КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Любовная лихорадка (fb2)


Настройки текста:



Шарлотта Лэм Любовная лихорадка

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Сара волновалась за Грэга. Она не сводила с него глаз с той минуты, как они приехали на прием, хотя Грэг в дальнем конце комнаты был окружен плотным кольцом гостей, хохотавших над каждым его словом. Все всегда смеялись, если Грэг принимался острить. Он напоминал грустного клоуна, но мог быть забавным до едкости, и тогда язык его разил как рапира или пригвождал собеседника, как мотылька к картонке.

Возле Сары появился хозяин.

– Мисс Николс, позвольте представить... – произнес он, склонившись к ней.

Она не слышала его слов, хотя любезно улыбнулась мужчине, с которым ее знакомили, и протянула ему руку. Тот взял ее ладонь и держал все время, пока хозяин, извинившись, не отошел. Сара все улыбалась, но продолжала следить за Грэгом, пытаясь определить, много ли он выпил. Вдруг она осознала, что рука ее все еще не свободна. Сара посмотрела вверх и встретила неприязненный взгляд синих глаз.

– Могу ли я взять свою руку? Мне удобнее с двумя, – резко сказала она, выдергивая ладонь. Она вновь взглянула на Грэга и озабоченно нахмурилась.

Сара слышала рядом с собой голос, но не вникала в слова, а лишь автоматически улыбалась, делая вид, будто слушает собеседника. На самом деле, она хотела только одного: чтобы незнакомец поскорее отошел. Сара оцепенела, когда его пальцы внезапно сомкнулись на ее запястье и сжали его так, что ее изумленный взгляд метнулся вверх.

– Вы не слышали ни единого слова, не так ли?

Она пристально посмотрела на говорившего широко открытыми, зелеными, как у кошки, глазами. Перед ней был высокий сильный человек с черными волосами, резкими и жесткими чертами лица. Сара подумала, что такое лицо ей хотелось бы нарисовать – резко индивидуальное, дисгармоничное. Чувственный рисунок рта контрастировал с тяжелым, холодным синим взглядом. Сара сдержанно улыбнулась.

– Простите, мистер... – она осеклась, забыв его имя; его лицо потемнело.

– Родон! – резко произнес он. – Ник Родон. Нас только что познакомили, а вы и не заметили.

– Чем вы занимаетесь, мистер Родон? – спросила она, зная, как любят люди говорить о себе. Если он начнет разглагольствовать, она сможет беспрепятственно наблюдать за Грэгом.

Глаза Родона сузились и вспыхнули, притягивая взгляд Сары.

– Какое вам дело до моих занятий! – отпарировал он.

Ей действительно это было безразлично, но Родон так открыто нарушил светские приличия, что Сара устремила на него любопытный взгляд.

– Секрет? – вдруг насмешливо спросила она.

Он внимательно посмотрел на нее: синие глаза скользнули вниз, застыли на губах. Сара почувствовала, что краснеет под взглядом Родона; он встретился глазами с Сарой и сардонически повел темной бровью.

– Уж не шпион ли вы? – Саре захотелось поддеть собеседника. – Или промышляете тем, о чем не принято говорить в приличном обществе?

– О банке Родона никогда не слышали? – в бесстрастном голосе прозвучали скептические нотки.

– Так вы банкир! – задорно отозвалась Сара, смеясь одними глазами. – Ей-богу, в жизни не встречала ни одного! Надо пометить в дневнике. Сегодня увидела настоящего живого банкира.

– Звучит забавно, – без улыбки сказал Родон. – В чувстве юмора вам не откажешь.

Сара понимала, что ведет себя по-ребячьи, необдуманно, но ей сейчас было не до манер: ее выводил из себя этот человек, пытавшийся отвлечь ее внимание от Грэга. Она исподтишка, прикрыв глаза ресницами, посмотрела в дальний конец комнаты. Грэг смеялся, и, слава Богу, в руках у него ничего не было. Пил он редко, но если уж пил, то не знал меры. К спиртному Грэг тянулся, только когда был на грани срыва, и сегодня вечером он явно пребывал в таком состоянии.

– А вы художница, надо думать? Что рисуете?

Сара, не скрывая досады, вновь перевела взгляд на назойливого собеседника и тихонько вздохнула.

– Пейзажи.

Родон, опершись рукой о стену, заслонял Грэга от Сары, и ей вдруг показалось, что новый знакомый делает это умышленно, уловив желание Сары держать под контролем дальний угол гостиной. Сара вновь подняла глаза на лицо Родона, встретив обращенный на нее неподвижный взгляд под насупленными темными бровями. Сара запрокинула голову, золотисто-рыжие пряди заиграли в лучах света; Родон же принялся оценивающе рассматривать ее с головы до ног, что было просто оскорбительно для Сары.

Весь вечер Саре не было дела до себя, но теперь, под этим дерзким взглядом, она вдруг ощутила вызывающую откровенность платья с низким вырезом, серебристой чешуей облегавшего тело. Грэг, видно, подшутил с этим нарядом. Для подобного приема у Сары не нашлось ничего подходящего, и теперь она от негодования вспыхнула, как школьница, сердясь на Грэга, который посоветовал ей так одеться.

В тот же миг Сара с ужасом увидела, как Грэг поднимает ко рту бокал и до дна выпивает его. Боже мой, подумала она, сейчас напьется и затеет скандал. В нетрезвом виде Грэг позволял себе возмутительные откровения, сейчас же его прямота могла выйти ему боком: оскорблять он будет людей, от которых рассчитывал получить заказы.

Сара, не сказав ни слова Нику Родону, который разъяренно глядел ей вслед, направилась к Грэгу. Взяла его под руку, и тот чмокнул ее в нос.

– Пора домой, кутила! – сказала она ласково.

Грэг безвольно ухмылялся. Это был высокий, худощавый мужчина тридцати четырех лет, с густыми вьющимися золотисто-каштановыми волосами, теплым оттенком напоминавшими растаявшую ириску. Выражение карих глаз было переменчивым. Тонкие подвижные черты меланхоличного лица были отмечены какой-то болезненной красотой. Женщины считали это печально-притягательное лицо просто неотразимым. А озарись оно вдруг улыбкой – успех Грэгу был бы обеспечен даже в самых безнадежных для него ситуациях.

– Глаз с меня не спускаешь, дорогуша? – как ни в чем не бывало, спросил Грэг. – Надеюсь, стаканчики не подсчитывала, а?

Он знал, именно этим Сара и занималась, так что оба рассмеялись.

– Пойдем, Грэг! – настаивала она мягко, ненавязчиво.

За спиной Грэга Сара встретилась взглядом с Лорной Робертс, вежливо улыбнулась, но та не ответила. Лорна ненавидела Сару. Последние три года Лорна сходила с ума по Грэгу, а тот спасался от нее бегством, как затравленный молодой олень с невыразимой тоской в глазах. Лорна упорно считала, будто виной всему Сара, и никогда бы не признала, что попросту не нравится Грэгу.

Грэг обнял Сару за талию, и они направились к выходу. Стройная фигурка Сары в соблазнительном серебристо-прозрачном платье вспыхивала переливчатыми бликами от каждого ее шага.

– Ну, как, повеселилась?

Сара пожала плечами.

– Зато ты погулял на славу, как я заметила.

– Все-то эти глазки видят!

– Пора домой, – произнесла Сара, когда они приблизились к хозяину; Грэг же с напускным игривым гневом заглянул ей в глаза.

– Уж не считаешь ли ты, что я набрался?

– Нет, раз ты в состоянии говорить об этом, но в любую минуту можешь раскиснуть, – отрезала она.

– Даже портовая полиция нас не задержит, – с притворной покорностью, нараспев произнес он. – И вообще я могу ходить по струнке.

– Болтун!

Хозяин дома был биржевым маклером, к тому же он держал скаковых лошадей, одну из них Грэг по его заказу недавно запечатлел после блистательной победы в последнем забеге, после которого та удалялась на покой, в конюшню. Посверкивая лысиной, плотно сбитый маклер с чувством пожимал руку Грэгу.

– Как славно, что вы пришли!

Он принялся расточать новые комплименты по поводу картины, и Грэг, слушая, приветливо улыбался. Сара испытывала облегчение, поскольку уводила Грэга вовремя, пока тот не достиг стадии, когда без обиняков может высказать хозяину дома все, что о нем думает. Грэг прекрасно понимал, что картину маклер заказал не потому, что ценил его мастерство, а потому, что известность его как художника гарантировала биржевику надежное вложение денег.

Кто-то подошел сзади, хозяин выглянул из-за Сариного плеча, и совершенно иная улыбка преобразила его ангельски-розовую физиономию, на которой теперь сияло выражение неподдельного благоговения.

– Ник, дражайший друг мой! – выдохнул маклер, расплываясь в широкой улыбке. – Я только что говорил мистеру Холлидею, какую радость доставляют нам его картины. Вы должны заглянуть ко мне в свободную минутку и посмотреть на его творение.

Сара повернулась вполоборота, взглянула вверх и поймала на себе тяжелый взгляд Ника Родона. Он подошел вплотную и протянул Грэгу руку.

Хозяин дома, не забывая о своих обязанностях, мигом представил их друг другу.

– Мистер Холлидей, знакомьтесь, это мистер Ник Родон.

Грэг пожал руку Родона, пристально глянул в лицо новому человеку, и в карих глазах его забрезжил интерес.

– Он – банкир! – сказала Сара Грэгу. – Замечательно, правда?

Маклер обескуражено смотрел на нее, у Грэга же глаза заблестели.

– Банкир? Неужели? – Его ясный взор обратился на Ника Родона. – Выдаете чеки или только принимаете?

– Банки никогда ничего не дают, – напомнила Грэгу Сара, – они забирают и хранят у себя. Громадные железные засовы на тайных хранилищах, работающие день и ночь компьютеры. Дух захватывает от такой жизни!

Ник Родон не вымолвил ни слова. Поджав губы, он не спускал с Сары холодно-синих глаз. Сара не видела Родона, она улыбалась Грэгу, но чувствовала на себе этот взгляд и смутно догадывалась, какие эмоции за ним таятся. До чувств Родона Саре не было никакого дела, с Ником встречаться она не собиралась, зато ее поведение забавляло Грэга, и он потихоньку выходил из состояния мрачной депрессии, в котором пребывал целый день. Ради хорошего настроения Грэга Сара готова была на что угодно.

Мимо проносили напитки, рука Грэга потянулась к бокалу, но Сара перехватила ее. Грэг отреагировал ироничным взглядом и лукавой улыбкой.

Сара едва заметно покачала головой, ее зеленые глаза светились неизменной любовью. Грэгу оставалось только пожать плечами.

– Нам надо уходить! – сказал он отрывисто и без дальнейших церемоний потащил Сару к выходу.

Машину вела Сара. Грэг развалился рядом: руки в карманах, взгляд устремлен на освещенную фонарями дорогу. После вечеринки он впал в обычную меланхолию.

О высокой мрачной фигуре Ника Родона Сара не вспоминала. Она начала беспокоиться, как только машина въехала в гараж. Пока она его запирала, Грэг отправился в дом. Переступив порог, Сара увидела, что Грэг разговаривает с кем-то по телефону, и пошла на кухню приготовить кофе.

Минутой позже в кухне появился насвистывающий Грэг. Сара повернулась к нему с немым вопросом в глазах.

– Ему лучше, уколы действуют.

– Слава Богу! – Обняв Грэга, она положила голову ему на плечо. – По правде говоря, тебе не стоило ходить на прием, Грэг. Лучше бы дома посидели.

– Я бы помешался, – ответил Грэг. Он достал из холодильника заранее приготовленный пучок сельдерея и с хрустом вонзил в него зубы.

Сара потянулась за чашками.

– А как она? – спросила Сара обычным тоном.

– Прекрасно! – в тон ей отозвался Грэг. – Пожалуй, душ приму, кофе потом выпью.

Он вышел. Сара, доварив кофе, отставила его с плиты и посмотрела в окно, выходящее в темный сад. Спокойное выражение лица Грэга, когда он уходил с кухни, не обмануло ее. Люси, конечно же, измучена, выжата до последней капли – это ранит Грэга особенно больно, ведь он не может, не смеет выдать свои переживания.

Порой Саре хотелось, чтобы Господь не допустил встречи Грэга с Робом и Люси, но она всякий раз корила себя за это. Грэг и она любили Люси с Робом. К Робу все без исключения питали такие чувства. Он был истинный агнец, добрейший из людей, о встрече с которым можно только мечтать. Роб был нещадно искалечен недугом, который прогрессировал, и жизнь его проходила между постелью и инвалидной коляской, при этом он умел рассмешить любого, кто оказывался рядом. Чувство юмора у него было доброе и деликатное. Мрачные же шутки Грэга иногда ранили Роба. И все же Сара ни разу не слышала от Роба худого слова о ком бы то ни было. Жена Роба, Люси, обожала мужа. В нем был смысл ее жизни. Во взгляде ее на мужа всегда светилась любовь.

По трагической иронии судьбы Грэгу – при его-то независимости, уме и силе воли – суждено было полюбить Люси, полюбить пылко и безнадежно. Никогда в присутствии Сары Грэг не подал Люси ни намека, ни знака, который выдал бы его истинные чувства. Сара знала о них лишь потому, что однажды Грэг, отчаявшись, спьяну проговорился, а потом каялся в слабодушии. Сара тогда дала клятву, что никогда никому не проговорится, – Грэг заставил ее поклясться, боясь, как бы Люси и Роб не узнали его тайну.

Прочные и близкие отношения давно соединяли Сару и Грэга. Они жили под одной крышей в основном в силу обстоятельств. Их не связывали кровные узы – овдовевшие еще нестарыми, родители сочетались повторным браком и были по-настоящему счастливы до самой смерти. Сара и Грэг жили вместе с ними, поэтому и дом, в конце концов, оказался их совместной собственностью. Они могли бы продать его, поделить деньги, но решили не разрушать привычной жизни, поскольку существовать вместе было гораздо легче.

Они разделили дом на две половины не для того, чтобы отгородиться друг от друга, а для того, чтобы сохранять полную независимость. Сара обитала на первом этаже, а Грэг – на втором, в основном потому, что Сара вела хозяйство, и ей необходим был выход в сад. За садом ухаживала тоже она. Грэг считал, что сад – это лужайка, на которой можно рисовать или загорать. Сара же сделала сад полезным для дома – там росли овощи, фрукты, кустарники, целебные травы. Она любила добавлять в еду овощи и зелень, сорванные утром с грядки. Они придавали блюдам особый вкус.

Окажись Сара и Грэг в других слоях общества, их образ жизни мог бы вызвать кривотолки, но оба они были художниками, и друзья воспринимали их отношения как данность. Сара относилась к Грэгу как к брату и знала, что он питает к ней такие же чувства. Ее не волновало мнение внешнего мира. Они жили вместе уже двенадцать лет – с того дня, как отец Грэга женился на матери Сары. Под влиянием Грэга Сара поступила в художественную школу. Она была в неоплатном долгу перед сводным братом. Никто на свете не знал Грэга лучше, чем Сара, и не любил его так, как она.

Наблюдая за Грэгом в присутствии Люси, Сара иногда пыталась вообразить себе сцену признания Грэга в любви. Он тем временем по обыкновению улыбался Люси, шутил с нею и с Робом, держался непринужденно, по-дружески подбадривая обоих и ничем не выдавая своих чувств. Раза два, правда, Сара замечала, как Грэг не мог совладать с собой. Два года назад на Рождество Люси поцеловала его на вечеринке под венком из веток омелы, глаза ее поддразнивали Грэга. Он в ответ усмехнулся, но, когда отвернулся от Люси, Сара увидела, что в лице у Грэга ни кровинки, а выражение глаз такое, что сердце у Сары сжалось от боли.

Сама она никогда не влюблялась. Забавлялась иногда игрой в воображаемую любовь, но настоящей влюбленности не знала. Наблюдая же терзания Грэга, она часто радовалась, что с нею не приключилось подобное. Любовь к Люси властвовала над жизнью Грэга, хотя внешне никак не проявлялась. Сара знала, что в шкафу наверху хранится стопка рисунков, на которых изображена Люси. Рисунки эти не знали дневного света. Грэг показал Саре наброски портретов лишь один раз – в ту ночь, когда рассказал ей о любви к Люси. Рисунки были невероятно хороши: точные, прочувствованные сердцем. Увидев их, Сара расстроилась и испугалась. Она опасалась, как бы Грэг не уничтожил эскизы – это была бы настоящая трагедия, ведь они были лучшим, что создал Грэг. Он боялся, что Люси рано или поздно увидит рисунки и узнает его тайну. Этого Грэг не пережил бы.

Он принялся бы как безумный опровергать догадки Люси.

Отношение Грэга к Робу, искренняя любовь и забота, которыми он окружал мужа Люси, вызывали в Саре глубокое уважение к сводному брату. Грэг часто приходил посидеть с Робом, позволяя Люси немного передохнуть. Он рисовал для Роба карикатуры, такие забавные, что тот давился от хохота. Читал ему вслух. Ведь Робу трудно было держать книгу, руки его совсем обессилели от болезни. Грэг постоянно ухаживал за Робом, как родной брат. Поднимал с кресла и усаживал обратно, поражаясь жилистой силе измученного тела. Роб был гораздо тяжелее Грэга. Люси перекладывала мужа с трудом – она была маленькой хрупкой женщиной. Грэг радовался любой возможности помочь Люси, облегчить ту тяжкую ношу, которую судьба взвалила на ее плечи.

В последние дни Робу стало гораздо хуже, боль не стихала ни на минуту, и Грэг пребывал в нервном напряжении. Слыша теперь его свист из ванной, Сара знала, что на душе у него стало легче, поскольку Робу назначили новое лекарство. Облегчение было временным, медикаментов продолжительного действия не существовало, но, по крайней мере, сейчас, в данный момент, Роб не страдал так сильно.

Сара поднялась наверх поторопить Грэга – кофе может остыть.

– Оставляю чашку в гостиной, – сказала она через дверь. – Спокойной ночи!

– Доброй ночи, дорогая! – весело прокричал он.

Сара спустилась к себе, приготовилась ко сну и со вздохом нырнула в постель. Вечер выдался утомительный, и она радовалась, что он кончился. В памяти мелькнуло бесстрастное мрачное лицо и ослепительно синие глаза. Как же его звали? Она вспомнила не сразу, потом имя всплыло в сознании. Ник. Ник – банкир, подумала она и хихикнула про себя. Вид у него был разъяренный, когда они с Грэгом дурачились, но их шутовство на какое-то время все же улучшило настроение Грэгу. Выбросив Ника из головы, Сара заснула.

Грэг ушел рано утром навестить Роба перед отъездом в Кембриджшир, где ему надо было посмотреть на одну лошадь. Известность Грэгу принесли картины, изображающие лошадей. Эти работы сейчас давали солидный доход, но Грэг рисовал лошадей потому, что страстно любил этих животных, восхищался их благородством и изяществом, изысканностью стати и великолепием сбруи.

Он уезжал на несколько дней, а после его возвращения наступала очередь Сары отлучиться по делам. Она получила заказ от владельца гостиницы, пожелавшего украсить холл своего заведения изображением угрюмого холма в Йоркшире.

Грэг уехал, и Сара с альбомом для этюдов расположилась в саду, чтобы порисовать птиц с натуры. На ней была обычная рабочая одежда: линялые синего цвета старые джинсы и белая футболка, изрядно севшая и слишком плотно облегавшим тело.

Поработав час, Сара разомлела от солнца. Раскинувшись на лужайке, она закрыла глаза и закинула руки за голову, наслаждаясь теплом.

Звук шагов напугал ее. Она раскрыла глаза и, увидев смуглое лицо Ника Родона, застыла в изумлении. Сара почувствовала, как щеки у нее вспыхнули из-за нелепости положения: она распростерта у ног Родона, а над ней нависает высокая массивная фигура. Он прекрасно понимал, что испытывает Сара, и самодовольно улыбался.

– Помните меня? – ехидно спросил Родон, и темная бровь поползла вверх.

– Да, – односложно ответила Сара и села. Она чувствовала себя неловко: одежда затрапезная, в волосах травинки.

– Надо же! – подчеркнуто медленно произнес он. – Мне показалось, будто вы меня в первый раз видите.

– А в чем дело? – нетерпеливо спросила Сара, ожидая момента, когда он отведет глаза в сторону, чтобы без стеснения подняться на ноги.

– Вчера узнал адрес у того маклера, – отозвался Родон, словно отвечал на совершенно иной вопрос.

Сара неохотно поднялась, но и в вертикальном положении ей пришлось по-прежнему задирать голову, чтобы видеть его лицо, поскольку Родон был шести с лишним футов роста, а она – пяти с небольшим.

– Сегодня вы выглядите иначе, – пробормотал он, пристально оглядывая каждую извилинку ее разогретого солнцем тела в тесной футболке и джинсах, а потом принялся рассматривать румянец на ее щеках.

Он сделал шаг к Саре, синие глаза смотрели колко.

– Сегодня вам уже не так весело?

Ему не понравилось, как мы с Грэгом высмеяли его банк, решила Сара. Удивляться нечему, она вела себя отвратительно, но только из-за того, что волновалась за Грэга. Ей было тогда все равно, что думает Ник Родон.

По ее рассерженным глазам, наверно, можно было понять, о чем она думает. Родон смотрел на нее в упор, не дрогнув ни одним мускулом.

– Если речь идет о заказе, мистер Родон, – тихо сказала Сара, – то Грэга сейчас нет. Он уехал на несколько дней. Передать, чтобы он позвонил вам?

Ник изменился в лице, на щеках проступили пунцовые пятна, в синих глазах засверкали льдинки.

– Он здесь живет? С вами?!

Его голос был так суров, что Сара в тревоге попятилась.

– Ну, разумеется! Вы не замужем?

Чувственный рот Родона собрался в ниточку.

Потом Ник отрывисто повторил:

– Вы ведь не замужем?

Это был не вопрос, а утверждение, прозвучавшее с явным оттенком презрения.

До Сары, наконец, дошло, что Родон имел в виду, и, привыкшая к открытой жизни с Грэгом под одной крышей, без осуждений со стороны, она рассмеялась.

– Нет, конечно, нет!

Она собралась было объяснить свои отношения с Грэгом, но Родон резко оборвал ее:

– Глупо об этом спрашивать! Не следует забывать, что вы оба – художники. Брак же – институт отживший, пережиток, можно сказать. Вы его презираете.

– Вы мне своих слов не приписывайте! – отрезала разъяренная Сара. Отбросив назад ярко-рыжие волосы, она смело выставила вперед маленькое личико. – Я за себя сама скажу!

– Ваши манеры ужасающи, мисс Николе! – Родон в гневе схватил Сару за локоть и встряхнул ее, как куклу. – Отвратительны, как и ваши нравственные принципы, хотя едва ли стоит рассчитывать, что мы можем сойтись во мнениях.

– Ни в чем мы с вами сойтись не можем! – огрызнулась Сара, сверкнув зелеными глазами.

– Неужели? – Он вдруг ядовито усмехнулся. Не успела Сара увернуться, как темноволосая голова Родона склонилась над нею, и он неистово впился ей в губы, раскрыв их для поцелуя – жадного, пытливого поцелуя, который скорее был оскорбителен, чем приятен. Сара так изумилась, что была не в состоянии сопротивляться, и, пока она сообразила, что происходит, Родон оттолкнул ее и зашагал той же дорогой вдоль дома, по которой недавно вошел в сад.

Сара оцепенело смотрела ему вслед, держа ладонь у рта. Губы саднило от острой боли.

Какое-то время она стояла неподвижно, не в силах осознать случившееся. Ее, конечно, целовали и раньше, но чтобы после столь краткого знакомства, да еще с такой агрессивностью!.. Сцена в саду не давала покоя целый день. Напоминала о ней и припухшая губа. Сара хмурилась, прикладывая палец к губам. Зачем он все-таки приходил? Заказать картину Грэгу? Или повидаться с ней? Последняя мысль странно будоражила Сару. Мнения о своей привлекательности она была скромного, да и занятость работой делала свое – ко всему остальному Сара относилась безразлично. Голова у нее, как правило, занята делом. Приятелей было много, но любовников пока не предвиделось. Сара не позволяла себе заводить романы, поскольку те могли помешать работе. Намечавшиеся интрижки были несерьезной игрой, но пару раз претенденты на роль любовника все же говорили Саре о ее красоте. Она пропускала комплименты мимо ушей с той поры, как ее профессиональному глазу, увы, стали очевидны несовместимые с понятием о красоте изъяны ее внешности.

Лицо у Сары было хорошей лепки – изящный носик, раскосые зеленые глаза, опушенные ресницами с золотистыми кончиками, высокие скулы и нежная кремового тона кожа, – но Сара знала, что рот великоват и слишком резко очерчен, что припухлость нижней губы, сулящая пылкость, стирается холодом зеленых глаз.

Стройной хрупкой фигуре Сары тоже недоставало пропорциональности: полная грудь была округлее узких бедер, и Сара предпочитала носить джинсы и рубашки, потому что не всякое платье подходило ее фигуре. Со спины она выглядела по-мальчишечьи, но стоило ей повернуться, как высокая грудь придавала ее облику чувственность, привлекая заинтересованные мужские взгляды.

На приеме Сара была поглощена Грэгом, и Ник Род он промелькнул где-то рядом, как комета, теперь же он внедрился в ее сознание. Она не могла выбросить из головы тот мучительный поцелуй, избавиться от вопросов, возникавших один за другим, когда она думала о Нике Родоне.

Когда Грэг вернулся домой, и Сара рассказала ему о маленьком происшествии, он состроил комическую гримасу.

– Влюбился, думаешь?

– Не заметно, – ответила Сара. – Мужчинам свойственно более откровенное проявление чувств. Родон показался мне попросту враждебным.

– Ты вволю поиздевалась над ним в тот вечер, – заметил Грэг. – Я видел, он смотрел на тебя так, словно хотел ударить.

– Может, затем и поцеловал, – пробормотала она, усмехаясь. – Как бы взамен пощечины.

– А ты жалеешь? – поддел ее Грэг. – Предпочла бы подставить щеку?

– Тот поцелуй ничем не отличался от затрещины, – пожала она плечами.

– Сногсшибательная мысль! – От удивления брови у Грэга взметнулись вверх. – Жаль, меня не было рядом.

– Вот и хорошо. У него сложилось впечатление, будто мы с тобой живем в грехе.

– Что?! – изумленно произнес Грэг.

– Жизнь под одной крышей, с его точки зрения, означает, похоже, лишь одно. Крайне скудоумный человек этот мистер Родон.

– Отсюда и поцелуй! – Грэг вдруг рассердился. – Он думал, что ты – легкая добыча, так? С каким удовольствием я попортил бы его мужественный профиль!

Подобная мысль не приходила Саре в голову, от нее бросило в жар.

– Он, оказывается, птица высокого полета, – задумчиво продолжал Грэг. – На днях я читал что-то о нем и его банке. Старинный коммерческий банк, видимо с изрядным капиталом. – Он усмехнулся. – Неудивительно, он ожидал, что ты признаешь его по имени.

– И паду ниц, – презрительно сказала Сара. – Он взбесился оттого, что у меня поджилки не задрожали при мысли о его богатстве.

– Ладно, в следующий раз, дорогая, ты обойдешься с ним почтительно, – слегка растягивая слова, отозвался Грэг.

– Следующего раза не будет! – Сара передернула плечами. – В кругах толстосумов из коммерческих банков я не вращаюсь, а у нас он, чувствую, больше не появится.

– Он, может, хотел, чтобы я нарисовал ему лошадь, – возразил Грэг. – Он достаточно богат, чтобы иметь собственную лошадь, но мне почему-то показалось, что на наездника он не похож.

– Судя по виду, у этого типа единственное увлечение – пересчитывать свои денежки, – ехидно сказала Сара. – Ну, все, забыли о нем! В любом случае он – зануда. Завтра я отправляюсь в Йоркшир, запомни! Холодильник набит, но постарайся есть все-таки что-нибудь свежее, Грэг.

– Слушаюсь, мэм! – подобострастно произнес Грэг, дергая себя за чуб.

– Лгунишка, – тяжело вздохнула Сара. – И пальцем не пошевелишь. Ты хуже ребенка!

– Но ты все равно меня любишь! – отметил он, целуя Сару.

– Ты ведь единственный мой брат, – состроила она гримаску. – Хоть и полусосед.

– Полубрат, ты имела в виду, – поправил он.

– Сама знаю, что говорю, – сухо отозвалась Сара, и Грэг одарил ее насмешливо-понимающей улыбкой.

На следующий день Сара выехала из Лондона по шоссе, ведущему на север, и сразу впала в уныние от тисков транспортного потока, вытекавшего из столицы. О Нике Родоне она и не вспоминала, все ее помыслы устремились к картине, которую предстояло написать. Сара обладала удивительной способностью самозащиты, ограждавшей ее от ненужных волнений. Чтобы целиком сосредоточиться на работе, она выбрасывала из сознания все, что ее беспокоит. После смерти родителей Сары и Грэга сводный брат стал для нее единственным в мире существом, о котором Сара заботилась. По природе она была мягким человеком, но научилась держать себя в узде и естественной бывала только наедине с Грэгом. Сообразуясь с принципами сводного брата, Сара неизменно держалась легко, весело, никогда не предъявляла ему требований и не позволяла себе проявлять эмоции. Характер Грэга сформировал и Сару, вернее, слегка обточил ее натуру, подладив под мерки брата. Под легкомыслием и добродушными пикировками Сары и Грэга таилась нежная привязанность друг к другу. О существовании в себе других свойств Сара, однако, не подозревала; страстность же, на которую намекал ее рот, всегда находилась под жестким контролем зеленых глаз.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Прошло три дня. Сара приехала в Йорк за покупками. После нескольких часов ходьбы по узким шумным улицам города ноги гудели. В Йорке она была не впервые, но всякий раз находила в нем новую прелесть, новые очаровательные уголки, глаз не могла оторвать от причудливых линий старинных домов и магазинов, примостившихся на холмах, которые дали приют городу. По Йорку нужно ходить только пешком. Движение бестолковое, путаное. Разумнее всего оставить машину на стоянке подальше от центра и пройтись по главным улицам. Сара приехала за красками, но виды Йорка так увлекли ее, что она задержалась здесь гораздо дольше, чем предполагала.

Она остановилась в гостинице, хозяин которой заказал ей картину. Это был невысокий крепыш с жидкими седоватыми волосами; говорил он баском и очень быстро. К склону холма, изображение которого было заказано Саре, человек этот, как поняла Сара, питал маниакальную страсть. Склон холма он видел с утра, как только раздвигал занавески в спальне, и с ходом времени все сильнее влюблялся в этот пейзаж – это он рассказал ей сам. Саре нравились люди, питающие привязанность к родным местам. Она и сама была очень чутка к красотам английской природы. По этой причине она и писала пейзажи, стараясь максимально выразить неповторимость каждого уголка, который рисовала. Первый день она провела в разговорах с заказчиком, стараясь уловить настроение, которое ему хотелось бы видеть на полотне, и выясняя, насколько совпадает их видение будущего пейзажа. К счастью, они нашли взаимопонимание.

Гостиница была старая и располагалась на главной дороге, ведущей из Йорка в Скарборо. На фоне зеленых изгибов холмов шероховатые белые очертания выглядели очаровательно. Поначалу Сара решила изобразить гостиницу с волнистым ландшафтом на заднем плане, но заказчику нужен был один-единственный вид. Он желал иметь достоверный источник воспоминаний об излюбленном склоне холма.

– Я бы нарисовала его в зимнюю пору, – вздохнула Сара с улыбкой. – Должно быть, он тогда прелестен.

– Он и сейчас хорош, – упрямо отозвался заказчик. – Хочу, чтобы на картине были дубы, вот тот вяз и весь склон. И несколько овец тоже.

Хозяин гостиницы твердо знал, что ему нужно. Саре пришлось сдаться.

Первым делом она подготовила эскизы и долго обсуждала их с заказчиком, потом готова была уже приступить к самой картине, но приключилась небольшая история с красками. Накануне она уронила несколько тюбиков, и, прежде чем успела их подобрать, по ним проехала машина. Сара расстроилась – работа застопорилась, но теперь она радовалась, что снова оказалась в Йорке. Утро выдалось чудесное.

Сара взглянула на часы – близилось время ланча, и она проголодалась. Перекусить можно было на каждом углу, но ей вспомнилось симпатичное заведение близ реки, и она направилась к нему, с улыбкой глядя на длинную вереницу школьников, шедших парами из замкового музея. Они болтали, хохотали, ели мороженое на палочке, шалили за спиной у сопровождавших их учителей, а те подозрительно оглядывались в ожидании подвоха.

Так, улыбаясь детям, Сара торопливо шагала по улице, пока не наткнулась на мужчину, вышедшего из какого-то современного здания. Не успев убрать руки с груди прохожего, она подняла глаза, чтобы извиниться, и улыбка разом исчезла с лица – она узнала холодные синие глаза Ника Родона.

От неожиданности Сара не нашлась что сказать, на лице был написан испуг. Она с досадой чувствовала, что заливается румянцем, и, чтобы скрыть растерянность, заносчиво сказала:

– Надо же было столкнуться с вами! Родон не улыбнулся. Стряхнул с себя ее руки и сунул ладони в карманы брюк, отчего пиджак распахнулся, открыв облегающий, подчеркивавший тонкую талию жилет и строгую рубашку в сине-белую полоску. Выглядит он совершенно иначе, подумала Сара, гадая, чем вызвана перемена в его облике. И тут же Сара поняла: причина в его костюме. Ник одет со строгой элегантностью, которой не было в его одежде в предыдущие две встречи. Теперь он стал похож на самого себя – человека, привыкшего к власти, уверенного в себе, жесткого, импозантного.

– Что вам понадобилось в Йорке? – спросил он подозрительно, как бы намекая, что Сара его преследует.

Кровь отхлынула от лица, Сара задышала ровнее. Она пренебрежительно тряхнула головой, увидев, что Родон не спускает глаз с ее непокорных золотисто-рыжих волос.

– А вам? – отпарировала Сара.

