КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Грабитель (fb2)


Настройки текста:



Эд Макбейн Грабитель

Глава 1

Большой город — как женщина, и это хорошо, если тебе нравятся женщины.

Ты узнаешь её, когда она качает головой в рыже-багровых локонах опадающих листьев осеннего Риверхеда и парка Гровера. Узнаешь зрелую выпуклость груди там, где блестит река Дикс, сверкая лентой белесого шелка. Пупок города-женщины прячется от тебя на причалах Беттауна, и ты прекрасно знаешь её крутые бедра — Кэлмс-Пойнт и Мажесту. Большой город — как женщина, и это твоя женщина, которая осенью пользуется духами из дыма сжигаемых листьев и углекислого газа, смешанного с ароматами улиц, машин и людей.

Ты видишь её свежей после глубокого сна, чистой, умытой. Глядишь на её пустые улицы, чувствуешь мерное дуновение ветра в бетонных каньонах Айолы, видишь, как она пробуждается, дышит, живет.

Видишь город-женщину занятую работой, видишь её принаряженной для развлечений, видишь её ускользающую и гибкую, как леопард в ночи; её платье сверкает драгоценной пылью портовых огней.

Знаешь её дерзкую, недоступную, любящую и ненавидящую, ласковую и злую. Знаешь все её настроения и все её лица.

Большой город богат, разнообразен, но иногда несчастен я грязен; иногда он корчится от боли, иногда сладко вздыхает в экстазе — как женщина.

Город — как женщина, и это хорошо, если ты живешь этой женщиной. Ты — счастливец.

Катерина Элли сидела на жесткой деревянной скамье в служебном помещении следственного отделения. Солнечный свет погожего дня, пахнущего осенью, матовый, как старая испанская монета, вливался внутрь сквозь высокие зарешеченные окна, оставляя кружевную тень на её лице.

Ее лицо вовсе нельзя было назвать красивым. Нос был слишком длинным, а над водянисто-карими глазами нависали брови, просто просившие пинцета. Губы тонкие, бескровные, а острый подбородок теперь тем более не смотрелся, ибо кто-то подбил ей правый глаз и наставил синяк на всю челюсть.

— Он налетел так неожиданно, — сказала она. — Я даже не знаю, шел ли он всю дорогу за мной или вдруг случайно выскочил из боковой улицы. Это трудно сказать.

Детектив третьего класса Хэвиленд взглянул на женщину с высоты своего роста в сто девяносто сантиметров. У Хэвиленда было тело борца и лицо херувима Боттичелли. Говорил он глубоким, отчетливым голосом не потому, что мисс Элли была глуховата, а просто потому, что это доставляло ему удовольствие.

— Вы слышали шаги? — спросил он.

— Я не помню.

— Постарайтесь вспомнить, мисс Элли.

— Я стараюсь.

— Ну ладно, на улице света не было?

— Да.

Хэл Уиллис взглянул на женщину, потом на Хэвиленда. Уиллис необычно низок для детектива, едва достигал нижнего предела уставной нормы — сто шестьдесят сантиметров. Его рост и телосложение заставляли удивляться тому исключительному успеху, с которым он выполнял служебные обязанности. Хитрые, смеющиеся глаза вызывали ошибочное впечатление веселого гнома. Даже когда Уиллис злился, он все равно улыбался. В эту минуту он, правда, не слишком радовался. Честно говоря, ему было скучно. Эту историю в разных вариациях он уже слышал множество раз до этого. Точнее, двенадцать раз.

— Мисс Элли, когда этот тип вас ударил? — спросил он.

— Когда забрал мою сумку.

— Не до того?

— Нет.

— И сколько раз он вас ударил?

— Два.

— Он вам что-нибудь сказал?

— Да… — Лицо мисс искривилось от боли, когда она об этом вспомнила. — Заявил, что это предупреждение, чтобы я не кричала, когда он уйдет.

— Что ты скажешь, Родж? — спросил Уиллис.

Хэвиленд вздохнул и то ли пожал плечами, то ли кивнул. Уиллис задумчиво помолчал. Потом спросил:

— Он вам представился?

— Да, — ответила мисс Элли. Слезы потекли из её бесцветных глаз. — Понимаю, это звучит глупо. Разумеется, вы мне не поверите, но это правда. Я же не нарисовала это себе. Никогда, никогда в жизни у меня не было фонаря под глазом.

Хэвиленд вздохнул. Уиллис сразу взял разговор на себя.

— Ну, успокойтесь, мисс Элли, — ласково сказал он. — Мы верим каждому вашему слову. Вы не первая пришли к нам с такой жалобой. Мы пытаемся сопоставить факты, которые вы нам изложили, с тем, которые у нас уже есть. — Порывшись в нагрудном кармане пиджака, он подал Элли носовой платок. — Утрите глаза!

— Спасибо, — всхлипнула мисс Элли и высморкалась. Хэвиленд, удивленный и растерянный, подмигнул своему галантному коллеге.

Уиллис выдал свою самую обольстительную улыбку, как у продавца торгового дома «Эй Энд Пи». Мисс Элли занялась делом: высморкалась и утерла глаза. Сразу почувствовала себя так, словно покупала полкило лука, а не сидела на допросе при расследовании дела о разбое.

— Когда он вам представился? — любезно спросил Уиллис.

— Когда ударил меня. Вначале… знаю, что звучит это глупо…

Уиллис ободряюще улыбнулся.

Мисс Элли подняла голову, ответила робкой девичьей улыбкой, и Хэвиленд в душе спросил себя, не влюбились ли эти двое друг в друга.

— В связи с этим грабителем ничто не звучит глупо, — заверил её Уиллис. — Так что спокойно говорите.

— Ударил меня и припугнул, — сказала мисс Элли, — а потом… потом низко поклонился. — Она взглянула на детектива, словно ожидая ужаса и удивления. Однако встретилась только с прямыми неумолимыми взглядами. — Глубоко поклонился, — повторила она, словно была разочарована, что они отреагировали не так, как она ожидала.

— Ну и… — подбодрил её Уиллис.

— А потом сказал: «Клиффорд благодарит вас, мадам».

— Сходится, — заметил Уиллис.

— Гм, — уклончиво протянул Хэвиленд.

— Клиффорд благодарит вас, — повторила мисс Элли.

— А потом исчез.

— Но вы запомнили, как он выглядел? — спросил Хэвиленд.

— Да.

— Ну и как он выглядел?

— Ну… — Мисс Элли умолкла и задумалась. — Выглядел как любой другой.

Хэвиленд и Уиллис обменялись кислыми взглядами.

— Вы не могли бы выразиться точнее? — ободряюще улыбнулся Уиллис. — Какие у него были волосы: темные, светлые или рыжие?

— На голове у него была шляпа.

— А глаза?

— Он был в темных очках.

— Его слепили яркие ночные огни, — саркастически заметил Хэвиленд, — или же он страдает какой-то глазной болезнью.

— Возможно, — сказал Уиллис. — Он был выбрит? Не было бороды или усов?

— Да, — ответила мисс Элли.

— Так что именно «да»? — переспросил Хэвиленд.

— Ну, у того парня, что напал на меня…

— Я хотел знать, что из этого к нему подходит?

— А… Он был выбрит.

— Нос большой или маленький?

— Ну… думаю, средний.

— Какие у него были губы, узкие или полные?

— Средние.

— Роста большого или маленького?

— Скорее среднего.

— Толстый или худой?

— Тоже средний, — снова ответила она.

Уиллис почему-то уже не улыбался. Мисс Элли заметила это и тоже перестала улыбаться.

— К сожалению, таким уж он был, — обиженно сказала она. — Ничем не могу помочь, но у него не было ни большого багрового шрама на лице, ни родимого пятна на носу, ничего подобного. Я не виновата, что он весь такой невзрачный и незаметный. И я не виновата, что он украл у меня сумочку. У меня в ней были все деньги.

— Ну, — снова начал Хэвиленд, — мы сделаем все возможное, чтобы он получил по заслугам. Мисс Элли, у нас есть ваше имя и адрес, и если что узнаем, дадим вам знать. Думаете, вы его узнаете, если увидите ещё раз?

— Разумеется, — заявила мисс Элли. — Он украл у меня все-все деньги. У меня в сумке была уйма денег.

Уиллис закусил губу:

— Сколько точно их было?

— Девять долларов и семьдесят два цента, — ответила мисс Элли.

— Не в деньгах счастье, — пошутил Хэвиленд, что с ним бывало нередко.

— Что-что? — переспросила мисс Элли.

— Мы вам сообщим, — сказал Хэвиленд, подхватил её под локоть и проводил к перегородке, отделявшей помещение от коридора.

Когда вернулся к столу, Уиллис что-то чертил на листке.

— Снова голые женщины?

— Что?

— Ну, ты прямо сексуальный маньяк.

— Знаю. Но в моем возрасте я могу себе это позволить. Что ты думаешь о мисс Элли?

— Она все выдумала.

— Ну ты даешь, Родж.

— Думаю, она читала в газетах о нашем Клиффорде. И ещё я думаю, что она старая дева, которая живет в двухкомнатной квартире, каждый вечер заглядывает под кровать и не находит там ничего, кроме пыли. И ещё я думаю, что вчера она с неё свалилась вниз головой, набила себе фонарь и решила, что наделает из этого шума. — Хэвиленд вздохнул. — И, кроме того, я думаю, что из вас двоих вышла бы чудная парочка. Почему бы тебе не попросить её руки?

— Во вторник ты особенно остроумен, — засмеялся Уиллис, — Значит, ты не веришь, что на неё кто-то напал?

— Эти темные очки — просто гениальная выдумка! Господи, и чего только люди не придумают!

— Может быть, у него все же были очки, — заступился Уиллис за мисс Элли.

— Разумеется, и бермуды тоже, — фыркнул Хэвиленд. — Ты только представь себе, он сразу выдал: «Клиффорд благодарит вас, мадам!» Ха-ха! Все это она вычитала из газет. Ведь в городе нет человека, который не читал бы о грабителе Клиффорде, об ударе в челюсть и глубоком поклоне.

— Думаю, она говорила правду, — твердил Уиллис.

— Тогда тебе печатать протокол, — ответил Хэвиленд. — И, между прочим, этот Клиффорд начинает уже действовать мне на нервы.

Уиллис удивленно взглянул на Хэвиленда.

— Ну, что ты уставился? — не выдержал Хэвиленд.

— Когда ты последний раз печатал протокол?

— А кто это хочет знать?

— Я, — ответил Уиллис.

— Когда это ты стал комиссаром полиции?

— Мне не нравится, что ты сачкуешь, — заметил Уиллис. Не вставая с кресла с колесиками, он придвинулся к столику с машинкой, открыл ящик и достал из него три бланка рапорта о происшествии.

— Каждый сачкует, как может, — сказал Хэвиленд. — Что, Карелла, по-твоему, не сачкует?

— Он, разумеется, сачкует, ведь он же в свадебном путешествии, — напомнил Уиллис.

— Ну и что? Нашел отговорку! Ручаюсь, что эта Элли с приветом! Тогда и рапорт писать не нужно. А если тебе хочется постучать на машинке, давай.

— У тебя хватит сил ещё раз заглянуть в чертову картотеку?

— В какой раздел? — рассмеялся Хэвиленд. — Грабитель, которого зовут Клиффорд, носит темные очки и бермуды.

Возможно, мы кое о чем забыли, — заметил Уиллис. — Разумеется, я не хочу тебя затруднять, ведь до неё отсюда не меньше полутора метров.

— Картотеку я всю уже на память выучил, — ответил Хэвиленд. — Такой жук, как Клиффорд, не забывается. Но в картотеке ничего нет. Ничего. А то, что нам рассказала мисс Элли, ничего нового нам не добавляет.

Возможно, ты прав, — сказл Уиллис.

— Нет, — отрезал Хэвиленд, покачав головой. — И знаешь, почему? Потому что все произошло не на улице, как она утверждала.

— Нет? А где?

— У неё в голове, дружище, — расхохотался Хэвиленд. — Все это произошло в голове мисс Элли.

Глава 2

Плечо теперь уже не болело.

Это было смешно. Когда вас ранят в плечо, вам кажется, что все это долго будет болеть. Но не болит. Вовсе нет.

Будь дело только в нем, Берт Клинг уже вернулся бы на работу — он был патрульным в 87 отделении. Но в комиссариате шефом его был капитан Фрик, и капитан Фрик сказал:

— Отдохни ещё неделю, Берт. Неважно, выпишут тебя из больницы или нет. Получишь ещё неделю отпуска.

И вот Берт Клинг отдыхал ещё неделю, и ему это совсем не доставляло удовольствия. Упомянутая неделя начиналась понедельником, теперь был вторник, на улице стоял прекрасный ясный осенний день, которым он всегда был рад. Но сейчас он ужасно скучал… Вначале в больнице было неплохо. Его навестили коллеги из полиции, заглянул к нему и кое-кто из детективов: он сразу стал популярной личностью в полицейском участке, и все только потому, что его ранили. Но потом популярность его прошла, посещения стали реже, и он только пролеживал бока на больничном матрасе и привыкал к нудному процессу выздоровления. Его излюбленным занятием стало зачеркивание дней в календаре. Он с радостью любезничал с сестричками, но развлечение это наскучило, когда он осознал ситуацию — пока ты пациент, ты обречен на роль зрителя. Так что он только перечеркивал день за днем и тешил себя мыслью о возвращении на службу, чего ждал и не мог дождаться.

А потом Фрик сказал:

— Отдохни ещё неделю, Берт.

Он хотел ответить: «Послушайте, капитан, я уже не нуждаюсь в отдыхе. Я здоров, как бык, честно. Мне и две пули нипочем».

Но поскольку Клинг служил с Фриком и знал, что он упрямый старый осел, то держал язык за зубами. Все время держал язык за зубами. И от этого даже устал. И вообще ему казалось бы приятнее, если бы его ещё раз ранили.

Он осознавал абсурдность своей тоски по работе, на которой он схлопотал пулю в правое плечо. И не то, чтобы его ранили при исполнении служебных обязанностей. Нет, его ранили вне службы, когда он выходил из бара, и этого не случилось бы, не перепутай его с кем-то другим.

Пуля была предназначена репортеру по фамилии Сэведж, который за кем-то следил и слишком много выспрашивал у одного из членов банды подростков. Тот потом подговорил всех своих приятелей и коллег, чтобы те занялись Сэведжем.

Клингу не повезло потому, что он выходил из того самого бара, в котором накануне Сэведж расспрашивал юношу. Банда набросилась на Клинга, чтобы исполнить приговор, и Клинг выхватил из заднего кармана служебный пистолет.

Так вот обычный человек стал героем.

У Клинга дергало плечо. Но все равно не болело. Так чего ему здесь торчать, если он вполне может ходить на службу?

Он встал, подошел к окну и выглянул на улицу. Девушкам приходилось туго, так ветер трепал их юбки. Клинг наблюдал. Ему нравились девушки. Ему нравились высокие девушки. Будь он на дежурстве, он смог бы на них полюбоваться. Он всегда с удовольствием любовался ими. Ему было двадцать четыре года, он прошел корейскую войну, и все ещё вспоминал женщин, которых встречал там, но ничто не могло сравниться с удовольствием, которое он испытывал, разглядывая девушек в Америке.

Он видел женщин, тонувших в болотах, с запекшимися лицами, в их глазах он видел отражение напалмовых пожаров, они теряли разум, заслышав рев бомбардировщиков. Видел изможденные тела, прикрытые лохмотьями из мешковины. Видел кормящих матерей, чьи груди должны были быть зрелыми, налитыми, полными молока, но вместо этого потрескались и высохли, как перезревшие плоды, что упорно держатся на сухой ветке.

Видел женщин, молодых и старых, которые дрались из-за крошки еды, и перед его глазами все стояли их молящие и пустые глаза.

А теперь он разглядывает девушек. Любуется стройны-ногами, пышными бюстами, крутыми бедрами, и чув-вует себя прекрасно.

Может, это у него пунктик, но ему кажется, что в прекрасных белых зубах, загорелых лицах и выгоревших на конце волосах есть нечто возвышающее. Может, вся соль была в том, что он никогда не сравнивал это с тем, что он рмкдел в Корее.

Кто-то постучал в дверь. Его это удивило. Отвернувшись от окна, он спросил:

— Кто там?

— Я, — ответил голос. — Питер.

— Кто? — переспросил он.

— Питер. Питер Белл.

«Кто это Питер Белл?» — удивился он. Пожал плечами и подошел к туалетному столику. Открыл верхний ящик и достал свой пистолет тридцать восьмого калибра, который лежал возле шкатулки с запонками. Прижав пистолет к бедру, подошел к дверям и чуть приоткрыл их. Достаточно однажды схлопотать пулю, и начнешь сторониться, осторожничать, открывая двери, даже если гость и представился.

— Берт? — снова раздался голос. — Это я, Питер Белл. Открой.

— Мне кажется, я вас не знаю, — уклончиво сказал Берт.

Внимательно вглядываясь в сумрак коридора, он все ещё не мог избавиться от ожидания выстрелов, которые разнесут двери в щепки.

— Ты меня не узнаешь? Эй, парень, ведь это я, Питер. Ты меня не помнишь? Ну, мы же были корешами. В Риверхеде. Это я, Питер Белл.

Клинг ещё немного приоткрыл двери. Мужчине, стоявшему в коридоре, было лет двадцать семь, не больше. Он был высок и мускулист. На нем была коричневая кожаная куртка и кепка яхтсмена. В полутьме черты лица были плохо различимы, но что-то в них было знакомое, и Берт почувствовал себя глуповато, вспомнив, что у него в руке пистолет. Он распахнул дверь настежь.

— Входи.

Питер Белл вошел в комнату. Теперь и он заметил пистолет и вытаращил глаза.

— Эй, — воскликнул он, — эй, с ума сошел, Берт, что это значит?

Клинг смущенно взглянул на пистолет, а когда узнал стоявшего посреди комнаты человека, почувствовал себя крайне неудобно.

— Ну, я как раз его чистил, — сказал он.

— Теперь ты меня узнал? — спросил Белл, и у Клинга возникло неприятное ощущение, что Белл понял его обман.

— Да, — ответил он. — Как дела, Питер?

— Да так-сяк, жить можно. — Он протянул руку. Клинг её пожал, в то же время внимательно вглядываясь в его лицо. Питера Белла можно было назвать привлекательным человеком, не будь у него такого большого горбатого носа. Но если бы Клинг не узнал ни одну другую черту его лица, он не смог бы ошибиться с этим массивным горбатым отростком, торчавшим между хитрыми карими глазами. Теперь он вспомнил, что Питер Белл был исключительно приятным парнем, только вот нос у него непрерывно рос. Последний раз они виделись лет пятнадцать назад, потом Белл переехал в другую часть Риверхеда. Значит, такой носище он отрастил за эти годы. Клинг вдруг осознал, что упрямо таращится на него, и почувствовал себя совсем неудобно, когда Белл сказал:

— Что ты так уставился на мой клюв? Ничего себе, да? Это не нос, а прямо хобот!

Воспользовавшись неожиданной переменой темы, Клинг убрал пистолет обратно в ящик туалетного столика.

— Думаю, ты гадаешь, зачем я здесь? — продолжал Белл.

Честно говоря, Клинг именно этим и занимался. Он обернулся, закрыв ящик.

— Ну нет. Старые друзья часто… — он умолк, не желая лгать дальше. Питера Белла другом он не считал. Они не виделись пятнадцать лет, но и в детстве, и в юности они как-то не сблизились.

— Я прочел в газетах, что тебя ранили, — заявил Белл. — Ужасно люблю читать. Каждый день покупаю полдюжины — лезет. Что ты на это скажешь? Ручаюсь, ты и не знаешь, что в нашем городе выходит столько газет. Я всегда их читаю от первой до последней страницы. Ничего не упускаю.

Клинг усмехнулся, не зная, что и сказать.

— Ну, вот видишь, — продолжал Белл, — это был просто шок для меня и Молли, когда мы прочли, что тебя ранили. И после этого я вдруг встречаю твою матушку на Форрест-авеню. Она говорит, они оба, она и твой папаша, просто сами не в себе, но этого следовало ожидать.

— Но ведь это всего лишь рана в плечо, — заметил Клинг.

— Только царапина, и все? — осклабился Белл. — Ну, я и решил заехать к тебе, парень.

— Говоришь, Форрест-авеню? Ты что, вернулся в старые места?

— Что? Да нет. Я же таксист. У меня свое такси, лицензия и тому подобное. Обычно я мотаюсь по Айоле, но вызывают меня и в Риверхед, вот я и попал аж на Форрест-авеню и случайно увидел твою мамашу. Вот так.

Клинг снова взглянул на Белла и понял, что на нем не кепка яхтсмена, а форменная фуражка, которую тот носит на работе.

— Я прочитал в газетах, когда героя-полицейского должны выпустить из больницы, — продолжал болтать Белл. — Они привели и твой адрес, и все. Ты ведь со своими стариками не живешь?

— Нет, — сказал Клинг. — Когда я вернулся из Кореи…

— Ну, там я не был, — перебил его Белл. — Прорвана барабанная перепонка. Ну разве не смешно? Но я так думаю, что настоящая причина, почему меня не взяли, — это мой румпель. — Он коснулся носа. — В газетах писали о том, что начальник дал тебе ещё неделю отпуска. — Белл засмеялся. Зубы у него были очень белые и ровные. На подбородке у него была очаровательная ямочка.

«Но нос все портит,» — подумал Клинг.

— Как ты себя чувствуешь в роли звезды? Скоро начнешь выступать в той телепередаче, где отвечают на вопросы про Шекспира.

— Ну… — нерешительно протянул Клинг. У него появилось желание, чтобы Питер Белл ушел. Этого визита он не хотел и уже был сыт им по горло.

— Ну, — продолжал Белл, — я, конечно, должен был к тебе заглянуть.

И после этого в комнате повисла напряженная тишина. Клинг выдавил из себя:

— Выпьем по рюмочке? Или угостить чем-нибудь?

— К рюмке я никогда не прикасаюсь, — заявил Белл.

Опять тишина. Белл потер свой нос.

— Я скажу тебе, зачем я пришел, — наконец сообщил он.

— Ну, так зачем? — подбодрил его Клинг.

— Если честно сказать, я сам колеблюсь, но Молли думает… — Белл помолчал. — Знаешь, я женат.

— Я не знал.

— Да. Ее зовут Молли… Фантастическая женщина. У неё двое детей и ждет третьего.

— Это замечательно, — признал Клинг, и у него появилось неприятное предчувствие.

— Ну, пора мне переходить к делу, да? У Молли есть сестра, лакомый кусочек. Зовут её Дженни. Ей семнадцать. С того времени, как умерла мать Молли, живет с нами. Почти два года. Вот. — Белл запнулся.

— Понимаю, — поддакнул Клинг, недоумевая, что ему за дело до семейных проблем Белла.

— Девочка — прелесть. Слушай, я тебе откровенно говорю, кадр-люкс. Она выглядит точно как Молли в её годы, а Молли это тебе не какая-нибудь, даже сейчас, когда она в положении и все такое.

— Не понимаю, Питер.

— Ну, девочка гуляет.

— Гуляет?

— Ну, так считает Молли. — Белл сразу почувствовал себя не в своей тарелке. — Знаешь, не то чтобы Молли заметила, что она встречается с каким-то соседским парнем или что-то в таком роде. Но она видит, что девка гуляет, и боится, что та попала в дурную компанию. Понимаешь, что я имею в виду? Все бы ничего, не будь Дженни такая хорошенькая. Знаешь, Берт, я скажу тебе прямо. Хоть она и моя родственница, но, по-моему, она уже больше знает о жизни, чем все окрестные старухи вместе взятые. Поверь мне, а уж девка-то люкс!

— О’кей, — кивнул Клинг.

— Дженни нам ничего не говорит. Мы на неё жмем, но она ни гу-гу. У Молли возникла идея нанять частного детектива, который бы выяснил, куда она ходит и так далее. Но с наших заработков, Берт, мы такого позволить не можем. И, кроме того, мы думаем, она ничего плохого не делает.

— Ты хочешь, чтобы я за ней проследил? — неожиданно дошло до Клинга.

— Нет, нет, ничего подобного. Господи, да как бы я мог просить такое, да ещё через пятнадцать лет? Нет, Берт, нет!

— А что тогда?

— Мы хотим, чтобы ты с ней поговорил. И только. Молли будет просто счастлива. Понимаешь, Берт, когда женщина ждет ребенка, у неё бывают странные желания. То соленые огурчики, то мороженое, то ещё что. И с этим также. Вот застряла у неё в голове мысль, что Дженни может стать правонарушительницей или ещё хуже.

— Я должен с ней поговорить? — потрясение воскликнул Берт. — Ведь я её даже не знаю. И что это даст, если…

— Ты полицейский. Молли уважает закон и порядок. Если я приведу полицейского, она будет счастлива.

— Черт побери, я ведь мелкая сошка.

— Это неважно. Молли увидит униформу и будет счастлива. И, кроме того, ты ведь можешь Дженни помочь. Кто знает? Если она связалась с какими-то хулиганами…

— Нет, Питер, я не могу. Мне очень жаль, но…

— У тебя впереди целая неделя, — настаивал Белл, — и тебе нечего делать. Слушай, Берт, я читал газеты. Разве я просил бы тебя жертвовать своим свободным временем, если бы знал, что ты целые дни патрулируешь по улицам? Берт, помоги.

— Не в том дело. Но я просто не знаю, что мне сказать этой девушке. Ты не обижайся, но…

— Прошу тебя, Берт. Ну окажи мне любезность. По старой дружбе. Прошу тебя.

— Нет, — ответил Клинг.

— Кроме того, вполне возможно, что девушка связалась с какой-то бандой. И что потом? Разве не должна полиция предупредить преступление, уничтожить его ещё в зародыше? Ты меня разочаровал, Берт.

— Очень жаль.

— Ну, ладно, ты ведь не обязан, — сказал Белл. Встал, очевидно, собираясь уходить. — Но если ты надумаешь, я оставлю тебе адрес. — Он достал из кармана бумажник и поискал листок бумаги.

— Только на случай, если ты передумаешь, — подчеркнул Белл. — Смотри, — в кармане кожаной куртки он нашел огрызок карандаша и начал чиркать на клочке бумаги. — Это на Де Витт-стрит, большой дом посередине. Ни с чем не спутаешь. Если передумаешь, загляни завтра вечером. Я задержу Дженни дома часов до девяти. Ладно?

— Вряд ли я передумаю, — защищался Клинг.

— Ну а вдруг, — настаивал Белл. — Я был бы тебе очень благодарен, Берт. Значит, завтра вечером. Это среда. Ладно? Адрес здесь. — Он подал Берту бумажку. — А тут внизу я написал и номер телефона, на случай, если ты заблудишься. Будь добр, положи его в бумажник.

Клинг взял листок и, поскольку Белл внимательно следил за ним, вложил его в нагрудный карман.

— Думаю, ты придешь, — сказал Белл. Потом пошел к дверям. — Как бы то ни было, спасибо, что ты меня хотя бы выслушал. — Очень здорово, что мы встретились, Берт.

— Взаимно, — ответил Клинг.

— Ну, до свидания. — Белл закрыл за собой двери.

В комнате сразу стало очень тихо.

Клинг подошел к окну. Видел, как Белл вышел из дома. Следил, как он садится в лимонно-желтое такси, которое резко отвалило от тротуара и исчезло вдали. Потом уже был виден только пожарный гидрант, у которого только что стояла его машина.

Глава 3

О субботней ночи сложено немало песен.

Во всех этих песнях обсасывается мысль, что субботняя ночь — это ночь одиночества. Этот миф стал частью современной американской культуры, и его знает каждый. Спросите любого в возрасте от шести до шестидесяти: «Какая ночь в неделе самая одинокая?», — и он вам ответит: «Субботняя».

Ночь вторника никого не беспокоит. Печать о ней не пишет, никто её не превозносит и песен о ней никто не складывает. Но для многих что ночь субботы, что вторника — все едино. Трудно разделить их по степени одиночества. Кто более одинок, мужчина на безлюдном острове в субботнюю ночь, или женщина, исполняющая танец с факелами в самом большом и шумном клубе ночью во вторник? Одиночество не обращает внимания на календарь. Суббота, вторник, пятница, четверг — все они одинаково серы.

Ночью во вторник двенадцатого сентября на одной из самых безлюдных улиц города стоял черный седан марки «Меркурий», и двое мужчин на переднем сиденье предавались самому нудному занятию на свете.

В Лос-Анджелесе это называется «подпирать забор». В городе, где работали эти двое, их занятие было известно под шифром «прятки». «Прятки» требуют исключительной устойчивости против сна, особую выносливость к одиночеству и изрядную долю терпения.

Из двух мужчин, сидевших в седане марки «Меркурий», детектив второго класса Мейер был более терпелив. На самом деле он был самым терпеливым полицейским 87 участка, если не всего города. Отец Мейера считал себя непревзойденным шутником. Звали его Макс. Когда Мейер родился, отец Макс дал ему имя Мейер Мейер.

Ребенок, которого звали Мейер Мейер, вызывал такой смех, что все за животы хватались. Вы должны быть весьма терпеливы, если родились евреем. И сверхчеловечески терпеливы, если обожравшийся папаша повесит на вас такой подарочек, как имя Мейер Мейер. И Мейер научился быть терпеливым. Но сосредоточиться и хранить терпение всю жизнь требует чрезмерных психических усилий, а как говорится, ничто не дается даром. У Мейера Мейера голова была как колено, хотя ему было всего тридцать семь лет. Детектив третьего класса Темпл уснул. Мейер всегда мог заранее сказать, когда Темпл отключится. Тот был могучим типом, и Мейер считал, что крупным людям нужно больше спать.

— Эй! — позвал Мейер.

У Темпла мохнатые брови поползли на лоб.

— Что случилось?

— Ничего. Что ты думаешь об этом бандите, Клиффорде?

— Думаю, пуля по нему плачет, — коротко бросил Темпл. Обернувшись, он встретился с пронзительным взглядом спокойных бесцветных глаз Мейера.

— Я тоже так думаю, — улыбнулся Мейер. — Ну как, соснул чуток?

— Да, и уже ни в одном глазу. — Темпл почесал в паху. — Черт, от этого зуда третий день жизни нет. С ума сойти можно. Нельзя же чесаться при народе.

— Какие-нибудь паразиты? — заинтересовался Мейер.

— Наверно. Я уже совсем ошалел. — Он помолчал. — Жена ко мне уже не подходит. Боится подцепить эту гадость.

— А может, это ты подцепил от нее, — заметил Мейер. Темпл зевнул.

— Об этом я и не подумал. Может, ты и прав. — Молчание снова.

— Будь я грабителем, — начал Мейер, понимая, что единственный способ удержать Темпла на ногах, это разговаривать с ним, — я бы не выбрал имя вроде Клиффорда.

— Клиффорд — это звучит как-то по-голубому, — согласился Темпл.

— Стив — подошло бы грабителю гораздо больше, — рассудил Мейер.

— Слышал бы тебя Карелла.

— Но Клиффорд… Не знаю, не знаю. Думаешь, его все-таки так и зовут?

— Возможно. Зачем выдумывать такое имя, не будь оно настоящим?

— В этом вся суть, — сказал Мейер.

— Так или иначе, по-моему, он ненормальный, — заявил Темпл. — Зачем бы ему иначе кланяться своим жертвам и ещё благодарить их? Он чокнутый.

— А ты знаешь анекдот о газетном заголовке? — неожиданно спросил Мейер, который любил хорошую шутку.

— Нет. Какой?

— Заголовок, который появился в газете, когда маньяк бежал из психушки, пробежал три мили и неподалеку оттуда изнасиловал девушку.

— Нет. А что за заголовок?

И Мейер выдал с ораторским пафосом и соответствующей жестикуляцией: «Свихнулся, сбежал да ещё и кайф словил!»

— Ну и шуточки у тебя, — сказал Темпл. — Иногда я думаю, тебе просто удовольствие доставляет повторять всякие глупости.

— Разумеется, я их обожаю.

— Ну, псих он или нет, до сих пор ограбил тринадцать женщин. Тебе Уиллис говорил о той женщине, что приходила сегодня днем?

Мейер взглянул на часы.

— Вчера днем, — поправил он. — Да, говорил. Может быть, тринадцать окажется для Клиффорда несчастливым числом, как ты думаешь?

— Возможно. Терпеть не могу грабителей. Житья от них нет. — Он почесался. — Предпочитаю злодеев-джентльменов.

— Например?

— Да хоть убийц. Убийцы, по-моему, выше классом, чем грабители.

— Дай Клиффорду время, — заметил Мейер. — У него пока только разминка.

Они оба умолкли. Мейер задумался и наконец сказал:

— Я слежу за этой историей по газетам. Нечто подобное произошло и в другом округе. Кажется, в тридцать третьем.

— Ну да?

— Там резвится какой-то парень, который ворует кошек.

— Ну да, — удивился Темпл. — Обычных кошек?

— Ага, — поддакивал Мейер, внимательно глядя на Темпла. — Понимаешь, домашних тварей. На прошлой неделе насчитали восемнадцать случаев. Здорово, правда?

— Ну, я тебе скажу… — протянул Темпл.

— Я за этим делом слежу, — сказал Мейер. — Потом расскажу тебе, чем все кончилось. — Он наблюдал за Тем-плом и его моргавшими синими глазами. Мейер был очень терпелив. Рассказывая Темплу о кражах кошек, он знал, что делает. Он все ещё испытующе глядел на Темпла, когда заметил, как тот вдруг привстал на сиденье.

— Что там? — спросил он.

— Тс-с-с! — зашипел на него Темпл.

Оба прислушались. Из отдаленного темного конца улицы доносилось равномерное цоканье высоких каблуков по тротуару. Вокруг стояла тишина, как в огромном соборе, закрытом на ночь. Тишину нарушал один только громкий стук деревянных каблучков. Они сидели неподвижно, ждали, были настороже.

Женщина прошла мимо машины, не оборачиваясь. Шагала она быстро, высоко подняв голову. Высокая блондинка, которой было чуть больше тридцати. Вот она уже миновала машину, и стук каблучков затих.

И тут они услышали равномерный ритм других шагов. Звучали они совершенно иначе. Это было уже не легкое цоканье женских шажков, а тяжелые и весомые шаги мужчины.

— Клиффорд? — спросил Темпл.

— Может быть.

Они ждали. Шаги приближались. Приближавшегося человека они видели в боковом зеркале. Потом Темпл и Мейер одновременно вышли из машины, каждый на свою сторону.

Парень остановился, страх появился в его глазах.

— Что… что это значит? Ограбление?

Мейер моментально обежал вокруг машины и встал за ним. Темпл тем временем преградил ему путь.

— Вас зовут Клиффорд? — спросил Темпл.

— Что?

— Клиффорд?

— Нет, — ответил мужчина и выразительно покачал головой. — Вы не на того напали. Послушайте, я…

— Полиция, — коротко бросил Темпл и сверкнул значком.

— По… по… полиция? А что я сделал?

— Куда вы идете? — спросил Мейер.

— Домой. Я прямо из кино.

— Уже поздновато для кино, вам не кажется?

— Что? Ах, да, мы зашли в бар.

— Где вы живете?

— Там, в конце улицы, — показал перепуганный и сбитый с толку парень.

— Как вас зовут?

— Френки. — Он помолчал. — Можете спросить кого хотите.

— Френки, а как дальше?

— Орольйо. С «и кратким».

— Что вы задумали, преследуя эту женщину? — выпалил Мейер.

— Что? Какую женщину? Вы с ума сошли!

— Вы преследовали женщину, — подтвердил Темпл. — Зачем?

— Я? — парень прижал руки к груди. — Чтобы я! Послушай, дружище, вы меня с кем-то спутали. Я не тот, кто вам нужен.

— Впереди вас шла блондинка, — настаивал Темпл, — а вы шли за ней. Если вы не преследовали ее…

— Блондинка? О пресвятая Дева! — вздохнул Орольйо.

— Да, блондинка, — продолжал Темпл, повышая голос. — И что вы на это скажете, мистер Орольйо?

— В синем костюме? — спросил Орольйо. — Блондинка в синем костюме? Вы её имеете в виду?

— Да, её, — кивнул Темпл.

— О пресвятая Дева, — возопил Орольйо.

— Ну, так что вы на это скажете? — не унимался Темпл.

— Ведь это моя жена!

— Что?

— Моя жена. Моя жена Кончетта, — теперь Орольйо был в восторге. — Моя жена Кончетта. Она не блондинка. Она только красится.

— Послушайте…

— Клянусь. Мы вместе пошли в кино, а потом зашли выпить пива. В баре начался скандал, она взяла и ушла. Она всегда так делает, стерва.

— Точно? — спросил его Мейер.

— Клянусь волосами моей тетки Кристины. Взорвется, потом ни с того ни с сего вскочит — и понеслась. Ну, я дам ей минут пять, и иду следом. И это все, честное слово. Иисусе, зачем бы мне преследовать какую-то блондинку?

Темпл взглянул на Мейера.

— Вы можете пойти со мной, — заявил Орольйо и решительно двинул вперед. — Я вас познакомлю. Это моя жена! Чего вы, собственно, от меня хотите? Это моя жена.

— Ручаюсь, вы правы, — решительно сказал Мейер и отвернулся к Темплу. — Джордж, вернись в машину, — сказал он. — Я ему верю.

Орольйо вздохнул.

— Боже, ну это же надо! — с облегчением сказал он. — Значит, меня чуть не обвинили в приставании к собственной жене. Вот дерьмо!

— Дерьмо могло быть и покруче, — заметил Мейер.

— Ну да? Как это?

— Это могла быть и не ваша жена.

* * *

Он стоял в глубокой тени, и ночь скрывала его своим плащом. Он слышал собственное учащенное дыхание, несмолкающий шум города и даже храп спящих людей. В некоторых домах ещё горели огни, одинокие стражники, они пронзали тьму своими желтыми лучами. Он стоял во тьме, которая была его другом, они стояли с ней плечом к плечу. В темноте светились только его глаза — бдительные и ждущие.

Он увидел её, как только она перешла улицу. Она была в туфлях на резиновой подошве, на низких каблуках, и хотя шла она тихо, он её сразу заметил. Прижавшись к за — копченной кирпичной стене, он ждал, наблюдая, как беззаботно она несет сумочку.

Женщина была похожа на спортсменку. Этакий пивной бочонок на коротких толстых ногах. Он предпочитал тех, которые выглядят более женственно. У этой не было высоких каблуков, и шагала она вприпрыжку, видно, относилась к тем спортивным типам, что проходят по десять километров перед каждым завтраком.

Итак, она приближалась подпрыгивающей походкой, дергаясь как паяц на веревочке. И чесалась. Чесалась, как большая обезьяна, которую заели вши. Возможно, она возвращалась домой с игры в бинго или партии в покер, может, она только что кого-нибудь убила, и тогда подпрыгивавшая сумка просто набита шуршащими банкнотами.

Он вытянул руку. Обхватив вокруг шеи, притянул к себе раньше чем она могла закричать, и затащил в темную подворотню. Потом повернул её к себе, отпустил её горло, схватил огромной лапой за свитер, сжав его в горсти, и огрел её спиной о кирпичную стену.

— Заткни рот, — зашипел он на нее. Голос у него был тихим, но глубоким. Заглянул ей в лицо. Злые зеленые глаза, слегка прищурившись, глядели на него. У неё был толстый нос и грубая кожа.

— Что вам надо? — хрипло спросила она.

— Сумку, — рявкнул он. — Быстро.

— Почему на вас очки?

— Давай сюда сумку.

Он потянулся за сумкой, женщина отдернула её. Тогда он крепче ухватился за свитер, на миг оттянул от стены и снова впечатал её.

— Сумку!

— Нет!

Ладонью он сильно ударил её по губам. Голова её отлетела назад, она затрясла ею, пытаясь прийти в себя.

— Послушай, — сказал он, — как следует меня послушай. Я не хочу тебе зла. Это только для острастки. А теперь давай мне сумку и, когда я уйду, чтобы ни звука, слышишь? Ни звука!

Женщина тыльной стороной ладони медленно утерла рот. В темноте заметила кровь и прошипела:

— Не смей прикасаться ко мне, ты, бандитская рожа!

Она замахнулась и ударила его не задумываясь. Он вдруг ощутил удар по лицу, потом ещё и еще. Она так и молотила его мясистыми руками.

— Ах ты мерзкая вошь, — зарычал он, схватил её за руку и толкнул на стенку. Ударил её дважды, чувствуя, как его ободранные костяшки врезаются в её тупую, мерзкую морду. Ударившись спиной о стену, она застонала и рухнула на тротуар к его ногам.

Тяжело дыша, он стоял над ней. Оглянулся через плечо, осмотрел улицу, потом приподнял очки, чтобы лучше видеть. Никого не было. Быстро нагнулся и вырвал у неё сумку.

Женщина не пошевелилась.

Снова взглянул на нее. Что за дура ему попалась? Он же не хотел заходить так далеко. Снова нагнулся и приложил ухо к её груди. Та была твердой, как у мужчины; дыхание нормальное. Успокоившись, он встал, по лицу пролетела слабая усмешка.

Он ещё постоял над ней, потом поклонился, руку, в которой держал сумку, галантно приложил к груди и сказал:

— Клиффорд благодарит вас, мадам.

И исчез в ночи.

Глава 4

Полицейские 87 округа могут договориться о чем угодно, но только не о том, сколько платить осведомителям. Или, как говорила одна старуха, целуясь с коровой: — «Это дело вкуса», потому что осведомитель одного топтуна для другого — просто никчемный бездельник.

Общепризнанно было, что надежнее всех — Дэнни Джимп, но и самые верные его приверженцы понимали, что некоторые их коллеги добивались лучших результатов, используя как стукача кого-то другого. Невозможно было отрицать, что все они зависели от информации, добытой в контактах с уголовным миром. Речь шла только о том, кто что предпочитает.

Хэл Уиллис предпочитал типа по прозвищу Пузан Доннер. С его бесценной и хорошо оплаченной помощью он расщелкнул немало твердых орешков, и теперь уже не было сомнений, что вежливый, кланяющийся грабитель Клиффорд становился одним из них.

Только одно в Доннере могло отвратить от идеи задействовать его в операции — это его безумная любовь к турецким баням. Уиллис и так был худ, и ему, как и его коллегам, совсем не улыбалось сбрасывать кило-два каждый раз, когда нужно было что-то узнать от Доннера.

Доннер, напротив, был не просто толст. Он был чудовищно пузат. А пузан — это определение человека более чем толстого. Доннер был могучим. Исполинским. Величественным.

И вот он сидел, прикрыв срам полотенцем, и когда дышал паром, окружавшим его и Уиллиса, толстые слои жира тряслись по всему телу. Кожа у него была нездорово бледной, и Уиллис подозревал, что он наркоман, но ни за что на свете не дал бы арестовать такого роскошного осведомителя.

Доннер сидел, как белый Будда, и дышал паром. Уиллис наблюдал за ним и потел.

— Клиффорд, да? — спросил Доннер. Голос у него был глухой, замогильный, словно возвещавший о приходе смерти.

— Клиффорд, — подтвердил Уиллис. Он чувствовал, как под его коротко остриженными волосами выступал пот, как он стекает ему на шею, на лопатки и дальше по позвоночнику. Ему было жарко. Во рту пересохло. Он наблюдал за Денвером, который оседал как огромное вянущее растение, и проклинал в душе всех толстяков. — Клиффорд. Разумеется, ты о нем читал. Этим полны все газеты.

— Я вообще не читаю газеты, — признался Доннер. — Только юмор.

— Тогда о деле. Речь идет о грабителе. Вначале он бьет жертву, потом её грабит, потом низко кланяется и говорит: «Клиффорд благодарит вас, мадам».

— Он интересуется только девками?

— Пока да, — согласился Доннер.

— Я его не знаю, — сказал Доннер, качая головой, разбрызгивая пот на стены, отделанные кафелем. — Клиффорд… Это имя мне ничего не говорит. Расскажите мне о нем подробнее.

— Носит темные очки. Во всяком случае, был в них последние два раза.

— Фильтры? Этот кореш и ночью их не снимает?

— Ну и?

— Клиффорд, кореш, курвы… Одни «К». А как насчет кокаина?

— Неизвестно.

– «К», понимаете? — продолжал Доннер. — Клиффорд, курвы… и т. д.

— Ага, начинаю понимать.

Доннер пожал плечами. Казалось, что в парильне стало ещё жарче. Этот проклятый пар, что валил неизвестно откуда, заполнял комнату густой влажной завесой горячего тумана. Уиллис тяжело вздохнул.

— Клиффорд, — повторил Доннер. — Это кличка?

— Понятия не имею.

— Знаете, я встречал множество бандитов, но ни у одного не было на лбу написано, что он Клиффорд. Что, если это какой-то любитель, которому главное — потискать девок? Или что-то еще? Подождите, Клифорд… Может, он крадет просто от голода?

— Он ограбил уже четырнадцать женщин, — заметил Уиллис. — Давно бы мог удовлетворить любой голод.

— Изнасилований не было?

— Нет.

— Значит, его интересует только дело. Он не садист?

— Неизвестно.

— Большой улов?

— Самый крупный — пятьдесят долларов. Остальные — совершенно ничтожные суммы.

— Вшивота. — Доннер наморщил лоб.

— А ты что, знаешь грабителей, работающих по-крупному?

— Те, что работают в вашем районе, наберут максимум на жвачку. Но в свое время я знавал серьезных мужиков. — Доннер улегся на мраморную скамью и поправил полотенце на бедрах. Уиллис потной рукой попытался утереть пот со лба.

— Слушай, а ты когда-нибудь выходишь наружу? — полюбопытствовал Уиллис.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, туда, где нормальный воздух.

— Ну, разумеется, этим летом я им досыта надышался. Какое было лето!

Уиллис вспомнил рекордную жару, от которой чуть не замерла вся жизнь в городе.

— Верно, верно, — сказал он. — Ну так что, Пузан, у тебя есть что-нибудь для меня?

— Да, пожалуй, ничего. Или он новичок, или держится в стороне.

— Много новых лиц в городе?

— Знаете, дружище, какие-то новые лица есть всегда, — ответил Доннер, — но ни об одном из этих парней я бы не сказал, что они способны на такое. Честно говоря, немногих грабителей я знаю. Это уже только для сопляков. Думаете, Клиффорд тоже из таких?

— Судя по словам его жертв — нет.

— Значит, он постарше?

— Между двадцатью и тридцатью.

— Трудный возраст, — заметил Доннер. — Уже не пацан, но ещё не мужчина.

— Ну, бьет он по-мужски, — заметил Уиллис. — Вчерашнюю пришлось отвезти в больницу.

— Знаете что, — сказал Доннер, — я кое-где прогуляюсь. Буду держать ушки на макушке и, если что, звякну вам. Идет?

— Когда?

— Скоро.

— И как долго будет тянуться это твое «скоро»?

— Что вам так приспичило? — спросил Доннер и почесал нос указательным пальцем. — Вам нужен тот самый или другой сойдет?

— Настоящий подошел бы больше, — ответил Уиллис.

— Ладно. Тогда я поищу… Сегодня что?

— Среда.

— Среда, — повторил Доннер и потом почему-то добавил: — Среда — чудесный день. Попытаюсь связаться с вами ещё этой ночью.

— Если позвонишь, буду ждать, иначе уйду домой в четыре.

— Звякну, — пообещал Доинер.

— О’кей, — сказал Уиллис. Встал, подтянул полотенце на бедрах и направился к выходу.

— Эй, вы ничего не забыли? — крикнул ему вслед Доннер.

Уиллис обернулся:

— Я пришел сюда только с этим полотенцем.

— Но, дружище, я сюда хожу каждый день, — сказал Доннер, — и мне это недешево обходится.

— О цене поговорим потом, когда что-то узнаешь, — отрезал Уиллис. — Пока что я не получил ничего, кроме пара.

* * *

Берт Клинг задумался, что он тут, собственно, делает. Спустившись по лестнице от станции надземки, он тут же нашел основные ориентиры. Это не были его родные места, но все же мальчишкой он шатался неподалеку отсюда, и, к своему удивлению, заметил, что в груди у него потеплело.

Взглянув вперед и пробежав взглядом по улице, он увидел плавный изгиб путей, по которым со скрипом и снопами искр проносились трамваи, что сворачивали на Кэннон-роуд и дальше на север. Видел и мерцавшие огни чертова колеса на фоне темневшего неба — каждый апрель и сентябрь тут проходили гуляния или открывался Луна-парк.

Мальчишкой он часто ходил в Луна-парк и эту часть Риверхеда знал почти так же хорошо, как свой родной квартал. И там, и здесь звучала какая-то особая речь — только итальянцев, ирландцев, евреев и негров. Похоже, что в Риверхеде разожгли огонь под кипящим котлом национальностей и забыли его погасить.

В этой части города никогда не было волнений на расовой или религиозной почве, и Клинг весьма сомневался, что подобное тут вообще возможно. Вспомнил о расовых столкновениях 1935 года в районе Даймондбэк, когда люди в Риверхеде начали бояться, что беспорядки захватят и их район. Было удивительно и невероятно, что пока белые и черные в Даймондбэке перегрызали друг другу горло, белые и черные в Риверхеде молились, чтобы эта чума не распространилась на их дома.

Тогда он был ещё маленьким мальчиком, но навсегда запомнил отцовские слова: «Берт, если ты окажешься замешанным в это свинство, то не сможешь сесть как минимум неделю. Так тебя выдеру, что, дай Бог, если сможешь ходить».

Зараза тем не менее не распространилась.

Теперь он шел вверх по авеню и упивался видом знакомых мест.

Молочные — «латтичини», мясные лавки, где продавали кошер, торговля лаками и красками, большой торговый дом «Эй Энд Пи», пекарня и кондитерская «Сэма"на углу. Сколько же мороженого съедено им в этой кондитерской! Он хотел было заглянуть на минутку поздороваться с Сэмом, но за пультом стоял незнакомый низкорослый тип головой как колено, совсем не похожий на Сэма. С тоской осознал, что со времен его безвозвратного детства многое изменилось.

При этой мысли он вдруг протрезвел и Бог весть в который раз удивился, почему он возвращается в Риверхед, направляясь по Де Витт-стрит к дому Питера Белла. Поговорить с юной девицей? Что он может сказать семнадцатилетней телке? Держи ноги вместе, детка?!

Он пожал широкими плечами. Высокого роста, стройный, он в этот вечер был в темно-синем костюме, а его русые волосы на фоне темной ткани казались ещё светлее. Дойдя до Де Витт-стрит, он свернул на юг и достал из бумажника адрес, который дал ему Питер.

На верхнем конце улицы увидел желтую кирпичную стену, ограждавшую территорию средней школы. По обе стороны стояли жилые дома, в основном деревянные, только кое-где кирпичные постройки нарушали их однообразие. Старые деревья росли вплотную к бордюрам по обе стороны улицы, и их кроны склонились друг к другу, образуя осенними листьями сияющий соборный свод. Тишина и спокойствие царили на Де Витт-стрит. Он видел кучи листьев, скопившиеся на канализационной решетке, видел мужчину, державшего в одной руке грабли, который, заложив другую за спину, с важным видом наблюдал за крохотным костром опавших листьев, горевшим у его ног. Приятно пахло дымом. Он глубоко вздохнул. Здесь был совсем иной воздух, чем на заполненных толпой улицах 87 округа, с переполненными домами и закопченными зданиями, протягивавшими свои грязные бетонные пальцы к грязному небу. Тут были деревья вроде тех, из Гро-вер-парка, что врезался в 87 округ на юге. Но тут человек мог быть уверен, что за их толстыми стволами не прячется враг. В этом вся разница.

В густеющих сумерках вдруг зажглись электрические фонари. Берт Клинг шагал, прислушиваясь к звуку собственных шагов, и — что самое удивительное — был рад, что он здесь.

Нашел нужный дом. Это было внушительное здание на середине улицы, точно такое, как описал Белл. Дом был высоким, на две семьи, кирпич с деревом, деревянные балки выкрашены белым. Бетонная подъездная дорожка поднималась к белому гаражу у дома. К входным дверям вело несколько ступеней. Клинг снова проверил адрес, поднялся на крыльцо и позвонил. Немного подождал, пока за дверью не загудело, и когда повернул ручку, нажав её вниз, почувствовал слабый щелчок. Войдя в маленькую прихожую, увидел, как открылись противоположные двери и, улыбаясь, в прихожую вошел Питер Белл.

— Берт, ты пришел! Господи, я и не знаю, как тебя благодарить.

Клинг кивнул и улыбнулся. Белл схватил его за руку.

— Проходи, проходи! — Потом зашептал: — Дженни ещё дома. Я представлю тебя как своего приятеля, что работает в полиции, а потом Молли и я исчезнем, ладно?

— Ладно, — ответил Клинг.

Белл ввел его в распахнутые двери. В доме ещё чувствовался запах кухни, приятный аромат, который ещё усиливал ностальгию, охватившую Клинга. Дом был теплым, безопасным и уютным по сравнению с тем, что творилось вокруг.

Белл приоткрыл дверь и позвал:

— Молли!

Клинг заметил, что интерьер решен был на манер железнодорожного вагона, комнаты следовали одна за другой, так что попасть в последнюю можно было, только пройдя все предыдущие. Первые двери вели в маленькую гостиную, вся обстановка которой состояла из дивана и двух кресел, которые явно рекламировались в каком-нибудь дешевом мебельном магазине как "идеальный гарнитур для современного жилища". Над диваном висело зеркало. Над одним из кресел — подрамник в дешевой рамке. Непременный телевизор стоял в углу, а другой угол занимало окно с калорифером под ним.

— Садись, Берт, — сказал Белл. — Молли! — позвал он снова.

— Идем, идем, — донеслось с другого конца дома. Клинг предположил, что там кухня.

— Готовит, — объяснил Белл. — Сейчас придет. Садись, Берт.

Клинг сел в кресло. Белл суетился возле него, стараясь быть любезным хозяином.

— Что тебе предложить? Сигареты? Что ты хочешь?

— Последний раз, когда мне захотелось пива, — заметил Клинг, — меня чуть не подстрелили.

— Но тут никто не собирается в тебя стрелять. Давай хлебнем пивка. У меня хорошее, холодное.

— Нет, спасибо, что-то не хочется, — вежливо отказался Клинг.

В комнату вошла Молли Белл, вытирая руки полотенцем.

— Ты, разумеется, Берт, — сказала она. — Питер мне о тебе много рассказывал.

Еще раз вытерев правую руку, она подошла к Клингу, который встал, и протянула ему руку. Клинг сердечно пожал её. Когда Белл описывал её, он сказал: "Молли не какая-то там старая кляча, — даже сейчас, когда она в положении и все такое".

Клинг старался быть снисходительным, но, по правде говоря, он вряд ли смог бы назвать Молли Белл привлекательной. Возможно, когда-то она и была симпатичной, но те времена уже безвозвратно прошли.

Даже если забыть о большом выпуклом животе будущей матери, все равно перед ним стояла только заурядная замотанная блондинка с выцветшими голубыми глазами. Глаза у неё были усталыми, от их уголков разбегались лучики морщинок. Матовые беспорядочные неухоженные волосы спадали на лицо. Клинг был несколько потрясен, отчасти потому, что Белл описывал её совсем иначе, но ещё и потому, что вдруг понял, что Молли не больше двадцати четырех или двадцати пяти лет.

— Мне очень приятно, миссис Белл, — сказал он.

— Ах, называй меня Молли, пожалуйста.

В голосе у Молли было что-то очень приятное, и ему даже показалось, что дела не так уж и плохи, просто ему осточертел Белл, и созданный им образ жены вызвал естественное разочарование.

И тут он подумал: что если и Дженни не такой уж лакомый кусочек? Теперь он засомневался.

— Я принесу тебе пива, Берт, — сказал Белл.

— Нет, к сожалению, я…

— Да ладно, не стесняйся, — бросил Белл и, не обращая внимания на его возражения, направился в кухню. Когда он ушел, Молли спросила:

— Я очень рада, что ты пришел, Берт. Думаю, если ты с ней поговоришь, это поможет.

— Ну, я постараюсь, — ответил Клинг. — Где она?

— В своей комнате. — Молли показала в другой конец дома. — И двери закрыты. — Покачала головой. — Это меня заботит. Очень странно она себя ведет. И мне было семнадцать, Берт, но я себя так не вела. У нашей девочки какие-то проблемы.

Клинг уклончиво кивнул.

Молли сидела, сложив руки на коленях и пло, тно сжав ноги.

— Когда мне было семнадцать, я любила погулять в компании, — задумчиво вспоминала она. — Можешь спросить Питера. Но Дженни… не знаю. У нашей девочки какие-то секреты. Одни секреты, Берт. — Она опять покачала головой. — Я стараюсь быть ей сестрой и одновременно матерью, но она со мой ничем не делится. Как будто между нами пропасть, которой никогда не было, и я этого не понимаю. Иногда я думаю… думаю, она меня ненавидит. Но почему бы ей ненавидеть меня? Я никогда не сделала ей ничего плохого. — Молли умолкла и тяжело вздохнула.

— Ну, — дипломатично ответил Клинг, — ты же знаешь, какова молодежь.

— Да, знаю, — сказала Молли. — Не так давно это было, чтобы я все забыла. Мне всего двадцать четыре, Берт. Я знаю, что выгляжу старше, но у меня двое детей, — а это не шутка, — и скоро появится ещё один. Мне нелегко. И я ещё пытаюсь образумить Дженни. А этого слишком много для меня одной. Но мне тоже было семнадцать, и это было совсем недавно, я все ещё помню. Дженни какая-то странная. Ее что-то мучает, Берт. Я столько начиталась о молодежи, что попадает в разные банды и тому подобное. Я боюсь, Что, если она связалась с дурной компанией, с молодежью, которая толкает её на дурные вещи. Думаю, именно в этом её проблемы. Возможно, тебе удастся это выяснить.

— Ну, разумеется, я попытаюсь.

— Для меня это очень важно. Я просила Питера нанять частного детектива, но он сказал, что мы не можем себе это позволить. Он прав. Нам едва хватает на жизнь. — Она опять вздохнула. — Но я очень беспокоюсь за Дженни. Ели бы я только могла узнать, что с ней, почему она так изменилась. Она такой не была, Берт. Так стало только… ну, думаю, с год. Она как-то сразу превратилась в девушку, и между нами возникла пропасть.

Белл вернулся в комнату с бутылкой и бокалами.

— Ты выпьешь, милая? — спросил он Молли.

— Нет. Мне нужно быть осторожной. — Она повернулась к Клингу. — Доктор мне сказал, что я слишком набрала вес.

Белл налил пиво. Подал бокал Клингу.

— В бутылке ещё осталось, — сказал он. — Я оставлю её на столике.

— Спасибо. — Клинг поднял бокал. — За здоровье малыша!

— Благодарю, — улыбнулась Молли.

— Знаешь, кажется, мне стоит только об этом подумать, и Молли уже готова, — подхватил Белл. — Просто фантастика.

— Ну, Питер… — со смущенной улыбкой остановила его Молли.

— Достаточно нам разок покрепче обняться, — и она в положении. Она отнесла пробу моей спермы в больницу, и ей сказали, что её бы хватило обрюхатить всю женскую половину Китая. Как тебе это нравится?

— Ну, знаешь, — растерялся Клинг.

— Нет, ты просто невыносим, — для виду пожаловалась Молли. — Но потом вынашивать-то их мне.

— Она тебе уже рассказала про Дженни?

— Да, — ответил Клинг.

— Сейчас я её позову. — Он взглянул на часы. — Мне нужно выгнать машину и отвезти Молли в кино. Потом ты сможешь поговорить с Дженни наедине… пока не придет наша няня.

— Ты часто работаешь по ночам? — спросил Клинг, только чтобы поддержать разговор.

— Раза три-четыре в неделю. Смотря сколько у меня получается днем. Это мое собственное такси, так что я сам себе хозяин.

— Понимаю, — сказал Клинг. Отхлебнул пива. Оно было отнюдь не таким холодным, как обещал Белл. Клинг начал наперед сомневаться во всей исходившей от Белла информации и ждал встречи с Дженни с известным скептицизмом.

— Я её позову, — сказал Белл.

Клинг кивнул. Молли замерла на краешке дивана. Белл вышел из комнаты и исчез в глубине квартиры. Клинг услышал, как он стучит в запертую дверь и повторяет: "Дженни! Дженни!"

Что-то пробурчали в ответ, что — Клинг не разобрал. Тогда Белл сказал:

— Тут пришел мой друг, я хотел бы вас познакомить. Он отличный парень. Ты придешь, правда?

Снова что-то буркнули, а потом Клинг услышал, как щелкнул замок, двери открылись, и молодой девичий голос спросил:

— Кто там еще?

— Мой приятель, — сказал Белл. — Пойдем, Дженни.

Клинг услышал приближающиеся шаги. Сосредоточился на своем бокале с пивом. Когда он, наконец, поднял голову, в дверях стоял Белл, а рядом с ним — девушка, и Клинг больше уже не сомневался в его правдивости.

Девушка была чуть выше Молли. У нее, как и у сестры, были русые волосы, только гладко причесанные, и это были самые светлые волосы, которые когда-либо видел Клинг. Почти золотые, как зрелая пшеница, и он сразу понял, что никакая краска здесь ни при чем. Волосы были такими же натуральными, как и лицо, очерченное правильным овалом, с мило вздернутым носиком и большими голубыми глазами. А вот брови были темными, словно природа что-то перепутала. Сочетание их с голубыми глазами и золотистыми волосами было необычайно красиво. Полные губы накрашены светлой помадой, и на них ни следа улыбки.

На ней была прямая черная юбка и синий свитер с подвернутыми до локтя рукавами. Она была девушкой стройной, но с удивительно красивыми бедрами и крепкой пышной грудью, растягивавшей свитер. И ноги у неё тоже были хороши. Колени круглые, икры плавно округлые, и даже простые шлепанцы, в которых она стояла, не убавляли их красоты.

Это была женщина, и красивая женщина. Питер Белл не солгал. Его родственница была лакомым кусочком, просто люкс.

— Дженни, это Берт Клинг. Берт, позволь тебе представить — сестра Молли Дженни Пэйдж.

Клинг встал:

— Мне очень приятно.

— Привет, — ответила Дженни, не отходя от Белла.

— Берт служит в полиции, — продолжал Белл. — Наверно, ты о нем читала. Его ранили в баре в центре города.

— Перед баром, — поправил его Клинг.

— Ну, ладно, — согласился Белл. — Золотце, Молли и мне уже нужно идти, а тут как раз зашел Берт, так что я подумал, что ты не будешь против побыть с ним немного, пока не придет наша няня. Не возражаешь?

— А вы куда? — спросила Дженни.

— Мне уже пора ехать, и заодно я отвезу Молли в кино.

— Ага, — протянула Дженни, подозрительно взглянув на Клинга.

— Ну так как? — не унимался Белл.

— Разумеется, — фыркнула Дженни.

— Я переоденусь и причешусь, — сказала Молли.

Клинг присмотрелся к ней, когда она встала. Теперь он заметил сходство между ней и Дженни, и теперь поверил, что Молли когда-то могла быть очень хорошенькой. Но замужество, материнство, работа и заботы сделали свое дело. Теперь она уже не слишком походила на свою младшую сестру, если когда-то и было так. Выйдя из гостиной, она скрылась за дверью, где, как полагал Клинг, была ванная.

— Прекрасный вечер, — растерянно произнес Клинг.

— Вы так думаете? — спросила Дженни.

— Да.

— Молли! Пошевеливайся! — крикнул Белл.

— Уже иду! — донеслось в ответ из ванной.

— Очень приятная погода. Для осени, разумеетя, — сообщил Клинг.

Дженни молчала.

Вскоре Молли вышла из вацной, причесанная, свеженакрашенная. Набросив жакет, она сказала:

— Если пойдешь гулять, Дженни, допоздна не задерживайся.

— Не волнуйся, — ответила Дженни.

— Тогда до свидания. Приятно было познакомиться, Берт. Зайдете к нам ещё когда-нибудь, правда?

— Да, разумеется.

Белл остановился у двери.

— Оставляю её на тебя, Берт, — сказал он. — Пока.

Они с Молли вышли, закрыв за собой дверь. В доме наступила гробовая тишина. Слышно было, как отъехала машина. Скорее всего, такси Белла.

— Чья это была идея? — спросила Дженни.

— Не понимаю, — деланно удивился Клинг.

— Пригласить вас сюда. Ее?

— Нет. Питер — мой старый приятель.

— Да?

— Да.

— Сколько вам лет? — поинтересовалась Дженни.

— Двадцать четыре, — ответил Клинг.

— Они что, хотят нас сосватать, что ли?

— Что-что?

— Ну, Молли. Что она задумала?

— Не понимаю, на что вы намекаете.

Дженни заглянула ему в лицо. Глаза у неё были голубые-голубые. Он с удовольствием разглядывал её, пораженный её красотой.

— Вы не так глупы, как прикидываетесь, правда?

— Я не прикидываюсь.

— Я спрашиваю, что за планы строит Молли насчет нас с вами.

Клинг улыбнулся.

— Ну, я так не думаю.

— Я бы тоже ей не советовала.

— Кажется, вы не слишком любите свою сестру.

Дженни как будто перешла к обороне.

— Я ничего против неё не имею, но…

— Но?

— Никаких но. Моя сестра прелесть.

— Тогда почему же вы на неё сердитесь?

— Я же знаю, что Питер сам не додумался бы позвать фараона, это, должно быть, её идея.

— Я здесь как друг, а не как полицейский.

— Ну да, разумеется, — посмеивалась Дженни. — Вы лучше допивайте пиво. Я уйду, как только явится няня.

— На свидание?

— А вам-то что?

— Мне?

— Это не ваше дело.

— Спасибо, что вы указали мне мое место.

— Этого я не хотела, — отрезала Дженни.

— Вы выглядите гораздо старше своих семнадцати лет.

Дженни на миг прикусила губку.

— И чувствую тоже. Гораздо, гораздо старше, мистер Клинг.

— Берт, — поправил он её. — Что с вами, Дженни? Пока я здесь, вы ни разу не улыбнулись.

— Не из-за чего.

— У вас проблемы в школе?

— Нет.

— С приятелем?

Она запнулась.

— Нет.

— А-а-а! — дошло до Клинга. — Когда человеку семнадцать, обычно это приятель.

— Нет у меня никакого приятеля.

— Нет? Почему? Он не отвечает взаимностью?

— Перестаньте! — оборвала его Дженни. — Это не ваше дело. Вы не имеете права меня допрашивать.

— Простите, — ответил Клинг. — Я хотел вам помочь. У вас действительно никаких проблем?

— Нет.

— Я имею в виду, с законом.

— Нет. А если бы и были, я не вздумала бы бежать с ними к фараону.

— Я вам друг, помните это.

— Друг, как же.

— Вы очень красивая девушка, Дженни.

— Я уже это слышала.

— Красивая девушка может попасть в плохую компанию. Красивая девушка…

— …как розы цвет… — пропела Дженни. — Нет у меня никакой плохой компании. Только хорошая. Я нормальная здоровая девушка. Оставьте меня в покое.

— Часто ходите на свидания?

— Достаточно.

— Кто-то постоянный?

— Нет.

— Кто-то, кто может стать постоянным?

— Нет. А вы ходите на свидания?

— Почему бы и нет?

— Кто-то постоянный?

— Нет.

— Кто-то, кто может стать постоянным?

— Нет.

— Нет? Почему? Я думала, что герой полицейский должен пользоваться огромным успехом.

— Я застенчивый, — объяснил Клинг.

— Вот в это я верю. Мы знакомы не более десяти минут, и уже обсуждаем мою интимную жизнь. О чем вы спросите меня теперь? О размере бюстгальтера?

Клинг машинально взглянул на её свитер.

— Я вам помогу, — сказала Дженни. — Третий размер, глубокий, маленький объем.

— Я так и думал, — сказал Клинг.

— Точно. Я и забыла, что вы фараон. А у них верный взгляд. Вы инспектор?

— Я простой патрульный, — сознался Клинг.

— Такой красавчик — и простой патрульный?

— Что же, черт возьми, вас мучает? — спросил вдруг Клинг, повысив голос.

— Ничего. А вас?

— Я никогда не встречал девушку вроде вас. У вас хорошая семья, вы так шикарно выглядите, что любая девушка позавидует, но вы грустны…

— Я — Краса Риверхеда, вы не знали? Все местные парни от меня без ума…

— А настроение у вас такое, словно вам шестьдесят, и вы живете в трущобах. Что же вас, черт возьми, мучает?

— Ничего. Разумеется, мне не нравится, когда является фараон и выспрашивает у меня все, что вздумается.

— Вашим показалось, что вы нуждаетесь в помощи, — озабоченно начал Клинг. — Почему — не понимаю. Вы могли бы войти в клетку с тиграми, и они бы вас и пальцем не тронули. Вы как неограненный алмаз.

— Спасибо.

Клинг встал.

— Поосторожнее со своей красотой, детка. Что от неё останется, когда тебе будет лет тридцать пять! — Он шагнул к выходу.

— Берт! — позвала она.

