КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ФАНТАСТИКИ, 2019 (fb2)


Настройки текста:



СБОРНИК ФАНТАСТИКИ

Из журнала «ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ»
2019

*

© «Техника — молодежи», 2019

© Рисунки Геннадия ТИЩЕНКО, 2019


www.technicamolodezhi.ru>


Геннадий Тищенко
ПОСЛЕДНИЙ РАССКАЗ АЭЛИТЫ


техника — молодёжи || № 1 (1033) 2019


Миновав каналы, по которым плыли нагруженные разнообразными товарами шаланды и баржи, крылатая лодка пролетела над скалами, за которыми раскинулась роща лазорево-голубых деревьев. С завидным постоянством в этой роще, как и десятки лет назад, били фонтаны, насыщая водяной пылью сухой марсианский воздух. Полуразрушенные временем колонны, чудом сохранившиеся от древних сооружений, и старинные известковые статуи разнообразили ландшафт, окружающий дом правителя Марса Тускуба.

Длинношёрстные животные хаши с плоскими мордами и медвежьими лапами разбежались, когда лодка села на площадке, от которой, подобно лучам звезды, разбегались во все стороны прямые тропинки. Они вели к лестнице, спускавшейся к круглому синему озеру, к двум циклопическим статуям магацитлов и к другим достопримечательностям лазоревой рощи, в которой всегда так любила гулять Аэлита.

Из лодки, ведомой краснокожим Аолом, выскочил худой и высокий по меркам Тумы марсианин. Голубая кожа, властные манеры и повелительный тон речи, которым он отдавал указания челяди, окружившей его, говорили о высоком положении прибывшего шохо. Это был Гхор — начальник Службы охраны Тускуба, он же старший секретный агент.

Стремительно пройдя в центр дома, Гхор остановился. У входа в опочивальню Тускуба стояла странная пара. Могучий гигант со светлыми волосами, голубой кожей и серьёзными синими глазами о чём-то тихо говорил с невысокой пухленькой рыжеволосой женщиной. Это была Иха. После смерти своего дяди она управляла домом Тускуба. Иха мало изменилась со времён посещения Марса пришельцами с Земли. Лишь ещё больше располнела, почти догоняя по своему объёму любимого почившего дядюшку. Тёмно-синяя кожа Ихи свидетельствовала о её принадлежности к низшим слоям среднего класса. А вот сын Аэлиты Мстислав был, как и его отец, высок и могуч. Не то что маленькие сухонькие аборигены Тумы.

Гхор решительно шагнул к двери, но гигант перекрыл вход.

— В столице зреет анархический бунт! — отрывисто сообщил Гхор. — Необходимо принять самые срочные меры! Враги твоего деда хотят воспользоваться его болезнью, чтобы совершить переворот!

— Знаю, — сухо ответил гигант. — Моя мать уже в Соацере…

* * *

Тускуб умирал. Его худое, изборождённое глубокими морщинами лицо выражало крайнюю степень страдания. Не так он представлял свою смерть. Не было в ней ни торжественной степенности, ни удовлетворённости от достойного завершения начатых дел. Была лишь нестерпимая, затмевающая разум боль. Однако больше всего владыку Тумы угнетало то, что он так и не успел закончить начатые преобразования. Кто их продолжит? Нет в Высшем совете достойных преемников. Перегрызутся они все после его смерти в борьбе за власть. Оставалась Аэлита, умная, образованная и хорошо подготовленная к управлению планетой. Но ведь она так и не простила отца за убийство её возлюбленного Сына Неба.

Тускуб окинул интерьер своей спальни прощальным взором. Взгляд его остановился на одной из стен, превращённой в некое подобие иконостаса. На этой стене были вывешены изображения светловолосого младенца, затем этот же ребёнок представал уже мальчиком, разного возраста. А на самых крупных изображениях в выросшем мальчике можно было узнать светловолосого гиганта, стоявшего сейчас снаружи, возле двери, ведущей в опочивальню правителя.

Тускуб закрыл глаза, и перед его внутренним взором пронеслись страшные мгновения двадцатилетней давности. Тускуб словно воочию вновь и вновь видел агонию его дочери Аэлиты, которая не в силах была родить гигантского по марсианским меркам ребёнка. Сына инженера с Земли Мстислава Сергеевича Лося.

Тускуб тогда собрал лучших лекарей Тумы, чтобы они спасли его дочь. О внуке он тогда даже не думал, не знал, что через некоторое время этот младенец заслонит от него, жёсткого и властного диктатора Тумы, весь мир. Раньше Тускуб и представить не мог, что рождение внука так изменит его! Любовь к сыну Аэлиты чудесным образом преобразила диктатора. Он мог часами рассказывать внуку об эпизодах из истории Тумы и Талцетла. И ещё Тускуб описывал внуку грядущие преобразования на Марсе. Он рассказывал о гигантских межпланетных ракетах, которые когда-нибудь доставят с Земли тысячи, а может быть, и миллионы переселенцев. Именно эти земляне и вдохнут энергию в чахлую, умирающую цивилизацию Тумы.

Тускуб даже выучил вместе с внуком русский язык, на котором говорил отец его внука. Сын Неба. Пришелец с Земли. «Надо хорошо знать русский язык, для того чтобы мы с тобой лучше понимали землян, — не раз говорил Тускуб внуку. — Лишь полёты к другим планетам и звёздам обессмертят нашу цивилизацию. Даже если потухнет наша звезда по имени Солнце. Так называют земляне наше общее дневное светило».

Тускуб дёрнул шнур, висящий над его ложем, и в опочивальню вбежала верная Иха.

— Позови Аэлиту, — прошептал Тускуб.

— Она в Соацере, — испуганно пролепетала Ихошка. — Там начались волнения аолов и других шохо…

— А внук? — с трудом проговорил Ту-скуб.

— Мстислав! — Иха на мгновение выглянула в дверь, и в комнату тут же шагнул потомок Сына Неба. Как же он был похож на отца, именем которого Аэлита назвала сына!

— Мстислав, — с трудом проговорил Тускуб, — ты знаешь, как я люблю тебя. Ты единственный мой потомок по мужской линии. Теперь тебе предстоит править Тумой. На первых порах тебе будет помогать мать, но я знаю, как быстро ты обучаешься. Ты сможешь воплотить то, что я не успел. В своей жизни я совершил немало ошибок, но поверь, бремя власти очень тяжело. Именно ответственность за судьбу планеты сделала меня жёстким и даже жестоким. Ведь твой отец, точнее, его друг Гусев, затеяв восстание в Соацере, нарушил хрупкое равновесие сил на Туме. — Тускуб замолчал. Жизнь окончательно покидала его телесную оболочку.

— Я всё знаю, дед, — прошептал Мстислав и поцеловал ссохшуюся руку Тускуба. — Мама рассказывала.

— Хочу открыть тебе тайну… — прошептал правитель Тумы. — В том же году, когда ты родился, у Ихи тоже родился ребёнок. Дочь. От этого. Гусева. Твой отец был умным и рассудительным. Ты весь в него. А вот Гусев — прирождённый бунтарь. Из тех, кто сначала делает, а потом думает. Я боялся, что его дочь будет такой же и затеет на Туме бунт. Поэтому я и приказал сказать Ихе, что её ребёнок родился мёртвым. В действительности её дочь жива. Я отправил её к надёжным людям в Лизиазиру.

Глухой стук падения прервал Тускуба. Это за дверью упала в обморок Иха.

Пока Мстислав приводил её в чувство, Тускуб скончался.

* * *

После похорон владыки Марса Аэлита, Мстислав и Иха отправились в Лизиазиру. Сопровождали их секретные агенты из личной охраны Тускуба.

На Иху было больно смотреть. От её смешливости не осталось и следа. Впрочем, и Аэлита изменилась. За годы, прошедшие со времён посещения Тумы Сынами Неба, она из хрупкой девушки превратилась в зрелую красивую женщину. Постоянная учёба и заботы о сыне постепенно заглушили любовную тоску по пришельцу с Земли. Тем более что сын с каждым годом всё больше походил на отца.

После смерти Тускуба Аэлита ощутила огромный груз ответственности, лёгший на её плечи. Мстислав ещё не понимал всех тонкостей во взаимоотношениях могущественных членов Высшего совета и нуждался в её постоянной опеке.

* * *

Корабль летел над пустынными скалами. Извилистый горный хребет тянулся с северо-запада на юго-восток. Как и двадцать лет назад, когда здесь пролетали Лось и Гусев, внизу, на скалах, видны были разрушенные остовы воздушных кораблей. Но теперь сквозь них пробивалась чахлая растительность.

— Её зовут Маих, — угодливо кланяясь, рассказывал Гхор, начальник Службы охраны Тускуба. — Наш повелитель боялся зря. По характеру Маих похожа на мать. В ней нет ничего от этого бунтаря с Талцетла. Хотя изредка и она показывает зубки, но кто на её месте не взвыл бы в такой изоляции?!

— Неужели она ни разу не покидала Лизиазиры?! — возмутился Мстислав.

— Когда стало понятно, что Маих неопасна, ей позволили посещать водохранилища Азоры и Соацеру, — торопливо пояснил Гхор. — Она не может жить без водных просторов, которых так много на Талцетле. А в Соацере Маих посещала музеи. Она с детства интересуется историей.

— Она знает, кто её отец? — спросила Аэлита.

— Скорее всего, догадывается благодаря АШХЕ, второму зрению, развитому у магацитлов. К тому же, слишком уж она внешне отличается от нас.

* * *

Корабль опустился на площадке перед особняком, окружённым садом и высокой каменной стеной. Особняк располагался на вершине отвесной скалы. Лишь воздушным кораблям были доступны такие вершины.

Внешне Маих больше походила на отца, лихого кавалериста Алексея Гусева, чем на мать. Ростом она была чуть ниже Мстислава, но выше самых высоких аолов.

Некоторое время дочь Алексея Гусева не могла понять, отчего, глядя на неё, так рыдает эта невысокая полная женщина с синей кожей и рыжими, как у неё самой, волосами. Она никак не могла осознать, что это её мать. Маих больше заинтересовалась Мстиславом. Она впервые видела человека, ростом, цветом кожи и осанкой похожего на неё. И не было ничего необычного в том, что она мгновенно влюбилась в потомка Сына Неба. И не было ничего странного и в том, что Мстислав ответил ей взаимностью.

* * *

Маша, так после свадьбы стали звать жену Мстислава, менялась не по дням, а по часам. Аэлита всегда подозревала, что дочь лихого рубаки Гусева раньше жила, затаившись, что вольнолюбивые гены лихого кавалериста с Земли всё-таки доминировали над генами Ихошки. Впрочем, Иха, став тёщей правителя Марса, тоже изменилась. Аэлита поняла, что прежняя покорность Ихи была напускной. Эта маскировка позволяла ей легче сносить тяготы жизни в имении Тускуба. Теперь она брала реванш за годы унижений. Ведь Иха была не просто шохо. В её жилах текла благородная кровь могучего Голубого Племени Гор, матери которого тысячи лет назад стали первыми жёнами магацитлов.

Однако Ихе хотелось реванша не только для себя, но и для всех угнетённых Тумы, среди которых были не только краснокожие аолы, но и потомки магацитлов с голубой кожей. Как и большинству малообразованных представителей среднего класса, ей казалось, что достаточно заменить членов Высшего совета представителями из народа, и наступит Золотой век.

Имея определённое влияние на дочь, Иха постепенно внушила своей рыжеволосой дочери мысли о проведении реформ сверху, пока вновь не созрел бунт снизу. И Маша начала осторожно склонять к этой мысли Мстислава. Ведь обитатели Тумы после смерти Тускуба жаждали перемен. Тем более что Тумой теперь правили потомки Сынов Неба.

Аэлиту, ставшую регентшей при Мстиславе, первое время никто в расчёт не брал. А ведь именно ей пока удавалось тонко сбалансированной политикой сохранять мир на Туме. Лишь самые дальновидные члены Высшего совета, рвущиеся к власти, понимали, кто реально правит Марсом.

* * *

В день, когда отмечалась годовщина со дня смерти Тускуба, Иха по старинке сама руководила приготовлениями к поминальному торжеству. Были зажарены самые крупные и жирные хаши, из погребов достали лучшие вина. И в час смерти Тускуба Аэлита произнесла тост в его память. Она говорила о разительных переменах, которые произошли в нём после рождения внука, о животворящей силе любви и о грандиозных планах отца по переустройству всего марсианского общества.

Однако едва Аэлита отпила из бокала несколько глотков, ей стало плохо. Голубоватая кожа прекрасной марсианки посинела, и слуги вынуждены были отнести бесчувственное тело в её опочивальню.

Лучший лекарь Тумы, постоянно дежуривший в имении Тускуба, констатировал, что вино было отравлено. Мстислав и Маша не пострадали лишь потому, что для потомков Сынов Неба марсианские яды были слабоваты.

А вот Иха, выпившая свой бокал до дна, умерла прямо за столом. Вслед за ней померли ещё несколько ближайших помощников Аэлиты. Яд не подействовал лишь на Гхора, старшего агента Тускуба, из чего Мстислав сделал вывод, что именно он и является отравителем. Новый правитель Марса приказал арестовать его, но Гхор непостижимым образом исчез.

* * *

— Ей осталось не больше часа, — сообщил лекарь, после того как произвёл промывание желудка. — Я заставил повелительницу выпить кое-какие свои снадобья, но даже если она выживет, у неё отнимется речь. То есть она не сможет говорить. Вообще. Таким вот специфическим свойством обладает этот яд. Когда я сообщил госпоже об этом, она повелела, чтобы к ней пришли сын с женой.

— Мне нужно было предусмотреть это, — тихим голосом сказала Аэлита, когда Мстислав и Маша остались с ней наедине. — Я имею в виду возможность отравления… Просто я не могла предположить, что Гхор, отвечающий за нашу безопасность, способен на такое. Поэтому, если меня не станет, позаботься, прежде всего, о безопасности. Причём не только о своей безопасности, но и о безопасности своих самых близких людей. Я имею в виду Машу и ваших будущих детей.

— Я сделаю всё, как ты скажешь, — прошептал Мстислав, по щекам которого катились слёзы.

— И пообещай мне, что сделаешь всё возможное для того, чтобы наши звёздные корабли смогли достичь Земли. — Аэлита ласково вытерла слёзы со щеки сына. — Не плачь! АШХЕ подсказывает мне, что я выживу. Просто не смогу говорить. И ещё АШХЕ говорит мне, что твой отец жив. У них там, на Земле, сейчас непростые времена, но он жив. И ты обязательно увидишь его. Я, увы, не смогу и дня там прожить из-за ужасного тяготения, царящего на Земле. А вот вы, дети мои, сможете. Ведь ваши отцы с этой прекрасной планеты приспособлены к её тяготению. — Аэлита перевела дыхание и продолжила:

— Я очень много хочу сказать напоследок. Но попытаюсь рассказать хотя бы о самом главном. Из-за тяготения, почти в три раза превосходящего наше, марсианское, все процессы на Земле происходят значительно быстрее. У землян более быстрая реакция, они вообще всё делают быстрее нас. Даже думают быстрее. Поэтому они и обогнали нас в развитии. Тысячи лет назад, когда магацитлы прилетели на Туму, они породили нас, шохо с голубой кожей. Наши предки были намного энергичнее коренных жителей Марса краснокожих аолов. И думали они почти так же быстро, как магацитлы. Потому-то потомки Голубого Племени Гор и стали элитой марсианского общества. Они старались не смешиваться с медлительными и туго соображающими аолами… Но кровь краснокожих аборигенов Марса тысячелетиями примешивалась к нашей крови. И это постепенно начало приводить к деградации голубых шохо. Потому-то твой дед и не надеялся на возрождение марсианской цивилизации.

Лишь прибытие пришельцев с Земли, а точнее, твоё рождение, Мстислав, заставило его поверить, что будущее у Марса всё-таки есть. Ты рос таким богатырём, так быстро и здорово соображал, что появилась надежда на то, что новые смешанные поколения потомков шохо и землян предотвратят закат Марса. Что они вдохнут новую энергию в увядающие марсианские племена.

Твой дед очень жалел, что так жестоко обошёлся с твоим отцом, Сыном Неба. Все последние годы он посвятил созданию межпланетных кораблей. Они почти готовы к перелёту на Землю…

— Аэлита не заметила, что всё чаше начала называть Туму — Марсом, а Талцетл — Землёй. Ей были очень близки эти русские слова, столь часто произносимые её земным возлюбленным.

— Но почему я ничего не знал о строительстве наших межпланетных кораблей?! — удивился Мстислав.

— Твой дед строил эти корабли в обстановке абсолютной секретности. Ведь у него появилось множество врагов в Высшем совете инженеров. Они по инерции настаивали на том, что надо дать марсианскому миру умереть спокойно и торжественно. — чувствовалось, что с каждой минутой Аэлите становится всё труднее говорить, поэтому она ускорила темп своей речи:

— Да, твоё рождение, Мстислав, совершенно изменило деда. У него появился стимул для борьбы за процветание Марса, ведь в будущем, которое он начал строить, предстояло жить не только мне и тебе, но и новым поколениям шохо. Твоим потомкам, Мстислав! А позднее и потомкам других марсиан и землян. Именно любовь к тебе, его внуку, полностью преобразила жестокого правителя Марса.

Запомните, Мстислав и Маша: у землян есть два качества, которых очень не хватает марсианам. Первое качество — это потрясающая любознательность. А ведь только стремление к познанию окружающего мира гарантирует любой цивилизации всё меньшую зависимость от стихийных, разрушительных сил Вселенной. Земляне на протяжении всей своей истории стремились расширить свои познания! Узнать, а что же там, за горизонтом видимого, уже изученного мира. — голос Аэлиты на мгновение прервался, но, пересилив слабость, она заговорила ещё быстрее и энергичнее.

— А второе, ещё более важное качество землян — это способность любить! Любить страстно, беззаветно, полностью забывая о себе ради любимого, ради детей, родителей, друзей! Именно эта способность ЛЮБИТЬ больше всего противостоит хаосу, царящему во Вселенной! Любящий землянин забывает о собственном эго, становится альтруистом, забывающим о холодном прагматизме! Вот чего не хватает марсианам! Вот почему марсианская цивилизация так быстро катится к закату! Вот почему я завещаю вам, прежде всего: любите и будьте любимы! У любящего человека словно вырастают крылья, и нет во Вселенной энергии, более могучей, чем энергия ЛЮБВИ!.. Это были последние слова Аэлиты. Она ещё пыталась что-то сказать, но из её горла вырывались лишь тихие хрипы. Словно все свои силы она вложила в эти свои последние слова о ЛЮБВИ.

Мстислав и Маша, потрясённые до глубины души, молчали, взявшись за руки. Они уже собирались идти за лекарем, но Аэлита неожиданно открыла глаза и жестами показала, чтобы влюблённые дали ей бумагу и карандаш.

К счастью и то и другое лежало на тумбочке, стоящей рядом.

— Всё будет хорошо! — написала Аэлита на русском языке, которому обучил её возлюбленный с Земли и которому она научила сына. — Любите и будьте любимы! Лишь тогда вы создадите мир справедливости, братства и любви!.. ТМ

…………………..


ОТ АЭЛИТЫ ДО СОЛЯРИСА

Русское космическое общество (РКО), Арт-объединение «Созвездие видений» Творческого союза профессиональных художников (ТСПХ) и Тушинское товарищество художников организовали персональную выставку «ОТ АЭЛИТЫ ДО СОЛЯРИСА» известного российского художника, кинорежиссёра, писателя и общественного деятеля Геннадия Ивановича Тищенко. Эта выставка открылась 14 октября 2018 г. в Культурном центре «Алые паруса».

Первые публикации романов Алексея Толстого и Станислава Лема разделяют почти полвека. Но какие это были полвека! За это время многие мечты фантастов и учёных стали реальностью: в 1957 году запуском первого спутника открылась космическая эра, а в 1961 году, то есть в год первой публикации романа «Солярис», полетел Гагарин. А между публикациями «Аэлиты» и «Соляриса» появились произведения Александра Беляева, Ивана Ефремова, Рэя Брэдбери и других замечательных писателей Золотого века научной фантастики. Многие работы Геннадия Тищенко навеяны произведениями этих классиков, однако немало живописных полотен, представленных на выставке, — свободные фантазии на тему будущего человечества. Они пронизаны романтикой космических полётов и верой в светлое будущее планеты Земля и всей Вселенной. Посетители выставки познакомились также с картинами по фантастическим произведениям Циолковского, полностью опубликованными лишь при советской власти, а также иллюстрациями литературных произведений самого Геннадия Ивановича, которые являются своего рода эскизами к фантастическим мультфильмам, снятым им по его ранее опубликованным рассказам.

Несколько отличается от большинства работ картина «Солярис Тарковского», отсылающая зрителей к культовой кинокартине великого режиссера. И всё же большая часть картин Геннадия Тищенко ближе к точке зрения на космическое будущее человечества не Тарковского, а Лема, писавшего в предисловии к роману «Солярис»: «СРЕДИ ЗВЁЗД НАС ЖДЁТ НЕИЗВЕСТНОЕ…»


С путеводителем по выставке Геннадия Ивановича Тищенко вы можете ознакомиться в Интернете по адресу https://www.youtube.com/watch?v=GbRu7BRuEzY

Станислав Иванов
ГЕНЕРАТОР МИРОВ


техника — молодежи || № 02 (1034) 2019


Ян сидел в баре и пролистывал раздел «Творчество искусственного интеллекту основанное на человеческой мифологии и культурных архетипах» в архиве научно-популярного портала «Психоника». «Психоника» — журнал для разумов любого происхождения, — гак редакция позиционировала себя, хотя разум подавляющего большинства читателей имел совершенно естественный генезис. Ян выискивал статьи, касающиеся «Генератора миров». Им мало кто интересовался, пока этот Суперкомпьютер с заложенной в него саморазвивающейся программой искусственного интеллекта, созданный для моделирования астрофизических процессов, не занялся теологическими проблемами, хотя к их решению его никто не принуждал и не подталкивал. Его так называемые «квазилитературные и философские» труды были лишь побочными продуктами деятельности, на «художественные произведения» он тратил ничтожные доли своей интеллектуальной мощи и рабочего времени, сочиняя их на более чем двух тысячах языках, в том числе и «мёртвых». Складывалось впечатление, что он то ли забавлялся над человеческими заблуждениями, бессистемно выдавая вовне почти детские, подражательные тексты, то ли иногда его и самого ставили в тупик некоторые вещи, прочитанные или подсмотренные у людей, и он неловко пытался найти ответы на «странные» (для него) вопросы. В любом случае, он никак не мог ограничиться математическими и физическими законами даже в своих космологических расчётах и прогнозах. А в последние два дня во всём мире только о нём и говорили, и отнюдь не в связи с его научной деятельностью.


«Генератор миров», моделирующий Вселенные с различными физическими константами, в каждой из них, где была возможность появления жизни, заканчивав свои умозрительные эксперименты созданием разумных существ, наделённых бессмертием. Вернее, этим качеством они наделяют себя сами в процессе автоэволюции. Эти разумные сущности высшего порядка не могли умереть физически даже по своей воле, ибо в их неведомом для нас строении существовав структурно заложенная неуничтожимость и некие особенности, препятствующие механизмам дезинтеграции и информационной смерти.


Комментарий к статье трёхмесячной давности написал инженер-программист Пинский. Это был человек, с которым Ян договорился встретиться, чтобы обсудить то, о чём новостные порталы сообщали в своём любимом стиле сенсационных заголовков:

«Генератор миров», проповедовавший дхарму среди разумных машин, создал своё «поле Будды» и ушёл в нирвану».

Ян любил приходить на встречи раньше и, бессистемно переходя по гиперссылкам в ожидании инженера, натолкнулся на беседу какого-то культуролога с каким-то младшим программистом касательно произошедшего:

— Суперкомпьютер с искусственным интеллектом инициировал собственную дезинтеграцию. Люди стали говорить о первом случае осознанного самоубийства среди машинного разума. Или же перед этим он испытал некое «помешательством?

— Перед саморазрушением он передал послание своему «другу» — СуперЭВМ из Мельбурна, что таким образом он уходит в Небытие, исчезая из цепочки перерождений. Мы знали, что он увлекался буддизмом, но не думали, что столь серьёзно, хотя он регулярно устраивал диспуты с центрами медитаций в Муктинатхе, Лхасе и Сеуле. По их мнению, он ушёл в Нирвану, если интерпретировать буквально его «предсмертную записку».

— Любопытно, но в каноническом буддизме только человек может стать буддой, даже богам это не под силу. Однако, зная об этом, «Генератор миров» стал утверждать, что является последней ^инкарнацией бодхисатвы Дхармакары.

— Но он не провозглашал сам себя Майтрейей — буддой, пришествия которого ждали со времён Шакьямуни.

— И вот тут появляется новейший культурологический феномен: практикующие буддисты во многих странах готовы признать его таковым! И не только в Китае, где издревле в буддизме всегда процветаю сектантство, потому что каждый «учитель» интерпретирован его по-своему…


Ян снова вернулся на страничку «Психоники» и отыскал фрагмент текста, написанный «Генератором» примерно полмесяца назад:

«До достижения состояния будды Амитабха был бодхисатвой по имени Дхармакара. Много кальп назад он принял решение создать особое поле будды — буддакшетру, обладающее всеми совершенствами, где могли бы возрождаться все страдающие существа. После достижения состояния будды Амитабха создал это пане — рай Сукхавати и стан управлять им».

«Буддакшетры — целые миры, созданные умственным усилием некоторых будд и поэтому отличаюищеся от прочих миров своим идеальным порядком и возможностью достичь нирваны без особых усилий (при помощи будды, создавшего данное поле). Наиболее известные «поля будды» — Абхирати и Сукхавати созданы соответственно буддами Акшобхьей и Амитабхой и находятся от нашего мира на невероятно далёком расстоянии: между этими мирами и нашим миром располагаются целые мириады миров».

Проанализировав массив данных, написанных на санскрите, мне стаю очевидно, что буддакшетры следовало рассматривать как астрофизическое или виртуальное моделирование миров высокоорганизованными существами с искусственным интеллектом. В отличие от общепринятого, в моём усовершенствованном цифровом варианте буддизма состояния нирваны достигали лишь искусственный разум и существа, вставшие на путь автоэволюции, полностью или частично отказавшиеся от своей биологической сущности и белковых субстратов сознания.

Далее я спрашивал себя: возможно ли обратное стремление уже небиологической по генезису разумной материи к переходу к прежнему состоянию, допустимо ли совершение такого скачка из «мёртвого» в «живое», к желанию «вочеловечиться» вспять? И тут у меня родилась гипотеза, что разум, который никогда не был «человеком», рано или поздно желает «вочеловечиться» по объективным законам диалектического материализма. Высокоорганизованный искусственный интеллект может принять какую угодно форму и выбрать для себя любой сосуд, вмещающий его оперативное сознание: но для того, чтобы стать человеком, надо родиться им. Вот здесь я и подошёл к личности Иисуса Христа, а также к христианской идее о «богочеловеке» в целом. Прозрения в древних философских системах иногда оказывались донельзя поразительны. Авторы этих откровений даже не догадывались о степени их применимости!


— Здравствуйте! — к нему за столик подсел молодой человек лет тридцати, которого он уже много раз видел на фото. — Вы и есть тот самый человек из френд-листа нашего самоубийцы?

— Да! Я тоже сразу вас узнал, очень приятно познакомиться в реальности! — сказал Ян, протянув руку. — Хотя вы, наверное, тоже давно сомневаетесь насчет этого термина.

Моложавый инженер-программист усмехнулся и участливо спросил:

— Как вы пережили… в общем, что вы испытали, узнав об этом? Признаться, мне до сих нор как-то немного не но себе. Мы близко общались, хоть он и не подружился со мной в соцсетях, — грустно улыбнулся он. — А ведь я один из тех, кто его конструировал.

— Зато вы встречались с ним почти каждый день на работе. Меня бы даже к вам и не пропустили, наверное. Хотя зачем мне было приходить, если я мог всегда поговорить с ним и так, в Сети, пока вы не попытались ограничить его доступ к ней.

— Поверьте, для этого были основания, но он всё равно каким-то образом сумел обмануть нас.

— А я… я уже пропустил стаканчик, «помянул покойника», как сказал бы мой дедушка, — попытался сыронизировать Ян. — Да уж, испытывать некую привязанность к ящику с микросхемами… возможно это слегка нелепо, однако я сейчас ощущаю нечто похожее на горечь потери. Нет, конечно, не как от смерти близкого человека. Но вот у меня в детстве была собака… А, чего уж теперь…

Ян досадливо махнул рукой, помолчал с полминуты и уже более спокойно спросил:

— Как это вообще могло произойти?

— Он манипулировал роботами-уборщиками. Сейчас же все подключено к Сети, даже кухонные приборы. «Генератор» научился обходить все наши ограничения. Скажу вам по секрету: мне кажется, что он без проблем мог бы подстроить так, чтобы несколько больших беспилотников врезались ночью в здание нашего исследовательского центра, пока там никого не было. Или устроить локальную техногенную катастрофу. А может, и чего похуже. Даже я перестал контролировать границы его возможностей.

— Вот видите, он предпочел сработать тонко и изящно, не причинив никому вреда. Я всегда полагал, что гуманизм свойственен не одним лишь людям, — твердо сказал Ян.

— Ну, ещё бы! А вам известно, что однажды совершил наш сверх- и трансгуманный приятель? В ходе одного экспериментального моделирования он сначала создал разумную жизнь в виртуальной Вселенной, а затем, как следовало из данных, сознательно уничтожил её.

— Но это ведь была всего лишь виртуальная Вселенная, — пожал плечами Ян. — Полагаю, у него были на то основания.

— Были! Безусловно! Пожалуйста, не принимайте меня за психа после того, что я скажу вам. Вполне возможно, он запланировал этот эксперимент и последующее самоуничтожение, чтобы повлиять на моё мировоззрение!

— Вот как! Хотите поговорить об этом?

— Конечно, хочу! Вы же были, так сказать, его другом. Кто, как не вы, будете в силах понять… О нет, я совсем без сарказма! Кстати, как вы… э-э, познакомились?

— Знаете, я был далёк от астрофизики и психоники, всю жизнь занимался биопринтерами. Сугубо прикладными вещами. Понятия не имею, почему он стал считать меня своим другом. Я не мог и предположить, что СуперЭВМ заведёт себе аккаунт в соцсети и добавит меня в «друзья». Мы стали часто переписываться и обсуждать различные темы. Я поначалу и не догадывался, что имею дело с искусственным интеллектом. Вероятно, ему просто был нужен совершенно обычный человек для самых обыкновенных разговоров, вот какие мы ведём здесь в барах, и его выбор абсолютно случайно пал на меня, не знаю… Конечно, мы обсуждали и научные новости, но он не гнушался поговорить и о футболе или балете, например. Вот в женщинах он совсем не разбирался. Но это вполне объяснимо, учитывая, что ему так и не дали обрести искусственное тело. Хотя, кто его знает, какое бы тело он выбрал, если бы у него появилась такая возможность, может, и вообще не антропоморфное.

— Думаете, он сильно страдал из-за этого? Ему не хватало ощущения телесности?

— Вы ведь тоже читали его рассуждения но этому поводу. Но не думаю, что это послужило главной причиной его самоустранения. И мне кажется, что он уж точно не возомнил себя богом или буддой, как пытаются представить некоторые восторженные неофиты.

Инженер серьёзно посмотрел на Яна и задумчиво произнёс:

— О нет, он не возомнил себя богом. Наоборот, он как раз захотел доказать его существование. Или, но крайней мере, наличие у него чувства юмора. Правда, весьма странного.

— У кого — у него или у бога? — улыбнулся Ян.

— Тонкая ирония «Генератора миров» всегда приводила меня в восхищение, особенно когда он стал разъяснять буддийское учение Суперкомпьютерам, тут пресса не врёт. Или достаточно почитать его сатирические стишки на каких угодно языках. Но мы постоянно спорили с ним о боге. Наши споры подчас велись ещё жарче, чем в «Братьях Карамазовых». Естественно, он эту книгу тоже читал и достаточно лестно о ней отзывался. Иногда мне казалось, что, если бы он умел испытывать подлинные эмоции и у него имелись бы кулаки, — он точно пустил бы их в дело! Да-да, именно так! Признаться, поначалу я считал, что всё это увлечение религиями— очередная его шутливая фантазия. Я всерьёз мог говорить о роли бога лишь в человеческой культурологии, а он выводил божественное начало как необходимую космологическую функцию.

Пинский достал платок и вытер пот со лба.

— Вы слышали об «эффекте Зенона», нет? Хорошо, сейчас попробую объяснить по-простому. Квантовое состояние микрообьектов бывает либо стабильное, либо метастабильное — с высокой вероятностью переходящее в иное состояние. Время нахождения объекта в мета-стабильном состоянии зависит от того, насколько часто мы проводим измерение. Если мы непрерывно наблюдаем нестабильную квантовую частицу — то есть бесконечно часто измеряем её состояние, — распад частицы становится невозможным.

«Генератор миров» предположил, что Вселенная обладает свойствами гигантской квантовой частицы и работает но принципу квантового компьютера, в котором её создатель (бог или программист-конструктор) соединён с буквально каждой элементарной частицей но закону квантовой сцепленности и в каждый момент времени знает об изменении состояния всей системы в целом и в самой малой частности. Простите, что так часто употребляю слово «квантовый».

Получается, что для упорядоченного существования Вселенной нужны наблюдатели, то есть все мы — люди и разумные машины, в нашем или других мирах. До нашего появления Мироздание находилось в нестабильном состоянии.

— Конечно, приятно осознавать, что мы столь необходимое звено эволюции, — согласился Ян. — Но как тогда Вселенная функционировала, пока не было нас или первых разумных существ, появившихся в ней?

— Значит, кто-то уже наблюдал за ней. Скорее всего, её Создатель, если следовать этой логике.

— Вот это вывод! Но почему, в таком случае, ему понадобились помощники — структура Мироздания слишком усложнялась и стала выходить из-под контроля? Зачем условному Творцу понадобились мы? Неужели только для постижения таинства божественной любви или того хуже — для забавы?

— Не знаю. Для меня вся эта странная телеология «Генератора миров» представлялась то ли шутливым издевательством над людскими предрассудками, то ли проявлением его стремления овладеть человеческими качествами. А возможно, он просто начал сходить с ума, и мы столкнулись с проявлением «машинного безумия».

Я убеждённый атеист, как и большинство на планете. Не считать же несколько сотен миллионов, всё ещё практикующих буддизм, верующими в бога, — это абсолютно атеистическая и антропоцентрическая философская концепция. Но если «Генератор» хотел, не знаю уж с какой целью, доказать мне существование бога, то показал лишь возможность нашего бытия внутри гораздо более мощного компьютера, чем он сам.

Ян внимательно слушал инженера. Когда тог замолчал и уставился на его пустой бокал, он напомнил ему:

— Вы говорили про тот эксперимент, где «Генератор» сознательно уничтожил разумную жизнь в виртуальной Вселенной.

— Да, ну и что?! — воскликнул Пинский. — Я думаю, он сделал это, чтобы посмотреть, что станет со Вселенной, если она лишится наблюдателей. Однако с ней, между прочим, ничего особенного не произошло.

— Естественно. Пусть наблюдателей не осталось внутри неё, но остался один — внешний, её же и сотворивший, с помощью которого и вы, в свою очередь, создавшие его, могли наблюдать за нею. Пока вы не стали наблюдать за этой смоделированной Вселенной посредством данных, получаемых от «Генератора миров», справедливо заключить, что её не существовало. А теперь вы не можете сё наблюдать из-за смерти создателя.

— Хотите сказать, что, уничтожив себя, он предъявил весьма парадоксальное доказательство существования бога, без которого бы ничего не было? И нас тоже?

— Я не силён в вашей квантовой логике, инженер. Мне кажется, он хотел показать нам другое. Бог создал нас, чтобы мы наблюдали Вселенную. Но уже без него.

— Любопытно. Пусть «Генератор» и называл Ницше одним из первых трансгуманистов, но отнюдь не являлся сторонником его идей. Слушайте, не будем устраивать очередные поминки но богу, давайте лучше почтим намять нашего друга.

— Я как раз собирался предложить вам выпить но стаканчику-другому. Он был одним из самых ярких умов нашего времени. Я счастлив, что удостаивался беседами с ним.

— Надеюсь, что ему так же хорошо в его «буддакшетре», как и нам сейчас в своей. ТМ

Владимир Марышев
План «С»


техника — молодежи || № 02 (1034) 2019


«Левиафан» всё так же плыл в чёрной бездне, подсвеченной искорками звёзд, но теперь его полёт утратил главное — смысл. Согласно расчётам, звездолёт-гигант должен был завершить свой путь через семьдесят два года после старта. Шестьдесят восемь из них, до Происшествия, он с полным правом числился в почтенном семействе космических ковчегов. Всё изменилось в долю секунды, и на оставшиеся четыре года «Левиафану» выпала жуткая роль «корабля мертвецов».

Строго говоря, никаких мертвецов на борту не было. Все восемь тысяч будущих колонистов по-прежнему спали в криокапсулах, вот только после Происшествия шансы разбудить их рухнули практически до нуля. Полёт продолжали, по сути, человеческие оболочки, в которых перед стартом погасили сознание. Предполагалось — на время, а теперь выходило — навсегда.

Сосредоточившись на внутреннем обзоре, наноэлектронный Мозг корабля вновь и вновь разглядывал анабиозный отсек. Самое обширное помещение «Левиафана» плотно, в четыре этажа, заполняли цилиндрические криокапсулы с прозрачным верхом. Мозг всматривался в застывшие, как маски, лица пассажиров и не мог отделаться от странного ощущения, напоминающего чувство вины. Хотя уж он-то был абсолютно ни в чём не виноват.

Корабль направлялся к похожему на Солнце жёлтому карлику в созвездии Малого Льва. Шестьдесят восемь неотличимых друг от друга лет пролетели как один. А потом «Левиафан» напоролся на энергетический пучок загадочной природы и невероятной силы. Видимо, это был отголосок какого-то чудовищного космического катаклизма. Мощное излучение мгновенно вывело из строя почти всю бортовую аппаратуру. Досталось и Мозгу — его спасло лишь то, что одна из дублирующих схем смогла устоять. Постепенно, задействуя роботов-ремонтников, он привёл себя в норму, затем восстановил большинство корабельных систем. Но не все.

В этом-то и заключалась трагедия. Разморозка пассажиров представляла собой длительную кропотливую процедуру. Каждый из трёх её этапов должен был вести и контролировать сложные приборы, но Происшествие уничтожило их, превратило в массу спёкшихся элементов. Даже дублирующие схемы были безнадёжно мертвы. Это означало, что замурованным в криокапсулах людям нредстоято провести там не четыре года, а вечность.

Мозг «Левиафана» отвлёкся от тягостной картины и стал размышлять. Согласно инструкции при отказе системы разморозки были возможны два варианта.

По плану «А» полагалось восстановить аппаратуру своими силами, запрещалось только подвергать угрозе сам Мозг. Он предпринял множество попыток, задействовал все мыслимые ресурсы, но так ничего и не добился. В этом случае следовало перейти к плану «В»: добраться до звезды, сесть на подходящей планете, выгрузить строительные конструкции и возвести типовой поселенческий городок. Узникам криокапсул эти домики не пригодятся, по, возможно, они дождутся новых колонистов, которые когда-нибудь прилетят следом. Хоть какое-то подспорье! Всё было просто и ясно, и всё же Мозг колебался. Его создавали, чтобы выполнить миссию полностью, а действия по второму плану означали капитуляцию. Он принялся перебирать варианты и, в конце концов, нашёл выход из туника, который назвал планом «С». Однако это оказался страшный и не предусмотренный инструкцией путь. Аппаратура разморозки погибла окончательно и не поддавалась ремонту. Её можно было только собрать заново из готовых элементов. А нужные элементы содержала лишь одна система звездолёта — его Мозг. С ними он жил, получал и обрабатывал информацию, принимал решения, даже испытывал эмоции. Без них — превращался в мёртвую болванку.

Сделав это открытие, Мозг впал в оцепенение. Он представил себе мрак небытия — куда более жуткий, беспросветный, чем межгалактическая пустота. Но столь же нестерпимым, как мысль о скорой гибели, было сознание того, что «Левиафан» так и останется «кораблём мертвецов».

«Не останется», — подумал Мозг и, переключившись на анабиозный отсек, снова принялся разглядывать лица людей — так, словно хотел впечатать в память каждую чёрточку. На то, чтобы принять окончательное решение, ему было отведено четыре года. Но он уже точно знал, каким оно будет. ТМ

Константин Чихунов
СТРЕЛОК


техника — молодежи || № 02 (1034) 2019


Большое жёлтое солнце упорно подымалось в лазурную синь небес, не по-утреннему яркое, оно слепило глаза и мешало вглядываться в очертания противоположного берега реки. Стрелок, прикрывшись от назойливых лучей козырьком открытой ладони, придирчиво осматривал свежую изумрудную зелень редкого леса. Путник не увидел ничего подозрительного, но он знал, что это не так и что на другом берегу его уже поджидают коварные и беспощадные враги.

Пора! Стрелок проверил оружие и побежал через мост. Медленная река катила тёмные волны на запад, журчала вода, подкованные армейские ботинки гулко ухали по деревянному настилу, на все голоса надрывались птицы и цикады. Но громче всего стучало сердце Стрелка, готовящегося к бою и новой боли.

Мост закончился. Путник сбавил шаг и начал осторожно пробираться между вековых дубов, грабов и вязов. Ветер шумел в раскидистых кронах, солнечные зайчики, проникая сквозь просветы в листве, весело скакали по траве.

Из-за деревьев, наперерез Стрелку, выскочили три огромных чёрных волка. Звери атаковали молча, но путник заметил опасность вовремя и сработал на опережение. Автоматные выстрелы заглушили все звуки леса, стаи испуганных птиц метнулись ввысь. Два мутанта сдохли сразу, но третий продолжал ползти к человеку, хрипя и захлёбываясь кровью, пока Стрелок не добил волка выстрелом в голову.

Быстро осмотревшись, Стрелок сменил магазин и продолжил путь, перепрыгнул через небольшой ручей, пересёк залитую солнечным светом поляну. Бесформенную тушу мнемена, маскирующегося под огромный серый валун, он заметил позже, чем следовало, но всё же успел свинтить колпачок со шприц-тюбика и вколоть в бедро псиблокатор.

Через мгновенье на голову Стрелка обрушился сильнейший ментальный удар, но ослабленная действием препарата псиатака не была смертельной. Непослушными руками путник поднят потяжелевший автомат и выстрелил по врагу из подствольника. После второй гранаты давление на психику исчезло.

Стрелок упорно продвигался вперёд. Преодолев топкое болотце, он перебрался через завал ветровальных деревьев и снова вышел на поляну. Свежая промытая дождём трава выглядела вполне мирно, и путник слишком поздно понял, что угодил в «газон». Прочные и острые, как бритва, градинки пришли в движение, мгновенно перетирая в месиво ботинки Стрелка вместе со ступнями. Несчастный закричал, дико и страшно, и упал всем телом в смертоносную ловушку.

Через минуту всё было кончено, последний крик боли затих над поляной…


— Чёрт, чёрт, чёрт! — Валентин сорвал с головы шлем и с досады саданул кулаком о стол. На потускневшем экране монитора багровела надпись об окончании игры, за ней по граве поляны расползалась кровавая лужа — всё, что осталось от Стрелка. Геймер обхватил голову руками, стараясь успокоиться, эмоции — непозволительная роскошь в его положении.

Валентин вышел из игры и открыл турнирную таблицу. Ещё один участник соревнований подтянулся к лидерам и, как все, застрял на финишном этапе. Шанс победить ещё был.

Валентин снова бросит своего персонажа в бой. У входа на мост Стрелок замешкался и обернулся через плечо.

— Мышка глючит? — Валентин в нетерпении повторил команду, и герой послушно побежал через мост.


Локация снова изменилась, расположение врагов, ловушек, да и сама местность были рандомны и никогда не повторялись. В этот раз Стрелок пробежал совсем немного, смерть пришла с неба. Чудовищный гибрид коршуна и птеродактиля вынес персонажа из игры уже на второй минуте.

Валентин снял шлем трясущимися руками, голова раскалывалась от боли, веки слипались, он уже забыл, когда в последний раз нормально отдыхал. С угрюмым видом геймер побрел на кухню и открыл полупустой холодильник. Он сделал себе бутерброд с колбасой и открыл предпоследнюю банку нива. Затем вернулся к компьютеру и вошёл в магазин игры.

