Дьявол (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Глава 1. ==========

Аэропорт Шереметьево.

POV Алексей.

Посередине огромного зала, где суетясь, бегало множество людей, я был явно лишним, дожидаясь, это рыжее чудовище и прекрасного принца. Я раздраженным взглядом поглядывал на людишек и одновременно дергал ногой. Левая рука то и дело взлетала вверх, чтобы посмотреть время.

- Черт возьми, где эти Дмитриевы? Я их, что полгода должен ждать? - отдернув идеально сидевший пиджак, пробубнил я. Еще раз оглядевшись в надежде найти, ярко-рыжую копну волос, я снова задергал ногой. Может она перекрасилась? Да, ну на.

Р

аздался настойчивый звонок на телефон. Я незамедлительно нажал на кнопку на динамике, рядом с ухом.

- Слушаю, - сухо отозвался я. Не, ну, а мало ли из компании, я ж начальник как ни как.

- Леша, здравствуй, - раздался вежливый голос женщины. Мама.

- Привет, мамуль, - сменив гнев на милость, проговорил я.

- Ты встретил Настеньку с Дениской? – поинтересовалась мама. Я в который раз закатил глаза и, поправив галстук, ответил.

- Да, мам. Уже к выходу идем. Ой, все, мне некогда, пока, - быстро скинув вызов, я смог спокойно вздохнуть.

Снова звонок. Да, что же за день-то такой? Подписать контракт с одной компанией еле удалось, нужно встретить эту Дмитриеву, так еще и последней не видно. За*ебись выходной!

- Слушаю, - от этого «слушаю» уже голова кругом.

- Привет, Лёх, - раздался веселый голос парнишки.

- Ден, ты что ли? Здорова, - улыбнулся я.

- Лёхан, а ты где?

- Как где? В Шереметьево. А вы то где?

- Эм, Лёх, мне кажется, или тебе действительно лечиться пора и моя систр всё же права, что ты сумасшедший псих, - разразился смехом Денис.

- Не понял, - в непонимании выдал я.

- Лёх, мы вообще-то в Домодедово, а не в Шереметьево, - снова разразился смехом парень.

Сука! Отличный день!

Аэропорт Домодедово.

POV Анастасия.

Господи, ну, как всегда. Знала же, что этот Горелов перепутает аэропорты. Как обычно, мать вашу. Вот кто-кто , а он точно ничего сделать по-человечески не может.

- Извините, а можно у вас автограф? – раздался робкий голос парня над моим ухом.

- Да, конечно, - развернулась я. – Не думала, что в России меня кто-то может знать.

- Что вы, мы просто в восторге от вашего творчества! У нас целая фан-группа. Большинство, из которой учатся в вашей танцевальной школе, в России. – Начал говорить парень.

Я быстро расписалась на листочке.

- Извиняюсь, но можно я конфискую у вас свою сестру? – подлетел к нам Ден. Парень, замявшись, отошел. – Катись колбаской, перец, - ухмыльнулся Ден.

- Денис! Не смей так со старшими разговаривать.

- Тюх, ну, ему лет 18, ну подумаешь, старше меня на три года.

- А мне 23 и только посмей меня ослушаться…

- То сразу же получишь такие побои, что в больницу ляжешь, - спародировал сестру брат.

- Ты позвонил Горелову? – закатила глаза я.

- Да, систр! Тут, короче такое дело. Он не приедет…

- Круто. Так и знала. У него, наверное, лось заболел от частых совокуплений с солью, - фыркнула я. – Хорошо хоть Пашу попросила заранее приехать.

- Та не, круче, Тюх! Он аэропорты перепутал, - во все тридцать два улыбнулся Денис.

Спустя секунду мы уже хохотали по середине зала. Денис прыгал вокруг меня и изображал Горелова. Нашего, ой, то есть этого мальчика-олигарха.

- Я, конечно, все понимаю, народ, но что вы курили? Ладно, ты, Тюх! Но Дену то зачем давать? – раздался веселый голос парня.

Мы с братом одновременно посмотрели на парня. Перед нами стоял блондин с обворожительной улыбкой, в потертых джинсах, кедах, черной майке и теплой кожаной куртке. Рядом с ним смеясь, стояла девчонка в черных брюках и белом пуховике. Пашка и Анька.

- Привет, англичане, - улыбнулась Аня и кинулась на меня с объятиями.

- Анька, - пискнула я. – Пахан, - он так же обнял меня.

- Как обычно, ее замечаете, а меня нет, - шуточно ляпнул брат.

- Здорово, Ден, - рассмеялся Паша. – Тем более, мы с тобой уже говорили, - парни рассмеялись.

- Ребят, погнали уже, а то так и будем тут стоять? – спросила Антонова.

Спустя две минуты мы уже подошли к джипу Паши.

- Новый? – оценила взглядом тачку я.

- Ну, мы после того, как с Лёхой бизнес мутанули, разбогатели нереально, - довольно улыбнулся Вершинин.

- Ну, это я слышала, - рассмеялась я.

- Тюх, а ты чего? Ты совсем что ли вверх не растешь? – ухмыльнулся Вершинин.

Мдауш, на данный момент я действительно была, как ниже Пашки, так ниже и Ани с Денисом.

- Знаешь, Верш, метр пятьдесят шесть и пять – это тебе не шуточки. Я тебе так зарядить могу, мало не покажется…

- Метр пятьдесят шесть и пять? Да, подруга, тебе вообще места мало надо, - улыбнулась Аня и незамедлительно получила удар в бок моим локтем.

-

Так, ладно, поехали, дети. Тюх, ты вперед, Антошка с Деном назад…

- Ещё раз назовёшь меня «Антошкой» и я тебя поколочу, - буркнула Анна, и залезла на заднее сидение джипа.

Первые минут пятнадцать езды в машине было тихо, но, не выдержав этой убивающей молчаливости, Пахан начал расспрашивать меня о жизни.

- Ну, рассказывай, Настеныч? Как дела? Как жизнь? Как работа?

- Ох, подыхаю с работой. Честно сказать, уже устала даже, но знаешь, известным людям надо всегда держаться на плаву. Вчера все газеты Англии гудели о том, что я возвращаюсь ненадолго в Москву.

- О-о-о, жизнь звезд не для таких мышек, как ты? – рассмеялся Пашка.

- А вы как с Гореловым? Слышала, этот индюк теперь самый молодой, перспективный, богатый красавец и сердцеед? – насмешливо спросила я, вспоминая этого недомерка Горелова. Года три назад мы с ним одного роста были.

- Это, да. Молодой и богатенький олигарх, за которого спешат выйти замуж все цыпочки страны, - фыркнула Антонова.

- Ань, он не такой, как ты думаешь…

- Ой, Пах, давай не будем ссориться. Я знаю, что он индюк и все, - перебила Пашу Аня. Я невольно улыбнулась.

Индюк. Хах, действительно.

- Как видишь теперь наша компания «SIP» стала самой перспективной, и все стало круто, - подмигнул Паша Ане через зеркало заднего вида.

- А как на личном фронте, Тюх? – просунулась голова Аньки в проем между сидениями.

- Был один мудак, - фыркнул Денис, не дав мне сказать.

Ну, кто тебя просил, Ден?

- Я сейчас тебе голову откушу, если еще раз пикнешь, - рыкнула я в его сторону. Вершинин и Дмитриев закатились хохотом. Но братишка все же натянул обратно свои наушники и уставился в планшет.

- Как ты добрая, - улыбнулся Пашка.

Время уже клонило к вечеру. За окном автомобиля мелькали первые огни Москвы. Аня довольно посапывала на заднем сидении с наушниками в ушах, Денис делал тоже самое. Павел молча вел машину, а Настя всматривалась в окно.

Вот он – ее любимый город. Здесь кипит вечная жизнь, бьётся огромное сердце, которое вряд ли когда-нибудь остановится. Этот город не обращает внимания на какие-то жалкие смерти, нет. Он живет по своим правилам.

Черный джип Вершинина остановился. Неужели приехали? Нет, всего лишь очередная московская пробка.

- Настеныч, - тихо позвал девушку Вершинин.

- Что, Верш?

- А ты изменилась. Такой красивой стала…

- А раньше не красивой была? – улыбнулась Настя.

- Ну, в смысле, что еще круче, - тихо рассмеялся Паша.

- Ты прав, произошли небольшие перемены. Я вот похудела, Верш, - поддержала смех Паши Настя.

- Та я заметил, - кривовато улыбнулся парень. – И стала еще круче. Вот найдем тебе здесь богатенького Буратино…

- Ну, нафиг вас, дураков. Дай карьере устаканиться. Тем более, я ж здесь по делу.

- То есть, как только ты все сделаешь, то обратно, в Англию? – поник Вершинин.

Анастасия слабо улыбнулась.

- Да, Пашк. Англия – мой дом…

- Что мешает этим домом стать России? Почему ты так яро рвешься обратно? – недоумевал парень.

Ему было обидно, что его родная и лучшая подруга променивает его и Аню на какую-то Англию.

- Паш, у меня там карьерный рост. У меня там вся моя душа. А здесь… Хоть я и люблю этот город, но что-то мешает тут остаться. Не могу я жить там, где умерли мои родители, - слабо улыбнулась Анастасия.

- Ладно… - начал парень, но осекся.

Справа от Анастасии, на соседнем здании, развернули баннер. На нем были двое широко улыбающихся красивых молоды парня. Один был слегка выше другого. Они слгека дурачились, выражая свою несерьёзность, но строгие черные костюмы говорили об обратном. А снизу огромными буквами было написано: «SIP-за свободу мыслей!»

- Ни хрена себе, - удивилась Дмитриева.

- Вот так номер, Горелов, - рассмеялся Паша.

- Это, что? Это Горелов? – внезапно переспросила Настя.

- Ну, да, он самый. Не советую тебе в него влюбляться, Тюх, - ухмыльнулся Паша.

- Верш, ты меня за кого вообще тут держишь? Влюбиться в этого индюка? Да ни за что. Тем более, ты знаешь, как мы друг к другу относимся, - рассмеялась Дмитриева.

- В том-то и дело, что знаю… Не такой уж он и индюк, - улыбнулся Паша.

- Индюк, - послышалось сонное поддакивание с заднего сидения.

Машина, наконец, двинулась вперед по новогодней Москве.

Комментарий к Глава 1.

https://pp.vk.me/c617816/v617816109/1b3da/hfoCTmNCqvM.jpg - Денис Дмитриев.

Ну, вот я и решила начать новый фанфик:) Надеюсь, Вам понравится этакий эксперементал))

Фамилию для Насти взяла - Дмитриева. Ничего в голову не лезло:с

Рост для Насти сделала, как у меня:) Хочется показать ее маленькой:3

Приятного чтения, Дорогие Читатели. И, надеюсь, эти внесенные изменения Вам понравятся:3

========== Глава 2. или Хочешь войны? Ты её получишь, зайка. ==========

- Пашк, ну долго еще ехать? – спросил Денис Вершинина.

За окном уже более получаса мелькали деревья. Машина свернула на щебеночную дорогу.

- Где вообще живет это чудище? – усмехнулась Анастасия.

- В лесу, Насть, - улыбнулась Аня.

- Гонишь.

- Нет, Тюх, он, действительно, в лесу живет. Уединение любит очень.

- Странный этот ваш Горелов, - слегка улыбнулась Дмитриева.

Она слегка прикрыла глаза. В голове сразу же всплыл образ огромного дома за городом. Мамы Горелова, родителей Дмитриевой, брата, ну и самого Леши. Денис тогда был совсем еще маленьким. Лёша был обворожительным хулиганом маленького роста, а сама девушка была чуть полноватая, с яркими веснушками и брекетами.

Рыжая слегка улыбнулась.

Далее в памяти была последняя встреча Горелова и Дмитриевой перед тем, как она улетела в Англию. Все такой же низкий Горелов и все такая же полноватая Настя. Ничего не изменилось.

Он не знает, какой стала она. Она не знает, каким стал он. Но им вновь предстоит встретиться друг с другом.

Машина подъехала к огромному чугунному забору. Посигналив несколько раз, ворота разъехались в разные стороны.

POV Анастасия.

Мы въехали на территорию «Горелова Царства». По сторонам дом был окружен лесом. Интересно, а он с белочками на «ты»? Надо будет спросить.

Паша продолжал ехать по огромной территории. Щебеночная дорога сменилась на каменную кладку.

- Вот и приехали, - улыбнулся Паша.

Машина остановилась напротив дома. Это было невероятное впечатление. А у Горелова то стиль есть. Не дом, а замок. Дубовые двери в гараж, в сам дом. Огромные окна. Какая-то волшебная обстановка, захлестывающая меня, как маленького ребенка. Возможно, это было из-за искрящегося под фонарями пушистого снега. Возможно, сам дом выглядел, как из сказки. Не знаю, но вдохновение просто накрыло меня. Хотелось танцевать.

- Вот это замок, - улыбнулся Денис. – Тюх, а сделай такой же, а?

- Ага, щас, только волшебной палочкой махну.

- Заметано, систр, - лучезарно улыбнулся Денис.

Аня, посмотрев на нас, мило улыбнулась. Мы вышли из машины.

Свежий морозный воздух ударил в легкие. Да, это не Англия. В Англии и такой природы не увидишь. Снежные хлопья ложились мне на волосы и даже не таяли там. Забыла уже это чувство ледяных осколочков в голове.

Дубовая дверь дома распахнулась. К нам вышел парень. Он был явно выше меня ростом, это даже из далека видно. Значит, точно не Горелов. Черный строгий костюм. Пиджак распахнут, а рукава его закатаны. Из-под пиджака виднеется белоснежная, в тон снегу, рубаха. Зеленые глаза смотрят пристально, будто кого-то выискивая. На губах чертовски привлекательная улыбка. Будто сам Сатана шел ко мне навстречу. Эти привлекательные скулы, прожигающий взгляд, накаченное тело. И, о Господи, это Горелов!

POV Алексей.

Я вышел из дома. Ну, и где это рыжее чудовище с брекетами? О, Дениску вижу. А вымахал то, лось. Выше Аньки, но ниже Пахи. И немного ниже меня, видимо.

Пахан обнимал Антошку за талию. Фи, сопельки-сопельки, розовые сопельки.

А где наша страшилка? Это либо у меня зрение плохое, либо Ден привез вместо своей сестры – девушку. Так даже лучше.

А девчонка не плоха, определенно. Из-под расстегнутого черного пуховика выглядывала толстовка с изображением снеговика из мультика. «Холодное сердце», вроде… Не суть. На ногах были то ли брюки, то ли бриджи с ярким, бросающимся в глаза, орнаментом. Вот, я бы такое точно не надел, это я клянусь. В клоуны еще не записывался. На ногах тяжелые ботинки с цепями. Нет, мне нравится это девчушка. Хоть и выглядит, как клоун, но все же свой определенный стиль имеет, не то, что Перфилова.

А что у нас там с личиком?

На бледно-фарфоровом лице выделялись губы. Видимо, помада темно-алого цвета. Глаза были подведены черным карандашом. Зрачки цвета растопленной карамели сводили с ума от одного взгляда.

Из-под черной шапки выбивались две ярко-рыжие косички.