Он обернулся. Она уставилась в пол.

— Простите, — сказала она. — Обычно я не такая противная.

— Ну, тогда что?

— Ничего. К сожалению, я должна справиться сама. Это все. — Она через силу улыбнулась. — Все будет в порядке.

— О’кей, — сказал он. — Не сдавайтесь, выше голову. У каждого есть проблемы. Особенно, когда тебе семнадцать.

— Знаю, — сказала она, все ещё улыбаясь.

— Послушайте, я мог бы пригласить вас поесть мороженого или куда-нибудь еще. Чтобы вы немного отвлеклись.

— Нет, спасибо, — отказалась она и взглянула на часы. — У меня свидание.

— Ну, тогда все в порядке. Хорошо погулять, Дженни. — Он взглянул на неё в упор. — Вы очень красивы. Будьте только повеселее.

— Знаю, — ответила она.

— Если вам понадобится помощь, или если вы почувствуете, что я могу вам помочь, позвоните мне в восемьдесят седьмое отделение. — Он улыбнулся. — Я там работаю.

— Ладно, спасибо.

— Может быть, я вас провожу?

— Нет. Я должна дождаться няни.

Клинг щелкнул пальцами:

— Ага… — и снова умолк. — Если хотите, я подожду с вами…

— Лучше не надо. Но все равно спасибо.

— О’кей, — сказал Клинг. Взглянул на неё ещё раз. Лицо её стало озабоченным, весьма озабоченным. Знал, что нужно сказать что-то еще, но не знал, что. — Ну ладно, не вешайте нос, — напомнил он ей.

— Не буду. Спасибо.

— Не за что, — ответил Клинг. Открыл двери и вышел на крыльцо.

Дженни Пейдж закрыла за ним.

Глава 5

Уиллис не любил сверхурочную работу. Мало кто любит оставаться после работы, разумеется, если за это не платят. Уиллис, как детектив третьего разряда, получал в год 5230 долларов. Ему не платили даже ни за реально отработанное время, ни за количество расследованных случаев. Его постоянным окладом были 5230 долларов, и столько он получал всегда, сколько бы часов ни отработал.

Он был в отвратительном настроении, когда Пузан Доннер позвонил ему в среду ночью. Толкался в отделе, снимал трубку при каждом телефонном звонке и вообще мешал всем, кто пришел на дежурство. Вначале слушал Мейера, который рассказывал Темплу о каком-то случае в 33 участке, где появился некий тип, крадущий кошек. Это ему было неинтересно. Нетерпеливо поглядывая на стоящие часы, он ждал. Домой он ушел в девять, убежденный, что Пузан Доннер этим вечером уже не позвонит.

Когда на следующий день утром в семь сорок пять он пришел на службу, дежурный сержант подал ему записку — сообщение о том, что Доннер звонил ему предыдущей ночью в одиннадцать пятнадцать. Доннер просил срочно ему позвонить. Номер был записан тут же. Уиллис миновал пульт дежурного, свернул направо, где прямоугольная таблица с указующим перстом показывала путь в следственный отдел, поднялся по железной лестнице, свернул туда, где зарешеченное окно пропускало бледные неровные лучи утреннего света в приемную размером полтора на полтора, и потом одолел шестнадцать ступенек на второй этаж. В конце коридора повернулся спиной к дверям, на которых было написано "КАМЕРЫ". Прошел вдоль скамеек, мужского туалета и административного отдела и, наконец, через стеклянные двери вошел в следственный отдел. Кивком приветствовал Хэвиленда и Симпсона, которые пили кофе, направился к своему столу и притянул телефон. Стояло хмурое серое утро, и белые шары светильников заливали помещение неярким светом. Набрав номер, он стал ждать, поглядывая в сторону кабинета Бернса. Двери были распахнуты настежь, что означало — лейтенант ещё не пришел. Бернс обычно закрывал двери, как только входил в кабинет.

— У тебя что-то новенькое, Хэл? — спросил Хэвиленд.

— Да, — ответил Уиллис. В трубке он услышал:

— Алло?

Голос был заспанный, но Уиллис узнал голос Доннера.

— Пузан, это Уиллис. Ты мне звонил?

— Что? — переспросил Доннер.

— Говорит детектив Уиллис из восемьдесят седьмого отделения.

— А, привет. Господи, который час?

— Около восьми.

— Вы вообще когда-нибудь спите?

— Что у тебя для меня есть?

— Вы знаете типа, которого называют "капитан Рэндольф"?

— В мою клиентуру он не входит. Кто это?

— Недавно перебрался из Чикаго, но голову даю на отрез, что здесь у него тоже есть грехи. Он грабитель.

— Вы уверены?

— Разумеется. Хотите с ним встретиться?

— Посмотрим.

— Сегодня вечером я собираюсь немного поиграть в кости. Будет и Рэндольф. Можете с ним встретиться.

— Где?

— Я вас возьму с собой, — сказал Доннер. Потом помолчал. — Вы же знаете, турецкие бани нынче дороги.

— Вначале нужно выяснить, о ком идет речь, — сказал Уиллис. — Возможно, эта встреча окажется ни к чему. Вы уверены, что он будет играть в кости?

— Как в самом себе.

— Я тебе позвоню попозже. Будешь на месте?

— До одиннадцати. Потом пойду в бассейн.

Уиллис взглянул на имя, которое он записал на клочке бумаги.

— Капитан Рэндольф. Так его зовут?

— Рэндольф-то да. Но насчет капитана я не уверен.

— Но ты уверен, что ограбления — его рук дело?

— Абсолютно, — подтвердил Доннер.

— Ладно, я тебе позвоню.

Уиллис положил трубку, немного подумал, потом набрал номер отдела идентификации. Мисколо, один из служащих административного отдела, вошел в канцелярию и спросил:

— Эй, Хэл, кофе будешь?

— Ага, — кивнул Уиллис и начал объяснять по телефону, что ему нужно.

Отдел идентификации и картотека находились в Главном комиссариате в центре города на Хай-стрит. Работали они двадцать четыре часа в сутки, и единственной их задачей был сбор, подбор и классификация всей информации и описаний преступников. Там была, например, картотека отпечатков пальцев, картотека рецидивистов, списки особ, находящихся в розыске, списки освобожденных условно, картотека отбывших сроки, списки известных азартных игроков, насильников, известных грабителей и сводка по всем картотекам вместе. Фотоархив содержал свыше восьмидесяти тысяч фотографий преступников. А поскольку всех, кого обвиняют в преступлениях, или тех, чье преступление доказано, обязательно фотографируют, картотеки постепенно рас-ширилясь и непрерывно модернизировались. Поскольку отдел идентификации полу-чал и обрабатывал двести шестьдесят тысяч комплектов отпечатков пальцев в год и поскольку он удовлетворял запросы по двумстам пятидесяти тысячам уголовных дел из комиссариатов всей страны, пожелание Уиллиса удовлетворить было нетрудно.

Через час ему уже принесли целый конверт бумаг. Первой фотокопией, которую Уиллис выловил из конверта, была учетная карточка Рэндольфа с отпечатками пальцев. Уиллис торопливо просмотрел её. На этой стадии расследования отпечатки ещё были ни к чему. Тогда он достал из конверта следующий материал — фотокопию оборотной стороны учетной карточки.

ОТДЕЛ ИДЕНТИФИКАЦИИ

Имя: Сэнфорд Ричард Рэндольф.

Код М 381 904

Кличка: Капитан Рэндольф.

Адрес: Хантер Лэйн, 29, Кэлмс-Пойнт.

Дата рождения: 12 января 1918.

Место рождения: Чикаго, штат Иллинойс.

Рост 176 см

Вес 81 кг

Волосы: Темные.

Глаза: Голубые.

Цвет кожи: Белый.

Шрамы и татуировки: Шрам от ножа за левым ухом, до 2 см длиной; татуировка на правом бицепсе "Мать" в контуре сердца; татуировка на правом запястье — якорь; на левом запястье — эмблема морской пехоты и надпись: "Семпер Фиделио; шрам от пули на левой ноге.

Аресты: Арестован детективом 2 разряда Питером ди Лаббио.

Номер округа: 37-1046-1949.

Дата ареста: 15.9.1949.

Место ареста: Саут-стрит, 74, Айола.

Обвинение: Нападение с умыслом совершить преступление.

Краткие сведения о проступке: Рэндольф напал на 53-летнего мужчину, избил его и потребовал бумажник. Детектив ди Лаббио шел мимо и арестовал грабителя в тот момент, когда он прижал жертву к стене.

Предыдущие задержания: Не было.

Осужден: 16 сентября 1949.

Приговор: Ограбление 2 степени, § 242.

Наказание: Один год заключения на Бэйли-Айленд.

Уиллис просмотрел и прочие бумаги из конверта. Там была и справка о том, что второго мая 1950 г. Рэндольфа через восемь месяцев выпустили из Бэйли Айленда под честное слово за хорошее поведение. Чиновнику, который его оформлял, заявил, что хотел бы вернуться в Чикаго, где родился и куда собирался вернуться, демобилизовавшись с флота. Ему оформили документы, и 5 июня он отправился в Чикаго. Там была справка из чикагской полиции, куда переслали дело и материалы на Рэндольфа. Он вроде бы никак не нарушил своего честного слова.

Уиллис начал копаться в материалах и обнаружил копию личного дела Рэндольфа времен службы на флоте. Его призвали 8 декабря, через день после нападения на Перл-Харбор. Тогда ему было двадцать три, почти двадцать четыре. Дослужился до капрала, участвовал в десантах на Иводзиме и Окинаве и лично уничтожил пятьдесят четыре японских солдата. 17 июня 1945 года при наступлении шестой дивизии морской пехоты на город Мезадо был ранен в ногу. Его отправили в госпиталь в Перл-Харбор. Когда выздоровел, перевели в Сан-Франциско, где демобилизовался с почестями.

А через четыре года напал на пятидесятитрехлетнего мужчину, чтобы забрать у него бумажник. И теперь, если верить Доннеру, он снова в городе и грабит людей. Уиллис взглянул на часы, потом набрал номер Доннера.

— Алло? — отозвался тот.

— Насчет игры в кости, — сказал Уиллис. — Я буду.

В кости каждый раз играли в новом месте. В этот вечер, в четверг, — в складе недалеко от приморской автострады. Уиллис в соответствии с духом события надел спортивную рубашку с рисунком из лошадиных голов и спортивный пиджак. Встретившись с Доннером, едва его узнал. Желеобразная трясущаяся гора белого мяса, дышавшая паром в турецких банях, каким-то образом приобрела форму и даже солидность, когда втиснулась в темно-синий костюм.

Доннер всегда выглядел внушительно, но теперь казался гигантским, как сказочный великан, производил величественное впечатление и держал себя почти по-королевски. Они с Уиллисом обменялись рукопожатием, во время которого из ладони Уиллиса в ладонь Доннера перекочевала десятка. Потом направились к складу, где их ждали кости и капитан Рэндольф.

Тип у бокового входа узнал Доннера, но молчал, пока Доннер не представил ему Хэла Уиллиса как "Вилли Хар-рела, моего старого друга". Потом впустил их в склад, где внутри все было погружено во тьму. Только в одном углу горела лампочка. Остальное пространство было заполнено чем-то похожим на холодильники и стеллажи.

— Охрана договорилась с полицейским патрулем, — объяснил Доннер. — Так что нас тут беспокоить не будут.

Они шли через склад, каблуки звонко цокали по бетонному полу.

— Рэндольф — вон тот, в зеленом пиджаке, — показал Доннер. — Вас познакомить или вы сами?

— Лучше уж сам, — сказал Уиллис. — Если произойдет прокол, не хотелось бы засветить тебя. Ты слишком ценен.

— Но это уже случилось, — заметил Доннер. — Ведь я вас провел сюда, не так ли?

— Ну да, но я бы мог быть таким хитрым жлобом, что одурачил и тебя, а?

— Ну, вы даете, — удивился Доннер. А потом шепотом, чтобы его комплимент не так походил на лесть, добавил: — Вам палец в рот не клади.

Если Уиллис его и услышал, то не подал виду. Они направились в освещенный угол, где был расстелен брезент. Доннер присоединился к игрокам. Уиллис подался к группе стоявших напротив и протиснулся к Рэндольфу. Кон держал низкий парень в котелке.

— На что поставил?

Рэндольф взглянул на Уиллиса сверху вниз. Он был высок, с каштановыми волосами и синими глазами. Шрам от ножа на виске придавал довольно приятному лицу суровый вид.

— На шестерку, — ответил он.

— Рискованно играет?

— Не очень, — ответил Рэндольф.

Тип в котелке собрал кости и метнул ещё раз.

— Дай Бог шестерку, — взмолился кто-то в группе.

— Не лезь под руку, — рявкнул другой.

Уиллис просчитал по головам. Вместе с ним и Денвером игравших было семеро.

— Шестерка, — объявил тип в котелке, забрал с брезента большинство банкнот, оставив на нем двадцать пять долларов. Потом снова собрал кости и сказал: — Ставлю двадцать пять.

— Ставлю столько же, — сказал здоровенный парень сиплым голосом, бросив на брезент две десятки и одну пятерку.

Тип в котелке метнул снова.

— На семерку, — сказал он.

Уиллис наблюдал за ним. Кости подпрыгнули и остановились.

— Четыре, — сказал котелок.

— Два к одному, на четыре, — сказал Уиллис и вытащил десятку.

Тип напротив сказал:

— Принимаю, — и дал ему пятерку.

Котелок бросил снова.

— Рисково играешь, — шепнул Рэндольф Уиллису.

— Ты же сказал, не особенно.

— Но с каждым коном он все опаснее, смотри!

Котелок выбросил шесть, потом пять. Тип напротив спросил Уиллиса:

— Ставим еще?

— Идет, — ответил Уиллис. Подал ему десятку, тип покрыл её пятеркой. Котелок метнул кости. Теперь вышла его четверка. Уиллис отдал тридцать долларов типу напротив. Котелок оставил на брезенте пятьдесят.

— Зайду на половину, — сказал Сиплый.

— Я добавлю, — сказал Уиллис. Оба они бросили на брезент деньги.

— Ненормальные, — констатировал Рэндольф.

— Я пришел сюда играть, — объяснил Уиллис. — А если бы у меня дрожали поджилки, сидел бы дома.

Котелок выбросил семь с первого раза.

— Дьявол, — взорвался Сиплый.

— Сотня моя, — ухмыляясь, заявил Котелок.

— Твоя так твоя, — ответил Уиллис.

Доннер, стоявший лапротив, взглянул на него с сомнением. У Сиплого брови полезли на лоб.

— Лихой игрок попался, — заметил Котелок.

— А что здесь, кружок кройки и шитья или игра в кости? — сказал Уиллис. — Играй! Шесть к пяти, не восемь, — продолжал Уиллис. Остальные молчали. — Нет, восемь к пяти. — Шесть к пяти была верная ставка.

— Идет, — ответил Сиплый, подавая пятерку Уиллису.

— Кидай! — требовал Уиллис.

Котелок метнул.

— Две шестерки, — объявил Рэндольф. Покосился на Уиллиса. — Ты выиграл восемь.

— Та же ставка? — спросил Сиплый.

— Та же.

— Твоя очередь, — подал пятерку Рэндольф.

— Я уж думал, с этим парнем лучше не связываться, — сказал Уиллис и усмехнулся Рэндольфу.

— И волк в овечью шкуру влезет, — ответил Рэндольф.

Котелок выбросил свою восьмерку… Сиплый забрал свои деньги у Уиллиса и Рэндрльфа. Парень с кривым носом на другой стороне круга вздохнул.

— Ставлю двести, — объявил Котелок.

— Пошел по крупному, да? — отозвался Кривой Нос.

— Если боишься погореть, иди домой и вытри нос, — посоветовал ему Рэндольф.

— Кто ставит двести? — переспросил Котелок.

— Ставлю пятьдесят, — выдохнул Кривой Нос.

— Осталось сотня и полсотни, — сказал Котелок. — Кто еще?

— Вот кто. — Уиллис бросил на брезент сотенную.

— Я дам оставшиеся пятьдесят, — сказал Рэндольф и придвинул деньги к сотне Уиллиса. — Кидай же!

— Тоже мне, важные игроки, — сказал мужчина с одутловатым лицом, стоявший возле Уиллиса. — Одно жулье.

Котелок метнул. Кости покатились по брезенту. Одна остановилась. На ней была двойка. Другая уткнулась в неё и замерла пятеркой кверху.

— Семь, — усмехнулся Котелок.

— Везет же, — пробормотал Кривой Нос.

— Ставлю, — вмешался Сиплый. — Ставлю четыреста долларов.

— Ну дела, — возмутился Кривой Нос, — хочешь нас разорить?

Уиллис оглядел публику. У Кривого Носа при себе был револьвер.

Его контуры четко проступали сквозь пиджак. И если он не ошибался, Котелок и Сиплый тоже были при оружии.

— Захожу на половину, — заявил Уиллис.

— Кто-нибудь ещё добавит две сотни? — взывал Котелок.

— Не дави на нервы, — сказал Рэндрльф. — Ставлю. — И бросил на брезент две сотни.

— Кидай, — потребовал Уиллис. — Да потряси как следует!

— Фокус-покус-чирвирокус, — захохотал Котелок и выбросил одиннадцать. — Ну, ребята, сегодня мне везет. Ставлю все! — заявил он. — Кто смелый?

— Полегче, приятель, — отозвался Уиллис.

— Ставлю восемь сотен, — настаивал Котелок.

— Покажи кости, — негромко сказал Уиллис.

— Что?

— Говорю, я хотел бы посмотреть кости, — повторил Уиллис. — Уж больно ловко они крутятся, не иначе с секретом.

— Секрет — в ловкой руке, приятель, — сказал Котелок. — Так ты ставишь против меня или нет?

— Нет, пока не увижу кости.

— Значит, ты не играешь, — сухо констатировал Котелок. — Кто ставит?

— Покажи нам кости, — сказал Рэндольф.

Уиллис взглянул на него. Бывший моряк на последнем кону залетел на две сотни. Уиллис намекнул, что в костях что-то нечисто, и Рэндольфу тоже сразу захотелось на них взглянуть.

— Кости в порядке, — твердил Котелок.

Сиплый как-то странно взглянул на Уиллиса.

— Кости в порядке, — вмешался он. — Мы тут играем честно.

— Я утверждаю, что катятся они как-то странно, — настаивал Уиллис. — Докажите, что я не прав.

— Не нравится игра, убирайся, — выступил Кривой Нос.

— Я в эту игру вложил полтысячи, — фыркнул Уиллис. — Так что кости, считай, уже мои. Так я их увижу или нет?

— Ты привел сюда этого типа, Пузан? — спросил Сиплый.

— Да, — сознался Доннер. Он начал потеть.

— Где ты его раскопал?

— Мы встретились в баре, — вмешался Уиллис, сознательно исключая Доннера из игры. — Я сказал ему, что хочу поразвлечься. Но костей с фокусами я не ожидал.

— Тебе же говорят, что кости в порядке.

— Тогда дайте мне на них взглянуть.

— Будешь на них смотреть, когда до тебя дойдет очередь, — отрезал Котелок. — Пока кости мечу я.

— Никто не будет метать, пока я не увижу кости, — настаивал Уиллис.

— Богом клянусь, ты нарываешься, — заметил Сиплый.

— А ты попробуй, — мягко ответил Уиллис.

Сиплый смерил его взглядом, видимо, пытаясь понять, вооружен ли он. Решив, что нет, заорал во все горло:

— Убирайся отсюда, салага вонючая, пока я тебя не вздрючил.

— А ну, попробуй, ты, куча дерьма, — заорал в ответ Уиллис.

Сиплый с яростью уставился на Уиллиса, а потом совершил ту же ошибку, что и бесчисленное множество его предшественников. Дело в том, что по внешности Уиллиса невозможно было догадаться, на что он способен. По нему не было видно, что он мастер дзю-до и что ему достаточно щелкнуть пальцами, чтобы сломать вам хребет. Сиплый, разумеется, решил, что перед ним задиристый слабак, и ринулся вперед, готовый оставить от него одно мокрое место.

Учитывая эту ошибку, он был, мягко говоря, несколько удивлен дальнейшим ходом событий.

Уиллис не смотрел Сиплому ни в лицо, ни на руки. Следил только за ногами, чтобы атаковать, когда правая нога Сиплого будет в воздухе. Резко упал на правое колено и схватил Сиплого за левую лодыжку.

— Эй, какого черта… — рявкнул Сиплый, но это было все, что он смог сказать. Уиллис рванул лодыжку к себе и вверх. В тот же миг правой рукой ударил Сиплого в живот. Сиплый видел, как его противник падает на колено, чувствовал, как стальной хваткой сжимает его лодыжку, и вообще его потряс сильный удар в живот, но он не знал, что мастер демонстрирует на нем "бросок за стопу". Он только почувствовал, что рухнул назад и так приложился на бетонный пол, что дух перехватило. Встряхнув головой, взревел и вскочил на ноги.

Уиллис стоял лицом к нему и улыбался.

— Ничего, засранец, — сказал Сиплый, — ничего, я тебе, дерьмо вонючее, сейчас задам, — и снова кинулся на него.

Уиллис и глазом не повел. Стоял, спокойно выпрямившись, улыбался, ждал и сразу атаковал.

Схватив Сиплого за левую руку в локте, подхватил её правой. Моментально выкрутил Сиплому левую руку вверх, а свою левую просунул ему под мышку. Крутнулся вправо, перебросил руку Сиплого через плечо и рванул её вниз коротким движением локтя. И тут же Уиллис резко наклонился вперед, так что Сиплый потерял равновесие. Уиллис сделал короткий рывок, предусмотрительно освободив локоть Сиплого, чтобы не сломать ему руку, и тот уже делал сальто вперед, иллюстрируя "бросок через плечо", и снова впечатался в бетон.

Сиплый снова потряс головой, весь не в себе. Попробовал встать, потом снова сел и все ещё тряс головой. На той стороне круга рука Кривого Носа вдруг скользнула за пазуху.

— Ну-ка не дергайся! — крикнул кто-то. Уиллис обернулся. Рэндольф сжимал в руке револьвер сорок пятого калибра, держа на мушке остальных.

— Спасибо, — сказал Уиллис.

— Забери наши восемь сотен, — приказал Рэндольф. — Не люблю жуликов.

— Эй, это мои деньги, — закричал Котелок.

— Были наши, — уточнил Рэндольф.

Уиллис взял деньги и положил их в карман.

— Пошли, — сказал Рэндольф.

Они зашагали к боковым дверям; Рэндольф не спускал взгляд и свою сорокопятку с кучки игроков. Здоровенный тип, пропустивший их внутрь, казался растерянным, но ничего не сказал. Большинство людей тоже ничего бы не сказали, оказав — шись с глазу на глаз с револьвером сорок пятого калибра.

Потом Рэндольф и Уиллис пустились вниз по улице. Рэн-дольф суиул револьвер в карман и на углу остановил такси.

— Нет желания выпить кофе? — спросил Рэндольф.

— Почему бы и нет, — согласился Уиллис. Рэндольф протянул пятерню: — Я Капитан Рэндольф.

Уиллис её пожал.

— А я Уилли Харрис.

— Где ты научился дзю-до?

— На флоте, — сказал Уиллис.

— Похоже. Я тоже служил на флоте.

— Ты меня не разыгрываешь? — сыграл удивление Уиллис.

— В шестой дивизии морской пехоты, — гордо заявил Рэндольф.

— А я был в третьей, — похвалился Уиллис.

— Высаживался на Иво?

— Да, — подтвердил Уиллис.

— Я был и на Иво, и на Окинаве. Когда мы добрались до Иводзимы, нашу часть прикомандировали к пятой дивизии.

— Там было чертовски жарко, — заметил Уиллис.

— Это ты мне говоришь? Но все равно на войне было здорово… Хотя я на Окинаве получил по ногам.

— А мне повезло, — сказал Уиллис. Поискал вокруг дерево — постучать, — а потом постучал себе по лбу.

— Думаешь, мы уже оторвались от этих засранцев? — спросил Рэндольф.

— Пожалуй.

— Станьте где-нибудь здесь, — сказал Рэндольф таксисту.

Шофер свернул к тротуару, Рэндольф рассчитался с ним и добавил на чай. Они стояли на тротуаре, Рэндольф оглядывал улицу.

— Вон там что-то есть, где можно выпить кофе, — сказал он, показав пальцем.

Уиллис извлек из кармана восемьсот долларов.

— Половина твоя, — сказал он и протянул деньги Рэндольфу.

— Мне тоже показалось, что кости у них уж больно верткие, — сказал Рэндольф, принимая деньги.

— Да, — сухо ответил Уиллис.

Открыв двери маленького кафе, они направились к столику в углу. Заказали кофе французскими рогаликами. Пока их не обслужили, сиде-и молча.

— Хороший кофе, — похвалил Рэндольф.

— Да, — кивнул Уиллис.

— Ты местный?

— Да. А ты?

— Я родом из Чикаго, — сказал Рэндольф. — Сюда я приехал, когда меня демобилизовали. Уже четыре года, как я бросил тут якорь.

— Когда тебя демобилизовали?

— В сорок пятом. В пятидесятом я вернулся назад в Чикаго.

— Что ты делал до сорок девятого?

— Ну, какое-то время я сидел, — сказал Рэндольф и подозрительно посмотрел на Уиллиса.

— А кто не сидел? — пожал тот плечами. — Что тебе повесили?

— Ну, я напал на одного старого хрена.

— А почему ты вернулся назад?

— А тебя за что замели? — вопросом на вопрос ответил Рэндольф.

— Ни за что, — уклонился Уиллис.

— Ну ладно, кончай жаться.

— Тебе что, полегчает, если узнаешь?

— Мне интересно, — объяснил Рэндольф.

— Изнасилование, — выдавил Уиллис.

— Ну, даешь, — Рэндольф вытаращил глаза.

— Ну, это было не так, как говорится. Я гулял с этой… и уж она напрашивалась, как никто… И вот как-раз ночью…

— Понимаю, конечно.

— Точно?

— Разумеется. А ты что думаешь, нужен мне был тот старый хрен, а? Мне нужны были деньги, и все.

— Чем ты теперь живешь? — полюбопытствовал Уиллис.

— Работаю.

— Кем?

Рэндольф замялся.

— Шофером на грузовике.

— Ну да?

— Да.

— И у кого ты работаешь?

— Ну, как раз сейчас я не работаю шофером.

— А чем тогда ты сейчас занимаешься?

— Есть кое-какая работенка, дающая текущий доход. — Рэндольф помолчал. — Ты подыскиваешь дело?

— Возможно.

— Ну, два мужика всегда могут договориться.

— О чем?

— Догадайся, — заметил Рэндольф.

— Кончай разговоры. Если есть предложение, говори прямо.

— Я тут трясу народ понемногу, — сознался Рэндольф.

— Старых козлов?

— Старых или молодых, какая разница?

— Ну, больших денег так не добудешь.

— Если в подходящем месте…

— Не знаю, — засомневался Уиллис. — Не нравится мне эта идея — трусить стариков, — он помолчал, — и женщин.

— А кто говорит о женщинах? Я держусь от них подальше. С бабами одни неприятности.

— Думаешь? — спросил Уиллис.

— Да ясно же. Господи, да ты-то уж должен это знать. Сразу пришьют тебе не только ограбление, но и попытку изнасилования. Даже если ты к бабе, и не прикоснешься.

— В самом деле? — Уиллис был несколько разочарован.

— Разумеется. Я держусь от них подальше, как от бешеных собак. И, кроме того, женщины не носят при себе больших денег.

— Ага, — протянул Уиллис.

— Так что ты скажешь? Ты знаешь дзю-до, я тоже. Мы с тобой могли бы обобрать весь город.

— Не знаю, — ответил Уиллис, уже убежденный, что Рэндольф — не тот, кто ему нужен, но хотевший услышать побольше, чтобы арестовать его за кражи. — Расскажи мне, как ты это делаешь.

* * *

На одном конце города беседовали эти двое, на другом — лицом в луже крови лежала девушка.

Подножье большого, но крутого каменного откоса заросло кустами. За кустами текла река, а вдали над ней висел мост, ведущий в соседний штат.

Девушка лежала скорчившись. Чулки у неё порвались, когда она катилась по откосу, платье скомкано и задрано, так что обнажились бедра и ягодицы. У неё были красивые стройные ноги, но одна как-то странно вывернута, и вообще там, в кустах, она выглядела непривлекательно. Лицо её кровоточило. Кровь стекала с разбитого лица на листья травы и капала вниз, где её жадно впитывала иссохшая осенняя земля. В одну её руку, закрывавшую пышную грудь, впились сухие и колкие ветки кустов. Другая безвольно свисала в сторону, ладонь раскрыта.

На земле, неподалеку от струйки крови, примерно в метре от её раскрытой ладони, лежали темные очки. Одно стекло их было разбито. Волосы у девушки были русые, но в том месте, где чем-то твердым её несколько раз ударили по голове, светлый золотой цвет смешался с алым цветом крови.

Девушка уже не дышала. Лежала вниз лицом в крови у подножья небольшого откоса, и кровь её стекала на землю. Никогда уже не будет она дышать.

Девушку звали Дженни Пейдж.

Глава 6

Лейтенант Бернс изучал копию донесения.

КОМУ: Управление полиции, лейт. Питер Бернс, 87 участок.

ДАТА: 15 сентября.

ОТ: Главного судебного эксперта.

ПО ВОПРОСУ: Смерть Дженни Риты Пейдж.

ПОЖАЛУЙСТА, ЗАПОЛНИТЕ НИЖЕПРИВЕДЕННЫЕ ГРАФЫ В СВЯЗИ С ВЫШЕУПОМЯНУТЫМ ПРОИСШЕСТВИЕМ.

ТЕЛО НАЙДЕНО: 14 сентября.

МЕСТО: Возле моста Гамильтона, Айола.

ВСКРЫТИЕ ПРОИЗВЕДЕНО: Предварительное.

ПРОИЗВЕЛ: Доктор медицины Бертрам Нельсон, ассистент судебного эксперта, больница Сент-Джоан.

ДАТА: 14 сентября.

МЕСТО: Окружная больница.

ПРИЧИНА СМЕРТИ: Вероятно, сильное сотрясение мозга

(прим.: только предварительная оценка, до заключения по вскрытию).

РЕЗУЛЬТАТ ХИМ. АНАЛИЗА: Еще не сделан.

ТЕЛО ОПОЗНАНО: Миссис Молли Белл.

АДРЕС Де Витт-стрит 412, Риверхед.

СТЕПЕНЬ РОДСТВА: Сестра.

ТЕЛО ВЫДАНО — (ИМЯ, АДРЕС) ЕСЛИ НЕ ВЫДАНО: Тело в морге. Производится полное вскрытие.

ГДЕ НАХОДИТСЯ: Миссис Белл получит тело после проведения всех исследований. Полный отчет о результатах экспертизы будет представлен.

РАЗРЕШЕНО ПОГРЕБЕНИЕ — …

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ — …

Доктор медицины Артур У. Баркли. Отдел главного медэксперта.

В переводе на нормальный язык это означало, что кого-то прикончили. Тело отвезли в морг, и там какой-то ненормальный тип заботливо изучил разбитое лицо и проломленный череп и пришел к выводу, что смерть вызвана, "вероятно, сильным сотрясением мозга". Бернс понимал, почему на его столе ещё нет полного донесения, но и то, что он изучил, его потрясло. Нельзя ожидать, кисло подумал он, что кто-то будет толкаться вокруг места преступления среди ночи. Тело перевезли в морг, вероятно, только рано утром, и прежде всего пытались выяснить, нет ли в желудке яда. Разумеется, его там не было.

Никто не начинает работать до десяти, и никто не задерживается после пяти. Ужасная страна. Каждый думает только о себе и работает только от и до.

Разумеется, кроме того типа, что убил девушку. Ему переработка не помешала, вовсе нет.

"Семнадцать лет, — подумал Бернс. — Господи, ведь и моему сыну семнадцать". Он подошел к дверям кабинета. Был он низенький, крепко сложенный, с головой, как валун каменоломни. Его маленькие голубые глазки, которые непрерывно бегали вверх-вниз, всегда были настороже. Ему не нравилось, когда убивали людей. Ему не нравилось, когда молодым девушкам разбивали головы. Распахнул дверь.

— Хэл! — позвал он. — Зайди ко мне!

Начал расхаживать по кабинету. Уиллис вошел и молча остановился, заложив руки за спину.

— На очках что-нибудь нашли? — спросил Бернс, продолжая прохаживаться.

— Нет, лейтенант. На уцелевшем стекле виден был отпечаток пальца, но маловероятно, что нам удастся что-то выяснить по одному отпечатку.

— А что с тем типом, которого вы задержали вчера ночью?

— Рэндольф? Он зол, как черт, что все до капли разболтал. Видно, боится, что в суде ему это не пойдет на пользу. Все время орет, чтобы ему вызвали адвоката.

— Я имел в виду тот отпечаток пальца.

— Нет, это не его отпечаток.

— Думаете, той девушки.

— Нет, лейтенант. Это мы уже выяснили.

— Значит, Рэндольф не наш человек.

— Нет, лейтенант.

— Я и не рассчитывал, что это он. Девушку, очевидно, убили в то время, когда он был с вами.

— Да, лейтенант.

— Чертовски жаль, — сказал Бернс. — Чертовски жаль. — Снова начал расхаживать по кабинету. — Чем занимался северный комиссариат?

— Они заняты делом. Хватают всех сексуальных извращенцев.

— Можете им помочь. Просмотрите наши картотеки, и пусть ребята берутся за работу, ладно? — Он помолчал. — Думаете, это сделал наш грабитель?

— Очки говорят за это, лейтенант.

— Значит, Клиффорд наконец сорвался, мерзавец!

— Возможно, лейтенант.

— Меня зовут Пит, — сказал Бернс. — К чему эта официальность?

— Ну, лейтенант, в общем, у меня есть идея.

— В связи с этим случаем?

— Да. Если это сделал наш грабитель, лейтенант.

— Пит! — рявкнул Бернс.

— Итак, Пит, этот сукин сын терроризирует город. Читал сегодня утром газеты? "Семнадцатилетняя красотка с лицом, превращенным в фарш!" На нашем участке, Пит. О’кей, у нас поганый участок. Он весь прогнил и смердит, и некоторые люди думают, что так было всегда. Но меня это угнетает, Пит. Господи, мне от этого просто не по себе.

— Этот участок не так уж и плох, — задумчиво возразил ему Бернс.

— Ах, Пит, — вздохнул Уиллис.

— Ну ладно, пусть он прогнил и смердит. Мы делаем все, что можем. Черт возьми, а что от него ждать? Райские кущи с ангелами?

— Нет. Но мы должны их охранять, Пит.

— А мы что, этого не делаем? Триста шестьдесят пять дней в году, и так каждый год. Газеты интересуются только громкими скандалами. Этот проклятый грабитель…

— Значит, мы должны его взять. У северного комиссариата такие проблемы все время висят на шее. Еще один труп. Все мы видим только трупы. Думаешь, очередной труп на них как-то подействует?

— Они неплохо работают, — заметил Бернс.

— Знаю, знаю, — нетерпеливо ответил Уиллис. — Но, думаю, моя идея им поможет.

— О’кей, — сказал Бернс, — я слушаю.

* * *

В пятницу пополудни в гостиной стояла печальная тишина. Молли Белл уже выплакала все слезы и теперь сидела молча. Ее муж замер напротив, а Берт Клинг растерянно стоял в дверях, гадая, зачем он, собственно, пришел.

Он отчетливо помнил Дженни, как она окликнула его, когда он уходил в среду вечером. Невероятная красавица, которую грызли опасения и заботы, омрачавшие ей жизнь. А теперь она была мертва. Странно, но он чувствовал себя в ответе за это.

— Она тебе что-нибудь сказала? — спросил Белл.

— Не слишком много, — ответил Клинг. — Казалось, её что-то мучает… Она казалась… весьма циничной и искушенной для своего возраста. Не знаю. — Он покачал головой.

— Что-то с ней было не в порядке, — сказала Молли. Голос у неё был очень тихий, едва слышный. Теребила носовой платок, который уже высох, потому что не оталось слез, чтобы его намочить.

— Полиция полагает, что это дело того самого грабителя, милая, — ласково произнес Белл.

— Да, — ответила Молли, — я знаю, что они думают.

— Милая, я знаю, как тебе тяжело…

— Но что она делала в Айоле? Кто завел её на тот пустырь у моста Гамильтона? Она пошла туда одна, Питер?

— Думаю, да, — ответил Белл.

— Зачем ей нужно было идти туда? Зачем семнадцатилетней девушке забираться в такую глушь?

— Не знаю, милая, — сказал Белл. — Дорогуша, прошу тебя, успокойся. Полиция его найдет. Полиция…

— Найдет? Кого? — взорвалась Молли. — Грабителя? Но разве они найдут того, кто заманил её туда? Питер, ведь это на другом конце города. Зачем ей забираться в такую даль?

Белл снова покачал головой.

— Не знаю, милая. К сожалению, не знаю.

— Мы его найдем, Молли, — вмешался Клинг. — И северный комиссариат, и детективы из нашего участка будут заниматься этим делом. Не волнуйся.

— А если вы его найдете, — сказала Молли, — это что, вернет мне сестру?

Клинг наблюдал за ней: женщина, в двадцать четыре года ставшая старухой, сидела, обвиснув на стуле, печалясь об одной жизни и нося под сердцем другую. Они долго молчали. Наконец Клинг сказал, что ему уже пора, а Молли любезно предложила ему чашку кофе. Он с благодарностью отказался, потом они с Беллом пожали руки, и он ушел. Хрупкие, ломкие лучи предзакатного солнца заливали улицы Риверхеда.

В конце улицы появилась ватага школьников. Клинг шагал, наблюдая за ними: детвора с чисто вымытыми лицами, долговязые подростки и хорошенькие девчушки обгоняли друг друга, толкались, перекрикивались, о чем-то сговариваясь.

Не так давно таким же подростком была и Дженни Пейдж. Он шагал неторопливо, ощущая острый вкус свежего воздуха и желая, чтобы скорее пришла зима. Это казалось странным, потому что он любил осень, вопреки тому, что она была порой умирания: лето спокойно уходит на отдых, умирают цветы, умирают дни и умирают…

Умирают девушки.

Он отогнал эту мысль. На углу против школы стояла тележка продавца сосисок. Продавец был в белом фартуке, с ослепительной улыбкой из-под усов. Нырнул вилкой в бак, полный сосисок, из которого валил пар, потом зачерпнул из другого бака капусту и отложил вилку. Потом взял закругленную палочку, зачерпнул из стакана горчицу, размазал её по сосиске и завершенный шедевр вручил девчушке, которой было лет четырнадцать, не больше. Та заплатила, и когда откусила сосиску, лицо её засветилось чистой радостью. Клинг засмотрелся на нее, но потом пошел дальше.

На дорогу выбежал пес и, подпрыгивая, помчался за мячом, который скатился с тротуара. Машина резко затормозила, завизжала резина, шофер покрутил головой, но, заметив счастливого пса, невольно улыбнулся.

На дорогу падали листья — оранжевые, красные, красно-бурые, рыжие и золотистые, как солнечные зайчики, покрывая тротуар шуршащим ковром. Он шагал, чувствуя, как они хрустят под ногами, вдыхал острый свежий запах и думал: "Это нелепо, ведь впереди у неё была целая жизнь".

Когда он вышел на перекресток, подул холодный ветер. Направился к станции, ветер пронизывал его ветровку и пробирал до мозга костей. Голоса детей, спешивших из школы, были все слабее и в конце Де Витт-стрит исчезли в свисте нового порыва ветра.

Задумался, не пойдет ли дождь.

Вокруг ревел ветер, трубя о городе, полном тайн и страхов, об ужасе смерти, и ему сразу стало ещё холоднее; ему вдруг захотелось отвернуть воротник, чтобы почувствовать приятное тепло, потому что озноб неожиданно пополз по его спине и повис на шее, как холодная дохлая рыба.

Приближаясь к станции и поднимаясь по ступеням, он все ещё размышлял о Дженни Пейдж.

Глава 7

Девушка сидела, заложив ногу за ногу.

Сидела напротив Уиллиса и Бернса у лейтенанта в кабинете, на втором этаже 87 участка. Ноги у неё были хороши. Юбка едва прикрывала колени, и Уиллис не мог не заметить, насколько они хороши. Длинные, стройные, с округлыми икрами, которые сужались к тонким щиколоткам, изящество которых ещё оттенялось черными лодочками на высоких каблуках.

Волосы у девушки были огненно-рыжими, и это было хорошо. Рыжие волосы заметнее. Еще у неё было милое личико с маленьким ирландским носиком и зеленые глаза. Молча, серьезно она слушала мужчин, и по её лицу и глазам было ясно, что это интеллигентная девушка. Время от времени она глубоко вздыхала, причем отличный покрой её туалета не мог скрыть вздымавшуюся грудь.

Девушка зарабатывала в год 5555 долларов. В сумочке у неё был револьвер тридцать восьмого калибра.

Девушка была детективом второго класса. Звали её Эйлин Барк, и она была такой же чистокровной ирландкой, как и её нос.

— Вы можете отказаться, если хотите, мисс Барк, — сказал Бернс.

— Выглядит это занятно, — ответила Эйлин.

— Хэл… Уиллис все время неподалеку, понимаете? Но это совсем не гарантирует, что сумеет вовремя прийти вам на помощь, если что-то случится.

— Понимаю, лейтенант, — сказала Эйлин.

— Клиффорд никакой не джентльмен, — вмешался Уиллис. — Он избивает свои жертвы, и даже убивает. По крайней мере, мы так считаем. Это будет совсем не шутка.

— Мы не думаем, что он вооружен, но в последнем случае воспользовался не только кулаками. Понимаете, мисс Барк…

— Понимаете, — пояснил и Уиллис, — мы не хотим, чтобы вы думали, что мы пытаемся навязать вам нашу идею. Если вы откажетесь, мы поймем.

— Интересно, вы стараетесь убедить меня взяться или отказаться? — спросила Эйлин.

— Мы безусловно хотим, чтобы вы все решили сами. Отправляя вас на улицу как приманку, мы думаем…

— С револьвером в сумочке я не безоружна…

— Так или иначе, мы считали необходимым ввести вас в курс дела до того, как…

— Мой отец был полицейским, — перебила его Эйлин. — Его звали "папаша Барк". Он был патрульным в Гайд-Холле. В тридцать восьмом какой-то беглый по фамилии Филипп Даниэльсен снял квартиру на углу Мэйн-стрит и Четырнадцатой Западной. Когда его обложила полиция, отец был с ними. У Даниэльсена был автомат, и первая очередь, которую он выпустил, угодила отцу в живот. Отец умер в ту же ночь в жутких мучениях, — знаете, что такое ранение в живот.

Эйлин помолчала.

— Пожалуй, я согласна.

Бернс усмехнулся.

— Я знал, что вы согласитесь.

— Мы вдвоем будем единственной парой? — спросила Эйлин Уиллиса.

— Вначале да. Мы не уверены, получится ли. Мы не сможем следовать непосредственно за вами, чтобы не испугать Клиффорда. И торчать где-то в кустах тоже не можем, это просто не имеет смысла.

— Думаете, он клюнет?

— Неизвестно. Он регулярно нападает и грабит в нашем районе, так что есть надежда, что не изменит свой образ действий, разве что его напугало убийство. Судя по словам его жертв, нападает он без всякого плана. Явно поджидает случайную жертву и потом бросается на нее.

— Ага.

— Вот мы и подумали, что привлекательная девушка, шагающая по улице поздно ночью, могла бы его приманить.

— Понимаю. — Эйлин словно не заметила реверанса в её сторону. В городе было миллиона четыре привлекательных девушек, и она знала, что ничем не лучше остальных.

— У этих нападений были какие-то сексуальные мотивы? — спросила она.

Уиллис взглянул на Бернса.

— Насколько нам известно, нет. Он не пытался изнасиловать ни одну из своих жертв.

— Я только прикидываю, что мне надеть, — задумалась Эйлин.

— По крайней мере, не шляпку, — заметил Уиллис. — Это ни в коем случае. Мы хотим, чтобы он уже издалека заметил ваши рыжие волосы.

— Годится, — ответила Эйлин.

— Что-нибудь светлое, чтобы я не потерял вас из виду, но не крикливое, — уточнил Уиллис. — Не хотелось бы, чтобы вами занялась полиция нравов.

Эйлин улыбнулась.

— Свитер и юбку? — предложила она.

— Что угодно, в чем вы будете чувствовать себя удобно.

— У меня есть белый свитер, — сказала она. — Он будет бить в глаза и вам, и Клиффорду.

— Ладно, — согласился Уиллис.

— Туфли с высокими каблуками или с низкими?

— Это уже зависит только от вас. Вы могли бы… вам придется немного погулять… И если каблуки будут вам мешать, лучше обуйте что-нибудь на низком каблуке.

— Но высокие каблуки лучше слышны, — заметила Эйлин.

— Ну, это уж вам виднее.

— Решено, я буду в туфлях на каблуках.

— Договорились.

— В операции будет задействован кто-то еще? Я имею в виду, будет ли у меня рация и все такое?

— Нет, — ответил Уиллис. — Это будет слишком заметно. В деле будем только мы вдвоем.

— И, надеюсь, Клиффорд.

— Да, — кивнул Уиллис.

Эйлин Барк вздохнула.

— Когда начнем?

— Сегодня ночью? — предложил Уиллис.

— Я собираюсь к парикмахеру, — с улыбкой сказала Эйлин. — Но, думаю, это может подождать. — Улыбка её стала ещё шире. — Не всякая девушка может похвалиться, что за ней по пятам всегда ходит по крайней мере один мужчина.

— Встретимся здесь?

— Когда? — спросила Эйлин.

— На пересменке. Без четверти двенадцать?

Она встала.

— Я приду, лейтенант.

Бернс пожал ей руку.

— Но не забывайте об осторожности!

— Да, лейтенант. Спасибо. — Она повернулась к Уиллису. — До скорой встречи!

— Я вас буду ждать.

— Хорошо, — и она вышла из кабинета.

Потом Уиллис спросил:

— Что вы б этом думаете?

— Думаю, справится, — сказал Бернс. — На её счету уже четырнадцать жуликов из метро, которых она отправила за решетку.

— Хулиганы это не то, что грабители, — заметил Уиллис.

Бернс задумчиво кивнул.

— И все-таки я надеюсь, что он клюнет.

Уиллис усмехнулся.

— Я тоже так думаю.

* * *

За дверью кабинета в комнате детективов Мейер рассказывал о кошках.

— Количество случаев уже дошло до двадцати четырех, — рассказывал он Темплу. — Это самая невероятная история, с которой довелось столкнуться в тридцать третьем участке.

Темпл почесал в паху.

— И они так ничего и не выяснили, да?

— Никаких следов, — сказал Мейер, терпеливо наблюдая за Темплом. Мейер был весьма терпеливый человек.

— Значит, он шатается по окрестностям и крадет кошек, — продолжал Темпл, покачав головой. — Зачем мужику кошки?

— И тем не менее, — сказал Мейер. — Какой у него может быть мотив? Весь участок уже просто вне себя. Я тебе скажу, Джордж, я рад, что эта история висит не у нас на шее.

— Хе, — фыркнул Темпл. — Я бывал в переделках и похуже.

— Я-то тебе верю, но кошки? Ты когда-нибудь сталкивался с таким?

— А то нет! На телефонных столбах, когда я был патрульным, — припомнил Темпл.

— С кошками на телефонных столбах сталкивался каждый, — сказал Мейер. — Но тут речь идет о том типе, который ходит по окрестностям и крадет кошек в домах. Нет, ты мне скажи, Джордж, слышал ли ты когда про такое?

— Никогда, — ответил Темпл.

— Я потом расскажу тебе, чем это кончится, — пообещал Мейер. — Вся эта история меня очень занимает. По правде говоря, не думаю, что они с ним справятся.

— Там, снаружи, ждет какой-то тип, — крикнул со своего места Хэвиленд. — Никто не хочет узнать, чего он хочет?

— Прогулка пойдет тебе на пользу, Родж, — сказал Мейер.

— Но я ведь только что уселся, — защищался Хэвиленд, потягиваясь. — И до смерти устал.

— Выглядит он очень неважно, — заметил Мейер. — Бедный парень, у меня просто сердце кровью обливается. — Он подошел к стеклянным дверям с жалюзи. Стоявший там полицейский заглядывал в комнату детективов.

— Много работы, да?

— Это как посмотреть, — безразлично ответил Мейер. — Что вы там принесли?

— Заключение медэкспертизы по вскрытию… — он взглянул на пакет, — для лейтенанта Питера Бернса.

— Я приму, — сказал Мейер.

— Вот здесь распишитесь, пожалуйста.

— Он неграмотный, — сказал Хэвиленд и положил ноги на стол. Мейер расписался в получении, и курьер ушел.

Заключение по результатам вскрытия — сугубо специальный документ. Плоть и кровь обращаются в медицинские термины, все измеряется в сантиметрах, все анализируется с холодным безразличием. В акте вскрытия не найти людского тепла и чувства. В нем нет места для сантиментов и рассуждений. Это один или несколько листков официальных бланков формата А4, исписанных словами, которые на недвусмысленном врачебном жаргоне разъясняют, при каких обстоятельствах умерла та или иная особа.

В акте вскрытия, который Мейер нес лейтенанту, стояло имя: Дженни Рита Пейдж.

Слова заключения дышали смертельным холодом.

Смерть не отличается сочувствием.

Стояло там следующее:

АКТ ОФИЦИАЛЬНОГО ОСМОТРА ТЕЛА ПЕЙДЖ, ДЖЕННИ РИТЫ

Женщина, белая. Возраст по оценке — 21. Возраст истинный — 17. Примерный рост — 165 см; Вес — 60 кг.

Общий осмотр.

Лицо и голова. а) Лицо — видимые многочисленные ссадины. На фронтальной части черепа имеется отчетливый пролом кости, длиной около 10 см, начинается в 3 см над правой глазной впадиной, проходит вертикально вниз через переносицу и кончается в средней части левой максилы. В области глаз отчетливо видны геморрагические опухоли. При продолжении общего осмотра установлено скопление засохшей крови в носовых и ушных отверстиях. б) Голова — сотрясение мозга и перелом группы костей, охватывающий левую темпоральную часть черепа. Пролом длиной 11 см проходит вертикально от брегмы к месту в двух сантиметрах над ушной костью левого уха. В волосах имеются кровяные сгустки.

Тело.

При визуальном и вентральном осмотре груди обнаружен ряд поверхностных повреждений и рваных ран.

На правой задней части бедра имеются ссадины — следы насилия. На правой нижней конечности обнаружен сложный перелом дистальной части тибии и фибулы с выходом кости через медиальную часть продольной трети конечности.

При осмотре влагалища — полном и подробном — установлено: 1. Никаких следов крови во влагалищном пространстве. I

2. Никаких следов изнасилования или коитуса.

3. Никаких следов семени или спермы; ничего не обнару — жено ни при осмотре, ни при микроскопическом иссле — довании вагинальных секреций.

4. Матка увеличена и имеет размер приблизительно 13,5x10,0x7,5 см.

5. Плацента и окружающие ткани в норме.

6. В матке находится эмбрион: длина 7 см, вес 20 г.

Выводы:

1. Смерть наступила мгновенно, причина — удары, нанесенные по лицу и черепу.

2. Множественные ссадины и рваные раны, обнаруженные на теле, сложный перелом правой нижней конечности (перелом тибии и фибулы), вероятно, вызваны падением с обрыва.

3. Никаких следов попытки изнасилования.

4. Осмотром содержимого матки установлено наличие трехмесячной беременности.

Глава 8

Он никак не мог избавиться от мыслей о мертвой девушке. На обходе в понедельник утром Клингу следовало бы испытывать радость. Он уже давно изнывал от безделья, и вот теперь вышел на службу, и асфальт мостовых ласково стелился ему под ноги. Вокруг бурлила жизнь. Окрестности были полны толпами живых и бодрых людей, и посреди всей этой кипящей жизни шагал Клинг и размышлял о смерти.

Обход он начал с набережной. Заросли у реки уже покрылись багрянцем и теперь постепенно приобретали ржаво-коричневую окраску, которую местами нарушали то памятник героям первой мировой войны, то бетонная скамья. Большие корабли на реке медленно плыли к докам, которые лежали ближе к центру города. Пароходы выпускали белый дым в стылый воздух. Посреди реки стоял танкер, чей длинный и ровный силуэт выделялся на фоне утесов на другом берегу. Прогулочные катера теперь, осенью, встречались уже не часто. Лето уходило, унося с собой веселье и беззаботный смех летних экскурсантов.

А выше по реке, над бурлящей бурой водой, как сверкающая висящая паутина, господствовал мост Гамильтона, который своими величественными опорами соединял земли двух штатов.

Возле моста, у подножья небольшого каменного откоса, умерла семнадцатилетняя девушка. Кровь её впитала земля, но багровые пятна все ещё проступали на ней.

Большие дома, стоявшие вдоль набережной, взирали пустыми лицами на землю с кровавыми пятнами. Солнце отражалось в тысячах окон высоких зданий, зданий, где все ещё были привратники и лифтеры, и окна эти щурились на реку воспаленными слепыми глазами. Нянечки катили коляски мимо синагоги на углу, направляясь на юг, к улице Стем, которая пронизывала сердцевину района как тонкая, острая, разноцветная стрела с богатым оперением. На улице Стем были магазины с любыми товарами, дешевые лавочки с бог весть чем, кинотеатры, деликатесные мясные лавки с кошером, ювелирные магазины и кондитерские. На одном углу было и кафе, где когда угодно можно было встретить человек двадцать пять наркоманов, тоскующих в ожидании гонца с белым золотом. Улицу Стем посередине разделял широкий газон, окруженный железной решеткой, прерываясь только на перекрестках с боковыми улочками. Повсюду, где только можно, стояли скамейки. Мужчины сидели на них и курили трубки, женщины отдыхали на них, прижимая сумки с покупками к могучей груди, а кое-где на них отдыхали нянечки с колясками, читая романы в мягких обложках.

Нянечки никогда не углублялись к югу от Стема.

К югу от Стема простиралась Калвер-авеню.

Дома на Калвер-авеню никогда приличными не были. Как бедные дальние родственники домов, выходивших на реку, они уже много лет все же грелись в лучах их славы. Копоть и пыль большого города покрыла их глупые лица, сделав их типичными горожанами, и теперь они с хмурым видом стояли, сгорбив плечи в старомодных нарядах. На Калвер-авеню было много церквей. Но ещё больше там было баров. Бары и церкви регулярно посещали ирландцы, которые все ещё упорно держались за свой район вопреки притоку пуэрториканцев и наступлению строительных фирм, которые с удивительной скоростью выселяли и сносили дома, оставляя за собой пустыри с обломками кирпича и камней, на которых буйно расцветало царство отбросов — единственных растений большого города.

Пуэрториканцы обитали в переулках между Калвер-авеню и Гровер парком. Тут были бодеги, карницериас, запатериас, джоэриас, кухифритос и бог весть что ещё за заведения. Была тут и Ля Виз де Путас, улица проституток, древняя как жизнь и процветающая как "Дженерал Моторо.

Тут жили пуэрториканцы, измученные невзгодами, ограбленные продавцами наркотиков, преступниками, а заодно и полицейскими, скученные в тесных грязных зданиях, время от времени дававших работу пожарным командам, причем чаще, чем где-нибудь ещё во всем городе; тут жили пуэрториканцы, к которым даже работники социальной помощи относились как к животным, другие обитатели города — как к чужеземцам, а полиция — как к потенциальным преступникам.

У одних была кожа светлая, у других — темная. Тут жили красивые девушки с черными волосами, карими глазами и ослепительными белозубыми улыбками. Стройные мужчины, грациозные, как танцоры. Живые люди, полные тепла, музыки, красок и красоты, шесть процентов обитателей города, втиснутых в гетто, рассеянных по всему городу. Гетто в 87 округе, разбавленное несколькими семействами итальянцев и евреев, кроме преобладавших ирландцев, населяли в основном пуэрториканцы, и тянулось оно к югу от набережной к парку, и далее к востоку и западу занимало почти тридцать пять кварталов. Почти седьмая часть всей пуэрториканской общины города обитала в узких, темных улицах 87 участка. На улицах, по которым двигался Берт Клинг, жило девяносто тысяч людей.

На улицах кипела жизнь.

А он размышлял о смерти.

Не хотелось ему встречаться с Молли Белл, и когда она подошла к нему, почувствовал себя не в своей тарелке.

Казалось, она чего-то боится, возможно, потому, что носила внутри новую жизнь, или потому, что в ней заговорил древний, животный охранный рефлекс будущей матери. Он как раз перевел через дорогу Томми, пуэрториканского мальчика, мать которого работала в кондитерской лавке. Мальчик его поблагодарил, и Клинг повернулся, чтобы вернуться снова на другую сторону, и тут заметил Молли Берт.

В тот день, 18 сентября, воздух был свеж и прохладен, и на Молли было пальто, знававшее лучшие времена, купленное на сезонной распродаже в центре города.

Поскольку она ждала ребенка, пальто удалось застегнуть только на груди, и выглядела она удивительно неухоженной: растрепанные волосы, усталые глаза, поношенное пальто, застегнутое от шеи до груди, ниже расходилось широким клином, открывая выпуклый живот.

— Берт! — позвала она, чисто по-женски взмахнув рукой, и на короткий миг к ней опять вернулась красота, которой она явно блистала всего несколько лет назад. И в этот миг она выглядела почти что как её сестра Дженни, когда та была жива.

Он помахал ей блокнотом, чтобы оставалась на той стороне, и перешел к ней через улицу.

— Привет, Молли.

— Я вначале зашла в участок, — торопливо начала она. — Мне сказали, что ты на обходе.

— Да.

— Я хотела с тобой встретиться, Берт.

— Все в порядке, — ответил он. Оставив позади несколько переулков, они вошли в парк, тянувшийся вправо. Деревья на фоне неба напоминали темные факелы.

— Привет, Берт, — крикнул какой-то подросток, и Клинг махнул ему в ответ.

— Ты слышал? — спросила Молли. — Насчет акта вскрытия?

— Да, — кивнул он.

— Я не могу поверить.

— Ну, Молли, они не ошибаются.

— Знаю, знаю. — Она тяжело дышала.

Помолчав, он спросил:

— Ты уверена, что с тобой ничего не случится, когда уходишь так далеко?

— Нет, мне только лучше. Врач сказал, нужно побольше ходить.

— Но если ты устанешь…

— Я хочу спросить тебя прямо, Берт. Поможешь?

Он взглянул ей в лицо. В глазах не было ни страха, ни печали, все это прошло. В них светилась только неумолимая решимость идти до конца.

— Что я могу сделать?

— Ты полицейский, — сказала она.

— Молли, над этим делом работают лучшие специалисты города. Северный комиссариат проверяет всех, у кого на совести есть убийство. Я слышал, что один детектив из нашего округа уже несколько дней работает в паре с женщиной-приманкой. Они…

— Но никто из этих людей не знал мою сестру, Берт.

— Знаю, но…

— Ты знал её, Берт.

— Я только поговорил с ней минутку. Едва…

— Берт, те люди, что занимаются её смертью… Моя сестра для них — только очередной труп.

— Это неправда, Молли. Они немало видят, но это не мешает им над каждым случаем работать изо всех сил. Молли, я обычный патрульный. Не могу лезть не в свое дело, если даже захочу.

— Почему?

— Тогда я попаду в дурацкую ситуацию. У меня есть мой маршрут, мои обязанности. Это моя работа. Расследование убийств в мои функции не входит. У меня могут быть большие неприятности, Молли.

— Моя сестра тоже попала в большие неприятности, — ответила Молли.

— Ах, Молли, — вздохнул Клинг, — не требуй этого, прошу тебя.

— А я прошу тебя.

— Мне жаль, но ничего сделать я не могу.

— Тогда зачем ты к нам приходил? — спросила Молли.

— Потому что меня просил Питер. Просил оказать ему услугу. Во имя нашей былой дружбы.

— Теперь я прошу тебя, Берт. И не во имя старой дружбы. Только потому, что мою сестру убили, а она была ещё ребенком и заслужила долгую жизнь, Берт, хоть немного более долгую.

Они шагали молча.

— Берт? — начала Молли.

— Да.

— Пожалуйста, помоги.

— Я…

— Вся полиция убеждена, что это сделано грабителем. Возможно, не знаю. Но моя сестра была беременна, а уж тут-то грабитель ни при чем. К тому же её убили у моста Гамильтона, и я хочу знать, зачем она туда пошла. Почему? Зачем?

— Не знаю.

— У моей сестры были друзья, я это знаю. Возможно, они что-то знают. Думаю, девушка могла кому-то довериться. Девушка, у которой есть тайна, да ещё такая. Она должна была с кем-то поделиться.

— Кого ты, собственно, хочешь найти, — спросил Клинг, — убийцу или отца ребенка?

Молли холодно взвесила возможности.

— Это может быть одно и то же лицо, — наконец сказала она.

— Нет, это маловероятно, Молли.

— Но такое тоже возможно, не так ли? А ваши детективы этой возможностью просто пренебрегают. Я с ними разговаривала, Берт. Они задавали мне вопросы, а глаза их оставались холодными, губы крепко сжатыми. Моя сестра для них только труп с биркой на ноге. Моя сестра для них не живой человек из плоти и крови. И никогда не была.

— Молли…

— Я их не обвиняю… Знаю, смерть для них обычное дело, как мясо для мясника. Но эта девушка была моей сестрой!

— Знаешь… Ты знаешь, с кем она дружила?

— Я знаю только, что она часто ходила в какой-то клуб. Знаешь, такой подвал, где собирается молодежь… — Молли помолчала. Ее глаза с надеждой впились в глаза Клинга.

— Попытаюсь, — сказал Клинг и вздохнул. — Но только на свой страх и риск. И в нерабочее время. Официально я ничего делать не могу, ты же понимаешь.

— Понимаю.

— Как называется этот клуб?

– "Темпо".

— Где это?

— Где-то возле Петерсон-авеню, в квартале от Кал-вер-авеню. Точного адреса я не знаю. Но все клубы сосредоточены там в переулках, в частных домах. — Она помолчала. — В детстве я тоже ходила в один из них.

— И я тоже; по пятницам, когда вход был свободным, — заметил Клинг. — Но не помню, чтобы какой-то клуб назывался "Темпо". Это, видимо, новый.

— Не знаю. — Молли помолчала. — Пойдешь туда?

— Да.

— Когда?

— До четырех я на службе. Потом поеду в Риверхед и попытаюсь найти, где это.

— Позвонишь мне потом?

— Да, конечно.

— Спасибо, Берт.

— Я только простой патрульный, — сказал Клинг. — Не знаю, будет ли за что меня благодарить.

— Мне есть за что благодарить тебя, — сказала она, пожав ему руку. — Я буду ждать твоего звонка.

— Конечно, — Берт взглянул на нее. Похоже, прогулка её утомила. — Взять тебе такси?

— Нет, — ответила та, — я поеду в метро. Пока, Берт. И спасибо тебе.

Она отвернулась и пошла вверх по улице. Он проводил её взглядом. Сзади не было видно, что она ждет ребенка, выдавала только характерная тяжелая походка беременных женщин. Спина у неё была очень стройная, и ноги тоже. Он следил за ней, пока не потерял из виду. Потом перешел на другую сторону, свернул в соседний переулок и раскланялся с какими-то знакомыми.

Глава 9

В отличие от детективов, которые сами распоряжаются своим рабочим временем, патрульные работают по точно рассчитанному восьмичасовому графику. Пять дней они патрулируют с восьми утра до четырех пополудни, а потом пятьдесят шесть часов отдыхают. Вернувшись на службу, отбудут ещё пять дежурств, с полуночи до восьми утра, потом снова следуют пятьдесят шесть часов отдыха. Очередные пять смен у патрульного будут с четырех пополудни до полуночи. И снова перерыв, пятьдесят шесть часов — и карусель закручивается снова.

Система патрулирования не признает ни суббот, ни воскресений, ни праздников. Если не ваша очередь, то сможете спокойно насладиться Рождеством, а если ваша — извольте идти на службу. Или меняйтесь дежурством с коллегой-евреем, который хочет отпраздновать свой Рош Хашана. Это вроде того, как было в войну на авиазаводах. Единственная разница в том, что патрульному все тяжелее оформить страховку.

В тот понедельник утром Берт Клинг вышел на службу в семь сорок пять, — это было первое из пяти дежурств. Закончил он обход в три сорок. Вернулся в участок, переоделся в штатское в том же коридоре, где был следственный отдел, и вышел на неяркий солнечный свет предвечерней поры.

Обычно бы Клинг продолжил обход в штатском. В заднем кармане он носил маленький черный блокнот, куда записывал информацию от местных осведомителей и сведения, полученные в участке. Знал он, например, что на Элевент Норт, 3112, открылся тир с тотализатором, что подозрительный тип ездит в светло-синем "кадиллаке" 1953 года выпуска, с номером РХ 42–10. Знал, что вчера ночью обокрали филиал супермаркета, и даже знал, кого в этой краже подозревают. И ещё он знал, что парочка успешных дел могла бы приблизить его к званию детектива третьего класса, которым он, разумеется, хотел стать.

И вот обычно он по нескольку часов в день расхаживал по округе, уже после службы и не в форме, следил, вынюхивал, всюду совал свой нос и каждый раз был поражен, как много людей не узнают его в штатском.

Сегодня ночью ему предстояло совсем иное, и он не отвлекался на внеслужебную деятельность. Вместо того сел в поезд и заехал в Риверхед.

Клуб "Темпа" занимал подвал четырехэтажного кирпичного дома неподалеку от Петерсон-авеню, на Клаузер-стрит. Нужно было пройти по бетонной дорожке к двухместному гаражу за домом, свернуть влево, и человек упирался в заднюю стену дома, где и был вход в клуб. Рисованная табличка была перерезана посередине длинным черным нотным знаком. Надпись была такая: КЛУБ "ТЕМПО"

Клинг подергал ручку. Двери были заперты. Откуда-то изнутри доносился голос, что-то вроде мелодекламации, сопровождаемый бешеным грохотом барабанов, видимо, в записи. Он постучал кулаком. Но, продолжая стучать, уже понял, что барабанный бой заглушает все звуки снаружи. Подождал, пока не раздастся спокойная мелодия наподобие мадригала, и снова застучал.

— Кто там? — раздался мальчишеский голос.

— Откройте.

— Кто вы?

Он услышал шаги, приближавшиеся к дверям, а потом тот же голос совсем близко, сразу за дверью:

— Кто там?

Он не хотел представляться полицейским. Начни он задавать вопросы, компания подростков тут же заняла бы оборону.

— Берт Клинг, — ответил он.

— Как-как? А кто такой Берт Клинг?

— Я хочу арендовать клуб, — объяснял Клинг.

— Ну да?

— Ну да.

— Зачем?

— Если откроете дверь, можем поговорить.

— Эй, Томми, — закричали за дверью, — какой-то тип хочет арендовать клуб.

Клинг услышал неразборчивый ответ, потом щелкнул замок и двери распахнул настежь русоволосый стройный парень лет восемнадцати.

— Проходите, — пригласил он. В правой руке держал стопку пластинок, прижимая её к груди. На нем был зеленый свитер и белая рубашка, расстегнутый воротник которой торчал из свитера. — Меня зовут Хад. Это от Хадсон. Хадсон Пэтт. С двумя "т". Проходите.

Клинг вошел внутрь. Хад не спускал с него глаз.

— Вы не староваты для такого дела? — спросил Хад.

— Скоро на пенсию, — ответил Клинг. Осмотрелся вокруг. Тому, кто обустраивал помещение, пришлось немало потрудиться. Трубы на потолке были закрыты панелями, выкрашенными в белый цвет. Выбеленные стены до половины обшиты светлыми стругаными досками. Пластинки без конвертов, прикрепленные к стенам и потолку, производили впечатление воздушных шаров, улетевших из гирлянды торговца. Вокруг были расставлены кресла и длинный диван. На белом корпусе радиолы нарисованы черные ноты и скрипичный ключ. У широкой арки, за которой Клинг увидел соседнюю комнату, стояли музыкальные инструменты и пюпитры. В обоих комнатах кроме Хада и Клинга никого не было. Кем был ни был Томми, он словно растворился в воздухе.

— Вам тут нравится? — спросил Хад и с улыбкой взглянул на Клинга.

— Мило, — ответил тот.

— Мы все здесь сделали сами. Все эти пластинки на стенах и потолке мы купили оптом по два цента. Смотрятся они здорово, и не скажешь, что от этого хлама один тип хотел избавиться. Одну мы хотели послушать, — и раздался только скрежет. Звучало это, как налет на Лондон.

— О котором вы, несомненно, прекрасно помните, — заметил Клинг.

— Что? — переспросил Хад.

— Вы член этого клуба? — снова спросил Клинг.

— Разумеется. Днем тут вход только для членов клуба. Собственно, могут ходить к нам и не члены, кроме пятницы и воскресенья. Тогда у нас свои вечеринки. — Он в упор взглянул на Клинга. Глаза у него были большие и синие. — Танцы и все такое. Сами знаете.

