Аура Поку (fb2)


Настройки текста:



Аура Поку

Мифы, сказки, легенды, басни, пословицы и загадки.

Собраны д-ром Г. Химмельхебером в этнографической экспедиции на Берег Слоновой Кости

Перевод с немецкого Г.ПЕРМЯКОВА

Под редакцией и с предисловием Д. ОЛЬДЕРОГГЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемая вниманию читателя книга “Аура Поку” представляет собой сборник фольклора бауле.

Бауле – это народ (в недавнем прошлом группа племен), живущий во французской колонии Берег Слоновой Кости. Географически большая часть этой колонии относится к области Верхней Гвинеи, иначе называемой Гвинейским побережьем. Когда первые португальские мореходы проникли к берегам Западной Африки (в середине XV в.), они назвали все побережье западной части материка Гвинеей. Это название удержалось до сих пор: все побережье Африки от островов Биссагуш до Камеруна называют Верхней Гвинеей, а от Камеруна до Анголы – Нижней Гвинеей. Вся область Верхней Гвинеи находится в полосе тропического климата и населена народами, родственными по происхождению, культуре и языкам.

В наши дни, когда движение за независимость и борьба с колониальным угнетением охватили почти всю Африку, пароды Верхней Гвинеи добились наибольших успехов.

Государства на Гвинейском побережье возникли еще в глубокой древности, во всяком случае за несколько столетий до появления в Гвинее первых купцов-мореходов (XV в.). Наиболее известным из этих государств был Бенин, находившийся в устье р. Нигер. Когда португальские, а позднее голландские купцы попали в эту страну, они были поражены размерами города, который прозвали потом Великим Бенином. Стены дворца покрывали ряды медных рельефов, изображавших царей, их свиту, военачальников, воинов, сцены охоты и битв и т. п. На алтарях предков стояли большие бронзовые головы царей и цариц, бивни слонов, жезлы и другие предметы культа.

В 1897 г. Бенин подвергся варварской бомбардировке английского флота, был взят штурмом и сожжен. В огне погибло много сокровищ древней культуры Гвинеи. Так же были разрушены и другие центры древней культуры Гвинеи: государства Ашанти, Ассиние, Дагомея и многие другие.

В середине прошлого века в Верхней Гвинее возникло первое независимое государство Тропической Африки – Либерия, куда были переселены из Америки освобожденные рабы. В течение ста с лишним лет Либерия была единственным формально самостоятельным государством Африки. В марте 1957 г. бывшая английская колония Золотой Берег в результате упорной борьбы за независимость обрела самостоятельность. Теперь это государство Гана. В 1958 г. образовалась новая Гвинейская республика. К освобождению от колониальной зависимости стремятся народы французского Того и Камеруна, а также британской Нигерии. Таким образом, в ближайшем будущем вся Верхняя Гвинея будет свободна.

Как уже сказано, все народы побережья Верхней Гвинеи имеют общее происхождение и говорят на языках, называемых языками ква или гвинейской группой языков. Языки Эти по структуре во многом сходны с китайским, т. е. основы слов односложны, нет разницы между глаголами и существительными, которые различаются только синтаксически, и, что самое важное, большое значение в языке имеют музыкальные тоны. Язык бауле очень близок языку населения Ганы. Центральную часть этого государства населяют народы ашанти и фанти, составляющие одну языковую группу акан. По преданиям, в самом начале XVIII и. часть акан в результате междоусобных распрей отделилась, ушла на северо-запад и постепенно расселилась в саваннах и лесах между реками Нэи и Бандама. Эта группа племен и составляет нынешний народ бауле. Южнее их расселились родственные им племена аньи. В конце XIX в., когда империалистические державы делили между собой Африку, вся страна, населенная аньи и бауле, была захвачена Францией и получила название Берега Слоновой Кости.

Страна эта в южной части покрыта тропическим лесом, а в междуречье Нзи и Бандамы представляет собой невысокое плато, большая часть которого – саванна, где встречаются лесные массивы и галерейные леса вдоль рек.

Деревни бауле состоят обычно из небольших глинобитных хижин, крытых соломой. Каждая семья занимает несколько таких хижин, обнесенных общей стеной. Около хижин – небольшие огородные участки, где женщины возделывают кукурузу, арахис, хлопок и маниоку, а также различные овощи, особенно томаты. Однако главный продукт питания бауле – ямс.

Климат Гвинейского побережья в той части, где живут бауле, характеризуется сменой сухих и дождливых периодов. В течение года чередуются два периода дождей и два сухих периода, и в зависимости от них распределяются все земледельческие работы. В конце декабря начинается сухой период– вава, когда приступают к обработке полей. Мужчины расчищают лесные участки, собирают сучья и хворост и сжигают их. Оставшаяся зола служит хорошим удобрением. Если поле расчищают в саванне, то выжигают траву и кустарник. Одновременно делают специальные сушилки для ямса и амбары, в которых его хранят до нового урожая. В марте начинается период дождей, и тогда приступают к посадке ямса. Возделывают его на полях, которые иногда находятся довольно далеко от деревни. Все работы, связанные с культурой ямса, выполняют мужчины.

Ямс, как и маниока, – корнеплод. Бауле различают до девяти видов ямса. Клубни его по форме напоминают огромной величины брюкву диаметром до 50–70 см и весом 10–15 кг и более. Клубни маниоки длиной до полутора метров имеют форму кормовой свеклы. Из маниоки, вымачивая ее (чтобы удалить синильную кислоту) и затем просушивая, делают муку. Ямс жарят, пекут или варят. Любимое национальное кушанье народов аньи и бауле – фуфу. Его готовят из ямса или растолченных в ступе незрелых бананов, к которым добавляют куски копченой рыбы и перец. Таким образом получается тесто, из которого делают клецки – туту. Их варят в пальмовом масле, добавляя куски баранины, обезьяньего мяса, иногда мяса крысы, курицы и других животных.

Примерно в начале июля начинается период больших дождей, и все земледельческие работы прекращаются. Дороги покрываются водой, реки разливаются, и наступает самое тяжелое время года, когда амбары пустеют до нового урожая. В это время некоторое подспорье составляют лишь огородные культуры: кукуруза, арахис, скороспелые сорта ямса и некоторые виды маниоки. В ноябре дожди прекращаются и начинается сбор ямса. В декабре вновь наступает сухой период вава и мужчины выходят на поля взрыхлять землю мотыгами. Единственное земледельческое орудие бауле – мотыга – изогнутый сук дерева с железным наконечником.

Помимо упомянутых культур, большим подспорьем в хозяйстве бауле служат также таро и папайя. Таро – корнеплод, содержащий много крахмала; из его клубней делают муку. Папайя (дынное дерево) достигает 10 м высоты и имеет крупные плоды с оранжевой мякотью, очень сочной и ароматной.

Большое значение в хозяйстве бауле имеет масличная пальма, которую называют иногда “кормилицей местного населения Тропической Африки”. Плоды ее содержат много растительных жиров. Орехи масличной пальмы – очень ценный продукт и во многих странах Верхней Гвинеи составляют значительную долю экспорта. Другой вид пальмы – борассовая – содержит в стволе сладкий сок, из которого изготовляют вино.

Исторические предания свидетельствуют о том, что уже ко времени переселения, т. е. несколько веков назад, бауле представляли собой группу племён, во главе которых стояли верховные вожди или цари. Цари и вожди бауле имели рабов – обычно чужеземцев, захваченных в плен во время набегов. Однако в числе рабов могли быть и сами бауле, обращенные п рабство за неуплату долгов или в наказание за провинности. Рабы выполняли всевозможные работы при дворах царей и вождей. Для обработки полей знать бауле использовала труд земледельцев-крестьян, которые должны были нести барщину. Крестьяне не только выполняли земледельческие работы, но обязаны были также строить дома и дворцы царей и т. д.

На территории Берега Слоновой Кости и соседних областей издавна велась торговля золотом. Уже арабские путешественники, проникшие в страны Судана в IX–Х вв., рассказывали о сказочных богатствах владык государств древнего Судана. В IX–XIV вв. золото добывали в верховьях Сенегала, в области Бамбук, в странах, находящихся ныне в пределах Берега Слоновой Кости, и в соседних районах, где ныне живут бауле, аньи и ашанти. Отсюда через леса торговые пути вели прямо на север к городу Дженне, который долгое время был одним из центров торговли золотом. Существует предположение, что название свое Гвинея получила по имени этого города, Дженне, или Генне. Отсюда же произошло название английской монеты – гинея. В течение всего средневековья и страны Европы золото шло почти исключительно из Зап. Судана. Положение изменилось после открытия Америки, когда там были найдены богатейшие золотые и серебряные россыпи. Немалое значение имело также крушение государства Сонгаи, объединявшего в XIV–XV вв. все страны Западного Судана. В конце XV в. войска марокканского султана Мулай Ахмада ал-Мансура, пройдя Сахару, вторглись в пределы Судана и в битве при Тондиби на берегах Нигера разбили сонгайские армии. С этого времени в Судане на долгие годы воцарилась анархия. Старинные торговые города были разрушены, и торговля золотом уже не возобновлялась.

В связи с торговлей золотом у бауле и ашанти выработалась очень сложная система весовых единиц, применявшаяся при взвешивании золотого песка. В основе ее лежал вес маленького черного зерна одного из местных растений, приблизительно равный весу зерна пшеницы. При взвешивании золотого песка, который добывался в реках, применялись специальные гирьки. Об этих гирьках упоминается в преданиях, собранных Химмельхебером. Гирьки делались из бронзы и отливались в виде фигурок животных или людей. Иногда гирьки имели геометрическую форму. Особыми значками на них обозначались меры веса.

Среди бауле и окружающих их народов был довольно развит обмен. Единицей обмена служили раковины каури. Эти маленькие белые раковины применялись также для украшения: из них делали ожерелья, ими обшивали головные уборы и пояса, плетеные корзины и даже домашнюю утварь. Кроме каури, у народов Либерии и Берега Слоновой Кости были в ходу особые единицы обмена – небольшие железные бруски длиной до 70 см, расплющенные по концам. Химмельхебер рассказывает, что ему удалось видеть такой брусок и у бауле.

Наряду с полупатриархальным-полуфеодальным характером общественного устройства у бауле можно отметить следы весьма древних общественных порядков, а именно: матриархата и матрилокального брака. Матриархатом не вполне точно называют обычаи, существовавшие в родовом обществе, где счет родства некогда велся по женской линии. Дети наследовали родовое имя и все связанные с ним права и обязанности только от матери. Таким образом отец и сын всегда имеют разные родовые имена. Отец, все его братья и сестры имеют родовое имя, унаследованное от матери. Это имя передадут своим детям только их сестры, потому что дети мужчин получат родовое имя своих матерей. Таким образом всё права и обязанности вождя наследует сын его сестры, а родные дети оказываются чужими ему.

В одной из сказок – “Прическа паука”, включенной в этот сборник, сын паука заступается за отца, которого ведут на казнь/Тут же находится сын сестры паука, который не только равнодушен к этому, но даже желает отобрать у дяди набедренную повязку, чтобы она не испачкалась в крови. По нормам материнского права племянник должен унаследовать эту повязку, и его беспокойство может . быть понято только в условиях этих древних порядков. Сказка представляет большой интерес, так как в ней отразилась борьба двух общественных порядков. Она в какой-то степени напоминает драму Эсхила “Орестея”, где происходит столкновение норм материнского права с появляющимися и побеждающими нормами нового отцовского права. Историческое значение драмы Эсхила впервые понял швейцарский ученый Бахофен, выводы которого в полной мере оценил Энгельс, осветивший эту проблему в своей работе “Происхождение семьи, частной собственности и государства”. Трагический конфликт “Орестеи” заключается в том, что древнегреческий герой Орест убивает свою мать Клитемнестру, убившую мужа. Орест мстит за смерть отца, но эриннии – “демонические охранительницы материнского права” – преследуют Ореста, так как убийство матери – тягчайшее из преступлений. Спор между Орестом и эринниями разбирается судом, и за обвиняемого вступаются “боги младшего поколения” – Аполлон и Афина, которые объявляют Ореста оправданным. “Отцовское право одержало победу над материнским”,– пишет Энгельс. То же самое мы видим в сказке бауле, где в моральном отношении торжествует отцовское право. В сказке утверждается: “Сын отца – хороший, сын сестры – плохой”.

Характерными персонажами фольклора бауле являются Ньямье – бог неба, его жена Ассия и его брат Анангама. Сказания о них составляют особый цикл. Имя бога неба довольно широко распространено в Западной Африке. Ашанти называют его Ньяме, у фанти и других народов он известен под именем Оньяме, или Оньянкопонг, что означает “Ньяме великий”. Вероятно, это же имя мы видим у народов Лоанго и Конго, где в фольклоре встречается имя верховного бога Нзамби, у народа гереро Юго-Западной Африки – Ндямби или у баротсе Северной Родезии – Ньямбе. Во всех сказках этих народов он является в виде какого-то божества, весьма далекого от людей, ни доброго, ни злого, никогда не вмешивающегося в людские дела. По представлениям народов Африки, он вызывает стихийные бедствия и различные явления природы. В сказаниях бауле Ньямье выступает и совершенно ином виде. В сущности к нему даже мало подходит слово “бог”. Это добродушное и довольно ограниченное существо скорее напоминает богатого вождя, обладающего всеми человеческими слабостями.

Другой совершенно определенный цикл составляют сказки про паука. Главными героями их у бауле являются Ндиа Кендеуа, т. е. господин паук, его жена Мо Акору, т. е. госпожа Акору, и отец паука – Агбафри. Сказания о пауке имеют много общего со сказаниями о хитрой лисе у европейских народов. У русских это хитрая лисонька, у немцев – Рейнеке-лис, у французов – господин Лис. У африканских народов героем рассказов о животных также является слабое, но хитрое и лукавое животное. У народов Южной Африки – это заяц, в районе саванн – заяц или черепаха, а в зоне лесов, где зайцев нет, их место занимает паук. Всем этим животным присуща одна особенность – маленькое слабое существо одерживает верх над сильными благодаря своему уму. В этих рассказах народ восхваляет преимущество ума над грубой силой, а в социальном плане – торжество простого человека из народа над жадными и глупыми правителями.

Исторические предания интересны своими подробностями, которые во многом помогают понять историю бауле. Исключение составляют легенды, объясняющие происхождение названий тех или иных мест и племен. Все они основаны на игре слов и никакого исторического значения не имеют.

Большинство сказок и мифов бауле представляют значительный интерес и с художественной точки зрения. Они отличаются исключительной поэтичностью и смелостью художественных образов, точностью и ясностью описаний и,–что особенно хочется подчеркнуть, – необыкновенной композиционной стройностью и лаконичностью. За редкими исключениями, в них нет ни одного лишнего абзаца и даже слова.

На русский язык фольклор бауле переводится впервые. Публикуемый сборник составлен известным исследователем Африки, этнографом и искусствоведом Г. Химмельхебером, который в течение многих лет принимал участие в экспедициях в различные части Африки, особенно в районы Либерии и Берега Слоновой Кости.

В русское издание сборника вошли все материалы, помещенные и книге Г. Химмельхебера “Аура Поку”, за исключением сказки “Еще одна история про паука и хамелеона”, которая повторяет мотивы, содержащиеся в других сказках. Но и отличие от немецкого издания материал первой части сборника (до исторических преданий) сгруппирован вами несколько иначе. Сначала даны мифы и сказки о боге Ньямье и его брате Анангаме, затем сказки про паука и, наконец, все прочие сказки.

Д. Ольдерогге

ВВЕДЕНИЕ

В глубине Берега Слоновой Кости, в междуречье Нзи и Бандамы, там, где саванны с севера широким клином врезаются в девственные леса южной полосы, лежит страна легендарной негритянской царицы Ауры Поку – страна бауле. Широкая зеленая степь с лентами лесов вдоль водных потоков, с пальмовыми рощами среди пышного степного разнотравья – таков этот край, исполненный необыкновенной прелести и красоты.

Соответственно географическому положению–между 5-м и 14-м градусами северной широты – год здесь разделяется на период засухи и период дождей. Климат жаркий и исключительно влажный.

По языку и культуре бауле относятся к той группе негритянских народов Гвинейского побережья, наиболее известным членом которой являются ашанти. Бауле представляют собой самый западный форпост прославленной негритянской культуры Бенина, Йорубы и Дагомеи в этой части Берега Слоновой Кости – среди народов группы кру и группы манде-фу.

Бауле – земледельцы. Их основная культура – ямс, крупный корнеплод, который отваривают, толкут в деревянных ступках и из полученной муки готовят жесткие клецки. Кроме того, бауле добывают пальмовое масло, выращивают различные овощи. А для мясных блюд употребляют кур и обезьян.

Деревни бауле расположены по перелескам и в зеленых массивах, раскинувшихся вдоль рек, примерно в часе ходьбы одна от другой. Как правило, в них насчитывается от двух до трех сотен жителей. Дома здесь продолговатые, с глинобитными стенами и соломенными крышами. В каждом – несколько маленьких комнатушек и терраса, в тени которой выполняют домашнюю работу, едят и отдыхают. У каждой семьи несколько таких домиков. Все они объединены общим забором и довольно хорошо защищены, так как имеют вход только со двора.

Кое-где можно заметить пристроенные к забору небольшие кабинки. Это своего рода бани. Сюда по вечерам, захватив с собой большой горшок теплой воды, бауле приходят помыться: они очень чистоплотны.

Бросается в глаза привычка бауле подходить ко всем явлениям повседневной жизни, так сказать, с эстетической точки зрения. Об этом говорит хотя бы такое правило: “Когда подают вечерний ямс, то следует брать его с краев, а не копаться в середине тарелки, иначе он не будет так красиво выглядеть”. По отношению друг к другу бауле рыцарски вежливы и предупредительны.

Среди африканских народов бауле – один из самых искусных. Почти вся их утварь, предметы домашнего обихода выполнены, как произведения искусства. Таковы, например, барабанные палочки и опахала, сплошь покрытые тонким орнаментом. Таковы же сосуды для мазей и ложки, ручки которых завершаются резными головками и фигурками животных и изящные формы которых уже сами по себе являются плодом вдохновения. Металлические гирьки для взвешивания золотого песка отлиты в виде скорпионов, рыб, газелей, буйволов с сидящими на спине цаплями и т. п.

Бауле – мастера песни и танца. Они даже разыгрывают небольшие музыкальные представления. На деревенскую площадь выходят два человека, скрытые под огромными масками, изображающими буйволов. Двое запевал, танцуя, приближаются к ним и песней вызывают на танец. “Буйволы” соглашаются и под аккомпанемент хора, барабанов и тыквенных трещоток начинают плясать. Но вдруг они недовольно останавливаются, как будто их не устраивает музыка, поворачиваются ко всем спиной и грузной походкой удаляются с места танцев. Затем они делают вид, что грызут соломенную крышу. Запевалы умоляюще следуют за ними и обещают позаботиться о хорошей музыке. Наконец “буйволы” дают себя уговорить и в сопровождении всех музыкантов с триумфом возвращаются на место.

Не менее развито у бауле и поэтическое творчество. Постоянно возникают новые песни. В моё время по всей стране особенно охотно распевали песню, незадолго до того сочиненную одной женщиной. Ее муж отправился к побережью на заработки. Она тосковала по нему и пела:

Каждый раз, когда я выхожу за околицу
И вижу вдали камень
Или одинокое дерево,
То кажется мне,
Это возвращается муж мой.

