Konge og Dronning (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== tilbake. ==========

Mandag 12:05

Аэропорт — это место вечной жизни и суеты; место искренних эмоций; место, куда попадая, от волнения сосёт под ложечкой, предчувствуя невероятные путешествия или сладостное возвращение в родной дом. Люди бегут, сшибая всё на пути, опаздывая на свой рейс; они же теряются в разнообразии товаров в Duty Free; они же ждут долгожданный прилёт друзей/родственников.

Огромный чемодан с ядовитыми узорами лимонного цвета характерно стучит, плетясь за девушкой среднего роста. При желании, она сама бы с легкостью уместилась в этот невероятных размеров чемодан. Изумрудные глаза, обрамлённые длинными угольными ресницами, прищурившись, усердно кого-то ищут. Чёрные бровки хмурятся, образуя небольшую ямочку на переносице, когда эмаль закусывает пухлую нижнюю губу, чётко прокрашенную коралловым цветом. Правой, загорелой рукой, она снимают резинку с растрепавшегося пучка, заставляя медово-блондинистый каскад с пшеничными каплями задребезжать по её плечам.

- Элиас? - слышит она знакомый голос, как резко дёргается и разворачивается на звук. - Боже, вся в папу, - мгновение и она оказывается в крепких мужских объятиях.

- Дедушка, - растягивает она коралловые губы в счастливой улыбке, зарываясь в его объятиях. - Я так скучала по тебе, - поднимает свои лучистые изумрудные глаза, заглядывая в его тёмно-зелёные с морщинками.

- Ну ты, конечно, и выросла за полтора года в своём Мадриде, - смеётся он, трепя девушку по голове. - Я предлагаю, в наше любимое кафе, ты как?

- Я только за, - активно кивает головой девушка, смотря на то, как Оден Картер забирает её чемодан.

- Ну и чемоданище у тебя. Ты, что пол страны в нём везёшь? - весело смеётся он.

- Разве что одну пятую часть, - подхватывает его смех Келли Картер.

Mandag 13:23

Школьная столовая заполнена так, что не то, что сидеть, стоять негде. Ну, ещё бы, в дни соревнований в Hartving Nissen ( а точнее в столовой, которая славится своими пирожками и пирожными) слишком многолюдно. И счастливчики те, кто успели занять себе столики. Остальная же часть либо ела стоя, либо косилась на пустой столик, который не решался занять никто из присутствующих. Ученики — в силу того, что знали, кому принадлежит тот столик с диванами и напротив огромного окна, а гости школы попросту поддавались стадному рефлексу, задаваясь мыслью, что быть может это стол преподавателей.

Дубовые двери столовой распахиваются, а все присутствующие ученики, как один, поднимают голову. В помещение гордо, с сочащимся самолюбием, входят около десяти молодых людей. На их чёрно-угольных толстовках выжженная серебром надпись “The Penetrators”, а в глазах поселившееся одно предложение: «Хочешь меня?», от этих двух составляющих любая девушка теряет голову, а парень закатывает глаза, в тайне мечтая стать одним из них.

Молодые люди, расплатившись с кассиршей, протиснулись к своему столику под всеобщие взгляды и их мужской бархатный хохот. Один из парней поставил красный пластмассовый поднос на стол, и, поправив непослушную чёлку, направился к другому столику с девушками. Они весело болтали, изредка поглядывая на Пенетраторов.

Вильям Магнуссон по привычке, властно, целует блондинистую макушку и кивает остальным девушкам, заставляя Вильде Хэллеруд Линн спрятать глаза под пушистыми ресницами, а Нуру Амалие Сатре засветиться от счастья и растянуть ядовитые губы в ещё более счастливой улыбке. Он ещё немного разговаривает с девушками, всё время смотря только на одну, и, наконец, снова целуя её в макушку, движется обратно к своим парням под завистливо-осуждающие взгляды девушек.

Его отношения с этим ангелом (именно так он называл Нуру Амалие Сатре) были причиной многих грязных слухов и поводом еще большей охоты за его сердцем. Но Вильям Магнуссон не для того так долго пытался растопить сердце Ледяной Королевы, чтобы потерять его.

- А вот и наш Ромео, - кидается в Вильяма салфеткой Кристофер Шистад, провоцируя новый приступ смеха у ребят.

- Замолчи, Шист, - кидает в него обратно салфетку Вильям и садится на своё место, смотря на блондинку.

- А где Тео? Он ж вроде с нами был, - оглядывается по сторонам Хенрик Ольсен, заодно откусывая огурец.

- Да тут я, тут, - вылазиет из-под стола Тео Ларсен, но увидев что-то на горизонте, снова прячется вниз. - Дайте мне попить, - бурчит он из-под стола, протягивая руку, в то время как Крис пожимает её. - Попить, дебилы.

- Ты чё там делаешь? - новый приступ смеха, в два раза сильнее предыдущего, взрывает столовую.

- Крис, не смотри на меня. Меня тут нет, - шипит молодой человек, выхватывая у друга бутылку с водой.

- Тео, ты…

- Тш! - шипит Ларсен. - Видите ту рыженькую, да не пяльтесь вы на неё, а то подумает, что я здесь!

- Ну, - одновременно выдают парни.

- Ну чё ну, достала она меня. По пятам туда сюда, туда сюда, я уже не знаю куда деться, - эмоционально жестикулируя под столом и тем самым ударяя по коленкам то одного, то другого Пенетратора, объясняет Тео.

- Да, тише ты, каратист, - дёргается Магнуссон, машинально опуская руки, закрывая ими священное место.

- Опа, - резко подрывается с места Шистад, засовывая в рот картошку фри с тарелки Вильяма, - Скажите, что меня переехала машина. А лучше три. Нет, пять и следом асфальтоукладчик. - Не успевают парни и моргнуть, как двери за Шистадом закрываются.

- Веселый сегодня денёк, - хохочет Робин Юхансен. - Ай, - тут же шипит он, получив под столом от Тео.

- Вылезай, она ушла, - хохочет Магнуссон, наблюдая, как к столику движется Эва Квиг Мун, изрядно достающая Кристофера Шистада.

- А куда ушёл Крис? - спрашивает она, наблюдая как Тео вылазиет из-под стола.

- Не смотри так, там его нет, куколка, - выставляет указательный палец он.

- Ну, судя по его последним словами, под машину бросается, - пытается прекратить смех Магнуссон, чтобы попить. Мун поджимает губы и выходит из столовой.

- Чё он её за нос водит? То Ибен, то теперь Эва, - жмёт плечами Джейкоб Нильссон.

- Он просто спит с ними, а они придумывают себе отношения, - серьёзно говорит Магнуссон, резко опустив взгляд на пришедшее сообщение.

Элиас, 13:40

Ждёте меня?

На его губах сама по себе растянулась улыбка. Парни машинально посмотрели на Нуру, но та увлеченно что-то доказывала Сане Бакуш. Пальцы Магнуссона застучали по сенсеру экрана.

Вильям, 13:41

Ты в Осло уже?

Элиас, 13:41

Агасики. Но в школу завтра;) Парни знают, что я тут?

Вильям, 13:42

Сейчас узнают :)) Жди меня вечером. Хочу тебя увидеть.

Элиас, 13:42

Замётано, пупсик.

Магнуссон беззвучно рассмеялся, вспомнив интонацию подруги, с которой она всегда говорит «пупсик».

- Вил, с кем это ты? - нахмурился Тео, всё ещё поглядывая в сторону его девушки.

- Элиас вернулась, парни, - счастливо улыбается он, в то время как по столовой прокатывается радостное мужское «Е-е-е» и свист.

- Она сегодня в школе будет? - барабанит по столу Джейкоб.

- Не, сказала сегодня уже поздно.

- Наконец-то она вернулась с этой своей учёбы по обмену, а то без неё тут совсем тухло, - улыбается Хенрик.

- Без меня тут тухло? Это да, - внезапно падает на диван Шистад. - А вы чё такие весёлые?

- Приехал один крутой человечек, - улыбается Магнуссон, хитро сщурив глаза, наблюдая над тем, как Хенрик разворачивает Тео спиной и тыкает пальцем в имя “Elias” на толстовке.

- Уже не терпится познакомится с этим чуваком, - потирает руки Шистад, предвкушая очередную вечеринку.

- Ну сюрпризик тебе будет скоро, - хитро улыбается Джейкоб, взглядом показывая парням не говорить о том, что Элиас — не парень.

Mandag, 19:57

Картер, проклиная этот ужасный звон в квартире, пробирается к входной двери. Деда вызвали на работу и он бросил её, оставив один на один с её огромным количеством новых вещей, купленных им.

- Твою мать, - выдыхает девушка, прыгая на Магнуссона, пока тот прокручивает её.

- Элс, ну ты и вымахала, - восхищенно треплет её по щеке. - Совсем другая, - он позволяет ей спрыгнуть с него и затащить в дом.

- У меня тут бардачок, но тебе не привыкать, - весло хохочет она, падая на огромный диван в гостиной и наблюдая за тем, как Магнуссон прокручивает в руках их общую с Пенетраторами фотографию в стальной рамке.

- Ну как Мадрид? - он аккуратно ставит рамочку на своё место и принимается помогать ей с вещами.

- Стоит. Хотя тебе лучше знать, - подмигивает ему девушка. - Вы всё-таки вместе той прекрасной девушкой, - радостно хлопает в ладоши Келли. - Стой, а она знает, что у тебя лучшая подруга девушка? - чёрные бровки хмурятся, придавая лицу детское выражение.

- Знает. И даже отпустила, как видишь, - закусывает губу Магнуссон.

- Ну и хорошо, - облегченно выдыхает Картер.

Девушка встаёт с дивана и присаживается на корточки рядом с Вильямом, продолжая разбирать вещи, подаренные дедом и свой чемодан.

- Вил, - загадочно улыбается она. - Закрой глаза.

Молодой человек без лишних слов закрывает глаза, доверяя ей. Знает, что она никогда его не обманет. Знает её, как себя. Он чувствует, как к коже на левой кисти прикасается холодный метал. Раздаётся характерный щелчок застёжки.

- Открывай, - улыбается Картер, прикусывая губу.

Магнуссон восхищённо смотрит на чёрный кожаный браслет на котором красуется металлический жетончик с надписью: «det er en løsning» (прим.автора — выход есть). Он проводит пальцем по надписи, вспоминая, как в средней школе они всегда рисовали синей пастой эти слова на своих запястьях. Верили, что именно эти слова помогут им жить дальше, бороться с болью. Но с возрастом он понял, что помогают не слова, а вера в них.

- Это… Чёрт, это невероятно, - улыбается Вильям, снова обнимая Картер и попутно целуя её в щёку.

- Тогда ещё невероятнее будет следующее, - смеётся она, разворачиваясь к нему спиной и задирая футболку. На левом плече красуется маленькая чёрная татуировка с такой же надписью, закованная в две длинные линии, подчёркивающие слова. А с право стороны, где заканчивается фраза выведен контур маленького самолётика.

- Ты её сделала, - выдыхает Вильям, обжигая кожу подруги и проводя пальцем по контуру самолетика.

- Пришло время, - тихо прошептала Картер.

- Всё хотел спросить, как твоя мама?

Картер набирает в грудь побольше воздуха, чтобы не разрыдаться прямо перед Вильямом и поворачивается к нему лицом. В её изумрудных глазах читается вселенская грусть. Она заправляет за ухо выбившуюся прядь.

- Нормально. Живёт с каким-то новым мужиком вроде где-то в Англии. А про папу уже забыла, - маленькая хрустальная слезинка всё же катится по её загорелой щёчке. - Надо, кстати, как-нибудь, на кладбище заехать.

Входная дверь громко хлопает, заставляя вздрогнуть молодых людей.

- О, Вильям, как я рад тебя видеть, - протягивает мужской голос.

- Здравствуйте, мистер Картер, - добродушно улыбается Магнуссон и пожимает крепкую мужскую руку Одена.

- Ну, Вильям, ну сколько раз говорил тебе, просто Оден, - весело смеётся мужчина. - Что, приехал похитить мою внучку в дебри вашей дрянной компании? - состроил серьёзное лицо он, но глаза при этом остались веселыми.

- А как еще, - сделал Вильям такое же лицо, отчего Келли, не выдержав, засмеялась первой.

- Так, ладно, молодёжь, чай будете? Я купил торт, - потряс большим тортом перед носом друзей Картер.

- Торти-и-ик! - захлопала в ладоши Келли, поцеловав деда в щёку.

Когда мужчина ушёл на кухню, Вильям и Келли снова начали убирать остатки её вещей по стопкам.

- Нужно тебе вещи выдать, - улыбнулся Вильям, посмотрев как девушка около пяти раз пыталась сложить большую рубашку, но психанула, и кинула её на диван со словами «И так сойдёт».

- М? - подняла голову Картер.

- Ну Пенетраторов, там поменялось немного. Одно имя вписали.

- Имя кого? - заинтересованно спрашивает девушка.

- Кристофер Шистад, мой лучший друг. Он к нам перевёлся как раз, когда ты уехала. Прямо на следующий день.

- А, это тот смазливенький, что у тебя в Инстаграме? - слегка нахмурилась девушка, вспоминая образ Кристофера Шистада. Вильям кивнул. - Ну, окей.

- Эли, он бабник жуткий. Аккуратнее.

- Вилли, так и я не святая, - сверкнула глазами Элиас, ослепительно улыбнувшись. - Я тут хотела тебя попросить, чтобы завтра ты никому не представлял меня. Познакомлюсь с девчонками, с твоим Шистадом. Прощупаю почву, так сказать. И тем более. Мне так хочется подруг.

- Без проблем, принцесса. Как раз твой шмот будет готов только на следующей неделе. Так что, поиграйся с людьми, прежде чем большинство из них узнают КТО ты, - состроив страшные глаза засмеялся Магнуссон.

Tirsdag 9:10

К школьному двору подъезжает Mazda 6 цвета мокрого асфальта, привлекая к себе внимание учеников. Машина плавно лавируя между остальными, паркуется на одном из самых удобных мест.

Выйдя из машины, обладательница среднего роста и красивой фигуры не глядя блокирует дверцы, видя, как в отражении остальных машин сверкают фары её новенькой игрушки.

Девушка, гордо вскинув подбородок и натянув солнцезащитные очки, движется по знакомому пришкольному участку.

Подмигивает стоявшим в углу Пенетраторам, которые присвистывают и некоторые из них даже рычат ей, в знак приветствия. Но не подходят. Вильям предупредил всех о планах их Элиас.

Девушки, заслышав, как самые крутые парни школы всей толпой выказывают симпатию не им, смотрят на Картер, сощурившись.

Девушка чувствует, как врезается во что-то большое и мускулистое, что-то, что загораживает от неё солнце.

- Смотри куда прёшь, - рычит молодой человек, в ком она узнаёт лучшего друга своего лучшего друга. Пенетраторы с наслаждением начинают наблюдать за разворачивающимся спектаклем. Вильде Линн тут же дёргает подруг, заставляя их посмотреть в сторону Шистада и Картер.

- Типа крутой? - усмехается девушка, снимая с себя солнцезащитные очки.

Этот вопрос выбивает его из колеи, только потому, что такая дерзость совсем не вяжется с внешним видом столь миловидной девушки. Понятие дерзость — вообще не подходит ей, так как подходит девушке его лучшего друга.

- Дар речи потерял? - голос мелодичен, слегка насмешлив, но невероятно добр.

- Да нет, просто думаю, в какой позе с тобой лучше переспать. Хотя, ты вливаешься в любую, - усмехается Шистад.

- Грязные-грязные мыслишки, - хмурит она бровки, говоря детским голоском, заставляя уголок его правой губы произвольно дёрнуться. Чувство неприязни к ней борется с чувством умиления. Неприязнь всё же выходит с большим отрывом.

- То есть ты не против? - он закусывает губу, улыбаясь, смотря как девушка усмехается. - Позволишь узнать имя, столь дерзкой красавицы?

- Келли Картер, - подмигивает она ему, не говоря то имя, под которым её знают все третьекурсники.

- Кристофер Шистад, - он протягивает ей руку, она лишь усмехается его жесту и, обходя его, слегка задевает своим плечом.

========== lykkelig. ==========

Tirsdag, 13:20

Блондинка стоит перед своим шкафчиком. Прежде, чем открыть его, проводит своей ладошкой по синей поверхности. Странно, что его не отдали в распоряжении другим ученикам, а оставили за ней.

Ощущение того, что она новенькая не покидает её. Новенькая, которую прекрасно знает весь третий курс. Новенькая, которая была в кабинете директора больше, чем кто-либо в этой школе.

Открывает шкафчик, оглядывая его внутренности. Пустой. Девушка тут же достаёт старую фотографию с Пенетраторами и клеит её на дверцу, слегка улыбаясь.

- Я так скучал по тебе, малышка, - она чувствует, как её со спины обнимают сильные мужские руки.

- Тео! - девушка резко разворачивается, утыкаясь в его плечо.

- А мы? - раздаётся сзади мужской хор, и следом прокатывается смех.

Девушка тонет в объятиях однокурсников и по-совместительству друзей. Это именно то, чего ей так не хватало в солнечном Мадриде. Крепкие объятия спасают её из тысячи мыслей, а присутствие друзей заставляет её добрую улыбку перерастать в счастливую.

- В столовую? - спрашивает Хенрик, облокачиваясь на шкафчики и смотря на их фотографию.

- Не, сегодня я без вас, - улыбается девушка, загадочно подмигивая Робину. - Роб, вы же ещё не проболтались вашему Шистаду?

- Не-а, - отрицательно машет он головой. - Они с Вилом как раз в столовке ща.

- Мы тогда погнали, - снова обнимает Элиас Тео.

- Валите, пупсики, - смеётся Картер, снова разворачиваясь к шкафчикам. Джейкоб бьёт ее ладонью по попе и с весёлым смехом убегает.

- Козёл, - усмехается Келли.

- Уже достают? - раздаётся рядом с девушкой самоуверенный вкрадчивый голос. Картер резко захлопывает шкафчик и разворачивается на звук.

Перед ней стоят четыре девушки. Та, что говорила, довольно поджимает тёмно-винные губы и вскидывает угольные брови к верху, поправляя чёрный хиджаб. Справа от неё стоит девушка с рыжими волосами, скрестив руки и смотря на Картер с какой-то неприязнью, чуть позади неё — толстенькая девчонка в ободке с ушками и с йогуртом. Слева от мусульманки стояла блондинка с короткими волосами и ядовитыми губами. Девушка Вильяма Магнуссона, которая хитро улыбается, наверняка зная, кто она. Потому что Вильям-трепло-Магнуссон не умеет держать язык за зубами рядом с ней.

- Круто ты Кристофера Шистада отшила, - облизывая ложку, улыбается Крис Берг. - Я Крис Берг.

- Кого? - прикидывается дурочкой Картер, пожимая протянутую руку Берг. - Келли Картер.

- Я Нура Сатре. Это Сана Бакуш, Вильде Линн и Эва Мун, - быстро знакомит девушек Сатре, и заодно пожимает руку Картер.

- Крис Шистад — один из Пенетраторов, самых крутых парней школы, - улыбается Эва, мечтательно закатывая глаза, вспоминая их последнюю ночь с Шистадом.

- И кто там самый крутой? - Картер улыбается Нуре, как бы говоря взглядом: «Ты же знаешь, что я одна из них», смотря как Нура кивает ей.

- Вильям.

- Крис.

- Тео, - слышатся перебивающие голоса Эвы и Вильде.

Келли смеётся смотря на то, какое впечатление на девушек производят её мальчики.

- А правда, что ты на третьем курсе? - спрашивает Линн, хлопая глазами. Келли приходится по душе эта наивная милая Вильде. Картер лишь кивает ей головой. - А у тебя уже есть автобус?

- Ну, допустим, - склоняет она голову на правый бок. Отлично, они пока не знают, кто она.

- Блин, - поникше опускает голову Линн. - Ты крутая, - на её лице снова играет улыбка.

- Девчонки, я так есть хочу, не составите мне компанию? - резко спрашивает Элиас, удивляясь сама себе.

- Да, пошли, - энергично кивает головой Нура, подхватывая Картер под руку.

Они обсуждают с этой девушкой всё подряд. От погоды до типа парней в Мадриде. Когда речь заходит о моде, то тут резко активируется Вильде, начиная на перебой рассказывать о последних трендах и платьице, которое она видела вчера в торговом центре. Сана лишь иногда отпускает въедливые словечки или шуточки, которые приходятся по душе Картер. Только Эва с недоверием посматривает на новоиспеченную подругу, которая нагло забирает её друзей, и, хуже того, привлекла внимание Кристофера Шистада (так ещё и учится с ним на курсе). Но, чем ближе они подходят к столовой, тем больше Мун нравится общаться с Картер, тем больше она смеётся над её пошлыми, но почему-то добродушными шутками. Эта девушка заставляет проникнуться собой не открыв и рта.

Tirsdag 13:50

- Я видел её пару раз, а она меня уже бесит, блять, - шипит Кристофер, смотря, как ученики заполняют столовую.

- А мне она понравилась. Хотя бы потому, что тебя отшила, - смеётся Магнуссон, наблюдая за тем, как глаза Шистада расширяются и он хватает яблоко, чтобы запульнуть в Магнуссона, но его рука замирает, как только он замечает входящих девушек.

Вильям умилённо наблюдает, как его ангел тащит его чертёнка мимо их стола. Внезапно в чертёнка летит яблоко, ударяясь об её плечо и падая на пол. Девушки резко разворачиваются, а изумрудные глаза прожигают кожу Шистада.

На лице Картер начинает играть дьявольская ухмылка. Девчонки опасливо смотрят на Келли.

Медленные шаги в сторону стола Пенетраторов. Она садится на стол, перекидывая одну ногу через голову Кристофера и приближаясь своим лицом к его лицу. Всё внимание, как и тогда в школьном дворе, устремлено на них. Грёбанное дежавю.

- Малыш, ты ничего не перепутал? - они сексуально облизывает свои губы, пока на его губах появляется самодовольная пошлая ухмылка.

- Я в Вила целился, кисунь, - пожимает он плечами. - Но мне нравится, что ты так реагируешь.

- У меня для тебя плохие новости. Ты косой, - хмыкает девушка, обжигая его губы своим горячим дыханием.

Она поднимается так же резко, как и приземлилась на стол. Попутно берёт с подноса восхищённого Тео яблоко и подмигивает остальным ребятам.

- Воу, воу, воу, - начинают гудеть парни.

- Ну, что, косой, яблочко хочешь? - кидается в него Магнуссон.

- Да пошли вы, - смеётся Шистад.

- Блин, серьёзно, с ним так ещё никто, - восхищается Берг.

- Могу научить, - смеётся Картер, чувствуя на своей спине разгорячённый шоколадный взгляд.

Девушки снова начинают увлечённо обсуждать свои дела, как телефон Картер пищит от сообщения.

Вильям 14:03

Ну ты даёшь, Элиас. Красотка ;*

Элиас 14:03

Вся в тебя, пупсик.

- Кел, алло! - машет перед её лицом Берг.

- А? - поднимает свои глаза блондинка, заправляя выпавшую медовую прядь за ухо.

- Мы сегодня в Торговый собираемся. Ты с нами, мисс Загадка? - дёргает бровью Бакуш.

- Ну погнали, - обескураживающе улыбается Келли. - Девчонки, а расскажите мне о Крисе, - она подпирает рукой голову, смотря на Шистада, который смеётся закинув голову назад.

- Понравился? - щурит глаза Эва.

- Ну типа того, - ухмыляется Картер, не отрывая взгляда от парня.

- Не, это дохлый номер. Он, может, и смазливый и милый, но он с девушками только трахается. Как и все Пенетраторы, - откусывает морковку Линн, рассматривая то, как огонёк в глазах Келли зажигается, а сама девушка хмыкает.

- Почти все, - поправляет её Нура.

- Твой не считается, ты его приручила, - наставляет часть морковки на Сатре Линн.

Неожиданно Шистад поворачивается в сторону девушек и, заметив на себе изумрудный непривычно тёплый взгляд, подмигивает Келли, одаривая её самой пошлой улыбкой. Она подмигивает ему в ответ, посылая воздушный поцелуй, в то время как он закусывает губу и возвращает свой взгляд к компании.

- Ну, так и я в любовь не играю, - смеётся девушка, обнажая свои ровные белые зубы. Нура загадочно улыбается, переводя взгляд от стола Пенетраторов к Келли и наоборот.

Tirsdag 18:45

- Келс, ты можешь поторопиться, я пешком бы быстрее добралась!- слышится замёрзший голос Сатре в машине у Картер. Ну разве она виновата, что засмотрелась какой-то непонятный сериал?

Машина резко тормозит, как показывает навигатор, у дома Нуры. В свете фар Картер замечает Сатре и несколько раз сигналит ей.

- Ну ты и копуша!

- Ещё Вильяму нажалуйся, - смеётся Келли.

- Слушай, а как тебя называть-то Келли или Элиас? А то Вил постоянно вторым именем тебя называет, - внезапно спрашивает Сатре, смотря как стрелка спидометра ползёт вверх.

По лицу Картер проскальзывает некая тень грусти, заставляя её бровки сойтись к переносице.

- Мне привычнее Элиас, - буднично говорит блондинка, смотря на дорогу.

- Я чем-то задела тебя? - спрашивает Нура, наблюдая за тем, как костяшки девушки белеют, пока пальцы зажимают руль.

- Нет, нет, ты чего? - лицо Элиас начинает светится от счастья. Не маска, действительно чувствует себя счастливой.

- Аллах, ну наконец-то, - закатывает глаза Сана, заметив, как к ним подходят Картер и Сатре. -Я уж думала, вас машина сбила.

- Сана, - шикает на неё Вильде. - Не обращай на неё внимание, - снова хлопает глазами Линн, пока Картер и Сатре смеются.

- Мы так и будем стоять у этого… а что это? - усмехается Эва, смотря на огромный стенд, больше похожий на мужские гениталии.

- Ну уж точно не то, о чём ты подумала, пупсик, - подмигивает ей Картер, заставляя Берг чуть не поперхнуться жвачкой.

Спустя три часа девушки уже без ног сидели на одной из лавочек (потому что за Вильде Хэллеруд Линн по магазинам ну просто не угнаться). Сама же виновница больных ног спокойно расхаживала на высоченных каблуках перед подругами с призывом поднять их свои задницы и пойти в развлекательную часть центра.

- Ви, милая, отвали, - потягивая колу, усмехнулась Бакуш.

- Ну, девчули-и, ну пойдёмте! Там весело! Правда-правда.

- Ну, если правда-правда, - с готовностью поднялась Картер, как Бакуш снова усадила её на место.

- Пойдёшь на поводу у этого исчадия ада с милой моськой — и я тебя самолично в том фонтане утоплю, - кивает головой в сторону маленького фонтанчика.

- Можно ли познакомиться со столь милыми созданиями? - раздаётся мужской голос за спиной Линн.

Девушки оглядывают парней, в то время как Картер смотрит в упор на знакомую рожу среди них. Его самодовольная улыбка так начинает выбешивать её, что она готова врезать ему уже сейчас.

- Можно свалить от этих милых созданий, - рычит Картер, под непонимающие взгляды девушек. - Якудзы, - шепчет Келли Нуре в ухо, отчего та испуганно переводит на них взгляд, попутно толкая Эву в бок локтем, чтобы та отвернулась от них.

- Ба, да это же Элиас Картер, - противно усмехается один из парней.

- Чувак, - тихо шепчет ему другой, пытаясь поскорее закончить перепалку, узнавая знакомую фигуру Картер.

- Давно приехала, красотка? Соскучилась? - продолжает напор он.

- Соскучилась, - улыбается девушка уголком губы, поднимаясь с лавочки и делая два шага навстречу им. - Дин, Эрик, Макси, - она скользит своим тёплым изумрудным взглядом по ним. За этот доброжелательный взгляд — всё, что хочется им — это обнять её. Что она творит с людьми?

- Потерялись? - она делает ещё один шаг к ним, ровняясь с лицом Эрика. Он видит, как её скулы начинают подниматься и опускаться.

- Уже хочешь начистить нам морды? - ухмыляется он.

- Не сегодня, - хмыкает она. - Привет остальным, недоидиотам.

- Слушай сюда, шлюха пенетраторская, - он хватает её за локоть, пододвигая ближе к себе. - Я не знаю, как у тебя получается крутить твоими дружками, - еле слышно шипит он ей на ухо, - но ни им, ни тебе не поздоровится, милая.

- А теперь слушай ты, пупсик, - Картер разворачивает своё лицо так, что чуть ли не прикасается своими губами к его. - Чтобы я тебя не видела вообще. Иначе тебе придётся не сладко, усвоил? А теперь катись, и шавок своих прихвати, - она резко выдёргивает руку и, развернувшись, бьёт её своими медовыми локонами по лицу.

Девчонки поднимаются и пытаются догнать Картер. Кулаки девушки сжимаются и разжимаются, дыхание учащённое, а вены на шее слегка вздуты. Эва Квиг Мун отмечает сходство её и Кристофера Шистада в злости. Копии друг друга.

