День свершений (fb2)


Настройки текста:



День свершений (сборник)


Борис Стругацкий Что такое фантастика?

Вот уже четверть века (а может быть, и больше) этот вопрос на все лады повторяется в статьях и рецензиях, в монографиях, интервью и предисловиях, в выступлениях по радио и в беседах за круглым столом. По этому поводу имеют совершенно ясное, однозначное и непререкаемое мнение десятки писателей и литературоведов, тысячи знатоков-дилетантов, миллионы вполне (и не вполне) квалифицированных читателей.

Нет никаких сомнений в том, что. все вместе они конечно же совершенно точно знают ответ на этот вопрос, — просто они никак не могут договориться между собой. Поэтому единого определения до сих пор нет, хотя разнообразных определений существует, наверное, штук сто. Фанатические поклонники фантастики, так называемые «фэны», не ограничивая себя более классифицированием сюжетов, идей, тем и прочих атрибутов этого вида литературы, занимаются теперь уже классификацией определений фантастики.

Что же такое фантастика? На мой взгляд, существует два основных, я бы сказал фундаментальных, класса определений: определения узкие и определения, сами понимаете, широкие.

Узкое определение формулируется как бы с единственной целью — тщательно и надежно отгородить фантастику от всей прочей литературы. Обычно оно представляет собою ясный, почти математический, алгоритм, с помощью коего любой желающий безошибочно отделяет злаки от плевел (а заодно — деревья от леса и младенца от ванночки). Например: «Фантастика — литература крылатой мечты». Значит, действуем следующим образом: берем литературное произведение и ищем в нем мечту; обнаружив таковую, устанавливаем наличие у нее крыльев; стоп, конец алгоритма, вывод — перед нами произведение фантастическое. Очень удобно и даже элегантно, но, к сожалению, не обходится и без просчетов: вне фантастики остаются и «Война миров», и «Солярис», и многие другие произведения, хотя и замечательные, но вовсе не подпадающие под избранную дефиницию.

Определения широкие имеют свои минусы. Скажем: «Фантастика есть вид литературы, использующей специфический художественный прием, — в произведение вводится элемент необычайного, почти невероятного или невозможного вовсе». И здесь алгоритм разделения почти однозначен. Но могут найтись (и конечно же немедленно находятся) желающие спросить: «Что же это у вас — сказка про Курочку-рябу тоже, получается, фантастика?» И приходится отвечать: «Да. Тоже». Вообще-то непонятно, почему плохой роман про изобретение самонадевающейся ушанки разрешается включать в фантастику, а хорошую сказку про Оловянного солдатика — не разрешается. И все-таки ощущение некоторой избыточности и чрезмерной уже широты разбираемого определения остается.

Говоря серьезно, гораздо более существенным недостатком обоих приведенных (и большинства всех до сих пор предложенных) определений является то обстоятельство, что они годятся только для сортировки произведений и ни для чего более. Они ничего не говорят о сути фантастики, о ее генезисе, о родовых и видовых связях ее с прочей литературой, о причинах возникновения ее и о причинах неописуемого ее успеха у самых разных читателей.

И может быть, методологически правильнее было бы определять фантастику, так сказать, описательно — примерно тем же способом, каким пользуются, обучая ЭВМ опознаванию образов.

Вы до сих пор не знаете, что такое фантастика? Вы хотите это узнать? Превосходно! Возьмите следующие произведения литературы:

1. Д. Свифт, «Путешествия Лемюэля Гулливера».

2. Н. Гоголь, «Нос».

3. Э.-А. По, «Приключения Артура Гордона Пима».

4. Ж. Верн, «Восемьдесят тысяч километров под водой».

5. Г. Уэллс, «Война миров».

6. Д. Лондон, «Алая чума».

7. Ф. Кафка, «Превращение».

8. А. Толстой, «Гиперболоид инженера Гарина».

9. К. Чапек, «Война с саламандрами».

10. А. Конан-Дойл, «Затерянный мир».

11. А. Беляев, «Человек-амфибия».

12. М. Булгаков, «Мастер и Маргарита».

Прочтите их. Прочли? Так вот это и есть фантастика.

Разумеется, список при желании можно несколько изменить и значительно расширить.

Задача любого писателя — действенное отражение реальности. Причем реальность надо понимать широко — это не просто окружающий нас быт с его коллизиями, конфликтами и проблемами, это также и мир социальных, научных, утопических, моральных представлений человечества. И отражать эту широко понимаемую реальность надлежит действенно, то есть ставить жизненные проблемы так, чтобы они сделались достоянием читателя, вызвали его активное сопереживание, дошли бы до ума и до сердца, стали бы частью его личной жизни.

Эта, общая для всех литераторов, задача зачастую решается особенно эффективно именно благодаря использованию упомянутого выше специфического приема — введения в произведение элемента необычайного, — того самого приема, который и делает фантастику фантастикой.

Такой прием, во-первых, позволяет автору ставить проблемы, совершенно неподъемные для чисто реалистической литературы, — например, связанные с многовариантностью будущего, с космической экспансией человечества, вообще с перспективами и последствиями НТР для Земли. А во-вторых, этот прием обладает чудесным свойством обострять любую созданную писателем ситуацию, он служит своеобразным катализатором, усиливающим во много раз таинственную реакцию «читатель — книга», — этот прием действует как своего рода острая приправа, способная облагородить любое сколь угодно пресное блюдо.

Именно поэтому Уэллс, посвятивший многие свои чисто реалистические книги критическому анализу английского обывателя, нигде не достигает такой обличительной силы и точности, как в своих ФАНТАСТИЧЕСКИХ произведениях — в романе «Человек-невидимка», в рассказах «Яблоко» или «Человек, который мог творить чудеса».

Именно поэтому самые яркие и острые политические памфлеты (традиция Свифта) обязательно содержат элементы фантастики и Салтыков-Щедрин не может обойтись в своей сатире без таких элементов.

Именно поэтому, наверное, судя по социологическим исследованиям, фантастику «читают с удовольствием» более семидесяти процентов опрошенных.

Современная фантастика, как бы мы ее ни определяли, развивается в двух магистральных направлениях. Одно из них трактует проблемы, связанные с обширной темой «Человек и Природа», «Человек и Вселенная». Это и есть то, что обычно называют научной фантастикой. Другое направление тесно связано с еще более обширной темой — «Человек и Общество». Это то, что обычно называют фантастикой социальной и что нам с А. Н. Стругацким нравится называть фантастикой реалистической, как ни парадоксально это звучит.

Наиболее характерными (и в то же время — замечательными) образцами научной фантастики я бы назвал «Непобедимый» С. Лема и «Штамм АНДРОМЕДА» М. Крайдона. Фантастику реалистическую блистательно представляют, скажем, «Мастер и Маргарита» М. Булгакова и «Колыбель для кошки» К. Воннегута. Впрочем, непереходимой границы между основными направлениями, конечно, нет, и трудно найти сколько-нибудь крупного писателя-фантаста, который работал бы в рамках лишь одного из них.

Каждому непредубежденному человеку, знакомому с творчеством Свифта, Гоголя, По, Уэллса, Чапека, Булгакова, Лема, Воннегута, Брэдбери, Ефремова, ясно, что фантастика, как бы мы ее ни определяли, есть нечто весьма широкое, емкое, красочное, сложное, органически слитое с литературой и в то же время особенное от нее, — мощный приток большой реки, снежная вершина горного хребта, славный отпрыск знатного рода…

Фантастика — это волшебный сплав чуда, тайны и достоверности.

Фантастика — это судьбы людей и идей в мире, который изменен, искажен, преобразован небывалым, невиданным, невозможным.

Фантастика — это призма, зеркало, светофильтр, электронно-оптический преобразователь, позволяющий в нагромождениях обыденного, привычного, затхлого увидеть зернышки необычайного, нового, поражающего воображение.

Фантастика, как никакой другой вид литературы, находится в совершенно особенных отношениях с воображением — и писательским, и читательским. Она одновременно и аккумулятор, и стимулятор, и усилитель воображения.

Фантастика, как никакой другой вид литературы, находится в совершенно особенных отношениях с будущим. Она подобна прожектору, озаряющему лабиринты будущего, которое никогда не состоится, но которое могло бы реализовать себя, если бы его вовремя не высветила фантастика…

И так далее.

Этот маленький панегирик тоже можно рассматривать как описательное определение фантастики. Правда, только хорошей фантастики. Плохая фантастика определяется как-то иначе. Фантастика без тайны — скучна. Фантастика без достоверности — фальшива, напыщенна и назойливо дидактична. А фантастика без чуда — и не фантастика вовсе.


Семинар фантастов при Ленинградской писательской организации возник в начале семидесятых годов. Осенью, зимой и весною дважды в месяц по понедельникам собирается в какой-нибудь гостиной Дома писателя имени Маяковского компания из пятнадцати — двадцати человек, очень разных и по возрасту, и по профессии, и по жизненному опыту. Общее у них одно — они пишут фантастику или, по крайней мере, пытаются ее писать.

Здесь можно увидеть розовощёкого студента, который, начитавшись Булгакова вперемежку с Кафкой, вообразил, что теперь настал и его черед потрясти читающее человечество. А бок о бок с ним — седобородого и вполне лысого инженера, автора тридцати пяти рационализаторских предложений, искренне и всерьез полагающего, что литературу надлежит изобретать. Жеманная дева, специализирующаяся на назидательных сказках о цветочках, пчелках и говорящем ясном солнышке, тоже может здесь оказаться во всей своей красе… Это — кандидаты в действительные члены семинара. Они обычно не задерживаются. Чтобы задержаться в семинаре, хотя бы и в качестве кандидата, надо все-таки знать азы и разбираться в элементарных понятиях литературы.

Кандидат может стать действительным членом семинара, когда и если ему удалось написать вещь (рассказ, повесть, роман — несущественно), достойную того, чтобы весь семинар обсудил ее на своем специальном заседании. Это честь — получить право и возможность обсудить свое новое произведение на семинаре. Даже действительный член семинара не всегда удостаивается такой чести. Но если произведение того достойно, то задолго до заседания оно пускается по рукам и руководитель семинара назначает официального обвинителя, а сам обсуждаемый выбирает себе официального защитника, и, когда настанет, наконец, день, обвинитель тщательно проанализирует обсуждаемое произведение, (главным образом, с точки зрения его недостатков), а защитник сделает то же (но уже, главным образом, в плане достоинств), а все прочие участники заседания выскажутся, когда придет их черед, самым решительным образом, — так что автор узнает о своем произведении очень много интересного, полезного, хотя и не всегда приятного.

Главное назначение семинара — создать среду обитания для молодого автора. Среда обитания (или — что то же — психологический микроклимат, атмосфера творческого общения, область контактов с референтной группой) есть одно из двух необходимых, хотя и недостаточных, условий роста молодого писателя. Вторым необходимым условием является регулярная публикация лучшего из того, что он написал.

Так уж устроен молодой автор, что внутреннее ощущение творческого роста возникает у него лишь тогда, когда он осознает, что очередной опубликованный им рассказ лучше предыдущего. Заметьте, — именно опубликованный, а не просто написанный. Все рукописи, лежащие у него в столе, кажутся ему, в общем, на одно лицо, все они загадка, и никогда молодой автор не способен с определенностью сказать, удались они ему или нет. Опубликованная вещь — совсем иное дело. Она, конечно, своя, но уже как бы и чужая. На нее можно смотреть как на нечто постороннее — судить строго и нелицеприятно, критиковать, хвалить, обдумывать. Она отделилась от автора и начала жить своей особенной жизнью, она существует самостоятельно как некий промежуточный итог и в то же время как некое новое начало отсчета.

Если публикации возникают случайно и только время от времени, по капле в год, молодой автор теряет ориентировку. Он совсем уже перестает понимать, что из сделанного им хорошо, а что никуда не годится. Он топчется в кругу одних и тех же идей и образов; не в силах избавиться от них, он многократно переписывает одно и то же в тщетной попытке приспособиться к требованиям издателя. Он перестает расти, творческое начало в нем затормаживается. Вещи его постепенно теряют смелость, свежесть и самобытность, они неумолимо сползают к состоянию «ни у кого не украдено, но и не свое».

Разумеется, обсуждение новой рукописи коллегами не может полностью заменить публикацию — это эрзац, суррогат публикации и не более того. Но все же рукопись, которую прочли твои собратья по перу — и не просто прочли, а проанализировали, разобрали по косточкам, раздраконили, переворошили, изничтожили или подняли на щит, — такая рукопись обретает, без сомнения, определенную самостоятельность и отдельность от авторского сознания. Обсуждение — не публикация, это верно, но обсуждение — это как-никак ОПУБЛИКОВАНИЕ: рукопись становится достоянием публики, и при этом публики особенной, отборной, близкой по духу и авторитетной.

Поэтому обсуждение новых рукописей на семинаре — главная форма работы, главное содержание общения. На обсуждение выдвигаются, конечно, только наиболее интересные из новых работ, однако обмен рукописями между членами семинара происходит постоянно, и постоянно — уже в кулуарах семинара — происходит и обсуждение всего того, что написано. Среда обитания реагирует на каждую новую рукопись — иногда вяло, а иногда весьма бурно, и тогда страсти кипят, и если в спорах и не рождается истина (кто знает, что такое истина в литературе?), то уж новые идеи и замыслы рождаются обязательно. Молодое воображение обладает любопытными свойствами: вполне разумная критика вдруг порождает неразумный, дикий, но зато совершенно оригинальный замысел, а самое дурацкое и нелепое замечание наводит на блестящую мысль — все идет в дело, все на пользу, если есть талант и желание работать.

Предлагаемый сборник составлен из работ участников семинара. Нельзя сказать, чтобы он исчерпывающе характеризовал авторов, — одному сборнику это не под силу. Все они пишут уже давно, написали немало, а напечатали пока немного, так что каждый из них мог бы предложить к публикации свой персональный сборник — и на вполне профессиональном уровне. Однако этот сборник безусловно характеризует современную молодую фантастическую прозу — фантастику четвертого поколения.

Довоенная советская фантастика дала миру Александра Беляева. В послевоенные годы поднялась над литературными горизонтами новая звезда первой величины — Иван Ефремов, бесспорный отец современной советской фантастики. К творчеству его можно относиться по-разному, но именно в его работах были отточены, продемонстрированы и утверждены новые принципы фантастики как литературы по преимуществу социальной, философской литературы больших идей и дальнего прицела. На этих принципах выросло поколение фантастов шестидесятых годов — ныне произведения этих писателей широко известны не только в СССР, но и за его пределами. И вот сейчас на наших глазах поднялась молодая поросль — четвертое поколение советской фантастики.

Семинар фантастической прозы в Ленинграде. Аналогичный семинар, вот уже несколько лет работающий в Москве. Так называемая «Малеевка», ежегодный двухнедельный общесоюзный семинар, организуемый Советом по фантастике при Союзе писателей и собираемый в Малеевке, что под Москвой… Четвертое поколение сегодня — это несколько десятков имен, в том числе дюжина уже хорошо известных советскому любителю фантастики. Может быть, уже настала пора поговорить о творчестве четвертого поколения? Но такой разговор — задача специальной статьи или обзора, и заниматься этим должен литературовед-профессионал. Надо думать, он отметит наиболее характерные черты нашей молодой фантастики — повышенную ее психологичность, пристальный интерес авторов к своему герою как к личности особой и неповторимой, — и остановится на наиболее типичных недостатках: скажем, на неумении или нежелании многих молодых строить по-настоящему острый, захватывающий сюжет… Я же хотел здесь отметить только то обстоятельство, что четвертое поколение взяло на вооружение все без исключения приемы своих предшественников и современников, освоило все без исключения подвиды и поджанры фантастики, и предлагаемый сборник иллюстрирует это обстоятельство вполне убедительно. Здесь и фантастика социальная, философская (повести В. Рыбакова, А. Столярова и А. Зинчука); современная утопия — рассказ о будущем и о людях будущего (Ф. Дымов, В. Жилин); современная сказка (Б. Романовский); историческая фантастика (С. Логинов); «фантастический реализм», или остраненная проза (А. Измайлов, Н. Никитайская)… Из наиболее известных подвидов фантастики не представлена разве что только чисто научная фантастика, но она, надо сказать, вообще не характерна для творчества четвертого поколения.

И в заключение несколько слов об авторах.

Феликс Дымов — по образованию инженер-механик. Пишет фантастику с начала шестидесятых. Неоднократно публиковался. Любителям фантастики хорошо известны его фантастико-приключенческие повести для школьников.

Виктор Жилин (1946–1986). Чудесный, добрый, талантливый человек. Он умер так рано, в расцвете сил, в разгар работы, едва-едва успев осознать свои творческие возможности. Он с детства любил, ценил и прекрасно знал мировую фантастику. Сам писать начал сравнительно недавно и публиковался мало. Предлагаемая здесь повесть — его первая крупная публикация. И наверное, последняя, потому что вторую свою большую повесть он закончить не успел.

Андрей Зинчук — выпускник ВГИКа. Пишет давно, но главным образом пьесы — некоторые их них ставились в театрах. Писал он и фантастику, но публикуется впервыё.

Андрей Измайлов — журналист по образованию, сейчас работает литературным консультантом в Ленинградской писательской организации. Область литературных интересов очень широка — юмористические рассказы, сатирические повести, детектив, фантастика, антивоенный памфлет… Предлагаемая повесть написана в 1979 году.

Святослав Логинов — по образованию химик. Начинал как автор коротких рассказов, многие из них сейчас уже опубликованы в периодике. Потом увлекся редкой разновидностью фантастики — исторической (основы которой заложил еще Марк Твен в своем бессмертном «Янки…»). Предлагаемые здесь рассказы написаны за последние пять лет.

Наталия Никитайская — театровед, пишет и фантастику, и чисто реалистическую прозу. Несколько ее рассказов опубликовано в последнее время в различных журналах и сборниках. Повесть «Правильная жизнь» написана в 1982 году.

Борис Романовский — инженер, пишет давно и много, — здесь и юмористические рассказы, и фантастика, и научно-популярная литература. Неоднократно публиковался. Сказка «Великан» написана в 1978 году и специально переработана для этого сборника.

Вячеслав Рыбаков — востоковед, кандидат исторических наук, сотрудник Института востоковедения АН СССР. Начал писать фантастику еще в школьные годы. Сейчас его имя уже хорошо известно любителям фантастики — и не только по рассказам, опубликованным в ряде журналов и сборников, — недавно появился в печати сценарий «На исходе ночи», написанный им в соавторстве с К. Лопушанским (фильм, снятый по этому сценарию, называется «Письма мертвого человека»). Повесть «Пришло время» написана в 1984 году.

Андрей Столяров — по образованию биолог. Пишет много лет, но фантастикой заинтересовался сравнительно недавно. Несколько его произведений появились в периодике последних лет и хорошо известны поклонникам фантастики. Повесть «Третий Вавилон» закончена в 1986 году.

Андрей Столяров




Прежде всего. Я пишу фантастику не ради идей. Идеи никому не интересны. Литература такого рода уже давно умерла. Правда, многие авторы не подозревают об этом и с немыслимым упорством буровят книгу за книгой, иллюстрируя очередную нудноватую гипотезу. Я пишу фантастику не ради приключений. «Космические оперы», сводящиеся к нагромождению бессмысленных препятствий, способны увлечь только дефективного читателя. Я пишу фантастику не ради фантастики. Модный интерес к ней — это всего лишь естественная реакция публики на уныло правильный реализм предшествующих десятилетий. Я пишу фантастику не ради денег. Публиковать фантастические произведения чрезвычайно трудно: нет площадок для печати и подозрительное отношение к малопонятному литературному жанру.

Далее. Вероятно, не следует противопоставлять фантастику реализму. Это два течения одного потока, подчиняющиеся единым законам и имеющие общую цель. В театре фантастики разыгрываются те же самые драматические коллизии, только при других, фантастических, декорациях. Слабость фантастики — в условности ее ситуаций. Здесь обязательно присутствует некое искусственное допущение. Сила фантастики — в ее необычности. Она имеет дело с экстремальными ситуациями, которые обнажают внутренний механизм мира, — все человеческие и социальные отношения предельно обострены, что дает возможность исследовать их в чистом виде, под новым углом зрения, не опосредуя грузом уже отработанных литературой и потому банальных деталей. Видимо, это и составляет самую суть жанра.


Андрей Столяров

Третий Вавилон

1. ЧЕТЫРЕ МИНУТЫ

На ступеньках при выходе я споткнулся и кубарем покатился вниз. Но не упал: Ивин, как на тренировке, точным движением направил меня — я мешком плюхнулся на сиденье, толкнув головой шофера. Тот крякнул, сухо щелкнула дверца, машина описала по двору визжащий полукруг, отъехали сплошные железные ворота, в рыхлом свете зарешеченной лампочки мелькнула напряженная фигура часового, который медленно, будто во сне, опускал полусогнутую руку, и мы вырвались на улицу — во мрак и зябкую осеннюю морось.

— Северо-Западные территории, — доложил Ивин. — Двести километров к востоку от Шинкана. Климон-Бей. Химическое производство средней мощности. Спецификация неизвестна.

Я присвистнул.

— Военный объект?

— Наверное.

— Боевые ОВ?

— Судя по всему.

— Дальше!

— Неуправляемый синтез в реакторе. Резкое повышение температуры. Неисправность системы охлаждения. Опасность взрыва и выброса отравляющих веществ. Рядом — городок на тысячу двести жителей. Охранная автоматика не сработала.

— Конечно. Иначе бы Нострадамус не возник. Прибавь, Володя, — попросил я, хотя полуночные тихие дома и так размазывались от скорости.

— Не надо, — сказал Ивин. — Успеем.

— Тогда дай закурить.

— Ты же бросил.

— Ладно. Бросил, так бросил. Откуда он звонил?

— Телефон-автомат на углу Зеленной и Маканина. Это напротив «Яхонта».

— Однако, — сказал я.

Машина неслась по пустынной набережной. Сиреневые фонари лягушками распластались в лужах. Я откинулся на сиденье и прикрыл натерпеливые глаза. Наконец-то. Я уже боялся, что Нострадамус не объявится никогда больше. В последний раз он звонил три дня назад: сухогруз «Нараян» во время шторма получил сильную течь и тонул в Атлантике. Между прочим, в том же квадрате находилось английское торговое судно. Миль тридцать к югу. Капитан утверждал, что сигналов SOS они не принимали, рация была неисправной. Обычная история. Погибло пять человек. Западные агентства молчали. Пять человек — это не цифра. Вот если бы пятьсот человек. Или пять тысяч… Был процесс в Гааге. Капитана, кажется, оправдали. В таких случаях ничего доказать нельзя.

Ивин слушал сводку.

— Упреждение две минуты, — сказал он.

— Ого!

Я открыл глаза. Две минуты — это было много.

— Канада, — глубокомысленно объяснил Ивин. — Пока прозвонили компьютерами Американский континент, пока вышли на Европу, пока ответила Евразийская телефонная сеть…

Я взял трубку и нажал несколько клавиш.

— Это Чернецов. Закройте район, примыкающий к сектору. По плану «Равелин». Да! Стяните туда ближайшие ПМГ. Пусть ищут Нострадамуса. Пусть, качественно ищут. Сколько их?.. Отзовите из соседних районов — под мою ответственность.

— Уже, — недовольно сказал дежурный.

Я порядком осточертел им своим Нострадамусом.

Зеленые стрелки часов показывали половину четвертого.

— Да ты не волнуйся, — сказал Ивин, демонстративно закуривая. — Мы его найдем. Не призрак же он, в самом деле.

Я не волновался. Призраки не пользуются телефоном. Я мысленно видел карту города и на ней — сектор, обведенный жирным красным карандашом. Сектор Нострадамуса. Район, откуда он звонит. Совсем небольшой район. Нострадамус почему-то никогда не выходил за его пределы. Будто привязанный. Я видел, как сейчас, поспешно изменив направление, синие вспышки ночных патрулей стекаются к этой красной черте и идут внутрь, неожиданно пронизывая фарами туманные дождевые недра. Я не волновался. Операцию репетировали много раз, в ней не было ничего сложного. Чтобы плотно замкнуть кольцо, требовалось четыре минуты. Всего четыре. Нострадамусу будет некуда деться — ночь, пустые улицы. Разве что он живет в этой районе. Хотя маловероятно. Глупо звонить оттуда, где живешь. Он ведь не может не понимать, что мы его усиленно разыскиваем. Я не волновался изо всех сил, но попробуйте не волноваться, если уже неделю подряд, как проклятый, ночуешь у себя в кабинете, рассчитывая неизвестно на что. Хорошо еще, Ивин подменял меня время от времени. Не слишком часто. И Валахов подменял тоже.

Правда, Валахов не верил в Нострадамуса.

Приглушенно заверещал телефон.

— Слушаю, — сказал я.

Докладывал дежурный по городу. В секторе прочесывания были обнаружены двое: работник хлебозавода Васильев, возвращающийся со смены, и гражданин города Орла, некто Шатько, который торопился на вокзал с огромным чемоданом. Это было явно не то. Васильев только что вышел из ведомственного автобуса, водитель подтвердил, что везет его непосредственно от ворот предприятия, а что касается Шатько, то — пожалуйста, у нас никому не запрещается, экономя на такси, тащить чемодан самому, пешком через весь город, даже в такую погоду.

У меня упало сердце. Четыре минуты уже истекли.

— Кто курирует «Храм Сатаны»? — покашляв, неожиданно для самого себя спросил я.

У Ивина поползли изумленные брови.

— Но ты же не собираешься…

— Кто в настоящий момент курирует «Храм Сатаны»? — скрипучим неприятно официальным голосом повторил я.

— Я курирую, — таким же официальным голосом сообщил Ивин.

— Результаты? — официальным голосом спросил я.

— Нет результатов, — официальным голосом ответил Ивин.

— Какое у них следующее мероприятие?

— Черная месса.

— Когда?

— Послезавтра.

— Где?

— Шварцвальд, у Остербрюгге. Ведьмы и голодные демоны. Запах крови. Я тебе не советую: там каждый раз бывают якобы случайные жертвы.

— Ты же работаешь в контакте с полицией…

Ивин молчал.

— Разве не так?

— Потому и нет результатов, что я работаю в контакте с полицией, — неохотно сказал он.

— А «Звездная группа»?

— Это Сивере.

— И что?

— Умер Херувим.

— Убийство?

— Пока неясно.

— Ладно, — я покусал ноготь на большом пальце.

— Подъезжаем, — сказал шофер.

По обе стороны мрачного гранитного углового дома на уровне второго этажа причудливой вязью неоновых трубок горела надпись: «Яхонт». В красных бликах ее, как памятники, неподвижно стояли двое, мокро блестя.

Сиверс шагнул мне навстречу.

— Обнаружили еще экземпляр — Халимов, студент Университета, пьяный и без документов. Говорит: был в компании. Он тебя интересует?

— Нет, — сказал я.

Сиверс хмуро кивнул.

— Мы его задержали — пока.

— Отпечатки? — спросил я.

— Каша.

— Где Валахов?

— Крутится.

— Еще не закончили?

— Там некоторые сложности…

— Пошли!

Я просто не мог стоять на месте. Предчувствие неудачи угнетало меня.

Мы прошли темный двор, вымощенный булыжником. Сеялся невидимый комариный дождь. Было холодно. Сиверс ладонью отжимал воду с костлявого лица: дорога разрыта, машина не пройдет, зачем ты приехал, отрываешь от дела, сидел бы себе в кабинете и прихлебывал чай… Он был прав. Мне следовало сидеть и прихлебывать. Ивин ядовито похмыкивал сзади.

— Как твои «звездники»? — в паузе спросил я.

— «Звездники» на месте, — буркнул Сиверс.

— Кого проверили?

— Весь «алфавит».

— Даже так?

— У них большое радение: восходит Козерог.

— А кто проверял?

— Верховский.

— Ладно.

Я перепрыгнул через лужу, в которой желтела консервная банка. У меня не оставалось никакой надежды. Верховскому можно было верить. Если он говорит, что «алфавит» на месте, то «алфавит» на месте. «Звездная группа» отпадает. Девяностолетний Туркмен, носитель мирового разума, сидя на молитвенном коврике, прикрыв больные глаза и раскачиваясь, выкрикивает в старческом экстазе бессмысленные шантры на ломаном русском языке, а покорный «алфавит», буквы мироздания — инженеры, медики, кандидаты наук, окружающие его, — склоняются и целуют полы засаленного халата, искренне веруя, что Великий Космический Дух низойдет с небес и просветлит их грузные томящиеся души. Трое убитых за последние полтора года — ушедшие к звездам. Махровая уголовщина. Хорошо, что не придется влезать в эти дела. Я глубоко вздохнул. Значит, полный провал. Значит, вся операция к черту. Нострадамус опять испарился бесследно. В одиннадцатый раз. Значит, метод исчерпал себя. Четыре минуты — это наш предельный срок. Меньше нельзя.

— Налево, — сказал Сивере.

Пригибаясь под аркой, мы выбрались в тесный переулок, один конец которого был перекрыт траншеей. У раскрытого телефона-автомата, присев на корточки, копошились люди в резиновых накидкёх. Вдруг — ощетинились голубыми фонариками.

— Уберите свет! — приказал невидимый Валахов. — Это гражданин Чаплыгин.

Гражданин Чаплыгин был в плаще поверх полосатой пижамы и в незашнурованных ботинках на босу ногу.

— У меня бессонница, — пробормотал он. — Я курил в форточку, гляжу — милиции много…

— Вы кого-нибудь видели здесь?

— Никого.

— Припомните хорошенько: кто-нибудь звонил из этого автомата?

Гражданин Чаплыгин выпучил глаза.

— Телефон уже неделю не работает…

— Как не работает?

Произошло быстрое движение на месте. Головы повернулись. Один из сотрудников Сиверса носовым платком осторожно снял трубку и послушал.

— Не работает, — растерянно подтвердил он.

Я посмотрел на Сиверса. Сиверс задумчиво моргал, и вода капала с его редких пружинистых ресниц.

Я отвернулся.

В машине Ивин сказал:

— Ничего не понимаю. Мы ошиблись — бывает. Но компьютер указал именно на этот автомат. Европейский ВЦ… — Закурил очередную сигарету. — О чем ты думаешь?

Шелестели шины. Морось ощутимо усиливалась. Набухли туманные шары света под проводами.

— Я думаю о докторе Гертвиге, — сказал я.

Ивин ошарашенно повернулся.

— Кто такой, почему не знаю?

— Доктор Гертвиг умер в семнадцатом году.

— Когда?!

— В январе тысяча девятьсот семнадцатого, незадолго до Февральской революции.

— Парадиагностика?

— Да.

— Погружение в историю?

— Да.

— Ну ты даешь, — после выразительного молчания сказал Ивин.

2. ДОКТОР ГЕРТВИГ И СТУДЕНТ

Луна была яркая и большая, просто невозможная была луна. Резкой чернью обдавала она булыжник на мостовой, битый череп фонаря, синюю листву в саду. Как мертвый ящер, ощетинясь оглоблями, лежала поперек улицы растерзанная баррикада.

Напротив нее, у здания рынка, зияющего каменным многоглазием, будто приклеенные, стояли Кощей и Тыква. Кощей гоготал и длинно сплевывал, а Тыква подкручивал свои дурацкие намыленные усы. Прямо зло брало: давно ли бегали как куропатки — теперь гогочут.

Человек, невидимый в низкой подворотне, шевельнулся, и лунный свет упал на фуражку, какие носят студенты. Ну слава богу, тронулись, пошли к площади, во мрак собора. Тыква переваливался, а Кощей придерживал шашку. Садануть бы по ним из револьвера — нельзя, нет револьвера, зарыт дома, в сарае, под поленницей. Не такое сейчас время, чтобы разгуливать с револьвером.

Погрузив кулаки в карманы тужурки, упрятав лицо в поднятый воротник, человек пересек улицу и прильнул к чугунной ограде. Взялся за железные прутья и, легко переломившись в воздухе, махнул прямыми ногами на другую сторону. Разогнулись ветви. Он знал, куда ему идти — к двери на стыке двух глухих стен. Он достал ключи. Ключи у него были. Ай да Абдулка, медный котел! Не обманул все же, подлец, татарская рожа! Зачем рэзать такой бедный доктор, совсем нищий… Плохо живет — слуга нету, жена нету, сам ноги моет… Иди другой этаж — баба живет, фабрика имеет… шибко толстый, богатый, деньги в подушку зашил — золото, Абдулка знает… Ее рэжь — бабу не жалко… Убей, пожалуйста, дай Абдулке пятисот рублей… Абдулка хитрый: пьяный был — ничего не видел… Сотню взял за ключи, пузатая сволочь.

В тусклом гробовом свете паутинного окна угадывалась черная лестница. Лезвие ножа просунулось в щель, звякнул сброшенный крючок — всё! Он проскользнул пахнущее аптечными травами междудверье. В коридоре было хоть глаз выколи, но он помнил, что — третья направо. Об этом рассказывал Сапсан. Гертвиг почему-то доверял ему. Именно ему. Правда, Сапсана больше нет. Исчез после провалов в организации, я даже имени его не знаю — просто Сапсан. Он первый понял, что это означает: врач, который не ошибается в диагнозе. Вообще не ошибается. Даже не осматривает пациентов. Мистика, не иначе. Оккультные знания. Что-то по ведомству госпожи Блаватской.

Он стоял посередине библиотеки. Луна струилась в широкие окна, и корешки книг за стеклом наливались жирным золотом. В простенке громоздился резной стол с секретером. Дай бог, чтобы это оказалось здесь. Потому что может быть тайник, сейф, абонемент в банке. Где еще хранить миллионное состояние? Но не деньги же мне нужны. «Медицина часто утешает, иногда помогает, редко исцеляет…» Записки какие-нибудь, протоколы наблюдений, просто лабораторный дневник… Он не замечал, что бормочет себе под нос, — руки уже сами выдвигали верхний ящик, наполненный бумагами. Страховой полис, поручительство, векселя на имя господина Констанди — не то, на пол… Старые документы, аккредитив, кипы желтых акций — не то… «Немецкий банк развития промышленности», «Гампа», «Товарищество железных дорог Юго-Востока России»… Ящик был пуст… Он вдруг испугался, что двойное дно, и перевернул его. Бронзовый подсвечник в виде обнаженной нимфы нерешительно качнулся на краю зеленого сукна и звякнул по ковру. Он обмер, закусив пальцы. Боже мой, нельзя же так, он же все погубит этой спешкой.

Внутри квартиры распадались неопределенные шорохи. Или кажется? Дно чистое, простое, без тайника… Дальше — фотографии на ломком картоне, остолбеневшие лица, женщины со вздернутыми плечами, мужчины в касках — на пол, давно умерли… Диплом медицинского факультета Санкт-Петербургского императорского — не то… Письма, груды писем… Опустившись на колени, он разбрасывал их. Третий ящик — ага! История болезни. Господин Мохов Евграф Васильевич, пятидесяти трех лет, купец первой гильдии, обратился по поводу… Крохман Модест Сергеевич, сорока девяти лет, мещанин, обратился по поводу… Грицюк Одиссей Агафонович… Быстрый Яков Рафаилович… Дымба Мустафа… Двести диагнозов. Палладину потребовался год, чтобы повторно собрать их… Любезный господин Палладии, который все понимает. Обещал помочь с документами, потому что нынешние документы — барахло, дрянь, на грани провала… Четвертый ящик — истории болезни — некогда, на пол… Дно простое, без тайника… Теперь с другой стороны, тоже четыре ящика… А затем секретер из множества отделений… Тетради! Тетради с заметками! Он листал серые клетчатые страницы. Ужасно много времени уходило, чтобы разобрать пляшущий почерк… «Симптомы, кои при наружном осмотре позволяют определить…» «Повышение температуры не есть признак болезни, но всегда признак ненормального состояния организма…» Одна, две, три… восемнадцать тетрадей. Придется захватить все. И, наверное, есть еще. Конечно, оба нижних ящика. Как я их унесу? Первый же городовой кинется на прохожего, который тащит узел в три часа ночи. Надо идти дворами, отсюда — вниз, через дровяные склады, мимо барж на канале, по Сименцам и Богородской протоке. В крайнем случае — отсидеться; в Сименцах есть такие притоны, господь бог не найдет…

Желтый колеблющийся свет озарил комнату.

— Руки вверх! — нервно сказали у него за спиной.

Доктор Гертвиг стоял в дверях. Оказывается, были другие двери, ведущие прямо в спальню. Проклятая спешка! На докторе был малиновый халат, расшитый драконами, в левой руке — отставя, чтобы видеть, — он держал керосиновую лампу, а в правой сжимал плоский вороненый пистолет.

— Руки вверх!

Человек, сидящий на полу, выпрямился.

— Не подниму, — угрюмо ответил он.

Доктор Гертвиг отступил на шаг и потерял туфлю без задника.

— П-п-почему?

— Потому что я не вор, — сужая зрачки, сказал человек в фуражке. — Потому что я хочу взять то, что вам не принадлежит. Потому что должна быть хоть какая-то справедливость…

— Ах, это вы, — с громадным облегчением вздохнул доктор Гертвиг. — Я вас узнал: студент-медик… Боже мой, какое время!.. — Он нащупал туфлю и прошлепал к креслу, раскорячившему витые лапы, грузно сел, поправив ночной колпак. Сказал брюзгливо: — Ну и кавардак. Вам бы лучше уйти, господин Денисов. Удивляюсь, как вы этого не понимаете.

— Я никуда не уйду, Федор Карлович.

— Боже мой, ну что мне с вами делать? Передать полиции? Вы звоните мне, вы посылаете мне письма, вы врываетесь ко мне в приемную и устраиваете скандалы. Хотите, я дам вам денег? Хотите, я дам шесть тысяч? Это все, что у меня есть. Только уходите, честное слово, я вас не обману…

— Нет, — сказал студент.

— Конечно! Вы желаете обладать миллионами, — потея от ненависти, проскрипел доктор Гертвиг. — Что вам больной старик?..

— Деньги меня не интересуют.

— Я помню, помню: вы собираетесь облагодетельствовать человечество…

— Не надо смеяться, Федор Карлович…

— Элементарная гигиена даст в тысячу раз больше, чем все ваши замысловатые потуги! Да! Идите в коломенские кварталы — кипятите воду, сжигайте нечистоты в ямах, отбирайте у младенцев тряпочку, смоченную сладкой водкой!

— Я все знаю, доктор, — разевая напряженный рот, сказал студент.

— Конечно, славы здесь не будет и денег тоже, — доктор Гертвиг обессилел. И вдруг закричал: — Нет у меня ничего! Я смотрю и вижу! Я не могу научить, это все без толку! — Он осекся и тревожно поворотился к темному проему спальни. — Ко мне ходил ваш настойчивый коллега — Ясенецкий. Он, кажется, убедился.

— Сапсан? — спросил студент.

— Что?

— Его звали Сапсан?

— Вы нелегал? Не желаю знать ваших кличек, — доктор сердито запахнул халат на животе. — Уходите, прошу вас, вы все выдумали.

— Я не выдумал, — тем же ровным и опасным тоном сказал студент. — Я смотрел ваших пациентов — двести случаев…

— Ну это вы врете. Откуда?

— Мне помог господин Палладин.

— Статский советник Палладин? Секретарь Всероссийского общества народного здоровья? — У доктора Гертвига побагровели отвисающие щеки. — Вы с ума сошли! Палладин служит в охранке, это же всем известно!

Студент мучительно опустил веки.

— За Хрисанфа Илларионовича я убить могу…

— О! Вы не понимаете, молодой глупец!

Доктор Гертвиг застыл. Из проема дверей, как привидение, возникла старуха в ночной рубашке до пят. Над головой она держала свечу, прозрачный воск капал на седые и редкие волосы, между которыми серебрилась сухая кожа.

— Кто этот молодой человек, он вор? — сказала старуха.

— Ах, муттер, зачем вы встали, ради бога, это мой пациент, — доктор Гертвиг с неожиданным проворством загородил дорогу, но старуха, твердо отстранив его, вошла в комнату, протягивая ладонь тыльной стороной кверху.

Студент с испугом заметил, что глаза у нее закрыты.

— Марта Гертвиг, сударь…

— Фон Берг, — он неловко чмокнул деревянные костяшки на пальцах.

— Вы из гессенских фон Бергов, — благосклонно кивнула старуха. — Я знавала вашего деда Гуго фон Берга, Лысого…

— Муттер, вы бы пошли к себе прилечь, у вас начнется мигрень, — плачущим голосом сказал доктор Гертвиг, поддерживая ее за локоть и осторожно вынимая свечу. — Мне еще нужно осмотреть молодого человека.

Старуха вздернула костяной подбородок.

— Не забывай, Теодор, я урожденная Витценгоф, мы в родстве с Бисмарками… Мой бедный муж и твой отец привез меня сюда шестьдесят лет назад. «Кляйнхен, мы будем очень богатеть», — говорил он… Мой бедный муж — его обманули и обобрали, он умер в нищете, вспоминая родной Пупенау… — Она повернулась. — Теодор, предложи молодому человеку бокал настоящего рейнвейна.

С несчастным видом доктор Гертвиг открыл инкрустированный шкафчик, внутри которого блеснуло стекло.

— Не беспокойтесь, гнедиге фрау, — растерянно сказал студент.

— Слава богу, в этом доме еще найдется настоящий рейнвейн, — сказала старуха, — Теодор пошел по стопам своего бедного отца. Представьте: является нищий русский учитель — и Теодор бесплатно лечит его, приходят пьяные русские мужики — и Теодор дает им денег…

— Ах, муттер…

— Кто сказал, что нужно лечить нищих? Он хочет, чтобы я пошла в церковь и стояла с протянутой рукой: «Подайте урожденной Витценгоф…» О! Это будет грустная мизансценен…

Доктор Гертвиг незаметно, но энергично кивал студенту: уходите.

— У вас прекрасное вино, гнедиге фрау, — послушно кланяясь, сказал студент.

Где-то в черноте коридора кашлянули басом, и тут же, бухая сапогами, в комнату ввалились четверо жандармов во главе с ротмистром, как оса, затянутым ремнями.

— Па-апрошу не двигаться, — сказал ротмистр.

Из-за спины его, прижимая к груди облезлый малахай, выбрался Абдулка и боязливо указал черным пальцем.

— Вот этот, начальника… в фуражке… Говорил — домой пусти, старика резать буду, бабу резать буду… Деньга мне обещай, сто рублев… Абдулка деньга не взял, Абдулка честный…

— Ладно, ладно, оставь себе, — брезгливо сказал ротмистр. Перекатил на студента черные бусины глаз.

— Моя фамилия Берг, — скучно сказал студент. — Фон Берг. Вот мои документы.

Ротмистр смотрел на него еще какую-то секунду и вдруг расплылся широчайшей улыбкой.

— Батюшки-светы, Александр Иванович! Какими судьбами? А мы-то вас ищем…

— Не имею чести, — холодно возразил студент.

Ротмистр даже руками развел.

— Ну какой же вы, голубчик мой, фон Берг? Стыдно слушать. Вы — Денисов Александр Иванович, член запрещенной Российской социал-демократической рабочей партии, — эти слова ротмистр выговорил отчетливо и с особенным удовольствием. — Были сосланы в Пелым, потом бежали, я же допрашивал вас в пятнадцатом году, неужели не помните?

— О, майн гот! — сказал доктор Гертвиг. Повалился в кресло и прижал ко лбу ладонь, похожую на связку сарделек.

— Господа, минутку внимания, — прощебетала старуха, по-прежнему не открывая глаз. — Господа, я спою вам любимую песню моего бедного мужа.

Она присела в страшном реверансе и запела по-немецки:

Мое сердце, как ласточка,
Улетает в небеса.
Там оно будет жить,
Вечно счастливое…

— Уберите старую дуру, — ласково сказал ротмистр, любуясь студентом. — Если бы вы знали, Александр Иванович, как я вам рад, вы даже представить не можете…

3. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ

Вертолет пошел вниз, и молочные языки тумана проглотили его.

— Садимся наугад! — крикнул пилот.

— Хорошо.

Бьеклин повторил мне, не разжимая плотных, очень крупных зубов:

— Под вашу ответственность, сударь…

— Хорошо.

— Нет связи! — обернувшись, крикнул пилот. Шасси неожиданно ударилось, и вертолет подпрыгнул, чуть не перевернувшись. Тряхнуло. Покорежилось лобовое стекло. За стихающим шумом винта выстрелов не было слышно, но в каких-то сантиметрах от меня металл борта вдруг загнулся блистающими лохмотьями, образовав дыру, словно его продавили железным пальцем.

— Все из машины!

Я стукнулся пятками, отбежал и растянулся на взлетной полосе. Бетон был ровный, ноздреватый и влажный от утреннего холода. Ватные полосы тумана переливались над ним. Отчетливо пахло свежими, мелко нарезанными огурцами. Я невольно задержал дыхание. «Безумный Ганс» начинает пахнуть огурцами на стадии водяной очистки. Детоксикация. Кажется, в этом случае он уже совершенно безвреден. Или нет? Метрах в пятидесяти от меня копошилось нечто, напоминающее скопище гигантских ежей: из торчащих зазубренных иголок, ядовито шипя, выходил тяжелый пар, застилая собой округу. Это была система дегазации, сброшенная с воздуха. Теперь понятно, почему нет связи. «Безумный Ганс» поглощает радиоволны… Полковник из Центра ХЗ с седыми висками, топорща погоны ВВС, чертил карандашом по карте.

— По данным на восемь утра, пожар перекинулся в левую цепь, взорвалась батарея газгольдеров, поселок не задет. Облако отнесло на север. Метеорологическая обстановка благоприятная, но я бы советовал немного подождать.

— Опасности никакой?

— Опасности никакой.

— Тогда я лечу.

Полковник пожал плечами… Приблизительная информация — это кошмар современного мира. Никто ничего не знает точно. На запястье у меня болталась кассета с пристегнутым противогазом. Я немного поколебался, но не стал надевать. Цоркнула шальная пуля, ощербатив бетон, наш вертолет нехотя задымил. По периметру аэродрома метались прожекторы, и нездоровые желтые лучи их коротко рубили туман. Ныряя под ними, перебегали и падали расплывчатые фигуры. Тукали карабины. Было непонятно, кто стреляет и в кого стреляет. Разворачивался бессмысленный хаос. В сообщении Нострадамуса ничего не говорилось об этом. Я боялся, что взорвутся бензобаки. Рядом со мной ничком лежал человек. Я перевернул его — на синем хитоне чуть ниже плеча блеснули три полумесяца в окружении золотистых звезд. Это был не Бьеклин. Это был демиург. Судя по количеству нашивок — демиург Девятого Круга, полностью посвященный, один из Великих Мастеров… Если я правильно определил чин. Я плохо разбираюсь в современной геральдике. Я только не понимал, как демиург мог попасть на совершенно секретный военный полигон, затерянный среди чахлых пространств приполярной тундры.

Впрочем, потом.

В вестибюле больницы, прямо на полу, под разбитым окном сидел человек в пижаме и, удовлетворенно морщась, вел щепотью поперек лица. Будто чесался. Лишь когда хлынула неожиданная темная кровь, я осознал, что он режет себя бритвой.

Главный врач ногой захлопнул мешающую дверь:

— Встретимся на том свете, если только господь бог удосужится вновь создать наши растерзанные души. Честно говоря, я не представляю, из чего он будет их воссоздавать. Ну да господь бог — умелец не из последних…

— Значит, вы отказываетесь выполнить предписание правительства? — на ходу спросил Бьеклин, и вокруг глаз его, под тонкой кожей, собралось множество мелких костей, как у ископаемой рыбы.

— У меня всего два исправных вертолета, — ответил врач. — Полетят те, кого еще можно спасти. Ваш оператор будет отправлен с первой же колонной.

— Где начальник гарнизона? — сухо спросил Бьеклин.

— Убит.

— А его заместитель?

— Убит.

— Вы сорвали операцию чрезвычайной важности, — сказал Бьеклин. — Я отстраняю вас от должности, вы предстанете перед судом по обвинению в государственной измене.

Главный врач поймал за рукав черноволосого подростка, который, как мантию волоча за собой халат, извлекал изо рта длинные тягучие слюни, сильно оттянул ему оба нижних века и заглянул в красноватый мох под ними.

— Белки уже зеленеют, — пробормотал он. — Не будьте идиотами, господа. У меня здесь восемьсот человек, половина из них хлебнула газа. Им грозит сумасшествие. Если они узнают, кто вы и откуда, то вас растерзают немедленно. Я даю двадцать минут для беседы с оператором. Потом отправляется первая колонна. Можете сопровождать его, если хотите. В сущности, он безнадежен, уже началась деформация психики, он больше не существует как личность. Кстати, я советую вам принять пару таблеток тиранина — для профилактики.

— А тирании помогает?

— Нет, — сказал врач.

Коридор был забит. Лежали в проходах. Мужчины и женщины ворочались, стонали, жевали бутерброды, спали, разговаривали, плакали, сидели оцепенев. В воздухе стоял плотный гомон. Чумазые ребятишки лазали через матрацы. Я смотрел вниз, стараясь не наступить кому-нибудь на руку. Метеорологическая обстановка была совсем не такая, как об этом докладывал полковник. Ветер понес облако прямо на городок. Санитарная служба успела сбросить несколько ловушек с водяным паром, но их оказалось недостаточно. «Безумный Ганс», перекрутившись бечевой, пронзил казармы. Солдаты, как по тревоге, расхватали оружие. Сначала они обстреляли административный корпус, а потом, выкатив малокалиберную пушку, зажгли здание электростанции. Захваченный пленный бессвязно твердил о десанте ящероподобных марсиан в чешуе и с хвостами. Полчаса назад патрули автоматчиков начали методичное прочесывание улиц. Добровольцы из технического персонала пока сдерживают их.

Я придвинул табуретку и сел у кровати, где на ослепительных простынях выделялось изможденное коричневое подергивающееся лицо.

— Когда он позвонил? — спросил я.

Оператор поднял руку с одеяла.

— Это те, кого вы хотели видеть, — объяснил врач.

— Я умираю, доктор?

— Вы проживете еще лет двадцать, — сказал врач. — Лучше бы вам умереть, но вы будете жить еще очень долго.

Рука упала.

— Записывайте, — сказал оператор. — «Поезд шел среди желтоватых полей. Был август. Колыхалась трава. Человек в габардиновом костюме, держась за поручень, стоял на подножке и глядел в синеватые отроги хребта: Богатырка и Солдырь. „Какая жара“, — сказал ему проводник. Человек кивнул. „Хлеба опять выгорят“, — сказал проводник. Человек кивнул. „Сойдете в Болезино?“ — спросил его проводник. „Нет, здесь“. — „Станция через две минуты“, — сказал проводник. „Мне не нужна станция“. — „Это как?“ — „А вот так!“ Человек легко спрыгнул с подножки в сухую, шелестящую мимо траву. „Куда?“ — крикнул проводник. Но человек уже поднялся и помахал вслед рукой. Трава доходила ему до колен, а густая небесная синь за его спиной стекала на верхушки гор».

— Записывайте, записывайте, — лихорадочно сказал оператор. — Его зовут… Алегзендер… не могу точно произнести…

— Он вам назвался? — быстро спросил я.

— Нет.

— Откуда же вы знаете?

— Знаю, — сказал оператор. — Директор говорил, что это очень важно…

Я оглянулся на врача. Тот пожал плечами. На лбу у оператора выступили крупные соленые капли. Это было безнадежно. Тем не менее Бьеклин напряженно крутил верньеры на портативном диктофоне, проверяя запись.

— Где сейчас директор? — поинтересовался он.

— Директор занят.

— Я спрашиваю: где сейчас директор?

— Директор вас не примет, — нехотя сказал врач. — Директор сейчас пишет докладную записку во Всемирную организацию здравоохранения: просит, чтобы, учитывая его прежние заслуги, ему выдавали бы бесплатно каждый день четыре ящика мороженого и две тысячи восемьсот шестьдесят один леденец. Именно так — две тысячи восемьсот шестьдесят один. Он все рассчитал, этого ему хватит.

Протяжный, леденящий кровь, зимний, голодный и жестокий волчий вой стремительно пронзил здание — ворвался в крохотную палату и заметался среди нас, будто в поисках жертвы.

— Это как раз директор. Наверное, ему отказали в просьбе… Заканчивайте допрос, господа, больше нет времени.

Тогда Бьеклин наклонился и прижал два расставленных углом пальца к мокрому лбу оператора.

— На каком языке говорил Нострадамус? — очень внятно спросил он.

— На голландском, — сказал оператор.

— Вы уверены? — изумился я.

— Я голландец, — сказал оператор. — Записывайте, записывайте: «Ангел Смерти…Си-нэл-ни-коф и Бе-ли-хат… Это пустыня: безжизненный песок, раскаленный воздух, белые отполированные ветрами кости… Войны не будет… Вскрывается королевский фланг, и перебрасываются обе ладьи… Двенадцать приговоров… Бе-ли-хат умер, Си-нэл-ни-коф покончил самоубийством… Черные выигрывают… Записывайте, записывайте!.. Войны не будет… Ангел Смерти: ладони мои полны горького праха… Схевенингенский вариант… Надо сделать еще один шаг… Один шаг… Один…»

Я слушал назойливый, штопором впивающийся голос оператора и глядел, как внизу, из железных ворот больницы, выворачивает грузовик, словно живая клумба, накрытый беженцами. На подножках его, на кабине и просто на бортах кузова, свесив ноги наружу, сидели люди в штатском, с винтовками наперевес. Началась эвакуация. Этой колонне предстояло пройти шестьсот километров по раскисшей осенней тундре. Шестьсот километров — более суток езды. Если их раньше не заметят с воздуха. Я посмотрел на часы. Я не мог терять целые сутки. Завтра меня ждали в «Храме Сатаны». Шварцвальд, Остербрюгге. Им пришлось согласиться с тем, что я имею право присутствовать в качестве наблюдателя. Точно так же, как им пришлось согласиться, что я имею право произвести допрос оператора совместно с Бьеклином. Катастрофа в Климон-Бей — это третья международная акция Нострадамуса. Ноппенштадт, Филадельфия и теперь Климон-Бей. Интересно, как ему удалось позвонить сюда, через океан, из сломанного телефона-автомата на углу Зеленной и Маканина. Ему надо было пройти городскую станцию, затем союзную станцию, потом международный контроль на МАТЭК, затем всю трансокеанскую линию и далее через Американский Континентал выйти на местного абонента. Машинный зал вообще не соединяется с городом, только через коммутатор. Правда, можно подключиться непосредственно со спутника, но тогда следует признать, что Нострадамус способен контролировать системы космической связи. У нас еще будут неприятности с этой гипотезой. Я подумал, что ко мне не зря приставили Бьеклина и не зря полковник из Центра ХЗ разрешил лететь при неясной обстановке. Видимо, они рассматривают ситуацию как предельно критическую. И не зря была организована утечка информации в прессу и не зря в последнее время усиленно дебатируется вопрос о пришельцах со звезд, скрываемых от мировой общественности.

— Насколько я понял, было предупреждение об аварии, — сдавленно сказал врач.

— Тише, — ответил Бьеклин.

Мы шли по копошащемуся коридору.

— И это не похоже на бред, — сказал врач.

— Тише, — ответил Бьеклин.

— А магнитофонная запись дежурства исчезла…

— Обратитесь в госдепартамент. Я не уполномочен обсуждать секретные сведения, — высокомерно сказал Бьеклин.

— Так это правда? — Врач неожиданно повернулся и взял его за выпирающий кадык. — Вы ведь американец? Да? И база находится под эгидой правительства Соединенных Штатов? Да? Значит, испытание оружия в полевых условиях? Да? А мы для вас — подопытные кролики?!

Он кричал и плакал одновременно.

— Пустите меня, — двигая плоскими костями лица, прошипел Бьеклин. — Вы же знаете, что не я решаю такие вопросы…

— Ну и сволочи! — сказал врач. Вошел в кабинет и вытер слезы. — По-настоящему, вас следовало бы отдать этим людям, которых вы погубили. Бог мне простит… Отправляйтесь с первой же колонной, чтобы больше вас здесь не было… Не вы решаете, вы не решаете, потому что решаете не вы, ибо решение всех решений есть решение самого себя…

Он отодрал руки от лица и испуганно посмотрел на них, а потом медленно перед зеркалом оттянул себе нижние веки. Я вдруг заметил, что белки глаз у него мутно-зеленые.

— А вы знаете, господа, откуда произошло название — «Безумный Ганс»? Изобретатель этого милого продукта Ханс Иогель Моргентау сошел с ума, случайно вдохнув его…

— Успокойтесь, доктор, — холодно сказал Бьеклин, — возьмите себя в руки, примите таблетку тиранина…

— Я почему-то думал, что у меня больше времени, — вяло сказал врач. — Идите вы к черту со своим тиранином. Бог мне простит…

Он отдернул штору на окне, раскрыл широкие рамы, вдохнул мокрый белый туман, пахнущий свежими огурцами, забрался на подоконник и, прежде чем я успел вымолвить хоть слово, тряпичной куклой перевалился вниз.

— Ну и ну, — сказал Бьеклин, осторожно нагибаясь. — А вон — слышишь? — вертолет. Наверное, за нами.

Я не стал смотреть. Это был четырнадцатый этаж.

4. ЗДЕСЬ ПОГИБ САПСАН

Все было кончено.

Поезд шел среди полей, придавленных золотым августовским зноем. Было душно. Фиолетовые тучи выползали из-за Богатырки и сырой мешковиной затягивали безлесный покатый лоб Солдыря. Сумеречная тень бежала от них по бледной пшенице. Денисов стоял на подножке и, ухватившись за поручень, глядел в синеватые отроги хребта.

— Третий месяц без дождей, — сказал ему проводник.

Денисов кивнул.

— Хлеба опять выгорят, — сказал проводник.

Денисов кивнул.

— Сойдете в Болезино? — спросил его проводник.

— Нет, здесь.

— Станция через две минуты, — сказал проводник.

— Мне не нужна станция.

— Это как?

— А вот как! — Денисов легко спрыгнул с подножки в сухую, шелестящую мимо траву.

— Куда?! — крикнул возмущенный проводник, но Денисов уже поднялся и помахал вслед рукой.

Все было кончено.

Фамилия Сапсана была Ясенецкий. Он родился в Москве, учился в медицинском институте, вступил в РСДРП, вел кружок, был членом боевой дружины, участвовал в боях на Пресне, после поражения перебрался в Петербург, в девятьсот двенадцатом был арестован охранкой, приговором военного суда сослан в Зерентуй, оттуда бежал в Маньчжурию, изучал тибетскую медицину, через три года объявился в Швейцарии, практиковал как врач, в ноябре семнадцатого вернулся в Россию, работал в Наркомпроде у Шлихтера, по мобилизации ушел на Восточный фронт, был комиссаром полка, погиб в девятнадцатом году, в городе Глазове. Из Глазова он прислал записку в самодельном пакете — несколько строк, на куске обоев, торопливым почерком: «Дела наши идут неважно, но настроение бодрое. Колчак выдохся — я так вижу. Скоро он покатится с Урала. Обязательно найди Гертвига, помоги ему, надо довести до конца. После окончательной победы приеду в Питер… Передай привет Верочке. Она меня помнит? Сапсан».

Все было кончено.

Фиолетовая тень догнала его и побежала вперед, гася собою желто-зеленое травяное разноцветье. Хрустел дерн — как стекло. Отчаянно звенел полоумный кузнечик, единственный на все поле.

Все было кончено.

Губанов сказал:

— Мы не можем допустить, чтобы в нашем институте проповедовались идеалистические взгляды.

— Мир устроен так, как он устроен. И никак иначе, — ответил Денисов.

Губанов кивнул.

— Поступило заявление от группы студентов: вы излагаете теорию Сыромятина не так, как это делается в утвержденном курсе лекций.

— Сыромятин ошибается.

— У вас есть факты?

— Чтобы опровергнуть Сыромятина, не требуется фактов, достаточно элементарной логики.

— Ученый опирается прежде всего на факты, — равнодушно сказал Губанов. — Ваш «прокол сути» — мистицизм чистейшей воды. Подумайте, Александр Иванович. Мы твердо стоим на материалистических позициях и — никому не позволим.

Все было кончено.

Письмо Сапсана он получил чуть не полгода спустя: после госпиталя, дрожа от озноба и слабости, сидел на ящике у окна, забитого фанерой, и держал в несгибающихся пальцах мятый клочок бумаги. Особенно поразила фраза: «Я так вижу». Значит, у Сапсана получалось. Выходит, занимался не только тибетской медициной. Вьюга свистала на улицах Петрограда по горбатым мертвым фонарям. Сапсана к тому времени уже не было, — контрудар Сибирской армии белых, второго июня захвачен Глазов, комиссар полка погибает на окраине города. Потом, уже значительно позже, когда Денисов собирал сведения по крупицам, выяснилось — да, занимался не только тибетской медициной. Ординарец полка рассказывал: был случай, когда увидел нового бойца и прямо заявил, что тот подосланный белыми. Так и оказалось. Два или три раза очень точно предчувствовал, где ударит противник. Были еще штрихи. Значит, не просто диагноз и лечение. Денисов об этом догадывался. Тогда же, в девятнадцатом, кинулся искать Гертвига. Дом стоял заколоченный, трещал мерзлый паркет, с могильным шорохом текла белая крупа за стеклами. Крысы проели допотопное кресло. Здесь танцевала безумная старуха. Какой он тогда был дурак — полез, словно вор, ночью, надеялся найти. А господина Палладина Хрисанфа Илларионовича расстреляли за контрреволюцию. Тетради, конечно, исчезли, пахло нежилым. Так и сгинул доктор Гертвиг — где, когда? — спросить не у кого…

Все было кончено.

Грозовой, напряженно пульсирующий свет лился через занавески, где на подоконнике рдела огненная герань.

— Ладно, — сказал Денисов. — Я тебя увезу, мы больше не расстанемся. Мне обещали место у Глебовицкого в Ленинграде. Сам Глебовицкий обещал. Я все-таки неплохо разбираюсь в эволюционной систематике.

А Вера погладила его по колючим глазам.

— Бедный путешественник… Так и будешь метаться из института в институт, нигде не задерживаясь?

— Отряхни прах городов, — процитировал он, — отряхни прах незнакомой речи, прах дружбы и вражды, прах горя, любви и смерти. О свободный человек, избравший свободу! У тебя есть только ветер в пустыне!

— Галеви?

— Ибн Сауд. «Скрижали демонов».

Вера вздохнула.

— Хорошо, — нетерпеливо сказал он. — Я тоже останусь. Наверное, тут нужны учителя, я могу вести математику, физику или биологию в старших классах.

— У нас нет биологии, и у нас нет старших классов…

— Хорошо, я буду вести чистописание, — он притянул ее за кружевной твердый учительский воротничок, облегающий слабую шею, и поцеловал в холодный лоб.

Все было кончено.

Лиловая опушь мерцала на предметах — электричеством грозы. В «Скрижалях демонов» сказано: «Каждый имеет свой час, но час этот никому не ведом, ибо длится он только мгновение и проходит, едва начавшись».

— Мне нужно видеть это место, — уже совсем другим голосом произнес он.

— Боже мой…

Вера тут же встала.

Они вышли на улицу. Фиолетовый сумрак сгущался между заборами, из-под которых торчала жилистая крапива. Пустые проволочные ветви яблонь, как живые, скребли по доскам, а дальше за ними вздымались бревенчатые пугала домов.

Стояла чудовищная тишина.

— У вас тут все вымерли, что ли? — напряженно спросил Денисов.

На перекрестке из тени засохшей ивы навстречу им выбежал запыхавшийся человек с кобурой на кожаной куртке, в широких галифе и в совершенно стоптанных рваных сапогах, преграждая путь, махнул рукой:

— Документы!..

Денисов, удивляясь, достал паспорт.

— Документы, граждане!..

Беззвучная синерукая молния располосовала небо, на долгую секунду выхватив седые разнобокие крыши, корчу сплетенных ив, собаку, чешущую в пыли больное розовое брюхо.

— А где он? — растерянно спросил Денисов.

Человек исчез.

— Не знаю, — сказала Вера и передернула плечами.

Рухнул запоздалый гром, и, словно по сигналу его, неизвестно откуда, двинулся неторопливый густой, мощный ветер, выше заборов накручивая пылевые столбы. Денисов щурился. В деревянных переулках перебегали какие-то тени. Колотил сторож далекой палкой. Пыль скрипела на зубах.

Все было кончено.

Лука Давид писал: «Суть вещей постигает лишь тот, чья душа стремится к чистому знанию». В двадцать восьмом году, изучая тупики гносеологии, роясь в архивах Государственной библиотеки, он прочел эти слова. Был июнь, поздний субботний вечер, шелестела темная листва в Екатерининском саду. Он сидел, будто оглушенный. В абсолютной чистоте знания было нечто незыблемое. Нечто от первооснов — мира. От галактических сфер. Ведь законы природы не зависят от наблюдателя. Это был путь — «прокол сути», как говорил Сапсан. Но путь этот никуда не вел. Или уже не хватало сил и терпения.

Все было кончено.

От горизонта до горизонта полыхнуло бледным огнем, и желтые мгновенные червяки, извиваясь, брызнули с одежды, а у Веры в поднявшихся волосах послышался сухой треск.

Она пошатнулась.

— Давай вернемся!

— Ни за что! — весело сказал Денисов.

— Ты с ума сошел…

— Мне это и требуется.

— Нас убьет молнией…

Тогда он прижал ее к себе и, несмотря на сопротивление, опять поцеловал в твердые губы.

— Я люблю тебя!

И Вера подняла тонкую руку.

— Здесь…

Он заметил наверху мост с обрушившимися перилами, под коротким пролетом которого медленно и лениво, обнажая скользкую тину на камнях, струилась черно-зеленая Поганка. Это была именно Поганка, он узнал. Полчища сонных лопухов стекались к ней. На другой стороне, как ведьмины метелки, торчали голые ветлы, и в мертвой неподвижности их было что-то пугающее. Он уже видел все это. Хотя — нет! Конечно! Это была ложная память, мираж, — фактор, сопутствующий «проколу сути». Огромный валун серым лбом высовывался из воды. Хватит выдумывать, сказал он себе. Нет никакого «прокола сути». Нет никакого «внутреннего зрения». Ничего нет. Обман.

Все было кончено.

Вера сильно тянула его:

— Пойдем…

— Ты прости, я приехал — иди, иди, дождь, страшно, я потом — завтра, или не приду… — быстро и неразборчиво пробормотал он, оторвал ее пальцы и по глинистой насыпи вскарабкался на мост. Останки перил шелушились краской. Дерево было горячее. Грохотало уже непрерывно. Лопухи при вспышках казались черными. Вера стояла внизу и махала руками. Это было здесь — второго июня. Много лет назад. Денисов не знал, чего он ждет сегодня. Наверное, чуда. Чуда не происходило. Видимо, следовало приехать сюда именно второго июня. Или совмещение календарных времен не так уж важно? Молния разорвалась прямо в лицо. Он на секунду ослеп. А когда схлынули красные и сиреневые пятна, плавающие в глазах, то в полумраке, оцепенело окутавшем мир, он увидел, что по мосту, пригибаясь, бежит человек с винтовкой и кричит что-то, разевая огромный жилистый рот. Видно было удивительно ясно, как под рентгеном. И еще несколько человек побежали к мосту, оборачиваясь и вскидывая винтовки. Денисов вдруг услышал выстрелы — хлесткие, пустые. Это вовсе не сторож колотил в колотушку. А от здания гимназии, от железных ворот с вензелем, четко затыртыкал пулемет. Денисов даже пригнулся. Кто-то из бежавших толкнул его, кто-то вскрикнул. Упала к ногам простреленная фуражка. Сапсан, как и все — в гимнастерке и обмотках, — появился на середине моста, размахивая маузером. «Ложи-ись! Ложи-ись!..» Часть бойцов залегла, и дула ощетинились из лопухов, но большинство побежало дальше — с размазанными от беспамятства лицами. Их было не остановить. Денисов почему-то оказался внизу, он не помнил, где его столкнули, и в бледном пузыре света видел, как, изогнувшись, занеся маузер, оседает Сапсан — метрах в пяти от него. Все происходило очень замедленно, точно со стороны. Ухнула пушка вдоль Сибирского тракта, и на другом берегу Поганки вспучился земляной разрыв. Тогда даже те, кто залег в лопухах, побежали дальше. А некоторые падали и оставались лежать. И Сапсан остался лежать. Денисов опять вскарабкался наверх. Черная пыль выедала глаза. Лицо Сапсана было в крови и в разводах потной грязи. Зрачки его закатывались голубоватыми белками. Шевельнулись разбитые губы. «По-бе-да…» — прошептал Сапсан. Денисов, как мог бережно, поддерживал его тяжелую голову. Из пустоты появилась Вера и, взяв за плечо, умоляюще сказала:

— Пойдем отсюда…

Танцевали вертикальные молнии, и гром перекатывал чугунные болванки за облаками.

На мосту уже никого не было.

— У меня галлюцинации, — слабо ответил он.

— Пойдем, я тебя уложу, ты совсем больной…

Все было кончено.

Вера подхватила его и повела. Денисов шел, покорно переставляя ослабевшие ноги. Грохот уносило куда-то в сторону, молочные вспышки бледнели; гроза отступала, на раскаленную потрескавшуюся землю не упало ни одной капли дождя.

5. МЕССА В «ХРАМЕ САТАНЫ»

— Сейчас пустят свиней, — сказал Бьеклин.

— Откуда вы знаете?

— В программе указано Панургово стадо.

— Причащение?

— Да. Смотрите, чтобы вас не покалечили.

— Постараюсь, — ответил я.

Шестипалая когтистая лапа горела над лесом, и неоновые капли крови стекали по ней. «А-а-а!.. У-у-у!..»— голосила толпа. Бледно-зеленые тени метались вокруг дубов, и лица у всех были как у вставших из гроба.

— Упыри, — сказал Бьеклин.

Валахов мрачно подмигнул мне. Суматоха была бы очень кстати. Мне надо было во что бы то ни стало избавиться от наблюдения. Бьеклин уже третий час ходил за мной как привязанный, фиксируя каждый шаг. Я был уверен, что он записывает меня на видео. Я не возражал, это была его работа, — Валахов занимался тем же, и в договоре о совместных операциях был обусловлен самый жесткий взаимный контроль. Так что я не мог жаловаться. Я лишь хотел бы знать, где проходят границы полномочий Бьеклина. Каковы секретные инструкции? Например, может ли он меня убить? А если может, то при каких обстоятельствах? Я не сомневался, что такие инструкции существуют. Это было не праздное любопытство: месса продолжалась третьи сутки, позавчера ночью погиб Ивин. Его нашли на берегу Озера Ведьм (Остербрюгге), безнадежно мертвого, с двумя пулями, выпущенными в спину. Мне следовало соблюдать максимальную осторожность. И тем не менее от Бьеклина следовало избавиться — карман мне жгла записка, прочтенная полчаса назад при свете факелов погребальной процессии, — всего четыре слова на крохотном клочке бумаги: «Остербрюгге, полночь. Ищу брата». Я не заметил, кто сунул ее. Во время похорон, когда завывали гнусавые рога архаров, когда пищали мокрые бычьи пузыри, когда отверзлась электрическая преисподняя и запахло серой, сжигаемой на железных противнях, а внуки Сатаны с криками: «Ад!.. Ад идет по земле!..» — целыми пригоршнями начали разбрызгивать вокруг себя консервированную кровь (фирмы «Медикэл пьюэ донорз»), я вдруг ощутил быстрое слабое прикосновение к ладони, и пальцы мои непроизвольно сжались. Но когда я обернулся, то на меня вновь уставились радостно-бессмысленные хари: демон-искуситель, и демон-младенец, и вампир с окровавленным ртом, и Дракула, и Гонзага, и Кинг-Конг, и пара горбатых домовых, обросших паутиной, и семейка вурдалаков — родителя с детишками, и веселая компания оживших мертвецов, которые, двигая челюстями, жаждали сладкой человечины. Я не мог определить, кто из них секунду назад был возле меня. Синие хитоны демиургов перемешивали этот оживший гиньоль. Демиургов было слишком много. Я надеялся, что Бьеклин также не заметил — кто? Во всяком случае, на лице его не дрогнул ни один мускул и он брюзгливо сказал:

— Начинается…

В то же мгновение истошный поросячий визг прорезал холмы Шварцвальда. Толпа завыла. Сквозь просветы тел я увидел, как на поляну хлынуло что-то черное, уродливое, колотящееся. Свиньи были опоены водкой, а шкуры их безжалостно подпалены. Истерзанные болью и страхом, они, как безумные, сшибались неповоротливыми жирными тушами. Впрочем, люди были не лучше. Десятки торопливых рук потянулись вниз. «Я буду сатаной!..» — отчаянно завопил кто-то. Свиней хватали и раздирали на части. Когтистая лапа в небе разжималась, выстреливая пучками фосфорических искр. Картина была нереальная. Считалось, что в черных свиней после осквернения мессы вселяются черти, а причастившийся мясом черта сам приобретает сверхъестественные качества. Меня подташнивало. Человек в наше время все чаще хочет быть не человеком, а кем-то иным. Жуткое людское варево медленно вращалось, выталкивая меня на периферию. Лупили в грудь и в спину. Патлатая ведьма вдруг ринулась ко мне. с явным намерением укусить за нос, а малосимпатичный вурдалак припал к моей шее, чмокая и пытаясь найти сонную артерию. Я ожесточенно работал локтями. Я намеренно не искал Бьеклина, но боковым зрением видел, как его постепенно отмывает в сторону, а Валахов, будто бы пытаясь помочь, на самом деле оттесняет его еще дальше. Рослые оборотни заслонили их. Все было в порядке. Меня выбросило в кусты. Я быстро перебежал метров пятьдесят и замер.