— Знаю, — ответил Клинг.

— А иногда подаем и пиво. Это не вредно, а человек может отдохнуть, — Хад ухмыльнулся. — Здоровый отдых — это именно то, что нужно крепкой и румяной американской молодежи, я прав?

— Абсолютно.

— Так говорит доктор Мортессон.

— Кто?

— Доктор Мортессон. Он пишет статьи в одной газете. Каждый день — здоровый отдых. — Хад не переставал ухмыляться. — Зачем вы хотите арендовать клуб?

— Я член общества ветеранов войны, — сказал Клинг.

— Ну и что?

— А то. У нас будет… встреча… ну, с женами, с девушками и все такое…

— Ну, конечно, — сказал Хад.

— Так что мы подыскиваем место.

— А почему бы вам не попробовать в Доме Американского Легиона?

— Великоват.

— Ага.

— Я подумал об одном из клубов попроще. Ваш мне очень понравился.

— Я вам верю, — сказал Хад. — Мы все тут сделали своими руками.

Он подошел к радиоле, казалось, чтобы положить возле неё стопу пластинок, но потом передумал и обернулся.

— Слушайте, а когда это вам нужно?

— В субботу вечером, — сказал Клинг.

— Это хорошо… потому что у нас вечера отдыха всегда по пятницам и воскресеньям.

— Да, я знаю. — сказал Клинг.

— А сколько вы можете заплатить?

— Ну, все зависит… Вы уверены, что хозяин дома не помешает, если мы приведем девушек? Ничего такого, разумеется, вы понимаете. У нас многие женаты.

— Ах, ну разумеется, — Хад сразу приобрел сочувствие к проблемам взрослых людей. — Я вас понимаю. Ничего другого у меня и в мыслях не было.

— Но придут и девушки.

— Ну, какие проблемы!

— Вы в этом уверены?

— Разумеется. Сюда постоянно ходят девушки. Они могут посещать наш клуб.

— В самом деле?

— Точно, — заверил его Хад. — Членами нашего клуба состоят двенадцать девушек.

— Из тех, кто живет поблизости? — спросил Клинг.

— Большей частью — да. Издалека никто ездить не будет.

— Не мог бы я познакомиться с кем-нибудь из них? — спросил Клинг.

Хад смерил его взглядом, прикидывая возраст.

— Сомневаюсь, — ответил он, и его дружелюбие к миру взрослых сразу исчезло.

— Когда-то я жил здесь неподалеку, — солгал Клинг, — и знал в окрестностях уйму хорошеньких девушек. Не удивлюсь, если девушки из вашего клуба — это их младшие сестры.

— Это возможно, — согласился Хад. — Ну, а как же вы их звали?

— А зачем тебе это знать, приятель? — раздался голос откуда-то из-за арки. Клинг резко повернулся. Высокий парень выходил из-под арки в комнату, застегивая молнию на джинсах. Он был высокого роста, широкие мускулистые плечи, распиравшие майку, переходили в узкую талию. Волосы у него были каштановые, глаза — карие, почти шоколадные. Он был необыкновенно красив и всем поведением недвусмысленно давал понять, что прекрасно знает об этом.

— Томми?

— Да, меня так зовут, — сказал Томми. — Но я не знаю, как зовут вас.

— Берт Клинг.

— Очень приятно, — ответил Томми, не переставая испытующе мерить Клинга взглядом.

— Томми — президент клуба "Темпо", — объяснил Хад. — Он согласен, чтобы я сдал вам клуб. При условии, что хорошо заплатите.

— Я был на страже, — вмешался Томми, — и слышал все, о чем вы говорили. С чего бы это вас так заинтересовали наши красотки?

— Да не интересуют они меня, — Клинг. Я просто из любопытства.

— Разумеется, — кивнул Хад.

— Сколько вы можете заплатить, приятель?

— Слушай, приятель, а часто сюда ходила Дженни Пейдж? — неожиданно спросил Клинг, наблюдая за лицом Томми. Но в нем ничего не изменилось. Одна пластинка соскользнула со стопки, которую держал в руках Хад, и с шумом упала на пол.

— А кто это — Дженни Пейдж? — спросил Томми. — Девушка, которую убили вечером в прошлый четверг, — сказал Хад.

— Никогда о ней не слышал, — настаивал Томми.

— Подумайте, — посоветовал Клинг.

— Подумаю. — Томми помолчал. — Вы полицейский?

— А что, если да?

Это приличный клуб, — сказал Томми. — У нас никогда не было никаких проблем с полицией, и мы не хотим их на будущее. И у нас никогда не было проблем с хозяином дома, хотя, честно говоря, он изрядная сволочь.

— Никто не собирается создавать вам проблемы, — заметил Клинг. — Я только спрашиваю, как часто сюда ходила Дженни Пейдж.

Она сюда не ходила, — ответил Томми. — Я прав, Хад?

Хад, собиравший куски разбитой пластинки, поднял глаза.

— Угу, это правда, Томми.

— Положим, я полицейский, — снова начал Клинг.

— У полицейских есть жетоны.

Клинг полез в задний карман, открыл бумажник и показал жетон. Томми взглянул на него.

— Полицейский — не полицейский, это всегда был порядочный клуб.

— Никто не утверждает, что это не так. Перестань напирать своими накачанными мышцами и отвечай, если тебя спрашивают. Когда Дженни Пейдж была тут в последний раз?

Томми долго колебался.

— Никто у нас не имеет ничего общего с её убийством, — наконец сказал он.

— Значит, Дженни ходила сюда.

— Да.

— Часто?

— Время от времени.

— Как часто?

— Всегда, когда было открыто для публики. А иногда и на неделе. Мы пускали её, потому что одна девушка… — Томми запнулся.

— Продолжай, говори уж все.

— Потому что её знала одна наша девушка. Иначе бы мы её сюда не пустили, только в дни, когда открыто для публики. Это все, что я знаю.

— Ага, — подтвердил Хад и положил осколки разбитой пластинки на радиолу.

— Думаю, эта девушка уговаривала её вступить в члены клуба.

— Она была тут в прошлый четверг вечером? — спросил Клинг.

— Нет, — тут же ответил Томми.

— Попытайся ещё немного подумать.

— Нет, её тут не было. В четверг у нас санитарный день. Шестеро ребят из клуба дежурят тут по четвергам… по очереди, понимаете. Трое парней и трое девушек. Парни делают тяжелую работу, а девушки чинят шторы, моют посуду и тому подобнее. Не членам клуба в такой вечер вход запрещен. Вообще нет входа, даже для членов клуба, кроме ребят, которые работают. Поэтому я знаю, что Дженни Пейдж здесь не было.

— А ты был?

— Ага, — ответил Томми.

— А кто был еще?

— Какая разница? Дженни тут не было.

— А её приятельница? Которая привела её сюда?

— Ну, та была.

— Как её зовут?

Томми помолчал. Когда, наконец, заговорил, с вопросом Клинга это не имело ничего общего.

— Дженни вам надо было было видеть. Она тут ни с кем даже танцевать не хотела. Какая-то странная. Красива до смерти, но ледышка. Просто минус тридцать, и все, я не вру, честно.

— Тогда зачем она сюда заходила?

— Спросите у меня чего-нибудь попроще. Даже когда приходила, никогда не оставалась надолго. Только сидела где-нибудь в углу и смотрела. В клубе не было парня, кто бы не хотел её снять, но, Господи, она была совершенно неприступна. — Томми помолчал. — Разве я не прав, Хад?

Хад кивнул.

— Прав. Хоть и нехорошо так говорить про мертвую, но это факт. Невесть что из себя корчила, тоже мне цаца нашлась. Скоро ни одному парню и в голову не приходило пригласить её танцевать. Так она и сидела, как баба на чайнике.

— Она была просто как не от мира сего, — добавил Томми. — Я даже думал, что она наркоманка или что-то вроде того, честно. Ведь знаете, об этом вечно пишут в газетах. — Он пожал плечами. — Но тут было что-то другое. Она просто как с луны свалилась, и все. — Он опять грустно покачал головой. — Но нужно признать, это была конфетка!

— Только ледышка, — повторил Хад и тоже покачал головой.

— Как зовут её приятельницу?

Томми и Хад обменялись быстрыми понимающими взглядами. Клинг это заметил.

— Дженни была так хороша, — сказал Томми, — и, увидев её, человек сразу говорил: — Вот это да! А вообще-то, вы её видели? Такую нечасто увидишь!

— Как зовут её приятельницу? — повторил Клинг, и на этот раз немного громче.

— Она совсем взрослая девушка, — тихо сказал Томми.

— Сколько ей лет?

— Двадцать, — ответил Томми.

— То есть она почти моего возраста, — заметил Клинг.

— Ну да, — серьезно кивнул Хад.

— А при чем тут её возраст?

— Ну… — замялся Томми.

— Черт побери, так в чем дело? — не выдержал Клинг.

— Она сюда ходит, — неохотно начал Томми.

— Ну и?

— Ну… но мы не хотим никаких неприятностей. У нас приличный клуб. Серьезно, я не вру. Если… если мы теперь выдадим Клер…

— Какую Клер? — перебил его Клинг.

— Клер… — Томми опять умолк.

— Послушайте, — резко начал Клинг. — Перестаньте играть в прятки. Семнадцатилетней девушке размозжили голову, и у меня нет желания играть с вами в бирюльки. Так что, черт вас возьми, говорите, как зовут эту девушку. Выкладывайте!

— Клер Таунсенд, — Томми облизал губы. — Послушайте, если наши домашние узнают, что тут… ну, понимаете… что мы тут… развлекаемся с Клер… тогда, о Господи… Послушайте, нельзя как-нибудь оставить её в покое? Вам-то с этого что за польза? Господи, ну что плохого, если немного позабавиться?

— Ничего, — ответил Клинг. — Для тебя убийство — забава? По-твоему, это смешно? Ты, сопляк проклятый?

— Нет, но…

— Где она живет?

— Клер?

— Да.

— Тут рядом, на Петерсона. Какой у неё адрес, Хад?

— По-моему, номер 728, — вспомнил Хад.

— Ага, так оно и есть. Но послушайте, пожалуйста, не вмешивайте в это нас, ладно?

— И сколько вас таких мне предстоит не вмешивать? — сухо спросил Клинг.

— Ну… по правде говоря, только Хада и меня, — сознался Томми.

— Молочные братья?

— Что?

— Ничего. — Клинг шагнул к дверям. — Избегайте зрелых женщин, — посоветовал он. — Лучше уж займитесь китаянками.

— Но вы нас не выдадите? — взмолился Томми.

— Возможно, я ещё вернусь, — сказал Клинг.

Уходя, он оставил их уныло застывшими у радиолы.

Глава 10

В Риверхеде, как, собственно, и в целом городе, но в Риверхеде особенно, под вечер обыватели покидают свои пещеры, свои бесчисленные клетушки, которые гордо именуются доходными домами для среднего класс. Такие дома, обычно из желтого кирпича, настолько изобретательно спроектированы, что развешанное для просушки белье вы видите только в том случае, если безжалостное строительное ведомство соорудит какую-нибудь подвесную магистраль, пересекающую задние дворы.

Там пространство между домами давно и прочно обжито. Перед подъездами собираются женщины. Сидя на стульях, стульчиках и табуретках, они загорают, вяжут и беседуют, и основным предметом их разговоров служит белье, развешенное перед домом напротив. За три минуты эти Риверхедские кумушки могут уничтожить любую репутацию. Эти всплески злословия спокойно перемежаются с обсуждением партии в маджонг, состоявшейся накануне вечером. И с той же скоростью они оставляют эту проблему и начинают обсуждать вопрос, не ввести ли контроль рождаемости на островах Рождества.

Тем полднем в понедельник 18 сентября злодейка осень так и сбивала их с пути истинного. Они продолжали сидеть во дворе, зная, что их мужья вот-вот вернутся домой, голодные и злые из-за опаздывающего обеда, но, не в силах уйти, наслаждались свежим воздухом.

Когда высокий светловолосый мужчина остановился на Петерсон-авеню перед домом номер 728, проверил номер над подъездом и вошел в парадное, вязавшие женщины тут же начали обсуждение. После короткого совещания выбрали одну из них, по имени Бирди, которая должна была незаметно проскользнуть в парадное и, если подвернется возможность, проследить незнакомого красавца и выяснить, куда он идет.

Но Бирди, как ни старалсь быть осторожной и неприметной, не воспользовалась своим шансом. Когда она проскользнула на лестницу, Клинга уже не было.

На длинном ряду почтовых ящиков с латунными табличками он нашел фамилию Таунсенд, надавил кнопку звонка и нажал на внутренние двери, пока они со щелчком не открылись. Потом поднялся на четвертый этаж, нашел квартиру 47 и снова нажал звонок.

Подождал немного.

Потом позвонил снова.

Двери сразу распахнулись. Никаких шагов он не слышал, поэтому, удивленный, машинально взглянул девушке на ноги. Она была босиком.

— Я выросла в предгорьях Озарка, — сказала она, проследив за его взглядом, и продолжала: — У нас уже есть пылесос, механическая щетка, гриль, комплект энциклопедий и подписка на все журналы. Полагаю, нам не нужно ничего из того, чем вы торгуете, и мы не собираемся поддерживать вас на выборах.

Клинг улыбнулся:

— Я продаю автоматический извлекатель яблочных сердцевин.

— Мы яблоки не едим, — ответила девушка.

— Наш агрегат вылущивает семечки и превращает их в волокна. К нему прилагается рекламный проспект, из которого вы узнаете, как из этого волокна можно ткать ткани.

Девушка подозрительно взглянула на него.

— Волокно можно получать шести цветов, — продолжал Клинг, — кофейный, светло-фиолетовый, ярко-красный…

— Вы себя хорошо чувствуете? — спросила девушка, несколько растерявшись.

— Матово-серый, — не дал сбить себя Клинг, — желто-зеленый и темно-красный. — Он помолчал. — Не интересуетесь?

— Идите к черту! — Та явно была шокирована.

— Меня зовут Берт Клинг, — абсолютно серьезно представился он. — Я из полиции.

— Вы говорите, как ведущий телешоу.

— Мне можно войти?

— А что я натворила? Снова оставила ту проклятую колымагу перед пожарным гидрантом? — спросила девушка.

— Нет.

И тут она атаковала:

— А где ваш жетон?!

Клинг его показал.

— Убедиться никогда не вредно, — сказала девушка. — Даже когда приходит коп. Каждый должен иметь документ при себе.

— Я понимаю.

— Так проходите же, — пригласила она. — Я — Клер Таунсенд.

— Я знаю.

— Откуда?

— Меня сюда направили ребята из клуба "Темпо".

Клер молча взглянула на Клинга. Она была высокого роста. Даже босиком доставала Клингу до плеча. Обуй она туфли на высоких каблуках, немало американцев среднего роста схлопотали бы комплексы. Волосы у неё были черные. Не темные, а именно черные, как беззвездная и безлунная ночь. Темно-карие глаза оттеняли черные брови. Прямой нос, крутые скулы и ни следа косметики. Одеты она была в белую блузку и тесные черные брюки, зауженные к обнаженным лодыжкам. Ногти на ногах были покрыты ярко-красным лаком.

Она продолжала разглядывать его.

— Зачем вас сюда послали? — наконец спросила она.

— Они сказали, что вы знали Дженни Пейдж.

— Ох, — девушка вдруг покраснела. Слегка потрясла головой, словно стараясь скрыть это, и сказала: — Ну проходите же.

Клинг прошел за ней в квартиру. Та была обставлена во вкусе среднего класса.

— Садитесь, — предложила она.

— Спасибо. — Он сел в низкое кресло. В нем было ужасно неудобно, но приходилось терпеть.

Клер подошла к низкому столику, открыла шкатулку с сигаретами, взяла одну.

— Вы курите?

— Нет, спасибо.

— Вы сказали, вас зовут Клинг, не так ли?

— Да.

— Вы детектив?

— Нет, патрульный.

— Ага. — Клер закурила, загасила спичку и снова взглянула на Клинга. — Какое отношение вы имеете к Дженни?

— Я хотел спросить вас о том же самом.

Клер усмехнулась.

— Я спросила первая.

— Мы знакомы с её сестрой. Она меня попросила.

— Угу, — кивнула Клер. Затянулась сигаретой и скрестила руки на груди. — Тогда продолжайте. Спрашивайте. Вы же полицейский.

— Почему вы не садитесь?

— И так целый день сижу.

— Работаете?

— Учусь в университете, — сказала Клер. — Хочу стать социологом.

— Почему именно социологом?

— А почему нет?

Клинг улыбнулся:

— На этот раз я спросил первым.

— Потому что хочу заняться людьми до того, как они попадут в руки полиции.

— Это звучит разумно, — признал Клинг. — Почему вы ходите в клуб "Темпо"?

Она сразу насторожилась. Он буквально видел, как её глаза затянула темная пелена, словно защитная завеса. Отвернувшись, она выпустила шлейф дыма.

— А почему бы и нет? — спросила она.

— Я уже вижу, как будет развиваться наша беседа, — усмехнулся Клинг. — Почему? А почему бы и нет?

— Это намного лучше, чем "потому что потому", вам не кажется? — её голос зазвучал язвительно. Он удивился, с чего бы вдруг она так сразу отказалась от предыдущего дружеского тона. Взвесив её возможную реакцию, решил ударить напрямую:

— Ребята в клубе для вас слишком юны, вам не кажется?

— А вы начинаете быть бестактным, вам не кажется?

— Да, — согласился Клинг, — начинаю.

— Наше знакомство слишком мимолетно, чтобы раскрывать свою душу, — холодно сказала Клер.

— Хаду не больше восемнадцати…

— Послушайте…

— А Томми сколько? Девятнадцать? И у них обоих в голове ещё ветер гуляет. Почему вы ходите в "Темпо"?

Клер погасила сигарету.

— Пожалуй, вам лучше уйти, мистер Клинг.

— Я только что пришел, — напомнил он ей.

Она отвернулась.

— Послушайте, давайте откровенно. Насколько я знаю, я не обязана отвечать на вопросы, которые касаются моей личной жизни. Отвечать я должна была бы только, подозревай вы меня в тяжком преступлении. А если уж совсем напрямую, я не обязана отвечать ни на какие вопросы какому-то заурядному патрульному. Другое дело, явись вы официально, а вы признали сами, что это не так. Мне нравилась Дженни Пейдж, и я бы рада помочь, но если вы будете на меня давить, то здесь мой дом, а мой дом — моя крепость, и извольте убираться отсюда.

— О’кей, — прокудахтал растерянный Клинг. — Простите, мисс Таунсенд.

— О’кей, — сказала и Клер.

Воцарилась тишина. Клер взглянула на Клинга. Клинг взглянул на нее.

— И вы простите, — сказала наконец Клер. — Мне не стоило так возмущаться.

— Нет, вы были совершенно правы. Мне не нужно совать нос…

— Но и я не должна была…

— Нет, конечно, я был не прав…

Клер прыснула. Клинг тоже рассмеялся. Все ещё хихикая, она упала в кресло. Потом спросила:

— Что-нибудь выпьете, мистер Клинг?

Клинг взглянул на часы.

— Нет, спасибо.

— Для вас слишком рано?

— Ну…

— Для коньяка никогда не рано… — поучала она его.

— Я никогда коньяк и не нюхал, — признался он.

— В самом деле? — её брови медленно полезли кверху. — О, мсье, тогда вы лишились наибольшего удовольствия на свете. Немножко, да? Каплю?

— Если только капельку…

Подойдя к бару с дверцами, обтянутыми зеленой кожей, она открыла их и выбрала бутылку с соблазнительно выглядевшей янтарной жидкостью.

— Коньяк, — торжественно провозгласила она, — король всех крепких напитков. Он годится в хайболл, коктейль, пунш, в кофе, чай, горячий шоколад и даже с молоком.

— С молоком? — переспросил пораженный Клинг.

— Вот именно, с молоком. Но лучший способ насладиться коньяком — пить его чистым.

— Вы, похоже, специалистка, — сказал Клинг.

Ее глаза внезапно вновь скрыла пелена.

— Меня кое-кто научил его пить, — блеклым тоном сказала она, а потом налила понемногу в высокие бокалы грушевидной формы. Когда она снова обернулась к Клингу, пелены на глазах уже не было.

— Заметьте, что бокал наполнен только до половины, — обратила она его внимание. — Это чтобы вы могли покачивать бокал в руке и не расплескать содержимого.

Подала бокал Клингу.

— Покачивание и вращение перемешивают коньячные пары с воздухом в бокале, от чего усиливается аромат. Покрутите бокал в руке, мистер Клинг. Коньяк согреется, и вы ощутите его аромат.

— Вы его нюхаете или пьете? — с любопытством спросил Клинг и потряс бокал в своих громадных ручищах.

— И то и другое, — ответила Клер. — И все это позволяет насладиться коньяком. Ну, попробуйте!

Клинг отхлебнул как следует. Клер, не выдержав, даже пыталась остановить его рукой.

— Подождите! Господи Боже, его нельзя пить залпом! Это грех — так хлестать коньяк. Пригубите его, подержите на языке…

— Простите, — извинился Клинг. Пригубил коньяк и попытался его распробовать. — Прекрасный! — сказал он.

— Крепкий, — добавила она.

— Мягкий, — уточнил он.

— Конец рекламы.

Они сидели молча, наслаждаясь коньяком. Он чувствовал, как по телу разливается приятное тепло. На Клер Таунсенд приятно было взглянуть и приятно поговорить. Снаружи седой осенний полумрак затягивал улицу.

— Так вот насчет Дженни, — начал он. Ему бы не хотелось говорить о смерти.

— Да?

— Вы её хорошо знали?

— Думаю, как и все. Мне не кажется, что у неё было много друзей.

— Почему вы так думаете?

— Это сразу видно. Такая потерянная душа. Такая красотка, и совершенно потерянная. Боже, я отдала бы все на свете, чтобы выглядеть, как она.

— Ну, вы тоже неплохо выглядите, — усмехнулся Клинг и отхлебнул из бокала.

— Это все теплый янтарный жар коньяка, — сказала Клер. — При дневном свете на меня без слез не взглянешь.

— Ну, это вы зря, — не отступал Клинг. — Где вы с ней впервые встретились?

— В "Темпо". Она пришла как-то вечером. Думаю, её пригласил какой-то парень. Во всяком случае, название и адрес клуба у неё были записаны на бумажке. Она мне её показала, словно входной билет, а потом просто сидела в углу и даже танцевать не хотела. Похоже было… как бы это объяснить… Была там, но словно её и не было. Вы встречали таких людей?

— Да, — ответил Клинг.

— Иногда и со мной такое бывает, — созналась Клер. — Возможно, именно потому я и обратила внимание. Но как бы там ни было, я подошла к ней, представилась, и мы поговорили. Вполне нашли общий язык и даже обменялись телефонами.

— Она вам когда-нибудь звонила?

— Нет. Мы встречались только в клубе.

— А когда вы обменялись телефонами?

— Ох, очень давно.

— Что такое очень давно?

— Подождите, — Клер отхлебнула коньяку и задумалась. — Ужасно давно, не меньше года назад. — Она кивнула. — Да, примерно так.

— Ладно, а что дальше?

— Ну, нетрудно было выяснить, что её мучает. Она была влюблена.

Клинг наклонился вперед.

— А откуда вы знаете?

Клер не отвела взгляда, продолжала смотреть прямо ему в лицо.

— Я и сама бывала влюблена, — устало ответила она.

— С кем она встречалась? — спросил Клинг.

— Не знаю.

— Она вам не сказала?

— Нет.

— Никогда не упоминала его имени? Я имею в виду, в разговоре.

— Нет.

— Черт побери! — не выдержал Клинг.

— Понимаете, мистер Клинг, она была как птенец, который учится летать. Дженни покинула гнездо и пробовала свои крылья.

— Понимаю.

— Ее первая любовь, свет в глазах, сияющее лицо, бегство в мир снов, мир мечты из этого серого мира… — Клер покачала головой. — Боже, сколько я видела таких незрелых девиц, но Дженни… — умолкнув, она опять покачала головой. — Она явно ничего не понимала. Это было дитя с телом женщины. Вы её когда-нибудь видели?

— Да.

— Тогда вы понимаете, что я имею в виду. Внешне она выглядела прекрасной женщиной. Но внутри… маленькая девочка.

— Как вы это представляете? — спросил Клинг, подумав о результатах вскрытия.

— Об этом говорило абсолютно все. То, как она одевалась, как разговаривала, её вопросы, да, наконец, даже её почерк. Все словно у маленькой девочки. Вы можете мне поверить, я никогда ничего подобного…

— А что с её почерком?

— Ах, да. Подождите, я взгляну, где-то у меня есть. — Пройдя через комнату, она взяла с кресла сумочку. — Я самый ленивый человек в мире. Никогда не пишу адреса в записную книжку. Все бумажки складываю в неё и потом… — Она порылась в маленькой книжечке. — Ага, вот оно, — сказала, подавая Клингу белый листок. — Это она написала в тот вечер, когда мы познакомились. "Дженни Пейдж", потом номер телефона. Обратите внимание, как она пишет.

Клинг растерянно уставился в бумажку.

— Но тут написано: "Клуб "Темпо", Клаузер-стрит, 1812", — заметил он.

— Что? — нахмурилась Клер. — Точно, это та самая бумажка, с которой она в тот вечер пришла в клуб. На другой стороне она записала свое имя и телефон. Переверните её.

Клинг перевернул листок.

— Видите эти детские каракули? Такова была Дженни Пейдж год назад.

Клинг снова перевернул листок.

— Меня гораздо больше интересует эта сторона. Вы сказали мне, что это написал её парень. Почему вы так думаете?

— Не знаю. Это я только так думаю, что он послал её в клуб, и все. Это мужской почерк.

— Да, — кивнул Клинг. — Я могу это оставить?

— Если хотите. — Клер помолчала. — Думаю, телефон Дженни мне больше не понадобится.

— Да, — ответил Клинг. Убрал записку в нагрудный карман. — Вы упоминали, что она вас кое о чем расспрашивала. Какие вопросы она вам задавала?

— Ну, например, спросила меня, как надо целоваться.

— Что-что?

— Да. Спросила меня, что нужно делать губами, нужно ли открывать рот и пользоваться языком. И все это спрашивала, широко раскрыв невинные глаза. Знаю, звучит это невероятно, но она была всего лишь птенцом, не догадывавшимся, насколько сильны его крылья.

— Ну, это она выяснила, — заметил Клинг.

— Как это?

— Дженни Пейдж была беременна.

— Это невозможно! — вскричала Клер и поставила бокал с коньяком на стол. — Вы шутите!

— Я говорю серьезно.

Клер надолго умолкла. Потом сказала:

— Господи, вот так сразу и… Черт возьми!

— Так вы не знаете, кто был её парнем?

— Нет.

— Она с ним продолжала встречаться? Вы сказали, это было год назад. Я хочу сказать…

— Знаю, что вы хотите сказать. Да, парень был все тот же. Она продолжала с ним регулярно встречаться. И использовала для этого клуб.

— Он тоже ходил в клуб?

— Нет, этого не было. — Клер нетерпеливо тряхнула головой. — Думаю, что её сестра с мужем запрещали ей с ним встречаться. И она говорила им, что идет в "Темпе". Немного потолкавшись там, на случай, если кто проверит, она уходила.

— Если я правильно понял, — сказал Клинг, — она приходила в клуб и потом шла на свидание. Так?

— Да.

— И так было каждый раз? Она всегда приходила одна, а потом встречалась с ним?

— Почти всегда. Редко когда оставалась в клубе до закрытия.

— Они встречались где-нибудь поблизости?

— Нет, не думаю. Раз мы ушли вместе и дошли аж до линии "Л".

— Когда она обычно уходила из клуба?

— Между девятью и половиной одиннадцатого.

— И она шла к линии "Л", да? И вы думаете, что там она садилась в поезд и ехала на свидание?

— Я знаю, что она отправлялась на свидания. В тот вечер, когда мы шли вместе, она сказала мне, что едет в центр к нему.

— В центр? Куда?

— Этого она не говорила.

— А как этот парень выглядел?

— Тоже не говорила.

— Никогда о нем не рассказывала?

— Только твердила, что он лучший человек на свете. Кто сегодня воспевает свою любовь? Разве что Шекспир.

— Шекспир и семнадцатилетние, — сказал Клинг. — Семнадцатилетние трубят о своей любви на целый свет.

— Вы правы, — грустно сказала Клер. — Это факт.

— Но не Дженни Пейдж. Черт, почему именно она?

— Не знаю. — Клер на минуту задумалась. — Этот душегуб, что её убил…

— Да?

— Полиция же не думает, что это парень, с которым она встречалась, правда?

— Полиция до сих пор ничего не знает о её интимной жизни, — сказал Клинг.

— Ах, ну… Он не мог этого сделать. Он был с нею нежен, судя по тому, что о нем рассказывала Дженни… Она говорила о нем так, словно он был очень ласков.

— Но она никогда не упоминала его имени?

— К сожалению, нет. Клинг встал.

— Я, пожалуй, пойду. Как я понимаю, вы готовите ужин?

— Отец скоро придет домой, — пояснила Клер. — Мама умерла, и я, когда приду с занятий, наскоро что-нибудь готовлю.

— Каждый вечер? — спросил Клинг.

— Что? Я не поняла…

Он не знал, стоит ли повторять вопрос. Она не расслышала, и его легко можно было опустить или перевести разговор на другое. Но он упрямо решил спросить ещё раз.

— Я спросил, и так каждый вечер?

— Что, каждый вечер?

Она явно не хотела ему помочь.

— Вы готовите каждый вечер? Или иногда бываете свободны?

— Ну, бывают и свободные вечера, — ответила Клер.

— А вы не хотели бы поужинать где-нибудь?

— То есть с вами?

— Да, именно это я имел в виду.

Клер Таунсенд долго смотрела на него в упор. Потом наконец сказала:

— Нет, не думаю. Благодарю, но, к сожалению, не могу.

— Ну… Гм… — на Клинга словно вылили ведро холодной воды. — Я… Гм… пожалуй, уже пойду. Благодарю за коньяк. Он был очень хорош.

— Да, — коротко ответила она, и он вспомнил, как они говорили о людях, которые здесь и в то же время не здесь, и теперь тоже знал, что она имела в виду, потому что и её сейчас там уже не было. Она была где-то очень далеко, и хотел бы он знать, где. Он вдруг отчаянно захотел узнать, где она, или ещё лучше, оказаться там с нею.

— До свидания, — тихо простился он. Улыбнувшись, она закрыла за ним дверь.

Клинг вошел в телефонную будку, бросил в автомат де-сятицентовик и набрал номер Питера Белла. Голос того звучал заспанно.

— Надеюсь, я тебя не разбудил? — спросил Клинг.

— Разумеется, разбудил, — ответил Белл, — но ничего страшного. Что случилось, Берт?

— Молли дома?

— Молли? Нет. Она пошла за покупками. Что случилось?

— Ну я… Она просила меня кое-что разузнать.

— И что же?

— Да ничего особенного. Сегодня пополудни я зашел в клуб "Темпо" и потом поговорил с одной девушкой, зовут её Клер Таунсенд. Чудная девушка.

— И что ты выяснил, Берт?

— Дженни встречалась с каким-то парнем.

— С каким?

— Об этом и речь. Мисс Таунсенд этого не знает. А при тебе или Молли она никогда не упоминала его имени?

— Нет, насколько я помню.

— Это плохо. Знаешь, это бы нам для расследования очень помогло. Знай мы хотя бы имя. Что-то, за что можно было бы зацепиться.

— Нет, — сказал Белл, — сожалею, но… — Он умолк. В трубке стало тихо, как в могиле. Потом вдруг: — О, Господи!

— Что такое?

— Она кое-кого упоминала, Берт. Да, конечно, упоминала. О Господи!

— Кого? Когда?

— Как-то раз мы разговорились, она была в хорошем настроении… Берт, она назвала мне имя того парня, с которым встречалась.

— Как его зовут?

— Клиффорд! Боже мой, Берт! Его зовут Клиффорд!

Глава 11

Первого серьезного подозреваемого в грабеже и убийствах привел Роджер Хэвиленд. Им был молодой мужчина по имени Сиксто Фангец, пуэрториканец, который жил в городе уже больше двух лет. Сиксто было двадцать лет, и до недавнего времени он был членом уличной банды "Ториадо". Теперь он в банду уже не входил, ушел на покой, или предпочел женитьбу на Анджелите. Анджелита была беременна.

Сиксто якобы вздул одну шлюху и утащил у неё из сумочки тридцать два доллара. Она была одной из известных местных проституток, с которой случалось покувыркаться не одному местному копу. Некоторые даже платили ей за такую честь.

В обычной обстановке, несмотря на обвинения девицы по адресу Сиксто Фангеца, Хэвиленд предпочел бы за небольшую сумму забыть обо всем. Было общеизвестно, что нужное слово и нужная сумма легко заставляют забыть о такой ерунде, как мордобой.

Но по стечению обстоятельств газеты как раз сосредоточили все внимание на похоронах Дженни Пейдж — похоронах, отложенных из-за обстоятельного вскрытия, проходившего как раз в то утро, когда привели Сиксто. Газеты требовали от полиции сделать что-нибудь с грабителем-насильником, и именно этим, очевидно, объяснялось рвение Хэвиленда.

Встряхнув пораженного и перепуганного Сиксто, он рявкнул на него:

— За мной! — и втолкнул его в комнату, невинно именовавшуюся "Следственное помещение". Войдя внутрь, Хэвиленд запер дверь, хладнокровно закурил сигарету. Сиксто наблюдал за ним. Хэвиленд был здоровенным лбом, у которого, по его словам, и немой бы заговорил. Однажды он вмешался в уличную драку, и ему тут же сломали руку в четырех местах. Кости с первого раза срослись неудачно, и их пришлось ломать снова, так что поправка шла долго и мучительно, и у Хэвиленда появилась уйма времени для размышлений. И он создал собственную философию.

Сиксто понятия не имел о мыслительном процессе, который привел Хэвиленда к созданию его жизненного кредо. Он только знал, что из всех полицейских в округе Хэвиленда больше всех боялись и ненавидели. С интересом глядя на него, он заметил мелкие капельки пота, поблескивавшие у того над тонкой верхней губой, причем старался не терять из вида его руки.

— Ну что, наделал дел, Сиксто? — спросил Хэвиленд.

Сиксто кивнул и что-то буркнул. Облизнул губы.

— Ну, так почему ты избил и ограбил Кармен, а? — спросил Хэвиленд. Склонился над столом и небрежно выпустил дым. Щуплый Сиксто, хрупкий, как птичка, вытер костлявые руки о колючие твидовые штаны. Кармен — это та самая проститутка, которую он вздул. Знал, что она время от времени трахается с копами, но не знал, входит ли в их число Хэвиленд. Поэтому молчал, лихорадочно пытаясь сориентироваться в ситуации. — Ну так что? — спросил Хэвиленд милым, необычно мягким голосом. — Почему ты избил и ограбил такую милую девушку?

Сиксто продолжал молчать.

— Порезвиться захотелось, а, Сиксто?

— Я женат, — сдержанно ответил Сиксто.

— Хотел её немного потрахать, а?

— Нет, я женат. С шлюхами не вожусь, — сказал Сиксто.

— Тогда что ты делал с Кармен?

— Она была мне кое-что должна, — ответил Сиксто. — Я только хотел забрать долг.

— Ага, так ты ссужал её деньгами.

— Си.

— Сколько?

— Где-то сорок долларов.

И значит, ты пришел к ней и захотел их забрать, так?

— Си. Это были мои деньги. Я их одолжил месяца три или четыре назад.

— А зачем они ей понадобились?

— Черт, она же наркоманка. Вы что, не знаете?

— Что-то я слышал, — сказал Хэвиленд, мило улыбаясь. — Ей нужна была доза, и она пришла попросить тебя о помоши, я прав, Сиксто?

— Она не приходила ко мне. Я себе сидел в баре, и она сказала, что у неё ломка, и я дал ей четыре десятки. И все. Ну и пошел за ними, а она начала мне морочить голову.

— Чем именно?

— Говорила, что дела идут плохо, клиентов в центре мало и тому подобное. А я ей сказал, что её дела меня не волнуют, и мои четыре червонца пусть гонит назад. Я женат. Мы ждем ребенка. Не могу разбрасываться деньгами всяким шлюхам.

— Ты где-нибудь работаешь, Сиксто?

— Си. В центре, в ресторане.

— А зачем тебе эти сорок долларов так срочно?

— Я же вам сказал. Моя жена на сносях. И надо платить доктору.

— Так почему ты ударил Кармен?

— Я ей объяснил, что никакая шлюха не будет дурить мне голову. Сказал ей, пусть гонит денежки назад. А она вдруг взяла и заявила, что моя Анджелита тоже шлюха. Господи, ведь она моя жена! Моя Анджелита чиста, как Дева Мария! Ну я ей и врезал! И все.

— А потом вытряхнул её сумочку, да?

— Я искал только свои деньги.

— И взял тридцать два бакса, да?

— Си. За ней осталось ещё восемь.

Хэвиленд понимающе кивнул. Потом придвинул пепельницу. Несколькими короткими резкими движениями загасил сигарету. Взглянул на Сиксто и ангельски улыбнулся. Потом глубоко вздохнул, расправив могучие плечи.

— Ну, а теперь я хочу слышать правду, Сиксто, — мягко сказал он.

— Но это правда, — ответил Сиксто, — все так и было.

— А как насчет других девиц, которых ты ограбил?

Сиксто, не моргнув, уставился на Хэвиленда. Казалось, что он онемел. Потом с трудом выдавил из себя:

— Что?

— А как насчет остальных девиц, со всего города? Как было с ними, Сиксто?

— Как? — снова спросил Сиксто.

Хэвиленд непринужденно встал из-за стола и сделал три шага в сторону Сиксто. Все ещё улыбаясь, сжал пальцы в кулак и дал Сиксто по зубам.

Сиксто вытаращил глаза и закачался. Уткнувшись в стену, непроизвольно тыльной стороной ладони вытер лицо. На пальцах остались кровавые пятна Он заморгал и взглянул на Хэвиленда.

— Почему вы меня ударили? — спросил он.

— А как насчет остальных девиц, Сиксто? — спросил Хэвиленд, снова приближаясь к нему.

— Каких девиц, каких?! Господи Иисусе, что вам в голову пришло? Я врезал этой шлюхе, потому что…

Хэвиленд ударил его ладонью наотмашь, потом по другой щеке, потом снова наотмашь и снова тыльной стороной ладони, так что голова Сиксто подпрыгивала, как у тряпичной куклы. Сиксто попытался закрыть лицо, но Хэвиленд ударил его в живот. От боли Сиксто сложился пополам.

— Дева Мария, — завопил он, — за что…

— Заткнись! — рявкнул Хэвиленд. — Так как насчет тех ограблений, ты, свинья? А как насчет семнадцатилетней девушки, что ты убил на прошлой неделе?!

— Я никого…

Хэвиленд снова взмахнул огромным кулаком. На этот раз он ударил в глаз, и пуэрториканец рухнул на пол. Хэвиленд в бешенстве пнул его.

— Вставай, сволочь!

— Никого я…

Хэвиленд снова пнул его. Парень взвыл. Кое-как поднялся, и Хэвиленд снова врезал ему в живот и опять начал бить по лицу. Сиксто скорчился у стены и истерически всхлипывал.

— Почему ты её убил?

Сиксто ответить не мог. Он только тряс головой и всхлипывал. Хэвиленд крепко ухватил его за лацканы пиджака и начал бить головой об стену.

— Почему, свинья пуэрториканская? Почему? Почему? Почему?

Сиксто только качал головой, потом она обвисла, и он потерял сознание.

Хэвиленд долго смотрел на него. Потом глубоко вздохнул, подошел к раковине в углу и смыл с рук кровь. Закурил, подошел к столу, сел на него и задумался. Дерьмо какое, он уже не был уверен, что Сиксто — тот, кто им нужен. Разумеется, история с Кармен оставалась, но пришить ему остальные грабежи и убийство вряд ли удастся. Да, он вляпался в изрядное дерьмо.

Потом Хэвиленд открыл дверь и зашел в административный отдел по соседству. Мисколо поднял глаза от пишущей машинки.

— Там, рядом, какой-то пуэрториканец, — сказал Хэвиленд и затянулся сигаретой.

— Там?

Хэвиленд кивнул:

— Там. Он упал и поранился. Думаю, нужно позвать доктора, а?

* * *

В другом конце города детективы Мейер и Темпл вели допрос несколько более примитивными методами.

Мейер был рад такой возможности. По приказу лейтенанта Бернса перед этим ему пришлось допрашивать сексуальных насильников, что изрядно вывело его из себя. Не то, чтобы он не любил допросов, но безусловно не переваривал сексуальных маньяков.

На очках, которые нашли возле тела Дженни Пейдж, на дужке стояла маленькая "С" в кружке. Полиция связалась с несколькими торговцами очками, и один из них идентифицировал "С" как торговую марку фирмы "Кэндрел, инкорпорейтед". Бернс отозвал Мейера и Темпла из смрадных, разложившихся трущоб 87 участка и отправил их в Мажесту, где находилась фирма.

Кабинет Джеффри Кэндрела был на третьем этаже производственного корпуса, стены облицованы сосновыми панелями, поглощавшими шум, и был обставлен современной мебелью. Письменный стол словно висел в воздухе. Картина на стене за столом напоминала обезумевший компьютер.

Толстяк Кэндрел сидел в огромном кожаном кресле. Взглянув на разбитые темные очки на столе, он ткнул в них толстым пальцем, словно проверяя, жива ли сдохшая змея.

— Да, — заявил он трубным голосом, резонировавшим в могучей груди. — Да, мы производим такие очки.

— Могли бы вы рассказать о них поподробнее? — спросил Мейер.

— Могу ли я рассказать о них поподробнее? — Кэндрел высокомерно усмехнулся. — Я произвожу все мыслимые виды очков, оправ уже больше четырнадцати лет. А вы спрашиваете, могу ли я вам о них что-то рассказать. Друг мой, я могу вам рассказать о них все, что пожелаете.

— Ну, нас бы интересовало…

— К сожалению, большинство людей думает, — продолжал Кэндрел, — что очень легко и просто сделать оправу для солнечных очков… или оправу для любых других очков, впрочем, тоже. Ну, господа, я должен сказать, что они весьма ошибаются. Или речь идет о халтурщиках, которым наплевать на имя своей фирмы. Но не о Кэндреле. Кэндрел думает о своем добром имени и о потребителе.

— Ну, если бы вы могли…

— Вначале мы получаем материал в листах, — Кэндрел не обращал внимания на Мейера. — Называется он "этрол", — это промышленное название нитроцеллюлозы, которое используется в оптике. И из этого материала делаются передние и боковые части очков.

— Передние части? — спросил Мейер.

— Боковые? — спросил Темпл.

— К передней части очков крепятся дужки. А боковые части вы закладываете за уши.

— Понимаю, — сказал Мейер, — но что касается этих очков…

— Выштамповав передние и боковые части, мы их обрабатываем, — закругляем острые грани, заусенцы от штамповки, фрезеруем гнезда для дужек. Потом нанос-ники крепятся к передним частям. Потом закрепляют перемычку…

— Да, сэр, но…

— Но и это ещё не все, — продолжал Кэндрел. — Чтобы наносники лучше прилегали к передним частям, их обрабатывают на влажном барабане с пемзой. В завершение технологического цикла все детали помещают в барабан с мелкими кусочками дерева, каждый из которых по два сантиметра длиной и два миллиметра толщиной, вместе с эмульсией и нашей секретной добавкой. Кусочки дерева, скользя по деталям, очищают и полируют их поверхность.

— Сэр, мы хотели бы…

— А потом, — сказал Кэндрел м нахмурился, вероятно, не привык, чтобы его перебивали, — передние и боковые части соединяют пайкой. Острые грани, которые ещё остались на оправах, опять стачивают на пемзовых барабанах. И потом…

— Мистер Кэндрел…

— И потом оправы моют, чистят и отправляют в полировку. Все наши оправы полируют вручную, чтоб вы знали. Большинство фирм просто макают оправы в раствор, чтобы они выглядели как полированные. Но не мы. Мы их полируем вручную.

— Это впечатляюще, мистер Кэндрел, — прорвался Мейер, — но…

— И к тому же мы используем специальные линзы, не искажающие изображение. Наши недиоптрические солнцезащитные очки оптически идеальны.

— Мы в этом убеждены, — устало согласился Мейер.

— Вот поэтому наши лучшие очки стоят до двадцати долларов, — гордо заявил Кэндрел.

— А эти? — Мейер указал на очки на столе.

— Да, — сказал Кэндрел, снова ткнув пальцем в очки, — разумеется, мы производим и модели подешевле. Из полистирола. Мы формируем их в термопластавтоматах. И, естественно, используем дешевые линзы.

— Эти очки относятся к дешевым изделиям? — спросил Мейер.

— А… да, — Кэндрел был как будто разочарован.

— Сколько они стоят?

— Мы продаем их оптом по тридцать пять центов. А в розницу их, вероятно, продают центов по семьдесят или по доллару.

— А куда идут поставки? — спросил Темпл.

— Что вы имеете в виду?

— Где продаются такие очки? В специальных магазинах?

Кэндрел отбросил очки на другой конец стола, словно они были заражены проказой.

— Господа, — сказал он, — такие очки вы можете купить в любом дешевом магазинчике нашего города.

Глава 12

В четверг 21 сентября в два часа ночи Эйлин Барк в белом свитере и узкой юбке разгуливала по улицам Айолы.

Она предельно устала.

По улицам Айолы она слонялась с прошлой субботы, начиная с двенадцати ночи. Уже пятую ночь была на ногах. Ее туфли на высоких каблуках явно не годились для таких походов. Стараясь привлечь грабителя, у которого мотив выбора жертвы мог, хотя и необязательно, носить сексуальный характер, бретельки бюстгальтера она подтянула повыше, что ещё больше подчеркнуло её весьма и так привлекательную грудь.

Соблазнительность её бюста не мог отрицать никто, и тем более холодный аналитический ум Эйлин Барк.

За время этих запоздалых прогулок к ней клеились семеро моряков, четверо военных и двадцать два всевозможных штатских. Начинали они и с деликатных, замечаний типа: "Дивная ночь, правда?", и с гораздо более откровенных намеков: "Что же ты гуляешь одна, малышка?", или совсем напрямую, "И почем, птичка?". От всех от них Эйлин успешно избавилась.

Честно говоря, они хотя бы нарушали однообразие унылых одиноких скитаний. Уиллиса она никогда не видела, хотя и была в уверенности, что он где-то здесь. Задумывалась, так ли ему нудно, как ей, и решила, что возможно и нет. Ведь он мог по крайней мере созерцать её беззаботно красующиеся прелести, которые должны были привлечь готового к нападению насильника.

"Где ты, Клиффорд?" — вопрошала она в душе.

Может быть, испугался? Или при взгляде на изуродованную, окровавленную девушку, которой ты разбил голову, тебя замутило? Может, ты решил бросить это дело или только ждешь, когда ве стихнет?

— Ну, покажись же, Клиффорд! Видишь, как роскошно я покачиваю бедрами? Наживка эта для тебя. А крючок — револьвер тридцать восьмого калибра в моей сумочке. Ну, что же ты, Клиффорд? Давай!

На том расстоянии, с которого он следил за Эйлин, Уиллис мог различить только белый свитер и время от времени — красные блики, когда свет падал на её волосы.

Он тоже очень устал.

Прошло уже много лет с той поры, как он был патрульным, и это было хуже, чем любой маршрут по городу. На маршруте есть и бары, и рестораны, иногда ателье или кондитерская. И к тому же тут вы можете наскоро выпить пивка, там перехватить чашечку кофе, переброситься словом со знакомым или зайти погреться.

"Можно подумать, эта девка без ума от прогулок", — подумал он. Четыре ночи он шагал за ней, пошла уже пятая, но она ни разу не остановилась. Такое удивительное рвение и самоотверженность, конечно, нужно было ценить.

Но, Господи Боже, что там у неё внутри, моторчик? Откуда силы переставлять ноги? (А ноги хороши, Уиллис, нужно признать.)

Зачем она шагает так быстро? Уж не думает ли она, что Клиффорд — бегун-марафонец? Он спросил её об этом в первую ночь совместных скитаний по городу. Она слегка улыбнулась, поправила волосы и сказала:

— Я всегда хожу быстро.

Теперь он думал, что она была неправа. Должна была сказать:

— Всегда бегаю медленно.

Не завидовал он Клиффорду. Кто бы он ни был и где бы ни находился, хрен бы он пешком догнал эту Красную Шапочку с белыми буферами.

"Ну, — подумал он, — ей виднее".

Где бы ты ни был, Клиффорд, мисс Барк покажет тебе где раки зимуют.

* * *

Вначале он услышал стук её каблучков. Нетерпеливый стук дятла по массивному дубовому сердцу большого города. Беспокойное цоканье легких туфелек на быстрых, крепких ногах.

Потом он увидел белый свитер, визуальный сигнал вдали, который все приближался, утрачивая свою бестелесность, пока не превратился в трехмерную пластичность скульптуры, а потом и в реальность — мягкую шерсть, облегающую крепкую высокую грудь.

Потом он разглядел длинные рыжие волосы, которые ветер трепал своими нервными пальцами. Притаившись в переулке на другой стороне, он следил, как гордо она плывет мимо, и проклинал место, где стоял, — жаждал быть на той стороне.

Через плечо у неё была переброшена черная кожаная сумочка на длинном ремешке, которая при каждом шаге била её по левому боку. Сумочка, похоже, была тяжелая.

Он знал, что впечатление бывает обманчиво: большинство женщин таскает там всякое барахло; но тут он чуял деньги. Это была либо проститутка, вышедшая на охоту, либо штучка из лучшего общества, которой поздно ночью приспичило пройтись, — черт их разберет.

Но кем бы она ни была, сумочка её сулила деньги, как раз сейчас нужные ему позарез.

Газеты были полны историей Дженни Пейдж, Господи!

Пришлось ему убраться с улиц. Но как долго продлится вся эта суматоха? Ему же нужно на что-то жить!

Он следил, как рыжеволосая красотка прошла мимо, потом нырнул в переулок и быстро определил направление, чтобы пересечь её вероятный маршрут.

Не видел, что Уиллис идет за ней.

И Уиллис не заметил его.

Вдоль каждого квартала — три фонарных столба, — подумала Эйлин. От одного до другого — полторы минуты. На весь квартал — четыре с половиной минуты. Элементарная математика.

И ничего это не быстро. Если Уиллис думает, что быстро, нужно бы ему видеть её брата. Тот все делает по-настоящему быстро — молниеносно завтракает, обедает…

Впереди кто-то двигался.

В голове у неё словно заработал огромный пылесос, мысли стали четкими и чистыми, как ограненный бриллиант. Левой рукой раздвинула ремешки сумки, приоткрыв её и почувствовав успокаивающее прикосновение револьверной стали.

Она шагала, гордо подняв голову и не сбавляя шага. Перед ней был парень, никаких сомнений. Заметив, быстро повернулся к ней. В темно-синем костюме, без шляпы. Высокий, где-то за сто восемьдесят.

— Эй, — крикнул он. — Эй, ты! — и она сразу почувствовала, как сердце у неё ушло в пятки: на сто процентов была уверена, что это Клиффорд.

И тут у неё появилось ощущение какой-то глупой ошибки. На рукаве синей формы она заметила нашивки, а на воротнике — узкие белые галуны. Тип, которого она приняла за Клиффорда, был просто моряком без шапки. Напряжение её спало. Губы тронула легкая улыбка.

Моряк приблизился к ней. Видела, как он переваливался с боку на бок, словно в шторм. Прямо скажем, он был пьян в стельку, и это состояние однозначно объясняло, почему он с непокрытой головой.

— Ну вы только гляньте, — он икнул, — какая рыженькая! Иди сюда, рыжуленька!

Он потянулся к Эйлин, но та быстро и решительно отстранила его руку.

— Отвали, — сказала она. — Ты ошибся адресом!

Моряк покачал головой и захохотал во все горло.

— Ошибся адресом? — грохотал он. — Боже, так она приняла меня за обычного бандита!

Эйлин была абсолютно все равно, кем он себя считает, ей только нужно было, чтобы он не совал нос не в свое дело; ловко прошмыгнув мимо него, она зашагала дальше.

— Эй, — рявкнул он, — ты куда?

За собой она услышала торопливые шаги, потом почувствовала, как её схватили за локоть. Обернулась и вырвала руку.

— Ну ты чего? — спросил он. — Тебе моряки не нравятся?

— Что вы, все прекрасно, — ответила Эйлин, — но лучше бы вам вернуться на корабль. А теперь отстаньте! — Она даже топнула ногой.

— Слушай, а ты не хочешь со мной переспать?

Эйлин не смогла сдержать улыбки.

— Нет, — сказала она. — Премного благодарна, но нет.

— А почему это нет? — спросил он, воинственно выставив челюсть.

— Я замужем.

— Ну и что? Я тоже женат.

— Мой муж — полицейский.

— А я ложил на копов. Мне беречься надо только тех свиней из береговой охраны. Их надо бояться. Ну, так что, малышка?

— Нет, — твердо ответила Эйлин. Отвернулась и зашагала дальше, но он обогнал её и загородил дорогу.

— Можем поговорить о твоем муже и о моей старухе, что скажешь? Ха, у меня лучшая жена на свете.

— Ну, так идите к ней домой, — сказала Эйлин.

— Не могу, черт бы их всех побрал! Она в Алабаме!

— Отвали, — сказала Эйлин. — Я серьезно. Отвали, пока не нарвался на неприятности.

— Не-а, — упрямо настаивал он, — я хочу с тобой в постель.

— Господи Боже мой!

— В этом нет ничего плохого. Все нормально.

— Кроме твоей морды поганой, — не выдержала Эйлин.

— Что?!

— Ничего. — Она обернулась и взглянула через плечо, где Уиллис. Того нигде не было видно. Он явно где-то подпирал стенку, давясь от хохота. Обойдя моряка, она зашагала по улице. Моряк, догнав её, шел рядом.

— Нет ничего лучше пеших прогулок, — заявил он. — Я буду гулять с тобой, пока не сотру ноги по самую задницу, или пока ты не согласишься залечь со мной в постель. Нагуляемся до обалдения.

— Ну смотри, ты у меня дождешься, — проворчала Эйлин и начала лихорадочно размышлять, как бы набрести на кого-нибудь из береговой охраны. Черт, полицейских никогда нет там, где они нужны!

"Нашла время глазки строить!" — подумал Уиллис.

Что ей, нечем больше заняться, чем трепаться с моряками! Двинула бы этого проклятого жеребца по голове и затащила в глухой переулок! Как, черт возьми, мы выманим Клиффорда, если она будет шляться с моряком? Может, вмешаться? Или она что-то задумала? Когда имеешь дело с бабами, хуже всего то, что они не в состоянии думать по-мужски.

Лучше бы он остался дома.

Глядя на все это, он молча проклинал моряка.

Откуда свалился этот болван? Как ему теперь заполучить эту сумочку? В кои-то веки подвернулся удобный случай, в первый раз с тех пор, как началась вся эта шумиха вокруг Дженни Пейдж, и тут невесть откуда приперся этот моряк, и все летит к черту.

Может, он все же уйдет?

Может, девка даст ему по морде, и он смоется?

А может, и нет. Если она проститутка, то пойдет с ним, и тогда все.

Как это полиция позволяет всяким вшивым морячкам шататься по улицам?

Он видел, как девица крутит бедрами, и как с ней рядом идет вразвалку широким шагом моряк; проклинал полицию, проклинал моряков, а заодно проклинал и рыжеволосую красотку.

Когда они свернули за угол, он перебежал улочку и помчался проходным дьором, рассчитывая обогнать их нч пару кварталов и надеясь, что рыженькая тем временем избавится от моряка. Пальцы его просто ныли от желания схватить сумочку, все ещё болтавшуюся на её левом плече.

— С какого ты корабля? — спросила моряка Эйлин.

— С крейсера Соединенных Штатов "Хантаг", — ответил моряк. — Что, кисонька, теперь тебе со мной интересно?

Эйлин остановилась. В упор глянула на моряка, и её зеленые глаза метали грозные молнии.

— Послушай, я работаю в полиции, понимаешь? Я сейчас на службе, и мне совсем не нравится, что ты путаешься под ногами!

— Что-что? — переспросил моряк. Собрался было дико заржать, но её ледяной голос его поразил.

— У меня в сумочке "38-спешл", — спокойно продолжала она. — Я считаю до шести, потом его достану, выстрелю тебе в ногу, оставлю тебя валяться на тротуаре и вызову патруль береговой охраны. Считаю.

— Слушай, ты что…

— Раз…

— Что это все значит? Я только…

— Два…

— У тебя что, серьезно, пистолет…

В руке её тут же появилось оружие. Глаза у моряка полезли на лоб.

— Три…

— Да я уже…

— Четыре…

Ошеломленный моряк ещё раз взглянул на револьвер.

— Спокойной ночи, мисс! — Он развернулся на каблуках и пустился наутек. Эйлин смотрела ему вслед. Револьвер она сунула обратно в сумку, улыбнулась, свернула за угол и пошла по неосвещенной улице. Не прошла и пятнадцати шагов, как чья-то рука сдавила ей горло и втащила в переулок.

Моряк припустил с такой скоростью, что Уиллис прыснул от смеха. Форменка его так и раздувалась на ветру. Он мчался посреди улицы странным стилем: вразвалку — как моряк, спотыкаясь, как пьяница, и галопом — как трехлетка на Кентукки-дерби. Глаза вытаращены, волосы безумно растрепаны.

Заметив Уиллиса, он юзом затормозил и, переводя дух, посоветовал:

— Приятель, если увидишь вон ту рыжую девку, держись от неё подальше, честно тебе говорю.

— Что случилось? — с отеческим сочувствием спросил Уиллис, изо всех сил борясь со смехом, который так и рвался наружу.

— Что случилось? Приятель, да у неё в сумочке целый арсенал. Я лучше сматываюсь!

Кивнув Уиллису, он припустил снова. Уиллис проводил его взглядом, рассмеялся и взглянул вперед — где же Эйлин. Видимо, свернула за угол.

Ухмыльнувшись, он решил, что моряк оказался совсем недурным развлечением, скрасившим их бессмысленное блуждание по улицам, в глупой надежде наткнуться на грабителя, который, наверное, так никогда и не появится.

И как раз в тот момент, когда она хотела выхватить револьвер из сумочки, ремешок её соскользнул с плеча. Почувствовала, как тяжесть сумочки, означавшая для неё безопасность и спасение, исчезла. Когда же выставила ногу, готовясь бросить нападавшего через плечо, тот резко развернул её и шмякнул о стену дома.

— Я не шучу, — прошипел он угрожающе, и она поняла, что он всерьез. От удара о стену ей перехватило дыхание. На его едва освещенном лице не было очков, но цвет глаз она все равно разглядеть не могла. На голове у него была шляпа, и Эйлин кляла её в душе, потому что не видны были волосы.

И тут взлетел его кулак и угодил ей точно в левый глаз. Она слышала о красных и желтых кругах и искрах, которые сыпятся из глаз в таких случаях, но до этого момента ничего подобного не испытывала. Внезапно ослепнув, она силилась оторваться от стены, но он снова грубо ударил её спиной.

— Это только для острастки, — зашипел он. — Не вздумай кричать, когда я уйду, поняла?

— Понятно, — спокойно сказала она. — "Уиллис, где ты? — вопила она в душе. — Господи, да где же он?"

Его нужно задержать, пока не подошел Уиллис. Ну, торопись же ты, Уиллис!

— Кто вы? — спросила она.

Кулак его взлетел снова, и голова её содрогнулась от сильного удара.

— Заткнись! — угрожающе предупредил он. — Я ухожу.

Если это Клиффорд, у неё есть шанс.

Если это он, несколько секунд могут все решить, нужно заставить себя и на несколько секунд собрать все силы. Она только знала, что должна задержать этого типа, пока не подошел Уиллис.

Вот! Он уже приближается!

— Клиффорд благодарит вас, мадам, — сказал грабитель, приложил руку к груди и низко поклонился. Эйлин крепко сжала кисти рук, взмахнула над головой и изо всех сил огрела его по затылку. Неожиданный удар его ошеломил. Начал валиться вперед. Эйлин огрела его коленом под нижнюю челюсть. Широко взмахнув руками и выронив сумочку, спотыкаясь, отлетел назад, а когда опять поднял голову, Эйлин уже была наготове, держа в руке туфлю шпилькой вперед. Не ожидая новой атаки, подпрыгивая на босой ноге, она ударила его по голове.

Отскочив в сторону, тот избежал удара; потом взревел, как раненый медведь, и атаковал снизу, угодив ей точно под ложечку. Резкая, острая боль пронзила её, и тут он ударил снова и снова. Бил её зло и жестоко. Бросив туфлю, она схватила его за пиджак; одной рукой нащупала его лицо, пытаясь царапать и рвать, в отчаянной схватке самозащиты, забыв обо всех полицейских навыках и сосредоточившись только на своем женском оружии — ногтях.

Так и не достав его лица, подалась вперед, снова схватила его за пиджак, зацепившись за передний карман. Рванув рукой, почувствовала, как трещит ткань, но когда обрывок был у неё в руке, она получила ещё один сильнейший удар в подбородок. Больно ударилась о стену, но тут уже услышала топот бегущего Уиллиса.

Грабитель нагнулся за сумочкой и схватился за ремешок, как раз когда Уиллис с пистолетом в руке вбежал в переулок.

Резко выпрямившись, Клиффорд метнул сумочку. Она ударила Уиллиса по голове, тот споткнулся, и пистолет выстрелил. Потряс головою, чтобы прийти в себя, и, видя, что грабитель пустился наутек, выстрелил навскидку, потом ещё раз, но так и не попал. Клиффорд метнулся за угол, и Уиллис бросился за ним.

Грабителя нигде не было.

Уиллис вернулся к Эйлин Барк, которая лежала на земле, привалившись к стене. Поджав ноги, так что юбка задралась до пояса, она держалась за голову; на саму себя она уже похожа не была. Левый глаз начал заплывать.

Когда она подняла голову, Уиллис вздрогнул.

— Он вас ударил!

— Где вас черти носили? — простонала Эйлин Барк.

— Я шел за вами. Но понятия не имел, что что-то происходит, пока не услышал, как кто-то орет: "Заткнись".

— Сволочь, изрядно он меня уделал, — пожаловалась Эйлин. — Как там у меня с глазом?

— Будет фонарь, — сообщил Уиллис. — Как только придете в себя, пойдем поищем где-нибудь сырого мяса. — Немного помолчал. — Это был Клиффорд?

— Разумеется, — ответила она. Встала и тут же скорчилась. — Ох, кажется, он сломал мне ребро.

— Не шутите так, — заволновался Уиллис. Теперь у Эйлин заболело под ложечкой.

— Нет, это только кажется. О-о-ох, Боже!

— Вы его хорошо рассмотрели?

— Было слишком темно. — Она подняла руку. — Но я оторвала ему карман.

— Ладно. А это что на тротуаре?

— Где?

Он нагнулся:

— Сигареты. Хорошо, может быть, на целлофане остались какие-то отпечатки.

Потом он осторожно поднял пачку и завернул её.

— Они у него были в переднем кармане, — сказала Эйлин и коснулась опухшего глаза. — Ну, пойдем, наконец, поищем сырого мяса?

— Разумеется. Но вначале кое-что еще.

— Что?

— Спички. Если в кармане были сигареты, вероятно, там были и спички.

Вынув фонарик, он включил его. Световой круг медленно задвигался по тротуару.

— Ага, вот они. — Он нагнулся и другим платком, который достал из внутреннего кармана, поднял коробок спичек.

— Послушайте, мы что, не пойдем за мясом? — спросила Эйлин.

Уиллис посмотрел на коробок.

— Может, нам и повезет.

— Что вы имеете в виду?

— Реклама на этих спичках. Они из бара здесь в городе. Называется "Три туза". Теперь мы знаем, куда ходит Клиффорд.

Он взглянул на Эйлин, и по его лицу расплылась широкая улыбка. Она надела туфлю.

— Ну, идем, — сказал он, — займемся твоим глазом.

— Я уже начала думать, что ты о нем забыл, — отозвалась Эйлин.

Взяла его под руку, и они зашагали вверх по улице.

Глава 13

Как только в четверг вечером Клинг улучил минутку, он тут же позвонил Клер Таунсенд.

Возможность эта возникла во время обеда. Заказав себе сэндвич и чашку кофе, он отыскал в телефонной книге имя Ральфа Таунсенда, живущего в Риверхеде, на Петерсон-авеню, 728. Войдя в будку, набрал номер. Когда телефон безрезультатно прозвонил двенадцать раз, повесил трубку.

В тот день на обходе у Клинга было много работы. Одна женщина, когда муж назвал её "милашка", бросилась на него с бритвой и заделала ему на роже рану величиной с банан. Клинг её арестовал. Но к моменту его появления бритва исчезла — как исчезают все орудия насилия — в ближайшей канаве.

Только он снова вышел на улицу, как банда подростков напала на парня, возвращавшегося из школы. Тот совершил непростительную ошибку, отпустив какую-то шуточку в адрес девицы, входившей в банду, горящую теперь жаждой реванша. Клинг появился как раз в тот момент, когда хулиганы пытались втоптать юношу в тротуар. Одного из них схватил за воротник и сказал, что лица всех, избивавших парня, он запомнил, и если с парнем что-то случится после его ухода, знает где их искать. Хулиган понимающе кивнул и убежал следом за всеми. Парень, на которого напали, отделался всего несколькими ссадинами на голове. Такие драки были здесь обычным явлением.

Потом Клинг разогнал игроков в кости в одном из подъездов, выслушал бесконечную жалобу хозяина магазина, который утверждал, что восемнадцатилетний парень стянул у него рулон синей чесучи, предупредил хозяина одного из баров, что заберет у него лицензию, если ещё раз увидит, как по его бару шляются проститутки, по соседству выпил кофе с знакомым полицейским, потом вернулся в участок и переоделся в штатское.

Едва выйдя на улицу, тут же позвонил Клер. На четвертом звонке она сняла трубку.

— Кто это? — сердито спросила она. — Черт, но вы меня вытащили из-под душа. С меня так и льет.

— Простите, — ответил Клинг.

— Это вы, Клинг? — узнала она по голосу.

— Да.

— Я хотела вам позвонить, но не знала куда. Я кое-что вспомнила, может быть, это вам поможет.

— О чем?

— В тот вечер, когда я шла с Дженни на станцию, она мне кое-что сказала.

— Что?

— Упомянула, что ей предстоит добираться полчаса. Это что-нибудь значит?

— Возможно. Спасибо. — Он промолчал. — Я подумал…

— Да?..

— Насчет… насчет ужина… Я думал, может быть…

— Послушайте, Клинг, — перебила она его, — я надеюсь, вы не намереваетесь пригласить меня на ужин?

— Нет, я правда хочу, — настаивал он.

— Я самая заурядная женщина на свете, серьезно. Вы умрете от скуки.

— Можно попробовать.

— Не портите себе жизнь. Лучше на те деньги, которые хотите потратить на меня, купите маме подарок.

— Я купил его на прошлой неделе.

— Купите ещё один.

— Кроме того, я и сам бы хотел немного кутнуть.

Клер рассмеялась.

— Ну, видите, теперь это звучит чуть привлекательнее.

— Серьезно, Клер…

— Серьезно, Клинг, лучше не надо. Я скучная, нудная, со мной вы не получите никакого удовольствия.

— Я уже сейчас его испытываю.

— Это все только слова.

— Слушайте, а вы не страдаете комплексом неполноценности или чем-то подобным?

— Нет, доктор, комплексом неполноценности я не страдаю, — ответила она, — я просто неполноценная и есть.

Клинг засмеялся, она спросила:

— Что, вспомнили этот анекдот?

— Нет, не вспомнил, но все равно здорово. Так как насчет совместного ужина?

— Для чего?

— Вы мне нравитесь.

— В этом городе миллион других девушек.

— И даже намного больше.

— Клинг…

— Берт.

— Берт, к сожалению, со мной у вас ничего не выйдет.

— Я ещё не сказал, чего я хочу.

— Что бы вы ни хотели, на меня не рассчитывайте.

— Клер, давайте рискнем. Разрешите мне пригласить вас на ужин, пусть даже это будет самый неудачный вечер в моей жизни. Мне приходилось рисковать и большим. На войне я время от времени рисковал и жизнью.

— Вы воевали? — спросила она.

— Да.

В голосе её вдруг проснулся интерес.

— В Корее?

— Да.

В трубке все стихло.

— Клер?

— Да, я слушаю.

— Что случилось?

— Ничего.

— Опустите, пожалуйста, ещё пять центов за следующие три минуты, — произнес автомат.

— А, ч-черт, минутку, — он полез в карман и бросил монетку в щель. — Клер?

— Вот, вы уже тратите на меня деньги, — отозвалась она.

— Ничего, денег хватит. Так как мы договоримся? Я заеду за вами вечером где-нибудь в половине седьмого?