- Келс, стой, - семенит Линн на шпильках, но всё же обгоняет блондинку.

Картер так резко замирает на месте, что девчонки не подрасчитав скорости, пролетают вперед.

- Что это было? - отдышавшись, спрашивает Крис.

- Якудзы, чёрт бы их подрал, - рычит Элиас, снова сжимая и разжимая кулаки и мысленно считая до десяти.

- Ты знакома с ними? - задает глупый вопрос Мун. Ответ на него и так ясен.

- А почему они тебя назвали Элиас? - спрашивает Вильде.

- Келли Элиас Картер, - озвучивает своё полное имя блондинка. - Называйте как хотите, если сейчас без вопросов сядете ко мне в машину, и я отвезу вас по домам, - подмигивает девушка, задорно смеясь.

- Расскажешь про Якудз? - спрашивает Берг, когда машина Келли выезжает с парковки.

- Да чё про них рассказывать. Так уж сложилось, что я и парни Пенетраторы в контрах с ними. Я, Тео Ларсен, Хенрик Ольсен и Вильям Магнуссон на первом курсе тогда были. Шли с вечеринки вместе. Мы все живём рядом. Ну заметили, как эти сволочи к девчонке лезут толпой. Ввязались. Ну оттуда и пошли вечные притирки, - хмыкает Картер, в очередной раз обгоняя медленно-едущую машину.

- А ты тесно знакома с ребятами? - спрашивает Эва, поднимая глаза с телефона.

- Более чем, - довольно ухмыляется девушка, сталкиваясь в зеркале заднего вида с хитром, что-то заподозрившим, взглядом Саны Бакуш.

Бакуш поджимает губы, растягивая их в полуусмешке.

- Спала с кем-нибудь из них? - энергично подаётся вперёд Вильде.

- Вилье, - закатывает глаза Сана, как в машине поселяется девичий хохот.

- Со всеми сразу, - хохочет Картер, бросая изумрудный взгляд на зажёгшийся телефон на подставке. На дисплее телефона крупными буквами светилось имя Магнуссона на фоне с их фотографией. - Не, пупсик, не до тебя, - хмыкает девушка. Довольная реакцией обалдевших девчонок, и скидывает.

- Что? Они друзья лучшие,- разряжает обстановку не выдержавшая Нура.

Келли начинает звонко и задорно смеяться, слыша, как девчонки присоединяются к ней.

========== spillet. ==========

Onsdag 8:20

Из зеркала на Элиас смотрит миловидная блондинка с идеальными чёрными стрелками, которые ярко выделяются на фоне изумрудных глаз. Идеально чёрные кеды сидят на её ножке, как влитые. Светло-голубые джинсы скини подчёркивают спортивные ноги и округлую попу. Она закатывает рукава чёрной толстовки на которой серебром выковано “The Penetrators”

Наконец-то спустя две недели, девушка всё же решается выйти из тени и отбросить свою никому ненужную роль серого кардинала. Она усмехается, представляя реакцию милашки-Шистада (та кличка, которой она выводит его из себя уже две недели). Их перепалки обычно начинаются с самого утра, когда она нагло занимает его место на стоянке или перегораживает его машину (если не успевает приехать раньше). Продолжается всё на совместных уроках в виде тыкания друг в друга карандашами или подставы с домашним заданием; киданием со всей силы баскетбольных/волейбольных мячей в головы; ну и завершает этот марафон всеми любимая столовая: нет-нет, да и запульнут друг в друга яблоком или (чем по крепче) бутылкой с водой.

Картер содрогается от смеха, вспоминая этого придурка (как она называет его с девчонками).

- Ты готов, милашка-Шистад? - она кривляется перед зеркалом и, звонко хохоча и беря ключи от машины, спускается по лестнице вниз.

- Удачного дня, Келси-Элси, - улыбается ей дедушка, заставив девушку сморщится от дурацкого прозвища. Ей уже не десять.

- До вечера, дедуль, - она целует его в щёку и, словно ураган, скрывается за входной дверью. Сегодня она должна занять место милашки-Шиста первой.

Onsdag 9:00

- Вечеринка для Элиас однозначно будет в пятницу, это даже не обсуждается, - откусывая шоколадку, и не успевая её пережёвывать, говорит Джейкоб.

- Кто такой ваш этот загадочный Элиас? Я его уже вторую неделю высматриваю, - усмехается Шистад, высматривавший только одну особу, которая наверняка снова (сославшись на нехватку мест) перегородила его машину. Он это так не оставит.

- Скоро, лапуля-Шистад, скоро, - смеётся Хенрик, хлопая парня по плечу.

- Не лапуля, а милашка-Шистад, - подхватывает смех Магнуссон и остальные парни.

- Заткнитесь, - шипит Кристофер, накидывая на голову капюшон, дабы защитится от накрапывающего дождя.

- А он и правда милашка, - смеётся Максим Рид.

- Чё ты там урчишь?! - резко поворачивается к нему Кристофер.

Брюнет наскакивает на его спину, пока Рид отчаянно пытается скинуть его с себя.

Взгляды прикованы не то, чтобы к самой девушке. К её кофте. Две недели в школе, а непробиваемая Шистадом Келли Картер уже в толстовке Пенетраторов? Или она всё таки не устояла перед красавчиком Кристофером?

Наглая, присущая Пенетраторам улыбка, играет на её лице. Девушка поправляет волосы под капюшоном толстовки, отыскивая взглядом девчонок. Движется медленно, словно желает, чтобы все убедились, что на её спине нет красной пометки.

Салютирует какому-то зазевавшемуся/засмотревшемуся на неё пареньку и посылает воздушный поцелуй одной из девушек, смотрящих на неё если не с завистью, то с презрением.

Наконец, Картер видит в толпе изумлённые глаза подруг, которые стоят раскрыв рты. Даже на лице Саны нет былого пофигизма и сарказма. Только Нура Амалие Сатре в курсе всех дел.

- Ты переспала с одним из Пенетраторов! - орёт на весь двор Линн, привлекая к себе внимание всего школьного двора.

Картер чувствует затылком, как на её спину сейчас обращены глаза и самих Пенетраторов.

Кристофер мгновенно прекращает свой шуточный бой с Ридом и заинтересованно косится сначала на спину девушки, затем на друзей.

Посмела переспать с кем-то, но не с ним? Он-то возомнил её достойной соперницей, а она слегла под одним из его же компании. Вот вам и Неприступная Леди.

- Такая же, - с отвращением кидает Шистад. - Ну чё, кто её оприходовал то? - проводит языком по нижней губе, не понимая, почему парни улыбаются. - Чё все что ли?

- На меня не смотри, это не я, - поднимает руки вверх Хенрик.

- Вильде, не ори, - улыбается Келли, поправляя лямку рюкзака. - Я ни с кем не спала.

- Чего? - глаза Эвы Мун округляются. Она переворачивает девушку спиной, чтобы найти имя её «парня».

Глаза всех девушек ищут красную надпись, но её нет. И, похоже, никогда не было. Крис даже начинает водить своим пухлым пальчиком, убеждаясь, что имена все на месте, настоящие. Вот Вильям, Крис, Боркис, Юлиан, Хенрик, два Симена, Максим, Тео, Джейкоб - абсолютно все на месте. Их глаза упорно пропускают самое заметное имя — Элиас.

Картер чувствует, как заострённый ноготь Бакуш наконец-то тыкает туда, куда нужно. Изумрудные же глаза направлены в сторону улыбающихся Пенетраторов и не понимающего, что происходят Кристофера. Она посылает ему свою самую обольстительную улыбку, получая взамен такую же. Только вот в глазах его читается - «Ты такая же, как все эти шлюхи, Келли Картер». Келли Картер, улыбаясь, пожимает плечами. Поддерживает его заблуждение.

- Чёрт, быть не может, - хлопает глазами Линн. - Ты одна из них? Как долго?! Как у тебя получилось?!

- Всегда была! - ахает Берг, смотря как Мун то открывает, то закрывает рот, чтобы что-нибудь сказать. Но у неё это слабо получается.

- Так, все дружненько выдохнули, - Картер выдыхает вместе с впчетлительными особами. - А теперь вдохнули, - вдыхает побольше воздуха.

Похоже это фирменная фишка Пенетраторов — учить дышать.

- Всё? - улыбается Картер.

- Я догадывалась, - подняла брови Сана.

- Ага, как же, - засмеялась Эва. Её смех подхватили и девчонки. - Слушай, а тебе не стрёмно дружить с нами? У вас же репутация и все дела, - девушка слегка поникла.

- Репутация и все дела позволяют послать всех к чёрту, - нарочито громко говорит Картер, толкая в бок Сатре.

- А ты чё молчишь всё это время, конспиратор? Давно в сговоре? - раскусывает девушек Бакуш.

- Всё, что знает Вильям — знаю я, - пожимает плечами Нура.

- Лан, позже встретимся, - улыбается Картер поочерёдно обнимая всё еще шокированных подруг.

Она дёргает носиком и быстро сокращает расстояние между собой и Пенетраторами. На лицах парней улыбка становится ещё шире сама собой, Мануссон закусывает губу, пока Шистад скрещивает руки на груди и слегка хмурится. Что здесь происходит?

Первым срывается с места Тео Ларсен, подхватывая блондинку на руки и начиная кружить её. Шистад усмехается. Видать она хороша в постели, раз сам Ларсен носит её на руках.

- Ларс, пусти, - смеётся девушка. Но как только она становится на пол, так все парни накрывают её волной объятий. Эти две недели для них было слишком мучительно смотреть на то, как девушка общается не с ними.

- Я чёт не понял, а с каких пор мы так жарко принимаем девочек, с которыми спим? - наконец озвучивает вопрос Шистад, мучавший не только его, но и весь школьный двор.

- Ни с каких, - Магнуссон поправляет свою непослушную чёлку. - Крис, это Келли Элиас Картер или, по-нашему, Элиас, - улыбается он.

- Чего, блять? - глаза Кристофера округляются.

- Привет, милашка-Шистад, - звонко хохочет она, приподнимая свой заострённый подбородок. - Что? Не ожидал?

- Чё как крысы то все? - оборачивается он к ржущим парням. В его голове по-прежнему не укладывается полученная информация.

Когда они, по традиции Пенетраторов, обнимаются друг с другом, он опускает взгляд на спину её толстовки. Вместо красно-режущего имени, в его взгляд бросается Elias. Единственная девушка Пенетратор.

До всех учеников наконец начинает доходить, что это не просто девушка с курса Пенетраторов. Это девушка, положившая основу самого крутого автобуса школы вместе с Вильямом Магнуссоном. Именно поэтому их имена стоят первыми.

Onsdag 12:20

Пенетраторы в полном составе сидят в столовой. Среди их лиц не привычно видеть хрупкие черты, принадлежавшие девушке. Она смеётся над Хенриком и Тео, сидя на спинке дивана и держа в руке шоколадное пирожное.

- Милашка-Шистад, ты чего такой хмурый? - девушка кидает в него салфетку. Он ловко ловит её перед своим лицом.

- Эвакуатор или шины? - спрашивает он у всех.

- Чего? - учащённо моргает Роб.

- Ну, мне эвакуатор вызвать для её машины или лучше шины проколоть? - поясняет Крис.

- Слышь чё! - возмущённо протягивает Картер, наблюдая над тем, как пацаны смеются.

- Ну, а что? Я с физ-ры хотел свалить, а твой металлолом мне мешает, киса, - довольный её реакцией, растягивает губы в усмешке Шистад.

- А что, не хочешь на физ-ре мячиком по голове получить? - сверкает глазами она. Вот чертовка.

- Ты сейчас договоришься, - недобро улыбается он.

- Прям договорюсь? - строит испуганную моську Картер. - Кстати, пока ты добрый. Вот, - она протягивает ему фотку багажника его машины.

На его багажнике белой замазкой аккуратно выведен контур маленького самолётика.

- Это чё? - рычит Шистад, всматриваясь в фотографию.

- Апгрейд, - экран перед его лицом гаснет, а Картер, ловко соскочив с дивана, несётся к выходу.

- Сука, убью, - Шистад с силой бьёт по столу, направляясь вслед за этой дрянной девчонкой.

- Как я её люблю, - хохочет Хенрик, вспоминая, как на первом курсе точно так же гонялся за этим неугомонном чертёнком .

- Да, в своё время мы все от неё пострадали, - поддерживает его Макс.

- Что-то мне подсказывает, что Шистад её реально убьёт, - подводит итог Магнуссон. Он кивает Нуре, что всё хорошо. Настолько хорошо, что либо Шистад убьёт Картер, либо она его. Это всего лишь вопрос времени.

Кристофер Шистад настигает девушку в одном из многочисленных и полупустых коридоров. Её задорный изумрудный взгляд впивается в его шоколадный, пока его руки крепко сжимают её фигурку. Хрупкое тело чувствует его мускулы и то, как он с легкостью разворачивает её к себе спиной, чтобы не видеть эти чересчур добрые глаза.

- Ты думаешь, ты имеешь право играться со мной? - шепчет он, обжигая её ухо и прижимая её крепче к своему торсу.

Девушка ничего не отвечая пытается вырваться из стальной хватки Пенетратора, но тот отрывает её от земли и, несмотря на её брыкание, проносит её несколько шагов и отпускает только тогда, когда прижимает к стене. Его ладонь опускается ей на ягодицу, крепко сжимая её.

- Руку убери, а то укушу, - шипит Картер. Получив от него усмешку, она, ловко вывернувшись, кусает его за ту руку, которой он обвивает её грудь.

- У-у-у, как ты нарываешься, - Крис проводит носом по её щеке.

Их губы почти соприкасаются, как девушка вспоминает об уроке физкультуры. Ей не нужен никакой Крис Шистад. И целоваться с ним она уж точно не собирается.

- Губы придержи, как и руки, - усмехается Элиас, поднимая голову и заглядывая в его холодные глаза.

Холод сковывает шоколадный омут, выдавая его чертей с потрохами. Задушил бы её, если бы не последствия в виде тюрьмы. Ну, а раз душить не получается — действует с другой крайности.

- Не беси меня, - ухмыляется Шистад.

- А то что? - с вызовом произносит девушка. Чего она добивается?

Ей не требуется знать ответа. Она резко отталкивает его, что он от неожиданности теряет свою крепкую хватку. И, гордо подняв голову, идет в сторону спортзала, виляя задницей.

Шоколадный взгляд с похотью провожает обладательницу шикарной попы, он облизывает губу, а затем закусывает её, слегка улыбаясь.

- Сучка, - морщит он нос, направляясь в ту же сторону.

Onsdag 13:03

Элиас Картер стоит в углу рядом с Вильде и Нурой (как хорошо, что именно с этими двумя, не считая Пенетраторов, она ходит на физкультуру). В сторону девушек постоянно оборачиваются. Ну ещё бы, теперь почти каждый хочет подружиться с Картер. Только вот ей это уже не нужно. Девушка, как никто другой, понимает, что за популярностью тянутся ненужные друзья. Эти псевдо друзья предают. А ей, для 18 лет, боли уже хватит.

В противоположном углу стоят Пенетраторы, наблюдая за троицей. Шистад, смеясь и активно жестикулируя, что-то объясняет ребятам, то и дело поглядывая на Картер.

Девушка подмигивает ему, замечая на себе шоколадно-горячий взгляд. Он слегка улыбается, поднимая подбородок.

- Крис, - дергает его Вильям. - Что ты делаешь?

- Я? - удивляется парень. - Играю с ней. Как она со мной.

- Да вы, я смотрю, спелись, - толкает его в плечо Хенрик.

- Ещё одно слово с твоей стороны и я тебя в баскетбольное кольцо закину, - рычит Шистад.

- Молчу-молчу, милашка-Шистад, - хохочет Хенрик, отбегая на приличное расстояние от надвигающейся фурии Кристофера.

- Что у вас с Крисом? - спрашивает Сатре, улыбаясь Вильяму.

- А что у нас с Крисом? - спрашивает Элиас, делая наклон к полу. Тем самым привлекая внимание парней.

- Вы сегодня так из столовой вылетели, давай всё в подробностях! - защебетала Вильде, наблюдая за гибкостью Картер.

- Ну, я просто на его машине самолётик нарисовала замазкой на багажнике. А ему это не понравилось, - резко поднявшись и засмеявшись, говорит Картер. Девушка посмотрела в сторону парней.

Шистад гонялся за Ольсеном, поливая его благим матом, а тот в ответ ему кричал «милашка-Шистад». Похоже, её кличка прижилась к нему.

- Ты бессмертная! - разворачивается к Картер Сатре, толкая её в плечо.

- Ну можно и так сказать, - пожимает плечами Келли. - Это игра. Не больше, - её взгляд становится серьёзным.

- А у тебя были отношения с кем-нибудь из них? - спрашивает Линн.

- Нет. С ними нет. Когда бы только становились Пенетраторами, то зареклись, что между нами никакой любви или ещё чего. Ну, не скрою, в Тео я была безумно влюблена, - девушка слегка смеётся. - Но мы семья. Братья-сёстры. Никаких отношений. И Шистада это тоже теперь касается.

- Ну, а вообще, был кто? В этом самом плане? - Вильде садится на скамейку, последовав примеру Нуры. Келли садится перед ними на пол в позу лотоса.

- Если в плане секса, как главной черты Пенетраторов, то я не сплю ни с кем, - улыбается девушка. - А так, в Мадриде встречалась с одним парнем. Но чёт как-то не сложилось. Потрахались и разбежались, - хмыкает Келли.

- Прости, - опускает глаза Линн.

-
Не извиняйся ты, дурная, - смеётся Картер. - Я ж не любила особо никого, ну взаимно. А в силу своей пенетраторской натуры принимаю парней, как перепихон.

- Да, кто бы сомневался, - смеётся Сатре, улавливая то, как Шистад резко останавливается и хитро смотрит на спину Келли. - Келс…

Не успевает Нура договорить, как Шистад подбегает к Картер и наваливается на неё всем телом.

- Ты обурел?! - пытается скинуть с себя это тело Элиас. - Ну помогите же, - она беспомощно смотрит на Вильде и Нуру.

- Стоять всем на местах, пока я ее в пол не вдавлю, - весело смеётся Кристофер. .

Свисток мистера Рэйдера заставляет всех посмотреть на вошедшего учителя. Все ученики выстраиваются в шеренгу, кроме развалившегося на Элиас Криса.

- Шистад, слезь с девушки, свои игрища продолжите в другом месте, - усмехается мистер Рэйдер.

- Да, слезь с меня, мурло, - кряхтит Картер, наконец сталкивая с себя эту тушу. - Бесишь меня!

- Ну хоть одна нормальная реакция на Шистада, - смеётся учитель. - Вставайте уже.

- Она просто влюблена в меня по уши, - улыбается Кристофер, вставая на своё место.

- Я закопаю тебя по эти самые уши, Шистад, - мило улыбается ему Келли, закатывая глаза. Девушка, гордо вздёрнув носик, дефилирует к Нуре и Вильде.

========== en beruset demon. ==========

Fredag 21:45

В доме Шистада громко играет музыка. Атмосфера безудержной вечеринки началась уже как час назад, а виновницы торжества всё нет. Шатен договаривается с ребятами, и те разбредаются искать Картер, вдруг она всё таки посчитала остаться сегодня в тени и сидит в каком-нибудь углу. Кристофер смотрит на часы, прикидывая, что его родители ещё даже не сели в самолёт. Усмехается, вспоминая их разговор, как клялся, что именно сегодня (в день их отъезда) он ничего творить не будет. Но кто бы конечно ему верил.

Кристофер улыбается одной из девушек, раздевая её глазами. Она тут же начинает строить ему глазки, желая, чтобы именно она сегодня охмурила Пенетратора. Но Шистад проходит мимо, шаг за шагом приближаясь к входной двери. Только он дотрагивается до ручки, как дверь открывается.

Молодой человек сталкивается с виновницей торжества. Она, испугавшись, отпрыгивает на несколько сантиметров, характерно ахнув.

- Здравствуйте, Келли Элиас Картер, - улыбается уголком губы он, осматривая девушку.

Маленькое, облегающее все её выпуклости, чёрное платье, светло-голубая джинсовка-безрукавка и чёрные кеды. Блондинистые волосы завиты, а некоторые пряди зацеплены заколкой на затылке. Идеальные чёрные стрелки — её вечная черта — сегодня чуть длиннее обычного. Акцент сделан на глаза, подчёркивая их яркую изумрудность на фоне слегка загорелого лица.

- Здравствуйте, Кристофер Шистад, - улыбается она ему, обнажая ровные белые зубы.

Девушка отталкивает его от прохода, задевая плечом. Кристофер инстинктивно опускает глаза на её зад, закусывая губу.

- Нельзя быть такой обворожительной, - кидает он ей в след, чувствуя как она усмехается.

Первое, что видит девушка, когда заходит в зал — это огромная надпись « velkommen tilbake, Elias» (прим.автора — с возвращением, Элиас). Прожектор света направляется на неё, заставляя девушку слегка сощурить глаза. В мгновение рядом с ней оказываются все Пенетраторы, а музыка, наполнявшая дом Шистада, стихает. Рука Тео Ларсена по-хозяйски обвивает её талию, девушка не отталкивает его, а только крепче прижимается к нему. Кристофер Шистад закатывает глаза, смотря на эту «парочку».

- Дорогие гости! - начинает говорить Магнуссон. - Эта вечеринка, как известно, посвящена возвращению одному из нас. Вернее, одной из нас, - поправляет себя Вильям. - Прошу любить и жаловать, одна из основателей нашей тусовки — Элиас!

Все начинают восхищённо гудеть и следовать примеру Магнуссона. А точнее, поднимает руки с бутылками/стаканами в воздух, а затем выпивают всё содержимое. Музыка снова начинает наполнять пространство и все возвращаются к своему любимому делу.

Кристофер слишком быстро теряет Картер из поля зрения. От досады, он не глядя выпивает то, что первым попадается под руку. Усмехается чему-то непонятному и идёт в центр танцпола.

Не проходит и нескольких минут, как он уже целуется с какой-то девушкой. Не узнаёт ни её имени, ни курс на котором она учится. Ему это ни к чему. Зажимает правой рукой её шею, заставляя девушку потерять свой разум от его горячего прикосновения. Углубляет поцелуй, сжимая свободной рукой её ягодицу. Он открывает глаза и заглядывает в её, мутно-серые. Проводит языком по её губе, в то время как замечает знакомую хрупкую фигурку, двигающуюся в такт музыке и окружённую парнями и её компанией девчонок.

Медово-блондинистые кудри Картер разлетаются в воздухе, в то время как тело девушки с грацией выполняет различного рода движения. Её изумрудный пьяный взгляд замирает на одном из окружающих её парней. Два шага, и девушка уже обнимает его за шею, целуя в щёку под пристальными взглядами Ларсена, Магнуссона и Шистада.

Парень резко разворачивает голову, заставляя их губы соприкоснуться. Девушка углубляет поцелуй, проникая своим языком в его рот, когда его руки ложатся на её ягодицы. Она отрывается от него, хитро улыбаясь.

- А толстовка у меня будет? - подмигивает он ей, заставляя её губы растянуться в задорной улыбке.

- И не мечтай, - хохочет она, запрокинув свою голову.

Девушка снова целует его, а затем растворяется в толпе танцующих. Её взгляду предстает Шистад, целующийся с какой-то девчонкой. Картер, встав на носочки, докасается губами до щеки, заставляя его голову повернуться к ней.

- Что с тем типом стало скучно? К нам хочешь? Детка, ты же не против? - спрашивает свою новую игрушку Шистад. Пьяная девушка кивает головой, всё таки переспать не с одним,а с двумя Пенетраторами (пускай одна из них и девушка) — это как ни как честь.

- Нет, - снова касаясь его щеки, улыбается Картер.

Она жадно смотрит на его губы, заставляя его потянуться к ней за поцелуем. Но сталкивается он с её тонким пальчиком. Не долго думая, Шистад принимает игру в свои руки и облизывает его, пока Элиас накручивает на другой палец прядь волос его спутницы. Затем девушка отворачивает их головы от себя.

- Предохраняйтесь, пупсики, - шепчет она прямо в губы парочке и заставляет их губы соприкоснуться.

Шистад уже и не помнит в какой момент этот пьяный демон растворился, наградив его эрекцией и мыслью, что он хочет трахнуть только её и больше никого. Откинув, все эти ненужные мысли, Кристофер резко закидывает спутницу на плечо и, никого не замечая вокруг, тащит в свою комнату.

Lørdag 11:53

Кристофер просыпается от того, что чьё-то тело прижимается к нему. И всё было бы хорошо, если бы это было одно тело, а не два. Неужели у него вчера всё-таки был тройничок с Картер и этой самой? Он медленно поворачивает голову влево, отмечая, что та девушка спит отвернувшись от него. Опускает свои глаза на торс.

Его обнимает совсем не Картер, и (хуже того), вообще не девушка.

- Что за нахуй? - кряхтит Шистад, резко поворачивая голову в сторону мирно посапывавшего Вильяма Магнуссона.

- Вил, - трясёт его за плечо Крис. В ответ он получает нечленораздельное бурчание. - Магнуссон!

- Сатре, отстань, дай поспать, - Магнуссон ещё крепче прижимает к себе торс друга.

- Магнуссон, блять! - сталкивает его с себя Шистад. Друг с грохотом падает на пол с большой кровати Кристофера. Парень оборачивается на спящую девушку.

- Шист?! - появляется голова Вильяма.

- Один вопрос. У нас с тобой чё было? - с серьёзным видом шепчет Крис.

- Ты дебил что ли?! - брови Магнуссона ползут вверх.

- Тогда хер ли ты забыл в моей кровати, уёб… лучший ты мой друг?

- А вот это уже хороший вопрос, - усмехается Вильям, потирая ушибленное место.

Шистад разворачивается к дамочке, мило слюнявившую его подушку.

- Мадмуазель, подъём, - он грубо стаскивает с неё одело, заставляя открыть её свои глаза. - Валим, валим, отсюда, - усмехается он, смотря на то, как девушка зло поднимается с кровати.

Магнуссон же обратно забирается под одеяло под её удивлённый взгляд.

- Да ничего у меня с вами не было! - раздражённо кидает он. - А вот с подушкой, с подушкой, да, - он медленно закрывает глаза, проваливаясь в дремоту.

- Слушай, да шевелись ты уже, - рычит Кристофер на девушку. Сегодня ему не до тактичности.

Так как сон Шистада уже бесповоротно был испорчен, быстро приняв душ (а точнее смыв с себя весь вчерашний ад), он переоделся в чистую одежду, не забыв надеть на голову солнцезащитные очки, дабы те придерживали его чёлку. Возиться с ней он сегодня не в состоянии.

На первом этаже его дома творился ад. Разбросанные бутылки, еда и разбитая (очередная любимая) мамина ваза.

- Надо будет новую купить, - тихо говорит он, смотря на груду осколков. И кто придумал эти штуки? И почему они так нравятся женщинам?

Пробираясь по дебрям свалки к кухне, он в который раз зарекается, что в своём доме больше не проведет ни одной вечеринки. Конечно же он забудет о своей клятве в ту же секунду, как родители очередной раз ему скажут: «Крис, у нас командировка. Не развороти дом». И в итоге, он всё же его превратит в груду хлама с которым будет разбираться их домработница — Нэнси Браун — женщина средних лет с невероятно красивыми длинными ногами.

- О, Кристофер, - слышит он голос домработницы, открывая холодильник и не обнаруживая в нём абсолютно ничего.

- Доброе утро, Нэнс, - улыбается он. - Прости за срач, - его брови слегка хмурятся, придавая лицу виноватое выражение. Ну как такого не простить?

- Эх ты, - треплет она его по щеке.

Ему нравится эта женщина. Она заменяла ему мать, когда та находилась в разъездах. Она научила его доброте, которую он с такой лёгкостью скрывает от всех.

- Кушать будете? - спрашивает она, ловя его удивлённый взгляд. - Ну что так смотришь? Я куртку Вильяма видела в коридоре, - усмехается она. - Это же Вильям?

- Да-да, он. Но мы в кафешку собирались, - улыбается он, благодаря Бога за то, что она не видела его девушку на ночь.

Если бы увидела Нэнси — узнали бы предки. Узнают родители — затаскают его и девушку по ужинам и приёмам. А ему это не нужно.

Lørdag 12:45

- Я серьёзно думала, что проснусь в больнице, - весело хохочет Нура Амалие Сатре, отпивая горячий кофе. Она слегка морщится, вспоминая, что забыла положить сахар.

- Ну ты преувеличиваешь! - задыхается от возмущения Картер. - Я отлично вожу! Даже, когда пьяная, - поддерживает её смех.

- Ага, я всю дорогу жалела, что не осталась с Магнуссоном, - Сатре наставляет ложку на Картер.

- Ну в итоге же ты проснулась у меня, - откусывает булочку и оглядывая кафе, говорит Элиас.