Лес в гладком зеленом свете стоял — чистый, выцветший и неподвижный, как на старинном гобелене. Широко раскинулись дубовые ветви. Я хорошо представлял себе холмистую равнину Шварцвальда. Точно на карте. До Остербрюгге отсюда было километра два — вдоль ручья, мимо Старой Мельницы. По программе там происходили Пляски Дев. За ближайшим дубом я достал из сумки невесомый пластиковый комбинезон и переоделся. Конечно, сегодня я проверял свой костюм, и Валахов проверял его тоже, но за последние три часа, которые мы провели рядом, Бьеклин вполне мог всадить мне микрофон размером с маковое зерно или портативный передатчик, по сигналам которого меня запросто определили бы на расстоянии. Я не хотел рисковать. Ивина убили именно в Остербрюгге. Наверное, тоже вызвали запиской. Это вторичное приглашение туда здорово походило на провокацию. Но ведь не бывает таких глупых провокаций? Я сориентировался по «Храму Сатаны», где на рогатых башнях дрожали синие шлейфы костров, и зашагал вперед. Я хотел прийти немного пораньше, чтобы осмотреться на местности. Всегда полезно осмотреться и наметить возможные пути отхода. Неизвестно, что меня ждет, в игру включены очень крупные силы. Я вспомнил аршинные заголовки сегодняшних газет. Нострадамус предупреждал, что необходимо срочно задержать поезд Вапуту — Габа, так как железнодорожный мост через Бье заминирован террористами. Нострадамус предупреждал, что «Боинг-707», рейсом на Токио, который через три часа должен был взлететь с аэродрома «Саммерлайф», имеет серьезную неисправность в моторе. На этот раз он обратился прямо в редакции крупнейших информационных агентств, — видимо, учитывая историю с «Безумным Гансом». Мне это не нравилось: целых две передачи прошли менее чем за сутки. Ранее Нострадамус не проявлял подобной активности. Вероятно, что-то случилось. Что-то из ряда вон выходящее. Во всяком случае, теперь сведения о Нострадамусе открыто попали в прессу и газеты просто захлебывались. Я представлял, под каким колоссальным давлением окажемся мы все в ближайшие же дни: «Иджемин бэг» недвусмысленно обвиняла нас в создании нового информационного оружия. В короткой справке, которую я получил вчера по своим каналам, указывалось, что оба звонка были сделаны на терминалах Европейской телефонной сети, причем задействованы западные линии Союза. Сейчас координаты абонента устанавливаются. Судя по всему, Нострадамус включился непосредственно в главный Европейский коммутатор.

Черный ручей пересек мне дорогу. Я свернул и пошел по его топким хлюпающим берегам. Вода блестела, как ведьмино зеркало, — ничего не отражая. Беззвучная летучая мышь шарахнулась у меня над головой и пропала за деревьями. Главный Европейский коммутатор транспонирует сигналы телефонных сетей в Западной и Восточной Европе, а также в значительной части Азии. Чтобы включиться в него, необходимо иметь десять восьмизначных совершенно секретных телефонных кодов — в восходящей иерархии. Я сомневался, что во всем мире найдется хотя бы пять человек, которым они доступны в полном объеме. Впрочем, это еще предстояло проверить. Хотя проверка была бы чисто формальной. Я был убежден, что эти пять человек абсолютно ни при чем. Я просто кожей чувствовал, что традиционные версии здесь бессильны. Требовался рывок сознания. Мы столкнулись с неким явлением, выходящим за рамки обыденных фактов. А именно: мы столкнулись с врожденной или приобретенной способностью вычерпывать громадное количество информации когда угодно и откуда угодно, без всяких запретов и ограничений. Насколько я понимаю, речь шла. о профессиональном ясновидении. Почему, собственно, нет? У нас были определенные данные по ясновидению. Например, доктор Гертвиг (парадиагностика). Например, «Храм Сатаны» с его приступами группового безумия. Например, «Звездная группа», в которой работает Сиверс. Профессиональное ясновидение — это серьезная штука. Пожалуй, самая серьезная из всего, с чем до сих пор сталкивалось человечество. Нострадамус пробивает любые расстояния, для него практически нет тайн, нам неизвестны его цели — весь мир может оказаться под жестким рентгеном власти… Я прибавил шагу. До полуночи оставалось еще пятнадцать минут. Лес расступился, отбросив назад гнетущие бородавчатые стволы, и открыл равнину, где над расширившимся серебром ручья махала скрипучими крыльями черная ветряная мельница, а у костров возле нее под костяной пересып барабанов плясали обнаженные женские фигуры. Девы уже начали свой очищающий ритуал. Было их человек пятьдесят. На ровной площадке перед плотиной в красноватом жаре углей они выделялись очень рельефно. Я знал, что смотреть на Пляски категорически запрещено. Нарушение запрета карается смертью. Девы крадут мужчин и прячут их под землей в карстовых пещерах. Оттуда не вырваться. Я пошел вдоль опушки и довольно быстро обнаружил первый сторожевой пост — обнаженная девушка лет восемнадцати дремала на корточках, прислонившись к стволу, и на коленях ее лежал скорострельный автоматический карабин. Я тихонько растворился во мраке. Будем надеяться, что этот пост — единственный со стороны леса.

Я миновал его, пересек небольшую бобровую запруду, усеянную хатками, и в этот момент меня негромко окликнули:

— Кто там?

— Ищу брата, — сказал я.

— Я ваш брат.

Он стоял в черноте орешника, и сине-зеленые пятна теней скрадывали его очертания. Даже рост было не определить.

— Не зажигайте света, — сказал он. — Незачем. Вы готовы записывать?

— Да, — сказал я.

— Приступим. — Невидимый мне собеседник сразу же начал диктовать, быстро и внятно выговаривая каждую букву: — «Создана группа, условное название „Ахурамазда“, приблизительный состав — около шестидесяти человек. Основное ядро — демиурги из ложи Мастеров. Руководитель группы — Трисмегист, псевдоним, настоящее имя неизвестно, демиург. Научный руководитель группы — Шинна, псевдоним, настоящее имя неизвестно, демиург. Технический руководитель группы — Петрус, псевдоним, настоящее имя неизвестно, демиург. Постоянная база группы — Оддингтон, Скайла. Задача группы — семантическая акупунктура. В работе используются сильные возбуждающие и наркотические вещества. Через военное ведомство заказано некоторое количество отравляющего газа ХСГ-18…»

— «Безумный Ганс»? — спросил я.

— Не перебивайте, — властно сказал собеседник. — У нас диктофон не в порядке? «За последние трое суток семь человек из группы погибли при неизвестных обстоятельствах. По официальной версии — нуждаются в отдыхе и отправлены в горы. На самом деле тайно, под чужими именами, похоронены на кладбище в Скайла. Еще четверо увезены в специальную клинику. Диагноз — шизофрения. По некоторым данным, Трисмегист усиленно занимается вопросом о действиях русских партизан под Минском в интервале август — октябрь, тысяча девятьсот сорок второго года; заказаны мемуары, заказаны карты местности, заказаны документы из немецких архивов. Обращаю особое внимание на то, что два дня назад создана так называемая „Шахматная секция“. Помимо демиургов, туда включены три настоящих шахматиста в категории, мастера спорта.

Фамилии установить не удалось. Один из шахматистов — участник международного турнира в Схевенингене в мае прошлого года…»

Что-то треснуло над «Храмом Сатаны», и оттуда к черному небу, раздвигая сырую темь, взлетели огненные красные шары, заливая лес фотографическим светом.

Началась месса.

— Отступите в тень, — приказал мне собеседник, — Вы слишком на виду.

Он был в синем хитоне с нашивками низших степеней, а лицо — хищное, крючковатое, птичье.

— Так вы демиург? — спросил я.

— Не перебивайте. Трисмегист усиленно собирает мозаику. Цитирую: «Нострадамуса можно установить путем прямого экстрасенсорного контакта по биографическим признакам». Принцип «слепого адресата». Расшифровка принципа неизвестна. Еще раз подчеркиваю: сорок второй год, леса под Минском.

— Один вопрос, — сказал я. — Почему вы решили передать эти сведения?

— Вы не поймете.

— А все же?

Демиург сморщил резко заостренный нос.

— Меньше боли, меньше невыносимого суицида, меньше смертельной правды — некоторое оздоровляющее начало, это как лекарство. Истина убивает… — Он раздраженно отмахнулся рукой. — Ладно! Следующая встреча — на Святую Вальпургию. Раньше мне не вырваться. Я ухожу первый, не пытайтесь выяснить мое имя — вы все погубите…

Опять вспыхнуло, и шары затрещали. Когтистая лапа Сатаны давила их в небе. Я увидел, что демиург повернулся, но почему-то не уходит, — он стоял, странно покачиваясь, будто пьяный, а потом упал лицом вперед, и хитон его задрался, обнажив мускулистые ноги в плетеных римских сандалиях, какие обязан носить каждый посвященный. Я нагнулся над ним и поднял голову. Глаза его закатились. Он был мертв.

От леса, от сплетенных пурпурных теней, отделился Бьеклин с пистолетом в руке и тоже посмотрел. Мелкие кости непрерывно двигались на лице его.

— А ведь я даже не успел выстрелить, — растерянно сказал он.

6. В ЛЕСАХ ПОД МИНСКОМ

Гауптштурмфюрер похлопывал стеком по черному сияющему голенищу.

— Хильпе! Вы уверены, что за ночь ни одна собака не выскочила из этой паршивой деревни?

— Так точно, господин гауптштурмфюрер!

Староста, мнущий картуз поодаль, подтверждая, затряс клочковатой сильно загорелой яйцеобразной головой.

— Нихт, нихт… Все по хатам…

— Что он бормочет?

— Он говорит, что все жители деревни на месте, господин гауптштурмфюрер!

— Смотрите, Хильпе, вы головой отвечаете за секретность операции.

— Так точно, господин гауптштурмфюрер!

Маленький полный Хильпе тянулся на носках, но едва доставал до подбородка офицеру СС.

— Вы двинетесь через час после нас. Направление — деревня Горелое. Там ссадите людей, скрытно выйдете к Мокрому логу и займете позиции на краю леса, перекрыв выход из болот. У вас будет три пулемета. Вам что-то неясно, Хильпе?

— Болото непроходимо, господин гауптштурмфюрер, — низенький Хильпе даже взмок оттого, что приходится возражать начальству. Но гауптштурмфюрер благосклонно кивнул.

— Правильно, Хильпе. Непроходимо. Именно поэтому Федор поведет свой отряд туда.

— Есть там тропки, герр комендант, — подобострастно сказал староста, напряженно прислушивающийся к гортанным звукам чужой речи. — На карте оно правда что не того, а тропки есть… Проведем вас, можете не сомневаться…

— Ваша задача, Хильпе, сдерживать партизан, пока не подойду я — двумя ротами. — Гауптштурмфюрер поднял одутловатое, с прозеленью от бессонницы лицо к озаренным верхушкам берез: — Какое утро, Хильпе! Да у вас тут просто санаторий… Перед выходом деревню сжечь!

— Слушаюсь, господин гауптштурмфюрер!

Утро в самом деле было чудесное, и, когда машины, скрежеща на проваленной дороге, пятнистыми тушами зарылись в лес, солнце уже вытекло из горизонта и теплое туманное золото его обволокло воздух. Вспыхнули сухие иглы на соснах. Загомонили птицы. Пестрая сорока, выдравшись из ветвей, уселась на самую макушку и заверещала, напрягая все свои склочные силы. Связной отряда, примостившийся в развилке могучих лап, вздрогнул и чуть не выронил бинокль.

— Тьфу ты, зараза!..

Обдирая колени, он скатился к хвойному распадку — там его ждала лошадь, а через полчаса — охлюпкой, подпрыгивая на острой спине, — он ворвался на поляну в красном бору и, бросив поводья, задыхаясь, соскочил у бревенчатой землянки.

— Пропусти к командиру!

— А зачем тебе командир?

— Говорю пропусти — срочное донесение…

И когда вышел коренастый бородатый человек, одергивающий гимнастерку за широким ремнем, то связной выдохнул, как кот, одной фразой:

— Идут, товарищ командир, четыре грузовика на Горелое, деревню подожгли, сволочи…

Командир задумчиво, будто не видя его потного взъерошенного лица, кивнул: «Хорошо, отдыхай», — и вернулся в землянку, где мигала редкими хлопьями коптилка на стене, а посередине, отъединенный пустым пространством, горбился на пузатой табуретке человек в изжеванном городском костюме:

— Как выглядит этот офицер?

— Гауптштурмфюрер Лемберг? Высокого роста, бледный, худощавый, отечный, волосы белые, неприятно щурится все время, — сразу же ответил человек. — Хильпе, комендант, — низенький, толстый, суетливый, подстрижен бобриком…

— Ну, коменданта он мог видеть в Ромниках, — сказал комиссар и поправил ватник на ознобленных плечах.

— А староста?

Человек на табуретке опустил набрякшие веки. Он опять до осязания зримо увидел незнакомую тесную комнату, в неживом полумраке которой угадывались комод и громоздкий шкаф, а на вешалке подолами и рукавами теснилась одежда. Он никогда раньше не видел этой комнаты. Он мог бы поручиться. Скрипнула дверь — неуверенно, как больная, появилась женщина, закутанная до самых глаз в толстый платок, подошла к окну и не сразу, несколькими слабыми движениями отдернула плюшевые шторы. Проступил серый тревожный отсвет, крест-накрест перечеркнутый полосками бумаги. А за ними — город и река в гранитных берегах, подернутая шлепаньем дождя.

— Что с вами, Денисов?

Он очнулся.

— Извините, не спал трое суток… Староста — лет пятидесяти, среднего роста, почти лысый, на голове — клочья бумажные, очень темное лицо, щербатый…

— Дорофеев это, больше некому, — определил комиссар. — Увертливый, сволочь, никак до него не дотянуться.

— Ты вот скажи: проведет твой Дорофеев сотню человек через болота или не проведет?

— Проведет.

Тогда командир выложил на стол пудовые кулаки.

— Немцы двумя ротами вышли из Новоселков и движутся сюда по лесной дороге, — сообщил он.

У Денисова ввалились небритые щеки.

— Вообще-то лучше, чем Бубыринские болота, места не придумаешь, — неторопливо сказал комиссар. — Колдобина на колдобине. Но если проводником будет Яшка Дорофеев… Он тут лесничил и каждый омут не хуже меня знает…

Командир с досадой впечатал по оструганным доскам.

— Задача!.. Это же только сумасшедший пойдет через Марьину пустошь: голое место, бывшая гарь, перестреляют, как куропаток. — Он пересилил себя и крикнул громовым басом: — Сапук! Спишь, Сапук, чертова коза, цыган ленивый!

— Никак нет, товарищ командир!

— Посмотри внимательно, Сапук, очень внимательно посмотри: может быть, узнаешь старого знакомого?

Молодой рослый боец ощупал Денисова быстрым и неприязненным подергиванием бровей.

— Никак нет, товарищ командир, не из этих. Роменковских полицаев я хорошо знаю. Нет, не попадался.

— Ладно, Сапук, бери его в хозяйственное, покорми немного, глаз с него не спускать! — Командир решительно оправил гимнастерку. — Боевая тревога! Поднять людей! Дежурное отделение ко мне!..

Через час тяжело груженный обоз, визжа несмазанными колесами, тронулся из соснового сквозняка вдоль распадка по направлению к болотам. Денисов шагал за телегой, груженной мешками с мукой. Его Мотало при каждом шаге. «Иди-иди, цыца немецкая!»— однообразно покрикивал Сапук, и скучная злоба звучала в его голосе. Разжиженный утренний туман стоял между красноватых стволов, трещали шишки, и далеко позади бухали редкие винтовочные выстрелы, накрываемые автоматной трескотней, — дежурное отделение, не вступая в открытый бой, тормозило продвижение немцев. Солнце уже начинало припекать. День обещал быть жарким. «Я не дойду, — подумал Денисов. — А если дойду, то Хильпе с пулеметами ждет нас на той стороне болота. Отвратительный низенький и толстый Хильпе, намокший от пота, исполнительный служака». Он знал, что сейчас Хильпе трясется в кабине переднего грузовика. Это был третий «прокол сути». В тридцать шестом году, читая о боях на подступах к Овьедо, он вдруг увидел красную колючую землю, черные камни и плоские, синие, безжизненные верхушки гор. Над всей Испанией безоблачное небо. «Прокол» не содержал позитивной информации. Просто картинка. Воспроизвести ее не удалось… Подтверждение он получил два года спустя, когда беседовал с летчиком, побывавшим у Овьедо, — тот подробно описал местность, узнавалось до мельчайших деталей. Интересно, что все «проколы» были с интервалом в шесть лет: тридцатый, тридцать шестой и сорок второй годы. Откуда такая периодичность? Или случайное совпадение? Она явно не связана с масштабом событий, — начала войны, например, он просто не почувствовал. Может быть, внеземной источник? Но это предположение заведет слишком далеко. Во всяком случае, ясно, что для «прокола сути» необходима предельная концентрация сознания. Этого можно достичь путем тренировки. Скажем, обычная медитация. Скажем, самогипноз. «Иисусова молитва», «экзерциции», «логос-медитация», «путь суфиев» и так далее.

Широкая пятерня взяла его за плечо, и Сапук все с той же скучной злобой в голосе сказал:

— Иди-иди, оглох? Комиссар зовет.

Комиссар лежал на белых мешках, укрытый ватниками, и при свете дня было видно, какое у него заострившееся лицо.

— Простудился некстати, — сказал он, выдыхая горячие хрипы. — Не время бы болеть… Сапук, оставь нас…

— Командир приказал охранять.

— Ты и охраняй — отойди метров на пять. — А когда Сапук передал вожжи: — Что скажете, Александр Иванович?

— Сейчас Хильпе подъезжает к Горелому, — вяло ответил Денисов. — Там он высадит гарнизон и положит его на Бубыринской гриве, развернув пулеметы в сторону болот.

— Помогите мне сесть…

Денисов передвинул тяжеленные мешки, и комиссар взгромоздился, откинувшись, глядя в золотое небо.

— Вот что, Денисов, — спустя долгую, наполненную шуршанием ломких игл секунду сказал он. — Неделю назад в Ромниках провалилась группа Ракиты — четыре человека, это подполье…

— Никогда в жизни не был в Ромниках, — ответил Денисов.

— Их арестовали всех одновременно в ночь на восемнадцатое. Может быть, предатель?.. Группа занималась железной дорогой, и теперь мы как слепые…

Денисов тряхнул вожжами.

— Вы же не верите мне, — устало сказал он.

Комиссар будто не слышал.

— Их содержат в гарнизонной тюрьме. Охрана состоит исключительно из немцев, наши люди не имеют доступа. А допрашивает Погель — усатая крыса… Вы, конечно, правы, Александр Иванович, я не могу приказывать вам…

— Ракита — ваша дочь?

— Да. Ракита — кличка.

— Но я же не могу включаться в любую минуту, — чувствуя подступающую ярость, сказал Денисов. — Вы думаете, это так просто: закрыл глаза и посмотрел?

— Хорошо, — сказал комиссар и подтянул сползающий ватник. — Хорошо. Не волнуйтесь.

Ему было очень плохо. На разные голоса скрипели тележные оси. Осенняя муха выписывала сложные круги над головой.

— Сколько человек в группе? — отрывисто, бледнея, спросил Денисов. — Их имена, фамилии, как выглядят, где живут, вкусы, привычки, наклонности…

— Даже если бы я верил вам, то все равно не имел бы права рассказать, — ответил комиссар.

— Так что же вы от меня хотите?!

Тут же подскочил Сапук, и начал толкать прикладом:

— А ну прекрати!

— Уберите его отсюда!

— Сапук, отойди!

— Он вон что вытворяет…

— Отойди, Сапук… — Комиссар некоторое время молчал, а потом сказал неуверенно: — Что, если подойти со стороны немцев? Насколько я понимаю, надо просто извлечь определенные сведения. Правильно? Вам же не важен, так сказать, конкретный носитель этих сведений? Немцы наверняка знают. Гауптштурм-фюрер Лемберг, например.

Денисов закрыл глаза. Голова сразу же поплыла. Он действительно не спал трое суток. Его охватывало бессилие. Они думают, что он все может, а он ничего не может. Почти сразу же возникла та самая незнакомая комната — комод и шкаф, женщина отдергивала шторы, проступил неясный сумрак, шлепал дождь за окном, она была в толстом платке — медленно присела у самодельной железной печки. Денисов старался избавиться от этого видения. Оно ужасно мешало. Женщина перебирала какие-то щепки на полу. Это была Вера. Гауптштурмфюрер Лемберг вошел в комнату. Мундир его чернел под опухолью лица. Прозрачные губы шевелились. Он говорил что-то неслышное. Денисов изо всех сил разгребал слои времени и пространства, разделяющие их. Давили минувшие сутки. Ощущение было такое, что раздираешь на себе живую кожу. «Нет-нет, — сказал гауптштурмфюрер. — Не преуменьшайте своего вклада. Вы дали нам практически все подполье. Если мы и держим часть из них на свободе, то затем лишь, чтобы не подставить под удар вас». Он послушал. Денисов очень ясно видел сквозь него, как Вера, уронив собранные щепки, подняла голову и слабо сказала: «Саша!» Короткая тупая боль проникла из пустоты в сердце. Будто сдвоило удары. Он вдруг понял, что это было. «Теперь наша задача — обезвредить отряд Федора, — сказал гауптштурмфюрер. — Я надеюсь, что мы ее выполним. Вас ждет хорошая карьера и серьезные большие деньги, Самоквасов. Мы ценим людей, которые готовы искренне служить нам». Гауптштурмфюрер заколебался, словно водоросли на течении. И вдруг исчез. Вообще все исчезло. Остался лишь приступ тошноты, жара, запах липкой смолы, телега, переваливающаяся по гладким коричневым корням. Сосны останавливали свое болезненное вращение.

— Самоквасов, — хрипло сказал он. — Вам знакома фамилия Самоквасов?

И испугался, потому что лицо у комиссара вдруг налилось синей венозной кровью.

— Повторите!

— Самоквасов. Это он продает подполье.

— Нет, — сказал комиссар. — Нет, не может быть. Я знаю Игнатия пятнадцать лет. Мы вместе… мы с ним… я за него…

Сапук бросил винтовку.

— Врача!

Комиссар открыл лихорадочные глаза.

— Вы или провокатор, Денисов, или…

— Или, — сказал Денисов.

Тупая боль вывинчивала сердце и пригибала к земле. Он ухватился за качающийся борт повозки.

— Что с вами, Александр Иванович?

— Ничего особенного, — сказал он. — Все в порядке. У меня умерла жена.

7. РАБОТА С ДОКУМЕНТАМИ

В восемь утра поступило сообщение из МИДа: Нострадамус предупреждал, что в северо-западной части Мексики на глубине около двадцати четырех километров возник очаг напряжения земной коры. Вероятность землетрясения более девяноста процентов. Предполагаемая сила землетрясения — одиннадцать баллов. Эпицентр землетрясения приходится на Сан-Бернардо — двести пятьдесят тысяч жителей. Он позвонил президенту да Палма и предложил немедленно эвакуировать город. Разговор происходил по-испански. Начата обработка линии связи.

В восемь тридцать мне принесли историческую справку. Ясновидение впервые было описано Якобом Беме. В книге «Свод хрустальный» он рассказывает о женщине по имени Зара, которая могла «видеть сквозь стены из доброго камня и тем производила великое удивление в знатных людях». Зару сожгли. В семнадцатом веке некто Готтхард из Целмса, находясь в родном городе, подробно описывал сражение при Зюбингене, за что и был заключен в тюрьму. В восемнадцатом веке прославились братья Самюлэ — они лечили от всех болезней, снимали колдовство, уводили глад, мор и чуму. В частности, они предрекли солнечное затмение 1765 года и предсказали эпидемию оспы во Флоренции. Впрочем, последнее относится к проскопии. В девятнадцатом веке был известен Жан из Пьесси («Амьенский пророк») — Наполеон тайно содержал его при своей ставке, — этот неграмотный крестьянский парень очень точно угадывал перемещение войск противника. Далее упоминался Эфраим Хальпес, нанесший на карту Антарктиду в ее современных очертаниях (Антарктида была открыта только через пятьдесят лет). Затем — Менделеев, который увидел во сне Периодическую систему элементов; Симгруссон — разбегающиеся галактики; Глечик — соотношение модулей в клоне вращения. И так далее, и тому подобное.

Отдельно был приложен заказанный мною материал. Доктор Гертвиг Теодор Карлович родился в 1860 году в Петербурге, окончил медицинский факультет, занимался частной практикой, имел научные труды, пользовался широкой известностью как первоклассный клиницист, характер заболевания он устанавливал методом бесконтактной диагностики (парадиагностика — это частный случай ясновидения). При проверках на консилиуме или при патанатомическом исследовании диагноз обязательно подтверждался. Остались многочисленные свидетельства. Например — А. И. Шиманский, «Записки русского врача». Например — «Труды Санкт-Петербургского общества зоологии и медицины». Умер он в январе 1917 года от воспаления легких, причем сам себе поставил диагноз и предсказал ход развития болезни. Кажется, это был единственный строго документированный случай профессионального ясновидения. Библиография к нему составляла около десяти страниц сплошного машинописного текста.

Это было серьезно. Данные по Гертвигу можно было положить в основу при создании информационного муляжа. Так сказать, нижняя граница мозаики.

В девять утра поступило второе сообщение от Нострадамуса: существует неисправность в системе регулирования и подачи топлива рабочей части космического челнока «Скайлэб», возможно смещение фокуса сгорания смеси за пределы камеры сгорания, необходимо отложить планирующийся полет. Звонок был сделан из красного сектора, и вокруг него немедленно начали сжиматься кольца патрульных милицейских групп.

«Операция „Равелин“».

В девять пятнадцать терминал моего компьютера выдал дешифровку первого эпизода по материалам из Климон-Бей (безумный оператор Ван Гилмор): Солдырь и Богатырка представляли собой срединные отроги Уральского хребта, находящиеся на территории Удмуртской АССР, в районе города Глазова. Судя по косвенным v признакам, указанный эпизод имел место в период 1930–1931 или 1957–1958 годов (засуха в Поволжье).

Это была вторая координата для мозаики. Третьей координатой можно было считать сектор Нострадамуса. Если Нострадамус действительно живет там.

Ладно.

В девять пятьдесят Валахов начал допросы участников «Звездной группы»— восемнадцати человек. А в десять часов поступили данные по «Храму Сатаны». Первое. Полицейская сводка извещала, что Ивин был убит около полуночи двумя выстрелами в спину из пистолета системы «Маникан», смерть наступила мгновенно. Данное оружие не значится в полицейских картотеках Европы и Америки. Свидетелей происшествия нет. Подозреваемых нет. Установлено, что за два часа до смерти Ивин контактировал с неизвестным лицом, одетым в хитон Пятого Круга. Ведется проверка всех зарегистрированных демиургов. Второе. Мужчина, тело которого было обнаружено на опушке Шварцвальда, является жителем Кельна Петером Клаусом, владельцем фирмы музыкальных инструментов. В каталоге зарегистрированных демиургов он не значится. Смерть наступила естественным путем: острый инсульт, и кровоизлияние в мозг, с мгновенной потерей сознания. Полиция квалифицирует этот инцидент как несчастный случай и не намерена проводить специальное расследование. Третье. В сводке содержались запрошенные нами данные на Бьеклина: возраст, место рождения, специальность, состав семьи, место жительства, последнее место работы, звание, служебные награды и поощрения, — полный ноль.

Для мозаики это ничего не давало.

В одиннадцать утра Нострадамус связался с Революционным Советом Обороны Республики Пеннейских островов и предупредил капитана Геда, что на шесть часов утра по местному времени назначен путч офицеров высшего командного состава армии. Он подробно изложил график-план мятежа, продиктовал полный список заговорщиков и назвал номера секретных банковских счетов, на которые поступали деньги из-за океана. Связь с Пеннеями продолжалась целых четыре минуты — последнюю треть ее Сивере недоуменно взирал все на тот же пустой испорченный телефон-автомат на углу Зеленной и Маканина, откуда якобы происходил разговор. «Равелин» треснул. Капитану Геду из Движения молодых офицеров было двадцать девять лет — военное положение в республике было объявлено немедленно. А еще через полчаса мне позвонили по местному телефону и очень вежливо осведомились, когда я собираюсь взять Нострадамуса.

— Скоро, — ответил я.

— Вы уверены, что его вообще можно обнаружить? — деликатно спросили в трубке.

— Конечно, — ответил я.

Я действительно был уверен. Вычислить можно практически любого человека. Информационный муляж — это чрезвычайно мощное средство. Трудно даже представить, каким громадным количеством совершенно незримых нитей соединены мы с этим миром. Следы всегда остаются. Остаются карточки роно, остаются записи в поликлиниках, остается учет строгого отдела кадров, остаются друзья, остаются непредсказуемые очевидцы, остается память. Все эти сведения можно извлечь — при определенных усилиях. Так возникает мозаика: биографическая сетка координат, которая ограничивает информационный муляж — пространственно-временное, условное подобие разыскиваемого человека. Я не зря летал в Климон-Бей и не зря двое суток варился в бесовской гуще Черной мессы — кое-какие координаты мы выловили. Теперь следует уточнять их и привязывать друг к другу.

Это уже вопрос техники.

Около часа дня произошло землетрясение в Мексике. Сейсмическая аппаратура зафиксировала три протяжных толчка силою до одиннадцати баллов каждый. Согласно приборам, эпицентр землетрясения приходился точно на Сан-Бернардо. Город был разрушен до основания. Погибли восемь человек из числа тех двухсот, которые не захотели эвакуироваться.

Одновременно я получил письмо из Центрального военного архива. Полковник Хомяков отвечал, что в указанный период в районе Минска и Минской области действовало более трех десятков регулярных партизанских отрядов. Прилагался список. Количество, численность и состав соединений непрерывно изменялись. Полковник Хомяков вполне обоснованно отмечал, что запрос составлен в слишком общей форме и потому нельзя точно сказать, о каком именно отряде идет речь.

Я и сам не знал — о каком? Это была четвертая координата для муляжа. Довольно хлипкая координата.

Пятой координатой было имя.

Александр.

В четырнадцать часов состоялось заседание Экспертного Совета, который разрабатывал проекты «Гость» и «Человек Новый». В результате дискуссии было установлено: 1. Действия Нострадамуса целиком укладываются в категории земной логики («закрытой» семантики нет). 2. Нострадамус использует технические средства, не выходящие за рамки земной технологии (исключая сам ридинг-эффект). 3. В целях концентрации усилий следует отвергнуть версию «Гость» — о внеземном источнике Нострадамуса. Далее выступил профессор Сковородников (АН СССР). Мы ни в коем случае не должны рассматривать Человека Нового как результат внезапного видообразования, сказал он. Хомо Новис не есть другой вид. Это есть лишь очищение некоторых уже существовавших качеств внутри прежнего эволюционного материала. Ридинг-эффект, вероятно, сродни «ощущению сторон света» у перелетных птиц или «чувству географии» у определенных видов насекомых. Человек получает третью степень физической свободы. Ранее он ориентировался во времени и в пространстве, а теперь он будет так же уверенно ориентироваться в бесконечно разнообразном мире информации…

И так далее.

Я едва высидел до конца заседания.

В пятнадцать десять Управление НАСА коротко известило, что двадцать минут назад с космодрома на мысе Канаверал после проверки топливных систем был произведен запуск космического челнока «Скайлэб» с экипажем на борту. Первые семьдесят шесть секунд характеристики полета были устойчивыми. На семьдесят седьмой секунде произошел взрыв. По данным телеметрических наблюдений, капсула экипажа перестала существовать — обломки ее рухнули в Тихий океан. Службы ВВС США и военно-морские соединения производят интенсивный поиск остатков.

Через три минуты я начал отработку Ангела Смерти — дешифровка второго эпизода по материалам из Климон-Бей.

В пятнадцать сорок пять ЮСИА сообщило о волнениях на Пеннейских островах: части путчистов удалось затвориться в казармах столичного гарнизона, там была радиостанция, и в течение последующего часа, вместо того чтобы работать, я был вынужден принимать копии протестов, передаваемых нам из МИДа: западные специалисты по международному праву квалифицировали ридинг Нострадамуса о Пеннеях как вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Обстановка сгущалась. К исходу этого часа мне вторично позвонили по местному телефону и довольно настойчиво попросили ускорить поиск.

Выхода не было.

К семнадцати часам я вчерне собрал мозаику и передал ее на ВЦ. Муляж был смонтирован по пяти координатам: доктор Гертвиг, Удмуртская АССР, леса под Минском, имя и красный сектор Нострадамуса, — за исключением последней, это были все неотработанные данные. Я не ждал никаких результатов. Муляж начинает жить, если масса исходных сведений оказывается способной к логической самоорганизации, — для этого необходимо достаточно большое количество информации. Или — если координаты фокусируются в очень узком пространственно-временном локусе, «обжимая» образ. Здесь же разброс был громадный. Оператор на ВЦ так и резюмировал:

— Ничего не выйдет.

— Делайте! — приказал я.

Следующие два часа были посвящены демиургам. На официальный запрос мы получили официальный ответ: правительству США ничего не известно о существовании секретной группы «Ахурамазда», перечисленные в запросе личности: Трисмегист, Шинна и Петрус не фигурируют в полицейских картотеках страны, в указанном районе — Оддингтон (Скайла) — находится частная психиатрическая больница, не имеющая отношения к государственным учреждениям США. Вот так. Я не сомневался, что сейчас там действительно частная психиатрическая больница. Это была оборванная нить. Группа перебазировалась. Видимо, речь шла о попытке достичь ридинг-эффекта у наиболее одаренных экстрасенсов (демиургов) за счет насильственного искажения психики.

Для нас этот путь был закрыт.

Несомненно.

В девятнадцать ноль-ноль мне позвонили в ВЦ и сообщили, что муляж развалился.

— Мы можем запустить его еще раз, если хотите, — скучно заявил оператор. — Но без новых координат результат будет точно такой же.

— Запускайте, — велел я.

В девятнадцать тридцать было принято предложение Бьеклина о проведении следственного эксперимента со «Звездной группой».

В двадцать часов мне сообщили, что муляж развалился вторично.

До двадцати пятнадцати я предавался унынию.

В двадцать двадцать пять начали поступать первые обрывочные данные по Ангелу Смерти.

А примерно через полчаса снова ожил красный телефон, и деревянный, скрипучий, сухой от старости голос в пластмассовом нутре его тягуче произнес:

— Алексей Викторович? Добрый вечер. У меня к вам небольшая просьба. Это говорит Нострадамус…

— Слушаю вас, — холодея кончиками пальцев, очень спокойно ответил я.

Я действительно не волновался.

Был двадцать один час — ровно.

8. АНГЕЛ СМЕРТИ

Ночью позвонил Хрипун. Денисов лежал в натопленной темноте и слушал, как протискивается из мокрого рокота дождя нудное проволочное дребезжание. Я не подойду, подумал он. Я здесь ни при чем. Ну его к черту! Колыхались шторы. Фиолетовые провалы в пустой беззвездный мир лежали на простынях. Аппарат надрывался как сумасшедший. Денисов выругался и встал. Надо было тащиться в другой конец коридора — обогнуть парамоновский сундук, велосипеды близнецов, детскую коляску и, главное, не зацепить ненароком опасно держащуюся на кривом гвозде железную оцинкованную ванночку Катерины. Катерине оставалось жить два года. Атеросклероз. Бляшки на стенках сосудов. Лечить уже поздно. Ему показалось, что дверь в ее комнату слегка приоткрылась, — пахнуло сонной теплотой, разогретыми подушками. Так и есть. Завтра будет разговоров о том, что ни одну ночь нельзя провести спокойно.

Он сорвал раскаленную трубку.

— Идиот! — сказал он.

— Все подтвердилось, — не обращая внимания, захлебываясь торопливой слюной, прошипел Хрипун. — Только что. В два часа ночи. Поздравляю. Теперь все они у нас — вот так!

— Идиот! — повторил Денисов.

— А что?

— Ничего.

— На вашем месте, Александр Иванович, я бы не ссорился, — примиряюще и одновременно с угрозой в голосе произнес Хрипун. — Ведь Болихат умер? Ведь так? И Синельников тоже умер? Ну — увидимся завтра в институте…

Денисов бросил трубку. Идиот! Он вспомнил, как мелкой и густой испариной покрылось вчера внезапно побледневшее лицо Болихата, как тот грузно опустился на заскрипевший стул и зачем-то перелистнул календарь, испещренный пометками. «Значит, сегодня ночью?» — «Сегодня, Арген Борисович». — «Точно?»— «Точно. Простите меня», — сказал Денисов. Он был выжат, как всегда после «прокола», и не соображал, что надо говорить. «Да нет, чего уж, — ответил погодя Болихат и поморщился, как от зубной боли. — Неожиданно, правда. Но это всегда неожиданно. Хорошо, что сказали. Спасибо». Денисов поднялся и вышел на цыпочках, оставив за собой окаменевшую фигуру в коричневом полосатом костюме со вздернутыми плечами, в которые медленно и безнадежно уходила квадратная седая, остриженная под бобрик шишковатая директорская голова. Их было двое в кабинете, и он мог поклясться, что Болихат не вымолвит ни полслова, но уже через час обжигающие слухи, будто невидимый подземный огонь, начали растекаться по всем четырем этажам кирпичного здания института.

Приговор, подумал Денисов. Десятый приговор. А может быть, двенадцатый. Я устал от приговоров. Напрасно я затеял все это. Зря. Я ведь не палач. Он повернул выключатель. Жуткая кишка исчезла, проглоченная темнотой. Выступил фиолетовый квадрат окна.

Дома на улице были черные. Искажая мир, слонялся вертикальный дождь по каналу. Низко над острыми крышами пролетел самолет, и стекла задрожали от его свирепого гула. Войны не будет. На превращенной в лужу набережной, прилепившись к чугунному парапету, горбилась жалкая фигура в плаще под ребристым проваленным зонтиком. Это был Длинный. Конечно — Длинный. Три часа ночи. Бр-р-р… Неужели так и будет стоять до утра? Дождь, холод… Он раздраженно задернул штору. Пусть стоит! Двенадцать приговоров. Хватит! Достаточно! Он зажег свет. Было действительно три часа ночи. Все-таки время он чувствовал превосходно. И не только время — все, связанное с элементарной логикой. Цифры, например. Две тысячи девятьсот пятьдесят четыре умножить на шесть тысяч семьсот тридцать два. Получается девятнадцать миллионов восемьсот восемьдесят пять тысяч триста двадцать восемь. Он сел за стол и на листке бумаги повторил расчет, стараясь забыть о дрожащем человеке на набережной. Девятнадцать миллионов восемьсот восемьдесят пять тысяч триста двадцать восемь. Все правильно. Хоть сейчас на эстраду. Щелчком ногтя он отбросил листок и придвинул шахматную доску, где беспорядочно замерли деревянные фигуры. Все равно не заснуть. Чертов Хрипун! Пухлая детская мордочка! Денисов смотрел на сжатую, будто пружина, позицию черных. Партия Хломан — Зерницкий, отложенная на тридцать седьмом ходу… Привычно заныли болевые точки в висках, заколебались и стекли, как туман, цветочные обои, обнажая пропитанный дождем мир. Ферзь уходит с горизонтали, белые рассчитывают вскрыть игру на левом фланге, там у них фигурный перевес, но — ведь так! — следует жертва слона, и выдвинутый вперед слишком растянутый центр стремительно рушится, погребая под собою королевский фланг, перебрасываются обе ладьи, строится таран, удовлетворительной защиты нет, фигуры белых отрезаны пешечной цепью, самый длинный вариант при корректной игре — мат на одиннадцатом ходу, конем, поле «эф один». Победа. Удобная вещь — шахматы: простая логическая система, доступная анализу в самых формальных признаках.

Наверное, я мог бы стать чемпионом мира.

Опять пролетел самолет и задрожали стекла. Как это самолеты умудряются летать в такую погоду?

Хотя — чрезвычайное положение, блокада Кубы, американский флот в Карибском море, инциденты с торговыми судами, призваны резервисты, военные приготовления во Флориде. Заявление Советского правительства. Войны не будет. Я так вижу. Денисов поднял голову. Белесая рассветная муть лилась через окно. Боже мой, половина девятого! Он опять забылся! Это «прокол сути», как пещерный людоед, пожирает сознание. Будто проваливаешься в небытие. К одиннадцати часам его ждут в институте, но надо, конечно, прийти пораньше, чтобы уяснить обстановку. Обстановка скверная. Умер Синельников, и умер Болихат. Время! Время! Дождь слабел, но еще моросило, и день был серый. С карнизов обрывались неожиданные струи. Когда он пересекал улицу, то из подворотни отделилась совершенно мокрая ощипанная фигура и, как привязанная, двинулась следом.

Денисов повернулся, чуть не налетев.

— Не ходите за мной, — раздражаясь, сказал он. — Ну зачем вы ходите?

— Александр Иванович, одно ваше слово, — умоляюще просипел Длинный.

— С чего вы взяли?

— Все говорят…

— Чушь!

— Здесь недалеко, четыре остановки… Александр Иванович!.. Вы только глянете — магнетизмом…

У Длинного прыгали синие промерзшие губы и кожа на лице стиснулась, как у курицы, в твердые пупырышки. Он хрипел горлом. Воспаление легких, — сразу определил Денисов. Самая ранняя стадия. Это не опасно. В автобусе, прижатый к борту, он сказал, с отстраненной жалостью глядя во вспухшие, мякотные, продавленные золотушные глаза:

— Я ничего не обещаю…

— Конечно, конечно, — быстро кивал Длинный.

Старуха лежала на диване, укрытая пледом, и восковая желтая голова ее, похожая на искусственную грушу, была облеплена редкими волосами. Она открыла веки, под которыми плеснулась голубая муть. Денисов поймал узловатые пальцы. Сейчас будет боль, подумал он, напрягаясь. Заныли раскаленные точки в висках. Заколебалась стиснутая мебелью комната, где воздух был плотен из-за травяного запаха лекарств. Длинный что-то бормотал. «Помолчите!» — озлобляясь, сказал ему Денисов. Виски пылали. Сухая телесная оболочка начала распахиваться перед ним. Он видел хрупкие перерожденные артерии, бледную кровь, жидкую старческую лимфу, которая толчками выбрасывалась из воспаленных узлов. Уже была не лимфа, а просто вода. Зеленым ядовитым светом замерцали спайки, паутинные клочья метастазов потянулись от них, ужасная боль клещами вошла в желудок и принялась скручивать его, нарезая мелкими дольками. Терпеть было невмоготу. Денисов крошил зубы. Зеленая паутина сгущалась и охватывала собою всю распростертую на диване отжившую человеческую дряхлость.

— Нет, — сказал он.

— Нет?

— Безнадежно.

Тогда Длинный схватил его за лацканы.

— Доктор, хоть что-нибудь!..

— Я не доктор.

— Прошу, прошу вас!..

— Без-на-деж-но.

— Все, что угодно, Александр Иванович… Одно ваше слово!..

Он дрожал и, точно в лихорадке, совал Денисову влажную пачечку денег, которая, вероятно, всю ночь пролежала у него в кармане. Денисов скатился по грязноватой лестнице. Противно ныл желудок, и металлические когти скребли изнутри по ребрам. Медленно рассасывалась чужая боль. Странно, что при диагностике передается не только чистое знание, но и ощущение его. Это в последний раз, подумал он. Какой смысл отнимать надежду? Лечить я не умею. Трепетало сердце — вялый комочек мускулов, болезненно сжимающийся в груди. На сердце следовало обратить особое внимание. Три года назад Денисов пресек начинающуюся язву, «увидев» инфильтрат в слизистой оболочке. А еще раньше остановил сползание к диабету. Я, пожалуй, проживу полторы сотни лет, подумал он. Еще два стремительных самолета распороли небо и укатили подвывающий грохот за горизонт. Войны не будет. Идут переговоры. Серый дождь затягивал перспективу улиц. Вот чем надо заниматься, подумал он. Войны не будет. От спонтанного «прокола сути» надо переходить к сознательному считыванию информации. Частично это уже получается. Я могу считывать диагностику. Все легче и легче. Доктор Гертвиг был бы доволен. Но патогенез воспринимается лишь при непосредственном контакте с реципиентом, — ограничен радиус проникновения. Настоящие «проколы» редки. Войны не будет. Теперь надо сделать следующий шаг. Решающий.

Он шел по свежему, недавно покрашенному коридору второго этажа, и впереди него образовывалась гнетущая пустота, словно невидимое упругое поле рассеивало людей. Встречные цепенели. Кое-кто опускал глаза, чтобы не здороваться. Все уже были в курсе. Это пустыня, подумал он. Безжизненный песок, раскаленный воздух, белые, отполированные ветрами кости. Мне придется уйти отсюда. Болихат умер, и они полагают, что это я убил его. Сначала Синельникова, а потом Болихата. Дураки. Если бы я мог убивать! Неизвестно откуда возник Хрипун и мягко зацепил его под руку, попадая шаг в шаг.

— Андрушевич, — осторожно, как сурок, просвистел он, пожевав щеточку светлых пшеничных усов. — Андрушевич.

— Лиганов.

— Лиганов, — тут же согласился Хрипун. — Андрушевич, Лиганов и Старомецкий. Но прежде всего Андрушевич. Он самый опасный.

Денисов остановился и выдрал локоть.

— Я не сразу сообразил, — потрясенный жутким озарением, сказал он. — Андрушевич, Лиганов и Старомецкий. Это всё кандидаты в покойники? Я вас правильно понял?

— Не надо, не надо, вот только не надо, — нервно сказал Хрипун, увлекая его вперед. — При чем здесь покойники? Это люди, которые мешают мне и мешают вам. Так что не надо… И потом, разве я предлагаю?.. Нет! Совершенно не обязательно. Можно побеседовать с каждым из них в индивидуальном порядке. Намекнуть… Достаточно будет, если они уволятся…

Задребезжали стекла от самолетного гула.

Войны не будет. Уже идут переговоры.

— Я, наверное, предложу другой список, — сдерживая колотящееся сердце, сказал Денисов. — А именно: Хрипун, Чугураев и Ботник. Но прежде всего — Хрипун. Он самый опасный.

У Хрипуна начали пучиться искаженные, будто из толстого хрусталя, глаза, за которыми полоскался страх.

— Знаете, как вас зовут в институте? Ангел Смерти, — сдавленно сказал он. — Сами по уши в дерьме, а теперь маракуете. Испугались? Ничего вам со мной не сделать, кишка тонка.

Голос был преувеличенно наглый, но в розовой натянутой детской коже лица, в водянистых зрачках, в потной пшеничной щеточке стояло — жить, жить, жить!..

Казалось, он рухнет на колени.

Денисов толкнул обитую дерматином дверь и мимо окаменевшей секретарши прошел в кабинет, где под электрическим светом сохла в углу крашеная искусственная пальма из древесных стружек, а внешний мир был отрезан складчатыми маркизами на окнах. Лиганов сидел за необъятным столом и, не поднимая головы, с хмурым видом писал что-то на бланке института, обмакивая перо в пудовую чернильницу серо-малинового гранита.

— Слушаю, — сухо сказал он.

Денисов молча положил на стол свое заявление, и Лиганов, не удивляясь, механически начертал резолюцию.

Как будто ждал этого.

Наверное, ждал.

— Мог бы попрощаться, — вяло сказал ему Денисов.

— Прощай.

Головы он так и не поднял.

Все было правильно. Дождь на улице опять усиливался и туманным многоруким холодом ощупывал лицо. Текло с карнизов, со встречных зонтиков, с трамвайных проводов. Денисов брел, не разбирая дороги. Рябые лужи перекрывали асфальт. Двенадцать приговоров, подумал он. Болихат умер, Синельников покончил самоубийством, Зарьян не поверил, Мусиенко поверил и проклял меня. Это пустыня. Кости, ветер, песок. Я выжег все вокруг себя. Благодеяние обратилось в злобу, и ладони мои полны горького праха. Ангел Смерти. Отступать уже поздно. Надо сделать еще один шаг. Последний. Войны не будет. Я хочу абсолютного знания. Остался всего один шаг. Один шаг. Один. Он свернул к остановке. Шипели люки. Намокали тряпичные тополя. Подъехал голый пузатый автобус и, просев на левый бок, распахнул дверцы.

9. СЛЕДСТВЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Первая очередь была пристрелочной, она зарылась в чистом серебряном зеркале осенней воды, взметнув булькнувшие фонтанчики, — вроде далеко, но уже вторая легла совсем рядом, по осоке возле меня, будто широкой косой смахнув с нее молочную, не успевшую просохнуть росу.

— Наза-ад!.. — закричал командир.

Ездовые поспешно разворачивали повозки. Передняя лошадь упала и забилась на боку, выбрызгивая коричневую жижу.

Сапук яростно рванул меня за плечо.

— Продал, сволочь!

Комиссар успел поймать его за дуло винтовки.

— Отставить!

— Продал, цыца немецкая!..

— Отставить!

Мы бежали к горелому лесу, который чахлыми стволами торчал из воды. Две красные ракеты взлетели над ним и положили в торфяные окна между кочками слабый розовый отблеск.

— Дают знать Лембергу! — крикнул я.

У меня огнем полыхал правый бок и подламывались неживые ноги. Во весь лес тупо и часто стучало по сосновой коре, будто десятки дятлов долбили ее в поисках древесных насекомых. Это пресекались пули.

— Ранен? — спросил комиссар, переходя на шаг. — Прижми пока рукой, потом я тебя перевяжу… Сейчас надо идти. Слышишь, Сапук? Головой отвечаешь…

— Слышу…

— Поворачивай на Поганую топь!

— Обоз там не пройдет, — сказал командир, догоняя и засовывая пистолет в кобуру.

— Обоз бросим… Оставим взвод Типанова — прикрывать. Еще есть время! Раненых понесем — должны пробиться…

— Ладно… Собрать людей!..

Местность повышалась, и на отвердевшей почве заблестели глянцевые выползки брусники.

Я еще раз потрогал бок.

— Болит?

— Не очень…

— Давай-давай, нам нельзя задерживаться…

Сапук слегка подталкивал. Ноги мои при каждом шаге точно проваливались в трясину. Я хотел уцепиться за край повозки — пальцы соскользнули, редкоствольный сосняк вдруг накренился, как палуба, и похрустывающая хвойная земля сильно ударила в грудь. Я протяжно застонал. Меня перевернули. Из тумана выплыло ископаемое лицо Бьеклина.

— О чем он говорил с тобою?

— Кто?

Бьеклин повторил, шевеля рыбьими костями на скулах:

— О чем с тобой говорил Нострадамус?

— Он спросил, нельзя ли приостановить расследование.

— И все?

— Он сказал, что скоро это прекратится само собой…

— Не верю!

— Провались ты! Подробности — в рапорте!

Тогда Бьеклин взял меня за воротник:

— Ну — если соврал!..

Я лежал на кухне, на полу, и перед глазами был грязноватый затоптанный серый линолеум в отставших пузырях воздуха. Справа находился компрессор, обмотанный пылью и волосами, а слева — облупившиеся ножки табуреток. Бок мой горел, словно его проткнули копьем. Пахло кислой плесенью, застарелым табаком и одновременно — свежими, только что нарезанными огурцами; запах этот, будто ножом по мозгу, вскрывал в памяти что-то тревожное. Что-то очень срочное, необходимое. Болотистый горелый лес наваливался на меня, и по разрозненной черноте его тупо колотил свинец. Это была галлюцинация. Я уже докатился до галлюцинаций. Собственно, почему я докатился до галлюцинаций? Следственный эксперимент. Янтарные глаза Туркмена горели впереди всего лица. «Холод… Свет… Пустота… Имя твое — никто… Ты — глина в моей руке… Ты — след ступни моей… Ты — тень тени, душа гусеницы, на которую я наступаю своей пятой…» — голос его дребезжал от гнева. Он раскачивался вперед-назад, и завязки фиолетовой чалмы касались ковра. Ковер был особый, молитвенный, со сложным арабским узором, — наверное, его привезли специально, чтобы восстановить обстановку. На этом настаивал Бьеклин — восстановить до мельчайших деталей. Именно поэтому сейчас, копируя прошлый ритуал, лепестком, скрестив босые ноги, сидели перед ним «звездники» и толстый Зуня, уже в легком сумасшествии, с малиновыми щеками, тоже раскачивался вперед-назад, как фарфоровый божок: «Я есть пыль на ладони твоей! Возьми мою жизнь и сотри ее!..» И раскачивалась Клячка, надрывая сухожилия на шее, и раскачивались Бурносый и Образина. Это был не весь «алфавит», но это были «заглавные буквы» его. Четыре человека. Пятый — Туркмен. Они орали так, что в ушах у меня лопались мыльные пузыри. Точно радение хлыстов. Глоссолалии. Новый Вавилон. Я не мог проверить, читают ли они обусловленный текст или сознательно искажают его. Текстом должен был заниматься Сиверс. Но машинописные матрицы были раскиданы по всей комнате, а Сиверс, вместо того чтобы следить, нежно обнимал меня и шептал, как любимой девушке: «Чаттерджи, медные рудники… Их перевезли туда… Будут погибать один за другим — Трисмегист, Шинна, Петрус…» — «Почему?» — спросил я. «Слишком много боли…» Речь шла об «Ахурамазде»— американской группе экстрасенсов. Я почти не слышал его в кошмарной разноголосице звуков. Меня шатало. Светлым краешком сознания я понимал, что тут не все в порядке. Эксперимент явно выскочил за служебные рамки. Ну и что? Врач, который должен был наблюдать за процедурой, позорно спал. И Бьеклин спал тоже — вытаращив голубые глаза. «Прекратить!» — сказал я сам себе. Отчетливо пахло свежими огурцами. Голова Бьеклина качнулась и упала на грудь. Он был мертв.

Бьеклин был мертв. Это не вызывало сомнений, я просто знал об этом. Он умер только что — может быть, секунду назад, и мне казалось, что еще слышен пульс на теплой руке. Ситуация была катастрофическая. Мне нужен был телефон. Где здесь у них телефон? Здесь же должен быть телефон. Я неудержимо и стремительно проваливался в грохочущую черноту. Телефон стоял на тумбочке за вертикальным пеналом. Какой там номер? Впрочем, неважно. Огромная всемирная паутина разноцветных проводов возникла передо мной. Провода дрожали и изгибались, словно живые, — красные, зеленые, синие, — а в местах слияний набухали осминожьи кляксы. Я уверенно, как раскрытую книгу, читал их. Вот линии нашего района, а вот схемы городских коммуникаций, а вот здесь они переходят в междугородные, а отсюда начинается связь с Европейским коммутатором, а еще дальше сиреневый ярко светящийся кабель идет через Польшу, Чехословакию и Австрию на Апеннинский полуостров.

— Полиция! — сказали в трубке.

— Полиция?.. На вокзале Болоньи оставлен коричневый кожаный чемодан, перетянутый ремнями. В чемодане находится спаренная бомба замедленного действия. Взрыв приурочен к моменту прибытия экспресса из Милана. Примите меры.

— Кто говорит? — невозмутимо спросили в трубке.

— Нострадамус…

— Не понял…

— Нострадамус.

— Не понял…

— Учтите, пожалуйста, взрыватель бомбы поставлен на неизвлекаемость. В вашем распоряжении пятьдесят минут…

Отбой.

Я опять был на кухне, но уже не лежал, а сидел, привалившись к гудящему холодильнику, и телефонная трубка, часто попискивая, висела рядом на пружинистом шнуре. У меня не было сил положить ее обратно. Куда я собирался звонить? Кому? Еще никогда в жизни мне не было так плохо. Пахло свежими молодыми огурцами, и водянистый запах их выворачивал наизнанку. Точно в Климон-Бей. Я видел двух бледных, длинноволосых, заметно нервничающих молодых людей в джинсах и кожаных куртках, которые, поставив чемодан у исцарапанной стены, вдруг, торопливо оглядываясь, зашагали к выходу. Болонья. Вокзал. Экспресс из Милана. Это был «прокол сути», самый настоящий — глубокий, яркий, раздирающий неподготовленное сознание. Теперь я понимал, почему Бьеклин так упорно настаивал на следственном эксперименте. Ему нужна была «Звездная группа» — если не вся, то по крайней мере горстка «заглавных букв». Он безапелляционно потребовал: «Я сяду вместо покойника, и пусть они целиком сосредоточатся на мне». Покойником был Херувим. Он погиб на прошлом радении, месяц назад, во время глубокой медитации и попытки освободить свою душу от телесной оболочки. Инсульт, кровоизлияние в мозг. Больше никаких следов. Эксперты до сих пор спорят, было это сознательное убийство или несчастный случай. Бьеклин, видимо, рассчитывал на аналогичные результаты. В смысле интенсивности. И поэтому когда Туркмен, смущаясь присутствием оперативных работников, запинаясь и понижая голос, неуверенно затянул свой монотонный речитатив о великом пути совершенства, который якобы ведет к ледяным вершинам Лигейи, то Бьеклин сразу начал помогать ему, делая энергичные пассы и усиливая текст восклицаниями в нужных местах. Он хорошо владел методами массового гипноза и рассчитывал, отключив податливую индивидуальность «алфавита», создать из него нечто вроде группового сознания — сконцентрировав его на себе. «Звездники» были в этом отношении чрезвычайно благодатным материалом. Он, видимо, хотел добиться мощнейшего, коллективного, «прокола сути» и таким образом выйти на Нострадамуса. Или получить хоть какие-нибудь сведения о нем. Вероятно, сходные попытки предпринимал и Трисмегист. Я видел, как он без особого труда, «буква за буквой», подавляет «алфавит» и они смотрят ему в глаза, как завороженные кролики, но я не мог помешать: в этом не было ничего противозаконного, формально он лишь помогал проведению следствия. Только когда застучали первые отчетливые выстрелы и захлюпала торфяная вода под ногами, я неожиданно понял, к чему все идет, но остановить или затормозить действие было уже поздно. Бьеклин распылил газ, стены затянуло сизым туманом, захрапел врач, упал обратно на кресло встревожившийся было Сиверс, мир перевернулся, погас — и начался бой на болоте, где выходил из окружения небольшой партизанский отряд. Сорок второй год. Леса под Минском…

Оказывается, я уже находился в комнате. Что-то случилось со временем: бесследно вываливались целые периоды. Горячий и торопливый шепот брызгами обдавал меня. Я вдруг стал слышать. «Идет дождь, и самолеты летают над городом», — бессмысленно, как заведенный, повторял Туркмен. Клячка шипела: «Вижу… вижу… вижу… Ангела Смерти…» Дорожки слез блестели на ее морщинистых щеках. «Разве можно предсказывать будущее, Александр Иванович?» — тихо и интеллигентно спрашивал Зуня, разводя пухлыми руками, а Образина, зажмурившись, отвечал ему: «Будущее предсказывать нельзя». — «А разве можно видеть структуру мира?» — «Это требует подготовки». — «А например, долго?» — «Например, лет пятнадцать…» Они пребывали в трансе. Насколько я понимал, текст относился к Нострадамусу. Бурносый, как лунатик, далеко отставя палец, невыносимо вещал: «Слышу эхо Вселенной, и кипение магмы в ядре, и невидимый рост травы, и жужжание подземных насекомых…» Зрелище было отталкивающее. Диктофон на столике в углу светился зеленым индикатором. Значит, все в порядке, запись идет. Рамы на окне не поддавались, разбухнув от дождей, — я локтем выдавил стекло, и оно упало вниз, зазвенев. Хорошо бы кто-нибудь обратил внимание. Резкий холодный воздух ударил снаружи. Бьеклин был мертв — голубые глаза кусочками замерзшего неба покоились на лице. Мне не было жаль его. Это он убил Ивина. Теперь я знал точно. В кармане его пиджака я обнаружил легкий, размером с палец, баллончик распылителя, а рядом — стеклянный тубус, наполненный крапчатыми горошинами. Транквилизаторы. Я запихал по одной в каждый мокрый слезливый рот. Туркмен, очнувшись, слабо сказал: «Спасыба, началника…» Давать повторную дозу я не рискнул. Я очень боялся, что короткий интервал просветления окончится и я ничего не успею сделать. Кажется, только я один частично сохранил сознание. Наверное, психологическая подготовка: я уже видел действие «Безумного Ганса» и насторожился. Правда, это ненадолго. Я чувствовал, что опять проваливаюсь в черную грохочущую яму. Мы все здесь погибнем. «Ганс» приводит к шизофрении. Нужна оперативная группа. Или я уже вызвал ее? Не помню. Телефонная трубка выпадала у меня из рук. Появился далекий тревожный голос. Я что-то сказал. Или не сказал? Не знаю. Кажется, я не набирал номера. Угольная чернота охватывала клещами. Двое волосатых парней в джинсах и кожаных куртках бежали по брусчатой мостовой, и вслед им заливалась полицейская трель. Вот один на бегу вытащил пистолет из-за пояса и бабахнул назад. Завизжала женщина. Режущая кинжальная боль располосовала живот. Меня несли на брезентовой плащ-палатке, держа ее за четыре угла. «Пить… Дайте воды…»— слабым голосом просил я. Твердым шлаком спеклись внутренности. Посеревший, обросший трехдневной щетиной Сапук хмуро оглядывался и ничего не отвечал. Поскрипывали в вышине золотые лохмотья сосен. Сильно трясло. Каждый толчок отдавался ужасной болью. Вот дрогнула и беззвучно осела боковая песочная стена, за ней — другая, с треском ощетинились переломанные балки, и на том месте, где только что стоял дом, поднялся ватный столб пыли. Солнечный безлюдный Сан-Бернардо исчезал на глазах. Трещина расколола пустоту базара, шипящие серные пары вырвались из нее — я задохнулся. Навстречу мне по мосту бежали люди с мучными страшными лицами. «Стой!.. Ложись!..» Часть бойцов залегла на другом берегу, выставив винтовки из лопухов, но в это время от белого здания гимназии прямой наводкой ударила пушка, и земляной гриб вспучился на середине Поганки. Тогда побежали даже те, кто залег. «Пойдем домой, — умоляюще сказала Вера. — Ты совсем больной». Я был не болен, я умер и валялся на расщепленных досках. Доктор Гертвиг обхватывал затылок руками, похожими на связки сарделек, а ротмистр в серой шинели, перетянутой ремнями, приятно улыбался мне. Долговязый мичано спросил: «Он вам еще нужен, мистер?» Меня пихнули, затопив огнем сломанные ноги. Фирна. Провинция Эдем. Корреспондент опустил камеру и равнодушно покачал головой, — нет. Тогда мичано, тихо улыбаясь, вытянул из ножен ритуальный кинжал с насечками на рукоятке. Я даже не мог пошевелиться. Я знал, что меня сейчас убьют и что я больше не выдержу этого. Как не выдержал Бьеклин. Человек должен умирать только один раз. Но мне казалось, что я умираю каждую секунду, — тысяча смертей за одно мгновение. Катастрофически рушились на меня люди, события, факты, горящие дома, сталкивающиеся орущие поезда, шеренги солдат, окопы, капельки черных бомб, тюремные камеры, электрический ток, дети за колючей проволокой, полицейские дубинки, нищие у ресторанов, ядерные облака в Неваде, корабли, среди обломков и тел погружающиеся в холодную пучину океана. «Слишком много боли», — сказал Сиверс. «Слишком много боли», — сказал мне демиург у Старой Мельницы. Шварцвальд, Остербрюгге… Я захлебывался в хаосе. Это был новый Вавилон. Третий. Я и не подозревал раньше, что в мире такое количество боли. Он как будто целиком состоял из нее. Бледный водяной пузырь надувался у меня в мозгу. Я знал, что это финал, — сейчас он лопнет. Взбудораженное лицо Валахова зависло надо мной.

— Жив?

— Жив…

Шприц вонзился в руку.

— Скорее! Скорее! — сказал я. — Специалиста по связи! Прямо сюда!.. — Я не был уверен, что выживу.

Третий Вавилон. Под черепом у меня плескался голый кипяток, и я боялся, что забуду разноцветную схему проводов, откуда тянулась тонкая жилочка к Нострадамусу. Фирна. Провинция Эдем. — Скорее! Скорее!.. У нас совсем нет времени!..

10. ФИРНА. ПРОВИНЦИЯ ЭДЕМ

Сестра Хелла стояла у окна и показывала, как у них в деревне пекут бакары. Она месила невидимое тесто, присыпала его пудрой, выдавливала луковицу, — вся палата завороженно смотрела на ее пальцы, а Калеб пытался поймать их и поцеловать кончики.

— А у меня мама печет с шараппой, — сказал Комар, — чтобы семечки хрустели.

— С шараппой тоже вкусно, — ответил Фаяс. Только Гурд не смотрел. Он был нохо и не мог смотреть на женщину с бесстыдно открытым лицом. Он лежал зажмурившись и монотонно читал суры.

Голос его звенел, как испуганная муха.

Фаяс сказал ему:

— Замолчи.

Муха продолжала звенеть.

Сестра Хелла приклеила на стекло две лепешки, и Калеб издал нетерпеливый стон, будто бакары и в самом деле скоро испекутся, но сестра Хелла забыла оторвать руки — вдруг прильнула к окну, — на рыночную площадь перед больницей выкатился приземистый грузовик в защитных разводах, какие-то люди торопливо выскакивали из кузова. Неожиданно стукнул короткий выстрел, еще один, загремела команда, и истошно, как над покойником, завыли старухи-нищенки.

Тогда сестра Хелла медленно попятилась от окна и закрыла глаза. А Калеб прижался в простенке.

— Солдаты, — крупно дрожа, выговорил он. Железный ноготь черкнул по зданию, оглушительно посыпались стекла. Фаяс хотел подняться, и ему удалось подняться, он даже опустил на пол загипсованную ногу, но больше ничего не удалось — закружилась голова, и пол ускользнул в пустоту. Тоненько заплакал Комар: «Спрячьте, спрячьте меня!..» Ему было пятнадцать лет. Калеб, будто во сне, начал дергать раму, чтобы открыть, — дверь отлетела, и ввалились потные, грязные боевики в пятнистых комбинезонах.

— Не двигаться! Руки на голову!

У них были вывернутые наружу плоские губы и орлиные носы горцев. Их называли «мичано» — гусеницы.

Фаяс поднял опустевшие руки. Он подумал, что напрасно не послушался камлага и поехал лечиться в город.

Теперь он умрет.

Была неживая тишина. Только Гурд шептал суры. Капрал замахнулся на него прикладом.

— Нохо! — изумленно сказал он. — Ты же нохо! — Прижал левую ладонь к груди. — Шарам омол!

— Шарам омол, — сказал Гурд, опустив веки.

— Как мог нохо оказаться здесь? Или ты забыл свой род? Или ты стрижешь волосы и ешь свинину? — Капрал подождал ответа, ответа не было. Он сказал: — Этого пока не трогать, я убью его сам.

Черные выкаченные глаза его расширились.

— Женщина!

Сестра Хелла вздрогнула.

Отпихнув солдат, в палату вошел человек с желтой полосой на плече — командир.

— Ну?

— Женщина, — сказал капрал.

Командир посмотрел оценивающе.

— Красивая женщина, я продам ее на базаре в Джумэ, там любят женщин с севера. Всех остальных… — Он перечеркнул воздух.

Гурд, стоявший рядом с Фаясом, негромко сказал:

— Мужчина может жить, как хочет, но умирать он должен как мужчина.

Он сказал это на диалекте, но Фаяс понял его. И капрал тоже понял, потому что прыгнул, плашмя занося автомат. Поздно! Худощавое тело Гурда распласталось в воздухе — командир схватился за горло, меж скребущих кожу грязных ногтей его торчал узкий нож с изогнутой ритуальной рукояткой.

Каждый нохо имел такой нож.

— Не надо! Не надо! — жалобно закричал Комар.

Капрал надул жилистую шею, командуя.

Обрушился потолок.

Фаяс загородился подушкой. Ближайший солдат, выщербив стену, повернул к нему горячее дуло. Сотни полуденных ядовитых слепней сели Фаясу на грудь и разом прокусили ее…

Прицел на винтовке плясал как сумасшедший. Он сказал себе: «Не волнуйся, тебе незачем волноваться, ты уже мертвый». Это не помогло. Тогда он представил себя мертвым — как он лежит на площади и мичано тычут в него ножами. Прицел все равно дергался. Тогда он прижал винтовку к углу подоконника. Он терял таким образом половину обзора, но он просто не знал, что можно сделать еще. Видны были двое — самые крайние. Он выбрал долговязого, который поджег больницу. Он подумал: «У меня есть целая обойма, и я должен убить шестерых». Долговязый вдруг пошел вправо, он испугался, что потеряет его, и мягко нажал спуск.

Нельзя было медлить, но все же долгую секунду он смотрел, как солдат, переломившись, валится в глинистую пыль. Затем острыми брызгами взлетела щебенка, и он побежал. Стреляли по нему, но они его не видели. Он выскочил на опустевшую улицу и перемахнул через забор, увяз в рыхлых грядках фасоли — выдирал ботинки, давя молодую зелень. За сараем был узкий лаз, и он спустился по колючим бородавчатым ветвям. Красные лозы ибиска надежно укрыли его. Пахло дымом. Скрипела на зубах земля, и казалось, что это скрипит ненависть.

Откуда они взялись? До границы было почти двести километров. Мичано никогда не забирались так далеко. Крупная банда и отлично вооружены — зенитные ружья, базуки… Два дня назад произошло столкновение у Омерры: группа диверсантов пыталась взорвать электростанцию. У них тоже были базуки. Охрана не растерялась, подоспел взвод народной милиции. Вот откуда они — от Омерры. Думали, что они откатились к границе, ждали их там, а они пошли на север.

Он пригнул лозу, и красный цветок неожиданно рассыпался, оголив зеленую ножку. Жизнь кончилась. Сад был пуст. Хорошо бы успеть до почты, должна быть рация на милицейском посту. Он спрыгнул в проулок. Навстречу ему шли два мичано. Они шли вразвалку, попыхивая толстыми сигарами. Он выстрелил, передернул затвор и опять выстрелил — левый мичано даже не успел снять с плеча автомат. Но правый успел — раскаленным прутом ударило по бедрам. Он упал на твердую землю. Выстрелов больше не было. Второй мичано тоже лежал, загребая руками пыль, будто плавая. Надо было забрать автоматы, но он боялся, что на выстрелы прибегут. По коленям текло расплавленное железо. Он шел, цепляясь за ветви деревьев. На почте был разгром: скамьи перевернуты, сейф вскрыт, коммутаторы разбиты. В соседней комнате, где был пост, раскидав на полу ненужные ноги и обратив глаза в другой мир, лежал мертвый Гектор. На груди его, на зеленом сукне, засох багровый творог, а из левой брови был вырезан кусочек мяса — «черная сигфа», ритуал. Кисло пахло кровью. Рация извергала пластмассовое нутро. Он осторожно опустился перед окном, заметив краем глаза, что от двери через всю комнату тянется к нему мокрая полоса. Он подумал: «Я, наверное, потерял много крови». Он знал, что отсюда уже не уйдет и останется рядом с Гектором.

Из окна была видна площадь — полукруг деревянных лотков и утоптанное пространство в центре. Стояли мичано с желтыми нашивками, а перед ними — трое стариков в праздничных синих пекештах. И еще одна пекешта лежала на земле. Высокий человек, обвешанный аппаратами, отходил, приседал, пятился, поднося к лицу камеру, похожую на автомат, но короче и толще.

— Корреспонденсо, — сказал он сквозь зубы.

Опять положил винтовку на подоконник. Винтовка весила тонну, руки больше не дрожали. Он выстрелил в шевелящиеся тени. Выстрел булькнул очень тихо. Он не видел, попал он или нет, и выстрелил еще раз. Тут же смертельный дождь заколотил по стенам. Горячая капля ударила в плечо. Он услышал слабые крики и понял, что к нему бегут. У него оставался еще один патрон. Он ничего не видел, что-то произошло с глазами. Он просунул каменную винтовку вперед и потянул за спуск. А когда они добежали до него, то он был уже мертв.

Корреспондент сказал:

— Дети — это всегда трогательно. Наши добрые граждане прослезятся, увидев детей, и начнут обрывать телефоны своим конгрессменам, требуя срочной помощи.