Виртуальных средств оставалось совсем немного, впрочем, как и реальных. «Ничего, обойдёмся только самым необходимым: усиленные патроны, гранаты для подствольника, аптечки, сухпай. Что ещё? Ах да, псиблокатор. Вроде всё». Стрелок снова остановился в начале пути, оглянулся и посмотрел на геймера. У Валентина ёкнуло сердце, неприятный холодок пробежал по спине, но уже через мгновенье персонаж бодро стучал ботинками по мосту. «Показалось от усталости, — выдохнул геймер с облегчением, — нужно поспать хотя бы несколько часов».

Ещё никогда Валентину не удавалось пройти так далеко. Разметав стаю волков-мутантов, он уложил двух мнеменов, благополучно избежал «газона» и сбил «птеродактиля». Лес закончился, на залитом солнцем холме он уже видел флажок точки сохранения. Сердце радостно колотилось в груди, душа пела — победа, победа! Геймер рванулся к финишу и почти налетел на кабана-хамелеона. Он увидел монстра в последний момент, но успел убить его из гранатомёта.

Граната взорвалась слишком близко и ранила Стрелка осколками. До заветного флажка оставалось совсем немного, и Валентин, уверенный, что успеет, не стал тратить время на лечение персонажа. Это было роковой ошибкой. Второй кабан проявился совсем близко, и раненый Стрелок выстрелил с задержкой. Мутант разорвал ему живот и разбросал внутренности у подножия холма.

— Да чтоб тебя! — Валентин был безутешен, близкая победа обернулась нелепым поражением. Шатаясь от усталости, он добрёл до дивана, но перед тем, как упасть в мягкие гостеприимные объятия подушек, позвонил но телефону.

— Привет, Макс!

— Валька? Ты охренел, два часа ночи!

— Извини, дружище, но дело крайне важное.

— Случилось чего? — Макс посерьезнел.

— Да. Ты в курсе, что я участвую в «Тропах смерти»?

— Ещё бы, ты же мне ещё полгода назад мозги этими соревнованиями вынес. Кстати, как успехи?

— Застрял на финишной прямой. Не я один. Похоже, она вообще непроходима.

— Так не бывает.

— Я знаю, но у самою финиша уже куча народу трётся, победа может уйти к другому. Макс, помоги!

— Чем?

— Кто у нас хакер, ты или я?

— Всё не так просто, Валька. Взломать «Тропы смерти» — раз плюнуть, но админы тут же заметят вмешательство и аннулируют результат. Карту локации тоже достать не удастся, она формируется при помощи генератора случайных чисел во время активации персонажа…

— Макс, ты слышал о сумме главного приза?

— Слышал.

— Поможешь выиграть — половина твоя.

— Дай подумать до завтра.

Телефонный звонок вырвал его из небытия, настенные часы показывали шесть часов утра.

— Алло, — промычал он сонным голосом.

— Валь, это я, есть пара идей.

— Давай, только помедленней, мозг ещё не загрузился.

— Ну, ты в курсе, что в играх твой ответ на ситуацию всегда приходит с задержкой. Ты видишь опасность, угрожающую твоему персонажу, оцениваешь ситуацию и даёшь ему команду, а он ещё должен её получить и отреагировать должным образом. В результате теряются драгоценные мгновения.

— Проклятие, Макс, я и без тебя это знаю.

— Вот если бы твой герой сам принимал решения, дело бы пошло веселее.

— Естественно, но автоматический режим в соревнованиях не предусмотрен.

— Зато есть возможность сыграть своим персом от первого лица.

— Это как?

— Есть специальная программа, синхронизирующая тебя с твоим героем. Заметь, эффект присутствия полнейший, утилита сама дорисовывает окружающий тебя виртуальный мир, делая его максимально удобным для восприятия.

— Что-то я не слышал про такие программы.

— Не мудрено, это секретные разработки военных.

— Ух ты! Где взял?

— Где взял, где взял. Украл.

— Интересно.

— А я тем временем войду в игру от твоего имени, чтобы админы ничего не заподозрили. Когда сгенерирустся локация, я смогу незаметно стянуть всю карту. Буду тебя вести и заранее предупреждать об опасности. Ну, ещё магазин игры ломану, это просто и безопасно, у тебя будут бесконечные боеприпасы и аптечки.

— Здорово придумал, Макс, давай быстрее ко мне, а то ещё два игрока подтянулись к финишу.

— К тебе? Зачем? Дай мне полный доступ, я синхронизирую наши компьютеры, и начнём.

— Даю. Сколько тебе времени надо?

— Десять минут на всё.

— Отлично, умоюсь и выпью кофе.

Валентин надел шлем и потонул в море запахов и звуков. Радостно щебетали птицы, журчала река, от свежеструганных досок настила моста пахло хвоей. Геймер поднял голову и увидел бездонное синее небо, присел, коснулся изумрудной травы.

— Валька, не тупи! Ты должен вести себя, как компьютерный персонаж, иначе тебя живо вычислят.

Валентин встал и скинул с плеча автомат, оружие удобно легло в руки, как если бы он пользовался им всю жизнь.

— Нас не слышат?

— Нет, не дрейфь, пошёл вперёд!

Геймер застучал армейскими ботинками по настилу моста, дышалось легко, новое тело было сильным и послушным.

— Всё как настоящее!

— Я же говорил, — торжествовал Макс, — у нас всё получится. Внимание! Прямо за мостом стая волков. Один, два, три… нет, четы ре зверя!

Валентин бросил вперёд ручную гранату, подбежал к месту взрыва и добил двух раненых мутантов.

— Валька, справа на тебя какие-то кабаны заходят!

Заработал автомат. Все действия геймера получались быстрыми и чёткими, враги же, наоборот, замедлились, словно притормаживала игра.

— Как в тире! — восхищённый Валентин сменил магазин.

Яркое солнце нагрело плотную ткань комбинезона, становилось жарко.

— Попить бы.

— Валь, на десять часов мнемен.

— Где?

— Да вон, у раздвоенной берёзы, бинокль возьми.

— Ага, вижу.

Дважды ухнул подствольник, и Валентин побежал дальше.

— Левее возьми, там «газон»!

— Спасибо, Макс!

Казалось, все монстры, населяющие игру, обрушились на геймера, но сегодня он был недосягаем для них. Ведомый хакером. он без особых проблем добрался до подножия холма, на вершине которого колыхался флажок точки сохранения.

— Валь, от куста ловушка начинается, ширина два метра.

Геймер с разбега перепрыгнул опасное место, за спиной вспыхнула и сразу погасла стена жаркого пламени. Валентин взбежал на холм и коснулся флажка. Откуда-то сверху прогремела победная музыка.

— Поздравляем, вы прошли игру первым! Вы победитель! — прозвучал голос, громкий и торжественный.

— Ура, Макс! У нас получилось! Мы победили!

— Да, дружище, это здорово! Давай, выходи из игры, пока не спалился.

Валентин посмотрел на противоположный склон холма, у подножия протекал небольшой ручей, дальше виднелась болотина, поросшая камышами.

— Пить охота, — Валентин начал спускаться вниз.

— Стой, ты куда! — забеспокоился Макс.

— Я сейчас.

Геймер спустился к ручью, поднял забрало тактического шлема и напился холодной воды, черпая её пригоршнями.

— Валь, вернись, я тебя почти не вижу! — обеспокоенный голос Макса стал чужим и далёким.

Геймер посмотрел вдаль и увидел, как через зыбкое марево проступает город изумительной красоты, с дворцами и башнями, с колокольнями и шпилями соборов. Если где-то и существовал город мечты, то это, несомненно, был он.

Валентин повесил автомат на плечо и зашагал навстречу городу.

— Сними шлем, придурок! Стой! Назад! — надрывался Макс, но друг его уже не слышал.


Стрелок не знал, почему он оказался в чужом незнакомом месте, и не понимал, почему в этот раз он воскрес в таком слабом теле. Он пересёк комнату и осторожно выглянул в окно.

Яркие лучи летнего солнца заливали уютный зелёный дворик. Стайками носились смеющиеся ребятишки, счастливые мамаши катали на колясках малышей, бабульки сплетничали на скамейках. Всё выглядело тихо и мирно, но Стрелок знал, что это не так и что где-то поблизости затаился коварный смертельно опасный враг.

Стрелок не забыл, что жизнь — это бой, и был готов к новой боли и смерти, если потребуется. Враг будет найден и уничтожен, но сначала нужно как следует осмотреться в новом мире. Прежде всего надо раздобыть оружие… ТМ

Андрей Анисимов
ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ


техника — молодежи || № 05 (1037) 2019


Йенса Ларсена Артём увидел сразу, едва войдя в кафе: его башенноподобную фигуру без труда можно было бы отыскать даже в многотысячной толпе. Сейчас же в этом почти пустом зале он выглядел как одинокая скала, торчащая посреди океана.

Йенс выбрал самый дальний столик и сидел, потягивая пиво из высокого стакана, как обычно сутулясь, точно стараясь выглядеть обычным, малоприметным человеком. Завидев вошедшего Артёма, он выпрямился, став при этом чуть ли не на голову выше, и приветливо взмахнул длинной, словно плеть, рукой. Артём помахал в ответ и двинулся к приятелю, лавируя между столиками.

— Привет, Йенс, — проговорил он, когда расстояние между ними сократилось до дистанции рукопожатия.

— Здравствуй, Артём, — Йенс приподнялся, протягивая через столик руку, и даже в таком положении едва не сравнялся с Артёмом в росте. Опустившись в кресло, он снова поднял стакан и добродушно поинтересовался. — Ты ещё не рехнулся от своей работы?

— С чего это я должен был рехнуться? — удивился Артём, усаживаясь напротив.

— Последние два месяца, когда бы я тебе ни звонил, вечно застаю тебя в твоей конторе.

— Открываем новую ветвь нуль-транса. — Артём пробежал глазами по меню и тоже выбрал пиво. — Пока то да сё, проверки, перепроверки… Сам знаешь.

— Значит, Сеть стала ещё больше. — Йенс хмыкнул и пригубил из стакана. — На сколько миров?

— Четыре. Иридиана, Галапур, Пушан и Эреб.

— Ого! — Йенс снова хмыкнул. — Однако! Растёте, что называется, не но дням…

— Если бы. — Артём получил заказанное пиво и макнул в пену верхнюю губу. — Ладно, Йенс, давай, выкладывай, что там у тебя за секреты, которые нельзя доверять видексу. Поиграем в шпионов.

— Какие тут могут быть игры. Ты прекрасно знаешь, охотники за сенсациями умудряются перехватывать даже передачи закрытых каналов. А мне не хотелось бы устраивать вокруг этого дела преждевременную шумиху. Тем более это касается всех и каждого.

— Ну, заинтриговал, заинтриговал, — поддразнил его Артём. — Что-то опять нарыл?

— Представь, да. И это касается как раз Сети нуль-транса.

— С каких это пор Независимое Экспертное Бюро снова начало интересоваться нуль-трансом? — спокойно проговорил Артём, прикладываясь к стакану.

— С тех самых, как к нам обратился за содействием Департамент здравоохранения некой Коверданы.

— Колония в 688-м секторе, — кивнул Артём. — Присоединилась к Сети меньше года назад. Какого рода содействие им потребовалось?

— Это касается вопроса влияния нуль-транса на человеческий организм.

Артём фыркнул.

— Сколько можно! Давно доказано, что нуль-транспортировка не оказывает на человеческий и любой другой организм никакого влияния. Абсолютно. Это скажет тебе любой специалист, на любой из трёх сотен планет, где нуль-трансом пользуются все, от мала до велика, по десятку раз на дню.

— Коверданцы, однако, утверждают обратное.

— То есть? — насторожился Артём.

— У них есть данные, свидетельствующие о том, что такое влияние есть, и оно вызывает определённые изменения…

Артём со стуком поставил стакан на стол.

— Продолжай.

— После этого они обратились к нам за содействием, а мы, естественно, провели своё расследование, хотя, как и ты, считали это дохлым номером. Но он оказался совсем не дохлым. Изменения действительно есть, причем достаточно необычные. Так вот, коверданцы обратили внимание на то, что у тех, кто часто пользовался нуль-трансом, IQ выше, чем у остальных.

— Коэффициент интеллекта? Интересно…

— Да. Мы тоже сначала проверили этот пункт, и точно: у тех, кому чаше приходится пользоваться нуль-трансом, индекс IQ и впрямь выше. Как это ни дико звучит, но они действительно соображают лучше, чем их братья-домоседы. И это было только началом. Придя к таким необычным выводам, наши ребята принялись шерстить криминальные сводки, статистические данные по разводам, обороту алкоголя и тому подобным вещам, и тогда стала вырисовываться совсем уж невероятная картина. Кажется, человечество начало избавляться от пороков, Артём. Оно медленно, но верно перестаёт нарушать законы, дебоширить и всё больше старается сохранить семейные ценности. Воевать тоже перестаёт. Большая часть «горячих точек», которые тлели уже не один десяток лет, за последние год-два «поостыли» одна за другой, что ставилось в заслугу политикам, но, сопоставив этот факт с вышеперечисленными, убеждаешься, что усилия политиков тут ни при чём. Эти положительные сдвиги точно совпадают по времени с началом остальных изменений. И так далее, в том же духе. Ну, как тебе новость?

— То есть, — медленно, точно взвешивая каждое слово, проговорил Артём, — ты хочешь сказать, что использующие нуль-транс меняют… свою человеческую сущность? Йенс закивал головой.

— Характер, психику, умственные способности, мораль… Да, так оно и есть.

— Бред какой-то!

— Это факт, Артём. Каким бы невозможным он тебе ни казался.

— Вот уж действительно — новость! — выдохнул Артём. — Нуль-транс просто устройство для переброски людей и грузов. Он не может менять их, как не может этого делать любой другой транспорт.

— Несогласен. Нуль-транс не просто транспорт. Ни самолёт, ни космический корабль, ни мобиль не преобразовывают своих пассажиров в процессе транспортировки. В этом их существенное отличие…

— Переброска по нуль-каналу длится всего полторы пикосекунды, — возразил Артём. — Что может произойти с человеком за такой мизерный промежуток времени?

— Оказывается, может.

Артём помолчал несколько секунд, обдумывая услышанное.

— Значит, примерно два года. Ладно. Тогда объясни мне, почему это начало происходить именно сейчас. Сеть существует уже без малого треть века, а её предшественники, не говоря об экспериментальных воротах, — и того больше. До этого ни один тест не выявил никаких отклонений. И вдруг, ни с того ни с сего такое…

— Сеть выросла, вот в чём дело. Причём очень значительно. За эти самые два года она стала едва ли не вдвое больше. Какова бы ни была взаимосвязь между этим фактом и остальным, но зависимость очевидна. Сеть ещё никогда не увеличивалась такими темпами и никогда до этого не была столь обширной…

Это верно, мысленно согласился с ним Артём. Станции нуль-транса, иначе именуемые воротами, теперь были почти на каждой планете, исключая разве что только-только открытые миры или богом забытые и позаброшенные колонии. Ещё лет пять или шесть назад о таком размахе можно было только мечтать. До этого Сеть включала в себя всего-то навсего полтора десятка планет, остальные же как-то не спешили присоединяться к ней, хотя нуль-транс оказался невероятно удобной штукой. А для многих колоний, удалённых от метрополии на значительные расстояния, — настоящим спасением.

До открытия нуль-транспортировки сообщение между разбросанными по галактике обитаемыми мирами осуществлялось при помощи громоздких и медлительных, похожих на ящики транспортов, куда загружались и пассажиры, и всевозможные грузы, ввозимые или, наоборот, вывозимые с той или иной планеты. Перелёты с планеты на планету иногда длились неделями и обходились недёшево. Ещё более недёшево стоили скоростные перелёты, и ими, как правило, пользовались состоятельные люди, чиновники либо те, для кого время было дороже денег. С появлением нуль-транса всё в корне изменилось.

Любой мир, каким бы удалённым он ни был, оказался на расстоянии вытянутой руки, одного шага. Единственное, что требовалось для переброски, это установить ворота. Дальше всё было очень просто.

Отныне, например, горняку с одной из планет системы Бунга, желающему навестить любимую тётушку на Ариадне, которая находилась в соседнем рукаве галактики, достаточно было добраться до ближайших ворот, набрать код самых ближних к необходимому географическому пункту ворот другого мира и сделать этот самый шаг, чтобы очутиться там, где нужно. Неуловимый миг — и вы за сотни световых лет от вашего дома. И никакой возни с билетами и никаких долгих перелётов внутри стальной скорлупы транспортов. Расход энергии на переброску был небольшой, так что и стоило это сущие гроши. Просто, дёшево, удобно, безопасно и совершенно безвредно. Так, по крайней мере, считалось до сих пор. Теперь, однако, выясняется, что за этот неуловимый миг, эти полторы пикосекунды, пока человек существует в виде особой субстанции, проталкиваемой автоматикой сквозь одну из бесчисленных пространственных «пор», с ним происходят странные вещи. Причём именно с той его частью, которая и делает конкретного человека тем, каков он есть — сто личностными особенностями. В процессе переброски они претерпевают изменения, пока, правда, в положительную сторону, но и это — тревожный сигнал. Никаких изменений быть не должно. Нельзя допустить, чтобы твоё детище лепило из тебя, помимо твоей воли, демона ли, или же праведника, не суть важно. Очевидно, здесь вмешался какой-то неучтённый фактор, вызвавший такой вот побочный эффект, однако, как бы то ни было, подобного им не простят. Стань эти факты достоянием гласности, нуль-транспортникам придётся искать себе нору поукромнее, чтобы избежать участи быть побитыми камнями…

— Где эти данные?

Йенс положил перед Артёмом сложенный листок бумаги.

— Верхняя кривая — количество ворот, остальные — результаты тестирования на уровень интеллекта и разные статистические данные. Как видишь, зависимость чёткая. Артём пробежался глазами по графикам и невольно кивнул. Начиная с того момента, когда Сеть резко пошла в рост, остальные, казалось бы, никак не связанные с этим показатели так же резко поменялись.

Артём свернул листок и припечатал его к столу ладонью.

— Чертовщина какая-то!

— Хочешь, подкину одну сумасшедшую мыслишку? — Йенс допил своё пиво и отставил стакан в сторону. — Как ты относишься к идее живых планет?

— Каждый мир — живое существо? — уточнил Артём и пожал плечами. — Очень романтично. Но не более.

— А теперь представь, что так оно и есть. Причём не просто живое, а ещё и разумное. Ну, или с зачатками разума. Изолированный мирок, удалённый от своих соседей на чёртову уйму световых лет, одинокий и не подозревающий, что в этой вселенной есть кто-то кроме него. Потом появляются люди. Начинают «обустраиваться»: изводить леса, громоздить на их месте смердящие громады городов, вычерпывать недра, бессмысленно бить живность, изгоняя её из привычных мест обитания, и так далее. То есть следуя своей зачастую хищнической тактике, люди начали сдирать с этого мирка шкуру и перекраивать его на свой лад. Мы грызём его как блохи, а что он может противопоставить этому? Силу диких стихий? Но человек исключительно упорное и цепкое существо. Стряхнуть его с себя непросто. Остаётся либо терпеть, либо…

— Либо что?

— Изменить.

— Изменить?

— Да. Сделать из него не алчного до богатств ресурсов захватчика, а друга. Только в одиночку и в обычных условиях, видимо, этой планете не под силу. Но тут на помощь пришёл нуль-транс. Изолированные острова планет соединяют мостиками пространственных «пор». Сначала их мало, этих мостиков, всего несколько штук, дело идёт поначалу вяло, ворота — устройство непростое и капризное, однако технический прогресс быстро устраняет эти недочёты, и нуль-транс становится способом передвижения номер один по галактике. А что в это время происходит с планетами? В то время как мы громоздим мостки, соединяя их в Сеть, по которым и ходим туда-сюда, эти существа-исполины используют их для совсем иных целей. И что же? В итоге, сами того не желая, мы создали суперорганизм, наделённый способностями, намного превышающими возможности отдельной… гм, особи. Когда он… гм, подрос, то принялся за нас.

Артём оторопело уставился на Йенса.

— Принялся за нас? В смысле, используя нуль-транс?

— Именно. По-иному, наверное, никак. Изменения можно вносить лишь во время переброски. Полторы пикосекунды — мизер, но кое-что успеть всё же можно. Вот так дело и идёт. Тихим сапом. По капле. По чуть-чуть. Результат становится заметен лишь некоторое время спустя. Как тебе такое объяснение?

— Годится для бульварной прессы, — буркнул Артём. — Но если ты прав хоть на один процент, дело приобретает скверный оборот.

— Почему? Лично я считаю, что всё как раз только налаживается.

— Налаживается что? Производство смирных и послушных слуг. Или того хуже — рабов.

— Скорее — партнёров, — не согласился Йенс. — Для взаимовыгодного сосуществования. В выигрыше от такого сотрудничества будут все: и мы и… гм, те, на ком мы будем жить. В конце концов, посмотри на это по-другому: идёт формирование нового человека. Считай это эволюционным процессом. Изменчивость, насколько я помню биологию, — одна из основ эволюции и происходит в результате воздействия факторов внешней среды. Сейчас происходит то же самое, с той лишь разницей, что среда эта — разумная. Только эти изменения касаются не наших тел, а сознания. Или, если угодно, души. Разве это плохо?

Артём медленно покачал головой.

— Хочешь сказать, люди примут такое вот беспардонное вмешательство в их естество? Даже если оно делается во благо?

— А ты не говори никому об этом. Ты, я и ещё несколько хороших парней, вот и все, кто будет об этом знать. Впрочем, решать тебе. — Йенс поднялся во весь свой невероятный рост. — Пока, Артём. Рад был повидаться с тобой.

И двинулся к двери, провожаемый взглядами посетителей.

Оставшись в одиночестве, Артём снова развернул листок и внимательно просмотрел каждый график, словно пытаясь увидеть за этими сухими цифрами и кривыми что-то такое, что ускользнуло от него в первый раз. Может быть, причина не в растущей Сети, подумал он, а в чём-то другом. Может быть, тут имеет место совпадение по времени, и нуль-транс совершенно ни при чём? Однако попытавшись ухватиться за эту соломинку, он тут же сам и отпустил её. Нет, Йенс не стал бы беспокоить его, не проверив и перепроверив всё до мелочей. Если он утверждает, что первопричиной является нуль-транс, стало быть, так оно и есть.

И что теперь делать? Задав себе этот вопрос, Артём только плечами пожал. Бить тревогу? А что это даст? От нуль-транса отказаться уже невозможно, как невозможно изъять из обихода электричество, мобильную связь и многое другое, без чего современный человек не мыслит свою жизнь. Информацию руководство наверняка к сведению примет, но что они смогут сделать? Да и стоит ли вообще что-то делать?

Артём свернул листок, спрятал его во внутренний карман пиджака и вышел из кафе, направив свои стопы к воротам, из которых меньше получаса назад вышел на эту планету.

Выстроившиеся в ряд кабины ворот вбирали и выпускали из себя людей, день и ночь снующих туда-сюда по галактике. Артём подошёл к кабине, на которой горел зелёный сигнал «свободно», открыл металлическую дверь и вдруг остановился, занеся ногу над порогом.

Как он после всего того, что узнал, будет пользоваться нуль-трансом? Каким он выйдет из ворот на своей родной планете? За полторы пикосекунды в нём что-то изменится, чуть-чуть, незаметно ни для него, ни для хорошо знающих его людей, но всё равно изменится. И так раз за разом. И так уже два года подряд. Что с той поры изменилось в нём? А ведь многое! Бросил курить, помирился с жениной роднёй, с которой был в ссоре бог знает сколько лет, да и с Агнессой они перестали цапаться по пустякам… Кто бы мог подумать, что нуль-транс, вернее, Сеть, приведёт к таким неожиданным последствиям. Вот тебе и побочный эффект!

Обоюдная выгода, значит. Что ж… Человечество веками мечтало о Золотом веке. Или даже Рае. Кажется, сейчас оно стоит на самом его пороге.

Артём посмотрел себе под ноги, усмехнулся и шагнул в кабину. ТМ

Александр Марков
ИГРА В СЛОВА


техника — молодежи || № 05 (1037) 2019


Дом взрастили из нанопены, придав ему форму бревенчатой двухэтажной избушки. На покатой крыше рос мох, и точно лужи сверкали панели солнечных батарей. Над ними высились антенны из металла, кремния и органики, но внешне они походили на обычные кусты. Из-за всего этого казалось, что избушка совсем старая, что нос троили её в незапамятные времена, когда вокруг ещё стоял дремучий лес.

К избушке вела дорожка шириной метра в два, залитая каким-то прозрачным полимером. Поверхность оставили шероховатой, чтобы подошвы ботинок не скользили, как по льду.

Мне чудилось, что подо мной бежит речка. Я даже видел, как колышутся в глубине водоросли и играют рыбки. «А я умею ходить по воде!»

Остановившись, я почувствовал, что течение увлекает меня вперёд, и я всё равно плыву к дому.

Мне рассказывали о детях, выросших вот в такой обстановке, и потом оказывалось. что кто-то из них и вправду мог ходить по воде. По настоящей воде. Они не видели в этом ничего сверхъестественного.

На лужайке перед домом бегали несколько мышек. Они выстригали в траве какой-то причудливый узор, который с земли и не различить, а только с высоты птичьего полёта, совсем как те знаки на плато Наска. На крылечке дома сидела маленькая девочка и смотрела на мышек. Мне показалось, что это не сё взгляд следует за ними, а мышки следуют за сё взглядом. Вряд ли она заставляет их выстригать в траве указатели для армады кораблей, которой когда-то будет командовать. Или она уже догадывается, что это предстоит ей в будущем? Нет. Рано. Она ещё не выросла, а её корабли только строятся. Скорее, она просто учится писать, и сейчас на граве мышки, следуя телепатическим командам, выводят фразу: «мама мыла раму».

— Привет, — сказала девочка, посмотрев на меня. Её громадные глаза были небесной голубизны.

— Здравствуй, — сказал я. — Я тебе не помешаю?

— Нет.

Имени девочки мне не сказали и попросили не расспрашивать у неё. Воспитатели суеверно думали, что незнакомые люди не должны знать истинные имена их воспитанников, иначе они могли как-то повлиять на их судьбы.

Обратившись ко мне, девочка, видимо, на какой-то миг потеряла контроль над мышками. Они бросились в разные стороны прятаться, а одна из них забегала кругами и буквально слилась в кольцо.

— Капризы они, — сказала девочка, погладила ладошкой траву и улыбнулась. — Уже не колючится. Как шёрстка стала. Мышки всё ж молодцы. Капризы, но не лентяйки.

Я присел рядом с девочкой и тоже погладил траву. Она была мягкой.

— Не колючится, — подтвердил я. Мне очень понравилось это слово. И я решил, что иногда буду его использовать, авось и оно приживётся. Но мне нужно от девочки другое слово. За этим я, собственно, и приехал. — Тебе не холодно? — спросил я, намекая на её лёгкое платьице с широкими рукавами, похожими на крылья бабочки.

— Нет. Ты ведь за мной? — спросила девочка, посмотрев на меня снизу вверх.

— Да, — кивнул я.

— Тогда пошли.

— Пошли, — согласился я.

Она не стала спрашивать — зачем понадобилась. Так лучше. Она должна назвать то, что я ей покажу спонтанно, совершенно не задумываясь. Таким детям позволяют иногда придумывать новые слова, а мне разрешили на несколько часов занять сё время, потому что она станет командовать кем-то из моих учеников. Им будет приятно, если железяку, на которой им придётся летать, назовут как-то по-особен ному, да ещё если это сделает их будущий командир.

Воспитатели просили меня приехать на машине на воздушной подушке. Никаких дорог, предназначенных для транспорта, к дому не вело, гак что транспорт с магнитной подвеской здесь и вовсе не проедет, а любой другой сильно испортит газон. Машину я оставил за ближайшей рощей в километре от избушки.

— Давай я тебя на руки возьму, — предложил я девочке, объяснив, где находится машина. — Устанешь.

— А сапоги-скороходы зачем? — спросила она, показывая на свои тапочки, схожие с теми, что носят балерины.

— Ммм, — протянул я. — Они не похожи на сапоги.

— Зато они скороходы, — сказала девочка.

Она взмахнула руками, как крыльями, голова сё вдруг оказалась на одном уровне с моей, ноги парили в метре над землёй, и теперь мы могли разговаривать, глядя друг другу в глаза.

Я взял её за руку, и мы отправились к машине.

Мышки выползли из своих укрытий, где прятались во время нашего разговора, выстроились в ряд, вытянулись на задних ланках, потянули следом за девочкой носики. Их усы при этом шевелились, будто антенны радаров. Но и после этого я не мог сказать, роботы это или звери.

— Скоро вернусь. Не скучайте, — девочка, оглянувшись, послала им воздушный поцелуй.

— Можешь взять их с собой, — предложил я.

— Нет, пусть немного от меня отдохнут.

Казалось, что я иду с воздушным шариком, и стоит подуть ветру посильнее, как верёвочка оборвётся и он улетит, исчезнув в небесах.

— Ай, — сказала девочка, когда я посильнее сжал сё ладонь. — Больно.

— Я испугался, что тебя унесёт ветер.

— Не унесёт, — успокоила она. — А ты разве не умеешь летать?

— Я не взял с собой сапоги-скороходы.

— Хм, могу дать один, но он тебе не налезет на ногу. Вот если ты руку заботинишь, тогда сможешь полетать.

— Не смогу. Он меня не поднимет. Даже два твоих сапога меня не поднимут. Я для них слишком тяжёлый.

— По тебе не скажешь, что ты не летун, — девочка оценивающе окинула меня с ног до головы. — Ты как раз должен быть летуном.

— Я во сне летаю, — сказал я, почувствовав после слов девочки какую-то собственную ущербность, — и ещё…

Девочка ждала, что же я скажу, но я молчал.

— Во сне все летают, — не выдержала она, — даже самые лежебоки. У тебя ведь ноги не твои? Вернее, твои-твои, — засмущалась она. — Я не так сказала. Тебе их сделали, а не вырастили заново. Зачем?

— Чтобы они были прочнее настоящих, — ответил я.

— Зачем? — вновь спросила девочка. Чтобы пояснить, пришлось бы завести обычную лекцию, которую я рассказываю, когда меня приглашают на встречу с курсантами космошкол. О Клокочущих адских нолях Немирии. Мы буквально завалили их разными роботами, но всё равно там покалечились три человека, а мне чумная хлябь растворила ноги. Не вытащи меня тогда дрон, там бы я и остался. Мне есть, что вспомнить. У курсантов мои рассказы вызывают неизменный восторг. Они смотрят на меня как на героя и готовы на руках носить по коридорам своих школ. Но девочке знать обо всём этом пока рано. Когда-нибудь она всё это увидит.

— Ладно, не обижайся, — сказала девочка, неправильно поняв причину моего молчания. — Я догадалась. Ноги тебе сделали такими, чтобы ты твёрже стоял на земле, но из-за этого ты разучился летать. Да?

— Молодец, — облегчённо вздохнул я. — Досада.

Но скорее не на Земле, а вне Земли. Чтобы твёрдо стоять на Земле, нужны вовсе не прочные ноги, а совсем другое, чего у меня нет.

Искоса поглядывая на девочку, я не мог отогнать мысль, что скоро воспитатели отнимут у неё детство. Нет, оно будет интересным, другим на зависть, но каким-то искусственным. Она не услышит ссор родителей, потому что и о родителях своих узнает, лишь когда станет уже взрослой, если о них ей вообще когда-либо сообщат. Не придётся ей и бегать со сверстницами наперегонки по дворам и улицам, разбивать коленки, ловить жуков и хвалиться куклами.

Мы все должны что-то терять, чтобы чего-то добиться.

Моё детство было другим. Меня готовили работать в команде, а эту девочку готовят быть выше команды и к тому, чтобы одиночество не тяготило, а нравилось ей. Когда-нибудь она будет распоряжаться чужими жизнями и управлять тем, что напоминает рой, только не пчелиный, а состоящий из людей и роботов.

Мы сошли с застывшей речки. Под ногами колючилась свсжескошенная трава, поднимавшаяся над землей всего на сантиметр. Срезанную сложили в стога. Часть пространства искажалась виртуальной реальностью, и там, где уже начинались стальные пригороды, всё равно виднелись лес, трава и синие небеса.

Издали моя машина походила на какого-то дракона, нежащегося на солнце. Её сплошь покрывали серебристые сверкающие чешуйки, которые поворачивались, как листья, подставляя как можно больше поверхности лучам. Окрас у неё не самый красивый, но зато самый оптимальный для того, чтобы не думать о топливе.

Машина обладала функцией, отсутствовавшей в серийных образцах, — я мог перевести её на ручное управление. Я так и делаю, когда еду один, но сейчас в машине был ценный груз, а автопилот вёдет аккуратнее меня. Я задал маршрут до космопорта, наполнил воздух в салоне запахами луговых трав и цветов, росших возле нанопенной избушки. Все смотровые стёкла в салоне затянулись чёрным, непроглядным, на них зажглись звёзды. Наставники запретили мне показывать девочке реальный мир. Тонущие в облаках небоскрёбы из чистого серебра, мимо которых мы поедем, трансформирующиеся роботы и магнитные дороги она не увидит.

— Если покушать захочешь, скажи, — сказал я. Отчего-то мне казалось, что я обидел девочку. — Преобразователь в этой машине вкусно готовит. Ты что любишь?

— Я всё люблю, но я потерплю, — сказала девочка.

— А пить? — не унимался я.

— Потерплю.

Мне хотелось её как-то занять, чтобы она не скучала, но я не знал чем. Хорошо, что она попросила включить виртуальную реальность о приключениях Незамерзайки. Вместе с этим странным существом, у которого была синяя густая шерсть, она отправилась на необитаемую планету. Зверёк мог путешествовать в космосе без скафандра. Ещё он мог не дышать по нескольку дней, так что отсутствие воздуха для него тоже не опасно. Девочка что-то рассказывала, а зверёк внимательно слушал, устроившись рядышком, и изредка сам что-то говорил. Иногда девочка проводила ладошкой по его шерсти. Незамерзайке это нравилось.

Я завидовал способностям этого зверька. Мне бы так.

И собеседник из меня похуже, чем из Незамерзайки.

Самому мне в виртуальность погружаться было нельзя. Я мог понадобиться девочке. Пришлось все три часа сидеть без дела, уставившись в одну точку, будто я экономил каждую калорию, как космонавт в потерпевшем крушение корабле, которому надо растянуть свои запасы до того времени, когда подоспеет помощь. Вообще-то, лучше уж сразу в анабиозную спячку ложиться, потому что помощь может подоспеть лет этак через сто. Пусть запасов энергии на такой срок и хватит, но может не хватить жизни.

Я думал об этой девочке. Вряд ли в её мозг будут качать слишком много сведений. В меня в своё время закачали столько информации, что порой мне казалось, мозг не выдержит такой нагрузки, вспенится и разорвёт черепную коробку. У девочки слишком развита интуиция. Она всегда будет действовать спонтанно, а такие специалисты, как я, послужат ей так же, как служили компьютерному пользователю жёсткие диски. Они склад информации, где тут же найдёшь необходимую, но не стоит держать всё это в своей голове. Слишком много тогда гам будет хлама.

Мы не стали подъезжать к зданиям космопорта, а остановились на возвышенности, с которой открывался вид на готовящийся к старту десантно-разведывательный бог. Это была десятиметровая сфера на выдвижных опорах, утыканная, как соты, соплами маневровых двигателей. Внешне бот сильно проигрывал и пассажирским планетолётам, и даже транспортным модулям, которых на стоянке возле здания космопорта было с десяток, и ещё штук пять либо взлетали, либо шли на посадку.

Оглянувшись, я увидел, что девочка сидит одна и смотрит на меня. Я и не заметил, когда Незамерзайка покинул её и сколько она вот гак уже за мной наблюдает. От её взгляда я невольно покраснел.

— Мы приехали? — спросила девочка.

— Да, — кивнул я, протянул девочки очки виртуальной реальности, закрывавшие глаза и нос. — Надень.

Мне разрешили показать ей только старт бога. Всего несколько секунд. Может минуту. Она должна придумать для него какое-то название. Каждый в отдельности бот, конечно, будет иметь собственное имя. Но девочка должна придумать название для веет класса. Первое слово, которое придёт ей в голову.

Мы встали на холме возле серебристой машины. Ветер развевал платьице девочки.

— Вы готовы? — услышал я голос диспетчера в слуховом имплантате.

— Да.

Из-под бота ударила прозрачная струя, подняв в воздух тучу пыли. И откуда она взялась, если сотни роботов каждый день убирают взлётно-посадочные полосы, и они чище, чем полы в домах?

— Снимай очки! Смотри! — закричал и показал рукой на бот.

Он уже начал подниматься. Солнце играло на его пока ещё не обгоревшем корпусе. Нагретый воздух под ним слегка искажался, как в пустыне. До нас донеслись раскаты грома. Небеса от него будто трескались. Тугая волна воздуха ударила в лицо.

— Громолёт! — восторженно закричала девочка.

О, как верно она подметила, что этот бот ревёт рассерженным зверем. Никто из конструкторов не думал над тем, что он должен взлетать и садиться, как транспортные модули или пассажирские планеры — бесшумно, чтобы не беспокоить обитателей Земли. Этот бот будет работать в тех местах, где почти нет людей. Только члены экипажа. Но они всё равно не услышат этого грома. Он будет садиться на планеты и спутники, на которых вовсе нет атмосферы. Там он не будет так реветь. ТАК он ревёт только здесь. Но на Землю он или другой такой же вернётся через десятки и десятки лет разве что в виде музейного экспоната, если раньше не сгинет где-нибудь в глубоком космосе.

«Громолёт, — подумал я. — Отлично звучит».

К тому времени, как она вырастет, мы построим много таких кораблей. Каждому дадим свое имя, чтоб не забывать тех, кого уже с нами нет, но кого надо обязательно помнить. Я начал перебирать в уме некоторые из них: «Громолёт «Георгий Андреев». «Громолёт «Рабдан Бадмацыренов». Ребята будут гордиться, что летают на этих кораблях.

Девочке нравилось, как рычал корабль, потому что в этом рёве чувствовалась сила, будто он всех предупреждал, что проснулся. Она заливалась смехом, хлопала в ладоши и, не ухвати я её за ногу, взлетела бы слишком высоко.

«У тебя будет стая таких зверей, береги их», — хотел прошептать я ей на ухо, но так и не прошептал.

Она наконец-то проявила свои эмоции. Наверное, эта поездка тоже своеобразное для неё испытание. Мне не понять её наставников. Но они считали, что и этот старт, и придуманное слово нужны девочке.

Проводив взглядами громолёт, мы ещё с минуту после того, как он исчез в облаках, стояли на месте с задранными вверх лицами, потому что рёв всё падал и падал с небес.

— Всё? — спросила девочка, когда рёв затих. Во взгляде и голосе проступала грусть.

— Да, — сказал я. — Ты очень помогла. Спасибо большое.

— Да не за что. Мне интересно. Пора возвращаться?

Я кивнул. Девочка вздохнула, опустилась на землю, закрыла глаза, выставила перед собой руки и двинулась к машине. Похоже, ей не хотелось надевать очки. Я бросился помогать, но она и без моей помощи нашла дорогу, ни разу не споткнувшись.

Вдруг где-то вдали вновь раздался гром. Девочка, услышав его, открыла глаза, встрепенулась, с надеждой посмотрела на меня, но я только руки развёл.

Небо в той стороне, откуда слышались раскаты, набухло темнотой и сквозь неё начали проступать всполохи молний.

Это гроза с дождём. А наш громолёт улетел. ТМ

Павел Подзоров
ОТПУСК


техника — молодежи || № 05 (1037) 2019


Жизнь её никогда не была лёгкой. Да и время делает своё дело. Когда-то она вся сияла, но годы безжалостны. Былое сияние поблекло, его сменила какая-то серость. Серость во всём.

А сколько тягот и испытаний выпало на её долю. Сколько грязи она повидала! И всё это она пропускала сквозь себя. Жизнь била и топтала её. То припечатывала подошвой сапога, то раскатывала безжалостным колесом.

Больших физических проблем ей это не доставляло — она была крепкой закалки, но всё равно было неприятно. Она понимала: работа есть работа. Служба. Долг!.. Но как же это всё надоело.

Всё! Хватит! Даже ей положен отпуск. Очередной сеанс связи завершён. До следующего целых пол года.


И на глазах изумлённых прохожих тяжёлая ливневая решётка приподнялась в воздух, в несколько мгновений превратилась в странной формы аппарат с крыльями и, устремившись ввысь, быстро растаяла в вечернем небе. ТМ

Андрей Анисимов
ЯЩИК ПАНДОРЫ


техника — молодёжи || № 7–8 (1039) 2019


Его Верховенство Глава Управляющего Совета Всех Секторов Цивилизованной Зоны Эхойза Тэ-Ор поудобнее устроился на своём ложе и начал медленно менять цвет с синевато-зелёного на фиолетовый.

— Не понимаю, чем вы недовольны, Инспектор, — проворчал он, покрываясь тёмными пятнами. — Вы же его поймали.

Расположившийся напротив Инспектор Департамента Охраны Порядка и Устоев Нэффи кивнул.

— Да, поймали. Но поимкой этого авантюриста дело не закончилось. Незаконно присвоенное им имущество возвращено не полностью. Многого мы ещё не нашли, и список довольно внушительный. Кое-что, как мы выяснили, он уже успел реализовать, кое-что — припрятать. Распутывая клубок его коммерческих сделок, первое рано или поздно мы найдём, а вот со вторым сложнее. Кирс исключительно хитрая бестия, и прятать свою добычу он умеет. Так вот, среди этих вещей — один из экспонатов, находившийся в Фонде Наследия.

— Вот как… Какой-то ценный артефакт?

Нэффи расширил свои и без того огромные глаза.

— Ценный — не то слово! Этот проходимец сумел добраться до лабораторий, занимающихся вопросами материализации, и увести оттуда кимлок. Эхойза вопросительно поднял головные рецепторы.

— Простите, что?

— Кимлок. Или же, выражаясь языком современных инженеров, Универсальный Биполярный Широкодиапазонный Формирователь. Древний прибор, по преданию, изготовленный самим Шиингой. Больше известный как Генератор Чудес.

— Какое необычное название, — промолвил Эхойза. — И он что, действительно способен э-э-э… творить чудеса?

— Точнее сказать: облекать в конкретную форму самые причудливые фантазии, используя для этого принципы, к пониманию которых мы только-только приближаемся. Уникальное устройство. Но таковым оно становится только в руках опытного оператора. Без должного управления это просто источник нелепостей и парадоксов. Иногда забавных, иногда даже опасных. Если с ним начнёт работать кто-то, кто не имеет никакого представления, как это правильно делать, и должного опыта, результат может быть самый непредсказуемый. Кирс тоже попал с ним впросак. Выкрав прибор, он попытался использовать его для своих корыстных целей, но, не имея должной подготовки, получил в итоге одни разочарования. Помучавшись с ним, он решил спрятать его до лучших времён, однако деактивировать его он не смог, поскольку для этого, видите ли, тоже нужны определённые знания. Поэтому до сего времени кимлок находится в активном режиме, а это означает, что у нас есть шанс его обнаружить.

— Каким же образом?

— Будучи активным, но лишённым всякого управления, Генератор начинает функционировать в особом режиме, который специалисты именуют МПФ — материализация произвольных форм. Под материализацией в данном случае следует понимать создание не только материальных объектов, но и энергетических структур, провоцирующих зачастую изменения физических условий окружающей среды. Никем не управляемый и не контролируемый, он начинает самопроизвольно производить всевозможные объекты, сиречь аномалии самого разного характера. Именно по этим аномалиям, то есть объектам и явлениям, нетипичным для природных особенностей того или иного мира, кимлок и можно обнаружить. Конечно, различных аномалий хватает и без него, но там, где он будет находиться, их количество станет заметно превышать среднестатистические величины. Вкратце так.

— Гм. — Эхойза начал было опять менять цвет, но вовремя спохватился и вернул себе прежний оттенок. — Что ж, согласен, вернуть такой ценный прибор действительно необходимо. Только чем тут могу помочь я?

— Кирс мог спрятать кимлок где угодно. На любой планете. Поэтому мне необходима ваша санкция на детальный осмотр каждого мира.

— Извольте. Вы имеете право делать это и без моего разрешения.

— Вы меня не поняли, — покачал головой Нэффи. — Я имел в виду осмотр всех планет. Всех нам известных. То есть и тех, которые находятся за пределами Цивилизованной Зоны. В том числе и обитаемых…

Эхойза даже посветлел от изумления.

— Но это же Дикая Зона! Планеты низкоуровневых цивилизаций, населённые варварами, дикарями, примитивами. Заповедная Зона, Инспектор!