Девушка оборачивается к окну и замечает знакомый подъехавший Mercedes-Benz G-класса (прим.автора — Gelandewagen (гелендваген)

Из машины выходит никто иной, как Кристофер Шистад. С другой стороны появляется Вильям Магнуссон. Картер склоняет голову набок, наблюдая за тем, как Шистад блокирует двери машины и, что-то говоря, улыбается Вильяму.

- Это Вильям что ли? - слышит она отдалённый голос подруги. Но всё внимание сейчас сконцентрировано на этом чёртовом красавчике. Как же он хорош собой.

- О, девчонки, - радостно восклицает Магнуссон, привлекая внимание Нуры и Келли. Но последняя всё ещё смотрит в окно.

- Отходняк, малышка? - слышит она шёпот Шистада рядом со своим ухом.

Девушка резко поворачивается, сталкиваясь нос к носу с парнем.

- Совсем обурел, Шистад? - возмущённо протягивает девушка.

- Вчера ты была милее, - пошло ухмыляется он.

- Вчера я была пьянее, милашка-Шистад, - хмыкает девушка.

- Здравствуйте, что выбрали? - появляется официант, прожигающий глазами Нуру.

Вильям усмехается и пододвигает к себе явно смутившуюся девушку. Он целует её в щёку и сжимает хрупкую ладонь в своей руке.

- То же, что у это красавицы, - кивает в сторону Картер Шистад.

- А вы? - сощурившись, спрашивает молодой человек.

- То же самое, - с неприязнью хмыкает Магнуссон. - Вы как вчера до дома добрались? - спрашивает он, как только неприятный тип отходит. Сатре опускает глаза, а Шистад заинтересованно смотрит на Картер, играясь с нетронутым ею сахаром.

- Ну я вчера за рулём была, - закусывает губу Келли.

- Чего?! Да ты ж вчера в нулину была! - задыхается от возмущения Магнуссон, сказав эти слова громче положенного.

- Ну не так уж прямо и в нулину, - обиженно надувает губки Картер и вновь отворачивается к окну. Заприметив вдалеке надвигающуюся компанию парней, она снова резко разворачивается. - Валить надо!

- В смысле? Мы же даже не поели, - начинает ныть Шистад.

Девушка без слов поворачивает его голову в сторону окна. Кристофер видит надвигающуюся компанию, при этом узнавая некоторые лица Якудз.

- Поздно, - констатирует Вильям, когда парни заходят в кафе, а перед ним ставится поднос с заказом.

- Извините, что так долго, - подумав, что Магнуссон сказал это ему, извиняется официант. Удивлённый Вильям машет ему головой.

- Бог ты мой, сами Пенетраторы и ещё одна милая особа, - раздаётся неприятный голос парня на всё помещение.

- Язык за зубами подержи, - рычит Магнуссон, сжимая кулаки.

- А то?

- А то отсюда направишься прямо в больничку, - ухмыляется спокойно Кристофер, отпивая кофе.

- Заткнитесь все, а, - закатывает глаза Картер.

- Правильно, слушайтесь мамочку, - ухмыляется другой из парней.

- Мне уже вызывать тебе скорую? - пережевывая пирожное и смотря перед собой, спрашивает Шистад.

- Слушай, Элиас, а ты с ними спишь, что они тебя так слушаются и защищают?

Шистад резко поднимается и встаёт напротив Якудз.

- Ещё одно слово в её сторону, я тебя на клочки порву, - уголок губы Кристофера тянется вверх, образуя кривоватую улыбку.

Вслед за Кристофером поднимается Келли. Она пытается встать перед ним, но он ловко хватает ее за руку и удерживает за своей спиной. Магнуссон сильнее прижимает к себе Сатре.

- Значит так, пупсики, - так обаятельно улыбается Элиас, что все участвовавшие в перепалке и вовсе забывают, зачем они ее начинали. - Мы сейчас уходим, а вы забываете, что нас здесь видели. Иначе я вырву ваши глаза и засуну подальше в глотку, чтобы вы оттуда наблюдали, как я рву ваши души на части, - девушка довольно усмехается произведённому впечатлению. Затем вырывает свою руку их хватки обалдевшего Кристофера и кидает на стол деньги, вытащенные из кармана.

Картер кивает головой, и ребята выходят вслед за ней, оставив Якудз в полном непонимании.

- Суки, - облакачивается на капот своей машины девушка.

- Ну ты даёшь, конечно, демон, - ухмыляется Магнуссон.

- Ребят, а поехали ко мне? - предлагает Нура. - Как раз я тебя с Эскилем познакомлю, - приобнимает Нура Элиас.

- Не, я пас, - отдёргивает кожанку Шистад, все ещё смотрящий на Картер.

- Чой то? - спрашивает Вильям, пока Нура поправляет его чёлку.

- Слишком много геев на квадратный метр, - смеётся Кристофер, открывая дверь своей машины. - До встречи, красотки, - говорит он девчонкам и посылает воздушный поцелуй Келли. Девушка показывает ему средние пальцы, когда он несколько раз сигналит в ответ.

- Ну что? К геям на квадратный метр? - смеётся Картер, развернувшись к парочке.

- К ним самым, - улыбается Вильям. - Знаешь, если бы Эс был натуралом, то он бы в тебя влюбился.

- С чего бы это? - приподнимает бровь Келли.

- Вам обоим не нравится Шистад, - хохочет Магнуссон, получая в ребро от Нуры.

========== jeg liker ikke du. ==========

Fredag 15:30

- Эскильд, прекрати! - смеётся блондинка, а паренёк в очередной раз корчит лицо, когда машина Картер встаёт в пробку.

- Мы так никогда не доедем, - снова хмурится Триггвасон. - Слушай, - поднимает он палец вверх, - это же знак!

- Знак чего? - спрашивает у него Келли, подкрашивая губы помадой цвета спелой черешни, раз уж выдалось время.

- Того, что нам не нужно ехать к Магнуссону.

- Мы едем не к Магнуссону, а за Нурой. А потом все вместе в кино, - улыбается ему девушка. Триггвасон забирает у неё из рук помаду и, разворачивая её голову, докрашивает сам.

- Так намного лучше, - довольно улыбается он.

Картер кивает головой и давит на педаль газа. Спустя несколько метров пробка наконец рассасывается и девушка набирает скорость.

Она иногда кидает взгляд на Эскильда, который слегка пританцовывает на переднем сидении. За несколько дней она прониклась этим парнем (как и он ей) до мозга костей. И все эти несколько дней она постоянно задаёт ему один и тот же вопрос: «Ну почему ты гей?», и получает на него ответ, заставляющий её смеяться: «Ради тебя я готов им прекратить быть, красотка». Триггвасон — это невероятный позитив, на который взглянешь только один раз, а чувство тепла и счастья останется на три дня вперёд.

В машине мерно растекается какая-то приятная музыка, которую Картер никогда в жизни не стала бы слушать одна. Атмосфера добра и счастья закрадывается глубоко под кожу этой милой зеленоглазой блондинки. И всё это резко исчезает как только она замечает перед подъездом Вильяма знакомый Mercedes-Benz Кристофера Шистада.

- А он что тут забыл? - хмыкает девушка, сверкнув глазами и останавливая машину. - Ты со мной? - поворачивается она к Эскильду, надеясь на положительный ответ. Он кивает ей головой.

Друзья выходят из машины и, не успев открыть дверь подъезда, сталкиваются с Магнуссоном, Нурой и Крисом.

- О, стерва и наш голубой друг, - смеётся Кристофер вместо приветствия.

Картер и Триггвасон косятся друг на друга, словно общаясь без слов.

- Заткнись, милашка-Шистад, - хором говорят они, как Вильям и Нура начинают смеяться.

Шистад усмехается тому, как спелась эта парочка. И почему это девушка не такая как все?

Он заглядывает ей в глаза, пока она о чём-то увлечённо болтает с Магнуссоном, Сатре и Триггвасоном. Из её глазниц сочится теплота, переплетаясь с искорками счастья, которых он не видел раньше. С чего он вообще обращает внимание на эту деталь? На неё невозможно не обращать внимания. Его уголки губ неосознанно тянутся вверх, изображая подобие на улыбку, когда она в очередной раз оголяет зубы и скрещивает руки перед грудью.

- Шист, ты здесь? - толкает его в бок Вильям. Видимо, брюнет прослушал вопрос, обращённый в его сторону.

- Чё? - он несколько раз моргает, пытаясь вспомнить о чём они говорили. Но все попытки что-либо вспомнить разбиваются об насмехающийся изумрудный взгляд.

- Элс согласилась ехать сегодня в домик только если поедут девчонки и Эс, - быстро объясняет Магнуссон, сокращая имена.

- А, да базара нет. Пусть берет кого хочет, - пожимает плечами Кристофер, «увлеченно» утыкаясь в телефон. Она постоянно будет таскать за собой своего гея? Шистад усмехается.

- Не, ребят, я пасую. У меня дела в субботу, а я так понимаю, ехать надо не на один вечер, - виновато улыбается Эскильд, слегка приобнимая Келли. - Ну, не обижайся, Келси, - он бьёт её большим пальцем по кончику носа, заставляя девушку заулыбаться, а Кристофера Шистада стиснуть зубы от всей это ванильности.

- Ну кино то сегодня будет? - в надежде спрашивает Картер.

- Ну конечно, - Нура активно машет головой, заставляя её белые волосы разлетаться в сторону, некоторые пряди бьют по лицу Магнуссона, от чего тот чихает.

- У-у-у, вы такие милые-е-е, - Триггвасон и Картер снова говорят вместе, а затем, смеясь, дают друг другу пять.

- Вы, кажется, в кино торопились, - хмыкает Кристофер, доставая из кармана пачку сигарет. - Заеду за тобой в 8, - он подмигивает Келли в то время, как её лицо вытягивается от непонимания.

Сатре быстро целует Вильяма в губы и, хватая под руку Картер и Триггвасона, наконец таки выходит из подъезда. Объясняя по пути, что у того домика всего четыре места для стоянки. И Элиас выпадает ехать в машине с Шистадом, потому что именно они вдвоём не влазиют в остальные три машины.

«Ну зашибись теперь», - закатывает глаза по дороге Келли. Она садится в машину, смотря через лобовое стекло на то, как Кристофер затягивается сигаретой, облокотившись на капот своей машины. Он выглядит хмурым, хотя губы и растянуты в его привычной ухмылке. О чём-то разговаривает с Вильямом, смотревшим в сторону её машины. Кристофер как то резко (словно почувствовав, а может ему сказал Вильям) разворачивает голову и смотрит прямо в глаза в упор наблюдающей за ним девушки.

Шистад подмигивает ей, она же — усмехается. Наконец, она заводит машину и выезжает из квартала Вильяма Магнуссона.

Fredag 19:50

- Келси-Элси, ты мне сейчас дом угробишь, - смеётся Оден, наблюдая, как его внучка носится от комнаты к комнате через зал, активно жестикулируя руками, кидая какие-то тюбики на диван и то и дело спотыкаясь об пороги или врезаясь в косяки.

- То есть меня тебе совсем не жалко? - смеётся девушка, натягивая на себя длинный вязаный серый кардиган. Затем девушка слегка подворачивает, а потом снова отворачивает и опять подворачивает чёрные джинсы. Поднимает кардиган и отдёргивает под ним тёмно-синий топ.

- Нет, мне больше жалко дом, того парня, с кем ты едешь и всех твоих друзей, - отпивая горячий чай из кружки, подмечает мужчина.

- Не смей жалеть этого напыщенного дебила! - Элиас направляет на деда свой пальчик с золотым колечком в виде переплетенных веточек деревьев.

- Какие у вас высокие отношения, - смотря, как внучка застёгивает сумку, констатирует Оден.

Внезапный звонок в дверь разливается по просторному дому.

- Чёрт, пунктуальная сволочь, - закатывает глаза девушка, перед тем глянув на часы.

Мужчина подрывается с места и идёт открывать дверь, пока его любимая девочка скрывается за дубовыми дверьми, дабы ещё раз расчесаться.

- Здравствуйте, - он видит перед собой молодого парня. Чёрная толстовка с накинутым на голову капюшоном, тёмно-синие джинсы и ярко(скорее просто чистые)-белые кроссовки.

- Здравствуйте, я Кристофер Шистад, - представляется он, проходя в дом, окидывая его беглым взглядом. Богатенько. - А вы отец Элиас?

- Видимо, я хорошо сохранился, - смеется мужчина. - Я её дедушка. Оден Картер.

- Приятно познакомиться, - они пожимают друг другу руки.

- Я же надеюсь, вы ничего такого делать не будете? - грозно он смотрит на Кристофера, заставляя его слегка потупить взгляд. - Да, успокойся, наслышан я о ваших высоких отношениях, «пунктуальная сволочь», - смеется мужчина, пародируя голос внучки. Кристофер поддерживает его смех.

- Всё, де, пока. Не шали, - появляется в коридоре Картер, целуя дедушку в щеку и словно не замечая Шистада, казалось бы умилённого не то видом девушки, не то её действием. Не все так трепетно относятся к старшему поколению в наше время.

- Не разнеси там ничего, Келси-Элси, - он шутливо треплет её по голове.

Кристофер шмыгает носом, сдерживая смех от этого прозвища и решается взять её сумку.

- Я не безрукая, - бурчит ему Элиас.

- Не будь букой, солнышко, - подмигивает ей Крис, заставляя Одена засмеяться. Ему определенно нравится этот парень.

- Келси-Элси, значит? - смеётся Кристофер, кинув на неё взгляд и снова отвели его к дороге. Но успевший за эту долю секунды пробежаться по её телу и оценить одежду.

Блондинка вместо ответа устало откидывается на спинку кресла и закатывает глаза. Изумрудный взгляд впивается в дорогу. Уже довольно темно из-за сгустившихся туч. Фонари тускло освещают трассу на которой нет ни единой машины. И это в пятницу!

Она медленно переводит взгляд с дороги на Шистада. Тело расслабленно, правая рука покоится на руле, в то время как левая подпирает голову. Зубы закусывают губу (это что его вечная привычка?), а затем резко отпускают из своих острых белых тисков. Моргает редко, но когда моргает, длинные ресницы соприкасаются с щеками. Он слегка покачивает головой в такт тихо играющей музыки. Цвет миндально-коричневых глаз кажется ещё более глубоким, чем обычно. Какая-то магическая смесь тёплого горького шоколада, кофе с молоком и золотистыми вкраплениями миндаля.

Кристофер на секунду переводит взгляд на неё, в то время как она резко возвращает свои изумруды к дороге, облизывая пересохшие губы. Слышит, как он усмехается и готова поспорить, что покачивает головой из стороны в сторону.

- Долго ещё ехать? - спрашивает Келли.

- Назад поведёшь ты, - игнорирует её вопрос Кристофер.

- Ехать долго? - отрицательно качает головой Картер.

- Значит, поведёшь, - улыбается он, перехватывая левой рукой руль, а её щёлкая по носу.

Fredag 22:32

- Вы че через Россию ехали? - усмехается Тео, когда злой, как чёрт, парень и довольная, как сто слонов, девушка появляются в домике.

Вокруг них уже пахнет крепким алкоголем, где-то вдалеке смеются ребята. От Тео идёт запах костра и жаренного мяса. Он недоверчиво косится на парочку, не понимая причин его злости и её радости.

- Скажи ей спасибо. Кому-то «страшно как захотелось шоколадки. Крис же завезёт Элс за шоколадкой»? - передразнил девушку парень, вспоминая как эта самая девушка, после покупки шоколадки поцеловала кассира в щёчку и взяла его номер. Сумасшедшая дура.

- А злой то чего? - ещё больше косится Тео, когда Келли загадочно улыбается, вспоминая как потом она поцеловала в щёчку и Шистада, который завёз её за шоколадкой. А потом они попали в пробку при выезде из города, и она досаждала его тупыми вопросами, например «Почему кактус колючий?»

- Да норм всё, - раздраженно хмыкает он, направляясь на задний двор к ребятам осуществлять своё давнее желание, а именно напиться до полусмерти.

- Ты знаешь, что назад за рулем ты? - хохочет Тео, поднимая с пола сумку Элиас и двигаясь с ней по дому, показывая где что и в какой комнате она будет спать.

- В смысле?

- Ну, Шистад наверняка сейчас в запой уйдёт. Как обычно точнее, - хмыкает Ларсен. - Кстати, ночуешь ты тоже с ним, так как все уже распределились, - с какой-то неприязнью говорит парень.

- Кто бы сомневался даже, - закатывает глаза девушка. - А кто приехал то?

Но ответа ей знать уже не требуется, так как Тео выводит её на задний двор. В кругу, вокруг костра и слушая игру на гитаре Нуры Амалие Сатре, сидят Хенрик Ольсен, Робин Юхансен, Джейкоб Нильссон, Эрик Кравц, Карл Салливан, Максим Рид, Симен Лейк и Симен Полсон. Чуть поодаль расположились Вильде Хеллэруд Линн, Крис Берг и Эва Квиг Мун. Саны почему-то зеленоглазая не нашла. Шистад, стоя рядом с Юнасом Джонсом, уже вливал в себя алкоголь. Компания относительно небольшая, но как подсчитала Элиас, они с Шистадом и правда единственные, кто не вписались ни в одну забитую под завязку машину.

Вильям в это время переворачивал мясо, но заприметив, как к нему на смену спешит Ларсен, он берет банку с пивом и падает на плед рядом со своей девушкой, восхищённо смотря на неё.

Келли проходит мимо ребят, громко со всеми здороваясь и жуя свою шоколадку. Внезапно чьи-то сильные руки останавливают её и усаживают на свои колени.

- Джейк, - смеётся девушка, в то время как Нильссон жадно откусывает её шоколадку.

- Эй, я вообще-то не для этого поехал другой дорогой и отстоял в пробке, чтобы ты у неё шоколадку сожрал, - орёт откуда-то из темноты Шистад, заставляя Келли смущённо улыбнуться, а всех ребят засмеяться.

Ночь постепенно отдавала свои права утру, а никто из ребят и не сомкнул глаз. Компания так и просидела всю ночь играя то в карты, то в крокодила, то орали песни, отнимая у Сатре гитару. В итоге всё закончилось тем, как Джонс притащил колонки и рассвет ребята уже встречали под крутые басы.

Картер танцевала вместе с несколькими парнями и Крис Берг. Постоянный разгорячённый шоколадный взгляд прожигал в её спине дыру, каждый раз, когда обнимала кого-то из парней.

Но девушке абсолютно всё равно до Кристофера Шистада и его задетого эго. Не все девушку будут вертеться вокруг этого красавчика. Но Келли никогда не будет отрицать того, что ей, как и всем девушкам рядом с Шистадом, хочется чувствовать его прикосновения и разгорячённое дыхание, обжигающее ледяную кожу.

Девушка сама не заметила того, как стояла закусывая губу, и смотря прямо в глаза Кристоферу уже несколько секунд. Когда пелена с её глаз была сдёрнута его дерзкой ухмылкой и взглядом: «Я знаю, что ты меня хочешь». Она выставила ему средние пальцы, на что он беззвучно рассмеялся и вновь влил в себя алкоголь.

Lørdag 17:40

- Солнышко, пора просыпаться, - Кристофер громко ударяет ладонью по столу, а потом схватив с него какую-то книгу, кидает в девушку.

Блондинка бурчит что-то нечленораздельное, забираясь с головой под одеяло.

Кристофер недобро ухмыляется, делая глоток из стакана с водой, которое все это время держал в руках.

- Не, воду я не буду на тебя тратить. Ты того не стоишь, - заглушая свой сушняк, Шистад опустошает свой стакан. - Сейчас бы покрепче, конечно.

Он звонко ставит стакан на стол. Два шага и он наваливается своим телом на девушку, сдергивая одеяло.

- Слезь с меня, дебил, - тихо ворчит она. В следующую секунду девушка чувствует чужие губы на своих губах и жуткий запах перегар вперемешку с одеколоном Шистада.

- Ты вообще охренел?! - её глаза резко распахиваются, смотря в его.

- Я знал, что ты хотела этого, не отрицай, - победно улыбается он, облизывая свои губы и крепко зажимая ее бёдра.

- Мне всё равно на тебя, Кристофер Шистад, - закатывает глаза Картер. - Слезь, больной.

- Ребят, - дверь открывается и появляется светлая шевелюра Эрика. - Воу, воу! - он поднимает руки, облокачиваясь об косяк двери и наблюдая за парочкой.

- Эрик, спаси меня, - скулит беспомощно девушка.

- Эрик, не смей, - усмехается Шистад, кусая в щеку извивающуюся под ним блондинку. - Да лучше бы ты так извивалась, когда я тебя имел, - рычит он.

- А вы че? Вы вместе что ли? А я то дума-а-ал, че ты Шист эту комнату забил, - усмехается Кравц. - Там завтрак, ну то есть ужин готов. Мы вас ждём.

- Мы не вместе! - орет ему вслед Элиас. - Забил, значит? - сверкает глазами она.

- Мне нравится злить тебя, котёнок, - хохочет Шистад, целуя ее в щеку.

- Да хорош меня облизывать! - рычит Картер, сталкивая поддавшегося ей и смеющегося парня с себя.

Lørdag 23:55

Ночь ребята встретили при полной луне за окном и с каким-то ужастиком.

Компания снова выпивала в то время, как те, кто были за рулем (а именно Вильям Магнуссон, Тео Ларсен, Карл Салливан и Келли Элиас Картер) курили на улице. Единственное, чем могли довольствоваться ребята, кроме еды.

- Мы в 3 выезжаем? - спрашивает Келли, усевшись на капот машины Шистада.

- Ага. Решили воскресенье провести в своих кроватях, - усмехается Эрик, покосившись на Элиас. - А что у вас с Шистадом? - спрашивает он, в то время как у Ларсена желваки заходят за скулы.

- Ничего, - затягивается девушка. Единственная мысль в её голове - нужно бросать курить.

- Ну, а тебе он нравится? - дёргает носом Магнуссон от холода. И удивляясь тому, как его подруга не замёрзла в такую холодрыгу в одном топе.

- Как и все вы, - ухмыляется девушка и, не докурив, выкидывает окурок.

В доме царит атмосфера дружбы и какой-то пьяной любви. Вильям садится на своё место, обнимая Нуру. Картер склоняет голову на бок, умиляясь отношениям своих друзей. Удивительно, как один человек может изменить поведение другого.

Парни тоже разбрелись кто на пол, кто на диван, а Кравц сел на кресло и усадил к себе на колени пьяно-счастливую Вильде.

Одна Картер осталась стоять при входе, не горя желанием сидеть ни с Шистадом, ни с Ларсеном, ни вообще в кого-либо на коленях. Усмехнувшись, она решила зайти в комнату и проверить все ли свои вещи собрала.

- Так, - произнесла она, как только дверь за ее спиной захлопнулась. Девушка включила едва освещавший комнату светильничек. Хотя при такой луне и так все прекрасно видно.

- Стало скучно? - в комнате появился бархатистый голос Кристофера. - Как обычно, не отвечаешь, - усмехается он, закрывая за собой дверь на замок.

Блондинка не обращая внимания на него, продолжает проверять вещи, в то время как он падает на кровать, пристально наблюдая за ней.

Через призму пьяных глаз она кажется ещё идеальнее, чем обычно.

- Так и будешь пялиться? - рычит она.

- Ты странная. То болтаешь без умолку, то молчишь. Определись уже, - он приподнимается на локтях, проводя большим пальцем по чёрной надписи, выглядывавшей из-под топа. Девушка дёргается от прикосновения, как от удара током.

- Руку убрал, - шипит она, развернувшимся своё лицо к его.

Он медленно облизывая губы, проводит рукой по её щеке. Мгновение, и его горячие губы впиваются в её ледяные. Тепло растекается по её телу, заставляя забыть о том, что они оба Пенетраторы. Забыть о том, что она запрещает себе отношения выше дружбы с компанией.

- Я хочу тебя не потому, что ты нравишься мне, - усмехается она ему в губы. - Это чтобы ты знал.

- Ты всё равно будешь моей, Элиас. Это чтобы ты знала, - в её манере усмехается он.

Она - его спортивный интерес. Она та, которая заставила почувствовать его эго задетым, как только он услышал слова от неё. Теперь его очередь задевать её.

Блондинка резко встаёт, но он ловко хватает её за руку.

- Ты красивая, - пошло ухмыляется Крис.

- А ты пьяный, - безэмоционально говорит Келли.

Он бесит её одним своим существованием. Бесит своей самоуверенностью и раздутым до небес самомнением. Она точно никогда не станет его. Не в этой жизни.

Søndag 04:30

Картер тормозит около дома Кристофера. Только сейчас она задалась вопросом “как ей добираться домой?”

Единственное, что радовало девушку - это то, что индюк вырубился, как только машина выехала на автостраду.

- Э, подъем, молодой человек, - толкает она пьяного парня в бок. - Давай-давай, пьянь норвежская, - она даёт ему пощёчины, но тот не реагирует.

- Вот черт, - рычит девушка. Она рыщет в бардачке ключи от дома Кристофера.

Келли ловко выскакивает из машины открывает дверь со стороны Криса.

- Крис, ну давай же, - кряхтит она.

- Келси-Элси, - слышит она пьяный лепет и почему-то улыбается.

- Давай, вылазь уже, - девушка, не рассчитав, стаскивает его на себя. - Да, когда ж ты так наклюкался-то, Кристофер Шистад! - только сейчас она замечает под сидением пустую открытую бутылку водки. И как она не заметила раньше?

С горем пополам, девушка закрывает машину и дотаскивает еле идущего парня до дома. Только она вставляет ключ в дверной замок, как дверь открывается. Перед парочкой стоит женщина, готовившаяся уйти и явно не ожидавшая такой встречи. Вот черт.

- Здравствуйте, - еле улыбается девушка.

- Нэнс, - снова лепечет Крис. - При…ик…

- Вы мама Кристофера? - спрашивает смущенная Келли, пока женщина помогает дотащить парня до его кровати.

- Нет-нет, я домработница. На сегодня все сделала, вот решила уйти пораньше, - так же смущённо и настороженно улыбается женщина. - Видимо придётся остаться с этим алкашонком, - она улыбается и набирает телефонный номер, видимо, чтобы предупредить семью.

- Эм, вы знаете, вы идите, - сочувственно улыбается Картер. - Я посижу с ним. Все равно ехать домой не на чем.

- А вы его девушка? - счастливо улыбается Нэнси.

- Я… - начинает девушка, но её перебивает лепет Шистада.

- Нэнс, познакомься, это моя невеста Келси-Элси, - он пытается лёжа притянуть к себе девушку, но вместо этого обнимает подушку.

“Вот урод” - проносится в голове Картер.

- Келли Элиас Картер, - смеряя взглядом полном ненависти Шистада, улыбается Элиас.

- Ох, неужели? - ахает женщина. - Я так рада. И я пойду, - улыбается она.

Келли провожает её до входной двери. Перед уходом Нэнси обнимает Картер, ещё раз выражая своё счастье.

- Чертов женишок, блин, - выдыхает Картер, закрывая дверь и ещё не подозревая на что подписал её новоиспеченный жених.

========== spansk skam. ==========

Søndag 13:20

Шистад распахивает свои глаза, тут же сощурившись от обильного света. Всё тело ломит, будто он только после отвязной драки, в которой ему надавали по первое число. Он медленно садится в кровати, чувствуя как ломота не отпускает его. Руки зажимают голову в тиски, когда шоколадный взгляд падает на кресло рядом с кроватью.

Маленькая, свернувшаяся в клубочек, фигурка Келли сжимает в правой руке полотенце, а длинные пальцы левой руки держат пустой тазик. Девушка иногда дёргает заострённым носиком, не решаясь двинуть какой-либо частью тела, так как в противном случае свалится на пол.

Осталась? Ради меня?

Кристофер проводит ладонями по лицу, и, тихо встав, аккуратно разжимает её пальцы, забирая из них светло-зеленый тазик и ставя его рядом с креслом. Он медленно поднимает её на руки, смотря как она сквозь сон улыбается, и кладёт девушку на кровать, накрывая одеялом.

- Глупая, неужели не могла лечь рядом? - тихо спрашивает Кристофер у самого себя.

Он ещё несколько минут смотрит на спящую девушку, просидевшую всё утро у его кровати и слушавшую всё утро его бредовые мысли или избито-жалостливую фразу: «Чёрт, мне так плохо».

А ведь могла же уйти.

Он садится на край кровати, закусывая палец и не отводя от неё взгляд. Единственное, что он помнит, это то, как представил её своей невестой. И помнил это только потому, что ещё в пятницу всё продумал. Не хочет быть его по своему желанию, станет его на словах, при его родителях, на званых ужинах.

Мысль о том, что девушка всё же не бросила заставляла восхищаться ей. Она слишком добра.

Парень резко поднимается с кровати, и, больше не смотря на девушку, тихо выходит из комнаты.

- Кристофер, здравствуй, - окликает его мужской голос, как только он спускается на первый этаж. Вот чёрт.

- Папа? - удивляется парень, пожимая ему руку. - А ты чё тут делаешь?