Шарья попытался спрятаться, но жестокие пальцы ухватили его за ухо, больно смяли и вытащили из толпы.

— Маленький разбойник, как он вас ненавидит, капрал…

Корреспондент был высокий, на паутинных ножках, между которыми перекатывался круглый живот. Будто кузнечик.

— Одевайтесь! — капрал швырнул старикам праздничные пекешты.

Старый Ория, помедлив, натянул синий балахон. Глядя на него, надели и остальные.

Испуганная женщина подала железный лист со свежими, еще дымящимися бакарами. Противоестественный запах хлеба ударил в ноздри. Капрал переложил лепешки на расписное глиняное блюдо и накрыл веткой мирта.

— Ты преподнесешь мне это, — отчеканивая каждую букву, сказал он. — И не забудь, что ты должен улыбаться, падаль…

Старый Ория даже не согнул рук, чтобы взять.

Тогда капрал, не удивляясь, позвал:

— Сафар!

Один из солдат картинно вытянулся и щелкнул каблуками. Они бросили Орию на землю и положили под правую ногу чурбан, и Сафар прыгнул на эту ногу. Мокрый треск раздался на площади. Заскулили старухи в задних рядах. Солдаты перетащили чурбан под левую ногу. Старый Ория замычал, прокусив губу, и по сморщенному лицу его потекли слезы. Они работали споро и быстро. Это была все старая гвардия, прошедшая многолетнюю муштру в столице, — легионы смерти. Сафар наступил на волосы и, блеснув узким ножом, вырезал «сигфу». Осклабился перед камерой, держа этот кусочек в щепоти.

— Уникальные кадры, — волнуясь, сказал корреспондент. — Перережь ему горло, я дам тебе пять долларов.

Старый Ория дышал, как загнанная лошадь. Сафар наклонился и черкнул ножом по кадыку.

Старухи завыли в голос.

— Молчать! — приказал капрал, и плач был мгновенно задавлен. Он сунул блюдо старому Ларпе: — Улыбайся, шакал и сын шакала!

— Простите меня, люди, — сказал старый Ларпа. Взял блюдо. Руки его мелко дрожали.

— Я заставлю тебя жрать собственное дерьмо, — зловеще оскалясь, процедил капрал. — Ты подаешь их задом, ты оскорбляешь меня?!

Корреспондент махнул рукой.

— Наплевать… Никто не знает, где тут зад, а где перед. Наши граждане посмотрят на счастливые лица и увидят, как простой народ приветствует борцов против коммунистической тирании… Улыбайся, сволочь, — велел он старому Ларпе.

Ларпа улыбнулся, и улыбка его была похожа на гримасу.

На Шарью никто не смотрел. Он отступил на шаг, потом еще на шаг и вдруг, быстро повернувшись, побежал через площадь. Босые ноги стрекотали в пыли. За спиной его крикнули: «Назад! Стой, червяк!» Грохнул выстрел, сбоку распух небольшой фонтанчик, дома были уже близко — острый гвоздь воткнулся ему в спину пониже лопатки. Шарья упал, перекатился через голову, пополз — почему-то обратно — и застыл на половине движения, скрутившись, как прошлогодний лист.

— Никогда не видел, чтобы по детям, — сказал бледный корреспондент. Его подташнивало. — Странное ощущение вседозволенности…

Капрал равнодушно пожал плечами.

В это время выстрелили со стороны почты.

Солдаты, как один, попадали ниц и облили распахнутые окна плотным свинцовым огнем. Начали перебегать — умело, на четвереньках. Трескотня была оглушительная, и поэтому второго выстрела никто не услыхал, только корреспондент недоуменно взялся за свой выпирающий живот, отнял руки — они были испачканы красным, — не веря, поднес к самым глазам, смотрел, бледнея, и вдруг издал долгий жалобный, тревожный, заячий писк.


Навстречу им попались носилки — раненый кряхтел и постанывал. Дальше, у самых домов, лежал мертвый мальчик. Сестра Хелла споткнулась, ударившись о его стеклянный взгляд. Мичано толкнул в спину: «Иди!» Учительница впереди нее ступала как слепая, а продавщица из магазина, придерживая порванное платье, рыдала навзрыд, она до смерти боялась нохо.

Школа состояла из трех больших помещений — бывший дом откупщика. Их загнали в кабинет для младших классов. Там уже были двое солдат и две девушки. Одну сестра Хелла знала — из магистрата, вторая была незнакомая. Девушки стояли у доски, закрываясь трепещущими руками, а солдаты сидели на сдвинутых к стене партах и курили сигары.

Они отдыхали.

— Пополнение, — сказал мичано, который привел их. — Это учительница — ты, Чендар, любишь образованных.

Их поставили рядом с девушками у доски. Сестра Хелла не могла дышать, горло запечатал жесткий комок. Чендар, у которого топорщились хищные кошачьи усы, лениво подошел. Под его немигающим взглядом учительница отодвигалась, пока не уперлась спиной в доску. Тогда Чендар положил ей руку на грудь, она ухватилась за эту короткопалую руку, чтобы отвести, и он с размаху влепил ей пощечину — мотнулось бледное лицо. Расстегнул пуговицы и просунул ладонь под платье. Жмурился, длинно причмокивая. Учительница быстро-быстро беспомощно моргала, держа на весу шевелящиеся пальцы.

— Годится, — наконец решил Чендар и за волосы потащил ее к двум сдвинутым партам, у которых были отломаны спинки, так что образовался широкий лежак.

Другой солдат сказал:

— Я возьму пока эту…

Продавщица в разорванном платье зарыдала еще сильнее, сама, не дожидаясь команды, мелко семеня, покорно встала перед ним, и солдат одним движением сдернул с нее одежду.

Кто-то заслонил окно с улицы, неразличимый против солнца.

— Развлекаетесь?.. Журналист умер. Псург просто взбесился: велел поджигать все дома подряд, так мы до ночи провозимся… Оставьте мне какую помоложе, я скоро…

И провалился в солнечный туман.

Мичано, который их привел, потрогал бедра у одной из девушек: «Расстегнись!» — смотрел, как она, всхлипывая, поспешно обнажает грудь. Перевел взгляд на сестру Хеллу. Сестра Хелла думала, что не расстегнется, пусть лучше убьют, но увидела его бесцветные, как у всех горцев, ничего не выражающие жидкие глаза и, будто в обмороке, взялась за пуговицы.

— Ты мне нравишься, — сказал мичано. Ощерился, показав испорченные зубы. Тронул ее за плечо, она пошла, не понимая — куда и зачем. Ноги сгибались, как резиновые. Колоколом бухала кровь в пустой голове. Со всех сторон возились и сопели. Она ждала, что треснет земля и поглотит ее.

Она хотела умереть.

Вместо этого в дверях возник запыхавшийся молодой солдат, отчаянно жестикулируя:

— Патруль… народная армия… на двух машинах…

Выскочил из-за парт Чендар — на кривых ногах, и поднялась ошеломленная учительница, но почему-то сразу упала. И одна из девушек упала тоже. И продавщица забилась в угол между партами и осталась там. Раздавались слабые хлопки. Зачихал снаружи мотор грузовика. Вторая девушка беззвучно открывала рот, светлую блузку ее наискось испятнали спелые раздавленные ягоды. Мичано, залитый искристым солнцем, очень медленно вставлял свежую обойму в рукоять автомата.

Сестра Хелла отпустила пуговицы. Она поняла, что сейчас ее убьют, и обрадовалась.

11. НАСТАНЕТ ДЕНЬ…

Спасти его не удалось.

Как ни странно, потребовалось довольно много времени, чтобы соотнести увиденную мною схему телефонных соединений с реальной городской сетью. Поэтому когда оперативная группа прибыла по адресу, то в аккуратной, очень строгой и чистой, наполненной влажными сумерками комнате, где блестели длинным стеклом книжные стеллажи, она застала человека, сидящего за письменным столом и уронившего седую голову на разбросанные бумаги.

Фамилия его была — Денисов. Александр Иванович. Он был очень стар.

Он жил в Павелецком переулке, в большой коммунальной квартире, недалеко от Маканина.

Комната была метров двенадцать.

Телефон — свой.

Медицинская экспертиза, произведенная немедленно, установила, что смерть наступила сегодня, около шести утра, причиной ее явилось резкое кровоизлияние в мозг — геморрагический инсульт, который, видимо, имел в своей основе необычайно сильное эмоциональное переживание: внезапный испуг, ужас, горе.

Экспертиза полностью исключала возможность насильственной смерти.

Соседи показали, что жил он на редкость замкнуто, большую часть времени проводил дома и, вероятно, н имел в последние годы близких друзей или знакомых.

Его никто не навещал.

Это было понятно: невозможно дружить с человеком, который знает о тебе все.

Родственников у него не было.

Вот так.

Остались многочисленные записи, остались дневники, остались протоколы наблюдений. Все это было изъято. Дело о Нострадамусе мы закрыли.

Краем уха я слышал, что было проведено несколько ответственных совещаний, где анализировались все аспекты внутреннего зрения. Было установлено, что «прокол сути» не представляет собой принципиально нового биологического свойства. В неявной форме он присущ некоторым высшим животным и даже насекомым. В чистом виде «проколом сути» является, например, так называемое «озарение» у ученых, в момент которого они сразу, минуя все промежуточные этапы, видят конечный результат исследования, или близкое к нему «вдохновение», свойственное художникам и писателям, когда автор очень ясно, до тончайших нюансов, ощущает все свое еще даже не написанное произведение.

Так что это факт известный.

Видимо, ограниченным внутренним зрением в какой-то мере обладают все опытные врачи.

Или инженеры.

Или геологи.

Это называется интуицией.

Наверное, в дальнейшем оно станет одним из основных инструментов познания.

Я надеюсь.

Надо сказать, что участники совещаний пребывали в некоторой растерянности: с одной стороны, метод Нострадамуса имел громадную стратегическую ценность, фактически не оставалось тайн и секретов; но с другой — освоение его требовало полутора или двух десятков лет напряженной и самоотверженной работы, а по достижении первых же значимых результатов приводило к быстрой и неизбежной гибели реципиента.

Не знаю, кто бы согласился пойти на это. Я бы не согласился.

Я хорошо помню свои ощущения во время «прокола». Это было настоящее столпотворение ужасов и катастроф.

Ничего не поделаешь.

Таков наш мир.

Конечно, он не состоит из одной лишь боли. Скорее, наоборот. Основой его являются именно позитивные гуманистические идеалы. В мире много радости и счастья. Но человеческое счастье есть чувство естественное. Я бы сказал, что это есть норма, и оно воспринимается как норма — будто воздух, которым дышишь, не замечая. Это необходимый жизненный фон. А социальная патология, которая, пузырясь, захлестывает нашу планету, уродливыми формами своими настолько вываливается из фона, что при настоящем «проколе» ощущаешь ее сразу, отчетливо и в полном объеме.

Одно связано с другим, и проникновение в суть неизбежно сопровождается спонтанным считыванием.

Они неразделимы.

Нельзя видеть только часть правды.

Нострадамуса убила Фирна. Или что-то последовавшее за ней.

Я не знаю — что?

Судя по записям в дневнике, он уже начинал догадываться об этом. Финальные страницы полны невыносимых картин. Но останавливаться было поздно, началось непрерывное озарение, и вся боль мира хлынула в него.

Третий Вавилон.

Единственное, что он успел, — это попытаться хоть как-то помочь людям.

И то немного.

Я думаю, что метод действительно появился слишком рано. Я читаю газеты и смотрю телевизор: мир полон таких самоубийственных событий, что невольно возникают сомнения в разумности земной цивилизации. Человеку, который непосредственно воспринимает жестокость и кровь, текущие по континентам, просто невозможно существовать в наше время.

Я думаю, что это дело будущего.

Когда-нибудь исчезнут войны и насилие, о геноциде, терроре и расовой дискриминации будут читать только в книгах по истории. А любое преступление против отдельной личности или против общества в целом будет рассматриваться как явный симптом сумасшествия, требующий экстренного и радикального лечения.

Тогда можно будет вновь обратиться к дару, который заложен в нас неистощимой природой.

Я уверен, что такое время наступит…

Виктор Жилин




Пожалуй, самое сильное из детских впечатлений — первая журнальная публикация «Туманности Андромеды»… Помню, с каким трепетом ждал очередной номер «Техники — молодежи» с продолжением. Было мне в ту пору десять лет… Потом Уэллс, Жюль Верн, Беляев… И наконец — Стругацкие, Лем, Саймак, Шекли… Это уже на всю жизнь!..

Фантастика — это необычный взгляд на мир, возможность верить не просто в исключительное, но и в невозможное вовсе! Авторы-фантасты способны создавать «обыкновенные чудеса»: такие ситуации и модели мира, которые совершенно немыслимы в других литературных жанрах. Это, видимо, и есть то главное, что так притягивает меня к фантастике.

Зачем я ее пишу и почему?.. До тридцати с лишним мог не писать и не писал. А потом не смог… Все было: и тайное желание потрясти основы, и ощущение полной бездарности, провалы и редкие, пока еще робкие удачи… Мне повезло. Вот уже несколько лет занимаюсь в семинаре фантастической литературы, которым руководит Борис Стругацкий. Ни в одной творческой студии не учат «на писателя», и наш семинар в этом смысле не исключение. Но как важно для начинающего писателя быть в атмосфере творческой, доброжелательной и строгой одновременно. Как важно в моменты неудовлетворенности собой и своими «опытами» видеть перед собой вершины, к которым идти и идти…

Мой литературный опыт невелик, но в одном я уверен: без моделирования реалий будущего фантастика оказалась бы очень обедненной, однако важно, ради чего это делается. Важно, чтобы автором руководило жгучее желание поделиться своими тревогами о судьбах мира, общества, человека!..


Виктор Жилин

День свершений

1. ТРОИЦА

Эти ребята вынырнули со стороны пустыря и двигали точнехонько к проему. Резво двигали. Если бы не Джуро, мой напарник, я бы их наверняка проморгал, ну и схлопотал бы от Ялмара. Не впервой, конечно, но радости, сами понимаете, мало — рука у гада тяжелая. В общем, спасибо Джуро, он хоть и дрыхнул все утро, пригревшись тут же, на железной кровле, но вдруг его будто укололо. Глаза продрал, морда в ржавчине, башкой туда-сюда: «А это что за типы?..»

Крыша старого цеха — самое высокое место в округе, весь Комбинат как на ладони: развалина на развалине, глядеть тошно. От зданий одни скелеты; кругом кирпич битый, бетон, скрученная арматура, мусор, дрянь всякая — попробуй там что отрой! А вот старьевщики как-то ухитряются.

Сразу за оградой — бетонные чаши отстойников, залитые какой-то окаменевшей гадостью, за ними — сизая гниль золоотвала до самых гор, вся в мелких трещинах, будто сеть черная сверху. Негде здесь укрыться, хоть ты лопни. Как я их проморгал — ума не приложу! Сгоряча я даже на мнимонов погрешил: может, думаю, ранние пташки? Глянул вверх — оранжевый час идет, какие, к чертям, мнимоны?!

Потом-то я допер. Не иначе как по каналу они пробрались, что к отстойникам подходит. А это, я вам скажу, суметь надо — там в два счета костыли обломаешь! В общем, шустрые ребята. Но какого дьявола они сюда поперлись? На старьевщиков не похожи — ни повозки, ни тачки, да и одежонка не та, чистая больно. А главное — оружия не видно. Может, у них что и есть, только не то здесь место, чтобы пушки свои прятать. Это вам не столица! Тут как родился — сразу палец на спусковой крючок и гляди в оба. Одно слово — Зенит! Катакомбы, шахты, городишки брошенные… Опять же горы в двух шагах. Ну а население известно какое: вся рвань сюда стекается.

Раньше, говорят, в наши края кругачи наведывались — порядок, значит, наводить. Вроде считается, что все Призенитье запретно для поселений: фон, мол, какой-то. Смех и грех. Чуть что, весь сброд — в катакомбы, как крысы, и никакими силами их оттуда не достать: там целый подземный город. Теперь не суются. Я тут полгода, ни одного кругача в глаза не видел — не до нас им теперь. Правда, Пузырь божился, что вчера их конный патруль встретил, но Пузырь и есть Пузырь, ему и не такое мерещится, который месяц не просыхает…

А эти трое шпарят себе открыто средь бела дня, словно по проспекту, и прямиком к нам. Это, значит, к Ялмару в лапы, ну а кто он такой — всем известно.

— Психи, что ли? — ворчит тут Джуро и бинокль достает. Единственный на всю ватагу, его только дозорным и доверяют. Долго крутил, настраивался: биноклик-то дрянненький. Вдруг, смотрю, замер, в окуляры вдавился.

— Постой-постой, — сипит. — А ведь там девка! Чтоб мне сдохнуть — девка! Ну-ка, Стэн, глянь…

И бинокль бесценный мне сует. Я, конечно, не поверил. Джуро у нас малость того, чокнутый он на этой почве, всюду ему бабы мерещатся. Откуда им здесь взяться? Старухи древние, всякие там колдуньи, знахарки, гадалки — эти да, встречаются. А женщин молодых сроду не бывало, а если какая и заводится, то спаси и помилуй, не было и не надо!

Навел я фокус. Эти трое вот-вот к пролому подойдут. Гуськом топают, торопятся. Первый — здоровенный дядя, аж квадратный весь, в бинокль не влезает. Грудь колесом, за плечами рюкзачок — нас с Джуро запихать можно, еще место останется. Одет чудно, не по-здешнему. Куртка широченная, шаровары, высокие ботинки — армейские, что ли? На башке красная шапчонка, вроде петушиного гребня. Где только выкопал?..

Следом паренек топает вразвалочку, башкой белобрысой все крутит — любопытный, значит. Тоже с рюкзаком, но поменьше. Раз в пять. Молодой — может, чуть постарше меня, чистенький такой, упитанный — явно не из наших.

Двинул я бинокль правее. — чуть не выронил, даже окуляры вспотели. Святая сфера, Джуре-то, оказывается, не привиделось! Третьей действительно шла девица — и какая!.. Даже в мутные стекла видать: эта из настоящих! Что надо девица, ничего подобного здесь не было и быть не может. Сразу видно: или из столицы, или из горных ферм, что за Седловиной, — там, по слухам, еще сохранились семейные кланы… Высокая, прямая, русые волосы до плеч. На голове ничего нет, так и идет, простоволосая. И — хотите верьте, хотите нет — в штанах! Натурально, в мужских штанах, я потому и не разглядел сразу. Да еще куртка балахоном до пояса, поди различи!

Тут Джуро у меня бинокль выхватывает и по шее — это чтоб не зевал больше.

— Дуй к Ялмару, — рычит. — Чтоб одна нога здесь, другая там!

Шагнул я к люку, деваться-то некуда. По правде говоря, меня это не касалось. Если этим остолопам жить надоело, черт с ними, туда и дорога. Но девицу-то зачем с собой таскать?

— Стой! — шипит Джуро в спину. — Тут останешься. Глаз с них не спускай! И смотри у меня, сучья кость!..

Сверкнул глазищами бешеными и вниз. Ружьишко и бинокль, конечно, с собой прихватил — не доверяет, гнида. Все старики в ватаге мне не доверяют: чувствуют, конечно. Как волка ни корми… Ну, вернулся я на пост у трубы — что оставалось делать? Эти чокнутые уже пролом миновали, по территории двигают. Ну, чего, спрашивается, они тут потеряли? Ведь каждому идиоту известно: Комбинат за ватагой Ялмара, а у него полсотни вольников, и по каждому давным-давно перекладина плачет.

Тут внизу, на площадке, зашевелились. Смотрю, сам Ялмар, Джуро, Шакал с братанами, Пузырь со своей псиной рыжей — видать, уж хватанул где-то… И все рванули к водокачке — только пыль столбом. Ясное дело, там и перехватят. Еще группа — человек семь — почесала в обход к дыре, перекрыть выход. Короче, все, кто оставался на Комбинате.

Посмотрел я вокруг. За оградой — пусто до самого болота; на тропе, что к Станции ведет, — ни души. Наши сегодня на фермах промышляют, раньше утра никак не появятся. Тут меня и осенило: ведь всей этой братии сейчас не до меня будет, а когда вспомнят — меня и след простыл!

Как только я это сообразил, сразу и ходу — некогда раздумывать. Ялмар, змеюга плешивая, все окрестные ватаги насчет меня предупредил. Успею катакомбы миновать — считай, дело сделано: там горы, ищи-свищи…

Перед цехом никого. Ну я и сиганул напрямик через завалы, по грудам кирпича, через стены… Как шею не свернул, сам не знаю. Ободрался весь, как чушка грязный стал — зато успел. Теперь с водокачки меня не засекут.

Только я с кирпичной кучи съехал — последние штаны к чертям собачьим! — эта тройка как раз внизу появилась, шагах в трехстах. Идут, как на прогулке, рты разинув. Увидел я это дело, и что-то на меня накатило. Эх, думаю, будь что будет, подпорчу этому подонку праздничек в последний раз! Встал во весь рост, замахал руками, а когда все три башки ко мне повернулись, сложил руки крестом над головой — знак опасности, известный каждому дураку. И ведь понимал, что глупость делаю, себе во вред, — а поделать с собой ничего не мог.

Только, похоже, зря я старался. Увидеть-то увидели, но даже не затормозили, прутся дальше, словно бараны. То ли не поняли, то ли начхать им… Меня аж затрясло: остолопы блаженные, ну и подыхайте на здоровье! Плюнул я и рванул дальше: своих забот хватает. Мне ведь попадаться никак нельзя! Первый раз чуть не угробили, неделю пластом лежал, еле оклемался, теперь — точно прибьют!

Только я успел к ограде выскочить, сзади выстрел: вроде у водокачки. Крики, вопли… Значит, не вышло у Ялмара втихую, шлепнули кого-то. Уж лучше бы всех сразу, для них же лучше!

Сунулся я с ходу в коллектор, чтоб не лезть через стену, а там — Аско Кривой!..

2. ИНТЕР ФЕРЕНЦИЯ

В общем, нарвался, будь оно все трижды проклято! Кто ж знал, что они перекроют не только проем, но и запасную нору, о которой только свои знали. Аско, конечно, слышал шум — я топал, как слон, — ну и приготовился. Дуло двустволки смотрело мне точно в лоб, а стрелял он без промаха, даром что одноглазый. В ватаге было два-три человека, которых я мог о чем-то попросить, но только не Кривого.

Ну, выбрались мы на свет, Аско стволом показывает: пошел! По правде говоря, он мог запросто шлепнуть меня тут же, на месте: второй побег и все такое. Но он погнал меня назад, к старому цеху, — выслуживался, жлоб! Ноги у меня как студень сделались, еле переставляю. И такая обида жуткая — хоть волком вой! Ведь все, допрыгался, крышка теперь!

Аско — длинный как жердь, сутулый — шагах в десяти, пушку на изготовку, не достать! Ухмыляется: «А ну, сучи ногами, щенок!..» Потом на тропу свернули, тут до меня дошло, почему Кривой не спустил курок сразу. Повод ему был нужен, чтоб с поста смыться: к водокачке торопился, хмырь!

Дорога еще та, а мы бегом. Я всех богов молю, чтоб он себе шею свернул или хотя бы оступился. Но Аско — стреляный воробей — не подловишь!

Тут и водокачка показалась, от нее и осталось-то — кусок стены да несколько пролетов лестницы. Я все на Аско косился и не сразу заметил, что там кто-то лежит, свесив руки. Помню, у меня еще мелькнуло: больно уж тихо вокруг — ушли, что ли?!

Выскакиваю на пятачок, что перед водокачкой. Великие боги, вот это да! На бетоне, на кучах битого кирпича — вся ялмаровская гвардия вповалку! Все, кто в засаде был. И можете мне поверить — мертвее мертвых, уж я-то знаю. В общем, чистая бойня, отродясь такого не видел! Аско чуть приотстал и не сразу увидал, а как узрел, тут у него челюсть и отвалилась, даже ружьишко опустил. Не ожидал, конечно. Ну, а мне, сами понимаете, терять нечего: пан или пропал! Прыгнул я, чуть хребет не сломал, но достал-таки его ногой. Пуля в небо, ружье в сторону, но Аско, стервец, устоял. Мне бы, дураку, сразу отрываться и деру, а я сцепился зачем-то.

Кривой, хоть и тощий, как червь, но жилистый, и хватка у него бульдожья. Короче, подмял он меня, и за ножом, а я рукой-ногой шевельнуть не могу. Как вывернулся, не помню, успел нож перехватить. Но чувствую — не удержать, сильней он, сверху навис и гнет, гнет… Пиши пропало.

И тут — рывок! Кривой вверх взмывает: морда перекошена, ногами дрыгает. Тень какая-то мелькнула — никак подмог кто? Откатился я, вскакиваю. Смотрю, Аско уже на кирпичах лежит, глаз свой последний закатил. Ну дела! А передо мной стоит этот здоровенный дядя, тот, что с петушиным гребнем, ухмыляется и кулачище свой потирает: знай, мол, наших!

Ну и долбак, скажу я вам, не иначе как из храмовников, туда только таких и подбирают. Выше меня головы на две, и что вдоль, что поперек — чистый шкаф. Я перед ним — шавка карманная, щелчком перешибет. А рожа-а… Наш Ялмар перед ним — ну чистый херувим, право слово! Весь в шрамах, нос перебит, об лоб разве что кирпичи ломать. В общем, видал виды, это уж точно. Глядит на меня набычившись и молчит.

Не знаю, что и делать: драпать вроде неудобно, как-никак выручил он меня. Но и оставаться нельзя: вот-вот остальные ватажники припрутся, кто выходы перекрывал. Покосился я осторожно. Да-а, Аско было от чего обалдеть! Вот тебе и психи безоружные, — полватаги запросто уложили вместе с главарем! Как же это они, голыми руками?

Только подумал, куча щебня сбоку зашевелилась: съезжают к нам в туче пыли парень и девица. С виду целехонькие, ни одной царапины на них, и, опять же, оружия не видно. Стою не дышу. Парнишка первым подкатился, и сразу рот до ушей.

Спасибо, — говорит, — ведь это ты нас предупредил?

Странно так выговаривает: вроде и чисто, а будто не по-нашему. Лицо круглое, в веснушках, как бы сонное слегка.

Я плечами пожал, сам как струна натянутая. Никак в толк не возьму, кто такие? Может, из жрецов? Молодые больно!.. Тут и девица рядом встала и тоже улыбается. Мне улыбается.

Да-а, что там ни говори, щенок я еще, жизни совсем не видел. Кроме гор своих да Призенитья, и не был-то нигде. Может, и есть где-нибудь такие девушки — не знаю! Не встречал. Дед, правда, рассказывал, что мать моя редкой красоты была женщина, только я ее не помню — с пяти лет сирота. А портретов с моих родителей, сами понимаете, никто не писал. Да и не в красоте дело, не больно-то я в этом разбираюсь! То, что у этой в лице было, словами не выразить — это видеть надо. И сравнить-то не с кем, разве что со всеми семью богинями, если взять от каждой самое прекрасное и в один лик запечатлеть. И уж яснее ясного: непростая это штучка, из благородных, и как здесь очутилась, да еще в такой компании, — вот вам вопрос.

Правда, я быстренько сообразил: не моего ума это дело, и чем скорее мы разойдемся, тем лучше. Тут, как на заказ, пуля над головой — вз-зык! — и в стену, крошка в лицо. Очухались, значит, те, у пролома. Ну, тут уж не до разговоров. Прыгнул я к Ялмару — он в сторонке «прилег», за кучей кирпича, рядом винтовка его знаменитая лежит. Ее-то я и прихватил — не пропадать же добру! — и ходу к бывшим складам.

Глянул через плечо: тройка за мной рысью чешет. Ладно, думаю, пусть в пакгаузах я от них в два счета отвяжусь — ну их к дьяволу!

Пальнули нам вдогонку раз-другой, затихли — наверное, остальные ватажники к водокачке вышли. Ну пусть поразмыслят!

Когда пошли склады, я скатился с насыпи — и в первую же щель. Места знакомые, троица мигом отстала. Но с ватагой шутки плохи, Комбинат как свои пять знают. С полчаса я петлял, как заяц, взмок весь, потом дал хорошего крюка и вышел к болотам со стороны сферозапада. Местность дикая, глухая, кругом заросли непролазные, топь, лучше не придумаешь.

Присел на кочку, дыхалку восстановил — вроде пронесло. Винтовочку ялмаровскую осмотрел — ох и вещь, ребята, всей ватаге на зависть! Ведь у большинства какое оружие?.. Дробовики, берданы, самопалы — в общем, бухалки допотопные, с этим делом у нас туго. А у Ялмара настоящий армейский семизарядный карабин, какими кругачи вооружены. Красота! И магазин полный, не успел он, значит, никого угробить перед смертью, да у меня с десяточек патронов заначено, так что жить можно.

Поднялся я, глянул последний раз на Комбинат — будь он семь раз проклят! — и двинул через заросли прямиком на сфероюг. Сейчас важно от ватаги оторваться, а там посмотрим!

Собственно, я уже давно решил, еще когда Дед умер: к столице двигать надо. В горах невмоготу стало: холода, голодуха, банды. Поселки вымерли, народ в долины подался, поближе к городам. Там все же полегче. Кругачи последнее время нашего брата не трогают: своих дел по горло. Черт те что творится: древневеры народ мутят, хилиасты уже открыто бунтуют; сект всяких новых — пропасть, я уж совсем запутался: кто, что, за кого, кому молятся?! Плюс ко всему отвёрги — эти вообще ребята крутые, на всех богов чихают. Народ шепчется: новый Крестовый идет! Впрочем, наше дело — сторона. Мы народ покладистый, богов почитаем, жертвы приносим, никуда не суемся, в кого скажут, в того и верим, — чего нас трогать!..

Иду я таким образом, размышляю, через колючки продираюсь, планы строю. В общем, развесил уши, ну и напоролся.

Откуда ни возьмись змееголов — и на меня! Здоровенный — с бревно, наверное, и пасть — как ворота. Шарахнулся я в заросли, пальнул оттуда с перепугу, вроде даже мимо. И, уже спустив курок, соображаю: мнимон это, будь он неладен! Ни к черту у меня нервишки стали, пугаюсь, как баба. Да и не сразу сообразишь: ведь совершенно непрозрачный, сволочь, как живой! Здесь, вблизи Зенита, мнимоны на кого хочешь страх наведут. Иной раз такое выскочит — хоть стой, хоть падай! И даже знаешь, что обман это, призрак бестелесный, а все равно жутко.

Глянул вверх — так и есть, небо уже желтое, в пузырях, ложносолнце на сфере кляксой черной набухло. Полдень, самая пора всякой призрачной нечисти. Народ-то здесь дремучий, страсть как мнимонов боятся, говорят — ведьмины выродки. Имечко у них еще, язык сломаешь: Интер Ференция! Чепуха, конечно. Дедуля у меня был образованный, все объяснил. Миражи это, сфера их плодит! Хотя, кто его знает, может, и не обошлось здесь без чертовщины? Ведь чего только в Зените не бывает! Вчера, среди ночи, вообще черт те что началось! Гул — на всю округу, будто лавина, и земля ходуном; еле успели наружу выскочить. На Комбинате последние строения порушились — настоящее землетрясение! А потом Ось вдруг вспыхнула и как пошла огненными пузырями сыпать — жуть одна. Хорошо, их в горы отнесло, на ледники, а то сгорели бы тут все за здорово живешь. Никогда такого не было, старожилы поговаривают: знамение, мол, это и должно быть накануне Второго свершения.

Вот такие здесь дела, в Зените. А уж мнимонов разных — не счесть! Каких только не встретишь: и под гадов, и под птиц, и под насекомых всяких… Даже под людей. Порой смотришь: человек человеком, даже морда знакомая, гнусная, так и чешутся руки шарахнуть из ствола, а ткнешь — пустой внутри. Призрак, стало быть. Вот, пожалуйста, как на заказ!..

Я как раз на полянку продрался, там посередине стоит дуб засохший. Травка бордовая под ним каким-то чудом сохранилась. И на этой травке — троица знакомая! Ну как живые! А мордатый, в петушиной шапчонке, мне этак ручкой: мол, давай, парень, не стесняйся.

Вгляделся я получше — и чуть не сел. Мать всех богов, какие, к лешему, мнимоны! Это ж самая что ни на есть натура!..

3. ПРОВОДНИК

Поначалу меня даже пот холодный прошиб — как же это они, по воздуху, что ли?.. Потом вроде сообразил — обвели! Обвели, как последнего придурка! Пока я по складам, как псих, метался, они в открытую пересекли Комбинат, вышли через Могильный проем и преспокойно поджидали меня здесь, на поляне.

Тут этот квадратный — он у них, видно, за старшего — пасть свою разевает:

— Эй, парень, двигай ближе! Разговор есть…

Голос — под стать остальному: труба иерихонская. И выговор у него какой-то не наш. Может, в столице так говорят?..

— Садись! — говорит старшой и рюкзак свой пододвигает.

Это дело я, конечно, проигнорировал, сел на корточки, спиной к дереву, — вся поляна передо мной. Винтовку между колен держу — палец на крючке.

— Да ты не бойся! — усмехается вдруг молодой. — Эти там остались!.. — И рукой в сторону Комбината. — Не придут!..

— А чего мне бояться! — говорю. — Не я же их ухлопал!..

Твердо так сказал, чтоб сразу все ясно стало: мое дело сторона! Вижу, молодые переглянулись — вроде недоуменно. Старшой ничего не сказал, полез в карман куртки. Хорошая куртка, вроде даже кожаная. За такую можно на Станции неплохое ружьишко выменять, да еще пороха подсыплют. Полез он, значит, в нагрудный карман и достает… — что бы вы думали? — трубку курительную и натурально ее раскуривает! От спички!

У меня глаза на лоб полезли — табак уже лет сто как извели, про спички я уж не говорю! Черная сфера, вот, значит, какие дела, все у них в городах припрятано — для себя!

Затянулся пару раз, трубку изо рта вынул.

— Как тебя зовут, парень? — спрашивает.

— Стэн, — отвечаю. — А что?

— Ничего, — усмехается. — Понравился ты мне.

Шутит, значит. А я как на иголках, предчувствия у меня паршивые.

— Вот что, — говорю решительно. — Дело есть — выкладывайте! А то досидимся тут!..

Старшой и глазом не моргнул. Оборачивается, мундштуком тычет:

— Познакомься: Лота и Ян!.. Ты им тоже понравился. А меня зовут Бруно. Мы тебя в деле видели, хотим кое-что предложить.

Так, это уже разговор, я тотчас насторожился. Старшой выколотил трубку об каблук, наклонился ко мне.

— Проводник нам нужен, — говорит негромко. — Пойдешь?

Я быстренько прикинул: куда ж это они собрались?.. Если в катакомбы, так их у первой же шахты пристукнут. Да и зачем им туда? В горы — так там и нет никого, кроме горстки стариков-древневеров… Но в главном я только укрепился: что бы там ни было, нам не по пути! Это я буквально нутром чуял.

— Нет, ребята, — трясу головой, — ничего не выйдет! Я в столицу — дела у меня там…

— В столицу? — вскинулся мордатый. — Туда?… — И пальцем в сферу тычет.

Я машинально киваю.

— Вот и хорошо, — говорит невозмутимо. — Туда и проводишь!

Остальные на меня уставились: кивают, улыбаются.

Нет, что хотите со мной делайте, — что-то здесь нечисто!

— Ты не думай, парень, — опять говорит старшой, — мы заплатим! Называй цену, не стесняйся!

— Зачем я вам? — говорю через силу. — Я здешний, сам впервые туда иду…

— Видишь ли, Стэн, — осторожно говорит мордатый, — мы дорогу плохо знаем. Издалека идем, понимаешь?.. Порядков ваших не знаем — вот напоролись сегодня, ты же видел? Так что выручай!

Я только головой кручу: ничего себе, дороги не знают! Темнят ребята!

— А что, — говорю, — дороги?…Все дороги туда ведут, тут не заблудишься!.. А вы сами-то откуда будете?

Спросил и замер. Понимаю прекрасно: к стенке их припер.

Переглянулись они, старшой и говорит твердо:

— Ты, парень, нас не пытай — для тебя же лучше! Проводи в столицу — не пожалеешь. Это я тебе твердо обещаю.

Тут у меня в башке забрезжило: неспроста эти типы здесь очутились, вот что! Подосланные они! Скорей всего — разведка храмовников, ведь мордатый наверняка из них — там только таких амбалов и держат. И коли я им понадобился, то уж не отвяжутся. И как ни крути, дело дрянь. Упрусь — шлепнут за милую душу, ребята крутые, соглашусь — все одно живым не выпустят. В общем, влип! Вот и не верь предчувствиям после этого!

Как я все это сообразил, меня даже в жар бросило. Нет, думаю, шалишь, мне еще мил свет не надоел, еще попрыгать охота! Взял себя в руки и говорю вроде как безразлично:

— Да я что… Если надо — пожалуйста. В столицу, так в столицу!

Поглядел вокруг. Мнимоны вовсю разыгрались, корчатся в кустах один страшнее другого; небо уже позеленело, в зените Черное солнце пульсирует, красочными пузырями исходит — в глазах рябит. Самый пик!

— Ну ладно, — подаю голос. — Чего зря сидеть?.. Пошли, что ли?!

4. СТАНЦИЯ

Первым делом следовало от Комбинатасмотаться, Я своих знал: Ялмара нам не простят. Я ведь нынче вроде как в сообщниках у этих — вместе улепетывали, да еще винтовочку прихватил, а на нее многие зарились. Поэтому прямо с поляны двинул я не на тропу, что к тракту вела, а в болото, к Станции. Грязновато, конечно, да и по кочкам прыгать радости мало, зато самый короткий путь. Вряд ли нас в этом гнезде змеином искать будут. А заодно пусть-ка мои знакомцы новые в болоте побарахтаются — глядишь, прыти-то поубавится.

Так и потопали: я первым, потом девица с парнем, а мордатый Бруно, или как там его, — замыкающим. Ничего шли, ходко, не отставали. Правда, молодые первое время от каждого мнимона шарахались, будто в жизни не видали. Ну, ясно, городские, там какие мнимоны — одно название! «Кто в Зените не бывал, тот мнимонов не видал!» Пришлось остановиться, объяснить, что к чему. Здесь всякой мелкой живности — море, — а сфера в полдень — как зеркало увеличительное: из любой пичужки такую образину сотворит — в страшном сне не увидишь! Правда, в наших болотах не только мнимоны водятся, здесь и настоящих гадов пруд пруди. После Свершения они объявились. Дед втолковывал, что в Зените фон какой-то повышенный, вот они и расплодились. Он их даже как-то называл, тоже на букву «м», только я забыл. Бог с ним, с названием, важно, что любой мнимон всегда бесшумный — призрак он и есть призрак! — а настоящий гад без шума не может, так что-здесь не столько глаза нужны, сколько уши.

Выслушали они меня и рты раскрыли — даром что образованные. Этот, молодой, и говорит:

— А ведь верно! Молодец, Стэн!

Мне, конечно, его похвалы ни к чему, но все же приятно: не такие уж мы тут дикари, кое-что кумекаем!

Пошагали дальше. Троица освоилась, попривыкла, даже болтать начали. Но недолго, до первого змееголова — настоящего, не призрачного, — два патрона на него, гада, потратил. Тут они вмиг попритихли, к старшому стали жаться. Этот, чувствуется, видал виды, нервишки что надо.

Пока шли, я хорошенько раскинул мозгами и решил, что до темноты рыпаться не стоит. Опасно. Молодой парнишка и девица, конечно, не в счет, а вот мордатый — другое дело! Шутки с ним плохи, здесь надо наверняка — второго раза не будет!

Территория Станции издавна считалась нейтральной. Когда-то здесь был целый городок, обслуживал шахты и рабочие поселки. Раньше здесь уголек добывали, а когда все выбрали, народ-то и разбежался. Железная дорога еще раньше накрылась, только насыпь и осталась, да еще бетонные шпалы кое-где. Сейчас через Станцию проходил единственный приличный тракт в Сферополис, поэтому там вечно всякий люд околачивался: бродяги, ватажники, беглые рабы, хизмачи, нищие. Там же было торжище, барахло шло со всей округи — вместе с новостями. Может, удастся что и про моих знакомцев разнюхать?

Прошли мы болото, на сухое место выбрались. Удачно прошли. Впереди, за рощицей, показалась вокзальная крыша — вся в дырах. Собственно, от Станции только и осталось что обгоревший вокзал да платформа. На ней обычно и выставляли основной товар: оружие, боеприпасы, снаряжение. Всем прочим торговали вдоль насыпи и внутри вокзала. Там же можно было перекусить на скорую руку.

Подходим к вокзалу — тихо, никого не видать. Мне это сразу не понравилось: ведь самая пора! Должно все кишеть…

Вообще-то на Станции довольно безопасно, крупные ватаги здесь не промышляли и даже счеты друг с другом сводили обычно в стороне. Неписаный закон — толкучка всем нужна.

Обошли вокзальчик справа, вот и платформа: с одного края разбитые ступеньки, другой — в заросли упирается. Гляжу — что-то не то: товар есть, а людей нет, будто сгинули. А барахла кругом — пропасть! Одежка, посуда, инструменты, тряпки — чего только нет! Все брошено впопыхах, втоптано в грязь. И повсюду лошадиные следы — и вроде свежие. Ясно как божий день: пошуровал кто-то недавно! Вот тебе и нейтралитет!

Тут меня Бруно тихонько подзывает. Подхожу, вместе с ним в окно вокзала заглядываю. Святая сфера, вот где они все! Вповалку на полу, уже, наверное, холодные! И мух там — гудит аж все! Кровищи — море.

Ну и ну! Что ж это получается? Кто-то их всех порубал ни за что ни про что и запрятал в здание. Может, какая-нибудь лесная ватага сюда сунулась? Народ там дикий, никаких законов не признаёт. Но почему тогда барахло не тронуто — любая ватага шмотки первым делом приберет! Да и зачем им такую бойню устраивать? Разогнали бы всех, ну шлепнули сгоряча одного-двух, а тут?.. Весь пол штабелями! Молодые тем временем тоже в здание сунулись — выходят, лица на них нет. Да-а, это вам не столица! А Бруно, смотрю, хоть бы хны: трубка в зубах, попыхивает себе в небо, небось не такое еще видал!

Стою у платформы, соображаю: куда ж теперь?.. По насыпи, к тракту? Опасно, каждая собака тебя издалека видит… К шахтам с моими приятелями нечего и соваться… Черт его знает, хоть назад возвращайся…

— Топот! — вдруг заявляет мордатый. — Кто-то скачет…

Не слышал я никакого топота, но рассуждать не стал.

— А ну давай сюда! — командую. — Быстро!

Сиганули мы в щель под платформу, затаились среди всяческой рухляди. Грязь, вонища — хоть святых выноси! Я приложился ухом к земле: действительно, скачут! Похоже — много. Хороший у мордатого слух, позавидуешь!

А через пару минут влетает на Станцию здоровенный конный отряд — сотня, не меньше. Я как форму их увидел — синие мундиры с белыми кругами на рукавах — похолодел весь. Черное небо — кругачи! Этого только не хватало! Вот, значит, кто здесь орудовал, выходит, и Пузырю-покойничку не померещилось вчера с перепою: сфероносцы в Призенитье!

Большая часть отряда с ходу рванула вдоль насыпи, к тракту, — слава богам, мы туда не сунулись! — остальные быстро спешились и давай вокруг шнырять.

Пихнул я Бруно в бок, и ужом к тому краю платформы, где заросли. А над головой уже сапожищи бухают, труха сыплется, пыль. Ну и денек! Не знаю, за кем охотятся, может, и не за мной, но от этого не легче: найдут — и в штабеля, как тех…

Ползу что есть силы, не оглядываюсь, платформа длинная, низкая — не встать. Сзади вроде мордатый пыхтит, не отстает. До края уже рукой подать, тут кто-то из солдатни в щель сунулся: «Стой, стой!..»

И сразу выстрел, как из пушки, — в ушах заложило. Прыгнул я тигром, затылок о плиту рассадил, вывалился на свет — и в кусты, вслепую: только глаза от колючек прикрыл. Крики, пальба, ветки вокруг от пуль секутся… Счастье мое, что заросли здесь сплошной стеной, а то бы все, каюк!

Ох и бежал я, мама родная, все свои рекорды побил! Бог знает сколько отмахал — весь выложился, без остатка. Как ноги подкосились, плюхнулся брюхом вниз — в глазах темно, сердце где-то у глотки, вот-вот выскочит. Одна только мысль в башке: ушел, забери меня черти — ушел!

Минут десять в себя приходил, потом огляделся. Лежу в густой траве, на светлом пригорке; где-то сбоку ручей журчит; вокруг, уступами, лес, а между здоровенных сосен — скалы. Все в порядке — впереди горы!

Ну, тут я совсем повеселел: не подвело чутьё, правильный курс избрал. Кавалерия кругачей в горы не попрется — кишка тонка, а приятели мои новые бродят сейчас где-нибудь в зарослях, а может, уже в штабелях лежат на вокзале. Девушку, конечно, жалко, но что поделаешь!

Повернулся я на спину, лицом к сфере. Она еще голубая, яркая, глаза режет, но уже к синему часу дело идет. Ложносолнце давно скисло, от него лишь серая клякса осталась. Люблю я это время сферодня: самый приятный для глаза свет. Утром уж слишком много красноты вокруг, все бордовое, будто пожар вселенский. И рожи у всех мерзкие, как у Пузыря при запое. В желтый полдень начинается вся эта чехарда с Черным солнцем — и в глазах рябит, и нечисть всякая безобразит. А сейчас самое то, как и должно быть в натуре: трава — синяя, горы — зеленые, в сизой дымке. Красота! От сферы — мягкое тепло; пригревает, тихо, спокойно… Отдохну, думаю, малость и в горы — места, слава богам, знакомые, можно сказать, родные.

Одним словом, размечтался, сучья кость, раскис. Тут они и выскочили из кустов — как призраки! Все трое — целые, невредимые, даже поклажу сохранили. Я к земле как прирос — не шевельнуться! Ведь хоть бы ветка где хрустнула!..

Тормозят рядом, и этот белобрысый мне этак ручкой: мол, вот и мы! Рюкзак спихнул, присел рядом, рукавом пот с лица вытирает, а сам почти сухой, ну, может, слегка запыхался.

Лота головой тряхнула, улыбнулась — мне! — и к ручью, грязь смывать. А мордатый даже не присел, сразу за трубку. И, разрази меня гром, такой у них вид, будто и не бежали они только что сломя голову, а так, размялись слегка. Ну и ну!..

Сел я, братцы, и морда у меня, наверное, до колен вытянулась — Ян даже заржал. Святая сфера, как же это? А Бруно трубку раскурил, спрашивает, словно ничего не случилось:

— Ну, Стэн, куда теперь?

А я сижу столб столбом, язык проглотил. Я валюсь, как конь загнанный, язык на плече, а этим хоть бы что, чуть вспотели. А главное: как они на меня вышли, ищейка у них припрятана, что ли?.. Ох, хотелось бы мне знать, где их так натаскали? Одним словом, недооценил я их, вот что, матерые это ребята. Сопляк я перед ними, и вот это отныне надо зарубить себе на носу! Ну ладно, пришел я чуть в себя, рот захлопнул. Гляжу, Лота поднимается, лицо в брызгах, волосы мокрые поправляет. Казалось бы, что особенного — а глаз не оторвать, прямо завораживает! Потом руку на сфероюг вскинула.

— Там что, — спрашивает, — горы?

— Угу, — говорю, — они самые… — Подумал и добавляю осторожно: — Вот туда и пойдем!

Смотрю, все на меня уставились. Лота глаза прищурила — меня будто ледяной водой окатило.

— А как же столица? — спрашивает тихо.

— Да ты никак струсил, парень? — подает голос Бруно.

Встал я — ноги как бревна дубовые — и говорю:

— Вы, конечно, как знаете, а мне через Станцию путь заказан. А в Сферополис можно и через горы — один черт!

Вежливо сказал, спокойно, Бруно головой качает:

— Далековато через горы-то… Время потеряем.

— Ну и оставались бы на Станции, — не выдержал я. — Кругачи бы вас в два счета куда надо доставили!

Старшой и глазом не моргнул, стоит, покуривает. Молодые переглянулись.

— А что, — говорит Ян, — это мысль!

Поглядел я на его физиономию конопатую — не поймешь, всерьез или придуривается. А Лота головой качает:

— Нет уж, — говорит серьезно, — лучше со Стэном!

Черт знает, чего несут! И этот, мордатый… Далековато, видите ли… Будто не все равно, в какую сторону идти, — Зенит же! Другое дело, что в горах трактов нет, там попотеть придется. Но тут уж надо выбирать! Ну ладно, присел я к воде, стал свои ссадины исследовать… В основном чепуха, царапины. А вот к затылку не притронуться, шишка там с кулак, кровь вокруг запеклась. Это о платформу, когда нас там застукали.

Тут Лота подходит — дай, говорит, посмотрю. Буркнул я что-то — мол, пустяки, заживет, — не слушает. Запустила пальцы в шевелюру, ощупала рану легонько. Застыл я, как пень.

Дед мой мастак был всякие старинные байки рассказывать про королей там, рыцарей, принцесс… Сказки, одним словом. Так вот Лота будто оттуда и появилась — в жизни такой красоты не видел. Не то чтобы красоты — совершенства! Так у нее все ладно создано — каждая черточка, каждый волосок, — что даже холод пробирает: да возможно ли?.. Нет, не передать это. На Лоту только смотреть можно, как на лик богородицы милостивой, да богов славить, что такое чудо сотворили. Забыл я про все: и про боль, и про кругачей, и что дело мое дрянь. Вот ведь как… Я даже не сразу сообразил, что Бруно меня давно за плечо трясет: «Очнись, парень!..»

— Что такое? — включаюсь.

— Уходить надо, — говорит спокойно. — Идут сюда.

Тут до меня наконец дошло, вскочил как ужаленный.

— Как идут?.. Кто?..

— Не знаю, — пожимает плечами Бруно. — Наверное, со Станции. Близко уже… У меня слух, парень, как у филина…

5. ОБИТЕЛЬ

Откуда у него такой слух взялся, я додумывал уже на ходу, как, впрочем, и все остальное. Дунули мы в горы — откуда только прыть взялась — и вовремя!

Только через первый гребень перевалили — от леса ярдов триста, — как вываливается оттуда видимо-невидимо кругачей, с роту, если не больше. У меня в глазах зарябило: откуда их столько? Пешие, с короткими карабинами, за плечами ранцы. Короче, совсем другая часть, не со Станции. На плечах круглые погончики серебром отливают.

Ох и не понравилось мне все это! Вчера патрули, сегодня кавалерия, теперь еще эти. Переглянулся я с троицей, головой покачал.

— Плохо, — говорю. — Отсюда один путь — на Седловину. Свернуть некуда.

Ян вниз глянул, потом на меня.

— Ерунда, — говорит презрительно. — Обгоним!

Я ничего не сказал, подъем скомандовал. И хоть устал как собака и живот подвело — с утра ни крошки во рту! — а рванул в полную силу, без дураков. Вспомнил я, что за погончики у них на плечах; «серебристые духи» это, вот кто, самые отборные части сфероносцев, личная гвардия экзарха.

По счастью, я эти места как свои пять знаю — вырос здесь. Дорога к Седловине действительно одна, но не всем известно, где срезать можно. Есть тут одна дикая тропочка, по самой кромке провала. Очень хорошая тропочка. Слева стенка отвесная, гладкая — не зацепиться; справа ущелье без дна, только сизый туман клубится, да рокот слабый — где-то там речка в камнях бьется. А тропка сама — в ширину ступни.

Вот по ней я и двинул. Дело для меня привычно — к скале животом прижался и пошел семенить бочком. Тем более налегке я, одна винтовочка. И то озноб по коже. Перебрался я через самый вредный выступ, жду, сердце стучит. Минуты не прошло — ползут все трое! И у каждого рюкзак, а у мордатого в зубах трубочка! Я дышать перестал: все, сейчас гробанутся! Поздно уже рюкзаки сбрасывать… Был тут уже случай, когда мы с дедом от банды хизмачей удирали. Тогда их двое сорвалось, мы потом специально вниз лазали за оружием. Какое там — даже костей не нашли!

В общем, если бы я это своими глазами не видел, ни за что бы не поверил. Прошли ребята, уж не знаю каким чудом — прошли! Даже не задержались, проскочили играючи, догоняют — и мне: «Давай, давай, парень, не задерживай!..»

Двинул я, как во сне, и до самой Обители в себя прийти не мог. Что ни говори, а не было у нас в горах человека, который бы с поклажей здесь прошел. Не слышал о таком и сам бы никогда не решился. Я даже зауважал их, честное слово…

Вот так и добрались до монахов — еще засветло. Я прикинул, и получилось, что три-четыре сферочаса мы у серебристых выиграли. Не бог весть что, но хоть передохнуть можно.

Обитель древневеров — единственное живое место по эту сторону перевала. Тропа на Седловину как раз здесь проходит. Вокруг скалы отвесные — голо, дико. Вершин не видно — всё в сизой дымке; внизу черным зеркалом — озеро, Мертвая Голова называется. По форме — череп, даже глазницы есть: два круглых каменных островка. Сам монастырь прилепился на уступе: башня из неотесанных глыб с остроконечной крышей; во дворе — пристройки, тоже из камня. Все старое-престарое, еще до Свершения возвели, крыша рыжим мхом обросла, даже черепицы не видно. Раньше там древневерский крест красовался, пока его кругачи не сбили, теперь — сфера бронзовая, хотя монахи ее не больно жалуют. Все, кто через Седловину идут, обычно здесь отдыхают: У монахов обет такой: путников принимать и кормить.

Подходим, Ян меня нагоняет. Веселый, зубы скалит.

— Это что, — спрашивает, — приют альпинистов?

Черт их поймет, городских.

— Не слыхал о таком, — отвечаю. — Секта, что ли, — какая?

Гляжу, челюсть у него отвалилась, промямлил что-то, отстал. И со своими: бу-бу-бу… Тихонько, чтоб я не слышал.

В общем, словно с луны свалились! Это раньше так говорили, еще до Свершения: с луны, мол, свалился! И сейчас говорят, хотя что это такое, поди, никто и не помнит. Мне дед рассказывал: раньше по ночам в сфере такая хреновина круглая висела, вроде фонаря. Светила немножко. Полезная штука, ведь сейчас ночью хоть глаз коли!

В воротах сам отец Тибор встречает, все такой же тощий, маленький, головастый. Поседел, правда, и бороденка совсем козлиной стала, но ничего, крепенький еще. Он меня помнил, мы здесь с дедом не раз бывали.

Кланяюсь, говорю что положено. Вижу, отец Тибор глазенки свои вытаращил — ну ясно, Лоту увидел. Здесь, наверное, лет двести женщин не было. Остальные монахи тоже повылазили, бородами трясут, пялятся, хрычи старые. Дернул я старика за рясу: мол, торопимся, отче, не откажи бедным путникам и так далее. Обычай-то, спасибо деду, знаю.

Повели в трапезную. Здесь ничего не изменилось: каменные закопченные стены, очаг, длинный выскобленный стол; по углам гермы с ликами древневерских богов — вернее, святых: бог у них, у древневеров, один.

А вот с едой у монахов совсем худо стало. Вынесли нам по миске ячменной каши да по кружке кипятка. И все, а каши-то всего на донышке. Видать, совсем обнищали монахи.

В один миг очистил я свою миску, за кипяток принялся: что ел, что не ел… С такой жратвой нас серебристые в два счета сцапают. А друзья мои в мисках лениво поковырялись, отодвигают — не нравится! Лота какой-то мешочек раскрывает — там разноцветные горошинки, — протягивает мне парочку:

— Съешь, это вкусно! — И сама грызет, как леденец.

Ну разжевал я, съел. Сладкие, вроде сахара, но что толку? Пару бы мисок таких! Лучше бы хлеба предложили, вон у мордатого рюкзачище какой, неужто жратвой не запаслись?!

Отец Тибор напротив сидит, руки к груди впалой прижал, глазки так и бегают. Видать, чешется у него язык, но молчит, крепится. Это у них строго: ни о чем гостей не спрашивать.

Допил я кипяток, и такое у меня ощущение, что сыт. Вот хоть режь — сыт! Будто до отвала наелся, и не какой-нибудь там пресной каши, а мяса сочного, со сковороды. Даже привкус во рту соответствующий, как в праздники, когда жертвенного мяса нажрешься. Минуту назад быка бы съел, ей-богу, — и на тебе, сыт! Неужто в горошинах этих дело?

Лота, смотрю, улыбается. Ну, чудеса! Совсем мы тут в горах одичали: в столице вон какие штуковины в ходу, а мы и слыхом не слыхивали. И вот что интересно: усталости словно не бывало. Это после всего, что сегодня было!.. Мда…

Тут отец Тибор не выдержал, рот свой беззубый раскрыл, глазенки круглые, любопытные.

— Удивляюшь я на ваш, — шамкает. — Одеты вы больно легко. Нынче на тропе шнега по пояс, уш не жнаю, пройдете ли?..

Насчет одежды — это он точно: жидковато мы одеты.

— Круглый год шнега не тают, — продолжает старик, — раньше такого не было! Прогневили гошпода…

— А скажите, папаша, — вдруг встревает Ян, — когда у вас начались похолодания?.. Вы не могли бы точно припомнить?

Отец Тибор аж поперхнулся, глаза вытаращил. Еще бы: кто ж к монахам так обращается? Ну дает белобрысый!

— Отчего ж не припомнить, — продолжает старец смиренно. — У наш хроники, почитай, шо Дця швершения. Вше там запишано… Ешли юноша интере-шуется…

В общем, не успел я и слова вымолвить, как монахи — рады стараться — тащат на стол свои хроники: стопку здоровенных книжищ, обшитых кожей. А самые старые еще в пластиковых переплетах, я таких и не видел никогда.

Только этого и не хватало! Сматываться давно пора, кругачи на хвосте, а эти друзья, как волки голодные, на книги набросились. Листают, глазами впились, ничего кругом не видят. Ну чисто дети, будто книжек в жизни не читали! Старикашка что-то бубнит, тычет пальцем в страницы, глазки горят. Чувствуется — довольный! Может, это первые дураки за двести лет сыскались, которые в ихние хроники заглянули.

Я уж Бруно знаки делаю: мол, время! — не реагирует! Листает как бешеный, страницы так и мелькают. Тот еще читатель, — картинки, что ли, ищет? Я тоже заглянул — в ту, что Лота держала. Ох и древность! Бумага желтая, ветхая, и буквы печатные. Дед рассказывал, что раньше специальные машинки для письма были — пишущие, сами книги строчили. Это уж потом рукописные пошли, после Свершения. Читать я умел — спасибо деду, но до Лоты мне, прямо скажем, далеко. Впрочем, ничего особо интересного там не было. Все давно известно: День свершения, семь сфер, ложно-солнце, пузыри, мнимоны… Это тогда все было в диковинку — многие, говорят, даже свихнулись. Теперь-то что об этом читать?.. Как истинная вера возникла, как боролись за нее — опять же каждый ребенок знает!

Плюнул я мысленно, вышел во двор — неспокойно у меня на душе. Кругачам, конечно, еще топать и топать — здорово мы срезали! — но лучше бы нам еще дальше от них быть. Темнеть уже начало, сфера фиолетом подернулась — глядишь, через час-другой совсем погаснет. Но если наддать как следует, пожалуй, до пещеры можно успеть.

Я уж, грешным делом, подумал, не махнуть ли одному, пока они там развлекаются книжечками, но сдержался. Нет, с ними этот номер не пройдет — шутя догонят. Тут хитро надо…

Вдруг — топот, мордатый на крыльцо выбежал.

— Стэн, — орет, — ты где?

Подхожу. Бруно в небо пялится, глаза поблескивают как-то странно, будто у него там стеклышки вставлены.

— Слышишь? — спрашивает. — Гудит!

— Где гудит? — говорю. — Лавина, что ли?

Спокойно спрашиваю — знаю, не время еще лавинам.

— Нет, парень, не лавина… — качает башкой. — Туда смотри! — И пальцем в сферу тычет.

Пригляделся я, вижу: в просвете между двумя вершинами блеснула темная точка — словно металлическая. И вроде — к нам летит, будто птица. Тут и гул с неба донесся, вернее — стрекот. А штука эта летающая все ближе, буквально на глазах растет. Что за наваждение, думаю, сроду таких птиц не видал! Лота с Яном уже рядом, тоже в небо уставились.

А стрекот все громче, как бы накрывает сверху. Монахи услыхали — и во двор, руками машут, галдят.

Опешил я, по правде говоря, растерялся. Какая там птица!.. Чешет к нам прямо по воздуху невиданная машина величиной с сарай! Рыло тупое, стеклом сверкает — что-то на стрекозу смахивает. А сверху круг прозрачный, словно нимб. И прет точно на монастырь со снижением. Тут меня будто ожгло.

— А ну — в дом! — ору. — Быстро!

И только мы успели в помещение заскочить, как замолотит с неба: ду-ду-ду-ду!.. Я на пол брякнулся, вижу — по двору очередь прошла, искры снопами. Потом по крыше словно молотом — весь монастырь затрясся. Грохот, рев, вопли!.. Понял я, что это за штуковина к нам пожаловала. Геликоптер это, боевая летательная машина! Раньше, говорят, они часто летали.

Подполз я к окошку — по счастью, они здесь узкие, как бойницы! — выглядываю. Висит, гадина, совсем рядом, как привязанная, на боку белый круг — знак сферы. А в брюхе — черная дырка, откуда пулемет и шпарит. А монахи мечутся по двору, как бараны, хоть бы за камни спрятались, дурни: в упор их косит! Эх, думаю, была не была…

Просунул я винтовку ялмаровскую, поймал в прицел того типа в люке, пальнул. Попал не попал — не знаю, но пулемет сразу заглох, а машина вверх шарахнулась, чуть скалу винтом не зацепила! Ага, не нравится!.. Выстрелил я еще разок вдогонку — это уж точно мимо — и во двор. Геликоптер уже высоко усвистал, никакой пулей не достанешь, У крыльца отец Тибор лежит скрючившись — переломало очередью беднягу. Еще трое или четверо — у ограды, кто-то стонет. Троица моя уже над ними хлопочет. А у меня ноги дрожат, в ушах звон колокольный…

Ведь это что выходит?.. На Станции — рейтары, в горах — гвардейцы экзарха, теперь еще и геликоптер! В общем, и снизу и сверху обложили, как волков! Не случайно же это, не бывает таких случайностей! Даже идиоту ясно: это за нами! Вернее — за ними! Сотни солдат, отборнейшие части, гоняются по всему Призенитью за какими-то тремя типами, из которых один — щенок желторотый, вторая девица, а третий… третий, конечно, боец серьезный, но ведь один!

И еще я понял, что кругачи им давно на хвост сели, еще до Комбината. То-то они так вперед рвались, даже не свернули, когда я им знак подавал! Великие боги, что же делать?!

Вернулся я в дом. Раненых уже сюда перетащили. Бруно с Лотой что-то с отцом Тибором делают, хотя там, по-моему, делай не делай, ничем не поможешь! Мир, как говорится, праху его, добрый был старикан…

Подходит Ян — насупленный, бледный, глаза как две колючки. И что-то шепчет сквозь зубы — ругается, что ли?

— Ладно, — говорю, — идти надо… Монахи без нас своих отпоют…

Смотрит он на меня глазами круглыми, будто не слышит. Потом вроде что-то в них блеснуло — дошло до него.

— Послушай, — говорит тихо, — отсюда есть другой путь?

Я только головой потряс.

— Понимаешь, какое дело, — продолжает морщась, — геликоптер-то на перевале сел… Я проследил.

Все у меня внутри обмякло. Вот и добегались — тёперь всё! На Седловине один человек с пулеметом армию удержит.

Понял я, что хана нам, — и вроде полегчало. Конец, так конец, от воли богов, как говорится, не уйдешь…

6. СЕДЛОВИНА

Ночь была на Исходе, оставался час темноты, может, чуть больше. Стэн всегда хорошо чувствовал время — никаких часов не надо. Перед рассветом в горах всегда так: тьма будто сгущается, давит на грудь — даже дышать трудно. Впрочем, здесь, на перевале, всегда не хватает воздуха.

Стэн нацепил очки и невольно зажмурился. Мир вспыхнул призрачным сиреневым светом, будто в горах, на всех вершинах одновременно, зажглись миллионы гигантских факелов. И опять он затаил дыхание: чудо есть чудо!

Он лежал в пушистом снегу, зарывшись в сугроб чуть не по самые брови. Вокруг было светло как днем. Просматривалась буквально каждая трещина в скалах, каждый камешек.

Слева, за близким перевалом, плавной дугой нависал заснеженный массив Армагеддона. Вершина, обычно скрытая туманной дымкой сферы, блистала лиловым действенным снегом. Оттуда, пронзая Зенит, бил тонкий, с волосок, световой луч — Священная ось мира. Правее вздыбилась зубчатая цепь дальних вершин; за ними лежала Проклятая долина — страшное место, откуда никто не возвращался. А впереди, всего в сотне шагов, в неглубокой заснеженной ложбине, горбился темный силуэт геликоптера — провисшие винты почти касались снега. Даже пулемет виден в приоткрытом люке — дулом на тропу.

Да, они все-таки пошли наверх. Расчет прост: сзади сотня гвардейцев при полном вооружении — верная Смерть; впереди — экипаж воздушной машины, человек пять-шесть. Правда, у них пулемет и отличная позиция — тоже верная смерть. Но все же: сто или пять?! Конечно, днем здесь не пройти, тропа из ущелья просматривается, их перестреляли бы еще на дальних подступах. А вот ночью — ночью совсем другое дело. Ночью их здесь не ждут.

Стэн осторожно потрогал очки — надежно ли сидят? — не дай бог потерять! Бруно выудил их из своего рюкзака на тропе, когда их тьма накрыла. С виду очки как очки, легкие, в металлической оправе, неказистые. А нацепишь — всесильные боги! — ночи как не бывало!.. Очки ночного видения, вот как они называются. И одежонка подходящая у тройки нашлась — вроде чехлов с капюшонами. Материя на ощупь совсем тонкая, на рыбьем меху, а влезешь туда, молнию взык, капюшон на голову — и как в печке! Красота. Комб называется.

Стэн погладил рукав, вздохнул. Странный материал, скользкий, будто жиром смазан, а не пачкает. Лежишь в снегу и хоть бы что, словно на травке летом. Да-а, экипировочка у них что надо, любой позавидует. Вот бы такую заиметь!

Чуть скрипнув снегом, подполз Бруно, залег рядом.

— Ну? — негромко спросил Стэн.

— Спят, — сказал Бруно. — В палатке, вон за тем выступом! Трое. Четвертый — в машине. Зацепил ты его тогда…

Стэн непроизвольно погладил винтовку: ага, зацепил!..

— Так чего ждем? — возбужденно воскликнул Ян, всматриваясь вдаль. — Вперед!

Они с Лотой залегли слева от Стэна и все время шептались. Стэн досадливо отмахнулся, повернулся к Бруно.

— Ты не знаешь, где у него горючка? — спросил, кивая на машину.

— Внутри, в баках, — ответил Бруно. — Зачем тебе?

— А затем, — назидательно сказал Стэн, — что прорваться, может, прорвемся, а утром они нас в минуту догонят — и сверху, как баранов… Ясно?! Сжечь ее надо к чертям собачьим!

— Зачем сжигать?! — вскинулся Ян. — Не надо сжигать! Хорошая машина, летает… Самим пригодится!

Глянул на Стэна весело, подмигнул. «Дурак зеленый, — выругался Стэн про себя, — нашел время шутки шутить!»

— Так, может, сам и поведешь?

Ян пожал плечами:

— А что, могу и я!

— Нет уж! — вдруг подала голос Лота. — Пусть лучше Бруно!.. Я с тобой налеталась — хватит!

— Тоже вспомнила! — рассмеялся Ян. — Это ж когда было?..

У Стэна спёрло дыхание: чокнулись они, что ли?

— Вы что, ребята, серьезно?

Тройка переглянулась, Ян подался ближе к Стэну.

— Ты, главное, не дрейфь! — заговорил убежденно. — Мы эти машины наизусть знаем. Чего по снегу-то топать?..

Стэн почувствовал, что у него ум за разум заходит. Черная сфера, ведь они это серьезно! Это ж сколько учиться надо, чтоб такие машины водить?! Темно, скалы кругом, пропасти — костей не соберешь! Обалдели, совсем обалдели!

— Значит, так, — решительно произнес Бруно. — Я беру на себя машину, а вы — палатку! Подержите их там, пока я не запущу двигатель… Понятно?..

И, не дав Стэну опомниться, скользнул вниз, в ложбину.

— И-эх! — вполголоса воскликнул Ян, вскакивая. — Где наша не пропадала! Айда!

Кубарем покатился вниз по склону, увлекая за собой рыхлый снег, — будто на игрищах. Следом заскользила Лота, обернулась, призывно махнула рукой. «Мать всех богов, — прошептал Стэн, вставая, — спаси и помилуй!..»

Брезентовые бока палатки облепил иней; было тихо. На утоптанном снегу — пустые консервные банки, окурки. «Ничего живут пилоты», — невольно отметил Стэн. Бруно уже скрылся в люке, оттуда не доносилось ни звука.

Стэн замер напротив палаточной щели, у растяжек. С другой стороны застыла невысокая плотная фигура Яна. Он помахал рукой — мол, все в порядке, приготовься. Лота тихо шагнула к машине. Вдруг там что-то звякнуло, донесся сдавленный вопль — короткий, задушенный. Стэн напрягся, покрепче перехватил приклад. В палатке завозились, кто-то закашлял.

В машине опять звякнуло — на всю Седловину, потом зажужжало — резко, визгливо.

— Эй, эй!.. — сразу заорали в несколько глоток. Палатка заходила ходуном. Стэн рванул растяжки, завалил верх. Ян вдруг дико гикнул и прыгнул плашмя на матерчатую крышу. Внутри взвыли дурными голосами. В щель высунулась голова в круглом шлеме, Стэн с размаху хватанул по ней прикладом.

— Не двигаться! — заорал что есть мочи. — Кто вылезет — пуля в лоб!

Оглушительно кашлянув, застучал промерзший мотор. Дрогнули винты, пошли вкруговую, разгоняя снег, — все быстрее. Рядом возник Ян:

— В машину!..

Стэн бросился к люку. Винт вовсю молотил воздух, в лицо полоснул снежный вихрь, оттолкнул. Согнувшись, Стэн с трудом ввалился внутрь.

На дребезжащем железном полу, скорчившись, лежал офицер с обморочным лицом. Ян с Лотой взяли его за руки, подтащили к люку. Стэн посторонился. Офицер мягко нырнул в снег и вдруг быстро-быстро, ужом, пополз прочь. Ян захлопнул дверцу. Бешено взревел двигатель, машина задергалась, как в трясучке. «Сейчас развалится!» — ужаснулся Стэн, глянул в маленькое круглое окошечко. Земля стремительно падала вниз. «Святая сфера, летим!»

Он изо всех сил вцепился в какую-то скобу, ноги обмякли, желудок рванулся к горлу. Геликоптер круто завалился набок, обходя близкий склон. Внизу на снегу мелькнула распластанная скатертью палатка, несколько суетящихся темных фигурок — совсем игрушечных. Миг — и под машиной пропасть с отвесными стенами. Стэн зажмурился: «Летим, летим!..»

Кто-то встряхнул за плечо: Ян! Смеется, зубы блестят.

— Айда в кабину! — прокричал в ухо.

Держась за его плечо, Стэн ввалился в какую-то дверь, ухватился за спинку сиденья. Кругом белый пластик, стекло, какие-то приборы, рычаги, кнопки — сам дьявол не разберется! В переднем кресле застыл Бруно, руки на штурвале. Лота — чуть сзади — прижалась лицом к окошку. Под машиной стремительно проносилась черно-белая горная гряда, похожая отсюда на полузасыпанный снегом хребет дракона.

Ян подтолкнул Стэна к креслу, усадил рядом с Лотой: «Не робей, парень!» Стэн сжал зубы, унимая дрожь: «Вот черт их дери!..» Машина забиралась все выше; сбоку проплывал гребень Армагеддона — плоский, словно срезанный ножом. В центре — ровная черная впадина, как чаша. Оттуда и бил луч Оси. «Вот она, Обитель богов», — похолодел Стэн.

Луч вонзался в черное небо, быстро увязая в темноте. Там, куда он указывал, за чернильным гигантским сводом, угадывалось слабое светящееся пятнышко. «Сферополис», — догадался Стэн. Внизу толстой извилистой змеей проплывало Ущелье семи ведьм. «Куда это они?» — вдруг опомнился Стэн, подался к Бруно.

— Куда ты правишь?! — заорал в ухо. — В долину давай!..

Бруно дернул плечом, не обернулся. Привстала Лота, притянула Стэна за шею.