И ныне встречаются здесь странствующие певцы, которые с небольшой группкой музыкантов разъезжают из деревни в деревню и зарабатывают себе на пропитание не крестьянским трудом, а как профессиональные артисты. Вот как начинал свое выступление певец Кокоатье. Подыгрывая себе на лютне, он пел, подражая звуку барабана:

Прежде звонко звучали лютня
И барабан, приглашая к танцу.
Ныне я лишь могу петь их заставить
Вместе со мною.
Я молод,
И лютня моя прекрасна...
Но по милости лютни
Я пе возделал поля,
И по милости лютни
Есть мне нечего ныне.

Другой исполнитель пел с чувством собственного достоинства:

Как молодой и способный игрок на лютне,
Я не тружусь на поле.

Кокоатье спел нам несколько коротеньких песенок, особая прелесть которых состояла в том, что их смысл раскрывался не сразу и требовалась еще некоторая работа мысли, чтобы его понять. Соответственной была и реакция слушателей: они отвечали певцу не взрывом смеха, но тихим гулом одобрения, нараставшим по мере того, как прояснялась для них “соль” номера.

“Как-то раз поспорили летучие лисы (Так бауле называют гигантских летучих мышей), что висели на одном дереве, почему, собственно, они так боятся леопарда.

Одна сказала: “Из-за его огненного взгляда”. Другая: “Из-за его острых зубов”. Третья: “Из-за его длинного хвоста”. Четвертая: “Из-за многих глаз на его шкуре”. Так спорили они, громко крича, пока из кустов вдруг не показался леопард. И все летучие лисы мгновенно разлетелись, не спрашивая “почему””.

Кокоатье говорил: “Все, что я ни скажу, говорит со мной и моя лютня”. И время от времени вплетал в свой рассказ такой припев:

Да, моя маленькая лютня
Поет так прекрасно,
Как никакая другая во всей стране.

Иные сказители так мастерски владеют искусством слова, что даже сложные переговоры могут вести сплошь на одних образных оборотах, пословицах и поговорках.

Впервые я познакомился с бауле в 1933 г. во время поездки на Берег Слоновой Кости в связи с изучением негритянского искусства художественной резьбы. Я был поражен, встретившись с культурой, которая по своей самобытности и утонченности приближалась к лучшим африканским культурам, в частности к культуре Бакуба (Бельгийское Конго). Чтобы Заняться ею более основательно, я в 1934– 1935 гг. предпринял вторую экспедицию в эту область, па сей раз в сопровождении и при активной поддержке Мартина Липмана. Тогда-то я и услышал все эти мифы, сказки, басни и легенды. Я записывал их совместно с переводчиком Квами из Буаке и старался, насколько это возможно, оставаться верным оригиналу. Примерно треть собранного мной тогда фольклорного материала представлена в настоящей книге.

Почти все эти истории были рассказаны мне старыми людьми, и притом только мужчинами. Они приходили вечером в дом, отведенный нам деревенским старостой, садились на открытой веранде и при свете ночного фонаря, что стоял подле чурбана, заменявшего мне письменный стол, начинали рассказывать. Возле сказителей полукругом рассаживались знатные бауле в своих богатых бело-голубых одеждах, за ними, стоя, пристраивались остальные. Народу всегда собиралось много, но тишина была полнейшая.

Как у нас на посиделках, так и у бауле, когда девушки собираются на террасе, рассказчик – особенно желанный гость. Вслед за девушками сюда приходят парни, усаживаются на корточки на краю глиняного возвышения террасы и, пока девушки выдергивают из больших корзин хлопок и гоняют по полу свои веретена,– рассказывают разные истории. Но в страдную пору, когда на плантациях по горло работы, рассказчики умолкают, иначе, как говорят бауле, “их заберут лесные черти Сампанг[]ганг[]ганг и Ка[]кати[]канг[]бе”.

Во время моей пятой этнографической экспедиции в Либерию в 1949–1950 гг. я снова записал свыше ста сказок, но ни одна из них не может сравниться с художественными творениями бауле. Так что не следует думать, будто вообще все негритянские сказки такие, как в этой книге. Поэтическое творчество бауле, как и их пластика,– это плод фантазии высокоодаренного народа.

Действие большинства сказок и мифов бауле разыгрывается “во времена первых людей”, когда “люди жили еще на небе” или когда “звери жили еще в деревнях, как люди”. А так как подобные сказания особенно распространены у северных аитуту и нанафуэ [1], то существует поверье, что первые люди спустились на землю где-то в их краю. Они сами пережили все эти истории и потом поведали их своим сыновьям. Так, передаваясь из поколения в поколение, Эти предания дожили до наших дней. Бауле нисколько не сомневаются в их подлинности; по их мнению, все именно так и происходило. И теперь еще рождаются у бауле новые сказки. Их сочиняют обычно охотники, когда они целыми днями бродят по лесу, подстерегают добычу и размышляют о звериных повадках.

И в самом деле, большинство рассказов бауле – это сказки о животных. Одни из них “объясняют” особенности какого-либо животного или места его обитания, другие посвящены появлению тех или иных обычаев. Наиболее многочисленны, однако, сказки типа наших историй о Рейнеке-лисе. Но у бауле таким “хитрым Зверем” выступает не лис, а паук. Он уродлив и слаб, зато необыкновенно смышлен. Видимо, своим избранием для такой роли он обязан наблюдению, что физически слабые люди в духовном отношении нередко превосходят своих собратьев: колдуны, шаманы, а также лекари и художники зачастую бывают хилыми, горбатыми или хромыми.

Подобную же роль играет в сказках и “мудрый ребенок”, который, несмотря на свою слабость, превосходит взрослых разумом и легко справляется с самыми опасными зверями, перехитрив их.

Многие племена Западной Африки верят в существование верховного бога. Обычно этот бог страшно далек от них и является скорее чисто историческим понятием. К нему не обращаются с молитвами, не приносят никаких жертв, а сам он предпочитает не вмешиваться в людские дела. К бауле все это не относится: они разговаривают со своим Ньямье, приносят ему или его жене Ассие,– чтобы она передала дальше,– свои дары и получают от него награды и наказания. В их рассказах Ньямье – живой человек, очень напоминающий какого-нибудь местного князька, со всеми присущими ему человеческими слабостями и недостатками. Ньямье дарит людям долгие годы, если они живут праведно, а в гневе швыряет на землю во время грозы острые камни. Эти полированные каменные орудия бауле часто находят в земле при обработке полей. Чтобы приобщиться к заключающейся в них силе, их вешают на шею в качестве амулетов или вываривают в воде и затем омываются полученным “силовым отваром”.

Меньше всего у бауле бытовых рассказов и сказок, повествующих о человеческой ловкости и находчивости. В некоторых сказках встречаются небольшие песни на “языке животных”.

Г. Химмельхебер

МИФЫ И СКАЗКИ О НЬЯМЬЕ И ЕГО БРАТЕ АНАНГАМЕ

КАК БЫЛ СОЗДАН МИР И КАК БАУЛЕ ПОПАЛИ НА ЗЕМЛЮ

В начале была только мать богов. О ней известно лишь, что жила она на небе и родила двух сыновей–главного бога Ньямье и его младшего брата – Анангаму. И было это давным-давным-давно.

Ньямье первым делом создал себе и брату жену. Свою он назвал Ассией, имени другой не Знает никто.

Потом Ньямье сделал людей, зверей и духов. Долгое время псе они жили на небе и плодились. У самого Ньямье и его жены тоже появилось много детей. Наконец на небе стало совсем тесно.

Тогда бог сотворил землю. Он слепил из пыли, смоченной водой, большой круг и положил его в великое болото Немье, которое находилось над небом и которое теперь еще со всех сторон окружает землю.

Поначалу земля была сплошным месивом грязи, и лишь постепенно вода отделилась от суши. Это видно из легенды о лягушке и хамелеоне. Как-то раз поспорили они о том, кто раньше спустился на землю. “Когда я попал сюда,– сказал хамелеон,– земля была вязкой и илистой, так что по ней едва можно было ступать. С тех пор я и приобрел привычку осторожно переставлять ноги”.

Когда земля подсохла, Ньямье послал туда править свою жену Ассию. Оттого что Ассия первой побывала на земле, некоторые думают, будто она вообще была первой на свете. Но это неверно. Просто она пришла сюда раньше других, как человек, которого выслали вперед в чужую деревню. Ассия принесла с собой разные деревья; другие растения выросли на земле сами.

Тем временем Анангама изготовил длинную-предлинную цепь. Она была очень крепкой и имела на конце две петли для ног. При помощи этой цепи он спустил на землю всех людей и животных. Сначала спускал мужчину, потом – женщину. И так поступил он со всеми жившими на небе народами, и каждый опустил на свое место. Каждому народу Анангама дал по паре всяких зверей. Сначала – самца, затем – самку. Только для кур он почему-то сделал исключение и спустил петуха последним.

Тогда же попали на землю и первые бауле. А от них уже произошли и фанти, и цема, и аньи. Царица Аура Поку была прямым потомком этих первых людей. И потому иногда о них говорят: предки Ауры Поку.

В те далекие времена звери жили вместе с людьми в больших деревнях и у зверей были такие же дома, как у людей. Но позднее им пришлось покинуть деревни и бежать в лес. Там они живут и поныне.

Первые люди почти ничего не умели, и Анангама должен был сам сойти с неба и показать им, что и как делать. В том месте, где он спустился – неподалеку от Сакасу, на скале сохранился след от его ноги. По этому следу видно, что у Анангамы всего одна, левая нога [2].

Когда Анангама возвратился на небо, он послал вниз свою жену, чтобы она тоже поучила людей, потому что они не имели никакого понятия о самых простых вещах. До сих пор рассказывают об этом много разных смешных историй. Мало-помалу люди постигли многие премудрости жизни. Но справляться с болезнями они так и не научились. Тогда Ньямье послал на землю первого духа. Звали его Мбла. Он был могучий и добрый.

Все было бы хорошо, если бы бог не отправил к людям других духов. Духи плохо вели себя на небе, и Ньямье думал, что на земле они исправятся и станут, как Мбла, помогать людям. Но они были очень злые и только строили людям всякие козни.

Через некоторое время Ньямье увидел, что внизу, на земле, люди затеяли войну и вообще там творится что-то неладное. Он испугался за свою жену, и так как был сильным мужчиной, то сам сошел на землю, а Ассию отправил обратно на небо. Так она стала на небе самой главной.

Вскоре, однако, оказалось, что у Ассии появилось много дурных привычек. Она где попало оставляла свои нечистоты. Смытые дождем, они падали на землю прямо в еду Ньямье.

Наконец это не на шутку его разозлило. Тогда он предложил: пусть Ассия посетит его царство на земле, а он тем временем побывает в “её царстве на небе и посмотрит, как там идут дела. Ассия согласилась. Но как только Ньямье взошел на небо, а Ассия спустилась на землю, он сказал: “А теперь пусть так и будет-!” И с тех пор Ньямье уже больше никогда не покидал неба.

Он сидит там и правит. Но если люди начинают войну или совершают другие злые поступки, он пускает в них молнии и насылает на них болезни. Зато никакими мелкими делами Ньямье себя не утруждает. Целыми днями сидит он сложа руки,– как губернатор. А небесные жители прислуживают ему. И точно при дворе большого вождя, когда им что-нибудь прикажут, отвечают: “Слушаюсь, господин!” – и спешат выполнить приказание. Но и слугами повелевает не сам Ньямье, а его младший брат Анангама. Он очень силен.

Ассия все еще живет на земле. Только не в середине – иначе она не могла бы встречаться с Ньямье,– а на самом ее краю, по ту сторону великого болота Немье, куда;по вечерам опускается солнце и где живет месяц. Там, как это можно видеть, земля сходится с небом. И как раз над тем местом живет бог Ньямье. Небольшая лестница ведет прямо к нему. Ассия родила богу много детей. Как их зовут, не знает никто. Но живут они на небе и, как все дети вождей, ровно ничего не делают.

[О НЕБЕСНЫХ СВЕТИЛАХ. ОБЛАКАХ И РАДУГЕ]

Месяц – сын бога. Недаром называют его “Ньямье-ба” – “дитя Ньямье”. А вот кто был его матерью – неизвестно. Скорее всего – болото. Сам месяц круглый, хоть это и не всегда видно. Часто ветер забрасывает его грязью, и тогда можно видеть лишь край его. По утрам месяц долго умывается, пока не смоет с себя всю грязь. Но тут опять налетает ветер и пачкает его снова.

Некоторые люди говорят, что месяцев много, только Ньямье разрешает им подолгу отдыхать после работы, и потому мы каждый раз видим всего один месяц. Но так ли это на самом деле, не знает никто.

Никому не ведомо также, месяц – мужчина или женщина. Известно лишь, что он служит Ньямье светильником.

Солнце же – это огонь. Но иногда его не бывает видно. И месяца – тоже. Это потому, что они возвращаются на свои места другими небесными путями и светят там. А по вечерам солнце погружается в болото и становится красным.

Временами они ссорятся, месяц и солнце. Каждый раз, когда они подымаются с разных сторон, между ними возникает спор. Солнце говорит: “Ты почему идешь здесь?” А месяц отвечает: “Это моя дорога, уходи прочь!” И они ссорятся. Сразу делается совсем темно,– и тогда повсюду надо бить в барабаны, чтобы вернулся день.

Однажды солнце сказало месяцу, когда они утром вместе взошли на небо: “Давай убьем сейчас мою мать, а вечером – твою и съедим их. Нам станет тогда спокойнее жить”. Месяц согласился. Они убили мать солнца и сожрали ее. Но вечером, когда они пришли на другой конец света к матери месяца, месяц сказал: “Нет, это моя мать, она родила меня, и я не буду ее убивать”. Вот отчего солнце должно теперь трудиться ежедневно, с утра до вечера освещая землю, в то время как месяц часто не является на небо, а гостит у своей матери.

Звезды – тоже светильники. Но они значительно меньше месяца. Каждый вечер Ньямье развешивает их по небу и зажигает – немного, если он устал и не в духе, и неисчислимо много, если он доволен людьми и у пего хорошее настроение. С приближением утра большие звезды гаснут: они уже больше не нужны; маленькие же светят намного дольше. Ньямье вешает Звезды всегда на одни и те же места. Но некоторые не висят на месте, а бродят по небу и, как солнце и месяц, имеют свои дороги. А днем звезды светят только для Ньямье [3].

Падающие звезды – плохое предзнаменование: они означают войну. Некоторые люди даже закрывают глаза руками, чтобы их не видеть. Но другие считают, что это просто сорвавшиеся светильники бога.

Облака – одеяла Ньямье. Снизу они белые, а сверху красные. Перед дождем Ньямье пускает их по небу, и они летят быстро-быстро. Этим он дает людям знать, что надо быть настороже. Если показались облака, значит, Ньямье доволен людьми и готовится справить праздник.

Иногда между землей и небом можно увидеть радугу. Это означает, что где-то в той стороне появилась огромная змея Вои. Один охотник из Асибону как-то раз встретил ее в лесу. Она свисала с дерева и вертела головой – то туда, то сюда. У змеи была громадная пасть и длинный язык. И она делала: “хр-хр-хр”. А вся земля вокруг была красной. Охотник со всех ног пустился бежать, а когда выбежал из лесу, то увидел радугу. С тех пор все и узнали, что радуга – это дыхание красной змеи Вои.

Бывает, во время радуги идет дождь. Это слюна Вои. Она приносит проказу. Тогда детям нельзя выходить из дому – они могут заболеть. Нельзя также указывать на радугу рукой – проказа отъест руку. Самое большее – можно указать на нее кивком головы, а руки надо держать за спиной.

НЬЯМЬЕ И ДЕВУШКА-ЛЯГУШКА

Во времена первых людей жила одна замужняя женщина. Она ожидала ребенка. Когда об Этом узнал бог Ньямье, он сказал:

– Если родится девочка, я возьму ее в жены, если же мальчик – он будет моим приятелем.

В один прекрасный день женщина родила, но–о ужас! – не ребенка, а гадкую лягушку.

С этой вестью к богу послали одного старого уважаемого человека.

– Хоть и родилась девочка,– сообщил он,–но ты не сможешь на ней жениться: она– лягушка.

– Это неправда! – рассердился Ньямье: он подумал, что ему просто не хотят отдавать девочку, и решил пойти на хитрость.

Несколько дней спустя взял Ньямье ночное покрывало, растянулся на своем ложе и позвал приближенных.

– Распустите повсюду слух, что я умер,– сказал он.– Тогда мою маленькую невесту приведут проститься со мной и я смогу, наконец, ее увидеть.

Как только родители лягушки услыхали о смерти Ньямье, они отобрали в подарок покойному несколько самых красивых своих платков и собрались в дорогу.

– Возьмите и меня с собой,– попросила лягушка.

Но мать постеснялась идти с такой уродиной и не взяла ее.

Оставшись одна, лягушка отыскала в заборе дыру, пролезла в нее и тоже отправилась к Ньямье. Шла она, шла и пришла к болоту, в котором жила большая змея.

– Куда это ты идешь? – спросила змея.

– Ах, змея! – жалобно отвечала лягушка.– Бог Ньямье собирался на мне жениться. А меня родили лягушкой. Зачем же я такая ему нужна! А теперь, говорят, он умер. Вот я и иду туда: хочу хоть раз на него взглянуть.

– Как же ты пойдешь к нему в таком виде? – спросила змея.

– Что ж я могу поделать? Ведь я всего-навсего – гадкая лягушка.

Сжалилась над ней змея, подползла поближе и шепнула в самое ухо:

– Если ты никому не скажешь, я превращу тебя в красивую девушку.

Лягушка обещала молчать. Тогда змея разинула пасть и проглотила ее. Через некоторое время змея начала давиться и из ее рта вышла девушка невиданной красоты.

– А сейчас я принаряжу тебя,– сказала змея.

Она сделала девушке красивую прическу, набросила на нее тонкую шаль, надела разные украшения и натерла душистым маслом. Потом она пожелала ей доброго пути, и девушка отправилась дальше.

– Только смотри, никому не говори, кто тебя преобразил! – крикнула ей вдогонку змея.

Когда девушка пришла в дом Ньямье, все расступились и с удивлением уставились на нее, потому что ни разу еще не видывали подобной красавицы.

– А ну-ка приведите сюда старика, который говорил, что его жена родила мерзкую лягушку, и отрубите лжецу голову!– приказал Ньямье гневно.

Старика тут же схватили и обезглавили.

– О горе! – зарыдала девушка.– Что вы наделали! Он говорил правду. Я в самом деле была лягушкой. Это змея сделала меня девушкой.

Услышала. змея, что человеческое дитя предало ее и все узнали про ее волшебную силу, свернулась от ярости в толстый клубок, затем стала на дыбы и с шипением бросилась в болото. С тех пор она уже никогда не совершала чудес.

КАК МАЛЫШ ОКАЗАЛСЯ УМНЕЕ ВСЕХ

Одна женщина родила мальчика. Едва он появился на свет, как тут же начал ходить и говорить. У него были все зубы и густые волосы, как у взрослого.

В то самое время бог решил узнать, кто из людей самый умный. Он взял горшок, пробил в донышке большую дыру и сошел с ним на Землю.

“А теперь посмотрим,– сказал он себе,– кому из людей удастся выкрутиться, если я попрошу принести в ртом горшке воду”.

Вскоре ему повстречался какой-то мужчина.

– Набери сюда воды и принеси мне! – приказал бог.