- Ты мне не поверишь, сына, но живу, - улыбается Томас Шистад.

- Нет, в смысле, вы давно приехали?

- Мама ещё в командировке, а меня отпустили пораньше. Минут тридцать назад переступил порог квартиры.

Пробурчав что-то в роде «яснопонятно» и молясь о том, чтобы милая Картер не проснулась и не превратилась в фурию Картер, он прошёл к графину с водой.

- Бурная ночь? - хитро спрашивает Томас, садясь за стол и открывая ноутбук.

- Что-то типа того, - усмехается Кристофер, подозревая, что бурная ночка была у Картер, а не у него.

- Ну где та милая девушка, которая ухаживала за тобой всё утро и которая является твоей невестой? - отец подскакивает с места, сокращая расстояние между ним и сыном. Как и планировал Шистад, Нэнси не стала хранить эту «радостную» весть.

- Она спит, - мило улыбается Крис, ставя на поднос две чашки кофе и маленькую тарелочку с клубникой.

Глаза изумрудного цвета врезаются в потолок. Она медленно окидывает непонимающим взглядом комнату.

Неужели я добровольно легла к Шистаду?

Элиас поворачивает голову в сторону, не обнаруживая рядом и намёка на Кристофера Шистада. Девушка устало откидывает одеяло и, встав с кровати, берёт телефон с кресла. Несколько пропущенных от Вильяма, Нуры и дедушки. Блондинка быстро отвечает на все пропущенные звонки короткими сообщениями и подходит к зеркалу.

Растрёпанные волосы, выправленная розовая рубаха (как хорошо, что она всё таки взяла сменную одежду), слегка подтёкший макияж и усталые глаза.

- Мда, после таких выходных нужны ещё выходные. - Делает вывод зеленоглазая, заправляя пряди волос за уши. - И когда я стала похожа на лешего?

- Всегда была, - слышит она припеваючий голос Кристофера за своей спиной. - Как спалось, моя милая невеста?

- Сплюнь и постучи, - усмехается, разворачиваясь девушка. Она берёт свежую клубнику с подноса, даже не отпустив колкое замечание в сторону парня по поводу «завтрака». - Не обольщайся, Крис, - она улавливает его хитрый взгляд, - я осталась только потому, что та бедная женщина просто молила от безысходности.

Парень усмехается. Если бы не хотела остаться с ним — её бы ничего не удержало. По словам Магнуссона, это человек — желание. Стоит ей только захотеть. Крис наблюдает за тем, как девушка усаживается на его кровать в позу лотоса и протягивает руки к кофе. И снова она молчит. Молчит и смотрит куда угодно, но не на него.

Её взгляд с интересом блуждает по его комнате. Светлая и просторная. К удивлению, всё с точностью до миллиметра лежит на своих местах. Даже её серый кардиган аккуратно висит расправленный на вешалке, зацепленной за ручку шкафа. Неужели Кристофер Шистад так любит порядок?

Она кидает кроткий взгляд на него. Крис с увлечением наблюдает за тем, как она откусывает клубнику. Он улыбается, закусывая свою губу и склонив голову на бок.

- Я довезу тебя, - всё так же улыбается он, когда она допивает кофе. Молодой человек аккуратно забирает с кровати поднос и ставит его на белый стол. Заметив, что поднос чуть-чуть кривит, парень его поправляет. Кристофер-Перфекционист-Шистад.

- Уже уходите? Даже не познакомишь нас? - слышит за спиной мужской баритон девушка, обуваясь. Она резко выпрямляется и встречается с шоколадным взглядом светловолосого мужчины. В его чертах она видит знакомые очертания Кристофера Шистада.

- Па, это моя «та самая», - показывает он кавычки пальцами, - невеста. - Брови Картер медленно ползут вверх, а рот слегка приоткрывается. - Келли Элиас Картер. Милая, это мой папа Томас Герман Шистад.

- Очень приятно познакомится с особой, завоевавшей сердце моего мальчика, - обворожительно улыбается Шистад-старший, пожимая руку ничего не понимающей Келли.

Она сначала смотрит на Кристофера, которого будто бы подменили. Добрый, чрезмерно улыбчивый (прошу заметить, искренне. Или это только кажется девушке), учтивый. Совсем не тот Крис Шистад, которого она знает. Или это маска?

- Español vergüenza (прим.автора - Испанский стыд), - бурчит девушка под нос на испанском, вызвав волну недоумения от семейства Шистад. - В смысле, мне тоже очень приятно познакомиться с вами. Крис много рассказывал о вас, - улыбается девушка, в то время, как брови Криса ползут вверх. Она приняла условия игры.

- Мы спешим, пап, - улыбается Кристофер. - Вы ещё познакомитесь поближе.

- Рад был знакомству, милая леди, - улыбается мужчина, в то время как девушка кивает ему в ответ.

- Ты совсем охерел, Кристофер Шистад?! - срывается девушка, как только с силой захлопывает дверь машины.

- Не хлопай, не в своём металлоломе, - холодно бросает Кристофер. Сам не понимая своего перепада настроения. Ему нужно было трахнуть ее ещё тогда на фьордах, а не играть с ней в любовь для родителей.

- Я сейчас тебя хлопну! Так, что в твоём затраханном донельзя мозгу отложиться, что так не поступают!

- Ну попробуй, конечно, - пошло улыбается Крис, выезжая за ворота дома.

- Значит так, - начинает Шистад. - Предлагаю сделку. Ты играешь роль моей невесты на встречах с родителями, на всевозможных показах и ужинах. А я выполню любое твоё желание.

Крис смотрит в глаза девушки, пока они стоят в очередной пробке. Недобрый
огонёк в глазах Картер сразу же загорается. Он знает куда давить.

- Любое желание? - выгибает брови девушка.

- Именно, - кивает головой Шистад.

- Participo (прим.автора - Я участвую /испан./)

- Чего? - не понимает парень.

- Я в деле говорю, - усмехается Келли. - Будешь распускать руки - я тебя убью, - хмыкает девушка, в то время как его рука ложится на её ногу.

- Делаю, что хочу, киса. Ты теперь моя, - облизывает он губы.

- Я никогда не буду твоей, - закусывает губу девушка.

- Уже.

Девушка хочет ему что-то ответить, но он на полную мощность врубает музыку.

“Мурло” - доносится до него, но молодой человек лишь заливисто смеётся.

Mandag 11:45

- А ты что? - шепчет Вильде на совмещенном уроке литературы.

Нура и Вильде вместо того, чтобы слушать лекцию учителя, слушали то, что было гораздо интереснее разбора очередного произведения. Разбор личной жизни Картер.

- Короче, в итоге, для его родителей я его невеста, - выдыхает блондинка.

- Да ладно! - слишком громко произносит Сатре, заставив покоситься на неё весь класс, включая Магнуссона и, прожигавшего глазами спину Элиас, Шистада.

- Мисс Сатре, я надеюсь такой восторг у вас вызвало творчество Юхана Боргена? - раздаётся громкий голос преподавателя.

- Да. А что в этом такого, мистер Карвелтон? Я очень люблю этого писателя, - скромно улыбнулась Сатре, не читавшая ни единого произведения этого автора.

- И какое же вообще любимое произведение?

Сатре вовремя опускает свои парафиновые ресницы на пододвинутый Картер листочек.

- “Маленький лорд”.

- Хорошо, продолжаем. Больше всего Борген уделял внимание…

- Спасибо, - тихо шепчет Сатре на ухо Келли, которая расплывается в довольной улыбке.

Mandag 13:20

Девушка окидывает ленивым взглядом ребят, заходящих в аудиторию. К сожалению, на норвежском она будет сидеть в гордом одиночестве. Если, конечно, не подсядут какие-нибудь идиоты. Но и те вряд ли осмелятся сесть с Пенетратором.

В аудитории появляется Магнуссон, который, увидев подругу, направляется к ней, перешагивая через одну, а то и две, ступеньки.

- Скучаешь, малышка? - он шутливо бьет её по носу, протискиваясь к окну.

- Не мог с краю сесть, а? - раздраженно кидает девушка, вспоминая о том, что сейчас придёт и Шистад. И ему обязательно захочется сесть с ними, а она окажется задастой между лучшим другом и псевдо женихом.

- Ты чего такая злая, Келс? - Вильям кладёт свою голову ей на плечо. - Значит, невеста Шистада?

- Я даже не хочу спрашивать откуда ты это знаешь.

- Ой, да брось. Ты в любой момент можешь использовать желание и отвязаться от него, - в плечо говорит ей Магнуссон.

Несколько зашедших девушек косятся на них, перекидываясь несколькими словами.

- Они считают, что я изменяю Нуре с тобой, а ты мне с Шистадом, - тихо смеётся молодой человек.

- Кто кому изменяет? - приземляется со стороны выхода Шистад собственной персоны.

- Я тебе, - усмехается девушка, в то время как он больно кусает ее в плечо.

- Попробуй только, Келси-Элси.

- У-у-у, он знает твоё нелюбимое прозвище, - поднимает взгляд Магнуссон, хитро улыбаясь. - Вот это любовь.

- Захлопнись, - рычит Элиас, возвращая его голову на своё плечо и кладя свою сверху.

- Сегодня в семь вечера ужин с моими родителями у меня. Я заеду в половину. Будь готова, - сухо говорит Кристофер, косясь на эту парочку голубков.

- Крис, я же буду шафером? - снова приглушённо бурчит Магнуссон.

- Захлопнись, - одновременно произносят ребята.

В аудитории появляется учитель. Все присутствующие мгновенно затихают. Начинается наискучнейшая лекция на наискучнейшем предмете.

Вильям Магнуссон лежит на плече Келли, не поднимая головы и не беря ручку в руки даже на секунду. Сама девушка переписывается с Триггвасоном, рассказывая ему все подробности их поездки за город и все вытекающие последствия. Иногда она так мило улыбается дисплею телефона, что Шистаду, изредка читавшему её переписку, в которой она чаще обычно называла его козлом, хотелось стереть эту улыбку с ее лица, какой-нибудь колкой фразой, бьющий прямо по больному. Его останавливало только то, что он не знает ее больных мест. И есть ли они у неё вообще. А действовать наугад - это не в его правилах.

Он опускает руку под парту и кладёт ее на ногу девушки, от чего та дрыгает ногой. Крис ещё сильнее зажимает её, а затем нежно проводит несколько раз от бедра до колена.

- Да не дрыгайся ты, - сонно бурчит под ухом Вильям, и Келли прекращает скидывать с колена столь ненавистную руку человека, которого она готова задушить. Кристофер же довольно улыбается, смотря на учителя, но продолжая поглаживать ногу девушки.

В какой-то момент по её телу растекается тепло и ей хочется, чтобы его касания были вечными. Она облизывает губу, а затем закусываем ее. Шистад, видя такую реакцию, слегка щипает девушку, заставляя её еле тихо ойкнуть.

Mandag 19:36

За пол часа разговора с родителями Шистада, Келли казалось, что она тысячу раз сгорела от стыда, сидя на этом чертовом стуле.

Томас и Лия Шистад - оказались весьма милыми и приятными людьми. Совсем не такими, как их сынок. Ну, оно и понятно, Кристофера всегда давали то, что он хочет.

Теперь же его снова хвалили за превосходный выбор невесты. Не столько за какие-то качества девушки, сколько за звучную фамилию Картер. Всё таки Оден Картер является одним из самых крупнейших бизнесменов Норвегии.

Хотя и Лия, и Томас успели проникнуться обворожительной зеленоглазой красавицей. Похоже это её дар, посланный Богом - влюблять в себя людей.

- А как вы познакомились? - задаёт очередной вопрос мама Кристофера, и в который раз им придётся выкручиваться и ломать и без того ломанную комедию. Ведь, кто бы подготовил историю вечной любви заранее.

- Ты расскажешь, Крис? - в надежде отвертеться спрашивает Элиас.

- У тебя это лучше получается, милая, - улыбается он, когда в глазах пляшут чертики. Нравится издеваться над ней.

- Нас познакомил наш общий лучший друг Вильям Магнуссон. Я тогда улетала в Мадрид, учиться по обмену, а Крис должен был прийти в школу. И так вышло, что мы познакомились в кафе, на моих проводах, так скажем. Потом начали общаться в интернете, затем по скайпу. А как только я прилетела он сделал предложение. Прямо в аэропорте, - улыбнулась девушка, так искусно рассказывая чистую ложь. Ей каждую секунду хотелось выкрикнуть, что эта сволочь чуть не сбила ее в школьном дворе и вообще они никто друг другу.

- Это так похоже на Криса, - умилённо улыбается женщина.

Да вы не знаете вашего Криса!

- А, достаточно неловкий вопрос, но покажешь кольцо? - улыбается вновь Лия.

- Ли, не смущай ребят, - делает шутливое замечание Томас.

- Ой, да тут ничего такого нет, - посылает девушка милейшую улыбку. - Просто я его пока не ношу. Во-первых, не хочется давать мотив слухам в школе. Мы скрываем наши отношения. А, во-вторых, Крис не знал моего размера пальца и купил на два размера больше. И оно постоянно скатывается с пальца, так что я боюсь его потерять.

Ее ложь звучит так непринуждённо и буднично, что Шистад верит каждому ее слову. О чем ещё может так непринуждённо лгать эта принцесса милоты?

- Да, нужно будет поменять. Все никак не доеду до ювелирки, - улыбается парень, отпивая вишневый сок из бокала. Обещал довезти ее до дома. Только поэтому не пьёт.

-Милый, только на такое же, хорошо? - хитро щурит глаза Келли, заранее зная какой будет следующий вопрос.

-А какое оно? - с интересом спрашивает женщина.

- О, оно наподобие моего, - девушка выставляет палец с кольцом в виде переплетенных веточек, - только с вкраплениями аметистов. Кстати, аметист, является символом искренности и любви между молодоженами. Это Крис рассказал, - Келли кладёт руку на плечо “любимого”, лицо которого вытягивалось с каждым сказанным ею словом.

Вот стерва. И где ему теперь искать это расчудесное несуществующее кольцо, которым так восхищается его мама?

- Кстати, Келли, было бы не плохо познакомиться нам с твоими родителями, - смущённо улыбается Томас.

- О, к сожалению, на данный момент это затруднительно, - девушка слегка запинается. - Они живут в Англии и в вечных командировках. Я давно живу с дедушкой. Он считает, что норвежское образование - это лучшее образование.

- Ну мы же увидим их когда-нибудь, - хмыкает Кристофер.

- Обязательно, - улыбается ему девушка, показывая взглядом “не в этой жизни”.

Mandag 21:55

- Шистад, какой же ты гад, - смотря на то, как парень открывает ей дверь машины, и выпрыгивая из неё, улыбается Келли.

- Спасибо, что так красиво врала. Я даже поверил, - усмехается он, поправляя на ней её чёрную кожанку.

Его пальцы находятся в миллиметре от её кожи. Тепло от его тела опасно чувствуется на её плоти.

- Ни какие слова “спасибо” не выразят того, как я зла на тебя, Кристофер Шистад, - сверкает глазами Элиас.

- Ты зла? Это я зол. Не тебе же это гребанное кольцо искать!

- Мог бы вообще не искать, если бы не стал ломать эту комедию! - возмущённо поднимает свои чёрные бровки. - А так, отойди, подвинься, Властелин Колец, - хохочет девушка, ударяя его в плечо.

Шистад усмехается, прижимаясь девушку к холодному железу машины.

- Как только я одену кольцо на твой палец, ты окончательно станешь моей, - шепчет он ей в губы.

- Не на долго. Вечно играть в любовь мы не сможем.

- Почему? - проводит номом по её щеке.

- Потому что мы не любим друг друга, - усмехается Элиас.

- Но ты моя, - он оставляет горячий поцелуй на её виске. Тепло с бешеной скоростью прорезается под её кожу.

- Не в этой жизни, - шепчет девушка, теряя голову от его горячих поцелуев. Ей срочно нужен секс. С кем угодно. Вытеснить из себя этого ублюдка.

- Ещё как в этой, - Кристофер закусывает губу.

Он снова проводит носом, но уже в обратную сторону. Его горячие губы переделаются с её. Секунда и из обычной игры поцелуй перерастает в страсть, заставившую его вжаться в её тело до боли в костях, а её сжать в своих пальчиках его тёмные волосы.

Языки встречаются друг с другом, в борьбе за первенство. В борьбе в которой не будет ни победителя, ни проигравшего.

Она закусывает его губу, слегка оттягивая её на себя. Привкус стали предаёт ту самую искорку, из которой разгорается пламя. Пламя, поглощающее её с головой.

Для него это почти обычное дело. Только, пожалуй, этот поцелуй намного ярче и острее всех предыдущих.

Она теряет свой разум в его руках. Теряет себя в его губах. Теряется в том, чего никогда не будет существовать.

- Хватит, - собравшись с силами отталкивает его.

- Тебе же нравится, - ухмыляется Шистад.

- Не забывай, что мы Пенетраторы. Оба.

- То есть, если мы переспим, ты будешь ходить в толстовке с моим именем, а я с твоим? - тихо смеётся Шистад.

- Мы не переспим, - холодно бросает Келли.

- Ну я бы так на зарекался. Спорим?

- Спорим. Только не выйдет ничего. Я не сплю со своими, и тем более, не заводу отношений.

- Так и мне отношения ни к чему. Это скучно, - пожимает плечами он.

- Вот и отлично.

- Вот и отлично.

- Чудно.

- Чудно, - снова копирует ее фразу.

- Классно.

- Классно.

- Шистад мудак, - довольно потягивает девушка.

- Картер стерва, - так же протягивает он, уворачиваясь от ее удара.

Девушка резко разворачивается и, задорно подмигнув ему, направляется к своему дому.

Кристофер ещё несколько минут смотрит вслед растворившемуся образу девушки за входными дверьми. Его бесит ее легкость и удовольствие от этих недоотношений с ним. Его бесит она. Но вместе с тем, есть в ней что-то загадочное. Что-то, что заставляет забывать всю злость рядом с ней.

Он не знает, насколько далеко он зайдёт. Он знает, что она будет принадлежать ему.

Зачем? Просто так.

========== dronning. ==========

Torsdag 19:45

Каждый удар чуть ли не выбивает землю из-под ног Вильяма. Он ловко уворачивается, пытаясь успевать и закрываться, и наносить ответные удары. В области скулы горит красное пламя, в груди совсем не остаётся воздуха. Пытается сохранять спокойствие и серьёзность.

- Могли же решить по-другому, - бурчит он себе под нос, отталкивая от себя молодого парня и укладывая его на землю. Тот бьётся головой об асфальт.

- По другому? - сверкает глазами другой парень. - Хочешь сказать, ваша Картер дала бы нам? - усмехается он.

- Ах ты сука, - Магнуссон подрывается и бьёт его в челюсть. Новая волна драки накрывает его с головой.

- Ещё скажи, что вы не трахаете её, - ухмыляется парень, шипя от боли. - Сначала Ларсен с ней развлекался, теперь Шистад. Но ты не волнуйся, скоро и до тебя очередь дойдёт.

Вильям не успевает что либо сообразить, как его бьют под дых. Во рту чувствуется металлический привкус, и разъедающее все его внутренности имя — Элиас.

Он смотрит куда-то в сторону, когда в его подсознании всплывает нежный взгляд Нуры. Он резко подрывается, одаряя ударами своих соперников. Слышит, как из куртки со звоном падают ключи от машины. Ловким движением, он поднимает их, и бьёт с ноги в живот одному из Якудз (благо их всего трое).

- Ещё раз что-то рявкнете в сторону Элиас — похороню всю вашу шайку. Уяснили? - сплёвывает Магнуссон. - Всех благ, - он вскидывает три пальца вверх, затем поправляет свою чёлку и удаляется к машине, брошенной напротив злосчастного магазина.

Torsdag 19.54

- Боже, ну это самый дурацкий фильм, - закатывает глаза Триггвасон, выходя из зала и приобнимая Картер за талию. Со стороны они выглядят ну очень милой парой.

Триггвасон и Картер так до жути срослись друг с другом, что для них совершенно нормально ходить в обнимку, кормить друг друга и целовать в носы или в затылки, а иногда и слегка чмокать в губы. Для них это стало таким чертовски нормальным, что Нура шутя всегда называла их «сиамскими близнецами». И кто бы мог подумать, что такая как Келли Элиас Картер и такой как Эскильд Триггвасон вдруг станут больше, чем просто друзьями?

- Ничего он не дурацкий! - возражает девушка, активно жестикулируя. - Джеймс МакЭвой такой душка, - мечтательно закатывает глаза блондинка под такое же мечтательное «ага» парня.

- Ну разве что он. И то, когда…

- Когда был без рубашки! - перехватывает его фразу Келли, заливаясь звонким хохотом, который подхватывает Эскильд.

- Подожди, - останавливает подругу молодой человек, отбегая куда-то к бутикам. Блондинка с интересом смотрит, как «эта шпала» забегает в какой-то магазинчик с подарками.

Она чему-то улыбается. Ей хорошо с ним. Он понимает её, как никто другой. Он одним щелчком пальцев и милой улыбкой может заменить ей весь мир. Несколько недель она и правда думала, что влюбилась в Эскильда, постоянно прокручивала в голове фразу: «Угораздило же влюбиться в гея!». Но осознание того, что это та самая крепкая дружба, внезапно так резко ударило в голову. Ударило вместе с поцелуем Кристофера Шистада той ночью, в понедельник.

Она до сих пор помнила его взгляд, заставляющий сердце пропускать по несколько ударов в подряд. Его прикосновения, от которых злосчастные мурашки покрывали каждую клеточку её тела. Так бездумно влюбиться в того, кого она ненавидит всем своим разумом и половиной сердца. Видимо, это какая-то злая шутка судьбы.

Судьба — сука.

Картер ухмыляется, всё ещё стоя по середине Торгового Центра, ожидая Триггвасона и летая в своих мыслях. Внезапно перед её глазами появляется что-то огромное, мохнатое и серо-розовое.

- Меня зовут Муси, и я буду твоим другом всегда-всегда, - говорит это «что-то» гнусаво-детским голосом и двигая хоботом. Перед её лицом милый до чёртиков огромный плюшевый слон.

Эскильд, улыбаясь во всё лицо, выглядывает из-за головы слона, обхватывая его за пузо руками.

- Это тебе, - он протягивает слона девушке, но поняв, что она за этой плюшевой глыбой скроется, всё же решает донести его до машины сам. - Я сам, пожалуй, донесу. А то люди подумают, что я гуляю со слоном, - хохочет он, представляя эту картину.

- Не стоило, - смущённо улыбается Келли.

- Все игрушки мира стоят тебя, Келс, - мило проговаривает Эскильд. - И это стоило бы знать твоему новоиспеченному женишку.

- Ещё одно слово про него и я тебя в этого слона запихну, - шуточно бьёт его в плечо блондинка, смеряя строгим изумрудным взглядом.

- Не злись на Эскильда, - снова говорит Триггвасон за слона, заставляя девушку заулыбаться.

- Пошли уже, - смеётся она, крутя в руках ключи от машины.

Звонок на телефон заставляет девушку замереть, открыв дверь машины.

- Вильям? - спрашивает девушка, слыша шипение в трубку.

- Келс, ты можешь приехать? - голос парня приглушённый, девушка еле разбирает его слова.

- Что случилось? - Триггвасон смотрит на то, как лицо Картер бледнеет, а пальцы с силой зажимают телефон. Она кидает в трубку сухое «Еду», и громко хлопает дверью машины.

- Эс, у меня дела, так что довезу тебя до дома, - вымученная улыбка появляется на её лице. Триггвасон молча кивает. Знает, что когда придёт время, она расскажет.

Шистад 20:20.

Сегодня в десять начинается званый вечер в городской галерее. Будь красивой. Поедем от Вильяма.

- Сука, - девушка с силой бьёт по рулю, заставив Триггвасона дёрнуться от неожиданности.

Он молча берет её телефон, читая сообщение.

- Поехали к тебе, сделаем из тебя конфетку, заодно и расскажешь, что произошло, - он блокирует её телефон и гладит тыльной стороной ладони по щеке. Тепло растекается по телу Картер, заставив забыть обо всём.

Torsdag 21.12

Магнуссон открывает дверь в квартиру и теряет дар речи от красоты его подруги. Такой он видел её редко. В последний раз года три назад. Когда был жив её отец и постоянно таскал дочь показам.

Выпрямленные блондинистые волосы легко, словно аккуратные тонкие паутинки, осторожно касались ключиц и плеч девушки. Её классические стрелки в этот раз были посыпаны серебристыми блёстками, что заставляло её глаза светится и источать какое-то космическое притяжение. Матовая, в цвет кожи, помада делала губы в несколько раз пышнее чем обычно.

Магнуссон восхищённо прокручивает девушку, чтобы рассмотреть её платье. Бело-синие. Верх пошит из белой ткани, усыпан пайетками так в меру и так аккуратно, что кажется, будто это самые настоящие алмазы, а не какие-то пластмасски. В области груди и на спине — глубокие разрезы, подчёркивающие упругую грудь и показывающие её татуировку на ребре. К слову, она смотрится неким шармом, отлично подчёркивающей её воздушный образ. Низ сделан исключительно синим цветом, таким же как небо ночью над морем. Глубокий синий цвет так сочетается с Картер, что будто бы она воплощение этого цвета. Красивый разрез до бедра, показывающий её красивые ноги и высокие белые шпильки. Не девушка. Королева.

- А вы с Шистадом, однако, красиво будете смотреться, - кривит губы Магнуссон, в то время как девушка аккуратно проводит пальцем по его ушибам, а потом и вовсе прижимает парня к груди.

- Малышка, ты сейчас испачкаешься, - слегка улыбается Вильям, но зарывается в её идеально-уложенные волосы.

- Мне всё равно, Магнуссон, - шмыгает носом девушка.

- Не-а! Нет, сказал. Не плакать, - бьёт её по носу и ведёт в гостиную, к остальным Пенетраторам.

Парни не то, чтобы в шоке от вида девушки. Они заворожены настолько, что им уже и нет дела до их побитого Якудзами друга. На фоне остальных выделяется Шистад.

Красивый, как дьявол.

Картер ухмыляется, блуждая по нему взглядом. Чуть ли не блестящие чёрные туфли, идеальный костюм тёмно-синего цвета, сшитый исключительно по заказу. Белоснежная идеальная рубаха и синяя бабочка. Будто бы знал, гад, что девушка будет одета под стать ему.

Конечно он знал, ведь именно он попросил Эскильда подобрать что-нибудь синее или белое в её гардеробе. Но он не ожидал, что она будет настолько по-королевски хороша.

Шистад слегка улыбается, то опуская, то поднимая скулы. Лисий взгляд прикован ко всем разрезам этой сказочной феи. Словно сошла с обложки Cosmopolitan.

- Что произошло? - всех ребят вырывает из раздумий её встревоженно-заплаканный голос. Голос, который совсем не вяжется с внешним видом.

- Якудзы.

- Я поняла, что не ромашки, Вильям Магнуссон! - рычит девушка, отталкивая его от себя. - Почему? Почему без нас?

- Да внезапно получилось. Я бы не влез, если бы они не коснулись тебя.

- Чего? - сверкнул глазами Робин Юхансен.

- Они думают, что она с нами спит. И теперь хотят того же. Что-то типа идея фикс, блять. Самое интересное, они говорили именно про тебя, Тео, и про Шистада. Но с Крисом ясен фиг, они не знают игры этих помолвленных, а вот с тобой, - Вильям Магнуссон серьезно смотрит на Тео, взгляд которого прикован к Элиас.

Все ребята переводят взгляды с Картер на Ларсена. Кристофер напрягается. Что здесь происходит? И почему сама Картер смотрит куда-то в сторону?

- Тео, что это значило? - спрашивает Джейк.

- Ребят, ничего нет, - отрицательно машет головой Картер.

- Молчи лучше, - ухмыляется Шистад. - У тебя с ней что-то было?

- Да, - зажимает пальцами переносицу Ларсен, пока девушка шумно выдыхает. - Я во всём виноват.

- Тео, - слышат ребята стальной голос девушки.

- Я должен рассказать, - она поднимает на неё глаза, полные отчаяния. Мечется между двух огней. Она едва заметно кивает ему.

- Это на первом курсе было. Влюбились мы. Встречались, ну, соответственно, переспали. А потом она уехала. А я разозлился. И взболтнул лишнего будучи в пьяном состоянии. И теперь Якудзы думают, что она спит с нами.

- Пиздец вы, - выдыхает Хенрик.

Картер чувствует на себе пристальный взгляд Шистада. Снова насмехается над ней.

- Ладно, разберемся, - выдаёт неожидавший Магнуссон. Он смотрит на Картер взглядом : «Ты обязана мне всё рассказать», ей остаётся только закивать ему в ответ. - Вы щас то как?

- Уже сто лет прошло, - слегка улыбается Келли. - Мы не думали, что это вообще выплывет. Ан нет.

Спустя ещё несколько минут переговоров, уже все Пенетраторы, кроме Ольсена и Ларсена разошлись по домам.

