Пускай...(СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Часть 1 ==========


POV Макс.

Боже, как же я ненавижу это грёбанное утро! Кто, твою мать, его вообще придумал? Ну, вот, на кой чёрт? Мда, ещё и отец перевёл меня в школу, где по его словам, учатся такие же как я. В принципе, здесь нет ничего плохого. Да и тем более там Андрюха учится. Ну, и за своей супер сумасшедшей сестрёнкой буду приглядывать. Сегодняшнее утро началось как обычно с барабанной установки Жени. Эта девица каждое утро что-то наигрывает. Видите ли не хочет потерять ритм. Вот так бы и взял свою гитару и разбил бы об её голову!

- Морозов, сволочь, вставай!

О, вспомнишь, так вот она!

-Почему так грубо, сестрёнка? – ухмыльнулся я.

- Тебе, реально сказать почему? Ладно. Мало того, что ты меня дома заколебал, так теперь ещё и в мою школу переводишься! Зашибись, блин!

- О, попрошу напомнить, что у мэра этого города два ребёнка, представляешь? И то, что они учатся в разных школах странно, не так ли? – ухмыльнулся я и встал с кровати.

- Ой, десять лет проучился в другой школе, а тут, вдруг, очнулись! Да, ну, вас с папашей куда подальше! Дураки на голову оба! – вспылила Женя.

- Я всё слышу! – донёсся до нас голос отца.

- Прости, папочка! – сделав милое личико крикнула Женя. Вот когда я говорю, что он дурак, он на меня срывается, а этой всё с рук сходит. – Ладно, оболтус, одевайся, а то не хочется опоздать, да ещё и в первый день! Ох, не вериться! Скорей бы уже видеть Лизку, Кирилла и Никиту! – завизжала Женя и побежала вниз. Нет, ну нормальная, не? Ладно, хрен с ней.


POV Лиза.

- Лиза! Лиза, солнышко, вставай, - проговорил нежный голос женщины.

- Да, мамуль, я уже встала, - сладко потянулась я. Стоп, здесь, что мама? Этого не может быть!

- Лиза! – голос резко погрубел. Я открыла глаза и увидела улыбающиеся лицо деда. Я мило ему улыбнулась.

- Доброе утро, дедуль, - потянулась я.

- Доброе, зайка. Давай одевайся и вниз. Завтрак готов. Сегодня я постараюсь прийти пораньше. Но дело очень много, - улыбнулся дедушка и вышел из комнаты. Мой дедуля олигарх и очень очень занятой человек. Я повернула голову к прикроватной тумбочки. На нём стоял шикарный букет роз. Дедушка всегда балует меня. Пытается сделать лучше, но как же он не понимает, что мне не нужна вся эта роскошь, деньги? Зачем мне это? Устроил меня в лучшую школу. И сейчас я снова увижу этих расфуфыренных девиц, больше похожих на шлюх и идиотов парней, считающих себя королями всея Руси, если, конечно, не Земли. Ненавижу таких людей.

Я посмотрела на фотографию в рамочке. Мама. Папа. Они были самыми крутыми, жаль, что я слишком поздно поняла это. Слишком поздно. Именно в тот день пришлось снять эти «розовые очки» и взглянуть на мир реальными глазами. И тогда я поняла, что для счастья не нужно никаких денег. Главное, чтобы тебя любили.

- Лиза! – раздался голос дедушки.

- Иду, де! – крикнула я в ответ. Я прыгнула с постели и вышла из комнаты. Пройдя несколько коридоров, я вошла в гардеробную. Несмотря на все мои уговоры, дедушка всё-таки сделал мне личную комнату, гардеробную, ванную и, даже, личную музыкальную студию. Дело в том, что я занимаюсь вокалом и у меня есть собственная рок-группа.

И что же одеть в такой «праздничный» день? Ну, так уж и быть. Это будет юбка.

Я достала короткую чёрную кружевную юбку. Блузка. Хм, с удовольствием одела бы майку, но деда задушит.

- И чего же выбрать? Ой, и не смотри не меня так! Хорошо, вот ты подойдёшь.

Я ухмыльнулась своим же словам. Разговариваю с вещами, это что-то новенькое.

Ну, и эти сапожки. По-моему нормально. Хотя, представляю, как будут одеты эти курицы. Огромные шпильки, короткие юбки, блузки с нереально огромными вырезами, и коронное, ярко-красные губы.

Кстати, на счёт макияжа. Я подошла к зеркалу. Ну, что же обойдёмся сегодня скромненьким мэйком.

Через пару минут у меня были чёрные тени и бесцветная помада. Я думаю, пойдёт. Чёрт, ещё татуировка видна. И хрен с ней.

Я машинально поправила блузку, чтобы было не так заметно. Дедушка не очень любит, когда у меня видна тату. Если честно, то мне совершенно всё равно кто что обо мне думает. Просто ради дедушки я готова терпеть всю эту роскошь и дорогущие платья. Он и так старается, чтобы всё было хорошо, и я ни в чём не нуждалась, но, ведь, нужно уметь жить самой. Все эти понты и дорогущие тачки не для меня. Хотя, у меня семь спорткаров, но я хожу в школу и вообще куда-то исключительно пешком. Езжу только ночью или рано утром. Скорость – моя жизнь. Прошлая, но жизнь. Так, Виноградова, хватит сопли разводить!

Я быстро схватила сумку и, выйдя в коридор, скатилась по периллам вниз. Схвати колбасу со стола, я побежала на выход.

- Лиза, а завтрак? – обреченно крикнул дедушка.

- Не хочу, - улыбнулась я и выскочила за дверь.

Как же всё-таки красиво на улице. Я натянула солнцезащитные очки и синий кардиган с эмблемой «Логоса». Никогда не любила эту школу. Я достала свой айфон. Хоть я и не люблю всякие там понты, но от хорошего телефона в жизни не откажусь. Тем более на него я заработала сама.

Ух, ни фига себе! Пять с лишним пропущенных! Женька, Кирилл, Никита, Никита, Женька. Мда, от Жени и Никиты крупно влетит. Телефон задребезжал в руках. Кирилл. Если не отвечу, то и от него влетит.

- Да? – ответила я.

- Виноградова, ламантин тебя забей, ты где шляешься? Уже скоро линейка! – раздался грубый голос нашего гитариста. Я закатила глаза. – По-закатывай мне ещё тут свои голубые глазки!

Какого чёрта он знает?

- Кирилл, я уже иду.

- Идёт она! Чтобы была на участке школы через десять минут!

Я снова закатила глаза. Ненавижу, когда мне приказывают.

- Я что говорил по поводу глаз?

Чёрт.

- Виноградова!

- Да-да, Кирилл?

- Убью тебя когда-нибудь! Ты помнишь, что мы сегодня на вечеринке поём? Открываем, так сказать, заново группу?

Вот чёрт! Зачем он напомнил об Игоре? Вот зачем? Но, ведь он не напоминал. И Игорь тут ни причём.

- Да, Кирилл, помню. Я выбрала партии с моим вокалом. Я приду и покажу. Они у меня в сумке.

Надеюсь, я сказала нормально?

- У тебя дрожит голос?

Как он заметил? Боже, только не сейчас, только не сейчас. Внезапно я перевела взгляд на дорогу и заметила маленького беленького котёнка. Его передние лапки были спутаны какой-то верёвкой, а навстречу неслась машина.

- Кирилл, поговорим потом, - бросила я и, отключив телефон, выбежала на дорогу и, схватив котенка, отпрыгнула в сторону. Машина резко остановилась. «Audi R8». Ничего особенного. У меня такая же только белая.

Из машины вышел привлекательный по внешности парень. Видимо, очередной мажор. Судя по одежде, он ученик «Логоса». Странно. Почему я не видела его раньше? Новенький что ли? Надо спросить у Морозовой.

Мой взгляд, прежде всего, упал на его волосы, которые небрежно стояли в причёске «ёжик». У него расчески, что ли нет? Его зелёные глаза постепенно становились темнее и темнее. Принимая оттенок тёмно-зелёной травы после дождя.

В моих руках начало что-то дрожать. Господи, да это же тот котёнок. Я успокаивающе прижала его к груди. Он бедненький аж дрожит. Я отвела свой взгляд от ужасно разозлённого парня и начала аккуратно распутывать лапки котёнку. А если бы этот род её переехал?

- Дура, ты вообще смотришь куда прёшь, а? – начал орать он.

Нет, что за нахальство? Чуть не раздавил беспомощного котёнка и на меня орёт. Да кто тебе право давал, мудак?

- А ты видишь куда едешь? – спокойно спросила я. Мда, моя внутренняя богиня аж поперхнулась чаем. С какого фига я спрашиваю спокойно? Но эффект я произвела колоссальный. Его зелёные глаза расширились от удивления.

Он оценивающе уставился на меня.

- Типа, крутая? – на его лице появилась самодовольная ухмылка.

- Типа, автограф дать? – так же ухмыльнулась я. Я быстро распутала лапки котёнку и опустила на землю. – Беги, малыш, - мило улыбнулась я и вновь повернулась к своему собеседнику. Моё лицо приняло бесстрастное выражение, а его лицо, как мне показалось, посетила тень улыбки, которую он очень старательно скрыл. Наверное, показалось.

- Может, тебя подвезти? Как я вижу, мы в одной школе, - ухмыльнулся он, разглядывая мою одежду.

- Спасибо, дойду пешком. Пешие прогулки полезнее, - без выражения проговорила я.

- А че ты так странно одета? Готов поспорить, что сегодня все чики будут на высоченных шпильках, супер-мега коротких юбках и огромным вырезом, - мечтательно закатил глаза он.

Вот наглёшь? Какого хера он прицепился к моей одежде?

- Я не странно одета. Странного ты ещё не видел. Это так. Праздничный наряд, - мило улыбнулась я. – Ладно, пойду я. – Ухмыльнулась я, а он так и остался стоять на месте. Вскоре он сел в машину и проехав мимо меня посигналил.

По мозгам себе посигналь, мудак! Чувствую, весёлый год намечается…


========== Часть 2 ==========


Блондинка, медленно передвигая ногами, всё-таки подошла к школе. Но не успела она переступить порог калитки, как на неё упали все взгляды присутствующих учеников. Все в одночасье отвернулись от новенького парня.

Некоторые смотрели на неё, как на Богиню, восхищаясь каждым шагом, каждым движением вплоть до взмаха ресниц. Некоторые с выдающимся презрением, которое так и читалось в глазах «роковых красоток» и «Королевы Школы», а некоторые просто наблюдали за ней, стараясь не показывать, как она им нравится. Елизавета сразу почувствовала себя не в “своей тарелке”. Напряжённые взгляды так и сверлили, оценивая каждый изъян девушки, каждую зацепку. Постепенно на её лице растянулась вызывающая, даже дерзкая ухмылка. Гордо вздёрнув носик, она направилась вперёд. Большинство учеников восхищались ею. Она была слишком стойкой и серьёзной, проходя испытания, которые подкинула ей жизнь. Она старалась не отвлекаться от своего любимого дела, а именно занятием музыкой, даже в самые тяжёлые моменты, в которых обычный человек мог просто сломиться и не идти дальше. Она же преодолела саму себя.

Внезапно чьи-то сильные мужские руки подхватили её и потащили к дереву.

POV Лиза.

Какого хрена?

- Привет, наша хорошая, - стиснули меня два парня. Несомненно, Кирилл и Никита.

- Привет, - мило улыбнулась я. Ох, моя внутренняя богиня уже ищет безопасное убежище от этих двоих где-то далеко на Карибах.

Один, два, три, понеслась душа в Рай!

- Какого хера ты не брала трубку? – начал выговаривать Никита.

- Какого хера ты опаздываешь? – продолжал Кирилл.

- Какого хера ты ходишь пешком? – перебил его Никита.

- Какого хера вы на неё набросились, когда это должна делать я? – раздался грозный голос девушки.

И кто же это мог быть? Ни кто иной, как Евгения Морозова. Я закатила глаза.

- По - закатывай мне глаза! – одновременно сказали Кирилл и Никита.

Чёрт, как же хочется снова закатить глаза. Моя внутренняя богиня сейчас взорвётся от ярости. Нет, пожалуйста, не выводите меня из себя. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

- Объясни мне только одно. Какого лешего ты не отвечаешь на звонки? – упёрла руки в боки Евгения.

Нет, я не пойму, вам больше всех надо что ли? С чего это у них вдруг чрезмерное проявление заботы?

- Ну, ка все заткнулись! – заорала я. Нет, ну могут же довести до белого каления. Кирилл, Женя и Никита, как один, замолкли. На нас повернулись все ученики. Но стоило мне повернуть голову и посмотреть на них, как все тут же отвернулись. Да, Виноградову лучше не видеть в таком зверском состоянии.

Я почувствовала на себе напряжённый взгляд прожигающих глаз. Медленно повернувшись, я увидела знакомое лицо. В его изумрудных глазах отчётливо проглядывался смех, хотя лицо оставалось бесстрастным. Его, явно, позабавила эта ситуация. Он подмигнул мне и послал воздушный поцелуй. Какое-то странное чувство буквально сковало моё тело. Я мило ему улыбнулась и отвернулась. Ты что творишь, дура? Забыла, как тебя твой кинул? Ну, во-первых, он не мой! А во-вторых… Чёрт. Разговариваю сама с собой. Неужели, этот пацан мне и впрямь понравился? Ну, разве что внешность. Ну, да, обычный смазливый мальчик из богатой семейки. Всё просто.

- Эй, Виноградова, что застыла? – ухмыльнулся Никита.

И, вправду, чего это я застыла?

- Виноградова, вас вызывает Земля! – прокричал мне в ухо Никита.

- Ты дурак? – повернулась я к нему. Внутри всё вновь закипало от ужасной злости.

- А ты что умная? – улыбнулся он. Вот скажи мне это кто-либо другой, я бы уже давно порвала на кусочки этого смертного. – Лиз, прикинь, уже линейка закончилась. – Как? Уже? Когда? – Лиза! Да, что с тобой сегодня? Пошли в класс, - улыбнулся Никита.

- Пошли, - виновато улыбнулась я. Он выхватил мою сумку у меня из рук и повесил себе на плечо. Свободной рукой он меня прижал к себе. По-дружески, разумеется. Никита – мой лучший друг. Он самый лучший на свете. Таких людей я ещё не встречала. Он научил меня жить, после смерти родителей и после ухода моего бывшего.

Мне вслед снова смотрели эти изучающие изумрудные глаза.

POV Макс.

Достаточно интересная особа. Хм, я бы такую отымел. Жёстко. Боже, да я уже представляю её раздетую и извивающеюся подо мной! Чёрт, я определённо хочу её. Но для начала вон та брюнеточка с зелёными глазами.

- Андрюх, а это кто? – спросил я, смотря в спины удаляющихся парня и девушки. Чёрт, если они пара, то весь план коту под хвост!

- Это? – он удивлённо поднял бровь. – Знаешь нефтяного магната и олигарха Аркадия Геннадьевича Виноградова? – спросил он. Я кивнул головой. – Так, а его сына, нефтяного магната, Виктора Виноградова? – я снова кивнул головой. – А его жену Олесю Виноградову, фотомодель? Ты же знаешь, что они погибли в авиакатастрофе два года назад? Ну, так вот, та блондинка Елизавета Виноградова. Внучка Аркадия Виноградова и дочь Олеси и Виктора Виноградовых. Пацан рядом с ней, это Никита Чернокрылюк. У него мать киноактриса. Тот, который рядом с твоей сестрой. Её парень Кирилл Аракчеев. Сын рок-музыканта Александра. Ты ж знаешь. Кстати, я бы переспал с беленькой. Судя по её телу и всей агрессии, с ней будет нереальный секс, - мечтательно произнёс Авдеев. Мои губы сжались в тонкую полосу. Взгляд стал напряженным. Да как он смеет? Это моя цель! – Что с тобой, Макс? - спросил Авдеев и до коснулся до моего плеча. Я резко сбросил его руку. Ненавижу, когда ко мне прикасаются. Я могу, но не они.

- Не смей приближаться к ней, ясно? – прорычал я.

- Ой, извиняюсь. Я не думал, что ты её уже забил. Ещё раз извиняюсь, - виновато улыбнулся Андрей. – Пошли в класс.

Уже прозвенел звонок. Мы с Андрюхой вошли в класс. На последней парте сидела Лиза. Хм, Елизавета, красивое имя для красивой девушке.

- Я присяду? – улыбнулся я. Она вздрогнула и посмотрела на меня. Голубой взгляд со льдинками буквально прожёг меня насквозь.

- Падай, - ответила она и скинула свою сумку на пол. В класс вошла учительница. Молодая. Это хорошо. Очень – очень хорошо.

- Ребята, познакомьтесь в нашем классе новый ученик. Это Максим Морозов. Максим, встань, пожалуйста. – Попросила она. Я, вальяжно, поднялся с места. Краем глаза я заметил взгляд Лизы. Она смотрела то на меня, то на Женю. Мне кажется, или она уже распилила мою сестру вдоль, пополам и ещё раз вдоль?