Мужчина поспешил выполнить приказание. Но как только он вытащил горшок из воды, из дырки хлынула толстая струя, и в одно мгновение горшок снова опустел. Но мужчина, как и все люди, очень боялся бога и потому черпал еще и еще, однако горшок по-прежнему оставался пустым. Наконец он возвратил горшок богу и стал извиняться, что не может его наполнить.

Бог, конечно, и сам знал, что это невозможно, но ему очень хотелось найти человека, который был бы достаточно умен и смел, чтобы достойно ответить на его требование. Он пошел дальше и велел то же самое сделать второму встречному. Тот сразу же заметил дыру и все-таки побежал к источнику. Он вел себя так, будто и и самом деле надеялся принести воду. Потом явился к богу и с грустным ви дом доложил ему, словно он только теперь понял это, что вода все время вытекает из горшка.

Бог спросил третьего, четвертого, пятого, но никто не оказался настолько догадливым и мужественным, чтобы дать подходящий ответ на его бессмысленное приказание. В конце концов бог дошел до дома, принадлежавшего отцу маленького мальчика. Он зашел во двор и увидел сидящего на земле малыша. Тот вырыл несколько небольших ямок, положил туда камешки и с увлечением перекладывал их из ямки в ямку. Обычно такую игру вырезают из дерева, и тогда ее удобно переносить с места на место.

Так как во дворе больше никого не было, бог подошел к малышу и, убедившись в его смышлености, решил ради шутки послать за водой.

Малыш взял горшок и увидел дыру. Тут как раз начался дождь. Тогда малыш встал, поставил горшок на плечо и сделал вид, будто пошел по воду. Но, дойдя до калитки, обернулся и крикнул богу:

– А дождь-то усиливается! Возьми, пожалуйста, мою игру и занеси ее в дом.

Бог рассмеялся: малыш хорошо ответил ему! Эти ямки так же невозможно было отнести в дом, как нельзя было набрать воду дырявым горшком.

– Хоть ты и маленький,– сказал бог,– но зато самый умный.

СМЫШЛЕНЫЙ МАЛЬЧИК

Жил однажды маленький мальчик. Как-то раз пришел к нему чужеземец и спрашивает:

– Где твоя мать?

– Моя мать ушла на танцы.

– А отец?

– Мой отец между жизнью и смертью.

– А сестра?

– Моя сестра пошла искать ссору.

Тут подошли люди, и чужеземец сказал им:

– Послушайте! Я спросил малыша, где его мать, а он говорит: ушла на танцы. Хорошо. Но потом он сказал, что отец его находится между жизнью и смертью, а сестра – пошла искать ссору. Я ничего не могу понять!

Тогда малыш сказал:

– Ладно, объясню тебе. Мать ушла на танцы – это понятно и так. Отец же – в лесу. Сейчас он сидит на пальме и цедит вино. Если он свалится оттуда, то умрет. Потому я и сказал: он между жизнью и смертью.

– Хорошо сказано, мой мальчик! – похвалил его человек.– Но что же случилось с твоей сестрой, которая, как ты говоришь, пошла искать ссору?

– Видишь ли,– отвечал малыш,– моя сестра замужем. Но в другой деревне у нее есть дружок. Конечно, муж ничего не знает об Этом. Но когда-нибудь это выплывет наружу, и тогда произойдет большой скандал. Потому я и говорю: она пошла искать ссору.

– Да,– сказал чужеземец,– я вижу, ты умный парень. Вот тебе кусочек золота – купи себе, что захочешь.

Мальчик взял золото и купил корову. Потом пошел с ней к богу и говорит:

– Пожалуйста, оставь се у себя на некоторое время. У тебя много быков, и она скоро отелится.

Бог продержал корову несколько лет, и она принесла много телят. Однажды к нему снова явился мальчик, на этот раз вместе с отцом.

– Дорогой бог,– сказал он,– я хотел бы забрать назад свою корову и все ее потомство.

– Корову бери,– отвечал бог,– но телят я не отдам. Их родили мои быки. А твоя корова до сих пор так и не отелилась.

– Телят принесли быки? Вот это здорово! – воскликнул мальчик, подмигнул отцу, и они оба пошли домой.

Отойдя немного от деревни Ньямье, мальчик остановился и говорит:

– Отец! Подожди меня здесь, я сейчас приведу своих телят.

Он побежал обратно и, запыхавшись, явился к богу.

– Ах, господин,– проговорил он, еле переводя дыхание,– дай мне скорее воды и нож для перерезания пуповины – мой отец по дороге родил ребенка.

– Малыш, да ты с ума сошел! – сказал бог.– Разве мужчина может рожать детей? Такого еще ни разу не бывало на свете.

– Ах так! Значит, ты обманул меня! – возразил мальчик.– Ведь ты же сам сказал: этих телят родили быки. А теперь говоришь: такого не бывает!

Бог покраснел до ушей и, ни слова не говоря, отдал ему телят.

ОТЧЕГО ЛЮДИ НЕ МОГУТ ТЕПЕРЬ СОВЕРШАТЬ ЧУДЕС

Во времена первых людей жили трое юношей, которые очень хотели жениться. Долго ходили они по свету и высматривали девушек. Наконец пришли в одну деревню, где жили три красивые девушки, желавшие выйти замуж. Девушки понравились друзьям, и те начали перед ними выхваляться.

– Если я увижу на масличной пальме гроздь орехов,– похвалился первый,– то стоит мне взглянуть на нее построже, как она тут же отвалится.

– Что-то не верится,– сказала одна из девушек.– Но если ты сможешь это доказать, я выйду за тебя замуж.

– В этом нет ничего трудного,– заметил второй юноша и добавил: – Когда гроздь упадет, я могу сразу проглотить ее, даже если она будет величиной с голову быка.

– Коли это правда,– сказала другая девушка,– я охотно стану твоей женой.

– Все это пустяки! – воскликнул третий.– Вот я стану возле него, когда он будет глотать орехи, и переварю их, хотя ни одного не возьму в рот.

– Вот это хорошо! – обрадовалась последняя девушка.– Если и вправду он может это сделать, то мне достанется самый лучший муж. Вы только подумайте: он не будет есть орехов, но будет их переваривать! А теперь пойдемте посмотрим.

Они пошли и вскоре отыскали пальму, на которой висела огромная гроздь орехов.

Первый юноша подошел к пальме, заложил руки за спину и строго посмотрел вверх. Вскоре наверху что-то затрещало, гроздь обломилась и с грохотом упала на землю.

Второй юноша взял тяжелую гроздь обеими руками, поднял ее над головой, широко раскрыл рот и, прежде чем все успели оглянуться, проглотил ее.

А третий присел на корточки и, как обещал, тут же выдавил орехи из себя, хотя и не ел их.

Все бы кончилось благополучно и было бы три счастливых пары новобрачных, если бы первый юноша не сказал:

– А гроздь-то моя! Ведь это я достал ее. Значит, и девушки должны достаться мне.

– Нет, она – моя,– возразил второй,– я съел ее.

А третий заявил:

– Под конец гроздь была у меня, так что она принадлежит мне.

Спорили они, спорили и решили обратиться к Ньямье, чтобы он рассудил их. Бог выслушал все от начала до конца и говорит:

– Орехи принадлежат тому, кто их достал. Если бы он этого не сделал, то и другие не смогли бы показать своего уменья. А девушек вы должны поделить между собой сами.

Молодые люди пошли домой. Первый – он был самым сильным – взял себе сразу двух жен. Второй, как это ему и полагалось,–одну. А третьему, который совершил самое большое чудо,– не досталось ни одной. Тогда он рассердился и сказал:

– Пусть отныне ни один человек не сможет совершать таких дел!

С тех пор творить чудеса могут только боги, духи и фетиши, а люди – не могут.

БЛАГОДАРНЫЕ ЗВЕРИ

Жил один охотник. Как-то раз он зашел далеко-далеко в лес и увидел глубокую яму, в которую попали леопард, газель, змея и человек.

– Помоги мне отсюда выбраться, охотник! – взмолился леопард.– Я отплачу тебе За это добром.

Охотник помог ему.

– Спаси и меня! – попросила газель.– Я тоже отблагодарю тебя.

Охотник вытащил из ямы газель, а потом и змею, которая также обещала не остаться в долгу.

Теперь внизу оставался только человек.

“Если я спас трех зверей,– подумал охотник,– то не могу же я себе подобного оставить умирать в яме”. И он вытащил также и человека.

Леопард убил и принес охотнику двух хороших антилоп.

Спасенная газель тоже сдержала свое слово. В том месте, где газель иногда ела землю (что делают все газели), она нашла горшок, полный золота. Его закопал сюда Анангама, брат бога Ньямье. Газель вырыла горшок и отнесла его охотнику.

Это видел человек, спасенный охотником. Он пошел к Анангаме и сказал:

– Твое золото забрал охотник. Анангама приказал поймать охотника, связать и посадить в темницу.

Ночью к узнику тихонько проползла змея, перегрызла причиняющие боль путы и сказала:

– Завтра на рассвете я укушу сына Анангамы, а тебе сейчас расскажу, чем надо лечиться от моего укуса. Когда тебя захотят казнить, ты скажешь, что можешь вылечить ребенка,– и тебя отпустят на свободу.

Она подробно рассказала обо всем, снова завязала веревки, уползла за дом Анангамы и улеглась там на лавре. Как только рассвело, из дому вышел маленький сын Анангамы. Змея укусила его в ногу. Укус был так опасен, что все понимали: мальчик должен умереть в тот же день.

– Неужели никто не сможет исцелить его? – вскричал Анангама в отчаянье.

Как раз в Это время мимо проходил петух.

– Я думаю,– сказал он,– следует обратиться к охотнику, что сидит в темнице. Большинство охотников умеет лечить змеиные укусы.

Анангама велел развязать пленника и привести к нему.

Когда тот предстал перед ним, Анангама спросил:

– Ты можешь вылечить моего сына?

– Да, если ты не убьешь меня, я укажу тебе такое средство, и твой сын сегодня же выздоровеет.

Анангама обещал ему свободу. Тогда охотник сказал:

– Ты должен дать сыну сердце лжеца.

– Ты – добрый малый,– проговорил Анангама,– и я не верю, что ты украл мое золото. Значит, человек, который указал на тебя,– лжец. Пусть же он погибнет!

Злого человека схватили и вырезали у него сердце.

ПОЧЕМУ ЛЮДИ И ЗВЕРИ СМЕРТНЫ

В первые дни сотворения мира бог Ньямье как-то послал к своему брату Анангаме собаку – передать, чтобы тот сделал людей и животных бессмертными. Немного погодя Ньямье на всякий случай то же самое поручил кошке.

Собака нашла по дороге кость и занялась ею. Пока она возилась с костью, кошка обогнала ее. Когда же кошка увидела крысу, она хоть и задавила ее, но есть не стала – решила сделать это на обратном пути.

Прибежала кошка к Анангаме и передала ему поручение бога. Следом за ней явилась собака с тем же наказом – Анангама рассердился.

– Ты почему пришла позже кошки? Вас же послали вместе!

Собака призналась, что ее отправили даже раньше, но по пути ей попалась превосходная кость и она немного задержалась.

– Раз для вас вопрос жизни и смерти так мало значит,– сказал Анангама,– то пусть люди и звери будут смертны.

Так появилась на свете смерть. И когда собака подыхает, она всегда прижимает передние лапы к груди, словно хочет сказать: “Это я сама себя погубила”.

ОТЧЕГО ХАМЕЛЕОН МОЖЕТ МЕНЯТЬ СВОЮ ОКРАСКУ

Однажды бог Ньямье направил на землю послов, чтобы они позвали к нему всех живущих на ней людей и животных. Когда все собрались, Ньямье объявил:

– Пусть каждый из вас скажет, что бы он хотел иметь на земле. Я охотно все это вам разрешу.

Человек сказал:

– Мне хотелось бы жить в деревне и возделывать свое поле.

– А мы желаем жить в лесу,– заявили звери.

И только хамелеон не проронил ни слова.

– Ну, а ты? – спросил Ньямье.

– Видишь ли,– отвечал хамелеон,– я хотел бы, чтобы вообще всякое место, куда бы я ни пришел, принадлежало мне.

– Хорошо! – сказал бог.– Каждый получит то, что просил.

Поэтому ныне люди живут в деревнях, а звери в лесу. Хамелеон же, куда ни придет, принимает окраску того места и потому всюду чувствует себя как дома.

ВОНЮЧАЯ КРЫСА

Как-то раз бог собрал всех людей и зверей и сказал:

– Все ваши тропы так заросли сорняками, что едва можно пройти из одной деревни в другую. А ну-ка, возьмитесь и расчистите их хорошенько!

Люди тут же послали своих детей домой за мотыгами, а звери начали вырывать сорняки клыками, когтями и копытами. И только вонючая крыса сроу дерзко ответила богу:

– А мне совсем не нравится эта затея! Она всем дерзит, эта вонючка сроу, потому что ни человек, ни зверь не только не едят ее, но даже не могут к ней притронуться из-за вони. Но с самим богом ей, конечно, следовало бы обращаться повежливее.

– Так ты не хочешь помогать расчищать тропы?– спросил Ньямье.– Где же ты будешь ходить, если они останутся заросшими?

– Я не нуждаюсь в твоих противных тропах,– упрямо отвечала она.– Я достаточно мала, чтобы легко бегать и в густой траве.

– Ладно! – сказал бог.– Так оставайся навеки в чаще и не смей ступать ни на одну тропу!

С тех пор вонючие крысы всегда подыхают, едва лишь пересекут какую-нибудь тропинку.

ПОЧЕМУ ЛЕТУЧИЕ МЫШИ ВИСЯТ НА ДЕРЕВЬЯХ ВНИЗ ГОЛОВОЙ

Однажды агбани – гигантская летучая мышь – прилетела к матушке-земле и попросила у нее небольшую ссуду. Земля дала ее.

Потом агбани слетала на небо к богу Ньямье и тоже заняла у него немного денег.

Через некоторое время богу понадобились деньги, и он послал к агбани своего нарочного. Летучая мышь тут же согласилась вернуть долг и вместе с нарочным отправилась в путь.

Но мать-земля крикнула ей вдогонку:

– Ты же одалживала у меня раньше, чем у Ньямье, почему же возвращаешь деньги сначала ему, а не мне?

Тогда агбани отправила посла вперед и велела передать богу, что ее ноги уже на пути к нему, а сама обратилась к земле с такой речью:

– Я хотела сначала заплатить Ньямье потому, что он самый великий из всех правителей. Но я всегда помню о тебе и прислушиваюсь к твоим словам.

Оттого летучие мыши, вися на дереве, всегда держат ноги кверху – на пути к богу, а голову свешивают вниз – к земле, чтоб услышать, если та станет что-нибудь говорить им.

ОТЧЕГО ОДНИ СОБАКИ ДИКИЕ, А ДРУГИЕ–ДОМАШНИЕ

Как-то брат Ньямье Анангама послал за огнем обеих первых собак, живших тогда на земле.

По дороге к месту, где горел огонь, собаки нашли какой-то плод. Одна из них тут же накинулась на него. А другая стала ее бранить и напомнила, что Анангама велел принести огонь поскорее.

– Отстань от меня! – возразила первая.– Я поем и догоню тебя.

Послушная собака побежала дальше одна, взяла огонь и только на обратном пути встретила свою подругу. Они вместе явились к Анангаме, но та, что достала огонь, обо всем рассказала брату Ньямье.

– Хорошо,– сказал Анангама.– Раз она такая, то пусть никогда больше не смеет есть вареной пищи. А тебе за послушание я разрешаю кормиться у людей.

Оттого-то теперь есть дикие и домашние собаки. И когда разводят огонь, собака всегда подходит и садится рядом, как бы говоря: а ведь это я когда-то раздобыла его.

ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ДИКИЕ СОБАКИ (другой вариант)

В давние времена все животные и люди жили на небе у бога Ньямье, который создал все живое и самую землю.

Тогда у бога было десять жен. Все они спали в одном доме. Однажды вечером туда пробралась собака, чтобы переспать с ними. Одна из жен, укладываясь, заметила ее.

– Ах ты падаль! – закричала она.– Ну подожди, придет Ньямье, он вышвырнет тебя отсюда!

Вскоре явился сам бог и сразу увидел собаку.

– Что за подлая тварь! – возмутился он.– Как ты посмела лечь вместе с моими женами?

Он хотел тут же убить ее, но собака со всех ног бросилась в лес. Она забежала далеко-далеко, в самую чащу, да так там и осталась. Вот почему теперь в лесу водятся дикие собаки.

ПРЕВРАЩЕННАЯ ТРУБКА

Как-то раз один человек попросил другого одолжить ему трубку. Тот одолжил. Человек набил трубку табаком и зажег ее. Но только он закурил, как трубка превратилась в прекрасную женщину.

– Эта женщина принадлежит мне,– заявил владелец трубки,– потому что трубка была моей.

– Ни в коем случае,– возразил другой.– Ты курил из этой трубки ежедневно, но ни разу она не превращалась в женщину. Я же сделал всего одну затяжку и, как видишь, трубка сразу обернулась красавицей. Так что это моя заслуга!

Но первый не уступал. Они долго спорили и, наконец, решили пойти к богу, чтобы он рассудил их. Ньямье все внимательно выслушал и сказал:

– Женщина принадлежит тому, кто дал трубку.

Поэтому, когда кто-нибудь что-нибудь просит, надо обязательно дать ему это. Кто знает, может быть, от такой услуги он сам получит большую выгоду!

СКАЗКИ ПРО ПАУКА

ОТКУДА ПОШЛИ СКАЗКИ ПРО ПАУКА

Это случилось, когда звери жили еще на небе.

Однажды бог призвал к себе всех дверей, взял в руку кукурузное зерно и спросил:

– Кто из вас мог бы обменять это зерно на раба?

– Обменять зерно па раба? Обменять зерно на раба? – удивленно переспрашивали звери друг друга.– Нет, это невозможно!

И только паук смело взялся за дело:

– Давай зерно мне,– сказал он.– Я достану тебе раба.

Ньямье дал ему кукурузное зерно, и паук отправился в путь.

Шел он, шел и увидел: работает на поле крестьянин, а возле него пасутся куры – крестьянин принес кур с собой, чтобы их не украл сарыч. Паук присел на обочину дороги и бросил Зерно на землю. Тут же подбежала курица и склюнула его.

– О боже! Мое чудесное кукурузное зерно! – жалобно захныкал паук.– Твоя курица съела мое зерно!

– Ну и что же? – сказал крестьянин.– Подумаешь, съела зерно! Да я могу дать тебе целый початок кукурузы.

– О, нет,– отвечал паук, всхлипывая,– это зерно не простое, а волшебное, и ты ничем не сможешь его заменить. Придется тебе отдавать курицу, что проглотила его!

Так паук обменял зерно на жирную курицу. К вечеру добрался он до какой-то деревни и попросил устроить курицу на ночлег:

– Только вам надо будет поместить ее вместе с козами,– сказал паук,– видите, какая она большая!

Курицу заперли в сарае, а он лег спать. Утром паук собрался в дорогу и говорит:

– Ну, мне пора. Давайте мою курицу! Но оказалось, ее затоптали козы. Пауку предложили взамен другую.

– Нет,– сказал он,– мне нужна моя курица. А раз ее затоптали козы, отдавайте мне козу!

Делать нечего – дали ему козу.

В другой деревне был злющий баран. Узнав об этом, паук так привязал козу, что баран смог достать до нее и перебил ей рогами ногу. Тогда паук потребовал отдать ему барана: не мог же он тащить хромую козу на себе!