- Келс, надо поговорить, - говорит Тео. - Наедине.

- Лан, я в машине тебя жду, - кидает ему Ольсен, обнимая Картер и пожимая руки парням.

Картер и Ларсен выходят из гостиной в коридор.

- Келси , прости меня, - он смотрит на неё тем самым взглядом, который она когда-то очень сильно любила.

- За что, глупый? - не понимает она.

- За мой следующий вопрос. Что у тебя с Шистадом?

- Ничего.

- Не правда. Я вижу, как вы смотрите друг на друга. Так друзья не смотрят. Даже влюблённые так не смотрят, - он облизывает губы, нервно трепя собачку на молнии кофты.

- Ничего, - повторяет девушка, уже сама сомневаясь в своих словах.

- Я понимаю, что мне уже давно не на что рассчитывать. Утратил твоё доверие, как парень и так далее. Но… Я до сих пор люблю тебя, Эли. И я не знаю, что мне с этим делать.

Из-под ног Картер выбивает землю. Сердце спускается куда-то в далеко неизведанное место. В несколько слов на девушку сваливается тяжёлый груз. Ответственность за другого человека, которая теперь находится в её руках. Это как компьютерная игра с двумя клавишами: «Разбить» и «Полюбить». И в обоих случаях, она будет считать себя чёртовой эгоисткой. Потому что правильно ответа нет. И никогда не будет.

Её губы слегка приоткрываются, но кажется звук потерялся и запутался где-то глубоко внутри холодного разума.

Она не успевает и моргнуть (как ей кажется, ведь стоит молча она уже точно больше пяти минут), как горячие губы Тео накрывают её холодные, идеально накрашенные бежевой помадой. Не может ни оттолкнуть, ни прижать. Так и стоит, и принимая, и отвергая его одновременно.

- Кхм, кхм, - будто бы где-то далеко слышится нарочный кашель Кристофера, достаточно давно наблюдавшим за этой картиной.

Какая-то странная злость завладевает его нутром. Злость на неё, на него, на себя. Глупо полагать, что назвав девушку своей невестой — она действительно будет принадлежать тебе. Она никогда не была его. И не будет. Но, не здравая часть Шистада, добьётся своего. Всегда добивался. Правда, здравая его часть, пока так и не понимает, зачем она ему и почему ему так хочется разукрасить лицо своего друга Ларсена, в несколько ударов превратить его во врага. Чтобы он не смел и прикасаться к фарфоровой коже блондинки, докасаться до её губ и вообще смотреть на неё.

- Тео, - едва слышно шепчет ему девушка. - Не нужно.

Девушка прячет глаза под пушистыми угольными ресницами.

- Нам пора, - снова слышится голос Шистада, но уже где-то ближе, чем раньше.

Ларсен слегка улыбается, поправляя большим пальцем слегка размазавшуюся помаду на её лице. Он должен отпустить её, потому что любит. Но почему тогда так больно в области сердца?

- Я никогда не дам тебя в обиду, - он улыбается ей, показывая тем самым, что он — тот самый, её любимый Тео, лучший друг, ставшим одним из братьев. Девушка, слегка дёргает носиком и обнимает его за шею.

Затем она смотрит на Кристофера своим обычным невероятно обаятельным взглядом и выходит из подъезда.

Главное не убить его.

Кристофер усмехается, не понимая своего резко вспыхнувшего желания.

- Береги её, - серьёзно говорит ему Ларсен, пожимая руку. Его слова полощет по слуху. И он, наверное, берёг бы её, если бы она была бы его.

- Мы не встречаемся.

- Мы тоже для всех никогда не встречались, - усмехается Тео. - Береги, иначе голову сверну.

Torsdag 21.58

Всю дорогу в машине висела угнетающая тишина, не разряжаемая даже музыкой. Кристофер напряжённо следил за дорогой, а Келли усердно считала проезжающие мимо машины.

- Келли, подожди, - сказал парень, как только девушка собралась открыть дверь.

- М? - развернулась она к нему.

Из внутреннего кармана пиджачка он достал маленькую бархатную коробочку. Парень медленно раскрыл её, наблюдая за реакцией любимой девушки.

- Шист, это что? - она удивлённо хлопает глазами, пока он извлекает маленькое колечко в виде веточек дерева с вкраплением тех самых (как их называл Шистад) фиолетовых камней.

- Ты где это взял? Это же выдумка, - ахает, поражённая девушка.

- Всё о чем думаешь ты, с лёгкостью может стать реальностью, - довольно улыбается он, беря её руку и аккуратно нанизывая колечко на её пальчик. - Как влитое, - подводит итог он.

- Я обязательно верну, - рассматривая кольцо, говорит девушка.

- Нет, оно твоё. Полностью твоё, - улыбается он. - А ты теперь полностью моя, - улыбка становится пошлой.

- Шистад, вот не можешь быть нормальным! - девушка наконец таки смеётся, толкая его в плечо.

Приглушенно играет классическая музыка, пока люди в невероятно красивых и дорогих платьях и костюмах ходят по галерее с бокалами шампанского. Как оказалось, вся эта показуха началась намного раньше, а Шистад в своей любимой манере решил опоздать.

Ему приятно, когда на них смотрят. Ему нравится, что именно Картер он нарек своей невестой (пусть и против ее воли). Эта девушка нравится абсолютно всем, сама не замечая того.

- Моя Королева, - слышит Келли голос Кристофера над своим ухом. - Улыбнись, - как-то нежно проговаривает он, когда к ним подходит фотограф, а его рука по-хозяйски ложится на талию блондинки.

- Крис, это Эрик Фиелд? Якудза? - внезапно замечает знакомое, слегка подбитое лицо Элиас.

- Ага. Его отец партнёр моего, - выплёвывается Шистад, пока они идут к родителям Кристофера, мило общающимся с семейством Фиелдов.

- О, познакомьтесь, это Келли Элиас Картер, невеста моего сына, - радостно приобнимает её за плечи Томас.

- Приятно познакомиться, - мило улыбается девушка, смотря на лицо раздевающего её глазами Эрика. Ладонь Кристофера крепко сжимает ладонь Келли.

- Взаимно, - улыбается глава семейства Фиелдов. - Это мой сын Эрик.

Келли протягивает ему руку, в то время как он целует её, замечая кольцо на безымянном пальце. Неужели и правда помолвлены?

- Милый, мы ведь ещё не досмотрели выставку, - поворачивается к Шистаду, выражая явное желание уйти.

- Хочешь вернуться? - делает вымученное лицо он.

- Да.

- Все что угодно для моей королевы, - Крис приобнимает ее за талию. - Прошу нас извинить.

- Я видела здесь балкон, может проветримся? - спрашивает Картер, когда они отходят на приличное расстояние.

- Я за, - активно машет головой Шистад, уже ведя девушку к дверям.

Свежий воздух бьет в лицо, а ветер слегка треплет ее волосы.

- И правда королева, - шепчет Крис, наблюдая за тем, как она облокачивается на красивые резные бетонные балки.

Ее освещает только свет фонаря и луны. Предавая ей ещё больший вид какой-то едва уловимой волшебности.

- Выход есть, - читает он надпись на её ребре и проводит пальцем по контору самолетика. От его прикосновения ее кожа покрывается мурашками, уголки его губ тянутся вверх.

- Красивая, - тихо говорит он.

- В честь папы. Это его любимое выражение, - слышит он ее тихий, до безумия заворачивающий голос.

- Я сожалею, - Крис поджимает губы, накрывая своей ладонью ее оголенное плечо.

- Он разбился в авиакатастрофе несколько лет назад, - Элиас слегка опускает голову, чувствуя как его рука отдаляется от плеча.

Нет, оставь!

Мгновение, и на ее плечах висит пиджак, хранивший его тепло и одурманивающий одеколон.

- Спасибо, - слегка улыбается девушка.

- Все для тебя, моя королева, - он наблюдает за ее лицом.

- Я не твоя, - усмехается девушка, становясь прежней Картер.

- Ещё как моя, - облизывает губы Кристофер Шистад, становясь собой.

Они ещё долго стоят на балконе внезапно разговорившись на самые разные темы. Начиная от футбола и заканчивая родителями.

Она ловит себя на мысли, что в какие-то моменты вовсе не ненавидит его, а даже, наоборот, все больше привыкает к нему. Проникается им.

Он так мил сейчас, что хочется стереть все его образы плохиша и плохие воспоминания о нем ластиком. Жаль только вот, написаны они нестираемой синей пастой.

========== vakre smerte. ==========

Mandag 11:34

Графит скользит по белоснежной бумаге, вырисовывая красивые узоры. Постепенно белоснежный листик под тоскующим карандашом становится полностью изрисованным. За стеклом льёт холодный норвежский дождь, смывающий и охлаждающий под своими каплями всё, что только возможно. А в кабинете английского языка тускло горит, режущий глаза, какой-то желтоватый свет. Многие из ребят, положив голову на руки, сладко посапывают или по едва заметным белым проводочкам в их уши бьёт музыка.

Учитель что-то монотонно говорит на несовершенном английском. Скорее на каком-то приближённом к английскому языку. И откуда только берут таких учителей?

Келли Картер совсем не обращает на него внимание, расположившись на самой галёрке. Через несколько парт от неё сидят две девушки, обсуждая её обручальное кольцо на пальце. Келли усмехается, зная, что эта фикция скоро закончится. Она заработала бонусы на своё желание. Желание отменить всю эту клоунаду. Даже придумала и продумала их скандал, который вернёт их недоотношения в состояние псевдо друзей.

Замечая, что карандаш подсознательно двигается, красивым почерком выписывая его имя, блондинка, с раздражающим сонное спокойствие аудитории звуком, яростно перечёркивает ненавистную фамилию. Ненависть. Единственное, что она чувствует к нему.

Но иногда, в какие-то моменты этой приторно-сладкой ванильности в виде их помолвки, она ловит себя на мысли, что ей хорошо с ним. Так, как не было ещё ни с одним парнем. С ним просыпается что-то внутри, заставляя распускаться какие-то невидимые человеческому глазу сады роз. Роз, которые облачены в шипы, словно в камуфляж. Красивая боль. То, что не привыкла чувствовать обладательница пшенично-медовых волос и изумрудно-лучистых глаз.

Молодые люди встают. Лениво спускаются по ступенькам аудитории. Картер задумчиво смотрит им вслед, оставаясь один на один со своими мыслями, холодными стенами и тускло-жёлтым цветом.

Чёртов, Шистад!

Девушка бьёт кулаком по столу и, резко схватив сумку, вылетает в коридор, стараясь раствориться и слиться с калейдоскопом лиц. Только вот её ярко-красные штаны на которых ярко-белым подсвечено имя — Elias — ни за что не позволят остаться ей незамеченной.

Перед глазами какой-то серый туманный настил, в голове — каша из лиц, фамилий, имён, нужной и не нужной информации, мыслей.

Толкает плечом дверь столовой. Так легко и дерзко, что на неё поднимаются десятки глаз, включая тот самый шоколадно-насмешливый. Бесит до кончиков пальцев. Блондинка водит скулами и, под заинтересованно-оценивающие взгляды, разваливается между Магнуссоном и Ларсеном.

- Бурная ночка? - усмехается недобро Крис, изучая истерзанное мыслями о нём лицо.

- Что есть, то есть, - бурчит Келли, не смотря на него. Если посмотрит — обязательно кинется расцарапывать его лицо.

Он блуждает по её пальцам, ища своё кольцо. Но руки чисты. Будто его пометки и не было. Девушка перед входом в столовую очень предусмотрительно убрала его в карман чёрной рубашки.

- Какие замуты на выходные? - наконец спрашивает Келли, прерывая настораживающее молчание за столом Пенетраторов.

- У Криса в пятницу День Рождения. Делаем замут, - довольно улыбается Хенрик.

- У кого? - спрашивает девушка, откусывая яблоко, нагло отобранное у Тео.

- Ну нет, милая, - рычит он, потянувшись за своей едой.

- У Криса. Рассказать какой Крис? - усмехается Магнуссон. - Элс, ты чё?

- Я знаю, кто такой Крис, - сверкает глазами она. - У кого тусим? Блин, да отстань, дай поесть!

- Но это моё! - новая попытка Ларсена отобрать яблоко.

- Да заткнись уже, - Шистад засовывает ему в рот своё яблоко, заставляя приступ хохота наконец взорвать эти скучные стены, внеся привычные краски, которых так не хватает сегодня.

- У меня предки как раз сваливают, устроим у меня, - продолжает Крис, подмигивая Элиас.

- Можно у вас украсть одну очаровательную девушку? - подходит к столу Нура Амалие Сатре, Магнуссон мгновенно усаживает её к себе на колени.

- Слышал, Шистад, тебя, - хохочет Картер. Кристофер кидается салфеткой в девушку, но та не долетая, приземляется в сантиметре от её руки.

- Я достаточно очарователен? - оттягивает прядь чёлки Крис.

- О, да-а-а, - смеётся Эрик Кравц.

Tirsdag 12:56

- Дамы, вот приглашения на «закрытую» вечеринку Шистада, - показывает пальцами кавычки, а затем протягивает пригласительные подругам. - Вечеруха в стиле готики, мрака и прочей шелухи. Быть красивыми, - хмыкает Картер, как Вильде с радостными визгами начинает виснуть на её шее.

Как мало нужно этой девушке для счастья. Всего лишь билет в рассадник похоти и, она уже светится, как новогодняя ёлка.

- Вильде, ты сейчас задушишь нашу Эли, - довольно поджимает губы Сана.

Наконец, вырвавшись из объятий подруги, девушка взбирается на спинку лавочки в школьном дворе. Погода сегодня ещё пасмурная, но дождя уже нет. Многие смотрят в сторону компании девушек, удивляясь внешнему виду Пенетратора. Небрежный пучок, тёмно-синие джинсы, чёрная футболка огромного размера и толстовка, крепко завязанная на бёдрах. И это в такую-то холодрыгу. Все вокруг в куртках/пальто. Она — не все.

- Тебе не холодно? - спрашивает Мун, в который раз по теплее обернувшись в куртку.

- Не, - отмахивается от неё Келли.

- А в чём ты пойдёшь к Шистаду?

- Боже, пожалуйста, давайте не будем о нём! - закатывает глаза Картер. Шистад — последнее о чём она хочет говорить.

- Вы всё ещё играете в жениха и невесту? - игнорирует её просьбу Нура.

- Привет, красавица, - слышится из ниоткуда голос Кристофера. Затем появляется и его обладатель.

- Пока, чудовище, - снова не смотрит в его сторону. Не хочет его видеть. Боится смотреть на него.

- Фи, как грубо, - хмыкает он, снимая с себя куртку и накидывая на её плечи. - Не заболей, - подмигивает он ей, и быстрым шагом удаляется, чтобы не услышать то, как она будет обзывать его мудаком и пытаться вернуть куртку.

- Что за нафиг? - рычит девушка, в то время, как его одеколон пробуждает в её теле пляску эндорфинов.

Tirsdag 21:54

- Келси-Элси, - слышит блондинка голос дедушки с первого этажа. - К тебе Крис пришёл!

- Чёрт, - девушка бьёт кулаком об стену. Пока боль растекается по костяшкам, она медленно спускается вниз.

Дедушки уже и след простыл. Видимо , ушёл работать в свой кабинет и вряд ли вылезет из него раньше утра.

Келли медленно проходит в гостиную, где вальяжно развалившийся Кристофер рассматривает многочисленные фоторамки, улыбаясь уголком рта. Всё бы отдала, чтобы он всегда так умилённо улыбался.

- Что ты здесь забыл? - хмыкает Келли, облокачиваясь на косяк двери.

- Свою куртку, - не поворачивает к ней головы Кристофер, заострив внимание на фотографии девушки, и, судя по её схожести, отца. Девушка лет тринадцати с ярко-изумрудными глазами сидит на капоте наверняка дорогущей спортивной машины, а мужчина, судя по стойке, оперевшись руками об капот, а ногами о землю, отжимается. Девчушка весело смеётся, даже не смотря на статичность фотографии; мужчина смешно кривит лицо.

- И невесту, - хитро улыбается он, Келли мгновенно подлетает к парню.

- Молчи! Дедушка знать не должен, - шипит она.

-Всё равно узнает, - Кристофер берёт девушку за руку, заставляя сесть её рядом. - Посмотрим что-нибудь?

- Первое, ты за курткой. Второе, а как же твои шлюхи, Крис Шистад?

- Первое, и за невестой. Второе, ревнуешь? - улыбается Крис. Ревнует. Ревнует его. Мысль о том, что он потихоньку (как ему кажется) овладевает сердцем девушки греет душу. Вернее, разжигает какое-то невиданное доныне пламя.

- Не обольщайся, Крис, - ухмыляется Келли, закусывая губу.

- Не делай так, Элиас. Мне ничего не стоит изнасиловать тебя прямо здесь, - он поднимает на неё свой пошлый карий взгляд.

- А мне ничего не стоит подняться за кольцом, кинуть его тебе в лицо и разорвать эти «отношения».

- Я учту твоё желание, - шипит он, включая телевизор.

- Кажется, ты собирался домой, - ей так хочется докоснуться до него. Нельзя.

- Нет, Келси-Элси, я предлагал посмотреть что-нибудь. Ты же мой маленький склеротик, - он шутливо бьёт её по носу. - Просто один фильм и я уйду.

Келли безвыходно выдыхает. Что творит с ней этот мальчик, который привык получать всё? По сути, она уже считается его игрушкой. Он трахается с левыми девушками, а потом спокойно идёт смотреть с ней фильмы.

Он обвивает руками её талию так, чтобы она не смогла оттолкнуть его. В него постепенно проникает её запах яблока и цветочно-лёгкого аромата духов. Её тепло разливается по телам обоих.

Горячие дыхание настолько близко, что критически обжигает кожу до ожогов второй степени. Ещё немного и та невидимая, но тщательно-прорисованная ею грань падёт. Ещё немного и в его саду расцветёт цветок, не похожий на все остальные. Цветок, стебель которого до крови впивается своими шипами в его ладони. Цветок, цвет которого настолько красив, что отвести глаз от него невозможно. Цветок, который пустил корни в его душе уже давно.

Fredag 22:43

Музыка. Музыка содрогает грудную клетку. Музыка вперемешку с алкоголем растекается по телу всей присутствующей молодёжи. Музыка и алкоголь— то, что так любят норвежские парни и девушки.

Келли Элиас Картер и Нура Амалие Сатре разыскивают уже пьяного именинника. По указанию Вильяма, он должен быть где-то рядом с алкоголем. Только вот незадача, алкоголь здесь абсолютно везде.

Элиас замечает знакомую фигуру рядом с двумя целующимися девушками. Он поворачивают голову то к одной, впиваясь в её губы, то к другой. Что-то внутри неё больно колет. Плевать.

- Крис, - выдирает его за шкирку Нура из его личной порно-сказки.

- О-о-о, мои де-евочки, - растягивает он слова, пьяно улыбаясь.

- Крис, мы решили лично поздравить тебя с Днём Рождения…

- И видимо это самая большая глупость, - бормочет себе под нос Келли, после слов Нуры и её толчка в бок, якобы сейчас должна говорить Мисс Изумрудные Глазки.

- И поэтому вот, - перекрикивая музыку, Картер протягивает ему два аккуратно упакованных подарка. Один в металлической упаковке, а второй в изумрудной. Кристофер улыбается, догадавшись от кого какой. Как символично.

- Спасибо, мои хорошие, - он целует в висок Нуру, а затем слегка чмокает в губы Картер.

Секунда, и пламя внутри Шистада разгорается с такой скоростью, что он хочет прижать её к себе, буквально вдавить в себя. Его горячие губы впиваются в её.

- С Днём Рождения, - отталкивает его от себя Картер, и быстрым шагом удаляется от друзей, оставляя после себя след недопонимания и недомолвки.

Губы горят. Трёт их с такой силой, чтобы стереть его горячие прикосновения. Нет, к чёрту его. Готова стереть губы в кровь. Лишь бы не чувствовать его прикосновения до сих пор. Холодный воздух бьёт в лицо. Остужает все части тела, кроме злосчастных губ. И зачем? Зачем она пришла сюда? Зачем позволяет ему управлять собой?

- Келс? - слышит она тихий голос Нуры за своей спиной. - Келси, милая, что случилось? - её руки обвивают девушку за талию.

Келли молчит, опустошённо смотря куда-то вдаль. Пустая. Вот её определение. Всегда была пустой. И именно это в ней пробудил Шистад. То, от чего она так быстро бежала все эти годы, настигло с приходом одного человека. То, что она скрывала так долго, снова начало зиять внутри неё. Пустота накрывает с головой. Заставляя захлебываться ей.

- Что у вас с Крисом? - спрашивает Нура.

Девушки не замечают появления тёмной тени в углу балкона.

- Ничего, - сухо отрезает Элиас.

- Если бы было ничего, ты бы не ушла и…

- Я походу влюбилась, - тихо говорит девушка, в груди что-то больно колит. Иголки пронизывают сердце. Она не хочет этой любви.

- Так это же хорошо, глупая! - улыбается Сатре. - Любовь — это самое светлое, что случается с нами.

- Но не любовь к тёмному человеку.

- Света любви хватит на любого тёмного человека. Вспомни Вильяма, в конце концов! - возражает блондинка. - Пойми ты наконец. Не нужно отталкивать её. Отталкивая, делаешь только хуже. Настолько уже, что чувствуешь себя пустой. А я вижу, что это именно то, что ты чувствуешь.

- Ты слишком проницательная, Нура, - поджимает губы девушка. Сегодня день улыбок, не слёз.

- Кхм, можно? - слышится до боли знакомы голос. Девушки резко разворачиваются, надеясь, что он ничего не слышал. Но смотря в его довольное лицо, на котором всё написано, обе понимают, что надеяться уже не на что.

- Я оставлю вас, - Нура ободрительно сжимает ладонь подруги, а потом удаляется.

Никто не говорит ни слова, пока он подходит к балконным периллам и облокачивается на них, слегка шатаясь.

- Я не тот, кто тебе нужен, - наконец говорит он, заставляет её пальцы сжать периллы. - И ты это знаешь. Я не хочу давать тебе надежд. Я не хочу, чтобы ты была
предана мне, - чёрт, я хочу этого больше всего! - Я не хочу любви. По крайне мере, твоей.

Келли усмехается. Она не ожидала услышать ещё чего-нибудь. Это же Крис Пенетратор Шистад.

- Я знаю, - спокойно говорит девушка, улыбаясь. Наконец, он опустил её с небес на землю, дав ей свободу. Но, по правде говоря, забрав её навсегда.

Он удивлённо поднимает на неё свой взгляд. Что-то так больно колит внутри. Желание отмотать назад и сказать другие слова берёт вверх.

- Ложь, - сглатывает он. - Всё, что сказал — ложь.

- Мне всё равно, - она приобнимает его, и ему становится невероятно хорошо. - С Днём Рождения, Крис Шистад, - её губы касаются его щеки. Затем она расцепляет руки и удаляется в дом, кинув умирать его одного.

- Ну и славно, - усмехается он, отглатывая алкоголь из бутылки, отшвыривает в сторону, заставляя разбиться, и с весёлой шистадской улыбкой возвращается к тем очаровательным девушкам, дабы устроить праздник и себе и им.

Келли Картер забывается в руках какого-то парня. Его мускулистое, упругое тело прижимает девушку в плотную к стене. Она уже и забыла, как предложила ему поехать к ней. Её намерения — подарить ему толстовку. Он целует. Нежно. Она целует. Дико. Дикая нежность. То, что так не сочетается. То, от чего её тошнит. Касание заставляют забыть обо всём. Его язык уже изучает её тело, пока она теряет голову. Тонкие руки девушки блуждают по его спине, плавно спускаясь к торсу. Улыбается так хитро, насколько это только возможно. Парень без лишних слов подхватывает её на руки и несёт в комнату.

Ударяется спиной об кровать, задевая локтем какую-то непонятную штуку на тумбочке. Она, разбиваясь, падает на пол. Картер стаскивает с него кофту. Пока он рвёт её. Все ненужные тряпки летят по разным углам некогда уютной комнатки. Девушка запрокидывает голову, когда его ладонь касается плоского животика. Губы вновь находят друг друга. Входит в неё настолько грубо, насколько она вынуждает.

Входит в неё настолько грубо, насколько готова его злость. Кристофер рычит, закусывая мочку уха какой-то девушки, не раз представляя на её месте Картер. Не раз сожалея о своих словах. Он вдалбливается в ничем не повинную плоть за свои ошибки. Он впивается в ее руки, оставляя отпечатки от своих пальцев. Оставляет фиолетово-космические засосы на теле, помечая. Хочет, чтобы она помнила. Помнила человека, чьё имя Кристофер Шистад.

Уже прикидывает сколько у него осталось толстовок. На эту мадаму определённо хватит, но нужно будет ещё затариться ими.

Она улыбается ему, так искренне, выкрикивая его имя. Он лишь чертовски сексуально усмехается, зажимая её волосы в своём кулаке, постепенно наматывая их.

Таков мир Пенетраторов. Королей и Королевы. Мир, где отсутствуют светлые чувства. Мир, где ценятся потребности. Случай с Вильямом Магнуссоном, по мнению его компании, достаточно единичный. Все остальные — гиблое дело. Настолько гиблое, что даже влюбляясь в кого-то, глушат всё это алкоголем и сексом, неуместными подколами и фальшивыми улыбками. Всё, что у них есть — крепкие узы дружбы. То, что они не разрушат никогда. Всё остальное приходяще-уходящее.

- Толстовок двадцать, - хмыкает вслух Кристофер, быстро вдыхая и выдыхая воздух.

- Что, милый? - пищит девушка, закидывая голову от удовольствия.

- Ты чудесна, говорю, - усмехается он, смыкая их разгоряченные губы в бесчувственном, холодном поцелуе.

========== djevelen. ==========

Tirsdag 13:20

Гордо вскинув голову, и тряся своими пшенично-медовыми кудряшечками, девушка появляется в столовой. Любое её появление приводит не то в восторг, не то в зависть.

После того, как в школе (после вечеринки Криса Шистада) появился парень в толстовке с её именем, вокруг девушки буквально витают слухи. А парни, слетев с катушек окончательно, задаривают девушками подарками, но как выражается она: «покупают секс». Мания на неё окутывает даже некоторых девушек, которые уже давно усомнились в том, что они могут затащить парней Пенетраторов в кровать.

Только все забывают, что сама Элиас Картер не собирается брать и идти по рукам. Она, словно хищная львица: присматривается, хитро щурит свои глаза цвета изумрудных камней с крапинками свежескошенной травы, растягивает пухлые губы в саркастичной ухмылке и изредка, по-королевски, кивает головой.

Именно глядя на неё можно сказать, что эта девушка пользуется людьми, крутит ими, как опытный кукловод, дёргающий за миллиард ниточек, ни разу не запутавшись ни в одной из них. Она знает наперёд с кем никогда не ляжет в постель, даже будучи пьяной. Знает, что никогда не пойдёт по рукам. Но и отказать себе в хорошем сексе — никогда не откажет. Кто-то называет её шлюхой? Пусть называют. Она — Пенетратор. А им, как известно, глубоко и далеко плевать.

- Дарова, - бросает она ребятам, трепя Вильяма по голове. Он ловко перехватывает её руку и целует.

- Привет, - сбивчивым хором отвечают остальные. Все, кроме Шистада. Его попросту нет.

- Где бойца потеряли? - хмыкает девушка, поправляя спавшую лямку рюкзачка.

- Он посрался с кем-то на уроке. По ходу, пошёл разбираться, - усмехается Хенрик, усердно выглядывая кого-то в толпе.

- Ясно, всем приятного, парни. Я сегодня с девчонками, - улыбается девушка, и, развернувшись на высоких каблуках, с грациозностью кошки направляется к подругам.

- Ты слышала?! - с разгону налетает на неё разгорячённая Вильде. Картер с интересом подкусывает губу и хмурит брови, мол «я слушаю тебя».

- Я даже не думала, что у вас так серьезно, - довольно улыбается Бакуш, в то время как Эва разозлено сжимает кулаки.

- Чё случилось-то? - не выдерживает Элиас.

- Крис Пенетратор случился. Говорят, он сегодня поругался с каким-то парнем, который носит на толстовке твоё имя, - довольно улыбается Вильде. - Короче, говорят, тот пацан ушёл от него со сломанным носом. Уж не знаю о чём они там говорили, но было жарко. И последние слова Криса были, якобы «чтобы я тебя не видел рядом с ней».

- Это стопудово о тебе, крошка, - подмигивает Крис, беря в руки пирожок и сладко облизываясь, предчувствуя его на языке.

- Так как у тебя с Крисом? - робко поднимает глаза Сатре, сталкиваясь со взглядом Элиас.

- Мы никто с ним. И никогда не будем кем-то. И мне плевать, что у него там за замуты, - хмыкает Картер, чувствуя как все оборачиваются в сторону входных дверей, затаив дыхание. Всё ясно: Крис Пенетратор в столовой.

Пересиливая желание развернуться и посмотреть на него, девушка смотрит куда-то в противоположную сторону, уходя далеко в свои мысли. Из самых укромных уголков мозга её выталкивает острый локоть Нуры, которым она едва заметно бьёт подругу.

Взгляд Картер мгновенно фокусируется на подошедшему к их столу парню. Он выглядит таким влюблённым, что от него тошнит. Пересиливая рвотный рефлекс, она обольстительно улыбается ему. Всё в духе Пенетраторов.

- Привет, - его губы слегка подрагивают и против воли расплываются в улыбке.

- Здравствуй… - девушка замолкает, чтобы вспомнить имя. Но всё тщетно.

- Финн, - подсказывает парень со взъерошенными светлыми волосами.

- Здравствуй, Финн.

- В общем, это тебе, - парень протягивает ей маленькую коробочку, как его взгляд резко меняется. Страх и, по большей мере, не знание, что делать комком подкатывают к горлу. Бежать, срочно нужно бежать отсюда.

- Боже, это так мило, - раскрыв бархатную коробочку и смотря на серебряный браслет с подвеской в виде хрустального сердечка, улыбается она. Какой по счёту браслет после пятницы? Десятый?

Ну хоть кольца перестали дарить.

- Спасибо, - снова улыбается девушка, стараясь своим доброжелательным видом успокоить парня, но это выходит явно плохо.

- В-всегда пожалуйста, - слегка запинается он, когда девушка понимает, что причина его страха вовсе не она.

Резко разворачивает свою голову, заставив статичные кудри рассыпаться водопадом по плечам.

За её спиной сам Дьявол. Стоит, засунув руки в карманы, со слегка взъерошенными волосами, самой страшной ухмылкой (которая, к слову, чертовски сексуальная). Глаза холодны, злы, пусты. Но это предаёт ему ещё больший вид Ангела. Ангела, несущего смерть.

- Привет, милая, - Кристофер улыбается, слегка чмокая ничего не понимающую девушку в губы. Заставляя своим действием подняться со скоростью света Эву Квиг Мун. Рыжеволосая пронизывает ненавистным взглядом блондинку и, с шумом отодвинув стул, выбегает. Остальные девочки, да и сама Картер, борется с желанием сорваться за ней и досмотреть начинающуюся перепалку. Эва, пожалуй, подождёт.

- Вали отсюда, - хмыкает парень, слегка дёргая бровями и, за руку, поднимая девушку. - Но прежде чем свалишь, уясни, она занята. И секс с ней только у меня.

- Ты чё несёшь? - шипит на него Картер, смотря в спину удаляющегося (даже очень милого) паренька. Девушка хватает за руку Шистада и выводит из столовой. Слишком много глаз.

Удар по его щеке со звоном бьётся о школьные стены, наполняя разъедающим звуком пустые коридоры. Но этот удар только больше заводит и без того злого парня.

- Ты чё творишь, мурло? Кто право дал? - Келли прижимает его со всей силы к стене, пожалев об этом в ту самую секунду, когда у этой злосчастной стены оказывается она.

- Это тебе кто право дал трахаться направо и налево? - шипит он. - Скоро вся школа будет ходить в таких толстовках? - злость в его глазах разъедает её нутро.

Чёрт, как хочется докоснуться до его губ.

- Тот же, кто дал его и тебе, - спокойно усмехается девушка, чувствуя как он ещё сильнее вжимает её в стену.

- Запомни, ты моя. М о я. И пока ты носишь это кольцо, я не собираюсь терпеть твоих ухажёров. Я собираюсь ломать им части тела, - мило улыбается Шистад, проклиная девушку за всё на свете.

Он столько раз пытался разобраться, что к ней чувствует. И все эти разы абсолютно ничего не понимал, кроме влечения к ней. Но не в его обычном понимании. С ней хорошо. Хорошо смотреть фильмы, ходить на рауты, в кино, спать на одной кровати, сидеть рядом. Не просто бездумно трахаться. С ней хорошо быть.

- Так забери его, - она гневно смотрит в шоколадные глаза, пытаясь стащить это треклятое кольцо. Кристофер во время перехватывает её руки.

- Не сметь. Мне плевать есть оно на тебе или нет. Ты моя собственность. И мне похуй, что ты меня ненавидишь…

- О, это мягко сказано, - сверкает глазами девушка, перебивая его.

- Вот и чудно. А твоё желание я помню. Исполнишь его скоро, - улыбается он ей. - Если не влюбишься… Ах, или уже?

Что-то внутри хрупкого тело проваливается вниз. Кажется, она чувствует как тромб отрывается от сердца, а клапан больше не открывается. Стоит, прислушиваясь к своему сердцу не моргая. Удар. Ещё один. Жива. Но почему так кажется, что именно сейчас крышка гроба закрывает мертвенно-бледное лицо от солнца навсегда?

Шистад слегка отшатывается, понимая, что сказал. Его дыхание учащается, он ловит ртом воздух, пытаясь сказать хоть слово. Но кто-то нажал в его установке кнопку «Выключить громкость». Стальной привкус крови чувствуется во рту, осознание того, что он прокусил губу приходит много позже.

- Блять, мудак, - наконец у него получается прошептать еле слышные слова.

- Что? - хлопает глазами девушка, возвращаясь в реальность.

- Крис? Келс? Что происходит? - появляется голос Магнуссона, а затем и его высокая фигура.

Он останавливается напротив друзей, смотря на то, как оба не моргая уставились друг другу в глаза. Выглядят не просто потерянными - мёртвыми.

- А всё хорошо, - внезапно улыбается Картер, слегка приобнимая Шистада. - Мы тут обговаривали с ним встречу с родителями, да?

- Да, короче решили, что я к ней заскочу и вечером обговорим. Там поездка в Россию намечается. Вот предки хотят нас взять, - говорит Кристофер своим обычным тоном с привычной ухмылкой.

- Россия? - переспрашивает Магнуссон под удивлённый взгляд Картер. Он сейчас врёт или нет?

- Ну да. Сегодня с отцом все решим, вечером жди, - шутливо бьёт по маленькому носику Крис.

Tirsdag 13:59

- Эва? - девушка заходит в женский туалет, в надежде, что подруга ещё не ушла. - Эва, ты тут?

- Уходи, - слышится в ответ приглушённый голос девушки.

- Эва, ты не Плакса Миртл, а мы не в Гарри Поттере, так что мне ничего не стоит выбить эту дверь, а ты не растворишься в стене, - довольно хмыкает Келли, слыша как засов в кабинке открывается.

Рыжеволосая выходит и садится на тумбочку с раковиной, спиной к зеркалу.

- Он того не стоит, - говорит блондинка, скорее убеждая себя, чем её.

Порой кажется, что она гребанный Билли Миллиган, а все девчонки — это её личности. Одна, например, рыдает сейчас из-за ублюдка Криса, прямо как Эва.

- Откуда тебе знать? - не удержавшись, всхлипывает девушка. - Ты вряд ли когда чувствовала неразделённую любовь.

Ну, да, конечно. А сейчас тогда у меня что? Чёрт бы побрал этого Шистада.

- Тебя всегда любят и носят на руках. Чёрт, а тут как ни бьёшься, всё, абсолютно всё в жизни катится нахуй, - вместо слёз приходит злость. Истерика и все её проявления скоро начнутся.

- Знаешь, я не хочу сейчас рассказывать о своём прошлом и доказывать обратное. Пусть будет так, как ты считаешь. Но то, что я сейчас скажу, прислушайся, - уголками губ улыбается Келли, вытирая большими пальцами дорожки слёз с её щёк. - Когда-то давно один хороший человек рассказал мне древнекитайскую легенду. Этот мир полон красных прочных нитей, которые ты не порвёшь ни при каких усилиях. Эти нити связывают тебя с твоей родственной душой. И где бы вы ни были, они всегда сведут вас, просто потому что вы повязаны. Вот скажи, ты чувствуешь, что ты повязана с Шистадом?

- Н-нет, - взгляд Эвы прячется под пушистыми ресницами. Осознание того, что Картер права накрывает её с головой. Эта чёртова блондинка права. Всегда оказывается права.

- Значит, просто симпатия, - делает вывод Картер.

Между девушками воцаряется тишина. Каждая думает о своём. Настолько погружены в мысли, что внешний мир уже не интересует.

Эва поворачивает голову на Картер и в мозгу будто что-то клинит. Как тогда заклинило на Шистаде, или, на одной из вечеринок, на Вильде.

Она стоит перед ней, на голову ниже, с пшенично-медовыми волосами. Прячет свой лучистый взгляд под тёмными пушистыми ресницами и думает, думает. Она — Пенетратор. Что значит Пенетратор? Только то, что у этой компании морально-нравственные принципы замечаются довольно редко.

- Поцелуй меня, - срывается с губ рыжей. Она не знает зачем, но ей хочется почувствовать вкус черешни.

- Мун, я не сплю с друзьями, - уголком губы улыбается девушка. То есть её не смутило данное предложение? Чёрт, конечно нет, она — Пенетратор. Она много что творила в этой жизни.

- Я не прошу тебя спать со мной. Просто поцелуй. Мне нужно… - но рыжая не успевает договорить, чувствуя на своих губах вкус спелой черешни.

Картер сразу приходит на помощь. Ей жизненно важно вытянуть подругу из катакомб мыслей и памяти.

Шоколадный блеск для губ противен Келли только потому, что шоколад ассоциируется у неё с Шистадом, но сейчас это не имеет значения. Губы Мун нежные, пухлые, сочные — как и у большинства девушек. Это то, что так хочется целовать, не отрываясь.

Эва чувствует, как одна ледяная рука Келли сжимает в кулак волосы на затылке, заставив рыжую слегка зашипеть, а вторая настойчиво забирается под светлую футболку, вырисовывая ледяными пальцами незамысловатые узоры, от которых рассудок Мун окончательно летит.

Келли Элиас Картер — определённо лучший человек, с которым она когда-либо целовалась. Человек, превзошедший самого Шистада. Если это только поцелуй, то что она творит в постели?

Картер чувствует, как летят все предохранители. Девушка входит во вкус. Ещё немного и с Мун полетит одежда ко всем чертям, потому что блондинке хочется одного: её. Здесь, сейчас, немедленно.

Стоп! Прекрати. Остановись, блять! Хватит. Слышишь меня, Картер? Прекрати. Дыши. Вот, молодец. Она — твоя подруга. Да, подруга, которую теперь хочется трахнуть. Но подруга. Я же не удостою её кофты со своим именем? Кого угодно, но не её. Нет.

- Извини, не нужно было, - Келли отходит от растрёпанной Эвы на несколько шагов.

- Нет, ты спасла меня. Правда спасла, - у Эвы дыхание сбито, а ноги подкашиваются. Она всю жизнь думала, что Дьявол это Шистад. Но Сатана здесь Картер.

Рыжая срывается с места и обнимает девушку. Футболка Келли намокает от нового приступа слёз Мун. Но теперь это слёзы облегчения. Ледяные руки аккуратно перебирают рыжие волосы, а губы тихо шепчет: «Всё хорошо. Всё будет хорошо. Выход есть».

Tirsdag 19:45

- Деда, а ты куда? - одновременно жуя и говоря, спрашивает блондинка, глядя на то как её дедушка застёгивает рубашку и попутно ищет галстук.

- Келси-Элси, малышка, меня на работу срочно вызывают. Собеседование срочное.

- На ночь глядя? - вздёргивает аккуратные бровки она.

- Ну да, - слышится рык мужчины, который отчаянно пытается завязать галстук.

- Не переживай так, - девушка спрыгивает с барного стула и ловким движением рук завязывает его галстук.

- Ты всю жизнь этим занималась? - хохочет он, когда девушка скромно улыбается. Были времена.

Звонок в дверь заставляет Келли дёрнуться от неожиданности.

- Я пойду открою, а ты сходи и захвати мой кейс. Там на столе ещё бумаги лежат, положи их в синюю папку и в сумку, хорошо? А то я вряд ли запихну их сейчас.

Девушка кивает головой и удаляется в сторону кабинета, в то время как мужчина накидывает пиджак и открывает дверь.

Перед его глазами стоит молодой парень, на вид лет двадцати (может чуть больше), взъерошенные тёмные волосы, ярко-голубые глаза, выделяющиеся на смуглом лице.

- Здравствуйте, а Келли Картер здесь живёт? - нагло подняв взгляд, спрашивает он.

- Да, а вы кем будете? - ухмыляется мужчина. Ещё одного ухажёра девушки он не выдержит.

- Йен Эфрон, муж Келли, - парень переходит через порог, повергая мужчину в шок.

- Оден Картер, дедушка Келли, - усмехается мужчина. - И давно вы… женаты? - выплёвывается мужчина.

- Два года, - пожимает плечами парень.

От того, чтобы прижать этого наглого паренька к стене и выяснить, что за черт сейчас происходит, Одена спасает ещё один звонок в дверь. В этот раз на пороге стоит человек, полностью импонирующий ему. Кристофер Шистад.

- Здравствуйте, мистер Картер, - пожимает ему руку Крис, удивлённо оглядывая нового человека.

- Крис, ну сколько раз просил, просто Оден, - улыбается мужчина.

- А это кто? - спрашивает Шистад.

- Зак Эфрон. Муж Келли Картер, а вы, я извиняюсь, кто? - усмехается парень, припавший к стене плечом.

- Кристофер Шистад. И ты что-то путаешь, парень. Потому что Келли Картер моя невеста, - сверкает глазами, разозленный в момент Шистад.

- Так, стоп! Я совсем ничего не понимаю.

- Оден, я хотел вам… тебе сегодня все рассказать. А точнее, попросить вашего благословления, - хмыкает Кристофер, сжимая и разжимая кулаки. Что он творит?

- Деда, вот… - появляется в коридоре девушка, не договаривая, так как из ее рук летит кейс и сумка Одена. - Де, ты, кажется спешил. - Голос наполняем сталь, как только она смотрит на Йена.

- Келли Элиас Картер, что тут происходит? - грозно смотрит мужчина на внучку. - Этот молодой человек и правда твой муж? А Крис делает тебе предложение?

- Сука, - выдыхает девушка, испепеляя взглядом злого Шистада.

- Отвечай, иначе я вообще никуда не уйду!

- Вот этот мудак, мой бывший муж, - показывает пальцем на парня девушка. - Вот этот мудак наивно верит, что будущий. И оба мудака сейчас уходят вслед за тобой, - тараторит Келли, стараясь вытолкнуть из дома всех.

- Мы с тобой ещё поговорим, - кидает дедушка так же грозно, но затем нежно целует внучку в макушку и выходит из дома в полном непонимании и прострации.

- Валите отсюда, - разворачивается блондинка к парням.

- Вот как ты встречаешь мужа? - неприятно хмыкает Эфрон. - И даже изменяешь? - не хорошо.

- Слушай, я не ебу, кто ты, но вышвырну тебя из дома не раздумываясь, - усмехается Кристофер, придерживая руку Келли.

- А он ничего себе такой.

- Ну всё, тварь, - Кристофер делает несколько шагов, как маленькая фигурка его останавливает.

- Крис, -доносится до него её голос. Голос, который не похож на обычный. В одном слове: страх, боль, мольба не бросать ее одну.

Нутро Шистада сжимается о этого тихого шёпота. Он не бросит ее.

- Что ты здесь забыл, Йен? -выплёвывает блондинка.

- Жену, - гадко улыбается он. - Мать тебе не звонила? Разговорчик есть.

При упоминании этой женщины девушка натягивается словно струна.

- Проходи, - коротко, зло, сдержанно.

- Он, надеюсь, уйдёт?

- Только после тебя, - огрызается Шистад, снимая куртку и вешая на свою вешалку.

========== helvete av et par. ==========

Tirsdag 20:30

Кристофер внимательно следит за хрупкой фигуркой, которая стоит, облокотившись об большой камин, спокойно попивая свой давно уже остывший чай. В гостиной царит полутьма, освещаемая лишь огнём и несколькими светильниками. Если бы не все обстоятельства, Крис даже сказал бы, что такая полутьма достаточно интимная и в самый раз для чувственного секса.

Растянутые спортивные штаны чёрного цвета, длинная белая футболка, несуразный пучок и босые ноги — совсем не та Келии Элиас Картер, которую он знает.

Он переводит взгляд на ещё одного гостя. Сидит развалившись, будто пришёл к себе домой. Выжидающе молчит, будто ждёт каких-то чудес.

- Так, значит, ты снова выходишь замуж? - наконец дёргает бровью Эфрон. Девушка усмехается и делает глоток чая. Ей совершенно не хочется разговаривать с ним.

Телефонный звонок заставляет девушку дрогнуть, от имени на дисплее хочется вскрыть себе вены.

- Триш, - голос ледяной. Тот, которого не знает Кристофер. Да исходя из последних событий он многого не знает.

- Поставь на громкую, - командует Йен, а ей хочется выцарапать его голубые глаза.

Не смотря на желание — повинуется. Кристофер напряжён. Не понимание того, что вообще творится в жизни этой девушки. Это пугает и привлекает одновременно.

- Доча, любимая, привет, - растекается по гостиной голос женщины.

Кристофер смотрит на Келли, она морщит свой носик так, будто перед ней разлагается труп. Её воротит от каждого слащаво-приторного голоса женщины. Сплошное лицемерие окутывает всю её жизнь, после смерти отца.

- Ближе к делу, - отрезает девушка, перебивая женщину, носящую титул её матери.

- Милая, вам с Йеном нужно срочно помириться, слышишь меня?

- Опять фирма прогорает? Ой, или вы обанкротились, после того, как я порвала с ним? Как я могла забыть, - довольно хмыкает девушка, пока глаза Шистада лезут на лоб, а Эфрон зло сверкает глазами. Конечно, ведь, именно ему с этой истории прилетело больше всего.

- Дочь…

- Не смей называть меня так. То, что ты меня родила не даёт тебе права распоряжаться мной. Жаль, что поняла я это только сейчас, - взрывается девушка. Злость вибрирует в ней от стоп до кончиков пальцев. Звук бьющейся кружки заставляет вздрогнуть парней.

Один сидит в полном недоумении, второй наслаждается своим любимым спектаклем. Сколько он с ней был — импульсивность этой девушки всегда зашкаливала. Кинуть в него тарелку? Пожалуйста.

- В общем так, милая, вы с Йеном снова должны узаконить свои отношения. Иначе пеняй на себя, - переходит на угрозу Триш.

- Поздно, Триш, я помолвлена. - Сладостно улыбается девушка, смотря странным взглядом на Шистада. А вот и её выгода в этой никому не нужной игре.

- Помолвлена? С кем?!

- Тебе это знать не обязательно. Главное, что дедушка в курсе…

- Он никто тебе! Такой же шулер, как и твой отец!

- Это ты мне никто. Сука, возомнившая, что может управлять компанией отца. Но забывшая, что прописано в завещании. Живите и радуйтесь жизни, пока можете, конечно. Привет Трою, - ухмыляется девушка, нажимая на красную трубку.

Эфрон содрогается от смеха. Его всегда смешила эта самоуверенная девчонка. Самоуверенная девчонка, у которой никогда не получалось обвести его вокруг пальца. А если и получалось, то наказание, которое она получала вряд ли приходилось ей по душе.

- Ты наивно полагаешь, что снова сбежишь от меня, милая? - усмехается он, поднимаясь с дивана.

- Я полагаю, что тебе пора идти, - стервозно поджимает губы она. - Ты же теперь в Англии живёшь? Бегаешь собачкой при отчиме и Триш? Она тебя взяла с собой, потому что ты её удовлетворил? - облизывает нижнюю губу она. Нарывается. Знает, что сейчас ей ничего не будет. Рядом же Шистад.

- А ты соскучилась по мне? - дергает бровями он, заставляя Шистада подняться и подойти к девушке, обняв её за талию.

- Рот закрой, - выплёвывает он в сторону парня.

- Все тут такие защитнички, именно поэтому я не люблю Осло, - улыбается он. - Знаешь, если ты передумаешь, а ты передумаешь, тебя ждет наказание и не одно.

Шистад чувствует, как по телу девушки пролетает мелкая дрожь. Дрожь, которая намерена подкосить её колени, но рука Шистада не позволит опустится ей вниз. Ему уже кажется, что он держит её навесу.

- Ты так уверен в том, что ты причинял боль мне и не получил её в ответ? - загадочно улыбается девушка, сверкая глазами. Кристофер мгновенно напрягается, чувствуя, что если девушка сейчас скажет что-то не то — драки не избежать.

В звуке потрескивающих поленьев и в неясном свете — Картер и Шистад кажутся идеальной адской парой. Эфрон усмехается, пролетевшей мысли в голове, сразу же вытесняя её тем, что эта девчонка не способна абсолютно ни на что. Особенно, если отметить, как покладисто она извивалась под ним.

- Удиви, - срывается с его губ.

- Как поживает Пейтон? - её вопрос вышибает землю из-под его ног.

- Это не имеет значение, - отрезает он, вспоминая, что сейчас его сестра проходит психиатрическое лечение в одной из лучших клиник Англии.

- Ты до сих пор не сопоставил все факторы? Она так влюбилась в меня, бедная. И так боялась признаться в этом кому-нибудь. Она сходила с ума от этого. А я трахала её каждые выходные, когда приезжала в Олесунн. Замкнутый круг, да? Ты издевался надо мной, а я над твоей сестрой. Судьба — сука, не правда ли? - упоённая своей местью, улыбается девушка.

- Шлюха, - выплёвывает парень. Он столько месяцев не отходил от сестры, пытаясь вытащить её из собственных приступов депрессии после неудачного расставания с «парнем». Перевёз ее из Норвегии в Англию. А этот загадочный парень оказался его бывшей женой. - Я убью тебя, - он делает несколько шагов навстречу к ней, но путь преграждает Кристофер.

Всё, что сейчас услышал парень просто путается в его мозгу. Ни один факт не сходится с предыдущем, образуя и вовсе какую-то непонятную кашу в голове. Принимает всё, как должное только с единственной мыслью — защитить.

Шистад бесцеремонно хватает его за шкирку и вытаскивает в коридор, последнее, что доносится до слуха Эфрона: «С девушками не считается». Эти слова заставляют вырываться из железной хватки Шистада. Последний разворачивает парня и бьёт коленом в живот. Пока боль растекается внутри парня, они уже оказываются на подъездной к дому дорожке.

Кристофер чувствует стальной вкус во рту. Кажется, он уже давно свыкся с ним. Зверь внутри него просыпается. Зверь внутри него вырывается наружу. Некогда шоколадные глаза, в свете фонарей, больше напоминают черные дыры.

- Не смей, - удар, - к ней, - ещё один, - подходить, - самый сильный, смещающий перегородку носа, если не ломающий его вовсе.

- У вас всё так серьёзно с этой шлюхой? - сплевывает Йен кровь.

- Она моя. А это значит, что ты не имеешь права заявляться сюда, говорить что-то о ней, думать про неё, а иначе тебе крупно будет прилетать, пока ты будешь находиться в Осло.

Череда вырываний парня и ударов Шистада. Сейчас он сплошное воплощение гнева и злости. Кажется, именно в таком состоянии с легкостью могут проломить череп человеку. И возможно он бы сделал это, но парня в первый раз останавливают последствия. Последствия в лице Келли.

Он оставляет его лежать на асфальте, направляясь к дому. Это не первый парень, которого он избил до полу смерти. Это не первая драка. В том числе и из-за этой девушки. Из-за неё он ввязывается во всё, что только можно ввязаться.

Либо она ебаный кукловод, либо, блять, я влюбился в неё окончательно.

Келли сидит на диване в компании вина. Наличие двух бокалов предполагает её расчёт на то, что Шистад вернётся. Сейчас ей меньше все хочется оставаться одной. Вернее, совсем не хочется. Усталость накатывает на неё с невероятно скоростью, а желание переспать сейчас выше всего.

Она чувствует его парфюм рядом с собой. Чувствует, как ледяные пальцы со сбитыми костяшками берут бокал и наливают вино.

- Нужна аптечка? - спрашивает она чисто для вежливости. Знает, что сейчас ему нужна совсем не аптечка.

- Нужна правда. Полностью, - он делает глоток.

- Зачем она тебе? - выгибает бровь девушка, надеясь услышать то, на что Кристофер Шистад не способен. Слова любви.

- Ты выходишь за меня замуж, ты знаешь обо мне всё, о моих родителях. Я не знаю о тебе ничего. Хотя, буквально несколько дней назад, я думал, что знаю тебя.

- Меня не знает даже Вильям, так что…

- Давай без драмы, - устало откидывается на спинку дивана Кристофер, наблюдая за языками пламени. - Делаем так, если ты мне рассказываешь всё, я защищаю тебя от твоего прошлого, ты выходишь замуж, как я понял, получаешь компанию. А если не рассказываешь, так на нет и суда нет.

- Это шантаж, - хмыкает девушка.

- Это реальность, - улыбается он довольно, проводя большим пальцем по шее девушки.

Девушка отпивает красно-вяжущую жидкость. Она вязко растекается по организму, приятно обжигая его. Изумрудные глаза внезапно смотрят прямо в шоколадные. На его лице несколько не смертельных ссадин, и один едва заметный кровоподтёк. Да, Эфрон ему не противник.

- Не сбеги после этой истории, - усмехается девушка, снова делая глоток храбрости. - В средней школе меня перевели в Осло из Олесунна…. Это…

- Я знаю, что это западное побережье Норвегии, продолжай, - бесцеремонно перебивает её заинтересованный Крис.

- Дедушка, да и папа, оба считали, что образование в Осло лучшее для девушки из богатой семьи. С Вильямом мы подружились сразу, и он бывал в Олесунне вместе на каникулах. Жизни началась налаживаться. Вернее, это была лучшая жизнь без матери. Она ненавидела меня. Ну, знаешь, такие фифы, которые думают, что их будут любить вечно из-за денег, - усмехается девушка и слегка замолкает, подбирая свои дальнейшие слова. - Она постоянно била меня, а когда мне было, кстати, лет 6, она меня пыталась убить. Она кинулась на меня с ножном из-за того, что я закатила истерику на счет клубничного торта, я люблю шоколадный. Папы не было тогда дома, и он не поверил мне, а поверил ей. Я всё рассказала деду и как только он закрыл свои проблемы с фирмой и дела пошли в гору, он забрал меня в Осло. Ну, как раз в средней школе.

- Ты больше не возвращалась домой?

- Если бы. Хоть я и ненавидела мать, отца я любила до безумия, как и он меня. И я приезжала к нему на выходные. Иногда с Вильямом, потому что боялась мать. И в 13 лет меня познакомили с Йеном. Она на четыре года старше меня, весь такой красивый. Грех не влюбиться. Конечно, любви на расстоянии не существует, да и мы не пытались. И я в тот момент уже была по уши втрескана в Тео Ларсена в Осло. Мы вернулись, и про Йена я забыла. А потом всё полетело к чёрту. Абсолютно всё, - девушка поднимается и допивая остатки вина, идёт за новой бутылкой.

Кристофер настороженно приподнимается на подушках, ждёт продолжение. Почему-то ему сейчас жизненно важно, чтобы она говорила. Молчание он вряд ли перенесёт.

- Когда мне было 15, - её голос срывается, поднимаясь на несколько ноток, - мой отец разбился в авиакатастрофе, - глазницы не удерживают в себе одинокую слезинку. - Его похоронили в Осло. В тот день ко мне подошла мать и тупо поставила перед фактом, что я выхожу через год замуж. Что она всё устроила. Липовая справка о беременности, и суд постановил, что жениться можно. Всё прошло тихо, без торжества. Скорее в трауре. Теперь я была обязана по выходным появляться в Олесунне, приезжать к мужу. Когда людей заинтересовало, где ребенок, мать достала еще одну справку о выкидыше и наплела о вечной любви между нами с Эфроном. Деду я вообще не говорила об этом позоре, - хмыкает девушка. - А потом нашла в столе у матери завещание отца. В котором говорилось о том, что компания моя либо по достижению 21, либо после того, как я выхожу замуж с одобрения Одена Картера. Но если ни того, ни другого, то Триш Картер получает всю компанию.

- Стоп-стоп-стоп, она выдала тебя замуж под давлением, чтобы ты не получила ничего? - открывает рот Шистад, осознавая со стороны насколько глуп его вопрос и насколько глупо выглядит он со стороны.

- Именно. Вот тебе и семья, - улыбается уголком губ Келли. - И тут представляешь мне предлагают учиться по обмену в Мадриде полтора года. Я соглашаюсь не раздумывая, заранее понимания, что там мне исполнится 18 и я разведусь с этим козлом. Хорошо, что в наше время всё делается за бабки. Как только мне исполнилось 18, я быстренько прилетела в Олесунн, развелась с ним и улетела доучиваться. Тем самым, фирма Триш прогорела с потрохами. Они разорились, потому что спонсоры, узнав, что прямой наследник не вступил в права наследования отказались вкладывать деньги. Как то так, - усмехается девушка, снимая резинку с волос.

- Почему ты сказала этому, что трахалась с его сестрой?

- Потому что я трахалась с его сестрой, это логично, - усмехается девушка. - Йен — мудак. В чистой форме. Он насиловал меня, орал, что я только его, потому что ношу кольцо. Что я его собственность. Вы в этом чем-то похожи, - Кристофер прячет глаза под ресницами. - У него это называлось «наказать». И способы были весьма изощренные. Каждые выходные, полгода подряд, это был Ад. В чистой мере Ад. А я совратила его сестру, - внезапно мило улыбнулась девушка. - Она влюбилась в меня, как ненормальная. Но Пенетраторы, как известно, больные на голову. И каждые выходные, я сознательно ехала к Йену, сознательно поддавалась насилию, сознательно начинала влюбляться в эту идею дикого секса с болью, а потом ехала к его сестре и вытрахивала всё из неё. И по-моему, это лучшая месть.

- Ты сумасшедшая, - шепчет Шистад. - И это ужасно притягивает. Слишком притягивает.

- Я знаю, - тихо смеётся девушка. - Не говори об этом Магнуссону, хорошо?

- Откуда именно он не знает?

- Про моего бывшего мужа и перепехон с его сестрой, - ухмыляется девушка.

- Много у тебя было девушек? - слетает вопрос с губ Кристофера.

- Две было в Мадриде.

- Вильям говорил ты там с парнем встречалась.

- Вильям не знает, что иногда я могу переключить внимание на девушку, - улыбается Картер. - Ну, как не знает, на вечеринках Пенетраторов меня часто видели с девушками, - весело хохочет она.

- То есть, ты би?

- Не совсем. Для меня секс — это искусство. А девушки в этом плане очень искусны. Я не встречаюсь с ними, ни за что. Это противно.

- А секс нет? - начинает смеяться Кристофер. Странная логика у Картер.

- Нет, - смеется ему в ответ девушка.

Наконец-то атмосфера вокруг них разряжается окончательно. То ли от по действующего алкоголя, то ли от того, что между этими двумя совсем не осталось тайн, то ли от того, что они почувствовали те самые родственные души, о которых так недавно рассказывала Картер Эве Мун.

- Молодёжь, а чё это вы тут бухаете-то? - слышится слегка недовольный голос Одена, заходящий в гостиную. Он пробегается взглядом по помещению и облегченно выдыхает, не найдя того неприятного парня.

Картер быстро и вкратце рассказывает дедушке всё, что говорила Шистаду (правда, опуская некоторые подробности). Оден не то, что бы в гневе на эту «суку-Триш», он в ярости. Ярость, которая настолько разъедает его внутренности от обиды за сына, за свою внучку, что вполне готов заказать убийство.

Ярость утихает в нём как только Кристофер Шистад озвучивает, что хочет попросить его благословления. Почему-то он верит этому парню, как себе. Возможно, потому что знает его родителей, невероятно честных людей. Возможно, потому что узнаёт в нём своего погибшего сына. Возможно, потому, что Крис смотрит на его внучку таким взглядом, будто она единственное, что у него есть в этой жизни.

Tirsdag 23:25

- Кри-и-с, зачем мы сюда приехали? - ноет девушка, натягивая на себя куртку и завороженно смотря на тёмную, холодную воду.

- Потому что твой дедушка разрешил нам развеяться,- двусмысленно дёргает бровями Шистад.

- Я помню наш спор, и спать с тобой я не буду, - звонко хохочет девушка. - А ты бы задумался, как поедешь обратно, ты же в нетрезвом состоянии.

- Знаешь, я знаком с одной девушкой, которая будучи в нулину уезжает на своей машине с вечеринок, и ничего, - подхватывает её смех Шистад.

- Ты сейчас такой милый, аж тошнит, милашка-Шистад.

- Ты сейчас такая сексуальная, что я готов отыметь тебя прямо здесь, - подкусывает губу Кристофер.

- Нет, мне показалось, - она демонстративно отворачивает от него голову, пряча в густых волосах свою счастливую улыбку.

Рядом с ним она чувствует себя счастливой. Рядом с ней он чувствует себя нужным. Они настолько проникнуты и запутаны друг в друге, что от страха стараются перерезать все нити, связывающие их. Не обращая внимание на то, что красную нить им не расцепить на протяжении всей жизни. За них всё решили их души, пускай и разум противится этому.

Кристофер, сидя на капоте, смотрит, как она подходит ближе к воде. Такая маленькая, его и не его одновременно. Ему ведь ничего не стоит сейчас подхватить её на руки и заняться сексом на заднем сидении машины. Что-то внутри него противится этому, хочет, чтобы она сама пришла к нему в руки.

Келли, стоя у воды, чувствует его разгорячённо-пошло-пьяный взгляд. Такой властный и настойчивый. Кажется, он может защитить человека одним взглядом. Он её и не её одновременно. Ей ведь ничего не стоит сейчас воспользоваться им, отыметь на заднем сидении его машины (а ещё лучше на капоте). Что-то внутри неё мешает этому, хочет, чтобы всё было чувственно и искренне, а не потому, что ей просто нужно расслабиться.

Она разворачивается к нему и медленным шагом подходит к машине. Запрыгивает на капот, максимально близко к нему и кладёт свою голову ему на плечо. Они не произносят ни слова, когда их души обсуждают абсолютно любую значимую и не значимую вещь в этом мире. В их обоюдном молчании миллиарды слов.

========== illusjon. ==========

Mandag 7:30

Худая рука вылазит из-под одеяла только с одной целью — кинуть этот дебильный телефон с будильником об стену. Да так, что бы он с треском посыпался от удара, чтобы ни единая душа не смогла дозвониться до уставшей девушки.

Всё было бы как нельзя лучше, если бы не ледяной водопад, обрушившийся на лицо девушки. Холодная жидкость стекает по её лицу, мешая открыть глаза и увидеть этого бессмертного человека. Голос совсем охрип — результат уже недельной попойки; каждый вечер ровно в 11 образуется некая связь между блондинкой и виски.

Такое случается у перегоревших людей. Нет, они не кричат об этом на каждой улице, не ноют в социальных сетях «как же мне плохо», или еще лучше «мама, роди меня обратно». Всё это глупые заскоки маленьких девочек, жаждущих внимание к себе и своим пустяковым проблемам. Но это реальность. Суровая реальность в которой есть только ты, виски и миллиард масок.

Мы примиряем их каждый день. Каждый день пытаемся казаться другими, но оставаясь при этом собой. Это реальность. Место, где грязь и пошлость обволакивает тебя, а ты каждое утро натягиваешь весёлую улыбку и хочешь, чтобы у других людей всё было хорошо.

Она сгорела. Так, как сгорают свечи. И в этом винит только себя. Себя — маленькую, сломавшуюся под натиском суровой реальности, девочку. Люди каждый день видят её дружелюбно-стервозно-обескураживающую улыбку, её лучащиеся изумрудные глаза. Её шуршаще-блестящий фантик от конфеты вкуса вишни с ликёром.

- Какого чёрта? - вместо крика получается хрип.

- Твой дедушка сказал именно так разбудить тебя, - слышит она смеющийся тонкий голосок Нуры Амалие Сатре.

- Нура?! - Картер резко садится в кровати, зажимая голову в руках от лёгкого кружения. - Ты чё тут делаешь в такую рань?!

- Пьянь моя, ты совсем забыла, как вчера умоляла разбудить тебя с утра? Вот, бужу, - широко улыбается Сатре, запрыгивая на кровать к Картер.

- Ты сумасшедшая, - качает головой девушка. - Ну и что мы так рано будем делать?

- Ну уж точно не похмеляться, - смеётся Нура, за что получает подушкой по голове. - Эй!

- Как у вас с Вильямом?

- Хорошо, даже очень. Кстати, Эскильд привет передавал. Он надеется, что, когда ты наконец выйдешь из запоя, то позвонишь ему и вы куда-нибудь сходите.

- Обязательно, - едва уловимо улыбается девушка. - Но пока мне придётся идти в школу.

- Кстати на счёт школы, мне уже надоело видеть тебя каждое утро в солнцезащитных очках, тем более, что солнца то давно нет. Так, что сегодня я делаю из тебя конфетку и заставляю Криса захлебнуться своими слюнями, - Нура выставляет свой пальчик, доказывая этим действием, что отговорки не принимаются.

Mandag 9:30

На неё смотрят. Смотрят все без исключения. Оценивают. Высокие, цвета слоновой кости, шпильки, и такого же цвета пиджак. Светлые джинсы соблазнительно облегают попу и ноги, чёрная маечка проглядывается через расстёгнутый пиджачок. Блондинистые волосы завиты, а на лице, в первые за неделю, красивый макияж, а не черные тонированные очки.

Наконец-то девушка приезжает на машине самостоятельно, не прося Вильяма Магнуссона подбросить её, всё равно же по дороге.

Чувствует, как Кристофер Шистад восхищенно смотрит ей вслед, оценивая зад. Будто всё вернулось в первый день в школе. Шистад пожирает взглядом — Картер стервозно-обольстительно всем улыбается, не обращая внимания на красавчика школы.

Звонок возвращает блондинку в реальность, заставив наконец-то посмотреть на подруг, которые, к слову, до сих пор удивлены внешнему виду Элиас.

Её взгляд по-прежнему расфокусирован и даже, кажется, немного пьян.

Она улыбается им и бредёт в сторону кабинета истории. Сейчас урок с её курсом, черт бы его подрал. Дверь, как назло, хлопает так сильно, что заставляет всех сконцентрироваться на этой миловидной особе, не посещавшей историю уже давно (обычно у девчонок на этом уроке окно и Картер, забив на «важность» этого предмета всегда прогуливала)

- Боже мой, Келли, что сподвигло вас на посещение моего урока? - удивлённо саркастично вздёргивает брови учитель.

- Изменение в расписании первого курса, - кривит губы в усмешке девушка, ища свободное место на задних партах. Видит Шистада, которой вызывающе смотрит на девушку и кивает ей.

- Ты чертовски красива, - слышится бархатистый голос, когда девушка садится рядом с ним.

Его горячая ладонь ложится на её ногу, совершая циклические движения вверх-вниз. Она молчит, едва вздёрнув угольные бровки.

- Помнишь я говорил про Россию? - спрашивает Шистад, сжимая её ногу.

- Ну.

- Мы летим на этих выходных, красотка. Твоё счастье, что с нами Нура и Вильям, - улыбается он всеми зубами.

- Боже, - закатывает глаза Картер. - Да убери ты свою руку! - она яростно дёргает коленом, но не рассчитав ударяется со всей силы об парту. - Чёрт!

- Милая, я, конечно, знаю, какое влияние оказываю на девушек. Но,чтобы из-за моего присутствия парты ломали — это ничего ж себе! - нарочито громко говорит Кристофер, привлекая внимание.

- Милый, я сейчас твоё милое личико об эту парту и разукрашу, - шипит девушка, ловя насмешливый взгляд Пенетраторов. Сама виновата, что села к нему.

- Шистад! Картер! Вы вообще обнаглели? - слышится злой голос учителя. Он не позволит срывать ему лекции.

- Это всё он/она! - хором говорят ребята, показывая друг на друга пальцами.

- Разбираться будете в кабинете у директора. Извольте покинуть сие хоромы, Король и Королева, - шуточно отвешивает он поклон под испепеляющий взгляд Картер.

- Я бы на вашем месте так не распинался перед королевскими особами, мало ли, казнить могут, - улыбается Кристофер.

- Шистад! - повышает голос учитель.

- Молчу, молчу, - поднимает он ладони, покидая кабинет.

Карий взгляд внимательно наблюдает, как девушка перепрыгивает через ступеньку. Неужели и правда собралась к директору? Прыг. Да, чёрт, раздражает его.

Хватает её за руку, резко разворачивая и протаскивая за собой ещё несколько пролётов.

- Какого чёрта, Шистад? - доносится до него возмущённый голос, когда он нагло закрывает каморку.

- Ты всерьез пошла бы к директору? - с интересом вздёргивает он брови, придавливая девушку к стене.

- Я всерьёз ушла бы домой, - закатывает она глаза.

В помещение настолько темно, что Келли просто опускает взгляд, пытаясь привыкнуть к темноте. Но это слишком сложно, когда рядом Шистад.

Чувствует на себе его разгорячённый взгляд. Совершенно не понимает его. Это грёбанная неопределенность преследует Келли Картер с самого знакомства с Кристофером Шистадом.

Он то любит, то ненавидит. То идёт на сближение, то отталкивает. И так идёт по гребанному кругу. Кругу, в котором нет даже самого малюсенького надрыва.

Со слов Вильяма, девушка осознаёт каждой клеточкой своего тела, что Кристоферу Шистаду просто хорошо с ней. Не более. Хотя, и сам Магнуссон уже не уверен в своём друге так, как был уверен несколько лет назад. Тогда он мог точно сказать, кто нравится ему, кто раздражает. Сейчас — Кристофер выстраивает каменную стену вокруг себя, не позволяя приближаться даже друзьям.

Ему страшно. Он тонет в своих мыслях, в своей жалкой беспомощности. Перед ней. Ему страшно.

Девушка пытается дышать спокойно, но удары чёртова сердца не позволяют ей этого. Он медленно проводит пальцем по фарфоровой коже, будто обжигая её своим горячим прикосновением, оставляя неизгладимый красный ожог.

- Зачем ты это делаешь? - срывается с её губ хриплый полушёпот.

- Потому что хочется, - его дьявольская улыбка заставляет улыбнуться и её.

Она медленно проводит языком по его скуле.

Дьяволица в деле.

- Острые, - хитро щурит свои глаза девушка. Теперь её очередь издеваться.

Горячий поцелуй с легким прикусыванием кожи застывает на его виске. Кристофер грубо разворачивает голову девушки, встречаясь с её губами. Сладкие, с привкусом черешни. Готов поклясться, что таких сочных ещё не было.

Он чувствует, как её пальцы перебирают его волосы иногда сжимая их. По коже проскакивает табун мурашек.

Мгновение, и девушка уже сидит на пыльном столе, вжимая его в себя так, будто стараясь растворить в себе. Ей надоело ходить вокруг да около, она хочет получить его. Полностью, всего, сейчас.

Звонок, предупреждающий об окончании уроков отдаётся где-то вдалеке, будто бы в другом мире, не знакомом ей.

- И всё-таки, я поеду домой, милашка-Шистад, - с лёгкостью отталкивает от себя Шистада и спрыгивает со стола. Как будто так и надо. Будто всё идёт по плану, спланированным ею.

- Вали, - ухмыляется Шистад, наблюдая за тем, как она сверкает своими зелёными глазами в темноте.

Только она открывает дверь, как он снова впечатывает её в себя своим поцелуем. Эмоции берут верх над обоими. Ещё горячее, ещё слаще, чем тогда. Слегка прикусив и оттянув его губу, девушку улыбается своей самой загадочной улыбкой, всё таки покидая эту злосчастную каморку с этим придурковатым Шистадом.

Fredag 21:29

Эта неделя для девушки стала просто невыносимой. Но ещё более невыносимой мыслью было то, что завтра вместе с Шистадом, его родителями, Магнуссоном и Сатре они едут в Россию.

- К чёрту всё! - девушка зло откидывает платье, которое прикладывала к себе, дабы убедиться, что это самое то для сегодняшней вечеринки в доме Ларсена.

Она опаздывает уже на пол часа, но это мало её волнует. Важнее, в чём идти и кого склеить.

Изумрудный взгляд падает на чёрные обтягивающий комбинезон с шортами. Блондинка дёргает одной бровью и, слегка улыбаясь, расстёгивает застёжку на лифчике. Сегодня он ей ни к чему.

Быстро натягивает на себя комбинезон, слегка поправляя разрез на груди. Высокие шпильки и распущенные волосы. Идеально.

Смотрит на себя в зеркало, стараясь не задерживать взгляд на лице. Противно от самой себя настолько, что хочется выстрелить в голову или напиться.

Она ухмыляется, становясь уже не миловидной Келли Картер, а жёсткой, желающей только одного, Пенетратором Элиас. Быстро накидывает на себя пиджак, а затем снимает его. Зачем он ей, когда она на машине?

Fredag 22:34

Алкоголь уже давно пульсирует в блондинистой голове. Она уже давно в компании миловидной брюнетки, с которой пьет на брудершафт и делает вид, что она слушает её. Хотя, честно сказать, уже и не помнит её имени, обращаясь к ней просто «Киса».

Эта самая Киса уже настолько пьяна, что сама лезет к Элиас с просьбой в глазах переспать с ней. Но сегодня одной Кисы ей мало.

Кристофер Шистад обнимает за талию двух девушек. Но поцелуи с ними пресны, безвкусны. В голове стоит шум и образ Картер, которую он целовал сегодня в этой треклятой школе.

- Дамы, прошу меня извинить, - мило улыбается он им.

Он обязательно переспит сегодня, но с девушкой, которая сумела приковать его к себе. Пьяные шоколадные глаза ищут знакомую блондинистую голову в толпе.

Замечает её у барной стойки, в момент сокращая расстояние между ними и без лишних вопрос откидывая бутылку в сторону, целует её, вводя в шок сидящую рядом Кису.

Их языки переплетаются в пьяном поцелуе. Поцелуе, в котором они теряют головы, желая продолжения.

- Извини, милая, но эта девушка сегодня моя, - хмыкает Шистад, закидывая на плечо Элиас.

- А может…

- Не может, сегодня только тебя, - понимая о чём предлагает пьяная девушка, обрывает её Шистад. Слишком долго он ждал этого.

Несколько заворотов в огромном доме Ларсена и они в одной из отведенных Шистаду комнате.

- Теперь ты от меня не сбежишь, - хмыкает он, ставя девушку перед собой.

- Я и не собираюсь, - уголком губы улыбается она.

Секунда, и её комбинезон падает на пол, Элиас перешагивает через ненужную чёрную ткань, стоя посреди комнаты на высоких шпильках и в одних маленьких кружевных трусиках.

- Чёрт, - закусывает губу Шистад. - Ты ещё прекраснее, чем я думал.

Она вплотную подходит к нему, прижимаясь всем телом, пропитывая его собой. Стягивает с него футболку, проводя рукой по прессу.

- Наш спор мы проиграли оба, - хитро улыбается она. - А значит, вместе и напялим толстовки.

- Всё, что угодно, - уже не слыша её, покрывая хрупкое тело поцелуями и заваливая на кровать, хрипит он.

- И ещё, - девушка заглядывает в его глаза, видя только животное желание, которое подтверждает её решение озвучить желание. - Моё желание, помнишь? Так вот, я хочу, чтобы ты знал, что этот секс между нами для меня не значит абсолютно ничего и, чтобы ты больше не прикасался ко мне вообще, - ухмыляется он, замечая как его скула несколько раз подёргивается.

- И всё? - дёргает бровями он.

- И всё, - накрывает его губы своими губами, заставляя забыть о том, что только что сказала ему.

Горячие поцелуи покрывают её тело, теплота наполняет не только оболочку, но и внутренности. Она теряется в иллюзии красивых отношений. В своих иллюзиях.

Порой жить в них намного легче, чем принимать реальность. Но она настигнет. Настигнет тогда, когда не ждёшь, заставив раздавить эти никчёмные розовые очки, которые так полюбились тебе. Придётся совершать осознанный выбор: «жить иллюзиями» или «принять реальность». И ты примешь реальность, потому что уже утонула в иллюзиях. Потому что жила в них так долго, что тебя тошнит не только от того человека, но и от себя, смотрящей в зеркало. Задыхаешься от горечи, как от удушливой астмы.

Отражение, которое ты видишь — разрушает тебя по кусочкам, по маленьким частичкам. Напоминает тебе каждый раз о твоей слабости к человеку, которому всё равно.

Вы называете это односторонняя или не взаимная любовь. Мы называем это слабостью. Потому что любовь бывает только взаимной, перешитой неровными красными нитями.

========== prisme forvrengning. ==========

Lørdag 12:48

Тяжёлая мужская рука вжимает хрупкое тельце в кровать. И это совершенно самая последняя вещь о которой ей хочется думать. Утро принимает какой-то магический тон, когда он рядом; дышит, обжигая горячим сбивчивым дыханием шею; раз через раз глубоко, подсознательно, вдыхая её запах в себя, будто мечтая, чтобы так было всегда.

Его запах сейчас дороже всего. Им хочется задохнуться, впитать его в себя полностью. Девушка слегка поворачивается в его руках, тем самым зарываясь и прижимаясь к нему, не открывая своих бездонных глаз.

Она прекрасно помнит своё желание; отчётливо понимает, что эта ночь для неё послужила чем-то вроде точки в сложном предложении их недо-пере-отношений. Мысль о том, что если добавить ещё две точки, то получится многоточие — совершенно не допускается в её мозгу.

Он не спит уже где-то с пол часа, может больше. Он скользит взглядом по её лицу, словно пытаясь запомнить её. Выжить без прикосновений к ней? Да вы издеваетесь!

Ну ничего, для родителей мы же ещё обручены. Вот и поиграем.

Кристофер удовлетворённо улыбается. Улыбка становится ещё шире, когда девушка прижимается к нему, а он вспоминает как она извивалась под ним всю ночь, как шептала его имя, как любила его.

Любила не так как все девушки, было в этом что-то магически-волшебное, когда взгляд цеплялся только за её взгляд и больше не мог оторваться от него.

Он наклоняет голову, прикасаясь своими губами к белокурому виску девушки. Она снова провалилась в сон, едва ли чувствуя его мокрое прикосновение.

Он всегда сравнивал её с цветком, с красивой розой, которая меняет свой цвет в зависимости от настроения. Сейчас она белоснежная с бархатной каймой. Такая чистая и невинная, будто не была самим Сатаной вчера. Но, по вселенскому закону подлости, если сильно сжать её в ладонях — они за кровоточат. Шипы остро воткнутся, умывая алой кровью.Может, стоит попробовать взять этот стебель аккуратно? Может, стоит броситься в омут с головой в колючки? Он не знает. Не знает, нужно ли это. Стоит ли это того. Знает, что любит этот красивый цветок, давно цветущий в его саду. Хотя этот уникальный цветок и имеет особое место, это не мешает путаться и теряться в других, менее привлекательных цветов.

- Шистад! - его рука резко падает с неё от толчка. - Ты вообще охренел?! - девушка резко садится в кровати, даже не прикрываясь одеялом.

- Даже не прикроешься? - закусывает губу он.

- Ой, да что ты там не видел! - хмыкает девушка, хитро сощурив глаза.

- Ну да, действительно, - ухмыляется он, резко притягивая к себе девушку и целуя.

- Желание,милашка-Шистад! Моё желание, чтобы ты не трогал меня, - она отталкивает его от себя. - Не притворяйся, что не помнишь моё желание, Шистад.

Он недовольно фыркает. Не разумно было полагать, что она ничего не вспомнит. Хотя, с другой стороны, раз она в твёрдой памяти, то наверняка думает сейчас о нём, об их ночи.

Кристофер наблюдает за тем, как девушка быстро натягивает трусики и влезает в свой чёрный, слегка помятый, комбинезон. Быстро поправляет макияж и берёт ключи от машины.

- Где мои туфли? - резко разворачивается она к нему,вспоминая, что сама их вчера точно не снимала.

- Скажу, если довезёшь меня до дому.

- Хорошо , - устало выдыхает Картер.

- На, держи, - Шистад мило улыбаясь, ныряет куда-то под кровать и достаёт её красные туфли на высоченной шпильке. - И как ты только ходишь на них? - дёргает бровью Шистад.

- Молча, - ухмыляется девушка, обуваясь. - Шистад, я ждать тебя не буду!

- Эх, а я то уж думал, что туфли волшебные и как только ты их обуваешь, то и правда молчишь, - хохочет Шистад до тех пор, пока перьевая подушка не бьёт его по голове, а девушка с хохотом скрывается за дверью.

Lørdag 13:20

- Чёрт, Шистад, не смей курить в моей машине! - рычит на него девушка, смотря то на дорогу, то на Кристофера, развалившегося на пассажирском сидении.

- Я нервничаю, когда езжу с тобой, а когда нервничаю — курю, - хитро улыбается он.

-?Я тебя сейчас высажу, нервный!

- Хочешь? Тебе тоже поможет, милая, - приторно протягивает Кристофер, как девушка резко тормозит машину, заставляя парня податься вперёд и едва ли удариться лбом, затем девушка с довольной ухмылкой продолжает движение.

- Вот знаешь, ты… - начинает говорить Шистад, как в машине внезапно громко растекается музыка.

Девушка улыбается, убирая пальчик с сенсорного дисплея и увеличивает скорость, обгоняя несколько медленно-едущих машин. Блондинка покачивает головой в такт, барабаня пальчиками по рулю.

- Детский сад, блять, - бурчит про себя парень, скрывая где-то внутри улыбку умиления.

Её внимание сосредоточено на дороге, что позволяет ему без зазрения совести рассматривать девушку, то тело, которое принадлежит и одновременно не принадлежит ему. Кристофер закусывает губу, когда в её глаза прокрадывается азарт назревающей гонки с едущей рядом машины.

Хочешь не хочешь, а он признаёт, что её машина (как и она) чертовски прекрасна. Или, может быть, это всего лишь призма искажения?

- Вылезай, приехали, - поджимает губы девушка, выключая музыку.

- Зайдёшь? Родители будут рады, - дёргает носом Шистад.

- Времени нет. Нужно собираться. Когда вылет? - коротко, сдержанно, будто впервые видит его.

- В воскресенье в 10 утра. Вильям заедет за тобой, - хмыкает Кристофер, тут же прикусывая язык. Изначально он хотел доехать вместе с ней на своей машине. - Вернее, мы с Вильямом и Нурой, - поправляет он себя.

Келли кротко кивает ему головой, не удостоив и взглядом.

Уже пятнадцать минут девушка летит по дневной трассе, ловко лавируя между машинами. Плевать на штраф, что обязательно придёт за превышение скорости, плевать на то, что она может врезаться в какой-нибудь столб.

Хочется выветрить из себя Шистада, стереть его из своей головы, выбить каждое его прикосновение к её телу.

Lørdag 22:43

- Я и не думал, что ты настолько больная, - смеётся Эскильд, откусывая вафельный рожок мороженного.

- В смысле? - обиженно протягивает ему девушка.

- Ну, я в первый раз вижу человека, который ржёт, когда маньяк режет жертву, - выгибает брови Эскильд, начиная смеяться.

- Эс, ты уже должен знать, что это в порядке вещей, - поддерживает его смех девушка.

Молодые люди садятся на лавочку в парковой зоне.

- Обещай позвонить, как прилетишь, - поворачивается к девушке Триггвасон.

- Не говори и так понятные вещи, - пожимает плечами блондинка, слегка отдёргивая свою чёрную кожанку.

- Так… эм, как с Крисом? - аккуратно спрашивает парень, обнимая девушку за плечи, дабы ей было теплее.

- С Крисом, - глухо отзывается Келли. - Никак. Он наверняка сейчас трахает очередную бабу, думая, как бы затащить ещё одну. А я, кажется, потихоньку схожу с ума, потому что влюбилась в него. Черт, я в него влюбилась. Так глупо.

- Нет, нет, это не глупо. Это нормально, - Эскильд облизывает губы. - Не ты виновата, что он не видит тебя. А он. Он дурак, потому что не понимает, что ты — лучшее, что может случиться с ним…

- Триггвасон, лис, как же нагло ты льстишь, - смех Келли, словно перелив грустных колокольчиков. Надрывистый, грудной.

- Упрямая девчонка, - смеётся Эскильд, усаживая Картер себе на колени. - И когда ты поверишь в своё совершенство?

- Ни-ко-гда, - девушка утыкается в его шею, вдыхая приятный аромат его парфюма. Если бы так пахли все парни — мир стал бы в тысячу раз приятнее.

В его объятиях она чувствует свою защищённость, в дружбе с ним прячутся неизведанные жизненные силы, которые поддерживают в её душе огонёк радости, умиротворения и любви.

Lørdag 23:57

Свет в комнате приглушён, максимально приближен к атмосфере ночи. Кристофер делает глоток из бутылки коньяка, смотря на почти раздетую девушку перед ним. Абсолютно все раздеваются перед ним до гола сами, пожалуй, кроме одной особы, с которой недавно он самостоятельно снимал туфли и трусики, но это уже другая история. История, которая не волнует Пенетратора Криса, но сидит глубоко в душе Кристофера Шистада.

Он со звоном ставит бутылку, сокращая расстояние между ним и рыжеволосой особой. Эва Квиг Мун всегда прибегала к нему по щелчку его пальцев. Он искусно манипулирует ей, впрочем, как и всеми остальными девушками. Но есть то, что отличает её от остальных — какая-то маленькая искорка в глубоких глазах. Она живая что ли, по сравнению со всеми. Не тронутая проблемами. Её душа девственна, не знающая тяжести жизни. И эта девственность бьётся в ней живым ключом, не превращаясь в какую-то стервозность и показные завывания о том, что если всем плохо, то и мне тоже.

Крису кажется, что рядом с Эвой появляется образ Келли. Она запятнана чёрными чернилами, но остаётся по-королевски прекрасной, изумительно-обворожительной. Картер стервозна и непредсказуема. Порой её хочется убить, порой поцеловать, порой просто прижать к себе и говорить о чём угодно. Спектр эмоций, которые пробуждает в нём белокурый дьявол, настолько велик, что он сам с радостью теряется в них. Новизна этих чувств порой чертовски нравится, порой чертовски пугает.

Кристофер проводит кончиками пальцев по шее Мун, будто прощупывая, как учащается пульс. Она словно кошка, ластится к нему, ещё немного и замурчит. Правда, в последнее время её голова забита вовсе не сексуальным Кристофером Шистадом, а его псевдо невестой.

- Покажи папочке всё на что ты способна, - Крис падает на кровать, облокачиваясь на локти, наблюдая за тем, как девушка начинает танцевать.

Пьяно, слегка неумело, но грации рыжеволосой не занимать. Окончив, свой танец девушка медленно, переступая на носочках, крадётся к Шистаду, расстёгивая ремень на его джинсах. Он слегка улыбается, закусывая губу, когда девушка подносит член к свои губам. Эта чертовка умеет хорошо сосать, наверное, именно поэтому он и держит её в своём гареме шлюшек.

- Давай, детка, да, - он берёт её затылок в свою руку, тем самым ускоряя темп. Девушке не хватает воздуха, но ему всё равно; и она, зная это, пытается сделать это лучше чем обычно. В его голове пульсирует мысль: «Интересно, а они уже спали с Картер? Насколько хорошо девушка работает ртом?». Забывая то, что Картер не привыкла быть трахнутой. Она трахает.

Рыжеволосая тянется за поцелуем, который так щедро оставляет Шистад на рабочих губах. Парень позволяет ей стащить с него футболку — сегодня она это заслужила. Он рывком подкладывает девушку под себя, резко входя в неё без каких либо прелюдий. Да Эве они и не нужны — она возбуждается с пол оборота. Внутри неё горячо, мокро. Крис видит, как его движения в ней заставляют оставить свой разум далеко за этой комнатой.

Мун остервенело притягивает его к себе, будто это единственное, что существует сейчас и если она его отпустит, то полетит в пропасть. Чувствует, как он улыбается, кусая её за ключицу, а затем оставляет на ней иссиня багровый засос, второй, третий. Она принадлежит ему и это должен знать тот, кто будет трахать её после него.

Наманикюренные ногти впиваются в его спину как-то поверхностно, боясь сделать ему больно. Шистад усмехается, вспоминая какие полосы на нём оставляла Элиас, единственное желание которой было слиться с ним в нечто единое целое.

Оргазм накрывает их одновременно, Крис с силой придушивает девушку,заставляя крик срываться с её губ и ударяться об стены и его ушные перепонки.

Шистад довольно падает на кровать рядом с Мун. В первые она не говорит об их «отношениях» и от этого становится как то спокойно и скучно. Он надеялся получить оргазм и от скандала. Тишину разрывает звук смс-сообщения, пришедшего на телефон Эвы.

Элиас 03:53

Ты ещё не передумала?

Кристофер косит взглядом на дисплей экрана, наблюдая за тем, как на лице рыжей отражается странная улыбка. Фарфоровые пальцы быстро стучат по дисплею набирая в ответ единственное слово: «Когда?»

Элиас 03:50

Сейчас.

Дисплей снова загорается, освещая лица молодых людей.

- Крис, мне нужно идти, - робко говорит девушка, храня тайную надежду на то, что Шистад не отпустит её. Но другая часть её души уже вовсю едет к пьяной Картер, решившийся поступиться своими принципами «на друзей».

- К Картер? - спрашивает он, смотря как девушка кивает. - Зачем ты к ней в 4 утра?

- В это время она обычно бухает, - смеётся девушка, попутно одеваясь.

- И ты решила её поддержать? - щурит глаза Пенетратор.

- Не бросать же подругу, - выгибает одну бровь Мун.

- Вы с ней такие хорошие подруги?

- Ну да.

- А ты знаешь, - он облизывает губы, - что она влюблена в меня?

- Знаю, - пожимает плечами Мун, застёгивая джинсовые шорты.

- И ты без зазрения совести трахаешься со мной, а потом едешь бухать к ней? - удивляется Шистад, думая о том, что здесь как минимум должна быть драма.

- А ты без зазрения совести трахаешь меня, а любишь её. И она это знает, - еле слышно бурчит себе под нос Эва.

- Чего? - переспрашивает Шистад, не расслышав её бурчания.

- Пока, говорю, - дверь за рыжеволосой закрывается, оставляя парня один на один с собой.

Он ухмыляется, разблокировывая телефон. Несколько движений пальцем и он уже смотрит на их фотографию со времён отдыха на фьордах. Кристофер не помнил ни то как они согласились на совместное фото, ни того, кто их фотографировал. Но Картер и он здесь казались такой счастливый и наивной парочкой, свято верящих в любовь навсегда, что рука не поднималась удалить этот снимок. В реальной же жизни ни он, ни она не то, что не верили в эту любовь, старались оградить себя от этой ненужной вещи.

Søndag 04:32

- Слишком долго, - блондинка сразу затягивает рыжеволосую, пропахшую Шистдом, в дом, прижимая её к стене и увлекая её в горячий поцелуй.

Привкус крепкого коньяка, черешневого блеска, парфюма Шистада и шоколадного блеска смешивается в одну ядрёную смесь.

- Ты была у Шистада? - отрывается от неё Картер, прожигая пьяным изумрудным взглядом.

- Да, - опускает свои глаза Эва.

- К чёрту его, - усмехается блондинка, утягивая Мун за собой в комнату.

Поверх засосов Шистада появляются засосы Картер. Более багровые, более внушающие по размерам. Она делает это так, будто кожа Мун — особое художественное полотно, принадлежащее только блондинке.

- Об этом же никто не узнает? - щурится девушка. - Иначе тебе придётся носить толстовку с моим именем, - хмыкает она.

- Клянусь, ник… - но рыжая не успевает договорить, вскрикивая от того, как длинные пальцы девушки проникают глубоко внутрь неё, заставляя девушку выгнуться.

- Вот и чудно, - кривовато улыбается Картер, затем проводя языком по затвердевшему соску девушки. - У тебя было с девушками?

- Н-нет, - еле говоря от наслаждения, мурлычет рыжая.

Картер высовывает два пальца, поднося их ко рту девушки, та без слов понимает, что нужно сделать.

- Хорошая девочка, - хмыкает Элиас.

Она до конца раздевает девушку и снимает одежду с себя. Язык Мун скользит по телу Пенетратора вниз, неуверенно останавливаясь у клитора.

- Давай, киса, - Элиас запрокидывает голову назад, когда девушка начинает двигать языком. - Умница.

Мун оказывает под Картер. Второй раз задень под Пенетратором. Блондинка умело двигает внутри неё пальцами, в какой-то момент она ловит себя на мысли, что это даже намного лучше, чем секс с Шистадом. С Картер — секс более чувственный, словно какое-то представление. Темп ускоряется, пока Эва в который раз выгибается в хрупких руках Элиас.

Søndag 11:34

Самолёт уже полчаса плывёт в пушистых облаках, всё больше и больше отдаляясь от любимой Норвегии, приближаясь к интересной России. За всё утро Келли и Кристофер перекинулись буквально четырьмя фразами, разговаривая больше с Вильямом и Нурой. Обнимаясь только если рядом родители.

Их места, по закону подлости рядом, руки критически близко к друг другу (в частности в этом виноват Шистад, развалившийся чуть ли не на двух креслах сразу).

- Руку убери, - плюс одна фраза от раздражённой Келли, когда их руки (в очередной раз специально) соприкасаются.

- Ты моя невеста, не забывай, - улыбается ей Крис.

- Это моё желание, не забывай, - так же мило улыбается ему Келли.

- Вам что-нибудь нужно? - назревавшую перепалку прекращает длинноногая стюардесса, косившаяся на Кристофера ещё с самого поднятия на борт самолёта.

- Девушка, ему нужен хороший секс, - сверкает глазами Картер, как бы невзначай показывая своё обручальное кольцо. - Но я в состоянии его им обеспечить, да, милый?

- Но я не против тройничка, - ведёт бровями парень.

- А на вечеринке был против, - выпячивает пухлую губку девушка. - Он такой непостоянный, не знаю, как удалось его окольцевать, - хлопает глазами девушка. - Можно апельсиновый сок?

- Да, конечно, - сдержанно произносит стюардесса.

- Не обламывай мне секс! - Кристофер хочет схватить её за локоть, но девушка ловко отодвигается от него, показывая пальчиком, что он плохо выполняет её желание.

- У тебя он был вчера, зая, - пожимает плечами Элиас, заливаясь смехом.

- Не завидуй, а, - обиженно хмыкает Шистад.

- А кто сказал, что я завидую? Эва хороша, - хитро улыбается блондинка, отворачиваясь к окну и снова натягивая наушники.

- Девушка, ваш сок, - появляется стюардесса.

- Э, припадочная, - толкает её в бок Кристофер кончиком журнала.

- А, выпей сам, мне перехотелось, - мило хлопает глазами девушка, перекрикивая музыку.

- Вот сука, - бьёт себя по колену парень. - В смысле, спасибо за сок, - улыбается он стюардессе, оголяя ровные зубы.

========== dypt under huden. ==========

Tirsdag 12:11

Горнолыжный курорт «Роза-Хутор» славится своими спусками, европеизированным видом, добродушными людьми. Попадая сюда, ты забываешь о том, что вокруг тебя существует реальный мир. Здесь всё кажется волшебно-сказочным. До жути отделённым от реальности.

Вид снежных гор завораживает изумрудный взгляд блондинки. Это то, чего ей так не хватало.

Чужой язык режет по ушам, и даже при огромном желании она ничего не понимает. Он кажется ей плавным, текучим словно норвежские стоки, переливчатым.

Её взгляд падает на весёлого Шистада. Пожалуй, таким она не видела его давно. В последнее время он вечно хмурый, в его глазницах живёт некая нерешительность. Но как только он начинает смотреть её в глаза — всё это куда-то пропадает. Его будто меняют.

Изумрудный взгляд медленно отыскивает Нуру и Вильяма. Келли до сих пор не понимает, как они согласились ехать вместе с семейством Шистада, но эти двое в буквально смысле спасали её.

Сейчас они намного счастливее, чем обычно. Нура, с какой-то ещё более невероятной нежностью, поправляет его чёлку, растворяя на своих фарфоровых подушечках пальцев ледяные паутинки. Вильям улыбается ей ещё более влюблённо, чем обычно. Если и существует фраза «Влюбляться каждый день всё сильнее и сильнее», то она явно про эту парочку.

Родители Шистада выглядят совсем детьми по сравнению с Магнуссоном и Сатре. Катаются на сноубордах, весело хохоча заваливая друг друга в сугроб.

И всё-таки Кристофер взял свои самые главные (добрые качества) от своих родителей. Его сердце хоть и заковано в некий нетающий айсберг, но всё равно такое же большое, как и у Томаса. Душа, хоть и заключена в катакомбы разума, но продолжает быть такой же открытой, как у Лии.

Сама блондинка уже вдоволь успела насладиться невероятно-красивыми видами России, а так же набить парочку мозолей, с десяток синяков и ссадин, и куда же без царапин на правой руке. И надо же было ей на ровном месте свалиться в кусты, расцарапав тем самым предплечье.

Девушка машинально улыбается, вспоминая, как Кристофер хохотал над ней. Казалось, тогда его грозный смех слышало если не весь Адлер, то точно вся Россия.

- Скучаешь? - раздаётся его тёплый баритон над ухом, а руки сами по себе опускаются на хрупкую талию. Она сразу же пытается скинуть их. - Родители смотрят, дурная, - улыбается он краешком губы.

- Я дурная? - усмехается блондинка, вынужденно обвивая его шею своими худенькими ручками.

Он сильнее стискивает её в объятиях, пытаясь в этом специально-вынужденном действие потерять себя с помощью запаха лаванды от её кожи.

- Крис, Келси, - окликает Томас детей, подходя к ним. - Завтра вечером будет небольшой показ с российскими партнёрами, вы обязаны быть. Форма одежда любая, в пределах разумного, конечно, - улыбается он им и затем постепенно удаляется к жене.

Tirsdag 16:23

- Магнуссон! - залетает в его с Нурой номер разъяренная Картер.

Изумрудные глаза девушки горят пламенным огнём. Угольные бровки максимально сведены к переносице, образуя милую ямочку в виде галочки.

- Епт твою налево, Картер! - Вильям подпрыгивает на кресле, роняя свой телефон. - Ты совсем что ли?

Девушка резко сокращает между ними расстояние и хватает обескураженного друга за воротник черного джемпера.

- Убей его! - рычит девушка, зажимая в кулачках ни в чем неповинную ткань несчастной кофты.

- Ты про Шистада? - хмурится Магнуссон, затем его лицо озаряет ясная умилённая улыбка.

- Нет, ты представляешь! - девушка выпускает его из железобетонной хватки и начинает ходить взад-вперед, активно жестикулируя руками. - Он нашёл в себе наглость оговорить со своими родителями день нашей свадьбы! Сука, день свадьбы! Свадьбы, которой и быть то не должно…

- Притормози-ка, родная, - сильные руки Вильяма сжимают плечи девушки, заставляя её успокоиться. - Вот так, хорошо. Дыши.

- Я убью его, - усмехается Картер.

- Келси, мне кажется он делает это не специально. А просто по тому, что сам не хочет отпускать тебя.

- Да? - гневно сверкает глазами девушка. - Помнится мне он сказал, что чувства не для него.

Отчаяние в голосе Элиас пробирает Вильяма. Он видит, как девушка, опустошенная до дна, опускается на двуспальную кровать. В свете лампы её радужка поблёскивает, словно готовясь к холодному ливню. Но этого не происходит. Худые тонкие руки запускают пальчики в золотистые волосы, перебирая их. Это приводит девушку в состояние спокойствия. Надолго ли?

- Эл? - Вильям опускается перед ней на колени. - Всё в порядке?

В ответ брюнет слышит лишь грудной смех.

- Всё отлично, - голос девушки сковывают тысячи льдин.

Она медленно выходит из номера. Что творит с ней этот Шистад?

Стереть. Сжечь. Выкинуть его из головы.

В тонкой белой футболке и джинсах-бойфрендах холодно. Но это не мешает ему босым стоять и выпускать дымные колечки.

Из головы не выходит его дурацкий, даже безрассудный, поступок. Оговорить дату свадьбы. Назначить на 13 мая. У него ровно три месяца, чтобы суметь расторгнуть помолвку. Но, что делать, когда человека отпускать совсем не хочется?

Дым проникает в его легкие. Дым пытается вытеснить аромат её безумно дорогих духов. Ни черта не выходит. Её запах, а следовательно и она, глубоко под его кожей.

Он помнит первую встречу с ней. Её взгляд смотрел куда-то глубоко в душу и в никуда одновременно. Её поведение заставляло ненавидеть. Её запах стоял в его гортани. Он сплевывал его каждую минуту, боясь отравиться.

- Поделишься? - глухой, приглушённый голос Элиас доносится до него откуда то издалека.

Её аромат снова бьёт его под дых, заставляя сердце ускорять свой ритм. Он беглым взглядом оглядывает девушку. Такая же белая футболка и джинсы. И когда они начали одинаково одеваться?

- Оденься, - усмехается Кристофер уголком губы, выпуская ей в лицо очередную струйку дыма.

- Ух ты, забота? - усмехается Келли, доставая пачку сигарет и зажигалку из его заднего кармана.

- Ты снова прикасаешься ко мне? - выгибает бровь он.

- Я не до коснулась до тебя, милый, - теперь её очередь обдавать его дымом.

Так они и стоят на балконе. Никотин убивает их постепенно изнутри, больная любовь губит их со скоростью света. Шоколадные глаза смотрят пристально в изумрудные. Оба, одновременно, облизывают губы.

И как только настолько разные люди могут быть так похожи?

Губы Келли растягиваются в милой улыбке так, что ямочки начинают играть на щеках. Кристофер, закусывая губу, улыбается в ответ.

Мгновение, и сигареты летят куда-то вниз. Их холодные губы находят друг друга. Губы, которые скучали без друг друга вечность. Кристофер первым разрывает поцелуй, притягивая и обнимая девушку, переводящую дыхание.

-Что с нами не так? - он слышит её приглушённый голос. Он не хочет отвечать на этот вопрос.

Картер отстраняется от него, заглядывая в его глаза и сталкиваясь в них с пустотой. Она усмехается, отдаляясь всё дальше и дальше.

- Тебе всё равно, ведь так? - её слова бьют в область сердца так отчётливо стучащего в тишине.

- Я не умею любить, - голос приглушённый, едва уловимый.

Шоколадный взгляд с горечью наблюдает за тем, как спина девушки скрывается за балконной дверью.

- Сука, - Крис бьётся затылком об стенку, заходясь смехом. - Ебаная драма.

Onsdag 19:54

Шистад-младший наблюдает за передвижениями своей невесты. Она с легкой непринужденностью общается с его родителями, с представителями фирм. Будто так было всегда. Будто она вечно рядом с ним.

Её взгляд слегка потухший, что-то задумавший. Она берет в руки бокал шампанского и разворачивается лицом к Крису. Несколько внушительных шагов и липкая жидкость стекает по его волосам, лицу. Горловина белой футболки мгновенно намокает.

- Это тебе, милый, за то, что целовался с той бабой, - нарочито громко говорит девушка и вылетает из ресторана.

- Совсем дура? - разъярённый голос Кристофера настигает её тогда, когда девушка открывает двери.

Все в недоумении поворачиваются в сторону злого молодого человека. Ноздри непривычно раздуты, он глубоко вдыхает и выдыхает воздух. Поправив прилипшую к торсу футболку, он мило улыбается недоумевшим присутствующим.

- У любимой странные шутки, - смеётся он, медленно продвигаясь к двери. Затем он срывается с места и присутствующие гости уже из коридора слышат его вопль: «Стой, сука, задушу!»

- Дети, - пожимает плечами, умилённой данной выходкой Томас Шистад.

- Это любовь, - поддерживает его жена, пока остальные с улыбками кивают.

Тяжёлое тело Кристофера вжимает хрупкую Келли в стену рядом со входом в номер.

- Совсем дура?! - рычит он ей в ухо, грубо притягивая к себе.

- По-моему, моё желание было не трогать меня.

- По-моему, тебе лучше сейчас замолчать, - ухмыляется Крис, облизывая губы в своей манере. - Хотела подстроить ссору? Не удалось, зайка.

- Отпусти меня, - фыркает девушка, пытаясь вырваться.

- Не хочу, - Шистад медленно проводит носом по её щеке. - Ты моя. С чего я должен тебя отпускать? - дьявольская улыбка начинает играть на губах парня.

- Я не твоя, и никогда не была.

- Моя.

Его губы впиваются в её. Привкус кисло-сладкого шампанского и карамели переплетает их языки. Правая рука парня скользит вниз по талии девушки, с такой силой сжимая бёдра, что вероятнее всего там останутся синяки.

Её хрупкие ручки до боли сжимают каштановые волосы в кулачке, когда он бьёт ладонью по ягодице. Открывая дверь в номер, девушка вовлекает его за собой.

Где-то в стороне остаются валяться футболки и джинсы. Крис поднимает девушку на руки и усаживает на дубовый стол, раздвигая её ноги.

Сейчас им снова не важен весь мир. Сейчас есть только они. Безумная, даже чокнутая парочка, решившая сыграть в любовь. Провалом этой игры они наслаждаются сейчас, прямо в этой комнате.

С каждым новым и новым толчком, он понимает, что прожить без этой сумасшедшей он уже вряд ли может. И, что важнее всего, ей он вряд ли скажет об этом.

С каждой новой и новой полосой на его спине, она понимает, что без этого придурка её жизнь снова станет однообразно-чёрно-белой. А ей так не хочется этого.

Они оба пришли друг к другу тогда, когда не осталось ни единой надежды на нормальное «светлое» существование. Разочарованы ли они в выборе друг друга? Определённо, да. Отказаться друг от друга? Чёрт с два.

Странная любовь и смятая в хлам простынь — вот их выбор.

========== rullebanen. ==========

Onsdag 12:32

Их запах. Этот грёбанный запах повсюду. На её пшеничных волосах, тонких кистях, на смятой одежде, валяющейся где-то в разных углах номера. Простынь и наволочки насквозь пропахли её дорогими духами, запахом шоколада, его тяжёлыми сигаретами и мускатно-мятным ароматом, который так пьянит.

Его огромное (по сравнению с её) тело буквально лежит на ней. Ещё немного и девушка утонет в мягком матрасе. Она не может дышать под ним. Она не может дышать без него.

Фарфоровые веки Элиас совершают легкие движения, заставляя парафиновые ресницы затанцевать на щеках. Кристофер видит этот причудливый танец любимых ресниц. Его горячие губы касаются оголённой шеи, заставляя табун мурашек пронестись по спине и рукам.

- Келси-Элси, мы проспим вылет в Осло, - охрипшим от сна голосом, мурчит Шистад.

- К чёрту его, - доносится приглушённо-переливчатый голосок из-под его тела. - Стоп! - девушка так резко поднимается, что Кристофер падает на свободную сторону кровати и, не удержавшись там, скатывается на пол.

- Сумасшедшая, блять, - бурчит он, потирая ушибленную ногу.

- Мы же переспали так? - свисает над его головой её белокурые локоны.

- Ну вообще это так называется, да, - усмехается Шистад.

- Толстовки, - в её глазах начинают плясать демоны. - Толстовки Пенетраторов, - поясняет она.

- Ты серьезно? - закатывает глаза брюнет.

- У меня с собой есть, - серьёзно заявляет девушка.

- Пф, так-то и у меня, - Кристофер рывком поднимается с пола и под пристальным взглядом Картер начинает искать в чемодане толстовку.

Несколько ненужных шмоток летят в разные стороны, пока он добирается до чёрной толстовки, где алым цветом выведено его имя.

С улыбкой дьявола парень разворачивается к девушке, играя бровями.

- Твоё, - усмехается Шистад, кидая толстовку в лицо Келли.

Девушка в свою очередь быстро найдя свою толстовку, так же кидает её в лицо Шистаду.

- На сегодняшней вечеринке в Осло мы будем в них, так ведь? - хитро щурит глаза она.

- Именно, - Кристофер тянется к девушке за поцелуем, но та ловко уворачивается. - Ну в смысле, мать твою?

Картер переливисто смеётся и сама оставляет на его губах беглый поцелуй.

Onsdag 17:22

Приходит момент, когда в жизни всё потихоньку становится на свои места. Постепенно осознаёшь, что всё что когда либо происходило — имеет место быть. Это «всё» позволяет прийти к настоящему, как нам сейчас кажется, к правильному. Это «правильное» обязательно разрушится через день, месяца, столетия. Оно станет болезненным (или прекрасным) прошлым, которое натолкнёт на новое правильное настоящее. Такой вот замкнутый круг. Круг, который так естественен для современного течения жизни.

Келли Элиас Картер никогда не видела в своей жизни белой полосы. Всё было наперекосяк. Вечное чувство напряжённости, не дающее спокойно засыпать. Постоянные неприятности и переделки. И всё это она принимала со стойкостью солдат при правительстве Английской Королевы, понимая, что так должно быть. Что как бы неправильно это казалось — оно правильно.

Кристофер Шистад никогда не видел в своей жизни белой полосы. Деньги, машины, вечеринки, образ идеального сынка идеальных родителей — всё это фасад, за которым не осталось ни человечности, ни моральных устоев. Он рос наедине со своими демонами. А они изрядно клевали и потрошили его внутренности каждый раз. Но это казалось таким правильным, что сделало его таким, какой он сейчас.

Они оба думали, что есть чёрная и белая полосы. Но есть только одна полоса — взлётно-посадочная. Это, конечно, не значит, что все, находящиеся на ней, идут только к верху. Нет. Ведь тут и самолёты разбиваются, стоят, ломаются, набирают скорость, теряют её.

Сейчас их общий самолёт набирает скорость, пытаясь оторваться от земли. Прошлое больше не тянет вниз, но и будущее остаётся пугающе-притягательным. В какой-то момент они понимают, что всё снова становится на свои места. Снова всё правильно. Так, как должно быть.

Россия остаётся где-то далеко за хвостом железной птицы,летящей в Норвегию. Холодные колко-пушистые облака мерно, словно в замедленной съёмке, пролетают рядом с иллюминаторами. Стюардессы разносят ужины, монотонный голос пилота объявляет о пройденном километраже, кто-то мирно спит, смотрит фильм или слушает музыку.

Голова Нуры Амалие Сатре покоится на плече Вильяма Магнуссона. Карие глаза ласково смотрят на белокурые волосы, а затем переводят взгляд на новый объект: Крис и Келли. Эти двое сидят напротив Вильяма в другом ряду. Они что-то смотрят по планшету, иногда переглядываясь и заходясь счастливым смехом.

Onsdag 23:23

Вечеринка уже давно в самом разгаре, но главной четверки всё еще нет в доме Хенрика. Последний же стёр подушечки пальцев постоянно набирая номер Картер. Где их носит чёрт возьми?

Пенетратор не раз переглядывается с друзьями вопросительными взглядами. Но ничего кроме кроме жеста пожимания плечами он не получает в ответ.

Музыка давит на уши, когда входная дверь наконец открывается.

- Твою мать, ну наконец-то! - вскрикивает Тео Ларсен и кидается с объятиями на Келли. Желваки Кристофера машинально заходят за скулы, но он выдавливает подобие на улыбку и тоже обнимает Ларсена.

- Даров, бандиты, - Вильям даёт рукой отмашку залу и
все начинают кричать и поднимать бокалы с алкоголем.

- Пожалуй, этого мне так и не хватало, - уже тихо улыбается он, прижимая к своему телу белокурого ангела.

Не проходит и несколько минут как народ начинает замечать, что толстовки на Келли и Кристофере вовсе не похожи на их обычные с перечислением всех имён.

Брюнет весело, в своей шистадской манере, улыбается друзьям, подмигивает девушкам, выпивает содержимое своего бокала и двигается в такт музыки словно Божество с Олимпа. Всё выглядит как обычно, кроме того, что на его спине алым цветом горит, врезаясь под его кожу и отпечатываясь на рёбрах — Elias.

Пшеничные волосы эффектно развиваются в светомузыке. По телу давно струится алкоголь. Изумрудные глаза заглядываются на смазливых мальчиков и стервозных девочек. Каждый из них отдал бы всё за ночь с этой девушкой. Но на спине кроваво-красным, до мяса, выжжено то, что так засело в её сердце — Chris.

Недоуменные взгляды смотрят, как они подходят к друг другу и их губы соприкасаются. Есть в этом что-то необычное. Не поцелуй на вписках, что-то большее.

Его ладони держат её голову, исключая риск побега. И ей не остается ничего, кроме как подчиниться ему. Всегда подчинялась.

Кристофер поднимает одну руку вверх, тем самым показывая, чтобы музыку остановили.

- Минуточку внимания! - его бас, казалось бы, был слышен во всём Осло.

Даже бушующий ветер за окном послушался этот властный голос и перестал завывать. Природа попросту начала слушать речь этого брюнета.

- В своё время я достаточно хреново признался в любви этой девушке. Вернее совсем не признался, - усмехается Кристофер. - И вынудил дать согласие на нашу свадьбу, по крайне мере, так оно и выглядело. Так вот, - карие глаза внимательно следят за изумрудными, - прости меня. Это достаточно трудно сделать и вот сейчас я всё превращаю в ебаную драму, - из толпы прорывается несколько смешков. - Келли Элиас Картер, ты выйдешь за меня?

- Я и так за тебя выхожу, - смеётся девушка, демонстрируя на своём пальчике то самое колечко. - Но это предложение мне нравится больше, чем то.

- Слушай, я тут перед тобой выделываюсь, а всё было так просто?

- Да ты ж просто лох по жизни, - театрально вскидывает брови девушка.

- Беги, стерва. Беги, - недобро усмехается Кристофер, когда девушка срывается с места и под общий гогот толпы пересекает зал.

Всё началось с аэропорта. С её прилёта. С их стычки в школе. Всё продолжилось в аэропорте. Этот полёт под видом «жениха/невесты». Всё закончилось в аэропорте. Возвращение с осознанием найденности. Когда две заблудшие души обретают друг друга.

Он держит её ледяную ладонь в своей горячей. И почему у девушек всегда конечности ледяные? Прямо таки Снежные Королевы.

Он делится с ней теплом, он становится её теплом. И в этот момент всё становится таким значимо-важным, таким нужным. Сквозь тёплый карий взгляд лучится счастье и покой. Изумрудный переливается, словно камень на солнце, играя мириадами бликов.

Один из Королей Пенетраторов нашёл ту единственную Королеву. Kongen og Dronningen av den jævla verden.