Родон угрюмо скривился – Сара ответила вопросом.

– Я здесь по делу. У меня совещание.

Сара посмотрела на здание, из которого он вышел.

– В обществе анонимных банкиров?

По вспышке в его глазах Сара поняла, что шутка ему не понравилась. Вид он, однако, сохранял невозмутимый, только иронично поджал губы.

– Неужели у вас нет счета в банке, мисс Николс? Или вашими делами распоряжается Холлидей?

Настала ее очередь рассердиться, но Сара, последовав примеру Родона, сдержала гнев и холодно-вежливо улыбнулась. Глаза ее блестели.

– Я держу деньги в чулке.

– Это было бы довольно глупо, – пожал он широкими плечами, и Сара невольно отметила, как ладно сидит на нем пиджак, как хорош покрой и безупречен пошив костюма. Никто из ее приятелей так не одевался. Она прикинула, сколько это может стоить. – Так что вы делаете в Йорке?

– Рисую, – резко ответила Сара. – Я, как и вы, работаю.

– В самом Йорке?

– Нет. Рисую деревенский пейзаж в нескольких милях отсюда. В Йорк приехала купить кое-что.

Пристально глянув на Сару, он отвел глаза, полуприкрыл их тяжелыми веками, но циничного выражения скрыть не смог.

– Холлидей с вами?

– Нет! – с вызовом отрезала Сара, подняв скуластое лицо. – Грэг дома! – Неожиданно в голосе ее зазвучали снисходительные нотки. – Морит себя голодом, надо думать. Когда меня нет рядом, он забывает о еде.

– Какое горе! – проворчал Родон, скривив рот.

Сара, оторопев от его издевательского тона, отрывисто произнесла:

– А я как раз вспомнила, что иду поесть. До свидания, мистер Родон!

Сара сделала было шаг в сторону, но он схватил ее за руку, впившись длинными пальцами ей в кожу.

– Пообедайте со мной! Я ведь тоже шел перекусить.

Она посмотрела на его руку.

– Нет, благодарю. – Поймав взгляд Родона, Сара ощутила необходимость как-то извиниться перед ним и, оглядев свои затрепанные джинсы и его роскошный костюм, добавила: – Мы вместе не смотримся. Не могу вообразить вас в дешевом кафе.

– Позавтракаем у меня в гостинице, – спокойно отозвался Родон.

Она покачала головой.

– Не в моих джинсах.

– Даже у меня в люксе? Никто не обратит внимания на вашу одежду.

Мысль о том, что он один занимает люкс, позабавила Сару. Он перехватил ее непроизвольную улыбку, и синие глаза вновь вспыхнули гневом. Родон подумал, что она в очередной раз смеется над ним.

– Извините! – примирительным тоном произнесла Сара. – Сами понимаете – мы из разных миров. Не сомневаюсь, мистер Родон, в вашей гостинице подадут превосходный завтрак, но я уж пойду в свое кафе, если не возражаете.

– Возражаю! – сказал он, не сводя с нее глаз. – Вы, мисс Николс, сноб? Только сноб наоборот, да?

– Нет, попросту реалист. У вас своя дорога в жизни, у меня – своя, и моя мне больше нравится.

– Как же вы оказались на том приеме?

– Грэг пошел, чтобы найти заказчиков, – сухо ответила Сара. – Я же там оказалась потому, что этого хотел Грэг.

– Вы его вывеска, да? Он использует вас как приманку для клиентов?

Сара задохнулась от оскорбления.

– Советую не забываться! – процедила она сквозь зубы. – Вы, может, и поздоровее, но это не помешает мне дать вам по голове чем-нибудь увесистым!

Он рассмеялся, видимо изумившись; в тот же миг на них накатилась группа школьников; Сара отлетела прямо на Ника Родона, и инстинктивно вцепилась ему в плечо, чтобы удержаться на ногах. Родон подхватил Сару, чтобы она не упала, и ей пришлось взглянуть вверх. Вблизи Сара смогла рассмотреть едва заметные черные крапинки в его глазах – они-то и делали синеву бездонной. Она вдруг поняла, что глаза Родона приближаются, он наклонял голову, заворожено глядя на ее губы. Неужели Родон собирается ее поцеловать? В тот момент, когда у Сары не оставалось никаких сомнений, он с явным усилием резко откинул голову, лицо его напряглось, и он отвел глаза в сторону.

– Гостиница по другую сторону моста, сразу же за углом, – отрывисто сказал Родон.

Сара не собиралась обедать с Родоном, но с удивлением обнаружила, что покорно идет рядом с ним по шумным улицам, – она не могла опомниться от шока, ведь Родон едва не поцеловал ее. А он не похож на мужчину, который будет целоваться на улице. Родон провел Сару в холл современной гостиницы, застланный ковром, и Сара, спохватившись, вопросительно глянула Нику в лицо: а разумно ли подниматься с ним в номер? Не расценил ли он тот безумный поцелуй в саду как первый шаг к успеху? Едва ли он из тех мужчин, что жаждут немедленных послеобеденных утех, но как знать. Перспектива отражать атаки среди тарелок с копченой лососиной и бифштексом ее не прельщала. В гостинице у Родона был вид типичного обитателя роскошного люкса. Оставшись с ним наедине, Сара может оказаться в непредвиденной ситуации – Родон, похоже, убежден в ее легкомыслии.

Весь путь до номера на верхнем этаже она обдумывала, что можно предпринять в тех или иных обстоятельствах, которые сложатся в номере. Тем временем Родон провел ее в просторную гостиную и взялся за телефон около громадного телевизора.

– Вам что заказать? Я буду бифштекс.

– Оригинально, – сухо сказала Сара. Заметив сарказм, он без улыбки взглянул на нее.

– Я пришел к выводу, что в гостиничных меню есть единственное блюдо, в свежести которого можно не сомневаться.

Она пожала плечами. – Сойдет и бифштекс.

– Премного благодарен! – сказал он, и Сара вспыхнула.

– Простите, я не собиралась вести себя скверно.

– Не волнуйтесь, мисс Николс, я начинаю привыкать к вашему острому язычку.

Отыскав номер в маленьком гостиничном справочнике, Родон набрал номер бюро обслуживания.

В дальнем конце просторной комнаты Сара увидела распахнутую на балкон дверь. Она прошла туда и оказалась над рекой. Облокотившись на железные перила, глянула вниз. Зеленые берега поросли бузиной, она уже отцветала, белые лепестки усыпали сонную воду. В шезлонге спал мужчина – голова у него обгорела, и с лысины под жаркими лучами солнца струился пот. Мимо спящего осторожно крались утки, они были похожи на индейцев в разведке. Черными бусинками глаз они выискивали, нет ли какой еды около человека.

Сара услышала шаги за спиной, но не повернулась. За ее плечом стоял Ник Родон, и она чувствовала его дыхание. Он молчал. Не выдержав, Сара повернула к нему голову – оказывается, Родон неподвижно смотрит на ее профиль. Глаза их встретились, и странный холодок пробежал у нее по спине.

– Вы очень красивы, – хрипло пробормотал он.

Это замечание встревожило Сару. Уклончиво улыбнувшись, она отвернулась и перевела взгляд на старые причалы у противоположного берега реки.

– Какие у вас отношения с Холлидеем? – тихо спросил он. – Если у вас будут другие мужчины, он закроет на это глаза?

Она сердито развернулась.

– Послушайте, мистер Родон, вы заблуждаетесь! Грэг мне – сводный брат, а не любовник.

Глаза его сузились, ослепительно синие, пронизывающие насквозь.

– В таком случае вы с ним живете не одна? С родителями?

– Они умерли несколько лет назад, – вежливо, но строго объяснила Сара.

Темные брови Родона приподнялись, губы изогнулись в циничной улыбке.

– Следовательно, вы вместе живете?

– Не в том смысле, который вы подразумеваете. Хоть мы и не родные по крови, мы – брат и сестра.

Он саркастически усмехнулся.

– У вас это так называется.

Родон не верил ей, это видно было по нагловатым синим глазам. Сара рассердилась, потом пожала плечами. Какая разница, верит он или нет? Не так уж он ей и нравится. Конечно, он по-своему сексуален, в его угрюмо-агрессивной манере что-то есть, но чувств он не задевает. Пусть думает что хочет! Наверняка считает само собой разумеющимся, что она ведет разгульную жизнь – ведь она художница.

– У вас ограниченный, обывательский ум, мистер Родон, – сказала она с презрительной улыбкой.

– Вот уж не знал. – Он поджал губы.

– А вы подумайте на досуге!

– Благодарю. Непременно последую вашему совету.

– Не сомневаюсь. Только не забудьте взять консервный нож, чтобы проделать дырочку в закупоренной банке ваших мозгов.

– Спасибо, – процедил он сквозь зубы. – Я вам не нравлюсь, да?

– Не буду скрывать, – откровенно призналась Сара, не сводя глаз с его лица. – Вы не герой моего романа, мы едва знакомы. Может, в вас и есть скрытые достоинства. С вашими деньгами вы вполне можете рассчитывать на внимание женщин.

У Родона перехватило дух.

– Когда-нибудь я не удержусь и дам вам хорошую оплеуху! – произнес он, чеканя каждое слово.

Сара рассмеялась.

– О, вы, я уверена, никогда не поднимете руку на женщину.

– На вас – запросто! – сказал он, словно предвкушая удовольствие. – От всей души.

Сара с издевкой смотрела в лицо Родону.

– Вы меня шокируете. А я-то считала вас джентльменом! Знаменитому банкиру не пристало так говорить.

Не сводя глаз с ее смеющегося лица, он придвинулся к ней. Сару испугало выражение его лица. В этот момент вошел официант, и Ник Родон порывисто отвернулся. Что он собирался сделать? – размышляла Сара. Поцеловать или ударить? Понять было трудно, но лицо Родона говорило о многом – о чем она и не догадывалась.

Худенький невысокий официант накрыл стол на балконе и, бросив на Сару беглый деликатный взгляд, вышел из номера. Лицо его было бесстрастно, но Сара вполне представляла себе, о чем он думает. Такие мужчины, как Ник Родон, просто так не приводят женщин в номер, и недавняя их стычка казалась теперь Саре спасительной. Едва ли Родон попытается затащить ее в постель после такого обмена любезностями.

Сидя за столом, Сара смотрела, как Ник разливает вино. Ветерок с реки взъерошил ее короткие волосы. Утки все расхаживали по берегу. Сара перегнулась через перила и стала крошить свой рогалик, смеясь над тем, как утки застыли и изумленно глядели на падающие сверху крошки.

– Вам повезло! – сказала Сара, отряхивая руки. – Манна небесная!

– Вот-вот, – пробормотал Ник, глянув ей в лицо. – Ешьте, пока не остыло.

За обедом они разговаривали, сначала натянуто, ни о чем. Ник, похоже, не был голоден, он отодвинул тарелку с половиной бифштекса.

– Расскажите о себе! – командным тоном сказал он.

Сара криво усмехнулась.

– Есть, сэр!

– Пожалуйста! – добавил он, и по движению губ Сара поняла, что Родону ясно: приказывать ей ему не удастся.

– А что вам хочется знать?

– Все!

Сара подняла глаза, чувствуя, что снова краснеет как дурочка. Глядя в сторону, она непринужденно говорила о родителях, о детстве, о Грэге, об учебе в художественной школе и последующей работе. Едва она умолкала, Ник забрасывал ее вопросами – его непритворно интересовал ее рассказ. Она понимала, что время бежит, надо уходить, но наслаждалась золотистым полуденным светом, отдаленным журчанием речной воды, подвижными тенями деревьев. Ник вдруг посмотрел на часы, и на лице у него появилось выражение безысходности.

– К сожалению, я должен вернуться на совещание. Задержитесь в Йорке, поужинаете со мной?

Она ощутила укол тревоги, потому что склонна была принять предложение, хотя знала, что это чистое безумие.

– Очень мило с вашей стороны, но, к сожалению, мне нужно ехать в деревню, – с вежливой улыбкой сказала она.

– Обязательно? – Глаза Ника были спокойны. – Ужин будет отменный.

– Извините, – ответила Сара. Дело было не в ужине, а в том, что за ним последует. Она подозревала, что Родон не собирается ограничить вечернюю программу изысканным столом.

Она улыбнулась: как приятно она провела это время. Обед на балконе с видом на реку был сплошным удовольствием. Будь Родон кем-то иным, она бы захотела еще раз встретиться с ним – теперь он стал казаться ей весьма привлекательным, – только все это ни к чему.

– Я хочу увидеться с вами, – сказал он. По голосу чувствовалось, что он испытывает приблизительно то же, что и Сара. Он явно понимал, как бессмысленно их дальнейшее знакомство...

Она открыто посмотрела ему в лицо.

– К чему все это? У нас с вами нет ничего общего.

Она поднялась со стула, встал и Родон. Вплотную приблизившись к ней, он обхватил ладонями ее шею, вороша пальцами волосы и медленно поглаживая затылок.

– А если я докажу, что вы не правы? – сказал он хриплым, срывающимся голосом, и у Сары перехватило дыхание: она поняла, что означает этот взгляд. Он не сводил глаз с ее рта, из-под полуопущенных тяжелых век прорывалось синее пламя.

Первым порывом Сары было рассердиться. Но она его сдержала – долгая выучка у Грэга не прошла даром – и обратила все в шутку.

– Забавы для скучающих банкиров из меня, боюсь, не получится! – усмехнулась Сара.

Это было в духе Грэга – так держаться. Когда так говоришь, можно скрывать мысли и чувства. Грэг всегда был очень замкнутым. Сара, пока росла, усвоила его манеру шутить, переняла его холодную сдержанность, но Родона – и она начала это понимать – ее насмешки выводили из себя. Шуток ее он не понимал и злился. Глаза его метали молнии.

– Вы со мной не играйте, Сара! – произнес он угрожающе.

– Я вообще вас знать не хочу! – отрезала она раздраженно, поскольку Родон отказывался поддерживать взятый ею тон.

– А я хочу! Хочу вас! – выпалил он грубо. – Чего бы мне это ни стоило!

Лицо у Сары вспыхнуло. Ответить улыбкой на его слова или сказать нечто в том же духе она была не в состоянии. Родон выбил ее из колеи.

– Спасибо, что поставили меня в известность, мистер Родон, – произнесла она, наконец. – Лучшего предлога, чтобы больше не видеться с вами, не найти – вы его сами назвали. Зарубите себе на носу, мистер Родон, я вашей не буду. Ни сейчас, ни потом – никогда! – Сара в последний раз метнула в него ледяной колючий взгляд и направилась к двери. Не двигаясь с места, Родон смотрел, как она уходит из номера.

Сара спустилась на лифте в холл и почти бегом выскочила из гостиницы. Никогда в жизни она не испытывала такого потрясения. Мужчины, случалось, подступались к ней с подобными предложениями, но выражались деликатно, намеками. Отвергнутые, они тихо, без оскорблений покидали ее дом, и ни один не вывел Сару из себя – иначе она размозжила бы ему голову стулом.

Она была убита не тем, что сказал Ник Родон, а тем, как он с ней держался. Какие тут шутки. Называл вещи своими Именами, тяжелым похотливым взглядом ощупывал ее тело.

Выезжая из Йорка, Сара сбилась с дороги, что было немудрено в ее смятенном состоянии, к тому же одностороннее движение и дорожные знаки, как нарочно, сбивали с толку – можно подумать, что их бесы развесили. Пришлось поколесить, чтобы выбраться из города. Руки сами собой держали руль, а в голове вертелся один Ник Родон.

Она злилась, гнала его из мыслей. Надо же им было встретиться – не повезло, да и только! Сара ни минуты не сомневалась, что решение никогда больше не встречаться с Родоном правильное, но вынуждена была признать, что он невероятно привлекателен. Как бы разубедить себя в этом? Был бы он лысым карликом лет пятидесяти, с брюшком и заплывшими злобными глазками! Именно такими ей всегда представлялись банкиры. В каждом она видела героя старых сказок – гнома, который копит золото, драгоценности и постоянно запутывается длинной седой бородой в тайных сокровищах. Ну, зачем банкиру выглядеть как Ник Родон, иметь лицо, словно высеченное из камня, и пронзительно сверкающие, как сапфиры, глаза? Лучше бы ослепнуть и не видеть сегодня этого гибкого сильного тела, а если и видеть, то лишь строгий деловой костюм, и полосатую рубашку.

Они существуют в разных мирах. У них нет ничего общего, хоть Родон и пытается внушить ей, что точки соприкосновения возможны.

– Нетрудно догадаться! – проворчала Сара вслух, удивив водителя другой машины, который проехал мимо, вырвавшись из транспортного месива. Сара увидела, что Йорк остался позади.

Мистер Родон надеялся за один вечер осчастливить ее и в постели, и за столом. Вообразил, что она живет с Грэгом и потому не будет отказывать и другим мужчинам. Так он и думает!

Вернувшись в гостиницу, Сара позвонила Грэгу, проверить, чем тот питается. Грэг говорил словно издалека, голос звучал отрешенно. Он, верно, был занят, а она ему помешала. Он с головой уходил в работу и часто не слышал телефонного звонка. Саре повезло, что он снял трубку.

Она не сразу сказала, что встретила Ника Родона, но, когда упомянула о нем, Грэг оживился.

– Какое совпадение! Ну, как он, сделал еще заход?

Сара смешалась, и Грэг тихо засмеялся.

– Значит, сделал. Упорный парень, да?

– Мне не до смеха! – произнесла Сара лихорадочно, и ее тон насторожил Грэга.

– Он действительно докучает тебе, родная? – Грэг знал, как на самом деле неискушенна Сара, скрывавшая это под маской современной развязности. Голос его звучал озабоченно, с явной тревогой.

– Я была вне себя, – сказала Сара, не сумев подыграть Грэгу, потому что в ушах у нее все еще звучал голос Ника Родона, от одного воспоминания о котором у Сары бежали мурашки по спине.

– Мне приехать? – спросил Грэг, тем самым давая понять, что всерьез относится к ее словам.

– Не глупи! – ответила она, выдавив, наконец, из себя смешок. – Я больше никогда не увижу его.

– Ты, надо думать, дала ему отпор? – спросил Грэг.

– А что?

– Он может заманить тебя в ловушку, – предупредил Грэг. – Родон показался мне крепким орешком. Под шелковой рубашкой у него стальные мышцы.

Грэг шутил, но Саре было не до шуток.

– Нашел чем испугать, – ответила она. – Не собираюсь осматривать его мышцы.

– Он тебе нравится? – игриво спросил Грэг, но вопрос был серьезный.

– Как крысиный яд, – коротко бросила Сара.

Грэг рассмеялся.

– Ты сгущаешь краски, дорогая. Женщины, к твоему сведению, считают его предметом мечтаний.

– Что-то не представляю себе его портрета на каминной полке, – сострила Сара без улыбки.

Грэг немного помолчал.

– Сара, он тебя домогался?

Вопрос был задан серьезно, но ответила она бесшабашно:

– Тебе его намерения показались бы совершенно несерьезными.

– Мне очень не нравится, что ты там одна, а под дверью у тебя рыскает волк.

– Не беспокойся, Грэг, – заверила Сара, – я уже большая девочка. Могу постоять за себя. К тому же столкнуться с ним мне больше не придется. С завтрашнего дня сажусь за работу и в Йорк больше не поеду.

Поняв намек, Грэг сменил тему разговора. Положив трубку, Сара села у окна и стала смотреть на холмы – на их зеленую гладь набегала тень медленно плывущих облаков.

Сознание Сары тоже было омрачено тенью, тревожной тенью Ника Родона. Ни один мужчина прежде так не смотрел на нее. Внезапный жар в крови вспыхивал в ней, и возвращалось неведомое смутное волнение. Вряд ли их отношения будут иметь продолжение, думала Сара. У Родона масса других вариантов. Черная записная книжка, наверно, испещрена именами и номерами телефонов. Многим женщинам не устоять перед Ником и без манящего блеска его денег.

Саре противно было признаться в том, что она и сама на мгновение поддалась его чарам. Родон был необычайно притягателен, и Сара могла только догадываться, какой он страстный любовник; но строгий, едва слышный внутренний голос подсказывал ей, что роман с Родоном не нужен. Их разделяет миллион световых лет. Они живут по-разному, взгляды их не совпадают. Родон принимает ее за другую. Из-за отношений с Грэгом она стала для Родона тем, что Грэг называет легкой добычей, и это оскорбило Сару. Она не такая, какой видится Родону, и ему от нее ничего не добиться.

Абсолютно ничего, повторила про себя Сара с глухим раздражением: надо же, ей приходится внушать себе разумность этого решения, как будто она способна, поддавшись соблазну, начать роман с мужчиной, который не вызывает у нее ни чисто человеческого интереса, ни симпатии. Приготовившись ко сну, Сара посмотрела в зеркало и вновь рассердилась, увидев лихорадочный жар на щеках и блеск в глазах. Черт бы побрал этого Ника Родона, подумала она.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующий день после полудня Сара сидела перед мольбертом на лугу, усыпанном маргаритками и лютиками. Она смотрела вверх, на склон холма, вглядываясь в темно-синюю тень от каменной стены, в игру бликов от ветвей росшего рядом со стеной вяза. Тень эта беспокоила Сару. Заказчик хотел, чтобы холм был запечатлен на рассвете, а до восхода солнца теней не бывает. От проблем живописной техники мысли Сары перекинулись к иному предмету. Невероятная протяженность каменной стены, извилисто пересекавшей холм и окрестные равнины, поражала ее. Кто час за часом возводил эту стену? Целая жизнь, должно быть, потребовалась на строительство, но во имя чего? Чтобы обозначить границу владений? Огородить овец на хозяйском выгоне? Странно, но стена тянулась и по вересковым пустошам. Если подсчитать время, убитое на ее сооружение, подумала Сара, то стену, по меньшей мере, следует воспринимать как йоркширский вариант египетской пирамиды.

Было не по сезону жарко. На Саре были, как обычно, джинсы, но вместо рубашки она надела топ – коротенький, без рукавов, с низким вырезом, мысиком опускавшимся к животу. Топ не сковывал движений. Сара наслаждалась прикосновением ветерка к обнаженной коже. Она пожалела, что не надела шорты, но ей не хотелось отвлекаться от дела и тратить время на переодевание в гостинице.

Из-за плеча на мольберт легла тень. Сара оглянулась и увидела Ника Родона. Странно, но она даже не удивилась. И спокойно смотрела на Родона.

– Как отделаться от вас? Раздавить?

– Попробуйте! – сказал он, насмешливо улыбаясь.

Сара вернулась к работе.

– Убирайтесь!

– Очаровательно! – проворчал Ник. – Ничего другого я и не ожидал. Ваши манеры восхитительны.

Она осторожно положила синевато-серый мазок на стену, размышляя, вспомнит ли заказчик о том, что теней на рассвете не бывает. Над стеной, похоже, придется потрудиться. Стена давала изображению перспективу, была как бы композиционным ядром пейзажа. Сара усиленно пыталась отвлечься от присутствия Ника Родона. Он, в конце концов, уйдет, если она не будет обращать на него внимания.

Родон расположился рядом с Сарой на траве. Он лежал в непринужденной позе, подперев голову рукой. Она знала, что Родон наблюдает за ней. Знала, что он задумчиво покусывает травинку. Она даже знала название этой луговой травы с высоким стеблем, боковым зрением определив ее подвид. Саре пришлось изучать травы в художественной школе. Занятие было увлекательным, из трав без труда получались прекрасные гербарии.

– У вас ресницы как из золотой проволочки, – заметил Родон.

Ресницы вспорхнули вверх – Сара не справилась с искушением, и чувство юмора вернулось к ней. Когда Сара повернулась к мольберту, Родон, слегка придвинувшись к ней, начал водить травинкой по ее джинсам.

– Я работаю, – сказала Сара, вновь оторвавшись от картины, чтобы посмотреть на Ника. – В отличие от вас, мистер Родон, я вынуждена трудиться, иначе есть нечего будет. Возможно, это низко, но мне необходимо есть хотя бы раз в день.

– А почему вы решили, что я не работаю?

– Как же, работаете, – пожала она плечами. – Утомительно, верно, пересчитывать столько денег.

– Да что вам дались мои деньги? Вот это укол!

– Мне? Да мне плевать на них!

– Вы только о них и говорите.

– У меня вообще нет охоты разговаривать, – сказала Сара, недовольная собой. Родон, может быть, и прав. Глупо без конца твердить о его деньгах.

– У меня тем более. – Он медленно скользил взглядом по ее профилю.

Сара почувствовала, как от двусмысленности его слов кровь хлынула к лицу, но попыталась сосредоточиться на работе. Теперь она гадала, как он здесь оказался.

– Как вы меня отыскали? – наконец вымолвила Сара.

– Вы же назвали адрес. Гостиница «Лиса и виноград» по дороге в Скарборо.

– Незатейливо, – тяжело вздохнула Сара. – Из меня вытянули, так?

– М-мда! – согласился Ник. – Просто, как отобрать леденец у младенца. Или вам хотелось, чтобы я нашел вас?

Она взглянула на Родона сквозь ресницы.

– Не хотелось!

– Точно?

– Абсолютно! – резко сказала Сара.

Родон задвигался, устраиваясь поудобнее. Руки заложены под голову, длинное гибкое тело затянуто в темно-синюю рубашку с распахнутым воротом и синие брюки из грубой хлопчатобумажной ткани. Пиджак в тон брюкам и рубашке он швырнул на траву.

Сара исподволь бросила быстрый взгляд на Родона.

– Считаете, я могу работать под вашим надзором?

Он демонстративно закрыл глаза.

– А кто, собственно говоря, надзирает?

Сара продолжила работу, время от времени поглядывая на Ника, но он лежал с закрытыми глазами. Крупный шмель, выбравшись из клевера, с гудением подлетел к Родону и закружил над его темными волосами.

– Не шевелитесь! – прошептала Сара. – Шмель рядом.

– Я не глухой, – сказал Родон, не открывая глаз.

Шмель неторопливо полетел дальше, а Сара все еще смотрела на Родона. Боже мой, думала она, как хорош! Солнечные лучи подсвечивали гладкую смуглую кожу, бросая блики на густые черные волосы. Рот слегка сжат. Неожиданно резким движением Родон схватил Сару за лодыжку, опрокинул ее со стула в свои объятия и крепко прижал к груди.

Сара от изумления пронзительно закричала, потом рассмеялась. Глаза его были совсем близко, и она, удивляясь себе, наслаждалась их сияющей синевой.

Вглядываясь в эти глаза, она лежала на Родоне, а его рука легко двигалась по ее спине, касаясь теплой кожи, подрумяненной солнцем вокруг коротенького топа.

Следовало бы рассердиться, сказала себе Сара. Сущее безумие. Разве Родон поверит, что он ей безразличен, если она позволяет ему такие выходки?

– Слова ничего не значат для вас? – заговорила она.

– Почти, – ответил он, дерзко глядя на Сару сквозь темные ресницы.

Теперь он играл ее волосами, ворошил, пропускал между пальцами мягкие пряди.

– Волосы похожи на бархатцы, только мягкие, как шелк. И вкусно пахнут.

– Часто мыть приходится, – пожала плечами Сара. – Они такие яркие, что с ума меня сводят.

– Я бы тоже сошел, – пробормотал он. В синем мерцании глаз таилась насмешка. – Многое в вас довело бы меня до безумия...

– Боритесь с собой! – отозвалась Сара, лукаво глядя на него, а в душе коря себя – надо испепелять Родона оскорбленным взглядом, а не ухмыляться слабоумной улыбкой.

Загвоздка была в том, что сегодня, в простой одежде, Родон походил на обыкновенного человека, к тому же на солнечном свету его неотразимая привлекательность прямо-таки била в глаза. Было чудесное послеполуденное время, дремотное, да еще такая теплынь; движения ласковых рук Родона казались Саре невероятно приятными.

– С какой стати? – лениво поинтересовался он. – Вы прелестны, а я целую вечность ждал случая еще раз поцеловать вас.

Он тихонько наклонил ее голову. Сара могла запрокинуть ее, воспротивиться, но не стала. Безумие, идиотизм, но об опасности она будет думать потом. Сейчас же ей хотелось выяснить, как подействует на нее прикосновение губ Родона. В первый раз он поцеловал ее злобно, хотел причинить боль. Сейчас у него были другие намерения. Сара знала это.

Земля словно разверзлась под ней. Родон целовал ее сначала не спеша, чувственно, дразняще, потом неистово, страстно, начал все сильнее клонить голову Сары к себе, обхватив ее за шею, и поцелуй втекал в нее жаркой пылающей сладостью, какой она никогда прежде не знала. От возбуждения Сара парила в воздухе, в голове у нее было пусто. Родон пальцами собрал за спину ее волосы и начал медленно, нежно ласкать губами щеки, шею, подбородок. Запрокинув голову, Сара покорно никла к его руке и от наслаждения едва не всхлипывала – тихие прерывистые стоны слетали с ее воспаленных губ.

Не выпуская Сару из объятий, Родон вдруг перевернулся. Теперь она оказалась под Ником, спиной на траве. Языком и губами он ласкал ее ухо. Сара и не думала сопротивляться. Лежала, изумленно устремив в синее небо широко раскрытые глаза.

Губы вновь легко заскользили по ее лицу. Родон не спешил, он словно хотел распробовать ее, как какое-то лакомство. Сара чувствовала, медлит он умышленно, соблазняя ее осторожно, продуманно. Разумом Сара понимала, что она на грани падения, но упивалась каждым прикосновением Ника. Совладать с волнением плоти не было сил.

От возбуждения и истомы Сара была как в наркотическом трансе. Ник, глядя на нее сузившимися глазами, взял ее за руки и положил ладонями на грудь.

– Поласкай меня, Сара! – прошептал он.

Тут бы Саре и оттолкнуть его, но она была сама не своя. Руки легли ему на грудь и начали расстегивать рубашку. Дыхание у Ника сбилось, он не отрываясь смотрел на Сару, притушив ресницами блеск синих глаз. Вокруг сияло солнце, пахло теплой примятой травой. Ветерок теребил листья деревьев, и они перешептывались, как свидетели шокирующей сцены. Когда пальцы Сары поползли по обнаженной груди Ника, он застонал от страсти.

– Еще! Вот так! – выдохнул он. Их губы вдруг сошлись в жарком поцелуе, хотя Сара не помнила, чтобы Ник делал какое-то встречное движение ртом. Руки ее жадно гладили его грудь, потом обняли голову, а ладони Ника нырнули под маленький топ, легли поверх грудей и застыли в тот миг, когда Сара хрипло вскрикнула от этого прикосновения.

– Ты меня хочешь, сознайся! – срывающимся голосом произнес Ник.

– Да! – отозвалась Сара не своим голосом – онемелые губы горели, страсть как бы перевернула все ее существо.

– Не сейчас, – сказал он. – Сегодня вечером. Приедешь ко мне в гостиницу?

В тот же миг Родон потерял Сару. Похолодев, она замерла. Волшебство исчезло, Сара вспомнила все, о чем забыла, рассудок был вновь начеку, а глупая вероломная плоть – в его повиновении.

Родон был застигнут врасплох. Он был так уверен в Саре, так торжествовал, что позволил себе расслабиться. Он лениво, с победным видом разглядывал ее, а Сара вдруг оттолкнула его и, не дав ему опомниться, поднялась. Она была уже на ногах, когда он, глядя ей в лицо, начал вставать. А Сара надела привычную маску – озорную улыбку.

– Нет, мистер Родон, спасибо, – сказала она, слегка растягивая слова. – Предложение, конечно, соблазнительное, но Грэгу бы это не понравилось.

Недоумение разом слетело с его лица. В безумном гневе Ник буравил Сару глазами.

– Вы слишком переменчивы.

– Зато не изменяю! – парировала она, вздернув подбородок.

– О да! – процедил он сквозь зубы. – Мы не в бирюльки играли. Вы мне почти отдались, и вам это известно!

– Я вам никогда не буду принадлежать, мистер Родон! – взбешенно выпалила она, чувствуя, как пылает у нее лицо.

Засунув руки в карманы, он угрожающе вскинул голову.

– Это мы еще посмотрим!

– Дать письменное обещание? Мы ведь не на торгах, и я на продажу не выставлена.

Он двинулся на Сару, сверкая глазами.

– Холлидей никогда не узнает, если дело только за этим.

Ярость захлестнула Сару. Не может же она снова сказать, что они с Грэгом не любовники. Придется Родону верить в их связь для ее же блага – иначе он будет ее домогаться, пока она не сдастся.

– Какая чуткость! – пренебрежительно произнесла Сара. – Думаете, я способна на такую низость?

– Думаю, вы хотите меня так же сильно, как я – вас, – ответил он, обжигая ее взглядом.

– Нет!

– Не лгите! Я мог бы взять вас прямо сейчас, безо всяких усилий, – вы сами это признали, сказав мне «да»! Сказали ведь, черт побери!

– Неужели вы без зазрения совести можете отобрать женщину у мужчины, которого она любит?

Насмешливый огонек в ее глазах еще больше обозлил Родона, лицо у него окаменело.

– У собственного брата, – да! – решительно сказал он. – И грош мне цена, если я своего не добьюсь!

Сара смотрела на него с ужасом, словно в первый раз видела это твердое, волевое лицо. Такой ни перед чем не остановится, подумала она. Отпетый негодяй.

– Вы, как я понимаю, всесильный банкир, – ледяным тоном произнесла Сара, – но я от вас не приму и сломанной булавки. Ставка ваших интересов непомерно высока.

– Зарубите себе на носу, Сара! – отрывисто сказал Родон. – Я хочу, чтобы вы были моей. Я хочу этого с той самой минуты, как увидел вас. – Он повел плечами, словно оправдываясь, потом упрямо поджал губы. – В Сити любой скажет, что своего я всегда добиваюсь.

– Уходите! – произнесла Сара, неожиданно испугавшись. – И чтоб я больше вас никогда не видела!

Родон поднял с травы пиджак, перекинул через плечо. Сара с замиранием сердца смотрела на его стройную фигуру. От злости и сознания собственной слабости тон ее был резким.

– На днях жду Грэга.

Родон со спокойной холодной улыбкой взглянул на Сару.