— Нет, сегодня вечером это исключено.

— А завтра?

— Завтра у меня допоздна занятия. Часов до семи.

— Так я подожду перед колледжем.

— Но у меня не будет времени переодеться.

— Пойдете со мной в том, что будет на вас.

— Обычно я хожу на занятия в туфлях на низком каблуке и в старом растянутом свитере.

— Изумительно, — восхищенно сказал он.

— Хотя, впрочем, думаю, я могла бы надеть платье и туфли на каблуках. Наших оборванцев в колледже это бы шокировало. Но могло бы и послужить примером.

— Значит, в семь?

— Договорились, — ответила она.

— Тогда до свидания.

— До свидания.

— До сви… — улыбаясь, он повесил трубку. Опомнился, уже выходя из кабины. Полез в карман и обнаружил, что мелочи больше нет. Пришлось зайти в кондитерскую лавочку, хозяин которой был занят продажей малиновых леденцов по два цента штука. Пока раздобыл мелочь, прошло минут пять. Торопливо набрал номер. — Алло?

— Клер, это снова я.

— Знаете, вы меня опять вытащили из-под душа.

— Господи, мне ужасно жаль, что вы не сказали, у какого колледжа мы встретимся.

— Ох! — Клер умолкла. — Точно, не сказала. Возле женского университета. Знаете, где это?

— Да.

— Отлично. Приходите в Ридли Холл. Там найдете редакцию нашего факультетского журнала. Он называется "Ридлевский вестник". Там я переодеваюсь. И берегитесь всех этих дерзких женщин.

— Я буду там минута в минуту.

— А я воспользуюсь своей женской привилегией и опоздаю на десять минут.

— Я подожду.

— Ладно. Но теперь вы меня извините, на ковре подо мной уже целая лужа.

— Простите, тогда уж лучше идите мыться.

— Вы так это сказали, словно думаете, что я грязная.

— Если хотите поговорить, я в вашем распоряжении на всю ночь.

— Лучше уж я домоюсь. До свидания, мучение.

— До свидания, Клер.

— Вы упрямы и сознаете это, правда?

Клинг сглотнул.

— Упрямый? Что вы имеете в виду? — спросил он.

— Ах! — вздохнула Клер. — До свидания, — и повесила трубку.

Добрых три минуты он стоял в будке и глупо улыбался. Наконец в стекло забарабанила упитанная дама и заорала:

— Молодой человек, это телефонная будка, а не гостиница!

Клинг распахнул двери.

— Очень жаль, — сказал он, — а я только что заказал у портье ужин в номер.

Женщина заморгала, лицо её вытянулось от удивления, а потом она ввалилась в будку и демонстративно хлопнула дверью.

В тот вечер в десятом часу Клинг вышел из подъезда на Петерсон-авеню. Немного постоял на перроне, глядя на огни большого города, которые весело мерцали в свежем осеннем воздухе. В том году осень не хотела уходить. Не хотела уступить место зиме. Упрямо ("Упрямый? Что вы имеете в виду?" — мелькнуло у него в голове, и он снова улыбнулся) держалась, вспоминая о лете, и люди тоже заразились у неё этой жаждой жизни, это было видно по выражению лиц тех, кто шел по улицам.

Один из них, один среди них — это тип по имени Клиффорд. Где-то среди людей, которые спешат и улыбаются, движется ненормальный тип. Где-то среди тысячи зрителей в кинотеатрах может быть убийца, глядящий на экран.

Где-то на скамеечке, среди шепчущих и целующихся влюбленных может поджидать он наедине со своими грязными мыслями. Где-то среди открытых улыбающихся лиц, среди взлетающих при разговорах в холодный воздух струек пара расхаживает он со сжатыми зубами.

Клиффорд.

Сколько Клиффордов в таком огромном городе?

Сколько Клиффордов в телефонной книге? Скольких Клиффордов нет в телефонной книге?

Перетасуйте колоду карт-Клиффордов, раздайте их и вытяните одного, любого Клиффорда.

Но время для мыслей о Клиффордах было неподходящее.

Это было время для прогулок на природе, где свежий воздух вам щиплет лицо, где под ногами шуршат сухие листья, и деревья наряжены в ослепительные цвета. Это было время трубок из можжевелового корня, время твидовых пиджаков и наливных румяных яблок. Было время для мыслей о вкусном ужине, хороших книгах, теплом одеяле и плотно закрытых окнах, хранящих от зимней стужи.

Время было не для Клиффорда, не для убийств…

Но убийство произошло, а в уголовной полиции работали парни с холодными взглядами, которым никогда не было по семнадцать.

Но Клингу семнадцать когда-то было.

Он направился к кассе, где меняли мелочь. Человек в зарешеченном окошке разглядывал какой-то комикс. Клинг заметил, что это был один из самых дурацких образчиков в своем роде, который лежал в каждом ларьке и в котором речь шла о вдове, страдавшей неизлечимым склерозом.

Кассир поднял глаза.

— Добрый вечер, — поздоровался Клинг.

Кассир подозрительно уставился на него.

— Добрый вечер.

— Можно вас кое о чем спросить?

— Смотря о чем, — ответил кассир.

— Ну…

— Если вы собираетесь меня грабить, молодой человек, так забудьте об этом, — посоветовал кассир. — Овчинка выделки не стоит, и потом полицейские в нашем городе знают свое дело, так что далеко вам не уйти.

— Спасибо за совет, но грабить вас я не собираюсь.

— Чудненько. Меня зовут Рут. Сэм Рут. Приятели именуют это место "будкой Рута". Чем могу служить?

— Ночью вы работаете?

— Иногда. А что?

— Я хотел бы разыскать одну девушку, которая обычно садилась в поезд на этой станции.

— Тут в поезда садится уйма молоденьких девчат.

— Эта девушка обычно приходила между десятью и половиной одиннадцатого. Вы когда работаете?

— Когда я работаю в вечернюю смену, прихожу в четыре и ухожу в полночь.

— Значит, около десяти вы здесь.

— Мне так тоже кажется.

— Она блондинка, — продолжал Клинг. — Очень красивая блондинка.

— Вон там внизу в пекарне работает одна блондинка-вдова. Та приходит сюда каждый вечер в восемь.

— Эта девушка совсем юная, ей семнадцать.

— Семнадцать, говорите?

— Да.

— Не припоминаю, — сказал Рут.

— Подумайте еще!

— О чем? Я её не помню.

— Она очень красива. Если вы её видели, то забыть не могли. Прекрасная фигура, большие голубые глаза, ну просто нет слов!

Рут прищурился.

— Эге, — сказал он.

— Что?

— Припоминаю. Хороша штучка. Да, уже припоминаю.

— Когда она приходила?

— Обычно в десять двадцать пять. Точно, я уже вспомнил. Всегда проходила на платформу к центру. Обычно я наблюдал за ней. Чертовски хороша. И ей только семнадцать, говорите? Выглядит она намного старше.

— Только семнадцать. А вы уверены, что говорите о той самой девушке?

— Послушайте, откуда мне знать? Эта блондинка приходила обычно в десять двадцать пять. Раз попросила меня разменять ей десятку, вот я её и запомнил. Нам нельзя менять деньги крупнее, чем два доллара, хотя большинство таких не носит. Говорят, они приносят несчастье. Предрассудки — большое зло, — покачал головой Рут.

— И вы ей разменяли? — спросил Клинг.

— Из своих. Потому я её и помню. Она мне так мило улыбалась. Эта девушка умела улыбаться. Да, точно, это была она. Обычно уезжала в центр поездом в десять тридцать.

Рут достал часы. Покачал головой и засунул их назад.

— Да, она ездила поездом в десять тридцать.

— Всегда?

— Всегда, когда я её видел, она садилась в один и тот же поезд. С тех пор, как я разменял ей десятку, она мне всегда улыбалась. Да, было на что посмотреть, это точно. Таких буферов я в жизни не видел.

Клинг оглянулся, стенные часы показывали 10.06.

— Если я сяду в поезд в десять тридцать, — спросил он, — где я окажусь после получаса езды?

— Откуда я знаю? — удивился Рут и задумался. — Но я могу вам подсказать, как это выяснить.

— Да?

— Езжайте сами, — сказал Рут.

— Спасибо.

— Не за что. Рад был помочь, — ответил кассир и снова погрузился в комикс.

Поезд тащился через центр города, со скрежетом тормозя на знакомых станциях. Клинг разглядывал пейзажи, мелькавшие за окном вагона. Город был большим и грязным, но если вы в нем родились и выросли, он стал частью вашего существа, как печень или органы пищеварения. Он разглядывал город и одновременно следил за стрелками часов. Поезд ринулся в туннель и проник в утробу мегаполиса. Клинг сидел и ждал. Пассажиры выходили и входили. Клинг не спускал глаз со стрелок.

В одиннадцать ноль два поезд остановился на подземной станции. Предыдущая остановка была в десять пятьдесят восемь. Как бы там ни было, в расчет приходилось принимать обе станции. Он вышел из поезда и поднялся наверх, очутившись в центре Айолы.

Дома вздымались к небу, пронзая ночь пестрыми пятнами красного, оранжевого, зеленого и желтого света. На углу был магазин мужской одежды, пекарня, стоянка такси, магазин женского платья, на противоположной стороне улицы — автобусная остановка, подъезд кинотеатра, кондитерская, китайский ресторан и бар. Все эти заведения и вывески были как близнецы схожи с такими же, рассыпанными по всему городу.

Он тяжело вздохнул.

Если Дженни встречалась со своим приятелем здесь и если её приятеля зовут Клиффорд, прочесать этот район — что искать иголку в стоге сена.

Он снова спустился в метро, на этот раз сев в поезд, идущий в обратную сторону. Вышел на первой остановке и подумал, что Дженни с тем же успехом могла выйти и здесь.

Магазины и вывески на улице были неотличимы от тех, которые он только что видел. Торжественный осмотр соблазнов большого города. Черт возьми, эта остановка почти точно такая же, как предыдущая. Почти — но не совсем.

Клинг снова сел в поезд и отправился в сторону своей холостяцкой квартиры.

На первой остановке было нечто, отсутствовавшее на второй. Глаза Клинга это нечто заметили и передали в мозг, который спрятал это где-то в подсознании.

К несчастью, в эту минуту оно ему ещё ни о чем не говорило.

Глава 14

Каждый дурак прекрасно знает, что наука — главное в следствии. Дайте полицейской лаборатории осколок стекла, и ребята по нему установят, какую машину вел подозреваемый, когда он последний раз её мыл, какие штаты пересек и занимался или не занимался любовью на заднем сиденье.

Правда, если вам повезет.

А если не повезет, то от науки столько же толку, что и от детективов.

В случае Дженни Пейдж везение отвернулось от отчаянных усилий ребят из полицейской лаборатории. По правде говоря, был тут отпечаток пальца на стекле снегозащитных очков, найденных неподалеку от трупа. К несчастью, идентифицировать кого-то по одному-единственному отпечатку пальца — это вроде как угадать за чадрой лицо мусульманской женщины. Но ребята из лаборатории не собирались опускать руки.

Хозяйничал в лаборатории лейтенант полиции Сэм Гроссман. Это был высокий стройный мужчина со спокойным характером, спокойными глазами и вежливыми манерами. Очки были единственной приметой интеллигентности на словно вытесанном из скалы лице, по выражению которого можно было решить, что индейцы только что сожгли его ферму в Новой Англии.

Работал он в полицейском управлении в белой стерильной лаборатории, занимавшей половину первого этажа. Работа в полиции ему нравилась. У него был точный, аналитический ум, в соединении бесспорного научного факта с полицейской практикой ему виделось нечто чистое и возвышенное. По натуре он был чувствителен, но давно уже перестал совмещать факт насильственной смерти с человеком, которого она постигла. Он видел слишком много куч кровавого тряпья, исследовал слишком много останков сгоревших дотла, анализировал химический состав слишком многих отравленных желудков. Смерть для Сэма Гроссмана была великим символом равенства. Человеческие проблемы она превращала в проблемы математические. Если его лаборатории повезет, то два и два всегда будут равны четырем. Но поскольку счастье не всегда им улыбалось, а иногда и просто отворачивалось, два и два иногда равнялись пяти, шести, а то и одиннадцати.

На том месте, где погибла Дженни Пейдж, перед чертежной доской из мягкого дерева, закрепленной на треногом фотоштативе, стоял человек. С собой он принес теодолит, компас, ватман, мягкий карандаш, резинку, обычные кнопки, деревянный треугольник, линейку, мерную ленту и металлическую рулетку.

Человек работал молча и напряженно. Пока фотографы сновали вверх-вниз по месту преступления, а техники фиксировали отпечатки, отмечавшие положение тела, которое уже отнесли в машину, пока вокруг искали следы ног или шин — человек стоял как художник, рисующий сарай на Кэйп Код.

Поздоровался с детективами, которые мимоходом задержались на пару слов. Казалось, что суету вокруг он просто не замечает.

Молча и сосредоточенно, детально и методически начертил план места преступления. Потом все собрал и вернулся в свой кабинет, где по эскизу выполнил гораздо более точный чертеж. Тот размножили и вместе с остальными фотографиями места преступления разослали во все отделения, привлеченные к расследованию.

Занимался им и Сэм Гроссман, поэтому одна копия плана пошла и на его стол. План был черно-белым, ибо цвет в этом случае значения не имел.

Гроссман изучил его холодным, критическим взглядом торговца картин, изучающего вероятную подделку под Ван Гога.

Девушку нашли на скалистом уступе под четырехметровым обрывом, спадавшим к руслу реки. От разворотной площадки на набережной тропа вела сквозь кусты и клены на вершину утеса, в девяти метрах над рекой Харб.

Разворотная площадка была хорошо видна с набережной, которая широкой дугой сворачивала под мост Мильтона и потом взбиралась на него. Тропу, как и подъем к утесу, закрывали от набережной деревья и кусты.

Четкие следы шин нашли в тонком слое глины, который остался на бетоне разворотного круга со стороны реки. Возле тропы обнаружили темные очки.

И это было все.

К несчастью, склон обрыва круто вздымался вверх. Тропа вилась по твердой доисторической скале. И ни девушка, ни её убийца не оставили никаких следов, которыми могли бы заняться ребята из лаборатории.

И чем дальше, тем хуже, — хотя с левой стороны тропу скрывали кусты и деревья, по её правую сторону до самой вершины утеса не росло ничего. Одним словом, негде было зацепиться ни обрывку ткани, кожи или ниток, ни смахнуть слежавшуюся пыль.

Казалось правдоподобным, что девушку привезли сюда в машине. На разворотном кругу не было следов ремонта. Если бы машина свернула на круг из-за дефекта, домкрат оставил бы следы на бетоне, а при ремонте могли остаться пятна масла или кусочки металла. Разумеется, у машины мог быть дефект в моторе. В этом случае обычно открывают лишь капот. Но тут остались комки глины, тянувшиеся по бетонному кругу. Если бы кто-то зашел спереди автомобиля и поднял капот, он бы явно оставил следы. Но следов не было, и не похоже, чтобы кто-то пытался их стереть.

Поэтому полиция полагала, что девушка и её убийца ехали в западном направлении по набережной, свернули на поворотный круг и потом пешком пошли наверх.

Девушка была убита на самой вершине утеса. До этого она была жива. На тропе, поднимавшейся наверх, не нашли никаких следов крови. Если бы её убили раньше и вынесли из машины, кровь из раны на голове, несомненно, забрызгала бы скалу.

Орудие убийства, которым разбили лицо и проломили череп, было тяжелым и тупым. Девушка, несомненно, бросилась на врага и сорвала с него очки. Потом рухнула вниз с утеса, и очки вылетели из руки.

На первый взгляд похоже было, что стекло в очках разбилось при падении на землю. Но это было не так. Техники не нашли на земле ни одного осколка стекла. Значит, очки были разбиты ещё до того, как слетели вниз с обрыва. И произошло это не поблизости. Ребята из лаборатории впустую прочистили всю округу. Фигура человека, носившего темные очки с разбитым стеклом, казалась неправдоподобной, но все говорило именно об этом.

Разумеется, по очкам ничего установить не удалось. Только то, что они из самых дешевых.

Следы шин вначале выглядели весьма многообещающе, но когда отпечатки исследовали и установили их технические характеристики, выяснилось, что толку от них не больше, чем от очков.

Шины были шириной 17 см, диаметром 45 см. Весили они одиннадцать с половиной килограммов. Изготовлены были из резины с нейлоновым радиальным кордом и рельефным протектором, чтобы избежать скольжения и бокового заноса. Шины продавались по 18 долларов и четыре цента, включая федеральный налог.

Купить её в США мог любой, имевший каталог фирмы "Сирс и Робак". Марка шины была "Аллстэйт".

Человек мог заказать хоть одну, хоть сто штук — стоило перевести деньги и заказать номер по каталогу.

В городе было, вероятно, тысяч восемьдесят людей, у которых на машине стояло по четыре таких шины, не учитывая запасную, лежавшую в багажнике.

Шины эти сказали Гроссману только одно: машина, свернувшая на круг, была легковой. Размер и все данные исключали грузовик.

Гроссман чувствовал себя как человек, который нарядился, а идти ему некуда. Разочарованный, он переключился на карман, который Эйлин Барк оторвала от пиджака Клиффорда.

Когда в пятницу днем Роджер Хэвиленд зашел за результатами экспертизы, Гроссман сообщил ему, что обрывок ткани от кармана изготовлен из стопроцентного нейлона и был пришит к костюму, который можно купить в сети магазинов мужской одежды за тридцать два доллара. В сети этой было тридцать четыре магазина, разбросанных по всему городу. Костюмы они получили только одного цвета — синего.

Хэвиленд понял, что ничего нового о костюме, который продается в тридцати четырех магазинах, он не узнает, и задумчиво почесал затылок.

— Нейлон? Кто, черт возьми, осенью носит нейлон?

Мейер был в восторге.

Влетел в комнату, подскочил к Темплу, который что-то разыскивал в картотеке, и хлопнул его по спине.

— Они нашли его! — крикнул.

— Кого? — спросил Темпл. — Господи, ты мне чуть хребет не сломал. О чем ты говоришь?

— Да о тех кошках, — возмутился Мейер, сердито смерив Темпла взглядом.

— О каких кошках?

— Ну, о тех, из тридцать третьего отделения. Ну, тот парень, что крал кошек. Господи, да ведь это был самый интересный случай, который им когда-нибудь доставался. Я разговаривал с Ануччи, ты его знаешь? Он там детектив третьего класса и работал над этим делом от начала до конца. Через его руки прошло большинство материалов. Ну, дружище, они-таки справились!

Мейер внимательно следил за Темплом.

— А в чем, собственно, было дело? — спросил Темпл, у которого проснулся интерес.

— Прошлой ночью они наконец напали на след. Некая женщина сообщила им, что у неё пропала ангорская кошка. Ну, и они нарвались на того типа в одном из переулков, и угадай, что он делал?

— Что? — спросил Темпл.

— Жег кошку!

— Жег кошку? Ты хочешь сказать, он её поджег?

— Вот именно, — крикнул Мейер. — Когда они появились, бросил её и исчез бесследно. Кошку спасли и к тому же получили точное описание подозреваемого. Ну, а потом уже все пошло как по маслу.

— Когда его взяли?

— Сегодня днем. Его взяли дома, и о такой мерзости я никогда даже не слышал. Этот тип сжигал всех кошек, сжигал их дотла.

— Не верю, — сказал Темпл.

— Ну и не верь. Крал кошек и сжигал их дотла. В комнате у него повсюду были полки и все заставлены стаканчиками с кошачьим пеплом.

— Но зачем это ему? — спросил Темпл. — Он что, псих?

— Ничего подобного, милостивый государь, — заявил ему Мейер. — Но можешь быть уверен, что и ребята из тридцать третьего отделения спросили его именно об этом.

— И чего они добились?

— Они спросили его об этом, Джордж. Спросили именно об этом. Ануччи отвел его в сторону и спросил: "Слушай, Мак, ты псих или как? Почему ты сжигал кошек и собирал пепел в стаканчики?" Вот именно так он его спросил.

— Ну и что этот тип сказал?

Мейер терпеливо продолжал:

— Ну и чего бы ты ожидал? Он им объяснил, что совсем не псих и что у него есть веская причина собирать в стаканчики кошачий пепел.

— Какая? — не выдержал Темпл. — Какая, черт возьми?

— Он делал из них быстрорастворимых кошек, — мягко пояснил Мейер. — Причем без кофеина, — и захохотал.

* * *

Заключение по пачке сигарет "Пэлл-Мэлл" и коробку спичек пришло вскоре пополудни. Но в нем не было ничего, кроме того, что оба предмета долго были в употреблении. Единственное, что отдел дактилоскопии добыл с обоих предметов, — это бесполезные тени смазанных отпечатков.

Коробок спичек с аляповатой рекламой бара "Три туза" отослали в Центральное следственное управление, и детективы криминального отдела Северного округа и 87 участка тяжело вздохнули, ибо коробок спичек означал новые километры на ногах.

Клинг заботливо наряжался на свидание.

Сам не знал почему, но чувствовал, что нужно уделить особое внимание тому, как ухаживать и вести себя с Клер Таунсенд. Ему казалось, что никогда — ну, редко когда, — он не терял так голову из-за девушки, что он наверняка будет разочарован и сломлен навсегда — ну, скажем, надолго, если её потеряет. Он точно ещё не знал, что предпринять, но инстинктивно чувствовал, что нужно действовать весьма осторожно. Недаром она столько раз его предупреждала. Повесила себе на шею табличку "Не приближаться!", прочитала её вслух и перевела на шесть языков, но все-таки приняла его предложение.

"Что несомненно доказывает, — подумал он, — что девушка влюбилась в меня по уши".

Этот вывод был на том самом высшем уровне детективного искусства, о котором он мечтал.

Безрезультатные попытки выяснить хоть что-то по делу об убийстве Дженни Пейдж приводили его в отчаяние. Он страстно желал заслужить повышение на детектива третьего класса, но теперь сильно сомневался, годится ли он для этого. Прошло уже почти две недели, как к нему явился Питер Белл со своей просьбой. Почти две недели назад Белл нацарапал ему свой адрес на клочке бумаги, который он все ещё носил в нагрудном кармане. За последние две недели столько всего произошло, и все эти случаи заставили Клинга заново взглянуть на себя.

Он уже решил, что оставит этот случай людям, которые знают, что с такими вещами делать. Результаты его дилетантских действий, его неуверенных вопросов равнялись нулю, — по крайней мере, это он так думал. Единственное важное его открытие — Клер Таунсенд. Он был уверен, что Клер важна для него теперь и со временем будет становиться все важнее.

"Ну, так почисти же ты ботинки. Не хочешь же выглядеть как пугало". Достав ботинки из коробки, он обул их на носки, которые, скорее всего, заделает кремом и вынужден будет переодеть, и принялся за работу. Как раз когда он плюнул на правый ботинок, кто-то постучал в двери.

— Кто там? — спросил он.

— Откройте! Полиция!

— Кто?

— Полиция!

Клинг встал, с высоко подвернутыми штанинами, руки в черном креме.

— Это что, шутка? — спросил он, не открывая дверей.

— Пошевеливайся, Клинг, — сказал голос, — и мы посмотрим, кто шутит.

Клинг распахнул дверь. В коридоре стояли двое мужчин. Оба были могучего сложения, оба в твидовых пиджаках и под ними — в джемперах с клиновидным вырезом; оба казались усталыми.

— Берт Клинг?

— Да, — растерянно ответил он. Блеснул полицейский жетон.

— Моногэн и Монро, — сказал один из пришельцев. — Криминальная полиция. Я — Моногэн.

— А я Монро, — сказал другой.

Они похожи на Аббота и Костелло, — подумал Клинг, скрывая усмешку. Ни один из посетителей не улыбался. Оба они выглядели как только что с похорон, причем проходивших за городом.

— Проходите, ребята, — пригласил Клинг, — я как раз одеваюсь.

— Благодарю, — вежливо ответил Моногэн.

— Благодарю, — эхом отозвался Монро.

Они вошли. Оба сняли шляпы. Моногэн откашлялся. Клинг вопросительно взглянул на них.

— Что-нибудь выпьете? — спросил он, пытаясь сообразить, зачем они пришли. Он испытывал к ним какое-то уважение, а их присутствие невольно нагоняло на него страх.

— Немного, — сказал Моногэн.

— Только капельку, — отозвался Монро.

Клинг подошел к серванту и достал бутылку.

– "Бурбон" пойдет?

— Когда я был патрульным, — заметил Моногэн, — я себе позволить "Бурбон" не мог.

— Это подарок, — пояснил Клинг.

— Я виски никогда не брал. Если на дежурстве кто-то чего-то от меня хотел, я брал только деньгами.

— Только так и следует делать, — кивнул Монро.

— Это подарок от моего отца. Когда я лежал в больнице. Сестры мне к ней и прикоснуться не дали.

— Ну, за это их нельзя упрекнуть, — сказал Моногэн.

— Иначе больницу давно бы превратили в шалман, — без тени улыбки заметил Монро.

Клинг принес им бокалы. Моноген замялся.

— А ты с нами не выпьешь?

— У меня очень важная встреча. Нужно иметь ясную голову.

Моногэн равнодушно взглянул на него. Потом пожал плечами и повернулся к Монро.

— Твое здоровье!

— Взаимно, — с тем же каменным лицом сказал Монро и они опорожнили бокалы.

— Хорошо, — похвалил Моногэн.

— Отлично, — добавил Монро.

— Может, ещё налить?

— Спасибо, — сказал Моногэн.

— Нет, — отказался Монро.

Клинг снова взглянул на них.

— Говорите, вы из криминальной полиции?

— Из северного округа.

— Моногэн и Монро, — повторил Монро. — Вы о нас не слышали? Мы раскрыли то тройное убийство Нельсон — Никольс — Пермен.

— Ну да? — удивился Клинг.

— Вот именно, — скромно подтвердил Моногэн. — Крупное дело.

— Одна из наших удач, — похвастался Монро.

— Здорово.

— Да уж.

— А чем вы теперь занимаетесь? — улыбаясь, спросил Клинг.

— Убийством Дженни Пейдж, — равнодушно ответил Моногэн.

У Клинга от испуга пересохло в глотке.

— Ну да?

— Да, — подтвердил Моногэн.

— Да, — кивнул Монро.

Он напрягся.

— Как давно ты работаешь в полиции, Клинг? — спросил он.

— Ну… вообще недавно.

— Похоже, — заметил Моногэн.

— Разумеется, — согласился Монро.

— Тебе нравится эта работа?

— Да, — нерешительно ответил Клинг.

— И ты не хочешь её лишиться?

— Хочешь и дальше остаться в полиции?

— Да, разумеется.

— Тоща, черт возьми, не суй свой нос в нашу работу, — сказал Моногэн.

— Что? — Клинг вытаращил глаза.

— Он хочет сказать, — пояснил Монро, — что тебе, черт побери, нечего совать нос в дела криминальной полиции.

— Я… я не понимаю, что вы имеете в виду.

— Только то, что тебе нечего соваться в дело об убийстве. Убийства исключительно в нашей компетенции.

— Мы обожаем покойников, — заявил Монро.

— Мы специалисты, понимаешь? Когда у тебя боли в сердце, ты идешь к кардиологу, так? Когда болит горло — к ларингологу. Ну, а если произошло убийство, вызываешь криминальную полицию. То есть нас. Моногэна и Монро.

— А не какого-нибудь вшивого топтуна.

— Криминальную полицию, а не ротозея патрульного.

— Не болвана с дубинкой.

— Не дебильного ночного сторожа.

— Не будочника, не вахтера.

— Не тебя! — рявкнул Моногэн.

— Ясно? — взорвался Монро.

— Да.

— Тебе будет ещё яснее, — добавил Моногэн. — Тебя хочет видеть лейтенант.

— Зачем?

— Наш лейтенант — хороший парень. Считает, что его люди — лучший криминальный отдел в городе. А он стоит во главе его и не любит людей, которые суют нос куда не надо. Я выдам тебе один секрет. Он терпеть не может детективов из вашего участка, когда они суются в его дела. Проблема в том, что мы не можем отказаться от их помощи или сотрудничества, особенно, когда на вашем участке каждый год столько убийств. Детективов он терпит — но не собирается терпеть всякого сраного топтуна.

— Но… почему он хочет видеть меня? Я уже все понял. Мне не нужно было совать свой нос… я… простите, я…

— Да уж, совать нос в это дело тебе не следовало бы, — согласился Моногэн.

— Безусловно не следовало.

— Но ведь я не сделал ничего плохого. Я только…

— А кто тебе это сказал? — усомнился Моногэн.

— Может, ты нам все испортил, — сказал Монро.

— Черт возьми, — взъярился Клинг, — у меня свидание.

— Ага, — согласился Моногэн, — с лейтенантом.

— Позвони своей крошке, что тебя забрала полиция, — посоветовал ему Монро.

Клинг взглянул на часы.

— Некуда, она ещё на занятиях.

— Растление малолетних, — с ухмылкой констатировал Моногэн.

— Об этом при лейтенанте лучше не заикаться.

— Она студентка, — пояснил Клинг. — Послушайте, до семи мы управимся?

— Возможно, — сказал Моногэн.

— Надень плащ, — посоветовал Монро.

— Незачем. На улице тепло и погода хорошая.

— Скоро может похолодать. Такая погода. Такая погода просто создана для воспаления легких.

Клинг вздохнул.

— Можно мне хоть руки помыть?

— Что? — насторожился Моногэн.

— Говори откровенно, — предупредил Монро, — что ты идешь отлить.

— Нет. Мне нужно пойти вымыть руки.

— Ладно, так и быть, вымой. И шевелись, лейтенант не любит ждать.

Здание, в котором помещалось криминальное отделение северного округа, было самым запущенным, грязным и обшарпанным из всех, какие Клингу доводилось видеть. "Его как специально выбрали под у головку", — подумал он, войдя внутрь. Оно ещё и пахло смертью.

Он шагал за Моногэном и Монро, они прошли мимо дежурного сержанта, потом по узкому, полутемному коридору, вдоль которого тянулись скамьи. Из-за запертых дверей доносился стук пишущих машинок. То тут, то там в коридоре мелькали мужчины в рубашках с короткими рукавами и с пустой кобурой под мышкой. Казалось, вокруг происходит какой-то бессмысленный спектакль: звонили телефоны, мужчины таскали папки из комнаты в комнату, собирались возле автоматов с газводой — и все это в смутном полумраке интерьера под стать Данте.

— Садись, — сказал Моногэн.

— Отдохни, — добавил Монро.

— Лейтенант диктует рапорт. Сейчас освободится и примет.

Что бы там лейтенант ни диктовал, после часа ожидания Клинг пришел к выводу, что это не рапорт. Скорее это был второй том его автобиографии "Годы службы". От надежды успеть на свидание с Клер он давно отказался. Было уже шесть сорок пять, и время живо бежало дальше. Хотя, если повезет, он ещё мог застать её в колледже. Надеялся, что она сжалится над ним и немного подождет. Хотя рассчитывать на это, принимая во внимание её неохотное согласие на свидание вообще, особенно не приходилось.

Клинг нетерпеливо взглянул на часы.

В восемь двадцать он остановил в коридоре какого-то типа и спросил, откуда можно позвонить. Тот кисло взглянул на него и сказал:

— Лучше дождитесь, когда вас примет лейтенант. Он диктует рапорт.

— Какой рапорт? — взорвался Клинг, — о том, как сперли патрульную машину с рацией?

— Что? — переспросил тип. — Ага, понял. Очень остроумно. — И пошел к автомату с газводой. — Пить не хотите?

— Я с обеда ничего не ел, — сказал Клинг.

— Выпейте немного воды и обманете желудок.

— А сухую корочку к воде не подадите? — съязвил Клинг.

— Что? — переспросил тот. — Ага, понял. Очень остроумно.

— Как долго ещё он будет диктовать?

— Бог его знает. Он медленно диктует.

— Давно он тут начальником?

— Лет пять, десять… Не знаю.

— А где служил перед этим? В Дахау?

— Что? — переспросил мужчина… — Ага, понял.

— Очень остроумно, — сухо добавил Клинг. — Где Моногэн и Монро?

— Ушли домой. Они уже наработались. Сегодня у них был тяжелый день.

— Послушайте, — сказал Клинг, — я есть хочу. Не могли бы вы его немного поторопить?

— Лейтенанта? — переспросил мужчина. — Я — поторопить лейтенанта? Господи, смешнее этого я никогда ничего не слышал.

Покачав головой, он удалился по коридору, ещё раз с сомнением оглядываясь на Клинга.

В десять тридцать три в коридор вышел детектив с болтавшимся на ремне револьвером тридцать восьмого калибра.

— Берт Клинг?

— Да, — устало ответил Клинг.

— Лейтенант Хейтхорн вас ждет.

— Слава тебе, Господи…

— И не сердите лейтенанта, — посоветовал ему детектив. — Он голоден и зол.

Подводя Клинга к матовым стеклянным дверям, на которых красовалась надпись "Лейтенант Генри Хейтхорн", распахнул их и доложив: "Клинг, господин лейтенант!", пропустил Клинга в кабинет. Детектив ушел, закрыв за собой дверь.

Хейтхорн сидел за столом в другом конце помещения. Это был плюгавый и плешивый тип с голубыми-голубыми глазами. Рукава белой рубашки закатаны выше локтей. Воротник расстегнут и узел галстука сбился набок. Из висевшей под мышкой кобуры торчала ореховая рукоять автоматической сорокапятки.

Стол перед ним был чистым и пустым. Зеленые ящики картотеки образовали мощную стенку за столом и по бокам от него. Жалюзи на окне слева от стола были подняты. На деревянном щитке, стоявшем на столе, надпись: "Лейт. Хейтхорн".

— Клинг? — спросил он.

Голос был высокий и металлический, как соль-диез, выдутое на поломанной трубе.

— Да, сэр, — ответил Клинг.

— Садитесь, — предложил лейтенант и указал на стул с высокой спинкой.

— Спасибо, сэр! — сказал Клинг. Подошел к столу и сел. Ему было не по себе. Он ни в коем случае не хотел потерять место, а Хейтхорн, похоже, был крутой мужик. Задумался, может ли лейтенант попросить комиссара выгнать какого-то патрульного к чертовой матери, и решил, что безусловно может. Нервно сглотнул слюну. Не думал уже ни о Клер, ни о еде.

— Так это вы тот Шерлок Холмс, да? — начал Хейтхорн.

Клинг не знал, что ему ответить. Не знал, улыбнуться или потупить глаза. Не знал, сидеть или покаянно пасть в ноги.

Хейтхорн, наблюдая за ним, спросил снова:

— Так это вы наш Шерлок Холмс, спрашиваю?

— Простите? — вежливо переспросил Клинг.

— Это вы занялись тем убийством?

— Я не думал, лейтенант, что…

— Послушайте, Шерлок, — перебил его Хейтхорн и ударил кулаком по столу. — Нам позвонили сегодня днем, — он приоткрыл верхний ящик, — точнее в шестнадцать тридцать семь. Нам сообщили, что вы копаетесь в убийстве Дженни Пейдж. — Хейтхорн с грохотом захлопнул ящик. — Я вас ещё пожалел, мистер Холмс. Мог просто позвонить капитану Фрику в 87 участок. Так получилось, что вы из 87 участка, а капитан Фрик — мой старый приятель, и капитан Фрик не будет церемониться со всяким засранцем, который сует нос куда не надо. Ваш лейтенант Бернс тоже вечно сует нос не в свое дело, и я не могу с этим ничего поделать, кроме тех случаев, когда с радостью могу дать ему по носу! Но если в 87 участке думают, что я буду терпеть какого-то топтуна, если в 87 участке полагают…

— Лейтенант, в участке ничего не знали о моем…

— И до сих пор не знают! — взревел Хейтхорн. — И не знают потому, что я пожалел вас и не стал звонить капитану Фрику. Я вас пожалел, мистер Шерлок Холмс, запомните это. Я к вам чертовски добр, запомните это!

— Лейтенант, я…

— Ладно, ладно, послушайте меня, Холмс. Если я ещё раз услышу, что вы хотя бы подумаете о Дженни Пэйдж, считайте, с вами покончено… И я имею в виду не перевод куда-нибудь в Бичтаун. Я добьюсь, что вас вышвырнут на улицу. И не возьмут никуда больше. И не думайте, что я этого не смогу!

— Лейтенант, но у меня и в мыслях не было…

— С комиссаром я на дружеской ноге. Он свою жену продаст, если я попрошу. Так что можешь не сомневаться, что комиссар, если я попрошу, вышвырнет к черту вшивого топтуна, который сует нос куда не надо. Пусть вам такое и в голову не приходит.

— Лейтенант, я…

— Пусть вам и в голову не придет, мистер Холмс, что я шучу, ибо я никогда не шучу, если речь идет об убийстве. Вы играете с убийством, понимаете? Шляетесь взад — вперед и задаете дурацкие вопросы, и один Бог знает, кого вы этим напугали и заставили затаиться и похерили тем самым всю нашу работу! Прекратите это, ясно? А если я ещё раз услышу, что вы снова…

— Простите, лейтенант…

— Что такое?

— Кто вам звонил, лейтенант?

— Это не ваше дело! — заорал Хейтхорн.

— Да, лейтенант.

— И убирайтесь из моего кабинета. Господи, меня от вас тошнит. Убирайтесь!

— Слушаюсь, лейтенант, — сказал Клинг и направился к дверям.

И не смейте впредь совать нос в это дело! — взревел вдогонку Хейтхорн.

* * *

Он позвонил Клер в одиннадцать десять. Подождал шесть звонков и хотел положить трубку, потому что решил, что Клер уже спит, когда вдруг раздался её голос.

— Алло?

— Клер?

— Да, а кто говорит?

— Я вас разбудил?

— Ага… — Снова тишина, потом её голос чуть ожил. — Берт? Это вы?

— Да, Клер, простите, я.

— Последний раз меня так кидали, когда мне было шестнадцать…

— Клер, честное слово, я не хотел вас так подвести. Тут двое из криминальной…

— Но мне показалось, что вы меня кинули. Я прождала в редакции до без четверти восемь, сама не знаю зачем. Почему вы мне не позвонили?

— Мне не позволили. — Клинг умолк. — Кроме того, я не знал, куда звонить.

Клер молчала.

— Клер?

— Я слушаю, — устало ответила она.

— Можно мне зайти к вам завтра? Мы можем провести вместе весь день. Завтра у меня выходной.

Снова тишина.

— Клер?

— Я слышу.

— И что?

— Берт, может быть, нам лучше покончить с этим? Давайте считать то, что случилось сегодня вечером, за дурной знак и оставим все как есть, ладно?

— Нет.

— Берт…

— Нет. Я приеду за вами к обеду, хорошо?

Тишина.

— Клер?

— Ну хорошо. Ладно, — сказала она. — В обед.

— Я потом вам все объясню… у меня кое-какие неприятности…

— Все в порядке.

— В обед?

— Да.

— Клер?

— Да?

— Доброй ночи, Клер.

— Доброй ночи, Берт.

— Простите, что я вас разбудил.

— Все в порядке. Я и так только вздремнула.

— Тогда доброй ночи, Клер.

Доброй ночи, Берт.

Он хотел сказать ещё что-то, но услышал щелчок положенной трубки. Вздохнул и вышел из телефонной будки. Зашел в ресторанчик, где заказал тушеное мясо с грибами, лук фри по-французски, печеную картошку, большую порцию салата с рокфором и стакан молока. Потом заказал ещё три стакана молока, десерт и шоколадный крем.

По дороге домой он купил конфет.

Глава 15

Один из любимых штампов популярной литературы — сцены, где романтически настроенные официанты обслуживают влюбленные парочки с жаждущими глазами. Официант склонился над столом, предлагает деликатесы ("Для дамы, конечно, фазана в винном желе?"), и при этом подмигивает или потирает руки, а в груди его учащенно бьется романтическое сердце.

Берт Клинг и юношей, и зрелым мужчиной был в этом городе во многих ресторанах, с многими молодыми дамами — это были девушки самых разных типов, от невзрачных до самых очаровательных. И он уже давно пришел к заключению, что для большинства официантов в большинстве ресторанов вершина романтики — предложить жареного лосося.

Ему и в голову не приходило, что он и Клер похожи на влюбленную парочку с жаждущими глазами, но они, несомненно, были прекрасной парой, сидели в элегантном ресторане на самом верхнем этаже одного из лучших отелей города, откуда открывался вид на реку Хэрб. Даже без жаждущих глаз (он был убежден, что они только выдумки Джона Уайткомба, хотя ни в чем нельзя быть уверенным), он считала, что каждый официант, у которого не камень вместо сердца, должен был понять, в чем дело, и помочь поддержать неуверенный процесс знакомства двух неуверенных людей.

День, к сожалению, сложился не так, чтобы Клинг мог назвать его удачным.

Вначале он планировал пикник в Бичтауне и поездку по реке на глиссере. Дождь не оставил от его плана камня на камне.

Промокший до нитки, он явился к Клер ровно в двенадцать. Из-за перемены погоды у неё началась "безумная головная боль". Он не возражает, если они ещё немного побудут дома, пока не подействует аспирин?

Он не возражал.

Клер поставила несколько хороших пластинок, а сама погрузилась в тяжелое молчание, которое Берт приписал головной боли. Дождь струился по окнам, разрезая на ленточки вид на улицу. Из проигрывателя неслась музыка: "Бранденбургский концерт № 5 До-мажор" Баха, "Дон-Кихот" Штрауса, "Психея" Цезаря Франка.

Клинг едва не уснул.

Из дому они вышли в два. Дождь перестал, но изморось ещё висла в воздухе. Они уныло шагали по улицам, молчаливые, не находящие контакта, и дружно ненавидели дождь, словно именно он вбил между ними какой-то клин. Когда Клинг предложил зайти в кино, Клер тут же согласилась.

Фильм был ужасен.

Назывался он "Племя апачей" или что-то в этом роде и в нем толпы раскрашенных голливудских звезд с воплями атаковали горстку солдат в синей униформе. Эта горстка отражала диких апачей почти до конца фильма. В конце концов число индейцев, от которых отбилась горстка воинов, достигла нескольких десятков тысяч. Минут за пять до конца фильма появилась ещё одна горстка солдат, и у Клинга возникло ощущение, что война будет продолжаться ещё часа два в следующем фильме под названием "Потомки племени апачей".

Но второй фильм был о маленькой девочке, родители которой разводились. Девочка ехала с ними в Рено — у папы там были всякие коммерческие дела, а мама там подыскивала себе занятие, — и с помощью неизменно прелестных поз и сияющей мордашки с детскими ужимками, девочка убеждала мамочку и папочку остаться навеки вместе и жить в счастливом семействе со своей прелестной, светлоокой, приторно-слащавой доченькой.

Из кино они вышли одуревшими. Было шесть часов. Клинг предложил пойти выпить и поужинать. Клер, не иначе как в порядке самозащиты, согласилась, заявив, что это лучшее, что они могут сделать.

И вот они сидели в ресторане на самом верхнем этаже одного из самых шикарных отелей и через огромное окно смотрели на реку. За рекой мигала реклама.

Вначале на ней засветилось: "МОЖНО".

Потом надпись продолжилась: "МОЖНО ЖАРИТЬ" и снова: "МОЖНО ПЕЧЬ". А потом снова: "МОЖНО"…

— Что будете пить? — спросил Клинг.

— Пожалуй, виски с содовой, — ответила Клер.

— Не коньяк?

К столу подошел официант. Выглядел он не более романтично, чем Адольф Гитлер.

— Будете что-нибудь пить? — спросил он.

— Виски с содовой и мартини.

— С лимоном, сэр?

— С оливкой, — ответил Клинг.

— Слушаюсь, сэр. Желаете меню?

— Благодарю, потом, когда выпьем. Хорошо, Клер?

— Да, отлично, — сказала она.

Они сидели молча. Клинг смотрел в окно.

"МОЖНО ЖАРИТЬ"…

— Клер?

— Да.

"МОЖНО ПЕЧЬ"…

— Ну, просто ужасно, да?

— Прошу вас, Берт…

— Этот дождь… и это кошмарное кино. Я не хотел, чтобы так вышло. Я хотел…

— Я знала, что все так и будет, Берт. Я ведь пыталась вам объяснить, не так ли? Разве я вас не предупреждала? Разве я не говорила, что я самая унылая девушка на свете? Зачем вы настояли, Берт? Теперь я себя чувствую как… как кто?

— Не хочу, чтобы вы себя чувствовали как… как не знаю кто, — прервал он. — Хотел только предложить, чтобы… чтобы мы начали все сначала. Прямо сейчас. Забудем о том, что было.

— Ох, зачем все это? — спросила Клер.

Официант принес напитки.

— Виски для дамы? — спросил он.

— Да.

Клинг поднял бокал "мартини".

— За новое начало, — сказал он.

— Ну, если вам угодно переводить продукт, — ответила она и тоже выпила.

— Что касается вчерашнего вечера…

— Я думала, что мы собирались начать все сначала.

— Я только хочу вам объяснить. Меня забрали двое из криминальной полиции и отвели к их лейтенанту, который потребовал, чтобы я перестал заниматься убийством Дженни Пэйдж.

— И вы перестанете?

— Да, разумеется. — Он умолк. — Я слишком любопытен… допустим, но…

— Понимаю.

— Клер, — спокойно спросил он. — Что с вами?

— Ничего.

— О чем вы думаете? В мыслях вы совсем не здесь.

— Что-что?

— О чем вы думаете?

— Я не думала, что это заметно. Простите.

— Заметно, — подтвердил Клинг. — Кто это был?

Клер покосилась на него.

— Вы лучший сыщик, чем я думала.

— Для этого не нужно быть великим детективом, — ответил он.

В голосе его звучали грустные ноты, словно подтверждение его подозрений остудило весь его пыл.

— Мне не мешает, что вы грустны или разочарованы. Многие девушки…

— Не в том дело, — перебила она его.

— Много девушек грустных и разочарованных, — продолжал он. — Их оставит парень или просто они перессорятся, — ну, как обычно кончаются все романы…

— Не в этом дело, — отрезала она, и, взглянув через стол, он увидел её затуманенные слезами глаза.

— Эй, послушайте, я…

— Прошу вас, Берт, не надо…

— Но вы же сами сказали, что это был мужчина. Вы сказали…

— Ничего, — ответила она. — Ничего, Берт, — и закусила губу. — Ничего. Был один парень, и я по нему с ума сходила. Мне было семнадцать, как Дженни Пэйдж, а ему девятнадцать.

Клинг ждал. Клер подняла бокал и отпила из него. С трудом проглотила, потом вздохнула. Клинг молча наблюдал за ней.

— Я встретила его в клубе "Темно". Мы безумно полюбили друг друга. Знаете, как это бывает, Берт? Так случилось и с нами. Мы строили такие планы… грандиозные планы. Мы были молоды, сильны и любили друг друга.

— Не… не понимаю.

— Его убили в Корее.

За рекой засветилась реклама: "МОЖНО ЖАРИТЬ". Над столом повисла тишина. Клер уставилась на скатерть. Клинг нервно потирал руки.

— Так что не спрашивайте меня, почему я хожу в "Темпо" и как дурочка вожусь с детишками вроде Хада и Томми. Вновь и вновь я ищу его, Берт, вы понимаете? Ищу его лицо, его голос, его юную красоту…

— Вам не найти его, — твердо сказал Клинг.

— Я…

— Вам не найти его. Нет смысла пытаться. Он мертв и погребен. Он…

— Я не хочу вас слушать, — заявила Клер. — Проводите меня домой, пожалуйста.

— Нет, — отказался он. — Он мертв и погребен, а вы хороните себя заживо, делаете из себя мученицу, ведете себя как вдова в трауре. В двадцать лет! Что, черт возьми, с вами происходит? Вы что, не знаете, что люди умирают ежедневно? Вы этого не знаете?

— Замолчите, — крикнула она.

— Вы не видите, что губите сами себя? Из-за детской любви… из-за…

— Замолчите, — крикнула она снова. На этот раз была на грани истерики, и некоторые из соседей по залу оглянулись на них.

— О нет! — дрожащим от напряжения голосом сказал Клинг. — Похороните себя! Похороните свою красоту и замкнитесь в себе! По мне хоть всю жизнь носите траур. Но, думаю, это только предлог, вы обманываете саму себя. — Он умолк, потом сердито закончил: — Пошли из этого аквариума!

Уже начал вставать, одновременно поманив официанта. Клер неподвижно сидела напротив него. А потом вдруг ни с того ни с сего расплакалась. Слезы вначале понемногу пробивались из-под опущенных век и медленно стекали вниз по щекам. Потом она вся поникла, плечи её задрожали, она судорожно сжала руки, тихо всхлипывая, и слезы уже хлынули рекой. Никогда до того не видел он такого откровенного проявления горя. Отвернулся, не хотел смотреть на нее.

— Что угодно, сэр? — спросил официант, бесшумно подойдя к столу.

— Еще раз то же самое, — ответил Берт.

Официант уже уходил, когда Берт схватил его за рукав.

— Нет, подождите! Вместо одного виски с содовой принесите двойной чистый виски.

— Да, сэр, — ответил официант, удаляясь.

— Я больше не хочу, — захныкала Клер.

— Ничего, выпьете.

Она снова расплакалась. Теперь Клинг смотрел на нее. Немного повсхлипывала, и потом слезы перестали течь так же неожиданно, как и начали. Лицо её осталось чистым, как улица после внезапной летней грозы.

— Простите, — сказала она.

— Вы не должны извиняться.

— Мне уже давно надо было поплакать.

— Ага.

Официант принес напитки. Клинг поднял бокал:

— За новое начало.

Клер взглянула на него. Только после долгой паузы потянулась к стоявшему перед ней двойному виски. Но все-таки взяла бокал, подняла его и коснулась им края бокала Клинга.

— За новое начало, — сказала она и быстро выпила виски. — У, крепко!

— Вам полегчает.

— Да, простите меня, Берт. Я не должна была обременять вас своими проблемами.

— Скажите мне прямо: думаете, кто-нибудь ещё понял бы их так быстро?

— Нет, — признала она и устало улыбнулась.

— Видите, уже лучше.

Она смотрела на него, словно видела впервые. Слезы ещё сверкали в её глазах.

— Может быть… может быть, понадобится много времени, Берт — ответила она. Голос её доносился словно издалека.

— У меня уйма времени, — сказал он. И потом, словно испугавшись, что она его высмеет, быстро добавил: — Я только и делаю, что убиваю время, Клер, и вполне могу подождать.

Казалось, она снова расплачется. Протянув руку над столом, он накрыл её запястье.

— Ты… Ты прелесть, Берт, — и голос её задрожал, едва не срываясь в плач. — Ты добрый, милый, нежный и очень красивый, знаешь? Думаю… думаю, ты очень красив.

— Видала бы ты меня, когда я причешусь, — рассмеялся он.

— Я не шучу, — сказала она. — Ты все ещё думаешь, что я шучу, но ты ошибаешься, я… я серьезно.

— Знаю.

— Да…

Он заерзал на стуле и поморщился.

— Что случилось? — удивленно и озабоченно спросила она.

— Ничего, это все проклятый пистолет, — и он снова заерзал.

— Пистолет?

— Да, он у меня в заднем кармане. Понимаешь, я должен носить его все время. И не на службе тоже.

— Серьезно? Пистолет? У тебя с собой пистолет?

— Разумеется.

Она склонилась поближе к нему. Теперь глаза её просветлели, словно никогда не знали ни печали, ни слез. Они горели от любопытства.

— Можно посмотреть?

— Разумеется.

Расстегнув пиджак, достал из заднего кармана пистолет в кожаной кобуре. Положил её на стол.

— Только не трогай, а то ещё выстрелит.

— Выглядит он грозно.

— Так оно и есть. Я самый опасный стрелок 87 участка.

— Серьезно?

— Меня зовут Клинг Кинг.

Она расхохоталась.

— Я уложу любого слона на расстоянии одного метра, — продолжал Клинг.

Она расхохоталась ещё сильнее. Он смотрел, как она смеется. Казалось, она не замечает происшедшую с ней перемену.

— Знаешь, чего мне сейчас больше всего хочется?

— Чего?

— Взять пистолет и расстрелять к чертовой матери ту проклятую рекламу "МОЖНО ЖАРИТЬ"…

— Берт, — сказала она, положив свою другую руку поверх его, так что их руки образовали на столе пирамиду. Лицо её стало серьезным. — Спасибо, Берт. Я тебе очень благодарна.

Он не знал, что сказать. Чувствовал себя растерянным, глупым, счастливым и очень сильным. Казалось, он вырос метров на десять.

— Что… что ты делаешь завтра? — спросил он.

— Ничего. А ты?

— Зайду к Молли Белл и объясню ей, почему больше ничего не смогу сделать. Потом заеду к тебе и поедем на пикник. Если повезет с погодой.

— Повезет, Берт.

— И я верю, что повезет.

Она вдруг подалась вперед и поцеловала его, это был легкий, внезапный поцелуй, которым она едва коснулась его губ. И тут же отстранилась. Выглядела очень неуверенно, испугалась, как девушка на своей первой вечеринке.

— Тебе… тебе придется быть терпеливым, — прошептала она.

— Буду — пообещал он.

И тут появился официант. Он многозначительно улыбался и деликатно покашлял. Клинг удивленно взглянул на него.

— Я подумал, сэр, — сказал официант, — что мог бы подать вам на стол свечи. Дама при свете свечей будет ещё прелестнее.

— Дама хороша и без свечей, — сказал Клинг.

Официант выглядел разочарованным.

— Но…

— Но, свечи, разумеется, принесите, — успокоил его Клинг. — Обязательно принесите свечи.

Официант засиял.

— Ну, конечно, сэр. Обязательно, сэр. А потом займемся заказом, да? Как вам будет угодно. Я смогу вам кое-что предложить. — Он помолчал, продолжая сиять улыбкой. — Чудесный вечер, не так ли?

— Прекрасный вечер, — ответила Клер.

Глава 16

Иногда удается расщелкнуть дело как орех.

Иногда же этот орешек оказывается твердым, как алмаз, и вы долго безуспешно пробиваетесь к ядру — и вдруг сразу ни с того, ни с сего он превращается в арахис с тонкой, как бумажка, скорлупой и лопается под малейшим нажимом ваших пальцев.

Так случилось с Уиллисом и Хэвилендом.

В "Трех Тузах" в тот воскресный день 24 сентября оживления ещё не наблюдалось. Открыл хозяин с опозданием. У стойки сидели несколько клиентов, но за столиками — никого. И ни у бильярдных столов, ни у игральных автоматов — тоже. Бар был захудалой забегаловкой с намалеванными на зеркале тремя тузами — трефовым, червовым и пиковым. Четвертого туза видно не было. Судя по виду бармена, тот вместе с пятым был у него в рукаве.

Уиллис и Хэвиленд сели на высокие табуреты у стойки. Бармен ещё немного поболтал с гостями на другом конце стойки, потом лениво подошел к Уиллису и Хэвиленду и неохотно бросил:

— Слушаю.

Хэвиленд положил на стойку коробок спичек.

— Это ваше?

Бармен надолго погрузился в созерцание. На коробке были точно такие же три туза, как на зеркале. Название "Три Туза" было вытиснено красными буквами сантиметровой величины. Бармен явно пытался выиграть время. Наконец он выдавил:

— Да.

— Как давно вы их получили? — спросил Уиллис.

— А что?

— Мы из полиции, — устало объяснил Уиллис и полез в карман за жетоном.

— Не надо, — сказал бармен. — Я нюхом чую сыскачей за шестьдесят шагов.

— За это вам и сломали нос? — спросил Хэвиленд, сжимая кулаки на стойке.

— Я был боксером, — пояснил он. — А в чем дело с этими спичками?

— Как давно вы их получили?

— Месяца три. Выгодная сделка. По соседству живет один тип, что продает рождественские открытки и все такое. Ну он мне и говорит, мол, такие спички придадут бару шик. Я и согласился. Заказал их несколько сотен. — Бармен пожал плечами. — Насколько я знаю, вреда от них никакого. А в чем проблемы?

— Никаких проблем, — ответил Уиллис. — Это только текущий контроль.

— Чего? Спичечных коробков?

— Ага, — протянул Хэвиленд, — спичечных коробков. Вы торгуете и сигаретами?

— Только в автомате, — бармен показал на ящик в углу у двери.

— И спички тоже в автомате?

— Нет. Я их держу в коробке здесь на стойке. Если они кому-то нужны, их берут. А что? Что в них такого особенного?

— Вопросы задаем мы, — отрезал Хэвиленд.

— Я только хочу помочь полиции, — услужливо заверил бармен. По тону его было заметно, что он бы с удовольствием разок Хэвиленду врезал.

— Значит, любой, кто выпивает у вас, может подойти к стойке и воспользоваться спичками? — не отставал Уиллис.

— Ага, — подтвердил бармен. — Это так по-домашнему, вам не кажется?

— Послушайте, — спокойно предупредил его Хэвиленд, — оставьте этот тон или мы вам покажем, что такое "по-домашнему".

— Сыскачей я всегда боялся, — сухо сказал бармен, — ещё когда был сопляком.

— Ну, если есть желание подраться, то я тот, кто вам нужен, — обрадовал его Хэвиленд.

— Я предпочитаю заниматься своим делом.

— На вашем месте я бы прикинул, на чьей стороне будет судья, к которому попадет дело по сопротивлению представителям закона — настаивал на своем Хэвиленд.

— Я не задираюсь и не сопротивляюсь представителям власти, — оправдывался бармен. — Так что успокойтесь. Пива хотите?

— Шотландского виски, — бросил Хэвиленд.

— Ладно, — протянул бармен, — а вам?

— Ничего, — ответил Уиллис.

— Ну же, — ободрил его бармен, — ну, давайте, нечего играть в копки-мышки.

— Если хотите подраться, — заметил Уиллис, — мы оба в вашем распоряжении.

— Когда я дрался, мне всегда за это платили, — похвастался бармен. — Благотворительностью не занимаюсь.

— Особенно если уверены, что мы разделаем вас под орех, — заметил Хэвиленд.

— Разумеется, — фыркнул бармен. Налил в бокал шотландского и толкнул его к Хэвиленду.

— Вы знаете большинство своих клиентов? — спросил Уиллис.

— Постоянных — да.

Двери открылись, в зал вошла женщина в линялом зеленом свитере осмотрелась вокруг и села за столик неподалеку от двери. Бармен искоса взглянул на нее.

— Она страшная пьяница. Будет тут сидеть, пока кто-нибудь не купит ей выпить. Я бы её выгнал, но в воскресенье нужно вести себя по-христиански.

— Оно и видно, — с иронией произнес Хэвиленд.

— Послушайте, что вам, собственно, надо? — не выдержал бармен. — Вы из-за той драки? Чего вы ходите вокруг да около?

— Из-за какой драки?

— Да было тут дело с неделю назад. Послушайте, не надо меня дурить. Чего вы от меня хотите? Что, у меня в баре непорядок? Хотите лишить меня лицензии?

— Пока это только ваши слова.

Бармен устало вздохнул.

— Ну ладно, сколько это будет стоить?

— Ты смотри, с этим парнем надо держать ухо востро, — заметил Хэвиленд. — Ты пытаешься нас подкупить, засранец?

— Я говорю только о новом налоге на охрану полицией, — оправдывался бармен, — я только спрашиваю, во что это обойдется. — Он помолчал. — Сто? Двести? Сколько?

— Я похож на двухсотдолларового сыскача? — спросил Хэвиленд.

— Я сам только двухсотдолларовый бармен, — оправдывался тот. — Такая тут такса. А ту чертову драку растащили за пару минут.

— Какую драку? — поинтересовался Уиллис снова.

— А вы что, не знаете?

— Засунь свои деньги обратно в чулок, — посоветовал Уиллис. — Мы не собираемся тебя грабить. И расскажи нам о драке.

У бармена отлегло от сердца.

— Вы точно не хотите выпить? — спросил он.

— Дра-ка, — по слогам напомнил ему Уиллис.

— Да ничего и не было, — проворчал бармен. — У ребят немного зашумело в голове, они и сцепились. Один врезал другому, тот дал сдачи, потом пришел я, и дело кончилось. Вот и все.

— А кто, собственно, дрался? — не унимался Уиллис.

— Ну те двое. Черт, как же звали того, что поменьше? Никак не вспомню. Тот что побольше — Джек. Часто ходит сюда.

— Джек?

— Ну, он в норме, только немного со странностями. Тогда он и тот, что поменьше, смотрели бокс по телевизору, и, думаю, Джек сказал коротышке что-то такое, что тому не понравилось, — ну, об одном из боксеров, понимаете? И тогда коротышка вскочил и врезал Джеку. Ну, а Джек ответил ему с добавкой, и тогда уже вмешался я. Вот и вся драка.

— И вы сами справились?

— Разумеется. Я вам скажу, что самое смешное во всем этом деле — что коротышке меньше досталось, чем Джеку. — Бармен осклабился. — Боже ж ты мой, как он ему врезал… Никогда бы не подумал, что у такого коротышки может быть такой удар!

— Ручаюсь, Джек был поражен, — Уиллис сразу утратил интерес.

— Поражен? Это как раз то слово. Особенно когда заглянул в зеркало. Этот маленький гаденыш засветил ему такой фонарь, какого я в жизни не видел.

— Бедный Джек, — сказал Уиллис. — А что касается остальных клиентов, вы не слышали, никто из них никогда не упоминал…

— Нет, такой фонарь, просто красота! Черт возьми, Джеку потом с неделю пришлось ходить в очках!

Пьянчужка, сидевшая за столом у двери, закашлялась. Уиллис не сводил с бармена взгляда.

— Что вы сказали?

— Джеку пришлось ходить в очках, чтобы спрятать фонарь, понимаете? Но какой был фонарь, просто картинка!

— Тот Джек, — спросил Уиллис, чувствуя, как рядом напрягся Хэвиленд, — он курит?

— Джек? Ясно! Разумеется, курит.

— Какие сигареты?

— Какие? Если вы думаете, что… Подождите минутку, в красной пачке, это что за сорт?

– "Пэлл-Мэлл"?

— Точно, эти.

— Вы уверены?

— Мне так кажется. Я, конечно, не следил за ним специально. Только думаю, что "Пэлл-Мэлл". А что?

— Вы уверены, что его зовут Джек? — спросил Хэвиленд, — а не как-нибудь иначе?

— Джек, — кивнул бармен.

— Подумайте. Вы совершенно уверены, что его зовут Джек?

— Разумеется, уверен. Мне ли его не знать? Господи, он сюда ходит годами. Вы что же думаете, я не знаю Джека Клиффорда?

Джек Клиффорд в тот день пришел в бар "Три Туза" в четверть пятого. Женщина в зеленом свитере все ещё сидела за столом у двери.

Когда он вошел, бармен кивнул. Уиллис и Хэвиленд быстро встали с высоких табуретов и задержали его по дороге к стойке.

— Джек Клиффорд? — спросил Уиллис.

— Да?

— Полиция, — сообщил Уиллис. — Пойдемте с нами.

— Ага, чего вдруг? — спросил Клиффорд, высвободив плечо от захвата Хэвиленда.

— Грабеж и подозрение в убийстве, — прорычал Уиллис, быстро ощупывая Клиффорда с головы до ног.

— Оружия нет, — начал он, и тут Клиффорд метнулся к дверям.

— Хватайте его! — крикнул Уиллис. Хэвиленд схватился за пистолет. Клиффорд не оглядывался. Глядя только на дверь, он опрометью летел вперед и вдруг растянулся во весь рост.

Потрясенный, едва сумел поднять голову. Пьянчужка ещё сидела за столом, но одна её нога была выставлена вперед. Клиффорд взглянул на эту погубившую его ногу так, словно хотел оторвать её по самое бедро. Только хотел подняться, как на него навалился Хэвиленд. Клиффорд было дернулся. Но у Хэвиленда кулаки были как гири, и он любил пускать их в ход. Подняв Клиффорда с пола, разок съездил ему по роже. Клиффорд врезался в дверь и рухнул на пол. Сидел и только тряс головой, пока Хэвиленд надевал ему наручники.

— Как тебе понравился полет? — ласково спросил его Хэвиленд.

— Иди ты к черту, — проворчал Клиффорд. — Не будь этой старой шлюхи, вам бы меня не взять.

— Но мы тебя взяли, — напомнил Хэвиленд. — Вставай.

Клиффорд поднялся. Подошедший Уиллис схватил его за локоть. Обернулся к бармену и сказал:

— Спасибо.

Все трое направились к выходу. Хэвиленд остановился у дверей неподалеку от стола, за которым сидела пьянчужка. Женщина подняла голову, уставившись на него испитыми глазами.

Хэвиленд усмехнулся, приложил свою горилью ручищу к груди и поклонился:

— Хэвиленд благодарит вас, мадам.

Клиффорд сознался, что за последний год на его счету тридцать четыре ограбления; в полицию обратились четырнадцать жертв. Последним объектом его нападения, как выяснилось, была сотрудница полиции.

Категорически отрицал, что ограбил и убил Дженни Пэйдж.

Его зарегистрировали, сфотографировали, взяли отпечатки пальцев — а потом усадили в комнате для допросов, чтобы добиться от него правды. В комнате было четверо полицейских: Уиллис, Хэвиленд, Мейер и лейтенант Бернс. Хэвиленд с удовольствием бы с ним поразмялся, не будь там лейтенанта. В этой ситуации его обычные средства воздействия пришлось заменить убеждением.

— Нас интересует ночь четырнадцатого сентября. Четверг. Подумай о ней, Клиффорд, — начал Мейер.

— Я думал. На эту ночь у меня алиби — не подкопаешься.

— Что же ты делал?

— Был у больного приятеля.

— Не смеши! — захохотал Бернс.

— Богом клянусь, это правда. Послушайте, вам что, мало повесить на меня всех этих баб, так хотите пришить ещё и убийство?

— Заткнись и отвечай на вопросы, — оборвал его Хэвиленд.

— Отвечаю. Я был с больным другом. Он отравился или что-то в этом роде. Провел с ним целую ночь.

— Что это была за ночь?

— Четырнадцатого сентября, — настаивал Клиффорд.

— Как ты запомнил дату?

— Я должен был играть в бильярд.

— С кем?

— С тем самым приятелем.

— С каким приятелем?

— Как его зовут?

— Его зовут Дейв, — ответил Клиффорд.

— Дейв — как дальше?

— Дейви Крокет, Клиффорд? Ну что, Клиффорд?

— Дейви Левенштейн. Он еврей. Что, вы меня за это повесите?

— Где живет?

— На Бэйз-авеню.

— Где на Бэйз?

— Недалеко от Севент-авеню.

— Как его зовут?

— Дейви Левенштейн. Я вам уже говорил.

— Где вы собирались играть в бильярд?

— В Кози Аллейс.

— В центре города?

— Да.

— Где в центре города?

— Господи, вы меня только сбиваете.

— Что ел ваш приятель?

— Он вызывал врача?

— Где, вы сказали, он живет?

— Кто сказал, что он отравился?

— Живет он на Бэйз, неподалеку от Севент-авеню.

— Проверьте, Мейер, — приказал лейтенант Бернс.

Мейер торопливо вышел из комнаты.

— Врача вызывали?

— Нет.

— Так откуда ты знаешь, что это было отравление?

— Он сказал, чувствует, что отравился.

— Как долго ты был с ним?

— Пришел я в восемь. Я обещал зайти за ним. Зал, в который мы собирались, — в квартале Дивижен.

— Он лежал в постели, больной?

— Да.

— Кто открыл дверь?

— Он.

— Но ведь он лежал в постели, больной?

— Да, но встал и открыл мне дверь.

— Который был час?

— Восемь.

— Ты говорил, восемь тридцать.

— Нет, восемь.

— Что произошло потом?

— Сказал, что он болен, отравился и не может идти со мной. Я хотел сказать, играть.

— А потом что?

— Сказал мне, чтобы я шел без него.

— И ты пошел?

— Нет. На всю ночь остался с ним.

— Как долго?

— До утра. Я был с ним всю ночь.

— До каких пор?

— Всю ночь.

— До которого часа?!

— До девяти утра. Потом мы вместе позавтракали, сварили яйца.

— А как же его отравление?

— Он что, к утру поправился?

— Спал?

— Ну, что?

— Спал всю ночь?

— Нет.

— Чем вы занимались?

— Играли в очко.

— Кто?

— Я и Дейви.

— И когда вы кончили играть?

— Часа в четыре утра.

— И потом пошли спать?

— Нет.

— А чем же вы занялись?

— Начали рассказывать анекдоты. Я хотел, чтобы он отвлекся и забыл о боли.

— И вы травили анекдоты до девяти утра?

— Нет, до восьми. Потом до девяти мы готовили завтрак.

— Что вы ели на завтрак?

— Яйца.

— В какую, ты сказал, вы собирались бильярдную?

— Кози…

— Где она находится?

— В квартале Дивижен.

— Когда ты пришел к Дейву?

— В восемь.

— Зачем ты убил Дженни Пейдж?

Не убивал я её. Господи, вы хотите меня прикончить! Я никогда не был у моста Гамильтона.

— Ты хочешь сказать, в ту ночь.