Мать моя женщина! Это не девушка Дениса, это Настя. Черт, это та высокая дылда (ну, относительно прошлого я сам-то мелким был, и конечно, она казалось мне дылдой), полная дылда. Но только сейчас она совсем-совсем не высокая и уж точно не полная. Ох*еть.

- Здрасте, - ухмыльнулся я, подходя к ребятам.

- Ну, привет, Горелов, - ее голос был таким непривычным. Будто перелив серебристых колокольчиков с некой грубостью и слабым, еле заметным, акцентом.

- Ну, че, погнали в дом? Выпьем для согреву. Приезд и все дела, - широко улыбнулся я.

- Блин, Лех, я ща Аньку на съемки отвезу и сам сюда, так что не скучаем, - подмигнул Настьке Паша.

- Давай, рыжая, до встречи, - улыбнулась Антонова и обняла рыжую. – Давай вечером на каток сгоняем, а? Давайте всем вечером на каток, а? – воодушевленно проговорила Анна, даже не глядя на меня.

Мдауш, меня она не очень жалует.

- Ну, погнали, - обращая ее внимание на себя, проговорил я.

- Заметано, ребят, - улыбнулся Вершинин.

Еще раз попрощавшись, они уехали.

Рыжеволосая еще раз осмотрела дом.

- Нравится? – улыбнулся Леша.

- Круто, - ухмыльнулась девушка. – Только ты так и будешь нас морозить?

- Ой, да, точно. Забыл, вы же не морозоустойчивые, Дмитриевые. Вы ж нас, простых русских, с медведями и водкой представляете. Кстати, хочешь моего личного медведя, Гошу, покажу? Но это уже вечером. И водка тоже вечером, а там и до балалайки не далеко. Так что, ВЭЛКОМ ТУ РАША, англичане, - развел руками Горелов.

- Псих, - улыбнулась Анастасия.

- Сама такая, - буркнул Горелов.

- Не, мы так и будем тут стоять, ребят? – подал знак о своем присутствии Денис.

Горелов дьявольски улыбнулся и, наигранно поклонившись, завел ребят в дом.

- Здесь, собственно говоря, гостиная. – Завел брата с сестрой в одну из многочисленных комнат Алексей.

Дмитриева одобряюще улыбнулась. Гостиная действительно была, как говорится, что надо. Вся цветовая гамма состояла из белого, серого, синего и коричневого. По левую сторону от Насти стоял огромный диван, напротив которого висел телевизор. А замок чудища модернизированным оказался.

- А что там? – кивнула девушка в сторону камина, где расположилась своеобразная веранда.

- Там фортепиано стоит, несколько кресел и книжные шкафы. Мама книги любит, и ты любишь. А этот дом рассчитан, как на меня, так и на вас с Денисом. Я тут не причем, мама настояла. – Быстро проговорил Леша. Он скинул с себя черный пиджак, оставшись в рубахе. – Пошлите дальше.

Молодые люди пересекли помещение, и очутились в совершенно отличающейся комнаты.

- Это кухня. Хочешь, готовь сама. Хочешь, жди, пока приготовлю я. Ну, а хочешь, жди, пока все приготовит прислуга. Кстати, это самое многообещающее. Потому что у меня всегда все подгорает.

- Лёх, смотрю ты тут паркет постелил, - оценил пол парень.

- Ну, да, а что?

- Как что? Мы с Настькой – семья танцевальная. Где паркет – там мы. Ну, а вообще, Тюха очень любит на кухне с холодильником танго танцевать, а в двенадцать ночи – венский вальс с колбасой, - улыбнулся Денис.

- Че, правда? – заржал Горелов.

- Кривда. Пошли дальше, - фыркнула рыжая. Денис же разом получил от нее подзатыльник.

- Здесь у меня столовая. Здесь в основном мы едим только по праздникам. Так как остальные приемы пищи совершаются на кухне, непосредственно.

Столовая была так же выполнена в сине-бело-коричневых тонах, но уже с добавлением желтого.

- А это тебе точно понравится, - хитро улыбнулся Горелов.

Он потянул ребят в дальнюю сторону дома. Открыв дверь, Настя потеряла дар речи.

- Вот, все для вас.

Огромное светлое помещение, снизу располагались белые диваны. Рядом лестница, ведущая наверх. На втором этаже расположились нереально огромное количество книг.

Горелов наблюдал за лицом Дмитриевой. Еще ни в одной девушке он не видел такую страсть к книгам. А в ней была. И вообще, сама девушка была немного странной.

- Теперь, прошу обратить вас в другие стороны моего дома. У меня два бассейна. Крытый и на улице. Но так как за окном сейчас декабрь, то лучше плавать в доме. Собственно говоря, это крытый бассейн, - завел ребят в помещение Лёша. – Здесь спортзал. Тебе тут, Настюх, делать нечего. А тебе, Ден, очень кстати, - раз улыбался молодой человек. – А дальше, именно для тебя, Насть.

- Что? Катакомба? Бомбоубежище? Или ты меня в камеру пыток ведешь? - усмехнулась уже уставшая Настя.

- Не, Насть, ты походу перечитала «50 оттенков серого». «Красная комната» у меня только в проекте. Но, ты будешь первой, кто испытает сладкую боль, - подмигнул девушке Горелов. Анастасия лишь закатила глаза.

- Прошу, - открыл дверь в помещение, улыбнулся Лёша.

Ребята вошли в зал. Он был окружен зеркалами и станками, в дальнем углу стоял музыкальный центр.

- Это мой рай, - одновременно выдохнули брат с сестрой.

- Спасибо, Лёш. Это очень мило с твой стороны…

- А теперь я показываю вам второй этаж, и не знаю, как вы, а я – бухать, - хмыкнул Горелов.

Молодые люди поднялись на второй этаж.

- Значит, Ден, вот твоя комната. – Горелов, найдя нужный ключ, открыл комнату. – Располагайся. Будь, как дома. Дальше можешь с нами не идти, итак, небось, устал. Так что запоминай. Прям, прямо по коридору, мой кабинет. Влево от него – комната. Позади твоей, в южном крыле, гостевая. Там обычно моя мама. Настина комната в западном крыле. Видишь, где мой кабинет, влево коридор, вот там ее комната. Отдыхай, бес, - рассмеялся Горелов.

- Не скучай, систр, - улыбнулся Денис и зашел в комнату.

Улыбка с лица Горелова мгновенно спала.

- Узнаю Горелова, - усмехнулась Настя, глядя в зеленые глаза парня.

- А я тебя не узнаю, - закусил он губу. – Ладно, пошли. Это моя комната, - он приоткрыл дверь.

В комнате царствовал мрак.

Выйдя из его комнаты девушка уперлась в красивую арку, украшенную множеством книг.

- А там что?

- Мой кабинет. Проходи.

Изучив кабинет Леши, девушка вышла. Парень молча провел ее в другой коридор.

- Походу у меня встал, - ухмыльнулся Леша, как только Анастасия сняла пуховик, и он увидел ее попу.

- Чего? – не расслышала девушка.

- Говорю, проход очень узким стал. Не замечал раньше, - мило улыбнулся Лёша. В глазах парня читалась опасность.

- Нормальный проход, - хмыкнула девушка.

- Конечная станция – твоя комната, Тюх, - хмыкнул парень, как только открыл.

- Ты закрываешь все двери на замки?

- Нет. Я закрывал только танцевальный зал, комнату Дена и твою. Они исключительно ваши. И никто не имеет права без вашего ведома сюда заходить, - невозмутимо проговорил Алексей.

Настя оглядела комнату. Все было так, как она себе и представляла. Фиолетовая цветовая гамма, тень девушки, танцующей на стене. Очень красиво.

- А вон там, твоя личная библиотека.

Библиотека намного отличалась от комнаты. Более светлая. И более уютная.

Рыжая закатала рукава толстовки.

- Что ж… - протянула девушка, желая избавиться от общества Горелова. – Все очень круто, спасибо…

Но парень стоял, оперившись на массивный шкаф, и разглядывал Настю.

Изменилась? Не то слово.

Молодой человек вальяжно оттолкнулся от шкафа и словно Дьявол начал приближаться к девушке. Попутно осознавая, что она чуть ли не на голову ниже его, он обнял ее за талию.

- А ты изменилась, - ухмыльнулся Горелов. Ее губы притягивали его все сильнее и сильнее. Увлечение на одну ночь? Да, пожалуй.

- А ты нет, - проговорила девушка в его губы. Приняла его игру? Да.

- Даже не отталкиваешь? – шёпотом спросил парень, приближаясь к губам гостьи.

- С чего ты взял? – хитро сощурила глаза девушка и закусила темно-алую губу.

Парень уже хотел коснуться ее губ, как сильная нога девушки ударила парня в паховую область.

- Сука, - скрючился парень. – Какого х*я, сука?

- Я тебя поцеловала, - невозмутимо села в плетеное кресло Настя, снова закусив губу. – С колена в живот.

- Вот ты сука!

- Я стараюсь, - мило хмыкнула девушка. Парень уже собирался выйти, как девушка его окликнула. – Кстати, Лёш, мою машину пригнали?

- Да, солнышко. И кстати, Насть, ты еще заплатишь за это.

- С удовольствием, - рассмеялась девушка. Парень, хлопнув дверью, вышел из комнаты. В глазах зажегся дьявольский огонек. Она хочет войны? Она ее получит.

Девушка со смехом прокутилась в кресле. Ты хочешь войны, Горелов? Ты ее получишь.

Комментарий к Глава 2. или Хочешь войны? Ты её получишь, зайка.

Произошла огромная накладка, мои Дорогие, и пришлось вместо завтра писать главу сегодня :с Так что, завтра она отменяется( Но зато сегодня - получилась, пляшем:3

Следующая поступит к среде-четвергу:3

========== Глава 3. ==========

- Анечка, ну я уже в двадцатый раз извиняюсь перед тобой за каток. Ну, Пашку возьми, Дена, Горелова. Но у меня реально времени нет. Звонили из студии, сказали завтра срочно быть, а мне нужно ребятам танцы ставить. Я всю ночь сегодня тусуюсь в танцевальном, Ань. Ну, не обижайся, - рыжая ходила от стены к стене в гостиной, активно жестикулируя руками. Будто вышеуказанная Антонова сидела на диване и дулась на рыжую, как мышь на крупу, а та привлекала ее внимание.

Рыжая подошла к огромному окну.

На улице уже была непроглядная тьма, и только маленькие фонарики освещали двор Горелова, предавая ему еще больше сказочности, чем днем.

Пока Анастасия продолжала разговаривать по телефону и жестикулировать еще сильнее, чем обычно, в комнате появился Горелов. Вальяжно развалившись на диване, он уставился на девушку.

На девушке были свободные джинсы, державшиеся на бедрах. Права штанина была закатаны выше колена, а на самом колене была тугая перетяжка. Горелов не предал ей никакого значения. Серая борцовка была закатана до лифчика, показывая еле заметный пресс, поверх борцовки была натянута ярко-розовая короткая майка. На руках черные короткие перчатки без пальцев. Обута девушка была в танцевальные джазовки, поверх которых до голени были натянуты черные гетры.

«А она очень даже хороша» - пролетело в голове Горелова.

- Антош, ну, прости. Давай завтра лучше сгоняем куда-нибудь. Ну, честно. Тем более ты устала, какой

каток? Вот и договорились, родная, - обворожительно улыбнулась Настя и убрала телефон в карман.

- Как твой друг? – кивнув в сторону паха Горелова, и попутно собирая волосы в незамысловатый пучок, спросила Настя.

- Готов трахнуть тебя прямо здесь, - ухмыльнулся Алексей.

- Но-но-но, Алексей, вы, между прочим, очень влиятельный и серьезный человечек. Ведите себя подобающе, - ухмыльнулась Настя.

Она уселась рядом с молодым человеком на диван и включила телевизор. Горелов напрягся.

Еще ни одна девушка так просто не садилась рядом с ним, чтобы просто посмотреть телевизор.

- А где Ден? – спросила девушка, переключая каналы.

- В спортзале вроде был, а так…

- О, Хорунжий, - ухмыльнулась девушка, глядя на экран телевизора. – Уже и там, бес.

- Кто это? – поинтересовался Леша.

- Это Арсений Хорунжий. Он у меня в школе преподает. Смотрю, он уже и в «Танцы» выбился, - рассмеялась Настя.

- Лёшенька, я дома, - раздался девичий голос.

- «Лёшенька», твоя баба дома, - спародировав голос незнакомки, рассмеялась Анастасия.

- Господи, ну, кто ей дал ключи? – взвыл от недовольства парень.

- Ой, Лёшик, там такой мороз. А я с пакетами и на шпильках, да еще и на машине. Это ужас какой-то. Сегодня в зале Хорунжий злой, как черт был. Вы*бать бы его, чтобы нервов меньше стало. А то недотрах. – Раздеваясь и попутно разговаривая с парнем, щебетала девушка.

Как-будто ему это было интересно.

«Хорунжий, говоришь?» - сощурила глаза Анастасия.

- Кстати, насчет последнего. У кого-то сегодня будет дикий секс, - обняв за плечи Горелова, проговорила девушка. Наконец, блондинка заметила Настю.

- Не поняла, а ты кто? Судя по одежде горничная? Принеси вина, - язвительно улыбнулась блондинка.

- Лёшенька, дорогой, а ты не говорил своей даме, что уже месяц, как обручен? – мило улыбнувшись, спросила Настя у Алексея. Парень закашлялся.

- Что? – резко выпрямившись, пропищала девушка.

- Тань, ты все не так поняла, Тань, - попытался оправдаться парень.

«Господи, на хрена я это сказал? Идеальная ж возможность отвязаться от нее» - хмыкнул про себя Лёша.

- Нет, Танечка, ты все правильно поняла. Алексей Горелов около месяца назад сделал своей любимой девушке предложение руки и сердца. Что в этом такого?

«А девчушке-то лет 18», - усмехнулась про себя Дмитриева.

- Тань, я не…

- Таня, все так. Лёха сделал моей систр предложение. Собственно, мы и прилетели из Англии, - мимоходом бросил паренек, услышав обрывки разговора.

- Горелов! – рассвирепела девушка и влепила парню пощёчину.

- Перфилова, - прошипел Лёша и схватил девушку за запястье.

- Лёсик, ну чего ты-то злишься? Это я должна на тебя злиться, - протянула рыжая, встав на носочки.

- Дурдом! – рыкнула блондинка и выбежала из дома.

- Таня! – крикнул вслед парень. – Ты, что творишь, сука? Ты меня секса лишила, идиотка, – повернулся к Анастасии Горелов.

Девушка стояла, скрестив руки на груди, и наблюдала за тем, как меняется выражение лица парня.

Зеленые глаза застила пелена гнева. Нисколько за ту, что убежала, а сколько за столь тупую шутку. Ведь, зная Перфилову, она могла растрепать всем и вся, что Горелов женится, да причем на такой, как она.

Желваки зашли за скулы. Эта ярость придавала парню неведанную красоту, что непременно отметила Дмитриева. Она всегда сравнивала его с Дьяволом. Что лицо, что поступки. Сто процентное попадание. Дьявол.

- Я что делаю? Это ты что делаешь, дорогой? Сначала мне предложение делаешь, затем изменяешь с всякими шлюхами, а потом на меня же и орешь? Да у тебя не невеста, а ангел.

- Нимб не потеряй, - рыкнул Горелов.

- Ой, Горелов, ну извини. Она просто тявкнула про Хорунжего, ну я и завелась. Успокойся, прибежит еще. – Улыбнулась девчушка.

«Так искренне», - подумал парень.

- Ладно, хрен с тобой. Всё равно отомщу тебе, мелкая. Жестоко. Бойся меня. Я придумаю, как тебе отомстить, - ухмыльнулся парень.

- Уже коленки трясутся, - кинула вслед уходящему парню Анастасия. На что последний показал фак. – Детский сад, - выдохнула девушка и выключила телевизор.

Рыжая распустила свои огненные волосы и затем снова собрала их. Еще раз вздохнув, она направилась к кухне. Оглядев помещение, а в частности холодильник, и сравнив свои габариты и его, девушка пошла на отчаянный шаг. Девчушка, открыв дверцу, подставила к холодильнику стул. Наконец, когда она дотянулась до верхней полки, она достала маленькую бутылочку воды.

- Карлики атакуют холодильник? – усмехнулся Горелов, оперевшись на косяк входной арки.

Девчушка слезла со стула, закрыла холодильник и повернулась к Горелову.

- Опять ты, чудище?

- Я тут живу, представляешь? – состроил милую улыбку парень.

- Ясно-понятно, - пробурчала девушка. – И вообще, сам ты карлик…

- Это мне сейчас сказал человек, который не может дотянуться до самой верхней полки холодильника? – усмехнулся Алексей.

Настя в который раз отметила его неземную красоту. К сожалению, она не захочет с ним отношений… Наверное…

- Ну, а че она так высоко?

- Это просто ты низкая, - ядовито улыбнулся Лёша.

Девушка схватила со стола зеленое яблоко и запульнула в Горелова. Тот , выставив руку, поймал его.

- Не советую в меня кидаться, - подмигнул девушке парень и запульнул яблоко в нее. Рыжая ловко присела.

- Не советую в меня кидаться, - спародировала Лёшу Настя.

- Вот и круто.

- Круто.

- Чудно.

- Чудно. Меня Ден ждет на тренировке. А твой словарный запас, видимо, уже иссяк. Баю-бай.

Девушка с гордо-поднятой головой прошла мимо Горелова. Тот лишь усмехнулся.

- В этот раз гордая попалась, - он посмотрел на валяющееся, на полу яблоко.

В два шага сократив до него расстояние, парень поднял его. От зеленого плода веяло сплетениями трех запахов. Свежего яблочного, резкого мужского и приятно-режущего по носу, сладкого женского.

Не зная почему, он взял то яблоко и направился к себе в кабинет.

POV Алексей.

На протяжении пятнадцати минут я крутил это зеленое средство атаки в руках, сидя за столом. Что-то не позволяло его не выкинуть, не помыть и съесть. Не мог я. Почему-то…

Мдауш, с пребыванием Дмитриевой в моем доме, он будто и зажил по-другому. Без меня.

Такое ощущение, что она здесь вечность. Да и мстить ей как-то перехотелось…

Так. Нет. За свои поступки пусть отвечает. Что придумать?

- Алё, Пах, - пальцы сами набрали его номер.

- Ой, Лёх, извини, что не приехал. Работы в офисе по горло, твои подопечные вообще из-под рук выбились… - начал оправдываться Паша.

- Я не поэтому звоню, - перебил его я. С этими лентяями я сам завтра разберусь. Уволю всех к чертовой матери.

- Да? – удивленно протянул Вершинин.

- Верш, как можно отомстить девушке?

- Влюбить ее в себя, а потом бросить, - выдал мне Паша. – Стоп, а тебе для кого?

- Для особы одной….

- Настя?

- Не-е-ет, что ты? – скрестив пальцы, ответил я.

- Смори мне, Горелов! Ой, черт, Лёш, это все или еще что-то?

- Все.

- Тогда пока, а то меня щас сожрут, - в трубке послышались короткие гудки.

- Пока, псих, - в пустоту ответил я.

Хм, влюбить в себя крошку-Настю? Шикарно. Как известно, парня то у нее и не было.

Быстро захлопнув крышку ноутбука и оставив яблоко на столе, я вышел из кабинета. Попутно засовывая телефон в карман джинс, я спустился на первый этаж.

Здесь вовсю глухо отдавалась музыка из танцевального зала, по всему видимому.

Сходить посмотреть что ли? Или выгонит? А, к черту, мой дом. Что ворочу, то и хочу. Ой. То есть наоборот. Что хочу, то и ворочу. Во, так лучше.

Я по-хозяйски открыл дверь, вошел в помещение и приземлился рядом с Денисом, который так же смотрел на сестру.

- Вы же не против? – улыбнулся я.

- Та не, сиди-сиди. – Улыбнулся мне в ответ малой. – Да, Настюх? – уже крикнул он. Она только махнула рукой, а парень расплылся в довольной улыбке.

Передвижения девушки были для меня, обычного человека, очень и очень странными. Она ходила туда и обратно, туда и обратно, и снова, туда и обратно. Иногда где-то подпрыгивала, иногда тупо била себя по перебинтованной коленке. Травма что ли? Плевать.

- Насть, ну, че ты? Хорошо ж все было, че ты опять то придумываешь? – подскочил Денис и оперся на станок.

Кажется, именно так эта палка и называется.

- Ты понимаешь, что мы не укладываемся в четыре восьмерки?

- Давай уложимся в две восьмерки и на еще две покрутим трюки?

Это они сейчас на инопланетянском говорят?

- Давай. Давай. Да будет так. Только мы сейчас начнем танцевать, а я остановлю музыку и скажу: «Нет, Диня, это не катит».

- А я тебе скажу: «Катись колбаской, систр. Мы станцуем так».

- Может, вы уже просто станцуете? – подал голос я, прерывая их милую перепалку.

- А давай, - усмехнулась девушка.

Рыжая легла на пол и включила музыку.

Эти двое словно жили в танце, чувствуя музыку сердцем. Нет, ну реально, они не просто двигались в такт. Они вкладывали в движения душу. Было видно, что танец – неотъемлемая часть их жизни.

- А, по-моему, все круто, - ухмыльнулся я.

- А, по-моему, здесь хореограф я. – Фыркнула Настя. – Но сейчас, действительно получилось не плохо.

- А я говорил-говорил-говорил, - запрыгал вокруг Насти Денис.

Эти двое иногда такие милые…

Комментарий к Глава 3.

http://bondarenko-dance.kiev.ua/wp-content/uploads/2013/03/Hip-hop_2.jpg – джинсы и майки Насти.

http://tipstops.ru/images/post/5d8eec7b2817c275d3a3e49d4e9b33e9.jpg - Арсений Хорунжий.

http://www.youtube.com/watch?v=enlBAab1sXs&list=LLCgKl0EhXDM_poLWZZG5Zng&index=5 – танец Насти и Дениса.

========== Глава 4. ==========

Очередная кружка с кофе идет в ход. Наручные часы показывают 04.00.

Снова бессонная ночь, Дмитриева? Она самая.

Одна и та же музыка снова и снова ударяла по вискам рыжей. А кто говорил, что хореографом-постановщиком быть легко?

В который раз несколько ударов по правому колену. Но жуткая боль не утихает. Закусывает губу. С такой силой, что она наливается кровью.

Единственная мысль: “Все заживает с работой” - в этот раз не пройдет. И ты знаешь это.

С новой силой делаешь арабеск*. Каждая из мышц будто заново наливается кровью. Приятная боль растекается по телу от своеобразной «стойки балерины».

Сняла позицию. Боль в колене немного притихла. Выключила музыку, улыбнулась своему отражению в зеркале и с прекрасным настроением вышла.

Когда одна – хоть переломись от боли. Когда на людях – даже и делать этого не смей.

На наручных часах 05.00. А она снова дарит всем свою улыбку.

Девушка перед огромным зеркалом в своей комнате. Глаза были ярко накрашены черной подводкой и тушью. Брови аккуратно подведены, на лице ни одной веснушечки. Все попрятались под молочным цветом тонального крема. Синяков под глазами, которые были еще несколько часов назад, как не бывало.

Карамельные глаза смотрят больше не с усталостью, а с теплом, которое может растопить даже самое ледяное на свете сердце. Ярко-рыжие волосы немного подзавиты. Создавалось такое впечатление, что среди этой огромной рыжей копны волос, лицо девушки выглядело как личико маленькой фарфоровой куколки.

На рыжей были ярко-голубые рваные джинсы. Из дырок на коленях торчали черно-белые полосатые колготки. Рукава ярко-красного длинного свитера с оленями были закатаны до локтя. На ногах были огромные тапки с заячьими ушами. Разумеется, Анастасия не собиралась в них на улицу. Но по дому-то ей никто не запрещал в них шастать.

Подмигнув своему отражению, будто бы говоря: «У нас все хорошо», девушка вышла из комнаты.

- Здорова, сестрёныч, - раздался бодрый крик с другого конца коридора.

Девушка жестом показала брату, чтобы вел себя по тише.

- А че «по тише» то? Лёха же привел вчера ночью свою бабу, а я по тише? – весело хмыкнул парень.

-Что? – недопоняла рыжая.

- Ну, это, они с Перфиловой вчера ночью мирились. – Денис жестами показал, как они «мирились».

- Ну, я все равно не слышала…

- Ясно, ты опять не спала всю ночь? – уже спускаясь по лестнице, говорил Насте брат.

Внизу уже сидел Горелов. Анастасия окинула его беглым взглядом. Черный строгий костюм. Белоснежная рубаха, начищенные черные туфли. Ну, конечно же, рядом с ним сидела Перфилова. Этакая девочка под стать этакому мальчику. Одетая с иголочки. Готовая душу отдать за новую коллекцию Prada.

Горелов заинтересованно смотрел на Настю. На губах застыла дьявольская ухмылка. Но где-то в глубине души, он находил довольно милым то, как брат отчитывал сестру. Казалось, что Денис выглядит намного старше Насти. Возможно из-за его высокого и ее низкого роста. Возможно, из-за его серьезного и ее детского взгляда. Лёша не знал.

- Кстати, Стась, мне Сеньчик звонил. Просил, чтобы ты ему перезвонила, - улыбнулся Денис. – Ты че будешь, яичницу или бутерброды?

- Чай. И не называй меня «Стасей», - сморщила свой носик рыжая.

- А че, Сене можно, а мне нет? Окей, Стась, - весело рассмеялся Денис и исчез в кухню.

- И тебе доброе утро, - ухмыльнулся Горелов, глядя на рыжую.

- Лёшик, а твой дом еще долго будут атаковать нашествие клоунов? - поинтересовалась блондинка.

Лицо Горелова изменилось. Неведанная злость воцарилась в глазах парня.

- Да, нет, Танечка, мы с братишкой не надолго здесь, не волнуйся. Как только мы уедем, ты снова можешь трахать со своим Лёшенькой где пожелаешь.

- Даже в твоей комнате? – язвительно улыбнулась девушка.

- Хоть сейчас идите, - хмыкнула Настя.

- Ты, кажется, шла завтракать, - ледяным голосом проговорил Алексей.

- А ты, кажется, рамсы попутал, парень, - так же холодно бросила ему девушка.

- Как ты смеешь с ним так говорить? – вскрикнула Перфилова, но она осталась незамеченной.

Молодой человек приблизился к рыжеволосой.

- А теперь по понятнее объяснила.

- А теперь слушай меня. Я – это не твоя шлюха Перфилова. Терпеть такого голоса и преклоняться перед тобой не буду. Так шандарахну, что либо у тебя месяц не встанет, либо ты просто на просто будешь лежать в больнице с сотрясением мозга, а Перфилова будет таскать тебе йогурты, чтобы ты не терял сноровки язычком хорошо работать.

Парень отошел на шаг назад, дабы его сожительница не пустила в ход руки.

- Всё понял, отошел. – Сквозь зубы прорычал парень.

Теперь он точно знал, что отомстит этой рыжей девчушке. И эта месть будет самой жестокой из всех, что она видела.

Рыжая, довольно хмыкнув, скрылась в кухне.

- Лёшенька, ну поему ты её терпишь? Вот если бы я тебе так сказала, ты бы меня убил, - надулась девушка.

- Дело к тебе есть, - хмыкнул холодно парень. – Пошли ко мне в кабинет.

Молодой человек уселся в кожаное кресло.

- Садись, - кивнул он в сторону стула.

Блондинка послушно села.

- Слушай, Лёшик, я тебе не изменяла… - быстро начала девушка.

- Ой, кому ты загибаешь? – отмахнулся рукой парень. – Я ж знаю, что ты со мной спишь потому, что думаешь, что тебе чего-нибудь из моего кошелька перепадет, - довольно усмехнулся Горелов.

- Мне всё равно не перепадет, - фыркнула Татьяна.

- Это верно, но перепасть может.

Заинтересованные глаза девушки прожгли Горелова.

- Выкладывай, - усмехнулась девушка.

- Дело обстоит так. Сейчас мы с тобой разыгрываем ссору, в которой я тебя бросаю. Естественно, с тобой мы больше пересекаться не будем. Я влюбляю в себя эту Дмитриеву. А через недели четыре-пять, ты вновь объявляешь и говоришь этой рыжей сучке, что я ее использовал и так далее и тому подобное. После чего я тебе за эту плачу, и ты сваливаешь из моей жизни навсегда.

- Я в доле, - пожала плечами девушка. – Пошли играть?

- Погнали.

- Привет, Сень, – Обнимая высокого парня, улыбалась девушка. – А как ты узнал, где мы?

- Денис рассказал, - рассмеялся голубоглазый парень и еще крепче сжал в объятиях рыжую. – Как колено?

Неужели помнит?

- Потом расскажу, - грустно улыбнулась девчушка.

- Ой, а у нас…

- Слушай, ты меня уже за*бала, понимаешь, бл*ть? – раздался грубый мужской голос.

- Кто кого за*ебал, - в ответ ему послышался женский.

- Это еще что за “Санта-Барбара”? – рассмеялся Хорунжий.

- Это? Это очередной скандал куклы Барби и ее хозяина Кена. – Хмыкнула Дмитриева.

- Слушай, вали уже, шалава! Чтобы я тебя вообще здесь больше не видел.

Сначала мимо ребят пробежала Татьяна. А вслед за ней появился и сам Горелов.

- О, Перфилова, - хмыкнул Арсений, глядя на удаляющуюся персону.

- Вы знакомы? – удивилась Настя.

- Больше, чем ты думаешь, - рассмеялся парень.

- Извиняюсь, за утренний скандал, - подал знак присутствия Горелов.

- Арсений Хорунжий, - протянул руку молодой человек Алексею.

- Алексей Горелов.

«Так, вот ты какой, Хорунжий?» - усмехнулся про себя Лёха.

- Вот и круто, вот и познакомились. А нам с Сеней на работу надо, - быстро протараторила девушка, застегивая черный пуховик. – Ден, где ты есть? – крикнула девушка.

- Это вы где есть? – раздался голос брата за спиной сестры. – Я уже замерзнуть успел.

- Ой, поехали уже а?

- Приятно было познакомиться, - улыбнулся Арсений и вышел из дома вслед за рыжем вихрем.

- А мне то как, - хмыкнул Горелов.

Комментарий к Глава 4.

Арабеск* - одна из балетных поз.

Извиняюсь за задержку главы:с

И приношу плохую новость, теперь главы выходить будут редко:(

Еще раз, простите :с

========== Глава 5. А я не люблю Новый Год. На то своя причина. ==========

Темное помещение ярко освещалось самыми различными прожекторами. Они просто ослепляли глаза, отчего те немного слезились.

На многочисленных трибунах сидело слишком много людей, но почему-то казалось, что это все эти люди больше напоминали страшных зубастых теней. А может быть эти тени – есть то, что скрыто внутри человека? Скорее всего бред. Хотя, никто не знает, о у людей внутри кроме них самих. С первого взгляда судить совсем не стоит.

На возвышенности, судя по всему, сцене, стояла девушка маленького роста. Ярко-рыжие волосы светились будто нимб. Рядом стоял высокий парень. Создавалось ощущение, что это стояли этакий великан и мышка. А точнее, Слон и Моська.

В зале была приятная предновогодняя атмосфера. Ребята смеялись, проводились мастер-классы, тренировки.

- Ну, что же, я думаю, вы все запомнили, - улыбнулся Арсений, взглянув на часы.

- Да, мы что-то с вами засиделись. И у меня для вас новость. У нас будет открытое новогоднее шоу «Winter Dance», что в переводе означает «Танцевальная Зима». Занятия начнутся с завтрашнего дня. Попрошу никого ко мне не опаздывать. Всем спасибо, все свободны.

Тени зааплодировали в честь девушки. Казалось, будто сама смерть дарит ей эти аплодисменты, но нет. Это были всего лишь люди…

POV Анастасия.

Вечер вновь вступал в свои законные права. Люблю это время суток. Когда уже все совсем темно.

Денис, к сожалению, уехал с какой-то очень милой девушкой. Василиса, вроде. Я же осталась вместе с Хорунжим.

- Насть, может, в кафе посидим? – раздался приятный бас над моим ухом.

- Ну, можно, конечно.

- Здесь не далеко, пошли, - обворожительно улыбнулся он.

Всегда любила его улыбку.

Спустя несколько минут ходьбы по лютому морозу, мы все же появились в кафе.

Приятная и тихая обстановка будто бы убаюкивала. Так и хотелось просто лечь спать и забыть про все проблемы.

Заказав еду, между нами воцарилось молчание.

Его темно-серые глаза стали серьезными. Он внимательно в меня вглядывался, будто бы ища ответы на свои немые вопросы.

- Насть, прошу тебя, ответь мне честно…

- На что? – беззаботно перебила его я, догадываясь к чему клонит друг.

- Как твоя нога? Как колено? Только честно.

Наступило молчание, которое буквально начинало душить меня. Я не знала, что ответить на его вопрос.

Знала, конечно.

Но боюсь. Боялась. И буду бояться.

Страх снова накрыл меня с головой.

- Ответь мне, не молчи!

- Все плохо, Сень.

Рука сама подлетела к лицу и закрыла глаза.

Плевать на все. Я сильная. Но уже сама сомневаюсь в этом.

- Мне нужно хирургическое вмешательство для соединение разорванных участков мениска на правой ноге. И естественно, менискэктомия – это удаление поврежденной области. Существует риск на полное удаление мениска. Но такая операция проводится редко, так как идет повышенный риск остеоартрита коленного сустава. У меня его еще не выявили. Я боюсь, это так.

- Слушай, нужно просто провести операцию. Есть такая штука, как артроскопия. У меня девчонка одна делала. Сейчас танцует, дай Бог! Ты просто себе в голову вбиваешь больше, - улыбнулся Сенька.

Эх, Сенька, Сенька, было бы все так просто.

- Это еще не все. Сень, то, что я сейчас скажу, пожалуйста, никому. Дело в том, что около трех лет назад, в Англии, я попала в автокатастрофу. Итогом которой послужил перелом верхнего конца бедренной кости. Врачи решили сделать внутрикостную фиксацию бедра металлическим стержнем. Они уверяли, что уже через месяц я смогу более-менее танцевать, а через три привычная трудоспособность вернется. Но я и не представляла, что после этого каждый шаг для меня будет адской болью. Они не могут понять, что пошло не так, а я теперь живу с адской болью, которая только изредка отпускает меня.

- Она не проходит?

- Иногда. Когда танцую. Я уже думаю, что это от погоды или еще от чего. Кости все-таки. И после этого случая у меня ужасная боязнь операционного стола. Я боюсь, понимаешь, а тут еще и правая нога.

- Все будет хорошо, завтра же поедем с тобой в клинику и все выясним. Я сам лично с тобой съежу…

- Я завтра не могу, - резко проговорила я. – Мне завтра на съемки нужно съездить. Давай лучше после Нового Года? – состроив щенячьи глазки, спросила я.

- Ладно, но мы съездим! – пригрозил пальцем Хорунжий.

Я слегка улыбнулась. Впервые выговориться кому-то – это просто нереальное облегчение. Но операция… Сколько же можно?

- Эй, Хорунжий, привет! – раздался веселый голос какого-то паренька.

- Здаров, Гошан, - раздался хлопок. Видимо, они поздоровались.

- А я? – раздался еще один голос, но уже девичий.

- Привет, Женек, не заметил, - поднял руки вверх Сеня.

- А кто столь прекрасная дама? – обратился взгляд парня на меня.

На гея чем-то похож был, ну правда. Одет, как попугай, очки, волосы местами взъерошенные, местами зализанные.

- А это Настя Дмитриева, - ответил за меня Сеня, посчитав, что говорить я еще не готова.

Как бы не так, Хорунжий.

- У меня есть язык, Хорунжий, - усмехнулась я.

- Я Женя Карпыгина, - улыбнулась брюнетка.

Ее светлые глаза, будто насквозь прожгли. Хоть убейте, такого взгляда не видела еще.

- Стой! А ты, ты не тот самый известный хореограф, о котором мне все уши прожужжал Гоша.

Я лишь улыбнулась.

- Ни о ком я не жужжал, - смутился парень и приобнял девушку за талию.

Видимо, эти ребятки – пара.

- Ладно, я, наверное, поеду. Меня уже дома ждут, - улыбнулась я.

- А кто? - Грустно протянула Женя. – Может, останешься? Поболтаем, кофе попьем? – смущенно улыбнулась она.

- Ребят, я бы с радостью, но у меня работы много и семья не накормлена, а сами готовить не умеют.

- Ты семьей этого Горелова считаешь? – фыркнул Хорунжий.

- Лёха, что ли, Горелов? Ты с ним живешь? – удивился Петрищев. – Крутяк, а я с ним работаю.

- Эм, ну, как бы, да, живу.

- Так, у него же Перфилова была, - тихо проговорил Гоша.

- Нет, вы не поняли, мы с ним совсем не пара, - протараторила я. – Он мой друг, да. Я, пойду, все же, - улыбнулась я.

- Ну, до встречи тогда, Дмитриева, - подмигнула мне Женя.

Со всеми распрощавшись, я вышла из кафе.

До дома Горелова я доехала очень быстро. Особенно с моим диким пристрастием к скорости.

Свет в доме уже горел. Видимо, Денис приехал.

- Ден, я дома, - крикнула я, заходя в сказочный домик. – Ден?

Странно, нет еще что ли?

- Дениса ищешь? – появился в коридоре тёмный силуэт. Включив свет, я увидела Горелова.

- Привет, Лёш, а его еще не было?

- Нет, еще. – Грустно улыбнулся парень.

Что с ним такое? А, он же свою шлюху бросил. Неужели сохнет по ней теперь.

Сняв куртку, я прошла за ним в гостиную.

- Что-то случилось, Лёх? – сев рядом с ним спросила я.

- Да, нет, норм все.

- Лёш, ну я же вижу.

Я почему-то дотронулась до его теплой щеки. Сквозь руку будто прошло несколько разрядов тока.

- Если ты это из-за Тани, то не волнуйся. Ещё лучше найдешь, с твоими-то данными, - я потрепала его по щеке.

- Я нашел уже, - он внимательно посмотрел мне в глаза.

На меня намекнул? Бред.

- А вообще, я не переживаю. Просто устал. Но мне нравится, как ты меня успокаиваешь, - он накрыл своей теплой ладонью мою ледяную руку. Затем последовал бархатный смех.

- Ах, ты ж, - я резко выдернула свою руку и ударила его по руке.

Конечно, все это было в шутку. Так, дурачество.

- Что ж я? – еще сильнее рассмеялся Горелов.

- Что ж ты елку то не нарядил? – ляпнула я первое, что пришло в голову. – Стоп, Лёш, а че ты реально ёлку не нарядил?

- Я? Да времени не особо много. И не хочу я этот праздник. Не люблю его. – Он спрятал свой взгляд под пушистыми ресницами.

- Ну-ка быстро наряжать! – ослепительно улыбнулась я.

Спустя несколько часов мы уже стояли в центре гостиной и наряжали огромную пушистую елку. Она была раза в два-два с половиной больше меня.

- Насть, а ты еще носишь ту бандану? – внезапно спросил Горелов.

Я замерла со стеклянным шариком в руках. С чего вдруг такой вопрос?

- Д-да, - с запинкой ответила я.

Я мгновенно вытащила из кармана джинс светло-розовую бандану и обмотала вокруг руки.

- Она всегда со мной. А ты?

- Я тоже.

Он закатал рукав белоснежной рубахи. Под ней виднелась темно-синяя, больше отдающая в черный бандана.

- Никогда не снимаю, – признался парень.

- Как и свой костюм? - хохотнула я.

- А вот его я ненавижу, - поддержал мой смех Лёша.

Наконец, в его руках показался огромная позолоченная звездочка.

- Ой, Лёш, а можно я ее повешу?

- Ты маленькая ещё, - мило улыбнулся Горелов.

- Ну, я стул подставлю, ну, - выпятив нижнюю губу, предложила я.

- Есть немного другая идея, - хитро сощурился Лёша.

Я даже и не заметила, как оказалась на шее Горелова.

- Чего ты такая легкая? – изумился парень.

- Тебе кажется, - ухмыльнулась я.

- Ладно, корова, - заржал Горелов.

Я пнула его ногой.

- Ты там по тише, а то звездочку уронишь. Я тебе этого не прощу. Либо прощу, только после то как трахну.

- За языком следи. – Хмыкнула я.

Разделавшись с наконечником, Горелов снял меня со своих плеч.

- Без тебя бы я ее и не наряжал бы.

Он немного наклонился ко мне. Ещё чуть-чуть и я чувствовала его равномерное теплое дыхание. Потрескавшиеся губы уже приближались к моим.

- Слушай, Лёх, - мгновенно отскочила я. – А ты разве, не праздновал Рождество?

- Оно с 6 на 7 января. – Оторопел парень.

- А вот и нет. Мы празднуем его 25 декабря.

- Это католическое, детка, - подмигнул мне Горелов.

- А вот и нет, - фыркнула я.

Внезапно меня осенила нереально крутая мысль. Догонялки.

- Ты водишь, - ударив его в грудь, я резко ломанулась наверх, последнее, что до меня донеслось было: «Что за несносная девчонка?!»

Комментарий к Глава 5. А я не люблю Новый Год. На то своя причина.

Наконец-то появилось время и вслед за ним - новая глава! С наступающим Новым Годом, Ребятушки!:3

Надеюсь, что в Новый Год так же поступит глава) И,в связи с временем, я надеюсь, что я буду интенсивно радовать Вас продолжениями!:3

http://newpix.ru/wp-content/uploads/2014/05/Clothing_for_brunettes_01.jpg - Карпыгина Евгения.

========== Глава 6. Делай что хочешь. ==========

Молодой человек в строгом костюме стоял около огромного окна со стаканом виски в руке. Затуманенный зеленый взгляд смотрел на город. Казалось бы, вот он, в центре Москвы. Добился всего, чего хотел, о чем мечтал. Но там, где-то в области сердца, была невероятная пустота, разрушающая все его внутренности, весь его внутренний мир.

На календаре была обведена красным маркером дата. 31 декабря. Из года в год он обводит эту ненавистную дату. Из года в год он корит себя за то, что однажды не признался. Не смог открыться.

Именно в канун Нового Года он потерял родного ему человека. Этот человек ушел из его жизни, бросил его одного, улетел в другую страну. Из-за этого человека он в одно мгновение возненавидел всех, он пообещал отомстить за причинённую боль ему. И он уже мстит. Месть началась.

Осушив стакан, он с характерным звуком поставил его на дубовый . Кинув взгляд на другое окно, показывающее весь его офис, он недовольно усмехнулся. Задернув жалюзи, молодой человек приземлился в кожаное и принялся за работу.

- Алексей Витальевич, к вам секретарь среднего отдела – Перфилова Татьяна Павловна. Впустить?

- Да. – Сухо ответил Горелов.

Он сотню раз жалел о том, что взял эту стерву к себе на работу. И сотню раз пытался ее уволить. Но животное желание внутри него не могло исчезнуть. И снова, и снова, парень повторял свои ошибки.

- Здравствуй, дорогой, - слащавым голосом проговорила девушка.

- До свидания, детка, - хмыкнул Алексей.

- Не хорошо пить на рабочем месте.

- Тебя не спрашивают.

- Как продвигаются дела с Дмитриевой? – хитро улыбнулась Перфилова.

- Не твое собачье дело, детка, - желваки выступили за скулы.

- Что уже успел влюбиться в нее? Слабак ты, Горелов. Слабак.

- Я ни в кого не влюблялся, раз. Тебя совершенно не касаются мои дела, два. Ты уволена, три.

- Что? – от удивления глаза девушки расширились.

- Что слышала. Мне надоело терпеть твои высокомерные выходки, подруга. У меня здесь серьезная организация, а не цирк!

За секунду в глазах девушки парень успел прочесть и страх, и ненависть, и хитрость.

Кошачьей походкой девушка подошла к начальнику.

- Лёшенька, ну, что ты кипятишься, зайка? – она обняла его за плечи и провела языком по шее.

-Ты. Уволена. – Отрывисто произнес Горелов, оттолкнув от себя Перфилову.

- А раньше тебе это нравилось… - непонимающе уставилась на парня девушка.

- А раньше у меня на тебя вставал, - довольно усмехнулся Горелов.

- Ты тварь, Горелов. И мне теперь жалко ту девчонку, которой ты собрался разбить сердце.

- А мне нет. А знаешь почему? Потому что она такая же стерва, как и ты сама, понимаешь? Она меня однажды кинула. Теперь поплатиться за это, - рассмеялся Горелов.

- Никогда раньше не думала, что узнаю себя с такой стороны и буду кого-то защищать. – Удивилась Татьяна. – А ты кабель. И завтра я напишу заявление по собственному.

- Умничка, дочка.

Кинув злой взгляд на Алексея, Татьяна покинула кабинет.

- Алексей Витальевич, к вам посетитель, - просунулась голова крашенной блондинки в дверной проем.

- Кто опять?

- Дмитриева Анастасия Викторовна.

- Пусть войдет, - парень резко встрепенулся и откинул свой черный пиджак в самый дальний угол кабинет.

На пороге появилась девушка невысокого роста.

- Привет, Лёш.

- Привет, проходи, - обворожительно улыбнулся молодой человек. – Присаживайся.

- Да, нет, я не на долго, - нервно улыбнулась рыжая, но все же опустилась на кожаный диван, стоявший в противоположной стороне. – Я просто ключи от дома забыла. Денис сейчас уехал, а ты здесь. И я позвонила Паше, узнав ваш адрес и в общем вот, - было заметно, что девушка явно нервничала.

- Может, воды? – осторожно спросил Горелов, видя, что с девушкой что-то творится.

- Да, то есть, нет. Мне бы ключи и я домой.

Несмотря на неуверенное заявление девушки, молодой человек налил в стакан воды и поднес его гостье, сев перед ней на корточки.

- Спасибо.

- Что-то случилось, Насть?

- Нет, ничего. Я просто со съемок. Устала очень, - губы девушки немного дрогнули в легкой улыбке.

Алексей, как завороженный, смотрел в эти карамельные глаза.

- Я скучал, - внезапно вырвалось у него.

Рыжая замерла.

- Я, правда, скучал. Зачем ты тогда улетела? Зачем?

- Я не могла оставаться здесь после смерти родителей. У меня никого не было кроме дедушки. Которого потом тоже не стало…

- А я? У тебя был я.

- Ты? – усмехнулась девушка. – Ты только и искал повод, чтобы меня как-то унизить. Мне тогда и так было больно, а от тебя даже слова утешительного не было. Никогда. Ты хоть любил меня? Нет. Тогда зачем ты встречался со мной, просто ответь.

- Я любил тебя, Насть. Я и сейчас тебя люблю. Ты не представляешь, как я раскаивался в том, что сделал. В то, что не поддерживал тебя. Я пытался забыть тебя, правда, пытался. Но вот ты снова приехала. Такая чистая, красивая. И я понимаю, что не смогу без тебя…

Неужели парень мог так открыто и нагло врать девушке? Скорее всего, нет. Может, и у него были к ней чувства. Хоть какие-то крошечные, но были.

А твоя задача, Дмитриева, просто не верить ему. Но ты, ведь, не такая. Ты, ведь, поверишь…

- Это правда? – тихо прошептала девушка.

- Чистая правда.

Парень аккуратно приподнялся и так же аккуратно, будто боясь ее спугнуть, прикоснулся своими губами к ее. Обжигающая волна сразу прошлась по телу и парня, и девушки. Горелов отметил, что таких сладких губ он еще не чувствовал. Нет. Чувствовал. Лет восемь назад. Когда ему было всего 16. Когда он так же целовал эту девушку.

- Я все же, заберу ключи? – слегка улыбнулась Настя.

- Конечно, - улыбнулся Горелов. Он вытащил ключи из заднего кармана и протянул Анастасии.

Он в последний раз чмокнул ее в губы и отпустил. Девушка, помахав ему ладонью, вылетела из кабинета.

Раздался телефонный звонок.

- Слушаю, - все еще на улыбке проговорил Алексей.

- Лёх, срочно ко мне домой. Тут такое тебе покажу!

- Че средство зачатия детей выросло на два сантиметра, Вершинин? – рассмеялся Горелов.

- Чё ты такой веселый?

- Да, так.

- Вот сейчас все твое веселье разом пропадет. Кометой ко мне!

Спустя несколько часов Горелов находился в квартире Вершинина.

Алексей величественно восседал на диване, а сам хозяин шикарной квартиры в центре Москвы, стоял оперевшись на косяк двери.

- Это атас, Лех.

- Че случилось-то?

- Короче, моя Анька смотрит «Битву экстрасенсов».

- Я рад за нее, - усмехнулся Алексей.

- Ты дослушаешь или нет? – строго рыкнул Павел. – В общем, тебе Настя не рассказывала не про какие съемки?

- Ну, говорила че то. А чего, я в подробность не вдаюсь. – Алексей был явно заведен в тупик.

- Ну, вот, значит, моя Аня смотрит эту лабуду. И в последнем выпуске, описывали, знаешь кого?

Анастасию Дмитриеву. И когда я посмотрел этот выпуск. У меня волосы дыбом встали. Если тебя это интересует, я могу показать.

- Спрашиваешь. Давай.

Парень включил огромный плазменный телевизор.

Началась запись.

Бесформенный силуэт медленно передвигался по холодным плитам. Лицо было скрыто позолоченной театральной маской. Наконец, атласный плащ скатился к ногам. Показались тяжелые ботинки, ярко-голубые джинсы, и серая толстовка со снеговиком. Вскоре упала и маска. Глаза были ярко накрашены черными тенями, что придавало взгляду что-то магическое, рыжие волосы были подзавиты и распущены, брови аккуратно подведены, практически незаметно. Все веснушки были скрыты за тональным кремом. На губах еле заметный бесцветный блеск.

Раздается громкий возглас: «Экстрасенс в студии».

Рыжая закусила губу. В темном помещении появился ведущий – Сергей Сафронов, и молодой парень, одетый во все черное. На глазах его была плотная повязка.

- Вашему вниманию предоставлен Арсений Караджа, - кивнул в сторону парнишки Сафронов. – Арсений, как вы заметили, на вас надета маска. Вы что-нибудь видите? – паренек отрицательно покачал головой. – Что ж, хорошо. Арсений, вам нужно описать и рассказать о человеке, который сидит перед вами. 5 минут вы проводите испытание в маске. И десять минут без. Время пошло.

Сделав несколько незамысловатых движений по воздуху, парень начал.

- Здесь присутствует женская энергия. Девушка довольно молодая, но душевное состояние очень странное. Она будто ставит барьер передо мной. Знаете, такая светлая, яркая аура, заключенная в черную окаймовку. Быть такого не может? Ты ведьма?

Рыжая девушка чуть не засмеялась.

- Я ничего не вижу. Она будто закрыла от меня все. Увидите меня.

- Даже маску снимать не будете? – удивился Сафронов.

- Нет.

Парня вывели из помещения.

- Странный парень, да? - ухмыльнулся Сафронов.

- Мне кажется, он просто не смог и наговорил чепуху. – Засмеялась девушка.

- Действительно, - рассмеялся Сафронов.

Следующей на очереди была Катерина Борисова. Которая так же не выдержала и пяти минут нахождения в комнате. Съемочная группа успела уже перепугаться.

В помещении появилась Татьяна Ларина. Сафронов объяснил ей задание и ведьма тут же принялась что-то шептать себе под нос, тем самым вогнав в ступор рыжую.

- Это явно девушка. Сильная энергетика. Видимо, занимается чем-то творческим. Танцы. И рисует.

Рыжая губами показала съемочной группе: «Рисовала».

- Вижу зал. Танцевальный. Множество зеркал. Девушка передвигается по нему. А внутри адская боль. Она зачесывает свои волосы, рыжие волосы назад и садится на пол. Она бьет несколько раз по колену. Но оно продолжает болеть. Она резко встает и направляется вниз. Там стоит светлый парень. Такое вот вытянутое лицо, высокий рост. Они садятся в машину. Идет дождь, нет ливень . Они едут по дороге. Затем резкий толчок в лобовое стекло. Машина. Одна машина отлетает. Парень умер. На месте. Девушка лежит.

На глазах рыжей показались слезы. Она показала руками крест, дабы остановить испытание ведьмы.

- Татьяна, вы можете снять повязку.

Блондинка сняла повязку. На глаза как и у рыжей были слезы.

- Девочка моя, - ведьма подалась вперед и обняла девушку. – Мне очень жаль. Очень.

- Я будто заново пережила тот момент из жизни. Вы сильная. Очень сильная. – Потрясенно шептала девушка.

- Все хорошо еще будет. А ногу проверь. Потому что врачи ошиблись и оставили не ровно. Из-за этого тебе больно. Срочно проверь. Не волнуйся за брата. С ним все хорошо будет.

- А Никита? Как он? – тихо прошептала девушка. Казалось, только они вдвоем понимают, о чем говорят.

- С Никитой хорошо все. Он сейчас там, - он возвела глаза к потолку. – Он должен был умереть. Не переживай, ты еще найдешь свою любовь. Уже нашла.

- Татьяна, вам пора, - раздался голос Сафронова.

Ларина еще раз обняла Дмитриеву и последовала за ведущим.

- Она такая добрая, - в шоке произнесла Анастасия. – Это прям вообще.

Оставался последний участник. Джулия Ванг. Сафронову вновь пришлось объяснить задание.

- Хм, а почему ты не пользуешься своими способностями? После аварии они должны были появиться у тебя, - после долгого молчания, резко огорошила всех Ванг. Рыжая открыла рот от удивления.

- А нет, извини, ты их сама в себе закрыла. Это девушка. Что у тебя с ногой? Болит, да? Не волнуйся, это все пройдет. Ты только сходи к врачу. Ничего страшного не будет, просто операция. Две. Пройдут успешно. Не бойся их. Если хотите услышать больше, то позвольте снять повязку.

Сафронов недовольно хмыкнул, но все же разрешил.

Пустые глаза Ванг уставились на девушку.

- Ты красивая. Дай мне руку. В Англии живешь, да? Из-за родителей. Они здесь умерли. Ты не виновата.

Ванг на недолгое время замолчала.

- Этот мальчик, твой брат. Смотри, чтобы он высоко не лазил. Это опасно. За твоей спиной, парень. Высокий. Он умер, да?

- Да.

- Он любит тебя. И хочет, чтобы ты жила спокойно. Жила с тем, кто любил тебя всю свою жизнь. И ты знаешь этого человека. Но боишься его. Не бойся. Только тогда твой умерший парень сможет уйти. Он сможет отпустить. И ты его отпусти. Ему там хорошо.

- Он не будет ревновать или еще что-то?

- Нет, ты что. Он желает, чтобы ты нашла себе спутника жизни, - улыбнулась Джулия. – Но этот спутник, вы поругаетесь с ним сильно. Не делай опрометчивых шагов. Вы потом помиритесь. И не в коем разе не садись в желтую машину после ссоры, если конечно, смерти своей не хочешь.

Дальше девушки пожелали удалиться в другу комнаты, для разговоров без камер. Но все же некоторые моменты камера поймала.

- А у меня дети будут? – тихо спросила девушка.

- Не переживай. Будут. Мальчик и девочка. Двойняшки. Ты только спиртным не увлекайся…

Спустя еще двадцать минут, девушки распрощались. На этом видео закончилось.

Алексей зажал голову руками.

- Господи, - прошептал парень. – Неужели это правда?

- Они не разу не ошибались. Ну, и ты видел реакцию Насти.

- Паш, мне нужно тебе признаться. Помнишь, я спрашивал у тебя, как отомстить девушке? Это Насте. Влюбил ее в себя…

- Ты. Горелов, ты мудак! – Вершинин схватил его за воротник.

- Я знаю.

- Я тебя поздравляю. А ты понимаешь, что теперь ты разрушил все. Вот этим поступком. Ты разрушил свою жизнь, мою, ее. За что ты так с ней?

- Она сама виновата. Она сама тогда улетела.

- Я знаю. Но ты должен был войти в ее ситуацию, а не обдолбаться наркотой и орать на нее!

- Давай, обвини меня. Ударь меня. Но только мне не легче. Как только я отомщу ей, вот тогда мне будет легко и хорошо. Не говори ей, прошу тебя.

- Я, не знаю, Лёх.

- Паш, я умоляю тебя.

- Ты не понимаешь, я теряю вас обоих. Ты причинишь еще больше боли. Ты разве не слышал, что только что рассказывали?

- Слышал. И?

- Я не расскажу. Делай, что хочешь.

Этих парней сейчас волновала уже вовсе и не месть Горелова. Они хотели узнать, что случилось с девушкой. Всё и с самого начала. Ведь, именно то, что с ней случилось и перевернуло ее жизнь раз и навсегда.

Комментарий к Глава 6. Делай что хочешь.

Дорогие Читатели, поздравляю Вас с Новым Годом:3

Желаю Вам всего и побольше! Пусть в такой светлый и праздник Вы будете счастливы, найдете свою взаимную любовь! Ну, а те, кто нашли, никогда с ними не ссорятся. Храните свои отношения.

Любите родителей, ведь именно они подарили нам счастливый билетик в эту жизнь. Больше читайте книги, занимайтесь спортом, творчеством. Будьте сильными и независимыми людьми:3

С НОВЫМ ГОДОМ!!!

========== Глава 7. Игра в чувства. ==========

После того разговора Насти и Леши прошла примерно неделя. Новый Год уже успешно прошёл, но по разным причинам ни Настя, ни Лёша на праздновании праздника так и не встретились. Горелову «внезапно» кто-то позвонил и он успешно смылся, а Дмитриева, которой особо не улыбался такой расклад в связи с делами парня, решила принять предложении о праздновании с Хорунжим и остальными «коллегами по цеху».

Собственно после того Горелов словно с цепи и сорвался. С того злополучного дня они все время ссорятся, даже и не подозревая, к чему все это может привести в конечном итоге.

Темнота уже заволакивала своей красотой природу, дома, людей.

По почти пустой трассе, что очень и очень странно, а особенно странно это выглядит в Москве, ехала машина. За рулем сидела девушка. Ярко-рыжие волосы заплетены в два колоска.

На соседнем сидении лежала черная сумка и телефон. На заднем, в полу-лежачем положении, находился Денис.

Девушка бросила кроткий взгляд на брата и вновь смотрела на дорогу.

Раздался звонок на телефон.

- Да, - ответила девушка, уставшим голосом.

- Ты где? – раздался мужской бас по громкой связи.

- Домой еду.

- Я спрашиваю не, что ты делаешь, а где ты?

- Господи, Леш, неужели тебя не устраивает, что я еду? – закатила глаза рыжая.

- Нет, не устраивает, - нагло усмехнулся Горелов. – Мало ли, ко всяким Хорунжим лыжи навострила.

- Слушай, задрал уже со своими придирками, ясно?

- И безоблачно, - рыкнул Горелов.

- О погоде поговорим? – в тон ему ответила Анастасия. Денис с сожалением усмехнулся.

- Дома и поговорим. И постарайся побыстрее, ибо тебя ждут Вершинин и Антонова.

На этом этот бессмысленный разговор двух молодых людей был окончен.

- Козёл, - хмыкнула Настя.

- Ну, раз он козёл, зачем ты тогда с ним встречаешься? – спросил Денис. – Мы же все равно скоро уедем.

И правда, а зачем она начала с ним встречаться, если в скором времени уедет домой? Зачем затеяла себе эдакую нервотрепку?

- Я не знаю, Ден. Не грузи сейчас.

- Тюш, а можно я с Васькой уеду?

- С каким Васькой и куда?

- Ну, во-первых, это девушка. Василиса. Она в твоей школе танцует.

- А, все, дошло.

- Ну, вот, и ее родители приглашают меня съездить с ними на горнолыжную базу. Можно? – состроил щенячьи глазки Денис.

- Я даже не знаю, Денис, - начала серьезно сестра.

- Ну, пожалуйста. М? Мо-о-ожно?

- Ладно. Насколько?

- На неделю…

- Ну, в принципе, мне все равно операцию делать, так что, да. Езжай. - Улыбнулась Анастасия.

В салоне вновь началась семейная тишина.

Машина въехала на территорию «Горелого-Царства», как уже успела окрестить его дом Анастасия.

- Насть, а я, это, сегодня уезжаю…

- Что? – от такого заявления глаза Насти полезли на лоб.

- Ну, так получилось, систр. – Виновато улыбнулся Денис.

- А за тобой приедут?

- Да, через часа два.

Наконец, разобравшись со своими братом, Дмитриевы вышли из машины.

POV Анастасия.

Два часа пролетели для меня особенно незаметно. Аня и Пашка помогали Денису, мы все так же ругались с Гореловым, Денис пытался шутить надо мной. Все как обычно.

Все-таки проводив брата, за которого, к слову, я волнуюсь. То-то я не подумала, отпуская его с кем попало. Хотя, Дмитриев утверждает, что его Василиса ни кто попала. Эх, Бог с ним, с этим Денисом.

Я еще раз посмотрела в след уезжающий машине и, отдернув свитер, вошла в дом. Мой путь был направлен к моему самому любимому другу – холодильнику. Но, к сожалению, до него мне было дойти не суждено.

По привычке (причем не лучшей привычке) я заглянула в гостиную. Паша, Аня и Леша сидели словно Сатану вызывая, даже не подозревая, что он уже в доме и сидит вместе с ними. Да, Горелов, это я о тебе.

Что особенно напрягло, так это их взгляды. До жути серьезные.

Клоуна что ли им включить?

- Хэй, девчонки и мальчишки, чего носы повесили? – запрыгнула я в комнату, изображая веселого клоуна.

К сожалению, этого никто не оценил.

- Сядь. – Скомандовал Вершинин.

- Окей, пойду поем, а заодно и сяду, - ухмыльнулась я.

- Сядь здесь.

- С какой стати? Я есть хочу. – Закапризничала я.

Внезапно что-то оторвало меня от земли и усадило на мягкое кресло. Не «что-то», а «кто-то». И не «кто-то», а Горелов.

- У вас хомячок повесился? – не подумав, снова ляпнула я.

- Ты можешь заткнуть свой позитивный фонтан радости? – рыкнул Горелов.

- Ты можешь не рычать на меня? – изогнула бровь я.

Странные у нас с ним отношения. Вроде бы мы и встречаемся с ним, а с другой стороны он будто отталкивает меня от себя.

- Мы смотрели «Битву Экстрасенсов», - начала Аня.

Я поняла, к чему клонит эта троица.

- Мои поздравления.

- Что с тобой случилось? Там, в Англии? Почему ты мне никогда это не рассказывала? – начинал злиться Паша.

- Потому что это не важно.

- Для нас важно! Для меня, - накрыл своей теплой ладонью мою руку Горелов.

По телу растеклось приятное тепло. Губы уже будто чувствовали его. В горле мгновенно пересохло. Соберись, тряпка!

- Хорошо, - я облизнула пересохшие губы и заправила прядь волос за ухо, - вы хотите, чтобы я вам рассказала?

- Да. – Прохрипела Аня. Она будто прочувствовала что-то плохое.

- Ладно. Вы все знаете, что в Англию мы с Денисом улетели после смерти родителей. Но не только по этой причине. На моего отца охотились. Он просто перешел кому-то дорогу. За что и поплатился. И чтобы спасти нас он пошёл на не мыслимое. Подговорил своего друга – Виктора Исаева, чтобы тот стал нашим «псевдо дедом».

- Так ведь, твои родители в аварии разбились, - недоуменно произнесла Анна.

- По официальным данным – совершенно верно. А по реальным – полная чушь. Так вот, Исаев нашим «дедом». Как только мне исполнилось 18, он умер. Сказали, что от инфаркта, а там, Бог ему судья. Ну, мы начали полноправную жизнь. Я окончила Университет Культуры. Начала преподавать танцы, стала хореографом-постановщиком, встретила парня. Мое имя блестело на всех экранах, как «самый успешный хореограф». Примерно три с половиной года назад я получила травму колена. Незначительную, но травму. Никита, мой парень, который так же был русским, уговаривал сходить к врачу. Но я не особо шла. И зря. Сейчас операция будет из-за этого, но мы отошли от темы. Короче, в тот роковой день я находилась в танцевальном зале. Ничего не получалось, да и колено болело, что означало дождь. И правда, пошел сильный дождь. За мной как обычно приехал Ник. Мы ехали всего минут пять, как я почувствовала, что за нами хвост. Я даже не успела Ника предупредить. Мы в тот момент очень сильно ругались. Последнее, что я помню, то, как на нас несется белая тачка, столкновение лоб в лоб и задняя машина, не сбавляя скорости, врезается в задник. Ник… Он скончался на месте. А я осталась с железной палкой в бедре, которая, ко всему прочему, и стоит неровно. Отсюда вытекает вторая операция, которая должна произойти на днях. Все.

Более минуты в комнате висела тишина.

Горелов прижал меня к себе.

- Ты не думаешь, что все это подстава? Продолжают мстить? – напряженно спросил Паша.

- Да нет, Паш. Они хотели убить отца. Они его убили. А мама там случайно оказалась.

- А Никита? Ты его сильно любила? – влезла Антонова.

- Достаточно сильно, чтобы перетерпеть несколько срывов. Но, поговорив с экстрасенсами, все встало на свои места. И это очень хорошо, - я одобряюще улыбнулась ребятам.

Вскоре Паша и Аня ушли домой.

После этого разговора чувствовалась некая легкость внутри. Может даже открытость, что просто не могло не радовать.

На часах уже было около трех часов ночи, как по дому раздались звуки фортепиано.

Сказать, что я испугалась, это не сказать ничего вовсе.

Но придя на звук, я обнаружила за музыкальным инструментом Лешу.

Лунный свет падал на него, озаряя все его достоинства вероятной красоты. Сущий Дьявол.

Увидев меня, он улыбнулся, но играть не прекратил. Неожиданно для меня, Горелов запел.

Голос был непривычно легким и тихим, таким невероятно красивым, словно гипнотизируя меня.

А песня, которую он исполнял, невероятно четко высказывала все его мысли и его характер.

You know, my girl,

I need you to write my story.

You love to fly

But now you are by my side.

It’s you I need,

And there is no point in worrying.

Time to decide

Say Hi or Good Bye

Why…

Why do you cry,

Wonderful lady?

Why do you cry

Fighting a fear?

Why do you cry?

Just tell me why?

I’m like a blind

Running behind you.

How many people

Just wanna be friends of mine

How many girls

I’ve known in my life

Why do you cry

Open your mind

Give me your palm, I can’t live without you…

I know my girl

I will never breathe without you

It’s you I want

To fire my heart inside

Do it instead

And my heart will always guide you

Time to decide

Say Hi or Good Bye

Why…

Why do you cry,

Wonderful lady?

Why do you cry

Fighting a fear?

Why do you cry?

Just tell me why?

I’m like a blind

Running behind you.

How many people

Just wanna be friends of mine

How many girls

I’ve known in my life

Why do you cry

Open your mind

Give me your palm, I can’t live without you…

Without your love

Without your love

Ohh No…

Ohh No…

Why do you cry,

Wonderful lady?

Why do you cry

Fighting a fear?

Why do you cry?

Just tell me why?

I’m like a blind

Running behind you.

How many people

Just wanna be friends of mine

How many girls

I’ve known in my life

Why do you cry

Open your mind

Give me your palm, I can’t live without you…

Why do you cry,

Why do you cry,

Why do you cry,

Just tell me why?

How many people.

Just open your mind.

Just open your mind.

Ohh No…

Ohh No…

- Это невероятно, - прошептала девушка, присаживаясь рядом с парнем.

- Надеюсь, я тебя не испугал, - заботливо спросил парень, проведя тыльной стороной ладони по щеке девушки.

- Если честно, то очень, - тихо засмеялась красавица, будто боясь кого-то разбудить.

- Я очень хочу извиниться перед тобой. – Искренне прошептал молодой человек.

Его взгляд впивался в ее. Такой родной и любимый. В тот взгляд, без которого он теперь вряд ли сможет.

Играя в чувства с этой особой, ты забыл выключить свои чувства, Алексей Горелов.

- За что? – так же искренне удивилась девчушка.

- За все. В частности, за тот Новый Год. Я не думал, что получится именно так…

А получилось. И обо всем ты думал. Дурак ты, Лёша.

- Ну, с кем не бывает?

С тобой не бывает, Настя. Зачем ты ему веришь? Так наивно? Дурочка ты, Настя.

Может быть, он и влюбился в тебя, но помни:

Тайное всегда становится явным.

- Ты чудо, - расплылся в улыбке Алексей.

Его губы аккуратно прикоснулись к ее. Внезапный жар пробил обоих, словно весенняя гроза.

Простой поцелуй перерастал в нечто большое, что довольно сложно описать обычными словами. Парень еще сильнее прижал к себе девушку, боясь, что она исчезнет, испарится, отодвинется. Боясь, что ее и не существует.

Он укусил губу девушки, оттягивая на себя, улыбнувшись, он снова прильнул к пленительному плоду.

И только когда воздуха уже практически не оставалось, он отпрянул, положив свою голову на грудь девушке. Что странно, то в данный момент ему не хотелось разводить девчонку на секс. Просто хотелось, чтобы то тепло, которое она дарит, оставалось с ним.

Возможно это из-за того, что он услышал. А возможно, из-за того, что полюбил эту девушку с ярко-рыжими волосами и странным стилем в одежде…

Комментарий к Глава 7. Игра в чувства.

http://www.amalgama-lab.com/songs/t/thomas_anders/why_do_you_cry.html - перевод песни.

http://my-hit.com/why-do-you-cry-acoustic-piano-version - песня.

========== Глава 8. А я люблю его. Сильно. ==========

Энергичная музыка разливалась в помещение и ударялась о зеркальные стены. В такт музыки с особой грацией двигался молодой мужчина. Вслед ему, все движения подхватывала девушка.

Они передавали все настроение друг друга, иногда забываясь в том же настроении.

- Сень, ну, стоп! – резко встала по середине зала рыжеволосая.

- Что опять не так? – устало рухнул на пол парень.

- Во-первых, встань с пола, иначе сердце может остановиться. А во-вторых ты хотя бы такты считай. – Грозно пригрозила напарнику Анастасия.

- Дмитриева, да за тобой невозможно повторить. У тебя все время такты разные!

- А потому что я всегда в разном состоянии, - раздался звонкий смех, вскоре этот смех подхватил и Арсений.

Хорунжий накинул на себя ветровку и переобулся.

- Может, пойдем, попьём кофе? – кривовато улыбнулся он.

- Я… Я даже и не знаю… У меня дел много и…

- Да, брось ты! Пошли. Тем более обсудим конкурс и твою операцию, - умоляюще смотрел на коллегу Хорунжий.

Анастасия сначала немного нахмурилась, но потом все же накинула на себя куртку и молча проследовала за Сеней.

В голове крутилось одно навязчивое имя – Алексей Горелов. Он ведь всё равно узнает об этой «посиделки» рано или поздно. И тогда возможно произойдет нечто страшное, или не произойдёт. Как знать…

Спустя несколько минут танцоры уже находились к уютном кафе.

Посмотрев в окно, Настя отметила, что уже заканчивается зима, а на операцию девушка так и не дала письменного согласия. И сегодня уже ровно три месяца, как она живёт с Гореловым в Москве. Казалось бы, вот она, её размеренная жизнь. Любимая работа, вроде как семья. Семья. Точно! Сегодня же ещё должен приехать Денис.

Рыжая быстро закопошилась в своём телефоне. Нажав на значок «Заметки», она пролистала свои дела. Но ни в одном из них не было сказано о приезде Дениса. Может она ошиблась? Нет, это было невозможно. Или… Лёша! Уж он-то точно знает.

- Ты что будешь? – вывел её из телефона Хорунжий.

Как оказалось, к ним уже подошла официантка.

- Латте. – Коротко бросила Дмитриева.

- А поесть? – удивился молодой человек.

- Ничего не нужно, - слегка раздражённо пробормотала девушка.

Дмитриева уже вовсю лазила по своим «Контактам» ища номер любимого.

«Черт, как же он записан?» - внутренне злилась обладательница iPhone 5s

Неужели она до такой степени заработалась, что уже и не помнит номер своего возлюбленного?

«А, вот же он!»

Девушка незамедлительно нажала на выплывшее окошко.

Гудки. Гудки. Гудки. Черт. Он ещё имеет смелости не брать трубку!

- Я слушаю, - раздался то ли злой, то ли уставший голос.

- Привет, Лёш, это Настя.

- Я знаю, ты у меня вообще-то на определителе стоишь, как «Любимая», если ты ещё не помнишь, - зло бросил Горелов.

- Ну, Лёш, ну, не злись. Я по делу.

- Действительно, когда бы мне моя девушка звонила, чтобы узнать как у меня дела.

- Горелов! Во сколько сегодня Ден приезжает?

- Да, мать, слава Богу, что ты помнишь мою фамилию и имя брата. Вообще-то сегодня, в девять вечера.

- По ёрничай мне ещё, - усмехнулась Настя.

- Тебя сегодня забрать?

- Так я же на машине, забыл что ли?

- Я то помню. У тебя, вон, за окном единорог стоит, на котором ты приехала.

- Что за странные шуточки? – нахмурилась Настя. Даже на расстоянии она почувствовала его нежную улыбку.

Он сдержанно выдохнул.

- Насть, я сегодня тебя подвозил, потому что у тебя сломалась машина, и сейчас она в ремонте. Уже, как неделю. С тобой всё хорошо? - обеспокоенно спросил парень.

- Да. Хорошо.

- Говори, где ты. Я сейчас приеду.

- Я в кафе напротив студии. У тебя от работы до нас около часа езды. – Улыбнулась Настя.

- Я еду. Целую, - улыбнулся он и сбросил трубку.

- И я тебя, - в пустоту ответила Дмитриева.

В ответ ей послышались лишь холодные гудки.

Девушка с небольшим стуком кинула телефон на стол.

- Это Горелов? – с долей презренья бросил Сеня.

- Да, - не заметив его странного взгляда, ответила Анастасия.

- И давно вы вместе?

- Около трех месяцев, может больше, - улыбнулась она.

- И тебе нравится с ним? – сощурился Арсений.

Этот вопрос вернул девушку в жестокую реальность. А, действительно, ей нравится с ним?

Ведь, кроме ссор было много и положительных моментов. Например, как они все ездили на каток с Вершининым и Антоновой, как он дарил ей цветы, как он ночью всегда играл на фортепиано и пел ей песни, как он любил её.

Но она чувствовала, что что-то было совсем не так. Что где-то это было наигранно.

- Да, - ухмыльнулась Дмитриева.

Хорунжий заметил её слегка опущенное настроение , но спрашивать не стал. Удовлетворившись тем, что у него открылся шанс на Настю. Так сказать, зеленый свет.

- Ваш кофе, - разрядила обстановку официантка.

- Так, как на счёт операции? Ты собираешься её делать?

- Да, конечно. Сразу после конкурса, обещаю, - убеждающе улыбнулась Настя.

- Я надеюсь на это, Тюх.

- Кстати на счет финального танца, Сень. Я придумала. Завтра начинаем работу над ним и… - девушка совсем не успела договорить, как в только что открывшейся двери появилось до боли знакомое лицо.

Ни кто иной, как Горелов.

« Слишком быстрый, засранец» - улыбнулась своим мыслям рыжая.

- Здравствуйте, Арсений, - дьявольски улыбнулся Алексей.

Анастасия в который раз поймала себя на мысли, что он сущий Дьявол.

