Куратор для попаданки (fb2)


Настройки текста:



Кристи Кострова КУРАТОР ДЛЯ ПОПАДАНКИ

ГЛАВА 1

Яна Гордеева


Открыв ключом дверь, я на цыпочках проскользнула в коридор. Маминого плаща на вешалке не было, и я облегченно выдохнула: отлично — головомойка откладывается до вечера. Сегодня я спустила все заработанные на раздаче листовок деньги на смену имиджа, и теперь вместо каштановой гривы волос у меня модное боб-каре ярко-зеленого цвета.

Взглянув в зеркало, я подмигнула себе и бросила связку ключей на тумбочку. Возможно, с цветом переборщила, но я мечтала об этом весь последний год. У меня начиналась новая жизнь — всего неделя до занятий в университете, куда я поступила, между прочим, на бюджет. Хотя маму это не убедит…

Поежившись, я отправилась в кухню. Увидев на холодильнике записку, поморщилась — мама просила приготовить ужин. Конечно, младшая сестрица куда-то умотала и появится не раньше десяти. Глянув на оставленное размораживаться мясо, покачала головой — казалось, курица смотрит на меня укоризненно. Я тоже не в восторге от ее компании. Нет, определенно, сначала мне нужен чай. Вкусный, с шоколадкой, он поможет мне смириться с неизбежным, ведь готовка и Яна Гордеева — вещи абсолютно несовместимые.

Заварив душистый чай с лимоном, я засунула руку в щель между шкафом и ящиком — где-то здесь у меня припрятана шоколадка с орехами… Пусто! Похоже, Катя добралась до моего тайника.

Надувшись, я решительно направилась в комнату Кати — она обычно пьет чай, когда смотрит сериалы на компьютере. Если обнаружу на ее столе следы преступления — например, пустую обертку, то вечером ей не поздоровится! Не то чтобы я была злобной старшей сестрой, но Катя обожала сладкое, а я тысячу раз просила ее не трогать мой шоколад. Раньше мама от нее даже сахар прятала!

Войдя в спальню, окинула взглядом заваленный барахлом стол сестры: книги, какие-то блокнотики, листочки, пустая упаковка жвачки… Да-а-а, маму хватил бы инфаркт при виде этого бардака. Я задела стопку бумаг, и листы разлетелись по всему столу. Чертыхнувшись, принялась собирать их и наткнулась на странное письмо из необычной, словно состаренной бумаги. Это еще что? Перевернув его, узнала сургучную печать с эмблемой Хогвартса. Моя сестра была настоящей поттероманкой, наверняка это очередной сувенир в ее коллекции или подарок для подруги. Я не разделяла страсти Кати к сказкам, предпочитая реальную жизнь.

Покачав головой, положила конверт обратно на стол, но он… словно прилип к пальцам. В груди появилось странное чувство, а по спине пробежал холодок.

— Да отцепись ты! — немного истерично воскликнула я.

Письмо смачно шлепнулось на стол, а я выдохнула. Впрочем, обрадовалась рано — в следующую секунду оно живо поползло ко мне. Я попятилась, а письмо прыгнуло на меня. По глазам ударила ярко-красная вспышка, и мир вокруг померк.

Очнувшись, я сделала глубокий вдох и схватилась за горло. Сердце судорожно стучало, а легкие разрывались без кислорода, как будто я несколько минут не дышала.

— Отлично! — раздался рядом торжествующий голос. — Юная мисс уже прибыла, и даже приглашение при ней!

Оказывается, я сжимала в руках письмо, найденное на столе у сестры. Подняв глаза, увидела перед собой невысокого старика с кустистыми бровями и абсолютно гладкой лысиной, одетого в просторную синюю мантию. Он буквально лучился энтузиазмом! Рядом стояли двое мужчин помоложе. Один из них с ужасом смотрел на мои волосы.

Я нервно сглотнула и огляделась. Все это решительно мне не нравилось: я находилась в огромном зале с высоким потолком, который поддерживали мраморные колонны, стены были расписаны сверкающими… рунами? Прибавить к этому весьма странно одетых мужчин…

— Я что, в Хогвартсе?! — пискнула я, почувствовав себя нехорошо.

— В Хогвартсе? — озадаченно переспросил старик в мантии, а я вдруг поняла, что он говорит не на русском языке. Да, я понимала его слова и отвечала с легкостью, но это был иной язык, более напевный и красивый. — А, вы говорите о своем письме! Спешу вас заверить, что вы находитесь в другом месте — в Ниэле, в частности — во Флорианской академии магии. А ваше письмо всего лишь любезно доставило вас сюда, послужив проводником.

Час от часу не легче! Не Хогвартс, так Флорианская академия!

— Вы меня разыгрываете? — с надеждой спросила я.

— Мисс! — Вперед шагнул один из мужчин. — Нам еще других принимать, не задерживайте ритуал! Чуть позже вам все объяснят.

Мне ничего не оставалось, кроме как отойти к стене и пыхтеть от злости. Притащили меня неизвестно куда, да еще отказываются объяснить зачем!

Может, это шутка? Или розыгрыш Кати? Надежда робко зашевелилась в сердце. Но как сестра смогла подстроить мое перемещение сюда? Да и я ясно видела, как письмо ползло. Я с опаской посмотрела на конверт — сейчас он вел себя смирно, доставил меня сюда и успокоился.

Занятая размышлениями, я не сразу заметила, как руны на стенах засветились ярче. Старик, которого остальные называли магистром, вскинул ладони, и в центре материализовалась чернокожая девушка, сжимающая в руках какой-то плоский предмет.

Все-таки не Катька. Такое устроить сестре не под силу. Больше всего это походило на… магию!

— Добро пожаловать во Флорианскую академию магии! — радостно поприветствовал магистр девушку.

Выглядела она невероятно: короткая юбка из сверкающей ткани обтягивала длинные ноги, топ едва прикрывал живот. По сравнению с ней мои узкие джинсы и майка — верх целомудрия! Признаться честно, после ее появления мне стало немного легче. Теперь я хотя бы не одна в этом дурдоме!

— Это виртуальная реальность? — спросила незнакомка, но и на ее вопрос не ответили. Попросили отойти в сторону и дождаться последнего студента. Студента? Это мы, что ли, студенты?

— Я — Трина, — тряхнула черной гривой волос девушка, подойдя ко мне.

— Яна, — отозвалась я.

На этом обмен любезностями с моей подругой по несчастью завершился — руны на стенах снова засветились, однако никто не появился. Магистр нахмурился, сделал какое-то хитрое движение пальцами, словно потянул за невидимую нить, и в центр зал вывалился коротко стриженный полуголый парень, вооруженный мечом, — кажется, его вытащили из гущи какой-то схватки. Он едва не бросился на ближайшего мужчину. Не успела я вскрикнуть, как парня остановила… мутная пленка с переливающими разводами ярко-алого цвета.

— Не беспокойтесь, мистер! — всплеснул руками магистр. — Вы в безопасности!

Парень немного расслабился, однако настороженность из его взгляда не ушла. Я же едва не присвистнула: он состоял буквально из одних мышц! Не хотела бы я столкнуться с ним в темном переулке.

— Только что я находился на ритуальном бою с барсом, а теперь… — Голос парня оказался низким, с хрипловатыми нотками. Да и внешность у него была весьма примечательная: на голове выбриты извилистые линии, вся грудь в странных татуировках. Меч у него отобрали, но, убедившись, что парень не торопится нападать, отозвали магию.

Старик подозвал нас с Триной.

— Теперь, когда все в сборе, я расскажу вам, что произошло. Меня зовут Том Лойсон, обращаться ко мне принято магистр Лойсон. Вы находитесь в Ниэле. Флорианская академия магии открыла экспериментальный набор студентов из других миров, и вы наши первые гости. После окончания обучения мы вернем вас в ваши миры, чтобы не нарушать баланс Спирали Тиррэя — нашей звездной системы.

Дружный вздох изумления послужил ответом.

— А если я не хочу учиться в этой вашей академии? — спросила я.

Наверное, сестрица сейчас прыгала бы от восторга, но я ничего подобного не испытывала — не хочу быть подопытным кроликом.

— Боюсь, как минимум на год вам придется задержаться, — пожал плечами магистр. — Раньше врата между мирами не откроются. Но советую вам не торопиться с решением. Возможно, вам понравится наша академия.

— А как же наши родные? — спросила Трина. Впрочем, по ее лицу было видно, что она воодушевлена. Хоть кому-то по душе случившееся. — Сигнал с чипа, вживленного под мою кожу, даст понять моим родителям, что я исчезла.

Я в удивлении вскинула брови. Похоже, Трина из какого-то высокоразвитого мира. Да она и выглядела так, словно явилась прямиком из фильма про будущее.

— Не беспокойтесь, Спираль Тиррэя обо всем позаботится. Она создаст соответствующие события, ваши близкие будут думать, что вы уехали учиться, и даже получать от вас послания.

Да уж, здорово! Все решили за меня! Я с таким трудом готовилась к экзаменам, и в результате все мои усилия насмарку. Почему-то это обстоятельство расстроило меня больше всего.

— У меня нет способностей к магии, — буркнул парень из нашей троицы. Он уже успокоился и больше не напоминал варвара. — Как я буду здесь учиться?

Хороший вопрос. Я с интересом взглянула на магистра.

— Исключено! Не будь у вас магических способностей, предметы вашего мира, связанные с волшебством, не отреагировали бы на вас!

— Значит, это письмо не случайно?

Парень с опаской посмотрел на свой меч — видимо, он и отправил его сюда.

— Да, это моя идея, — кивнул довольный собой старик. — Я решил, что для обучения в нашей академии нам нужны люди с воображением, увлекающиеся магией, даже не имея дара.

Выходит, у Кати его нет. Она первой касалась этого письма, но оно не перенесло ее в Ни… Как он там назвал мир? Ниэль?

— Ваши способности проявятся в ближайшие сутки. А пока что я предлагаю нам познакомиться.

— Трина Лин, мой мир называется Файрини, — с готовностью отозвалась девушка. — Наши технологии вполне успешно заменяют магию.

— Яна Гордеева, — вздохнула я. — Я живу на Земле. Магии у нас нет, за исключением каких-то шаманских обрядов, но я об этом ничего не знаю.

— Саимонин Аттуорисси, — назвался последний участник эксперимента, а я покачала головой, подивившись его имени. — Мой мир представляет собой разрозненные острова. У нас есть магия крови, но крайне слабая.

Магия крови? Я поежилась. Это вуду, что ли?

— Отлично! — воскликнул магистр Лойсон. Я не разделяла его радости. — Эксперимент будет очень интересным. Возможно, магия нашего мира подстроится под ваши особенности… — Он что-то забормотал себе под нос, но я ни слова не поняла. Словно очнувшись, добавил: — Сейчас вам нужно будет заселиться в общежитие и познакомиться с соседями. Занятия начнутся с завтрашнего утра.

Я обхватила плечи руками, силясь успокоиться. Слишком много всего свалилось на меня за последние полчаса. Академия, магия… Может, я все-таки сплю? Это бы легко объяснило все случившееся. Я с силой ущипнула себя за голое плечо и вскрикнула от боли. Увы, картинка не изменилась — я по-прежнему стояла в расписанном рунами зале. Только во взгляде магистра появилось опасение.

— Все-таки не сон, — выдохнула я.

Мне действительно придется учиться в академии магии.

ГЛАВА 2

В общежитие нас вел помощник магистра — светловолосый мужчина лет тридцати, назвавшийся мистером Райаном Кроном. Он был довольно симпатичным, высоким и плечистым, но все впечатление портила печать высокомерия на лице.

Трина расспрашивала его о распорядке в общежитии, но я едва слышала их, углубившись в раздумья. Жизнь только что перевернулась с ног на голову, и в мыслях царил настоящий бардак. Искоса я посмотрела на идущего рядом варвара. Он тоже выглядел потерянным. Парень крепко сжимал рукоять меча — похоже, ножны остались в его мире — и с опаской изучал все вокруг.

А посмотреть было на что: стены расписаны сверкающими знаками, над головами снуют странные ярко-желтые сгустки, щедро дающие свет, — похоже, местное освещение.

Выглянув в окно, я ойкнула — повсюду лежал снег. Он искрился в свете таких же шаров, развешанных на деревянных столбах. Интересно, скоро ли кончится здешняя зима? Я никогда не любила холод, но сейчас была рада видеть снег. Хоть что-то в моей картине мира не изменилось.

— …Студенты живут в отдельных комнатах? — донесся до меня деловитый голос Трины.

— В каждом блоке по четверо студентов, — терпеливо объяснял мистер Крон. — Ваши соседи уже знают о вашем прибытии и помогут освоиться.

Я поморщилась. И что это за блок такой? Надеюсь, комнаты у нас будут разные? Никогда не мечтала жить в общежитии.

— Мистер… Аттуорисси, — с трудом выговорил мистер Крон, обратившись к парню. — Мы не забрали ваш меч, но вы должны понимать, что ношение оружия запрещено на территории академии. Исключение — занятия по боевым искусствам и тренировочные залы.

Тот с сожалением кивнул. Интересно, он все еще не отошел от шока или в принципе немногословен? Глядя на его словно высеченное из камня лицо, я ставила на последнее.

— А вы не хотите проверить наше здоровье? — вдруг сорвалось с языка. Мистер Крон непонимающе вскинул брови, и я добавила: — Мы только что явились из других миров. А если мы чем-то больны? Или заразны? Инфекции наших миров могут быть губительны для вас.

По губам мистера Крона скользнула усмешка, а я почувствовала раздражение.

— Не беспокойтесь, мисс Гордеева, границы мира не пропустили бы ничего, что представляло бы опасность для Ниэля.

— То есть фейсконтроль мы прошли? — хмыкнула я.

Мистер Крон непонимающе нахмурился, а Трина хихикнула. Выходит, наши миры похожи больше, чем я думала.

— Мы пришли, — сухо известил мужчина. А он не из тех, кто любит посмеяться над собой.

Помощник остановился в просторном светлом коридоре. Трина покрутила головой и белозубо улыбнулась:

— И куда же нам?

— Ваши комнаты прямо по коридору — ищите дверь с табличкой «пятьсот тридцать три», — поджал губы помощник.

Он что, всерьез обиделся на нас? Я бросила взгляд на длинный коридор и пожала плечами. Сами справимся! Мистер Крон увел Саимонина — комнаты парней располагались этажом выше, — и мы с Триной остались вдвоем.

— Какой-то он нервный, — фыркнула та. — Идем, поищем наше новое жилье. Признаться, все выглядит довольно аутентичненько.

— А в твоем мире сплошной пластик и стекло? — спросила я.

— Сейчас в Файрини в моде металл, — хмыкнула та.

Удивительно, я разговаривала с девушкой из другого мира, но совершенно не ощущала этого. Надеюсь, остальные местные жители не такие обидчивые, как Крон.

Дверь под номером 533 обнаружилась в конце коридора. Но не успела я постучать, как та отворилась.

— Привет! Вы иномирянки? — с порога озадачила нас светловолосая девушка, одетая в блузу и длинную юбку.

— Да, — кивнула Трина. — Мы будем учиться с вами.

Секунда, и нас буквально втянули внутрь! И откуда в хрупкой девушке столько силы?

— Давайте знакомиться! — широко улыбнулась она. — Меня зовут Аманда Уилсон, но можете называть меня просто Эми.

Мы представились. Наша новая соседка старалась держать себя в руках, но я видела, с каким любопытством она рассматривает нашу одежду и лица.

— Твои волосы действительно зеленые? — не выдержала Эми. В ее голубых глазах плескался восторг, смешанный с восхищением.

— Нет, — покачала я головой. — Я покрасила их, мой цвет гораздо скучнее.

— Моя кожа действительно черная, — не дожидаясь вопроса, сказала Трина.

Эми, смутившись, поморщилась:

— Простите, я бываю несносна. Мой брат-близнец говорит, что я — сущее наказание, посланное ему Всевидящим. Вы еще познакомитесь с ним! С братом, в смысле. А почему вас никто не сопровождает? Все-таки это первый экспериментальный набор студентов из других миров. Вам должны были рассказать о магии и распорядке в академии.

Интересно, она всегда так тараторит или просто взволнована встречей? Впрочем, мне нравилась ее искренность.

— Мистер Крон решил, что у него есть дела поважнее, — пожала я плечами.

— Райан! Правда, он красавчик? — Взгляд Эми стал мечтательным, но она быстро взяла себя в руки. — Давайте я покажу вам ваши комнаты и расскажу все, что вам следует знать.

— Хорошая идея, — улыбнулась Трина. — Когда меня выдернули из моего мира, я как раз собиралась лечь спать. Ведь занятия начнутся уже утром?

Я поежилась. Я даже не успела примириться с мыслью о перемещении в другой мир!

— Да, первые лекции — общие у всего потока, но завтра нам всем выдадут расписание.

Всего в так называемом блоке располагалось четыре комнаты, каждая из которых предназначалась одной девушке. Эми предложила нам с Триной привести себя в порядок и чуть позже встретиться в гостиной.

Моя спальня оказалась довольно маленькой. Я огляделась, с трудом осознавая, что застряла здесь минимум на год. Обстановка скромная: узкая кровать, письменный стол, несколько книжных полок и шкаф для одежды. Окно, добавляя уюта, занавешивали ярко-синие шторы. Ни компьютера, ни других гаджетов… Как же я — дитя современного мира — выживу здесь? Я уже скучала по своему смартфону, рука так и тянулась сфотографировать балдахин у кровати или вид за окном.

Хорошо хоть с соседкой нам повезло! Эми расскажет об академии и обо всем, чего стоит ожидать. Пройдясь по комнате, я открыла дверцы шкафа и обнаружила, что он заполнен одеждой.

Платья. Сплошные платья!

Два ярко-желтых с воротничками и эмблемой на груди — похоже, это здешняя форма. Помимо этого, на вешалках висели два шерстяных платья и плащ. В ящиках нашлось белье, туфли и сапожки моего размера. Неужели все это устроил сам мир? Звучало жутковато.

Окинув скептическим взглядом гардероб, я предпочла остаться в джинсах. Подозреваю — ходить в них в академии мне не позволят, буду наслаждаться моментом!

Личной ванной не было, зато в углу притулилась крохотная раковина. Не знаю, каким образом здесь решили вопросы водоснабжения. Впрочем, глупый вопрос — магия же! Но вода из крана текла исправно. Я с удовольствием умылась, словно это простое движение могло меня успокоить. Подняв глаза и увидев свое отражение в зеркале, вздрогнула. Все-таки зря я поддалась порыву и покрасила волосы в зеленый! Если я сама себя пугаюсь…

Вдруг моей спины коснулся холодный порывистый ветер. Я резко обернулась, чувствуя, как кожа покрывается мурашками. Обернувшись, обнаружила, что комната пуста. Хлопнувшая створка окна заставила нервно рассмеяться. Это всего лишь ветер, а я уже вообразила невесть что! Сделав глубокий вдох, закрыла окно и направилась в гостиную, откуда уже раздавались голоса Трины и Аманды. Пора узнать, наконец, о магии!

В гостиной, совмещенной с небольшой кухней, помимо Аманды и Трины, сидела незнакомая мне девушка с каштаново-рыжеватыми волосами и россыпью веснушек на лице. Наверное, это последняя студентка из нашего блока.

— Знакомься, — улыбнулась Эми. — Это Рисса из Южной спальни.

— Южной? — Я вскинула брови.

— Окна ее комнаты выходят на Юг, — пояснила Эми. — Ты, к примеру, живешь в Северной. Кстати, зимой там довольно прохладно.

— А сейчас еще не зима? — удивилась я.

— Самое начало сентября, — покачала головой Рисса. — Академия располагается в столице, и места здесь суровые. Снег ложится в сентябре, а тает лишь в начале мая.

Мысленно я застонала. И почему меня не занесло в какое-нибудь курортное местечко?! Целый год придется кутаться в сто одежек и мерзнуть.

Пока я размышляла, Эми взмахнула рукой, и… чашка с чаем взмыла в воздух и опустилась прямо передо мной. Я вздрогнула, чувствуя небывалое волнение. Магия, настоящая магия! Одно дело читать книжки, другое — видеть ее так близко.

— Что? — непонимающе улыбнулась Аманда. — Это простейшая бытовая магия, она доступна каждому вне зависимости от стихии. Воздушная магия — мой первый и самый сильный дар, с огнем у меня отношения натянутые.

Наверное, на наших с Триной лицах было написано крайнее удивление, потому что соседка вздохнула и запустила пальцы в светлые волосы:

— Ладно, давайте по порядку. Мистер Крон должен был выдать вам брошюры с самыми важными сведениями… Попробую объяснить своими словами. Обычно маги в нашем мире владеют двумя дарами: первый открывается еще в детстве, а второй — ближе к совершеннолетию. Например, мой огонь прорвался всего пару недель назад, до этого я даже не знала, продолжу ли обучение в академии или отправлюсь домой. Первый дар изучают в течение десяти лет, на второй уходит два-три года.

— То есть под магией стихий ты подразумеваешь землю, воду, огонь и воздух? — уточнила Трина.

— Именно, — кивнула Эми. — Чуть реже встречаются стихии жизни и смерти. Из первых выходят лекари, а из вторых — некроманты. А сочетания стихий порождают различные отрасли — например, артефакторами традиционно становятся те, кто владеет землей и огнем, а менталисты — маги жизни и воздушники одновременно. Выбрав специализацию, маги учатся еще несколько лет в академии или в других учебных заведениях Ниэля.

Весьма занимательно… Получается, что дар определяет твою дальнейшую специализацию. И все-таки я не понимала, чего хотело добиться руководство академии? Магистр Лойсон сказал, что после обучения нас вернут домой. И зачем мне там артефакторика?

— Мой второй дар — некромантия, — вздохнула Рисса. — Я и с водой едва управляюсь, а тут еще она…

Некромантия… Рисса совсем не походила на человека, который сможет работать с зомби и прочей нежитью.

— Уверена, у тебя все получится, — решительно заявила Эми. — Обучению второму дару посвящено минимум два курса, ты справишься!

Девушка, поморщившись, промолчала, а я поняла, что этот разговор повторяется не впервые. Помимо воли меня охватил страх. Если у Риссы — жительницы этого мира — проблемы с освоением дара, то каково придется мне?