– Будете звонить ему, и он кинется сюда сломя голову, чтобы прогнать меня, так?

– Он в любом случае должен был приехать, – солгала Сара.

Ник, конечно, не поверил. Встряхнув головой, он слегка усмехнулся.

– Придумайте что-нибудь получше, Сара. Эта сказочка стара. Впрочем, дела это не меняет. Меня и дюжина холлидеев не остановит.

Сара с ужасом смотрела ему в лицо и понимала: это правда. Лицо непроницаемое, словно закованное в броню, и очень властное. В синих глазах – угроза и несгибаемая сила воли.

– Даже если будете знать, что я люблю Грэга? – произнесла Сара, прибегнув к последнему средству спасения. Она видела, как изменилось лицо Родона.

– Значит, вы с ним любовники? Сознались все-таки?!

Она молча кивнула головой, проглотив подступивший к горлу комок.

– К чему тогда весь этот обман? Думаете, я не заметил, как вы глаз от него не отрывали в тот вечер?

– Не ваше дело! – буркнула Сара.

Родон пристально смотрел на Сару, скользя взглядом по ее запылавшему лицу.

– Добрались до истины по крайней мере, – холодно вымолвил он. – Предпочитаю определенность во всем. Почему вы не вышли за него замуж?

– Грэг – противник брака, – выдавила Сара. Она чувствовала себя жалкой, разбитой – приходилось через силу лгать в лицо Родону. А потом еще объясняться с Грэгом, а как? Она терялась в догадках. Едва ли ему будет приятно, что она возводит на него напраслину, но разве у нее есть выбор в такой ситуации?

– А вы? – бросил Родон.

Она не могла взглянуть ему в глаза.

– Я тоже, – тихо произнесла Сара, сознавая, что отговорка ее звучит явно неубедительно.

– Не слышу решительности в голосе, – отозвался Родон с холодной иронией. – Разве брак не обеспечил бы вам репутацию порядочной женщины?

– Грэг любит меня, – сказала она, наконец, правду, поэтому смогла поднять голову и посмотреть Родону в глаза.

– Похоже, не очень.

– Наглец! – лихорадочно прошептала Сара.

Губы Родона сжались.

– Извините, но правда глаза колет.

– Не всегда легко разобраться, где правда, где ложь.

– Мне, пожалуй, легче, чем вам. Я по крайней мере не скрывал своих намерений. Вы же лгали – мне и Холлидею. Я знал, что вы лжете, но с вас это ответственности не снимает. Одна ложь влечет за собой другую. Еще раз вы солгали, сказав, что не будете мне принадлежать, но настанет день – и придется признаться в обмане! – Последний раз глянув на Сару, Ник пошел прочь по залитой солнцем траве.

Стоит ли звонить Грэгу, думала Сара, ведь просить его о том, чтобы он проделал утомительный путь до Йоркшира, дабы избавить ее от Ника Родона, так нелепо, и она решила не звонить. Инстинктивное чувство подсказывало ей, что на этот раз Ник не вернется. В минуту ухода глаза его были холодны как лед.

Сара не ошиблась. Ник не появился до конца ее пребывания в Йоркшире. Она спокойно рисовала, никто ей не мешал. Днем Сара была безмятежно-спокойна, но ночью... Она места себе не находила. Ворочалась в постели, как растревоженная собака в новой будке, и боролась с коварными неотвязными мыслями о том, что хотелось бы навсегда забыть.

Насколько серьезно угрожал Родон ее душевному покою? Родон показал себя в страсти, о которой она прежде и не догадывалась, но как он изменился, едва только она упомянула о Грэге. Оттого ли он ушел, что она призналась, будто любит Грэга? Хорошо бы. Сара без конца твердила про себя, что лучше бы на этом все кончилось. Не до такой степени она глупа, чтобы наперекор доводам разума начать роман с Ником Родоном. Она терпеть не могла книг, конец которых известен с первой страницы, а природное чутье однозначно подсказывало ей, каким будет финал их отношений с Родоном.

От первой их встречи у нее остался неприятный осадок – Родон показался ей мрачным и чуждым. Ощущение чужеродности возникло вновь, когда Родон на следующий день появился в ее доме. Враждебность начала исчезать, когда они обедали в его номере. Естественно, без каких-либо усилий Сара почувствовала себя раскованно с Ником – то был медленный, едва приметный рост, подобный весеннему выбросу побегов на ветвях. Ростки чувств были совсем слабые – бледные, хрупкие ниточки, они вслепую тянулись друг к другу, а теперь надломились. Они могут не вынести того, что произошло на лугу. Ведь немая, испепеляющая страсть, охватившая их с Родовом, была совсем иного рода. Сознание ее отключилось, когда она лежала в объятиях Ника, но Сара была достаточно умна и понимала, что состояние ее определялось не душевными волнениями. Ник пробудил в ней источник желания, но оно было абсолютно плотским, не имеющим ничего общего с тем тонким трепетом, который жил в ее душе.

Сара всегда предчувствовала, что любовь, случись она с ней, будет сочетать в себе оба эти начала, но ей не хотелось, чтобы объектом ее любви стал Ник Родон. Тогда бы ее ждала неминуемая гибель.

День шел за днем. Родон не появлялся, и Сара повторяла, как она этому рада, но уговорить себя было трудно. Она твердила, что навсегда выбросила его из головы, но, когда серовато-синие тени сгущались на каменной стене, ловила себя на том, что думает о синих, потемневших от страсти глазах Родона, а когда поехала в Йорк подкупить красок, то бессознательно оглядывалась по сторонам.

Картина Сары, однако, не пострадала. Смятение чувств не сказалось на творческих способностях, более того, Сара смутно ощущала, что живопись ее обрела некую новую глубину. Заказчик, разумеется, был в восторге. Сара изобразила его любимый склон с проникновением, от которого лицо хозяина гостиницы просияло. Ей самой не хотелось расставаться с картиной. Сара никогда не призналась бы себе, что перенесла на холст частицу чувств, пережитых ею в тот день на лугу. Зеленый склон холма, деревья, растекшиеся тени, впитав ее воспоминания, теперь излучали их с полотна. Разве могла она не писать сердцем этот пейзаж? Заказчик, естественно, пребывал в счастливом неведении относительно потаенных чувств, вложенных в картину. Он смотрел на пейзаж и с удовольствием видел привычный вид.

Сара вернулась в Лондон. Когда она переступила порог дома, Грэг пристально посмотрел на нее. Он ничего не сказал, но Сара и сама чувствовала странную незащищенность: то, что творилось на душе, словно громадными буквами было написано у нее на лбу.

Грэг был от природы наблюдателен и к тому же хорошо знал Сару. Меланхолические карие глаза внимательно следили за ее поведением.

На следующий день они ужинали с Люси и Робом. Люси накупила разной снеди, все было очень вкусно, и Сара, откинувшись после ужина на спинку стула, со вздохом произнесла:

– Придется теперь неделю сидеть на диете!

– Тебе не вредно слегка поправиться, – сказал Роб, разглядывая Сару. – Когда ты пришла, мне показалось, что какая-то сушеная букашка заявилась в твоем костюме.

Она застенчиво взглянула на Роба.

– Мне говорили, что я в нем выгляжу соблазнительно.

Это было действительно так. Черный брючный костюм из крепа с маленьким жакетом, отделанным черно-серебристым кантом, изящно облегал ее фигурку.

– Кто же? – поинтересовался Роб.

Сара усмехнулась.

– Мужчина!

– Бог мой! – воскликнул Роб, изображая ужас. – Будь осторожна! Как бы чего не вышло!

– Я ведь умница! – в тон ему ответила Сара, вытянувшись на стуле с закинутыми за рыжеволосую голову руками. Выглядела она весьма женственно.

– Испорченная девчонка! – проворчал Роб, с возрастающим интересом глядя на Сару.

Она коснулась ладонью его щеки, плутовски улыбаясь, и Роб неуклюже обхватил ее запястье. Когда-то руки Роба были красивыми и послушными. Сара с болью смотрела на их неловкие движения, но весело улыбнулась Робу.

– Люси, твой муж заигрывает со мной!

Люси выглянула из окошка в кухонной стене – они готовили кофе с Грэгом.

– Руки прочь, бесстыдник! Оставь девушку в покое! – снисходительно проворчала она.

– Она разбудила во мне зверя, – парировал он, хитро улыбаясь.

– И не только в тебе, – заметил Грэг, высовываясь из окошка. – Тут один толстосум не давал ей проходу.

Сара, вся вспыхнув, оглянулась на Грэга, глазами умоляя не трогать эту тему. Поймав ее взгляд, Грэг резко вскинул бровь. Роб, однако, заинтересовался и жаждал услышать какую-нибудь занятную историю. Он подался вперед в кресле – расплывшиеся черты прежде привлекательного лица говорили о болезни – и сияющими глазами смотрел на Сару. Она не посмела прервать Роба.

– В чем дело? Что случилось? Чую носом интригу!

Сара перехватила взгляд Грэга, и он прочитал ее молчаливое согласие на ответ.

– Помнишь, несколько недель назад я взял Сару на прием. Там она повстречалась с Ником Родоном, и он положил на нее глаз.

Лицо у Сары побагровело как от ожога.

– Ты преувеличиваешь, – запротестовала она.

– Родон? – задумчиво вымолвил Роб, не поднимая с колен руки с распухшими пальцами. – Должно быть, это банк Родона. Старинный банк в Сити. Я хорошо знаю его здание, оно на площади Лазрет, в одном из самых очаровательных уголков Лондона. – Он вздохнул, изменившись в лице, и Грэг смотрел на него с натянутой улыбкой.

Все знали, о чем думает Роб. Он почти безвылазно сидел в четырех стенах уже несколько месяцев. Роб справился с собой и радостно улыбнулся: – Прелестная площадь эпохи одного из Георгов. Родонам принадлежит угловой дом – пятиэтажное здание с изящными балконами и традиционно строгим фасадом. Белые ступени ведут к парадной двери, украшенной отполированной медной дощечкой. Железная ограда окружает цокольный этаж. – Роб широко раскрыл глаза, и Сара знала, что он мысленным взором видит этот дом, тихую лондонскую площадь.

Стоявшая рядом с Грэгом Люси не отрываясь смотрела на мужа. Хрупкая, тоненькая женщина, черноволосая и черноглазая, она научилась улыбаться, не показывая своих чувств. И теперь лицо ее было спокойным, но Сара видела руки Люси – они судорожно теребили чайное полотенце, и у Сары сжалось сердце от этих порывистых движений.

Роб взглянул на Сару.

– Непременно заставь своего банковского обожателя провести тебя по дому. Стоит посмотреть, замечу. Не часто увидишь здание, которое до наших дней используется по изначальному замыслу. Банк занимает дом с начала девятнадцатого века.

– Если увижусь с ним, – согласилась Сара почти с благоговейным вздохом.

– Вопль души! – прокомментировал Роб, внимательно глядя на Сару. – Так ты надеешься встретиться с ним или нет?

Она рассмеялась, смешавшись и покраснев.

– Грэг по обыкновению все преувеличил. Пустяковый случай.

Грэг сказал Люси, что кофе готов, и разговор незаметно перешел на другую тему.

Сидя за рулем по дороге домой, Грэг пристально посмотрел на Сару.

– Извини, что я упомянул Родона.

– Ерунда.

– Совсем нет, как мне кажется, – ответил Грэг. – Он задел тебя за живое?

Щеки у Сары зарделись, и она, запинаясь, вымолвила:

– С чего ты взял?

Грэг всматривался в темную дорогу, мелькавшую желтыми островками света от уличных фонарей.

– Что-то случилось в Йоркшире. Ты вернулась оттуда другой.

– Не то, о чем ты думаешь.

Грэг усмехнулся.

– Я не любопытен.

– Нет и повода для любопытства, – с нажимом в голосе сказала Сара. – Я дважды случайно виделась с Родоном, и ничего не произошло.

Это была ложь, Сара знала, что говорит неправду. Что-то действительно произошло, она просто не могла определить, что именно. Случившееся было так хрупко, так глубоко похоронено в ее сознании, что она не решалась извлечь его на свет. К тому же, как она сама сказала, едва ли она увидится снова с Ником, и ее робкое чувство в конце концов зачахнет, задохнется.

Грэг с Сарой никогда не лезли друг к другу в душу, но он, видя перемену в ней, дал возможность, при желании, раскрыть свою тайну. Теперь, когда Сара мягко уклонилась, Грэг не будет докапываться до сути, и она была признательна ему за деликатность. Ей не только говорить, но и думать о Нике Родоне не хотелось. Это оказалось труднее, чем она ожидала. Проходили недели, но Род он не шел у нее из головы. В течение дня Сара так загружала себя работой, что воспоминания о Родоне мгновенно улетучивались, но по ночам ей приходилось тяжко. В темноте неугомонный мозг Сары порождал образы, от которых у нее перехватывало дыхание. Ни один мужчина прежде не возбуждал в ней таких чувств. Родон, словно скоротечная лихорадка, посеял микроб в ее крови, и тот время от времени просыпался и разносил недуг по всему телу.

Прошло два месяца. Сара с Грэгом как-то отправились на выставку одного из друзей Грэга. Сара буквально искрилась, разговаривая с очень высоким худым человеком, чьи работы и были выставлены в галерее. Он, как обычно, шутливо заигрывал с Сарой, в его светлых глазах не было ни капли серьезности. Он был в приподнятом настроении от вернисажа и радовался тому, что Сара с улыбкой его слушает. Оба от души предавались забавлявшей их игре.

На Саре было серебристое платье, отбрасывавшее вокруг блики, глаза у нее искрились весельем. Подошедший сзади Грэг обнял ее за талию и положил подбородок ей на плечо.

– Чем вы тут занимаетесь? Ты хоть минутку можешь побыть в одиночестве, а, детка?

Приятель Грэга улыбнулся.

– Такую красотку нельзя оставлять без присмотра, – заметил он.

Сара бросила взгляд в сторону Грэга. На лице у него была комически кислая гримаса.

– Ты же отрываешь человека от восхищенной публики, – произнес он.

– Ничего подобного! – ответил художник. – Исчезни, дружище! Нам без тебя очень хорошо.

– Тебе тоже невредно было бы покружить по залу, – сказала Сара, гадая, отчего Грэг прервал их веселье. Он никогда не вел себя как собака на сене, и Сара, хорошо его зная, уловила, что сделал он это неспроста.

Художник с сожалением поклонился, поцеловал Саре руку и отошел, многозначительно напевая мелодию «Ревности». Грэг улыбнулся и, прижавшись щекой к ее щеке, пробормотал:

– Родон здесь.

Сара оцепенела.

– Ты поэтому и подошел?

– Подумал, что тебе следует это знать. Он неотрывно наблюдает за тобой последние десять минут.

Сара почувствовала, как глаза ее начали блуждать по залу, Грэг же выпрямился, заслонил собой зал. Она вопросительно посмотрела вверх, на Грэга.

– Не надо трагедий, Грэг. Он не вопьется в меня когтями, как голодный тигр.

Грэг слегка нахмурился.

– Ты не видела, с каким лицом вернулась из Йоркшира. Мне бы не хотелось, чтобы ты так снова выглядела.

Сара почувствовала, что заливается краской. Грэг не сводил с нее глаз, и она не смела посмотреть ему прямо в лицо.

– Он для тебя – отрава, – заметил Грэг. Сара крепко вцепилась в его руку.

– Грэг, я должна тебе кое-что сказать. Я наплела Родону, что мы с тобой любовники.

Карие глаза Грэга распахнулись, потом сузились в темные щелочки.

– Зачем? Подожди, не говори! Я сам догадаюсь.

– Ты сердишься, я так и знала. Прости меня, Грэг! Не стоило говорить такое про нас, прости, что огорчила тебя.

– Не глупи! – не повышая голоса, сказал Грэг. – Меня это беспокоит только потому, что доказывает, как близко он к тебе подобрался. Ты бы никогда не сочинила такого, не будь на то веских причин.

Сара покраснела еще сильнее и, уставившись в пол, кивнула. Грэг неожиданно обнял ее за голову и нежно поцеловал.

– Не волнуйся, детка! Я тебя в обиду не дам! – На его полугрустном полувеселом лице появилась усмешка. – До сих пор ты служила моим телохранителем.

Заметив за спиной Грэга многозначительное лицо Лорны Робертс, Сара со сдавленным смешком произнесла:

– Сейчас он тебе вновь потребуется!

Она увидела вспышку тревоги в глазах Грэга, и не успел он шелохнуться, как Лорна уже обнимала его, целуя в щеку.

– Грэг, дорогой!

– Привет, Лорна! – сказал он безропотно. Потом тихонько отстранил от себя Лорну и привычным жестом взял Сару за руку. – Нравится выставка Питера?

Сару Лорна не замечала. Худое смуглое лицо Лорны приобретало голодное выражение, когда она смотрела на Грэга. Лорна была капризна и невероятно навязчива, но Грэг считал, что осаживать ее просто немилосердно. Эта деликатная уклончивость ему только вредила. Лорна преследовала его, похоже совсем не замечая, что Грэг не проявляет ответного интереса.

– Кажется, нашла тебе клиента, – сказала она. Лорна неутомимо искала для него работу, но даже это не впечатляло Грэга – он устал от постоянного сопротивления домогательствам Лорны. Он не отпустил Сару от себя и в тот момент, когда Лорна повела его к стоявшей в дальнем конце зала группке. – Ты уж с ними поласковее, Грэг! – непререкаемым тоном сказала Лорна.

Он насмешливо ухмыльнулся Саре, но та Грэга не видела. Она неотрывно смотрела на мужчину, стоявшего среди гостей. Его взгляд был устремлен на Сару.

Грэг, заметив Ника, еще крепче сжал руку Сары, но потом отпустил – Лорна начала представлять его гостям, вежливо произносившим дежурные фразы. Лорне все же удалось оторвать Грэга от Сары, и рядом возник Родон. Сара смотрела вверх, в его синие глаза, и чувствовала себя совершенно беспомощной.

Ник взял ее за локоть, и она позволила увести себя в сторону. Сердце ее затравленно отбивало гулкие удары, глаза сверкали. Родон глянул на Сару из-под тяжелых век, и она ощутила лихорадочный озноб.

– Мне было интересно, здесь ли вы, – медленно произнес он.

– Питер – друг Грэга. – Ее ли это голос? Она не узнала его. Какой-то высокий, дребезжащий.

Родон скривился.

– Вот как! А мне показалось, вы нравитесь ему.

Сара бросила на него быстрый взгляд. Родон следил за ее разговором с Питером, одному Богу известно, что пришло ему в голову. Она легкомысленно кокетничала, не подозревая, что за ней наблюдают. Щеки у Сары вспыхнули, когда она встретилась глазами с Ником.

– А вы-то что здесь делаете? – спросила Сара, чтобы защитить себя. – Не думала, что вы – ценитель искусств.

– Я здесь потому, что рассчитывал увидеть вас.

Прямой ответ обезоружил Сару. Она смотрела на Родона раскрыв рот, как рыба, выброшенная на сушу, и он вдруг рассмеялся.

– Муха в рот залетит!

Сара закрыла рот.

– Поужинаем вместе? – спросил он, придвигаясь ближе. Синие глаза смотрели ей в лицо.

Не доверяя больше голосу, Сара отрицательно качнула головой. Он скользнул пальцами вверх по ее обнаженной руке, и она вся съежилась от этого прикосновения. Ей хотелось сказать «да». Ведь тогда она останется с ним наедине. Саре хотелось не только этого, но думать о другом она себе не позволяла.

Владелец галереи с подносом обходил гостей. Задержавшись около Сары с Ником, он с уважительным интересом посмотрел на Родона и улыбнулся Саре.

– Привет, Джерри! – сказала она, беря бокал шампанского.

– На большее не рассчитывай! – предупредил он. – Я ведь не денежный мешок!

Сара давно была знакома с Джерри. Зная его мелочность и жадность, она состроила ему гримаску, а потом отпила глоток. Джерри еще раз учтиво улыбнулся Нику, и Сара поняла, что он знает, кто такой Ник Родон, и надеется заполучить нового покупателя.

Взяв бокал, Ник перевел взгляд на Джерри. Угрозы в его глазах вроде не было, но владелец галереи смешался и тотчас отошел. Сара не сдержала смешка. Джерри был легкоранимым, застенчивым и немного желчным человеком. Ник наверняка испугал его.

– Неплохой номер! – сказала Сара, потягивая шампанское, которое, она чувствовала, как-то противодействовало токам, исходившим от Ника Родона. Она вдруг ощутила себя смелой, беспечной и шаловливо улыбнулась Нику. – Ну а что у вас «на бис» приготовлено?

– Угадайте! – ответил он, придвигаясь ближе и недвусмысленно глядя на нее.

Сара откинула голову, зеленые глаза светились.

– Мне бы не хотелось обращаться к вам за ссудой. Вы, должно быть, лютый зверь за начальственным столом.

– Вас, полагаю, ждет сочувственный прием, – растягивая слова, ответил Ник, и его улыбка не нуждалась в комментариях.

Она вскинула ресницы.

– Действительно? Безо всяких оговорок?

– Этого я не говорил, – ответил Родон, оглядывая излучающее тепло тело Сары.

Неожиданно рядом возник Грэг. Ник повернулся и вперил в него холодный взгляд. Грэг глаз не отвел, только меланхолическое лицо его стало выражать открытую неприязнь.

– Пойдем, Сара, посмотрим картины! – сказал он.

– Мы беседуем, – процедил Ник сквозь зубы, и лицо его мгновенно переменилось. Он смотрел на Грэга как человек, который только ждет случая, чтобы нанести удар. Необузданная ярость была написана на лице, и Родон едва сдерживался. Сара чувствовала, что сердце у нее вот-вот выпрыгнет из груди. Ей и в голову не приходило, что Ник может затеять публичный скандал, а тут она вдруг испугалась: он на это способен. В глазах его металось отчаянное безрассудство, тело готовилось к броску.

– Ты не против, если я поужинаю с Ником, Грэг? – спросила Сара, чтобы остановить Родона, и мужчины изумленно уставились на нее. Грэг смотрел скептически, Ник – сощурив глаза. Грэг задержал взгляд на Саре, по лицу было видно, что он крайне раздражен.

– Не смею препятствовать, – проронил Грэг.

Вслух произнесено было только это, остальное было сказано молча. Он глазами спрашивал Сару: понимает ли она, с чем, черт побери, играет, не сошла ли она с ума?

Ник взял из Сариных рук бокал, поставил рядом со своим на первый попавшийся выступ и, не сказав Грэгу ни слова, повел Сару под руку к выходу. Грэг изумленно смотрел им вслед.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Почему вы изменили свое решение? – спросил Родон, когда они вышли на улицу, где было по-вечернему свежо.

Ветер пронес мимо обрывок бумаги, и Сара смотрела, как он, стремительно пролетев мимо витрины, исчез в темноте.

– А можно я буду менять решение и ничего не объяснять?

Родон подвел Сару к припаркованной у края тротуара длинной серебристо-серой машине.

– Будь я проклят, если понимаю, почему вы пошли со мной, – сказал Он, открывая дверцу и усаживая Сару на переднее сиденье. Родон обошел машину, сел рядом с Сарой, положив руки на руль, и искоса посмотрел на нее. – Как Холлидей отнесется к вашему уходу?

Вспыхнув, Сара пожала плечами.

– Я – свободная личность!

– Вот как? – Темные брови изогнулись. – Что-то мне так не показалось. Он со всех ног бросился, чтобы помешать нам, а? Нисколько не церемонился – я понял это по взгляду. Но вы вдруг не подчинились. Почему? – Он пристально смотрел на нее, лицо было угрюмым. – Вы меня используете, Сара?

– Использую? – изумленно переспросила она.

– Заставляете его ревновать?

Сара усмехнулась.

– Не додумалась!

– Нет? Сомнительно! – Он включил зажигание, и мотор заурчал, набирая обороты. – Мне бы это было неприятно, – сказал Родон, глядя в боковое зеркало на дорогу. – Честно предупреждаю.

Сара откинулась на сиденье, положив руки на колени.

– Куда едем?

– Увидите! – тихо отозвался он.

– Весьма загадочно!

Родон казался ей незнакомцем: длинные руки на руле, резко очерченный профиль, копна густых черных волос. В свете попутных фонарей мелькнули и седые нити, отчего лицо Ника стало еще интереснее. Я едва знаю его, думала Сара. Не безумие ли куда-то ехать с ним?

Он свернул в подземный гараж, и Сара неуверенно огляделась в гулкой бетонной пещере, освещенной неверным светом. Ник, обойдя машину, помог Саре выйти и повел ее к лифту.

– Где мы? – спросила она, ощущая нетвердость в ногах, когда Родон вел ее сквозь темноту.

Он распахнул дверцу лифта, и Сара оказалась в кабине. Дверца закрылась, лифт пошел вверх.

– Где мы? – переспросила она.

Родон, прислонившись к серой металлической стенке, смотрел на Сару с легкой улыбкой на губах.

– Почти у цели, – спокойно ответил он. Сара почувствовала лихорадочное кипение в крови. Она покраснела, глаза ярко вспыхнули.

– Я вам не доверяю! – услышала она свой голос.

Он медленно улыбнулся, изучающе склонив над Сарой темную голову.

– Нет?

Он провел ладонью по ее жаркой щеке, потом отвернулся, потому что лифт замедлил ход перед остановкой. Дверца распахнулась.

Коридор, в который шагнула Сара, был устлан толстым темно-синим ковром. Пульс отбивал барабанную дробь, Сара с ослиным упрямством стояла у лифта с высоко поднятой золотисто-рыжей головой.

– Весь этаж ваш, так ведь?

Он молча улыбнулся, глаза же его смеялись.

– Вы меня за идиотку держите? Я не пойду в вашу квартиру так поздно!

Родон коснулся маленькой кнопки в стене около двери. Глаза у него по-прежнему смеялись. Сара развернулась на каблуках обратно к лифту. Родон небрежно протянул руку и не пускал Сару, как она ни сопротивлялась.

Она все еще пыталась вырваться, когда дверь приоткрылась. Сара затихла, глядя на появившуюся на пороге невысокую седую женщину.

– О, добрый вечер, сэр! А я гадаю, кто же это в такой час, – сказала она, улыбаясь Нику.

Сара, вся красная, соображала, что ей делать: черт побери, не удирать же от Ника под изумленным взглядом этой почтенной женщины.

Ник, не мешкая, ввел Сару в продолговатый холл, снял с нее короткий меховой жакет.

– Мы будем ужинать, миссис Фёрф, – произнес он через плечо будничным тоном и бросил женщине Сарин жакет.

– Да, сэр! – не удивляясь, ответила та. Ник уже открывал перед Сарой дверь. Войдя в комнату, она остановилась и осмотрелась. Просторная комната завораживала взгляд. Интерьер был выдержан в приглушенных серо-синих тонах, создававших уютную, спокойную атмосферу. Мебель была ультрасовременная, в основном из кубов и блоков, но кресла – мягкие и удобные.

Сара уже поняла, что попала в апартаменты Родона в многоэтажном доме. В наружном длинном коридоре была всего одна дверь, поэтому Ник, скорее всего, занимал целый этаж. Размеры этой комнаты поражали, но она составляла от силы пятую часть площади, принадлежавшей Нику. В глубине квартиры наверняка располагались спальни.

– Выпьете? – спросил он, направляясь к встроенному в стену бару со стеклянной панелью, в дымчато-серой поверхности которой отражался рассеянный свет бледно-синей лампы, стоявшей сбоку. Сара с интересом наблюдала, как от прикосновения Ника панель бесшумно подалась назад и открылась батарея бутылок. Ник оглянулся на Сару, приподняв брови. – Что будете пить?

– Сухой мартини, – сказала Сара, разглядывая комнату. Задержавшись на широкой серой кушетке с синими бархатными подушками, глаза ее наполнились отчаянием.

Ник вложил ей в руку стакан.

– У вас проницательный ум, любовь моя! – сказал он с усмешкой.

Сара подняла на него глаза.

– У вас тоже, – бросила она.

– Значит, мы понимаем друг друга, – медленно произнес Ник, криво улыбаясь.

Сара оглянулась по сторонам.

– У вас всегда такое слабое освещение?

Глаза его блеснули.

– Всегда, когда я развлекаюсь.

– В этом, уверена, вы себе не отказываете, – сказала она, ощутив странный укол. Скольких женщин он приводил сюда? Каждую ночь новую? Или есть несколько постоянных?

Родон бесстрастно следил за ней, и Саре хотелось надеяться, что он не прочел ее мысли.

– Сколько еще комнат здесь? – спросила Сара, чтобы переменить тему.

– Семь, плюс комнаты прислуги, – пожал он плечами.

Родон подошел к двери в соседнюю комнату и распахнул ее.

– Столовая.

Сара выглянула из-за его спины – комната поменьше гостиной была нежного цвета, в неярких, абрикосово-янтарных тонах, создававших ощущение теплоты и покоя.

– А там – кабинет. Далее четыре спальни. – Черные ресницы коснулись щек, когда Ник криво усмехнулся. – Хотите сейчас осмотреть их?

Она стремительно отошла от двери, ведущей в столовую.

– Нет, спасибо!

Что он подразумевал под словом «сейчас»? Только одно на уме. Слава Богу, слуги тут живут. Эта мысль успокаивала Сару.

Ее взгляд привлекли фотографии в серебряных рамках, и она задержалась у них.

– Моя семья, – произнес Ник, встав рядом. Сара с любопытством вглядывалась в лица.

– Расскажите о них! – попросила она.

– Сестра Джудит, – указал он.

Сара рассматривала лицо с очаровательной, но деланной улыбкой, обрамленное локонами мягких темных волос. В глазах чувствовалась напористость Ника, линия рта – твердая и прямая.

– Она моложе?

– На два года.

– Замужем?

Мужчины на фотографии не было, но вид у Джудит был по-семейному умиротворенный, словно жизнь была ей в радость.

– Безвозвратно! – сухо отозвался Ник.

– В каком смысле?

– В случае Джудит – четверо детей и в данный момент озабоченность проблемами воспитания.

– Вы заботливый дядюшка?

Сара поверить в такое не могла и вопрос задала, чтобы поддеть Ника. Он это понял и с упреком посмотрел на нее.

– Приходится им быть, – признался он. – Трое старших – мальчики, от которых, по мнению Джудит, я должен быть в восторге. На самом деле они раздражают меня до слез. Самая младшая – девочка, которую они по глупости назвали Николь. У нее явное косоглазие, ни одного зуба и редкий пушок на голове. Джудит полагает, что льстит мне, твердя, что ребенок – вылитый я.

Сара рассмеялась.

– Судя по вашему тону, Николь действительно пошла в дядюшку!

Синие глаза улыбнулись.

– Я это вам припомню!

Сара чуть подалась назад, улыбаясь.

– Сколько лет девочке?

– Шесть недель, – коротко бросил Ник. – Джудит уверяет, что дочь ее станет красавицей.

– Верно, поэтому она и не похожа на вас, – тихо сказала Сара, усмехаясь.

Он сделал шаг к ней, она отступила, чувствуя, как у нее перехватило дыхание.

– Чем все-таки занимается банкир? – спросила Сара, пересекая комнату.

Ник схватил ее, когда она приблизилась к кушетке, и ловко опрокинул на мягкую поверхность.

– Я уже сыт по горло светскими разговорами, – произнес он, склоняясь над Сарой.

Сердце ее колотилось так часто, что она подумала: а вдруг Ник его услышит? Рот Ника надвигался на нее с голодной алчностью, и Сара перестала понимать происходящее. Плотный теплый мрак, поглотивший ее, был вне времени и пространства. Когда Ник, наконец, отпрянул от нее, Сара увидела, что обвивает руками его шею, и поняла, что абсолютно утратила присущую ей сдержанность.

Синие глаза мерцали совсем рядом.

– Да, – прошептал он, словно она о чем-то его спрашивала.

Сара высвободилась из его объятий, и он позволил ей отойти в сторону, но наблюдал за нею с улыбкой, от которой мороз бежал по коже. К ее изумлению, Ник вдруг начал рассказывать о работе. Он говорил о банке так, что Сара с интересом слушала о международных инвестициях, именных ссудах, повседневном движении денег.

– Мне сказали, у вас очень красивое здание, – заметила она.

– Да, впечатляющее, – подтвердил Ник. – Вы должны прийти посмотреть.

– Хотелось бы, – отозвалась Сара.

– Когда? – спросил он, и Сара удивленно посмотрела на Ника: он всерьез хотел условиться о дне и часе. Заметила она и беспокойство в глазах. – Так когда вы придете? – переспросил он, не дождавшись ответа. – В понедельник? Я сам проведу вас по всему зданию.

У Сары запершило в горле – она поняла, что он вынуждает ее пообещать еще одну встречу. Ник сознательно завязывает с ней отношения. Этот вечер – только начало.

– В понедельник? – настаивал он. – Мне было бы удобнее во второй половине дня. Каждый понедельник с утра я провожу рабочее совещание.

– Боюсь, я занята в это время, – солгала Сара.

Глаза его сузились.

– Тогда во вторник.

– Я позвоню вам, – уклончиво сказала Сара.

В гостиную вошла миссис Фёрф и сообщила, что ужин накрыт. Сара с Ником перешли в столовую, выдержанную в теплых тонах. Их ждал отменный ужин. Они сидели друг против друга за овальным столом изумительной полировки – отблеск свечей отражался на деревянной столешнице, аромат гвоздик наполнял воздух пряной сладостью, – ели цыплят под белым соусом, пили охлажденное немецкое вино. Когда Сара поднимала бокал, в вине цвета выгоревшей соломы вспыхивали искорки света. Ник наблюдал за ней с непроницаемым лицом. Они говорили о музыке, спорили о композиторах. Ник вновь наполнил бокал Сары, и миссис Фёрф подала взбитые сливки с малиной. Потом они пили кофе и бренди в полумраке серо-синей комнаты. Ник поставил недавно купленную пластинку – запись произведений Шуберта. Они сидели, слушая, как комната наполняется волнами проникновенных звуков.