Гордая осанка, идеальный дорогой черный костюм, швейцарские часы, начищенные до блеска туфли, в руках черное драповое зимнее пальто. Он будто сошёл с глянцевой обложки про самых чертовски богатых и красивых бизнесменов.

Хотя, в принципе, так оно и было.

- Здравствуйте, Алексей, - Арсений встал и пожал ему руку.

Арсений же на его фоне казался этаким мальчишкой хипстером. Но не менее красивым, чем сам Горелов. Иногда Хорунжий здорово задавался вопросом, как Дмитриева могла запасть на такого павлина, как Алексей Горелов.

- Я надеюсь, ваше собеседование закончено? – с деловым видом, присущим только бизнесменам высшего сорта, спросил Алексей.

Да, он умеет вести себя обществе.

- Ты приехал во время, так что, да, - улыбнулась Настя.

Уловив эту теплую улыбку в свой адрес, Горелов будто сбросил с себя напряжение.

- Тогда поехали? – нежно спросил он.

Хорунжий удивился. Увидев, что этот «молодой грубиян», как кричала жёлтая пресса, так нежен с девушкой.

- Пока, Сень, - обняла парня девушка и быстро чмокнула в щёку.

- Был рад вас повидать, - уклончиво и язвительно улыбнулся Лёша.

- Взаимно, - усмехнулся Арсений.

Дорогая машина мчалась по уже стемневшим дорогам.

- Ты снова была с ним? – недовольно пробурчал Лёша.

- Мы обсуждали с ним наш предстоящий концерт.

- Ух, ты, а меня пригласишь? – радостно улыбнулся Горелов.

Да, что это с ним?

- Конечно, - заулыбалась Анастасия. Девушка заметила, что они едут в совершенно другую сторону. – Лёш, а мы не к тебе едем?

- Не к нам. Я хочу, чтобы ты называла этот дом – нашим домом. Ты имеешь на него всего права. Посмотрел на рыжую девушку парень. – А мы уже приехали, правда, немножечко не к нам.

- Представляю Вашему вниманию, милая Анастасия, «Музей Иллюзий», - провёл Алексей рукой по воздуху.

- Лёш, ты… А как же Ден?

- Мы всё успеем, милая миледи. А сейчас я имею честь представить Вам, нашего личного фотографа Александра Семёнова. Прошу любить и жаловать, - галантно объявил он фотографа.

- Лёш, хватит корчить из себя не пойми кого, - рассмеялась Настя.

- Неблагодарная, - наигранно обиделся Горелов.

В это время раздалась вспышка фотоаппарата.

- Прошу не обращать на меня внимания, я просто буду следовать за вами, как тень, - улыбнулся Александр.

Горелов схватил за руку Анастасию и, как ребенок, полетел по музею.

Казалось бы, взрослый богатый и знаменитый человек. А в душе маленький ребёнок, который хочет простого счастья с любимой девушкой.

- Я люблю тебя, - в один из моментов проговорил Горелов.

Анастасия резко остановилась, не веря своим ушам. Он говорил ей эти слова очень редко, практически один раз за всю историю их отношений.

-И я тебя, - улыбнулась Анастасия.

Он наклонился к девушке и накрыл ее губы своими.

Он достиг своей цели. Он влюбил её в себя. Но хочет ли он разрушить всё, чего добился? Хочет ли отпустить ту, что украла его сердце? Хочет ли разбить сердце ей? Знает только он…

Комментарий к Глава 8. А я люблю его. Сильно.

Ох, главы не было слишком долго:с

За что приношу свои извинения :с

И к сожалению, сейчас главы будут выходить редко, так как у меня экзамены на носу :с

НО я буду стараться радовать Вас новыми поступлениями. Надеюсь, что следующая глава будет радовать Вас уже в следующую субботу:3

========== Глава 9. Аллергия. ==========

- Какого чёрта ты творишь? – раздался яростный девичий крик по огромному дому, после того, как Горелов выкинул её ключи от машины через окно.

- Какого чёрта я творю? Это какого чёрта ты творишь? – в унисон девичьему послышался мужской грубый баритон.

- Ну, конечно, ты уже у нас всегда такой святой, твою мать! Тебя ничего не волнует вообще, да?

Глаза рыжеволосой горели огнём. Парень не отставал от девушки. Его взгляд бы в тысячу раз злее и даже ненавистнее.

Они, казалось, могли убить друг друга.

- А если и так, то что? – нагло ответил Горелов своей возлюбленной девушке.

- А ничего, Горелов. Знаешь, меня уже достали твои выходки. Ты никогда не был нормальным и не будешь. С тобой же не одна девушка не выдержит…

- Хм, значит, ты не девушка, - ухмыльнулся Алексей.

- Ты… - хотела начать девушка, но её осёк парень.

- Ну, что? Что я?

- Ты несносен, - тихо добавила она и накинула на себя чёрную кожанку.

- Куда это ты собралась? – недовольно протянул Лёха.

- Какая разница, главное, тебя не видеть.

- Наверняка к своему Хорунжему, да? Ну, пусть он тебя пригреет, потом трахнет, а потом бросит. А ты ко мне прибежишь, - зло улыбался Горелов.

- Нет, Лёшенька, - девушка в плотную подошла к парню, - после того, как он меня бросит, я пойду следующего искать, - так же зло улыбнулась Дмитриева.

- Шлюха.

Резкий звук удара разлетелся по зданию, отчего Дмитриев-младший пулей слетел вниз.

Его глазам предстала ужасающая картина.

Горелов с ухмылкой смотрел на Дмитриеву, которая держалась за щёку.

- Что случилось? – обеспокоенно спросил брат сестру.

- Ничего, иди спать. – Грубо оборвала его девушка.

- А…

-Я сказала спать! – заорала она.

Парень беспрекословно поднялся наверх. Всё же спорить с сестрой ему не хотелось, да и ругаться тоже. Не только потому, что он только приехал, но и потому, что уж очень любил он свою Анастасию.

- Знаешь что, Лёш? – тихо спросила девушка.

- Что? – наглость начинала отступать. Вместо неё появился адский страх.

- У меня на тебя аллергия, - рассмеялась рыжая.

Что? Аллергия? Он её ударил, а она отшутилась? Она ненормальная что ли?

- Ты… - начал Горелов.

- Я не обижаюсь, совсем нет. Я знаю только одно. Ты будешь себя винить.

Слова глухо отдались в мозге Горелова.

Он и не успел ничего сказать, как рыжеволосой уже не было в доме.

- Лёш, что между вами произошло? – раздался голос сверху.

Горелов поднял голову и увидел Дениса, который стоял, оперившись на перилла. Через несколько секунд, он уже стоял перед Лёхой.

- У взрослых такое бывает. – Отмахнулся от него Лёха.

- «Такое» - это какое?

- Ссоры.

Молчание. Долгое.

Денис будто смотрел на Горелова изнутри. Будто прогадал всех его тараканов.

И почему-то Алексей чувствовал себя пойманным мальчишкой, совершившим хулиганство.

- Ты её любишь?

Вопрос резко ударил по барабанным перепонкам.

Ты её любишь?

Нет.

Но тогда зачем ты так с ней?

По приколу.

- Люблю, - выдавил это из себя Горелов.

Лжёшь!

Или… нет?

- Береги её. Тем более, когда она и так тебя боится, - внезапно Денис осёкся, чувствуя, что взболтнул лишнего.

- Что? – медленно склонил голову на бок Горелов. – Говори же!

- Я… Я не могу.

- Говори.

- Она всегда тебя боялась. Она сама мне рассказывала об этом.

Она боится тебя. И всегда боялась. Доигрался?

Горелов опустил глаза.

- Я сегодня дома не появлюсь. Меня на работу вызвали, - усердно лгал Лёша, боясь проницаемого взгляда Дмитриева. – Приедет Настя, скажи, чтобы она шла спать. Хорошо?

- Хорошо.

Но Анастасия в ту ночь не появилась в доме.

Девушка пропускала все звонки брата.

Пожалуй, только он заботился о ней.

Только он мог поддержать.

Рыжеволосая припарковала машину около знакомой ей многоэтажки.

Она долго смотрела на неё. Пожалуй, даже слишком долго.

В, до боли, знакомых окнах горел свет. Ходили люди. Их было очень много.

Видимо, праздник.

Столько прошло лет. Интересно, а как там, в квартире её родителей?

Сохранилось ли чего? Или новые жильцы всё поменяли? Это она вряд ли узнает.

Ей еле хватило смелости заехать в родной двор, а мы уже про внутренность квартиры говорим…

Смахнув еле подступившую слезу, девушка запрыгнула в машину и нажала на газ.

За окном мелькала ночная Москва. Знакомые дороги. Знакомые улицы. И незнакомые люди.

Наконец, она затормозила около ещё одной знакомой многоэтажки. Свет в окнах ещё горел.

Что означало, что Вершинин на месте. А вместе с ним, наверное, и Аня.

Первый этаж, пятый, двенадцатый. И, наконец, двадцатый.

Неуверенный стук в железную дверь.

- Привет, Паш, - слабо ухмыльнулась Анастасия.

Щека всё же ещё немного побаливала и горела.

Гореть бы тебе в Аду, Горелов.

- Настька? Проходи быстрей, - недолго раздумывая, Вершинин затащил к себе в квартиру девушку.

Антоновой в квартире не было.

- А где Аня?

- У неё сегодня смена ночная. Давай-ка быстренько раздевайся и проходи. Давно с тобой не виделись. Рассказывай, как Лёха и… стоп. Что у тебя с щекой?

Вершинин провёл большим пальцем по образовавшемуся синяку. Рыжая айкнула.

- Я позже расскажу, ладно? Можно я просто обниму тебя? – сев на дорогой кожаный диван, спросила Настя.

- Господи, да, что же случилось? – немного повысил голов Паша, но девушку всё же обнял.

А она впервые за столько лет расплакалась в его плечо. Детские слёзы катились градом с взрослых карамельных глаз.

Горелов же стоял напротив огромного стекла своего кабинета со стаканом виски.

Взгляд был напряжен.

Он поднёс к губам горьковатую жидкость.

Сожалел ли он о том инциденте со своей девушкой? Всё возможно.

Может и сожалел, но и не так уж сильно.

Его эго интересовало сейчас – «Почему она его боится?»

Это был по истине интересный вопрос, да.

Дверь в его кабинет распахнулся. Послышался цокот каблуков.

Через отражение в зеркале он увидел обладательницу столь неприятного стука. А Настя ходит всегда в кедах.

За его спиной стояла сама Перфилова.

Завитые волосы, короткая юбка, длинные сапоги, норковая шубка. Настя никогда бы так не оделась.

«Уберите же вы от меня свою Настю! Чёрт!».

Пронеслось в голове Горелова.

- Зачем звал, малыш? – слащаво протянула она.

- Хочу расслабиться.

- А твоя шлюха тебя уже не устраивает.

Глаза зажглись яростным огнём. Стакан полетел из рук.

- Не смей называть её шлюхой, ясно?

Хм, Горелов, ты сам недавно так назвал.

- Ох, ты ж, влюбился? – рассмеялась Таня.

- Нет.

- А, то есть, она ещё не знает о твоей афере?

- Нет.

- Интересно, - усмехнулась блондинка и провела тонким пальчиком по пиджаку Горелова. – А это что? – изогнула она бровь, увидев синюю бандану.

- Ничего особенного.

Именно это «ничего особенного» он аккуратно сложил и положил в сейф, рядом с какими-то документами и фотографией.

- Я хочу расслабиться, - ещё раз повторил он и грубо притянул Татьяну к себе.

А от неё даже и пахло по-другому. Какой-то не родной запах. Не Настин.

И целует она по-другому. Не так как она.

«За*бал со своими сравнениями!»

Парень грубо порвал на девушке футболку.

- У-у-у, она видимо тебе долго не давала, - рассмеялась Перфилова.

- Заткнись, - зарычал Горелов и грубо заткнул её губы поцелуем.

Комментарий к Глава 9. Аллергия.

========== Глава 10. Мы запутались в себе. ==========

Лучи солнца пробивались сквозь тонированное окно спортивной машины. Всё тело болело от неудобного сна. Девушка потянулась, с трудом пытаясь вспомнить события прошлой ночи. Посмотрев в зеркало заднего вида, она удивилась. На заднем сидении лежал Вершинин, а на нём сидели Гоша и Анна. На полу, между передними и заднем сидением, лежала Евгения Карпыгина. А рядом, на пассажирском сидении, посапывал Хорунжий.

Рыжая достала из заднего кармана свой телефон.

- Странно, - пробормотала она, увидев, что он выключен.

Девушке потребовалось около нескольких минут, чтобы снова включить его.

На ярком экране виднелись пропущенные вызовы. Около 50 от Дениса и около 120 от… Горелова.

Анастасия истерично усмехнулась.

- Э, народ, подъём! – девушка постаралась крикнуть, но вместо этого с губ сорвался хриплый стон.

- Насть, я тебя тоже люблю, но дай поспать, - пробурчала снизу Женя.

- Паша!

- М? – пробормотал сонный Вершинин.

- Паш, что тут было?

- Вечеруха тут была, - отмахнулся Павел и постарался перевернуться.

От этого движения и Гоша, и Аня упали на Женю, от чего та заорала.

- Твою ж мать! – резко поднялся Арсений и ударился головой об крышу машины.

- Черт, народ, выметайтесь из моей квартиры… то есть, машины! А то вы мне тут ее разнесете. – Рыкнула Дмитриева.

Спустя несколько минут горе компания сидела в кафе.

- Веселая ночка была? – усмехнулся официант, подходя к столику.

- А то ж, - очаровательно улыбнулся Павел.

- Та о веселой тусовке Анастасии Дмитриевой знает весь интернет, включая прессу, - аккуратно вставил официант, и быстро приняв заказ, испарился.

- Не поняла, - протянула, уже отошедшая от ночной выпивки Анастасия.

- Народ, что мы вчера делали? – держась за голову, спросил Хорунжий.

- И почему проснулись в тачке Тюхи? – поддержала Сеню Женя.

- И почему мы так напились? – глядя на друзей, продолжил Гоша.

- Предложаю… То есть, предлагаю начать всё сначала, - заплетающимся языком проговорила Анна.

- Ну, попробуем. Вчера я приехала к Паше…

«

- Господи, да, что же случилось? – немного повысил голов Паша, но девушку всё же обнял.

- Паш, Лёша… Он…

- Что он? – желваки парня зашли за скулы. Вены на руках выступили. – Что он сделал? Говори!

- Он…

- Любимый, я дома! – раздался звонкий голос Анны. – Слушай, представляешь, я около дома машину Дмитриевой видела. Или я ошиблась. Надо позвонить ей, - щебетала девушка.

Она быстро скинула с себя куртку и зашла в гостиную.

- А что здесь происходит? – выражение лица тут же поменялось, как блондинка увидела своего парня с горящими глазами и прижавшего к стене её, плачущую, подругу.

- Сам пытаюсь понять! – рыкнул Вершинин.

- Для начала, отпусти её! Ей же больно!

Но стоило парню убрать руки, как рыжая скатилась по стене.

- Настя! – подлетела к ней Антонова.

- Лёша, он…

- Ну, что?!

- В общем, он… Он ударил меня и…

- Что он сделал? – заорал Вершинин. – Я щас так врежу этому сукину сыну! Сука, да, как он посмел.