— И в ту ночь и вообще никогда. Я даже не знаю, где тот обрыв, о котором писали. Я думал, скалы и обрывы — к западу от города.

— Какой обрыв?

— Где нашли ту девушку.

— Какую девушку?

— Ну, Дженни Пейдж.

— Она кричала? Зачем ты её убил?

— Не кричала.

— А что она делала?

— Ничего не делала. Не был я там! Откуда мне знать, что она делала?

— Но ты же избил свои последние жертвы, правда?

— Да, в этом сознаюсь, ладно.

— Ах ты свинья, у нас ведь есть отпечаток пальца, который ты оставил на очках. Мы же тебя им уличили, так что же ты нам голову морочишь? Не сознаешься?

— Не в чем. Мой друг был болен. Не знаю я Дженни Пейдж. Не знаю я никакого обрыва. Арестуйте меня! Судите за ограбления! Но я не убивал ту девушку!

— Кто её убил?

— Не знаю.

— Ты её убил!

— Нет.

— Почему ты её убил?

— Не убивал я ее!

Двери распахнулись. Вошел Мейер.

— Я говорил по телефону с этим Левенштейном, — сообщил он.

— Да?

— Он говорит правду. Клиффорд всю ночь был с ним.

Потом сравнили отпечатки пальцев Клиффорда с отпечатками на очках, и сомнений больше не оставалось. Отпечатки не совпадали.

Что бы там ни было на совести Джека Клиффорда, Дженни Пейдж он не убивал.

Глава 17

Теперь уже оставалось только позвонить Молли Белл. И, сделав это, он может с чистой совестью оставить в покое историю Дженни Пейдж. Он старался, сделал все, что мог. Его усилия завели его в тщательно оберегаемое от посторонних царство криминального отделения северного комиссариата, из-за чего он чуть не лишился места, значка и формы.

Так что он ей сейчас позвонит, объяснит, что ничем не может помочь, извинится, и кончено.

Клинг сидел в кресле у себя дома. Придвинул телефон, полез в задний карман за записной книжкой, открыл её и начал копаться в визитках и разных бумажках, разыскивая адрес Билла и номер телефона, который тот ему когда-то дал. Бумажки он разложил на столе. Господи Боже, сколько ерунды скапливается…

Посмотрел на квитанцию. Той было уже три месяца с лишним. Была там пачка спичек, на которой записано имя девушки и телефон. Девушку он вообще не помнил. Был там талон на скидку из какого-то супермаркета. Был там белый листок, что дала ему Клер, когда хотела показать детский почерк Дженни Пейдж. Перевернул бумажку, на другой стороне было написано: "Клуб "Темпо", Клаузнер-стрит, 1812".

Потом нашел клочок бумаги, который дал ему Питер Белл и положил его к остальным бумажкам, потянулся к трубке и одновременно взглянул на номер телефона.

И тут он вспомнил, что видел на улице, когда вышел на первой остановке. О трубке он тут же забыл.

Все листочки и бумажки сложил обратно в нагрудный карман. Потом оделся.

Он ждал убийцу.

Сев в поезд, идущий из города, он вышел на первой остановке, где уже побывал в начале недели. Вышел на улицу, остановился возле указателя и стал ждать убийцу Дженни Пейдж.

Ночь была холодной, людей на улице мало. Магазин мужской одежды был закрыт. Из вентилятора китайского ресторана в холодный воздух била струя пара. Несколько человек вошли в кино.

Ждал он долго, и когда машина остановилась, оперся на указатель, дожидаясь, когда откроется дверца.

Мужчина вышел из машины и шагнул к тротуару. Выглядел он неплохо. Прекрасные ровные зубы и симпатичная ямочка на подбородке. Высокого роста, мускулистый. В лице его был всего один недостаток.

— Привет, — поздоровался Клинг. Мужчина перепуганно взглянул на него. Окинул взглядом лицо Клинга и указатель возле него, на котором было написано:

"СТОЯНКА ТАКСИ

МАШИНЫ НЕ СТАВИТЬ!

ТРИ МАШИНЫ"

Питер Белл перевел дух.

— Берт! Это ты, Берт?

Клинг вышел на свет.

— Я, Пит.

Белл казался растерянным.

— Привет, — сказал он. — Что… что привело тебя сюда?

— Ты, Пит.

— Чудно. Я всегда рад видеть друга… — Он умолк. — Послушай, пойдем выпьем по чашечке кофе. Согреться не хочешь?

— Нет, Питер, — отказался Клинг.

— Ну… гм… а в чем, собственно, дело?

— Ты поедешь со мной, Питер. В участок.

— В участок? Ты хочешь сказать… в полицейский участок?

Белл нахмурился.

— За что? Что происходит, Берт?

— За убийство своей невестки Дженни Пейдж, — ответил Клинг.

Белл в упор глядел на Клинга, робко улыбаясь.

— Ты шутишь.

— Я не шучу, Питер.

— Но… нет, ты все-таки шутишь! Никогда я не слышал такой глупой…

— Ты негодяй! — резко оборвал его Клинг. — Мне бы нужно было измолотить тебя в котлету, а потом…

— Послушай, не делай этого. Ты хочешь арестовать…

— И арестую, ты, засранец! — крикнул Клинг. — Ты, изверг, ты что думал, что я абсолютный идиот? Поэтому ты выбрал меня? Дурака патрульного, который черное от белого не отличит. Выбрал меня, чтобы я успокоил Молли. Привел полицейского, показал его несчастной женщине, мол, делаешь, что в твоих силах, и думал, все будет в порядке, правда? Как это ты говорил, Питер? "Если приведу полицейского, Молли будет счастлива". Разве ты не говорил этого, мерзавец?

— Да, но…

— Каждый день читаешь шесть газет! Наткнулся на заметку о своем старом друге Берте Клинге, которого выпустили из больницы и который поправляется, и подумал — этот сойдет. Приведешь домой, избавишься от Молли и будешь свободен.

— Слушай, Берт, ты не так понял. Ты…

— Я все верно понял, Питер. Моим приходом все должно было кончиться, но случилось иначе, правда? Дженни тебе сказала, что беременна? Дженни тебе сказала, что ждет твоего ребенка!

— Нет, послушай…

— Не возражай, Питер! Разве не так все было? Тогда вечером, когда я с ней говорил, она сказала, что идет на свидание. С тобой, да? Тогда она поведала тебе эту новость? Сказала тебе и дала время подумать до завтра, чтобы выбрать способ, как от неё избавиться?

Белл долго молчал. Потом сказал:

— В ту среду вечером я её не видел. Она шла не ко мне.

— А к кому же?

— К врачу, — выдавил Белл. — Встретились мы в четверг здесь, на стоянке такси, как всегда. Берт, все было не так, как ты думаешь. Я любил её, любил.

— Ручаюсь, что да! Ручаюсь, что ты её обожал, Питер, ручаюсь…

— Почему брак погибает? — запричитал Белл. — Почему все сходит на нет, Берт? Почему Молли не осталась такой, как была? Молодая, красивая, свежая… как…

— Как Дженни? "Она выглядит точно как выглядела Молли в её возрасте". Это ты сказал, Питер. Помнишь?

— Да. Я снова увидел в ней Молли, увидел, как она расцветает, и… и влюбился в нее. Это так тяжело понять? Черт, неужели так тяжело понять, что парень может снова влюбиться?

— Это не главное, Питер.

— А что тогда? Что? Что ты можешь…

— Человек не убивает того, кого любит, — сказал Клинг.

— Она была истеричка! — крикнул Белл. — Мы встретились тут, сели в машину, и она сообщила мне, что доктор определил её беременность. Угрожала, что обо всем расскажет Молли! Как я мог позволить ей это сделать?

— И ты её убил.

— Я… мы остановились на набережной. Она пошла впереди меня на вершину утеса. Я… я взял с собой разводной ключ. Я держу… держал его в кабине на случай, если кто нападет… на случай, если…

— Питер, ты не должен был…

Белл Клинга не слышал. Снова переживал ночь четырнадцатого сентября.

— Ударил… я ударил её два раза. Она упала назад и кувыркалась… кувыркалась… Крик её стих, и лежала она внизу как сломанная кукла. Вернулся… я вернулся в такси. Уже хотел уезжать, когда вспомнил заметки в газетах о Клиффорде-грабителе. Были… у меня были дешевые очки, там, в перчаточном ящике. Я достал их и разбил одно стекло прямо в машине, чтобы похоже было, что очки разбились в борьбе и потом упали с обрыва. Я снова вернулся к обрыву, она все ещё лежала там, изломанная, истекающая кровью, я бросил вниз очки и ушел, оставив её там.

— Это ты натравил на меня криминальную полицию, да, Питер?

— Да, — тихо ответил Белл. — Я не знал… не знал, что тебе известно. Не мог рисковать.

— Нет. — Клинг помолчал. — Ты рисковал уже в тот вечер, когда мы встретились, Питер!

— Какого?..

— Ты записал мне адрес и номер телефона. И почерк точно совпадает с почерком на записке, с которой Дженни пришла в клуб "Темпо"…

— Я знал этот клуб ещё подростком, — вспомнил Белл. — Подумал о нем как… как об алиби… чтобы обмануть Молли, если она что-то заподозрит. Берт, я… — он помолчал. — С запиской ты ничего доказать не сможешь. Так что если я…

— Нужные доказательства у нас есть, Питер.

— Нет у вас ничего…

— На очках твой отпечаток пальца.

Белл снова умолк. А потом вдруг взвыл, словно кто-то резал его по живому.

— Я любил ее!

— И она тебя любила, и эта несчастная девушка должны была свою первую любовь как преступление таить от всего света. А ты, Питер, как вор, украл её жизнь. То, что я сказал, верно. Ты изверг!

— Берт, слушай, она уже мертва. Ничего не изменишь. Не могли бы мы…

— Нет.

— Берт, что я скажу Молли? Можешь представить, что с ней будет? Берт, ну как я ей могу сказать? Берт, не надо меня арестовывать, прошу тебя. Как я это ей скажу?

Берт Клинг с ледяным спокойствием взглянул на Белла,

— Что посеешь, то и пожнешь. Пошли!

* * *

Утром в понедельник 25 сентября Стив Карелла ввалился в отдел.

— Черт побери, где же все? — взревел он. — Где лозунги и торжественные речи?

— Ну-ну, — сказал Хэвиленд, — посмотрите, кто вернулся.

— Герой с Троянской войны, — пошутил Мейер.

— Как там было дело, парень? — спросил Темпл.

— Прекрасно, — ответил Карелла. — Господи, до чего же хорошо отдыхать в это время года.

— Прекрасно может быть где угодно, если ты влюблен, — поморщился Мейер. — Ты об этом не знал?

— Вы просто банда подлых завистников, — заявил Карелла. — Я всегда так думал, и теперь это подтвердилось.

— Ты один из нас, — напомнил ему Мейер. — Все мы братья.

— Тогда чем же вы занимались последний месяц, братишки? Просиживали задницы и брали взятки?

— Ну, кое-что тут произошло, — возразил Мейер.

— Расскажи ему о кошках, — шепнул Темпл.

— О каких кошках? — спросил Карелла.

— Я тебе сейчас расскажу, — терпеливо ответил Мейер.

— У нас было убийство, — заметил Хэвиленд.

— Да?

— Да, — подтвердил Темпл. — И ещё мы получили нового детектива третьего класса.

— Ну да? — удивился Карелла. — Его к нам перевели?

— Нет. Повысили. Из патрульных.

— Кто это?

— Берт Клинг. Ты его знаешь?

— Разумеется. Берту повезло. Что он сделал? Спас жену комиссара?

— О, ничего подобного. Только протирал штаны и брал взятки, — съехидничал Мейер.

— Ну и как супружеская жизнь? — допытывался Хэвиленд.

— Великолепно.

— Эти кошки, о которых говорил Джордж… — начал Мейер.

— Да?

— Это была чертовски хитрая штука. Самый сложный случай за всю историю тридцать третьего участка.

— Ты серьезно? — спросил Карелла. Подошел к столу Хэвиленда и налил из кофеварки кофе. Комната казалась такой уютной и теплой, что он уже не жалел, что снова на работе.

— Сложнейший случай, — терпеливо продолжал Мейер. — Но, наконец, того типа, что шлялся взад-вперед и воровал кошек, поймали.

Карелла попивал кофе. Солнечный свет падал внутрь сквозь зарешеченные окна. Снаружи просыпался город.

Начинался новый рабочий день.

Эд Макбейн На глазах у сорока миллионов

Глава 1

Когда в ту среду Майлс Воллнер вернулся с обеда, в приемной его кабинета сидел мужчина. Воллнер бросил взгляд на него, потом вопросительно посмотрел на свою секретаршу. Девушка едва заметно пожала плечами и вернулась к печатной машинке. Войдя в свой кабинет, он связался с ней по селектору.

— Кто там сидит в приемной? — спросил он.

— Не знаю, сэр, — ответила секретарша.

— Что значит, не знаете?

— Он не называет себя, сэр.

— А вы спрашивали?

— Спрашивала.

— И что он говорит?

— Сэр, он сидит рядом, — почти прошептала секретарша. — Мне бы не хотелось…

— Что с вами? — настаивал Воллнер. — Это моя контора, а не его. Что он отвечает на ваш вопрос о том, кто он такой?

— Он говорит, чтобы я шла к… черту, сэр.

— Что?

— Да, сэр.

— Я сейчас приду, — сказал Воллнер.

Он вышел не сразу. Его внимание привлекло письмо на столе — дневную почту секретарша положила на его стол за пять минут до его прихода. Он распечатал письмо, быстро пробежал его глазами и улыбнулся, поскольку это был большой заказ от розничного торговца со Среднего Запада, от фирмы, которую Воллнер хотел заполучить в качестве клиента последние полгода. Компания, возглавляемая Воллнером, была небольшой, но растущей. Она специализировалась на компонентах аудио-визуального оборудования. Ее фабрика находилась на другом берегу реки Гарб, в соседнем штате, а деловые и административные службы располагались здесь, на Шеферд-стрит. В административных службах работали четырнадцать человек — десять мужчин и четыре женщины. На фабрике двести шесть человек. Воллнер надеялся, что в следующем году число работающих на фабрике и в конторе удвоится, а еще через год — утроится. Большой заказ от торговца со Среднего Запада оправдывал его ожидания и радовал. Но тут он вспомнил о мужчине в приемной, и улыбка сползла с его лица. Вздохнув, он направился к двери и по коридору дошел до приемной.

Мужчина сидел на прежнем месте.

На вид этому мускулистому человеку с бледным лицом и глубоко посаженными карими глазами было не больше двадцати двух-двадцати трех лет. Он был чисто выбрит и хорошо одет, под расстегнутым серым плащом виднелся темно-серый костюм. На голове красовалась перламутрово-серая фетровая шляпа. Он сидел, скрестив руки на груди и свободно вытянув ноги. Воллнер подошел и стал перед ним.

— Могу я вам чем-нибудь помочь? — спросил он.

— Нет.

— Что вам здесь надо?

— Не ваше дело, — ответил мужчина.

— Простите, — сказал Воллнер, — это мое дело. Я — хозяин этой компании.

— Да? — Он оглядел приемную и улыбнулся. — Хорошая у вас компания.

Секретарша за столом перестала печатать и наблюдала за происходящим. Воллнер чувствовал ее присутствие у себя за спиной.

— Если вы не хотите говорить, что вам здесь надо, боюсь, я должен попросить вас уйти.

Мужчина все еще улыбался.

— Ладно, — сказал он, — я не намерен говорить вам, что мне здесь надо, но и уходить отсюда я не собираюсь.

На какой-то миг Воллнер потерял дар речи. Он бросил взгляд на секретаршу, потом снова повернулся к мужчине.

— Тогда, — сказал он, — мне придется вызвать полицию.

— Вызывайте, но предупреждаю, вы об этом пожалеете.

— Посмотрим, — сказал Воллнер. — Мисс Ди Санто, соедините меня с полицией, пожалуйста.

Мужчина встал со скамьи. Он оказался выше, чем можно было подумать, когда он сидел на скамье: что-то около шести футов и двух или трех дюймов, с широкими плечами и громадными ручищами. Приблизившись к столу и все еще улыбаясь, он произнес:

— Мисс Ди Санто, на вашем месте я бы не притронулся к этой трубке.

Мисс Ди Санто облизала губы и посмотрела на Воллнера.

— Звоните в полицию, — сказал Воллнер.

— Мисс Ди Санто, если вы прикоснетесь к телефону, я сломаю вам руку. Клянусь.

Мисс Ди Санто колебалась. Она снова взглянула на Воллнера, тот нахмурился и пробормотал: "Ну, что ж, мисс Ди Санто" и, не говоря больше ни слова, вышел из приемной и направился к лифту. Гнев кипел в нем. Он хотел было вызвать полицию по телефону-автомату, но потом решил найти на улице дежурного полицейского и самому привести его наверх.

Было два часа дня, улицы кишели покупателями. Воллнер нашел полицейского на углу Шеферд-стрит и Седьмой улицы, тот регулировал движение. Воллнер вышел на перекресток и сказал:

— Простите, я…

— Подождите минутку, сэр, — сказал полицейский. Он свистнул в свисток и махнул рукой подъезжающим автомобилям. Потом повернулся к Воллнеру и спросил: — Так в чем дело?

— В мою контору пришел мужчина и не говорит, что ему надо.

— Ну? — пробурчал регулировщик.

— Он угрожает мне и моей секретарше и не уходит.

— Ну? — регулировщик смотрел на Воллнера с любопытством, словно не веря ему.

— Я хотел, чтобы вы пошли со мной и помогли мне выдворить его.

— Вот как?

— Да.

— А кто будет регулировать движение?

— Этот человек угрожает нам, — сказал Воллнер. — Это важнее, чем…

— Это один из самых оживленных перекрестков в этой части города, а вы хотите, чтобы я оставил его.

— А разве вы не должны…

— Хватит мне мозги пудрить, — сказал регулировщик и свистнул в свой свисток, потом поднял руку, повернулся и просигналил машинам направо.

— Какой у вас номер жетона? — спросил Воллнер.

— Не тратьте время на жалобы, — ответил регулировщик. — Это мой пост, и я не имею права его оставить. Если вам нужен полицейский, позвоните в полицию по телефону.

— Спасибо, — сказал Воллнер обидчиво. — Большое спасибо.

— Не стоит благодарности, — отозвался весело регулировщик и вернулся к своим делам.

Воллнер возвратился на тротуар и собрался уже войти в табачный магазин на углу, но тут увидел еще одного полицейского. Все еще не уняв возбуждения, он быстро подошел к нему и выпалил:

— В моем учреждении сидит мужчина, который отказывается его покинуть и угрожает моим сотрудникам. Что, черт возьми, вы предлагаете мне сделать с ним?

Полицейский не сразу нашелся, что ответить на демарш Воллнера. Он был молод, в полиции служил недавно. Поморгав, он сказал:

— Где ваше учреждение, сэр? Я иду с вами.

— Сюда, — сказал Воллнер и зашагал к зданию.

Полицейский представился Ронни Фэарчайлдом. Он действовал быстро и решительно, пока они не вошли в фойе. Здесь он проявил первые признаки неуверенности.

— Этот человек вооружен? — спросил он.

— Не думаю, — ответил Воллнер.

— Потому что, если он вооружен, мне следует позвать еще одного полицейского на помощь.

— Мне кажется, вы справитесь, — сказал Воллнер.

— Вы думаете? — переспросил недоверчиво Фэарчайлд, но Воллнер уже вошел с ним в лифт. Они вышли из лифта на десятом этаже, и здесь Фэарчайлд снова занервничал: — Может, мне следует зарегистрировать этот вызов. В конце концов…

— К тому времени, как вы зарегистрируете вызов, этот человек убьет кого-нибудь, — предположил Воллнер.

— Да, пожалуй. Верно, — произнес неуверенно Фэарчайлд, думая, что если он не зарегистрирует вызов и не попросит о подмоге, убитым может оказаться он сам. Он помедлил у дверей кабинета Воллнера: — Он здесь, да?

— Здесь.

— О’кей, пошли.

Они вошли в приемную. Воллнер направился к мужчине, который снова сидел на скамейке, и сказал:

— Это он.

Фэарчайлд распрямил плечи и подошел к скамейке.

— Так, в чем тут дело? — спросил он.

— Ни в чем.

— Этот человек говорит, что вы отказываетесь покинуть его офис.

— Верно. Я пришел сюда повидаться с девушкой.

— Ах, вот что, — сказал Фэарчайлд, готовый теперь уйти, раз дело касается романтической истории. — Если так…

— С какой девушкой? — вмешался Воллнер.

— С Синди.

— Позовите сюда Синди, — сказал он секретарше, и она тут же поднялась и заспешила по коридору. — Почему вы не сказали мне, что вы друг Синди?

— А вы у меня не спрашивали, — ответил мужчина.

— Послушайте, если речь идет о личном деле… — начал Фэарчайлд.

— Нет, подождите минутку, — попросил Воллнер, кладя руку на его плечо. — Синди будет здесь через минуту.

— Хорошо, — сказал мужчина. — Именно ее-то я и хочу видеть.

— Кто вы такой? — спросил Воллнер.

— А вы кто такой?

— Я — Майлс Воллнер. Послушайте, молодой человек…

— Рад встретиться с вами, мистер Воллнер, — сказал мужчина и снова улыбнулся.

— Как вас зовут?

— Мне не хочется говорить вам этого.

— Сержант, спросите, как его зовут.

— Как вас звать, мистер? — сказал Фэарчайлд, и в этот момент возвратилась секретарша, за которой шла высокая блондинка в голубом платье и туфлях на высоких каблуках. Она остановилась у стола секретарши и спросила:

— Вы звали меня, мистер Воллнер?

— Да, Синди. К вам пришел друг.

Синди оглядела приемную. Эта двадцатидвухлетняя девушка с высокой грудью, широкими бедрами и васильковыми глазами под цвет своего платья была удивительно хороша. Она внимательно посмотрела на Фэарчайлда, а потом на мужчину в сером. С озабоченным взглядом она вновь повернулась к Воллнеру.

— Мой друг? — переспросила она.

— Этот мужчина говорит, что пришел к вам.

— Ко мне?

— И что он ваш друг.

Синди еще раз осмотрела мужчину и пожала плечами.

— Я его не знаю, — сказала она.

— Нет? — спросил незваный гость.

— Нет.

— Это скверно.

— Послушайте, что это значит? — вмешался Фэарчайлд.

— Ты обязательно меня узнаешь, бэби, — сказал мужчина.

Холодно взглянув на него, Синди заметила:

— Очень в этом сомневаюсь. — Отвернувшись, она пошла прочь.

Мужчина быстро вскочил со скамьи и схватил ее за руку.

— Секундочку, — сказал он.

— Отпустите меня.

— Радость моя, я тебя никогда не отпущу.

— Оставьте девушку в покое, — сказал Фэарчайлд.

— А вот в полицейском дерьме мы здесь совсем не нуждаемся. Исчезни, — отозвался мужчина.

Фэарчайлд сделал шаг в его сторону и поднял дубинку. Мужчина неожиданно нырнул и резко ударил левой Фэарчайлду в живот. Фэарчайлд согнулся, мужчина мощным апперкотом в челюсть отбросил его к стене. Теряя сознание, Фэарчайлд потянулся за своим пистолетом. Мужчина стал бить его ногами по голове и груди. Секретарша завизжала. Синди побежала по коридору, зовя на помощь. Воллнер стоял, сжав кулаки, готовый отразить атаку мужчины.

Но мужчина, повернувшись, только улыбнулся и сказал:

— Передайте Синди, что я еще зайду к ней. — И вышел из офиса.

Воллнер подбежал к телефону. Люди входили и выходили из комнат. Секретарша все еще визжала. Воллнер быстро набрал номер полиции, его соединили с 87-м участком.

Сержант Мерчисон посоветовал Воллнеру отослать избитого полицейского в участок, детектив будет у него сегодня или завтра утром.

Воллнер поблагодарил его и повесил трубку. Руки его дрожали, секретарша продолжала визжать.

* * *

В другой части 87-го участка на боковой улице, отходящей от Калвер-авеню, среди трущоб стояло заурядное кирпичное здание, в котором когда-то располагался мебельный склад. Теперь оно громко называлось телевизионной студией. В этом здании каждую неделю, кроме времени летних отпусков, рождалось шоу Стэна Джиффорда.

Было немного странно почти каждый день видеть среди трущоб дюжины высокообразованных, хорошо одетых рекламных и телевизионных специалистов, создающих еженедельный комедийный час Джиффорда. Жители окрестных домов с подозрением следили за процессией творцов; впрочем, передача выходила в эфир уже три года подряд, и они привыкли видеть в своей среде чужаков. Почти никогда не возникало проблем между умниками из центра и жителями окраины, и, возможно, никогда и не возникло бы — в трущобах достаточно проблем и без ссор с телевизионными компаниями. Кроме того, большинство людей в округе любили шоу Стэна Джиффорда и всегда спешили домой ко времени этой передачи. Раз все эти доходяги нужны, чтобы подготовить еженедельное шоу, так почему они должны жаловаться? Это хорошее шоу, и смотреть его может каждый.

Хорошее шоу, которое может смотреть каждый, репетировали с предыдущей пятницы в складе на Северной Одиннадцатой улице, а сейчас было без четверти четыре, среда, а это означало, что ровно через четыре часа и пятнадцать минут на телеэкранах всей страны объявят шоу Стэна Джиффорда, а затем после рекламного ролика послышится вступительная музыкальная тема, после чего из приблизительно двадцати миллионов телевизоров понесется организованный бедлам. Телевизионная сеть, отдавая лучшее время потенциальным спонсорам, оценила, что в каждом доме с телевизором его смотрят по крайней мере двое, а это означает, что каждую среду в восемь часов вечера восемьдесят миллионов глаз уставятся на улыбающегося Стэна Джиффорда, который махнет рукой с экрана и скажет: "Ну что, еще хотите, а?" В устах другого, менее популярного человека — даже произнесенная с улыбкой — такая вводная фраза заставила бы многих зрителей переключить телевизор на другую программу или же вообще выключить его. Но Стэн Джиффорд был очарователен, умен и обладал врожденным чувством комичного. Он знал, что смешно, а что — нет, он мог даже дурную шутку превратить в хорошую, просто признавшись в неудаче кивком или виноватым взглядом на своих поклонников. Он демонстрировал легкость, которая казалась врожденной, и спокойствие, которое могло быть только естественным.

— Куда, черт возьми, пропал Арт Уэзерли? — заорал он как бешеный на помощника режиссера.

— Всего минуту назад он был здесь, мистер Джиффорд, — проорал в ответ помощник режиссера, а затем крикнул: "Тише!". Восстановив на миг тишину в студии, он сам же ее и нарушил криком: — Арт Уэзерли! Вас ждут в студии, в центре справа!

Уэзерли, маленький сочинитель смешных историй, куривший на одной из пожарных лестниц, появился в студии и подошел к Джиффорду:

— Что стряслось, Стэн?

Джиффорд был высокий человек с заметными залысинами — их вполне уже можно было считать лысиной, но сам Джиффорд предпочитал все же слово "залысины", — проницательными карими глазами и большим ртом. Когда он улыбался, глаза его излучали столько тепла, что он становился похож на безбородого Санта Клауса, который принес подарки для бедных сирот. Сейчас он не улыбался, Уэзерли видел неулыбающегося Джиффорда достаточно часто, чтобы понимать, что его серьезная мина ничего хорошего ему не сулит.

— Это что, у тебя шуткой называется? — спросил Джиффорд. Говорил он вежливо и тихо, но в его голосе слышалась нешуточная угроза.

Уэзерли, который тоже умел быть вежливым, как любой из телевизионщиков, тихо сказал:

— Какую из них ты имеешь в виду, Стэн?

— Я имею в виду всю тему тещи, — сказал Джиффорд. — Я считал, что шутки о тещах умерли вместе с изобретением ядерной бомбы.

— Я бы хотел, чтобы моя теща умерла от ядерной бомбы, — произнес Уэзерли и тут же понял, что сейчас не время умножать плохие шутки. — Мы можем выбросить эту линию, — добавил он быстро.

— Я не хочу ее выбрасывать. Я хочу ее заменить.

— Это я и имел в виду.

— Тогда почему ты сразу не говоришь то, что имеешь в виду? — Джиффорд бросил взгляд через всю студию на стенные часы, которые неумолимо отстукивали минуты, остающиеся до эфира. — Я бы на твоем месте поторопился, — сказал он. — Не трогай тещ, не трогай Лиз Тейлор и не трогай астронавтов.

— Ничего себе, — сказал Уэзерли. — Что же тогда остается?

— А ведь, наверное, еще есть люди, которые считают тебя остроумным? — сказал Джиффорд, потом повернулся к нему широкой спиной и ушел.

Помощник режиссера, стоявший неподалеку во время разговора, тяжело вздохнул и сказал:

— Надеюсь, он остынет.

— Я надеюсь, что он сдохнет, — отозвался Уэзерли.

* * *

Стив Карелла наблюдал, как жена наливает кофе ему в чашку.

— Ты красивая, — сказал он, но поскольку голову она склонила над кофейником, губ его она видеть не могла. Он протянул руку и дотронулся до ее подбородка, она удивленно подняла голову с полуулыбкой на губах. — Тедди, ты красивая. — На сей раз она видела его губы, поняла его слова и кивнула в ответ. А затем, словно его голос прорвал ее молчаливый мир, словно она весь день терпеливо ждала возможности поговорить, она быстро задвигала пальцами, говоря языком глухонемых.

Он наблюдал за ее руками, пока она рассказывала ему о событиях дня. Лицо ее при разговоре играло роль задника на сцене, внимательные карие глаза добавляли смысл в каждое молчаливое слово, черноволосая головка, подчеркивая мысль, неожиданно склонялась, губы складывались в гримаску или же вдруг счастливо улыбались. Он смотрел на ее лицо и руки, изредка вставляя слово или хмыканье, а то и останавливая ее, если она слишком быстро изображала предложение. Ему нравилась предельная концентрация ее глаз, удивительное оживление, которое она привносила даже в самый бесхитростный рассказ. Когда наступала ее очередь слушать, она следила за его губами с крайним вниманием, словно боясь пропустить хотя бы один слог, ее лицо отражало все услышанное. Поскольку интонаций и тонких модуляций голоса она никогда не слышала, ее воображение дорисовывало эмоциональное содержание, которого порой и не было вовсе. Ее можно было довести до слез или смеха самым простым сообщением; она была похожа на ребенка, который слушает сказку, дополняя ее невысказанными фантастическими деталями. Их беседа за ужином являла странную смесь домашних планов и рассказов о мелких воришках, проблемах с мясником и агентурной информации, платья, купленного подешевле, и пистолета подозреваемого 38-го калибра. Карелла говорил тихо. Громкость для Тедди не имела никакого значения, а в соседней комнате спали близняшки. В кухне было приятно и тепло, что отражало настроение города, готовящегося к ночи.

Через десять минут в двадцати миллионах домов сорок миллионов людей увидят восьмьюдесятью миллионами глаз улыбающегося Стэна Джиффорда, который посмотрит на них и скажет: "Ну, что, еще хотите, а?"

Карелла, который вообще-то не любил смотреть телевизор, должен был признать, что является одним из сорока миллионов поклонников, которые каждый вечер в среду включают канал Джиффорда. Вытирая посуду, он бессознательно следил за часами. Какими бы ни были причины, он испытывал большое удовольствие от начальной издевательской фразы Джиффорда и считал себя обделенным, если не успевал включить телевизор вовремя. Его реакция на Джиффорда удивляла его самого. Большинство телевизионных передач казались ему скучными, это отношение, без сомнения, он разделял с Тедди, которая не получала от домашнего экрана почти никакого удовольствия. Она могла читать на экране по губам при крупных планах говорящего. Но когда актер отворачивался или же режиссер избирал общий план, она теряла нить и начинала задавать вопросы Карелле. Следить за ее руками и экраном одновременно — задача невыполнимая. Ее огорчение вызывало его замешательство, которое, в свою очередь, лишь увеличивало ее огорчение, так что он решил: "Черт с ним, с телевизором".

За исключением Стэна Джиффорда.

Без трех минут восемь в ту среду Карелла включил телевизор и устроился поудобней в кресле. Тедди читала. Он посмотрел заключительные кадры передачи, предшествующей Джиффорду (какая-то толстуха выиграла холодильник), а потом увидел заставку СМОТРИТЕ СТЭНА ДЖИФФОРДА, а затем за коммерческой рекламой (очень красивый блондин занимался любовью с сигаретой) послышалась музыкальная тема передачи Джиффорда.

— Не возражаешь, если я потушу верхний свет? — спросил Карелла. Тедди, поглощенная чтением, не видела, что он говорит. Он нежно притронулся к ее руке, и она взглянула на него. — Не возражаешь, если я выключу свет? — снова спросил он, и она кивнула в тот момент, когда лицо Джиффорда появилось на экране.

Его улыбка блеснула, как молния во время грозы.

"Еще хотите, а?" — произнес Джиффорд, и Карелла, рассмеявшись, потушил свет. Единственная лампа за стулом Тедди заполняла комнату мягким светом. Прямо напротив нее холодный свет электронной трубки отбрасывал голубоватый четырехугольник света на пол. Джиффорд подошел к столу, сел и тут же заговорил. Именно так он начинал свое шоу.

— Я тут на днях говорил с Юлием, — сказал он, и тут же вместе засмеялись аудитория в студии и Карелла. — У него мания преследования. Клянусь. Законченный параноик. — Снова смех. — Я говорю ему: "Послушай, Юл" — я зову его Юл, поскольку знакомы мы очень много лет, некоторые говорят, что я ему как сын. "Послушай, Юл, — говорю я, — ты почему такой смурной? Какой-то вшивый предсказатель останавливает тебя на пути в Форум и плетет какую-то чушь о Мартовских идах, а ты огорчаешься? Юл, детка, люди любят тебя". Он поворачивается ко мне и говорит: "Брут, я знаю, ты думаешь, я глупец, но…"

И далее в таком же духе. Десять минут подряд. Джиффорд останавливался, только чтобы переждать смех или же виновато улыбнуться, когда шутка не находила понимания. В конце этих десяти минут он объявил танцевальный ансамбль, который занимал сцену еще пять минут. Затем он представил свою первую гостью, пышную голливудскую блондинку, которая спела с ним зажигательную песню и разыграла юмористическую сценку. И прежде чем кто-нибудь из телезрителей успел это осознать, первая половина шоу уже закончилась. Студию отключили, на экранах появился рекламный ролик. Карелла вынул из холодильника бутылку пива и снова уселся, чтобы насладиться еще одним получасом передачи.

Появился Джиффорд и представил группу народных певцов, которые спели комбинацию цветных песен: "Зеленые рукава" и "Алые ленты". Как только они кончили, Стэн снова принялся за работу. Следующим его гостем был мужчина из Голливуда. Мужчина из Голливуда сначала немного растерялся, потому как не умел ни петь, ни танцевать, ни, как считали некоторые критики, даже играть. Но Джиффорд втянул его в какую-то высокосветскую болтовню на несколько минут, и пока голливудский визитер ушел переодеваться для обещанной сценки, сам начал рекламный скетч о трижды прожаренном кофе. Он закончил скетч и двинулся к кому-то, стоящему за камерой. Служащий вынес стул. Джиффорд кивком поблагодарил его и поставил стул в центре громадной пустой сцены.

Он был перед камерой к тому времени пять минут, относительно небольшое время, и все удивились, когда он, сев на стул, тяжело вздохнул. Он сидел на стуле молча и неподвижно. Музыки тоже никакой не было. Просто человек сидел на стуле в середине пустой сцены, но Карелла уже начал улыбаться, поскольку знал, что Джиффорд собирается сыграть одну из своих пантомим. Он тронул Тедди за руку, она подняла голову.

— Пантомима, — сказал он.

Она отложила книгу и посмотрела на экран. Джиффорд продолжал сидеть неподвижно. Он просто сидел и смотрел на публику. Но, кажется, что-то заметил вдалеке. Это что-то приближалось. Вдруг Джиффорд вскочил со стула, отшвырнул его и вперился во что-то, что с ревом пронеслось мимо. Он вытер лоб, поставил стул в противоположном направлении и снова сел. Теперь он наклонился вперед. Это что-то приближалось с противоположной стороны. Вот оно ближе, ближе, и снова Джиффорд вскочил и отшвырнул стул в последний момент, а затем смотрел, как воображаемое что-то промчалось мимо. Он снова сел, поменяв направление.

Карелла рассмеялся, когда Джиффорд в очередной раз заметил, как это что-то опять надвигается на него. На этот раз он встал со стула с решительным и свирепым выражением лица. Он поставил стул перед собой, словно укротитель львов, решив бросить вызов тому, что атаковало. Но в последний момент снова отпрянул и пропустил то, что с ревом проносилось мимо. Теперь это было слева от него. Он повернулся вместе со стулом. Камера дала крупный план озадаченного и совершенно беспомощного его лица. Какое-то новое выражение появилось на нем. Камера продолжала держать крупный план и неожиданно поймала какую-то мгновенную размытость на его лице. Джиффорд чуть покачнулся, потом закрыл глаза рукой, словно он не мог видеть отчетливо, будто то, что проносилось мимо, лишало его способности видеть истинные размеры вещей. Он потер глаза, покачал головой, а затем, сделав несколько шагов назад, выронил стул, словно неведомое что-то промелькнуло еще раз.

* * *

Это все, конечно, было игрой. Это понимал каждый. Но каким-то образом пантомима Джиффорда настолько приблизилась к реальности, что потеряла юмор. В его глазах появилось настоящее смятение, когда безымянное что-то снова начало свою атаку. Камера продолжала держать его крупным планом. Джиффорд посмотрел прямо в камеру, и в его взгляде было что-то умоляющее. Но тут контакт с аудиторией восстановился, и публика засмеялась. Это был все тот же милый и добрый человек, которого преследовала упорная Немезида. Это снова была комедия.

Карелла засмеялся.

Джиффорд потянулся за стулом. Крупный план на одной камере сменился общим планом на другой. Пальцы его обхватили стул. Он плюхнулся на сиденье, свесив голову, и аудитория снова взревела, но Карелла теперь напряженно наклонился вперед, наблюдая за Джиффордом холодным немигающим бесстрастным взглядом.

Джиффорд схватился за живот, словно его кто-то ударил. Неожиданно лицо его побелело, и он чуть не упал со стула. И только сейчас сразу все сорок миллионов пар глаз увидели, что ему по-настоящему плохо. Камера на миг застыла в нерешительности, показав всем его немощь, и только после этого вырубилась.

Пока оркестр исполнял первые аккорды жизнерадостной мелодии, Карелла тупо смотрел на экран.

Глава 2

Когда Мейер затормозил машину у здания студии, посередине улицы уже стояли две полицейские машины и скорая помощь. Пять патрульных полицейских охраняли единственный вход в здание, отчаянно стараясь сдержать толпу репортеров, фотографов и зевак, собравшихся во множестве на тротуаре. Больше всего шумели газетчики, выкрикивая отборные английские ругательства. Мейер вышел из машины, взглядом ища полицейского Дженеро, который позвонил в участок пять минут назад. Он почти тотчас же увидел его и стал пробираться сквозь толпу, оттеснив старую леди в банном халате, наброшенном на ночную рубашку ("Прошу прощения, мадам"), и отшвырнув толстяка, курившего сигарету ("Не хотите ли убраться к черту с моего пути?"). Наконец он добрался до стоявшего у дверей Дженеро, бледного и усталого.

— Как я рад тебя видеть! — воскликнул Дженеро.

— Я тоже рад тебя видеть, — ответил Манер. — Вы кого-нибудь пропустили внутрь?

— Только врача Джиффорда и людей из больницы.

— С кем я там могу поговорить?

— С продюсером шоу. Его зовут Дейвид Крэнтц. Мейер, там сумасшедший дом. Бог отвернулся от нас.

— Может, и отвернулся, — сказал спокойно Мейер и вошел в здание.

Обещанный сумасшедший дом начался тотчас же. Люди были на стальных лестницах и в коридорах, и все они говорили, и, казалось, говорили одно и то же. Мейер зажал в угол светлоглазого молодого человека в очках с толстыми линзами и спросил:

— Где я могу найти Дейвида Крэнтца?

— А кому он потребовался? — поинтересовался молодой человек.

— Полиции, — устало сказал Мейер.

— О! Он наверху. На третьем этаже.

— Спасибо, — поблагодарил Мейер и стал взбираться по ступеням. На третьем этаже он остановил девушку в черном трико и сказал: — Я ищу Дейвида Крэнтца.

— Идите прямо, — ответила девушка. — Он с усами.

Мужчина с усами стоял в окружении людей под штангой с осветительными лампами. В просторной студии кучками стояли, по меньшей мере, еще пять девушек в черном трико, не меньше дюжины — в красных платьях, украшенных блестками, а также много мужчин в костюмах, свитерах и рабочей одежде. Пол студии был завален труднопроходимыми джунглями телевизионной техники: кабелями, камерами, висящими микрофонами, стойками, манекенами, титрами, пюпитрами и разрисованными задниками. За девушками и группой людей, окруживших мужчину с усами, Мейер заметил больничного врача в белом халате, говорящего с высоким мужчиной в строгом костюме. Он подумал, не начать ли с осмотра тела, но решил, что лучше сначала поговорить с главным здесь человеком, и вклинился в круг людей.

— Мистер Крэнтц?

Крэнтц повернулся с неожиданной быстротой и ловкостью.

— Да, в чем дело? — Слова из него вылетали хлестко. Одет он был красиво, неброско, аккуратно. Усы носил узкие и тонкие. Он был сама экономность в этом мире расточительности.

Мейер, который тоже отличался хорошей реакцией, уже открыл свой бумажник и показал жетон.

— Детектив Мейер, 87-й следственный отдел, — сказал он. — Насколько я понимаю, вы продюсер.

— Верно, — ответил Крэнтц. — И что с того?

— Что значить "что с того", мистер Крэнтц?

— Это значит, я не понимаю, что здесь делает полиция.

— Просто рутинная проверка, — сказал Мейер.

— Человек умирает от очевидного сердечного приступа. Чего тут проверять?

— Я не знал, что вы врач, мистер Крэнтц.

— Я не врач. Но любой дурак…

— Мистер Крэнтц, здесь очень жарко, а я устал, понимаете? Не стоит нам отвлекаться от дела. Насколько я понимаю…

— Пойдемте туда, — обратился Крэнтц к стоявшим вокруг людям.

— Куда вы идете? — спросил Мейер.

— Если преклонная дама умирает от старости в собственной постели, каждый фараон в городе убежден, что ее убили.

— Кто вам это сказал, мистер Крэнтц?

— Я сам, как продюсер, снимал мистические шоу. Я знаком с процедурой.

— Так какова же процедура?

— Послушайте, детектив Мейер, что вы хотите от меня?

— Во-первых, я хочу, чтобы вы прекратили этот вздор. Я пытаюсь задать вам несколько простых вопросов о том, что кажется случайной…

— Кажется? Я же говорил! — обратился он к толпе.

— Да, кажется, мистер Крэнтц. А вы все очень затрудняете. Если вы хотите, чтобы я получил ордер на ваш арест, мы можем обсудить это в участке. Выбор за вами.

— Вы шутите, детектив Мейер. Меня не за что арестовывать.

— Возьмем раздел 1852 Закона о наказаниях, — спокойно сказал Мейер. — "Сопротивление должностному лицу при исполнении долга: лицо, которое, независимо от обстоятельств, не будучи на то специально уполномочено, сознательно препятствует или же мешает должностному лицу…"

— Ладно, ладно, — сказал Крэнтц. — Я вас понял.

— Тогда разгоните толпу и давайте поговорим.

Толпа исчезла без слов. Мейер видел, как в глубине сцены высокий человек яростно спорил с врачом в белом халате. Он переключил свое внимание на Крэнтца и сказал:

— Мне казалось, что у шоу есть студийная аудитория?

— Есть.

— Так где же они?

— Мы их всех отвели наверх. Ваш патрульный полицейский попросил задержать их.

— Пусть кто-то из ваших людей запишет их имена и отпустит домой.

— А разве полиция не может…

— На улице перед зданием бедлам, у меня только пять полицейских. Вы не хотите мне помочь, мистер Крэнтц? Я так же, как и вы, не желал его смерти.

— Ладно, я займусь этим.

— Спасибо. Итак, что произошло?

— Он умер от сердечного приступа.

— Откуда вы знаете? У него раньше они бывали?

— Я не знаю, но…

— Тогда оставим пока эту тему, ладно? Сколько было времени, когда он отключился?

— Постараюсь узнать. Кто-то наверняка вел хронометраж. Подождите секунду. Джордж! Эй, Джордж!

Мужчина в вязаном свитере, говоривший с танцовщицей, резко повернулся, услышав свое имя. Он подслеповато и раздраженно озирался вокруг, пытаясь найти человека, который звал его. Крэнтц поднял руку, и мужчина, все еще раздраженный, взял со стула мегафон и направился к Крэнтцу и Мейеру.

— Это Джордж Купер, наш помощник режиссера, — сказал Крэнтц. — Детектив Мейер.

Купер осторожно протянул руку. Мейер понял, что гримаса раздражения на лице Купера постоянна и связана с увечьем.

— Здравствуйте, — сказал он.

— Мистер Мейер хочет узнать, в какое время отключился Стэн.

— Что вы имеете в виду? — спросил Купер таким тоном, словно хотел вызвать собеседника на дуэль. — Это произошло после фольклорных певцов.

— Да, но во сколько? Кто-нибудь вел хронометраж?

— Я могу послушать пленку, — сказал Купер неохотно. — Хотите?

— Пожалуйста, — сказал Мейер.

— А что с ним? — спросил Купер. — Сердечный приступ?

— Мы не…

— А что еще могло быть? — прервал Мейера Крэнтц.

— Хорошо, я послушаю запись, — сказал Купер. — Вы будете здесь?

— Я буду здесь, — заверил его Мейер.

Купер кивнул и ушел, скалясь.

— Кто там спорит с врачом? — спросил Мейер.

— Карл Нелсон, — ответил Крэнтц. — Врач Стэна.

— Он здесь весь вечер был?

— Нет. Я позвонил ему домой и попросил срочно приехать сюда. Сразу после того, как вызвал "скорую".

— Позовите его сюда, хорошо?

— Конечно, — сказал Крэнтц. Он поднял руку и крикнул: — Карл? У тебя есть минута?

Нелсон оставил врача, потом повернулся, чтобы выпалить ему еще что-то напоследок, и быстро пошел к Манеру и Крэнтцу. Он был высок и широкоплеч, с густыми черными волосами, седеющими на висках, на щеках играл румянец. Лицо его было серьезно. Плотно сжатые губы придавали ему вид человека, который принял тайное решение и готов защищать его перед другими.

— Этот идиот хочет убрать тело, — проговорил он быстро. — Я сказал ему, что пожалуюсь на него в Американскую медицинскую ассоциацию. Чего ты хочешь, Дейв?

— Это детектив Мейер. Доктор Нелсон.

Нелсон пожал руку Мейеру.

— Вы вызвали патологоанатома для вскрытия? — спросил он.

— А вам кажется, что требуется вскрытие, доктор Нелсон?

— Вы видели, как умер Стэн?

— Нет. Как он умер?

— Он умер от сердечного приступа, разве не так? — сказал Крэнтц.

— Не смешите меня. У Стена было превосходное сердце. Приехав сюда в девять вечера, я наблюдал у него самые разные симптомы. Затрудненное дыхание, частый пульс, тошноту, рвоту. Мы промыли ему желудок, но это не помогло. В четверть десятого у него начались судороги. Третий приступ в полдесятого унес его в могилу.

— Что вы предполагаете, доктор Нелсон?

— Я предполагаю, что его отравили, — сказал Нелсон без обиняков.

* * *

В телефонной будке на площадке третьего этажа Мейер опустил десятицентовик в щель автомата и набрал номер домашнего телефона лейтенанта Питера Бернса. В будке было жарко и душно. Он подождал, пока на другом конце поднимут трубку. Ответил сам Бернс заспанным голосом.

— Пит, это Мейер.

— Который час? — спросил Бернс.

— Не знаю. Пол-одиннадцатого, одиннадцать.

— Я, должно быть, задремал. Хэрриет в кино ушла. Что случилось?

— Питер, я расследую этот случай со Стэном Джиффордом, и мне кажется, необходимо…

— Какой случай со Стэном Джиффордом?

— С телевизионным парнем. Он сегодня умер во время передачи.

— Какой телевизионный парень?

— Он известный комик.

— Да?

— Да. Кем бы он ни был, его врач считает, что надо немедленно произвести вскрытие. Поскольку у него были судороги, и…

— Стрихнин? — прервал его Бернс.

— Вряд ли. Его рвало перед судорогами.

— Мышьяк?

— Может быть. В любом случае вскрытие не помешает.

— Валяй, попроси медэксперта.

— Мне также потребуется здесь помощь. Я хочу кое-кого тут поспрашивать, а один человек нужен в больнице. Чтобы был там, когда тело привезут, понимаешь? Немного расшевелил бы их.

— Хорошая идея.

— Да. Но Коттон сейчас на выезде, а Берт отвечал на вызов, когда я уезжал. Ты не можешь мне вызвать Стива?

— Нет проблем.

— О’кей, это все. Позвоню позднее, если это будет не очень поздно.

— Который час, ты сказал?

Мейер бросил взгляд на часы.

— Без четверти одиннадцать.

— Я, должно быть, задремал, — сказал Бернс удивленно и положил трубку.

Около будки Мейера ждал Джордж Купер. На лице его было прежнее выражение, будто он проглотил что-то очень невкусное и его тошнило.

— Я прослушал ленту, — сказал он.

— О’кей.

— Вторую часть я всю отхронометрировал. Что вы хотите знать?

— Когда он отключился?

Купер кисло взглянул на листок бумаги в своей руке и сказал:

— Фольклорные певцы закончили в восемь тридцать семь. Стэн шел сразу за ними. С голливудским типом он провел перед камерой две минуты и двенадцать секунд. Когда гость ушел со сцены, Стэн сам исполнил сцену для рекламы кофе. Он немного перебрал оплаченную минуту, на самом деле реклама длилась минуту и сорок секунд. Пантомиму свою он начал в восемь сорок одну минуту пятьдесят две секунды. Он вел миманс две минуты и пятьдесят пять секунд до того момента, как отключился. Это значит, что он был в эфире семь минут и семнадцать секунд подряд. Он потерял сознание в восемь часов сорок четыре минуты семнадцать секунд.

— Спасибо, — сказал Мейер, — вы мне очень помогли. — Он направился к двери, которая вела вниз. Купер загородил ему дорогу. Он встретился взглядом с Мейером, глаза его смотрели изучающе.

— Его отравили, да? — спросил он.

— Почему вы так думаете, мистер Купер?

— Все об этом говорят.

— Это не значит, что так оно и есть, верно?

— Доктор Нелсон говорит, что вы будете настаивать на вскрытии.

— Это верно.

— Тогда вы действительно думаете, что его отравили.

Мейер пожал плечами.

— Я еще ничего не думаю, мистер Купер.

— Послушайте, — сказал Купер и снизил голос до шепота. — Послушайте, я… я никому не хочу доставить неприятности, но… до эфира сегодня вечером, когда мы репетировали… — Он резко замолчал. Потом бросил взгляд на студию. К коридору подходил мужчина в спортивной куртке, вынимая из кармана сигареты.

— Продолжайте, мистер Купер, — сказал Мейер.

— Да ладно, — ответил Купер и быстро ушел прочь.

Мужчина в спортивной куртке вышел в коридор. Едва кивнув Мейеру, он сунул сигарету в рот, оперся о стену и чиркнул спичкой. Мейер вынул из кармана свою сигарету, а затем обратился к мужчине:

— Простите. Вы не дадите мне прикурить?

— Конечно, — сказал мужчина. Это был небольшой человек с пронзительным взглядом голубых глаз и короткой стрижкой, которая делала его лицо почти треугольным. Он зажег спичку для Мейера, потом затушил ее быстрым движением руки и снова оперся о стену.

— Спасибо, — сказал Мейер.

— Не за что.

Мейер подошел к тому месту, где стояли Крэнтц, Нелсон и больничный врач. Больничный врач был явно озадачен. Он приехал по срочному вызову, а сейчас никто не знал, что ему делать с телом умершего. Он повернулся к Мейеру с надеждой, что хоть кто-то возьмет на себя ответственность.

— Вы можете забрать тело, — сказал Мейер. — Отвезите его в морг на вскрытие. Скажите там вашим людям, что вскоре туда приедет один из наших детективов. Его зовут Карелла.

Врач скрылся так быстро, словно боялся, что кто-то изменит это решение. Мейер посмотрел в сторону коридора, где мужчина в спортивной куртке все еще курил, прислонясь к стене.

— Кто это там в коридоре? — спросил он.

— Арт Уэзерли, — ответил Крэнтц. — Один из наших авторов.

— Он сегодня вечером был здесь?

— Конечно, — сказал Крэнтц.

— Хорошо. Кто еще связан с шоу?

— С кого мне начинать?

— Я хочу знать, кто сегодня был здесь, вот и все.

— Зачем?

— О, мистер Крэнтц, прошу вас. Джиффорд мог, конечно, умереть и от здешнего шума, ну, а вдруг его отравили? Так кто был сегодня здесь?

— Ладно. Здесь был я. И мой секретарь. Мой компаньон — продюсер и его секретарь. Директор студии и его секретарь. И…

— Здесь что, секретарь есть у каждого?

— Не у каждого.

— Давайте послушаем дальше.

Крэнтц сложил руки, а затем стал перечислять по памяти:

— Режиссер и помощник режиссера. Две голливудские звезды и фольклорные певцы. Два художника, художник по костюмам, агент, отвечающий за приглашения, хормейстер, хор — семнадцать человек, — дирижер оркестра, два аранжировщика, тридцать три музыканта, пять авторов, четыре библиотекаря и копировальщика, музыкальный антрепренер, аккомпаниатор, хореограф, шесть танцоров, пианист для репетиций, художник по свету, звукорежиссер, два распорядителя, двадцать девять инженеров, двадцать семь электриков и рабочих сцены, три полицейских телевизионной компании, тридцать пять посыльных, три гримера, парикмахер, девять кастелянш, четыре представителя спонсоров и шесть гостей. — Крэнтц удовлетворенно кивнул. — Вот кто был сегодня здесь.

— Что вы тут собирались сотворить? — спросил Мейер. — Начать третью мировую войну?

* * *

Пол Блейни, младший медицинский эксперт, никогда еще не производил вскрытия знаменитостей. Бирка на запястье трупа, а также Мейер и Карелла, которые ждали в коридоре, подтверждали, что человек, лежащий перед ним на столе из нержавеющей стали, был не кто иной, как Стэн Джиффорд, телевизионный комик. Блейни пожал плечами. Труп есть труп, но Блейни был счастлив тем, что труп этот не был изуродован в автомобильной катастрофе. Сам он никогда не смотрел телевизор. Он взял в руки скальпель.

Ему не нравилось, что в коридоре болтаются два детектива. Глядишь, в следующий раз они придут в прозекторскую и будут подсказывать, как ему держать щипцы. Кроме того, ему претила мысль, что какому-нибудь трупу, пусть даже и трупу знаменитости, оказывалось предпочтение. Что это такое, вызывать человека в середине ночи для вскрытия. Конечно, Мейер терпеливо объяснил, что случай этот необычный и, скорее всего, привлечет большое общественное внимание. И, чего уж говорить, симптомы отравления налицо. Но Блейни все равно это не нравилось.

Он не любил, чтобы на него давили. Человек должен иметь возможность спокойно рассмотреть печень и почки. Без того, чтобы ему в затылок не дышали полицейские. Обычно процедура состояла в том, что он делал вскрытие, писал отчет, а затем отсылал его ведущим следствие детективам. Если речь шла об убийстве, то иногда требовались дополнительные отчеты, которые иногда Блейни делал, а чаще всего нет. Их отсылали в Северный и Южный отделы расследования убийств, шефу полиции, начальнику детективного управления, районному шерифу и в техническую полицейскую лабораторию. Иногда, когда Блейни пребывал в особо благостном расположении духа, он звонил участковому детективу и диктовал ему отчет о вскрытии. Но полицейских в его коридоре никогда ранее не было. Ему это не нравилось. Совсем не нравилось.

Он зло сделал первый надрез.

А в коридоре Мейер сел на скамью, стоящую вдоль зеленой стены, и наблюдал за Кареллой, который ходил перед ним взад-вперед, словно ожидал рождения собственного ребенка. Голова Мейера послушно делала медленный поворот, следя за продвижением Кареллы в один конец короткого коридора и обратно. Мейер был почти одного роста с высоким Кареллой, но крепче сбит, поэтому казался ниже и толще, особенно когда сидел.

— Как приняла это известие миссис Джиффорд? — спросил Карелла.

— Вскрытие никому не нравится, — сказал Мейер. — Но я приехал к ней сам и объяснил, для чего это делается, так что она смирилась с неизбежным.

— Что она за женщина?

— Не понял.

— Если его отравили…

— Ей лет тридцать восемь-тридцать девять, высокая, привлекательная. Впрочем, тут трудно сказать наверняка. Косметика размазана слезами по всему лицу. — Мейер помолчал. — Кроме того, ее не было в студии, если это говорит о чем-либо.

— Кто был в студии? — спросил Карелла.

— Я попросил Дженеро записать все имена, прежде чем отпустить их. — Мейер помолчал. — Если честно, Стив, я надеюсь, вскрытие покажет, что он умер естественной смертью.

— Сколько человек было в студии? — спросил Карелла.

— Я думаю, мы можем не принимать во внимание студийную аудиторию, согласен?

— Согласен. Сколько их было в этой аудитории?

— Пятьсот шестьдесят.

— Ладно, забудем о них.

— Остаются те, кто связан с шоу и был там сегодня вечером.

— А этих сколько? — поинтересовался Карелла. — Пара дюжин?

— Двести двенадцать человек, — сказал Мейер.

Дверь прозекторской отворилась, и в коридор вышел Пол Блейни, стягивая с рук резиновые перчатки. Он посмотрел на Мейера и Кареллу кисло, с явным неудовольствием и спросил:

— Ну, так что же вы хотите знать?

— Причину смерти, — сказал Мейер.

— Острое отравление, — ответил Блейни.

— Каким ядом?

— Он лечился от болезни сердца?

— Его врач говорит, что нет.

— М-м-м, — промычал Блейни.

— Ну? — сказал Карелла.

— Это очень странно… он отравился строфантином. Я нашел его в тонком кишечнике и решил…

— Что такое строфантин?

— Это лекарство, похожее на дигиталис, но гораздо сильнее.

— А почему вы спросили о сердечном заболевании?

— Дело в том, что оба лекарства используются в терапевтическом лечении сердечных заболеваний. Дигиталис — перорально, строфантин — внутримышечно и внутривенно. Обычная доза очень мала.

— Вы говорите о строфантине?

— Да.

— А он применяется в таблетках или капсулах?

— Сомневаюсь. Несколько лет назад его выпускали в таблетках, но с тех пор его заменили другими лекарствами. Честно говоря, не знаю врачей, которые прописывали бы его сейчас.

— Что вы имеете в виду?

— При ритмических или структурных нарушениях сердечной мышцы обычно прописывают дигиталис. Но строфантин… — Блейни покачал головой.

— А почему не строфантин?

— Я не говорю, что он никогда не используется. Я говорю, он используется редко. Больничная аптека получает на него заказ один раз в пять лет. Врач пропишет его, только если он хочет немедленного результата. Он действует гораздо быстрее дигиталиса. — Блейни помолчал. — Вы уверены, что у этого человека сердце не болело?

— Абсолютно. — Карелла поколебался немного, а затем сказал: — В каком виде строфантин выпускают сейчас?

— Как правило, в ампулах.

— В жидком?

— Да, в готовом для инъекций. Вы видели пенициллин в ампулах? Похоже на это.

— А в виде порошка его выпускают?

— Возможно, да.

— Какого порошка?

— Белого кристаллического. Но я сомневаюсь, что какая-либо аптека, даже больничная аптека, держит этот порошок. Он может найтись в одной или двух, но очень редко.

— Какова смертельная доза? — спросил Карелла.

— Количество свыше миллиграмма считается опасным. Это одна тысячная грамма. Сравните со смертельной дозой дигиталиса, равной двум с половиной граммов, и вы поймете, что я имею в виду, когда говорю о порошке.

— Какую дозу получил Джиффорд?

— Точно сказать не могу. Большая часть его, конечно, уже впиталась, иначе бы он не умер. Нелегко извлечь строфантин из организма. Он очень быстро впитывается и легко разрушается. Я могу только предположить.

— Пожалуйста, — сказал Мейер.

— Судя по результатам количественного анализа я думаю, он проглотил не менее двух гранов.

— Это много? — спросил Мейер.

— Это в сто тридцать раз больше смертельной дозы.

— Что?

— Симптомы должны были проявиться немедленно, — сказал Блейни. — Тошнота, рвота и, в конце концов, судороги.

В коридоре на несколько мгновений наступила тишина. Затем Карелла спросил:

— Что вы имеете в виду под словом "немедленно"?

Блейни удивленно переспросил:

— Немедленно? Что еще значит немедленно, кроме немедленно? Если предположить, что яд был введен…

— Он был перед камерой, видимо, минут десять, — сказал Карелла, — и камера ни на секунду не теряла его из поля зрения. Он, естественно, не…

— Это было в точности семь минут и семнадцать секунд, — поправил его Мейер.

— Сколько бы ни было, укола строфантина он не получал.

Блейни пожал плечами.

— Тогда, может быть, яд был проглочен.

— Как?

— Ну… — Блейни колебался. — Предположим, что он разбил ампулу и выпил содержимое.

— Нет, этого не было. Он все время был на виду. А вы сказали, что после такой дозы симптомы проявляются немедленно.

— Может, и не столь мгновенно, если он проглотил лекарство. Мы не слишком много знаем о пероральных дозах. В опыте с кроликами сорок внутримышечных и восемьдесят внутривенных доз смертельны при приеме внутрь через рот. Но кролики — не люди.

— Но вы сказали, что Джиффорд получил сто тридцать смертельных доз.

— Такова моя оценка.

— Сколько времени в этом случае ожидать симптомов?

— Минуты.

— Сколько минут?

— Может быть, пять. Точно сказать не могу.

— А перед камерой он провел более семи минут. Так что яд он получил сразу перед тем, как выйти на сцену.

— Думаю, что да.

— А как насчет ампулы? — спросил Мейер. — Ее могли вылить во что-то, что он выпил?

— Могли.

— А мог он получить лекарство каким-либо иным способом?

— Ну, — сказал Блейни, — если оно было у него в порошке, то два грана вполне могли уместиться в желатиновой капсуле.

— Что такое желатиновая капсула? — спросил Мейер.

— Вы их видели, — объяснил Блейни. — Витамины, транквилизаторы, стимуляторы… многие лекарственные средства упаковываются в желатиновые капсулы.

— Давайте вернемся к "немедленно", — предложил Карелла.

— А мы еще…

— За какое время желатиновая капсула растворяется в теле?

— Не знаю. Несколько минут, я думаю. А что?

— Чтобы яд попал в тело, капсула ведь должна раствориться, верно?

— Да, конечно.

— Значит, немедленно не всегда означает немедленно, согласны? В данном случае немедленно означает после растворения капсулы.

— Я только что сказал вам, что капсула растворяется за считанные минуты.

— За сколько минут? — спросил Карелла.

— Не знаю. Вы должны проверить это в лаборатории.

— Мы так и сделаем, — сказал Карелла.

Глава 3

Странное происшествие в конторе Майлса Воллнера было поручено расследовать детективу Берту Клингу. В четверг рано утром, когда Карелла и Мейер еще спали, Клинг доехал на метро до участка, забежал в следственный отдел посмотреть, нет ли для него сообщений, оставляемых на специальной полке, а затем поехал на автобусе на Шеферд-стрит. Кабинет Воллнера находился на десятом этаже. Надпись на матовом стекле двери гласила, что название фирмы АУДИО-ВИЗУАЛЬНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ВОЛЛНЕРА — неизобретательно, но зато понятно. Клинг открыл дверь и вошел в приемную. За столом в приемной сидела маленькая брюнетка с челкой. Она подняла глаза на Клинга, улыбнулась и сказала:

— Да, сэр, чем могу помочь?

— Я из полиции, — сказал Клинг, — насколько я знаю, вчера здесь что-то произошло.

— О, да, — сказала девушка, — еще как произошло!

— Мистер Воллнер уже пришел?

— Пока нет, — сказала девушка. — Он знает о вашем приходе?

— Не думаю. Дежурный сержант…

— Обычно он приходит не раньше десяти, — сказала девушка. — А сейчас еще нет и полдесятого.

— Понятно, — сказал Клинг. — Ладно, у меня здесь есть и другие дела, так что, может быть, я смогу встретиться с ним в…

— А Синди здесь, — сказала девушка.

— Синди?

— Да. Та девушка, к которой он приходил.

— Что вы имеете в виду?

— Та девушка, к которой, по его словам, он приходил.

— Нападавший?

— Да. Он сказал, что дружит с Синди.

— А-а. Как вы думаете, я могу с ней поговорить? До прихода мистера Воллнера?

— Конечно, а почему бы и нет, — сказала девушка и нажала на кнопку в основании телефона. В трубку она произнесла: — Синди, пришел детектив поговорить с тобой о вчерашнем. Ты можешь зайти? О’кей. — Она положила трубку на место. — Через несколько минут, мистер… — Она подчеркнуто замолчала.

— Клинг.

— Мистер Клинг. У нее сейчас посетитель, — девушка помолчала. — Она беседует с теми, кто приходит наниматься на завод.

— Ясно. Она отвечает за набор людей?

— Нет, набором занимается сам начальник отдела кадров.

— Тогда почему беседу ведет…

— Синди работает помощником психолога нашей компании.

— О!

— Да, она беседует со всеми, кто обращается к нам за работой, а потом уже психолог тестирует их. Чтобы выяснить, понравится ли им работа у нас. Ведь им придется собирать эти маленькие транзисторные штучки, такая работа требует большого терпения.

— Еще бы, — сказал Клинг.

— Они приходят сюда, и сначала с ними несколько минут говорит она, старается выяснить их образование и происхождение, а затем, если они проходят это собеседование, наш психолог проводит с ними кучу тестов. У Синди очень ответственная работа. Она занималась психологией в колледже. Наш начальник отдела кадров не будет и говорить с соискателем, если Синди и наш психолог скажут, что он не пригоден для работы.

— Похоже на подбор команды на подлодку, — сказал Клинг.

— Что? А, да, видимо, да, — сказала девушка и улыбнулась.

Она повернулась посмотреть на человека, который шел по коридору. Он, кажется, был доволен и даже вдохновлен первой беседой с помощником психолога компании. Он улыбнулся секретарше, затем Клингу, подошел к входной двери, повернулся, еще раз улыбнулся им обоим и вышел.

— Думаю, что она освободилась, — сказала секретарша. — Позвольте, я проверю. — Она снова подняла трубку, нажала на кнопку и подождала. — Синди, я могу уже прислать его к тебе? О’кей. — Она опустила трубку. — Вы можете идти. Номер четырнадцать, пятая дверь налево.

— Спасибо, — сказал Клинг.

— Не за что, — ответила девушка.

Он кивнул и мимо ее стола вышел в коридор. Двери слева начинались с номера восемь и шли в возрастающей последовательности. Число тринадцать отсутствовало. На его месте сразу после двенадцати находилось четырнадцать. Клинг подумал, не суеверна ли помощница психолога этой компании, и постучал в дверь.

— Входите, — сказал женский голос.

Он открыл дверь.

Девушка стояла у окна спиной к нему. Одной рукой она держала телефонную трубку, ее светлые волосы были откинуты. На девушке были темная юбка и белая блузка. Жакет висел на спинке стула. Девушка была очень высокой, с красивой фигурой и приятным голосом. "Нет, Джон, — говорила она в телефон, — мне кажется, что там не было того, что тебя интересует. Ладно, если ты настаиваешь. Я тебе перезвоню позднее. Сейчас ко мне пришли. Хорошо. Пока". Она повернулась, положила трубку на место и взглянула на Клинга.

Они мгновенно узнали друг друга.

— Какого черта вы здесь делаете? — сказала Синди.

— Значит, это вы Синди, — сказал Клинг. — Синтия Форрест. Черт возьми!

— Почему они прислали вас? Неужели в вашем участке нет других полицейских?

— Я сын босса. Я ведь вам уже раньше объяснял это.

— Раньше вы мне многое говорили. А теперь идите и скажите вашему капитану, что я предпочитаю говорить с другим…

— Лейтенанту.

— Кем бы он ни был. Я действительно не хочу говорить с вами, мистер Клинг. Я думаю, что существует такое понятие, как оскорбление потерпевшего. Вы так со мной обращались, когда убили моего отца…

— По-моему, тогда было много недоразумений, мисс Форрест.

— Да, и большей частью по вашей вине.

— Нам тогда приходилось нелегко. В городе на свободе где-то болтался снайпер…

— Мистер Клинг, большинству людей приходится нелегко большую часть времени. По-моему, полицейские являются гражданскими служащими и…

— Вы правы.

— А вы, вы вели себя отвратительно. У меня отличная память, мистер Клинг.

— У меня тоже. Вашего отца звали Энтони Форрест, он стал первой жертвой того снайпера. Ваша мать…

— Послушайте, мистер Клинг…

— Вашу мать зовут Клэрис, и у вас есть…

— Клара.

— Правильно, сестра Клара, и у вас есть младший брат Джон.

— Джеф.

— Правильно, Джеф. Вы тогда выбирали специализацию в колледже…

— Я выбрала психологию уже на первом курсе.

— В университете Рамси. Вам было девятнадцать лет…

— Почти двадцать.

— …и это было почти три года назад, значит, сейчас вам двадцать два.

— Мне исполнится двадцать два через месяц.

— Колледж вы уже окончили.

— Да, окончила, — сказала Синди сухо. — Я прошу прощения, мистер Клинг…

— Мне поручили расследовать эту жалобу, мисс Форрест. Подобные происшествия не относятся к числу самых важных в нашем городе, так что могу вас заверить, что лейтенант не назначит на это расследование другого человека, просто потому, что вам не понравилось мое лицо.

— И многое другое тоже.

— Что ж, очень плохо. Вы не хотите рассказать мне, что произошло здесь вчера?

— Я ничего не хочу вам рассказывать.

— А вы хотите, чтобы мы нашли человека, который приходил сюда?

— Хочу.

— Тогда…

— Мистер Клинг, разрешите мне сказать вам со всей откровенностью. Вы мне неприятны. Вы мне не понравились при той нашей встрече, и с тех пор ничего не изменилось. Боюсь, я из тех, кто не меняет своих мнений.

— Это скверно для психолога.

— Я еще не психолог. Я только по вечерам готовлюсь к защите диплома.

— Секретарь сказала мне, что вы служите помощником…

— Да. Но квалификационного экзамена я еще не сдавала.

— Вам разрешено практиковать?

— В соответствии с законом этого штата — мне казалось, что вы могли и знать его, мистер Клинг, — никто не может получить лицензию…

— Нет, я не знаю.

— Так вот. Никто не может получить лицензию на психологическую практику, если у него нет диплома психолога, степени доктора философии и удостоверения о сдаче квалификационного экзамена в комиссии штата. Я не практикую. Я только провожу собеседование и иногда помогаю при тестировании.

— Слава Богу, — сказал Клинг.

— Что это значит, черт побери?

— Ничего, — сказал Клинг и пожал плечами.

— Послушайте, мистер Клинг, если вы не уйдете сейчас же отсюда, дело снова закончится скандалом. Насколько я помню, в нашу последнюю встречу я пожелала вам сдохнуть.

— Верно.

— И что же вы?

— Не могу, — сказал Клинг. — Так уж устроен. — Он улыбнулся, сел на стул рядом с ее столом, устроился поудобнее и очень сладким голосом произнес: — Будьте добры, мисс Форрест, расскажите мне, что у вас произошло здесь вчера.

* * *

Когда Карелла пришел в свой отдел в половине одиннадцатого того же утра, Мейер уже был там, а на столе его ждала записка, о том, что некто Чарльз Мерсер из полицейской лаборатории звонил ему в семь сорок пять утра.

— Ты ему перезвонил? — спросил Карелла.

— Я пришел всего минуту назад.

— Будем надеяться, что он кое-что накопал для нас, — произнес Карелла и набрал номер лаборатории. Он попросил к телефону Чарльза Мерсера, но ему сказали, что Мерсер работал в ночную смену и ушел домой в восемь утра. — А с кем я говорю? — спросил Карелла.

— Это Дэнни Ди Торе.

— Вы что-нибудь знаете об исследованиях, которые делал для нас Мерсер? О желатиновых капсулах?

— Да, конечно, — сказал Ди Торе. — Подождите минутку. Ну и задали же вы работенку Чарли.

— Что он выяснил?

— Начнем с того, что ему потребовалось перепробовать много капсул. Они бывают разной толщины. Разные производители делают их по-разному.

— Возьми параллельную трубку, Мейер, слышишь, — сказал Карелла Мейеру, а потом в трубку: — Продолжайте, Ди Торе.

— А кроме того, на скорость растворения влияет очень много факторов. К примеру, если человек только что поел и желудок его полон, капсула растворяется медленнее. А если желудок пуст, то скорость растворения увеличивается.

— Ясно, давайте дальше.

— Возможно даже, что капсула проходит через всю систему, не растворившись. Такое иногда случается со старыми людьми.

— Но Мерсер провел исследование, — сказал Карелла.

— Конечно, провел. Он смешал пятипроцентный раствор соляной кислоты с пепсином. Чтобы смоделировать желудочный сок, ясно? Он разлил это во множество отдельных колбочек, а затем опустил туда капсулы.

— И что у него получилось?

— Нет, разрешите я закончу рассказ. Он использовал разные типы и размеры капсул. Их выпускают разных размеров. Понимаете, чем больше число, тем меньше размер. Значит, четыре меньше, чем три.

— И что он выяснил?

— Они растворяются с разной скоростью — десять минут, четыре минуты, восемь минут, двенадцать минут. Самое большее пятнадцать минут, самое меньшее — три. Это вам поможет?

— Это не совсем то, что…

— Но большинство из них растворилось в среднем за шесть минут. Я надеюсь, это вас осчастливит.

— Значит, шесть минут?

— Да.

— О’кей. Большое спасибо, Ди Торе. И поблагодарите Мерсера, ладно?

— О чем речь! Он спать перестанет.

Карелла положил трубку на место и повернулся к Мейеру.

— Так что ты думаешь?

— Что я могу думать? Выпил это Джиффорд или проглотил, но случилось это перед тем, как он вернулся на сцену.

— Должно быть, так. Яд действует за считанные минуты, а капсула растворяется приблизительно за шесть минут. А он был перед камерой семь.

— Семь минут и семнадцать секунд, — поправил Мейер.

— Может, он принял яд сознательно?

— Самоубийство?

— Возможно.

— На глазах у сорока миллионов людей?

— А почему нет? Для актера красивый уход — главное.

— Что ж, может быть, — сказал Мейер неуверенно.

— Нам лучше выяснить, кто был с ним перед выходом на сцену.

— Ничего сложного, — сказал Мейер. — Вчера вечером там было всего двести двенадцать человек.

— Давай позвоним твоему мистеру Крэнтцу. Может, он нам поможет.

Карелла набрал рабочий номер телефона Крэнтца. Коммутатор соединил его с дежурной, которая, в свою очередь, соединила его с секретарем Крэнтца, а та сказала ему, что Крэнтца нет, но ему можно оставить сообщение. Карелла попросил ее подождать и закрыл микрофон трубки рукой.

— Мы поедем к жене Джиффорда? — спросил он Мейера.

— Думаю, надо, — ответил Мейер.

— Передайте, пожалуйста, мистеру Крэнтцу, что он может найти меня в доме мистера Джиффорда, — сказал Карелла, поблагодарил ее и повесил трубку.

Ларксвью находился в получасе езды от города, это был фешенебельный пригород, в котором владельцы домов обзаводились участками, намного превосходящими по размерам привычные клочки шестьдесят на сто ярдов. В наш экономный век было приятно оказаться в районе просторных лужаек и величественных домов, поставленных вдали от дорог. Детектив Мейер уже ездил в Ларксвью накануне вечером, ему казалось, что надо объяснить миссис Джиффорд, зачем полиции понадобилось вскрытие, хотя ее разрешения на это и не требовалось. Но теперь он впервые ехал сюда в дневное время, и вид хорошо ухоженной красивой местности убаюкивал. Карелла, обсуждавший вслух версии с того момента, как они выехали из города, теперь, когда они оказались у двух колонн, установленных с обеих сторон белого гравийного проезда, замолчал. Полдюжины людей с камерами и еще столько же с ручками и блокнотами орали на двух местных полицейских, которые загораживали проезд. Мейер опустил стекло со своей стороны и крикнул:

— Дайте проехать!

Один из полицейских оторвался от газетчиков и подошел к машине.

— Кто вы такие? — спросил он Мейера. Мейер показал ему свой жетон.

— 87-й участок? — сказал местный полицейский. — Вы ведете это дело?

— Точно, — сказал Мейер.

— А почему вы не прислали своих ребят подежурить здесь?

— А что такое? — спросил Карелла, наклоняясь. — Вы что, с парой репортеров справиться не можете?

— С парой? Вы бы приехали сюда десять минут назад. Толпа сейчас уже схлынула.

— Нам можно проехать? — спросил Мейер.

— Конечно, валяйте. Можете ехать прямо по ним. Мы потом подметем.

Мейер нажал на клаксон, а затем — на педаль газа. Журналисты торопливо расступились, осыпая проклятьями шуршащий по гравию "Седан".

— Хорошие ребята, — сказал Мейер. — Сразу видно, что они хотят оставить бедную женщину в покое.

— Как и мы, а? — вставил Карелла.

— У нас другое.

Дом был выстроен в колониальном георгианском стиле. С обеих сторон дверей рос старый кустарник, который шпалерой окружал и всю территорию за домом. Дорожка, посыпанная гравием, подбегала к дверям и снова уходила к дороге, оставляя семье небольшую площадь для парковки. Мейер остановил машину именно в этом месте, поставил ее на ручной тормоз и вышел. Карелла выбрался из машины с другой стороны, и они вдвоем пошли по скрипучему гравию к парадной двери. На косяке висел сияющий бронзовый колокольчик. Карелла взялся за шнур и дернул его. Детективы подождали. Карелла снова дернул за шнур. И они снова подождали.

— У Джиффордов же есть прислуга, верно? — спросил озадаченный Карелла.

— Зарабатывая полмиллиона в год, отчего же не иметь?

— Не знаю, — сказал Карелла. — Ты зарабатываешь пять с половиной тысяч в год, а Сара прислуги не имеет.

— Мы не хотим выделяться, — сказал Мейер. — Если мы наймем прислугу, комиссар начнет задавать вопросы о тех взятках, что я беру.

— И ты тоже?

— Конечно. Одни торговые автоматы принесли мне в прошлом году сто тысяч долларов.

— А я продаю белых в рабство, — сказал Карелла. — Думаю выручить…

Дверь открылась.

Перед ними стояла маленькая испуганная ирландка. Она прищурилась на солнце, а затем сказала очень тоненьким голоском с легким ирландским акцентом:

— Да, что вы хотите?

— Мы из полиции, — сказал Карелла. — Хотим поговорить с миссис Джиффорд.

— О, — женщина стала еще печальнее. — О, да, — сказала она. — Да, входите. Она гуляет во дворе с собаками. Я пойду поищу. Из полиции, вы говорите?

— Точно, мадам, — сказал Карелла. — Если она во дворе, может, мы просто сами пройдем туда?

— О, — сказала женщина. — Я не знаю.

— Вы домоправительница?

— Да, сэр.

— Так можно нам пройти во двор?

— Хорошо, но…

— Собаки кусаются? — спросил предусмотрительно Мейер.

— Нет, они очень добрые. Кроме того, с ними миссис Джиффорд.

— Спасибо, — сказал Карелла. Они пошли по дорожке, огибающей дом. Как только они повернули за угол, появилась женщина. Она вышла из маленькой березовой рощицы на дальнем конце лужайки. Это была высокая блондинка в твидовой юбке, свитере и ботинках, она смотрела в землю перед собой, впереди нее бежали два золотистых сеттера. Собаки, заметив детективов, залаяли. Женщина подняла голову и в нерешительности замедлила шаг.

— Это Милейни Джиффорд, — прошептал Мейер.

Собаки большими прыжками неслись по лужайке. Мейер с беспокойством следил за ними. Карелла, выросший в городе и не привыкший к зверью на природе, был уверен, что они вцепятся ему в глотку. Он чуть не вытащил свой пистолет, но вдруг собаки остановились в трех футах от них и залились свирепым лаем.

— Т-с-с! — сказал Мейер и топнул ногой.

Собаки, к крайнему удивлению Кареллы, повернулись и побежали к своей хозяйке, которая теперь уверенно шла к детективам с высоко поднятой головой.

— Да? — сказала она. — В чем дело?

— Миссис Джиффорд? — спросил Карелла.

— Да? — Голос был властный. Теперь, когда она подошла ближе, Карелла вгляделся в ее лицо: точеные черты лица, серые проницательные глаза, брови дугой, полные губы. Помады не было. Страдание, казалось, застыло в уголках глаз и губ; на всем лице лежала уродующая ее печать горя. — Да, — повторила она нетерпеливо.

— Мы из отдела расследования, миссис Джиффорд, — сказал Мейер. — Я вчера вечером был у вас, помните?

Она, будто не веря, всматривалась в него несколько секунд. Собаки, осмелев в присутствии хозяйки, снова залаяли.

— Да, конечно, — сказала она наконец. — Тихо, мальчики, — цыкнула она на собак, которые моментально замолчали.

— Мы хотели бы задать вам несколько вопросов, миссис Джиффорд, — сказал Карелла. — Я понимаю, сколь тяжело вам сейчас, но…

— Все в порядке, — ответила она. — Может, зайдем в дом?

— Как вам удобно.

— Если не возражаете, давайте побеседуем здесь. Дом… я не могу… здесь так свежо и приятно. После того, что слу-чиилосъ…

Карелле, наблюдавшему за ней, вдруг показалось, что она играет. Он слегка наморщил лоб. Но она тут же сказала:

— Это звучит все ужасно напыщенно и мелодраматично. Прошу прощения.

— Мы понимаем, миссис Джиффорд.

— Понимаете? — переспросила она. Легкая улыбка мелькнула на ее некрашеных губах. — Может, мы пойдем на террасу? Думаю, не замерзнем.

— На террасе превосходно, — сказал Карелла.

Они прошли по лужайке к террасе, примыкавшей к тыльной стороне дома, откуда открывался прекрасный вид на осенний лес. На террасе стояли стол со стеклянной столешницей и белые металлические стулья. Милейни выдвинула из-под стола низкую белую табуретку и села на нее. Детективы сели на стулья напротив, они сидели выше и вынужденно смотрели на нее сверху вниз. Она патетично запрокинула голову, и у Кареллы снова возникло ощущение, что она играет и что она специально села так низко, чтобы выглядеть маленькой и беззащитной. Импульсивно он спросил:

— Вы актриса, миссис Джиффорд?

Милейни удивленно раскрыла свои серые глаза, а потом улыбнулась все той же грустной улыбкой.

— Была. До того, как мы со Стэном поженились.

— Как давно вы замужем, миссис Джиффорд?

— Шесть лет.

— У вас есть дети?

— Нет.

Карелла кивнул.

— Миссис Джиффорд, — сказал он, — нас более всего интересует поведение вашего мужа в последние несколько недель. Он, может, был чем-нибудь угнетен, озабочен или же просто переработал?

— Нет, не думаю.

— Он с вами всем делился?

— Да, у нас были очень доверительные отношения.

— И он никогда не упоминал о чем-нибудь, что его очень беспокоило?

— Нет. Он был вполне доволен тем, как складываются его дела.

— Какие дела?

— Шоу, новый статус, которого он добился на телевидении. Вы, наверное, знаете, что до телевизионного шоу он работал комиком в ночном клубе.

— Я этого не знал.

— Да. Стэн начинал в водевильных спектаклях много лет назад, а затем перекочевал в ночные клубы. Он работал в Вегасе, когда ему предложили сделать свое телевизионное шоу.

— И сколько лет оно уже в эфире?

— Три года.

— Сколько лет было вашему мужу, миссис Джиффорд?

— Сорок восемь.

— А сколько вам?

— Тридцать семь.

— Это ваш первый брак?

— Да.

— А у вашего мужа?

— Тоже.

— Понятно. Можете ли вы сказать, миссис Джиффорд, что ваш брак был счастливым?

— Да. Очень счастливым.

— Миссис Джиффорд, — спросил Карелла без обиняков, — вы не думаете, что ваш муж совершил самоубийство?

Без всяких колебаний Милейни ответила:

— Нет.

— Вы, конечно, знаете, что его отравили?

— Да.

— Если вы уверены, что это не самоубийство, значит…

— Да, я думаю, его убили. Да.

— Кто, по-вашему, его убил, миссис Джиффорд?

— Я думаю…

— Простите, мадам, — произнес голос из открытых стеклянных дверей, ведущих в дом. Милейни повернулась. В дверях стояла ее домоправительница. — Это доктор Нелсон, мадам.

— Звонит по телефону? — спросила Милейни, поднимаясь.

— Нет, мадам. Он здесь.

Милейни нахмурилась.

— Тогда попроси его прийти сюда, хорошо? — Она тут же села. — Опять, — сказала она.

— Что опять?

— Он был здесь вчера вечером. Приехал прямо из студии. Он ужасно беспокоится о моем здоровье. Он дал мне успокоительные пилюли и утром звонил дважды. — Она сложила руки на коленях, в этом движении стройной грациозной женщины было что-то странное.

Карелла молча разглядывал ее несколько мгновений. На террасе стояла тишина. На лужайке золотистые сеттеры залаяли на зазевавшуюся осеннюю птицу.

— Что вы хотели сказать, миссис Джиффорд?

Милейни подняла глаза. Она, казалось, думала о чем-то постороннем.

— Мы обсуждали предположительное убийство вашего мужа, — сказал Карелла.

— Да. Я хотела сказать, что, по-моему, его убил Карл Нелсон.

Глава 4

Доктор Карл Нелсон появился на террасе всего пару минут спустя после упоминания его имени, он поцеловал в щеку Милейни, поздоровался за руку с Мейером, которого уже видел накануне. Его представили Карелле, он крепко пожал его руку, повторив имя.

— Детектив Карелла, — произнес он, кивнув и улыбнувшись, словно пытался навсегда запечатлеть это имя в своей памяти. Потом повернулся к Милейни и спросил: — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, Карл, — сказала она. — Я тебе еще вчера вечером сказала.

— Ты хорошо спала?

— Да.

— Это было ужасно, — сказал Нелсон. — Вы, джентльмены, надеюсь, понимаете.

Карелла кивнул. Он наблюдал за тем, какое впечатление на Милейни произвело появление Нелсона. С первого момента, как он появился на террасе, она как бы убралась в себя, скрестила руки на груди, словно защищаясь от сильного ветра. Поза была, конечно, театральной, но, тем не менее, вполне искренней. Если она и не боялась этого высокого человека с глубоким голосом и проницательными карими глазами, то уж наверняка относилась к нему с подозрением; и подозрение это заставляло ее пассивно отгораживаться от окружающих.

— Вы провели вскрытие? — спросил Нелсон у Мейера.

— Да, сэр.

— Могу я узнать о результатах? Или же вы их держите в секрете?

— Мистера Джиффорда убили большой дозой строфантина, — сказал Карелла.

— Строфантина? — Нелсон был искренне удивлен. — Весьма необычно, а?

— Вам знакомо это лекарство, доктор Нелсон?

— Да, конечно. Вернее, я знаю о нем. Но, насколько я помню, я никогда его не прописывал своим пациентам. Оно очень редко используется.

— Доктор Нелсон, мистер Джиффорд ведь не страдал сердечным заболеванием?

— Нет. Кажется, я уже говорил это вчера вечером детективу Мейеру. Совершенно точно, нет.

— Значит, он не принимал дигиталиса или какого-нибудь другого глюкозида?

— Нет, сэр.

— А что он принимал?

— Что вы имеете в виду?

— Он вообще принимал какие-нибудь лекарства?

Нелсон пожал плечами.

— Нет, насколько я знаю.

— Вы были его личным врачом. Кому же знать, как не вам?

— Это верно. Нет, Стэн лекарств не принимал. Если, конечно, не учитывать таблеток от головной боли и витаминов.

— Что он принимал от головной боли?

— Смесь эмпирина и кодеина.

— А витамины?

— Все виды В и С.

— Сколько времени он принимал витамины?

— Несколько месяцев. Он переутомился, и я порекомендовал ему витамины.

— Вы их прописали ему?

— Прописал? Нет, — Нелсон покачал головой. — Он принимал "Плексин", мистер Карелла. Его можно купить в любой аптеке без рецепта. Но я рекомендовал ему эти витамины.

— Вы рекомендовали именно эту разновидность?

— Да. Ее производит весьма солидная фирма, и я считал это средство совершенно безо…

— Доктор Нелсон, в каком виде производятся эти витамины?

— В капсулах. Как и большинство витаминов.

— Какого размера капсула?

— Нуль. Или двойной "О".

— Доктор Нелсон, имел ли мистер Джиффорд привычку принимать витамины во время съемок шоу?

— Видите ли, нет, я… — Нелсон замолчал. Он взглянул на Кареллу, потом повернулся к Милейни, потом снова пожал плечами. — Но тогда вообще все возможно.

— О чем вы, доктор Нелсон?

— О том, что кто-то, может быть, заменил витамины строфантином.

— А такое возможно?

— Ну, а почему нет? — сказал Нелсон. — Капсула "Плексина" делается из непрозрачного желатина и состоит из двух половинок. Думаю, что вполне возможно открыть капсулу и заменить витамин строфантином. Он снова пожал плечами. — Но это, кажется, ужасно сложный способ… — Он замолчал.

— Способ чего, доктор Нелсон?

— Ну… убийства человека.

На террасе снова повисла тишина.

— Он каждый день принимал эти витаминные капсулы? — спросил Карелла.

— Да, — ответил Нелсон.

— А вы не знаете, когда он принимал их вчера?

— Нет, я…

— Я знаю, когда, — сказала Милейни.

Карелла повернулся к ней. Она по-прежнему сидела на низкой табуретке, сложив руки, — потерянная, одинокая, замерзшая.

— Когда? — спросил Карелла.

— Он проглотил одну капсулу вчера после завтрака. — Милейни помолчала. — Мы встретились с ним вчера днем в городе и поели вместе. Он тогда принял еще одну.

— В какое время это было?

— Сразу после еды. Около двух часов.

Карелла вздохнул.

— В чем дело, мистер Карелла? — спросила Милейни.

— Мой коллега начинает ненавидеть время, — сказал Мейер.

— Что это значит?

— Видите ли, миссис Джиффорд, желатиновая капсула растворяется за шесть минут, высвобождая содержимое. А строфантин действует моментально.

— Значит, в капсуле, которую он проглотил днем, яда не было?

— Это верно, миссис Джиффорд. Он проглотил ее в два часа, а приступ начался не раньше восьми сорока пяти. Это почти семь часов разницы. Нет, яд он должен был принять на студии.

Нелсон задумчиво молчал.

— Тогда, может быть, надо допросить… — начал он и резко замолчал, поскольку в доме громко зазвонил телефон.

Дейвид Крэнтц был деловит и краток. Голос его потрескивал в телефонной трубке.

— Вы мне звонили?

— Да.

— Как Милейни?

— Кажется, нормально.

— Вы, я смотрю, даром время не теряете.

— Мы пытаемся выполнять свои обязанности, — сухо сказал Карелла, вспомнив, как Мейер описывал свою встречу с Крэнтцем. Интересно, думал он про себя, неужели у всех телевизионных работников такие противные голоса?

— Что вы хотите? — спросил Крэнтц. — Мой телефон не замолкает все утро. Каждая газета в городе, каждый журнал, каждый кретин хочет в точности знать, что произошло вчера вечером. А откуда я знаю, что произошло?

— А разве вас там не было?

— Я был наверху, в комнате спонсоров. И видел все только по монитору. Что вы хотите от меня? Я очень занят.

— Я хочу в точности знать, где вчера вечером был Стэн Джиффорд перед тем, как последний раз выйти в эфир.

— Откуда я знаю, где он был? Я же сказал вам, что сидел наверху, в спонсорской комнате.

— Куда обычно он уходит во время съемки, когда спускается со сцены, мистер Крэнтц?

— Это зависит от того, сколько у него времени.

— Предположим, что у него было столько времени, сколько требуется фольклорным певцам, чтобы спеть две песни.

— Тогда, я думаю, он ушел в свою уборную.

— Вы можете проверить это для меня?

— У кого я должен, по-вашему, это проверить? Стэн умер.

— Послушайте, мистер Крэнтц, не хотите ли вы мне сказать, что в вашей хорошо отлаженной организации никто не знает, где был Стэн Джиффорд, пока певцы исполняли свой номер?

— Я этого не говорил.

— А что же вы сказали? Боюсь, я вас неправильно понял.

— Я сказал, что я не знаю. Я был наверху. Я поднялся туда за пятнадцать минут до эфира.

— Хорошо, мистер Крэнтц, спасибо. Вы успешно доказали свое алиби. Я так понимаю, что Джиффорд к вам ни разу наверх не поднимался в тот вечер?

— Совершенно верно.

— Значит, вы не могли отравить его, вы ведь это имеете в виду?

— Я не пытался доказать свое собственное алиби. Я только…

— Мистер Крэнтц, кто может знать, где был Джиффорд? Кто-нибудь знает? Хоть кто-нибудь в вашей организации знает?

— Я выясню. Вы можете позвонить мне позднее?

— Я лучше заеду. Скажите, вы весь день будете у себя?

— Да, но…

— Мне хотелось бы задать вам несколько вопросов.

— О чем?

— О Джиффорде.

— Вы что, подозреваете меня?

— Разве я говорил это, мистер Крэнтц?

— Нет, это я сказал. Так как?

— Да, мистер Крэнтц, я подозреваю вас, — сказал Карелла и повесил трубку.

* * *

По дороге в город Мейер молчал. Карелла, заменивший его за рулем, бросил на него взгляд и спросил:

— Сейчас поедем к Крэнтцу или после обеда?

— После обеда, — сказал Мейер.

— У тебя вид усталый. В чем дело?

— Кажется, заболеваю. В голове вата.

— В этом чистом свежем загородном воздухе немудрено, — сказал Карелла.

— Нет, я, должно быть, простудился.

— Я могу и один съездить к Крэнтцу, — предложил Карелла. — Может, домой поедешь?

— Нет, пустяки.

— Честно. Я справлюсь…

— Хватит об этом, — сказал Мейер. — Ты действуешь мне на нервы. Так моя мать со мной разговаривала. Скоро ты начнешь спрашивать, не забыл ли я дома чистый носовой платок.

— Кстати, ты чистый носовой платок взял? — спросил Карелла.

Мейер рассмеялся, но среди смеха вдруг чихнул. Он полез в карман, помедлил, а потом повернулся к Карелле.

— Ты видишь? — сказал он. — У меня нет чистого носового платка.

— Мама учила меня вытирать нос рукавами, — сказал Карелла.

— Ясно, а можно мне рукавом? — спросил Мейер.

— Что ты думаешь о нашем почтенном медике?

— У тебя есть в машине салфетки?

— Посмотри. Что ты думаешь о докторе Нелсоне?

Мейер пошарил в перчаточном ящике, нашел бинт и шумно высморкался. Он снова чихнул и затем ответил:

— Ты знаешь, как я отношусь к врачам. Но этот мне особенно противен.

— Почему?

— Он выглядит, как холеный киношный негодяй, — сказал Мейер.

— Из чего следует, что мы спокойно можем исключить его из подозреваемых, верно?

— Чтобы исключить его из подозреваемых, есть и более веские основания. Он был дома вчера вечером, когда транслировали шоу. — Мейер помолчал. — С другой стороны, он врач, а значит, имеет доступ к такому редкому лекарству, как строфантин.

— Но помнишь, вскрытие предложил именно он?

— Точно. Еще одна причина, чтобы забыть о нем окончательно. Если уж ты отравил кого-нибудь, то не бегаешь за полицией, подсказывая, где найти яд, верно?

— Красивый киношный негодяй именно так и сделал бы.

— Разумеется, но тогда красивый киношный полицейский тут же догадался бы, что красивый киношный негодяй пытается отвести от себя подозрения.

— Мудрая Милейни думает, что это он отравил ее мужа, — сказал Карелла.

— Милейни Печальная, ты хотел сказать. Интересно, почему?

— Нам надо спросить ее об этом.

— Я хотел, но Карл Тяжелый не отходил от нее ни на секунду.

— Мы позвоним ей в другой раз. Возьми на заметку.

— Да, сэр, — сказал Мейер. Помолчав немного, он добавил: — Это дело воняет.

— Где привычные старомодные убийства топором?

— Яд, как правило, женское оружие, согласен? — спросил Мейер.

— Еще бы, — сказал Карелла. — Вспомни историю. Вспомни знаменитых отравителей. Вспомни Нейла Крима и Карлайла Харриса. Вспомни Ротлэнда Б. Молино. Вспомни Хенри Ландру, вспомни…

— Ладно, понял, — сказал Мейер.

* * *

ОТЧЕТ О ПРОВЕРКЕ ЗАЯВЛЕНИЯ

Полицейское управление

Вид преступления: Нападение Участок: 87-й

Следственный отдел: 87-й Номер заявления: 306 В-41-11 Дата написания отчета: 14 октября Имя заявителя: Воллнер Майлс С. Адрес заявителя: 1116, Шеферд-стрит

Место происшествия: то же самое

Дата происшествия: 13 октября

Дата и время получения заявления: 13 октября, 2 часа 30 мин. пополудни

Имя детектива: Бертрам Клинг

ДОПРОС МАЙЛСА ВОЛЛНЕРА И СИНТИИ ФОРРЕСТ

Майлс Воллнер является президентом компании "Аудио-визуальные компоненты Воллнера", находящейся по адресу: Шеферд-стрит, 1116. Он утверждает, что 13 октября, вернувшись с обеда примерно без четверти два, обнаружил у себя в приемной незнакомого мужчину. Мужчина отказался назвать себя и объяснить, зачем он пришел, а когда Джанис Ди Санто, секретарь Воллнера, по его просьбе попыталась дозвониться в полицию, он стал ей угрожать. Воллнер тут же спустился на улицу и обратился к дежурному Рональду Фэарчайлду, номер жетона 36-104, 87-й участок, который и поднялся в его офис. На вопросы Фэарчайлда мужчина ответил, что пришел повидать девушку. На вопрос "какую?", ответил: "Синди". (Синди — это уменьшительное от мисс Синтия Форрест, которая работает в компании помощником психолога).

Воллнер послал за мисс Форрест, которая, посмотрев на мужчину, сказала, что не знает его. Когда она попыталась уйти, мужчина схватил ее за руку, и в этот момент Фэарчайлд предупредил его, чтобы он оставил девушку в покое, потом двинулся к нему, подняв дубинку. Мужчина набросился на Фэарчайлда и нанес ему несколько ударов по голове, и когда Фэарчайлд упал, то и по груди. Позднее Фэарчайлда доставили в больницу "Буэна Виста". У него оказались выбиты четыре зуба и сломаны три ребра. Воллнер утверждает, что никогда ранее мужчину не видел, мисс Форрест — тоже.

Мисс Форрест является дочерью погибшего Энтони Форреста (отчеты следственного отдела от 201А-46-01 до 201 А-46-31), первой жертвы серии снайперских убийств, случившихся два с половиной года назад. Проверка досье выявила, что Льюис Редфилд был приговорен к смерти на электрическом стуле и что приговор приведен в исполнение в тюрьме Каслвью в марте прошлого года. Кажется, связи между этим преступлением и снайперскими убийствами нет, но я распорядился, чтобы мисс Форрест показали фотографии тех, кто сидел в Каслвью (во время пребывания там Редфилда), а затем был освобожден. Сомнительно, чтобы это к чему-нибудь привело, поскольку Редфилд находился в камере смертников все время до приведения приговора в исполнение, хотя, конечно, у него были контакты с другими заключенными, и он мог организовать преследование мисс Форрест и других родственников своих жертв.

Мои предшествующие контакты с мисс Форрест по снайперскому делу вызвали у нее крайнюю неприязнь к моей персоне. Если потребуется дальнейшее расследование, я бы просил, чтобы его поручили кому-нибудь другому из детективов.

Бертрам Клинг, детектив 3-й категории

* * *

Лейтенант Питер Бернс прочитал отчет Клинга днем в четверг, а затем позвонил в следственный отдел и пригласил Клинга к себе. Когда Клинг пришел, Бернс закурил сигару, выпустил клуб дыма и спросил:

— Что это еще за "крайняя неприязнь к моей персоне"?

Клинг пожал плечами.

— Я ей не нравлюсь, Пит. Не хочу все сваливать на нее. У меня тогда были нелегкие времена. Впрочем, зачем я тебе все это рассказываю?

— М-м-да, — сказал Бернс. — А что ты думаешь о тюремном следе?

— Ничего серьезного. Но проверить стоит, что мы теряем? — Он посмотрел на часы. — Она именно сейчас должна быть в архиве, где ей покажут фотографии.

— Может, что-нибудь и получится.

— Может быть. Чтобы совсем закрыть эту версию, я позвонил в некоторые семьи жертв Редфилда. Пока не во все. Но те, с кем я говорил, утверждали, что никаких происшествий, никаких угроз, ничего похожего не было. Я все делал очень осторожно, Пит, не беспокойся. Я говорил им, что мы проводим рутинную проверку. Я не хотел их волновать.

— Хорошо, — сказал Бернс. — Значит, ты не чувствуешь, что здесь присутствуют мотивы мести?

— Если они есть, то связаны с кем-то, кого Редфилд знал еще до того, как мы поймали его, или же встретил в тюрьме. В любом случае, зачем кому-то рисковать своей головой ради мертвого человека?

— Да, — сказал Бернс, задумчиво попыхивая сигарой, а затем снова взглянул на отчет. — Четыре выбитых зуба и три сломанных ребра — суровый клиент.

— Да, но Фэарчайлд — новичок.

— Я знаю. И все равно, клиент, кажется, особого уважения к закону не испытывает.

— Мягко выражаясь, — подтвердил с улыбкой Клинг.

— В твоем отчете сказано, что он схватил девицу Форрест за руку.

— Это так.

— Мне не нравится это, Берт. Если этот тип так легко избивает полицейского, то что он способен сделать с девушкой, застав ее где-нибудь одну?

— В том-то и дело.

— Нам надо его поймать.

— Конечно, но кто он?

— Может, в архиве выяснится по фотоснимкам.

— Оба обещала позвонить сразу после просмотра.

— Может, нам и повезет.

— Может.

— А если нет, то надо выкурить этого типа. Я не люблю, когда бьют полицейских, это во-первых. И мне не нравится, что этот тип может где-нибудь подкараулить девушку. Он выбил у Фэарчайлда четыре зуба и сломал три ребра. Кто знает, что он сделает с беспомощной маленькой девушкой?

— Она высокая. Пит. Я имею в виду, для девушки.

— И все же. Если мы все не продумаем, то можем получить убийство.

— Ну, зачем же заходить так далеко. Пит?

— Все может быть. Нам надо его выкурить.

— Как?

— Еще не знаю. Чем ты сейчас занимаешься?

— Грабежами военных магазинов. А еще нападением.

— Когда был последний налет?

— Три дня назад.

— И что ты собираешься делать?

— Он, похоже, грабит их по очереди на Калвер-авеню. Я, пожалуй, устрою засаду в следующем за ограбленным.

— Ты думаешь, что он так скоро снова пойдет на дело?

— До сих пор промежутки составляли что-то около двух недель.

— Тогда почему такая спешка?

— Ну, он может изменить свое расписание.

— Он может изменить и порядок грабежей тоже. В этом случае ты устроишь засаду не там, где надо.

— Верно. Я просто думал…

— Это подождет. А что за нападение?

— Пострадавший — парень по имени Ванни Марино, он мелкий сбытчик наркотиков, живет на Эйнели-авеню. Около недели назад к нему подъехали двое парней на машине и избили его бейсбольными битами, сломав ему обе ноги. Соседи поговаривают, что он таскался за женой одного из этих двоих. Вот почему, дескать, ему и ноги поломали — чтобы больше за женщинами не мог бегать. А то, что он еще и сбытчик, чистая случайность.

— Что касается меня, то пусть бы они его убили, — сказал Бернс. Он вынул носовой платок из заднего кармана, высморкался, а потом продолжил: — Дело мистера Марино может подождать. Я хочу, чтобы ты занялся девушкой, Берт.

— Я думаю, что этим лучше заняться кому-нибудь другому. Сомневаюсь, что мне хоть что-то удастся из нее вытащить.

— А кому я могу его поручить? — спросил Бернс. — Уиллис и Браун занимаются ножевыми убийствами. Хейз сидит в засаде, Мейер и Карелла расследуют эту проклятую телевизионную штуку. Энди Паркер…

— А, может, я могу с кем-нибудь из них поменяться?

— Я не люблю, когда дела меняют сыщиков после начала расследования.

— Я сделаю все, что ты скажешь, Пит, но…

— Я очень ценю это, — сказал Бернс.

— Слушаюсь, сэр.

— Ты можешь, конечно, продолжать версию вендетты, но я здесь с тобой согласен. Это, скорее всего, приведет тебя в тупик.

— Знаю. Мне просто показалось…

— Конечно, попытаться стоит. Посмотрим. Свяжись с остальными родственниками погибших и послушай, что расскажет девчонка Форрест после визита в архив. Но я бы на многое здесь не рассчитывал. — Бернс помолчал, попыхивая сигарой, и наконец произнес: — Значит, говоришь, она его не знает, а?

— Точно?

— А, может, это ее старый друг?

— Нет.

— Отвергнутый, знаешь, как это бывает.

— Нет, если верить ей.

— А, может, он просто в трусы к ней залезть хочет?

— Может.

— Она красивая?

— Привлекательная. Не красавица, но, по-моему, очень привлекательная.

— Тогда, не исключено, что в этом все дело.

— Возможно, но почему он тогда столь странно ухаживает за ней?

— Может, он никаких других способов не знает. Похоже, это хулиган. А хулиганы просто берут то, что хотят. Они понятия не имеют о цветах и конфетах. Они видят хорошенькую девушку и идут за ней — если потребуется, изобьют ее, но получат то, что хотят. Такова моя версия.

— Возможно.

— И это тебе на пользу. Посмотри, что случилось с Фэарчайлдом, когда он встал поперек дороги этому типу. Он выбил ему зубы и поломал ребра. Что бы он ни хотел от этой девицы — а я думаю, что его желание самое банальное, — он не потерпит никаких препятствий, будь то со стороны закона или еще что-нибудь. Вот здесь-то ты и появляешься.

— Что ты имеешь в виду?

— Так мы его и выкурим. Я не хочу делать хоть что-то, что может создать угрозу этой девушке. Я хочу, чтобы этот негодяй напал на тебя, Берт.

— На меня?

— На тебя. Он знает, где она работает, и, весьма возможно, где она живет, так что, держу пари, он постоянно следит за ней. Давай дадим ему объект для наблюдения.

— Меня?

— Верно, тебя. Не отходи от девушки ни днем, ни ночью. Давай…

— Ни днем, ни ночью?

— В разумных пределах, конечно. Пусть этот тип разозлится настолько, чтобы напасть на тебя и попытается сделать с тобой то, что он сделал с Фэарчайлдом.

Клинг улыбнулся.

— А если у него получится? — сказал он.

— Фэарчайлд — новичок в полиции. Ты сам мне об этом сказал.

— Ладно, Пит, но ты забываешь одну вещь.

— Какую?

— Девушка не переносит меня. Вряд ли она будет в восторге от идеи проводить все время со мной.

— Спроси ее: может, ей больше нравится, чтобы этот тип изнасиловал ее как-нибудь вечером в лифте, предварительно выбив зубы и поломав ребра? Спроси ее об этом.

Клинг снова улыбнулся.

— Она может предпочесть именно такой выход.

— Сомневаюсь.

— Пит, она ненавидит меня. Она действительно…

Бернс улыбнулся.

— Завоюй ее, парень, — сказал он. — Завоюй ее, и дело с концом.

* * *

Дейвид Крэнтц работал в компании "Мейджор бродкастинг ассошиэйтс", конторы которой находились на Джефферсон-стрит. "Мейджор бродкастинг", или МБА, как ее чаще называли на телевидении, занималась главным образом телевизионными кинопрограммами, но время от времени она решалась и на создание прямого телешоу. Шоу Стэна Джиффорда было одним из трех шоу, которые компания транслировала из города каждую неделю. Четвертое прямое шоу снималось два раза в месяц на побережье. МБА была гигантом телевизионного бизнеса, а поскольку успех всегда рождает зависть, неблагодарные телевизионные острословы придумали для нее много оскорбительных прозвищ, например "Мошенники Безмозглые Алчные". Но как бы ни называли компанию, как бы ни ругали ее, она оставалась крупнейшей в стране и обеспечивала более чем шестьдесят процентов доходов от телевидения.

Здание на Джефферсон-стрит, принадлежащее МБА, представляло собой этажи отделанных деревом кабинетов с роскошными секретаршами и серьезными молодыми людьми в темных костюмах и галстуках, белых сорочках, черных носках и туфлях. Дейвид Крэнтц был серьезным молодым человеком в униформе компании, но расцвет его молодости был позади. Секретарь проводила Мейера и Кареллу в его кабинет и осторожно закрыла за ними дверь.

— Мы уже встречались с мистером Мейером, — сказал Крэнтц с ноткой сарказма в голосе, — но с вами, мистер Каретта, я имел счастье беседовать только по телефону.

— Меня зовут Карелла.

— Простите меня, мистер Карелла. Садитесь, пожалуйста. Я жду звонка с побережья и заранее прошу извинить меня, если придется прервать нашу беседу.

— О чем речь, — сказал Карелла.

Крэнтц разгладил усы.

— Так что же вы хотите знать?

— Прежде всего, сумели ли вы выяснить, где был Джиффорд перед последним появлением в эфире?

— Я не смог пока найти Джорджа Купера. Он наш помреж, ему это и положено знать.

— Что такое помреж? — спросил Карелла.

— Помощник режиссера, — сказал Мейер. — Я говорил с ним вчера вечером, Стив. Это тот, кто отхронометрировал ленту для меня.

— А-а.

— Я попытался застать его дома, — сказал Крэнтц, — но трубку там никто не берет. Я снова попытаюсь, если вы хотите.

— Где он живет? — спросил Карелла.

— В центре, в районе Квартер. Это его обязанность следить, чтобы все были вовремя на месте. Я уверен, что он знает, где был Стэн, когда на сцене пели фольклорные певцы. Может, мне попросить секретаря позвонить ему еще раз?

— Будьте добры, — сказал Карелла.

Крэнтц вызвал звонком секретаря. В соответствии с традициями компании, она была высокой красивой рыжеволосой девушкой в плотно облегающем зеленом свитере и юбке. Она внимательно выслушала просьбу Крэнтца снова набрать номер Купера, а затем сказала:

— Мы готовы связать вас с побережьем, мистер Крэнтц. — Спасибо, — сказал Крэнтц. — Прошу прощения, — извинился он перед Кареллой и Мейером и поднял трубку. — Алло, это Крэнтц. Привет, Фрэнк, что там у тебя? Кто? Писатель? Что ты хочешь этим сказать? Писателю не нравятся сделанные изменения? А кто, черт побери, спрашивал его мнение? Я знаю, что он написал сценарий, но что это меняет? Минуточку, повтори все с самого начала. Кто сделал поправки? Ну, он очень способный продюсер, с чего бы это писателю на него жаловаться? Что он говорит? Он говорит, что это его сценарий и он не позволит идиоту-продюсеру калечить его? Слушай, кто он такой, этот тип? Кто? Я о нем никогда не слышал. Что он раньше делал? Кто о нем так пишет? "Сатердей Ревью"? Слушай, что общего у журнала литературной интеллигенции с теми, кто смотрит телевизор? Мне плевать, что он романист, мне важно, как он пишет телевизионные сценарии. Кто его нанял? Мы давали согласие, или вы на побережье сами решили? Не мели ерунду, Фрэнк, романисты идут сейчас по доллару за десяток. Да, даже хорошие романисты. А вот хорошего телевизионного сценариста днем с огнем не сыщешь. Ты говоришь, что он может писать прилично и телевизионные сценарии? Тогда в чем проблема? А, понимаю. Ему не нравятся переделки. Так что же изменили в сценарии, Фрэнк? Понимаю, проститутку превратили в монахиню, ага, и она не умирает и конце, а совершает чудо, ага, а что с героем? Он уже больше не водитель грузовика? Понятно, он теперь футбольный тренер. Работает в колледже рядом с церковью. И все это по-прежнему происходит в Лондоне? А, понятно. В Лос-Анджелесе, что гораздо ближе к студии. Слушай, Фрэнк, мне кажется переделки улучшили сценарий, не понимаю, чего взбесился писатель. Объясни ему, что изменения минимальны, все его диалоги остались нетронутыми, в том виде, как он их написал. Скажи ему, что нас жмут телевизионные компании, которые и вынудили компетентного продюсера сделать небольшие изменения, а времени на переговоры нет. Передай ему, что мы уважаем его и знаем, как высоко его работа оценена в "Сатардей Ревью", и объясни, что у нас гонка — компании, спонсоры, конкуренты. Попроси его не возникать, Фрэнк. Он должен понять, о’кей, Фрэнк. Пока.

Он повесил трубку. Дверь его кабинета открылась, и снова появилась хорошенькая головка.

— Я не могу найти мистера Купера.

— Продолжайте поиски, — сказал Крэнтц, и девушка скрылась. — Прошу прощения за задержку, джентльмены. Продолжим?

— Да, — сказал Карелла. — Можете мне сказать, кто был с вами наверху вчера вечером?

— Вам нужны фамилии?

— Я был бы вам признателен.

— Я предполагал такую просьбу, — сказал Крэнтц, — и попросил мою секретаршу напечатать такой список сразу же после вашего звонка утром.

— Очень предусмотрительно с вашей стороны, — заметил Карелла.

— В своем бизнесе я пытаюсь предусмотреть все.

— Какая жалость, что вам не удалось предусмотреть смерть Джиффорда, — сказал Карелла.

— Да, это предусмотреть не удалось, — произнес Крэнтц совершенно невозмутимо и покачал головой. — Я попрошу моего секретаря принести тот список. — Он нажал кнопку на своем телефоне. — Она раньше работала у нашего шефа по производству. Вы когда-нибудь такие сиськи видели?

— Никогда, — откликнулся Карелла.

— Фантастические, — сказал Крэнтц.

Девушка вошла в кабинет.

— Да, сэр?

— Принесите список, который вы напечатали для меня, ладно? Как продвигаются дела с мистером Купером?

— Я еще раз попытаюсь.

— Спасибо.

— Хорошо, сэр. — Секретарша вышла.

— Фантастические, — произнес Крэнтц.

— Пока она ходит за списком, — сказал Карелла, — почему бы вам не начать рассказ, мистер Крэнтц?

— Конечно. Со мной наверху была Глэдин, обычно она там ведет записи…

— Глэдин?

— Мой секретарь. Сисястая, — сказал Крэнтц. Он изобразил ее бюст руками.

— А, ясно.

— Мой компаньон-продюсер тоже был там. Его зовут Дэн Холлис, он работает в МБА уже около пятнадцати лет.

— Так кто же руководил лавочкой? — спросил Мейер.

— Что вы имеете в виду?

— Если вы и ваш компаньон были наверху, в комнате спонсоров…

— А. Ну, внизу был управляющий студией, наш режиссер находился в контрольной будке, а помреж следил за…

— Мне ясно, — сказал Мейер. — Кто еще был в комнате спонсоров с вами?

— Остальные — гости. Двое — представители спонсора; еще один — голливудский режиссер, который снимает сюжет для нашей студии и пришел посмотреть, не подойдет ли Джиффорд на роль в его сюжете; еще двое…

Открылась дверь.

— Вот список, сэр, — сказала Глэдин. — Мы снова пытаемся дозвониться до мистера Купера.

— Спасибо, Глэдин.

Секретарь вышла. Крэнтц протянул Карелле машинописный список. Карелла бросил взгляд на список и протянул его Мейеру.

— Кто такие мистер и миссис Фельдензер? — спросил Мейер.

— Друзья Картера Бентли, управляющего нашей студии. Он пригласил их посмотреть шоу.

— И это все, да? Вы и ваш секретарь, ваш компаньон Дэн Холлис… Кто такой Натан Крэбб?

— Голливудский режиссер. Я говорил вам…

— Да, прекрасно, значит, мистер и миссис Фельдензер, а эти двое последние — люди спонсора?

— Верно.

— Всего восемь человек, — сказал Карелла. — И пятеро из них гости.

— Верно.

— Вы нам сказали, что гостей было шестеро, мистер Крэнтц.

— Нет, я сказал пять.

— Мистер Крэнтц, — вмешался Мейер, — вчера вечером вы мне сказали, что гостей было шесть.

— Я, должно быть, имел в виду Глэдин.

— Вашего секретаря? — спросил Карелла.

— Я, должно быть, включил ее в число гостей.

— Вам не кажется, мистер Крэнтц, что это несколько необычно — включить сотрудника компании в число гостей?

— Ну…

Наступила долгая пауза.

— Итак? — сказал Карелла.

— Ну…

Снова повисло тягостное молчание.

— Возможно, речь идет об убийстве, мистер Крэнтц, — тихо сказал Мейер. — Не думаю, что мудро скрывать от нас что-либо в таком случае, согласны?

— Я надеюсь… джентльмены, на ваше понимание.

— Разумеется, — сказал Карелла.

— Режиссер Натан Крэбб, который пришел, чтобы посмотреть на Стэна, видите ли…

— Да?

— С ним была девушка, которую он собирается снимать в следующем своем фильме. Я специально не включил ее в список.

— Почему?

— Видите ли, Крэбб женат, у него двое детей. Мне показалось, что упоминать эту девушку нехорошо.

— Понятно.

— Я могу вписать ее туда, если вы хотите.

— Да, мы хотим, — сказал Карелла.

— Когда вы поднялись в комнату спонсоров? — неожиданно спросил Мейер.

— За пятнадцать минут до начала шоу, — ответил Крэнтц.

— В семь сорок пять?

— Да. И оставался там до того момента, когда Стэну стало плохо.

— Кто был там, когда вы пришли?

— Все, кроме Крэбба и девушки.

— А они когда пожаловали?

— Пять минут спустя. Без десяти восемь, что-то вроде этого.

Дверь в кабинет Крэнтца неожиданно открылась. Глэдин с улыбкой сказала:

— Мы нашли мистера Купера, сэр. Он на третьей линии.

— Спасибо, Глэдин.

— Не за что, сэр, — ответила девушка, выходя из кабинета.

Крэнтц взял трубку.

— Алло, это Крэнтц. Привет, Джордж, у меня в кабинете полицейские, они расследуют смерть Стэна. Они хотят задать тебе несколько вопросов о вчерашнем вечере. Не вешай трубку, я передаю телефон одному из них. Его зовут Капелла.

— Карелла.

— Карелла, прошу прощения. Передаю ему трубку, Джордж.

Крэнтц передал телефон Карелле.

— Здравствуйте, мистер Купер, — сказал Карелла. — Вы сейчас дома? И сколько еще пробудете? Я интересуюсь этим, чтобы выяснить, не можем ли мы с моим коллегой заехать к вам. Как только закончим здесь. Прекрасно. Вы не продиктуете мне свой адрес? — Он вынул шариковую ручку из внутреннего кармана и начал писать на фирменном листке бумаги МБА. — Спасибо, мистер Купер, мы будем у вас через полчаса или около того. Всего доброго. — Карелла протянул трубку Крэнтцу, который положил ее на место.

— Что еще я могу для вас сделать? — спросил Крэнтц.

— Попросите вашего секретаря передать нам адреса и телефоны всех, кто был с вами в комнате спонсоров в тот вечер, — сказал Мейер.

— Зачем? Вы собираетесь проверять, действительно ли я поднялся туда без четверти восемь?

— И оставались там до смерти Джиффорда, верно?

— Верно, — сказал Крэнтц и пожал плечами. — Валяйте, проверяйте. Я говорю сущую правду. Мне нечего скрывать.

— Мы в этом не сомневаемся, — вежливо заметил Карелла. — Попросите ее подготовить для нас эту информацию, ладно? — Он протянул руку, поблагодарив Крэнтца за то, что тот нашел для них время, и, пройдя мимо стола секретарши вышел вместе с Мейером из офиса. Войдя в лифт, Мейер воскликнул:

— Фантастические!

* * *

Район Квартер находился в самом центре города. Народ на улицах толпился, как на базаре. Ювелирные лавочки, балконы, книжные магазинчики, кафе на открытом воздухе, пиццерии, художники на тротуарах, бары, театры в подвалах, кинотеатры — все это придавало Квартеру вид богемный. Джордж Купер жил на втором этаже небольшого жилого дома на маленькой извилистой улице. Пожарные лестницы были заставлены цветочными горшками с причудливыми цветами, двери выкрашены светло-оранжевой и зеленой краской, медь сияла. Вся улица была задумана и исполнена самими жителями с каким-то неправдоподобным и несколько сумасшедшим изыском.

Постучав в дверь Купера, они подождали. Он вышел к ним с той же гримасой, которую Мейер так полюбил еще накануне.

— Вы помните меня, мистер Купер? — спросил Мейер.

— Да, входите, — сказал Купер. Он ухмыльнулся уже знакомому Мейеру и точно так же — незнакомому Карелле.

— Это детектив Карелла.

Купер кивнул и пригласил их в комнату. Гостиная была обставлена очень скромно: у одной стены стояла узкая черная кушетка, у другой — два легких кресла. Такая скромность обстановки должна была подчеркивать современную живопись, развешанную по двум остальным стенам. Детективы сели на кушетку. Купер устроился в кресле напротив.

— Мы бы хотели знать, мистер Купер, где был Стэн Джиффорд вчера вечером, когда выступали фольклорные певцы, — сказал Карелла.

— Он ушел в свою уборную, — без колебаний ответил Купер.

— Откуда вы это знаете?

— Потому что именно оттуда я и позвал его на сцену.

— Ясно. Он был один в уборной?

— Нет, — ответил Купер.

— Кто находился с ним?

— Арт Уэзерли и Мария Вальехо.

— Уэзерли — это писатель, — пояснил Мейер Карелле. — А кто такая Мария… как ее фамилия?

— Вальехо. Она наша кастелянша.

— И они оба были с мистером Джиффордом, когда вы пришли за ним?

— Да.

— А сколько времени они пробыли с ним?

— Не знаю.

— А сколько времени вы провели в уборной, мистер Купер?

— Я постучался в дверь, и Стэн сказал: "Войдите". Я открыл дверь, сунул голову и сказал: "Две минуты, Стэн", а он сказал: "О’кей", и я подождал, пока он выйдет.

— Он тут же вышел?

— Ну, почти тут же. Через несколько секунд. С телевидением шутки плохи. Все расписано по секундам. Когда его вызывали, он выходил немедленно.

— Значит, в уборной вас вообще, считай, не было, верно, мистер Купер?

— Верно. Я внутрь даже не заходил, я просто просунул голову.

— Когда вы заглянули, они говорили между собой?

— Кажется, да.

— Может, спорили или ругались?

— Нет, но… — Купер покачал головой.

— Что но, мистер Купер?

— Ничего. Вы не хотите выпить?

— Спасибо, не хотим, — сказал Мейер. — Вы уверены, что не слышали спора?

— Не слышал.

— И голоса никто не повышал?

— Нет. — Купер встал. — Если вы не возражаете, я выпью. Хоть время и раннее…

— Ничего страшного, валяйте, — сказал Карелла. Купер ушел в другую комнату. Они слышали, как он наливает себе выпивку, а потом он вернулся в гостиную с обычным стаканом, в котором кубики льда плавали в тройной порции виски. — Ненавижу пить так рано, — сказал он. — Я год плавал на кораблях. Как вы думаете, сколько мне лет?

— Не знаю, — сказал Карелла.

— Двадцать восемь. А я ведь старше выгляжу, верно?

— Нет, я бы так не сказал, — откликнулся Карелла.

— Я раньше много пил, — объяснил Купер, а затем глотнул из стакана. Гримаса тут же исчезла с его лица. — Теперь почти не пью.

— Когда мистер Джиффорд вышел из уборной, вы ведь были с ним? — спросил Мейер.

— Да.

— Вам встретился кто-нибудь на пути из уборной на сцену?

— Насколько я помню, нет. А в чем дело?

— Но вы бы запомнили, если бы встретили кого-нибудь?

— Думаю, что да.

— Значит, последними с Джиффордом были Арт Уэзерли, Мария Вальехо и вы. А если быть совсем точными, то последним, мистер Купер, были вы.

— Похоже, да. Впрочем, подождите минутку. Кажется, он перебросился парой слов с оператором перед тем, как подняться на сцену. Что-то о крупном плане. Да, точно, так оно и было.

— Мистер Джиффорд ел что-нибудь в вашем присутствии?

— Нет.

— Пил?

— Нет.

— Хоть что-нибудь клал в рот?

— Нет.

— А когда вы вошли в уборную, он ничего не ел и не пил?

— Я не входил в уборную, я только заглянул. Кажется, там стояли чашки с кофе. Точно не помню.

— Они пили кофе?

— Я же сказал вам, что точно не помню.

Карелла кивнул, взглянул на Мейера, затем снова перевел взгляд на Купера, а потом очень медленно и спокойно сказал:

— Что вы хотели нам сказать, мистер Купер?

Купер пожал плечами.

— Все, что вас интересует.

— Да, а специально?

— Я никому не хочу доставлять неприятностей.

— Так в чем дело, мистер Купер?

— Видите ли… Стэн вчера поругался с Артом Уэзерли. Перед самым эфиром. Даже не поругался, а просто поспорил. И… я сказал что-то вроде того, что, надеюсь, Стэн перед эфиром успокоится. Арт… Слушайте, я совсем не хочу, чтобы у него были неприятности. Он хороший парень, и я бы даже не вспомнил об этом, если бы Стэна не отравили… в общем я не знаю.

— Что он сказал, мистер Купер?

— Он сказал, чтобы Стэн сдох.

Карелла заговорил не сразу. Он сначала поднялся на ноги, а потом спросил:

— Вы не дадите нам адрес мистера Уэзерли?

* * *

Купер сказал им, где живет Уэзерли, но это им не помогло, Уэзерли дома не было. Они спросили у консьержки, где Уэзерли, консьержка ответила, что видела, как он уходил утром. Нет, багажа с ним не было, зачем ему носить с собой багаж в десять часов утра? Карелла и Мейер заявили консьержке, что человек может выйти и с багажом, если он собирается уехать из города. Консьержка ответила, что он никогда не уезжает из города по четвергам. Именно в четверг МБА прокручивает запись передачи, прошедшей накануне, так что писатели могут проверить, какие шутки вызвали смех у аудитории, а какие нет, а это очень важно в работе мистера Уэзерли. Карелла и Мейер объяснили, что после вчерашнего происшествия ленту могут и не прокручивать. Но консьержка настаивала, что компания, может, найдет замену умершему, а тогда мистер Уэзерли должен будет снова писать, поэтому все равно важно знать, над чем смеялись зрители накануне, а над чем нет. Они поблагодарили консьержку, а затем позвонили в МБА, где им сообщили, что сегодня пленка не воспроизводилась и что Уэзерли там нет.

Они выпили кофе с печеньем в столовой неподалеку от дома Уэзерли, обсудили необходимость его ареста и решили, что это будет слишком, учитывая только одно свидетельское показание, которое, к тому же, может оказаться и неправдой. Они были опытные и знающие полицейские и прекрасно понимали, какую банду пауков представляют собой телевизионные работники, готовые вцепиться друг другу в глотку или всадить коллеге в спину нож. Ведь весьма возможно, что Купер лгал. Совсем не исключено, что лгут все. Поэтому они позвонили в свой следственный отдел и попросили Боба О’Брайена установить подобие телефонного наблюдения за квартирой Уэзерли, то есть звонить ему каждые полчаса, и в случае успеха попросить его не покидать своего дома до прихода полиции. О’Брайену не оставалось ничего другого, как звонить каждые полчаса в квартиру Уэзерли, поскольку это было намного приятнее, чем участвовать в раскрытии трех, похоже, связанных между собой ограблений в Гровер-парке.

Двое детективов обсудили размер чаевых официантке и, принимая во внимание скорость обслуживания и ее хорошие ножки, остановились на пятнадцати процентах.

Выйдя на улицу, они вдохнули свежий колючий воздух. Город дрожал в струях чистого воздуха, улицы казались длиннее, чем обычно, и шли до почти видимого горизонта. Все знакомые места стали еще ближе и понятнее. Казалось, только протяни руку и дотронешься до каменного глаза горгульи на двенадцатом этаже соседнего здания. Люди, задающие темп и характер городу, шли с расстегнутыми плащами и явно наслаждались прекрасным осенним деньком, вдыхая неожиданно сладкий воздух. Карелла и Мейер перешли улицу, не переставая улыбаться. Город, словно девушка, молча шел с ними.

На какое-то время они забыли, что расследуют дело, весьма похожее на убийство.

Глава 5

Как Клинг и предполагал, Синди Форрест совсем не желала видеть его. Правда, пусть и с неохотой, но она вынуждена была признать, что времяпровождение с ним все-таки лучше, чем нахождение в больнице. Они договорились, что Клинг заедет за ней в контору в пятницу днем, они вместе пообедают, а потом он снова проводит ее на работу. Он напомнил ей, что является городским служащим, и что городской бюджет не содержит статьи расходов на обеды для тех, кого защищают. Подобная "щедрость" лишь укрепила Синди в ее отношении к Клингу — он не только противный, но и жадный.

Хорошая погода в четверг сменилась к пятнице пасмурной и ветреной. Небо нависало серыми тучами, улицы стали скучнее, а люди унылее. Он заехал за ней на службу, и они молча прошли шесть кварталов, которые отделяли их от ресторана. Она была в туфлях на высоком каблуке, но все равно едва доходила ему до подбородка. Ни он, ни она шляпы на белокурые головы не надели. Клинг шел, опустив руки в карманы плаща. Синди сложила руки на груди. Когда они подошли к ресторану. Клинг забыл открыть дверь для нее, впрочем, ничего другого она от него и не ожидала, но выдала свое отношение блеском глаз. А потом он позволил ей войти первой в зал ресторана.

— Я надеюсь, вам нравится итальянская пища, — сказал он.

— Да, нравится, — ответила она, — но вы заблаговременно могли бы спросить меня об этом.

— Простите, но у меня достаточно дел и помимо того, чтобы выяснять, какой ресторан вы предпочитаете.

— Я не сомневаюсь, что вы очень занятый человек, — сказала Синди.

— Занятый.

— Совершенно уверена.

Хозяйка ресторана, невысокая неаполитанка с копной черных волос вокруг полного миловидного лица, приняла их за влюбленных и посадила за уединенный столик в глубине зала. Клинг не забыл помочь своей спутнице снять пальто (она процедила вежливое: "Благодарю вас") и сесть за стол (она в ответ слегка кивнула). Официант принял у них заказ и оставил их сидеть друг против друга в полном молчании.

Томительная пауза продолжалась.

— Я уже вижу, что наш обед обещает быть совершенно очаровательным, — сказала Синди. — Боже мой, сколько же он продлится!

— Я бы сам предпочел заниматься сейчас совсем другим, мисс Форрест. Но как вы сами вчера справедливо заметили, я всего лишь государственный служащий и делаю то, что мне приказано.

— Карелла все еще работает у вас? — спросила Синди.

— Да.

— Я бы предпочла отобедать с ним.

— Увы, вам достался я, — сказал Клинг. — К тому же, он женат.

— Я знаю.

— И у него двое детей.

— Я знаю.

— М-м-м. Видите ли, я не сомневаюсь, что он бы умер от счастья, получив такое невиданное задание, но, к сожалению, он сейчас расследует отравление.

— И кого отравили?

— Стэна Джиффорда.

— О? Вот он чем занят? Я вчера читала об этом деле в газетах.

— Да, это его дело.

— Он, должно быть, хороший сыщик. Раз ему доверяют такие важные дела.

— Да, очень хороший, — ответил Клинг.

За столом снова повисла тишина. Клинг бросил взгляд на вход и заметил толстяка в черном, который входил в зал.

— Это не ваш друг? — спросил он.

— Нет. И, кроме того, тот не мой друг.

— Лейтенант считает, что он вполне мог быть одним из ваших бывших дружков.

— Нет.

— Или кем-то из ваших прежних знакомых.

— Нет.

— Вы уверены, что его не было на снимках, которые вам показали вчера?

— Совершенно уверена. Я не знаю этого человека и не могу представить, что ему от меня надо.

— По этому поводу у лейтенанта тоже есть кое-какие мысли.

— Какие же это мысли?

— Мне бы не хотелось обсуждать это.

— Это почему же?

— Потому что… нет, мне не хотелось бы.

— Лейтенант, наверное, считает, что этот человек хочет переспать со мной? — предположила Синди.

— Что?

— Я сказала, что…

— Да, что-то в этом роде, — ответил Клинг и откашлялся.

— Чему тут удивляться, — сказала Синди.

В этот момент пришел официант, спасая Клинга от дальнейших объяснений. Синди заказала на первое фирменное блюдо "антипасто". Клингу принесли заказанный им рыбный суп. Он подождал, пока есть начнет Синди.

— Ну и как? — спросил он.

— Очень хорошо.

Какое-то время они ели молча.

— Так в чем же состоит план? — спросила Синди.

— Лейтенант считает, что ваш поклонник — человек отчаянный, и здесь он прав, как мне кажется. Лейтенант надеется, что он увидит нас вместе и нападет на меня.

— И что дальше?

— А дальше я даю ему отпор и отвожу его в полицию.

— Герой вы мой, — сухо заметила Синди и подцепила с тарелки анчоус.

— Предполагается, что я буду проводить с вами как можно больше времени, — сказал Клинг и после паузы продолжил: — Видимо, мы сегодня вечером поужинаем вместе.

— Что?

— Да, — подтвердил Клинг.

— Послушайте, мистер Клинг…

— Это не моя идея, мисс Форрест.

— А если у меня другие планы?

— Они действительно у вас есть?

— Нет, но…

— Тогда нет проблем.

— Я не хочу ужинать, мистер Клинг, одна, без партнера.

— Я буду вашим партнером.

— Я не об этом. Я живу на собственные доходы. И не могу себе позволить…

— Я сожалею, но финансовые условия таковы, как я уже их вам изложил…

— Да, но объясните вашему лейтенанту, что я не могу себе позволить ужинать в ресторане каждый вечер, вот и все. Я зарабатываю сто два доллара в неделю за вычетом налогов, мистер Клинг. Я плачу за обучение в колледже и снимаю квартиру…

— Я не думаю, что это продлится долго. Если ваш ухажер выследит нас, то появится он очень скоро. А до тех пор нам придется мириться с существующим положением. Вы видели последний фильм Хичкока?

— Что?

— Новый…

— Нет, не видела.

— Значит, мы пойдем посмотрим его после ужина.

— Зачем?

— Нам надо оставаться вместе. — Клинг помолчал. — В качестве альтернативы я могу предложить прогулку, но, боюсь, вечером будет холодно.

— А я предлагаю вам сразу после ужина отправляться домой, — сказала Синди. — К концу дня я очень устаю. Во вторник, среду и четверг я едва успеваю съесть бутерброд и бегу на занятия. Я не из тех девиц, что прожигают жизнь. Думаю, вы это понимаете.

— Приказ лейтенанта, — сказал Клинг.

— Ясно, только вы ему самому предложите посмотреть новый фильм Хичкока. Я поужинаю с вами, раз вы настаиваете, но после этого я пойду спать. — Синди помолчала. — И вас я с собой не зову.

— Это понятно. Но в этом городе много жителей, мисс Форрест, и один из них — тот тип, что охотится за вами. Я не знаю, сколько времени нам потребуется, чтобы выкурить его, я не знаю, где и когда он выследит нас, но я точно знаю, что он не увидит нас вместе, если вы будете нежиться в своей постели, а я — в своей. — Клинг глубоко вздохнул. — Так что сегодня вечером, мисс Форрест, мы вместе отужинаем, потом пойдем смотреть фильм Хичкока. А затем выпьем где-нибудь кофе, а уж после этого я провожу вас домой. Завтра суббота, поэтому мы вполне можем отдохнуть на славу. И в воскресенье тоже. В понедельник…

— О, Боже, — сказала Синди.

— Веселее, — заметил Клинг. — Вон несут ваше горячее.

* * *

Из-за того, что белый ударил негра в баре на Калвер-авеню приблизительно в то время, когда Синди ела горячее, пятеро детективов 87-го участка были вызваны по тревоге для подавления того, что выглядело, как начало настоящего бунта. Среди этих пятерых оказались Мейер и Карелла, их шеф руководствовался тем, что Стэн Джиффорд уже мертв, а вот потасовка на Калвер-авеню, если вовремя не вмешаться, может привести ко многим новым трупам.

Разумеется, немедленно сделать было ничего нельзя. Бунт или начинается, или нет, и очень часто присутствие полицейских лишь будоражит толпу, приводя к прямо противоположным результатам. Полицейские и детективы 87-го участка могли только выжидать, кого-то успокаивая, высматривая в толпе тех, кому еще хоть что-то можно втолковать, и разъясняя им, что арестованы оба участника драки, а не только негр. Одних можно запугать, других — нет. Полицейские бродили по улицам, пытаясь убедить толпу мягкими уговорами и дружеским похлопыванием по плечу. В тот октябрьский день долго все висело на волоске.