- Здрасте, - небрежно бросил я.

- Максим, ты не хочешь ничего о себе рассказать?

- Да, нет, киска, - ухмыльнулся я и облизал губы. По классу раздались смешки. Моя соседка по парте пробурчала что-то похожее на: «Идиот». И закатила свои голубые глаза.

- Садись, - смутилась училка. Я вальяжно сел на стул. Мой взгляд устремился на Лизу. Она смотрела в окно.

- Меня зовут, Макс, а ты? – спросил я, отчего она вздрогнула. Лиза медленно повернула голову и устремила свой голубой на меня. Там как в огромном океане плавали льдинки. Было такое ощущение, что этот взгляд навсегда сковал холод, отрешённость и пустота. Чёрные тени только предавали серьёзность взгляду. Блондинка начала осматривать меня, как будто изучая каждый миллиметр моего тела. Она усмехнулась своим же мыслям.

- Лиза, - проговорила она достаточно тихо, но в то же время твёрдо и нагло.

- Красивое имя, Елизавета…

Она неожиданно меня прервала.

- Лиза. Просто Лиза. – Буквально прорычала она. Глаза и вовсе покрылись льдом.

- Ну, ладно, просто Лиза, - ухмыльнулся я. Она снова отвела свой взгляд.

Мне почему-то вновь захотелось вернуть этот взгляд. Не знаю почему, но он мне понравился. Этот ледяной взгляд. Прямо, как у Снежной Королевы из сказки. Только вот таким был только взгляд, остальные черты лица были мягкими и излучали тепло. Или нет? Может, это всего лишь маска?

- Эм, а чем ты любишь заниматься? – не осознавая того сам, ляпнул я. С какого, на хер, чёрта?

На меня вновь посмотрели эти голубые глаза.

- Никому не мешать, - ухмыльнулась она. Видимо она, явно, позабавилась с меня. Блондинка закусила губу. Ох, как возбуждает!

Лиза, вновь, отвернулась от меня. Что же ты такая неразговорчивая-то, а?


Блондинка лежала на полу в гардеробной. Рядом с ней взад и вперёд расхаживала Женя. Она что-то очень увлечённо рассказывала, но Виноградова даже не предавала значению её словам. Она просто смотрела на Женю и пыталась найти хоть что-то общего с её братом. Но нет. Не было ничего. Она, конечно знала, что Женя приёмная. Но должна же быть хоть какая-то схожесть, хотя бы в характерах. Но нет. Даже характеры были разными.

- Лиза! – рыкнула Евгения.

- Да, Жень? – спросила девушка.

- Повтори, что я сказал! – потребовала Женя. Виноградова, лишь, усмехнулась. – То-то же! Повторяю ещё раз, это вечеринка в платьях! И все, подчёркиваю, все должны находится в платьях и туфлях.

- Морозова, мы сегодня поём! Какие платья? Какие туфли? Ты вообще о чём? Мы – рок-музыканты! У нас чисто по смыслу не подходят платья к песням! А ты ещё и драммер! Ты помнишь? Это не наш формат! Я надену платье, но не по формату вечеринки, а по формату группы!

- Ну, нет, милая! Ты оденешь то, что я скажу, ясно? Тем более, сегодня утром, ты обещала Аркадию Геннадьевичу одеть, нормальное, платье! И ты его оденешь, не сломаешься, - фыркнула Евгения. Лиза же подняла руки вверх, тем самым показывая своё поражение. Хотя, она могла резко сказать: «Нет!». Но, ведь, она обещала деду. А её обещания не рушимы.


========== Часть 3 ==========


POV Лиза.

- Ну, что, Виноградова, поворачиваемся к зеркалу? – жизнерадостно спросила Евгения.

Признаться честно, мне даже как-то страшновато и неуютно в этом дебильном платье. А ещё оно сковывает моё каждое движение. Боже, как не хочется никуда идти. Это стихия Жени. Её хлебом не корми. Помешана на этой моде. На ней сейчас было бежевое платье и туфли в тон. Кстати, на ней ещё до фига всяких брюликов.

- Ну, давай, - обречённо выдохнула я. Евгения развернула меня к зеркалу. Моя внутренняя богиня подавилась бананом, поскользнулась на кожуре и теперь лежит в больнице с переломом ноги.

Вот чёрт. Это не я. Чёрт, это я. Я в жизни не была такой… ухоженной что ли. Боже, меня разделяют два чувства. Одно, из которых ужас. Что со мной сотворила Морозова? На мне было так же бежевое облегающее мою фигуру платье. Спина была практически полностью открыта. И чётко виднелась моя татуировка. На ногах у меня были бежевые «шпильки». Волосы распущены и заколоты с одной стороны розой. Макияж остался тем же самым, только добавилась помада в цвет платью. Господи, что она со мной сотворила? Придётся весь вечер не отходить от Никиты. Я глубоко вздохнула.

- Ну как? Нравится? – прыгала вокруг меня Женя.

- Это очень круто. Правда, круто. Но, совсем, не моё, Жень. Не обижайся, ладно? - спросила я её. Она даже не обиделась. Её энтузиазма ни на каплю не убавилось.

- А теперь улыбнись и скажи, что всё будет хорошо, - улыбнулась Женя. Я улыбнулась. На моих щеках заиграли ямочки, которых я так давно не видела.

- Всё будет хорошо.

Надеюсь. Женя взяла меня под руку, и мы вышли из дома. Перед домом стояла машина Жени.

- Женя, нет. Я тебя прошу, - прошептала я.

- Лиз, ну, давай же. Ничего страшного, если ты сядешь за руль.

- Неужели твой водитель не может этого сделать? – удивилась я.

- Лиз, пожалуйста. Я скучаю по тем дням, понимаешь? Скучаю по тебе той, для которой скорость была дороже всего! – нахмурилась Морозова.

- Она и сейчас мне дороже всего. Но днём я не езжу! – рыкнула я. Женя начала быстро моргать. Ну, вот, чуть не довела её до слёз.

- Ладно, - она приложила все усилия, чтобы радостно улыбнуться. Что же я за человек-то такой?

Спустя пятнадцать минут мы подъехали к школе. Двери машины с двух сторон открыли Никита и Кирилл. И тот и другой при виде меня замерли. Никита очнулся первым и протянул мне руку.

- Спасибо, - улыбнулась я.

- Лизка, ты вернулась, - обнял меня Кирилл. Если бы всё было так, Кирюш. Я молча кивнула головой. Никита сразу понял, что это не я. Всего лишь оболочка.

Я наконец-таки посмотрела на Кирилла и Никиту. Все такие разодетые. Во фраках. Такие милые.

Мы вошли вовнутрь. Все повернулись на нас. И снова эти оценивающие взгляды. Убейте меня сразу, пожалуйста.

В зале во всю играла музыка. Перед моими глазами сразу встал тот день, когда нас было не четверо, а пятеро. И называлась наша группа не «Hurricane», а «Paramour». На русском это «Ураган» и «Любовники». Ну, да, было дело. Просто название на английском красивое.

Но второй вокалист Игорь «Proff» Лобанов ушёл от нас к нашим же противникам. С этим козлом вообще отдельная история.

Помню, тогда на меня много навалилось. Смерть родителей, распад группы и уход любимого человека. Как раз того самого Игоря. Но так как первых и последнего вернуть было не возможно, я решила вновь создать группу. Люди те же, фанатов больше, но единственные различия это, наверное, название группы и наши ники. Женя у нас стала – «Sandy». Её так провал Кирилл в честь барабанщицы Сэнди Вест. Кирилл – «Mix». Любит делать из рок-музыки танцевальные обработки. Вот и решили прозвать Миксом. Никита – это вечный позитив. Отсюда и вытекает его ник – «Positive». Ну, а я. Так, как я долго не могла выбрать, то Никита взял всё в свои руки и перекрестил меня как – «Elisa». На русском, как Элиза. Да-да, он заменил букву «z» на «s», но от этого значение не поменялось. Ведь правильно и так и так. А название «Hurricane», наверное, потому, что у меня на тот момент был совершенный ураган в душе. Ребята одобрили. Но для полного состава нам не хватает всего лишь одного человека. Вокалиста.

Дело в том, что Кирилл поёт, это громко сказано, кричит в определённых моментах. Никита, конечно, сможет иногда спеть, но только определённые песни. Он, короче, тоже не тянет. И нам нужен вокалист с офигенным голосом и прекрасным знанием английского языка. Но где же тебя найти-то? Может, устроить отборочный? У, конечно, тогда пол школы ринется записываться. Ну, как говорится, без труда – не выловишь и рыбку из пруда. Будем работать.

- Эй, Лиз! – всё это время Никита щёлкал пальцами перед моим лицом.

- А, да? – неужели я настолько задумалась?

- Лиз, ты чего? Всё хорошо? – как обычно, жизнерадостно улыбнулся Никита.

- Да. Всё круто! – улыбнулась я.

Я почувствовала на себе изучающий взгляд. Повернув голову, я заметила Морозова. Он стоял в толпе девушек, но его взгляд был прикован ко мне. Он нахально улыбнулся и подмигнул мне. Я подмигнула ему в ответ. В его глазах показались оттенки нахальства, грубости, страсти, удивления и восхищения одновременно. Морозов вроде как двинулся навстречу мне, но тут передо мной возник Кирилл. Ладно, всё ещё впереди.

- Ну, что, взорвём этот никчёмный зал? – улыбнулся он и, схватив меня под руку, потащил к выходу. Морозов же остался стоять с неким возмущением.

За кулисами уже разогревалась моя группа. Никита ходил из стороны в сторону, как тигр в золотой клетке. Женя нервно отбивала партии по столу. Кирилл, как обычно, фотографировал всё что не попадя. Нервничают. Что касается меня, то… То, если честно, я не знаю. Моя внутренняя богиня отложила книжку: «Мастер и Маргарита» и села на первое сидение в зрительном зале, в предвкушении головокружительного выступления. Я глубоко вздохнула и так же выдохнула. Раздался голос Виктора Николаевича Полякова.

- Дорогие ученики нашей школы, мы рады вновь приветствовать вас в нашей школе! Очень грустно осознавать, что это последний год для наших одиннадцатиклассников. Но мне кажется вам уже не хочется слушать мои разговоры, да, Харитонов? – обратился он к Вячеславу Харитонову. Видимо, опять чего-нибудь учудил. – Итак, я представляю вам, уже известную вам рок-группу: «Hurricane»! Помню этих ребят, когда они только начинали свою, так сказать карьеру. И сейчас они уже достаточно известны. Итак, представляю вашему вниманию рок-группу: «Hurricane»! – произнёс Поляков. Раздались всевозможные визги и крики. Свет на сцене погас. И мы беспрепятственно проникли на сцену. Итак, наша первая песня это: «Superhero».

All alone again

Searching for something,

There’s no one left

To save me now


I won’t be afraid

I just thought you’d catch me

But you’re not here

To save me now


I’ve had my share of criminals

And you’re no different from them all


I need a superhero

Cause I’m just a girl

I have no one who will go

And save me from this world

Get me a superhero

Cause I’m just a girl

I know, that you’re no

Superhero


What did I expect?

I thought you’d help me

When I was crush

And beaten down


I’ve had my share of criminals

And you’re no different from them all


I need a superhero

Cause I’m just a girl

I have no one who will go

And save me from this world

Get me a superhero

Cause I’m just a girl

I know, that you’re no

Superhero


I’m hanging on the edge of the world

I’m clutching to a string

And my life is crumbling

Down


I need a superhero

Someone to save me


I need a superhero

Someone to save me


I need a superhero

Cause I’m just a girl

I have no one who will go

And save me from this world

Get me a superhero

Cause I’m just a girl

I know, that you’re no

Superhero *


Я счастливо улыбнулась и посмотрела в зал. Все были готовы, буквально, лезть на стену от удовольствия. Боже, это так приятно!

- Всем привет! Надеюсь, вы хорошо провели лето? – крикнула я. В ответ мне ослышались радостные крики. – Отлично! А сейчас наша новая песня с названием: «Now»! Мы вернулись! – снова крикнула я.

Не знаю, почему я выбрала именно эту песню. Она просто полностью отображает нас. Но это скорее далеко не поэтому…

Don’t try to take this from me

Don’t try to take this from me

Now-ow-ow-ow-ow-ow-ow-ow


Feels like I’m waking from the dead

And everyone’s been waitin’ on me

‘Least now I’ll never have

To wonder

What it’s like to sleep a year away

But were we indestructible?

I thought that we could

Brave it all (all)

I never thought that

What would take me out

Was hiding down below


Lost the battle, win the war

I’m bringing my sinking ship

Back to the shore

We’re starting over,

Or head back in

There’s a time and a place to die

But this ain’t it


[Chorus: 4x]

If there’s a future, we want it

Now-ow-ow-ow-ow-ow-ow-ow


2x:]

Don’t try to take this from me

Don’t try to take this from me

Now-ow-ow-ow-ow-ow-ow-ow


Wish I could find a crystal ball

For the days

I feel completely worthless.

You know I’d use it all for good

I would not take it for granted

Instead, I’d have some memories

For the days I don’t feel anything

At least, they would remind me

Not to make the same mistakes again


Lost the battle, win the war

I’m bringing my sinking ship

Back to the shore

We’re starting over

Or head back in

There’s a time and a place to die

But this ain’t it


There’s a time and a place to die

There’s a time and a place to die

And this ain’t it [3x]

No. *


На протяжении всей песни на меня смотрели эти изумрудные глаза. Что ему от меня надо? А точнее, что мне от него надо? И мне, кажется, я знаю…


* для тех кто любит английский :D Эта глава написана немножко не по формату и такие, наверное, будут посещать этот фанф частенько.


========== Часть 4 ==========


На блондинку медленно надвигался парень с сумасшедшей ухмылкой. Она же с ужасом в глазах пятилась назад, пока не упёрлась в стену.

- Ну, что, куколка? Приехали, - улыбнулся он, навалившись всем весом на блондинку.

- Игорь, пожалуйста, не надо, - из голубых глаз, потекли слёзы.

- Не надо? А может, надо, Лиза? Это будет тебе уроком. Не нужно было давать мне пощёчину. Ты сама напросилась, солнышко, - засмеялся Игорь. Он притянул к себе лицо блондинки, но та резко отвернулась, тем самым ударив его по лицу волосами.

- Ах, ты ж, сучка, - рыкнул Игорь и ударил девушку по щеке.

- Что с тобой случилось, Игорь? Ты же был нормальным парнем. А сейчас? Во что ты превратился? Посмотри на себя! – тихо говорила девушка.

- Что со мной случилось? Знаешь, я долго терпел, как ты сюсюкалась со своим Никитой. Никите нужно то, Никите нужно это. Ты просто не обращала на это внимания. Ты не обращала внимания на меня. – С каждым словом его голос повышался, в глазах горел гнев, а девушка постепенно вжималась в стенку, жалея о сказанном. Сейчас она была совершенно беспомощной.

- Ты не думала, что я именно из-за этого ушёл из группы? Не думала? Но, знаешь, что стало последней каплей? – рыкнул Игорь. Он достал из кармана и смятую фотографию и бросил в лицо Лизе. – Подними. – Девушка всё так же стояла на месте. – Я сказал, подними! – вновь ударил блондинку по лицу Игорь. Лиза медленно подняла фотографию. На ней были изображены Никита и Лиза. Парень целовал девушку.

- Но, этого не было! – прошептала девушка.

- Врёшь! – взял её за волосы Игорь. – Ты всё врёшь, сука!

Парень рывком сорвал с девушки блузку.

- Никита уже, небось, оценил твою красоту, - ухмыльнулся он и снова ударил девушку.

- Игорь, пожалуйста, не надо. Игорь, - прошептала блондинка. Из её прекрасных голубых глаз текли слёзы. Парень лишь рассмеялся. Он грубо задрал юбку девушки и так же грубо вошёл в неё…


Девушка резко распахнула глаза. Ничего не было. Это всего лишь кошмар. Обычный кошмар. Всё хорошо. Да? Кому ты врёшь, всё ужасно! Девушка медленно встала с кровати. Часы показывали 4:00. Она быстро одела синий свитер, чёрную юбку и такие же сапоги. Схватив школьную сумку и солнцезащитные очки, она зашла в ванную. Быстро наведя порядок на лице и голове, она вылетела на улицу. Блондинка посмотрела на дом и, убедившись, что все спят, зашла в гараж. Взяв ключи от одной из машин, она быстро села в неё и медленно выехала с территории. Как только девушка оказалась на одной из опустошённых дорог, блондинка резко нажала на педаль газа и машина понеслась с огромной скоростью.

Блондинка внимательно смотрела на дорогу. Голубые глаза были абсолютно стеклянными. Они видели перед собой только дорогу. Бесконечную дорогу. Боковым зрением она заметила, что проезжает парк. Спорткар резко затормозил. Блондинка вошла вглубь парка и села на самую далёкую лавочку.

Глубокий вдох. Затем глубокий выдох. Рядом послышались шаги. Блондинка медленно повернула голову в сторону идущего.

