких дней, пока Аня находилась между небом и землёй. Даже откуда-то взялась сила, позволившая сломать мебель.

- Вить, тише, успокойся. Не давай им повода видеть в себе такого же неадекватного, как их Карэлис, - наклонилась к моему уху и тихо-тихо прошептала Аня.

- Угу, - так же тихо ответил я ей, с удовольствием видя, как глаза эльфов едва не вылезли из орбит. Причиной того стало мгновенное перемещение моей супруги из своего кресла за мою спину. – Поздновато вы решили меня о кознях ваших сородичей предупредить. Я… - тут меня едва подвёл севший от злости голос, - кха-кха, я уже в курсе. И мои люди разыскали почти всех жрецов. Верховный только где-то прячется, но осталось ему недолго скрываться, его тоже найдут.

- Милорд, - Араниил вновь продолжил наш разговор, - верховный жрец гостит в доме Алого Солнца. И’куэли этого Дома планировали провести тот божественный ритуал.

- Спасибо, - я кивком поблагодарил эльфа, которого на мгновение перекосило от моего барственного жеста господина подчинённому, - вот эта первая стоящая информация за всю нашу беседу. Продолжайте в том же духе и, возможно, в чём-то мы найдём общий язык.

СЛЕДУЮЩАЯ ПРОДА БУДЕТ НЕ РАНЬШЕ, ЧЕМ ЧЕРЕЗ 10 ДНЕЙ, ТАК КАК В МОИХ ПЛАНАХ БУДУЩЕЙ ВЫКЛАДКОЙ ЗАВЕРШИТЬ КНИГУ

Глава 21

Глава 21

Итоги беседы с эльфами, для последних, были совсем неутешительными. Я потребовал полного подчинения от союза младших Домов, которым совсем не нравится, что сородичи из старших кланов используют их в качестве буфера между собой и проклятыми. Тех это возмутило. В обмен на военную помощь они предлагали мне амулеты, ингредиенты, книги из своих библиотек, секреты свои и чужие, торговые и разведывательные каналы в других государствах и многое другое. И даже своих самых красивых девушек, невинных и из благородных семей Домов. И вот с этим предложением они сильно лопухнулись. Аня их едва на месте не порвала за такое. Тут мы с ней поменялись местами: теперь уже я успокаивал истинную вампирессу. Заодно узнал о её больной точке, которая была связана с моим гаремом. Девушка точно не хотела видеть в нём больше никого, кроме себя и Рогнеды.

«А ведь ещё с Иантой всё под вопросом», - мелькнула у меня мысль. Неизвестно, как отреагирует Аня на тот факт, что феникс – третья моя супруга. Может, огнекрылая потому и молчит, что опасается неадекватной реакции на данную новость и не хочет проверять, кто сильнее – она или истинная?

А ещё в воздухе висит королевское – во всех смыслах – предложение взять в жёны дочь эрцгерцога, двоюродного брата Рейнра Второго.

И снова про эльфов. Длительный разговор с ушастой делегацией оказалось полезным для меня. Теперь я достаточно подробно знал о ситуации в Лесном царстве.

С мелорном, который я окропил своей кровью, эльфам так и не удалось справиться, и тот устроил против ушастых настоящий крестовый поход. На текущий момент известны уже четыре существующих осквернённых мелорна, и один или два уничтожены самими эльфами после того, как скверна поразила деревья. Когда Араниил рассказывал это, то голос его дрожал, а глаза блестели от сдерживаемых слёз. Для этого народа уничтожение мелорнов – святотатство. Лишь потому, что те оказались поражены скверной, придало им силы взяться за магию, с помощью которой были повержены священные деревья.

На данный момент эльфы только воинами и магами потеряли больше десять тысяч, ещё несколько тысяч стали калеками или «перегорели». Из таких «двухсотых» лишь малая часть лелеяла надежду и имела возможность получить дорогостоящее лечение, которое вернёт им здоровье. Остальным в силу происхождения и отсутствия значительных накоплений придётся до конца влачить жизнь инвалидами. Простого гражданского населения погибло раза в три или четыре больше. К этим потерям стоит приплюсовать ещё несколько тысяч наёмников прочих рас, которых эльфы нанимали, щедро платя золотом. Вот только слухи о недавнем поражении уже разошлось среди королевств по ту сторону гор и поток «серых гусей» резко уменьшился.

Так же я прояснил, почему так упал интерес эльфов ко мне. Оказывается, осквернённые мелорны перекрыли ту часть лесов с дорогами, что вели на перевал и дальше в долину, а из той уже в Астанирию. Для эльфов остались возможны лишь тропы и второй перевал, который они не контролировали. Но даже этим они не могли воспользоваться до середины весны. Так что получается, что я зря высеивал семена изменённой шипастой лианы в долине, когда рассчитывал усложнить проход эльфам на перевал и с перевала. К слову, делегация не имела никакого понятия, что вообще происходит в долине и в том «языке» лесов, находящихся на этой стороне гор. Даже не слышали про нападения орков на поселения и разграбление крупного эльфийского города, в котором я принимал участие со своими тяжёлыми летающими големами. С другой стороны, проблем с другой стороны – хе-хе, каламбурчик получился – гор куда как больше, несложно и пропустить мимо ушей слухи о ком-то далёком, когда рядом свой Дом тает, как весенний снег.

В целом, я был сильно удивлён тем, что эльфы самостоятельно не могут справиться с проблемой, мной устроенной. У них рождается магов больше, чем где-либо ещё, ни одна другая раса не может похвастаться положительным соотношением магов к немагам. А тут мало того что теряют свои святыни, так ещё и начинают жертвовать своими сородичами, чтобы выиграть время на поиск нужных решений. А ничем другим я не могу назвать то, как поступают старшие Дома с младшими.