Теперь вместо кукурузного зерна у него уже был баран.

На следующую ночь паук остановился в соседней деревне.

– Вы слыхали про злого барана из ближайшей деревни? – спросил он.– Как раз его-то я и купил. Конечно, этого барана нельзя пускать в овчарню: он там натворит бед; пусть лучше переночует в хлеву с волами.

Паук сам отвел барана в хлев и сделал вид, будто привязывает его. На самом же деле он накинул ему на шею петлю, а другой конец веревки прикрепил к свае. Когда все ушли, волы стали бодать барана. Тот хотел было убежать, но лишь туже затянул на себе петлю. И утром паук нашел его мертвым.

– Что ж, теперь отдавайте мне вола! – потребовал он.

И хозяевам пришлось дать его.

Затем паук пришел в деревню, где недавно умер маленький мальчик.

– Не плачьте! – сказал паук.– Я за него дам вам хорошего вола.

Он дождался темноты, взвалил на себя мертвеца и отправился с ним в следующую деревню. Там он зашел в первый попавшийся дом и, когда хозяин после обычных приветствий предложил ему остаться, сказал:

– Прежде всего надо уложить малыша: он уже совсем спит.

– Да-да,– согласился хозяин.– Все наши дети уж давно спят. Вон они, видишь? Клади а своего туда же.

– Но я должен предупредить тебя,– сказал паук,– мой малыш очень беспокойный.

– Это ничего,– рассмеялся хозяин,– они все такие.

И маленького мертвеца уложили между спящими детьми.

Утром паук поблагодарил хозяина за гостеприимство и попросил позвать мальчика. Хозяин послал за ним своего сына. Тот долго тряс малыша, потом присмотрелся и с ужасом увидел, что он мертвый.

– Отец! – закричал он.– Отец! Мальчик-то умер!

Паук громко заревел.

– Ничего но понимаю,– удивился хозяин,– как это он мог умереть?

– Во всем виноваты твои дети,– сказал паук, плача.– Я сам слышал сквозь сон, как онп ругали его за дурной запах и грозились поколотить. Теперь давайте мне своего сына!

Все стали молить паука о прощении, но отдать ему мальчика не соглашались. Да и кто же захочет отдать собственного ребенка?

Неожиданно заговорил маленький сын хозяина. Он поссорился с братом и, чтобы досадить ему, сказал:

– Это сделал мой брат. Он лежал рядом с чужим малышом и побил, а потом придушил его.

– Тогда пусть он и отвечает эа свой поступок! – решили все и отдали мальчика пауку.

Когда паук снова явился на небо и Ньямье увидел, что он в самом деле привел с собою раба, он от удивления даже лишился речи.

В награду бог предложил пауку женщину из чистого золота.

– Ах, нет,– смущенно отвечал паук: он мечтал совсем о другом и то и дело искоса поглядывал на калебасу[4], в которой у бога хранились сказки. Каждый раз, когда Ньямье хотел рассказать какую-нибудь, он доставал се оттуда, потому что в те времена на земле не было еще никаких сказок.

Один из небесных служителей подошел к ка-лебасе, взял ее и руки и посоветовал богу подарить калебасу пауку.

– Что ты! – возразил Ньямье.– Разве ему понравится эта бутылка, если он даже от золотой женщины отказался?

Тут паук набрался храбрости и говорит:

– Да, служитель не ошибся: он заметил, как я смотрел на нее.

И паук получил в награду калебасу со сказками.

Теперь он был вполне, вполне счастлив. От избытка радости паук позабыл обо всем на свете и шел, не разбирая дороги.

Вдруг он споткнулся, калебаса упала и разбилась. А сказки выскочили из нее и разлетелись в разные стороны – на деревья, на кусты и в траву.

Паук заплакал от обиды и крикнул вслед сказкам:

– Раз уж вы ускакали от меня, то пусть хоть в вас говорится обо мне!

С тех пор и пошли сказки про паука.

УКРАДЕННОЕ ИМЯ

У бауле есть обычай: каждый сам выбирает себе имя по нраву. Но то, которое уже взято другими, присваивать нельзя. Об этом я и хочу вам рассказать.

Однажды паук и котроломбо – антилопа ростом с корову – решили навестить Ньямье и пошли в его деревню.

По пути паук и говорит:

– Знаешь, я хочу взять имя “Ма ойсанга” – “Тот, Что Все Совершил”.

Антилопа подумала, что она и так хороша собой и обойдется без красивого имени.

Спутники пошли дальше. Возле самой деревни бога их вдруг охватило волнение: шутка ли–сейчас они встретятся со многими важными особами! Антилопа и говорит:

– Я все же возьму себе имя. Только мне хочется то самое, что ты избрал для себя. Ты все равно слишком мал, чтобы называться Свершителем Всего!

Паук промолчал.

Когда они пришли в деревню, антилопа спросила:

– Ну так как же ты назовешь себя?

– Вот что,– немного подумав, отвечал паук,– мы скажем: “Здесь Остановились Чужеземцы”.

После приема у Ньямье паук чуточку задержался и нашептал ему:

– Моя спутница – недобрый человек. Видишь, какое у нее подозрительное имя – “Та, Что Все Совершила”! Ты хорошо сделаешь, если поместишь ее в дом с новыми дверьми (тюрьма).

– Благодарю тебя! – сказал бог.– Ты совершенно прав. Там ей и место!

Антилопу посадили под замок, а паук разместился в том же доме на открытой веранде.

Вскоре явился служитель с угощениями и спросил:

– Где здесь остановились чужеземцы?

– Я тут! – отвечал паук.

И потому что у паука было такое имя – “Здесь Остановились Чужеземцы”,– антилопа не заметила обмана. Так паук получил все, она же – ничего. А там было много чудесных яств и превосходное пальмовое вино, как это всегда бывает в гостях у могучих правителей.

Паук, конечно, не мог съесть всего сам. Он созвал ребятишек и дал им наесться до отвала. А потом сказал:

– Дети, я накормил вас. Если же теперь вам Захочется облегчиться, вы сначала спросите у меня разрешения.

Под вечер к нему стали приходить дети. Паук отворил одну за другой все двери, ведущие к комнате антилопы, и подле каждой из них дети оставили свою кучку. Когда они кончили, паук лег спать.

На следующее утро он побежал к Ньямье и говорит:

– Так и есть! Я тебе сразу сказал: моя приятельница – плохой человек. Пойди посмотри сам, что она там натворила, а еще сидит взаперти!

Ньямье пошел с пауком и увидел оставленные на полу кучки.

– Кто это? – грозно спросил он.

– Ма ойсанга! (“Та, Что Все Совершила!”) –раздался из-за дверей голос антилопы: ведь это было ее имя, и она думала, что пришли, наконец, освободить ее.

Тогда бог сорвал двери и велел антилопе подобрать все дерьмо.

– Но, господин, это же не я! – возмутилась она.

Бог страшно рассердился:

– Ты думаешь, со мной можно спорить?!

И бедной антилопе не оставалось ничего другого, как приняться за уборку. А паук тем временем пошел с Ньямье обедать.

Вот отчего даже у хорошего друга нельзя отнимать красивого имени, которое он выбрал.

ПРИЧЕСКА ПАУКА

Когда паук женился, он расчесал волосы жены на четыре части и каждой дал свое название: ту, что надо лбом, он назвал “Сын отца– хороший”; ту, что над правым ухом,– “Сын сестры – плохой”; ту, что на затылке,– “Чужеземец уладит дело” и, наконец, ту, что над левым ухом,– “Жена всегда сумеет причинить Зло”.

Окончив прическу, паук сообщил жене названия всех частей и добавил:

– А теперь я пойду и спрошу людей и зверей, не сможет ли кто-нибудь отгадать, как называются части твоей прически. Тому, кто отгадает, я отдам тебя в жены. Но смотри не проболтайся.

Пока паук ходил объявлять всем, что отдаст свою жену правильно назвавшему ее прическу, жена незаметно покинула дом и пришла к богу Ньямье.

–Если сегодня или завтра,– сказала она,– к тебе явится мой муж и загадает про прическу, отвечай ему...– и она сообщила названия всех четырех частей.– Тогда он должен будет отдать меня тебе в жены, и я навсегда останусь с тобой.

На другой день бог приказал привести к нему паука и говорит:

– Ты объявил вчера, что отдашь жену угадавшему названия ее прически. Я могу сказать их! – И он повторил те, что сообщила ему жена паука.

– Ну что ж! Бери ее себе,– сказал паук. Бог разгневался.

– Схватите паука, я хочу предать его казни! Никто не имеет права проигрывать своих жен!

Паук хотел было удрать, но его поймали за набедренную повязку и бросили на пол. Находившийся тут племянник паука – сын его сестры – заметил хладнокровно:

– Прежде чем его убить, надо снять с него Эту красивую повязку, не то она испачкается в крови.

– Что?!–воскликнул сын паука.–Разве повязка дороже жизни моего отца? Если погибнет отец, пускай и она погибает вместе с ним!

И так как палач уже успел сорвать с паука повязку, паучонок отдал ему свою.

Приготовили все для казни. Но когда паук должен был получить смертельный удар, явился чужеземец.

– Ах, оставьте несчастного паука,– сказал он.– Может ли он сделать много плохого? Ведь он такой маленький!

Пьямье стало стыдно, и он велел отпустить паука.

– Вот нидитс,– сказал наук, познрятив-шись домой,– потому я и дал четырем частям прически такие имена – “Сын отца – хороший”, “Сын сестры – плохой”, “Чужеземец уладит дело” и “Жена всегда сумеет причинить зло”.

КАК ПАУК ЛЕОПАРДА ПЕРЕХИТРИЛ

Во времена первых людей и зверей жил на свете один волшебник. Это был леопард. Он делал всем талисманы, обучал за деньги общению с духами и помогал советами, если кто-нибудь болел.

Однажды пришел этот леопард к пауку и говорит:

– Возле твоего поля растет высокое дерево ироко. На нем живет лесовик. Стоит ему захотеть – и твоя земля уродит так много ямс.а, что ты сразу разбогатеешь. Но чтобы заслужить дружбу лесовика, надо поймать леопарда и убить его у подножия того дерева. А не сможешь этого сделать, навсегда останешься таким же бедняком, как сейчас.

– Но ведь вы, леопарды,– самые сильные и самые опасные из зверей. Вы сами всех нас пожираете. Как же я смогу убить кого-нибудь из вас?

– Не знаю,– отвечал леопард, пожимая плечами.– Конечно, тебе придется немного поразмыслить: не так-то просто добиться расположения лесовика.

И он побежал дальше – пусть паук видит, что ему, леопарду, предстоит сегодня еще немало волшебных дел, и пусть гордится его вниманием.

Всю ночь паук думал, как бы ему изловить леопарда. А утром встал, раздобыл толстую веревку и сунул в рот кусочек золота. Потом он пришел к волшебнику-леопарду и говорит:

– Послушай, леопард. Я узнал новую хорошую игру. Благодаря ей мы с тобой сможем заработать много денег. Возьми-ка эту веревку и хорошенько свяжи меня.

Когда леопард связал его и паук увидел, что не может шевельнуться, он сказал:

– А теперь слегка стукни меня по затылку. Получив подзатыльник, паук выплюнул изо рта золото.

Леопард вытаращил глаза.

– Вот это игра! – воскликнул он.–Я тоже хочу попробовать. А ну-ка, свяжи меня своей веренкой, да покрепче!

Паук долго опутывал леопарда, пока тот, наконец, не превратился в туго стянутый узел.

– Хорошо,– сказал леопард,– а теперь ударь меня по затылку, чтобы вышло золото!

– Как бы не так, мой милый,– язвительно отвечал паук.– Разве ты сам не говорил мне, что я должен поймать леопарда и убить его, иначе навсегда останусь бедняком?

Сказав это, он притащил леопарда к дереву ироко и отрубил ему голову.

КАК ПАУК ПРОГНАЛ ЛЕОПАРДА В ЛЕС

В ту пору, когда звери, подобно людям, мирно жили в деревнях, между ними как-то разгорелся большой спор. Паук утверждал, будто может поймать леопарда. Но ему, конечно, никто не верил, потому что леопард – самый отважный среди зверей и силен, как не многие.

Однако паук упорно стоял на своем. Он сплел корзину и пошел с ней к леопарду, что жил неподалеку.

– Послушай, леопард,– сказал он.– В деревне все надо мной смеются.

– Почему же? – спросил леопард.

– Я сказал – ты разумнее всех зверей и сумеешь поместиться даже в этой тесной корзине. Тогда все рассмеялись и говорят, что ты для этого слишком неуклюжий и жирный.

– Ах так!–воскликнул леопард.–Ну это мы еще увидим! Смотри, как легко я влезу п нее! – И он втиснулся в узкую корзину.

– Остается только перевязать тебя,– заметил паук.– И тогда нсякий убедится, что ты целиком уместился в ней.

Он обвязал корзину вдоль и поперек, взвалил ее на спину и отнес в деревню.

– Ну, что я вам говорил? – торжествовал паук.– Вот он, ваш леопард!

На радостях паук достал пальмовое вино и пригласил нсех зверей на пирушку. Когда гости изрядно захмелели, он и говорит:

– А теперь, друзья, давайте заколем леопарда! Позовите моего сына да скажите, пусть прихватит из дому нож.

Паучонок принес нож и подумал, что надо перерезать персики. Так он и сделал. Из корзины с ревом выскочил леопард и бросился на паука. Однако тот успел вместе с сыном спрятаться в калебасу. Леопард обыскал весь двор, но так и не нашел их.

Мучимый жаждой, он заглянул в калебасу: не осталось ли там немного вина. В калебасе же было совсем не вино, а перец. Паук увидел через горлышко глаз леопарда, набрал полный рот перца и дунул им прямо в глаз. Леопард скорчился от боли.

– Не иначе здесь все заколдовано,– простонал он.– Больше ни за что не вернусь в эту деревню.

И он убежал далеко в лес. Там он живет и по сей день.

КАК ПАУК РАСПЛАТИЛСЯ ЗА СВОИ ДОЛГИ ДЫРКОЙ

Однажды паук купил у ящерицы ямс, но денег не заплатил. Через несколько дней ящерица сама пришла к нему и потребовала вернуть долг.

– Я не могу сейчас с гобой расплатиться,-захныкал паук,– у меня нет ни гроша.

Но ящерица знала, с кем имеет дело. Потому она сказала:

– Я не отстану от тебя, покуда не получу своих денег.

– Самое большее, что я могу предложить тебе,– отвечал паук,– это мой дом.– И он указал на дырку, в которой жил.– Вот все, что у меня есть.

Конечно, ящерица отказалась взять вместо денег паучью дырку. Да и что она стала бы с ней делать?

Тогда паук побежал, разыскал сидевшего в своем гнезде орла и говорит ему:

– Друг орел! Видишь, возле моей норки сидит ящерица. Возьми ее, пожалуйста, себе.

– Чудесно! – отвечал орел.– Большое спасибо!

Как только ящерица увидела летящего к ней орла, она тут же юркнула в паучью норку. Орел сел рядом и стал ждать. Немного погодя приполз сюда и паук.

– Ага, любезная,– сказал он,– так ты все же решила взять себе мой дом? Ну и прекрасно! Значит, мы–квиты!

Так паук расплатился за ямс дыркой.

ХИТРОСТЬ НАДО ПРИМЕНЯТЬ УМЕЮЧИ

В давние времена, когда звери жили еще в деревнях, как люди, пришла на землю страшная засуха. Все болота и реки пересохли, и нигде нельзя было достать ни капли воды. Правда, в лесу сохранилось одно невысохшее озеро. Но там жили черти, и поэтому никто не осмеливался туда ходить.

Вот паук и стал думать, как бы ему украсть у чертей немного поды. И придумал. Он взял две пустые калебасы и связал их между собой, как обычно поступают не умеющие плавать. Затем он просверлил и калебасах маленькие дырочки и направился к Чертову озеру.

Все старые черти как раз ушли на охоту, и озеро остались сторожить два маленьких чертенка. Паук и говорит им:

– Дети! Видите, какой я грязный. Разрешите мне немного искупаться и поплавать в вашем озере.

– А нам-то что!– отвечали чертенята.– Купайся. Только с собой не смей брать ни капли!

– Конечно, нет,– заверил их паук.

Он разделся, привязал к себе калебасы и полез в воду. Когда они наполнились, паук выбрался из озера и пошел домой. То-то обрадовались его жена и сыпок! Теперь они были обеспечены питьем на много дней!

Как-то зашел к паукам сын гиены, и они угостили его водой. Возвратившись к себе, гиё-ныш сказал:

– Мы так давно сидим без воды, а вот у паука ее очень много.

Тогда гиена решила выведать у паука его тайну. Она положила себе в рот яйцо, так что щеки у нее раздулись, и пошла к нему.

– Приятель,– сказала гиена,– говорят, ты кое-что смыслить в лекарском искусстве. У меня во рту нарыв. Взгляни, пожалуйста, и выдави его.

Но едва паук сунул палец гиене в рот, как та крепко прикусила его.

– Так,– сказала она.– А теперь говори, где ты берешь воду. Иначе откушу тебе палец.

– Почему же не сказать? – спокойно отвечал паук.– Я могу даже проводить тебя туда.

Гиена отпустила палец, и паук подробно рассказал ей, как он набрал воду в тыквенные бутылки.

А гиена подумала: “Надо будет взять посуду повместительнее, я ведь намного сильнее паука!” Она вылепила из глины два больших кувшина, с виду похожие на калебасы, и на другой день вместе с пауком отправилась к озеру.

Паук снова выпросил разрешения искупать- ся. Медленно просачивалась вода в сосуды. И, конечно, маленькие калебасы паука наполнились раньше. Паук вышел из воды и поспешил домой. У гиены же дело затянулось. Но вот, наконец, и ее кувшины наполнились. Пока кувшины находились в воде, было незаметно, какие они тяжелые. Когда же гиена захотела выйти из озера, оказалось, что она не может поднять их. Она пробовала и так и этак – ничего не получалось. И сама гиена тоже никак не могла выбраться на берег: не пускали веревки, которыми она привязала кувшины к себе.

Чертенята заметили, как гиена бьется над тяжелыми посудинами, и с криком побежали к себе в деревню.

– Кто-то залез в наше болото и крадет воду!

Тут все черти помчались к озеру и увидели гиену.

– Ты что здесь делаешь?! – заорали они.

– Ой, я... мы пришли... взять немного во- ды,– пробормотала гиена,– а теперь мы... я не могу отсюда выйти...

Черти перерезали веревки и вытащили гиену из воды. Они били ее до тех пор, пока ей не удалось вырваться и убежать. Дома она забралась в темный угол и лежала там ни жива ни мертва.

Но черти шли за ней следом и вскоре отыскали ее. Один маленький чертенок взял в руки кость, подошел к гиене и говорит:

– Ах, гиена, как жаль, что ты уже умерла. А я-то хотел дать тебе поглодать эту кость.

– Я вовсе не умерла,– проговорила гиена, превозмогая боль.

– Вот как! – завопили черти.– Так мы тебе еще зададим! – И они снова набросились на нее.

Тут гиена собрала последние силы, вскочила и со всех ног бросилась в лесную чащу. С тех пор она боится возвращаться в деревню и поныне ведет дикую лесную жизнь.

КАК ПАУКА СОБСТВЕННАЯ ЖЕНА ПЕРЕХИТРИЛА

Паук и хамелеон были добрыми друзьями. Однажды пошли они в лес поискать какой-нибудь еды, потому что в деревне кончились уже все запасы. В лесу им попался куст папай, усы панный прекрасными спелыми плодами.

– Это мои! – воскликнул хамелеон.– Я раньше увидел их!

– Нет, я раньше! – закричал паук. Он быстро вскарабкался на куст и сожрал все плоды.

Неподалеку стояло дуплистое дерево, в котором жила большая пчелиная семья.

– Прежде чем мы пойдем дальше, я хочу попить медку,– сказал паук и просунул голову в дупло.

Вдруг дерево покачнулось, и голова паука Застряла в дупле.

– Сходи принеси топор и сруби дерево,– попросил паук своего друга.

– Но ты не дал мне ни одной папайи, все сожрал сам,– отвечал хамелеон,– а я от голода так ослаб, что не смогу дойти до деревни.

– Вот что,– крикнул из дупла паук,– несколько плодов я припрятал в карман. Возьми их и съешь. А потом сходи за топором.

Хамелеон согласился, поел папай и пошел в деревню. Пока он ходил, пауку удалось вытащить голову, но при этом он содрал с нее почти всю кожу. Так и застал его хамелеон.

– Что я теперь буду делать? – стонал паук.– Я же нигде не смогу показаться в таком виде!

Однако недаром паук считается самым хитрым из зверей: вскоре он нашел выход.

– Я натяну кожу на голову,– сказал он хамелеону,– а когда мы придем п деревню, объявим, что собираемся завтра устроить танцы. Все жены сделают мужьям прически. Моя жена тоже станет причесывать меня, но едва она возьмется за волосы – они останутся у нее в руке, и я смогу свалить вину на нее. Тогда ей придется купить мне быка, и мы надолго будем обеспечены хорошей пищей.

Так они и сделали. И когда жена захотела причесать мужа и провела по его 'волосам гребнем, кожа сразу повисла на зубьях.

– Ой-ой! – заорал паук.– Что ты наделала? Ты на всю жизнь оставила меня несчастным! Как же ты загладишь свою вину? Сейчас же иди покупай мне быка; учти – это самое меньшее, чего я имею право требовать!

Жена заметила обман, но виду не подала, и обещала купить быка.

Она пошла, достала бычий хвост и воткнула его в землю так, что снаружи осталась одна кисточка. Потом явилась к мужу и говорит:

– Я купила тебе быка у Ассии – богини Земли. Видишь, вон торчит его хвост? А быка пойди вытащи сам!

Паук что было сил потянул за кисточку – и хвост оказался у него в руках.

– Так это же не бык! – сердито закричал он.

– Что ж я могу поделать? – отвечала жена,– я купила у земли быка и уже заплатила деньги. А если она не желает тебе его отдавать – это уж твоя беда.

Все стали смеяться над пауком, а он сгорал со стыда: его, самого хитрого среди зверей, провела собственная жена!

СЫН ПАУКА

Был у паука маленький сын по имени Квами. Он доставлял отцу много огорчений. Что бы ему ни поручили, никогда не сделает; пошлют куда-нибудь – не идет, попросит отец помочь ему, а он – ни с места.

Однажды отец взял его с собой в поле. Квами улегся на краю возле дороги и весь день провалялся без дела. У пауков было немного еды; она стояла в тени. Когда подошло время полдничать, паук крикнул сыну:

– Эй, сынок, принеси еду сюда!

– Сам принесешь! – буркнул в ответ Ква-ми и продолжал спокойно лежать. Терпение паука лопнуло.

– Ах так! – закричал он.– С таким трудом я вырастил и обучил тебя! Я хотел, чтобы ты был умным и хитрым и знал больше других зверей. А ты оборачиваешь это против меня самого и грубишь мне. Вот я возьму и отниму все, чему научил тебя!

Он пошел и принес большую калебасу.

– В эту калебасу,– сказал паук,– я спрятал все твои знания. А чтобы ты не смог их оттуда выкрасть, покуда я буду работать, я подвешу калебасу на самую высокую ветку.

Он привязал сосуд к поясу у живота и хотел излезть на дерево. Однако это ему не удавалось.

– Отец! – воскликнул малыш.– До чего же ты глуп! Тебе надо привязать калебасу к спине, иначе она не даст подняться наверх. А еще говоришь, забрал у меня все знания! Знания и разум ни у кого отнять нельзя!

Так в паучьем семействе возник разлад, потому что каждый считал себя умнее другого.

ПОЧЕМУ У ПАУКА БОЛЬШЕ НЕТ СВОЕГО ДОМА

Во времена первых людей и зверей случился на земле великий голод. И маленькому слабому пауку приходилось особенно туго. Целыми днями он только и думал о том, где бы раздобыть немного еды.

Однажды сплел он длинную корзину, точь-в-точь такую, к какой переносят мертвецов, поставил ее себе па голову и пошел воровать яме. Проходя по деревне, паук стал громко плакать и причитать:

– Ах, умерла моя мать! Э'г0 ее несу я на голове!

Так повторял он изо дня в день. Наконец староста деревни, через которую всегда проходил паук, заподозрил неладное. Он вышел на базарную площадь и говорит:

– Ничего не понимаю: каждый день паук проходит здесь со споим трупом, и каждый день у меня пропадает яме. И вообще, кто это разгуливает десять дней с мертвецом на голове! Если сегодня паук опять появится здесь, надо будет посмотреть, что у него в корзине.

Немного погодя из лесу показался паук и направился в деревню.

- Ах, моя бедная мать! –снова простонал он и разрыдался.

На площади паука неожиданно обступили люди.

– Снимай корзину!–приказали они.–И показывай, что у тебя там!

– Там труп моей матери,– отвечал паук,– я не могу его никому показывать!

Тогда они насильно сорвали с него корзину и открыли ее. Она была полна ямса.

Паука выгнали вон, и все старосты договорились между собой, что никто из них никогда не пустит его к себе в деревню. С тех пор паук не имеет своего жилья и вынужден тайно ютиться в чужих домах.

ПАУК И ПРАВДА

Как-то раз взял паук калебасу, произнес в нес слово “правда”, взвалил калебасу на спину и пошел куда глаза глядят. “Раз со мной правда,– подумал он,– я не совершу ни одного неверного шага”.

Вскоре паук дошел до озера и увидел в воде бананы. Он нырнул, но там ничего не оказалось. Выбрался на берег и снова увидел бананы. Нырнул – опять ничего. И так повторялось несколько раз, пока он не выбился из сил.

Мимо проходила какая-то женщина, и паук поделился с ней своим горем.

– А ты сними с себя калебасу,– посоветовала женщина,– из-за нее ты не можешь смотреть вверх.

Только теперь паук увидел, где растут бананы, и достал их.

А за то, что калебаса со словом “правда” скрыла от него настоящую правду, он со злости разбил ее о камень. Зкврп и люди стояли вокруг паука и смеялись над ним.

КАК ПАУК ЧУТЬ БЫЛО НЕ СГОРЕЛ

Однажды паук подружился с аногбле – большим белым и очень вкусным червяком, что жил в поваленной пальме. Как-то раз аногбле спросил его:

– Дорогой паук! Не можешь ли ты в следующий понедельник прийти ко мне в гости?

В понедельник паук пришел к червяку. Аногбле подозвал свою жену Айю и говорит:

– Что же мы сварим нашему дорогому гостю? Ну-ка, разогрей горшок!

Жена поставила горшок на огонь, а когда он нагрелся, аногбле прыгнул в него и запел:

Дорогой мой друг, дорогой приятель, Я хочу из себя вытопить сало И тебя угостить лакомым блюдом!

И в самом деле, в горшке что-то забулькало. Видно, закипел жир: ведь аногбле был очень жирным.

Обед удался на славу. После еды паук и говорит:

– А в следующий понедельник ты придешь ко мне! Хорошо?

Когда через неделю они сидели у паука, тот спросил свою жену:

– Чем можем мы угостить нашего друга?

– О, чем угодно! – отвечала она.– У нас есть и яме, и земляные орехи, и сушеная рыба, и пальмовое масло.

– Ну и глупа же ты! – прошептал паук.– Ты должна была сказать: у нас нет ничего. Я хочу показать червяку, что тоже умею колдовать! – И добавил громко:– Пойди поставь горшок на огонь!

Как только горшок хорошо нагрелся, паук забрался в него и начал петь:

Я хочу из себя выто..

Тут песня оборвалась и из горшка повалил густой дым.

– Воды! Скорее плесни воды! – донесся оттуда едва слышный крик.

Жена влила в горшок поду, и это спасло паука от смерти.

Вот почему, увидев, что кто-нибудь совершает необычное дело, следует толком расспросить его, прежде чем ему подражать.

КАК ПАУК СПОТКНУЛСЯ О СВОЮ ЖЕ ХИТРОСТЬ

Взял однажды паук большой котел и отправился с ним к газели.

– Сегодня, моя дорогая,–сказал он,–я научу тебя одному хорошему делу. Я узнал, как приготовить очень вкусный напиток. Разжигай костер!

Когда костер разгорелся, паук поставил на него котел и иелед газели налить туда воды.

– Так,– промолвил паук.– Сейчас я полезу в воду и немного поварюсь в ней, а потом то же самое сделаешь ты. ^то и есть новый способ приготовления вкусного напитка.

Он, действительно, залез в котел, но как только вода стала горячей, выбрался наружу, отряхнулся и говорит:

– Фу! Я уже отварился. Теперь твой черед!

Газель забралась в котел. Паук прикрыл его крышкой, а сверху осторожно положил тяжелые камни. Вскоре вода нагрелась так сильно, что газель, несмотря на свою толстую шкуру, не могла уже больше терпеть.

– Все! – закричала она.– Снимай крышку: я уже сварилась!

– Что? – рассмеялся паук.– Кто сварился, тот не разговаривает! – И он подбросил в огонь еще одно большое полено.

Газель умерла. А паук и его семья получили прекрасный обед.

После еды паук взял калебасу, наполнил ее газельим отваром и пошел к черной обезьяне.

– Дай мне попить,– попросил он. Обезьяна дала ему воду. Паук отхлебнул немного и говорит:

– Э-Э! Да у тебя вода – самая обыкновенная. Вот попробуй мою! Обезьяна выпила отвар.

– Черт возьми! – воскликнула она, причмокивая.– Чудесная вода! Как же ты ее сделал?

– О, это тайна! – отвечал паук.– Но ради нашей дружбы я, так и быть, раскрою ее тебе: мы с газелью выварились в ней, потому она и стала такой душистой.

– Сделай и со мной то же! – попросила обезьяна.

Паук согласился, хотя, как он говорил, у него и без того было уже достаточно такой воды. Но ради обезьяны...

Когда паук вышел из котла, туда забралось все обезьянье семейство. Но вот вода стала горячей, и обезьяны подняли крик:

– Выпусти нас! Мы уже совсем сварились!

– Как это сварились? – возмутился паук.– Тот, кто сварился, уже не может кричать! И обезьяны тоже погибли в котле. В семье черных обезьян была одна маленькая обезьянка. Она болела и потому оставалась в хижине. Увидела обезьянка, что паук погубил ее родных, побежала к шимпанзе и обо всем рассказала ей.

– Ну погоди! – сказала та.– Пусть только паук явится ко мне, уж я ему покажу!

Шимпанзе не пришлось долго ждать. Через пару дней паук, и в самом дёЛё, пришел к ней. Попросил воды и снова затеял свое дело. Шимпанзе сделала вид, будто ей тоже очень хочется получить новую воду.

Но едва паук залез в котел, она придавила крышку камнями. А когда он закричал, что уже сварился, и стал проситься на волю, шимпанзе ответила:

– Кто это сварился? Ведь тот, кто сварился, не может кричать.

Так паук погиб от своей собственной хитрости. И поделом: зная хорошую уловку, надо уметь себя сдерживать и не применять ее слишком часто.

КАК КРЫСА ОДНАЖДЫ ОКАЗАЛАСЬ ХИТРЕЙ ПАУКА

Как-то раз все звери пошли на небо и несколько недель работали там, отбывая у бога барщину. По истечении срока бог дал им быка. Быка закололи и решили съесть сообща. Перед самой едой паук вдруг сказал:

– Одну минутку! Меня кто-то зовет. Он отошел в сторону и скрылся за большим деревом.

Когда паук вернулся, звери спросили его:

– Кто это там?

– Там сидит лесовик,– отвечал паук.– Он ужасный лакомка, и ему хочется получить ляжку от нашего быка.

– Хорошо! Хорошо! – сказали звери.–Мы знаем–в больших деревьях часто живут могучие лесовики. Пойди отнеси лесовику ляжку!

Паук взял мясо и спрятал за деревом. Пришел обратно и говорит:

– А еще там – болото. И оно тоже требует бычью ляжку.

И снова все согласились дать ее.

Вернувшись в третий раз, паук выманил кусок для третьего волшебного существа. И так он повторял до тех пор, покуда от быка совсем ничего не осталось. Никто из зверей не получил ни кусочка.

_ Что поделаешь! – покорно сказали звери.– Придется уходить домой голодными.

На обратном пути паук отстал от товарищей и тайно возвратился к своему быку. Но крыса заметила эту проделку и последовала за ним. Увидав ее, паук поспешно бросил мясо в высокую траву. Однако крыса успела разглядеть его.

– Эх, паук,– сказала она печально.– Это мясо есть нельзя! Вероятно, бык был опасно болен: ты только подумай – мои родные умерли от одного его вида!

– О боже! – в ужасе воскликнул паук и подумал про себя: “Какое счастье, что крыса меня предупредила! Прочь от этой отравы!”

Он бросился бежать и долго еще не мог прийти в себя, вспоминая о грозившей ему опасности. А на дороге сидела крыса, держалась от смеха за живот и радовалась отличному бычьему мясу.

ПАУК И ХАМЕЛЕОН

– Хамелеон! – сказал однажды паук.– Пойдем поставим запруды для рыб: вода в реке падает со дня на день, и мы сможем недурно поживиться.

Когда друзья подошли к воде, паук и говорит:

– А ведь ты ничего в этом не смыслишь и вообще – чуточку глуповат. Потому большую часть улова буду брать я.

– Ну, это мы еще увидим! – отвечал хамелеон.

Они поставили три хорошие запруды и на другое утро возле одной из них обнаружили множество рыбы. Паук бросился в воду, чтобы поделить добычу по-своему.

– Ах, оставь! – сказал хамелеон.– Бери себе все! А я возьму весь завтрашний улов. Завтра по меньшей мере два затона будут полны рыбой.

– Нет-нет! – воскликнул паук в тревоге.– Лучше забирай все сейчас. А завтра наступит моя очередь.

Хамелеон взял рыбу, отнес ее домой и весь день вместе с семейством радовался удаче.

На следующее утро друзья снова отправились к реке – и верно: два затона кишели рыбой.

– Так,– сказал хамелеон,– этот улов – твой! Завтря же, когда вода станет совсем низкой и рыба заполнит все три затона, добычу опять получу я.

– Ну, нет! – заявил паук.– Я так не согласен. Из пас двоих я – более умный и, значит, завтрашний улов должен достаться мне. А сегодняшнюю мелочь бери ты!

– Ладно! – согласился хамелеон. Он взял рыбу, посушил ее и надолго обеспечил себя прекрасной пищей.

В тот день и следующую за ним ночь вода в реке падала так стремительно, что ни одна рыба не успела подплыть к запрудам. И когда рыболовы еще раз явились туда, они нашли совершенно пустые затоны. А река пересохла до будущего года.

– До сих пор я считал себя самым умным и хитрым среди зверей,– молвил паук,– но теперь вижу: хамелеон превзошел меня. Ну и хитрая гадина!

КАК ПАУК ОДОЛЕЛ ГИЕНУ

Первое время все звери, в том числе паук и гиена, жили в деревнях, как люди.

У паука был тогда фетиш – небольшая волшебная свистулька: свистнешь в нее перед каким-нибудь зверем, и тот свалится замертво.

Однажды пришла к пауку гиена и попросила на один день одолжить свистульку: она собиралась на охоту. Паук дал свистульку, и гиене действительно удалось убить большую газель. Убедившись в силе фетиша, гиена решила оставить его себе. Паук рассердился и стал ругать ее.

– Если ты сейчас же не перестанешь ругаться,– пригрозила гиена,– я свистну и прикончу тебя.

Паук замолчал. Потом проследил, куда гиена спрятала свистульку, и ночью незаметно забрал ее. На другой день он снова явился к гиене и потребовал свой фетиш.

– Немедленно убирайся отсюда! – сказала гиена.– Иначе я буду свистеть!

– Пожалуйста, свисти,– отвечал с усмешкой паук.

Гиена хотела взять фетиш, но его нигде не было. Когда она снова вернулась в комнату, паук достал свистульку и собрался убить гиену. Но не успел он поднести свистульку ко рту, как гиена в ужасе выбежала из дому и скрылась в лесу. Там она живет и поныне.

КАК ГИЕНА ПЕРЕХИТРИЛА ПАУКА

У первых зверей был могучий фетиш: он не дозволял, чтобы в зверином обществе кто-нибудь исподтишка насмехался над другими. Тех, кто нарушал запрет, он тут же убивал.

В те времена жил один паук. Ему очень хотелось, подобно другим зверям, возвращаться с охоты с большой добычей. Но он был маленьким и слабым и не мог, как другие, охотиться на крупную дичь. Тогда он решил применить хитрость. А надо сказать, что паук – самый умный среди зверей.

Вот однажды взял он мотыгу, забрался на большую скалу и стал мотыжить ее, словно собирался возделать там поле. Мимо проходили газели. Увидели паука и, толкнув друг друга в бок, зашептали:

– Если б не фетиш, мы сказали бы, что малыш спятил с ума: он хочет вспахать скалу!

В тот же миг газели замертво упали на землю – и паук получил свою первую добычу.

Спустя день паук енова принялся за обработку скалы. И опять звери при виде этого забавного зрелища не могли удержаться от насмешек и лишались жизни. И так шло изо дня в день. Зчврвй становилось все меньше и меньше – в ту пору их вообще было не так уж много,– и, наконец, осталась в живых только одна гиена. Тогда паук сказал своей жене:

– Приготовь побольше перцу. завтра мы будем есть гиену!

Гиена услыхала эти слова. Она сбегала в саванну, набрала ворох сухой трапы, взвалила его на спину и пошла по дороге, ведущей мимо скалы паука. Тот уже поджидал ее, но, увидев у нее на спине большой ворох соломы, спросил удивленно:

– Что ты собираешься делать с этой соломой?

– Видишь ли,– отвечала гиена.– У меня возникла прекрасная мысль. Я знаю одно болото–в нем уйма рыбы. Вот я сейчас и подожгу его этой соломой. А когда вся вода испарится, буду собирать рыбу прямо с земли!

Как только гиена скрылась из виду, паук громко расхохотался.

– Ты слышала, что она сказала? – крикнул он жене.– Ну и глупая тварь. Хочет выжечь болото, чтобы ловить рыбу!

На обратном пути гиена нашла паука мертвым. Правда, съесть его она не могла – для этого он слишком горек,– по все равно гиена была очень довольна: ей первой из зверей удалось перехитрить самого паука!

СКАЗКИ О ЖИВОТНЫХ И ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ (текст отсутствует)

<...>

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДАНИЯ

Когда-то бауле принадлежали к могущественному народу аа, жившему в пределах Золотого Верега. Около 200 лет назад царица Аура Поку привела их в малозаселенные саванны Берега Слоновой Кости, где и теперь еще много необжитых мест. Эта царица считается родоначальницей бауле.. Ее имя овеяно легендами, и перед ним померкли имена всех ее царственных потомков, хотя некоторые из них, в частности имя ее дочери Аквы Бони, и дошли до нас.

И в наши дни женщины у бауле могут быть у власти. Я сам встречал ряд деревенских старост-женщин, и еще в 1935 году племенем нанафуэ также правила женщина.

Верховным главой бауле ныне является король Анубли [5]. Он-то и рассказал мне большинство приведенных здесь исторических легенд своего народа. Королю непосредственно подчинены вожди племен, тех самых, которые, по преданию, были основаны царицей Аурой Поку и о которых говорится в оказаниях.

Но не только названия племен, а и названия многих селений восходят к тем же первым временам истории бауле. Позволю себе привести здесь один такой случай, тем более что в последующих легендах о нем ничего не сообщается.

Деревня Адьюнгуасу обязана своим названием происшествию времен Ауры Поку. Однажды ца рица послала своего слугу Бру Какба Тити из Аттиакро в страну Саттикана. По пути он заболел. Узнав об этом, царица приказала доставить его обратно. Когда больного проносили через лес, он попросил сделать остановку: “Я чувствую себя так плохо!” – пожаловался он. После отдыха ему стало лучше, и он сказал: “Ма дьюмь нгуасу”, что значит: “Я пришел на свое место”. Он хотел этим дать понять, чтобы его оставили здесь до полного выздоровления. Тогда на этом месте основали деревню и назвали ее согласно его выражению – Адьюнгуасу.

Придя на новые земли, бауле в двух местах столкнулись с туземцами. Это были племена гуро и голи. Голи умели отлично ткать. Поначалу бауле покорили их. Но когда дело дошло до последней деревни голи, царица Аура Поку решила: “Эти пусть остаются, они обучат нас своему ремеслу!”

Гуро и теперь славятся своим искусством художественной резьбы, причем их резные изделия чрезвычайно сходны с изделиями бауле. Вполне вероятно, что последние научились этому искусству у гуро. Ведь не случайно бауле – единственный народ из всей группы аньи, который много и хорошо работает резцом.

Однако всю остальную культуру бауле принесли с собой с Золотого Берега. И они поныне хорошо сохраняют ее.

ЛЕГЕНДЫ ПЛЕМЕН БАУЛЕ[6]

ИСХОД

Случилось это лет двести назад в стране людей аа, в глубине 3олотого Берега. В городе Кумаси, который стоит и поныне, правила царица Аура. Когда она умерла, между ее детьми возник спор из-за престола. Аура Поку – дочь царицы – была старшей в роду, но брат не захотел подчиниться ей, потому что она была женщиной. Большинство мужчин племени поддержало его, и после недолгой борьбы он изгнал сестру из страны.

Аура Поку бежала в сторону захода солнца, и вместе с ней бежали все, кто оставался ей верен. Они пересекли саванны, углубились и лес и все шли и шли, пока бурный поток Комоэ на востоке Берега Слоновой Кости не преградил им путь.

Что делать дальше? Как перебраться через поток?

Позвали придворного прорицателя Комье Наси. Он обратился к вещим мышам [7]. Мыши сложили в кучку лежавшие в клетке куриные кости, и мудрец узнал, что они хотят сказать: “Тот из вас, у кого есть единственный сын, должен принести его в жертву реке. Тогда она пропустит вас на ту сторону”.

Аура Поку созвала всех своих людей и сказала:

– Скоро мы будем в безопасности. Но для этого кто-нибудь из нас должен бросить в поток своего единственного сына.

Там было много отцов. Но никто из них не захотел принести такую жертву. Тогда царица взяла своего собственного сына, украсила его золотом и бросила н поток. Со дна поднялась огромная скала и перегородила реку. По этой скале беглецы перебрались на другой берег и были спасены.

Потом Аура Поку собрала вокруг себя весь народ и сказала:

– Теперь я должна дать вам имя. Так вот, в память о том, что все мы своей жизнью обязаны моему ребенку, наш народ будет называться “ба уле”, что значит “народ ребенка”.

СКАЗАНИЕ О РАССЕЛЕНИИ БАУЛЕ

Аура Поку и ее народ шли все дальше и дальше в сторону уходящего солнца. Наконец дремучий лес поредел, и они снова вышли в саванны, как раз в том месте, где сливаются воды Нзи и Бандамы.

Тут Аура Поку отобрала несколько человек и сказала им:

– Поселяйтесь здесь! – А потом добавила:– Отиелеле осало. (“Так как уже прошло много времени, я не буду вспоминать об этом”.) Она имела в виду оскорбление, нанесенное ей братом.

Этими словами новоселы и назвали свою деревню. Со временем, однако, “Отиелеле осало” превратилось в “Тиасале” – название, которое и теперь еще носит эта деревня.

О брате же так ничего и не известно, даже его имени, потому что Аура Поку за всю жизнь ни разу не говорила о нем.

Вместе с Аурой Поку пришла и ее младшая сестра Дня Уонгва. Аура Поку сказала ей:

– Поселяйся со своими людьми направо от меня!

Так появились фафуэ – ”люди справа”. Это те бауле, что живут в Кокумбо и его окрестностях, где потом было найдено золото.

В то время Аура Поку была замужем за Ква ми Асе, но он ей больше уже, не правился. В течение всего похода он только и делал, что ощипывал кур. Вот она и сказала ему:

– Возьми часть людей и правь ими. А так как ты весь поход обдирал кур, вы будете называться аитуту, что значит “куродеры”.[8]

Аура Поку принесла с собой фетиш, который давал ей победу во всех войнах. Это был небольшой газелий рог. Позднее, во время войны с французами, он потерялся, и бауле были разбиты. В этот рог время от времени насыпали перец, о чем заботились особые слуги. Аура Поку тоже велела им осесть, а оттого что перец называется “са”, они сами стали зваться сафуэ – “перцовыми людьми”.

Воины, охранявшие Ауру Поку ночью и спавшие на веранде (ломо), получили землю там, где сейчас пролегает путь из Буаке в Сакасу. Их и теперь еще называют ломо. Они составляют часть племени уаребо.

Среди людей Ауры Поку были такие, которые смолили бычьи шкуры, а потом отваривали их и ели, как это иногда делают и теперь со шкурами быков и антилоп. Этим пожирателям шкур Аура Поку тоже выделила землю. А так как на языке бауле шкура – “бру”, то и племя, которое пошло от них, получило имя бру.

Затем Аура Поку обратилась к другим своим приближенным:

– Поселяйтесь здесь и смотрите, чтобы на нас неожиданно не напал мой брат. Вы должны, как крепкий замок, запереть этот вход и наши владения. - Так возникло племя агба, что означает “замок”.

Как-то Аура Поку велела сделать большой барабан и дала ему имя “Всю Страну Покрывающий”, чтобы его могли слышать на всех землях бауле [9]. Тогда ее сводный брат тоже изготовил себе большой барабан и назвал его “Поглощающий Мир и Помыслы”. Царицу рассердило, что брат дал своему барабану более звучное имя, чем она своему. Вот она и сказала:

– Мы не можем жить вместе. Уходи подальше отсюда.

Потом Аура Поку пошла на брата войной. Он бежал и поселился со своими людьми возле гуро. Однако спустя некоторое время снова явился к царице просить прощения.

– Плати! – сказала она.

Брат уплатил ей золотом. Но во время войны с ним у Ауры Поку погибло много народу. Потому она заявила:

– А ме сумие – “Ты должен возместить мне потери в людях”.

Говорят, из “ме сумие” впоследствии и образовалось слово “юре” – название того племени бауле, что живет по соседству с гуро [10].

Аура Поку родила сына по имени Атабия, а также дочь, которую нарекли Аквой Бони. У каждого из детей было свое поле и много кур. Куры часто забегали на чужое поле, и однажды, когда это случилось еще раз, Аква Бони поймала курицу брата и убила ее. Из-за этого произошла ссора. Атабия забрал свою семью и ушел за Бандаму. Ему легко удалось переправиться на другой берег, потому что тогда в реке было совсем мало воды. Земли по ту сторону Бандамы не были никем заселены.

По пути Атабия познакомился с одним человеком. Вместе с ним они добрались до гор и основали там селение, которое ныне называется Бегбесу. Потом спутник Атабии отправился дальше, к Дьяко.

Однажды Атабия нашел в дупле большую кучу золота. Он принес его сестре и сказал:

- Манг мауре! - “Я не знаю, что это такое!”

- Это золото,– отвечала сестра.

Он отдал золото Акве Бони и вернулся обратно. С тех пор ту местность стали называть “Манг мауре”, по выражению человека, который не знал золота. Но постепенно это имя изменилось и теперь звучит, как я у ре.

Когда-то Атабия убил курицу, а своему спутнику, с которым они тогда перешли Бандаму дал одни кишки - “айя”. Позднее этот человек пошел дальше. А землю, где он впоследствии поселился, из-за той истории с кишками назвали айяу.

Как-то раз бывший спутник Атабии отправился охотиться на слонов, и ему удалось отыскать место, где их было очень много. Тогда он явился к Атабии и сказал:

- Отдай это место мне, и я буду всегда поставлять тебе слоновую кость.

Атабия согласился, и спутник прочно обосновался там. И по сей день эта слоновая область считается землей айяу. До самого прихода белых оттуда к яуре поступала слоновая кость.

(Во время моего пребывания в айяуской деревне Папуабо вождь Кофи Бонафу и его советники иначе изложили историю яуре и айяу.

На Золотом Береге жили три родственных семейства – айяу, яуре и уаребо. Во главе их стояли два брата– Кофи Дуфу (айяу) и Атабия (яуре) и их сестра Аура Поку (уаребо). У семейства Атабии часто возникали конфликты с соседним народом аньи из-за женщин. Аньи потребовали денежной компенсации, по Атабия отказался платить. Это привело к войне, и все три семейства были вынуждены покинуть страну.

Эти семейства имели на реке Млекесе рыболовные угодья и всегда ловили там много рыбы. Но однажды один из членов семейства уаребо обсыпал песком одного айяу. Произошла ссора, и оба семейства подрались прямо в воде. Возвратившись в деревню, один из айяу убил уаребо. Убийцу звали Тиасекуасе, убитого – Тиесе. От стыда, что они убили человека, айяу перебрались на другое место и основали на левом берегу Бандамы деревню Дьяко. Потом они принесли Ауре Поку выкуп – золото. По она сказала: “Айя!” Это должно было означать: “Вы так же хороши, как мои кишки!” С тех пор их и стали называть айяу.

Яуре в ту пору, когда они жили вместе с уаребо, были очень бедны. Однажды кому-то из членов этой семьи дали ружье, чтобы он сходил на охоту. Тот пошел и нашел золото...

Другое толкование племени айяу содержится в легенде племени саттикана.

Наделяя своих людей землей, Аура Поку не обошла и тех, кто точил боевые мечи для ее воинов. Всех этих мастеров она поселила в одном месте. От них и пошло племя нанафуэ” что значит “точильщики”.[11]

Когда Аура Поку во время своего похода впервые встретила племя гуро, она спросила:

– Кто поместил их здесь, в этом кустарнике?

И из ее слов “бру уа” (“здесь, в кустарнике”) со временем и произошло имя гуро. Тогда еще это племя селилось у Бандамы, на той ее стороне, где ныне живут бауле. [12].

Прогнав гуро, Аура Поку оставила на их месте несколько бауле и сказала:

– Если гуро вернутся, вы не стреляйте из ружей, а только пригрозите им веслами.

А так как “весла” у бауле называются “сана”, то те, кому Аура Поку сказала про них, и положили начало племени сана.

Вместе с Аурой Поку шли люди, которые прокладывали царице и ее народу дорогу через лес. Когда гуро ушли. Аура Поку сказала своим “дорожникам”:

– Ступайте следом за ними, но в случае опасности немедленно возвращайтесь сюда (“Ко на бландэ”). Если гуро еще близко, мы продолжим с ними войну.

Однако гуро поблизости не оказалось. Тогда Аура Поку отдала эту землю “дорожникам”, Поселившись здесь, они стали называться “ко на бландэ”, из чего впоследствии получилось кодэ. Так их племя зовется и поныне.

Достигнув местности, где сейчас расположен Агбовилль, Аура Поку поселила там тех людей, что по вечерам готовили для нее постель. Их именовали “абэ” – “люди готовой постели” (“бэ” – постель готова). Таким образом, племя абэ, живущее в тех местах, тоже относится к народу бауле, хотя и не все знают об этом. Язык абэ очень сходен с языком бауле, и его совсем нетрудно понять.

Вместе с Аурой Поку на Берег Слоновой Кости пришло еще одно племя, говорившее на том же языке, что и бауле. Это племя держалось несколько особняком, в то время как все другие бауле представляли тогда единый большой народ, не разделенный на отдельные племена. Когда Аура Поку нашла, наконец, место, на котором решила обосноваться сама, она села под дерево и стала пересчитывать своих людей.

Она считала с утра и до самого обеда и каждому указывала, где ему надлежит поселиться. Но как только очередь дошла до этого чужого народа, царица сказала, что проголодалась и сперва пообедает, а уже потом будет продолжать счет. Люди подождали, но она так и не вышла к ним. Послали за ней – оказалось: она лежит у себя в постели и спит. Они ждали ее пять дней, а потом поняли, что царица просто не признает их своими и хочет, чтобы возле нее жили только подлинные бауле. Тогда они ушли в другое место и основали свою собственную деревню.

Они жили там много дней, а царица все еще не посылала за ними. Когда прошел месяц, их вождь сказал:

- До сих пор нами повелевала Аура Поку. И она делала это по праву, потому что пожертвовала ради всех нас своим сыном. Но теперь она не желает нас больше знать. Так давайте же покажем ей, что тоже не нуждаемся в ней и что мы вообще – не бауле.

Как раз в это время к ним в деревню пришел Один юноша из Феркесседугу, у которого на каждой щеке была татуировка–три длинных рубца. И сказал вождь:

– Давайте сделаем все такую же татуировку, как у этого парня. И пусть Аура Поку видит, что мы стали совсем другим народом.

Так все и поступили. И с того времени эти люди, хоть и продолжали считаться бауле, но совершенно отделились от царицы и ничего не платили ей. Кроме того, они восприняли чуждый бауле обычай обрезать мальчиков и девочек [13] и стали называть себя канга, что значит “остаток” или “те, которые не были сосчитаны”.

Позднее, когда правитель Судана Самори покорил северную часть страны [14], многие из Этих канга бежали на юг к истинным бауле и стали просить их: “Разрешите нам жить вместе с вами: мы же ваши родственники”. Другие канга были доставлены сюда суданцами и проданы как рабы. Вот почему среди нас встречается так много людей с тремя рубцами-татуировкой на щеках. Они тоже принадлежат к народу бауле. [15]

Среди людей, которых Аура Поку привела с собой и которые вместе с другими получили имя бауле, были такие, что говорили на своем особом языке. Эти люди не употребляли бычьего мяса, но зато ели огромных крыс бете. Оттого их самих прозвали бете. Бете поедали также своих убитых. За это Аура Поку прогнала их, и они живут теперь вдали от других бауле.

Как уже говорилось ранее. Аура Поку, завершив свой поход, уселась под большим деревом и стала пересчитывать своих людей. Под этим же деревом она собирала их, когда надо было идти на войну. Вот почему племя царицы получило название уаребо, что значит: “под деревом” (“Уаре”–определенное дерево, “бо”–под ним).

Сейчас этого дерева нет. Оно рухнуло после первых же выстрелов, когда в страну пришли белые и стали воевать с бауле. Позднее на ртом месте находилась резиденция Ауры Поку. Она тоже называлась Уаребо. Потом здесь похоронили первого советника царицы – Дье [16], а затем и других умерших. По имени того министра место получило название Дье-Сакасу (Сака – кладбище).

Много лет спустя белые потребовали от короля бауле, чтобы он вновь поселился на прежнем месте. Но он не решился жить там, где покоились мертвые, и построил себе новую резиденцию, чуть в стороне от первой. Так и возникла нынешняя столица бауле Сакасу. А там, где раньше было кладбище и где похоронена вся старая знать уаребо, ныне расположен поселок торговцев-диула.

Уаребо были и остались самым большим и сильным племенем бауле. Недаром глава этого племени одновременно являлся и королем всех бауле. И в наше время это положение почти не изменилось, если не считать, что белые лишили короля значительной части его прав.

Еще во времена Ауры Поку племя уаребо очень разрослось, и ему стало тесно на своей земле. Потому царица велела многим семьям перебраться на новые земли. Так в разных местах страны появились осколки племени уаребо. Первоначально все они были связаны с царицей и должны были поставлять ей продовольствие.

НАСЕЛЕНИЕ СТРАНЫ ДО ПРИХОДА БАУЛЕ

ОКОИН КВАДИО[17]

Окоин Квадио – так звали первого из предков, которого я знаю. Он был вассалом Ауры Поку, когда они жили еще на Золотом Береге. Потом ему не захотелось больше там жить, и он со всеми своими людьми, включая женщин и детей, ушел на Берег Слоновой Кости. Он прогнал отсюда гуро и основал тридцать шесть деревень. Сам Окоин поселился в деревне Боттроэу, где и теперь еще находится двор вождя саттикана. В то время на Золотом Береге о людях Окоина Квадио говорили: “айоло”, что значит “те, которые поселились вдали”.

Вскоре после того как Окоин Квадио завладел землями на Береге Слоновой Кости, сюда с войском и многочисленным народом явилась Аура Поку, которой из-за войны пришлось покинуть Золотой Берег. Не спрашивая ни у кого разрешения, она ступила на земли Окоина. Тогда Окоин пошел к царице и сказал:

- Это несправедливо, что ты вторгаешься в мои владения. Я занял земли раньше тебя. А если ты тоже хочешь поселиться в этой стране, то найди себе другое место.

Но Аура Поку объявила Окоину войну и победила его. Потом позвала к себе и говорит:

– Признаю твою правоту.

Они помирились. Аура Поку ушла на юг и обосновалась в Сакасу. Позднее оттуда вышли многие племена бауле, но только не саттикана, потому что это племя пришло на Берег Слоновой Кости самостоятельно; все же остальные, как известно, ведут свое начало от людей Ауры Поку.

Так жили они в мире и дружбе, пока однажды охотник Ауры Поку случайно не убил человека на земле Окоина. Окоин потребовал от царицы отступного - живого молодого леопарда. Аура Поку послала за ним всех своих мужчин. Многие из них погибли на опасной охоте, но в конце концов зверь был пойман и Окоин получил то, что требовал.

Несколько лет спустя один из охотников Окоина пришел на землю царицы и тоже имел несчастье убить человека. Тогда Аура Поку потребовала от Окоина Квадио – в искупление вины – живого слоненка. И хотя каждому было ясно, что поймать слоненка не удастся, вождь послал на охоту за ним многих своих мужчин.

Долгие годы продолжалась эта напрасная и полная опасностей охота, и многим мужчинам стоила она жизни. По прошествии семи лет Окоин явился к царице и говорит:

– Прости меня. Семь лет я охотился за слоненком, но так и не смог изловить его. Тогда Аура Поку сказала:

– Я знаю, что ты семь лет пытался поймать мне слоненка и потерял при этом многих людей. Потому я прощаю тебя. Но отныне ты будешь моим подданным, а твоя земля станет называться Саттикана, что значит “Заклад в моей руке”.