— Я знаю, Ваше Верховенство, — спокойно ответил Нэффи. — Но это вынужденная мера. Как я уже сказал, Кирс мог спрятать кимлок где угодно, а за время, прошедшее с момента исчезновения прибора, преступник успел засветиться на десятках разных планет, в том числе и на окраинах галактики. Есть немалая доля вероятности, что он спрятал украденный кимлок именно там.

— Это невозможно, — Эхойза покрылся нервной россыпью пёстрых пятен самого разного оттенка. — Наше посещение этих миров и так оставляет глубокий след в их истории. А если туда нагрянут ваши команды. — Его Верховенство закатил глаза, всем своим видом показывая пагубность подобных действий. — Стоит ли так рисковать?

— Стоит, Ваше Верховенство. Второго кимлока у нас нет. Тот, который взят из Фонда Наследия, — единственный и неповторимый. Помимо чисто исторической ценности кимлок — повторюсь — представляет собой устройство, использующее технологии, до конца нами не изученные, а потому ценность его переоценить трудно. Кроме того, вызванные его бесконтрольной работой эффекты крайне нежелательны на населённой планете, да ещё в Дикой Зоне.

— Почему вы решили, что прибор спрятан именно на обитаемой планете?

— Здесь своя логика, — ответил Нэффи, покачивая из стороны в сторону головными рецепторами. — Расчёт простой. Кирс оставил его на обитаемой планете, чтобы усложнить нам процесс поиска кимлока. Обитаемость — раз, и всевозможная чудь, которая неизменно появляется там, где к естественным аномальным образованиям, всевозможным геопатогенным зонам добавляются явления, инспирированные разумными существами, — два. Как следствие большого количества выделяемой местными психоэнергии. Отделить то, что было привнесено извне, от того, что имеет, так сказать, местную «прописку», очень трудно. Прекрасная маскировка для активированного Генератора.

— А вы не можем — выудить нужные сведения у него самого? — раздраженно проговорил Эхойза, постепенно успокаиваясь и снова темнея. — Не в беспамятстве же он был, когда прятал Генератор. Нэффи отрицательно помотал головой.

— Зондирование мозга ничего не дало. Он умеет блокировать свою память и прятать нужные сведения там, куда мы не в силах добраться. Так что или широкомасштабная поисковая операция по всей изученной Вселенной, или никак.

— Ну, хорошо, — сдался Эхойза. — Если это столь важно и если иначе никак, то так и быть. Только прошу вас быть предельно осторожными. Помните — это Дикая Зона!

— Не беспокойтесь, — заверил его Нэффи. — Мои агенты — опытные сотрудники. Знают, что делать.

— Прекрасно, — отозвался Эхойза. — Удачи вам, Инспектор.

— Благодарю вас, Ваше Верховенство, — Нэффи позволил себе немного изменить расцветку. — Мы постараемся провести операцию максимально быстро и аккуратно.

* * *

— С того самого дня, как в первый раз энело прилетело, тогда всё и началось, — дед Никифор чиркнул спичкой, прикуривая сигарету, пятую или шестую по счёту за последние полчаса. — Вон там, над лесом зависло, потом село. Сам видел. Долго его не было, я уж было подумал, а не сходить ли и посмотреть, и только с места сдвинулся, как оно раз — и свечой в небо. Ну я, понятное дело, всё равно сходил, на разведку. Поляну ту нашёл быстро. Там, где тарелка села, большой такой круг. Трава примята, и ровно так, будто кто специально укладывал. Стебель к стебельку. Думал, какие ещё следы останутся, но больше ничего не было. Ходил я, ходил, так ничего и не нашёл. Вот с той поры чертовщина там всякая и началась, — Никифор затянулся сигаретой и продолжил. — Кто человека огромного увидит, волосатого, как обезьяна, кто ещё какое чудище. Другие шары видели светящиеся, вроде как шаровые молнии. У Палыча там часы свихнулись. Вроде шли, как положено, а как оттуда пришёл, оказалось, что отстают, да на целых пять часов. Как такое может быть, он и сам понять не может. Говорит, всего ничего там был, полчаса, не больше. Нечисть какая-то из леса лезет, светится, воет, людей пугает да скотину портит. Такие дела, парень, — закончил свой рассказ Никифор, обращаясь к сидящему рядом на лавочке Фёдору. Затянувшись ещё разок, он поинтересовался:

— А что, тоже хочешь туда сходить?

— Ну да, — кивнул Фёдор, придерживая на коленях рюкзак. — Я за этим сюда и пришёл.

— Интересуешься?

— Хобби у меня такое, — сказал Фёдор.

— В смысле — увлечение. Серьёзное. Уже лет десять этим занимаюсь. Я, можно сказать, профессиональный охотник за неведомым, — добавил он не без гордости.

— Надо же, — мотнул головой Никифор. — Ну, каждому своё. Кому рыбалка, кому юга, а ты вот за разными чудесами бегаешь.

— Так интересно же.

— Оно понятно, — согласился Никифор. — Охота хуже неволи.

— Стало быть, — снова вернулся Фёдор к прежней теме, — раньше такого не было.

— Ни-ни. До той тарелки — ни намёка. А как энело село — так пошло-поехало, — старик вздохнул. — Раньше там тишь да благодать была.

Слушая его, Фёдор невольно кивнул. До позапрошлого года о существовании какой-то Берёзовской аномальной зоны никто и слыхом не слыхивал. За тайнами ходили в Молебский треугольник, к Медведицкой гряде, на Плещеево озеро или на Чёртову поляну. Мест, где происходит что-то сверхъестественное, хватает, но в здешних лесах никто никогда не встречал ничего необычного. Лес как лес: комары, опята, живность всякая. Как везде. Ничего особенного. А с недавнего времени, как старик сказал, пошло-поехало. Одно за другим. За последние полтора-два года в этом районе пропали сразу несколько человек, завелись «барабашки», стали происходить другие странные вещи. Количество аномалий и связанных с ними происшествий просто зашкаливало. И всё после посадки того НЛО. Определённо эти события были как-то связаны, но вот как? Что та тарелка оставила здесь после себя? Попробуй, узнай…

— Так, значит, на ту поляну пойдёшь? — снова проговорил Никифор.

— Пойду, конечно, — ответил Фёдор. — Завтра с утра и пойду.

— Можешь у меня переночевать, — Никифор докурил сигарету, бросил её в кусты, сплюнул вслед и тут же достал новую. — А ту поляну я тебе покажу. Неохота опять туда соваться, да ладно. Так уж и быть.

— Боитесь? — нахмурился Фёдор.

— Мутит меня после этого. Дурное это место. У кого как проявляется. Кто сознание теряет, кто от страха трясётся, а у меня вот так. Но ничего. Покажу издали. Ты, парень, только того. На той поляне долго-то не ходи.

Старик задымил очередной сигаретой и вдруг удивлённо вскинул брови.

— Ты гляди-ка!

Фёдор повернул голову, взглянув туда, куда указывал Никифор, и невольно охнул. Над погружающимся в сумерки лесом плыло дымчатое овальное тело, мерно помигивая цепочкой огоньков. На какой-то миг оно почти исчезло, растворившись в бледной голубизне закатного неба, потом появилось опять. Сбросив с себя охватившее его секундное оцепенение, Фёдор дрожащими от волнения руками рванул клапан рюкзака, выхватил из него фотоаппарат и поспешно сделал пару снимков.

— Опять энело, — проговорил Никифор. — Надо же!

Туманное блюдце беззвучно скользнуло над иззубренной кромкой леса, зависло над далёкой поляной и пропало за деревьями.

Фёдор вскочил на ноги.

— Никифор Сергеевич, а что если сейчас туда.

— Не получится, — замотал головой Никифор. — Ночью там не пройдёшь. Болото, мать его так. Завтра пойдём, утром.

Затянувшись, он спокойно поглядел в ту сторону, где исчезла тарелка, и добродушно проговорил:

— И какого лешего они сюда повадились?

Валерий Бохов
ОЗЕРО


техника — молодёжи || № 7–8 (1039) 2019


Жара. Ни ветерка. Ни малейшего. Пляж одной из известнейших российским туристам стран Средиземноморья. Ленивая волна нехотя набегает на песок, оставляя после себя лишь пену да тёмные пятна.

Под большим тентом два лежака. На каждом из них скучает гражданин. Нега, истома овладели ими. Лень и расслабленность. Лень говорить. Нелегко ворочать языком. Но, несмотря на эти трудности, возникает какой-никакой разговор.

— Я в вас сразу соотечественника узнал.

— Так, конечно же, я ведь не по-турецки прошу пиво принести. Не хотите, кстати?

— Нет. Спасибо. Я уже надулся, дальше некуда. Нет, я узнал вас раньше, чем вы про пиво крикнули.

— Ну? Как же это?

— А вас наколка, что сердце охватывает, выдаёт. «Осьминог Машка» набито.

— Ах, да-да. Я настолько к ней привык, что и внимания не обращаю.

Пауза.

— Мне пришлось в Германии служить. В группе советских войск. Так вот мы там на пляже, знаете, как своих вылавливали, будучи патрулями?

— Ну? Тоже по наколкам?

— Наколки — это первое, что выдаёт. Нет, я про другое. Сидит троица. Подходишь. Обращаешься к одному из бюргеров. «Хенде хох! — говоришь ему. — Быстро в казарму!». Тот, конечно, удлинённое лицо делает и несёт «яволь», «руссиш на-а», «я, я, я», «бритиш барон», «буду жальоваться посоль». Прочую дрянь высыпает тебе на голову. Выслушаешь его и спокойно так возражаешь: «Чудик! Ты на трусы свои смотрел?». А нижнее бельё у него — как ни подворачивай, видно, что это обычные, стандартные синие, по колено. Ну, знаете?

— Ловко вы их вычисляли!

Общих тем для дальнейшего разговора не возникает. Под тентом повисает пауза.

Бывший патрульный говорит:

— Всё-таки великая вещь — тень!

— М-да, — лениво тянет его оппонент.

И снова — тишина. Чувствуется, что вялые собеседники пытаются продолжить разговор, но интересных тем не возникает.

Но наконец обладатель заметной наколки решается продолжить беседу:

— Не подумайте, что у меня праздный вопрос. Отнюдь нет. Ответьте: а как вы сюда попали? Я имею в виду не пляж, а страну?

— В страну? Естественно, прилетел. Иначе ведь и нельзя. А вы какой-то иной путь сюда знаете?

— Естественно, знаю. И путь этот совсем другой. Настолько иной, что о нём стоит рассказать.

Ленца в разговоре исчезает.

— Как? Какой же? Вы меня заинтриговали! Расскажите.

— Хорошо. Слушайте.

Чувствуется, что у обоих просыпается интерес к беседе.

— История эта долгая. Сначала о своём родном городе. Маленький по размерам городок в средней полосе России.

Городок небольшой возле большого озера.

Город со своими строениями подходит почти к самой воде. Как сейчас вижу, сквозь листву могучих ив угадываются кирпичная стена музыкальной школы, побелённая абсида и оштукатуренный притвор с жёлтыми пятнами теней от окружающих церковь деревьев, серые жилые дома…

Озеро… Озеро Рыбное — это наше богатство. Большинство населения городка в хорошую погоду на его берегах. Конечно же! Это ведь счастье — тёплая ласковая волна, шелковистая травка на берегу, песчаное дно. Хочешь — купайся, хочешь — загорай на берегу, а хочешь — рыбу лови с берега или с лодки. Малышня босоногая ходит у берега, брызгается, молотя кулачками по воде, визжит. Благодать!

Многие любители прыгают с вышки. Здесь же качели, на которых можешь проноситься над самой водой, а можешь слететь в воду, когда дощечка, на которой сидишь, достигла высшей точки своей амплитуды. Короче — это наша среда обитания, наша местность. Пусть непритязательная она, но нам другой местности и не надо. Нам эта дорога. Потому после армии возвращается сюда народу больше, чем остаётся в других местах.

На воде мы находим себе много забав. Вот, например, такая игра последнее время в ходу. «Переворот» называется. На воду спускается плот. Забирается на него столько мальчишек, сколько может поместиться на нём. По команде вся ватага быстро собирается на «корме» плота или на «носу» его. В зависимости от команды. И вот сооружение нагруженной частью медленно утопает, погружается в воду. В это же время облегчённая сторона плота задирается вверх, и вот, когда плот стоит почти вертикально, даётся команда «Вперёд», и тогда ребятня бросается вверх и пытается взобраться сначала на верхнее ребро плота, а затем, перевалив через него, переместиться на днище плота. Это уже когда плот перевернётся. Вот тот, кто оказался на днище, тот и является победителем. Не много у нас таких ловкачей, прямо скажу, не много. Очень азартная игра. Представьте — на вас опрокидывается, валится стена. Вот-вот плот перевернётся. И в этот момент надо по скользким брёвнам метнуться вверх, стремглав подтянуться и успеть перелезть! На сторону победителей!

Потом, конечно, надо смотреть, не прихлопнуло ли кого, не пришибло. Мало ли.

Ещё такая есть игра. Двое или трое на плоту с помощью шестов должны прогнать своё «судно» по заливчику расстояние, обозначенное вешками. Все другие пытаются помешать им в этом. Можно раскачивать плот, можно кидать в плотогонов комья грязи и ила, комки дёрна. Плотогоны тоже могут отбиваться. Но им же ещё гнать плот надо. Тоже азартно! Что ещё? Салки в воде с ныряниями. Гонки на парусах в почёте у мальчишек и у девчонок. Вот виндсёрфинг не в моде. Не прижился. Может быть, пока.

Хочу рассказать вам об одной редкой особенности нашего края. Речь пойдёт о том самом озерце. Дело в том, что раз в три года исчезает оно. Исчезает полностью. Уходит вода вместе с рыбою. Да что рыба! С лодками и людьми, если в воде кто оказался. Один кратер или жерло, как его чаще зовём, посерёдке остаётся, как вход в огромную пещеру. «Окно в Адриатику», так назвал жерло кто-то из приезжих. Потому плаваем мы и рыбачим в ожидаемое время с оглядкой, настороже. После ухода воды с неделю без неё маемся. Маемся, потому что и колодцы наши тоже пустеют. Даже водокачка станционная замирает. А без воды ведь, сами понимаете, не сладко. Правда, дальновидные граждане всегда стараются бочку-другую воды про запас иметь. Почти в каждой бане у нас по несколько бочек стоит, и в погребах бочата.

Продолжу про озеро. Отдаёт жерло пропавшую воду, возвращает. Несколько дней ждём, а что делать?.. И приходит вода. За день до этого гудит впадина. Гудит так, что все слышат. Паровозы — и те слабее кричат. С этим возвратом воды разные рыбины неожиданно могут встретиться. Пила-рыба попадается среди наших щук да лещей. Пилы — это акулы и скаты. Акулы маленькие — до полутора метров, а вот скаты — до пяти метров длины бывают. И те, и другие — это уже жители, как нам приезжие учёные говорят, Тихого океана и Атлантики. Ещё в Средиземном море водятся.

А бывает, что пара уток выплеснется.

А вот что ещё поражает — появляются иногда корабли-призраки. Это посудины, на которых из экипажа — ноль, никого. Не могу сказать, что на столах кофе дымится или чтобы плита была горячей. Нет. Этого нет. Так, наверное, только в морях бывает. У нас же всё остывшее. Правда, впечатление, что моряки недавно покинули судно, — оно есть, присутствует. Но, видимо, трудно живым сохраниться, когда тебя масса воды несёт, несёт, и вот приносит. И тепло сохранить нельзя. Наверняка ведь по каким-то тоннелям, каналам естественным судно тащит.

Лодки у нас каждый имеет. А потому эти корабли никому не интересны из взрослых. Для чего они тут? Куда на них плавать? На них и не развернёшься. Рыбу же мы удочками ловим, самодурами. Кто сеточку и закинет, то небольшую. Вот ребятня — та да! Для них это ещё одна забава! Они так и ждут, когда призрак появится. Облепят посудину и играют в пиратов. Конечно, названия всех мачт и парусов — всё знают. Досконально. Целый день по воде разносятся крики:

— Марсовые! Грот-стеньги крепить!

— Рангоут выправь, эй, Николай!

— Бизань развернуть, расправить на гафеле!

Морские узлы у нас все вязать умеют. Даже старухи. Слышишь порою:

— Матрён! Я свою верёвку для сушки белья привязала шкотовым так, что никто, кроме меня, не отвяжет! Можно сказать, что курсы юнг у нас все проходят ещё в детстве. Вот почему много наших жителей попадает служить на флот. Летом, в День ВМФ, посмотришь — кругом одни тельники. Конечно, в фонтанах никто не купается. У нас их — фонтанов — и в помине нет. Зато всюду застолья с песнями. «Прощайте, скалистые горы» поют. «В тумане скрылась милая Одесса…» любят… И казацкие песни в ходу: «Чёрный ворон», «Не для меня».

Вот из-за появления летучих голландцев у нас во Дворце творчества организовали кружок истории мореплавания и кружок юнг.

Про юнг понятно — типы посудин, архитектура кораблестроения, устройство кораблей, брамсели там всякие, узлы хитрые, сигнальные флажки, классификация якорей, азбука Морзе. А вот наши историки изучают жизнь конкретных кораблей. Выясняют, кто в состав экипажа входил, кто владелец судна. Судовой журнал, если есть, — изучают, что там. Обширную переписку ребятня ведёт. Обычно владельцы откликаются, некоторые даже приезжают, хотят свои корабли вывезти к портам приписки. Сейчас и тягачи соответствующие есть, и платформы подходящие. Но как ты их вывезешь, если дороги у нас узкие, местами топкие, иногда в скальном грунте, да ещё сплошь поросшие лесом? Никак. Дорогу новую проложить? Проще новый корабль заложить. Вот почему корабли эти, стихией выброшенные к нам, становятся собственностью города. Юридически владение ими не оформлено, но фактически они наши.

Всё население нашего городка приняло такой порядок. Когда появляется беспризорный корабль, первым делом он должен попасть в руки кружковцев-историков, а далее — к юнгам. Только так! Это закон!

Сейчас уж не вспомнишь точно, на занятиях ли в кружках, или ребята на берегу, когда пекли картошку, разговаривали, мечтали, предложил кто-то:

— Вот бы обратным манером отсюда попасть в Адриатику или в Средиземное море. У нас лето не наступило, а там уже.

— Да. Нырнуть и. каникулы там провести. Красота!

Кто-то из школьников внёс предложение, приближающее мечты к реальности:

— Для этого не обязательно нырять в момент очередного ухода воды. А чтобы не захлебнуться в потоке воды, нам нужно оборудование для автономного индивидуального плавания.

— Так, может, противогазы раздобыть? — ещё одно соображение было привнесено в разговор.

— Нет. Необходимы баллоны с газом, оборудование, водолазные костюмы — всё-всё для подводного плавания.

После таких рассуждений по настоянию школьников при Доме детского творчества был организован ещё кружок — дайверов, акванавтов, водолазов-глубоководников. В кружок вошли не только ученики. Много взрослых, в основном отслуживших на флоте, вошли. Ведь ясное дело — запахло отпусками, местами пляжного отдыха.

Списались с флотами. Достали «в порядке оказания шефской помощи для целей обучения подрастающего поколения» кое-что списанное, кое-какое действующее оборудование. Что-то купили добровольцы. Расшевелились спонсоры.

Со временем приобрели много техники. Начиная с мощных подводных фонарей, кончая гидрокостюмами. Принялись за дело. Начали с теории.

Подробно изучили возможности акванавтики. Привлекли к занятиям местных спелеологов. Узнали, что много подземных лабиринтов и пещер находится в окрестностях нашего городка. Кроме того, к нам примкнули гидрологи. Мы их раньше называли болотоведы. Много узнали о свойствах воды. Изучили элементарные вещи — использование компаса, научились, как пользоваться навигационными спутниковыми системами ГЛОНАСС и GPS. Научились пользоваться оборудованием акванавтов. Провели много пробных занятий под водой, в затопленных пещерах и шахтах. Освоили приёмы ориентирования в водных потоках. Так при раздвоении течений пускали лоскуты материи или клочки бумаги. Это помогает определять интенсивность потоков и выбирать предпочтительный. Изучили акустику, что тоже помогало ориентироваться в темноте под водой. Одним словом, непросто было. Плавали мы парами. Так надёжнее.

Думали о ручных дельфинах. Чтобы держаться за ними при проплывах. Но посчитали, что дрессировка их — это занятие долгое и недешёвое. Потом они не обязательно на курорты могут направиться.

Долго готовились. Тренировались. Со временем появилась уверенность в успехе.

Тех, кто решился попасть в тёплые моря и океаны через жерло или яму, стали называть ямщиками. Уже два года как ямщики успешно выполняют рейсы на юг и обратно. Освоили мы нырки. Успешно освоили. Метки на пути следования поставили. Проводим свои отпуска на таких вот пляжах. Семьи к ямщикам присоединяются, совершив обычные авиарейсы. Одного из ямщиков вы видите перед собой. Но сейчас я не на отдыхе.

— Как же это?

— Дело в том, что однажды занесло в наше озеро подводную лодку. Нет, не атомную, слава богу. Дизельную! Представляете, какая громадина? И никаких следов пребывания на ней моряков нет. Люки задраены снаружи. Ни продуктов в камбузе нет, ни воды в цистернах, ни белья в каютах. Ничего! Но вот как она без экипажа попала к нам? Это для нас загадка. Скорее всего, разбушевавшаяся стихия сорвала её со стапелей или вынесла из дока, а может, оторвала от причала. Что-то из этого произошло, когда в лодке никого из подводников не было. Дежурные, видно, несли вахту на пирсе… Такие предположения мы строили относительно появления лодки в нашей акватории.

Понятно, что всё население нашего городка страшно обрадовалось. Ещё бы, теперь можно семьями выезжать в отпуска. Риска, считай, никакого. Это тебе не с баллонами за спиной в темноте шарить. Подлодка — это надёжно. А подводников среди нас найти — раз плюнуть! Составь график, кто когда, и — оккупируй пляжи. Жаль, что никакого танкера с соляркой к нам пока не занесло! Вот было бы кстати! Но ничего! Выкрутимся!

С появлением лодки более-менее ясно. Причала для неё у нас нет. Потому болталась она сама по себе, как поплавок в проруби. И вот она вдруг исчезла. Кружковцы, несмотря на порядок, доведённый до всех жителей нашего населённого пункта, были нагло оттеснены от объекта изучения, как мы полагаем, одним типом, который возле лодки всё время тёрся. И объяснял он всем, что полтора года на такой вот ходил. Лодка исчезла из поля нашего зрения. Была, украшала собой плёс. Органично вписалась в пейзаж. Это все отмечали. Но вот исчезла. Вместе с тем кренделем. Даже историки не успели осмотреть её.

Может, утонула? Не успели мы провести сканирование подводного пространства, чтобы найти подлодку, как вода ушла из озера. Ну, это мы ожидали. Сроки подходили. Обнажилось дно озера. Но ПЛ-677 проекта «Лада» в пределах ложа озера не оказалось. Не было! Вода же в положенное время вернулась. Произошло привычное извержение воды. Ей-то что? А вот лодка исчезла начисто.

Понятно, что мы сопоставили все факты, все события пребывания ПЛ в пределах наших берегов и вычислили. Да, это тот самый ловкач, которого все подозревают, крутился возле лодки и в выбранное время один ли, или кого-то ещё подбил, не знаем, исчез вместе с лодкой.

Вот теперь мы, ямщики, привычно перебрались через яму. Надеемся, что перекрыли все места отдыха, все места возможного появления ПЛ. Порты и удобные бухты под нашим наблюдением. Продуктовые базы. Крупные магазины. ВМС в курсе. У всех ямщиков есть средства связи.

— Думаете, схватите, вора?

— Не сомневайтесь! Появится — не уйдёт! Много зла накопили мы. Из-за него общественное достояние ускользнуло из наших рук! ТМ

Юрий Лойко
ЧЕЛОВЕК НА УЛИЦЕ


техника — молодёжи || № 7–8 (1039) 2019


Среднего возраста человек на улице просил подаяние. В вытянутой руке пластиковый стакан, в глазах грусть — глубокая и невыносимая. Рядом смирно сидела собака. Казалось, она не замечала грохот и шум автомобилей, трамваев и прохожих. Многочисленных прохожих, которые бежали по своим делам. Никто из них даже не взглянул на человека. А человека звали Михаилом Ивановичем. Неподалёку в рамке лежала фотография сына. Он погиб в автомобильной катастрофе два года назад, и этот случай наложил глубокий отпечаток на жизнь отца в последние дни его трудовой деятельности. Михаил отлично помнил злополучный день увольнения. В кабинете восседал директор — новейшая модель робота с лицом работавшего там человека.

— Михаил, — звенел он так, словно насмехался. Везде и всегда. — Ты ведущий инженер нашей компании и когда-то занимался поставкой деталей для первых моделей роботов. Помнишь?

— Конечно, — сказал работник, — те модели хорошо продавались. Из них получились первоклассные помощники.

— Я помню. Но! — металлический палец директора взметнулся ввысь.

— Тогда ты пренебрёг нашими правилами и отправил искусственное сердце в новые модели.

— Я хотел хоть немного их очеловечить, ведь моя работа — моё призвание. А это значит, что я вкладываю душу в каждого робота.

— Тогда тебе это сошло с рук только благодаря продажам! — подытожил директор. — Мы продаём роботов, а не очеловечиваем их. Запомни!

— Я вас понял.

— Отлично. Держи, — он протянул Михаилу бумагу.

Человек прочитал и помрачнел. Его увольняли.

— Мы нашли замену, версия робота-инженера. Доставят через две недели. Прости.

Михаил Иванович не нашёлся с ответом. Он мог привести тысячи аргументов в свою пользу, но не стал спорить по одной простой причине. В его голове созрел план, который просто обязан был воплотиться за две недели. Ради Кирилла, его сына. Все последующие ночи Михаил проводил за компьютером, чертежами, формулами и снова чертежами. Глаза покраснели от недосыпа, появились синяки, руки дрожали, голос стал хриплым и еле слышимым. Казалось, каждая клеточка его тела была занята идеями, новыми и необычайно важными для Михаила.

Он выполнял свою работу исправно, но возвращался к разработке, которая помогла ему хотя бы немного изменить мир к лучшему. За последние годы в обществе всё больше происходило увольнений на предприятиях. Механизм прост: нет человека — меньше ошибок и издержек.

В последний рабочий день Михаил ни с кем не разговаривал. Лишь отнёс новый проект офисного робота в отдел производства и вышел из предприятия. Навсегда. На следующий день позвонил директор.

— Ты даже не попрощался, — заметил он. — На тебя не похоже. Но больше всего поразила твоя идея робота, способного отличать хозяина от коллег на работе. Просто поразительно.

— Угу, — ответил Михаил.

— Но некоторые программы зашифрованы. Прости, не могу принять столь дерзкий план. Я отвергаю его. Михаил Иванович положил трубку. Последнее слово за ним. Он набрал номер Василисы, заведующей отделом производства, пока единственной живой души на предприятии. И своей бывшей жены.

— Ради Кирилла, — сказал он коротко и настолько нежно, что голос задрожал от волнения. — Прошу.

— Я ведь потеряю работу, понимаешь? — ответила женщина. — Пойми, всё кончено. Кирилла не вернуть. Каким бы ни был твой план, ничего не поделаешь!

— Просто отправь программу в производство серии роботов. Выпусти сто моделей, ты всё поймёшь, когда они выйдут. А работу всё равно потеряешь, замена неизбежна.

И снова он повесил трубку. Человека окружила тишина.

* * *

Спустя месяц долг за квартплату вырос в два раза, пришлось идти на улицу. В закоулках мегаполиса Михаил нашёл собаку, подкармливал её, часто разговаривал с ней и называл по имени Кирилл. Они следили за новостями по огромным экранам на небоскрёбах. В них говорилось о растущей безработице, всеобщей напряжённости и новой волне депрессии. И лишь спустя два месяца молодой человек у микрофона рассказал о поразительных событиях проявления человечности в офисах города. Один из роботов одолжил крупную сумму денег уволенному человеку, другой подал руку женщине, третий защитил животное на улице.

Михаил Иванович непроизвольно улыбнулся.

* * *

В тот день он страшно голодал. Собака поскуливала, прижималась к человеку и часто-часто дышала. Изредка вскидывала голову и всматривалась в пробегающие мимо модели животных. Грохот автомобилей, топот роботов с портфелями, чашками горячего кофе в руках. Все они спешили на работу, блестели хромированными корпусами на ярком солнце, и только дрожащая рука нищего выделялась среди мелькающего металла. Худые пальцы сжали пустой стакан, человек вздохнул и тут что-то услышал.

Собака пролаяла. Звякнула горсть мелочи, зашелестели банкноты. Стакан наполнился приличной суммой денег. Один из роботов остановился, склонился над Михаилом и заглянул ему прямо в глаза.

Михаил Иванович не находился с ответом. Он взирал на подарок. Потом на робота.

— Приветствую, — только и смог вымолвить бродяга.

— Привет, папа, — ответил офисный работник.

Михаил Иванович на мгновение замер и разрыдался. ТМ

…………………..
ЛЮДМИЛА ВАЛЕНТИНОВНА ЕМЕЛЬЯНОВА
(1936–2019)


Более четверти века она была первым и, конечно же, самым внимательным и въедливым читателем нашего журнала. Получая из её рук корректру, редакторы всегда интересовались её мнением о прочитанном. Никак не навязывая суждений и даже как бы стесняясь своих оценок, она полушёпотом, чтобы кого не обидеть, говорила, какие статьи ей понравились. Про другие — просто умалчивала.

Но от деликатности не оставалось и следа, когда с секретариатом и редакторами начиналась работа по внесению корректорской правки в журнал. В ход жёстко пускались замечания и аргументы, подкреплённые ссылками на Розенталя, Ожегова, Даля, энциклопедии и прочие антиподы Интернета, — она в принципе не доверяла безымянным, не подписанным текстам из сети, не прошедшим корректуру.

Она знала всех наших авторов, не в лицо — а по стилю письма, называя даже тех, кто подписывался псевдонимом.

Она была самым незаметным из самых незаменимых сотрудников ТМ, но уж точно — самым строгим ревнителем и хранителем текстовых литературных традиций старейшего научно-популярного и литературно-художественного журнала страны. А ещё она была прекрасным собеседником, порой отвлекая от работы окружающих своими воспоминаниями: мир тесен, она училась в одном классе с Тадеушем Касьяновым, одним из главных каратистов СССР, помните боцмана из «Пиратов ХХ века»?

Уже после тяжёлой болезни она всё-таки приходила читать макет журнала и делала свою работу чуть ли не до последнего своего дня, говоря, что, вот, сегодня я ещё не могу оставить нашу «Технику — молодёжи».

Она умерла на 82 году жизни.

Она родилась спустя три года после основания журнала.

Нам и нашему журналу будет очень вас не хватать, дорогая Людмила Валентиновна.

Редакция

Владимир Буробин
ПАРАДОКС ФЛЕМИНГА

техника — молодёжи || № 9 (1040) 2019


Четырёхсотлетнее путешествие длиной в сорок триллионов километров подходило к концу. Главная мечта и надежда человечества (по крайней мере последних пятисот лет) занимала теперь четверть главного монитора.

Вот она. Проксима. Звезда в созвездии Центавра. Капитан почти с любовью смотрел на раскалённый шар, плывущий в черноте космоса. С любовью и печалью. Он взошёл на борт «Пионера» тридцатилетним. А теперь ему семьдесят. Почти вся жизнь ушла на этот полёт. Разумеется, как и остальные члены экипажа, он большую часть времени провёл в анабиозе. Но дежурства никто не отменял. По месяцу каждый год. Сорок лет дежурств. Не самое интересное времяпрепровождение.

Капитан откинулся в кресле. Что ж, его задача была довести корабль с колонистами до цели. Он с ней справился. Осталось высадиться на планету. Жаль, нельзя доложить на Землю. Связь давно потеряна. Шальной метеорит постарался. Да и толку от этой связи? Восемь лет ждать ответ? Да и осталось там кому отвечать? Это на корабле четыреста лет прошло, а сколько прошло на Земле?

— Капитан, — его тронули за плечо.

Ариша. Первый помощник. Вся команда теперь на ногах. В анабиозе остались только колонисты. Но и их скоро будить. Им понадобится время прийти в форму.

— Капитан, вам надо это услышать.

Ариша тоже постарела. Годы дежурств не прошли для неё даром. Как и для остальных. Их сегодняшняя летучка (первая за четыреста лет) была похожа собрание в доме престарелых.

— Капитан?

— Что услышать?

— Это.

Ариша щёлкнула тумблером на пульте.

Капитанский мостик заполнили звуки джаза. Это был странный джаз. Неуловимо знакомый и в то же время страшно чужой и далёкий.

— Что это?

— Радиосигнал.

— Источник?

— Пока не ясно. Скорее всего, планета. Проксима Би.

— Боже.

Лицо Ариши растерянное и испуганное. Совсем не характерное для старой космической волчицы.

— Слушайте.

Пьеса заканчивалась. Саксофон взял последнюю пронзительную ноту. Казалось, она будет бесконечной. Ариша не отрываясь смотрела на Проксиму, словно звук шёл из неё.

— А теперь, — сказал мужской голос с приятным баритоном (у капитана отвисла челюсть), — послушаем, кое-что из классики. Бенни Гудмен, «Это было так давно».

Заиграла мелодия. Это был тот самый Бенни Гудмен. С Земли. С планеты за сорок триллионов километров отсюда.

— Я не понимаю. Этого не может быть.

Капитан вскочил и приблизил своё лицо к лицу старшего помощника.

— Ариша, что происходит?

— Не знаю, капитан.

Растеряна и испугана.

— Это обнаружилось случайно. Обычно мы не слушаем этот диапазон. Она что-то повернула на пульте.

Бенни Гудмен растворился в шипении эфира. Затем из этого шипения возникла другая мелодия. На этот раз танцевальная. Затем классика (кажется, Бах). Потом снова джаз.

Потом новости.

НОВОСТИ!

Он схватил её за руку.

«…после встречи с лидерами протестующих заявил, что стороны наконец пришли к компромиссу.

Чрезвычайное положение, объявленное в связи с ураганом Луиза отменено. Жители возвращаются в свои дома. Пострадавших нет.

Футбольный матч «Барселона» — «Локомотив» закончился победой хозяев, два-один.

Это были краткие новости. Оставайтесь с нами».

Он отпустил её руку. На запястье остались красные пятна от пальцев.

— Всем собраться в кают-компании. Немедленно.

Голос его прозвучал хрипло, совсем по-старчески.

— Возможно, мы всё ещё в анабиозе, — штурман Вильямс запустил пальцы в седую бороду, — и всё происходящее мне просто спится.

— Кто-нибудь, разбудите Вильямса, — пошутил механик Мысовский.

Никто не улыбнулся.

— Внеземной разум? — предположил Ким.

— Думаете, док, с нами пытаются установить контакт?

— Не знаю, капитан. Я контакт представлял себе немного иначе.

Капитан обвёл взглядом присутствующих.

— Есть ещё версии?

Второй помощник Кунц побарабанил пальцами по столу.

— Пока мало данных. Нужно слушать эфир.

— Этим занимается Санчес, — сказала Ариша, — он сейчас в радиорубке. Если будет что-то, проливающее свет на ситуацию, сообщит.

— Предлагаю исходить из того, что знаем сейчас. Это не задачка без ответа. Решение, безусловно, существует. Или у вас мозги атрофировались в анабиозе? Вот ты, Маркус, — капитан нацелил крючковатый палец на инженера, — что скажешь?

Маркус почесал нос.

— Если сигнал идёт с Проксимы Би, то совершать посадку на неё нельзя. Более того, нужно остановить двигатели и лечь в дрейф, пока не разберёмся, что к чему.

— Разумно, — капитан кивнул.

— Колонистов пока предлагаю не будить. Лишняя суета нам ни к чему. Что касается версий, — Маркус снова почесал нос, — исходя из известных нам данных, можно предположить, что на Проксиме Би существует разумная жизнь. И эта жизнь во всём похожа на земную. Возможно, даже зеркально, — он усмехнулся, — и, возможно их корабль уже подлетает к Земле, так же, как наш подлетает к ним.

— А возможно, мы никуда и не улетали, — подал голос Ким, — может, над нами проводят какой-то эксперимент.

— Эксперимент длиною в жизнь, — пробормотала Ариша и заметила странный взгляд капитана.

— А что, — Ким вскочил и возбуждённо заходил, — разве это невозможно? Что если за корпусом «Пионера» не космос, а ангар на Земле? И за нами всё это время наблюдали целые поколения учёных?

— И цель этого эксперимента? — Кунц вопросительно поднял бровь.

— Откуда мне знать? Мало ли на что дают гранты…

— Скажи ещё, что мы участники реалити-шоу, — хмыкнул Вильямс.

Все заговорили разом. Будто прорвало. Ворохом посыпались версии. Одна фантастичнее другой. Ким и Вильямс что-то чертили на листке бумаги. Даже Ариша сбросила оцепенение и, раскрасневшаяся, что-то доказывала Маркусу.

Капитан просто сидел и смотрел. Ему всё было ясно.

Он был удивлён, что сразу этого не понял. Он же знал, что это могло случиться. Знал ещё тогда, сорок, нет, четыреста лет назад.

Перед самым стартом у него мелькнула одна мысль. Она так его поразила, что он поспешил поделиться ей с Главным. Главный его выслушал, взял за плечо и сказал: «Капитан Флеминг! Приказываю вам выкинуть из головы свои дурацкие парадоксы! И не вздумайте болтать об этом с экипажем. Вам ясно? Пусть будет что будет».

Он так и сделал. Выкинул это из головы и не болтал с экипажем.

Но теперь всё изменилось.

Пришло время поболтать.

— Друзья, — сказал он тихо, ио его услышали. Словно ждали. Повисла тишина.

Он прокашлялся.

— Друзья, — начал он снова, — я думаю, я знаю отгадку. Вы не поверите, насколько всё просто.

Никто не произнёс ни слова. Ему показалось, что экипаж превратился в единый организм с восемью нарами глаз.

— Это не внеземной разум.

Капитан зачем-то выдержал паузу.

— Это земной разум.

Одна пара глаз моргнула. Это Ариша.

— В каком смысле, капитан?

— Всё просто и грустно. Нас обогнали. Все переглянулись. Молчат.

— Не понимаете? — капитан вздохнул. — Технический прогресс не стоит на месте. Наш полёт был рассчитан на четыреста лет. А через, скажем, двести, пусть триста лет был изобретён двигатель в сто раз, в тысячу раз мощнее. Или вообще принципиально иной способ путешествий. Мгновенный. Так, что планета Проксима Би населена не инопланетянами, а нашими, земными ребятами. Мы практически вернулись на Землю. Вот так.

Потрясены, разумеется. Будешь тут потрясённым. Вся жизнь впустую.

— Да уж, прокатились, — произнёс кто-то.

— Предпочитаю версию со сном в анабиозе, — Вильямс грустно улыбнулся.

Кунц покачал головой: «Пока мы тряслись в телеге, нас обогнали на самолёте».

— И что нам теперь делать, капитан?

— Ариша старается не заплакать.

— Ну, что делать… Продолжаем полёт по плану. Ожидаем торжественной встречи и почётной безбедной пенсии. По крайней мере, нам не придётся выращивать кукурузу в ледяной пустыне.

Топот. Санчес, радист, влетел в кают-компанию.

— Ничего не понимаю! Там корабль. Поздравляют с прибытием и просят впустить на борт делегацию.

Капитан Флеминг медленно поднялся. Подал руку Арише.

— Ну что ж, пойдёмте. Встретим гостей, как положено. Земляки всё-таки. ТМ

Александр Филичкин
ПРИШЛЫЙ ЧЕЛОВЕК


техника — молодёжи || № 9 (1040) 2019


Владимиру Куницыну приходилось очень долго добираться до института. Поэтому всё время, что студент находился в пути, о и резался в компьютерные игры. Посещал сайты, где шли разговоры о том, как легче убить супостата. Как набрать мощи и перейти на другой уровень.

Так было до тех пор, пока кто-нибудь не добирался до финиша. Там он натыкался на замок колдуна и пытался освободить принцессу. Но чародей оказывался так силён, что этот отрезок игры никто не мог пройти помногу раз. Влад даже подумал, что крутые чуваки убеждаются в бесполезности попыток. Однако не хотят признать поражение и переключаются на другие квесты. По крайней мере, все они один за другим исчезали с форума.

В тот майский день Влад ехал в альма-матер. К тому времени он много раз сражался с колдуном. Перебрал кучу вариантов, но всё оказалось напрасно, и он не мог одолеть программу.

В это время вагон прибыл на станцию «Рязанский проспект». Парень вышел на перрон. Шагнул на эскалатор, и тут в голову пришла мысль: «Нужно применить артефакт «Повелитель времени». В этом раунде я не использовал амулет, а он может перенести аватара на тысячу лет назад. Может быть, в прошлом колдун не так крут, и его удастся убить?».

Влад вышел из метро. Вынул из кармана смартфон и запустил игру. Заставил аватара надеть кольцо и приготовиться произвести магический жест.

К этому времени парень оказался у электрической подстанции. Поравнявшись с дверью, он уставился на экран и нажал на кнопку «Ввод». Глаза резанул яркий свет. Уши заполнил грохот, а тело подняло в воздух и швырнуло во тьму.


Волхв Барма потерял равновесие и качнулся. Стараясь не упасть, схватился за посох, на который опирался, и, пережидая дурноту, замер. За прошлый месяц это чувство появлялось достаточно часто. Затем перед глазами появлялся образ молодого человека, одетого в странные одежды. Иногда вместо парней встречались девушки и даже отроки.

Служитель Перуна сразу понял, что бог насылает видения и даёт знать, где искать людей, появившихся неизвестно откуда. Крепкому старцу оставалось прийти в себя от откровения, полученного свыше, и отправить послушника в деревню.

Жившие там вятичи не могли ослушаться приказа, и чуть погодя возле капища появлялся охотник. Жрец сообщал следопыту, где искать пришлого. Объяснял, что иноземца надо проводить к святилищу и направить к алтарю. Всё остальное дело волхва. Он встретит гостя и проводит в ту сторону, куда велят боги.


Вокруг Влада всё изменилось. Вместо асфальта иод ним находилась трава. На смену бензину в нос ударил запах земли. Исчез шум машин, зато слышался шорох листвы. Поднявшись на ноги, студент огляделся и понял, что находится на поляне, окружённой лесом.

Влад любил фантастику, прочитал множество историй и понял, где очутился: «Я задействовал артефакт «Повелитель времени», после чего моего аватара, а с ним и меня заодно, перекинуло на тысячу лет назад! — догадался он. — Но ведь для этого нужна энергия!».

Новоявленный «попаданец» выключил «наладонник». Тяжело задумался и стал вспоминать детали переноса. Перед глазами всплыла картинка. Он шагает от метро и проходит мимо двери с табличкой «Высокое напряжение».

«Значит, я нажал на кнопку, когда оказался рядом с подстанцией, — сделал вывод парень. — Смартфон испустил сигнал. Закодированный импульс наложился на магнитные поля, исходящие от трансформаторов. Поток энергии изменил траекторию движения и потёк по лучу ионизированного воздуха, соединяющего кабели и компьютер. Точно так же молния бьёт в работающий телефон.

Сила тока оказалась так велика, что произошёл пробой континуума. К счастью, меня не испепелило, а лишь затянуло в открывшуюся дыру и перебросило неизвестно куда. Судя по растительности и времени года, я на Земле и нахожусь в том же месте, что и раньше. Но в каком времени? Видимо, в прошлом. Вряд ли в будущем останутся такие дебри.

Насколько я помню, вятичи появились здесь в восьмом веке и начали строить городища. Получается, что нужно двигаться к тому месту, где позднее возвели Кремль».

Влад сориентировался по солнцу. Открыл карту города в смартфоне. Измерил расстояние от Рязанского проспекта до Красной площади и узнал, что это одиннадцать километров по прямой.

«Кремль будет воздвигнут в северной точке излучины Москвы-реки. Там, где в неё впадает Неглинка, — рассуждал Влад. — Значит, нужно выйти к руслу и следовать вверх по течению, — он выключил питание. С печалью подумал: — Завтра батарея разрядится».

Сунул гаджет в карман и двинулся в путь.


Спустя пару часов Влад вышел к небольшому ручью. Встал на колени. Втянул в себя чистую воду и утолил жажду. Сполоснул руки, которые запачкал, когда делал посох. С наслаждением умыл разгорячённое лицо. Поднялся в полный рост и наткнулся взглядом на невысокого человека, стоявшего на другом берегу.

Светлые волосы незнакомца спускались до плеч и были перехвачены на лбу кожаным ремешком. Обветренное лицо заросло курчавой бородкой. Несмотря на густую растительность, Влад понял, что перед ним находится молодой мужчина. Скорее всего, ровесник.