— Не переживай! — поспешила успокоить меня Эми. — Насколько я слышала, к вам приставят кураторов из преподавателей, которые будут заниматься с вами индивидуально, если потребуется.

Надеюсь, это будет не некто вроде Крона. Боюсь, тогда моя учеба завершится досрочно.

— Ладно. — Я потерла виски, вдруг почувствовав себя уставшей. — Магистр Лойсон сказал, что наша магия проявится в течение ближайших суток, но ничего такого я пока не ощущаю.

— Я тоже, — пожала плечами Трина. — Завтра спросим у нашего третьего — Саимонина — его Крон увел в мужское общежитие.

— Он будет жить в одном блоке с моим братом, — кивнула Эми. — У него как раз освободилось место — один из соседей так и не обрел второй дар.

Интересно, а какой дар будет у меня? Надеюсь, уйма просмотренных ужастиков не наложили отпечаток и мне не достанется некромантия! Одним глотком допив чай и стянув из вазочки последнее печенье, я поняла, что голодна.

— Эми, а где здесь столовая?

Закончив, я осеклась. Наверное, она уже закрыта — пока мы разговаривали, на улице стемнело окончательно.

Соседка фыркнула:

— Столовая есть, но там питаются лишь преподаватели и младшие. Мы готовим сами, потому что «академия должна подготовить к самостоятельной жизни».

Мысленно я застонала. Готовка меня преследует даже в другом мире!

— Но мы не умеем пользоваться вашими механизмами, — растерянно протянула Трина. Кажется, она тоже была не в восторге от этой новости. — Дома у меня был андроид, я понятия не имею, как люди готовят.

Рисса улыбнулась:

— Не беспокойтесь, я вам все покажу, это несложно — артефакты в плите и холодильном шкафу работают исправно.

— Рисса любит готовить, — тут же сдала подругу Эми, — но чтобы не нагружать ее, придется чередоваться.

Я вздохнула. Перспектива мучений на кухне расстроила меня куда больше, чем все остальное.

— Можно согреть еще чая? — предложила Трина, и вдруг ее чашка вспыхнула, превратившись в подобие костра. Я испуганно отшатнулась, пока чернокожая девушка ошарашенно взирала на дело своих рук.

— Поздравляю! — захлопала в ладоши Эми. — Твоя стихия — огонь!

— Разве мы не должны потушить пламя? — с опаской спросила я, мечтая об огнетушителе. Здесь же все деревянное! Загорится стол — и весь блок сгорит дотла!

— Не бойся. — Рисса дотронулась до моего локтя и указала на стену. — Видишь, охранная руна сверкает? Ими расписана вся академия, они не допустят, чтобы магия студентов причинила кому-то вред.

Это хорошая новость. Я оторвалась от спинки стула и посмотрела на чашку Трины. Огонь с каждой секундой становился слабее и наконец исчез.

— И что это было? Теперь всегда так будет? — спросила новоиспеченная магичка.

— Дар отозвался на твое желание, но вскоре ты научишься его контролировать, — пояснила Эми и тут же просияла. — Выходит, мы с тобой будем учиться вместе.

Трина счастливо улыбнулась, бросив неверящий взгляд на свою руку.

— Кстати, радужка твоих глаз изменилась — стала отливать фиолетовым, — добавила Рисса.

— Да, основная стихия мага отражается на его цвете глаз, — подтвердила Эми.

Я украдкой вздохнула. В себе я пока что не ощущала никаких признаков магии. Может, насчет меня мир все-таки ошибся? Мне следует вернуться домой? Удивительно, но эта мысль принесла разочарование.

Рисса выставила на стол новую вазочку с печеньем и остатки обеда — мясо с овощами. Поужинав, я поблагодарила соседок и сцедила зевок в ладошку. Несмотря на то что на Земле стоял день, а здесь прошло всего несколько часов, я чувствовала себя невероятно уставшей.

— Давайте-ка отправляться по постелям, — предложила Рисса. — Занятия начнутся ранним утром.

Убрав посуду, мы разошлись по комнатам. Упав на кровать, я вперила взгляд в потолок. На глаза навернулись слезы. Мне не верилось, что мама и сестра так далеко… Надеюсь, магистр Лойсон не обманул, и магия мира позаботится о них. Сердце сжалось от боли, едва я представила, как мама будет обзванивать морги и больницы и расклеивать листовки о моем исчезновении.

Подтянув ноги к груди, я забралась под одеяло и всхлипнула. Какое счастье, что нам с Триной в соседи достались именно Эми и Рисса. Кажется, мы в надежных руках. Но жаль, что рядом со мной нет Кати…

ГЛАВА 3

— Яна, просыпайся!

В дверь настойчиво постучали, и я открыла глаза, недоуменно уставившись в незнакомый потолок, и только несколько секунд спустя вспомнила все, что случилось накануне. Письмо, затащившее меня в другой мир, академия магии… Мне требовалось время на то, чтобы свыкнуться с новой жизнью, но как раз его у меня не было.

— Уже встаю! — хриплым со сна голосом отозвалась я.

Спать хотелось неимоверно, но я мужественно вылезла из-под одеяла. Оказывается, вчера я умудрилась заснуть прямо в майке и джинсах. Умывшись, взглянула на свое отражение. Новая модная прическа превратилась в черт-те что! Меня предупреждали, что боб-каре требует особой укладки, но теперь у меня нет ни фена, ни каких-либо средств! А учитывая, что я всласть поплакала перед сном… Скорчив себе рожицу, пригладила торчащие в разные стороны пряди и со вздохом вышла из комнаты.

В гостиной царило столпотворение: девчонки носились как угорелые. Эми пыталась одновременно позавтракать и заплести косу, а Трина, уже одетая в красное платье, жевала бутерброд. На ее плече висела коричневая сумка. Интересно, откуда она взяла ее?

— Доброе утро! — ослепительно улыбнулась Трина. — Мистер Крон все же расщедрился — наши вещи принесли рано утром.

Я рассеянно кивнула. Повинуясь жесту Эми, ко мне подлетела исходящая паром кружка с напитком, по запаху напоминающим кофе. Я подхватила ее за ручку и поблагодарила соседку. Еще пара таких фокусов, и я привыкну к воздушной магии Эми.

— Яна, первая лекция начнется через полчаса. Пей и собирайся.

Суетливость соседок окончательно прогнала сон, и я, поморщившись, несколькими глотками выпила кофе — слишком сладко. Похоже, Эми — сладкоежка под стать моей Катьке.

— Не забудь надеть форму — желтое платье! — напомнила Рисса. — Твой дар еще не раскрылся, потому факультет неизвестен.

Сама она была одета в черный наряд, видимо, положенный некромантам. Захватив присланные Кроном вещи, я вернулась в спальню. Обнаружив в ящике некое подобие зубной щетки, наскоро почистила зубы и переоделась.

— Яна! — раздалось за дверью, и я заторопилась. Положила в сумку несколько тетрадей и, бросив последний взгляд на свое отражение, вышла из комнаты.

Соседки едва не приплясывали на месте, ожидая меня. До лекции оставалось всего десять минут, и я почувствовала вину — утром я всегда медленно соображала и часто опаздывала в школу.

— Идемте!

Эми и Рисса решительно повели нас по коридорам. Сегодня они не были пусты: навстречу то и дело попадались девушки, пристально рассматривающие меня и Трину. Если внимание к ней привлекал цвет ее кожи, то ко мне — желтая форма. Ни у кого такой не было — похоже, так решили выделить иномирцев. От их взглядов меня внезапно замутило. Никогда не была робкой, а тут едва ли ноги не подкашивались. Несмотря на вчерашние разговоры с Эми и Риссой, мы почти ничего не узнали про саму академию!