Парень медленно шёл, смотря вдаль. По изумрудным глазам было видно, что он о чём-то задумался. Неожиданно для самого себя, он заметил блондинку. Она старательно пыталась отвернуться. Пыталась раствориться в воздухе. Ну, или просто исчезнуть.

- Доброе утро. А ты чего здесь делаешь? – присел рядом с Лизой Максим.

- Дышу свежим воздухом, разве не видно? – огрызнулась Виноградова. – И если ты не заметил, то я хочу побыть одна, - уже тихо добавила девушка.

- А мне хочется посидеть с тобой, - ухмыльнулся Морозов. – Если я хочу, значит, так оно и будет, - заулыбался, как Чеширский кот, Максим.

- Какие мы высокомерные, - ухмыльнулась Лиза.

- Ну, я же сын мэра города. – Улыбнулся Максим.

В глазах Виноградово запылала ненависть.

- Ты, думаешь, если ты сын мэра города, то тебе можно всё? Ты глубоко в этом ошибаешься, Максим. Ты такой же человек. Да, таких, как ты сотни, если не тысячи. Но, хоть, кто-нибудь задумывался о чувствах других людей? О тех, у кого и дома-то нет. Те, кто живут на улицах! И у вас хватает смелости говорить об этих людях плохо. Вам хватает смелости жаловаться на свою жизнь, в то время как они за эту жизнь борются! – с ненавистью в голосе говорила Лиза.

Нет, она не кричала. Криком ничего не решить. Да и словами тоже. Сейчас она пыталась достучаться до каменного сердца этого парня. Но оно никак не хотело раскалываться.

Максим смотрел в глаза Елизавете, и никак не мог понять, откуда в этой девчушке столько красноречия. Почему она защищает этих отбросов общества?

Кроме льда в её красивых глазах он не мог найти не чего. Казалось, что, даже её сердце было покрыто ледяной коркой. В этой гробовой тишине раздавались глухие стуки двух сердец.

- Ты просто не знаешь меня, - усмехнулся брюнет.

- Может, потому что ты не даёшь никому себя узнать? Ты встал за какую-то каменную стену, оградил себя от людей. Тебе это нравится?

- А тебе? – так же спросил Морозов. Ведь, она тоже далеко от него не ушла. Живёт в своём мире. Не обращает не на кого внимания. Будто бы не замечает всего того, что творится вокруг неё.

- Ты просто не знаешь меня, - повторила фразу Максима Лиза.

- Может, потому что ты не даёшь себя никому узнать? – повторил фразу Лизы Максим.

Их глаза встретились. Светлые и тёплые, как летняя трава, изумрудные и яркие и холодные, как арктические ледники, голубые. Они долго всматривались друг в друга. Ища какой-то странный подвох, но его не находилось. Максим усмехнулся своим мыслям, а Лиза улыбнулась. Как-то чисто, искренне. Она сама от себя такого не ожидала. Максим же, как заворожённый смотрел на эту улыбку. Таких он ещё не видел. Так ему ещё никто не улыбался.

Но, оценив, что только что сделала девушка, она быстро скрыла улыбку за серьёзным выражением лица.

- У тебя красивая улыбка. Ты могла бы чаще улыбаться? – прошептал брюнет.

- Нет. – Просто ответила девушка.

Этот ответ ошарашил парня. Лиза натянуто усмехнулась и похлопала Максима по спине. Он, лишь, отодвинулся от её руки.

- Что-то не так? – удивилась Лиза и встала с лавочки.

- Не люблю, когда меня трогают.

- Всё что не любишь ты, люблю я, - ухмыльнулась блондинка и назло сжала его плечо.

- Я тебя убью, - скованно прошипел Максим, на что Елизавета немного расслабила руку, но сплеча не убрала. – А я, ведь, в клочки тебя порву, понимаешь?

- Это будет страстно, мне нравится. Я люблю снизу, - подмигнула девушка. Она, заливисто рассмеявшись, убрала руку с его плеча и пошла к выходу. До занятий оставалось примерно тридцать минут. Это, значит, что можно ещё погонять по городу, поставить машину в гараж и пойти в школу.

В голове у Максима эхом отдались её слова: «Это будет страстно, мне нравится. Я люблю снизу».

Она сейчас намекнула ему на секс? Или он что-то недопонял? Но в любом случае эта затея ему нравилась.


Что вообще представляет из себя эта девушка?…


========== Часть 5 ==========


POV Лиза.

Я вошла на территорию школы. Беглым взглядом я осмотрела двор и направилась к школе. Странно, но Морозова ещё не было. У меня появилась какая-то странная зависимость. Да, он красивый по внешности. Может, и в душе тоже. Хотя, я сомневаюсь. Не нужно о нём думать. Я прекрасно знаю, что он от меня хочет. И хочу того же. Но без отношений. К ним я не готова. Мне это не нужно. Тем более что этот Морозов мне даже не нравится.

Я ухмыльнулась и открыла дверь. И всё же мне интересно. Почему ему так не нравятся прикосновения? Неужели только мои? Он такой странный.

Моя внутренняя богиня закатила глаза и всунула в уши наушники.

Я усмехнулась и направилась в сторону музыкального кабинета. Первая физкультура. Так что можно спрятаться здесь. Вообще, этот кабинет мой любимый. Обожаю его. Здесь, кроме нашей группы никого нет.

Прозвенел звонок.

Я села за огромный белый рояль. Может, исполнить что-нибудь не из своего? Точно! У Лии Мишель недавно вышла песня. Может, её? Я быстро достала из сумки планшет и нашла точные ноты.

It’s easy to fall in love, but it’s so hard to

Break somebody’s heart

What seemed like a good idea has turned into a battlefield


Once lust has turned to dust and all that’s left’s held breath

Forgotten who we first met

What seemed like a good idea has turned into a battlefield


We both know it’s coming, does illusion count for something we hide

The surface tension’s gotta break, one drop is all it takes to flood out this lie


You and I we have to let each other go

We keep holding on but we both know

What seemed like a good idea has turned into a battlefield


Peace will come when one of us puts down the gun

Be strong for both of us, no please don’t run, don’t run

Eye to eye we face our fears unarmed on the battlefield


We seemed like a good idea

We seemed like a good idea


No blood

Will spill if we both get out now

Still it’s hard to put the fire out

What seemed like a good idea has turned into a battlefield


Feelings are shifting like the tide, and I think too much about the future

What seemed like a good idea has turned into a battlefield


We both know it’s coming, does illusion count for something we hide

The surface tension’s gotta break, one drop is all it takes to flood out this lie


You and I we have to let each other go

We keep holding on but we both know

What seemed like a good idea has turned into a battlefield


Peace will come when one of us puts down the gun

Be strong for both of us, no please don’t run, don’t run

Eye to eye we face our fears unarmed on the battlefield


We seemed like a good idea

We seemed like a good idea

We seemed like a good idea

We seemed like a good idea


На последних аккордах я услышала мужской голос. Он был… восхитителен. Я таких ещё не слышала. Он был немного хрипловатым. Что сразу говорило о то, что обладатель этого прекрасного голоса курит. Господи, этот голос божественен. Я обернулась на звук и, буквально, потеряла дар речи. Ко мне медленным шагом подходил Морозов. Он поёт? Я определённо хочу его. Ну, в группу. И в постель тоже. Он чертовски сексуален, когда поёт. Я прекратила играть.

- А ты красиво поёшь. Я, наверное, должен был сказать тебе это ещё после концерта. И играешь, тоже, прекрасно. Только вот завершить нужно было не так. Ты ошиблась на несколько клавиш.

- Ты знаешь песни Лии Мишель? – удивилась я. Он, лишь, усмехнулся. – Ты, кстати, красиво поёшь. Я вижу, и в музыке разбираешься? – спросила я.

- Есть немного, - усмехнулся он. Максим сел рядом со мной. Как только наши плечи прикоснулись, он сразу немного отодвинулся.

- Тебе можно ещё больше разработать голос. – Улыбнулась я. Получилось как-то неестественно. – Ты не хочешь, пройти прослушивание к нам в группу?

- Вам нужен вокалист. Я слышал. Женя мне все уши прожужжала. Может быть, - загадочно улыбнулся Максим. Он посмотрел мне в глаза. Его глаза постепенно начала накрывать дымка страсти. Он облизал губы.

Ты очень прекрасно играешь свою игру, Морозов. Я думала ты не сможешь. Но, видимо, тебе очень нужно выиграть спор с Авдеевым. И, знаешь, на зло этому мудаку, я наверное, помогу тебе. Сколько он дал тебе? Месяц? Прекрасно.


*Воспоминания*

Чёрт, это платье до ужаса не удобно. Ну, Женя, я тебе ещё припомню! Моя богиня уже давно разулась и разделась. И самое интересное, пошла по дороге в нижнем белье. Мне бы так.

Я услышала знакомые голоса. Морозов и этот, сукин сын, Авдеев. Интересно о чём они болтают?

- Андрей, она уже на меня запала. Если ты не в курсе, то здесь любая ко мне в койку прыгнет, - проговорил Максим. По голосу было слышно, что он усмехнулся.

- Братан, ты недостаточно, знаешь Виноградову. Она может смотреть на тебя влюблёнными глазами, а сама ненавидеть тебя.

Так, а вот это уже интересно.

- Андрюх, я тебя уверяю через месяц, она будет моей, - видимо, снова ухмыльнулся Морозов.

Ага, значит прямо его? А что? Секс с Морозовым это не плохо? У него и личико и тело.

- Морозов, спорим, что она тебе не даст?

- На что спорим? И каковы условия?

- На пять тысяч баксов. Условия? Ладно. Даю тебе месяц, чтобы она в тебя влюбилась. А через месяц ты должен с ней переспать и бросить. Хочу, чтобы ей больно.

Вот ты мразь, Авдеев. Ну, ничего. Я сыграю в эту игру, но по своим правилам.

- Откуда такая ненависть? – удивился Максим.

- Эта сука не дала. Всё просто, Макс. Я был влюблён в неё! А тут появился её Игорёк и всё испортил. Правда, они с ним уже расстались. Говорят, она лечение проходила. Нервный срыв. А потом она меня просто отшила. Прикинь, меня отшила. И назло мне переспала с моим другом. Он мне, правда, уже не друг. Поэтому ты её влюбишь в себя и бросишь, - усмехнулся Андрей.

Конечно же, Морозов согласится.

- Пять баксов мои, - усмехнулся Максим. – Через месяц она будет страдать.

Ну, а чего я ожидала? Ну, что? Я принимаю условия игры…


Я медленно прикоснулась к его губам. Ммм, такие мягкие и пахнут табаком и мятой. Ну, какой твой следующий шаг?

- Что это было? – пошло ухмыльнулся Морозов. Он взял мои руки и завёл мне же их за спину.

- А ты не догадался? – закусила губу.

- Не кусай губу, это до ужаса возбуждает. – Прохрипел он. – Знаешь, я с первого дня понял, что встретил свою жизнь.

- А я с первого дня поняла, что ты лгун, обманщик, псих и неадекват.

Его лицо вытянулось.

- Не знаю о чём ты, детка, но это мои лучшие качества, - он провёл своим носом по моей шее. Чёрт, как возбуждает.

- Подожди, красавчик. Тебе ещё меня влюбить в себя надо, - ухмыльнулась я. Он резко отпрянул.

- Откуда ты знаешь?

- Ворона на хвосте принесла, - рассмеялась я.

Он выглядит таким жалким. Меня это забавляет.

- А, знаешь, я хочу тебе кое-что предложить.

- Я тебя слушаю, - настороженно произнёс он.

- Да, ты не пугайся. Тебе понравится. Короче, так, у меня на Авдеева ест личные счёты. И ты мне поможешь и, естественно, получишь свои пять тысяч. Мы с тобой сыграем пару. Но с небольшим изменением. Когда мне или тебе нужен секс ты или я, на него соглашаемся, - его глаза заблестели. – Естественно, об этом не должен знать Андрей. Для него мы влюблённая парочка идиотов. В конце месяца ты меня бросишь, а я изображу страдание. Но об этом никто не должен знать, - ухмыльнулся он.

Неужели ты испугался? Хах, бедный мальчик. Ты ещё и половины обо мне не знаешь.

- Ну? – спросила я.

- Знаешь, я согласен. Когда начинаются наши действия? – пошло улыбнулся он. Приумерьте свой пыл, мистер.

- Через неделю. После конкурса вокалистов. – Улыбнулась я.

- Увидимся через неделю, - ухмыльнулся Максим. Он резко притянул меня к себе и жадно поцеловал меня. Его язык проник в мой рот. Я не собираюсь от тебя отставать. Наши языки сплелись в страстном танце/бою.

Я нехотя оторвалась от него.

- Это была демо-версия. – Хитро улыбнулась я, и взяв сумку, вышла из кабинета. Последнее, что я услышала, так это «Ещё увидимся, детка».

Что же я творю?…


========== Часть 6 ==========


Блондинка вошла в концертный зал клуба. Ребята уже настраивали инструменты.

- Привет, Лизка, - быстро соскочила со сцены Женя и стиснула подругу в объятиях.

- Привет, привет, - улыбнулась Лиза.

- Виноградова, ты нас всё больше удивляешь своим стилем, - рассмеялся Никита. Его смех поддержал и Кирилл. Ребята обняли девушку.

На девушке было одето платье, чулки на подтяжках и кеды. Кончики блондинистых волос были приподняты и напоминали ёжики.

- У нас всё готово? Ох, если честно, даже не верится, что неделя уже пролетела и сегодня мы найдём вокалиста! – улыбнулась Виноградова. Ребята кивнули.

- О, смотрю, вы все в сборе, - появилась в зале ярко-рыжая девушка. Её копна рыжих волос здорово поблёскивала в свете софитов.

- Привет, Катюш, - улыбнулась Лиза. Это была их генеральный директор и тур-менеджер - Екатерина Заяц. С фамилией девушке очень повезло.

- Так, там , ну очень много народу! Так что, пожалуй, начинаем. Вы на сцену, - показала на Женю, Кирилла и Никиту Катя. – А ты на пятый ряд за стол.

Виноградова усмехнулась.

- Хорошо, - пробубнила она и поднялась наверх.

POV Лиза.

А вот и первый претендент. На сцену вышел парень с длинными волосами. Главное, не заржать. Господи, Никита аж отвернулся.

Моя внутренняя богиня в глубочайшей истерике.

Я взяла микрофон.

- Привет. Представься, пожалуйста, - мило улыбнулась я.

- Привет. Меня зовут Виталий Акимов.

- Хорошо. Ты знаешь, английский?

- Разумеется, - улыбнулся он.

Неприятный тип. Он дал ноты моим ребятам и те начали играть.

Господи, повесьте меня, пожалуйста.

- Спасибо, - произнесла я, как только он отыграл. – Следующий.

За этот час я повидала таких чудаков, что мама не горюй. Катя сидела рядом со мной и ободряюще улыбалась мне. В руках у неё был какой-то список. Наверное, тех, кто должен прийти. Моё внимание привлекла одна фамилия. Авдеев. Какого лешего? Ну, нет, так дело не пойдёт.

А вот и Авдеев. Господи, ну ему же медведь на ухо наступил и ещё попрыгал раз двадцать.

Мою внутреннюю богиню увезли на скорой помощи. Она не вытерпела и застрелилась.

Я почему-то ждала лишь одного человека. Морозова. Но его так и не было.

- Кать, там много ещё? – спросила я. Катя уставилась в список.

- Два человека. Лиз, соберись. Мы прослушали до фига народу. А ты так никого и не выбрала.

Выбрала, Катя, выбрала. Только он не пришёл. Какая же я дура. На придумывала, что он придёт.

У меня на протяжении этого дня, уже как будто пластинку заело: «Привет. Представься, пожалуйста. Знаешь английский? Пишешь сам песни? Играешь, на каком инструменте? Какие песни будешь исполнять?»

Уже язык устал, честное слово!

- Всё, последний, - прошептала Катя.

Я внимательно всмотрелась в лицо. Да, это же Морозов. Он пришёл! Господи, он пришёл!

Моя внутренняя богиня прыгает на скакалках на кровати. Я посмотрела на Женю. Она радостно улыбалась. Кирилл подмигнул Морозову, а Никита пожал ему руку.

- Привет. Меня зовут Максим Морозов.

- Привет, - улыбнулась я и закусила губу. – Ты свободно разговариваешь на английском?

- Да, - облизал он губы. Я хочу его, твою мать!

- Пишешь песни? Играешь на каком-нибудь инструменте?

Ну, мистер Морозов, отвечайте. Я и моя богиня вас внимательно слушаем.

- Да пишу. Играю на фортепиано и гитаре любого вида, кроме баса.

Ах, ни хера себе!

- Какие песни собираешься исполнять? – облокотилась на локти я.

- «AC/DC – Highway To Hell», - а ты сможешь? – И песню своего написания «Hurricane».

Он взял гитару и провёл по струнам рукой.

Living easy, living free.

Season ticket on a one-way ride,

Asking nothing, leave me be

Taking everything in my stride.

Don’t need reason, don’t need rhyme,

Ain’t nothing I would rather do.