— Не мешай ему! — крикнула. — В столицу полетим! Все будет хорошо…

У Стэна опять, в который раз за сегодня, сперло дыхание. Во дают — в столицу! Это ж на другом конце света! Да и где они там приземлятся? На площади, перед храмом?..

В небе зажглась белая звездочка, пошла набухать — первый свет! Стэн снял очки, бережно спрятал в нагрудный карман комба. Быстро светало. Стремительно, словно взрываясь, расширялась дыра в Зените, наливалась багровым, жадно поглощала тьму. Запылали горные хребты, вспыхнул воздух — утро!

Машина, казалось, зависла в розовой пустоте. Со всех сторон дыбилась земля, грозно нависала исполинской чашей без краев. Здесь, с высоты нескольких миль, вся сфера была как на ладони. Над головой, сквозь розовую фосфоресцирующую дымку, смутно пробивались темные зеркальные пятна — Озерный край. Горы уже уползли назад и вверх и теперь прицеливались горящими остроконечными пиками в хвост геликоптеру. Точно по курсу мохнатым оранжевым ковром вставал лес.

У Стэна невольно закружилась голова: дикое зрелище! Неба нет — одна пестрая вздыбившаяся земля, готовая вот-вот рухнуть вместе с горами, озерами, реками, — и спрятаться негде!

Он откинулся на мягкую спинку кресла, перевел дух. Даже ему, горцу, не по себе, каково же должно быть этим?

Ровно стучал мотор. Ян и Лота прилипли к стеклам кабины — не оторвать. Возбужденные, друг друга локтями толкают, щеки горят, пальцами куда-то тычут. Довольные — страшно! Впереди — широкая спина Бруно, мощный загривок откинут назад. Этот головой не крутит, этому чудеса не в диковинку: и не такое видал! Прямой, невозмутимый, уверенный…

Стэн прикрыл глаза. А ведь, пожалуй, долетим, мелькнула мысль. Ребята свое дело знают твердо — это не отнимешь! Вот только ему, Стэну, от этого не легче. Ну, сядут они где-нибудь на укромной полянке близ города — зачем им там проводник? Зачем он им вообще понадобился? Если пешком топать — еще куда ни шло, может, какая польза от него и была бы. Ну, а с геликоптером этим он вообще — балласт. Вот то-то и оно!

Стэн незаметно потрогал винтовку, подтянул ближе — здесь надо в оба глядеть!..

* * *

Он очнулся от сильного рывка. Тряхнул головой, плохо соображая: «Заснул, что ли?..»

Машину швыряло. Захлебываясь, ревел мотор. Бруно как бешеный крутил штурвал, стараясь выровнять геликоптер. Что-то, надсаживаясь, кричал Ян, указывая вниз. Стэн прижался к стеклу. Черное небо, падают! Под самым днищем с бешеной скоростью проносились какие-то полуразрушенные постройки, столбы, деревья. Винт вздымал вихри пыли, за машиной тянулся широкий дымный шлейф. Боги, куда их занесло?

Рядом вжалась в кресло Лота, поблескивала оттуда неподвижными побелевшими глазами. Ян вдруг подскочил, рывком натянул на нее капюшон комба. Обернул бледное лицо к Стэну, знаками потребовал: делай! Стэн мертво вцепился в подлокотники, чувствуя, как покрывается испариной: падаем!.. Что-то пробарабанило по корпусу — будто крупный град. В борту, сбоку, появились маленькие круглые дырочки. «Пули», — похолодел Стэн, инстинктивно втягивая голову в плечи. И сейчас же что-то сильно ударило в бок, тупо и больно. «Всё», — обмер Стэн, схватился ладонью. Пальцы обожгло — пуля! Крупная, пулеметная. Застряла в чехле этом, почему-то не пробила. На излете, что ли?..

Стэн не успел удивиться. Геликоптер круто завалило набок. Обо что-то бешено замолотил винт, машину затрясло. Взвизгнул раздираемый металл, блеснуло пламя. Кабина мгновенно наполнилась удушливым дымом. Захлебнулся двигатель — машина ухнула вниз. Тотчас тело вдруг сдавило со всех сторон — не шевельнуться. Стэн рванулся, задыхаясь. С ужасом увидел, как быстро и страшно начали распухать Ян с Лотой. Что-то бесформенное заполнило кабину. И взорвалось!

7. ОТВЕРГИ

В общем, как чувствовал — гробанулись мы, прямо в эти самые развалины! Само собой, это я потом сообразил, когда в глазах прояснилось. Сижу на куче песка, за спиной стенка. В голове как ветром все выдуло, ничего не понимаю: что, где, как?.. Перед глазами туман, в горле саднит, где ни тронь — больно. Какие-то люди кругом. Впереди то ли пустырь, то ли площадь, вся в дыму. А в центре, задрав хвост к небу, догорает наш геликоптер — дым черный, жирными клубами.

Вот тут я мигом все вспомнил. Всесильные боги, значит, выкинуло меня или вытащил кто! А троице — капут! Сгорели ребята почем зря… Что-то с ними такое случилось там, в кабине, в последний момент — страшное…

Вцепился я в стенку, поднимаюсь кое-как: ничего, стою, и вроде все цело. Сразу несколько типов ко мне обернулись, дула в живот. Так, думаю, можно не рыпаться, тут обо мне позаботятся. Оглядываюсь тихонько. Винтовочки моей не видать: или в машине осталась, или прибрал кто. Жаль! Публика вокруг еще та! Кто в чем: пиджаки, куртки, мундиры… Непонятная братия, разношерстная. А вооружены неплохо, дробовиков да самопалов не видно — всё винтовочки, автоматы, а у одного на плече крупнокалиберный пулемет. Видать, этой хреновиной они нас и срубили. Тут мне наподдали пониже спины — двигай! Только за угол заворотили, смотрю — тройка моя стоит в полном составе, спинами к стене. С виду целы, в комбах этих своих, морды в саже, только белки светятся — чистые арапы! Ян подмигивает: не дрейфь, мол! Вот чертово семя!

И вот — хотите верьте, хотите нет, а на душе у меня вроде даже полегчало, словно груз свалился. Слава богам, живы! Хорошо ли, плохо ли — живы! Только что же такое с ними произошло там, в кабине, перед тем как грохнулись мы? Ведь точно помню: раздуло их, как мехи кожаные!

Хотел спросить потихоньку — куда там! Поворотили нас — и марш-марш вперед, через площадь аллюром.

Шибко погнали, будто гнался за ними кто, — не до расспросов! А я никак не соображу, с кем это нас судьба свела? Для ватажников уж больно вооружены, справно, да и какая ватага решится в геликоптер сфероносцев пулять?!

Главным у них был один бледный хиляк в кургузом пиджачке. Маленький, в чем только душа держится, а крикливый — жуть! Пистолетом все размахивал — нервный, видать. Орет что-то, надрывается, а я не слышу: уши у меня заложило…

Долго нас гнали по улочкам захламлённым, через пустые дворы, потом подвалами. Похоже на брошенный городок: в районе Больших руин их много. Если так, то отсюда до столицы — рукой подать. Хорошо же я в машине дрыханул, язви его в душу!

В конце концов загнали нас куда-то под землю: подвал не подвал, окон нет, а светло. Под низким бетонным потолком странные светильники, вроде стеклянных колб, на шнурах висят. Свет от них яркий, глаза режет. Помещение большое, и народу — не продохнуть. Разный народ, одет чисто, даже женщины есть; кругом столы, стулья, шкафы железные, пирамиды с оружием. Вдоль стен — здоровенные стеллажи с книгами.

Как увидел я это дело, сразу прозрел. Никакие это не ватажники, куда там! Отверги это, самые опасные типы под Семью сферами, — как говорится, черт им не брат!

Хиляк наш сразу куда-то в угол юркнул, там за столом сидел очкарик один, весь книгами обложен, только лысина сверкает. Главарь, что ли? Ну, все физиономии, натурально, на нас — глазеют, как на привидения. И то верно: вид у нас, прямо скажем, диковатый. Морды черные, в копоти, и чехлы эти блестящие. Они от огня, видно, усохли, обтягивают. Ну и сразу видно, кто есть кто: у Лоты фигура — дай боже! Покосился я на своих: хоть понимают, как мы влипли? Ни чёрта они, по-моему, не поняли, озираются с интересом, будто в гостях. А тут яснее ясного: попали мы в штаб-квартиру отвергов, и черта с два мы отсюда живыми выйдем! Народ отчаянный, никого не признает, не боится. А мы с голыми руками: поклажа тройки в геликоптере распроклятом сгорела, и винтовка моя — тю-тю!..

Гляжу, вылезает из-за стола очкарик этот лысый, к нам шлепает брюхом вперед — толстый как боров.

Плешь, сверкает, словно воском натёртая. Остановился возле нас, руки на животе сцепил, оглядывает. Молча. Глазки маленькие, цепкие. Долго глядел, все на троицу, — меня, видать, сразу раскусил.

— Кто такие? — восклицает наконец. — Откуда?

Голос тонкий, бабий. Открыл я рот было, да тут же и захлопнул: ну что тут скажешь! Моя личность вряд ли кого, заинтересует, а троица пусть сама выкручивается, мое дело маленькое. Тут не потемнишь, отверги — народ дотошный!

— А вы кто? — нахально рычит Бруно в ответ. — Какого дьявола вы в нас палили?.. Мы вас не трогали!

У лысого чуть очки не свалились, глазки выпучил, глядит как завороженный.

— Вы что, — говорит изумленно, — не поняли, кто мы?!

Вижу, Ян на меня зыркнул: мол, выручай. Ладно!

— Нет, отчего ж, — говорю. — Отверги вы!.. То есть эти, — спохватываюсь, — атеисты!

Отвергами их в народе прозвали, поскольку они всех богов отвергают — и старых, и новых. А себя они атеистами кличут — все одно, безбожники!

Переглянулись мои ребята — дошло наконец! Лота вперед выступает, капюшон, с головы долой, волосы по, плечам.

— Мы бы хотели поговорить с вами наедине!

Тихо вокруг стало, народ рты пораскрывал. Я ведь это сразу почувствовал: было в ней что-то такое, от чего руки сами собой по швам вытягиваются. То ли власть какая, то ли сила внутренняя — не поймешь!

Глянул на нее толстяк снизу вверх, очки поправил.

— Идите, — говорит, — за мной!..

Прошли через весь подвал, в стене — железная дверка. Открывает ее лысый, тройку пропустил, только я следом: «Стоп, — говорит, — парень! Ты пока здесь побудь — вызову!..» И хиляку этому кивает: «Присмотри!»

Вот так и получилось: они там, а я — у двери закрытой. Вот черт плешивый, ведь это он затем, чтобы нас порознь допросить, чтобы мы сговориться не сумели.

Хиляк со своим воинством рядом стоит, поглядывает на меня хмуро. И по морде видно: будь его воля, шлепнул бы он меня тут же, без разговоров. Он во мне ватажника признал, не будешь же тут объяснять!.. А с ватажниками отверги не церемонятся. Известно: где отверги, там ватаг нет. С безбожниками вообще никто не связывается — крутой народ. Дисциплинка у них как в армии, и оружие что надо. С кругачами у них война кровная: первые враги экзарха и Святого храма. Раньше отвергов на крестах вдоль трактов выставляли — дед еще застал, рассказывал — теперь, если кого заловят, направляют в Храм, на спасительные люстрации. Очищают, значит, от ереси и скверны. Встречал я кой-кого после этих самых дел. Самые лютые фанатики, за богов сферы — в огонь и в воду! А глянешь им в глаза — жуть берет! Пусто там, будто все у них под черепом выскоблено до блеска! Кукла куклой!

Короче, с какого края ни глянь, — плохо наше дело. Нельзя нас отсюда выпускать: а ну как кругачей приведем?..

Тут как раз дверь приоткрывается, лысый меня требует. Захожу. Тесная каморка с голыми бетонными стенами без окон, с потолка светильник этот чудной свешивается — как раз над лысиной толстяка. Он за маленьким столиком примостился, а напротив, на скамье, рядком — троица. Не знаю, что эта компания наплела лысому, но физиономия у него прямо дыней вытянулась, честное слово! Только я вошел, он как гаркнет:

— Имя?..

Я ответил — чего скрывать-то?.. И пошло-поехало! Как начал он меня потрошить, я даже взмок весь! И сколько лет, и где родился, и где жил, и кто родители, и как их звали… Всю подноготную вызнал, в жизни мною никто так не интересовался. Форменный допрос, — видать, толстяк на этом собаку съел.

Выжал он меня всего как лимон, губами толстыми пожевал.

— Что ж, — говорит, — с этим все ясно… А теперь, парень, расскажи-ка мне, как ты в геликоптере оказался? — Прищурился и добавляет строго: — Только не врать, понял?..

Ну, что тут будешь делать? Ясное дело, для него главное не моя биография, а о троице все разузнать, небось они ему такого насочиняли — чертям тошно! Ну, а мне-то что прикажете делать? Ведь если скажу все, отверги их как пить дать шлепнут: со шпионами храмовников тут разговор короткий! А темнить начну, — мигом расколет, и тогда уж, точно, ногами вперед!

Гляжу, Ян мне подмигивает ободряюще: давай, не бойся! Ну, ладно, думаю, была-не была! Взял и выдал все, как было: про Комбинат, Станцию, рейтеров и серебристых, про Обитель, и что там случилось, и как мы в темноте на Седловину топали, и как захватили машину кругачей. В целом правду рассказал, вот только подозрения свои пока при себе оставил: это, извините, никого не касается, пусть толстяк сам выводы делает.

Выдал и чувствую: если он нам поверит, последний дурак будет, — я бы ни в жизнь не поверил, и никто, по-моему, такому не поверит, кроме самых распоследних идиотов!

Долго лысый молчал, два раза очки снимал и все тер, тер, до дыр, наверное, протер, потом нацепил на нос и говорит:

— Ну что ж, давайте знакомиться!.. Меня зовут Раден!

Встал и руку протягивает — в знак уважения. Вот и пойми после этого, что у него на уме, у дьявола лысого!

Смотрю, ребятки мои враз повеселели, Бруно первым вскочил, руку пожал, представил всех по именам, даже меня не забыл. «Наш, — говорит, — проводник и товарищ — Стэн!..» Мда… Молодые просияли, улыбаются — наверное, думают, что толстяк сейчас извинится, что ихний геликоптер срубили, напоит-накормит и отпустит с миром!.. Как бы не так! Уж я-то чувствую: задумал он что-то, неспроста вдруг таким вежливым стал…

Уселся он поудобнее, руки на животе сцепил, зенки в потолок, и ни с того ни с сего повел речь о том, как трудно им, бедным отвергам, живется, что никто их не понимает, никто не любит, а ведь они жизни свои за нас, идиотов, кладут, и о том, как кругачи о них всяческие мерзости распускают, а народ уши развесил — верит, привык он верить, приучен к этому сызмальства, а вот чтобы собственными мозгами раскинуть — это ни-ни, это они не могут, не умеют, да и не хотят: верить-то проще, а ведь им, отвергам, на самом деле ничего для себя не надо, нет у них никаких особенных сокровищ, сами с хлеба на воду перебиваются, единственное, чем они действительно владеют — знаниями! — вот за это их кругачи и ненавидят и, между прочим, боятся, потому что известно отвергам кое-что такое, что кругачи уже два столетия от народа скрывают, — тайна Свершения! Ведь они, отверги, народ образованный, и верят они только в одно божество: Ее Величество Науку, а она говорит точно, что вовсе не боги людей под сферу запрятали, как твердят жрецы, а люди, сами себя; своими собственными руками, вот ведь какие, дела… — Снял лысый очки, опять тереть начал — глазки блестят, на меня смотрит. Само собой; я догадался, что распинался он вовсе не для меня. Эту ересь он моим приятелям предназначал, прощупывал, значит: чем дышат, как отнесутся? Ибо есть это самая жуткая крамола под Семью сферами, и пахнет это, скажу я вам, люстрациями! Было б куда — сбежал, ей-богу! А блаженные мои, гляжу, прямо с восхищением на него взирают, не понимают, психи, что мы теперь с отвергами одной веревочкой повязаны — ересь она и есть ересь!

Тут этот Раден достает какую-то бумажку и нам сует.

— Вот в этих, — говорит, — уравнениях весь секрет нашей сферы! Это и есть главная тайна, которую скрывает от народа вся эта сволочная банда во главе с экзархом!..

Вижу, разволновался старикан малость, очки прыгают. Я, конечно, никакого секрета там не узрел: дьявол их разберет, я в этой математике — ни бельмеса! А вот компания моя в этот самый листочек прямо впилась глазами — неужто соображают чего? Ян вдруг поднимается, руку тянет: «Разрешите?..»

Взял он эту бумажку, достал из кармана карандашик, что-то там приписал, значки какие-то, Радену показывает.

— Вот, — говорит, — так понятно будет?

Толстяк долго глядел. Потом вижу — губы затряслись, физиономия красными пятнами пошла.

— Так это же… это же… — сипит и за ворот хватается.

Ян кивает, улыбается — довольный; на меня глянул — подмигнул. Ну, дает, белобрысый!

Не знаю, чем бы дело кончилось, только дверь вдруг распахивается и в комнату пулей влетает хиляк этот нервный — морда как мел, глаза бешеные.

— Кругачи!!! — орете порога. — В тоннель прорвались!..

Ну, думаю, началось! Раден подскочил — стул в сторону — и за сердце.

— Как в тоннеле? — хрипит. — А где же твои люди были?!

— Да они как с неба свалились! — кричит хиляк. — Целый полк! Взорвали завал — и по канализации сюда!..

Переглянулся я со своими — без слов все ясно! Если с неба — значит, за нами!

8. ЯН

Когда они выбрались на поверхность, день клонился к вечеру. Черное солнце пустило длинные волнистые отростки — гигантский спрут на светлой зелени сферы — и теперь медленно пульсировало, испуская прозрачные радужные сфероиды.

Труба, по которой они ползли, выходила в русло давно высохшего канала. Дно и крутые склоны буйно заросли чертовым кустом; сверху нависали разлапистые кроны елей. В тени деревьев набухали и беззвучно лопались бледно-розовые поганки; кое-где копошились прозрачные, чуть видимые мнимоны.

Стэн сидел на корточках, жадно вдыхая теплый пахучий воздух. Грудь распирало, до сих пор чувствовалось удушье. В стороне, на валунах, сидела тройка. Бруно курил, вперив неподвижный взгляд в сферу; Ян с Лотой негромко переговаривались. Временами Стэну казалось, что они спорят, даже ругаются, — у обоих были возбужденные, недобрые лица.

Раден пластом лежал на склоне, по-рыбьи хватая воздух широко открытым ртом. С него текло в три ручья. Стэн взглянул на него с жалостью. Да-а, пожалуй, старику досталось больше всех. И ведь если бы не он — все бы там легли!

Разгром был полный. Сфероносцы обложили развалины со всех сторон, перебили охрану — ничего нельзя было сделать.

Уходили крысиным лазом: узкая, как кишка, труба с гнилым воздухом, проложенная через весь городок. Отряд хиляка остался прикрывать, это дало возможность остальным рассеяться по старой канализационной сети города. Возможно, кто-то и уцелел, но сюда, на поверхность, вышли только они и Раден. Старик отлично ориентировался под землей — это их спасло.

С тех пор как Ян написал что-то на той бумажке с формулами, Раден не отходил от него ни на шаг. Стэн чувствовал: толстяк что-то понял. Что-то такое, о чем никак не может догадаться Стэн. Ведь теперь ясно: никакие они не шпионы храмовников, с ними бы отверги иначе говорили. Тут что-то другое, ведь старик на этого молокососа конопатого, как древневер на икону, чуть не молится!

На дне канала было тихо; слабо шелестели ели над головой, мирно звенели мухи, привлеченные запахом пота. Рядом журчал хилый ручеек с мутной водой — все, что осталось от когда-то полноводного канала.

Тяжело кряхтя, приподнялся Раден, оперся сзади на руки.

— Пора!.. — сказал задушенно. — Я отведу вас в леса… к хилиастам!.. Они нас примут… Передохнем — и в Большие руины! Там наши…

Бруно вынул трубку, хмуро покачал головой.

— Нет! — сказал твердо. — Нам в столицу надо!

Молодые сразу обернулись, выжидающе уставились на Радена. Какая столица, ужаснулся Стэн. Ведь кругачи не идиоты — ясно, куда тройка метит! Туда сейчас и муха не проскочит!

Раден глядел на них красными воспаленными глазами.

— Хорошо, — вдруг сказал хрипло, — я пойду с вами!.. Одним вам не пройти…

Стэн чуть не вскрикнул: да он чокнулся! Сам, добровольно, в этот змеюшник!.. Бруно с сомнением покачал головой, но ничего не сказал. Вскочил Ян, помог старику подняться.

— Будет трудно, Раден, — сказал негромко. — Но… мы все понимаем!.. Спасибо!..

Они пошли прямо по руслу канала, продираясь сквозь заросли. Стэн тащился последним, автоматически переставляя ноги и прикрывая лицо от колючих веток. Где-то в груди застыл холодок обреченности: куда, зачем, неужели им всем жить надоело?.. Что ж они такое задумали, в конце концов, ради чего такой сумасшедший риск?.. Старик, конечно, догадывается, и он с ними! Это надо как следует обдумать. Почему тройка так быстро снюхалась с отвергами? Что у них общего?.. Ну, в богов не верят, ну, образованные — что еще?!

Стэн потряс головой — тупо ломило в висках, мысли расползались. Проклятая труба, ведь чуть не задохнулись!..

Канал вел к столице. Раден сказал, что раньше по нему спускались сточные воды из города. Теперь его перекрыли — Сферополис имел два ряда мощных крепостных стен, которые возвели сразу после Второго крестового, когда объединенные отряды Хизмы взяли столицу штурмом и удерживали ее почти неделю. Страшная, рассказывают, была резня, весь этот канал был завален трупами. Только в ночь на седьмые сутки кругачи отбили город, выбросив воздушный десант прямо на крыши домов. Древневерские кресты с распятыми хизмачами потом протянулись по всем главным трактам Семисферья.

По словам Радена, где-то недалеко в канал выходила сточная труба, которая соединялась с подземными коммуникациями столицы. Раньше, лет пять назад, этим путем отверги тайно проникали в город. Потом кругачи заделали выход, но все-таки это был шанс: может, удастся пробиться в другом месте?

Перед Стэном маячила обтянутая блестящим комбом спина Яна. Рядом, тяжело дыша, топал Раден. Все время о чем-то переговаривался с Яном. Сначала Стэн прислушивался. Речь шла о каких-то уравнениях, константах и прочих чуждых Стэну вещах. Это злило, к тому же мешало слушать, что делается вокруг. Они прошли около трех сферомиль, когда Бруно неожиданно остановился, поджидая остальных.

— Да, это где-то здесь, — сказал Раден, оглядывая правый склон. — Только заросло сильно…

Канал в этом месте расширялся, видимо, размытый весенними паводками. Дно было завалено рухнувшими деревьями, колючий кустарник стоял сплошной стеной.

— Не нравится мне здесь, — процедил Бруно, подозрительно крутя головой. — Ну-ка, Стэн, разведай, что там наверху?

Прислушиваясь, Стэн осторожно полез по склону: Бруно зря не скажет! В траве звонко пели цикады, в листьях акаций гулял ветер. Снизу доносилось астматическое дыхание Радена.

Стэн вылез наверх, опасливо раздвинул кусты. Перед ним расстилалась гладкая равнинная чаша без краев, с редкими низкорослыми рощицами. Правее лежали развалины брошенного городка, откуда они только что чудом унесли ноги. Слева, совсем недалеко, коричневой пеной вспучился лес. А за ним, где-то в конце канала, размытая сизой дымкой, вздымалась громада Сферополиса. Стэн видел столицу первый раз и не мог отвести глаз: вот это колосс! Сколько ж там народу живет, жуть!..

Он уже хотел спускаться, когда краем глаза уловил какое-то движение справа. Оглянулся — обмер!.. Из-за кустов акации торчало автоматное дуло. Выглянул солдат в пятнистой форме, быстро приложил палец к губам: «Молчать!..»

«Засада! — молнией пронеслось в мозгу у Стэна. — Напоролись!..»

Солдат качнул автоматом: «Вылезай!..», на мгновение скосил глаза вниз, в канал. И тогда Стэн, коротко оттолкнувшись, упал спиной назад.

— Кругачи-и!!! — взвизгнул на лету не своим голосом, покатился кубарем. И тут же застучало, загрохотало со всех сторон. Что-то больно садануло в спину: раз, другой! Почувствовал: не пробило! Выдержал комб!

Ломая кусты, слетел на дно, юркнул куда-то за поваленный ствол дерева, затаился. Палили сразу, с обоих склонов. Сбоку, за глиняным пригорком, вжимались в землю Ян и Лота. Автоматные очереди прошивали воздух над их головами, секли кусты. Бруно куда-то исчез. К молодым по открытому пространству полз Радей, неумело загребая локтями.

— Куда-а?! — надсаживаясь, закричал Стэн. — Назад, назад!

Старик словно не слышал, упрямо лез к пригорку. Стэн увидел, как тенью метнулся вперед Ян, упал на Радена, прикрыл. «Сумасшедший!..» — мелькнуло у Стэна.

Откуда-то выскочил Бруно, коротко взмахнул рукой. Слева и справа беззвучно полыхнули молнии, ослепили. И сразу стрельба захлебнулась. Все смолкло. Из кустов на склоне медленно, головой вперед, вывалился солдат, покатился вниз. Рядом скользила винтовка. «Лихо!» — мелькнуло у Стэна.

Он осторожно выполз из-за ствола, встал — ноги подрагивали. Тишина оглушила, болезненным пульсом отдавалась в затылке. Сильно болело под лопаткой. Он осторожно потрогал в том месте — ткань была целой. Ай да комб!

Бруно застыл в напряженной позе, прислушиваясь. Ян с Раденом тяжело возились в траве. Старик задушенно хрипел — никак не мог встать. К ним спешила Лота. «А ведь еще легко отделались!» — подумал Стэн.

— Стэн! — Бруно поймал его за плечо. — Осмотри заросли! Надо найти вход!

Стэн молча подошел к убитому солдату, подобрал винтовку. Мордатый прав: сматываться надо отсюда, да побыстрей!

Осмотрев винтовку — ничего вещица, не хуже ялмаровской! — Стэн быстро прочесал заросли на обоих склонах. Засада была организована грамотно. Всего он обнаружил шестерых солдат в странной пятнистой форме — бог знает, что за часть? Они лежали навзничь в тех позах, в которых их застигла внезапная смерть. Удивительная смерть ни ран, ни крови, словно громом убиты. И ведь на Комбинате было то же самое — все мертвые, а крови нет. Чем же это их Бруно?..

Вход в трубу оказался за густой порослью чертового куста: круглая черная пасть с тяжелым запахом ржавчины и тления. От одной мысли о том, что туда придется лезть, по спине Стэна поползли мурашки. Он вернулся к завалу. Раден уже сидел, привалившись к поваленному дереву, держался за сердце. Лицо — будто пеплом присыпано.

Ян почему-то все еще лежал, и над ним низко склонились Бруно с Лотой. У Стэна кольнуло сердце: неужели?!. Да нет, он же в комбе, а его никакая пуля не берет! Подошел ближе, заглянул. Весь правый висок Яна был разворочен, лицо залито красным. В голову, похолодел Стэн. Как же это?

Он добрел до Радена, опустился рядом. Стэн видел рану всего миг — этого было достаточно. Ян умер мгновенно, не мучаясь, уж в этом Стэн разбирался. «Вот тебе и легко отделались!..» Он смахнул пот с лица — губы были соленые; кожа на лбу и щеках горела, как обожженная. Рядом мелко и часто дышал Раден — будто собака на жаре. Мутно глядел на тело в траве.

Несколько минут Стэн просидел, не шевелясь. Мыслей не было, какие-то обрывки — пустые, глупые, идиотские… Что-то надо было делать, куда-то идти, где-то прятаться. Соображалось туго. На Радена надежды нет — сам на ладан дышит. Эти зачем-то с мертвецом возятся, кругачи вот-вот здесь будут — стрельбу небось чуть не в столице слышали!..

Стэн заставил себя подняться. Лота сидела на корточках, будто оцепенев. Длинные волосы скрывали лицо. Мордатый деловито копался в ране — прямо толстыми, удивительно проворными пальцами. Стэна передернуло: они сошли с ума! Схватил Бруно за руку:

— Брось!.. Его похоронить надо!

Не оборачиваясь, Бруно оттолкнул его — словно щенка. Не устояв, Стэн упал на траву. Лота даже не шелохнулась.

Стэн вскочил, тяжело дыша, — перехватило горло.

— Оставь их!.. — прохрипел Раден сзади. Он держался за сердце, серое лицо перекошено.

«Ладно, — подумал Стэн, — значит — всё!.. Вот и хорошо!»

Он закусил губу, в горле почему-то стоял тугой комок. Вернулся к старику — на того было жалко смотреть. Со стороны развалин гулко раскатилась пулеметная очередь. Близко. Вздрогнув, Стэн схватил винтовку: надо сматываться. Куда?.. Бруно и Лота по-прежнему сидели в траве у тела.

«Ну, как хотят! — подумал Стэн. — Бог с ними!..»

Он наклонился, кое-как поднял Радена на ноги.

— Пойдем-ка… — сказал, подсовывая плечо. — Чего здесь сидеть?!

С трудом потащил вверх по склону — старик висел на нем мешком, таращился через плечо назад, что-то пытался сказать…

Стэн сам не знал, зачем прихватил с собой Радена. Не хотелось оставлять его кругачам — ведь это значит: люстрации! Еще больше не хотелось уходить одному. Если старик оклемается, можно будет уйти к хилиастам, о которых он говорил. Сейчас самое время найти какую-нибудь нору поглубже, выждать, затаиться, пока все затихнет.

9. РАДЕН

Ночь застала их в лесу, в небольшой ложбине, куда Стэн свалился, споткнувшись о бурелом, да так и остался, не в силах шевельнуться. Было тихо, только где-то в чащобе, откуда тянуло болотной сыростью, утробно ухала ночная птица выпь. Пахло смолой, прелью, грибами. Раден лежал на влажном мху, вытянув руки вдоль тела; толстые щеки сильно отвисли, глаза полуприкрыты; дышал редко, со стоном.

Стэн уже сообразил, что все зря: старик не отлежится. Похоже, слишком много на него сегодня свалилось: разгром, труба, засада, Ян… Это при больном-то сердце! В общем, пора молитвы читать. Хотя не нужны ему молитвы — еретик ведь!

Где-то далеко сухо треснули винтовочные выстрелы, раскатились эхом на весь лес. «У канала!» — определил Стэн. Неужто их еще не взяли?! Ладно; не его это дело, с ней мордатый — пусть думает, ежели он такой умный. Удирать надо, а он какую-то возню с телом затеял. Может, они из какой-нибудь тайной секты, у них там, говорят, покойников вообще не хоронят: какие-то свои ритуалы…

Стэн поправил ночные очки, наклонился к старику: Раден беззвучно шевелил губами, уставя неподвижный взгляд в ночную сферу. Вздохнув, Стэн обхватил себя руками, съежился. Да, очки эти чудесные он все-таки сохранил. Выходит — на память! И еще — чехол этот. Так и протаскал весь день, не снимая. Между прочим, потому и жив до сих пор. Там, в геликоптере, в него попало, и в канале — дважды; да еще грохнулись в развалины эти — машина вдребезги, а им всем хоть бы что, даже не поранились! В общем, не простые это чехлы, с секретом. И от пуль предохраняют, и разбиться не дают… Кому скажешь — ни в жизнь не поверит! Как они тогда в кабине раздулись, — будто мячи резиновые! Это, значит, чтоб падать не больно. Мда… А вот Яну не повезло, прямо в висок, как на заказ, и комб не спас. Надо было ему соваться под пули, идиоту, старик вон все одно богам душу отдает. Смерть Яна его скорей всего и доконала, уж очень он прикипел к белобрысому после этих самых формул. Выходит, судьба у них такая, столько, значит, боги им отмерили…

— Стэн?! — вдруг отчетливо позвал Раден. — Ты где?

Старик незряче шарил перед собой руками, хватал воздух.

— Здесь я, здесь! — Стэн сжал старику ладонь, почувствовал — в руке что-то есть. Вроде маленькой книжки.

— Возьми! — прохрипел Раден. — Там расчеты… Формулы сферы… Отдашь им… Ты понял?

— Да, да! — ответил Стэн. — Я все понял. Ты лежи, лежи…

— Стэн, мальчик, — с натугой продолжал Раден, — слушай меня внимательно… Мы считали — сфера это навечно! Как проклятье, за грехи наши, Там, за сферой, была война. Давно… Атомные мины! Мы были обложены со всех сторон — минный пояс! Они взорвались одновременно… резонансная волна… Пространство выродилось, думали — навсегда!..

В горле у него захрипело, забулькало.

— Чепуха! — вдруг выдохнул громко. — Процесс обратим, слышишь?.. — Мы вернемся — обязательно!

Руки обессиленно упали на мох, широко открытые глаза уставились в пустоту ночи.

— Я, старый осел, не догадался, — продолжал совсем тихо. — А он — смог!.. Так просто: обратная связь… Мы никогда не порывали полностью, это — псевдоколлапс! Энергия проникает, сфера проницаема… Иначе — тепловая смерть, смерть…

Раден говорил все тише, Стэн еле улавливал, ничего не понимал: может, бредит?

— Держись их, Стэн, — вдруг услышал явственно, — они из тебя… человека сделают!.. Иначе — пропадешь!..

Старик всхрипнул, дернулся — затих. Стэн, выждав с минуту, наклонился: Раден больше не дышал.

Обхватив колени руками, Стэн долго сидел на поваленном стволе, глядя на заострившееся лицо старика, Как странно, думал он, всего-то полдня прошло, а кажется — родного потерял! Вот ведь сволочной закон! Почему вдруг прикипаешь сердцем неизвестно к кому?.. Ну кто он мне?.. Умный — да, спору нет, на деда моего чем-то похож, но ведь еретик! Мне бы от него подальше, отмучился — и ладно, примите, боги, душу его грешную и будьте милостивы! Так нет же: ведь теперь до смерти его не забуду! Как и Яна… Вот тоже — что мне до него? Не друг, не брат, вообще неизвестно кто и откуда! И может, для меня это как раз лучший выход; черт знает, как бы еще все повернулось, если бы он жив остался, они ж и впрямь психованные: как пить дать в город бы поперлись и меня бы с собой прихватили… Всё понимаю — а жалко. Не знаю, чем он меня взял — всего-то день вместе! — а вот засело у меня где-то внутри, что, может, это лучший из парней, кого я в жизни встречал. Это надо же: собой прикрыть! И не родного кого-нибудь — старика чужого! Что ни говори, а у нас здесь таких не сыскать… И как они сразу друг с другом сблизились — будто чувствовали, какая им судьба уготована! Одержимые они — вот что! Вот что в них общее, и у Радена, и у тройки!

Потом Стэну вспомнилось, как отпихнулся от него Бруно, — молча, между делом. Не в себе они были — это понятно, но все же нельзя так, не собачка он им. Эх, да что говорить! Вон Лота хоть и смотрит ласково, и ссадины его лечит, а ведь еще дальше от него, чем Пресветлая богиня сфер, — на ту хоть молиться можно, лик ее мраморный целовать в храме…

Стэн просидел очень долго, думая о разных вещах, прикидывал. Идти никуда не хотелось, да и куда идти?! Столица — отпадает; обратно, к ватажникам?.. Нет уж, сыт по горло! В общем, некуда податься, хоть здесь живи, в лесу, со зверями дикими!.. Прав Раден: так и в самом деле пропасть недолго! Решаться надо… Он встал через силу, наломал лапника, плотно прикрыл тело Радена — могилу вырыть было нечем, одна винтовка с собой. Постоял перед темным холмиком, вдыхая резкий запах свежей хвои. Что-то сосало под сердцем, неприятное, смутное… Как там Лота с мордатым?! Живы? Или лежат там, в канале, и прикрыть-то тела некому!..

Больше не раздумывая, Стэн двинулся сквозь густой подлесок туда, откуда раздавались давешние выстрелы, с каждым шагом убеждаясь все сильнее, какого маху он дал, оставив их одних. Перед глазами против воли всплывали дикие картины, одна страшней другой.

Лес спал, угомонились даже ночные птицы, потрескивала хвоя под ногами. Узкая звериная тропа причудливо петляла.

Стэн успел отойти всего сотню-другую шагов, когда впереди что-то слабо клацнуло. «Затвор!» — мелькнуло в мозгу.

Нырнув в сторону, Стэн затаился, сжимая в руках винтовку.

— Эй, вылезай! — раздалось с тропы. — Стэн!..

«Бруно! — Стэн перевел дыхание. — Значит, живы!»

Мордатый стоял поперек тропы, держа на руках Лоту — легко, играючи. Она обхватила его шею руками. Бледное лицо обращено на Стэна; громадные белки глаз будто светились.

— Что с ней? — вырвалось у Стэна. — Ранена?

— Тихо! — шикнул Бруно. — Не ори!.. — Он разжал руки, Лота соскользнула на землю, встала, поджав ногу. Придерживая ее за талию, Бруно достал трубку, сунул в рот.

— Ногу она малость того… — сказал, раскуривая. — Видать, переломчик! — Он выпустил дым, оглянулся. — Но это ерунда, — добавил рассеянно. — Завтра пройдет…

Точно, чокнутый, пронеслось у Стэна.

Лота вдруг легко прыгнула вперед, вцепилась ему в плечи. Лихорадочно блеснули глаза — совсем близко.

— Где Раден? — прошептала торопливо.

Стэн молча качнул головой назад.

— Умер???

— Да! — почему-то было страшно смотреть ей в глаза.

— Когда?.. — Стэн почувствовал, как судорожно сжались ее пальцы. — Ну же?..

— Час… нет, два назад! — с трудом выдавил Стэн. В горле стоял спазм.

— Поздно!!! — вырвалось у Лоты.

Она круто обернулась. Бруно тут же подхватил ее на руки.

— Вот что… — бросил отрывисто. — Отведи-ка нас к нему! Только, быстро…

Плохо соображая, Стэн пошел назад. Не без труда отыскал ту самую ложбину в чащобе, невысокий холм из лапника. Бруно тут же разворошил лапник, оба низко склонились над телом.

«Да что они, не верят, что ли?! — подумал Стэн. — Совсем обалдели!..»

Через минуту оба выпрямились. Бруно покачал головой.

— Да, поздно… — мертвым голосом повторила Лота, глядя в землю. — На полчаса бы пораньше!..

Стэн промолчал. Понял: не в себе она. Ян, да еще Раден — небось к смертям-то не привыкла!

— А ведь я могла спасти его, — вдруг сказала отчетливо. — Надо было только увидеть!.. Никогда себе этого не прощу!

Что-то такое у нее в голосе было, что Стэн сразу поверил: да, могла! И не простит, конечно… Белые неподвижные глаза Лоты теперь смотрели на него. Стэн невольно поежился: странный взгляд, непонятный. Вроде добрый — и в то же время гневные искорки в глубине.

— Я понимаю, ты хотел как лучше, — сказала негромко. — Только… только зря ты его увел!..

Стэн потряс головой — почему зря?! Ведь кругачи же! Чего всем-то погибать!..

— Ладно! — подал голос Бруно. — Чего уж там…

Он подхватил Лоту, усадил на пригорок. Сел рядом.

— Передохнем малость…

Вообще-то, конечно, зря, подумал Стэн. Останься он, может, и нога у Лоты была бы цела.

Лота сидела сгорбившись, спрятав лицо в ладони, чуть раскачивалась туловищем — взад-вперед. «Плачет!» — понял Стэн. Что ж, пусть, авось полегчает. Кто знает, может, Ян для нее был самым родным человеком — может, любила его? Что он о них знает? По сути — ничего, ведь до сих пор темнят, скрывают, хотя чего там скрывать, все равно дело их не выгорело.

— Стэн, — вдруг негромко позвал Бруно. — Давай-ка сюда!

Стэн приблизился. Лота отняла ладони — громадные глаза были сухи. Отвердевшее осунувшееся лицо будто враз постарело. Стэн невольно поджался — такой он ее еще не видел. Перед ним сидела не потерявшая голову от горя девица, а собранный, готовый на все человек, который твердо знает, что и как…

— Вот что, парень, — сказал Бруно, выковыривая прутиком пепел из трубки, — давай-ка начистоту!.. Положение тебе известно… Яна с нами больше нет, у Лоты — нога… В общем, хреновое положение. А дело делать надо! Соображаешь?

Стэн облизнул пересохшие губы: неужели им мало?..

А Бруно неторопливо раскурил трубку и негромко, будто для себя, заговорил о том, что есть на свете дела, которые, хоть умри, а сделай, и вот у них как раз такое дело, к тому же не все так безнадежно, как он, Стэн, наверное, себе представляет: умелого человека ничто не остановит. Короче, есть тут у них одна мыслишка — на крайний случай приберегали! — в два счета можно в столице оказаться, доставят, как говорится, с музыкой, вопрос только в том, что с ним, Стэном, делать, ведь, если честно, проводник им не больно-то был нужен, просто жалко его стало — парнишка-то он неплохой, о засаде предупредил и вообще, — вот и взяли с собой, чтоб не пропал. Ну, а теперь, когда нет с ними Яна и Лота покалечилась, он, Стэн, очень даже может пригодиться, так что пусть он сам и решает: или дальше с ними, или — вольному воля, удерживать его они не станут, опасное дело затеяли… Правда, и здесь скоро жарко станет: кругачи весь лес обложили, не прорваться одному, они сами-то еле-еле вырвались, вон Лота чуть ногу не угробила, черт знает сколько времени потеряли, пока по лесу петляли, чтоб не навести солдат на них с Раденом, а он, бедолага, и помер, и теперь уж, как говорится, даже боги бессильны… Вот Лота и убивается, клянет себя, потому что всего-то и делов было: сунуть старику пилюльку от сердца, и был бы он сейчас жив-здоров, а вот прошляпили: сначала с Яном возились, не заметили, как он, Стэн, Радена уволок, а потом — кругачи, ну и понеслось…

Бруно еще что-то говорил, но Стэн уже не слушал. Так вот в чем дело, вот почему Лота на него так смотрела!!! Выходит, он сам, на собственном горбу, Радена на смерть уволок! Стиснув зубы, Стэн затряс головой: тупица, болван, пень безмозглый — сунулся, просили его! Ведь угробил старика, как есть угробил!

— Кончай башкой трясти! — бросил Бруно. — Решать надо, парень: с нами или как?..

Стэн вскочил на ноги, закусил губу. А его, значит, пожалели, прихватили с собой, как приблудную собачонку. Он-то, придурок, черт те что вообразил, а они — из жалости!..

Он поднял голову, сразу наткнулся на взгляд Лоты: строгий, будто оценивающий. Что-то еще там было — такое, от чего у Стэна бешено стукнуло в груди, перехватило дыхание.

— Да! — глухо сказал он. — С вами!..

Заметил, как сразу потеплели глаза Лоты, смягчились черты лица, и Стэн почувствовал восторженный холодок: вместе!.. Что бы ни случилось — вместе! Он нужен ей…

— Ну, ладно, — сказал Бруно, пряча трубку в нагрудный карман. — Тогда — готовься!.. Сейчас кругачи здесь будут.

Стэн стиснул винтовку, прислушался. Где-то недалеко отрывисто и зло лаяли собаки.

— А потом? — вырвалось у него. — Что потом?

— Потом? — переспросил Бруно, поднимаясь, — А потом — мы сдадимся! Если они нас того… не шлепнут сдуру!.. Ясно?..

10. БРУНО

Вот уж не думал, что цел останусь!.. Очухался в каком-то фургоне трясучем. Лежу пластом, морда на грязных досках, а перед носом — сапожищи солдатские. Дух от них — не передать! Видимо, от этой вони я и очнулся. Между сапог приклады винтовочные приплясывают, мотор надрывается — везут нас куда-то!..

Чувствую — не шевельнуться, спеленали по рукам-ногам, как колоду. Голова трещит, во рту горечь соленая, губ не разлепить. В общем, чисто разделали, чертово семя…

Ну, кое-как приподнял башку, оглядываюсь. Крытый брезентом фургон; вдоль бортов — солдатня на скамьях. Десятка два, все в пятнистых робах, на плечах — черные кружки, знак ночной сферы. Черносферцы! Морды чугунные, на меня — ноль внимания. Дальше, ближе к кабине, Бруно с Лотой вповалку.

Скрипнул я зубами — такая злость взяла! Решился, называется! Послушался этого долбака психованного. Вот, значит, в чем их великий план заключался: чтобы кругачи их сами в столицу доставили! С музыкой!.. Это уж точно — даже с плясками. До упаду! Живого места не оставили, сволочи! Это же надо догадаться: добровольно кругачам в плен?! Но я-то хорош, поддался, не остановил… Тут швырять-трясти перестало, на ровную дорогу выбрались, шофер газу наддал. В фургоне посветлело. Пригляделся я к солдатам, что ближе сидели, — ох и рожи, под стать Бруно! Черт знает, где таких выращивают, — амбал на амбале, от таких не уйдешь. Сидят истуканами, пялятся куда-то в брезент — зенки стеклянные. Пьяные, что ли?..

Через некоторое время — тормозим. Снаружи голоса, крики. Брезент сзади откинулся, какой-то тип в офицерской фуражке в кузов заглядывает. Глянул, рукой машет: «Пропустить!..» В столицу въезжаем — значит, скоро уже.

Ну, едем дальше. Вдруг чувствую, кто-то меня со спины за веревки дергает. Изворачиваюсь: Бруно! Мать честная, сидит на полу и ножом мне веревки режет. Глянул я на солдат — хоть бы один бровью повел! А из глубины мне Лота рукой машет, она уже у окошка стоит, больную ногу поджав. Вроде даже подмигнула — ну совсем как Ян: мол, не дрейфь, парень!

У меня малость ум за разум зашел.

— Чего это они? — бормочу и на солдат кошусь.

— Спят! — говорит Бруно. — Не обращай внимания!..

Спрятал он лезвие, к окошку подался. Пригляделся я к солдатам — а ведь и на самом деле спят! Все до единого, с открытыми глазами, словно лунатики. Колдовство, не иначе!..

Хочу встать — ноги подламываются, совсем скис. Тут Бруно сует мне несколько горошинок и фляжку маленькую — запить. В одно мгновение башка прояснилась, прямо звенит, а в теле — ни боли, ни вялости; силы — горы бы своротил! Вот это напиточек! Хотел еще хлебнуть, не дал мордатый: нельзя, говорит, больше — вредно! Вскочил я — и к окошку. А там… Матерь божья, грузовик-то уже по главной столичной площади шпарит, вон и купол уже близко: белый-пребелый, будто яйцо, полсферы закрывает, над ним шпиль золотой в небо вонзается, конца аж не видно! Все вокруг оранжевым светом залито: крыши домов, окна, асфальт площади — прямо пожар. Народищу — чисто Вавилон! Толкотня, давка, гул, все куда-то прут, друг друга пихают… И военных тьма: конные, пешие, в разной форме, все вооружены, кое-где даже панцири храмовников сверкают.

Фургон наш сквозь толпу эту едва ползет, шофер сигнал оборвал. И едем мы прямиком к куполу, то есть к Храму Святой оси, и, между прочим, народ туда же стремится, только солдаты их сдерживают. Тут у меня, как говорится, прорезалось. Ну да, ведь сегодня же праздник, День Первого свершения — самый что ни на есть великий праздник Семисферья! Скоро Чудо оси, Большие жертвоприношения, пророчества…

Оторвался я от окошка, гляжу — Лота ко мне ковыляет, за солдат придерживается. Те — как колоды бесчувственные: хоть ты их режь, хоть жги!

— Подъезжаем, — говорит Лота спокойно и в окно кивает.

Вот оно, ожгло меня, вот они куда все время метили — в Храм оси!

— Ничего не бойся, ничему не удивляйся, — продолжает Лота. — Все сделает Бруно. А ты мне поможешь, договорились?

Кивнул я молча, сам дрожу весь, только не от страха — нет во мне страха! — от напряжения. В Храм, в святая святых, будто приглашали их! А ведь там охраны — как деревьев в лесу, не могут они этого не знать, а вот поди ж ты!.. Черт их знает, что они еще могут! В общем, ничего я про них не знаю, ничего не понимаю, одно чувствую: не из наших они! Больно отличаются от нас, будто вообще не сейчас родились, а где-нибудь в Золотом веке. Жрецы говорят — будет такой после Второго свершения, чистый Эдем, молочные реки, кисельные берега, вино в фонтанах, все сплошь праведники и святые. Только когда это еще будет, а они вот, уже есть, из плоти и крови, на богов похожи, а не боги, да и не верю я жрецам насчет этого царства, мало ли, что через тысячу сферолет будет, нам-то здесь жить и сейчас, и не с праведниками, и сами мы не праведники, вот ведь дела какие…

Тут фургон дернулся последний раз, встал.

— Всё! — командует Бруно. — Пошли!!!

Смотрю, солдатня встрепенулась, повскакивала — и через борт, горохом: четко, слаженно, любо-дорого посмотреть! И на нас, само собой, ноль внимания! Чертовщина!

— Не отставать! — рявкает Бруно, и за ними. Лота меня в спину нетерпеливо подталкивает: «Давай, Стэн, не бойся!..»

Сиганул я на асфальт — там черт знает что творится. Народ стеной прет, черносферцы полукругом выстроились, штыки наружу: охраняют нас от толпы. Рядом — белая стена Храма, как ледяная гора. В ней стальные ворота — вход.

Лота меня окликнула — помог я ей из кузова выбраться, придерживаю. Бруно к воротам подскочил, в руке — вроде игрушечного пистолета. Приставил вплотную — как полыхнет оттуда, будто из гаубицы: пламя, искры, дым!.. Глаза сами собой зажмурились. Открываю — в воротах черная дырища, в мой рост, наверное, по краям багровым огнем светится. Жуть! Тут народ ахнул — и врассыпную, вмиг вокруг чисто стало.

— Прикрой лицо! — командует Лота. — Быстро!..

Натянул я капюшон поглубже, Лоту на руки — и туда! Дыхнуло жаром, гарью, опалило кожу. Продираю глаза: над головой купол белый вздымается, громадный, как небо; пол мраморный сияет зеркалом, будто застывшее озеро. А где-то далеко, в центре, стоит здоровенная, окруженная решеткой, каменная чаша, и из нее бьет вверх ослепительный луч — узкий, как копье, смотреть на него больно. Ось мира!

Лота дернулась, выскользнула из рук. И сразу завопил кто-то рядом — на весь Храм. Оборачиваюсь — боги мои, стоит рядом машина сатанинская, подковой изогнулась: тысячи глаз, все разноцветные, и мигают, как живые! Что-то в ней крутится, стрекочет, попискивает. В кресле перед ней какой-то храмовник в белом мундире — орет как резаный. Над ним Бруно навис: весь черный от гари, шапчонка на голове дымится, страшный, как дьявол. Лота к нему на одной ноге прыгает.

Бросился я, подхватил ее за плечи. «Скорей!.. — кричит. — Туда!» Этот в белом, смотрю, уже на полу, на четвереньках, — только зад мелькает. А Бруно склонился — и по клавишам, двумя руками. Сразу вой со всех сторон: дико, с надрывом, даже кровь стынет, — сирены! Бруно уже присел, какую-то крышку внизу отдирает, прямо с мясом. Проводов там внутри — миллион, в глазах рябит. Он туда руки, по самые плечи: треск, шипение, искры веером… Сирены враз захлебнулись, а огоньки на машине еще быстрей заплясали — словно взбесились. Лота в кресло плюхнулась и давай какие-то кнопки разноцветные давить. Боги, думаю, как же они во всем этом разбираются?!

Слышу, крики под куполом, топот. Откуда ни возьмись, прет к нам куча народа — сплошь храмовники, вооружены до зубов. Только я рот раскрыл — предупредить! — воздух вокруг нас всколыхнулся, рокот пошел волнами: низкий, грозный. И такой вдруг страх на меня навалился — сроду не бывало! Вот еще секунда, кажется, и всем нам здесь крышка! Даже волосы зашевелились. Дернулся я куда-то, уж не соображаю ничего, одно в башке: бежать, бежать… Не успел — перехватил меня Бруно, ручищей за ногу поймал и — как клещами. А под куполом визг, вопли, стоны, охрана сломя голову — к выходам! Я дергаюсь, бьюсь как рыба на крючке, волком вою… Жуть!

Вдруг — кончилось все, стих рокот, и мигом страх куда-то пропал. Вокруг — ни одного человека, все сгинули. Ох, думаю, опять страсти эти дьявольские!

Лота в кресле оборачивается, глазищи так и сияют.

— Стэн, — говорит, — милый! Ведь успели мы!.. Бруно перехватил управление— никто сюда не войдет!

Я пот вытер — мокрый я после всей этой чертовщины, хоть выжимай. Ну ладно, успели, а дальше-то что?.. Все равно нас храмовники отсюда выкурят. Что тогда?

Бруно с пола встает, весь черный, в подпалинах, глаза горят — сущий демон.

— Готово! — хрипит. — Можно вводить в Ось!

Лота вздрогнула, глянула на него как-то странно: то ли с восторгом, то ли с жалостью — не поймешь. Ее вообще трудно понять, такой уж человек…

— Давай! — говорит тихо.

Бруно развернулся и потопал куда-то.

— Стой! — кричит Лота. — Вернись!

Подходит — морда невозмутимая, ни один мускул не дрогнет. Лота вдруг привстала в кресле, обхватила его за могучую шею, поцеловала в лоб:

— Иди!..

И пошел он куда-то к центру, в сторону Чаши, на которой Ось мира покоится. Быстро идет, чуть не строевым шагом: от сапог гул на весь Храм. Не по себе мне почему-то стало.

— За ним! — командует тут Лота. — Помоги мне…

Оперлась на меня, заковыляли мы следом. Он уже у решетки. Разбежался, перемахнул играючи — а там в два моих роста! — и давай вокруг Чаши кружить, вроде как по спирали.

Подходим к ограде.

— Все! — шепчет Лота. — Нельзя дальше!..

Стоим, к прутьям прижались. У Лоты глаза темные, расширенные, в зрачках — Священная ось белой нитью.

А Бруно все кружит — ближе, ближе — и вдруг прыг, к Чаше, обхватил ручищами, словно поднять собрался. Слышу, Лота шепчет: прощай, мол, Бруно!.. А Бруно вдруг распирать начало во все стороны: спина горбом, руки из рукавов повылазили и давай расти… Уже и не руки — щупальца нечеловеческие, черные, скользкие — всю Чашу кольцом обхватили. Треснула тут куртка его кожаная, в прорехах металл блеснул; провода откуда-то повыскакивали, зазмеились к Чаше.

Вцепился я в прутья, стою как оглушенный, даже молитву не могу прочесть: память отшибло начисто! Лота мне плечо сжала: не бойся, мол!.. Куда там!..

А у Чаши — сущая чертовщина! Уж и тела Бруно нет — одни провода, спирали, шары какие-то… Где-то среди этой мешанины голова крутится — лицо мелькает темной маской. Минута прошла — нет Бруно, исчез начисто! Вместо него нависло над Чашей дикое сооружение, все в шипах, как еж, сверху огонек зеленый подмигивает — прямо в воздухе. А от Бруно — только кучка рваных тряпок на зеркальном полу.

— Вот и все, — говорит Лота со вздохом. — Нет больше Бруно, он свое дело сделал!

Что-то у меня в мозгах вроде сдвинулось.

— Так это… — бормочу, — это…

— Да, — подхватывает с улыбкой. — Бруно — это машина! Хорошая машина. Мы любили его. Ведь он — это как бы мы!

11. ЛОТА

Чуть не сел я, ей-богу! Подумать только, машина! Машина, которая в тысячу раз умнее любого человека здесь!

А Лота засмеялась, а потом говорит, что, мол, не удивляйся, все поступки Бруно — это их с Яном приказы, или заложенная программа, у них с Бруно была дистанционная связь, ну, как бы мысленная, и когда он говорил, то это в основном были слова Яна и Лоты, хотя сам Бруно многое умел: он и телохранитель, и следопыт, и носильщик, и водитель, и бог знает что он еще умел, одно только ему было не дано: мыслить по-человечески, все ж таки это машина из железа да пластика, и главное его назначение — здесь!..

Тут Лота кивает на то, что раньше было Бруно, и говорит:

— БРУНО — это значит: Биороботальная Установка Нейтрализации Оси! Теперь ясно?.. Ради этого его и сделали, ради этого и мы здесь! Видишь этот огонек над Чашей?.. Это значит, что установка, которую он нес в себе, заработала! И ничто уже ей помешать не сможет! Скоро ты не узнаешь своего маленького мирка. Переждем здесь, а потом… потом ты кое-что увидишь!..

Говорит она эти слова, и чувствую я, что вот эти минуты — самые главные во всей моей жизни, и в прошлой, и в будущей, даже если мне еще сто сферолет жить придется! Набрался я храбрости, взглянул ей прямо в лицо.

— Кто вы? — спрашиваю. — Откуда к нам пришли?..

Тряхнула она волосами, прищурилась лукаво. В глазах — самых светлых под Семью сферами — веселые огоньки вспыхнули.

— А ты все еще не понял?

Неужели, думаю, оттуда?.. Но ведь не может этого быть, нет там ничего! Да и как же, сквозь сферы-то, невозможно это!.. Чувствую, еще секунда — и лопнет у меня сердце, как мнимон проколотый.

— Ну что ты сам себя пугаешься?! — продолжает Лота, улыбаясь. — Ведь догадался же, вижу!..

Я только губами шевелю беззвучно — значит, оттуда!

— Присядем, — говорит Лота.

Опустилась прямо на пол, спиной к решетке, больную ногу вперед вытянула. И что интересно: уже вовсю ею шевелит, словно и взаправду подзажила. Присел я на корточки рядышком, понимаю: главное — впереди! А она молчит, вроде задумалась о чем-то; может, Яна вспомнила…

— Боже мой, — вдруг головой качает, — как же вы только выжили?! Двести лет без солнца, без неба, без правды… Это же тюрьма!..

Я плечами пожал: насчет тюрьмы — это она зря, просто настоящей не видела. А жить и здесь можно — живем ведь!

Нет, я, конечно, знаю, что до Свершения мир другой был. Над головой ничего не висело — пустота! — а вся земля — внизу. Я на картинках видал: чудно, будто кто разогнул всё. Может, тогда и лучше было, но кто ж виноват, что так вышло? Если бы не война — и Свершения б не было! Не мы ж ее развязали! Жрецы что говорят: как рванули первые бомбы — земля и замкнулась. Спасли, значит, боги наш народ, заключили в Священную непроницаемую сферу! Ну, а кто снаружи остался, — в пепел, в прах!

Тогда и Ось засияла — Сфера-то вокруг нее и вращается, — и ложносолнце объявилось, и мнимоны, и нечисть всякая — вспомнил, мутантами их называют! — и небо по семь раз за день цвет меняло, и пузыри радужные пошли… В общем — все, как сейчас. Древневерская церковь тогда сдуру Апокалипсис объявила — мол, вот он, Конец света, покайтесь, грешники! Кое-кто и вправду поверил — свихнулись! — но остальные ничего, выжили. А что?.. Сфера дает тепло и свет, земля родит, запасы немалые нашлись — на случай войны подготовили. В общем, получается, что у нас своя маленькая планетка, только жизнь не снаружи, а внутри…

Древневеров убрали — чтоб не каркали! — жрецы на их место сели. Они-то поумней оказались, и вера у них правильней. Не Конец света, а наоборот — Спасение! Мол, подойдет срок, будет и Второе свершение: раскроется сфера, достойные вернутся в большой мир — обновленный, очищенный атомным огнем новый Эдем! Вот и получается — избранники мы божьи.

А выходит, что правы-то отверги, а не жрецы: какие ж мы избранники, если есть Лота и остальные?! Скорей уж они избранники, ведь они — оттуда!

Только я хотел ее об этом спросить, как опять сирены взвыли — и эхом на весь купол: меня даже передернуло. Лота вздрогнула и сразу на Чашу взглянула. А там, над этой самой установкой, вместо зеленого — красный огонек мигает. И вижу, Лота моя в мгновение ока белей купола стала — ясно, дрянь дело! Потом прямо в воздухе замелькали какие-то знаки светящиеся, и чувствую, что-то меня начало отпихивать от ограды, будто невидимая рука. Тут и я, наверное, белей муки стал.

Лота обернулась, взглянула на меня пристально, как тогда, в лесу, — словно оценивала. На мраморном лице — блики красные, брови нахмурены. Вздохнула коротко и говорит:

— Пошли отсюда, Стэн!.. Нельзя тебе здесь оставаться!

И голос уже совсем не тот — усталый, глухой, — в общем, крепко она духом упала. Вскочил я, хотел ее на руки взять — не позволила. Поковыляли обратно, к той машине диковинной, у ворот. Лота уже на больную ногу ступает, не морщится. Молчит, лицо застыло, руки — как ледышки. Одним словом, ясно: что-то у нее не вышло, то ли авария, то ли другое что?

Вернулись к воротам. Глянул я — что такое?! Вроде те же самые, через которые мы под купол попали, а дыры нет! Вместо нее какая-то блямба блестящая с неровными краями — будто нарост. Так вот почему за нами не сунулись — заросла дыра, затянулась, как на живом! И хоть чудо это немыслимое, а я не особенно удивился, — видно, вконец отупел от чудес этих, ничем уж меня не поразить: эти, которые оттуда, все могут!

Стоим у свода, он вроде из полупрозрачного стекла сделан. Снаружи тени какие-то мечутся, ворота гудят — лупят по ним чем-то… Сзади сирены надрываются, багровые вспышки купол озаряют. Лота опять на меня смотрит, а глаза — черные-пречерные, как сфера ночная.

— Понимаешь, Стэн, — говорит будто с усилием, — придется отсюда выйти… Не отсидеться нам здесь! Они замкнули энергию Оси — здесь растет излучение. Это — смертельно!

Ничего я про это самое излучение не понял, зато сразу сообразил, что нас отсюда просто-напросто выкуривают каким-то дьявольским способом — храмовники ведь тоже не болваны, кой-чего соображают! Ну что ж, думаю, выходить, так выходить, Лота что-нибудь придумает! А она головой покачала и говорит, будто мысли мои прочла:

— Нет, Стэн, чудес больше не будет!.. Бруно нет, рассчитывать придется только на себя, понимаешь?..

— Та-а-ак!.. — говорю. — Ясно!

Выходит, вся их сила в Бруно была, в машине этой. Она умела и молнии метать, и убивать бесшумно, и солдат усыплять, и ужас на людей наводить, как только что было в Храме. А Лота с Яном — такие же, как мы, ничего божественного в них нет. Вот только лучше они, чище, правильнее, что ли…

А Лота назад смотрит, на установку, над которой красный огонь мигает: все ярче, тревожнее. Прощается, что ли?! И тут мне вспомнилось, как она сначала проговорилась: мол, тебе нельзя оставаться! Не случайно у нее это вырвалось! Получается, что ей это чертово излучение не страшно, а все дело во мне, из-за меня она собирается к врагам выйти, собой пожертвовать. Э-э, нет, думаю, этому не бывать!

Наклонился я, подобрал с полу автомат — кто-то из охраны, удирая, бросил, — затвор передернул.

— Значит, — говорю, — туда? — И на ворота киваю.

— Туда, — отзывается эхом.

Что ж, все ясно, живым к этим гадам лучше не попадаться. И ведь что интересно: сразу я все решил, и нет во мне страха! Вытравил я его из себя напрочь — спасибо тройке! И вот от этого радостно стало на душе, хоть напоследок себя человеком ощутить — и то хорошо: не каждому такое дается в жизни. К тому же, если уж по правде, за нее, за богиню мою земную, семь жизней бы положил не задумываясь!

— Вот что, Лота!.. — говорю. — Я все понял! Сейчас ты откроешь дверь, и я выйду! Один! И не вздумай за мной идти — все равно не позволю!..

Смотрю, глаза у нее потеплели, черноты поубавилось.

— Эх ты, — говорит, — мальчик!.. Разве между настоящими людьми так дела делаются?! А ты подумал, каково мне будет?..

Сказала, и дрогнул я. Понимаю, что глупость она сделать собирается, что смешно даже сравнивать нас — да кто я перед ней?! — а вот сердце подсказывает: ее правда, у них, у настоящих, и в самом деле так не водится — бросать друг друга. Тут Лота автомат у меня отбирает — в сторону отбрасывает.

— Не надо этого! — говорит. — Больше у вас никто никого убивать не будет. Я же обещала: все теперь станет иначе! И не бойся ничего — не посмеют они, увидишь…

То ли успокоить меня хотела, то ли действительно надеялась — у меня на сей счет свое мнение было. И если бы решился, своими руками бы ее жизни лишил — все лучше, чем к жрецам!

И вдруг Лота обняла меня, в губы поцеловала, шепчет:

— Ты только выдержи, милый, прошу тебя — выдержи! Ведь самая малость осталась!..

12. ЭКЗАРХ

Экзарх был в белом мундире без знаков различия — невысокий, сутулый, густые волосы с проседью, добрый прищур карих глаз. Ничего особенного Стэн в нем не нашел, обыкновенный человек. На портретах, которые висели в каждом храме, Верховный жрец выглядел иначе: старше, величественнее, суровей — как на иконах древневеров.

Он стоял за массивным письменным столом, у окна. Полуденный свет сферы заливал громадный кабинет. По углам, в нишах, прятались мраморные лики богов; у стены стоял раскрытый алтарь со сценой Первого свершения: вздыбившаяся чашей земля, солнце в черных отростках, обезумевшие люди…

Стэна с Лотой усадили в глубокие мягкие кресла, обтянутые белым шелком, хотя они все еще были в комбах, черных от грязи. Стэн долго не мог сообразить, почему он здесь, и вообще — жив?.. Ведь его даже не били, только в самом начале, когда ворота купола с глухим стуком захлопнулись за их спинами, ему пару раз перепало прикладами. Но это так, пустяки, солдаты просто срывали злобу. Потом с ним разговаривали какие-то высшие жреческие чины с золотыми нашивками на рукавах — опять же спокойно, без мордобоя, — и вот он здесь, в покоях Верховного… Уму непостижимо. И только потом до него дошло, что всё дело в Лоте! Мягко ступая, Верховный вышел из-за стола, остановился напротив девушки.

— Как я понял, у нас мало времени, — сказал отрывисто. — Ваши условия?

Лота устало покачала головой.

— Никаких условий, — сказала негромко. — От вас требуется только одно — сообщить обо всем населению!

Экзарх резко сел в кресло напротив — будто прыгнул, — достал золотой портсигар, закурил.

— Почему нельзя войти в купол? — спросил, разгоняя ладонью дым. — Мои люди взрезали двери и до сих пор топчутся там, как бараны…

Легкая улыбка тронула губы Лоты.

— Ну, это просто… Есть такой приборчик… Назовем его для простоты «генератором ужаса». Это понятно?

Экзарх слегка приподнял бровь, задумался.

— В принципе, — произнес негромко, — нам ничто не мешает расстрелять вашу установку прямо из дверей.

— Мешает! — сразу сказала Лота. Глаза ее уже откровенно улыбались. — Установка защищена… И потом… — она чуть качнулась вперед, — поймите, вы имеете дело не с дилетантами!

Экзарх пристально, с каким-то болезненным любопытством разглядывал Лоту, курил, щурился сквозь дым.

— Ну а если бы не дошли? — спросил неожиданно. — Ведь вы, кажется, не бессмертны?!

Лота пожала плечами.

— Пошли бы другие… Просто это бы случилось чуть позже.

— И ни тени сомнений?

— Нет, почему же… — Лота взглянула на него внимательней. — Все было: и сомнения, и решения! Мы ведь кое-что видели… И с этим надо кончать!

Экзарх порывисто встал, шагнул к столу, бросил окурок в пепельницу.

— Все не так просто, как вы представляете, — сказал, возвращаясь. — Здесь сотни тысяч людей. В основном полудикари. Сфера для них — единственно возможный мир. Они скорее умрут, чем откажутся от него!

Остановившись перед креслом Лоты, он сцепил руки за спиной. Лота устало вздохнула, откинулась назад.

— Зачем умирать? — сказала глуховатым голосом. — Когда люди узнают истину, никто не захочет умирать…

Экзарх быстро курил, глядя на нее сверху вниз, и Стэн вдруг понял, каких усилий стоило ему это внешнее спокойствие.

— Позвольте все-таки узнать, кто вас уполномочил принимать решение? — спросил он. — Кто вы?

Лота выпрямилась в кресле, глаза ее блеснули. Стэн непроизвольно напрягся: «Вот сейчас!..»

— В данный момент я представляю здесь семь миллиардов объединенных граждан Земли, — сказала просто. — Решение приняли вдвоем с Яном: полномочия у нас есть! Официально предлагаю вам немедленно оповестить население о скором переходе…

Экзарх недоверчиво покачал головой:

— Быстро же вы оправились… Мы считали, что там, за сферой, ничего не осталось. Ядерная зима и прочее — ну, вы понимаете!..

Лота вскинула голову, лицо порозовело.

— Да поймите вы, наконец, — не было никакой войны! Хватило разума и сил… А был мир, двести лет мира — впервые в истории Земли. Вы даже не представляете себе, что это такое — два столетия мира!

Стэн потряс головой. Боги, о чем они?! Семь миллиардов… не было войны… Как это — не было?! Зачем же они тут?.. Нет, не может быть! И Раден говорил — была! Ядерная…

— Но если так, — криво улыбнулся экзарх, — откуда сфера? Значит, все-таки боги?!

Лота пристально взглянула ему в лицо.

— Вы хотите меня уверить, что действительно не знаете, как это случилось?

Лицо экзарха оставалось бесстрастным.

— Ну, хорошо, — устало продолжала Лота, — допустим, вы хотите услышать это от меня…

Откинувшись назад, она полуприкрыла глаза.

— Примерно двести лет назад была доказана возможность эффекта ЛСП — локального свертывания пространства, — заговорила ровным, монотонным голосом. — За это ухватились тогдашние правители вашей страны. Возник секретный проект: заключить часть страны в непроницаемый кокон, переждать термоядерную войну — тогда она казалась неизбежной. Потом вернуться — разумеется, уже единственными хозяевами…

Стэн сидел, забившись в кресло, затаив дыхание слушал.

— Начались опасные эксперименты, — продолжала Лота. — Ваших лидеров предупреждали, но… — Лота невесело усмехнулась, — что может быть страшнее атомной войны?! В общем, все закончилось катастрофой! Неуправляемая реакция, взрыв, локальный коллапс… Страну накрыла сферическая волна. Пространство свернулось внутри многомильной сферы…

Она замолчала, глядя в окно. Ветер парусил светлые занавески. В просвете мелькал белый, сверкающий купол Храма.

— Дальше?! — вдруг нетерпеливо бросил экзарх.

Стэн вздрогнул, облизнул пересохшие губы — в висках гулко стучали молотки.

— Дальше… — задумчиво произнесла Лота, — дальше мы ничего не знали о вас! Исчезла целая страна, пусть и небольшая. Тысячи квадратных миль пространства стянулись в бесконечно малую точку. Это трудно представить — мир в элементарной частице… Много лет искали возможность пробиться к вам так, чтобы не вызвать катастрофы и у вас, и у нас… Наконец — удалось. И вот мы здесь…

Она взглянула на Стэна, ободряюще улыбнулась. Стэн перевел дыхание: так вот, значит, как…

— Почему только трое? — резко спросил экзарх, отбрасывая окурок прямо на ковер. — Почему не триста?

— Ну зачем так много? — пожала плечами Лота. — К тому же это не безопасно для вас: чем больше забрасывается внутрь масса, тем сильнее возмущение…

Она выпрямилась, взглянула экзарху в глаза.

— Мы же не собирались воевать с вами. Наша задача: знакомство с местными условиями и принятие решения на месте! Мы никак не предполагали, что вы сразу начнете охотиться за нами. Значит, вы боялись вторжения и приготовились заранее!.. — Лота решительно тряхнула волосами. — Ваши методы… «охоты» и помогли нам принять решение. Без вашего участия!.. — сказала твердо.

У Стэна щипало глаза от пота. Машинально обтеревшись рукавом, он посмотрел на экзарха. Неужели это правда?! Значит, не было никакого божественного Свершения! Никто их не спасал… Катастрофа, взрыв… А религия сферы, боги, храмы, жрецы, жертвы — чтобы они не свихнулись и верили…

Экзарх долго молчал, хмуря брови. Лицо его затвердело.

— А если даже и так? — вдруг произнес глухим голосом. — Что это меняет? Мы не в ответе за предков!..

Он круто обернулся, подошел к столу, уселся, сцепив руки перед собой.

— Я обязан думать о своем народе — здесь и сейчас! — продолжил он из-за стола отрывисто. — Вера в Свершение — основа нашего мира. Вы хотите разрушить ее. Но это вам не мост взорвать! Вы представляете, что будет с населением?.. Шок, безумие! Те, кто выживет, никогда не приспособятся к вашему образу жизни — это же питекантропы! Как вы поступите с ними?.. Резервации, туземные поселки за колючей проволокой?..

— Перестаньте! — выкрикнула Лота. — Уж о них-то позаботятся… Если вы действительно думаете о народе — сообщите ему правду! Еще есть время…

— Ну хватит! — в голосе экзарха звякнул металл. — Я не могу допустить эту авантюру!.. Мы действительно подготовились. У нас отличная армия: танки, артиллерия, авиация! Как бы вам не вспомнить, что такое война!..

Верховный жрец откинулся назад, крылья крупного носа раздувались. Стэн напрягся, ему не хватало воздуха. «Что же будет теперь? — тупо стучало в мозгу. — Что же теперь будет?..»

— И еще… — продолжал экзарх. — Я напомню вам о тех ядерных реакторах, которые действовали в стране накануне Свершения. Они работают до сих пор! Мы накопили тонны плутония. Прикиньте-ка, сколько бомб можно сделать?! Предупреждаю: мы пойдем на все!..

Лота покачала головой.

— Семь миллиардов, — раздельно произнесла она. — Семь миллиардов свободных людей!.. Какие бомбы, какие танки — опомнитесь! Сейчас не время для детских игр! Займитесь срочными делами… Иначе я всерьез поверю, что вы нездоровы.

Экзарх качнулся вперед, лицо его побледнело.

— Так вы отказываетесь выключить установку? — стеклянным голосом произнес он.

«Вот оно», — пронзило Стэна. Он невольно встал с кресла и теперь стоял, сжимая кулаки. Он чувствовал, что сейчас произойдет. Это повисло в душном, жарком воздухе кабинета, это застыло в побелевших немигающих глазах экзарха, плотно сжатых тонких губах — неотвратимое, как страшный сон. «Боги, — взмолился Стэн, — если вы есть — сделайте что-нибудь!!!»

— Отказываюсь! — спокойно сказала Лота. — Впрочем, это уже невозможно…

Экзарх медленно поднялся во весь рост, лицо его неузнаваемо изменилось. Стэн с ужасом увидел, как буквально на глазах сползла с него маска терпения и доброжелательства. Теперь перед ними стоял он, владыка Семисферья, каждое слово, каждый жест которого — закон!

— Дрянь!.. — процедил он, раздувая ноздри. — В героини захотела?.. Не выйдет!!! Я отдам тебя солдатам… толпе! Народ сам накажет осквернителей Храма и веры!..

Не помня себя, Стэн рванулся вперед: «Нет! Только не это!!!» Лота удержала его за руку, на бледном лице вдруг сверкнули белоснежные зубы: она смеялась!

— Вы просто больны! — бросила звонко. — Ваше место в клинике для душевнобольных!..

Сквозь влажную пелену в глазах Стэн видел, как экзарх, стиснув зубы, шарил вслепую по столу. Со стуком распахнулись двери, кабинет наполнился людьми в форме.

— Не сме-еть!!! — закричал Стэн, прыгая им навстречу.

13. СТЭН

Дальше — туго помню. Врезали мне чем-то по черепу, все поплыло. Вроде куда-то тащили, куда-то везли…

Врубаюсь — степь травянистая ровной чащей; над головой — лесистые холмы; сзади — канал, весь чертовым кустом оброс. Тот самый канал, где мы вчера на засаду напоролись.

Невдалеке — грузовик крытый, храмовники рядом разминаются, дым в небо пускают. А дело уже вроде к вечеру, хотя и светло еще. И на какой черт, думаю, они меня сюда притащили? Не велика птица, могли бы там же, на месте…

Тут еще два грузовика крытых подъехали. Брезент откинулся, солдаты вниз попрыгали. Потом народ повалил разный.

Присмотрелся — себе не поверил! Вот те на: знакомые все лица! Джуро, Аско Кривой, Пузырь, Шакал с братьями, Ялмар… В общем, вся банда во главе с вожаком, все бывшие покойнички!.. А я-то их уже похоронил давно!.. Выходит, никого тройка не убивала, просто нейтрализировала, чтоб под ногами не путались, — и дальше, своей дорогой!

Вслед за ватажниками, смотрю, монахи-древневеры полезли, из горной обители, а когда я среди них отца Тибора разглядел, даже не удивился: значит, воскресила его тройка, они и не такое могут! Дальше — отверги появились, грязные, как черти, даже их хиляк-командир уцелел — аж весь синий от побоев. Одним словом, все, кто хоть как-то с тройкой дело имел, — здесь.

Так вот зачем нас к каналу притащили — чтоб, значит, концы в воду! И хотя я давно уж готов был к этому, все равно мороз по коже: неужто решатся, ведь столько народу!

Кругачи согнали всех в кучу — торопятся, нервничают, затворами щелкают. Вдруг вижу, народ расступился, и выходит из толпы она, Лота, целая, невредимая, походка царственная, будто плывет по траве, — и ко мне! Солдаты ее не задержали, вроде даже отпрянули — как от ведьмы.

Вскочил я ей навстречу, не устоял — бухнулся на колени, совсем ноги не держат. Наклонилась она, в лицо заглядывает.

— Стэн, мальчик, — шепчет, — как же тебя так?!

Видать, красиво меня разукрасили. Кругачи поодаль стоят, на нас искоса поглядывают, курят. А я ничего видеть не хочу, кроме лица ее родного, — и ведь ни тени страха в нем!

Руку мне на голову положила, шепчет:

— Потерпи, милый!.. Сейчас легче будет…

И такая нежность в голосе, что горло у меня намертво перехватило: хочу сказать что-нибудь напоследок — слова не вымолвить! А она все гладит по голове и смотрит, а в глазах блеск странный, завораживающий… И снова, как тогда в лесу, после Станции, боль куда-то ушла, силенка вдруг появилась, в мозгу мысли зашевелились. Ясно мне стало, что это ее сила в меня вливается — последнее отдает! Извернулся, прижался губами к ладони ее, мычу что-то…

— Ничего они мне не сделали, — шепчет в ухо. — Не посмели!.. Я же говорила… Держись — скоро уже!..

И на небо посмотрела. А небо действительно странное. Вроде фиолетовый час настал — вечерний, а не темнеет. Наоборот, по всей сфере какой-то тревожный свет: розовыми сполохами, будто пожары повсюду.

Тут солдаты зашевелились, офицер объявился — что-то каркает, рукой машет. Морда красная, бешеная…

Кругачи цепью выстроились, погнали народ к берегу. В общем, все ясно. Здесь нас и порешат! Засыплют, заровняют — поди найди! Мол, знать не знаем, ведать не ведаем… Лота привстала, побледнела: тоже поняла.

Подогнали народ, выстроили у кромки канала. Все молчат, хоть бы крикнул кто, — глаза остекленевшие, мертвые. Заранее с жизнью распрощались. Ватажников Ялмара пока не тронули — отдельной кучкой стоят, в стороне. А я на заросли кошусь, что левее начинались. Если рвануть туда и вниз, по склону, — может, и удастся удрать, а?..

Подался я к Лоте, киваю на кусты — мол, давай! Не реагирует, уставилась на солдат, взгляд дикий, страшноватый, зрачки во все глаза — и вся будто одеревенела!

Солдаты тем временем выгнали вперед ватажников, у тех уже откуда-то винтовки в руках. Сфероносцы сзади, автоматы им в спину: чужими руками, значит! Взяли ватажники на прицел — морды хмурые, испуганные. На небо косятся — пожар там все сильнее, так и полыхает!

Дернул я Лоту за рукав: если попытаться, то сейчас, пока они с первой партией расправляются. Ноль внимания!

Тут офицер что-то крикнул, рукой взмахнул. Винтовки вверх дернулись — залп! Рвануло уши, из канала воронье тучей… А народ стоит! Мимо!!! Поверх голов саданули…

Офицер заорал, выхватил пистолет, забегал перед ватажниками, Ялмару врезал наотмашь…

Снова винтовки поднялись, дула ходуном ходят, и чувствую — опять вверх целят. Пальнули — точно, мимо! Народ, правда, не выдержал, многие попадали вниз — со страху. Ни черта я не понимаю: что происходит?! Кругачи совсем взбесились — орут, прикладами машут, кто-то уже к машинам побежал…

Оборачиваюсь — Лота белая, в глазах — огонь холодный, колдовской, до костей прошибает. И понял я, почему ватажники мимо палили! Она это!!! Великое небо, кто ж еще на такое чудо способен!

Вдруг — гул раздался мощный, грозный. Враз крики прекратились, все морды вверх задрали. А там — страшное дело! Горит небо, пылает лютым пламенем. В зените — дырка белая, бьет оттуда ослепительный огонь. Все вокруг замерло: воздух, деревья, кусты, люди. Лота вдруг голову запрокинула, вскрикнула что-то — и в траву, как подкошенная.

Дернулась тут страшно земля, ушла из-под ног. Лечу я куда-то и вижу: треснула сфера, раскололась! Что-то черное за ней, страшное, и — точки яркие, ледяным огнем горят.

Потом грохнулся я на спину — искры из глаз. Лежу — гудит со всех сторон, словно со всех гор лавины. А трещина уже во все небо. Тут дрогнули горы, леса — и вниз, на меня! Вот он, Конец света! Мир — падает!!!

Заорал я что-то, сам себя не слышу, зажмурился: что-то у меня в мозгу отключилось, выпал кусок из памяти… То ли минута, то ли час… Пришел в себя — тихо, только в башке шумит на все лады. Поднимаю голову — великие боги, нет больше сферы!!! Совсем нет! Над головой — что-то голубое, прозрачное, с белыми клубами. А под этой голубизной — совершенно немыслимая, бесконечная равнина — плоская, как стол! Весь мир — нормальный, единственно возможный мир замкнутой сферы — распрямился! Нет больше вогнутых равнин, ничего не висит, все распахнуто, раскрыто… Куда ни глянь. — плоскость, плоскость, плоскость… Только где-то далеко, в прозрачной синеве, виднелись сиреневые горы.

Значит, свершилось, думаю, все-таки свершилось!!! Вот он каков, мир по ту сторону сферы!

Встал я на четвереньки — голова кругом, все плывет, качается, но все же сообразил, что меня к самому каналу отбросило. Как же, думаю, здесь жить-то, ведь невозможное дело!

Слышу, кусты рядом зашуршали, внизу чье-то лицо замаячило. Хоть и туман перед глазами, узнал: отец Тибор! Грязный, побитый, исцарапанный, но живой — глазами хлопает!

Сразу я о Лоте вспомнил. Собрался с силенками, на ноги встал. Шагнул вперед — раз, другой. Качает, к горлу дурнота подкатывается, но ничего, иду, не падаю. По плоскости иду, и ничего надо мной не висит, не давит. Ох и странное чувство, скажу я вам!.. Стало быть, можно жить, ведь не умер же, дышу, и остальные вроде шевелятся…

Оглядываюсь, Лоту ищу. Солдатня вперемешку с ватажниками в землю вжимаются, мычат с перепугу. Лоты нигде не видать. Может, в канал ее забросило?..

Только двинул туда — полыхнуло что-то сверху, словно взрыв! Гляжу, сияет над головой бело-желтый шар — страшный, косматый! Рухнул я, под кустик какой-то заполз, замер. Вмиг сообразил: атомный взрыв это, вот что!.. С детства наслышаны о войне этой самой — знаем!.. Значит, решился все-таки экзарх, на все пошел, будь он проклят!!!

Спрятал лицо в ладони, жду: сейчас ударит! В мозгу одно вертится: жаль, не успел!.. Чего не успел — сам не знаю!

Потом, чувствую, кто-то меня за плечо трясет. Дернулся я, поднимаю голову — Лота! Сидит на корточках, лицо вверх, под этот чудовищный, испепеляющий свет, — и смеется!

— Ну, что ты, глупышка!.. Это же просто солнце проглянуло! Это же наше с тобой солнце…

Что-то у меня в мозгах перевернулось со скрежетом сумасшедшим и лопнуло. Не помню, как на ногах очутился, — слезы градом, коленки трясутся. Вокруг — черт знает какие цвета, все изменилось: трава, листья, камни, сама земля! Ветер подул — теплый, ласковый, запахи какие-то одуряющие, в траве — зеленой!!! — живность степная надрывается. Вокруг солдаты зашевелились, кое-кто уже на четвереньки встал. Из канала народ недорасстрелянный потихоньку выползает — морды очумелые, к земле жмутся. И свет, целый океан света…

Потом прямо с неба свалилась какая-то громадная штуковина, вроде шара белоснежного. Шлепнулась рядом, в сотне шагов, лопнула, как зрелая тыква, люди оттуда посыпались — много. И к нам: орут, руками машут — чисто психи.

А среди них, широко раскинув руки, бежит вприпрыжку невысокий крепыш с белобрысыми волосами. Екнуло у меня тут сердце: неужто Ян?! А что, у них все возможно!..

Святослав Логинов




На вопрос, почему я пишу именно фантастику, вероятно, можно дать много ответов. Можно рассмотреть вопрос с разных сторон, доказать нужность и важность фантастики, а заодно и покрасоваться перед читателем. И все ответы будут правдой. Но все-таки самое главное в том, что фантастика — это очень интересно. Было время, когда я, еще мальчишка, не читал ничего, кроме фантастики. И это ничуть не помешало мне впоследствии понять и полюбить классическую литературу, любовь к которой мне безуспешно пытались привить в школе. Каждому возрасту свои книги.

Для того чтобы художественное произведение могло воспитывать, обучать, предупреждать или звать куда-то, его должны прочитать. А до сих пор еще никто не видел человека, выбирающего книги по принципу «что поскучнее». Автор, если эго не конъюнктурщик, мечтающий лишь о гонораре, должен об этом помнить.

Не знаю, как другие, а я физически не могу писать произведение, которое мне самому было бы неинтересно читать. Именно поэтому я начал писать фантастику, долгое время работал только в области фантастики и лишь относительно недавно освоил жанр научно-художественного очерка, начал писать историческую прозу и пробовать себя в труднейшем из жанров — сказке. Но всегда и всюду берусь только за такие темы, которые кажутся мне интересными.

Если хочешь создать что-то действительно значительное, то иначе просто нельзя.


Святослав Логинов

Ганс-крысолов

Господь, спаси мое дитя!

Немецкая народная баллада
Рассказ

Всюду жили чудеса. Они прятались под метелками отцветшей травы, в позеленевших от жары лужах, среди надутых белых облаков, украшавших небо. Чудеса были любопытны, они тянулись к Гансу, старались дотронуться, согнувшись в три погибели выглядывали из-под кустов. Ганс не обижался, он и сам был любопытен. Если смотрят — значит, так им лучше, не надо мешать. Вот и сейчас Ганс знал, что кто-то притаился за ветками, не решаясь выйти. Ничего, в свой срок покажется и он.

Ганс развязал котомку, достал ржаной сухарь и начал громко грызть. Оставшиеся крошки собрал на ладонь, широко раскрыл ее, показывая всем, и тихонько посвистел. С ближайшего дерева слетела пара пичуг — незнакомых, их Ганс видел первый раз. Усевшись на краю ладони, птички принялись быстро клевать. От частых осторожных уколов больно и сладко зудела кожа.

— А теперь что надо сделать? — спросил Ганс.

Пичуги вспорхнули, но через минуту вернулись снова, уронив на ладонь по тяжелой перезревшей земляничине. Слизнув ягоды, Ганс поднял к губам дудочку и взял тонкую ноту, пытаясь повторить утреннюю песню синицы. Но замер, не услышав даже, а просто поняв, что тот, кто возился за кустами, дождался своего часа и вышел. Ганс медленно поднял взгляд. Перед ним стояла босоногая девочка лет семи, в замаранном и во многих местах заштопанном платьице. Девочка держала за руку мальчугана четырех лет. Сразу было видно, что это брат и сестра. Мальчуган стоял, вцепившись в руку защитницы, и сопел, настороженно разглядывая Ганса. Руки и щеки детей были густо измазаны зеленью, землей и земляничным соком. Ганс улыбнулся.

— Ты тут колдуешь? — спросила девочка.

— Я тут обедаю, — сказал Ганс. Он достал из сумки еще один сухарь, протянул: — Хочешь?

— Ты колдуешь! — утверждающе произнесла девочка. — Я видела. И место тут волшебное, мы всегда приходим колдовать на эту поляну, потому что здесь под землей самая середина ада.

— Да ну?! — сказал Ганс. — И как же вы колдуете?

— Надо взять лапу от черной курицы, старую змеиную кожу и три капли крови невинного младенца, положить все в горшок, который ночь простоял на кладбище, залить водой и варить целых три дня. Если потом обрызгать себя этим варевом, то сразу станешь невидимым.

— И получается? — с интересом спросил Ганс.

— Три дня варить надо, — пожаловалась девочка. — Вода выкипает, а добавлять нельзя.

— А где ты собираешься достать кровь невинного младенца?

— А он на что? — девочка дернула за руку брата. — Гансик, ты ведь дашь крови?

— Дам, — важно сказал мальчик.

— А я его потом колдовать научу. Так всегда делают. Когда я была невинным младенцем, старшие девочки у меня тоже кровь брали. Кололи палец и выжимали кровь…

Ганс не выдержал и расхохотался.

— Значит… когда ты была… невинным младенцем!.. А сейчас ты кто?..

— Я погибшая душа, обреченная геенне огненной, — личико девочки оставалось совершенно серьезным, — Господин священник говорит, что все, кто учится колдовать, губят душу.

— Вот что, погибшая душа, — сказал Ганс, — давай есть сухари. У меня еще много.

Он дал детям по большой корке и, когда они уселись рядом на траву, сказал:

— Брата твоего зовут Ганс, меня — тоже Ганс, а тебя как?

— Ее Лизой зовут, — объявил Гансик.

— Значит ты, Лизхен, очень хочешь быть невидимой?

— Нет, — ответила Лизхен, — просто это легче всего получается. Черных кур у трактирщика полно, а змеиную кожу в лесу найти можно. Это же не верблюд.

— Зачем тебе верблюд? — изумился Ганс.

— Будто сам не знаешь? Головы приставлять. Людвиг нашел у отца на чердаке медную лампу. Это же все знают: если намазать медную лампу верблюжьей кровью, а потом зажечь, то все, кого лампа осветит, представятся с верблюжьими головами и так будут ходить, пока не вымоешь лампу святой водой.

— Здорово! — признался Ганс. — Хотя я видел много верблюдов и еще больше медных ламп, а вот человека с верблюжьей головой ни разу не встречал.

— Так я и знала, что врут про головы, — в сердцах сказала Лизхен. — А вот ты лучше скажи, почему тебе птицы ягоды носят и совсем не боятся?

— А ты меня боишься?

— Нет, — призналась девочка. — Ты хоть и колдун, но не страшный. Ты добрый.

— Вот и они не боятся.

— А меня научи так.

— Хорошо, — сказал Ганс. — Я пока поживу здесь, ты приходи, я буду тебя учить.

— А мне можно? — ревниво спросил Гансик.

— И тебе.

— И Анне? Она внучка плотника Вильгельма.

— И Анне. Всем можно.

* * *

На следующий день они пришли ввосьмером. Кроме Лизхен и Гансика пришла долговязая девочка Анна, аккуратно одетый Людвиг принес знаменитую лампу, явился беспризорный бродяжка Питер — беглый ученик трубочиста, маленький и неестественно худой. Еще были два Якоба — сыновья подмастерьев кузнечного цеха, один из них вел двухлетнюю сестренку Мари. Ганс к тому времени кончил копать землянку и собирался отдохнуть.

— Ого! — воскликнул он, увидев ребят. — Как вас много! Если так пойдет и дальше, то скоро весь город Гамельн переселится на мою поляну.

— Обязательно! — радостно отчеканила крошка Мари.

— А Гамельн большой? — с притворным испугом спросил Ганс.

— Очень, — подтвердила Лизхен. — Он больше Гофельда и Ринтельна. Только Ганновер и Ерусалим еще больше.

— Тогда в моей землянке все не поместятся…

— Мастер, — бесцеремонно перебил бывший трубочист, — покажите, как вы птиц приманиваете.

Ганс достал дудочку. Звонкий сигнал взбудоражил лес. Кто-то завозился на верхушке дерева, зашуршал в траве, замер, уставившись черными капельками глаз. Первыми с ветки дуба спорхнули два лесных голубя. Они опустились Гансу на плечо и громко заворковали, толкаясь сизыми боками. Питер сглотнул слюну, в его глазах мелькнул огонек. Голуби мгновенно взлетели.

— Мне можно? — спросил Питер.

Ганс протянул дудку. Питер засвистел.

— Ничего… — растерянно сказал он.

— Ничего и не получится, — подтвердил Ганс. — Чтобы тебе поверили, надо быть добрым, а ты сейчас всего лишь голодный.

— Тогда пусть уходит и не возвращается, пока не поест, — решительно сказал Людвиг.

— Ты полагаешь, что это и есть доброта? — спросил Ганс.

Людвиг покраснел. Он развязал поясную сумку — вероятно, точную копию отцовской, достал оттуда два куска хлеба с маслом. Один протянул Питеру, другой, поколебавшись, разломил пополам и отдал Гансику и Мари, успевшим устроиться на коленях у Ганса.

— Это уже лучше, — улыбнулся Ганс.

Рыжая белка сбежала вниз по стволу, прыгнула на руки Гансу, уселась столбиком, потом ухватилась лапками за кусок хлеба, который держал Гансик. Гансик засопел и потащил к себе хлеб вместе с белкой. Белка зацокала.

— Тише, тише, — сказал Ганс. Он отломил от куска корочку белке, остальное вернул мальчику. Мир был восстановлен.

— Его так не боятся, хоть он и жадный, — с завистью протянул Питер, облизывая масленые пальцы.

— Выходит, не такая простая это вещь — добро, — сказал Ганс, — Вот мы сейчас и подумаем вместе, каким оно может быть. Без этого у нас с вами ничего не выйдет.

Разговор затянулся на весь день. Ганс объяснял, спрашивал, показывал. Голос его охрип, губы распухли от непрерывной игры. Белка несколько раз убегала и возвращалась, стайками налетали шумливые птицы. Детишки ошалели от чудес и устали. Они съели все сухари, что были у Ганса и кучу земляники, собранной суматошными дроздами. Мари уснула, свернувшись на расстеленной курточке Людвига. Гансик играл с белкой. Остальные все выясняли, какой должна быть волшебная доброта.

— Если белка ко мне придет, а я ее схвачу? — нападал старший Якоб, умненький мальчик, единственный, кроме Людвига, умевший читать. — Ее же зажарить и съесть можно. Питер вон ест белок.

— Как ее есть, если она любимая?! — крикнула Лизхен, а Анна, за весь день не сказавшая и десяти слов, молча пересела поближе к Гансику, чтобы в случае беды защитить белку.

— А как ты любимую курицу кушаешь? — не сдавался Якоб.

— Она по-другому любимая.

— Получается, что доброму человеку охотиться нельзя? — спросил Людвиг.

— Можно, — сказал Ганс, — но если ты пошел за белкой, то не зови ее. Пусть она знает, что ты ее ловишь.

— Зачем?

— Иначе будет нечестно. Давайте разберем, может ли доброта обманывать… — Ганс обвел глазами ребят и вдруг заметил, что уже вечер. Летом темнеет поздно, солнце было еще высоко, но в воздухе звенела совсем вечерняя усталость. Гансик, оставив белку, прикорнул рядом с Мари, проголодавшийся Питер сосредоточенно жевал листики щавеля.

— Хотя об этом мы поговорим в другой раз, — поправился Ганс. — Если хотите, приходите сюда… послезавтра. Завтра я пойду на заработки.

— Разве вам тоже надо работать? — удивленно спросил младший Якоб.

— Работать надо всем, — сказал Ганс. Он взглянул на спящую Мари, уже перекочевавшую на руки к брату, и добавил: — Обязательно.

* * *

Городской лес тянулся от реки на восток, где грядой стояли невысокие, но крутые горы. Лес прорезала тропа на Ганновер, а у самой реки он был вырублен, земля распахана. Городские, церковные и свободные крестьяне селились там бок о бок в хуторах и маленьких деревеньках. Туда и направился Ганс.

Город он обошел. Он не любил стен, тесноты людского жилья, вони, грязи. В деревне всего этого нет — кто испачкан в земле, тот чист. Поэтому ночевать Ганс старался в поле или в лесу, а на заработки ходил в деревню.

Довольно быстро Ганс вышел на небольшой хутор. Здесь жили свободные, зажиточные крестьяне. Два пса бросились навстречу, исходя лаем. Но потом узнали Ганса и смолкли. Из-за дома вышел хозяин. Ганс ударил в землю посохом, на верхушке которого болталась связка высохших крысиных лап и хвостов.

— Мышей, крыс выводить! — закричал он.

— Проваливай! — отвечал хозяин. — А то собак спущу.

— Спускай! — Ганс рассмеялся. Он подошел к большому псу, и тот, радостно заскулив, принялся тереться лобастой головой об ноги Ганса. Пушистый хвост бешено молотил воздух.

— Слово знаешь… — одобрительно проворчал хозяин. — Тогда давай выводи. Получится — обедом накормлю и с собой дам.

Ганс пошел к амбару, на ходу доставая дудочку. Пронзительно свистнул, затем последовала мучительная дребезжащая трель. В амбаре послышался шорох, что-то упало. Псы протяжно завыли. Ганс продолжал играть.

Себе на жизнь Ганс зарабатывал изгнанием крыс. Это были единственные живые существа, которые не вызывали у него радости. Они всегда жили около людей, больше всего их было в городах. Никто в мире не видел пользы от крыс. Они грызли, портили, грабили. Если крысе удавалось прижиться в лесу, она принималась разбойничать: без толку разоряла гнезда, уничтожала желтых полевок, гоняла на берегах речек смирную выхухоль, тревожила даже крота в его глубокой норе. Лесные обитатели словно понимали это и старались избавиться от серых разбойниц. Днем лисы и ястребы, ночью совы выслеживали их и били. Крысы жались ближе к жилью, прятались в погребах и амбарах, но тогда являлся Ганс и выгонял их.

Дудочка бесконечно выводила один и тот же повторяющийся мотив: «Опасность! Опасность! Здесь нельзя оставаться ни минуты! Немедля бежать!»

Одна, две, десять серых теней проскользнули через двор. В курятнике надорванно заголосил, захлопал крыльями и смолк петух. Псы, подвывая, пятились в конуру. Ганс опустил дудку.

— Все, — сказал он. — До послебудущей осени сюда не придет ни одна крыса.

Хозяин вытер пот, перекрестился. Потом быстро прошел в дом, вынес две ковриги хлеба, толстый шмат сала и кожаную флягу с вином.

— Поешь, добрый мастер, где-нибудь, — извиняясь, сказал он. — Я человек простой, неуч. Мне страшно пускать тебя в дом.

— Спасибо, — сказал Ганс, принимая хлеб.

Он уложил провизию в сумку и пошел к воротам.

— В Гамельн иди! — крикнул вслед хозяин. — Крыс в Гамельне — страсть! Совсем заели. Там заработаешь.

* * *

На следующий день к землянке пришло пятнадцать ребят. Из камышей, тростника, из ивовых веток Ганс наделал дудок, флейт и свистулек. Поляна наполнилась шумом. Ганс без передыха играл, стараясь отыскать в детях светлую ноту, что звучала в нем самом. Что для этого надо? Доброта? Дети не бывают злыми. Любопытство, удивление? Этому Ганс сам мог бы поучиться у своих учеников. Значит, что-то еще… Ганс не знал что.

Еще через день явилось больше полусотни мальчишек и девчонок. Собрались, пожалуй, все дети Гамельна, которые могли располагать своим временем, кто не был полный день вместе с родителями прикован к станку, чтобы заработать на жизнь. Ганс испугался, сообразив, что в городе непременно хватятся детей, но особо раздумывать над этим было некогда, потому что именно тогда пришел успех.

Первой была Анна. Ганс постоянно ощущал мягкое тепло, идущее от нескладной девочки, но все же не подозревал, что она так легко и просто воспримет его науку. Анна, как всегда, сидела в сторонке, в общей беседе не участвовала, негромко насвистывала на кособокой свирельке. Те инструменты, что получше, расхватали другие. Но ее песенка заставила замолчать всех, кто был рядом, а потом из кустов и примятой травы на Анну дождем посыпались десятки и сотни кузнечиков. Они складывали крылышки и тут же начинали стрекотать в унисон тонкому звуку свирели. Многоголосый хор звенел медью, прочие звуки смолкли, на лицах блуждали рассеянные улыбки, а Ганс улыбался, не скрываясь. Его переполняла радость и еще легкая досада, что сам он прежде не мог додуматься до такого простого и красивого чуда.

Анна оборвала музыку и упала на землю лицом в ладони. Кузнечики, большие и маленькие, защелкали в разные стороны. Гансу пришлось успокаивать напуганную удачей Анну, а затем и разрыдавшуюся Лизхен. Лизхен очень гордилась, что она первая нашла Ганса, она единственная называла его на «ты» и искренне полагала, что обладает какими-то особыми преимуществами. Теперь она жестоко переживала чужую победу.

Но потом получилось и у Лизхен, и у младшего Якоба, и у других. Из тех, кто пришел к нему в первый день, неудача постигла только Питера. Он старался, но звери не слушали его, а посланные Гансом шли неохотно, по принуждению.

И все же это был замечательный день.

— Приходите завтра! — говорил Ганс, провожая ребятню к дороге. — Завтра мы с вами подумаем, боится ли доброта веселья.

— Нет, не боится! — отвечали ему.

— Правильно! В таком случае завтра мы устроим большой хоровод.

Ночью Ганс спать не ложился. Он сидел на пороге землянки и играл. Звук был так тонок, что человеческое ухо не слышало его. Но Ганс знал, как далеко летит его песня… Завтра он должен устроить настоящий праздник, который запомнится надолго, врежется в память так, чтобы его не смогли вытравить будущие годы. Песню слышали на востоке в чащах Шаумберга, она проникала на западе в глухие заросли на горных склонах Тевтобургского леса, поднимала зверье в ущельях, похоронивших в древние времена римских пришельцев, дрожала над укромными убежищами, тревожила, будила…

Утром толпа ребятишек высыпала на поляну. Они были возбуждены и настроены на необычное. Ганс рассадил их широким кругом, и оркестр нестройно заиграл. Десятки флейт и сопелок не столько помогали, сколько мешали Гансу, но он быстро сумел заразить весельем нетерпеливую детвору. Оставалось лишь сломить недоверие животных, собравшихся в округе, но не слишком полагавшихся на доброту такого количества людей. Дудочка в пальцах Ганса твердила:

— Сюда, сюда! Опасности нет! Пришла весна, журавли пляшут на болотах, вернулась радость, веселье.

Идите все сюда!

Самыми храбрыми оказались зайцы. Несколько длинноухих зверьков выскочили на поляну. Ошалев от света и шума, они принялись, словно в марте, скакать и кувыркаться через голову. За ними рыжей молнией выметнулась лисица. Сейчас ей было не до охоты; вспомнив, как она была лисенком, старая воровка кружилась, ловя собственный хвост. Несколько косуль вышли из кустов и остановились. Десяток кабанов направились было к провизии, сложенной детьми в общую кучу, но Ганс погнал их на середину, в хоровод. Птичий гомон заглушал все, кроме дудочки Ганса. Дети побросали инструменты и бросились в пляс.

Ганс играл.

Перед землянкой шла веселая кутерьма. Мальчишки и девчонки всех возрастов, всех званий и сословий, нищие в серых лохмотьях или дети купцов и богатых цеховых старейшин в добротных курточках, а иные даже в башмаках, прыгали и орали, визжали, кувыркались и хохотали от беспричинной радости. Сегодня им дано забыть все, что разъединяет их. Дай бог, чтобы это чувство возвращалось к ним потом хотя бы изредка.

Среди детей бегали и кружились звери, те, кого Ганс сумел найти в окрестностях города, и те, что спустились со склонов гор. Волки, лисы, барсуки, косули и олени. Только сегодня и только здесь они не боялись никого. Пусть дети думают, что это они сделали такое. В конце концов, так оно и есть.

Пальцы Ганса летали над отверстиями флейты. Мотив, потерявшийся в шуме, казался неслышным, но его разбирали все. Постепенно Ганс подводил пляску к концу. Когда замолкнет дудочка, сумеют ли дети и животные не испугаться и не испугать друг друга? Беды не случится, в этом Ганс был уверен. Он чувствовал всех, кто был на поляне. Трое медвежат возились у его ног, а неподалеку, укрывшись за валуном, недоверчиво и ревниво следила за ними медведица. Матерый волк-одиночка, зимами разбойничавший на дорогах вокруг города, пришел и схоронился в кустах. Но сегодня они никого не тронут: ревность медведицы успокаивается, а неспособный к веселью поджарый бандит уже собирается зевнуть протяжным скулящим звуком и уйти прочь.

Потом Ганс почувствовал, что сюда идет еще кто-то. Их много, они злы и опасны. Что же, милости просим, дудочка встретит вас, и вы уйдете, никого не тронув. Сегодня у хищников постный день…

— Во имя господа, прекратите! — прозвучал вопль.

На краю поляны, высоко держа черное распятие, стоял священник. Позади, с алебардами на изготовку, выстроились шестеро стражников. От этой группы веяло такой злобой, враждебностью и страхом, что музыка оборвалась на половине такта.

— Дьявольский шабаш! — прорычал священник, еще выше вздергивая распятие. — Запрещаю и проклинаю!

По траве прошуршали шаги, застучали копыта — зверье кинулось врассыпную. Ганс слышал, как вместе с ними улепетывает трусоватый Франц-попрошайка.

— Бегите! — молча приказал Ганс остальным. Дети с визгом помчались в разные стороны. Это был не тот самозабвенный радостный визг, что минуту назад. Так визжат от страха, встретив в лесу змею.

Ганс остался один.

— Изыди, сатана! — голосил святой отец, тыча в лицо Гансу крестом. Стражники подняли алебарды.

— Не смейте! — раздался крик. Тщедушный Питер выскочил откуда-то, встал на пути солдат, пытаясь заслонить Ганса. Одновременно из травы возникла серая тень и встала у ноги, словно верный пес. Волк-одиночка, людоед, ужас округи, поднял на загривке шерсть, напружинился и зарычал. Этого зверя знали все — вооруженные, закованные в сталь люди попятились.

— Уходите, — сказал Ганс.

Нервы священника не выдержали. Он выронил крест и бросился напролом через кусты, подвывая от ужаса. За ним, побросав алебарды, бежали стражники.

Ганс оглядел разоренную поляну.

«Вот и все, — подумал он. — А все-таки у Питера тоже получилось, ведь это он привел мне на помощь зверя, с которым даже мне нелегко было бы совладать».

— Мастер, — сказал Питер. — Они вернутся. Надо уходить.

— Да, конечно, — отозвался Ганс. Он вынес из землянки котомку, сложил в нее часть еды, принесенной детьми.

— Иди поешь, — позвал он Питера.

— Я не хочу, — ответил Питер. — Я лучше сбегаю в город, разведаю, что там.

— Будь осторожен, — сказал Ганс.

Питер не вернулся, Ганс напрасно ждал его. Зато ближе к вечеру прибежал старший Якоб. Ему с трудом удалось улизнуть из взбудораженного города.

— Питера схватили! — крикнул он. — Отец Цвингер говорит, будто Питер прямо на его глазах обернулся волком.

— Где Питер? — спросил Ганс, поднимаясь.

— В башне, — Якоб всхлипнул. — Они всех забрали, и Лизхен, и Анну, и Фрица с Мильхен. Только их солдаты отвели в магистратуру, а Питера — в башню.

— А как ты?

— Цвингер помнит только тех, кого готовит к конфирмации, а я учусь у патера Бэра. Может, меня еще и не тронут.

— Ладно, — сказал Ганс. — Ступай вперед, не надо, чтобы нас видели вместе. Я пойду выручать Питера и остальных.

* * *

Город Гамельн стоит на правом берегу Везера на высоком холме. Древний город, — еще римляне знали Гамелу. Богатый город, славный среди прочих ганзейских городов своими купцами, что сильной рукой держат торговлю со всей Верхней Германией. Двадцать пять лет назад епископ Минденский Ведекинд пытался отнять у города привилегии, но был крепко побит при Седемюнде. Искусный город, изобильный мастерами-каменотесами, хитроумными шамшевниками и кузнецами. Быстрый Везер крутит немало мельниц, каждый второй горожанин зовется Мюллером. Большой город, чуть не шесть тысяч народу живет в его стенах.

Торговая часть, зажатая между скалой и Везером, сто лет назад тоже была обведена стеной, но все же здесь не так тесно, как в верхнем городе. Улицы приходится делать шире, чтобы по ним прошли повозки с товаром, а площадь между магистратурой и собором святого Бонифация никак не меньше бременской.

Ганс прошел в город через нижние ворота. Его не остановили — это была удача, потому что денег у Ганса не было, а с него, как с бродячего мастерового, могли потребовать за вход серебряный грош. Город окружил Ганса со всех сторон. Каменные дома, все, как один, двухэтажные, с нависающим вторым этажом. Сверху, из-под крыши, торчат балки, на которые по торговым дням прилаживают блок, чтобы поднимать наверх товары. Главная улица даже вымощена, деревянные плахи мостовой пляшут под ногами, выбрасывая через щели фонтанчики жидкой грязи. Над сточными канавами устроены мостики.

«А крыс здесь и в самом деле изрядно», — отметил про себя Ганс, взглянув на изрытые ходами стены канав. Крысы были повсюду; наглые, разжиревшие, они чувствовали себя хозяевами в городе, где не позволяли жить ни воробьям, ни гибким ласкам, ни кошкам. Что делать, Гамельн ведет крупную хлебную торговлю. Где хлеб, там и крысы.

Ганс прошел мимо древней, с осыпавшимися бойницами башни Арминия. Здесь войска Ведекинда фон Миндена едва не вошли в город, и вот уже двадцать лет магистрат собирается и никак не может снести развалину и построить вместо нее настоящее укрепление. Ганс осмотрел башню, прикидывая, куда могли посадить Питера, ничего не придумал и пошел дальше. Магистратура стояла на площади напротив собора святого Бонифация. Звонили к вечерне, по площади шел народ. Ганса сразу узнали — очевидно, город уже был наслышан о нем.

Через минуту из собора выбежал патер Цвингер.

— Задержите этого человека! — закричал он. — Я обвиняю его в малефициуме[1] и совращении!

Вокруг сгрудилась толпа. Ганс молча ждал.

— Святой отец, — спросил богато одетый горожанин — вероятно, член магистрата, — вы обвиняете его сами? Ведь тогда вам придется ожидать в тюрьме, пока обвинение не будет доказано.

— Оно будет доказано немедленно! — отрезал священник. — Шестеро верных граждан застали этого бродягу во время мерзкого волхвования. Все они подтвердят мои слова. Мы своими глазами видели шабаш.

Толпа зашумела. Ганса отвели в магистратуру, заперли в подвале. Через толстую каменную стену он смутно различал шум, детские голоса и плач. Как мог, Ганс старался успокоить детей, но его голос не доходил к ним.

* * *

— …Таким образом, следуя духу и букве буллы «Голос в Риме», должно признать обвиняемого не только колдуном и злым малефиком, но и еретиком, действия которого подпадают под юрисдикцию святой инквизиции и, помимо отказа в причастии, караются смертной казнью в яме или на костре…

Ганс ничего не понимал. Когда утром он поднялся из подвала в этот зал, то первым делом сказал, что согласен принять любое наказание и просит лишь отпустить детей по домам. Но на его слова не обратили никакого внимания. Судебный процесс двигался по давно установленному распорядку, и становилось ясно, что Ганс ничего не сможет в нем изменить.

Перед зрителями на возвышении сидели судьи. Их было трое. Бургомистр Ференц Майер, дряхлый старик, он зябнул в пышном, не по погоде теплом кафтане и время от времени засыпал на виду у всех. По правую руку от бургомистра возвышался тучный патер Бэр, каноник собора, а слева сидел магистр Вольф Бюргер, тот самый горожанин, что спрашивал, кто обвиняет Ганса. Темное лицо Бюргера было словно вырезано из плотного грушевого дерева; когда он говорил, казалось, что губы не движутся.

Ганс стоял посреди зала лицом к судьям, а патер Цвингер — истец — говорил, стоя за специальной кафедрой, кричал, указывал на Ганса пальцем, обвинял в небывалом:

— Бременская ересь еще не изжита, а ныне пагубный соблазн штедингцев проник к нам. Стараниями инквизиторов установлены неисчислимые злодейства предавшихся дьяволу, и никакое наказание не будет слишком жестоко для них. Если мы не хотим, чтобы завтра в Риме призвали к крестовому походу на Гамельн, как то было недавно с Бременом, то мы обязаны пресечь зло сегодня. Все и каждый, кто замечен на бесовском шабаше у горы Ольденберг, должен быть отдан палачу и повинен смерти!

В зале кто-то ахнул, а патер Бэр беспокойно завозился и произнес:

— Вряд ли уместна такая строгость. Саксонским капитулярием[2] Карла Великого запрещено верить в колдовство. Подобного же мнения придерживается и канон «Епископы».

— Бременский округ еще дымится! — крикнул Цвингер.

— Отец Цвингер прав, — коротко сказал Вольф Бюргер, — но сначала заслушаем свидетелей.

Один за другим выходили в центр зала стражники. Путаясь и сбиваясь, рассказывали, какую картину застали они на поляне. Иным представлялись чудовища и стыдные непотребства, другие видели просто зверей, предающихся неистовому скаканию, но все указывали, что Ганс был главой сборища.

Среди зрителей начался ропот. Особенно он усиливался, когда свидетели рассказывали, как нищий мальчишка обернулся волком. Правда, и здесь одни говорили, что, перекинувшись в волка, Питер исчез, другие — что раздвоился, но суть состояла не в том. Бешеный хищник был слишком памятен гамельнцам.

— Побить камнями! — крикнул кто-то.

Бюргер поднял ладонь, требуя тишины, и объявил:

— Ганс, по прозвищу Крысолов, что скажешь ты?

Ганс судорожно глотнул, подавляя волнение.

— Там не было ничего сверхъестественного, — сказал он. — Питер вовсе не вервольф, и я тоже не колдовал. Я только хотел выучить детей моему искусству. Это очень хорошее и нужное людям ремесло…

— Кощунство! — взвыл Цвингер, а бургомистр вдруг встрепенулся, просыпаясь, и прошамкал:

— Всякий, доказавший, что владеет ремеслом, необходимым и полезным жителям, имеет право испросить у магистрата разрешение обосноваться в городе, набрать учеников и подмастерьев и объединить их по прошествии должного числа лет в цех, коему, смотря по заслугам, присваиваются штандарт и привилегии, — Майер втянул голову в плечи и снова задремал.

— Ганс Крысолов, — проговорил патер Бэр, — объясни нам, что хорошего в твоем ремесле и чему именно ты учил детей.

— Я учил их всему, что знаю сам. Я могу заставить упасть стаю саранчи — по счастью, в ваших краях не встречается этой напасти, — мне нетрудно остановить ратного червя. Но обычно я вывожу крыс и мышей, недаром меня прозвали Крысоловом.

— Прекрасное занятие для сына Людвига Мюллера, — заметил Бюргер, — ловить по чужим амбарам мышей, получая один пфенниг за дюжину хвостов.

— Я учу всех, кто приходит за наукой! — выкрикнул Ганс. — И я не ловлю крыс, я изгоняю их, разом и надолго!

Вольф Бюргер, перегнувшись через бургомистра, пошептался с патером Бэром. Тот согласно кивнул. Тогда Бюргер, незаметно толкнув, разбудил бургомистра и начал что-то втолковывать ему. Старик послушно встал и объявил:.

— Суд предлагает Гансу Крысолову доказать свое умение и отвести от себя обвинение в чернокнижии. Для сего назначается испытание. Упомянутый Ганс должен вывести крыс и мышей из кладовых, амбаров и хлебных магазинов города Гамельна.

— И тогда мне позволят иметь учеников? — спросил Ганс.

— Мы примем решение, смотря по результатам испытаний, — промолвил бургомистр.

— Уже сегодня в Гамельне не останется ни одной крысы, — сказал Ганс твердо.

* * *

В сопровождении судей и охраны Ганс обошел город. Город был велик — больше трех сотен каменных домов. Крысы таились в каждой щели — неисчислимые полчища крыс. Он не мог бы прогнать их — им некуда уйти. Оставалось последнее.

Когда-то, во время своих странствий, любопытный Ганс забрел далеко на север, в Лапландию. Там до сих пор живут язычники, которые молятся деревянным болванам и звериным черепам. Там так холодно, что не растет даже лес, и нет травы, чтобы прокормить коров и лошадей. Люди там ездят на оленях, а зимой солнце боится показаться из-за края земли. В этих тундрах живет пестрая снежная мышь — лемминг. Крошечный зверек, всегдашний корм огромных белых сов, хищных песцов, одетых в теплые шубы, и даже изголодавшихся по соли оленей. Но порой с леммингами случается что-то странное, и тогда они собираются в стада и идут в море. Ганс видел толпы малюток, спешащих на верную гибель. Пестрые мыши неутомимо шли, стремясь в воду. Вода кипела. Косяки трески и лосося поднялись из глубин за легкой добычей. В воздухе стоял стон. Кричали чайки, плакал ветер. И еще тонкий скрип, свист — тот сигнал, что созывал пеструшек в поход. Этот звук Ганс не смог бы забыть никогда. И сейчас он собирался сыграть на флейте великий зов.

Ганс не колебался, он знал, что сумеет сделать задуманное, хотя прежде ему не приходилось убивать, используя свой дар. Гамельнские ребятишки прекрасно знали, какой бывает, а какой не бывает доброта, они бы не поверили, что доброта способна обманывать, заставлять и даже убивать. А она умеет все, только надо помнить, что однажды хрупкое чудо может разбиться и ничто не вернет его. Но сейчас Ганс об этом забыл.

Ганс зажмурился, набрал в грудь воздуха и заиграл. Инструмент загудел необычно и страшно. Звук царапал слух, проникал в душу и не звал, а тащил за собой. Повсюду, в укромных норах под стенами домов, в подвалах, на чердаках, среди расшатавшейся ветхой кладки или деревянной трухи, под разбитой мостовой замусоренных улиц встревоженно завозилось длиннохвостое население. Крысы прекращали грызть, спящие просыпались, самки бросали слепых беспомощных детенышей, и все среди бела дня, забыв осторожность, спешили к Гансу. Они образовали широкий шевелящийся круг, настороженно глядели на Ганса, еще не понимая, что делать дальше. Ганс осторожно шагнул, стараясь ни на кого не наступить. Ковер крыс пополз следом, замершие изваяниями ландскнехты остались сзади.

Ганс медленно шел вперед, ни на секунду не отрывая дудочки от одеревеневших губ. Вал крыс катился за ним, из каждого проулка навстречу им вытекали новые волны. Иногда крыса выпрыгивала прямо из окна дома, и тогда там раздавался задушенный женский взвизг. Остальной же город молчал: ни криков, ни шума, ни стука инструментов — только дрожащая музыка и тысячекратный шорох.

На берегу Везера Ганс остановился. Здесь были запертые ржавыми цепями спуски к воде, причалы для хлебных барок, магазины зерна, склады кож и железа. Поток зверьков умножился необыкновенно, крысы покрыли замшелые ступени и, ни на секунду не задержавшись, посыпались в воду.

Везер — большая и опасная река. В верховьях он с плеском несется по камням, мимо Бремена течет широко и важно. Возле Гамельна течение гладкое, но стремительное, ширина реки свыше двухсот шагов, на середине дна не достать даже длинным шестом. Переплыть Везер — дело нелегкое, а для крысы — попросту безнадежное. И все же они шли, крутясь живым водоворотом, задние налезали на передних, и все бросались с последней ступени в воду. Среди пены мелькали вздернутые усатые носы, ловящие воздух. Вода подхватывала крыс и, завертев, уносила. Некоторые были выкинуты течением на камни ниже пристани, но тут же упорно кидались обратно, вплавь на тот берег.

Ганс стоял на самом краю. Крысы обтекали его с двух сторон, дробно стуча лапками, пробегали прямо по ногам. Поток постепенно редел, берег очистился, и скоро последняя острая мордочка исчезла под водой. Песнь оборвалась. Ганс перевел дыхание и огляделся.

Он увидел патера Цвингера. Священник стоял по пояс в воде, глаза у него были белые, рот открыт и зубы оскалены. Холодная вода привела его в чувство, он, запинаясь, начал читать экзорцизм об изгнании бесов:

— Изыди, злой дух, полный кривды и беззакония, изыди, исчадие лжи…

Ганс отвернулся. В двух шагах позади стоял Вольф Бюргер. Его жесткое лицо было непроницаемо.

— Ганс Крысолов, ты гроссмейстер в своем ремесле, — сказал он. — Я не ожидал такого. Идем, суд должен быть окончен.

В конце улицы показались спешащие ландскнехты.

* * *

Если и раньше большой зал ратуши был переполнен собравшимся народом, то сейчас давка стояла просто невообразимая. Охрана с трудом очистила место посредине. Судей еще не было, Ганс долго ждал, переминаясь с ноги на ногу. Вольф Бюргер нервно ходил взад и вперед, потом уселся за стол и начал что-то писать. Наконец появились патер Бэр и опирающийся на палку Ференц Майер. Тюремщик ввел закованного Питера.

— Все будет хорошо! — крикнул ему Ганс.

Питер кинулся к Гансу, но тюремный смотритель дернул за цепь, и мальчик упал.

Позже всех пришел патер Цвингер. Губы его были плотно сжаты, новая сутана резко шелестела при ходьбе.

Секретарь суда поднялся из-за своего столика и, нараспев произнося слова, возгласил:

— Заседание объявляется открытым. Господа судьи, удовлетворены ли вы результатами испытаний?

За судейским столом кивнули.

— В таком случае я от имени магистрата и граждан города прошу вас рассудить это дело по закону и совести и вынести ваш приговор.

— Что тут рассуждать? — проворчал бургомистр. — Парень, несомненно, колдун, но ведь крыс-то он вывел. Пусть себе идет на все четыре стороны.

Патер Бэр сидел с задумчивым видом, сцепив пальцы на округлом чреве. Бюргер кончил писать и передал лист бургомистру. Майер прочел.

— А можно и так, — сказал он, взял перо и поставил внизу подпись.

Патер Бэр, дождавшись своей очереди, тоже прочел документ.

— Но ведь это жестоко! — воскликнул он, отодвигая бумагу.

— Это необходимо, — негромко сказал Бюргер. Он нагнулся и начал что-то шептать Бэру. Каноник страдальчески морщился, тряс головой, но скоро не выдержал:

— Ну хорошо, пусть будет по-вашему, но я умываю руки.

Документ он отдал, не подписав. Секретарь поставил внизу печать, а затем огласил приговор:

— Мы, выборный суд вольного имперского города Гамельна, разобрав и обсудив по закону и совести обвинение, выдвинутое преподобным Вилибальдом Цвингером против странствующего мастера Ганса, по прозвищу Крысолов, признали его обоснованным и истинным. Доказано, что имело место совращение детских душ к недостойным и опасным занятиям. Ганс Крысолов оставлен в сильном подозрении в связях с врагом господа и рода человеческого. Вместе с тем услуга, оказанная означенным Гансом городу, велика и несомненна. Приняв во внимание все это, а также памятуя, что буллой святого отца нашего строго поведено, чтобы никто под угрозой изгнания не обучал и не учился подобным мерзостям, суд постановляет: обвинение в малефициуме с вышеупомянутого Ганса Крысолова снять, за прочие же проступки приговорить его к позорному столбу и изгнанию из пределов города, — секретарь остановился, глянул исподлобья на бледного Ганса, а потом продолжал: — В отношении нищего бродяги, именующего себя Питером, достоверно установлено, что он, предав душу дьяволу, перекидывался диким зверем и творил на дорогах разбой. Посему решено его, как злого и нераскаянного малефика, предать смерти на костре. Предварительно его должно подвергнуть пыткам, тело вервольфа будет разодрано железными когтями, подобно тому как он сам раздирал своих жертв. Прочих же, учитывая нежный возраст и полное раскаяние, наказать плетьми и отдать в опеку родителям.

Питер закричал. Ганс рванулся к нему, но его сбили с ног, выволокли из магистратуры. Здесь на ступенях было вделано в стену кольцо. На нем висели кандалы, в которые заковывали несостоятельных должников и всех тех, кого магистрат приговорил к позорному столбу. Палач быстро заклепал железные кольца на запястьях Ганса. Теперь Ганс был словно распят у стены. Рядом на специальном крюке висела плеть. Каждый имел право ударить приговоренного.

Из магистратуры выходил народ. Многие останавливались возле Ганса. Какая-то женщина, невысокая и худая, подскочила к Гансу вплотную, сорвала с крюка кнут.

— Дьявол! — крикнула она. — Из-за тебя мою Марту будет бить палач! Вот так! — багровый рубец прочертил щеку Ганса. — Вот так! — женщина ударила еще раз, плюнула Гансу в лицо и, бросив плеть, убежала.

— Правильно! — крикнули в толпе. — Бей его за детей!

Вперед вышел плечистый бородач, в котором Ганс угадал отца Якоба и крошки Мари.

— Надо бить, — сказал он, поднимая плеть. Плеть свистнула. Ганс не пытался уклониться от удара.

— Валяй! — подзадорили сзади, но бородач вдруг повесил плеть на место и быстро ушел.

Больше Ганса не били.

День все не кончался. На площади трое плотников сооружали помост для пыток. Рядом рыли яму, чтобы поставить столб, вокруг которого сложат костер.

— Они не посмеют это сделать! — шептал Ганс. — Я не дам!

Отзвонили второй час. Из дома рядом с собором вышел патер Цвингер. Святой отец гулял с собачкой. Маленький белый песик крутился вокруг ног, высоко подпрыгивал, стараясь достать хозяйскую ладонь. Цвингер подошел поглядеть на Ганса. Губы растянула улыбка.

— Куси! — приказал он собачке. Собачка непонимающе завиляла хвостом, потом заскулила и попятилась. Цвингер усмехнулся, взял плеть, размахнулся… В то же мгновение собачка, подпрыгнув, вцепилась зубами в его руку. Патер с проклятьем отшвырнул собачку, зажал рану ладонью и исчез в своем доме.

На площади начало темнеть. Сторожа запирали улицы. Прозвонили первый обход. Ганс стоял, прижавшись к стене, пытаясь сосредоточиться. Он теперь знал, что делать. Правда, дудочка осталась в тюрьме, да и руки к лицу поднести невозможно, но раз надо, то он справится и так. Завтра, когда Питера выведут из башни, отовсюду слетятся тучи белых бабочек. Они будут кружиться вокруг Питера, покроют белым ковром костер. Люди должны понять, что мальчик ни в чем не виноват. Но если и знамение не образумит их, то придется действовать жестоко. Не дай бог палачу коснуться Питера, в тот же миг с башни собора сорвется ястреб, несущий зажатую в когтях змею. Горе тем, кто хочет чужой смерти. Горе тому городу, где можно казнить ребенка. Он наведет на Гамельн все земные напасти: волков, лесных муравьев, крыс… Ганс дернулся и застонал от отчаяния, обиды и бессилия. После того, что он сделал сегодня, послушает ли его хоть кто-нибудь?

На темной площади качнулась тень, прозвучали твердые шаги. Ганс разглядел Вольфа Бюргера. Магистр подошел, бросил на ступени котомку и посох Ганса. Вытащил молоток, сбил кандалы с одной руки Ганса, потом с другой. Второй удар пришелся неточно, на левом запястье остался железный браслет.

— Ущерб городской собственности… — усмехнулся Бюргер.

Ганс молча растирал затекшие руки. Бюргер поднял и протянул мешок.

— Сейчас ты уйдешь из города и вернешься сюда не раньше чем через десять лет. Я опасаюсь, что завтра ты наделаешь глупостей, и нам придется казнить тебя, а от тебя есть польза, ты хороший мастер и, значит, должен жить.

— Ты полагаешь, будто я могу уйти, оставив детей на мучения и произвол судьбы?

— На произвол судьбы?.. — саркастически протянул Вольф. — Ты глуп, Ганс. Ты видишь только себя самого и лишь себя слушаешь. Ты забыл, что мы тоже люди и это наши дети. Палач города Гамельна кнутом убивает быка, но может, ударив сплеча, едва коснуться кожи. Повторяю, это наши дети. Они провинились, их надо больно наказать, но без вредительства. А хорошая порка на площади еще никому не вредила.

— Костер тоже никому не вредил?

— Не считай меня дураком, если глуп сам, — перебил Бюргер. — Я предусмотрел все. По закону ты имеешь право основать цех. Я дам тебе ученика. Ты уйдешь из города вместе со своим вервольфом. Я даже не спрашиваю, я знаю, что ты уйдешь. Ты слышал, к чему приговорен Питер, и, чтобы спасти его, ты побежишь от стен так быстро, словно за тобой гонятся все те волки, в которых будто бы умеет перекидываться твой ученик.

Бюргер направился к башне. Ганс шел за ним. Магистр своим ключом отпер дверь, вошел внутрь и через несколько минут вернулся, таща упирающегося связанного Питера. Ганс распутал веревки, и мальчик прижался к нему, часто вздрагивая.

— Быстрее, — поторопил Бюргер.

Оступаясь и проваливаясь в невидимые выбоины, они перелезли полуразрушенную стену, скатились вниз по откосу. Силуэт стоящего на стене Вольфа Бюргера четко чернел над ними.

— Вот видишь, — донеслось сверху, — я поступил с тобой честно. Я знаю, ты тоже честен и не будешь мстить городу.

* * *

От города Ганс с Питером не ушли. Рассвет застал их на холме в виду городских стен. Укрывшись среди деревьев, Ганс смотрел на крыши Гамельна. Его исчезновение, конечно, давным-давно замечено, а сейчас, наверное, обнаружили, что бежал и Питер. Вольф Бюргер, пылая притворным гневом, объявляет горожанам, что замки и цепи целы, но преступник ушел. Лицо Бюргера озабочено, но в душе он смеется и над людоедской жестокостью Цвингера, и над простофилей Гансом.

А сейчас… Ганс сжался, стараясь ничего не видеть, не слышать, не знать. Вольф прав, он не должен был вторгаться в мирную жизнь города, ведь это действительно их дети, а уж коли так вышло, то надо немедленно уйти, и чем скорее его забудут, тем лучше и для него, и для детей. И все же уйти Ганс не мог. Каждый удар отзывался в нем болью, он ощущал детский страх и стыд и чувствовал, как с каждым взмахом кнута на городской площади уходит из него драгоценная сила. Он убивал, чтобы выручить этих детишек, и обманывал ради них, а теперь он их предал — и тоже ради них самих.

Поучительная экзекуция окончилась, а Ганс еще долго лежал лицом в землю. Потом он встал и, пошатываясь, побрел в глубь леса. Ганс шел оглохший и ослепший, не видя мира вокруг. Он стал чужим этому миру — обыкновенный прохожий, без дела идущий неведомо куда. Остановила его мысль, что он забыл что-то важное. Ганс присел на камень, достал из сумки дудочку, беззвучно перебрал пальцами по отверстиям, а потом размахнулся и забросил ее в кусты.

Кусты раздвинулись, на поляну вышел Питер. На руках он нес маленькую Мари.

— Мастер, — сказал Питер, — Мари набила кровавую мозоль, она не может больше идти..

— Куда идти, зачем? — пробормотал Ганс.

— С вами, — пояснил Питер. — Они тоже решили уйти.

— Обязательно! — подтвердила Мари.

Все еще ничего не понимая, Ганс осмотрел ногу Мари, ободрал ивовую ветку, тщательно разжевал горькие листья и приложил зеленую кашицу к больному месту. Когда он, кончив лечение, поднял голову, то увидел, что вокруг стоят все его ученики: Анна, оба Якоба, Лизхен с Гансиком, и щеголеватый Людвиг, и все остальные, кого он не успел запомнить по имени, но любил больше всего на свете.

Значит, ничто не изменилось… Ганс вздохнул. Нет, изменилось многое. Дети ушли к нему из-под строгого надзора, через полчаса после экзекуции. Просто так им это не удалось бы, наверняка они воспользовались его наукой. Но в городе уже спохватились, скоро вышлют погоню. Этого Ганс не боялся, он снова ощущал в себе силу и знал, что если захочет, то ни одна ищейка не возьмет след, а отпечатки детских ног оборвутся на камне, так что самый опытный следопыт руку даст на отсечение, что дальше никто не шел и, должно быть, сама скала раскрылась и поглотила детей. Их никто не найдет. Правда, прокормить такую ораву непросто, но он справился бы и с этим. Все было б легко и понятно, если бы не одно возражение… Ганс перевел взгляд на Мари. Ее круглая мордашка была удивительно и смешно похожа на бородатое лицо кузнеца, который стегал Ганса на площади. «Это наши дети, — прозвучал в ушах голос Вольфа Бюргера. — Ты честен и не будешь мстить городу». Именно так. Он не может увести детей, но не может и прогнать их от себя. Прав Бюргер, но прав и он. Решить их спор должны дети, каждый в отдельности, сам за себя, и не сейчас, когда обида мешается с болью, а по здравом размышлении, трезво взвесив все «за» и «против». Задача непосильная не только для ребенка, но даже для мудрого и дальновидного Вольфа Бюргера. И все же решать придется.

Усталые дети стояли кружком вокруг наставника и терпеливо ждали, когда начнется урок.

— Сегодня мы с вами должны вместе подумать, может ли доброта быть жестокой, — сказал Ганс, глядя туда, где за деревьями не было видно башен осиротевшего города Гамельна.

Цирюльник

Рассказ

Всю ночь Гийома Юстуса мучили кошмары, и утром он проснулся с тяжелой головой. Комната была полна дыма, забытый светильник чадил из последних сил, рог, в который была заключена лампа, обуглился и скверно вонял. Юстус приподнялся на постели, задул лампу. Не удивительно, что болит голова, скорее следует изумляться, что он вообще не сгорел или не задохнулся в чаду. Хорошо еще, что ставень плотно закрыт и свет на улицу не проникал, иначе пришлось бы встретить утро в тюрьме: приказ магистрата, запрещающий жечь по ночам огонь, соблюдается строго, а караул всегда рад случаю вломиться среди ночи в чужой дом.

Юстус распахнул окно, вернулся в постель и забрался под теплое одеяло. Он был недоволен собой, такого с ним прежде не случалось. Возможно, это старость; когда человеку идет пятый десяток, слова о старости перестают быть кокетством и превращаются в горькую истину. Но скорее всего, его просто выбил из колеи таинственный господин Анатоль.

Слуга Жером неслышно вошел в комнату, поставил у кровати обычный завтрак Юстуса — тарелку сваренной на воде овсяной каши и яйцо всмятку. Юстус привычно кивнул Жерому, не то здороваясь, не то благодаря. Есть не хотелось, и Юстус ограничился стаканом воды, настоянной на ягодах терновника.

Город за окном постепенно просыпался. Цокали копыта лошадей, скрипели крестьянские телеги, какие-то женщины, успевшие повздорить с утра, громко бранились, и ссору их прекратило только протяжное «берегись!..», донесшееся из окон верхнего этажа. Кумушки, подхватив юбки, кинулись в разные стороны, зная по опыту, что вслед за этим криком им на головы будет выплеснут ночной горшок.

Книга, которую Юстус собирался читать вечером, нераскрытой лежала на столике. Такого с ним тоже еще не бывало. Вечер без книги и утро без пера и бумаги! Господин Анатоль здесь ни при чем, это он сам позволил себе распуститься.

Юстус рассердился и встал, решив в наказание за леность лишить себя последних минут утренней неги. Едва он успел одеться, как Жером доложил, что мэтр Фавори дожидается его. Мэтр Фавори был модным цирюльником. Он редко стриг простых людей, предоставив это ученикам, за собой же оставил знатных клиентов, которых обслуживал на дому. Кроме того, он контрабандой занимался медициной: не дожидаясь указаний врача, пускал больным кровь, вскрывал нарывы и даже осмеливался судить о внутренних болезнях. Вообще-то Гийом Юстус обязан был пресечь незаконный промысел брадобрея, но он не считал это столь обязательным. Рука у молодого человека была твердая, и вряд ли он мог натворить много бед. К тому же мэтр Фавори прекрасно умел держать себя. Он был обходителен, нагловато вежлив и вот уже третий год ежедневно брил Юстуса, ни разу не заикнувшись о плате.

Мэтр Фавори ожидал Юстуса в кабинете. На большом столе были расставлены медные тазики, дымилась паром чаша с горячей водой и острым стальным блеском кололи глаза приготовленные бритвы. Юстуса всегда смешила страстишка цирюльника раскладывать на столе много больше инструментов, чем требуется для работы. Хотя бритвы у мэтра Фавори были хороши.

Юстус уселся в кресло; Фавори, чтобы не замарать кружевной воротник, накинул ему на грудь фартук, молниеносно взбил в тазике обильную пену, выбрал бритву и приступил к священнодействию. Прикосновения его были быстры и легки, кожа словно омолаживалась от острого касания бритвы. Юстус закрыл глаза и погрузился в сладостное состояние беспомощности, свойственное людям, когда им водят по горлу смертоносно отточенной бритвой. Голос Фавори звучал издалека, Юстус привычно не слушал его. Но тут его ушей коснулось имя, которое заставило мгновенно насторожиться.

— …Господин Анатоль сказал, что жар спадет, и рана начнет рубцеваться. Я был с утра в палатах, любопытно, знаете… И что же?.. Монглиер спит, лихорадка отпустила, гангрены никаких следов. Если так пойдет и дальше, то послезавтра Монглиер снова сможет драться на дуэли. Кстати, никто из пациентов господина Анатоля не умер этой ночью, а ведь он их отбирал единственно из тех, кого наука признала безнадежными…

— Их признал неизлечимыми я, а не наука, — прервал брадобрея Юстус, — человеку же свойственно совершать ошибки. Наука, кстати, тоже не владеет безграничной истиной. Иначе ученые были бы не нужны, для лечения хватало бы цирюльников.

— Вам виднее, доктор, но в коллегии нам говорили прямо противоположное. Ученейший доктор Маринус объяснял, что в задачи медика входит изучение совершенных трудов Галена и Гиппократа и наблюдение на их основе больных. Аптекари должны выполнять действия терапевтические и наблюдать выполнение диеты. Цирюльники же обязаны заниматься «манус опера», сиречь оперированием, для чего следует иметь тренированную руку и голову, свободную от чрезмерной учености. Таково распределение сословий во врачебном цехе, пришедшее от древних…

— Во времена Гиппократа не было цирюльников! — не выдержал Юстус, — и Гален, как то явствует из его сочинений, сам обдирал своих кошек! Доктор Маринус — ученейший осел, из-за сочинений Фомы и Скотта он не может разглядеть Галена, на которого так храбро ссылается! Если даже поверить, что великий пергамец знал о человеке все, то и в этом случае за тысячу лет тысяча безграмотных переписчиков извратила всякое его слово! К тому же небрежением скоттистов многие труды Галена утеряны, а еще больше появилось подложных, — прибавил Юстус, слегка успокаиваясь.

— Господин доктор! — вскричал мэтр Фавори, — заклинаю вас всеми святыми мучениками: будьте осторожны! Я еще не кончил брить, и вы, вскочив, могли лишиться щеки, а то и самой жизни. Яремная вена…

— Я знаю, где проходит яремная вена, — сказал Юстус.

Фавори в молчании закончил бритье и неслышно удалился. Он хорошо понимал, когда можно позволить себе фамильярность, а когда следует незамедлительно исчезнуть. Юстус же, надев торжественную лиловую мантию, отправился в отель Святой Троицы. Идти было недалеко, к тому же сточные канавы на окрестных улицах совсем недавно иждивением самого Юстуса были покрыты каменным сводом, и всякий мог свободно пересечь улицу, не рискуя более утонуть в нечистотах.

Отель Святой Троицы располагался сразу за городской стеной, на берегу речки. Четыре здания соприкасались углами, образуя маленький внутренний дворик. В одном из домов были тяжелые окованные железом ворота, всегда закрытые, а напротив ворот во дворе устроен спуск к воде, чтобы удобнее было полоскать постельное белье и замывать полотно, предназначенное для бинтования ран. Отель Святой Троицы стоял отдельно от других домов, все знали, что здесь больница, и прохожие, суеверно крестясь, спешили обойти недоброе место стороной.

Под навесом во дворе лежало всего пять тел: за ночь скончалось трое больных, да возле города были найдены трупы двух бродяг, убитых, вероятно, своей же нищей братией. Юстус ожидал в этот день найти под навесом еще четверых, но вчера поутру их забрал себе господин Анатоль, и, как донес мэтр Фавори, все они остались живы.

Юстус совершил обычный обход палат. Все было почти как в былые дни, только исчезли взгляды больных, обращенные на него со страхом и ожиданием чуда. У молвы длинные ноги, чуда теперь ждут от господина Анатоля. Вероятно, они правы, господин Анатоль действительно творит чудеса.

Сначала Юстус не хотел один смотреть вызволенных у смерти больных, но господина Анатоля все еще не было, и Юстус, махнув рукой на сословные приличия, и без того частенько им нарушаемые, отправился в отдельную палату.

Брадобрей был прав: четверо отобранных господином Анатолем больных не только не приблизились к Стигийским топям, но и явно пошли па поправку. Монглиер — бретер и, как поговаривали, наемный убийца, получивший недавно удар ножом в живот, — лежал, закрыв глаза, и притворялся спящим. Он должен был умереть еще вечером, но все же был жив, хотя дыхание оставалось прерывистым, а пульс неполным. Состояние его по-прежнему представлялось очень тяжелым, но то, что уже произошло, повергало в изумление. Ни у древних, ни у новейших авторов нельзя найти ни одного упоминания о столь быстром и непонятном улучшении. Остальные трое больных представляли еще более отрадную картину. Нищий, переусердствовавший в изготовлении язв и получивший вместо фальшивой болячки настоящий антонов огонь, выздоровел в одну ночь, воспаление прекратилось, язва начала рубцеваться. Золотушный мальчишка, сын бродячего сапожника, день назад лежавший при последнем издыхании, прыгал на тюфяке, а при виде Юстуса замер, уставившись на шелковую мантию доктора. Осматривать себя он не дал и со страху забился под тюфяк. Четвертый больной — известный в городе ростовщик, богач и сказочный скареда, решивший лучше лечь в больницу, чем переплатить докторам за лечение, — страдал острым почечным воспалением. Его вопли в течение недели не давали покоя обитателям отеля Святой Троицы. Теперь же он сидел на постели, наполовину прикрытый одеялом, и при виде доктора закричал, грозя ему скрюченным хизагрой пальцем:

— Не вздумайте утверждать, будто применили какое-нибудь дорогое лекарство! Вы не выжмете из меня ни гроша! Господин Анатоль обещал лечить меня даром! Что, любезный, не удалось ограбить бедного старика?

Юстус повернулся и, не говоря ни слова, вышел. Ростовщик ударил его в самое больное место: господин Анатоль не брал денег за лечение, а огромные гонорары Гийома Юстуса вошли в поговорку у местной знати. Конечно, господин Анатоль прав — грешно наживаться на страданиях ближних, но ведь для бедных есть больница, а за удовольствие видеть врача у себя дома надо платить. Еще Аристофан заметил: «Вознаграждения нет, так и лечения нет». К тому же это единственный способ заставить богачей заботиться о бедных. Город выделяет средства скупо, и почти все улучшения в больнице произведены за счет «корыстолюбивого» доктора. Этого даже господин Анатоль не сможет отрицать.

Господин Анатоль сидел в кабинете Юстуса. Доктора уже не удивляло ни умение молодого коллеги всюду принимать непринужденную небрежную позу, ни его смехотворный костюм. Одноцветные панталоны господина Анатоля были такими широкими, что болтались на ногах и свободно свисали, немного не доставая до низких черных башмаков. Одноцветный же камзол безо всяких украшений не имел даже шнуровки или крючков, а застегивался на круглые костяшки. Под камзолом виднелось что-то вроде колета или обтягивающей венгерской куртки, но, как разузнал мэтр Фавори, короткое и без рукавов. Только рубашка была рубашкой, хотя и на ней нельзя было найти ни вышивки, ни клочка кружев, ни сплоенных складок. Сначала наряд господина Анатоля вызвал в городе недоумение, но теперь к нему привыкли, и некоторые щеголи, к вящему неудовольствию портных, даже начали подражать ему. Ни шпаги, ни кинжала у господина Анатоля не было, к оружию он относился с презрением.

— Приветствую высокоученого доктора! — оживился господин Анатоль при виде Юстуса. — В достаточно ли равномерном смешении находятся сегодня соки вашего тела?

— Благодарю, — отозвался Юстус.

— Вы долго спали, — продолжал господин Анатоль, — я жду вас двадцать минут. Излишний сон подобен смерти, не так ли?