В голове у Сары была пустота, на душе было смутно. Она выжидающе откинулась на мягкие подушки. И Сара и Ник знали: как только окончится музыка, он ее обнимет. Когда стихла последняя нота, Сара слегка задрожала.

Вино и бренди сделали Сару раскованной, заглушили в ней голос здравого смысла. Теперь она жаждала того, что пробудил в ней Ник на залитом солнцем лугу. Он повернулся и смятенно посмотрел на Сару.

– Вы прекрасны! – тихо произнес он. – Знаете об этом? В тот миг, когда я впервые увидел вас, я сразу же понял, что мне суждено обладать вами.

Прежде Сара как заяц бросилась бы наутек от подобного заявления. Сейчас же она просто смотрела на Ника в немом ожидании, зеленые глаза недвижно застыли на его резко очерченном чувственном рте.

Ник медленно склонился к губам Сары, ресницы ее смежились, руки обвили шею Ника, и протяжный упоенный вздох слетел с ее губ. Его поцелуй был страстным с самого начала. Неистовый пыл, бурное желание, познанные недавно Сарой, вновь обрушились на нее. Она покорно лежала в объятьях Ника, расслабленная и податливая, и гладила его густые черные волосы.

Руки Ника ласково блуждали по ее телу, опускаясь все ниже, и Сара, застонав, сильнее прижалась к нему. Ник скользнул рукой по ее спине, и Сара ощутила, как молния платья плавно спустилась вниз. Он осторожно отогнул серебристое прозрачное платье и прильнул к тонким ключицам под матовой кожей. Губы продвигались все ниже, и Сара почувствовала, как в них обоих нарастает нетерпение. Ник тяжело дышал, бормоча что-то невнятное, а Сара задыхалась от наслаждения, крепко сомкнув веки.

Ник передвинул Сару, и прозрачное серебро соскользнуло с ее тела. Сара поежилась и вздрогнула, но ничто не могло вывести ее сейчас из состояния забытья, в которое поверг ее Ник.

– Сара! – хрипло пробормотал он, приникая головой к ее телу. – О Боже! Как ты прекрасна!

Руки, касавшиеся ее обнаженной кожи, были теплыми, но Сара чувствовала, как стучат у нее зубы, и пыталась унять дрожь, но из-за охватившего ее возбуждения утратила над собой контроль и с дрожью совладать не могла.

– Я хочу тебя! – прошептал Ник ей в губы, и по всему телу Сары пробежала волна возбуждения.

Сара ощутила, что руки его вновь задвигались, но теперь Ник сбрасывал одежду с себя.

Он прижался к ее груди, и Сара на миг приоткрыла глаза. Уловив трепет ее век, Ник встретился с ней глазами, от их лихорадочного блеска Сара совсем потерялась.

Сердце Ника билось у ее груди, на лбу у него поблескивали капельки пота. Лицо было темное, жаркое – она это не только видела, но и ощущала. Ник сгорал от внутреннего пламени.

– Люби меня! – простонал он, прижавшись глазами к ее губам. – Люби меня, дорогая!

Сара содрогнулась от возбуждения, плоть ее повиновалась голосу Ника. В исступлении она забыла себя, стонала, конвульсивно извивалась под Ником, их тела сходились все ближе, все теснее.

Внезапное вторжение телефонного звонка было так ошеломительно, что Сара от ужаса вскрикнула. Ник выругался, подняв голову, черные волосы, взъерошенные ее пальцами, торчали вихрами. С искаженным лицом он взглянул на Сару.

– Я должен ответить, иначе сюда придет миссис Фёрф, – сказал он, поднимаясь с кушетки.

Ник что-то отрывисто говорил в трубку. Сара, дрожа, села, чтобы посмотреть на Ника, и возбуждение разом пропало. Она видела, как Ник изменился в лице, видела, как необузданная ярость вспыхнула в его глазах.

Он швырнул трубку и обернулся к Саре.

– Холлидей! – процедил он сквозь зубы.

Она поспешила к аппарату и прерывисто произнесла:

– Грэг?

– Сара, Роб... – сказал он низким голосом, в котором слышалось ужасное горе.

Сара побелела, в лице не осталось ни кровинки.

– О, Грэг!

– Ты можешь сейчас приехать? Люси в прострации, и я совершенно растерялся.

Грэг не смел надолго оставаться с Люси наедине, он мог потерять самообладание, поняла Сара. Люси обезумела от потери, и в таком состоянии ей будет еще хуже, если Грэг каким-то словом или жестом выдаст свои чувства.

– Грэг, это... – Она замолчала, не в силах договорить фразу. – Ты говоришь, что все кончено?

– Да, – коротко ответил он как в забытьи.

– Грэг, дорогой!

– Немедленно приезжай, Сара! Люси необходима твоя помощь. У меня нет сил видеть ее такой.

– Еду! – сказала Сара со слезами на глазах. – Пожалуйста, Грэг, попытайся взять себя в руки!

Слова так нелепы, так глупы! Люди изобрели их как средство общения, но в ситуациях, когда слова действительно должны что-то значить, они становятся бессмысленными. Вот и сейчас слова – пустой звук. Человек больше полагается на взгляд, прикосновение, невнятный шепот.

От шока, вызванного вестью о смерти Роба, Сара совершенно забыла о Нике. Она положила трубку и принялась собирать одежду, лицо ее было растерянным и бледным.

Ник, уже одетый, стоял у кушетки со стаканом в руке и глядел на виски. Лицо его ничего не выражало.

– Я должна ехать, – жалко пролепетала Сара, берясь за платье. Серебристые складки заструились вокруг растрепавшихся от любовных ласк ярко-золотистых волос. Сара надела туфли.

– Он свистнул, и ты бежишь! – сказал Ник.

Сара открыла было рот, чтобы объясниться, но вдруг инстинктивно промолчала. Что она могла сказать? Она едва не совершила абсолютно безрассудный поступок, лучше всего просто уйти.

– Ты мог бы найти мне такси? – нервно спросила она.

– Сам отвезу, – сказал Ник. Он цедил слова с отвращением, лицо было свирепое. – Что он сказал? Пригрозил бросить, так? Заявил, что все кончено, если ты не прибежишь назад?

Ник превратно истолковал ее разговор с Грэгом, поняла Сара, но может, оно и к лучшему.

– Пожалуйста, поскорее! – произнесла она тихим голосом. – Я тороплюсь.

– Конечно, – произнес он и проглотил виски. Стакан со звоном грохнулся о стол, и Ник двинулся к двери. Сара шла следом, с горькой покорностью глядя на темноволосую голову.

Сев в роскошный серебристо-серый автомобиль, Ник саркастически заметил:

– Какая удача, что мы не назначили дату осмотра банка.

Сара молча уставилась на руки, голова ее поникла.

– Ты маленькая стерва! – пробормотал Ник. – Если ты его так любишь, почему же сейчас лежала в моих объятиях? – Он схватил Сару за руку и вывернул ее. Сара тихо вскрикнула от боли и взглянула вверх, в синие глаза, неузнаваемые от горящего в них гнева. – Отвечай! Почему позволила себя обнимать? Было такое? Не отпирайся! Еще десять минут, и мы были бы в постели. Почему, отвечай! Постоянно этим занимаешься? Так? Он привык к твоим выходкам? Поэтому и не женится на тебе?

Сара выхватила руку из безжапостных тисков и начала сердито растирать.

– Иди к черту! – бросила она.

– Спасибо! – проворчал Ник. – Может, и пойду.

Он завел машину, рывком сорвался с места, даже не посмотрев на дорогу, и при выезде из подземного гаража едва не столкнулся с другой машиной. Клаксон возмущенно взревел, но Ник, не обратив внимания на сигнал встречной машины, помчался как безумец. Лицо – темная маска, на которой желтые огни уличных фонарей высвечивали глаза, полные неистовой ярости, и рот, вытянувшийся в прямую линию.

Ник довез ее до дома. Когда машина со скрежетом остановилась, Сара открыла дверцу и вышла. Она не сделала и двух шагов, когда машина с ревом умчалась прочь. Сара смотрела на удаляющиеся огни и чувствовала острую боль в сердце. Она никогда больше не увидит его.

Сара это знала наверняка.

Она отвернулась и заспешила к дому Люси, чиркая каблуками по тротуару. Кошка перебежала ей дорогу, и Сара, вздрогнув, шарахнулась в сторону. На первом этаже горел свет, и, когда Сара миновала дорожку к дому, Грэг открыл дверь и молча отступил назад, пропуская Сару.

Она мельком взглянула ему в лицо и сразу все поняла – Сара, досконально знавшая Грэга, видела то, что он не открыл бы никому на свете.

Грэг кивнул на гостиную, и Сара прошла туда. Люси неестественно прямо сидела на стуле: белое застывшее лицо, на нижней губе капельки крови – видно, Люси искусала ее.

Сара подошла к Люси и обняла, но та не плакала, пока Сара сама отрывисто не всхлипнула. Тут Люси разразилась таким плачем, что и Сара зарыдала в голос. Грэг вышел, закрыв за собой дверь.

Часом позже Сара уговорила Люси пойти в спальню. Уложила ее, как ребенка, в постель. Темные волосы Люси разметались по подушке. Сара заставила ее выпить чашку теплого молока, в которое тайком положила таблетку снотворного, прописанного Люси врачом.

Люси тихо вымолвила:

– Все случилось так быстро! Совсем неожиданно для меня. Я не переживу! Ничего нельзя было сделать!

Сара взяла со столика щетку и начала ласково расчесывать волосы Люси, накручивая концы прядей на палец. Люси немного поговорила, голос ее становился все более медленным, сонным, наконец глаза ее закрылись, и Сара, отложив щетку, выключила свет.

Грэга она нашла на кухне, он раскладывал долгий пасьянс из потрепанной колоды. Грэг поднял глаза на Сару, она склонилась над ним, легко поцеловала в лоб.

– Сердце не выдержало, – сказал Грэг, – просто остановилось.

– Выпьешь что-нибудь? Кофе или какао?

– Какао, – отозвался Грэг, тасуя карты.

Он смотрел, как Сара отошла к плите и зажгла газ под кастрюлькой с молоком.

– Чему я помешал, Сара? – ровным голосом спросил Грэг. – Родон был вне себя от ярости.

– Ничему, – ответила она. – Ровным счетом ничему.

Ничего серьезного не произошло, думала про себя Сара. Грэг, быть может, уберег ее от громадной беды, потому что Ник, несомненно, был прав. Не позвони Грэг, она сейчас лежала бы с Ником в постели. У нее и в мыслях не было уходить от него. Она отдалась бы ему без стеснения – и сейчас мучилась, презирая собственную глупость. Связь в любом случае принесла бы ей одни страдания, потому что Ник Родон был чужим в ее мире, а она – в его. Попав в ловушку его роскошных апартаментов, Сара должна была бы образумиться, не обольщаться, но нет – в каком-то дурмане она сама жаждала отдать Нику все, чего он добивался, и он мог бы сполна удовлетворить свое желание.

– Точно? – переспросил Грэг, и Сара повернулась к нему лицом, удивленная его присутствием, потому что на какое-то время совершенно забыла о Грэге.

Сара горько усмехнулась.

– Уверена. Я очень рада, что ты позвонил.

– Презираю себя, – угрюмо произнес Грэг. – Совершенно потерялся, потому что она не плакала, и я знал, если Люси разрыдается, мне не выдержать, поэтому пришлось позвонить тебе. Я – трус и безвольный болван.

Он уронил руки, и карты разлетелись по комнате, как в сцене из «Алисы в Стране чудес».

– Не казни себя! – сказала Сара, склонившись над Грэгом и целуя его в холодную белую щеку.

– Я предал ее. Должен был утешать, а сил не хватило.

– Ты сделал все, что мог, – заверила Сара. Она с тревогой смотрела на его болезненное, бледное лицо, на нервно подрагивающее веко.

– Люси просто сидела, и все. Мне казалось, она умирает. Она была похожа на какое-то существо, затерявшееся в пустыне. Я не знал, что делать. Пришлось позвать тебя.

Грэгу не давала покоя собственная беспомощность.

Сара вернулась к плите и, доварив какао, украдкой бросила в чашку одну из снотворных таблеток Люси.

– Выпей и иди спать! – сказала она.

Грэг с отвращением взглянул на чашку.

– Я вообще-то не хочу какао, – произнес он.

Сара приложила чашку к его губам, словно Грэг был ребенком. Он скривился, но выпил. Она слышала, как он споткнулся, поднимаясь по лестнице в комнату для гостей. Сара решила не ложиться. Ей хотелось быть наготове, если Люси начнет плакать, и в четыре утра та действительно проснулась и сдавленно зарыдала, пока Сара не успокоила ее. Ночь Сара просидела на лестничной площадке маленького домика, держа на коленях открытую книгу и ни разу в нее не заглянув.

Через неделю Сара с Люси вылетели на юг Франции, чтобы пожить несколько недель в крошечном коттедже их друга, который настоял, чтобы Люси приняла его приглашение. Заходя на посадку, самолет накренился, и Сара глянула вниз, на синее море. Со дня смерти Роба она почти не вспоминала о Нике. Она не выпускала его из дальнего уголка памяти и твердо намеревалась держать его там и в будущем. История с Родоном представлялась ей безрассудной встречей со страстью, от которой она чудом спаслась. Никогда впредь она не позволит себе подобных чувств. К тому же Сара кое-что узнала о себе. Она и не подозревала, что способна на столь сильное физическое влечение, но теперь, имея опыт, она будет очень осторожной. Синее море и зеленая земля приближались. Люси очнулась от холодного оцепенения, и Сара молча коснулась ее руки. Люси выдавила короткую улыбку.

– Смотри! – радостно сказала Сара, кивая в иллюминатор. – Солнце!

ГЛАВА ПЯТАЯ

В апреле следующего года Сара на машине отправилась в Суффолк, чтобы некоторое время поработать в загородном доме, расположенном на плоских солончаковых болотах неподалеку от побережья. Владелец дома, отставной офицер, видевший одну из ее картин в доме друга, пригласил Сару написать вид своего поместья. Переговоры вел сын военного – Джереми Форселл. Он работал где-то в Сити, Сара не знала точно, где и кем, в искусстве разбирался, как ей показалось, мало, зато, судя по загоревшимся глазам, проявлял явный интерес к самой художнице. Сара, посмеиваясь про себя, подозревала, что предложенный ей весьма солидный гонорар нужно относить не столько к желанию Форселла-отца иметь пейзаж, сколько к личной симпатии Джереми.

После смерти Роба прошло почти девять месяцев. Проведя несколько тихих недель в Париже, Сара и Люси вернулись в Лондон, стремительно погружавшийся в холодную осень. Колючий ветер гнал по стокам разбухшие от дождя бурые листья. Небо скрывала завеса серого тумана. Наступившая зима тоже была мрачной. Люси пошла на работу в известный лондонский магазин – ей нужны были не столько деньги, сколько общение. Стать со временем жизнерадостным человеком ей суждено было едва ли, но и на призрак она уже не походила.

Сара как одержимая работала, она знала, что ее репутация среди настоящих ценителей живописи становится все более прочной.

Грэг уехал на три месяца во Францию – на этюды. За год он заработал приличную сумму и мог некоторое время считать себя свободным, не брать заказы и отправиться, так сказать, в творческий отпуск, чтобы порисовать для души. Такова была, по крайней мере, официальная версия его отъезда. Сара догадывалась, что Грэг попросту сбежал от Люси. Он не мог выдержать пытки постоянных встреч с Люси, не мог избавиться от мысли о том, что она одна в доме, и одолеть соблазн быть рядом, окружить ее своей заботой. Грэг устал. Он нуждался в продолжительном отдыхе.

Сара с трудом отыскала дом Форселлов. Имея название «Вороний приют», он и на самом деле был затерян в лабиринте узких, петляющих, топких дорог, которые, казалось, водили путника по кругу вместе с шумом и запахом моря.

Когда Сара наконец добралась до места, послеполуденное солнце скользило вниз, в жемчужно-белое море на горизонте, и дом в обрамлении призрачных буков выглядел громадиной. Когда она подошла поближе, дом уменьшился до размеров обычной постройки стиля Георгов, и стало ясно, что красоту ему в значительной степени придает окружающий парк.

Полковник Форселл встретил Сару в загроможденной мебелью гостиной и так энергично пожал ей руку, что пальцы у нее еще несколько минут ныли от боли. Это был человек крепкого телосложения, седовласый, с пронзительным взглядом синих глаз и низким, похожим на бой Большого Бена, голосом.

– Рад видеть вас! – певуче произнес полковник, словно Сара была для него долгожданным гостем.

Жесткие, коротко стриженные волосы были цвета серебра и топорщились ежиком, когда Форселл двигал головой. Он настоял, чтобы Сара выпила чаю, а потом повел ее по дому, показывая фамильные акварели. Писались они исключительно женщинами, заметила про себя Сара. Полковник, видимо, свято верил, что живопись – сугубо дамское занятие.

– Но вы пишете маслом! – сообщил он Саре, словно сие обстоятельство было ей неизвестно. – Клейкий материал, от него грязи много. – Тревога мелькнула в его синих глазах. – Вы ведь не рисуете в помещении? – Он посмотрел на ковры, и Сара поняла, что хозяина тревожит мысль о липких пятнах краски на ковровом ворсе.

– Это зависит от погоды и срока, который вы мне предоставите, – сказала она.

– Кх, – произнес Форселл, прочищая горло. – Рисуйте сколько вам угодно. Мне приятно ваше общество. – Сугубо мужской интерес на миг промелькнул в его синих глазах, когда они скользнули по женственной фигурке Сары.

В молодости он, несомненно, был очень привлекателен, подумала Сара, чувствуя, как расплывается в глупой улыбке от его взгляда. В младшем Форселле есть что-то отцовское.

– Да, сколько угодно, – добавил полковник, переводя взгляд на ковры, над которыми нависла угроза.

Но пока не уронишь хоть каплю краски на пол, с усмешкой завершила про себя Сара мысль Форселла.

Он очень гордился домом. Сообщил Саре, что его род владеет поместьем уже сто пятьдесят лет.

– Его строили для ваших предков?

Полковник покачал головой.

– Нет-нет, дом гораздо старше. Предки приобрели его. Окрестности здесь чудесные!

– Я это заметила, – сказала Сара. – Вы хотели бы иметь на картине какой-то определенный вид?

– Думаю, фасад с буками и ручьем, – произнес он не совсем уверенно и глянул на Сару, как бы ожидая ее одобрения.

– Замечательно! – согласилась она, и полковник облегченно вздохнул. Он еще раз одобряюще улыбнулся Саре.

– Хорошо, очень хорошо! Видел ваш пейзаж Моберли. Понравился. Хочется иметь картину в таком же духе.

Сара кивнула в ответ – слова эти она уже слышала от Джереми Форселла.

– Думаю, у меня это получится, – пообещала она. – Если можно, я завтра поброжу по окрестностям, чтобы осмотреться.

– Рекогносцировка! – кивнул полковник. – Верная стратегия.

Сара с улыбкой вспомнила это замечание Форселла, когда пришла в отведенную для нее удобную, очень старомодную спальню. Миляга, подумалось Саре, только его отрывистый голос, если часто его слушать, может и надоесть.

Весна, как по волшебству, рано пришла в эти низкие, заболоченные места. Суффолк – не самое теплое графство в Англии, но оно по-своему прекрасно в весеннюю пору, когда сквозь просоленную траву упруго пробиваются цветы. Утро и вечер были окутаны влажной пеленой тумана – она каплями стекала с ветки на ветку, оставляла сверкающие росинки на былинках травы. Иногда в тумане красным диском плыло солнце, случались и пасмурные холодные дни. Когда рисовать на открытом воздухе было слишком холодно, Сара ездила по окрестностям. В благоговейном восхищении, к которому примешивалось чувство недоумения, разглядывала она громадные средневековые соборы, вознесшиеся над уровнем моря. Пробивавшийся сквозь витражные стекла свет наполнял пустующие соборы мрачным великолепием. Их построили во времена благоденствия этого края. Английские торговцы шерстью мудро вложили свои богатства в небеса, воздвигнув удивительные соборы, которые намного пережили то время, когда шерсть перестала приносить доход графству. Теперь они возвышаются среди полей, как выброшенные на берег галионы, и промозглые туманы день и ночь обволакивают их.

Сара провела в «Вороньем приюте» неделю и немного продвинулась в работе, когда Джереми Форселл приехал на выходные. Это был очаровательный молодой человек, белокурый, загорелый, со смешливым взглядом, который становился по-мужски заинтересованным, когда был обращен на Сару.

– Что за скука – работать в выходные, – сообщил Джереми в субботу утром. – Кисти в сторону, давай играть!

– Во что? – спросила Сара, глянув на него сквозь ресницы, с провоцирующей улыбкой на губах.

Джереми усмехнулся.

– Во что угодно, – нашелся он. – На ручье есть лодка. Плавала на ней?

– Она показалась мне ненадежной, – осторожно произнесла Сара.

– Вздор! – весело возразил Джереми и потащил Сару к бежавшей через усадьбу широкой, затянутой травой протоке. Лодка держалась на плаву. Но им пришлось без устали вычерпывать воду, потому что днище протекало с устрашающей скоростью. Занятие это изрядно развеселило их. Они долго хохотали, когда Джереми, промахнувшись, опрокинул ковш воды себе на ноги.

Все утро Сара и Джереми резвились в лодке, а после степенного ланча продолжили забавы на кочковатом теннисном корте, траву на котором давным-давно не косили как следует. Мяч бестолково метался по площадке и часто не отскакивал от земли, застревая в пучках мха. Сара и Джереми, однако, наслаждались.

Джереми играл неважно, как заметила ему Сара, но она подозревала, что он промахивался в основном по причине слишком пристального разглядывания ее длинных ног, когда она гналась за мячом. Сара не захватила с собой шорты, поэтому позаимствовала, по предложению Джереми, коротенькую теннисную юбочку из гардероба Аннабель, его сестры, находившейся в Лондоне.

– Она не против! – заверил ее Джереми.

– Уверен?

Он кивнул в ответ.

– У Аннабель дюжины туалетов, которые она ни разу не надевала. Экстравагантная девчонка! Поэтому и торчит в Лондоне, высматривая себе миллионера.

Не веря его болтовне, Сара рассмеялась.

– Весьма разумно!

– Миллионер ей необходим, – ухмыльнулся Джереми. – Деньги у нее как вода сквозь пальцы текут. Не представляю, как отец умудряется содержать ее.

– Она разве не работает? – Едва произнеся этот вопрос, Сара по кислой мине Джереми поняла, что оплошала.

– Аннабель – работает?! Дорогая моя, не смеши меня!

– Сколько ей?

– Двадцать, – отозвался Джереми. – Во всяком случае, так утверждает свидетельство о ее рождении, да и я должен признать, что столько же лет знаю сестрицу, но она ведет себя так, словно ей лет двенадцать.

Сара засмеялась.

– Красотка, должно быть. Представляю!

– Как это ты догадалась? – Блеск глаз Джереми подсказал Саре, что, по его мнению, она срисовала образ Аннабель с его лица, поэтому Сара покачала головой.

– Если она надеется поймать миллионера, то должна быть прелестницей, – поддела она Джереми.

– О, Аннабель хорошенькая! – Он посмотрел на Сару с блеском в глазах. – Но ты – сногсшибательна, сама ведь знаешь. Да?

– Правда? – сдержанно спросила Сара.

– Не претендую быть первым мужчиной, который говорит тебе такие слова.

– А я не верю всему, что слышу! – Ее улыбка на лету поблекла, когда она вспомнила одного из говоривших о ее красоте, но Сара прогнала прочь мысль о нем и вновь заулыбалась Джереми.

– Мне можешь поверить, – сказал он. – Любое зеркало подтвердит! В этой юбочке ты потрясающе сексуальна. Не верится, что ты художница! А ты хорошо рисуешь?

Сара широко раскрыла глаза.

– Хочешь сказать, что не знаешь? Я думала, ты видел мои работы.

– Папочка видел, – пожал он плечами. – Но его представления об искусстве исчерпываются картиной «Олень у залива».

Сара укоризненно покачала головой.

– Ошибаешься! Твоему отцу нравятся нежные акварели. Думаю, ему хотелось бы, чтобы и я нарисовала нечто подобное, более женственное, чем пейзаж маслом.

Джереми удивился.

– Это он сказал?

– Нет, я прочла его мысли.

– А мои не прочитаешь? – Он хитро смотрел на Сару, скользя взглядом по ее точеной фигурке в белой футболке с короткими рукавами и маленькой юбочке.

– Предпочту этого не делать, – отрезала Сара, направившись к дому.

За ее спиной раздался смех Джереми. Он явно заигрывал с нею, но по природе был человеком уравновешенным, очаровательно непредсказуемым, легковесным и отчетливо помеченным ярлычком «Не принимать всерьез!». Сара получила удовольствие от дня, проведенного с Джереми, но избыток присутствия Форселла-сына, подозревала она, наскучил бы ей. Она привыкла к колкому остроумию Грэга – он бывал таким часто, по настроению, но по сути своей был очень серьезен. Легкие насмешки и уколы скрывали истинный характер Грэга, и Саре нравилась эта замаскированная глубина.

Джереми пробыл дома до понедельника, и Сара постоянно находилась в его обществе. Она с интересом наблюдала за его отношениями с отцом – они ее удивляли. При отце Джереми держался образцово, со спокойной уважительностью младшего по званию, и, как сразу заметила Сара, такие взаимоотношения точно отвечали образу мыслей полковника Форселла. Джереми, поймав изучающий взгляд Сары, довольно сухо заметил после воскресного обеда, когда они остались наедине:

– Ничего не пропускаешь, да?

Сара удивилась.

– В каком смысле?

– Ты как ребенок из старой присказки, что со всех глаз не спускает и все примечает. Глаза у тебя острые, как иголки.

– Боишься, стало быть. Тебя не уколют, – в тон Джереми ответила Сара, поддевая его легкой усмешкой.

Знакомая озорная улыбка залила лицо Джереми. Склонив голову, он намеренно тихо сказал:

– А если они уже пронзили меня насквозь?

– Ты ужасно кокетлив! – ответила Сара с напускной строгостью.

– А ты нет? – Брови Джереми поползли вверх, став совсем незаметными на фоне загорелой кожи.

– Считаешь меня кокеткой? – Сара выглядела удивленной, и Джереми состроил ей гримаску.

– Сама знаешь, черт побери!

Сара поразилась, потому что всегда считала себя серьезной. Чтобы скрыть досаду, она перевела разговор на другую тему:

– Чем ты занимаешься в Сити?

– Тружусь как раб, – простонал Джереми, меняясь в лице. – Каторга с девяти до пяти часов по пять дней в неделю!

– Какой ужас! – подыграла Сара.

– Не смейся! – проворчал он. – Ты и вообразить не можешь, какая скука зарабатывать себе на жизнь.

– Неужели? – спросила она, глаза ее светились иронией.

Джереми, поймав ее взгляд, усмехнулся.

– Мне совсем не нравится ваше выражение лица, мисс Николс. Надеюсь, вы не намекаете, что я вас утомил?

Не ответив, она улыбнулась.

– Если работа не по душе, почему не поменять ее?

На долю секунды глаза его посерьезнели.

– Я не говорил, что не люблю ее. Она может приносить удовольствие, вот только у меня босс, чем-то похожий на Саймона Легри из «Хижины дяди Тома». С утра до вечера так и слышу посвист его плети за спиной.

– Бедняжка Джереми! – утешила Сара. – Надеюсь, ты вернешься в Лондон отдохнувшим от забот.

– О да! – согласился он, оглядывая Сару. – Чудесно провел выходные. Ты долго пробудешь здесь?

– Пока не закончу работу.

– Сколько времени потребуется?

Она пожала плечами.

– В зависимости от обстоятельств. Еще несколько недель. Погода не идеальная, но с каждым днем налаживается.

– Можно я приеду на следующие выходные?

– Это твой дом, – ответила Сара, опустив глаза.

– Ты знаешь, о чем я спрашиваю, – произнес Джереми ласково.

Сара взглянула на него. Лицо ее нахмурилось.

– Меня не интересуют серьезные отношения, Джереми.

Смешинки запрыгали в его глазах.

– Боже мой! А меня тем более, женщина!

Сара облегченно рассмеялась.

– Заметно! – голос прозвучал с наигранным унынием.

– Ну как? – переспросил Джереми.

– А почему бы нет? – в тон ему отозвалась Сара.

Сдержав слово, он вновь появился в конце следующей недели, приятно удивив отца, не ожидавшего так скоро увидеть сына. Полковник, однако, оглядев сына и Сару, внезапно все понял и, печатая шаг, направился к двери, чтобы не мешать им. Сара очень сдружилась с полковником за последнюю неделю. В один из дождливых дней она провела четыре часа, рисуя акварельную миниатюру. Сара видела, как просветлело суровое лицо Форселла.

– Честное слово, очень хорошо! – сказал он, подтверждая догадки Сары о том, что он питает слабость к акварелям.

Когда Сара отдала ему картину, у полковника был весьма растроганный вид, он громко покашливал, не находя нужных слов, а потом повел Сару, чтобы вместе выбрать место для миниатюры в коллекции семейных акварелей. С той поры она не раз видела полковника перед миниатюрой и с грустью думала, что он всегда будет отдавать предпочтение этой акварели, а не пейзажу, который она писала маслом.

Джереми ни на шаг не отходил от, Сары. Они совершали пешие прогулки и разговаривали, ездили на машине по обдуваемым ветрами дорогам Суффолка, слушали пластинки и спорили из-за крикета, к которому Джереми питал страсть. Сара, сказав как-то, что считает эту игру глупой, веселилась, глядя, как Джереми краснеет, впервые разозлившись из-за того, что Сара не разделяет его мнения.

– Сестра навещает отца? – спросила Сара.

– Изредка. Аннабель – городская пташка. В деревне ей скучно, – ответил он, пожимая плечами.

– А тебе?

Глаза его вспыхнули тем блеском, который она не раз замечала и прежде.

– Нет, когда ты рядом.

Сара пропустила мимо ушей его слова.

– А если всерьез?

Джереми задумчиво смотрел на плоские зеленые поля и серое небо.

– Я очень привязан к этим местам. Нет, мне здесь не скучно, хотя я люблю Лондон. Суффолк – мой дом, все здесь родное, знакомое с первых дней жизни. Понимаешь, о чем я?

Сара кивнула в ответ.

– Да, хотя я всегда жила неподалеку от Лондона.

– У тебя квартира? – спросил Джереми. – Ты почти не рассказывала о своей семье. Много вас?

– Всего двое – я и Грэг, мой сводный брат, – ответила Сара. – Наши родители умерли. Других родственников у меня нет.

Джереми нахмурился.

– Я так и думал. У тебя очень независимый вид.

– Эдакая практичность, – усмехнулась Сара.

– Мой старикан просто влюбился в тебя, – сказал Джереми. – Никогда не видел, чтобы он к кому-то так привязывался. Он затворник, у него совсем необщительный характер.

– Он очарователен! – порывисто сказала Сара. – С виду жесткий, суровый, а по натуре мягкий, податливый.

– Ого! – Джереми метнул в нее быстрый взгляд. – Не вижу тебя в роли своей мачехи, знай это!

Сара скривила губы.

– В какой же роли я тебе вижусь?

Он молчал, озорно усмехаясь.

– Поразмысли на досуге! – отрезала Сара. Она не была уверена в том, что Джереми интересуется ею всерьез, да и не представляла себе его помышляющим о женитьбе. Легкий флирт с Джереми был Саре в удовольствие, но усложнять их отношения ей вовсе не хотелось. Он был обаятельным малым, с ним можно было видеться время от времени, но не более.

Тем не менее, когда Джереми уехал в Лондон, дом показался Саре опустевшим. Добродушное подтрунивание Форселла было заразительным. Сара скучала по Джереми. Она старательно работала над холстом, зная, что картину можно скоро завершить, но ей хотелось отработать гонорар сполна. Добиться же нужного эффекта было непросто. Сара надеялась убедить полковника в том, что написанное маслом может быть столь же проникновенным, как и дорогие сердцу Форселла тонкие прозрачные акварели, поэтому она с особой кропотливостью работала над деталями.

Сара удивилась, когда Джереми приехал во второй половине дня в пятницу.

– Хочу забрать тебя в город. Аннабель закатывает вечеринку. Поедешь? – сказал он, задабривая Сару улыбкой.

– У меня нет с собой подходящей одежды, – ответила она с сожалением. Предложение, Правда, пришлось ей по душе. Несколько недель она работала как проклятая, и теперь ей хотелось развлечься.

– Можно заехать к тебе и переодеться, – предложил Джереми.

У Сары было два выходных туалета: черный креповый брючный костюм и серебристое платье, но ей вдруг захотелось купить что-нибудь новое. Она редко ходила в гости и гардероб имела скромный. С каждым годом Сара зарабатывала все больше, однако сказать, что она крепко встала на ноги, нельзя, да и гонорары были невелики. Она покупала одежду, которая служила долго, практичные, прочные вещи. Сара посмотрела на Джереми и в приливе беззаботности сказала:

– Куплю новое платье.

Уловив ее настроение, он усмехнулся.

– Грандиозно! Всех сразишь наповал!

Сара с притворной застенчивостью опустила ресницы.

– Не понимаю, о чем ты.

Джереми повез Сару на своей машине. По пути они остановились у маленького, но дорогого бутика на боковой улице Колчестера. В город они приехали около пяти, когда Колчестер уже готовился к вечернему отдыху. Улицы заполнили толпы людей, возвращавшихся домой, машины – бампер к бамперу – сгрудились в центре.

Нырнув в магазинчик, Сара примерила несколько платьев. Выбор сделал Джереми, уговорив купить очень простое платье-рубашку переливчато-синего цвета из шелковистой ткани, которая поблескивала, когда Сара поворачивалась перед зеркалом в примерочной. Безыскусность покроя подчеркивала изысканность цвета, а на его фоне волосы Сары горели волнующим глаз пламенем.

Когда они вышли с покупкой на улицу, затор на дороге стал совсем безнадежным. Джереми и Сара зашли в кафе на главной улице, выпили чаю, а потом медленно пошли по тротуару, любуясь зданием маленького театра – его изысканный белый фасад украшал улицу с современными торговыми центрами, выстроенными недавно по соседству.