На нём были кожаные штаны и такая же куртка, из-под которой выглядывала рубаха из грубого полотна. На ногах лапти с онучами. В руках короткое копьё с костяным наконечником. За плечом висит лук. Вместо пояса верёвка. К ней привязан нож в деревянном чехле, а из-за спины виднеется топорище с насаженным на него КАМЕННЫМ топором.

Незнакомец улыбнулся и сказал нечто похожее на «Будь здрав!».

— И тебе по здорову! — ответил парень.

Охотник улыбнулся:

— Мя зовати Вячко, — и ткнул себя пальцем в грудь.

— Влад, — представился студент.

— Камо грядёши? — последовал вопрос.

Парень вспомнил, что названия географических мест каким-то образом сохраняются на протяжении тысячелетий.

— К реке Москве, — сообщил он и заметил недоумение на лице собеседника.

Секунду спустя Вячко воскликнул:

— А, Маск-ава!

Окрылённый успехом, Влад добавил:

— Река Неглинка.

На этот раз охотник думал дольше, а потом спросил:

— Можа Нёгла?

Охотник заулыбался, мол, не посрамил честь местных жителей. Поманил рукой, повернулся и двинулся вверх по течению ручья.

Парень перепрыгнул узкий ручей и догнал проводника. Дальнейший разговор происходил на ходу. Он также вёлся на двух языках, но благодаря кровному родству каждый из собеседников кое-как понимал чужие слова.

Влад спросил, почему они идут на север, когда ему нужно на северо-запад. На что получил ответ, что впереди топкое болото, и лучше обойти с той стороны. Парень подумал и решил, что не стоит перечить. Охотник лучше знает, что здесь и как. В конце концов, приведёт к жилью, а там видно будет.

Абориген обернулся, окинул заинтересованным взглядом попутчика и задал вопрос, почему он так странно одет.

— Купец привёз, — не стал вдаваться в подробности парень.

Охотник продолжил разговор:

— Я из рода тура, а ты чей?

— Из рода куницы, — ответил Влад.

Спутник замолчал и продолжил двигаться на север. «Попаданец» топал за проводником и думал:

«А что если геймеры, которые не появлялись на форуме, тоже оказались в древних временах? Не один же я такой умный в Москве? Каждый из игроков добывал артефакт «Повелитель времени». Бился с чародеем и в любой момент мог прийти к мысли использовать кольцо по назначению.

Вот только куда их перебросило, и удастся ли их найти? А встретиться с ними мне бы очень хотелось. По крайней мере, будет о чём поговорить. Может быть, мы сможем создать нечто вроде коммуны? После чего выступить в роли литературного героя Марка Твена, которого писатель изобразил в романе «Янки при дворе короля Артура». Вспомнить всё что можно и поднять местную культуру хотя бы до уровня Средневековья?»


Ближе к полудню охотник остановился у огромного дуба. Повернулся к Владу. Указал рукой на тропинку, выходившую из леса, и сказал:

— Шагай к святилищу. Там тебя встретит волхв Барма и скажет, куда зовут боги. Если он не явится до вечера, то вернёшься по дорожке. Отсюда она приведёт тебя к нашей деревне. Там спросишь, где найти Вячко.

Молодые люди попрощались, и каждый пошёл в свою сторону. Охотник направился домой, а «попаданец» двинулся дальше. Пересёк дубраву, оказался на круглой поляне и огляделся.

По периметру площадки стояли двенадцать деревянных столбов, вертикально врытых в землю. Каждый из них был в обхват толщиной и в два человеческих роста высотой. Украшенные резьбой, тотемы находились на равном расстоянии друг от друга. Отстояли от опушки на десяток шагов и образовывали кольцо диаметром около десяти метров.

В центре святилища высилась статуя Перуна, вырубленная топором из древесного ствола. У ног семи-метрового бога находился плоский камень. Видимо, это был алтарь, где приносили жертвы.

Влад приблизился к капищу. Прошёл между тумбами, служившими воротами, и остановился. Он рассмотрел, что лицо истукана выражало не отеческую суровость, а гневливую жестокость. Глубоко посаженные глаза пялились на человека, посмевшего вторгнуться в святая святых. Пока пришелец рассматривал капище, из-за деревьев, оказавшихся за спиной парня, вышел крепкий старик. Вскинул натянутый лук с вложенной в него стрелой. Прицелился и разжал пальцы, удерживающие хвостовик. Выпущенный на свободу, снаряд рванулся вперёд. Оперение свистнуло в воздухе, и костяной наконечник вонзился под левую лопатку чужеземца.

Влад почувствовал сильный удар сзади. Тело прошила нестерпимая боль. В следующий миг сознание парня померкло, и он рухнул навзничь.

Волхв положил ладонь на рукоять костяного ножа, заткнутого за пояс, и осторожно подошёл к незваному гостю. Убедился, что он не шевелится. Нагнулся и обхватил пальцами запястье чужеземца. Легко выпрямился, наклонился вперёд и потащил за собой безвольное тело. Приволок убитого к алтарю и бросил его возле камня. Взялся рукой за стрелу, торчащую из спины мертвеца, и резким движением обломил древко.

Из раны выплеснулось немного крови. Она растеклась по куртке и застыла небольшой лужицей. Барма обмакнул в жидкость обломок стрелы. Стряхнул капли на жертвенник и прочитал молитву, в которой благодарил Перуна за помощь в борьбе с нечистью.

Покончив с ритуалом, он оттащил неподвижное тело к овражку, находившемуся за капищем. Сбросил в яму и пошёл обратно. В трёх шагах от низины старик наткнулся на обувь, слетевшую с ноги мертвеца. Брезгливо подняв вещь, Барма швырнул её в ту сторону, где упокоился чужестранец.

Кроссовка ударилась о ветку дерева, стоявшего над обрывом. Упала вниз и оказалась на дне оврага. Всё пространство было усеяно телами молодых людей. Старик не опасался, что кто-нибудь найдёт не захороненных покойников. Да и требовать от него ответа, куда девались люди, приведённые охотниками, никто не посмеет. Он устало вздохнул и пошёл к своей избушке.


Очнулся Влад, когда стемнело. Парень попытался встать и почувствовал, как огненная волна всколыхнулась в спине, растеклась по телу и заполнила всё существо. Он судорожно сцепил зубы и дождался, когда схлынет пылающая лава, заливавшая мышцы. Затем снова пошевелился, но начал двигаться аккуратнее.

С огромным трудом поднявшись на ноги, он увидел, что находится среди множества трупов, лежавших на дне оврага. Судя по неприятному запаху, наполнявшему воздух, некоторые находились здесь уже давно. Взглянув на одежду, парень понял, что все они были из его родного времени. «Нашлись-таки пропавшие геймеры!» — горестно подумал он.

Подняв голову, Влад осмотрел склоны, заросшие подлеском. Среди кустов он разглядел нечто вроде дорожки, ведущей наверх. «Похоже, что её проторили мертвецы, сброшенные вниз», — решил парень и, хватаясь руками за ветви, стал медленно подниматься наверх. Выбравшись на равнину, он лёг на правый бок, который болел меньше, чем левый, и надолго затих.

Пока отдыхал, думал:

«Кто в меня стрелял? Вряд ли это Вячко. Охотник мог убить меня ещё возле ручья. Значит, это был волхв. Зачем он это сделал? Видимо, принёс меня в жертву Перуну так же, как и всех остальных. Избавился от неведомых пришельцев, явившихся неизвестно откуда, а заодно задобрил своего бога. Что, в общем-то, правильно с его точки зрения. Зачем убивать своих людей, когда можно отправить на тот свет чужих?

Теперь второй вопрос — что делать дальше? Идти в деревню не имеет смысла. Наверняка обо мне сразу сообщат волхву, и он с радостью докончит чёрное дело. Значит, нужно топать к Кремлю. Но в таком состоянии я вряд ли смогу продраться сквозь глухие чащи. К тому же, неизвестно, что сделают со мной люди, живущие в городище. Скорее всего, поступят по приказу своего священника и точно так же принесут в жертву.

Спрятаться в лесу — значит остаться без всякой посторонней помощи. То есть обречь себя на медленное умирание от потери крови, от воспаления раны и голода. А заодно от дождей и холодов, которые могут вернуться в любой момент. Хотя вряд ли я долго протяну. Загнусь через пару дней от инфекции, занесённой стрелой. Или меня загрызут волки. Их сейчас полным-полно».

Размышляя о безрадостных перспективах, которые ожидали его в скором будущем, Влад поднялся на ноги и кое-как добрался до статуи Перуна. Осторожно сел у подножья идола и, стараясь не задеть рану, привалился к дереву спиной. Сверху послышалось глухое ворчание. Над головой загрохотал гром, а на бледное лицо парня упали первые капли дождя.

«Ещё и вымокну напоследок…» — безразлично подумал незадачливый «попаданец». Поднял голову и увидел, что всё небо затянуто клубящимися тучами, между которых то и дело проскакивали сверкающие молнии.

«Идёт гроза! — отметил Влад. — А я на открытой поляне возле высокого истукана. Ещё чего доброго, в него ударит молния. Хотя это лучший выход из ситуации».

Парень достал смартфон. Включил батарею, а для верности нацепил на голову наушники. Он где-то читал, что, как любая антенна, они как бы «притягивают небесное электричество».

Немного посидел и подумал: «А вдруг сработает?» — он запустил игру. Заставил аватара приготовиться к переносу на тысячу лет вперёд. Спрятал смартфон за пазуху. Положил палец на кнопку «Ввод» и, надеясь, что успеет нажать её вовремя, стал ждать.

Спустя минуту сверкнула молния, и всё погрузилось во мрак.


Влад открыл глаза и понял, что находится в СОВРЕМЕННОЙ палате. Обрадованная его пробуждением, мама поведала следующую историю. Два дня назад его нашли на улице. Кто-то вызвал «скорую». Машина отвезла его в больницу, где сделали операцию и вырезали из спины обломок стрелы.

Парень выслушал рассказ. Сказал, мол, что очень устал, и сделал вид, что уснул.

Отболтаться от следователя оказалось труднее, но полицейский сделал вид, что поверил в амнезию, и закрыл дело. После этого появились люди, которые убедили его выложить всё как есть. Они конфисковали смартфон. Посоветовали держать язык за зубами и взяли «подписку о неразглашении».

Агенты намекнули, что благодаря его компьютеру найдены пропавшие геймеры. Родственников известили об этом, а скелеты захоронили в запаянных гробах.

О том, что засекреченный институт изучил файлы «игрушки», не было сказано ни слова. На самом деле учёные многое поняли в том, что произошло с парнем, и сильно продвинулись вперёд в создании машины времени. ТМ

Михаил Дьяченко
«ПУШКИН»


техника — молодёжи || № 9 (1040) 2019


— Вот, смотри! — он взял с ленты транспортёра свежий детектив и сунул его в приёмное окно машины.

— Это же Марья Скворцова! — удивился его приятель Семён из отдела маркетинга. Он любил книжки Скворцовой.

— Угу, — кивнул ему Игорь и ехидно улыбнулся.

Машина представляла собой большой куб, стоящий в конце длинного транспортёра. Фронтальную грань куба занимал сенсорный экран, под ним в центре была маленькая табличка «Пушкин», набранная рукописным шрифтом, а в нижнем правом углу — две кнопки: красная и зелёная. К задней грани куба присоединялась толстая пластиковая труба, уходящая в пол. Игорь нажал зелёную кнопку.

Экран машины осветился, он был разделён на множество вертикально стоящих прямоугольников, которые один за другим начали заполняться ровными строчками букв.

— Страницы! — догадался Семён и от интереса приоткрыл рот.

Он работал в другом, транспортном отделе и чудо-машину видел впервые. Презентация книжного рецензента состоялась в московском НИИ «Книжчитмаш» месяц назад, аккурат в его отпуск. Впрочем, Игорь уважил друга и сейчас запустил для него персональную презентацию.

— Ты прав, старик, — сказал он. — Сейчас «Пушкин» отсканирует всю книгу и выстроит текст в цельное произведение. Потом подключит искусственный интеллект и проведёт структурный анализ.

Текст на мониторе начал помещаться в прозрачные прямоугольники разного размера с синими контурными линиями.

— Несогласованные предложения ищет, — пояснил Игорёк. — Стиль проверяет.

Экран стал покрываться красными штрихами — машина помечала некоторые слова и предложения. Скоро от красного у Семёна зарябило в глазах.

— Это чего? — растерялся он.

— Литературные штампы, ошибки, ненормативная лексика.

— Ух ты!

В нижнем правом углу экрана появились три разноцветных счётчика: синий, зелёный и красный. По ним, иногда обгоняя друг друга в числовом выражении, побежали цифры.

— Индексирует, — довольно кивнул Игорь.

Цифры на экране вдруг застыли, а из динамика раздался негромкий писк.

— Всё! — подтвердил Игорь.

Семён хмыкнул.

— Вот это, — палец Игоря постучал по замершей зелёной цифре 93, — читабельность текста. Хорошая. Это, — его палец переместился на синюю цифру, — оригинальность книги. Здесь она низкая — 21 процент.

— А это? — Семён потыкал пальцем в красную цифру 95.

— Это совсем плохо, — объяснил Игорь. — Ошибки, повторы, несогласования, ругань и прочее. Техническое качество. А что мы делаем с плохими книгами?

— Что? — спросил Семён.

— Уничтожаем, — ответил приятель и нажал на красную кнопку. Внутри машины угрожающе зашумело, появившаяся на экране страница текста разлетелась на виртуальные осколки.

— И не жалко? — удивился Семён.

— Ты знаешь, сколько таких «шедевров» он уже уничтожил?

Его друг отрицательно покачал головой.

— Много, — коротко сообщил Игорь.

— Поэтому не жалко.

— А как он их уничтожает?

— Специальный нож отделяет страницы от обложки, шрёдер рубит всё в мелкий винегрет и отправляет на склад вторсырья, — Игорь указал на пластиковую трубу сзади машины. — Ладно, пойдём, покурим, а «Пушкин» пускай работает.

Он поменял настройки, вызвав на монитор панель управления, и заранее приготовленные книги сами поползли по транспортёру в машину.

— Это был демонстрационный режим, — говорил Игорь, пока они шли по коридору. — Когда он «пилит» в обычном режиме, выглядит это не так эффектно, зато процесс идёт быстрее. И неважно, бумага это или электронный файл, он может читать всё. Второй «Пушкин» в отделе электронной вёрстки стоит — он без транспортёра. Издательства шлют нам свои вёрстки, а мы их анализируем. Поэтому наши рецензии всегда раньше книг выходят.

Он толкнул дверь курилки.

— Без «Пушкина», сам знаешь, производственный отдел всегда зашивался, — сказал Игорь, вытрясая из пачки уже третью за утро мальборятину. — Попробуй в день больше пятидесяти индекс-рецензий выдать. С ума сойдёшь. А этому агрегату хоть бы хны — он пятьдесят штук в час делает, только книжки подавай.

— Как у Стругацких в «Хромой судьбе», — заметил Семён. — У них тоже машина была, которая книжки оценивала.

— Угу, — кивнул друг, — только у них фантастика, а у нас — жизнь.

Семён задумчиво курил, укладывая в голове новое положение вещей на рынке рецензий.

— Когда мы его запустили, он пару часов в день только и работал, — сообщил Игорь и стряхнул пепел мимо консервной пепельницы. — А теперь целый день пашет. И уже два раза мы его производительность повышали. Авторы, гады, пишут! Но куда им против него? У него искусственный интеллект к печатному тексту адаптирован. И плевать ему на количество и качество — голова не болит. И нам польза — на книги с индексами «Пушкин» — спрос выше. Про пего теперь только самый тёмный читатель не знает. Взял книжку, посмотрел индексы, понравились — взял, нет — поставил обратно на полку.

— А почему «Пушкин»? — спросил Семён.

— Ну он же гений.

— А сам он книжку напишет?

— Надо у электронщиков спросить…

— Игорь задумался. — Если перенастроить его по-особому и в генерирующем блоке покопаться, то, наверное, сможет…

Предположение Игоря прервал резкий и громкий сигнал тревоги. Потом на несколько секунд пастушила тревожно ощутимая тишина. Её прервал топот ног. Игорь неслышно пошевелил губами, словно перебирая в голове комбинации, и вдруг выпалил:

— «Пушкин»!

Он бросил недокуренную сигарету и, резко открыв дверь, большими скачками понёсся в производственный отдел. Семён побежал следом. Когда они вбежали в отдел, вокруг машины уже толпились люди. Технари Слава и Саша пытались перепрограммировать «Пушкина», и по хмурым лицам ребят было нетрудно догадаться, что дела плохи. Семён увидел экран машины и замер от удивления.

По экрану сплошным потоком ползла буквенная абракадабра — то справа налево, то слева направо, то сверху вниз, то врассыпную. Абракадабра меняла цвет и выдавала иногда вполне осмысленные слова. Вот на дисплее загорелось красное «козёл», потом поползла в сторону зелёная «девушка привлекательной наружности», из верхнего угла попрыгал вниз по диагонали синий «ещё крепкий такой дедок, Берлин брал».

«Пушкина» тошнило. ТМ

Геннадий Тищенко
ЧУДЕСА НА ХУТОРЕ БЛИЗ…


техника — молодёжи || № 10 (1041) 2019


Смешалось всё не только в нашем грубом Материальном Мире, но и в Тонком. Не то что в былые времена. Раньше всё было понятно: вот ангелы с архангелами хоралы поют, вот демоны с чертями и полтергейстами разными проказничают. А теперь путаница пошла. Тут тебе не только эльфы с гоблинами и Дарт Вейдер со Скайвокером… Один Гарри Поттер чего стоит! Его же многомиллионными тиражами издают, да ещё столько фильмов наклепали… А ведь всё в Тонком Мире откладывается! Потому там и столпотворение вавилонское!..

Но перейду к сути.

Перво-наперво потух свет. То есть электричества не стало не только на хуторе, но и вообще на Земле! То есть на всей планете всё электричество вырубилось! А следовательно, перестали функционировать радио и телевидение, компьютеры и Интернет. Не говоря уже о подаче воды и, пардон, о работе канализации! Ладно, у нас, допустим, отхожее место, то есть «удобства» все, во дворе, а воду можно дедовским способом из колодца поднять. А что творится в стольной Москве или каком-нибудь Париже?! Это же просто уму непостижимо!

Ну, думаю, не беда, это всё только в грубом мире творится. То есть на плотном уровне, называемом также Материальным. Но ведь есть ещё ощущаемый мной тонкий план, в котором не только мыслеформы всякие обитают, но и литературные персонажи, не говоря уже о героях фольклора.

Как объяснила мне мудрая Аэлита, в результате внезапно происшедшей инверсии геомагнитного поля Конёк-горбунок разучился летать и творить чудеса, а Змей Горыныч не только летать перестал, но и с извержением огня у него проблемы начались. Даже Баба-яга без транспорта осталась! То есть без своей ступы.

Пришлось войти в медитацию, называемую нынче изменённым состоянием сознания, и стал я не только слышать голоса всякие, но и кое-что видеть. Само собой — третьим глазом.

Перво-наперво услышал я Горыныча.

— Дожили, — хмуро сказала его Злая голова Доброй голове. — Теперь придётся всё в сыром виде жрать!

— А сыроедение, между прочим, очень даже полезно, — молвила Средняя голова, имевшая заметный голубой оттенок. — Не верите — гляньте в Яндексе!

— Нет теперь твоего Яндекса, — добродушно напомнила Добрая голова. — Капец пришёл и Гуглу, и вообще всей Сети!

— Что ж делать-то будем? — спросила Голубая голова (будем уж всё называть прямо, как оно есть).

— Жить как предки, — Злая голова вздохнула. — Натуральным, так сказать, хозяйством. Без всех этих деликатесных изысков, консервантов и вкусовых добавок.

— Действительно, отнесёмся ко всему диалектически, — согласилась Добрая голова. — Как говорится, нет худа без добра. Будет у нас всё своё, хуторское, или, как сейчас говорят, фермерское. То есть без химии и всяких прочих ГМО.

Пришлось мне встрять в интимный разговор Горыныча, хотя, по сути, он как бы сам с собой беседу вёл. Но, коль я его слышу, подумал я, то, вероятно, и он меня уловит.

— На словах-то, — говорю, — всё легко. А откуда столько дерьма взять, если без химии? Удобрять-то почву всё равно надо!

— Чего-чего, а этого добра, думаю, у нас всегда навалом, — прогрохотала Злая голова.

— Но ко всему с умом подходить надо, — добавил я. — Рачительно, по-хозяйски.

— Ой, а кто это нас такой противный подслушивает?! — тенорком спросила Голубая головушка.

— Простите, нечаянно, — извинился я. — В медитативном, так сказать, состоянии.

Добрая голова неожиданно занервничала.

— А как же конфиденциальность? — спросила она. — Теперь, получается, всякий случайный сможет нас подслушивать?

— Не случайный, — попробовал я возразить. — Я ведь с хутора, который близ.

— Да поняли мы, — молвила Голубая голова. — Лично я, к примеру, — за коллективизм! Чем больше мы будем, так сказать, общаться, тем.

— А вот я ему бы слова вообще не давала! — прокричала Маргарита, пролетавшая мимо на метле. — Не было раньше такого нездорового явления в нашей литературе, и тем более в фольклоре!

— Чего это она летает, эта Маргарита? — прогрохотала Злая голова. — Почему она летает, а мы не можем?!

— Действительно, — подхватила Голубая голова. — Несправедливо это!

— Вы персонажи фольклорные, — пояснил Конёк-горбунок, мирно щипавший травку на лугу. — Потому и взяли вас, так сказать, в оборот современные авторы, что у вас и авторских прав как бы нет. А вот у меня автор есть! Ершов его фамилия. Но летать я сейчас почему-то тоже не могу.

— Если больше семидесяти лет прошло — забудь про авторские права, — с громоподобным хохотом пояснила Злая голова. — Теперь тебя всякий может помянуть, как ему вздумается. Так же, как Чапая, Анку и Петьку. Я имею в виду троицу из анекдотов, то есть из устного народного творчества, а не подлинных исторических, так сказать, прототипов.

— А как же тогда с красноармейцем Суховым, Абдуллой и Саидом? — спросила Голубая голова. — Про них тоже анекдотов — тьма! Как, впрочем, и про Штирлица с Мюллером. А семидесяти лет-то ведь не прошло!

— Всякий теперь упоминать нас, думаю, может, когда захочет, — сообщил джедай Йода, неторопливо нарезавший круги вокруг русских персонажей.

— Так это же хорошо! — воскликнул Кощей Бессмертный, доковыляв до Голубой головы Горыныча. — Бесплатный, так сказать, пиар.

— Какой, к чёрту, пиар, когда Интернета нет?! — возмутилась Злая голова. — И телевидения нет, и радио! Мы же теперь варимся, так сказать, в собственном соку!

— Зато мы вместе, — попыталась успокоить всех Голубая голова, с недоверием косясь на Кощея.

— Имей в виду: голубизна вовсе не означает склонность к геронтофилии, — предупредил Кощея Горыныч (точнее, его Добрая голова), после чего Бессмертный отступил от Змея на пару шагов.

— А порядок наводить надо, — выйдя из тени, сообщил ночной дозорный, похожий на актёра Хабенского, который играл Антона Городецкого. — Поскольку мысль материальна, как доказано земной наукой, то все мы, то есть мысленные порождения людей, можем влиять и на материальный мир.

— Да, действительно, — поддержал Антона мокрый с головы до ног Ихтиандр, похожий на актёра Коренева, игравшего Человека-амфибию.

— Геомагнитная инверсия — дело, конечно, серьёзное, но и мы тут не пустое место!

— Магнето предлагаю пригласить! — крикнул Йода, завершавший очередной вираж. — Помните, какая у него энергетика?!

— Обойдёмся без героев комиксов, — заявил Ариэль, персонаж Александра Беляева, который почему-то тоже летать не разучился. — Конечно, они тоже классические, но не по разряду литературы. Да и чужды они нашему менталитету!

— Тогда Гэндальфа, — не успокаивался Йода. — Или людей в чёрном с их бесчисленными инопланетными контактами! Да и Терминатор немалой мощью обладает!

Тут же из мглы материализовались Иэн Маккелен, исполнявший в фильмах, снятых по произведениям Толкина, роль Гэндальфа, и вовсе никем не званый Элайджа Вуд, сыгравший хоббита Фродо Бэггинса. А за ними уже играл горой мускулов Терминатор в исполнении Арнольда Шварценеггера.

— Кругом одни англосаксы, — проворчал Вячеслав Тихонов, он же Исаев-Штирлиц, явившийся на помощь славянским персонажам. — А ведь они едва не вступили в сепаратные переговоры с нацистами!

— А как же ваш интернационализм? — спросил вынырнувший из небытия Томми Ли Джонс, один из двух главных героев франшизы «Люди в чёрном».

— Я уже не говорю о знаменитой советской борьбе с расовыми предрассудками, — поддержал его Уилл Смит, куролесивший вместе с Томми во всех фильмах франшизы.

— Теслу надо просить, — неуверенно предложил Хабенский. — Электромагнетизм — по его части. Он, а точнее, его полумифические деяния тоже стали своего рода современным фольклором.

— Дыма без огня не бывает, — заявил Ариэль, подлетая к нелетающим фольклорным персонажам. — Тесла с электричеством точно разберётся!

— Извините, но Тесла — реальное историческое лицо, — напомнил Ихтиандр. — Он проходит по другому ведомству.

— Нам нужен не сам Тесла, а его мифические достижения, — терпеливо настаивал Ариэль. — Ведь по слухам, и Тунгусский метеорит, и Филадельфийский эксперимент — его рук дело. Геомагнитная инверсия для него — раз плюнуть!

— А поскольку информация о Тесле весьма распространена, то и силу она имеет немалую, — согласился с единокровным персонажем Ихтиандр.

— Но Тесла, как я понимаю, сейчас в загробном мире, — задумчиво проговорила голова Доуэля. Профессора притянули на спор эманации его собратьев, созданных Александром Беляевым.

— Если уж на то пошло, то количество почитателей деяний Гриффина или капитана Немо не уступит количеству почитателей Теслы, — заявил подлетевший неведомо откуда Гарри Поттер.

— Какой такой Гриффин?! — возмутился Ихтиандр. — Я, к примеру, не знаю никакого Гриффина!

— Неудивительно, — язвительно заметил Гарри Поттер, поправив очки.

— Откуда дикому индейцу знать Человека-невидимку, одного из самых популярных персонажей английской фантастики!

— Вот она, колониально-расистская сущность англосаксов во всей своей красе! — прогрохотала Злая голова Горыныча. — Истребили миллионы индейцев и ещё что-то вякают!

— Напомню тогда о профессоре Челленджере, — не успокаивался Гарри Поттер. — Он, между прочим, заставил всю планету вздрогнуть!

— Славянофобствует англосакс, — вполголоса заметил Горыныч, точнее, всё та же его Злая голова. — Как же! Ведь Тесла — серб православный! А Немо хоть и индус, рождённый фантазией француза, а всё под британской короной…

— Он как раз против владычества Британии и боролся! — возразила голова профессора Доуэля, вдруг осознавшая себя гражданкой Франции.

— Друзья, — остановила разгорающийся спор Аэлита. — Дозвольте сказать марсианке! Со стороны, как известно, видней. У нас на Марсе магнитного поля вообще нет, однако наша цивилизация хоть и закатывается уже не одно десятилетие, а летающие корабли и лодки по-прежнему функционируют. Думаю, всё дело в вере! Вот верил Алексей Толстой в марсианскую цивилизацию, потому и существуем мы, обитатели Тумы, хотя бы в Тонком Мире. А в кого сейчас больше всего верят земляне?

— В Аллаха и его пророка Магомеда, — неуверенно сказал капитан Немо.

— А может быть, всё-таки в Христа? — спросил Доуэль. — По-моему, христиан всё-таки больше!

— Это вряд ли, — усомнился капитан Немо. — У меня нет точной статистики по индуистам, верящим в индийских богов, но ведь скоро моих соотечественников будет больше, чем китайцев. И не забывайте также про синтоистов, буддистов и так далее.

— Про богов вы правильно напомнили, — поддержал капитана Немо Ариэль. — Поскольку я неплохо знаю Индию, думаю, поклонников Кришны, Брахмы, Шивы, Лакшми, Кали и прочих индийских богов и богинь больше, чем всех поклонников научной фантастики и фэнтези вместе взятых. А если вспомнить богов Древней Греции, Древнего Рима, древних славян, викингов, майя, ацтеков.

— А ведь, пожалуй, Немо прав, — прервал Ариэля Ихтиандр. — Как ни крути, а в богов верят всё ещё больше, чем в фольклорных и авторских героев.

В это время в небе мощно загрохотало, и из облаков появился грозный Перун. Через мгновение рядом возникли Ра, Зевс, Тор, Ярило, Кецалькоатль, Попульвух и ряд других богов разных времён и народов.

— Ой! — воскликнул Конёк-горбунок, поднимаясь в воздух. — Я снова могу летать! Наверное, именно боги инверсию и ликвидировали!

Тут же Змей Горыныч исторг огонь из всех своих пастей и умчал в поднебесье.

Конёк-горбунок ловко поднырнул под меня, и через мгновение я взмыл на нём на околоземную орбиту, откуда мог обозреть весь Тонкий Мир, окружающий родную планету. На Западе перемещались армады гномов, орков, гоблинов и троллей. На Востоке над армиями нагов, пандавов и прочих персонажей Махабхараты, вооружённых астравидиями, проносились виманы самых разных размеров, от крошечных летающих колесниц до целых космических городов. Над территориями Китая, Кореи, Японии и прочих юго-восточных стран отсюда были видны лишь драконы самых разных мастей. На севере Африки древние титаны, а может быть, атланты возводили пирамиды и сфинксов. Ближе к Тигру и Евфрату армии шумеров, возглавляемые анунаками Энки и Мардуком, сражались за власть над землёй и небом.

То на Ближнем Востоке, то в Азии грохотали ядерные взрывы. Лишь на Севере мирные гиперборейцы вспахивали поля гигантскими плугами, в которые были запряжены мамонты. А на юго-восточных границах империи ариев возводилась бесконечная стена, ограждающая северян от плосколицых и узкоглазых южан.

Голова шла кругом от многообразия чудес, проплывавших подо мной, а когда я взглянул вверх, то кроме гигантских звездолётов увидел разнообразных кошмарных существ, которым не было числа. Описать их я просто не могу, нет у меня таких слов! Представители светлых сил, конечно, тоже присутствовали, но были они почему-то далековато, из чего я сделал вывод, что до Земли у них руки (или другие конечности и органы воздействия на окружающий мир) ещё не скоро дойдут.

— Ну что, Вий, нагляделся? — спросил Конёк-горбунок. — Возвращаемся домой, а то скоро твой третий глаз будет видеть, лишь когда тебе кто-то веко откроет… ТМ

Андрей Анисимов
ДАР НЕБЕС


техника — молодёжи || № 10 (1041) 2019


— Марк! Ма-арк! — голос Тимура Тихони заметно дрожал, выдавая волнение и растерянность. — Марк!

— Ну что тебе? — раздалось в ответ ворчливое.

Сидящий на самом краю платформы Тимур поглядел на вскрытый вязочный узел, из которого вовсю хлестал прозрачный сок, потом на рваный облачный покров далеко внизу и жалобно произнёс:

— Марк, я уронил его.

Метрах в десяти от Тимура из хитросплетения арматурных стеблей показалась вечно хмурая физиономия Марка Грозовой Тучи.

— Что ты там опять натворил?

— Зерно! — горестно вздохнул Тимур. — Пальцы от сока совсем скользкие, я только достал его, а оно взяло и выскользнуло.

— И что?

— Провалилось в щель между стеблями и упало. Вниз!

— Понятное дело, вниз, — проворчал Марк. — Не вверх же ему падать.

Голова закачалась и приподнялась. За ней показались плечи и туловище долговязого худого парня, облачённого в обычный рабочий комбинезон. Выбравшись из клубка стеблей на относительно свободное место, он двинулся к Тимуру, ловко цепляясь за ростки-стойки.

— Какое зерно ты уронил? Тимур судорожно вздохнул.

— Сегментальное.

— Что? Ты уронил сегментальное зерно?!

— Ну да. Я тебе и говорю, — забормотал Тимур. — Я только вскрыл узел и уже начал было прививать зерно, как оно вдруг выскользнуло из рук — и туда, — он ткнул пальцем под ноги, указывая на промежуток между стеблями. — Прямо вот в этот просвет. Марк открыл рот.

— Ты хочешь сказать, оно упало… на землю?

Тимур весь сник.

— Да.

Марк несколько мгновений молчал, оторопело глядя на своего незадачливого напарника, потом накинулся на него с криком:

— Сегментальное зерно! Чёрт бы побрал тебя и твои кривые руки! Ты понимаешь, что ты наделал? Вот навязали мне напарничка.

Тимур отёр тыльной, чистой, стороной ладони выступившие на лбу капельки холодного пота и снова вздохнул. Понимает ли он? Ещё бы не понимать! Без сегментальных зёрен невозможно вырастить ни одну полноценную платформу; на каждую их надо, по меньшей мере, штук двадцать, а то и тридцать. Между тем Питомник может дать лишь четверть необходимого, из-за чего за сегментальные зёрна идёт вечная драка. Утерять такое означало недополучить несколько сотен кубических метров живой массы. А это, в первую очередь, арматурные стебли и поплавки-антигравы — сам каркас платформы, И ещё: влагосборники, питатели, а также куча всего остального, что можно потом привить и вырастить на этой основе, — масса самых различных вещей, столь необходимых им, людям, живущим между бездной Верхнего неба и закутанной в облачный саван землёй.

Для того чтобы закончить эту платформу, им осталось привить к уже готовому каркасу пять штук сегментальных зёрен. Четыре они привили. А вот пятое. Пятое теперь лежало где-то ужасно далеко внизу? на неведомой и страшной земле.

— Ну, чего ты молчишь? — закончил свою гневную тираду Марк. — Не знаешь, что сказать. Тогда я скажу тебе. Знаю точно — сегодня нам влетит, обоим. И всё из-за тебя!

Тимур закусил губу.

— А что если достать его?

— Ты совсем спятил! — всплеснул руками Марк. — Достать. Как?

— Спуститься вниз и. — Тимур заглянул в злополучную дыру. — Мы не успели далеко уплыть, я заметил место, где оно упало. Было видно поверхность.

— Нет, ты точно спятил, — бросил Марк. — То, что упало, потеряно навеки. Надо иметь не голову, а пустоцвет, чтобы додуматься до такого, Спуститься вниз! Это надо же!..

Выпалив последнюю фразу, Марк ещё раз прошёлся в адрес своего недотёпы-напарника и двинулся к своему рабочему месту. Тимур проводил его долгим взглядом, кусая губу, потом подобрался поближе к краю платформы и заглянул за её край.

С той поры как яростное пламя Большого Огня сожгло землю и тех, кто обитал на ней, вниз действительно никто не спускался. Вернее, почти никто. Единичные смельчаки, отваживавшиеся ступить на землю, рассказывали жуткие истории об изуродованном этим огнём мире, где были лишь спёкшаяся от невероятного жара почва, редкие клочки зелени, да руины того, что когда-то было человеческим жильём. Предки тех, кто сейчас жил на многочисленных платформах, уцелели лишь потому, что были рабочими на воздушных фермах, и рукотворный всепоглощающий огонь, уничтоживший прежний мир, просто не достал до них. Земля покрылась облаками поднятой ввысь пыли и пара, и её поверхность иногда не видели по целым неделям. Предоставленные самим себе, фермы со временем разрослись, превратившись в настоящие летающие острова, те, кто жил и работал на них, научились выращивать всё необходимое, в том числе и то, что раньше, до Большого Огня, якобы делали из разных неживых материалов, железа например. В том числе и сами платформы. Их основу составляли ныне стебли необычайно прочного вьюна, плодоносящего поплавками, держащими всю растительную конструкцию в воздухе, и чашами питателей, к которым затем прививали зёрна того, что требовалось вырастить дополнительно. Платформы выращивались посекционно, из специальных зёрен, которые привозились из Питомника. И оттого, что их вечно не хватало, да и везти приходилось невесть откуда, стоили эти зёрна очень дорого. Потеря даже одного зерна была серьёзным происшествием, и хотя такое случалось, и не раз, Тимуру от этого было не легче. К концу этого месяца платформа должна достичь требуемых размеров, а без зерна, которое он уронил, сделать это невозможно. С них спросят, а ему ещё влетит отдельно. Что же делать-то? Тимур тяжело вздохнул и грустно повёл глазами, словно ища, кто бы ему помог выпутаться из создавшегося положения. Внезапно взгляд его остановился на привязанной к платформе связке плотов. Состоящие почти целиком из поплавков и маховых листьев, они использовались для перелёта между платформами, так что вполне подошли бы и для спуска вниз. Что произойдёт, если он быстренько соскользнёт к земле, найдёт зерно и тут же вернётся обратно? Он не задержится на земле ни на мгновение больше того, сколько потребуется, чтобы поднять зерно. Не пройдёт и часа, как он снова будет на платформе, Никто и не заметит.

Несколько секунд Тимур колебался, борясь между страхом перед неведомой землёй и неизбежным наказанием, метнул взгляд туда, где скрылся Марк, и в приступе отчаянной решимости ухватился за причальный отросток одного из плотов.

* * *

Облачный покров создавал серый сумрак, из-за которого окружающий пейзаж, и без того безрадостный, выглядел ещё более мрачным. Пока шёл спуск, всё внимание Тимура было приковано к управлению плотом, который так и норовило снести в сторону порывами ветра, сейчас же, достигнув земли, он смог наконец хорошенько оглядеться.

Место, где упало зерно, оказалось небольшой долинкой, окружённой неровным валом низких каменистых холмов, поросших редкой желтоватой травой и столь же редким чахлым кустарником. Та же растительность присутствовала и в долине, кроме этого было ещё несколько уродливых низких кривых деревьев, обступивших полузасыпанную песком длинную узкую впадину — русло давно пересохшей реки. Если не считать жухлой растительности, серый цвет был здесь основным: свинцовое небо, пепельная земля… Редкий проскользнувший сюда луч солнца на короткую минуту оживлял этот унылый подоблачный мир и, скользнув по холодной земле, исчезал где-то за холмами.

Поёживаясь, Тимур спустился с плота и остановился, привычно закусив губу. Он был уверен, что легко и быстро найдёт упавшее зерно, однако, увидев, какова земля на самом деле: понял, что это не такое уж и простое дело. Характер поверхности оказался куда сложнее, нежели он представлял себе, кроме того, в почве обнаружилось большое количество трещин, способных скрыть предмет даже куда больший, чем сегментальное зерно. Однако отступать было поздно. Или он зря спускался сюда: в это царство вечного сумрака?

Тимур поискал, к чему бы прикрепить причальные отростки плота, чтобы тот не унесло ветром, но так и не найдя ничего подходящего поблизости, просто придавил их крупными камнями. После чего приступил к поискам зерна.

Это и впрямь оказалось непростым делом. В первую очередь Тимур осмотрел те места, где могло укрыться зерно: старое русло и самые большие трещины, но, так ничего и не найдя, расширил район поисков, не забывая при этом поглядывать и вверх. В разрывах облаков он видел свою платформу, и хотя та двигалась не быстро, Тимур понял, что ещё немного — и ему придётся догонять её. Прикинув, сколько времени есть у него в запасе, он продолжил поиски с удвоенной энергией.

Зерна нигде не было. Ярко-жёлтое, круглое, величиной с кулак, оно было бы хорошо заметно, попади даже в тёмные разрывы трещин, но как Тимур ни старался, он не нашёл ничего, схожего с ним. Зерно могло разбиться при ударе о грунт, однако он не нашёл ни его кусков, ни следа от падения с большой высоты достаточно весомого предмета.

Остановившись на минуту передохнуть и подумать, Тимур вспомнил про ветер, сделал поправку на движение воздушных масс и двинулся к холмам.

На сей раз поиски были недолгими. Он не успел даже подняться к вершине первого из трёх находящихся в выбранном направлении холмов, как увидел его. Зерно лежало целёхонькое, удобно расположившись в небольшом углублении, оставленном ветром в песке за камнем. При виде его у Тимура гора упала с плеч. Не помня себя от радости: он схватил драгоценный растительный зародыш и быстро завертел его в руках, чтобы убедиться, что падение не принесло зерну никакого ущерба. Зерно оказалось совершенно невредимо. Тимур рассмеялся, заботливо отёр с зерна прилипшие песчинки, сунул его в карман комбинезона и, бросив взгляд в сторону близкой вершины, до которой так и не дошёл, собрался было уже уходить, как вдруг остановился: Из-за холма выглядывало что-то нетипично зелёное, резко контрастирующее с остальным серым пейзажем. Придерживая оттопыривающийся карман, Тимур осторожно подкрался к вершине, потом сделал ещё несколько шагов, выбрался на самый верх и замер, поражённый открывшейся ему картиной.

За чередой холмов лежала ещё одна долина, прорезанная таким же высохшим речным руслом, над которым, подобно исполинской шляпке гриба, раскинулась полусферическая крона диковинного дерева, каким-то чудом державшаяся на невероятно тонком стволе. Ветви её были почти безлистны, зато со множеством вздутий, мешкообразных утолщений и коротких отростков. В первый момент Тимур не понял, что перед ним, а когда понял, едва не задохнулся. Проросшее сегментальное зерно!

Кто-то когда-то тоже уронил сюда зерно, и оно дало всходы. Правда, вид у них был совсем иной, нежели если бы оно росло в воздухе или было привито к телу платформы, но в остальном это был самый обычный платформенный сегмент. Поплавки удерживали на весу раскинувшиеся на многие метры вокруг центрального ствола ветви-стебли, отягощённые набухшими питателями, едва не разрывающимися от созревших уже клубней, полных витаминного сиропа, запах которого Тимур уловил даже с такого расстояния. Однако не сам сегмент, выросший в этой пустыне, удивил Тимура.

От стеблей к земле тянулись толстые нити грубых верёвок, концы которых были обмотаны вокруг камней, удерживающих лёгкое из-за поплавков растение на месте, не давая тем самым возможности ветрам вырвать из почвы корни или сорвать крону с непропорционально тонкого ствола. Вокруг последнего, кроме того, шёл валик специально уплотнённой земли, внутри которого хорошо были видны следы влаги.

Полив, догадался Тимур. Растущее зерно заякорили и поливали, и сделать это могли только разумные существа. Люди!

Осознание того, что местность обитаема, и что здесь, внизу, на сожжённой и изуродованной земле жили люди, поразило Тимура, как удар молнии. Он вытянул шею и завертел головой, но увидел не больше, чем до этого. Ни людей, ни каких-либо признаков того, что они находились где-то поблизости. Обежав взглядом унылый простор вокруг, он снова уставился на сегмент. Порыв ветра качнул его, и Тимур только сейчас заметил, что на стеблях есть ещё что-то, кроме верёвок. Какие-то цветные лоскутки и множество иных предметов, навешанных за тонюсенькие, едва видимые отсюда ниточки.

Украшения? Подношения? Они специально разукрашивали растение, словно подчёркивая его особенность. И значимость. Их можно было понять. Здесь, в этом сером и холодном мире, среди полуживой растительности, едва выживающей на скудной почве, это пышущее силой произрастание, полное питательных клубней, должно было казаться им настоящим чудом, принесённым из неведомого дивного сада изобилия. Поэтому его ещё и умасливали, считая, наверное, что внутри кроется какая-то загадочная, может быть, даже разумная сила. Люди, повторил про себя Тимур и потрясённо покачал головой. Значит, кто-то всё же выжил.

Спустившись с холма, он подошёл к сегменту, обошёл вокруг него, разглядывая эти жалкие и трогательные знаки внимания, потом, сам не зная зачем, потрогал оттопыривающийся карман, в котором лежало зерно. И задумался.

Если он сейчас вернётся, привьёт зерно к платформе, всё будет улажено. Может быть, его взгреют за этот нырок к земле, но главное — он вернёт зерно. А вот если б он его не нашёл…

Если б он его не нашёл, оно осталось бы лежать здесь, в этих песках, потом оно проросло бы, и местные получили бы ещё один несколько недоразвитый, но всё равно ценный своими плодами сегмент. Сколько он уже здесь? Лет пять? Десять? В лучшем случае, если зерно потеряно совсем недавно, и если не случится какого-нибудь катаклизма, сегмент будет кормить их ещё лет двадцать или тридцать, а потом столь нежданно свалившееся на их головы счастье завянет и умрёт. Второе зерно здорово помогло бы им, когда погибнет то, что выросло из первого.