Для меня ситуация сплошь положительная: эльфы дохнут, теряют влияние и свои святыни - мелорны. Ещё немного и их можно будет брать голыми руками. Та часть Лесного царства, что находится на «нашей» стороне гор продержится недолго без поддержки метрополии. К лету эльфы попрячутся по чащобам и оврагам, а их дома будут разорены орками и всяческими тёмными личностями, которые пронюхают об этих лакомых местах. Немалая часть ушастых отправится на свидание с умершими предками. Кто-то пополнит ряды рабов. Если соседние государства вовремя подсуетятся, то они прирежут к своим землям новые лесные территории. После этого эльфы-партизаны будут обречены: или на тот свет, или в рабы. Ну, может кто-то сумеет перебраться летом через горы и примкнуть к родичам, у которых самих всё не сладко. К лету проклятые мелорны успеют ещё больше пощипать свою недавнюю паству, регулярно приносящую им жертвы. Скверна расползётся по ещё большей территории, лишая эльфов ресурсов и портя им всю логистику.

В общем, для меня всё хорошо и прекрасно складывается. Нужно ещё немного подождать и потом добить эльфов. Ну, или помочь проклятым добить их, если вдруг ушастые сумеют найти действенную тактику против них. В конце концов, те, кого я создал неумышленно и по наитию, привязаны к мелорнам, а те путешествовать не могут, из чего выходит, что экспансии на земли людей, орков и гномов с их стороны не последует. Было Лесное царство, станет Проклятое царство в тех же границах. Главное, чтобы идеи Мичурина обошли их стороной. Будет плохо, если мелорны научатся размножаться из-за поразившей их скверны. Если бы это было так просто, то за тысячелетия эльфы захватили бы куда как большие территории. Ан нет, сидят на небольшом, сравнительно, пятачке.

«М-да, вот только теперь всё уже не так хорошо выходит, - вздохнул я в ответ на эти мысли. – Складывалось-то удачно, однако ныне так не складывается».

Да, сейчас всё обстояло так, что расширение проклятой территории на эльфийских землях мне уже не на руку. Не с грузом на моей шее в виде ста с лишним тысяч драконидов. Теплолюбивые создания в графстве не выживут. В Пустом королевстве же их опасно держать, вдруг случится Перенос? Мало ли что, может же данный процесс зависеть от количества живых и разумных на определённой территории. Если так, то сто тысяч моих новых вассалов обязательно станут толчком для него. А вот за горным хребтом, где всегда тепло, им будет комфортно. Заодно и поголовье эльфов убавят.

- Эх, Раш меня точно убьёт, - пробормотал я.

- Ты что-то сказал? – рядом появилась Аня. – Извини, почувствовала, что ты чем-то сильно расстроен да ещё и говоришь вслух, вот и пришла. Если мешаю, то я уйду.

- Нет, нет, оставайся, вдруг подскажешь что-то полезное, - улыбнулся я жене и себе, а потом предложил девушке сесть мне на колени. – У меня тут голова забита мыслями по эльфам и драконидам.

Анюта предложением воспользовалась с удовольствием.

- Рассказывай, что там за проблемы у тебя с теми и другими.

*****

- Представляю, как они сейчас тебя костерят почём зря, - хмыкнул Шацкий, наблюдая за суматохой в лагере драконидов. Он только вчера вернулся в графство, прекратив поиски верховного жреца богини. И сделал это лишь после того, как я сообщил, что тот скрывается в Лесном царстве.

- Они дисциплинированные и до мозга костей верят в правильность приказов своего господина. То есть, меня, - ответил я товарищу. – Такими их создали.

Дракониды даже недели не пробыли в графстве, как им вновь пришлось срываться с места, бросая жилье, пахнущее свежей древесиной. От их суеты в Лесу появились огромные просеки, словно, после китайского вандализма – а по-другому и не скажешь – в Сибири в моём родном мире. А вот мусора практически после себя они не оставили, в отличие от узкоглазых соседей моей страны на Земле. Каждую крупную щепку, ветку, пни и корни дракониды пускали в дело. Что-то летело в печь, другое перерабатывалось для получения полезных продуктов, таких как скипидар, дёготь и так далее. Даже опилки собирались, которые потом сыпались под ноги домашней скотины в хлевах и под навесами.

Причём им, людям-ящерам, придётся чуть ли не сразу в бой идти, а потом заново обустраиваться на новом месте. Обидно, конечно! Только-только мои новые вассалы стали обживаться рядом с Лесом, понастроили бараков и землянок с печами, как всё это им приходится бросать. Ну, почти. Уходило чуть меньше половины драконидов, лишь самые сильные и здоровые, почти все воины, женщины с взрослыми детьми, маги и те старики, что всё ещё крепко держат в руке оружие или орудия труда. Я не собирался всех слать в бой, но кому-то же придётся подготавливать лагеря для заселения, собирать пищу, носить воду и так далее. Вот пусть этим занимаются подростки и крепкие старики с женщинами. Остальные дракониды остались в графстве. Как раз уже готовых построек тютелька в тютельку хватило им, чтобы перебраться из палаток в куда как более тёплое жильё.

- Прямо идеальные солдаты.

- Угу, идеальные, - повторил я за ним, вздохнул и добавил. – А вот иллиры точно матерятся.

С этим я не ошибся ни на йоту. Раш даже не сразу откликнулся на мой вызов. Проигнорировал дважды и только после третьего открыл портал, чтобы явить свою хмурую каменную физиономию.

- Ну, что тебе опять понадобилось? Только не говори… - видимо поняв по моим глазам, что я хочу попросить, он схватился за голову верхней парой рук. – Опять?!

- Не опять, а снова. Раш, просто очень надо. Дракониды в холоде болеют, и я боюсь, что начнут умирать.

- Мы-то им, чем можем помочь? Или хочешь, чтобы нашли твоим ящерицам местечко потеплее?

- Искать не нужно, - я отрицательно мотнул головой. – Достаточно будет перекинуть их на другую сторону гор в Лесное царство. Всё равно у ушастых сейчас в стране кавардак и большая убыль населения, так что им такие территории уже не нужны. Место я покажу.

Иллир издал мученический тяжёлый вздох, будто обладал настоящими живыми лёгкими.

- Меня мои убьют… ещё раз. Или изгонят, - пробурчал он. – На одного тебя столько ресурсов уже ушло, сколько за год не тратила дворцовая гвардия.

- Ой, да брось, - махнул я рукой и скривился. – Твоя гвардия не умела возвращать иллиров с того света, а я могу. Если бы кто-то оживил меня, то я был бы ему благодарен до гробовой доски и не считал бы, что плачу много. Жизнь – это жизнь.

Тот что-то невнятное пробормотал себе под нос, но крыть мои слова ему было нечем.

- Завтра после полудня будь готов вести своих подданных на новое место. Или потом придётся долго ждать. У нас, знаешь ли, тоже есть свои дела, для которых необходима энергия в порталах, - последние слова он сказал с язвительностью.

- Хорошо, буду готов, - ответил я и поблагодарил. – Спасибо, Раш.

Тот опять что-то пробурчал и скрылся в портале.

На следующий день точно в указанное время он появился вновь. Уточнил откуда и куда открывать магический проход, точное число тех, кто в него войдёт и габариты техники, выслушал ответы и пропал на полчаса. И лишь спустя эти тридцать минут был раскрыт большой портал, в который уже минуту спустя вошла первая группа, состоящая из меня с Аней и гвардейцами.

- Такое чувство, что мы здесь год назад были. Или даже больше, - произнесла истинная, осматриваясь по сторонам. – Смотри, от медведя почти ничего не осталось.

Портал я открыл рядом с тем местом, где некогда строил плот, и где состоялась встреча с медведем, которого заморозила Аня. Сейчас на том месте лежал внушительный белый череп и часть хребта с рёбрами. Со всем остальным вполне успешно сумели справиться местные хищники.

Следом за нами через портал потек поток огромных ящеролюдей, вооружённых с головы до ног. Оказавшись по эту сторону портала, они разбивались на небольшие группы и уходили в лес, чтобы взять под контроль как можно большую территорию. На исконных эльфийских землях вот-вот окажутся пятьдесят тысяч драконидов и полтысячи людей. И это будут не слабые переселенцы, а воины, пришедшие с оружием и желанием брать то, что считают себе по силам.

- Завтра переброшу часть сил на другую сторону реки, - Сергей махнул рукой на противоположный берег. – Там тоже укрепимся и начнём столбить земли, а то здесь на такую ораву никакой еды не напасёшься.

- С вами Ежов и один из его учеников. С их Даром на первое время продуктов должно хватить, а там что-нибудь придумаем. Так, стоп, - мне показалось, что я увидел в толпе драконидов одну личность, которой здесь быть не должно, - я отойду ненадолго, надо кое-что проверить.

- Хорошо.

Я быстрым шагом пошёл к драконидам, за спинами которых спряталась одна несносная особа с тяжёлым характером.

- Филлиаэлигрра, стоять! – Громко сказал я. – Остановить её!

Двое ящеролюдей мгновенно ухватили молодую драконицу под локотки, когда она попыталась пуститься наутёк от меня.

- А ну пустите меня! – взвизгнула девчонка и забилась в стальной хватке воинов. – Да вы знаете, кто я? Я приказываю вам отпустить меня!

В человеческой ипостаси сил у неё не хватало, чтобы освободиться, а перекидываться всё же не рискнула, чтобы не навредить окружающим.

- Ты что тут делаешь? – обратился я к ней.

- Что хочу, то и делаю. Тебе-то что?

- Я тебя могу в тюрьму посадить, Фиилиа. А сторожить тебя будет Аня.

- Не порть моё имя! Я тебе не разрешала его сокращать.

- Ну… так?.. – я приподнял одну бровь.

Та отвела взгляд от меня, ещё несколько раз дёрнулась и тихо через силу сообщила:

- Я за мужем пошла.

Честно признаюсь, что когда я услышал эти слова, то у меня острая льдинка кольнула сердце.

- Ч-что-что?

- Я за мужем пошла, вот что, - уже громче и запальчиво сказала она и с вызовом посмотрела на меня. – Я имею на это полное право. Ясно?

- А муж кто?

- Кто надо. Тебе какое дело до чужого счастья?

- Филлиаэлигрра! – я зло скрипнул зубами и одновременно почувствовал облегчение, так как её слова указывали, что речь идёт не о нас с ней. – Если твой муж мой вассал, то дело очень даже моё.

- Максим.

- Что Максим? – не понял я.

- Мой муж – это Максим. Чего тебе не понятно? – в своей любимой манере выдала она.

- Кто именно? - Стараясь выглядеть спокойным, уточнил я. – Максимов много… чёрт, Ежов?!

- Да.

- У вас был какой-то обряд или твои слова про мужа лишь просто слова?

- Мы смешали свою кровь, и обряд исполнился, - с едва заметным злорадством сказала она. – Мы теперь с ним настоящие муж и жена, и Сила течёт в нас одна на двоих.

«Вот тебе и шуточки про то, что если надо будет для дела, то я приказом и силой заставлю его жениться на драконе», - с некоторой растерянностью подумал я. – Отпустите её.

- Уроды… Вы ещё получите у меня, - прошипела драконица, растирая руки, на которых остались следы от пальцев драконидов, но те даже внимания не обратили на её слова. Все прочие, кроме меня и на кого я укажу, для ящеролюдей не существовали, были мебелью и пустотой.

- Прикуси язычок, дорогая, - урезонил я девчонку. – Будешь дерзить, и мешаться под ногами, мигом вылетишь на ту сторону гор или вовсе на свой материк. Сил и возможностей развести вас с Максом у меня хватит. Или не веришь?

- Мы любим друг друга! Ты… ты не можешь так с нами поступить, - на её глазах заблестели слёзы.

- Кто-то ещё недавно кричал, что слишком молод и замуж не собирается. И уж точно её избранником никогда не станет слабый человек-маг, - напомнил я собеседнице.

- Я его люблю, а он любит меня, - сквозь всхлипы повторила она.

- Никуда не уходи. Я сейчас поговорю с твоим… хм… мужем и потом решу, что с вами такими хорошими делать. И только попробуй ослушаться!

Ежова я отыскал через пять минут.

- Макс, поговорить нужно, - поманил я его.

- Что-то случилось? – он вопросительно посмотрел на меня, когда подошёл.

- Случилось. Почему я случайно узнаю, что у тебя свадьба недавно прошла?

Ох, и покраснел же он! В одну секунду стал красным как свекла от смущения, словно я поймал его за чем-то постыдным.

- Я не хотел пока что афишировать это, - пробормотал он, опустил глаза в землю. – Мы просто смешали свою кровь, а свадьбы ещё не было. Я бы обязательно про неё сказал позже и пригласил, когда всё закончится с эльфами.

- Просто смешали кровь, значит… - покачал я головой. – А тебе Филлиаэлигрра говорила, что это значит?

- Да. Если при смешивании крови мы почувствуем связь между собой, то обряд прошёл удачно, и мы по-настоящему любим друг друга, а не просто у нас влечение, - кивнул парень.

Я на последних его словах едва не сплюнул и с трудом удержался, чтобы не скривиться. По моему мнению, любовь – то, что принято считать у женщин – появляется после либо длительных отношений с постоянной работой над собой обоих, либо неоднократных серьёзных испытаний, поделённых на двоих с взаимопомощью. Всё прочее – это гормоны, тяга к новому и подсознательное следование шаблону, заложенному где-то глубоко в голове ещё чуть ли не в детстве. Все эти мысли я стараюсь держать в себе, чтобы поберечь нервы. А то ведь попробуй докажи, что любовь – это не нечто эфемерное и не ах-ох, а самая обычная работа над собой.

- Почувствовал? – спросил я.

- Да, - Максим широко и как-то мечтательно улыбнулся. – Ты не представляешь, что это!

- Кхм.

- А-а, точно, ты же на Рогнеде женат, - спохватился он.

- Ты только связь почувствовал или что-то ещё? – продолжал допытываться я до собеседника.

- Вить, да скажи ты уже прямо, чего хочешь? Ну, да – виноват я, что всё тайком сделал. Просто я боялся, что ты можешь запретить мне жениться на Филлиаэлигрре.

- Лучше потом поставить перед фактом, поломав кучу планов, связанных с твоей молодой женой, так? Максим, ты понимаешь, что твоя супруга не абы кто, а дракон? – я почувствовал, что стал закипать. – Представитель расы, которая лидирует на планете во всём. Твоя Филлиаэлигрра в одиночку прикончит несколько неслабых магов. Не архимагов, конечно, но и не вчерашних учеников. И вдруг я вижу её среди своих солдат во время выполнения важнейшей миссии, где любой чих и просчёт может стоить сотен жизней. Может, для тебя это и просто цифры, но не для меня! Тьфу, - под конец речи я сплюнул на землю.

- Я её люблю, - буркнул Ежов. – Не мог поступить по-другому.

- Ай, да хватит уже со своей любовью, - махнул я рукой, обрывая парня. – Ладно, с этим позже разберёмся. И не думай, что тебе… вам это так просто сойдёт с рук. Я шёл к тебе совсем с другим. Есть такой вопрос: ты в курсе про особенность связи между супругами драконами, про Силу и прочее?

- Да, - подтвердил он. – Филлиаэлигрра мне всё рассказала.

- Ты стал сильнее? Она слабеет?

- Да, - вновь кивнул он и вздохнул.

- Дар быстро растёт?

- Нет, не очень, - парень отрицательно мотнул головой. – Филлиаэлигрра сказала, что это из-за небольшой разницы между нами. Ещё чуть-чуть я притяну к себе её Силу, потом будет равновесие. А потом, может даже, мы вместе станем усиливаться. Но это не скоро произойдёт, Филлиаэлигрра и сама точно не знает сроков и возможности этого варианта.

- Понятно.

На Макса у меня многое завязано в моих делах. Чуть позже планировал провести ему переливание магической эссенции для усиления Дара, а потом ещё раз и ещё, чтобы «разогнать» его сверхспособность до небес. И вдруг такой ход со стороны девчонки-драконицы. Тут даже не знаешь, что и думать: то ли она расчётливая до невозможности, то ли ей банально повезло с парнем и моими планами. Рогнеда считает свою подружку взбалмошной девчонкой-подростком, импульсивной, бунтующей против всех и вся, не самым сильным драконом, излишне романтичной и, как следствие, романтизирующей свою и чужую жизнь. Моё мнение во многом с её совпадает, показывая дракошку вполне безобидной, ну, кроме как для нервов … и всё равно паранойя нашёптывает, чтобы не спускал глаз с пополнения среди своих поданных. И это, наверное, правильно, так как даже если молодая дракошка мне и не враг, то всё равно может доставить гору неприятностей, будучи без царя в голове.

«И чего ей вообще взбрело замуж пойти? – Вздохнул я про себя. – Или ей последние мозги гормоном счастья отбило, когда я ей переливание устроил? А вместе с ним и другие гормоны взыграли? Чёрт, вот же под бок закатили боги за непонятные грехи эту мину замедленного действия».

- Вить, ты извини нас, мы не хотели мешать твоим планам. Не знали, что так выйдет, - отвлёк меня от дум Максим.

- А? Ерунда, забыли. Только на будущее: ставь меня в известность о подобных решениях.

- Обязательно. Больше такого не повторится, честное слово.

- Больше? Ты хочешь ещё одну жену-дракона? – сделал я «большие» глаза.

- Что? – опешил тот.

- Шучу я, Макс, шучу, успокойся, - улыбнулся я. – Вот что, а давай-ка слетаем домой на пару часиков.

- Зачем?

- Подарок тебе и твоей молодой жене свадебный сделаю.

- Свадьбы ещё не было, мы просто…

Отговорки смутившегося и растерянного парня прервала появившаяся рядом с нами Аня, которая почувствовала, что сейчас нужна мне.

- А? – она посмотрела на меня.

- Нас доставить назад сможешь?

- Да. Прямо сейчас? – деловито спросила она.

- Ага.

Аня взяла меня за ладонь, Макса схватила за руку чуть выше локтя. В следующий миг я почувствовал все прелести внезапной невесомости, когда организм испытывает шок от пропавшей силе тяжести. Это только в кино всё кажется легко и просто, на самом деле вестибулярный аппарат устраивает бунт не хуже Стеньки Разина, подталкивая к нему весь остальной организм. Слух, зрение, осязание, обоняние не то чтобы пропали, но сознание не расшифровывало те импульсы, что шли от них. Пропало и чувство времени.

- Ух, блин, - выдохнул я, когда почувствовал, что вновь стою на земле, сверху светит солнце, а тело обдувает прохладный ветерок.

- Это что было? – простонал откуда-то из-под ног Ежов. Его, в отличие от меня, истинная не стала удерживать, и парень свалился на землю, когда Шаг закончился.

- Способность Ани быстро перемещаться. Ничего, это быстро проходит. В смысле, неприятные ощущения после перехода, - успокоил я его.

Пять минут понадобилось копировальщику, чтобы прийти в чувство. Как только он сообщил, что в норме, моя жена сделала ещё один Шаг.

Всё повторилось точь-в-точь, как пятью минутами ранее. А потом ещё раз и ещё. Когда наша троица оказалась у меня дома в посёлке в Тэрском графстве, то я и маг были чуть живые.

- Убейте меня, - простонал Максим, свалившись на пол и скорчившись там в позе эмбриона. – Командир, не нужен мне никакой подарок, я сам что угодно отдам, только не води меня больше по такой дорожке.

Я не отвечал, переводя дух в кресле, куда меня усадила супруга. Попутно сделал себе зарубку в памяти, что чем больше пассажиров берёт Аня, тем более негативные ощущения те испытывают при таком переносе на дальние расстояния. Когда я до этого с женой аналогичным способом наведывался в Железную крепость или в замок к Николаю и Еране, или ещё куда-нибудь, то не чувствовал себя фаршем, вышедшим из-под тупого ножа разболтанной мясорубки.

После того, как мы с Ежовым отошли от быстрой дороги, то сначала отправились на кухню, где сели пить чай.

- Филька бесится, - сообщила мне Аня, которая на несколько минут куда-то исчезла. – Радист сообщил.

- Пф-ф-ф-ф-х-х-х, - поперхнулся Максим, подскочивший со стула, чтобы куда-то – если скажу, что в радиорубку, то не ошибусь – бежать.

- Сиди, - остановила его девушка. – Я ей сообщила, что ты с моим мужем и ничего плохого не случилось. Просто мальчишник отмечаете, - усмехнулась она.

- Мальчишник… скажешь тоже.

- Мальчишник, мальчишник, - утвердительно сказала Аня. – Ладненько. Вы тут сами дальше разбирайтесь со своими делами, а я пойду заниматься своими. Не скучайте, - она поцеловала меня в щёку и пропала.

- Она серьёзно? Ты сам говорил, что дел полно, и вдруг – мальчишник? – с сомнением посмотрел на меня Ежов.

- Праздновать, конечно, не станем, а вот подарок вручу. Оклемался? Ну, тогда пошли.

Через несколько минут я привёл его в свой кабинет и указал на кушетку.

- Укладывайся и сними верхнюю одежду.

- Переливание? – мигом догадался он, видя, что я направился к стойке для капельниц, стоящей в углу.

- Оно самое.

Изначально я хотел провести данный ритуал немного позже. Но теперь, когда узнал про обряд на крови между парнем и молодой драконицей, решил провести что-то вроде эксперимента и посмотреть, что выйдет, если Макс станет намного сильнее своей жены. А завтра для расширения рамок эксперимента точно такую же операцию проведу с Филлиаэлигррой. Второй причиной для использования эссенции прямо сейчас - досада на то, что летающая боевая единица - дракон, теряет свои силы, что было совсем нехорошо. Под присмотром своей более взрослой подруги и соплеменницы даже и от взбалмошной, импульсивной Филлиаэлигрры был бы ощутимый толк. Хотя, честно признаться, Рогнеда сама далеко от той не ушла, но хотя бы воспитание призрака-деда и недавние неприятности сделали её морально взрослее, чем сверстницу.

- Говори всё, что будешь чувствовать, - сказал я товарищу, когда ввёл ему в вену полую иглу. – Эссенция новая, с кровью феникса и истинного вампира. Хотел, правда, позже её испытать.

Крови моих жён в магической жидкости было немного. Я не хотел рисковать, ведь могло и так случиться, что перенасыщенная энергией эссенция могла сжечь магические каналы в телах магов или убить кандидата из новичков. Потому как слишком много Силы было в Ианте и Ане, очень много. С момента, когда Аня стала истинной, я почувствовал, как мой Дар сделал резкий скачок вперёд.

Ритуал прошёл без проблем. Точно так же, как и все прочие ранее. Завтра проделаю то же самое с дракошкой и буду считать, что исправил чужую ошибку, сделанную по глупости. И заодно закрою долг перед ней, Филлиаэлигррой.

Стоило мне отпустить Макса, как рядом возникла Аня и попросила зайти в её комнату. Сказала и мигом пропала, даже не дав мне рта раскрыть, лишь разбудила во мне любопытство. Пришлось идти. А дальше меня ждал сюрприз: в комнате кроме Ани находилась и Ианта.

«Вечер перестаёт быть томным, - вздохнул я про себя. – Ну, рано или поздно этот разговор должен был произойти».

Не считая себя пророком или оракулом, именно сейчас я почти со стопроцентной уверенностью могу назвать тему будущего разговора. М-да, всё-таки, аукнулись мои эксперименты со своей кровью и кристаллом феникса, не обошлось, увы.

- Вить, я… мы тебе кое-что хотим сказать, - смущённо произнесла моя жена. – Кое-что важное.

- Очень важное? Отложить нельзя? А то срочных дел полно.

- Очень-очень, - закивала девушка. – Это не отвлечёт тебя ни от чего.

М-да, оттянуть неизбежное и подготовиться - придумать, что говорить, как реагировать – не получилось. Вот не готов я сейчас к такой новости. В голове сплошной раздрай, все мысли только о драконидах и захваченном плацдарме в Лесном царстве.

- Слушаю.

- Понимаешь, Ианта… она, - Аня посмотрела на феникса, - в общем, она тоже твоя жена.

- Гхм.

- Когда она спала в кристалле, ты его своей кровью и Силой напитал. Тогда и образовалась связь.

Я посмотрел на Ианту, что сидела в кресле прямо, будто лом проглотила и при этом красная от смущения.

- Ианта? – позвал я её.

- Она почти права, Виктор, - а вот тон голоса у неё был ровный, спокойный, без следа каких-либо сильных эмоций. – Мы не семья ещё в том смысле, который Аня вкладывает в это слово. Наша связь может быть связью брата и сестры или боевых побратимов…

- Ой, да хватит тебе, Ианта, - вмешалась Аня. – Ты же сейчас этому толстокожему балбесу так заплетёшь мозги, что он только рад будет отказаться от брака с тобой. И вообще, пусть теперь знает, к какой ответственности ведёт наплевательское отношение к своей крови. Витя, связь у вас семейная, и если ты откажешься обручиться с ней, то она больше ни с кем не сумеет создать пару.

С её слов выходило, что связь, возникшая между мной и Иантой после моего необдуманного вливания крови в кристалл, прочно соединяет меня и феникса. И тут у меня есть вариант не создавать гарем больше, чем он уже имеется. То есть, признать Ианту сестрой или побратимом. Особо на ту ниточку – я бы, впрочем, это назвал канатом, судя по словам девушек – что связывает нас с огненной воительницей, особых надежд не возлагал, подобное решение на меня не повлияет. А так как я в нашей связке ведущий, то мне дозволено больше, чем ей. Плюс, расовые особенности с моей стороны положительную роль играют. Если я приму этот вариант, то мне будет ни холодно, ни жарко, а вот фениксу сильно не повезёт. Она будет всё так же намертво привязана ко мне, находясь в положении ведомой и не имея ни малейшего шанса создать свою семью. Мало того, эта связь так тесно нас двоих сближает, что умри я, то Ианта тоже протянет недолго. Или сойдёт с ума, или отправится вслед за мной на небеса. И этот минус играет в обе стороны: аналогичная судьба ждёт меня, если феникс погибнет окончательной смертью.

«Вот только убить пламенную птицу раз в сто сложнее, чем такого, как я, - подумал я, когда услышал о негативной стороне нашей с Иантой связи. – Бедная девушка, не представляю, что же она чувствовала, когда отправилась со мной на драконий материк на войну».

Когда Аня закончила рассказ, я минуту молча сидел в кресле, потом встал, подошёл к Ианте, опустился рядом с ней на одно колено и взял её правую ладонь в свои:

- Ианта, прошу тебя – будь моей женой!

В следующую минуту я ощутил… даже не знаю, как это вообще можно описать простыми словами… Это была буря, шторм и торнадо из эмоций и чувств! Калейдоскоп образов. Та связь, которая установлена у меня с Аней после жреческого ритуала, не идёт ни в какое сравнение. Так, бледная тень того, что я испытал, когда феникс «подключилась» ко мне. От такой встряски я банально отключился, но перед этим я успел услышать ответ.

- Да!

Глава 22

Глава 22

Прошло несколько дней с тех пор, как я перебросил несколько десятков тысяч драконидов за горный хребет, нагло захватив часть территорий эльфийского Лесного царства. За это время не было столкновений ни с ними, ни с миньонами проклятых мелорнов. Дракониды спешно создавали укрепления, разведывали окрестности по обоим берегам реки. Земляне, включённые в экспедиционный корпус, построили два больших парома, оснастив те дизельными двигателями. Защитные амулеты и крупнокалиберные пулемёты превратили эти плавучие конструкции в твёрдые орешки. Так же в планах у Шацкого было создание чего-то вроде баржи или того же плота-парома, только не привязанного стальными тросами к берегам, а свободно курсирующего по реке, и вооружённого в несколько раз сильнее. Вплоть до миномётов, чтобы с их помощью наносить удары в разных точках. Ширина и глубина речного русла позволяли гонять такое судно на многие километры вверх и вниз от точки высадки корпуса, ставшей центром будущего города. А назвали его – Медвежий! Имя городу далось с лёгкой руки Ани. Правда, изначально оно звучало по-другому: Медвежий Череп.

Вливание эссенции в вены четы Ежовых дало очень интересный результат: оба за сутки прыгнули вверх в своих возможностях и одновременно сравнялись в Силе. Последнее исходит из того, что землянин и драконица больше не чувствуют, что их Дар слабеет или усиливается. Так же я узнал, что магическая кровавая эссенция из крови феникса и истинного вампира в разы качественнее любой другой, создаваемой мной раньше. Сужу по тому, что сейчас Максим легко копирует многотонные объекты. Так, к примеру, для него не составляет труда десять раз подряд «повторить» железобетонный строительный блок весом в две с половиной тонны. Дальше он отдыхал час-полтора, и был готов вновь к аналогичному подвигу. Максимальный разовый вес реализуемого предмета составил семь тонн. Такое достижение стоило парню всех его магических сил и болезненного отката с последующим многочасовым отдыхом. Это позволяет моему графству минимум раз в сутки получать тот же КамАЗ-5320 или большую цистерну с топливом. Чем плохо? Ничем, конечно.

Сейчас он один пополняет значительную часть объёмов складов экспедиционного корпуса драконидов. Продукты, инструменты, строительные материалы для оборонительного периметра и общинных домов, оружие, корм для домашнего скота и многое другое. Два ежовских помощника и коллеги с завистью смотрели на его достижения. Они даже после двух вливаний магической эссенции – разумеется, простой и было это ещё до вторжения в Лесное царство – не могли дотянуть до уровня парня, когда он ещё ходил холостым. Чтобы пресечь на корню просьбы провести третий ритуал и использование в нём фениксо-вампирской эссенции, был пущен слух, что Сила у Макса возросла от связи с женой-драконицей. А то ведь мне спокойно заниматься делами не дадут. Не эти, так другие начнут канючить. Нет, я совсем не против усиления своих сподвижников и соратников, но, блин, времени не хватает ни на что!

Вот сейчас выдались несколько свободных часов, которые я решил потратить на ознакомление с текстами из библиотеки и семейных архивов драконьего клана Сафрианофэйра, главой коего я с недавних пор являюсь. Письменного языка чешуйчатых я не знал, поэтому со мной вместе копалась в записях Рогнеда. Кстати, это с её подачи я в них полез.

И я такое узнал!

Если бы история моей жизни в этом мире была развлекательной книгой, то читатели на данном моменте дружно закричали бы: рояль.

А дело в том, что история эльфов в данной вселенной родилась в стенах родового замка драконов из клана Сафрианофэйра. Перенос закинул в Пустое королевство горстку ушастых практически без ничего. Простой посёлок с несколькими тысячами жителей, среди которых было очень мало магов и воинов. Окружающая энергетика болезненно ударила по ним, почти мгновенно лишив способностей к магии. Эльфы непременно загнулись бы сами или стали бы закуской для чудовищ Пустого королевства, но на их счастье рядом оказались несколько молодых драконов с соседнего материка. Те из любопытства решили навестить аномальные пустоши и лично понаблюдать за процессом разрыва межмирового барьера. Ушастые были перенесены порталом на земли драконьего клана для дальнейшего вдумчивого знакомства с их расой, способностями и историей. Попутно драконы решили проблемы магического «голода» у эльфов, чтобы те не испустили дух раньше положенного. Вообще эта раса оказалась, так сказать, теми ещё гурманами в плане сырой маны. Для полноценного функционирования эльфийских организмов требовалось, чтобы разлитую вокруг магическую энергию переработали мелорны. В их родном мире эти растения встречались на каждом шагу, мелорны культивировали, ими засевали поля, сажали в вазы и кадки. Как возможно засунуть дерево сопоставимое размерами с секвойей в горшок на подоконнике? Магия, скажут знатоки и будут правы… почти. Изначально-то мелорны были чуть больше дерева бонсай, где-то сантиметров пятьдесят-семьдесят в высоту. В дикой природе мелорн вытягивался с рост эльфа, да и то не всегда. И вот как раз магия драконов превратила те несколько штук мелких деревьев из комнатных ваз в лесных гигантов, высотой в десятки метров. А ещё они потребляли на пару порядков больше «сырой» маны и выдавали в столь же огромном объёме очищенную, пригодную для жизни эльфов.

Кстати, один мелорн из старых деревьев до сих пор растёт на драконьем материке в бывших владениях клана Сафрианофэйра. И это то дерево, которое плодоносит и даёт отростки, из которых можно без особого труда вырастить улучшенный мелорн - такой, которому сейчас поклоняются эльфы. Кстати, их мелорны – это семена от дерева из драконьих земель. Вот только семена от второго поколения улучшенных мелорнов были стерильны.

Теперь то, почему мелорнам нужны кровавые жертвоприношения. Изначально комнатные деревья давали чистой маны больше, чем их дикие сородичи, хотя и уступали тем в размерах в несколько раз. А причина была в том, что члены эльфийской семьи каждый день сцеживали по несколько капель своей крови для подкормки домашнего генератора маны. Кровь не только была кормом, но и катализатором для выработки правильной маны. Собственно, все мелорны в вазах были выведены магами для домашнего пользования.

Когда драконы изменили магические деревья ушастиков, то они не сумели или не стали убирать зависимость мелорна от крови. Разве что сделали так, что теперь можно было подкармливать любой кровью, не только эльфийской. Будь иначе, то пара гигантских мелорнов осушила бы досуха весь крошечный анклав эльфов. В день мелорну требовалось по одному-двум быков. Ну, и совсем уж лишать его эльфийской крови было нельзя. Необходимо было раз в месяц вместе с животной кровью смешивать некоторое количество эльфийской.

Возможно, однажды драконы убрали бы данную проблему, но тут им стало не до иномирян. Клан Сафрианофэйра в очередной раз с кем-то повздорил и начал войну. Про эльфов все позабыли, а зря. И вот тут, как сказал один киногерой, ушастые «презлым заплатили за предобрейшее». Не то, чтобы они много вреда принесли, но всё же, всё же…

Эльфы банально сбежали, прихватив семена мелорна и несколько жемчужниц для разведения. Тех самых молюсков, которые сейчас на материке называются эльфийскими. То-то Раш обмолвился, что эти перламутровые шарики в его время называли драконьим жемчугом и про эльфов никто не слышал.

Стоит добавить, что в те времена мелорны никто священными не считал. Видимо подобная вера сложилась за несколько тысячелетий, минувших с той поры. Плюс, из-за стерильности деревьев в Лесном царстве, их число невозможно было увеличить. Потому и ложатся костьми сейчас ушастые в битвах с проклятыми, лишь бы только не допустить осквернения новых мелорнов.

В виду всей этой информации теперь становится ясно, почему у меня получилось использовать свой Дар в эльфийском святилище. Ведь Лина была в курсе моих способностей, то есть, про них знали и и’куэли. Значит, что-то предприняли для их блокировки. Или всё ещё банальнее: рядом с мелорном невозможно магичить никому. Даже архимагу. Даже архиархиархимагу.

А я смог.

И выходит, что Рогнеда меня спасла раньше, чем я её, пусть и сделала это она невольно. Наша с ней связь помогла мне сделать то, что было не под силу никому, кроме драконов.

«А ещё выходит, что моя война с ушастыми ублюдками берёт начало во тьме веков былых, когда они ограбили мой клан», - мелькнула у меня в голове мысль.

Сведения, почерпнутые из клановых записей, дали одну интересную идею. Суть её в том, что проклятые мелорны и их миньоны должны ощущать во мне своего создателя или наследника и подчиниться. Остаётся только её проверить, что, мягко говоря, несколько пугает.

Следующая важная информация, которую я узнал во время чтения: драконий жемчуг. Любой дракон способен сделать даже самую маленькую жемчужину сильнее в несколько раз. Рогнеда это уже продемонстрировала чуть раньше. Она взяла одну жемчужину из моих запасов и подула, как дуют на трут или в костёр, желая поскорее разжечь пламя. Обычным дыханием это не назвать, так как воздух напротив губ драконицы дрожал, как марево от сильного жара. После такой операции жемчужина засияла, будто подсвечиваемая изнутри ярким светодиодом. А целительский амулет, созданный на её основе, на голову был выше старых, где я использовал по нескольку «сырых» жемчужин. Так что, моя артефакторика «на крови» с этого момента заиграла новыми красками.