– Колчестер изменился до неузнаваемости, – сказал Джереми. – В детстве я частенько бывал здесь. Папа любил покупать книги в старинном магазине у подножия холма, а я тем временем бродил по улицам, разглядывал римские укрепления или старые дома. По-моему, в последние пять лет город частично утратил свое очарование. Все эти новшества, может, и хороши для предпринимательства, но Колчестер они начисто лишают самобытности.

– Я не очень хорошо знаю эти места, – отозвалась Сара.

– Вокруг города выстроили много новых домов. Эссекс стремительно наступает. Естественно, ведь до Лондона рукой подать.

– Ты консерватор? – спросила Сара, улыбаясь.

– Я просто ненавижу перемены, – согласился Джереми, посмеиваясь над собой.

– Все мы такие. Неприязнь эта у нас в крови.

– Свойство человеческой натуры? – спросил Джереми, не поднимая глаз на Сару.

– Да. – Она взглянула на Джереми.

– Ты неоднократно употребляла это выражение, но я не совсем понимаю его.

– Оно покрывает множество грехов, – пожала плечами Сара. – Люди – странные существа.

– И самые тупые – мужчины? – предположил Джереми, кривя губы.

– Беспросветные тупицы, – со смехом согласилась Сара.

– Мне нравится такая формулировка, – сказал он. – Я и сам очень приземленное существо.

– Я уже заметила, – насмешливо ответила Сара.

Когда они ехали в Лондон по скоростному шоссе, она попросила:

– Расскажи поподробнее об Аннабель. Чем она занимается целыми днями, если не работает?

– У нее есть что-то вроде работы, но ты не назвала бы это настоящим делом, – отозвался Джереми, и лицо его погрустнело. – Она помогает в магазине на улице Бонд несколько часов в день. По настроению. Ничто так не тяготит сестру, как рамки рабочего времени. Если она не проспит, то забежит в магазин и снизойдет до того, чтобы продать несколько вещей, коли покупатели вынудят ее пошевелить руками.

– Что ты говоришь! Владелец магазина ее друг?

– Обожатель, – ответил Джереми без тени улыбки. – Не выношу этого типа, но он влюблен в Аннабель, и она к нему благосклонна. Если миллионер сорвется у нее с крючка, то она, возможно, выйдет замуж за этого торговца. Бог ей судья!

Сара внимательно смотрела на Джереми.

– Он действительно тебе не нравится, да?

– Ненавижу! – проворчал он. – Слишком стар для нее, но она не станет слушать ни одного моего слова. Аннабель упряма. Она целых два года гоняется за безумной мечтой, но все без толку.

– Хочет разбогатеть?

– И богатство, и прочее, – пробормотал Джереми. Расправив плечи, он улыбнулся Саре. – Поговорим о чем-нибудь приятном! Как твоя картина?

– Почти закончена, я вполне ею довольна.

– Папочка уже видел?

– Нет, что ты! – испуганно ответила Сара. – Пока не закончу, ни за что не покажу! Меня это выбьет из колеи.

У них оставалось время, они поужинали в Лондоне и в начале десятого приехали к Аннабель. Она жила в той части Кенсингтона, где Сара была всего раза два. Высокие, островерхие викторианские дома лепились один к другому, давным-давно отдав свое обширное пространство под квартиры и жилые комнаты. У Аннабель была одна из таких квартир на первом этаже. Машины, как сардины, облепили дом, и у входной двери Сару с Джереми встретила ритмичная музыка.

На настойчивый звонок Джереми дверь открыл молодой человек. Джереми кивнул ему:

– Привет, Дэвид!

Он потащил за собой Сару, пробиваясь сквозь группки болтающих гостей, чтобы поздороваться с сестрой.

Аннабель, отвернувшись от собеседников, издала стон:

– О! Вы пришли, не так ли?

– Очаровательно! – сказал Джереми. – Аннабель, это Сара. Она рисует картину для папы. Вид нашего дома.

Аннабель послала Саре ослепительную улыбку, которая совсем не коснулась ее золотисто-карих глаз.

– Привет, Сара! – Глаза скользнули по изящной фигуре Сары в переливающемся платье.

Сара почему-то ожидала увидеть подобие Джереми, но Аннабель ничем не походила на брата. Лицо утонченно-красивое, нежное, чего не скажешь о глазах. Вьющиеся мягкие темно-каштановые волосы, ярко-красные губы, в тон им длинные ногти.

– Рада познакомиться с вами, – произнесла Аннабель дежурную фразу и перевела взгляд на брата. – Напитки в соседней комнате, – сказала она и отвернулась к друзьям.

Джереми с нескрываемой злобой смотрел ей в спину, но Сара, взяв его за руку, повела за собой.

– Скверные манеры, извини! – сказал он.

– Какая разница? – пожала плечами Сара.

– Для меня это важно! – возразил Джереми. – Не выношу Аннабель, когда она так себя ведет. Что она воображает, черт возьми!

– Забудь! Мы здесь на вечеринке, и совсем не обязательно, чтобы твоя сестра встречала меня с распростертыми объятиями.

Вечер удался. Джереми знал многих гостей, и они радостно приветствовали его. С таким же радушием они отнеслись к Саре, сгладив пренебрежение, выказанное Аннабель. Весь вечер гости танцевали, смеялись, спиртного пили мало и без конца играли во что-то, причем затевал все Джереми. На кухне отыскали старый оловянный поднос огромного размера, и Джереми тут же настоял на том, чтобы кататься на подносе с лестницы. Нагромоздив внизу гору подушек с кушетки, гости по очереди начали с грохотом съезжать по ступеням, сотрясая воздух хохотом. Одному Богу известно, что теперь подумают соседи, про себя сказала Сара.

– Иди сюда, дорогая! – прокричал Джереми Саре, со стороны наблюдавшей за весельем.

Она сопротивлялась, но ее заташили на верхнюю площадку лестницы и усадили на поднос в паре с Джереми, который, сидя сзади, крепко обнимал Сару за талию.

Больше похоже на детский утренник, чем на вечеринку для взрослых, решила Сара, грустно усмехнувшись про себя.

Поднос шумно рухнул вниз, и Сара, испугавшись неожиданной скорости, закрыла глаза. Джереми вопил у нее за спиной, все теснее прижимаясь к Саре. Доехав до последней ступеньки, они проскочили мимо заслона из подушек, и поднос понесло через всю комнату.

Джереми пригнулся, крепко держа Сару в объятиях, и, когда они наконец остановились, поднялся на ноги, сверху взглянув на Сару.

– Дорогая, ты словно окаменела! – поддел он ее.

– Дурачок! – тяжело выдохнула Сара. Дыхание у нее перехватило.

Джереми склонил белокурую голову и долгим поцелуем приник к Саре. На стене мелькнула тень. Сара рассеянно взглянула вверх, и сердце у нее оборвалось. Мимо проходил Ник. Он не смотрел на нее, но Сара знала, что он все видит. Джереми, поднимая Сару на ноги, пристально всматривался в нее.

– Сара, ты что побелела, как привидение! Прости, дорогая! Ты правда так испугалась? Ударь меня, если тебе от этого станет легче!

Взяв себя в руки, она улыбнулась.

– Полный порядок!

Ее взгляд устремился в том направлении, где скрылась гибкая фигура Ника. С какой стати он здесь?

– Игра закончена! – сказал Джереми.

Подобрав поднос и подушки, гости со смехом разбрелись по комнатам. Джереми посмотрел на Сару.

– Выглядишь неважно. Не ударилась головой?

– Я же сказала: все в порядке! – отрезала она.

Джереми выглядел испуганным. Сара впервые показала свой характер.

– Потанцуем? – неуверенно предложил он.

Сара кивнула в ответ, печально посмотрев на него.

– Извини! От твоей затеи у меня душа в пятки ушла.

Сара усмехнулась ироническому подтексту этих слов. Спуск с лестницы не вызвал неприятных ощущений. А от внезапного появления Ника у нее было чувство, будто она проваливается сквозь землю, и теперь, придя с Джереми в комнату, где гости устроили танцы, ей пришлось признаться себе в том, что она так долго и упорно отрицала. Она любит Ника Родона.

Произошло то, чего Сара никак не хотела, то, что она считала ушедшим в прошлое. Она не видела Ника несколько месяцев и от одного мимолетного взгляда на него пришла в состояние шока. Сара похолодела, сердце у нее загнанно стучало, желудок свело ноющей болью. Сара двигалась в руках Джереми с закрытыми глазами, потому что едва различала окружающее. Все плыло перед нею в каком-то странном вихре. Джереми, разумеется, воспользовался ситуацией. Он привлек Сару поближе к себе и, наклонившись над ее ухом, слегка касался губами щеки-, шеи. Сара почти не чувствовала его прикосновений. Ей снова и снова виделся Ник – суровое, отстраненное лицо, гибкое тело, широкий шаг.

О чем он думал? А может, и не узнал вовсе? Не забыл ли он меня за прошедшие месяцы? Может, и так, думала Сара. Чего ради помнить? Сделал несколько попыток и решил, что нечего попусту тратить время. С той поры у него наверняка была дюжина других. Сара не следила за его личной жизнью – о ней писали журналы в глянцевых обложках, – но Грэгу как-то попалось на глаза имя Ника в одном из таких изданий. Он спросил у Сары, не читала ли она сплетни о ее банкире и блондинке-фотомодели.

– Очевидно, он недавно бросил ее, красотка теперь рыкает во всех воскресных выпусках и заодно делает на этом денежки.

Сара даже не взглянула на фотографию, которую показывал ей Грэг. Лицо ее осталось бесстрастным.

– Счастливо отделалась, – прокомментировала она с вымученной улыбкой, и Грэг сменил тему разговора.

Сара не строила иллюзий по поводу того, как Ник провел последние месяцы. Гипсового святого он из себя никогда не строил и манеры обхождения с женщинами усвоил не в воскресной школе. Саре они претили, но она вовсе не собиралась вникать в то, что и как делает Ник Родон.

– Ангел, ты такая сексуальная! – прошептал Джереми, и Сара открыла глаза и улыбнулась ему.

За плечом Джереми она увидела знакомый тяжелый взгляд, и ее вновь ударило током. Она посмотрела на Джереми и улыбнулась так, словно улыбкой проникала ему в глаза.

Пока они танцевали, Джереми целовал Сару, и она не отворачивалась. Сердце бешено колотилось, и Сара боялась потерять сознание. Джереми, глянув ей в лицо, изумился.

– Дорогая, ты вся горишь! – заметил он, и Сара знала, что Джереми прав, но состояние ее не имело никакого отношения к Форселлу-младшему. Она не смотрела в сторону Ника. Он танцевал рядом, держа в объятиях Аннабель. Сара украдкой заметила это, но больше туда не смотрела.

По глазам Джереми было видно, что он взволнован.

– Неужели наконец лед тает, а? – спросил он очень ласково, и Сара вздохнула, поняв, что он ошибочно относит на свой счет внешние признаки ее настроения.

– Не надо принимать все всерьез, Джереми! – тихо предупредила Сара.

Он задорно улыбнулся.

– Придется, раз ты велишь, но знай, ты подаешь мне совсем иные знаки!

Сара знала и сердилась на себя. Она использовала Джереми, чтобы скрыть от Ника свои чувства. Как это мерзко, подумала она и грустно посмотрела на Джереми.

– Должно быть, выпила лишнего.

– Ну да! Один за другим проклятущий джин.

Сара хихикнула. Джереми рассмеялся. Он не воспринимал ее всерьез, и это было хорошо. Джереми был приятен Саре, но не больше. Краешком глаза она вновь увидела Ника: его темноволосая голова склонилась над Аннабель, на широком плече – ее аккуратненькая головка. Черт бы ее побрал, подумала Сара, вздрогнув от укола ревности.

Джереми вдруг заметил Ника, лицо его изменилось. Он явно встретился с ним глазами, поэтому непривычно, подчеркнуто вежливо заулыбался.

– О, добрый вечер, сэр! – сказал он, и при слове «сэр» глаза у Сары стали круглыми.

Ник ничего не сказал. Только слегка кивнул. Сара знала, что Ник на нее не смотрит, но глаз не спускает с Джереми.

Сара с Джереми сделали поворот в танце, и он прошептал:

– Мой босс!

Сара застыла на месте.

– Босс?! – Известие потрясло ее.

– Мистер Николас Родон! – иронически провозгласил Джереми. – Я служу у Родона. Разве я не говорил? Это старинный коммерческий банк, а он – его хозяин, «шишка» собственной персоной.

У Сары пересохло в горле.

– С его стороны весьма демократично прийти на вечеринку к твоей сестре.

Джереми рассмеялся.

– Дело в другом! Он – тот самый миллионер Аннабель, ее ходячая мечта. Я ведь рассказывал тебе, что она гоняется за миллионером, помнишь? На Ника и идет охота, причем весьма азартная.

Сара с трудом проглотила комок, подступивший к горлу.

– Я думала, ты образно выразился. Не поняла, что у Аннабель есть реальный миллионер на примете.

– Не только на примете! – пожал плечами Джереми. – Она несколько месяцев ведет кампанию по его захвату, и, похоже, ей что-то стало удаваться. По словам Аннабель, он сделался более податливым в последнее время.

– Везет же некоторым! – улыбнулась Сара.

Улыбка стоила ей дорого – так дорого она прежде ни за что не платила. Притворство давалось Саре с таким трудом, что она едва не теряла сознание. Боль была неописуемой, Сара думала, что она никогда не уймется. В нее будто тысяча тонких кинжалов вонзилась, и Саре оставалось только изумляться: как может человек улыбаться и разговаривать, когда его изнутри пожирает такая мука?

Она танцевала как заведенная и хотела одного: остаться наедине с Грэгом. Он единственный на свете понимает ее. Испытывал ли он такое, думая о Люси? Храни его Господь, сказала про себя Сара.

Через некоторое время они вновь оказались рядом с Аннабель и Ником. Сара невидящим взглядом смотрела сквозь Ника, лицо ее, строго контролируемое рассудком, было бесстрастно, но она ничего не могла поделать с чувством ревности, ведь она видела движения гибкого тела Ника рядом с Аннабель, его сильную руку на ее талии, его лицо, припавшее к щеке девушки.

Сара усилием воли заставила себя прямо смотреть на эту пару, осознать реальность происходящего. Она не собиралась трусливо прятаться, хотела смотреть в лицо действительности. Сара безразлично уставилась на Ника с Аннабель, и тут Ник метнул на Сару выразительный взгляд. Глаза их встретились. Взгляд у Ника был леденящий. Он пронзал Сару насквозь. Она рассмеялась – Джереми что-то нашептывал ей в ухо, ожидая ответного смеха. Джереми мог быть доволен своей шуткой – Сара заливчато, с одобрением смеялась. Ник еще раз посмотрел на Сару, и брови его мрачно сошлись на переносице. Лицо было гневным, и Сару осенило: Ник решил, будто она смеется над ним.

Она и прежде высмеивала его. И взгляд Ника был знакомым – он смотрел на нее с нескрываемой яростью.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Полчаса спустя Сара вновь оказалась лицом к лицу с Ником. Она стояла с Джереми в шумной толпе гостей, собравшейся в одной из комнат, и хохотала. Сара не позволяла себе смотреть по сторонам, боясь еще раз увидеть Ника. Она надеялась, что он уедет пораньше и больше они не столкнутся. Внезапно компания притихла, все повернули головы в Сарину сторону – лица разом изменились, посерьезнели. Джереми выглядел встревожено, точно скаут, налетевший на пожилую леди.

– Очень приятно, что вы пришли к нам, сэр! – сказал Джереми, и задорное выражение исчезло с его лица.

Сара ощутила, как по позвоночнику, трубя тревогу, пробегает нервный озноб. Ник не двигался, но она знала, что он стоит у нее за спиной, и когда он заговорил, его низкий холодный голос ножом вонзился ей под лопатку.

– Веселитесь? – В устах Родона это прозвучало как обвинительный приговор в суде.

Джереми, увидев, что в руках у босса ничего нет, учтиво заметил:

– Вы ничего не пьете, сэр. Могу я вам что-нибудь предложить?

– Спасибо. Виски с содовой.

Что-то вежливо пробормотав, гости, как по мановению волшебной палочки, исчезли. Сара не верила своим глазам. Ее охватила паника, и она судорожно соображала, как отойти, не выдав испуга.

Джереми кинулся за виски. Ник не двигался, но она спиной чувствовала его взгляд, слышала его голос, его ровное дыхание.

– Давно знаете Форселла?

Сара медленно повернулась, принимая на себя удар. Глаза их встретились.

– Несколько недель. – Она не пыталась улыбнуться, это было выше ее сил.

Рот его скривился.

– Холлидей вновь уехал?

– Он во Франции, на этюдах, – отрывисто произнесла Сара и покраснела.

Ник поднял черные брови.

– Какая удача для Форселла. Надеюсь, он не знает о Холлидее?

Сара промолчала, спокойно выдержав его взгляд.

– Надо бы предупредить Джереми, что он попусту теряет время, – как проклятье произнес Ник.

– Почему бы вам этого не сделать? – От гнева улыбка у нее стала задиристой, и глаза Ника сузились.

Он пробежал взглядом по изящной фигурке – от прекрасной линии плеч, по округлой груди, до длинных стройных ног.

– Или он преуспевает, пока Холлидей творит? Вы, по-моему, не против короткого романчика.

Лицо ее пылало, а в глазах стоял гнев. Она молчала, хотя Ник делал паузы в ожидании ответа. Они так и стояли друг против друга, когда вернулся Джереми со стаканом виски. Форселл посмотрел на Сару и сказал:

– Вы ведь не знакомы? Сара, это мой начальник, мистер Родон. Сэр, позвольте вам представить Сару Николс. Она – художница, рисует «Вороний приют» по заказу отца.

К удивлению Сары, Ник протянул руку, словно они прежде не встречались.

– Как поживаете, мисс Николс?

Она молча позволила Нику взять ее ладонь в свою и вдруг вспомнила их первую встречу, то, как Родон не отпускал ее руку, пока она не посмотрела ему в лицо.

На этот раз от прикосновения пульс ее глупо зачастил, и Сара не смотрела Нику в глаза, боясь выдать свое смятение.

Выпустив Сарину руку, Ник выпил немного виски.

– Приятный вечер, правда? – оживленно сказал Джереми.

Ник, сделав еще несколько глотков, поставил стакан.

– Весьма! – отрезал он, глядя на Сару. – Потанцуем, мисс Николс?

Нет! – вопил ее разум, знавший, что она не выдержит этой пытки – оказаться в объятиях Ника, – но тихий голос уже говорил «спасибо».

Потом она очутилась среди танцующих гостей, а Джереми, застыв на месте, с досадой смотрел им вслед.

Ник легко повел Сару в танце, держась на некотором отдалении.

У Сары пересохло во рту, от волнения она была сама не своя. Один раз Ник взглянул на нее, и Сара поймала себя на том, что смотрит на него безропотно и ничего с этим поделать не может. Взгляд Ника был непроницаемо сосредоточенным, лицо – бесстрастным. Она чувствовала на спине руку Ника – пальцы его скользили по шелку платья, и тепло ладони перетекало ей в кожу.

Музыка закончилась, и Сара, едва выдавив из себя улыбку, поспешила к Джереми, словно по пятам гнался дьявол. Ник не пошел за ней. Лихорадочно улыбнувшись Джереми, она сказала, что им пора уходить. На машине до «Вороньего приюта» путь неблизкий, напомнила Сара.

Джереми взял Сару за руку и, как-то странно глянув на нее, повел искать Аннабель. Сара не удивилась, увидев рядом с Аннабель Ника. Джереми весело сообщил сестре, что они уезжают.

– Нам еще столько тащиться до дома! – состроил он гримасу.

Ник нахмурился.

– Джереми, вы, надеюсь, не сядете за руль? Вы не в том состоянии, чтобы вести машину. Да и полиция может остановить. Надо взять такси.

Джереми сделал кислую мину.

– До самого Суффолка? Не думаю, сэр. Не волнуйтесь! Я не пьян.

– Но и не трезв! – резко возразил Ник. Он бросил короткий холодный взгляд на Сару. – Это неразумно!

Гнев, ревность, отчаяние обуревали Сару.

– Ничего, все будет нормально! – выпалила она.

Аннабель маленькой ручкой обвила локоть Ника.

– Дорогой, Джереми сам знает, что ему делать.

– Ни черта он не соображает! – сказал Ник, и все изумленно уставились на него. Он поджал губы. – Я отвезу вас, – добавил он. – Я почти не пил. Пара глотков виски на моей реакции не скажутся.

Вид у Джереми был удивленный и одновременно испуганный.

– О нет! Что вы, сэр! – пробормотал он. Аннабель вышла из себя.

– Ты не можешь ехать в такую даль, Ник! – запротестовала она. – На дорогу в оба конца уйдет целая ночь!

Ник упрямо вздернул подбородок.

– Джереми может приютить меня на ночь в своем доме.

– О да, конечно! – с несчастным видом произнес Джереми, глядя на сестру с нескрываемой покорностью.

Личико Аннабель загорелось от негодования. Она вдруг сказала:

– Почему бы вам с Сарой не переночевать здесь? И никаких проблем.

Не проронив ни слова, Сара направилась к двери. Она не собиралась оставаться у Аннабель. Ник пошел следом и схватил Сару за руку.

– Куда вы?

– К себе домой! – холодно ответила Сара. – Доберусь на такси. С Джереми встречусь утром.

Аннабель и Джереми бросились к Нику, лицо у Аннабель просияло.

– Правда? Прекрасно! Все уладилось, да? – сказала она, хлопая в ладоши.

– Я отвезу вас, – сказал Ник, даже не глянув на Сару.

– Нет! Благодарю! – решительно отказалась Сара. – Возьму такси.

Пальцы Ника сомкнулись на ее руке, и, прежде чем она успела возразить, Родон потащил ее к двери. Сара мельком увидела Аннабель: вся красная, она стояла с открытым ртом, а рядом – ошарашенный Джереми. Потом Сара оказалась на улице – Ник волок ее, как непослушного ребенка, по садовой дорожке к машине.

– Уберите руки! – резко сказала она, вырываясь, когда Ник открывал дверцу машины.

Он не ответил, лицо не дрогнуло. Он силком затолкал Сару в машину и хлопнул дверцей перед ее разгневанным лицом. Она повернулась, чтобы открыть дверцу, но Ник был уже рядом и еще раз ее захлопнул.

– Пристегните ремень! – приказал он. Сара в бешенстве откинулась на спинку сиденья и начала возиться с ремнем. Ник не пошевельнулся, чтобы помочь, и следил за ней с застывшим бесстрастным лицом. Как только она пристегнулась, он включил зажигание. Машина с ревом сорвалась с места.

Ник ехал молча, ни разу не глянув на Сару. Она смотрела через стекло на мелькавшие смутные силуэты домов. Когда Ник затормозил у ее дома и Сара взялась за ручку дверцы, он схватил ее за плечи и развернул к себе.

– Ну нет! Не так быстро, маленькая стервочка!

Голос был неузнаваем – хриплый, прерывистый. Сара, поняв его намерения, оцепенела от шока, потом попыталась вырваться. Он обхватил Сару за голову и тут же впился ей в губы, нетерпеливо раздвигая их.

В Саре вспыхнуло безумное желание. Она слышала, как Ник судорожно вздохнул, когда губы их встретились. Тела сами потянулись друг к другу и сошлись в лихорадочном упоении, от которого у Сары все мысли разом вылетели из головы. Она растворялась в Нике, обнимая его за шею. Влечение, охватившее их в тот вечер, когда Сара была дома у Ника, можно было сравнить с разбавленным молоком; теперь же это была сокрушительная страсть.

За месяцы, минувшие со дня их последней встречи, влечение Сары к Нику не ослабло. Время лишь упрочило его. Помимо ее воли любовь, затаившись, набирала силу, как растение на этапе выгонки, теперь же она пробивалась к свету, с жаждой зацвести, и справиться с буйным натиском этого ростка Сара была не в состоянии.

Руки Ника жадно обнимали ее, согревая похолодевшую от озноба кожу.

Отзываясь на ласку этих рук, Сара подалась к Нику, глаза ее плотно сомкнулись, тело выгнулось дугой Не помня себя, она отдалась безумному порыву. Ник не давал ей опомниться и с каждым мигом становился все более откровенным в ласках. Его рот крепко прильнул к губам Сары, ладони легли на грудь, и он прижал Сару к сиденью.

Сара вдруг почувствовала, что задыхается. Ник понял это и, тяжело переводя дух, отстранился от ее лица.

Конвульсивно подрагивая, она сидела с закрытыми глазами, не снимая рук с шеи Ника. Он уткнулся разгоряченным лицом ей в плечо.

Когда он снова заговорил, холодности, злости не было в его голосе, одно только страстное томление, в котором пребывала и сама Сара.

– Как я хочу тебя, дорогая! Позволь остаться у тебя! – шептал он, целуя ее в щеку. Чувствуя, как содрогается ее тело, Ник поднял голову и умоляюще посмотрел на Сару. – Сара, позволь любить тебя!

Не было ничего желаннее, и в бездумном упоении она сказала бы «да», но у нее жила Люси. После смерти Роба ей пришлось продать дом и перебраться к Саре – на то время, пока Грэг не вернется из Франции и в новой квартире не кончится ремонт.

– Не могу! – едва не всхлипнув, ответила Сара, и Ник оцепенел. Отпрянув от Сары, он всматривался в нее через темноту, и лицо его ожесточенно застыло.

– Боишься, что Холлидей узнает?

– Я не одна в доме, – жалко вымолвила она, и Ник выругался так грязно, что Сара, не поверив своим ушам, вздрогнула.

– Будь ты проклята! – хрипло сказал Ник. – Убирайся вон из машины!

Дрожащая, с помертвевшим лицом, Сара вышла. Ник рванул машину с места, шины взвизгнули, и Сара осталась на тротуаре в состоянии глубокого шока.

Она едва дотащилась до дома и, закрыв за собой дверь, потеряла сознание. Глухой стук рухнувшего тела разбудил Люси, спавшую на Сариной половине. Она в испуге вскочила и включила свет, ожидая увидеть ночного грабителя. Придя в себя минутой позже, Сара увидела рядом Люси на коленях, которая в неестественном возбуждении что-то кричала.

– Все хорошо, – пробормотала Сара, с трудом шевеля воспаленными, пересохшими губами.

– Что случилось? – спросила Люси, испуганно глядя на Сару. – На тебе лица нет!

Сара нервно засмеялась:

– Я чувствую себя как нельзя лучше!

– По тебе не скажешь! – хмурясь, произнесла Люси.

Сара, шатаясь, встала на ноги, и Люси подхватила ее, чтобы поддержать.

– Почему ты здесь? Я думала, ты все еще в Суффолке. Почему так поздно?

Сара, не оправившись от нервного потрясения, была в состоянии, близком к умопомрачению. Не понимая, что говорит, она в отчаянии произнесла:

– Боже мой! Если бы Грэг был со мной!

Люси пристально посмотрела на нее.

– Что с тобой, Сара? Могу я чем-то помочь?

Сара начала понемногу собираться с мыслями.

– Нет, нет! Не волнуйся, Люси! Если только крепкого чаю...

– Сейчас принесу! – с готовностью отозвалась Люси, воодушевленная тем, что может быть полезной. – Во-первых, тебе нужно лечь в постель. Ладно?

– Я сама дойду, – выдавила из себя улыбку Сара. – Со мной все в порядке, правда.

– Люди не падают в обморок просто так! – ответила Люси, подозрительно вглядываясь в Сару. – Иди в постель, а я приготовлю чай.

У себя в спальне Сара разделась. Через несколько минут появилась Люси с чашкой чая и стала внимательно разглядывать Сару.

– Спасибо! Умираю от жажды, – сказала Сара, отпив глоток.

– Еще что-нибудь хочешь? – спросила Люси.

Сара отрицательно покачала головой.

– Извини, что потревожила тебя. Не нужно беспокоиться! Все будет хорошо. Я перенесла что-то вроде шока, только и всего. – Ее губы передернуло. – Недавнее прошлое внезапно и мстительно дало о себе знать.

Люси вышла, и Сара, допив чай, выключила свет. Она не удивлялась, что не может заснуть. Лежала в темноте и беспокойно ворочалась, вспоминая Ника. Он хотел обладать ею, и отказ привел его в бешенство. Должно быть, решил, что она им играет. В неистово горящих глазах, когда он выгонял ее из машины, было что-то маниакальное. Вернулся ли он на вечеринку? К Аннабель, жаждавшей его внимания? Аннабель правда нацелилась на замужество, это ясно, но Сара, теперь достаточно хорошо знавшая Ника, понимала, что брак не для него. Он наслаждается свободой. У Ника хватит денег на все, что ему захочется; будут у него и разнообразные любовные приключения. Женитьба ограничит его свободу.

Ну и черт с ним! Надеюсь, Аннабель собьет с него спесь, думала Сара. Порадуюсь, когда та усадит его в клетку с подрезанными крылышками. Сара вспомнила вкрадчивые манеры Ника в их первую встречу и неприкрытое, примитивное бешенство, которым горели его глаза, когда он бросал ей в лицо оскорбления. Лицемерный мерзавец! Они не виделись целых девять месяцев, но стоило им остаться наедине, как он попытался овладеть ею и, получив отказ, превратился в дикаря. Даже не счел нужным соблюсти элементарные приличия. И все равно в грубом презрении, с которым он говорил, смотрел, сквозило желание, только оно бы сразу пропало, овладей он мною, думала Сара.

Обессилев, она заснула, а на следующее утро, когда Люси принесла чай, была бледной, с опухшими глазами. Джереми позвонил в одиннадцать и говорил так, словно его пропустили через валик для отжимания белья.

– Когда за тобой заехать? Я, правда, только что проснулся.

– Хорошо повеселились после моего ухода? – непринужденно спросила Сара.

Он застонал.

– Лучше не спрашивай! Голова у меня раскалывается!

Что у тебя! – подумала Сара. Тут не голова, а оловянный жбан с мраморной крошкой. Малейшее движение отзывается чудовищной болью. Они условились, что Джереми приедет после ланча.

– До встречи, мой ангел! – игриво сказал он.

Сара не поинтересовалась, вернулся ли Ник на вечеринку. Не надо ей этого знать. Пусть катится на все четыре стороны. Ей нет дела до него.

Люси смутилась, когда Сара сказала, что уедет в Суффолк во второй половине дня.

– Я не знала, что ты собираешься за город! Думала, ты уже распрощалась с Форселлами.

– Нет, картину еще не закончила. В Лондон приехала в гости, а теперь еду завершить работу. Пробуду там несколько дней.

Люси прикусила нижнюю губу, лицо ее передернулось.

– Дорогая моя!

Сара удивленно смотрела на нее.

– В чем дело, Люси? Я совершенно здорова, уверяю тебя!

Люси быстро взглянула на Сару, и лицо ее вспыхнуло.

– Я позвонила Грэгу.

– Что?! – Сара немигающим взглядом уставилась на Люси. – Чего ради, скажи на милость! – Она вдруг поняла. – Из-за обморока? Люси, что ты ему сказала? Тебе не следовало волновать Грэга.

Люси отвела взгляд. Темные волосы упали на лицо, глаза забегали.

– Сказала, что, по-моему, ему нужно немедленно приехать, что ты нуждаешься в нем... Ты ведь сама так говорила. Сказала, что хочешь видеть Грэга рядом.

Сара не помнила, говорила ли она что-то в этом роде. Она просто остолбенела, услышав о таком переполохе из-за пустяка.

– Зачем ты ему позвонила? Объясни! Что бы я ни говорила, я не хочу беспокоить Грэга.

– Он обязан быть здесь! – упрямо сказала Люси. – Почему ты одна должна переживать такое?

– Какое? – Сара ощутила, как заливается краской до корней волос. Неужели она в полубессознательном состоянии проговорилась о Нике? Может, вырвалось невольное слово и Люси поняла причину обморока?

Люси сердито смотрела на порозовевшее лицо Сары.

– Что ты так смотришь на меня? Я ведь не осуждаю тебя, Сара! Грэг любит тебя и теперь знает, что ты носишь его дитя...

– Что-о?! – вырвалось у Сары.

Глаза их встретились, и на лице у Люси появилась неуверенность.

– Ты в положении, так ведь?

– Боже мой! – простонала Сара. – Боже правый! Что ты наговорила Грэгу?

Люси уткнулась лицом в ладони.

– Ты хочешь сказать, что не беременна?

Они молча смотрели друг на друга, казалось, целую вечность.

– Как ты могла, Люси? – гневно произнесла Сара. – Как посмела?

– Ты упала в обморок, потом сказала, что прошлое дает о себе знать и ты хочешь, чтобы Грэг был рядом, – бормотала Люси, не отнимая рук от побелевшего лица. – И я сказала это Грэгу! – Она застыла. Проглотила комок, душивший ее. – Я считала, что ты и Грэг...

– По-моему, все яснее ясного, – сухо произнесла Сара.

Боже, что подумал Грэг? Сара буравила глазами испуганное лицо подруги. Почему же Люси до такой степени слепа? Выходит, не один Ник заблуждается. Возможно, и остальные, считая их с Грэгом любовниками, просто делают вид, что ничего не замечают. А она-то, глупая, думала, что только Ник подозревает ее в любовной связи с Грэгом!

– Грэг – мне сводный брат, Люси! – строго сказала Сара. – И только. Он никогда не был моим любовником, мне и в голову такое не приходило. – Сара решительно сжала губы. – И ему тоже. Между нами всегда была одна лишь дружеская привязанность.

– Откуда я знала? – горячась, спросила Люси. – Вы всегда казались такими счастливыми, когда были вместе. И я не сомневалась относительно ваших отношений.

Сара направилась к телефону.

– Я должна позвонить Грэгу.

– Ты его не застанешь! – резко сказала Люси. – Он на пути домой.

Сара стремительно развернулась, и Люси, округлив глаза, отпрянула в сторону.