— Совершенно верно, — Юстус решил не объяснять господину Анатолю, что он уже вернулся с обхода. — Если вы готовы, мы могли бы пройти в палаты.

— Следовать за вами я готов всегда! — молодой человек поднялся и взял со спинки кресла белую накидку, без которой не появлялся в больнице. Юстс никак не мог определить, что это. На мантию не похоже, на белые одеяния древних — тем более. Немного это напоминало шлафрок, но куцый и жалкий. Господин Анатоль облачился, и они отправились в общие палаты.

Там их ждало совсем иное зрелище, нежели в привилегированной палате господина Анатоля, где каждому пациенту полагалась отдельная кровать и собственный тюфяк. В первом же помещении их встретила волна такого тяжелого смрада, что пришлось остановиться и переждать, пока чувства привыкнут к дурному воздуху. На кроватях не хватало места, тюфяки были постелены даже поперек прохода, и их приходилось перешагивать.

— Лихорадящие, — кратко пояснил Юстус.

Господин Анатоль уже бывал здесь раньше и теперь чувствовал себя гораздо уверенней. Он, не морщась, переступал тела больных, возле некоторых останавливался, спрятав руки за спину, наклонялся над лежащим. Тогда пациент, если он был в памяти, приподнимался на ложе и умоляюще шептал:

— Меня, возьмите меня…

Однако на этот раз господин Анатоль не выбрал никого. Он лишь иногда распахивал свой баульчик и, выбрав нужное лекарство, заставлял страдающего проглотить порошок или маленькую белую лепешечку. Порой он извлекал на свет ювелирной работы стеклянную трубку со стальной иглой на конце и впрыскивал лекарство прямо в мышцу какому-нибудь счастливцу. Впрочем, некоторые больные отказывались от подозрительной помощи господина Анатоля, и тогда он, пожав плечами, молча шел дальше. А Юстус вдруг вспомнил, как горячился господин Анатоль в таких случаях в первые дни после своего появления. Что же, время обламывает всех. Разве сам он прежде позволил бы кому-нибудь распоряжаться в своих палатах? Особенно такому малопочтенному лицу, каким представлялся господин Анатоль. Молодой человек не походил на врача, он не говорил по-латыни, весело и некстати смеялся, порывисто двигался. Не было в нем степенной важности, отличающей даже самых молодых докторов. Ведь именно уверенность в своем искусстве внушает пациенту доверие к врачу. Главное же — господин Анатоль боялся больных. Юстус ясно видел это и не мог себе этого объяснить.

Но сейчас скептические мысли оставили старого эскулапа. Он наблюдал, как от лепешечек и порошков господина Анатоля спадает жар, утихают боли, как умирающие возвращаются к жизни и болящие выздоравливают. Это восхищало, как чудо, и было столь же непонятно.

Сомнения вернулись лишь после того, как господин Анатоль наотрез отказался идти в палату чесоточных. Юстус, который уже был там сегодня, не стал настаивать, и они вместе двинулись туда, где четверо спасенных ожидали своего избавителя. Господин Анатоль первый вошел в палату и вдруг остановился в дверях.

— Где больные? — спросил он, повернувшись к Юстусу.

Юстус боком протиснулся мимо замершего Анатбля и оглядел палату. Два тюфяка были пусты, в помещении находились только Монглиер и ростовщик. Монглиер на этот раз действительно спал, а меняла лежал, натянув одеяло до самого подбородка, и мелко хихикал, глядя на вошедших.

— Удрали! — объявил он наконец. — Бродяга решил, что язва уже достаточно хороша для его промысла, и сбежал. И мальчишку с собой увел.

— Идиоты!.. — простонал господин Анатоль. — Лечение не закончено, а они вздумали бродяжничать! Это же самоубийство, стопроцентная вероятность рецидива! Вы-то куда смотрели? — повернулся он к старику, — Надо было остановить их.

— А мне что за дело? — ответил тот. — Так еще и лучше, а то лежишь рядом с вором. Да и по мальчишке небось виселица давно плачет.

Господин Анатоль безнадежно махнул рукой и, достав из баульчика трубку с иглой, склонился над лежащим Монглиером.

После осмотра и процедур они вернулись в кабинет. Господин Анатоль сбросил накидку, расположился в кресле и, дотянувшись до стола, двумя пальцами поднял лист сочинения, над которым накануне собирался работать Юстус.

— Можно полюбопытствовать?

Некоторое время господин Анатоль изучал текст, беззвучно шевеля губами, а потом вернул его и, вздохнув, сказал:

— Нет, это не для меня. Не объясните ли неграмотному, чему посвящен ваш ученый труд?

Признание Анатоля пролило бальзам на раны Юстуса. Уж здесь-то, в том малом, что создал он сам, он окажется впереди всемогущего господина Анатоля!.. Кстати, как это врач может не знать латыни? Преисполнившись гордости, Юстус начал:

— Трактат толкует о лечебных свойствах некоего вещества. Чудесный сей состав может быть получен калением в керотакисе [3] известных металлургам белых никелей. Летучее садится сверху и называется туцией. Свойства туции, прежде никому не известные, воистину изумительны. Смешавши мелкий порошок с протопленным куриным салом и добавив для благовония розового масла, я мазал тем старые язвы и видел улучшение. Раны мокнущие присыпал пудрой, из туции приготовленной, и они подсыхали и рубцевались. Туция, выпитая с водою чудесных источников, утишает жар внутренний и помогает при женской истерии.

Господин Анатоль был растерян.

— Не знаю такой туции, — признал он. — И вообще, никель не бывает белым.

Юстус поднялся и выложил на стол сосуд с туцией, скляницу с мазью и осколок камня.

— Ничего удивительного нет, — сказал он, — потому что я первый изучил это тело. А вот — белый никель, или, в просторечии, обманка.

Лицо господина Анатоля прояснилось. Он высыпал на ладонь немного порошка, растер его пальцем.

— Ах вот оно что! — воскликнул он. — А я уж подумал… Только это не никель, а цинк. Кстати, он внутрь не показан и от истерии не помогает, разве в качестве психотерапевтического средства. Тоже мне, нашли панацею — цинковая мазь!

Господин Анатоль нырнул в баульчик, вытащил крохотную баночку и протянул ее Юстусу. Баночка была полна белой мази. Юстус поддел мизинцем немного и, не обращая внимания на удивленный взгляд господина Анатоля, попробовал на вкус. На зубах тонко заскрипело, потом сквозь обволакивающую приторность незнакомого жира пробился чуть горчащий вкус туции. С помрачневшим лицом Юстус вернул баночку.

— Я упомяну в трактате о вашем первенстве в этом открытии, — сказал он.

— Право, не стоит, — Анатоль дружелюбно улыбнулся, — к тому же… — Он не договорил, махнул рукой и повторил еще раз: — Ей-богу, не стоит.

Юстус молча убрал со стола лекарства и рукопись, а потом негромко напомнил:

— Сегодня операционный день. Не желаете ли присутствовать?

В операционной царила немилосердная жара. Стоял запах сала от множества дешевых свечей, жаровня наполняла комнату синим угарным дымом. Цирюльники — мэтр Фавори и приезжий эльзасец мастер Базель готовили инструменты. Базель говорил что-то вполголоса, а мэтр Фавори слушал, презрительно оттопырив губу. Аптекарь, господин Ришар Детрюи, примостился в углу, взирая на собравшихся из-под насупленных седых бровей. Предстояло три операции, первый больной уже сидел в кресле около стола. Это был один из тех ландскнехтов, которых недавно нанял магистрат для службы в городской страже. Несколько дней назад он получил рану во время стычки с бандитами, и теперь левая нога его на ладонь выше колена была поражена гангреной. Наемник сидел и разглядывал свою опухшую, мертвенно-бледную ногу. От сильного жара и выпитого вина, настоянного на маке, взгляд его казался отсутствующим и тупым. Но Юстус знал, что солдат страдает той формой гангрены, при которой человек до самого конца остается в сознании и чувствует боль. И ничто, ни вино, ни мак, не смогут эту боль умерить.

Господин Анатоль, вошедший следом, брезгливо покрутил носом и пробормотал как бы про себя:

— Не хотел бы я, чтобы мне вырезали здесь аппендикс. Квартирка как раз для Диогена. Врач-философ подобен богу, не так ли? — спросил он громко.

Юстус не ответил.

Последним в помещении появился доктор Агель. Это был невысокий полный старик с добрым, домашним лицом. Он и весь был какой-то домашний, даже докторская мантия выглядела на нем словно уютный ночной халат. Доктора Агеля любили в городе, считая врачом, особо искусным в женских и детских болезнях, и, пожалуй, один только Юстус знал, сколько людей отправил на тот свет этот добряк, назначавший кровопускания при лихорадках и иных сухих воспалениях.

Больного положили на стол и крепко привязали. В правую руку ему дали большую палку.

— Жезл вращайте медленно и равномерно, — степенно поучал доктор Агель. Солдат попытался вращать палку, но пальцы не слушали его. Тогда он закрыл глаза и забормотал молитву.

Юстус склонился над больным. Господин Анатоль тоже шагнул вперед.

— Здесь нужен общий наркоз, — испуганно сказал он.

Юстус не слушал. Им уже овладело то замечательное состояние отточенности чувств, благодаря которому он успешно проводил сложнейшие операции. И только потом горячка и операционная гангрена уносили у него половину пациентов. Юстус взял узкий, похожий на бритву нож и одним решительным движением рассек кожу на еще не пораженной гангреной части ноги. Комнату наполнил истошный, сходящий на визг вопль.

Далее начался привычный кошмар большой операции. Солдат рвался, кричал, голова его моталась по плотной кожаной подушке, он отчаянно дергал ремни, стараясь освободить руки с намертво зажатой в побелевших пальцах палкой. Господин Анатоль что-то неслышно бормотал сзади. А Юстус продолжал работать. Наконец обнажился крупнейший сосуд бедра — ответвление полой вены. Он туго пульсировал под пальцами, напряженный, болезненный. Перерезать его — значит дать пациенту истечь кровью.

— Железо! — крикнул Юстус. Тут же откуда-то сбоку подсунулся мэтр Фавори с клещами, в которых был зажат багрово светящийся раскаленный штырь. Железо коснулось зашипевшего мяса, вена опала. Крик пресекся. В нахлынувшей тишине нелепо прозвучал голос доктора Агеля, держащего больного за свободную руку:

— Пульс ровный.

Юстус быстро перерезал сосуды и оставшиеся волокна, обнажил живую розовую кость и шагнул в сторону, уступая место мастеру Базелю, ожидавшему с пилой в руках своей очереди. Мастер согнулся над столом и начал пилить кость. Безвольно лежащее тело дернулось, наемник издал мучительный булькающий хрип. Базель торопливо пилил. Наемник снова кричал тонким вибрирующим голосом, и в этом крике не было уже ничего человеческого, одна сверхъестественно огромная боль. Детрюи ненужно суетился около стола, отирая несчастному влажной губкой пот со лба. Доктор Агель сидел, положив для порядка пальцы на пульс больному, и поглядывал в окошко, за которым виднелись круглые башенки городской стены.

И тут… Крик снова резко пресекся, тело ландскнехта изогнула страшная судорога, потом оно вытянулось и обмякло. Белые от боли глаза остекленели.

— Пульс пропал, — констатировал доктор Агель. Он помолчал немного и добавил: — Аминь.

— Как же так? — Юстус непонимающим взглядом обвел собравшихся. Зачем, в таком случае, все они здесь? Милый тупица доктор Агель, цирюльники, аптекарь со своим негодным вином, он сам, наконец…

Странный звук раздался сзади — то ли икание, то ли бульканье. Там у стенки скорчился господин Анатоль. Господину Анатолю было худо. Но он быстро справился с собой и поднялся на ноги, пристально глядя в лицо Юстусу. Юстус молча ждал.

— Муж прекрасный и добрый! — истерически выкрикнул господин Анатоль. — Мясником вам быть, а не доктором!

Молодой человек выбежал из комнаты, Юстус медленно вышел следом.

В свой кабинет Юстус вернулся совершенно разбитым. Во рту сухо жгло, ноги гудели и подкашивались, и, что хуже всего, дрожали руки. Две операции пришлось передать другим, и мэтр Фавори, вероятно, режет сейчас этих бедняг под благожелательным присмотром доктора Агеля. Ну и пусть, он тоже не железный, к тому же врач не обязан сам делать операции, для этого есть цирюльники.

Юстус поднялся, отомкнул большим ключом сундук, стоящий у стены, двумя руками достал из его глубин костяной ларец. Гомеопатия учит, что избыток желтой желчи вполне и безо всяких лекарств вылечивается здоровым смехом. Поднятие же черной желчи следует врачевать спокойным созерцанием. Ничто так не успокаивало доктора Юстуса, как редкостное сокровище, хранящееся в ларце. Осторожно один за другим Юстус раскладывал на черном бархате скатерти потускневшие от времени медные ножи, долото, иззубренное ударами о кость, погнувшиеся шила, пилу со стершимися зубьями. Странно выглядел отживший свое инструмент на роскошной бархатной ткани. И все же для Юстуса не было вещи дороже. В ларце хранились инструменты Мондино ди Люцци, великого итальянца, воскресившего гибнущую под властью схоластов анатомию, первого доктора, отложившего книгу, чтобы самому взять в руки скальпель.

Скрипнула дверь, в кабинете появился мэтр Фавори. Перехватив удивленный взгляд Юстуса, он поспешил объяснить:

— Я уступил свое место мэтру Боне. У старика много детей и мало клиентов. Пусть немного заработает.

Это было очень похоже на обычные манеры модного цирюльника, не любившего больничные операции, так как за них, по его мнению, слишком мало платили.

Фавори подошел к Юстусу и, наклонившись, произнес:

— Монглиер умер.

— Как? — быстро спросил Юстус.

— Ему перерезали горло. Убийцы влезли в окно. Скотина ростовщик уверяет, что спал и ничего не видел. Врет, конечно.

Юстус тяжело задумался. Мэтр Фавори некоторое время ожидал, разглядывая разложенные на скатерти инструменты. Ему было непонятно, что делает здесь этот никуда не годный хлам, но он боялся неосторожным замечанием вызвать вспышку гнева у экспансивного доктора. Наконец он выбрал линию поведения и осторожно заметил:

— Почтенная древность, не правда ли? Нынче ими побрезговал бы и плотник.

— Это вещи Мондино, — отозвался Юстус.

— Да ну? — изумился брадобрей. — Это тот Мондино, что написал введение к Галену? И он работал таким барахлом? — глаза Фавори затянулись мечтательной пленкой, он продолжал говорить как бы про себя:

— Жаль, что меня не было в то время. С моими методами и инструментом я бы затмил всех врачей того времени…

— Вы остались бы обычным цирюльником, — жестко прервал его Юстус. — Возможно, поначалу вам удалось бы удивить ди Люцци и даже затмить его в глазах невежд, но все же болонец остался бы врачом и ученым, ибо он мыслит и идет вперед, а вы пользуетесь готовым. И звание здесь ни при чем. В вашем цехе встречаются истинные операторы, мастера своего дела, которых я поставил бы выше многих ученых докторов. Но это уже не цирюльники — это хирурги, прошу запомнить это слово.

— Да, конечно, вы правы, — быстро согласился Фавори и вышел. Он был обижен.

Но и теперь Юстусу не удалось побыть одному. Почти сразу дверь отворилась, и в кабинет вошел господин Анатоль. Он был уже вполне спокоен, лишь в глубине глаз дрожал злой огонек. Взгляд его на секунду задержался на инструментах.

— Решили переквалифицироваться в столяры? — спросил он. — Похвально.

Юстус молчал. Господин Анатоль прошелся по кабинету, взял баульчик, раскрыл, начал перебирать его содержимое.

— Вы слышали, Монглиера прирезали, — сказал он немного погодя.

Юстус кивнул головой.

— Идиотизм какой-то! — пожаловался господин Анатоль. — Варварство! Хватит, я ухожу, здесь невозможно работать, сидишь словно в болоте…

Он замолчал., выжидающе глядя на Юстуса, но, не услышав отклика, сказал:

— Запомните, доктор, чтобы больные не умирали у вас на столе, необходимы две вещи: анестезия и асептика.

Что же, в бауле господина Анатоля, вероятно, есть и то и другое, но скоро драгоценный баул исчезнет навсегда. Потому и ждет господин Анатоль вопросов и жалких просьб, на которые он, по всему видно, уже заготовил достойный ответ. Жалко выпускать из рук такое сокровище, но что он стал бы делать, когда баул опустел бы? Два дня назад Юстус обошел всех городских стеклодувов, прося их изготовить трубку с иглой, какой пользовался гость. Ни один ремесленник не взялся выполнить столь тонкую работу.

— Скажите, — медленно начал Юстус, — ваши методы лечения вы создали сами, основываясь на многочисленных наблюдениях больных и прилежном чтении древних авторов? И медикаменты, воистину чудесные, изготовили, исходя из минералов, трав и животных путем сгущения, смешения и сублимации? Или, по крайней мере, дали опытным аптекарям точные рецепты и формулы?

Господин Анатоль ждал не этого вопроса. Он смутился и пробормотал:

— Нет, конечно, зачем мне, я же врач…

— Благодарю вас, — сказал Юстус.

Да, он оказался прав. Баул действительно скрывал множество тайн — именно баул. Сам же господин Анатоль пуст. Удивительная вещь: блестящая бездарность мэтр Фавори и всемогущий господин Анатоль сошлись во мнении по поводу вещей Мондино ди Люцци. Конечно, инструмент Мондино в наше время пригодился бы разве что плотнику, и все же учитель из Болоньи неизмеримо более велик, чем оба они.

Господин Анатоль кончил собираться, взял свой баульчик, несколько секунд смотрел на Юстуса, ожидая прощальных слов, потом пробормотал:

— Ну, я пошел… — и скрылся за дверью.

И только тогда Юстус презрительно бросил:

— Цирюльник!

Наталия Никитайская




— Слушай! Сегодня один парень у нас на работе предложил мне отличную книгу — нигде ее не достать! — и не потребовал ни копейки сверху. Фантастика да и только! — восхищался семнадцатилетний приятель моего сына.

— Как ни заглянешь к ним в отдел, она всегда на рабочем месте. Что-то считает, систематизирует… Фантастика! — не без издевки рассказывала мне о новой сотруднице подруга.

— Представляешь, выходит он на трибуну и начинает, чудак, резать прямо в глаза правду-матку! Чем не фантастика! — удивлялся мой сосед, рассказывая о своем товарище по работе.

Не правда ли, очень обидно заносить в разряд фантастики подобные явления и факты, когда они вовсе таковыми не являются, не должны являться, во всяком случае. И лично мне хочется, чтобы в подобных ситуациях мы пореже употребляли слово «фантастика». Ради этого, в общем-то, я и пишу. Чтобы оно, слово это, звучало лишь в истинном своем значении.

Потому что на Земле есть чему удивляться!

Человек, его жизнь, его разум — разве это не удивительно? Его постоянное стремление постигать окружающий мир, пробиваться в глубины космоса, находить ответы на простые и в то же время такие сложные вопросы: что такое жизнь? для чего существует во Вселенной разум? в чем смысл нашего бытия?

А потребность сочувствовать, сострадать, понимать и быть понятым — разве это не удивительное свойство человека?

И что может быть интереснее, чем попытаться написать обо всем этом: о хорошем и о плохом, о человеческих взаимоотношениях и о движении мысли, о дне сегодняшнем и о дне завтрашнем?..


Наталия Никитайская

Правильная жизнь, или Жизнь по всем правилам (Фантасмагория в семи частях)

Часть первая. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ

Все началось с автобуса. С моего отвратительного, битком набитого автобуса. В жизни бы не догадаться, что с этого обязательного послерабочего истязания может начаться что-то новое. Тем более что происходящее было потрясающе привычно. Все как всегда. Нерушимость неписаных автобусных правил поведения. Кто сильнее, тот и влез. Кто проворнее и нахальнее, тот и сел. Кто деликатнее, тот вообще на остановке остался. Лично я уже давно свою деликатность приберегаю для других случаев, на транспорт предпочитаю не растрачивать: накладно.

Да, так вот. Все было как всегда. Я влезла. Впихнулась. Втиснулась. Протискалась. И зависла. Вроде бы даже устроилась. Зависла над сиденьем, которое уже занял молодой здоровый мужик. На мужиков, не уступающих места в транспорте, я давно не реагирую. Пусть они сидят. Я постою. Связываться с такими себе в убыток: на тебя наорут, гадостей пригоршнями в лицо нашвыряют, а места все равно не уступят. И после этого стоять втройне противно, потому что, во-первых, все так же стоишь, во-вторых, пакость эта перед тобой сидит и торжествует, а в-третьих, все в автобусе смотрят на тебя как на склочницу. И кому какое дело, что сама ты с горечью в этот момент думаешь о безразличии и даже какой-то мстительной радости окружающих и скорбишь о своей беззащитности. Это уже личное твое дело и задевает только твое сердце. А сердце стучит с такой скоростью, будто ты без передышки пять часов занималась аэробикой, и того гляди, вовсе выскочит из грудной клетки. Сердца становится жалко. И ты решаешь не подвергать его ненужным испытаниям. Решаешь беречь свое здоровье. Внушаешь себе банальную, но вовсе не лишенную смысла истину, что здоровье дороже всего. И связываешься со всякими наглецами, отстаивая свои права, все реже и реже.

Но в этот раз рядом со мной примостилась стоять женщина с больной ногой. То есть одна ее нога была в бинтах и в галоше, привязанной все теми же бинтами. Я молчала целых три остановки, а на третьей не выдержала и сказала:

— Молодой человек, вы бы все-таки уступили место женщине, — сказала я.

Мужской тип был вычислен мною совершенно правильно, потому что отреагировал он, как я и предполагала, по-хамски:

— Тебе, что ли?

— Не мне, — отрезала я. — Вот женщина с больной ногой.

— Бросьте, не надо, — сказала женщина. — Я и так как-нибудь. Зачем связываться…

Но меня уже понесло. Для меня всегда легче не начинать чего-нибудь вовсе. Но остановиться, начав, было выше моих сил. Я толково и эмоционально высказала все, что думаю про современных мужчин и про данного представителя, в частности. Меня слушали внимательно. Кое-кто поддакивал. Нахал смотрел на меня широко раскрытыми глазами, и я бесстрашно принимала его тяжелый взгляд: я чувствовала за собой правоту. Наконец парень встал, женщина с больной ногой села на его место. И я могла бы радоваться, если бы, вставая, он не наступил мне на ногу и, посчитав, видимо, это недостаточным, не толкнул меня нечаянно локтем в грудь. Я охнула.

— Пардон, — сказал он злобно и стал пробираться к выходу.

Я вздохнула с облегчением, но в этот момент парень обернулся и произнес отчетливо:

— Ишь нашлась доброхотка под настроение! Сволочь правильная! Чтоб тебе, суке, всю жизнь такой правильной оставаться!.. — и окатил меня наэлектризованным злобой и ненавистью взглядом.

В автобусе запахло озоном. Никто не сказал парню ни слова. Все пропускали его молча. И на следующей остановке он вышел. Та, ради которой я так старалась, безучастно смотрела в окно. Я сгорала со стыда. Люди в автобусе ехали присмиревшие.

И вроде бы ничего такого уж необычного не было, — смущал, правда, ощутимо озонированный воздух, который почему-то был неприятен. Автобус катил дальше по своему маршруту. Все было в порядке. И тем не менее у меня в душе, кроме привычной уже горечи, накапливалось еще что-то — необъяснимое. Страх какой-то. «Чтоб тебе…»— слышалось мне так ясно, будто слова все еще звучали прямо у меня над ухом.

— Ужасный человек, — вдруг сказала женщина с больной ногой.

Я проследила за ее взглядом и вздрогнула: слева, за окном автобуса, на белой полосе раскалывающей проезжую часть, стоял тот самый парень. Он смотрел на меня в упор. И хотя нас разделяли несколько метров, я увидела его напряженные желтые глаза с какими-то немыслимыми прямоугольными зрачками. «Как у козла», — подумала я и отвернулась. Но и отвернувшись, я всей кожей ощущала на себе запоминающий взгляд этого гада. «Но это же не он», — мысленно убеждала я себя, ни секунды не сомневаясь в обратном. Он это. Он и никто другой.

Вот когда страх захлестнул меня. Страх и тоскливая обреченность. От такого страха можно умереть. Но, по счастью, автобус тронулся.

Дома все валилось у меня из рук. Страх по-прежнему сжимал мне горло. Я охрипла. И Алексей Палыч, свекор мой любимый, предложил мне какой-то особенный, лечебный чай. Я нервно его выпила. Муж и Алексей Палыч что-то оживленно обсуждали — я не слышала что. И в этот момент раздался звонок. Я вскочила так резко, что задела шаткий кухонный столик. Разбилась кружка и, кажется, что-то еще. При виде почтальона я немного успокоилась. Обрадовалась телеграмме: свекровь с Вовиком, моим сыном, благополучно прибыли на курорт. Потом, позже, я все-таки всплакнула. И уже только после слез, несколько успокоенная, легла спать в объятиях мужа моего Павла. Человека верного и преданного. И любящего, что еще важнее.

— Завтра поедем в Солнечное. День будет распрекрасный, — шептал Павел. — Ты обновишь купальник. И все будут смотреть на тебя и завидовать мне…

Я не возражала. Я уже видела завтрашний день.

Впереди были два выходных. И когда я засыпала, мне подумалось, что дни предстоят неплохие.

Часть вторая. ПОЛЕ

Проснулась я в шесть утра. Как будто меня подбросило, вскочила с постели, умылась, наскоро позавтракала, надела на себя все колхозное и поехала на подшефное поле. Я так торопилась, что забыла оставить Павлу записку.

Всю ночь меня мучила совесть: две недели тому назад я кое-как, лишь бы закончить побыстрее, прополола положенные мне три грядки свеклы. Ковыряться, трудиться, кропотливо выдергивая корни сорняков, — этим пускай занимаются новички. А мы, народ поднаторевший, шли вперед семимильными шагами, не очень-то заботясь о том, чтобы сорняк был выдернут с корнем. Арифметика была простая. На три грядки отводилось каждому по три дня. Справился за два — гуляешь день. Справился за день — гуляешь два. Я гуляла два дня.

И вот сегодня — в свой законный выходной — я уже в половине восьмого стояла одна посредине пятидесяти гектаров поля.

Картина была именно такой, какая привиделась мне во сне. Сорняк высился стеной.

Сейчас было трудно разобрать, какие грядки мои, и я принялась пропалывать те, что были ко мне всего ближе.

Грядка уходила за горизонт. Свекла была низенькая. Лебеда на поле преобладала. Я вгрызалась в лебеду и в другие сорняки, названий которых не знала, с энергией и механической ритмичностью машины. Недаром мой шеф иногда говорит мне: «Можете же, когда захотите, отлично работать. Жаль, что это желание посещает вас нечасто».

Видел бы он меня сейчас!

К обеду я прополола почти целую гряду, и прополола самым тщательным образом. Решила отдохнуть.

Пользуясь полным одиночеством и разошедшимся вовсю солнышком, легла загорать нагишом.

В то время, как я блаженствовала — уж этот-то отдых я заслужила! — на меня наткнулся сторож. Я услышала его шелестящие шаги, когда прятаться было уже поздно. Единственное, что я успела сделать, это перевернуться со спины на живот. Но сторож все равно остолбенел, выругался, сплюнул и лишь после этого отвернулся.

Я быстро натягивала на себя одежду.

— Траву портишь, тунеядка! — сказал дед.

— Очень нужно! — пренебрежительно и с гонором ответила я. — Я тут полю!..

Дед повернулся ко мне:

— Что делаешь?!

— Пропалываю, говорю, свеклу.

— Тут растет турнепс.

— Какая разница, — отвечаю, — все равно пропалываю.

— Зачем? — спросил сторож.

— А чтобы по-честному, — ответила я и добавила несколько нерешительно: — Чтобы урожай был…

— Урожай, говоришь? — дед посмотрел на зияющую в поле стрелу прополотой мной грядки. — Ишь ты! Здорово наработала. Как трактор. Ну, ты работай. А я пошел. Ишь ты…

Что-то в его голосе послышалось знакомое. Какой-то смешок и издевка послышались… Но я не стала разбираться в своих подозрениях. Я отмахнулась от них. Мало ли чего покажется.

Дед еще не успел скрыться за лесополосой, а я уже опять полола. Все так же остервенело. Ближе к вечеру я устало распрямилась, обвела взглядом горизонт. Линия горизонта плавно качалась, и это было объяснимо: доработалась я до полного одурения. Необъяснимо было другое: два глаза, словно два желтка, смотрели на меня с поблекшего вечернего неба. Глаза эти расплывались во всю ширь горизонта, плавали в вышине, и один глаз издевательски мне подмигивал. Я ощутила, как судорога страха стянула мое лицо. Я попыталась зажмуриться, но лишь как-то нелепо словно бы подмигнула в ответ на издевательски нацеленный на меня взгляд. Огромные глаза изумленно и недобро полыхнули желтизной, зрачки приобрели форму козлиного прямоугольника — и вслед за этим глаза исчезли.

К ночи у меня поднялась температура. Горела кожа. Ломило все тело. Я переработалась и сгорела на солнце. Про глаза Павлу не рассказала. Он и без того всю ночь возился со мной и всю ночь читал мне морали. И как он не знал, что подумать. И как он извелся в ожидании. И какая я дура. И так далее в том же духе… Я была полностью с ним согласна, плакала от физической слабости и клялась, что сама не знаю, что на меня накатило. Но в глубине сознания уже отчетливо вызревала мысль, что лучшего дня не было в моей жизни.

В воскресенье утром я снова поехала полоть.

Часть третья. ИНСТИТУТ

Павел ходил надутый. Алексей Палыч поглядывал на меня с любопытством. Мне не нравился его взгляд, и я напрямик спросила:

— Я что, сильно отклонилась от нормы?

Свекор ответил, как всегда, глубокомысленно и занудно:

— Не стану скрывать от тебя, дорогая, что твое поведение — если, разумеется, ты говоришь правду и действительно провела эти дни на поле, а это скорее всего именно правда, так как руки твои распухли и с трудом держат чашку, — так вот: твое поведение, моя милая, выглядит довольно-таки неадекватным по отношению к тебе — такой, какой я всегда тебя знал… Судя по всему, что-то в тебе изменилось. Что? Трудно пока сказать со всей определенностью, но к этим переменам, как мне кажется, следует присмотреться, — и свекор обратил на меня свой коронный прищур лучшего диагноста города.

— Дорогой Алексей Палыч! — ответила я. — Не тратьте на меня понапрасну вашего драгоценного времени и вашего великолепного прищура: я и без него отношусь к вам с уважением. Но мое уважение может сильно подтаять, если вы станете убеждать меня, что желание хорошо сделать порученную тебе работу подлежит какому-то особенному анализу, что оно ненормально.

— Жаль, детка, что ты меня не поняла. Я ведь только хотел сказать, что это желание прежде посещало тебя не так уж часто…

Я отмахнулась от благожелательной навязчивости свекра и помчалась на работу. Но пока я спускалась по лестнице и шла к автобусной остановке, я все время раздумывала над его словами: неужели он прав, и я действительно заболела? Интересно, что бы он сказал, если бы узнал про желтушечные глаза над полем?.. Нетрудно догадаться, что хорошего ничего бы он не сказал.

Несколько взбудораженная, я пришла в институт. А тут все было, как обычно. В нашей комнате Лидия Мартыновна показывала всем желающим духи и непременно добавляла: «Муж подарил. Сказал: ты и большего достойна, но в магазине ничего дороже не было». Николаша устраивался у телефона с записной книжкой — обзванивать знакомых: знакомых у него тысячи, а домашнего телефона нет. Манечка Кукина печатала на машинке стихи, которые сочинила вчера к грядущему через год юбилею шефа. Возле нее болтался Игорь Сергеевич и восторгался стихами, а заодно как бы ненароком оглаживал плечики автора.

Первым моим побуждением было пойти к Ленке — с этого начинался почти каждый мой рабочий день — и поболтать о прошедших выходных. Но, во-первых, мои выходные прошли — я понимала это — несколько странно, а во-вторых, мною вдруг овладело чувство стыда: я вспомнила о таблицах. Почти два месяца они валяются необработанными в моем столе. И шеф о них уже даже не спрашивает…

Я расчехлила счетную машинку, разложила таблицы и принялась за работу. Однако сосредоточиться было трудно: мешали шум и гам вокруг. Я терпела целых полчаса. Но потом не выдержала и, выждав, — когда Николаша в очередной раз положил трубку, громко произнесла:

— Хотелось бы, чтобы кто-нибудь объяснил мне, где я нахожусь? Почему в одно ухо ко мне долетают пошлые строчки пошлых стихов, отражающих подхалимский дух нашего сектора, а в другое влезают голоса мужчин и женщин, на разные лады обсуждающих то, что не имеет никакого отношения к работе…

Все обернулись и слушали меня, раскрыв рты. Николаша улыбался своей ехидной улыбочкой, давая понять, что он одобряет мою шутку и рад подыграть ей.

— Представьте себе, что вы приходите к открытию магазина и не застаете за прилавком продавца, — продолжала я все с тем же пафосом. — Какой же хай поднимете вы, не правда ли, Лидия Мартыновна? Так почему же у себя-то на рабочем месте вы считаете возможным не работать?! И больше того — мешаете работать другим!

Справедливое мое возмущение изливалось, не принося никакого видимого результата. Больше того. Теперь уже все от души смеялись.

Пожалуй, разумнее всего было сейчас поддержать этот смех. Я вспомнила, как всю вторую половину дня в пятницу мы просидели этой же теплой компанией в этой же комнате, пили чай и кофе, рассказывали анекдоты и побасенки и были очень довольны тем, что шеф ушел сразу после обеда. И я тоже была довольна! Стыд…

Нет, я смеяться не стала. Я разыскала у себя в столе наушники. Демонстративно надела их. И опять принялась за работу. Кажется, в комнате установилось недоумение и раздражение. Но меня — пока, по крайней мере, — это не задевало.

Потом появился шеф. Кажется, сказал что-то одобрительное, увидев меня за работой. Но я только на секунду оторвалась от таблиц, чтобы кивнуть ему, а наушников не снимала.

Потом меня похлопали по плечу. Я подняла голову: рядом стоял Николаша и показывал глазами на телефонную трубку, лежащую возле аппарата.

Я с неохотой стащила наушники и подошла к телефону. Николаша говорил мне:

— Странный какой-то звонок. Наверное, междугородная.

— Алле, — сказала я в трубку.

Там стояло какое-то свистящее молчание. Свекровь, что ли, с юга пробивается?

— Алле! — произнесла я уже погромче.

Никто не откликался. И безотчетный страх овладел мною:

— Алле!!! — крикнула я с нервным придыханием.

— Ну чего орешь-то? Я не глухой, — сказали в трубке. — Как живешь?

— Кто это говорит?! — спросила я, и страх мой принял вполне определенные очертания: я уже знала, чей это голос.

— Тебя еще терпят? — спросили меня, проигнорировав мой вопрос.

— А вам какое дело? — взорвалась я. — Как вы узнали мой телефон? Не смейте мне звонить!

— Значит, есть дело, — ответил мерзавец и гаденько рассмеялся, — в гости тебя сегодня приглашаю, — и повесил трубку.

Телефон узнал, имя… Гости какие-то…

— Кто звонил? С кем это ты так? Только скажи, в следующий раз пошлю его подальше… — озабоченно говорил мне Николаша.

Меня тронула его готовность помочь, но раздражение я сорвала на нем:

— Отвяжись! — бросила я омерзительным бабьим взвизгом и вернулась к своим таблицам.

За работой я постепенно забывала свой страх, хотя до конца он меня так и не оставлял. Глаза над полем могли мне привидеться, но звонок был реальным, его слышали, Николаша подходил к телефону, позвал меня. Что нужно от меня этому автобусному хаму?..

Я и не заметила, как подошел обед. На доске приказов висели новые премиальные списки. Я пробежала глазами список нашего отдела, нашла в нем свою фамилию и, довольная, отправилась в столовую. Но не сделала я и двух шагов, как остановилась, развернулась на сто восемьдесят и вернулась к спискам. Я долго всматривалась в них и не могла понять, что меня так задело. Вот если бы меня обошли, другое дело. Но меня никогда не обходили!.. И тем не менее списки меня задели. Больше того — возмутили!.. И я поняла в конце концов чем…

Отправилась в бухгалтерию. Там работала моя подружка Ленка. Мы с ней вместе подняли премиальные списки за последние полтора года. Я сделала нужные выписки и пошла караулить профорга нашего отдела. Он пришел за пять минут до окончания обеденного перерыва. Я очень беспокоилась, что, по всегдашней привычке, он опоздает и я не смогу с ним поговорить, не откладывая дела в долгий ящик. Но в секторе у них явно намечалось какое-то торжество. А на торжества у нас в институте опаздывают редко. Во всяком случае, их сектор был в полном сборе.

Я проследовала за профоргом. Встала у него над столом, вполоборота к публике, и сказала:

— До конца обеденного перерыва осталось всего пять минут. И, следовательно, время мое ограничено. Но и пяти минут мне хватит, чтобы выразить возмущение той дискриминационной политикой, которую вот уже по меньшей мере полтора года проводят в нашем отделе.

Все встрепенулись. Профорг подался ко мне. Лицо его налилось гневом.

— Я не оговорилась. В нашем отделе раз в три месяца проявляет себя ничем не прикрытая дискриминация.

Профорг закричал:

— Ты словами-то не разбрасывайся!.. Ты знай, где и какие слова употреблять!..

— А вы на меня не кричите!.. Я за свои слова отвечаю. А вот вы попробуйте мне ответить, почему, на каком основании и с каких это пор наши лаборанты и старшие лаборанты перестали учитываться в списках премируемых?!

— А, ты об этом, — облегченно выдохнул профорг. — Так они же все лодыри!..

По-моему, среди присутствующих не было тех, за кого я заступалась. Или те, что присутствовали, и впрямь были лодыри. Так или иначе, особенного сочувствия к себе я не замечала. И я взвилась:

— Лодыри?.. Не больше, чем мы с вами, они лодыри!.. И на вашем месте я бы постеснялась бросать в адрес целой группы работников такое обвинение, когда вы сами — первый лодырь нашего института!

Черт возьми, ну совершенно не могу остановиться, а надо бы, если учесть, что я давно уже знаю профорга как человека не только ленивого, но еще и недалекого и мстительного. Но ведь я говорила чистую правду. Если я сейчас не скажу ее, то кто и когда скажет? И я понеслась в своих обличениях дальше:

— Уж и не знаю, каким чудом вы оказались сегодня на рабочем месте, а не записали себе липовую библиотеку — не иначе как благодаря гулянке, которая затевается здесь — и затевается, прошу отметить, в рабочее время…

Как-то незаметно в комнате остались только я и профорг. Причем, перед тем как нас покинуть, некоторые сотрудники что-то припрятывали у себя в столах, с отвращением на меня поглядывая.

Профорг же сидел напротив меня (я стояла) и прямо распухал на глазах от злобы и ненависти:

— Вы за свои слова ответите.

— Отвечу, отвечу… А лаборанты?

— Разберемся.

— Чтобы разобрались наверняка, — я сегодня же подам докладную по всей форме и приложу выписки из приказов. Подам и вам, и заведующему отделом…

Прозвенел звонок. Нужно было мчаться работать. И я помчалась. В коридоре передо мной расступались.

Конечно, мне было тяжело. Больше того, в какой-то момент стало страшно, почти так же страшно, как там, в автобусе, когда я почувствовала на себе запоминающий взгляд хама. Но я одернула себя: тут страшно, там страшно, сям страшно — этак не сможешь в жизни совершить ни одного поступка. Разве это плохо, что у меня хватило сил вступить в борьбу за справедливое дело, что я не превратилась еще в равнодушное, толстокожее пресмыкающееся, как некоторые? И неважно, что не все правильно меня понимают, — мелочи это. Так всегда было — во все времена борцам было трудно и одиноко.

В секторе было тихо. Все работали. Я тоже села за расчеты. И внезапно отключилась…

Вернее, выпала. Еще вернее — перенеслась. Еще точнее… Нет, точнее слова не придумаешь. Помню только, что почему-то оторвалась от работы и встала, как встают за партой вызванные ученики. И так же — стоя — оказалась в незнакомой мне комнате, сплошь заставленной старинной мебелью. На столе громоздилась хрустальная ваза необыкновенных размеров. А рядом со столом прилепился древний конторский стул, застеленный оборванной газетой. На этой газете валялись вперемешку куски твердокопченой колбасы, надкусанные и целые соленые огурцы, разломанная буханка черного хлеба, а в середине — украшением — возвышалась литровая банка с зернистой икрой, и в икру была воткнута алюминиевая ложка.

— Садись, раз пришла, — сказал хозяин, подвигая ко мне ногой табуретку, на которой только что сидел, — женщине надо уступать место — это я твердо усвоил, — табуретка опрокинулась, хам заржал. — Ну чего ты? Не стесняйся, садись, выпей за компанию.

— Выпить? В служебное время?

— Да-а! В служебное ты не можешь, это точно, — и он заржал снова. — А может, все-таки выпьешь? Дефицитом побалую.

— Неужели вы еще не поняли, что пить с вами сочту позором? — ответила я гордо. — И вообще, что вам от меня нужно? Мне на работе надо быть. Зачем вы крадете мое рабочее время?

— Хорошо! — картинно восхитился парень. — Излагаешь как надо. Я доволен.

Он оглядел меня с любовью, как свое родное детище, и еще раз заржал.

— Отвратительный смех! — сказала я в сердцах. — Как будто сто лягушек квакают хором.

— Ну! Ты! — парень угрожающе ко мне придвинулся, я отпрянула.

Оглушительное ржание наполнило комнату. Этот гад хохотал, хлопая себя по ляжкам, притоптывая ногами, и казалось, будто по паркету топочут лошадиные копыта…

— Копыта, — пробормотала я изумленно.

— Нет, как она испугалась! — вопил парень на всю комнату, не слыша меня. — Боится — значит, уважает!.. Ха-ха-ха!..

— Ну вот что, — сказала я с достоинством, едва только он перестал захлебываться ржанием, — мне пора. Верните меня на службу…

— Как пришла, так и убирайся, — сказал он, шлепнулся в кресло и вытянул ноги. Обычные ноги в ярко-зеленых носках. И добавил умиротворенно: — Гуляй, разрешаю…

Я очнулась за своим рабочим столом. Щеки у меня пылали. Последнее слово осталось за этим гадом — и это было самое обидное.

— Ничего я не боюсь! — запоздало выкрикнула я.

— Правильно, — услышала я голос Николаши, — ничего не бойся. Мы с тобой.

Николаша наклонился надо мной и спрашивал робким голосом:

— Что с тобой? Может, тебе водички?

— А что со мной? — спросила я.

— Ты несколько минут стояла столбом как вкопанная, ни на что не реагировала. Как будто окаменела. Игорь Сергеевич вон «скорую» пытается вызвать, — затораторила Манечка Кукина.

— Не надо «скорой», — устало ответила я. — Все в порядке. Я просто задумалась, уж очень любопытная тут корреляция намечается.

— Артистка! — пробурчала Лидия Мартыновна и отошла.

Николаша с сомнением покачал головой. Он держал меня за руку, мне передавалось его тепло. И я захотела ему рассказать все, но поняла, что этого нельзя делать.

Мрачные мысли о какой-то ужасной болезни мне удалось отогнать только усилием воли. Я заставляла себя сосредоточиться на таблицах и наконец добилась того, что цифры полностью заняли мой ум и сопоставлялись уже как бы сами собой, входя в точные и единственно верные взаимоотношения. Я работала.

К вечеру зашла Ленка, позвала пить кофе. Я отказалась.

Ленка настороженно на меня посмотрела и сказала:

— Хорошо. Мы с Николашей подождем тебя после работы. Поговорим.

Разговор был никчемный. Разговор меня раздражал. Николаша пытался меня убедить, что надо обратиться к врачу. А Ленка беспокоилась о моей репутации и о последствиях моего неумного поведения.

— С кем ты связалась? — кричала она, имея в виду профорга. — Он уже досье на тебя собирает.

— Какое еще досье? — лениво отбивалась я.

— Опоздания, прогулы…

— Прогулов не было.

— Значит, будут, — обещал Николаша с каким-то даже ожесточением.

Они так надоели мне со своими заботами и прогнозами, что в итоге я от них сбежала. Пока они размахивали руками и орали (Николаша: «Иди к врачу. Или я сам позвоню Алексею Палычу». Ленка: «Ну кто же плюет против ветра: тебе же диссертацию защищать!»), — пока они так кричали, я нырнула в подворотню, переждала там, а потом дворами побрела к метро.

Часть четвертая. НА УЛИЦЕ

Какая беспокойная жизнь. Не многовато ли волнений? Вот уже и от ближайших друзей вынуждена бежать и скрываться. Впрочем, только в стоячем болоте все и всегда спокойно. Я не желала превращать свою жизнь в стоячее болото.

Ленка конечно же права, когда утверждает, что со мной что-то стряслось. Только не СТРЯСЛОСЬ, а СЛУЧИЛОСЬ. Это не одно и то же. Со мной СЛУЧИЛОСЬ прозрение. Я стала видеть неправильное, нечестное, несправедливое. А если видишь и не пытаешься исправить — разве это хорошо? И очень жаль, что ни Ленка, ни Николаша меня не поняли, жаль, что с ними прозрения еще не случилось. Они всегда — еще с институтских времен — были мне друзьями. И сейчас они уверены, что стараются помочь мне. Но, вместо того чтобы встать на мою сторону, пытаются меня образумить.

Глупые, слепые…

Усталость и обреченность овладели мною. Но ненадолго. Я снова шла по людной улице. От газонов пахло скошенной травой. И толпа была — как любая летняя толпа — праздничной и беззаботной.

И тут прямо передо мной возникло счастливое девичье лицо. Я еще не видела спутника девушки, но уже угадывала, что именно он — источник и причина того радостного сияния, которым светилось ее лицо. И когда она уже почти поравнялась со мной, я решила посмотреть на того, кто сделал ее такой счастливой.

Я посмотрела на ее спутника. И увидела Павла.

В первый момент я себе не поверила.

Но тут услышала нежный голосок его спутницы.

— Как странно смотрит на нас эта девушка, — пропела она.

— Ничего странного, — ответил Павел.. — Это моя жена.

Я успела заметить, как выражение счастья сползло с ее лица.

Что Павел говорил дальше, я не услышала, потому что летела прочь от них.

Самое ужасное, что правда, которая мне открылась, хоть и была убийственной, неожиданной не была. Тысячи раз я что-то подозревала, о чем-то догадывалась… И тысячи раз говорила себе: «Ерунда. Не стоит беспокойства. У мужчин все совсем не так, как у нас». И все закрывала и закрывала глаза… Дозакрывалась… Ложилась…

Павел догнал меня у входа в метро. Схватил за руку.

— Пусти меня! — вскрикнула я.

— Не сходи с ума! Тебе не из-за чего волноваться, — уверенно и спокойно говорил Павел, удерживая мою руку в своей.

Я с надеждой на него посмотрела:

— Но она была так счастлива… И ты… такой ты бываешь только со мной…

Я уже готова была простить его. Привычно простить. Мало ли почему он шел с ней. Сказал же он: «Это моя жена…» И Павел начал произносить именно те слова, которые нужно было произнести сейчас для того, чтобы я простила его:

— Тебе показалось. Ни с одной женщиной я не могу быть таким, как с тобой, потому что ты моя жена, — однако то, что он сказал дальше, меня насторожило: — Ты моя жена. Но вокруг так много хорошеньких женщин. И некоторые влюбляются. Страдают. А я не могу равнодушно смотреть на чужие страдания. Я стараюсь их облегчить, — тут Павел недвусмысленно и не без самодовольства улыбнулся.

Не стоило ему этого делать. Такой сорт улыбок я хорошо знала: все мужчины нашего сектора улыбались точно так же, рассказывая о своих победах. И меня захлестнул гнев.

— И часто тебе приходится так сострадать? — я улыбнулась.

Улыбка была ловушкой: рискованные шутки были у нас в ходу. И Павел попался — он решил, что я шучу, и ответил тоже как бы в шутку:

— Не в моих привычках отказываться от удовольствий. Увы, они не столь часты, как хотелось бы.

Я поняла: он сказал правду. Вот когда мне по-настоящему захотелось обратить все в шутку. Я не могла потерять Павла. Я любила. Но кто-то чужой во мне сказал: «Опомнись! Разве уважающие себя женщины прощают такое!» — «Прощают и не такое!» — вяло оправдывалась я. Но в то же самое время лицо мое, помимо моего желания, напрягалось злой непримиримой гримасой, и я, подчиняясь чужой воле, сказала:

— За удовольствия надо расплачиваться. И сегодня ты поплатился семьей. Считай, что у тебя больше нет жены. И ребенка тоже.

Павел растерялся. А я, воспользовавшись его растерянностью, вскочила в троллейбус, дверцы которого уже закрывались.

Вот так просто, оказывается, становятся одинокими женщинами. И я — одинокая — не испытывала никакого удовлетворения от своей нагрянувшей свободы. Как никогда я ощутила противоречие между своими желаниями и поступками. Вот сейчас, с Павлом… Я ведь не хотела расставаться… Но… Нетребовательность до добра не доводит. Если нетребователен к другим, перестаешь рано или поздно быть строгим к себе. А это очень плохо.

Хотелось плакать. Хотелось есть.

Я вспомнила, что не обедала сегодня. А тут как раз проплыла за окном троллейбуса вывеска «Пирожковая». И я вышла.

Думать ни о чем не хотелось. Страшно было думать. Что-то во мне бродило, что-то ломалось и перестраивалось… И это ЧТО-ТО не поддавалось пока анализу.

Пирожковая была мне знакома. И как всегда, в ней было грязно, многолюдно и ассортимент не блистал разнообразием.

Я взяла три пирожка с мясом и кофе. Села на свободный стул, отодвинула от себя подальше грязную посуду. Принялась есть.

Откуда-то из глубины выплыло вдруг сопоставление: ТАМ тоже было грязно… на стуле, рядом с икрой, стояли сто лет не мытые стаканы и валялись вилки, тоже грязные!..

— Санэпидстанцию бы сюда! — громко сказала я. — Санэпидстанцию, и посадить бы за такой стол!..

Я привлекла внимание. Но только посетителей. Потому что единственная работница пирожковой — высоко восседающая кассирша — даже не посмотрела в мою сторону. Мне это не понравилось. Я оставила недоеденный пирожок и пошла к ней.

— Попрошу жалобную книгу.

— Вон сбоку в ящичке висит, берите, — равнодушно ответила кассирша и, продолжая рассчитывать посетителей, поведала: — Ничего тут жалобами не сделаешь… С вас тридцать пять… Работают в смену восьмидесятилетняя старуха и молодая алкоголичка… Не вижу, что там у вас, чай или кофе?.. Сегодня молодая… С утра еще ничего, а к вечеру… И где только берет?.. Ватрушки в одной цене, молодой человек… А если закроют нашу шарагу, я всегда пристроюсь, и их возьмут, потому что везде недостаток. Такая, как вы, не пойдет же на их место… Рубль пять…

Настроение писать жалобу пропало, но я все-таки исписала страницы две — безобразиям не может быть оправданий. Подписалась, заполнила все графы: домашний адрес, ФИО, дата, место работы. И пошла. Но тут услышала себе вдогонку:

— Ишь ты! И подписалась. Люблю смелых и принципиальных…

Я резко обернулась. Все та же кассирша: крашеная блондинка с размазанной по подбородку помадой. Но голос… Интонация… Я уже слышала их. «Ишь доброхотка нашлась…»

— Что с вами, милая?! — спросила кассирша. — Или испугались? Так мы страничку при вас вырвем… Девушка, не хватайте пироги руками, вилки есть…

Я бежала из пирожковой сломя голову: чудится! кажется! слышится! Мне было очень плохо. Очень хотелось добраться до постели и рухнуть в нее. И я решила все-таки пойти домой и переночевать сегодня в комнате сына.

Я заторопилась. Однако моим намерениям не суждено было сбыться.

Путь мой лежал мимо пивного ларька. Сама не знаю, как это я, полностью поглощенная вроде бы своей неустроенностью, увидела эту безобразную сцену. Но я увидела ее: сразу всю, со всеми мыслимыми последствиями.

Сцена была такая: папаша пил пиво, держа на руках мальчугана лет трех. И иногда давал мальчишке приложиться к своей кружке.

Я стремительно преодолела расстояние, разделявшее нас. И в тот момент, когда он, папаша этот, давал ребенку отпить глоток, выбила кружку из его рук.

Что тут поднялось!.. Меня трясло. Ребенок плакал. Папаша орал. Собралась толпа зевак. Кто-то кричал:

— Если ты мать, какого черта не следишь за ребенком?!

— Никому не позволено кружки бить!.. Такую очередь отстоять!..

Папаша поставил ребенка на землю и пошел на меня с поднятым кулаком. Я и сообразить ничего не успела, как он ударил меня. Я схватилась за глаз. Я ничего не видела. Только слышала голоса вокруг: негодующие, сочувственные, поощрительные, — и среди этого гомона отчетливо выделялось ржание хама из автобуса, но у меня не было сил разглядеть, на самом ли деле смеется он, или мне опять чудится.

Закончилась сцена в милиции. Рослый милиционер с провинциальным выговором объяснял мне, что не мое это дело — искоренять пьянство. То есть это дело, конечно, общее. Но мне, девушке, лучше бы в него не соваться. А то вот — сунулась, руки распустила — ну и наказана.

Мне было жалко себя, но я все-таки не забывала, из-за чего вляпалась в эту историю.

— Да как вы можете! — убеждала я милиционера. — Как вы допускаете такое! Да таких папаш в тюрьму надо сажать! Сам дрянь и алкоголик и ребенка своего таким сделает!..

— Да посодют его, посодют. Не в тюрьму, так на пятнадцать суток, как пить дать. И штраф возьмут. Но вы-то… Одежу-то ему зачем залили?.. Рукам-то зачем?.. Сказала бы ему…

— А он бы послушался, — грустно ответила я, в глубине души пугаясь того, что и меня тоже «посодют» как зачинщика.

Но меня отпустили.

Потом, дома уже, я тихонько пробралась в комнату сына, закрылась там, за неимением задвижки, на стул. И бурно и жалко выплакала в подушку всю свою растерянность перед жизнью, такой порой грубой, такой ужасной.

Приснилась я себе в милицейской форме на перекрестке. Я знала, что мне надо регулировать движение. Машины вокруг яростно гудели. Мне было наплевать. Жезл валялся под ногами, а я левой рукой прижимала к себе стеклянную банку с зернистой икрой и правой рукой, вооруженной алюминиевой ложкой, лихорадочно черпала икру и отправляла ее в пасть чудовища, желтые глаза которого источали слезу.

Часть пятая. И СНОВА ИНСТИТУТ

Утром я проспала. Голова трещала. Но это бы еще ничего. Хуже было другое: под правым глазом у меня выплыл небольшой, но отчетливый синяк. Вспомнилось вдруг, что на поле, когда меня охватил страх, самопроизвольно подмигнула я именно правым глазом. Сомнений нет: подмигивание мое хаму не понравилось. И вот расплата. Я с отвращением посмотрелась в зеркало.

На кухонном столе лежала записка: «Будь вечером дома. Все уладится. Целую. Павел». Меня зазнобило при виде этой записки. Нет, ничего у нас не уладится. А если уладится, я перестану себя уважать. Припомнилось, как на курсовой вечеринке Павел оглаживал голые ляжки Катьки Батман… Простила же я тогда. Даже посмеивались потом вместе с ним. Противно. Записку я порвала.

Только я собралась налить чаю; как услышала, что из своей комнаты выходит Алексей Палыч. Очень не хотелось попадаться ему на глаза с синяком, я юркнула в туалет, дождалась, пока он прошлепает в кухню, и быстро проскользнула в нашу с Павлом комнату. Тут я первым делом разыскала солнцезащитные очки, нацепила их и только после этого стала одеваться. Потом взглянула на часы, присвистнула и ринулась из дома. Такси поймала сразу же.

Радоваться бы подобному везению. Но мне было не до радости. Я прокручивала в памяти вчерашний день и мучилась ощущением незавершенности. Во-первых, я недоделала свою работу, во-вторых, так и не написала заявления по поводу лаборантов: грозишься — выполняй; и, в-третьих, мне не нравилось, как у меня складываются эти странные отношения с хамом: он управляет событиями, а я до сих пор не понимаю, что это за события. Сегодня я бы приперла его к стенке!.. Сегодня он ответил бы мне, что ему от меня нужно!..

К институту мы подъехали за восемь минут до начала рабочего дня. Но я чуть было не опоздала, потому что сцепилась с таксистом. На счетчике было два рубля шестьдесят шесть копеек. Я дала таксисту трешку, он положил ее в карман и сдачи давать явно не собирался.

Коротко, но аргументированно я объяснила этому молодому человеку, что не собираюсь подавать ему «на бедность», потому что его бедность — это никогда не виданное мною богатство. Он с удивлением выслушал меня и вывалил мне на колени целую пригоршню мелочи:

— Бери, — сказал он, — я и не думал, что ты такая бедная.

Тоже мне, оскорбление!.. Я спокойно отсчитала тридцать четыре копейки, остальное отряхнула небрежным жестом на пол — пусть ползает, собирает — и вышла из машины, хлопнув дверцей.

Рвачи несчастные!.. Сколько их развелось!.. А виноваты сами — поощряем!.. Следовательно, сами и разводим!..

Как-то неотчетливо подумалось, что в последнее время я просто шагу не могу ступить, чтобы не ввязаться в конфликт, но я отогнала от себя тревожную мысль: стечение обстоятельств не в мою пользу, не в пользу человека, у которого наступил момент взросления и прозрения. Вот и все.

Отогнать-то отогнала, но раздражение от собственной слабости и несобранности — невозможности собраться с мыслями, если быть точнее, — раздражение это начинало во мне укореняться.

На рабочем месте я оказалась вовремя. Обратила внимание на то, что Лидия Мартыновна в новом платье, но не услышала с ходу рассказа, за что платье подарено ей мужем. Это меня удивило. Еще больше удивило то, что при моем появлении смолк гомон, который я слышала в коридоре. Говорили, наверное, обо мне.

Догадку подтвердила та же Лидия Мартыновна. Бабка глупая и небезвредная, она не удержалась и бросила:

— Слава богу! Хоть сегодня не опоздала!.. А то там из-за тебя внеочередное мероприятие: опоздавших записывают.

— Да ну?..

— А ты будто не видела?.. Конечно, за такими роскошными очками — крутая фирма! — разве увидишь чего-нибудь…

Я посмотрела на открытую дверь комнаты, где явно не было еще нашего шефа, и решение возникло само собой.

— Записывают опоздавших, говорите?..

— Ну да.

Я взяла ручку, блокнот, спустилась по черной лестнице, вышла во двор к решетчатым воротам и села на шаткую скамеечку: вход в институт был передо мной как на ладони.

В течение получаса я записывала ВСЕХ опоздавших. Среди них были и сотрудники нашего отдела, и мой начальник, и Ленка. Последним записала заместителя директора института товарища Горлова.

Вот он-то меня и увидел. Он уже взялся за дверную ручку, но в институт не пошел, а подошел к решетке и грозно окрикнул:

— Что вы там делаете?

— Записываю опоздавших, — ответила я.

Горлов надулся и запыхтел.

— Вот как, — сказал он. — Ну посмотрим. — И ушел.

Тут же выскочили профорг нашего отдела, начальница отдела кадров и заместитель директора по АХЧ, которые проводили в вестибюле института официальную проверку.

Нас разделяла решетка, и видно было, что их это обстоятельство сковывает, иначе они разнесли бы меня в куски.

Зам закричал довольно злобно:

— Пишите объяснительную! Вы опоздали сегодня на работу, — он посмотрел на часы, — на тридцать пять минут!..

— Вам прекрасно известно, что именно сегодня я на работу не опоздала. Более того, в данный момент я нахожусь на территории института, а вы — за его пределами, — я выразительно показала на ворота, — Но это неважно. Я не буду мелочной. И напишу объяснительную. Подробную. И приложу список опоздавших.

— Кто вас уполномочил?! — заорала начальница.

— Моя совесть, — убежденно и просто ответила я.

— Боже! — сказала начальница и схватилась за голову.

Ее отчаяние можно было понять. Трудовое законодательство у нас на всех одно. Однако при проверках в качестве нарушителей в нашем институте всегда фигурировали только рядовые сотрудники и никогда не значилось начальство. Хотя именно начальство чаще всего с режимом и не считалось. И вот теперь выходило, что не только я должна писать объяснительную, но и Горлову нужно оправдываться.

— Между прочим, у товарища Горлова, — сказала начальница, — ненормированный рабочий день.

— Возможно, — сказала я.

— Он был в управлении! И вообще он не обязан отчитываться!

— Наверное. Какое мне дело. Я напишу объяснительную и копию направлю в народный контроль.

Вся троица смотрела на меня со страхом и омерзением.

Не успела я вернуться в сектор, как прибежала Ленка.

— Это правда?

— Что именно?

— Что ты всех записала?

— Да.

— И МЕНЯ?

— Всех так всех…

— Но — МЕНЯ?..

— А чем ты лучше других? И вообще… извини, но ты мешаешь мне работать. У меня и без того целый час пропал.

— Ну так вот что я тебе скажу. Вчера я еще только подозревала, а сегодня уже абсолютно уверена: ты попросту сбрендила, свихнулась, спятила!..

Никогда бы не подумала, что Ленка способна на подобное, чуть ли не садистское сладострастие. Но именно со злобным сладострастием выкрикивала она последние слова. Мне было обидно ее слушать.

— Лена, да ты что?.. Я же не против тебя — я за общую справедливость…

— Ха-ха-ха! — сказала Ленка ядовито, и в глазах ее полыхнул желтый огонь. — Сочувствую вашему сектору, — добавила она, выходя.

В секторе и до ее прихода было тихо, а теперь тишина прямо нависла — тяжелая и ощутимая. Сбрендила, свихнулась, спятила… Столбняк, глаза над полем, желтый огонь в Ленкиных глазах, голоса… Да, но поступки-то мои здесь при чем? Что же это выходит? Если ты здорова, то можешь спокойно проходить мимо спаиваемых младенцев или мимо явной несправедливости?.. И ведь проходила же.

Ах, как же мне захотелось увидеть того парня, из автобуса, — увидеть и запустить в него вазой, которой место во дворце, а не в его мещанской квартире. Я так сосредоточилась на этом желании, что на какое-то время мне даже почудилось, будто прямо из грифельной доски, висящей на стене перед моим столом, выплывает его нахальное и почему-то встревоженное лицо. Но только я успела угадать в нем эту тревогу, эту изумленную настороженность, как лицо парня загородила от меня внушительная фигура шефа:

— Да, — сказал он, глядя поверх меня, но обращаясь именно ко мне, — недолго же снедал вас трудовой энтузиазм. А ведь я решил было, что сегодня таблицы лягут на мой стол.

У шефа есть одна хорошая черта — искренность. И сделал он мне выговор не из желания расквитаться со мной за то, что попал в списки опоздавших, а просто потому, что разочаровался во мне.

— Они лягут, — сказала я со слезой в голосе и вышла из комнаты.

Я поступила, конечно, очень невежливо. Однако было бы хуже расплакаться у шефа на глазах. Я ушла в туалет. Заперлась там, сняла очки и поплакала. Павел, Ленка, подбитый глаз, справедливые упреки шефа… Не много ли?.. Но я и не подумаю сдаваться. И пусть аккумулируются вокруг меня ненависть и напряжение. Это, разумеется, тяжело. Но не навеки же? Наступит же день и час, когда меня поймут и поддержат?.

Ближе к обеду раскрылась дверь и в нашу комнату вошла Ниночка Яковлевна — соискательница, а заодно и спекулянтка.

Мы все оживлялись, когда приходила Ниночка Яковлевна. И даже если ни одна из принесенных ею вещей не подходила, — какое это было удовольствие, наслаждение: рассматривать, прикидывать, любоваться, ужасаться ценам и в уме подсчитывать ресурсы: сто есть у меня, сто даст свекор, десятку можно выторговать… Вещей Ниночка Яковлевна приносила немного. Зато что это были за вещи!.. Как они превосходили качеством те, что грудами навалены на прилавках!..

Увидев сумку, которую Ниночка Яковлевна поставила — нет, водрузила! — на стол Лидии Мартыновны, я вся закипела радостью. Я потянулась к этому столу, к этой сумке, к самой Ниночке Яковлевне. Я ПОТЯНУЛАСЬ. Но та, другая «я» — чужой человек во мне, который последние дни руководил мною, — тут же меня осадила: «Держись! Быть зависимой от вещей отвратительно, а попадать в зависимость к людям, которые поставляют тебе эти вещи, втройне позорно».

— Ну, что ж ты медлишь, друг прелестный, — проворковала Ниночка Яковлевна, заметив, очевидно, мои колебания, — тут есть кое-что специально для тебя…

Я уткнулась в таблицу.

— Не обращайте внимания, Ниночка Яковлевна, — ответила Лидия Мартыновна вместо меня, — у девушки резкий приступ трудолюбия!..

— Трудолюбие — хотя бы и приступами — во много раз предпочтительнее вашего хронического безделья, — ответила я, не задумываясь.

Совсем одурела. Разве можно трогать Лидию Мартыновну? Ее и сам шеф не трогает.

— Слышали?.. — торжествующе возвестила Лидия Мартыновна. — Нет, вы это слышали?! Уже лучшие подруги говорят ей в глаза, что она ненормальная! А ей все равно. И мы тут сидим, терпим. Ко мне уже люди из других отделов приходят, врача советуют вызвать. А я защищаю — как же иначе! — честь мундира… Всех она уже уличила, всем указала, как жить, что делать. Нам пример подает — трудится не разгибая спины. За полгода не могла таблицы обработать, а тут засела… Героиня труда!..

Ниночка Яковлевна озабоченно поводила своей кудрявой головкой: обстановка в секторе ее смущала.

Я молчала, мне нечего было сказать: Лидия Мартыновна все сильно преувеличивала, но по существу была права: прежде я не больно-то утруждала себя работой. Что ж, теперь приходилось глотать пилюлю.

Николаша подошел ко мне, наклонился, посмотрел прямо в глаза и многозначительно произнес:

— А ведь, скорее всего, ты не больна. Просто с возрастом человек начинает определяться. И ты становишься похожей на Лидию Мартыновну, не замечаешь?

Меня всю передернуло. Быть похожей на Лидию Мартыновну! Только этого не хватало! Да, она тоже кричит и обличает. Но за ее-то криками и обличениями всегда стоит корысть. А я? Мне ведь только нужно, чтобы все было по-честному. Для себя-то мне ничего не нужно.

— Неужели ты не видишь разницы между борьбой за справедливость и интригой, склокой? — удрученно спросила я Николашу.

— Я не вижу разницы между тобой и Лидией Мартыновной.

Пока мы тихо переговаривались с Николашей, Ниночка Яковлевна засобиралась, заторопилась. Я видела, да и все видели, что она уходит из-за меня. Ну и правильно, пускай уходит. И в то время как она собиралась, я успела в популярной форме разъяснить присутствующим, что такое спекуляция, что за нее полагается и как она растлевающе действует и на тех, кто душу готов прозакладывать, лишь бы добыть заграничные шмотки, и на тех, кто наживается столь низким способом. Низким и подсудным.

Ниночку Яковлевну просто вынесло из сектора. Но прежде чем закрыть за собой дверь, она обернулась и отчетливо произнесла:

— Ишь прокурорша нашлась! Да чтоб тебе…

Она не договорила и со страхом захлопнула дверь, потому что я со зверским, видимо, выражением лица ринулась за ней.

Теперь в секторе со мной перестали разговаривать все, кроме Николаши. Бойкот. Их дело. Я не чувствовала за собой никакой вины.

Незадолго до окончания рабочего дня меня вызвал к себе директор. Он долго смотрел на меня, потом негромко спросил:

— Вы хотите продолжать работать в нашем институте?

Я задумалась.

— Не знаю, — ответила я чуть погодя.

— Как это — не знаете? — удивился директор. — Вы входите в состав совета молодых ученых, у вас перспективная тема диссертации, вам вот-вот защищаться…

— Вряд ли моя работа заслуживает степени, — сказала я честно.

Кажется, я совершенно сразила директора. Он раскрыл рот.

— Да, если уж начистоту, работа моя никуда не годится. Если бы не помощь шефа, мне не с чем было бы выходить на защиту. Но я не Лидия Мартыновна и не хочу жить за чужой счет.

Директор молчал. Потом раздумчиво произнес:

— Уверен, что вы наговариваете на себя. Кто из нас на первых порах не опирался на опыт и знания своих руководителей…

— Некоторые всю жизнь опираются: сначала на руководителей, потом на подчиненных, — проронила я, имея в виду Горлова.

— Не перебивайте меня, — прикрикнул директор, — уроды встречаются, но не о них речь. Речь о вас. Мне кажется, что вы переживаете критический период, когда происходит переоценка ценностей, меняется взгляд на окружающий мир и на себя в этом мире. И боюсь, что вы сейчас смотрите на все сквозь призму максимализма молодости… Хотите, я дам вам пару недель за свой счет? Погода замечательная. Отдохнете. Придете в себя…

— Вы тоже считаете, что я не в себе?! — спросила я. — А ведь могли бы и понять — именно вы могли бы, — что я очень даже в себе. Наверное, впервые в своей сознательной жизни…

— Снимите очки! — вдруг прервал он меня. — Они мне мешают!

Я послушалась. Я вообще забыла, почему я в очках.

— Это что такое?! — спросил директор, глядя на мой синяк. — Наденьте очки!..

— Снимите-наденьте… — проворчала я.

Кажется, он что-то понял:

— Еще одна битва за справедливость?.. Ну-ну… — Он откинулся в кресле. — А ведь и с лаборантами, и с опоздавшими вы правы. По существу… Форма оставляла желать лучшего…

— Тем хуже для меня, — ответила я не нагло, но как-то ухарски.

Директора передернуло:

— Идите уж…

В тот же вечер я нашла комнату. В огромной коммунальной квартире с телефоном. Съездила за вещами — много брать не стала, самое необходимое на первый случай, — и все. Алексею Палычу оставила телефон с условием, чтобы Павлу не давал, а только сам звонил мне, когда будут известия от свекрови.

Павел следил за моими сборами молча. Наверняка считал мои действия блажью и в серьезность моих намерений не верил. Мне больно было его видеть, и я постаралась поскорее уйти.

Из нового своего дома позвонила Ленке. Сама не знаю зачем. Может быть, надеялась, что она воспользуется моим первым шагом к примирению и покается: мол, сгоряча наговорила обидных глупостей… Напрасные надежды. Ленка повесила трубку.

Я напилась в кухне чаю. Кухня запросто могла бы вместить всю нашу четырехкомнатную квартиру. Соседей было немного. Я, как сумела, удовлетворила их любопытство: рассказала им, кто я и что я. И пошла спать.

Засыпать было горько.

Часть шестая. ГОСТИ

В половине двенадцатого меня разбудил свекор. Он пришел не один.

Я сидела на краю постели в купальном халате с ощущением не затихшего во сне горя и тупо смотрела на Алексея Палыча и незнакомца.

— Знакомься, — сказал Алексей Палыч, — это мой друг, замечательный человек и экстрасенс…

Интеллигентное, хотя и несколько испитое лицо экстрасенса было исполнено не то душевного, не то желудочного страдания и было вполне симпатично. Я бы рискнула, хотя и с некоторой натяжкой, назвать это лицо одухотворенным.

— Мне тоже нравится ваше лицо, — сказал экстрасенс неожиданно низким и тихим голосом.

Я вздрогнула.

— В вашем лице, — продолжал экстрасенс, — беда. А я люблю людей, которые не избежали испытания бедой. Настоящей бедой, что называется, полновесной, — он улыбнулся сочувственно. — Не понимаю пока, что вас больше задело: несостоятельность ваша в любви или несостоятельность ваша в науке… Трудно сказать…

В его проницательности было что-то сверхъестественное.

Я все сидела на кровати, а он принялся расхаживать по комнате, как будто к чему-то принюхиваясь и время от времени разводя руками. Вдруг он замер и стоял так довольно долго: закрыв глаза и сложив руки на груди.

— Да, несомненно, — сказал он через некоторое время. — Кровать нужно поставить сюда. Самое безопасное место здесь.

Я не удержалась:

— Переставлять кровать будете вы с Алексеем Палычем — у меня на это силенок не хватит…

Экстрасенс взорвался:

— Не смейтесь!.. Слишком легко высмеивать то, чего попросту не можешь понять!..

Я притихла. А Алексей Палыч сказал ему:

— Не обращай внимания, она же просто маленькая дурочка… Маленькая дурочка с подбитым глазом…

До чего же все-таки бестактен Алексей Палыч. Я прикрыла глаз ладонью. Но экстрасенс и не посмотрел в мою сторону. Он стоял сосредоточенный, почти впавший в транс. Потом забормотал:

— Да, да, да… Дурочка, и не понимает до конца… Ведь кругом опутана… Кругом!.. И сила-то какая!.. Зло всепроницаемо. На что только не способна злая и целенаправленная воля… Правда, все в рамках системы…

Он бормотал, а мне стало жутко.