(После того как вождь племени саттикана рассказал мне, будто его народ пришел на Берег Слоновой Кости до Ауры Поку, мне стало интересно узнать, что по этому поводу скажет нынешний король бауле Анубли – потомок самой царицы. Когда я позднее спросил его об этом, он ответил: “Саттикана–чистейшие бауле. Конечно, и другие племена бауле – тоже были людьми Ауры Поку, но не во всей массе, как это было с племенем саттикана. Возможно, это шло еще с тех времен, когда они жили на Золотом Береге. Аура Поку говорила им:

Вы–мои сатти сона” (“люди, находящиеся в моей руке, моя гвардия”)”.

Почти все вожди племен бауле и король Анубли указывают, что страна до прихода бауле не была никем заселена, за исключением двух ограниченных областей (гуро и голи). Саттикана же говорят о каком-то большом народе, жившем здесь до них, в то время как сами они явились на Берег Слоновой Кости раньше Ауры Поку. Вполне возможно, что другие бауле знают об этом пароде, но не хотят сообщать об этом белым, так как опасаются невыгодных политических последствий. Они боятся, что колониальные власти воспользуются этими сведениями как предлогом для выселения бауле с их земель.)

Во время войны с Аурой Поку часть племени айоло (раньше так называлось племя саттикана) откололась от него. Она не возвратилась к Окоину и после заключения мира. Эта часть племени осталась на новой земле и по-прежнему носила имя айоло. Впоследствии от нее произошло племя айяу.

ВСТРЕЧА С ТУЗЕМНЫМИ ПЛЕМЕНАМИ[18]

Когда бауле пришли в эту страну, здесь жили блюбобатитти [19]. Они говорили на языке, очень похожем на наш, и бауле восприняли его. Народ Ауры Поку был куда более многочисленным, чем туземцы, и потому бауле без труда рассеяли их. Аура Поку покорила Эти племена, а потом использовала их в борьбе против гуро. С гуро же она затеяла войну не ради земли, а просто потому, что они ловили проходящих по дорогим бауле и поедали их. Потерпев поражение, гуро принесли царице все свое оружие, попросили прощения и обещали больше никогда не выступать против бауле. Кроме того, они заплатили царице дань железными деньгами. [20]

Когда саттикана пришли на Берег Слоновой Кости, они стали строить здесь такие дома, какие были у них на прежней родине. Они и теперь строят такие же. Саттикана сохранили все свои старые обычаи. Среди других вещей были принесены сигнальные барабаны и гирьки для взвешивания золота. Конечно, гирьки – груз небольшой, и их легко могли нести женщины и дети. Впрочем, нет: тогда не было еще никаких гирек для взвешивания золота, потому что не знали самого золота (?); деньгами же служили раковины-каури. Чтобы добыть побольше таких раковин, а также захватить пленных для продажи их другим племенам бауле и королю, не раз велись большие войны с племенем бамбара. Стариков убивали, а молодых забирали в плен. [21] Еще до прихода белых на Берег Слоновой Кости саттикана наряду с боевыми мечами применяли ружья. К тому же воины носили кожаные пояса, защищавшие бедра.

ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ ЦАРИЦЫ АУРЫ ПОКУ[22]

Каждую неделю царица получала от своих подданных подарки. Те племена, что жили неподалеку от Сакасу, посылали ей ямс и кукурузу, а также часть своей охотничьей добычи – ляжки и челюсти убитых животных. Отдаленные племена снабжали ее порохом. Его готовили где-то там, за Тиасале. [23] Оттуда же, из Тиасале, поступала соль.

Чтобы узнать, кто живет на восточных окраинах страны, Аура Поку послала туда лазутчиков. Когда же ей доложили, что эти земли никем не заселены, она раздала их своим людям. Сама царица никогда там не бывала.

У Ауры Поку был фетиш, обладавший необычайной силой. С его помощью царица управляла страной. Этот фетиш назывался Мле и представлял собой небольшую, похожую на лист лавра железку, по которой ударяли деревянными молоточками. Перед тем как куда-нибудь пойти посмотреть, все ли в порядке. Аура Поку выставляла Мле на солнце возле своего дома. Тогда все узнавали, что скоро выйдет сама царица, и поспешно прятали ценные вещи, а потом сидели и дрожали в ожидании ее прихода.

Когда Аура Поку отправлялась в поход или просто совершала поездку по стране, перед ней несли все ее сокровища, а также боевые трубы, опахала от мух и мечи с золочеными рукоятками. [24] Золочёные вещи она получала от аитуту, которые уже тогда изготовляли их.

Для каждого дела у Ауры Поку были свои слуги. Единственное, что она делала сама – это ела. Жила Аура Поку очень долго и под конец стала совсем-совсем старой. А когда она умерла, бауле целый год приходили в Сакасу, и каждое племя оставалось здесь по крайней мере семь дней, чтобы почтить ее память знатным пиром и танцами.

ПРЕДАНИЯ О ВОЙНАХ

На протяжении двухсот лет истории бауле в их стране много раз вспыхивали войны. Но почти во всех случаях столкновения возникали между отдельными племенами самих же бауле и не были особенно кровопролитными.

Для объявления войны бауле посылали к врагу двух или трех хороших стрелков и велели им говорить: “Вы натворили то-то и то-то; приходите завтра утром в такое-то место, мы будем с вами воевать. Если же вас там не окажется, мы явимся к вам в деревню”.

Они сражались где-нибудь в открытой саванне. Основным оружием бауле были ружья, а для преследования противника они пользовались тяжелыми боевыми мечами “кака” с клинками, достигавшими семидесяти сантиметров в длину. Таким мечом можно “чудесно отрубить врагу голову”. Кроме того, бауле были вооружены кинжалами, которые носили под повязкой на предплечье.

Бывали у бауле великие воины-герои. Свою силу и мужество они объясняли действием волшебного талисмана – “алу”, который носили на шее. В бою обладатели “алу” были непобедимы. Уже один вид талисмана обращал противников в бегство.

Свои боевые танцы – их продемонстрировали мне двое пожилых мужчин – бауле исполняют только с мечами. Видимо, эти старинные танцы восходят к тем временам, когда мечи служили еще главным наступательным оружием. Копья, которые в других местах Африки применяются в качестве боевого оружия, бауле используют лишь на охоте. Лука и стрел у них нет совсем, даже в преданиях.

Не знают бауле и щитов. Они выходят на бой совершенно нагими, если не считать своеобразного защитного пояса, который надевается на бедра. Это довольно массивное приспособление состоит из двух толстых плетеных кожаных валиков от пяти до десяти сантиметров ширины и, видимо, предназначено для защиты от пуль. Замечательно, что сзади пояс почему-то вдвое шире и толще, чем спереди, где он завязывается, как будто воины заранее считают наиболее вероятным исходом борьбы – бегство.

Пойманных при бегстве не убивали, но брали как рабов; родственники могли их выкупить. Тела и головы убитых разрешалось подбирать родным.

После окончания битвы все воины отправлялись в деревню победителей, а побежденные приносили с собой дань. Потом все пили пальмовое вино и торжественно обещали навсегда забыть былую вражду. Ладанки с амулетами, относящимися к какому-нибудь могущественному фетишу, складывались в одно место между собравшимися. При этом произносились такие слова: “Пусть фетиш убьет того, кто задумает причинить зло другой стороне!”

Все или почти все описанные ниже войны происходили в ранний период истории бауле, еще при жизни Ауры Поку или ее дочери Аквы Бони. Нынешний король бауле Анубли говорил мне, что позднее здесь не было настоящих войн, случались лишь небольшие стычки между охотниками в то время, когда многие деревни совместно выжигали саванну, что и теперь еще приводит порой к разногласиям между жителями разных деревень.

БАУЛЕ ПРОТИВ БАУЛЕ

После того как Аура Поку, придя в страну, победила гуро, а, возможно, также и саттикана, ей не раз приходилось вести войны с различными племенами бауле. Во всех этих войнах Аура Поку оказывалась победительницей, потому что у нее было больше народу, чем у других вождей, и потому что все ее деревни должны были помогать ей. Постоянных воинов у бауле не было.

Война Ауры Поку с фафуэ

Фафуэ, как уже говорилось, получили землю от Ауры Поку и поселились на ней под началом сестры царицы. Это были “самые настоящие бауле”.

Однажды при дворе сестры скончался какой-то старик. На похороны в числе других пришел Апендремана – старый вождь из другой деревни фафуэ. Прежде чем выйти из дому, он запасся водой, ямсом и иной пищей и все это взял с собой. Потом, уже во дворе своей предводительницы, он сам приготовил себе еду. Тут родственники Ауры Поку, которые тоже пришли на поминки, спросили:

– Почему этот старик пришел сюда со своей едой? Вот мы расскажем царице, и она хорошенько проучит грубияна.

Старик сказал:

– Я прихватил еду с собой, так как знал, что не найду у вас ничего подходящего. Это передали Ауре Поку. Она сказала:

– Мы научим его хорошим манерам! Потом она послала людей, чтобы его убили. Те дали по нему всего один выстрел, и он сразу же умер.

Тогда фафуэ, верные своему вождю, объявили царице войну. Но Аура Поку, как всегда, выиграла ее. И на этот раз дело не кончилось обычной уплатой золота побежденными. Люди Ауры Поку ночью захватили в деревнях фафуэ много пленных и увели их с собой.

Еще и теперь в столице бауле Сакасу живуг потомки пленников, взятых в этой войне.

Аура Поку однажды воевала также с племенем сафуэ. Но в Сакасу никто не мог сказать, из-за чего вспыхнула эта война и как она протекала.

Как уаребо воевали с нанафуэ

У Аквы Бони, первой дочери царицы Ауры Поку, которую та родила на Береге Слоновой Кости от сиосго супруга Квами Асе, был сын по имени Квами Туту.

Квами Туту имел жену из племени нанафуэ. Когда он умер, жена очень испугалась. Думала: ее тоже убьют, чтобы она могла сопровождать мужа. [25] Ее охватил такой страх, что она даже пыталась повеситься.

И была тогда деревня под названием Нгебдьо; она существует и теперь – неподалеку от Сакасу. Несколько человек из этой деревни пошли к нанафуэ и сказали:

– Аура Поку убила одну из ваших женщин! Но это была неправда. Нанафуэ же ответили:

– Хорошо! Мы будем с ней воевать!

Потом нанафуэ подступили к деревне Акобликро на земле уаребо, и началась война.

Среди уаребо был один старик по имени Акоко. Он выстрелил по нанафуэ семь раз и убил одного из них. У убитого отрезали голову и отнесли Акве Бони.

Аква Бони спросила:

– Как это случилось?

И тогда ей рассказали, как нанафуэ начали войну, потому что думали, будто уаребо убили женщину из их племени, чтобы она сопровождала сына Аквы Бони в загробный мир. Аква Бони сказала:

– Ладно, повоюем! И все пошли сражаться с нанафуэ. Во главе племени нанафуэ стояла тогда Акици зигбру.Она сама вела людей на войну. Уаребо взяли се в плен и доставили в Сакасу. Там с нее сняли все одежды и голую заставили убирать мусор – изо дня в день, из недели в неделю, пока она не умерла.

Война юре против нанафуэ[26]

Однажды на землю юре из местности, где сейчас расположена деревня Тиебису, пришел мужчина из племени нанафуэ. Одна женщина-юре встретила его на дороге и сказала:

– О, до чего же ты хорош собой! Это услыхал ее муж.

– Почему моя жена говорит, что чужеземец хорош собой?! – возмутился он.

Произошла ссора. Муж собрал двести человек и повел их к деревне того мужчины. Все они были вооружены ружьями и боевыми мечами. Они окружили деревню и напали на жителей. Убивали всякого, кто принадлежал к племени нанафуэ.

– Юре – хорошие люди,– говорили они.– Но если чужой мужчина сманивает у них жену, его надо убить!

Перебив всех жителей деревни, двести воинов возвратились обратно. По затем явились другие нанафуэ, и началась война, которая продолжалась много лет. Иногда она стихала на один-два года, по потом опять вспыхивала с новой силой. Только спустя долгое время наступил мир, и произошло это так.

У одного юноши-юре по имени Анака родители жили на земле нанафуэ. Когда они умерли, нанафуэ справили по ним поминки. Юноша тоже отправился на похороны. Там он убедился, что нанафуэ – совсем неплохие люди, и в знак своего расположения к ним взял себе жену из их племени. Он привел жену домой, и она нарожала ему детей. Тогда люди сказали:

– Теперь мы – родственники – юре и нанафуэ – и больше не можем воевать друг с другом!

БАУЛЕ ПРОТИВ ДРУГИХ ПЛЕМЕН

Война уаребо с голи[27]

Когда умер внук Ауры Поку – Квами Туту, его мать Аква Бони сказала:

– Я хочу, чтобы в знак скорби на земле уаребо все носили два месяца грязные одежды. Возьмите и измажьте их красной глиной!

В то самое время в Локаси был большой рынок. [28] И когда уаребо пришли туда в своих измазанных глиной платках, голи засмеяли их.

Придя домой, уаребо пожаловались своей царице Акве Бони. Она же сказала:

– Умер мой любимый сын, и я не позволю, чтобы кто-нибудь смеялся над нашим горем. Мы будем с ними воевать!

Так оно и было. И голи пришлось бежать в те места, где они живут ныне. Ранее же они селились неподалеку от Сакасу. Теперь там сохранилась только одна деревня голи.[29]

Война айяу против гуро[30]

Когда айяу поселились на своей земле и основали деревню Дьяко, оказалось, что по соседству с ними, там, где сейчас лежит деревня Ценуфла, живут гуро.

Каждый раз, когда кто-нибудь из айяу во время охоты заходил на землю гуро, те убивали его. После многих таких случаев айяу послали к гуро двух мужчин – Ассама Кофи и Конкандри – и попросили у соседей прощения за то, что без спросу заходили на их землю. Потом послы вернулись назад, а гуро и айяу встретились на большой скале между Дьяко и Мамлики (деревней гуро), чтобы окончательно уладить дело.

Гуро потребовали в уплату за землю семь быков и семь рабов – трех женщин и четырех мужчин. Айяу дали их. И с тех пор эта земля навсегда перешла к айяу.

Позднее гуро еще раз затеяли было с айяу войну. Но айяу сказали:

– Вы неправы: мы купили эту землю!

Тогда гуро попросили прощения и уплатили вождю айяу Бесембли дань – быка и козу.[31]

ПОСЛОВИЦЫ

Гораздо шире, чем мы, пользуются бауле пословицами и поговорками, что придает их речи особую красоту и выразительность. Фразеологические богатства бауле поистине неисчерпаемы: иной разговор, от начала до конца, строится из одних образных выражений и афоризмов. Возможно, что некоторые из этих изречений рождаются прямо в ходе беседы.

Когда я впервые спросил одного почтенного деревенского старосту относительно пословиц, он ответил мне: “Если не спят, то и снов не видят”. Этим он хотел сказать, что без беседы пословицы не идут на ум,– и пока что подарил мне одну из них.

Потом он сказал: “Газель, даже когда она пьяна, чует леопарда”. Это должно было означать: хотя в твоих глазах я лишь бедный старый негр, но все же достаточно хорошо понимаю, что надо остерегаться белых, если они о чем-либо спрашивают. Он был газелью, я – леопардом.

Я стал его уговаривать; сказал, что обратился к нему, так как все говорили мне, будто он знает толк в этих вещах. “Да,– отвечал он все еще недоверчиво,–но маленький человек не может поднять на голову другому тяжелый груз”. Это значило, что односельчанам не удалось бы заставить его приняться за дело в такую жару, я же как белый мог бы помочь ему взвалить на себя эту тяжесть.

И хотя старик явно был в ударе и ему ничего не стоило удовлетворить мое любопытство, он еще раз дал мне понять, как затруднительна моя просьба: “С чего начать перевозку, если тебе надо поочередно переправить на другой берег леопарда, овцу и клубень ямса?” (Сначала необходимо подумать, иначе на том или другом берегу что-нибудь будет съедено, пока ты с третьей вещью находишься в пути.)

Тогда я посулил ему подарок. Он стал немного приветливее и сказал: “Если просят отнести груз за плату, то сперва дают подарок, а уже потом-ношу: не наоборот”. Если я желаю получить от него пословицы, то должен дать ему подарок п р е ж д е, чем он сообщит их мне.

Приняв подарок, он поблагодарил меня такими словами: “Малыш не может достать до края большого горшка, а взрослый мужчина (своими большими руками) из узкого кувшина ничего не достанет”. Каждый человек может оказаться полезным для другого. Он нужен мне ради пословиц, а я ему - ради подарка. Тут, видимо, ему самому показалось, что со мною уже можно обходиться несколько вежливее, и он добавил: “Часто бывает так: захочет кто-нибудь убить антилопу, а она уйдет. Он злится. Но потом та же антилопа даст ему превосходное жаркое”. Я был охотником, он – антилопой, которая обещала дать себя убить.

“Да, да,– сказал он затем,– слова песни являются во время танца”. И действительно, поначалу пословицы приходили ему в голову сравнительно медленно. Когда же началась живая беседа, они одна за другой посыпались из его уст.

Тогда-то я и услышал все те пословицы, что приведены на следующих страницах. Я похвалил старика, а он с гордостью ответил: “Благо родные вещи и старинные вещи,– кто знает какие из них лучше!” Это надо было понимать так: у тебя, благородный белый господин,– хорошая одежда и много ценных вещей, у меня же – только эти древние премудрости. Но и они хороши. А ты не знал их!

В пословицах бауле мысль воплощена в образы. Образы же в большинстве случаев взяты непосредственно из жизни.

“Легок груз, если его несут другие”.

“Бревно, хоть и попадет в реку, все равно не станет крокодилом”.

Некоторые пословицы могут быть понятны только в связи с событиями, при которых они приводятся. “Большая летучая мышь не делает глупостей в лесу” (иначе она может лишиться своих перепонок). Это обычно говорят детям, если они ради озорства дразнят пожилых людей. При этом подразумевают: не раздражайте стариков, они играют ведущую роль в совете и смогут отомстить.

Или: “Сегодня и завтра – не одно и то же!” (Если кто-нибудь из вас нынче богат, то завтра может оказаться бедным.)

Или: “Засохшее дерево не шелестит на ветру”. (Бедняк не имеет слова на деревенской сходке.)

Многие пословицы в качестве образа используют вымышленные, а порой и просто нереальные обстоятельства и без особых разъяснений совершенно непонятны.

“Когда головы нет на месте, шапку носят колени”. Мне объяснили это так. У одного старого вождя был сын, заменявший в делах отца, и раб. Однажды, когда сын (голова) куда-то отлучился, раб (колени) захватил власть (шапку) в свои руки.

Трудны для понимания и две следующие пословицы:

“Кто спрятался в маленьком лесу, пусть не говорит “лес мал”, ведь малый лес не мог бы укрыть его”. Видимо, это следует толковать так: если кому-нибудь помог человек, которого до тех пор считали никудышным, то впредь надо отзываться о нем более почтительно.

“Если кому-нибудь удалось убежать на повороте дороги, не утверждай, что в этом виноват поворот” (потому что на дороге его вcё равно поймали бы). По-видимому, здесь имеется в виду, что за поворотом беглец ныряет в кусты, а поворот только скрывает от преследователей, по какую сторону дороги он спрятался. Истинным же спасителем является лес. Смысл пословицы можно передать примерно так: “Надо всегда хорошо подумать, кого следует благодарить”.

Не совсем ясен мне и смысл пословицы:

“В тыквенную бутылку не заглядывают обоими глазами сразу”. Пожалуй, она близка вашим: “Слепое рвение только вредит” или “Много поваров – испорченная каша”.

По своему значению пословицы бауле весьма разнообразны. Среди них есть и такие, которые содержат нравоучение или совет.

“Если кто-нибудь посылает девять дураков, чтобы уладить простое дело, смотри, не окажется ли он сам – десятым”. (Не будь посылающий глупее их, он пришел бы сам.)

“Левая рука моет правую, а правая – левую”.

Другие пословицы выражают мудрость, основанную на житейском опыте старых людей. “Укушенный змеей боится и дождевого червя”. (Сравни с немецкой: “Обожженное дитя боится огня”) [32]. Несомненно, что по своей остроте и причудливости формы негритянская пословица решительно превосходит нашу.

Многие пословицы бауле дают меткие характеристики людей, особенно впечатляющие благодаря своему образному выражению.

“Где нет быков, там и овечий след – велик” [33],– писал мой бой Квами отцу своей невесты, когда узнал, что она убежала к какому-224-то белому. Он – бык – был в отлучке, вот овцы и стали “ставить большие следы”, почувствовали себя хозяевами.

Часто пословица несколькими словами может заменить длинную проповедь и так отчитать кого следует, что тому нечего будет возразить. И она же может служить находчивым ответом.

Людям, которые хотят отступить от начатого дела, отложить его на другое время, говорят:

“Сходиться и расходиться – разве это настоящая ссора?” (При хорошей ссоре полагается тут же поколотить друг друга.)

И наконец есть еще один вид пословиц, цель которых состоит лишь в том, чтобы выразиться более красиво и образно. Когда хотят показать, как заброшен ребенок, потерявший родителей, могут сказать, например: “У Голе-газели убили отца и мать. И теперь каждый бьет малыша, и он плачет. Голе, зачем ты плачешь? У тебя же нет ни отца, ни матри, и никто не слышит твоего плача”.

ПРИТЧИ

Есть у бауле маленькие назидательные побасенки, которые, подобно пословицам, часто рассказываются в ходе разговора.

Вот что говорят хвастунам: “Дятел Бобобогбо сказал другим дятлам: “Никто из вас не умеет хорошо долбить клювом. Вот погодите умрет моя мать, я похороню ее в стволе дерева”. Когда же мать умерла, у него вдруг так распух клюв, что он вообще не смог ничего долбить”.

“Ребенок увидел на дереве бананы. Сам он не мог до них дотянуться и попросил одного мужчину достать их. Но тот отказался помочь ребенку. Вскоре у того мужчины вещая мышь упала в кувшин с узким горлышком, и он ни-226как не мог вытащить ее оттуда. Тогда он пошел к ребенку и попросил его сделать это. Но ребенок ответил: “Нет”. А все люди одобрительно смеялись”.

“Однажды три людоеда нашли пальму, богатую плодами. Один из них ударом руки-повалил дерево, другой поел все плоды, а третий из-за этого должен был опорожниться. Они рассказывали об этом во многих местах, и все люди спрашивали удивленно: “Неужели такое возможно?” Наконец людоеды дошли до бога и рассказали ему эту историю. А бог сказал: “Вы все трое просто лжецы””.

“Жила семья пауков. Как-то отец сказал: “Сегодня я не желаю есть”. Остальные члены семьи подумали, что будут обедать только они. Но отец для себя припрятал в яме мед и пошел есть туда. Он поступал так несколько дней подряд, а жена и дети о том ничего не знали. Но однажды кто-то из семьи обнаружил отцовскую хитрость, взял мед и спрятал его в другое место, а на старое вместо меду положил кусок красного дерева. Вернувшись домой, паук опять сделал вид, будто зол на семью и потому не будет обедать со всеми. На самом же деле он снова пошел к своей яме, чтобы втихомолку полакомиться медом. Но едва он отгрыз кусок, испачкав себе при этом все лицо красным, как тут же выплюнул его обратно: дерево было горькое. А вокруг паука собрались все его родные и смеялись над ним. Недаром говорят: “Отец не должен прятать от детей хорошие вещи” “.

ЗАГАДКИ

Загадки, которые бауле задают Друг Другу, очень своеобразны. Строго говоря, многие из них даже нельзя назвать загадками в собственном смысле слова. Скорее это шуточные вопросы, на которые невозможно ответить, если заранее не знать решения. “Успех” здесь всегда на стороне спрашивающего, который поражает слушателей неожиданным ответом. Эти загадки ближе всего стоят к нашим забавным вопросам типа “Знаете ли вы разницу между...” или “Что это такое: висит на дереве зеленое и пищит?”

В ряде загадок между содержанием вопроса и ответом имеется связь по сходству: “Что это за дом, со многими ружьями в нем?” Отгадка: Плод борасовой пальмы с его многочисленными семенами.

“Есть у меня за болотом черная нитка”. Отгадка: Цепочка черных муравьев.

“Бог купил двух пленников: одного гуро и одного суданца. Суданец знает язык гуро, а гуро может говорить по-судански. Что это значит?” Отгадка: Рис и ямс. Колоски риса растут над землей, и, несмотря на это, в рисовой каше всегда попадаются песчинки. Ямс же, напротив, растет в земле, и все же в блюдах из ямса никогда не находят песка.

“У меня за болотом есть пригорелый кусок ямса”. Отгадка: У того, кто пойдет за болото, будут черные ноги.

“Я знаю красивого молодого человека, что живет за термитным холмом”. Отгадка: Алозо, маленькое дерево, которое почти всегда растет по соседству с жилищем термитов.

“Два пленника сидят на одном дворе, а друг друга не видят”. Отгадка: Уши.

Еще более своеобразны загадки, в которых вообще нет никакой видимой связи между вопросом и ответом. Здесь вопрос – только условный знак, пароль, и лишь тот, кто знает его, может дать правильный ответ, который, кстати сказать, всегда является пословицей. Так, например, на вопрос “Некле, некле, некле?” ответом будет: “Беременной женщине не взобраться на дерево”.

Представьте небольшую компанию парней и девушек. Один из них называет другого по имени, а всех остальных просит помолчать, даже если им известен ответ. Потом он спрашивает:

“Некле, некле, некле?” Если вызванный знает отгадку, он называет ее; если же нет, то он говорит: “Здесь твой бык, скажи мне ответ!”– и ведущий сообщает ему отгадку.

На вопрос “Годо, годо, годо?” следует отвечать: “Антилопа уазани (у которой рога особенно длинны и торчат в разные стороны) не пролезет в дырку”.

Вопрос: “Круира круирама?” Ответ: “Даже когда горит крыша, не горят стены” (они сделаны из глины).

“Клеклекле йе мокре?” – “Если ямc только что посажен, не найдешь дороги” (из-за многих холмиков).

На вопрос “Талие, талие?” дают разные ответы, но все они связаны с человеческим телом: “И в маленьком рту много зубов”. “Если бы кожа была из кишок, сквозь неё были бы видны кишки”.

О МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТАХ БАУЛЕ

В одной песне бауле поется:

“Однажды пошел бог Ньямье проведать свою жену, что жила в соседней деревне. Он хотел в тот же день вернуться, но упустил время и должен был остаться там на ночь. И сказал тогда Ньямье туземцам, что желает устроить танцы, и показал им, как сделать лютню. А до тех пор люди ничего не знали о лютне. Значит, ее придумал сам Ньямье”.

Помимо лютни, у бауле имеются железные колокольчики, по которым быот деревянными молоточками, разного рода свистульки, флейты пана, большие трубы из рогов буйвола и маленькие рожки, выточенные из слоновой кости. Однако основным музыкальным инструментом бауле является барабан, который представлен дюжиной различных видов.

Все эти инструменты, взятые вместе, составляют оркестр, обычно сопровождающий танцы. Кроме того, оркестровая музыка исполняется при различных культовых представлениях.

Примечания

1

Аитуту и нанафуэ–племена бауле (см. “Сказание о расселении бауле”)

(обратно)

2

Я сам исследовал это место. Там действительно можно видеть на скале своеобразное углубление, образовавшееся вследствие кристаллизации горной породы. Однако ни малейшего сходства с отпечатком ноги оно не имеет.

(обратно)

3

Самые яркие звезды бауле называют Звездами Буйвола, так как их света как раз достаточно для охоты на этих животных. Группа звезд, вытянувшихся в ряд (созвездие Ориона), носит название Масличной Пальмы Ньямье. А большая звезда с шестью маленькими рядом называется “Курица с цыплятами”. Эти три звездные группы бауле считают старшими. Все остальные звезды названий не имеют.

(обратно)

4

Калебаса – посуда из тыквы. Почти у всех пародов Тропической Африки бутылочная тыква служит для приготовления посуды. Во время роста тыкву перевязывают, придавая ей нужную форму. Когда она вырастает, ее срезают, очищают от мякоти и высушивают на солнце. Таким образом делают чаши, блюда, черпаки, бутылки и пр.– Прим. ред.

(обратно)

5

Это указание относится к 1935 г., когда Химмельхебер находился на Береге Слоновой Кости.– Прим. ред.

(обратно)

6

Эти легенды рассказаны мне королем бауле Анубли из Сакасу и дополнены вождями и старейшинами подчиненных ему племен.

(обратно)

7

У бауле существует особый способ гадания при помощи мышей. В сосуд кладут соломинки и насыпают на них зерна. Затем туда пускают мышей, которые, съедая зерна, изменяют положение соломинок. Это служит основанием для предсказаний.– Прим. ред.

(обратно)

8

Аитуту–одно из крупнейших племен бауле. Во главе его и теперь стоит потомок Квами Асе – Ньямье Бру, проживающий в своей столице Азембо. В свое время сюда вместе с Квами Асе пришел человек, который умел золотить деревянные поделки. С тех пор аитуту стали мастерами этого искусства. Далеко с запада Берега Слоновой Кости являлись к ним посланцы королей и вождей гвинейских народов, чтобы приобрести сверкающие золотом украшения.

(обратно)

9

Бауле, как и другие африканские народы, пользуются для связи “барабанным языком”. Это не язык знаков, подобный азбуке Морзе, а необыкновенно искусное подражание обычному разговорному языку с его ритмом, высокими и низкими музыкальными тонами.

(обратно)

10

Иначе объяснили мне значение слова “юре” вождь Кофи Бонафу и старейшины племени. Но их утверждению, юре – это, собственно говоря, те же уаребо (т.е. члены основного племени бауле, к которому принадлежала и сама царица). Они пришли вместе с Аурой Поку и первоначально обосновались между нынешними Тиебису и Сакасу, однако ненадолго.

(обратно)

11

Согласно другой версии, также услышанной мной в столице уаребо Сакасу, название этого племени имеет иное происхождение: царица собрала однажды всех женщин-воровок и поселила в одном месте. От слова “онафуэ” (воровки) и возникло родовое имя нанафуэ. Однако наиболее правдоподобно самое простое объяснение. Как известно из истории войн бауле, племя нанафуэ издавна управляется женщинами. При обращении к женщине-начальнику бауле всегда употребляют слово “нана”. Таким образом, слово “нана-фуэ” можно буквально перевести, как “люди женщины-начальника” или “люди, предводительствуемые женщиной”.

(обратно)

12

Сравни это, а также то, что говорится далее о племенах кодэ и сапа, с соответствующими местами в разделе “Предания о войнах”

(обратно)

13

Речь идет об обрезании мальчиков и об особой операции у девочек– обрезание клитора.– Прим. ред.

(обратно)

14

См. предисловие.– Прим. ред.

(обратно)

15

Племя канга имеет и другое название: тагбуана. Их язык в наше время абсолютно ничем не отличается от языка бауле. Татуировку канга не следует смешивать с той, что принята у племени моси. Моси имеют на каждой щеке по три длинных рубца. Канга же делают по три небольших надреза, лучами расходящихся от углов рта, вроде тех, которыми украшают себя бауле племени бру, только чуть покрупнее. Живут канга несколько севернее, чем бру.

(обратно)

16

У бауле есть обычай: хоронить умерших там, где они обосновались, если селение было основано при их жизни

(обратно)

17

Это предание было рассказано мне в Боттроэу вождем рода саттикана. Вождь перечислил по пальцам двенадцать своих предков, а затем начал рассказ.

(обратно)

18

Это предание было рассказано мне в саттиканской деревне Саникро человеком по имени Кваси Ассие.

(обратно)

19

Возможно, это иное название упомянутого ранее народа голи, о котором в преданиях тоже говорится, будто он дал бауле свой язык.

(обратно)

20

В той же деревне мне удалось приобрести одну такую железную деньгу. Ее бывший владелец, некий Асамиеяу, утверждал, что он – единственный обладатель подобной денежной пластины.

(обратно)

21

Бауле, в том числе и племя саттикана, значительно превосходили своих соседей в области военного искусства.

(обратно)

22

Приводимые ниже подробности о времени правления Ауры Поку были сообщены мне в Сакасу королем Анубли и его приближенными.

(обратно)

23

Через эту, самую южную из своих деревень, бауле вели торговлю с прибрежными племенами.

(обратно)

24

У Анубли, нынешнего короля бауле, не сохранилось никаких старинных сокровищ. Все они погибли во время войны с белыми: большая часть сгорела вместе с домами, остальные были разграблены.

(обратно)

25

По обычаям многих народов, жена после смерти мужа должна сопровождать его в загробный мир. А на могиле умершего вождя обычно убивали не только его жен, но также слуг и рабов.– Прим. ред.

(обратно)

26

Это предание было рассказано мне вождем айяу Кофи Бонафу и его советниками.

(обратно)

27

Рассказано королем Анубли и его приближенными в Сакасу.

(обратно)

28

Локаси – специально расчищенный участок леса, на котором обычно устраивают рынки. Лока – название реки.

(обратно)

29

В другом рассказе короля Анубли также упоминается последняя деревня голи, которую пощадила Аура Поку, чтобы бауле могли у них научиться ткать. Возможно, что речь идет об одном и том же событии и оба предания в какой-то степени отражают истину. В данном случае вместо Ауры Поку в качестве правительницы фигурирует ее дочь Аква Бони.

(обратно)

30

Предание было рассказано мне в деревне айяу Папуабо.

(обратно)

31

Большое горе причинили бауле орды суданского правителя Самори, вторгшиеся в страну в середине прошлого столетия. В одной деревне захватчики заперли всех мужчин в один дом, а женщин – в другой и подожгли дома. Еще и теперь бауле исполняют песню-танец об этом печальном событии. И когда ее запевают, танцовщик в маске отворачивается в знак скорби. По бауле могут с гордостью вспоминать о тех временах, потому что именно они остановили тогда завоевателей.

(обратно)

32

Ср. с аналогичными русскими пословицами: “Обжегшись на молоке, дуют на воду” и “Пуганая ворона куста боится”.– Прим. ред.

(обратно)

33

Ср. с русской пословицей: “На безрыбье и рак – рыба”.– Прим. ред.

(обратно)

Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • ВВЕДЕНИЕ
  • МИФЫ И СКАЗКИ О НЬЯМЬЕ И ЕГО БРАТЕ АНАНГАМЕ
  •   КАК БЫЛ СОЗДАН МИР И КАК БАУЛЕ ПОПАЛИ НА ЗЕМЛЮ
  •   [О НЕБЕСНЫХ СВЕТИЛАХ. ОБЛАКАХ И РАДУГЕ]
  •   НЬЯМЬЕ И ДЕВУШКА-ЛЯГУШКА
  •   КАК МАЛЫШ ОКАЗАЛСЯ УМНЕЕ ВСЕХ
  •   СМЫШЛЕНЫЙ МАЛЬЧИК
  •   ОТЧЕГО ЛЮДИ НЕ МОГУТ ТЕПЕРЬ СОВЕРШАТЬ ЧУДЕС
  •   БЛАГОДАРНЫЕ ЗВЕРИ
  •   ПОЧЕМУ ЛЮДИ И ЗВЕРИ СМЕРТНЫ
  •   ОТЧЕГО ХАМЕЛЕОН МОЖЕТ МЕНЯТЬ СВОЮ ОКРАСКУ
  •   ВОНЮЧАЯ КРЫСА
  •   ПОЧЕМУ ЛЕТУЧИЕ МЫШИ ВИСЯТ НА ДЕРЕВЬЯХ ВНИЗ ГОЛОВОЙ
  •   ОТЧЕГО ОДНИ СОБАКИ ДИКИЕ, А ДРУГИЕ–ДОМАШНИЕ
  •   ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ДИКИЕ СОБАКИ (другой вариант)
  •   ПРЕВРАЩЕННАЯ ТРУБКА
  • СКАЗКИ ПРО ПАУКА
  •   ОТКУДА ПОШЛИ СКАЗКИ ПРО ПАУКА
  •   УКРАДЕННОЕ ИМЯ
  •   ПРИЧЕСКА ПАУКА
  •   КАК ПАУК ЛЕОПАРДА ПЕРЕХИТРИЛ
  •   КАК ПАУК ПРОГНАЛ ЛЕОПАРДА В ЛЕС
  •   КАК ПАУК РАСПЛАТИЛСЯ ЗА СВОИ ДОЛГИ ДЫРКОЙ
  •   ХИТРОСТЬ НАДО ПРИМЕНЯТЬ УМЕЮЧИ
  •   КАК ПАУКА СОБСТВЕННАЯ ЖЕНА ПЕРЕХИТРИЛА
  •   СЫН ПАУКА
  •   ПОЧЕМУ У ПАУКА БОЛЬШЕ НЕТ СВОЕГО ДОМА
  •   ПАУК И ПРАВДА
  •   КАК ПАУК ЧУТЬ БЫЛО НЕ СГОРЕЛ
  •   КАК ПАУК СПОТКНУЛСЯ О СВОЮ ЖЕ ХИТРОСТЬ
  •   КАК КРЫСА ОДНАЖДЫ ОКАЗАЛАСЬ ХИТРЕЙ ПАУКА
  •   ПАУК И ХАМЕЛЕОН
  •   КАК ПАУК ОДОЛЕЛ ГИЕНУ
  •   КАК ГИЕНА ПЕРЕХИТРИЛА ПАУКА
  • СКАЗКИ О ЖИВОТНЫХ И ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ (текст отсутствует)
  • ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДАНИЯ
  •   ЛЕГЕНДЫ ПЛЕМЕН БАУЛЕ[6]
  •     ИСХОД
  •     СКАЗАНИЕ О РАССЕЛЕНИИ БАУЛЕ
  •   НАСЕЛЕНИЕ СТРАНЫ ДО ПРИХОДА БАУЛЕ
  •     ОКОИН КВАДИО[17]
  •     ВСТРЕЧА С ТУЗЕМНЫМИ ПЛЕМЕНАМИ[18]
  •   ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ ЦАРИЦЫ АУРЫ ПОКУ[22]
  •   ПРЕДАНИЯ О ВОЙНАХ
  •     БАУЛЕ ПРОТИВ БАУЛЕ
  •       Война Ауры Поку с фафуэ
  •       Как уаребо воевали с нанафуэ
  •       Война юре против нанафуэ[26]
  •     БАУЛЕ ПРОТИВ ДРУГИХ ПЛЕМЕН
  •       Война уаребо с голи[27]
  •       Война айяу против гуро[30]
  • ПОСЛОВИЦЫ
  • ПРИТЧИ
  • ЗАГАДКИ
  • О МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТАХ БАУЛЕ
  • *** Примечания ***