Когда в одном из коридоров нам встретился растерянный Саимонин в компании светловолосого, похожего на Эми, парня, я обрадовалась. На варваре была надета желтая жилетка поверх белой рубашки и серые форменные брюки.

— Оливер! — улыбнулась Эми и помахала рукой.

— Вы почти опоздали, идемте! — Парень сдержанно кивнул нам, но в его карих глазах светилось любопытство. — Саймон, здесь налево.

Саймон?

— Мое имя сложное для местных, — объяснил иномирец. — Я не против, чтобы меня называли так.

Саимонин и Саймон. Действительно, похоже.

— Да идемте же! Познакомимся позже, — закатил глаза Оливер. — Если мы опоздаем, то магистр Уоллас будет брюзжать всю лекцию!

В отличие от болтливой Эми ее брат был куда серьезнее. Поправив сумку на плече, я шагнула вперед и вдруг уперлась в мужскую грудь. Ойкнув, подняла голову и встретилась взглядом с высоким черноволосым мужчиной лет тридцати. Его прищуренные светло-голубые глаза и сложенные на груди руки не сулили мне ничего хорошего. Судя по длинной мантии, он был преподавателем. Но откуда он тут взялся? Никого же не было на дороге!

— Мисс, вы так и продолжите на меня пялиться или все-таки соизволите пойти на лекцию?

От его едкого тона я мгновенно пришла в себя и торопливо сделала шаг назад.

— П-простите…

— Судя по цвету вашей формы, вы прибыли из другого мира. Не знаю, как принято у вас, а в Ниэле занятия посещают.

Я покраснела, но вскинула подбородок. И чего он так взъелся на меня?

— Простите, мистер.

Обогнув мужчину, перехватила сумку и отправилась догонять друзей. Возможно, я и вправду налетела на него, но разве это повод спускать на меня всех собак? Вот зуб даю — не любят его в академии!

— Ну и цвет, — пробормотал нахал вслед, но я запретила себе оборачиваться. Отличный цвет и прическа отличная! Если бы я не угодила в магический мир… Но и тут мне забыли выдать магию!

— Яна? — удивилась Эми, когда я догнала ее. Бросив взгляд за мою спину, она округлила глаза. — Ты столкнулась с Ридом?! Сочувствую.

— Хам этот ваш Рид!

— С тобой половина академии согласится, — посочувствовал мне Оливер. — У Мэтта Рида на редкость противный характер, но он весьма талантливый преподаватель. Он привык, что его все обходят стороной, вот вы и столкнулись.

— Красавчик, — прищурившись, промурлыкала Трина, а Эми фыркнула.

— Если ты проведешь в его компании хотя бы пару минут, то изменишь мнение.

— Ладно, — подняла я руки вверх. — Когда там начнется ваша лекция?

Словно в ответ на мои слова над головой пролетел пронзительно верещащий шар. Мне захотелось заткнуть уши, однако местные даже не вздрогнули.

— А это наш звонок, — развела руками Рисса. — Артефакторы постарались.

— Мы как раз пришли, — объявил Оливер и отворил дверь в аудиторию.

Помещение было заполнено народом, но место на кафедре пустовало. Едва мы вошли внутрь, как разговоры стихли. Все студенты уставились на меня, Трину и Саймона. Сидящая на первом ряду рыжеволосая девушка хмыкнула, и я кожей почувствовала ее неприязнь. И пары минут не прошло, а кто-то уже недоволен нашим появлением!

— Нужно сесть, пока не пришел преподаватель, — сказал Оливер.

Я послушно двинулась за остальными. Свободных мест почти не было, и мы поднялись на самый верх, заняв последние пару рядов.

— Почему те девушки так пялились на нас? — спросила я у сидящей рядом Риссы.

— Видишь ли, — замялась та, — не все обрадовались известию ректора о том, что будет набор студентов из других миров. Карен больше всех бесилась, когда узнала об этом. Обучение здесь стоит очень дорого, кто-то не может позволить себе этого, кто-то обрекает своих родственников на нищенское существование, а вам все досталось бесплатно.

Я нервно сглотнула и перевела взгляд на первый ряд. Карен о чем-то шепталась с подругами и активно жестикулировала. Сдается мне, они доставят нам еще немало неприятностей.

Я вытащила из сумки тетрадь и пошарила в поисках ручки. Лишь спустя несколько секунд до меня дошло: я и не подумала захватить чернильницу и перо. Что ж, сегодня я вряд ли сделаю какие-то записи.

В аудиторию размашисто вошла статная высокая женщина, полы ее мантии развевались в такт шагам.

— Это и есть магистр Уоллас? — с сомнением спросил Саймон.

— Нет, — покачал головой Оливер. — Это ректор Алисия Стоун.

— Поздравляю всех студентов Флорианской академии магии с новым учебным годом. — Она остановилась и обвела взглядом ряды, безошибочно отыскав меня, Трину и Саймона. — Как вы уже заметили, у нас несколько новеньких — проект магистра Лойсона претворился в жизнь. Очень надеюсь, что вы окажете нашим гостям теплый прием и поможете с освоением предметов. Если будут какие-то проблемы, обращайтесь напрямую ко мне.

В аудитории грянули аплодисменты, похоже, ректора здесь любили. Алисия повернулась к дверям, где послышались шаркающие шаги, и заговорщически улыбнулась:

— Пока магистр Уоллас не выгнал меня, скажу, что традиционный бал первокурсников состоится через неделю, в пятницу.

Первокурсники? Разве сюда не поступают еще детьми? Видимо, последнюю мысль я высказала вслух, потому что Рисса пояснила:

— Первокурсниками зовут и тех, кто только начинает изучать второй дар.

Интересно, иномирцы тоже пойдут на бал?

— Ректор Стоун?! — В аудиторию вошел старик, одетый в ярко-фиолетовую мантию. Остатки седых волос на его голове были напомажены, начищенные туфли сверкали. Такое ощущение, словно он явился на прием к королю.

— Уже ухожу! — улыбнулась Алисия.

Магистр Уоллас кашлянул и перевел взгляд на аудиторию.

— По традиции на первой лекции мы поговорим о возникновении магии в Ниэле…

По рядам прокатился дружный стон.

— Сколько можно?! — выдохнула Эми. — Каждый год одно и то же.

Я не обратила внимания на ее слова, пытаясь слушать преподавателя. Он перемежал свою речь пышными эпитетами, и смысл сказанного от меня ускользал.

— Можешь не стараться, — обернулся сидящий передо мной Оливер. — Уоллас придает вводной лекции слишком большое значение. Лучше прочти легенду в сборнике. Я слышал, что когда магистр преподает свой предмет — медитации на воздух, то с ним вполне можно иметь дело.

— Это хорошая новость, — кивнула я, рассматривая парня. У него были светлые, слегка вьющиеся волосы длиной до ушей и карие глаза. Выходит, он владеет магией земли?

— Зато теперь можно и поболтать. Меня зовут Оливер Уилсон. С моей сестрой ты уже познакомилась. На этом курсе я начинаю изучать свой второй дар — воду.

Мы с ребятами по очереди представились, и от меня не укрылся заинтересованный взгляд, которым Оливер одарил Трину. Чернокожая девушка определенно привлекала внимание остальных. Впрочем, как и я… Но за это нужно благодарить мои зеленые волосы! Удивительно, но никто больше не мог похвастаться экстравагантным видом. Похоже, академия — заведение консервативное. Или никто еще не изобрел краску для волос?

— Что вы думаете обо всем, что случилось? — спросила Рисса.

Я пожала плечами:

— Пока неясно, нужно изучить материалы, присланные Кроном. Я даже не знаю, что из себя представляет ваш мир! Есть ли у вас эльфы, драконы и вампиры…

— Нет, — фыркнул Оливер. — В Ниэле живут только люди.

Трина заметно поскучнела.

— Эх, а я так надеялась посмотреть… У нас в Файрини сейчас в моде вирта про вампиров, влюбленных в человеческую девушку!

— Вирта?

— Виртуальная реальность.

— У нас тоже такие популярны, — заговорил вдруг Саймон, и я удивленно уставилась на него.

— У тебя есть виртуальная реальность? — спросила Трина.

— Возможно, мое появление с мечом в руках ввело вас в заблуждение, но это был лишь ритуальный поединок с барсом. Экзамен, после которого моя семья признала бы меня взрослым, — усмехнулся Саймон. — Это давно устаревшая традиция, но она соблюдается уже не один век. А мой мир вполне развит, и вирты у нас в моде.

Пожалуй, это была самая длинная фраза, которую я слышала от варвара. Да и варваром я его, выходит, зря окрестила. Но как же это прозвище подходило к его внешности!

— Да что такое эти ваши «вирты»?! — не выдержала Эми.

— Это… — замялась Трина, — нечто вроде особой комнаты. Когда заходишь внутрь, то попадаешь в искусственно созданный мир.

— Кстати, о мире. Ваш мир, случайно, не находится на грани гибели? — спросила я у Оливера. — Может, у вас исчезает магия или война надвигается? Никого спасать не надо?

— Даже если и начнется война, то необученных магов к сражениям не допустят, — ответила вместо брата Эми. — Это в академии все стены расписаны защитными рунами, а в городе мы должны носить блокираторы, чтобы никому не навредить.

Что ж, это обнадеживало! Желания спасать чужой мир у меня не было. Меня вполне устроит тихая жизнь студентки. Вдруг краем глаза я заметила длинную тень и, повернувшись, успела увидеть какое-то движение под потолком.

— Ты видела? — спросила я Риссу, однако она недоуменно покачала головой.

Я с досадой потерла виски. Не понимаю, что со мной происходит! Дело в нервном напряжении? Или это обычное явление для академии и местные привыкли к нему? Мои размышления прервал раскатистый звонок. Магистр Уоллас разочарованно выдохнул:

— К сожалению, наше время подошло к концу. На выходе каждый из вас получит индивидуальное расписание.

Что имел в виду преподаватель, я поняла, когда первые студенты потянулись к двери. Стоило им миновать ее, как в их руках появлялись листы бумаги.

Толкаться мы не стали, и я с любопытством ждала своей очереди. Наконец-то я узнаю, чему учат в этой академии!

Однако, увидев свое расписание, озадаченно нахмурилась. Лист бумаги был практически пуст. Одна-единственная строчка — уже посещенная вводная лекция. Мое разочарование не укрылось от остальных, потому что Эми скорчила жалостливую мордашку:

— Наверное, занятий нет из-за того, что твой дар все еще не проявился.

— Тогда я буду бездельничать. — За улыбкой я скрыла досаду.

Вскоре все, включая Трину, разбрелись по аудиториям, и в коридоре остались лишь мы с Саймоном. Но вдруг за спиной раздался издевательский голос:

— Наши цыплятки отбились от мамы-квочки?

Обернувшись, я увидела Карен — девушку с первого ряда. Ее губы были изогнуты в надменной ухмылке, синего цвета глаза посылали молнии.

Цыплятки? Это она так о нашей форме отозвалась? Невольно я хмыкнула. Она в своем уме? Обзывать цыпленком такого, как Саймон! Лично я бы поостереглась лезть на рожон.

— О, наверное, все дело в том, что магия у вас так и не появилась. Какая жалость! — Карен перекинула рыжие волосы за спину и сложила руки на груди.

Ее слова уязвили не только меня, но и Саймона. Парень сжал руки в кулаки, но промолчал.

— Не твое дело! — фыркнула я. Попыталась обойти девушку, однако она перегородила дорогу.

— Из-за вас набор в академию сократили на три человека! — буквально выплюнула та. — Мой брат не сумел поступить, но если вы отправитесь домой, то у него будет шанс.

Внутри все вскипело от возмущения. Меня выдернули из дома, из моей привычной и распланированной жизни, толком не ввели в курс дела и бросили на растерзание студентам!

— Да на здоровье! — Мой голос звенел от гнева.

— Яна! — позвал меня Саймон, но я едва услышала его.

— Можно подумать, я мечтала учиться в вашей академии!

— Твои руки светятся!

Что? Замолчав, я опустила взгляд и ойкнула. Мои ладони переливались ярко-синим цветом. Дар! У меня все-таки проснулся дар! Руны на стенах вспыхнули ярче.

— О нет! — расстроилась Карен, а я ухмыльнулась. Кажется, именно злость разбудила мою магию. Выходит, мне даже стоит поблагодарить девушку!

Я сложила ладони лодочкой, и внутри заплескалась вода. Словно завороженная, я залюбовалась ее переливами. Она же взялась просто ниоткуда! Я видела магию Эми, но до последнего не верила, что тоже стану магом.

— Ненавижу тебя! — выплюнула Карен и, развернувшись на каблуках, убежала.

Саймон грустно улыбнулся:

— Поздравляю.

ГЛАВА 4

Я в растерянности остановилась. И что же мне делать? Наверное, нужно отправиться на занятия? Словно в ответ на мои мысли от стены отделился лист бумаги и спланировал прямо мне в руки. Расписание! С трепетом я перевернула его и вчиталась в аккуратные строки. Почти везде значилась Базовая медитация, перемеженная редкими вкраплениями Истории магии и Рунной грамоты.

Никогда прежде не пробовала медитировать, но, пожалуй, это лучше, чем какая-нибудь нумерология местного разлива. Вот и следующим занятием стояла как раз медитация. Строчка мигала, словно сигнализируя, что я опаздываю.

Я прикусила губу и посмотрела на Саймона. Бросать друга в одиночестве не хотелось.

— Иди-иди, — он правильно понял мой взгляд, — я не пропаду, вернусь в общежитие. Внизу тренировочный зал, мне будет чем заняться.

И почему Саймон показался мне варваром? Да, бритая голова и косая сажень в плечах заставили насторожиться, но он же — душка!

— Тогда я побежала.

Я и так опаздывала — звонок был несколько минут назад, в разгар выступления Карен. К счастью, к расписанию прилагалась карта замка с размеченными классами и лестницами. Мне нужна была аудитория под номером В201.

Приглядевшись, я не сразу поняла, что она слегка подсвечивается, а мое местоположение обозначено дрожащей точкой. Я сделала пару шагов — точка тоже продвинулась вперед. Ух ты, магический навигатор! Это весьма кстати! Я не сумела запомнить даже дорогу до общежития — здешние коридоры и винтовые лестницы сбивали меня с толку.

Спустя семь минут — рекордный срок! — я наконец нашла нужную аудиторию. Запыхавшись, остановилась перед дверью и пригладила волосы. Из комнаты доносился спокойный голос преподавателя и… журчание воды. Я замерла в смущении. Наверное, все же стоит подождать следующей лекции. Мало ли как здесь относятся к опозданиям?

Принять решение не успела, дверь вдруг распахнулась прямо перед моим носом, а на пороге застыл разгневанный Рид. Ой-ой! Тот самый преподаватель, с которым я столкнулась в коридоре.