Сумасшедший? Или правда — экстра?

— Сила… — бормотал он. — Ох, какая же сила… Я против нее — ничто… Пустое место, — тут он повернулся к Алексею Палычу и совершенно буднично добавил: — Ты прав, это по моей части. Скверная история, мой друг. Интеллигент против самого Дьявола Хамства. У меня нет никаких шансов. Могу только ослабить… Впрочем… Есть там одно обнадеживающее обстоятельство: чем-то она сумела его напугать… — Он повернулся ко мне: — Давно он вас проклял?

— Кто?

— Вам лучше знать.

— В пятницу вечером, — ответила я. — Только что значит «проклял»?

— Правильно, — вмешался Алексей Палыч, перебивая меня, — именно в пятницу. Потому что уже в субботу утром она усвистала на поле.

Я вспомнила поле. Как давно это было — целая жизнь прошла. И как, оказывается, недавно. При воспоминании о поле мне стало хорошо. Какое-то тепло разлилось во мне…

— Она еще и счастлива! — воскликнул с отчаянием экстрасенс. — Да вы понимаете, куда идете?! Какой ужасный путь открылся перед вами?!

— Не знаю. Поле — это было прекрасно. Так уже никогда не будет…

— Будет, очень даже будет. У вас теперь только так и будет. И в глазах людей вы навсегда станете идиоткой…

— Глаза людей?.. — я вспомнила Ленку, Лидию Мартыновну, директора. — Глаза людей — абстракция… В ваших глазах я идиоткой никогда не буду…

Экстрасенс только вздохнул.

Он сидел передо мной на стуле — единственный в мире человек, который и понимал меня, и сочувствовал мне, и хотел помочь, и знал, может быть, чем мне помочь можно. Мне следовало бы лишь благодарить его за это. Но вместо слов благодарности я сказала:

— А вообще-то вы хоть догадываетесь, что вы шарлатан?

Алексей Палыч вскрикнул:

— Замолчи!

Экстрасенс остановил его движением руки:

— Пусть выговорится. Она иначе не может, неужели тебё не ясно. Да к тому же не она первая называет меня шарлатаном — тебе ли не знать…

Черт подери!.. Да что же это я! Он ведь похож на меня. Ему же тоже не верят, над ним смеются, его боятся и его не понимают. И я — я! — смею накидываться на него. Я все это понимала, но остановиться не могла — меня несло.

— Да, да! И не стройте из себя этаких существ высшего порядка! И вы, и свекор мой просто ненормальные. И на самом деле понимаете в этой жизни не больше моего… Только больше моего напичканы суевериями и фантазерством. И жуликами вас не назовешь только потому, что вы в своем шарлатанстве бескорыстны…

— Пойдем отсюда! — решительно сказал Алексей Палыч, обращаясь к другу. — Я не желаю больше это слушать.

— Мы, конечно, пойдем. Но девочку мне искренне жаль: дело гораздо хуже, чем я думал…

Они ушли. Я была очень недовольна собой.

Среди ночи, надсаживаясь, я с грохотом передвинула кровать в тот угол, который указал экстрасенс. Долго маялась без сна.

Конечно, приятнее знать, что ты просто-напросто проклята, а не сошла с ума. Но с другой стороны — лучше сойти с ума и подчиняться злым силам твоего собственного духа, чем быть в своем уме и плясать под дудку какого-то хама. Я хотела бунтовать сама по себе.

Часть седьмая. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ

Две недели прошли в сплошном мраке бойкотов, скандалов, скандальчиков и сцен с истериками, вроде той, что закатила мне Манечка Кукина, когда я заметила ей, что взять и унести домой блокнот и ручку для использования в личных целях — все равно что с мясокомбината упереть кусок мяса и палку колбасы: и в том и в другом случае это воровство.

Не хватало рабочего дня. Некогда было перекусить. Я составляла жалобы и объяснительные. Перепечатывала их дома под копирку и рассылала по нужным адресам. Я приводила в порядок свою статью для общей монографии сектора. Подгоняла все «хвосты», которые оставались за мной в общем секторальном исследовании. О диссертации и не вспоминала: решила не защищаться. Это мое решение шеф воспринял как плевок в душу и был со мной холоден. И все же, когда я подала ему заявление об уходе из института, он очень разволновался, побежал к директору, обозвал меня дурой несусветной, но заявление спустя неделю подписал.

Сегодня в отделе кадров я получила документы. Белокурая заведующая, которая до сих пор не могла прийти в себя после моей «проверки дисциплины», оформила все быстро и тщательно: боялась, наверное, что я передумаю.

Провожал меня один Николаша. Для начала он ознакомил меня с новыми списками премируемых (там теперь были и лаборанты, и старшие лаборанты, но не было меня), а потом сказал:

— Знаешь, я был не прав.

— Когда?

— Ну, когда утверждал, что вы с Лидией Мартыновной очень похожи.

— Правда? — обрадовалась я.

— Да, — сказал Николаша, — ты намного несчастнее и, прости, нелепее…

Без сожаления я покидала институт. Единственное, что меня огорчало, так это нескрываемая радость большинства сотрудников по поводу моего ухода.

Сложнее обстояло с Павлом. Мы оформляли развод, и при этом страшные баталии развернулись из-за Вовика. Мне не хотели отдавать ребенка! Мне!

В основном свекровь не хотела. Она быстренько прикатила с юга, едва прослышав о домашних делах, и попыталась все уладить. При этом она поделилась со мной секретами собственной личной жизни с Алексеем Палычем. Оказывается, свекор тоже изменял, и если бы она, свекровь моя, обращала внимание на измены и каждый раз подавала бы на развод, то семьи давным-давно не было бы. Слово «пациентка» она, свекровь моя, ненавидит с тех самых пор…

— Я, наверное, и впрямь неумна, — ответила я ей, — но меня всегда согревала надежда жить с любимым человеком долго и счастливо и умереть в один день… Я бы даже согласилась на судьбу своих родителей, которые жили не очень счастливо, не слишком-то долго, а умерли, пережив друг друга всего лишь на два часа… Мне жаль и вас, и Алексея Палыча — настоящей любви, выходит, не было. Наверное, и Павел поэтому вырос таким, каким вырос. И вы еще хотите оставить у себя Вовика. Да я скорее умру, чем допущу такое!

Свекровь ужасно обиделась и пошла на меня войной.

Павел присоединился к ней. За очень короткий срок он из любящего мужа превратился в чужого человека, и не просто в чужого, а во врага. И это было втройне обидно, потому что во мне все-таки еще теплилась прежняя привязанность. Иногда мне казалось, что он мог бы вернуть меня, если бы повел себя как-то иначе.

Через бюро по трудоустройству я завербовалась экономистом на новостройку в Сибири. У меня были основания думать, что там я сумею приносить реальную пользу.

Представлять себе последствия тех решительных перемен, на которые я пошла, мне не очень-то хотелось. Я твердила себе: «Пусть пока будет одиночество, пусть пока будет трудно — чтобы потом стало хорошо». Я знала, что начинаю жить заново.

Алексей Палыч старался выдерживать нейтралитет. Но иногда срывался и проявлял по отношению ко мне некую замаскированную враждебность. И однажды, когда он вскользь заметил, что нельзя, мол, отдавать детей людям с непредсказуемым поведением, я еще раз высказала ему все: и про его друга экстрасенса (идиот и неврастеник, как только я могла хотя бы на минуту поверить ему и что-то с ним серьезно обсуждать), и про него самого (набитый предрассудками просвещенный болван), и про дьявольские козни (мура, чушь собачья — я в это не верила и не верю)…

На самом-то деле я уже верила — и чем дальше, тем больше. Но вот что важно: я переставала этим тяготиться, потому что во мне исчезало раздвоение. Уже не было почти ничего такого, что я делала бы через силу, преодолевая свою косность или инерцию. Я освобождалась от постороннего влияния, но проникалась все большей убежденностью в правильности избранного мною пути. Пусть этот путь и был мне навязан. Теперь в критических ситуациях я всегда САМА знала, как мне следует поступить, и поступала соответственно, сохраняя при этом и достоинство, и вернувшееся ко мне чувство юмора. Всем своим поведением я постоянно доказывала тому мерзавцу из автобуса, что не собираюсь ему подчиняться и что он вовсе мне не страшен.

И он там, у себя, затаился, затих и замер в недоумении — и только волны этого остолбенелого недоумения время от времени докатывались до меня, я чувствовала их кожей.

Встретились мы снова в автобусе и опять в час пик. И, разумеется, он сидел, а я висела над ним, прижимая к груди две пары валенок с галошами — для себя и для сына. Сетку с лимонами и восточными сладостями я пристроила у ног.

Я сразу узнала его, но делала вид, что не узнаю.

Да, был такой человек, был скандал, был и прошел — и знать больше я не хочу этого гада. Однако он дернул за валенок и спросил:

— Далеко собралась?

И я ответила:

— В Сибирь.

— Не слабо… — он сделал сочувствующую физиономию и добавил — Так далеко ты у меня первая едешь… Ты вообще у меня такая первая…

Что-то в его последних словах проскользнуло искреннее, располагающее к сочувствию. Но я почему-то не расположилась. Уж очень противная у него была морда: сытая, злобная. Да к тому же валенки искололи меня своими ворсинками через тонкое платье — и это тоже раздражало. И ко всему я понимала, что встреча наша не случайна, что это он ее устроил.

— Да, чего сказать-то хотел… — продолжил он, глядя на меня снизу вверх, — проклятие могу с тебя снять.

Я чуть валенки не выронила от изумления:

— Больно надо!.. — воскликнула я. — Мне и так хорошо.

— Хорошо?.. — и глаза его полыхнули желтым пламенем, а зрачки стали прямоугольными. — Это тебе-то хорошо?! Да тебя же отовсюду турнули, ты же все, что имела, потеряла!..

— То, что я имела, потерять не жалко, — сказала я, горько улыбнувшись этой правде.

Он смотрел на меня со страхом.

— Ну вот что! Мне нужно твое согласие, чтобы проклятие снять. И ты его дашь! — желтый огонь его ненависти обжигал меня.

— Я же сказала: мне оно не мешает.

— Зато мне мешает! — закричал он на весь автобус, нисколько не смущаясь тем, что на нас смотрят. — Ты мне надоела! И сопляк твой надоел! И чего привязался: ноет, ноет ночами, спать не дает!.. Дождется — я ему врежу! Мои эти, сенсы-то, посильнее будут!..

Вот это да! Гость-то мой ночной!.. Надо же, молодец. Бьется за меня. Знает заранее, что проиграет, а бьется. На душе стало хорошо. И я весело пошла в атаку:

— Слушай меня внимательно. Я уже давным-давно все поняла. Не надоела я тебе — ты меня боишься. Ты уже тогда на поле, когда эффектно так заявился, чтобы полюбоваться на свое проклятие в действии, ты уже тогда испугался. А ведь я тебе нечаянно подмигнула. Но ты же не знал, что нечаянно. Ничего не понял и испугался. Каждый из нас боится того, чего не понимает…

Он натужно заржал. Но я проигнорировала его ржание:

— Да, да! Испугался, — я еще раз окинула его взглядом: — И вообще, чего я тут с тобой объясняюсь? Надоело объяснять — все равно не поймешь. Только и способен что сидеть тут развалясь. А ну, встань! Уступи место женщине. Совсем уроков не помнишь. Видали, дьявол нашелся! Хам ты средней руки, а не дьявол!..

Ох как же он разозлился! Вскочил, нацелил в меня свои прямоугольные зрачки и рот раскрыл уже, чтобы очередное проклятие выкрикнуть, но посмотрел на меня и осекся… Бессильная злоба и растерянность появились в его взгляде.

— Ну вот, встал, а теперь скажи: «Садитесь, пожалуйста». И я сяду, — сказала я, уже откровенно издеваясь.

Я слышала немало разглагольствований о том, что, мол, зло изобретательно. Но последующие поступки данного представителя сил зла сильно подорвали мою веру в это утверждение.

Пропуская меня на свое место, гад наступил на сетку с лимонами, после чего изо всей силы отдавил ногу мне и, так как грудь моя была защищена валенками, ткнул меня — ненамеренно! — локтем в бок!

И тут я рассмеялась. Смотрела на него и смеялась. Так легко и прекрасно я не смеялась, кажется, никогда еще в своей жизни…

Андрей Зинчук



Человек играющий

Мы живем в мире игры, в мире условности. Условна наша культура — литература, живопись, музыка… Условна наша внешность — она подчиняется законам такой условной вещи, как мода. Условны склонности и привычки. Даже мораль наша, к сожалению, также во многом условна. Часто до такой степени, что вслед за Шекспиром, которому мир, как известно, представлялся театром, а люди — актерами, человека следовало бы назвать не «хомо сапиенс», а как-нибудь иначе — «хомо луденс» например, «человек играющий».

Мир безусловных, или истинных, знаний «человека играющего» значительно меньше… Очищенный от художественных вымыслов, сплетен, неправд, он лишь крохотный островок в безбрежном океане непознанного.

Но представления о жизни даже самого заурядного «человек играющего» не исчерпываются познанием только материального, предметного мира, который изо дня в день он наблюдает вокруг себя. Представления о жизни состоят, как минимум, из двух частей: из опыта познания внешнего мира и наблюдений мира внутреннего, духовного, в котором борются друг с другом образы прошлого и настоящего, мечты о будущем и нечто, напоминающее ночные кошмары, — гейзеры из подсознательного.

Великолепная игра, или условность, называющая себя фантастикой, умеет оперировать обоими мирами человека, внешним и внутренним, умеет раскрывать их во взаимосвязи и примирении друг с другом, что, на мой взгляд, и есть жизнь.

Поэтому я пишу фантастику.


Андрей Зинчук

Не хочу быть двоечником!

Разум, то есть соотнесение всего, что мы уже знаем, не таков, каким он станет, когда мы будем знать больше.

Вильям Блейк

Уже идет снег, и я боюсь, что в моем распоряжении осталось мало времени. Передо мной лежит дневник — обыкновенная ученическая тетрадь. Кое-где записи наползают друг на друга, дневник побывал в воде, и некоторые страницы не разберешь. События, о которых я хочу рассказать, происходят на острове, расположенном в одном из южных морей, где я и мой старший брат Лот решили провести летний отдых.

«ОСТРОВ НАШ — САМЫЙ ОТДАЛЕННЫЙ ИЗ ОСТРОВОВ БОЛЬШОЙ ГРЯДЫ И НАХОДИТСЯ В ДВАДЦАТИ МИЛЯХ ОТ МАТЕРИКА, ПЛОЩАДИ ЗАНИМАЕТ ОКОЛО МИЛИ И ПОЧТИ ЦЕЛИКОМ СЛОЖЕН ИЗ РАКУШЕК ПОГИБШИХ МОЛЛЮСКОВ. ИХ ХРУПКИЕ СТВОРКИ СВЕРКАЮТ НА СОЛНЦЕ, ТАКОМ ЖЕ БЕЛОМ, КАК И САМ ОСТРОВ, СЕВЕРНУЮ ЕГО ЧАСТЬ ВЕНЧАЕТ СКАЛА, НА СКАЛЕ МАЯК, САМ ЖЕ ОСТРОВ ПЛАВАЕТ В ЖИЖЕ ПРИБОЯ И С МОРЯ НАПОМИНАЕТ КЛОК МЫЛЬНОЙ ПЕНЫ. МИЛЯХ В ДЕСЯТИ ОТ НЕГО ТОРЧИТ БУРОВАЯ ВЫШКА, ЗАМЕТНАЯ В ЯСНУЮ ПОГОДУ. ОТ НЕЕ К ОСТРОВУ НАГОНЯЕТ НЕФТЬ».

…Дорога нас измучила. Мы мчались ночью в попутной «Шкоде», распугивая по сторонам каких-то птиц. Светила зеленая луна, кусты, выхватываемые фарами из темноты, были однообразны и рельефны, а горизонт заслоняли освещенные луной горы, словно вырезанные из черного картона. Ночь была ненастоящей, бутафорской, какие бывают в театре. Может быть, из-за этого я ее так хорошо и запомнил: маленький огонек на приборном щитке машины, две нечеткие колеи впереди и мотающаяся справа голова брата. Куда мы мчались?

Зачем? Адрес базы был нам известен от мужчины неопределенного возраста, жевавшего бутерброд в железнодорожном буфете. Там же, на вокзале, мы нашли водителя. Он хоть и содрал втридорога, но довез.

С этой базой вообще цирк! Один наш знакомый слышал от одного своего знакомого, что тому сказали знакомые… Лето было на исходе, и мы с Лотом, ничего не проверив и даже не наведя предварительных справок, вдруг сорвались с места и полетели. Куда? При свете фар автомобиля видно было несколько рядов колючей проволоки и калитку, прикрученную болтом.

Лот потрогал болт. Чапа сунулась в лаз под калиткой и поскулила. Но тут уже необходимы объяснения… Чапа — семимесячная сучка из породы сенбернаров. Лохматая, на толстых лапах, голова как чемодан. Это существо обладает добрым нравом и чувством юмора. Кажется, она первая оценила обстановку: три часа ночи, возня в кустах неподалеку, запертая калитка и проволока, за которой ничего не видно.

«Шкода» развернулась и ушла. Мы пристегнули собаку на поводок и пошли вдоль заграждения. Далеко идти не пришлось — метров через пятьдесят был лаз.

Не стоит, наверное, описывать наши ночные блуждания. Тем более что двери бараков были заперты, машина, как я уже говорил, ушла, а отступать нам было некуда. Мы расстелили палатку и улеглись на землю посреди какого-то пустыря.

— Влипли, — сказал Лот, ворочаясь.

— Все ты, — ответил я. — Нужно было ехать в Крым!

— Ладно тебе, спи.

И я уснул. А когда проснулся…

«Я ПРОСНУЛСЯ ОТ ТРЕСКА МОТОЦИКЛА И УВИДЕЛ КАК СКВОЗЬ ВЧЕРАШНИЙ ЛАЗ МИМО БУХТ КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКИ НА ОГРОМНОЙ СКОРОСТИ ПРОМЧАЛСЯ КАКОЙ-ТО СТАРИК… МЫ НАШЛИ НИЧЕЙНОГО РЕБЕНКА».

Но до этого утром из темноты выступили несколько бараков с заколоченными окнами, большой сарай и кухня. Все обнесено заграждением. Мы ждали возвращения хозяина и поэтому свернули палатку и отправились побродить по территории базы. И в одном из бараков наткнулись на ребенка…

— Ты чей такой? — спросил Лот, улыбаясь и делая шаг к кровати. — Ты дедушкин, да?

Ребенок молчал и почему-то морщился. На вид ему было года три.

— Ты чего молчишь? Ты тут болеешь, да?

— Он тебя боится, — сказал я, подошел к ребенку и протянул руку, чтобы поправить подушку. Ка-ак вцепится он в мои часы! Намертво. Пришлось отдать.

— Это ерунда, — сказал Лот. — Этот, как его… вернется, ну, тот… тогда и заберем.

Мы потолклись в дверях барака.

— Он, наверное, есть хочет. Дед не кормит. Или пить.

— Скорее всего он мокрый, — предположил я. — Может, посмотреть?

— Лучше не трогай, — засмеялся Лот. — Видал, как смотрит!

Ребенок все так же молчал и разглядывал нас серьезным, совсем не детским взглядом. В комнату просунулась Чапа. Другой бы на его месте обрадовался. Или хотя бы испугался. А этот будто в рот воды набрал. И Чапа на него ноль внимания. Обошла комнату, будто чужих тут не было вовсе.

Опять затрещал мотоцикл. Мы выскочили из барака. Старик уже слезал с седла. Из авоськи, которую он держал в руках, торчал батон. Где он его достал в такую рань? На моих часах в тот момент, когда я их лишился, была половина восьмого… Старику мы пожаловались на приключившееся с нами недоразумение. Тут же он пошел в барак и вернулся с часами.

«ДЛИНА ПО КРОМКЕ ВОДЫ ПОЧТИ ВОСЕМЬ КИЛОМЕТРОВ».

Что означает эта запись, уже не помню. Это относится или к базе или к рассказу старика. После его приезда мы с некоторой опаской сели на кухне пить чай. Вообще, кто его знает… Народ тут дикий, непонятный, нас в городе предупреждали.

Когда Лот навел разговор на интересующую нас тему о подводной охоте, старик не очень внятно стал рассказывать об островах. Но тут мимо нас спотыкающейся походкой молча прошагал давешний ребенок и скрылся за бараком. Старик прервал рассказ на самом интересном месте, отряхнул с брюк крошки и ушел.

«МЫ НА ОСТРОВЕ. УСТРАИВАЕМСЯ».

Старик подбросил нас на моторке до острова, оставив нам в пользование маленькую лодку, фонари и запас пресной воды в полиэтиленовых канистрах.

«ХИБАРА. МЫ СОВЕРШЕННО ОДНИ».

Хибара… Это опять нужно объяснить. Хибара — бредовое сооружение из досок и бревен, созданное на берегу чьим-то расстроенным воображением, так как:

«ЖИТЬ В ХИБАРЕ НЕЛЬЗЯ. ОНА НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНА ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА».

Трудно вообразить себе дом, в котором нельзя жить. Но этот был именно такой. Мы с братом долго ходили вокруг. Было даже как-то не по себе.

«ВЕЧЕРОМ УСТРОИЛИ ПЕРВУЮ ОХОТУ. СТОЛЬКО КЕФАЛИ Я НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ. ЛОТ ТОЖЕ».

Кефаль — рыба хитрая. Увидеть ее под водой, а тем более попасть в нее из подводного ружья очень трудно. Но если затаиться в камнях и сидеть очень долго, до мучительного решения «больше не могу», и еще некоторое время после этого сидеть «на характере», и потом еще чуть-чуть «неизвестно на чем», пока перед глазами не появятся радужные круги удушья, — можно увидеть, как рыбы выскальзывают из глубины к берегу, появляясь на мгновение из голубоватой мути, будто бы под руками невидимого фотографа. И так же быстро исчезают в глубине — возможно, только затем, чтобы через несколько мгновений вернуться назад и подставить под гарпун свой бок.

Я вынырнул, сорвал маску и в изнеможении пополз по мелководью к берегу. Лот уже грелся, что есть силы растирал грудь. На берегу ворочалась добытая нами рыба. И через некоторое время от хибары к палатке — словно гигантские челюсти — протянулись две гирлянды подсоленных тушек. Начинался вечер. От вечера же сохранилась в дневнике короткая запись:

«ЧАПА».

В этих широтах темнеет быстро. Пока мы с братом прогуливались по острову, солнце село. Закат был пурпурный, огромный, во все небо. Потом начались сумерки. Покачались в воздухе, искажая очертания скалы, и минут через двадцать на остров обрушилась тьма. Фонарик я, конечно, забыл, и от маяка к палатке мы добирались на ощупь. Наконец из темноты выступил силуэт хибары — видимо, на ночном небе еще держался какой-то полусвет. И тут мы спохватились, что пропала Чапа. Конечно, пропала не совсем. Шлялась скорее всего где-то. Но тогда нам показалось, что пропала. Через некоторое время Чапа появилась и улеглась сохнуть к костру. Лот присел перед ней на корточки и спросил:

— Чапа, ты почему мокрая?

Чапа молчала. За Чапу ответил я:

— Я купалась.

Тогда брат попросил:

— Не делай этого больше, ладно?

— Ладно, — ответил я. — Больше не. буду. Ты же знаешь, как я не люблю тебя расстраивать!

На том и порешили. Брат первым отправился к палатке. Глядя на его спину, освещенную костром, я думал, что на острове мы провели целый день, ничем особенным не занимаясь, и таких дней впереди еще много. Небо было усеяно крупой неярких звезд, возле хибары хлопал углом сохнущий брезент. До нас долетал запах рыбы. Дымил костер, над ним вспыхивали ночные насекомые. Ночью сквозь сон я слышал повизгивание собаки и думал: «Откуда в комнате собака? Ведь, укладываясь спать, мы всегда запирали от Чапы дверь. Наверное, с улицы, ее дружок». Но повизгивание раздавалось ближе. «Должно быть, мы Чапу не напоили, или она описалась и лежит на мокрой подстилке». Я проснулся: «Какая, к черту, подстилка?!» И растолкал брата:

— Она чего-то хочет, — сказал я.

— Спать она хочет, — ответил Лот, даже не повернувшись.

Тогда я вылез, включил фонарь и пошарил лучом по берегу. Собака, прильнувшая к воде, шарахнулась в сторону.

— Чапа! — позвал я. Она остановилась. — Чапа, ко мне!

Чапа неохотно послушалась, подошла. Была она опять мокрая, опять купалась.

— Как тебе не стыдно? Ведь ты обещала!.. — сказал я, пошел в палатку и завалился спать.

Через некоторое время Чапа принялась выть. Тут уже проснулись мы с братом оба.

— Чего это с ней? — спросил Лот. — Она лаяла, ты слышал?

— Вроде не лаяла, — сказал я. — Может быть, тут кто-то есть?

— Тогда бы она лаяла, — ответил Лот.

— Правильно. Но зато она воет!

Чапа услышала наши голоса и выть перестала. Но потом принялась опять, на этот раз уже возле палатки.

— Черт бы ее побрал! — Лот полез наружу, походил вокруг палатки.

— Ничего? — спросил я.

— Конечно, ничего! — ответил Лот. — Я ее привязал подальше. Это она с непривычки. Чапа, лежать! Ведь всех перебудила, нехорошая собака! Не с собой же тебя брать! Молодая она, разнервничалась, — объяснил Лот, уже просовываясь в палатку.

После этого Чапа еще несколько раз взвыла, но, видя, что никто не обращает на нее внимания, затихла.

А утром мы обнаружили вокруг палатки кроличий помет. Значит, кроме нас на острове были еще и кролики. И Чапа, встретившись с ними впервые в жизни, попросту испугалась.

— Да, но что они тут едят? — спросил я.

«Я НЕ ВЫСПАЛСЯ. ЛОТ ТОЖЕ. ЗАСТАВИЛ МЕНЯ ТАСКАТЬ ДРОВА ДЛЯ КОСТРА. НА ОСТРОВЕ КРОМЕ НАС ОКАЗАЛИСЬ ТАКЖЕ ВОДЯНЫЕ УЖИ. НИКАКИХ СЛЕДОВ ЧЕЛОВЕКА. ЛИШЬ ХИБАРА. КТО ЕЕ ТУТ ПОСТРОИЛ? ЛОТ ГОВОРИТ, ЧТО НУЖНО БЫТЬ ДУШЕВНОБОЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, ЧТОБЫ ДО ЭТОГО ДОЙТИ. НИ ТРАВЫ, НИ КУСТОВ. ЧЕМ ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ПИТАЮТСЯ КРОЛИКИ?»

Чапа опять пропала. И я подозревал, что уже в то время у нее завелись свои тайны. Тогда же мы решили, что она почувствовала свободу и шатается по всему острову. Когда же она, наконец, объявилась, я высказался в том смысле, что продуктов у нас мало и что, наверное, нужно приучать Чапу к рыбе. Лот глянул на Чапу, на меня и ответил:

— Что она, дура?

А Чапа посмотрела на меня так, что я понял: она не дура, и зарекся в дальнейшем высказываться в ее адрес. Когда мы позавтракали, я полез на крышу загорать, Лот вытащил из рюкзака радиоприемник. Однако вместо музыки до моих ушей долетели проклятья. Оказывается, сели батареи, хотя позавчера специально для поездки мы поставили новые.

— Наверное, мы его не выключили, — нашел я объяснение этой маленькой неприятности, ерзая на шершавых досках и стараясь устроиться поудобнее. Правда, эта маленькая неприятность была совсем не такой уж маленькой — теперь мы оказались отрезанными от внешнего мира: беспорядки в его столицах, войны, спортивные рекорды, «последние известия» — все, к чему привыкло ухо цивилизованного человека, было нам теперь недоступно.

— Что ж, впредь будем внимательнее, — сказал брат. — И вот еще что: если тебе не лень, если у тебя есть бумага, заведи, пожалуйста, дневник. Все-таки так полагается у путешественников!..

Я только что, как последний болван, провалился на вступительных экзаменах в университет и был полон желания попытать счастья в следующем году, из-за чего… и потому… Одним словом, я показал Лоту описание острова.

«ЛОТУ ПОНРАВИЛОСЬ СРАВНЕНИЕ „КЛОК МЫЛЬНОЙ ПЕНЫ“».

До вечера занимались не помню чем. Потом улеглись у воды. Опять садилось солнце. За время наших разговоров оно все ниже валилось к горизонту. Рядом лежит наша собака и умными глазами разглядывает закат. Глаза у нее в этот момент золотистые, глубокие, в них успокоились чертики, уставшие за день. Лот, будто прочитав мои мысли, позвал ее:

— Чапа!

И та посмотрела на него, и в глазах ее был ленивый вопрос: «Ну что?» и ленивая просьба: «Не мешай».

Лишь только мы улеглись спать, конечно же она начала выть. Как и в прошлую ночь, Лот поднимался и ходил привязывать ее подальше. Но она все-таки выла и мешала нам спать. За нее мы не боялись — попробуй-ка тронь такую, ростом с теленка! Пока она была маленькой, мы, честно говоря, побаивались. А теперь ей семь месяцев, здоровенная псина. В пересчете на человеческий возраст, считая год за пять, ей, в общем… Не так уж, в общем, и много, конечно, — четыре года… Но все-таки… все-таки уже большая!

В вытье Чапы появились жутковатые нотки. И вот, наконец, она залаяла.

— Так… — сказал Лот, приподнимаясь на локте. — Пошли!

Мы тихонько вылезли, прихватили фонари и подводные ружья и двинулись на лай. Хрупкий ракушечник предательски трещал и лопался под ногами. Лот шепнул:

— Окружай!

Я пошел вправо, вдоль берега, он влево. Я шел и прикидывал: сейчас я включу фонарь. А если это человек? А если не человек? Я если я включу фонарь, а он — тот — меня?.. Я прислушался: ничего. Метрах в пятнадцати от меня лает собака. Нельзя разве этой дуре лаять потише?! Я сделал еще шаг. Под ногами хлюпнуло. Вода? Но откуда тут вода? Я повернулся и, стараясь не шуметь, пошел от воды. И тут сквозь лай услышал шорох: кто-то осторожно крался по ракушечнику. Тогда я щелкнул выключателем фонаря: напротив меня стоял Лот с ружьем в руках.

— Лот! — успел крикнуть я, прежде чем он ослепил меня своим фонарем. — Это я!

— Вижу, — ответил Лот. — Я тебе сказал, чтобы ты куда шел? Чтобы ты вправо шел! А ты? Ты куда полез, болван?

— Наверное, я сбился… — ответил я.

— Сбился! — передразнил Лот. — Иди домой, нет тут никого!

Мы пошарили фонарями по берегу. И после этого вернулись в палатку. Лот принялся ворочаться и бормотать:

— К черту, еще перестреляем друг друга! Пусть воет сколько влезет!

Чапа, словно услышав его слова, выть перестала. А наутро в моем дневнике появилась запись:

«ПРОПАЛА ЧАПА. МЫ ЕЕ ИСКАЛИ И ОБЛАЗИЛИ ВЕСЬ ОСТРОВ. СОБАКИ НИГДЕ НЕТ. У МАЯКА…»

Далее запись размашистая и непонятная.

Утром мы увидели, что возле столбика, врытого в ракушечник, Чапы нет, лишь болтается ее веревочка. Пропала наша добрая, умная Чапа, собака с золотыми глазами, сучка из породы сенбернаров. Мы обшарили весь остров, заглянули в каждую дыру, в щели между камнями, где жили кролики, но без результата.

Нестерпимо палило солнце. На небе не было ни единого облачка. Погода второй день стояла ясная. Была видна буровая, откуда к острову несло тонкую пленку мазута. Было солнце, море, буровая, был острое… А собаки не было. Если у кого-нибудь пропадала собака, думаю, он меня поймет. Если пропадает кошка, почему-то всегда есть надежда, что она отыщется. А вот собака… С собакой этой надежды почему-то нет. Чтобы представить всю степень нашего с братом отчаяния, достаточно вспомнить остров: миля площади, маяк и хибара. Связи с материком нет, и до него двадцать миль. «Двадцать» — это только легко произносится — двадцать. На самом деле это очень много! Материк не видно даже в хорошую погоду, потому что берег его плоский, как тарелка. И лишь где-то далеко есть на нем горы, скрытые от глаз белесым маревом горизонта.

После тоскливого завтрака мы сели в лодку, и ее потащило течением в сторону маяка, под скалу, туда, где крутилась вода. Чапы мы не нашли. А потом, когда мы сидели у потухшего костра, я перевернул канистру с водой, и драгоценная влага вылилась на землю. Мы заметили это не сразу, и вода вылилась без остатка. Была у нас и вторая канистра с водой, но Лот вдруг заругался и дал мне подзатыльник.

«ПОСЛЕ БЕЗРЕЗУЛЬТАТНОЙ ПРОГУЛКИ ПО ОСТРОВУ ЛОТ СПРОСИЛ, ЗАМЕТИЛ ЛИ Я, ЧТОБЫ МАЯК ПОДАВАЛ ПРИЗНАКИ ЖИЗНИ? Я ОТВЕТИЛ, ЧТО НЕТ. ТОГДА ОН СКАЗАЛ: ЧТО ЖЕ ЭТО ЗА МАЯК И ДЛЯ ЧЕГО ОН ТУТ ПОСТАВЛЕН, ЕСЛИ НЕ РАБОТАЕТ?.. БАТАРЕИ МАЯКА РАЗРЯЖЕНЫ. Я НАДЕЯЛСЯ, ЧТО ОНИ В ПОРЯДКЕ, И ХОТЕЛ ЗАПУСТИТЬ НАШ ПРИЕМНИК… Я ПРОЛИЛ ВОДУ, И ЛОТ МЕНЯ УДАРИЛ. НОЧЬЮ Я ТОЖЕ ЕГО СТУКНУ, КОГДА ОН УСНЕТ».

Мы уже помирились, и я доказывал, что маяк испортился неспроста. И что на этом острове вовсе не так благополучно, как бы нам того хотелось. И очень может быть, что какой-нибудь корабль, сбившись с курса, возьмет и напорется на мель. В подтверждение своих слов я указал брату на хибару и спросил, что он думает по этому поводу и кто ее тут построил? Лот ответил, что до нас на острове побывал сумасшедший.

Не считая вспученного пола, вся внутренность хибары была перегорожена досками и бревнами. Даже дикарь, имеющий лишь отдаленные представления о жилище, не смог бы соорудить такого дома. В хибаре приходилось ходить согнувшись. А на ее крышу вела лестница. Шаткая, ветхая, высушенная и выбеленная ветрами. Щели в стенах кое-как были заткнуты пучками водорослей, и сквозь них сверкало небо. Кроме того, угадывались очертания как бы двух комнат: от одной стены до другой шло нечто вроде перегородки. Я облазил хибару снизу доверху в надежде найти следы пропавшей собаки. Даже взломал доски пола. Но следов Чапы не было. Последняя надежда рухнула…

«Я ПОШЕЛ ПОД МАЯК И ПО ДОРОГЕ ВСТРЕТИЛ БОЛЬШОГО КРОЛИКА, ТЯЖЕЛО ТРУСИВШЕГО ПАРАЛЛЕЛЬНО МОЕМУ КУРСУ, А ПОТОМ СКАКНУВШЕГО ПОД СКАЛУ И СКРЫВШЕГОСЯ. ЧТОБЫ ОТВЛЕЧЬСЯ ОТ НЕВЕСЕЛЫХ МЫСЛЕЙ, НЕ ОСТАВЛЯВШИХ МЕНЯ НИ НА МИНУТУ, Я РЕШИЛ ВЫЯСНИТЬ: ЧЕМ ПИТАЮТСЯ КРОЛИКИ НА ЭТОМ ГОЛОМ ОСТРОВЕ?»

Для этого прилег за камнем у спуска к морю и затаился. Тут же на пригорок выскочили два больших кролика. То ли я сделал неосторожное движение, то ли им надоело прыгать и гоняться друг за другом, но они исчезли. Вместо них, торопясь к морю, выполз здоровенный уж. Дальнейшее произошло мгновенно: откуда-то из камней метнулся большой бурый комок, подлетел к ужу, и не успел я опомниться, как у ужа была оторвана голова и все было кончено. Через секунду я летел к брату, чтобы рассказать ему о страшном открытии. Он не поверил. Но вскоре убедился сам — мы пошли под маяк и понаблюдали еще за двумя такими же противоестественными охотами. И почти сразу же появилась мысль…

— Ведь мы с тобой не видели ни клочка собачьей шерсти, да? — Лот заиграл скулами и ушел к палатке.

— Лот!.. — крикнул я и заплакал.

«СТАЛО ПОНЯТНО, ЧТО ПРОИСХОДИТ НА ОСТРОВЕ, ПО СЛОВАМ БРАТА, ЗДЕШНИЕ КРОЛИКИ ВЫРОДИЛИСЬ ИЗ НОРМАЛЬНЫХ, ЗАВЕЗЕННЫХ СЮДА КЕМ-ТО ИЗ ОТДЫХАЮЩИХ».

Ночью брат долго не мог заснуть. То рука моя ему мешала, то нога. То дышал я слишком громко. Не мог спать и я.

— По дороге домой купим собаку… — начал я. — Нечего нам тут больше делать. Давай лучше отдохнем у старика?

— Старик приедет через две недели. Отдыхать придется тут.

— Может быть, еще кто-нибудь сюда попросится?

— Мы же ему деньги предлагали, чтобы никто не просился.

— А если на лодке?

— С нашим барахлом? Ты вспомни, что нам говорил старик? О ветрах, штормах, помнишь?

— Давай все бросим и поплывем налегке. А старик заберет барахло…

Лот промолчал.

— Это все ты… — начал я, но спохватился и сказал другое: — Предлагал он нам ракетницу, не взяли!

— Ты и не взял. Ведь это ты позабыл ее на пирсе.

— Потому что ты меня торопил! Я хотел ее сунуть в рюкзак сразу, но ты сказал, что сначала нужно проверить, все ли на месте, а потом уже совать. И я не сунул.

— Нужно было все-таки сунуть!

— Давай попробуем на лодке, налегке?

— В крайнем случае попробуем. Спи!

Но мы все равно не спали. Лежали в темноте и слушали шум ветра, под вечер задувшего ровной волной с юго-запада. Полог в головах палатки прогибался и свистел невидимыми дырами. И я услышал… или показалось? Да, какой-то шорох. Потом еще…

— Ты слышал? — толкнул я брата.

— Слышал.

Сквозь шум ветра доносилось негромкое царапанье по ракушечнику.

Я расстегнул полог и выглянул. Ни одной звездочки!

— Делать нечего, пойду посмотрю.

— Сходи, если не страшно, — проговорил Лот.

— Зачем ты это сказал? Теперь страшно!

Я все еще стоял на коленях, высунув голову из палатки наружу, и не решался вылезти целиком.

— Лезь, я с тобой! — подтолкнул меня Лот.

Мы вылезли, осмотрелись. По ракушечнику шуршал линь, который я забросил на крышу хибары сушиться. В палатку не хотелось, и мы запалили костер. Лот, бросивший курить, достал сигареты. Я протянул руку.

— Это ведь совсем скверно, курить ночью, — сказал Лот и выкинул сигарету в огонь.

Поленья, пропитанные мазутом, светили в стороны синими языками. Я обернулся и… покрылся холодным потом: вокруг костра светились красные донышки чьих-то глаз.

— Ты что?! — вскрикнул Лот, потом вскочил и кинулся в палатку. И не успел я выхватить из костра горящее полено, как прямо от палатки Лот выстрелил в темноту.

Свистнул гарпун, звонко лопнул привязанный к нему линь. Глаза исчезли.

Утро застало нас у горящего костра. Начинал накрапывать дождь. В довершение всех бед мы не смогли как следует позавтракать: к этому времени консервы, которые мы привезли из дому и не догадались закопать поглубже, протухли, а рыба, набитая нами в первый день, до того просолилась, что употребить ее в пищу было невозможно.

«НОЧЬЮ МЫ НЕ СПАЛИ. КОНСЕРВЫ ПРОТУХЛИ. ОСТАЛСЯ ХЛЕБ И КИЛОГРАММОВ ПЯТЬ СУХОГО КАРТОФЕЛЯ. ИДЕТ ДОЖДЬ».

Дождь лил, и мы мокли. В палатку лезть не хотелось. О путешествии на лодке к материку не могло быть и речи. Лодка наша до краев была наполнена водой и держалась на плаву из-за пустой канистры в багажнике.

Несколько банок из-под консервов, заменявших нам чашки, уже были в беспорядке расставлены вокруг костра. Обычно так поступал Лот дома, размышляя над чем-то: пил чай из нескольких чашек сразу, разбрасывая их по всей квартире. Мы с мамой относили их в мойку, между собой в шутку называя их «следами». Если бы однажды Лот потерялся, по этим «следам» его можно было бы быстро отыскать.

Остров постепенно превращался из белого в серый — ракушечник впитывал влагу. Мы полезли в хибару и сидели внутри тихо, как мыши. Все промокло: палатка, одежда, доски. Даже воздух над островом, казалось, промок. Над головами носилась водяная пыль.

Вечером, когда дождь приутих и по всей хибаре было развешано промокшее белье, Лот подсел ко мне на гидрокостюм, закусил губу и посмотрел на меня с досадой: костер потух.

Начинались сумерки. Мы попытались добыть огонь. Мокрые спички не зажигались.

«ЛОТ ПЫТАЕТСЯ ДОБЫТЬ ОГОНЬ. ХОЧЕТСЯ ЕСТЬ. СОЛНЦЕ СЕЛО. РЕШИЛИ ДЕЖУРИТЬ ПО ОЧЕРЕДИ. ЛОТ ВОРОЧАЕТСЯ И НЕ СПИТ».

«ДВА ЧАСА НОЧИ. ЧЕРЕЗ ЧАС БУДИТЬ БРАТА. ГЛАЗА СЛИПАЮТСЯ. БАТАРЕЯ ФОНАРЯ СКОРО СКИСНЕТ, КАК СКИСЛИ БАТАРЕИ ПРИЕМНИКА».

«С ДАЛЬНЕГО КОНЦА ОСТРОВА ДОНОСИТСЯ СТРАННЫЙ СТРЕКОЧУЩИЙ ЗВУК. ОН КАК БУДТО ГРОМЧЕ. ЛОТ…»

Лот проснулся сам. Еще неясно было, что за звук доносится с той части, где только мелкая бухта с глинистой водой. Наученные предыдущими событиями, мы поджидали какой-нибудь неприятности и сидели затаив дыхание, до боли всматриваясь в темный прямоугольник ночи. Между тем стрекотание становилось громче. Его заглушала муха, бившаяся о стекло фонаря.

— А ведь это… — Лот не договорил.

— Лодка! — крикнул я, и мы помчались на звук.

Шаги Лота быстро затихли. Я обернулся и посветил: в луче фонаря он лежал на боку, морщился и растирал лодыжку. Потом махнул мне рукой — мол, иди. И я побежал.

Стрекот мотора оборвался. Я остановился, не зная, куда идти. Наконец в дальнем конце мыса сверкнул огонек и вновь застучал мотор. Мне показалось, что теперь лодка уходила от берега. Не разбирая дороги, я кинулся вперед.

Несмотря на то, что я обежал всю бухту, лодки не было. Но у берега плескалась потревоженная вода, а невдалеке стояла полиэтиленовая канистра и валялся резиновый тюк.

Когда мы с Лотом, нагруженные тюком и канистрой, вернулись к хибаре, оттуда стремглав вылетело какое-то животное. Лот вскрикнул и уронил фонарь. Я же инстинктивно прижался к шершавым доскам хибары. Оно было близко, в темноте, но пока не нападало. Я слышал его частое дыхание и топтание по ракушечнику. Нас разделяло метра три — один его бросок. Одной рукой я прикрывал горло, другой ощупывал доски за спиной, искал какой-нибудь гвоздь. Под руки ничего не попадалось. Тогда я начал медленно опускаться, чтобы подобрать камень, лежащий где-то у ног. Им мы приваливали дверь хибары, я это помнил и быстро шарил рукой по ракушечнику. И тут кто-то дотронулся до моей руки. Я отдернул ее, но распрямиться не посмел. В голову лезло черт те что: сейчас кинется, прямо на загривок!

А зверь был совсем близко. Но я nq-прежнему его не видел, хотя изо всех сил таращил глаза. Что-то опять коснулось моей руки. И не знаю, что дальше произошло, то ли прошел первоначальный испуг, то ли стоял я неудобно согнувшись и отчаялся ждать нападения, но я набрал побольше воздуха и заорал: «Ло-о-от!!!» Животное шарахнулось, отскочило. Я воспользовался этим и кинулся к брату, там был фонарь. Первая мысль: теперь есть шанс отбиться. И лишь потом я сообразил, что животное можно ослепить. Оно вернулось и опять теперь было рядом. Я слышал его негромкое дыхание и топтание по ракушечнику.

Дрожащий луч фонаря метнулся справа от лежащего Лота, потом слева, потом по его спине и наконец вытянулся во всю длину.

Я ожидал увидеть что угодно, но увидел совершенно неожиданное: я увидел Чапу. Лохматую, грязную… Она шагнула ко мне и тявкнула. В луче фонаря поблескивали ее глаза.

— Чапа, иди сюда…

Она послушалась, подошла и села у ног. Голова ее пришлась мне как раз по грудь. Все еще дрожащей рукой я потрепал ее по загривку. Она тихонько взвизгнула и замолотила хвостом.

Что бы там ни было, но это была наша собака! Я боялся себе в этом признаться. Я верил и не верил своим глазам. Но это, несомненно, была она.

И тут поднялся Лот.

— Чапа вернулась, — сказал я.

— Вижу.

— Наверное, она по нам соскучилась, — сказал я и осекся. Лот не ответил, наклонился и взял в руки Чапин хвост.

— По-моему, нехорошо, что мы ее так рассматриваем, — сказал он. — Она все чувствует.

Чапа сидела ни жива ни мертва.

— Надо ей как-то дать понять, что мы ее признали…

— А вдруг это не она? — неожиданно сказал Лот. — Где она была?

— Не знаю. Но все равно это наша собака. Наша Чапа. Скажи ей что-нибудь ласковое!

Лот бросил хвост.

Раздражение Лота в этот момент объяснялось просто: представьте себе, что на своем письменном столе вы потеряли что-нибудь очень заметное… Спички, например. Весь день… Даже не один день, а два или три дня ушло у вас на то, чтобы найти коробок. Кроме вас, в комнату никто не входил. То есть никакой комнаты по условиям задачи просто нет. Есть стол. Даже не целиком, а лишь крышка. И вот по этой крышке вы миллиметр за миллиметром в течение нескольких дней как последний дурак ползаете… А потом вдруг коробок появляется. Сам. Как в цирке. И вам мат. И все с вами понятно.

За несколько дней остров был обшарен нами вдоль и поперек с той же тщательностью, что и упомянутая выше крышка стола. Собаки не было.

«ВЕРНУЛАСЬ ЧАПА. ЧТО С НЕЙ БЫЛО, МЫ НЕ ЗНАЕМ. БЫЛО БЫ ЕСТЕСТВЕННЫМ СВЯЗАТЬ ЕЕ ПОЯВЛЕНИЕ С ЛОДКОЙ, ВЕЧЕРОМ ПОБЫВАВШЕЙ НА ОСТРОВЕ. НО ВЕДЬ В ТОТ ДЕНЬ, КОГДА ОНА ИСЧЕЗЛА, НИКАКОЙ ЛОДКИ НЕ БЫЛО! КТО БЫЛ В ЛОДКЕ? КТО ОСТАВИЛ ПРОДУКТЫ? МОЖЕТ БЫТЬ, СТАРИК? ТОЛЬКО ОН ЗНАЕТ О НАШЕМ ПРЕБЫВАНИИ НА ОСТРОВЕ. НО ПОЧЕМУ ОН НЕ СНЯЛ НАС ОТСЮДА? ПОЧЕМУ УЕХАЛ, НЕ ДОЖДАВШИСЬ? ОТКУДА УЗНАЛ, ЧТО У НАС КОНЧАЕТСЯ ВОДА? КАК В ЕГО ЛОДКЕ ОКАЗАЛАСЬ СОБАКА? (ЕСЛИ ОНА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ТАМ ПОБЫВАЛА.) ЧАПА БЛИЗКО К СЕБЕ НИКОГО НЕ ПОДПУСТИТ, КРОМЕ МЕНЯ, МАТЕРИ ИЛИ ЛОТА. ЧТО СТАРИК ЗНАЕТ ОБ ОСТРОВЕ? ЧТО ВООБЩЕ ТУТ ПРОИСХОДИТ? КАК МЫ ОТСЮДА ВЫБЕРЕМСЯ?»

Я проснулся первым. В закрытые глаза сквозь щели в досках хибары било солнце. Я тут же вспомнил ночную историю. Собственно говоря, ее не пришлось даже вспоминать, я проснулся с этой историей, потому что всю ночь она торчала в голове, как гвоздь. Проснулся и Лот. Открыл глаза и отвернулся к стене. Было видно, что вставать ему не хотелось. Встать в данный момент — значило наткнуться на Чапу, валявшуюся у входа, и задать себе опасный вопрос: где она была? Потом пойти к непросохшим углям и убедиться, что меж них нет ни искорки огня и пищу готовить не на чем. Вот что значило для нас встать. Поэтому мы предпочитали лежать голодные. В хибаре было неуютно, нам хотелось есть и не хотелось прибираться.

«БРОСИЛИ В МОРЕ БУТЫЛКУ С ЗАПИСКОЙ, ЧТОБЫ НАС ОТСЮДА СНЯЛИ. ЧТО БЫ ТЕПЕРЬ НИ ПРОИЗОШЛО, БУТЫЛОЧКА БУДЕТ ПЛАВАТЬ».

Под маяком бухта по-прежнему была забита нефтью, на поверхности плавала рыхлая серая пена. Когда я вернулся к брату, он записал в дневнике:

«СТАРИК ПРИЕЗЖАЛ НЕСПРОСТА. ПЕРЕБРАЛИСЬ ОБРАТНО В ПАЛАТКУ. ПОВЕРХ НЕЕ НАТЯНУЛИ ПРОРЕЗИНЕННУЮ ТКАНЬ, ИЗ КОТОРОЙ БЫЛ СВЕРНУТ ТЮК. ТЕПЕРЬ ДОЖДЬ ПАЛАТКЕ НЕ СТРАШЕН. ВОДА ПОСЛЕ ДОЖДЯ МУТНАЯ, ВИДИМОСТЬ НЕ БОЛЕЕ МЕТРА. ЧАПА ШЛЯЕТСЯ НЕИЗВЕСТНО ГДЕ И ЗАЧЕМ».

Потом я сидел на берегу, а Лот охотился, хотя было уже темновато. А позже произошло событие, перевернувшее нашу жизнь:

«МЫ ДОБЫЛИ ОГОНЬ».

Додумался Лот. От спичек ничего не осталось — их головки превратились в мокрую кашу. Лот осторожно разбил лампочку одного из фонарей и раскаленной спиралью прикоснулся к листу бумаги. Спираль перегорела, но бумага начала тлеть. Затаив дыхание мы следили, как маленькое пламя покусывает угол листа. Огонь! Теперь дотянем! Переживем! Ничего нам теперь не сделается! С огнем ничего не страшно! В эти минуты мы, наверное, походили на первобытных дикарей, в руках которых оказалось неземное сокровище — огонь. С огнем вспыхнуло и расцвело со всей свирепостью чувство голода. В котелок полетело все, что было под руками съестного. — На острове вкусно запахло… А ночью мне приснилось купе скорого поезда. И был удивительно приятен особенный казенный запах вагона, и стук колесных пар, и летел в бескрайнюю ночь спасительный свисток локомотива, и не было больше острова, а была шершавая безопасная стена купе, и опасный край верхней полки, и то и дело сползающее вниз скользкое казенное одеялр. Мы мчались домой.

Тем неприятнее было пробуждение. Полную растерянность вызывал небольшой и в принципе очень банальный бумажный стаканчик вроде того, какие дают в киосках вместе с лимонадом. Стаканчик этот был свежим, от него вкусно пахло. Теперь им играла Чапа — вылизывала, мяла в лапах. Лот подобрал стаканчик за палаткой. Не в воде и даже не у обреза воды, а на берегу. Вот что было страшно! В воде — тут все просто, мало ли всякой дряни плавает в морях. А вот стаканчик на берегу — это посерьезнее! Мы сидели у костра и перебирали все возможные варианты появления на острове такой престраннейшей и такой пренеприятнейшей штуковины. Объяснения не было. Этот момент я помню особенно хорошо: у брата блестит под носом капелька пота, и он то и дело смахивает ее ладонью. Но она появляется вновь, и он опять ее смахивает. Чапа перекладывает голову с одной лапы на другую, а когда ей это надоедает, идет в палатку и шумно шарит по пакетам. А мы почему-то не реагируем, вместо того чтобы отвесить ей законного пинка. Мы молчим, а, может быть, как раз в этот момент нам следовало бы кричать и метаться с головней по острову. Но нам этого не хочется. И не только потому, что все это абсолютно бессмысленно, но и потому, что этим можно чему-то навредить. Покою нашему, например, которого у нас не было уже много дней из-за причин куда более серьезных, нежели этот треклятый стаканчик! Мы ведь так устали, так измотались… Нам так плохо и неуютно на нашем острове. Нам хочется домой или, наоборот, уже никуда не хочется. Необходимо, чтобы кто-нибудь нам помог. Или вовсе не помогал и оставил все как есть. Но Чапа так сверкает на меня глазами, что я невольно вздрагиваю, кричу и бужу брата. Он, словно оглушенный, встает и, пошатываясь, бредет к палатке. А я иду вслед за ним, чувствуя нестерпимую пустоту внутри.

«НАДЕЮСЬ, КОГДА-НИБУДЬ НАМ ПОМОЖЕТ ЭТОТ ДНЕВНИК, В КОТОРЫЙ Я ПИШУ ВМЕСТО БРАТА. ОН ПОШЕЛ ПОД МАЯК. ЗАЧЕМ ОН ТУДА ТАК ЧАСТО ХОДИТ? МЕСТО ТАМ ПРОТИВНОЕ, ДЕЛАТЬ ТАМ НЕЧЕГО. ВОДА НАЧИНАЕТ ОЧИЩАТЬСЯ ОТ МУТИ. ВИДИМОСТЬ МЕТРА ТРИ».

Чапа опять пропала. Ни на мысу, ни в бухте ее не было. Где-то она все-таки пряталась. Мы постояли с братом под треножником маяка, подергали за его металлические узловатые штанги. При этом наверху что-то негромко клацало. Стояли большие разряженные его батареи, залитые гудроном, и по ним ползали мухи. В бухту под маяк опять нанесло нефти от буровой, волной ее как следует взбило, и теперь она плавала в виде рыхлой коричневой пены. Между камней мотались доски с ободранными краями.

Ночью мы не спали. Ночью голубой свет заливал остров, и мы разглядывали поток несущихся в полной тишине туч.

«РЕШЕНО БЫЛО ПЕРЕСТРОИТЬ ХИБАРУ, УЛУЧШИТЬ НАШ БЫТ. ПАЛАТКА ТЕСНАЯ, КТО ЗНАЕТ, СКОЛЬКО ЕЩЕ ВРЕМЕНИ МЫ ПРОБУДЕМ НА ОСТРОВЕ. В ХИБАРЕ ЖЕ МОГУТ РАЗМЕСТИТЬСЯ НЕСКОЛЬКО ЧЕЛОВЕК».

Утром бумажный стаканчик, валявшийся возле большого камня, исчез. Но тогда мы не придали этому значения, приступив к строительству. Начали мы с того, что разобрали всю внутренность хибары: палки, пристроенные внутренние лестницы и щиты. Разобрали, вернее разбили, боковые пристройки, похожие на кабинки туалетов с маленькими дверцами. Сняли доски пола. Оставалось освободиться от заклиненной между двух стен ржавой трубы и вытащить старый, огромный, также ржавый якорь. Якорь мы вытащили, но, когда Лот ухватился за трубу и потянул, хибара подозрительно скрипнула. Лот дернул еще раз, а потом выскочил наружу. Я за ним. Дальнейшее было как в кино при съемках рапидом — хибара несколько секунд держалась, раскачиваемая несильным ветром, причем вибрировало и шаталось сооружение на ее крыше, напоминавшее голубятню, а потом все это завалилось и с оглушительным грохотом рухнуло, разлетелось на отдельные доски. Наверху груды обломков оказался ящик вроде посылочного. Мы кинулись к нему, открыли… Он был пуст.

«ХОЧУ СПАТЬ, А ЗАСНУТЬ НЕ МОГУ. И В ПРОШЛУЮ НОЧЬ МЫ ПОЧТИ НЕ СПАЛИ. С ЧЕГО НАЧАТЬ? Я ТУТ СТАРШИЙ… Я ЗА НЕГО ОТВЕЧАЮ. ХОТЯ КАКОЙ Я, К ЧЕРТУ, СТАРШИЙ?! ДА НЕТ, ВСЕ-ТАКИ СТАРШИЙ! ЕСЛИ С НИМ ЧТО-НИБУДЬ СЛУЧИТСЯ, ОТВЕЧАТЬ БУДУ Я. ТОЛЬКО БЫ НИЧЕГО НЕ СЛУЧИЛОСЬ. (Зачеркнуто.) НИКАК НЕ ЗАСНУТЬ. ВДРУГ МЫ ОТСЮДА ВООБЩЕ НЕ ВЫБЕРЕМСЯ? ЕСЛИ КТО-НИБУДЬ КОГДА-НИБУДЬ ПРОЧТЕТ ЭТОТ ДНЕВНИК… (Опять зачеркнуто.) ПОЙТИ ПРОВЕРИТЬ?.. ДА ЧТО ТАМ ПРОВЕРЯТЬ!»

«ВСЕ-ТАКИ ХОДИЛ, ПРОВЕРЯЛ. ЧТО? САМ НЕ ЗНАЮ. ТУЧИ КАК НЕСУТСЯ, ЖУТЬ! ПОДОЖДЕМ УТРА. ВСЯ-TO БЕДА КАК РАЗ В ТОМ, ЧТО Я ТУТ СТАРШИЙ. ОН-ТО СПИТ, А Я МУЧАЙСЯ. ВОТ УЖ НЕ ДУМАЛ, ЧТО КОГДА-НИБУДЬ БУДУ ЕМУ ЗАВИДОВАТЬ. НУЖНО ПОСТАВИТЬ ЭКСПЕРИМЕНТ. ПРИДУМАТЬ И ПОСТАВИТЬ. ПОТОМУ ЧТО я… ОПЯТЬ НИЧЕГО НЕ ЛЕЗЕТ В ГОЛОВУ, КРОМЕ СЛОВА „СТАРШИЙ“.

„ЧЕГО ЗАДУМАЛ! У МЕНЯ, МЕЖДУ ПРОЧИМ, ТОЖЕ ЕСТЬ МЫСЛЬ. ТОЖЕ МНЕ, СТАРШИЙ! СПОКОЙНОЙ НОЧИ, СОНЯ!“»

Я лежал, но сон не шел. Медленно ворочались какие-то ватные мысли. И вдруг я вспомнил о чемодане с барахлом, который был у нас помимо рюкзаков. Чемодан как чемодан. Но почему я вспомнил о нем сейчас? Мне мешала Чапа, искавшая что-то вокруг палатки. Но и чемодан этот проклятый тоже не давал спать. Когда Чапа затихла, мне вдруг почудилось, что я встал, вылез из палатки и отправился на поиски злополучного чемодана. Но тут же я вспомнил, что, к счастью, он валяется рядом с входом в палатку, и, следовательно, совсем не нужно его искать. И я начинал гнать мысли о нем прочь. Но они возвращались. И тогда я снова вставал и снова шел за своим идиотским чемоданом. Странное и неприятное это было чувство. С одной стороны; я прекрасно понимал, что сплю, а с другой — видел, как шарю вокруг палатки. Ужасно! Ведь сквозь ее пол я видел блестевший под месяцем ракушечник, по которому ступали мои ноги. Это не был сон, это было что-то совсем иное. Вот, пожалуйста, я вновь брожу вокруг палатки. Ну что ты скажешь! Как несутся тучи, боже мой, как они несутся! — темная сеть с рваной ячеей. Холодно. Ракушечник блестит, все залито мерцающим светом. Мамочка моя, мама, как страшно на острове! Чуть колышется полог палатки, которого касается моя голова, и спокойно дышит брат. Только бы мне найти этот проклятущий чемодан — может быть, тогда я усну…

— Чемодан, — проговорил вдруг Лот совершенно отчетливо.

— Что? — спросил я и включил фонарь.

— Я тебе говорю: чемодан, — ответил Лот.

Я замер. В палатку заглядывал месяц. И без фонаря было видно, что брат крепко спит.

— Что ты знаешь про чемодан? — спросил я.

— Мы не проверили чемодан, — сказал он все так же, не просыпаясь.

Если бы ответы брата были несвязны, я бы решил, что это обыкновенное ночное бормотание, какое бывает у многих. Но он отвечал связно.

— Что нужно проверить? — еще раз спросил я.

— Нужно проверить чемодан. Я тебя прошу. Разве ты не понимаешь, о чем я тебя прошу?

На четвереньках я вылез из палатки. Причем Лот попросил:

— Не наступи на ногу!

Что было делать? Шарахнулась и отбежала Чапа. Светлело. Над островом еще висел месяц, но скоро с востока должно было подняться солнце, там уже все порозовело и приготовилось к его появлению. И опять ночь была ненастоящей, бутафорской, какие бывают в театре. Из-под маяка поднимался туман. Ветром, дующим мне в спину, срывало его верхушки и несло в море. Голубым светом фосфоресцировал ракушечник. И стояла полная тишина, какая бывает в кино при выключенном звуке. Темнели обломки хибары. Во все стороны щетинились доски. Рядом валялся чемодан. Двойственное чувство, которое я никак не могу в точности передать, вспыхнуло вновь: только теперь я видел самого себя, входящего в палатку с чемоданом, — с одной стороны, а с другой — Лота, спящего все в той же позе на подложенной под голову руке. И я открывал глаза и видел Лота. А тот, другой «я», открывал глаза и разглядывал меня.

«РЫБЫ НЕТ. ЧАПА НЕ СЛУШАЕТСЯ И ОГРЫЗАЕТСЯ, ХОТЯ ПОВСЮДУ ТАСКАЕТСЯ ЗА НАМИ СЛЕДОМ. КОГДА ПЫТАЕШЬСЯ С НЕЙ ЗАГОВОРИТЬ, ОНА ШАРАХАЕТСЯ И НЕДРУЖЕЛЮБНО СМОТРИТ ИЗДАЛЕКА. ЧТО-ТО ОНА ОПЯТЬ СКРЫВАЕТ. ЧТО?»

К этому времени мы уже начали понимать, что на острове работал какой-то механизм, разобраться в котором мы были не в состоянии. Я и брат мучились одним и тем же вопросом: какая роль отведена нам в существующей системе событий? То, что это система, видно из дневника, который я поначалу завел только для того, чтобы собрать путевые наблюдения для поступления на факультет журналистики, куда из-за двойки по сочинению так позорно провалился в начале лета. Не давало нам покоя и поведение собаки. Чтобы до конца выяснить наши с ней отношения, однажды мы не оставили ей еды. И ничего не произошло. Она куда-то умчалась и позже явилась сытая. То же повторилось и на следующий день. В одну из ее отлучек Лоту пришла в голову мысль, что еда — одна из основных проблем обитателей острова. С некоторых пор и для нас это стало проблемой: мы сидели на сушеном картофеле. И эти скудные запасы подходили к концу. Очень кстати оказались мидии, в изобилии водившиеся в заливе. За ними даже не нужно было нырять — стоило побродить по мелководью. Так что по сегодняшней нашей пище можно было заключить, что мы — два несчастных робинзона, застрявших на острове без средств к существованию. Я бредил идеей эксперимента, который не только не мог осуществить, не мог даже придумать. Лот также чем-то мучился, опять вокруг него в беспорядке были расставлены пустые банки со спитым чаем. Третий день над островом висело белое солнце. Море было пронзительно синим. Несколько раз по горизонту проходили призраки кораблей, и мы, скорее по привычке, кричали им вслед и размахивали руками. Неторопливые призраки все так же проходили мимо, не замечая нашего острова.

К этому времени я как раз успел обдумать эксперимент, имевший целью выяснить, действительно ли мы с братом играем какую-то роль в происходящих событиях. Являемся ли мы только пассивными наблюдателями, или от нас что-то зависит? В результате вечерних да и ночных наблюдений я заметил, что сероватая плесень, кое-где появившаяся на ракушке, вокруг костра не селится. Там же, где тепла нет, особенно на террасах под маяком, эта плесень образовала целые колонии. Таким образом, выходило, что единственно доступной нам мерой воздействия на микроклимат острова являлось тепло. Но, с другой стороны, я отметил, что вокруг хибары и палатки, где ступали наши босые ноги (особенно на берегу, там в мазуте остались отпечатки наших следов), эта плесень цвела особенно интенсивно. След, например, она заполняла полностью, но не вылезала за край. Вот я и решил попробовать разжечь как можно больше костров и таким образом несколько поднять температуру воздушной среды над островом, увеличить энтропию. Откуда у меня появилась эта бредовая идея, не знаю. Приснилась. Конечно, как я понимал, повышение температуры возможно было лишь самое незначительное, да и то в непосредственной близости к источнику тепла. Для исполнения задуманного нужно было лишь выбрать место и время да натаскать дров из бухты. И я поделился с братом идеей. Он сказал:

— Только костры мы с тобой расположим таким образом… — и очертил по ракушке круг. — А вот сюда… — он ткнул в середину круга. — Какая все это глупость! — воскликнул он и откинулся навзничь. Я согласился, что все это действительно глупо.

Потом мы таскали дрова.

Костров получилось восемь. Друг от друга метрах в пятнадцати. Сравнительно большой круг на самом защищенном от ветра участке острова — под маяком. Только не там, где обрывалась скала и шли каменные террасы, а с другой стороны, где эта скала выступала из ракушечника. Костры мы не зажигали, ждали наступления сумерек, когда спадет дневная жара и в нашей затее появится хоть какой-то смысл. Однако, посмотрев на заготовленные кучи дров, Лот вдруг захохотал.

Да, идея была нелепа. Более того, она была нелепа до такой степени, что могла прийти в голову только умалишенному. Поиздевавшись друг над другом вволю, мы поднялись и побрели в палатку. Радовали две вещи: дрова теперь оказались поблизости, и остатки здравого смысла в нас все же сохранились. Появилась также полная определенность: ничего мы сделать не можем, будем ждать, покуда нас снимут с острова. Теперь мы ложились спать с таким чувством, как когда-то собирались с вечера в школу: ночью в мире что-то происходило, поэтому утро всегда было другим — загадочным и пугающим.

«ВОТ И ЕЩЕ ОДНА НОЧЬ. СУДЯ ПО ЗАПИСЯМ — ДЕСЯТАЯ. ХОТЯ, МОЖЕТ БЫТЬ, ЧТО-ТО УЖЕ ПЕРЕПУТАЛОСЬ. КАКИМ БУДЕТ ЗАВТРАШНИЙ ДЕНЬ?»

Мы лежали в палатке и дожидались наступления темноты. Звуки были знакомые. Вот прошуршал уж, хлопнул углом брезент. Чапа скульнула во сне, плеснулась в воде мелкая рыбешка, ветер зашелестел бумагой, под маяком отвалился камень и ухнул в бухту. Пролетела муха — длинная трассирующая дуга от головы палатки на улицу. Звук лодочного мотора… Звук чего? Мы вскочили: звук прилетел не с того места, что в прошлый раз, а прямо из бухты. Едва не обрушив палатку, мы вылетели наружу.

Мимо бухты, мимо нас, далеко-далеко пересекая лунную дорожку, проходила на полной скорости моторная лодка. Лот кинулся в воду и поплыл. От маяка долетело эхо всплеска. Скоро Лот повернул назад.

— Не видит! — он вылез из воды и сплюнул. И повторил еще раз с досадой: — Не видит!

Лодка уходила, выбираясь из лунной дорожки и покидая акваторию острова. Еще минута, и она скроется за скалой… Я схватил головню и помчался вверх. И уже добежал до маяка, когда Лот крикнул:

— В дрова! В дрова ее!!!

Я зажег сначала один, а потом семь других костров. Они вспыхнули, выбросили в небо миллионы искр. Ослепленные светом костров, мы потеряли лодку из виду. Стрекотание ее мотора стихло, а чуть позже плеснулась о берег волна. Лодка ушла.

Зловеще потрескивали костры, разбазаривая свет и тепло в окружающее пространство. Я с горечью смотрел, как превращаются в пепел драгоценные дрова, и думал, что случайно или нет, по собственной воле или без таковой, но задуманный эксперимент мы все же осуществили… И от этого жизнь наша на острове казалась еще глупее, чем прежде, и утром опять нужно было лезть в бухту и тащить грязные дрова для утреннего костра.

Костры догорали и дружно принялись дымить. Дыма в темноте видно не было, но он нестерпимо разъедал глаза. Холодно, неуютно стало на острове. Мы успели привыкнуть к свету и теперь едва различали силуэты. Силуэт хибары, силуэт палатки. Издалека палатка казалась непрочной и сиротливой, сиротливой же тенью рядом с ней стояла Чапа. И такими же сиротливыми представились мне две наши беспомощные фигурки на острове в милю площади, маленькими и никчемными посреди безграничного и холодного пространства безразличного к нам космоса!

От отчаяния и дыма очень хотелось плакать, и, наверное, я плакал. Рядом со мной сидел Лот, молотил по ракушечнику кулаком и спрашивал безжизненное небо: «Почему?! Почему?!» Вокруг нас на расстоянии в пятнадцать задуманных нами метров дотлевали красные пятна костров. «Волентэм дукунт фата, нолентэм трахунт» — «желающего судьба ведет, нежелающего тащит». Как и следовало ожидать, ничего не произошло. Ничего не случилось и потом, когда костры окончательно догорели.

«ВИДЕЛИ ЛОДКУ, НО ОНА ПРОШЛА МИМО ОСТРОВА».

Когда вернулись силы, мы спустились к палатке. Что еще оставалось делать? Чапа увязалась следом.

— Ты как знаешь, а я так больше не могу! — Лот взял одеяло и пошел ночевать под маяк. Я видел, как он уходил: рассерженный, обиженный, бледная тоненькая фигурка. Чапа лезла в палатку. Я ее не пускал. Я бы тоже пошел под маяк, но палатку оставлять было нельзя, тут были наши последние пожитки.

Чапа все-таки влезла в палатку и теперь крутилась, располагаясь поудобнее. Так мы и устроились: брат где-то под маяком, а мы с собакой в палатке. Я засыпал и думал: чем же я так сильно и перед кем провинился, что даже лодка, которой суждено было пройти рядом с островом, нас не заметила? Что мы наделали такого, что вынуждены теперь переживать массу неприятностей, которые даже не приснятся человеку на материке! А материк — вон он — рукой подать. День хода на лодке. Если считать миля в час. И это с грузом. А если без груза? Часов десять — может быть, даже меньше.