Козел! Я ему всё припомню!

- Паша! – шикнула на него Анна. – Насть, пойдем, я тебя умою и уложу спать.

Спустя несколько минут, когда рыжеволосая находилась в другой комнате, Антонова подошла к своему парню.

- Ты чего так разорался?

- Чего?! Ты еще спрашиваешь?! Мало того, что эта сука играет с ее чувствами, так еще и бьёт ее! Я убью его!

- Не поняла, Паш. Кто с чьими чувствами играет?

- Кто? Горелов, вот кто!

- Паш, ты можешь мне нормально объяснить?

- А я щас тебя объясню. Всё объясню. Этот Горелов, из ума выжил, а я, дурак такой, помог ему! Понимаешь, помог! Он начал встречаться с Настькой ради игры. Он бросит её, когда она будет в тяжелой ситуации. Он ждёт этого момента, чтобы убить в ней все чувства!

- Да, что ты такое говоришь?

- Я говорю правду! Он сам мне сказал!

- Мне надо рассказать Насте!

- Не надо.

- Что?

- Мы сделаем так, чтобы она сама захотела его бросить.

- Но как?

- Карпыгина говорила, что Настя нравится Хорунжему. И, мне кажется, у меня есть идея.

Спустя час.

- Обязательно было ехать в клуб? – недовольно протянула рыжеволосая.

- Да, - улыбнулась Анна. – Надо как-то тебя развеять. И щас ребята придут.

- Какие ребята?

- Мы! – неожиданно заорал Сеня и, подхватив Дмитриеву, прокружил ее в воздухе.

- Здоров, родные, - улыбнулся Гоша.

- Ну, что порвём эту местность? – заорала Евгения».

- Ну, вот, я приехала к Паше, потом Аня отправила меня спать, а через час мы уже ехали на моей машине в клуб. Потом мы встретили вас. Зашли в клуб. Потусовались там и вышли…

- А потом мы поехали стрелять в тир! – вспомнил Петрищев.

- Разве? – недоверчиво спросил Сеня.

- Да-да! А после тира мы поехали в еще один клуб, а потом мы вломились в парк, но нас оттуда выперли. И мы решили покататься на машине. Мы гоняли по Москве, а потом удирали от ментов, которые нас догнали. Но Петрищев уладил вопрос с деньгами, и мы доехали до другого парка. И всё. – Протараторила Карпыгина.

-О, Господи! – простонала Дмитриева.

- Ты чего? – обеспокоенно взглянул на нее Сеня.

Девушка молча развернула экран телефона в сторону ребят. Там, под огромным заголовком, была общая фотография ребят в клубе и около машины.

- «Дмитриева и Ко взрывают Москву»? Интересное название, - расхохоталась Аня.

- Чёрт, - снова взвыла девушка, увидев знакомую машину на парковке.

Главные двери распахнулись. В кафе стремительным шагом вошёл Горелов.

Дмитриева открыла рот от удивления, когда увидела его в «штатском», так сказать.

Больше он не казался ей взрослым мужчиной, заведующим огромной компанией в центре Москвы. Он был другим. Будто за ночь его подменили.

Чёрные Конверсы были завязаны явно наспех, чуть потертые голубые джинсы были мятыми, в какой-то степени. На нём была черная футболка с логотипом из «Бэтмена». Тёмная кожанка распахнута.

Увидев компанию знакомых лиц, он метнулся туда.

- Ты что творишь? – зло бросил Горелов.

- Не смей к ней подходить! – обронил Вершинин, но Горелов даже не обратил на него внимания.

- Ты хоть знаешь, сколько я тебе звонил? Ты хоть представляешь себе, сколько я обзвонил моргов и больниц, когда узнал от Дениса, что ты не появлялась дома?! Ты вообще своей головой думаешь, что ты делаешь?!

Резко выдохнув, Горелов выдернул девушку из-за стола и крепко прижал её к себе.

- Я волновался за тебя, - искренне произнёс он.

Антонова странно посмотрела на Пашу. Арсений скрипнул зубами от этой картины.

- Прости меня, пожалуйста, я знаю. Знаю, что я – последняя тварь на Земле, раз поступил с тобой так. Но прости меня… - прошептал Горелов.

- Горелов, ты ли это? – искренне рассмеялась Анастасия.

- Не заставляй меня это повторять, - он провёл большим пальцем по её нижней губе.

- Не буду, - девушка нежно до коснулась губами до его губ.

- Я люблю тебя. Прости.

- Ты уже извинился, - мило улыбнулась девушка.

- Всё равно, прости. Прости меня, я не знаю, что на меня нашло, - говорил Горелов. Но он извинялся не только за удар, но и за прошлую ночь, которую провёл с Перфиловой.

- Всё хорошо, Лёш.

- Прости, - в последний раз прошептал Горелов. – Поехали домой? На моей машине. Я скажу своему персоналу, что бы твоё отогнали к нашему дому.

- Да, давай.

- Кстати, привет, ребят.

- Надо же! Я думал, эта драма никогда не закончится! – хмыкнул Вершинин. – Надо поговорить.

- Иди, садись в машину. – Улыбнулся Лёша Насте.

Девушка, попрощавшись с друзьями, вышла из кафе.

Вершинин и Горелов остановились у входа.

- Ты что делаешь? Фальшивые извинения, клятвы. Что ты вторишь? – зло прорычал Паша.

- Паш, всё не так, как ты думаешь.

- Да, ладно? Правда что ли? – с иронией рассмеялся Павел.

- Да. Я не знаю, что на меня тогда нашло. Но я понял за эту ночь, что… Что я люблю её. Понимаешь, люблю. Я готов уйти от этого спора, но…

- Так уйди от него, какие проблемы?

- Перфилова, Паш. Это она его предложила. А вчера мы с ней переспали….

- А, вот как ты Настю любишь.

- Ты не правильно понял! Она сказала, если я это сделаю и дам ей денег, то она забудет об этом. Она исчезнет из нашей с Настей жизни.

- И ты побежал исполнять её прихоти?

- Паш, пойми меня. Я люблю Настю!

- А от меня то ты что хочешь?

- Я хочу, чтобы ты не рассказывал ей ничего.

- Я не расскажу ей, - улыбнулся Паша. – Рад, что ты начал меняться, друг, - пожал ему руку Вершинин и зашел в кафе.

- Сам рад, - усмехнулся в пустоту Горелов.

========== Глава 11. ==========

- Кровоизлияние в мозг, - слишком спокойно произнес врач.

Вокруг девушки на операционном столе с удвоенной силой заработали врачи.

- Срочно вызывайте нейрохирургов!

- У нее в ноге штифт, нужно вытаскивать срочно…

- Сначала проведем внутричерепную пункцию, - рассматривая снимки головы, так же спокойно, проговорил главврач.

- Её нужно проверить еще раз, вдруг там что-то намного большее, чем сильный удар…

- Нельзя! Либо делаем пункцию, либо она живой труп! – сорвался мужчина в белом халате.

- Я здесь, Алексей Константинович, - появился в операционной еще один мужчина.

- Что ж, приступим. Время 01.30. Поехали.

Теперь жизнь хрупкой молодой девушки зависела от врачей…

Четыре часа назад.

- Насть, ты чего? – заметив, как девушка сморщилась от боли, спросил Горелов.

- Все хорошо, Лёш, - улыбнулась девушка.

- Точно?

- Да, не волнуйся.

Не успел молодой человек что-либо ответить, как девушка скрылась за массивными дверьми кухни.

Горелов посмотрел на наручные часы и, закусив губу, кинулся в свой кабинет.

Брюнет ходил от угла к углу, словно ждал слишком важного звонка.

Минуты шли все медленнее и медленнее.

- Черт!

Воскликнул он.

Наконец, в комнате раздался противный звук мобильного телефона.

- Долго ждал моего звонка? – послышался слащавый голос на другом конце. Он четко ударился в стены кабинета.

- Мне нужно серьезно с тобой поговорить. – Как можно сдержаннее проговорил Алексей.

- Мне тоже, - было слышно, что девушка улыбнулась.

- Я хочу завершить нашу «игру». Я возмещу тебе деньги вдвойне, только, чтобы ты ей не говорила об этом споре.

- Чего ты вдруг захотел. Возможно…

- Что «возможно»?

- Возможно, я выполню твою просьбу.

Молодой человек напрягся.

- Все, чего я от тебя прошу, так это завершить этот спор по поводу Насти…

- Что? – раздался до боли знакомый голос за спиной Горелова.

- Видимо, спор завершен, - хохотнула девушка в трубке. – Деньги можешь не отдавать, удачи в любви Лёшенька, - захохотала девушка и кинула трубку.

Брюнет медленно повернулся в сторону голоса.

- Настя, это не то, что ты думаешь, - осторожно проговорил Алексей.

- А о чем я думаю, Лёш? – с загадочной улыбкой спросила Анастасия.

В воздухе повисло напряжение, давившее на грудную клетку.

Горелов с силой откинул от себя телефон и сделал шаг навстречу девушке.

- Стой, где стоишь, - раздался стальной голос.

- Что?

- Вопросы сейчас задаю я. Первый: «Это правда?»

- По поводу? – с трудом проговорил Горелов.

- «Дорогая Анастасия, мне не хотелось бы разрушать ваше счастье с Гореловым Алексеем, но оно является игрой. Дело в том, что у этого Дьявола нет к Вам ни капельки чувств. Он, в свое, время заключил на Вас спор. В котором успешно хочет выиграть, наплевав на Ваши чувства к нему. Поднимитесь к нему в кабинет и расспросите его обо всем. Если повезет, то Вы услышите обрывки нашего разговора. С любовью к Вам, Перфилова Татьяна». – Зачитала рыжеволосая.

Кулаки Горелова сжались.

- Да, - выдавил он из себя.

- Какая же ты тварь, - прошептала девушка. Одинокая слеза скатилась по фарфоровой коже.

- Насть, но все изменилось, я, правда, люблю тебя, Настя!

- А я уже не верю тебе, Горелов. – Тихо, но отчетливо проговорила девушка.

- Насть…

- Замолчи, - рыкнула девушка и выбежала из комнаты.

- Сука, идиот!

Одним движением, все, что было на рабочем столе Алексея, со скоростью света полетело на пол, испытывая силу притяжения. Через окно он увидел, как черная машины девушки отъезжает от дома.

По ночной Москве с огромной скоростью летела машина, останавливаясь только на светофорах. Минуя очередной светофор, девушка по сильнее нажала на педаль газа. Средство передвижение уже хотело снова ринуться вперед, как перед ним появился огромный грузовик. Быстро сориентировавшись, девушка затормозила, чуть ли не врезавшись в него.

Шумно выдохнув, она рукавом вытерла слезу с щеки.

Грузовик двигался чересчур медленно. Наконец, на счастье девушки, на нём загорелся поворотник, и к несчастью, появился очередной светофор.

Рыжеволосая посмотрела в зеркало заднего вида. Её взору предстала ужасная картина. Ярко-жёлтый спорткар несся на невероятной скорости прямо на машину Дмитриевой.

- Совсем что ли больной, - рыкнула девушка, глядя не светофор. Но на нем продолжал гореть кровавый цвет.

Грузовик не двигался, а спорткар в считанные секунды сокращал расстояния.

Часы пробили час ночи. Красный цвет приобрел, как показалось девушке, наиболее кровавый цвет.

Раздался огромный толчок на грузовик. Битое стекло посыпалось во все стороны, в секунду вспыхнул огонь…

- Лёш, тут тебя к телефону, - крикнул с первого этажа Денис Горелову.

- Кто там?

- Не знаю, попросили тебя, - усмехнулся Дмитриев и кинул трубку в руки Лёше.

- Алексей Горелов, «SIP».

- Здравствуйте, вы знаете Анастасию Дмитриеву?

Внутри парня все оборвалось.

- Да, - с трудом выговорил он. – Она моя девушка. – «Бывшая» - мысленно прибавил он.

- Анастасия попала в тяжелую аварию. Сейчас проводится операция, если вы сможете, подъезжайте к первой городской.

- Я… Я уже еду. – Отшвырнув от себя домашний телефон, парень ринулся к выходу.

- Лёш, что случилось?

- Сиди дома, понял? Настя в больнице, - выдохнул Горелов и вышел, оставив Дениса в заблуждении.

- Внутричерепное давление снизилось, кровь отходит нормально. Мы в двух шагах от завершения… – аккуратно проговорил врач, который с предельной осторожностью продвигал зонд.

Внезапно гробовую тишину операционной прорез пронзительный крик приборов.

- Сердечная активность падает! – раздались слова нейрохирурга. – Дефибриллятор, живо!

- Разряд! – грудную клетку пробил поток тока.

- Триста! – выхватил один из врачей прибор из рук медсестры.

Тело выгнулось под действием электричества, но чуда не случилось. Безжалостные приборы продолжали показывать падение. Наконец, по экрану потекла сплошная линия.

- Мы её потеряли! – попытался остановить один врач другого.

- Нет! Заряжайте на триста пятьдесят, пять миллиграммов адреналина и сто двадцать пять солимедрола через катетер!

Очередной разряд снова прошел.

- Это бесполезно, прекрати! Я приказываю тебе!

- Четыреста и еще пять единиц адреналина, живо!

- Ты её не вытащ… Что ты творишь? - вскрикнул врач, увидев, что молодой врач схватил шприц и сделал прямой укол адреналина в сердце.

- Я тебя уволю, сукин ты…

Главврач снова не успел договорить, как линия на мониторе резко выгнулась, то режущее пищание прекратилось, а линия начала принимать вполне нормальные очертания. В воздухе повисло немое удивление.

- Поздравляю вас, Плугов. Вы вытащили её. – Еле выговорил главврач.

- Если бы после первой неудавшейся попытки, мы бы бросали всех пациентов, то остались бы без людей в этом мире, Алексей Константинович.

- Молодец, - похлопал его по плечу главврач. – Хорошая работа, супермен. Но, чтобы в следующий раз, предупреждал нас, - ухмыльнулся он и вышел из операционной.

Пройдя по коридору, он увидел молодого парня.

- Как она? – подорвался он.

- Выкарабкалась, - улыбнулся Алексей Константинович.

- Когда ее можно посетить?

- Часа через три-четыре. А лучше утром.

- Спасибо вам…

- Да, чего я-то? Вон тому спасибо говорите, если бы не его вера, мы бы ее уже давно отключили, - устало проговорил врач.

Дверь в палату медленно распахнулась.

Множество проводов и приборчиков пищало, указывая на то, что девушка была жива.

Несколько шагов и он уже сидит около ее кровати, держа в руках маленького бумажного лебедя.

Она медленно открывает свои карие глаза и с невыносимой болью, смотрит на него.

- Уходи, - если слышно шепчет она.

По щеке парня катится слеза.

Нет сил говорить, нет сил что-либо объяснять.

Он просто встает и сажает ей на руку эту маленькую бумажку.

- Я люблю тебя, - целует её в лоб и выходит.

- И я…

Резкий писк очередных приборов прерывает её голос.

Снова множество врачей наполняют палату. Снова борьба за её жизнь.

И этот маленький, мятый, зажатый в хрупкой девичьей руке лебедь ничего не может сделать, кроме как вселять надежду в душу девушки…

- Я люблю тебя…

- И я…