– Прости! – прошептала Люси. Губы у нее дрожали, она закрыла лицо руками. – Что он подумал? Я такого наговорила!

– И что ты сказала? – Теперь побледнела Сара. До нее только сейчас дошло, что могло статься с Грэгом, когда он услышал подобные обвинения от Люси. Бедный Грэг, с ужасом думала Сара. Он, должно быть, ранен в самое сердце!

Люси слабо качнула головой, не в силах вымолвить ни слова.

Какой смысл сердиться на нее? На бледном личике Люси написана такая подавленность, такая мука. К тому же Сара всегда с нежностью относилась к Люси и не могла долго обижаться на нее. Бедняжке и так досталось в жизни.

– Ну, будет! – сказала Сара как можно спокойнее. – Забудем! Грэг тебя простит. Понятно, ты хотела сделать как лучше. Произошла нелепая ошибка. Люси, давай попьем кофе? Да покрепче!

Люси кинулась варить кофе. Она привыкла искать утешение в домашних хлопотах. Она вообще самоутверждалась в действии. Делала что-то конкретное для человека, и все, – это давалось ей легче, чем слова.

Пока Люси готовила кофе, Сара позвонила Джереми и сказала, что не поедет сегодня в Суффолк.

– Брат возвращается, и мне надо быть дома, – объяснила она.

Джереми ответил, что заедет за ней завтра утром.

– Поездка доставит мне удовольствие! – прощебетал он. – Повезло, что сегодня не надо вести машину. Я выжат как лимон.

Поддакнув, Сара положила трубку. Когда они пили кофе, Люси, помявшись, нервно спросила:

– Как ты думаешь, Грэг очень рассердился?

Сара, улыбнувшись, отрицательно покачала головой.

– Только не на тебя, Люси!

Надо же, подумала Сара, ничего-то ты не знаешь, бедная моя, близорукая Люси. Что в ней нашел Грэг? Что заставляло его столь преданно и безнадежно ее любить? Она не была красивой, не была яркой личностью. Миниатюрная, хрупкая, мягкосердечная; волосы темные. И все-таки Грэт жаждал коснуться ее руки, наблюдал за ней, когда она не чувствовала его взгляда, часами без устали рисовал ее портреты.

– Пойду на воздух, – сказала Сара. – Голова болит. Куплю что-нибудь для дома, да, Люси?

– Хорошо! – с готовностью отозвалась Люси. – А я приберу в доме к приезду Грэга.

Сара с улыбкой вышла на улицу, ее изумляло то, что Люси одинаково реагирует на любые события. Теперь она будет наводить чистоту, надеясь порядком в доме задобрить Грэга, который наверняка рассердится на ее опрометчивый поступок.

Сара не догадалась предупредить Люси, чтобы та не заходила на половину Грэга. Она сама там никогда не появлялась без приглашения из уважения к независимости и щепетильности Грэга в личных делах.

Купив все, что просила Люси, Сара медленно прошла через парк, глубоко вдыхая прохладный весенний воздух и наблюдая за собакой, которая радостно кружила по траве.

У дома Сара увидела такси, а рядом Грэга. Он развернулся в ее сторону и окинул ее изучающим взглядом. Сара взяла Грэга под руку и, склонившись к нему, вздохнула.

– Никакой паники, дорогой! Люси это стукнуло в голову потому, что я потеряла сознание. Я не готовлюсь стать матерью семейства, да и вообще мне это не грозит.

Грэг выругался.

– Вот черт! – процедил он сквозь зубы. – А я мчался как угорелый! По словам Люси, ждать нельзя было ни минуты. Думал, ты умираешь. Решил, что Родон, в конце концов, добился своего и ты беременна.

Сара вспыхнула.

– Ладно, забудь эту чепуху! Прости, Грэг! Я не знала, что Люси решилась тебе позвонить. Не сердись на нее. Она сама страшно огорчилась.

Выражение лица у Грэга изменилось.

– В самом деле? Глупышка!

Он направился по дорожке к дому, отпер дверь и внезапно застыл на месте. Сара, шедшая сзади, уткнулась Грэгу в спину. Люси спускалась по лестнице с кипой листов в руках, лицо ее было белым.

Грэг окаменел. Сара взглянула на листы, и сердце у нее упало. Люси обнаружила портреты, нарисованные Грэгом. Она уставилась на Грэга округлившимися от недоумения глазами.

Сара затворила дверь, пытаясь собраться с мыслями. Ну что сказать в такую минуту? Люси медленно протянула рисунки Грэгу, но он не шелохнулся. Смотрел в стену – ни один мускул в лице не дрогнул. Какой-то лист полетел по комнате, и Сара увидела под портретом слова, увидела Люси – задумчивую, печальную, с напряженным, пристальным взглядом. Сара рассмотрела подпись, зная, что и Люси должна была прочитать ее, узнать о чувствах Грэга.

Стремительно развернувшись, Сара ушла на свою половину, оставив Люси и Грэга наедине.

«Любовь моя, любовь!» – было выведено под портретом, и от этих слов Сара вспыхнула до корней волос. Ее убивало то, что она прочла их. Не надо было разглядывать рисунок, она будто шпионила. Грэг будет страдать, злиться, презирать самого себя – ведь Люси увидела его рисунки, прочитала страстное признание в любви.

Пусть сами разбираются в своих отношениях, решила Сара. При мне Грэг не стал бы объясняться с Люси. Вышел бы из себя.

Из холла не доносилось ни звука, но Сара потихоньку прошла в спальню, плотно закрыв за собой дверь, чтобы, не дай Бог, что-то не услышать. Включив транзистор, она принялась разбирать вещи в комоде – музыка была громкая, заглушила бы любой звук за стеной. Грэг, бедняжка Грэг! Что ему теперь делать? От этих мыслей даже тоска по Нику притихла. Грэг, по всей вероятности, навсегда потерял Люси. Едва ли есть какие-то надежды на будущее: все обнаружилось, и теперь Грэг сбежит и будет спасаться бегством постоянно. Вряд ли он сможет видеться с Люси, если та, зная о его чувствах, не сумеет ответить на них. Что же теперь будет?

Сара так глубоко задумалась, что не сразу почувствовала, что за спиной у нее стоит Люси. Сара искоса взглянула на нее. Люси присела на кровать, сложив ладони на коленях.

– Почему ты не сказала мне?

– Ты шутишь!

Люси подняла глаза, лицо ее горело.

– Ты знала?

Сара кивнула в ответ.

Что произошло у них в холле? И где Грэг? Ушел на второй этаж и зализывает в одиночестве раны? Как он там?

– Я просто поражена, – сказала вдруг Люси. – У меня не было ни малейшего подозрения. Я увидела рисунки и, конечно, была польщена, они ведь так хороши. Любовалась ими, и тут меня осенило. Сначала я не поверила, потом, услышав ваши шаги, спустилась и по тому, как Грэг посмотрел на меня, все поняла.

– Давай не будем это обсуждать, – отозвалась Сара.

Грэгу будет неприятно, если он узнает, что Люси разговаривала со мной на эту тему. Он будет оскорблен, подумала Сара.

– Мне ведь нужно с кем-то поделиться! – потерянно произнесла Люси. Глаза у нее были по-прежнему круглыми – не то от страха, не то от удивления. – Я всегда думала, что у вас с Грэгом роман. Все так считают. Гадала, почему ты не выходишь за него замуж. Со стороны вы выглядели такой неразлучной парой, что никто и не думал, что у Грэга может быть какая-то другая привязанность. Боже мой, сколько женщин увивалось за ним в последние годы, он ведь такой привлекательный! Ничего удивительного. Но он ни разу не взглянул на другую, и я думала, что он любит тебя.

Сара понимала: надо дать Люси выговориться. Она села рядом, взяла в ладони ее нервно подрагивающие пальцы.

– Что ты сказала Грэгу?

– Что я могла сказать? Ничего.

Сара вздрогнула. Грэг, бедный мой Грэг! – подумала она.

– Это ужасно! Я заставила его приехать, решив, что ты ждешь от него ребенка. А ведь, надо сознаться, меня это вывело из себя. Я была сердита на него, потрясена и не стеснялась в выражениях.

Сара исподлобья посмотрела на Люси и вкрадчиво спросила:

– Задело за живое, значит?

– Сильнее, чем я думала, – ответила Люси, от огорчения ее бледное, кроткое лицо вытянулось. Она помолчала. – Я не знала, что ему сказать. Все так неожиданно! Так стремительно! – Люси резко вскочила. – Нужно приготовить обед!

Сара смотрела вслед уходящей Люси. Она делала то, что обычно, – в тяжелые минуты пряталась на кухне, бралась за дела, в которых чувствовала себя уверенно, и таким образом обретала спокойствие. Как похожа Люси на настороженного, пугливого зверька!

Сара не осмелилась пойти к Грэгу, чтобы как-то утешить его, – ему бы это не понравилось. Она сидела у себя и ждала. Часом позже Грэг постучал к ней. Он вошел, они молча переглянулись. Лицо у Грэга было обычным, невозмутимым, но под глазами залегли синеватые тени, подвижный рот застыл в жесткой гримасе.

– Возвращаюсь во Францию, – наконец заговорил Грэг.

Сара кивнула молча, с ничего не выражающим лицом.

– Пока меня не будет, пусть она переберется отсюда, – ровным тоном продолжал Грэг. – Я не смогу жить с нею под одной крышей.

Сара внутренне содрогнулась от его слов. За внешней холодностью скрывался вопль истерзанной души. Сара решила рискнуть – в эту минуту она готова была на что угодно, лишь бы на миг просветлело лицо Грэга.

– Мысль о том, что я ношу твоего ребенка, вызвала в Люси ревность, – сказала Сара, и Грэг оцепенел.

Он вперил глаза в пол, потом поднял их, и Сара спокойно встретилась с ним взглядом. Он долго молчал, затем отрывисто произнес:

– Когда она говорила со мной по телефону, то была разгневана, можно сказать, взбешена.

– Так и было. – Сара прикусила нижнюю губу, – сказала, что все произошло слишком неожиданно и ей нужно время подумать.

– Мне она этого не сказала! – пробормотал Грэг. – Она вообще не проронила ни слова – стояла с этими проклятыми рисунками в руках, и все. Я их сжег, – добавил он злобно. – Смотрел, как листы превращаются в пепел. Давным-давно надо было это сделать.

– О, Грэг! – Сара была в ужасе – портреты были совершенством. – Как ты мог?

Он мрачно усмехнулся.

– Очень просто. – Он подошел к окну и выглянул в сад. – Из-за этой суматохи я забыл, зачем вернулся домой. Почему ты упала в обморок, Сара? Тебе нездоровится?

– Ерунда! Была на вечеринке, верно, выпила лишнего.

Грэг обернулся.

– Не очень складно получается у тебя врать, – сказал он и улыбнулся. – Ну, не буду истязать неприятными вопросами. Если понадоблюсь, знаешь, где меня найти. Приеду по первому зову.

– Знаю, – произнесла Сара, но гораздо больше сказала ее улыбка.

Кивнув в ответ, Грэг вышел из комнаты, а Сара все сидела на кровати. Лицо у нее было бледное и непроницаемое. Раньше она часто ломала голову над тем, почему Грэг, год за годом безнадежно любя Люси, ни разу не попытался избавиться от этого наваждения. Теперь она понимала его состояние – сама так же любила Ника. Разница, конечно, была. Ник был бы с ней, согласись она на те отношения, которые его устраивали, но вступать в них она не собиралась. Когда Сара не видела Родона, она думала о нем спокойно и рассудительно. Но рядом с ним, под влиянием его обольстительной улыбки, теряла всякое присутствие здравого смысла. Значит, надо держаться подальше от Ника и его объятий.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На следующий день Джереми отвез Сару в Суффолк. Он провел у отца несколько часов и вернулся в Лондон. Состояние его было подавленным, и Сара подозревала, что после ее ухода гости предались буйному веселью. Джереми, похоже, еще не оправился от ужасного похмелья.

Сара закончила картину в середине следующей недели. Она пригласила полковника, он тяжелой поступью вошел в комнату и встал перед полотном. Видно было, что он приятно удивлен.

– Очень хорошо! – решительным тоном произнес он. – Действительно, очень хорошо!

Сара обрадовалась. Она писала прозрачными красками, мягкими размытыми мазками, придававшими романтический колорит пейзажу Суффолка, а самой картине – сходство с акварелями, которые так любил полковник.

Когда пейзаж вставят в раму и повесят среди других картин, он не будет выпадать из ансамбля.

Сара с неподдельным сожалением прощалась с полковником. Они прекрасно ладили с тех пор, как она свыклась с его резковатой манерой разговора и разглядела в нем застенчивого, милого человека.

– Полагаю, вы будете видеться с Джереми, – пробурчал полковник, лукаво глядя на Сару. – Рад, что вы подружились.

Сара надеялась, что у Форселла-старшего нет намерений сосватать их с Джереми. Она относилась к нему несерьезно. Он был приятным малым, и только, но полковнику об этом Сара не сказала.

Заказов на пейзажи у Сары больше не было, но ей позвонил приятель Грэга из издательства и предложил сделать шесть небольших иллюстраций на вклейках для одной книги. Сара никогда не отказывалась от работы, если она была ей по силам, поэтому приняла предложение, и ей прислали рукопись. Надо было нарисовать кое-каких птиц, которых в собственном саду Сара увидеть не могла, и через несколько дней она отправилась в Лондонский зоопарк, чтобы сделать зарисовки в птичьем вольере.

Весеннее солнце припекало вовсю – Сара выбрала место, куда не залетал ветер. Она растянулась на траве и ела апельсин, отдыхая от работы и наблюдая за фламинго на озере – птица стояла в темных камышовых зарослях.

Невообразимо стройные ноги вышагивали с царственной грацией, их бледно-розовая опушка слегка покачивалась в такт движениям.

Сара услышала голоса, доносившиеся с дорожки, узнала один из них, и сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Она не могла удержаться – пыталась отвести глаза от дорожки, но это было выше ее сил.

С Ником были мальчики в коротких брючках и голубых рубашках. Детская троица со смехом неслась впереди. За ними шла женщина – мягкие темные волосы красиво обрамляли приятное, приветливое лицо. Она держала Ника под руку и что-то говорила; Сара узнала ее. Это была Джудит, сестра Ника. Судя по тону, она читала брату нотацию, хотя ни одного слова Джудит Сара не поняла.

Ник слушал с раздраженным видом, насупив брови. Глаза его, бесцельно скользившие по сторонам, остекленели при виде Сары. Выражение лица мгновенно изменилось, и Ник словно прирос к земле, устремив на Сару неподвижный взгляд. Губы у Джудит замерли на полуслове. Она недоумевающе уставилась на Ника, потом повернула голову в том направлении, куда смотрел брат, и Сара торопливо отвела глаза, пытаясь сосредоточиться на своих руках, нервно дергавших траву. Она чувствовала, что лицо у нее горит. Она слышала приближающиеся шаги Ника и шуршание ног Джудит, уходившей по дорожке. Сестра Ника окликнула мальчиков, недовольная тем, что они далеко убежали.

В поле зрения Сары оказались черные туфли Ника, но она не поднимала глаз. Он молча стоял над ней, но Сара чувствовала на себе его пристальный взгляд.

Молчание томительно затянулось. От нервного напряжения Сара потеряла дар речи, в горле у нее пересохло. В последнюю их встречу Ник был так необузданно груб, что Сара боялась посмотреть на него. У нее было странное чувство, будто Ник не знает, что сказать, но не уходит, а просто стоит и смотрит на нее.

Он вдруг сел на траву рядом с Сарой, и она, Приподняв веки, украдкой взглянула на него.

Сорвав травинку, он крутил ее между пальцами.

– Гуляю с сестрой и ее сорванцами. А вы как здесь оказались?

– Работаю. – Единственное вымолвленное слово далось ей с трудом. Голос прозвучал сухо и бесцветно.

Ник потянулся к альбому и начал его перелистывать.

– Очень хорошо, – сказал он, и Сара отобрала у него рисунки, громко захлопнула альбом. Ей не хотелось, чтобы Ник, сидя рядом, отпускал банальные замечания.

– Я отправлю сестру с мальчишками на такси, а потом мы можем пообедать вместе.

Сара покачала головой, яркие пряди волос подхватил ветерок. Ник глубоко вздохнул.

– Я должен уговаривать?

Подняв впервые за эту встречу глаза на Ника, Сара встретилась с его беспокойным взглядом.

– Я должен поговорить с вами, – отрывисто сказал он.

– Нам не о чем говорить.

– Мне – есть о чем, – процедил он сквозь зубы.

– О чем?

– О неразберихе, в которую вы превратили свою жизнь, – произнес он, и в его резком тоне смешались гнев, горечь, нотки мольбы.

Сара отвела взгляд от Ника и отвернулась. Ник склонился к ней, он захлебывался словами:

– Кто был в твоем доме той ночью? Какой-нибудь художник? Другой, о котором не знает Холлидей? Одна спать не можешь?

Сара стиснула зубы.

– Не соображаешь, что с собой делаешь? Кто-то должен раскрыть тебе глаза. Погубишь себя, если не остановишься вовремя! – Голос был тихим и суровым, с оттенком презрения. – Сколько их у тебя перебывало? Помнишь? – Рука Ника вцепилась ей в запястье и сжала так, что Сара вскрикнула от боли. – Их лица и имена припомнить можешь?

Гнев и боль толкнули Сару на отчаянную выходку. Она наотмашь ударила Ника по лицу – у нее даже ладонь заныла. Он с хриплым возгласом отпрянул – глаза сверлили ее с такой злобой, что Саре на миг показалось, будто Ник вот-вот нанесет ответный удар.

Повисшее между ними молчание нарушил звук бегущих ног. К ним подскочил один из его племянников, и Ник поднялся с земли. Сара сидела вся красная, с дрожью глядя, как Ник уходит с ребенком, взявшим его за руку. Взгляд ее двинулся дальше, и она увидела сестру Ника – в крайнем изумлении та стояла в дальнем конце дорожки.

Видела пощечину, решила Сара. Видела почти бесконтрольную реакцию Ника, движение его руки, занесенной было для удара. Что она подумала?

Сара торопливо собрала вещи и поспешила к выходу из зоопарка, боясь, как бы Ник не вернулся. Она взяла такси. Дома было пусто. Люси несколько дней назад перебралась в новую квартиру, а Грэг все еще не вернулся из Франции. Сара была рада, что у нее есть возможность побыть в одиночестве. Она долго плакала, уткнувшись в подушку. Презрение Ника больно ранило и разозлило Сару. Вот ханжа, думала она. Сколько раз пытался затащить меня в постель, а теперь, как моралист, разглагольствует о том, чем я, как ему чудится, занимаюсь с другими. Да кто он такой! Сара приложила руки к глазам. Почему она не попыталась еще раз убедить его в том, что никаких других у нее нет и не было, что он глубоко ошибается! Когда Сара решила, что Родону лучше считать ее любовницей Грэга, мнение Ника было ей безразлично. Она тогда еще не сознавала, что любит его. Сейчас Саре больше всего на свете хотелось, чтобы Ник выслушал ее и поверил. Его жестокое, пренебрежительное отношение было для нее невыносимо.

Наплакавшись, она встала и за чашкой черного кофе решилась сделать последнюю попытку и заставить Ника поверить в ее искренность.

Он ведь как-то приглашал ее осмотреть здание банка. Это нейтральная территория, там им не грозит вспышка влечения, без которой не обходилась ни одна их встреча. Может, там, в родных стенах, Ник спокойно ее выслушает и поверит. Сара знала, как может расценить Ник ее желание объясниться, но не хотела, чтобы он и дальше относился к ней с презрением.

Когда Сара въехала на машине в Лондон, мягкое послеполуденное солнце играло на никелированных частях автомобилей, на окнах учреждений вдоль оживленных городских улиц. Она не позвонила Нику, чтобы договориться о встрече. Сара положилась на случай: вдруг Родон окажется на месте и примет ее? Это было как русская рулетка, только играла она со своей жизнью. Если Ника в банке не окажется, значит, Саре не стоило и рассказывать ему всю правду.

Сара обратила внимание на более густую по синеве, чем ясное небо, тень от башни Почтового ведомства, зажатую между деловыми зданиями, которые походили на клетки для кроликов, и поразилась, как быстро силуэт, напоминавший минарет мечети, вписался в лондонскую панораму.

Влившись в бесчисленный поток машин, еле-еле продвигавшихся по дороге, Сара вздыхала: сколько времени потеряно! Пробки в такое время – обычное явление, но сегодня у Сары не хватало терпения сидеть в этой западне. Машины тащились с черепашьей скоростью, и Сара нервно барабанила пальцами по рулю. Наконец она добралась до площади Лазрет и припарковалась у сквера, который был украшением этого уголка Лондона. Она вышла из машины и, вспомнив вдруг ностальгические слова Роба о площади, грустно вздохнула.

Эту уютную площадь обрамляли построенные в девятнадцатом веке высокие здания с балконами и строгими фронтонами, она была отмечена печатью неповторимой изысканности, которая присуща той эпохе. Парк, разбитый в центре площади, придавал ей колдовское очарование, которым Лазрет выделялся среди других приятных уголков Лондона. Природа здесь врывалась в деловой мир и жила временами года. Весной деревья покрывались почками, из них к свету неспешно тянулись блестящие клейкие листочки, похожие на крохотные ладошки. Летом на ветвях колыхалось море листьев. Парковые тропинки исчертили перекрестные сине-черные тени, которые вздрагивали от малейшего ветерка. Под деревьями на скамейках устраивались в обеденный перерыв служащие. Ели бутерброды, бросали крошки серым лондонским воробьям – те чирикали, подпрыгивали и отгоняли голубей, отнимавших у них хлеб.

Сара перешла дорогу и поднялась по пологим ступеням, белым, как камни на отмели. Она ступила в портик, который поддерживали гладко оштукатуренные колонны, и в тот же миг мужчина в темно-коричневой ливрее с начищенными серебряными пуговицами бросился к двери, чтобы распахнуть ее перед Сарой.

– Добрый день, мисс! – вежливо произнес он. – К вашим услугам!

– Я хотела бы увидеть мистера Родона, – ответила Сара, надеясь ни лицом, ни голосом не выдать своей нервозности.

Привратник внимательно оглядел ее.

– Вам назначена встреча, мисс?

Сара отрицательно покачала головой, и выражение на лице привратника изменилось.

– Простите, мисс, но мистер Родон никого не принимает без предварительной договоренности.

Сара едва не улыбнулась: это судьба, и она перед ней бессильна. Сара молча повернулась спиной к входу, и привратник, нахмурившись, недоуменно смотрел ей вслед. Седые волосы над розовым лбом смешно топорщились.

Сара услышала, как зазвонил телефон, и привратник скрылся в вестибюле. Она перешла дорогу и, открывая машину, бросила прощальный взгляд на здание банка. По ступеням сбегал привратник и делал Саре знаки, но она села в машину и вставила ключ в зажигание.

– Мисс! – тяжело выдохнул привратник, наклонившись к дверце.

Сара опустила стекло и безучастно на него посмотрела.

– Мисс, – задыхаясь, вымолвил он. – Мистер Родон примет вас!

Сара чувствовала вымученность улыбки, с которой она отрицательно покачала головой.

– Я передумала, – сказала она. – Передайте, что теперь это уже не важно.

Сара завела мотор, привратник сделал шаг назад, не спуская с нее глаз и почесывая в затылке в недоумении от женских причуд.

Выезд перекрыл большой оранжевый автобус, и Сара, вынужденная ждать, нервно постукивала пальцами по рулю. Внезапно около машины возник Родон. Привратник, бросив на него быстрый взгляд, почтительно отвернулся, чтобы не мешать. Решительно вздернув подбородок, Сара уставилась на оранжевый автобус.

Ник смотрел на Сару, положив руку на крышу машины, потом рванул на себя дверцу. Сара изумленно повернулась к нему, готовясь закричать, но Ник цепкими пальцами схватил ее за запястье и выдернул из машины.

– Да отпустите же, будьте вы прокляты! – пробормотала она, с ненавистью глядя на него.

Второй рукой Ник захлопнул дверцу.

– Держите, Робертc! – сказал он, бросая ключи от машины привратнику. – Закройте и не отдавайте, пока я не распоряжусь.

– Это мои ключи! – сердито возразила Сара.

Ник с непреклонным видом потащил ее через дорогу так, как полицейские волокут сопротивляющегося преступника.

– Не смейте! – огрызалась Сара, пытаясь вырваться из мертвой хватки.

Он втащил ее по ступеням в мраморный вестибюль. На стене размеренно тикали часы, подчеркивая царившую вокруг сосредоточенную тишину. Под часами, за широким столом с несколькими телефонными аппаратами, сидела женщина в строгом сером платье. Она подняла голову и наблюдала, как Ник ведет упирающуюся Сару к лифту.

Дверцы лифта распахнулись, и Ник повернул к Саре невозмутимое лицо.

– Вы понимаете, что делаете? У меня ведь нет предварительной договоренности, запомните вы это, Бог Всемогущий!

Глаза у Ника загорелись.

– Пока не войдем ко мне, ведите себя тихо, маленькая злючка. От вас с ума можно сойти!

Кабинет Ника находился на верхнем этаже, коридор был устлан мягкими коврами. Ник тащил ее под удивленными взглядами служащих. Сара чувствовала, что ее поедают глазами.

Ник втолкнул ее в комнату и захлопнул дверь. Прислонившись к двери и тяжело дыша, он скрестил руки на груди.

– Наверняка побил рекорд в беге на милю, догоняя вас, – выдохнул он. – Совершенно выбился из сил!

– Не стоило беспокоиться, – проворчала Сара, отвернувшись от Ника.

Он усмехнулся:

– Впервые вы по доброй воле делаете шаг навстречу, при этом советуете не беспокоиться.

Сара вспыхнула. Она не могла посмотреть ему в глаза.

– Зачем вы пришли? – спросил он после непродолжительной паузы. Голос его звучал ровно.

– Не имеет значения.

– Ради Бога! – оборвал он Сару. – Просто так вы бы не пришли. Это из-за того, что я сказал в зоопарке? Что-то все-таки дошло до вас?

Сара повернулась к нему с искаженным от гнева лицом.

– Дошло, мистер Николc Родон! Да как вы смеете говорить со мной в таком тоне? Как смеете судить меня?

– Уже забыли, что у меня был случай убедиться в вашей благосклонности? – отрезал он, впиваясь в Сару глазами.

– Взаимной, заметьте!

Он поджал губы.

– Не стану отрицать. Я никогда не скрывал, что хочу вас, только не в моих правилах ложиться в постель с кем попало.

– Не в моих тоже! – от боли и возмущения голос ее дрожал.

Ник улыбнулся.

– К чему лгать? Скажите, Форселл не переспал с вами? Я видел, как он таял рядом с вами. Не говоря уже о том, кто был у вас дома в ту ночь.

– Люси! – запальчиво ответила Сара. Он застыл на месте.

– Что?!

– Люси, моя подруга. Она жила у меня, пока ремонтировали ее квартиру.

На секунду Саре показалось, что Ник не поверил ей, но он, пожав плечами, скривил рот.

– Полагаю, Холлидей оставил ее в роли сторожевой собаки. Он слишком хорошо знает вас, чтобы оставить одну в пустом доме. Я это понял в тот вечер, когда вы были у меня.

Лицо Сары застыло, глаза сверкали от ярости.

– Я больше не намерена выслушивать ваши оскорбления, мистер Родон! Потрудитесь раз и навсегда запомнить, что Грэг мне не любовник, а сводный брат!

Темные брови сардонически поползли вверх.

– Старая сказочка? Только она не пройдет! Вы уже признались в том, что он – любовник, и бегство из моего дома подтвердило его права.

– Я сказала то, во что вы могли поверить, и сказала, чтобы остановить ваши домогательства, – презрительно бросила Сара. – Вынуждена была вырываться любым способом. Иначе вы не оставили бы меня в покое. – Ее кошачьи зеленые глаза мерцали перед Ником. – Теперь оставите? Вы это ясно дали понять.

Ник не двигался и не спускал с нее глаз.

– В ту ночь, когда вы пришли ко мне, Холлидей позвонил с угрозой, что бросит вас, если вы сию минуту не вернетесь домой.

– Нет! – веско произнесла Сара. – Умер наш друг. К смерти этой мы были готовы. Роб тяжело болел несколько лет, но умер внезапно, Грэга это потрясло. Но позвал он меня не из-за собственного эгоизма, он хотел, чтобы я поддержала жену Роба. Грэг всей душой любит Люси, но у него разрывается сердце, когда она несчастна. Он слишком близко принимает все, что связано с Люси, и не может видеть ее горя.

– Он не любит вас? – Голос Ника, казалось, дрогнул и прозвучал надтреснуто.

Сара с гневным презрением посмотрела на него.

– Нет, Грэг не любит меня в том смысле, какой вы имеете в виду. Мы с ним очень близки, но любовных чувств между нами нет. Грэг для меня как отец и брат, а я для него – как дочь и сестра.

Ник сделал шаг к Саре, лицо его потемнело.

– Вы не сводили с него глаз в тот вечер, когда мы впервые встретились.

– Он страшно расстроился из-за Люси и начал пить. Естественно, я следила за ним. Я несу ответственность за него, а Грэг – за меня.

– А кто постоянно виснет на нем? – пробормотал Ник.

От прилива ярости, казалось, лопнет голова. Сара гневно смотрела на Родона.

– Что попусту слова тратить! Вам по душе собственная версия, не так ли? Никогда больше не приближайтесь ко мне! До конца дней своих не хочу вас видеть! Я не намерена носить ярлык потаскушки, который вам так хочется наклеить на меня, мистер Родон! В будущем держите свои грязные мыслишки при себе!

Сара решительно двинулась к двери, и Ник, поймав ее за руку, склонился к ней.

– Подождите, Сара! – торопливо сказал он.

Сбросив его руку, она повернула к нему гневное лицо.

– Не прикасайтесь ко мне!

За дверью стояла секретарша Ника с толстой серой папкой в руках. Когда Сара, резко распахнув дверь, вышла из кабинета, женщина уступила ей дорогу. Сара шла по коридору, и все снова оторвались от работы, провожая ее взглядом. Отодвинув в сторону секретаршу, Ник с решительным видом нагонял Сару.

Сара подбежала к лифту в тот миг, когда кабина только что поднялась. Дверцы раскрылись, из лифта вышла женщина. Сара в спешке едва взглянула на нее, но ощутила на себе любопытный пристальный взгляд. Ник совсем уже догнал Сару, но она заскочила в кабину. Створки дверей начали закрываться, и женщина, только что вышедшая из лифта, резко произнесла:

– Ник?!

Гибкое тело Родона в этот миг едва не нырнуло в лифт. Ник замешкался на какую-то секунду, но этого было достаточно, чтобы двери сомкнулись. Сара, прерывисто дыша, стояла в лифте, ее била нервная дрожь.

Спустившись в мраморный вестибюль, она попросила у привратника ключи. Тот неопределенно улыбнулся Саре, его розовый лоб поблескивал.

– Мистер Родон сам отдаст их вам, мисс. Привратник посмотрел поверх ее плеча, и Сара оглянулась и заметила мелькание огоньков на табло лифта. Ник спускается, подумала она. Сара бросилась к двери и выбежала на улицу. Мимо проезжало такси. Сара остановила его и рванула дверцу машины. Шофер вопросительно посмотрел на нее. Она назвала адрес, и таксист кивнул в ответ. Машина отъехала в тот момент, когда Ник сбежал со ступеней и застыл на тротуаре, глядя ей вслед.

Нетрудно было догадаться, что будет дальше. У Ника осталась ее машина, и Сара твердо знала, что он поедет следом к ее дому. Подавшись вперед, Сара дала шоферу другой адрес. Он высадил ее около дома Люси, и Сара просидела на ступеньках лестницы до тех пор, пока та не пришла.

– Ты что здесь делаешь? – побледнев, спросила Люси.

– Тебя поджидаю, – сухо отозвалась Сара, поднявшись на ноги.

Люси вставила ключ в замок, не сводя глаз с Сары.

– Выглядишь ужасно! Что случилось, Сара? Знаю, что-то произошло. У тебя такое же лицо, как в ту ночь, когда ты упала без сознания.

– Прежде, чем ты позвонишь Грэгу, сообщаю – я не беременна. Повторяю, не беременна! – отозвалась Сара, мрачно улыбаясь.

Люси порозовела.

– Я ничего такого не сказала. Я не повторяю одну ошибку дважды.

– Значит, ты у нас исключение, – горько пробормотала Сара. – Одному Богу известно, как мне хотелось бы сказать о себе такое.

Люси пошла в маленькую кухню.

– Есть хочешь? Приготовить что-нибудь? Со свойственным ей изяществом Сара присела на высокий кухонный стул. Рыжие пряди блеснули при свете лампы.

Сара оглянулась на Люси и встретила ее внимательный взгляд.

– Какие вы с Грэгом скрытные! – посетовала Люси.

– Я бы тост съела, – сообщила Сара, зная, что отвлечет этим Люси от дальнейших рассуждений – у той была страсть кормить людей и заботиться о них.

Делая тосты, Люси заметила:

– Ты мало ешь, Грэг тоже. Оба такие тощие.

– Грэг нуждается в присмотре, – согласилась Сара. – Я заставляю его нормально есть, но за работой он забывает обо всем.

Люси, улыбнувшись, отвернулась. Блестящая волна темных волос упала ей на лицо.

– Можно я переночую у тебя? – спросила Сара, взяв ломтик хлеба и через силу надкусила. Желудок не принимал пищу. Напряжение от разговора с Ником не отпустило, и меньше всего Саре хотелось есть, но она заставила себя жевать тост.

– Конечно, – произнесла Люси, с любопытством разглядывая Сару. Она умирала от желания расспросить Сару, но понимала, что не дождется ответа. Люси знала, что Грэг и Сара держат в тайне личную жизнь, и научилась с уважением относиться к их скрытности.

Люси забрала тарелку с тостами.

– Ты же не хочешь есть. Не знаю, что с тобой, но давиться через силу не стоит.

Сара криво усмехнулась.

– Как ты догадалась?

Люси печально улыбнулась.

– Посмотри на себя в зеркало!