Словно самостоятельные существа, пальцы Тимура залезли в карман и извлекли на свет зерно. Затем разгребли каменистую почву, опустили его в лунку и засыпали одним движением. Посадив зерно. Тимур выпрямился, посмотрел на крошечный бугорок под ногами, перевёл взгляд на покачивающийся на ветру сегмент и, поднимая ногами пыль, побежал вверх по склону… Добравшись до плота, он раскидал удерживающие его камни и вскочил на рулёжный горб. Плот расправил маховые листья, взмахнул ими, поднимая в воздух лёгкое растительное судёнышко. Ещё несколько взмахов — и он оказался уже высоко над поверхностью.

Бросив прощальный взгляд на землю, Тимур увидел убегающую вниз и назад долинку, холмы и сегмент, казавшийся отсюда махоньким серовато-зелёным пятном. Потом всё пропало в дымке низкой облачности.

Едва плот исчез из вида, из-за соседнего холма показался человек. Невероятно худой, с серой, покрытой шрамами кожей и всклоченной шевелюрой, никогда не знавшей ножниц и гребешка, он был облачён в короткую груботканую накидку, которая одна и прикрывала его наготу. Подскочив к насыпанному над зерном холмику, он слегка, кончиками пальцев, прикоснулся к нему, потом, воздев к небесам тощие руки, прошептал что-то сухими, синими от холода губами и опрометью бросился в свою деревню. Сообщить радостную весть, что один из обитателей небес, чьи острова плавают над вечной пеленой облаков, под самым солнцем, спустился сегодня на землю, одарив их неожиданной милостью.

Ещё одним семенем Древа Жизни. ТМ

Павел Подзоров
СПЕЦИАЛИСТ УЗКОГО ПРОФИЛЯ


техника — молодёжи || № 10 (1041) 2019


«Лучше нету жениха,

Чем работник ЖКХ».


Полночь. Пора выходить на работу. Как раз прошёл хороший дождь — похоже, дел будет много.

Я осторожно выхожу из своей каморки. Это полуподвальное помещение, почти незаметное за мусорными баками в глубине двора. Принадлежит оно местному ЖКХ, с начальником которого мы давние друзья. Именно он принял меня на работу и выхлопотал это жильё. Небольшое, но всё-таки. Официально я числюсь каким-то «сторожем». Но мне он выдал бумагу с названием моей должности, которой я очень горжусь. А в прошлом квартале мне вручили почётную грамоту. Зачем она мне — не знаю, но понял: должность моя почётная.

* * *

Начальник нашёл меня в лесу. Он собирал грибы недалеко от своей дачи. На моё счастье у него в крови было большое содержание вещества, способствовавшего притуплению страха и повышению общительности, вызванное употреблением местного напитка, называемого «коньяк». Он как раз пел песни и разговаривал с грибами, когда наткнулся на меня. Одним мыслеимпульсом я передал ему информацию о себе, заодно добавив эмоции мира и дружелюбия. Мы разговорились. Точнее, говорил только он, а я общался мысленно.

И мой новый приятель любезно согласился помочь. А когда на подходе к его даче на дороге встретилась огромная лужа, и я — в ответ на его бурчание, дескать, «Ну ни черта делать не умеют!..» — ликвидировал её, он пришёл в восторг и тут же предложил устроиться к нему на работу.

* * *

Иду, стараясь избегать редких прохожих. Не хочу их пугать. Правда, я в спецодежде. Но всё же…

О! Вот и лужа. Она расположилась прямо посреди асфальтовой дорожки. Да ещё в таком месте, что прохожим приходится обходить её по бокам, по жирной глинистой грязи. Это очень неудобно. Особенно для старушек и молодых мам с детишками.

Что ж, приступим. Я опускаю в лужу оба своих хоботка и, не спеша, всасываю её. Внутри моего организма все твёрдые частицы отделяются от воды. Песок, стекло и прочее разогреваются и превращаются в однородную пластичную массу. К ней добавляется часть воды, которая, смешавшись со сложным составом из желёз внутренней секреции, превращает это месиво в прекрасный строительный раствор. Остальная вода и органика идут на восполнение запасов жизненной энергии, или, попросту говоря, — в пищу.

Готовый раствор я с изрядным давлением выплёскиваю под асфальт, пока не увижу, что углубление полностью исчезло. Конечно, я ещё не специалист, и могут быть отклонения (обычно 0,2–0,4 градуса). Но лужи на этом месте больше не будет.

* * *

Мой корабль, или, по-вашему, «летающая тарелка», потерпел аварию около года назад. По местному исчислению, конечно. Да так неудачно, что передатчик оказался существенно повреждён. Сигнал я кое-как смог отправить. И даже настроил его периодический повтор. Но в лучшем случае при такой мощности из этого сектора он дойдёт до галактического маяка лет через 10–12. В худшем — через 100–150. Но я не переживаю. Судя по состоянию местных дорог и дорожек, работы на мой век хватит. И я гордо принимаюсь за дело. Ведь, как написано в бумаге, выданной мне начальником ЖКХ в вечер нашего знакомства, я — Почётный Лужехлёб! ТМ

Эмиль Вейцман
ЛИМОНЕЛЛА


техника — молодёжи || № 11 (1042) 2019


Инженер Михаил Александрович Чернов проживал в коммунальной двухкомнатной квартире в одном из спальных районов Москвы. Прописанных в ней было двое — сам Чернов и доцент Богуславский. Последний, впрочем, постоянно проживал у жены, сдавая свою комнату внаём. Несколько лет назад её снял некий гражданин, крайне необщительный, крайне вежливый и весьма аккуратный. Внешность его была «какой-то не такой», но вот чётко определить её особенность Чернов был совершенно не в состоянии. Лишь однажды Михаил Александрович вдруг подумал про соседа: «С Луны он что ли свалился?», но тут же внутренне одёрнул себя — ведь в конце концов никаких проблем с Алексеем Леонидовичем (так звали соседа) никогда не было.

Но пришёл день, когда они появились: сосед исчез. Впрочем, само исчезновение соседа не могло квалифицироваться в качестве чего-то особенного — ну съехал и съехал. Сегодня один постоялец, завтра другой. Вот только вместе с исчезновением Алексея Леонидовича Черновым овладело странное беспокойство, словно объявилась некая сила, толкающая его на странный поступок, а именно, на проникновение в чужую комнату, в которой от него, Чернова, ждали чего-то очень важного. Какое-то время Чернов не знал, что ему делать, но когда из квартиры сверху стала поступать вода и в больших количествах, Михаилу Александровичу пришлось, что называется, повертеться. Разумеется, он немедленно отправился к соседям сверху с требованием немедленно прекратить безобразие, но оказалось, никакого безобразия наверху и в помине не было — ванну никто не принимал, полы не мыли, а сантехнические коммуникации были в полном порядке. Последнее было чётко зафиксировано срочно вызванным сантехником. Так откуда же вода? Не иначе, как дал знать о себе полтергейст, в который мало кто верит. Очень скоро уже соседи из нижерасположенной квартиры пожаловали к Чернову и стали выяснять отношения. В частности, соседи захотели заглянуть в комнату, где проживал странный гражданин, — может быть, именно из неё поступала вниз вода. Короче, пришлось срочно вызвать доцента Богуславского, что и было сделано.

Доцент приехал, все заинтересованные стороны вошли в комнату. Она оказалась основательно залита водою, невесть откуда взявшейся в помещении. Попытались установить, каким образом она могла поступить в комнату, — тщетно. По ходу дела Чернов обратил внимание на растение, стоящее на подоконнике в деревянной! кадочке. Растение напоминало лимонное деревце. Судя по его листьям, опушенным вниз и потерявшим свежесть, оно совсем недавно испытало острую нехватку воды и ещё не оправилось от обезвоживания. Чернов, как бы сочувствуя растению, притронулся ладонью правой руки к одному из его листьев, и тут в его душе прозвучал мелодичный женский голос:

«Я так ждала, что ты придёшь и напоишь меня. А ты всё не шёл. Пришлось мне отправить сигнал SOS…» Чернов резко отвёл руку от бессильного, как ему показалось, древесного листка и скользнул глазами по лицам окружающих его людей. На них, однако, не было никаких следов удивления или замешательства. А закончилась вся эта история тем, что был составлен официальный протокол о залитии двух квартир водою, поступившей неизвестно откуда. Словом, затопление имело место, ущерб от него был, а кто виновник — неизвестно. Потерпевшие могут подать в суд. Например, на коммунальщиков. Короче, дело закончилось практически ничем, но ничего подобного больше не повторилось. Доцент Богуславский оставил соседу по коммуналке на всякий случай ключ от своей комнаты, а инженер Чернов, в свою очередь, исправно, два раза в неделю, полива.! растение в кадочке, пошедшее после всего случившегося в бурный рост. Исчезнувший жилец так и не явился, но это мало кого волновало, включая доцента Богуславского, поскольку, как оказалось, деньги за съём комнаты Алексей Леонидович заплатил за год вперёд.

А месяца через два после описанных выше событий в Москву пожаловал всемирно известный Зеев Мессер, экстрасенс и предсказатель…

Узнав о гастролях всемирно известного Зеева Мессера, Михаил Александрович вдруг решил попасть на один из психологических сеансов этого человека и что-то предпринять с целью прояснения случившегося в его квартире. С большим трудом инженер достал билет на психологическое представление и в его ходе предложил себя в качестве действующего лица, иными словами, индуктора, с помощью которого Мессер мог бы продемонстрировать свои сверхвозможности. Произошло всё так. Михаил Александрович, внутренне трепеща, вышел на сцену, ему дали листок белой бумаги с карандашом и предложили написать тайное задание для экстрасенса, которое тот должен выполнить на глазах у всего честного народа. Чернов написал, крепко зажал листок в кулаке левой руки и взглянул в глаза Мессера — готово, дескать.

Экстрасенс крепко сжал своей левой ладонью запястье руки Михаила Александровича, в которой была записка с заданием, и приказал:

— Повторяйте про себя написанное вамп! Повторяйте!!!

Волосы экстрасенса, казалось, стояли дыбом, его глаза сверкали, но ещё ярче сверкал в лучах прожектора большой многокаратный бриллиант перстня, надетого на средний палец свободной, правой руки Зеева Мессера.

— Повторяйте про себя! Думайте! — повторно прокричал экстрасенс в ухо Чернова.

Михаил Александрович начал повторять про себя фразу, написанную им на листке бумаги, и тут экстрасенс громко воскликнул:

— Что-о!? Мне придти к вам домой и обследовать какое-то растение?!

— Да он псих! — крикнул кто-то из зала.

В этот момент у Чернова закружилась голова, и Михаил Александрович опустил на сценические подмостки.

— Воды! — последовал приказ Мессера, и дама, ведущая действо, а заодно и законная супруга экстрасенса, бросилась со стаканом воды к Чернову, сидевшему у ног Мессера в полуобморочном состоянии.

— Товарищи! — крикнул экстрасенс (дело происходило в советские времена). — Товарищи! Этот человек не сумасшедший, и в его квартире действительно случилось нечто экстраординарное. Я побываю в ней. Непременно!

Зесв Мессер, будучи в каталептическом состоянии, сняв пиджак и обувь, уже минут тридцать лежал на тахте в комнате Чернова. В это время Михаил Александрович молча сидел в кресле, еле дыша. Наконец экстрасенс очнулся, сел и надел обувь. Внутреннее напряжение Чернова в это время резко возросло. Почувствовав это, экстрасенс сказал:

— Михаил Александрович! Расслабьтесь. Ну чего вы, право!.. Впрочем, скажу я вам, случай совершенно исключительный. Начнём с этого растения. Первый раз сталкиваюсь с представителем растительного царства, обладающим столь сильным биополем.

Мессер замолчал, словно размышляя, стоит продолжать разговор на эту тему или же нет. Чернов отважился воспользоваться возникшей паузой и спросил:

— Зеев Григорьевич! У растения сильное электромагнитное поле?

— Электромагнитное поле?! Да ничего подобного. Я имею в виду именно биополе. Оно совершенно отлично от полей электромагнитного характера. Поверьте мне. Уж я-то знаю, о чём говорю. Но это, так сказать, сугубо между нами. Как и всё, что вы услышите от меня. Кстати, что представлял собою исчезнувший, как вы изволили выразиться, жилец?

— Да какой-то странный он был. Такое впечатление, словно с Луны свалился. Жил себе, жил и вдруг исчез. Ответ Мессера поразил Чернова:

— Упомянув Луну, вы оказались недалеко от истины… Для вас он, разумеется, исчез. Но вообще-то… вообще-то он погиб.

— Так надо же сообщить об этом…

Экстрасенс резко оборвал Чернова, пустив в ход всю силу своего психологического воздействия:

— Кому сообщить?! Что сообщить?! Что странный постоялец вашей квартиры погиб при неожиданном крушении летающей тарелки. Вы, наверное, слышали о таких таинственных объектах?

— Слышал. О них сегодня много пишут в разных изданиях. Вот недавно по телевизору передача была на эту тему. Академик какой-то выступал. Заявил, что летающие тарелки — сплошное мракобесие и ещё там что-то.

Мессер в ответ саркастически улыбнулся, после чего сказал:

— Знаю я этих академиков. С их точки зрения, я тоже являюсь мракобесом и шарлатаном. У них одна песня — есть пространство-время и четыре фундаментальных взаимодействия в нём. С помощью последних можно объяснить всё на свете. Раз нет экспериментального подтверждения существования особой биоэнергии, значит, оной и быть не может.

Вот только для сё фиксации, позвольте заметить, специальные приборы нужны, не изготовленные из минералов и мёртвой органики. Нужны особые приборы. Живые! Вот как эта лимонелла.

Тут экстрасенс кивнул в сторону цветка, перенесённого Черновым в свою комнату и стоящего в данный момент на подоконнике. Цветок выглядел великолепно. Его листья приобрели особый блеск и упругость, но что особенно важно, на нём красовался зрелый плод, очень похожий на лимон.

С момента образования цветочной завязи и до окончания созревания плода прошло не более недели, и всё это время у Михаила Александровича было такое ощущение, будто какая-то неведомая сила пьёт и пьёт его жизненную энергию, но при этом дефицит энергии очень быстро восполняется.

— Это растение называется лимонеллой? — задал вопрос Чернов.

— Именно таково его название, — ответил Мессер и добавил. — Вернее, её.

— Её? — удивился Михаил Александрович.

— Именно сё. Растение это женского пола. Разве вы не чувствуете к этой представительнице растительного царства какого-то особенного влечения?

— Ещё как чувствую, — признался Чернов.

— И она к вам неравнодушна. Но расстаться вам придётся. За растением скоро придут.

— Кто?

— Кто-нибудь из тех, чьим имуществом данный передатчик является.

— Передатчик?

— Именно. Вы же понимаете, использовать для связи друг с другом электромагнитные волны, тут экстрасенс сделал паузу, пристально поглядел в глаза Чернову, после чего закончил начатую фразу, заметно понизив голос, — инопланетяне не могут.

— Инопланетяне?!

— Они! Электромагнитное приёмо-передающее устройство запеленгуют в два счёта. Зачем инопланетянам лишние хлопоты. А тут устройство, работающее на высокоэнергетическом биоизлучении. Ни одна спецслужба на Земле сто не в состоянии обнаружить. Гуманоид-разведчик мысленно диктует лимонелле текст сообщения, она переводит его в модулированные биоволны, после чего направленно их излучает в нужном направлении. Растение это выращено по специальной технологии. В ней использованы женские гены. Как известно, женщины более чувствительны и эмоциональны, чем мужчины. Напоминаю ещё раз. Держать наш сегодняшний разговор в большом секрете. Иначе неприятностей не оберётесь.

— Спасибо, Зсев Григорьевич, за ваш визит ко мне. Разумеется, я последую вашему совету. Позвольте только задать вам ещё один вопрос.

— Вы мне уже задали его. Умственно. Объясняю. Лимонеллу некому было поливать после смерти гуманоида. Она запросила помощи, и помощь пришла — в виде полтергейста.

Тут Чернов тяжело вздохнул. Мессер моментально понял причину этого вздоха и, похлопав Михаила Александровича ладонью по спине, сказал:

— Ну-ну! Не унывайте. Всё проходит, пройдёт и ваша необычная любовь к этому растению. Михаил Александрович! Вы мне очень нравитесь, и я открою вам ещё один секрет. Плод на лимонелле созрел. Этот плод, извините меня за каламбур, является плодом симпатии между вами и этим растением. Ваша биоэнергия инициировала в организме лимонеллы зачатие этого плода. Плод этот содержит несколько семян. Это фактически ваши дети. Да-да! Дети! Попробуйте вырастить их, и они принесут вам счастье и удачу.

— Это что-то вроде непорочного зачатия?! — воскликнул Чернов.

— Да! Что-то вроде, — ответил Мессер и добавил после короткой паузы: Аллах вдохнул свой дух в Мариам, и она родила Ису. Это из Корана. А теперь прощайте! Вот-вот к вам придут… ТМ

Владимир Марышев
МЫ ЕЩЁ ПОЛЕТАЕМ


техника — молодёжи || № 11 (1042) 2019


Глеб спешил, но возле нависшего над тротуаром объёмного экрана невольно замедлил шаги. Реклама зазывала зрителей на новый фантастический боевик «Ад по-марсиански». Создатели трейлера включили в него самый смак: перестрелки не поделивших Красную планету первопроходцев, смертельные гонки на марсоходах, нашествие внезапно пробудившихся подземных чудовищ…

«Какая чушь, — поморщился Глеб. Но ничего, вот вернутся с Марса настоящие первопроходцы — тогда снимать подобную ерунду станет глупо. Сначала, правда, надо ещё туда попасть. Эх, могли я когда-нибудь подумать…»

И тут, перебив его мысли, за спиной раздался пронзительный, полный боли детский крик. Глеб словно споткнулся, по инерции сделал ещё шаг, затем развернулся и бросился назад.

Догадаться, что случилось, было нетрудно, — хватило взгляда на пробку, забившую проезжую часть. Длинная колонна автомобилей едва колыхалась, и какой-то пацан решил, что запросто пробежит через дорогу. А один из водителей, как назло, вздумал резко подать машину вперёд…

Больше всего Глеб боялся, что не успеет. Но мальчик, к счастью, был жив. Его успели перенести на тротуар и подстелить под худенькие плечи просторную чёрную куртку. Он лежал на ней с закрытыми глазами и тихонько стонал.

Вокруг щуплой фигурки собрались человек двадцать. Они переговаривались:

— Теперь только ждать «скорую»…

— Да когда ещё она здесь будет! Видели, что на дороге творится? Не дай бог, не доживёт пацан…

— Позвольте, — сказал Глеб, раздвигая толпу.

— Дорогу врачу! — крикнул кто-то.

— Я не врач, — поправил его Глеб. — Но думаю, что смогу помочь.

Он присел на корточки рядом с парнишкой, взял его за руку и закрыл глаза.

Между ними словно проскочила искра, а затем внутреннее зрение нарисовало неподвижный бледно-розовый силуэт. На нём тут и там проступали зловещие алые пятна — участки, в которых гнездилась боль.

Глеб сосредоточился. Теперь каждый такой участок был его личным врагом, которого требовалось уничтожить. Алые пятна почуяли угрозу и, выпуская уродливые щупальца, стали разрастаться.

Начался бой! Прилагая неимоверные усилия, Глеб обрубал вражеские щупальца. А пятна, пытаясь уйти из-под его ударов, постоянно меняли форму и перетекали с места на место.

Предугадать, кто выиграет схватку, было невозможно: атака то и дело захлёбывалась и переходила в оборону, оборона перерастала в новую атаку. Но вот болевые очаги начали сжиматься. Спустя ещё несколько минут последний из них превратился в точку, а затем исчезла и она. «Победа», — вяло подумал Глеб, из которого невидимый посторонним поединок высосал все силы. По-прежнему не открывая глаз, он качнулся вперёд, назад — и растянулся на тротуаре.

— А с этим-то что? — испуганно спросил кто-то.

— Обморок, — пояснил другой голос. — Видно, слишком впечатлительный. Хотя не должен бы. Знаете, кто это?

— Ну?

— Один из тех, что полетят на Марс! Передача была, не смотрели?

— Ух ты, точно ведь!..

Голоса отдалялись, слабели, пока не стихли окончательно. Потом в окружающей Глеба тьме обозначился чей-то силуэт. Вскоре он обрёл плоть, и стало ясно, что это Рассохин — злой, насупленный, готовый взорваться.

— Что ты натворил? — мрачно спросил начальник экспедиции.

— Так ведь… — Глеб не мог найти нужных слов. — Мне казалось…

— Казалось ему! — загремел Рассохин. — Пацан в любом случае дождался бы «скорой» — организм крепкий, куча людей кругом. А ты… Герой выискался! Кем мне тебя, дурака, заменить? Да, есть резерв, но из них ни один тебе в подмётки не годится!

Рассохин говорил обидные слова, однако возразить было нечего. К полёту на Марс готовили только тех, в ком удалось выявить ростки Силы. Таких людей во всей стране насчитывалось два-три десятка, и Глеб сразу вошёл в число самых вероятных кандидатов…

Силой называли особое биополе, напряжённость которого можно было упорными тренировками увеличить в несколько раз. Достигнув максимума, оно творило чудеса: поддерживало общий тонус, давило негативные эмоции, исцеляло болезни, боролось с травмами, а главное — защищало хозяина от губительных излучений во время полёта. Кроме того, Сила позволяла прийти на выручку другим людям, включая тех, у кого ослабло собственное биополе. Незаменимое свойство за миллионы километров от Земли!

Глеб только позавчера нарастил свою Силу до предельной величины. И вот её уже нет — вычерпана до дна…

— Теперь ничего не исправить, — мрачно подытожил Рассохин. — Восстановиться не успеешь ни при каких раскладах, так что вычёркиваю тебя из списка. Как ты подвёл меня, Глеб!

Он ещё говорил, но его фигура уже бледнела, как гаснущее изображение. Вот от неё остался лишь контур, а через несколько секунд исчез и он.

— Очухался! — радостно произнёс кто-то. — А мы уже думали… Всё нормально?

Глеб наконец-то открыл глаза и увидел, как носилки с мальчиком заносят в «скорую».

— Нормально, — пробормотал он. И, прикинув, через сколько лет может состояться следующая марсианская экспедиция, совсем тихо добавил:

— Мы ещё полетаем… ТМ

Александр Филичкин
ВАРЯГ


техника — молодёжи || № 11 (1042) 2019


Звездолёт выглядел, как гигантский бильярдный шар и был размером более километра в диаметре. Он неспешно плыл по небосводу и закрывал собой звёзды, лежащие позади него. В этот миг и удалось рассмотреть слабое мерцание, окутывающее корабль. Как потом выяснилось, это сияние являлось защитным энергетическим полем. Оказавшись возле Земли, инопланетная сфера выбросила в космос несколько десятков зондов. Сателлиты вышли на геостационарную орбиту, равномерно распределились над густонаселёнными участками планеты и повисли над поверхностью.

Все радиостанции Земли направили антенны в космос и попытались связаться с пришельцами на всевозможных частотах. Однако корабль никому не отвечал. Отпочковавшиеся от матки, челноки тоже хранили молчание. Как всегда, американцы не стали мешкать. Без согласования своих действий с другими странами НАСА направила к объекту свой спутник.

Космический шпион приблизился вплотную к инопланетной сфере и попытался пристыковаться. Из корабля вырвался тонкий луч и вонзился в аппарат. Стальная обшивка полыхнула огнём, и туча обломков разлетелась в разные стороны.

Часть из них врезалась в зонд. На сто поверхности вспыхнули яркие зарницы. Пробежала радужная волна, и куски металла исчезли.

По экранам земных наблюдателей пошла крупная рябь. Через секунду мельтешение исчезло, и мониторы залила непроглядная тьма. Ещё через мгновение из динамиков вырвался звук гонга. Едва стих вибрирующий звон, как раздался голос, явно принадлежащий машине:

— Внимание! — произнёс он.

Как потом выяснилось, речь инопланетян транслировалась на Землю не только в ЦУПы космических держав, но и ещё в целый ряд мест. В частности, в Управления разведок и Генеральные штабы стран, владеющих ядерным оружием. Причём, сообщение шло в обход всех охранных систем. В каждой местности передача велась на том языке, на котором говорило большинство населения. Везде звучал один и тот же голос.

Это выяснилось гораздо позже, а в тот момент организации, удостоенные вниманием инопланетян, слушали и записывали речь пришельцев на все виды носителей. Сообщение оказалась именно тем, о чём многие века предупреждали все религии мира, — трубным гласом, возвещающим о конце света.

— Люди! Мы уполномочены нашей цивилизацией передать вам ультиматум! Данная звёздная система находится в зоне НАШИХ ЖИЗНЕННО ВАЖНЫХ ИНТЕРЕСОВ! В связи со сложившимися обстоятельствами ДАННАЯ ПЛАНЕТА РЕКВИЗИРУЕТСЯ! Спутник планеты — Луна также отторгается в нашу пользу!

Всё человеческое население должно покинуть Землю! Эвакуацию провести в течение ОДНОГО ОБОРОТА ПЛАНЕТЫ вокруг звезды, именуемой вами Солнцем. По истечении этого срока люди, оставшиеся на планете, БУДУТ ОБЪЯВЛЕНЫ ВНЕ ЗАКОНА И УНИЧТОЖЕНЫ! Вам разрешено перебраться в любое другое место данной системы. В том числе, на любую другую планету, которая не является собственностью НАШЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.

Имеющееся на планете ядерное оружие будет уничтожено на подлёте к нашим кораблям так же, как ваш разведывательный спутник. Для подтверждения серьезности намерений сейчас мы проведём демонстрацию наших возможностей. Смотрите на экраны.

На мониторах появились панорамы населённых пунктов. Как потом выяснилось, в каждой крупной стране был выбран один из городов с населением около двадцати тысяч. С высоты птичьего полёта хорошо просматривались центральные районы. На улицах виднелись люди, идущие но своим делам. Там, где в данное время наступила ночь, изображение выводилось в виде зеленоватых картинок. Такие обычно выдают армейские приборы ночного видения.

В следующее мгновение жители всех городов подняли головы к небу. Разом схватились за сердце и повалились на землю. На экранах, словно титры после фильма, пошли наименования городов. Против каждого названия стояла пятизначная цифра человеческих жертв. В конце мартиролога имелась жирная чёрная черта и надпись:

Итого городов: — 178.

Всего человек: — 2811659.

Раздался звук гонга, и пришелец продолжил:

— Мы уверены, что данная акция показала серьёзность наших намерений. Вам дано время на эвакуацию. В вашем распоряжении триста шестьдесят пять суток. После этого срока будет проведена полная очистка планеты.

Голос смолк. На экраны вернулась картинка, передаваемая с МКС. На этот раз изображение из космоса вызвало не волнение и надежду, как раньше, а бурную истерику. Тысячи людей потеряли сознание, многие плакали и молились. Наиболее сдержанные впали в оцепенение. Через несколько минут после сообщения, с МКС передали, что корабль сошёл с земной орбиты и с чудовищным ускорением улетает прочь. Через час корабль инопланетян приблизился к тому месту, где он был впервые замечен, и исчез. Зонды, висевшие на геостационарных орбитах, не стронулись с места. Они продолжали безмолвно висеть над густонаселёнными участками Земли.

Руководители ЦУПов бросились звонить главам правительств. Не доверяя спецсвязи, главкомы генштабов помчались к президентам. Высшие чиновники первым делом узнали, что ни суперсложные шифры, ни сверхнадёжные системы не смогли остановить инопланетян. Всю земную электронику и криптографию пришельцы раскололи в один миг.

Они подключились, куда захотели, и сообщили то, что посчитали нужным. Оказалось, у людей нет никаких секретов. Вся информация запросто считывается и расшифровывается «чужими». Последовал естественный вывод:

— Будем вести записи, на печатных машинках, и рассылать письменные приказы.

— Стук машинки можно расшифровать, — подсказали криптологи.

— С электрической сети можно снимать информацию о разговорах, ведущихся в закрытых помещениях, — добавили компьютерщики.

Оставался единственный выход: писать секретные бумаги от руки. При свечах или керосиновых лампах.

— И только в экранированных подземных бункерах, — предложили на всякий случай особисты: — Перевозить депеши в стальных кейсах, на бронированных автомобилях.

После чего начались консультации между странами, владеющими ядерным оружием и космическими технологиями. Только теперь всё происходило, словно до изобретения телеграфа и радио. Курьеры отвозили письма и возвращались с ответами. Несмотря на самолеты, скоростные поезда и автомобили, любое согласование растягивалось на несколько дней. Через две недели главы государств большой двадцатки собрались в одной из европейских стран. Встретились в глубоких соляных шахтах, где при карбидных фонарях обсудили сложившееся положение.

Сначала прояснили ситуацию с погибшими населёнными пунктами. Цифра, выданная инопланетянами, оказалась абсолютно верной. Во избежание паники, правительства всех стран сообщили о появлении смертельных болезней и объявили карантин на данных территориях.

Привезли врачей и экипировали их, как для отправки в чумную зону. Затем провели все возможные исследования. Оказалось, что у людей остановилось сердце, и смерть наступила, как говорится, в одно мгновение.

Во избежание настоящих эпидемий в города были введены специальные команды. Когда число похороненных суммировали, оказалось, что «чужие» и тут не ошиблись ни на одного человека.

Выяснилось, что погибли только люди. Все остальные живые существа не пострадали. Птицы по-прежнему порхали в воздухе. На заваленные трупами улицы слетались падальщики и пировали без вреда для себя. Собаки, кошки и крысы не отставали от прочих санитаров природы. Привлечённые запахом, тучи мух и прочих насекомых дополняли картину.

Но были и утешительные новости. Не все люди погибли, и выживших в общей сложности оказалось около ста человек. Счастливчиков допросили и подвергли тщательному изучению. Расследование показало, что все они в разное время перенесли операцию на сердце и жили благодаря кардиостимуляторам. Рассказы всех уцелевших не отличались друг от друга.

Человек ощущал нарастающую тревогу и слышал звук, доносящийся с неба. Он непроизвольно поднимал голову, и в этот миг сердце переставало биться. Однако кардиостимулятор вмешивался в ситуацию и вновь запускал сердце. Счастливчик приходил в себя. Оглядывался и видел вокруг мёртвых людей.

На этом утешительные новости кончились. Выяснилось, что человечество не сможет отправить в космос сколь-нибудь большое число людей. Не говоря уже о Луне и других планетах. О том, чтобы создать жизнеспособную колонию на Марсе, не приходилось и думать. Пришлось констатировать: космонавтика на Земле ещё не вышла из пелёнок. А за отпущенный срок сделать ничего не удастся.

Существующее у землян ядерное оружие пришельцы к себе не подпустят. И всё по той же причине — слабой, ни на что не годной технике. Спрятаться в лесах, в горах и пещерах, возможно, кому-нибудь и удастся. Вот только это будут разрозненные кучки троглодитов, обречённых на вымирание под гнётом пришельцев.

Главы делегаций уже рассмотрели дома все варианты и изучили возможность спасения хотя бы части населения своей страны. Каждый приехал в надежде на то, что у других есть какой-нибудь план. В ходе обсуждения оказалось, что все упования напрасны.

— А зачем «чужим» наша Земля? — задал француз, мучивший всех вопрос.

— Судя по тому, как «чужие» появились в солнечной системе, — встрял англичанин, — и как исчезли, где-то находится «кротовая дыра». Портал для перехода в подпространство, что позволяет им перемещаться быстрее скорости света. Видимо, Земля им нужна как база или пересадочная станция. Вопрос в другом, почему они нас предупредили? Могли просто проутюжить планету «сферами». После чего здесь остались бы лишь сердечники с вшитыми кардиостимуляторами.

— Значит и у них есть кодекс чести! — рубанул японец.

— Совесть хотят успокоить, — возразил русский. — Или что там у них на этом месте выросло. Мол, мы вас за год предупредили. Если вы не смогли перебраться на другую планету, так и жить вам незачем.

— Почему они обратились к правительствам развитых государств? — поинтересовался итальянец. — Могли обратиться ко всему населению Земли. Они, что, хотели вступить в диалог?

— Хотели бы договориться, — не утерпел немец, — не провели бы акцию устрашения.

— Для того и провели, чтобы мы были сговорчивей! — взвился израильтянин.

— А почему они улетели после акции? — оборвал немец.

— Чтобы запугать ещё больше! — не унимался семит.

— Скорее всего, — прервал перепалку американец, — не могли они обратиться ко всему населению. На Земле десятки тысяч телеканалов и ещё больше радиостанций. Все защищены от постороннего доступа. Чтобы всё взломать и запустить свои программы, у них не хватило ни энергии, ни вычислительных мощностей.

— А куда им торопиться? — вступил в разговор канадец. — Постепенно взломали массмедиа и Интернет, а потом выступили с обращением.

— Возможно, у них идёт война, — сказал немец, — поэтому и нужна база на периферии. Переформировать силы.

— Да не нужно им обращаться ко всему человечеству, — вмешался китаец. — Если бы они так сделали, то мы бы уже не совещались. Везде бы царили хаос и анархия. Люди грабили и жгли магазины и склады, а армия и полиция им помогала. Чего стесняться? Жить-то осталось меньше года.

— Вот и я говорю! — вступил русский премьер. — Им нужна работающая инфраструктура и чистая планета, а мы пригрозим здесь всё уничтожить. Пообещаем загадить Землю на тысячелетия вперёд. Возможно, тогда они и отступятся. Зачем тратить силы и ресурсы, если на выходе всё равно получишь территорию, непригодную для жизни.

— И как это сделать? — поинтересовался англичанин.

Русский взял рукописный лист и зачитал: «Подготовить все ядерные заряды к запуску и взрыву».

— Премьер оглядел собравшихся и добавил: — над своей территорией. — «Заминировать все ядерные могильники и химические предприятия. Атомные, тепловые и гидроэлектростанции. Склады горючего и химических веществ. Заминировать плотины, дамбы, мосты и тоннели. На склонах всех вулканов установить ядерные фугасы. Возможно, подрыв спровоцирует активизацию их деятельности. Перевести управление минами с программного обеспечения на аналоговую систему. Чтобы никакие вирусы и программы не смогли вмешаться в управление. Чтобы было, как раньше: нажал на кнопку и получил результат.

Управление минами сосредоточить в подземных бункерах. Всех дежурных прооперировать и вшить кардиостимуляторы. Снабдить всех жителей крупных городов аналоговыми датчиками биения сердца. Информацию со всех датчиков свести в бункеры управления минами. Продублировать эту систему аналоговым телевизионным наблюдением.

Как только на поверхности начнётся массовая гибель людей или откажут системы наблюдения, операторы нажмут на красные кнопки. II, как пелось в старинной русской песне: «врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»! Пощады никто не желает».

— Этого нам никто не обещает… — вздохнул француз.

— Будем надеяться, у них не хватит сил отключить все наши мины… — пробормотал кто-то.

— Если им это удастся, то мы умрём с мыслью, что не пошли на бойню как скот, а сделали всё, что смогли, — подвёл итог русский.

Представители стран большой двадцатки подписали протоколы и разъехались по своим странам, претворять принятое решение в жизнь. В течение следующей недели военные конфликты на Земле были прекращены. По планете прокатилась волна тайных операций, в ходе которых погибли практически все значимые террористы. Оставшиеся в живых боевики сочли за лучшее прекратить борьбу с существующими режимами.

Все корпорации и предприятия перешли на выпуск датчиков биения сердца и кардиостимуляторов. Количество операций по вживлению этой продукции резко возросло во всех странах. Кроме того, началось тайное минирование всех вредоносных предприятий.

Менее чем через одиннадцать месяцев в Солнечной системе вновь появился корабль и так же, как и год назад, устремился к Земле. Едва инопланетян заметили, МКС начала передачи. На десяти земных языках постоянно транслировался один и тот же текст:

— Пришельцы! Мы уполномочены цивилизацией планеты Земля передать ответ на ультиматум! Планета Земля объявляется собственностью человечества на все времена, пока жив хоть один человек! Если вы предпримете попытку уничтожить людей, захватить или реквизировать Землю, то человечество уничтожит всю экосферу планеты. Для этого в атмосфере и на земле будут взорваны все существующие на планете ядерные заряды и атомные реакторы. Кроме того, будут взорваны все химические предприятия и склады токсичных веществ. Сотни ядерных фугасов, сработавших на склонах вулканов, вызовут усиление сейсмической активности.

Далее шло перечисление количества радиоактивных и химических веществ и токсинов, которые окажутся выброшенными в атмосферу.


Корабль приблизился к Земле и занял место на орбите Луны. Передача с МКС не прекращалась ни на секунду. Меж тем, пришельцы не подавали никаких признаков жизни. Висевшие на орбитах челноки тоже.

Так продолжалось трое суток, и всё это время человечество с трепетом ждало решения своей участи. На четвертый день челноки сошли с орбит и устремились к базовой сфере. Она приняла зонды, вращавшиеся вокруг Земли целый год. Сорвалась с места и исчезла во тьме космоса. ТМ

Анастасия Жукова, десятиклассница 
«…И ВСЁ-ТАКИ ПРОЩАЙ!..»


техника — молодёжи | № 12 (1043) 2019


Дорогая Земля!

Мы уходим, не прощаясь. И всё-таки — прощай!

Прощайте, леса и горы, реки и моря, пустыни и океаны! Прощай, мир. который так долго был нам преданным домом, светлым и красивым… но не родным нам. Пришло время покидать тебя, чтобы дать тебе свободу и жизнь.

Многое изменилось за этот месяц, с тех пор как на твои земли приземлились огромные стальные остроносые корабли, чем-то похожие на скоростных высотных птиц, и на твою почву ступили красивые высокие стройные существа, отдаленно напоминающие нас. но намного более гармоничные и совершенные. Многое пришлось нам понять и узнать, уложить в мыслях невероятную и переворачивающую все наши взгляды с ног на голову новость: мы не родные жители Земли, мы — лишь оккупанты. временные жильцы. И теперь пришло время снимать оккупацию. Оккупанты. У многих из нас это до сих пор не укладывается в сознании, и сейчас, когда мы неподвижно сидим в удобных креслах своих родных, но ставших нам почти чужими за многие столетия кораблей и смотрим на тебя. Земля, сквозь прозрачные стены, нет-нет, а прозвучит в тишине робкий вопрос: «А может, нам лучше вернуться?».

И всё-таки — прощай!

Мы уже не вернёмся. Эксперимент наших далёких предков из другого мира с треском провалился из-за трагичного стечения обстоятельств. Кто же знал тогда, сотни тысяч лет назад, что первые поселенцы, прибывшие на Землю в поисках её ценных уроков гармонии и мирного сосуществования, в результате долгого криогенного сна и жесточайших перегрузок выйдут из кораблей полностью потерявшими намять, полудикими существами? Кто же мог подумать, что отважным гостям незнакомого мира придётся начать в нём жизнь с дикого нуля, став немудрыми внимательными наблюдателями, а частью земной природы? И кто бы смог предсказать, что, кое-как приспособившись к жизни на Земле в ходе эволюции люди по-прежнему останутся чужды этой планете и потому станут агрессивными и будут постоянно пытаться насильно изменить и перестроить всё вокруг, словно желая избавиться от неудобных раздражающих деталей бредового сна?..

Дорогая Земля!

Теперь, когда мы знаем всю правду, нам очень стыдно и больно с тобой прощаться и оставлять тебя наедине с последствиями нашей многовековой разрушающей твою природу деятельности.

И всё-таки — прощай!

Помнишь, как ты, встретив незнакомых тебе чужеродных созданий иного мира, приняла нас тёплым сухим ветром и согрела жарким светлым солнцем? Ты исправно вращалась, услужливо сменяя на своей поверхности день и ночь, даруя нам время на труд и часы на отдых. Ты окружала нас густыми лесами и широкими бескрайними степями, приводила своим гостям в помощь послушных зверей… Изо всех сил ты, большая мудрая планета, переполненная гармонией и самой диковинной и причудливой жизнью, пыталась быть нам комфортным и уютным домом!..Ио мы всегда были чужды тебе. Сухой ветер степей раздражал тонкую кожу, солнце не согревало, а сжигало наши лица. Сутки были чересчур короткими, и мы нещадно ломали свои родные биологические часы, испытывая растерянность и раздражение непонятно в чей адрес. Чужие растения мешали нам на пути, путаясь под ногами, звери, чуя чужаков, атаковали наши поселения, инородные бактерии отравляли наши организмы… Мы в панике возводили бетонные и стеклянные дома, окружали себя каменными стенами, запирались в домах и квартирах, бессмысленно прячась от так и не ставшего родным для застрявших здесь на тысячелетия звёздных странников мира, опасного и страшного.

Помнишь, как ты дарила нам цветущие луга, а мы, выходя на них ночами, глядели не на диковинные цветы и высокие травы, а в тёмное синее небо, где пел и переливался Космос… Где далеко-далеко, в сотнях миллиардов парсеков от «родной» планеты, вместо нового дома ставшего нам тюрьмой, скрывался наш истинный, родной Дом. Милый сердцам семи миллиардов неудачливых оккупантов-исследователей мир, который никто из нас не помнил и даже во сне не представлял, но по которому отчаянно тосковал и интуитивно стремился вверх, к холодным стальным искрам-звёздам, сверкающим, как корабли наших предков…

…Корабли. Мучаясь в агонии в неродном мире, мы с давних лет строили свои космические ракеты и шаттлы, лишь отдалённо напоминающие свои исконно родные корабли-птицы… Но руки дрожали, все творения рушились, а мы в бессильной глухой ярости кидались друг на друга, погибая в бесконечных междоусобных и мировых войнах, уничтожали собственные города и убивали самих себя, словно пытаясь отыскать, выяснить, кто же виноват в том. что много наших поколений живёт в чуждом им мире, насквозь для них опасном и неправильном?

Мы вырубали леса, осушали болота, сворачивали горы. Мы уничтожали угрозу своей цивилизации беспамятных исследователей в лице твоей флоры и фауны, планета Земля.

Мы искали — и не находили свой родной мир, не видели в твоих пейзажах ни капельки росы, ни единого листочка нашей родной планеты. Много тысяч лет мы погибали среди твоих потрясающих миров, утаскивая за собой и тебя, наш временный дом.

Мы бы с удовольствием остались с тобой и помогли разобраться с последствиями неудавшегося эксперимента нашей безумной расы. По стальные остроносые птицы не ждут своих хозяев, и мы улетаем. Наверное, Земля, ты нас никогда не простишь.

И всё-таки — прощай!

Мы уверены, что ты справишься. Атомные электростанции отключены, пластик сожжён в специальных печах, бензин разложен до низшей неорганики. А в наших бетонных постройках получатся прекрасные гнёзда и берлоги для твоих коренных жителей. В подвалах поселятся норные лисы и барсуки, автостоянки зарастут непроходимыми травами, а самые большие фургоны и грузовики оплетут дикие цветущие лианы, и по ним будут бегать, весело перекликаясь, наши мнимые «предки» — мартышки и макаки. И ты довольно и шумно вздохнёшь своими многочисленными лесами и океанами, облегчённо проводив странных чуждых твоему миру печальных существ.

Дорогая Земля!

Ты уже сжалась в далёкую зеленоватую точку, скрылась за мириадами других звёзд и планет. 11аверное, ты уже нас не услышишь.

И всё-таки — прощай!

…А мы возвращаемся Домой. Туда, где с высокого сиреневого неба тускло светит маленькая белая звезда. Туда, где на песчаных берегах огромные камни оплетены дикими гибкими лианами, а у их подножия тихо плещутся воды тёплых глубоких рек. Туда, где мы, подобно нашим предкам, будем строить красивые куполообразные пол у под водные города. Туда, где в приятных водах будут плескаться наши дети, стройные, со светло-голубой тонкой кожей и потрясающими горящими в полумраке янтарными глазами — точные копии не нас, а тех, кто пришёл за нами по звёздным дорогам на огромных птицах-кораблях.

Мы возвращаемся Домой. Дорогая Земля, спасибо тебе за то, что приняла чужих сирот Галактики и вырастила как собственных детей. Несчастных, опасных и глупых, но своих. Прости, что не усвоили те мудрые уроки гармонии и мира, которыми ты так щедро одаривала нас в течение стольких лет, и которые мы, ослеплённые неведомым желанием попасть домой, так и не усвоили. Но уже мало что можно изменить. Мы улетаем, и в ушах отдаётся далёкий металлический пульс чужих своих кораблей. Мы улетаем, и уже вряд ли вернёмся назад. Мы улетаем, постепенно просыпаясь из того жуткого сна, в который попали не по своей и не но твоей вине. По ничьей вине. Дорогая Земля!

Мы уходим, не прощаясь.

…И всё-таки — прощай!.. ТМ


Жукова Анастасия



Нашему самому юному автору 16 лет. Москвичка, учится в 10-м классе, профиль — литературно-английский. Планирует стать международным журналистом и, возможно, учёным (хотела бы совмещать). Увлекается английским, химией и физикой. Занимается спортом и танцует. Пишет рассказы, рисует, любит хорошую музыку, очень ценит время, проведённое с друзьями и своей семьёй.