— И долго вы будете тут стоять и мешать медитировать? Проходите уж, если соблаговолили явиться на занятие!

Я почувствовала, что краснею, и вздернула подбородок.

— Я не виновата! Мой дар только что проявился.

— Конечно, следующего занятия это подождать не могло…

В тот момент, когда я уже собиралась плюнуть на все и уйти, Рид посторонился и пропустил меня внутрь. Сжав зубы, чтобы ненароком не ляпнуть что-нибудь нелицеприятное, я прошла вперед и озадаченно осмотрелась.

Столов здесь не было, каждый из десятка студентов сидел на… кувшинке, окруженной крошечным озерцом.

— Перестаньте глазеть и займите свободное место! — рявкнул Рид, и я, вжав голову в плечи, направилась в конец аудитории. Там нашлась одна незанятая кувшинка, однако она плавала в воде. Вряд ли я смогу допрыгнуть до нее! Особенно в платье. Не хватало еще рухнуть в воду на глазах у всех.

Пока я, замявшись, размышляла над тем, что делать, меня тихо окликнул Оливер. Какое счастье, что он тоже маг воды! Он кивнул на едва заметный выступ на полу. Едва я нажала на него, как кувшинка подплыла ближе. Ух ты, внутри даже есть небольшое углубление! Не придется сверкать голыми коленками.

— Продолжим. — Рид принялся прохаживаться по аудитории, и я поспешно зажмурилась. Преподаватель остановился передо мной. Даже сквозь сомкнутые веки я чувствовала его недружелюбный взгляд. И чего он так взъелся на меня? — Вы здесь потому, что у вас проснулась магия воды. Да, вы все — практически все — уже развивали свой первый дар, но теперь весь путь придется пройти сначала.

Я тихонько выдохнула. У меня-то никакого опыта медитаций не было. Я уже чувствовала, как затекли ноги.

— …Медитация — это то, чем вам придется заниматься днями напролет. Она поможет раскрыть ваш потенциал, научит держать дар под контролем. К общим заклинаниям мы перейдем через месяц, когда ваша связь окрепнет.

Какая еще связь? С даром? Кажется, сейчас я бы предпочла попасть в Хогвартс. Там есть волшебные палочки и не требуются никакие медитации!

Не выдержав, я открыла глаза. Рид, стоя вполоборота ко мне, вещал. Одна его лекция может отправить в транс! Зато у меня появилась возможность как следует рассмотреть преподавателя. Его волосы были черными, а на висках серебрилась седина. Твердый подбородок покрывала едва заметная щетина, светло-голубые глаза смотрели прямо. К тому же мужчина был довольно высок и широкоплеч. Наверное, если бы не мерзкий характер, за ним увивались бы все студентки академии!

Осознав, что Рид замолчал, я поспешно отвернулась, ругая себя за неуместное любопытство. Какое мне дело до его внешности? Лучше вообще держаться от него подальше. Мне и без того есть чем заняться. Нужно за месяц освоить медитацию, чтобы после перейти к общим заклинаниям, что бы это ни было. Если я отстану, то догнать сокурсников будет сложнее.

Строго говоря, никто не вынуждал меня учиться на отлично. Мне всего лишь нужно прожить здесь год, пока не откроются врата на Землю. Ну или как это у них работает? Но сдаваться не в моих правилах. И если уж меня занесло сюда, то я должна стать лучшей!

Сделав глубокий вдох, я сосредоточилась на словах Рида и приступила к медитации. Сперва нужно было осознать, что дар живет внутри меня. Чтобы обратиться к нему, я должна придумать ему обличие. Логичнее всего выбрать что-то, связанное с водой. Реку, водопад, озеро… Нужно было вообразить его во всех подробностях и удержать перед мысленным взором в течение получаса.

Однако это оказалось гораздо труднее, чем я полагала. Что бы я ни представила, картинка рассыпалась! Откинув прядь волос со лба, закусила губу, пытаясь припомнить каждую деталь озера. Илистое дно, прикосновение к которому заставляло меня фыркать, несколько плакучих ив на самом берегу… Когда отец был жив, мы часто купались там. Только я, отец и Катя. Мама с нами не ходила, она вообще побаивалась открытой воды… Однако картинка все время рассыпалась, а озеро рябило, словно старый телевизор.

Мои размышления прервал звонок, и я едва слышно выдохнула. Наконец-то!

— Кое-кто из вас сумел найти общий язык со своим даром, — уголком губ улыбнулся Рид. Он все-таки умеет улыбаться! Однако, заметив, кто удостоился похвалы, я сникла. Карен! Я так надеялась, что она на другом факультете.

Все тело занемело, и из кувшинки я вылезла с помощью Оливера, кряхтя, как древняя старуха.

— Как успехи? — спросил парень.

— Лучше не спрашивай, — мрачно отмахнулась я.

* * *

Когда мы вместе с Оливером покинули аудиторию, я облегченно выдохнула:

— Кажется, я понимаю, почему Рида так не любят.

— С этим сложно поспорить. У него даже прозвище есть — Василиск! Как глянет своими глазищами, так замираешь, будто вкопанный, — поежился Оливер.

Василиск… Да, ему подходит. Невольно я прыснула со смеху. Письмо переместило меня не в Хогвартс, но и тут есть свой Василиск!

Мы зашагали к лестнице, и Оливер добавил:

— Но его студенты всегда одни из лучших. Поговаривают, он давно мог получить мастера — опыт и сила дара позволяют.

— Мастера? — переспросила я.

— Мастер и магистр — ранги среди магов. Каждый из них имеет несколько уровней. Однако Рид до сих пор простой преподаватель. Не понимаю, чего он ждет?

— Может, он предан своему делу и не нуждается в этих ваших рангах? — усмехнулась я.

Впрочем, Василиск не слишком походил на человека, любящего преподавать. Судя по его лицу и муке в голосе, общение со студентами причиняло ему искреннюю боль.

Покачав головой, я выбросила Рида из головы и подумала о куда более насущных вопросах. Например — библиотека. Разве нам не положено получить учебники? Этот вопрос я и задала Оливеру, но тот отмахнулся:

— Нет, в ближайший месяц нас ждут лишь медитации и лекции преподавателей. Кстати, наш библиотекарь довольно мрачный тип, не надейся, что он поможет с выбором литературы.

Пожалуй, это обстоятельство даже радовало. Обойдусь пока без учебников, чувствую, мне и с медитацией проблем хватит! Но куда же так уверенно идет Оливер?

— Какое занятие следующее?

— Сперва мы заскочим в общежитие, у нас есть полчаса на обед, — покачал головой парень. — Медитация всегда отнимает много сил.

Мысленно я застонала. Надеюсь, у Риссы и Эми осталась еще какая-то еда. Вершина моего кулинарного таланта — закинуть мясо в мультиварку, но здесь вряд ли водятся подобные девайсы.

— Мой сосед с факультета жизни обожает готовить — наш холодильный шкаф забит едой, — сказал Оливер. — Можем пообедать у меня, Эми часто так делает. Саймона и Трину тоже позовем.

Я улыбнулась, и под моим взглядом парень покраснел.

— Она понравилась тебе?

Я ожидала, что Оливер начнет отпираться, однако он кивнул:

— Возможно. Хочу узнать ее поближе.

— И тебя не смущает цвет ее кожи? В моем мире это нормально, но в академии я не встретила ни одного чернокожего.

— Ну, я же общаюсь с тобой! — передразнил меня Оливер. — А у тебя зеленые волосы и весьма странная прическа.

Я рассмеялась:

— Убедил!