Going down, party time -

My friends are gonna be there too.


I’m on the highway to hell.


No stop signs, speed limit,

Nobody’s gonna slow me down,

Like a wheel, gonna spin it.

Nobody’s gonna mess me round.

Hey, Satan paid my dues,

Playing in a rocking band.

Hey Momma, look at me.

I’m on my way to the promised land.


I’m on the highway to hell,

(Don’t stop me!)


And I’m going down, all the way down

I’m on the highway to hell.


Чёрт, я тащусь от его голоса. Он просто не реален. И будет мега-крутым в моей группе. Ты, определённо, в неё попадёшь. Уж я-то постараюсь. Я ещё в жизни не видела, чтобы так круто перепевали культовую рок-группу всех времён и народов! Есть, конечно, небольшие недочёты. Но если он позанимается, то всё будет прекрасно!

Он перенастроил гитару.


No matter how many times that you told me you wanted to leave

No matter how many breaths that you took you still couldn’t breathe

No matter how many nights that you’d lie wide awake

To the sound of the poison rain

Where did you go? Where did you go? Where did you go


Heart beat, a heart beat, I need a heart beat


Tell me would you kill to save a life?

Tell me would you kill to prove you’re right?

Crash, crash, burn let it all burn

This hurricane’s chasing us all underground


No matter how many deaths that I die, I will never forget

No matter how many lives that I live, I will never regret

There is a fire inside of this heart and a riot

About to explode into flames

Where is your God?

Where is your God?

Where is your God?


Do you really want?

Do you really want me?

Do you really want me dead or alive

To torture for my sins?


A heart beat, a heart beat, I need a heart beat

You know I gotta leave, I can’t stay,

I know I gotta go, I can’t stay

Do you really want?

Do you really want me?

Do you really want me dead or alive to live a lie?


You say you wrong, you wrong, I’m right, I’m right,

You’re wrong, we fight

Ok, I’m running from the light, running from the day to night

Oh, the quiet silence defines our misery

The riot inside keeps trying to visit me

No matter how we try, it’s too much history

Too many bad notes playing in our symphony

.So let it breathe, let it fly, let it go

Let it fall, let it crash, burn slow

And then you call upon God

ohhh, You call upon God


Oh Oh woah

This Hurricane

Oh Oh woah

This Hurricane

Oh Oh woah

This Hurricane


Do you really want?

Do you really want me?

Do you really want me dead or alive

To torture for my sins

Running away from the light, running away from the light.


Если он станет вокалистом моей группы, то его песня станет нашим гимном.

Спустя полтора часа Заяц объявила, что победителем стал Морозов. Он бы стал им в любом случае. Я бы точно постаралась. Ведь, он просто прекрасно поёт. И такие таланты нельзя оставлять без внимания.

- Ну, чо? Едем праздновать? За нового вокалиста! – улыбнулся Никита, держа в руках бутылку коньяка.

Где ты её достал, ламантин отсталый? Сейчас опять начнётся пьянка-гулянка.

- Слушайте, надо же ник придумать! – радостно вскрикнула Женя. Все уставились на Максима.

- А чо вы на меня так смотрите? – ухмыльнулся он и все сразу посмотрели на меня.

- Что уставились? – усмехнулась я.

Он почесал рукой шею. У него есть татуировка? И как я раньше этого не заметила?

«Может, потому что ты не разглядывала его?» - предложила моя внутренняя богиня.

Может, быть. На шее у него было написано: «doc».

- У тебя татуировка? – удивилась я.

- Как видишь, - подмигнул мне Морозов. – Совершенно случайная, кстати. Я в тот момент в игру «Point Blank» играл. И ник был у меня: «doctor». На одной из вечеринок я не хило надрался и поспорил с другом, что сделаю татуировку на шее. «doctor» - не уместился, поэтому пришлось - «doc».

- Значит будешь Docом. – Улыбнулась я. – Это, кстати, Sandy, - кивнула я в сторону Жени. – Positive, - посмотрела я на Никиту. – И Mix.

- А вас как величать? – улыбнулся Морозов.

- А это наша Elisa, - обнял меня Никита. Целую секунду Морозов рассматривал меня. Мне казалось, что это была вечность. Я таю под этим взглядом.

«Влю-би-лась!» - слогам проговорила моя богиня.

А ни фига подобного!

- Ну, так чо? Мы едем тусить или нет? – спросила Женя.

- Без меня, - усмехнулась я.

- Ну, Лиз! Лиза! Ну, Лизка! Лизо-о-он! – начала ныть Женя. Все четверо смотрели на меня щенячьими глазами.

- Нет! Я посижу дома, поищу вдохновения. Короче, буду писать песни. Если вы помните, скоро дебютный альбом. Ребят, просветите Макса. И, Максим, у тебя немного хромают верхние ноты. И на ровных моментах ты тянешь, больше нужного. Поэтому я с тобой позанимаюсь. Как насчёт завтра у меня дома? - это я сейчас сказала? От ты дура, Виноградова!

- Да, давай, - улыбнулся Максим. Что-то мне подсказывает, что у него совсем другие намерения. Ну, нет. Здесь играем по моим правилам, ты не забыл?

- Всем пока, - улыбнулась я и вышла из здания.


========== Часть 7 ==========


POV Максим.

Я проснулся от того, что кто-то обнял меня. Я медленно открыл сначала один глаз, затем второй.

Меня обнимала какая-то брюнетка. Что за чёрт?

- Эу, подъём! – крикнул я.

Брюнетка раскрыла свои глаза и с ужасом уставилась на меня. Ммм, так это девчонка, с которой я собирался переспать до Виноградовой.

- Максим, - промурлыкала она и начала гладить меня по груди. Я резко перехватил её руку. Что она себе позволяет? Брюнетка со жмурилась от боли. Плевать мне на твою боль.

- Слушай, Таня… - начал, было, я.

- Вика, - прорычала она.

- Какая разница! Вали домой. Этой ночью я получил всё, что хотел, - усмехнулся я. Её зелёные глаза округлились.

- Кобель! – прошипела она. – Я устрою из твоей жизни Ад!

- Договорились, - подмигнул ей я. Он быстро оделась и направилась к выходу. – Дверь открыта! – усмехнулся я.

Охеренное начало дня. Настроение поднялось и теперь можно к Виноградовой. Чёрт , а где она живёт?

У меня зазвонил телефон. На дисплее высветилось: «Авдеев».

- Морозов у телефона, - небрежно бросил я, застёгивая свои джинсы.

- Привет, друг. Как дела? Как с Виноградовой?

- Всё нормально с Виноградовой. У меня ещё две недели, если я правильно понимаю?

- Ты правильно понимаешь. – Зло бросил Авдеев. – Кстати, поздравляю. Ты теперь в рок-группе Виноградовой. Но ничего, как только ты её бросишь, ты оттуда пулей вылетишь, - усмехнулся Авдеев.

У, да наш малыш обиделся. Чёрт с два я вылечу из группы. Ты же не знаешь наш маленький секретик с Елизаветой.

- Это уже ей решать, - довольно усмехнулся я и отключил телефон.

Так, с одним уродом разобрались. Теперь звоним Жене.

- Да, - раздался сонный голос Жени.

- Женёк, привет. Харе дрыхнуть уже двенадцать, - усмехнулся я.

- У кого-то была хорошая ночка? – зевая, спросила она.

- Есть немного. Слушай, дай мне телефон Виноградовой.

- Если ты её хоть пальцем тронешь, я тебя кастрирую, - резко произнесла сестрёнка.

Поздно, Женечка, поздно. Твоя Лиза сама мне предложила «секс по дружбе».

- Да, ты, что! И в мыслях не было! – вроде бы получилось убедительно. – Если ты не помнишь, то она сказала сегодня подъехать, чтобы мы позанимались над мои вокалом. И адрес мне дай.

- Записывай. – Выдохнула Женя.

Через несколько минут у меня был полный адрес Виноградовой.

Я быстро оделся и вышел из дома. Так, может её чего-нибудь купить? Пусть, улыбнётся что ли. Хоть чуть-чуть. А то ходит с натянутой ухмылкой. Как бы хотелось знать, что с ней случилось. Иногда в её глазах возникает какая-то боль. И возникает почему-то только тогда, когда я с ней.

И что же ей купить? Может тортик? Или «Киндер Сюрприз»? Так, а если цветы? Не сильно романтично? А то не дай Бог подумает, что я в неё влюбился.

Я остановил машину перед цветочным магазином.

Войдя вовнутрь, мне в нос сразу ударили разные запахи цветов. Я как будто окунулся в какое-то цветочное море. За прилавком стояла миловидная девушка. Серые глаза счастливо светились, а копна тёмных волос была собрана в высокий хвост.

Я облокотился на стойку.

- Здравствуйте, - улыбнулся я и снял солнцезащитные очки.

- Здравствуйте, чем я могу помочь? – улыбнулась девушка. Я прочитал на её бейджике: «Светлана».

- Светлана, я бы хотел посоветоваться с вами. Какой букет подарить девушке?

- Любимой? – спросила она. Внутри что-то сжалось. На какой-то момент так захотелось почувствовать это слово на вкус.

- Нет, - натянул улыбку я. – Просто подруге.

Почему так сложно произносить эти слова?

- Может быть, розы?

- Вы понимаете, она не совсем, такая как все. Как бы вам объяснить, Светлана. Она рокерша.

- То есть слушает рок? – спросила Света.

- Нет, играет в рок-группе. И ей не подойдёт что-либо банальное.

- Может, синие розы?

Синие? А что? Вариант.

- А, давайте, - улыбнулся я.

Я расплатился с девушкой и вышел из магазина. Аккуратно положив букет на переднее сидение машины, я тронулся с места. За считанные секунды я доехал до дома Виноградовой.

Ну, ни хрена ж себе хрена! Это же замок какой-то, а не дом!

Я позвонил в дверь. Её открыла сама Лиза. А она неплохо выглядит. На ней была ярко зелёная блузка и джинсовые шортики. Ноги были босыми.

Неужели она сейчас одета в нормальную одежду?

- Привет, я как обещал, пришёл, - улыбнулся я и протянул ей букет.

- Привет. По какому поводу веник? – спросила она. Даже не улыбнулась. Меня, вновь, пронзило странное чувство.

- Без повода. Просто так. – Проговорил я.

Она всё-таки улыбнулась. Как же ей идёт эта улыбка. Смотрел бы на неё вечно… Чёрт, что за мысли? Какого лешего?

- Ну, проходи что ли, - улыбнулась Лиза. Не успел я перешагнуть порог, как мне навстречу неслись два огромных чёрных добермана.

- Дэн, Сэм ко мне! – строго проговорила Лиза. – Не бойся их. Они хорошие. Это Дэн, - показала она на первого пса. – А это Сэм. – Указала она на второго. – Мальчики, это Максим.

Вот это поворот. У неё два добермана! Два!

Псы сначала обнюхали меня, а потом начали облизывать.

- А ты им понравился, - засмеялась Лиза. Этот смех был таким искренним. Таким беззаботным. Я ещё никогда не слышал, чтобы она вот так смеялась.

Краем глаза я заметил, что прихожая была обставлена очень даже со вкусом. Белый, кафельный пол с каким-то орнаментом. Слева от меня стояли два тёмно-красных кресла. Множество полочек с двух сторон зеркало во весь рост.

К нам вышел мужчина в чёрном костюме.

- Здравствуйте, - улыбнулся он.

- Здравствуйте, - ответил я. Чёрт, в жизни не был таким вежливым.

- Константин Викторович, это мой друг Максим. Максим, это наш дворецкий Константин Викторович. – Представила она нас друг другу. Милый дяденька. – Константин Викторович, погуляете с Дэном и Сэмом? – сделала щенячьи глазки Лиза.

- Хорошо, Лиза. Часа на три тебя устроит? – загадочно улыбнулся он.

- Вполне, - рассмеялась Лиза. – Пойдём, Макс. Здесь гостиная, - показала она на светлое помещение с тёмной отделкой. – Так, это кухня. Ой, не смотри на меня так, тебе придётся здесь часто бывать! – я ещё внимательнее на неё посмотрел. – Блин, ну, в смысле занятий! – я опять усмехнулся. – Морозов, твою мать! – она схватила огромную белую подушку и начала меня ей бить.

- Эй, эй, эй, я же тебе ещё живой нужен! Ведь, так? – обнадежено улыбнулся я. Она сейчас такая милая. Я заглянул в кухню. И опять огромное светлое помещение. Она открыла двери, выходящие из кухни, и за руки потянула на улицу. Какое-то странное ощущение пролетело по телу. Вроде бы и приятно, и нет. Но приятного, конечно больше. Я, аккуратно, высвободил свою руку из её. Она даже не посмотрела на меня. Может, это к лучшему.

Я оглядел столовую. Она, что у них на улице?

- А как же, когда зима или дожди? – удивился я. Лиза искренне рассмеялась, и, подойдя к одному из столбов, нажала на едва заметную кнопку. Там, где были проходы на улицу, появились стёкла.

- Как говорит деда, последние технологии, - улыбнулась Лиза. Стёкла, вновь, поднялись. У нас остались две последние точки здесь. Она зашла в маленькое помещение. – Это зимний сад. А там бассейн. Тут гараж. Пойдём наверх. Всё левое крыло – дедушки. Правое – моё. Здесь гардеробная, моя комната, библиотека, - показывала она на закрытые двери. Гараж она тоже не открывала. Интересно, почему? - Тут, музыкальная студия. – Надо же. Она открыла дверь. А я встал, как вкопанный. – Че застыл? Проходи. Здесь, мы обычно пишемся. Пошли, дальше. – Улыбнулась она. Кстати, Лиза так и ходила с моим букетом. Она время от времени улыбалась своим мыслям.

Мы зашли в огромную комнату. Её стены были все в зеркалах, а в центре стоял огромный чёрный рояль.

- Ну, что, Морозов, я тебя поздравляю. Ты первый кто сюда зашёл. – Улыбнулась она. – Об этой комнате не знаю даже ребята, так что ты должен помалкивать, - усмехнулась Лиза. Как только наши взгляды соприкоснулись, в её глазах вновь отобразилась некая боль. – Я сейчас приду, - проговорила она и вышла. Я так и оглядывал комнату. Из зеркал на меня смотрели такие же, как я.

Мне почему-то стало не по себе. Сейчас я чувствую себя какой-то сволочью. Я, наверное, самый ужасный человек. Ведь, я мог просто отказаться от этого спора с Авдеев и уже, наверное, просто так общаться с Лизой.

- Чего задумался? – улыбнулась Виноградова. Она стояла позади меня и держала в руках гитару и какой-то пульт. Лиза нажала на какую-то кнопку и задняя зеркальная стена отъехала. За ней стоял какой-то музыкальный центр, маленький диванчик, а наверху вся стена была в книжных полках.

- Я охреневаю.

- Оу, это далеко не всё, - усмехнулась Лиза. Снова эта натянутая усмешка.

Мы прогнали несколько песен.

- Ещё две недельки позанимаемся и всё, - улыбнулась она. Стоп, две недели? Как две недели? То есть когда спор кончится, я буду видеть её только на репетициях и в школе?

- Круто, - улыбнулся я. Нет, а что мне остаётся?

Я провёл носом по её плечу.

- А, может, уже понимаемся чем-нибудь другим? – прохрипел я.

- Может, быть, - поцеловала меня Лиза. Её язык проник ко мне в рот. Чёрт, обожаю эту девушку!

Он ласково изучал мою ротовую полость.

- Пошли,- резко встала она и потянула меня за ворот рубашки. Куда она меня ведёт? На чердак?

- Здесь никого не бывает. Гостевая, - ухмыльнулась она.

- Детка, я люблю жестокий секс, - прошипел я.

- Я тоже, - так же ответила Лиза.

Я начал целовать её и прикусил нижнюю губу Лизы.

- Так вот почему ты вечно губу кусаешь. – Улыбнулся я.

- Почему? – удивилась Виноградова.

- Она у тебя вкусная, - глухо рассмеялся я. Я поднял девушку над землёй. Она же ростом маленькая. Целовать-то неудобно.

- Хватить меня мучить! Возьми меня, - прошипела Лиза.

- Ну, нет, детка, - рассмеялся я и кинул её на кровать. – Я люблю мучить…


========== Часть 8 ==========


- Никогда не думал, что будет так хорошо, - усмехнулся Максим.

- Да. Я, пожалуй, соглашусь, - улыбнулась Лиза.

Впервые за всё время он увидел в её глазах какое-то счастье. Наивное, детское счастье. Внезапно Максима накрыла волна спокойствия, радости и… любви? Наверное, да.

По ночам он часто думал о ней. Пытался разобраться в её поведении. И он почувствовал к ней дикую привязанность. Наверное, звучит странно. Он знает-то её полторы недели от силы.

Но он ни за что не признается ей в этом. Они же даже не пара. Так, она просто помогает ему срубить пять тысяч.


Что касается Лизы… Она запуталась. Запуталась в чувствах, эмоциях, в жизни. Потеряла себя, хотя раньше, прекрасно держалась. Слишком запуталась. Порой ей хочется просто обнять его. Без причины. Но не может. Не может признаться в чувствах. Боится. Боится, вновь, обжечься. Боится, что он причинит ей боль. Боится его.