Но это в том случае, если не будет ветра. А если будет? Внезапный шторм — обычное для этих мест явление — тот случай, о котором не очень хотелось думать. Мне же хотелось думать о чем-то приятном, о маме, например. Мы ей, конечно, потом все расскажем, и она, конечно, будет нас ругать, наверное даже кричать… Но пусть крик, лишь бы нам добраться до этого крика… Я начал проваливаться в сон, и опять появилось уже испытанное чувство неприятной раздвоенности. Мне, как и в прошлую ночь, показалось, что, с одной стороны, я лежу в палатке, а с другой — совершенно отчетливо вижу голубой, залитый светом месяца ракушечник, по которому ступают мои босые ноги. Я потянулся к дневнику, — при этом движении ракушечник качнулся и пропал, но потом появился вновь, — и начал писать:

«Я ЛЕЖУ В ПАЛАТКЕ. ЭТО Я ЗНАЮ НАВЕРНЯКА. И В ТО ЖЕ САМОЕ ВРЕМЯ Я УВЕРЕН, ЧТО НАВЕРНЯКА ХОЖУ ПО БЕРЕГУ. ЭТО НЕ СОН, ТАК КАК Я НЕ СПЛЮ. (ЕСЛИ ЭТО ВСЕ-ТАКИ СОН, УТРОМ НЕ БУДЕТ НИКАКОЙ ЗАПИСИ В ДНЕВНИКЕ.) Я СТОЮ… ВОТ МОИ НОГИ ПОДОШЛИ СОВСЕМ БЛИЗКО К ВОДЕ, Я ИХ ОТЧЕТЛИВО ВИЖУ. Я ВИЖУ, КАК В БЕРЕГ ТКНУЛАСЬ И ОТОШЛА ДОСКА С ГЛУБОКОЙ БЕЛОЙ ЦАРАПИНОЙ ПОПЕРЕК. Я ВСЕ ВРЕМЯ СМОТРЮ СЕБЕ ПОД НОГИ, БУДТО БОЮСЬ ОСТУПИТЬСЯ, И ЭТО ПОНЯТНО — НА БЕРЕГУ ТЕМНО. ВОТ МОЙ ВЧЕРАШНИЙ СЛЕД, УЖЕ НАЧАВШИЙ ЗАРАСТАТЬ ПЛЕСЕНЬЮ. Я ТРОГАЮ ЕГО НОГОЙ, ПРИМЕРЯЯ: МОЙ ЛИ? ЗАЧЕМ Я ЭТО ДЕЛАЮ — МНЕ НЕЯСНО. Я ДАЖЕ НЕ ХОЧУ ЭТОГО ДЕЛАТЬ, НО НОГА ПЛОТНО ВХОДИТ В СЛЕД. ВОТ Я ПОВЕРНУЛСЯ ОТ ВОДЫ И ИДУ ВДОЛЬ БЕРЕГА. ГОРИЗОНТ ТЕМНЫЙ, СПРАВА НА НЕБЕ ЗАДЕРЖАЛСЯ КАКОЙ-ТО ПОЛУСВЕТ. ИСЧЕЗ. ИДУ ДАЛЬШЕ… ВСЕ ЭТО Я ВИЖУ СОВЕРШЕННО ОТЧЕТЛИВО. ЕЩЕ НЕДАВНО ШОВ НА ПОЛУ ПАЛАТКИ МЕШАЛ МНЕ, ТЕПЕРЬ ОН ИСЧЕЗ. Я СТОЮ НА БЕРЕГУ ОДИН И КУРЮ. В ВОДУ С ШИПЕНИЕМ, КОТОРОГО Я НЕ СЛЫШУ, А ТОЛЬКО КАК БЫ УГАДЫВАЮ, ЛЕТИТ СИГАРЕТА, И Я ЛЕЗУ В КАРМАН ЗА НОВОЙ. ЧЕРКНУЛА СПИЧКА, ВСПЫХНУЛА У МЕНЯ В РУКАХ, И Я ВИЖУ БОРТ НАШЕЙ ЛОДКИ И ТЯНУ К НЕМУ РУКУ. ИДУ ДАЛЬШЕ, НО ЧЕМ-ТО ЗАЦЕПИЛСЯ ЗА ТОРЧАЩЕЕ В СТОРОНУ ВЕСЛО, И ОНО МЕНЯ НЕ ПУСКАЕТ. ЧЕМ Я ЗАЦЕПИЛСЯ? ЭТО ОЧЕНЬ ВАЖНО! Я НАГИБАЮСЬ… И БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕТ».

Я опять совершенно отчетливо ощутил себя в палатке рядом с Чапой. Назавтра решил порасспросить Лота, не было ли с ним чего-нибудь подобного?

А утром… Утром Лот лежал под маяком и мирно похрапывал. Я даже не смог его сразу растолкать.

— Вставай, лежебока! — сказал я. — Пора завтрак готовить. Что у нас на сегодня?

Лот поднялся, размялся и нагло ответил:

— А я не знаю!

Я напомнил ему, что если моя забота — поддерживать огонь, то его — готовить пищу. Он потянулся и побрел к костру.

Случайно бросив взгляд на его ноги, я увидел распоротую от кармана вниз до лодыжки штанину.

— Где это ты так? — спросил я.

Лот нагнулся, посмотрел.

— Не знаю. Вчера где-то зацепился, — и пошел дальше.

— Лот, постой! — от предчувствия я похолодел.

— Ну что? — засмеялся он издалека. — Ерунда какая, подумаешь! Старые портки распорол…

Я дал ему почитать дневник.

— За что, спрашиваешь, зацепился? — задумчиво спросил он, кончив читать. — А за весло. Здорово? — и захлопнул дневник.

— И что теперь с нами будет?

— А я не знаю, — ответил он. — Не знаю. Можешь ты это себе представить?

— Да хоть как этому название? — не отставал я.

— Название-то? Может, у него и названия нет!

— Вспомни, Лот, ты что-нибудь о подобном читал?

— Нет, даже не читал.

— Все-таки что ни говори, а читаем мы мало!

— Маловато читаем! Наверное, в этом все дело, — с усмешкой подхватил мои слова Лот и отправился готовить завтрак.

«ОХОТА НЕ УДАЕТСЯ. РЫБЫ НЕТ».

И мы вновь валяемся на берегу. Двух здоровенных парней кто-то опять обрекал на безделье, заточал на миле площади, где только и могли они ощутить себя хозяевами в полной мере. В полной ли? — эта мысль могла бы больно уколоть мое самолюбие, если бы к тому времени оно сохранилось. Действительно, в полной ли мере мы тут хозяева? Нет. Да, мы хозяева, но в ужасе от того, что уже наверняка приготовило нам завтра. Хотя и в том, что произошло вчера, мы тоже не в состоянии разобраться. Мы хозяева, да! Но не можем покинуть своих владений! Заперты, унижены… Сами перед собой, перед мнимым своим всесилием…

— Человек! — совершенно отчетливо произнес чей-то хрипловатый голос. — Венец природы, всемогущий бог, ею же самой созданный, призванный совершенствовать и изменять ее словом своим по образу и подобию своему… возомнивший себя богом, хотя такого права никто ему не давал, но и теперь не отнимает… каждодневно и тупо подгоняет решение под сомнительный ответ, который только один ему и понятен, и знаком до черной тоски, до последней точки… как нерадивый школьник, забывая не только о своем величии, но также и о том, к чему оно ему дано! Всемогущий или же Всемогущая — себе в насмешку, что ли? или в назидание потомкам? — создала, наконец, такой камень, который не то что поднять, но и сдвинуть с места теперь не в состоянии! А он — этот труднопередвигаемый результат ее деятельности — всего лишь навсего школьник. Зарвавшийся, упрямый двоечник. Ушастый, злой, ведущий бессмысленную тяжбу со своим великим учителем… Погоди, не уходи, я еще не договорил!..

Голос умолк или неожиданно оборвался. И я сидел на берегу с глупым чувством, будто только что подслушивал под дверью и меня за этим занятием поймали.

«РЕШЕНО БЫЛО ПРИСТУПИТЬ К ПОСТРОЙКЕ ДОМА, ДАВНЫМ-ДАВНО НАМИ ЗАДУМАННОГО».

Нам хотелось оставить после себя добрую память для того, кто мог бы оказаться на острове после нас. Мы задумали поставить универсальный дом. Чтобы он предохранял от ветра, дождя, от возможных штормов и холодов. Чтобы во время шторма волны, перекатывающиеся через остров, не заливали пола, решено было приподнять его над ракушечником. Все щели мы хотели законопатить тиной, а на крыше возвести наблюдательный пункт. И принялись сколачивать большие щиты, чтобы устроить из них стены, а вскоре положили первые доски пола. Работа шла плохо, так как у нас не было никакого инструмента. Уже дважды мы переругались, уже дважды или трижды прищемляли досками пальцы. Лот громко сопел, продолжая устанавливать то и дело заваливавшийся от ветра щит. Щит падал, и мы опять его поднимали…

— Был бы тут наш отец, он бы помог нам! — в отчаянии сказал я. И тут же увидел результат своих слов: Лот бросил работу. Мне бы замолчать, но какой-то злой бес вселился в меня в эту минуту.

— Отец бы помог! А ты ничего не можешь сделать! А ведь ты тут старший! — я выпалил это брату в спину, когда он уже уходил.

— Прости меня, — ответил он, не оборачиваясь, и зашагал к палатке. А я, все еще во власти зла, схватил булыжник и изо всех сил швырнул брату вслед.

Конечно же камень не долетел, гулко стукнулся о ракушечник. Брызнули белые осколки и хлестнули брата по спине. Но он даже не обернулся. А я обхватил голову руками и до боли зажмурил глаза.

Наш отец был физик. И пропал без вести на своем самолете, исследуя атмосферное электричество тогда, когда мы с Лотом были еще маленькими. Со временем потерялись все его дневники и записи, и, кроме факта существования отца в прошлом, мы почти ничего не знали. Над маминой кроватью в большой комнате висела фотография отца с траурным кантом.

Полоса призрачного берега качнулась перед моими глазами. Берег исказился и пропал. Первую картину сменила вторая: тоже берег, но дальше, слева, видны были строения, в которых я узнал базу.

— …Нужно первому заметить, что ты стал смешон, — говорил уже слышанный мною однажды хрипловатый голос. — Обидно, но только в старости начинаешь это как следует понимать. А потом что? Но только человек не умирает. В этом все дело. Или, если хочешь, смысл. Нужно только первому заметить, что ты уже стал смешон. Ты слышишь? Погоди, не уходи, я не договорил!

Берег пропал, картинка потухла. Я сидел все там же, обхватив голову руками и до боли зажмурив глаза.

«НОЧЬ. БРАТ СПИТ. СЕГОДНЯ МЫ ДАЖЕ НЕ ОБЕДАЛИ, СТРОИЛИ ДОМ. СТАВИЛИ ЩИТЫ, СБИВАЛИ ИХ ГВОЗДЯМИ, ТАСКАЛИ С БЕРЕГА ТИНУ И КОНОПАТИЛИ ЩЕЛИ. ДОСКИ ПРУЖИНИЛИ, РЖАВЫЕ ГВОЗДИ ГНУЛИСЬ. МНОГО ЛИ МЫ УСПЕЛИ? ПОСТАВИЛИ ЧЕТЫРЕ ЩИТА И ЗАВЕЛИ КРЫШУ. НА ДВЕРЬ НЕ ХВАТИЛО МАТЕРИАЛА. НА КРЫШЕ УСТРОИЛИ НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЙ ПУНКТ НА СЛУЧАЙ НЕПРЕДВИДЕННОГО ОБСТОЯТЕЛЬСТВА. ТУДА ЖЕ ПРОВЕЛИ ЛЕСТНИЦУ. С НЕЙ ВОЗНИ БЫЛО БОЛЬШЕ ВСЕГО: СТУПЕНИ ПРИХОДИЛОСЬ ОБЛАМЫВАТЬ, ЧТОБЫ НЕ ТОРЧАЛИ ВО ВСЕ СТОРОНЫ. ВНУТРИ ПОЛУЧИЛОСЬ НЕ ОЧЕНЬ УЮТНО — ОТОВСЮДУ ТОПОРЩАТСЯ ДОСКИ, И НЕТ НОЖОВКИ, ЧТОБЫ ИХ ПОДПИЛИТЬ. ПОЭТОМУ В ДОМЕ ПРИХОДИТСЯ ХОДИТЬ СОГНУВШИСЬ, К ВЕЧЕРУ ЛОТ ШАТАЛСЯ ОТ УСТАЛОСТИ. Я ПРОДОЛЖАЛ РАБОТАТЬ ПРИ СВЕТЕ КОСТРА. В ОДНОЙ ИЗ ДВУХ ПОЛОВИН ДОМА Я РЕШИЛ УСТРОИТЬ КРОЛЬЧАТНИК, ДЛЯ ЧЕГО РАЗДЕЛИЛ ПРОСТРАНСТВО ВТОРОЙ КОМНАТЫ ПЕРЕГОРОДКАМИ».

Когда я проснулся, Лот еще крепко спал, и мне стоило немалых усилий его растолкать. Он поднялся заспанный и плохо соображающий. К этому времени я уже облазил новый дом изнутри. Поэтому, когда в глазах брата появились проблески сознания, я показал ему на дом и спросил:

— Знаешь ли ты, что это такое?

— Что? — спросил Лот, еще ничего не замечая.

— Это хи-ба-ра! — сказал я. Лот ахнул. Потом безвольно махнул рукой. А я добавил, чтобы его позлить: — А мы с тобой те самые двое сумасшедших, которые тут ее выстроили. Во всяком случае, мотивы у нас те же. Будем ломать?

— Нет, пусть останется, — бесцветно ответил Лот. — Если она появилась во второй раз — значит, зачем-то нужна. Пусть стоит. Надеюсь, истерики ты устраивать не будешь?

Я дал понять, что на истерику он может не рассчитывать. «Волентэм дукунт фата…» Нежелающего судьба тащила.

Позже — в которой уже раз! — мы обошли остров. Бухта под маяком была основательно забита нефтью, хотя недавно ее выдуло отсюда в море. На дальнем мысу было относительно спокойно. Мелкие битые волны беспорядочно штурмовали песчаную косу. С севера ровной стеной задувал ветер. Соленый. Тревожный. Тяжелое солнце никак не могло окончательно приподняться над горизонтом. Кругом, насколько хватало глаз, была вода. В десяти милях к юго-востоку едва виднелась буровая вышка. По нашим расчетам выходило, что поездка туда и обратно (при отсутствии встречного ветра и течения) займет часов двенадцать. На буровой вполне мог находиться обслуживающий персонал, и мы бы воспользовались их связью с материком. Погода благоприятствовала замыслу. Небольшой парус, который мы смастерили из брезента и обломка весла, поможет сократить время хода вдвое.

Поначалу мы решили ехать вдвоем. Но, подумав, пришли к выводу, что в утлой лодчонке безопаснее ехать одному. Вскоре было собрано все необходимое, и Лот шагнул на борт суденышка.

— Скорее возвращайся! — крикнул я.

Брезент хлопнул, маленький парус вздулся, лодка медленно пошла в море. Лот стоял на корме и правил уцелевшим веслом. Он пересек бухту, развернулся и принялся огибать остров.

«ЛОТ ТОЛЬКО ЧТО ОТБЫЛ. ПО ВОЛНЕ ЛОДКА ДЕЛАЕТ МИЛИ ДВЕ В ЧАС. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ЧАСОВ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ ОН БУДЕТ НА МЕСТЕ. ТОЛЬКО БЫ НЕ БЫЛО ШТОРМА. ЛУЧШЕ БЫ НАМ ОТПРАВИТЬСЯ ВДВОЕМ. ЛУЧШЕ БЫ ПОЕХАЛ Я».

До обеда я убивал время, доделывая хибару. К полудню ветер стих. Солнце наконец достигло зенита и принялось немилосердно жечь остров. Спасения не было даже в воде. Наоборот, после воды становилось хуже. Казалось, что от жара, источаемого ракушечником, в ушах стоит звон. А скоро и дышать стало нечем. Все видимые предметы над огромной жаровней острова начали колыхаться и дрожать. Вокруг лепился нереальный мир, в котором не за что было ухватиться взглядом. Предметы сдвигались со своих мест и меняли очертания до неузнаваемости. Одежда раскалилась и жгла кожу. Но без нее было хуже: солнечные лучи вонзались в тело как кинжалы, от любого движения выступал пот и мгновенно высыхал, а соль стягивала кожу. В хибаре было не продохнуть. Кролики попрятались, ужей тоже не было видно. Казалось, только Чапа спокойно валялась на солнцепеке и выкусывала кончик хвоста. Я же не мог найти себе места…

Такая жара установилась над островом впервые. Я смачивал одежду водой, но она мгновенно высыхала и коробилась от соли. Под одеждой был я весь мокрый, будто только что вылез из ванны. Под заливал глаза, мысли путались и барахтались отдельно от меня, сами по себе. Но каково было сейчас брату? Ветер стих — значит, весло? А остров?! Как ошпаренный, я вскочил: мы не подумали о самом главном, о возвращении Лота! Он не сумеет отыскать дорогу к дому, не сможет вернуться, потому что не найдет острова! Как же так? Как мы не подумали, что остров гораздо ниже буровой! Лот не найдет берега…

У горизонта небо подернулось пленкой и слилось с морем. Буровой больше не было. Я вспомнил лицо Лота — профиль — лицо повернуто к юго-востоку, в глазах тупое упрямство. Лодка уходила от острова… Я уже знал, что ничего на буровой нет, только автоматы. Человек не выдержит в таких условиях! Почему мы не подумали об этом раньше? Где компас?!

Компас лежал в кармашке рюкзака. Все. Я погиб.

Мы оба погибли. Без лодки с острова не выбраться! И тут я быстро определил на глаз количество воды. Этого хватит на неделю. А дальше?

Нестерпимо хотелось пить. Солнце висело там же и так же немилосердно жгло остров. Я припал к канистре и вылакал добрую треть раньше, чем смог оторваться от воды. Голова у меня закружилась, остров поплыл вбок, и меня вытошнило. Но от этого стало легче. И я попытался взять себя в руки. Нужно было готовиться к худшему…

Одиночества я боялся с детства. С самого рождения я, кажется, ни разу не был один. Рядом всегда был Лот. Мы были братья-близнецы. Он родился на пятнадцать минут раньше меня. Как он мог теперь меня бросить? Как он, старший, мог всего не предусмотреть? Он всю жизнь защищал меня, помогал мне, успокаивал. Вместе мы учились и получали первые двойки. Это он научил меня охотиться и выслеживать под водой рыбу. Он был старшим. Он заменил мне отца. Он был центром той безопасной части жизни, за пределом которой, как за краями школьной парты, находится его основная, непознанная часть. Остров в бесконечном океане неизвестного! Без брата я был никем, нулем. Иногда мне казалось, что брат — это пуповина, которая связывает меня с окружающим миром, и оборвись она — оборвется эта связь, меня не станет.

Вокруг звенел перегретый воздух. Мысли мои путались. Я барахтался в этой жаре, не замечая ни ее, ни звенящего воздуха, бродил, не разбирая дороги. Несколько раз поднимался на скалу и рассматривал горизонт. И мне думалось, что против воли я — человек — был возвращен в лоно природы, из которого совсем недавно, несколько тысяч лет назад, бежал. Даниель Дефо, написавший о Робинзоне, исказил истину: прототип Робинзона сошел с ума. Так же, как настоящий, а не выдуманный Робинзон; я был лишь тоненькой ветвью, листиком на древе эволюции, и в любой момент Всемогущая могла оборвать этот лист… Нет, все-таки не могла. Потому что я был богом, ею же самой созданным, ее сыном, призванным ее совершенствовать именем ее и по разумению своему…

Я тупо разглядывал пропасть, внезапно открывшуюся у ног. Я застыл на скале, у края. Высота была метров пятнадцать, внизу грязная вода и острые камни.

Солнце клонилось к западу, жара спадала постепенно. Я разделся и трусцой пробежался по острову. Звон в ушах прошел. Между лопаток выступил спасительный пот. На ноге ныл мизинец. Я поискал: жестяная пробка с острыми краями, валявшаяся наверху скалы, была в крови. Она-то меня и спасла. И, значит, вот, оказывается, чего мне нужно было бояться больше всего, вот, значит, где был гвоздь всей этой дьявольской программы, — у меня в голове! А Лот? Лот, бедняга?! Что сейчас происходит с ним? А откуда взялась пробка? Насколько я помню, тут ее раньше не было!

По-прежнему горизонт вокруг острова был скрыт белой пеленой. Будет ли заметен остров вечером? Боже мой! Кто ж к нам настроен так враждебно?! В чем наша беда? Или, может быть, вина?.. Мы не знаем, к чему в конце концов приведет нас тот или иной поступок. Мы не боимся «завтра». А может быть, его нужно бояться? Но ведь это глупо — бояться завтрашнего дня!

— Да ведь, пожалуй, не так уж и глупо! — возразил мне все тот же хрипловатый голос. — Боимся же мы своего прошлого? Во всяком случае, мы не очень любим, когда нам о нем напоминают. Потому что чаще всего оно выглядит мелким, и даже убогим, и просто очень глупым, наконец, — наше «вчера»… Погоди, не уходи, я ведь не договорил!..

Я зажал уши.

Солнце наконец коснулось воды. Скоро начнет темнеть. Если Лот не добрался до буровой…

Уже некоторое время мне казалось, что за мной кто-то наблюдает. Справа, слева, сверху — отовсюду. Несомненно, где-то сидел кто-то и оттуда, опытный и безразличный, целился в меня через свой дьявольский нематериальный микроскоп. А в голове у него была Идея. И имя ему было Всемогущий. Или Всемогущая. Или ТОТКТОВСЕЭТОПРИДУМАЛ. И был он сумасшедшим!..

Сейчас мне трудно воссоздать в точности все события того ужасного дня. Я додумался зажечь на вершине острова костер. Пламя гудело. Время от времени я оставлял костер и спускался в темноту пляжа, — ни плеска весел, ни окрика, ни свиста… И я возвращался к костру и там, под маяком, на высшей точке острова, трясся от страха. На штангах маяка кривлялись рваные тени. Вокруг костра плотной стеной стояла ночь. Душная. Влажная. Враждебная.

Я не услышал, а скорее почувствовал чьи-то шаги: под скалой, там, где выступала из воды подушка песка, кто-то ходил. Я взял фонарь и осторожно поднялся. А потом аккуратно, так, чтобы ни один камень не сдвинулся с места, спустился к морю. Света фонаря хватило на то, чтобы разглядеть нечеткий уже след босой ступни у самой воды. Слева и справа от него следов не было. Значит, тот, кто тут прошел, уйти мог только за скалу, влево от бухты: справа на воде плясали отсветы костра, и скала поднималась из моря вертикально. Я прислушался: слева за выступом скалы чуть слышно плеснулась вода. Потихоньку переставляя ноги, я двинулся вдоль берега, держась за скалу. Бесполезный теперь фонарь мешал, я сунул его в расщелину и, помогая себе второй рукой, пошел быстрее. Впереди негромко булькнуло — следовательно, я двигался в правильном направлении. Но расстояние между нами не сокращалось. Я заторопился, сделал неловкий шаг, поскользнулся и рухнул в воду, подняв шум и больно ударившись коленкой о камень. За скалой раздалась очередь всплесков, и все стихло. Я разозлился, плюнул с досады и с шумом двинулся вперед.

— Ты зачем полез в вольер? — послышался впереди негромкий мужской голос. Я побежал…

За скалой начиналась наша бухта. Я заглянул в хибару — никого. Значит, послышалось? Неблагополучно было и наверху у костра: консервную банку кто-то с места сдвинул, что ли? Чапа поднялась навстречу. Вид у нее был беспечный. «Чего ты мечешься? — спрашивали ее глаза. — Все в порядке, никого нет».

Но в том-то и дело, что кто-то был. Я его чувствовал. Кожей. Нюхом. Спиной. Я обернулся: передо мной стоял Лот.

— Ты зачем за мной следишь? — спросил он и, пока я, хватая ртом воздух, приходил в себя, заговорил опять: — Я давно заметил, что ты за мной следишь. Зачем ты бегаешь по острову? Что тебе нужно?

Единственное, что я мог в тот момент сделать, это схватить его за рукав.

— Чего ты цепляешься! — с непонятной злостью брат отпихнул мою руку.

— Лот!.. — вскричал я. — Когда ты приехал? Я не слышал!..

— Что?! Что ты сказал?! — Лот начал меня трясти. — Очнись, слышишь, сейчас же очнись! Ты бредишь!.. Разве ты не помнишь, я вернулся вчера!..

— Вчера?! Но ведь это неправда!

— Правда.

— Лот!.. Как же ты мог вернуться вчера, ведь тебя вчера не было!!!

— Где же, по-твоему, я был целый день?

«ЛОТ РАССКАЗАЛ, ЧТО ВЧЕРА ВЕЧЕРОМ, КОГДА Я ЗАСНУЛ ПОД МАЯКОМ, ОН ПОДГРЕБ К ОСТРОВУ (ЕЩЕ УДИВИЛСЯ, ЧТО Я ЕГО НЕ ВСТРЕЧАЮ), ОТЫСКАЛ МЕНЯ И НЕ МОГ ДОБУДИТЬСЯ. ВО СНЕ Я НЕСКОЛЬКО РАЗ ПОВТОРИЛ: „ПОГОДИ, НЕ УХОДИ, Я ВЕДЬ НЕ ДОГОВОРИЛ…“»

Потом Лот рассказал о поездке. Собственно, рассказывать было нечего. На буровой стоял большой насос, и была это не буровая, а вышка для перекачивания нефти на материк. Мы долго спорили, но так и не выяснили, куда делся вчерашний день.

В свете умиравшего фонаря, который я вытащил из расщелины, след под маяком обнаружен нами не был. Его смыло. Зато пляж был заляпан следами так основательно, будто кто-то тут танцевал дьявольский танец. Ни мне, ни Лоту следы не принадлежали. Они были маленькие, с четко вдавленными пятками.

«НОЧЬ ПРОШЛА ОТНОСИТЕЛЬНО СПОКОЙНО. ПРАВДА, ЛОТ ВО СНЕ КРИЧАЛ».

«КРИЧАЛ ТЫ».

Несколько записей неразборчивых (дневник побывал в воде), и далее с большими пропусками можно прочесть:

«…НАЧАЛИСЬ ГЛАВНЫЕ ПЕРЕМЕНЫ. ХОТЯ ТУТ РАЗВЕ РАЗБЕРЕШЬ, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ГЛАВНОЕ?…ПОГОДА ИСПОРТИЛАСЬ. БРАТ ОПЯТЬ ОТПРАВИЛСЯ К МАЯКУ. ПОХОЖЕ, ЧТО С ЗАПАДА ИДЕТ ШТОРМ — МОРЕ ДО ГОРИЗОНТА ПОКРЫТО ВОЛНАМИ, КАК БРОНЕЙ. СОЛНЦЕ БЛИСТАЕТ НА ВОЛНАХ, КАК НА ЧЕШУЕ ИСПОЛИНСКОГО ДРАКОНА… САМОЕ НЕПОСТОЯННОЕ В МИРЕ — ЭТО МОРЕ. НА НЕГО МОЖНО СМОТРЕТЬ ЧАСАМИ. ОБО ВСЕМ ЗАБЫВАЕШЬ… ВИДИШЬ, ОТ КРАЯ ДО КРАЯ. А ЦВЕТ ОТ ПОЧТИ ЧЕРНОГО ДО ГОЛУБОГО… ВОЛНЫ БЕГУТ МИМО ОСТРОВА ПЛОТНОЙ СТАЕЙ… Я ВСЕ-ТАКИ УГОВОРИЛ ЛОТА… ПО НЕБУ НЕСЕТСЯ ТЕМНАЯ И РВАНАЯ СЕТЬ ТУЧ…»

От этого дня в памяти осталось несколько разрозненных эпизодов. Мы сидели на берегу, как и в первый день после приезда. По острову гулял ветер. В отдалении компания кроликов затеяла веселую чехарду. Через весь остров, торопясь к морю, ползли разноцветные ужи. Над маяком дралась стая чаек. Откуда они успели налететь? Сыпались вниз белые перья и пух. Чапа поднялась и пошла к воде. «Чапа! Чапа!» — не слушается. Бог с ней! Сколько перьев… Вон и еще одна стая. Откуда все-таки они летят? Против солнца ничего не видно. К морю нас сопровождала Чапа. Когда до берега оставалось метров тридцать, из-за скалы вышел ребенок, которого мы с Лотом видели у старика, и спотыкающейся походкой молча прошагал мимо. Я вбежал на скалу и увидел еще двух человек. Они также заметили меня, остановились, и один из них, старший, махнул мне рукой, после чего они продолжили путь. В пожилом человеке, издалека махнувшем мне рукой, я с ужасом узнал нашего с Лотом отца.

Я стоял и смотрел, как они идут в мою сторону. Видел, что у Лота обгорело плечо комбинезона, а у отца расшнуровался ботинок. Потом вдруг раздалось низкое гудение, словно где-то набирали энергию огромные конденсаторы, как в кинотеатре, включился звук, и кинолента жизни начала раскручиваться перед моими глазами: я увидел себя рядом с братом в роскошном белом автомобиле, который мчался по не просохшему еще утреннему шоссе.

— …Держи себя посолиднее. Синюю папку не забыл? — говорил Лот, не отрывая взгляда от дороги и чуть поигрывая рычагом переключения передач. — Особенно с речью не тяни, но и не глотай фраз. Цветы сразу же отдай девочкам. Увидишь, там будут красивые девочки…

Из-за поворота набежал и унесся назад большой щит с надписью на немецком языке: «ГАМБУРГ».

Вдруг шоссе ушло вбок, как это бывает при автомобильной катастрофе, мелькнуло что-то наподобие склейки, какие, если приглядеться, можно разглядеть при демонстрации любительского фильма, и очертился фюзеляж занесенного снегом самолета, цепочка голубых следов за горизонт.

— …Нужно первому заметить, что ты уже стал смешон, — говорил отец Лоту. Они все так же продолжали идти в мою сторону. — Только в старости начинаешь это как следует понимать. А так всю жизнь живешь дурак дураком. А что потом? Но только человек не умирает. В этом все дело. Или, если хочешь, смысл. Нужно только первому понять, что ты уже стал смешон…

Они подошли ближе, и я разглядел, что в одной руке Лот держит бутылку «Пепси», закрытую сверкающей на солнце жестяной пробкой, а в другой — белый бумажный стаканчик.

Не разбирая дороги, я влетел на скалу. Опять перед глазами проскочило нечто вроде склейки, и все исчезло. Тучи неслись над головой. Я стоял на скале и ждал брата…

«ВЕЧЕР. ЛОТА ДО СИХ ПОР НЕТ».

На этой записи дневник обрывается. Память же постоянно подводит меня: то она услужливо предлагает всевозможные странные события, пугающие своей отчетливостью, то напрочь отказывается помогать мне. Лот, и до этого дня замкнутый, ушел в себя совершенно и целыми днями сидит неподвижно, оставляя вокруг костра свои «следы» — многочисленные банки со спитым чаем, по которым можно заключить, что он интенсивно о чем-то размышляет. А я научился по своему желанию мысленно входить в некий поток. Когда я в него вхожу, то чаще всего слышу один и тот же непрекращающийся спор: о Времени и Назначении. Спорят два голоса, чем-то похожие на наши с Лотом.

— Прямолинейное и равномерное движение, — говорит один. — И именно в этом я вижу существование выбранного ими пути.

— Не согласен, — возражает ему второй голос. — Волею судьбы однажды начав движение, теперь они обречены крутиться, как мотоциклисты в аттракционе под куполом. У них нет ни пути, ни цели.

— Видимо, цели и в самом деле нет. Но путь все же есть, — говорит первый голос.

— Нет у них никакого пути! — опять возражает второй.

И тут в разговор вмешивается третий голос, хрипловатый, постарше, похожий на голос отца:

— Тут кто-то из вас сказал «судьба»? То есть, иначе говоря, то, что им транслируется? «Зачем арапа своего младая любит Дездемона, как месяц любит ночи мглу?..» Или что-нибудь в этом же роде?..

На этом разговор, как правило, прерывается. И тогда первый голос осторожно спрашивает:

— Но встает их же законный вопрос о курице и яйце: Всемогущая ли породила человека, или человек придумал Всемогущую?..

На этом разговор окончательно глохнет, и я выхожу из потока и вижу ушедшего в себя Лота.

Кто они? Чьи голоса я слышу? Призраки? Нелюди? Люди? Кто? Или, может быть, я болен? А мой брат? Он ведь тоже их слышит! И мне хочется, чтобы, как только я закрою глаза…

«Вставай, сынок!» — скажет мама, и все кончится. И я прикрываю глаза и смотрю в щелку — на берегу по-прежнему стоит хибара. И тогда я начинаю думать, что мы с братом похожи на двух лабораторных крыс, до которых долетают голоса экспериментаторов. Так кто же они? Кто эти экспериментаторы? Ученые? Военные? Люди из других миров? Кто? Или же я слышу их голоса, как слышит йог голос своего внутреннего бога? Но я не верю в бога, как не верю в пришельцев! Может быть, через миллиард лет человек, если доживет, сам превратится в бога? Или уже превратился в бога и говорит с нами оттуда?

Но оно — бесконечное и загадочное — по-прежнему смотрит на меня, черное, мириадами немигающих холодных звезд! Если оторвать от него взгляд, и взглянуть еще раз на наш остров, и представить, что сюда привела нас случайная неслучайность, и допустить, что старик не в сговоре с шайкой неизвестных, а неизвестные им воспользовались, не посвящая в свои планы… Если предположить, что собака наша совершает прогулки на берег путем нам недоступным… через какую-то нематериальную дверь… а кролики мутировали из-за возмущения каких-то энергетических полей… Если остров действительно клетка, и какой-то злой мальчик в отсутствие взрослых открыл дверцу и налил крысам в поилку чернил… Или попросту запустил в них пробкой от «Пепси»! И вообще, если, к примеру, людям из будущего, тем, кого мы традиционно называем богами, пришла в голову фантазия покопаться в своем прошлом… Но оно — непознанное — по-прежнему равнодушно смотрит на меня, и я внутренне съеживаюсь, как съеживается под взглядом учителя расшалившийся школьник. Тут можно предположить все что угодно!

Когда приходит утро, остров наш опять похож на клок мыльной пены, плавающий в неспокойной, несущейся куда-то воде посреди огромного и безразличного пространства. Занимает он милю площади и находится в двадцати милях от материка. Приблизительно милях в десяти от него стоит стационарная вышка. Единственное, что нам кажется достоверным, это то, что на ней установлен автоматический насос, качающий нефть на материк. На самом острове, кроме маяка и хибары, ничего нет. Маяк стоит на скале, а под ней, в бухте, плещется неестественно тяжелая вода, скованная пленкой мазута и ледяной крупой. Завтра… а точнее, уже сегодня, нефть и крупу выдует отсюда ветром с севера. (На место исчезнувшего несколько дней назад бумажного стаканчика — к большому камню — я хочу положить наш дневник.) А вчера… Хотя эти понятия — вчера, сегодня, завтра — чересчур относительны. Мы просто все еще делим на вчера-сегодня-завтра нашу жизнь на острове, — впрочем, очень осторожно, чтобы не заблудиться здесь, в этом мире, один из основных законов которого наверняка должен состоять в том, что сегодня обязательно превращается во вчера, а завтра — в сегодня. Перед тем как отправить дневник по непроверенному адресу, я хочу сделать последнюю запись:

«НО У НАС НИЧЕГО ЭТОГО НЕ ПРОИСХОДИТ. И МЫ ЖДЕМ. И ОТ НАС ТОЖЕ ЧЕГО-ТО ЖДУТ. КТО И ЧТО? ЭТОГО МЫ НЕ ЗНАЕМ. НЕСОМНЕННО ТО, ЧТО МЫ НАЗЫВАЕМ БУДУЩИМ, ДАСТ ОТВЕТ И НА ЭТОТ ВОПРОС, ЧТОБЫ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ НАС ИЛИ ПРИСПОСОБИТЬ НАС ДЛЯ СВОИХ НУЖД. НО ЛУЧШЕ БЫ, ЕСЛИ Б В ЭТОМ МАЛЕНЬКОМ МИРЕ, НА ОСТРОВЕ, НА ДАЛЕКОМ БЕЛОМ БЕРЕГУ, НИЧЕГО БОЛЬШЕ НЕ ПРОИСХОДИЛО. ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА МЫ ОКОНЧАТЕЛЬНО ВО ВСЕМ НЕ РАЗБЕРЕМСЯ».

Вячеслав Рыбаков




Я пишу фантастику потому, что хочу еще пожить при коммунизме. Для того, кто зачитывался лучшей фантастикой шестидесятых, миры будущего, нарисованные Ефремовым и Стругацкими, до сих пор остаются не милыми сердцу лубками, а яркой и манящей мечтой. Как хочется ощутить ее на деле! И чего бы не отдал, чтобы сын твой получил возможность избрать наставником Дар Ветра, подружиться с Горбовским и Руматой, жениться на Чаре Нанди или Низе Крит! Иначе — духота.

Я пишу фантастические предупреждения потому, что хочу еще пожить. Пословицы «на ошибках учатся» или даже «на молоке обжегшись, на воду дуют» стали ложью. Цивилизация наварила такое молоко, которое, сбежав, не обожжет, а сожжет мир. Надо создавать «учение до ошибок». Запрет на прикосновение к огню вырабатывается не только у того, кто обжегся сам, но и у того, кто видел, как обжегся кто-то. Художник и есть тот «кто-то», чьей жизнью и душой человечество вслепую нащупывает, где жжет, а где, напротив, перестало жечь — и, значит, пришло время двинуться дальше, за утратившую смысл и ставшую мертвой преградой черту.

Я пишу, чтобы меня понимали те, кого я люблю. Я люблю подчас нескладно, и меня любят нескладно, но что делать — здесь то же нащупывание огня и ороговения. В сущности, все, что я пишу, это объяснения — даже не в любви, а просто любви. Только любовь не отвергает, а впитывает. Только она дает возможность принимать проблемы иного человека так же остро, как свои, а значит — обогащать себя. И только она дает надежду, что все это — не зря.


Вячеслав Рыбаков

Пришло время (Первый день спасения)

УТРО

ОТЕЦ

Мужчина и женщина завтракали.

Впрочем, для женщины это был скорее ужин. Менее четверти часа назад она вернулась домой с ночной смены, и, хотя стрелки на циферблате с тридцатью делениями показывали начало восьмого, позади у нее было двенадцать часов рабочего дня. Мужчина, высокий и худой, с немного детскими — порывистыми и нескладными — движениями, поспешно вскрывал жестянки с консервированной питательной массой, нарезал ее ломтиками, раскладывал по пластмассовым блюдцам. Женщина, забравшись с ногами на койку и плотно, словно ей немного мерзлось, обхватив колени руками, прижавшись спиной к перегородке, из-за которой слышались голоса, весело щебетала, рассказывая обо всех пустяках, случившихся за день. Ее оживление выглядело несколько чрезмерным, но не искусственным. И хотя землистый цвет лица и мешки под глазами говорили о крайней измотанности, сами глаза — только что тусклые и равнодушные — уже разгорались задорным блеском. Мужчина между тем отвинтил колпачок фляги и стал разливать воду по небольшим металлическим стаканам.

— А глазки-то совсем не глядят, — ласково произнесла женщина. — Не выспался?

— Н-не спалось… слишком уж устал вчера. Да ничего, сейчас прочухаюсь, — он придвинул к женщине блюдце с плоскими кусочками, обильно намазанными густой коричневой приправой. — Все, — сказал он и со стаканом в руке уселся на койку напротив женщины. — Питайся.

Она взяла свой стаканчик, качнула им в сторону мужчины:

— Твое здоровье.

— Твое здоровье, малыш, — они чокнулись и пригубили.

— М-м, — с восхищением сказала она, ставя стакан на столик. — Холодненькая! Какая вкусная вода! — воскликнула она театрально, и в перегородку за ее спиной несколько раз увесисто стукнули кулаком: потише, мол. С утрированно виноватым видом женщина втянула голову в плечи, и оба тихонько посмеялись. — Это еще не ваша, профессор? — спросила она затем.

— Нет, — с улыбкой ответил мужчина.

— Жаль. Знаешь, только и разговору: шахта, шахта… Столько-то пройдено, такие-то прогнозы…

Они принялись за еду.

— А ты, профессор, как считаешь — долго еще? — спросила женщина, сняв языком прилепившуюся к нижней губе крошку.

Тот, кого она назвала профессором, чуть пожал плечами.

— Трудно сказать. Стараемся вовсю… Знаешь, — он несколько повысил голос, — я так рад, что пошел добровольцем в шахту! Все-таки до чего приятно делать дело, которое так бесспорно нужно всем. Видела бы ты, как слаженно, как воодушевленно идет работа! И ведь самые разные люди, самых разных профессий — а так сработались, сжились друг с другом. Товарищество просто, я раньше только в книгах о таком читал и завидовал…

— Ну, я рада, — сказала женщина, они чокнулись глухо звякнувшими стаканами и выпили еще по глотку воды. Одобрительно улыбаясь, женщина поднесла ладонь ко рту и поболтала ею в воздухе, изображая размашисто болтающийся язык, а затем показала профессору большой палец. — Рада, что ты нашел себя.

Он грустно покивал ей в ответ. Ее лицо тоже стало серьезным. Она помедлила, как бы что-то для себя решая, провела, с силой надавливая, ладонью по столу несколько раз. И вдруг лукаво глянула на профессора:

— А то я, сказать по совести, извелась. Думаю, наверное, правильно ты собирался остаться в округе, с той…

Профессор, вздрогнув, изумленно уставился ей в лицо.

— К Моменту ноль был бы крупным военным математиком. Я же помню, тебе предлагали. И семья новая сразу — хоп! — по месту жительства. Подружка молоденькая…

— Никуда я не собирался…

— Собирался, собирался! — дразнясь, как девчонка, она даже кончик языка показала ему. — Все знаю. И что на пять лет меня моложе. И что врач. И что в командировки ездил, а в отелях ни разу не останавливался, только у нее.

— Да ты…

— А я даже очень рада, — в нее будто бесенок вселился, — По крайней мере мог убедиться, что у меня грудь красивее, — рывком спустив ноги на пол, она распрямила спину, обеими руками натянула на груди застегнутую до ворота рубашку.

— Что там?.. у запястья?! — свистящим шепотом выдохнул вдруг окаменевший профессор.

Жуткая тень скользнула по веселому лицу женщины. Стремительно спрятав обе руки за спину, она насмешливо сказала:

— Ну ты муж! Полный гений! За четырнадцать лет родинку не выучил.

Он привстал. Перегнувшись через столик, протянул руку к ее локтю. Со смехом она прянула в сторону и назад, ударила, отбиваясь, ногами в воздухе.

— Нетушки-нетушки! Надо было раньше смотреть. Вот мужчины — все больше сзади, все больше ниже пояса… Говорю, не дамся! Иди лучше мусор выкинь.

Он недоверчиво косился — она снова показала ему кончик языка. Он скомкал кусок промасленной бумаги, запихнул в одну из двух опустошенных банок. Женщина, достав из навесного шкафчика зеркало, от сосредоточенности ерзая языком по губам, поправляла прическу. Вскинула сверкающие, счастливые глаза:

— А ты думал, я и не знаю, какой ты коварщик? Мне даже фотокарточку ее кто-то прислал… Ты что, обиделся?

Он вышел в коридор и побрел, горбясь, к мусороприемнику. Мимо, покачиваясь, проплывали нумерованные двери секций, похожих, как ячейки сот: площадь два с половиной на полтора; две койки вдоль поперечных перегородок, не доведенных до потолка; между ними раковина, утратившая смысл, когда было отключено индивидуальное водоснабжение, и откидывающийся на нее от глухой стены столик. Коридор гудел голосами; профессор грудью раздвигал их слои, словно брел сквозь густой серый спектр.

— Нет, старик, ты этого не можешь представить. Я когда увидел, что он сделал с моей фляжкой, — у меня просто волосы зашевелились!

Плач ребенка где-то впереди.

— Милочка, это бессмысленно. Это всегда было бессмысленно, это навсегда останется бессмысленно. Сейчас это бессмысленно в особенности. Не будьте смешной.

Плач ребенка впереди.

— А ты слышал про завтра? В административном блоке, говорят, только об этом и шепчутся. Будто сам Мутант сказал кому-то, что близится день, когда он всех нас отсюда уведет… И день этот — завтра…

— Говори тише.

— …И всех победил. Сел на трон и сказал: кто не поцелует мои флаги, всех расстреляю. И тогда враги все-все встали на колени и… мама… мама, где мои флаги?

Плач ребенка.

— Не подумай только, будто я как-то жалуюсь, милый. Но эти сто семьдесят метров грунта над головой… я их чувствую вот здесь, здесь… Неужели я больше не увижу, как восходят солнца? Как взлетают стрекозы с хвощей у нашего озера?

— Курить хочу, господи, хочу курить, умираю, я умираю, что же вы все сидите, я курить, курить хочу!..

— Заткнись, дерьмо!

Плач ребенка рядом.

— Уйми ублюдка, наконец! Я вызову психогруппу!

— Не надо! Соседушка, не надо! Ради бога! Ну спи, спи же, проклятый. Сейчас заснет, сейчас. Чего ты боишься, ведь все хорошо, все хорошо, слышишь, мама рядом, вот она я!

Плач ребенка позади.

— И я думаю: может, и впрямь где-то сохранился оазис? Мутант это вполне может знать, он-то, говорят, поверху шастает свободно.

— Возможно. Все возможно. Только говори шепотом, ладно?

Плач ребенка позади. Заходящийся, надрывный.

— Помяни мое слово. Если маркшейдера не освободят, десятник точно пойдет на его место, точ-чно! И тогда у меня все шансы взять нашу десятку. Так что ты… это. Если у тебя о нем станут спрашивать… ну, там… вверни, понимаешь, чего-нибудь. Высказывался пренебрежительно… или, может, скрытый саботаж… Как друга тебя прошу. Как друга.

Профессор бросил в мусороприемник лязгнувшие жестянки и задвинул тяжелую крышку. Постоял несколько секунд, собираясь с мыслями. Потом двинулся дальше, в конец коридора, — туда, где за большим столом с лампой и телефоном, спиной к массивной металлической двери, сидел дежурный.

— Доброе утро, господин дежурный.

— Утречко доброе, — жмурясь, сказал дежурный добродушно.

— Хотелось бы получить жетон на выход.

— На после работы? — деликатно прикрыв рот ладошкой, дежурный сладко зевнул.

— Хотелось бы сейчас. Я подменюсь с кем-нибудь.

— Приспичило, значится. Да ты садись, пиши заявление. И чтоб по всей форме, а не как прошлый раз. Куда пойдешь-то?

— К другу. В медико-биологическую* лабораторию. — Дежурный с уважением поджал губы и покивал. — Надо посоветоваться.

— Об чем это?

— Ну, так. Поговорить, — чуть смутился профессор. — Я давно с ним не виделся.

— Значится, так и пиши: цель выхода из блока — дружеский… — дежурный опять со стоном зевнул, — визит…

Профессор присел на стул для посетителей, взял бланк и ручку, которые выдал ему дежурный, поспешно набросал текст. Дежурный принял листок и стал читать. На лысине его лежал отчетливый блик от висящей под жестяным абажуром лампы. Профессор поднял взгляд выше, на покрывавшие стену плакаты. «При первых признаках заболевания, — гласили крупные акварельные знаки, шедшие столбиком по левому краю плаката, — таких, как появление сиреневых пятен на коже или ноющих болей в суставах, следует немедленно обратиться к дежурному по блоку. Он вызовет санитарную группу и оформит Ваш переход в санитарный блок, где Вам будет оказана квалифицированная и эффективная медицинская помощь». Справа шли неумело нарисованные и раскрашенные картинки, иллюстрирующие оказание эффективной помощи: врачи в белом, придерживая с двух сторон больного, вели его к сложному аппарату; медсестра в очень коротком халатике, обольстительно улыбаясь, делала больному укол; излучающий полное довольство больной уплетал усиленный витаминизированный паек…

— Ну, правильно, — прогудел дежурный как-то разочарованно и придвинул к себе толстый гроссбух, — можешь ведь… — лизнув палец, он принялся перекидывать страницы. Повел обкусанным коричневым ногтем по столбцу имен. — Как тебя… А, вот!

Ниже и крупнее прочего на стене висело: «Сокрытие недуга является тяжким преступлением против общины!» Иллюстраций к этой надписи не было.

— Погоди, погоди. У тебя лимит на декаду выбран.

— Как выбран? Пятый выход еще не взят, вы что-то перепутали, господин дежурный.

— Ничего не перепутал. Снизили до трех. Так что шабаш, сиди не рыпайся. И знай, что в ту декаду у тебя один уже использован, два остались.

Профессор медленно встал. Постоял секунду, прижимая пальцем дергающееся веко.

— Очень правильная и своевременная мера, — произнес он сипло и опустил руку. — Эти бесконечные хождения из блока в блок только затрудняют борьбу с эпидемией.

У него опять задергалось веко, и он опять прижал его — тыльной стороной ладони.

— Вот именно. Понимаешь ведь.

— Быть может, — нерешительно спросил профессор, — в счет будущей декады разрешите? Очень нужно.

— Иди, иди, — дежурный, уже роясь в своих бумагах, отстраняюще махнул рукой.

Он пошел.

— Не, я в этот треп не верю. Никогда. Мутанты, шмутанты…

Шепот.

Шепот.

— Ну я же курить, понимаешь, курить, я хочу курить!

— А король достал свой золотой меч с рукояткой из… из… из алмаза и сказал: «Ну, гады, спецслужба вами займется!»

Шепот.

— Он ничего не умеет, ни-че-го! Я, милочка, с ним когда-то спала. Ноль!

— И, понимаешь, лезет передо мной со своей тарелкой без очереди. Старик, у меня просто волосы дыбом встали!

Когда профессор вошел, женщина лежала на своей койке, с закрытыми глазами, с запрокинутым лицом; не раздеваясь, она до пояса укрылась одеялом. На звук его шагов она не шевельнулась. Он замер, притворив тонкую дверцу.

— Долго, — сказала женщина, не открывая глаз.

— Разговорился с дежурным, — громко и мертво ответил профессор. — Славный он мужик все же.

— Посиди здесь, — попросила женщина и чуть шевельнула рукой по свободному краешку.

Он присел рядом, взял ее безвольную руку, расстегнул манжету — и даже не вздрогнул. Только сглотнул. Застегнул манжету. Наклонившись, коснулся губами сухих, палящих губ жены. Потом — шеи. Расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и замер на миг, увидев другое пятно, под ключицей. «Я тебе говорю, старик с этим лабухом ты наплачешься! — выкрикнули за перегородкой. — Ты посмотри, как он ключ разводной держит, у тебя же волосы зашевелятся!»

— Не страшно целовать меня теперь? — тихо спросила женщина. Вместо ответа профессор, всхлипнув горлом на коротком вдохе, прижался к пятну губами. Она положила руку ему на затылок, чуть жалобно сказала:

— Не чувствует. Даже тебя уже не чувствует. Нелепо…

— Храбрая моя… Любимая моя…

— У тебя не будет никаких хлопот со мной. Не было и не будет. Нет, нет, — она тихонько засмеялась, — подожди. Дай… я совсем сниму эту проклятую рубашку.

— Эй! — остервенело крикнули из-за перегородки. — Вы потише! Сил слушать нет!

— Профессор, — ехидно сказали с другой стороны, — я намекну десятнику, чтоб тебя поставили с отката на молоток. Что-то ты сильно шустрый, здоровья много!

Невеселый мужской хохот залязгал слева и справа.

— Бедные, — едва слышно выдохнула женщина, а потом, решившись, лихорадочно содрала надетый под рубашкой облегающий свитер. У нее горело лицо. Застенчиво и как-то беспомощно, моляще вскинула глаза на мужа. — Я — как тебе? Еще ничего?

Стремительный семенящий детский бег накатился и укатился мимо по коридору, а следом за ним — тяжелый топот и крик, от которых хилая дверь затряслась:

— Стой, ублюдок! Я и без докторов из тебя кишки выпущу!

— А у тебя там… были дети? — осторожно спросила женщина.

Профессор молчал. Женщина чуть качнула головой.

— Молодец, что решилась. От тебя радостно иметь детей.

Он молчал. Она улыбнулась.

— Ты будто с неба спустился. У нас ведь как: если «это» люблю, значит, «не это» — не люблю. А ты… Кто умеет по-настоящему любить сразу разное, никогда не станет давить и заставлять. Знаешь, я когда отревела, поняла, что эта цидулька меня еще сильней к тебе приворожила.

— Плакала? — тихо спросил он.

— Спрашиваешь! Ты в дверь — я в подушку…

Вдали заголосили, загомонили: «Перестань!», «Оттащите, он задушит!», «Психогруппу!!».

— Ничего про них не знаю, — вдруг проговорил профессор. — Только молю, чтобы они погибли сразу, как наш… Чем гнить.

— Неправда! — страстно выдохнула она. — Неправда, понимаешь! Дай руку. Вот так. Почувствуй! С тобой мне хорошо даже здесь. А с нами — и ему было бы хорошо.

Прошло несколько минут.

Женщина сказала едва слышно:

— А ведь тот странный мальчик, который у нас жил… Это, наверное, и есть Мутант. Говорят, будто завтра…

Воздух встряхнулся от громкого, просторного щелчка, и в шуршании плохой аппаратуры голос дежурного, усиленный хрипящими динамиками, проревел:

— Внимание! Первой дневной смене быть через полчаса готовой к выходу! Слыхали? И прекратите там свалку, в самом деле, что такое, в конце концов!

Опять щелчок хлопнул по ушам, и шуршание исчезло.

— Поторопись, профессор, — подсказали из-за левой перегородки, но вяло, без удовольствия.

— Завтра, — попыталась продолжить фразу женщина и запнулась, — завтра… — и наконец вдруг заплакала.

СЫН

Двумя грандиозными комплексами, отрытыми не более чем в четырех милях друг от друга, система убежищ, в которых сосредоточилась теперь разумная жизнь планеты, не ограничивалась. Вокруг них были разбросаны многочисленные индивидуальные и коллективные укрытия, предусмотрительно созданные в свое время различными муниципальными учреждениями и даже отдельными состоятельными гражданами. Большинство этих скромных ковчегов давно обезлюдело, как обезлюдели постепенно и другие, более отдаленные норы. Но некоторые близость правительственных Сооружений спасла. Правительственные комплексы, один из которых находился под непосредственной юрисдикцией кабинета министров, а другой — комитета начальников штабов (с некоторых пор между двумя этими авторитетными организациями начало возникать не вполне внятное соперничество), подкармливали так называемых индивидуалов, или верхачей, поскольку запасы продовольствия, хотя и весьма оскудевшие за истекший год, благодаря громадной естественной убыли населения в самих комплексах позволяли это делать. Со своей стороны, политическая ситуация, вынуждала руководителей обеих группировок, подготавливая почву для создания резерва живой силы на случай возможного конфликта, заботиться о нескольких сотнях верхнего населения, и каждая делала все возможное, чтобы обеспечить лояльность именно себе как можно большей его части. Одно время органами военного планирования как при кабинете, так и при комитете активно разрабатывались варианты «репатриации» индивидуалов, пусть даже насильственной, и обязательно — упреждающей аналогичную акцию потенциального противника. Однако все они с сожалениями были отставлены. Эпидемия загадочной болезни, то вспыхивавшая, то затухавшая, буквально косила людей попеременно то «наверху», то «внизу». Пока еще не пострадавшее от нее руководство испытывало перед нею ужас куда больший, чем рядовое население, — правда, фатальность недуга держалась, по крайней мере официально, в тайне от рядовых. Боязнь занести в бункера новые отряды невесть откуда взявшихся непостижимых вирусов и вызвать новые могучие вспышки, перед которыми могли уже и спасовать заботившиеся о здоровье лидеров профилактические службы, оказалась решающим доводом против переселения верхачей в глубину.

Примерно через час после того, как красное солнце всплывало над дальними курганами и наступало самое светлое время суток, то есть время, когда можно было не опасаться черных песчаных крыс, владевших поверхностью в сумерках и во тьме, в наскоро построенном три с половиной месяца назад тамбуре у главного входа в министерский комплекс начиналась бесплатная раздача продовольствия.

Для верхачей это был час блаженства. Те, кто обитал поближе, собирались у броневых створок задолго до урочного времени. Конечно, хотелось и очередь занять пораньше — но разве лишь в этом было дело! Для живших небольшими группками, а то и в полном одиночестве верхачей это было единственной возможностью повидать других, поговорить с другими, обсудить течение дел. Здесь все давно знали друг друга, помнили прекрасно, у кого крысы съели старшего брата, кто ищет по развалинам остатки книг, у кого сработался фильтр в противогазе, чей муж сошел с ума.

И после получения пайков индивидуалы по большей части долго не расходились.

Прямо за углом, у внешней боковой стены тамбура, на припеке, процветала меновая торговля. Она была вполне легальна, и дежурные стражники благодушно наблюдали через посредство скрытых камер и микрофонов за оживленными чудаками, менявшими только что полученную пару галет на только что полученную флягу воды, комплект «Собрания шедевров мировой литературы» на комплект импрегнированного обмундирования, коробку спичек «Наша марка» на коробку слайдов «Прекраснейшие водопады», фонарик без батарейки на скрипку без смычка, свитер на сапоги… Немедленному и безвозмездному изъятию подлежали только «левое» продовольствие, оружие, алкоголь с наркотиками, ну и, конечно, драгметаллы, хотя за каким чертом они теперь были нужны — рядовые стражники не могли уразуметь.

Миниатюрная молодая женщина в бесформенном противохимическом балахоне и свином рыле противогаза, прихваченного поверху — видно, он был ей великоват — какими-то розовыми лентами, не потерявшими, несмотря на замызганность, несколько легкомысленного вида, дождалась своей очереди на раздаче. Ей пихнули небольшой пакет с видневшимися сквозь полупрозрачный пластик парой галет, банкой консервов и ампулой с комплектом витаминов на следующую декаду. Потом, через специальное приспособление, позволявшее переливать жидкости из сосуда в сосуд без соприкосновения с внешним воздухом, налили ей воды в небольшую бутылку, которую она принесла с собою. Пробормотав стандартное: «Слава премьеру, я вся в его власти и принадлежу ему без остатка» и от души добавив более привычное: «Дай ему бог здоровья», женщина уступила место следующему, тщательно упрятывая паек во внутренние пазухи балахона и ощупываясь снаружи — не проступают ли очертания пакета и бутылки сквозь ткань, не слишком ли бросается в глаза, что она опайкована. Все было в порядке. Она вышла на воздух. Солнце, ощутимо пригревая, светило прямо в стекла маски весенним алым светом. Кругом, группками по двое, по трое, судачили люди без лиц, и стеклышки их противогазов то и дело рассыпали в стороны красные брызги, когда люди жестикулировали и качали головами.

— Вот так я стою, да? — объяснял один мужчина другому, разводя руками и даже приседая для образности. — А он выходит. Понимаешь? Ну просто в двух шагах. Лет пятнадцать ему, не больше того. Белый-белый. И глазом смотрит. Только, стало быть, рубашонка на нем — ни тебе комбинезона, ни тебе маски.

— Ну, врать ты гора-азд, — сказал второй, покрутив головой. Шланг его противогаза мягко мотнулся в воздухе.

— Да лопнуть мне! И так, стало быть, глазом посмотрел… и пошел. Будто я вошь какая, понимаешь? Я просто расплакался там, уж так мне обидно стало. Что ж это такое, думаю? Жил-жил, все как следует быть — и на тебе. Потом крикнул ему: «Что ж я, — крикнул, — по-твоему, что ли, вошь?» А он, стало быть. идет себе. Даже не обернулся. Этак легко по склону: фык-фык-фык…

— Ой плоха примета, ой плоха, — шустро подковыляв со стороны, ввернула бабка, волочившая за собой едва не по песку чем-то набитую цилиндрическую молодежную сумку. — Какого дня дело-то было? А? Это важно — какого дня. А?

— А я слышала, его повстречать — к добру, — приостановилась женщина с розовыми завязками на голове. — Я слышала, если его встретишь — обязательно завтра дойдешь, куда он поведет, и проживешь потом долго-долго…

— Ну, бабы врать горазды.

— Да вы сами посудите. Какая от мальчика беда? Я его встречала с месяц назад, не так близко, правда. Вон как до той глыбы. Так и то сестренка моя младшая — у ней ножки не ходят — я прихожу, а она улыбается. Весь день улыбалась.

— Тоже радость какая, — пробормотал мужчина.

— Мне — радость, — ответила женщина, обернувшись к нему.

— А ты что ж, стало быть… тоже слыхала, что завтра-то?.. Что ли, тоже слыхала?

— А кто же не слыхал, — женщина пожала плечами. — Я только вот про сестренку думаю — как она-то пойдет. У ней ножки не ходят. Ну, как-нибудь до мальчикова дома донесу на руках, а там умолю, он что-нибудь придумает. Мальчик добрый.

— Ну, дочка, врать ты горазда, — насмешливо сказал второй мужчина, в то время как первый ухватил женщину за локоть, притянул к себе и шепотом засвистел под противогазом:

— А ты что ж… стало быть, знаешь, где дом?

— А что, ты не знаешь? По-моему, все знают, таятся только. У Корыта. Там озеро, на озере вилла… Ну, озера-то давно нету, да и вилла, верно, тоже… Что, правда не слышал?

— Ну, мать, отрежут тебе язык, — пробасил второй.

Женщина засмеялась, махнув рукой.

— Ладно! Пойду я. Меня сестренка дожидается. У ней ножки не ходят, беда… Счастливо вам, — она, не оглядываясь, легко двинулась прочь.

Далеко в пустыне, за барханом, который ветер намел над руинами ратуши, стояли двое военных. На них были металлизированные, отливающие ослепительным серебром комбинезоны спецназначения и компактные изолирующие противогазы последнего образца. Один — повыше и помоложе — равнодушно прислонился спиной к перекошенной каменной плите, закопченной давним пожаром, увязшей в наносах, — огрызку массивной стены собора двенадцатого века, недоглоданному Моментом ноль. Второй, грузный, выдвинувшись из-за плиты, смотрел в бинокль, плотно прижав обрезиненные окуляры к стеклу шлема. Автомат мирно торчал у него за спиной.

— Одиночка, — сказал он и опустил бинокль. — Нормально. Будет у меня наконец комплект фигур. Прыщавец воду просил… — отступил на шаг за плиту, поправил немного сползший ремень автомата. — На кой ляд недоноску вода? Самогонку он гнать наладился, что ли? Жалко агрегат бросать, если завтра уйдем.

— Возня это, возня, — со скукой сказал высокий и сложил руки на коротком десантном автомате, висящем поперек груди. Грузный весело хмыкнул:

— Вот такой я простой мужик. Шахматушки люблю. А ты, сверхчеловек долбаный, вообще ничего не любишь.

Высокий, не отвечая, нагнулся и поднял с земли металлический чуть погнутый прут — видимо, обрывок арматуры с каких-нибудь развалин. Несколько раз легко похлопал себя по герметическому упругому сапогу с армированным носком. Грузный косился неодобрительно.

— А если я, как старший в патруле, твои упражнения запрещу? — спросил он.

Высокий насмешливо вздохнул.

— Занимайся уж шахматушками, — снисходительно произнес он. — А я человеком хочу чувствовать себя, понимаешь? Воздействовать! Жизнь — плесень планет! Она мне не по душе. Я…

— Я, я, — занудным голосом передразнил его грузный. — Головка от… — он произнес неприличное слово. — Экий ты… — помедлил, выбирая, как сказать, — с идеалами. Верно, три университета кончил? Или папа— адмирал?

Когда женщина с розовыми завязками миновала бархан, сверкающие фигуры выступили ей навстречу молча и просто. Женщина остановилась, не пытаясь ни бежать, ни звать на помощь. Летел шелестящий песок, ветер стонал среди обломков на вершине.

— Миленькие… — робко, едва слышно пролепетала женщина, обманутая спокойствием военных. — Ой, да я что хотите!.. — она сама поспешно вытащила из-за пазухи так тщательно упрятанный пакет. — Водички только оставьте… Сестренка у меня…

Протянутая с пакетом рука дрожала в тишине. Высокий не спеша зашел женщине за спину и вдруг наотмашь, изо всех сил стеганул ее прутом. Удар кинул женщину в песок, выбив жуткий вскрик из ее легких; высокий, раздувая ноздри, страстно вздохнул.

— Опять, — пробормотал грузный. С трудом нагнувшись, он подцепил отлетевший в сторону пакет. Отдуваясь, распрямился. — Все-таки вихнутый ты.

Женщина, всхлипывая и захлебываясь, беспомощно ворочалась на песке — прут перебил ей позвоночник. Высокий стоял над нею, наблюдая и впитывая. Затем пнул носком сапога.

— Бутылку не разбей, — сварливо сказал грузный.

Высокий ногой перекатил хрипящую женщину лицом вверх.

— Забирай свою бутылку, — ответил он невнятно.

Грузный снова нагнулся, пыхтя, запустил руку за клапаны балахона.

— Грудь, — сообщил он. Покопался. — Ага, вот… Коровища! — почти с обидой воскликнул он, вытаскивая бутылочку. — Заткнуть не могла как следует! — встряхнул, посмотрел на просвет. — Чуть не половина вытекла… Тьфу! — на ходу забивая пробку поплотнее и от негодования мотая головой, он отошел шагов на семь и сел, в то время как высокий распалялся все более и сам пристанывал при каждом ударе. В заходящемся вое пролетало скомканное: «Родненькие!.. Сестренка!..»

— Ну, порезвился, и будет, — громко сказал грузный потом. — Давай доколачивай. Все-таки это, — он неопределенно шевельнул ладонью, — противозаконно.

Высокий, набычась, глянул на него налитыми кровью глазами.

— Ты мне не мешай, — утробно прохрипел он. — Убью!

Грузный не спеша поднялся, одернул и огладил комбинезон.

— Пре-кра-тить! — гаркнул он с неожиданной силой, и высокий замер, обмякая и тяжело дыша. — Так-то вернее, — сказал грузный спокойно. — Добивай, и пошли.

— Не-ет, — выдохнул высокий. — Пусть полежит, — голос его был мстительным. — Пусть поразмыслит, какое она дерьмо!

Женщина была еще жива, когда на нее набрела пожилая чета, возвращавшаяся с раздачи. Ни кричать, ни говорить, ни двигаться она уже не могла. Только в горле клокотало, да медленные слезы тоски, едко скапливаясь между щекой и резиной, катились сами собой из уставленных в круглые вырезы неба глаз.

— Ах сволочи, ах паразиты… Распоясались совсем…

— Никого вроде, — бросила старуха, деловито озираясь.

Женщина затрепетала в последнем усилии, пытаясь что-то сказать, язык ее шевельнулся в заполнившей рот пене — и дыхание остановилось.

— Не могу чего-то, — буркнул старик.

— Сдурел, старый! — сразу взбеленилась жена. — У самого же шахта в маске выгорела!

— Шихта, — проворчал старик.

— А тут — глянь — новенький! Стеклышко побилось, так от старого вставим… Ой, мужчины, беспомощный народ. Как завтра за мальчиком в светлый край пойдешь со старой шахтой?

Обхватив голые колени руками, мальчик сидел на вершине бархана. Он никуда не спешил — и видел все, с той секунды, как патрульные прервали предписанный маршрут, до той, как старики, стащив с убитой противогаз, балахон, а потом — снова поспорив немного — зачем-то и одежду, поспешно поползли прочь. Он наблюдал спокойно, потому что чувство, в котором мешались недоумение и омерзение, стало привычным с того момента, как мальчик помнил себя. Душа его окостенела от отчаяния и непонимания. Все было мерзким. Все было зверским. Все было противоестественным и чужим. Не таким, как должно. Он не помнил, не знал, каким оно должно быть, но не принимал остервенелого мира, в котором жил. Он и сам был не таким — он знал, его зовут Мутантом, потому что убийственное загадочным образом его не убивало. Он знал, его считают сверхъестественным существом, и, видимо, по праву, — но он этого не понимал. Он знал, от него ждут чудес — но его это не трогало. Он помнил, как очнулся в тепле забот профессора и его жены; но, постепенно осознав, что они ничего не могут ему объяснить ни о нем самом, ни о мире, что они не отец ему и не мать, что даже они как бы за стеной, — он ушел, едва начали стаивать насквозь серые от радиоактивного пепла сугробы ядерной зимы. Ушел искать свои корни. И скоро понял; у него нет корней.

С тех пор — вот уже почти пол года — он жил бесцельно и безучастно. Память его билась о бронированную тусклую штору, сродни тем, что прикрывали входы в жалкие, зараженные бункера. Но если через них он проходил свободно, вызывая суеверный ужас окружающих мгновенным угадыванием цифровых кодов любого замка, любой следящей системы, любой шифрованной информации, то все попытки броситься за ту секунду, которая помнилась исходной — в странно чужой комнатушке с лампой на столе, с плохонькой репродукцией хорошей картины на стене, с ласковым, но странно и нестерпимо чужим женским лицом, — все попытки прорваться дальше оказывались тщетными. И никто, никто не мог ему помочь; напротив, помощи ждали от него. Они, все, — от него, одного. Это было смешно и горько.

Недавно он узнал, что к профессору он попал от другой женщины. Это был слух — его следовало проверить. Возможно, та была его настоящей матерью — хотя все равно жена профессора, ночей не спавшая с ним, полумертвым, во всех отношениях была ему больше матерью, нежели та, бросившая калеку. Иногда, несмотря на духовное отупение, он испытывал, вспоминая свой безмолвный уход, уколы совести. Если бы он и впрямь мог кого-то спасти, первыми — возможно, единственными — он спас бы профессора и его жену, заново научивших его сидеть, ходить, говорить, есть. Они были людьми мира, где он постоянно ощущал себя неким неудачным трансплантом; и в то же время в них было — было, было, он помнил — настоящее, естественное и единственно возможное… он не мог этого понять.

Сегодня он шел к той. Это был его последний шанс.

Он встал. Отряхнулся. Бархан с напряжением, с гулом плыл сквозь ветер, и волосы мальчика летели в этом пыльно-алом ветру. Опершись на дыбом стоящую шероховатую глыбу, из которой торчали ржавые, перекрученные обрывки арматуры, мальчик еще раз огляделся. Тоска, тоска… Долина была раздавлена и опалена, точно об нее затушили чудовищный окурок. Горизонты меркли в стылой сизой дымке. Сухими костями виднелись развалины. Над Тухлой Рощей стлалось плоское туманное море — там, в тепле прорвавшихся термальных вод, мутировали и плодились хищные хвощи. Слева шагала к гряде курганов линия электропередач — с торчащих вразнобой жеваных опор кое-где свисали ниточки проводов, они невидимо покачивались в порывах ветра и время от времени взблескивали стеклянными искрами изоляторов. С круглых вершин курганов слетали призрачные пылевые шлейфы и тянулись в зеленом небе. Красное солнце догнало голубое, сейчас они висели рядом — громадный, неяркий оранжевый пузырь и неистовый бриллиант, острый, как летящее в переносицу острие иглы. Мальчик вздохнул и стал спускаться — песок осыпался под босыми ногами, его подхватывал ветер.

ПРОЧИЕ: КАБИНЕТ МИНИСТРОВ

— …Итак, господа, завтра у нас знаменательный день, — проговорил премьер в заключение. — Нельзя сказать, что день этот мы могли бы счесть радостным юбилеем или национальным праздником, — (члены кабинета почувствовали шутку и заулыбались), — но и оснований для траура у нас нет. Завтра исполняется ровно год с того памятного момента, который все уже давно называют без излишней аффектации Моментом ноль. Мы имеем право сказать, что этот год мы прожили не зря и что положение наше не столь… далеко не столь плачевно, как могло бы быть. Искра цивилизации не угасла. Задачу первого этапа мы исполнили, — это была фраза, которую в прежние времена газеты набрали бы курсивом, а иллюстрированные еженедельники — жирным шрифтом, и члены кабинета похлопали. — Следующая задача не менее сложна и ответственна: заставить эту искру вновь разгореться гордым всепобеждающим огнем. А для этого, господа, нам прежде всего необходима позитивная программа. Грандиозная идея, способная увлечь население, дать ему перспективу и надежду! — это опять была жирная фраза, и опять заплескались короткие аплодисменты. — Я жду ваших рекомендаций вечером, с двадцати до двадцати двух. Завтра я выступлю с речью по всеобщему оповещению; объявлено о завтрашней речи будет уже сегодня. Реалистичность и размах программы должны нейтрализовать всякого рода слухи о грядущем спасении извне. Люди будут ждать эту речь. Мы должны оправдать их высокие и… оправданные ожидания.

Члены кабинета стали подниматься с кресел, кто-то уже заговорил вполголоса.

— Господина министра внутренних дел и господина командующего подразделениями спецназначения попрошу задержаться еще на несколько минут, — громко сказал премьер.

Пока остальные расходились, оставшиеся сохраняли молчание. Когда закрылись двери, премьер устало опустился в кресло и нервным рывком ослабил узел галстука. Сунулся в тумбу стола, достал бутылку коньяку и три рюмки, пачку сигарет.

— Прошу, — сказал он с улыбкой и сам закурил первым. Министр покосился на командующего, усмехнулся и достал из своего необъятного саквояжа миниатюрный, как книга, магнитофон.

— Ты совсем не изменился, — сказал министр. — Ничего тебя не берет, — щелкнул клавишей.

Раздалось слабое шуршание, потом бодрый голос премьера заговорил:

— Храбрые защитники свободы! Ракетчики и пилоты! Моряки! Астронавты! За вами — вся мощь самого богатого — и самого развитого государства в мире! За вами — духовная сила нашего великого народа, сплоченного конструктивными идеалами демократии! В этот тревожный час мир, который мы отстаивали как могли, снова под угрозой. Но наша богом избранная страна должна последовательно выполнять свою миссию и ни на миг не ослаблять психологического и политического давления на противника. Нация полна решимости победить и выжить после победы!

Министр снова щелкнул клавишей, и стало тихо, только позвякивало стекло и побулькивала бутылка — командующий, не теряя времени, расплескивал коньяк по рюмкам.

— И заметь — я был прав! — премьер выбросил в сторону министра руку с дым