К четырем часам толпы стали расходиться. Дежурных полицейских оставили в районе в усиленных нарядах, а детективов отпустили к их привычным занятиям. Мейер и Карелла отправились в центр города к Марии Вальехо.

Ее улица была в одном из лучших районов города — это были кварталы старых кирпичных домов с чистыми крылечками и застекленными входными дверями. Они вошли в небольшое парадное с почтовыми ящиками из начищенной бронзы и такими же блестящими кнопками звонков, нашли в списке под номером двадцать два квартиру Марии и позвонили. Ответный звонок звучал долго и настойчиво: он преследовал их даже на покрытой ковровой дорожкой лестнице, когда они поднимались на второй этаж. Они позвонили в дверь с полированными бронзовыми двойками. Дверь открылась почти тотчас же.

Мария была маленькой, очень энергичной брюнеткой. Ей было около тридцати двух лет, ее черные густые волосы были стянуты на затылке, на лице блестели карие глаза, красовался большой рот и прямой, явно подправленный хирургом-косметологом нос. Она была одета в белую блузку и черные узкие брюки. В ушах висели две круглые сережки, других украшений она не носила. Она открыла дверь так, будто ждала гостей на вечеринку, и, увидев детективов, ужасно удивилась.

— Да? — сказала она. — В чем дело? — Она говорила без тени акцента. Если бы Карелле предложили определить по ее речи, откуда она родом, он бы выбрал Бостон или его окрестности.

— Мы из полиции, — сказал он, показывая свой жетон. — Мы расследуем смерть Стэна Джиффорда.

— А, ясно, — сказала она. — Входите.

Они вошли в ее квартиру. Квартира выдавала оригинальный, но хороший вкус хозяйки и была заполнена вещами из лучших антикварных лавок города и из магазинов уцененных товаров. Стены и полки изобиловали самыми разными вещицами: старыми щелкунчиками, старыми театральными афишами, были там и французская кукла, и акварельные наброски костюмов и декораций, а также несколько военных медалей, черная шелковая шляпа и куски плавника. Гостиная оказалась маленькой, с широкими зашторенными окнами, выходящими на улицу, залитую послеполуденным солнцем. Из мебели там стояли софа и кресло, обшитые темно-зеленым бархатом, кресло-качалка, низкий табурет для ног и столик с мраморной столешницей, на котором лежало несколько номеров "Пари-матч".

— Садитесь, пожалуйста, — сказала Мария. — Может, выпьете что-нибудь? Ах, вам нельзя? А кофе?

— От чашечки кофе не откажусь, — сказал Карелла.

— Кофе на плите. Остается только налить. Я всегда держу кофейник на плите. Я, наверное, выпиваю миллион чашек кофе в день. — Она ушла на маленькую кухню. Им было видно, как она разливала кофе по чашечкам из эмалированного чайника с ручной росписью, чашечки стояли на стеклянной столешнице под настольной лампой с большим абажуром. Чашки, ложечки, сахар и сливки она принесла в гостиную на маленьком тиковом подносе; смахнув французские журналы в сторону, она подала кофе детективам. Потом села в кресло-качалку и, раскачиваясь, стала отпивать маленькими глотками кофе из чашки.

— Я купила это кресло, когда Кеннеди убили, — сказала она. — Вам нравится? Того и гляди развалится. Что вы хотите знать о Стэне?

— Насколько мы знаем, вы были с ним в его уборной, перед тем как он в последний раз поднялся на сцену, мисс Вальехо. Верно?

— Верно, — сказала она.

— Вы там были одна с ним?

— Нет, в комнате находились несколько человек.

— Кто именно?

— О! Я так сразу и не вспомню. Кажется, Арт был там, да… и, может быть, еще один человек.

— Джордж Купер?

— Да, верно. Слушайте, а вы откуда знаете?

Карелла улыбнулся.

— Но мистер Купер в комнату не входил, верно?

— Нет, почему же, входил.

— Я имею в виду, что он просто постучал в дверь и позвал мистера Джиффорда, так?

— Нет, он вошел, — сказала Мария. — Он там пробыл не так уж мало времени.

— Сколько времени, вы говорите, провел мистер Купер в уборной?

— Что-то около пяти минут.

— Вы это хорошо помните?

— Да, хорошо. Он там был, это точно.

— Что еще вы помните, мисс Вальехо? Что происходило в уборной в тот вечер в среду?

— Ничего. Мы просто беседовали. Стэн отдыхал, пока певцы выступали, а я зашла покурить и поболтать, вот и все.

— О чем вы болтали?

— Я не помню. — Она пожала плечами. — Так, ни о чем. Пока на мониторе пели певцы, мы говорили о том о сем.

— Мистер Джиффорд ел что-нибудь? Пил?

— Что вы, нет. Мы просто говорили.

— И даже кофе не пил? Ничего?

— Нет. Нет.

— А витамины он не принимал? Может, вы случайно заметили?

— Нет, ничего такого я не заметила.

— А, может, он какую-нибудь таблетку проглотил?

— Нет, мы просто говорили, вот и все.

— Вам нравился мистер Джиффорд?

— Ну… — Мария колебалась. Она встала с кресла, подошла к кофейному столику, поставила свою чашку, возвратилась к креслу и только тогда пожала плечами.

— Он вам нравился, мисс Вальехо?

— Мне бы не хотелось говорить о покойном, — сказала она.

— Мы прекрасно говорили о нем буквально минуту назад.

— Мне бы не хотелось говорить о нем плохо, — уточнила мисс Вальехо.

— Значит, вы его недолюбливали?

— Ну, он был чересчур требовательный, вот и все.

— В чем требовательный?

— Вы, наверное, знаете, что я старшая костюмерша студии.

— Да, мы знаем.

— Под моим началом работают восемь человек. Это большой штат. Я за всех отвечаю, и не так-то легко костюмировать шоу каждую неделю, можете мне поверить. Я… я не думаю, что Стэн облегчал мне работу, вот и все. Он… ну… он не очень хорошо разбирался в костюмах, но делал вид, что разбирается и… короче говоря, он иногда действовал мне на нервы.

— Ясно, — сказал Карелла.

— Но вы пришли, тем не менее, поболтать с ним в его уборную, — произнес Мейер в нос, а потом чихнул.

— Видите ли, вражды между нами не было. Просто время от времени мы орали друг на друга, вот и все. Поскольку он ни черта не понимал в костюмах, а я в них прекрасно разбираюсь, вот и все. Но это не мешало мне приходить в его уборную поболтать. Не вижу ничего ужасного в том, чтобы зайти в его уборную и поговорить.

— Никто не видит в этом ничего предосудительного, мисс Вальехо.

— Я хочу сказать, я знаю, что убили человека и все такое, но это еще не причина, чтобы придираться к каждому сказанному слову или самому маленькому поступку. Люди подчас спорят, как вы понимаете.

— Да, мы понимаем.

Мария помолчала. Потом перестала качаться в кресле, повернула голову к занавешенному окну, из которого лился солнечный свет, и сказала тихим голосом:

— Впрочем, зачем это я? Догадываюсь, вам уже наверняка донесли, что мы со Стэном ненавидели друг друга. — Она пожала плечами. — Мне кажется, он собирался уволить меня. Слышала, что больше терпеть он меня не хотел.

— Кто это вам сказал?

— Дейвид. Он сказал — Дейвид Крэнтц, наш продюсер, — он сказал, что Стэн собирается меня уволить. Вот поэтому я и пошла в его уборную в среду вечером. Спросить его об этом, попытаться… Работа эта неплохо оплачивалась. На личности на работе переходить глупо. Я не хотела потерять эту работу, вот и все.

— Вы с ним поговорили о вашей работе?

— Я начала, но тут пришел Арт, потом Джордж, и все. — Она снова помолчала. — Если я правильно понимаю, все это имеет сейчас чисто академический интерес, верно?

— Пожалуй.

Мейер шумно высморкался, убрал свой платок в карман, а потом как бы невзначай спросил:

— Вас хорошо знают в вашем мире, мисс Вальехо?

— О, да, конечно.

— Так что, если бы мистер Джиффорд выгнал вас, вы бы смогли найти себе другую работу. Это верно?

— Ну… слухи в нашей среде быстро распространяются. Вы, наверное, знаете, это плохо, когда тебя выгоняют с какой бы то ни было работы. А на телевидении… я бы предпочла сама уйти, вот и все. Я хотела выяснить это, вот почему я и пошла в его уборную. Чтобы выяснить. Если он действительно собирался меня выгнать, то я бы хотела оставить работу по собственному желанию, вот и все.

— Но вы так и не смогли обсудить эту проблему.

— Нет. Я же уже говорила вам. Арт пришел.

— Ну что ж. Спасибо, мисс Вальехо, — сказал, поднимаясь, Карелла. — Кофе у вас был превосходный.

— Послушайте… — Она уже встала со своего кресла, которое продолжало раскачиваться, солнце играло на занавесях позади нее. Она какое-то время покусывала губу, а затем сказала: — Послушайте, я к этому не имею никакого отношения.

Мейер и Карелла молчали.

— Я не любила Стэна, и, может быть, он собирался выгнать меня, но я не чокнутая, понимаете. Может, я немного вспыльчивая, но я не чокнутая. Мы не ладили, вот и все. Но это еще не причина, чтобы убивать человека. Я хочу сказать, что многие на студии не ладили со Стэном. У него был тяжелый характер, вот и все, да к тому же он был звездой. Мы время от времени вздорили, вот и все. Но я его не убивала. Я… я не знаю, как вообще к такому делу подступиться.

Детективы продолжали молча смотреть на нее. Мария едва заметно пожала плечами.

— Вот и все, — сказала она.

* * *

Когда они снова оказались на улице, день уже умирал. Карелла посмотрел на часы и сказал:

— Давай позвоним Бобу, узнаем, удалось ли ему найти нашего друга Уэзерли.

— Позвони сам, — сказал Мейер. — Я себя паршиво чувствую.

— Шел бы ты лучше домой, в постель, — посоветовал Карелла.

— Ты помнишь, что сказала Фанни Брайс о лучшем средстве от простуды? — спросил Мейер.

— Нет, что?

— Лучшее средство, от простуды — положить на грудь горячего еврея.

— А ты лучше прими аспирин, — заключил Карелла.

Они доехали до ближайшей аптеки, и Карелла позвонил в следственный отдел. О’Брайен сказал ему, что трижды звонил Уэзерли, но телефон молчит. Карелла поблагодарил его, повесил трубку и вернулся в машину, где простуженный Мейер сморкался в платок. К тому времени, когда они добрались до отдела, О’Брайен позвонил Уэзерли в четвертый раз, и снова безуспешно. Карелла предложил Мейеру пойти домой, но Мейер настоял на том, что он перепечатает, по крайней мере, один из отчетов о беседах с теми, кого они видели в последние два дня. Он ушел домой всего на двадцать минут раньше Кареллы. Карелла закончил писать отчеты как раз ко времени прихода своей смены, Энди Паркера, который, как всегда, опоздал на полчаса. Карелла еще раз попробовал дозвониться до Уэзерли, а затем попросил Паркера звонить по этому телефону весь вечер и в случае успеха тут же сообщить ему. Паркер пообещал, что все сделает, в чем Карелла сильно сомневался.

Домой в Риверхед он добрался в четверть восьмого. Близняшки встретили его на пороге, чуть не сбив с ног. Он поднял обоих на руки и понес их на кухню, в этот момент и зазвонил телефон.

Он опустил детей на пол и подошел к телефону.

— Алло? — сказал он.

— Спорю, ты был уверен, что я не позвоню, а?

— Кто это?

— Энди Паркер. Я только что дозвонился до Уэзерли. Он сказал, что вернулся домой всего десять минут назад. Я посоветовал ему никуда не уходить и дожидаться тебя дома.

— О, — сказал Карелла. — Спасибо.

Он повесил трубку и направился к кухне, в дверях которой стояла Тедди. Она молча смотрела на него, он тоже сделал паузу, а потом пожал плечами.

— Думаю, что перед уходом я еще успею поесть, — сказал он просто.

Тедди незаметно вздохнула, но Марк, старший из близнецов — он родился на пять минут раньше, — внимательно наблюдал за родителями. Он взмахнул рукой и обреченно произнес:

— Он уходит.

Эйприл, думая, что это игра, бросилась в объятия Кареллы с криком:

— Он уходит, он уходит, он уходит!

* * *

Арт Уэзерли уже ждал его. Он провел Кареллу через квартиру в студию, окна которой выходили в парк. В студии стоял письменный стол с пишущей машинкой и пепельницей, стопкой чистой бумаги и еще одной стопкой исписанной бумаги с многочисленными карандашными пометками. На стене висело несколько профессиональных дипломов, под ними находился низенький книжный шкаф. Уэзерли жестом пригласил Кареллу сесть на один из двух имевшихся стульев. Хозяин студии выглядел совершенно спокойным, но пепельница на столе уже переполнилась окурками, а он закурил очередную сигарету.

— Я не привык к звонкам из полиции, — сказал он сразу.

— Да, мы заходили к вам…

— Особенно, когда тебе говорят оставаться на месте и не покидать квартиру.

— Энди Паркер — не самый тактичный из полицейских…

— Я хочу сказать, что не привык к таким диктаторским методам, — сказал Уэзерли.

— Мы не диктаторы, мистер Уэзерли, — мягко произнес Карелла. — Мы расследуем убийство и приезжали к вам вчера, но…

— Я оставался у друга.

— У какого друга?

— У девушки. Я был так потрясен в среду вечером после… после того, что случилось, поэтому я и поехал к ней. Я там пробыл два дня. — Уэзерли помолчал. — Надеюсь, законом это не запрещается?

— Разумеется, нет. — Карелла улыбнулся. — Я прошу прощения за те неудобства, что мы доставили вам, но нам действительно надо задать вам несколько вопросов.

Уэзерли, кажется, немного успокоился.

— Ладно, — сказал он. — Но ведь не было никакой необходимости приказывать мне не выходить из дома.

— Я прошу у вас прощения, мистер Уэзерли.

— Ладно, чего уж там.

— Я бы хотел, чтобы вы рассказали мне, что происходило в уборной Стэна Джиффорда перед тем, как он в последний раз ушел в тот вечер на сцену.

— Я не помню всех подробностей.

— Расскажите мне только то, что вы помните.

Уэзерли задумался, затушил сигарету, тут же прикурил следующую, а затем сказал:

— Когда я вошел туда, там была Мария. Она о чем-то спорила со Стэном. По крайней мере…

— Спорила?

— Да. Я слышал, как они кричали друг на друга, когда подходил к двери.

— Продолжайте.

— Когда я вошел, атмосфера была немного натянутой, но пока я был там. Мария почти все время молчала. Мы со Стэном шутили, больше всего о фольклорных певцах. Он ненавидел фольклорное пение, но эта группа очень популярна в настоящее время, и его уговорили пригласить их.

— Значит, вы их вышучивали?

— Да. Пока смотрели за их выступлением по монитору.

— Понятно. Дружески, правильно я понял?

— О, да.

— А что случилось потом?

— Ну… затем вошел Джордж. Джордж Купер, помреж программы.

— Он вошел в комнату?

— Да.

— Сколько времени он там оставался?

— Минуты три-четыре, по-моему.

— Ясно. Но он не спорил с Джиффордом, нет?

— Нет.

— Только Мария?

— Да. Причем до того, как я пришел туда, понимаете?

— Понимаю. А как насчет вашего спора? — спросил Карелла.

— Моего?

— Да. Как насчет вашего спора с Джиффордом перед выходом программы в эфир?

— Спора? Кто сказал, что у нас был спор?

— Значит, не было?

— Конечно, нет.

Карелла глубоко вздохнул.

— Мистер Уэзерли, разве вы не говорили, что хотели бы, чтобы Стэн Джиффорд сдох.

— Нет, сэр.

— Вы не говорили этого?

— Нет, сэр. Не говорил. Мы со Стэном хорошо ладили. — Уэзерли помолчал. — Многие люди, готовившие программу, не ладили с ним. Но у меня с ним проблем не возникало.

— Кто не ладил с ним, мистер Уэзерли?

— Ну, во-первых, Мария. Я только что сказал вам об этом. И Дейвид Крэнтц его не особенно любил. Он всегда говорил в присутствии Стэна, что актеры — быдло, а комики — всего лишь смешные актеры. И Джорджу Куперу не очень-то нравилась его роль… ну, подручного. Устанавливать тишину в студии, бегать за кофе, приносить Стэну его таблетки, следить за тем, чтобы все…

— Что приносить Стэну?

— Его таблетки, — сказал Уэзерли. — Стэн был нервным человеком. Думаю, что он принимал транквилизаторы. Как бы то ни было, Джордж был главным мальчиком на побегушках, который появлялся, как только Стэн щелкал пальцами.

— А в среду вечером Джордж принес ему таблетку?

— Когда? — спросил Уэзерли.

— В среду вечером. Когда он пришел в уборную.

Уэзерли задумался на мгновение, а затем сказал:

— Теперь, когда вы упомянули об этом, мне кажется, что приносил.

— Вы в этом уверены?

— Да, сэр. Вполне уверен.

— И Стэн взял у него таблетку?

— Да, сэр.

Карелла неожиданно поднялся.

— Вы не возражаете пройти со мной, мистер Уэзерли? — спросил он.

— Пройти? Куда?

— В город. Нам надо уточнить несколько вещей.

* * *

Несколько вещей, которые хотел уточнить Карелла, заключались в противоречивых показаниях трех человек, которые были вместе с Джиффордом перед его последним выходом в эфир. Он решил, что лучше всего это сделать в следственном отделе, где полицейские имеют психологическое преимущество. Не было ничего зловещего ни в зеленых фонарях у здания участка, ни в высокой стойке в комнате дежурного, ни в объявлении, советующем посетителям не заходить за стойку, ни даже в белой вывеске СЛЕДСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ, которая была написана черными квадратными буквами и указывала на лестницу из железных ступеней, идущих вверх. И, разумеется, не было ничего опасного ни в самих ступенях, ни в узком коридорчике, ни в различных комнатах с аккуратными обозначениями: ДОПРОСЫ, ТУАЛЕТ, КАНЦЕЛЯРИЯ. Деревянный поручень, который отгораживал помещение следственного отдела от остальных комнат, выглядел вполне невинно, да и сам следственный отдел — несмотря на решетки на окнах — выглядел, как любое другое деловое помещение: столы, картотеки, звонящие телефоны, графин и доски объявлений, люди, работающие без пиджаков. Но Арт Уэзерли, Мария Вальехо и Джордж Купер были очевидно испуганы обстановкой и еще больше испугались, когда их отвели в разные комнаты для допроса. Боб О’Брайен, громадный полицейский мальчишеского вида допрашивал Купера в кабинете лейтенанта. Стив Карелла допрашивал Марию в канцелярии, выгнав оттуда Альфа Мисколо, который печатал там отчеты и отчаянно сопротивлялся столь бесцеремонному обращению. Мейер, совершенно простуженный и потому не расположенный слушать всякий вздор, допрашивал Арта Уэзерли в почти пустой комнате допросов. Трое детективов заранее договорились, какие вопросы задавать и в каком направлении вести допрос. В разных комнатах с разными подозреваемыми шла обычная рутинная работа.

* * *

— Вы сказали, что не пили кофе, мисс Вальехо, — повторил Карелла. — Мистер Купер говорит, что в комнате были кофейные чашки. Так были они там или не были?

— Нет. Я не помню. Я знаю, что я никакого кофе не пила.

— А Арт Уэзерли?

— Нет. Я не видела, чтобы он что-нибудь пил.

— Джордж Купер давал Джиффорду таблетку?

— Нет.

— Вы спорили с Джиффордом, когда вошел Арт Уэзерли?

— Нет.

— Давайте еще раз вернемся к этому, мистер Купер, — сказал О’Брайен. — Вы утверждаете, что только постучали в дверь и просунули в комнату голову, верно?

— Верно.

— Вы там были всего несколько секунд.

— Да. Послушайте, я…

— Вы давали Стэну Джиффорду таблетку?

— Таблетку? Нет! Нет, не давал!

— Но в комнате были кофейные чашки, верно?

— Да. Послушайте, я ничего ему не давал! Вы что пытаетесь?..

— Вы слышали, чтобы Арт Уэзерли желал Джиффорду сдохнуть?

— Да.

* * *

— Ладно, Уэзерли, — сказал Мейер. — Когда Купер дал ему эту таблетку?

— Как только вошел в комнату.

— И чем запил ее Джиффорд?

— Тем кофе, что мы пили.

— Вы все пили кофе, так?

— Да.

— Кто пил?

— И Мария, и Стэн, и я тоже.

* * *

— Тогда зачем вы пошли в ту комнату, Мария, если не спорить?

— Я пошла… поговорить с ним. Я думала, что мы сможем…

— Но вы ведь спорили, разве не так?

— Нет. Клянусь Богом, я не…

— Зачем же вы тогда лгали насчет кофе? Вы пили кофе или нет?

— Нет. Кофе не было. Пожалуйста, я…

* * *

— Подождите, подождите, мистер Купер. Вы или заходили в комнату, или нет. Вы либо дали ему таблетку, либо…

— Говорю вам, я не давал.

— Вы когда-нибудь давали ему таблетки?

— Нет.

— Он ведь принимал транквилизаторы, верно?

— Я не знаю, что он принимал. Я никогда ему ничего не приносил.

— Никогда?

— Может, один или два раза. Аспирин. Когда у него голова болела.

— Но не транквилизатор?

— Нет.

— А витаминную капсулу?

* * *

— Он протянул ему таблетку, — сказал Уэзерли.

— Какую таблетку?

— Не знаю.

— Вспоминайте.

— Я вспоминаю. Маленькую таблетку.

— Какого цвета?

— Белую.

— Значит, таблетку? Такую, как аспирин? Да?

— Да. Да, кажется, такую. Я не помню.

— Но ведь вы видели это?

— Да, но…

* * *

Потом в следственном отделе они свели все это вместе. Они оставили подозреваемых в кабинете лейтенанта под наблюдением дежурного, а сами сели вокруг стола Кареллы и сравнили полученные ответы. Результат их не очень удовлетворил, но не удивил. Все они работали в полиции уже достаточно много лет, чтобы не удивляться тому, что люди возводят напраслину друг на друга. Каждый раз это их немного огорчало, но не удивляло. Они имели дело с фактами, и факты, касающиеся дела Стэна Джиффорда, они принимали с мрачной решимостью.

А факты были простые и обескураживающие.

Сравнив результаты допросов, они пришли к выводу, что все трое подозреваемых лгут.

Мария Вальехо действительно спорила с Джиффордом и действительно пила кофе, но она отрицала оба эти факта, поскольку понимала, насколько уличающими могут стать эти два внешне не связанных между собой события. Она поняла, что Джиффорда могли отравить, опустив что-то в его кофе. Если бы она признала, что в уборной пили кофе и что они с Джиффордом пили кофе вместе, и если бы, кроме того, она признала, что они спорили, разве ее нельзя было заподозрить в том, что она опустила смертельную дозу яда в чашку своего шефа? Поэтому Мария беззастенчиво лгала, но благородно отказывалась обвинить других. Ей было достаточно придумать собственный способ выхода из ситуации, которая представлялась ей зловещей западней.

Арт Уэзерли в самом деле пожелал своему работодателю сдохнуть, причем пожелал это вслух и в присутствии другого человека. В тот вечер Стэн Джиффорд на виду у миллионов потерял сознание. Арт Уэзерли, словно ребенок, загадавший страстное желание и увидевший, что оно осуществилось, не только поразился, но и испугался. Он сразу же вспомнил свои слова, сказанные в присутствии Джорджа Купера перед выходом в эфир, и совершенно определенно понял, что Купер их тоже вспомнит. Его страх усилился, когда он осознал, что был одним из последних людей, кто имел дело с еще живым Джиффордом, и что близость к Джиффорду в этом деле об отравлении в сочетании со случайным пожеланием во время репетиции могут послужить основанием для обвинения его в совершении убийства. Когда ему позвонили из полиции и попросили не уходить из дома, он понял, что выиграл в лотерее. Но отнюдь не поощрительный приз. В отчаянии он попытался оспорить утверждение Купера и бросить на него самого тень как на подозреваемого. Он видел несколько раз за последние три года, как Купер приносил Джиффорду таблетку аспирина, и решил выдумать на основе виденного ранее передачу таблетки в вечер смерти Джиффорда, тем самым безжалостно подставляя Купера. Но испуганный человек не заботится о том, на кого падает вина, лишь бы она пала не на него.

Почти таким же образом Купер приходит к неожиданному пониманию того, что он был не только одним из последних, кто общался с Джиффордом в этой жизни, но и самым последним. Несмотря на то что он провел с ним в уборной несколько минут, он решил, что безопаснее сказать, будто он лишь просунул в дверь голову. И поскольку по пути на сцену Джиффорд не говорил ни с одной живой душой, Купер счел, что будет мудро выдумать никогда не существовавшего оператора. Затем, чтобы с уверенностью выпутаться из очень сомнительной ситуации, он вспоминает ругань Уэзерли и вовремя рассказывает о ней детективам, хотя он точно знает, что выражение это произносится сотню раз за время любой телевизионной репетиции.

Все лжецы.

Но не убийцы.

После трехчасовых утомительных допросов детективы обрели уверенность, что все трое лжецов в некоем очистительном катарсисе начали говорить наконец правду. Да, мы лгали, признались они все поодиночке, но теперь мы говорим правду. Мы не убивали Стэна Джиффорда. Мы не можем отличить стро-не-помню-как-там-дальше от сапога. Кроме того, мы добрые милые люди — посмотрите на нас. Мы, конечно, лжецы, но не убийцы, нет. Мы не убивали. Это сущая правда.

Мы не убивали.

Детективы поверили им.

В своей профессиональной жизни они слышали достаточно лжи, чтобы знать, что у правды есть маленькое колечко, которое способно небоскребы рушить. Они отослали троицу по домам, не извинившись за доставленные неудобства. Боб О’Брайен зевнул, потянулся, спросил Кареллу, нужен ли он ему еще, надел шляпу и ушел. Мейер и Карелла сидели в комнате следователей за столом напротив друг друга. Было без четверти двенадцать. Зазвонивший телефон заставил их вздрогнуть. Мейер снял трубку.

— Мейер, 87-е отделение, — сказал он. — А, привет, Джордж. — Потом прошептал Карелле: — Это Темпл. Я попросил его проверить алиби Крэнтца. — А в трубку продолжил: — Что ты наскреб? Ясно. Ага. Ясно. Хорошо. Спасибо. — И повесил трубку. — Он наконец добрался до последнего человека в списке Крэнтца, того голливудского режиссера. Режиссер был в театре, только что вернулся в гостиницу. Его маленькая красотка при нем. — Мейер поднял брови.

Карелла смотрел на него устало.

— Что нарыл Темпл?

— Он говорит, все подтверждают алиби Крэнтца. Крэнтц поднялся в комнату спонсоров за добрых четверть часа до начала эфира и оставался там до того времени, когда Стэну стало плохо.

— М-м-м, — сказал Карелла.

Они мрачно смотрели друг на друга. Полночь пришла и ушла; наступил новый день. Мейер громко чихнул. Карелла зевнул, а затем устало провел рукой по лицу.

— Что ты думаешь? — спросил он.

— Ничего. А что ты думаешь?

— Ничего.

Они помолчали.

— Может, это самоубийство, — сказал Карелла.

— Может.

— О, Боже, как же я устал, — сказал Карелла.

Мейер чихнул.

Глава 6

Он шел за ними до ресторана, а потом и до кинотеатра и теперь стоял в подворотне напротив ее дома и ждал, когда она придет. Ночь была холодная, и он поднял воротник пальто, спрятал руки в карманы и глубоко надвинул шляпу на лоб.

Было десять минут первого, из кинотеатра они вышли без четверти двенадцать, и он знал, что оттуда они пойдут прямо домой. Он уже достаточно давно наблюдал за девушкой, чтобы узнать о ней кое-какие вещи, и одна из них — это то, что она не спала с кем попало. В прошлом месяце она время от времени проводила ночь с парнем, живущим на Баннинг-стрит, и однажды на следующее утро, как она ушла от него, он поднялся к этому парню и отделал его кастетом так, что тот плакал на кухонном полу, будто маленький ребенок. Он предупредил парня, чтобы тот не пытался вызвать полицию и чтобы никогда больше не приближался к Синди Форрест, никогда не пытался увидеть ее или даже позвонить ей. Парень закрывал разбитый рот окровавленной рукой и кивал, умоляя не бить его больше. Этот парень ее больше наверняка не побеспокоит. Так что он знал, что она не спит с каждым встречным-поперечным, и, кроме того, он знал, что она никуда не пойдет с этим парнем после кино, потому что этот блондин — полицейский.

Он почувствовал запах легавого, как только увидел его сегодня днем, когда тот зашел за ней в контору, чтобы отвести на обед. Он узнал вид легавого и запах легавого и тотчас же понял, что хитрые ищейки расставляют для него ловушку, в которую он должен непременно попасться — вот я, ублюдки, ловите.

Потеха.

Он убрался подальше от ресторана, где они обедали, почуяв вонь, которая шла от легавого, он понял — что-то затевается, но еще не знал, какую ловушку они ему расставили. Блондин ходил в точности, как полицейский, такая походка бывает только у них. У него также была какая-то вороватая манера оглядывать происходящее вокруг, он поворачивал голову в одну сторону, а на самом деле осматривал другую — очень известный сыщицкий трюк, которым иногда пользуются и известные преступники и с которым знакомо большинство полицейских от Восточного до Западного побережья. Он знал полицейских в разных частях этой маленькой страны Америки, он разбил больше их голов, чем имеется у него пальцев на ногах и на руках. Он ничего не имел против того, чтобы разбить еще одну, но сначала он должен обойти их ловушку. Чего он делать не собирался, так это попадать в нее.

Зимой или когда, как сейчас, холодно, и людям приходится надевать пальто и плащи, вы всегда можете сказать, вооружен человек или нет, потому что, если он носит кобуру подмышкой, вторая пуговица сверху на плаще всегда расстегнута. Если же кобура у него висит на поясе, на плаще расстегнута пуговица как раз над талией, чтобы правая рука легко могла вытащить пистолет — это было первое конкретное доказательство того, что Белобрысый из полиции. Он служил в полиции и носил кобуру на поясе. Наблюдая за ним через застекленную дверь во втором ресторане, уже вечером, он заметил, как на миг сверкнул жетон Белобрысого в бумажнике, который он вытащил и открыл, расплачиваясь с официантом. Это был второй конкретный факт, а для сообразительного человека достаточно одного-двух фактов, чтобы нарисовать всю картину, особенно, когда все вокруг буквально провоняло духом легавого.

Единственное, чего он не знал, так это в чем состояла ловушка, и следует или нет прищучить Белобрысого, возможно, отделав его тут же. Но он решил, что сегодня лучше приняться за девицу. Пора ей узнать, что можно делать, а что нельзя. Откладывать это на более позднее время не имело смысла. Девице пора знать, что ей не следует спать с парнями, живущими на Баннинг-стрит или в любом другом месте этого города. И ей также необходимо запомнить, что и с полицейскими связываться не следует, какую бы ловушку они не готовили. Она должна это узнать сегодня же, раз и навсегда, потому что он не собирается оставаться в тени надолго. Девица должна знать, что она принадлежит ему и никому более.

Он решил, что изобьет ее сегодня ночью.

Он снова бросил взгляд на часы — четверть первого — и удивился, где они так долго болтаются. Может, ему следовало пасти их, когда они вышли из кино, а не бежать стремглав сюда. И все же, если Белобрысый…

На улице показалась машина, он отступил в тень и стал ждать. Машина двигалась медленно. "Смелей, Белобрысый, — думал он, — за тобой хвоста нет, нет нужды ездить так медленно". Он ухмыльнулся в темноте. Машина остановилась у тротуара. Белобрысый вышел и, обойдя машину, открыл дверцу для девицы, а затем вместе с ней подошел к парадному. Девица жила на верхнем этаже серого четырехэтажного здания. На табличке рядом с ее звонком значилось: С. ФОРРЕСТ — это первое, что он выяснил о ней в свое время, почти два месяца тому назад. Чуть позднее он взломал замок ее почтового ящика и обнаружил два письма, адресованных мисс Синтии Форрест. Это хорошо, что она была не замужем, поскольку в противном случае ее мужу бы не поздоровилось. Одно из них было от парня, который служил в Таиланде в Корпусе мира. Парню повезло, что он уехал в Таиланд, иначе бы к нему обязательно пришли и потребовали бы прекратить писать письма своей маленькой возлюбленной.

Теперь Белобрысый открывал для нее внутреннюю дверь парадного. Девушка пожелала ему спокойной ночи — ее голос хорошо был слышен и на его стороне улицы, — а Белобрысый отдал ей ключи и что-то сказал, что он разобрать не смог. Дверь за девицей закрылась, и Белобрысый спустился по ступеням, вышагивая странной полицейской походкой, словно боксер, идущий к рингу, где его ждет спарринг-партнер: убрав голову в плечи — это был известный у легавых трюк, а глаза его скорее всего обшаривали улицу в обоих направлениях, при том, что голова не двигалась. Белобрысый сел в машину — мотор он не выключал, — нажал на газ и уехал.

Он ждал.

Пять минут спустя машина вынырнула из-за угла и медленно проехала мимо серого здания.

Он чуть не рассмеялся. Неужели Белобрысый думает, что имеет дело с дилетантом? Он подождал, пока машина снова свернула за угол, потом, чтобы окончательно убедиться, что Белобрысый уехал, выждал еще, по меньшей мере, четверть часа.

Затем быстро пересек улицу, завернул за угол и вошел в здание, примыкавшее к тому, в котором жила девушка. Пройдя здание насквозь, он попал во двор. Перебравшись через забор, он спрыгнул во двор дома девушки. Взглянув вверх, он увидел на четвертом этаже светящиеся окна. Подойдя к стене здания, он подпрыгнул и ухватился за нижнюю ступеньку пожарной лестницы. Легко подтянувшись и став ногами на ступеньку, он начал взбираться наверх. Мимо окон он крался с большой осторожностью, особенно мимо освещенного окна на втором этаже. Наконец он добрался до площадки на четвертом этаже, ее этаже.

На площадке лестницы напротив ее окна стояла коробка из-под сыра, наполненная сухой землей, из которой торчали засохшие стебли. Площадка находилась рядом с ее спальней. Он заглянул в окно, в комнате никого не было. Он повернул голову налево, где из крохотного окошка ванной пробивался свет: девушка мылась. Он хотел было сразу пробраться в спальню, пока ее нет, но передумал. Он решил подождать, пока она ляжет в постель. Он хотел испугать ее по-настоящему.

Комната освещалась только ночником, стоявшем на туалетном столике рядом с кроватью девушки. Кровать была хорошо видна с того места, где он скрючился на пожарной лестнице. С ближней к нему стороны кровати стоял единственный стул, который в темноте надо было не задеть. Он хотел, чтобы ее удивление было совершенным; он не собирался спотыкаться о мебель или будить ее раньше времени. Окно было лишь слегка приоткрыто сверху — видимо, для проветривания, она, скорее всего, открыла его, придя домой. Он не знал, закроет ли она его перед тем, как лечь спать. Это был очень приличный район, и в последнее время ничего опасного здесь не происходило — он специально это проверил из опасения, что какой-нибудь дешевый пижон случайно заберется в ее квартиру и спутает ему все карты, так что она вполне могла лечь спать и с приоткрытым, как сейчас, окном. Пока она была в ванной, он внимательно рассмотрел оконный запор и решил, что проблем с ним не будет, даже если она закроет окно.

Неожиданно погас свет в ванной.

Он распластался на кирпичной стене здания. Девушка что-то напевала себе под нос, когда вошла в комнату. Вдруг голос ее резко оборвался, она включила радио. Радио заорало неожиданно громко: Бог мой, она разбудит весь дом! Она продолжала вертеть ручку настройки, пока не нашла то, что хотела, — приятную музыку: много скрипок и труб под сурдинку, а затем только уменьшила громкость. Он ждал. Через минуту она подошла к окну и опустила жалюзи. "Хорошо, — подумал он, — окно она не закрыла". Он подождал еще немного, а затем пригнулся на площадке пожарной лестницы — так он мог заглядывать в двухдюймовую щель, которую она оставила между нижним краем жалюзи и подоконником.

Девушка еще не раздевалась. На ней было все то же коричневое платье, в котором она ходила вечером в ресторан, но, когда она повернулась и пошла к шкафу, он заметил, что молнию сзади она уже расстегнула. Платье расходилось, оставляя на спине треугольник с вершиной на копчике, треугольник пересекала белая эластичная лента бюстгальтера. По радио транслировали знакомую ей песню, поэтому, когда она открывала шкаф и снимала с крючка ночную рубашку, она подпевала. Она закрыла дверцу, подошла к кровати, села на нее со стороны, которая была ближе к окну, задрала подол и отстегнула по очереди обе резинки. Потом сняла туфли и чулки, подошла к шкафу, туфли положила вниз, а чулки опустила в сумку, висевшую на ручке с внутренней стороны дверцы. Она снова закрыла дверцу, затем, стоя у шкафа и не приближаясь к кровати, сняла платье. В бюстгальтере и трусиках она ушла в другой конец комнаты, где он не мог ее видеть, будто эта маленькая сучка знала, что он наблюдает за ней! Она продолжала напевать. Руки у него вспотели. Вытерев руки о рукав, он продолжал ждать.

Она возвратилась так неожиданно, что испугала его. Она сняла с себя все белье и быстро шла голая к кровати, чтобы надеть ночную рубашку. Боже, как же она хороша! Он и не представлял себе, до чего она хороша. Он смотрел, как она слегка наклоняется и надевает рубашку на голову: когда она выпрямляется, рубашка ниспадает, закрывая ее груди и широкие бедра. Она зевнула, бросив взгляд на часы, снова скрылась из виду и возвратилась с книгой в бумажной обложке. Она легла в постель, чуть разведя ноги, натянула одеяло до колен, взбила подушку, почесала щеку и открыла книгу. Зевнула. Снова взглянув на часы, она видимо, передумала читать, положила книгу на ночной столик и снова зевнула.

Мгновение спустя она потушила свет.

* * *

Сначала она услышала голос.

Голос произнес: "Синди", и на какой-то миг ей показалось, что это во сне, поскольку слово прозвучало еле слышным шепотом. Но затем она снова его услышала где-то над собой и, широко открыв глаза, попыталась сесть, но что-то яростно вдавило ее в подушку. Она открыла рот, чтобы закричать, но чья-то рука зажала его. Она всматривалась в темноту поверх толстых пальцев.

— Тихо, Синди, — произнес голос. — Веди себя тихо.

Рука его зажимала ей рот сильно и плотно. Теперь он взобрался на нее, сев на живот, прижав коленями руки и второй рукой припечатывая ее к подушке.

— Ты меня слышишь? — спросил он.

Она кивнула. Рука продолжала зажимать ей рот, причиняя боль. Она хотела укусить руку, но рот не открывался. Он навалился на нее всем своим весом. Она попыталась пошевелиться, но его ноги и руки держали ее, как клещами.

— Слушай меня, — сказал он. — Я сейчас из тебя все дерьмо выбью.

Она тотчас же поверила ему: ужас сковал ее. Глаза ее постепенно привыкали к темноте. Она уже могла различить над собой его ухмыляющееся лицо. Пальцы его пахли табаком. Правой рукой он по-прежнему зажимал ей рот, а левой сжимал ее грудь. Говоря с ней, он не переставал мять сквозь тонкий нейлон мягкую плоть, время от времени пощипывая сосок. Медленным ленивым голосом он спросил:

— Ты знаешь, за что я буду бить тебя, Синди?

Она попыталась покачать головой, но его рука так крепко сжимала ей рот, что она не смогла и пошевелиться. Она понимала, что скоро расплачется. Ее начала бить дрожь. Он очень грубо мял ее грудь. Каждый раз, когда он сжимал сосок, она моргала от боли.

— Я не хочу, чтобы ты ходила по городу с полицейскими, — сказал он. — Я не хочу, чтобы ты вообще с кем-нибудь шастала, но особенно с полицейскими.

Теперь она видела его лицо ясно. Это был тот же самый человек, который приходил к ней на работу, тот же самый человек, который избил полицейского. Она вспомнила, как он бил полицейского ногой, когда тот упал на пол, и задрожала еще сильнее. Она услышала, как он засмеялся.

— Сейчас я сниму свою руку с твоего рта, — сказал он, — потому что нам надо поговорить. Но если ты закричишь, я убью тебя. Ясно?

Она попыталась кивнуть. Рука его расслаблялась. Он медленно отнимал ее ото рта девушки, сжав в кулак, словно хотел проверить, поймал ли он муху. Она подумала, не закричать ли, но тут же поняла, что в этом случае он обязательно исполнит свое обещание. Он сдвинулся чуть влево, ослабляя давление на ее груди. Потом положил ладони себе на бедра согнутых ног, колени его все еще прижимали ее руки к постели, большая часть его веса все еще приходилась на ее живот. Грудь ее ломило от боли. По телу тек ручеек пота, и на миг ей почудилось, что это кровь: может, он как-то нанес ей травму? Новая волна страха вызвала новую дрожь. Ей стало стыдно за свой страх, но контролировать его она не могла — это был животный страх, молча кричавший о боли и возможной смерти.

— Ты завтра же избавишься от него, — прошептал он. Он сидел на ней, широко расставив ноги.

— От кого? — сказала она. — От кого я…

— От полицейского. Ты избавишься от него завтра же.

— Хорошо. — Она кивнула в темноте. — Хорошо, — повторила она.

— Ты позвонишь ему в участок, какой, кстати, у него участок?

— Восемь… восемьдесят седьмой, мне кажется.

— Ты ему позвонишь.

— Да. Да, позвоню.

— Ты ему скажешь, что больше не нуждаешься в сопровождении полицейского. Ты ему скажешь, что теперь у тебя все в порядке.

— Да, хорошо, — сказала она. — Да, скажу.

— Ты ему скажешь, что уладила все свои дела с другом.

— С… — Она замолчала. Сердце ее бешено билось, она была уверена, что он чувствует, как панически бьется ее сердце. — С другом?

— Со мной, — сказал он с ухмылкой.

— Я… я даже не знаю вас, — сказала она.

— Я твой парень.

Она покачала головой.

— Я твой любовник.

Она продолжала качать головой.

— Да.

— Я не знаю вас, — сказала она и неожиданно расплакалась. — Что вы хотите от меня? Пожалуйста, уходите. Пожалуйста, оставьте меня в покое. Я не знаю вас. Пожалуйста, пожалуйста.

— Попроси, — сказал он все с той же ухмылкой.

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…

— Ты скажешь ему, чтобы он больше не ходил за тобой.

— Да, я так и сделаю. Я же обещала.

— Обещай.

— Обещаю.

— Ты выполнишь обещание, — произнес он уверенно.

— Да, выполню. Я же сказала…

Он ударил ее неожиданно и зло. Его правая рука резко поднялась и метнулась к ее лицу. Синди зажмурилась за миг до удара. Она напряглась, широко открыв глаза и сжав зубы.

— Ты выполнишь обещание, — сказал он, — потому что это только начало того, что ты получишь, если не выполнишь.

А затем он начал избивать ее.

* * *

Очнувшись, она сначала не могла понять, где она. Синди попыталась открыть глаза, но с ними что-то случилось, глаза не открывались. Щека упиралась во что-то твердое, голова была странно повернута. Она чувствовала сотни отдельных очагов пульсирующей боли, но ни один из них не был, казалось, связан с ее головой или телом. Левый глаз с дрожью открылся. Свет полоснул по узкой щели открывшегося века, которое дальше не открывалось.

Она лежала щекой на коврике и все пыталась открыть левый глаз, ловя исчезающее изображение серого коврика, все еще не понимая, где она, но твердо зная, что с ней произошло что-то ужасное, но пока не зная, что именно. Она неподвижно лежала на полу, чувствуя каждый узел боли: руки, ноги, бедра, груди, нос — все эти узлы составляли узнаваемую массу плоти, которая была ее телом, целым и единым жестоко избитым телом.

А затем она, конечно, вспомнила, что произошло. Ее первой реакцией был панический ужас. Она подняла плечи, пытаясь поглубже втянуть голову. Левая ее рука с трудом поднялась к лицу, как бы стараясь защитить его от новых ударов.

— Пожалуйста, — сказала она.

Слово шепотом понеслось по комнате. Она ждала нового удара, все части ее тела изготовились, напряглись принять его, но удара не последовало. Она лежала и дрожала от мысли, что он лишь делает вид, что ушел, а сам спрятался неподалеку и сейчас снова ждет момента для нападения.

Глаз ее продолжал с болью моргать.

Она перевернулась на спину и попыталась открыть второй глаз, но, как и в первый раз, сквозь узкую щелочку дрожащего века протиснулся лишь узкий лучик света. Потолок казался очень далеким. Рыдая, она поднесла свою руку к носу, считая, что из него текут сопли, и вытерла его тыльной стороной ладони, а затем поняла, что из ее ноздрей хлещет кровь.

— О, — произнесла она. — О, Боже.

Синди лежала на спине, рыдая в отчаянии. Наконец попыталась подняться. Она сумела встать на колени, но затем снова упала на пол, уткнувшись лицом в ковер. "Полиция, — подумала она, — я должна позвонить в полицию". И тут она вспомнила, за что он ее бил. В полицию она звонить не будет. Он сказал, чтобы она избавилась от полицейского. Она снова встала на колени. Ночная рубашка ее была разорвана спереди. Груди ее были все в синяках. На месте соска правой груди зияла рана. Горло, порванная рубашка и груди были залиты кровью из носа. Она сначала, собирала кровь в пригоршню, а потом постаралась остановить ее с помощью оторванного куска нейлоновой ткани. Она с трудом поднялась на ноги и неверными шагами двинулась к туалетному столику, на котором она оставила ключи, которые ей возвратил Клинг. Ключи лежали на столике. Она приложит их к шее и остановит кровь. Она потянулась к столику, бок пронзила ужасная боль: он бил ее так же, как он бил того полицейского. О, Боже, о. Боже, Боже, Боже…

Она не поверила тому, что увидела в зеркале. Отражение в зеркале было гротескным и пугающим, непередаваемо отталкивающим. Глаза заплыли и опухли, зрачков видно не было, только узкие щели на горящей поверхности странного цвета опухлостей. Лицо ее покрывали кровь и синяки, оно превратилось в массу опухшей розовой плоти, ее светлые волосы были перепачканы кровью, руки и ноги — иссечены рубцами.

Неожиданно у нее закружилась голова. Она оперлась о столешницу, чтобы сохранить равновесие, и отняла руку от носа, наблюдая, как капли крови падают на белую поверхность. Накатила и прошла волна тошноты. Она стояла, опираясь на столик и опустив голову, — больше в зеркало ей смотреть не хотелось. Она не должна звонить в полицию. Если она позвонит в полицию, он вернется и снова сделает с ней то же самое. Он велел ей избавиться от полицейских, она позвонит утром Клингу и скажет ему, что теперь все в порядке и что она помирилась со своим парнем. В полной беспомощности она снова начала плакать, из носа ее капала кровь, колени дрожали, она с трудом держалась на ногах.

Чтобы вздохнуть глубоко, она выпрямилась и широко открыла рот, всасывая воздух, ее рука с растопыренными, словно открытый веер пальцами, легла на живот. Ее пальцы нащупали что-то влажное и липкое, она резко взглянула вниз, ожидая увидеть кровь, которая сочилась, как ей казалось, из сотен невидимых ран.

Она медленно поднесла руку к своим заплывшим глазам.

Когда она поняла, что мокрое клейкое вещество на ее животе — это мужское семя, она потеряла сознание.

* * *

Берт Клинг выбил дверь ее квартиры в половине одиннадцатого следующего утра. Он начал звонить ей в девять утра — хотел уточнить детали предстоящего дня, который им предстояло провести вместе. Телефон на другом конце линии прозвонил семь раз, прежде чем он решил, что ошибся номером. Он повесил трубку и набрал ее номер еще раз. На этот раз он держал трубку еще дольше — десять звонков — на случай, если она очень крепко спит. Ответа не было. В полдесятого, надеясь, что она выходила позавтракать и теперь уже вернулась, он позвонил еще раз. Ответа по-прежнему не было. С пятиминутными интервалами он звонил до десяти часов, а затем, пристегнув пистолет, спустился к машине. Ему потребовалось полчаса, чтобы доехать от Риверхеда до квартиры Синди на Глейзбрук-стрит. Он поднялся на четвертый этаж, постучал в дверь, позвал ее по имени, а потом выбил дверь.

Скорую помощь он вызвал немедленно.

Она пришла в себя незадолго до прибытия "скорой". Узнав его, она пробормотала: "Нет, пожалуйста, уходите отсюда, а то он узнает", — а затем снова потеряла сознание. За открытым окном спальни Синди на одной из железных ступеней пожарной лестницы, чуть пониже подоконника, Клинг обнаружил легко различимый след ботинка. И совсем рядом со следом между двумя прутьями он нашел маленький комочек чего-то, что напоминало землю. Существовала, пусть и небольшая, вероятность того, что этот комочек с ботинка нападавшего на Синди. Он осторожно положил его в толстый конверт, на котором написал, что его надо доставить лейтенанту Сэму Гроссману из полицейской лаборатории.

Глава 7

Каждый раз, когда Клинг приходил в лабораторию на Хай-стрит, его охватывало чувство, которое он испытал в одиннадцать лет на Рождество, когда родители подарили ему набор химических реактивов. Лаборатория занимала почти половину первого этажа здания Центрального управления, и хотя Клинг понимал, что для Гроссмана и его коллег она была самым заурядным местом, для него же — страной научных чудес. Ему она представлялась воплощением правды и справедливости в виде рядов камер и фильтров, светильников и увеличителей, конденсаторов и проекторов. В молчаливом скоплении обычных и стереоскопических микроскопов была аура неизвестных миров. В кварцевых лампах с их ультрафиолетовым светом — какая-то магия, а в мензурках и тиглях, в колбах и треножниках, в бюретках и пипетках, в пробирках и горелках Бензена — неизъяснимая поэзия. Полицейская лаборатория была жизненным воплощением "Меканикс иллюстрейтид" с ее весами и инструментами, измерительными лентами и микрометрами, скальпелями и микротомами, шлифовальными кругами и струбцинами. И надо всем этим витал аромат тысячи химических веществ, щекотавших ноздри, словно запах экзотических духов с древнего арабского барка.

Он любил эту лабораторию и входил в нее, как маленький мальчик, забывая часто, что он пришел обсудить факты, связанные с насилием и смертью.

Сэм Гроссман никогда не забывал о фактах насилия и смерти. Это был большой ширококостный человек с руками и лицом фермера из Новой Англии. Взгляд его голубых глаз, спрятанных за большими очками, был совершенно простодушным. Он говорил с той мягкостью и теплотой, которые напоминали о давно минувших временах, хотя в его голосе и чувствовались нотки строгости, присущие человеку, постоянно имеющему дело с холодными научными фактами. Утром того понедельника он снял очки, протер линзы полой своего лабораторного халата и, снова водрузив их на нос, сказал:

— На сей раз ты нам принес кое-что интересненькое, Берт.

— Что же?

— Твой человек оказался ходячим каталогом. В том фрагменте мы нашли все, кроме кухонной раковины.

— А для меня что-нибудь полезное нашли?

— Трудно сказать. Пойдем со мной.

Мужчины прошли по всей лаборатории мимо длинных белых столов с пробирками, в которых находились различные химические вещества, некоторые даже кипели — все это напоминало Клингу фильм о Франкенштейне.

— Вот что мы смогли выделить из того фрагмента. Семь различных идентифицируемых материалов, прилипших к основному материалу, который, в свою очередь, является комбинацией трех материалов. Я считаю, ты был прав, предположив, что это фрагмент с его ботинка. В любом другом случае он вряд ли сумел бы собрать так много самого разного дерьма сразу.

— Ты думаешь, это с каблука?

— Скорее, с того места подошвы, которое примыкает к каблуку. Хотя наверняка утверждать, конечно, нельзя. Это только гипотеза. Но весьма правдоподобная, учитывая собранный им мусор.

— Какого типа мусор?

— Смотри, — сказал Гроссман.

Каждая крошечная частица или частицы "мусора" были нанесены на отдельные предметные стекла, имевшие свои обозначения. Стекла стояли на специальном стеллаже, и Гроссман, объясняя, притрагивался указательным пальцем к каждому из них.

— Основной состав образован из материалов, представленных на вот этих первых трех предметных стеклах и являющихся вязкой мастикой, к которой приклеились все остальные.

— И что же это за три материала? — спросил Клинг.

— Жир, древесные опилки и кровь, — ответил Гроссман.

— Человеческая кровь?

— Нет. Мы подвергли ее тесту Уленхута. Она совершенно точно не человеческая.

— Это хорошо.

— Да, — согласился Гроссман, — поскольку она дает нам кое-что для анализа. Где мы скорее всего можем столкнуться с комбинацией древесных опилок, жира и животной крови?

— В мясном магазине? — предположил Клинг.

— Таково и наше предположение. И четвертое предметное стекло подтверждает его. — Гроссман постучал пальцем по стеклу. — Это щетина животного. Сначала мы сомневались, поскольку неровность поверхности очень напоминала человеческий волос. Но медуллярный коэффициент — соотношение между диаметром сердцевины и диаметром всего волоса — равнялся ноль целых пять десятых. Если бы этот коэффициент был меньше, то это указывало бы на его человеческое происхождение. Но этот определенно не человеческий. Он принадлежит животному.

— Какому? — спросил Клинг.

— Не могу сказать наверняка. Корове или лошади. Принимая во внимание и другие признаки, скорее всего, мы имеем дело с быком.

— Понятно, — сказал Клинг. Потом помолчал. — Но… — Он снова помолчал. — Их же без шкур привозят в мясной магазин, верно?

— Что ты хочешь этим сказать?

— Что без шкур нет и щетины.

— Следовательно?

— Ты едва ли обнаружишь бычью щетину в мясном магазине, вот и все.

— Понимаю, куда ты клонишь. Бойня — более точная догадка, так?

— Так, — подтвердил Клинг. Он на минуту задумался. — У нас в городе есть несколько боен, верно?

— Не уверен. Кажется, весь забой скота происходит на той стороне реки, в другом штате.

— Все равно, по крайней мере, есть, где поискать.

— Мы нашли также несколько других вещей, — сказал Гроссман.

— Какие же?

— Рыбью чешую.

— Что?

— Рыбью чешую или, по крайней мере, небольшую частичку рыбьей чешуйки.

— На бойне?

— Не очень-то похоже, а?

— Нет. Я снова начинаю склоняться к идее мясного магазина.

— Вот как?

— Точно. Сочетание мясного магазина и рыбного рынка, а почему бы и нет?

— А как же щетинка животного?

— Может, собака? — предположил Клинг.

— Нет, мы так не думаем.

— Но как же тогда этот человек мог подцепить рыбью чешую на бойне?

— А ему не обязательно было цеплять ее на бойне, — сказал Гроссман. — Он мог подцепить ее в любом месте города.

— Это существенно сужает район поиска, — заметил Клинг.

— Представь себе кусочек грязи, состоящий из жира, крови…

— Да, и опилок…

— Верно, он прилип к его ботинку. А теперь представь себе, что он ходит по городу и цепляет дополнительные частички мусора к этому клейкому месиву.

— Месиву?

— Месиву.

— И щетинка животного прилипла к этому месиву, верно?

— Верно.

— И рыбья чешуйка тоже?

— Верно.

— А что еще?

— Порядок, как ты понимаешь, здесь не существенен. Я хочу сказать, что нельзя установить последовательность того, куда он ходил. Мы просто…

— Понимаю, — сказал Клинг.

— Ладно, мы нашли маленькую капельку шпаклевки, малюсенькую пропитанную в креозоте щепочку и несколько металлических крошек, как мы считаем, меди.

— Продолжай.

— А еще мы нашли пылинку арахиса.

— Арахиса, — повторил Клинг механически.

— Верно. И чтобы закончить перечисление, вся эта клейкая масса дряни была пропитана бензином. Твой друг наступил в бензиновую лужу.

Клинг вынул ручку из кармана куртки. Повторяя вслух каждое слово и получая подтверждение от Гроссмана, он записал в свой блокнот:

1 — Жир

2 — Древесные опилки

3 — Кровь (животного)

4 — Щетинка (животного)

5 — Рыбья чешуйка

6 — Шпаклевка

7 — Деревянная щепочка (в креозоте)

8 — Металлические опилки (медь)

9 — Арахис

10 — Бензин

— Так?

— Так, — подтвердил Гроссман.

— Спасибо. Ты мне сегодня целый день испортил.

Когда Клинг вернулся в отдел, там его ждал рисунок полицейского художника. В управлении работали пять художников, а этот конкретный карандашный набросок был сделан детективом Виктором Холдеманом, который учился в Художественной лиге Нью-Йорка, а позднее в Чикагском художественном институте. Каждый из пяти художников до своей специфической работы занимался в управлении чем-то другим: двое работали в патрульной службе в Айсоле, а оставшиеся трое были детективами, соответственно, в Камз-Пойнте, Риверхеде и Маджесте. Бюро идентификации преступников находилось в управлении на Хай-стрит, на несколько этажей выше лаборатории. Но люди, приписанные к сектору художников, работали в студии по адресу: 600, Джессап-стрит.

Достижения их впечатляли. Работая только по словесным описаниям, сделанным зачастую взволнованными и обескураженными свидетелями, за последний год они помогли совершить двадцать восемь опознаний и арестов. За предшествующий год они сделали по словесному описанию шестьдесят восемь рисунков подозреваемых, за которыми последовали четырнадцать арестов. В каждом из этих случаев задержанный имел разительное сходство с рисунком. Детектив Холдеман поговорил со всеми людьми, которые присутствовали в офисе Воллнера в среду днем: описание лица, волос, глаз, носа, рта разыскиваемого сделали Майлс Воллнер, Синди Форрест, Грейс ди Санто и Ронни Фэарчайлд, патрульный полицейский, который все еще находился в больнице. Холдеману потребовалось три с половиной часа, чтобы сделать рисунок. Клингу доставили его в конверте в понедельник утром. Сам рисунок был вставлен в прозрачный целлулоидный пакет. Комментария к рисунку не было, подписи автора — тоже. Клинг вытащил его из конверта и принялся рассматривать.

Энди Паркер, проходя мимо Клинга в туалет, остановился и взглянул на рисунок.

— Кто это?

— Подозреваемый, — сказал Клинг.

— Не шутишь? А я-то думал, что это Кэри Грант.

— Знаешь, что тебе надо сделать, Энди? — спросил Клинг, не глядя на него и убирая рисунок в конверт.

— Что? — спросил Паркер.

— Поступай в полицию. Им нужны комики.

— Ха! — сказал Паркер и ушел в туалет, надеясь провести там полчаса с журналом "Лайф".

* * *

В тот понедельник в сорока милях от полицейского участка и в двадцати пяти милях от города детективы Мейер и Карелла ехали среди утренних осенних сельских пейзажей по направлению к Ларксвью, к дому миссис Стэн Джиффорд.

Всю субботу и часть воскресенья они потратили на то, чтобы допросить добрую часть тех двухсот двенадцати человек, которые присутствовали в тот вечер на студии. Они не верили, что среди них окажется возможный убийца. На самом деле они пытались обнаружить что-нибудь существенное в пользу версии о самоубийстве. Стратегия допроса была проще некуда: у всех, кто хоть как-то был связан с шоу, они выясняли, не видел ли он (или она), как до или в течение эфира Стэн Джиффорд положил хоть что-нибудь себе в рот. Полученные ответы версию о самоубийстве никак не подтверждали. Большинство людей, связанных с шоу, были настолько заняты, что не имели времени следить за тем, кто что положил себе в рот; часть сотрудников вообще в тот день Джиффорда не видела; а те, кто провел с ним хотя бы какое-то время, были совершенно уверены, что не видели, чтобы он клал что-нибудь себе в рот. В беседе с Дейвидом Крэнтцем выяснилось, что по средам Джиффорд откладывал ужин на после шоу, для чего днем плотно обедал. Это полностью разрушало версию о том, что Джиффорд ел еще раз после встречи с женой. Но это же вызвало и новые догадки, для проверки которых Мейер и Карелла и отправились еще раз в Ларксвью.

Мейер чувствовал себя прескверно. Нос у него был заложен, горло болело, веки припухли. В выходные он попытался полечить свою простуду, но из этого ничего не получилось. Он сморкался, нос тут же закладывало, и он снова лез за носовым платком. Находиться с ним рядом было "сплошным удовольствием".

К счастью, репортеры и фотокорреспонденты оставили в покое дом Джиффорда, теперь сообщения о его смерти перекочевали с первых полос на более скромные места. Мейер и Карелла подъехали к месту парковки, подошли к парадному входу и снова подергали за бронзовый набалдашник звонка. Домоправительница приоткрыла дверь, осторожно выглянула, а затем протяжно произнесла:

— А, это снова вы.

— Миссис Джиффорд дома? — спросил Карелла.

— Пойду узнаю, — сказала она и закрыла дверь перед их носом. Мейер и Карелла ждали на крыльце. Окружающие дом деревья шелестели осенней листвой при каждом порыве ветра. Через несколько минут домоправительница вернулась.

— Миссис Джиффорд пьет кофе в столовой, — сказала она. — Если желаете, можете к ней присоединиться.

— Благодарю вас, — сказал Карелла, и они вошли вслед за ней в дом. Большая винтовая лестница шла на второй этаж прямо из застланной коврами прихожей. Застекленные двери вели в гостиную, за которой располагалась небольшая столовая с окном-эркером, выходившим во двор. Милейни Джиффорд сидела в одиночестве за столом в стеганом халате, наброшенном поверх длинной розовой ночной рубашки, кружевная оборка которой виднелась из-под халата. Расческа еще не касалась ее светлых волос, они висели в беспорядке. Как и в первый раз, косметики на лице не было, но на сей раз Милейни вела себя гораздо спокойнее.

— А я как раз завтракала, — сказала она. — К сожалению, встаю я поздно. Может, перекусите?

Мейер сел на стул напротив нее, а Карелла — рядом. Она налила обоим кофе и предложила английских булочек и мармеладу, от которых они отказались.

— Миссис Джиффорд, — начал Карелла, — когда мы были здесь в прошлый раз, вы сказали что-то о враче вашего мужа Карле Нелсоне.

— Да, — согласилась она. — Вы пьете с сахаром?

— Спасибо, — Карелла положил ложечку сахара в свой кофе и передал сахарницу Мейеру. — Вы сказали, что, по-вашему, он убил…

— Сливки?

— Спасибо… вашего мужа. Что привело вас к такому выводу, миссис Джиффорд?

— Я так думала.

— Вы по-прежнему так думаете?

— Нет.

— Почему.

— Потому что теперь я вижу, что это невозможно. Тогда я еще ничего не знала о свойствах яда, от которого он погиб.

— Вы имеете в виду его быстрое действие?

— Да, быстрое действие.

— Вы хотите сказать, что это невозможно, поскольку доктор Нелсон был во время передачи дома, а не в студии, верно?

— Да.

— Но откуда у вас вообще возникло такое подозрение?

— Я попыталась вспомнить, кто вообще мог иметь доступ к яду, и подумала о Карле.

— Мы тоже, — сказал Карелла.

— Вполне естественно, — отозвалась Милейни. — Булочки очень вкусные. Не хотите?

— Нет, спасибо. Но если бы у него и была такая возможность, миссис Джиффорд, зачем ему желать смерти вашему мужу?

— Понятия не имею.

— Они с вашим мужем ладили?

— Вы же знаете этих докторов, — сказала Милейни. — Они все страдают комплексом превосходства. — Она помолчала, а потом добавила: — В каждой вселенной может быть только один бог.

— И во вселенной Стэна Джиффорда богом был он.

Милейни отхлебнула кофе и сказала:

— Если актер не имеет своего "я", то он не имеет ничего.

— Вы хотите сказать, что два сильных "я" время от времени конфликтовали, миссис Джиффорд?

— Да.

— Но, разумеется, несерьезно?

— Я не знаю, что мужчины считают серьезным. Я знаю, что Стэн и Карл иногда спорили. Поэтому, когда Стэна убили, я постаралась вспомнить, кто вообще имел доступ к ядам, и, как я уже говорила вам, подумала о Карле.

— Это было еще до того, как вы узнали, что его отравили строфантином?

— Да. Но когда я узнала, что это был за яд, и сопоставила с тем фактом, что Карл в тот вечер дома не покидал, я поняла…

— Но если вы не знали, что это был строфантин, то вы могли предположить любой из ядов, верно?

— Да. Но…

— И вы также, должно быть, знали, что многие яды можно купить в аптеке, обычно в сложных составах различного действия. Например, мышьяк или цианистый…

— Да, я это знала.

— И вы все же, не раздумывая, предполагаете, что доктор Нелсон убил вашего мужа.

— В то время я была не в себе. Я не знала, что и думать.

— Понятно, — сказал Карелла. Он взял свою чашку и намеренно сделал большой глоток кофе. — Миссис Джиффорд, вы сказали, что ваш муж принял витаминную капсулу после обеда в прошлую среду.

— Это верно.

— Эта капсула была у него с собой или же ее привезли вы?

— Она была у него с собой.

— Он всегда брал с собой эти капсулы?

— Да, — сказала Милейни. — Он должен был принимать по одной капсуле после каждой еды. Стэн был очень пунктуальный человек. Когда он знал, что проведет весь день в городе, то обязательно брал с собой витамины в коробочке.

— В прошлую среду он взял с собой одну капсулу или две?

— Одну, — сказала Милейни.

— Откуда вы это знаете?

— В то утро на столе лежало две капсулы. Он проглотил одну с апельсиновым соком, а другую положил в коробочку, которую опустил в карман.

— И вы видели, как он проглотил вторую капсулу после обеда?

— Да. Он вынул ее из коробочки и положил рядом с собой, как только мы сели за стол. Он всегда так делал — чтобы не забыть ее принять.

— По-вашему, других капсул у него не было? Это была единственная капсула, которую он взял с собой, уходя из дома в прошлую среду?

— Верно.

— Кто положил эти капсулы на стол утром, миссис Джиффорд?

— Моя домоправительница. — Милейни неожиданно забеспокоилась. — Я не уверена, что понимаю, что произошло. Если он принял капсулу за обедом, то как же она могла…

— Мы только пытаемся выяснить, не существовало ли других капсул, кроме этих двух, миссис Джиффорд.

— Я же вам уже сказала.

— Мы просто хотим убедиться. Мы, знаем, что капсула, которую он проглотил за обедом, не могла убить его. А вот если существовала третья капсула…

— Их было только две, — сказала Милейни. — Он знал, что после шоу придет ужинать домой, как это и было заведено по средам. Никакой нужды брать с собой большее число капсул не было.

— Кроме той, что он принял после обеда?

— Да.

— Миссис Джиффорд, вы не знаете: ваш муж застраховал свою жизнь?

— Конечно, застраховал.

— А сумма страховки вам известна?

— Сто тысяч долларов.

— А в какой компании?

– "Мьюнисипал лайф".

— Кто получатель страховки, миссис Джиффорд?

— Я, — ответила Милейни.

— Понятно, — сказал Карелла.

Наступила тишина. Милейни поставила свою чашку на стол. Ее глаза встретились с глазами Кареллы. Она тихо сказала:

— Я надеюсь, вы не хотели предположить, детектив Карелла…

— Это миссис Джиффорд, рутинная процедура…

— …что я хоть как-то связана со смертью моего…

— …опроса. Я не знаю, кто вообще связан со смертью вашего мужа.

— Это не так.

— Надеюсь.

— Потому что, видите ли, детектив Карелла, сто тысяч долларов страховки не идут ни в какое сравнение с теми деньгами, которые мой муж зарабатывал как артист. Я уверена, для вас не секрет, что совсем недавно он подписал с телевидением контракт на сумму в два миллиона долларов. И я могу заверить вас, что он всегда был крайне щедр со мной. А, может, вы хотите подняться наверх и осмотреть коллекцию мехов в моем шкафу или же набор драгоценностей на моем туалетном столике?

— Я не думаю, что в этом есть необходимость, миссис Джиффорд.

— Разумеется. Но, возможно, вам будет интересно узнать, что страховой полис Стэна содержал обычное условие о самоубийстве.

— Я не совсем понимаю вас, миссис Джиффорд.

— Дело в том, детектив Карелла, что если вы не найдете убийцу — если вы не докажете, что в смерти моего мужа повинен злоумышленник, — страховая компания будет считать, что это самоубийство. А в этом случае я получу только те деньги, которые он выплатил страховой компании, и ни пенни больше.

— Понятно.

— Надеюсь.

— Вы не знаете, миссис Джиффорд, ваш муж оставил завещание?

— Оставил.

— И завещал он свое состояние тоже вам?

— Не знаю.

— Вы никогда с ним это не обсуждали?

— Никогда. Я знаю, что есть завещание, но содержание его мне неизвестно.

— А кто знает, миссис Джиффорд?

— Наверное, его адвокат.

— Как зовут адвоката?

— Сальваторе Ди Палма.

— Он сейчас в городе?

— Да.

— Вы не возражаете, если мы сейчас ему позвоним?

— Почему бы мне возражать? — Милейни снова помолчала и снова посмотрела в глаза Карелле. — Я хочу признаться, — наконец сказала она, — что вы мне до чертиков надоели.

— Сожалею.

— Включает ли "рутинная процедура опроса" издевательства над вдовой убитого?

— Сожалею, миссис Джиффорд, — сказал Карелла. — Мы пытаемся исследовать каждую возможность.

— Тогда почему бы вам не исследовать возможность того, что мы вели со Стэном интересную и счастливую жизнь? Когда мы встретились, я работала в летнем лагере в Пенсильвании и зарабатывала шестьдесят долларов в неделю. Со времени нашей женитьбы у меня есть все, но я бы с радостью отдала все эти богатства — меха, драгоценности, дом и даже одежду, что на мне, чтобы вернуть Стэна.

— Мы только…

— Да, вы только исследуете каждую возможность, я знаю. Но поймите — вы имеете дело с живыми людьми, а не с автоматами.

Детективы молчали. Милейни вздохнула.

— Вы по-прежнему хотите видеть мою домоправительницу?

— Будьте добры, — сказал Мейер.

Милейни подняла маленький колокольчик, лежавший у ее правой руки, и резко встряхнула его. Домоправительница вошла в столовую тотчас же, словно ждала этого вызова за дверью.

— Эти джентльмены хотят задать вам несколько вопросов, Морин. Если вы, джентльмены, не возражаете, я покину вас. Я уже опаздываю на встречу, а мне еще надо одеться.

— Благодарю вас, миссис Джиффорд, что вы нашли для нас время, — сказал Карелла.

— Не за что, — сказала Милейни и вышла из комнаты.

Морин стояла у стола, теребя свой передник. Мейер взглянул на Кареллу, который кивнул. Мейер откашлялся и сказал:

— Морин, в день, когда умер мистер Джиффорд, завтрак вы для него накрывали?

— Да, сэр, для него и для миссис Джиффорд.

— Вы всегда накрываете на стол?

— Кроме четверга и каждого второго воскресенья, это мои дни отдыха. Да, сэр, я всегда накрываю на стол.

— Вы положили в то утро мистеру Джиффорду витаминные капсулы на стол? — спросил Мейер.

— Да, сэр. Рядом с его тарелкой, как всегда.

— Сколько витаминных капсул?

— Две.

— А, может, три?

— Я сказала, две.

— Был кто-нибудь в комнате, когда вы клали капсулы на стол?

— Нет, сэр.

— Кто первый спустился на завтрак?

— Первым, как раз когда я уходила, пришла миссис Джиффорд.

— А затем мистер Джиффорд?

— Да. Я слышала, как он спускался пять минут спустя.

— Эти витаминные капсулы подаются в банке?

— В маленькой бутылочке, сэр.

— Вы нам ее не покажете?

— Она стоит у меня на кухне. — Морин колебалась. — Вам придется подождать.

Морин вышла из комнаты. Карелла подождал, пока замерли ее шаги, а потом спросил:

— Что ты думаешь обо всем этом?

— Не знаю. Но если Милейни Джиффорд оставалась одна с этими двумя капсулами, она легко могла заменить одну из них, так?

— Ту самую, которую он взял с собой на обед?

— Да.

— С этой версией не согласуется только одна штука, — сказал Карелла.

— Да, я знаю. Он обедал за семь часов до того, как с ним случилось несчастье. — Мейер вздохнул и покачал головой. — Мы по-прежнему привязаны к этим проклятым шести минутам. У меня от этого мозги свихнулись.

— Кроме того, кажется, что у Милейни не было никаких резонов избавляться от своего дорогого данного Богом мужа.

— Точно, — сказал Мейер. — Только у меня есть ощущение, что она слишком уж нам помогает, понимаешь? И она, и семейный доктор, оба. Уж так они хотят нам помочь. Он тотчас же распознает яд и настаивает на вскрытии. Она сразу же указывает на него как на подозреваемого, а затем, когда узнает о яде, круто меняет свое мнение. И оба они отсутствуют на студии в тот вечер, когда Джиффорд умирает. — Мейер кивнул задумчиво. — Может, эти шесть минут и предназначаются для того, чтобы свихнуть нам мозги.

— Что ты имеешь в виду?

— Может, так и задумывалось, чтобы мы узнали, какой яд убил его. Я хочу сказать: мы бы ведь все равно произвели вскрытие, верно? И мы бы все равно выяснили, что он отравлен строфантином и как этот строфантин действует.

— Продолжай.

— Так что мы автоматически исключили бы из числа подозреваемых всех, кого не было рядом с Джиффордом перед его смертью.

— Но это же почти весь город, Мейер.

— Нет, ты же понимаешь, что я имею в виду. Мы исключаем Крэнтца, который был в комнате спонсоров, мы исключаем Милейни, которая была здесь, и Нелсона, который был у себя дома.

— Все это требует дополнительной проверки, — сказал Карелла.

— Зачем? Крэнтц свидетельствует, что он нашел доктора именно дома, когда Джиффорд потерял сознание.

— Это еще не означает, что Нелсон был там весь вечер. Я бы хотел расспросить его об этом. Короче говоря, я бы хотел заехать к нему на работу, как только мы возвратимся в город.

— Хорошо, но ты понял, что я имею в виду?

— Думаю, да. Исходя из конечных условий, то есть зная, сколько яда проглотил Джиффорд и с какой скоростью этот яд действует, мы приходим к единственному логическому выводу: самоубийство. Ты на это намекаешь?

— Верно, — сказал Мейер.

— В твоем рассуждении есть только одна дырка, друг.

— Какая?

— Факты. Это был строфантин. Он действительно убивает мгновенно. Ты можешь думать, что угодно, но факты от этого не меняются.

— Факты, факты, — сказал Мейер. — Все, что я знаю…

— Факты, — настойчиво повторил Карелла.

— Предположим, Милейни действительно заменила капсулу за обедом. Мы ведь до сих пор не проверили завещание Джиффорда. Вполне возможно, что он все завещал ей.

— Предположим, что так оно и есть. Тогда он должен был умереть по дороге на студию.

— Или предположим, что Крэнтц добрался до него еще до того, как он поднялся в комнату спонсоров.

— Тогда признаки отравления появились бы у Джиффорда до начала эфира.

— Б-р-р, факты, — сказал Мейер, и в это время в комнату вошла Морин.

— Я спросила у миссис Джиффорд, — сказала она, протягивая пузырек с капсулами Карелле. — Вы можете делать с ними все, что хотите.

— Тогда мы бы взяли их с собой, раз вы не возражаете.

— Миссис Джиффорд не возражает.

— Мы дадим вам расписку, — сказал Мейер. Он взглянул на пузырек с витаминами в руках Кареллы. В пузырьке лежало множество непрозрачных розово-черных капсул. Мейер мрачно смотрел на них. — Ты ищешь третью капсулу, — сказал он Карелле. — В этом пузырьке их сотни.

Он высморкался и принялся писать расписку.

Глава 8

Кабинет Карла Нелсона находился на Халл-авеню в белом жилом здании с зелеными тентами, которые доходили до самой мостовой. Карелла с Мейером приехали туда в час, поднялись на пятый этаж, представились сестре-брюнетке, которая сказала им, что у доктора сейчас пациент и что им придется подождать.

Они сели на предложенные стулья.

Десять минут спустя из докторского кабинета вышла престарелая дама с повязкой на глазу. Она улыбнулась детективам, то ли ища симпатии к своей ране, то ли сама подбадривая пришедших к врачу. Карл Нелсон вышел из кабинета, протягивая руку.

— Как дела? — спросил он. — Входите, входите. Какие новости?

— Новостей особых нет, доктор, — сказал Карелла. — Мы просто хотим задать вам несколько вопросов.

— Рад помочь вам всем, чем могу, — сказал Нелсон. Он повернулся к сестре и спросил: — Когда у меня следующий пациент, Рода?

— В два часа, доктор.

— До тех пор никаких вызовов к телефону, кроме несчастных случаев, пожалуйста, — сказал Нелсон и пригласил детективов в свой кабинет. Он сел за свой стол и пригласил сесть Кареллу и Мейера, а затем сложил руки на груди и в профессиональной расслабленной манере стал ждать их вопросов.

— Вы практикующий терапевт, доктор Нелсон? — спросил Мейер.

— Да. — Нелсон улыбнулся. — У вас ужасная простуда, детектив Мейер. Надеюсь, вы хоть что-то принимаете?

— Я принимаю все, — сказал Мейер.

— Вокруг столько вирусов, — сказал Нелсон.

— Да, — согласился Мейер.

— Доктор Нелсон, — сказал Карелла, — вы не хотели бы рассказать нам немного о себе?

— Отчего же, — сказал Нелсон. — Что вас интересует?

— Все, что вы считаете относящимся к делу.

— О чем? О моей жизни? О работе? О моих планах?

— Обо всем понемногу, — сказал с улыбкой Карелла.

Нелсон тоже улыбнулся.

— Ну… — Он задумался. — Мне сорок три года, родился в этом городе, учился в Хауортском университете. Окончил со степенью бакалавра в 1944 году и был призван в армию, как раз чтобы успеть к наступлению в Кассино.

— Сколько лет вам было в то время, доктор Нелсон?

— Двадцать два.

— Вы служили в сухопутных войсках?

— Да. В Медицинском корпусе.

— Вы имели офицерское звание или же были вольнонаемным?

— Я был капралом. Служил в полевом госпитале в Каслфорте. Вы знакомы с этой страной?

— Слабо, — сказал Карелла.

— Там были жестокие бои, — сказал скупо Нелсон. Потом вздохнул, как бы закрывая тему. — Я уволился в мае 1946 года. И в ту же осень я поступил в университет на медицинский факультет.

— Что это был за университет, доктор Нелсон?

— Джорджтаунский университет. В Вашингтоне.

— А затем вы снова приехали сюда и открыли свою практику, верно?

— Да. Я открыл свое дело в 1952 году.

— Именно в этом кабинете?

— Нет, мой первый кабинет был в Риверхеде.

— Сколько времени вы практикуете в этом месте, доктор?

— С 1961 года.

— Вы женаты?

— Нет.

— А когда-нибудь были женаты?

— Да. Я разведен уже семь лет.

— Ваша бывшая жена жива?

— Да.

— Живет в этом городе?

— Нет. Она живет в Сан-Диего со своим новым мужем. Он архитектор.

— У вас дети есть?

— Нет.

— Вы говорили что-то о своих планах, доктор. Интересно…

— О, — Нелсон улыбнулся. — Я надеюсь когда-нибудь открыть свой собственный маленький дом отдыха. Для престарелых людей.

— Где?

— Скорее всего, в Риверхеде, где я начинал свою врачебную практику.

— Доктор Нелсон, — сказал Карелла, — насколько мы знаем, в прошлую среду вечером вы были дома, когда вам позвонил мистер Крэнтц и сообщил о том, что произошло. Это верно?

— Да, верно.

— Вы весь вечер были дома, доктор Нелсон?

— Да, я пошел домой прямо отсюда.

— И в какое время вы ушли отсюда?

— Обычно вечерний прием у меня длится с пяти до восьми. В прошлую среду я ушел отсюда в десять минут девятого.

— Это может кто-нибудь подтвердить?

— Да, Рода ушла вместе со мной. Мисс Барнаби, моя сестра; вы ее только что видели.

— Куда вы пошли, покинув свой кабинет?

— Домой. Я уже говорил вам, что пошел прямо домой.

— Где вы живете, доктор Нелсон?

— На Южной Четырнадцатой.

— Южная Четырнадцатая, м-м-м, значит, вам потребовалось не больше четверти часа, чтобы добраться отсюда до дома, верно?

— Верно. Я приехал домой около половины девятого.

— Дома кто-нибудь был?

— Только моя экономка. Миссис Айрин Янлевски. Она готовила мне ужин, когда позвонили со студии. Хоть звонка мне и не требовалось.

— Почему?

— Я видел, как Стэну стало плохо.

— Что вы имеете в виду, доктор Нелсон?

— Я смотрел передачу по телевизору. Я включил его, как только пришел домой.

— Около половины девятого, верно?

— Да, именно в это время я и пришел домой.

— Что происходило на экране, когда вы включили телевизор? — спросил Мейер.

— Происходило?

— Да, на экране, — сказал Мейер.

Он вынул свой черный блокнот и карандаш и делал вид, что записывает за Нелсоном. А на самом деле он смотрел на соседнюю страницу, где его собственной рукой были зафиксированы сведения, которые он получил в среду вечером на студии от Джорджа Купера. Исполнители народных песен закончили петь в восемь тридцать семь, и сразу за ними на две минуты и двенадцать секунд появился Джиффорд вместе со своим голливудским гостем. Когда гость ушел переодеваться…

— Стэн играл рекламный ролик, когда я включил телевизор, — сказал Нелсон. — Рекламировал кофе.

— Это было около восьми сорока, — сказал Мейер.

— Да, видимо.

— На самом деле это было, если быть точным, в восемь часов тридцать девять минут и двенадцать секунд, — сказал Мейер.

— Что? — спросил Нелсон.

— А это означает, что вы включили телевизор не сразу. Если вы действительно пришли домой в восемь тридцать.

— Ну, я, видимо, поговорил несколько минут с миссис Янлевски, спросил, не было ли звонков, и отдал необходимые распоряжения по дому.

— Да, — сказал Мейер. — Во всяком случае, важно то, что вы смотрели телевизор, когда Джиффорду стало плохо.

— Да, смотрел.

— Что произошло в точности в восемь часов сорок четыре минуты и семнадцать секунд, — сказал Мейер с чувством превосходства.

— Да, — согласился Нелсон. — Видимо.

— Что вы подумали, когда увидели, что ему плохо?

— Я не знал, что и думать. Я бросился к вешалке за шляпой и плащом и уже уходил, когда мне позвонили по телефону.

— Кто вам звонил?

— Дейвид Крэнтц.

— И он сказал вам, что Джиффорд заболел, так?

— Так.

— Что вы уже знали.

— Да, что я уже знал.

— Но увидев, что Джиффорд заболел, вы не знали, что именно с ним случилось.

— Нет, не знал.

— Позднее, доктор Нелсон, когда я говорил с вами в студии, вы уже вполне определенно утверждали, что его отравили.

— Это верно. Но…

— Ведь это вы предложили нам произвести вскрытие.

— Совершенно верно. Когда я приехал на студию, в симптомах уже нельзя было ошибиться. Даже студент-первокурсник диагностировал бы острое отравление.

— Вы, конечно, не знали, каким именно ядом его отравили?

— Откуда?

— Доктор Нелсон, — спросил Карелла, — вы когда-нибудь спорили со Стэном Джиффордом?

— Да. Все друзья время от времени спорят. Разницы во мнениях не бывает только у знакомых.

— О чем вы спорили?

— Я сейчас едва ли вспомню. Обо всем. Стэн был очень развитым и информированным человеком и имел собственную точку зрения на большинство проблем, которые волнуют думающего человека.

— Понятно. И вы обо всем этом спорили.

— Мы обсуждали… — проблемы, так, пожалуй, будет точнее.

— Вы обсуждали самые разные темы, так?

— Да.

— Но вы при этом не спорили?

— Нет, иногда мы спорили.

— О самых общих вещах?

— Да.

— И никогда о конкретных, которые могли бы носить личный характер?

— О личных проблемах мы тоже спорили.

— О каких?

— Ну, так вот сразу я и не вспомню. Но я знаю, что время от времени мы спорили и о личных проблемах.

— Постарайтесь вспомнить, доктор Нелсон.

— Вам Милейни рассказала? — неожиданно спросил Нелсон. — Вы на это намекаете?

— Что нам рассказала Милейни, доктор Нелсон?

— Вы ищете подтверждения, верно? Смею вас заверить, что вся эта сцена была совершенно идиотской. Стэн был пьян, иначе бы он из себя никогда не вышел.

— Расскажите нам об этом, — тихо произнес Мейер.

— У него дома была вечеринка, и я танцевал с Милейни. Стэн много пил, и он повел себя… ну, немного странно.

— Как он себя повел?

— Он обвинил меня в том, что я пытаюсь украсть у него жену, и… попытался ударить меня.

— А что вы сделали, доктор Нелсон?

— Я, естественно, защищался.

— Как? Ударили его в ответ?

— Нет. Я просто вытянул вперед руки, чтобы его удары не достигали меня. Он был настолько пьян, что вреда мне нанести не мог.

— Когда состоялась эта вечеринка, доктор Нелсон?

— Сразу после Дня труда. Неделю спустя после возобновления шоу. После летних каникул. Это было что-то вроде празднества.

— И Стэн Джиффорд считал, что вы пытаетесь украсть у него жену, верно?

— Да.

— Только потому, что вы танцевали с ней.

— Да.

— Вы долго с ней танцевали?

— Нет. Мне кажется, это был второй раз за весь вечер.

— Значит, его нападение на вас было совершенно безосновательным?

— Он был пьян.

— И вы думаете, он напал на вас только потому, что напился?

— А также потому, что его спровоцировал Дейвид Крэнтц.

— Дейвид Крэнтц? Он тоже был на вечеринке?

— Да, там были почти все, связанные с шоу.

— Ясно. Как мистер Крэнтц спровоцировал его?

— Вы же знаете, какие глупые шутки позволяют себе некоторые.

— Нет. Какие шутки они себе позволяют, доктор Нелсон?

— О наших танцах. Дейвид Крэнтц — варвар. По-моему, он сексуально озабочен и приписывает дурные мысли другим людям, компенсируя свой комплекс.

— Понятно. Значит, вы считаете, что это Крэнтц подал ему идею, будто вы собираетесь украсть у него жену?

— Да.

— Зачем ему это было надо?

— Он ненавидел Стэна. Он ненавидит всех актеров, если уж честно говорить. Он называет их быдлом, это, по его мысли, должно влюбить их в него.

— Как к нему относился Джиффорд?

— Мне кажется, их чувство было взаимным.

— Вы хотите сказать, что Джиффорд тоже ненавидел Крэнтца?

— Да.

— Тогда почему он отнесся серьезно к Крэнтцу в тот вечер?

— Что вы имеете в виду?

— На вечеринке. Когда Крэнтц сказал, что вы собираетесь увести у него жену.

— О, не знаю. Он был пьян. А пьяный слушает, кого угодно.

— Угу, — сказал Карелла. Он немного помолчал. Затем спросил: — Но, несмотря на этот инцидент, вы продолжали оставаться его личным врачом, верно?

— О, конечно. Стэн извинился передо мной на следующий же день.

— И вы остались друзьями?

— Да, разумеется. Я даже не знаю, зачем Милейни вспомнила об этом. Не понимаю, какое отношение…

— А она нам ничего и не говорила, — сказал Мейер.

— А кто же вам тогда сказал? Крэнтц? От него всего можно ожидать. Он известный скандалист.

— Нам никто не говорил, — заметил Мейер. — Мы сейчас впервые об этом услышали.

— Вот оно как. — Нелсон помолчал. — Впрочем, это неважно. Уж лучше вы услышите это от меня, чем от какого-нибудь другого участника той вечеринки.

— Это очень мило с вашей стороны, доктор Нелсон. Вы нам очень помогаете. — Карелла помолчал. — Если вы не возражаете, мы проверим у вашей сестры, что в прошлую среду вечером вы ушли отсюда вместе с ней приблизительно в десять минут девятого. И мы…

— Конечно, проверьте.

— И мы бы хотели позвонить вашей экономке — с вашего позволения, разумеется, — и удостовериться, что вы пришли домой около половины девятого и оставались там до звонка Крэнтца.

— Конечно. Моя сестра даст вам номер моего домашнего телефона.

— Благодарю вас, доктор Нелсон. Вы нам очень помогли, — сказал Карелла. И они вышли с Мейером поговорить с мисс Барнаби, которая подтвердила, что в прошлую среду доктор приехал на работу без четверти пять и никуда отсюда не отлучался до десяти минут девятого. Она была в этом абсолютно уверена, поскольку уходили в тот день вместе. Она дала им номер домашнего телефона доктора, и они смогли поговорить с миссис Янлевски, экономкой.

Они поблагодарили мисс Барнаби, спустились вниз и вышли из здания.

— Он очень предупредителен, — сказал Карелла.

— Да, он очень предупредителен, — согласился Мейер.

— Давай прицепим ему хвост, — сказал Карелла.

— У меня есть идея получше, — сказал Мейер. — Давай прицепим хвост и ему, и Крэнтцу.

— Хорошая идея.

— Ты согласен?

— Конечно.

— Ты думаешь, что это сделал один из них?

— Я думаю, что это сделал ты, — сказал Карелла и неожиданно снял с ремня наручники и ловко застегнул их на запястье Мейера. — Иди спокойно, без фокусов.

— Ты знаешь, что хуже всего для сильно простуженного человека? — спросил Мейер.

— Что?

— Коллега-шутник.

— Я не шучу, мистер, — сказал Карелла, сузив глаза. — Мне известно, что Стэн Джиффорд застраховал свою жизнь на семь миллионов долларов, которые в случае его смерти в среду в октябре между полдевятого и полдесятого вечера должны быть выплачены твоей жене Саре. Мне, кроме того, стало известно…

— О, — воскликнул Мейер, — опять понес чепуху.

* * *

Вернувшись в отдел, они позвонили в два места. Первый звонок они сделали в компанию "Мьюнисипал лайф", где им сообщили, что страховой полис Стэнли Джиффорда был составлен полтора года назад и содержит следующее условие: "Смерть в течение двух лет с момента составления этого документа по причине самоубийства во вменяемом или невменяемом состоянии ограничивает выплаты компании суммой, реально внесенной застрахованным."

Второй звонок был мистеру Сальваторе Ди Палма, адвокату Джиффорда, который подтвердил, что Милейни Джиффорд не была знакома с содержанием завещания ее мужа.

— Почему это вас интересует? — спросил он.

— Мы расследуем его убийство, — сказал Карелла.

— В завещании Стэна нет ничего, чтобы могло заставить Милейни даже помыслить о его убийстве, — сказал Ди Палма.

— Откуда такая уверенность?

— Потому, что я знаю, что написано в его завещании.

— Нам вы можете сказать?

— Я не думаю, что имею право раскрыть содержание завещания кому-либо, прежде чем я ознакомлю с ним вдову мистера Джиффорда.

— Мы расследуем убийство, — сказал Карелла.

— Послушайте, я даю вам слово, — сказал Ди Палма. — Там нет ничего, что бы…

— Вы имеете в виду, что он ей ничего не оставил?

— Разве я это говорил?

— Нет, это сказал я, — заверил его Карелла. — Так оставил или нет?

— Вы мне выкручиваете руки, — сказал Ди Палма и усмехнулся. Ему нравилось говорить с итальянцами. Это были единственные цивилизованные люди в мире.

— Смелее, — настаивал Карелла. — Помогите трудягам.

— Ладно, но вы от меня ничего не слышали, — сказал Ди Палма, все еще усмехаясь. — Стэн приходил ко мне в начале прошлого месяца и изменил свое завещание.

— Почему?

— Он не сказал. Свой дом и личные вещи он завещал миссис Аделаиде Гарфайн — это его мать, она вдова, живет в Покипси, штат Нью-Йорк.

— Продолжайте.

— Треть оставшегося он завещает Американской гильдии эстрадных актеров, еще одну треть — Академии телевизионных искусств и наук и последнюю треть — Раковому фонду Деймона Раньона.

— А Милейни?

— Ноль, — сказал Ди Палма. — В этом и состояло изменение в завещании. Он ее из него совсем исключил.

— Громадное вам спасибо.

— За что? — спросил Ди Палма с усмешкой. — Я же вам ничего не говорил, разве не так?

— Вы мне ни слова не сказали, — согласился Карелла. — Еще раз спасибо.

— Не за что, — сказал Ди Палма и повесил трубку.

— Ну? — спросил Мейер.

— Он ей ничего не оставил, — сказал Карелла. — Он изменил свое завещание в начале прошлого месяца.

— Ничего?

— Ничего. — Карелла помолчал. — Забавно, не правда ли? Я имею в виду эту красивую женщину, которая вела счастливую жизнь со своим мужем и которая приглашала нас наверх полюбоваться на ее меха и драгоценности, — и вдруг в прошлом месяце он исключает ее из своего завещания. По-моему, очень странно.

— Да, особенно если учесть, что именно в прошлом месяце он наскакивает на нашего доктора и обвиняет его в попытке увести у него жену.

— Да, очень странное совпадение, — сказал Карелла.

— Может, он действительно верил в то, что Нелсон пытается увести у него жену.

— Может быть.

— М-м-м, — промычал Мейер. Подумав немного, он сказал: — Но она все равно выглядит чистенькой, Стив. Она не получает ни цента ни в том, ни в другом случае.

— Да. Если только мы найдем убийцу и исключим самоубийство. Тогда она получает сто тысяч долларов от страховой компании.

— Да, но и в этом случае с ней все в порядке. Поскольку, если это сделала она, она не стала бы инсценировать самоубийство, зачем это ей?

— Что ты имеешь в виду?

— Эта штука выглядит в точности, как самоубийство. Послушай, мне кажется, что это действительно самоубийство.

— И что из этого?

— А то, что, надеясь получить сто тысяч долларов по страховому полису, имеющему условие о самоубийстве, ты не будешь планировать убийство, которое выглядело бы как самоубийство, верно?

— Верно.

— Ну и? — сказал Мейер.

— Значит, Милейни, похоже, чиста.

— Да.

— Догадайся, что я выяснил? — спросил Карелла.

— Что?

— Что настоящее имя Джиффорда Гарфайн.

— Да?

— Да.

— Ну и что? Мое настоящее имя — Рок Хадсон.

Глава 9

Принимая во внимание число убийств, происходивших ежедневно в пяти различных районах города, Клинг очень удивился, выяснив, что город может похвастаться всего одной бойней. Очевидно, отцы города и союз мясников (откуда он получил информацию) были против убийств животных в черте города. Единственная бойня находилась на Бозуэлл-авеню в Калмз-Пойнт, она специализировалась на забое овец. Как и предполагал Гроссман, большая часть забоя для города производилась в соседнем штате на другом берегу реки. Поскольку район Калмз-Пойнт был ближе всего, Клинг решил начать с Бозуэлл-авеню. Он имел при себе список, составленный утром в лаборатории, и рисунок, подготовленный в управлении. Он в точности не знал, ни что он ищет, ни что он надеется обнаружить. На бойне ему прежде бывать не приходилось.

После посещения бойни в Камз-Пойнте ему уже никогда в жизни не хотелось бы заходить внутрь подобного заведения. Но, к сожалению, ему предстояло осмотреть еще четыре на другом берегу реки.

Он привык к крови; полицейский к ней неизбежно привыкает. Он привык видеть людей с самыми различными кровоточащими ранами, он привык к таким вещам. Он был свидетелем нападения на людей с помощью бритвы и ножа, пистолета и автомата, он видел разорванные или исколотые тела, он видел льющуюся и хлещущую кровь. Он видел, как кровь льется из живых и мертвых. Но он никогда не видел ранее, как убивают животное, и зрелище это вызвало у него приступ тошноты. Он с трудом концентрировал свое внимание на том, что говорил ему мясник. В ушах у него звучало блеяние овец, воздух был насыщен кровавой вонью. Старший мясник взглянул на рисунок, который держал Клинг, и, оставив на целлулоиде кровавый след от пальца, покачал головой. За его спиной пронзительно кричали животные.

Воздух снаружи был холодный и колючий. Клинг глубоко вдыхал в себя бодрящую свежесть. Ему не хотелось переправляться на другой берег реки, но он все-таки поехал. Пропустив обед, который, он знал, все равно не удержит в желудке, он посетил одну за другой еще две бойни и — ничего не найдя — мрачно готовился к визиту на две оставшиеся.

Есть интуитивное чувство находки, и момент истины наступает, когда полицейского посещает ощущение близкого открытия. Как только Клинг подъехал к пристани, он сразу же понял, что нашел. Ощущение это было острым и сильным. Он вышел из полицейского "Седана" с еле заметной улыбкой на губах и взглянул на громадную белую вывеску на здании, смотрящем на реку: ПЕРЛЕЙ БРАЗЕРС ИНК. Он стоял в центре просторной пристани, равной по площади бейсбольному полю, и обозревал окрестности, а внутри его все явственнее звучало: вот оно, вот оно, вот оно.

На той стороне пристани, которая выходила к воде, работали два бензиновых насоса. За ними на другом берегу реки на фоне серого октябрьского неба вырисовывались силуэты городских башен. Глаза его несколько мгновений отдыхали на видах города, а потом он посмотрел направо, где стояло полдюжины рыбацких лодок. Рыбаки опустошали свои сети и корзины, прыгая с лодок на пристань, а потом сидели, свесив ноги в сапогах, чистили и мыли рыбу, перекидывая ее в чистые корзины, устланные газетами. Ухмылка на его лице стала шире, поскольку он был твердо уверен, что нашел и что все вскоре станет на свое место.

Его внимание снова привлекла бойня, занимавшая почти всю длинную сторону четырехугольника пристани. Там, где в воду из трубы сливались нечистоты, с криками кружились чайки. К задней стороне бойни подходила железнодорожная ветка, отходившая от главных путей, находившихся в пятистах футах от пристани. Он добрался до путей и пошел по ним к зданию.

Пути вели прямо к пустым сейчас загонам для животных, которые кончались железными воротами бойни. Он знал, что обнаружит на полу внутри; он уже видел полы трех таких боен.

Управляющего звали Джо Брейди, и он был счастлив помочь Клингу. Он провел его в маленький застекленный кабинет, который смотрел на бойню (Клинг сел спиной к стеклу), а затем взял у Клинга рисунок, долго смотрел на него и вдруг спросил:

— Он что, черномазый?

— Нет, — сказал Клинг. — Он белый человек.

— Вы сказали, что он на девушку напал?

— Да, напал!

— И он не черномазый? — Брейди покачал головой.

— По рисунку видно, что он белый, — сказал Клинг. В его голосе послышались нотки раздражения. Брейди этого, казалось, не замечал.

— По рисунку трудно сказать, — сказал он. — Я имею в виду, тени, вон, посмотрите, видите, что я имею в виду? Он вполне может быть черномазым.

— Мистер Брейди, — сказал Клинг жестко, — я не люблю это слово.

— Какое слово? — спросил Брейди.

– "Черномазый".

— Да ну, перестаньте, — сказал Бренди, — не заноситесь. У нас тут работает полдюжины черномазых, и все они прекрасные ребята, что, черт возьми, вы из себя корчите?

— Это слово оскорбляет меня, — сказал Клинг. — Не хочу его слышать.

Брейди резко возвратил рисунок.

— Никогда в жизни я этого парня не видел, — сказал он. — Если у вас все, я должен возвращаться к работе.

— Он здесь не работает?

— Нет.

— У вас все работают на постоянной основе?

— Все.

— Нет тех, кто работает неполный день или же работал здесь всего несколько дней…

— Я знаю всех, кто работает здесь, — сказал Брейди. — Этот парень здесь не работает.

— Может, он занимается доставкой?

— Доставкой чего?

— Не знаю. Может…

— Сюда доставляют только животных.

— Я уверен, что сюда доставляют и другие вещи, мистер Брейди.

— Не доставляют, — сказал Брейди и встал из-за стола. — Мне надо работать.

— Садитесь, мистер Брейди, — сказал Клинг грубо.

Удивленный Брейди посмотрел на него, подняв брови и готовый по-настоящему обидеться.

— Я сказал — садитесь. Продолжим.

— Послушайте, мистер… — начал Брейди.

— Нет уж, вы послушайте, мистер, — сказал Клинг. — Я расследую бандитское нападение, и у меня есть все основания предполагать, что этот человек — он постучал по рисунку — был в этом районе в прошлую пятницу. Так что мне не нравится ваше дерьмовое отношение к этому делу, мистер Брейди, и если вам больше нравится отвечать на вопросы в участке, а не здесь, в вашем уютном кабинете, из которого хорошо видно, как убивают животных, то я не возражаю. Поэтому берите шляпу, и мы немного прокатимся. Идет?

— Зачем? — спросил Брейди.

Клинг не ответил. Он мрачно сидел напротив Брейди и холодно его рассматривал. Брейди не отвел взгляда.

— Сюда доставляют только животных, — снова сказал он.

— Тогда как сюда попадают бумажные стаканчики?

— А?

— Тот, что на охладителе, — сказал Клинг. — Не пытайтесь меня надуть, мистер Брейди, я чертовски наблюдательный человек.

— Ладно, ладно, — сказал Брейди.

— Ладно, так ладно! Кто вам все сюда доставляет?

— Многие. Но я знаю большинство из них, и этого, на рисунке, среди них не видел.

— А доставляют ли сюда что-нибудь, что вы, как правило, не видите?

— Что вы имеете в виду?

— В это здание попадает что-нибудь, что вы лично не проверяете?

— Я проверяю все, что сюда привозят и отсюда вывозят. Как иначе? Может, вы имеете в виду личные вещи?

— Личные вещи?

— Вещи, которые не имеют никакого отношения к бизнесу?

— Что у вас на уме, мистер Брейди?

— Ну, некоторые парни заказывают обед из столовой на той стороне пристани. Они договариваются с теми, кто там работает, и те приносят им обед сюда. Или же кофе. У меня здесь плитка в кабинете, поэтому я не посылаю за кофе, да и обед я приношу с собой из дома. Так что я обычно не выхожу посмотреть на тех, кто приносит еду.

— Благодарю вас, — сказал Клинг и встал со стула.

Брейди не мог удержаться от прощального укола.

— В любом случае, — сказал он, — большинство из этих посыльных черномазые.

Воздух на улице был свеж, от реки несло сыростью. Клинг нашел взглядом столовую на противоположной стороне четырехугольника и быстро зашагал к ней. Она была зажата среди мастерских и с приближением к ним становилась видна все четче. Слева и справа от столовой находились мастерские водопроводчика и стекольщика.

Он вынул блокнот и прочитал: жир, древесные опилки, кровь, щетина животного, рыбья чешуя, шпаклевка, деревянная щепочка, металлические опилки, арахис и бензин. Единственное, чего он не мог объяснить, был арахис, но, возможно, объяснение найдется в столовой. На самом деле в столовой он надеялся обнаружить не только арахис. Он надеялся найти человека, который заходил на бойню и ступал по жиру, крови и опилкам, к которым позднее в загонах пристала щетинка. Он надеялся найти человека, который ходил по железнодорожным путям, пропитанным креозотом, и подцепил к клейкой массе на ботинке деревянную щепочку. Он надеялся найти человека, который стоял на краю пристани около рыбаков, чистивших рыбу, а затем прошел по бензиновому пятну около насосов, а потом заглянул к стекольщику, где обзавелся крупинкой шпаклевки, и к водопроводчику, у которого к его грязи на подошве добавились зернышки меди. Он надеялся найти человека, избившего Синди до потери сознания, и весьма вероятно, что этот человек работал разносчиком в столовой. Кто еще мог так легко входить в самые разные места? Клинг расстегнул плащ и потрогал рукоять револьвера. Подойдя быстрым шагом к столовой, он открыл дверь.

В нос ударили запахи жирной пищи. Клинг ничего не ел с завтрака, и эти ароматы, наложившиеся на мысленные картинки с бойни, вызвали у него приступ тошноты. Он сел у стойки и заказал чашку кофе, намереваясь понаблюдать за работниками, прежде чем показать кому-нибудь рисунок. За стойкой работали двое — белый и цветной. Ни один не имел ничего общего с рисунком. Через дверь, на кухне, он заметил еще одного белого, который перекладывал гамбургеры на поднос. Но этот тоже был не похож на подозреваемого. Двое мальчишек-негров в белой официантской униформе сидели около кассы, за которой лысый белый мужчина ковырял спичкой в зубах. Клинг решил, что здесь все работники столовой, разве что на кухне есть еще один повар. Допив кофе, он подошел к кассе, показал лысому свой жетон и сказал:

— Я бы хотел поговорить с управляющим.

— Я и управляющий, и хозяин, — сказал лысый. — Майрон Креппс, здравствуйте.

— Детектив Клинг. Мне бы хотелось, чтобы вы посмотрели на этот рисунок и сказали мне, известен ли вам этот человек.

— Я счастлив хоть чем-то помочь вам, — заверил Креппс. — Он сделал что-нибудь?

— Да, — сказал Клинг.

— Могу я спросить: что именно он сделал?

— Это неважно, — сказал Клинг. Он вынул рисунок из конверта и протянул его Креппсу.

Креппс, наклонив голову, стал рассматривать его.

— Он работает здесь? — спросил Клинг.

— Нет, — сказал Креппс.

— Он когда-нибудь здесь работал?

— Нет, — сказал Креппс.

— Вы когда-нибудь видели его в столовой?

Креппс задумался.

— Это что-нибудь серьезное?

— Да, — сказал Клинг, а затем тут же спросил: — А в чем дело? — Он не мог объяснить, что подсказало ему, что здесь надо поднажать, разве что некоторая неуверенность в голосе Креппса, когда тот задавал свой вопрос.

— Очень серьезное? — спросил Креппс.

— Он избил девушку, — сказал Клинг.

— О!

— Это для вас достаточно серьезно?

— Достаточно, — признал Креппс.

— Достаточно, чтобы сообщить мне, кто он?

— Я думал, что это какая-нибудь мелочь, — сказал Креппс. — Из-за мелочей нет нужды быть хорошим гражданином.

— Вы знаете этого человека, мистер Креппс?

— Да, я его видел.

— А в своей столовой вы его видели?

— Да.

— Часто?

— Когда он делает свои обходы.

— Что вы имеете в виду?

— Он посещает все заведения на пристани.

— С какой целью?

— Я бы не хотел, чтобы у него были неприятности из-за этого, — сказал Креппс. — По моему мнению, в том, что он делает, преступления нет. Городские власти просто не считаются с жизнью, вот и все.

— Так чем же он занимается, мистер Креппс?

— Я говорю это только потому, что, по вашим словам, он избил девушку. А это серьезно. За это я не должен его защищать.

— Зачем он приходит сюда, мистер Креппс? Зачем он ходит по всем заведениям пристани?

— Он собирает ставки подпольного тотализатора, — сказал Креппс. — Все, кто хотят участвовать в подпольной лотерее, платят ему свои ставки, когда он приходит.

— Как его зовут?

— Его зовут Куки.

— Куки, а дальше?

— Фамилии я не знаю. Куки, и все. Он приходит собирать ставки.

— У вас арахис продается, мистер Креппс?

— Что? Арахис?

— Да.

— Нет, арахис я не продаю. У меня есть шоколад, леденцы и жевательная резинка, но арахиса нет. А что? Вы арахис любите?

— На пристани есть заведение, где я мог бы купить арахис?

— Не на пристани, — сказал Креппс.

— А где?

— Дальше по улице. Там есть бар. У них вы можете купить арахис.

— Спасибо, — сказал Клинг. — Вы нам очень помогли.

— Я рад, — сказал Креппс. — А вы заплатите, пожалуйста, за выпитый кофе.

* * *

Витрина бара была выкрашена в серо-зеленый цвет. В центре полукругом красовались белые буквы названия: БАДДИЗ. Клинг вошел в бар и сразу направился к телефонной будке, находящейся в каких-нибудь пяти футах от одностворчатой входной двери. Он вынул из кармана десятицентовик, опустил его в щель и набрал номер своего домашнего телефона. Пока на другом конце линии звучали длинные гудки, он изображал оживленный разговор, а сам тем временем осматривал бар. Среди посетителей, сидевших за стойкой и за столами, нападавшего на Синди он не увидел. Он повесил трубку, выудил десятицентовик из кармашка и подошел к стойке. Бармен смотрел на него с любопытством: либо студент, забредший к пристани по ошибке, либо полицейский. Клинг разрешил его сомнения, вынув из кармана свой жетон.

— Детектив Берт Клинг, — сказал он. — 87-й участок.

Бармен рассматривал жетон совершенно спокойно — он привык к визитам фараонов в свое замечательное заведение, — а потом спросил очень вежливым голосом школьного отличника:

— Что вас интересует, детектив Клинг?

Клинг ответил не сразу. Вместо этого он взял жменю земляных орехов из вазы на стойке, кинул несколько орехов в рот и стал шумно жевать. Верной тактикой, решил он, было бы поинтересоваться случаями насилия, мусорными баками, выставленными наружу, продажей алкоголя несовершеннолетним или чем-то другим, что бы выбило бармена из колеи. Потом надо было бы попросить лейтенанта прислать сюда другого или других в засаду, чтобы они просто арестовали Куки, как только он появится здесь в следующий раз. Такой должна бы быть правильная процедура, и Клинг именно ее и обдумывал, жуя орехи и молча глядя на бармена. Единственная трудность с арестом Куки заключалась в том, что Синди Форрест до смерти им запугана. Как можно избитую до полусмерти девушку убедить в том, что в ее же собственных интересах опознать человека, напавшего на нее? Клинг продолжал жевать орехи. Бармен продолжал наблюдать за ним.

— Может, вы хотите пива или что-нибудь еще, детектив Клинг? — спросил он.

— Вы владелец бара?

— Да, я Бадди. Пива хотите?

— Угу, — ответил Клинг, не переставая жевать. — Но при исполнении…

— Вас что-то беспокоит? — спросил Бадди. Клинг кивнул. Он принял решение и начал устанавливать приманку в своей ловушке.

— Куки заходил сюда сегодня?

— Какой Куки?

— У вас что, здесь много людей, которых зовут Куки?

— У нас здесь вообще нет людей, которых зовут Куки, — сказал Бадди.

— Есть, обязательно есть, — сказал Клинг, кивая. Он зачерпнул новую жменю орехов. — Вы знакомы с ним?

— Нет.

— Как не стыдно, — Клинг снова начал жевать орехи. Бадди продолжал наблюдать за ним. — Вы уверены, что не знаете его?

— Никогда не слышал о таком.

— Очень плохо, — сказал Клинг. — Мы его разыскиваем. Он нам очень нужен.

— Зачем?

— Он избил девушку.

— Да?

— Да. Да так, что она попала в больницу.

— Не шутите?

— Какие тут шутки, — сказал Клинг. — Мы весь город обыскали. — Он помедлил, а потом начал блефовать напропалую. — Мы не нашли его по адресу, который хранится в картотеке, но узнали, что он часто приходит сюда.

— Как вы это узнали? Клинг улыбнулся.

— У нас есть свои методы.

— М-м-м, — промычал Бадди неопределенно.

— Мы его найдем, — сказал Клинг и продолжил свой блеф. — Девушка опознала его снимок. И как только мы его арестуем, привет семье.

— За ним чего-то и раньше числилось, а?

— Нет, — ответил Клинг. — Уголовного досье на него нет.

Бадди слегка наклонился вперед, готовый к отпору.

— Нет досье, да?

— Нет.

— Тогда где вы взяли снимок, по которому девушка опознала его? — спросил Бадди и неожиданно улыбнулся.

— Он связан с подпольной лотереей, — сказал Клинг и небрежно кинул в рот очередной орех.

— Ну и что?

— У нас на них есть отдельная картотека.

— На кого?

— На половину парней, связанных с подпольной лотереей в этом городе.

— Да? — сказал Бадди. Глаза его сузились. Было ясно, что он не доверяет Клингу и ищет изъян в его словах.

— Точно, — подтвердил Клинг. — Адреса, фотографии, на некоторых даже отпечатки пальцев.

— Да? — снова сказал Бадди.

— Да.

— Зачем?

— Ждем, пока они переступят черту.

— Что это значит?

— Это значит нечто большее, чем подпольная лотерея. Что-нибудь, за что их можно запереть в кутузку, а ключ от нее выбросить.

— О, — Бадди кивнул. Это его убедило. Полицейские хитрости ему были понятны.

Клинг старался оставаться внешне бесстрастным. Он взял еще одну жменю орехов.

— Куки в конце концов переступил черту. Как только мы его поймаем, девушка посмотрит на него, и привет! Бандитское нападение, повлекшее тяжелые последствия.

— Он пользовался оружием?

— Нет, только руками. Но он все равно покушался на ее жизнь.

Бадди пожал плечами.

— Мы его все равно поймаем, — сказал Клинг. — Мы теперь его знаем, так что это дело времени.

— Пожалуй, — Бадди снова пожал плечами.

— Нам надо только найти его, вот и все. Остальное просто.

— Иногда найти человека — дело совсем непростое, — сказал Бадди, снова возвращаясь к манерам школьного отличника.

— Я хочу вас предупредить, друг, — сказал Клинг.

— О чем?

— Никому не говорите о моем приходе сюда.

— А кому я могу сказать?

— Я не знаю, кому вы можете сказать, но лучше не говорите никому.

— Зачем мне мешать правосудию? — спросил Бадди слегка обиженным голосом. — Если этот Куки избил девушку, я вам желаю найти его.

— Я ценю ваши чувства.

— О чем речь. — Бадди уставился на вазу с земляными орехами. — Вы что, все собираетесь съесть?

— Запомните, что я сказал вам, — откликнулся Клинг, надеясь, что не переиграл. — Держите язык за зубами. Если эта информация растечется и мы выйдем на вас…

— Здесь текут только пивные краны, — ответил Бадди и ушел на другой конец стойки, откуда кто-то позвал его. Клинг посидел еще немного, затем поднялся, положил еще одну пригоршню орехов в рот и вышел.

На улице он позволил себе улыбнуться.

* * *

Позднее в тот же день в обеих дневных газетах появилась статейка.

Статейка была маленькой и едва заметной, затерявшейся среди разного печатного хлама на четвертой полосе обоих изданий. Заголовок был краток, но внимание привлекал:

СВИДЕТЕЛИ ИЗБИЕНИЯ СТРУСИЛИ

Двое свидетелей жестокого избиения полицейского Рональда Фэарчайлда, происшедшего в прошлую среду, 11 октября, сегодня отказались опознать фотографию предполагаемого нападавшего.

Фотографию извлекли из полицейской картотеки "подпольных лотерейщиков" и показали еще одной жертве того же самого подозреваемого. Мисс Синтия Форрест, выздоравливающая в больнице "Элизабет Рашмор", опознала предъявленную фотографию и согласилась свидетельствовать против установленного подозреваемого, как только он будет задержан.

Состояние полицейского критическое Лейтенант Питер Бернс, следственный отдел которого из 87-го участка расследует оба нападения, прокомментировал сегодня эти события следующим образом: "Апатия двух других свидетелей пугает. Патрульный полицейский находится в критическом состоянии со времени своего помещения в больницу "Буэна Виста" на прошлой неделе. Если он умрет, мы будем иметь дело с убийством. Если бы не приличные люди типа мисс Форрест, в этом городе не удалось бы осудить ни одного уголовного преступника".

Бернс читал статью в своем кабинете. Закончив чтение, он взглянул на Клинга, который сиял от гордости.

— Фэарчайлд действительно в критическом состоянии? — спросил Бернс.

— Нет, — ответил Клинг.

— А если наш герой проверит?

— Пусть проверяет. Я предупредил "Буэна Виста".

Бернс кивнул и снова бросил взгляд на статью. Потом отложил ее в сторону и сказал:

— Я у тебя выгляжу идиотом.

Глава 10

Когда Клинг вернулся от лейтенанта, в отделе находились Мейер и Карелла.

— Как дела? — спросил его Карелла.

— Так себе. Мы как раз смотрели, хороша ли приманка.

— Какая приманка?

— Ага, — сказал загадочно Клинг и ушел.

— Когда лаборатория обещала дать ответ о тех витаминных капсулах? — спросил Карелла.

— Сегодня, — ответил Мейер.

— Когда сегодня? Уже шестой час.

— Не наскакивай на меня, — сказал Мейер, потом встал со стула и направился к водяному охладителю.

Зазвонил телефон. Карелла поднял трубку.

— 87-й участок, Карелла, — сказал он.

— Стив, это Боб О’Брайен.

— Да, что случилось. Боб?

— Сколько времени мне еще пасти этого Нелсона?

— Где ты сейчас?

— Около его дома. Я шел за ним от его кабинета до больницы, а потом и сюда.

— Какой больницы?

— Пресвитерианской.

— Что он там делал?

— Черт возьми! Доктора обычно связаны с больницами, разве не так?

— Так. Когда он ушел из своего кабинета?

— Днем, после приема.

— В котором часу это было?

— В начале третьего.

— И он оттуда поехал прямо в больницу?

— Да. Он ездит на маленьком красном "МГ".

— Когда он вышел из больницы?

— С полчаса назад.

— И отправился домой?

— Да. Как ты думаешь, может, он сегодня уже из дома не выйдет?

— Не знаю. Позвони мне через час, ладно?

— Ладно. Где ты будешь? Дома?

— Нет, мы еще побудем здесь.

— О’кей, — сказал О’Брайен и повесил трубку.

Мейер вернулся к своему столу с бумажным стаканчиком воды. Он поставил его рядом с телефоном и вынул из ящика своего стола упаковку ярко раскрашенных капсул.

— Что это? — спросил Карелла.

— От простуды, — сказал Мейер и освободил одну из капсул от целлофановой обертки. Потом положил капсулу в рот и запил ее водой. Снова зазвонил телефон.

— 87-й участок, Мейер.

— Это Энди Паркер, Мейер. Я все еще слежу за Крэнтцем, просто отмечаюсь. Он сейчас в коктейль-баре с девушкой, у которой сиськи величиной с дыню каждая.

— Какой размер ты говоришь? — спросил Мейер.

— А я, черт возьми, откуда знаю?

— Ладно, не выпускай его из виду. Позвони мне позднее, хорошо?

— Я устал, — сказал Паркер.

— Я тоже.

— Да, но я действительно устал, — сказал Паркер и повесил трубку.

Мейер положил трубку на место.

— Паркер, — пояснил он. — Крэнтц пьет в городе.

— Это хорошо, — сказал Карелла. — Ты не хочешь послать за едой?

— С простудой аппетита не нагуляешь, — отозвался Карелла.

— Я за математику.

— Что ты имеешь в виду?

— Наше дело. Математические законы должны выполняться. Я не люблю расследовать дела, в которых не выполняются правила сложения и вычитания.

— Чего это Берт так ухмылялся, когда уходил?

— Не знаю. Он часто ухмыляется, — сказал Манер, пожимая плечами. — Я люблю, когда два плюс два равно четырем. Я люблю, чтобы самоубийство было самоубийством.

— Ты думаешь, это самоубийство?

— Нет. Именно это я и имею в виду. Я не люблю, чтобы самоубийство оказывалось убийством. Я люблю математику.

— Я в средней школе геометрию завалил, — сказал Карелла.

— Ну да?

— Да.

— Факты неоспоримы, — сказал Мейер, — а факты складываются в самоубийство. Но запах мне не нравится.

— Запах подозрительный, — согласился Карелла.

— Это верно, запах подозрительный. Пахнет убийством.

Зазвонил телефон. Трубку поднял Мейер.

— 87-й участок, Мейер, — сказал он. — Снова ты? Что теперь? — Он слушал. — Да? Да? Я не знаю, проверим. Ладно, смотри в оба. Хорошо. — Он повесил трубку.

— Кто это? — спросил Карелла.

— Боб О’Брайен. Он сказал, что к дому Нелсона только что подъехал голубой "Тандерберд", из которого вышла блондинка. Он хотел узнать, какая машина у Милейни Джиффорд.

— Я не знаю, на какой машине она ездит, а ты?

— Я тоже нет.

— Бюро регистрации автомашин ведь закрыто, верно?

— Мы можем позвонить дежурному.

— Давай попробуем. Мейер пожал плечами.

— Нелсон ведь друг семьи. Почему же ей к нему не ездить?

— Да, я знаю, — сказал Карелла. — Какой у них номер телефона?

— На, смотри. — Мейер открыл свою записную книжку. — Правда, была еще эта история на вечеринке у Джиффорда.

— Ты имеешь в виду их ссору? — спросил Карелла, набирая номер телефона.

— Да, наскоки Джиффорда на доктора.

Карелла кивнул.

— Здесь что-то есть.

— Но Джиффорд был пьян.

— Алло, — сказал Карелла в трубку. — С вами говорит Стив Карелла, детектив второй категории, 87-й участок. Прошу проверить регистрацию автомобиля миссис Милейни Джиффорд из Ларксвью. Хорошо, я подожду. Что? Нет, Джиффорд, начинается с "Д". Хорошо. — Он прикрыл трубку рукой. — Боб знает, как она выглядит? — спросил он.

— Откуда?

— Верно. Меня уже тошнит от этого дела. — Он бросил взгляд на упаковку капсул, лежащих на столе Мейера. — Что за дрянь ты принимаешь?

— Говорят, хорошее средство, — сказал Мейер. — Лучше другого хлама, что я принимал.

Карелла бросил взгляд на стенные часы.

— По крайней мере, мне их надо принимать всего два раза в день, — сказал Мейер.

— Алло, — сказал Карелла в телефон. — Да, записываю Голубой "Тандерберд" 1964 года. Хорошо, спасибо. — Он повесил трубку. — Ты слышал?

— Слышал.

— Очень интересно, а?

— Очень интересно.

— Что, по-твоему, Милейни Мудрая хочет от нашего друга доктора?

— Может, она тоже простудилась, — сказал Мейер.

— Может быть. — Карелла вздохнул. — Почему только два раза?

— А?

— Почему ты их должен принимать только два раза в день?

Пять минут спустя Карелла уже звонил лейтенанту Сэму Гроссману домой в Мажесту.

* * *

Боба О’Брайена Мейер и Карелла застали на улице напротив дома Нелсона на Южной Четырнадцатой. Красный "МГ" стоял у входной двери, за ним виднелся голубой "Тандерберд" Милейни Джиффорд. Мейер и Карелла подошли к Бобу, он стоял, втянув голову в плечи и засунув руки в карманы. Он сразу же узнал их и кивнул в знак приветствия.

— Пробирает до костей, — сказал он.

— М-м-м. Она все еще там?

— Да. Насколько я догадываюсь, ему принадлежит весь дом. На первом этаже прихожая, на втором — кухня и гостиная, а на верхнем — спальные комнаты.

— Как ты, черт тебя подери, об этом догадался? — спросил Мейер.

— Свет на первом этаже зажегся, как только приехала женщина… Это миссис Джиффорд?

— Это она.

— Угу, — сказал О’Брайен, — и потух почти сразу же. Свет на втором этаже выключили перед вашим приездом. Немолодая женщина вышла из дома около семи. Видимо, повариха или экономка, или то и другое вместе.

— Значит, они там одни, а?

— Да. Свет наверху включили через десять минут после ухода старой леди. Видите вон то маленькое окошечко? Я считаю, что это туалет, согласны?

— Да, должно быть.

— Сначала свет загорелся там, а затем погас, а потом осветилось большое окно. Я совершенно уверен, что это спальня.

— Как ты думаешь, чем они сейчас там занимаются? — спросил Мейер.

— Я знаю, чем бы я там занялся, — ответил О’Брайен.

— Ты почему домой не идешь? — спросил Карелла.

— Я вам больше не нужен?

— Нет. Иди домой, встретимся завтра.

— Вы пойдете к нему?

— Да.

— Вы уверены, что я вам не нужен, чтобы сделать снимки?

— Ха-ха, — сказал Мейер и пошел вслед за Кареллой, который уже начал переходить улицу. Они остановились около входной двери. Карелла нашел звонок и позвонил. Ответа не было. Он позвонил снова. Мейер спустился с крыльца. Зажегся свет на втором этаже.

— Он спускается, — прошептал Мейер.

— Пусть спускается, — сказал Карелла. — Второй убийца.

— А?

– "Макбет", акт III, сцена 3.

— Вот это да! — воскликнул Мейер, и в это время зажглись фонари над входом. Через мгновение открылась входная дверь.

— Доктор Нелсон? — спросил Карелла.

— Да? — Доктор был удивлен, но раздражения не выказывал. На нем был черный шелковый халат, на ногах — шлепанцы.

— Мы можем войти? — спросил Карелла.

— Видите ли, я как раз собирался лечь спать.

— Мы у вас много времени не займем.

— Ну…

— Вы один дома, доктор?

— Да, конечно, — ответил Нелсон.

— Нам можно войти?

— Ну… ну, да. Наверное. Но я очень устал и надеюсь…

— Мы постараемся вас долго не задерживать, — сказал Карелла и вошел в дом.

В прихожей стояли кушетка и маленький столик. Напротив двери висело зеркало; полка для почты была прикреплена к стене под зеркалом. Нелсон не пригласил их наверх. Он засунул руки в карманы халата, давая понять, что идти с гостями дальше прихожей он не намерен.

— Я простудился, — сказал Мейер.

Нелсон едва заметно поднял брови.

— Я уже все перепробовал, — продолжал Мейер. — Только что начал принимать новое средство. Надеюсь, поможет.

Нелсон нахмурился.

— Простите меня, детектив Мейер, — сказал он, — вы пришли сюда обсудить ваш…

Карелла полез в карман. Когда он протянул руку Нелсону, на его ладони лежала розово-черная желатиновая капсула.

— Вы знаете, что это такое, доктор Нелсон? — спросил он.

— Похоже на витаминную капсулу, — ответил Нелсон.

— Если быть точным, это капсула плексина, смесь витамина С и комплекса В, та самая, которую принимал Стэн Джиффорд.

— Да, да, — сказал Нелсон, кивая.

— А если уже быть совсем точным, это капсула из бутылочки витаминов, которую Джиффорд держал дома.

— Да? — спросил озабоченно Нелсон. Он пытался понять, куда клонит Карелла.

— Сегодня днем мы послали бутылочку капсул лейтенанту Гроссману из нашей лаборатории, — сказал Карелла. — Ни в одной из капсул яда не обнаружено. Только витамины.

— Но я простудился, — сказал Мейер.

— И простуда детектива Мейера заставила нас снова позвонить детективу Гроссману, просто так. Он согласился встретиться с нами в своей лаборатории, доктор Нелсон. Мы провели там несколько часов. Сэм — это лейтенант Гроссман — рассказал нам немало интересного, и мы хотим услышать ваше мнение. Мы хотим быть как можно более точными в этом деле, поскольку слишком уж много в нем особенностей. Разве не так?

— Да, пожалуй.

— Специфический яд, к примеру, и специфическая доза, и специфическое быстрое действие яда, и специфическая скорость растворения желатина, верно?

— Да, верно, — сказал Нелсон.

— Вы работаете ординатором в Пресвитерианской больнице, верно, доктор Нелсон?

— Да.

— Мы говорили с тамошним фармацевтом совсем недавно. Он говорит, что у них в аптеке есть строфантин в виде кристаллического порошка, всего три или четыре грана. Остальное — в ампулах, и тоже в незначительных количествах.

— Это очень интересно. Но какое…

— Откройте капсулу, доктор Нелсон.

— Что?

— Витаминную капсулу. Откройте ее. Она состоит из двух частей. Смелее. Размер ее — двойной О, доктор Нелсон. Вы ведь это знаете, не так ли?

— По моему представлению, это либо О, либо двойной О.

— Давайте будем точными. Та капсула, которая содержит витамины, прописанные Джиффорду, размера двойного О.

— Пусть так, пусть будет двойной О.

— Откройте ее.

Нелсон сел на кушетку, положил капсулу на низкий столик и осторожно отделил одну часть от другой. На столешницу высыпался белый порошок.

— Это витаминная смесь, доктор Нелсон. Точно такая же находится во всех капсулах из бутылочки Джиффорда. Безвредная. В действительности, если быть точным, полезная. Верно?

— Верно.

— Взгляните еще раз на капсулу. — Нелсон взглянул. — Нет, доктор Нелсон, внутрь капсулы. Вы что-нибудь видите?

— Ну… там… там, кажется, еще одна капсула.

— Да! — сказал Карелла. — Клянусь всем на свете, там действительно еще одна капсула. Как видите, доктор Нелсон, это капсула номер три, которая легко входит в большую капсулу двойной О. Этот образец мы изготовили в лаборатории. — Он взял большую капсулу со стола и вытряхнул из нее остатки витамина и меньшую капсулу. Указательным пальцем Карелла отодвинул меньшую капсулу от порошка и сказал: — Это третья капсула, доктор Нелсон.

— Не понимаю, что вы имеете в виду.

— Видите ли, мы искали третью капсулу, поскольку та, что Джиффорд принял за обедом, убить его не могла. А теперь, доктор Нелсон, если в меньшую капсулу положить два грана строфантина и поместить ее внутри большей капсулы, то это уже могло бы убить его, вы согласны?

— Конечно, но это бы…

— Да, доктор Нелсон?

— Мне кажется, что… что меньшая капсула растворилась бы тоже очень быстро. Я хочу сказать…

— Вы хотите сказать, доктор Нелсон, что если внешняя капсула растворяется за шесть минут, внутренней капсуле потребуется для этого, допустим, три, четыре, пять или похожее число минут. Вы это имеете в виду?

— Да.

— Так что это по-настоящему ничего не меняет, верно? Яд все равно должен бы быть принят перед выходом Джиффорда на сцену.

— Да, пожалуй, так.

— Но я простудился, — сказал Мейер.

— Да, и он принимает свои капсулы, — сказал Карелла, улыбаясь. — Но только дважды в день, поскольку лекарство высвобождается медленно, в течение двенадцати часов. Они называются долговременными капсулами, доктор Нелсон. Я уверен, что вы знакомы с ними. — Нелсон попытался встать на ноги, но Карелла тут же сказал: — Оставайтесь на месте, доктор Нелсон, мы еще не закончили.

Мейер улыбнулся и сказал:

— Мои капсулы изготовлены фабричным способом. Я думаю, что в домашних условиях изготовить долговременные капсулы невозможно, вы согласны, доктор Нелсон?

— Пожалуй, да.

— Чтобы быть совсем уж точным, — сказал Карелла, — лейтенант Сэм Гроссман сказал, что сделать самому такую капсулу возможно. Он вспомнил свою армейскую жизнь и некоторых врачей в своей части, экспериментировавших с так называемым внутренним покрытием. В вашей части врачи занимались такими экспериментами, доктор Нелсон? Вам знакомо выражение "внутреннее покрытие"?

— Конечно, знакомо, — сказал Нелсон и поднялся.

Карелла наклонился через стол, положил руки на плечи доктора и силой усадил его на прежнее место.

— Внутреннее покрытие, — начал Карелла, — в применении к этой маленькой внутренней капсуле, доктор Нелсон, означает, что если эту капсулу ровно на тридцать секунд опустить в однопроцентный раствор формальдегида, а затем высушить…

— Что все это значит? Почему вы…

— … и потом выдержать в течение двух недель, чтобы желатин затвердел…

— Я не понимаю, о чем вы говорите!

— Я говорю о том, что капсула, обработанная таким образом, не растворится в желудочном соке по крайней мере три часа, доктор Нелсон, а за это время она покинет желудок. После этого она растворяется в кишечнике еще в течение пяти часов. Вы видите, доктор Нелсон, мы теперь имеем дело уже не с шестью минутами. Только внешняя капсула растворится за это время. Мы теперь имеем дело с периодом времени от трех до восьми часов. Мы ныне имеем дело с мягкой внешней капсулой и твердой внутренней, в которой находятся два грана яда. Чтобы быть точным, доктор Нелсон, мы имеем дело с капсулой, которую Джиффорд без сомнения принял за обедом в день, когда его убили.

Нелсон покачал головой.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — сказал он. — Я не имею никакого отношения ко всему этому.

— О, доктор Нелсон, — сказал Карелла. — Кажется, мы забыли вам сообщить, что аптека Пресвитерианской больницы ведет учет всех лекарств, заказанных ее врачами. Эти записи свидетельствуют, что в последний месяц вы постоянно заказывали небольшие порции строфантина. Но нет никаких свидетельств, что вы прописывали это средство кому-нибудь из ваших тамошних пациентов. — Карелла сделал паузу. — Теперь мы знаем, как вы это сделали, доктор Нелсон. Не хотите ли рассказать нам, почему вы это сделали?

Нелсон молчал.

— Тогда, может, миссис Джиффорд расскажет, — предложил Карелла. — Он подошел к лестнице в дальнем конце прихожей. — Миссис Джиффорд, — позвал он, — одевайтесь, пожалуйста, и спускайтесь вниз.

Больница "Элизабет Рашмор" была расположена на южной окраине города, это был комплекс высоких белых зданий, выходящих на реку Дикс. Из окон больницы можно было наблюдать за движением судов на реке, за далекими дымами, образующими черные облака, за хитросплетением мостов, соединяющих остров с Сэндз-Спитом, Калмз-Пойнтом и Мажестой.

С реки дул холодный ветер. Он уже заходил в больницу днем и выяснил, что посещение больных вечером заканчивается в восемь часов. Сейчас было без четверти восемь, он стоял на берегу реки с поднятым воротником, смотрел вверх на освещенные окна больницы и еще раз мысленно повторял свой план.

Сначала вся эта штука показалась ему дешевым полицейским трюком. Он внимательно выслушал рассказ Бадди о светловолосом полицейском, все том же сукином сыне; Бадди сказал, что его зовут Клинг, детектив Берт Клинг. Но он убеждал себя, что все это дешевая ловушка, в которую он не собирается попадать.

И все же им известно его имя, Клинг спросил о Куки. Как бы иначе они узнали его имя, если бы где-нибудь действительно не было списка парней, которые связаны с подпольной лотереей? И разве Клинг не упомянул, что они не смогли найти его по адресу, который указан в картотеке? А это звучит вполне правдоподобно. Он переехал два года назад, а в картотеку мог попасть и раньше. Кроме того, последние несколько дней дома он все равно не был, так что они не смогли найти его по адресу просто потому, что там он не появлялся. Так что, черт их знает, может, это и правда.

Но фотография? Где они взяли фотографию? Если у них действительно есть такая картотека, то, может, у них есть и его фотография. Он хорошо знал, что они все время фотографируют, чаще всего, чтобы припереть к стенке парней, занимающихся наркотиками, но, может, они делают то же самое и с лотерейщиками. Он видел машину прачечной или мебельный фургон, стоящий целый день на одном месте и — не без помощи других людей — научился распознавать полицейских, фотографирующих людей. Так что, может, у них и есть его фотография. И, может, эта сучка действительно опознала его. И все равно запашок был, слишком много вопросов оставалось без ответа.

На большинство вопросов он получил ответ, прочитав статью в дневной газете. Он едва не пропустил ее, поскольку начал читать газету с конца, с результатов бегов, и только потом, от нечего делать, заглянул в начало. Статья подтвердила наличие картотеки подпольных лотерейщиков, хотя и до этого он в этом не сомневался. Она объяснила также, почему его не мог опознать Фэарчайлд. Трудно ожидать от умирающего человека, чтобы он рассматривал чужие фотографии. Он не думал, что избил ублюдка так сильно, но, возможно, не рассчитал собственной силы. Чтобы проверить эти сведения, он позвонил в больницу "Буэна Виста" и спросил, как чувствует себя патрульный полицейский Фэарчайлд. Ему ответили, что он по-прежнему между жизнью и смертью, так что это тоже оказалось правдой. И, конечно, если эти уроды на работе у Синди испугались опознать снимок, то состояние Фэарчайлда объясняло, почему полиция могла опираться только на Синди.

Слово "убийство" его испугало. Если этот сукин сын действительно умрет, если полиция поймает его, а Синди скажет, что да, это он, песенка его спета. Ему казалось, что он все ей ясно объяснил, но, может, она оказалась крепче, чем он думал. По какой-то странной причине эта мысль возбудила его, мысль, что ее не испугало избиение, что она готова опознать его и выступить против него в суде. Он вспомнил, что такое же возбуждение он ощутил после прочтения статьи, и сейчас, когда смотрел на окна больницы и прокручивал в голове свой план.

Время посещения заканчивалось в восемь, а это означало, что у него осталось ровно десять минут, чтобы проникнуть в здание. Ему пришла в голову мысль: а вдруг они не пустят его за такое короткое время до закрытия, и он поспешил к входу. Над вращающимися дверьми был наклонный бетонный козырек. Больница была новой, вся из алюминия, стекла и бетона. Он прошел через вращающуюся дверь и сразу направился к конторке, расположенной справа от входа. Женщина в халате — медсестра, подумал он, — подняла голову.

— Мисс Синтия Форрест? — спросил он.

— Палата семьсот двадцать, — сказала женщина и взглянула на свои часы. — Время посещения заканчивается через несколько минут.

— Да, я знаю, спасибо, — ответил он и, улыбнувшись, направился к лифту. Среди ожидавших лифт был всего лишь еще один человек в обычной одежде, на остальных были белые халаты. Он вдруг подумал, а что если у ее палаты поставили полицейского. Если так, думал он, я уйду, и все. Двери лифта открылись. Он отступил в сторону, а потом нажал на кнопку семь и заметил, что одна из сестер потянулась к той же самой кнопке, а затем тихо отошла в глубину лифта. Двери закрылись.

— По-моему, — сказала одна из сестер, — это псориаз. Доктор Кирш говорит, что это заражение крови, но ты видела ногу пациента? При заражении крови такого не бывает.

— Завтра ему сделают анализы, — сказала другая сестра.

— А пока у него высокая температура.

— Это от воспаленной ноги. От заражения.

— Это псориаз, во