- Знаешь, ты могла бы отказаться от этого, - внезапно произнёс Максим. – Не жертвовать собой ради меня.

- Отказаться? – почему её это так разозлило?

- Да. – Прохрипел Максим.

- Чего ты так боишься, что хочешь отказаться? – приподнялась над Максимом Лиза. Она внимательно посмотрела в его глаза.

- Тебя. Я не могу контролировать себя, когда рядом ты. Не могу. – Максим закрыл глаза.

- Посмотри на меня. Максим, посмотри на меня, - потребовала Лиза. Морозов открыл глаза. – Всё будет хорошо. Я верю, ты справишься. Так же, как и я, - она погладила его по щеке. Максим потянулся к её руке. Девушка уже знала, что будет и поспешно убрала руку. Но Морозов взял её ладонь и приложил обратно.

- Я не понимаю тебя, Максим. Что с тобой случилось, что ты так не любишь прикосновения?

- Видишь, сейчас же я терплю. Потому что хочу, чтобы ты ко мне прикасалась. – Грустно улыбнулся Морозов. – Я расскажу тебе только после того, как узнаю, что случилось с тобой.

- Нет. Это очень… Я не знаю. Нет, - невнятно произнесла блондинка. Её сердце начало быстро биться. Как будто оно куда-то убегало. Летело, стремясь сбежать. Летело, навстречу любви.

- Ты можешь довериться мне, - прошептал Максим. – Я никогда не причиню тебе боль.

- Это ты сейчас так говоришь. Сейчас ты не даёшь отчёт своим мыслям. Тебе нужно всего лишь пережить эти какие-то полтора недели и всё закончится. Ты получишь свои грёбаные пять тысяч, я же…

- Что ты? Вот что? – не сдержав эмоции, крикнул парень. Он резко поднялся и обхватил голову руками. Он не любит её. Просто привык. И она это знает. Потому что она полюбила.


Смотреть, еще не значит видеть. Дышать, еще не значит жить. Ругать, не значит ненавидеть. Привыкнуть - вовсе не любить.


- Моя жизнь крупно не изменится. Я живу ради музыки, понимаешь? И это меня спасает от всех проблем, - натянуто улыбнулась Лиза, что не укрылось от Максима.

- Тебе не надоело жить в этом воображаемом вакууме? Думать, что всё хорошо? Думать, что тебя ничего не волнует? – провёл Максим рукой по своему задорному ёжику.

- Это не «воображаемый вакуум». Это жизнь, Максим. Это моя жизнь и не твоё дело. – Серьёзно проговорила Лиза. Она встала с кровати и быстро оделась. Максим же смотрел на неё. Пытался разгадать, о чём она думает. Она же старательно смотрела куда угодно, но не на него. Она не понимала, как можно влюбиться в человека, которого знаешь всего ничего. Она всегда знала, что влюбиться – это не самый лучший способ стать счастливой.

С первого этажа раздался громкий голос её деда. Он определённо искал блондинку.

Девушка резко посмотрела на Максима. Она со скоростью пули подобрала его одежду и кинула прямо в лицо парню.

- Одевайся, живо! – рыкнула она. – Если он тебя увидит… Надо срочно что-то придумать.

- Скажи, что я твой друг, - уже застёгивая толстовку, произнёс Максим.

“Ага,друг по койке” - усмехнулась внутренняя богиня Лизы.

- Так, сейчас тихо отсюда выходишь и идёшь студию. Берёшь первые попавшиеся ноты и гитару, - прошептала Лиза. – Иду, де! – крикнула она.

Блондинка вылетела из комнаты.

- Привет, дедуль. - Улыбнулась она. – А ты че так рано?

- Да, вот, решил пораньше, - улыбнулся Аркадий Геннадьевич. – Ты купила новую машину? – посмотрел на внучку мужчина.

- С чего ты взял? – усмехнулась Лиза.

- Около нашего дома стоит новенький спорткар.

- Так, это моего друга. Максим Морозов, знаешь такого? - ухмыльнулась Лиза.

- Морозов… Хороший парень. И родители прекрасные люди. Мы с его отцом сотрудничаем, - одобряюще улыбнулся мужчина.

- Ну, да. Он теперь в моей группе. Я предложила подтянуть его.

У Аркадия Геннадьевича зазвонил телефон. Это означало только одно. Он снова уходит. И сейчас эту, однозначно, на руку Лизе.

- Лизочка…

- Иди уже, - обняла деда Лиза. Как только двери за ним закрылись, Виноградова понеслась наверх, но проходя мимо своей комнаты остановилась. Дверь была открыта. В комнате был Морозов.

- Что ты здесь делаешь? – испуганно проговорила она.

- Да, я комнаты перепутал. – Ага, как же. «Перепутал».

- Ясно, - снисходительно улыбнулась Виноградова. Ясно же, что не перепутал.

Максим, вновь, оглядел комнату, где преобладали синие тона.

- Что? Ожидал увидеть склеп, обвешанный гитарами и всякими сатанстскими знаками? Комната не оправдала твоих ожиданий? – усмехнулась Лиза.

- Ну, есть немного, - улыбнулся Максим. Девушка тихо села рядом с ним.

- Знаешь, ты, наверное, первый человек, который посетил мою комнату. – Шёпотом произнесла Лиза.

- Правда? – тихо спросил Максим. Он не верил своим ушам. Неужели эта девчонка настолько замкнута?

- Да.

Раздался телефонный звонок. На дисплее телефона блондинки высветилось: «Никита».

- Добрый вечер, дама, - раздался весёлый голос Аракчеева в телефонной трубке.

- Привет, Никит, - зло проговорила Лиза.

- У тебя когда-нибудь бывает настроение? Ты знаешь, что у злючек на носиках колючки растут?Короче, Лизон, через десять минут на нашей базе. Заедешь за Морозовым. Я думаю с твоей любовью к скоростям это не проблема? – спросил Никита.

- Ладно, - обречённо улыбнулась Лиза и отключилась. Единственный парень, который мог поднять настроение одним словом.

Спустя несколько минут Лиза и Максим стояли в гараже. Морозов просто не верил своим глазам. У этой девушки было слишком много машин.

- Ты умеешь водить? – удивился Морозов.

- Ты, кстати, так же первый кто вошёл сюда, - проговорила Лиза. Она подошла к одной из тумбочек и взяла чёрные кожаные перчатки и солнцезащитные очки. Максим бросил короткий взгляд на её одежду. Когда она успела переодеться? На ней была белая блузка с чёрной отделкой, чёрная юбка с корсетом, гетры и кеды. Правая рука была увешана в разные браслеты.

Максима не переставал удивлять этот её стиль.

Они вышли из гаража, и подошли к его машине.

- Давай ключи, - улыбнулась Лиза. От такого заявления глаза Максима полезли на лоб.

- Что? – опешил он. – Ты хочешь, чтобы я отдал тебе свои ключи, а сам сел на пассажирское сидение?

- Да, именно этого я и хочу. Не бойся, всё будет хорошо. Я за рулём с тринадцати лет, - заверила его Лиза. Максим, сам не зная почему, протянул ей ключи.

- Разобьёшь тачку, урою, - прошипел н и сел на пассажирское сидение. Девушка лишь усмехнулась и села за руль. – Кстати, ты – первая девушка, севшая за руль моей машины.

- А ты – первый парень, который узнает «мой маленький секретик».

- О, да, чувствую, нам с тобой предстоит ещё много этих «впервые», - вздохнул парень.

- Не то слово, - счастливо улыбнулась Лиза. – Ты, это, пристегнись, что ли. Ну, конечно, если не хочешь в печататься в лобовое стекло. Не хочется тебя, потом от него отскребывать, - загадочно заулыбалась Лиза.

- Любишь быстро ездить? – удивился Максим.

- Не то слово.

- Ага, значит, всё-таки обожаешь скорость, - ухмыльнулся Максим.

- Вот то слово! Посмотрим, какова на вкус эта малышка, - провела ладонью по рулю Лиза.

Она вставила ключи и завела машину. Стоило девушке нажать на педаль газа, как машина послушно двинулась вперёд. На ходу Елизавета открыла все окна. Холодный воздух проникал вглубь машины, чем создавал огромный напор ветра, который так любила Лиза. А надела солнцезащитные очки и вдавила педаль газа в пол. Машина со свистом понеслась по вечерней трассе Москвы.

Максим даже через солнцезащитные очки видел, как светились эти голубые глаза. Виноградову будто подменили. Сейчас она улыбалась во весь рот, шутила, смеялась над шутками Максима. Её глаза светились счастьем. Было такое ощущение, будто пятилетнему ребёнку подарили три вагона шоколада.


========== Часть 9 ==========


Осторожно! Здесь присутствует: NC-17 !

POV Лиза.

Шёл ровно шестой урок, а мне уже откровенно нечего было делать. Моя внутренняя богиня советовала мне хотя бы чуть-чуть послушать Виктора Николаевича, нашего литератора, но я упорно отказывалась это делать. Нахлынуло какое-то вдохновение что ли. Поэтому взяв ручку и листок, я начала быстро писать текст. Не, русская рыба сюда не катит. Так, пишем английскую!

Ну, хоть что-то. Я посмотрела на Морозова и столкнулась с его взглядом.

Этот, уже светло-зелёный взгляд, как трава в солнечный день, прожёг мне кожу. Почему я так зависима от тебя? Почему ты такой красивый? Слишком зависима…


Слишком много тебя… в мыслях… в сердце… во мне… внутри… но только не рядом.


Он подмигнул мне и улыбнулся. Я так же улыбнулась в ответ и отвернулась. Но он по-прежнему смотрел на меня. Ничего. Скоро всё кончится. Каких-то грёбанных пять дней. И всё.

Ну, может, быть мы останемся друзьями. Я никогда ему не скажу, что полюбила. Я не верю в это. Не верю себе. В последний раз я слишком сильно обожглась. Тем более эта история начинает повторяться.

- Лиза, ты меня слушаешь? Виноградова! Лиза, - звал меня Виктор Николаевич.

Я резко посмотрела на него. По классу прошёл небольшой смешок. Я спиной чувствовала, на себе серьёзный взгляд Максима.

- Ну, допустим, да, - посмотрела я на Полякова.

- Хорошо. Ну, и куда же попадает человек после смерти?

- А какое это имеет отношение к литературе? – удивилась я.

- Если бы ты слушала, ты бы знала. Так, ты ответишь?

- В гроб, Виктор Николаевич, - серьёзно проговорила я. Ну, а, что? Ведь, так и есть.

Класс покатился со смеху.

- Ребята, тихо! – повернулся он к классу. Затем его взгляд снова посмотрел на меня. - Ты, действительно так считаешь?

- А вы, действительно думаете, что труп можно ещё куда-нибудь положить?

- Лиза, а если я начну спорить с тобой на счёт этого? Ты изменишь свою точку зрения под моим давлением?

Да, че он ко мне прицепился-то?

- Виктор Николаевич, с сумасшедшими не спорят, им уступают, - выкрикнул Авдеев. Ты сам напросился, Андрюшенька.

- Андрей! – сделал ему замечание Виктор Николаевич.

- Андрей, ты называешь меня сумасшедшей, лишь потому, что я поступаю так, как не когда не смог бы ты? Знаешь, тогда я с тобой полностью согласна, я – сумасшедшая, но в отличие от тебя я умею жить так, как этого хочу я, а не стайка общества, - выговорила я.

Что ,чёрт возьми, я сейчас сказала?

- И, да, Виктор Николаевич, хоть сжигайте меня, я не откажусь от своего мнения, - добавила я.

У Полякова отвисла челюсть. 1:0. Играем дальше.

- Вот она точно добьётся того, что хочет от жизни, - наконец проговорил он.

Слава Богу, отстал со своими глупыми расспросами. Прозвенел звонок.

Я вскочила с места и, схватив Морозова за рубашку, потащила его в музыкальный класс.

- Ух, какая страсть, - прохрипел он мне в ухо.

- Успокойся, Ромео. Мы здесь по другому делу. Сегодня попоём здесь, я, кстати, песню написала. Так, послезавтра концерт. Представим тебя народу, потом интервью, короче дел по горло!

- Притормози, пожалуйста, - попросил Максим. Он удивлённо хлопал глаза и смотрел на меня. – Ты хочешь сказать, что я готов к выступлению?

- А ты хочешь сказать, что нет? – удивилась я.

Господи, что же ты за человек такой, Морозов?

Он на несколько минут задумался. Я села за фортепиано и похлопала по месту рядом с собой.

- Присаживайтесь, сударь.

- С превеликим удовольствием, - улыбнулся он и небрежно плюхнулся рядом со мной.

- Сегодня у нас песня группы Пары Нормальных: «Happy end».

Объявила я. Морозов тут же сморщился.

- Ты предлагаешь мне спеть о «соплях»? – удивился он. Мда, это, пожалуй, самый тяжёлый случай.

- Да. – Коротко бросила я.

- Лиз, ну, пожалуйста! Ну, давай не будем. Как к року относятся «сопли»? Давай лучше что-нибудь из «AC\DC», как вчера? – начал возмущаться он.

Это выглядело так по-детски. Ну, уж нет. Хороший певец должен уметь петь всё! От попсы и до рока!

- Знаешь, что? Здесь решаю что исполнять, а что нет – я! И пока ты проходишь обучение, ты, словно, собачка!

Я наиграла «Собачий вальс». Ну, что? Ты доигрался, мудак?

Его глаза от такого заявления полезли на лоб.

- Работаем, Максимушка, - ухмыльнулась я и начала играть.


Нарисую мелом, напишу:

«I love you».

Два сценария одной судьбы,

Разный взгляд и цвет одной игры.


Напишу о том, что ты ушла,

Но вернулась вскоре навсегда.

Ты же рисовала на открытках

Двери для меня, что впредь закрыты.


[припев]


Не пиши «The end», я придумаю Happy end.

Поверну всё так, чтоб два сердца вновь бились в такт.

Всё ведь как в кино, разреши лишь доснять его.

Не пиши «The end», я придумаю Happy end.


Ты же знаешь всё исправить можно,

Зачеркнуть, переписать обложку,

Переснять все сцены, монологи

Из сюжетов вычеркнуть так много…


Декорации сменить на осень

О локациях никто не спросит.

Разреши мне сделать это тайно,

Чтоб все получилось, как случайно.


[припев]


Не пиши «The end», я придумаю Happy end

Поверну всё так, чтоб два сердца вновь бились в такт.

Всё ведь как в кино, разреши лишь доснять его.

Не пиши «The end», я придумаю Happy end


Не пиши «The end», я придумаю Happy end

Поверну всё так, чтоб два сердца вновь бились в такт.

Всё ведь как в кино, разреши лишь доснять его.

Не пиши «The end», я придумаю Happy end


Я доиграла мелодию и посмотрела на Максима. Он смотрел на меня. На губах играла улыбка. Не такая, как я видела до этого. А настоящая, живая что ли. Затянулась неловкая пауза. Мы промолчали минуты три, так же сидя и смотря друг на друга. Чёрт, какой же ты классный. Даже не смотря на твои деньги. Хотя, знаешь, таких, как ты, я ненавидела всем сердцем. Но ты какой-то другой. В тебе ещё можно что-то изменить. Изменить твою душу, сердце. И тогда ты станешь другим. Ещё более крутым.

- Ты тоже это ненавидишь? – вырвалось у меня. Вот моя вечная привычка! Сначала говорить, а только уже потом думать. Твою же мать!

- Что? – не понял Максим. Я бы тоже не поняла.

- Ну, неловкое молчание. Почему людям обязательно говорить о чём-то, чтобы почувствовать себя в своей тарелке? – задала вопрос я. Похоже, совсем рехнулась. Ну, и ладно! Психам всё по хер!

- Не знаю. Хороший вопрос, - усмехнулся Максим. Твои зелёные глаза говорили мне, что ты в растерянности. Какой же ты глупый, Морозов. Глупый и жалкий мальчишка!

Смех сам по себе вырвался. Он ещё больше вытаращился на меня.

- Что смотришь? – я встала и, взяв гитару, села на соседний стул. Морозов же облокотился на фортепиано.

- Так, какая у тебя песня?

- Она, правда, ещё без обработки. Так, «английская рыбка». – Усмехнулась я и начала играть. На моё удивление Морозов подхватил мою игру на гитаре, игрой на фортепиано. Вот уж чего я точно не ожидала, так именно вот этого!


How can I decide what’s right

When you’re clouding up my mind?

I can’t win

You’re losing fight

All the time


Not gonna ever own what’s mine

When you’re always taking sides

But you won’t take away my pride

No, not this time

Not this time


How did we get here?

I used to know you so well

How did we get here?

Well, I think I know


The truth is hiding in your eyes

And it’s hanging on your tongue

Just boiling in my blood

But you think that I can’t see

What kind of man that you are

If you’re a man at all

Well, I will figure this one out

On my own

(I’m screaming, “I love you so”)

On my own

(My thoughts you can’t decode)


How did we get here?