Сара, последовав чуть позже совету Люси, пришла в ужас от собственного лица: бледное, неподвижное, под глазами тени. Природная подвижность исчезла, вместо лица была маска, которую Сара не узнавала. Ник Родон, как стихийное бедствие, крушил все на своем пути.

В ту ночь Саре не спалось, но она старалась лежать тихо, чтобы не потревожить Люси – у той только-только начал налаживаться сон.

Вернувшись домой на следующее утро, Сара увидела свою машину. Ключи лежали на коврике под дверью. Рядом записка, в которой Ник просил позвонить в банк. «Нужно поговорить», – гласила записка. Порвав листок, Сара решительно принялась за работу.

Во второй половине дня зазвонил телефон. Сара подняла трубку и услышала голос Ника:

– Сара, надо поговорить!

Она не стала отвечать. Едва она отошла от аппарата, как раздался еще один звонок, и Сара, сняв трубку, положила ее на телефонный столик.

Часом позже она услышала рев машины. Потом шаги на дорожке, настойчивую трель дверного звонка. Ник обошел дом, как и в первый раз, чтобы зайти через сад, но Сара крепко заперла и ту дверь. Она потихоньку забралась на второй этаж к Грэгу, пытаясь не обращать внимания на упорные звонки и стук в дверь. Ночью Ник позвонил по телефону. Не могла же Сара все время держать трубку снятой.

– Перестаньте звонить! – резко сказала она. – Либо мне придется переехать отсюда. Я не хочу говорить с вами. И не хочу больше видеть вас!

Ник, должно быть, оглох от грохота, с которым она бросила трубку. Сара добилась своего. Родон не звонил и не приезжал.

Сара обрадовалась, почувствовала облегчение, и единственная причина, по которой глаза у нее все время были на мокром месте, это ненависть к Нику, говорила она себе. Глядя в зеркало, она вспоминала, что надо ненавидеть Родона – ведь это по его милости под глазами у нее круги, а у губ – жесткие складки.

Она не хотела видеть Ника, даже мельком. Они разные, как вода и огонь, между ними неприступная стена – социальное происхождение, воспитание, – и разрушить ее невозможно. Разногласия возникали между ними по любому поводу, они спорили, ссорились, вечно не соглашались друг с другом. Единственной точкой соприкосновения было влечение плоти, от которого они каждую встречу теряли голову, но для серьезных отношений этого было недостаточно.

Сара заставляла себя работать больше обычного – это помогало забыть о Нике. В свободное время она ходила к Люси, стараясь завести разговор о Грэге и укрепить его позиции. Она надеялась, что хоть один из них двоих склеит что-то из обломков личной жизни.

Грэг вернулся из Франции очень загоревшим и похудевшим. При первой встрече с Люси он умышленно не смотрел ей в глаза. Люси залилась густой краской. Сначала она тоже не могла взглянуть на Грэга, но скованность постепенно исчезла, и Люси отвлеклась, занявшись приготовлением грандиозного ужина.

Люси радовалась своим кулинарным успехам и смеялась над Грэгом, который ныл, что не может с места сдвинуться – так он объелся. Люси даже позволила Грэгу помочь ей с мытьем посуды. Сара потихоньку ушла и оставила их вдвоем. Грэгу придется нелегко. Он будет долго ждать, но, чувствовала Сара, мечта его все-таки сбудется.

Как-то раз Грэг уговорил их втроем пойти в театр, на балет. Билеты предложил кто-то из заказчиков, и он с удовольствием взял их, потому что в летний сезон попасть на балет было трудно.

Сара надела новое выходное платье – узкое, белое, оно придавало прозрачную бледность ее коже и необыкновенно оттеняло волосы. Люси, когда Грэг усаживал ее в кресло, покраснела и приветливо ему улыбнулась. Он со смехом поднимал с пола программку Люси – она роняла ее три раза. Сара отсутствующим взглядом скользнула по лицам в зале.

В ложе на противоположной стороне она увидела Ника и поспешно отвела взгляд. Родон, опустив голову, изучал программку, а сидевшая рядом красивая женщина что-то сосредоточенно говорила ему. Ник всегда нравился женщинам, и эта тоже с явным восхищением смотрела на его мужественный профиль.

Сара еще раз глянула в ложу, когда начали гаснуть огни. Она увидела черный силуэт Ника, и сердце заныло от острой боли.

Спутница его была восхитительна: вечерний туалет сверкал, белоснежные плечи казались просто ослепительными от искр бриллиантового колье. В антракте Сара осмелилась вновь взглянуть на Ника – он смеялся какой-то шутке своей спутницы, лицо его на фоне белого с позолотой кресла так и светилось весельем. Внезапно он тревожно повернул голову, ощупывая глазами зал. Сара наклонилась, чтобы поднять с пола специально оброненную программку. Она не хотела, чтобы Ник увидел ее. Стараясь остаться незамеченной, она шарила по полу, и Грэг, нахмурившись, склонился к ней.

– Что случилось?

Подняв программку, Сара медленно распрямилась.

– Ничего, – ответила она, надеясь, что густой румянец можно отнести на счет притока крови.

На Ника она больше не смотрела, но инстинкт подсказывал ей, что он ее заметил. Сара уставилась на золоченые короны на занавесе, по спине у нее медленно поползли колючие мурашки. Боковым зрением Сара ухитрилась увидеть ложу. Ник, опершись на бархатные перила, рассматривал Сару в театральный бинокль.

Грэг наклонился к Саре, протягивая коробку шоколада, которую он купил в театре. Она долго выбирала конфету, ощущая настороженный взгляд Грэга.

– Жарко? – спросил он. – Ты сильно покраснела.

– Нет, – солгала Сара.

Грэг приложил ладонь к ее щеке.

– Ты вся горишь!

– Душно, – ответила она. – Тебе не кажется, Люси?

Люси озабоченно наклонилась к Саре.

– Вроде бы нет.

Грэг вопросительно посмотрел на Люси, та пожала в ответ плечами. Сара едва обратила внимание на их безмолвный диалог.

Занавес поднялся, свет притушили, зазвучала тихая музыка. Сара метнула взгляд в ложу Ника. Он сидел в прежней позе, бинокль был явно направлен не на происходившее на сцене. Сара уловила в темноте движение женской ладони, похлопывавшей Ника по руке, поворот головы Ника и медленное скольжение бинокля вниз.

Больше Ник в ее сторону не поворачивался, но Сара сидела как пригвожденная и на сцену смотрела, ничего не видя. Фигуры, которые плели на сцене венок из условных жестов и движений, казались ей призрачными тенями, а музыка, вторгавшаяся в ее сознание, звучала ироническим контрапунктом собственным чувствам.

Увидев Ника, Сара с новой силой ощутила, как она любит его и как противно-нелепы чувства, которые он в ней вызвал. Она готова была ночь напролет любоваться одним его профилем. К глазам подступали слезы, но она держала себя в руках. Сидела с вымученной улыбкой, надеясь, что посторонние ничего не заметят, и боясь только Грэга – его не провести.

Внимание ее привлекло движение в ложе. Она увидела, как Ник подался вперед, белая рубашка светлым пятном мелькнула в полумраке. Наверно, придвинулся к женщине, может, целует ее. Иначе зачем он шевельнулся? Ревность острым штопором буравила Сару.

Она перевела взгляд на сцену и удивилась – спектакль закончился. Раздались аплодисменты, потом началась обычная церемония: занавес несколько раз взлетает вверх, летят цветы, улыбки, балерины кланяются, им целуют руки. Сара как зомби смотрела на происходящее, не позволяя себе взглянуть на Ника.

Грэг повел Люси и Сару по тесному проходу между креслами. Вокруг все восторгались танцовщиками, оркестром. Сара же замкнулась в себе, ей стало холодно. Грэг, оглянувшись через плечо, помрачнел, и она нацепила дежурную улыбку.

Они спускались в фойе – там колыхалась толпа. Сара уставилась в спину Грэга. Она специально не смотрела по сторонам, чтобы не увидеть Ника. Надо выбраться из театра без новой встречи – зачем лишние страдания.

Ник, конечно, рядом с той красавицей. Сегодня у него нет времени высматривать Сару. Может, он уже вычеркнул ее из памяти и заодно стер ее имя из записной книжки. Зачем она вообще ему понадобилась, если в списке его побед такие роскошные дамы, как сегодняшняя? Нечего и сравнивать себя с той, что сидела рядом с Ником в ложе. Одного взгляда было достаточно, чтобы Сара поняла: женщина эта затмевает ее во всем – во внешности, одежде, манерах. Подобные создания бывают только в мире Родона, мире богачей, к которому он принадлежит. Сара была за пределами этого мира, но ни минуты не жалела об этом.

Наконец они выбрались на холодный ночной воздух. Грэг пошел за такси, Люси наклонилась, чтобы поправить ремешок на туфле. Сара же стояла, оцепенело глядя на звезды в лондонском небе. Как нелепо они выглядят здесь, где свет их меркнет от ослепительного сияния уличных фонарей.

– Сара! – раздался рядом голос. Пальцы коснулись ее руки.

Сара замерла. Она отвернулась от Ника. Грэг взмахнул рукой, и Люси, заметившая только жест Грэга, весело сказала:

– Пойдем! Грэг поймал такси!

Сара судорожно метнулась вслед за торопливой фигуркой Люси. Ник задержал ее.

– Отпустите меня! – пробормотала она, не глядя на него.

Ник отпустил. Сара, не оглядываясь, пошла прочь.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В середине июня наступила изнурительная жара. Много дней подряд небо было синее, знойное, на улицах Лондона стало нечем дышать – так раскалились дома и асфальт. На Сару навалилась непривычная усталость, она почти не работала, томилась бездельем, и Грэг начал тревожно поглядывать на нее.

– Ты неважно выглядишь, – сказал он Саре, и она ответила легкой улыбкой.

– Чувствую себя прекрасно!

В те дни у Сары часто вырывались эти слова, похожие на крик. Люси, обеспокоенная, как и Грэг, получила тот же ответ. Сара не хотела, чтобы кто-то догадывался, как ей тяжело. Узнай Грэг или Люси о ее переживаниях, она стала бы еще несчастнее.

Как нельзя кстати пришелся неожиданный заказ из Кента – какая-то дама пожелала иметь вид своего парка. Это был прекрасный повод покинуть Лондон, избавиться от незримого присутствия Ника и скрыться от немого вопроса в излишне проницательных глазах Грэга.

Грэг уехал в Кембриджшир в тот самый день, когда пришло письмо из Кента, и Люси перебралась к Саре, чтобы присмотреть за домом. Сара направилась в Кент с твердым намерением забыть Ника Родона.

Дом, куда ее пригласили, назывался «Ручей цапли» и находился на холмистых равнинах Кента, сбегавших к морю. Миссис Уолтерс в письме подробно описала дорогу.

Сара довольно легко отыскала «Ручей цапли». Поместье располагалось в тихом месте, на значительном удалении от узкой проселочной дороги. Добравшись до места, Сара из машины начала разглядывать дом. Он был ни чересчур велик, ни мал – просторный помещичий дом, построенный, как она полагала, в двадцатые годы нашего века; белые стены и бледно-желтые ставни в континентальном стиле выдавали любовь его обитателей к обилию воздуха и солнечного света.

Сара позвонила у входа, и дверь открыла немолодая женщина в темно-синем платье. Она уставилась на Сару бесцветными, как белесое мартовское небо, глазами. Высокая, сухопарая, с длинным лошадиным лицом, она излучала неприязнь. Сара смотрела на женщину в замешательстве: может, она просто не любит художников? Такие люди Саре встречались.

– Заходите! – произнесла женщина, не размыкая бледных губ, когда Сара представилась.

Сара, заинтригованная и немного раздраженная приемом, переступила порог и двинулась следом за женщиной через отделанный золотистым дубом холл; бледно-зеленое платье подчеркивало изящную, стройную фигуру Сары.

– Мисс Николс! – слишком громко, словно оглашая приговор суда, сказала женщина.

Сара вошла с вежливой улыбкой и остолбенела, узнав женщину, которая поднималась из бархатного кресла.

Это была сестра Ника, она смотрела на Сару с той самой очаровательной улыбкой, которую Сара видела на фотографии в квартире Родона. Она шагнула к Саре и протянула руку.

– Как я рада, что вы приехали! – сказала она и, заметив, что Сара смятенно оглядывается по сторонам, добавила: – Нет, Ника здесь нет.

Сара медленно пожала протянутую ей руку, и Джудит улыбнулась.

– Присядьте, пожалуйста. У вас такой сокрушенный вид.

Сара села – она бы и секунды не продержалась на ногах, – обвела взглядом уютную комнату и еще раз посмотрела на впустившую ее в дом женщину и не могла скрыть вопроса, наверняка сквозившего в ее глазах.

– Принеси чаю, Тилли! – сказала Джудит, глянув на женщину, встретившую Сару.

– И не подумаю! – ответила та, подбоченившись. Когда она заговорила, стали видны ее крупные зубы, отчего ее лошадиное лицо показалось еще более угрюмым.

– Делай, что говорят, – нравится тебе это или нет! Ступай и приготовь чай!

Сара разглядывала обеих женщин, гадая, какие отношения их связывают. Поначалу ей казалось, что женщина постарше – прислуга, теперь же Сара в этом усомнилась. Тилли дерзила как-то по-родственному.

– Посмотрим, как ты запоешь, когда Ник узнает! – злорадно ответила Тилли.

– Тилли, не суй нос не в свои дела!

Судя по тону, Джудит могла взорваться в любое мгновение. Тилли вперила в нее долгий осуждающий взгляд, потом молча удалилась негнущейся походкой аиста, приволакивая левую ногу.

– О Боже! – простонала Джудит. – Хромает!

Сара так удивилась, что осмелилась спросить:

– Она ушибла ногу?

– Растянула связки десять лет назад, но теперь у нее все в порядке. Ник, заставив врачей с логарифмической линейкой выправить ей ногу, уверил нас, что от травмы не осталось и следа. Тилли, однако, начинает хромать, когда выходит из себя.

– А почему она вне себя? – спросила Сара, откидываясь на спинку кресла, обитого зеленым бархатом.

Джудит смотрела ей в глаза.

– Не одобряет того, что я делаю.

Не отводя глаз, Сара спокойно произнесла:

– А что вы делаете? Зачем вы меня пригласили, миссис Уолтерс?

– Джудит, пожалуйста, называйте меня Джудит! – Приятное лицо осветилось улыбкой – не то лукавой, не то довольной. – Откровенно говоря, я пригласила вас, чтобы понять, смогу я чем-то помочь или нет.

Сара выпрямилась.

– Что вы имеете в виду?

Джудит поморщилась от решительного тона Сары.

– Прошу вас, не сердитесь! Мне и Ника хватает. Он никогда не был покладистым, но за последний год стал совершенно невыносимым. Мы с Тилли знали, что у него кто-то есть, но не могли выяснить, кто именно. Потом, увидев его с вами в зоопарке, я, конечно, сразу все поняла, хотя так и не выяснила, кто вы. Из Ника слова не вытянешь. Порой он скрытен до умопомрачения.

– Как вы узнали мое имя? – не сдержав любопытства, спросила Сара.

– Видите ли... – Джудит заметно порозовела. – Боюсь, весьма недостойным образом. Это вторая причина, по которой Тилли злится на меня. На позапрошлой неделе я провела выходные в квартире Ника и заглянула к нему в секретер, когда его не было дома.

Сара округлила глаза.

– Вынуждена согласиться с Тилли, поступок действительно неприглядный!

Сара, преданно любя Грэга, никогда бы не вторглась в его личную жизнь подобным образом.

Щеки у Джудит пылали.

– Как бы там ни было, я нашла то, что искала. Отыскала газетную вырезку, лежавшую в ящике стола. Это была ваша фотография с художником на какой-то выставке. Из подписи я узнала ваше имя и профессию. Остальное было совсем просто. После нескольких телефонных звонков выяснила адрес и написала вам.

Сара, склонив ярко-рыжую голову, теребила юбку.

– Ценю вашу заботу о брате, но, боюсь, вы ошиблись в выводах. Между мистером Родоном и мной ничего нет.

– Вздор! – возразила Джудит.

Сара подняла голову, залившись краской.

– Уверяю вас...

– Можете твердить это до посинения, но я знаю брата и никогда прежде не видела его в таком состоянии.

Сара прерывисто вздохнула.

– Как он? – Спросив, Сара тут же пожалела о сказанном – в глазах у Джудит вспыхнуло торжество.

– Как побитый пес! – сказала она, и Сара едва не рассмеялась, хотя сердце у нее заныло. – Я не сидела сложа руки, пока Ник распускал нюни, – произнесла Джудит, и в тот же миг дверь открылась, и в комнату, хромая, вошла Тилли, толкая перед собой сервировочный столик на колесах.

– Наберутся мальчики таких слов – как пить дать, – заметила она, бросив гневный взгляд сначала на Джудит, а потом на Сару.

– Они же не слышат! – возразила Джудит.

– Услышат, дай только срок, а потом известное дело, что случится. Мальчишки начнут повторять всякие гадости, отцу их это не понравится. И виноватой, конечно, буду я!

Тилли принялась разливать чай. Руки у нее были большие и ловкие.

– Она все-таки останется? Будь у нее хоть капля разума, сразу бы отправилась восвояси.

– Вы ведь погостите? – с надеждой обратилась Джудит к Саре.

– Не могу, – пробормотала она, не глядя на Джудит.

– Он тебе за такое спасибо не скажет, Джудит! – заявила Тилли, подавая чашку сначала Джудит, а потом Саре.

– Мне его благодарность ни к чему! – отрезала Джудит. – Иди, Тилли, займись чем-нибудь, это не твое дело.

– Ник – не мое дело?! Да я его с пеленок нянчу! И знаю, что он разозлится, узнав о твоих проделках. – Голос у Тилли был злорадный, она словно предвкушала гнев Ника. Белесые глаза негодующе смотрели на Сару. – Он ей не нужен! Так что оставь Ника в покое, Джудит!

Сара вскочила, едва не расплескав чай.

– В самом деле, не будем обсуждать эту тему! Мне надо уехать.

Джудит крепко схватила ее за руку.

– Прошу вас, останьтесь – хотя бы чаю попьете. Поговорите со мной! Ника здесь нет, поверьте! Ах, Тилли, убирайся вон! Все испортила! – Она топнула ногой, как рассерженный ребенок, и Тилли смерила ее надменным взглядом.

– Ох, как страшно! Ну ладно, продолжай в том же духе, только потом не прибегай ко мне рыдать, когда Ник за тебя возьмется! – Тилли вышла, хлопнув дверью, и Джудит успокоилась.

– Пожалуйста, сядьте, выпейте чаю.

Сара неохотно опустилась в кресло.

– Учтите, я отказываюсь говорить о Нике, – предупредила Сара, глядя в чашку.

Джудит придвинула ей квадратную тарелочку с крошечными бутербродами, Сара автоматически взяла один и чуть не подавилась – во рту так пересохло, словно она пепла наглоталась.

– Сколько времени потребуется, чтобы нарисовать наш ручей? – непринужденно спросила Джудит.

– Об этом не может быть и речи! – резко ответила Сара. – Это невозможно, вы сами прекрасно понимаете.

– Я не прошу о невозможном, – ответила Джудит с легкой улыбкой. – Хочу лишь, чтобы вы погостили у нас.

Сара взглянула ей в лицо. – Зачем?

– Прошу вас! – умоляюще произнесла Джудит. – Клянусь, я не жду Ника. Поймите, он не знает о вашем приезде и всю неделю пробудет в Лондоне. Без предупреждения он здесь не появится.

Сара сосредоточенно смотрела в тарелку с недоеденным бутербродом.

– Вы все понимаете неправильно, – с трудом выговорила она. – У Ника никаких серьезных чувств ко мне нет.

– А у вас? – поспешно спросила Джудит.

– Тоже! – солгала Сара, немного поколебавшись.

– Тогда в чем же дело? Поживите и нарисуйте наш сад! – сказала Джудит с нескрываемым ликованием.

Сара криво усмехнулась.

– Вы настойчивы, как брат!

– Он действительно невероятно упрям! – подтвердила Джудит. – Твердолобый. Я в восторге от вашей пощечины! Сама всегда мечтала поколотить его, но он в детстве был намного сильнее, к тому же без зазрения совести дал бы мне ответную оплеуху.

– Я думала, он ударит меня, – призналась Сара с невеселой улыбкой.

– Я тоже, – кивнула Джудит. – Боже мой! Он места себе не находил до конца дня. Даже мальчики разнервничались, обычно он снисходительно относится к ним. Когда Эндрю сломал старую крикетную биту, которую Ник берег в память о школьной команде, он лишь немного поворчал.

– Эндрю – ваш старший?

Джудит тут же перешла к делу. Через минуту на коленях у Сары лежал большой альбом в кожаном переплете, а Джудит, присев на подлокотник Сариного кресла, показывала бесчисленные фотографии смуглых мальчиков – явных непосед с озорными глазами.

– Эндрю очень похож на Ника в детстве, – сказала Джудит, показывая поблекший старый снимок. Сара заворожено вглядывалась в изображение. Семилетний Ник – худенький, расплывшийся в улыбке – казался ей невероятно трогательным. – Сейчас Патрик похож на моего мужа, Дэвида. Это внушает опасения – у Дэвида так редеют волосы. Надеюсь, он не станет совершенно лысым.

Сара смотрела на фотографию Дэвида – на ней он спокойно наблюдал за сыновьями. С виду он был старше Джудит – ему лет сорок пять, решила Сара.

– Он в Мексике, – вздохнула Джудит. – Деловая поездка. Ненавижу эти долгие отлучки – уезжает на несколько недель, а ездить с ним сама не могу из-за детей. Они сводят Тилли с ума. – Джудит взглянула на изящные серебряные часики. – Скоро должны вернуться. У меня живет швейцарка, она гуляет с детьми и заодно учит английский.

– А Тилли ведет хозяйство?

Джудит кивнула в ответ.

– Она бы мигом отсюда убежала к Нику, если бы он ее позвал, но у того есть чета Фёрфов, так что, когда Тилли делает прозрачные намеки, Ник всегда отвечает: в моем доме нужнее она. Тилли только о Нике и думает. Он ее любимчик.

– Она давно живет у вас?

– Всю мою жизнь и почти всю жизнь Ника, – ответила Джудит. – Теперь она в доме за главную – присматривает за всей семьей. Господи, переехала бы она к Нику, только он не такой дурак.

Сара рассмеялась.

– Уверена, вы любите ее!

– Конечно! – вздохнула Джудит. – Но Тилли – домашний деспот. К счастью, она обожает Николь. Гениально, что мы назвали девочку в честь Ника, правда? Тилли с первого взгляда привязалась к малышке. Я люблю детей, но от них так устаешь, а Тилли, к счастью, снисходит до того, чтобы побыть некоторое время с Николь, и я могу отдохнуть. – Джудит внезапно встала. – Покажу вашу комнату. Я выбрала самую милую в доме. Вид из нее потрясающий!

Уже не пытаясь сопротивляться напористости Джудит, Сара пошла следом.

– Послушайте, я в самом деле не считаю, что...

– Пожалуйста! – с улыбкой отозвалась Джудит. – Ничего плохого не произойдет. Я искренне хочу поближе познакомиться с вами, и мне будет приятно видеть вашу картину в доме.

Сара поднялась по широкой лестнице и восхищенно вскрикнула, войдя в просторную, залитую солнцем комнату. Джудит ушла, дав Саре возможность распаковать чемодан, и потом уже не появлялась, занявшись детьми, которые вернулись с прогулки и наполнили дом топотом ног и звонкими голосами.

Разложив вещи, Сара подошла к окну и выглянула в зеленый сад. День клонился к вечеру, и в розовато-синих сумерках вид из окна казался витражным стеклом – так он был прозрачен.

Припадающие шаги в коридоре насторожили Сару, она обернулась и увидела лошадиную физиономию Тилли.

– Почки есть будете? – вопросила Тилли так, словно хотела получить от Сары отрицательный ответ.

– Я ем почти все, – сказала Сара.

– Ладно, уже легче, потому что ничего другого сегодня нет. Ник несколько месяцев толком не ест! – Белесые глаза уничтожающе смотрели на Сару.

Она почувствовала жаркий прилив крови к лицу и промолчала.

– Я не такая взбалмошная, как Джудит, – обиженно сообщила Тилли, – но мне не нравится, когда Ник отказывается от еды.

– По-моему, вам следует обсудить этот вопрос с мистером Родоном, – холодно заметила Сара.

– Он ничего не скажет, заведи я разговор.

– Вероятно, не хочет посвящать вас в свои дела, – резко отозвалась Сара.

– Никаких «вероятно»! – проворчала Тилли. – По-прежнему трудный ребенок. Полагаете, я отступлюсь?

– Думайте все, что вам угодно, – сказала Сара, неожиданно усмехнувшись. Живость и теплота ее улыбки застали Тилли врасплох. Выцветшие глаза сузились.

– М-да... – злобно произнесла Тилли. – Сколько вам лет?

– Двадцать четыре. Родители умерли, живу в Лондоне, все зубы целы! – Сара оскалилась, и Тилли изумленно уставилась на нее.

– Дерзкая, значит? Воображаю, чего натерпелся Ник!

Сара проглотила ответ и сделала непроницаемое лицо. Тилли кивнула, рот растянулся в улыбке.

– Я сразу вас раскусила, достаточно взглянуть на рыжие волосы. Вздорная дамочка, так?

Сара пронзила ее холодным взглядом.

– Вы ничего не знаете обо мне. Будьте добры, не лезьте в чужие дела!

Улыбка Тилли стала еще шире и ехиднее.

– Прямо фейерверк, да и только: шипит, осыпает все искрами! Неудивительно, что Ник обжег пальцы!

Сара с высоко поднятой головой прошла мимо Тилли, и та похромала следом, бормоча что-то себе под нос. Старая ведьма, думала Сара, как она смеет разговаривать в таком тоне!

Отношения Сары с Тилли резко изменились за следующую неделю, когда Сара рисовала в громадном саду, залитом солнцем. Она часто виделась с Джудит и детьми, но дольше всего бывала в обществе Тилли, которая пристрастилась спускаться вниз к ручью, чтобы постоять рядом с Сарой и поехидничать над ее работой. Сара поначалу выходила из себя, но потом слова Тилли начали забавлять ее, и она стала с нетерпением ждать колкие отзывы сурового ценителя. В них всегда была доля истины, хотя добраться до нее через грубоватое ворчание было непросто. Пожилая женщина все больше занимала Сару: Тилли была натура своеобразная, она могла быть оскорбительно прямолинейной, но за резкой, ершистой манерой поведения скрывалась добрая душа.

Джудит была совсем другая – уравновешенная, уверенная в себе женщина, лет на десять постарше Сары, холеная, очаровательная, очень дружелюбная. Саре она нравилась, но сильнее ее тянуло к Тилли. Некоторые ее колкости были так забавны, что Сара запоминала их, чтобы пересказать Грэгу – тот, она чувствовала, оценил бы юмор Тилли.

Тилли без обиняков расспрашивала Сару о ее жизни, слушая ответы с глубоким интересом.

– Этот Грэг, значит, живет с тобой?

– Он – мой сводный брат и живет со мной в одном доме. У каждого своя квартира.

Тилли сверлила Сару взглядом.

– Он не женат, стало быть?

– Пока что, – ответила Сара и слегка улыбнулась, мысленно надеясь, что Люси изменит судьбу Грэга.

– Собирается? – спросила Тилли, и Сара неожиданно для себя начала рассказывать про Люси и Роба.

Тилли печально смотрела на Сару. – Да, тяжело ей пришлось. У меня был брат, он тоже умер от чего-то подобного. – Пока Сара задумчиво кивала в ответ, Тилли спросила: – Ник, стало быть, ревновал?

Сара взглянула на Тилли и залилась румянцем. Ничего не ответив, она поспешно отвела глаза. Тилли, усмехнувшись, перевела разговор на другую тему.

Жаркие июньские дни летели словно пушинки одуванчика – неторопливо плыли над лугами, которые кольцом окружали усадьбу, придавая ей идиллический, благостный вид. Сара наблюдала, как мальчики строили запруду на ручье, а потом хохотали, когда вода прорвала ее, разметав по камышам прутья и комья грязи. Дикие утки, потревоженные всплеском воды, негодующе взлетели, а мальчики с громким смехом побежали от ручья, мелькая заляпанными тиной ногами и красными от загара лицами.

Николь сидела в похожем на сачок для ловли омаров манеже; растопырив пальчики, она взмахивала ручонками вслед пролетающим птицам, пускала пузыри и радостно лопотала одно-единственное слово: «па-па», «па-па». На коричневых от загара локотках были ямочки. Личико с прядками темных волос, выбивавшихся из-под вышитого чепца с отворотами, делало девочку до смешного похожей на Ника. Сара замирала при каждом взгляде на эту круглую мордашку – на ней сияли знакомые глаза. Джудит не ошибалась, говоря о сходстве малышки с Ником, и Саре казалось, что с годами Николь все больше будет походить на него.

Солнце пекло нещадно, и Тилли пришла к ручью со старой соломенной шляпой, которую откопала где-то в доме. Спустившись твердым шагом к Саре, она надвинула на нее шляпу.

– Получишь солнечный удар, так и знай! – проворчала она. – И не вздумай снять!

Сара состроила рожицу в спину Тилли. Тилли все более демонстративно показывала свою власть над Сарой и опекала ее наравне с Джудит и детьми. Сара теперь знала: всем, что находится в пределах «Ручья цапли», руководит Тилли. Саре в некотором смысле льстило, что Тилли решила присовокупить и ее к своим владениям, но в то же время такое покровительство могло свести с ума. Сару, давно привыкшую к независимости, не радовало обращение с ней как с маленькой девочкой, и, хотя Тилли считала ее дерзкой, возражать пожилой женщине она не смела. Растущая привязанность к Тилли делала Сару более терпимой. Понемногу она начала подчиняться домашней тирании, на которую жаловалась Джудит. Деспот деспоту рознь, мрачно размышляла Сара, и самый суровый – любовь, потому что человек перед ней бессилен. Под внешней угрюмостью Тилли скрывалась истинная любовь к близким ей людям.

Сара, откинув шляпу на затылок, пристально вглядывалась в зыбкую поверхность воды и покусывала кисть. Ей предстоял очередной экзамен по технике живописи – изображение воды всегда давалось ей с трудом.

Сверху послышались голоса, Сара невольно обернулась и застыла от ужаса, увидев Ника. Он стоял на взгорке с Аннабель и Джереми, рядом была Джудит – она обводила всех взволнованным взглядом. В первое мгновение Сара заметила одного Ника. На нем были светло-бежевый костюм из плотной хлопчатобумажной ткани и рубашка более темного тона, распахнутая у ворота и обнажавшая блестевшую на солнце смуглую кожу. Лицо Родона выражало крайнюю степень изумления.

Его словно по голове ударили, подумала Сара, глядя на Ника. Несколько секунд она и сама находилась в шоке, поэтому состояние Ника было ей понятно, но потом написанное на его лице потрясение вызвало у Сары приступ смеха, и удивление в синих глазах Ника разом исчезло, сменившись злостью, неприкрыто яростной.

Джереми с распростертыми объятиями двинулся к Саре.

– Дорогая, какими судьбами?

Сара встала, позволила ему обнять себя, потом подалась назад и улыбнулась Джереми.

– А ты как думаешь?

Аннабель спустилась к ручью.

– Где вас только не встретишь!

В голосе ее звучала враждебность. По раздраженному личику Аннабель Сара поняла, что та не забыла вечеринку, с которой Сара увела Родона. Ник, держа руки в карманах, сошел с пригорка. Он посмотрел на мольберт, на ручей, потом глаза его сердито обратились на сестру. Джудит стояла с невозмутимо-невинным видом.

– Несколько раз звонил, но не заставал тебя, – жаловался Джереми. – Это просто чудо – встретить тебя здесь!

– Мне тоже очень приятно, – ласково улыбнулась Сара, и Джереми привлек ее поближе, чтобы поцеловать.

– Внизу не жарко? – произнесла Джудит, забавляясь ситуацией. – Как можно работать в таком пекле?

– Тилли нашла мне шляпу. – Сара вскинула голову, зеленые глаза озорно блестели. – Идет мне, а? По-моему, только шлепанцев не хватает!

Шляпа была старой, выцветшей, с обвисшими полями, но на рыжих волосах смотрелась весьма пикантно, и глаза у Джереми сияли восхищением.

– Прелестно! – ответил Джереми, и Сара искоса, сквозь ресницы взглянула на Родона.

Тот смотрел на нее, но тут же перевел взгляд на дальние поля, зеленевшие за садом.

– Я почему-то решил, что ты во Франции, с братом, – продолжал Джереми.

Ник судорожно повернул голову в сторону Сары.

– Грэг сейчас дома, – отозвалась Сара. – Он ездил в Кембриджшир, смотрел одну лошадь.

– Не выпить ли нам чаю? – весело предложила Джудит, избегая холодного, пристального взгляда Ника.

Сара пошла с Джереми, ее точеная фигурка по обыкновению была обтянута синими шортами и тонким топом того же цвета. Совсем короткие шорты как бы удлиняли бронзовые от загара ноги.

Чаепитие вышло натянутое. Ник не проронил ни слова; развалясь в кресле, он сидел с непроницаемым лицом и изредка посматривал на Сару. Аннабель же не закрывала рта; обращаясь к Нику, она оживленно щебетала, но он ее едва слушал. Джудит, разлив чай и предложив всем закуски, с интересом наблюдала за происходящим, немного нервничая под взглядом брата. Она, однако, хорошо владела собой, и Джереми вроде бы совсем не чувствовал накаленной атмосферы. Для него существовала лишь Сара. Склонившись к ней с сияющим видом, Джереми рассказывал об отце, «Вороньем приюте», картине, погоде. Он перескакивал с темы на тему без секундной паузы, и Сара, как зачарованная, с улыбкой слушала Джереми и не сводила с него глаз.