«А ещё можно будет улучшать королевский и герцогский жемчуг в дыхании дракона. И сумму задрать повыше за эту услугу, хе-хе-хе», - про себя развеселился я. Рвать договор я не собирался, слишком это низко и подло будет. Пока что я могу себе позволить его соблюдение. А потом время покажет, что будет дальше.

От копания в записях отвлекла Ерана, которая через радиста прислала просьбу срочно встретиться в Немекте. Там меня ждёт некий эльф, глава погибшего Дома и готового на всё, если я помогу отомстить его недругам из прочих домов и восстановить его собственный.

В окрестностях города, который как-то вдруг резко стал для меня местом сбора наёмников для войны с ушастыми, я оказался в сумерках. Проходить сквозь городские ворота не требовалось, так как проситель расположился в одном из загородных постоялых дворов. Из-за того, что в Немекте аналогичное жильё обходилось дороже, некоторые амулеты и почти все големы в город не пропускались стражей, многие путешественники останавливались вот в таких постоялых дворах. А последних хватало, ведь недаром говорится, что спрос рождает предложение. Плюс, моя война с обитателями близкого эльфийского феода привлекла в эти края тысячи новых лиц: наёмников, маркитантов, работорговцев и многих других.

Эльф, который возжелал со мной встречи, выглядел лет на сорок пять. Разумеется, в сравнении с человеком. А вот эльфийский возраст я не научился распознавать. Правда, и не старался учиться этому. Зачем?

Высокий рост, худощавое телосложение, очень скупые и плавные движения, чуть вытянутое лицо и длинные светло-русые волосы, связанные на затылке ремешком в «хвост», а на лице прикрываемые капюшоном меховой куртки.

- Господин граф, позвольте представиться. Глава Старшего Дома Тёмная Вода Дофаэн А’Лоти, - произнёс эльф, подойдя к моему столу и кивнул на лавку за ним. – Позволите?

- Присаживайтесь, Дофаэн, - ответил я. – Можете обращаться ко мне по имени.

- Можно перейти сразу к делу или вы желаете задать какие-то вопросы? – поинтересовался он, когда устроился напротив меня за столом.

- К делу. Вопросы потом.

Всё случилось чуть более пятидесяти лет назад, когда Дом Тёмной Воды влез в серьёзную интригу между другими эльфийскими Старшими Домами. Несколько лет шла вялотекущая грызня и активные подковёрные выступления. В один прекрасный момент та сторона, которую представляли «тёмноводцы» проиграла. На выживших мигом свалили все грехи, обвинили в предательстве, назвали еретиками и так далее. Кого-то казнили – магов и опытных воинов - других изгнали, которые не представлял особой опасности для победителей. Ко всему прочему изгнание было тоже своеобразной казнью. Ведь эльфы лишались львиной части той маны, что испускали мелорны. И чем дальше ушастые отверженные уходили от Лесного царства, тем хуже они себя чувствовали. А вернуться назад – никак. Пограничники и патрули специально ждали своих бывших сограждан, чтобы с удовольствием лишить их жизни.

Изгои не умирали от нехватки «правильной» маны, ничего такого не было и в помине. Не страдали они и от тяжёлых болезней. Иначе та же Лина давно бы отправилась на тот свет, как и многие рабы эльфы. Я бы назвал их состояние вечной акклиматизацией. Неприятно, но не смертельно.

Дофаэну А’Лоти в каком-то роде повезло получить тяжелейшее ранение в последней стычке перед поражением. Верные ему эльфы сумели вывести Главу из Лесного царства и скрыть в человеческих городах. За то время, пока мужчина провалялся на больничной койке, пользуемый обычными лекарствами без капли магии, стало уже поздно. Все, на кого он мог положиться или попросить помощи, либо были казнены, либо они порвали все связи с изгоем и первыми же его сдадут, реши он обратиться к ним. Мало того, от его Дома не осталось никого, совсем никого. Он был последним из Тёмной Воды. Его семья выжила во время многолетней грызни, но была казнена победителями, пока мужчина страдал на больничной койке.

В первые десять лет после поражения Дофаэн пережил около сотни покушений. Все его помощники стабильно гибли, агенты раскрывались и попадали прямиком на эшафот, а вот сам глава несуществующего Старшего Дома так же стабильно выходил живым из передряг. Потом внимание недругов снизилось. Наёмные убийцы стали заглядывать пару-тройку раз в год. А когда эльф перебрался на другую сторону гор, то и вовсе про него все забыли.

Вот только Дофаэн А’Лоти ничего не забыл и никого не простил. Все годы он собирал армию, создавал схроны с оружием и амуницией, вербовал сторонников всех рас. А самое главное – искал изгоев из своего народа и предлагал войти в его Дом, обещая, что рано или поздно они вернут себе полноценное гражданство Лесного царства и получат сполна почестей и благ за всё унижение, выпавшее на их долю. И обещал месть врагам. Некоторых обидчиков своих новых соклановцев Дофаэн А’Лоти карал сразу же, если до тех можно было дотянуться. Остальные ждали своей очереди.

За полвека жизни отверженным, глава Тёмной Воды, как и его соратники, пересмотрел многие старые взгляды и догмы. Так в его новом Доме не было места расизму. Ну… почти. Например, эльфы полукровки и квартероны считались полноценными членами нового общества. Все те, в ком ушастой крови было меньше, считались членами младшего Дома или младшей ветви. Такой прагматичный взгляд дал возможность главе Дома Тёмной Воды поднять численность подданных до сорока тысяч. Из них восемь тысяч были полноценными воинами и магами. К сожалению, чародеи сильно уступали своим коллегам из Лесного царства. Тут и возраст сказывался и то, что учиться тем приходилось там и тут, и факт того, что правильные методики и учебники были им недоступ