I used to know you so well, yeah

How did we get here?

Well, I think I know


Do you see what we’ve done?

We’ve gone and made such fools

Of ourselves.

Do you see what we’ve done?

We’ve gone and made such fools

Of ourselves


How did we get here?

I used to know you so well, yeah

How did we get here?

Well, I used to know you so well

I think I know

I think I know


There is something I see in you

It might kill me

I want it to be true


- А ты круто придумал, - улыбнулась я. Я, правда, не ожидала от него такого.

- А у тебя крутая песня и красивая улыбка. Улыбайся чаще, - улыбнулся он.

- Спасибо, - кратко ответила я. На моём лице, вновь, появилась ухмылка. Я закусила губу. Знаю же, что он ненавидит этого.

Морозов резко встал и сел передо мной на корточки, склонив голову на бок.

- Ты же уже знаешь, что я с тобой сделаю? – медленно провёл пальцем по моей нижней губе Максим. Его палец медленно проник ко мне в рот и начал играть с языком.

- Какая плохая девочка, - прошептал Максим. Я положила гитару рядом с собой. Он резко поднялся и поднял меня. – Тебя нужно наказать, - прошептал он, ведя кончиком языка по моей шее. У меня вырвался стон. – У, какие мы нетерпеливые. Но нет. Мы доедем до моей квартиры, - улыбнулся он и оставив засос на моей шее, отошёл.

Мы быстро вышли из школы. Он открыл передо мной дверцу своей «R8». Сейчас было откровенно плевать на то, что на нас смотрят, на то, что я сейчас впервые поеду на машине, плевать на всё! Я села в машину. Максим довольно улыбнулся и сел на водительское сидение. Я закинула ноги на бардачок.

- Ноги, - прорычал Морозов.

- Ну, уж нет, - закатила глаза я.

- А за это ты тоже получишь, - сжал мою ногу он. Но не успела я поморщиться, как он отпустил мою ногу и там где держал, поцеловал и провёл носом. Максим завёл машину и она, отчаянно набирая скорость, понеслась по Москве. Чувствую себя маленькой девочкой. Раньше, когда я ездила куда-то с папой, сидела точно так же.

Спустя несколько минут мы въехали в гараж под домом. Дальше я уже не помню, как оказалась в лифте. По глазам Морозова было ясно, что он готов жестко отыметь меня уже в лифте. Но была одна проблемка. Эта «проблемка» мужского пола ехала с нами в лифте. Лифт остановился на двадцать пятом этаже, и мы вышли.

Морозов быстро открыл дверь квартиры и, буквально, втащил меня туда.

- Ты здесь первая девушка, - усмехнулся он. Через огромный холл я прошла к гостиной. О, чёрт, она огромна! Дальше он повёл меня в кухню. Господи, я в шоке.

- Нравится? - спросил он, заведя меня в белое помещение.

- И не скажешь, что здесь живёт такой, как ты.

- Это какой же?

- Ненасытный тиран, - коротко бросила я.

Пройдя через кухню, я увидела опять же светлую комнату. В четырёх углах были массивные белые колонны, а в центре стоял чёрный рояль. Но быстро прошли мимо неё и вошли в комнату Максима. Шторы были задёрнуты. Но комната продолжала оставаться светлой. Судя по квартире этого парня, он и не парень вообще. Он – взрослый состоявшийся, серьёзный мужчина.

- Что? Комната не оправдала твоих ожиданий?

- Где-то я это уже слышала, - усмехнулась я и закусила губу.

- Ты снова кусаешь губу, - рассмеялся Максим. Он пригвоздил меня к себе. Его руки забрались под мою блузку и, дойдя до замка лифчика, расстегнули его. – Упс, - задорно произнёс он. Глаза засияли. Такое ощущение, что ему пять вагонов самолётиков подарили. Ну, ничего, я в долгу не останусь.

Я проникла своими руками ему под рубашку и провела ногтём по его спине. Видно, что ты уже сдерживаешь себя. Максим начал потихонечку расстёгивать мою блузку, а я его. При этом он умудрялся оставлять засосы по все моей шее. Когда с рубашкой, футболкой и лифчиком было покончено, он начал стягивать с себя штаны.

- Нет, не раздевайся. Я сделаю это сам, - улыбнулся он, оставшись в одних боксёрах. Морозов кинул меня на кровать и сел сверху.

- Ты, знаешь, что ты не пушинка? – усмехнулась я. Вот кабан! Он, лишь, усмехнулся и больше вдавил меня в кровать. Максим стянул с меня ботинки, а затем колготки и юбку. Господи, я уже хочу его.

- Морозов, я хочу тебя, - прохрипела я.

- Ну, уж нет, детка, - усмехнулся он. Максим провёл языком от моего пупка, между груди, до подбородка. Затем он начал целовать меня и его язык проник ко мне в рот. Одной рукой он до боли сжимал мою грудь, а другой стянул с меня трусики. Когда с ними было покончено, он провёл рукой по внутренней стороне бедра моей ноги. Чёрт, я больше не могу.

- Морозов, возьми меня, - прорычала я и закусила его губу.

- Не-а, - рассмеялся он и ещё сильнее сжал мою грудь. С моих губ сорвался крик, который разнёсся по комнате и ударился о стены. Он, наконец, освободил мою грудь из своих «тисков» медленно про скользив рукой по спине добрался до волос. Он обмотал их вокруг своей руки и потянул вниз. Я вскрикнула и подняла голову.

- Ну, всё, детка. Теперь держись, - улыбнулся он и с грубостью поцеловал меня. Он на мгновенье отпустил меня, чтобы снять, боксёры, и вновь навалился на меня. Максим завёл мне руки за голову, и ещё раз пройдясь языком по животу, вошёл в меня. С моих губ сорвался стон. Морозов заткнул мне рот поцелуем. Он начал, сначала, медленно двигаться во мне. С каждым разом он всё больше и больше набирал скорость. Я уже просто не в силах была сдерживать свои эмоции. Меня уже с головой накрыл оргазм.

- Я больше не могу, Максим, - прокричала я.

- Терпи, - прорычал он. Рык животного. Господи, я больше не могу терпеть. Он начал ещё быстрее двигаться. Наконец, он вышел из меня и завалился рядом со мной, тяжело дыша. Я перевернулась на живот, так же тяжело дыша, и легла лицом в подушку.

- Чёрт, ты самая лучшая девушка, которую я знаю, - усмехнулся он и задорно укусил меня за плечо. Я взвизгнула и засмеялась. Твою мать, как это приятно слышать. Особенно из его уст.

- Ты тоже, - улыбнулась я и так же укусила его за плечо. Он скорчил смешную гримасу и засмеялся. Я подхватила его смех. Сейчас он другой. Сейчас он настоящий.

Когда говоришь с человеком наедине, он кажется совсем другим.


========== Часть 10 или “Волк-одиночка”. ==========


POV Лиза.

Уже день я избегаю Морозова. После той ночи или дня. Короче, после того раза я сама не своя. Почему-то прячусь от него. Молодец Виноградова!

Сейчас начнется наш концерт. Жека удобно устроилась на Кирилле и тарабанила своими палочками по бутылкам с водой. Кирилл же ковырялся в своем телефоне. Ни Никиты, ни Морозова не было. Дверь в нашу гримерную открылась и вошла Катерина. За ней проследовали Морозов и Аракчеев. Они о чем-то весело болтали и смеялись.

Как только наши с Максимом взгляды столкнулись, улыбка на мгновение спала с его лица. Он внимательно смотрел на меня, будто изучая. А мне оставалось только таять, как снежинка на ладошке, от этого взгляда. Это безумие какое-то.

Он снова начал разговаривать Никитой, но, уже не отрывая взгляда от меня. Он пристально следил за каждым моим шагом, за каждым движением.

- Кать, сколько до начала? - спросила я у Заяц.

- Около пятнадцати минут. Зал заполнен, как консервная банка шпротами, - улыбнулась она.

Слава Богу. Мне срочно нужно выйти, чтобы прийти в себя.

- Я сейчас приду. - Коротко бросила я и скрылась за дверью. Я быстрым шагом направилась к туалету. Плотно закрыв за собой дверь, я подошла к зеркалу и поправила своё платье.

“Какая же ты дурочка” - сидя за чашкой кофе, проговорила моя внутренняя богиня.

Знаешь, я с тобой согласна. Полная дура. Боже, что же я наделала? Зачем я предложила ему помощь?

Я подняла свой взгляд с платья и столкнулась с изумрудным взглядом Максима. Он стоял неподвижно, как статуя. Взгляд был сосредоточен на мне. Будто пытался запомнить меня. Смотрел на меня с некой нежностью, гордостью, любовью что ли.

Никто из нас не нарушал тишины.

- Знаешь, я так испугался, когда открыл глаза, а тебя не было. - Прошептал он и я угодила в объятиях. В них было так комфортно, что казалось они, были созданы для меня.

Сердце забилось с бешеной скоростью.

- Да? С чего бы это? - попыталась холодно проговорить я. У меня ничего не получилось, и он это заметил.

- Хватит! - он резко повернул меня к себе. - Умоляю, перестань меня мучить. Перестань! - о чем он говорит? - Я не понимаю тебя. То ты любишь, то ненавидишь. Что ты чувствуешь ко мне? - прорычал он. Я на минуту замялась.

- Я? - возмущенно протянула я. Но голос соскочил.

- Мне нужна, правда! Посмотри мне в глаза.

Я медленно подняла свой взгляд.

- Любовь, - прошептала я. - Я люблю тебя.

Он отшатнулся от меня, как будто я его ударила. Это явно не то, что он хотел услышать.

- Нет, нет, нет. Ты не можешь меня любить. Нет. Я ужасный человек. Я не создан для любви. - Будто в бреду говорил Максим. Он сел на соседнюю раковину.

-А что чувствуешь ко мне ты?

Он замялся. Знаю же, что нет. Зачем спросила?

- Люблю, наверное. Или нет, - прошептал Максим. - Черт, как всё трудно! Я не лучшая кандидатура для тебя. Кто угодно, но не я. Нам осталось протерпеть три дня. Потом я могу исчезнуть из группы из твоей жизни….

- Успокойся, Макс. Я не буду ломать твою жизнь, и строить козни, - усмехнулась я.

Черт, на душе, как будто кошки скребут.

- До выхода три минуты. Лучше поторопиться, - я направилась к выходу. Максим вздохнул.

- Постой. - Он резко подошел ко мне. - Мы ещё встретимся?

- Ну, естественно, - усмехнулась я.

- Нет, не в этом смысле. Я хочу знать, до конца срока, мы увидимся? У меня?

- Да. Обязательно. Я обещаю тебе. В последнюю ночь мы встретимся. - пробормотала я.

- Дотронься до меня. Пожалуйста.

Я медленно протянула к нему руку и погладила по щеке. Затем, оставив легкий поцелуй на его щеке, вышла. Господи… Что с ним такое? Почему мне нельзя его любить? Почему он такой странный? Я же вижу, что он меня любит, вижу это в его изумрудном взгляде с миллиардами оттенков страсти, грубости, нежности. Что же с тобой случилось, Максим Морозов? Ты, прямо, как волк-одиночка. Ко всем законам спиной. Мой маленький, волчонок, что же с тобой произошло? Что тебя так перекосило?


Ребята стояли у выхода на сцену. Максим внимательно смотрел на Лизу. В его голове никак не укладывалось, что она любит его. Любит. Его любят. Но он не может дать ей это же чувство взамен. Он не знает любви. Знает лишь, то, что существуют его потребности, а на остальное плевать. Но она перевернула его жизнь одним своим появлением. Одной улыбкой.

- Готовы ? - усмехнулась Виноградова. Будто ничего и не было. Будто она никому не признавалась в своих чувствах. Будто её подменили.

Ребята кивнули головой. Никита открыл дверь, выводящую на сцену, послышались визги и крики. Группа проследовала друг за другом на сцену. Евгения, которая только уселась за барабаны, провертела в руках палочками.

- Как настроение, Москва? - улыбнулась Лиза, смотря в толпу фанатов. В ответ ей послышались многочисленные крики. - Итак, представляю вам нашего нового вокалиста - Максима Морозова! - обняла его за плечи девушка. - Ну, или просто Doc!

В толпе снова послышались крики.

- Всем привет, - крикнул Морозов. Женя постучала по барабанам.

- Мы снова с вами! И наша первая песня “Бой”! - крикнула Виноградова,


Не выбросить ни слова из песни

Не заменить, не забыть

Нельзя наполовину быть честным

Наполовину любить

А честность - человекоубийца

В мозг шипы, а розами стелит

И стреляет в контуры-лица

Только бы видеть контуры цели

Выбор есть забить или биться

И сделать следующий ход

Никто за нас не сможет родиться

Никто за нас не умрёт

В кровь головою биться о стены

Поперёк твоей мать-природы

Нихрена там нет, кроме тлена

В паутине личной свободы!

Мой бой

Только мой бой

Даже если

Моя песня спета

Пускай

В этом мой кайф

И моя боль

Вся моя боль в этом

Время не уступит дорогу

И с верностью мотылька

Мне от пролога до эпилога

Лететь на свет маяка

И как река в одном направлении

С наглой правотою младенца

Эго прёт стеной в наступление

Под dubstep безумного сердца

Мой бой

Бой с самим собой, высотой, порванной струной

Только мой бой

Бой с людской молвой, мечтой, слепоглухонемой судьбой

Мой бой

Бой за слова, права - не права, бой за право провести этот бой

В бой с головой

В суете и пыли

Этот бой только мой

После мёртвой петли

С поднятой головой,

С ясным взглядом слепца

Навсегда молодой

День за днём… до конца…

Продолжается бой


Спустя полтора часа ребята завалились в гримерку.

- Фух… Вот это я понимаю отрыв, - плюхнулся в кресло Кирилл.

- О, да. И поэтому поводу я предлагаю напиться, - облокотился на стойку Никита.

- Только бы глаза позаливать, - пробурчала Лиза, и устало посмотрела в зеркало. Она снова столкнулась с взглядом Максима.

- А я за, - улыбнулся Максим и подмигнул Лизе. Уголки её губ дрогнули поползли вверх, но стоило изобразить подобие улыбки, как она сразу стёрла её с лица. – Кирюх, Жек, вы как?

- Не, мы с Женькой хотели погулять, - улыбнулся Кирилл и чмокнул свою девушку в щёку.

- С вами всё ясно. Лизк, ты с нами? – посмотрел Никита на Лизу.

- Нет, Никит. Я домой.

Аракчеев заметил в глазах Виноградовой нечто похожее на слёзы.

- Лиз, с тобой всё нормально? - обеспокоенно спросил он.

- Всё прекрасно! Можете валить, - рыкнула Лиза.

- Ясно, ясно, чё рычишь-то? – шутливо поднял руки вверх Никита. – Пойдём, Макс. Наша Элиза не в духе, - рассмеялся парень.

- Аракчеев, сейчас огребёшь, - начала надвигаться на парня Лиза. Никита быстро поцеловал подругу в щёчку и со звонким смехом, скрылся за дверью.

- Я, пожалуй, тоже пойду, - пробормотала Виноградова, и, схватив куртку и сумку, вышла.

- Лиза, стой, - окликнула её Катя.

- Да? – не поворачиваясь, спросила Лиза.

- Тут тебе передали. Небось, поклонник, - улыбнулась, Заяц и, протянув Лизе красивую открытку, убежала по своим делам.

Лиза открыла открытку. В глаза резко потемнело, в висках зазвенело. Она облокотилась на стенку.

В открытке красивым каллиграфическим почерком было написано: «Помнишь меня?».

Этот почерк она могла узнать из тысячи.


Тем временем в одном из самых дорогих барах Москвы сидели два парня. Они уже были «слегка» пьяными.

- Никит, а что случилось с Виноградовой? – спросил Морозов. Аракчеев отчаянно замотал головой.

- Если я расскажу, она меня уроет.

- Не беспокойся ты. Мне же, как бы можно знать. Я же в вашей группе.

- Ну, да. – Согласился Никита. – Короче, слушай. В девятом классе к нам в школу пришёл новенький. Весь такой из себя. На понтах. Звали Игорь Лобанов, - зрачки Максима резко расширились.

- Игорь Лобанов? Светленький такой? С серыми глазками.

- Да, он. А откуда ты его знаешь?

- Не важно. Продолжа.