Когда были исчерпаны все темы, которые смог подбросить Джереми, и все допили чай, Сара специально завела разговор о своей последней картине. Джереми слушал ее так же внимательно, как незадолго до этого Сара, и не спускал глаз с ее подвижного лица. Сара чувствовала, как раздражен Ник, видела, как он барабанит пальцами по подлокотнику.

Аннабель еще раз попыталась привлечь внимание Ника, но он лишь рассеянно кивал в такт ее болтовне, не переставая хмуриться.

Компания вдруг распалась окончательно. Ник поднялся – теперь он казался еще выше ростом, линия рта стала непреклонно жесткой.

– Если собираетесь возвращаться, вам пора! – сказал он Джереми.

Джереми, послушный взмаху хозяйского хлыста, тут же вскочил.

– Да, сэр! – отреагировал он, как умный и преданный пес, но глаза скосил на Сару.

Форселл раскрыл было рот, но Ник подхватил его под руку и повел к двери. Аннабель двинулась следом, опустив уголки губ. Мимоходом она бросила уничтожающий взгляд на Сару. Джудит пошла проводить Форселлов; поддерживая светский разговор, она на пороге многозначительно оглянулась на Сару, как бы ободряя ее перед ответственным сражением.

Сара склонилась над чайным столом и взяла последний ломтик кекса – все, что осталось после Джереми, налегавшего за чаем на кекс в шашечку, который испекла Тилли несколько часов назад. Он был очень вкусный. Откинувшись в кресле, Сара жевала кекс и ждала, что будет дальше.

Минут через пять она услышала в холле голос Ника. Он ледяным тоном разговаривал с Джудит, но слов разобрать Сара не могла. Интонация, правда, говорила о многом. Ник явно распекал сестру. Голос металлическим звоном отдавался в ушах. Сара отщипнула еще один кусочек от кекса. Она заметила, что Джудит почти не отвечает. Говорил один Ник. Интересно, о чем?

Вытянув длинные ноги, покрытые золотисто-коричневым загаром, она смотрела через окно на небо. Оно было такое синее, безмятежное и ласковое, что хотелось плакать. На эту синеву порой набегали тени – ветер шевелил листву.

Дверь за спиной у Сары отворилась. Она не стала оглядываться. Неторопливо положила в рот последний кусочек кекса и отряхнула пальцы от липких крошек. Сара чувствовала на себе взгляд Ника. Он постоял на пороге несколько секунд, потом дверь с грохотом захлопнулась, и Сара услышала приближающиеся шаги.

– Извините, если сестра поставила вас в неловкое положение, – скованно произнес Ник, подойдя к Саре.

Она удивилась, поскольку готова была к буре негодования и выяснению отношений – вроде того, которое было у него с Джудит. Не найдясь сразу, что сказать, Сара лениво потянулась в кресле – грациозное движение походило на сладостное потягивание кошки, дремлющей на солнышке.

Ник не сводил с нее глаз. Сара чувствовала на себе этот тяжелый взгляд, но не оборачивалась.

– Джудит не сделала ничего предосудительного. – Сара пожала плечами. – Ее заказ пришелся весьма кстати.

Он долго молчал.

– Зачем вы приехали сюда? – отрывисто спросил Ник.

– Я же сказала – мне нужна была работа.

Подойдя к окну, Ник встал спиной к Саре. Она видела, как напряжены его плечи.

– Вы знаете, что я имею в виду. Вы не хотели разговаривать со мной по телефону, проигнорировали меня в тот вечер, когда мы неожиданно встретились в театре. Зачем же вы приехали сюда, к Джудит?

Сара, полуприкрыв глаза, всматривалась в стройную фигуру Ника.

– Пока я сюда не приехала, я понятия не имела, кто мой заказчик.

Он прерывисто вздохнул.

– Понятно. – Ник усмехнулся. – Надо было самому догадаться.

Он медленно повернулся, и Сара, слегка покраснев, сразу отвела глаза в сторону.

– Теперь выслушаете меня? – произнес он голосом, которого Сара никогда прежде у него не слышала. Ник поедал ее глазами.

Дверь открылась, и вошла Тилли, сильно припадая на ногу.

– Могу я, наконец, убрать со стола?

Ник что-то проворчал, но Тилли расслышала и уставилась на него, негодующе сверкая глазами.

– Придержи язык, Ник! И не смей так смотреть на меня! На ночь останешься? В твоей машине нет чемодана. Почему не сообщил о приезде? Сколько раз твердить, что ты не должен сваливаться нам на голову, когда тебе вздумается!

– Проклятие! – бросил Ник, направляясь к выходу. Дверь с грохотом захлопнулась за ним.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Тилли угрюмо кивнула Саре, как бы говоря, что она всех предупреждала о последствиях этой затеи, и начала ловко собирать чайную посуду.

– Кекс восхитительный! – польстила Сара, но на Тилли это впечатления не произвело. Она только удостоила Сару одной из своих ехидных улыбок.

– Ведь говорила, что Ник разозлится!

– Приятно всегда быть правой! – отпарировала Сара.

– Тебе тоже не вредно думать, что говоришь! – сообщила Тилли. – За словом в карман не лезешь, хоть и не сквернословишь, как Ник.

Тилли вышла, уже не волоча ногу, и через несколько минут появилась Джудит. Быстро оглядевшись по сторонам, она убедилась, что Сара одна.

– Ну и дела! – воскликнула Джудит, усевшись на тахте. – Он просто рвал и метал!

– Что вы ему сказали?

– Ничего. Дала выговориться, а Ник по этой части – мастер. Он ни разу не повторился, но сказал такое, от чего я почувствовала себя словно выше ростом. Какое счастье, что я не служу у него. В банке он, должно быть, душегуб! – Джудит с надеждой взглянула на Сару. – У вас уже был разговор?

– Только начался, и вошла Тилли. Джудит состроила гримасу.

– Положимся на Тилли! Господи, хоть бы моя затея удалась!

Сара поднялась.

– Мне пора, картина ждет.

Джудит встревожилась.

– Я не останусь одна!

– Ну уж нет! – твердо произнесла Сара. – Придется выдержать еще одну бурю. Мне кажется, Ник, в конце концов, утихомирится, да и, как верно заметила Тилли, затея была опасная.

Оставив причитавшую Джудит в доме, Сара пошла через залитый косыми солнечными лучами сад к ручью, где стоял мольберт. Тилли забрала Николь и манеж. Мальчиков тоже не было – их увели в дом, чтобы выкупать перед сном. День медленно угасал, в мягких сумерках поверхность ручья золотилась последними отблесками заходящего солнца.

Сара вглядывалась в противоположный берег – она следила за крапивником, свившим там гнездо. Крошечная пташка стремительно выписывала зигзаги в воздухе, чтобы обмануть чье-то пристальное внимание.

Сара, сосредоточенно сдвинув брови, начала наносить на полотно белые мазки. Она старалась не думать о том странном взгляде, который был у Ника перед тем, как вошла Тилли.

Ник спустился из сада бесшумно, Сара не слышала его шагов до того момента, когда он внезапно вырос рядом, – голова его была так высоко, что Сара откинула на затылок соломенную шляпу, чтобы увидеть его лицо.

Теперь вид у него был более спокойный и он явно контролировал выражение своих глаз.

– Я понимаю, вам не хочется меня слушать, – сразу заговорил он ровным тоном, – однако позвольте мне высказаться.

Сара отвернулась к холсту, и Ник нетерпеливо произнес:

– Бросьте вы эту картину!

– Я могу слушать и за работой, – возразила Сара.

Ник отобрал у Сары кисть, бросил на скамеечку и цепко схватил ее за руку. Она стояла перед ним с опущенной головой, и ветерок развевал рыжие волосы под полями соломенной шляпы.

– Ну почему ты не разубедила меня? – внезапно вырвалось у него. – Забавлялась? Одна из твоих шуточек, очередная издевка?

– Ты тоже душу отвел – обозвал дешевой потаскушкой! – резко ответила Сара.

– Ты знала, что я так не думаю, ведь ты понимала, что вытворяла со мной!

– С первой минуты знакомства ты вбил себе в голову всякую чушь и предвзято ко мне относился! – сердито напала она на Ника.

– У меня давно нет головы! – пробормотал он. – Ты напрочь лишила меня рассудка.

Сердце у Сары бешено забилось. Она уставилась на траву под ногами, вдыхая запах примятой зелени – сладкий, живой, острый.

– Но тебе это безразлично, так ведь? – отрывисто спросил Ник. – Водила меня по кругам ада и насмехалась. Подумать только, за кого я тебя принимал! Как я презирал себя за то, что схожу с ума из-за девицы, готовой переспать с первым встречным.

– Смею напомнить, что при всем своем праведном негодовании ты жаждал получить от меня то, что я, по-твоему, раздавала направо и налево! – гневно выпалила Сара.

– И ты знаешь, почему. Думаешь, я не был себе отвратителен? Не боролся с собой? Боже мой, я часами терзал себя!

– По твоему виду это трудно было представить! – возразила Сара, чувствуя, как у нее перехватывает дыхание от того особого смятения, которое начало ее одолевать. Она украдкой, сквозь ресницы взглянула на Ника. Лицо бледное, в глазах беспокойство.

– Я решил держаться от тебя подальше, но при каждой встрече терял самообладание. – Тиски на Сариных руках ослабли, изящные пальцы Ника ожили и нежно поглаживали Сару. – Будь ты мне безразлична, переспал бы с тобой и тут же забыл. Так всегда было со мной – ведь впереди ждали новые женщины. И все они не оставляли следа в моей жизни. Не задавая вопросов, я брал предлагаемое и уходил.

– Как мило! – отрывисто произнесла Сара, дрожа от ярости. Она подняла на Ника пылающее от гнева лицо. Сколько же их у него было? Сара говорила резко, но негодовала она не из-за двойной морали Ника. Ревность и уязвленное самолюбие мучили ее. – Ты, значит, считал себя вправе развлекаться, да? И при этом попрекать меня – за то же самое? Боже мой, какой извращенный ум!

– Поверь, я понял, что был не прав!

– Лицемер! – горько бросила Сара.

Лицо его побелело.

– Да, я знаю.

– Мне порой хотелось быть такой, какой я тебе виделась!

– Нет! – воскликнул он, хрипло дыша. – Понимаешь, что ты сделала со мной?

Выражение его лица вдруг испугало Сару. Она шевельнулась в руках Ника, пытаясь высвободиться, но Родон решительно привлек ее к себе.

– Знаю, ты не хочешь слушать меня. Тебе вообще нет дела до меня. Но я должен сказать все, Сара! Ради Бога, выслушай!

Она стояла неподвижно, опустив голову и чувствуя на себе взгляд Ника.

– Не думал, что когда-нибудь снова увижу тебя! – внезапно пробормотал он, снял соломенную шляпу с Сариной головы и бросил на траву. Ник осторожно коснулся волос Сары и стал их гладить. – Тогда в театре ты даже не взглянула на меня. – Резко наклонившись, он прижался головой к Сариным волосам. – Я заболевал при мысли, что рядом с тобой другие мужчины. Я места себе не находил. Не знал прежде, что у меня такое живое воображение. О Боже, оно ни на миг не давало мне покоя! – Губы Ника слегка коснулись ее лба. – У меня словно камень с души свалился, когда ты пришла в банк и сказала, что я понапрасну истязал себя.

Сара бесстрастно проговарила:

– Надеюсь, урок не прошел даром. В будущем, может быть, ты не станешь делать поспешных выводов.

Он отпрянул назад, гневно глядя на Сару.

– Ты с самого начала нарочно вводила меня в заблуждение!

– Я объяснила причину.

Ник пристально смотрел ей в глаза.

– Тем не менее трепетала от каждого моего прикосновения! – хрипловато произнес он. – Почему?

Сара опустила глаза и вспыхнула. Она слышала, что дыхание у Ника участилось.

– Сара! – дрожащим голосом сказал он, коснулся ее подбородка, приподнял Сарино лицо и впился в него взглядом.

Она отвела глаза в сторону, пытаясь уклониться от этого пронзительного взгляда, и услышала судорожный стон, вырвавшийся у Ника. Она посмотрела на него – глаза полуприкрыты тяжелыми веками, скулы резко обозначились. Ник был словно в забытьи.

– Дорогая! – произнес он, не сводя глаз с ее рта. Лицо его приблизилось. – О Боже! Можно я поцелую тебя?

Солнечный свет вдруг стал слишком ярким. Глаза у Сары закрылись, и она почувствовала жар знакомых губ и рук. Она прильнула к Нику, обняла его за шею, а он прижимался все теснее, и манящая теплота его тела проникала в нее. Ник стиснул ее в страстном объятии.

– Я люблю тебя! – прошептал он ей в губы. – Любимая, никогда больше не убегай от меня, я не переживу! Не знаю, как я выдержал этот год. Ты извела меня так, что я не могу ни спать, ни есть. Я так жаждал тебя, что заболел.

У Сары внутри все оборвалось. Она отпрянула, и Ник поднял голову, ослепив ее блеском глаз.

– Что ты, Сара?..

– Никакой интрижки у нас с тобой не будет, – сказала она ледяным тоном.

Он криво улыбнулся.

– Я прошу выйти за меня замуж, ты разве не поняла?

На какое-то мгновение счастье золотым дождем полилось на Сару, но потом радостный огонь в глазах погас. Она медленно покачала головой.

– Что ты хочешь этим сказать? Нет?! – Ник смотрел так, словно она неожиданно ударила его. Лицо было напряжено.

– Этого не будет.

Ник склонился над ней и торопливо заговорил:

– Я тебе совсем безразличен? Мне кажется, это не так. Не будь ты хоть капельку влюблена, ты бы не смотрела так на меня. Целуя тебя, я каждый раз ощущал, что ты дрожишь от страсти. Понимаешь? – Губы его стали непривычно нежными, мягкими. – Ты пока не понимаешь своих чувств, Сара. Не борись с ними! Они гораздо серьезнее, чем ты думаешь.

– Но все это напрасно! Мы совершенно не подходим друг другу. Мы из разных миров. И ничего хорошего из этого не получится.

– Позволь, я покажу, что у нас получится! – Ник хрипло засмеялся, скользнув пальцами по Сариному позвоночнику.

– Нет, Ник! – Сара вырвалась из его объятий, но он решительным рывком привлек ее к себе. Сара, сопротивляясь, выставила перед собой руки. Без особых усилий выиграв короткую схватку, Ник слегка запрокинул Саре голову и прижался губами к ее рту. Он показывал ей, что их, вне всякого сомнения, объединяет. Когда Сара наконец разжала руки, лихорадочно обхватившие шею Ника, она вся дрожала от возбуждения. Ник смотрел на нее затуманенными полузакрытыми глазами, с выражением блаженства на лице.

– Боже! Сколько я об этом мечтал! – простонал он.

– Только последняя дура тебе поверит! – сдавленно усмехнулась Сара.

В ответ он улыбнулся печально-шутливо.

– Вот так всегда. Хочешь окончательно лишить меня рассудка? Думаешь, я не понимаю? Ты – самая непредсказуемая, вспыльчивая злючка, которая кого угодно сведет с ума. Нам придется спорить по любому пустяку, и мне наверняка не раз захочется тебя поколотить. Но жизни без тебя я себе не представляю.

– А я себя не представляю степенной банкиршей, которая заказывает рыбу и прогуливается с собачкой, – сухо заявила Сара.

– Я тоже, – согласился Ник, кривя губы. Он лукаво улыбнулся. – Мне, правда, наша жизнь представляется более волнующей.

Сара вспыхнула, и глаза у Ника сверкнули.

– Не увлекайся! – сказала Сара.

– И не думаю. В этом все и дело. – Ник провел пальцами по ее шее, и у Сары побежали мурашки по спине. – Выйди за меня, Сара! Если бы я хотел затащить тебя в постель, и только, я бы не стал упрашивать. Но мне от тебя нужен не только секс, мне нужна ты сама! – Ник смотрел на нее с таким пылом, что Сара дрогнула. – Ты вся, даже твой упрямый, яростный ум. Я хочу жить вместе с тобой, этого желания я никогда прежде не испытывал. Увидев тебя здесь, в саду, я понял, что жизнь моя утратит всякий смысл, если я не смогу постоянно видеть тебя рядом.

Он говорил то, что Сара и сама переживала в глубине души. Ник стал частью ее самой, он проник в ее жизнь, в ее сердце. Ник был нужен ей, думать о будущем, в котором его не будет, было просто страшно.

Вдруг новая мысль поразила Сару. Она застонала.

– Если мы поженимся, Тилли будет настаивать на переезде к вам. Это точно!

Ник светился довольством человека, знающего, как сильно его любят.

– А ты против?

– Представляю, кто будет править в доме! – сухо заметила Сара.

– Она прелесть, правда? – ответил Ник. – Ты будешь рисовать, а Тилли – заниматься хозяйством.

– Тебя это радует только потому, что, с точки зрения Тилли, Ник Родон – источник солнечного света!

Ник не спорил и только улыбался. Он не выпускал Сару из объятий, но теперь был спокоен и нежен.

– Да! – внезапно пробормотал он. – Ты же мне не сказала! Я сказал, а ты – ни разу!

– О чем ты? – с искренним недоумением спросила Сара.

Синие глаза замерцали.

– Ты знаешь, что я хочу услышать!

Сердце у нее упало. Закрыв глаза, Сара прижалась головой к Нику. Щекой она чувствовала его тугое, сильное плечо.

– Я люблю тебя, Ник!

Он коснулся губами ее волос, попытался поцеловать в губы, но Сара еще глубже зарылась в его плечо. Ник засмеялся.

– Милая моя! Не верю своим глазам! Неужели стесняешься?

– Раскаиваюсь! – простонала она. – Это безумие! У нас нет ничего общего. Ссориться будем с утра до вечера.

– Зато я избавлюсь от бессонницы, – ответил Ник, явно не вникая в суть ее слов.

– Послушай! – произнесла Сара, поднимая голову.

Что бы она сейчас ни хотела сказать, Нику было не до разговоров, и Сара, обняв его за шею, страстно приникла к нему.

Позади журчала вода, и в последних лучах заката ручей был как расплавленное золото.

Когда они вместе вернулись в дом, Джудит встретила их озорной улыбкой. Ник мрачно взглянул на нее.

– Ну вот что, дорогая сестрица! Хочу кое-что спросить.

– А я как раз собиралась помочь Тилли с ужином, – нерешительно выговорила Джудит.

– Не спеши! – Ник цепко схватил сестру за руку. – Как ты отыскала Сару?

Джудит широко раскрыла глаза.

– Кто-то сказал мне, что Сара Николс рисует прекрасные пейзажи.

Ник поджал губы.

– Какая же ты лгунья, Джудит! Скажи спасибо, что у меня прекрасное настроение, иначе бы я вышиб из тебя правду, как пробку из бутылки. Впредь не суй свой любопытный нос в мои дела!

Джудит с усмешкой посмотрела на Сару.

– Как бы то ни было – затея удалась!

Ник, прищурившись, сделал надменное лицо.

– Шпионила, да?

– А как же иначе, если ты по-старомодному устраиваешь объяснение в любви в саду? – сладким голосом произнесла Джудит.

Ник обнял Сару за талию и крепко прижал к себе.

– Можешь первой поздравить нас, хоть ты и не заслужила такой чести.

Джудит, просияв, расцеловала их.

– Слава Богу! Я боялась, Сара откажет тебе и нам придется до конца дней терпеть твой скверный характер.

– Очень смешно! Я знал, чем тебе угодить, – ответил Ник. – На месте Дэвида я бы дважды в день задавал тебе трепку.

– Грандиозная идея! – не смущаясь, отозвалась Джудит. – Вот и посоветуй это Дэвиду. Он вообще не отличается изобретательностью.

Ник ладонями зажал уши Сары.

– Ты ничего не слышала, дорогая!

Сара улыбнулась Джудит.

– Разумеется! – ответила она с притворной застенчивостью.

– Как бы там ни было, – самодовольно произнесла Джудит, – я, по-моему, заслужила благодарность, а не вотум недоверия. Если бы я не завлекла Сару сюда, ты бы годами изводил нас, ворчал, дулся, но сам бы не решился что-нибудь предпринять.

Ник начал злиться. Сара положила ладонь ему на щеку и повернула его голову в свою сторону.

– Джудит, может, Тилли нужно помочь? – пробормотала она, глядя в глаза Нику.

Дверь бесшумно закрылась, и Ник стал целовать Сару.

За ужином было весело. Ник открыл бутылку шампанского, но ее выпили до второго блюда, и он откупорил еще одну. Тилли улыбалась во весь рот, демонстрируя свои невообразимые зубы. Она горделиво посматривала то на Сару, то на Ника.

– Решает, сколько у вас будет детей, – прошептала Джудит, стараясь говорить так, чтобы Тилли не услышала.

Сара была слишком счастлива и разгорячена шампанским, чтобы заботиться о таких мелочах. От каждого взгляда Ника сердце у нее начинало биться, как рыба в корзине. Ник тоже не скрывал чувств – он не сводил с Сары голодных глаз. Джудит с ее грандиозными планами свадьбы выводила Ника из себя.

– Нужна ли такая суматоха?

– Саре – обязательно! – настаивала Джудит. – Девушка раз в жизни выходит замуж! – Глаза ее смеялись над Ником. – Как правило!

– Впервые ты не ошиблась, – ехидно заметил Ник и снова перевел взгляд на Сару.

Сара зевнула – ее стало клонить в сон. Тилли заметила это.

– Сара, в постель! – распорядилась она, и даже Ник не осмелился перечить ей.

Сара не помнила, как добралась до кровати. Едва коснувшись подушки, она провалилась в сон.

Открыв утром глаза, она увидела три темноволосые головки, подбородками лежавшие на деревянной спинке кровати.

– Привет, разбойники! – поздоровалась она, зевая.

– Дождик идет! – хором произнесли мальчики. – В саду играть нельзя. На завтрак сосиски, если дядя Ник их не съел!

– Ладно! Марш отсюда, дайте мне одеться!

Спустившись вниз, Сара увидела Ника – он с газетой в руках сидел за столом, на котором видны были следы обильного завтрака. Ник оглянулся, просиял, Сара обняла его за плечи и поцеловала.

В дверь заглянула Тилли, и Сара мгновенно выпрямилась.

– Доброе утро, Тилли!

– В доме осталась одна сосиска!

Ник подъел все, что осталось от мальчишек.

– Поросенок! – сказала Сара Нику. – Я съем тост, Тилли.

– Сейчас приготовлю. А может, и яйцо? – предложила она.

– Нет, спасибо! Достаточно тоста.

Тилли вышла, и Ник привлек Сару к себе, обхватив ее за талию.

– У тебя мармеладные губы, – сказала она. – Надеюсь, ты будешь каждый день есть его, потому что я не очень-то люблю мармелад.

– А я люблю тебя, – ответил Ник. – Едва дождался, когда ты спустишься. Было ужасное чувство, будто все пригрезилось.

Сара рассмеялась.

– Нет, все было наяву, ну, а если во сне, то мне он тоже снился.

– Когда ты выйдешь за меня?

– Когда Джудит назначит дату! – поддела она Ника.

– А без шуток?

– Решим, когда Грэг вернется в Лондон.

Ник переменился в лице.

– Хорошо бы тебе поменьше зависеть от Холлидея! – пробормотал он. – Понимаю, ты не связана с ним кровными узами, но вы чертовски близки.

– Грэг живет ради Люси, поверь! Он беспокоится обо мне, потому что воспитал меня, а я переживаю за него, потому что он был у меня один. Он женится, и Люси станет заботиться о нем.

– Поскольку ты этого делать больше не будешь! – сказал Ник, не скрывая ревности. Он хозяйским взглядом осматривал Сару, и она довольно улыбнулась – ей было радостно, что он так на нее смотрит. Сколь ни безумно ее замужество, выбора у нее нет. Сара это понимала, судьба ее решилась давно, в ту первую встречу на приеме, хотя из-за Грэга она тогда едва заметила Ника.

Странно, но Ник, казалось, тоже вспомнил тот вечер, и лицо его посуровело.

– Помнишь, как мы впервые встретились? Именно тогда я решил, что ты любишь Холлидей. Ты глаз от него не могла оторвать, а я страшно ревновал. Хотел, чтобы ты не смотрела на него, а взглянула на меня. Не знаю, что творилось со мной в тот вечер, но я решил непременно добиться твоего внимания.

– Бедный Грэг, как он был несчастен тогда! – Сара задумчиво посмотрела на Ника. – Тебе придется поладить с ним, Ник. Я не переживу ваших раздоров. Вы оба слишком дороги мне.

Ник на мгновение нахмурился.

– Постараюсь воспринимать его без ненависти, – с кислой миной отозвался он.

– Не будешь же ты ревновать к брату!

Ник сделал гримасу.

– Не буду? Не уверен! Никогда прежде не знал, что такое ревность, зато после встречи с тобой... Думаю, буду ревновать тебя к каждому, на кого ты посмотришь. – Он рассмеялся, но сразу же посерьезнел. – Даже к Форселлу. Бедный малый, я совсем загонял его! Когда меня видит, весь в лице меняется.

– Несчастный Джереми! – засмеялась Сара.

– Какой он, к черту, несчастный! – Ник мгновенно вышел из себя. – В тот раз, когда он поцеловал тебя, я едва не швырнул его в ручей.

– Ты потрясающе буйный для банкира, Ник! – рассмеялась Сара.

– Значит, мы прекрасно подходим друг другу! – заметил он. – Ты и сама не образчик кротости. Я не слеп к твоим недостаткам.

Она лукаво смотрела на Ника.

– Недостатки?! Я – само совершенство!

– Вот как? В таком случае придется сказать, что, во-первых, ты – ужасная кокетка.

– Я?!

– Да, да, ты, моя милая! Знаешь, в тихом омуте черти водятся! Я много раз наблюдал, как ты строила глазки, – меня не проведешь! Ты смотришь на мужчин так, что у них температура подскакивает.

Сара насторожилась. Неужели Ник опять за свое? Перехватив ее взгляд, он сухо усмехнулся.

– Нет, я не берусь за старое. Верю, ты никогда не шла дальше кокетства, но подобных улыбочек другим мужчинам не потерплю. Предупреждаю! Я на собственной шкуре узнал, как действует такая улыбка!

– Если ты завершил классификацию моих недостатков, я могу приступить к твоим, – сладко проговорила Сара, улыбаясь той самой улыбкой, которую он только что осуждал. Рука Ника взметнулась над столом, схватила Сарину кисть; поднеся ее к губам, он жадно припал к розовой ладони. Сара прерывисто вздохнула, увидев нетерпение на его лице.

– Поскорее выходи за меня! – пробормотал он.

Дверь растворилась с нарочитой неторопливостью, и, театрально покашливая, вошла Джудит. Ник выпустил руку Сары и, откинувшись на спинку стула, послал сестре дразняще-ироничную улыбку.

– Громкий кашель очень кстати, хотя мы не занимаемся ничем предосудительным.

– Естественно, сосиска и тосты – не самая подходящая для этого еда! – отпарировала Джудит без тени смущения. Чмокнув брата в щеку, она обошла стол, чтобы поцеловать Сару. – Тилли бубнила о неприличной страсти за завтраком.

Ник исподтишка усмехнулся Саре.

– Я не виноват! – хитровато произнес он. – Тилли подсмотрела, как Сара, спустившись к завтраку, поцеловала меня. Только и всего!

Джудит безмятежно улыбнулась ему.

– Тилли ведь понадобится тебе после свадьбы? Сара не захочет бросить работу ради домашних хлопот.

Ник мрачно смотрел на сестру.

– Читаю твои мысли, как нудную книгу. И прекрасно знаю, чем вызвана твоя неожиданная забота о моем семейном благополучии. Ты завлекла сюда Сару в надежде оженить меня и заодно отделаться от Тилли.

Джудит с невинным видом округлила глаза.

– Ты о чем? Неужели я не имею права заказать пейзаж и не ждать упреков со всех сторон?

– Как ты узнала про Сару? – требовательно спросил Ник.

– Ты, верно, был ищейкой в одном из прежних рождений, – жалобно произнесла Джудит.

– Выкладывай!

Она строго посмотрела на брата.

– Ты выдал себя с головой в зоопарке. Увидев, как ты смотришь на Сару, я без труда все вычислила.

Он вспыхнул.

– Это не объясняет того, как ты нашла ее.

Сара надкусила тост, поглядывая на Джудит. Смотря невинными глазами в лицо брату, Джудит невозмутимо солгала:

– Увидела на фотографии в газете.

– Ясно, – отозвался Ник, удовлетворившись ответом. Он грозно взглянул на сестру. – В будущем занимайся собственными делами!

Джудит весело улыбнулась Нику.

– Извини, если совершила ошибку, пригласив Сару. Думала доставить тебе радость.

Ник покраснел еще сильней.

– Какой черт изобрел семью? – вопрошающе произнес он, воздев глаза к потолку.

– У меня сложилось впечатление, что ты не прочь увеличить мир еще на одно семейство, – поджав губы, заметила Джудит. – По-моему, не следует тянуть с этим.

Ник опустил глаза.

– Тебе больше нечем заняться? Хлопотала бы лучше над кем-нибудь из своих отпрысков-сорванцов.

– Прелестно! – сказала Джудит, переводя взгляд на Сару. – Почему бы тебе после завтрака не покатать Сару по окрестностям? А я хотя бы час почувствовала себя хозяйкой в собственном доме.

Ник нетерпеливо взглянул на Сару.

– Поедем, дорогая?

Доев тост и выпив кофе, она поднялась из-за стола.

– Я готова!

Навстречу им по холлу шла Тилли, приволакивая ногу.

– Эндрю бросил мопед у мусорного бака. Грохот как от бетономешалки!

– Скажи об этом Джудит! – обрадовано ответил Ник. – Я везу Сару на прогулку. Этот дом почище Пикадилли!

Сара рассмеялась, когда они отъехали от дома, и Ник взглянул на нее, недоуменно приподняв брови.

– Что смешного на сей раз?

– Жизнь, – задумчиво ответила Сара. – Я видела тебя в разных ситуациях, Ник. Дома, в банке, в окружении красивых женщин, за которыми ты волочился... До приезда сюда я знала тебя одним, а здесь ты совершенно другой. Разве я могла себе представить, что увижу, как кто-нибудь тиранит тебя, вроде Тилли?

– Мы все состоим из противоречий, – пожал он плечами.

Сара вздохнула.

– Но я едва знаю тебя, согласен? О, Ник! Не сошли ли мы с ума? Собираемся пожениться, а ничего друг о друге не знаем!

– Вполне достаточно. Мне кажется, я узнал все о тебе в тот первый вечер. Я не мог определить своих чувств в те минуты, но, понаблюдав за тобой некоторое время перед тем, как напроситься на знакомство, уже не мог отвести от тебя глаз. – Он с улыбкой посмотрел на ее ярко-рыжие волосы, потом на подвижное лицо. – Ты, как солнечный свет, сияешь, искришься. А когда улыбаешься, у меня такое чувство, будто я только что выпил шампанского. Я сходил с ума при мысли, что ты так же улыбаешься и другим мужчинам.

– Не могу сказать, что я в восторге от того, что у тебя было с другими женщинами, – призналась Сара с кислым выражением лица, выдав свою ревность.

Глаза Ника расширились, в них мелькнула улыбка.

– Вот как? – тихо произнес он, не сводя с нее взгляда.

Сара заносчиво вздернула подбородок и промолчала.

– Я сомневался, волнует ли это тебя.

– И что ты на это скажешь?

Он поднес ее руку к губам и поцеловал.

– Других теперь не будет. И давно не было той поры, как я понял, что люблю тебя. Понял, конечно, не сразу, но в тот вечер, когда ты пришла ко мне домой, я уже это твердо знал. Едва не обезумел, оставшись один в ту ночь. Уверен, что мог бы убить тогда Холлидея, попадись он мне под руку.

Сара как-то странно смотрела на Ника.

– Удивляюсь, что я была нужна тебе, – ты же верил в мою связь с Грэгом.

Ник поджал губы.

– Удивляешься? Я был противен самому себе. Пытался избегать тебя. Боролся с собой. Но стоило увидеть тебя на вечеринке у Аннабель, как все началось сначала. Мне было наплевать на окружающих. Думал об одном: только бы остаться наедине, тогда возьму все, что будет позволено.

Она досадливо поморщилась и покачала головой.

– Какая беспринципность!

– Слабость! – уточнил он. – Ты поставила меня на колени. – Не спуская с нее глаз, Ник сбавил скорость и свернул на придорожную стоянку в тени деревьев. Он повернулся к Саре, положил руку на сиденье. – И ты знала об этом, так?

В зеленых глазах прыгали бесенята. Сара улыбнулась и легко коснулась его щеки.

– Я знала, что ты влюбился в меня. Это было очевидно.

Улыбка исчезла с его лица.

– Да, – тихо произнес он. – После твоего прихода в банк я впервые понял, что натворил. Не будь я столь напорист в начале нашего знакомства, разве бы ты допустила, чтобы я считал тебя любовницей Холлидея! Верно? Сам выкопал себе могилу! Боже мой, я возненавидел себя! – На щеках проступили красные пятна, в глазах вспыхнуло осуждение. Ник себя не щадил. – Когда ты отказалась видеться, говорить со мной, мне оставалось лишь казнить себя. Я заслужил эти последние недели, дорогая, но прошел через все круги ада.

Сара видела это. Тень пережитой боли и сейчас стояла в его глазах. Ник похудел, лицо затвердело, скулы резко выделялись. Сара еще раз коснулась его щеки.

– Мы остановились, чтобы поговорить о загробной жизни? – спросила она, глядя Нику в глаза.

– Ты знаешь, зачем мы остановились! – сказал он, сжимая Сару в объятиях. – Иди сюда, заноза моя! – Он обхватил ладонями ее смеющееся лицо. – Давным-давно я дал себе слово стереть когда-нибудь поцелуем улыбку с твоих губ. Ты слишком часто смеялась надо мной!

Ник жадно припал к ее губам, Сара перестала улыбаться, но внутри смех еще бурлил, играл, как кислород в крови, пока, наконец, страсть не захлестнула Сару и она не забыла обо всем, кроме слепой любви к Нику, от которой трепетала в его объятиях в тени деревьев.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке