Школьник из девяностых (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Школьник из девяностых

Глава 1

Предисловие

Потянувшись в кровати, взглянул на будильник. Было девять часов утра, с кухни доносился грохот посуды. Наверное, мама что-то готовит. Сегодня первый день каникул, поэтому в кои-то веки умудрился выспаться всласть. Наконец, закончилась эта дурацкая школа и можно спокойно отдохнуть. Лето, тепло, сколько же радости! Можно весь день шляться с друзьями и приходить домой в темноте, и никто ничего не скажет. Женька, мой друг, предлагал в один из дней оседлать велосипеды и смотаться на весь день рыбачить на Волгу. Надо будет сходить в спорттовары и купить крючков и поплавок новый, а то те крючки, которые отсыпал крестный, слишком большие. На донку в самый раз, а на удочку вообще ни о чём, ни одной поклёвки, в то время как кенты ловят одну за другой.

Я, Иван Токарь, рад приветствовать это прекрасное утро! Подошёл к серванту и взглянул на своё отражение. Русые растрепанные от сна волосы, стриженные под горшок, потому что мать умеет только так, а на парикмахерскую денег нет, многоцветные глаза, которым удивляются все, кто их рассмотрит. Если вглядеться, то в моих глазах намешано: зеленый, голубой и карий. Сегодня первое июня 1996 года, свобода! Нафиг школу, нафиг отработку! На отработку пока не пойду, а то сейчас красить, белить и парты отмывать заставят, мне пацаны в прошлом году рассказывали. Сделаю по-умному, как и в прошлом году пойду в конце августа. К этому времени с ремонтом в школе заканчивают и только деревья окапывать заставляют, и то, только чтобы делом занять. Можно копнуть немного для виду, выждать время, отнести лопату и валить домой. Пусть с краской другие встревают, тем более, у меня нет запасных вещей, чтобы переодеться для грязных работ.

Отцу третий месяц зарплату задерживают, кооператив, где мать работала, месяц назад рекетиры сожгли. Мы с пацанами там лазили, когда пожарные уехали, думали, что "позаимствовать", а там всё погорело. Мы вокруг пожарных крутились, когда они тушили, так те говорили, что поджигатели проломили крышу здания и внутрь кинули коктейль Молотова. С нами был Макс с соседней улицы, он из старшаков, в одиннадцатый класс перешёл, уже шестнадцать лет. Это мы с Женьком только в девятый перешли, благо, нам повезло и в нашей школе через пятый класс перескакивают, а то у меня троюродный брат учится в школе, он меня на пару месяцев старше, тоже четырнадцать скоро исполнится, но только в восьмой класс перешёл! Так вот, Макс рассказал, что коктейль Молотова делают из смеси бензина и ацетона, добавляя туда крошеную пластмассу или пенопласт, а можно и то и другое. Мы тогда загорелись идеей сделать такую классную штуку и пойти попробовать поджечь в овраг. Женёк обещал отлить у отца в двадцать первой Волге бензин, а я уже отлил полбутылки ацетона и припрятал в кустах на улице. Я и пластмассу приготовил, настругал ножом с солдатиков.

Нож у меня классный, хоть и перочинный, но неубиваемый, ещё советский, из прочной стали, нашёл его в прошлом году на улице, когда гуляли с пацанами. Нож был весь ржавый, грязный и тупой, пацаны побрезговали взять, тогда с нами был Серёга из многодетной семьи, у них семь детей и живут даже хуже нас, но даже он сказал: «Фу, фаршма какая-то». Ну, кому-то может и фаршма, а я положил на их мнения здоровый болт и принёс ножик домой. Уж больно хотелось свой нож, а денег на такое мне бы не выделили. Долго очищал шкуркой, сначала крупнозернистой, затем нулевкой. А потом заточил. Точить пришлось нереально долго, поскольку нож был тупой, как валенок. Когда отец увидел у меня нож, думал, отберёт, ан нет, он наоборот, показал как правильно точить и принёс машинного масла, чтобы смазать. Батя у меня классный, он рассказал, что в его молодости у всех пацанов были ножи, а ещё, что он в моём возрасте делал из обрезков труб самострелы и ходил с ними охотиться в лес.

Только я не сумел придумать, где раздобыть пороха. В одной книжке вроде читал, что порох делают из угольной пыли, серы и селитры. Ну, серу я со спичек наскребу, селитру можно у Женькиной бабушки скомуниздить, она и не заметит, если мы немного удобрений отсыплем, с углём тоже проблем нет, у нас полный угольный ящик. Надо будет попробовать самострел смастерить и сходить в овраг, пострелять.

— Ванек! — раздался Женькин крик с улицы. — Выходи гулять!

Выбегаю во двор.

— Женёк, я ещё не хавал! — кричу ему. — Ты где будешь?

У нас частный сектор, поэтому могу позволить себе выскочить босиком и в трусах, это неженки в квартирах сразу бы носы отводить начали, а мы пацаны простые. И хорошо, что у нас частный дом. Только благодаря курам, которых мы держим, у нас всегда есть яйца и деньги на хлеб. Мать собирает и продаёт соседям свежие яйца. Летом хорошо, курей можно травой кормить. Я пару раз в неделю на велике с мешками гоняю и рву травы. А зимой им приходится комбикорм покупать. Зато прикольно, со школы домой прихожу, жрать нечего, я в курятник залезу, из-под курицы пару яиц вытащу, выпью и кайф.

— Нафиг хавку, давай быстрее! — крикнул Женя. — Там срочное дело.

Быстро надеваю шорты, футболку, шлепки и выбегаю на улицу.

— Мам, я с Женькой гулять пошёл! — кричу, убегая на улицу. — Здорова, Женёк! — приветствую друга, выбегая из калитки. — Что такого срочного?

Женька Белоусов мой ровесник, живёт через пару дворов, но учится в параллельном классе. Я в классе «А», а он в «В». С другой стороны, ему повезло. Знал бы я тогда в семь лет, что из-за того, что при директоре хорошо прочел в букваре «Мама мыла раму», меня отправят класс «А», который является специализированным на математике, в отличие от «Б» и «В», которые самые обычные классы, то ни за что не стал бы читать так быстро! У нас, блин, каждую неделю ставят дополнительный урок математики! Ад! Женька голубоглазый блондин, одного со мной роста, то есть примерно полтора метра. Их семья переехала сюда из Саратова.

— Пошли быстрее! — сказал он. — Там у сгоревших складов выгрузили фуру с бананами. Наверное, привезли в склад сгрузить, а он сожжён, вот и выгрузили рядом. Мне Ромка сказал, он как раз ящик бананов тащил!

Мы припустили бегом и через полкилометра прибежали к складам. Действительно, там оказалось множество коробок с бананами. Мы внимательно осмотрелись вокруг. Никого нет. Схватили каждый по два ящика, поставили их друг на друга и рванули в сторону своего квартала. Хотя ящики были нереально тяжелыми и загораживали обзор, но страх подстегивал и мы бежали не медленнее, чем бежали сюда. Когда скрылись за углом и пробежали ещё пятьдесят метров, перешли на шаг, поставили ящики и передохнули. Потом потихоньку пошли домой.

— Ну, давай. Я пошёл своим сдаваться, — печально вздохнув, сказал Женёк. — Ты главное помни, бананы выкинули!

— Да, не дурак, ученый уже… — потирая зад, ответил другу.

В прошлом году нас обоих отодрали родители, когда мы приперли каждый себе домой украденные со склада арбузы. Когда родители спросили, откуда такое добро, каждый из нас сказал правду — украли. Вот я тогда ремня получил, неделю сидеть не мог!

Затащил домой коробки с бананами.

— Так! — раздался грозный голос матери. — Откуда это? — она показала на мою ношу.

— У оврага выкинули фуру бананов, водитель сказал, что они пропали. Ну, мы с Женьком полазили там, отобрали те, что лучшие, гниль брать не стал. Вот, две коробки насобирал. Женёк и пришёл сказать мне, чтобы успеть набрать до того, как народ прочухает.

— Правда? — с улыбкой спросила мать. — Молодец. Может, сходишь, ещё наберёшь?

— Не, мам. Там уже народа полно, да и гниль одна осталась. Смысла нет.

— Ну ладно. Давай попробуем, что ты принёс? — спросила мать.

— Давай.

— Ммм… Хорошие бананы, — сказала мать, съев один фрукт. — Вот же люди с жиру бесятся, такую хорошую вещь выкидывают!

— Ага! — закивал я как болванчик. Сам в этот момент разжал скрещенные за спиной пальцы и с облегчением выдохнул. Прокатило и ремня не получу!

— А я сейчас к соседке ходила, тете Оле. У неё квартирант новый, каратист, мастер! — сказала мать.

— Ух ты! Настоящий мастер карате?! — радостно воскликнул я.

Так захотелось увидеть настоящего каратиста. Недавно мы смотрели на видеомагнитофоне кассету с Ван Даммом, фильм "Кровавый спорт", он там так классно дрался. Мы тоже захотели так научиться. Женька даже нашёл неподалеку школу карате и сходил туда пару раз, он рассказал, что там тренер не учит приемам, заставляет отжиматься, бегать и бьёт палкой отстающих. Поэтому он не стал туда больше ходить, я же, узнав об этом, тоже передумал записываться в такую секцию. Нафиг надо, побегать и так по улице можно, турник вон во дворе стоит, и так подтягиваюсь, а если захочу палкой по хребту получить, то можно на кирпичный поселок сходить, там местные отморозки с удовольствием всем прописывают такой вид массажа…

— А можно на него посмотреть? — спрашиваю у матери.

— Ну, пойдём к тете Оле, познакомлю вас, — ответила мать.

Мы пошли в гости к соседке. Она открыла нам дверь. Высокая, слегка полноватая с выбеленными перекисью короткими волосами. Она приветливо улыбнулась гостям, ничуть не стесняясь домашнего ситцевого халата, который видал лучшие времена.

— Здрасти, теть Оль! — сказал я ей. — А можно на каратиста посмотреть?

— Ха-ха-ха! — раздался задорный мужской смех слева от калитки. — Я что, зверь в зоопарке, чтобы на меня смотреть?

Пройдя во двор, увидел говорившего. Это был мужчина, ему, наверное, было уже лет тридцать! Он выглядел как Джеки Чан, то есть, был похож на китайца. Не самого высокого роста, примерно метр семьдесят сантиметров. Волосы были черными и коротко стриженными, глаза карими. Одет он был в крутой спортивный костюм Адидас и обут в кеды.

— Привет, проходи, — произнёс мужчина. — Я Ким, а тебя как звать?

— Я Ваня, ну, Иван. А вы правда каратист?!

— Нет, я не каратист, — с теплой улыбкой произнёс он мягким тоном. — Я мастер Хапкидо.

— А что это?

— Это тоже боевое искусство, но родом из Кореи, — пояснил мужчина.

— А вы можете меня научить?

Тот восторг и затаённая надежда, с которыми я смотрел на "каратиста", нельзя было не заметить. Уголки губ мужчины слегка потянулись вверх. Он ненадолго задумался, после чего ответил:

— Хм… Ну, вообще, я не беру учеников, но можно посмотреть, на что ты способен. Давай, попробуй ударить меня.

— Но, а если я вас ударю, это же больно будет.

Я покосился на мать, разговаривающую с соседкой. Никого бить не хотелось, тем более взрослого мужчину, который мне ничего не сделал.

— Не беспокойся, — с лица Кима не сходила снисходительная улыбка. — Если ты по мне попадёшь, я ничего тебе не сделаю и не отругаю. И маме твоей скажу, чтобы не ругала. Просто покажи свой самый быстрый удар.

Раз это нужно для дела, то придётся. Я решил показать себя с самой лучшей стороны — замахнулся и попытался ударить каратиста, но тот куда-то пропал с траектории удара и я завалился вперёд.

— Тц-тц-тц, — поцокал языком Ким, стоящий на шаг правее.

Я и не заметил, когда он успел там оказаться. Круто! Он, похоже, настоящий мастер, как Ван Дамм!

— Нет, так не пойдёт, — отрицательно покачал головой Ким. — Ты нигде не учился боевым искусствам?

— Нет… — в моём голосе слышалась вся печаль мироздания.

— Смотри как надо, — произнёс Ким. — Опусти руки вдоль туловища.

"Каратист" опустил руки вдоль туловища, я повторил за мастером.

— Да, вот так, — мягким тоном продолжил Ким. — Только расслабь руки. Они должны быть расслабленными, а не напряженными. Надо сделать следующее. Первое — никаких замахов. Пока ты замахиваешься, тебя сто раз побьют. Резко вскидываешь руку вперед, сжимая кулак, и наносишь удар. Как можно резче.

Мастер несколько раз показал, как это сделать. Я почти ничего не заметил, так это было быстро, услышал лишь удар воздуха в том месте, где оказалась рука.

— Хм… — хмыкнул Ким. — Ты, наверное, ничего не заметил. Вот, смотри, показываю медленно. Удар надо наносить на выдохе.

И он действительно показал медленно. Кажется, я понял, как надо наносить этот удар.

— Ну что, понял? — увидев мой кивок, Ким добавил: — Начинай.

Я сосредоточился и сделал так же, как он меня учил. Опустил расслабленные руки вдоль тела, после чего резко вскинул правую руку, целясь в скулу Кима. Воздух словно загустел, движения мастера стали медленней, а мой кулак прострелило болью.

Я попал!

Вначале обрадовался, а потом понял, что только что ударил человека, отчего тут же и испугался, что мужчина может разозлиться и ударить в ответ.

— Хм… — Ким правой рукой потёр челюсть в том месте, куда пришёлся удар. — Неплохо. Что-то я расслабился. Не ожидал от тебя подобной прыти. Ты точно ничем не занимался?

— Нет, — моя голова замоталась в стороны. — Только мешок с песком на абрикосину повесил и колотил.

— Странно… — протянул Ким. — Смотри, я сейчас сделаю кое-что, внимательно следи и попробуй повторить. Хорошо?

— Угу.

Я кивнул и стал во все глаза внимательно следить за мастером. А он… Он просто поднял свою левую руку, остановил её на расстоянии десяти сантиметров от моего правого предплечья и дернул на себя. Моя рука дернулась вслед за рукой Кима, словно привязанная на веревочке.

— Ух ты! Круто! — вырвался у меня восторженный возглас. — Это что, магия?!

— Нет, — с усмешкой ответил Ким. — Это часть боевого искусства, доступная мастерам Хапкидо. Владение энергией Ки. Надо сконцентрировать желание сдвинуть конечность противника в своей ладони и представить, что она превратилась в магнит, после чего потянуть часть тела противника. Попробуй на мне.

Я стал пробовать, и на седьмой попытке у меня вышло немного дернуть руку Кима.

— Тц! — цокнул он языком. — Поразительно! Должно быть, ты одарённый. Слабый, но всё же.

— Одарённый? Это я типа волшебник, да?

— Ну, типа того, но до мага тебе далеко, — произнёс Ким. — Но если будешь тренироваться, то можешь стать.

Тренироваться? Сверхспособности, как у героев мультфильмов и комиксов? Дайте десять!

— А вы можете меня тренировать? — мой взгляд, направленный на мастера Хапкидо, был полон надежды.

— Извини, но я скоро уезжаю из страны, — покачал головой в стороны Ким. — Родители тебя же не отпустят.

— Может, вы посоветуете, как мне заниматься самому? — надежда ещё теплилась в моей груди. — Или хотя бы подскажите другого учителя у нас в городе…

— Хм… — Ким ненадолго задумался, потирая подбородок. — Настоящих мастеров в вашем городе я не знаю, так что извини, но в этом не помощник. Самому заниматься тяжело, но для тебя, похоже, это единственный вариант. Я дам тебе список книг, которые можно найти в обычных магазинах. Считается, что там написана ерунда, но на самом деле эти книги как раз с правильными знаниями, а вот аналогичные подобного толка — шарлатанство.

Ким сходил в дом и через некоторое время вернулся с тетрадкой. Он вырвал оттуда листок и написал список книг, который передал мне. Я принял листок, как величайшую драгоценность. Я могу стать магом! Круто! Всего-то и хотел, что стать как Вам Дамм, а стану кем-то вроде Супермена. Да я готов тренироваться для такого сколько угодно!

— А в библиотеке такие книги будут? — с надеждой спросил я у Кима. — А то у нас нет денег на покупку книг.

— Да, думаю, некоторые книги могут быть и в библиотеке, — ответил мужчина. — Явно не в школьной, но в городской точно.

— Круто! Спасибо вам большое, дядя Ким.

— Ты должен поклониться и сказать, мастер Ким, а не дядя Ким, — со строгими нотками в голосе наставительным тоном произнёс мужчина. — Вот так…

Мастер Ким продемонстрировал, как кланяться. Он сложил ладони в молитвенном жесте перед грудью и слегка наклонил корпус. Я незамедлительно повторил его поклон.

— Спасибо большое, мастер Ким!

— Пожалуйста, — с улыбкой сказал мужчина.

— Сынок, пошли домой, — крикнула мать. — Хватит мучить парня.

— До свидания! — воскликнул я, убегая вслед за матерью.

— Да, какой талант… Жаль, жаль… — донеслись до моих ушей слова, сказанные тихим голосом Кима.

Как только мы с мамой оказались в нашем дворе, я сорвался с места, направившись ко двору Женьки. На ходу воскликнул:

— Мам, я гулять!

Дойдя до деревянного забора, покрашенного в синий цвет, я встал возле калитки и закричал:

— Женёк, Выходи!

Через минуту однообразных криков Женька вышел на улицу.

— Ну что? — спросил он.

— Смотри, что покажу! Меня сейчас каратист научил, он прям как Джеки Чан!

Во взоре Жени было видно недоверие в смеси с любопытством.

— Ну, показывай, — произнёс он.

— Опусти руки вниз.

Когда Женек опустил руки, я стал делать, как показывал Ким. Поднёс правую руку к левому предплечью Жени, сконцентрировался и представил, что рука товарища стала как магнит, после чего дернул её на себя. Женькина рука дернулась вслед за моей, он даже полетел вперёд и, сделав один шаг, споткнулся и чуть не упал.

— Круто! — с восторгом воскликнул Женёк. — Это ты как?

Я стал ему показывать, но как он ни пробовал, ничего не получалось.

— Ну и ладно, — беспечно махнул рукой Евгений. — Всё равно это какая-то ерунда…

Тут к нам подошёл сосед Жени с нижнего дома. Мы ему дали кличку Вампир, потому что он постоянно бледный и с красными глазами. А бледный он, потому что сидит дома и редко выходит гулять. На самом деле его зовут Дима.

— Привет, Вампир! — веселым голосом крикнул Женек.

— Здорова, — приветственно махнул я Диме правой ладонью.

— Привет, парни, — ответил Дима. — Чем занимаетесь?

— Да вот, Ванёк фокус показывает, — выдал Женёк. — Его настоящий каратист научил, такой же крутой, как Джеки Чан!

— Круто! — с восторгом протянул Дима. — Покажешь?

Мне не сложно, поэтому и на нём показал изученный фокус. Потом Дима тоже пробовал, но у него, как и у Жени, ничего не вышло.

— Слушайте, может, пойдём ко мне домой? — предложил Дима. — Родителей нет, посмотрим видик. У меня новая кассета есть, ужастики.

— А что, пошли, — не долго думая, согласился я.

— Айда, пацаны! — сказал Женёк.

Мы двинули в гости к Диме. Дом у него, как и у всех вокруг, не отличался архитекторскими изысками. Обычная глиняная мазанка, обитая снаружи досками, которые покрашены в светло-синий цвет. Как и полагается для строения из такого материала, дом был одноэтажным, но очень просторным, поскольку раскинулся на большой территории.

Как полагается, мы с пацанами разулись в коридоре и прошли в дом. На столе в просторной гостиной стоял маленький телевизор, а под столом какой-то белый стальной коробок, из которого сзади торчали провода.

Женька был изумлён не меньше меня, ведь всем было известно, что родители Димы одни из самых богатых людей на нашей улице. Женя окинул удивлённым взором странный белый телевизор, на котором было всего одна кнопка, и спросил:

— Димон, а чего это у тебя такой телек маленький? У тебя отец вроде хорошо зарабатывает, не мог нормальный купить? На нем всего одна кнопка. Что, и пульта нет?

Женька надавил на кнопку, но ничего не произошло.

— Не трогайте! — воскликну забежавший из кухни Дима. — Это не телевизор, это компьютер! Он папин. Папа инженером работает и ему для работы нужен.

— Компьютер? — вырвался у меня вопрос. — Что это такое?

— Ну, ЭВМ, — произнёс Дмитрий, но понятней от этого ничего не стало.

— А-а-а… — многозначительно протянули мы одновременно с Женькой.

Похоже на то, что Женя тоже не понял, что это за ерунда, но чтобы не выглядеть дураком, он тоже сделал вид, будто понял, что за ЭВМ и компуктер.

— А что на нём делают? — спросил Женя. — На нём играть можно?

— Ну, да, можно, — Дима оглянулся по сторонам. — Давайте я вам покажу, — шепотом, словно опасаясь быть застуканным, добавил он.

Дима нажал кнопку на ящике, стоящем под столом, тот загудел, после чего на маленьком телевизоре замелькала горизонтальная черточка. Дима выдвинул из-под стола полочку, на которой лежала часть от печатной машинки, на которую надо нажимать, чтобы печатать буквы. Он начал давить на кнопки. На телевизоре стало писаться какое-то непонятное слово на английском языке.

— И что, когда играть можно будет? — нетерпеливо спросил Женек. — Это что, как на спектруме, долго ждать надо?

— Сейчас, подождите, — ответил Дима.

Экран из черного стал синим, появилось много слов на английском. Одна из строчек была подсвечена белым. Дима стал что-то нажимать на печатной машинке, а подсвечивающая строчка перемещалась. Потом он что-то нажал, и появилась игра. Змейка ползала по экрану…

— Это что, всё? — разочаровано спросил Женёк.

— Ну, да, — ответил Дима.

— Фигня какая-то! — констатировал я. — Денди лучше.

— Ага, — подтвердил Женя. — Ты из-за этой штуковины с красными глазами ходишь? — спросил он. — Мне бабушка говорила, что денди сажает телескоп и глаза, а этот маленький «кампутир», — попытался воспроизвести сказанное раннее названия Женек, я уже и забыл, как Димка обозвал эту штуку, как-то сложно, язык вывернешь. — В общем, этот телек, наверное, вообще глаза выжигает до мозга! Вот!

Мы посмотрели фильм ужасов и разбежались по домам. Дома мать дала мне денег и продуктовую сумку.

— Сынок, сходи в магазин, купи хлеба, — сказала она.

— Мам, а можно я на СХИ схожу? Хочу в библиотеку зайти.

— Далеко, — задумалась мать, — но нам не горит, так что можешь в библиотеку сходить.

— Ура! Спасибо, мам.

— Иди уже, — сказала она.

В библиотеке нашлось всего две книги из списка, составленного каратистом. Я взял обе, после чего невероятно радостный оправился домой. По пути приобрел хлеб, отломил и съел горбушку с одной стороны буханки. Мать будет ругаться, но тут хлеб всегда хороший, свежий и теплый, а горбушка у него такая вкусная. Её бы съесть дома, натерев чесночком, но терпеть нет мочи.

Дома приступил к чтению первой книги, посвященной медитации. Прочитав половину, решил приступить к упражнению.

Сел как было описано в книге в позу лотоса, закрыл глаза и сконцентрировался на пупке. Отрешился от мыслей. Вначале не получалось ничего почувствовать, но в книге говорилось, что для достижения результата надо тренироваться годами, но я так надеялся, что результат будет сразу. Проведя в таком положении примерно час, я вдруг отрешился от всего. Звуки прекратили доходить до меня, вокруг темнота превратилась в густую и вязкую тьму, а я словно взлетел над телом. Но эта тьма не пугала, наоборот, она манила и дарила счастье. Тело ощущалось таким лёгким, абсолютно невесомым, чувства, даруемые полетом, были просто неописуемыми, хотелось визжать от восторга. Тут я увидел, как из тьмы ко мне очень быстро летит синий шар. Он приблизился ко мне и резко влетел в мою голову, после чего начал расти в размерах. С каждой секундой роста шара я чувствовал, что теряю связь с телом. Попытки вернуться назад и выйти из медитации ничего не давали. В панике я попытался вытолкнуть шар из головы, но это не получилось. Тогда, я вспомнил, что в книге говорилось о том, что я сам хозяин своего подсознания и могу делать в нём всё, что захочу. Я не придумал ничего лучше, чем представить, как пожираю этот синий шар. Я начал кусать его отсутствующим ртом и заглатывать куски. В итоге, когда съел большую часть шара, он завибрировал и рассыпался синими искрами. Тут же почувствовал, как ударился задницей об пол, она даже заныла от подобного. Складывалось такое ощущение, словно я на самом деле летал, но невысоко, на высоте сантиметра от пола. Но в книге говорилось, что подобное возможно лишь у мастеров, тренирующихся десятилетиями, не мог же я сделать то же самое в первую же тренировку?

У меня сильно разболелась голова, начало тошнить. Когда попытался встать, то пол, стены и потолок стали сильно шататься, словно еду на большой скорости на Уазе по бездорожью. Почувствовал, как теряю сознание, успел сделать шаг до своей кровати, упал на неё и отключился.

Глава 1

— М-м-м… — с этим звуком я потянулся на своей кровати.

Что за ерунда мне снилась? То я четырнадцатилетний школьник, живущий в середине девяностых в провинциальном Российском городе, то я волшебник-алхимик, то маленький мальчик-волшебник, но при этом ощущающий себя взрослым, то вообще пошёл бред, я стал маленькой девочкой и читал мысли. Ерунда какая-то, в голове страшная каша из отрывков воспоминаний.

Что-то темно.

— Люмос! — произнёс я и щелкнул пальцами. Над указательным пальцем завис светящийся шарик, который осветил мою комнату.

— Ик! — икнул я от удивления. — А-а-а-а… — мтал махать рукой, а шарик, как приклеенный, двигался за пальцем. — Погасни! Затухни! Блин, да как же тебя выключить? — тут в голове всплыло, как погасить Люмос. — Нокс! — после этой фразы шарик потух.

Это что, выходит, вся та ерунда, которая мне снилась, вполне реальна? Там было много чего о магии, но блин, ничего не понимаю…

— Сынок, что случилось? — ко мне в комнату заглянула мать. У неё был заспанный вид.

— Ничего. Просто приснился кошмар.

— Понятно, — произнесла мать. — Тогда не шуми, отцу надо выспаться перед работой.

Мама удалилась в свою спальню.

Хочу выпить водки и успокоиться. Стоп, какой водки? Она же противная, фу, горькая и невкусная! Как можно хотеть её выпить и как взрослые её пьют?

Тут внезапно я понял, как её пьют. Нормально. И не такая она противная, а уж под закусочку… Блин, у меня даже слюнки потекли, стоило представить маринованные грибочки, квашеную капусту, соленые огурчики…

Вот это меня вставляет! Вставляет? Что за странное применение этого слова? Смысл понятен, но в то же время не слышал подобной интерпретации. Ой, сколько много интерпретаций этого слова, особенно в отношениях мужчины и женщины… Ох, ё! Голова заболела… Это что, выходит, и так можно? Тыкать членом в живого человека?! Это так странно! А я думал, им только писают. Он в последнее время поднимался при взгляде на девушек. И от трения. И просто так… А оно вон для чего! Так погоди, и туда можно? Фу! Но, там же фекалии, противно… Ан нет, память подсказывает, что всё нормально. Не подумал бы.

Сижу, положив подбородок на скрещенные ладони и думаю, как теперь жить с этим знанием. А может, подойти к Светке с соседней улицы и предложить попробовать некоторые из тех вещей? Ой, как хочется. Хм… Странно, и почему я подумал о том, что Светка малолетка и о тюремном сроке? Какая же она малолетка, если старше меня на целых полгода!

Интересно было бы взглянуть на настоящие сиськи. Но это так страшно и как это сделать?

Что? Так легко? Не, ну не может быть! Девушки, они не такие, да за такие слова ведь можно и по роже получить.

А! Значит по роже всё же тоже можно получить, но есть вариант и получить кое-что другое… Какие это открывает перспективы!

Я сглотнул, представляя, что, с кем, и как могу сотворить. Ох-хо-хо! А как теперь сделать так, чтобы член опустился? Не-не, это так постыдно… Может, оно само пройдёт, надо только подождать?! Раньше помогало.

Вышел на кухню и попил воды из носика чайника. Сел на кухне и задумался. Мне нужен велосипед, а то старый уже никуда не годится, он практически детский и я на нём уже не помещаюсь. Рустам обещал найти что-нибудь. Рустам азербайджанец, он из старшаков, на пару лет старше нас, живёт возле оврага и занимается тем, что среди выбрасываемого в овраг мусора находит интересные вещи и дешево их продаёт. Так что можно быть уверенным, что велосипед у меня будет, и он не будет краденым, но, чтобы собрать его, придётся постараться. Деньги на него я отложил за зиму. Мы с Женьком собирали бутылки и на санках отвозили их на остановку "Ким" в нескольких километрах. Там бутылки принимают на несколько рублей дороже. Мы накапливали по несколько мешков, грузили на большие санки и, попеременно впрягаясь, тащили их.

Сбегал в курятник, собрал яйца, дал курам травы и пожарил яичницу во дворе под навесом на газовой плите, которая работала от большого пропанового баллона. Летом, чтобы в доме не было жарко, родители выносят газовую плиту с баллоном под навес. В теплую погоду прикольно, а вот если зарядят дожди и станет прохладно, то готовка превращается в испытание на мужественность. Пожарил яичницу из свежих яиц. Яйца домашних кур не сравнить с магазинными. Во-первых, они у нас крупные, раза в два крупнее магазинных, во-вторых, у них невероятно ярко-оранжевый желток. Ну и самое главное — вкус. После домашних яиц магазинные кажутся куском резины, если употреблять в виде яичницы, а уж о том, чтобы пить магазинные яйца, даже подумать страшно.

Эх, учиться, конечно, не прикольно, но есть в школе и плюсы. Например, у нас в школе к третьему уроку всегда выставляют большую кастрюлю молока, которое можно бесплатно пить. Я всегда прибегаю и пью столько, сколько влезает, по три-четыре стакана. К четвертому уроку молока не остаётся, поэтому нельзя прощелкать момент. А в этом году вообще догадался до умной мысли, спросил у бабушки дедушкину армейскую фляжку, и носил её в рюкзаке. Подходил к кастрюле, наливал в стакан молока, отходил в угол и сливал молоко во флягу. Так и сам пил молоко, и домой приносил. Правда, не всегда получалось, один раз от поварихи чуть по шее не получил, но что мне их ругательства, когда вкусного хочется.

Классная руководительница говорила, что тех, кто летом вместо отработки пойдут помощниками вожатых в детский лагерь для школьников начальных классов, будут бесплатно кормить обедом, но им надо не две недели отработать, а месяц, к тому же торчать в школе почти весь день. Вроде ещё и денег обещали платить, но какую-то смешную сумму. Мы с Женьком прикинули, даже на ящик лимонада не хватит. Да ну на фиг, целый месяц за еду вкалывать!

Мы прикидывали встать с ведрами у дороги возле колонки, чтобы мыть машины, но старшаки отговорили. Они говорят, что к таким пацанам почти сразу подъезжают бандиты и требуют крупную сумму денег, а заработал ты её за день или нет, их не волнует, ставят на счётчик, потом вместо того, чтобы заработать, ещё и должен оказываешься.

В прошлом году я зарабатывал, когда фрукты созревать начали. У стариков с их разрешения обрывал урожай с деревьев: яблоки, абрикосы, груши, вишня. Они старенькие, сами не могут по деревьям лазить, а я по дворам и по улицам пробежался и предложил свои услуги. Половину урожая самому хозяину, вторую половину мне отдавали в качестве оплаты за помощь. Многие соглашались. Ещё приходилось дедушкам и бабушкам помогать с закупкой на зиму, к примеру, купить несколько мешков картошки, капусты, лука, моркови. За это тоже платили. А что, я классную тележку нашёл и починил, вот на ней и таскаю. На неё пара ведер помещается, если между ними фанерку поставить или мешок овощей. Колеса у тележки большие, так что катится легко. Резинками от эспандера пристегиваешь поклажу и понеслась. Большую часть полученного на сборе урожая продавал на трассе оптовикам, меньшую мать крутила на варенье. У нас-то из деревьев только абрикосина и вишня, двор не шибко большой.

Первые деньги потратил на крутые темные очки, прямо как у Шварценеггера, я как их увидел, сразу понял, что хочу их. Они обошлись по цене четырёх ведер абрикоса. Потом купил себе денди и кучу картриджей. Я единственный, у кого из знакомых есть на денди «Мортал Комбат». Другими картриджами обмениваюсь, а этот никому не даю. Знаю я их, сразу зажилят и скажут, что сломался или потерялся, а мне взамен предложат какой-нибудь из своих туфтофых картриджей. Этот картридж я караулил половину зимы, каждый день после школы наведываясь в магазин. Их и не купишь, сразу разбирают, и это при том, что стоит он в три раза дороже «Черепашки ниндзя 3».

Как жить в этом мире, скажите мне? Вот как можно заработать? Империо наложить и… Стоп. Какое Империо?

В голове всплыла информация, что это за заклинание и как его применять. Прикольно. Получается, любого человека можно заставить сделать что угодно? Надо потренироваться.

Для проверки идеи направился к курятнику и подошёл к петуху. Направив на него руку, я произнёс:

— Империо!

Петух отпрыгнул, испугавшись громкого голоса, но не стал подчиняться моим приказам. Странно, не сработало. Может, я что-то не так делаю?

В голове всплыло, что я делаю не так. Оказывается, у меня мало магических сил, и чтобы использовать заклинания, нужна волшебная палочка. Тут же понял, как её можно сделать. Ну, это несложно, кроме того, как сердцевину внутрь поместить и где ингредиенты для зелья искать. Хотя, там же обычные травы, можно на рынке у бабок поспрашивать. Только надо с самого утра в субботу ехать, когда они торговать собираются. Так, стоп! Суббота же вчера была, а сегодня воскресенье, утро, а значит, бабульки будут торговать. Надо срочно брать деньги и ехать на рынок. Велосипед конечно, жалко, так хотелось, но и магией владеть хочется. Блин, что же делать? Хотя… Если у меня будет волшебная палочка, то денег смогу заработать, так что и велосипед появится.

— Сынок. А-а-у… — зевнув, обратилась ко мне мать, вышедшая из дома. — Ты чего так рано встал, каникулы же? А кто говорил, что на каникулах будет спать до обеда?!

— Выспался. Мамуль, я поехал на «мирок», пока утро, может, что хорошее присмотрю.

— Ну, давай, — дала добро родительница.

Собрав всю свою наличность и пару тряпичных сумок, резко стартанул в сторону стихийного рынка, собирающегося в районе кинотеатра "Мир" по выходным. Для экономии денег пошел не на трамвай, а пешком, срезав путь через овраг. Тут всего несколько километров, так что быстрым шагом через полчаса был на месте. Кто-то недавно через овраг сделал насыпь, долго возил на самосвале землю, зато теперь его можно пересечь даже на машине, не то что пешком.

Среди продавцов нашёл бабульку, торгующую разными травами, причем цены были настолько смешными, что скупил весь товар. Набрался почти мешок разных трав, но я спустил всю наличность. Пришлось торговаться, чтобы уложиться в имеющиеся деньги, но довольными остались оба, что продавец, что покупатель. К обеду приволок свою ношу домой и разместил травы в сарае.

Пообедал и начал вытачивать палочку. Для этого прошёл по улице, отламывая от деревьев веточки и пытаясь пропустить через них силу. Одно дерево откликнулось — это оказалась вся кривая и покореженная вишня, растущая на пустыре. Ножом отрезал наиболее прямую ветку толщиной в три пальца, освободил её от листьев и мелких веточек, после чего притащил домой.

Дома снял с ветки кору, достал из сарая ящик с деревообрабатывающим инструментом, доставшимся в наследство от деда-плотника. Отпилил от ветки искромсанный ножом конец, отмерил тридцать сантиметров от толстого конца ветки и отпилил. Получившуюся часть зажал струбциной на столешнице стационарной самодельной циркулярной пилы, стоящей во дворе. Взял самый маленький рубанок и начал обтесывать ветку, делая её ровной. Затем, вытащил из сарая точильный станок, его батя сделал из мотора от стиральной машинки, насадив точильный круг и закрепив получившуюся конструкцию на массивную и широкую доску. Включил точильный станок в розетку и начал потихоньку, чтобы не запороть заготовку, обтачивать палочку. Затем отшлифовал её шкуркой.

На шум пару раз подходил отец, смотрел, чем я занят, но ничего не говорил. Если я чем-то занят, то никто ни слова не скажет, какую бы ерунду ни делал. Как говорит мать, лишь бы не криминал. А уж если с инструментами вожусь, то вообще молча гордятся, что сын рукастый. Если чего не понимаю, спрашиваю у отца, он и поможет, и подскажет.

Заготовку под палочку сделал, а вот как поместить внутрь сердцевину? Высверлить? Нечем. Такие тонкие сверла подобной длины не встречал. Да даже если высверлю, как потом буду волосы просовывать? Тут в иголочное ушко нитку вставить проблема, а в маленькое и длинное отверстие точно намучаешься. Значит, надо распилить палочку вдоль, а потом склеить. Либо выточить канавку, потом вклеить кусочек древесины.

Сходил за дрелью, зафиксировал палочку струбцинами и в середине высверлил канавку длиной примерно десять сантиметров. Из оставшейся древесины вырезал деревяшку и изготовил шпонку, которая четко ложится в эту канавку. Потом вырезал на палочке рунную цепочку. Провозился с палочкой весь день. Вечером после ужина из купленных трав на газовой плите сварил зелье, в которое добавил немного своей крови. Срезал со своей головы несколько клочков волос, заодно челку подравнял, скатал из них веревку. Налил зелье в мисочку и вымочил волосы в нём, после чего уложил в канавку на палочке и, обмазав клеем «Момент», забил в канавку шпонку. Получилось с виду почти целая палочка.

Закончил уже в темноте. Пошёл в сарай относить инструмент. Оказавшись внутри, украдкой оглянулся. Никого не обнаружил. Взмахнув волшебной палочкой, произнёс:

— Люмос.

Заклинание вышло вполовину мощнее, только на этот раз шарик горел над волшебной палочкой. Светящийся шар подрагивал, словно лампочка во время скачков напряжения. Память подсказала, что это из-за неправильно изготовленной палочки. Надо погружать сердцевину при помощи трансфигурации, не повредив палочку, либо высверливать отверстие с торца снизу.

Но даже так волшебная палочка работает и слегка облегчает усилия, хотя и заклинания становятся нестабильными.

Направив ладонь на волшебную палочку и представив, как древесина сращивается, а клей изнутри выходит наружу, попытался активировать другое заклинание:

— Констант Трансформатус!

Получилось! Палочка стала словно выточена из цельного куска древесины. Только снаружи на ней проступил подсохший клей момент.

— Люмос!

Над кончиком палочки зажёгся светящийся шар, по предварительным прикидкам, он мощнее на три четверти, чем беспалочковый Люмос, при этом он светил ровно, без мерцания.

— Получилось! — вырвался у меня тихий восторженный возглас. — Я волшебник!

Услышал во дворе шаги. Кто-то шёл в мою сторону.

— Нокс.

После сказанной мной фразы, свет погас.

В дверь заглянул отец.

— Сынок, что тут у тебя светилось? — спросил батя.

— Темно, я не видел ничего, спичкой подсветил.

— Аккуратней с огнём, тут краска и вообще, сарай деревянный, — слегка пожурил отец. — Закругляйся давай уже и дуй в душ, а то вода остынет.

— Хорошо!

Я запер сарай и забежал в дом. Волшебную палочку положил в ящик своего письменного стола, взял полотенце и побежал во двор принять душ. Вообще, удобства у нас во дворе. Душевая кабина сколочена из досок, а на ней бочка. Летом хорошо, можно каждый день купаться, за день вода прогревается и к вечеру становится теплой. Вот зимой мыться приходиться в корыте, долго ведрами греть воду, потом выносить на улицу грязную, поэтому в холода мы моемся раз в неделю.

Везёт всё же тем, кто в квартирах живут, они могут каждый день купаться в ванной, да ещё в горячей воде, которую не надо носить с колонки! Хотя, зря жалуюсь, нам теперь тоже не надо ходить к колонке, в прошлом году мы провели воду, правда только во двор вывели гусак, но и это большой кайф. Только мы незаконно врезались. Родителям родственник, дядя Коля, он слесарем работает, сказал, что нам разрешение не дадут, а платить за него надо много. Он сказал, что проще самим незаконно подключиться, а потом заплатить штраф — это выйдет в три раза дешевле, чем получить разрешение официально. А типа уже подключенных никто не будет отрезать. Так и вышло. Яму мы сами копали, трубы дядя Коля подогнал бесплатно, ну как бесплатно, отец ему машину за это помог починить, а мать потом занималась оформлением в водоканале.

Отца зовут Сергей Сергеевич Токарь, он среднего роста, примерно метр восемьдесят сантиметров, худой и жилистый. Глаза голубые, волосы русые, всегда аккуратно зачесанные на правый бок, лицо худое и вытянутое, но в тоже время слегка округлое. Ему уже сорок три года. У отца всегда с собой небольшая расчёска, которой он поправляет прическу. Я как-то в детстве спросил, а почему он не зачесывает волосы налево, тогда он ответил, что налево волосы зачесывал Гитлер — это такой плохой дядя, поэтому налево волосы зачесывают только плохие дяди: маньяки, бандиты и гомосеки всякие. Вообще, отец работает автослесарем в сервисе, в котором чинят автомобили УАЗ, но в последнее время им зарплату не платят. Они с остальными слесарями кое-как перебиваются «леваками», проводя некоторые машины мимо кассы, но это меньше, чем он должен зарабатывать, поскольку редко получается. Пару недель назад он говорил, что собирается увольняться и другую работу подыскивает. Работы полно, но мало где за неё платят деньги, а зачем тогда она такая нужна?

Напротив душа в другом конце двора, примерно в восьми метрах, расположился туалет, такая же будка. Вот в него зимой ходить то ещё удовольствие. Как говорил поэт Вишневский: «О, как морозно в январе, когда удобство во дворе»! Меня приятель научил, как делать, чтобы в морозы пятой точке не было холодно. Надо поджечь газету и закинуть в яму, вонять, правда, будет жутко, но сразу садишься, и снизу тепло идёт. Физика! Даже в тридцатиградусный мороз можно ничего не застудить, точнее, как раз в сильные морозы без этого никуда.

Вообще, людям, живущим в квартирах, везёт, у них теплый туалет круглый год, горячая вода прямо в доме, газ на кухне, не приходится каждый месяц заправлять газовый баллон. А ещё снег у них убирают дворники и тепло подаётся по трубам. Мне же приходится каждую зиму перед и после школы чистить снег, пилить и рубить дрова, таскать уголь для печки, выгребать из неё золу и растапливать. Родители обычно на работе, приходят поздно, а в доме без протопленной печи зимой жуть как холодно. Ещё за курами следить, и не только кормить, но и соседних котов из рогатки отстреливать приходится, а то как-то пробрался один, половину кур передушил. Эх, мне бы воздушку, такую как у Санька с соседней улицы, вот бы я разошёлся! У них тоже куры и даже пара свиней, так он всех котов отвадил, отстреливая их из воздушки, теперь все коты обходят его двор по дуге.

Лежа в кровати, я задумался. Что за каша у меня в голове и можно ли что-то с этим сделать? Ну, не знаю, как-то упорядочить что ли… Тут в голове возникло понимание, что мне надо воспользоваться Окклюменцией.

Закрыв глаза, попытался погрузиться в окклюментную медитацию, после чего через некоторое время провалился в собственное подсознание. Я оказался в помещении, похожем на читальный зал в десятой библиотеке, в которую часто хожу, чтобы брать интересные книжки. С двух сторон комнаты стояли старые, потрепанные пустые книжные шкафы, с одной стороны новенькие и блестящие книжные полки, возле них стол и стул, как в библиотечном читальном зале, но только в одном экземпляре, одна стена пустует. Справа из шкафов выброшены все книги, они валяются на полу. Все книги целые, но перемешаны в беспорядке, словно вывалились с книжных полок. У шкафов слева книг во много раз больше, они разбросаны по всей комнате и если сложить их в горку, то она окажется как минимум раз в пятнадцать больше. Но книги вообще странные, какие-то целые, где-то то не книги, а тетрадные конспекты с вырванными страницами, встречается много вырванных книжных страниц…

Я так понимаю, что справа — это мои воспоминания, слева — память того синего шара, который, наверное, был магом. А новые полки — это я нынешний. И типа, чтобы нормально думать, мне надо сложить все книги аккуратно в новый шкаф. О, Господи, это сколько же предстоит работы?!

А что, если это буду делать не я. Точнее не так, я, но с помощью магии? Это же подсознание!

— Книги, летите и встаньте по порядку на новую книжную полку!

Приказ оказался проигнорирован. Ровным счётом ничего не произошло.

Ну что же, придётся ручками, мне не привыкать.

Взяв солидную толстую в руки книгу из большой кучи, прочитал, что на ней написано: «Доппель-магия». Поставил фолиант на полку, которую предположительно решил отвести под букву «Д». Я решил делать, как положено в библиотеке, расставлять всё по алфавиту. В тот момент, когда книга встала на полку, мне стало известно, как при помощи магии создать своего двойника, который будет обладать всеми моими навыками, но, к сожалению, не будет уметь говорить. Эх, жаль, в школу такого не отправишь. А как прикольно было бы отправить вместо себя в школу близнеца, как в "Приключениях Электроника". Блин, да о чём я думаю, какая школа, до неё ещё всё лето впереди? Я же могу сейчас сделать двойника, чтобы он за меня все книги расставил.

Зачитав длинное заклинание создания доппеля и активировав его, с изумлением обнаружил, как передо мной появилась моя полная копия.

— Ты меня понимаешь?

Стоит, молчит.

— Кивни, если понимаешь меня.

Близнец кивнул.

— Ура! Получилось!

Я от радости запрыгал по комнате.

— Значит так, слушай приказ, — говорю клону после так, как волна восторга пошла на убыль. — Расставишь все книги на новую полку в алфавитном порядке. Те книги и тетрадки, что испорчены, восстановишь, насколько возможно, и тоже поставишь на полку в положенном порядке. Новую поступающую информацию тоже будешь сортировать. Если понял, кивни и приступай.

Близнец кивнул и начал расставлять книги. Я осознал, что теперь могу не беспокоиться и покинуть подсознание. Стоило мне об этом подумать, как помещение заволокло тьмой и я погрузился в сон.

Глава 2-3

Глава 2

Открываю глаза и осматриваю помещение. Маленькая комната, примерно три на три метра. В ней стоит шкаф, одноместная кровать и письменный стол со стулом. Стены и потолок беленые, рамы деревянные. Где я?

Тут до меня доходит, что я дома.

Осматриваю себя. Хм… Я мелкий пацан. По воспоминаниям так оно и есть, я действительно мелкий пацан, но чаще всё же был юношей двадцати-двадцати пяти лет, а разок взрослым мужчиной и даже пожилым человеком. Имён вспомнить не могу, кроме своего нынешнего — Иван Сергеевич Токарь. В голове очень много знаний о магии, но в некоторых случаях память зияет дырами, а порой и дырищами, словно у меня выборочная амнезия. Наибольший пласт утерянных знаний, если судить по общем воспоминаниям, касается личной жизни, в меньше степени затронул знания магии. Даже знаю боевые искусства, о которых так грезил буквально вчера. И чего ими грезить было? Пошёл и занимайся. Не нравится им, видите ли, что палкой бьют и приёмам не учат! Так в классических школах часто происходит.

Что по местному миру? Технологический, конец двадцатого века, магический фон низкий. Судя по встреченному бойцу корейского боевого искусства, маги тут водятся, но не особо распространены. Компьютеры в зачаточном состоянии, но судя по приятелю, уже есть. Скорее всего, это был или 486 процессор или пентиум под операционной системой Дос с оболочкой Нортон Командер.

Что со мной? Слабый одаренный, немного сильнее сквиба, но в Хогвартс явно не взяли бы. Магических даров нет.

Сел в позу лотоса и попробовал преобразование материи в ману, при помощи медитации потянув свободные молекулы из окружающей среды. Не сразу, но получилось.

Попробовал метаморфизм. Вначале ничего не получалось, но через час сумел преобразовать почти весь свой небольшой запас маны в мышечные волокна, немного укрепив спинной мышечный каркас. Я вроде активный, бегаю много, подтягиваюсь, но сейчас наступил именно тот момент, когда начался активный рост организма и мышцы не успевают за ростом, что грозит сколиозом и остеохондрозом. Кстати, эти болячки уже начали наблюдаться.

Накопив ещё маны, начитал заклинание из биомагии под названием "Пластическая хирургия" и при помощи него начал вносить изменения в свой организм. Вначале максимально возможно укрепил иммунную систему, улучшил регенерацию, поправил все начинающие появляться хронические болячки, например, скоро могли бы появиться гастрит и угревая сыпь, зрение было немного подсажено и так по мелочи во всем. Затем начал укреплять мышцы. Пока только укрепил, не стал наращивать. Растить мышцы буду в процессе тренировок, чтобы не наделать ненужных ошибок. Вот выберу, какой стиль боевых искусств буду практиковать, сделаю артефактные утяжелители и натренирую нужные группы мышц. Во-первых, это будет менее подозрительно, чем, если почти мгновенно изменится фигура без всяческих предпосылок, во-вторых, это будет правильным, поскольку можно будет сразу при помощи биомагии забивать рефлексы боевых движений вместе с активацией роста нужных групп мышц. Пришлось ещё пять раз восстанавливать ману, пока полностью привёл тело в порядок. За это время несколько раз в комнату заглядывала мать, но уходила.

— Сынок, пошли обедать, — сказала мама, войдя в комнату. — Ты чего весь день сидишь, как йог?

Мама. Людмила Сергеевна Токарь, тридцать четыре года. Низкого роста — метр шестьдесят. Ещё немного и я её перегоню по росту. Короткие русые волосы с химической завивкой на голове, карие глаза и округлое лицо. По сути, молодая девчонка. Скажи мне кто, что я, без пяти минут четырнадцатилетний пацан, буду воспринимать девушку за тридцать как молодую девчонку, не поверил бы. Как же, все, кто старше двадцати, дяди, и те, кому за тридцать, вообще старики. Именно так я думал вчера. Хорошая она женщина, честная, добрая и отзывчивая, любит меня, но как ей объяснить, что её сын в момент повзрослел? То, что считал нормой ещё вчера, не могу адекватно воспринимать сегодня.

— Иду… Мам, это я выполняю упражнения, которые посоветовал мастер Ким. Медитирую. Скоро начну тренироваться по книжке, отрабатывая приёмы боевых искусств, но из-за этого увеличится аппетит и буду раза в два-три больше кушать.

— Понятно, — многозначительно протянула мама. — И что, получается?

— Ага. Уже при помощи медитации улучшил память, скоро смогу взглядом двигать предметы.

Мама рассмеялась.

Кушали мы под навесом. Во время обеда мать завела разговор.

— Сынок, мы решили переезжать к бабушке на соседнюю улицу. Она уже старенькая, надо за ней ухаживать, — сказала она.

Эти слова ввергли меня в крайнюю степень удивления. Для понимания стоит описать бабушкин дом. Это глиняная мазанка четыре на шесть метров снаружи, построенная в сорок пятом году. Потолки низкие, мы с мамой ещё ничего, но отец при своем росте метр восемьдесят сантиметров задевает головой лампочки. Метр дома занимает коридор, вход из которого ведёт на кухню шириною два метра. Тут же стоит кирпичная дровяная печь, она получается почти посередине дома и разделяет кухню и жилую комнату. Стоило мне представить, что мы вчетвером будем всё лето ютиться там, пока будем обкладывать дом кирпичом, затем делать отделку, ломать стены и всё в таком же стиле, как на пятой точке зашевелились волосы. А ещё, это же мазанка, которой уже бог знает сколько лет, она может в любой момент рухнуть, стоит лишь начать строительные работы. Снаружи дом кажется больше за счёт того, что дальше следует его продолжение. Налево из коридора имеется вход в неотапливаемую летнюю кухню шириною два метра, за летней кухней пристроен дровяной сарай, в который проделан вход из летней кухни, чтобы зимой брать дрова не выходя на улицу.

— Понятно. Но у неё дом меньше нашего, всего одна комната и кухня, да ещё и мазанка послевоенной постройки, он вот-вот развалится.

— Зато ей, как ветерану, на этой неделе бесплатно проведут газ. Не будет нужды в угле и дровах, освободится много времени и сил, да и по деньгам дешевле выйдет, чем уголь каждый год покупать. Поэтому мы продадим наш дом и обложим бабушкин дом снаружи кирпичом вместе с летней кухней, как раз выйдет три комнаты, — аргументировала мать.

— Так, погоди. Газ — это волшебно. Если воду и канализацию провести, вообще шикарно будет. Но, у неё с летней кухней и сараем дом получается примерно десять метров длиной. Пять на десять по внешнему контуру, минус восемьдесят сантиметров на стены, это получиться примерно сорок квадратных метров. Вы собираетесь сорок квадратов на четыре части разбить? Кухня, три комнаты и желательно место под санузел выделить. Не мам, ерунда получится.

— В будущем можно будет сделать пристройку, — сказала мама.

— Я тебя понял. Но лучше сразу делать, как положено. Предлагаю другой вариант. Мамуль, я вчера друга встретил, он состоит в клубе под названием «биологический кружок старшеклассника» или сокращенно БКС. Так вот, он мне по блату неофициально хорошую работу предложил, платят прилично. Они вместе с клубом под руководством учителей кружка каждое лето ездят в экспедиции, а попутно травы лечебные собирают. Потом эти травы мешками в аптеку сдают. Ну, ты же знаешь, все эти травы, которые в коробочках фасованными продаются? Чабрец, шалфей, ромашка, багульник и тому подобное.

— Ну, да, — кивнула мать. — Конечно.

— Вот смотри, в такой аптечной коробочке по тридцать — пятьдесят грамм, и стоит она прилично. А теперь представь, сколько этого сена собирают во время экспедиции! За ними потом Газон приезжает, чтобы всё увезти. Мне говорили, что бывает, если дорогие травы найдут, по несколько тысяч долларов каждый за раз зарабатывают. В общем, он предложил вступить в БКС и с ними в экспедицию отправиться, я сразу согласился. Ты же разрешишь?

— Не знаю, — задумалась мать. — Это не опасно?

— Какое там! Это же государственный клуб, у них отделение в Кировском районе. Руководитель, заслуженный учитель СССР, профессиональный геолог и ботаник. Он с ними всегда ездит.

— Ну, раз так, тогда ладно. И когда вам в экспедицию? Тебе что-то надо для этого?

— В экспедицию завтра отправляемся. Ничего не надо. Я сказал, что из малообеспеченной семьи — мне всё снаряжение за счёт клуба обещали выдать.

Етить-колотить, неужели она повелась на этот бред, что родил мой воспалённый мозг? О БКС я слышал от одноклассницы-отличницы, она говорила, что туда непросто вступить, надо быть отличником. Они на самом деле ездят каждый год в туристические экспедиции изучать ботанику в естественной среде. Ну не знаю, что ещё придумать, чтобы оправдать наличие крупной суммы денег на руках у восьмиклассника. Машины мыл и намыл… Ага. То, что денег я запросто достану, это даже к гадалке не ходи. Даже если на Империо сил не хватит, то есть ещё Конфундус, который точно осилю, а также такая замечательная вещь, как трансформация, при помощи которой можно уголь превратить в алмазы, а землю в любой металл, хотя бы золото. С золотом связываться неохота, будут проблемы с бандитами, которых нынче слишком много. Легче сразу тех же бандитов ограбить при помощи внушения. Чем мне нравится это время, на каждом углу не стоит камер видеонаблюдения, и ещё нет такого, что у каждого встречного-поперечного в кармане телефон с видеокамерой.

В общем, я решил уехать в другой город и решить финансовый вопрос кардинальным методом — воровством. Вначале для легализации денег думал внушить родителям, что они выиграли в лотерею, но решил, что этот вариант придержу и ещё реализую. А вначале попробую таким вот нехитрым способом ввести в семью деньги, как минимум на постройку дома.

— Ванек! — донёсся Женькин крик с улицы.

Вот ещё проблема. Ещё вчера дружить с Женьком было классно, а сейчас, ну вот что мне с ним делать? Коктейль Молотова поджигать ради интереса или с самострела по банкам стрелять? Не спорю, вещи интересные, но и опасные. Хорошо, что вчера вечером он ко мне не пришёл, а то мне хватило бы глупости рассказать о магии, волшебной палочке и продемонстрировать заклинания. Даже представить страшно, какие бы могли быть последствия. Нет уж, мне под колпак спецслужб не хочется попасть.

Выхожу на улицу. Да, уже не бегу галопом, а степенно иду. Зачем бежать там, где можно идти? Лишняя трата сил. Лучше ехать, чем идти, и лучше идти, чем бежать.

— Здорова! — крикнул Женёк.

— Привет.

— Ты чего такой квёлый? — спросил парень. — Переспал что ли?

— Было бы с кем. Я нормальный, это просто ты слишком гиперактивный.

— Там в кооперативных гаражах привезли большую кучу песка, айда прыгать с гаражей! — радостно выдал Женёк. — Там уже Серега нас ждёт.

Прыгать с крыши гаражей… От моего дома видно заднюю часть этих гаражей, высота примерно три метра, а спереди, где песок, гаражи выше примерно на полметра, поскольку наклон крыши идёт назад. Да ноги только так переломать можно.

— И что привлекательного в этом занятии? — спрашиваю у товарища.

— Ну, как! Это же весело, — радостно выдал Женёк. — Или ты зассал?

— Эм… Видишь ли, я не нахожу привлекательным бессмысленное занятие, связанное с риском для здоровья.

— Ванёк, что с тобой? Ты сегодня какой-то не такой? — спросил товарищ. — Тебя что, подменили инопланетяне? Да! Ты точно зассал!

— Последствие медитаций, которые порекомендовал мастер Ким. Из-за них мой разум очистился от шлаков, я стал умнее. А умному человеку не придёт в голову мысль просто так прыгать с гаражей.

— Это что, ты сейчас меня дураком назвал?! — запальчиво выдал Женёк. — Знаешь что? Да пошёл ты! Иди, дружи, с кем хочешь, а ко мне не подходи! Понял?!

— Хорошо. Я тебя понял. Успехов, — спокойно отвечаю и киваю злому товарищу.

Женя со злостью сжал кулаки, резко развернулся и быстро убежал.

Какой обидчивый юноша. Пытался развести на слабо для того, чтобы у друга была возможность покалечиться. Как после такого вообще человека можно считать другом? Не понимаю. Зассал! Ха, да если бы мне кто из друзей так сказал, сразу было бы понятно, что он ни разу не друг.

Как бы это выглядело во взрослой жизни? Думаю примерно так.

Стоят двое друзей, пьют пиво и один другому говорит: «У меня в гараже кувалда лежит, пошли, я тебе ею по башке дам.

Второй спросил бы: «А зачем?»

Первый: «Ну, просто мне захотелось развлечься и дать тебе по башке кувалдой. Если выживешь, то можешь меня ударить. Ты что, зассал? Трусишка!»

Второй: «Я не трусишка, просто не понимаю, почему человек, которого я считал другом, пытается меня убить, да ещё и оскорбляет?»

Первый: «Ой, всё! Не друг ты мне больше, потому что не дал себя убить. Ты трус и баба, вот!»

Именно такая сценка у меня промелькнула в мыслях, отчего я улыбнулся.

Так даже лучше. Мы бы уже не смогли наладить диалог и найти точки соприкосновения. У нас абсолютно разные приоритеты и мировоззрение. Меня не тянет играть в детские игры и бесполезно рисковать, а хочется более взрослых вещей. Если прыгать, то не с гаража, а с парашютом; если играть в войнушку, то не с палкой кричать «тра-та-та, ты убит», а из пейнтбольного или страйкбольного автомата стрелять; если девушку, то не со страниц газеты Спид-инфо, а настоящую; если машину, то не игрушечную…

Вопрос номер раз — куда и на чём ехать? Для поезда у меня нет документов. На автобус вроде в это время паспорт не спрашивали, но без сопровождения взрослого никто не посадит, да и деньги нужны. Следовательно, надо брать под ментальный контроль человека с наличными, едущего в том же направлении, чтобы он купил мне билет и изображал родственника. Вопрос номер два — куда ехать? Ну, тут вариант один, в столицу. Там самые денежные места. Но стоит ли забираться так далеко? В принципе, можно местные группировки растрясти, но тут больше шансов наследить так, что по следам меня найдут. Значит, для уменьшения риска еду в Москву.

Я слабый маг и сила пригодится для внушений. Чтобы не тратить магию попусту, нужно обзавестись артефактом с чарами отвода глаз, который будет заряжаться от планетарного магического фона. Ещё неплохо было бы зачаровать порт-ключ, чтобы не ехать домой долго, а сразу телепортироваться.

Под порт-ключ решил зачаровать часы. Обычные механические часы в стальном корпусе, их в апреле нашёл на улице Серега из многодетной семьи. Часы были без ремешка и не тикали. Он покрутил кружок механизма взвода, но ничего не случилось, часы не заработали. Он принёс их и показал всем пацанам, сказал, что нашёл. Все, после того, как выяснили, что они не работают, скривили лица. Я предложил Сергею обменять часы на вкладыши от жвачек турбо. Мне три года назад подарили блок этих жвачек, так что вкладышей было порядочно. Начали торг с десяти вкладышей, а закончили на ста. Отдал почти все вкладыши, но ни капли не пожалел. Механизм завёл, как только пришёл домой, просто его вначале надо было потянуть на себя, о чём этот дуралей не додумался. Потом в киоске Союзпечать купил по дешевке новенький ремешок и вуаля, у меня шикарные механические часы, а у него гора бумажек.

Когда я вышел в блестящих работающих часах, Серега долго бесился. Он заявил, чтобы я ему вернул часы, а он, так уж и быть, великодушно готов вернуть мои вкладыши. На что я объяснил, что идя на подобный шаг, как покупка заведомо неисправного товара, я нёс реальные риски. Но был не понят и обвинён в жульничестве. На это я предложил ему вернуть в магазин купленную вчера сайку хлеба и узнать, имеют ли сделки купли-продажи обратный ход. После этого он отстал, но затаил на меня злобу. А мне и тогда было плевать, поскольку считал, что всё было по-честному, жвачки тоже денег стоят и немалых, как и коллекции вкладышей, бывает, продают за реальную наличность. А уж теперь вдвойне плевать, ибо мне с ним детей не крестить.

Решил прогуляться до рынка, посмотреть, чем дышит народ. Через пятнадцать минут подходил к местному районному рынку. В принципе, ожидаемо. Народ одет, во что придётся, чувствуется нищета, и если для меня вчерашнего это было нормально и обыденно, каждый день такое вижу, то я сегодняшний хотел сказать: "Пум, пум, пум… Дно!".

На фоне простых людей выделялась пара «быков», типичных для современного времени. Двое лысых накачанных парней, примерно от двадцати до двадцати пяти лет, на ногах спортивные штаны и кроссовки найк, на теле кожаные куртки, и это несмотря на то, что сейчас лето и на улице плюс двадцать восемь градусов. На шеях толстенные золотые цепи, на руках массивные золотые печатки. И не жарко им, болезным? Хотя, судя по контурам курток, у них там спрятано огнестрельное оружие. Ну да, пистолет под футболкой не поносишь, спортивный костюм будет явно топорщиться.

Эти двое шли, не глядя на толпу. Подходили к каждому лоточнику и собирали дань, а простые люди огибали их за несколько метров, упирая глаза в землю. Я сам так делал, когда встречал бандитов, а то эти отморозки, если почуют направленный взгляд, могут в качестве развлечения побить. Нелюди. А в кино их ещё и воспевают. Вот не понимаю, какая тут может быть романтика? Обычные преступники. Сейчас большая часть мальчишек мечтает стать бандитами. У них тачки, деньги, их все боятся и менты не трогают. Да что там говорить, я сам, как только обрёл силу, первым делом пошёл чем заниматься? Правильно, воровать. Ну, мне не привыкать, овощи и металлолом уже приходилось воровать, теперь просто будет масштаб крупнее. Я себя успокаиваю тем, что простые люди не пострадают, поскольку у них не бывает столько денег, сколько мне надо. Пытался успокоиться мыслью, что воровать буду у бандитов, но от этого только сильнее бил мандраж.

Блин, я не взял с собой волшебную палочку. Сейчас бы их обнести на эту выручку…

Надо попробовать.

— Алнорос, — тихо произнёс и наложил на себя чары отвода глаз.

На меня перестали обращать внимание, хотя и до этого никто не обращал внимания, подумаешь, пацан, тут таких полно, а я ещё и к рынку не успел подойти. Судя по ощущениям, моих сил хватит примерно на полчаса, чтобы поддерживать эти чары.

Подошёл к девятке, на которой приехали братки и жду. Через пять минут они, обойдя весь рынок, подошли к машине.

Указывая на барсетку с собранной данью, тихим голосом активировал заклинание:

— Акцио барсетка.

Барсетку вырвало из рук бандита, и она прилетела в мои руки. Бандит резко развернулся и начал искать вора, но никого не обнаружил, а с меня его взгляд сползал, словно парень старался смотреть куда угодно, но только не на пацана, стоящего недалеко от него.

— Кабан, с*ка, у нас барсетку с баблом подрезали! — эмоционально воскликнул этот бандит.

— Че, *ля? Слон, ты чё, ёба, совсем припух? Где, кто? — ответил тот, кого назвали Кабаном.

Бандиты выхватили пистолеты и стали осматриваться вокруг. Я дико испугался, что чары спадут, и стал потихоньку пятиться. Дойдя до угла рынка, зашёл за него, на меня никто так и не обратил внимания. Еле-еле сохраняя присутствие духа, пошёл в сторону дома в частный сектор. Сзади начались разборки, бандиты начали выяснять отношения друг с другом, потом начали опрашивать людей. Я удалился в частники и там припустил бегом на всей скорости, какую только мог выдать. Через пять минут добежал до своей улицы и перешёл на шаг.

Идти с барсеткой домой нельзя, надо скинуть её, пацанам показываться на глаза тоже нельзя. Они или в гаражах или в овраге. Куда не сунется приличный пацан и где можно уединиться? М-да… Всюду, где можно уединиться, как раз и сунется вся знакомая детвора. Хотя, есть одно место, куда наши пацаны не пойдут — это то место, где собираются девчонки и гуляют стайкой, как раз на открытом месте, вокруг магазина. Нет, тоже не вариант.

Зачем что-то выдумывать?

Зашёл в небольшую лесопосадку перед частным сектором, вынул из барсетки наличность. Пересчитал. Всего там лежал миллион четыреста семьдесят тысяч рублей. Для сравнения, буханка белого хлеба в магазине стоит от тысячи четырехсот до тысячи шестьсот рублей. Хорошая такая месячная зарплата.

Куда прятать барсетку? Если прикопать, её найдут. Пацаны слишком любознательные, увидев свежевскопанную землю, обязательно раскопают. Слухи у нас быстро расходятся, а о том, что на рынке бандитов обворовали, уже вечером не будет знать только самый ленивый. Барсетка, кража, Ванёк, то есть я, который в этот момент ходил в те края, плюс неприязнь, испытываемая в настоящий момент пацанами ко мне, и романтизация бандитов в их дурных головах. Как итог, эта цепочка может занять в их головах нужную комбинацию и закончиться всё может очень плохо. Стоп! Я же маг и могу превращать материю в ману, которая как раз подходит к концу.

Сосредотачиваюсь на медитации превращения и превращаю барсетку в облачко маны, которое впитываю в себя. Впитать удалось лишь малую часть, оставшееся рассеется, немного насытив магический фон. Ну вот, так будет гораздо лучше.

Вернулся домой и взял волшебную палочку.

— Сынок, а что это за деревяшка у тебя? — с улыбкой спросила мать.

— Волшебная палочка! — гордо отвечаю ей.

— Ах, волшебная палочка! — улыбка на лице матери стала шире. — Ты гулять?

— Не. Пойду в сарай, буду зачаровывать себе браслет из меди.

— Хорошо, сынок, иди, — мама едва сдерживала смех.

Говорите правду — никто вам не поверит!

Нашёл в сарае большой моток медной проволоки. Вначале пробовал отмотать, но потом плоскогубцами отделил часть мотка, а то распутывать было долго. Приготовил волшебную палочку и при помощи постоянной трансфигурации превратил проволоку в браслет. На браслет стал по очереди накладывать комплекс чар. Вначале вплёл в структуру металла основу, которая будет тянуть магию из окружающего фона и накапливать её в металле. На этом мне пришлось прерваться и медитировать для пополнения резерва маны. Как только заполнил резерв, на браслет легли чары отвода глаз, активируемые по слову-ключу.

Отмотал одну проволоку, скрутил её в подобие кольца и трансфигурировал в простое медное колечко. На кольцо наложил чары, превратившие его в порт-ключ, ведущий прямиком во двор в пространство между курятником и сараем.

После попытался наложить на петуха Империо при помощи волшебной палочки, но опять не хватило сил.

***

Утром проснулся резко. Ночью приснился странный сон. Во сне я решил стать императором Украины. Для этого участвовал в президентских выборах, а моими противниками были Дарт Вейдер и какой-то Бандеровец по фамилии Порошенко. Я же пришёл к власти, взял под контроль все силовые структуры и сразу ввел смертную казнь с конфискацией за воровство государственного имущества. В итоге четыре пятых политиков и чиновников были расстреляны, а бюджет государства пополнился. И вот, сижу я на открытом интервью для СМИ, меня все поливают навозом.

— Господин президент, вас считают самым кровавым тираном, что вы скажете по поводу убийства множества невинных людей? — спросила журналистка.

Все, кроме меня, были во сне аморфными, без определенной внешности, просто абстрактные люди.

— Невинных среди них не было. Все преступления доказаны. Вы загнали свою страну в жопу, позволяя ворам набивать свои карманы за ваш счёт, при этом переживаете, если кто-то начинает наводить порядок. Либо мы наказываем всех преступников как положено и живём в хорошей стране, либо продолжаем деградировать, и вскоре вместо автомобилей будем делать кремниевые наконечники для стрел и бегать с каменными топорами.

— Скажите, какие у вас планы по преобразованию страны? — спросил очередной безликий журналист.

— Борьба с преступностью на деле, а не на словах. Повышение качества жизни простых граждан, повышение качества медицины, строительство нормальных дорог. Те подрядчики, которые будут делать плохие дороги, будут чинить их за свой счёт до тех пор, пока не сделают качественно или же сядут на десять лет в тюрьму все, кто трижды сделал некачественно, начиная от простых рабочих, бригадиров и, заканчивая директором. Ибо нефиг халтурить.

— Что вы думаете по поводу присоединения Украины к России? — спросил ещё один журналист.

— Я бы с удовольствием, но там те же проблемы, что и у нас, только страна ещё больше. Воровство, идиоты, а то и хуже, инициативные идиоты у власти, плохие дороги. На меня и так каждый день совершается по покушению, поскольку ворам не нравится, что им запретили любимое занятие и заставляют работать, если же мы присоединимся к кому бы то ни было, то всё достигнутое будет перечеркнуто новыми ворами, пришедшими на место расстрелянных. Но мы будем максимально возможно сотрудничать с Россией во всех вопросах.

— Вашим оппонентом на выборах был Дарт Вейдер. Что вы думаете по этому поводу? — задал вопрос журналист.

— Если бы он был настоящим лордом ситхов, я бы с удовольствием передал бремя власти в его руки и уже через несколько десятков лет наша, будем откровенны, не самая богатая страна, как минимум стала бы по уровню приближена к Швейцарии, а как максимум завоевала бы всю планету.

— Но почему вы уверены, что он не настоящий ситх? — спросил тот же журналист.

— Потому что я настоящий лорд ситх! — выкрикиваю, и, подняв руку, телекинезом поднимаю за шею этого журналиста. — Уха-ха-ха-ха-ха! — залился я зловещим смехом и на этом моменте проснулся…

***

Сбегал принять душ. Вода была ледяная и мгновенно взбодрила. Завтракать сел вместе с матерью, отец уже уехал на работу.

— Сынок, ты во сколько уезжаешь? — спросила мама.

— В час дня выхожу из дома. У нас сборы в два у центрального вокзала.

— Может, тебя проводить? — спросила мать.

— Да ты что?! Надо мной же все смеяться будут! — отвечаю, стараясь изобразить обижено-возмущенный вид.

— Ладно-ладно, — примирительно сказала мама. — Ты там будь осторожнее. Тебе точно ничего не надо?

— Надо. Чистые трусы, футболку и две пары носков. С остальным порядок. Но я всё сам соберу, не беспокойся.

Время до обеда провёл в сарае. За это время сделал ещё два порт-ключа без точки привязки, в виде аналогичных медных колец. Единственное их отличие было в том, что я у них на ободе по внутренней стороне при помощи трансмутации нанёс гравировку слова-активатора, на случай, если забуду. Метку на один из порт-ключей поставлю в столице, чтобы в любой момент можно было переместиться, не заморачиваясь общественным транспортом, а второй пусть будет на всякий пожарный случай.

Нашёл старый небольшой брезентовый вещмешок, закинул в него чистое нижнее бельё. Пообедав, поехал на центральный вокзал. В тринадцать сорок прибыл на площадь перед вокзалом. По площади прогуливался парень и кричал в мегафон:

— В четырнадцать часов стартует автобус Волгоград — Москва, подходим, приобретаем билеты.

— Добрый день, — сказал я парню с матюкальником в руках. — Подскажите, откуда стартует автобус?

— Вон, видишь, толпа с сумками стоит? — показал парень на людей, стоящих неподалеку от таксистов. — Оттуда.

— Благодарю.

Подойдя к людям, стал внимательно осматривать их. Мне приглянулась девушка примерно двадцати трех-двадцати пяти лет, длинноволосая голубоглазая блондинка со стройной фигурой и вторым размером груди. По летнему теплу она была одета в белую блузку и черную юбку, длиной чуть выше колен. Каким-то шестым чувством я понял, что она едет одна. Подошёл к ней.

— Добрый день. Девушка, вы же едете в столицу?

— Да, мальчик, — ответила блондинка. — Ты что-то хотел?

— Да. Конфундус.

От души приложил блондинку беспалочковым заклинанием снижения критичности мышления и дезориентации, в моем исполнении оно вышло раза в четыре слабее, чем должен быть. Заметив, что взгляд девушки стал расфокусированным, начал ей говорить установку:

— Я близкий родственник твоей лучшей подруги, направляюсь в столицу. Подруга просила тебя присмотреть за мной. Ты с радостью согласилась, поскольку в компании веселей. Я очень стеснительный, поэтому ты не будешь задавать мне вопросов о подруге и нашей семье.

Заклинания не хватило надолго, оно начало потихоньку спадать.

— Привет, ты же племянник Ольги, да? — спросила девушка. — А ты уже купил билет?

— Привет. Я Иван, Ольга сказала, как тебя зовут, но извини, у меня вылетело из головы. И я не успел купить билет, но деньги с собой. Сколько надо?

— Меня Марина зовут, — улыбнулась блондинка. — А билет стоит сто тысяч. Давай деньги, я куплю, а то тебе могут не продать.

Кивнув, отсчитал нужную сумму и вручил девушке. Она подошла к парню с мегафоном и купила билет.

Как удобно, когда не нужен паспорт для подобного действия. Свидетельство о рождении я на всякий случай взял с собой, наверняка пригодится. Память подсказывает, что лет через двадцать в одиночку парень моего возраста без нотариально заверенного разрешения родителей не смог бы поехать куда-то вот так запросто, вроде как со знакомой.

За десять минут до оправления подъехал автобус, все загрузили в него вещи. Откровенно говоря, толпа была не столь большой, всего пятнадцать человек считая нас с Мариной. Все стали занимать передние сиденья.

— Марин, какой смысл нам толпиться? Пошли на задние сиденья.

— Точно! — согласилась девушка.

Мы заняли предпоследний ряд.

Ровно в четырнадцать часов автобус тронулся. В реальности это моя первая поездка на далекое расстояние, но память намекала, что это не совсем так. Оказывается, я даже в космосе был, ну или, вернее будет сказать, то существо, часть памяти которого мне досталась.

— Иван, а чем ты занимаешься? — спросила Марина.

— Разве непонятно по моему возрасту? Я школьник.

— Ну, а может, у тебя есть какое-то хобби? — продолжила спрашивать Марина.

— Да, есть кое-что. Я увлекаюсь изучением эзотерики, магии и всего подобного. А ты чем занимаешься? Зачем едешь в Москву?

— Я недавно закончила институт по профессии бухгалтер, вот, хочу в столице на работу по профилю устроиться, — ответила Марина.

— А разве институт заканчивают не в июле?

— Ну, так-то на дневном отделении, а я на вечернем училась. У нас ГОС-экзамены и защита диплома были в феврале, а диплом выдали в марте. Помыкалась всюду, поработала в паре мест, но нигде не хотят платить зарплату. В одном месте сказками кормят, хотя деньги на счетах есть, в другом денег реально нет. Говорят, в столице с этим проблем нет.

— Ты, главное, осторожней присматривай работу, на бандитов не нарвись. А то запрут на квартире, отберут паспорт, подсадят на иглу, и вместо головы будешь другим местом работать…

— Думаешь? — от задумчивости на лбу у Марины промелькнула складка. — Я считала, только у нас бандиты. Не может же быть, чтобы в Москве то же самое творилось!

— Какая ты наивная. В столице самые деньги, а где деньги, там и весь шлак общества. В Москве как раз бандитов полно и нарваться можно в пять секунд.

Дальше мы ехали, перекидываясь анекдотами. На выезде из города автобус остановили на посту ГАИ. В автобус зашёл милиционер и сказал:

— Приготовьте документы для проверки.

Марина сильно занервничала. Пришлось спросить у неё, перейдя на шёпот:

— Ты чего кипишуешь?

Девушка посмотрела на меня дикими от страха глазами.

— Ты же несовершеннолетний? — шёпотом спросила она. — Можешь кое-что спрятать себе в сумку?

— Ты что, наркоту везёшь? — нахмурился я.

Девушка судорожно сглотнула.

— Где? — коротко спрашиваю у неё.

Марина достала свою дамскую сумку.

— Если там лежат документы, то доставай оттуда паспорт, а сумку отдай мне. Не волнуйся, всё будет нормально.

Девушка молча достала паспорт. Я забрал у неё сумку. Когда Марина подняла глаза вперёд, активировал браслет отвода глаз. Девушка оглянулась посмотреть на меня, но никого не обнаружила, поскольку взгляд всё время соскальзывал. В салон зашли два милиционера, один из которых был с собакой. Они быстро прошли по салону автобуса, рассматривая паспорта людей, и, наконец, дошли до нас. Собака, немецкая овчарка, сделала стойку на Марину, к тому же девушка сильно нервничала. Блондинка протянула милиционеру паспорт, он взял его, осмотрел, внимательно посмотрел на девушку, на собаку, снова на Марину.

— Девушка, берите ваши вещи и пройдёмте с нами, — твердо приказным тоном произнёс милиционер.

Марина побледнела, взяла пакет с едой и вышла в сопровождении милиционера. Затем водитель открыл грузовой отсек и оттуда извлекли чемодан девушки, а собака его весь обнюхала.

Пока девушка отсутствовала, я заглянул в дамскую сумку. Внутри лежал полиэтиленовый пакет сушеного канабиса, примерно половина килограмма. Развязал пакет и понюхал. Обычная «дичка» — слабенький дикорастущий канабис, которого полно растёт в Волгоградских оврагах. Такого, чтобы вставило, надо выкурить четверть этого пакета.

Через семь минут Марина вернулась, плюхнулась рядом со мной. Вид у девушки был не очень хороший: бледная, губы подрагивают. Автобус закрыл двери и тронулся.

Отключил отвод глаз. Марина повернула голову и с непомерным изумлением большими глазами уставилась на меня.

— Нафига тебе дичка? — спрашиваю девушку тихим голосом. — Она же ничего не стоит, а срок дадут, как за настоящую траву в особо крупных размерах.

— Мне говорили, что в столице и такая трава уйдет по цене нормальной, а деньги нужны, — дрожащим голосом тихо ответила Марина. — Ну, я нарвала в частном секторе, насушила и решила взять немного, чтобы продать и денег заработать хотя бы на первое время.

— Ну и дура! Как ты без связей собралась её толкать? Тебя либо менты схватили бы, либо бандиты отняли бы, посчитав конкуренткой.

— Я не знала, что это так страшно, — поделилась переживаниями девушка. — Думала всё, посадят меня. Спасибо тебе. А как ты сумел пропасть?

— Дядька спецназовец научил правильно и быстро прятаться даже на ровном месте, — не моргнув глазов, тут же придумал отмазку. Пробежавшись взглядом по голым ногам девушки, внезапно осознал, что подростковый организм даёт о себе знать. На лицо невольно вылезла ухмылка, стало понятно, что вот он шанс попробовать, каково это — спать с девушкой. — Кстати, я тебя только что от десяти лет тюрьмы спас, неужели надеешься, что обойдешься одним спасибо?

— Надеялась, — сказала Марина, нахмурив брови. — А что бы ты хотел?

— Об этом в принципе немудрено догадаться. У меня сейчас такой возраст, что постоянно хочется секса, а все девушки засматриваются на парней постарше, лет от шестнадцати. Так что? Скрасишь дорогу до столицы несколькими минетами?!

— Что?! — удивилась Марина, изумлённо выпучив глаза подобно гипножабе. Её даже перестало колотить от отходняка. — Да ты мелкий паршивец! Пользуешься моим положением и надеешься на что-то?

— Начнём с того, — я нагло упер указательный палец в плечо Марины, — что это ты пользуешься моим положением. Между прочим, я сильно рисковал, покрывая серьезное преступление — хранение и распространение наркотиков в особо крупных размерах. А впереди ещё как минимум пять-семь постов ГАИ. Ты можешь и отказаться качественно отблагодарить своего спасителя, но в таком случае в дальнейших проверках можешь на меня не рассчитывать.

Некоторое время на лице Марины отображалась нешуточная внутренняя борьба. Она прикрыла глаза и стала глубоко дышать. Её грудь вздымалась вверх и опускалась вниз, приковывая к себе жадный взор неопытного подростка, коим я по сути являюсь. Некоторое время спустя девушка приняла решение и с горькой иронией произнесла:

— Уговорил, чертяка языкастый!

Она рукой полезла мне в штаны, затем наклонилась и начала расплачиваться… И стоило кочевряжиться? Поездка стала очень приятной…

Когда волшебный миг первого знакомства "дружка" со сладкими и теплыми женскими губами закончился, я со счастливым выражением не лице откинулся на спинку кресла, из груди вырвался полный радости вздох. Первое время голове было пусто, тело пело от пережитого наслаждения. Некоторое время спустя в голову постучалась мысль, которую решил озвучить:

— Скажи, Марина, а в бухгалтерии ты так же хорошо разбираешься, как делаешь минет?

— Лучше, — ответила девушка, вытирая платком кубы. — У меня, между прочим, красный диплом!

— А вот, например, можешь отмыть несколько миллионов долларов и затерять след от денег так, чтобы никто не обнаружил?

Марина сильно задумалась, после чего ответила:

— Ну, в принципе могу. Через офшоры можно затерять следы и легализовать доходы.

— Скажи, Марина, а ты бы хотела много и быстро заработать?

— Хм… — скептически протянула Марина. — Ты что же, хочешь предложить мне работу?

— А тебя что-то не устраивает?

— Дай подумать… М-м-м… — протянула она. — Может быть, твой возраст?!

— А что, для того, чтобы зарабатывать большие деньги, надо иметь какой-то определенный возраст? В мире есть много людей, которые стали миллионерами примерно в моем возрасте и никого это не смущает.

— И что же ты хочешь мне предложить? — спросила Марина.

— Если ты действительно так хороша в бухгалтерии, как недавно хвалилась, то хочу предложить тебе взяться за отмывание крупной суммы денег. За работу получишь один процент от суммы, это не меньше сотни тысяч долларов.

— Один процент мало, — протянула девушка.

— Всё, забудь. Я пошутил.

Нет, она обнаглела! Один процент ей понимаешь ли мало! Или это я обнаглел? Нет, надо же такую глупость подумать, я не могу быть наглым, я милый, белый и пушистый!

— Эй, ты чего? Реально шутил? — спросила Марина.

— Ты слишком много кушать, в смысле зажралась! — возмущенно сказал я. — Люди за повышенную зарплату и премию в пару сотен баксов готовы таким заниматься, а тебе мало того, что долю предлагают в целый процент, ещё и говоришь, что мало! Подумаешь, парочку офшоров на подставных лиц зарегистрировать и несколько переводов оформить! Знаешь что, милочка, лучше соси — это у тебя лучше получается, чем устраиваться на работу. Теперь я понимаю, почему не смогла нигде устроиться, слишком у тебя аппетиты большие!

— Так ты что, не шутил?! — удивленно спросила Марина. — Если сумма такая большая, то я согласна!

— Теперь я не согласен. Уже просчитал тебя и понял, что ты слишком продуманная и запросто можешь кинуть «малолетку» даже не включив голову, как с этой наркотой. А подумать о том, что за большими деньгами всегда стоят большие люди, ты даже не захотела. Нет уж, милочка, ты не прошла собеседования, так что ищи себе обычную работу простого бухгалтера и зарабатывай те же деньги паша десятилетиями.

— А Ольга знает, чем её племянник занимается? — с нотками легкой угрозы в голосе спросила Марина. — Что, если я ей расскажу, что кое-кто работает на бандитов?

— Да, ты действительно недалекая девушка. Угрожать, да ещё так беспонтово, человеку, которого подозреваешь в связях с бандитами… Ты что, суицидница-экстремалка? То на тюрьму нарываешься, то на смерть…

Так-так, ехать нам далеко, может попробовать методику глубокого гипнотического внушения? НЛП (нейро-лингвистическое программирование), конечно, дольше и тяжелее в применении, чем ментальное внушение, но результат не хуже ментальной печати, которую сейчас никак не потяну.

— Слушай меня внимательно…

Я начал подбирать особый тембр голоса и ввёл девушку в транс. После чего начал ставить ей ментальные закладки.

Первая часть закладок призвана вызывать у девушки ко мне определенный набор чувств: дружелюбие, родственную близость, приязнь, огромное доверие. Вторая часть закладок рассчитана на вызывание определённых реакций на определенного объекта, в данном случае меня: счастье сделать что-то полезное для объекта, сексуальная привлекательность объекта, сексуальное влечение к объекту, получения максимальной степени удовольствия от сексуальных отношений с объектом привязки, подстегивание чувства радости и легкого счастья при нахождении вблизи объекта. Третью часть закладок установил в качестве ограничительных установок: запрет на предательство объекта привязки, максимальный приоритет на запрет убийства и причинения вреда объекту, на выдачу любой информации касающейся объекта кому бы то ни было (кроме самого хозяина), и приказа от объекта на выдачу определенной информации.

На установку закладок у меня ушло три четвертых времени проведенного в пути и три магических резерва. Без магии закладки бы не встали так хорошо, а так вышла почти полноценная ментальная печать.

Приходилось трижды прерываться, как раз после каждого блока закладок, когда автобус останавливался для похода в туалет.

Мы прибыли на Павелецкий вокзал в пять утра. К этому моменту Марина на меня смотрела, как влюбленная школьница на кумира, позабыв про разницу в возрасте. В столице накрапывал мелкий дождик и было прохладно. Нас в летней одежде пробрало до мурашек. У девушки было во что одеться, она достала из сумки легкую курточку и накинула на себя, я же подобного не предусмотрел. Плюнув на всё, достал из вещмешка волшебную палочку и наложил на себя согревающие чары.

— Это ты что делаешь? — спросила Марина с улыбкой. — Погоди, дай угадаю, это волшебная палочка, а ты сейчас прочёл какое-то заклинание?

— Угадала. Это волшебная палочка. Да, я наложил на себя согревающие чары.

— И что, работает? — скептически вопросила Марина.

— Конечно. Это же основы самогипноза. Главное — убедить себя, что тебе тепло, а поскольку нам, людям, сложно во что-то поверить, я использую «волшебную палочку» и особые слова, вроде как «заклинания».

Пришлось подать девушке коктейль из правды и лапши. На самом деле заклинания действительно помогают магу поверить в то, что он делает и являются спусковым крючком для того или иного действия, но чары реальны, а не самогипноз, они действительно согревают, а не внушают мысль «о тепле».

— Понятно! — обрадовано произнесла Марина. — То есть ты просто убедил себя, что тебе тепло, а чтобы самому поверить, использовал муляж волшебной палочки и слова заклинания. Прикольно!

— Тебе есть, где остановиться? — спрашиваю девушку.

— Нет. Я надеялась снять квартиру по приезде, — ответила Марина. — Надо купить газету с объявлениями об аренде недвижимости.

— Газетный киоск ещё не работает. Думаю, газетные лотки в метро начинают работу часов в шесть утра. И на улице сыро и прохладно. Думаю, нам стоит спуститься в метро.

— Да уж, хочется туда, где сухо и тепло, — произнесла Марина. — А ещё в туалет.

— Это ты сейчас один в один вокзал описала.

Мы зашли в здание Павелецкого вокзала и после поиска местной уборной, оказавшейся платной, выяснили, что метро на этой станции открывается в 5-35 утра. Нам оставалось подождать каких-то двадцать минут, что в здании вокзала было делать с одной стороны проще, поскольку тут было относительно тепло и сухо, но в тоже время сложно, поскольку тут находилась толпа народа: бомжи, воры, цыгане, попрошайки и прочие прелести крупного вокзала. Запах в помещении, которое ведёт к путям междугородных поездов и к метро, стоял непередаваемый, это был запах немытых тел, перегара, пота, прелого мусора. Дождь превратился из моросящего в ливень, поэтому к прочим ароматам присоединился острый запах мокрой псины, исходящий от заходящего с улицы людского потока, от этого запаха хотелось поморщить нос и поскорее покинуть вокзал.

— Куда поедем, когда метро откроется? — спросила Марина.

— Куда угодно.

Хотел добавить: «Лишь бы там не было ментов», — но на вокзале, полном людей, упоминать о сумке с канабисом чревато. По идее, в спальных районах милиционеры должны быть менее активными, но в спальный район ехать надо, уже конкретно зная, куда, а не просто так кататься туда-сюда.

— И всё же, хотелось бы конкретики, — произнесла Марина. — Я в Москве впервые и кушать хочется. Ты случайно не знаешь, где тут можно покушать?

— Ты такие вопросы задаёшь, как коренному жителю. Извиняюсь, но я тоже тут впервые.

— Но ты так уверено меня вёл, словно не раз тут бывал, — сказала Марина.

— Я быстро ориентируюсь в незнакомой обстановке.

Действительно, что-то подсказывает, что я был в столице, мне всё знакомо и спокойно ориентируюсь, но при этом точно знаю, что никогда дальше Волгограда не уезжал. Эта наверняка память того синего шара, он точно тут был. Но и эта память не даёт ответа на вопрос, где можно поесть двум голодным молодым людям, не одна девушка хочет кушать.

— Извините, — обратился к нам мужчина примерно сорока лет. Он был в очках с круглой оправой, с трёхдневной щетиной на лице, волосы русые, слегка поседевшие. На нем были надеты мятые серого цвета брюки и черный пиджак поверх футболки. Мужчина распространял небольшой запах перегара. — Я невольно услышал ваш разговор. В ресторанах кушать дорого, а недорогие заведения раньше девяти, а чаще десяти часов не открываются. Вам в магазин надо, во-первых, намного дешевле, во-вторых, универсамы с восьми открываются.

— Спасибо, — сказала Марина. — А вы подскажете, тут поблизости есть продуктовый магазин?

— Тут есть вблизи круглосуточный магазин, но я бы не рекомендовал здесь отовариваться, — ответил мужчина. — Вокзал поблизости, отравиться можно в пять секунд. Лучше ехать куда-нибудь в спальный район. Вам, кстати, в аренду квартира не нужна?

— Вообще-то нужна, — ответила Марина. — Что за квартира?

— Квартира хорошая, однушка в Свиблово. Дешевая, всего сто пятьдесят долларов, — поведал мужчина.

— Квартира ваша? — спрашиваю я.

— Нет, знакомого, — мужчина помотал головой в стороны. — Но квартира хорошая, там всё есть: холодильник, телевизор, кровать, телефон. Мне сосед предложил пару флаконов водки, если найду ему порядочных арендаторов. А вы вон, сестра с братом, славяне, с виду порядочные люди. Меня это, Петровичем зовут. Ну, так как? Нужна квартира?

— Надо посмотреть, что там за недвижимость, — беру на себя роль ответчика.

— Ну, вот и славно, — обрадовался Петрович. — Тогда, как метро откроется, мы сразу и поедем, чтобы хозяина перед работой успеть застать. Он там пока живёт, но как сдаст, сразу к матери переедет жить.

С открытием метро все ломанулись внутрь и перед кассами выстроилась большая очередь. Я в очередь не стал становиться и придержал дернувшуюся в ту сторону Марину. Пробежал глазами по толпе праздно стоящих и встретился со взглядом парня в спортивном костюме примерно моего возраста, он заметил мой взор.

— Жетоны нужны? — спросил этот парень, подойдя ко мне.

— Два. Сколько?

— Две четыреста, — ответил парень.

— Как в кассе? — удивленно спрашиваю у парня, расплачиваясь с ним. — Левак? Фальшивые?

— Фирма веников не вяжет! — с гордым видом сказал пацан и подмигнул мне.

В принципе, какая мне разница, если спокойно пройду внутрь за те же деньги, не потратив нервы в очереди?

Мы спустились по эскалатору на станцию и с одной пересадкой добрались до станции метро "Свиблово", откуда всего за пять минут дошли пешком до арендуемой квартиры. Квартира оказалась в первом подъезде десятиэтажного панельного дома, в тихом месте, вокруг деревья, вдалеке виднеются трамвайные пути и автомобильная дорога. Мы поднялись на лифте на седьмой этаж. Петрович стал звонить в звонок. Через некоторое время дверь открыл мужчина среднего роста, примерно метр семьдесят пять сантиметров. Он выглядел на сорок лет, имел заспанный вид и был одет лишь в семейные трусы, майку и потрёпанные тапки. Мужчина был слегка полноват, мог похвастать пивным пузом, был круглолиц, голова была абсолютно лысой, аж блестела.

— Петрович, поимей совесть, ты чего в такую рань? — заспанным голосом спросил мужчина. У него постоянно закрывались глаза. — На водку не дам!

— Да, эта, я тут тебе квартирантов привёл, вот! — с радостным видом поведал Петрович.

— А! — сказал хозяин квартиры и стал рассматривать нас. — Проходите, — посторонился он.

Мы прошли в квартиру.

— Погодите, я сейчас штаны надену, — сказал хозяин квартиры и удалился в единственную комнату.

Мы стали осматриваться вокруг. Вполне себе неплохая квартира. Ремонт типичный советский: бумажные обои, линолеум на полу в коридоре и на кухне, которую нам было из коридора видно. Из комнаты вышел хозяин квартиры.

— Разувайтесь, проходите, осматривайте, — сказал он. — А вы кто друг другу будете? Чем занимаетесь?

— Это моя сестра, Марина, она будет снимать жильё, — беру на себя роль переговорщика, поскольку девушка после ментальной обработки немного не в себе. — Я так, чисто на пару недель приехал столицу посмотреть и проконтролировать, как родня устроилась. Она бухгалтером работает, жить будет одна, кошек и собачек нет, так что можете не беспокоиться.

— Да, я в принципе не против кошек, можете держать, а вот собаку не стоит, — произнёс хозяин квартиры. — Меня Василий зовут. Вам Петрович говорил? Сто пятьдесят долларов в месяц, плата за месяц вперед, плюс предоплата в размере такой же суммы в качестве страховки, ну там, если вдруг решите мебель продать и свалить и тому подобное.

Кухня была маленькой, примерно восемь квадратных метров. Обычная газовая плита, мойка, массивный холодильник ЗИЛ, и советские шкафчики из белого ДСП. Простой белый стол с парой табуретов. В комнате был трехдверный советский шкаф из ДСП, раскладной двухместный диван, письменный стол, стул и в углу на тумбочке стоял цветной ламповый телевизор Горизонт.

— Нам надо посоветоваться, — сказала Марина и отвела меня в сторонку. — Блин, — печально на ушко прошептала она. — Похоже, придётся искать другой вариант.

— Ты чего? — спрашиваю у неё. — Что-то не нравится? Хорошее место, дёшево для столицы, хата нормальная, не убитая.

— Триста долларов — это же полтора миллиона! — возмущенно прошептала Марина. — А у меня всего с собой девятьсот тысяч, и те с трудом наскребла.

— Ну, ты блин даёшь! Ехать в другой город почти без денег… Рисково. Не парься, я доложу оставшуюся сумму и на еду подкину.

— Правда? — с надеждой спросила девушка.

Киваю, подтверждая правоту.

— Я арендую эту квартиру, — уверенно сказала Марина хозяину жилплощади.

— Замечательно, — с довольным видом произнёс Василий. — Тогда давайте предоплату и можете заселяться. Я только вечером после работы заеду, заберу свои вещи.

— Давайте составим договор, — вмешиваюсь в диалог я. — Не дело это вот так на словах такими крупными суммами оперировать. Да и стоит обговорить момент по поводу оформления временной регистрации для девушки. Это же реально? Вам же нужен постоянный приличный квартиросъёмщик, а не чтобы каждый раз разные не пойми кто были? И что по поводу оплаты коммунальных платежей, электричества, телефона?

— Ну, думаю регистрацию можно устроить, — почесав в лысом затылке, выдал Василий. — А коммунальные платежи вам платить.

Хозяин жилплощади достал из письменного стола тетрадь в клетку и авторучку, после чего задумался.

— А чего писать? — спросил он.

— Давайте мне, напишу.

Накидал в двух экземплярах краткий договор об аренде на год, подтверждение об оплате и суммах. Подписали, заплатили требуемую сумму, получили на руки два экземпляра ключей.

— У меня третий экземпляр ключей остаётся, — сказал Василий. — Только они у матери дома хранятся на всякий случай. Вы после шести будьте дома, хорошо?

— Обязательно, — отвечаю мужчине.

Мы с Мариной покинули квартиру одновременно с хозяином жилплощади, он спешил на работу, а мы в универсам за продуктами.

Универсам расположился в паре минутах ходьбы на первом этаже панельного шестнадцатиэтажного дома, выглядел он как обычный советский универсам, пока не зайдёшь внутрь. Ассортимент товаров поражал: всё, что я мог себе вообразить. Ряд алкоголя, в котором дешевый портвейн три семерки соседствовал с дорогущим коньяком Хенеси ХО со спиртами столетней выдержки, обычная лапша соседствовала с редкой лапшой из гречневой крупы, тут же была и рисовая лапша. В этом универсаме впервые увидел тушенку из оленины откуда-то от российских оленеводов и австралийскую тушенку из кенгуру, добили меня пельмени с медвежатиной! Вот это всё в столице в обычном придомовом универсаме? О, боги, просто невероятно! А несколько длинных полок с пивом, на которых соседствовало обычное жигулевское с дорогущими европейскими сортами? Одна бутылка была сделана из глины, из надписи я понял только, что в этом пиве сорок градусов! Пиво с крепостью водки! Я словно в музей попал, ходил по магазину с прикольной стальной корзинкой, которую надо было брать при входе, чтобы складывать в неё продукты. Марина тоже ходила между полок с открытым от удивления и восторга ртом.

— Это круче, чем в музее, — прошептала мне на ухо Марина. — Нет, ты это видел, коньяк за двадцать четыре миллиона рублей! Да я таких денег в жизни не видела! А тушенка из кенгуру? Фу, зачем ты вообще её взял, не боишься есть такое?

— А что такого? — пожал я плечами. — Мясо же. Интересно попробовать. Я бы и пельмени с медвежатиной взял, но больно дорого — сто двадцать тысяч рублей килограмм! Это дороже, чем доехать до столицы!

— А чего у них масло горчичное такое дорогое? — спросила Марина. — У нас оно дешевле подсолнечного стоит, а тут в три раза дороже.

— Марин, горчичное масло, кроме как у нас и в Ростовской области, почти нигде не употребляют. Для местных это экзотика покруче кукурузного масла, да к тому же с довольно специфическим и непривычным вкусом. Я вообще удивлен, что мы тут встретили подобный продукт.

Мы набрали множество продуктов сразу на несколько недель, брали без излишеств недорогую еду, в основном крупы, тушенку, кур, овощи и фрукты. Пришлось купить бытовую химию, шампуни и прочее, в итоге мой кошелек похудел на триста шестьдесят тысяч.

Дотащили до дома кучи пакетов. Марина по-быстрому пожарила яичницу и нарезала салат. После завтрака я вышел в подъезд и спустился в промежуток между вторым и третьим этажом. Тут между каждыми этажами, начиная со второго, с лестничной клетки был выход на балкон с пожарной лестницей. На этом балконе сделал привязку одного из порт-ключей.

Глава 3

Днём мы с Мариной поехали на экскурсию по столице. Съездили на Красную площадь, на Воробьёвы горы, на Чистые пруды и ВДНХ. Усталые, но довольные мы вернулись на съемную квартиру к намеченному хозяином жилья времени. У меня складывалось чувство дежавю, словно уже когда-то бывал во всех этих местах. Абсолютно спокойно ориентировался на местности и мы даже ни разу не спрашивали дороги. Марина говорила, где хочет побывать, я вел к нужному месту. В отличии от девушки, я не тормозил в метро. Она постоянно стопорилась, разевала рот и крутила головой в попытках сориентироваться, я хватал её за руку и, полагаясь на интуицию, тащил, словно на буксире, в нужную сторону на пересадку в метрополитене на другую линию. Обычно мы садились в вагон, из которого ближе всего выходить к намеченному месту. Это меня самого удивляло, поскольку точно никогда не был в Москве и метро видел впервые.

Вскоре появился Василий и быстро собрал свои вещи. Попутно рассказал, как с ним связаться, если что понадобится.

После его ухода мы приняли ванну, поужинали, и я впервые познал, что такое быть с женщиной. Это было весьма волнительно, и, несмотря на наши отношения в автобусе, всё равно сильно переживал.

— Ну что я могу сказать, завтра кое-кому надо устраиваться на работу. Только не на простую работу, а в нужное место. Я посмотрю, куда лучше пристроить тебя.

— Эй, а ты не слишком мелкий, чтобы заниматься такими вещами? — возмущенно воскликнула Марина.

— Чтобы платить за тебя, за квартиру и за еду, и в постели кувыркаться — не мелкий, а чтобы искать правильное место работы, значит, мелкий? Тебе не кажется, что двойные стандарты тут неуместны? Мы уже выяснили, что я умнее, и ты тоже желаешь разбогатеть. Так что я придумываю аферу и руковожу процессом, а ты без комментариев делаешь то, что скажу. В таком случае гарантирую, что вскоре мы разбогатеем.

— Ладно. Но ты уверен, что всё получится? — спросила девушка.

— Доверься мне.

Ну, насчёт того, что с девушкой по завершению аферы всё будет хорошо, я не был уверен. Конечно, постараюсь сделать всё возможное, чтобы она не пострадала, но исполнители часто заваливаются на мелочах. Когда речь заходит о больших деньгах, то приходится идти на риск. Я надеюсь срубить не меньше миллиона долларов. У меня было время обдумать заново, как добывать деньги, и я осознал, что с моими силами лезть к сильным мира сего не вариант. Был бы по силам Империо, то без проблем, а с Конфундусом наперевес страшно. Значит, остаётся провернуть аферу. Самостоятельно аферу не потяну, поэтому обзавелся невольной помощницей. В принципе, если бы не я, она бы уже загремела на зону на десять лет, или сколько положено за особо крупную партию наркотических веществ? Так что совесть меня нисколько не мучила.

С раннего утра прогулялся по рынку, пообщался с продавцами, приобрел газету объявлений и несколько экономических журналов. Одна фамилия меня привлекла особенно — Березовский. Отчего-то вместо честного бизнесмена, как расписывал журнал, у меня он ассоциировался с крупным жуликом, наворовавшим денег. Провернуть аферу над жуликом, что может быть забавнее?

Изучил, какие предприятия упоминались в принадлежности этому человеку. "Автоваз-Банк" и "Автоваз". Ещё есть упоминания о связи с "Мост-Банком". Хм… Этот тип подгрёб под себя завод "Автоваз"? То-то у жигулей качество стало хуже. За это он заслуживает анальной кары! Такого человека точно не жалко ограбить.

Вернулся домой. Марина к этому моменту приготовила завтрак.

— Ты где был? — спросила она.

— Приобретал прессу, чтобы подыскать тебе работу.

— Есть что-нибудь интересное? — спросила Марина.

— Пока только наметки.

После завтрака позвонил в справочную.

— Алло, справочная, — раздался приятный женский голос

— Девушка, мне нужен телефон рецепшена Мост-банка в городе Москва.

— Это вам будет стоить сто рублей, — сказала оператор.

— Хорошо, я согласен на оплату.

— Секундочку, — спустя некоторое время ответила девушка. — Записывайте…

Я записал номер и повесил трубку телефона. Набрал номер Мост-банка.

— Вы позвонили в Мост-банк, Алёна слушает, здравствуйте.

— Алёна, добрый день, — мой голос, слегка изменённый, звучал, как у молодого парня. — Меня зовут Иван Сергеевич, помощник управляющего директора металлургического завода "Красный октябрь". Скажите, в вашем банке имеется лизинговое подразделение?

— Простите, нет, — ответила Алёна.

— Но вы же должны сотрудничать с какой-то лизинговой фирмой или должна быть дочерняя фирма, занимающаяся лизингом.

— Секундочку, я уточню, — Алёна положила трубку на стол, на заднем фоне было слышно неразборчиво бормотание. — Ой, простите, да, у нас есть лизинговая дочерняя фирма. Фирма называется Мост-лизинг.

— Мне нужны контакты этой фирмы, адрес, телефон.

— Секундочку, — сказала Алёна. — Записывайте…

Дальше я связался с «Мост-лизинг» и представился соискателем работы. У них была вакансия курьера.

— Марина, быстро ноги в руки и бегом по этому адресу. Делай что хочешь, но устройся в эту компанию на должность курьера!

— Курьера? — возмутилась она. — Но у меня же высшее образование!

— А вот об этом говорить не стоит. Даже не вздумай упоминать, что разбираешься в бухгалтерском учете. Я сказал, курьером, значит, так надо!

— Я всё поняла, — согласилась Марина. — Но вдруг у них нет свободной вакансии?

— Ты ещё здесь? А ну бегом понеслась, пока действительно они кого-нибудь не приняли!

Пока девушка ездила трудоустраиваться, я сходил на телеграф и отправил родителям телеграмму:

Встретился с группой БКС. Мы через Москву отправились в экспедицию на Алтай. У меня всё замечательно, кормят от пуза, компания шикарная. Вернусь примерно через месяц. Телеграмм больше прислать не смогу, будем в глуши. Ваня.

Марину приняли на работу, правда, с зарплатой, на треть меньше таковой по городу для данной должности. Мотивировали это испытательным сроком на три месяца. Полагаю, кто-то из руководителей прикарманивает себе наличность, должную идти на зарплаты некоторым должностям, а курьеров каждые три месяца меняет, но так даже лучше. Текучка кадров на данной должности должна быть высокой, соответственно, быстро уволившийся курьер не вызовет серьёзных подозрений.

— И зачем ты меня заставил устроиться туда? — возмутилась Марина. — Должность самая низкая, зарплаты хватит, только чтобы впритык заплатить за квартиру — это без оплаты коммунальных платежей, а на еду и прочее не останется ни копейки! Надеюсь, ты сумеешь объясниться?

— Так надо. Ты молодец. Теперь ты должна найти, где хранятся рабочие документы и незаметно посмотреть, а если получится, скопировать график ежемесячных платежей. Приметь, где и как хранится реестр фирм с реквизитами.

На следующий день Марина принесла копию графика ежемесячных платежей. Я стал его изучать.

— Сложно было достать?

— Не очень, — покачала головой в стороны шпионка. — С часу до двух в офисе не остаётся никого, обеденный перерыв. Я спокойно просмотрела бухгалтерские документы и на ксероксе сняла копию.

— Умничка.

— Ох-хо-хоюшки… — простонала Марина, растирая ноги. — Я столько за всю жизнь не ходила, сколько за сегодня. Это ужасно тяжелая работа! Блин, я не знаю, как завтра пойду туда, сил вообще никаких нет. Вроде таскаешь конвертики, а тут ещё это метро, всё такое незнакомое.

— Милая, потерпи немного, максимум, месяц. Деньги просто так не достаются, а уж большие деньги тем более!

— Что ты хоть задумал? — проявила типичное женское любопытство Марина.

— Вот, видишь эту фирму? — показываю на строчку в графике платежей. — Каждый месяц на офшорную компанию идёт платёж в размере четырёх миллионов трехсот десяти тысяч долларов. Твоя задача найти реквизиты этой фирмы и принести копию бланка.

— Ты что, хочешь кинуть эту контору на четыре ляма баксов?! — удивленно воскликнула Марина. — А если нас поймают?

— За мошенничество светит в два раза меньший срок, чем за полкило марихуаны. Так что тебе ли бояться подобной мелочи?

Про себя подумал:

«А мне ещё четырнадцати нет, так что в случае провала максимум на учёт поставят».

— Да… — протянула она. — У тебя губа не дура! На мелочи не размениваешься. Но как ты думаешь это осуществить?

— В лучшем виде! Твоя задача достать бланк и организовать отмывку денег.

— Я не согласна так рисковать ради жалкого процента! — возмутилась Марина.

— Ну, хорошо, — пришлось мне со скрипом пойти на уступки. — Десять процентов, и то, только из уважения к тебе.

Мы ещё долго торговались, но в итоге так и остановились на десяти процентах Марине, девяносто мне, как «мозгу» и организатору.

На следующий день у меня на руках оказался документ с реквизитами фирмы. На Казанском вокзале нашёл парочку более-менее прилично выглядящих бомжей с подмосковными паспортами. Обработал их вначале Конфундусом, затем гипнозом. Это было нелегко, но сработало.

Пара дней и все оставшиеся деньги ушли на то, чтобы приодеть бомжей, сменить одному из них фамилию имя и отчество на точную копию имени Генерального директора офшорной компании.

Затем пришлось целый день работать карманником в метро под чарами отвода глаз. Поправив бюджет на несколько десятков миллионов рублей, начал эпопею с регистрацией офшорной компании. Была зарегистрирована Кипрская фирма, различавшаяся в названии лишь одной буквой с той, которой должен поступить ежемесячный платёж, генеральный директор полный однофамилец. Самым сложным было открыть счёт в том же самом банке, что и у той фирмы. На всё это ушло две недели времени, и то, лишь благодаря щедро раздариваемым конфундусам и легкому гипнотическому внушению.

Была изготовлена точная копия документа с реквизитами и названием нашей фирмы. Марина подменила бумаги в офисе лизинговой компании. Через неделю должен был состояться очередной платёж, я дал добро девушке уволиться из фирмы.

Почти все полученные при помощи карманных краж деньги ушли на регистрацию фирм-однодневок в офшоре. На следующий день после оплаты лизинговой компанией счетов мы получили перевод на счёт своей компании, затем Марина в течение нескольких дней гоняла деньги через фирмы-однодневки, запутывая следы.

В итоге после процедуры отмывания у нас осталось три миллиона восемьсот тридцать семь тысяч долларов, из которых мне досталось три миллиона четыреста тысяч долларов на нескольких счетах в банках, находящихся в офшорной зоне. Пятьдесят две тысячи долларов были обналиченны через несколько московских банковских отделений с помощью счетов, открытых на бомжей. Они же и обналичивали средства под конфундусом. Две тысячи ушли бомжам в качестве оплаты их услуг. Проблема с миллионами была в том, что я мог их получить лишь по достижении восемнадцати лет. Но вроде бы следы были запутаны хорошо. Ждать оставалось всего четыре года, так что не вижу проблем. Можно было бы обналичить более солидную сумму, но чем больше денег, тем больше мороки и выше шансы привлечь к себе ненужное внимание.

Марина вначале хотела открыть себе счёт в Швейцарском банке и перевести туда свою долю. Я её с трудом отговорил от столь безрассудного поступка. Я был уверен, что вскоре Швейцарские банки будут смотреть на «легальность» доходов и арестовывать счета с нелегальными доходами. В итоге она открыла счёт в банке Кипра, переведя свою долю туда. Небольшую сумму на своё имя она перевела переводом так же, как я на бомжей, и подумывала улететь в Грецию.

Девушка из-за ментальных закладок не хотела со мной расставаться, но я не стал дожидаться «погоды с моря», и по получению наличных уничтожил все документы, способные навести на меня. Провёл с Мариной гипнотический сеанс, заставив её забыть обо мне. Боясь проверять работоспособность порт-ключа, на автобусе по проверенной схеме отправился домой.

***

Около десяти утра тридцатого июня я подходил к дому родителей. Калитка оказалась заперта. Я не стал в неё колотить и драть горло, а привычно перелез через забор, и, пройдя через двор, постучал в окно.

— Кто там? — раздался из дома незнакомый и испуганный женский голос.

— Сын домой вернулся. А кто там?

Дверь открыла незнакомая женщина примерно сорока лет. На ней был надет летний сарафан салатового цвета.

— Ты, наверное, Ваня? — радостно сказала женщина. — А как ты оказался во дворе?

— Отвечаю по порядку. Да, я Иван. Оказался во дворе как обычно, перелез через забор. Теперь встречный вопрос, кто вы и что делаете в нашем доме?

— Мальчик, мы купили этот дом три недели назад, теперь это наш дом, — поведала эта дама. — Твои родители предупреждали, что ты в лагере и не знаешь об этом, потому можешь прийти сюда. Они просили передать, что теперь живут у бабушки.

— Спасибо за информацию и извиняюсь, что напугал вас. Закройте за мной калитку, а то второй раз лезть через забор не горю желанием.

— Конечно-конечно, сейчас провожу, — сказала женщина. — Ничего страшного, я всё понимаю.

Мда, вот и сюрприз, однако!

Дошёл до дома бабушки, тут идти было не очень далеко, пара минут. На месте не оказалось ни дома, ни забора, зато был фундамент, покрытый рубероидом по периметру бывшего бабушкиного дома. Ещё во дворе имелось несколько аккуратно сложенных куч кирпичей, большая куча песка и накрытые полиэтиленом мешки с цементом.

Из-за кучи кирпича вышла мать, она была вся в цементе.

— Привет, мам.

— Ой, сынок! — обратила она на меня внимание. — Ты вернулся!

Мать бросилась меня обнимать.

— Как съездил? — спросила мать.

— Шикарно съездил. Особенно классно было вернуться домой и обнаружить там чужих людей. Вы, я смотрю, развлекаетесь вовсю. Мама, — обвёл я многозначительным взором место, на котором должен стоять дом, — что случилось?

— Ваня, мы продали дом, — ответила мать.

— Это я понял. За сколько хоть?

— Шестнадцать миллионов! — шепотом сказала она.

— Так дешево?

Блин, да я спустил на аферу в два раза больше.

— Ванюша, нас же дом был без документов, только договор купли-продажи от предыдущих хозяев, даже без домовой книги, — поведала мать.

— А с бабушкиной халупой что?

— Мы когда начали копать яму вокруг дома под фундамент, бабушкин дом рухнул, — начала рассказывать мать. — Конёк крыши был мне по пояс. Такая пылища стояла, как ядерный гриб в миниатюре!

— И где мы теперь живём? — нахмурил я брови.

— Мы с отцом пока живём у родственников, у тети Гали. Бабушку приютил сосед, вон из того дома на два двора выше. — мать указала дом на противоположной стороне улицы. — Там одинокий дед живёт, они с твоим дедушкой дружили.

— Понятно. Мам, а где папа?

— Отец на процедурах в поликлинике, — мать погрустнела и зло посмотрела на соседний дом справа от нас. — Мы когда сюда въехали, на него сосед из этого дома с дракой бросился, кинул в твоего отца кирпич и сломал ему ногу. Мы милицию вызвали, заявление написали, но его у нас не приняли. Оказывается, у этого соседа друг мент — полковник нашего отделения милиции, он всё замял, а твоего отца чуть не посадили. Жена соседа на него заявление написала, будто он её изнасиловать попытался. Менты… — мать всхлипнула. — Они его со сломанной ногой забрали в отделение милиции и продержали там несколько часов! Потом отпустили… А эта тварь, — со злостью она посмотрела на соседский дом, — сказала, что пошутила. Мы потом писали заявление о клевете, но его у нас тоже не приняли, всё из-за того же мента. С*ки, ненавижу тварей! Это не соседи, а нелюди! Каждый день приходят и злорадствуют. По ночам что-нибудь крадут. То молотки спёрли, то банки для закруток…

Что-то меня это всё напрягает. Такая бодрость по телу прокатилась. Не простая бодрость, а бодрящая злость, когда хочется пойти и поубивать всех.

Тут из того двора, о котором только что шла речь, появились мужчина и женщина. У них на лицах гуляли гадкие улыбки. Они встали на углу возле своего дома и стали на нас пристально смотреть, словно на скотину для забоя. Их взгляды были наполнены злорадством, а на их лицах ещё гаже расплывались улыбки.

Нервы у меня не железные, тем более после длительного напряжения, вызванного провернутой аферой. Ненавижу, когда кто-то обижает близких людей. Ближе родителей у меня никого нет. Злость на этих соседей захлестнула меня с головой. Не выдержав, я резко достал волшебную палочку и направил её на женщину, что сверлила мою мать своим мерзким взглядом через прищур.

— Легилименс.

С палочки сорвалось заклинание чтения мыслей. Топорное, в исполнении неопытного начинающего волшебника, но тем не менее, эффективное.

Быстро начал читать поверхностные мысли соседки.

«Надо запугать и прогнать их, пока они не оформили документы, чтобы захапать себе их землю, — думала соседка. — Дед, от которого мужу в наследство достался дом, родственник мужа бабки, живущей в соседском доме, а раньше эта земля была общая, — удалось выловить очередную мысль. — Если бы не эти уроды, мы бы бабку подпоили и заставили на нас оформить дарственную. Ну ничего, мы их обязательно выгоним. Не зря же мы с главным ментом договорились и их дому помогли рухнуть! Как жаль, что он рухнул не им на головы, как мы планировали. Сейчас этой суке проломлю лопатой голову, а муж сосунка отпи*дит до полусмерти. А если убьём, даже лучше, друг мужа нас отмажет, оформит как самооборону».

Злость?! Нет, злостью тут уже не пахло. Меня переполняла первобытная ярость на врагов, которые пришли на мою землю убивать близких людей. Глаза будто заслонила кровавая пелена и дальше я себя уже не контролировал, полностью отдавшись на волю эмоций.

— Ах вы твари! — громко воскликнул я. — Убить нас вздумали?! Так получайте же сами то, чего желаете другим!

Нашептав короткое проклятие из малефицизма, подвесил его в ауру. Не успев начитать второе, заметил в руках соседки лопату, которую она занесла и попыталась ударить ею мою мать. Мать застыла в ступоре от неожиданности. Она не ожидали ни моего возгласа и последующего за ним странного нашептывания, ни того, что соседка броситься на неё с лопатой. Она могла лишь стоять и большими от ужаса глазами смотреть на лопату и злобно оскаленный рот соседки.

— Отделение органов!

Заготовленное заклятие сорвалось с моей ауры и отправилось в агрессивную женщину, которая через мгновение могла проломить острым краем лопаты голову моей горячо любимой матушке. Заклинание сработало безупречно — сердце соседки было отсоединено от кровеносных сосудов. Можно было бы отсоединить любой орган: язык, желудок, это универсальное медицинское заклинание для пересадки органов. Но в порыве ярости мой разум оптимальным посчитал именно подобный выбор — сердце, чтобы стопроцентно очистить мир от такой мрази. У соседки ослабела хватка, её кожа стала мертвенно бледно, а лопата выпала на землю. Женщина схватилась за грудь в районе сердца и с жутким хрипом повалилась на землю.

Мой резерв оказался опустошён, почти вся мана ушла на заклинание. Тут на меня, как танк на пехотинца, стал надвигаться разъяренный сосед. Стоит отметить, что это здоровенный крепкий мужик, на таком можно пахать, впрягая вместо коня. Взгляд бешеный, лицо перекошено от не сдерживаемой злобы, на нём будто большими буквами написано "УБЬЮ".

— Ты что с ней сделал, щенок?! — брызгая слюной, гневно завопил он. — Я тебя сейчас убью, тварь!

Вначале я испугался, да так, что чуть не открыл в штанах филиал кирпичного завода. Безумный здоровый мужик пёр на меня с явным желанием лишить жизни, мать до сих пор изображает статую, стоит бледнее мела и не может отвести взора от замершее тело соседки с застышей на лице маской ужаса. Я слабый пацан, мана на нуле, что могу поделать?! Бежать? Но я же не могу бросить маму на растерзание обезумевшему монстру. Жуть!

Дав себе ментального пинка, я мобилизовал все силы на спасение себя и самого близкого и любимого человека. Почти в тот же миг страх сменился на жгучую ненависть к этому гаду. Наплевав на пустой запас маны, я направил на приближающегося соседа волшебную палочку. Всё происходило, словно в замедленной съёмке. Вместо маны пришлось зачерпнуть праны — энергии жизни. За счёт праны я активировал заклинание:

— Авада Кедавра, сука!

Из волшебной палочки вылетел яркий зеленый луч заклинания, который попал мужчине в грудь. Он, почти добравшийся до меня, внезапно превратился в подобие марионетки, у которой кукловод внезапно перерезал все нити. Мужчина стал заваливаться назад без признаков жизни. У меня в глаза резко потемнело, стало холодно и я потерял сознание.

***

Очнулся в незнакомом помещении с чувством невероятной слабости. Огляделся вокруг, насколько хватило сил. У меня отняли всё: кольца-порталы, браслет с чарами отвода глаз, волшебную палочку и даже одежду. Взамен переодели в какую-то пижаму. Белые потолки и стерильный запах подсказали мне, что нахожусь в больнице. А вот стальная запертая дверь и мощные решетки на окнах, плюс отсутствие соседей по палате и привинченные к полу кровати не внушают оптимизма.

Внезапно залязгал замок двери и внутрь вошёл мужчина среднего возраста в белом медицинском халате. Он подошёл ко мне.

— Так-так, молодой человек, как себя чувствуете? — спросил, как я понял, доктор.

— Плохо, — честно тихим голосом ответил я на заданный вопрос.

— Конечно, плохо, — сказал доктор. — У вас мало того, что магическое истощение, так вы ещё и колдовали за счёт жизненной энергии и чуть себя не убили. Теперь недели две не сможете колдовать. Хотя, о чем это я, теперь вы вообще не сможете колдовать, поскольку в Азкабане это невозможно сделать.

— Азкабан? Что это?

— А ты не знаешь? — удивленно спросил доктор. — Это международная тюрьма для магов.

— А почему я должен там оказаться?

— Ну как же, ты что, законов не знаешь? — с изумлением протянул доктор. — Ещё в 1717 году на международной конференции был принят закон, что за применение непростительного заклинания положен пожизненный срок в международной тюрьме. К непростительным заклинаниям относят заклинания отделение души от тела, подчинения и полной боли.

— Даже если это была самооборона?

— А всем пофиг, что было, — пожав плечами, ответил доктор. — Главное — факт использования непростительного заклинания против человека. Вот грохни ты обоих обычников, как сделал это с бабой, то может быть за самооборону и отделался бы условным сроком или вообще ничего не было бы, а так точно в Азкабан отправят.

— Чрево Тиамат! — вырвалось у меня странное ругательство. — Чтоб вас за такие законы грызли черви в дерьме Кингу!

— Это хорошо, что ты такой бодрый, — с улыбкой сказал доктор, после чего сразу покинул палату.

Я погрузился в тяжкие раздумья, сил не было даже пошевелиться, не то, что использовать магию. Через некоторое время в палату зашёл мужчина с военной выправкой и острым, как нож, взглядом следователя. На нем был надет черный строгий костюм, лакированный туфли блестели, словно их только что натерли кремом и отполировали. С ним зашел уже знакомый доктор и ещё один человек в таком же костюме, как и у первого мужчины.

— Ну здравствуйте, молодой человек, — сходу произнёс мужчина с острым взором. — Я представитель Федеральной службы по магическом надзору. Доктора, ты, наверное, уже видел. Это штатный менталист, — кивком головы он указал на второго визитера в костюме, — он проследит за тем, что ты даёшь правдивые ответы. Давай, ты сейчас расскажешь всё, что произошло.

Доктор подошёл ко мне с шприцом в руках и что-то вколол в вену на руке. Я не мог ничего поделать. После укола сознание стало лёгким, словно плыло на облаках, захотелось поделиться с милыми людьми всем, о чём попросят с — это чувство, желание делиться самыми сокровенными тайнами, всё нарастало.

— Ты, наверное, думаешь, что тебе вкололи? — спросил представитель федеральной службы, и сам же ответил: — Пока лекарство начинает действовать, поясню. Это сыворотка правды, её магический аналог. Менее вредный, чем у наших европейских коллег, поэтому разрешено к использованию на детях от одиннадцати лет.

Доктор посмотрел мне в глаза.

— Подействовало, — произнёс он.

— Замечательно, — выдал федерал, после чего достал диктофон и нажал на кнопку записи. — Назови своё имя, фамилию, отчество, — обратился ко мне он.

— Иван Сергеевич Токарь.

Дальше пошли быстрые рубленные вопросы и ответы.

— Назови дату своего рождения, — продолжил задавать вопросы федерал.

— Пятнадцатое августа 1982 года.

— Ответь, ты убивал тридцатого июня двух человек при помощи заклинаний? — спросил следователь.

— Да.

— Почему ты убил этих людей? — продолжил допрос представитель волшебных правоохранителей.

— Они пытались убить и покалечить меня и родных.

— Какие заклинания ты использовал для убийства? — вопрос следователя прозвучал хлестко, как удар плетью.

— "Разделение органов" и "Авада Кедавра".

— Шикарно! — с сарказмом протянул следователь. — Разделение органов — это что-то темномагическое? — спросил он у доктора.

Подумав, что спрашивают меня, разрываемый чувством поделиться знаниями с окружающими, я ответил вместо врача:

— Это медицинское заклинание для пересадки органов.

— Какой талантливый юноша… — с сарказмом протянул федерал. — Жаль, что дело придали огласке, нам бы в контору такой пригодился. И ведь по силе не скажешь, что перед нами волшебник. Явно сквиб. При этом авадами кидается и высокоуровневыми медицинскими чарами убивает.

— Аваду он кинул, буквально сжигая свою жизненную силу, — заметил доктор. — Понятно, что просто так свою жизнь не тратят. Всё же глупый закон. Надо наказывать не за использование конкретных заклинаний, а по ситуации. Мальчишка и так после этого проживёт максимум лет пятнадцать, не больше, а вы его ещё в Азкабан сажаете. Жаль пацана, ведь он был в своём праве.

— Жаль, — произнёс федерал. — Но ничего не поделаешь. Закон суров и должен исполнятся. Пацана даже в суд не придётся доставлять, дела с непростительными решаются быстро и заочно.

За дальнейшей беседой у меня не было сил наблюдать. Мягкая пелена тьмы погрузила меня в свои объятья.

Глава 4-5

Глава 4

Очнулся в той же палате, чувствовал себя ещё хуже, чем когда пришёл в себя в первый раз.

Выходит, в этом мире есть маги, у них есть свое международное объединение и законы. Также имеется международная тюрьма, в которую вскоре поеду отбывать пожизненный срок. При этом мне осталось жить максимум пятнадцать лет! Вообще шикарно! Нахрена мне нужна была эта сила, если от неё одни проблемы? Надо было грохнуть того гада ножом или лопатой, в таком случае мне бы ничего не сделали, самооборона, плюс, пока ещё нет четырнадцати лет — отделался бы испугом.

Почему-то слово Азкабан мне знакомо и ассоциируется с искусственными демонами-духами, пьющими души, а когда это невозможно, то они пьют из заключенных эмоции, наводя на них ауру страха. Точнее, они пьют не эмоции, а Ба-хионь. Яркие эмоции лишь помогают выработке направленной на демонов Ба-хионь.

Вскоре я смог встать, чтобы дойти до туалета, который был за дверью.

Вечером за мной пришли двое крепких и молчаливых парней. На меня надели кандалы, заведя руки за спину. Кандалы, похоже, противомагические, поскольку я прекратил ощущать магию, и в груди появилось противное сосущее чувство. Мне сразу стало хуже, и так не мог на ногах держаться, а тут тяжелые кандалы, тянущие остатки магии.

— Вставай, давай, — пнул меня один из конвоиров.

— Суки, — тихим голосом воскликнул я. — Не видите, что я болен и не могу встать?

Мне пришёлся сильный удар в живот, от которого почувствовал, что что-то хрустнуло. Кажется, треснуло ребро. Вот твари!

— Слышь, он походу реально не может идти, — презрительно произнёс второй конвоир. — Вот же падаль.

Двое крепких мужчин резко подхватили меня, очень болезненно вывернув руки, от чего у меня из глаз брызнули слезы.

— Какие же вы твари, так над детьми измываться! — тихо произнёс я из последних сил.

Набрав в рот крови от прокушенного во время удара языка, сплюнул её на пол, используя как жертвоприношение, и начал использовать жреческую магию, призывать бога.

— Пусть ближайшие боги обратят свой взор на вас и творимую вами несправедливость, и да будут прокляты ваши рода отныне и во…

Мне прилетел приличный удар по голове, от которого потерял сознание. Жаль, не успел завершить ритуал, хотя если хоть какой-то бог откликнулся, то может и без завершения ритуала наказать этих типов.

А может и не наказать. Смотря, какой бог, и в каком настроении.

***

Очнулся в горизонтальном положении. Вокруг шумит прибой, пахнет морем. Мне через видно хмурое небо со свинцовыми тучами и кружащие в высоте призраки. Хм… Нет, не призраки — дементоры! Значит, я в Азкабане. Похоже, меня транспортируют при помощи левитации. Кандалов на руках нет, поскольку с ними меня при помощи магии поднять не смогли бы. Чувствую себя ещё хуже. Блин, я как тот лось, пью-пью, а мне всё хуже и хуже…

— Совсем пацан, — раздалась над ухом английская речь. Голос был хриплым, прокуренным и мужским. — За что его к нам?

— Ты не смотри, что пацан, — раздался другой мужской голос. — Этот гость прибыл к нам из России за применение непростительного. Грохнул магла Авадой. Осторожней с ним. Говорят, что он даже в противомагических кандалах сумел так проклясть русских конвоиров, что это проклятие не смог снять ни один колдомедик.

Значит, сработало! Спасибо тебе, неизвестный бог. Прими мою величайшую благодарность за заступничество! — искренне помолился я неизвестному богу.

— Поскорее бы свалить отсюда, — выдал обладатель хриплого голоса. — Б-р-р… Эти дементоры, просто ужас какой-то. Вот за что мне всё это?

— У нас не принято спрашивать, за что, ибо сюда за разные косяки ссылают авроров, — произнёс ещё один голос на том же языке. — Но слава Мерлину, наше присутствие здесь не требуется. Домовики разносят еду заключенным, а от дементоров никто не сбегал. Наша задача лишь привозить и увозить заключенных.

Меня долго несли по коридорам, поднимали по лестницам, после чего опустили на нары в камере. Рядом приземлились какие-то вещи, раздался лязг закрываемой двери и с меня спали чары оцепенения. Но я настолько ослаб, что не мог пошевелится, всё тело болело, особенно остро боль ощущалась в треснутых ребрах, вывернутых руках и отбитых внутренних органах…

— Ох-хо-хох… — простонал я вслух. — Что ж я маленьким не сдох!

Нашёл в себе силы, приподнялся и принял сидячее положение, упершись спиной на стену. Я оказался в каменном помещении размером два на три метра. С одного торца была массивная дверь с небольшой смотровой решеткой, с другой стороны зарешеченное массивными прутьями окно. Окно открытое, то есть без стекол, просто дырка в стене, в которую вмонтированы толстенные стальные прутья. Но из окна не дует, как могло бы быть, а скорее проходит свежий воздух. Вероятней всего, наложены какие-то чары.

Я сидел на деревянных нарах, закрепленных к стене, на них был кинут матрац, набитый соломой. В дальнем углу в ногах шконки расположилось отверстие, так полагаю, это «параша» для естественных отходов организма. В стене на высоте примерно метра над дыркой бил небольшой фонтанчик с водой, которая стекала по желобу в стене в эту дыру. Отсюда значит, теперь буду пить. Шикарно, просто ВИП апартаменты на одного человека.

Рядом со мной на нарах валялись арестантская роба и тапочки. Роба состояла из брюк и куртки, явно мне не по размеру, намного больше, но это даже лучше. Она была серого цвета в темно-серую полоску. К тому же больничная пижама так и осталась на мне.

Я только месяц, как стал магом, а уже успел обворовать бандитов, ментально обработать несколько человек, обворовать кучу обычных людей, провернуть аферу и украсть несколько миллионов баксов, убить нескольких человек и сесть пожизненно в самую страшную тюрьму, охраняемую неподкупными стражами. Шикарное начало каникул!

Через час в правом углу появилась алюминиевая миска с едой. Каша, судя по вкусу, с жареным луком. Даже попалось несколько волокон мяса. На вкус довольно неплохо, и не скажешь, что тюремная баланда, но вот порция оставляет желать лучшего, чисто чтобы ноги не протянуть. Я же молодой растущий организм. В миске с кашей лежало два кусочка хлеба. Ложки не было, потому пришлось обходиться без оной.

После того как поел и поставил миску на пол, она пропала. Домовики шустро обслуживают.

Лежа на нарах, я пытался из больничных штанин смастерить портянки, поскольку носки у меня перед больницей отобрали, а без них ноги жутко мерзли. Оборвал штанины, сделал портянки, а больничную пижаму использовал вместо трусов. Сверху надел тюремную робу. Так стало немного теплее, но холод надвигался, меня начало колотить. В памяти стали подниматься все самые жуткие воспоминания, от которых я громко закричал от панического ужаса, меня окутал жуткий холод. Так продолжалось какое-то время, потом стало легче, но ещё долгое время колотило.

Так вот вы какие, дементоры. Эти твари пролетали по коридорам три-четыре раза в сутки, даря непередаваемый набор ощущений. Они летали и ночью, оттого нормально выспаться было невозможно. К сожалению, без магии ничего не мог поделать. Ко всему прочему, кажется, я простыл, поднялась температура, стал кашлять.

В камере трижды в день появлялась миска с едой, по ним я считал дни, прошедшие в этом аду. Тринадцать долгих дней ада, когда меня кидало то в жар от болезни, то в холод от дементоров, я обессилел и с трудом мог передвигаться по камере. На четырнадцатый день я почувствовал магию и понял, что могу использовать заклинания, радости не было предела. Резерв маны, как и ожидалось, оказался пуст, но я тут же погрузился в медитацию и стал преобразовывать материю в ману, быстро наполнив резерв, который за всё время увеличился в два раза. Думаю, его теперь хватило бы на одно Империо, но это меня не радовало.

Нашептав "Исцеление", заклинание, которое заживляет физические повреждения, применил его на себе. Почти сразу мне полегчало, но спустил на заклинание почти весь резерв. Пришлось вновь погрузиться в медитацию для пополнения маны. Вторым нашептал "Лечение от Заразы" — заклинание, исцеляющее от различных болезней. Опять пришлось заполнить резерв.

И почему считается, что в Азкабане невозможно использовать магию? Думаю, это потому, что местные маги привыкли применять заклинания при помощи волшебной палочки и не могут заставить себя поверить, что способны на подобное без костыля. Ну и самое главное, дементоры выпивают ману, естественным путем она не успевает восстановиться до приемлемого уровня, поскольку вновь прилетают эти твари и выпивают всё, что накопилось. Те, кто отправляют магов в наказание к демонам в пасть, последние твари. Уж лучше бы прибили, это было бы гуманнее.

Нашептав "Возвращение праны", заклинание, которое позволяет волшебнику преобразовать собственную магическую энергию в жизненную, превращаю почти всю ману в прану, тем самым насыщая организм, изголодавшийся по такой притягательной субстанции. Ещё пять раз повторял процедуру накопления маны, нашептывания этого заклинания, пока не почувствовал себя хорошо.

Почувствовал приближение Дементоров. Блин, я так увлекся исцелением, что совсем забыл о защите от этих тварей! Быстро начинаю нашептывать заклинание Доспех Мардука. Оно не требует особых сил на активацию и поддержание, моих будет вполне достаточно, но, конечно, долго не продержу. Для различного рода демонических тварей и иных существ, чьи силы питает Тьма, данная магия является табу. Ограничение. Запрет. Пока работает заклинание, тёмное создание даже попасть по заклинателю не сможет, а если и попадёт, то любое воздействие начнёт буквально «огибать» фигуру волшебника, не причиняя ему никакого вреда. Закончил дочитывать заклинание тогда, когда дементоры были совсем близко, поэтому сразу активировал чары.

Ах, как хорошо! Я не чувствовал никаких негативных воздействий! Единственный минус — на активацию ушел почти весь резерв, а чтобы была мана на поддержание заклинания, пришлось погрузиться в медитацию и экстренно восполнять недостачу. Всё уходило на поддержание Доспеха Мардука, а я не знал, стоит ли его снимать, поскольку не мог отвлечься от процесса, чтобы посмотреть, улетели ли дементоры. Со временем процесс медитации по преобразованию материи в ману отходит на уровень подсознания и выполняется магом рефлекторно, мне же пока подобное не светит.

Примерно через полчаса я рискнул и прекратил действие заклинания. Дементоров поблизости не было, и это очень хорошо.

Для начала восполнил резерв. Начитал и подвесил в ауру заклинание Исцеление. Теперь стоит подумать о стационарной защите от дементоров. Нужен "Охранный круг", но чем его начертить? Крови жалко, её и так у меня ограниченный запас. В итоге отковырял от нар щепку, зажег при помощи заклинания вызова огня, потушил и при помощи этого уголька начертил круг на полу, вместе с этим нашептывая "Охранный круг" — это заклинание позволяет создать особый магический круг, который вызывает у различного рода демонических существ неуверенность и лёгкое помутнение рассудка.

Собственно, демоны вполне могут пройти через эту преграду, однако, в их глазах возникает странная дымка, а ноги отказываются нести к магическому кругу. В любое другое место — пожалуйста, а к находящемуся внутри магу — никоим образом. Данная магия — это лишь морок и уловка, которая ограждает от демонической силы — Охранный Круг шепчет, что внутри никого нет, что сидящий в нем полностью невидим. Однако, это не так. Могущественные демоны вполне могут увидеть в этом круге мага, при этом совершенно не способны его атаковать — любой удар невольно пронесётся мимо, ибо подсознание демона буквально говорит, что нет смысла бить пустоту — в Круге никого нет. Поэтому лучше ударить… такую же пустоту, но в другом месте.

Теперь достаточно раз в день нашептывать и обновлять это заклинание, и можно пережидать приходы дементоров без опаски, они на сильных демонов не тянут.

Перетащил в центр круга матрац. Эх, сюда бы ещё нары перетащить, но не всё коту масленица.

Теперь, когда у меня есть магическая сила, встаёт вопрос, как отсюда сбежать? На нормальный портал у меня не хватит сил, а от порт-ключей эта тюрьма защищена, к тому же для них необходима привязка к определенному месту, я же могу сейчас сделать порт-ключ только в свою камеру. Значит, остаётся бежать своим ходом. Тут есть охрана только в виде низших демонов, и умей я удерживать Доспех Мардука без медитации, то проблем с побегом не было бы, а была бы обычная прогулка по морскому острову. Надо перебрать разные варианты, что я ещё могу им противопоставить с нынешними возможностями?

Хм, для начала не стоит ограничиваться лишь Охранным кругом, надо использовать печати! Я покинул круг и при помощи щепки стал наносить на дверь Магическую печать, запрещающую воздействие демонической силой на территории, окруженной печатями. Что самое полезное — эта печать вытягивает силы из демонических существ. Вряд ли им подобное придётся по нраву.

Щепка закончилась, пришлось добывать новую. К вечеру вся камера была изрисована печатями. Даже если я буду вне Охранного круга, а на шконке, то всё равно внутри этой камеры силы дементоров не будет действовать. Мне теперь можно даже открыть дверь. Если какой-то дементор по дурости влетит в камеру, то подохнет. Лишившись сил, дементор не сможет удерживать поглощенные души, из него начнет вытекать сила, укрепляя магические печати, в итоге, из-за того, что дементор полуматериальная сущность, его просто развеет. Воздействовать на меня в камере у дементоров не получится, поскольку все их воздействия основаны на демонической энергии, а она будет мгновенно поглощаться печатями.

Интересно, допустим, вернулся бы я до конца лета в Россию и пошёл учиться в девятый класс. И вот на первом уроке русского языка, как обычно это водится после каникул, нас просят написать сочинения на тему «Как я провёл лето». И вот, пишу я такой всю правду. Стал магом, сделал волшебную палочку, затем обворовал пару вооруженных пистолетами бандитов. Шантажом заставил делать девушку сделать мне минет и при помощи ментальной магии превратил её почти в рабыню. Аферы, убийства, магическая тюрьма и противостояние демонам-вертухаям… Учительница, наверное, читала бы сочинение, как фантастическо-приключенческий роман с элементами эротики и не поверила бы ни слову.

За время, пока чертил печати, мне приходилось дважды прятаться от дементоров в Охранном круге, но теперь об их приходе могу узнать лишь по крикам прочих заключенных. Да-да, вокруг множество камер и я не одинок на этом этаже, но за то время, которое нахожусь в этой тюрьме, никто не пытался вступать в диалог, лишь были слышны человеческие крики во время обхода тварей. Раньше мне было не до криков, поскольку сам полностью погружался в страхи и кричал до срыва голоса и хрипоты, теперь же, когда освободился от воздействия демонов, слышу других людей. Хотя, людьми их назвать сложно, скорее всего, от них остались лишь телесные оболочки, поскольку несколько лет более чем достаточно, чтобы полностью сойти с ума в этом аду. Поэтому никто и не перекрикивается и не перестукивается, некому, кругом сплошь овощи, а не люди. Меня бы ждала такая же судьба, если бы раньше не подох.

Так-так, есть одно заклинание, которое подействует через дверь. Ха, скоро обход дементоров, так что приготовлю для них сюрприз.

Начитываю в ауру заклинание Самоуничтожение — оно накладывается на демона, от чего он мгновенно взрывается на множество кусков и неизбежно погибает. Заклятие использует силу самого демона и убивает его, даже если он обладает неосязаемостью и высоким уровнем регенерации. Из минусов этого заклинания, оно жрет почти весь мой резерв, накладывается лишь на одного демона и действует на демонов до определённой планки силы, сильных демонов подобным не проймёшь, а вот дементорам в самый раз. Какие, оказывается, у меня интересные познания в демонологии!

Дождавшись криков, по которым определил приближение тварей, замер перед смотровым окошком двери камеры. Когда мимо проплывал дементор, кинул в него заклинание Самоуничтожение. Заклинание попало в цель и дементора разорвало как воздушный шарик.

— Хороший тамада, и конкурсы интересные! — вслух произнёс я и рассмеялся зловещим смехом. — Ах-ха-ха-ха-ха! Проклятые твари, вы узнаете, каково это, пытаться удержать демонолога в окружении демонов!

Крики заключенных на нашем этаже прекратились. Должно быть, дементоры испугались гибели товарища и покинули этот уровень. Я заготовил ещё одно такое заклинание.

Выходит, для безопасного побега мне надо научиться подпитывать заклинание Доспех Мардука на ходу? Ага, конечно… А как насчёт запертых дверей? Я через них собираюсь проходить? Значит, необходимо ещё иметь заклинание или артефакт, при помощи которого можно открыть двери. Лучше, если это будет артефакт, поскольку отвлекаться от подпитки защитного заклинания будет нельзя. Такой артефакт даже в нынешних условиях я теоретически могу сделать. А что дальше? Дальше море. Значит, надо через него как-то перебраться. А как? Ну, тут вариантов немного, либо плыть, либо лететь. Плыть своими силами и поддерживать противодемоническую защиту не смогу, а полет требует приличное количество маны, да ещё и заготовленное заранее заклинание. Допустим, одно заклинание я заранее могу заготовить и подвесить в ауру, а Доспех Мардука начитать и активировать без размещения в ауре. В таком случае, желательно, чтобы у меня оставалась мана для активации заклинания в ауре, и чтобы оно не требовало подпитки, то есть, действовало на вложенном резерве. Значит, это должно быть слабое самоподдерживаемое заклинание. Какая непростая задача.

В общем, как минимум мне необходимо в кратчайшие сроки увеличить магическую силу, чтобы были силы на активацию второго заклинания, и научиться подпитывать защиту на ходу.

Хм… А кто сказал, что мне необходимо заклинание? Можно же зачаровать полетный артефакт. Единственный пригодный для этого объект — нары. Так, что я знаю про летающие артефакты?

Существует два типа зачарования:

Первый тип, Левитационный Заряд — метод, использующий соотношение масс. Зачарованный объект может поднять груз не больше, чем в четырнадцать целых восемь десятых раз от своей массы. Подобный тип артефактов использует антигравитацию и не требует от пользователя магии после зачарования.

Второй тип использует Левитационное поле — метод, использующий зачарованное пространство. Если пользователь находится поверх этого пространства, то он может свободно летать на артефакте, однако, если он переместит часть тела за пределы зачарованного пространства, то тут же упадёт. В основном, так зачаровывают ковры, метлы и различные сандалии. Но данный метод требует либо подпитки маной от мага, либо от накопителя.

Естественно, мне годится лишь первый метод.

Сколько весит шконка? Она изготовлена из массивной доски толщиной примерно пятьдесят миллиметров и шириной шестьдесят сантиметров. Судя по отсутствию стыков, либо делали из единого куска древесины, в чём сомневаюсь, либо соединили доски при помощи трансфигурации. Для меня это плюс, с монолитным объектом работать лучше.

Для подсчёта объема этого куска древесины пришлось напрячь мозги. Так, это умножим на это и на это, в итоге у нас имеется ноль целых шесть сотых кубических метра дерева. Древесина весит примерно пять центнеров на кубический метр — это я знаю благодаря тому, что мы каждый год покупали машину дров. Уж тот, кто эти дрова носил, пилил, колол и рубил, да чтобы не знал подобного! Ха, да я с точностью до сотни граммов могу сказать, сколько угля помещается в оцинкованное ведро и по высоте кучи определить объем и вес угля с точностью до пары ведер. Пока таскаешь его, руки отваливаются, тело болит, а голова только и занята подсчётами, сколько осталось таскать угля в куче в пересчете на ведра и какой вес придётся транспортировать с улицы в угольный ящик. Значит, пятьсот килограммов умножаем на ноль шесть кубометра, выходит, шконка весит примерно тридцать килограммов.

Фух! От такого напряжения мозгов у меня на лбу даже выступил пот. Дальше можно даже не умножать на коэффициент, и так понятно, что эта доска не только меня, но и коня запросто увезет! Спасибо математике! Я-то, наивный чукотский юноша, думал, что кроме сложения и вычитания, чтобы считать деньги, ничего в жизни не пригодится. Спасибо, что попал в математический класс и мы уже прошли программу девятого класса, в отличие от прочих, и это лишь благодаря единственному дополнительному уроку в неделю и повышенному спросу учителей! Блин, неужели сам недавно ругался и возмущался на то, что у нас класс с математическим уклоном? Был не прав!

Значит, мне надо готовиться к побегу. Только вот с такой скудной кормежкой боюсь не дотянуть до момента побега, а значит, надо решать проблему. Хм… Кажется, я могу создавать пищу из маны, только необходим образец.

К моменту появления очередной миски с едой у меня было зачитано заклинание Копирование, позволяющее скопировать какой-либо определённый объект, параллельно наделяющий волшебника знанием его структуры и параметров. Стоило лишь миске с кашей появиться, как я использовал на ней данное заклинание.

Начертил в свободном от рисунков углу камеры круг и вписал в него рунами параметры матрицы, снятой с миски. Съел кашу, отложил миску, её тут же забрали домовики. Зачитав заклинание под названием "Создание еды", тут же активировал его над рунным кругом. В результате в круге материализовалась точно такая же миска каши, являющаяся настоящей, в тарелке, которая представляет собой твёрдую иллюзию и растворится примерно через час. Вкус этой каши немного отличается, она словно пресноватая. Это из-за того, что созданная еда не содержит в себе естественной маны. Магл разницы не почувствует, а для мага она всё же будет. Ох, чую, кашу я возненавижу на всю жизнь, особенно овсянку, которую подают "официанты" на этом "гостеприимном курорте"!

Создав ещё одну миску каши, наконец, впервые за две недели почувствовал себя сытым. Какой кайф, когда дементоры не пытаются выпить твою душу, ты сыт, здоров и можешь использовать магию!

Для того, чтобы мышцы не застаивались, я начал совершать упражнения из боевых искусств, одновременно с этим стараясь прочувствовать необходимые группы мышц. Начитав и активировав заклинание Пластическая хирургия, после удачных, идеально выполненных приемов, забивал их на рефлексы. Мышцы, которые участвовали в выполнении приемов, усиливал.

После нормального сна, впервые за долгое время, я принялся за демонтаж шконки. Она была соединена со стеной при помощи трансфигурации. Но теперь, когда была доступна магия, всё было предельно просто. Провёл угольком ровную черту по древесине рядом с местами креплений, а затем начитал и применил ровно по линии заклинание «Дематериализация», тем самым разобрал выделенные линией объекты на молекулы и атомы, а затем преобразовал в магическую энергию — ману. Данное заклинание всплыло в голове очень вовремя, ведь при помощи него можно воздействовать практически на любой материальный объект, а линия нужна была для меня, чтобы четко представить область, которую необходимо преобразовать в ману. Этим заклинанием я смогу пополнять свой резерв и отпирать все двери. Хотя, зачем мне двери? Если у меня будет летающая доска, то можно будет дематериализовать сразу стену и улететь!

Доска была уложена в центр Охранного круга. При помощи заклинания Дематериализация сумел вырезать из стены каменный блок, из которого этим же заклинанием выточил каменный нож. Нож был напитан маной — своеобразный способ укрепить камень, но вполне рабочий. Таким инструментом вырезать на доске руны, превращая её в артефакт, — сплошное удовольствие. Конечно, не электрический гравер, виденный мною всего один раз в жизни, но лучше, чем ничего.

Почти сутки возился с артефактом, пока не понял, что одной летающей доской сыт не будешь. Медитация для поддержания противодемонической защиты сама собой не прокачается.

Пришлось завести распорядок дня.

Каждое утро начиналось с побудки, создания тарелки каши и завтрака. Затем следовала начитка заклинания Пластическая хирургия и отработка ката. Каждые полчаса приходилось прерываться и укреплять нужные группы мышц, активировать их рост, укреплять суставы и кости, наращивать нервную ткань. В общем, происходило всестороннее улучшение собственного организма. Идеально выполненные приёмы забивались на рефлексы. Когда заканчивалась мана, приходилось медитировать. После восполнения резерва тренировка продолжалась. Затем накладывал на себя заклинание Исцеление, полностью раздевался и мылся водой из ледяного фонтанчика. Окончательно продрогнув, снова накладывал на себя Исцеление. К этому моменту домовики приносили утреннюю порцию каши, которую я с жадностью съедал. Чем хороша эта баланда, она, в отличие от созданной, всегда имеет разный вкус. Он немного различается, но всё же лучше, чем еда, созданная волшебством.

Далее до обеда приходилось вырезать руны на лежанке. Утренней кашей от домовиков второй завтрак не ограничивался, всегда следовала вторая порция от себя. После активных тренировок и вмешательств в организм, растущему организму требовались ресурсы. Почувствовав сытость, приступал к использованию заклинания Возвращение праны, чтобы максимально насытить организм этой ценной энергией. Предполагаю, что подобное позволит полностью нивелировать прогноз доктора на пятнадцать лет жизни, скорее, наоборот, подарит очень долгую жизнь.

После обеда обычно шли тренировки по подвешиванию в ауру заклинания Доспех Мардука. Для этого приходилось погружаться в медитацию преобразования материи в ману, активировать защитное заклинание и пытаться двигаться по камере, при этом стараясь не задеть магических рисунков, которые покрыли почти все поверхности камеры. Заклинание постоянно слетало, приходилось повторять его вновь и вновь.

Одним из развлечений мне служила охота на дементоров. Я всегда с нетерпением ожидал их появления. Всегда слышал издалека по крикам заключенных о приходе этих тварей и успевал заготовить гостинец. К сожалению, на третий день эти гады пришли на наш уровень всего один раз за сутки, а потом и вовсе пропали на целую неделю. Появившийся через неделю дементор был словно бальзам на мою истерзанную душу.

Услышав вновь начавшиеся стоны и крики заключенных, я обрадовался и заготовил Самоуничтожение. Вот дементор пролетел мимо моей камеры… Он летел быстро, словно старался поскорее миновать мою камеру… Врёшь, не уйдёшь! Точность оказалась на высоте — мерзкий выкидыш Тиамат получил гостинец и взорвался, как хлопушка. Ну, прямо как петарду взорвал в бутылке из-под шампанского! Мега большой Корсар!

— Ву-ху! Хлопушка-хлопушечка! Аха-ха-ха-ха! Хочу ещё! — я радостно запрыгал по камере, хлопая в ладоши.

Зачитал ещё одно заклинание и подвесил в ауру.

— Дементоры, ау! Вы где? — кричу в пустоту. — Цыпа, цыпа, цыпа. Идите к папочке, я вам отсыплю отборного комбикорма! М-м-м… У меня такая вкусная Ба-хионь! Идите и попробуйте! — разорялся я, желая, чтобы хотя бы ещё один дементор подлетел в радиус поражения. — Какая это Ба-хионь?! Сладкая, как спелый персик! Подходи, налетай, Ба-хионь получай!

После такого эти твари вообще перестали залетать на наш уровень. Даже как-то грустно стало. Тут из развлечений только и было, что на дементоров охотиться.

Через две недели я завершил изготовление летающей доски и развлекался, летая на ней по камере. Теперь вместо ходьбы по камере начал тренироваться управлять артефактом и подпитывать защитное заклинание, но пока не получалось.

Поскольку летающая доска была готова, а ломать график я не желал, поскольку было необходимо хоть какое-то занятие и сознание пыталось цепляться за хоть какую-то стабильность в этом аду. Я начал улучшать летающую доску. Вначале на ней появилось несколько небольших магических фигур преобразования солнечной энергии в ману и накопительные рунные круги. Тем самым артефакт обзавелся маной, которую накапливал самостоятельно. Далее вплел заклинание уменьшения размера и веса. После использования доску можно уменьшить и положить в карман за счёт накопленной маны. Затем к артефакту добавились рунные цепочки, отвечающие за безопасность пассажира. Теперь во время полета пассажир не выпадет за пределы артефакта, пока в рунных кругах имеется мана. На это всё потратил ещё десять дней.

Учитывая, какими темпами происходит процесс тренировки медитации, я могу потратить не один год, прежде чем выберусь отсюда. Подобный расклад меня нисколько не устраивал. К тому же, мог ежедневно наблюдать наглядный пример артефакторики. Материала вокруг полно, вон, сколько камня, как его обрабатывать, я уже понял, так почему бы не создать артефактный защитный комплекс, заточенный против дементоров? Это всяко будет быстрее, чем разовью навык медитации до необходимого уровня.

В итоге извлек из стены ещё один каменный блок. При помощи Дематериализации превратил его в цилиндр с бугорком наверху. Этакая каменная колбаса была распилена на тонкие пластины. В пластинах на месте бугорка была проделана дырка. На каждую пластину при помощи каменного ножа, напитываемого для прочности маной, была нанесена противодемоническая печать, аналогичная той, которой некоторое время назад запечатал помещение. В печати были прописаны следующие условия: демоническая энергия не проникает в объеме дальше, чем радиус печати в два раза; демоническая энергия и все на её основе поглощается печатью; материал, на который нанесена печать, становится прочнее за счёт поглощенной демонической энергии. Что в итоге должно было получиться? В итоге плоский десятисантиметровый кругляш с печатью создаёт двадцатисантиметровую объемную защиту против дементоров. Эти пластины я собирался пришить на робу.

Поскольку пластины были маленькими, а чертить приходилось не карандашом, а каменным ножом, то на изготовление одной уходило два дня. Если бы я забросил прочие тренировки, то можно было бы клепать каждый день по пластине, но есть пословица, которая гласит «не клади яйца в одну корзину». Вот я и стараюсь развиваться как физически, так и магически, не полагаясь всецело на артефакты.

Я посчитал, что необходимо ровно тридцать пластин, чтобы наверняка защитится от воздействия дементоров. На их изготовление ушло два месяца. Ещё два дня ушло на то, чтобы распустить матрас на полосы, изготовить каменную иглу и пришить каменные пластины на арестантскую робу. Сложнее всего было соединить вместе три пластины, чтобы сделать защиту для головы, точнее, сделать это было просто, сложно было сделать так, чтобы она не спадала.

Мой день рождения давно прошёл, и, судя по подсчетам, которые я вёл позаимствованным у Робинзона Крузо методом в виде черточек на стене, сегодня был вечер восьмого октября.

За время, проведенное в тюрьме, я стал в два раза сильнее и теперь могу удерживать в ауре два простых заклинания. Наконец, сумел наложить на себя заклинание Личная защита, правда, только в единственном экземпляре. Это заклинание защищает практически от всего, но лишь один раз. При помощи медитации теперь удаётся пополнять резерв примерно в двадцать раз быстрее, чем делал это в самом начале. Так сказались постоянные занятия магией. За эти месяцы я вырос примерно на десять сантиметров и продолжал усиленными темпами расти. Мое тело стало увито жилистыми мышцами, реакция повысилась если не на порядок, то всё равно весьма прилично, к тому же приобрел множество боевых рефлексов благодаря бою с тенью и биомагии. Мне четырнадцать лет, я полон сил, но, кажется, капитально поехал крышей.

Вот как объяснить непонятный страх и нежелание покидать камеру? Я же всей душой желаю сбежать отсюда и в то же время боюсь совершать побег, придумывая для себя оправдания. Например, начал думать над тем, что буду делать, сбежав, где и как жить… Да какая, блин, разница? Даже в землянке в лесу жить всяко лучше, чем в каменном мешке!

Хмм… Кажется, я знаю одно заклинание против безумия. Может, попробовать применить его на себе? Хуже точно не будет. Задерживаться с исполнением не стал, сразу же начитал заклинание Исцеление сознания и наложил его на себя. Страх перед свободой пропал, но мне кажется, что больше ничего не изменилось.

***

Интерлюдия

В одной из больниц города Волгограда, начало июня 1996 года.

Из палаты с мощной металлической дверью вышло трое мужчин, один был одет в больничный халат и выглядел как типичный доктор, двое остальных были одеты в костюмы-двойки. Один из мужчин имел военную выправку и явно имел принадлежность к силовым структурам. Доктор и мужчина с военной выправкой неспешно двинулись по коридору, третий мужчина распрощался с ними и быстро удалился по своим делам.

— Можно поинтересоваться? — спросил доктор у человека в костюме.

— Валяй, — ответил мужчина в костюме с военной выправкой.

— А почему вы не стали основательно допрашивать мальца? — спросил доктор. — Например, откуда почти сквиб знает мощные заклинания?

— Ты что, будешь учить меня делать мою работу? — с сарказмом вопросил мужчина в костюме. — Может, мне научить тебя лечить людей?

— Извиняюсь, если вопрос был бестактным или это секретная информация, — пошёл на попятную доктор.

— Да ладно, особого секрета тут нет, — ответил мужчина в костюме. — Ты правильно заметил, малец слабый маг, чуть сильнее сквиба, и вдруг такие заклинания, да ещё из таких разных школ: одно из западноевропейской школы магии, а второе из древней утерянной магии слова, вообще непонятно на каком языке. Более того, до этого он магом вообще не был, а был обычником или, что вероятнее, сквибом. Думаешь, мы сами не задались такими вопросами? Мы выяснили, что недавно по соседству с семейством парня гостил мастер боевых искусств из Кореи и обнаружили у парня список рекомендованной литературы. Наши аналитики пришли к выводу, что тот мастер обнаружил в парне способности, после чего посоветовал литературу и учителя. Вот, допустим, спросил бы я у парня, а кто тебя научил? А он бы взял, и ответил! Ты понимаешь?!

— Ну, да, — кивнул доктор.

— Нифига ты не понимаешь! — с усмешкой произнёс мужчина. — Он бы ответил под протокол в присутствии свидетелей, и нам бы пришлось идти к этому учителю и спрашивать, а ты ли научил мальца?! Вот как думаешь, если маг способен из сквиба за несколько дней сделать почти мага и научить использовать высшие заклинания, какого уровня силы этот маг?

— Эм… — задумчиво протянул доктор. — Затрудняюсь даже представить не то, что уровень сил, даже уровень знаний. Думаю, тут не меньше архимага.

— Вот! — произнёс мужчина в костюме, подняв вверх указательный палец правой руки. — А архимаги, они, знаешь ли, такие обидчивые. Отчего-то никому не захотелось проверять, насколько обидится архимаг на то, как поступили с его учеником и чем это может закончиться. Так, мы вроде действовали по закону, и кого наказывать, государство? А приди мы к нему, то сразу становится ясно, кто крайний.

— Понимаю… — протянул доктор. — В таком случае, логично, что и на суд мальчишку решили не таскать и осудили заочно.

— Меньше знаешь, крепче спишь, — резюмировал собеседник.

***

Кабинет казенного учреждения где-то в Волгограде. Начало июня 1996 года.

В кабинете расположились массивный письменный стол, кожаное кресло и несколько деревянных стульев для посетителей. За столом сидел крепкого телосложения мужчина в белой рубашке с длинными рукавами и в черных брюках. На вид ему примерно пятьдесят лет. На одном из стульев для посетителей сидел мужчина с военной выправкой в классическом костюме. Пожалуй, их проще назвать начальник и подчиненный.

— Докладывайте, — начал начальник.

— Мы правильно решили по минимуму совать нос в это дело, — ответил подчиненный. — Не знаю, какой идиот послал садистов для конвоирования маглорожденного, но в итоге на двух идиотов в этом мире стало меньше.

— Подробности, — рублено произнёс начальник.

— Конвоиры зашли к осужденному, который был не в состоянии самостоятельно передвигаться по медицинским показаниям. Они посчитали, что над ними издеваются, и стали избивать осужденного. Осужденный что-то произнёс на неизвестном языке. Филологи расшифровали, что это древне-шумерский, и что осужденный молился богам, прося их проклясть обидчиков. В результате мы выяснили, что молитва была услышана. Осужденный был оглушен одним из конвоиров, но, видимо, слишком поздно.

— Да уж… Проблем с жрецами древних богов нам только не хватало, — сглотнув вязкую слюну, протянул начальник и промокнул платком лоб.

— А что, есть чего опасаться? — спросил подчиненный.

— Древний Шумер славился своими демонологами и тем, что их боги почти всегда откликались на молитвы, — ответил руководитель. — По данным, дошедшим до наших дней и полученным от магов-археологов, у них были очень мощные молитвы. Как тебе молитва богу Шамашу, после которой происходит взрыв, соответствующий ядерному?

После этой фразы уже подчиненный начал обливаться потом.

— Эм…А может, как-то вернуть парня его учителю? — произнёс подчинённый. — Извинимся, пожелаем здоровья и долгих лет.

— Парень уже в Азкабане, так что пусть голова болит у наших Английских коллег, — сказал начальник. — Или ты думаешь, почему его отправили в международную тюрьму? Что, мало магов за аваду сидят в родных пенатах?

— Ну, считается, что за непростительные положен Азкабан, — протянул подчинённый. — Конечно, известное дело, что на подобный шаг идут, дай бог через раз, но всё же… Что прикажете делать с родителями мальчика?

— Пошлите к ним стирателей памяти, пусть подменят воспоминания, будто сын погиб при нападении соседей, — приказал начальник.

— А почему не стереть память? — спросил подчиненный.

— Вот я смотрю на тебя и думаю, ты что, первый день работаешь? — спросил руководитель. — Голову включи и сам ответь!

— Хм… — протянул подчиненный. — Простите, действительно не подумал. То стирателям дел на пять секунд, а то они месяц будут в поте лица бегать по всей родне, друзьям, знакомым…

Глава 5

Так, стоп. Если я сбегу, то меня будут ловить по всему миру как особо опасного преступника. Как я об этом не подумал раньше? Нет, бежать надо обязательно, но сбежать должен не я, а другой маг. Я же при помощи биомагии могу изменить тело мага, сделав похожим на своё хотя бы внешне. Кто там будет проводить генетическую экспертизу? Главное, за собой следы в камере не забыть прибрать.

Самое важное — защита. Поэтому я надел все пластины, чтобы быть защищенным, если наткнусь на дементора. Затем нашептал заклинания Самоуничтожение и Взлом — заклятье из школы телекинеза, позволяющее открывать любые механические замки и засовы. Оно недавно всплыло в моей памяти, что очень кстати.

Взлом отправился в дверь и на моё счастье она открылась.

Выйдя из камеры, пошёл вдоль коридора, по пути заглядывая в камеры через окошки. Как и думал, все заключенные представляют из себя овощи, думаю, тут сохраняют относительный разум лишь сильные или умелые маги, например, чистокровные. А таких сажают только за серьезные преступления и на нижние уровни, здесь же сидит шантрапа.

Из соседней камеры брать мага не стоит, слишком подозрительно, поэтому решил вытащить психа из самой дальней камеры.

Пока шел по коридору, ещё раз нашептал заклинание Взлом и подвесил на ауру. Просмотрев на узников, решил взять мага из третьей от конца коридора камеры, он был примерно одной со мной комплекции, следовательно, его тело будет проще изменить. Заклинание без проблем открыло замок.

Распахнув дверь, зашёл в камеру и сходу сказал зеку:

— Вставай и пошли!

Он никак не реагировал — сидел на матраце и пускал слюни. А вонища какая, фу! Я каждый день моюсь, а этот тип явно с начала отсидки водные процедуры игнорировал.

Пришлось поднимать зека за шкирку и вести "в свою" камеру. Он безропотно поднялся и заменил рядом за мной.

Блин. Как же противно это делать! Не изменять его тело, а убивать этого типа потом. Это не на злобе убить людей, пытающихся тебе навредить, а осознанное убийство. При одной мысли об этом у меня в груди холодеет.

Пришлось усыпить типа и целые сутки потратить на изменение его тела, чтобы оно стало похожим на моё.

Ещё один день потратил, вырезая каменные блоки и шконку в камере этого зека, перетаскивая всё это в свою камеру. При помощи беспалочковой трансфигурации кое-как сумел установить шконку и заделать дыры в стенах. Затем остатками ткани от матраца пришлось смыть со стен и полов все магические рисунки.

Вот и наступил момент истины. Я стоял подобно столбу в степи и никак не мог решиться на убийство, руки предательски дрожали.

Надо, Ваня, надо! Если хочешь жить нормально, то ты должен хорошо почистить следы!

Стоп. Следы? Тут же две камеры незаперты — это настолько говорит о моей причастности, насколько только возможно! Блин, и как назло не знаю ни одного запирающего заклинания! Отпирающее, пожалуйста, а как за собой следы подтереть надо и вернуть, как было, так фигушки.

Значит, надо запутать следы как можно сильнее, а для этого надо отпереть все камеры.

Я пошёл и отпер все камеры на этаже. После этого медленно вернулся в свою камеру, по пути нашептав заклинание Инфаркт. Зайдя "в свою" камеру, набрал полную грудь воздуха, зажмурился и запустил заклинанием в зека, который был внешне моей полной копией. Он схватился за сердце и осел на шконке с перекошенным лицом. Я жутко побледнел, голова закружилась и накатила тошнота. С трудом удержав завтрак, ухватился за стену, чтобы не упасть от головокружения. Борясь с подступающими спазмами тошноты, стоял с зажмуренными глазами и старался выровнять дыхание.

Вот как так? Когда убивал тех гадов-соседей, не испытывал никаких эмоций, кроме злости и желания уничтожить угрозу, а, убивая какого-то зека, переживаю, как монашка в постели священника.

Так, соберись, щегол! Не время разводить сопли. Так надо! Ты же не хочешь, чтобы тебя нашли и вновь посадили, только на этот раз под более надёжную охрану или в дополнение заковали в противомагические кандалы?! Давай, тряпка, действуй!

Внимательно осмотрел камеру. Вроде всё в полном порядке, никаких следов не осталось. Прикрыл дверь камеры, сделав всё так же, как у всех остальных, и направился в камеру убитого зека. А тут уже следов как раз много, ровные дыры в стене, нет шконки, нет матраца.

Достав из кармана уменьшенную летающую доску, увеличил её. Оставшимся угольком очертил на внешней стене под окном круг диаметром примерно полтора метра.

Начитал и подвесил в ауру заклинание Скрытие из школы Ясновидения, маскирующее мага от всяческих экстрасенсорных восприятий. Пополнил ауру заклинанием Невидимость из школы иллюзий для сокрытия в визуальном спектре. Следом зачитал заклинание Дематериализация и тут же его активировал, превращая очерченный кругом кусок стены в ману. Малую часть маны удалось поспешно впитать, тем самым пополнив резерв. Осталось дело за малым — я встал на летающую доску, взлетел, активировал на себя Скрытие и себя вместе с доской прикрыл заклинанием Невидимость.

Пригнувшись, пролетел в дыру. Вылетев наружу, увидел, как сотни дементоров собираются на шум к дырявой камере. Сразу же на полном ходу я отлетел от тюрьмы примерно на триста метров вперёд и на полсотни вверх. Дементоры слетались к проёму, но отчего-то не преследовали меня. Хотя, почему они должны меня преследовать? Ведь амулеты не пропускают ничего демонического, следовательно, и поисковую магию на основе демонической энергии, которую используют эти твари, тоже не пропускают, плюс маскировочные чары. Я для них если как-то и воспринимаюсь, то максимум как движущаяся декорация, но им декорации неинтересны, а интересны люди.

Дементоры стали залетать в проём. Вначале неуверенно залетела парочка, потом все твари устремились внутрь. Камеры отперты, но двери прикрыты, так что заключенных они не выпьют, хотя как по мне, лучше помереть, чем так существовать в виде овоща.

Так, и куда дальше двигать?

Нужно внимательно осмотреть небольшой скалистый остров, на котором расположена тюрьма. Мне бы бинокль. Хм, бинокль? Есть же аналогичное заклинание, и маны требует мало. Хотя у меня маны и так немного осталось.

Нет времени заклинания читать и осматриваться, чую, надо валить. Наплевал на всё и полетел наугад, опираясь на интуицию. Летел быстро, со скоростью около сотни километров в час. Как-то сосед катал на Яве, судя по спидометру, мы шли сто десять километров — ветер в лицо хлестал точно так. Пришлось прищурить слезящиеся глаза.

Нет, так невозможно, были бы очки или шлем, то без проблем, а так сквозь прищуренные глаза ничего не виндо. Вынужденно пришлось снизить скорость примерно на треть и сбавить высоту примерно до сорока-пятидесяти метров над землей, точнее, в данном случае над водой. Мало ли, может, меня радарами заметят. Помню, в фильме Коммандос со Шварценеггером в главной роли, был момент, когда он летел на самолете. Ему девушка-пилот сказала, что при низком полете радары не видят самолета. Конечно, опираться на информацию, почерпнутую в боевике, не самая разумная идея, но не станут же сценаристы совсем уж выдумывать, надо же им на что-то опираться?

Прямо в полете начал медитировать для сбора маны, заклинания же надо подпитывать, да и про запас держать ману желательно.

Через полчаса полета забеспокоился, через час занервничал, поскольку морю не было конца и края, а я всё летел. Чтобы не ударится в панику, напевал песенки, но это уже не помогало. Стал размышлять, какое заклинание поможет сориентироваться на местности?

То заклинание, о котором думал на острове… Надо попробовать применить!

Зачитал заклинание Ясный взор, набрал высоту примерно в полкилометра, завис на одном месте и активировал чары.

Ух ты! Я словно смотрю в мощную подзорную трубу! Хорошо, что догадался зависнуть на месте, а то всё бы смазывалось. Итак приходится очень плавно двигать головой.

Пришлось взлететь ещё выше, и, медленно двигая головой, всматриваться вдаль. В итоге обнаружил вдалеке нечто отличное от воды. Если это не земля, тогда не знаю, что.

Направил летающую доску ровно в ту сторону, отменил заклинание Ясного взора и снизил высоту до полусотни метров. На скорости примерно семьдесят-восемьдесят километров в час продолжил стремительный полет строго по выбранному курсу.

Летел ещё долго, примерно час, пока не прилетел к суше. Пролетел ещё несколько сотен метров над пустынным берегом и приземлился возле начинающегося леса. После того, как сошёл с доски, меня шатало, как пьяного матроса во время шторма. Вместо того, чтобы пересиливать себя, сел на землю и вытянул гудящие ноги.

Да уж, нелегко целый час на ногах отстоять, мало того, на напряженных ногах! Посмотрел бы я на того, кто сумел бы расслабиться на летающей доске, пусть она вроде бы и плавно летит, поверхность у неё абсолютно ровная, не шатается, но… Всю дорогу мне хотелось лечь на доску и передвигаться в таком положении, поскольку стоя, во-первых, страшно, во-вторых, тяжело. Но боялся, что лёжа пропущу сушу, стоя-то лучше видно.

Блин, с меня спало заклинание Невидимости. Оно же было наложено на меня и доску, но стоило сойти на землю, как заклятье перестало действовать. Не дай боги, кто увидит меня в таком виде — это же палево.

Нашептал заклинание Невидимость и подвесил в ауру, но пока не стал активировать его.

Ну вот, я сбежал из тюрьмы, достиг земли, что делать дальше? Что вообще делают сбежавшие заключенные, чтобы их не поймали? Ваня, давай мыслить логически. Во-первых, мне необходимо замаскироваться под простого аборигена, при этом, не попавшись никому на глаза. А для этого надо знать, где я и где ближайшие люди.

Блин, как же холодно-то. Зубы стучат, меня колотит. Пока летел, дико замерз, но на адреналине не особо обращал на это внимания, а теперь меня словно сковало холодом. Какой холодный октябрь в этой местности.

Чтобы согреться, пришлось зачитать и тут же активировать на землю заклинание Пламя Гирры. Передо мной появился огонь, горящий за счёт маны. Данное пламя может причинить вред союзникам и заклинателю, дарит лишь свет и тепло, но также применимо и для атак с высокой температурой. Поборов страх, встал прямо в огонь и окутался пламенем. Ни вещи, ни я сам не пострадали, зато я сразу же согрелся.

— А-а-а… Какой кайф!

Была бы волшебная палочка, наложил бы на себя согревающие чары, как в Москве. Отчего-то уверен, что без концентратора такие чары не потяну.

Сел прямо в огонь и продолжил размышлять над дальнейшими действиями.

Так, ну допустим, я нашёл людей и одежду, буду откровенными, украл, но суть не важно. Что дальше? У меня ни документов, ни денег. Значит, в-третьих, надо избавится от улик, то есть необходимо дезинтегрировать тюремную робу. По-хорошему, стоит сделать это сейчас, но выбирая между — оказаться на улице с голой задницей в холодное время года или в демаскирующей тюремной робе, выбираю вторую. В-четвёртых, надо обзавестись документами и деньгами. Лучше всего официальными бумагами. При помощи метаморфизма я могу изменить внешность, значит, можно попробовать подменить кого-нибудь примерно моего возраста.

Убивать невинных? Нет-нет, мне хватило того зека, и то, он был уже не жилец, а червячок совести грызёт душу, боюсь, он ещё долго будет сниться мне в кошмарах. Да и родные заметят подмену. Можно у подменяемого в голове предварительно покопаться и изобразить амнезию, но риск раскрытия велик. Всё же тут есть маги, и, зная об этом, следует их брать в расчёт.

Как тогда быть? А что если пройти по больницам и подменить того, кто и так не жилец? Я же могу видеть, есть у человека душа или уже отошла, а развеять физическую оболочку без души, это всё равно, что камень дезинтегрировать, разницы никакой. Значит, предпоследним пунктом надо будет пробраться в детский госпиталь в отделение реанимации или в то, в котором лежат больные в коме. В общем, на месте сориентируюсь, а пока надо до этого момента дожить.

Мана почти закончилась, поэтому потушил огонь и стал медитировать для пополнения резерва.

Эх, пусть тяжело, но пора в путь. Ложусь на летающую доску, накладываю заклинание невидимости и взлетаю. В звезду всё, буду лежа лететь, стоять уже нет сил.

Взлетев на десяток метров над верхушками деревьев, направился вдоль побережья налево. Через несколько минут увидел грунтовую дорогу и полетел над ней. Через некоторое время лес кончился, дорога перешла в асфальтированную. В месте соединения дорог находилось какое-то крупное строение с парковкой, то ли магазин, то ли ферма. Хотя, судя по пасущимся неподалеку коровам, это была именно ферма. Залетать на одинокую ферму я не решился, тем более, так близко к точке выхода, поэтому продолжил полет над асфальтированной дорогой. Через несколько сотен метров встретилась ещё одна ферма, здесь было ещё больше построек, видно, что более богатое хозяйство. Дальше долго летел над полями, потом поля резко закончились, дорога вильнула направо, стала шире. Справа была степная местность, а слева лесополоса. Через несколько минут пролетел над несколькими фермами, на одну из них, самую дальнюю, я рискнул заглянуть.

Подлетел и снизился на уровень окон, после чего заглянул внутрь дома. Дом одноэтажный, но большой, внутри заметил лишь одну женщину, она готовила еду на кухне.

Нашёптал заклинание Невидимость, снизился и слез с доски. Артефакт уменьшил и положил в карман. Наложил на себя заклинание и зашёл через парадную дверь в дом. Дверь на удивление оказалась не заперта.

— Дорогой, это ты? — раздался женский голос с кухни. Сказано это было на английском языке.

Слева из кухни вышла та самая женщина, худая, высокая, примерно сорока лет с каштановыми коротко стрижеными волосами. Внешне на лицо она напоминала кобылу, хоть сейчас запрягай в телегу.

Не затягивая, выпустил в хозяйку дома заклинание:

— Конфундус.

На этот раз дезориентирующий чары у меня вышло в два раза мощнее, чем когда использовал их в первый раз, но до палочковой версии не дотягивали.

Сбросив невидимость, тут же начал с вопроса:

— Кто-то ещё в доме есть?

— Нет, — ответила дама.

— Где все? — продолжил я.

— Муж с сыном уехали в город за покупками, вернутся к обеду, часа через два, — спокойным тоном произнесла женщина.

— Я твой дальний, но любимый родственник, сама придумай кто, чтобы муж с сыном не заподозрили подвох. Я приехал к вам в гости на пару дней, но по дороге запачкал и порвал одежду. Ты сейчас дашь мне подходящую одежду и накормишь.

Женщина прошла дальше по коридору и зашла в одну из комнат. Она достала из шкафа кучу одежды и свалила на кровать.

— Это старая одежда сына, ему уже мала, — произнесла она. — Джон, милый, выбирай что тебе подойдёт.

— Где у вас ванная?

— Прямо по коридору до конца, — ответила дама.

— Иди, занимайся своими делами.

— Хорошо, мой хороший, — сказала женщина. — Как искупаешься и переоденешься, подходи на кухню, я тебя накормлю.

Закрыв дверь, я поспешил скинуть с себя арестантскую робу, затем принялся обдирать с неё пластины с противодемоническими печатями. Начитав заклинание Дематериализация, использовал его на тюремных и больничных вещах.

Куда деть пластины? Уничтожать жалко, на них столько сил потрачено, а спрятать некуда. Оглядевшись вокруг, схватил старую рубашку и завернул в неё каменные пластины. Затем наложил на получившийся комок Отвод глаз. Пластины и уменьшенную летающую доску положил на комод. Заклинание продержится примерно пять часов.

Отобрав из вещей нижнее белье, носки, походящие брюки и футболку, отправился в ванную.

Впервые за многие месяцы, наконец, принял горячую ванну! Какое блаженство! После ванны, довольный до невозможности, в сухих и чистых вещах вышел на кухню.

— Джон, ты, наконец, искупался, — радостно произнесла женщина. — Садись за стол, ты, наверное, ужасно проголодался, пока до нас добирался?

— Спасибо.

Мне налили супа и положили огромный кусок мясного пирога. Такая вкуснятина! Наконец, ем не кашу, и тем более не овсянку, от которой меня капитально воротит, а нормальную вкусную еду! Я набросился на угощение и смёл всё в момент.

— Ох, дорогой, я смотрю, ты очень проголодался, — выдала женщина. — Как же ты умудрился до нас добраться пешком и почему не позвонил? Стивен встретил бы тебя на машине. Тут от станции дорога неблизкая, — укоризненно добавила она.

— Спасибо большое. Вы замечательно готовите. Я очень давно не ел подобной вкуснятины!

— Пожалуйста, мой хороший. Как ты умудрился порвать все вещи?

— Пока добирался до вашей фермы, на меня кинулась какая-то собака, в итоге подрал и запачкал все вещи.

— Надо будет их постирать и починить.

Поняв, что допустил ошибку, я печально вздохнул и направил на женщину ладонь правой руки.

— Конфундус. Ты признала вещи негодными и выкинула. Ты сама будешь додумывать и объяснять любые несоответствия и несостыковки с реальностью, связанные со мной. Ты постараешься не задавать личных вопросов и не спрашивать о родне.

Фуф. Нелегко это, ментальные установки ставить. Знать бы ещё, как это правильно делать. Вот вроде с Мариной, сколько возился, вроде неплохо вышло, но всё равно как-то больше наобум действовал.

Я успел умять ещё порцию пирога, как послышался приближающийся гул мотора. В дом зашли двое, мужчина примерно сорока пяти лет и парень лет двадцати.

— Рози, мы дома! — раздался мужской бас.

Роза вышла встречать мужчину и парня.

— Ох, Фрэнк, вы вернулись, — радостно воскликнула она. — А у нас гости.

— Да?! — удивленно спросил Фрэнк, супруг Розы. — И кто же?

— К нам на пару дней приехал погостить Джон, сын Маргарет, моей двоюродный сестры. Ну, ты помнишь её, она была у нас на свадьбе.

— Это, та, что уехала в Манчестер? — начал спрашивать мужчина. — О ней же не было слышно столько лет! И как он до нас добрался?

— Представляешь, он пришёл пешком от станции, — ответил Роза. — По дороге на него напала собака. Бедный мальчик! Удирая от неё, племянник испачкал и порвал все вещи. Наверное, Андерсены опять выпустили свою бешеную псину, — возмутилась она. — Мне пришлось выкинуть то тряпьё, во что превратились вещи Джона и дать ему старые вещи Стивена.

На кухню зашел молодой парень, он был среднего роста, коренастый и крепкий, с коротко подстриженными русыми волосами. Я сидел на кухне с чашкой чая в руках и прислушивался к разговору.

— Привет, ты должно быть кузен Джон, о котором мать сейчас распинается перед отцом? — с улыбкой произнёс парень. — Я Стивен, приятно познакомиться.

Стив протянул мне ладонь для рукопожатия.

— Приятно познакомиться, Стивен. Моё имя ты уже знаешь, — натянуто улыбнувшись ему, пожал протянутую руку.

— Ну ты, парень, даёшь, столько миль протопать от станции, да ещё в такую мерзкую погоду, — раздался бас и в проеме появился его обладатель Фрэнк.

Глава семейства оказался таким же коренастым и крепким, только ростом на пару сантиметров повыше сына, у него была такая же короткая прическа, только волосы имели более темный оттенок.

— Привет, Джон. Я Фрэнк, — пробасил мужчина. — Ты же вроде школьник, с чего это решил навестить родню в учебное время?

— У нас в школе много народа заболело ветрянкой, в связи с этим на неделю объявили карантин, — ложь сорвалась с моего языка без малейшей запинки. — Дома было скучно, мать предложила съездить навестить родню, передать вам привет. Вы не беспокойтесь, я ненадолго, уже завтра отправлюсь домой, точнее, мне надо для начала попасть в Лондон, навестить приятеля, а оттуда уже оправлюсь в Манчестер.

— Вот оно что, — произнёс Фрэнк. — Вы бы вначале позвонили или телеграмму прислали… — мужчина недовольно покачал головой. — Так дела не делаются.

Увидев, что я нахмурился, обдумывая, а не послать ли мне во всех Конфундус, Фрэнк, похоже, подумал нечто иное.

— Да ты не переживай, я не против гостей, — произнёс он добродушным тоном. — Такой малец нас точно не объест, просто это весьма неожиданно.

— Фрэнк, не приставай к ребенку, он и так устал, добираясь до нас, — сделал замечание Роза. — Думаю, пусть остановится в комнате Стивена, — повернулась она к сыну. — Стив, ты же не будешь против сегодня поспать в гостиной?

— Да не вопрос, мам, — пожал плечами Стивен. — Это же всего на одну ночь, что я, не понимаю что ли, это же гость.

— Джон, во сколько ты собираешься уезжать? — спросил Фрэнк. — Чтобы я знал, когда тебя надо отвезти на станцию.

— Простите, но я не знаю. Неплохо было бы выяснить, во сколько отправляется поезд до Лондона, чтобы приехать на станцию за полчаса-час до отправления.

— Сейчас узнаем, — произнёс Стивен.

Парень позвонил по телефону в справочную и выяснил расписание поездов от Равенскара до Лондона.

— Короче, я всё выяснил, — сказал Стивен. — Поезда ходят из Скарборо в Лондон, начиная с половины седьмого утра и до восьми вечера каждый час. Три часа в пути. Самые дешевые билеты на поезд, отправляющийся в половину третьего дня. Более поздние поезда идут от семи, до десяти часов по дальнему маршруту, но билет на них стоит дороже. Так что никаких проблем.

— Думаю, — начал я, — лучше будет попасть на дешевый поезд, который в половину третьего отправляется.

— Хорошо, буду иметь в виду, — произнёс Фрэнк. — Стивен, ты сам отвезёшь парня или мне поехать?

— Отец, я сам отвезу кузена, — предложил Стивен.

— И купи ему билет, а то Маргарет подумает, что мы жадины, — наставительным тоном сказала сыну Рози.

— Хорошо, мам, — ответил Стив. — Могла бы не предупреждать. Как будто я не знаю, каково это — не иметь карманных денег, — подмигнул мне он.

Как замечательно всё складывается. Мне купят билет на поезд. Надеюсь, у них тут паспорта для подобного пока не нужны. Думаю, это что-то наподобие электрички, иначе непонятно, почему поезд ходит каждый час.

Вечером семья общалась, пытались втянуть меня в разговор, но я старался отделаться односложными фразами. За время, проведенное за решеткой, я отвык от общества людей и опасался сказать что-то лишнее.

Переночевал в комнате Стивена. Какое это удовольствие, спать в нормальной кровати на мягком матраце, а не на матраце, набитом прелой соломой в каменном мешке.

Перед отъездом к тем вещам, в которые был одет, мне вручили старый свитер, старую осеннюю куртку Стивена и его ботинки, одни из которых мне подошли по размеру. Хорошо, что Фрэнк был занят делами, иначе он непременно заметил бы, что у меня нет и обуви. Стивену было всё равно.

— Эм, простите, тетя Рози. Мне стыдно спрашивать, но не найдётся ли у вас старой сумки или рюкзака, чтобы сложить мои вещи?

— Джон, не стыдись, мы же родня! — сказала Рози. — Сейчас найдём что-нибудь.

— Мам, не суетись, я сейчас, — произнёс Стивен.

Через несколько минут парень вернулся с джинсовым рюкзаком, изрисованным авторучкой. На нём были нарисован знак хиппи и написаны названия англоязычных рок групп.

— Вот, кузен, держи! — гордо произнёс Стивен. — Дарю тебе эту реликвию! Когда я был чуть постарше тебя, то объехал с этим рюкзаком не один рок-фестиваль.

— Спасибо, Стивен! Шикарный подарок.

— Да ладно. Пользуйся, — парень дружелюбно хлопнул меня по плечу.

Загрузил в подаренный рюкзак каменные пластины прямо в рубашке, в которую они были завернуты, туда же отправилась уменьшенная летающая доска. Рози завернула мне с собой сандвичей, их положил туда же.

После ланча Стивен отвез меня на вокзал в Скарборо. По спидометру я засёк, что расстояние от фермы туда составило одиннадцать миль. То-то все удивлялись, что я так много пешком прошёл.

На вокзале никаких документов никто не спрашивал, как я и думал, поезд оказался чем-то типа нашей электрички, только гораздо комфортнее. Вагоны были оборудованы сиденьями с мягкой спинкой, и в каждом вагоне был туалет.

— Вот, держи, — подмигнув, Стив сунул мне в руку пять фунтов. — Купишь себе что-нибудь в Лондоне.

— Спасибо, Стивен! — искренне поблагодарил я парня и пожимал ему руку.

Расположился в поезде в месте, указанном в билете. Рядом со мной через сиденье сидел старик, одетый в классический шерстяной костюм коричневого цвета.

— Простите, сэр, — обратился я к попутчику. — Подскажите, пожалуйста, сколько будет поезд идти до Лондона, а то в билете написано два часа и три часа, я никак не пойму.

— Добрый день, юноша, — с улыбкой ответил старик. — Поезд прибудет в Лондон на вокзал Кинг-Кросс через час пятьдесят минут, далее он следует до Йорка, а туда прибывает через три часа. Если вам именно в Лондон, то уже через два часа будете там.

— Большое спасибо, сэр.

— Пожалуйста.

Глава 6-7

Глава 6

Прибыв в Лондон, решил сразу идти в госпиталь и пытаться решить проблему поскорее. Задумался над вопросом, как найти что-то в незнакомом городе? Мне в плюс было то, что замечательно владею английским, хотя раньше не замечал за собой подобного. Честно говоря, по иностранному языку у меня стояла тройка и та за красивые глаза. Но что удивительно, уже сколько общаюсь на этом языке, а задумался о странности этого только сейчас. Такое ощущение, будто для меня естественно говорить как на русском, так и на английском. Интересно, а на каком языке я читаю заклинания? Ведь для меня и он естественен. И почему в голове мелькает что-то, связанное с Шумером? Про Шумер я читал в энциклопедии в школьной библиотеке, там очень интересно было написано про древние страны. Но ведь Шумер существовал пять тысяч лет назад!

Итак, возвращаясь к вопросу ориентирования. Мне нужна карта и выяснить, где находится детская больница. Маловероятно, что подобное знает каждый встречный, но попытаться спросить стоит. Мать говорила: «Язык до Киева доведёт, и за спрос не бьют». Кстати о матери, надеюсь у родителей всё в порядке.

Интересно, мой рюкзак магические менты тоже обшмонали? Если да, то почему не задавали вопроса о деньгах? Или прикарманили их? Если не нашли, то это замечательно, очень надеюсь, что деньги найдут родители и используют по назначению. Там хватит, чтобы дом построить и купить пару квартир.

Расспросив пятерых человек, так и не получил вменяемого ответа. Никто не знал о детских госпиталях. Пришлось воспользоваться справочной вокзала, а она, сволочь, платная. Купил карту и в справочной выяснил адрес детских госпиталей и хосписа. На всё это у меня ушло полтора фунта и было потрачено прекрасное настроение. Расставаться с деньгами тяжело, особенно, если это единственные твои деньги и не знаешь, где будешь сегодня ночевать и что кушать. Конечно, всегда можно организовать тарелку каши, но пока не буду в совсем уж безвыходной ситуации, ни за что не притронусь к овсянке! Задача номер один — раздобыть еды и снять с неё матрицу. Задача номер два, завести книгу заклинаний, хотя бы, чтобы хранить матрицы в рунном виде, а то память не самое надёжное хранилище.

Первым пунктом решил посетить Грейт Ормонд Стрит Госпиталь на улице Грейт Орманд. Опросив аборигенов, выяснил, что до этой больницы от вокзала ехать на метро всего ничего. Да что там метро, тут, судя по карте, пешком всего полтора-два километра, то есть полчаса ходу. Пожалуй, сэкономлю деньги и прогуляюсь пешком.

В госпитале подошёл к ресепшен и выяснил, где находится отделение интенсивной терапии. Начитал и накинул на себя заклинание отвода глаз, после чего поднялся на нужный этаж. Оказалось, я попал в отделение для новорожденных. Покрутившись, с трудом, но нашёл другое крыло, в котором лежали дети и подростки. Проблема была в том, что я нахожусь тут незаконно и под действием заклинания, поэтому поступить так, как поступил бы в подобной ситуации ранее, то есть спросить у докторов — не могу.

Попав в нужное крыло, активировал духовное зрение и пошёл по коридору мимо палат. Внимательно осматривал сквозь стену ауры. У всех детей в палатах, мимо которых проходил, души были на месте. Блин, как жалко-то их. С одной стороны очень хочется помочь, и я могу это сделать. Да мне хватит недели, чтобы поднять на ноги всех пациентов. С другой стороны, я точно знаю, что в этом мире есть маги, и подобная помощь, даже паре человек, может навести на меня этих товарищей. Когда стоит выбор либо моя свобода, жизнь и здоровье, либо здоровье незнакомых мне людей, то я выбираю первое. А маги, конечно, те ещё гады, они, похоже, скрывают своё существование от простых людей, и, имея такую силу, не помогают людям. Думаю, что они ещё и сажают в магические тюрьмы тех, кто пытается помочь. Наверняка же находятся добрые маги, которые хотят использовать свою силу во благо, но раз мы о них не слышим, значит, их быстро ставят на место власть имущие.

В одной из палат обнаружил две тусклые ауры, у которых по косвенным признакам не было душ. Осмотрелся, вроде на меня никто не обращает внимания, значит, заклинание действует на всех и, соответственно, магов в пределе видимости не наблюдается.

Зашёл внутрь и оказался в палате, в которой стояло всего две кровати. Здесь много оборудования, среди которого сумел распознать аппарат для слежения за пульсом, аппарат для искусственного дыхания. Кинув взгляд на безнадёжно больных, сразу понял, что эти пациенты мне не подходят. Один был мальчиком десяти лет, вторым пациентом оказалась девочка примерно пятнадцати лет. Полагаю, их вместе положили только потому, что они в коме, так-то они разного возраста и пола. Насколько я разобрался в этой больнице, детей до одиннадцати лет кладут в детское отделение, от двенадцати до шестнадцати в подростковое, а с семнадцати лет во взрослую клинику. Естественно, мальчики и девочки находятся в отдельных палатах. А тяжелые пациенты, вот они, разных возрастов и пола в одной палате. Ну да, не будут же доктора таскать дорогое и капризное (дорогое оборудование обычно всегда капризное) ради каких-то абсурдных норм морали?

Опечаленный покинул палату, развернулся и отправился назад по коридору. По дороге размышлял над тем, куда двигать дальше.

Внезапно открылась дверь с надписью «Реанимация» и оттуда вышли два доктора и пара медсестер. Доктора были мужчинами, одному лет сорок, второй молодой парень, ему лет двадцать пять.

— Доктор Самерс, кто сообщит родственникам печальную новость? — спросил молодой доктор.

— Я сам, Джеймс, — печально вздохнув, ответил взрослый врач. — Ты ещё молодой, успеешь за свою практику наговориться с родственниками.

— Жалко парня, всего пятнадцать лет, — вздохнул молодой доктор. — С виду вроде здоров. А почему мы не отправили его на вскрытие?

— А зачем? — пожал плечами доктор Самерс. — Там и так всё ясно, кровоизлияние в мозг. Мы бы ничего не смогли сделать — это вотчина нейрохирургов, а до них парень так и так не дотянул.

— Доктор Самерс, вызвать санитаров, чтобы отвезли тело в морг? — спросила одна из медсестёр.

То есть, что получается? Парень, практически мой ровесник с неповрежденным телом. Интересно, большой скандал поднимется, если он вдруг оживёт в морге?

Итак, у меня есть два варианта. Первый долгий, изменить тело при помощи метаморфизма. Второй быстрый, но до крайности противный ритуал, для проведения которого заклинатель должен сорвать лицо с определённого человека, после чего высушить его и приложить к своему, прочитав определённое заклинание. Ещё один плюс данного ритуала, что копируется не только внешность, но и аура. Но блин, я не могу себя заставить срезать кожу с лица трупа, а потом накладывать её на себя… Фу, гадость! Меня от одной мысли чуть не стошнило. С другой стороны, чем раньше оживёт пациент, тем меньше подозрений…

И всё же, чудесное исцеление с выходом из комы и оживление — несколько разные вещи. Второе может привлечь внимание магов. Мало ли, подумают, что кто-то некромантией балуется, вколют опять сыворотку правды и понеслась душа на прокорм дементорам. Эх, как хочется поскорее легализоваться, но всё же лучше не рисковать. Поеду в другую больницу.

Покинув госпиталь, направился в сторону метро. Через турникет прошёл благодаря продолжающему действовать заклинанию отвода глаз, а ещё оно действовало как защита от толчков и отдавленных ног. Хорошее заклинание, люди человека видят, но их мозг его полностью игнорирует — его пытаются обогнуть, не задев, тем самым создавая приватную зону даже в час пик, в который я угодил. Ну да, времени сейчас начало седьмого, в Лондон я прибыл полпятого, в пять был в госпитале, значит, по больнице гулял около часа.

Доехал с пересадками до станции Вайтчепел роуд. Выйдя из метро, нашёл свободную лавку, достал из рюкзака бутерброды и поужинал. Сильно захотелось пить. Нашёл автомат, торгующий напитками, и, потратив двадцать пенсов, купил газировки.

После вынужденного перерыва добрался до Лондонского Королевского госпиталя. Я оказался на огромной территории больничного комплекса. Среди больничных зданий находился музей Королевского госпиталя для туристов, где пенсионеры, переодетые в форму королевских гвардейцев девятнадцатого века, завлекали и развлекали туристов, но меня интересует лишь одно из зданий больничного комплекса — «Лондонский Королевский Детский Госпиталь». Пришлось снять маскировку и расспрашивать у людей, как попасть в нужное место, потом зачитывать заклинание и вновь активировать отвод глаз. Прием посетителей был до половины пятого, те, кому необходимо попасть внутрь, проходили через приемный покой, поэтому без подобного ухищрения меня бы просто не пропустили.

Поплутав по большому холлу приемного покоя, наконец, обнаружил план здания с пометками для посетителей на каком этаже, какое отделение. Отделение интенсивной терапии было найдено на плане. Я поднялся на нужный этаж на лифте. Выходя из лифта на нужном этаже, удивил медсестру, ожидающую лифт. Медработник, наверное, не успела нажать кнопку вызова лифта, а тут он прибыл, раскрылись двери, а внутри «пусто», но девушка встала в сторону, выпуская меня. Она не поняла, зачем так поступила, хмыкнула, пожала плечами и зашла в лифт.

Как уже проделывал сегодня, активировал Духовное зрение и начал идти по коридору, через стены вглядываясь в ауры. В четвертой по счёту палате обнаружил телесную ауру без души. Раскрыв серого цвета дверь, зашёл внутрь палаты. В палате полутьма, свет не горит, окна закрыты жалюзи, лишь приборы искусственного жизнеобеспечения освещают помещение. На кровати лежал парень, на вид примерно пятнадцать лет, блондин почти одного со мной роста.

Подойдя ближе к пациенту, стал внимательно осматривать ауру. Странно, мальчик полностью здоров, но все связи тела с душой разорваны. Причём произошло это не так давно, не больше суток назад. Похоже на применение заклинания Авада Кедавра, после которого тело парня успели откачать. Дефибриллятором запустили сердце, подключили к оборудованию поддержания жизнедеятельности. Или же это мог быть "поцелуй дементора", то есть какой-нибудь демон вырвал душу у пацана. Тогда его и откачивать не пришлось бы — симптомы как у глубокой комы, которую приходиться наблюдать.

Не буду показывать на себя пальцами, но кое-кто за использование такого заклятья угодил в тюрьму… Но кому надо использовать аваду на обычном человеке? Хотя, глупый вопрос от начинающего мага, использовавшего это заклинание против обычного человека — повод всегда найдётся.

Стоит ли занимать место человека, убитого заклинанием? Для простых людей будет непонятно, почему он впал в кому, также непонятно, почему очнулся, но особых проблем с этой стороны быть не должно, поскольку организм полностью здоров. А вот у магов могут возникнуть вопросы. Но, раз этот парень тут, в обычной больнице, значит маги попросту могут не знать об этом парне. Допустим, о том, что он убит, почти никто из магов не знает — убийца не в счёт. Так-так, какие могут быть допущения в подобном вопросе? Надо точно знать.

Покинул палату и зашёл в ординаторскую, где стал рыться в папках. Потратив примерно полчаса времени, я, наконец, нашёл дело этого парня. Из папки почерпнул следующую информацию. Джон Стэнфорд, дата рождения 24 декабря 1980 года. Остановка сердца во время прогулки, причина не выяснена. Тут ещё много медицинских терминов, назначения врачей, анализы и прочее.

Какой вывод можно сделать? Если бы я был Шерлоком Холмсом, то сказал бы: "Элементарно, Ватсон! Мальчик гулял или шёл по своим делам, мимо проходил маг-отморозок под заклинанием невидимости или отвода глаз. Ему чем-то мальчик не понравился, то ли ногу отдавил, то ли ещё что, в результате волшебник запустил в пацана аваду. Пацана почти сразу обнаружили люди, вызвали скорую и там его тушку откачали, но без души это Сизифов труд". В общем, главное тут, что магические менты скорее всего не среагировали или среагировали слишком поздно, когда уже нет тела. Нет тела, нет дела, а значит решено — займу место этого парня.

Вернулся в палату и начал при помощи метаморфизма преображать свою внешность. К двум часам ночи устал и уснул на второй кровати, установленной в палате. Периодически в помещение заглядывала медсестра, проверяла катетеры, ставила капельницу, переворачивала тело пацана. На меня никто не обращал внимания. Хорошо хоть туалет был в палате.

Пару раз прерывался и выходил в местное кафе-столовую на первом этаже, чтобы покушать, на что потратил все оставшиеся средства ещё в первый раз. Чтобы поесть во второй раз, пришлось под чарами отвода глаз в этой же столовой заняться воровством. Стал наблюдать за посетителями кафе. Увидел, что мужчина расплатился, положил кошелек во внутренний карман пиджака, а, заняв столик, небрежно накинул на спинку стула пиджак. Просто подарок судьбы! Тихо подойти, будучи прикрытым чарами отвода глаз и вынуть из бумажника купюру достоинством десять фунтов, не составило никаких проблем. В этот раз я поел от пуза, в отличие от утра, когда пришлось экономить.

Днем в палату к пациенту, чью внешность я перенимал, зашла женщина примерно тридцати пяти-сорока лет, у неё были темные круги под глазами, выглядела дама осунувшейся, поверх теплой черного цвета юбки и толстого вязаного свитера коричневого цвета был накинут медицинский халат. Голубоглазая блондинка, в молодости, должно быть, очень красивая, но переживания не прибавляют людям красоты.

— Сынок, но как же так? — запричитала женщина. — Ты же всегда был здоровым. Я когда узнала, что ты в коме от остановки сердца, поначалу не поверила, думала, кто-то зло шутит.

Женщина заплакала.

В таких условиях определенно невозможно работать. Вот как можно сосредоточиться на изменении лицевых мышц при помощи метаморфизма, выслушивая женский плач? А я ещё не разобрался, как изменить цвет волос при помощи метаморфизма или биомагии. Теоретически, для этого необходимо достаточно простого зелья. Хорошо, хоть прическа у парня незамысловатая — короткий ёжик.

Да, пожалуй, надо постричься налысо и сварить зелье для роста волос. Для зелья надо немного елея, розмаринового масла, стебель тысячелистника, пару листьев дуба, бутон гвоздики и десяток кошачьих волосков, но лучше использовать волосы этого парня. Для варки нужен огонь, кастрюля и всего десяток минут. Только где раздобыть все эти ингредиенты?

А что, если я пока побуду лысым? Допустим, пацана в больнице постригли, пока мать отсутствовала… Естественно, будет неразбериха, начнутся разбирательства по поводу того, кто и для чего постриг мальчика, но крайних в итоге не найдут. Медики будут думать друг на друга. Хотя… Зачем неразбериха, если можно всё решить при помощи магии? Потом, когда покину клинику, раздобуду ингредиенты и сварю зелье. Раз тут есть маги, значит должен где-то быть черный рынок, где торгуют нужными для магов вещами — это закон рыночных отношений, спрос рождает предложение. Но если рассуждать логически, то такие ингредиенты запросто можно раздобыть в простых магазинах, рынках и аптеках, а листья дуба ещё легче — достаточно найти дерево и сорвать пару листиков.

Через час женщина наплакалась и покинула палату, а я, наконец, смог сосредоточиться и продолжил преобразования.

Вскоре в палату зашла медсестра. Решил не медлить и тут же отправил в медсестру заклинание:

— Конфундус. Ты получила приказ от руководства и должна побрить пациента наголо для процедур. После того, как побреешь пациента, вспомнишь, что ошиблась.

До того, как медсестра побрила бессознательного пациента, я позаимствовал у пацана пучок волос для варки зелья. Осталось решить вопрос с анализами, вдруг у меня потом решать взять кровь?

Через несколько минут в палату зашла медсестра с машинкой для стрижки волос и бритвой. Она побрила пациента наголо. После чего она с ужасом уставилась на то, что сотворила. Оглянулась, словно ища свидетелей своей ошибки. Не найдя никого, прибрала за собой и покинула палату. Ну, по крайне мере, попыталась.

— Конфундус! — я наложил на медсестру заклинание. Кажется, оно становится моим любимым. — Ты должна взять анализ крови у этого пациента и забыть шприц с кровью на тумбочке.

Медсестра вернулась, набрала из вены парня большой шприц крови и, «забыв» его, покинула палату. Сразу после ухода медработника я незамедлительно наложил на шприц заклинание стазиса, которое продержится несколько часов, затем последовало заклинание отвода глаз.

Проблему с бритьём своей головы решил просто. Мысленно очертил волосы на голове, как объект для воздействия, зачитал и применил к ним заклинание Дематериализация. К восьми вечера, наконец, удовлетворился результатом. Моё лицо стало почти идентичным лицу парня в коме, теперь мы были почти как братья-близнецы, но я имел более развитую мускулатуру. Гробить с трудом заработанные мышцы было жалко, поэтому решил, что и так сойдёт. Даже цвет глаз удалось изменить на точно такой же ярко-голубой, как и у пацана.

Теперь наступил самый сложный этап. Так, щегол, соберись, это всего лишь кусок мяса, без души он труп, в котором непонятно для чего поддерживают жизнь! Ты разве жалел кур, когда рубил им головы? Или свинью, которую резали у дяди Коли? Нет и нет! Это было всего лишь мясо. Вот и тут перед тобой мясо!

Для начала мне пришлось побороть брезгливость и вынуть из парня все катетеры. Он лежал голым, поэтому мне пришлось раздеться и наложить на свою одежду заклинание отвода глаз. Прикасаться к чужому мужскому половому органу было до ужаса противно, мне хотелось плеваться и ругаться, но будет странно, если вместе с пациентом растворятся катетеры и присоски. Последними сорвал присоски аппаратов, отслеживающих жизнедеятельность, они тут же начали противно пищать, демонстрируя отсутствие жизнедеятельности пациента. В этот момент в ординаторской должно сработать экстренное оповещение и сюда сейчас поспешат врачи, поэтому времени нет, пора действовать, причем быстро.

Жаль, что не могу прочитать мысли пацана, он слишком давно мертв. Разве что призвать его душу и расспросить? А вдруг подобные заклинания каким-то образом отслеживаются волшебниками? Ведь маги как-то вышли на меня. Хотя, на меня вышли скорее всего через обычных ментов. Мать, наверное, рассказала, как всё было, а мимо такой паранормальщины магические менты не могли пройти. Нет, лучше не буду рисковать, как-нибудь вживусь в его роль и без этого, а призыв души могу осуществить в любой момент, используя волосы.

— Дематериализация!

Заклинание начало быстро действовать, почти мгновенно превращая тело Джона Стэнфорда в облачко маны, невидимое простому обывателю, да и магам без особого умения, специального заклинания либо артефакта тоже не увидеть ману, даже настолько концентрированную. Тело Джона полностью растворилось и я тут же лёг на койку. Сделал это очень вовремя, поскольку в палату ворвались спешащий доктор и медсестра.

Приняв сидячее положение, мне удалось с недоумевающим видом вполне натурально изобразить, будто сам только что освободился от присосок.

— Эй, парень, ты чего творишь?! — гневно вопросил доктор. — Ты зачем снял с себя все датчики и катетеры? Боги, как ты вообще сам это сделал?

Доктор подошёл ко мне и стал осматривать и ощупывать.

— Ты как себя чувствуешь? — с беспокойством спросил он.

— Замечательно. Такое чувство, будто неплохо выспался. Только вот ничего не могу вспомнить и кушать хочется сильно, и пить.

— Странно, — задумчиво протянул доктор. — У тебя ничего не болит?

— Ничего, сэр. Разве что немного некомфортно от тех штук, от которых избавился, а так, в целом, чувствую себя замечательно.

— Как ты вообще умудрился вытащить катетер? — с удивлением спросил доктор.

— Сэр, эта штука была такая неприятная, а я сильно хотел от неё избавиться и делал всё аккуратно. Я же не враг своему здоровью.

— Как тебя зовут? — спросил доктор.

— Джон Стэнфорд, сэр.

— Хорошо, Джон. Где ты живёшь? — продолжил задавать вопросы врач.

— Эм… Простите, но я не помню.

— Хм… — протянул доктор. — Как зовут твою мать?

— Не помню, сэр, — стараясь выглядеть расстроенным, грустным тоном я ответил врачу. — Я помню только, как она выглядит. Мама блондинка примерно моего роста, но не помню, как её зовут.

— Ничего парень, не расстраивайся, есть большие шансы, что ты всё вспомнишь, — приободрил меня доктор.

Дальше посыпался ворох вопросов, началось обследование и сдача анализов. Пришлось доктора и медсестру приложить конфундусами. Пока чары действовали, подсунул медсестре кровь Джона и убедил, будто она только что взяла её у меня.

Доктор спрашивал меня, что произошло перед тем, как я оказался в больнице, но на все подобные вопросы получал ответ: "Не помню, сэр".

Как только покину больницу, сделаю волшебную палочку, с ней чары держаться гораздо дольше и Конфундус выходит мощнее.

Следующим утром мне выдали больничную пижаму и перевели в другую палату. Покормили почти нормальной едой. Чтобы стать нормальной, она должна перестать быть столь жидкой и её должно быть раза в три больше, но врачи посчитали, что после нескольких суток внутривенного питания вредно сразу давать нормальную пищу. В любом случае, такая еда лучше азкабанской овсянки. Ко мне заходили другие врачи. Психолог и невролог проводили опросы, тесты, общались. В итоге поставили диагноз «Частичная ретроградная амнезия».

Свои вещи пришлось переносить в другую палату, предварительно наложив чары отвода глаз на те предметы, на которых не их было, а на прочих обновил заклятье.

После обеда приехала мать Джона и в компании доктора с недоверчивым видом влетела в палату. В этот момент я сидел на кровати и тренировал навык медитации преобразования материи в ману. При виде здорового сына, дама переменилась в лице. Она засияла от неописуемого восторга и стала фонтанировать радостными эмоциями. Женщина кинулась меня обнимать.

— Джон, сыночек! — счастливо воскликнула она. — Наконец, ты поправился!

— Здравствуй, мама, — ломающимся подростковым голосом произнёс я.

— Что с тобой случилось? — мама Джона ухватила меня за плечи и стала внимательно осматривать. — Ты как себя чувствуешь?

— Замечательно, — перейдя на шутливый тон, я добавил: — Ещё лучше будет, если ты прекратишь попытки меня задушить.

— Что с твоими волосами? — спросила мать Джона. — И что с голосом? Он сильно изменился!

— Не знаю, — мне стоило огромных усилий сохранить на лице невозмутимое выражение лица и спокойно пожать плечами. — Если бы я помнил, какой у меня был голос, возможно, сумел бы ответить.

— Не беспокойтесь, мадам Стэнфорд, — успокоил мать пациента доктор. — Это всего лишь подростковая перестройка организма, голос ломается. Такое часто случается с подростками в период гормональной перестройки и всегда происходит довольно неожиданно. А мальчика побрили для проведения процедур.

Врач решил выгородить медсестру, которая, скорее всего, повинилась ему в «своей ошибке».

— И не стоит так наседать на ребёнка, — продолжил медик, — я же вас предупреждал, что у него частичная амнезия.

— Сынок, ты помнишь меня? — спросила мадам Стэнфорд.

— Эм… — протянул я. — Исключительно визуально. Я знаю, что ты моя мама, но не помню ни как тебя зовут, ни сколько тебе лет, ни где мы живём. Я вообще много чего не помню.

— Ничего, ты всё вспомнишь! — с надеждой произнесла мадам Стэнфорд. Нежно погладив меня по голове, она расплакалась. — Скажите, доктор, что с моим Джоном? Когда его выпишут?

— За исключением амнезии, ваш сын полностью здоров, — не замедлил с ответом врач. — Джона можно выписать хоть сегодня, но мы хотели бы понаблюдать его и оставить ещё на сутки.

— Мам, — жалобно протянул я. — Я не хочу оставаться в больнице. Можно, мы поедем домой?

— Доктор, — мадам Стэнфорд обратился умоляющий взор на врача, — если мой мальчик здоров, могу ли я забрать его домой уже сегодня?

— Если напишите отказ от дальнейшей госпитализации, то можете, — невозмутимо ответил врач. — Вообще, случаи частичной амнезии в последнее время встречаются довольно часто. Не хочу вас расстраивать, но пока очень редки случаи, когда пациенты что-либо вспомнили из утерянных воспоминаний. Так что лучше не рассчитывайте на то, что память Джона вернётся. Лучше обучайте сына тому, что он забыл, заново расскажите о семье и…

Дальше доктор с мадам Стэнфорд вышли в коридор, из-за чего я больше ничего не мог расслышать.

Пока никого не было, отработанным методом уничтожил одежду, полученную на ферме. Она без проблем обратилась в ману. На рюкзак наложил заклинание отвода глаз и начертил своей кровью рунный накопительный круг, который будет подпитывать заклинание. Почти вся выделенная дематериализацией мана впиталась рунным кругом. Теперь даже магам будет очень сложно увидеть мой рюкзак. Я вижу его только потому, что использовал для нанесения рун свою кровь.

Меня всё же оставили в больнице ещё на ночь, а с утра приехала мадам Стэнфорд с моими вещами, точнее, с вещами Джона. Я старался приучить себя к мысли, что теперь являюсь Джоном Стэнфордом, его вещи — мои, его мать и родственники теперь тоже мои. Был Русским Иваном, стал Английским Иваном, то есть Джоном, так что по сути ничего не изменилось. Но на деле это оказалось нереально сложно.

Тяжело вспоминать о родителях. Неудержимо тянуло уехать назад в Волгоград, но я прекрасно понимал, что тем самым подставлюсь и, возможно, подставлю маму с папой. Поэтому, проплакавшись, сжал зубы и постарался убедить себя, что поступаю правильно. Хотелось хотя бы подать весточку родным о том, что жив и здоров, но воспоминания об азкабанском уюте как-то на раз прочищали голову от глупых мыслей и заставляли мыслить рационально. Пройти через ад, провернуть невероятные схемы и всё ради того, чтобы в итоге завалиться на мелочи? Ну уж нет! Родители, они люди взрослые. Да, будут переживать о потере сына, но в итоге смирятся, время лечит. Думаю, если бы мама с папой знали, что весточка им о моём здоровье будет стоить мне этого самого здоровья и жизни, то сами бы сказали никогда и ни за что не вступать с ними в контакт.

Сегодня, пятнадцатого октября 1996 года, в полдень, меня выписали. Мы с мадам Стэнфорд на метро поехали домой. После непродолжительной поездки приехали в район Лондона под названием Северный Финчли. Это, скажем так, не самый респектабельный район, серединка на половинку. Есть улицы, застроенные коттеджами, имеются многоквартирные дома, а есть и вовсе старое жильё и заводы ещё прошлых веков постройки. В некоторых местах лучше не гулять ночью, если ты не местный. В районе, застроенном коттеджами, обычно тихо, поскольку там проживает средний класс. Всё это я выяснил путем множества наводящих вопросов. Конечно, моя «новая мама» отвечала не так прямо, но я, выросший на улицах родного Волгограда, полагаю, что сделал верные выводы. Местность успел оценить визуально, пока шли от метро до дома.

Выяснилось, что женщину, невольно ставшую мне второй матерью, зовут Мэри Жаклин Стэнфорд. Её мама была родом из Франции, поэтому, в отличии от большинства Англичан, она довольно симпатичная. Последнее — исключительно мои выводы. Мужа у Мэри нет, поскольку они развелись с мистером Стэнфордом, когда Джон был ещё маленьким. В итоге после развода, раздела имущества и продажи коттеджа, в котором они с мужем жили, Мэри купила скромную квартиру. Мистер Стэнфорд вообще нас не навещает, живёт где-то в Кардиффе, но исправно платит алименты. Мэри работает поваром в ресторане, поэтому с едой у нас проблем нет, но из-за её графика работы, два дня с десяти утра до полуночи, и два дня выходных, она редко видит сына, лишь во время выходных. Последние дни ей приходилось отпрашиваться с работы, чтобы навестить меня, поэтому следующую неделю мадам Стэнфорд будет отрабатывать отгулы.

Главное, что меня беспокоило — это не быть раскрытым. Мэри очень хотела, чтобы сын был жив и здоров, поэтому закрыла глаза на многие несоответствия в поведении, списав всё на амнезию. Спасибо доктору за разумные объяснения по поводу голоса, прически и амнезии, иначе мне пришлось бы воспользоваться Конфундусом, а это заклинание явно не панацея и имеет ограниченный срок воздействия. Да и кому в здравом уме может прийти в голову, что его взрослого ребенка в больнице могли подменить на двойника? Человек — такое существо, что скорее придумает себе и окружающим сотни оправданий, чем поверит в подобное.

Мы подошли к кирпичному пятиэтажному многоквартирному дому серого цвета. Возможно, кирпич, из которого был построен дом, когда-то был светло-жёлтым, поскольку в некоторых местах под многолетней пылью можно было различить кирпичи желтых оттенков, но в целом создавалось впечатление о доме, как о сером. Наша квартира оказалась в первом подъезде на третьем этаже. Подъезд, как ни странно, оказался чистым и ухоженным. Дом напоминал хрущевку как внешне, так и размерами квартир. Никаких лифтов, исключительно лестница.

У нас оказалась небольшая двухкомнатная квартира, правда, в отличие от хрущевки, комнаты были раздельными. Кухня миниатюрная, примерно шесть-семь квадратных метров, комнаты маленькие, примерно по десять квадратных метров. Моя спальня могла похвастать небольшой застекленной лоджией с видом на ровный ряд коттеджей, перед которыми были ярко-зелёные газоны и ровно подстриженные зелёные кусты, и это в середине октября! Британцы деревьям что, листья на клей "Момент" приклеивают и красят? В общем, моя спальня больше, чем азкабанские апартаменты, и, несомненно, комфортнее, что весьма радовало. Но что убило, так это отсутствие батарей отопления.

— Мам, — протянул я, привлекая внимание мадам Стэнфорд. — Скажи, пожалуйста, а у нас что, нет отопления?

— Конечно, нет, сынок! — с изумлением заявила она, словно так и должно быть. — Отопление — очень дорогое удовольствие, его могут себе позволить лишь богачи, — она говорила медленно и с улыбкой на лице, словно обращалась к маленькому ребенку или умственно отсталому.

— Но… — протянул я. — А как же зимой жить? Холодно же!

Вообще, если быть объективным, то уже сейчас было ни разу не тепло. Градусника найти не вышло, но по ощущениям в доме было в районе восемнадцати градусов по Цельсию. Привык, что у нас кроме лета всегда в хате двадцать три-двадцать шесть градусов. Один раз зимой были жуткие холода, из-за этого у нас уже в середине января закончились дрова, заготовленные на всю зиму. Температура в хате опускалась до плюс пятнадцати градусов. Это была самая ужасная зима, мы ходили по дому в двух штанах и надевали по нескольку пар шерстяных носков. На улице стоял мороз за минус тридцать.

В Волгограде из-за его климатической зоны минусовая температура ощущается гораздо острее, чем на Севере. Волгоградские минус двадцать — это как минус сорок в Сибири, а минус тридцать похожи на предвестник Апокалипсиса. Зато летом, наоборот, тепло ощущается менее остро. Если, к примеру, в Москве в плюс тридцать люди еле выживают без кондиционеров, в Волгограде это считается прохладным летом, а аналогично москвичам жители нашего региона чувствуют себя, когда термометр начинает зашкаливать за плюс сорок пять градусов.

В ту морозную зиму у нас в школе на целых две недели отменили занятия. Я же все эти две недели занимался заготовкой дров. Надевал трое штанов, два свитера, ватную фуфайку, шапку-ушанку, валенки, две пары перчаток, брал топор с ножовкой и шёл к лесополосе возле железнодорожных путей. Пилил тополя, затем распиливал на бревна, которые обвязывал веревкой и волок домой. Дома при помощи стальных и деревянных клиньев раскалывал бревна, затем пилил на циркулярной пиле, которую от мороза периодически клинило.

Вот так выбежишь, одно дерево срубишь, домой приволочешь, забегаешь в хату греться и пить горячий чай. Затем выскакиваешь, раскалываешь бревна, и опять греться. И такая свистопляска с утра и до самой ночи. Работать приходилось, обливаясь потом, растягивая мышцы и натирая мозоли даже через две пары перчаток. Перчатки постоянно приходилось менять на сухие, а мокрые бросать сушиться в духовку в печи. Самая проблема была — не допустить, чтобы в валенки снег попал, тогда хана, валенки приходилось подолгу сушить. Я так в первый день влетел. Пришлось переобуться в зимние сапоги. В них уже через двадцать минут ноги задубели так, что пришлось срочно бежать домой, чтобы не заработать обморожение конечностей.

Тогда помню, срубил здоровенный тополь, в обхвате почти метр и высотой метров пятнадцать. Дерево упало почти возле автомобильной дороги. Пилю, рублю и ничего не слышу за шумом топора.

— Пилишь? — спросил кто-то сзади грозным мужским голосом.

— Ага, — ответил я, не оборачиваясь. Вот ещё, буду отвлекаться от такого важного занятия ради простого разговора.

— Что, сильно холодно? — участливо спросил тот же голос.

— Вообще дубак! — ответил я тогда. — Все дрова, запасенные на зиму, кончились.

— Ну, вообще-то тут нельзя рубить деревья, это защитная лесополоса, — произнёс тот же мужчина.

Помню, я тогда медленно обернулся и застыл в ступоре. Глаза полезли на лоб прямо под козырёк шапки-ушанки, как отвалилась челюсть на лице, замотанным шарфом, никому не было видно. Прямо перед собой всего на расстоянии шага увидел сержанта милиции. На дороге стоял милицейский бобик. Оказалось — я слышал голос милиционера!

— За подобное положен штраф, полмиллиона рублей, — произнёс сержант, чем меня напугал до жути. Но на этом он не остановился и продолжил пугать меня до дрожи поджилок: — Мы должны отвезти тебя в отделение, составить протокол, затем твоим родителям присудят выплатить штраф.

— Дяденька милиционер, — печально вздохнув, ответил я. — Вы посмотрите на меня. Ну откуда у нас такие деньги?

А выглядел я колоритно. Дедова потрепанная ушанка, завязанная под подбородком; рваная фуфайка, на которой выделяются три драных полосы, из которых торчит вата. В этой фуфайке дед, однажды, напившись со сторожем в зоопарке, полез в клетку обниматься с тигром. Если перевести взгляд ниже, можно увидеть запачканные старые штаны, заправленные в валенки. Стоит добавить ещё слезы, текущие от жуткого мороза и шмыгающий красный нос, торчащий из-под шарфа, после этого картина станет полной.

Милиционер окинул меня внимательным взором, прикрыл глаза и глубоко вздохнул.

— Короче, — сказал он, — мы сейчас уезжаем и едем очень медленно по маршруту. Если через пятнадцать минут ты и дерево ещё будете тут, то ты поедешь в отделение. И чтобы больше не смел пилить деревья там, где их можно заметить с дороги, — с намёком добавил сержант. — Ты бы ещё на второй продольной магистрали додумался тополя пилить!

На секунду я даже представил себе эту картину, как спиливаю дерево вдоль главной автомобильной дороги. А тополя там и правду здоровые, метров по тридцать в высоту, руками и вовсе не обхватишь. Я даже прикинул, как бы их оттуда… Нет-нет, действительно слишком палевно, да и волочить такие тяжелые брёвна оттуда далеко!

Вот это понимаю — мужик! Я до сих пор припоминаю того милиционера добрым словом, ведь вошёл в положение. Мне, правда, пришлось пулей лететь домой и быстро созвать всех друзей. Обвязали веревкой ствол и поволокли его. Не то, что через пятнадцать, через десять минут его там уже не было.

И вот узнаю, что буду жить в каменном шалаше! Зима на носу, а что в Азкабане, что тут, каменный неотапливаемый мешок! Если дома у нас печка была, то тут ни буржуйки, ни обогревателя. Вот же англичане варвары! Как так жить можно? Что за ерунда, экономить на комфорте? Можно вызвать магическое пламя, как делал это в лесу, но никакой маны не хватит на его постоянное поддержание. К тому же, я же решил притворяться простым человеком и не высовываться, а значит, столь явные проявления магии стоит исключить.

Моя комната была обставлена просто. Односпальная кровать, возле неё стоит книжная полка, перед кроватью расположились письменный стол и простой деревянный стул, а справа от двери трехдверный шкаф. Между шкафом и письменным столом окно и выход на балкон.

— Сын, на зиму у нас есть электрические батареи, мы достаём их, когда наступают холода, — после некоторой паузы выдала Мэри.

— Ох, мамуль, ты меня обрадовала.

— Сынок, тебе завтра надо в школу. Ты не забыл? — спросила Мэри.

— Школа? А где я учусь? В каком классе? Что мне надо брать с собой? Ну там, какие учебники и тетради?

— О боже! Я совсем забыла, что ты ничего не помнишь! — запричитала Мэри. — Как же быть? Я завтра должна обязательно выйти на работу и не могу тебя отвести в школу. Хотя… — она задумалась. — Да, думаю, могу тебя отвести, показать дорогу в школу. Заодно объясню директору ситуацию с твоей памятью. Как раз успею перед работой.

— И далеко идти до школы?

— Нет, — отрицательно качнула головой мадам Стэнфорд. — Всего минут пятнадцать пешего хода. Ты учишься на последнем году обучения в государственной смешанной средней школе Финчли, поскольку там бесплатное обучение. После учёбы в государственной младшей школы Финчли у нас был выбор — или католическая школа, или государственная, но в католической мозги промывают, хоть там и лучше образование, — стала объяснять она. — Надеюсь, Джон, ты будешь учиться достаточно хорошо, чтобы поступить в высшую школу и отучиться на «А уровень», чтобы потом поступить в колледж или университет. Я отложила тебе денег на обучение в высшей школе, но на колледж, к сожалению, средств нет. Ты уж постарайся, сынок, учиться хорошо, может быть, сможешь получить контрактное место в колледже с последующей выплатой за обучение.

Пожалуй, ванная комната заслуживает отдельного описания. В ней установлен «титан», который нагревает горячую воду. Этой воды хватает на раз только чтобы быстро помыться, потом надо ждать, пока нагреется следующая порция. Напор душа такой, что легче омываться своими слезами, а от холода иногда охота реветь. В принципе, это лучше, чем фонтанчик ледяной воды из стены в камере, но могло быть намного лучше. Насколько понял, это проблема всех старых многоквартирных домов в Великобритании, а у нас он именно такой.

Ещё забавен тот факт, что в ванной установлен кран со смесителем, а на кухне кран с одним барашком, только для холодной воды.

Глава 7

Рано утром Мэри проводила меня до школы. Пока она общалась с директором, я осматривался вокруг, изучал расписание и план здания. Школа серьёзно отличалась от наших, советских. У нас школы были все одинаковые: большое трехэтажное бетонное здание в виде буквы «П», плюс просторная пришкольная территория. Зайди в любую школу, и сможешь ориентироваться в ней, как в родной. Тут тоже трехэтажное здание, но оно небольшое и кирпичное, размером как одно крыло нашей школы. Потолки ниже, чем в моей прежней школе, при желании можно было подпрыгнуть и коснуться их, в то время как в нашей школе подобный трюк был невозможен. Классы небольшие, максимум на двадцать человек, парты рассчитаны на одного человека. У нас в классе мест было примерно на тридцать человек. Школьная территория оказалась довольно маленькой. Спереди небольшая площадь, на которой засажен газон, между которым проложены асфальтовые дорожки, а позади здания небольшая спортплощадка и поле, раза в два меньше футбольного поля в моей прежней школе. И это при том, что таких больших полей у нас было два!

В классе со мной все здоровались, приходилось приветствовать одноклассников в ответ и вежливо улыбаться. Это проще, чем объяснять каждому, что потерял память. На все вопросы об отсутствии отвечал, что болел. Стал слушать разговоры одноклассников, запоминая кто есть кто, имена, фамилии, кто отличник, кто наоборот. Всего в классе, считая меня, училось семнадцать человек. Выявил негласных лидеров класса. Кстати, о них, вспомни гуано и вот оно.

Ко мне в коридоре подошли трое парней, типа лидер и пара шестерок. Успел выяснить, что лидера зовут Джеймс. Он выглядел плотным, но не был особо накачанным и внешне напоминал кабанчика, на голове был короткий черный ежик волосы, словно щетина у хряка. Имена шестерок выяснить не успел, но внешне они были ничем непримечательны, обычные худые пацаны, явно кроме уроков физкультуры, спорта не видавшие.

— Эй, Джон! — с мерзкой ухмылкой произнёс Джеймс. — Я слышал, ты сегодня пришёл в школу с мамочкой. Что, Джонни, маменькин сынок, теперь будешь всегда за юбкой прятаться?

Спокойствие, только спокойствие. Ты уже был в тюрьме, не думаю, что обычная тюрьма окажется лучше, даже если ты грохнешь этого ушлёпка голыми руками.

— Парень, тебе не говорили, что много пи*деть вредно для здоровья? Говорят, способствует выпадению зубов.

— Малыш Джонни решил показать зубки? — ухмыльнувшись, заявил Джеймс. — А мы тебе сами их подсократим, правда, парни?! — обратился он к шестеркам, и те радостно стали скалиться и поддакивать.

Не дожидаясь, пока эти типы себя разогреют словесно, я решил действовать на опережение. Бил, как научил мастер Ким, без замаха — резко вскинул правую руку, а в процессе подъёма сжал ладонь в кулак. Удар прилетел кабанчику в солнечное сплетение. Не останавливаясь на достигнутом, тут же добавил резкий удар коленом в пах. Наносил удары так, чтобы не оставлять следов. А то знаем мы таких хулиганов — вначале наедут, а как получат отпор, тут же побегут жаловаться завучу. Но и этого мне показалось мало, уж слишком бодрой выглядела рожа Джеймса. Следом добавил удар правой рукой по печени. Вот теперь всё! Джеймс мне больше не противник. Он упал на пол, свернулся калачиком и заскулил, как девчонка.

— Ну что, черти, молитесь! — с отеческой улыбкой на лице спокойным голосом говорю шестеркам. — Я вас запомнил, так что осторожней ходите по улицам, там столько неприятностей. Не дай бог кирпич на голову упадёт, совсем плохо будет.

Парни в страхе отступили. Они с ужасом смотрели на меня, словно я воплощение Сатаны, а не обычный ученик британской школы.

Что? Неужели не ожидали столь скорой расправы? Странно. У нас в школе за «базар» принято было отвечать. Наехал? Будьте любезны, сударь, дуэль на кулаках. Драки у нас случались постоянно, хотя меня старались не трогать. Я не был самым сильным в классе, зато дрался всегда до конца, пуская в ход всё. Например, запросто мог кидаться подручными предметами в виде стульев, парт, учебников, не задаваясь вопросом, чьи это вещи. А уж авторучки с карандашами, вообще страшное оружие.

Однажды старшеклассник, угрожая перочинным ножом, пытался вымогать у меня деньги, но у меня всегда в экстренных ситуациях обострялась реакция, а действовал я быстро и не задумываясь.

Последним уроком было черчение. По рассеянности у меня за ухом остался заточенный карандаш. В момент ограбления я вспомнил о карандаше, выхватил его и воткнул грабителю в ладонь, в которой он держал нож. Нападающий, естественно, выронил нож, после чего убежал. На этом конфликт был исчерпан.

Один раз на меня напали трое одноклассников, повалили на землю и начали бить ногами. Одного удалось схватить за ногу. Вцепился в неё мертвой хваткой и укусил, вырвав у нападающего кусок мяса. Кровищи и визгов было море, после этого меня весь учебный год звали вампиром, но трогать боялись. И это всё было до того, как в голове появились знания боевых искусств, которые отрабатывал в Азкабане.

Дальнейшее вливание в коллектив прошло без проблем, все воспринимали меня как старого Джона. Во время бесед я старался отделаться общими фразами, не вдаваясь в частности.

После школы занялся добычей ингредиентов для зелья роста волос. Тщательный осмотр комнаты проживания позволил обнаружить тайник, как понимаю, с карманными деньгами. В общей сложности набралось семнадцать фунтов, ещё два фунта у меня оставалось после кражи в кафе при госпитале.

Елей — всего навсего оливковое масло. Его удалось купить в местном продуктовом магазине. Розмариновое масло и тысячелистник приобрёл в аптеке, стоили они недорого. Гвоздику раздобыл в цветочном магазине. Самое сложное — найти в Лондоне дуб.

Для поиска необходимого дерева я отправился в ближайший парк, которым оказался Фрайари, благо, что карта, купленная на вокзале, лежала у меня в кармане. Карта здорово помогала ориентироваться.

Обойдя парк, был вознаграждён. Раскидистый дуб рос неподалеку от памятника, расположенного в центре парка. Памятник неизвестной женщине напоминал скульптуру "Мать Родина" в миниатюре, только местная дама держала в руках не меч, а копьё.

Нарвав десяток листьев, вприпрыжку отправился домой. На выходе из парка встретил девушку, лицо которой оказалось знакомым. Она обратилась ко мне с вопросов:

— Джон, ты чего такой довольный? На свидание собрался?

Девушка ростом примерно метр шестьдесят сантиметров, волосы жидковатые, цвет точно определить затрудняюсь, то ли темная блондинка, то ли светлая шатенка. Фигура плотная, сбитая. Из всех достоинств большая грудь, почти третьего размера, и приличная задница. На лицо она не очень — приплюснутый и широкий нос, большой рот.

Ну точно! Это одна из одноклассниц. Кажется, её зовут как фею Питера Пэна — Вэнди, только вот на фею девушка явно не тянет. В принципе, пока ещё девчонка более-менее привлекательна, но, думаю, ещё несколько лет, и без пол-литра на неё не взглянешь, а к тридцати, если не раньше, сто пудов её разнесёт, как мамонта.

На Вэнди была надета такая же школьная форма, как и на мне. Только у мальчиков тёмно-синие брюки и свитер, а у девочек свитер и юбка такого же цвета, но немного другого фасона.

"Любопытно, почему Вэнди спросила про свидание? — пронеслось у меня в голове".

Осмотрев себя, заметил, что до сих пор сжимаю в руках гвоздику. Нужно было оторвать бутон, а я таскаюсь с целым цветком.

— Привет, Вэнди. Замечательно выглядишь.

В принципе, гормоны бушуют, я бы не отказался покувыркаться даже с ней. Сколько провел в тюрьме без радостей жизни? Четыре с небольшим месяца в одиночной камере и в окружении дементоров. Даже страшно представить. Последний раз у меня секс был с Мариной — это было перед тем, как заблокировал ей воспоминания обо мне. Эх, Марина… Моя первая девушка. Целый месяц приключений и бессонных ночей, а ведь после этого ей надо было идти на работу, бегать целый день по городу. Бедняжка наверняка отсыпалась в метро. Блин, гвоздику жалко, но может подарить цветок этой страшилке, навешать на уши лапши и перепахать её целину, как трактор Беларусь?! А цветок… Да хрен с ним! Теперь-то я знаю, где можно купить новый. Потом сбегаю и куплю, деньги ещё есть.

— Тебя-то я и искал, — пришлось выдавить из себя самую очаровательную улыбку. — Это тебе.

Я протянул цветок ошарашенной Вэнди. Она смотрела на него с недоверием, но всё же взяла в руки. Девушка смутила и произнесла:

— Ой, Джонни, спасибо. Мне ещё никто не дарил цветов. Ты на самом деле искал меня?

— Конечно, — ложь вырвалась без тени сомнений в своих словах, ещё и улыбку удалось снова выдавить. — Знаешь, я ведь спрашивал у знакомых — где же ты можешь быть? Они подсказали, что тебя можно найти в этом парке. Вэнди, тебе кто-нибудь говорил, что у тебя прекрасные глаза? Они словно небо в алмазах, притягивают своей несравненной красотой.

Взяв девушку за правую руку, продолжил говорить ей комплименты и приближаться к ней. Щёки Вэнди заалели, она внимательно слушала тот бред, который порождало моё сознание.

— Твоя улыбка бесподобна, а имя подобно райской песни. Вэнди, ты умеешь хранить секреты?

— К-конечно! — произнесла она, немного сбившись.

— Я хочу тебе поведать, почему меня на самом деле не было в школе. Представляешь, в результате несчастного случая мне пришлось провести в больнице несколько дней. Я пролежал в коме, после чего частично потерял память. И первое, что вспомнил, было твое прекрасное лицо и имя. Лишь твой волшебный образ был той путеводной звездой, ради которой я вернулся к жизни!

Если эта чушь её не проймёт, то даже не знаю, что тогда необходимо для пробивания брони? Ядерный фугас?!

— Правда? — с надеждой спросила Вэнди. — Я и не знала…

Конечно, ты не знала. Иначе бы уже все об этом знали. У тебя на лице написано «сплетница». Но этот недостаток я как-нибудь потерплю, а то чую, до взрыва ширинки недалеко. Вон, какие у Вэнди достоинства, сразу два, калибра два с половиной!

— Посмотри в эти глаза, разве они могут врать?

— Поэтому ты побрился наголо? — спросила Вэнди. — А то в школе говорили, что ты присоединился к одной из банд, поэтому побрил голову. А ещё говорят, что ты побил Джеймса и пригрозил натравить своих дружков из банды на всех, кто тебе не будет платить дань!

Что и требовалось доказать. Сплетница, которая «всё обо всём знает», только правды в этом всём ни на грош.

— Враньё, мой ангел. Наглый поклеп! Меня побрили в клинике для подключения датчиков. Я самый честный из всех рыцарей на этом свете!

— А я правда красивая? — вопросила Вэнди. — А то многие говорят, что я некрасивая.

— Шли всех нафиг, ты прекрасна! И не верь тем, кто скажет обратное. Вэнди, я знаю, что ты очень отзывчивая и добрая девушка, ведь так?

Почти ни один человек не станет отрицать подобного. А подтвердив, ему или ей сложно будет отказать в просьбе. Отчего-то подобные мысли всплыли у меня в голове.

— Ну да, — кивнула девушка.

— Скажи, ты ведь поможешь мне?

— Ну-у… — протянула Вэнди. — Если смогу…

— О, не беспокойся, это будет совсем просто. Видишь ли, я не помню всех одноклассников. Если честно, то помню лишь тебя, прекраснейшая из принцесс. Давай сходим ко мне домой, а ты покажешь на фотографиях, кто есть кто, как зовут, расскажешь немного о наших одноклассниках. Пожалуйста, я буду тебе очень благодарен.

— А-а-а! Если так! — радостно протянула собеседница. — Джон, конечно, я тебе помогу.

— Вэнди, ты просто прелесть!

Мы пошли в сторону моего нынешнего жилища, по пути развлекал девушку советскими анекдотами, адаптированными к местным реалиям. У нас все эти анекдоты давно стали бородатыми, а тут идут на ура. Вэнди всю дорогу задорно смеялась.

Когда мы пришли домой, первым делом я заварил чай, разложил разные сладости и достал альбомы с фотокарточками. Вначале на самом деле с интересом слушал рассказы об одноклассниках, но постепенно подсаживался ближе к девушке и в итоге поцеловал её и полез под одежду. Вначале Вэнди отпихивала меня, но в процессе исследования сочного тела, я стал шептать однокласснице на ухо комплименты из разряда уже опробованных и не только.

— Дорогая, я для тебя готов носить розы в морозы, достать звезду с неба, трамвай на скаку остановлю. Да что там, я даже пить брошу! — это был один из тех перлов, что я эмоционально выдал под воздействием ударной дозы гормонов. Главным тут были не слова, а эмоции, хотя, думаю, слова мне могут припомнить. Но когда это будет и будет ли вообще, а секс, он вот, уже почти.

В итоге девушка постепенно раскрепостилась. Мы не заметили, как оказались голые в кровати. Всё указывало на то, что я не первый, с кем спала Вэнди, но и особо опытной её назвать сложно. В плане постельных игр Марина меня многому научила, так что с Вэнди я чувствовал себя раскрепощенно.

Мы прокувыркались несколько часов до наступления темноты. Пришлось проводить девушку до дома. Жила она не очень далеко, всего десять минут пешком. Цветочный магазин продолжал работал, так что на обратном пути удалось приобрести ещё одну гвоздику.

Дома сварил зелье для роста волос, профильтровал его через марлю и выпил. Голова зачесалась и прямо на глазах стали расти волосы цвета блонд, прямо точь-в-точь, как у оригинального Джона. Через полчаса волосы были длиною до середины спины. Как мог, обрезал их и упаковал в пакет для дальнейших ритуалов. Укоротил оставшиеся волосы уже привычным методом, используя Дематериализацию, только оставил примерно миллиметр длины. Теперь у меня будут светлые волосы.

На следующий день в школе не было никаких проблем, разве что после школы со мной увязалась Вэнди. Не стал отказывать себе в удовольствии и вновь оттянулся по полной.

После того, как сварил зелье, стал размышлять над вопросом, где и как раздобыть денег? В голову приходили в основном мысли про воровство, но в какой-то момент проскочила мысль — копирование! Вот я дундук, ведь уже использовал этот навык в Азкабане!

Стал искать по дому заначку матери и в итоге нашёл. Семьсот двадцать фунтов разными купюрами! Дальше дело нехитрое. Использовал на пачке денег. У меня в голове всплыли параметры матрицы, а на письменном столе появилась вторая пачка наличности. Затем использовал Материализацию и матрицу, которую до этого получил во время копирования. Итог — получил ещё одну пачку денег. Как только ни крутил, ни вертел банкноты, разницы не обнаружил — они были абсолютно идентичны. Остаётся проблема в самой идентичности, ведь методы борьбы с фальшивомонетчиками давно разработаны. Значит надо тратить понемногу и в разных местах, разменивать купюры и собирать пачки денег из новых банкнот.

Держать в голове множество матриц непросто, поэтому нашёл самую толстую пустую общую тетрадь и стал её использовать как книгу мага. Для начала записал туда все известные мне заклинания, писал какими-то черточками, но мне было всё понятно. Поскольку заклинаний знаю не особо много, то довольно быстро справился с этой задачей. Затем записал известные мне матрицы, а их знаю всего ничего. Кстати, это не очень хорошо, я же собирался пополнить коллекцию матриц еды.

Не откладывая в долгий ящик, направил стопы на кухню. Там достал из холодильника кусок сыра, палку сырокопченой колбасы и батон, сложил в живописную композицию, которую скопировал, а матрицу записал в тетрадь.

На следующий день после школы история повторилась — мы с Вэнди опять пошли ко мне. Мне необходимо было разведать местность, поэтому выбрал другой путь до дома, а в дороге активировал Духовное зрение, осматривая людей и дома. Проходя мимо одного из коттеджей, заметил над ним что-то магическое. Присмотревшись, определил это заклинание как чары слежения за магической активностью. Они действовали максимум в радиусе сотни метров и до моего дома не добивали, но всё же непонятно, зачем они над простым домом?

Выходит, подобным образом местные магические менты следят за применением заклинаний. Нет артефактов, фиксирующих применение особо мощных заклинаний, зато есть подобные чары, разбросанные по городу. Хотя, думаю, если буду использовать мощные заклинания неподалеку, даже вне радиуса действия чар, то эти чары всё равно сработают. Может оказаться, что есть артефакты, настроенные на применение определенных заклинаний, например, непростительных. И всё же встаёт вопрос, зачем? Тут что, живёт волшебник-преступник, которому нельзя применять магию? Но это же бред, он может отойти подальше и безнаказанно колдовать сколько душе угодно. Или на этом маге используют какой-то артефакт, который не позволяет ему удалиться дальше действия чар? Типа, домашний арест.

— Джон, ты чего залип? — спросила Вэнди.

— Ты случаем не знаешь, кто живёт в этом доме? — показываю на коттедж с чарами.

— Хм… — протянула Вэнди, потом подозрительно посмотрела на меня. — Кажется, это дом заучки Грейнджер. А тебе зачем?

— Ты же знаешь мою проблему с памятью. Посмотрел на дом и пошли странные ассоциации. Расскажи, что знаешь об этой Грейнджер. И почему она заучка?

— Её зовут Гермиона Грейнджер, — начала Вэнди. — Мы вместе учились в младшей школе. Она ни с кем не общалась, всех поучала и была выскочкой. Всё время поднимала руку на вопросы учителей и от нетерпения аж подпрыгивала на месте. Считала, что все вокруг глупые, а лишь она одна самая умная. За это её никто не любил и все называли заучкой и бобрихой. Бобрихой, потому что передние зубы у неё были как у бобра, и это при том, что у неё родители стоматологи, имеют свою частную стоматологическую клинику в нашем районе.

Сплетница — клад для разведчика!

— Вэнди, а сейчас она где? Что-то не видел её в нашей школе.

— Ну, у неё же богатая семья, — пожала плечами девушка. — Ходят слухи, что Гермиону отдали куда-то в частную школу в Шотландии с полным пансионом. Девчонки говорили, что видели её несколько раз на рождественских и на летних каникулах. Говорят, с младшей школы она ничуть не изменилась, наоборот, стала той ещё зазнайкой. От всех старых знакомых воротит нос и делает вид, что никого не знает, — тут Вэнди перешла на шёпот: — А ещё поговаривают, что она ведьма! Сэнди Джейкинс видела у неё волшебную палочку и остроконечную шляпу. Ещё Сэнди клялась, что видела, как Гермиона размахивала своей палкой и что-то шептала. Это было не на Хэллоуин! А ещё, к их дому иногда прилетают совы, к лапам которых привязаны письма! СОВЫ, Джон!!! Представляешь?! Она наверняка ведьма!

— Вот оно что… Спасибо, что предупредила. Вэнди, милая, пошли дальше, нафиг этих ведьм.

Да уж, не умеете вы шифроваться, мисс Грейнджер, если о том, что вы ведьма, знают все бывшие одноклассники. Учитывая, что это известно главным сплетницам школы, то с наибольшей вероятностью тайна дошла не только до ушей одноклассников, но и до жителей всего района.

Это что, выходит, местные волшебные менты ставят над домом колдуньи чары, отслеживающие магию? Получается, что так. Но зачем? Просто так такого делать не будут, значит, это какое-то ограничение.

Итак, есть маленькая ведьма, которая после младшей школы едет в неизвестную закрытую школу в Шотландии. И почему школа и Шотландия у меня ассоциируется с кабаном? Кабан, кабан… Хм… Может, это название школы? Школа магии Кабан. Ну да, Азкабан, Кабан… Стоп, не так, не кабан, а школа магии Хогвартс! Точно! Просто я ещё не привык, что знаю много языков, и автоматически перевёл название школы.

Значит, учится девочка Грейнджер в школе магии, приезжает домой, а тут ей запрещают использовать волшебство, отслеживая нарушение при помощи чар. Логично? Да, довольно стройная теория. Но зачем запрещать юному магу использовать магию? А как же каникулы? Ведь за лето маг позабудет все изученные за год заклинания, их наоборот надо отрабатывать до автоматизма, до забивания на рефлекс. Значит ли, что это делается специально для ослабления мага? А что, такое вполне может быть. Властям не нужны сильные и умелые волшебники. Выучила заклинание в школе? Умница, а теперь забудь, ну зачем оно тебе, а то вдруг станешь сильной колдуньей?! Наверное, поэтому волшебников начинают обучать лишь с одиннадцати лет, а не с самого детства, хотя бы лет с семи.

Глава 8

Глава 8

Я же хотел волшебную палочку сделать, но каждый день после выписки из больницы оказывался просто мега насыщенным. Большую часть дня проводил в школе, оставшуюся часть кувыркался с девицей, а в оставшееся время в голове не остаётся никаких мыслей. К тому же, как и в России, тут тоже на дом задают много домашней работы, приходится её делать. Ещё постоянный холод в доме. Мать запретила использовать обогреватели, пока на улице не наступят сильные холода, но если плюс пять-десять градусов, это не холода, то тогда что?

Что бы такое придумать, чтобы грело, не потребляя электричества, и желательно чтобы было основано на физических законах, выглядело дешево и не вызывало подозрений, но при этом можно было прикрутить магию?!

Хм… Солнечный коллектор! Сделаю его из алюминиевых банок, чтобы мог с честным видом говорить, будто устройство не стоило ничего. И воры не полезут, и интересующимся, отчего у нас в квартире так тепло, можно смело показывать на агрегат, к тому же всё объяснимо законами физики! Наложить согревающие чары, нанести рунную цепочку, накапливающую ману из окружающего пространства, и круглосуточно работающий обогреватель готов! Хотя, наверное, стоит сделать регулировку и возможность отключения чар на летний период.

Но опять же, чтобы наложить те самые согревающие чары, мне нужна волшебная палочка. А как её сделать? Это же не частный дом в России, где можно спокойно спилить нужную ветку, а столица Англии. Тут просто так по улице с ножовкой не пройдёшься. Хотя, о чем это я? Блин, всё время забываю, что владею магией! Чары отвода глаз, и все вопросы снимаются!

На следующий день после школы с трудом отговорился от компании Вэнди наличием важных дел.

Пробежавшись по аптекам и различным лавкам, в том числе забежав в цветочный магазин, набрал множество трав, цветов и прочих растительных и животных компонентов, которые сойдут в качестве ингредиентов для зелий. После этого направился в парк Брансуик. Сравнивая с Волгоградом, где парков раз-два и обчелся, и те содержатся в отвратительном состоянии, склонялся к мнению, что в плане наличия множества зелёных насаждений Лондон точно выигрывает по всем параметрам. К тому же, тут парки очень ухоженные и красивые.

Стоит отметить чистоту на улицах Лондона, хотя в Москве в этом плане тоже всё обстояло неплохо, но если здесь попросту стараются не выбрасывать мусор мимо урн, которых довольно много, то у нас мусор кидают, где придётся, а даже если захочешь найти урну, то это задача будет не из лёгких. В Москве же много дворников, которые споро убирают мусор, оттуда и чистота.

Прогуливаясь по парку, отламывал веточки и пропускал через них ману. В итоге нашёл один из немногих в парке дубов, который подошел. Мана замечательно проходила через древесину, даже лучше, чем через вишню, из которой делал концентратор в прошлый раз.

Накинул на себя чары отвода глаз и при помощи заклинания Дематериализации отделил одну из веток, после чего сразу отправился домой.

На этот раз для изготовления волшебной палочки мне были не нужны инструменты. Наловчившись в тюрьме филигранно обрабатывать материал при помощи заклинания Дематериализации, решил и сейчас использовать данный навык. Спустя шесть часов у меня на руках имелись четыре заготовки под волшебные палочки — вырезать руны при помощи заклинания Дематериализации сплошное удовольствие. Рисуешь рунную цепочку карандашом, и, удерживая её в поле зрения, активируешь заклинание.

Поставил на плиту кастрюлю, в которой в прошлый раз варил зелье, и сварил зелье для пропитки сердцевины волшебной палочки, под конец добавил своей крови. В качестве сердцевины использовал заготовленные собственные волосы, которых имелось с большим запасом. Волосы сворачивал в подобие толстой шерстяной нити, пропитывал в зелье, после чего при помощи беспалочковой трансфигурации помещал в первую заготовку. Дальше пошло проще, поскольку с палочкой трансфигурация шла легко и непринужденно, так что оставшиеся три концентратора были завершены в разы быстрее при меньших усилиях.

Волшебные палочки оказались практически одинаковыми, лишь совсем немного отличались в магическом восприятии, примерно как ощущаются на руках разные перчатки, которые с виду выглядят одинаково. Одни перчатки будут слегка жестковаты после стирки, у других катышки образовались и примерно в таком ключе. Палочки вышли каждая примерно на треть мощнее, чем предыдущая, колдовать с их помощью было легко и просто.

Понятно, почему маги подсаживаются на концентраторы, ведь гораздо интереснее ощущать, что магия послушна твоей воле, чем через силу заставлять себя использовать беспалочковые заклинания, да ещё без такого приятного чувства легкой эйфории, которое дарит использование качественного концентратора.

С волшебной палочкой провозился допоздна, поэтому уроки сделать в этот день не успел.

На следующий день перед уроками во время перемен в темпе переписывал домашку, выпрошенную у Вэнди.

— А чем это ты таким важным был вчера занят, что даже не захотел со мной встретиться и не сделал домашнюю работу? — с подозрением спросила Вэнди.

— Ты же знаешь, что у нас дома холодно?

— Да вроде нормально, — пожала плечами девушка. — У меня практически такой же дом.

— Вэнди, мне такое положение дел не нравится. Я неготов мириться с холодами. Поэтому вчера искал способы сделать бесплатное отопление.

— И что, нашёл? — с усмешкой спросила Вэнди.

— Представь себе, да. Сегодня хочу начать реализацию проекта.

— Любопытно, и это как же можно бесплатно получить тепло? — спросила Вэнди.

Поскольку разговор проходил в школе, то уши грели все одноклассники, находившиеся поблизости.

Многозначительно подняв вверх указательный палец правой руки, я торжественным тоном произнёс:

— Солнце!

— Что, солнце? — не выдержав, спросила греющая уши одноклассница Стефани, рыжая веснушчатая девчушка, мать которой родом из Ирландии.

— Солнце даёт нам много тепла, главное — умение использовать его. Вам же известно про солнечные батареи?

— Конечно, — ответила за всех, вступившая в диалог ещё одна девушка, подружка Вэнди, вторая сплетница школы Сэнди Джейкинс. Она весьма полная, с круглым лицом, у неё длинные густые волосы каштанового цвета и тёмно-карие глаза.

— Так вот, — продолжил я, — в солнечных батареях под панелями расположены трубки с жидкостью, которая кипит при низких температурах. Черная поверхность притягивает солнечные лучи и нагревается даже при минусовых температурах. Накопленное тепло преобразуется в электричество. Подобный принцип собираюсь использовать и я, только в упрощенном виде.

Достав тетрадь, я начал чертить схему солнечного коллектора, попутно поясняя:

— Смотрите, собираем трубки из тонкого алюминия, в нашем случае из пустых пивных банок, которые во множестве можно найти в мусорном контейнере. Красим в черный цвет, делаем с двух сторон отверстия и устанавливаем в короб. Все эти трубки вставляем в шланг из алюминиевой фольги, какие используют для установки кухонных вытяжек. Дальше просто, протягиваем шланг в комнату, а нагретый солнцем воздух будет по шлангу поступать в помещение!

— И ты думаешь, это будет работать? — Сэнди своей позой и выражением лица выражала полный скептицизм.

— Естественно! Это физика, детка, она всегда работает!

После школы я в компании Вэнди отправился в продуктовый магазин, где приобрёл упаковку Пепси в жестяных банках. После секса выпроводил Вэнди домой и даже не стал провожать. С нетерпением приступил к изготовлению солнечного коллектора.

Для начала при помощи заклинания "Копирование" размножил алюминиевые банки из-под Пепси, выпитой нами. Затем, используя волшебную палочку, трансфигурировал банки в шланги. Банок наделал много, их хватило и на трансфигурацию короба. В кладовке нашёл туристическую пенку, которую размножил, затем трансфигурировал по размерам короба и приклеил чарами Вечного приклеивания к внутренней стенке короба в два слоя. В короб уложил жесткие шланги из алюминиевых банок, которые прикрепил к туристической пенке чарами вечного приклеивания. Затем использовал красящие чары, и всё стало черного цвета. Оставалось только накрыть короб прозрачным материалом.

Долго думал, что использовать в качестве прозрачного материала. Для этого облазил весь дом, пока не нашёл игрушечный набор то ли юного биолога, то ли химика, не суть важно, но главное, там был кусочек оргстекла! С оргстекла снял матрицу и воспроизвёл в огромном количестве, затем трансфигурировал по размеру короба и закрепил чарами вечного приклеивания.

В итоге получилась конструкция шириною метр, длиной три метра и примерно двенадцать-пятнадцать сантиметров в толщину. Коробка заняла почти всю комнату, от стены до стены. Эта бандура лежала на моей кровати и письменном столе. Перевернул короб и сзади найденной в кладовке краской, в которую капнул своей кровью, нанес рунный круг, собирающий ману из окружающего пространства.

Волшебной палочкой наложил согревающие чары, которые превосходно запитались от рунного круга. Коллектор практически сразу стал греть, как обогреватель.

Чтобы вынести получившуюся бандуру из комнаты, пришлось уменьшить коллектор чарами. Выйдя на балкон, активировал чары отвода глаз и заклинание Щупальца из школы телекинеза. Вынес коллектор на улицу, подхватил его телекинетическими щупальцами и отменил уменьшение. Приложил короб к балкону и закрепил чарами вечного приклеивания.

Самое сложное закончилось. Дальше прокладывал шланги по всей квартире, пришлось аккуратно проделать в паре стен незапланированные отверстия. После нарисовал в начале шланга, выходящего из коллектора, пару небольших рун. Одна руна разгоняет воздух, работая как небольшой слабый вентилятор, вторая руна указывает направление, куда воздуху дуть. При этом эти руны потребляют настолько мало маны, что им даже подпитки не надо. Регулировку сделал крайне простую, просто сделал заслонку в шланге, на выходе из стены перед руной «вентилятором». Хочешь отключить подачу тепла? Задвигаешь заслонку и проблема решена. Надо отрегулировать температуру? Двигая заслонку сделать это легко и просто, а главное — никакой магии. А то вначале пытался голову ломать, как и чего магического нагородить, чтобы сделать коллектор отключаемым, потом пришла в голову эта простая идея, позаимствованная в обычной русской печи, которую не один год наблюдал у себя в хате, где температура горения регулируется заслонкой поддувала.

***

Сегодня меня не разбудил не будильник и не Мэри, что было довольно странно, поскольку уже успел привыкнуть, что с утра надо идти в школу. Хотел вскочить и проверить, сколько времени, не опаздываю ли, но вспомнил, что сегодня суббота и никуда идти не надо.

В квартире было очень тепло по сравнению с тем, что было ещё вчера вечером, даже жарко. Поэтому впервые за время нахождения в этом жилище не стал одеваться. Прямо в пижамных штанах, позевывая, вышел на кухню. На кухне Мэри что-то готовила на завтрак.

— Доброе утро, мам. Ты сегодня дома?

— Доброе утро, сынок, — с улыбкой ответила мадам Стэнфорд. — Да, сегодня мне дали выходной. Немного приболела.

Вид у Мэри был неважный. Похоже, из-за стресса и сильных нагрузок организм ослаб, и она простыла. Как бы так подлечить милую женщину, приютившую меня, чтобы было незаметно?

— Сынок, а что это у нас за шланги и штука на балконе? — спросила мадам Стэнфорд. — Это из-за них у нас тепло? — Мэри нахмурилась и гневно спросила. — Ты сколько потратил на эту штуку и где взял деньги?!

— Сколько много вопросов, — на моё лицо выползла усмешка. — Мам, представь себе, эта штука не стоила мне ни пенни! Она называется солнечный коллектор. Устройство этого прибора я нашёл в школьной библиотеке. Он до крайности примитивный. Просто крашеные в черный цвет шланги или трубки, размещенные под прозрачной поверхностью. Короб я смастерил из кусков алюминия, которые нашёл на помойке, как и пустые пивные банки, из которых и изготовил трубки для коллектора. Оргстекло мне подарили парни со стойки магазина в нескольких кварталах отсюда. После школы собрал эту конструкцию, покрасил гуашью, оставшейся с начальной школы, и закрепил на балконе. Потом протянул от коллектора шланги, которые используют для установки вытяжек по дому. Теперь у нас есть халявное отопление, использующее бесплатную солнечную энергию.

— О, Господи! Сынок, как ты только сумел додуматься до такого? — радостно и в то же время удивленно воскликнула Мэри. — Это же просто потрясающе! В доме теперь так непривычно жарко, как летом.

— Это элементарно, просто требует времени и смекалки, а большинству людей проще сидеть в холоде и ничего не делать, чем потратить некоторое время на улучшение условий проживания.

— А я переживала, откуда у нас такая дорогая вещь! — с облегчением произнесла Мэри. — Кто бы мог подумать, что буквально из мусора можно сделать такую классную штуку…

После завтрака.

— Мам, я вижу, что ты простыла. Ложись, поспи, сразу станет легче.

— Думаешь, Джон? Хотя, да, пожалуй, пойду, прилягу, а то что-то голова кружится.

Мэри удалилась в свою комнату. Дождавшись, когда она ляжет в кровать, я достал одну из волшебных палочек. Просунув в спальню миссис Стэнфорд, шёпотом активировал заклинание сна:

— Соппоро.

После этого уже не таился. Спокойно зашёл в спальню Мэри и стал по очереди накладывать на миссис Стэфорд заклинания, в перерывах между этим занятием пополняю резерв маны. Первым пустил в ход Лечение от Заразы, следом легло Укрепление суставов, потом дважды наложил Исцеление. Затем пришлось идти за глубокой тарелкой и ножом, после чего сделал на руке Мэри надрез и применил заклинание Противоядие. Из раны в чашу вылезли все яды и токсины, которые успели накопиться в организме за время жизни в мегаполисе. В очередной раз использовал Исцеление, тем самым залечив рану. На всякий случай наложил на первую свою пациентку заклинания Исцеление зрения и Исцеление Слуха. Потом усилил действие заклинания Соппоро и наложил заклинание Выращивание зубов. В результате все запломбированные зубы и коронки выпали. Мне пришлось их оперативно изымать изо рта, чтобы Мэри ими не подавилась. На месте старых зубов выросли новые и здоровые. Напоследок довольно продолжительное время наполнял резерв маны. Используя заклинание Возвращение праны, напитывал по очереди праной себя и Мэри. От подобного комплекса процедур миссис Стэнфорд внешне помолодела примерно на десяток лет. Закончил примерно в три часа дня.

— Фините инкантатем.

Отменив действие заклинания сна, я удалился на кухню пить чай.

Через несколько минут из спальни вышла Мэри.

— Ох, как хорошо выспалась! — потягиваясь, радостно заявила она. — Чувствую себя, словно заново родилась! Ничего не болит, болезнь прошла, а я словно помолодела. Сила просто распирает и хочется много двигаться! — Мэри расплылась в улыбке. — Джонни, мы сегодня отправимся по магазинам. Невозможно в такой замечательный день просиживать дома!

— Как скажешь, — в ответ я флегматично пожал плечами.

Похоже, с праной немного перестарался, слишком большой заряд бодрости получила миссис Стэнфорд. Мне нормально, поскольку уже привык к подобному. Наверняка Мэри будет таскаться по магазинам до упаду, как моя мама по Тракторному рынку, но я тоже подзарядился праной, так что не устану.

Мэри зашла в ванную. Внезапно оттуда раздался ужасный ультразвуковой визг, перешедший в радостные возгласы.

— А-а-а-а… О, Боже! Я действительно помолодела! Как? Не может быть! Куда делись мои коронки?! О, Боже! Это чудо! Это что, настоящие зубы? Какие они белые!

Спустя полчаса восторгов миссис Стэнфорд, наконец, выбралась из ванной комнаты и заглянула на маленькую кухню. Её лицо светилось от счастья, но было там и нечто иное — изумление на грани ошеломления. Взгляд Мэри блуждал по помещению, скользя по кухонной плите, холодильнику. Он замер на мне.

— Джонни, ты случаем не знаешь, что со мной произошло? — спросила она, видимо, от отчаяния.

— Мама, ты стала лучше выглядеть, — удалось мне выдавить комплимент, делая вид, что ничего не знаю. — Наверное, ты хорошо выспалась. В любом случае, не думаю, что кому-то следует об этом рассказывать.

— Джонни! — в голосе миссис Стэнфорд проскользнули стальные нотки, словно она раскусила мою отвратительную актёрскую игру. — Мне нужна правда. Сынок, я же прекрасно вижу, что ты врёшь! — безапелляционно заявила она.

— Ладно, — вырвался у меня грустный вздох, — расскажу, как есть. Мама, после того, как я очнулся, случилось нечто невероятное. Не знаю, как сказать… Ты же не поверишь.

— Не поверю? — фыркнула миссис Стэнфорд. — После того, как за непродолжительный сон выздоровела, отрастила новые зубы и сбросила десять лет?! — весь её тон сквозил откровенным сарказмом.

— Эм… — растерянно протянул я, пытаясь придумать правдоподобную ложь. — Понимаешь, я заполучил сверхъестественные способности (только было это довольно давно). Там, в больнице, когда я очнулся (в очередной раз), ко мне пришли люди из спецслужбы (российской) и дали понять, что о моих сверхестественных способностях никому нельзя рассказывать. Я не имею права демонстрировать сверхсилы, иначе меня посадят в тюрьму для людей со сверхспособностями, а тем, кто узнал об этом, сотрут память. Естественно, я не мог смотреть, как близкий человек страдает. Мама… Пока ты спала, я вылечил тебя своей сверхъестественной силой, заодно зубы новые отросли. Коронки пришлось выкинуть, они всё равно латунные. Надеюсь, ты не будешь распространяться об этом? Я очень… Очень сильно не хочу в тюрьму!

— Джон… Сыночек… — миссис Стэнфорд не могла подобрать слов. В уголках глаз женщины проступили слёзы радости. — Милый мой, пусть это звучит как бред, но я тебе верю. Твоё исцеление уже само по себе чудо! Ведь говорят же по телевизору, что после комы у людей просыпаются сверхспособности, почему бы этому не произойти с тобой?! — после непродолжительной паузы, она возмущенно добавила: — Как ты вообще мог подумать, что я сделаю что-то, что причинит вред моему ребенку?!

Своему ребенку вряд ли сможешь причинить вред, трупам вообще сложно навредить, а вот мне вполне можешь.

Эх, тяжело быть добрым и помогать людям! Я это понял слишком рано — в шестом классе. Тогда начитался Гайдаровского «Тимур и его команда», насмотрелся патриотических фильмов и сдуру решил помочь незнакомой бабушке дотащить сумки до дома. В итоге надорвал спину, которая неделю болела, а вместо слов благодарности старушка судорожно вцепилась в бумажник, пересчитала наличность и обвинила меня в воровстве, после чего воплями, будто её режут, позвала соседей. В тот момент я был сильно напуган и с трудом сумел объяснить разъярённым взрослым, что я не верблюд. Что помог старушке из добрых чувств, но в результате был обвинён в воровстве. В итоге бабуля всё же поняла, что ошиблась. Она ещё несколько раз пересчитала наличность и осознала, что ошиблась в подсчётах. И что? Она даже не извинилась. Вместо этого пожилая женщина обложила меня, шестиклассника, трёхэтажным матом, от которого уши сворачивались в трубочку. Ко всему прочему до этого момента я успел получить тумаков от её соседей, которые тоже не извинились. В тот момент я совершенно отчётливо осознал, что то, чему нас учат художественные книги, полная ерунда. Реальность гораздо паскуднее, в ней помогать людям противопоказано, по крайней мере, чужим и бесплатно.

— Но почему ты мне сразу не рассказал о своих новых силах? — спросила Мэри.

— Во-первых, не хочу, чтобы тебе стирали память. Во-вторых, не хочу в тюрьму. Полагаю, этих двух причин достаточно?

— Всё равно, не верится, что подобное возможно, — со скепсисом произнесла миссис Стэнфорд, затем возмущённо добавила: — А спецслужбы? Разве они имеют право угрожать ребёнку? Конец двадцатого века, куда смотрит Королева?!

— Мам, поверь, если эти люди умеют стирать память, то им не нужны никакие права и разрешения, чтобы привести угрозу в действие. Кто об этом узнает? А если и узнает, какая разница, если достаточно послать суперменов подтереть воспоминания… Ты даже не будешь знать, что у тебя когда-то вообще был ребенок.

— Какой кошмар! — от былой радости у миссис Стэнфорд не осталось и следа. Она побледнела и поднесла ладони ко рту. — Ладно, не будем говорить об этом. Джонни, лучше расскажи, что ты умеешь?

— Лечить и говорить на нескольких иностранных языках.

— На каких языках? — в тоне собеседницы проявилось исконно женское любопытство.

— Русский, древне-шумерский и… Не уверен, но, кажется, Японский.

Дальше наступило тяжелое время — мы пошли по магазинам одежды, потом прошлись по продуктовым лавкам. В итоге вернулись домой в темноте со множеством полных пакетов. У Мэри оставался приличный заряд бодрости, она всё никак не могла угомониться, поэтому устроила генеральную уборку, естественно, припахала меня. Под конец я настолько вымотался, что уже не мог адекватно воспринимать реальность, в итоге завалился на свою кровать и уснул.

***

И всё же, изначальная проблема малой магической силы никуда не делась. Да, сила довольно быстро выросла в два раза, но затем её рост настолько сильно замедлился, что дай боги, три заклинания смогу удерживать в ауре лет через десять. Думаю, это как со спортом, когда только начинаешь заниматься, результаты видны сразу, но в итоге достигаешь физического предела и для дальнейшего роста приходится переступать через себя. Вначале при помощи усиленных тренировок потихоньку бьёшь свои предыдущие результаты даже на доли секунды, потом используешь стероиды и делаешь то же самое. Следовательно, надо решать проблему ограниченности боезапаса. Единственный способ, который вижу, это множество зачарованных артефактов.

В воскресенье решено было начать зачарование. Но не учел настойчивость некоторых личностей. В доме раздался противный звон. Пока искал источник этих звуков, меня позвала мать.

— Сынок, тебя к телефону.

То, что у нас есть телефон, знаю, приметил его ещё в первый день, но вот звонить пока никуда не приходилось, да и нам никто не звонил.

Прошёл в комнату матери, где находился телефонный аппарат, и взял трубку.

— Алло.

— Джон, привет, — донёсся из динамика знакомый девичий голос.

— Вэнди? Привет… Откуда у тебя мой номер?

— Мы же все обменивались номерами ещё в начальной школе, — сказала она.

— То есть, ты как археолог перебрала все древние записи, чтобы найти мой номер телефона? Ха! Круто!

— Эм… — Вэнди смутилась. — Примерно так всё и было. Джон, ты сегодня свободен?

— В принципе, да.

— Может, сходим куда-нибудь? — спросила Вэнди.

— Вообще-то, это я должен задавать подобные вопросы, но раз ты спросила, то давай куда-нибудь сходим.

На некоторое время я задумался. Уже столько живу в Лондоне, о котором нам много рассказывали на уроках английского языка в школе, а кроме своего района и пары больниц с вокзалом ничего не видел.

— Как насчёт того, чтобы съездит в центр, посмотреть Биг-Бэн? — спросил я.

— О, я даже не знаю… — растерянно протянула Вэнди. — А почему бы нет? С удовольствием.

— Отлично! Вэнди, в таком случае предлагаю встретиться через полчаса у станции метро Финчли Централ.

Мы встретились с Вэнди возле метро, неподалеку располагался фотосалон или магазин фототоваров, точно не знаю, как он тут называется, но реклама обещала, что тут есть всё, связанное с фотографиями. В общем, вначале мы зашли туда. Я приобрел фотоаппарат-мыльницу и десяток цветных фотопленок. Затем мы отправились в центр.

Посетили Тауэрский мост и Вестминстерский дворец, где мы задержались довольно надолго с экскурсией. Видно было, что девушке тоже интересно, хотя она все же слегка безразлично отнеслась к экскурсии. Зато я ходил с открытым ртом и часто просил её сфотографировать себя на фоне той или иной достопримечательности.

— Вэнди, тебе что, не нравится?

— Почему, нравится, — пожала плечами собеседница, но по лицу было видно, что слова Вэнди далеки от истины. — Просто мы уже были тут со школьной экскурсией в прошлом году.

— Круто! Но сейчас-то мы не со школьной экскурсией. Знаю я эти мероприятия, туда не ходи, сюда не смотри, давайте быстрее. Кто-то ради шутки толкнёт, кто-то не даст рассмотреть экспонат, начав глупо шутить и отвлекать. А сейчас мы сами по себе, можем рассматривать, что захотим и сколько хотим!

— Ты сейчас практически полностью воспроизвёл все школьные экскурсии, — рассмеялась Вэнди.

Дальше мы пошли в сторону Бейкер стрит, очень хотелось посмотреть на жилище Шерлока Холмса, книги и фильмы про которого я обожаю. Долгая экскурсия дала о себе знать, нам обоим захотелось кушать и пить, да и просто посидеть и дать ногам отдых. Поэтому мы стали выискивать место, где можно перекусить. Как назло с обеих сторон дороги не было ни одной закусочной или магазинчика. Казалось бы, место, весьма насыщенное туристами, почему бы не поставить пару кафешек или хотя бы палатку с мороженым? Мы решили срезать путь через парк Святого Джеймса, там оказалось очень много туристов, все лавки были заняты. У народа с собой были рюкзаки, из которых они доставали еду и напитки и тут же перекусывали. И почему я не додумался до такой простой идеи, как взять с собой перекус? Ну ничего, в следующий раз буду умнее. Посередине парка имелся пруд. Пришлось довольно долго идти до моста через водную преграду.

После парка мы прошли ещё приличное расстояние, минуя интересное строение, возле которого можно было бы задержаться, если бы всё сильнее не хотелось отдохнуть. На улице Сейнт-Джеймс нам улыбнулась удача в виде небольшого кафе, куда мы незамедлительно зашли. Покушав, отдохнув и повеселев, мы продолжили экскурсию. Самое забавное, что теперь повсюду встречались кафешки, ну прямо какой-то закон подлости.

Мы не туда свернули и пришли к зданию Королевской академии художеств, напротив которой оказалось два магазина, торгующих часами. Один магазин сразу проигнорировал, поскольку название Ролекс как бы намекало, что мне тут не по карману, а второе название ни о чём не говорило, какой-то Джордж Дженсон, и это была скорее ювелирная лавка, но часов тут оказался богатый выбор, особенно мужских.

Без часов жить было довольно непросто, потому я не мог пройти мимо подобной прелести. В этом магазине приобрел в подарок Вэнди приглянувшееся ей украшение — это оказался золотой кулон в виде сердечка, украшенный искусственными бриллиантами или стразами, честно, не улавливаю разницы, ну камушки, ну блестят, красиво и ладно. Кулон шел в комплекте с золотой цепочкой и обошелся мне в двести пятьдесят фунтов. Огромная сумма не только для школьника, но и для работающего взрослого человека. Себе приобрел простые с виду механические часы в стальном корпусе с коричневым кожаным ремешком, которые стоили четыреста пятьдесят фунтов. Таким образом ушла первая пачка денег, но в другом кармане покоилась вторая, точно такая же пачка в семьсот двадцать фунтов.

Думал, что столь дорогая покупка привлечёт к нам внимание и вызовет подозрения, но, кажется, меня приняли за мажора — избалованного сына богатых родителей, иначе непонятно отсутствие реакции продавца на наличие подобной суммы у подростка. Я старался себя вести так, словно подобные траты для меня в порядке вещей, а обновленный гардероб играл на пользу имиджу. На мне был надет купленный вчера на распродаже классический английский костюм коричневого цвета с кожаными нашивками на локтях, шарф и пальто классического кроя, оттого выглядел довольно солидно. Вэнди тоже нарядилась для свидания в свою лучшую одежду, на ней было надето прекрасно выглядящее вязаное платье немного не достающее до колен, высокие сапоги, теплые колготки и пальто. К сожалению, за время прогулки до нас дошло, что подобная одежда — не самый лучший выбор для туристических прогулок. Для короткого свидания замечательно, выглядит шикарно, а гулять лучше как остальные туристы, в джинсах, кроссовках или удобных туфлях и куртке, а ещё с собой желательно иметь рюкзак с едой и напитками.

— Джон, я устала… — с видом мученицы простонала Вэнди. — Может, поедем домой? Я бы не отказалась от чашечки горячего чая, — последнее было сказано с намеком.

— У меня сегодня мать дома, так что это будет реально чашка чая, а не то, на что ты намекаешь. Но вообще, я и сам устал, так что давай искать метро и поедем по домам.

— Эх… Так не хочется идти домой, а гулять нет сил, — Вэнди посмотрела на меня с надеждой, будто я что-то придумаю.

— В нашем районе неподалеку от метро я видел Макдональдс. Давно хотел попробовать, какова эта еда на вкус. Может, зайдём туда, наберем газировки и разных бутербродов, да посидим в тепле?

— Это замечательная идея! — с радостью согласилась Вэнди и кинулась меня обнимать. — Джон, ещё раз спасибо тебе за кулон, он такой красивый! Откуда у тебя такие деньги?

Нужно было срочно сочинить правдоподобную сказку, а то эта сплетница с радостью выдумает свою версию с бандой и кровавыми подробностями.

— Помнишь, как-то я рассказывал о солнечном коллекторе? — дождавшись от Вэнди кивка, я продолжил: — У меня получилось его сделать, причём с некоторыми доработками. В общем, запатентовал изобретение. Представляешь — у меня почти сразу выкупили патент!

До Бейкер стрит мы не дошли, решили отложить поход на следующие выходные и приняли решение отправиться домой. В Северном Финчли на несколько часов зависли в Макдональдс, где для меня всё было в новинку, поэтому набрал всего, чтобы попробовать. Еда оказалась хоть и вкусной, но непривычной и очень тяжелой, поэтому ели мы долго. После бутербродов осталось много коробочек, из которых мы стали мастерить скульптуры и роботов. После забегаловки разошлись по домам.

Дома прямо с порога я был встречен вопросом от Мэри, которая с нетерпением ожидала моего возвращения:

— Как свидание, сынок?

— Привет… Замечательно, но с одеждой я явно сглупил. В следующий раз надо будет одеться проще и удобней. Вестминстерский дворец — просто чудо!

— А что у тебя за часы? — мадам Стэнфорд с подозрением покосилась на мои часы.

За последнее время лгать по любому поводу у меня стало входить в привычку, поэтому быстро нашёлся с ответом:

— Купил у лоточника, который торговал дешёвыми поддельными часами. Всего полтора фунта, зато как классно смотрятся!

Ловко врать учиться пришлось путем долгих сеансов терапии при помощи отцовского ремня, когда меня ловили на обмане. Хочешь, чтобы задница не болела, в момент научишься правдоподобно врать на лету.

— Действительно хорошие часы, — оттаяла Мэри. — Сразу и не скажешь, что подделка.

Остаток вечера потратил на зачарование часов. Вначале думал превратить их в порт-ключ, но в итоге передумал и сделал артефакт отвода глаз. Для этого нанёс сзади корпуса накопительный рунный круг, собирающий ману из окружающего пространства, он уже не раз был опробован в связке с наложенными чарами, поэтому голову ломать не пришлось. Затем наложил чары отвода глаз, запитал их от рунного круга и сделал включение и отключение чар по мысленному ключу. Для управления артефактом достаточно подумать «часы, включить / выключить отвод глаз».

Следующие две недели прошли спокойно, в школе не было ничего экстраординарного. Я окончательно вписался в коллектив и за счёт знания множества старых анекдотов, которые тут шли на ура, стал душой компании. Были проблемы лишь с математикой, приходилось часто просить отличников разъяснить непонятные моменты. Всё-таки тут была программа примерно десятого класса, а я только в девятый перевелся. Несмотря на то, что в России у нас был класс с математическим уклоном, многое оказалось в новинку. Я смотрел на формулы, как баран на новые ворота. Ещё были проблемы с Историей Англии, но решились они просто, оказалось достаточно потратить пару дней на прочтение учебников за этот и за прошлый года.

Первую неделю Мэри работала без выходных, я же после школы старательно окучивал Вэнди. Потом миссис Стэнфорд стала работать по графику. Вэнди стала заходить в гости лишь те дни, в которые Мэри работала.

Во вторник первой недели после кувырканий в постели я обратил более пристальное внимание на девушку. Если быть откровенным, мне не очень понравилось увиденное. Жировые валики на боках и складки на животе, небольшой целлюлит на бедрах, эти жидковатые волосы, которые не очень приятно перебирать в руках. Она молодая, а уже такое… Одно в Вэнди хорошо — грудь нормальная и напряжение помогает снять, к тому же, влюблена в меня.

Пока я был сексуально не удовлетворён, как-то закрывал глаза на все недостатки, в виски стучалось единственное желание — пристроится хоть к кому-то. Даже если бы на месте Вэнди оказалась совсем страшная девушка, думаю, ничего не поменялось бы, просто эта одноклассница первой попалась под руку и оказалась достаточно доверчивой, чтобы намотать на уши километры лапши. Распробовав запретный плод, я стал привередничать, захотелось чего-то более изящного и прекрасного. Не скажу, что хочется модель, нет, обычная девушка, такая как Вэнди, это очень даже неплохо, но если бы она за собой следила! В таких случаях можно придумать несколько вариантов: сменить девушку либо довести до идеала ту, что имеешь. Со вторым у меня проблем нет, к тому же дополнительная практика в магии никогда не помешает.

С тех пор я стал после секса усыплять Вэнди, затем при помощи заклинания биомагии Пластическая хирургия понемногу изменял её тело. В первый же день помимо биомагии сварил зелье для роста волос на основе волос Вэнди, благо ингредиентов для него хватало с запасом. Прямо во сне при помощи пипетки напоил девушку этим зельем. В итоге за считанные минуты волосы у Вэнди стали густыми, прочными и отросли до середины бедра. Пришлось их укоротить примерно до той длины, которая была до этого. Срезанные волосы на всякий случай положил в пакет, в который поместил записку с именем девушки, чтобы не перепутать, когда у меня появится коллекция подобных ингредиентов.

К концу второй недели Вэнди сильно преобразилась. Я старался делать всё незаметно, но изменения были заметны всем. Девушка похудела, стала более привлекательной, волосы стали густыми и шелковистыми, как демонстрируют в рекламе шампуней. Сама Вэнди списала это на полезность занятий сексом, вроде как вместо спорта, улучшает тонус, повышает здоровье и приводит внешний вид к идеалу. Ведь именно после кувырканий в постели у неё всегда происходит преображение. Я бы и сам так подумал, если бы не делал эти самые улучшения.

Помимо подвигов на постельном фронте, я занимался зачарованием артефакта. В магазине для рукоделия приобрел разноцветные бусины бисера, больше напоминающие крупные шейные бусы, ну ещё нитки и прочее, необходимое для плетения бисера, в том числе и книгу-самоучитель по плетению. За эту неделю изготовил браслет с полусотней бусин, расположенных блоками разноцветных бусин по пять штук, разделенных небольшой бусинкой определенного цвета. Каждую крупную бусину зачаровал в качестве порт-ключа без привязки адреса и без пароля. Пришлось в тетрадке для заклинаний расписать блоки и бусины, а после добавления координат и пароля вписывать их напротив соответствующей бусины порт-ключа. Первый блок бусин порт-ключей был уже зачарован и расписан. Первым местом выхода стала, естественно, квартира, а точнее, моя комната. Остальные портальные точки были выбраны в глухих местах нашего района, например, на чердаке одного из старых домов, в переулке у старого завода и ещё в нескольких интересных местах.

Всё это время покупал в магазинах какую-либо мелочевку, чтобы разменять очередную купюру, в итоге в ноябре вместе со старыми фунтами набралось тысяча двести семьдесят фунтов мелкими купюрами.

Четвертого ноября на одной из перемен мне в голову пришла интересная идея для пополнения бюджета. Зачем заниматься постоянным разменом, если можно скопировать сразу приличную сумму? Где? В банке? Так никто не даст приблизиться к деньгам настолько близко, чтобы скопировать их. В магазине? Тот же самый вариант. Хотя если вскрыть под отводом глаз кассу…

В итоге после школы оправился в небольшой магазин, торгующий овощами. Вэнди уже знала, что сегодня у Мэри выходной, поэтому ко мне не напрашивалась, тем более, у моей девушки начались красные дни календаря.

По пути в лавку заготовил заклинание Копирование. Зайдя внутрь, активировал чары отвода глаз на часах и дождался, когда выйдет единственная покупательница. Сильно переживая, что кто-то может заметить, собрался с духом и глубоко вздохнул. Достал из школьного рюкзака волшебную палочку и направил её на продавца.

— Конфундус! — чары привычно сорвались с палочки и приложили торговца. — Доставай все бумажные деньги из кассы и сложи их стопкой.

После того, как продавец выполнил мои требования, я активировал Копирование.

— Убирай наличность на место. Ты просто хотел пересчитать деньги, для этого решил открыть кассу.

Покинув магазин, пересчитал добычу. Не скажу, что сказочно разбогател, но сто двадцать три фунта тоже неплохие деньги.

Дальше прошёлся по всем магазинам в районе. Сделать это было довольно просто, поскольку в основном это были небольшие специализированные на чём-то одном семейные лавочки, в которых периодически заглядывали покупатели, а сейчас такое время, что народу почти не было, большинство на работе, так что зайти могли лишь школьники, безработные и домохозяйки. Пока шёл от одного магазина к другому, успевал наговорить заклинание копирования.

Домой вернулся примерно к пяти часам. После ужина закрылся в своей комнате, сказал Мэри, что буду делать уроки, после чего начал подсчитывать добытую наличность. Общая сумма оказалась не такой уж и маленькой — две тысячи семьсот пятьдесят три фунта. Прибавив те деньги, что имелись до этого, получил целых четыре тысячи двадцать три фунта. Из-за того, что большинство купюр оказались мелкого достоинства, пачка получилась довольно толстой. С этой пачки тут же снял копию и записал матрицу в тетрадь.

Теперь, имея на руках приличную сумму денег, задумался над тем, как и на что её тратить. Вообще, меня до сих пор удивляло, как удалось приобрести дорогие часы. Ребенок, имеющий на руках большие деньги, непременно вызовет множество вопросов, чего в моём положении следует избегать.

Как вариант, можно попробовать изобразить мажора и сделать морду кирпичом. Но это может пройти, например, в бутиках с дорогими шмотками. Думаю, в подобных местах будет выглядеть вполне естественно, когда юный мажор расплачивается наличкой, разве что продавцы похихикают, что мажорчик с карманных денег отложил «котлету» фунтов. Но зачем мне дорогие вещи? Пустить пыль в глаза? Они вызовут лишь множество вопросов у окружающих, и если прочим можно навешать лапши, то вот с Мэри такой фокус не получится. Значит, что остаётся? Покупка всяческих мелочей, например, давно мечтал приобрести плеер, да и магнитофон не помешает. А ещё неплохо было бы купить видеомагнитофон. Но опять же, как объяснить эти покупки Мэри? Допустим, насчёт плеера могу сказать, что купил подержанный с рук на накопленные карманные деньги, с остальными вещами такой фокус уже не прокатит.

Что остаётся делать, как дальше жить? Думаю, придётся ждать, когда исполнится восемнадцать лет и до этого времени стараться не высовываться. В восемнадцать лет в Англии наступает совершеннолетие, хотя алкоголь в барах будут наливать лишь с двадцати одного года, как и не будут до этого возраста пускать в ночные клубы, но можно без особых проблем съехать и жить самостоятельно. Но блин, это же почти три года придётся жить фактически с чужим человеком, притворяясь ребенком миссис Стэнфорд. Честно говоря, проще было бы жить одному или с девушкой, которую… В общем, просто с девушкой.

Мэри… С ней всё сложно. Поначалу воспринимал её просто как постороннего человека, потом старался убедить себя называть и считать её мамой. После того, как провел над ней медицинские процедуры и она стала выглядеть намного моложе, стал замечать за собой постоянную сексуальную тягу к ней. Особенно это стало заметно после того, как дома стало тепло. Обычно Англичане в связи с тем, что дома холодно, похожи как луковицы, то есть закутаны в кучу одежек. О какой сексуальной привлекательности может идти речь к подобному «луковому» чуду? У нас же в квартире тепло, потому и ходим в нижнем белье. Мне по некоторым причинам приходится надевать широкие шорты. Стесняюсь сделать Мэри замечание, чтобы не ходила в нижнем белье по дому, она-то меня воспринимает как сына, а я же когда вижу её, хочу разложить прямо на месте.

Вот как можно жить в подобных условиях? Стоит ещё учесть, что квартира у нас размерами не блещет. Мы постоянно сталкиваемся и задеваем друг друга, например, когда на кухне крутимся. Вот что у меня не так с организмом? Любое прикосновение, взгляд, мимолётная фантазия, как кое-какая часть тела тут же отвердевает, а в голову лезут мысли эротического толка, почти полностью отрубается логика и разум. Если бы не Вэнди, с которой удаётся сбросить накопившееся напряжение, а в последнее время ещё и получить эстетическое наслаждение, не знаю, что было бы. Не могу сказать, что люблю её, хотя, она определенно мне нравится, но если бы кто-то спросил, готов ли я на ней жениться, то мой ответ был бы однозначным — нет.

Глава 9

Глава 9

Задумался над средствами защиты. Убивать при помощи известных мне заклинаний слишком затратно по магическим силам. То есть, в ауре могу держать два заклинания, даже если оба будут боевыми, этого слишком мало. А из палочковых эффективных заклинаний знаю Империо и Авада Кедавра, оба непростительные, за которые светит пожизненное заключение в Азкабане и оба требуют много сил даже с волшебной палочкой. Значит, мне необходимо оружие. В принципе, сойдёт обычный пистолет, думаю, огнестрел окажется вполне эффективен против магов. Но встаёт проблема иного рода, пистолет надо, во-первых, достать, как и боеприпасы к нему, во-вторых, огнестрельное оружие незаконно и может привлечь к себе внимание даже с условием использования чар отвода глаз. А что, если зачаровать, ну, допустим, игрушечный пистолет? Простой мент, увидев игрушечный пистолет, ничего не сможет мне предъявить, особенно, если его зачаровать так, чтобы в чужих руках оружие наглухо клинило или оно стреляло как обычная игрушка, то есть, чтобы кроме меня никто не мог им воспользоваться. А маги, что за заклинания, что за артефакт, думаю, одинаково докопаются, но меньше, чем за непростительные.

В магазине игрушек приобрел игрушечный пистолет, стреляющий шариками. Игрушка была разобрана, после чего детали были трансмутированы в более прочные материалы и зачарованы. Ствол обзавелся рунной цепочкой, которая выполняет две функции, убирает сопротивление материала и разгоняет до высокой скорости стальной шарик в одном направлении. Механизм оставил тот же, то есть, нажимаешь на спусковой крючок, срабатывает пружина и толкает пульку (стальной шарик калибра четыре с половиной миллиметра и весом тридцать пять сотых грамма). По расчётам снаряд долен разгоняться до скорости в четыре маха, то есть около тысячи триста метров в секунду. Выходит, что дульная энергия равна примерно трёмстам джоулям. Добиться лучшего результата не смог из-за длины ствола. На рукояти выгравировал при помощи материализации два накопительных рунных круга, а чтобы замаскировать их, обмотал рукоять изолентой. Нанёс своей кровью руну опознания владельца, которая в чужих руках превращала пистолет в обычную игрушку. Так что из-за использования рун, магией оружие почти не фонило. Понять, что это не игрушка, можно либо рассмотрев при помощи магического зрения, либо увидев результат стрельбы в моём исполнении.

Неделю потратил на зачарование оружия, в итоге наступил день испытаний. Вышел в ближайший парк, наложил на себя чары отвода глаз и стрельнул в дерево. Прозвучавший звук выстрела был довольно шумным и напоминал хлопок петарды. Мягко говоря, он меня удивил. Подумал тогда:

«Странно, вроде пороха не использую, откуда звук?»

Потом вспомнил, что громкий звук происходит не от сгорания пороха, а от преодоления скорости звука. Пришлось наложить на пистолет чары глушения звука, после чего он стал стрелять бесшумно, но из-за этого игрушка стала слегка фонить магией, а запас выстрелов уменьшился до девяносто семи. Не знаю, насколько хватало маны изначально, поскольку из-за шума выстрелов не стал испытывать данный параметр. После того, как отстреляешься, приходится три часа ждать, пока рунные круги накопят полный запас маны, либо запитывать рунные круги за счёт собственного резерва. Хотел ещё наложить заклинание отвода глаз, но в таком случае мало маны останется на стрельбу, то есть, именно на то, для чего артефакт был создан, поэтому пришлось отказаться от этой идеи. Магазин пистолета вмещает около трёхсот шариков, что было признано мною вполне достаточным для того, чтобы не производить дополнительных зачарований.

Результаты испытаний показали, что пулька запросто пробивает тонкую ветку насквозь. Трансмутировал стальной лист толщиной полтора миллиметра и стал стрелять по нему с расстояния десять метров, в итоге он превратился в подобие дуршлага. Все пули пробивали его насквозь, оставляя ровное круглое отверстие, как от дырокола. А вот полет пули точным не назвать. На расстоянии пяти-десяти метров промазать было почти невозможно, на пятнадцати-двадцати метрах всё было похуже, но в целом попасть по крупной мишени реально, а вот дальше попасть в цель можно лишь случайно. Вроде бы пуля летит очень быстро, чего бы ей так менять траекторию? Поломав голову над данным вопросом, понял, что моей компетентности недостаточно, чтобы выявить причину. В принципе, не думаю, что придётся стрелять дальше, чем на десять метров, так что как оружие ближней самообороны этот артефакт был признан годным.

Прибрав за собой, покинул полянку, на которой резвился.

Носить пистолет с собой в рюкзаке идея так себе. Какой смысл в оружии, которое для применения придётся доставать хрен знает сколько? Поэтому в оружейном магазине приобрел кобуру. Когда продавец поинтересовался, нафига она мне, ответил, что играем с пацанами в войнушку, буду туда класть игрушечный пистолет. В итоге мне с улыбкой без проблем вручили кобуру со сбруей. Кобура была такая же, как у частных детективов в фильмах, то есть для скрытого ношения под курткой или пиджаком. Дома потратил целый вечер, чтобы наложить на неё чары отвода глаз, запитанные от нанесенного на кобуру накопительного рунного круга. На пистолетной кобуре при помощи трансфигурации изменил кармашек для запасных магазинов на кобуру для волшебной палочки так, что кобура стала многофункциональной.

Не знаю, что со мной произошло, но, похоже, что после Азкабана стал параноиком. Магическое лечение от сумасшествия не помогло избавиться от этого. В результате размышлений решил, что не собираюсь бороться с этим — пусть буду живым параноиком, чем мертвым школьником. Как говорится, если вы параноик, это не значит, что вам не угрожает опасность. Теперь ходил всюду в костюме с пиджаком, под который надевал кобуру и клал «игрушечный пистолет», на который никто не обращал внимания. В школе это была школьная форма, вне школы это был полюбившийся костюм, купленный на распродаже, в котором ходил на свидание с Вэнди. Долго пришлось привыкать к кобуре, ещё поначалу ходить в пиджаке вместо свитера было холодно. Но за пару дней проблема была решена, просто костюмы обзавелись согревающими и очистительными чарами, плюс накопительными рунными кругами для подпитки чар, вышитыми на подкладке нитками, предварительно пропитанными в зелье.

Паранойя требовала добавить ещё какую-либо защиту, но в голову приходили лишь защитные заклинания из магии слова, которые не знаю, как прикрутить к артефакту. Поэтому одним из двух заклинаний в ауре постоянно было защитное.

На всякий случай провел ряд ритуалов. Для проведения ритуалов был выбран чердак одного из домов, на который вёл один из порт-ключей. На вход наложил маглооталкивающие чары, чтобы избежать посетителей в виде бомжей, подростков и прочих незваных визитеров. Для начала пришлось основательно прибраться от накопившейся пыли и грязи. По периметру чердака в течение недели пришлось наносить экранирующую рунную цепочку, чтобы никто из магов не почувствовал магических возмущений, даже если решу заняться призывом демонов и некромантией.

Первый ритуал закрепил душу в теле, не позволяя всяческим сущностям или заклинаниям разделить их. А то почти все демоны и немногие маги могут попросту вырвать душу из тела. После этого ритуала Авада Кедавра мне не страшна, смогу отбивать её головой, как футбольный мяч. Хотя утрирую, на самом деле лучше подобное заклинание не ловить телом, убить не убьёт, но сознание потерять вполне реально.

Второй ритуал называется Ядовитая кровь. В результате после его проведения моя кровь стала ядовитой и опасной для различного рода вампиров и иных кровососущих существ. Один глоток крови способен сильно обжечь чрезвычайно могучего противника, а то и убить его на месте. К тому же это не позволит использовать мою кровь в ритуалах, способных навредить мне. Мне же это свойство не доставляет никаких неудобств.

Третий ритуал был самым сложным и проводился мной в выходной день, свободный от школы и когда Мэри была на работе. Но перед его проведением пришлось потратить неделю для того, чтобы начертить огромный накопительный рунный круг и ещё неделю ждать, пока он заполнится маной. Моих запасов маны для этого ритуала точно не хватило бы.

Ритуал называется просто — Сопротивляемость. Благодаря этому ему я приобрел сверхъестественную способность под аналогичным названием, которая позволяет быть более устойчивым к различным сверхъестественным и психическим атакам. Теперь я стал практически полностью невосприимчив к телепатии и иным ментальным манипуляциям. Также способен полностью игнорировать магические атаки, которые не имеют физического воплощения — такие, как различные проклятия, попытки телепортации, пространственного искажения, превращения во что-либо или же эмпатические воздействия, если тот, кто их использует, слабее меня или вложил небольшое количество сил в заклинание. Однако, магия, которая может проявиться в физическом мире, такая, как, скажем, Огненный Шар, вполне может нанести урон. Хотя, в случае надобности, если сконцентрируюсь, то могу развеять одним усилием воли подобное заклинание, если противник окажется недостаточно силён для того, чтобы воспрепятствовать подобному воздействию. Помимо всего прочего, стал практически полностью иммунен к эмпатическим воздействиям уровня могущественных богов. В довесок, эта способность также позволяет сопротивляться стиранию из реальности и другим способностям, которые позволяют изменять и управлять реальностью. Опять же, при помощи данной способности за мной стало практически невозможно подглядеть, используя магические способности или артефакты. Вдобавок, эта способность позволяет одной лишь силой воли разрушать различные антимагические печати. По воспоминаниям, всплывшим у меня вместе со знаниями о данных ритуалах, все шумерские маги проходили через этот ритуал, поэтому их боевые заклинания против других магов в большинстве своем рассчитаны на физический урон.

***

Девятого декабря, на следующий день после проведенного ритуала, наконец, слегка успокоился и решил после школы всё-таки посетить Бейкер стрит.

На большой перемене выловил Вэнди и решил предложить сходить на свидание, совместив с походом в музей. В последнее время стал замечать, что она слегка охладела ко мне.

— Вэнди, солнце, как ты смотришь на то, чтобы сегодня после школы съездить на Бейкер стрит? Мы так и не побывали в доме 221 Б, музее Шерлока Холмса!

— Эм… — протянула Вэнди. — Видишь ли, я давно хотела сказать тебе… — она слегка задумалась и продолжила: — Понимаешь, раньше с тобой было интересно, ты говорил комплименты, мы гуляли. А в последнее время ты стал каким-то скучным и предсказуемым. Мы только и делаем, что приходим к тебе домой и занимаемся сексом, а ты меня даже перестал провожать до дома.

В принципе, так оно и есть, но с какого такого перепуга я скучный и предсказуемый? Нет, это вообще, что за разговор такой?! Мне он определенно не нравится.

— Не понимаю. К чему ты это говоришь?

Набрав полную грудь воздуха, Вэнди скороговоркой выдала:

— Мы должны расстаться! Давай просто останемся друзьями.

— Вот это поворот!

— Не расстраивайся, — произнесла Вэнди. — Я уверена, ты найдёшь себе другую девушку.

— Я тебя понял.

Отвесив девушке прощальный кивок, я с отсутствующим видом отправился в сторону класса.

Оставалось отсидеть последний урок, что на нём было и что это был за урок, даже под пытками не вспомню. Такое резкое расставание стало для меня шоком. В душе поднималась злость, хотелось кому-нибудь набить рожу. Но больше всего добила фраза, которая словно набатом стучала в голове:

«Ты стал каким-то скучным и предсказуемым»

Поскольку я сидел на камчатке, то есть за последней партой у окна, то мог обозревать весь класс. Весь урок сверлил хмурым взглядом спину Вэнди и не мог понять, почему она так поступила?! Да, не дарил цветов, но подарил ей большее — красоту. А как же украшение по цене, как половина средней зарплаты рабочего? Постоянные посещения кафе за мой счёт, это что, тоже не считается? Комплименты? Тут согласен, в последний месяц было не до них, поскольку с головой ушёл в магию. Но чтобы вот так, скучный и предсказуемый? Хотелось встать и закричать ей в лицо:

«В каком месте я предсказуемый?! Ты что, головой ударилась? Да блин, я каждый раз, расставшись с тобой, проводил крутые магические ритуалы и делал артефакты! Разве может предсказуемый человек носить с собой детский пистолет с недетской начинкой? Да что ты обо мне знаешь, чтобы сметь называть скучным?! Да от моих анекдотов все одноклассники ржут до слёз!»

Это был первый раз, когда меня бросает девушка, и он был очень болезненным. Неужели, став красивой, Вэнди обрела уверенность в себе и решила, что её больше не нужен такой парень, как я? Интересно, если бы Вэнди оставалась страшной, то так же себя бы вела? Хотя, в таком случае, думаю, сам расстался бы с ней или не так сильно переживал расставание.

Вначале со злости хотел кинуть в Вэнди проклятье, которое за пару месяцев откатило бы внешность к прежней, но решил не пороть горячку, стал глубоко дышать и успокаиваться. После чего начал мыслить более трезво.

Зачем проклинать бывшую девушку, я что, девчонка-истеричка? Мне от этого станет лучше? Нет, возможно, так оно и есть, но разве мне не было хорошо всё это время? Да, было. Я получил массу удовольствия и хорошо провёл время. Пусть всё остаётся так, как есть. Ну, расстались и расстались, бог ей судья. Рано или поздно это должно было произойти, правда, я надеялся на поздно. А красота у Вэнди искусственная и без поддержки биомагией примерно через полгода природа начнёт брать своё. Девушка фактически наказала сама себя, ведь чем дольше она пробыла бы со мной, тем дольше продержались бы изменения, ведь я бы постепенно продолжал на неё воздействовать. А так, Вэнди будет продолжать есть, как привыкла, от этого быстро располнеет, волосы вновь станут жидкими. Через год-два перед нами снова предстанет старая страшненькая Вэнди.

Глупышка, ты сама не понимаешь, чего лишаешься!

Но самое ужасное для бывшей девушки и забавное для меня, что с её убеждением, будто секс помогает поддержанию красоты, Вэнди, скорее всего, станет шалавой. Могу представить себе эту картину. В один день Вэнди подойдёт к зеркалу и заметит, что вновь становится страшненькой. "Так-так, — подумает она, — надо заняться сексом, чтобы вернуть красоту". После чего познакомиться с каким-нибудь парнем и отдастся ему. Но красота не вернётся. Значит, что? "Значит, мало секса, — подумает она, — или нужен другой партнёр". В итоге она попробует секс с другим парнем. На районе слухи расходятся моментом, как в маленькой деревне, её же подружка Сэнди всё и раструбит. В итоге Вэнди заполучит клеймо девушки легкого поведения.

Естественно, ни в какие музеи ехать в таком настроении уже не хотелось. Хотелось напиться чего-нибудь алкогольного, хотя я никогда ничего такого не пробовал, ну разве что в детстве крестный давал попробовать водки и пива, и то, и другое оказалось противной горькой гадостью. Хотя на прошлый новый год нам с троюродным братом наливали по пол бокала Сангрии — это вино было очень вкусное, сладенькое, а потом в голове была такая легкость, нам понравилось. Новая память подсказывала, что алкоголь это приятно и помогает расслабиться.

Нет, алкоголь пить не буду. Не обязательно глотать всякую горькую гадость. Лучше пойду, накуплю сладостей и газировки и объемся сладким!

После школы зашёл в магазин, накупил много сладостей и большую бутылку пепси, после чего пошёл на берег реки Доллис Брук. На улице лежал тонкий слой снега, который на дороге успел растаять и превратиться в грязную кашу. По такой погоде по дорожкам вдоль речки, скорее напоминающей широкий ручей, никто не гулял. С одной из лавочек смёл снег, сел на неё и стал поглощать пирожные, запивая холодной газировкой.

Смотря на текущую воду, вновь погрузился в размышления. Отчего всё так произошло и зависело ли в той ситуации что-либо от меня?

Из размышлений меня вырвал глухой хлопок, который прочно ассоциировался с низкокачественной Аппарацией, то есть мгновенным перемещением в пространстве при помощи магии.

Подняв глаза, удалось обнаружить, что в десяти метрах от меня появилось двое людей. На них были надеты черные балахоны длиной почти до пят с глубокими капюшонами, а на лицах надеты белые фарфоровые маски, стилизованные под черепа. Судя по тому, как они шатались, оба были пьяными. У каждого из них балахоны подпоясаны широким кожаным ремнём, на котором висит кобура с волшебной палочкой, что однозначно указало на принадлежность этих типов к магам. Они стояли ко мне спиной и пока не обращали внимания.

Быстро сориентировавшись в обстановке, я сразу же активировал заклинание отвода глаз на часах и, стараясь не шуметь, начал расстегивать пальто, чтобы иметь свободный доступ к оружию.

— Ха-ха-ха! — разразился смехом правый маг, судя по голосу молодой парень. — Ну что, где тут эти глупые маглы?! Ты же сказал, что тут их будет полно? Я хочу веселиться!

— Сейчас всё будет! — пьяным голосом ответил второй волшебник, судя по голосу, тоже молодой парень. — Найдём пару маглянок и как следует повеселимся!

— Нафиг маглянок, мне лучше молоденького мальчика! — произнёс первый маг.

Я к этому времени достал пистолет и начал вставать с лавочки. Тут второй маг резко обернулся.

— Глянь, вон тебе и мальчик, как и хотел! — выкрикнул он, и начал доставать волшебную палочку. — Аха-ха-ха!

Не дожидаясь заклятий, я начал стрелять в мага, который потянулся за палочкой. Первые два выстрела ушли в пустоту, поскольку руки от волнения дрожали, третий выстрел попал в левое плечо мага.

— А-а-а-а! — завопил, как резанный, этот волшебник, и схватился за простреленное плечо. — Мерлиновы панталоны, эта тварь меня ранила!

Целый и невредимый товарищ волшебника успел выхватить палочку и воскликнул:

— Протего!

Перед колдуном появился магический щит, который принял на себя десяток следующих выстрелов.

Тут второй маг переборол боль. Пока первый волшебник держал защиту, он направил на меня палочку:

— Авада Кедавра! — выкрикнул он знакомые слова.

В месте, куда он целился, меня уже не было, поскольку стоило мне услышать название заклинания, как я сразу же прыгнул за лавочку. Приземлившись, кувырком пролетел пару метров по промерзшей, припорошенной снегом земле. С палочки колдуна сорвался зеленый луч. Спинка лавочки разлетелась осколками, приняв на себя смертельное заклинание.

С начала боя моё восприятие стало гораздо чётче, точнее говоря, стал воспринимать обстановку словно замедленное видео, эмоции ушли на дальний план. Я действовал как робот — быстро и четко. Пока летел через лавочку и уходил в кувырок, успел обдумать дальнейшие действия.

"Как они меня заметили под отводом глаз? Скорее всего, чары достаточны для простых людей и недостаточны для магов или, что более вероятно, у обоих волшебников имеется защита от подобных воздействий. Волшебную палочку не успею выхватить, значит, надо действовать, пока тем, что имею. Пули колдуны ловят на щит. Пока один держит щит, второй меня атакует. Если не буду атаковать щит, значит, меня будут атаковать двое. Следовательно, необходимо продолжать стрелять, при этом двигаясь для уклонения от заклинаний. Что я могу использовать из магии?"


Выйдя из переката, я направил пистолет в сторону противников и сделал три выстрела по волшебному щиту. Одновременно с этим резко поднялся на ноги и на максимальной скорости побежал под прикрытие деревьев. На бегу послал в молоко пару выстрелов.

— Авада Кедавра!

Ещё один луч Авады отправился в мою сторону, но вновь мимо. Зелёный луч смертельного заклинания врезался в траву примерно на полметра правее и на три метра дальше моего тело. В месте попадания произошёл небольшой взрыв.

На бегу не было слышно звуков, точнее, они в ускоренном восприятии стали более тягучими и неразборчивыми и мой организм их попросту игнорировал. Я продолжил размышлять.

"Авада… С одной стороны хорошо, значит, маг быстро истощится, с другой стороны — довольно опасно. У меня в ауре сейчас подвешено два заклинания. Одно защитное, оно вскоре пригодится, второе — Копирование, которое в битве ни к селу, ни к городу, значит, на второе заклинание в ауре надежды нет. Волшебная палочка бесполезна, поскольку смогу приложить лишь той же Авадой, а после активации щита маны останется лишь на одно смертельное заклинание.

— Факин щет! — завопил раненный колдун. — Прибей этого гребанного магла!

К атаке присоединился второй волшебник, который до этого держал защиту. Он направил свою палочку в мою сторону и воскликнул:

— Авада Кедавра!

В момент, когда зелёный луч непростительного сорвался с палочки противника, я забежал за большое дерево, способное на время стать защитой. Авада прилетела в аккурат по центру ствола на уровне моего роста. Заклинание лишь сорвало с дерева кору и немного повредило ствол.

Быстро выглянув из-за дерева, я навскидку выстрелил пять раз, после чего резко спрятался обратно под прикрытие ствола. В этот раз ни в кого не попал, сказывалось отсутствие опыта стрельбы.

До моих ушей донёсся голос колдуна, который умудрился не получить ран:

— Редукто!

Через мгновение взрывное заклинание врезалось в кучу земли и камней в полуметре от меня, отчего камни разлетелись подобно шрапнели. Несколько шальных камней снесли единственную и неповторимую Личную защиту, но я остался целым и невредимым.

В этот момент до меня дошло, что тянуть с активацией магического щита нет никакого смысла.

— Что это за грёбанный магл, что мы его никак не можем прикончить?! — возмутился раненный маг. — Бомбарда Максима! — выкрикнул он активатор мощного взрывного заклинания.

— Эфирные доспехи! — слово-ключ для активации защитного заклинания я произнёс шёпотом.

Вокруг меня возникла защита, оформленная в виде энергетического щита, который оберегает заклинателя от стандартных боевых заклинаний различной мощности и направленности.

— Бомбарда! — выкрикнул раненный маг.

Второй колдун отошёл в сторону таким образом, что я стал замечательной мишенью. Почти одновременно с товарищем он воскликнул:

— Редукто!

Мне удалось кувырком перекатиться к следующему дереву. Два разных взрывных заклинания сорвались с палочек противников. Бомбарда пролетела мимо, а Редукто оказалось поразительно точным. Взрывные чары на себя моя защита.

Второй маг послал вдогонку ещё одно заклинание — режущее:

— Секо!

Поразительная точность! Заклинание летело прямо в меня и увернуться не имелось никакой возможности. К счастью, оно тоже было принято на защиту.

Направив на шустрого мага пистолет, я начинаю быстро давить на спусковой крючок, посылая в опасного противника град пуль. За несколько секунд удалось выпустить из пистолета порядка тридцати пуль, из которых как минимум пять попали в цель, одна точно, потому что противник стал заваливаться замертво.

Пока стрелял, противники не стояли без дела — они успели послать в меня по несколько заклинаний, из которых опознал взрывные чары и Секо, все заклинания были приняты на защиту и не причинили мне никакого вреда.

К огромному сожалению, пистолет заклинило. Недостатки конструкции дали о себе знать. Это всё же не боевое оружие, а изначально детская игрушка. В магазине перекосило пульки и заклинило их пружиной. Все попытки совершить хоть один выстрел, оказались провальными.

На волне эмоций я не сдержался и воскликнул:

— Блядь!

— Да что же ты за магл такой неубиваемый?! — в сердцах выкрикнул раненный колдун. Он спрятался за деревом, опасаясь быть подстреленным.

К этому моменту я устал и выпал из ускоренного восприятия. Мышцы стали ощущаться, словно ватные, а двигаться стал даже медленнее, чем обычно, через силу заставляя тело скрыться за очередным деревом. Ствол оказался не таким толстым, как у прошлого моего укрытия, поэтому пришлось встать боком.

— Сам ты магл, сука! — выкрикнул я в ответ магу. — Я, таких тварей, как ты, в Азкабане дементорам на прокорм из камер пинками выгонял, когда ты ещё под стол пешком ползал! Выкидыш из чрева Тиамат, ты ещё богов молить будешь, чтобы узнать, насколько вкусна Азкабанская овсянка, лишь бы мне на опыты не попасть!

Цель перепалки была одна — я старался тянуть время, поскольку при помощи медитации пытался восстановить магический резерв, который был потрачен на поддержание Эфирных доспехов.

Раненный колдун вновь направил на меня палочку и воскликнул:

— Бомбарда Максима!

Взрывные чары попали в дерево, за которым я прятался. Дерево с трудом, но выдержало попадание, но всё же подозрительно накренилось.

Я начал быстро начитывать одно из коротких боевых заклинаний. В этот момент противник выпустил ещё одни чары.

— Бомбарда максима!

Дереву этого хватило, чтобы оно окончательно переломилось и рухнуло. Хорошо, что оно упало в сторону противника. Эфирные доспехи приняли на себя ударную волну от сработавших чар и разлетающиеся щепки.

Тут произошло сразу два события. Первое — я, наконец, дочитал боевое заклинание. Второе — раздался хлопок и возле противника, которого я теперь замечательно видел, не будучи скрыт деревом. На открытом пространстве появилось два волшебника в таких же балахонах и масках. Волшебные палочки они держали наготове. К сожаления, как я видел магов, аналогично и они замечательно видели меня, уже не прикрытого стволом дерева.

— Звуковой резонанс! — воскликнул я.

Волшебники среагировали практически мгновенно и выпустили в мою сторону целый поток чар. Эфирный доспех принял на себя сразу три заклинания, два из которых были Бомбарда максима. Они окончательно добили защиту, которую я не мог больше поддерживать из-за закончившейся маны. Третье заклинание оказалось заковыристым тёмным проклятьем, которое попало в меня сразу же после разрушение защиты. В этот момент широкая волна резонирующего звука превратила широкую просеку на расстоянии тридцати метров от меня в кучи трухи и фарша. Один из прибывших магов оказался прямо по центру действия заклинания, в итоге от него осталось лишь полголовы, одна рука и две ноги. Второго мага задело по касательной и он лишился правой руки до локтя вместе с волшебной палочкой. А тому козлу, который всё и начал, повезло, его вообще не задело.

Тут раздался ещё один хлопок. Из воздуха возникли ещё три колдуна в аналогичных балахонах.

Всё! Пистолет заклинило, мана на нуле, а против меня куча свежих магов. Ещё темное проклятие, которое словил от убитого мага, пытается внедриться в мою ауру, но благодаря проведённому вчера ритуалу у него ничего не выходит.

Вначале подумал, что это полная задница, но внезапно вспомнил о порт-ключе. Тут же активировал порт-ключ, которым пользовался в последнее время чаще всего, то есть он вёл на тот самый чердак, где я проводил ритуалы. Уже исчезая во вспышке портала, успел заметить несущиеся ко мне сразу три зеленых вспышки заклинания Авада Кедавра.

Вывалился из портала на чердаке, сразу напряг всю свою волю и направил остатки сил на локализацию проклятия. Около пяти минут, показавшиеся вечностью, продолжалась борьба с проклятьем, но в итоге аура была полностью очищена от инородных воздействий, а я свалился без сил на пол чердака.

Лежа на спине, я глядел в потолок и тяжело дышал, будучи не в силах пошевелить конечностями. Всё тело словно набито свинцом, такое ощущение, что стал вдруг весить в десять раз больше, вдобавок всё болит. Похоже, успел заработать множество растяжений, ушибов и прочих травм, пока бегал, прыгал и старался выжить. Под спиной стал ощущать неудобство, как будто превратился в черепашку, которую положили на панцирь.

Собравшись с силами, кое-как перевернулся на живот, затем встал на четвереньки, дополз до ближайшей стены и, опираясь на неё, сумел подняться на дрожащие ноги. Стянул мешающий объект, которым оказался рюкзак.

Ох, ты мой бог! Похоже, с размышлениями о нелегкой судьбе брошенного юноши, забыл снять его, точнее, после выгрузки сладостей, не положил рюкзак на лавочку, а надел назад на спину. То-то мне так неудобно было бегать, прыгать и кувыркаться.

Оглядел себя и осознал, что рюкзак, пальто и прочая одежда полностью пришли в негодность. Трусы и брюки распоролись по шву и теперь снизу неприятно холодило. Костюм, несмотря на то, что весь порвался, благодаря действующим чарам оставался чистым.

То, что рюкзак со мной — замечательно, иначе по оставленным тетрадям и учебникам можно было бы вычислить мою личность.

Так, стоп. Похоже, на меня наехала какая-то преступная магическая организация. Одинаковые балахоны и маски, смело без разбору кидаются непростительными заклинаниями. Значит, они не просто преступная группировка, а имеют связи в правительстве, иначе вместо группы боевиков на такой шум должны были прибыть магические менты. Раз менты не приехали, значит, куплены с потрохами, а те, что не куплены, запуганы. Всё как у нас в Волгограде, когда бандиты устраивают стрелки с перестрелкой, менты не спешат, наоборот, стараются приехать попозже, давая бандитам время и разборки закончить, и трупы за собой прибрать. Потом приезжают часа через три-четыре и констатируют, что детишки петарды взрывали.

Год назад летом у нас на поселке к оврагу подъехали черные иностранные внедорожники, из которых вылезло много крепких вооруженных автоматами и пистолетами парней. Некоторое время в овраге была слышна перестрелка, похоже на разборки бандитов. Перестрелка длилась не меньше получаса. Другие бандиты подъехали с другой стороны оврага, о чём мы с мальчишками выяснили потом по следам. Стрелка была в обед, а менты приехали лишь под вечер. А дальше представители правоохранительных органов подошли к бабульке-ветерану, живущей неподалеку от оврага. У этой бабули, единственной на улице, был проведен телефон, соответственно, именно она вызвала милицию. Так вот, милиционеры подошли к ней и стали угрожать, что оштрафуют за ложный вызов! Они сказали бабушке, что это детишки взрывали петарды!

Мы с пацанами потом лазили в овраге, собирали гильзы и осматривали следы. Петардами там и не пахло, хотя запах жжёного пороха стоял отменный. Даже криминалистом не нужно быть, чтобы понять, что там явно не дети шалили. Были там и следы крови, так что явно кого-то грохнули. Ещё мы нашли в кустах сумку, в которой лежал короткоствольный Калашников с запахом гари, в котором оставалось половина рожка патронов, и пистолет ТТ без магазина и без патронов. Вначале хотели забрать оружие себе, чтобы потом пострелять, но испугались, подумав, что оружие просто так выкидывать не будут. Мы решили, что из этих стволов как раз кого-то и грохнули, вот их и оставили, поэтому вытерли отпечатки пальцев, поскольку все пацаны перелапали оружие как следует, всем же интересно было посмотреть. Оставили сумку с пистолетом и автоматом на месте, после чего сбежали оттуда.

О чем это я? Ах, да. Значит, не повезло нарваться на банду колдунов, которая сто пудов является местная ОПГ (организованной преступной группировкой). Тоже ничего не боятся, ведут себя борзо, устраивают перестрелки почти в центре города. Могу ошибаться, но вполне может так оказаться, что банд несколько и они друг с другом воюют. Не знаю, что они делят, да и неважно это, разборки всегда идут из-за денег, будь то точка с шлюхами или территория торговца наркотой, или же просто за возможность брать дань с торгашей. Короче говоря, идёт дележка денег, территории или власти. В общем, раз есть боевики, готовые по команде прибыть на место, значит, банде есть с кем воевать. Если бы они были главной бандой в стране, то назывались бы министрами, депутатами и воевали бы за них милиционеры и военные, а не отморозки с черепами на морде. То, что они отморозки, понятно сразу, нормальные люди не будут создавать себе подобный имидж, они, походу, как боевики террористов.

Подозреваю, что Джона, место которого я занял, могли грохнуть во время разборок местных магических банд. Если маги были под чарами отвода глаз, то обычные люди их не видели. А как разлетаются заклинания во время битвы колдунов, мне уже довелось наблюдать.

Бандиты по любому будут мстить, и неважно, что эти отморозки первыми напали, по понятиям положено мстить, иначе их банду перестанут бояться. Многие из колдунов выжили и кровно заинтересованы в мести. Главный вопрос — могут ли меня отследить? По идее, при желании — запросто. Выгляжу как подросток, одет в школьную форму, так что только клинический идиот не сделает вывод, что я учащийся школы. Школ в районе Финчли много, но средние можно пересчитать по пальцам одной руки. А такая форма, как на мне, лишь в государственных школах, которая единственная на ближайшие мили. Следовательно, даже без тетрадей меня вычислят моментально. А ещё маги могут отследить портал по остаточным следам. Сколько примерно надо времени, чтобы отследить портал? Ну, в зависимости от опыта от десяти минут до получаса, дольше не получится, поскольку следы к тому моменту развеются. А я уже тут нахожусь около десяти минут.

Беру рюкзак, сосредотачиваюсь и активирую второй порт-ключ, ведущий на заброшенный завод. На выходе из портала не сумел удержаться на ногах и упал. Вновь повторил трюк, подполз и по стеночке поднялся на ноги, после чего активировал следующий порт-ключ, ведущий в темный и заросший угол одного из парков. Тут процедура с поднятием повторилась, только в качестве опоры выступило дерево. Третий раз активирую портал и перемещаюсь в глухой переулок. На этот раз упал и сильно ударился головой о грязный асфальт. Сил, чтобы встать, не было. Прыжками выиграл как минимум полчаса. Обычные люди не обнаружат меня, поскольку чары отвода глаз исправно продолжают действовать, значит, у меня есть немного времени, чтобы привести себя в порядок, по крайней мере, чтобы хватило сил доковылять до дома.

Начинаю при помощи медитации собирать ману. Через десять минут полностью наполнил резерв. Ещё пять минут потратил на начитку заклинания Исцеление, которое сразу активировал. Стало полегче, но сил встать всё равно не было. Поэтому зачитал и активировал Заклинание Возвращение праны и превратил все остатки маны в прану. Силы, чтобы подняться, появились, но всё равно чувствовал себя отвратительно. В последний раз так чувствовал себя, когда в одиночку перетаскал три тонны угля с улицы в угольный ящик, точно так же штормило.

Потихоньку поднимаюсь на ноги и, качаясь, как пьяница, иду в сторону дома. Тут до дома было идти максимум десять минут, я же потратил на дорогу около получаса, к тому же старался идти не по прямой, а петлял дворами. Благо за эти пару месяцев хорошо изучил район проживания, в том числе и тогда, когда искал места для привязки порт-ключей, и теперь довольно неплохо ориентируюсь на местности.

Пока шёл, продолжал размышлять и отслеживал обстановку. Надо было пополнить резерв маны, но делать это на ходу, к сожалению, пока ещё не научился, а это значит, что нельзя забрасывать тренировки.

Так вот, эти парни использовали заклинания, которые мне вроде бы не были знакомы, но когда они их начали применять, то я знал, что это за заклинания. Причём в голове всплывали не только названия и эффекты, но и как их использовать. А это значит, что в моей голове находится кладезь информации, но как до него добраться? Та медитация, как в первый раз? Возможно. Хотя, мне кажется, что медитировать придётся долго, чтобы в подсознании перечитать всю информацию, которая уже и так разложена по «полочкам». Похоже — это всё работает на ассоциациях. Я хочу что-то сделать, срабатывает ассоциативная цепочка. Если знания о том, как это сделать, имеются, то они всплывают. Вижу, как кто-то другой применяет раннее незнакомое заклинание, но я о нем знаю? Опять всплывает ассоциативная цепочка, и я уже знаю, как использовать данное заклинание и чего от него ожидать. Значит, мне нужны книги по магии, чтобы, прочитав о разных чарах, восстановить в голове усвоенную информацию и восполнить пробелы, если чего-то не знаю. Чтобы достать книги, необходимо выяснить, где у местных колдунов рынок. Об этом может знать лишь волшебник. Из магов мне известна лишь Гермиона Грейнджер, которая должна будет приехать на рождественские каникулы из своей школы магии.

Значит, задача номер один — умудриться дожить до рождественских каникул. Задача номер два — вступить в диалог с Гермионой Грейнджер и выяснить у неё адрес черного рынка. Хм-м… Чую, эти задачи не совместить. Как быть? Ведь не сегодня — завтра, за мной могут явиться местные магические бандюки, а это значит, что пора валить. Ждать Грейнджер на каникулы не могу, надо действовать уже вчера. Сменить тело? А какие остаются ещё варианты?! Либо менять образ на другого парня, либо в этой тушке попытаться залечь на дно, либо валить банду. Но буду объективным, кто я и кто они? Я пацан, только полгода как узнавший о мире магии, при этом слабый волшебник. Мой потолок две Авады при полном резерве, в то время, как те колдуны пулялись Авадами, как из пистолета. Будем считать, что они рядовые бандюки, а офицеры способны на что-то заковыристее, как то тёмное проклятие, прилетевшее напоследок или даже круче. И почему мне не хочется попадаться этим колдунам?

М-да… Ещё одна проблема нарисовалась — Мэри! Когда бандиты придут сюда, а я уверен, что придут, и меня не обнаружат, то женщина окажется под ударом, а виноват в этом буду я. Мало того, что миссис Стэнфорд потеряла сына, так ещё и будет убита. Не факт, что её смерть окажется лёгкой. И вот так я отблагодарю человека за предоставленный кров?

Значит, надо уговорить Мэри бежать, а для этого ей придётся раскрыть часть правды, и не факт, что она захочет бежать. Можно сделать только хуже, например, Мэри по глупости решит пожаловаться в местное КГБ или милицию, а там могут оказаться прикормленные бандюгами агенты, и она тем самым скорее сама выдаст наше местонахождение и точно выдаст мою причастность к убийству трёх колдунов. И даже если менты не куплены, не думаю, что за убийство, даже бандитов в целях самообороны, меня погладят по голове. В общем — кругом засада.

Может, наложить на Мэри Конфундус, а затем ментально обработать? Сделаю как с Мариной, наложу при помощи гипноза кучу ментальных закладок, на это мне понадобится около семи-восьми часов, то есть вся эта ночь. Не думаю, что мой адрес станет известен раньше следующего дня, значит, у нас останется время, чтобы скрыться. С деньгами проблем нет, проблема лишь в том, что по официальным каналам нас можно запросто отследить, а маги способны брать под контроль обычных людей и использовать их ресурсы для того, чтобы нас найти.

А может, можно как-то спрятаться? В ответ на эту мысль всплыло два практически одинаковых заклинания — шумерское Высшее скрытие и Фиделиус, но для накладывания обоих нужна огромная сила, как минимум половина от того, что накопил для ритуала по обретению магической сопротивляемости и как максимум, в три раза больше. Следовательно, даже если в каждой комнате сейчас начерчу по накопительному рунному кругу, то мана будет собираться несколько дней, а то и недель, а мне надо, чтобы мана была к утру.

Что можно сделать? Первое, что приходит на ум — жертвоприношение, но убивать людей ради подобного… Хотя, почему людей? Можно и овечку, хотя тут надо как минимум коня или корову, но в таком случае встаёт вопрос, где в городе найти коня, и как, блин, потом его затащить в миниатюрную квартиру?! А потом кто будет убирать кровь, кишки, и разделывать тушу?

Стоп, а как же стандартный вариант?! Блин, почему я сразу об этом не подумал, ведь можно самому преобразовывать ману, затем сливать резерв в рунный круг, и так до тех пор, пока не накоплю нужного количества, а потом этот круг оставить для поддержания заклинания.

Осталось выбрать, какой вариант использовать. Высшее скрытие чрезвычайное сложное заклинание и требует в разы больше маны, чем Фиделиус, но держится тысячелетиями без подпитки. Фиделиус требует много маны, но всё же в разы меньше, но он требует подпитки, хотя, по сложности это заклинание не уступает шумерскому. Ну, поскольку ману на скрытие даже при условии, что буду сливать резерв, накопить не успею, следовательно, буду использовать Фиделиус.

Придя домой, первое, что сделал, разделся и принял душ. В титане быстро закончилась горячая вода, и тоненькие струи ледяной воды быстро привели меня в чувство. После начал накапливать ману и почти час использовал на себе различные целительские заклинания и Возвращение праны, до тех пор, пока не стал чувствовать себя бодрым, здоровым и полным сил. Даже умудрился во время медитации по преобразованию материи в ману кушать и пить чай, правда, чаем несколько раз облился, но поскольку он был холодным, то всё равно обрадовался подобным успехам, делать два дела одновременно, это первый шаг на пути могущества. Затем наговорил и подвесил на себя Личную защиту и разместил в ауре защитное заклинание, хорошо себя зарекомендовавшее в бою — Эфирный доспех.

Накопительный рунный круг начертил на потолке в своей комнате, потому что на других поверхностях для этого пришлось бы двигать мебель. Для удобства пришлось достать летающую доску, увеличить в размерах и стоя на ней чертить карандашом руны. Затем руны выжигал в бетоне при помощи Дематериализации. После начертания активировал рунный круг путем вливания первой порции маны, затем поверх него восстановил штукатурку и краску. Оставшееся до полуночи время провел в медитации, накапливая и сливая ману в рунный круг, и таки накопил нужное для Фиделиуса количество маны.

Полчаса времени у меня ушло на наложение сложнейшего заклинания сокрытия с запитыванием от рунного круга, хотя у магически сильного мастера чар это бы заняло всего несколько минут. Фиделиус требует сделать одного человека хранителем, который единственный будет знать, где находится скрываемое чарами и сможет дать доступ к этому месту. Один раз, рассказав человеку, либо же передав бумажку, написанную рукой хранителя с адресом места, указанным во время наложения заклинания. Но кроме хранителя никто не может рассказать о месте нахождения скрываемого пространства, но не тот, кому хранитель это поведал. Поэтому, лучше не писать адрес на бумажке, поскольку она может попасть в руки врагам. Естественно, хранителем Фиделиуса сделал сам себя.

После наложения столь сложных чар и продолжительного пропускания через себя большого количества маны чувствовал себя ужасно. Хотелось упасть и никуда больше не выходить, но уже сейчас должна прийти мать и её следует встретить в подъезде, а то она удивится, не найдя своего жилья. Хотел накачать себя праной, но с прискорбием выяснил, что перенапрягся настолько, что больше не могу использовать магию. С трудом поднялся и по стеночке вышел в подъезд, где спустился на половину лестничного пролета и прислонился к подоконнику.

Из окна увидел, что внизу у подъезда стоит силуэт, внешне напоминающий Мэри. Блин, похоже, она забыла, где живёт, Фиделиус-то подействовал. Окно не могу открыть, придётся спускаться вниз. Кое-как, как старый дед, доковылял до первого этажа.

Выходя из подъезда, я окликнул миссис Стэнфорд:

— Мам, привет.

— Ой, сынок, здравствуй, — Мэри кинулась меня обнимать. — Как думаешь, амнезия не заразна? Я, кажется, забыла, где мы живём…

— Пойдём, я тебя провожу.

— Ой, сынок, что с тобой? — взволновано спросила Мэри, увидев, как я выгляжу. — Ты не заболел?

— Я самый больной в мире человек!.. — делаю драматическую паузу. — Ну что ты стоишь, ты же обещала быть мне родной матерью?!

— Ты ещё помнишь детские книжки? — с улыбкой произнесла Мэри. — Я же читала тебе Карлсона очень давно, лет десять назад. Но ты действительно выглядишь неважно.

Мэри подхватила меня под руку и опираясь на неё, мы не спеша стали подниматься на третий этаж.

— Джон, может вызвать скорую? — взволновано спросила Мэри.

— Не стоит, у меня обычное магическое истощение. Скорая ничем не поможет.

— Магическое? — удивленно спросила Мэри.

— Ага. Ты же не думала, что чудеса можно сотворить просто так, ничего за это не заплатив?

— И что же такого чудесного ты сотворил, что сейчас напоминаешь полутруп? — сурово спросила Мэри.

— Скрыл наше жильё от злых людей, обладающих сверхспособностями. Как, в принципе, и от всех остальных. Так что если захочешь привести кого-нибудь в гости, можешь забыть об этом, никто нашей квартиры не найдёт.

— Но зачем? — спросила миссис Стэнфорд. Тут до неё кое-что дошло, и она удивленно спросила: — Так это ты своей силой сделал что-то, из-за чего я забыла, где живу?!

— Ага, — кивнул я.

Когда мы оказались на нужном этаже, я озвучил пароль:

— Улица милых котиков тридцать семь.

Это не реальный адрес, но никто не говорил, что адрес жилища, которое скрыто фиделиусом, должен быть настоящим. В данном случае адрес выступает в качестве пароля, получив который от Хранителя, получаешь знания нахождения скрываемого пространства. Скрываемая до этого момента дверь стала видна Мэри.

— Что это было? — выпучив глаза, Мэри пощупала дверь. — Я уверена, что её тут только что не было! Невероятно, это то самое, о чем ты говорил?

— Ага.

— Но, Джонни, зачем?! — удивление Мэри зашкаливало, но при этом она не забывала о моей едва передвигающейся тушке, которую затащила в квартиру, после доволокла до кровати. — Итак, я тебя внимательно слушаю! — грозно нахмурившись и уперев руки в бока, нависла надо мной она.

— Ну, тут такое дело. Ты лучше присядь, чтобы не упасть, — указываю глазами на стул. Дождавшись, когда женщина присядет, решаю рассказать часть правды: — Понимаешь, после школы я пошёл на реку. Там на меня напали бандиты, которые оказались из тех самых людей, обладающих суперспособностями. Они попросту хотели кого-нибудь изнасиловать и им не принципиально, кого, я же был единственным, кто решился в такую погоду пойти к реке.

На этом моменте Мэри охнула, и, прикрыв руками рот, с ужасом уставилась на меня. Я же продолжил:

— Но они просчитались, поскольку я уже не совсем обычный человек, и тоже кое-что могу, вот и сумел дать им отпор. В итоге серьезно ранил двоих, но им на помощь пришли ещё дружки из банды. Мне пришлось убежать. Думаю, бандиты будут мстить мне за ранения, а поскольку я был одет в школьную форму государственной школы, думаю, найти меня не составит труда. Поэтому при помощи силы я скрыл нашу квартиру, теперь тут нас никто не найдёт, но остаётся несколько проблем…

— Надо срочно позвонить в полицию! — заявила Мэри и вскочила со стула.

— Вот это первая проблема. Ни в коем случае нельзя вмешивать полицию. Или ты думаешь, преступники, способные брать людей под контроль и стирать память, постесняются взять под контроль главного полицейского? В таком случае, позвонив в полицию, ты сделаешь доброе дело, но не нам, а бандитам. Никаких бобби!

Блин, похоже, зря раскрыл карты, я же сейчас полностью пуст и не могу использовать магию.

— Но что же делать?! — взволнованно спросила Мэри. — Нельзя оставлять это просто так!

— А что мы можем сделать? Мы как звери против вооруженного охотника, единственный способ выжить, спрятаться так, чтобы охотник не обнаружил. А полиция в данном случае тот же самый зверь, только если мы травоядные, то они хищники. Какие бы когти и зубы не были у хищника, человек с ружьем всегда победит.

— Какой ужас творится! — тихо произнесла Мэри. — Но почему правительство ничего не делает? Они же должны знать об этом?!

— Они знают. Думаю, они активно эксплуатируют одаренных людей, только от простых людей это скрывается. А вот таким маргиналам иногда позволяют творить беспредел, поскольку ничего не могут поделать, а нам вешают лапшу на уши про подрыв газа, атаки террористов и прочую ерунду. Я же тебе уже говорил, что имел крайне неприятную беседу с представителями спецслужб.

— Скажи, Джон, доктора так и не поняли причину твоей болезни… — задумчиво протянула Мэри. — Может ли быть такое…

— Я тебя понял. Знаешь, у меня было время подумать над этим и пришёл к выводу, что скорее всего попал под шальное заклинание во время разборки магов, находящихся под невидимостью.

— Они и такое могут? — удивленно спросила Мэри. — Я думала, невидимость — это всего лишь сказки.

— На самом деле — это вполне реально. В Китае сейчас идёт разработка невидимой ткани, причем это не секретная разработка, а вполне официальная научная работа, и у них уже есть кое-какие подвижки на этом фронте. Если при помощи технологий лет через двадцать-тридцать можно сделать плащ-невидимку, то почему нельзя сделать то же самое при помощи сверхспособностей?

— Но ты сказал — маги?! — собеседница вопросительно взглянула на меня.

— Маги, шаманы, псионики, экстрасенсы — всё это люди со сверхспособностями и они живут рядом с нами.

— А ты знаешь кого-нибудь среди знакомых? — с интересом спросила Мэри.

— А тебе зачем?

— Просто интересно, вдруг рядом живут ещё такие люди, а я не знаю об этом, — Мэри пожала плечами и с интересом посмотрела на меня, ожидая ответа.

— Помнишь мою одноклассницу из младшей школы, Гермиону Грейнджер, дочь стоматологов?

— Стоматологи Грейнджер? Конечно, я же у них всегда лечу зубы… — тут у Мэри расширились глаза. Она поняла. — Неужели их дочь… — увидев, как я улыбнулся и слегка кивнул в ответ, она изумлённо воскликнула: — Не может быть! И кто она, какими способностями обладает?

— Обычная ведьма. Сейчас Гермиона учится в школе для магов в Шотландии.

— Ведьма? — спросила шокированная Мэри. — Это та, которая летает на метле?!

— Ага. Насколько знаю, на метлах их учат летать на первом курсе.

И тут мне в голову пришла идея. Зачем дожидаться саму Гермиону? Ведь её родители тоже должны знать о магическом мире, не могла же она им ничего не рассказать? А значит, у них можно выведать место торговли магическими вещами. И самое главное, они, скорее всего, обычные люди, либо же слабые маги, иначе не позволили бы вешать над своим жилищем следящее заклинание!

— И всё же как нам быть? — спросила Мэри.

— Думаю, для начала ты завтра позвонишь в школу и скажешь, что я заболел. Я буду болеть примерно неделю. У тебя же выходные?

— Да, следующие два дня выходные, — миссис Стэнфорд кивнула.

— В таком случае завтра и подумаем, как дальше жить. Возможно, придётся переехать в другой город или сменить квартиру и школу. С деньгами проблем нет, я за последнее время немного заработал, используя свою силу.

— Что? Деньги? — удивленно спросила Мэри. — Откуда? Джон, почему ты ничего не сказал мне?

— Во-первых, чтобы не расстраивать. Ты бы подумала в первую очередь на криминал. Во-вторых, я же не имею права говорить обычным людям, не владеющим сверхспособностями, о чем-то подобном, вот и не рассказываю ничего.

— Но сейчас-то ты мне всё рассказываешь? — укоризненно произнесла собеседница.

— Сейчас особый случай, нашим жизням угрожает опасность, тут не до соблюдения законов. Один я могу скрыться от бандитов запросто, но не хочу, чтобы ты погибла, поэтому и рассказываю обо всём.

— Так, раз пошла такая пьянка, колись, откуда у тебя деньги?! Чем таким сверхъестественным ты занимаешься? — это было сказано с таким нажимом, словно разговор шёл с родной матерью. Я чуть не заплакал, вспомнив о ней. Хотя, нет, всё же заплакал. — Ох, сыночек, не плачь, — Мэри обняла меня и стала утешать. — Ты чего этого решил сопли распустить?

— Тяжелый день, — у меня был печальным вид, а из груди вырвался усталый вздох. — Нервы уже не выдерживают. А по поводу дохода сама не догадываешься?

— Если бы я знала, то не спрашивала, — с напряжением глядя на меня, ответила Мэри.

— Скажи, мам, тебе сейчас тепло?

— Ну, да, — кивнула миссис Стэнфорд с непонимающим видом.

— А почему тепло?

— Ты же сам установил ту штуку, которая греет от солнца! — утвердительно сказала Мэри и кинула взгляд на воздуховод.

— Но сейчас же солнца нет, а она греет. Тебе не кажется это странным?

— Вот сейчас, когда ты об этом спросил, мне действительно показалось это странным.

Миссис Стэнфорд нахмурилась. У неё на лбу появились складки. Она с укором посмотрел на меня.

— Вот! А это потому, что это техно-магический артефакт, сделанный вот этими ручками! — продемонстрировал я свои руки. — И они, артефакты, стоят денег. После того, как я очнулся, у меня иногда в голове всплывает информация, как сделать что-то такое или улучшить что-нибудь. Я за эти два месяца заработал четыре тысячи фунтов!

— Четыре тысячи?! — Мэри удивленно воскликнула и уставилась на меня, пожирая глазами, как невиданное чудо. — Джонни, да я столько за полгода зарабатываю! И ты молчал об этом? И что ты собирался делать с деньгами?

— Вообще-то собрался копить на собственное жилье и обучение в колледже. Ты же не надеялась, что мы будем жить вместе до старости? Мне рано или поздно придётся съехать. Лучше я съеду в собственный домик, чем в съемную комнату.

— Ох, Джон, ты стал таким взрослым! — с умилительным выражением лица произнесла Мэри, но вопреки сказанному потрепала меня за щеку. — Ты задумался над будущим, заботишься о своей матери. Я горжусь тобой, сын! Не то, что твой папаша, бросивший нас ради какой-то шмары!

Тут дверца шкафа открылась под напором содержимого и оттуда выпала рваная одежда, в которой сегодня не повезло попасться на глаза колдунам. Ну что могу сказать, с каждым, наверное, бывает, что запихиваешь что-то по-быстрому в шкаф, а оно оттуда с грохотом вылетает… С другой стороны, может оно и хорошо, что бандитам попался именно я. Была бы на моём месте простая девчонка или парень, то всё бы могло закончиться трупом, а как я понял, эти уроды одним человеком не собирались ограничиться.

Мэри стала брать в руки вещи и рассматривать их. От этого занятия она побледнела.

— Так-так, даже не вздумай словить инфаркт или инсульт, я в ближайшее время не могу использовать силу и не хочу лишаться матери так быстро! — грозно прикрикнул я на женщину, чтобы вывести её из этого состояния. — Эй, Кремль вызывает Лондон, как слышите, приём?!

— Какой кошмар! — тихо прошептала миссис Стэнфорд. — Джонни, милый, что же там происходило, что твои вещи превратились в эти лохмотья?! — Мэри старательно отводила взгляд от брюк, разорванных по шву.

М-да… Кажется, я зря упомянул в разговоре изнасилование. Похоже, в голове мадам Стэнфорд зародилась нездоровая идея на счёт «драки»…

— Обычная перестрелка. Они стреляли в меня заклинаниями, я в них из пистолета.

— Пистолета?! — Мэри ещё сильнее побледнела. — Откуда у тебя пистолет? И где он?

— На письменном столе посмотри.

Мэри подошла к письменному столу и взяла «игрушечный пистолет», после чего начала вертеть его в руках.

— Но он же игрушечный?! — удивилась она.

Мэри, вертя пистолет, нечаянно наставила его на меня.

— Эй, женщина, осторожнее с оружием! Тебе разве никогда не говорили не наставлять на человека оружие, если не хочешь его убить?

— Так это что, не игрушка? — спросила Мэри, испуганно распахнув глаза. Она аккуратно положила пистолет на стол.

— Когда-то была игрушка, но я разобрал и переделал его под боевой, оставив лишь корпус. Жаль, что эту самоделку заклинило после нескольких выстрелов, но он сегодня спас мне жизнь.

— Но это же незаконно и опасно! — возмущению Мэри не было предела. — Оружие детям не игрушки! Джонни, тебя же могут посадить в тюрьму.

— Мам, лучше быть живым в тюрьме, чем мертвым. Тем более, всё предусмотрено. У этого пистолета стоит выдернуть одну деталь, и он вновь превратится в игрушку. Ни один эксперт не сможет доказать, что это оружие. Так что не беспокойся о подобных мелочах.

— Мда, это был трудный день… — устало констатировала Мэри. — Я должна выпить виски, иначе не переварю этого!

— Свет выключи! — крикнул я вдогонку, поскольку сил вставать уже точно не было.

Мэри выключила свет и ушла на кухню бухать. Я тут же уснул, словно кто-то нажал на рубильник с надписью "СПАТЬ".

Глава 10

Глава 10

С утра Мэри позвонила в школу и сказала, что я заболел.

В этот же день разобрал пистолет и выяснил причину неисправности, как и предполагал, в магазине заклинило пружину подачи пулек, поскольку в место подачи шариков залезло сразу две пульки. Эту проблему решил исправить путем нанесения рун, ограничивающих область движения шариков, то есть подача боеприпасов будет производиться без подобных эксцессов. Но вначале лишь начертил рунную цепочку и накопительный рунный круг, а вырезал и активировал его, лишь когда смог пользоваться магией.

До выходных я не мог пользоваться магией, восстанавливался после ритуала. Мэри позвонила на работу и взяла отгулы. Рыпаться куда-то в подобном состоянии было глупо, запасы еды у нас были как раз примерно на неделю. В общем, до выходных мы сидели дома. Мэри пыталась выведать у меня про сверхспособности, отшучивался и отговаривался тем, что чем меньше она знает, тем больше шансов на спокойную жизнь, аргументируя наличием телепатов, от которых обычным людям секретов не утаить.

Чтобы быть в курсе дела, раскопал старые записи Джона и нашёл телефоны одноклассников из младшей школы. Вечером первого дня созвонился с толстушкой-сплетницей Сэнди и выведал все сплетни, из которых большая часть была мусором. Девушка была рада вывалить на меня ворох информации, болтая по часу, и то оттого, что вовремя клал трубку, выяснив ключевые моменты, иначе это могло бы продолжаться намного дольше. Всю неделю держал с ней связь, и единственное полезное в полученной информации было то, что никто посторонний в школу не приходил, никаких комиссий, мной никто не интересовался. Всё же из сплетниц получаются замечательные шпионы, достаточно только внимательно слушать.

Бездействие бандитов натолкнуло на размышления. Единственный напрашивающийся вывод, почему меня не стали искать — это то проклятие, которое я словил под конец боя. Скорее всего, у местных оно считается достаточно серьезным, чтобы быть уверенными в том, что «пациент» не выживет. В принципе, если бы не проведенный накануне ритуал, то я бы действительно погиб ещё на чердаке и ничего не смог бы поделать с этим проклятьем, так что, думаю, ничего удивительного в том, что ко мне потеряли интерес. Действительно, какой смысл тратить время и ресурсы, если уверен, что противник давно уже труп?! После этого вздохнул с облегчением. Значит, не придётся вновь ударяться в бега. А ещё решилась проблема с легализацией наличности.

В субботу четырнадцатого декабря у нас с Мэри состоялся разговор.

— Джонни, что нам теперь делать? — спросила Мэри с грустным лицом.

— Жить, как и прежде, — с улыбкой ответил ей. — Всё разрешилось просто замечательно!

— В смысле? — удивилась мадам Стэнфорд. — Ты же говорил, что теперь за нами будут охотиться бандиты?

— Разведка в школе донесла, что мною никто не интересовался. Мам, кое-что я тебе не рассказал, чтобы не расстраивать лишний раз. Видишь ли, когда те парни кидались заклинаниями, они попали в меня проклятьем, но мне его удалось побороть. Бандиты, скорее всего, решили, что проклятье меня убило, поэтому не стали разыскивать «труп».

— Джонни, что ещё важного ты скрываешь от матери? — нахмурив брови, грозно вопросила миссис Стэнфорд.

— О! Многое! Например, боги, ангелы и демоны на самом деле существуют. Инопланетяне тоже на самом деле существуют. А ещё — параллельные миры — это не выдумка, а реальность, так же как и возможность путешествия в них. Простой человек может прожить до тысячи лет, если его просто раз в полгода хорошенько напитывать праной, то есть жизненной энергией. Какие ещё тайны мироздания тебе раскрыть?

— Погоди, сын, я ничего не понимаю. То есть, боги реально существуют? Даже Иисус?

— Ну-у… Иисус… Скорее всего, он был аватарой бога Саваофа. А этот бог слишком крут, чтобы отвечать на молитвы верующих, так что молиться ему бесполезно. И вообще, быть верующим в конкретного бога вредно, как и вступать в контакты с демонами. Видишь ли, обычно души перерождаются путем межмирового механизма реинкарнации, тем самым душа с каждым перерождением становится сильнее и в теории может достигнуть силы бога. Верующие в богов на время выпадают из круга перерождений, их души вначале попадают в так называемый «Рай», то есть измерение, принадлежащее богу, которому при жизни молился разумный. Это измерение, несмотря на свою привлекательность, на самом деле является аналогом «желудка» бога, где сильные души тысячелетиями служат батарейками, вырабатывая энергию веры, а у слабых душ развеивают духовные оболочки, остаётся лишь ядро души, которое начинает круг перерождений заново. В общем, Буддизм — правильная религия, поскольку проповедует перерождение.

— Джонни, лучше ничего мне не рассказывай… — Мэри схватилась за голову. — После твоих рассказов хочется напиться. Ты только что разрушил остатки моей веры.

— Хорошо! — не буду говорить, что примерно подобного эффекта и добивался. — Мам, скажи пожалуйста, а мы можем легализовать доходы? Например, если откроем счёт в банке, не будет проблем с налоговой инспекцией?

— Надо подумать… — Мэри задумалась. — Я сейчас позвоню однокласснику, он сейчас работает адвокатом, и спрошу у него, — дальше она стала рассуждать вслух: — Хм… Что же ему сказать?

— Скажи, что сын мастерит разные поделки, которые продаёт и интересуется, насколько это легально, надо ли платить налог и можно ли открывать счёт в банке…

После телефонного разговора Мэри с одноклассником.

— Ну что сказал твой одноклассник? — спрашиваю я у женщины.

— Он рекомендует стать Ирландцами, — с задумчивым видом ответила она.

— В смысле? Перекраситься в рыжий?

— А?! — Мэри вышла из задумчивого состояния. — Нет. Он сказал, что в Ирландии отсутствует налог на доход для людей творческих профессий, и если ты прилично зарабатываешь, то лучше переехать туда жить. Но придётся купить там жильё, ну, в общем, официально стать жителем Ирландии.

— А в нашем королевстве как с этим обстоит дело?

— У нас надо регистрироваться как человек творческой профессии — это сразу даёт статус частного предпринимателя, и оплата налога проходит по подоходному налогу граждан категории «Д», — Мэри задумалась. — Так, по цифрам, сколько же он там говорил? Кажется, до трёх тысяч девятисот фунтов в год, ставка двадцать процентов, а при доходе более двадцати тысяч пятисот фунтов налоговая ставка сорок процентов! С доходом до двадцати пяти тысяч… я забыла. Хотя, может и перепутала что. Может, выше четырёх тысяч фунтов двадцать процентов? Да, нет, вроде до.

— Сколько?! — я был шокирован от озвученной суммы. — Сорок процентов?! Да они там что, обалдели?! Мама, мы просто обязаны стать Ирландцами! Даже если придётся перекраситься в рыжий и бить морды англичанам! Я собираюсь зарабатывать как минимум четыре тысячи фунтов в месяц и не собираюсь дарить каким-то дядям в правительстве почти половину своих средств!

— Джон, в Ирландии не любят британцев. Думаю, мы будем выделяться не внешностью, поскольку то, что все Ирландцы рыжие, это миф, акцент скажет о нас больше.

— Не думаю, что в Дублине будут особые проблемы, всё же столица. Мы же не собираемся лезть в Гэльскую глушь?

— Даже не знаю, — ответила Мэри. — Не зря же множество британцев эмигрировали из Ирландии. У нас посудомойщицей работает ирландка, она рассказывала, что в Дублине диаспора Британцев живёт особняком, стараясь не высовываться со своей территории. Ещё в Ирландских школах сейчас идёт замещение Английского языка на Ирландский. Пока во многих школах преподавание идёт на двух языках, так что тебе, скорее всего, придется учить Ирландский. Сынок, давай ты доучишься хотя бы этот год, а уже после этого вернёмся к данному вопросу.

— Я тебя понял. В таком случае, думаю, мне стоит зарегистрироваться, как представителю творческой профессии, открыть банковский счёт, который буду пополнять. Пусть эти кровопийцы вычитают свои налоги, зато мы будем уверены, что к нам вопросов об источнике дохода не возникнет.

— Отличная идея, — Мэри обрадовалась подобному решению. — Думаю, так мы и поступим.

Вечером того же дня, то есть в тот день, когда вновь почувствовал магию, решил посмотреть, что творится в голове. Погрузился в медитацию и через некоторое время оказался в подсознании, которое слегка изменилось — это был тот же самый библиотечный зал, но пропали книжные полки слева и справа, остался лишь стеллаж по центру, полностью заполненный книгами. С пола все книги были убраны, а доппель, которого создал в первое посещение, неподвижно стоял по центру помещения. Изменились стены библиотеки, если раньше они были точь в точь, как в районной библиотеке, то теперь они стали каменными и напоминают азкабанские.

Странно, почему все книги лежат на полке, но воспоминания всплывают лишь по ассоциациям? Может, тут есть что-то по ментальной магии?

— Ментальная магия! — произнёс я громко и чётко.

Множество книг в разных местах засветились зеленым светом, больше всего таких книг было на полках под буквами «О» и «Л». Подошёл к полке на букву «О», и стал брать в руки книги. Мне даже не надо было их читать, достаточно было взять книгу в руку, и в памяти всплывало множество воспоминаний. Таким образом изучил Оклюменцию.

Сел на стул и, используя новоприобретенные знания, стал мысленно касаться всех книг подряд. Те книги, которых коснулся, становились, словно чище и ярче, а остальные были слегка покрыты пылью. В голове пробегали воспоминания. За один заход не удалось усвоить все воспоминания, но чувствовал, что один этот заход узнал гораздо больше, чем всё время, что владею магией. Эти знания у меня уже есть, просто к ним не было выстроено нормальных ассоциативных цепочек. Кстати, тот доппель, который остался в подсознании, оказывается, выступает неким подобием ментального конструкта, улучшающего и систематизирующего память почти до идеала, поэтому оставил его на месте. Новая информация ложится сразу с рядом ассоциаций и не приходится с ней возиться как со знаниями, полученными от Аватара архимага.

Поскольку начал построение ассоциаций с буквы «А», то выяснил об аватарах, и хотя знания были отрывочными, но, по крайней мере, понял, почему так случилось, что заполучил все эти знания. Тот светящийся шар, который атаковал меня, был магическим конструктом с Аватаром архимага, который был рассчитан на захват тела без души или как минимум несопротивляющегося человека, находящегося в коме. Во время медитации моя душа покинула тело и магический конструкт, в который был запакован аватар, принял меня за тело без души, оттого и занял тушку. Оказывается, при практиках, в которых душа покидает тело, необходимо обязательно ставить астральную защиту как раз от всевозможных вселенцев. Теперь же, благодаря ритуалу, подарившему Сопротивляемость, подобные вселенцы не страшны. Магический конструкт начал распаковку знаний, но не успел закончить с этим. Поскольку это был не полноценный аватар, а слабый магический конструкт, не рассчитанный на насильственный захват тела, а мои тело и душа были связаны, то даже с куцыми силами удалось уничтожить агрессора. Вообще, у аватара имеется приказ в такой ситуации уничтожить данные и самоуничтожиться, но поскольку распаковка уже началась, то мне досталось много воспоминаний, но и много было потеряно или получено в обрывочном виде. Хорошо, что почти не досталось личных воспоминаний, зато получил много знаний по магии, к которым предстоит построить ассоциативные цепочки, а это значит как минимум пара недель подобных медитаций с погружением в подсознание.

Отвлекшись на мысли о выживании, заработке, магии и развешивание лапши на уши Мэри, почти забыл о расставании с Вэнди. На самом деле на фоне маячащих на горизонте проблем расставание с девушкой терялось и казалось не существенным. Но неделя без секса в состоянии стресса, от которого меня резко отпустило после того, как пришёл к мысли, что беда миновала, стала словно спусковая пружина. Организм взбунтовался и начал усиленно сигнализировать о продолжении рода. В голову приходили глупые мысли и множество фантазий эротического толка.

Поскольку дома особо делать было нечего, то в основном смотрел телевизор. За эту неделю пересмотрел множество фильмов. Несколько фильмов стали словно спусковым крючком для эротических снов. Одно кино было про детский лагерь, где девочки-близняшки в детстве оказались разделены, одна жила в приюте, а другая в богатой семье, в итоге они поменялись местами. Другой фильм оказался про пейнтбол, где мужчины и девушки из крупной фирмы выехали на долгое время в лес играть в пейнтбол и пробирались друг к другу в лагерь, чтобы заняться сексом. В голове эти сюжеты причудливо переплелись, в итоге мне приснился сон, в котором я, переодевшись девочкой, еду в детский лагерь, живу в комнате девочек и по ночам занимаюсь с ними сексом, а они скрывают, что живут с парнем. Потом ещё целый день преследовали фантазии на этот счёт. И хотя разумом понимаю, что скорее всего в реальности всё бы оказалось не столь радужно, меня бы раскололи в пять секунд и приняли бы за представителя сексуальных меньшинств, это как минимум, но где он, разум, когда в голову раз за разом бьют ударные дозы гормонов?

В общем, остро осознал необходимость поиска новой девушки. Как бы себя не убеждал, что расставание — полная ерунда, но боялся начинать отношения, подсознательно ожидая предательства. Тогда стал думать, как избежать подобного развития событий?

Для начала необходимо определиться, какая девушка мне нужна. Девушка должна быть преданной, любить меня, желательно, чтобы чувства были взаимными и ещё, чтобы ей можно было рассказать о магии, а в идеале, чтобы она тоже была волшебницей. Ещё неплохо было бы, чтобы у избранницы был достаточно мягкий характер, и она не выносила мозг, поскольку насмотрелся на темпераментные семьи, где муж с женой постоянно ссорятся, бьют посуду, и при этом им самим это нравится. Меня же от подобных сцен воротит в прямом смысле, то есть, во время всяких скандалов начинает болеть голова, крутить кишки.

Новые знания подсказывают, что за неприятные ощущения стоит благодарить слабый эмпатический дар, из-за чего остро воспринимаю яркие чужие эмоции. Но благодаря этому же дару получаю больше удовольствия в постели с «горячей» партнершей, хотя последнее сугубо теория, поскольку сравнить не с чем. Внешность избранницы не важна, поскольку биомагия рулит. В принципе, требования вполне реальные, но в то же время фантастические. По отдельности — запросто, а идеальная девушка, сочетающая в себе все пункты — это из раздела мифов.

А что, если призвать девушку при помощи ритуала? В голове всплыл ритуал призыва фамильяра в пределах мира, который при некоторых условиях может превратиться в межмировой ритуал призыва идеального партнера. Для этого необходимо много маны для открытия межмирового портала, и включить в призыв ключевые условия.

Я тут подумал, неужели всю жизнь собираюсь заниматься воровством и мошенничеством? Об этом ли мечтал? Хочется делать что-то, приносящее не только доход, но и радость, при этом позволяющее объяснить доход. То есть идеальный вариант на самом деле заняться творчеством. Но я не художник, не музыкант и талантом скульптора не наделён. Что я люблю, что нравится? Есть ли такое дело, которому готов посвятить жизнь? Хм… Есть кое-что, даже не знаю… Мне всегда нравилось возится с железками, может быть стать кузнецом?! А что, занятие интересное, даже не обязательно ковать, а можно при помощи магии делать различные поделки, например, сувенирные ножи, мечи и прочее, а для себя мастерить артефакты. Куплю небольшую ферму неподалеку от Лондона, оборудую мастерскую, для вида поставлю наковальню и горн, хотя можно и не для вида, ведь интересно самому научится ковать!

Раньше у меня не было цели и мечты. Наивно думал, что вырасту и стану как отец чинить автомобили. Не спорю, специальность неплохая, особенно, если свою семейную мастерскую открыть, но в России это слишком опасно. Тут же, как стервятники, налетят бандиты и начнут обкладывать данью. Сколько людей из-за них позакрывали бизнес, поскольку невыгодно. Такая небольшая мастерская на пару человек приносит доход всего в несколько раз больше, чем зарплата слесаря, ещё и налоги надо платить, всякие документы оформлять, оборудование покупать. А придут крепкие парни, выгребут все деньги, угрожая покалечить, и всё желание работать пропадает. Какой смысл, если ты пашешь, как конь в поле, а деньги забирают какие-то уроды? Зато в Англии, как понял, проблема с рэкетом решена, мелкий бизнес может не беспокоиться о подобных вещах. С налогами тоже всё проще, просто раз в год указывай в декларации доход не меньше, чем положил на банковский счёт, оттуда же, со счёта, налог будет вычтен, и всё. Да, при большом доходе налог очень высокий, что несколько напрягает, но я так и так собираюсь заработать, по большей части, копируя деньги, а через несколько лет можно будет попробовать вывести краденые деньги с Кипра. У меня там открыт особый счёт с доступом по паролю, одна проблема — до совершеннолетия не могу вылететь за границу, чтобы воспользоваться этим счётом и получить к нему доступ. Теперь, в принципе, та же проблема, но могу её решить при помощи гипноза, или просто попросить разрешение у Мэри для «поездки на отдых». Но встаёт вопрос легализации финансов. С одной стороны, на Кипре деньги легальны с точки зрения их законов, поскольку был уплачен налог в размере десяти процентов. С другой стороны, непонятно как на подобные средства реагируют местные власти, не придётся ли мне для легализации отвалить ещё сорок процентов от нечестно скомунизженных? Надо будет посоветоваться с адвокатом.

Поскольку старый костюм пришёл в негодность, пришлось купить новый школьный костюм и вновь накладывать чары, вышивать рунные круги.

С понедельника пошёл в школу, пришлось отдельно сдавать пропущенные контрольные, да и вообще, вся неделя была наполнена контрольными работами. Вэнди делала вид, словно меня не существует, но на неё мне было плевать. Вообще, считаю, что в той ситуации с колдунами оказался по вине Вэнди, ведь если бы не это расставание, то мы были бы в тот момент в центре, любовались скрипкой Шерлока Холмса. Конечно, винить в бедах других людей несколько глупо, но, несмотря на подобные мысли, всё равно подсознательно продолжал винить в проблемах её, поэтому тоже старательно игнорировал Вэнди.

Кажется, кроме Азкабана у меня появилась вторая фобия — толстушка Сэнди. Из-за того, что мы с ней общались каждый вечер, она посчитала меня то ли лучшим другом, то ли воздыхателем. В общем, Сэнди стала постоянно меня доставать разговорами, пытаться куда-то пригласить погулять и зазывала к себе в гости. Чтобы не лишатся полезного источника информации, приходилось быть с ней вежливым, подбирая аргументы для отказа, чтобы не обидеть. Я чувствовал себя сапёром — одно неловкое движение и взрыв!

Всю эту неделю я был несколько напряжен. Починенный и слегка усовершенствованный пистолет теперь постоянно со мной, как и волшебная палочка. Без оружия стал ощущать себя крайне неуютно. Если в начале недели я резко реагировал на любой шорох, громкий звук и всё, кажущееся подозрительным, то к концу недели стал немного спокойнее, уже не столь дерганным. Я же не какой-то супермен, а обычный пацан, но отчего-то чувствую себя главным героем боевика. Почему нигде в книжках по медитациям не пишут предупреждений, наподобие: «Осторожно, после прочтения этой книги ваша жизнь кардинально изменится, трижды подумайте, прежде чем раскрыть её!».

На протяжении недели каждый вечер погружался в подсознание и выстраивал ассоциации. Изначально ошибся с объёмом работ, думал, что за пару недель управлюсь, а на деле оказалось, что понадобится как минимум в два раза больше, поскольку за эту неделю усвоил четверть от полученных знаний. Несмотря на то, что знания были на разных языках, в моей голове они улеглись причудливым образом, поскольку мыслю на русском языке. Таким образом, стал счастливым обладателем обширных пластов знаний в алхимии и артефакторике! То, что творил в артефакторике раньше показалось поделками слепого ребенка в сравнении с профессиональным скульптором. С другой стороны, сочетание простоты и функциональности — это тот идеал, к которому надо стремиться, и у меня это, кажется, выходит.

С двадцать третьего декабря официально начинаются рождественские каникулы, у нас же они начались двадцать первого декабря, поскольку этот день пришёлся на субботу, а в нашей школе суббота и воскресенье выходные. Хотя, в большинстве школ, особенно частных, суббота учебный день. А это означает одно — наступила пора подкараулить Гермиону Грейнджер. Мне нужно от неё узнать лишь одно — где находятся местные места торговли магическими товарами, а остальное уже смогу самостоятельно разузнать. По первому варианту предполагал решить всё мирным путем. Не стал планировать, как и что делать при встрече, буду импровизировать. Если с Грейнджер ничего не выйдет, то останется вариант обработать её родителей. Это на дом у них наложены чары, а в клинике и по пути на работу никаких следящих заклинаний быть не должно.

Вначале подумывал караулить приход Гермионы, начиная с понедельника, но погода к подобным дежурствам не располагала. Тогда подумал:

"Какого черта? Грейнджер, что, сбежит, когда приедет на каникулы? Узнать о её приезде смогу просто, достаточно пару раз в день курсировать мимо её дома, попутно выполняя полезные действия, например, с утра пройтись в булочную за свежими багетами, в обед выпить кофе в кафешке, а вечером можно прогуляться ещё за чем-либо".

В субботу трижды прогулялся до магазинов и домой, но никого из Грейнджеров дома не было.

В воскресенье двадцать второго декабря 1996 года хорошенько выспался и проснулся только около девяти утра. Пока принял душ, высушил волосы, на часах было уже без двадцати десять. Позавтракать решил в кафе. Вчера в обед, когда шел в разведку и заодно искал, где можно хорошо посидеть, обнаружил небольшое домашнее кафе всего с тремя столиками, но у них подавались божественный кофе, выпечка и пирожные. Вспоминая вкус вчерашнего кофе, захотелось позавтракать именно в этом заведении и выпить две, а лучше три чашки этого божественного нектара.

По пути к кафе, естественно, сделал крюк через коттеджи, пройдя мимо дома Грейнджеров. Для того чтобы узнать, есть ли кто внутри, активировал Духовное зрение. Дом оказался пуст. Но буквально через пару сотен метров увидел ауру, отличную от окружающих. Это явно аура мага, точнее, волшебницы, хотя и слабой, но вполовину сильнее меня.

Волшебницей оказалась девушка примерно семнадцати лет. У девушки пышные каштановые волосы, карие глаза и красивые черты лица, аккуратный носик, немножко пухлые губы. Фигура — стройная. Она просто пышет энтузиазмом, но при этом немного хмурая. Девушка одета в синие джинсы, черное длиннополое пальто, на шее намотан белый с серыми узорами вязаный шарф, на ногах коричневые кожаные полуботинки. На голове вязаная шапка белого цвета с серыми узорами как на шарфе.

Так, девушка явно волшебница, движется в сторону дома Грейнджеров в начале каникул. Неужели повезло?

В тот момент, когда мы с ней поравнялись, я воскликнул:

— Гермиона?!

Девушка шла целеустремлённо по улице, не обращая внимания на окружающих. Услышав, что к ней обращаются, резко остановилась и сфокусировала на мне взгляд.

— Простите. Мы знакомы? — спросила она, слегка покусывая нижнюю губу, нахмурив лоб и рассматривая меня.

— По идее, да. Я Джон Стэнфорд, мы с тобой учились в младшей школе.

— Джон Стэнфорд? — Гермиона задумалась, а я понял, что это всё-таки именно та, кого искал. — Да, кажется, припоминаю. Ты был одним из хулиганов.

Ох, какой у Гермионы был голос… Она говорила обвинительным тоном, словно прокурор со стажем. А вид? Грейнджер смотрела на меня коршуном. Брови нахмурены, тело напряжено, во взгляде опаска.

— Зато ты всегда была отличницей, умницей и красавицей. Жизнь идёт и почти ничего не меняется, разве что я больше не хулиганю, а взялся за ум. А ты, смотрю, стала ещё красивее. Слушай, я буквально вчера обнаружил восхитительное место, там варят просто волшебный кофе и подают сказочные пирожные. Как раз направлялся туда, чтобы отведать чашечку кофе. Быть может, согласишься составить компанию? Одному поглощать вкусные пирожные — совсем не то, что с приятной собеседницей.

— Извини, но вынуждена отказаться, — смерив меня высокомерным взглядом, ответила волшебница. — Меня ждут дома родители.

— Твои родители сегодня на работе, это всем известно, поскольку все в округе лечат у них зубы. Но если ты устала после поездки, то не буду отвлекать и прошу извинить за навязчивость.

— Ничего страшного, Джон, — с ухмылкой произнесла Грейнджер.

— Кстати, Гермиона, а разве поезд из Хогвартса не должен прибывать вечером?

— В связи с напряженной обстановкой нас отправили по домам через министерские кам… — на автомате стала отвечать девушка, и вдруг резко прервалась и удивленно воскликнула. — Что?! Откуда ты знаешь про Хогвартс?

— Ой, Гермиона, только не думай, что все вокруг тупые. Вроде столько лет прошло, должна была повзрослеть. Оглянись вокруг, что ты видишь?

— Улицу, дома, — ответила она.

— Вот! Дома, в которых живут люди. Они всё видят, а ещё очень любят сплетни. А когда в дом обычных стоматологов прилетают совы с привязанными к лапам письмами, а их дочка иногда мелькает в окнах то с котелком, то в остроконечной шляпе, даже последний тупица поймёт, что тут что-то не так. У нас в районе всем известно, что ты ведьма, в школе об этом сплетницы одно время много говорили. А уж мне-то твою ауру видно как на ладони.

— Аура — это антинаучно! — заявила Грейнджер. — Погоди, так ты что, тоже маг?

— Да.

— Но, почему тогда не учишься в Хогвартсе? — удивилась собеседница.

— Потому что меня вполне устраивает домашнее обучение. Школа магии хороша, если хочешь обзавестись знакомствами и обрасти связями, или же для тех, кому недоступны иные источники обучения. Кстати, ты случайно не преступница?

— Что?! Нет! — возмутилась девушка. — С чего ты так решил?

— Ну как же, только над твоим домом висят следящие чары, отслеживающие в радиусе сотни метров применение заклинаний. Мне приходится избегать мощных чар, чтобы не сработала твоя следилка. Ни один маг по доброй воле не потерпит за собой слежки. Я вначале, когда разглядел чары, думал, что тут живет волшебник-преступник, которому запретили использование магии и удаляться от дома больше чем на сто метров. Лишь потом вспомнил, что это твой дом.

— То есть, ты хочешь сказать, что можешь видеть магию? И что над моим домом висит следящее заклинание от министерства магии? — возмущенно спросила Гермиона. — Но разве можно видеть магию?

— Почему нет?

— Но как?! — в голосе Гермионы звучит неподдельное удивление.

— Есть разные способы. Первый — визуализация посредством артефакта, как правило, выполненного в виде очков. Обычно используется артефакторами. Второй способ — специальное заклинание, позволяющее видеть ауру и частично магические потоки и чары. Третий способ — специализированные зелья или алхимический порошок под названием Пыль Синликенна, которая позволяет даже неодаренному видеть ауры. Четвертый способ — ритуал.

— Но почему нас в Хогвартсе не учат такому?! — возмущению Гермионы, казалось, нет предела.

— Тебе лучше знать. Кто из нас учится в школе, а кто самоучка? — подпускаю в голос сарказм. — Кстати, приглашение на чашечку кофе всё ещё в силе.

— Знаешь, я, пожалуй, соглашусь, — задумавшись, произнесла девушка.

Несколько минут спустя в кафе.

После того, как нам подали кофе и пирожные, нашептываю и активирую над нашим столиком заклинание Купол тайн, которое позволят общаться в приватной обстановке, а все прочие будут видеть наши иллюзии, любующиеся друг другом.

— Это что ты сейчас сделал? — с горящими исследовательским энтузиазмом глазами спросила ведьма. — Это что, беспалочковая магия?

— Ага. Мне вообще беспалочковая магия больше нравится, но уж очень она затратная. Это Купол тайн, чтобы никто нас не слышал.

— Тут и правда чудесный кофе, — произнесла Гермиона, взяв себя в руки. — Скажи, Джон, а если колдовать более чем в сотне метров от дома, то министерство ничего не заметит?

— Смотря что и чем будешь колдовать.

— Ну вот, моей волшебной палочкой.

Гермиона из внутреннего кармана пальто достала волшебную палочку.

— Секундочку. Положи палочку на стол, я должен исследовать её.

Девушка положила волшебную палочку на стол, но ближе к себе, и держала руку поблизости, подозрительно косясь на меня.

— Х-м-м… Ужасно.

— Что? Что там? — спросила Грейнджер в нетерпении.

— Ну что я могу сказать, я бы такой палочкой не стал пользоваться. Во-первых, это не ручная работа, а заводская обработка древесины на станке, о чем говорят борозды от резца. Во-вторых, отсутствует ряд рун, присущих качественным концентраторам, которые в данном инструменте заменяет дешевое зелье, в котором вымочили древесину. Это уже приравнивает инструмент к разряду ширпотреба по цене сто фунтов за три штуки. Такая палочка будет как минимум на треть менее эффективной, чем индивидуальная. Единственное, что тут замечательное — сердцевина. Это было чем-то живым и магически сильным при жизни. Возможно, даже сильным магом или магическим животным. А вот дальше всё очень печально.

— Жила дракона, — произнесла девушка. — Виноградная лоза и сердечная жила дракона. Извини, что перебила. Продолжай, что такого печального?

— Во-первых, в структуру древесины вплетены чары. Одни чары подают сигнал в случае применения магии вне мест с определенной концентрацией маны. Где собирается много магов?

— Хогвартс, Хогсмит, Косой переулок и Министерство магии, — стала перечислять Гермиона. — Ну, ещё дома магов, наверное.

— Вот! Сама понимаешь, вне этих мест, то есть почти всюду, при использовании магии в министерство будет уходить сигнал. Во-вторых, тут ещё один блок, с его помощью можно посмотреть какие чары были наколдованы при помощи этой волшебной палочки.

— Приори Инкантатем! — воскликнула Грейнджер. — Но я думала, что это заклинание работает иначе, а оно, получается, снимает данные с этих чар?!

— Выходит, так. Кстати, ты в Косой переулок добираешься своим ходом?

— Ну да, нас пока ещё не учили аппарировать, вот и приходиться на Чаринг Кросс Роуд ехать и через "Дырявый котёл" идти, — выдала стратегическую информацию Гермиона, при этом поморщившись, говоря про Дырявый котёл.

— Дырявый котел… Тебе тоже не нравится? — предположил я, пытаясь выяснить, что это такое.

— Да уж! Это самый ужасный паб, который только приходилось видеть. Если бы через него не вёл вход в Косой переулок, ни за что не пошла бы в подобное место, — возмущенно рассказала Гермиона.

— Понимаю.

Вот спасибо тебе, милочка. Знала бы ты, как только что помогла. Значит, вход на улицу, где собирается много магов, находится в пабе под названием "Дырявый котел" на улице Чаринг Кросс Роуд. Шикарно!

— Скажи, Джон, откуда ты так много знаешь о волшебных палочках? — спросила Гермиона.

— Ну, знания явно не сами собой появились, — за ослепительной улыбкой я посторался спрятать ложь. — Я заметил, что ты немного грустная. Проблемы в школе? — попытался перевести тему разговора.

— Да как сказать… — нахмурилась девушка.

— Парень, да? — решил «выстрелить» наугад. А какие ещё могут быть проблемы у молодой девушки? — Меня вот недавно девушка бросила, очень тяжело и больно было.

— Что, правда? Но почему? — спросила Гермиона.

— О! Она сказала, что я скучный и предсказуемый. Учитывая, что девушка была обычной, то понимаешь же, что я не мог рассказать ей о том, чем на самом деле занимаюсь?

— Конечно. Понимаю, — кивнула Гермиона и навострила уши. — Но ты же не скучный! Как она могла так сказать? Ты так много знаешь о магии!

— Представь себе картину, когда в лицо заявляют подобное: "Эй, парень, ты скучный и предсказуемый". Что надо делать? Кричать в ответ: "Нет-нет, я не такой! Ты просто плохо меня знаешь, на самом деле я круче супермена, а ночами пытаюсь создать философский камень!".

— Ха-ха-ха! — Гермиона впервые за утро рассмеялась. — И правда, забавно. А мой парень, по крайней мере, я его считала таковым, постоянно целуется на каждом углу с однокурсницей у всех на виду! — возмущенно поведала она.

— Воу! Это жестоко. Разве так можно поступать, изменять девушке прямо у неё на глазах?! Значит, такой парень. Если он уже изменяет, может, стоит задуматься, а что будет в будущем? Стоит ли связывать судьбу с подобным человеком?

— Эх, я понимаю, но сердцу не прикажешь, — произнесла Гермиона.

— Скажи, а это действительно сердце? Я ни на что не намекаю, но ты на зелья часто проверяешься?

— Что?! — Гермиона возмутилась. — Рон бы так не поступил, он не такой!

— Ну, может быть и так. Но разве у него нет родственников? Например, любящей мамы-ведьмы, которая ради счастья сына готова подлить хорошей девушке любовное зелье?

— Ты думаешь?! — Гермиона задумалась. — Да, думаю, миссис Уизли могла бы поступить так.

Гермиона вскочила и чуть ли не убежала.

— Эй, погоди. Ты куда спешишь?

— Домой. Хочу почитать, как можно выявить такие зелья, — произнесла девушка.

— Для этого не обязательно куда-то бежать. Я тебе и так расскажу, а лучше, давай проведем ритуал очистки организма от всех зелий и ядов. Это быстро.

— Ты можешь? — с ожиданием чуда спросила Грейнджер.

— Если бы не мог, не предлагал.

— Что для этого нужно? — деловито спросила Гермиона, вновь сев напротив.

Полез в рюкзак и достал каменный нож, изготовленный ещё в Азкабане и носимый постоянно с собою.

— Я сделаю небольшой надрез у тебя на ладони, чтобы через него вышла зараза и произнесу заклинание. Это почти не больно и рана мгновенно заживёт после ритуала.

— Ну, ладно. Если надо, — судорожно сглотнув, произнесла Грейнджер. — Это точно безопасно?

— Абсолютно! Ритуал опробован веками.

Нашёптываю заклинание Лечение от Заразы, делаю на ладони девушки небольшой надрез над тарелкой, в которой до этого были пирожные, и активирую заклинание. Из ладони девушки на тарелку лезут цветные извивающиеся ленты. Затем нашептываю заклинание Противоядие, и накладываю его. На этот раз над порезом скопилась жирная черная клякса и упала на миску к зельям. После этого нашептываю заклинание Исцеление и накладываю его. Рана на руке Гермионы заживает на глазах.

Девушка весь сеанс сидела вся бледная и с ужасом смотрела на свою ладонь и тарелку. После того, как рана зажила, она судорожно вздохнула.

— Эт-т-то что?! — слегка заикаясь, спросила она и указала на тарелку.

— Это жопа, Грейнджер! Полная жопа! Тебя кто-то очень не любит! Это как минимум пять разных зелий и все подчиняющие или изменяющие разум. Одно из них точно ограничивающее рост магических сил, ну и самая вишенка, твой организм был серьезно отравлен. Ты бы протянула вместо двух-трех сотен лет, как положено сильной волшебнице, жалкие пятьдесят лет. Большая часть твоей магической силы уходила бы на борьбу с ядами.

— Не может быть! — девушка расплакалась. — Кому это понадобилось? Неужели любовь к Рону была не настоящей?

— Гермиона, помнишь, ты спрашивала, почему я не учусь в школе магии?

— Угум, — девушка нашла в себе силы лишь на кивок и сложно интерпретируемый звук.

— Как минимум поэтому, — киваю на тарелку.

Нашептываю заклинание Дематериализация и уничтожаю все зелья и яд, полностью очистив тарелку.

— Да уж! Не знаю, в какие игрища ты влезла, но ещё более четко стал осознавать, что от магов стоит держаться подальше и быть с ними предельно осторожным. Вот тебе и школа магии! За детьми ведётся тотальная слежка, плюс поят кучей зелий. После такого обучения выходят короткоживущие послушные слабые болванчики, — поделился своим мнением с ведьмой.

— Прости. Я, пожалуй, пойду домой, — произнесла Гермиона.

— Погоди, не спеши. Я не хочу влезать в ваши разборки, так что без клятвы о неразглашении информации о том, кто тебе помог, не могу тебя отпустить. Гермиона, ты же понимаешь?

— Возможно, ты прав, — задумчиво протянула ведьма. — Но где мы найдём третьего мага, чтобы он зафиксировал обет?

— Зачем третий? Я сейчас зачитаю заклинание Магической клятвы, а ты поклянешься.

— Хорошо, — девушка с интересом стала следить за моими действиями.

Зачитав заклинание «Магическая клятва», взял Гермиону за руку, после чего кивком дал ей команду начинать читать написанный на салфетке текст.

— Я, Гермиона Грейнджер, клянусь, что без разрешения Джона Стэнфорда никому никоим образом не передам информацию о том, что произошло сегодня в этом кафе.

Заклинание сработало и с небольшой вспышкой впиталось в тело девушки.

— Это же было почти как Непреложный обет, но без третьего мага и без волшебной палочки, — восхитилась Грейнджер. — Как у тебя так получается? Ведь считается, что беспалочковая магия доступна лишь очень сильным магам, а ты всё утро так колдуешь?! Выходит, ты силён как Мерлин?!.

— Нет, Гермиона, по магической силе ты даже немного меня превосходишь. На самом деле маг должен быть в первую очередь искусным, а лишь затем сильным.

— А ты можешь меня научить? — спросила девушка, глядя на меня с жаром в глазах.

— В принципе могу, но, извини, просто так секретами никто не делится. Если бы мы были родственниками. Я и так сделал для тебя больше, чем должен был, как для родной. А вообще, отвратительная ситуация. Может, я и хотел бы тебе помочь, но ты уж взрослая девушка, так что включай голову и решай свои проблемы сама.

— И на этом спасибо, Джон, — Гермиона обиженно поджала губы.

— Давай обменяемся номерами телефонов.

— Да, конечно, — кивнула собеседница.

Мы записали номера телефонов друг друга.

— До свидания, — произнесла Грейнджер, встала и покинула кафе.

— Пока-пока, — крикнул ей вслед и помахал ладошкой.

Глава 11

Глава 11

После того, как Грейнджер отчалила, я при помощи заклинания "Маскировка" наложил на себя иллюзию другого человека. Изменил разрез и цвет глаз, цвет волос сменил на черный, немного поменял ширину скул и сделал губы чуть толще. Метаморфизмом долго возиться, поэтому решил ограничиваться простой маскировкой. Иллюзия получается твердой и держится пару часов. Сразу после этого отправился в сторону метро и отправился искать Косой переулок.

Идя от станции метро Лестер Сквер в сторону Чаринг Кросс Роуд, думал, что долго буду искать тот бар, но, только вступив на улицу, издалека Духовным зрением увидел просто невероятную иллюминацию, воздух искрился от различных чар. Так что бар Дырявый Котёл нашёл сразу. Данный бар расположился между книжным магазином и магазином компакт дисков. Честно говоря, последние два места меня привлекали гораздо больше, чем сие заведение. Старое обшарпанное здание, над которым висит вывеска с нарисованным огромным котлом, установленным на треногу, с надписью «Дырявый котёл», было сложно не заметить, даже если бы не использовал Духовное зрение, особенно выделялись мощные пространственные чары позади заведения.

Внутри паб оказался ещё более обшарпанным, чем ожидал. К тому же, в помещении было темно, словно владельцы экономили на освещении, хотелось бы сказать, на электричестве, но похоже, о таком достижении цивилизации тут даже и не слышали. У них зал освещался газовыми светильниками, установленными в старинные люстры, изначально изготовленными под свечи!

Бред! И это маги? Если не можете сделать нормальный артефактный светильник, то не позорьтесь, а проведите электричество! Это даже не третьесортное заведение, как подумал, находясь снаружи, оно с трудом тянет на отстойник для бомжей. Стены из грубо обтесанного камня, старая деревянная мебель, огромный закопченный камин с покрытой сажей стеной. Чистящие чары? Не, не слышали.

Посетители напоминали либо бомжей-алкашей, одетых в хламиды поверх старых вещей, либо третьесортных артистов, одетых по моде прошлого и позапрошлого века. Народа в помещении было прилично, почти все столики в заведении заняты. Все находящиеся внутри паба являются слабыми одаренными, самый сильный из магов тянул в лучшем случае на начальную планку среднего Шумерского мага и был всего в полтора раза сильнее меня. И это взрослые волшебники?! На них что, ограничители вешают?

Осмотрев презрительным взором заведение и публику, я скривился от увиденного.

На меня обратился взор одаренная с мутной аурой и слабой силой, которая была из первого варианта посетителей, то есть, напоминала бомжа. Старуха неопределенного возраста выглядела как типичная средневековая ведьма, одета в старую потрепанную шерстяную мантию поверх теплой одежды. От неё несло немытым телом и сивухой, которая тут называлась дешевым Виски.

— Хе-хе, и что забыл в "Дырявом котле" юный маглокровка? — крикнула она мне противным каркающим голосом. — А ты ничего, здоровенький. Наверняка из тебя получится много ингредиентов!

Что за нафиг? Не успел попасть к магам, а уже нарвался на отморозков. Может, ведьма решила пошутить? Но шутки такими не бывают! Когда незнакомец с подозрительной внешностью в подозрительном баре заявляет, что тебя надо пустить на органы, то как на подобное реагировать? Жизнь учила, что на угрозы нужно сразу реагировать, пресекая на корню. Ударили раз? Бей, пока противник не сможет стоять на ногах. Угрожает незнакомец? Сразу бей и беги, пока он не успел достать нож, дождаться друзей, ожидающих в стороне, или ещё какую гадость не преподнёс. Лучше быть живым и здоровым, чем жить по чьим-то выдуманным бандитским понятиям, где бандиты себе отводят роль господ, а всем остальным роль жертвенных баранов, лохов на развод.

Но я не местный, может, тут так принято шутить? Да нет, не может такого быть! Все маги — это оружие сами по себе, по факту крайне опасны, как вооруженный солдат, поэтому не думаю, что волшебник с другим магом станет шутить на подобные темы. Это всё равно, что человеку с автоматом другой человек с автоматом в подворотне скажет что-нибудь типа: «Эй, клади автомат на пол, чтобы он не пострадал, когда буду в тебя стрелять».

— Простите, — обратился я с «Русским акцентом» к прилично выглядящему мужчине за соседним столиком, который был одет в современный костюм-тройку коричневого цвета, практически полную копию моего костюма. При этом проигнорировал ведьму.

— Да, юноша, — ответил мужчина в костюме с добродушной улыбкой. — Чем могу помочь?

— Я недавно в вашей стране, ещё не всё знаю. Подскажите, пожалуйста, что положено делать у вас в стране в ответ на угрозы? Можно ли сразу убивать или желательно лишь калечить и проклинать? Какой штраф за убийство?

— Эм… — мужчина завис, как и прочие посетители, решившие погреть уши и полюбоваться бесплатным представлением. — Простите, мистер, но у нас в стране за убийство не штрафуют, а сажают в Азкабан.

— Да? Печально, — внешне я изобразил лёгкое расстройство, хотя на самом деле с трудом удерживался от того, чтобы поджилки не тряслись и голосом не задать петуха. — А за проклятие, ну допустим, растущей боли или превращения внутренних органов в горящую серу?

— Эм… — мужчина кинул на меня испуганный взгляд. — Простите, но за тёмную магию у нас тоже сажают в тюрьму. Но если на вас наставят волшебную палочку, то можете защищаться, но без использования тёмной магии.

— Печально. Ну, хотя бы целительские заклинания у вас разрешены? Например, заклинание Вечного поноса.

— А, это можно, — с облегчением кивнул мужчина.

Перевожу взгляд на оскалившуюся ведьму, схватившуюся за волшебную палочку и наставившую её на меня. Она начала движение концентратором и произношение какого-то заклинания, но моё восприятие уже моментально ускорилось.

В ответ на агрессию я активировал одно из двух заготовленных в ауре заклинаний.

— Щупальца.

Телекинетическим щупальцем сломал ведьме палочку. Затем обвил невидимую конечность вокруг горла агрессивной волшебницы и поднял её под потолок. Собутыльник ведьмы, такой же бомжеватого вида маг, попытался наставить на меня волшебную палочку. Куда там! Вторым телекенетическим щупальцем я превратил его концентратор в кучу опилок и поднял алкаша под потолок к напарнице аналогичным способом. После оплел их телекинетическими щупальцами и сжал, аккуратно переломал руки и ноги. После этого опустил кричащих благим матом колдуна и ведьму на пол. Их конечности были сломаны, но в целом волшебники особо не пострадали, живыми точно остались. Мертвый не могут так громко кричать от боли и от ужаса пучить глаза на невинного иностранного мальчика.

Пристально глядя на недобитых колдуна и ведьму, я покачал головой в стороны и с укором произнёс:

— Какие вы некультурные маги. Оскорбляете, угрожаете, волшебные палочки наставляете. Да вы просто хамы.

После этого обвёл взглядом помещение. Все посетители были шокированы быстрой расправой. Главное — никто больше не наставлял на меня оружие, а волшебную палочку иначе, чем как оружие, я не воспринимаю. Остановив взор на мужчине, который мне помог, я максимально вежливо сказал:

— Благодарю вас, сэр. К сожалению, медицинские заклинания — это слишком долго. Вы подскажете, как пройти в Косой переулок?

— Вам надо зайти в ту дверь, — волшебник в костюме указал на дверь в боковой стене заведения.

— Ещё раз, примите мою благодарность, мистер.

Отвесив благодарный кивок волшебнику, всё ещё подпитывая Щупальца, которые невидимы в обычном зрении, я направился к указанной двери. При этом старался вести себя непринужденно, хотя на самом деле был очень напряжён и старательно контролирую обстановку.

Пройдя через дверь, оказался на загаженном мусором и пахнущем мочой глухом заднем дворе паба. Одна стена светилась в магическом зрении, она, скорее всего, является проходом. Три выдолбленных кирпича светились точками активаторами. Похоже на то, что в них необходимо было подать немного маны, чтобы открыть проход.

Думаю, для начала надо замаскироваться, чтобы не было проблем после того, что успел натворить в баре.

Зачитав заклинание Маскировка, изменил цвет костюма на черный, волосам придал рыжий оттенок, губы вернул свои и немного изменил форму подбородка.

Выплеснул немного маны, направив её в точки-активаторы. В стене открылся проход. Стоит отметить — очень эффектное зрелище. Кирпичи плавно разъехались в стороны, образовав огромную арку. Пройдя через эту «дверь», я оказался на старинной Английской улочке. Узкая улица, покрыта брусчаткой, явно не предназначена для движения автомобилей. С обеих сторон расположены старинные двух-трёх этажные дома, построенные либо из кирпича, либо из камня с крышей, крытой черепицей. Дома просто нереально ярко светились от наложенных чар, и вообще, концентрация маны тут в пару раз выше, чем снаружи. На улочке полно народа, но не слишком много. Большинство в балахонах, как средневековые монахи, но многие одеты по моде разных эпох и часто встречаются люди, одетые современно. Все встречные являются одаренными.

Отменив заклинание Щупальца, нашептал и подвесил в ауру его же. С подготовленными к использованию чарами я влился в людской поток и постарался затеряться в нём.

Люди ходили по лавкам, общались, но все были какими-то напряженными.

Скоро Рождество, народ закупается к праздникам, думаю, поэтому тут так людно. Хотя, по идее, к Рождеству толпы должны быть гораздо больше. Но почему все так напряжены?

Витрины магазинов заклеены плакатами. На большей части этих мрачных темно-фиолетовых плакатов были размещены движущиеся черно-белые фотографии преступников, судя по подписи, сбежавших из Азкабана. Среди фото преступников замечаю фото того типа, которого грохнул вместо себя, когда бежал из тюрьмы.

Заметил, что в одну лавку люди не заходят. Мне толпа не нужна, да и интересно посмотреть, что же там? В пыльной витрине на выцветшей фиолетовой подушке лежит одна волшебная палочка. Над входом в эту лавку висела вывеска, на которой некогда позолоченными буквами, но теперь потерявшими блеск, написано: «Семейство Олливандер — производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры».

Волшебные палочки — круто, надо сравнить с моими поделками и той, что видел у Грейнджер!

Дернул обшарпанную дверь, крашенную бог знает когда в зеленый цвет, но она оказалась запертой. Ну и не сильно хотелось.

Направился дальше по улице. С витрины ближайшей аптеки с плаката кривила губы в презрительной усмешке интересная с виду дама, судя по подписи — Беллатриса Лестрейндж.

— А была бы помоложе лет на десять, может, двадцать, я бы ей сказал, ну что же, а давай, пошли ебаться! — пропел я, глядя на страстную даму на плакате.

Несколько человек услышали мой спич и проследили направление взгляда, после чего в ужасе отшатнулись от меня.

На улице несколько окон в зданиях были заколочены досками, над заколоченной витриной одного из зданий прочитал вывеску «кафе-мороженое Флориана Фортескью». По всей улице, как на стихийном рынке, стоят обшарпанного вида лотки и палатки. У ближайшего лотка возле входа в книжный магазин «Флориш и Блоттс» к полосатому тенту приколот кусок картона с надписью:

«Высокоэффективные амулеты против оборотней, дементоров и инферналов»

Некоторое время посвятил изучению этих амулетов Духовным зрением.

Продавец — прожжённого вида тип, примерно тридцати лет, одетый как те магические бомжи, которых я недавно покалечил. Радостно скалясь, он произнёс:

— Хорошие амулеты, защитят от разных темных тварей. Всего три галеона штука.

— Вот эта херня — хорошие защитные амулеты?

Моему изумлению не было предела. На всякий случай я даже показал пальцем на прилавок, чтобы быть уверенным, одни и те же мы имеем в виду амулеты.

— Да-да! Самые лучшие амулеты во всём Лондоне! — заявил этот жулик.

— В таком случае мне жалко Бритов. Поскольку эти фальшивки вообще не амулеты, а всего лишь херня без всяких чар, лишь с небольшим магическим фоном. Ты кого пытаешься обмануть, жулик?

— Что? — имитируя гнев, заявил этот тип. — Вы меня назвали жуликом?! Да как вы смеете! Я честный торговец!

— Поклянись магией, что этот мусор действительно амулеты, и я куплю их все.

— Эй, парень! — торговец с угрозой посмотрел на меня. — Ничего такого я не буду делать! И вообще, иди куда шёл, иначе…

После последних происшествий, включая нападения возле речки и угроз в грязном пабе, мои нервы были подобны натянутым струнам гитары — стоит коснуться, как они завибрируют. Будучи сильно напряжённым и ожидая подлянки от каждого встречного волшебника, на столь невинное замечание я отреагировал излишне резко. Я был готов при малейшей угрозе активировать заклинание и превратить нападающего в фарш.

— Ты мне угрожаешь?! — набычившись, спросил я. Взгляд у меня был недобрый, холодный и острый как нож.

— Эй, парень, мне не нужны проблемы! — пошёл на попятную маг-торговец, видимо, осознав исходящую угрозу.

Отойдя от прилавка, я зашёл внутрь книжного магазина, но меня, грубо говоря, переклинило, словно в голове кто-то опустил рубильник с двумя положениями "Нормальное состояние — паранойя". Что-то подсказывало, что угрозы этого типа нельзя спускать, иначе на выходе из магазина проблем не избежать. Если подумать, то какая угроза? Подумаешь, послали куда подальше, но мягкое место ощущало приближающиеся неприятности.

Задержавшись на пороге внутри магазина, долго перебирал в уме знакомые заклинания, которые можно использовать. Вот она, проблема мага, который знает много, но умеет мало. Опытный волшебник сходу использовал бы привычное заклинание, мне же приходится долго выбирать и не менее быстро зачитывать.

Вот оно! То, что надо!

Шёпотом, так, чтобы никто не заметил, зачитал и направил в жулика за прилавком лавки заклинание из магии Иллюзий под названием Последний час. Это заклинание позволяет заклинателю показать определённой цели его собственную смерть. Заклинание ни в коей мере не является предсказыванием будущего, а всего лишь простейший морок, действующий на тех, у кого нет нормальной ментальной защиты. Однако, болевые ощущения вполне реальны. Торговцу предстоит целый час переживать «шикарные ощущения», вызванные собственными страхами. Воздействие похоже на то, которым пользуются дементоры.

Из витрины в щель между плакатами мне открывался прекрасный вид на, как жулик выхватил волшебную палочку и начал ею размахивать, посылая в разные стороны чары. Он даже в кого-то попал парализующим заклинанием. Затем торговец поддельными амулетами с криками упал под лавку и начал дико кричать, словно его режут ножом. Он дергался, как эпилептик, продолжал размахивать волшебной палочкой, выкрикивать угрозы, ругаться отборным матом и скулить. Окружающие волшебники разбежались. Приятели волшебника, которого парализовал неудачливый жулик, выхватили волшебные палочки и оглушили торговца чарами. После они стали что-то выкрикивать, звать каких-то Авроров. Похоже на то, что это местные магические копы.

Люди в лавке, как и я, прильнули к витрине и с огромным любопытством наблюдали за происходящим. Вскоре появились мужчины в ярко-красной форме, наверное, чтобы кровь на мантиях была не заметна. Авроры задержали всех участников беспорядков — и жулика-продавца, и волшебников, которые того оглушили, после чего забрали пострадавшего мага и куда-то удалились.

Когда представление закончилось, стоящая за прилавком дама бальзаковского возраста с короткими завитыми каштановыми волосами и в зеленом балахоне, вежливо обратилась ко мне:

— Добрый день. Вам что-нибудь подсказать?

— Да, — я вновь решил имитировать иностранный акцент, что далось намного проще, чем говорить на чистом английском. — Мне необходима подборка книг по всем магическим наукам. Желательно без «воды» и ненаучной мути, в общем, хорошие книги с нормальным описанием.

— Хм… — продавщица одарила меня теплой улыбкой. — В таком случае, молодой человек, вам придётся скупить как минимум треть книг в магазине.

— Хорошо… — мой ответ был абсолютно серьёзным. — И да, мэм, ещё необходимы книги по истории магической части мира и по законодательству. Сколько это будет стоить?

— Простите, но мне надо подсчитать и сделать подборку, — ответила продавщица и подозрительно на меня посмотрела. — Это надолго. Мистер, вы точно купите столько книг?

— Если хватит денег. Можете хотя бы примерно назвать сумму?

— Книги стоят от одного до четырёх галлеонов, популярные до десяти галлеонов. По вашему запросу наберётся порядка пяти сотен книг. Думаю, примерно это будет стоить от тысячи двухсот до полутора тысяч галлеонов.

— Галлеоны? Это местная валюта? А фунты вы принимаете?

— Мистер, вы, кажется, иностранец? — спросила продавщица. — Галлеоны — это золотые монеты, их можно обменять в банке Гринготтс, что находится дальше по улице. Вы его ни с чем не перепутаете, большое белое каменное здание с колоннами. Курс что-то около пяти фунтов к одному галлеону.

— Хм… — я задумался. — У меня сейчас с собой сумма меньшая, чем необходимо. А этот банк, Гринготтс, он принимает кредитные карты?

— Карты?! — лицо продавщицы выглядело изумлённым, словно она представила не кредитку, а игральные карты или нечто вроде географического атласа. — А что это? — спросила она.

— Понятно. В общем, вы сделайте подборку, до завтра я соберу необходимую сумму.

— Простите, сэр, но вам придётся сделать предоплату, — отрицательно покачала головой ведьма, — хотя бы сотню галлеонов. Иначе может получиться так, что мы сделаем работу, а никто не явится.

— Я вас понял, мэм. Сейчас обменяю наличность и подойду. Но как я могу быть уверенным, что вы не обманете?

— Я напишу расписку, — волшебница за прилавком выглядела возмущённой проявленным недоверием. — И вообще, у нас солидный магазин с репутацией! Как можно сомневаться в нашей честности?

— А я солидный маг, но вы же сомневаетесь в моей репутации… — мне удалось вернуть даме шпильку в свой адрес, чем немного выбил её из колеи. — Почему я должен в таком случае вам безоговорочно доверять?

Покинув книжный магазин, направился дальше по улице, пока не пришёл к белоснежному каменному зданию банка в древнеримском стиле с колоннами, подпирающими крышу. Здание банка возвышалось над прочими двухэтажными строениями, в которых располагались магазинчики. У отполированных до блеска бронзовых дверей в алой с золотым униформе стоял гоблин-привратник. Гоблин был низкого роста, примерно метр двадцать сантиметров. У него было смуглое умное лицо, острая бородка и очень длинные пальцы и ступни. Привратник поклонился, когда я заходил внутрь здания банка.

Я подошёл к конторке к одному из гоблинов. Гоблин-клерк, сидящий на высоком стуле за стойкой, оскалившись, спросил у меня:

— Добрый день, мистер. Чем могу помочь?

— Хочу обменять фунты на галлеоны.

— Вам необходимо подойти к окошку в конце зала, — ответил гоблин и указал, в какую сторону двигаться.

Пройдя вдоль стоек, оказался у окошка с надписью «Касса». Выложил на блюдце скопированную пачку фунтов и стал внимательно наблюдать за тем, как гоблин-кассир проверяет их.

— Желаете обменять магловскую валюту на галеоны? — спросил кассир.

— Да.

Маглы, это я так понимаю, обычные люди.

— Вот ваши восемьсот семь галлеонов четырнадцать сиклей и три кната, — произнёс кассир, выложив на блюдце горку монет.

Галлеонами оказались золотые монеты, сиклями — серебряные, кнатами — медные.

Убрал деньги в рюкзак, который подарили мне на ферме. На нём лежат мощные чары отвода глаз, из-за чего на рюкзак никто, даже волшебники, не обращают внимания. Эх, часам бы такую мощность, как рюкзаку, тогда бы те бандиты в костяных масках меня даже не заметили бы.

Один золотой взял в руки и внимательно осмотрел. Это оказалась обычная с виду золотая монета, без каких-либо всяких чар.

— Скажите, уважаемый. А вы разве не защищаете монеты от подделки и истирания при помощи магии?

— Нет, сэр. Это просто золотые монеты, — снисходительно глядя на меня, заявил гоблин-кассир. — Какой смысл защищать их от подделки? Любой волшебника способен отличить золото от другого металла. А делать поддельные монеты из золота никому не придёт в голову, да и не будут они поддельными, они же будут золотыми!

— Благодарю за пояснение, сэр. Подскажите, у вас открыть счёт?

— Да, конечно. Обратитесь за этим к одному из клерков.

Клерк кивнул в сторону длинной стойки, за которой бездельники, создавая видимость работы, перекладывали с места на место драгоценные камни.

Это что выходит, я могу наделать сколько угодно копий этих монет из золота, при этом деньги будут считаться настоящими? Но это же бред! Хотя молекулярный состав у них и будет одинаковым, но это же маги! Аура алхимического золота будет здорово выделяться отсутствием природного магического фона.

Изучив ещё одну монету, понял, что отличия всё же имеются, у них на ободке имеется серия и номер.

— Добрый день, — приветствую ближайшего клерка. — Я бы хотел открыть счёт.

— Вы можете арендовать банковскую ячейку разного уровня доступа и сохранности. Самые простые имеют доступ по ключу на предъявителя, назвавшего номер ячейки и требуют вложить от ста галлеонов до десяти тысяч. Ячейки среднего уровня и большего размера с доступом по ключу предоставляются при вложении более десяти тысяч галлеонов. ВИП-ячейки имеют доступ по опознанию личности владельца и предоставляются владельцам состояний более миллиона галлеонов, — монотонно произнёс гоблин, видимо, заученный текст. — Плата за аренду ячейки — десять галлеонов в год за простую ячейку, пятьдесят за средний сейф и сто за привилегированное хранилище.

— То есть, вы не начисляете процентов, а берёте за хранение средств деньги? Я вас правильно понял?

— Да, — ответил гоблин.

— Тогда какой смысл хранить тут деньги? Вы предоставляете иные услуги? Например, удаленный доступ к счёту?

— Подобные услуги мы предоставляем владельцам ВИП-ячеек, — с гордым видом ответил гоблин. Он это так сказал, словно пытался оскорбить меня. Между строк можно было прочесть: «Ходят тут разные нищие, от ничегонеделания отвлекают».

— Понятно. Благодарю за пояснения.

— Так вы будете открывать счёт? — спросил гоблин.

— Как только накоплю миллион, так сразу. А пока — это бесполезная блажь.

Покинул Гринготтс и зашёл во «Флориш и Блоттс».

Вначале при помощи заклинания снял со всех монет матрицу. Матрицу записал в свою тетрадь для заклинаний в рунном виде. Вообще, получается так, что матрица объекта хранится в мировом инфополе, а рунное описание данного объекта выступает как ссылка на данное описание. Это как адресная ссылка на страницу сайта в интернете. Оказалось, что содержание золота в этих монетах очень низкое, чем и обусловлен их столь низкий курс в отношении к Фунту. То-то они показались мне слишком легкими для золота.

Оставил сотню золотых в задаток за книги. Мне написали расписку и заверили, что товар окажется готов к завтрашнему утру.

Возле магазина лоток всё ещё стоял, а вот поддельные амулеты пропали. Продавец наверняка и лоток с собою забрал бы, значит, его фальшивки либо кто-то к рукам прибрал, либо знакомые собрали на хранение. Хорошо бы это был первый вариант, ибо нефиг всяким жуликам пытаться мне втюхивать всякую ерунду.

Идя по улице, я размышлял на тем, что повзращению домой начну делать себе состояние, копируя золотые монеты. Первым делом создам столько галлеонов, чтобы хватило хотя бы на покупку книг.

От размышлений меня отвлекла витрина магазина «Чудесные волшебные палочки Джимми Киддела». Любопытство пересилило. Я Зашёл в магазин.

Посетителей встречал улыбающийся мужчина одетый в классический костюм, на вид примерно тридцати пяти лет с короткими темными волосами и европейскими чертами лица.

— Добрый день, сэр, — произнёс он.

— Полагаю, вы Джимми Киддел?

— Верно, — ответил он. — Желаете приобрести волшебную палочку?

— Хотелось бы посмотреть на ассортимент.

— Вас интересует что-то конкретное? — спросил Киддел.

— Покажите разные работы. Хочу оценить.

— Секундочку.

Джимми выложил на стол несколько концентраторов. Я принялся внимательно осматривать их.

— Хм… Вы, по крайней мере, обрабатываете древесину трансфигурацией, а не то, что видел до этого.

— Вы имеете в виду палочки Олливандера? — скривился мистер Киддел, словно откусил приличный кусок от лимона. — Он заказывает уже готовые заготовки, обработанные на магловском оборудовании, но из-за репутации семьи считается, что его палочки лучшие в Великобритании. После того, как на его магазин напали, Олливандер пропал. Теперь мой магазин стал пользоваться популярностью.

С недовольным выражение на лице я отодвинул от себя волшебные палочку, отрицательно покачал головой и высказал, что думаю:

— Честно говоря, в остальном не вижу разницы. Такое же дешевое зелье для вымачивания древесины, такие же вплетенные в структуру древесины следящие чары и заклинание для съема информации…

— Эх… — грустно вздохнул Киддел. — Куда деваться?! Министерство нас обязывает вплетать эти заклинания, иначе отберут лицензию… У вас интересный акцент. Если не ошибаюсь, вы из Восточной Европы?

— Удивительная точность, мистер Киддел. Вы угадали.

— А можно поинтересоваться, палочкой чьего изготовления вы пользуетесь? — спросил Киддел.

— Своего изготовления. И как вижу, не зря.

— О! Сэр, так вы тоже занимаетесь изготовлением концентраторов? — с уважением протянул Джимми. — В наше время подобное редкость. Можно взглянуть на вашу работу?

— Мистер Киддел, я делаю артефакты исключительно для себя. Можете полюбоваться, мне не жалко.

Вынув из кобуры волшебный инструмент, положил его на стойку. Мистер Киддел принялся с любопытством изучать мою волшебную палочку.

— Хм… — протянул он. — Дуб странной обработки. Вроде нет следов магловских инструментов, но в то же время не похоже на трансфигурацию. Сердцевина — чей-то волос, но непонятно, чей. А эти руны… Просто высший класс! Явно ручная работа, но опять же, ни единого следа инструмента. Чётко высчитанная рунная цепочка, повышающая эффективность палочки как минимум процентов на пятнадцать, но я такой странной конфигурации никогда не встречал. Палочка определенно вам подходит. Можно поинтересоваться, что за сердцевину вы использовали?

— Самую естественную для мага — свои волосы, — пожал я плечами, поскольку считал это нормой. — Это же логично, что части тела волшебника будут проводить его магию лучше, чем части тел других магов или магических существ.

— Вы только не говорите этого при обывателях и министерских служащих, а то эти сволочи объявят вас тёмным магом! — искренне посоветовал Джимми Киддел. — Представляете, до чего додумались эти бюрократы? Они запрещают магию крови, ритуалистику и множество других областей магического искусства, называя их «тёмными»!

— Стоп. Погодите, сэр! То есть как? Просто берут, и запрещают важные области магии?

Я был искренне изумлён и пребывал в недоумении. Из воспоминаний, которые мне достались, известно, что магия неделима. Запрещать что-то магу, это так же глупо, как тормозить телом тепловоз. Нет, если тел будет много, то и паровоз можно остановить, но зачем?!

— Но магия, она же как физика, — продолжил я возмущённым тоном. — Если чиновнику не нравится, что ему на голову падают яблоки, нельзя взять и запретить гравитацию. Как можно запрещать какие-то направления магических наук?!

— А вы попробуйте объяснить что-нибудь этим грязнокровкам! — последнее Киддел сказал презрительно. — Ещё эти долбанные Пожиратели веселятся… Аристократы, мать их!

— Пожиратели? — мой лоб избороздила напряжённая складка. — Мистер Киддел, можно подробнее, а то я не местный…

— Ох, извините, сэр, я забыл, что вы не здешний, — покаялся Джимми. — Пожиратели — местные бандиты. Наверное, вам довелось лицезреть их портреты, развешанные по всему Косому переулку? Ходят в черных мантиях с капюшонами и в белых масках в виде черепа, громят магазины, запугивают торговцев и пытаются дорваться до власти. Называют себя "Пожирателями смерти".

— Черные балахоны почти до пят, маски в виде черепа, и сходу кидаются Авадой? — мой голос быть тихим и вкрадчивым.

— Именно… — Киддел ничуть не удивился, лишь спросил: — Что, приходилось встречать?

— Кажется, я о них уже слышал… Неприятные личности. Как всегда, бандиты делят между собой власть, а достаётся простым людям. Что в министерстве бандиты, только узаконенные, что эти, только более агрессивные. Не дай бог они придут к власти, поначалу начнут такой беспредел творить, что жизнь сладкой не покажется. Мистер Киддел, вы слышали, что в начале девяностых творилось в России? Думаю, будет более жестоко, поскольку эти Пожиратели полные отморозки!

— Это точно! — согласился Киддел. — Эти твари власть делят, а достаётся нам!

— Мистер Киддел, спасибо вам за приятную беседу. Подскажете, где тут можно приобрести интересные вещи?

— А что вас интересует, сэр? — спросил Киддел. — У нас есть много лавок на любой вкус, цвет и размер кошелька. Вот, например, неподалеку магазин, торгующий зачарованными сумками и сундуками.

— Ого! Нужная вещь. Мистер Киддел, подскажите, как туда добраться?

— Направо через два дома, — Киддел рукой показал направление.

— Благодарю, мистер Киддел. Вы интересный маг.

— Всего доброго, коллега, — произнёс с улыбкой продавец. — Мне тоже приятно было с вами побеседовать.

Дальше я пошёл в магазин, торгующий сумками. Стоило оказаться внутри в окружении сумок, чемоданов и прочего барахла, как сразу же появилась милая девушка, блондинка среднего роста примерно двадцати лет.

— Добрый день. Вас что-то интересует? — спросила она.

— Здравствуйте, мисс. Расскажите, что у вас имеется интересного?

— У нас есть сумки разных размеров и фасонов, зачарованные на облегчение веса, расширение пространства, есть сундуки, есть палатки с расширенным пространством.

— Давайте вы обо всём расскажите подробнее.

Час спустя.

— То есть, у этой палатки две комнаты, кухня, санузел, мебель, чары, регулирующие климат и всё это запитано от накопителя, рассчитанного на неделю автономной работы после установки палатки? Вижу ещё чары, о которых вы забыли упомянуть, отпугивающие животных и простых людей.

— Да, именно, — кивнула блондинка-продавщица. — Вам какая палатка больше понравилась, сэр?

— Та семикомнатная, которая с бассейном. Она чудо, как хороша, но слишком дорогая и вычурная. Но всё же она мне определенно нравится. Но… Десять тысяч галлеонов — для меня пока это слишком круто!

— Понимаю, — произнесла продавщица. — Сэр, может, возьмёте стандартную?

— Да, пожалуй. И тот рюкзак с расширением и облегчением.

— В таком случае с вас пятьсот тридцать галлеонов, — с улыбкой произнесла девушка.

— Скажите, а на палатку можно накладывать Фиделиус? Я не про источник магии, а не будет ли конфликтовать с прочими чарами?

— Вроде не должно, — подумав, ответила продавщица. — Но где вы найдёте переносной источник достаточной мощности? Для Фиделиуса нужен или родовой камень или хотя бы накопительный рунный круг, который в палатке точно нельзя чертить.

— Это не проблема. Главное, что подобное реально.

Ну вот, теперь у меня имеется компактная переносная собственная двухкомнатная квартира по цене новых жигулей, а после того, как решу проблему с переносным источником маны, смогу быть неуловимым Джо, и не только потому, что никому не нужен, а потому что хрен кто узнает, где меня ловить.

Прибыв домой, пообедал и приступил к копированию галлеонов. Попытка воссоздать всю наличность была провальной. За раз удалось материализовать семь монет, потом приходилось пополнять резерв и заново зачитывать заклинание. Но это не всё, приходилось вносить в матрицу монет правки, чтобы изменить номер на ободке монет на одну цифру. Тогда же осознал, что точно так могу делать и с фунтами.

К полуночи удалось создать всего триста галлеонов. После чего понял, что ещё немного, то либо вновь свалюсь с перенапряжением, либо свихнусь. Всё же фунты проще делать!

***

Я ещё не до конца проснулся и со слипшимися глазами пошёл в туалет, ещё не понимая, что происходит, был перехвачен в коридоре «мамой».

— С днём рождения, сынок! — с радостной улыбкой поприветствовала меня Мэри.

— Не понял… Какой день рождения? — переспросил я.

— Джонни, твой день рождения! Ты что, не помнишь? — спросила Мэри, но спохватилась. — Ох, Боже! Совсем запамятовала. Ты же действительно не помнишь. Джонни, тебе сегодня исполняется шестнадцать лет! Держи.

Мне торжественно был вручен в руки небольшой сверток, упакованный в подарочную упаковку.

— Мой милый мальчик стал совсем взрослым! — миссис Стэнфорд смахнула слезы с уголков глаз.

— Спасибо.

После того, как привёл себя в порядок и оделся, распаковал подарок. Это оказался коричневого цвета теплый свитер двойной вязки и с широким воротом. Свитер мне очень понравился, я в него влюбился в первого взгляда. Настолько качественной вязанной вещи у меня никогда не было. Выйдя на кухню, я обратился к Мэри:

— Мама, огромное тебе спасибо! Шикарный свитер! Давно о таком мечтал, чтобы в холода можно было ходить без шарфа.

— Я рада, что тебе понравилось, — с улыбкой ответила мадам Стэнфорд.

— Мам, я тут подумал, а почему я учусь в последнем классе средней школы? Ведь все мои одноклассники старше. По идее я должен учиться на год позже.

— Это я постаралась в своё время, — ответила миссис Стэнфорд. — Мы к тому моменту расстались с твоим папашей, мне нужно было работать, чтобы обеспечивать нас двоих. После свадьбы мы с бывшим мужем решили, что я посвящу себя семье. Из-за этого я не училась в колледже. Без образования хорошо оплачиваемую работу оказалось невозможно найти. В садик тебя водить или нанимать няню было слишком дорого, а оставлять одного опасно. Пришлось заплатить взятку директору школы, чтобы тебя взяли в первый класс раньше, закрыв глаза на тот факт, что ты на несколько месяцев младше. Взятка оказалась гораздо более дешевым и посильным вариантом, чем детский сад, и в итоге я могла работать, а ты учиться.

— Выходит, я родился перед рождеством? А что, удобно. Можно дарить один подарок сразу на рождество и на день рождения!

Мэри протянула мне конверт, внутри которого обнаружилась кредитная карта. Она пояснила:

— Джонни, в пятницу я открыла накопительный счёт и положила туда три тысячи фунтов из тех денег, которые ты мне вручил. Сегодня с утра я забрала готовую кредитку. Вот, держи. На ней тысяча фунтов. Распоряжайся деньгами разумно.

— Спасибо, это замечательно!

После завтрака мать убежала на работу, я же, используя вчерашний метод внесения правок в матрицу, за пару часов изготовил пачку стофунтовых купюр с разными номерами и сериями на общую сумму шестнадцать тысяч восемьсот фунтов.

С этих денег снял копию. Одну отложил для внесения на счёт в обычном банке. Со второй поехал в Косой переулок. В банке Гринготтс без проблем обменяли фунты, при этом все банкноты скрупулёзно проверили, но ничего подозрительного не выявили. Как выяснилось три тысячи триста семьдесят три галеона — это очень тяжелая сумма. Если бы не рюкзак с расширенным пространством, фиг бы унёс такие деньги.

Во "Флориш и Блоттс" забрал заказ, который обошёлся в тысячу восемьсот галлеонов сверху внесенного залога. Эти жуки выбирали дорогие подарочные издания в кожаных переплетах с чарами хранения и прочие дорогие экземпляры, хотя меня уверяли, что качество информации от этого не пострадает. Мне, в принципе, было пофиг на то, что это явный развод. Деньги халявные, так что торговаться даже ради нескольких тысяч фунтов не стал. Хотя, если бы это были кровно заработанные средства, то торговался бы до последней копейки, перебирая экземпляры, и даже пошёл бы в лавку старьевщика, я там видел какие-то книги. Книги поместил в рюкзак и ещё раз наведался в магазин сумок.

В магазине сумок меня поприветствовала та же девушка-продавец, что и в прошлый раз:

— Добрый день, мистер. Рада вас снова видеть. Желаете ещё что-то приобрести?

— Добрый день, мисс. Вы угадали. Помните те чудесные сундуки? Хочу взять тот, который с алхимической лабораторией, шкафами со стазисом, спальней и кухней. Если не ошибаюсь, он же ещё может уменьшаться для транспортировки?

— Да-да. Помню тот сундук, пойдёмте… — девушка отвела меня к сундуку, и мы спустились вниз. — Вот, смотрите. Тут зельеварня, в этой комплектации прилагается всё необходимое зельеварческое и алхимическое оборудование. Также имеются шкафы для ингредиентов, всё как положено, с чарами стазиса. Вот кухня, кстати, в ней установлен шкаф с расширенным пространством и чарами стазиса.

Зельеварня оказалась приличных размеров, примерно пятнадцать квадратных метров. Далее мы оказались на маленькой кухоньке, буквально плита, мойка, пара шкафчиков и небольшой столик со стулом, и самое главное — шкаф, по внешним размерам напоминающий холодильник. Рядом имеется небольшой санузел с ванной. Дальше расположилась скромных размеров спальня, в которой поместились лишь двуспальная кровать и шкаф. В общем, это сундук экономичного варианта.

— А что, разве вложенные пространства можно создавать? Помещать в подобные расширенные пространства артефакты с расширенным пространством. А потом в те ещё…

— Ну, вообще считается, что это опасно, но если при изготовлении артефакта использовать ритуал стабилизации пространства, то никаких проблем. Такой сундук даже без подзарядки способен работать десять лет, а шкаф, так вообще несколько сотен лет, — просветила девушка.

М-да… Всё же просветы в знаниях у меня имеются, вот что значит получить всё на халяву и урывками. Халява зло, она развращает. В то время, когда маги стремятся узнавать новое, мне просто лень самому учиться дальше, зачем, если и так круче гор? Хотя книги купил и обязательно буду изучать. Нет, определенно, магия стоит того, чтобы стремиться становиться более знающим и сильным. Да хотя бы, чтобы самому научится делать подобные вещи.

— Будете брать? — спросила продавец.

— Да.

— С вас две тысячи галлеонов, — озвучила она сумму.

— Вот, пожалуйста.

Я спокойно выложил на стойку почти все золотые монеты, в итоге у меня осталось всего пятьдесят галлеонов. Сундук уменьшил и убрал в рюкзак, после чего отправился домой. Не терпелось оказаться дома и начать читать свежеприобретенные книги.

Глава 12

Глава 12

На рождество Мэри осталась дома. У нас в России рождество праздновалось седьмого декабря. Начиная с десятилетнего возраста мы с друзьями с раннего утра и до обеда ходили по домам и «славили Христа», после с полными пакетами конфет возвращались домой. В Англии подобное происходит на Хэллоуин, а Рождество празднуется, как Новый год у россиян.

Мы украсили дом гирляндами, вырезанными из бумаги. Мэри прогнала меня с кухни, чтобы не мешался, и начала готовить много вкусно пахнущих блюд.

Пока Мэри была занята, я спохватился. Как так, ведь если рождество такой большой праздник, как Новый год, то выходит, что нужно сделать подарок миссис Стэнфорд… Ведь она в этой стране мне самый близкий человек, по меньшей мере, не чужой. Да, я, не её родной сын, его душа уже давно ушла на перерождение, но всё-таки она мне почти как мать.

Блин, как всё сложно. Я до сих пор не определился, как относиться к Мэри, хотя, нет, пожалуй, всё же определился. Я отношусь к ней как к тёте, которую не видел долгое время и приехал к ней надолго в гости в другую страну. Да, пожалуй, это будет наиболее близкое определение. Стоило окончательно определиться со своим отношением к Мэри, и словно гора с плеч рухнула. Сразу стало легче воспринимать её, сексуальная тяга почти пропала. Конечно, окончательно заглушить сексуальное желание при виде полуобнаженной женщины нереально, но это перестало быть настолько острым и стало довольно просто отгонять мысли подобного толка в отношении Мэри. Так и хотелось назвать её вместо «мама» — «тётя Маша».

Так вот, подарок. Что могу подарить? В принципе, с моими финансами могу подарить что угодно, но при условии, если бы позаботился об этом заранее. Теперь же даже не знаю, как быть. Хотя, кое-кто недавно мнил себя великим знатоком артефакторики и до сих пор не сделал ничего существенного в этой области, лучшие артефакты куплены в магазине за большие деньги.

Блин! Стоило в Косом переулке присмотреть что-то и для Мэри. Но не бегать же туда сейчас?! Во-первых, часто светиться среди волшебников опасно, желательно появляться там лишь по делам и как можно реже, тем более, хоть и под личиной, но конкретно засветился. Во-вторых, праздничный обед скоро будет готов. В-третьих, буду откровенным с собой, за окном отвратительная погода, серые тучи, накрапывает ледяной дождик, и мне просто лень куда-то выползать из теплого жилища в серую неуютную хмарь. Может, сделать простенький амулет? А что, о мире сверхъестественного Мэри уже знает, так почему бы и не сделать приятное? А какой амулет делать? Она простой человек, значит, ничего сверхмощного, и чтобы подпитывалось от магического фона.

После непродолжительных размышлений решил делать амулет для здоровья, чтобы слегка повышал иммунитет и увеличивал регенерацию. Встал вопрос, из чего и в каком виде делать. Материал не должен быть трансмутированными, поэтому золото отпало. Полазил по комнате и обнаружил бисер, который в больших количествах закупил. Бисер хоть и сделан из пластмассы, то есть фактически углерод, но благодаря тому, что получен материал был из природной нефти, чары на него ложатся превосходно, что было ранее уже опробовано.

Взял по пакетику с мелким зеленым и красным бисером и при помощи волшебной палочки трансфигурировал его в круглый кулон в виде знака «инь и янь». Конечно, это не канонические белый и черный цвета, но всё равно смотрится замечательно. А вот цепочку трансмутировал из пары галеонов, из этого же низкопробного золота сделал ободок вокруг кулона. С задней стороны карандашом начертил накопительный рунный круг и при помощи Дематериализации выжег его. Затем волшебной палочкой наложил чары усиления регенерации, привязав их к красному пластику, и чары повышения иммунитета, привязав к зелёному пластику.

— Сынок, праздничный обед готов, — позвала с кухни Мэри. — Мой руки и иди к столу.

— Хорошо!

Ого! Долго я корпел над амулетом. Казалось, что только зашёл в комнату, а уже прошло много времени. Кинул взгляд на часы. Оказалось, что прошло три с половиной часа с момента, как покинул кухню.

— Мама, сегодня Рождество. Поэтому хочу сделать тебе подарок…

С торжественный видом я вручил миссис Стэнфорд подарок.

— Этот амулет я сделал сам, но он не простой. Это целительский амулет, который будет подстегивать организм, повышая сопротивляемость к болезням и ускоряя заживление ран!

— Какой красивый! — восхитилась Мэри. — Значит, это магический медальон?

— Ага.

— Спасибо, Джонни, — умилилась Мэри. — Невероятно красивое украшение. Обещаю, что всегда буду его носить. А это что, настоящее золото?

— Да.

Хотел сказать, что золото так себе, но не стал расстраивать женщину.

— Ты что, купил золотую цепочку? Это же дорого!

— На самом деле не очень, — похоже, придётся слегка расстроить собеседницу, чтобы не расстроить сильно. — Всего десять фунтов. Откровенно говоря, это довольно низкокачественное золото, такое называют «техническим». Но смотрится довольно неплохо, как и золото высокой пробы. Без оценки специалиста этого не понять. Я не хотел тебе этого говорить, чтобы не принизить стоимость подарка, тут ведь главное не материал, а волшебство, вложенное в него.

— Ох, сыночек, спасибо тебе ещё раз, — с улыбкой Мэри обняла меня и крепко прижала к себе. — Я вовсе не расстроена, наоборот, рада, что ты не сильно потратился. А за волшебство тебе отдельное спасибо, здоровье лишним никогда не бывает, это самое ценное, что можно подарить человеку. Будет здоровье, всё остальное приложится!

— О, боже! Какой шикарный стол! — восхитился я, глядя на накрытый по-праздничному стол. — Ты просто волшебница в кулинарии!

— Я для тебя тоже приготовила небольшой подарок, — с улыбкой произнесла Мэри и вручила мне небольшую коробочку. — Вообще, по традиции хотела подложить его под елку, или, в нашем случае, тебе на стол, чтобы ты утром открыл его, но раз ты уже отдарился, то и я решила вручить подарок сразу.

Внутри оказался шикарный Швейцарский перочинный нож. В нём было несколько лезвий, длинное и короткое, ножницы, штопор, несколько разных открывалок. Этот нож был гораздо круче моего прежнего. Это очень крутой подарок, даже не думал, что буду так радоваться.

— Это потрясающий подарок! — разразился я бурей восторгов и начал фонтанировать счастьем. — Спасибо большое, он такой крутой! Всегда мечтал о Швейцарском раскладном ноже! Ты такая классная!

— Рада, что тебе понравилось, — с теплой улыбкой произнесла Мэри. — А теперь прошу к столу.

Дальше был праздничный ужин. Готовит Мэри божественно, не зря она работает поваром в ресторане. Только обычно, когда она дома, то готовит простые блюда, тут же у нас на столе были: ростбиф — запеченный в духовке кусок говядины с овощами, запеченный в духовке хрустящий картофель, рождественские овсяные лепешки, к которым, в отличие от каши, не питаю отвращения, йоркширский утиный паштет, пирог с телячьими почками. На десерт у нас имелись рождественский пудинг с изюмом, медом и черносливом и пряники в виде человечков, представляющие собой кулинарный шедевр.

Ужин не отличался от такого же новогоднего в России, тоже много кушали, а Мэри ещё и пила припасенное вино. В России мы садились за стол ближе к полуночи, когда все только и думали, когда уже будем есть? В Великобритании за стол собираются в послеобеденное время.

К вечеру ударил небольшой мороз, и мы пошли на каток в Еврейском культурном центре на Финчли роуд. На катке оба неплохо оттянулись. Мэри неплохо держалась на коньках, особенно учитывая выпитую бутылку вина и то, что тут же продавали подогретый глинтвейн, которым она подзаправилась. Только тут в аренду давали коньки для фигурного катания, а я больше привык к хоккейным конькам, но разницы почти не почувствовал. Поначалу держался неуверенно, всё же последний раз катался на коньках прошлой зимой, когда с пацанами залили в мороз каток на улице, чтобы играть в хоккей. Потом разошелся и стал рассекать по льду как метеор. Домой вернулись усталые, но очень довольные.

На следующий после рождества день решил отправиться в центр, поскольку просто так усидеть дома не мог. Мэри сказала, что в городе проходит множество мероприятий, я только и думал, какое место посетить. Мэри же с утра уехала на работу.

Направился к метро, сделав крюк через коттеджи, и, проходя мимо дома Грейнджеров, активировал Духовное зрение. В доме было две ауры, одна принадлежит Гермионе, а вторая небольшому полуразумному животному, кажется, это кот.

Одному скучно идти в город, может, пригласить эту девку? Она с виду ничего, хотя, мне, в принципе, всё равно с кем, просто хочется общения с кем-нибудь, с кем не таясь можно поговорить о магии. Надоело уже скрываться от всех, а Мэри не могу рассказать всего.

Постучав в дверь дома Грейнджеров, я увидел, как аура Гермионы полыхнула удивлением. Грейнджер спустилась со второго этажа, дверь открылась, после чего передо мной предстала растрепанная девушка в пижаме в виде штанов и рубашки с длинным рукавом бежевого цвета в коричневый горошек.

— Ой! — удивленно воскликнула Гермиона. — Джон? Ты что тут делаешь?

— Доброе утро, Гермиона. Поздравляю тебя с прошедшим Рождеством. Я собираюсь в город, посетить некоторые мероприятия, но одному скучно. Хочу пригласить тебя.

— Аэм… — Гермиона подзависла. — Проходи, — пригласила она меня в дом. — Подожди, я сейчас оденусь.

Я разулся, снял верхнюю одежду и прошёл в гостиную. Гостиная довольно уютная, у стены расположился камин, неподалеку от него стоит диван и пара кресел вокруг журнального столика, напротив дивана стоит телевизор. На журнальном столике лежала книга. Взяв её в руки, прочитал, что написано на обложке:

«Расширенный курс зельеварения»

Полистал учебник и ничего нового не узнал, всё это я уже знаю после того, как дошёл в подсознании до буквы «З».

Грейнджер спустилась, одетая в голубые джинсы и темно синий свитер. Гермиона только открыла рот, но я её перебил вопросом:

— Гермиона, а у вас дома всегда так холодно?

— Что? — слегка удивилась Грейнджер. — Вроде нормально, у нас зимой дома всегда так. А у тебя что, разве не так?

— Нет, конечно. Я не люблю холод, поэтому организовал дома нормальное отопление при помощи магии.

— При помощи магии? — Гермиона удивилась. — Но это же нереально затратно, даже на маленькое жилище надо столько магических сил, что даже Дамблдор не осилит.

— Не знаю, кто такой этот ваш Дамблдор, но если включить голову и использовать законы физики, то всё реально. Я сделал солнечный коллектор из пустых алюминиевых банок, на которые наложил согревающие чары, запитанные от накопительного рунного круга, вышел халявный источник тепла, днем греющий сильнее, чем ночью.

— Солнечный коллектор? — удивилась девушка. — Что это?

— Ты не знаешь, что это такое? Странно, вроде живёшь среди обычных людей. Давай нарисую и покажу. У тебя есть ручка и бумага?

— Да, у меня в комнате. Пойдём, — произнесла Гермиона.

Мы прошли в комнату девушки на второй этаж. Это оказалось довольно милое помещение. Слева от двери находится большой трехстворчатый шкаф белого цвета. Напротив двери большое окно со шторами фиолетового цвета с белыми узорами. Комната выполнена в светлых тонах, стены покрашены в светло-голубой цвет. В правом крайнем углу стоит двуспальная кровать, накрытая светло-голубым пледом. Возле кровати и напротив неё в виде буквы «Г» стоят книжные шкафы, изготовленные из покрашенного в белый цвет ДСП и полностью заполненные разнообразными книгами. Перед кроватью в ногах стоит сундук, декорированный обивкой из сиреневого цвета бархатной ткани. Рядом с книжными шкафами, напротив входной двери и перед окном установлен большой письменный стол белого цвета, примерно полтора метра в длину и семьдесят-восемьдесят сантиметров в ширину. У стола с правой стороны тумба с четырьмя выдвижными ящиками. На столе стоит большая регулируемая настольная лампа. Стены украшены коллажами в виде цветов из цветной бумаги, наклеенных на холст и вставленных в рамочки. В комнате идеальный порядок, все книги выставлены по темам и алфавиту.

Нарисовал коллектор и рассказал, как он работает.

— Удивительно! — Гермиона была потрясена. — Никогда бы не подумала, что можно соединить магловские технологии и магию.

— Ну, по сути, абсолютно все вещи изначально, как ты говоришь, магловские. Так что не вижу ничего удивительного в их зачаровании.

— Но это же запрещено законом! — возмутилась девушка.

— Не понял… — я был слегка ошарашен узнать такие подробности. — Как так? Маг, и не может использовать магию, зачаровывая, что пожелает? Ты же шутишь? Гермиона, не говори ерунды.

— Но это действительно так. Отец моего… — Гермиона смутилась. — В общем, отец приятеля работает в Министерстве магии в Отделе по борьбе с незаконным использованием изобретений маглов. Он изымает зачарованные магловские предметы.

— А, понятно. Скорее всего, имеет место монополия Министерства магии на чудеса, поэтому и запрещают всё, на что не смогли наложить лапу. Ну, это как с метлами, которые производят под их контролем. Заметила, что в продаже нет никаких иных летательных средств, кроме мётел? Хотя метла — не самый удобный летающий артефакт.

— Но это же традиция, и статус секретности, — уверенно произнесла Гермиона.

— Грейнджер, ты успела нахлебаться новых зелий, притупляющих мыслительный процесс, или это твоё обычное состояние — верить политикам и прочим жуликам? — смотрю на неё как на идиотку. — Люди идут во власть ради денег, и, дорвавшись до власти, гребут под себя всё, что могут. Для того, чтобы легче контролировать волшебников, вам дают урезанное образование и пичкают пропагандой, наподобие «традиций», поскольку тупых и неумелых магов контролировать проще; принимают множество ограничивающих законов; запрещают разные области магии, обзывая их якобы «тёмными».

— Но тёмная магия опасна! — воскликнула Гермиона.

— Чем?

— Ну как же, тёмные ужасные ритуалы — это плохо, — возмущенно произнесла Грейнджер.

— «Плохо» — это аргумент пятилетнего ребенка. Взрослый и разумный человек оперирует фактами и логикой. Что вообще подразумевается под тёмной магией?

— Ну, магия крови, например. Она ужасна! — ответила Грейджер.

— Чем? Ты вообще знаешь, что такое магия крови?

— Эм… Нет, она же запрещена! — Гермиона посмотрела на меня подозрительным взглядом. — А ты разве знаешь?

— В отличие от тебя, я как раз знаю, что это такое, и хотя не особо сильно знаком с данной областью, но четко знаю, что магия крови — лишь небольшая часть из школы магии воды! Разве вам на уроках биологии не говорили, что кровь — это, по сути, вода? Манипуляции с кровью ничем не отличаются от обычных алхимических манипуляций с эликсирами в алхимии. Конечно, кровь часто используется в школе Вольтования, она же магия Вуду, но это уже совсем иная школа магии.

— Но если это магия воды, зачем тогда запрещают магию крови? — спросила девушка.

— Блин, почему ты задаёшь такие детские вопросы? Вас словно взаперти в глухом лесу в старинном замке держали и не давали познать мир! — произношу с усмешкой и не подозреваю, насколько точно угадал. — Это же элементарно! С помощью магии крови можно защитить артефакты и ценности от кражи. Министерство принимает законы, по которым запрещено иметь те или иные артефакты, затем изымает их у богачей. То есть фактически они занимаются узаконенным воровством. Потом эти артефакты продадут куда-нибудь за границу и поделят деньги в своём кругу. А если волшебники владеют магией крови и защищают свою собственность так, что ею никто не может воспользоваться, то эту собственность нет смысла красть! Кампренде?!

— Но… — впала в ступор собеседница. — Нет, не может быть! Правительство не стало бы так поступать!

— Ха-ха-ха-ха-ха! — разразился я безудержным смехом. — Какая ты наивная и смешная. У самой в крови тонна зелий, мозги запудрены идиотскими законами, догмами и непонятной верой в непогрешимость властей. Да уж, Гермиона, похоже, в этом вашем Хогвартсе умеют из детей делать тупых болванчиков! У тебя много книг, тоже любишь читать?

— Да, — машинально кивнула собеседница, погрузившись в свои мысли.

— Ты не будешь против, если скопирую книги по магии для своей библиотеки?

— Скопируешь? Это как? — Гермиона вышла из задумчивости и с интересом уставилась на меня.

— Секундочку.

Духовным зрением изучаю следящие за домом чары. Как ни смотрел, не сумел обнаружить блок, отвечающий за подачу сигнала в случае развеивания заклинания. То есть, если использовать заклинание, которое мгновенно уничтожит эти чары, то никто об этом не узнает? Ну не будут же маги приходить и проверять, висят ещё чары или нет? Думаю, маги такие же ленивые, как и простые люди. Нашептываю заклинание Дематериализация и применяю его к чарам над домом. Чары моментально превратились просто в ману, которую впитал в себя. Как по-другому снять или заблокировать следящие чары не придумал, думаю, и так сойдёт. Ну не может же быть незаконным подобное действие, каждый человек имеет право на личную жизнь, это всё равно, если бы КГБ поставило видеокамеру у меня в санузле, я бы её нашёл и сломал. Фактически, они бы не смогли мне ничего предъявить за порчу имущества.

Выбираю самые интересные, на мой взгляд, книги и складываю в стопку. Вышло всего пять штук. Примерно прикинул, что сил должно хватить. Зачитываю заклинание копирование и направляю на книги. Заклинание сожрало всю ману, но стопку скопировал.

— Фу, ёж колобок… — я смахнул выступивший от напряжения пот. — Всю ману истратил. Погоди, сейчас восстановлюсь и можно будет идти в город.

— Как ты это сделал? — спросила удивленная Грейнджер. — Это что, трансфигурация? Сколько они продержатся?

— Нет. Это трансмутация, — отвечаю, стараясь не выпадать из медитации преобразования материи в ману. — Думаю, если нормально хранить, то несколько веков без проблем проживут.

— Погоди, так они что, настоящие?! — Гермиона сильно удивилась. — Но невозможно создать что-то из ничего!

— Почему же из ничего? Из маны. Мана — это энергия. Материю можно превратить в энергию, в том числе и в ману, ману же можно превратить в материю. Это закон вселенной, физика. Обычным людям об этом превосходно известно, хотя лишь в теории, мы же, маги, можем воплощать при помощи заклинаний энергию в материю.

— Но нас же учили законам трансфигурации Гампа! — Гермиона нахмурилась и начала перечислять: — Нельзя создать еду из ничего. Нельзя превратить что-либо в человека. Нельзя превратить обычный предмет в магический или создать что-либо магическое. Нельзя трансфигурировать деньги, драгоценные металлы и камни. Нельзя трансфигурировать время.

— Ты не путай трансмутацию и трансфигурацию. Временная трансфигурация — всего лишь наложение твердой иллюзии, привязанной к определенному материальному объекту, который выступает в качестве якоря для иллюзии, за исключением анимагии и постоянной трансфигурации. Во-первых, при помощи трансмутации еду создать можно. Можно испачкать твою столешницу, чтобы продемонстрировать это?

— А? Ну, давай, — дала добро на эксперимент девушка.

Черчу на столе карандашом рунный круг и произношу заклинание Создание еды. В круге появляется кусок сыра, палка сырокопченой колбасы и свежий батон на тарелке.

— Это настоящая еда? — скептически спросила девушка.

— Проверь.

— Фините инкантатем! — достав волшебную палочку, произнесла девушка. Исчезла тарелка, которая была твердой иллюзией, а еда упала на стол. Тут девушка резко побледнела. — Факин Щит! — Экспрессивно выдала она. — Мы же только что колдовали! Меня выгонят из школы! Это всё ты виноват!

— Успокойся, я в самом начале развеял следящие чары.

— Что? — испугалась Грейнджер. — Но ведь это же нарушение закона!

— Нарушение закона — следить за магом. Любой маг имеет право на неприкосновенность и имеет право защищаться, как пожелает. Жилище мага — его оплот, который каждый волшебник защищает, как пожелает, в том числе вычищая от всех шпионов. Защищаться не имеют права лишь рабы. Гермиона, ты чья-то рабыня? Почему тогда сразу не рассказала мне об этом?

— Нет! — возмущённо воскликнула девушка. — Я свободный человек!

— В таком случае, чего переживаешь? Раз ты свободный человек, к тому же волшебница, имеешь право защищать свою личную жизнь от слежки, а всех, кому не нравится, имеешь полное моральное право проклясть.

— Но ведь у меня могут отобрать волшебную палочку и выгнать из Хогвартса! — протянула Гермиона

— Сделай или купи новую палочку, а школы магии… — усмехаюсь. — Хогвартс что, единственная школа в мире?

— Нет. Есть ещё как минимум Дурмстранг и Шармбатон, — ответила Грейнджер. — Но мне же никто не продаст волшебную палочку!

— Пуфф… — громко выдохнул я воздух. Хотелось приложиться головой о стол. А ведь она меня немного старше. — Как с тобой сложно общаться. Мне продолжать про твоего Гампа рассказывать?

— Он не мой! — произнесла Гермиона. — Продолжай.

— Ты сказала, что нельзя превратить что-либо в человека. Создать живого человека при помощи временной трансфигурации, как в принципе и вообще любое живое существо, нереально, ибо как мы выяснили, это лишь твердые иллюзии. Но человеческое тело реально создать при помощи разных направлений магии. Если будет достаточно маны, то тело можно трансмутировать, можно сделать тело при помощи постоянной трансфигурации, поскольку человеческое тело — всего лишь сложное соединение различных химических элементов, а постоянная трансфигурация как раз и использует преобразование материи. Конечно, для мага это запредельный уровень, которого можно добиться, лишь посвятив трансфигурации столетия, но, в принципе, всё достижимо. Тело можно сделать при помощи биомагии или же вырастить клона в артефактной камере или при помощи технологий простых людей. Единственная проблема, у такого тела не будет души, но душу в тело можно вселить. Например, переселить душу из смертельно больного человека в новое здоровое тело или призвать душу из круга перерождений.

— Но это же тёмная магия! — воскликнула Грейнджер.

— Гермиона, что за нетерпимость к тёмной магии? Вас в этой школе магии, похоже, не просто ничему не учат и ограничивают рост магических сил, а ещё и капитально промывают мозги. Магия, она и есть магия. Ты же не кричишь про людей, пользующихся электрическими лампочками — это же квантовая физика, как вы смеете её использовать для освещения помещения?! Тёмная магия или светлая, определяется по типу использованной маны. Темная магия — это магия на основе стихии тьмы, и не более того. Светлая магия — магия на основе стихии света. Тот смысл, который вкладываешь в это ты, а точнее, вложили в твою голову правители, это не тёмная магия, а правильнее сказать — магия, не одобряемая правительством!

Гермиона зависла, переваривая услышанное.

— Кстати, может, чаем угостишь? А то что-то в горле сухо от длительных разговоров.

— А? Да, конечно, — согласилась Гермиона. — Пошли на кухню, я тоже хочу чего-нибудь выпить.

Положил в рюкзак копии книг и пошёл вслед за хозяйкой дома. Гермиона поставила на плиту чайник, и мы стали дожидаться, когда он вскипит.

— Значит, можно вырастить человеческое тело и переселить в него душу? — спросила Гермиона и продолжила рассуждать вслух. — Но переселение души — это же некромантия?

— Скорее стык некромантии и магии душ. Но в некромантии нет ничего плохого. Разве плохо, что человек будет долго жить?

— Но некроманты же поднимают нежить, могут натравить её на людей, — привела аргумент Грейнджер.

— Трансфигураторы делают големов и тоже могут натравить их на людей. Не вижу разницы, будет голем из плоти, или же из подручных материалов. Ну да, некроголемы более отвратительные с виду, но по сути, это одно и то же. Как использовать созданных существ, зависит лишь от воли мага. Можно поднять толпу зомби и заставить их строить дом, а можно создать голема из света и приказать ему разрывать на части простых людей.

— Некроманты творят лишь зло! — безапелляционно заявила собеседница.

— Ты сама-то веришь в сказанное? А как же целительство? Пересадка органов и частей тела почти невозможна без некромантии. Для приживления чужих органов необходимо использовать некромантию и магию жизни одновременно. Создание сущностей — это лишь одно из направлений некромантии, в основном некромантия занимается изучением способов продления жизни, в том числе и целительством. Просто некроманты слишком сильные маги, а как я уже говорил ранее, правителям не нужны сильные волшебники, поскольку ими невозможно управлять, вот и запрещают всё, что не могут контролировать.

— Я с тобой общаюсь второй раз за короткое время, и оба раза ты разбиваешь моё мировоззрение вдребезги! — заявила Грейнджер, разливая по чашкам чай. — Есть ещё что-то, что разрушит законы Гампа?

— Обижаешь, разрушить — всегда легко, а вот построить новое — уже проблема. Возьмём для рассмотрения третий закон трансфигурации — нельзя превратить обычный предмет в магический или создать что-либо магическое. Это действительно так, вот чего нельзя, того нельзя. Но опять же, имеются исключения. Боги и высшие маги на такое способны. Подобные вещи называются божественными артефактами, и, как правило, их крайне мало.

— То есть, боги существуют? — удивленно спросила Грейджер.

— Конечно. Боги, демоны, ангелы, джины, призраки, люди, гномы, эльфы, хоббиты, гоблины, кентавры и прочие, все эти существа реально существуют… Вас что, в Хогвартсе совсем ничему не учат?

— Ну, по поводу кентавров и гоблинов я знаю, но не думала, что и боги реальны! — вид у Гермионы был крайне задумчивым.

— Продолжу. Нельзя трансфигурировать деньги, драгоценные металлы и камни. Тут всё предельно понятно. Этот Гамп явно работал на правительство или по его заказу.

Достав волшебную палочку, я спокойно и наглядно трансфигурировал тарелку в пачку фунтов. Затем обертку от конфеты трансфигурировал в рубин. Затем кинул насмешливый взор на Гермиону и спросил:

— Разжевывать, почему вам об этом говорят, надо?

— Пфф! — презрительно фыркнула Грейнджер. — И так понятно, чтобы не было преступлений с использованием фальшивых денег и драгоценностей.

— Вот видишь, ты и сама это прекрасно понимаешь. Значит, правильно говорить «не нельзя трансфигурировать в эти предметы», а «можно, но запрещается»! Этот ваш Гамп, «засланный казачок», отрабатывающий гонорар правительства, или же некомпетентный маг.

— Но закон Гампа гласит, что внешне превратить предмет можно, но он так и останется таким же, как и был, — произнесла Гермиона.

— Трансфигурацией нельзя, но трансмутацией — запросто. А при помощи ритуалистики можно задать веществу свойства другого вещества, например, придать стали свойства серебра, оставив прочность стали, но передав способность обеззараживать и наносить вред нежити. При помощи ритуалов можно зачаровать, например, рубин, так, что магически он будет определяться как обычное стекло, и наоборот.

— А что скажешь по поводу времени? — прищурившись, спросила Гермиона. — На всякий случай, скажу, что у Гампа имеется в виду воздействие на живые существа.

— А что тут говорить, это действительно так, но опять же, есть исключения. Например, боги, управляющие временем, на подобное способны. Также подобное под силу сильным хронокинетикам.

— Хронокинетики? — непонимающе спросила Гермиона.

— Ну да, есть маги, есть псионики. Мы, маги, используем для воздействия на реальность ману, оттого более универсальны, псионики используют для воздействия на реальность пси-энергию, которая, как и мана, имеет множество оттенков, что делает их узкоспециализированными. Например, криокинетики — управляют льдом, пирокинетики — огнем, хронокинетики — временем, телепаты — работают с разумами и так далее.

— Но я думала, что это всё магия! То есть, псионика и магия — разные вещи? — Гермиона стала выглядеть, словно пришибленная пыльным мешком, она уже явно плохо соображала и не понимала, что происходит.

— Да, именно так. Ладно, Гермиона, я смотрю на тебя и понимаю, что погулять сегодня не получится. Может, расскажешь о своей школе, что у вас там интересного происходит, как живёте?

— Даже не знаю, что рассказать… — задумчиво протянула Гермиона. — На первом курсе меня чуть не убил тролль.

— Тролль?! Что он делал в школе? — моему удивлению не было предела. Ведь насколько знаю, тролль — это огромный монстр с сопротивляемостью к магии.

— Его привёл в школу профессор защиты от тёмных искусств, чтобы пройти мимо цербера для похищения философского камня.

От короткого повествования Гермионы я чуть не упал. Если бы не сидел, то точно упал, а так, с трудом удержался за стол.

— Цербер и философский камень в школе? Профессор, натравливающий тролля на детей? Что это за школа такая? Выживания?! Типа, кто выжил за сколько-то лет обучения, тот и маг?

— Нормальная школа! — возмутилась Гермиона.

— Нормальная школа — это та, в которую я хожу. Там нет троллей, церберов, учителя максимум могут выгнать студента из класса, а не натравить смертельно опасную тварь. К тому же учат полезным наукам, например, математике, а то, о чём ты рассказываешь, скорее похоже на смертельно опасный режимный объект по уничтожению юных магов. Ты же только что разорялась о тёмной магии, как это плохо, но при этом в вашей школе имеется философский камень! Я, конечно, понимаю, что сделать его несложно, но ведь для подзарядки необходимы человеческие жертвоприношения, двенадцать человек на полугодовую дозу эликсира молодости!

— Как жертвы? Это же философский камень, из него делают эликсир жизни! — удивленно спросила Грейнджер.

— Правильно. Философский камень — это накопитель жизненной силы, которую ещё называют праной. Прана, как и мана, имеет свой оттенок. Так, жизненная сила человека подойдёт только человеку. Нам не подойдет прана коровы или кролика. Чтобы наполнить этот накопитель, надо прану откуда-то взять. Откуда?

— Значит, Фламель убивал людей, чтобы прожить долгую жизнь? Но он же добрый маг! — тихим убитым голосом произнесла собеседница.

— Добрый маг? Фламель? — хм, мне почему-то известен такой волшебник. — Если не ошибаюсь, ему больше шести сотен лет. Неужели ты настолько наивная, что считаешь, будто добрый человек способен прожить такой долгий срок? Да у него за всю жизнь врагов было наверняка больше, чем у тебя волос на голове. Раз он до сих пор жив, значит, враги мертвы, и не факт, что все погибли своей смертью. Я уже молчу о том, что для столь долгой жизни надо принести в жертву около пятнадцати тысяч человек! И это ты называешь добрым магом? О Боги, Гермиона, я тебя реально начинаю бояться! Кто же в твоём понимании злой маг, если такой монстр «добрый»?!

— У него ещё жена ровесница, — глядя в пустоту расфокусированным взглядом, безжизненным голосом произнесла девушка. — Значит, в два раза больше жертв.

— Ладно, хрен с этим Фламелем, что ещё у вас в школе интересного было?

— Ну, на втором курсе злой дух вселился в первокурсницу и натравливал на детей василиска, — тихим голосом произнесла Грейнджер.

— Нет слов, одни эмоции. Василиск? Злой дух? Я это даже не хочу комментировать, и так понятно, что это не школа, а концлагерь для одаренных. Просто со всей страны собрали необученных магов и в течение года пытаются убить.

— Нет, ну нас же учат! — уже чуть более громким голосом возразила Грейнджер.

— Только для вида. Или ты можешь сотворить при помощи магии что-то полезное? Мы с тобой ровесники, так что давай пройдёмся по тому, что я делал. Ты можешь создать целительский артефакт для своих родителей?

— Нет, — убитым голосом ответила девушка.

— А вылечить их от болезни?

— Нет, — более тихо сказала она.

— А что ты можешь?

— Я могу трансфигурировать и применять чары! — гордо произнесла Гермиона.

— Хорошо. Продемонстрируй.

— Но как же министерство? Слежение за палочкой?

— Ты уже использовала палочку, и ничего не произошло.

— Хорошо.

Грейнджер достала свой концентратор, взмахнула им.

— Эванеско! — она очистила раковину.

Потом Гермиона левитировала предметы и применяла временную трансфигурацию.

— М-да. Всё, что ты показала — уровень фокусов и бытовой магии. Полезному вас практически не учат. Я, например, исцелил и омолодил на десяток лет мать, обычную неодаренную женщину, изготовил ей целительский амулет, защищающий от вирусных болезней, наложил на наше жилище защиту. Ты же даже сама не могла избавиться от зелий и следящих чар. Да что там избавиться, даже обнаружить не можешь. И после этого утверждаешь, что вас не убивают, а учат?

— Ну, если посмотреть с такой точки зрения… — протянула Гермиона.

— Не думай. Просто рассказывай, как ещё вас пытались убить в этом заведении? Ты меня заинтриговала, интересно узнать, чисто чтобы поржать!

— Ну, на третьем курсе… — Гермиона задумалась. — Мне дали Хроноворот, чтобы успевала на все уроки.

— Ха-ха-ха! Запрещенную и крайне опасную машину времени дали в руки тринадцатилетней девочки?!

— Мне было четырнадцать! — возмущенно пискнула Гермиона.

— Уха-ха-ха-ха-ааа!.. — у меня началась истерика от смеха. Немного успокоившись, говорю: — Продолжай. У тебя шикарно получается веселить!

— Это не смешно! — Гермиона надулась, но всё же несколько секунд помолчав, продолжила. — Сбежал преступник, который, впоследствии выяснилось, что он не преступник, а ошибочно осужденный родственник моего друга. Министерство прислало охранять школу дементоров.

— Что?! Этих демонических тварей — охранять школу? Министерство что, на всю голову ушибленное? А администрация школы и родители не подняли восстание и не линчевали всех причастных чиновников? Это же всё равно, что наркомана посадить охранять наркотики или оставить кошку сторожить мышь!

— Эм… — Гермиона сглотнула. — Нет, ничего такого не было. Потом дементоры чуть не убили моего друга.

— Ну, чего-то подобного и следовало ожидать. И как вас пытались убить на следующих курсах?

— У нас в школе проходил Тремудрый турнир, на котором обманом заставили принять участие моего друга, — продолжила рассказ Грейнджер. — Там были драконы, акромантулы, русалки. А потом возродился Тёмный Лорд.

— Ладно, я даже прикрою глаза и сделаю вид, что не слышал про опаснейших тварей. Что за Тёмный Лорд?

— Как, ты разве не знаешь? — удивилась Грейнджер. Её потухший взгляд исчез, а в глазах появилось непонимание. — Как так, все же знают о Тёмном Лорде?!

— Представь себе, не все. Мне, например, до настоящего времени плевать было на политику. Я даже не знаю имени начальника Министерства магии и плевать хотел на всяких Тёмных Лордов.

— Но Тёмный Лорд Воландеморт, он же натворил столько всего плохого! — возмущению Грейнджер нет предела.

— Ты давай конкретно, зачем эти детские понятия «плохо» и «хорошо». Факты, Грейнджер, будьте любезны оперировать ими! Кто такой, чем знаменит, какие и когда злодейства совершил?

— Более десяти лет назад в магической Англии была война, Воландеморт со своими сторонниками, Пожирателями смерти, убивали простых жителей.

— Конкретней — кого убили? За что убили?

— Ну, например, семейство Поттер, — продолжила собеседница. — А за что… Ну, было пророчество, что их сын убьёт Тёмного Лорда, и Воландеморт пошёл убивать их сына. А до этого они убили несколько семей, которые отказались к ним присоединиться.

— Погоди, ты говоришь о Пожирателях смерти? Типы в черных балахонах в белых масках в виде черепов?

— Да! — кивнула девушка.

— Это же обычные бандиты. Я слышал, они аристократы. Обычная борьба за власть нескольких группировок. Это больше, чем на бандитскую группировку не тянет, а ты рассказываешь так, словно этот Воландеморт злодей мирового уровня! Обычный главарь ОПГ.

— Чего? — спросила Гермиона.

— ОПГ! Организованная преступная группировка. Чтобы ты знала, такая банда не может существовать без покровительства в верхах. Подмазанное взятками правительство, полицейские или вообще свои люди в верхушке, но в недостаточном количестве, чтобы прибрать власть по-тихому, вот и воюют. А про этих Поттеров ты не договариваешь. Наверняка они были в противоборствующей группировке, вот их и грохнули. Просто две конкурирующих банды воюют за власть. А пророчество — это фикция. Они не так работают. На самом деле пророчество — это лишь одна из возможных вероятностей будущего, коих может быть множество.

— Орден Феникса не банда! — возмущенно выкрикнула Грейнджер. — Там состоят честные люди!

— Оп-па! Вот это поворот. Вдруг выяснилось, что вторая группировка-то есть! Давай разберемся. Орден Феникса — это что, правительственная организация?

— Нет, — произнесла Грейнджер. — Это просто люди, которым не нравится то, что творит Воландеморт.

— То есть, это тайная неправительственная организация людей, ведущих боевые действия против такой же группы людей? — на моё лицо выползла усмешка. — Гермиона, по закону это как раз и есть Организованная преступная группировка! Этот твой Орден Феникса по закону не более чем банда! Если людям что-то не нравится, пусть жалуются в магическую полицию. Если полиция ничего не делает, значит, она куплена. Не нравится? Уезжайте жить в другую страну, где нет подобного беспредела, или закройтесь в поместье под Фиделиусом, сделав себя хранителем и никому не называя адреса!

— Но… Как так? — тихо спросила Грейнджер. — Орден не банда. Мы же делаем всё во благо!

— В чьё благо?

— Во имя всеобщего блага! — сказала Грейнджер, отчего у меня сердце пропустило удар.

— Вы фашисты?! — гневно спрашиваю её. — Долбаная фашистка, а я с тобой по-человечески сижу, общаюсь!

— Что?! Я не фашистка! — выкрикнула Гермиона.

— Ага, как же! — презрительно окидываю девушку взглядом. — Рассказывай эти сказки в детском саду, там у детей как раз подходящий уровень развития, чтобы поверить в это. Во имя всеобщего блага, во имя высшей расы — это лозунги фашистов и нацистов. Все самые отвратительные и кровавые вещи в мире шли под подобными лозунгами. Хунвейбины, фашисты, средневековые инквизиторы — все вы из одной кучи гадов, убивающих с улыбкой на губах, оправдывая свои действия неким благом или высшей целью! Можешь не продолжать, я и так уже понял, что тебя завербовали в эту банду, загадив маленький и никчёмный мозг, не способный на самостоятельный мыслительный процесс. Подложили тебя под какого-нибудь идейного бойца, наверняка, какого-то урода, которому нормальная девушка не даст, вот и потратили кучу любовных зелий.

— Пошёл вон! — гневно произнесла Гермиона и направила на меня волшебную палочку.

— Окей! Пока.

Я направился на выход, покидая сей негостеприимный дом.

— Ага. Проваливай! — прошипела хозяйка.

М-да. Похоже, зря зашёл. И кой-черт меня дернул к ней заглянуть? Ведь не было желания, и по другой дороге идти было ближе, а тут, словно нашептал кто-то, что надо. Хотя, кого я обманываю, самого себя? Да мне просто было надо перед кем-то показать свою крутость, а перед кем? Из знакомых магов у меня только одна Грейнджер. Раньше я всегда Женьке мог похвастаться или другим пацанам с улицы, а тут уже давно нормально ни с кем не общался. Да я на её фоне почувствовал себя гением. Вот вроде она меня на год старше, и, судя по отзывам, отличницей была, а на деле мыльный пузырь, непонятно чем думающий. Считать древних магов добрыми — это же надо додуматься?! Блин — это же просто супер. Вот вроде недолго пообщались, а настроение поднял. Как хорошо, что я не учусь в их адской школе, где что ни год, то новая опасность!

В город не поехал, а вернулся домой в приподнятом настроении и стал изучать приобретенную литературу.

Глава 13

Глава 13

За оставшийся день пролистал сотню книг. Все из них лишь пробуждали ассоциативные связи в голове, то есть эти знания были среди полученных от аватара. Лишь две книги из этой сотни оказались новыми для меня — обе оказались по магии теней. Самый смак был в том, что одна из этих книг в обычном зрении казалась простым фолиантом по чарам, а читать настоящее содержимое можно было лишь в Духовном зрении.

Об магии теней я знал крайне мало. Точнее, когда начал читать книги, всплыло одно-единственное заклинание, позволяющее становиться нематериальным. В этой книге не было никаких заклинаний, она была написана на латыни, которую, как оказалось, я знаю. Зато в этом фолианте имелась теория, глубоко затрагивающая магию теней.

Вторая книга оказалась современным сборником легенд и историй очевидцев о применении магии тьмы и теней, то есть в тексте были лишь отсылки на заклинания. И хотя сами заклинания отсутствовали, зато стал понятен принцип действия магии теней. На основе знаний принципов действия можно разрабатывать заклинания магии слова или же тренироваться, при условии наличия склонности к магии тьмы.

Ещё в первой книге была отсылка к стихийной магии. Как понял, в нашем мире когда-то была цивилизация могучих магов, существовавшая несколько сотен тысячелетий, но случился какой-то катаклизм, после которого знаний с тех времен почти не осталось. Выжившие волшебники стали ютиться на острове Атлантида. Потом случился то ли очередной катаклизм, то ли маги эмигрировали в другой мир, в общем, крутых волшебников не осталось. В мире застряли лишь единицы волшебников, разбросанные по всей планете. После этого следующие поколения магов чуть ли не с нуля стали строить новую систему. Ещё несколько тысячелетий назад была популярна стихийная магия. То есть, большинство магов универсалы, но встречаются волшебники со склонностью к одной из стихий. Это может быть: воздух, огонь, вода, земля, молния, смерть, жизнь, свет, тьма, время, порядок, хаос. Магия теней — подраздел магии тьмы. При помощи ритуала у универсала усиливали основную или основные стихии, поскольку их могло быть несколько, затем обучали использовать свои силы напрямую посредством воли, но это высший класс, в основном при помощи коротких заклинаний (слов-якорей), либо жестов, фигур сложенных пальцами и даже танца или игры на музыкальном инструменте.

Взять для примера магию Шумера. Любой маг может использовать любое заклинание, хотя псиоников в Шумере тоже считали магами, только узкоспециализированными и развивающимися по особой методике, как, например, Шамшуддин, друг некоего Креола. Даже не представляю, кто они такие, просто знаю, что Креол — могучий архимаг из Шумера, а Шамшуддин был очень сильным телекинетиком и другом Креола, но ему была недоступна прочая магия. Допускаю, что мне как раз достались воспоминания аватары архимага Креола, но тогда сложно объяснить, откуда он владел современными заклинаниями.

Так вот, любой волшебник при помощи магии слова мог использовать заклинание почти из любой школы, поскольку в Шумере в заклинание обычно встраивали возможность преобразовывать ману мага в необходимый заклятью стихийный окрас. Но существовало ограничение по запасу заклинаний, которые мог использовать волшебник. Как выяснил, маги Шумера пользовались посохом или жезлом с заключенными в нём душами магически сильных сущностей, желательно демонов, в идеале должен быть как минимум один архидемон.

Вот спасибо книге за эти ассоциации, теперь знаю, куда стремиться, то есть мне нужен посох.

Но не буду отвлекаться. Так вот, скорость каста заклинания у магов-стихийников со временем после длительных и упорных тренировок становилась невероятно быстрой. Причем некоторые могучие стихийники могли почти мгновенно творить очень сложные чары своей стихии. Но у них была одна проблема — ограниченность своей стихией и запасом маны. В своей стихии они были невероятно могучи, но выдать заклинания из другой области могли редкие индивидуумы, и то, начального уровня и не противоположной стихии. Например, маг тьмы мог выдать слабенький огонек, которого хватило бы, чтобы зажечь костер, но ему была абсолютно недоступна стихия света. Но бывало, что стихийные маги пробивали канал к своей стихии. Если после этого они не сходили с ума и выживали, то становились чрезвычайно сильными. Вершиной являлось становление Элементалем своей стихии. Если и после этого маг не утрачивал разум, то фактически он становился разумным элементалем, почти богом, может, и не почти.

Переход на использование волшебных палочек с сердцевиной-резонатором, который проводит ману и фильтрует её, делая ближе к нейтральной, позволило разработать современную Западно-Европейскую школу магии, основанную на использовании быстрых ритуалов. Но универсальность вылилась в ограниченную пропускную способность концентратора, поэтому чары стали становиться всё более искусными, но в большинстве слабыми.

Как бы не заманчив был путь узкоспециализированного стихийника, минусы перевешивают плюсы. Слишком много шансов сойти с ума или погибнуть по пути становления силы. Вершина эволюции узко ограничена элементалем своей стихии. Хуже всего невозможность использовать другие направления магии. В общем, самой эффективной мне видится магия слова, но использование концентратора и прочих школ магии отбрасывать не стоит. Особенно интересной выглядит ритуалистика. Жаль только, что в этом мире ритуалистику настолько рьяно запрещали и уничтожали о ней информацию последние лет триста, что найти что-то стоящее в этой области крайне тяжело. Это то направление магии, где даже слабый, но знающий волшебник способен творить очень сильную магию.

***

Двадцать седьмого декабря я проснулся поздно, ближе к полудню, поскольку зачитался до утра книгами. На завтрак сварил в турке кофе и после первой чашки этого прелестного напитка голова начала работать.

Первое, что начало крутиться в голове — ситуация с бандитскими разборками в Англии. Я только начал тут обживаться, но уже успел повстречаться с представителями противоборствующих магических банд. Подобное явно не к добру, как и разбитые магазины в центре города. Что-то Великобритания перестаёт мне нравиться, а чуйка начинает подавать сигналы о том, что хотя бы временно стоит покинуть остров.

Давай рассуждать логически. Кто-то превратил школу магии в полигон выживания, причем дети считают, что это вполне нормальная практика обучения. На этом полигоне некий субъект выращивает и закаляет свою личную мини-армию Хунвэйбинов, куда берёт без разбора пола и парней, и девушек. Фактически, вся эта молодёжь — пушечное мясо для какого-то главаря банды. Хм, кажется, где-то мне встречалось одно имя.

Открыв книгу по современной истории, стал листать, пока не нашёл нужную страницу.

Ага, вот оно! Альбус Дамблдор, директор Хогвартса, председатель Визенгамота и председатель международной комиссии магов. Полагаю, он же главарь банды "Орден Феникса". Вот это зубр! Официально сразу в трёх креслах сидит. Вот кто в магической части старушки Англии местный «Крестный Отец». А эти типы, которые "Пожиратели смерти", против него копали полтора десятилетия назад, но Дон Дамблдор завалил всех, а кого не завалил, или в тюрьму засадил, или выдоил все деньги, или на свою сторону сманил. Теперь горстка выживших бандитов поднялась на ноги. Они снова начали дележку пирога.

А что? Дон Дамблдор шикарно устроился. У него фактически бесконечно пополняемый полигон пушечного мяса — детишек в школе магии, из которых он растит идейных фанатиков.

Да, похоже, я немного расслабился с Грейнджер. Она же фанатик, даже с почищенным организмом мозгов не прибавилось. Естественно, первое, что она сделает, оказавшись в школе, побежит докладывать Дону обо мне. Есть, конечно, вероятность, что она этого не сделает, но буду исходить из худшего варианта.

Что бы я сделал на месте старого мафиози, узнав, что какой-то малец, ни к одной из банд не причастный, «ломает» фанатика, на воспитание которого были потрачены время и ресурсы? Думаю, послал бы к этому щеглу пару мордоворотов поговорить по душам и выяснить, что с него можно поиметь.

Тут несколько вариантов. В первом варианте мне мягко, поломав руки и ноги, объясняют, что лезть в дела больших людей вредно для организма. Или же подвариант, когда стирают память, возможно, предварительно покалечив. Во втором варианте меня вербуют, причем, не церемонясь. Поставят перед фактом: "Причет, щегол! Влез куда не просят? Твои проблемы. Если хочешь жить, то воюй за нас… или умри". Итог всех Хунвейбинов одинаков, их либо убивают, либо сажают в тюрьмы. Есть ещё варианты? Ну, например, что Дон Дамблдор не обратит на меня внимания? Не думаю. Послать пару бойцов ему ничего не будет стоить, а не найдя квартиры, они пойдут в школу. И если меня они могут и не поймать, хотя бы потому, что могу уйти порт-ключом, то вот тетушку Мэри подставлю капитально.

Значит, пора валить из этой страны. А как бы так сделать, чтобы и свалить, и образование получить? Хотя, чего я туплю?! У меня же проклюнулись навыки Легилименции. Хотя в ментальной магии я пока не силён, но и этого будет достаточно, чтобы ментально обработать весь педагогический состав. Преподаватели будут ставить мне оценки, словно хожу в школу. В конце года вернусь, получу диплом и… Хотя… Это самое узкое место плана. Именно в этот момент меня могут подловить. А что, если к тому моменту подготовится и действовать через посредников? Например, наложить твердую иллюзию и заклинание подвластия, а лучше вообще Оборотным зельем опоить какого-нибудь парня и отправить вместо себя в школу. Естественно, чтобы учиться, ему Оборотного зелья не напасёшься, а вот чтобы сходить на получение диплома — план в самый раз.

Эх, вот зачем мне надо было самоутверждаться подобным образом? В смысле, переться к Грейнджер и резать правду-матку… А я ведь ещё даже не тренировался в ментальной магии, в частности, в стирании памяти. Единственный опыт был с Мариной, но тогда память не стирал, а блокировал посредством гипноза, и то жуть, как намучился на протяжении нескольких дней. А мы ведь с Мариной под одной крышей ночевали, это не с наскока забежать в гости на пять минут.

Чего я убиваюсь? Ну да, сделал ошибку, попонтовался. Да, могут быть проблемы. С кем не бывает? Просто на будущее учту, что не стоит лезть куда-то, пока не стану сильным магом.

Так в задумчивом состоянии я дошёл до кухни. Там уже во всю хозяйничала миссис Стэнфорд. Она сразу же заметила меня. Губы Мэри украсила тёплая душевная улыбка. Она мягким тоном произнесла:

— Джонни, ты проснулся. А я тут завтрак приготовила. Только не думала, что ты будешь спать почти до ланча.

— Доброе утро, — сев за стол и налив себе чая, продолжил: — Мама, нам надо поговорить.

— Что? — миссис Стэнфорд ощутимо напряглась. Её взгляд из теплого превратился в колющий. — Джон, опять что-то случилось?

— Эм… Мам, тут такое дело, — сложно было начать серьёзный разговор, особенно без предварительной подготовки, но кое-как мне удалось справиться с неловкостью. — Я вчера общался с Гермионой Грейнджер. От неё мне стали известны неприятные новости. В сообществе одаренных сейчас две банды активно делят власть друг с другом. В итоге пострадать могут прочие одаренные, живущие на территории Великобритании, и их родственники. К сожалению, Гермиона состоит в одной из банд и знает, что я маг. Так что нам угрожает опасность. Желательно на ближайшее время переехать жить в другую страну.

— Гермиона состоит в банде? — удивилась Мэри. Хотя сложно назвать удивлением, когда женщина, которая до этого спокойно стояла, резко присаживается и изумлённо распахивает глаза. Скорее, она оказалась нереально ошарашена. — Но как?! Джонни, она ведь девочка… Дочь стоматологов… И в банде?!

— Там вообще мутная история. У них главарь — главный волшебник-мафиози в Великобритании, он же занимает пост верховного судьи в суде для волшебников, начальника международного собрания магов и директора школы. Вот он в своей школе, где и учится Гермиона, промывает ученикам мозги при помощи психотропных препаратов и гипноза. Набирает из них рядовых бойцов-фанатиков.

— Кошмар! — Мэри побледнела. — Почему у нас не может быть всё нормально? Почему всё через одно место?! Как хорошо было, когда мы не знали об этих магах и экстрасенсах. Что им не сидится дома?

— Да как обычно, власть делят.

— Джонни, ты уверен? — печально спросила Мэри. — Нам обязательно уезжать?

— Конечно, нет. Мы можем остаться, но в таком случае после нового года к нам могут заявиться местные Хунвейбины и либо нас обоих покалечат, либо убьют, либо меня заставят вступить в банду, а уже потом убьют. И даже если никто не придёт, всегда остаётся опасность случайно нарваться на разборки банд. Один раз я из-за них чуть не умер. Мам, тебе так сильно дороги это место жительства и работа или же… Наши жизни считаешь более ценными?!

— Ох, сынок, как ты можешь так говорить?! — возмущенно вопросила Мэри. — Ты мне дороже всего на свете. Просто как-то это всё неожиданно, я не привыкла к подобному. И непонятно, куда смотрит правительство. Ты прав, что-то в последнее время в Великобритании стало опасно. А работа ерунда, с моей профессией найду работу в любой точке мира, все люди едят. Но куда нам уезжать? Что делать с квартирой?

— А зачем что-то с квартирой делать? Перекроем воду и электричество, закроем и всё. Ничего с ней не случится. А ехать надо туда, где тебе будет проще.

— Тогда стоит выбрать англоязычную страну, — задумалась Мэри. — М-м-м… Мне в голову приходит лишь Австралия. Ещё США, но мне Америка не нравится.

— Почему только крупные государства? — задал я резонный вопрос. — Можно уехать на острова. Например, Багамы, Белиз, Бермудские острова, Новая Гвинея, Новая Зеландия, Фиджи. Да мало ли где ещё говорят по-английски? Перед нами открыт весь мир. Из крупных стран ещё есть Канада.

— Но, Джонни, тебе же необходимо учиться! — произнесла Мэри. — Мы не можем так быстро решить проблему со школой.

— Со школой я всё решу. Договорюсь с директором, чтобы сдать экзамены в конце года. Думаю, за полгода обо мне забудут и смогу без проблем закончить образование. Заниматься буду на дому.

— Я должна пойти с тобой в школу, тебя же никто не послушает! — безапелляционно заявила Мэри.

— Вообще-то, я собираюсь воздействовать на директора своей силой и при помощи гипноза внушить ему нужные мысли. Ты там будешь лишняя.

— Джон, ты и так можешь?! — Мэри была шокирована. — Фух… — с видом мученицы выдохнула она. — Как трудно жить!

— Без автомата! — дополняю её спич.

— Ладно… То, что мы уезжаем, это уже решили, — констатировала миссис Стэнфор. — Куда поедем?

— Меня привлекает море, солнце и тепло круглый год. Поэтому я за теплые страны всеми конечностями. А куда ты хочешь?

Мэри ненадолго задумалась и вскоре ответила:

— То же самое, что ты только что перечислил, но ещё желательно, чтобы цивилизация была, большой город. Хочу не зависеть от единственной в деревушке кафэшки. Надо чтобы был большой выбор ресторанов. Кто знает, возможно, даже выйдет устроиться на должность шеф-повара, опыт позволяет.

— Так, города на побережье…

Мною из шкафа со школьными учебниками были извлечены географический атлас и учебники по географии за прошлые классы. Мы на пару с Мэри погрузились в бурное обсуждение.

— Джонни, смотри, если ехать в Австралию, то надо выбирать между Сиднеем и Мельбурном.

— Мам, вот, гляди, в Мельбурне бывают резкие перемены погоды и среднегодовая температура воздуха ниже, чем в Сиднее, бывает даже минусовая температура, а в Сиднее минусовой никогда не было.

— Значит, Сидней пока лидирует, — резюмировала мадам Стэнфорд. — Что там у нас с Новой Зеландией?

— В Новой Зеландии нам подходит Окленд, но тут написано, что там климат с повышенной влажностью, отчего летом бывает прохладно даже при незначительных понижениях температуры, а зимой становится душно при температуре выше двадцати пяти градусов. В целом в Окленде температура почти не поднимается выше тридцати градусов и, соответственно, зимой теплее, а летом холоднее. Много солнечных дней в году, но и часты дожди. Ещё Новую Зеландию постоянно потряхивает от слабых землетрясений, но сильных давно не было и не ожидается.

— А что насчёт столицы? — спросила Мэри. — Вот, тут написано, что столица Новой Зеландии город Веллингтон.

— Во-первых, в Веллингтоне проживает в три раза меньше людей, следовательно, он меньше. Во-вторых, там холоднее, чем в Окленде. Тут ещё написано, что в городе часто дуют штормовые ветра. Последнее мне больше всего не нравится.

— В таком случае, думаю, стоит остановиться на Сиднее, — произнесла Мэри. — Только откуда мы возьмём деньги на переезд?

— С деньгами проблем нет. Я получил приличную сумму и в любой момент могу получить до нескольких сотен тысяч фунтов наличными.

— Джон, откуда ты сможешь раздобыть такие большие деньги? — в голосе и внешности Мэри можно было различить подозрительность.

— Мама, как ты думаешь, сколько стоит амулет, наподобие того, что я подарил тебе?

— Хм-м… — Мэри задумалась. — Сдаюсь, я даже не представляю его стоимости, поскольку подобного никогда не встречала.

— А ведь кто-то недавно говорил, что здоровье — самое дорогое. Эксклюзивный товар стоит соответственно. Так что с деньгами у нас проблем нет, тебе даже работать не обязательно, поскольку я постараюсь ко времени отъезда заполучить хотя бы сотню тысяч фунтов. Естественно, в банк мы их класть не будем, а потратим на недвижимость в Австралии. Думаю, на виллу нам должно хватить.

— Джон! — сурово произнесла Мэри. — Скажи честно, ты связался с теми бандитами, чтобы заработать большие деньги?

— Нет, конечно. Я стараюсь держаться от бандитов подальше.

— Ты мне не врёшь? — Мэри, прищурившись, пристально посмотрела на меня.

— За кого ты меня принимаешь?! — произношу с искренним возмущением. — Я что, какой-то святой, чтобы не врать?! Конечно, вру! Мне же больше делать нечего, кроме как выдумывать небылицы!

— Джон! — настойчиво произнесла Мэри. — Расскажи всё как есть! Всю правду!

— Ты уверена, что хочешь услышать всю правду?

— Да! — уверенно сказала женщина.

— Ну, смотри, только не обижайся, правда, бывает, ранит серьёзней оружия. Ты же знаешь про амнезию, но часто об этом забываешь, ведь так?

Мэри согласно кивнула, соглашаясь с данным утверждением. Я продолжил:

— Фактически, я тебя увидел всего пару месяцев назад, после чего мне заявили: "Тебя зовут Джон и это твоя мать". Мне пришлось поверить на слово тебе и доктору, но… Честно говоря, поначалу сложно было воспринимать тебя как мать. Хоть я старался относиться к тебе как к матери и видел твою любовь, но лишь недавно перестал считать тебя чужим человеком и стал относиться как к дальней тетушке из другого города, к которой переехал жить. Я вообще стараюсь говорить правду, хотя и не всю, но, по крайней мере, о том, что касается наших жизней. Естественно, ни с какими бандитами я не связывался и связываться не собираюсь. Хотя мне и обидно, что ты мне не веришь в столь важном вопросе, но, в принципе, переживу. Вот если бы я на самом деле считал тебя родной матерью, то в такой ситуации я бы на тебя очень сильно обиделся. Неужели мои слова ничего не стоят?!

— Сынок, ты что, так ничего и не вспомнил? — произнесла Мэри сквозь слёзы. — Ты так себя вёл, будто всё помнишь! Я думала, что к тебе вернулась память, хотя бы частично.

— Я читал учебники, конспекты, смотрел семейные фотографии, общался с тобой и одноклассниками и старался делать вид, словно всё помню, но на самом деле для меня все вокруг абсолютно незнакомо.

— Джон, извини, но всё это так сложно, — сказала Мэри, двумя руками держась за голову, словно та заболела. — Эти банды, ведьмы, твоя болезнь… В последнее время столько неожиданностей. Непонятно что делать, как жить.

— Понимаю, поэтому я стараюсь не обижаться. Ведь все проблемы из-за меня. Я бы просто ушёл из дома, если бы был уверен, что тебя никто не тронет, но весь этот разговор завёл потому, что как раз уверен в обратном. Боюсь, что ты пострадаешь из-за меня. Нам не обязательно переезжать за границу вдвоём. Ты можешь просто переехать в другой город, чтобы бандиты тебя не нашли, а я поеду, например, на учебу за границу.

— Даже не думай, что я брошу тебя одного! — возмущенно заявила миссис Стэнфорд. — Чтобы ты там ни думал и ни говорил, ты мой сын и самый близкий человек. Сынок, я люблю тебя. Поэтому мы поедем в Сидней вдвоём. Обещаю, что впредь постараюсь не задавать вопросов по сверхъестественному, если это действительно опасно.

— Это на самом деле не очень хорошо. Как минимум телепаты и ментальные маги могут ненароком прочитать твои мысли. Если станет известно, что простой человек знает много лишнего о магии, всё может закончиться очень неприятно. Если бы ты была хотя бы слабой одаренной и могла закрываться от чтения мыслей или хотя бы пользоваться амулетами, но все амулеты защиты разума рассчитаны как минимум на слабого одаренного.

— И всё же, мне интересно узнать, где продают такие вещи? — спросила Мэри, демонстрируя подаренный амулет.

— В крупных городах есть места только для одаренных, где продаются товары для магов и их изделия. В Лондоне это целый квартал, прикрытый скрывающими чарами со входом на Чаринг Кросс Роуд.

— В центре города спрятан целый магический квартал?! — миссис Стэнфорд очень сильно удивилась данному факту. — Но это же невероятно! Как можно спрятать целый квартал?

— Я же спрятал нашу квартиру, хоть и с трудом. Представь, на что способны несколько сотен магов. Если их соберется много, то они вполне способны скрыть и целый город.

— Ладно, к чёрту этих магов. Уже тошнит от них… — Мэри задумалась. — На какое число покупать билеты на самолет?

— Думаю, до нового года у нас время есть. Бери на первое-второе января. С визой что-то надо решать?

— Виза для граждан Великобритании не проблема. А вот отель нужно забронировать, — Мэри посмотрела на меня и спросила: — На сколько дней бронировать отель?

— Бери на неделю, а там, надеюсь, уже домик прикупим. Вот. Тут шестнадцать тысяч восемьсот фунтов на расходы. Оставшиеся деньги положишь мне на счёт.

Достав из рюкзака копию пачки купюр, которым старательно менял номера, передал её миссис Стэнфорд. Мэри набрала полную грудь воздуха и медленно выдохнула. Она выглядела взволнованной и с помощью дыхательных упражнений пыталась успокоиться. Отдышавшись, Мэри сказала:

— Да-а, Джон…. Так, спокойно… — тихо сказала она сама себе. — Я таких денег никогда не видела! Ох, Джонни, смотри, не влезь в неприятности!

— Постараюсь.

После этого мы разбежались. Мэри поехала за билетами и в туристическую фирму для бронирования гостиницы, я поехал в школу. Школа оказалась закрыта, в связи с каникулами. Не уходить же назад. Пришлось постучаться в дверь.

Дверь приоткрыл пожилой мужчина примерно шестидесяти лет в форме охранника. Он спросил:

— Эй, парень, тебе чего? Каникулы, школа закрыта! Иди домой.

— Сэр, мне нужно поговорить с директором. Он на месте?

— Нет, чего бы ему тут быть? — ответил охранник. — Все отдыхают до Нового года, тут только я да уборщица иногда приходит.

Я осознал, что так дело не пойдёт. Пришлось пойти на крайние меры и использовать полюбившееся заклинание в его беспалочковой версии.

— Конфундус!

Взгляд охранника стал расфокусированным. Я спросил у него:

— Ты в здании один?

— Да, — ответил охранник.

Игнорируя охранника, я спокойно зашёл внутрь школы и достал волшебную палочку. Затем приказал пожилому мужчине:

— Закрой дверь.

Охранник без пререканий запер входную дверь.

Так, Конфундус с него сейчас слетит, значит, надо что-то позабористей. Ну, один раз уже сидел в Азкабане за непростительное, так что если поймают, стану рецидивистом. Но заклинание надо попробовать, пока тепличные условия.

Направив на охранника палочку, произнёс:

— Империо.

Что удивительно, заклинание сработало, причем как раз вовремя, поскольку мой слабенький Конфундус уже почти спал. Взгляд мужчины из расфокусированного стал стеклянным. Не теряя время, решено было продолжить выяснять информацию.

— Где хранятся документы на учителей?

— Кадровая документация хранится в кабинете директора, — безэмоциональным голосом ответил охранник.

— Мы можем туда попасть?

— Да, — ответил охранник. — У меня есть ключи от всех кабинетов.

— Веди.

Пришлось изрядно повозиться с документацией. В итоге выписал домашние адреса директора и всех учителей, которые ведут уроки у моего класса. Всего оказалось необходимо обработать одиннадцать человек.

Напоследок обернулся к охраннику и перед отменой Империо скомандовал:

— Ты забудешь о том, что было последние два часа. Никто не приходил, ты это время спал.

Сразу после этого я поспешил покинуть школу. Первым решил посетить директора данного заведения. Пришлось проехать три станции метро, чтобы попасть к нему домой. Через полчаса я стоял перед аккуратным коттеджем. После звонка дверь открыла дама примерно сорока пяти лет, сухопарая, высокая и не очень красивая.

— Добрый день, мэм. Скажите, пожалуйста, здесь проживает мистер Стример, директор школы Финчли?

— Добрый день, юноша. Да, здесь проживает семейство Стример, — дама повернулась в сторону помещения и воскликнула: — Дуглас, к тебе пришёл молодой человек.

— Иду, — послышался приглушенный мужской голос из дома.

На пороге появился директор школы, мужчина примерно пятидесяти лет с военной выправкой. Он разглядывал меня с лёгким недовольством, к которому примешивалось любопытство.

— Добрый день, юноша, — сказал он. — Вы, должно быть, ученик из моей школы? Вы по какому вопросу?

— Добрый день, мистер Стример. Извините, что беспокою вас в каникулы. Мне надо с вами поговорить наедине по важному вопросу, вы можете выделить немного времени?

— Ну что же, проходи. — Мужчина сделал правой рукой приглашающий жест.

Директор Стимер сделал правой рукой приглашающий жест. Последовав приглашения, я прошёл в дом, снял верхнюю одежду и прошёл вслед за Дугласом в его домашний кабинет.

— Я вас внимательно слушаю, — начал Дуглас.

Когда я достал волшебную палочку, мистер Стимер резко дернулся, но деваться ему было некуда. С палочки сорвалось заклятье Подвластия:

— Империо.

Дальше была муторная работа по установке закладок. В комнату заглянула миссис Стимер, пришлось приложить её Конфундусом, на что ушли остатки магических сил.

Домой вернулся вымотанный. Мэри приобрела на первое января билеты в Сидней и забронировала на неделю отель.

Оставшиеся до нового года дни прошли в беготне по всему Лондону, поскольку пришлось навестить всех учителей. Много раз нарушил магическое законодательство, зато отработал наложение Империо и быструю установку ментальных закладок людям, которые находятся под воздействием данного заклинания. По вечерам создавал деньги, изменяя номера и серии банкнот. Вместе с воссозданной по матрице пачкой перед отлетом у нас было восемьдесят пять тысяч фунтов. Ночи, как и прежде, были посвящены окклюменции, а точнее, построению ассоциаций к приобретенным знаниям.

Первого января 1997 года мы без всяких проблем вылетели из Лондона в Сидней. До этого пришлось продемонстрировать Мэри чудо-рюкзак с расширенным пространством, после чего из дома было забрано почти всё, что можно. Думал, кое-кто даже обои заставит от стен отдирать, чтобы забрать с собой…

На следующий день после прилёта первое, что сделал, снял матрицу с крупной пачки фунтов, которую создал буквально из ничего. Фунты были разменяны на Австралийские доллары, точнее, они были положены на счёт на имя Мэри в Австралийском банке в местной валюте. Мы начали подбирать жильё. Пересмотрели множество вариантов. Хотелось дом у моря, но цена на такие дома была в три раза выше, чем на такое же жильё в удалении от моря. Светиться, печатая фунты в другой стране — не лучшая идея, местной валютой в достаточном количестве не разжился, да и не стремился к этому, поскольку, если фунты, привезенные с собой, можно объяснить, например, продажей имущества и накоплениями, то большая сумма австралийских долларов у нас будет выглядеть подозрительно. Поэтому решил, что до моря и доехать можно.

Пятого января мы, наконец, нашли дом, который приглянулся мне. Ранее были дома, которые нравились Мэри, а ей нравились буквально все. Этот дом мне понравился тем, что он был двухэтажным, точнее, второй этаж был большой мансардой с отдельным входом с улицы размером в половину дома. Участок размером пять соток, на котором расположился дом из желтого кирпича с красной крышей из металлочерепицы. К дому примыкает узкий гараж на два автомобиля, которые надо загонять один за другим. Перед домом широкая замощённая силикатной плиткой площадка. Фактически гараж является одним целым с домом, который по ширине занимает почти весь участок. Дом двенадцать метров в ширину и примерно шестнадцать метров в длину. Двор пятнадцать метров в ширину и тридцать три метра в длину. По бокам между домом и заборами соседей имеются проходы шириной примерно метр с одной стороны и два метра с другой. На первом этаже дома разместилась большая кухня и столовая, две гостиных, одна с телевизором, вторая с камином, санузел и три спальни, две из которых большие и одна маленькая. На первом этаже имеется мебель, в гостиных диваны, кресла, журнальные столики, книжные полки, в столовой стол со стульями, в спальных по двуспальной кровати и в маленькой односпальная и во всех спальнях встроенные шкафы. Нет лишь бытовой техники.

Так вот, вернусь к вопросу — зачем мне чердак?! В силу особенностей местного климата дома строят без подвалов и зачастую одноэтажные, с тонкими стенами. Например, этот дом имеет стены толщиной в один кирпич, что для меня кажется диким, поскольку несущая стена, насколько помню из уроков черчения восьмого класса, должна быть как минимум в полтора кирпича.

У нас в российской школе была очень интересная учительница по черчению, давала прикольные задания. Вместо итогового экзамена перед летом, когда загремел в Азкабан, она задала в качестве домашнего задания начертить дом мечты с учетом особенностей материала и инженерных ограничений. Я тогда пошёл в районную библиотеку, взял энциклопедию и книги по архитектуре и нашёл интересный проект советских инженеров, это должны были быть искусственные острова с построенными на них небоскребами. Увлекся и под впечатлением от этого, с учетом вычитанных объяснений о правильности расчета глубины буев, начертил плавающий дом-остров. Учительница была в шоке и попросила рассказать, откуда у меня вообще зародилась такая идея. Я ей рассказал об энциклопедии, похоже, она и не знала о таких проектах.

Естественно, жильё на юге Австралии без отопления, поэтому камин в доме скорее для красоты или дань колониальной моде на родину. Большой чердак в сотню квадратных метров не разделен перегородками, лишь в уголке разместился туалет с душевой кабиной и раковина. В одной из стен на чердаке за счет отъема еще небольшого кусочка пространства от скошенной крыши расположился встроенный шкаф. Возможно, хозяева планировали сделать тут отдельную квартиру с кухней и спальней или несколькими спальнями, но у них не дошли руки, но мне это даже в плюс, поскольку смогу использовать чердак под ритуальную комнату. А ту часть, что планировалась под кухню, переоборудую под зельеварню или не буду, поскольку для этих целей уже имеется специальный сундук.

Дом по местным меркам дорогой — он нам обошелся в семьдесят семь тысяч фунтов. Рядом находятся старшая школа для мальчиков Кентербери и парк Кентербери.

Воссоздал из матрицы и вручил Мэри предыдущую пачку фунтов, где было четыре тысячи, которые она обменяла на австралийские доллары, в итоге у нас на руках оказалось девять тысяч двести австралийских долларов, с которых мною почти сразу была снята матрица.

Следующие три дня были наполнены суетой. Мы приобретали бытовую технику, постельное бельё, продукты, бытовую химию, посуду. В общем, всё необходимое для жизни на новом месте. Первый день я мотался с полными сумками, забыв дома рюкзак, в следующие дни такой глупости не совершал. Закупившись в очередном магазине, заходил в туалет и сгружал покупки в чудо-рюкзак. Но даже так мы с Мэри остро осознали необходимость покупки автомобиля. Расстояния в Австралии в целом и в Сиднее в частности солидные. Преодолевать их пешком и на общественном транспорте можно, но лучше делать это на своей машине. Проблема была в том, что Мэри не умеет водить. Так что она торжественно была выпровожена из дома на курсы обучения вождению, а я занялся магическим обустройством дома.

При походах по магазинам про себя не забыл, был приобретён CD-плеер, музыкальный центр и множество музыкальных дисков, ну и, конечно, новенький японский видеомагнитофон и куча видеокассет.

Первая проблема, которую осознал — я не знаю места расположения местных магических лавок. Как-то не догадался во «Флориш и Блоттс» поискать брошюрку-путеводитель с указанием мест сбора магов в разных частях мира. Ходить с активированным Духовным зрением и выискивать магическую активность можно в маленьком городке, а в таком огромном городе, как Сидней, это может растянуться на года. Как вариант, осматривать людей, и если обнаружу мага, опросить, где тут что находится.

Мне нужен камень для алтаря и некоторые минералы, например, хрусталь и обсидиан. Где их раздобыть в большом незнакомом городе? Сложный вопрос.

Купил газету объявлений и нашёл объявление компании, занимающейся производством каминов из камня. После этого созвонился с этой конторой и попросил у них телефон поставщика камня. В итоге уже к вечеру приобрел со склада той фирмы большой булыжник, на который я могу запросто поместиться, лежа в полный рост и ещё останется место. Для доставки камня пришлось щедрой рукой раздать Конфундусы, при помощи чар уменьшить и облегчить каменюку. Будущий алтарь разместился на свежем воздухе посередине двора в полутора метрах от дома.

Двенадцатого января, опросив на улицах города около десятка человек, напоминающих, хотя бы отдаленно, хиппи, всё-таки нашёл знающую дамочку, которая на самом деле оказалась хиппи. Она мне подсказала лавку, название которой можно перевести как «Всё для занятий метафизикой». Лавка оказалась за городом, от нашего нового дома до неё на электричке ехать более часа, а в целом дорога заняла полтора часа.

Тринадцатого января уже закупался в этой лавке. Тут оказался шикарный выбор различной породы, хотя цены довольно высокие, если сравнивать с оптовыми. В итоге набрал приличную горку обсидиановой руды средней фракции, кварца, горного хрусталя. Пока рылся среди породы, на остальной товар не обращал внимания, но потом увидел готовые изделия. Привлекли внимание уже выточенные обсидиановые и хрустальные шары. Так мои покупки пополнились несколькими большими сферами из черного обсидиана и хрусталя. Далее приобрел гладкие камешки черного агата.

К концу января я полностью закончил построение ассоциаций к полученным знаниям. Мэри устроилась шеф-поваром в ресторан Европейской кухни, располагающийся в центре города, причём на довольно приличную зарплату. После этого ночные занятия окклюменцией я не забросил, а сменил вектор. Теперь принялся за построение ментальной защиты, шаг за шагом.

Ментальные защиты могут быть крайне разнообразными.

Самый распространенный способ защитить разум — представлять в голове непреодолимую стену. Но поскольку подобное довольно тяжело, то окклюменты строят такую стену буквально по кирпичику на протяжении всей жизни. Ещё есть приём, когда легилимента пропускают в выбранную область и подсовывают ложные воспоминания, но это более сложный уровень окклюменции. Существует множество вариантов ловушек, например, создать внутренний мир в виде леса и населить его зверями-защитниками.

Я разработал собственный тип ментальной защиты на основе прочитанных фантастических книг и фантазии. Представил, что мой внутренний мир — океан с жидкостью, которая для меня словно воздух и не опасна, но для вторгающихся менталистов крайне ядовита, как яд василиска. К тому же жидкость приобретает свойства густого желе. Чем дальше проникает менталист, тем гуще становится желе, тем сложнее ему двигаться. Для меня мысли предстают в виде всё той же библиотеки, где предельно легко найти нужную информацию и всё четко структурировано. Для вторгшихся менталистов мысли предстанут в виде хаотично плавающего в ядовитом океаническом желе обезличенного планктона. Так что найти конкретную мысль будет почти нереально. Но это не всё. Мысль-планктон выглядит как обычный океанический планктон, но стоит менталисту приблизиться к кажущейся безопасной мысли, как планктон превращается в закрытое бронированным адамантовым панцирем и ощерившееся крайне ядовитыми иголками миниатюрное насекомое, касание к которому выжигает разум менталиста. Чем больше мыслей захочет зачерпнуть вторженец, тем больше шанс, что он спалит свой разум.

Подобное придумать непросто, а воссоздать в своём разуме и того сложней. Но плюсов от такой защиты больше, чем минусов от её построения. Например, если легилимент решит нанести ментальный удар, построенный не на тонкости манипуляций, а на грубой силе, то он будет подобен кинетическому удару по Неньютоновской жидкости. В защите первого типа "стена" грубый ментальный удар проламывает стену, но поскольку в моём разуме такой стены нет, любые грубые атаки будут приниматься на эластичную защиту. При полностью достроенной окклюментной защите мне не будут страшны даже ментальные удары богов и архидемонов. Построение такой защиты требует огромного вложения сил и затраченного времени. Я трачу время за счёт сна, так что с этим проблем нет. А вот с силами тяжко, поскольку приходится вкладывать реальную ману. К утру просыпаюсь всегда с пустым резервом. Как понял, защита ложится не на тело, а на шестую оболочку души, поэтому и расход маны вполне реальный, фактически я потихоньку создаю надстройку на душе, которая без моего непосредственного участия будет выполнять функцию ментальной защиты.

Дни проходили довольно скучно и однообразно, хотя я старался чаще выбираться в город, ставил метки для порт-ключей, осматривал достопримечательности, но основное чем был занят — изготавливал алтарь. Для алтаря пришлось вырезать на булыжнике множество рун. Внутрь алтаря при помощи трансфигурации поместил два хрустальных шара, превращенных в мощные накопители, и обсидиановый шар, превращенный в ловушку душ, по типу посоха мага. Для подзарядки алтаря газон во дворе был трансмутирован в ровную каменную площадку пятнадцать на пятнадцать метров, в которой при помощи Дематериализации был нанесен рисунок ритуала преобразования солнечной энергии в ману. Рисунок вначале был в виде канавок, но затем эти канавки заполнил нержавеющей сталью и активировал путём вливания маны. Площадку сделал с уклоном в три стороны, чтобы вода скатывалась с неё от дома в сторону соседских заборов.

В конце января Мэри получила Лёнерские (ученические) водительские права и мы приобрели автомобиль. Поскольку в Австралии праворульное движение, то на здешних дорогах пользовались популярностью японские и английские автомобили. Часто можно было встретить праворульные форды местной сборки. Пару дней мы ездили по автосалонам, подбирая недорогой экономичный автомобиль. В итоге был приобретен новенький маленький экономичный трехдверный хетчбек Судзуки Альто с бензиновым двигателем мощностью сорок лошадиных сил и с коробкой автомат. Расход пять литров девяносто второго бензина на сотню километров для меня стал откровением свыше, поскольку отцова шестерка, когда она у него была, в лучшие времена потребляла около десяти литров на сотню. В автосалоне сказали, что с механической коробкой такая машинка жрет на литр меньше, но… Скептически посмотрев на Мэри, я понял, что с механикой миссис Стэнфорд ездить не сможет.

К концу марта Мэри честно накатала сто двадцать часов за рулем с наёмным инструктором и сдала на водительское удостоверение "Р1" начального уровня. После этого на заднем стекле наклейка «L», обозначающая водитель-ученик, сменилась на наклейку «P» красного цвета — обозначающую, что за рулём начинающий водитель. До этого миссис Стэнфорд имела право ездить только с сидящим на пассажирском сиденье водителем, имеющим полноценное водительское удостоверение. Затем надо будет ездить год. Если не будет нарушений, то Мэри сможет получить водительское удостоверение "Р2" и наклеить на стекло наклейку с зеленой буквой «L», чтобы окружающие знали, что за рулем опытный ученик. И лишь через два года езды без нарушений правил дорожного движения можно будет получить полноценное водительское удостоверение.

Семнадцатого февраля заработал алтарь. Я переключился на наложение комплекса защитных заклинаний, в Шумере носящий название «Охранные Чары». Этот комплекс заклинаний позволяет волшебнику защитить определённое пространство различной защитой, начиная от простых и невидимых энергетических полей и заканчивая мощнейшей сигнализацией и даже атакующими чарами. Также включил в этот комплекс экранирующие чары. Наложение заклинаний заняло у меня три недели.

Одиннадцатого марта наложил на наш дом Фиделиус, подключенный к алтарю, так что можно было не опасаться ложного срабатывания охранных чар. Паранойя расцветала полным цветом и требовала максимально обезопасить себя. Немного успокоился, лишь оказавшись под Фиделиусом, к которому имеем доступ лишь я и Мэри. На этот раз не слёг с истощением, поскольку в первый раз перед наложением заклинания перенапрягся, накачивая ману в рунный круг. Мэри в момент наложения заклинания находилась дома, поэтому таких сложностей, как в прошлый раз, удалось избежать.

Ещё месяц потратил на нанесение рун на дом и заборы. Часть рун укрепляли материал, позволяя простоять дому и оградам века, а другая часть отвечает за экранирование при использовании магии. Если наложение защитных заклинаний, бытовую магию и несильную магию довольно сложно отследить, то демонологию, некромантию, межмировые порталы и прочую сильную магию могут, как минимум зафиксировать. Из-за Фиделиуса ни меня, ни дома никто не найдёт, но к этому району внимание магов определенно привлечёт. Теперь же могу в пределах двора использовать любую магию.

Из оставшегося хрусталя наделал накопителей. Затем приступил к изготовлению артефакта в виде полого внутри куба с выемкой под хрустальный накопитель маны. Сверху куба имеется отверстие, закрывающееся крышкой на резьбе. В этот куб удалось внедрить заклинание «Дематериализация», которое, благодаря нанесенным рунам, действует не мгновенно, а очень медленно, разрушая материю внутри куба понемногу, превращая её в ману, которая поступает в накопитель. Внутри помещается примерно литр жидкости и её хватает на год работы. Короче говоря, я создал портативный генератор маны.

Следующий генератор маны обзавелся небольшим пространственным карманом, в который поместилось сто литров жидкости, то есть его должно хватить на век беспрерывной работы.

Во дворе установил палатку с расширенным пространством, в которую поместил улучшенную версию генератора маны. Затем на палатку наложил Фиделиус, который привязал к накопителю генератора маны. Хранителем Фиделиуса стал сам, и Мэри о палатке ничего не известно, так что это мой экстренный вариант для эвакуации. Генератор маны выдаёт маны с запасом, так что перекрывает поглощение Фиделиусом, поэтому от него запитал чары палатки, чтобы не подпитывать постоянно встроенный слабенький накопитель.

Затем таким же апгрейдом в виде генератора маны и Фиделиуса обзавелся сундук для занятий зельеварением. Сундук расположился в уголке на чердаке, а палатку решил всегда носить с собой.

Для переноски палатки и вещей приступил к созданию артефакта в виде медного браслета с трансфигурированными из бисера в виде огранённых рубинов и изумрудов крупными кристаллами. Таких камешков на браслете разместилось три штуки, и к каждому был привязан многомерный карман, в который можно положить одну вещь любого размера, насколько хватит магической силы. Мне силы хватает на контейнер размером два на два метра. Контейнеры в количестве двух штук были трансфигурированны из металлолома, позаимствованного на автомобильной свалке. Третий многомерный карман заняла палатка.

За созданием магических артефактов пролетело ещё полтора месяца, на дворе уже двадцать пятое мая 1997 года, и скоро пора будет ехать в Англию за дипломом. Это всколыхнуло мою паранойю с новой силой и заставило переключиться с защиты жилища на подготовку к поездке как в места боевых действий.

Наверное, я бы сошёл с ума, если бы занимался изготовлением артефактов. К тому же гормональный коктейль, бродящий в крови, заставлял смотреть на всех представительниц женского пола с желанием поиметь. Да что там девушки! Даже дырка в заборе казалась желанной. В Сиднее тепло, в январе днем от двадцати до тридцати градусов тепла, потому люди ходят в довольно откровенных нарядах, от это вообще мне сносило башню. Я как герой американских мультфильмов, готов был истечь слюной и жадно провожал взглядом девушек.

Искать девушку после неудачных отношений с Вэнди подсознательно боялся, страшно было начинать серьёзные отношения, а на несерьёзные тратить нервы, время и расточать комплименты был не готов. В качестве выхода из ситуации решил снять девушку легкого поведения. Поначалу мне это казалось крайне аморальным, противно было даже помыслить прикасаться к девушке, которая имеет частые половые связи с разными мужчинами. Но к концу января сексуальное желание стало настолько сильным, что хотелось скрести когтями по стене и выть на луну, поэтому плюнул на всё и стал искать, где собираются ночные бабочки. С деньгами у меня проблем не было. С тех пор, как научился изменять матрицу, а на руках оказались образцы банкнот, могу позволить себе элитных жриц любви и аренду номера люкс.

Каково было моё удивление, когда выяснил, что проституция в Австралии легализована! Проститутка — это реальная профессия, частный предприниматель, торгующий своим телом и оплачивающий налоги! Размещаются проститутки, как правило, в специальных заведениях, Публичных домах. Все девушки, занятые в этой сфере услуг, проходят обязательные регулярные медицинские осмотры, сдают анализы. По-моему, это настолько правильно, насколько только может быть. В случае, если подхватишь болезнь от шлюхи, можно смело подать в суд на публичный дом и он оплатит дорогостоящее лечение и выплатит компенсацию. Есть только одна такая маленькая проблема… По возрасту я несовершеннолетний, а по закону снять девушку, так же, как купить алкоголь и сигареты, не имею права, а в таких заведениях необходимо предъявлять документ, удостоверяющий личность. Но для мага, способного вносить изменения в «матрицы», это вовсе не проблема, поэтому тут же сделал копию паспорта, в котором была изменена дата рождения. По этому документу мне восемнадцать лет, а отличить от оригинала сможет разве что проверка через паспортную базу Великобритании.

Самое забавное, что о проститутках удалось выяснить, когда от нечего делать пролистывал телефонный справочник Сиднея, приобретенный Мэри для обзвона работодателей телефонный. Несколько страниц телефонной книги были посвящены рекламе интим-услуг. А я как дурак, в поисках путан собирался пройтись по отелям, поскольку по Волгограду помнил, что обычно о проститутках знают работники гостиниц, они с ними работают в связке, получая «отстёжку» с дохода за предоставление клиентуры.

С того момента, как узнал о данных заведениях, стал постоянным клиентом ближайшего борделя, который посещал почти каждый день, пользуясь услугами нескольких наиболее понравившихся жриц. Отрывался по полной, как говорится, гулял на всё уплаченное.

Периодически выходил гулять в парки, да и просто пройтись по городу, заглянуть в магазины, купить новых книг и музыкальных компакт дисков. В парке познакомился с местными парнями-ровесниками, учениками старшей школы, живущими неподалеку. Мы иногда встречались и приятельски общались. Ребята оказались компанейскими, вели себя дружелюбно, потому общаться с ними было приятно и не чувствовал себя в компании чужим. Подробнее узнавая местные реалии, общаясь с ребятами, понял, что ни за что не стану жениться на австралийке.

В Австралии, в отличие от Великобритании, нет дискриминации по половому признаку, точнее, она есть, но совсем иного рода. Мужчины и женщины получают одинаковую зарплату. Кстати, у Мэри зарплата в Сиднее оказалась в три раза больше, чем в Лондоне, при том, что работает она столько же. Хотя там она была поваром, а тут стала шеф-поваром, но даже так обычные повара тут получают в полтора раза больше, чем в Лондоне.

Так вот, возвращаясь к австралийским женщинам. Законы государства почти всегда принимают сторону женщины, а не мужчины. Таким образом, австралийское государство воспитало в слабом поле чисто потребительское поведение. Тут существует «Семейный суд», занимающийся разбором семейных конфликтов. Так вот, в девяносто девяти случаях из ста «Семейный суд» поддерживает мнение женщины!

При любом семейном конфликте австралийка не пытается его решить в семейном кругу, а бежит с заявлением в суд! При малейшей возможности австралийки бегут заявлять о сексуальном насилии и остаются победительницами. То есть, в сексуальных отношениях надо быть осторожным, как сапёр на минном поле. Ролевые игры? О боги, о чём вы, это же извращение и домогательство! Нет-нет, ваша честь, этот мужлан врёт, мы не играли в преступницу и полицейского, а он меня изнасиловал! Примерно так тут происходит суд, и женщины выигрывают. Суд отсуживает у мужа от половины до девяти десятых имущества в пользу супруги, и подобная судебная практика тут поддерживается уже много лет. С одной стороны, законы рассчитаны на защиту женщин. Но с другой стороны, австралийки настолько вошли во вкус, что чувствуют себя безнаказанно и от этого в Австралии мужчина начинает играть второстепенную роль не только в семье, ибо не дай бог скажешь или сделаешь что-то, не понравившееся супруге, но и в обществе. Ведь не знаешь, в какой момент твой взгляд могут интерпретировать как «раздевающий» и обвинить в домогательстве оттого, что в лифте нечаянно задел какую-то «мормышку».

А местные женщины — это нечто! Если в Англии и России девушки не выходят из дома, не приведя себя в порядок, то тут в порядке вещей ситуация, когда босая грязная лохматая девушка прибежала из дома в магазин. Как думает австралийка? Нафига мне эти прихорашивания? Эти мужики никуда не денутся, сами в очередь выстроятся, когда пожелаю. И вообще, я самодостаточная девушка, деньги сама заработаю и в мужской опеке не нуждаюсь. Короче говоря, феминизм тут цветёт и пахнет.

Самое ужасное, что из-за таких законов в этой стране резко растёт количество мужчин-содомитов. Раз обжегшиеся в отношениях с такими сволочными девицами мужчины, предпочитают не иметь дел с девушками вовсе, чем попасть в тюрьму и лишиться кровно заработанного имущества. Либо же браку и знакомствам с девушками предпочитают проституток, ибо тут всё честно, ты заплатил за услугу и оную получил, ни о каком двояком толковании речи идти не может.

Парни рассказали кучу историй о случаях, когда стоит девушке лишь узнать о том, что парень богат, как она тут же звонит в полицию с обвинениями о сексуальном насилии. Именно поэтому тут распространено раздельное обучение девочек и мальчиков. Как раз такая школа в минуте ходьбы от моего дома. Парни, с которыми общаюсь, именно в ней учатся.

В конце мая приступил к изготовлению магического посоха из обсидиана, параллельно с этим выяснял возможность продолжить образование в Австралии.

Оказывается, что с дипломом Великобритании о среднем образовании я запросто могу поступить на бесплатное обучение в местную школу в одиннадцатый класс, даже являясь иностранцем. Обучение в Австралии аналогично Британскому. Аналогично обязательным минимумом считается десять лет обучения, но после десятого класса продолжают учиться дальше почти все австралийцы, хотя бы в школе. После десятого класса можно поступить в колледж, а для того, чтобы поступить в Университет, необходимо закончить все двенадцать классов школы. Правда, бесплатное обучение возможно лишь в государственной школе. Частные школы зачастую имеют стипендиальные места, куда принимают умных австралийских детей. Иностранцу, понятное дело, обучение в частной школе возможно лишь за деньги. Но частные школы тут стоят в два раза дешевле, чем в Лондоне.

Та самая старшая школа Кентербери для мальчиков, что удивительно, оказалась государственной и довольно престижной, поэтому пошёл туда и пообщался с директором данного учебного заведения, чтобы продолжить обучение вначале в школе, а затем в Университете. Для подачи заявления в школу пришлось с Мэри ехать в Бюро по работе с иностранными гражданами, брать там документы, затем вместе с ней ехать в школу и подавать заявление о приёме. Последним пунктом необходимо будет принести аттестат, и меня зачислят в школу. Ну как, зачислят, теоретически мою кандидатуру будут рассматривать, принять или нет, но при помощи Империо и доброго слова можно добиться большего, чем при помощи одного доброго слова.

После зачисления в эту школу у меня будут свободные полгода, поскольку в Австралийских школах обучение начинается в конце января — начале февраля и заканчивается учебный год в середине декабря.

Но самый шик, что в Англии старшая школа повсеместно платная, а тут я, британец по документам, русский по происхождению, буду учиться бесплатно! Лишь учебники и школьную форму придётся покупать за свой счёт. Но разница весьма ощутима. В британской старшей школе только за возможность учиться придётся потратить сумму размере от трёх до шести тысяч фунтов в год. В государственной австралийской школе достаточно потратить на покупки двести австралийских долларов за аналогичный период. Курс фунта к австралийскому доллару примерно один к двум целым трём десятым. Даже если я не буду печатать деньги и мы продолжим жить на доходы Мэри, то всё равно будем жить как представители среднего класса, а не как прежде в Англии, где считались не нищими, но бедными. А если сравнить с жизнью в России… Там я по меркам Австралии и Британии был нищим. В принципе, по российским меркам наша семья жила за чертой бедности, как и большинство людей, после развала Советского Союза.

***

Как ни странно, посох изготовил и зачаровал всего лишь за неделю, единственное, что оставалось для его активации, поместить в него душу магически одаренного. Вместимость посоха ограничилась предположительно четырьмя сотнями душ, поэтому забивать его простыми душами нет смысла, это будет бессмысленно потраченное место. Лучше всего убивать сильных демонов, ангелов, джинов, магов. Но чтобы убивать демонов необходимо, чтобы в посохе был заключен Архидемон, а заключить такового невозможно без заключенного в посохе архидемона, и получается замкнутый круг.

Из многомерного кармана на браслете был вынут контейнер и в карман был помещён посох, чтобы в любой момент его можно было быстро призвать. Полагаю, одного контейнера объёмом восемь кубометров хватит, чтобы поместить всё необходимое. Тем более, для вещей первой необходимости имеется рюкзак с расширенным пространством.

В Лондон решил перемещаться порт-ключом примерно за пару недель до получения диплома, чтобы прощупать ситуацию и успеть подготовить двойника.

Вся литература, купленная в косом переулке, была давно перечитана, из неё даже узнал немного неизвестной ранее информации, должно быть, это были утраченные фрагменты знаний аватара, поскольку очень гладко они усвоились, словно этих кусочков знаний как раз не хватало.

Поскольку большую часть времени посвящал магии, физические тренировки забросил. Хотя завёл одну интересную привычку. Раз в неделю напитывал себя и Мэри праной, переводя по полному резерву маны на это дело. Делал это исключительно с утра, поскольку подобная процедура придавала порядочный заряд бодрости на весь день. Но это был лишь побочный эффект. То, ради чего это делал — долгая жизнь. Это равноценно приёму небольшой дозы эликсира жизни, созданного из философского камня. Можно проводить подобную процедуру раз в полгода, но чем чаще, тем лучше. Заметил, что еженедельные процедуры вливания излишков праны делают и так здоровые организмы ещё более здоровыми и более выносливыми, и стимулируют организм на чуть большую выработку собственной праны. Заметно это стало не сразу, поскольку рост почти незаметный, но по предварительным подсчётам за пятьдесят лет подобных еженедельных процедур организм человека станет вырабатывать праны столько, что сможет без подобной стимуляции прожить на две — три сотни лет дольше. Конечно, пока это голая теория и требуется подтверждение практикой, но с этим как раз не вижу проблем.

Зародилась идея переселить в Австралию своих настоящих родителей. Это раньше я был беглец, и не мог соваться в Россию, да что там, не мог, боялся ступать на территорию родины до дрожи в коленях. Но теперь я Джон Стэнфорд, гражданин Великобритании, проживающий в Австралии, и могу спокойно поехать в Россию в качестве туриста. После получения диплома будут свободные полгода, которые смогу посвятить проблеме эмиграции родных.

С родителями может выйти довольно сложно, поскольку, если им расскажу правду, ну хотя бы ту часть, что я их сын и как таким стал, то, как быть с Мэри? Ведь ей правды о том, что я не её сын, говорить нельзя ни в коем случае. Придётся рассказывать родителям, как всё обстоит на самом деле. Ну, а что, куплю им домик, дам денег, буду навещать, объясню ситуацию, расскажу, что привязался к женщине, попрошу не афишировать, что они являются моими настоящими родителями. А Мэри, конечно, жалко, но родные-то мне именно родители, а не она. Можно наложить на неё Империо и внушить, что она посчитала сына достаточно взрослым, чтобы он жил отдельно. Купить ей домик на другом краю Сиднея, пусть продолжает жить в Австралии, ей тут реально больше нравится, чем в Лондоне. Кем она была там? Нищей поварихой. А тут уважаемая шеф-повар из столицы Великобритании с приличным доходом!

В июне приступил к изготовлению артефакта, о котором думал ещё год назад, сразу после получения знаний о магии. Через десять дней артефакт был готов. Это оказались четыре браслета, являющиеся частями артефактной системы и управляющий медальон с сотней делений и поворотным кругом. Браслеты и медальон были простыми медными с начертанными рунными цепочками и установленными в них накопителями маны из обсидиана. Эти браслеты являются «утяжелителями», призванными комплексно тренировать физическую силу. Они повышают гравитацию для человека, который их носит. Максимальный предел для этих браслетов 2G с возможностью регулировки в одну сотую G.

В первый день установил гравитацию равную 1,01 G и каждые следующие три дня, привыкнув к предыдущей гравитации, стал прибавлять по 0,01 G. Начал каждое утро выполнять комплекс упражнений из боевых искусств, который выполнял, сидя в тюрьме. Теперь приходится каждый день напитывать тело праной, поскольку даже такое небольшое прибавление гравитации и упражнения с непривычки утомляли.

Глава 14

Глава 14

Четырнадцатого июня 1997 года активировал портал и переместился в Лондонскую квартиру. В этот же день пошёл в Косой переулок. Перед походом в Косой переулок замаскировался, наложив на себя иллюзию мужчины примерно сорока лет, а точнее, внешность была выбрана вполне осознанно. Последнюю неделю перед отправлением в Великобританию думал, как замаскироваться, и если раньше даже маскируясь, всё равно накладывал иллюзии молодых людей, то сейчас осознал, что к молодому человеку могут пристать с большей вероятностью, чем к взрослому магу. В качестве образца был выбран владелец булочной в Австралии, где обычно покупаю хлеб. Потренировался перед зеркалом и через пару дней твердая иллюзия внешности этого мужчины ложилась без проблем. Пока тренировался, научился вкладывать в иллюзию больше магии, чтобы она продержалась не пару часов, а до шести часов.

Косой переулок с прежнего посещения почти не изменился, разве что народа на улицах практически не было, кроме торговцев-лоточников. Вначале направился в банк Гринготтс и обменял на галлеоны тридцать тысяч австралийских долларов, старательно изготовленных по образу имеющихся банкнот ещё в Сиднее. Затем в книжном магазине купил «Путеводитель по магическому миру», в котором были указаны адреса, и как попасть в магические места наподобие Косого переулка в разных странах и городах мира. Помимо этой архиполезной книги приобрел периодику в виде магических газет и журналов. Следующим местом посещения стала аптека, где спустил почти всю наличность на ингредиенты для зелий и алхимии.

На этот раз поход в Косой переулок прошёл без происшествий.

Вечером наведался к директору своей школы. Сразу активировал на часах чары отвода глаз, и позвонил в дверной звонок. Дверь открыл директор Стример собственной персоной.

— Конфундус, — приложил я его заклинанием. — Идём в твой кабинет.

— Дорогой, кто там? — спросила миссис Стример, вышедшая в коридор.

— Конфундус, — заодно наложил заклинание на миссис Стример. — Иди на кухню, и будь там ближайшие полчаса.

— Империо, — накладываю более действенное заклинание на мужчину, оказавшись в его кабинете. — Рассказывай, что с моей учебой и экзаменами?

— С нашими учителями проблем нет, но экзамены уже вовсю идут, и уже семь из десяти прошли, но тебя ни на одном не было, — безэмоциональным голосом, глядя стеклянным взглядом прямо напротив себя, выдал мужчина.

— Ездрическая сила! Ведь знал, что раньше надо ехать! Черт! — Такие новости, мягко говоря, меня не обрадовали. — В комиссии одни и те же люди или разные?

— На все экзамены для выпускников ходят одни и те же люди, — ответил директор. — Один человек из департамента образования, один из другой школы, и представитель нашей школы.

— Если на них воздействовать, можно ли исправить ситуацию?

— Да, — ответил директор.

— Фух, — с облегчением выдохнул и стёр со лба испарину. — Я уж думал, проблемы будут. Кстати, мною интересовались незнакомцы?

— Да. В начале и в конце января приходил рыжий человек, одетый по моде начала века. Он спрашивал о тебе, — стал отвечать директор, но во время ответа его взгляд слегка блеснул и он изменившимся голосом произнёс, словно аудиозапись. — Конфундус. Я из магловского правительства, которое над тобой главное. Ничего необычного не происходило. Хм-м… Как интересно, а что это за штука — телефон, да? Вы, маглы, вроде по ней общаетесь, как по сквозному зеркалу…

Как интересно. Значит, часть информации о происходящем под воздействием Конфундуса можно вызнать под Империо. И за мной приходили пару раз сразу после каникул, но, так понимаю, потеряли интерес или решили не тратить ресурсы на «неуловимого Джона».

— Во сколько приходят люди из комиссии?

— К девяти утра, — произнёс директор.

— Ты можешь пригласить их в кабинет, не вызывая подозрений?

— Да.

— Ты поможешь сделать всё, что в твоих силах, для получения мною аттестата. Завтра с утра позовешь всех членов комиссии к себе в кабинет и останешься с ними наедине. Ты должен себя вести максимально естественно, как обычно ведёшь себя.

Вернувшись домой, приступил к изучению магической прессы. Газета «Ежедневный Пророк» оказалось желтой прессой, в которой освещались «деревенские сплетни», кто с кем кого, куда и в какое место. Если верить этой газете, то в стране всё замечательно, министерство всё такое белое и пушистое. Хотя можно сделать вывод, что недавно, не более года как, экстренно сменился министр. Если читать между строк и оценивать напряженность людей, то ситуация не такая замечательная, как её пытаются преподнести.

Журнал «Ведьмополитен» оказался полным выносом мозга, там писалась полная ерунда для отупевших от скуки домохозяек. Если кто-то читал Космополитен и прочие дамские журналы, то можно помножить бред на пять и получим Ведьмополитен.

Самым классным печатным изданием магической Англии оказался журнал «Придира». Поначалу он показался ещё более бредовым, чем Ведьмополитен. Статьи принимают совсем иной оборот, если читать между строк. В статьях авторства некой Луны Лавгуд фигурируют всяческие Морщерогие Кизляки, Мозгошмыги и прочие магические твари, а также бредовые предположения. Но на самом деле большинство из бреда является аллегориями, а статьи несут не только второй, но и третий смысл. Но и без этого статья на обложке под названием «Народ в панике! Убийцы маглов восстали: десятки погибших в результате атак Пожирателей смерти!» не просто намекала на напряженность обстановки в Англии, но говорила об этом прямым текстом.

Пятнадцатого июня с утра поехал в школу. Надел старую школьную форму, которая оказалась мне мала. Пришлось подогнать её при помощи чар, но подобная процедура временное решение и не придаёт ткани крепости, так что можно считать, что этот костюм стал одноразовым.

В школу зашёл вместе со школьниками, заметил нескольких одноклассников, но издалека, они удивились, увидев меня. Активировав на часах отвод глаз, я захошёл в кабинет директора. Мужчина сидел в своем кресле и удивился, когда открылась дверь. Он встал, прошёл до двери, открыл её и выглянул наружу.

— Сара, кто-то приходил? — спросил директор у девушки, сидящей за столом в приёмной.

— Нет, директор Стример, — ответила секретарь. — Должно быть, сквозняк.

— Ладно, — произнёс директор Стример и вернулся к своему рабочему месту.

Я за это время давно уже прошёл внутрь, взял один из множества стульев и сел в дальнем углу кабинета. Через десять минут в кабинет зашли две дамы бальзаковского возраста, одетые в строгие длинные юбки и глухие блузки, и пожилой мужчина в классическом костюме черного цвета.

Сверкая ослепительной улыбкой, директор школы кивком поприветствовал вошедших и произнёс:

— А, леди, сэр, рад приветствовать вас. Присаживайтесь.

Я понял, что это прибыла запланированная комиссия. Они стали рассаживаться на стульях.

— Директор Стример, по какому поводу вы нас позвали? — с недовольным выражением лица спросил мужчина.

Приготовив волшебную палочку, я перебирал в уме, каким заклинанием лучше воздействовать. Империо смогу применить лишь одно, потом максимум хватит сил на Конфундус, на второй может хватить сил, а может нет, затем придётся ману восстанавливать. Значит, один человек может остаться обделённым. А если на всех наложить Конфундус, то пока буду копить ману на Империо для каждого, у них Конфундус спадёт. В итоге решил все проблемы одним заклинанием, усыпляя всех, находящихся в помещении:

— Соппоро Максима.

Члены комиссии стали скатываться со стульев и падать на пол, лишь директор Стример сидел, удобно облокотившись о стол. Он уснул, развалившись на столе.

Следом я активировал заранее подвешенное в ауру заклинание Купол тайн, так что шум падения тел уже не был слышен, а заклинание я произнёс достаточно тихо, чтобы не привлечь внимания секретаря.

Вначале пришлось наполнить резерв, затем наложил Империо на мужчину. Десять минут пришлось медитировать для пополнения резерва маны, потом накладывать Империо на одну из дам. Затем повторил процедуру по накоплению маны и обработке оставшейся дамы и опять проваливаться в осточертевшую медитацию.

— Фините инкантатем, — чары, которые сорвались с моей волшебной палочки, отменили действие сонного заклинания. — Приведите себя в порядок и сядьте на стулья, — приказал я всем, находящимся в помещении.

Люди стали подниматься, отряхиваться, поправлять одежду и как примерные школяры рассаживаться на прежние места, откуда свалились.

Обратившись к мужчине из комиссии, я спросил:

— Что надо сделать, чтобы я получил аттестат с высшими оценками, при том, что пропустил семь экзаменов и на остальные не приду? Отвечай ты.

— Либо сдать экзамен, либо мы просто заполним экзаменационные бланки и выставим оценки в аттестат, заверив всей комиссией, при условии наличия подписи преподавателей, — безэмоциональным голосом ответил мужчина.

— Замечательно. А когда можно будет получить диплом?

— Когда директор школы выдаст, — ответил мужчина из комиссии.

— Ты можешь выдать заполненный диплом мне сегодня, а документы оформить в процессе? — обратился я к директору.

— Да, — ответил Стример. — Бланки аттестатов уже привезли сегодня утром, и они лежат у меня в сейфе. Я могу сделать аттестат в течение получаса, остальные документы, если комиссия будет участвовать в оформлении, будут готовы после обеда.

Ох, это просто песня для моих ушей. На такую удачу даже не рассчитывал!

— В таком случае приказываю оформить на меня аттестат с высшими оценками сейчас. Затем займетесь оформлением всех необходимых бумаг. Приказываю всем помогать друг другу в этом вопросе, ведите себя максимально реалистично, как ведёте себя в обычной жизни.

Через полчаса у меня был на руках аттестат, а на лице расплылась довольная улыбка.

Сходил в ближайшее кафе, плотно позавтракал. Прогулялся по магазинчикам, паркам, ещё раз перекусил в кафе. Примерно к двум часам дня вернулся в кабинет директора школы. Отвод глаз отключал лишь в кафе, в остальное время ходил под действием заклинания. Оно никому не мешало, а мне лишние свидетели пребывания моей тушки на территории Великобритании не нужны.

В кабинете директора школы обнаружил владельца и никого более.

— Вы закончили оформление всех необходимых документов?

— Да, — ответил директор Стример.

— Проблем не будет? Всё сделали, как положено?

— Да, бумаги оформили в лучшем виде. Проблем быть не должно, — ответил улыбающийся директор школы. Улыбался он, поскольку старательно выполнял приказ «вести себя как обычно».

— Пригласи всех членов комиссии по одному посетить твой кабинет.

Через пять минут в кабинет по одному стали заходить члены комиссии, следящей за проведением экзаменов. И всё происходило однотипно, словно по шаблону.

План действий был обдуман заранее, поэтому я не стал тянуть время. По плану сейчас нужно было всем участникам стереть память. Именно это я и принялся осуществлять. Направив палочку на первого заимперенного человека, я активировал заклинания для стирания и изменения памяти:

— Обливейт. Ты забудешь всё, что происходило под действием заклинания. Все документы, оформленные на Джона Стэнфорда, и всё, связанное с ним, не привлечет твоего внимания. Всё это время ты жил обычной жизнью, ничего запоминающегося не происходило.

Так повторилось четыре раза.

Ну вот, теперь я имею аттестат об обязательном среднем образовании, да не простой, а с высшими оценками. С такой бумагой меня без всяких чар примут в любую государственную школу Австралии на бюджетное место. На выпускной идти не собираюсь, ни к чему лишний раз светиться, поэтому можно возвращаться в Сидней. Не ожидал, что смогу так быстро решить проблему.

Несмотря на решение отправиться в Австралию, всё равно что-то меня удерживало от подобного шага. Действительно, какой смысл туда ехать сейчас? Пожалуй, лучше навещу родителей в Волгограде.

Тут мои размышления прервались, поскольку задумался, встав неподалеку от школы. Мне на глаза попались бывшие одноклассники, которые покидали школу. Среди них без проблем удалось узнать бывшую девушку. Фигура Вэнди стала близка к эталонной на момент нашего знакомства, иначе говоря, девушка располнела. Волосы вновь стали жидкими, на лицо она стала близка к тому, что было в октябре прошлого года. Это зрелище усладило моё «сердце». Вроде мыслишки гадостные, но когда думаешь о бывшей, бросившей тебя, что у неё всё плохо, видишь это своими глазами, отчего-то становится приятно.

Так тебе и надо! Вэнди, не брось ты меня, всё могло быть иначе.

— Скучный, да? А вот тебе, выкуси! — тихо произнёс я и положил левую руку на локтевой сгиб правой руки, сжав ладонь в кулак. — Будешь опять страшной. Ты сама это выбрала!

Вэнди дернулась и стала осматриваться, словно услышала меня, хотя не должна была, поскольку нас разделяет не менее пяти метров.

— Ничего-ничего, лучше я буду скучным живым параноиком, чем рисковать здоровьем… — я тихо бурчал себе под нос, как старый дед. — Как там, в пословице говорилось? Умный учится на своих ошибках, мудрый учится на чужих ошибках, а дурак ничему не учится. Надеюсь, я не дурак, хотя и мудрым себя назвать не могу, поэтому в следующий раз, когда захочу похвастать своим превосходством, буду делать это перед тем, кто не сдаст меня мафиози.

Мне припомнилась приснопамятная Гермиона Грейнджер, будь она проклята! Из-за неё столько проблем…

Проводив бывшую девушку недобрым взглядом, я отправился пешком в квартиру. По пути хотелось обдумать, как и когда лучше отправиться в Россию. Дорогу домой проложил мимо дома Грейнджеров. Дома у стоматологов оказалась лишь аура полуразумного кота. Следящее заклинание не восстановили. Последнее может говорить о том, что Дамблдор хоть и вхож в правительство, но менты ему не подчиняются. Ведь раз он узнал обо мне от Грейнджер, то наверняка выяснил всё, что не попало под действие клятвы, данной в кафе, в том числе и о снятых чарах.

Дома переоделся в более подходящие для лета вещи, в которых обычно хожу в Сиднее: лёгкие льняные брюки светло-серого цвета, рубашка поло белого цвета и сандалии. В этом виде пошёл в турагентство. Пока добирался, подумал о том, стоит ли светить своё настоящее имя? Может, лучше будет под чужим именем и внешностью отправиться в Россию? А что, идея не так уж плоха, наоборот, так будет даже лучше. Твердую иллюзию заметить сложно, лишь в магическом или духовном зрении или специальными чарами и артефактами, а из изученной литературы по магии понял, что местные подобным не заморачиваются. Хотя развеять иллюзию довольно просто, достаточно направить мощные отменяемые чары, хотя и тут имеется нюанс. Для того, чтобы развеять заклинания, надо вложить больше маны, чем вложено в заклинание. Сложные иллюзии, например, доппелей, таким не пронять.

Под кого маскироваться? По-хорошему, желательно найти парня чуть постарше, то есть, уже совершеннолетнего и внешне похожего на меня нынешнего, чтобы вносить минимум изменений. Где обитают парни восемнадцати лет? Логично, что в колледжах и высших учебных учреждениях.

К этому моменту я дошёл до метро и думал куда ехать. Посмотрел карту и решил направиться в центр.

Выйдя на станции Эмбанкмент, прогулялся по набережной до Королевского Лондонского колледжа. Честно говоря, ожидал увидеть большую территорию с парками и множество зданий, кампусы, учебные корпуса и прочее, а увидел простое старинное каменное здание серого цвета с массивными арками на первом этаже, расположенное возле автомобильной дороги. Перед зданием не было даже площади. О том, что тут учатся студенты, можно было узнать, лишь прочитав небольшую табличку, благодаря которой я понял, что всё-таки не ошибся и это действительно колледж.

Встал возле входа в здание и просто наблюдал за людьми. Через двадцать минут из здания потянулась небольшая толпа молодых людей, примерно восемнадцати — двадцати лет. Среди них один парень был немного похож на меня нынешнего, был одного со мной роста и блондином, на этом сходство заканчивалась, но мне достаточно и этого. Парень шёл один в сторону улицы Стрэнд.

В голове пронеслось: "Подходящая кандидатура".

Дальше раздумывать было некогда. Я сразу же подошёл к этому парню, при это старался обаятельно улыбаться. Дойдя до молодого человека, я вежливо обратился к нему:

— Привет. Извини, что обращаюсь, но ты же учишься в Королевском Колледже?

— Ну, да, — парень кивнул.

— О, это просто замечательно! Видишь ли, я после школы собираюсь поступать учиться в колледж, но пока не знаю, куда. Нужно выбрать учебное заведение, но какое?! Хочу пообщаться с теми, кто уже учится. Кстати, меня Джон зовут.

Обаятельная улыбка не сходила с моего лица. Я протянул студенту руку, а он не замедлил пожать её.

— Колин, — представился студент. — Так от меня ты чего хотел?

— Приятно познакомиться, Колин. Если у тебя найдётся свободная минутка, могли бы мы поговорить? Я угощу кофе и накормлю тебя в ответ за беседу.

— Еда? — у Колина загорелись глаза. — С этого и надо было начинать! Дружище Джон, нафиг кафе, там дорого. Давай лучше ты купишь мне продуктов, и мы поедем ко мне в общагу, где я тебе всё расскажу.

— Не вопрос! Так даже лучше будет. Может, ещё вискаря возьмём, чтобы не на сухую сидеть? Только, боюсь, мне не продадут.

— А ты правильный парень, Джон! — Колин обрадовался ещё больше и подмигнул мне. — Не беспокойся, алкоголь я куплю, с тебя понадобится только наличка. Есть отработанные схемы.

Мы доехали до района, в котором располагалось общежитие Колина, по пути рассказывали друг другу анекдоты. Честно, английский юмор был мне непонятен, поэтому смеялся над большинством шуток студента чисто для вида. У нас в России про такие анекдоты говорят, что смеяться надо после слова «Лопата». Выделил парню полсотни фунтов, он на радостях их все истратил, искоса посматривая на мою реакцию. А реакции не было. В итоге с кучей пакетов с едой, которой хватит примерно на пару недель сытой жизни, мы направились в общежитие.

М-да… Вот так выходит, что иногда даже ментальной магии не надо, а достаточно иметь подвешенный язык и деньги. Изначально думал, что придётся прикладывать парня Конфундусом, затем Империо, а на деле мы с Колином и его соседом по комнате Стюартом нажрались вискаря. Виски у нас было два флакона, закуски полно, но Стюарт после второй бутылки пошёл искать приключений, точнее, отправился за пивом и вином. Колин пошёл пригласить к нам девушек. Я же временно остался в комнате один. Обыскал вещи Колина и нашёл его паспорт, студенческий билет, и, что удивительно, водительское удостоверение. По документам ему девятнадцать лет. Со всех документов скопом снял копию, копии тут же отправились в мой карман, а оригиналы вернул на место. Сделал это вовремя, поскольку вернулся Колин в компании трёх девушек.

Имена студенток я прослушал, думая о чем-то отвлеченном, точнее, о том, что за окном темнота, а значит, уже ночь.

— Ну, так что, Джон, — обратилась ко мне симпатичная блондинка, присевшая поближе. — Колин говорит, что ты у нас школьник?

— Не совсем так. Я сегодня закончил учебу. Кстати, с отличием. Все оценки уровня А+.

— Ого, а ты, выходит, умный мальчик, — с легкой усмешкой произнесла она.

— Я не только умный, но ещё сильный и могу наверняка довести тебя до оргазма, — шепчу ей на ухо.

— Все вы так говорите, а как дойдёт до дела… — студентка посмотрела на меня с прищуром, словно намекая, что неплохо бы доказать слова делом.

— Пошли к тебе в комнату и проверим… — подмигнул я ей.

— Да ты просто Донжуан высшего уровня! — с сарказмом протянула она. — Так уж и быть, пошли, малыш. Тетенька покажет тебе пару уроков.

Студентка, которую назвать тётей не поворачивался язык, потянула меня на выход. Мы прошли в другое крыло общежития и зашли в одну из комнат. Блондинка заперла дверь. Я уже предвкушал бурную ночь и за время в пути успел возбудиться. В комнате стоял полумрак, лунный свет пробивался в окно. Притянув к себе девушку, обнял её. Горячее дыхание знойной красавицы обжигало мне губы. Нас тянуло друг к другу, словно магнитом. Наши губы соприкоснулись и лёгкий поцелуй, больше напоминающий пробную попытку попробовать вкус губ друг друга, перерос в затяжной страстный поцелуй.

Вначале всё шло замечательно. Но во время кувырканий в постели мой боец, видимо, из-за воздействия алкоголя, слишком быстро отстрелялся. На лице девушки отразилось лёгкое разочарование, и хотя она ничего не сказала, но меня это всё равно покоробило. Решил, что доставлю ей удовольствие, во что бы то ни было. В голове, словно сами собой всплыли слова сложного ментального заклинания, которое начитал и подвесил в ауру. Через некоторое время мы приступили ко второму раунду. Когда почувствовал, что вот оно — мой дружок вот-вот изольётся горячей любовной жидкостью, я активировал заклинание словами «Вулкан любви». Хорошо, что запустил заклинание в четверть силы. Девушку выгибало дугой, она изодрала в клочья простыни и кричала от удовольствия минут десять, после чего потеряла сознание. Ещё хорошо, что вынул «бойца», хотя делал это, чтобы не стать раньше времени отцом, но, как оказалось, при сильном воздействии заклинания, которое вызывает мощный оргазм, стоит делать это и по иной причине. У девушки так сводило мышцы, что могло бы пережевать «бойца», как в миксере.

Забрал одежду и ушёл по-английски, не прощаясь, оставив бессознательную девицу. Лишь убедился, что студентка осталась жива и здорова. Порт-ключом переместился в Лондонскую квартиру. Приняв бодрящий ледяной душ, завалился спать.

С утра перед зеркалом наложил на лицо твёрдую иллюзию внешности Колина Макмилана, после чего отправился в туристическое агентство. Российскую туристическую визу сделать было несложно, но несколько дней эта процедура занимает, поэтому билет до Москвы был куплен лишь на девятнадцатое июня, а визу обещали сделать к вечеру восемнадцатого. Сразу же приобрёл билет из Москвы до Волгограда и забронировал номер в Гостинице Волгоград.

Дома из рюкзака достал сундук, перегрузил в его шкафы, купленные в Косом переулке ингредиенты, и на пару дней погрузился в мир зельеварения и алхимии. Первое, что начал делать, был Философский камень. На изготовление накопителя праны потратил полдня, а в итоге получи три камня емкостью тысяча лет жизни среднего человека, один из которых оказался бракованным. После полного построения ассоциаций в голове понял, что сказанное Грейнджер о том, что философский камень надо заряжать при помощи жертвоприношений, оказалось ошибкой. Есть множество способов зарядки философского камня, один из которых постоянно применяю на протяжении года, то есть, преобразование маны в прану при помощи заклинания. Можно использовать вместо заклинания ритуал или артефакт. Самое забавное, что у преобразования маны в прану КПД равен пятидесяти процентам, а при преобразовании праны животного в прану человека КПД равен одному проценту. С чем это связано, мне неизвестно, поскольку это не мои выводы, а из доставшихся мне знаний. Думаю, скорее всего, был неверно составлен ритуал, поскольку это странно.

Удалось сварить небольшой набор необходимых зелий, фактически, походную аптечку на случай, если магия будет недоступна, что с моим скромным резервом может запросто произойти. Те же зелья можно было бы приобрести в Косом переулке, но, во-первых, не доверяю чужим зельям, неизвестно, какого они будут качества, во-вторых, при помощи трансмутации и трансфигурации сделал угольный фильтр и через него фильтровал зелья, чего местные волшебники не делают, ну и, в-третьих, варил зелья по немного иной рецептуре, чем местные. Не знаю, лишь в Великобритании так или повсеместно, но местные учебники зельеварения приводили рецепты в «сверхточных» единицах измерения, в щепотках, количестве листиков и прочих средневековых мерах. Я же варил зелья, точно отмеряя ингредиенты на аптечных весах, температуру контролировал при помощи химического термометра, а продолжительность варки при помощи секундомера. Эффективность фильтрованных зелий, сваренных по более точной рецептуре, намного выше. Точной рецептуры могут добиться мастера-зельевары с опытом, но для этого им необходимо тратить годы, так не проще ли сразу учить более точно? Не уверен, но скорее всего, таким образом гильдия зельеваров старается держать свои позиции на рынке, чтобы любой школьник не мог варить зелья, по качеству превосходящие мастерские, что я только что продемонстрировал всего несколькими приёмами и подручными средствами.

Восемнадцатого июня вечером завершил окончательные алхимические преобразования, в результате которых получил флакончик розового мелкодисперсного порошка. Это Пыль Синликенна, позволяющая обычному человеку при вдыхании на некоторое время видеть ауры, духов и другие различные астральные и эфирные объекты. После этого поехал в турфирму за визой, успел за пять минут до закрытия офиса, народ уже почти весь разбежался по домам, но мне таки нашли и вручили документы.

Кстати, в отличие от России, в Великобритании нет разделения на заграничный и внутренний паспорт, есть паспорта, по которым мы с Мэри путешествовали в Австралию, по такому же паспорту, или, вернее, копии под именем Колина, отправляюсь в Россию. Для идентификации внутри страны имеется ряд иных документов и паспорт необходим как раз в основном для заграничных поездок.

В четверг в одиннадцать утра с наложенной иллюзией Колина Макмилана, в которую вбухал весь запас маны, отправился в аэропорт Хитроу. По идее, теперь иллюзию усиленным отменяющим заклинанием не снять, да и продержаться она должна почти сутки. С собой для вида взял лишь рюкзак с чарами расширения, сундук убрал в контейнер на браслете, также туда убрал почти всё содержимое рюкзака и пистолет со сбруей. С собой осталась лишь волшебная палочка, и ту положил в рюкзак, поскольку одет был по-летнему, в лёгкие черные брюки и темно-синюю рубашку поло. Также в рюкзаке оставил одежду, магическую прессу и несколько непрочитанных книг по шаманизму и магическим татуировкам, ещё из того запаса, купленного зимой в Косом переулке. Ну, ещё закинул несколько бутылок газировки и бутербродов.

В аэропорт прибыл в полдень, зарегистрировался на рейс и стал проходить контроль. Во время проверки ко мне подошёл слабый маг, парень с короткими каштановыми волосами примерно тридцати лет, одетый в черные брюки и белую рубашку с коротким рукавом. Он магически лишь немногим сильнее меня. Единственно, чем он отличался от охранников аэропорта, у него на поясе висела кобура с волшебной палочкой, а на шее был слабый амулет с маглооталкивающими чарами.

— Добрый день, — произнёс волшебник. — Маги должны проходить через другой терминал.

В ответ на это я лишь пожал плечами и ответил:

— Я не маг, а сквиб. Поэтому не вижу смысла пользоваться другими терминалами.

— Хм… — волшебник окинул меня подозрительным взором. — Но, тем не менее, вы используете артефакт с пространственным расширением, — он кивнул на рюкзак, — так что вам придётся пройти со мной для досмотра.

— Как скажете.

Пришлось направиться вслед за мужчиной в одно из служебных помещений. По пути я спросил:

— И давно творится такая паранойя? Что-то не припомню подобного раннее.

Действительно, когда мы с Мэри в прошлый раз летели на самолете, никаких магов при досмотре и отдельных терминалов для одаренных не было.

— Недавно. Скримджер усиливает бдительность в связи с активизацией Пожирателей. Лютует, вводя бредовые ограничения, типа этих глупых досмотров, — с пренебрежением высказался маг. — Скримджер надеется поймать тут пожирателей, но какому магу придёт в голову лететь на магловском транспорте, когда порталом быстрее и проще? Тем более пожиратели, которые всё магловское презирают?! Только сквибы и путешествуют самолетами.

— Может, надеются набить карманы конфискатом? Ведь Скримджер только пришёл к власти и ещё не успел набить карманы, как Фадж.

— А что, это довольно здравая идея! — обрадованно произнёс волшебник. — Извини, но тебе придётся положить рюкзак на стол и вынуть всё содержимое. Таковы правила, — скривившись, произнёс он. — И я должен сделать следующее. — Маг достал волшебную палочку, направил её на меня и произнёс. — Фините инкантатем.

Вначале я испугался, но когда личина осталась на месте, испытал невероятное облегчение. Но блин, треть вложенной в иллюзию маны, как корова языком слизала!

— Всего лишь формальность, — слегка смущаясь, произнёс маг, вкладывая волшебную палочку в ножны.

Пришлось выложить всё содержимое сумочки. Благо, что паранойя нашептала всё прочее переложить в браслет, а на него, как и на часы, маг не обратил внимания.

— Волшебная палочка? — удивился маг. — Ты же говорил, что сквиб, зачем она тебе?

— Спецзаказ. На простые заклинания, типа Люмос, моих сил хватает.

— Понимаю, — с сочувствием покивал головой волшебник.

На сама деле я чувствовал, что таможенник думает совсем не то, что демонстрирует внешне. Он испытывал радостное злорадство. Видимо, он прекрасно осознавал, что как маг он очень слаб, а тут ему на жизненном пути попался ещё более слабый волшебник, который «не может» даже то, на что способен он.

— Вы свободны, можете проследовать на свой рейс, — едва скрывая довольную ухмы