- Лизка запала на него. Ну, они стали встречаться. Прямо «любовь до гроба» была. До одного случая. Лизины родители попали в авиакатастрофу, ну ты знаешь. Я начал поддерживать её. Все-таки с пелёнок дружим. А Игорь погоревал с ней чуток, и пока наша Лиза страдала, ходил по бабам. Они очень крупно поссорились тогда. Ну, померились потом. Всё это происходило где-то в августе. Ну, потом десятый класс. Как говорится, Лобанов начал строить серьёзные планы на нашу Лизавету. Мы основали группу. Выигрывали на многих конкурсах. Но обосновалась ещё одна проблема. У моего отца случился инфаркт. Он, в общем, скончался. Я тогда чуть с ума не сошел, если бы не Лиза. Она помогала мне, только и всего. А её Лобанов подумал, что у нас роман. Начал ревновать. Лиза не обращала на это внимания. Ну, Игорь распсиховался и свалил из группы. Встречаться с Лизкой они продолжали. А потом… Потом одна из его бывших или фанаток сделала фотографию. Где мы с Лизой, якобы целуемся. Фотошоп, но он поверил. Лиза поехала к нему, чтобы всё объяснить, но он. Он будто озверел. – Никита тяжело вздохнул. – Он изнасиловал её. – Максим резко сжал кулаки. – Но и это ещё не всё. На следующий день она сбежала от него. Она села в свой спорткар. Ничего не предвещало беды, понимаешь? - Никита начал теребить край рубашки. – Это всё из-за меня. Я должен был за ней приехать.

- Да, что твою мать, случилось? – не выдержал Максим.

- Сначала сказали, что она не справилась с управлением и машина вылетела в овраг. Но потом оказалось, что тормоза были перерезаны. Мы все знаем, кто это сделал. Лобанов, - выдохнул Никита. Глаза Максима мгновенно почернели.

- Эй, друг, что с тобой? У тебя зрачки чёрные, - испугался Никита.

- Всё в порядке. – Максим моргнул, и взгляд снова принял изумрудный расцветок. – Такое бывает. Как-нибудь расскажу, - натянул улыбку он.

- Она около года пролежала в клинике. Не подпускала к себе никого. Круг общения сузился до меня, Жени и Кирилла. Сейчас, конечно, уже лучше. Но, понимаешь, прошлое не даёт ей жить спокойно.

- Ей нужно помочь…

- Я перепробовал всё. – Перебил Максима, Никита. – Ни хрена не выходит… Ладно, закроем эту тему. У нас сегодня праздник, - завопил Аракчеев, но в глазах остался огонёк нескрываемой грусти.

В голове Морозова вертелась лишь одна фамилия. Лобанов. Максиму становилось плохо от одной мысли, что она могла умереть. Он найдёт его. Обязательно найдёт. Тем более, когда это его бывший приятель…


========== Часть 11 или “Разбиты. Подавлены. Одиноки.” ==========


POV Лиза.

Я медленно потянулась и посмотрела на часы. Ммм, всего-то двенадцать… Как двенадцать?

Я резко села. Чёрт, сегодня же воскресение. Чёрт! Нет, только не это. Последний день. Неужели, всё? Боже, что же я наделала…

С концерта прошло ровно два дня. Ни звонков, ни сообщений. Странно. Твою мать, у меня же телефон выключен.

Я быстро включила телефон. О, Господи. От них до фига пропущенных. О, а вот сегодняшние эсэмески. От Жеки и Кирилла только звонки, а вот от Никиты и Морозова …

Начнём с Максима.

10:00

«Лиза, почему ты вчера весь день не брала трубку? Доброе утро, кстати :)»

10:15

«Виноградова, твою бабушку, ответишь или нет?»

10:20

«Лиза. Елизавета Виноградова!»

10:22

«Я соскучился по тебе»

10:30

«Чёрт, я так больше не могу. Я всё знаю про тебя и Лобанова!»

10:50

«Почему ты молчишь? Всё хорошо? Что-то случилось?»

11:00

«Чёрт, Лиза, перестань это делать!»

11:23

«Я выезжаю, мать твою!»


Фига себе. Я хренею. Это же надо. Он за меня волнуется! Он. За. Меня. Волнуется. Моя внутренняя богиня сделала два сальто назад, арабеск и в конце села на шпагат. Стоп. А откуда он знает про моё прошлое? Никита же не… Нет, нет, нет.

Так, теперь от Никиты.

10:35

«Лизон, доброе утро! Извини, что вчера не звонил. Было жуткое похмелье. Ты вчера, наверняка, так же провалялась в кровати, ленивец! ;)»

10:37

«Лизка, ну ты чего? Обиделась или спишь?»

10:43

«Я надеюсь, что ты спишь »

11:00

«Лиза, обещай меня не убивать»

11:02

«Я всё рассказал Максу»

11:03

«Я был пьяный! Боже, прости меня!»

11:10.

«Прости, солнце, прости! Но, ведь, он должен знать! Он в нашей группе. Прости меня :З»

11:23

«Я знаю, что ты меня простишь. Ты же не злючка-колючка! »


Господи, ну зачем? Зачем он это сделал? Теперь понятно, Морозов думает, что мне плохо и жалеет меня. Ко мне в дверь постучали, а затем вошли. На пороге появился Константин Викторович. Как всегда в начищенном до блеска фраке. Я когда-нибудь увижу его в обычной одежде?

- Елизавета, к вам пришли, - шутливым тоном проговорил он. Я не выдержала и заулыбалась.

- Я учту, Константин Викторович.

- Ваш гость сидит в гостиной. Поторопитесь. – Наконец-то засмеялся он и вышел.

Я быстренько умылась, накрасилась, расчесалась и полетела в гардеробную. Я быстро нацепила первую попавшеюся юбку. А попалась, кстати, моя любимая. Фиолетовая. Затем натянула рваные колготки, дальше чёрную футболку и чёрные ботинки. На улице уже октябрь, как ни как. Я выскочила из гардеробной и, съехав по периллам в холл, зашла в гостиную.

Там сидел Морозов!

Он резко встал и быстрым шагом сократил между нами расстояние.

- Пожалуйста, скажи, что всё хорошо, - потребовал он и пронзил меня свои зелёным взглядом. Этот взгляд был каким-то другим. Зелёные глаза будто ожесточились. Вокруг них появилась чёрная, как смерть, кайма.

- Всё хорошо, - я погладила его по щеке. Та чёрная кайма будто испарилась. – Не надо бояться за меня, Максим. Со мной теперь всё хорошо. Я так поняла , ты всё знаешь. Но меня жалеть не нужно. Я со всем справляюсь сама. - Улыбнулась я. - Если честно, я не думала, что ты приедешь. – Переменила тему я.

- Сегодня наш последний день и я хотел бы провести его с тобой. У меня идея. Давай, споём что-нибудь и репертуара Пары Нормальных, - предложил Максим. Это сейчас он сказал?

- Ну, пойдём, - улыбнулась я.

Спустя несколько минут я сидела за фортепиано и наигрывала уже знакомую мне мелодию.

- Вот текст. Попытаемся спеть вот это, - усмехнулась я и заиграла.


Ночь, шёпот, сонный город

Окна настежь, лунный обломок

Дым, кофе, горечь в горле

Любовь-тоска, сердце с кровью.


Звонки-слёзы, шипы-розы

Песок-часы, мечты-звёзды

Земля-воздух, люди-вечность

Я-ты и знак бесконечность.


Припев:

Боже, что-же ты наделала

Страданием несбыточной мечты дышу

И в целом мире без тебя мне тесно так

Не отпускай ладонь мою, прошу.


Боже, что-же ты наделала

Теперь и я не я и ты не ты

Дома ансамблем острых спиц проткнули небо

Прошу тебя, не уходи.


Прости меня за ту весну

И всё, что было между нами

Прости меня, что я молчу

Тоску не передать словами.


Я вижу целый мир в глазах твоих

И этот мир для нас двоих

Но нет назад пути.


Не прогоняй меня, мне некуда идти

Прошу, ведь я совсем один

Не отпускай меня, не дай мне сжечь мосты

Пока горит огонь в груди он мне не дать остыть.

(2 раза)


Обнимаясь мы не дружим

И через фотовспышки прессе скажем, что просто дружим

Не улетай, ведь ты мне нужен, прошу тебя

Не улетай, не улетай.

(2 раза)


Над городом сгущались сумерки. Повсюду загорались одинокие фонари. Они тускло и тоскливо светили на улицы. По уже опустевшим улицам неслась чёрная «Audi R8». За рулём сидела блондинка. А рядом парень. Он внимательно смотрел на неё, пытаясь запомнить её такую. Задорную, весёлую, с озорным блеском в глазах. Так чего же стоит тебе видеть её такую каждый день? Ты бы мог оставить её. Боишься обидеть её? Испугать? Какой же ты дурак, Максим Морозов.

- Максим, - внезапно прошептала девушка. Она шмыгнула носом и стёрла едва появившуюся слезинку. – Обещай мне, нет, клянись, что ты не расскажешь никому о моей прошлой жизни!

- Я клянусь, - прошептал Максим. - Лиза, нужно начать жить с чистого листа, понимаешь? Отпусти своё прошлое! – уже твёрдым голосом произнёс брюнет.

- Нет никакого «с чистого листа». Не важно, куда я иду, что я делаю, мое прошлое все время догоняет меня. Понимаешь? Оно появляется во снах, в голове, в мыслях, да, где угодно только рядом со мной, - крикнула блондинка. В салоне повисла тишина. Машина въехала в гараж. Пара вышла из машины и проследовала в лифт. Как только двери закрылись Максим, будто поменялся. Зелёные глаза, вновь, сковали чёрные оковы. Он резко прижал девушку к кабине, так, что она почувствовала ужасную боль в позвоночнике.

- Мне больно, - прошептала девушка.

- Я хочу, чтобы завтра ты помнила о нас. Помнила, всё, что было. Я хочу, чтобы ты знала, что принадлежишь мне, - яростно прошептал Макс и впился в губы девушки. Двери лифта распахнулись. Он поднял её на руки и, обогнув лестничную клетку, зашёл в квартиру. Затем, он быстро добрался до спальни. Парень яростно бросил её на кровать и навалился сверху, не прекращая оставлять яростные поцелуи на её теле. Максим завёл её руки за голову. Парень резко снял с ней футболку и разделался с лифчиком…


Девушка неподвижно лежала на кровати лицом в подушку. На руках были красные отметины от рук Максима, а по всему телу синяки и засосы.

Сам же Морозов сидел на полу у изголовья кровати. Он зажимал голову руками и что-то бормотал.

Лиза еле поднялась с кровати и, обмотавшись простынею, села рядом с ним.

- Прости. Прости меня. Господи, прости. Я не хотел. Я не хотел причинить тебе боль. Нет. Не хотел. Чёрт… - судорожно шептал парень.

- Максим…

Он медленно поднял свой взгляд полный боли и посмотрел на неё.

- Не уходи… Пожалуйста, не оставляй меня. Не уходи. Я больше не причиню тебе боль. Никогда. Только останься со мной, прошу тебя. – Он прижался головой к груди девушки.

- Максим, - сердце девушки сжалось. Но она должна была уйти. Сегодня ночью он причинил ей слишком много боли. – Я не могу остаться, прости. Мне было очень больно, - в его глазах отразилось ещё больше боли. Он отшатнулся назад. – Прости, Максим. Но я должна уйти, - прошептала Лиза. Она, не смотря на ужасную боль, которая пронизывала все клеточки тела, оделась.

- Я люблю тебя. Просто знай об этом. – Грустно улыбнулась Виноградова.- Поцелуй меня.

Максим так же сидел на месте и не верил своим ушам. Тогда девушка сама поцеловала его. Елизавета медленно вышла из квартиры. Всё закончилось, даже не начавшись. Разбита. Подавлена. Одинока.


В квартире парня всё летело на пол. Картины, лампы, статуэтки, книги, всё валялось на полу. Он яростно ударил кулаком об косяк двери и беспомощно упал на кровать. Брюнет взял подушку, на которой когда-то спала Лиза, и положил на лицо. Он вдохнул столь пленяющий аромат летней малины. На минуту его голову посетила мысль задушить себя этой же подушкой. Тогда бы он умер с полным ощущением её запаха в себе. Но он не смог. Слабый? Нет, совсем нет. Он нашёл выход получше. Он изменится. Он вернёт её себе.

Он вздохнул. В его ноздри, вновь, проник этот божественный аромат. Разбит. Подавлен. Одинок.


Удивительно, как с уходом одного человека, можно потерять смысл во всем.


========== Часть 12 или “Монстр”. ==========


Первый снег укутывал дороги. Такой холодный и безразличный. Он ложился ровно, сковывая всё живое. Тяжёлые чёрные ботинки издавали некий скрип. Блондинка медленно подошла к школе и вошла в здание. Её взгляд упал на парня, который стоял в самом дальнем углу вестибюля. Брюнет прожигал её взглядом изумрудных глаз, которые оковали чёрные оковы. Они предавали взгляду некую странность, ожесточённость и безумство. Сколько она не пыталась понять, что случилось с его глазами, она не могла. Думала, что это линзы, но это были не они. Иногда, эти глаза становились ещё чернее. А иногда принимали тот изумрудный оттенок.

Виноградова повесила куртку в раздевалку и быстрым шагом направилась в класс. Она до сих пор помнила ту боль, которую он ей причинил той ночью. Но единственное, что причиняло боль ей, так это те глаза, которые молили, чтобы она осталась. Но она не осталась и совершила самую большую ошибку в своей жизни. Он медленно подошла к Максиму.

- Привет, - промямлила она.

- Привет, - прохрипел он. Тот же головокружительный запах. Тот же прокуренный голос.

- Сегодня репетиция на нашей базе в семь, - девушка быстро подняла взгляд и поспешила уйти.

- Стой, - внезапно окликнул её парень и тут же пожалел. Что он ей скажет?

Девушка остановилась.

- Да? – повернулась она.

- Я, наверное, опоздаю на несколько минут, ладно?

- Да, хорошо.

Виноградова устремилась в класс.


Ребята сидели на репетиционной базе и ждали Морозова.

- А вот и я.

Наконец-то появился он.

Лиза никак не отреагировала на его появление. Впервые за всю жизнь она чувствовала себя здесь лишней.

- Ну, что же. Начнём репетицию. У нас скоро отборочный тур, - резко встала девушка. Никита недоумённо посмотрел на Лизу.

- Эй, Лизон, ты чего? – подошёл к ней Кирилл.

- Нам надо репетировать! – рыкнула девушка. – Если мы хотим победить…

- Опять та же пластинка, - закатила глаза Женя. – Да, мы хотим победить. Лиз, успокойся. Мы победим, - заверила её Евгения.

Виноградова, недовольно фыркнув, села обратно на диван.

- Ребят, меня недавно посетила муза, и я написал новую песню. – Резко объявил Максим.

- О, круто! Давай показывай! – наигранно оживилась Елизавета. Она вскочила с дивана и взяла гитару. – У меня, кстати, тоже есть, кое-что новенькое. Морозов, ты первый.

- Ладно. Вообщем, вот. – Протянул он ребятам листы с нотами.

Женя села за барабанную установку и попробовала наиграть.

- Я готова, можем начинать, - объявила она.


The secret side of me

I never let you see.

I keep it caged but I can’t control it.

So stay away from me: the beast is ugly.

I feel the rage and I just can’t hold it.


It’s scratchin on the walls

In the closet, in the halls.

It comes awake and I can’t control it.

Hidin under the bed

In my body, in my head.

Why won’t somebody come and save me from this?

Make it end.


I feel it deep within

It’s just beneath the skin.

I must confess that I feel like a monster.


I hate what I’ve become.

The nightmare’s just begun.

I must confess that I feel like a monster.


I, I feel like a monster.

I, I feel like a monster.


My secret side I keep

Hid under lock and key.

I keep it caged but I can’t control it.

Cause if I let him out

He’ll tear me up, break me down.

Why won’t somebody come and save me from this?

Make it end.


I feel it deep within.,

It’s just beneath the skin.

I must confess that I feel like a monster.


I hate what I’ve become.

The nightmare’s just begun.

I must confess that I feel like a monster.


I feel it deep within.

It’s just beneath the skin.

I must confess that I feel like a monster.


I, I feel like a monster

I, I feel like a monster


It’s hidden in the dark.

Its teeth are razor sharp.

There’s no escape for me.

It wants my soul, it wants my heart


No one can hear me scream.

Maybe it’s just a dream

Or maybe it’s inside of me.

Stop this monster!


I feel it deep within.

It’s just beneath the skin.

I must confess that I feel like a monster.


I hate what I’ve become.

The nightmare’s just begun.

I must confess that I feel like a monster.


I feel it deep within.

It’s just beneath the skin.

I must confess that I feel like a monster.


I gotta lose control.

It’s something ready go.

I must confess that I feel like a monster!


I, I feel like a monster!

I, I feel like a monster!

I, I feel like a monster!

I, I feel like a monster!


На протяжении всей песни Максим внимательно смотрел на Лизу. Девушка же смотрела на него.

- Это… Это очень круто! – еле выговорила она. – Мы возьмём её на отборочный. Нужно немного доработать всё будет просто прекрасно. Я офигиваю, - ухмыльнулась блондинка. Максим же с облегчением сел рядом с ней.

- Теперь ты, - ослепительно улыбнулся Морозов.

Виноградова со вздохом поднялась с дивана и протянула ребятам ноты.

- А мне-то зачем? – удивился Максим, смотря на ноты.

- Вот зачем, - ухмыльнулась Виноградова и протянула ему гитару.

Don’t bless me, Father, for I have sinned


Father, did you miss me?

Been locked up a while

I got caught for what I did

But took it all in style


Later ask for my confessions

I got way back when

But now my first and so much worse

So I am back again


Heresy


For the lives that I take, I’m going to hell

For the love that I’ll make, I’m going to hell

Heavy with the devil, you can hear the wedding bells


Father, did you miss me?

Don’t ask me where I’ve been.

You know I know

Yes, I’ve been told I redefine sin


And I don’t know what’s driving me to put this in my head

Maybe I wish I could die

Maybe I am dead


Heresy


For the laughs that I fake, I’m going to hell.

For the vows that I break, I’m going to hell


For the ways that I hurt when I’m hiking up my skirt

I am sitting on a throne while they’re buried in the dirt

For the man that I hate, I’m going to hell

Heavy with the devil, you can hear the wedding bells


Please forgive me, Father

I didn’t mean to bother you

The devil’s in me, Father

He’s inside of everything I do

.


For the lives that I take, I’m going to hell

For the laws that I break, I’m going to hell

For the love that I hate, I’m going to hell

For the lies that I make, I’m going to hell


For the way I condescend and never lend a hand

My arrogance is making this head buried in the sand

For the souls I forsake, I’m going to hell

Married to the devil, you can hear the wedding bells


- Жестоко, - ухмыльнулся Никита. – Но мне даже нравится!

- Нет, правда, круто. Не думал, что ты способна на такую жесть, - улыбнулся Максим.

- А давайте эту песню тоже возьмём на отборочный? – предложила Женя.

- Что? Зачем? У меня ещё много песен, почему именно эту? И вообще я хотела «Decode». – Запротестовала Лиза.

- «Decode»? – переспросил Кирилл.

- Ну, да. Я её уже давно написала. Правда, в варианте рыбы. Вообщем она подлежит переправки. Кирилл, ты же сделаешь нужную аранжировку? – спросила Виноградова.

- Да, конечно. Когда?

- Эм… Я тебе завезу её сегодня. Короче, я пошла домой. Вы если хотите, посидите здесь. Ключи потом отдадите, - улыбнулась она и швырнула ключ в Морозова, который сидел спиной к ней. Он резко вытянул руку назад и поймал его. Максим с улыбкой победителя посмотрел на Лизу. Виноградова же, удивлённая всем происходящим, нахмурилась и вышла.


POV Лиза.

Я медленно шла по уже стемневшим улицам от Кирилла. Со мной бежали Дэн и Сэм. Да, сегодня я решила взять их с собой, чему Кирилл был очень рад. Он всегда любил моих мальчиков так же, как они его. Что касается песни, то Кирилл сказал, что сделает из неё конфетку.

Почему-то у меня в голове крутится песня Морозова. Она просто запала мне в душу. И почему-то складывалось такое ощущение, что он написал её для меня. Но это всего лишь ощущение.

Какой же он всё-таки странный. Я услышала рык Дэна и Сэма. Что это с ними?

Я пригляделась. Из-за деревьев вышел человек. Рык моих псов только увеличился.

- Здравствуй, солнышко, - раздался до боли знакомый голос. Я, наконец, увидела его лицо. Господи, да, это же Игорь!

- И тебе не хворать, - враждебно улыбнулась я.

Стоило ему подойти чуть ближе, как мои мальчики приняли позу обороны. Клыки оскалились, в собачьих глазах сверкнула ненависть, а уши навострились.

- Убери своих псов, иначе я их пристрелю, - усмехнулся он. В его руках показался пистолет.

- Дэн, Сэм, ко мне! – приказала я. Ребята отошли от Игоря с рыком и встали позади меня.

- Так-то лучше. Как дела? Как группа? Как Никита? – на его губах появилась злая ухмылка.

- Будешь много знать – очень расстроишься, - рыкнула я. В его глазах блеснула ненависть.

- Как мы заговорили. – Он медленно подошёл ко мне и, замахнувшись, спросил – страшно? – по его лицу расползлась самодовольная ухмылка.

Я врезала ему между ног.

- Больно? – в ответ спросила я. Он резко прижал меня к дереву и приставил пистолет к виску.

- Ты думаешь, я играть с тобой буду? – яростно прошипел он. – Чёрт с два! Я не убил тебя в первый раз, так убью во второй. Такая сука, как ты жить не должна.

- Да, что я тебе такого сделала? – выплюнула я ему в лицо.

- Что? Ты разбила мне сердце, понимаешь? Разбила меня! Променяла на своего Никиту!

- Да не было у меня ничего с Никитой!

- Молчать сука, - он резко ударил меня по щеке.

Меня на минуту ослепил свет фар, подъехавшей машины. Меня накрыло какое-то странное спокойствие. В нос ударил уже знакомый запах. Максим.

- Морозов, - прошипел Игорь. Они знакомы?

- И тебе привет, Лобанов. Девушку отпусти. – Голос Максима звучал слишком уверенно и зло. Неужели он не понимает, что у этого психа пистолет?

- А то, что? Без пистолета ты никто, - усмехнулся Игорь. О чём это он?

Глаза Максима резко почернели. Взгляд стал каким-то до ужаса чёрным. Таким я его ещё не видела. Он выдернул меня, словно тряпичную куклу и откинул в сторону.

- Садись в машину, - прорычал он.

- Но…

- Я сказал в машину, - он резко посмотрел на меня. Чёрный, как смерть взгляд, прожёг меня насквозь. Его лицо было до ужаса злым. Я отозвала собак и села в машину. Слава Богу, окно было открыто, и я могла слышать их и видеть.

- Я рад тебя видеть, Максим. Но мне нужно убить эту суку.

- Не смей её так называть, - прорычал Морозов. Я никогда не видела его таким злым.

- А то что? Убьёшь меня? Как всех людей, своих девушек… Так, да? А её ты тоже убьёшь, после того как она тебе надоест? Ну, так давай облегчим малышке жизнь. – Ухмылялся Игорь. Глаза Лобанова так же постепенно становились чёрными. Но не до такой степени, как у Максима.

- Заткнись! – заорал Максим и с такой силой прижал его к дереву, что по стволу пошла трещина. Неужели он настолько сильный?

- Ммм, я сморю, ты влюбился в неё. Напомнить, что было с последней? – хитро улыбался он. – Знаешь, я всегда тебя ненавидел, - прохрипел он после того, как Морозов ещё сильнее вжал его в дерево и дал в живот. – Ты всегда был сильнее меня, - о чём он, чёрт возьми? – Во всём сильнее. И вот тебе! Теперь поёшь в её группе. На моём месте! Она тебя любит! Но не знает о тебе ничего. Но, несмотря на это продолжает любить. Как тебе это удаётся? Такому убийце, как ты? Как тебе удаётся контролировать себя от ненависти? И я знаю, почему ты боишься. Потому что ты убийца. Киллер. Монстр, - засмеялся Игорь.

- А, знаешь, ты прав. Абсолютно прав. И тебя я убью. Когда-нибудь. А пока живи. И, кстати, передай Коксу, чтобы не подсылал мне своих людей. В противном случае, я пересчитаю им все кости. Я больше к вам не вернусь. Запомните это раз и навсегда, - уже спокойно проговорил Максим. Его глаза были такими же чёрными. Он направился к машине, но на полпути остановился.

- Вот, блин, забыл, - усмехнулся он и повернулся к Игорю. Быстро сократив расстояние, он ударил ему в челюсть. – До скорой встречи, - ухмыльнулся он и сел в машину.

Больше пятнадцати минут мы ехали молча. Он включил музыку. Я прислушалась к начальным аккордам. Это же моя любимая песня. «Lumen» - «Сид и Нэнси».

- Всё хорошо? – тихо спросила я.

- Нормально, - отрезал он, даже не посмотрев на меня. – Сейчас завезём твоих псов и поедем ко мне. – Я невольно вжалась в кресло. Он на минуту прикрыл глаза, будто от боли.

- Не бойся. Я ничего тебе не сделаю. Обещаю, - прошептал он. – Дотронься до меня. Пожалуйста. Мне нужно это.

Я протянула к нему руку и погладила по щеке. Чернота куда-то исчезла. Теперь этот взгляд был изумрудно-тёплым. Тот взгляд, который я знала…


========== Часть 13 или “Откровения”. ==========


POV Лиза.

Я сидела в комнате Максима на краю его кровати в позе лотоса. Признаюсь, честно, он меня пугал. Максим стоял в центре своей комнаты и пытался что-то мне сказать, но как только он отрывал рот, то сразу же закрывал его. Это проделывалось несколько раз. Он беззвучно выдохнул и посмотрел на потолок, беспомощно ища нужные слова в куске цемента. Сейчас он выглядел таким растерянным, маленьким и испуганным мальчишкой. Мне так захотелось его обнять, но как только я решила встать, Морозов жестом остановил меня.

- Мы так и будем находиться в тишине? – попыталась спросить я. От долгого молчания, голос охрип. Было такое ощущение, что я рыдала несколько часов без передышки.

- Ладно, - так же охрипши, проговорил Максим. – Эта татуировка, - он оттянул ворот рубашки, показывая своё тату. Я не понимаю, к чему всё это? - набита, вовсе, не по пьяни. Ты же знаешь, что я приёмный, ведь так? – его взгляд прожёг меня насквозь.

- Да, - с небольшой запинкой проговорила я.

- Знаешь, я всегда был злым. Не знаю почему. Наверное, из-за моей родной матери. Она, кстати, была блондинкой, - я машинально дотронулась до волос, - нет, нет, не сравнивай её с собой. – Резко проговорил Максим, будто прочёл мои мысли. – Ты другая. Так вот, я ненавидел её с детства. Когда-нибудь ты узнаешь почему. Но дело не в этом. Она сотворила из меня монстра. С юных лет я пытался бороться с ненавистью, которая, буквально, поглощает тебя, когда люди делают не так как надо. От гнева не спрятаться и не убежать, понимаешь? В этом состоянии я могу убить. Я, сначала, пытался остановить это, но не мог. Злость, ненависть, гнев накрывали меня. Это всё было направлено на одного человека. Мою мать, - это выражение он произнёс с сарказмом и некой сумасшедшей ухмылкой. – Она умерла от передоза наркотиками. Как только умерла она, умер и отец. Чему я был несказанно рад. Я в этом не замешен. Знаешь, было страшное состояние. Ну, умерли и умерли. А, ведь, мне тогда было всего восемь лет. Представляешь? Восемь лет, а я не чувствовал боли. Вообще. Это было очень не привычно и ужасно страшно. Твои родители умерли, а тебе все ровно. Тогда я понял, почему бы мне не попробовать убить? Но, здравый смыл, который оставался во мне, решил подождать до четырнадцати лет.

Не может быть! Он убил человека в четырнадцать лет. Господи…

- На этот период времени я был в детдоме. Меня разозлила одна девушка. Не знаю почему. Наверное, потому, что она была похожа на мою умершую мать. Она всегда меня бесила. Я убил её. Но инсценировал порез вен. Это детдом. Там не решали кто мёртв, кто жив. Правду знали только дети и они меня боялись. Все, кроме маленькой зеленоглазой девчонки. И знаешь кто это? Евгения Савельева. Сейчас уже Морозова. Моя сестра. Потом нас усыновили, но я же не мог представить свою жизнь без убийств. Я так выливал свой гнев, понимаешь? Вижу, что не понимаешь. Думаешь, в этом не должны быть замешаны другие люди. Женя так же говорила, но смирилась. И за одно убийство я чуть не сел в тюрьму, но ни отец, ни мать об этом не знали. Меня вовремя спасли. Этого мужчину звали Кокс. Александр Кокс. Его боится вся полиция, и когда он сказал, что я его «приёмник» ни испугались. Кокс разглядел во мне потенциал и нанял. Я срубал нереально бабло уже в пятнадцать лет. Таких, как я у него было много. Целая армия. Армия киллеров. Страшно звучит, правда? Спустя некоторое время я вознёсся в глазах всей «армии» и к нам пришёл новенький. Игорь Лобанов. Он начал быстро обгонять мои рекорды. Нет, я не испугался, только жертв стало больше. До одного момента. Я влюбился. Но это мне так показалось. Всё было ложью, миражом. И после первой ночи с той девушкой, я убил её. Так получилось, что я переломил её кости запястья. И в итоге убил. Не смог остановиться. И каждую девушку, которая была со мной в кровати – я убивал. А потом… - в его глазах застыл страх.

Неужели есть ещё что-то хуже этого? Нет, я не осуждаю его. Кто я такая, чтобы осуждать его?

- А потом я чуть не сбил тебя. Я вылетел из машины, думая, что убью тебя. Я очень удивился, когда ты смотрела в мои глаза и не боялась. Тебе было всё равно. Ты так отчаянно заступалась за того котёнка. Я бы проехал по нему, даже глазом не моргнув, а ты бросилась под машину. Жертвуя своей жизнь. Чтобы спасти это никчёмного ободранного котёнка! Когда наш разговор прекратился я сел в машину и заметил, что мои глаза были не чёрными. Они были зелёными. Как раньше, когда мне было восемь лет. В тот день я перестал работать на Кокса. И сделал для себя ужасное открытие. Я – монстр. Я всю ночь думал о тебе. Представляешь? - он беспомощно выдохнул, глядя на меня. – А когда мы поспорили с Авдеевым и ты предложила свою игру… Я думал, я убью тебя после первой ночи, но чем больше я смотрел в твои глаза, тем больше падал в своих. Тем больше осознавал, что я монстр. Всё время, когда я был с тобой, я пытался контролировать себя. Чтобы не ударить… - он закрыл глаза от боли. – Чтобы не убить. Я начал молиться по ночам, понимаешь? Я проклинал себя! А наша последняя ночь… Я причинил слишком много тебе боли. Чуть не задушил себя. Я не хотел жить. Без тебя. Я отчётливо понимал, что ты ушла. Ушла навсегда. Но не мог ничего сделать. Не мог. Я боялся самого себя. Сторонился всех. Две недели я не общался с родителями и Женей, боялся сорваться. Я ненавижу себя. Ты, наверное, тоже. Хоть в чём-то наши чувства схожи…

В кристально-зелёных глазах стояли застывшие слёзы.

Господи, неужели он настолько ненавидит себя? Мой маленький зеленоглазый мальчик. Маленький обиженный мальчик.

Он медленно опустился на пол.

- Я пойму, если ты сейчас уйдёшь… Знаешь, мне даже легче. Теперь ты знаешь, какой я. Теперь ты уйдёшь от меня из-за страха. А я осознаю, какой я жалкий…

- Максим, - выдохнула я. На большее не хватило. Я с трудом подбирая слова, встала с кровати и, сев на пол, обняла Макса. - Мой маленький обиженный мальчик, нужели ты думаешь, что я брошу тебя? – я гладила его своей рукой по его волосам. – Я никуда от тебя не уйду. Никуда, слышишь?

- Что? – он распахнул глаза и уставился на меня. – Я… Я ужасный человек… Я…

- Вовсе ты не ужасный человек! Ты очень хороший и добрый парень, с которым случилось слишком много плохого. И люди, они не делятся на хороших и плохих. Главное то, какую сторону выбираешь ты…

- Как же ты не поймёшь? – крикнул он и резким движением встал с пола. Я так же медленно поднялась.

- Мы справимся…

- Ни черта! Ни черта мы не справимся! Я могу убить тебя, - Максим прижал меня к стене. Затем резко выдохнул и, закрыв глаза, положил голову мне на грудь. – Я могу убить тебя… Я не верю, что мы сможем… Не верю… - судорожно шептал Максим. – Я – монстр! – заорал он снова и ударил кулаком по стене, рядом с моей головой. Потом отшатнулся от меня, и, сев на кровать, зажал голову руками.

- Всё хорошо, - я медленно опустилась перед ним на колени. – Всё хорошо, Максим. Я рядом. Теперь всё будет по другому. Ты не монстр, слышишь? Ты самый обычный парень. Парень, который нуждается в любви.

Я почувствовала, как его сильные руки подняли меня и посадили к себе не колени. Он обнял меня и прижался щекой к ключице.

- Прости меня, - его горячее, сбивчивое дыхание обожгло мне шею. – Если хочешь, ты можешь уйти…

- Нет. Я останусь! А знаешь, почему? Потому что ты – всё, что мне нужно. Я люблю тебя. И Я полюбила тебя не из-за денег, не из-за твоего несносного характера, не из-за твоего тяжёлого детства. Понимаешь, эта любовь, она бескорыстна. Я не хочу причинить тебе боль или ещё что-то. Я хочу просто любить тебя. Любить за твою скрытую душу. Пускай, ты ужасен характером, пускай, твоя душа покалечена, пускай сердце изуродовано, но я люблю тебя. Чисто, искренне. И мне плевать на все эти “пускай”. Ты должен научиться доверять мне. Знаешь, почему? Потому что я чувствую, то ты любишь меня. И это чувство не боится даже твоего прошлого.

- Я люблю тебя. Не знаю за, что ты мне послана. Но все равно, каждую ночь я говорю Богу: «Спасибо». За тебя. Потому что я нуждаюсь в тебе. Ты нужна мне, - прошептал Максим. Его тёплые, прокуренные губы, накрыли мои.