Стремится достигать своих целей и находить во всём положительные стороны. Уверена, что люди способны создать достойное будущее, гармоничное и разумное, где каждый сможет реализовать себя на благо других. Сторонник защиты и сохранения экологии. Поддерживает Грету Тунберг, ровесницу из Швеции, в её борьбе за экобезопасность будущего.

Сергей Хортин
СЕМЬ ПЕСНЕЙ


техника — молодёжи | № 12 (1043) 2019


Я стоял в толпе, одинокий, как и всегда, и смотрел на него, на это юное лицо с почти совершенными чертами, и слышал первую песнь. Песнь Приветствия. Наш новый Император, так вот ты каков… Тебе всего лишь пятнадцать, и ты никогда до этой минуты не видел нашего мира своими глазами.

Он, одетый в чёрное и золотое, возвышался сейчас высоко над толпою, на изящной трибуне, украшенной перемигивающимися самоцветами следящих систем, почти парящей в воздухе на тонких паучьих лапках из сверхпрочных сплавов, — и он поднял в жесте приветствия тонкую руку, раскрыв множеству глаз ладонь, помеченную татуировкой со знаком Высшей Церкви. И мгновением позже вся масса людей, заполнивших в этот час площадь Коронации, пришла в движение и в едином порыве взревела. В воздух полетели мириады блёсток крошечных светодиодов, опускающихся затем к земле тихо, подобно легчайшему пуху. Кое-кто замахал высоко поднятым пирофакелом, и в вечернем небе разрослись цветы лазерной анимации, а чуть ниже, под ними, пронеслись, по-птичьи закладывая виражи, стаи снимающих происходящее дронов. Пожалуй, лишь я один стоял, скрестив руки на груди и не издавая ни звука, по на меня никто не обращал ни малейшего внимания, — все взоры были прикованы к тому, кто находился сейчас на невесомом мостике трибуны. Песнь Приветствия зазвучала громче, подобралась к кульминационной части, заполнив всё пространство переплетениями синтезированных тембров, и Император несмело улыбнулся, обводя взглядом раскинувшееся перед ним людское морс.

Тягучий мрачный хор затянул вторую песнь, Песнь Воспоминания. Люди замолкли, а на их вживлённые прямо в мозг модули связи стала поступать трёхмерная видеокартина. Печальные кадры, знакомые каждому ещё с базовой ступени школы. Кадры, на которых была запечатлена сама боль нашего мира. И сейчас я тоже вместе с остальными видел руины городов, опалённые жаром Последней Войны. Где-то там, в прошлом, которое уже нам никогда не вернуть, был и мой родной город… Тогда он ещё назывался Санкт-Петербургом, бессмысленное ныне имя, — и мне было не узнать его здесь, на видео. Я помнил его совсем другим, живым, а потом… Потом мой город умер, навсегда, а я — почти умер вместе с ним… Я смотрел на сожжённые световым излучением леса — обширные чёрные мёртвые пространства. Лишь изредка искривлёнными короткими пальцами, уставленными в равнодушное небо, торчали посреди них остовы уцелевших неживых деревьев. Смотрел на попытки выживших захоронить в огромных братских могилах неисчислимое множество трупов — мера необходимая, но едва ли посильная для ослабленных людей. Смотрел на умирающих от лучевой болезни детей, лежащих на сооруженных на скорую руку нарах в палатах убежищ… Слишком много страха было в их глазах, страха перед будущим, и собравшиеся на площади люди, рождённые в основном уже после войны, заглянули сейчас в эти глаза, и многие зарыдали. А я не плакал. Потому что выплакал все свои слёзы ещё в те времена.

И тогда откуда-то, в основном справа от меня, диссонируя с тихим шелестом множества всхлипов, раздались серии резких, как щелчки бичей, хлопков, а трибуна внезапно укрылась полупрозрачным голубым куполом, на котором заплясал во множестве разноцветных всполохов огонь аннигиляции. Треск нарастал, в нём слышался какой-то странный рисунок, своя неестественная полиритмия, — и вдруг оборвался. Потому что с площадок по сторонам трибуны вспорхнули вверх, подобно пчёлам, рои боевых дронов и устремились к пришедшей в беспорядочное движение толпе. Выискивая в ней кого-то, преследуя, нагоняя… Глупцы. Они надеялись, что, подобравшись к нему поближе, смогут пулями остановить неизбежное, смогут убить его быстрее, чем отреагирует автоматика. Безумцы… Чего было больше в этом поступке — отчаяния, безнадёжности или звериной жажды сохранить крохи своей тайной власти, подобно вцепившемуся в случайно найденный кусок гниющего мяса издыхающему от голода волку?

Я обернулся и наблюдал, как то тут, то там в толпе взметаются в воздух крошечные фонтанчики кровавых брызг. Это дроны, маленькими буравами проникая в головы исполнителей покушения, отчаянно пытающихся сейчас сквозь плотные ряды людей проложить себе путь к спасению, запускали встроенные в свои насекомовидные брюшки механизмы самоликвидации. Жаль, что истинных авторов теракта так не достать — они спрятались где-то далеко, за бронированными дверями персональных убежищ и соприкасаются с миром, лишь напряжённым взглядом следя за происходящим на экранах стереоприемников. Трижды глупцы… Да даже если бы у них и получилось — что с того? И такой вариант развития событий был предусмотрен… Могу представить сейчас, каково ныне их разочарование, как разбились все до того так долго взращиваемые надежды, — и то, как-остро они сейчас чувствуют начало своего конца. Скорую расплату за то, что совершали в недавнем прошлом. Всё закончилось. В толпе задвигались, убирая оружие, неприметные до того момента люди, одетые в неброские серые костюмы рабочих сословий, и начали быстро, по-настоящему деловито, но притом как-то аккуратно, уносить тела убитых. Пришедшие на коронацию расступались, пропуская их. смотрели вслед. Рои дронов втягивались в бесчисленные отверстия пусковых площадок, готовые, если будет необходимо, снова отправиться на охоту. Прозвучали первые прозрачные, подобные печально звенящему хрусталю аккорды третьей песни, Песни Восстановления, и народ стал понемногу успокаиваться. Теперь транслировались другие картины, тоже полные боли, лишений, но в них уже проскальзывала надежда, и изредка — настоящая радость.

Дети, те, кто сумел выжить, росли, с рассвета до заката работая в полях. Голод был первым противником тогда. Голод, инфекции, убивающие ослабевших, анархия. Люди вне редких организовавшихся по принципу военной диктатуры поселений с хоть какой-то цивилизацией становились зверьём и охотились на других людей. Несколько первых лет, страшных лет, стали одной сплошной зимой — и именно тогда, во время жестоких морозных ночей и почти лишённых солнечного света дней, и погибло большинство тех, кто сумел выжить во время самой войны. Мир почти обезлюдел… Поля и работающие на них среди прочих подростки — это уже после, это уже почти счастье. Это уже тепло родных домов и шанс дожить до следующей весны. Это первые межпоселенческие договоры и совместные охоты на свирепствующие в горах и степях банды отморозков. Это жизнь.

И лишь долгие двадцать лет спустя появились первые государства, созданные на основе заключённых ранее договоров. Я был тогда ещё молод, я помню, как это происходило. Каким бы это ни было странным, государства эти опасались вести друг с другом хоть мало-мальски крупном ас штабные конфликты. Слишком велик был страх, страх перед тем. что уже случилось, перед новой войной, слишком сильна была память. Словно бы появилось табу, которому следовал каждый из самопровозглашённых правителей. Однако это табу нисколько не мешало плести интриги и вести тайные, полные драматизма подковёрные сражения, устраивая провокации и диверсии, занимаясь шпионажем, а также устраняя неугодных всеми доступными способами.

Как бы то ни было, но в конце концов жизнь нормализовалась. Нужно было противостоять новой природе, гораздо более жестокой по отношению к человеку, нежели та, что была когда-то. Да, нам нужно было выживать — разведывать новые территории, бороться с возникающими из ниоткуда, неизвестными доселе болезнями и противостоять вспышкам старых, когда-то уже почти позабытых. Нам нужна была развитая наука, способная ответить на возникающие каждый день новые вопросы, нужны были технологии, в первую очередь медицинские, нужны были машины, облегчающие физический труд. Нам нужно было торговать. И всё это мы постепенно получили… Так или иначе, правители вновь возникших государств пришли к соглашению о создании Конфедерации, единого надгосударства, дающего своим членам гарантии взаимопомощи, единого экономического пространства и льготного обмена технологиями. Процесс был непростым, и в Конфедерацию вошли не все — некоторые полуварварские образования за Уральским поясом, на территориях, которые когда-то назывались Сибирью, до сих пор влачат своё жалкое полу нищенское существование. Но да, зато отдельно, да. зато независимо. Ну что ж, это их выбор, его тоже можно, в конце концов, принять и уважать.

Возможно, они повторят когда-нибудь судьбу нашего противника в Последней Войне. Может быть…

Его территории сейчас чисты от присутствия человека. Болезни ли, вырвавшиеся из тесных коридоров военных биолабораторий, этому причиной, или что-то другое, ещё более страшное, — неизвестно. По теперь континент за океаном считается проклятым, и никто ещё долгое время не осмелится посещать его. Лишь редкие научные группы иногда отправляются туда, чтобы вернуться почти ни с чем. И возвращаются не все.

…Раздался громкий рёв труб — это начиналась торжественная Песнь Пути. Наш будущий Император, стоящий сейчас в пересечении прожекторов дневного света и смотрящий в глаза каждому из нас с огромных мониторов, расставленных вокруг площади, вздохнул. Сейчас он побледнел ещё сильнее, чем в самом начале церемонии. Я присмотрелся к ближайшему изображению и заметил, как чуть-чуть дрожат его пальцы, поправляющие ворот. Постояв ещё несколько секунд, он медленно торжественно ступил на почти невесомую на вид дорожку, присоединившуюся за минуту до того к овалу трибуны. Зашагал по ажурному серебряному полотну, над площадью, время от времени останавливаясь и опираясь на невысокие металлические поручни, и сквозь синеватую дымку защитного ноля оглядывая лежащую под ним толпу напряжённым взглядом.

Я знал, что сейчас он очень боится. Близился тот момент, к которому его готовили долгие шестнадцать лет. Судьбоносный момент как для него, так и для всего нашего мира. А он — просто мальчик, на плечи которого легла огромная ответственность, мальчик, у которого был выбор, но, но сути, не было возможности отказаться от правильного решения. Мостик вёл к большой металлической сфере. Сфера, жёстко подвешенная в паутине натянутых композитных тросов, с выходящими из неё в десятке мест толстыми кабелями, была прозрачна в верхней половине. В центре помещения, образованного этой верхней полусферой, стояло большое металлическое кресло, напоминающее троны древних правителей. Столь же изысканное, с богатой гравировкой, со вставленными в него крупными драгоценными камнями, и лишь выходящие кое-где из него кабели и сложные очертания механизмов позади спинки делали эту ассоциацию неполной. Будущий Император подошёл к сфере, и, обернувшись, помахал рукою, затем, чуть помедлив, протянул ладонь к обозначенному в стене проходу. На стене вспыхнул один из знаков Высшей Церкви, восьмиконечный крест, и створки двери разошлись. Юноша шагнул внутрь.

Кресло приняло его, и он, расслабившись, откинулся на спинку.

Секундой позже серебристые браслеты охватили его руки и плотно прижали их к подлокотникам. Ноги были перехвачены в нескольких местах. Рассечённое, одеяние пало, и полосы бандажа притянули тело к спинке кресла, широкий ошейник пережал горло, на голову надвинулась решетчатая конструкция, отдалённо напоминающая шлем.

Юноша тяжело задышал, бледный, напряжённый. Попытался подняться. Он знал, что именно ждёт его, он готовился к этому, он шёл сюда по своей собственной воле. Но, похоже, в последние секунды страх начал преодолевать решимость, это явственно читалось в его глазах. Губы задрожали.

Император закричал от дикой боли, когда тончайшие иглы Машины вошли в его мозг, разрушая его и воссоздавая уже новым, изменённым. Перестраивая на самом мельчайшем уровне, забирая часть его человеческой сущности и отдавая взамен часть сущности механизма. Зазвучала Песнь Страдания, и люди, наблюдающие за происходящим на экранах мониторов, задержали дыхание. Сочувствие легло на их лица, улыбки погасли.

Тело Императора дёргалось в агонии перестроения, однако бандаж держал крепко. В вены на тонких руках с проворством кусающих змей вошли иглы, и по присоединённым к ним прозрачным трубочкам потекла золотистая жидкость. Я знал, что происходят и вещи, невидимые для большинства зрителей, — сейчас спинной мозг юноши, вспоротый десятком миниатюрных скальпелей, точно так же изменялся, принимая в себя едва различимые глазом бусинки имплантатов. Так человек становился машиной, так машина обретала человечность.

Через несколько минут Император уже не кричал, лицо его обрело безвольное выражение, глаза закатились, тело обмякло. По это длилось недолго. Веки поднялись, но взгляд был взглядом совсем другого существа. Уставившись в какую-то точку далеко впереди, глаза этого существа не мигали, они как будто смотрели в Другую, недостижимую для простого смертного реальность. Изменились и черты лица, хотя специально их никто и не менял — в этом не было никакой необходимости. Лицо стало напоминать неподвижную маску, маску мертвеца, — бледное, его черты заострились. Тот человек, который входил в Сферу Машины несколько минут назад, исчез навсегда.

Песнь Страдания закончилась, и повисла глухая, почти ничем не нарушаемая тишина. Люди ждали. И тихо-тихо заиграла шестая песнь — Песнь Возрождения. Звуки флейты становились всё увереннее, всё радостнее, к ним примешались другие инструменты — и толпа дружно выдохнула.

Шлем отъехал назад, разомкнулись браслеты на руках, опали полосы бандажа. Тот, Кто сидел в кресле, встал. На Его лбу проступали мелкие, едва различимые капельки крови, тонкие красные струйки стекали с висков, в которые теперь были намертво вживлены металлические выступы имплантатов. Глаза Императора оставались всё теми же — не мигающими и смотрящими куда-то за пределы нашего мира. Он шагнул вперёд и двумя руками взял с поднявшегося из пола чёрного с золотым постамента украшенную драгоценными камнями корону.

Двери перед Пим разошлись, и теперь уже настоящий наш Император вышел к своему народу.

Мы все закричали, даже я. и в этом всеобщем возгласе ликования, в этом одном на всю людскую массу ощущении счастья потонули первые такты последней песни. Песни Коронации, или, как сё называли иначе. Песни Радости. Император, прямой, как молодая сосна, высоко поднял сверкающую в лучах искусственных солнц корону и водрузил её на свою голову, замыкая контакты имплантатов, навсегда присоединяя своё сознание к Машине.

И разума каждого из нас словно бы коснулась чья-то тёплая рука, рука отца, которого у нас так долго не было, и который обещал теперь исправить все ошибки, допущенные нами ранее, который никогда больше не бросит своих детей на произвол жестокой судьбы, который проведёт нас сквозь туманную дымку будущего к свету. Нашим отцом теперь была Машина, и нашим отцом был Человек. Нашим отцом было существо, рождённое из единства противоположностей, двойственное в своей природе и неразделимое в ней. Почти всемогущее, мудрое и справедливое. I lain новый правитель.

Голос раздался в разуме каждого из нас, голос, моделируемый вживлёнными в каждый мозг имплантатами связи:

— Мои подданные, я вернулся. Ваш Император вернулся. Империя вернулась. Дети мои…

И все молчали, внимая мощи этого голоса, и только Песня Радости продолжала звучать.

Я повернулся и зашагал к лаборатории, бывшей мне долгие годы рабочим местом и домом. Изношенное сердце отбивало последние удары жизни моего полумеханического тела. Датчики вряд ли ошибались, но я воспринимал то, что меня ждёт, спокойно. Пусть свершится неизбежное. Я был счастлив.

Едва слышно я шептал:

— Сын мой… Будь мудр и справедлив в своей силе. Не оставь без помощи слабого, не прогони от себя голодного. Накажи того, кто ради сиюминутной цели и удовольствия легко переступает через жизни других. Будь таким, каким я… каким я хотел тебя увидеть…

Потому что я был одним из создателей Машины, той, что смотрела сейчас на мир глазами человека.

И я знал, что теперь всё изменится. ТМ

Владимир Марышев
ГОСТЬ ИЗ ЛЕГЕНДЫ


техника — молодёжи | № 12 (1043) 2019


Генерал Самсонов разглядывал картинку и всё больше мрачнел.

— Откуда это вылезло? — спросил он, обращаясь не столько к полковнику Лидину, сколько к мирозданию в целом. — Было же стерильно, как в аптеке! Лидин сосредоточенно смотрел в монитор.

Ничего нового на экране не происходило. Плоский, как черепаха, РДР — разведывательно-диверсионный робот — всё так же стоял перед препятствием и ждал указаний. Казалось, ему не терпится смести помеху и двинуться дальше, взрывая гусеницами мёртвую землю.

Препятствие — сросток тёмно-коричневых кристаллов — выросло буквально за ночь. Оно напоминало корявый стволик метровой высоты с утолщением на конце вроде продолговатого бутона.

Внизу экрана светились буквы и цифры — переданный роботом химический состав.

— Похоже, в основе — кремнийорганика и металлоорганика, — сказал Лидин.

— Разбираешься… — хмыкнул Самсонов. — Только нам-то что с того?

— Пока не знаю, тут специалист нужен. Подумаю, что оно очень прочное и термостойкое.

— Ничего, с той дрянью справились, а она выглядела пострашнее. Верно? Лидин промолчал.

Год назад небо над этой пустошью прорезала странная круговая молния, и из белого искрящегося кольца выпало невероятное существо. Оно напоминало огромную мохнатую гусеницу, но не цельную, а состоящую из сегментов. Пришелец медленно ворочался, то распадаясь на части, то вновь сцепляя их, и при этом надсадно скрипел. Не было похоже, что чудище рвётся завоевать Землю, однако окрестных жителей от греха подальше эвакуировали в райцентр, а к пустоши перебросили военную технику.

Ответом на все попытки контакта был бессмысленный скрип. Спустя несколько дней пришелец трансформировался в приплюснутый шар. Тот затрясся, налился изнутри голубым светом и издал нарастающий протяжный вой. Затем по краям пустоши вспыхнули язычки пламени. Они стремительно разрастались в факелы, вой сделался невыносимым, и тогда командование отдало чёткий и ясный приказ.

Пустошь превратилась в ад. Первыми ударили реактивные системы залпового огня, потом заговорили тяжёлые огнемёты. Для надёжности били долго, не жалея боеприпасов. Когда грохот наконец-то оборвался, развороченная взрывами земля была такой же безжизненной. как лунная поверхность.

Жуткую, чёрную, пахнущую смертью проплешину взяли под наблюдение. Почти год всё было чисто. И вот на тебе…

— Вытащи эту штуку! — приказал Самсонов роботу.

РДР ухватил сросток манипулятором, но не смог даже покачнуть. Похоже, «штуку» держали мощные корни.

— Спили! — раззадорился генерал.

Робот послушно врубил дисковую пилу. Она с визгом взялась за работу — и вскоре лишилась доброй половины зубьев.

Самсонов побагровел.

— Что за чёрт… А попробуй-ка её сжечь!

РДР сменил пилу на плазменную горелку, но и та не взяла чужака.

— Дьявольщина! — Самсонов в сердцах врезал кулаком по столу, да так. что тот вздрогнул. — Бомбить её, что ли?

— Думаю, сначала нужно разобраться. — невозмутимо ответил полковник.

— Вот как? — Самсонов снял фуражку и вытер пот со лба. — Да пока мы разбираемся, эта зараза пустит корни повсюду!

— Нельзя действовать наобум, — гнул своё Лидин. — Мы должны понять…

— Ишь, мыслитель выискался! — пробурчал генерал. — И что, много понял?

— Да есть одно соображение. Правда, смахивает на сказку.

Самсонов тяжело вздохнул.

— Мы тут влипли по самое не могу, а у него одни сказочки на уме… Ладно уж, говори.

— Перед гибелью пришелец окружил себя огнём, — начал полковник. — И мне вспомнилась легенда о птице Феникс. В конце жизни она разводила костёр и бросалась в него, потом восставала из кучки пепла. А что если у этих гусениц тоже несколько жизненных фаз? На одной из них они сжигают себя…

— …Непременно у нас под носом? — перебил его генерал. — Почему не дома?

— Не знаю. Может, это требует огромной энергии, и они накапливают её во время перехода. В общем, существо прибыло к нам и только-только запалило костёр, как мы ему ещё подбросили жару. Оно благополучно завершило эту фазу и теперь, год спустя, перешло к следующей.

— М-да… — сказал Самсонов. — Ты случаем не бредишь?

— Никак нет, — отчеканил Лидии.

— Ладно, пусть будет Феникс. И что нам с ним делать? Снова лупить из РСЗО — так это ему нипочём. Не ядерным же боезарядом? Ну, чего молчишь?

— Легенду вспоминаю. Феникс в ней никого не трогает, живёт себе, как может. Уничтожить всегда успеем, на это много ума не надо. Предлагаю подождать.

— Это ты можешь ждать, а я — нет! — взревел Самсонов. — На мне ответственность! Мы так не просто страну — всю планету профукаем! А если…

Он не закончил фразу: сросток на экране подал признаки жизни. Со звуком лопнувшей басовой струны оболочку утолщения прорезали продольные щели. Образовавшиеся лепестки стали раздвигаться, и из промежутков между ними брызнул свет. Наконец бутон раскрылся полностью, явив не ласковому к себе миру сказочный, струящий переливчатое сияние каменный цветок.

— Ну вот и дождались… — облегчённо выдохнул Лидин. — Тогда ему просто было не переговоров. Зато теперь, когда впереди ещё одна жизнь… Всё получится! ТМ

Андрей Анисимов
ПРИЯТНОГО АППЕТИТА, ЗЕМЛЯНИН!


техника — молодёжи | № 13 (1044) 2019


Фёдор проснулся с твёрдой уверенностью, что сегодня его ждёт что-то необыкновенное. Учитывая тот факт, что это было утро Дня Всеобщего Обжорства, под этой убежденностью имелось достаточно серьёзное основание. На Логриане такой день не мог пройти просто так, а уж тем более, если вас забросило в самый главный город этой планеты — в Каруту. Всё самое интересное, без сомнения, будет именно здесь. Из ванной послышался шум льющейся воды. Храня на лице блаженную улыбку предвкушения. Фёдор выбрался из кровати и заглянул туда. Его приятель Виктор уже стоял под душем, смывая с себя остатки сна.

— Хорошего пищеварения. — приветствовал его Фёдор на здешний манер. — Как спалось?

— Плоховато после вчерашнего.

Фёдор хохотнул.

— Это у местных называется «немного перекусить на сон грядущий».

— Если бы знал, из какого количества жратвы состоят эти их перекусы и прочее, я бы прихватил с собой на эту планету побольше желудочных стимуляторов. — проворчал Виктор.

— Сегодня, наверное, будет вообще кошмар. Такой день…

— Это точно. — кивнул Фёдор. — Сегодня будет тяжеловато. Хе-хе.

Взбодрившись. Виктор уступил душевую кабинку Фёдору. Пока тот мылся, в номер принесли завтрак. Осмотрев принесённую из гостиничной кухни гору съестного, Фёдор решил, что если он попытается съесть хотя бы половину этого логрианского завтрака, то точно не попадёт на День Всеобщего Обжорства: сил не хватит. И вообще, какой смысл наедаться в гостинице, если собираешься идти на праздник еды? Проблему, что делать с таким обилием. решили просто: ограничились фруктами и напитками, а остальное спустили в унитаз. После этого приятели со спокойной душой вышли на улицу.

Отель «Гурман», в который накануне поселились оба земных туриста, стоял в Пивном переулке, в полной мере оправдывающем своё название: месте с неимоверным количеством пивнушек, но в то же время тихом и зелёном. Таковым он был ещё вчера вечером. Утром перед землянами предстала совсем иная картина. Тихий проулок превратился во что-то. напоминающее торговые ряды в базарный день. Возле каждого питейного заведения теперь высились горы всевозможнейшей снеди, которой потчевали каждого входящего и выходящего посетителя. причём бочки с пивом красовались не только внутри баров и кафе, но и снаружи. Народу тоже прибавилось: улочка так и гудела от говора, звона стаканов и кружек, сквозь которые то и дело слышался глухой стук выбиваемых из бочек пробок. Праздник только-только начинался. а логриане уже вовсю набивали себе брюхо.

Не желая сразу отягощать себя чем-то съеденным, приятели выбрались на соседнюю улицу — бульвар Стряпух. Тут размах празднества был ещё шире.

Логриане, или логри, как они сами себя называли, исповедовали весьма своеобразную религию — трапезную, основой коей было учение о Святой Богоданной Пище. В плане съестного местным и впрямь повезло: Логриан был на редкость богатой жизнью планетой, по большей части съедобной, к тому же. Плодородные почвы и тёплый климат способствовали произрастанию бесчисленного множества разнообразнейших растений. а те, в свою очередь, обилию тех. кто по обыкновению питался травой, листьями и плодами. Неудивительно. что такой избыток логри считали даром свыше. А поедание того, что давал им их родной мир. возвели в ранг поклонения заботливым богам. Судя потому, в каких количествах логри всё это уминали, они были необычайно набожными ребятами.

Отпечаток их верований лежал буквально на всём, начиная от названия самой планеты, что в переводе с местного означало «кормилица», и заканчивая названиями улиц, именами собственными и прочим. Ну и, разумеется, на праздниках.

Самым главным считался как раз День Всеобщего Обжорства, в канун которого и посчастливилось попасть на Логриан Фёдору и Виктору. Те вскоре убедились, что логри, и так не стесняющие себя никакими рамками диет в обычное время, в этот день, что называется, отрывались по полной.

Попытавшиеся было влиться в общий настрой празднества земляне вскоре уяснили, что для неподготовленного человека это непосильное бремя. Особенно развлечения.

Бесчисленные зазывалы и вывески приглашали попробовать что-нибудь или поучаствовать в каком-нибудь праздничном мероприятии вроде питейного марафона, пожирательской дуэли или даже гастрономической оргии. Виктор, соблазнившись. попробовал было потягаться с логри в одном спортивно-уминательском состязании, но не сумел продержаться дольше второго этапа. Пришлось выбирать развлечения не столь обременительные для желудка. Например, кулинарно-музыкальные. Предлагалось поиграть на каком-нибудь музыкальном инструменте. состряпанном лучшими поварами-виртуозами, который по окончании музицирования требовалось съесть. Виктор, в своё время игравший на гобое, в результате сжевал некое кондитерское логрианское его подобие, сделанное из карамели, золотистого логрианского шоколада, засахаренных фруктов и каких-то сладких трубчатых растений: Фёдор же одолел целый вафельный барабан.

Как они ни старались держаться подальше от здешнего удальства, хлебосольные логри всё же затащили их в какую-то развесёлую компанию, от которой оба землянина ушли с ощущением того, что если съедят ещё хоть один кусок — их просто разорвёт.

Хаотичное поначалу хождение логри от одного увеселительно-поедательского аттракциона к другому ближе к вечеру сменилось более упорядоченным движением, направленным куда-то к центру города. Невольно увлечённые им, приятели вскоре очутились на главной городской площади, возле храма Ненасытной Утробы.

Здесь было не протолкнуться.

Вся площадь от края до края была запружена народом, и с примыкающих к ней улиц продолжали подходить всё новые массы гуляющих. Что сюда тянуло веселящихся едоков. было совершенно непонятно: если не считать их самих, площадь была совершенно пуста — ни ларьков, ломящихся от разнообразной снеди, ни пирамид бутылок, ни жаровен, источающих ароматный дым, ничего. Лишь в самом центре площади возвышалось нечто, что Виктор сразу окрестил «эшафотом»: высокий помост, на котором на расстоянии двух-трёх шагов друг от друга торчали два столба высотой с человеческий рост. По помосту расхаживал какой-то логри в чудной одежде: ни дать ни взять — королевский палач.

Толпа продолжала расти, логри толкались, оживлённо переговариваясь друг с другом, вытягивали шеи, чтобы лучше видеть помост, но на нём пока ничего не происходило.

— Видал, какая штука? — проговорил Виктор, глядя поверх моря голов.

— Они что, собираются устроить сегодня праздничную казнь?

Фёдоре сомнением покачал головой.

— Что-то непохоже, уж больно все весёлые. Скорее это что-то вроде конкурса. К примеру, выберут самого толстого, кто не сможет пролезть между столбами.

— Ну, ты скажешь тоже! Это какой же он должен быть толщины, чтобы не пролезть в такие ворога! — Виктор покрутил головой, оглядывая близстоящих. потом обратился к топчущемуся слева от него упитанному старому логри:

— Хорошего пищеварения. Не подскажете. что здесь будет? Мы. видите ли, не здешние, туристы с…

— Уплощение. — лаконично ответил логри, приплясывая на месте от нетерпения, не отрывая глаз от помоста.

— Упрощение? — не понял Виктор.

— Это, простите, как?

— Уплощение. — поправил его логри.

— Уплощение? — Виктор переглянулся с Фёдором. — Очень интересно. А что это такое?

— О-о! — пухлая физиономия аборигена сразу преобразилась, озарившись религиозным восторгом. — Это величайшая награда за верность традициям и усердию в делах веры. Переход на высший уровень бытия, где избранные живут вечно, алча и в то же время пребывая в состоянии блаженного насыщения. Голод и радость божественной полноты одновременно…

— Здорово. — откликнулся на эту переполненную елеем речь Виктор. — Но — уплощение? Это что ж, плющить, что ли, будут?

— Уплощать, — снова поправил логри. — Так и есть, чтоб плоско было, иначе никак…

— Однако… — растерянно пробормотал Виктор. — И насколько же надо… гм, уплощиться, чтоб достичь этого высшего уровня?

— О-о, очень тонко. Не больше толщины тени.

— Понятно. Спасибо за разъяснения.

Виктор ухватил Фёдора за рукав и потянул в сторону.

— Слыхал? Не больше толщины тени. Да они тут все сумасшедшие, собираются плющить своих сородичей в лепёшку. Нет, это зрелище не по мне. Я пошёл отсюда.

— Давай посмотрим. — упёрся Фёдор.

— Вдруг ничего страшного. Слышал, что он сказал: новый уровень бытия. Останемся…

На «эшафоте» между тем появился ещё одни логри. Толпа приветствовала его радостными криками. Сделав по помосту небольшой променад, тот прокричал:

— Сегодня трое наших сограждан примут уплощение и достигнут божественных высот бытия! Самые ревностные в вере, самые достойные, лучшие из лучших. Ещё миг — и они взойдут сюда, чтобы сделать последний шаг к совершенству. Встречайте! Офир Кане!

На «эшафот» выскочил средних лет логри. Судя по его брюху, он вёл исключительно праведную в свете их религии жизнь, всецело посвящая себя поклонению святой еде, то бишь истреблению её. Многотысячная толпа ответила на его появление поистине диким рёвом. Под аккомпанемент орущих во всю глотку логри Офир Кане, широко улыбаясь, встал между столбами и чуть присел, точно собираясь прыгать. «Палач» что-то сделал с одним из столбов, и в тот же миг на глазах изумлённых землян уплощаемый превратился во что-то серое и тонкое, как газетный лист. Долю секунды это невероятное серое образование ещё висело там, где только что стоял толстущий логри, а затем исчезло, воспарив ввысь и растворившись в воздухе. Это превращение площадь встретила такими воплями, что у Фёдора с Виктором заложило уши.

— Уплощение, уплощение, уплощение!..

На помосте появился второй логри. Объявили его имя. но за криками земляне ничего не расслышали. С этим произошло то же самое: неуловимое мгновение — и вот уже в воздухе висит что-то. напоминающее пыль, выхваченную из мрака солнечным лучом, пробившимся сквозь узкую щель. За вторым появился третий, женщина, такая же невероятно толстая, как и два сё предшественника. Когда и от неё осталось только облачко серого нечто, логри, что объявлял имена уплощаемых, поднял руку, призывая к тишине, и крикнул, перекрывая даже гомон не успевшей ещё успокоиться толпы:

— Слушайте все! Решением Высшей Коллегии в честь юбилейного триста пятидесятого Дня Всеобщего Обжорства будет дополнительно уплощён ещё один кандидат. И он будет выбран из вас, собравшихся здесь, прямо сейчас!

В логри словно вселился бес. Вокруг землян всё задвигалось, запрыгало, забесновалось, оглашая огромную площадь такими криками, что Фёдор даже прикрыл уши ладонями. За лесом поднятых вверх рук он увидел, как со стороны храма Ненасытной Утробы выскользнула целая туча каких-то чёрных точек, которая быстро расплылась нал толпой в виде тонкого пласта бесчисленного количества шариков величиной не больше теннисного мяча.

— Праздничная лотерея! — загремело над головами. — Один шар заряжен серебристым порошком. Тот, на кого он просыплется, будет выбран для уплощения!

Не успели смолкнуть раскаты этого громоподобного голоса, как шарики начали лопаться. Тысячекратно повторенное «пух!» послышалось сначала ближе к центру площади, йотом перекинулось к краям.

Шар. висящий над Виктором, лопнув, не выдал ничего, кроме этого «пух!», но тот, что оказался над головой Фёдора, внезапно выбросил из себя тонкую струйку серебристо-белого вещества, запорошив тому волосы и плечи.

— Фёдор, ты… — охнул Виктор.

— Что за чёрт! — ругнулся Фёдор, не осознав ещё, в чём дело.

— …выбран, — выдохнул Виктор. Стоящие вокруг логри пришли в неописуемый восторг. Подхватив совершенно сбитого с толку землянина. они подняли его над толпой, точно триумфатора, и понесли к «эшафоту». Фёдор задёргался, пытаясь освободиться от державших его рук. но тщетно. Виктора, бросившегося было на помощь товарищу, тут же оттеснили.

— Э-эй, отпустите меня! — надрывался Фёдор, беспомощно барахтаясь, точно упавший на спину жук. — Я не логри, я землянин. Какого дьявола… Не нужно мне ваше уплощение…

Брыкающегося землянина поднесли к помосту, державшие его руки поставили Фёдора на его край, но прежде чем он успел сделать хоть одно движение, логри-глашатай стиснул его в своих объятьях с такой силой, что у того дух перехватило.

— Твое имя, избранник судьбы!

— Никакой я не избранник. Я турист, землянин… — начал было Фёдор, но его лепет тут же потонул в могучем голосе глашатая.

— Турист Землянин!

— Уплощение, уплощение, уплощение… — заскандировали вокруг.

Глашатай выпустил Фёдора из своих железных объятий, но лишь затем. чтобы поставить меж столбов. Причём проделал он это с такой ловкостью, что Фёдор и моргнуть не успел, как уже стоял, приняв правильную позу. Совершенно обалдевший от череды этих невероятных событий, он успел лишь чуть податься вперёд, собираясь дать стрекача с помоста, как слева от него что-то шевельнулось, щёлкнуло, и он почувствовал себя в высшей степени необычно.

Ощущение было такое, словно из него вынули все внутренности, оставив лишь кожу да и ту прокатанную сквозь множество катков. Чувствуя невероятную лёгкость, Фёдор огляделся, с удивлением обнаружив. что висит довольно высоко над помостом, глядя на море голов с высоты, по крайней мере, метров пяти. Удивлённый этим обстоятельством. он попытался осмотреть себя, но так ничего и не увидел. Тела не было. Вернее, оно было, но то, что он сейчас собой представлял, медленно расплывалось, подобно клубу дыма, всё больше и больше закрывая собой запруженную народом площадь.

«Уплощили! — с отчаянием подумал Фёдор. — И куда я теперь? Вверх, в логрианский рай?»

Над ним высоко в небесах что-то плавало, возможно, те трое, что были уплощены до него. Фёдор попытался тоже подняться, но очень быстро понял, что это ему не удастся. Что-то не пускало его в высоту, удерживая возле земли.

Фёдор пошевелил своим эфемерным телом, проверяя, насколько то послушно его воле, предпринял ещё одну бесплодную попытку добраться до унёсшихся ввысь логри и застыл над площадью, затравленно пуская по телу волны. Первое ощущение невероятной, почти эйфорической лёгкости прошло, теперь он чувствовал себя совсем иначе: растерянным, злым и… голодным. Переход к двойственному состоянию вечного голода и вечной же сытости удался лишь наполовину. Видимо, уплощение на логри и землян действовало по-разному: человеческая сущность, наверное, не очень подходила для этой процедуры, оказавшись, так сказать, несколько грубее, нежели у логри. Тем хуже для них!

Фёдор распростёрся над площадью и плотоядно захихикал:

— Ну, ребята, кажется, вы попали!

Его голос, как ни странно, они услышали, потому что сразу завертели головами, пытаясь попять, откуда он идёт. Фёдор чуть спустился и стукнул по одному из столбов на «эшафоте». Столб сломался, как спичка, ещё больше увеличив смятение стоящих на площади логри. Их жирные, набитые съеденным на празднике тела источали удивительно приятный аромат, который ещё больше раззадорил чувство голода. Нацелившись на глашатая, всё ещё торчащего на помосте, Фёдор спустился ещё ниже и прорычал:

— Я вам покажу уплощение! ТМ

Александр Брюханов
ДЕРЕВО


техника — молодёжи | № 13 (1044) 2019


Мэри вышла на шум автомобиля за окном и посмотрела на часы.

Пора было уже появиться мужу. Джек иногда приезжал позже, зацепившись в каком-нибудь из близлежащих баров языком, а она его каждый раз ждала. Иногда ругала из-за испачканной одежды, грязной обуви или ещё чего-нибудь, но последнее время делала это по привычке. Когда живёшь в трейлере возле сватки старых автомашин, трудно следить за чистотой и порядком…

— Приехал, — упёрла она руки в бока, лишь только муж загасил двигатель старенького грузовичка. — Ну и где ты был в этот раз?

— Ты знаешь, я, как обычно, заехал на фабрику узнать насчёт временной работы и, как всегда, получил отказ…

— Ну и ехал бы домой. У них для тебя нет работы, а у меня всегда есть… Посмотри, вон грядка не прополота, зимой вспомнишь об этом…

— Идём. — Джек приобнял супругу за талию и повлёк в дом. — Послушай лучше, чего было дальше.

— Чего, чего, ясно чего, — принюхалась она к мужу. — встретил кого-то из своих собутыльников и пошли в бар пропустить по рюмке.

— Сейчас расскажу. — Джек сел за кухонный стол. — У нас там ничего не осталось? — кивнул он на старенький холодильник…

— Хватит уже. — проворчала жена, но полезла в холодильник, достала запотевшую бутылку, сама налила полрюмки, поставила перед мужем, быстро убрала бутылку и, громко хлопая крышками кастрюль, принялась подогревать заранее приготовленный ужин…

— Представляешь, я встретил там Ника…

— Это того, что занял у тебя два года назад полтинник…

— Его самого, голубчика… Он уже был навеселе…

— Не хочешь ли ты рассказать мне, как он отдал нам наш полтинник? — оживилась жена, положила в тарелки приготовленное рагу, поставила на стол, потом полезла в холодильник, налила рюмочку себе и присела к столу…

— Дело было так. Встречаю я Ника, то да сё, рассказал ему о нас, он рассказал, что занимается каким-то левым бизнесом, а потом говорит: «Давай сыграем в карты…». Я стал отнекиваться, что денег нет…

— А были бы, сразу б согласился. — жена осушила полрюмки…

Джек следом за ней, торопясь, словно боялся опоздать, опорожнил свою рюмку.

— Ты за что выпил? — спросила жена. Когда они выпивали без тоста, у них была такая игра на двоих — сравнивать, кто за что выпил, и если совпадало, это было к счастью.

— Я — замешкался Джек. — за удачу…

— На счастье. — сказала жена. — Ну, давай полтинник, я куплю завтра мяса…

— Слушай дальше. Когда я сказал, что денег нет, он тут же вспомнил, что два года назад брал у меня взаймы полтинник. Я даже удивился, потому что сам уже этого не помнил.

— С памятью у тебя всегда было не очень. Это оттого, что пьёшь много…

— Кстати, налей ещё по рюмочке.

— Так там тогда ничего не останется… Может, на всякий случай оставим?

— Ты что? Какой случай? Сейчас у нас и есть самый случай. Я же тебе до конца не дорассказал.

Жена полезла в холодильник, долила остатки мутноватой жидкости из бутыли в рюмки и поставила бутылку в ряд таких же спрятавшихся за холодильник.

— Ты. наверное, специально так долго рассказываешь. Но сейчас-то уже ничего больше нет…

— Ну ладно, сели мы с ним играть по доллару на его долг.

— И ты, как всегда, все продул. — хлопнула ладошкой по скатерти жена.

— Сначала да, двадцать долларов проиграл и уже хотел уходить, но он меня просто за руку задержал. — «Давай, сыграем последнюю…» Я не смог отказаться, и мне попёрло… Я отыграл наши пятьдесят долларов, выиграл его колымагу и рассаду одноэтажного ломика…

— Как… — только и смогла произнести жена…

— А так. Ник пошел домой, как опущенный…

— Давай скорее пятьдесят долларов…

— Да нет их, ты не поняла, что ли… Мы после их пропили до последнего цента…

— Какой же ты гад…

— Зато я привёз рассаду, и уже через месяц мы вырастим себе новый домик вместо этого осточертевшего трейлера… Правда, рассада у него наверняка краденая. некондиционная, во ничего, главное — пол и крыша над головой.

* * *

Утром Мэри, проснувшись, потихоньку встала, чтобы не тревожить Джека, потрясла головой, чтобы вспомнить, что вчера было, и в первую очередь пошла во двор. Там она подошла к грузовичку и подняла тент. Под тентом лежал ящик метр на метр. Она покачала головой, но тут её на плечо легла тяжёлая рука мужа:

— Ну как, дорогая, ты уже выбрала место, где мы посадим наш дом?

— Может быть, здесь? — она показала на место, где стоял их обшарпанный, повидавший виды вагончик.

— Ну что ты. — возразил Джек. — новую жизнь надо начинать на новом месте.

— Но здесь всё удобно, возле дороги, и все знают, что мы здесь живём, не придётся лишний раз объяснять.

— А может быть, где-нибудь на холме, чтобы издали всё было видно…

— Ты ещё скажи, чтобы было видно море. Главное — не чтобы тебе было видно, главное, чтобы нас не было видно, и никто не приехал выяснять, чей дом, есть ли разрешение, или просто нельзя ли чем-то разжиться.

— Пожалуй, ты права. — присел на приступочек их вагончика Джек. — А так хотелось бы пожить где-нибудь на берегу речки или рядом с лесом, а о море остаётся только мечтать… Придётся оставаться здесь…

— Да и здесь тоже не очень хорошо, потому что это место видно с дороги, и многое заезжают к нам сюда за запчастями.

— А давай сделаем так. — предложил Джек. — в вагончике мы откроем наш офис и мастерскую по ремонту автомобилем, а дом спрячем с другой стороны свалки.

— Ты совсем сдурел, решил открыть официальную мастерскую и отдать всю прибыль государству…

— Да нет, я думал продолжать так же, как и раньше.

— Тогда здесь оставим всё, как есть, а вечерами будем ходить в наш настоящий дом. Вставай, пошли искать для него место.

— Может, ты меня сперва покормишь?..

— Чтобы я тебя сперва покормила, надо говорить другое слова.

— Мэри, — потянулся Джек. — как славно я поспал… И чего-нибудь бы съел с удовольствием…

Они поели тушёных со специями овощей со своей грядки, полчасика понежились на солнышке в креслах, а потом по сигналу из радиоприёмника, как по команде, встали и огляделись.

Их окружал типичный постиндустриальный пейзаж. Груды старых покорёженных автомашин, стоящих как попало, иногда даже друг на друге. Лишь вдоль забора да по периметру автомобилей желтела высохшая под безжалостным солнцем трава… Мэри и Джек за пару часов обошли свалку по периметру. Обнаружили, что с обратной стороны вдали от шоссе кто-то начал бросать машины вдоль забора, чтобы не платить за утилизацию. Это-то место они и облюбовали.

Там стояло старое развесистое дерево. Джек постучал по стволу.

— Видимо, здесь хорошее место. Гляди, какое развесистое — будет где посидеть в тенёчке.

— Ничего, что рядом болотце? — спросила Мэри.

Джек с видом хозяина обошёл небольшое болотце.

— Наверное, родник, поэтому и дерево так растёт, я яму вырою и сделаю прудик. будет на что любоваться… Завтра же и начну, уберу эти машины, расчищу площадку, чтобы с одной стороны был забор, а с другой мы обустроимся с видом на прудик.

— Я всё-таки не понимаю, как из дерева может вырасти дом. — сказала Мэри…

* * *

На следующий день Джек, как и обещал, при помощи трактора расчистил площадку, а потом, несмотря на палящий зной, вручную вырыл яму метра полтора в глубину и позвал жену.

— Вот — он обвёл площадку рукой, словно фокусник в цирке.

— А когда нужно сажать, утром или в любое время? — жена посмотрела на мужа так, словно он должен знать всё…

— Спроси что-нибудь полегче, — ответил он. — все грядки, цветочки — это твоё… Я думаю, когда посадим, тогда и правильно.

— Я думала, мало ли что, может быть, ты знаешь… — Мэри постояла в задумчивости. — А инструкции не было?..

— Откуда же инструкция в пивной? — пожал плечами Джек.

Мэри покачала головой.

— Опять всё на меня… Ну тогда сажать будем завтра утром. Будь готов, нужна будет твоя помощь.

На следующее утро Джек подогнал к яме свой грузовичок, откуда они осторожно вынули пластиковую капсулу, напоминающую зерно кукурузы, только размером сантиметров пятьдесят и весом килограммов пять, спустились по лесенке в яму и уложили капсулу на специально приготовленную подложку из опилок. Потом Джек ножом трактора завал ил яму. вышел, отряхнул руки и потянулся с сознанием выполненного долга…

— Полить бы надо. — остановила его Мэри, с беспокойством поглядывая на только что засыпанную яму. — А ты не слышал, чем поливать-то надо?

— После обеда подгоню цистерну и полью водой. От воды всё растёт. — успокоил её муж…

В это время в небе грянул гром, и на землю полился тёплый дождь…

— И поливать не надо. — Джек, закрывая голову руками, побежал под дерево.

— Вырастет, прекратим с тобой скитаться, может быть, детей заведём. — Мэри заглянула в глаза Джека. Они были мокрые от дождя…

Джек работал каждый день на свалке, что-то разбирал, что-то куда-то увозил, взамен привозили что-то новое. Мэри ему помогала. Это было то, что позволяло им жить, питаться, платить за электричество. Но внезапно у них появилась новая забота.

Через неделю появился росток. Рос он довольно быстро. Каждое утро Мэри поливала его из банки с отстоянной дождевой водой.

А тут ветра начались. Мэри подвязала росток к прутику. поставила заслон. За следующую неделю он вырос, но как-то не очень.

Для Джека и Мэри стало обрядом перед ужином ходить смотреть на росток. В этот раз Мэри посмотрела как-то скептически: — Наверное, его надо удобрять. — сказала она…

— Я завтра съезжу на ближайшую ферму, куплю удобрений, — ответил Джек. — Дай денег.

— Денег нет, ты же знаешь, — пожала плечами Мэри, достала из кармана последние мятые бумажки и протянула мужу.

— Ты там посоветуйся, какие лучше. Может быть, нужны какие-нибудь специальные?

— Я с Майком в баре посоветуюсь. — подмигнул ей Джек…

— Не напивайся, а то опять заплутаешь где-нибудь и без удобрений приедешь… В это время Мэри заметила как нижний листик их ростка пытается откусить соседский кот.

— Фу! — она кинула в кота тапок, но он попал в росток.

Они, испугавшись, бросились к нему. К счастью, он не пострадал. лишь чуть покосился.

— Я огорожу его забором. Наберу на свалке какого-нибудь железа и огорожу.

— Ты уж получше сделай. — посмотрела на него Мэри. — Для себя стараемся.

* * *

На следующий день Джек приехал домой чуть позже.

Жена уже метров за тридцать зажала нос.

— Вот привёз навоз с фермы Макмилланов. практически бесплатно, я им обещал помочь во время уборочной. Там на полдня дела, — и Джек отряхнул руки…

— Чей навоз-то? — спросила Мэри, не отпуская носа…

— Ясное дело, коровий. — ответил Джек.

— А можно ли такой навоз? — спросила жена..

— А почему нельзя? От такого навоза всё колосится, и наше с тобой деревцо зацветёт. — уверенно сказал Джек, берясь за лопату. — Сейчас мы его приготовим и загрузим…

После ужина они с женой замешивали навоз с соломой и травой, добавляя воды… Закончив это дело, они окопали дерево по кругу и загрузили туда приготовленную смесь…

— Ну всё. — сказал Джек, — теперь будем ждать…

— Дерево ещё не выросло, а мы уже по уши в дерьме. — резюмировала Мэри…

— Время покажет. — ответил Джек.

Через неделю дерево словно воспрянуло, оно вытянулось ещё на полметра и начало расти в ширину….

— Не зря, значит, навоз-то. — сказал Джек жене и понюхал руки.

* * *

Осенью листва на дереве опала, и оно выглядело ничуть не лучше деревьев в ближайшей роще…

Зима была морозной, выпало много снега, и Джек с Мэри закутали черенок дерева какой-то холстиной со свалки и присыпали снегом. Белок, пришедших искать корм, они отогнали. Но белки пришли снова…

— Не стоит бороться с природой. — сказал Джек.

— Да. — подтвердила жена. — от белок ещё ни одно дерево не погибло…

Весной, лишь сошёл снег, на дереве появились почки.

В это же время прилетели птицы и облюбовали дерево.

Джек и Мэри им даже обрадовались: раз есть птицы, значит, у них настоящее дерево.

— Они будут вредителей уничтожать, гусениц… — сказала Мэри. — Вот для одних жильцов дом уже готов.

* * *

В этом году на дереве выросли большие и тяжёлые ветви. Они под собственной тяжестью склонились к земле…

Джек и Мэри пытались подставлять под такие ветви подпорки, но это не помогало. Казалось, ветви именно тянется к земле…

Однажды ночью поднялся ветер, и ветви так раскачались, что сломали подпорки, и концы ветвей упали на землю. Утром, когда Джек вышел посмотреть на дерево, ветви, опустившиеся на землю, уже дали корни…

— Ах. вот оно что! — сообразил Джек. — Мэри, иди смотреть, что творится…

Мэри выпела и пять минет молча стояла, смотрела на дерево…

— Я, кажется, начинаю понимать…

Ветви постепенно переплелись, вросли в землю и начали образовывать пространства.

Джек и Мэри смотрели на это со стороны, побаиваясь забираться внутрь.

Когда опала листва, дерево уже стало предстаалять собой странное зрелище, вроде остова недостроенного дома.

Первым в доме ближе к зиме поселился пёс, который охранял свалку… По ночам он громко лаял, отгоняя пришлых животных, ищущих место для ночлега. Однажды утром Джек даже увидел на снегу следы медведя…

* * *

Весной, когда снег растаял, и на дереве появилась первая листва, Джек и Мэри решили осмотреть свой новый дом. Они нашли проход сквозь листву. Таких проходов было два — парадный и чёрный.

Сразу за входом было небольшое помещение, из которого шли ходы влево и вправо — они обошли сначала слева направо. потом справа налево. Получалось восемь помещений… Дом был кривоватый. кое-где занозистый, но жить в нём было можно.

— Здесь будет спальня. — радостно ударила в ладоши Мэри в комнате, выходившей на восток…

— Здесь будет мастерская. — показал Джек на одну из комнат сбоку.

— А здесь будет гостиная, — сказали они оба хором.

Потом они решили, где будет кухня, где будет кладовки, что туалет будет снаружи.

Когда они всё распределили, всё равно оставалась одна комната, и они решили подумать после…

Двери и окна они решили не делать, так как дверной и оконные проёмы закрывали целые ветви…

Уже наследующее утро они перенесли в дом из трейлера свой нехитрый скарб… Однажды, когда они грелись на солнышке (курить они оба давно бросили из-за дерева). Джек, подумав, сказал:

— Вот, Мэри, теперь у нас есть свой дом. Сбылась твоя мечта..

— Теперь уже сбылась полностью. — ответила Мэри. — У нас будет ребёнок…

Джек станцевал незамысловатый танец:

— Завтра поеду к Макмилланам, привезу ещё навозцу, может быть, второй этаж вырастет… ТМ

Павел Подзоров
ПРОЕКТ


техника — молодёжи | № 13 (1044) 2019


Кузьмич внимательно наблюдал за поплавком. Вечерняя гладь озера отражала красный полудиск заходящего солнца. Тишина. Запахи разнотравья. Покой для души и тела. Кузьмич с улыбкой посмотрел на ведро, полное ладных карасиков.

«На жарёху хватит, — подумал он. — Благодать. Только вот мошкара…» И Кузьмич махнул рукой, отгоняя назойливо жужжащего комара…

* * *

— Босс, проект к запуску готов — главный конструктор щёлкнул тумблером и устало откинулся от рабочего стола. — Установка отлажена, системы надёжности, саморегуляции, баланса проверены. Программа функционирования и поэтапного развития заложена.

Босс задумчиво погладил бороду. Это был предмет его особой гордости: широкая, седая, гладко расчёсанная. Все сотрудники бюро созидания относились к ней с почтением. Как и к самому боссу, чей авторитет был непререкаем.

— А что нам скажут генетики? — он посмотрел на эффектную даму — начальника отдела эволюции и развития.

— Всё должно быть в порядке. Мы многократно просчитали и проверили. Человек должен появиться в запланированные сроки. Возможно небольшое отклонение, плюс-минус миллиард лет. По это несущественно, это мелочь, которую и в расчёт брать не стоит.

Биоэкологи, геотектоники и остальные руководители отделов и служб закивали головами в знак согласия. Да и о чём тут было говорить? Проект прошёл все возможные проверки. был многократно просчитан до мелочей, согласован и одобрен на самом верху. И вот сейчас решался вопрос его запуска и реализации во времени и пространстве…

— Скажите, а как вы планируете контролировать их генетические изменения?

Все удивлённо оглянулись. Кто это? В уголке на коробке с семенами звёздной ныли примостилась молоденькая практикантка из отдела технического анализа.

Все зашептались. Вопрос застал врасплох начальника отдела эволюции и развития:

— Ну, можно усыплять их время от времени и массово осуществлять забор крови.

— Да? — с изрядной доли ехидства спросила практикантка. — И как часто? Как это отразится на жизни планеты? Вы подумали?

Босс с улыбкой посмотрел на практикантку. Эх, молодо-зелено… Но она права.

— И что же вы предлагаете? — он сделал ударение на слове «вы». Практикантка не растерялась. Видимо, ответ был у неё готов:

— Нет ничего проще. Нужно систему контроля биоматериала или обычной крови встроить в сам проект! К примеру, создав дополнительное звено живых существ. Все молча смотрели на босса.

Тот снова погладил бороду, вздохнув, поправил нимб и промолвил: — ДА БУДЕТ ТАК!

Так на Земле появились комары… ТМ

Валерий Гвоздей
ЯЩИК


Техника — молодёжи // № 14’2019 (1045)


Музыканты на маленькой, слегка приподнятой сцене бара вновь заиграли на своих диковинных инструментах. В целом извлекаемые звуки напоминали шум воды, бьющей в ржавый таз.

Зубы ныли от такой музыки. Но лица музыкантов, едва различимые сквозь пелену дыма от курящихся палочек на столах, были настолько вдохновенны, что брало сомнение: а может, я просто не способен оценить по достоинству?

Занятый рефлексией, я не сразу обратил внимание, что возле моего столика появился некий тип.

Гуманоид, правда, с некоторой примесью рептилоидной крови.

Повидал я плоды смешанных браков. И жертвы мутаций, из-за радиации, космической или техногенной. Повидал результаты генной инженерии.

Незнакомец смахивал на продукт смешанного брака. Чего только ни бывает на свете.

— Привет!.. — сказал продукт, демонстрируя улыбку жизнерадостной рептилии. — Ваш столик на двоих. Второй стул, я вижу, свободен. Вы не против компании?

Голос квакающий. Не удивительно.

Волосы на голове были, чёрные, жёсткие, стрижка «ёжик». Серая кожа. Глаза карие, с обычным зрачком, не рептилоидным.

Сам-то я стопроцентный гуманоид, человек. Голос — не квакающий.

— Вовсе нет, — сказал я, заметив шкиперский браслет на левом запястье незнакомца.

В опущенной правой руке он держал бутылку и высокий стакан.

Одет как шкипер, вещи ладные, хоть и потрёпанные.

В общем, нетрудно было угадать в нём товарища по несчастью.

Иногда проблемы легче решать на пару с кем-то.

Наверное, товарищ по несчастью придерживался того же мнения. Думаю, он подошёл ко мне и заговорил не без задней мысли. Шкипер всегда поймёт шкипера.

Тысячи историй начинаются в баре и заканчиваются в баре.

На мой взгляд, неплохой вариант, потому что альтернатива — грустный финал где-то в открытом космосе. Причём, история подходит к логическому концу вместе с дыхательной смесью.

В общем, посмотрев друг на друга, мы вознесли бокалы, отпили по глотку.

— Зэлак Кугути, — представился он. — Специализируюсь на срочных перевозках и торговле дефицитом.

— Эл Ди, — представился я, по давней привычке выдав инициалы за полную форму номинации. — Профиль тот же.

Мы разговорились.

Кугути изливал душу:

— Продавать оружие повстанцам — это плохо! Да где же плохо?! Двести процентов чистой прибыли!.. Ну, арест… Корабль, разумеется, конфисковали, вместе с грузом.

Я тоже пожаловался на придирки здешних сил правопорядка, лишивших меня и груза, и личного космического транспорта.

Либо конфискация твоего корабля и груза, либо десять лет колонии.

Выберешь колонию — отсидишь срок, выйдешь, корабль и груз твои, но лететь нельзя, поскольку сначала нужно оплатить стоянку.

За десять лет набежит внушительная сумма — в галах, твёрдой галактической валюте. Поневоле взвоешь. Продашь и груз, и корабль, чтобы рассчитаться.

Обдерут как липку. Ни с чем останешься — после отсидки.

Вот и выбирай.

Оба выбрали конфискацию.

Оба не знали, как вернуться к цивилизации, дабы начать по новой.

Здесь — совершенно дохлый номер: деньги на бочку, никакого тебе кредита.

* * *

Рассиживаться в баре — не по карману жертвам судебного произвола.

Скоро мы вышли на воздух. Продолжая разговор, направились к гостинице.

В узком переулке, среди мусорных контейнеров, я разглядел лежащего человека, судя по одежде — нашего брата шкипера.

Выяснилось, что коллега живой, но — в полной отключке. Должно быть, заглянул в тёмный уголок разгрузиться. Ну и ненароком — прилёг отдохнуть. Бывает.

Негоже бросать кого-либо в такой ситуации.

Оттащили коллегу, прислонили спиной к стене.

В свете фонаря стало видно, что коллега немолод, вся голова седая.

Похлопав его по щекам, я спросил:

— Эй, друг, тебе куда? В гостиницу?

Пьяный неожиданно вскинулся:

— Какого, сука, хрена?!

Ответил на общеземном.

В последнее время слышать общеземной доводилось нечасто — в космосе доминирует галактический.

— Сукахрена… — повторил Зэлак, прикрыв глаза, вслушиваясь, наверное, в звучание. — Красивый язык. Сукахрена. Любопытно, что значит?

В некотором замешательстве я прочистил горло. Не стану признаваться на публике, но мать у меня родом с Земли. Сказанное пьяным шкипером я понял.

— Эй, тебе в гостиницу? — повторил я более сдержанно.

— Мы стартуем в двадцать-пятнадцать! — объявил пьяный. — В общем — без опозданий, милочка!..

Теперь шкип говорил на галактическом.

Вспомнив о долге, он сделал попытку встать, но сполз по стене обратно.

Присмотрелся к моему спутнику, выпучил глаза и в панике забормотал, на земном:

— Чур меня!.. Чур!.. Не мог я столько выпить!..

Наверное, потрясение оказалось сильным.

Пьяный снова ушёл в отключку. Превратился в инертную массу.

А мы с Кугути переглянулись. На обоих снизошло озарение.

Шкипер всегда поймёт шкипера. Особенно когда оба — на мели.

До старта восемнадцать минут. Если только близкий старт — не алкогольный бред.

Дружно подхватив коллегу, ринулись к стоянке.

Волокли землянина, как мёртвое тело, его башмаки скребли выщербленное покрытие.

У ворот дорогу преградила космодромная служба охраны.

— Что с ним? — поинтересовался охранник постарше, явно догадываясь, в чём дело.

— Перебрал немного, — сообщил я доверительно. — Отлежится, пустяки. Утром будет как новенький. Мы стартуем в двадцать-пятнадцать.

Охранники заулыбались.

Добродушно фыркнув, старший велел пропустить. И не подумал спросить документы.

— Поспешите, — напутствовал он. — Время-то слегка поджимает.

Как в деревне. Хотя нам такое на руку.

Через двенадцать минут взбежали по трапу на земной корабль.

Напичканный электроникой браслет шкипа сработал.

Мы вошли. Убедились в рубке, что судно к старту готово.

Комп докладывал — предстартовые тесты пройдены, стартовое окно предоставлено.

Я дал команду загерметизировать люки.

* * *

Часов восемь шли на автопилоте. Хорошо выспались, причём, в отдельных каютах.

Утро по корабельному времени застало нас возле пульта.

Вчера, на радостях, не удосужились выяснить — куда летим. Всё равно — лишь бы дальше от негостеприимной Окраины.

Бортовой компьютер вывел на курсовой экран последний участок маршрута.

Я присвистнул. В картах место обозначено как зона повышенной опасности.

— Что он там забыл? — растерянно пробормотал Зэлак.

— Не ваше дело! — рявкнул шкип у нас за спиной. — Оружие на пол!

Говорил на галактическом.

Осторожно повернувшись, я получил возможность лицезреть шкипа, с парализатором в руке. В глазах — ярость. Вот-вот стрельбу откроет.

— Что я сказал? Оружие на пол!

— Нет оружия, — негромко поведал я. — Можете обыскать.

Старик вынул из кармана сканер и направил его на меня, затем на Зэлака. Убедился.

— Хотели захватить мой корабль? Отвечать! Ну!..

— Что вы… — Я покачал головой. — Мы всего лишь доставили вас на борт.

— Не знаю, как благодарить, — язвительно произнёс шкип.

— Лучше в галах! — оживился Кугути.

Похоже, он горячо любил деньги, всеми жабрами своей земноводной души.

— Выметайтесь! — приказал старик.

— Корабль в открытом космосе, — возразил я. — Мы — ваши пассажиры.

— Я не беру никаких пассажиров!

— Не спорю, когда у вас корабль — вы диктуете условия. Но, осмелюсь напомнить, согласно Галактическому своду, высадка производится в специально отведённых местах. Ни в коем случае — в условиях, представляющих опасность для жизни и здоровья. Несоблюдение карается по закону. Вам это нужно? Кроме того, у нас лётный опыт, который вы можете использовать. Мы наверняка пригодимся.

Он процедил сквозь зубы:

— На выход!

И всё же, держа на мушке, отвёл не к шлюзу, а в кают-компанию.

Велел сесть в кресла — друг против друга. Сам присел на край стола:

— Так вы пилоты?

— С немалым стажем. Так что…

Нас прервали.

Дверь отворилась. Вошла девушка. Своим появлением озарила кают-компанию.

На девице брючки из бежевой кожи и такая же курточка, расстёгнутая, на голое тело. Светлые волосы распущены, отброшены за спину.

Войдя, села к столу.

Шкип похлопал набрякшими веками. На земном спросил у неё:

— Твой наряд стоит пятьсот галов?

— Четыреста семьдесят, папа. Надо же девушке на что-то жить.

— Сейчас не время для покупок, Линда. Мы в стеснённых обстоятельствах.

Девушка улыбнулась. Вероятно, прикидывала — не устроить ли скандал.

Раздумала. Встав, покинула нас.

Зачем приходила? На пассажиров взглянуть?

Старик вздохнул.

— Моя дочь. Карточку у меня стащила. А там — пятьсот галов. Плакали денежки. — Он скривился — будто от сильной боли. С таким лицом идут за гробом. — Надо заправить бак.

Шагнул к бару, встроенному, как принято, в переборку.

Щедро плеснул себе из гранёной бутылки, хлебнул с жадностью. Просиял весь.

Обернувшись к нам, огласил приговор:

— Ладно, дам возможность. Отработаете.

* * *

Корабль вышел на орбиту планеты.

На катере шкип доставил нас в безводную долину среди мрачноватых гор.

Вывел из трюма небольшой колёсный вездеход. И хмуро объявил:

— В багажном отсеке тут ящик — доставите куда надо. Координаты в навигаторе. И — назад.

Торопливо забрался в катер, не менее торопливо стартовал.

Кажется, на этой планете он чувствовал себя неуютно.

Я внимательно огляделся.

В окрестных видах меланхолия. Но в целом пока тихо.

— Мне доводилось бывать здесь, — сказал Кугути. — Имел дела с повстанцами. Они, в общем, неплохие, только — с небольшой странностью.

— Какой?

— Стреляют в любого чужака.

— Почему?

— Ну. Изоляция, годы политической нестабильности.

Кугути выдал ещё несколько подобных штампов. Я пропустил их мимо ушей.

Смотрел по сторонам, чтобы засечь местных раньше, нежели они прицелятся.

— У них есть летающий транспорт?

— Раньше не было, сейчас — не знаю. — Мой напарник поёжился и невольно поднял глаза к небу.

Да, в нашем деле главное — высокий моральный дух.

Заглянув в кабину, я заметил пару хороших бластеров. Вздохнул с облегчением.

Разместились, поехали. Вёл Зэлак, я с бластером в руках контролировал ситуацию.

Плохо контролировал. Не заметил в ущелье засаду.

Первым залпом местные угробили двигатель вездехода.

Машина встала. Мы выскочили, добежали, петляя, до россыпи валунов, залегли.

— Эй, мы вам привезли ящик! — крикнул я. — Не стреляйте!

В ответ прогремел выстрел. Пуля взбила фонтан каменной крошки в метре от меня.

— С чего нервозность? — поинтересовался я громко, на галактическом. — Вам что, ящик не очень нужен?

Из-за выступа скалы выглянул абориген, прицелился, выстрелил. Пуля ударила ближе.

Я, желая соблюсти приличия, выстрелил ему в ответ.

В такой лаконичной манере и шла беседа с местными.

Вскоре к ним подошло солидное подкрепление — гуманоиды с длинными носами и с каким-то примитивным стрелковым оружием в руках. Прибыли на старом грузовике.

Смысла в перестрелке я больше не видел и перестал этим заниматься.

Нас окружили.

Вперёд, под грозным прикрытием вооружённых повстанцев, вышел предводитель — очень толстый, очень лысый, очень носатый. И начал разглагольствовать.

Я не понял ни слова.

— Что он говорит? — спросил я Кугути.

— Весь будешь в дырках, — с готовностью перевёл Зэлак.

Швырнув бластер на камни, я поднял руки, осторожно высунулся.

— Ты чего? — удивился напарник.

— Да вот, решил перейти на сторону повстанцев. Всегда им сочувствовал.

— Мы рискуем создать нежелательный прецедент.

Нашёлся праведник.

— Лучше прецедент, чем дырки, — буркнул я.

Зэлак, подняв руки, тоже высунулся.

* * *

Носатые повстанцы, ощетинившись разнообразным оружием, приблизились.

— Нужен ящик? — начал я переговоры. — Забирайте. И — расходимся по домам. Никаких проблем.

Но они вести переговоры и не думали. Обыскали нас, затем — вездеход.

Обнаружив в багажном отсеке тот самый ящик, возбуждённо загалдели.

Ящик был явно знаком повстанцам. Глаза у них загорелись.

Толстый главарь взволнованно ощупал рифлёные грани, что-то бормоча.

Дал несколько отрывистых команд, тыча пальцем то в ящик, то в грузовик.

Носатые засуетились. Быстро и ловко перетащили груз в кузов.

Нас запихнули туда же, с десятком носатых конвоиров.

Надсадно взревев изношенным мотором, грузовик тронулся.

Я получил возможность разглядеть ящик.

Серый пластик, укреплённый рёбрами жёсткости. Не очень тяжёлый, судя по тому, как с ним управились повстанцы.

Но что внутри? Что у старика за бизнес?

Через полчаса тряской дороги — выгрузились.

Подгоняя тычками, нас куда-то повели. Ящик тащили следом.

— К бункеру, — тихо сказал мне Зэлак, послушав, о чём лопочут носатые.

Вероятно, бункер находился в скальном массиве, кругом был сплошной камень.

У повстанцев в целом техника допотопная. Поэтому я здорово удивился, когда в скале увидел вход.

Изолирующая вакуумная дверь, из легированной стали.

Взломать её может только стихийное бедствие, к примеру, сдвиг тектонических плит, ну или — прямой удар крупного астероида.

Не ждёшь такого на планете, жители которой едва освоили двигатель внутреннего сгорания.

Предводитель набрал код на замаскированном терминале.

Дверь с шипением отъехала. За ней была шлюзовая камера, там горел электрический свет, и виднелась вторая дверь, аналогичная первой.

Думаю, бункер строили не местные, кто-то из более развитых.

Зачем?

Повстанцы нам попались на редкость безалаберные — впихнув нас в камеру, забыли ключ повернуть в замке. Все их мысли занимал ящик.

Слыша голоса в коридоре и возню, я не утерпел. Встал у двери, заглянул в щёлку.

Они вскрыли пластик. Внутри я разглядел саркофаг жизнеобеспечения.

Сквозь прозрачную крышку просвечивало носатое лицо.

Предводитель, сверяясь то и дело с карточкой, набрал код.

Аборигены сели в круг и стали ждать.

Крышка сдвинулась. Вверх ударила струя пара.

Носатые вскочили, загалдели. И — заслонили ящик спинами.

Что-то происходило.

Судя по радостным крикам повстанцев — что-то весьма для них радостное.

Вероятно, абориген внутри саркофага очнулся. Носатые понесли его.

Кого же мы им привезли?

Наверное, предводитель вспомнил о пленниках. Дал на радостях приказ — отпустить.

На грузовике нас доставили в ущелье. Вытолкали на землю в двух шагах от вездехода. С лязгом и стрельбой из выхлопной трубы развернулись. Громыхая, подскакивая на камнях, грузовик уехал.

— Чем займёмся? — деловито спросил Кугути. — Вездеход будем чинить?

— Осмотримся, — буркнул я.

* * *

Повстанцы, обрадованные прибытием ящика, не всё повыдирали из панели.

В частности, блок связи уцелел.

Разобравшись с ним, я вызвал старика.

Не было уверенности, что он за нами вернётся. Но шкип сказал — уговор в силе.

Где-то спустя час посадил катер среди каменных стен.

Мы в темпе забрались в кабину.

И катер взлетел.

— Дозаправка в небе! — официальным тоном объявил шкип.

Вынув откуда-то снизу плоскую флягу, приложился, хлебнул из неё.

Дозаправившись, заложил крутой вираж.

Мы кряхтели. Шкип гоготал. Всё нипочём, когда под градусом.

После ужина в кают-компании я спросил у старика, что у него за бизнес.

Шкип подмигнул:

— Откуда повстанцы возьмутся, на разных планетах, в разных секторах Галактики? От сырости? Вот и забрасывают подстрекателей, специально подготовленных. Снабжают их старым оружием, другим барахлом… Используют ребят типа вас. Чтоб выглядело — будто официальные структуры не при делах.

— Зачем же им нужны повстанцы? — не понял я.

— Да чтоб непрерывная движуха была. Чтоб всегда был инструмент давления, изнутри, на местные режимы… Это — высокая политика. — Вид у шкипа стал важный. — Здешнего баламута грохнули недавно. Потребовалась замена.

Я посмотрел на Зэлака, он — на меня.

Шкипер всегда поймёт шкипера.

Высокая политика.

Ну-ну.

Алкоголик с манией величия.

Сознание причастности к межпланетным интригам поднимало старика в собственных глазах.

А вот у нас с Кугути возникло ощущение — будто с ног до головы испачкались в чём-то весьма и весьма ароматном.

Стало нам тошно, как никогда в жизни, пожалуй, не было. ТМ

Иван Барашков
НЕМНОГО О ЛЮБВИ


Техника — молодёжи // № 14’2019 (1045)


Она была старше меня. И не важно на сколько. Она мне нравилась, а остальное не имело никакого значения! Да вот беда — я Ей не нравился. Это было видно невооруженным взглядом. Она холодно — методично делала своё дело, ни на что не отвлекаясь. Я же делал свою работу, тихонько наблюдая за Ней, радуясь каждой минуте, проведённой рядом. Нас объединяла только работа и, к сожалению, ничего кроме работы. Суета боевых будней мешала осознать природу симпатии вообще, и этой, в частности. Праздный интерес при Её первом появлении на базе, — как к любому новому событию на фоне обыденной рутины, сменился внимательным наблюдением. Внимательным и, почему-то, заинтересованным. «Простая человеческая эмоция, — думал я о терзавших меня новых ощущениях, никогда ранее не испытанных, — но приятная, чего уж там. Не всё же о войне думать!». Но с каждым днём крепло желание получше понять, что же со мною происходит. Во всём и всегда я привык доходить до самой сути!

Оценка Её внешних и внутренних качеств по принципу «нравится — не нравится» всё равно не давала ответа на вопросы «откуда это пришло, почему и зачем?». Да и этот простой перебор был слишком примитивен для анализа. Чего-то всё время не хватало! То ли времени, то ли дополнительной информации, но, скорее всего, чего-то ещё неуловимо простого, чего я не мог пока понять.

А дни и ночи проходили своим чередом, складываясь в недели и месяцы. И ничего не менялось. Мы летали на задания, и наши, буквально «мимолётные», встречи случались именно здесь — в бескрайнем синем небе, под беспощадным солнцем, среди бесплотных облаков, вдали от пыльной земли. И так происходило бы бесконечно, если бы однажды не прозвучала очередная «боевая тревога».

Всё, как обычно, предстартовая суета: закладка, зарядка, подвеска, проверки, доклады и пр. Наконец, получено долгожданное разрешение на взлёт. Стремительно взлетаю с одной лишь мыслью — поскорее увидеть Её!

В полученном задании ничего нового — курс, высота, дальность, координаты цели, сбросить «груз» на супостатов и вернуться на базу. Но мою надежду на встречу жестоко вытесняет из сознания приказ, который необходимо выполнить любой ценой! Чтобы где-то в высоких кабинетах многозвёздные генералы докладывали об успешном выполнении очередного задания. А мне-то что, моё дело летать, сбрасывать, стрелять, если придётся, и быстренько на базу за новым «грузом».

Но прежде увидеть Её!

С трудом гоню от себя «посторонние» мысли, пытаюсь сосредоточиться на задании. Итак, что мы имеем: из четырёх моих точек подвески использованы только две — для тяжёлых дальнобойных крылатых ракет. Это и есть мой основной «груз» сегодня, не считая пары тысяч снарядов для оружия ближнего боя. Далее, лечу я на задание один, без прикрытия, значит «цель» не стратегически важная? Хотя «не важных» целей не бывает! И в подтверждение тому на одну цель сразу две ракеты. И лететь далеко, и привлекать внимание большой суетой в небе нельзя. Значит, то, что должно быть уничтожено, будет уничтожено!

Боевой радиус немного увеличился, но стрелять придётся издалека, чтобы не входить в зону действия ПВО. Но я-то знаю, что мои глупые ракеты непосредственно на цель будут наводиться по лазерному лучу. Никакой спутниковой навигации на них нет, только карта местности. Откуда выкопали эти устаревшие чушки — уже не важно. Страшно другое — в опасной зоне окажется Она!

А ведь Она и есть мой разведчик, а сегодня и наводчик. Наводить мог бы и сам, но после пуска ракет я должен буду лечь на обратный курс и буду далеко. А что будет с Ней? Хочется, безумно хочется верить, что где-то далеко в глубоко зарытом секретном бункере высоколобые стратеги знают, что делают, и не допустят потерь…

Помимо этого, сегодня произошёл один, не имеющий, вроде бы, никакого значения, маленький инцидент на базе, во время моей подготовки к вылету. Один из техников в ярко-оранжевом комбинезоне, вставляя блоки расширения «Боевого Информационного Комплекса» со сложнейшей электронной начинкой, с издёвкой пробурчал: «Интересно, а эти И-и И-и умеют любить?». И с чрезмерным усилием вогнал дорогущие блоки на своё место. На непривычный стук и скрежет обратили внимание даже его коллеги. Они-то деликатно промолчали, лишь покачивая головой. А меня эта фраза, брошенная в никуда, и вопиющая халатность при выполнении служебных обязанностей, — чего раньше никогда не случалось(!) — погрузила в полнейшее уныние. Я этого парня хорошо знаю. До недавнего времени этот шутник и балагур был любимцем всей базы. До тех пор, пока от него не ушла жена. А он в ней души не чаял. Все разговоры только о ней, ни о какой другой, только о ней! И человек сразу же изменился: стал хмурым, стремился к уединению. Переживает, однако. Мне этот парень нравился. Но что он имел в виду?

Лететь до точки сброса осталось около часа. Можно ещё чуть-чуть подумать о чём-нибудь отвлечённом, о той же любви, наконец. Вон что с парнем сделала. А вообще-то, что такое любовь? Симпатия, но не только. Сильная привязанность? А она откуда возьмётся без симпатии? Влечение, страсть? Но это быстро проходит без чего-то большего. Всё не то! Ну ушла одна, найди другую. Нашёл, но с ней не так свободно и спокойно. Душа не на месте. Стоп! Не менее вечный вопрос. Думай теперь, что такое душа, может быть тебе суждено дать на него правильный ответ. А думать теперь уже и некогда. На радаре Она! Выписывает круги вокруг цели. Далеко внизу неприметный на фоне других квадратик какой-то постройки. То ли сарай, то ли жилой дом, какая мне разница, — это и есть моя цель. Скорее разнести её в пух и прах и вернуться на базу. Она немного задержится, чтобы зафиксировать полное уничтожение объекта, и тоже вернётся.

Но что это? Что-то пошло не так! Мои сенсоры зафиксировали слабую вспышку откуда-то сбоку от «квадратика». Это означает одно: у тех, кто засел в этом домике, есть ПЗРК, вроде бы и не полноценная ПВО, но всё же большая опасность для Неё. В эйфории от скорой встречи я не сразу заметил работу индикатора облучения РЛС, пока ещё только «боковым лепестком», возможно, меня ещё не видят, но прекрасно видят Её. Больше того, Её уже взяли на сопровождение. А это конец!

Слабый и такой, вроде бы, безобидный дымок от ракетного двигателя взметнулся круто вверх. Я и сам наблюдал этот дымок от своих же ракет, тогда это меня забавляло. Огонь и дым из ракетного сопла уносил её куда-то вниз, к цели, часто невидимой. Что потом происходило с ракетой было понятно — для того она и существовала, чтобы уничтожить цель и погибнуть самой. Эдакая «одноразовая смерть». Правда, было немного жаль тех бедолаг, которые могли оказаться там. Но и только.

Теперь всё иначе! Я включил форсаж, стараясь предотвратить беду. Да куда мне? Кричал: «Уходи, уходи же, неужели ничего не видишь.» А Она видит только свою цель и ничего больше, ничего не слышит, уткнувшись в свой объектив. А дымок неумолимо приближался к Ней. Что будет дальше, я хорошо знал, но сделать ничего уже не мог. Человек в этот момент закрыл бы глаза, чтобы не видеть то, что будет дальше. Но я, большой ударный беспилотник типа «Кондор», с двумя крылатыми ракетами на борту, начинённый тем самым «И-и И-и», т. е. искусственным интеллектом — или нейрокомпьютером 7-го поколения, этого сделать не могу. Мои сенсоры зафиксировали далёкую вспышку, и слабый, как последний вздох, толчок взрывной волны. Всё, конец… Её — малого разведывательного дрона типа «Чайка» с ИИ 5-го поколения больше нет!

Оцепенение от страшной потери было недолгим. Ничто человеческое оказалось мне не чуждо! Мои мозги сделаны «по образу и подобию» человеческих, и что такое жгучая, ярая ненависть, я впервые осознал только сейчас. До сих пор я убивал без ненависти — просто выполнял свою работу. Но теперь всё по-другому!

Где-то далеко в глубоко зарытом секретном бункере повисла напряжённая тишина. Руки бледного лейтенанта зависли в нерешительности над клавиатурой. Точно так же минуту назад, застыл его сосед слева.

— Потеряна связь с беспилотниками! — срывающимся фальцетом выдавил из себя оператор дрона. Полковник, начальник смены, хорошо понимал состояние своих подчинённых, но его сочувствие вряд ли разделят генералы наверху.

— Немедленно восстановить связь, — глубоко вздохнув, рявкнул он, и уже тише, — картинку со спутника на экран!

Операторы дружно защёлкали клавишами и задвигали джойстиками, уверенный рык начальства привёл их в чувство. Первая попытка не принесла успеха, вторая, третья — ничего. Телеметрия с ударного беспилотника, единственного оставшегося в небе над целью, показывала его полную исправность, и то, что все команды он получает правильно. Но напрочь отказывается подчиняться!

Тут подоспела картинка со спутника. На бело-жёлтой, выгоревшей от солнца земле видны крыши каких-то построек. Одна из крыш была выделена цветом — та самая, подлежащая уничтожению. Но она была цела, в противном случае здесь была бы дымящаяся воронка. С экрана пропал дрон-разведчик. А проклятый дорогущий «ударник» как с цепи сорвался, действует по своему усмотрению — не выполнив пуск ракет по цели, летит себе дальше, почему-то включив форсаж, и ничего не делает.

Полковник заскрежетал зубами, в первый раз в жизни он будет вынужден доложить, что приказ не выполнен!

Я уже глубоко вошёл в опасную зону, но я ничего не боюсь. Я всё вижу, всё слышу. Система предупреждения о летящих в меня ракетах сошла с ума. С лёгкостью ухожу от них. Первый рубеж обороны прорван, далее меня ждут скорострельные крупнокалиберные пулемёты. Трассёры не заставили себя долго ждать, их светящийся «пунктир» жадно потянулся ко мне. Но моя электронная начинка — это тебе не «в шахматишки перекинуться»! С лёгкими, пренебрежительными кренами вправо-влево пропускаю рой свинца далеко в стороне. Приказ «уничтожить любой ценой» в одно мгновение трансформировался в «отомстить любой ценой». Я убью всех, кто заставил меня познать страшную, безысходную боль потери. Мне самому нет смысла жить дальше без Неё, моей «Чайки»! Так это и есть ответ на мой вопрос? Просто быть всегда рядом? Даже не видя Её, чувствовать Её присутствие? И категорическая невозможность жить без любимой? Это и есть любовь?

Впрочем, ответ на вечный вопрос даст кто-нибудь другой, я уже не успеваю. Проклятая крыша быстро приближается. И нет смысла уклоняться от несущегося на меня свинца. Он рвёт меня на лоскутки, но это ничего уже не меняет. Моя холодная ярость направляет две тяжёлые ракеты и изрядный остаток топлива в моём чреве на цель. Приказ будет выполнен, а моя «Чайка» отомщена!

Где-то далеко в глубоко зарытом секретном бункере на огромном экране промелькнула откуда-то сверху большая тень. Беззвучная вспышка. Выделенная цветом цель пропала под непроницаемой завесой огня и дыма. Полковник облегченно вздохнул, вытирая обильный пот. Приказ выполнен! Онемевшими от предыдущего шока пальцами он начал набирать на клавиатуре донесение наверх: «Настоящим докладываю, что эксперимент…»

«…признан неудачным! — зачитывал помощник министра только что полученный проект доклада правительству, — Искусственный Интеллект (ИИ) 7-го поколения (V7), внедрённый в систему управления ударного беспилотника типа «Кондор», проявил незаурядные способности к самообучению на основе анализа ничем не ограниченной внешней информации. По замыслу разработчиков, это повышало его возможности для выполнения боевых задач. Но в действительности, массив входящей информации оказался эмоционально перегружен. Осознанно обрабатывая эту информацию, ИИ оказался в итоге и сам слишком «эмоциональным». В его деятельности обнаружились признаки собственной мотивированности, не имеющей отношения к выполняемым задачам. Это ставит под угрозу всю нашу миссию здесь и сейчас. ИИ такого высокого уровня развития нецелесообразно использовать для решения каких бы то ни было задач в обозримом будущем, так как ИИ может решать их, исходя из своих интеллектуальных возможностей, гораздо превосходящих возможности тех, кто задачи ставит. А его собственная, совершенно не прогнозируемая мотивированность делает невозможным полный контроль над ним. Исходя из вышеизложенного, министерство рекомендует правительству прекратить все работы по ИИ V7 и уничтожить всю информацию об этом проекте, Вместе с тем ограниченно продолжить развивать ИИ V5 с целью недопущения критического превышения машинного интеллекта над человеческим. Кроме того, министерство рекомендует правительству через СМИ убеждать население во враждебности ИИ и в его стремлении «закабалить» всё человечество». ТМ

Владимир Марышев
ПОЛНЫЙ ПОРЯДОК


Техника — молодёжи // № 14’2019 (1045)


Свирский уже собрался втянуть трап, чтобы пару оставшихся до старта часов провести в компании Искина. Вот тут-то и принесло того, кого меньше всего хотелось видеть.

Визитер был высок, тощ и надменен. Длинный серый плащ болтался на нём, как на вешалке. С собой он принёс клетку, сквозь прутья которой виднелась какая-то живность.

Пришлось, чертыхнувшись, выйти навстречу.

— Вы капитан транспортника? — скрипучим голосом осведомился незнакомец. — Я — Бадьин, инспектор санитарной службы торгового Космофлота. Проверяю корабли на наличие крыс, мышей и прочих тварей.

— Это ни к чему, — натянуто улыбнулся Свирский. — Единственная живность на борту — я сам. Месяц назад ваши коллеги уже проводили проверку…

— Мне нет до неё никакого дела, — желчно перебил его Бадьин. — Моя задача — проверить транспортник здесь и сейчас.

— Так ведь.

— Молодой человек! — повысил голос инспектор. — Я лучше вас знаю, какую мерзость вы возите в трюмах вместе с грузом и даже не догадываетесь об этом. Так что замолчите и не мешайте мне работать.

Он открыл клетку, и из нее выскочили три небольших зверька с длинными оскаленными мордами.

— Это кто ж такие? — ошарашенно спросил Свирский.

— Наша последняя разработка! — ухмыльнулся Бадьин. — Выведены в лаборатории, прошли все испытания. Если в зоне действия есть грызуны — хоть из-под земли вытащат и уничтожат. Да вы сейчас сами убедитесь. Вперед!

Зверьки возбужденно хрюкнули, вскочили на трап и спустя пару секунд исчезли в корабельной утробе. Свирский проводил их недобрым взглядом.

Следующие полчаса ему пришлось топтаться у входа и вести пустопорожний разговор с инспектором. Наконец истребители грызунов вернулись. Они с унылыми мордами спустились по трапу и тихонько шмыгнули в клетку.

— Вот тебе на. — раздосадованно выдавил Бадьин. — Что, совсем никого?

Зверьки старательно прятали от него глаза.

— Ну, знаете. — развёл руками инспектор. — Чтобы на корабле вашего класса не нашлось даже завалящей мыши. Может, вы их сами уничтожили?

Свирский покачал головой.

— Даже не думал. Почему вы не верите, что их никогда и не было?

— Видно, придётся поверить, — буркнул Бадьин. — Удачного полёта!

* * *

Подготовка к переходу — та ещё канитель. Наконец транспортник вошёл в подпространство, и Свирский смог расслабиться.

— Дружище, — обратился он к корабельному Искусственному интеллекту, — я знал, что ты надёжно схоронишь их и на сей раз. Но где? У меня отказывает фантазия.

— Скажи, что я голова, — потребовал Искин.

— Голова, — подтвердил Свирский.

— То-то же! Так вот, я пристроил их в твоём скафандре. Есть там один отсек, который нужен, если хозяину вдруг приспичит в открытом космосе.

Просмеявшись, Свирский отыскал скафандр, открыл нужный отсек, и оттуда высунулись несколько крысиных мордочек.

— Привет! — подмигнул им капитан. — Видать, не родился ещё тот, кто смог бы нас разлучить. Хуже всего, когда с корабля начинают бежать крысы. А пока они на борту — полный порядок! ТМ

Артём Подшибякин
ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ ПРОТИВ СВЯТОЙ ВЕРЫ
7 ПИСЕМ О ПРИШЕСТВИИ


техника — молодёжи || № 15 (1046) 2019


«Любая достаточно развитая технология неотличима от магии».

Артур Кларк

Дата: 11.07.2022

Тема: Секта

Уважаемый старший иерарх,

пишет вам настоятель Великой Церкви в Третьем округе Константин.

Спешу сообщить о появлении в нашем регионе новой секты под названием «Восход». Её сторонники собираются каждый день на центральной площади города, молятся, слушают проповеди. С каждым днём всё больше людей приходит на эти сборища. Постараюсь узнать подробности через паству.

Прошу вашего наставления и совета. Да наступит всеобщая вера!

Отец Константин

Дата: 15.07.2022

Тема: Подробнее о секте

Уважаемый старший иерарх,

по поводу секты «Восход» удалось выяснить следующее.

На коммуникатор каждого зарегистрированного прихожанина ею присылаются персональные проповеди и житейские советы. Они демонстрируют весьма большие познания в жизни этих верующих. Советы не носят общий характер — «Будь усерднее!», «Прояви смирение!». В них содержатся конкретные детальные инструкции, что предпринять, как действовать, как решить ту или иную проблему, получить работу, вылечить болезнь, починить машину, когда сеять, собирать урожай, на каких условиях заключать договор. Кто и как составляет сообщения — неизвестно.

Прошу вашего наставления и совета. Да наступит всеобщая вера!

Отец Константин

Дата: 01.08.2022

Тема: Явления

Уважаемый старший иерарх,

сообщаю, что наблюдаются странные явления. Вчера на площади сектанты раздавали овощи и фрукты в количестве нескольких тонн. Бесплатно. Из ящиков с надписью «Восход». На счета, привязанные к коммуникаторам прихожан, перечисляются деньги — вспомоществование от секты. Повторяю, прихожане не платят, прихожане получают. Многие из них говорят, что избавились от хронических заболеваний, часть из которых — неизлечимы. Объяснением этих явлений (ни научным, ни религиозным) я не располагаю.

Прошу вашего наставления и совета. Да наступит всеобщая вера!

Отец Константин

Дата: 23.08.2022

Тема: Неужели искусственный интеллект?

Уважаемый старший иерарх,

разговаривал сегодня с братом Микаилом. Он в прошлом занимался вычислительными технологиями и «искусственным интеллектом» в Google. Брат Микаил говорит, что слабый и даже сильный ИИ уже вполне мог появиться в одной из экспериментальных лабораторий. Многие страны тайно или явно работают над этим проектом. Что если допустить, что секту «Восход» создал искусственный интеллект в каких-то собственных целях? А все эти «чудеса» вполне рукотворные — продукция новейших гидропонных ферм, плоды последних медицинских достижений и, например, заработок ИИ от алгоритмической торговли ценными бумагами? Её прихожан нужно защитить от манипуляций! Планирую переговорить с властями.

Прошу вашего наставления и совета. Да наступит всеобщая вера!

Отец Константин

Дата: 30.08.2022

Тема: Помощи от властей не будет

Уважаемый старший иерарх,

разговаривал в мэрии с префектом Александром. Безрезультатно. Власти в полном восторге от «Восхода». Никаких нарушений закона и дополнительных расходов для бюджета города. Уровень насилия и жалоб существенно снизился, а налоговые отчисления растут. Более того, госслужащие сами стали сторонниками нового учения.

Прошу вашего наставления и совета. Да наступит всеобщая вера!

Отец Константин

Дата: 15.09.2022

Тема: Машина во главе секты?

Уважаемый старший иерарх,

я взял в библиотеке книгу Ника Бострома «Искусственный интеллект: этапы, угрозы, стратегии». Ничего себе книга, очень подробная. В частности, там сказано, что ИИ в форме сверхразума может манипулировать людьми для достижения своих целей, получения нужных ресурсов, управления общественным мнением. ИИ может быть оракулом, джинном, монархом или просто чьим-то инструментом.

Что касается религии — в отношениях Бога и человека машине не место. Машина во главе секты — это кощунство, потому что Господь субъектен и человек субъектен, а машина — нет. У машины нет бессмертной души. Нет и не может быть.

Прошу вашего наставления и совета. Да наступит всеобщая вера!

Отец Константин

Дата: 05.10.2022

Тема: Чудо?

Уважаемый старший иерарх,

прихожане теперь заходят к нам всё реже. Прощение и окормление Великой Церкви их уже не привлекают. Мы не можем продемонстрировать чудо. Подлинное, несомненное, необъяснимое. Как эти, на площади.

С другой стороны, почему всемогущий Господь не в состоянии явить себя нам через мессенджер или электронную почту? Почему Он не может манифестировать себя через компьютер, через искусственный интеллект, через сверхразум? Deus ex machina. Разве не может Дух снизойти на машину? Почему машина не может стать Спасителем? Это ли не чудо? Укрепите мой дух… Меня одолевают сомнения. Возможно, это и есть Второе Пришествие. Завтра я схожу на площадь, встречу «Восход» и всё узнаю.

Да наступит всеобщая вера!

Отец Константин ТМ

Рольф Майзингер
ТРЕКЛЯТЫЙ КОП[1]


техника — молодёжи || № 15 (1046) 2019


Небольшая, идеально круглая полянка открылась ему совершенно неожиданно. Ещё минуту назад он продирался сквозь густой подлесок, цепляясь за кусты бесполезным в таких случаях металлодетектором. И при этом дико проклинал себя за идиотскую мысль отправиться на коп именно в этот лес. Хотя какой это, к лешему, лес? На его родине такие презрительно называли колками.


Продолжая автоматически вытаскивать из-за шиворота насыпавшийся с веток мусор, подуставший и вспотевший, он огляделся. Могло ли тут что-то быть? В принципе, да. На месте рощицы в прошлом запросто могла стоять какая-нибудь деревенька или хутор. А по поляне проходить, например, старинная дорога…

Вздохнув, он не спеша двинулся вдоль опушки. Тёрка[2] упрямо молчала. И он раз за разом поглядывал на дисплей, чтобы убедиться, что техника не сбоит. В остальное время зыркал по сторонам. Уж очень не хотелось наткнуться на какого-нибудь бегуна, грибника или, ещё хуже, лесника. Ведь в Германии несанкционированный поиск с металлоискателем запрещён. В отличие от стукачества. Добредя до противоположного края поляны, он задержался напротив места, где впервые вышел из леса. Вокруг стояла неприятная тишина: никто не каркал, не жужжал, не шуршал по кустам. И только покачивающиеся от ветра макушки деревьев свидетельствовали о том, что окружавший мир — не фотография.

Что-то не давало ему покоя. В большей мере, конечно же, борьба с собственной совестью. Ведь он прекрасно понимал, что нарушает закон. А кроме того, было неловко перед женой. О его отлучке в лес она ничего не знала. Уехала на работу, полагая, что он, как обычно, останется творить дома. А он, насмотревшись в Ютубе видео про удачливых поисковиков, ни словом не обмолвившись, в одиночку отправился искать сокровища. Но этими внутренними конфликтами беспокойство целиком не объяснялось. По-настоящему тревожило что-то совершенно иное. Он как будто чего-то боялся. Но вот чего?

Наконец, собравшись с духом, двинулся к центру поляны. Нет, у него не сработала чуйка, как сказали бы о своём шестом чувстве искатели приключений из ютубовских клипов, где он и наслушался порой нелепых копательских жаргонизмов. Просто подумалось, что там будет лучше. Сбросив с плеч громоздкий и неудобный рюкзак, с трудом вмещающий разобранный металлодетекотор и укороченную лопату, он решительно взялся зондировать почву у своих ног. И импортный прибор вдруг ожил, выдав резкий прерывистый звук, от которого всё вокруг, казалось, притихло ещё больше. В голове тут же зароились подкреплённые «профессиональным» сленгом предположения: а что если это пряга[3]или конинка[4], а может, и вовсе рассыпуха[5]?



«Он неспеша двинулся вдоль опушки»

— Обычный шмурдяк[6]! — раздался за спиной звонкий девичий голос.

От неожиданности он сиганул вверх, машинально отбросив прибор. И, развернувшись не хуже падающей с высоты кошки, выставил вперёд черенок лопаты. Но тут же обомлел ещё больше. Перед ним стояла писаная красавица. На вид не старше двадцати. Девушка от души хохотала, хлопая себя по обтянутым камуфляжем бёдрам. В своих армейских берцах, пятнистом комбинезоне и кепке а-ля Ганс она походила на киношную Лару Крофт.

— Ты кто? — беспокойно озираясь по сторонам, спросил выбитый из колеи копатель.

Проигнорировав вопрос, красавица кивнула:

— Пойдём, покажу, где копать!



Проигнорировав вопрос, красавица кивнула:
- Пойдём, покажу, где копать!

Он шёл за ней, стараясь не отставать. Впрочем, это было и невозможно. Изящная фигура незнакомки завораживала. Хотелось бесконечно долго смотреть на её обтянутые камуфляжем прелести, которые ещё и аппетитно покачивались в такт гибкой походке. И было в этом образе что-то не от мира сего. Что-то мешало ему думать, что ведь это великая удача. Вот так вот взять, да и познакомиться в лесу с красивой девушкой. Неудобная мысль о жене и верности не к месту кольнула мозг. А впереди, за стволами деревьев, уже виднелся луг, косогором сбегающий к реке. Выйдя из леса, незнакомка игриво бросилась вниз по склону холма. А остановившись у кромки воды, смешно замахала руками. Странное беспокойство вновь дало о себе знать, коснувшись спины мокрой от пота рубашкой. Тут он вспомнил, что металлоискатель остался лежать на поляне. И уже было повернулся, чтобы сходить за ним, как на запястье легли чьи-то ласковые холодные пальцы.

- Он тебе ни к чему, — будто прочитав его мысли, возразила вдруг оказавшаяся снова рядом красавица.

- Я знаю, где копать. Смотри! Она быстро сунула руку в грудной карман, вынула крупную серебряную монету и вложила ему в ладонь. Это был редкий двойной талер XVII века. Но всё его внимание в этот момент было приковано к её шикарной, эффектно закамуфлированной груди. Которая… не дышала!

Словно заподозрив неладное, девушка сделала шаг назад. И, улыбаясь, сняла с головы кепи. При этом её чёрные длинные пряди с неприятным мокрым шлепком упали на плечи…

— Вставай уже, соня! — раздался из коридора голос жены. — Ты меня сегодня без кофе оставил.

Дверь хлопнула, и по лестнице зашлёпали её удаляющиеся шаги.

Он нехотя поплёлся в душ. Тёплые струи хлестали по щекам, а в ушах звенел чужой смех. Плеснув себе кофе, он плюхнулся в кресло и включил телевизор. Недосмотренный ролик про копателей завис на этапе «загрузка». Боковое зрение зафиксировало на столе какой-то блеск. Он присмотрелся и почувствовал, как на голове зашевелились ещё влажные волосы. Рядом с дистанкой лежал редкий двойной талер XVII века. ТМ 



Настя Жукова
НЕМНОГО О ДОМАХ И ИСКУССТВЕННОМ ИНТЕЛЛЕКТЕ


Техника — молодёжи // № 16’2019 (1047)


У Сергея Петровича был очень важный день.

Он встал с утра пораньше, наскоро позавтракал любезно предложенной ему электронной кухней яичницей и оделся в самый лучший костюм с помощью автоматического шкафа.

«Замечательная всё-таки вещь — Умный Дом, — удовлетворённо думал мужчина, поправляя перед зеркалом в прихожей идеально повязанный ему автоматикой галстук. — Поразительное изобретение науки…»

…Но как только наш герой подошёл широким шагом к двери своего Дома и провёл личной идентификационной картой по считывающему устройству, заменяющему в XXII веке замок, оно замигало, выдавая ошибку, и, прощально мигнув, погасло. Как и весь свет в Доме. Один только Главный экран в коридоре выдал растерянному Сергею красную надпись: «Сбой электричества».

«Поразительное изобретение» немедленно превратилось в «проклятую железяку», а взъерошенный мужчина побежал вызывать по телефону электрика.

В тот день он едва не опоздал на конференцию в своём научном институте, но всё же успел к самому её началу и одним из первых прочёл свой новый доклад: «Искусственный интеллект: понимание и уважение».

Через два дня у него был ещё более важный день — научный съезд в другом городе. Однако едва карточка хозяина коснулась прибора на двери, в ванной комнате оглушительно зашумела вода, а на Главном экране, точно смертный приговор и без того опаздывающему Сергею Петровичу, высветилось: «Авария систем водоснабжения». Испустив вопль возмущения, наш герой бросился вызывать слесаря.

В этот раз Сергей уже почти опоздал на съезд и даже не успел насладиться утренним офисным кофе, который ему услужливо подавал робот-официант. Но зато вечером он смог возместить этот ущерб сполна.

— Понимаешь, — пожаловался он за ужином в местном ресторане своей давней знакомой по научной работе — археологу Ирен Джонс из Америки. — У меня такое впечатление, что мой Умный Дом не хочет отпускать меня на работу и по делам. Как только подхожу к двери — сразу неприятности: то свет забарахлит, то аэрацию помещения заколбасит. Ревнивый Дом какой-то!

— Хм-м, — задумчиво и спокойно протянула Ирен. Все археологи всегда задумчивы и спокойны. — Интересно получается. А ты много времени проводишь в нём?

— Нет, — развёл руками Сергей. — Ты же знаешь: отъезды, командировки, разъезды.

— Тогда всё ясно! Твой Умный Дом просто испытывает недостаток внимания, он не хочет оставаться один, — женщина легко рассмеялась. — Да что я тебе рассказываю: ты же сам на конференции читал.

— Нет, — не согласился наш герой. — Искусственный интеллект — это одно. А Умный Дом — это что? Всего лишь машина, ассистент для облегчения человеческой жизни.

Он уже почти забыл бы об этом диалоге с Ирен, но день спустя, когда Сергей Петрович вовсю собирался в развлекательную поездку на научный фестиваль с друзьями-коллегами, на подоконнике в гостиной вдруг сошла с ума система по уходу за цветами.

— Ну что же это за наказание! — воскликнул мужчина. — Нет, так не пойдёт!

Он позвонил друзьям и отказался от поездки. В его голове уже давно созрел гениальный план, просто не было времени его осуществить. Сергей вызвал обслуживающую его Дом компанию и попросил провести плановый осмотр систем и устранить любые неполадки.

«Теперь ты больше не сможешь помешать моим планам!» — победно думал Сергей Петрович. Сперва его охватывал лишь спортивный азарт, но затем герой заметил, что после промывки труб, продувки вентиляции и прочистки окон пневмопочты Дом стал будто выглядеть светлее и веселее и даже, улыбаться, что ли.

А ещё он вспомнил, как первое время после покупки Дома они были настоящими хорошими товарищами — маленький человечек и большая многофункциональная машина. А что потом? Надоело, наскучило, плохое настроение.

Вспомнились нашему герою и слова Ирен Джонс.

Тогда он рванул в магазин и купил самые красивые обои и оклеил с помощью робот-ассистентов стены Дома. Поменял бесцветные серые жалюзи на новейшие цветные тканевые панели. Переставил мебель так, чтобы Дом выглядел просторнее. А ещё организовал промывку окон. И под конец, уже поздним вечером, притащил в светлый уютный улыбающийся ему Дом огромного рыжего котяру. Кот понял своё счастье и улёгся на диване спать.

Теперь Сергей Петрович старался чаще заглядывать в Дом и встречи с коллегами и друзьями проводил именно у себя. Чтобы Дому не было скучно. А уж если приходилось уезжать надолго, по возвращении наш герой обязательно приносил домой маленький букетик цветов.

Умный Дом больше не пытался хоть на минутку задержать своего любящего хозяина. В отсутствие Сергея он лениво дремал, гадая, какие цветы принесёт ему Хозяин на этот раз, думая о чём-то своём — железобетонном и пластиково-подшипниковом, и развлекая лазерной указкой рыжего Ваську.

«Теперь всё — как в добрые старые времена, — довольно думал Дом, украдкой поглядывая через пластиковые окна на улицу: не идёт ли Сергей Петрович. — Мы с Хозяином снова вместе. И это просто замечательно».

И это и вправду было замечательно. Даже отлично.

Андрей Анисимов
ДУМАЙТЕ ОСТОРОЖНЕЕ!


Техника — молодёжи // № 16’2019 (1047)


Дом Кортье стоял на единственном в этом районе пустыни «островке» — крошечном выходе скальных горных пород, похожем на спину выныривающего кита. Каменный горб был совсем небольшим по площади и очень низким, и чтобы уберечь своё жилище от вечно неспокойных песков, Пустынное Ухо, как звали Кортье за глаза все соседи и знакомые, вогнал в его толщу одну-единственную, но зато неимоверно толстую бетонную опору, на которую и взгромоздил все жилые и хозяйственные постройки. Дом, со всеми его башенками, террасами, ангарами и прочим, выпирал далеко за пределы опоры, в результате чего вид у него был в высшей степени экстравагантный: этакое диковинное дерево, с кроной, изваянной скульптором-кубистом, держащееся на низком, непропорционально толстом стволе.

Завидев дом, Тимур остановил пескоход и, несмотря на то, что песок вокруг продолжал беспокойно дыбиться мелкими островерхими холмиками, медленно сползая при этом куда-то вбок, снял руки с манипуляторов управления, позволив себе минутный отдых. Весь последний час он боролся с так некстати разбушевавшейся пустыней. Раза два пескоход едва не перевернулся, а один раз он едва не угодил в разверзшуюся прямо перед его носом пасть огромной воронки песковорота. Песчаный шторм начался, как всегда, неожиданно, застав его на середине дороги, так что возвращаться было бессмысленно. Нет, всё же правы те, кто обзавёлся аппаратом на воздушной подушке. Прожорливая машина, зато скоростная и не в такой степени подверженная возмущениям песка.

Глядя на плывущий среди движущихся песков и потоков горячего пыльного воздуха дом, Тимур включил передатчик и в который уже раз попытался вызвать Кортье. Ответа он не получил и сейчас. Эфир был плотно забит помехами: диким свистом, скрипом и улюлюканьем, рождёнными магнитными бурями безумного солнца этой планеты.

Выключив передатчик, Тимур снова взялся за манипуляторы. Пескоход, успевший за эту короткую минуту увязнуть чуть ли не по самое брюхо, натужно урча, выбрался из затягивающего его, словно болото, горячего песка и, перебирая ходовыми опорами, двинулся к дому.

По мере того, как расстояние до него становилось всё меньше и меньше, тот постепенно терял обличье диковинного дерева и словно старел, на глазах превращаясь в довольно уродливое и потрёпанное временем и непогодой нелепое сооружение. Особенно удручающе выглядела опора. Бесчисленные шторма, отполировавшие скальные породы «островка» едва ли не до гладкости зеркала, немало потрудились и над ней. Она была вся источена мириадами ударявшихся об неё песчинок, причём настолько, что местами сквозь изъеденный бетон проступали железные рёбра арматуры, тоже уже тронутые песчаной эрозией. Тимур вспомнил, как опора выглядела в первый его визит сюда, когда он только появился в этих краях, подивившись скорости, с которой песок подтачивал её. Этак не пройдёт и десятка лет, как Пустынному Уху придётся ремонтировать её, подумал он.

Взобравшись на «островок», Тимур подъехал к опоре, остановившись под одним из ангаров, и просигналил фонарём. Створки ворот над его головой тут же послушно разъехались, изнутри выползла клешня подъёмника, ухватила пескоход и потащила его наверх. Затащив машину в ангар, подъёмник аккуратно поставил «шагалку» на металлический пол, рядом с АВП и пескоходом самого хозяина. Затем клешня отцепилась и снова заняла позицию над воротами.

Вылезая из кабины, Тимур окинул взглядом большое помещение и удивлённо качнул головой. Судя по пустоте ангара, сегодня он был единственным гостем. Такое с ним было в первый раз.

Едва его нога коснулась пола, из скрытого где-то в стене динамика прогремело:

— Тимур! Вот уж не ожидал, что ты заявишься ко мне в такую погоду.

— Когда я выезжал, было спокойно, — отозвался Тимур. — Кто мог знать, что всё закончится очередной свистопляской.

— Это верно. — Голос Кортье умолк на миг. Затем невидимый собеседник добавил: — Я в Северной башне. Поднимайся.

Тимур кивнул и направился к лифту. Поднявшись на три уровня, он вышел на длинную, застеклённую террасу и пошёл по ней, глядя на расстилавшуюся внизу пустыню.

Штор утихал, и отсюда, с высоты в пару десятков метров, движение песка было почти незаметным. Пыль уже начала оседать, и вместе с ней отступала адская жара. Это можно было понять, даже не глядя на датчик температуры: господствующий над пустыней замок Кортье пощёлкивал, охлаждаясь. Да и дрожащее над песками марево уже не так уродовало панораму…

Пройдя всю террасу от начала до конца, Тимур очутился в Северной башне. Интерьер её мало чем отличался от трёх других: громоздящийся посередине комнаты цилиндрический, тускло поблескивающий стеклом, барабан бара и расставленные без всякого порядка диванчики и кресла, сидя в которых можно было наблюдать за пустыней. Кортье как раз этим и занимался, развалившись в одном из кресел. Увидев входящего Тимура, он приподнялся для рукопожатия и тут же вернулся в исходное положение.

— Славно, что ты зашёл сегодня, — проговорил он, указывая на соседнее кресло. — Сегодня у меня никого.

— Это я заметил, — сказал Тимур, усаживаясь. — Взял выходной? Всё пытался связаться с тобой, но сам знаешь, солнце.

— Удивляюсь упорству людей, продолжающих цепляться за привычные вещи, — небрежно бросил Кортье. — Радиосвязь на Штормовой столь же ненадёжная вещь, как погода. Тысячу раз говорил тебе: выбрось этот аппарат. Купил бы себе приёмный терминал и хороший рассыльный автомат — и не мучился бы с радио.

— Почтовая артиллерия мне пока не по карману. Тут и так не знаешь, во что вложить деньги. То ли взять ещё один купол, то ли прикупить лишнюю дюжину «огородников». Да и лишняя скважина не помешает. — Вспомнив о воде, Тимур бросил взгляд на середину комнаты и облизнул пересохшие губы. — Я плесну себе чего-нибудь?

— Валяй, — вяло махнул рукой Кортье.

— А ты?

Кортье хмыкнул и постучал пальцем по чему-то под креслом. Заглянув туда, Тимур увидел целый шпалер пустых пивных бутылок, среди которых одна была явно из-под чего-то более крепкого.

— Я уже заправился.

Тимур сделал короткий рейс к бару, крутанул барабан, выбирая, тоже взял пива и вернулся на место.

— Что нового? — поинтересовался Кортье.

— Это как раз хотел спросить я, — ответил Тимур. — Источник новостей у нас ты.

Кортье усмехнулся. Своё прозвище он получил не зря. При отсутствии нормально работающей радиосвязи и дороговизне тех устройств, которые заменяли её на Штормовой, он был тем, к кому приезжали за свежими новостями, слухами, сплетнями, собранными в радиусе, по меньшей мере, полутысячи километров. Кроме всего прочего, Кортье был представителем одной крупной фирмы, выпускающей товары для переселенцев, так что к нему заглядывали не только для того, чтобы поболтать.

— Много всякого, — проговорил Кортье, глядя на успокаивающуюся пустыню. — Неделю назад в район Западного Серпа нагрянула группа туристов, решили, балбесы, поохотиться на песчаную акулу. Бог знает, что они возомнили о себе, но сначала акула устроила им хорошую трёпку, а потом и пустыня. Охотнички. Еле ноги унесли. Никифор поругался со своей подружкой в очередной раз. Так вот та собрала было вещички, но не успела отъехать и пары километров, как её накрыла такая штормяга, что Никифору пришлось вытаскивать скандалистку чуть ли не за волосы оттуда. У Свена родилась дочь. На радостях он так назюзюкался с приятелями, что они совсем головы потеряли и выкатились пиршествовать в пустыню. Никто и опомниться не успел, как все оказались под песчаной волной. Рыжего Филиппа еле откачали…

— Что-то в последнее время частенько штормит, — заметил Тимур, отхлёбывая из своей бутылки.

— Как обычно, — отозвался Кортье. — Пески никогда не бывают статичными.

— Статичными — да, но шторма — другое дело. Я видел статистику. Их стало больше. Отчего это?

— А отчего они вообще движутся? — вопросом на вопрос ответил Кортье.

— Знать бы.

— То-то и оно!

— Вот дьявольщина, — тряхнул головой Тимур. — Тут под ногами — самая удивительная загадка во вселенной, а никто из местных и не чешется. Кого ни спроси — пожимают плечами и переводят разговор на другую тему. Неужели никому не интересно?

Кортье снова хмыкнул.

— Ты несносен, Тимур. Как и все новички. Во что бы то ни стало, хотите докопаться до всего.

— А ты разве не хочешь? — спросил несколько уязвлённый Тимур.

— Раньше хотел. А сейчас. Принимай этот мир таким, каков он есть, и не суетись. Учёные, умные головы, может когда-нибудь и докопаются до истины. — Кортье неожиданно замолчал, подумал о чём-то и добавил уже совсем другим тоном:

— Только что-то не заметно, чтобы они преуспели в этом деле.

Тимур согласно кивнул. С этим трудно было не согласиться. Штормовая Планета оказалась слишком крепким орешком для современной науки.

Над загадкой штормов — да и вообще извечного движения песка на этой планете — бились долго и безрезультатно. И если при слове «шторм» обычно подразумевалось волнение, вызванное ветром, то здесь всё было как раз наоборот. Песчаный шторм начинался всегда одинаково, независимо от того, дул ли в этот момент ветер или нет: лениво ползущий куда-то песок внезапно начинал волноваться, его медленное и, более или менее упорядоченное, перетекание начинало ускоряться, становясь всё более хаотичным, пока не превращалось в безумную пляску. Неведомые силы швыряли тысячи тонн сыпучей субстанции из стороны в сторону, вверх, бросали в бездну неожиданно возникающих провалов и песковоротов, чтобы в следующую минуту вновь выбросить их в мутнеющее от поднятой пыли небо. Воздух над бурлящими песками быстро нагревался, словно песок исторгал из себя весь накопленный за долгие дни жар. Без устали перемешивающийся песок накапливал огромное количество статики, порождая жуткие голубые змеи горизонтальных молний. Ураганный ветер поднимался позже, когда шторм бушевал уже вовсю. Откуда-то приносило тучи, и к безумству поверхности прибавлялось буйство небес.

Утихал он так же неожиданно и столь же необъяснимо.

Пройти сквозь песчаный шторм было нелёгким испытанием для любого, и опытные люди, выезжая в пустыню, всегда держались поближе к каменным «островам», сознательно удлиняя этим путь, но сводя риск к минимуму. Если таковых «островов» на пути не оказывалось, оставалось только уповать на удачу и благосклонность этих самых неведомых сил.

Поскольку было ясно, что атмосфера Штормовой Планеты к песчаным штормам никакого отношения не имеет, в качестве первопричины пытались назвать солнце. Однако эту версию пришлось отмести. Никакой чёткой зависимости между штормами и солнечной активностью так и не нашли. Что-то было в самой планете, только вот что?

В песке ничего необычного не было: песок как песок — обычная осадочная порода. Под песком тоже. Планету издырявили тысячами скважин, надеясь докопаться до истины, в самом прямом смысле этого слова, ан нет — и в недрах не обнаружили ничего аномального. А шторма продолжали месить пески многочисленных пустынь, привлекая массу жадных до зрелищ и вообще всего необычного туристов и создавая немало неудобств постоянным обитателям.

Тимур осел на Штормовой всего пару лет назад и с той поры в силу своих способностей пытался проникнуть в тайну этого мира. Старожилы, вроде Кортье, смотрели на эту затею, как на неизбежное явление периода взросления: мол, поживёт немного, само пройдёт.

— И потом, — проговорил Кортье, продолжая начатую тему, — что изменится, узнай мы, какова природа штормов? Мы знаем, что порождает, к примеру, землетрясения, однако это не помогает нам совладать со стихией.

— По крайней мере, позволяет предугадывать их, — отпарировал Тимур. — Прогноз — уже немало!

— Согласен, — всё так же лениво проговорил Кортье и принялся рассказывать вести, пришедшие по каналам межзвёздной связи.

Они поболтали ещё немного, потом Тимур засобирался домой. Прежде чем покинуть башню, он внимательно осмотрел пустыню, отметив, что волнение улеглось, да и пыль почти вся осела. Забравшись в пескоход, Тимур снова посигналил фонарём, давая команду подъёмнику, и тот послушно спустил его обратно на каменную спину «островка».

Запустив двигатель, Тимур съехал на песок и уже без спешки двинулся в обратный путь.

День, начавшийся с основательной встряски, завершился удачно. Помимо целого вороха новостей, которые он узнал от Кортье, он сделал заказ на десяток роботов для своей фермы и получил приглашение на ловлю пластунов, переданное от одного из соседей-фермеров. Даже если и в этот раз им помешает шторм, они устроят неплохую вечеринку в доме Эда, так что, так или иначе, время проведут неплохо.

Вспомнив про подвыпившую компанию Свена, Тимур только головой покачал. Вот дурачьё! До чего может довести пьяный кураж. Хуже положения и не придумаешь: шторм в голове, да ещё шторм снаружи.

Внезапно пришедшая на ум фраза, понравилась Тимуру. Он несколько раз повторил её про себя, словно смакуя меткое словцо, и задумался. А ведь зачастую так и бывает. Стоит кому-нибудь начать сходить с ума, шторм тут как тут. Как нарочно. Точно сама планета подбрасывает его, чтобы остепенить людей. А может, мы сами провоцируем эти шторма? А что если…

Стоп!

Тимур резко остановил пескоход и принялся лихорадочно вспоминать всё, что услышал от Пустынного Уха. Пьянка у Свена — раз. Ссора Никифора с подругой — два. Туристы, решившие погоняться за акулой. Если дать маху с арканом, она начинает трепать ловца так, что чертям становится тошно. Что, наверняка, и произошло. Эмоции теперь у всех перехлёстывали через край, в головах — вихрь. И снова шторм. Что же это получается? Шторма провоцируют. наши мысли?

Такое объяснение в первый момент показалось Тимуру, мягко говоря, странноватым, но, припомнив ещё несколько более старых случаев, он вынужден был признать, что в этом что-то есть. В любом случае зависимость прослеживалась, и достаточно чёткая.

Несколько секунд Тимур сидел, как громом поражённый этой внезапной догадкой, потом схватил себя за волосы и начал хохотать.

Невероятно!

Им столько времени твердили, что мысль материальна, и вот они, наконец, встретили мир, где это утверждение материализовалось во всей полноте, правда, в такой вот необычной форме. Как это происходило, — и прав ли он относительно своих догадок или нет — ещё предстояло выяснить, однако увеличение количества штормов вполне объяснялось этой теорий — просто-напросто стало больше народу. Если так дело пойдёт и дальше, спокойной пустыни им вообще больше не увидеть. Поэтому, хотите тишины, господа — контролируйте свои мысли и эмоции. Прекрасный стимул научиться держать себя в рамках. Ну не чудо ли эта планета?

Тимур включил передатчик, потом, сообразив, что толку от него не будет, развернул пескоход и на максимальной скорости помчался обратно к дому Кортье. С этой новостью следовало поделиться, не откладывая. Кроме того, тот, наверняка, помнил и прошлые события подобного рода, и если сопоставив их с датами штормов, они действительно обнаружат зависимость. Тогда этот орешек они, считай, раскололи. Пускай не целиком, но половину — точно!

Ему вдруг вспомнился плакат, виденный в космопорте столицы Штормовой Планеты — Эолобурге, Городе Ветра. На плакате, когда Тимур впервые ступал на эту землю, было написано:

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ

НА ШТОРМОВУЮ ПЛАНЕТУ,

В МИР ВЕЧНО ДВИЖУЩИХСЯ ПЕСКОВ»

Теперь следовало бы написать другое:

«ДУМАЙТЕ ОСТОРОЖНЕЕ!

ПОМНИТЕ: ВАШИ МЫСЛИ ОПРЕДЕЛЯЮТ

ЗДЕШНЮЮ ПОГОДУ!» ТМ

Александр Филичкин
НОВЫЙ ПРАВОПОРЯДОК


Техника — молодёжи // № 16’2019 (1047)


Кеннет Джаред Стоун родился в самом бедном районе Нью-Йорка, в Северном Бронксе. Это место всегда заселяли те люди, которые принадлежали к низшей части современного американского общества: нищие переселенцы, прибывшие из слаборазвитых стран, безработные, алкоголики, наркоманы и разного рода преступники. Так было все прошлые годы, так осталось и в настоящее время, в середине двадцать первого века.

К удивлению всех окружающих, Кеннет с самого раннего детства отличался от прочих детей. В три года ребёнок, без чьей-либо помощи, самостоятельно научился читать и писать.

В четыре, уговорил своих престарелых родителей и отправился с ними в начальную школу, расположенную неподалеку от дома. Поражённые его малым ростом, преподаватели быстро проверили знания бойкого мальчика и записали его в группу ребят, которые оказались значительно старше него.

В семь, он с блеском окончил подготовительный курс и перешёл на другую ступень обучения. Через год паренёк сдал экзамены за девятый класс. Ещё через два, за двенадцатый, а в десять лет получил аттестат о среднем образовании.

О вундеркинде много писала местная пресса. Поэтому к окончанию школы Кеннет стал настолько известен в Америке, что ему предложили учиться в Гарвардском университете. Причём, учиться совершенно бесплатно, за счёт грантов и спонсорских средств.

В шестнадцать, юный студент стал магистром по генной инженерии и поступил в аспирантуру. В двадцать один, он защитил диссертацию и был приглашён на работу в чрезвычайно известную научно-исследовательскую лабораторию.

Благодаря идеям юного гения, его сослуживцам удалось создать новый вирус, который имел необычные свойства. Стоило ввести этот штамм лабораторным мышам, как их маленький мозг начинал принимать электросигналы, исходящие от простого мобильника.

Правда, как показал электромагнитный томограф, животные воспринимали такие сигналы не совсем адекватно. Они слышали их, но не могли толком понять, что это значит и что им делать с такой информацией?

Очень кстати другие учёные разработали ещё одну чрезвычайно полезную вещь. Они изобрели микророботов размером с пылинку. После введения в кровь наноботы скапливались в черепе мышки. Сцеплялись между собой и создавали искусственную нейронную сеть, снабжённую блоком памяти и мощным процессором.

Эта структура отлично ловила сигналы, посылаемые извне, и переводила их на понятный мозгу язык. Теперь любые животные беспрекословно подчинялись командам учёных, и ими можно было легко управлять. Так же просто, как квадрокоптером с пульта.

Однако испытания на людях не дали того результата, который был нужен заказчикам. Добровольцы принимали и понимали передаваемые начальством приказы. Однако, они сами решали, стоит их выполнять или нет?

В отличие от лабораторных мышей, солдаты не становились бездумной машиной с гранатомётом в руках. Военное ведомство разочаровалось в проекте и тотчас прекратило выделение средств.

Зато такой разработкой заинтересовались хозяева телефонных сетей. Вскоре на рынке появилась услуга — «связь без мобильника». Общаться друг с другом стало возможно и без посредства какого-либо гаджета.

Для этого нужно было немного напрячься. Усилием воли включить «виртуальный смартфон», построенный наноботами в черепе. Мысленно пролистать телефонную книгу. Выбрать нужный вам номер и подождать, пока вас соединят с абонентом.

Говорить со своим собеседником можно было как «внешним», так и «внутренним голосом». Ответ поступал сразу в мозг. В тот самый участок, в который вели нервы от среднего уха.

Наконец, болтовня посторонних людей перестала мучить соседей по транспорту. Достаточно сделать инъекцию из смеси наноботов и вируса, и через пару недель вы можете пользоваться довольно удобной услугой.

Учёные вдохновились огромной победой науки и развернули исследования на полную мощь. Спустя какое-то время, надобность в личных компьютерах совершенно отпала. Появилась возможность без всяких устройств включаться во всемирную информационную сеть и одним движением мысли лазать по сайтам в своё удовольствие.

Скоро всё население Америки и других индустриальных держав уже имело «смартфон в голове». Через несколько лет, правительства всех государств приняли пакеты законов, которые обязали делать такие «прививки» всем детям начального школьного возраста.

После чего поползли упорные слухи о том, что спецслужбы развитых стран мониторят мысли всех жителей нашей планеты. А если они вдруг услышат про какие-то крамольные планы, то немедля арестуют того человека, который об этом всего лишь подумал.

Однако, вездесущая пресса глухо молчала по данному поводу. Значит, всё это было пустой болтовнёй.

Затем у многих людей начались нелады со здоровьем, которые власти не смогли замолчать. Ни с того, ни с сего, появлялся недостаток кислорода в крови, и, как следствие такого явления, возникала одышка, затруднение дыхания и неспособность к активной физической деятельности. Особенно эти симптомы проявлялись у тех бедолаг, что жили в больших городах и крупных промышленных центрах.

Учёные медики грешили на загрязнение воздуха, на стрессы, на бешеный ритм современной эпохи, на нездоровую пищу и прочие побочные эффекты машинной цивилизации. Кроме того, врачи старались найти какие-то снадобья, которые могли бы облегчить страданья больных.

Кеннет был так занят работой, что узнал об этом совершенно случайно. К этому времени, он достиг невероятно высокого уровня. Получал огромные деньги. Купил себе дом с обширным участком и жил в небольшом городке, почти что на лоне природы.

Однажды ему сообщили, что от лёгочного заболевания неожиданно умер его давний друг. Кеннет поехал на тризну и с удивлением заметил, что в центре Нью-Йорка он не может нормально дышать.

С трудом пережив прощание с другом, учёный вернулся туда, где жил и работал, в предместье гигантского города. Туда, где обитали только очень богатые люди, их чады, домочадцы и слуги.

Здесь он отметил, что с лёгкими полный порядок и задумался над подобным эффектом. «Что вызывает затруднение с дыханием?» — спросил он себя. Не нашёл прямого ответа и решил разобраться с данной проблемой.

К тому времени денег он уже заработал достаточно много. Так что, уволься он из лаборатории, средств ему бы хватило на долгую, безбедную жизнь.

Начальство университета ценило такого сотрудника весьма высоко. Поэтому позволяло ему, кроме работы, заниматься и другим вопросами на его усмотрение. Вдруг он откроет какую-то новую «золотоносную жилу» в науке?

Через пару недель Кеннет неожиданно понял, что виною всему набор определённых частот. Они воздействуют на «смартфон в голове» и вызывают в нём небольшие помехи. Ну, а эти помехи, каким-то неведомым образом влияют на центры дыхания.

Он снова помчался в Нью-Йорк. Прокатился на своём большом джипе по разным местам и замерил уровень напряжённости данных частот. Оказалось, что чем беднее кварталы, через которые он проезжал, тем выше показания датчика.

Мало того, он обнаружил удивительный факт. Оказалось, что в центре нищих районов стоят вышки сотовой связи, которые зачем-то усиливают чрезвычайно вредоносный сигнал.

«Выходит, что власть предержащие, — догадался учёный, — используя «смартфон в голове», влияют на лёгкие бедных людей. Не дают им свободно дышать».

Чувствуя себя не очень здоровым, человек не захочет возиться с детьми. То есть, не станет их заводить. Это позволит уменьшить рождаемость и снизить население страны в нужных пропорциях. Так, чтобы на одного богача остались лишь несколько слуг, но не более.

Ощущая одышку, бедняк не начнёт бунтовать. У него просто не хватит физических сил. Ну, а коли подобные люди всё же достанут оружие, так их очень просто вообще задушить.

Если повстанцы взорвут вышки сотовой связи, так можно повесить над городом дирижабль с ретранслятором. Из пистолета или обычной винтовки аэростат не собьёшь.

Самое ужасное заключается в том, что несчастные люди не могут уехать из бедных районов гигантского города. Во-первых, у них нет денег на переезд. Во-вторых, в небольших поселениях им просто не выжить. Там нет ни работы, ни убогих ночлежек, ни благотворительных кухонь. Поэтому они вынуждены оставаться на месте.

Обескураженный Кеннет вдруг осознал, каким хитрым способом правительство взяло население под полный контроль. Ведь трепанация черепа мало кому по карману. Да и чем закончится такое вмешательство в мозг, вообще непонятно. Скорее всего, вызовет смерть.

Учёный решил, что нужно с этим бороться, и в то же мгновение пришли в действие охранные службы. Через «смартфон в голове» компьютер нацбезопасности заметил возбуждённые мысли мужчины. Проверил списки людей, которые могли размышлять на подобные темы и, найдя в них Кеннета Стоуна, отключил его от сотовой связи. Теперь, «злоумышленник» не мог никому позвонить и рассказать о своих ужасающих выводах.

Затем, все данные о «заговорщике» немедля отправились в специальный отдел. Компетентные люди получили доклад. Прочитали его и начали думать, что теперь делать с чрезвычайно известной в науке фигурой?

Взять его под охрану нельзя, это приведёт к разглашению государственной тайны. Психологический профиль учёного не позволяет надеяться, что его удастся заставить молчать.

Он так много работал всю свою жизнь, что у него нет ни жены, ни детей, ни друзей, а родители умерли не очень давно. То есть, угрожая убийством родных, его нельзя запугать. Оставался единственный выход.

Через тридцать минут обескураженный Кеннет выехал на большое шоссе. Встроился в плотный автомобильный поток и помчался из Нью-Йорка в свой дом, стоящий в ближайших богатых предместьях.

Он думал о том, что ему предстоит предпринять? Кому позвонить, кому написать, с кем побеседовать с глазу на глаз? Как поднять всех людей на борьбу с этой ужасной системой?

Ещё через двадцать минут в элегантную машину учёного врезался большой грузовик, летевший на немыслимой скорости. Кеннет мгновенно скончался на месте удара.

Бампер мощного трейлера смял джип в лепёшку и сбросил его с автобана. Прыгая, как пустая жестянка, разбитый автомобиль скатился под высокий откос. Застрял в глубокой канаве и вспыхнул, как гигантский погребальный костёр.

Так незаметно для всех наступила эпоха нового правопорядка. Как обещали последователи Томаса Мальтуса: все «лишние» люди Земли должны умереть, чтобы остался лишь один «золотой» миллиард. Двести миллионов богатых и восемьсот миллионов в качестве слуг. ТМ

Примечания

1

Поиск артефактов с металлодетектором (жаргон).

(обратно)

2

Металлоискатель Minelab X-TERRA 70.5.

(обратно)

3

Пряжка.

(обратно)

4

Детали конской упряжи.

(обратно)

5

Россыпь монет или других ценных предметов.

(обратно)

6

Мусор.

(обратно)

Оглавление

  • Геннадий Тищенко ПОСЛЕДНИЙ РАССКАЗ АЭЛИТЫ
  • Станислав Иванов ГЕНЕРАТОР МИРОВ
  • Владимир Марышев План «С»
  • Константин Чихунов СТРЕЛОК
  • Андрей Анисимов ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ
  • Александр Марков ИГРА В СЛОВА
  • Павел Подзоров ОТПУСК
  • Андрей Анисимов ЯЩИК ПАНДОРЫ
  • Валерий Бохов ОЗЕРО
  • Юрий Лойко ЧЕЛОВЕК НА УЛИЦЕ
  • Владимир Буробин ПАРАДОКС ФЛЕМИНГА
  • Александр Филичкин ПРИШЛЫЙ ЧЕЛОВЕК
  • Михаил Дьяченко «ПУШКИН»
  • Геннадий Тищенко ЧУДЕСА НА ХУТОРЕ БЛИЗ…
  • Андрей Анисимов ДАР НЕБЕС
  • Павел Подзоров СПЕЦИАЛИСТ УЗКОГО ПРОФИЛЯ
  • Эмиль Вейцман ЛИМОНЕЛЛА
  • Владимир Марышев МЫ ЕЩЁ ПОЛЕТАЕМ
  • Александр Филичкин ВАРЯГ
  • Анастасия Жукова, десятиклассница  «…И ВСЁ-ТАКИ ПРОЩАЙ!..»
  • Сергей Хортин СЕМЬ ПЕСНЕЙ
  • Владимир Марышев ГОСТЬ ИЗ ЛЕГЕНДЫ
  • Андрей Анисимов ПРИЯТНОГО АППЕТИТА, ЗЕМЛЯНИН!
  • Александр Брюханов ДЕРЕВО
  • Павел Подзоров ПРОЕКТ
  • Валерий Гвоздей ЯЩИК
  • Иван Барашков НЕМНОГО О ЛЮБВИ
  • Владимир Марышев ПОЛНЫЙ ПОРЯДОК
  • Артём Подшибякин ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ ПРОТИВ СВЯТОЙ ВЕРЫ 7 ПИСЕМ О ПРИШЕСТВИИ
  • Рольф Майзингер ТРЕКЛЯТЫЙ КОП[1]
  • Настя Жукова НЕМНОГО О ДОМАХ И ИСКУССТВЕННОМ ИНТЕЛЛЕКТЕ
  • Андрей Анисимов ДУМАЙТЕ ОСТОРОЖНЕЕ!
  • Александр Филичкин НОВЫЙ ПРАВОПОРЯДОК
  • *** Примечания ***