Я пыталась запомнить дорогу к общежитиям, однако глаза разбегались. Коридоры заполнились студентами, спешащими на разные занятия. Кто-то бормотал себе под нос, кто-то колдовал прямо здесь, заставляя остальных шарахаться в сторону. Руны, начертанные на стенах, защищали, но сложно остаться равнодушным, когда в тебя летит комок огня. Настоящий бедлам! Однако было во всем этом что-то… особенное. И мне нравилось чувствовать себя частью всего этого.

Прорвавшись сквозь толпу, мы с Оливером добрались до длинной лестницы. Кажется, я вспомнила дорогу! Сейчас спустимся вниз и нырнем в правый коридор. Но все-таки нужно попросить кого-нибудь устроить экскурсию по академии. Мне тут еще целый год учиться.

Едва я шагнула на ступеньку, как моего затылка коснулся порыв холодного ветра. Я поежилась и обернулась, успев заметить размытую серую тень. Меня пробрала дрожь, и я оцепенела от ужаса.

— Ты видел? — шепотом спросила я.

Оливер непонимающе нахмурился:

— Ты о чем?

Ответить не успела: тень появилась рядом со мной, и теперь мне послышалось тихое шипение, в котором чувствовалась угроза. Что бы это ни было, оно опасно! Я шарахнулась назад и потеряла равновесие. Оливер ухватил меня за локоть и помог удержаться на ногах.

— Яна, что случилось?

Тень снова принялась кружить вокруг, и все мое тело задеревенело от страха. Я ощущала его взгляд на себе: изучающий и… жадный! Нужно было все рассказать Оливеру, но дар речи покинул меня.

Резкий свист — и тень зависла напротив меня. Красные глаза, почти отсутствующий нос и круглый рот-присоска. Я заорала от ужаса, а в следующее мгновение существо прошло прямо сквозь меня. От пронзившей меня боли я пошатнулась, нога подвернулась, и я кубарем полетела вниз.

Удар, еще удар. Колено хрустнуло, а я с каждой секундой набирала скорость. Очередное столкновение затылка со ступенькой заставило меня глухо застонать и зажмуриться в ожидании неминуемого. Я вскинула руки в попытке защитить голову. Вдруг в груди появилось странное чувство, словно кто-то щекотал меня перышком изнутри. Меня как будто приподняло, а после я мягко приземлилась на пол и осознала, что лестница кончилась. По залу прокатился ветер: захлопали створки окон, картины попадали со стен.

Послышались встревоженные крики, меня обступили люди. Я скосила глаза набок и, увидев вывернутую под неестественным углом ногу, всхлипнула. До чего же больно!

— Разойдитесь! — раздалось сверху, и толпа схлынула. На колени передо мной опустился Рид. — Лекари вот-вот прибудут, потерпи еще немного! Ты молодец! Если бы не твой пробудившийся дар воздуха, смягчивший падение, все могло кончиться иначе.

— Мой дар? — прохрипела я.

— А кто устроил все это? — усмехнулся Рид.

Я хотела ответить, но в этот момент явились лекари. Мужчина в снежно-белой мантии вскинул руки, и с его пальцев сорвалось заклинание, похожее на невесомую паутинку. Наверное, местное обезболивающее — боль наконец-то стихла, и я провалилась в блаженный сон.


Очнулась я на узкой койке. Снежно-белый потолок, аскетичная обстановка и неповторимый запах — я узнаю больницу даже в другом мире! Едва пошевелилась, как рядом возникла женщина, одетая в форменное голубое платье.

— Мисс Гордеева, как вы себя чувствуете?

— Не знаю, — прохрипела я. — Можно воды?

Сестра, как я мысленно обозвала ее, с готовностью поднесла мне стакан и помогла напиться. Потом взбила подушки и устроила меня поудобнее.

— Что со мной?

Я не чувствовала боли, но моя нога была жестко зафиксирована, а затылок слегка покалывало. Дышать тоже было тяжело.

— Вы находитесь в лазарете при академии. У вас сломаны правая нога и два ребра. Помимо этого множество ушибов и сотрясение мозга. Прежде чем лекари погрузят вас в магический сон, ректор хотела бы задать вам несколько вопросов.

— Что такое магический сон?

— Особое лекарское заклинание, — охотно пояснила медсестра. — Оно пробудит скрытые ресурсы организма и залечит ваши раны.

— Что, и сломанная нога срастется? — удивилась я.

— Именно, — снисходительно улыбнулась та.

— Ладно, — кивнула я, вновь откинувшись на подушки. — Я встречусь с ректором.

Мне и самой хотелось разобраться в том, что случилось. Я же не сошла с ума? Я действительно видела то существо!

Ректор явилась в компании Рида. Если у Алисии вид был обеспокоенный, то лицо мужчины не выражало никаких эмоций. Следом за ними в палату вошел мистер Крон и, скользнув брезгливым взглядом по мне, остановился у двери.

ГЛАВА 5

Мэтт Рид


Когда Крон узнал о несчастном случае с иномирянкой, то переменился в лице и даже выронил сэндвич. Вообще-то заботу о гостях поручили именно ему и магистру Лойсону. На последнего надеяться не стоило: его интересовали исключительно сама магия и сомнительные эксперименты — люди ему до лампочки.

— Упала с лестницы?! — вскочил со стула Крон. — Она ж-жива?

И думать нечего — его волнует лишь собственная шкура, а не жизнь девушки.

— Твое счастье, что у нее открылся дар воздуха. Как минимум сломала ногу, но жива.

Райан облегченно выдохнул и поднял сэндвич, уже забыв о Гордеевой. Я усмехнулся: другого от него и не ожидал.

— Сейчас она в лазарете. Это если ты хочешь навестить ее.

— Конечно, — кивнул тот.

Я заглядывать к девчонке не собирался, и без того потратил уйму времени. Шел в лабораторию и стал свидетелем ее падения. Мимо пройти не смог — кучка ошарашенных подростков даже не сообразила вызвать лекарей. И все-таки вела она себя странно. Зачем крутиться, стоя на самом верху лестницы? Так ведь и шею свернуть недолго! Я успел подстраховать ее, но ее собственный дар справился лучше.

В правом виске кольнуло, но я привычно отправил его в дальний уголок сознания. Будет он мне еще нотации читать! Я и так слишком много вожусь с этой зеленоволосой девицей.

Однако едва я коснулся ручки двери, как на стене вспыхнула руна, следом загорелось еще несколько. Прочитав послание, я поморщился.

— Заканчивай обедать, Крон, — мрачно отозвался я. — Нас вызывает Алисия.

Встретились мы в холле лазарета, там же нас ждал и Оливер Уилсон — студент, в присутствии которого и произошел несчастный случай. Он мерил шагами комнату, то и дело поглядывая на дверь палаты.

— Здравствуйте, Оливер, — сказала Алисия, когда все были в сборе. — Расскажите, что случилось? Почему мисс Гордеева упала?

Парень растерянно взъерошил светлые волосы.

— Не знаю… Все было нормально! А потом Яна вдруг остановилась как вкопанная и спросила: «Ты видел?», — но что она имела в виду, я так и не понял. Почти сразу она вскрикнула и упала. Я даже подхватить ее не успел.

— А как она вела себя до этого?

— Как обычно. — Оливер почему-то бросил короткий взгляд на меня и пожал плечами.

— Спасибо, можете идти, — нахмурилась Алисия и, заметив, что парень не торопится уходить, добавила: — Идите, у вас еще занятия! Лекари все равно погрузят мисс Гордееву в магический сон.

Когда Оливер нехотя ушел, она посмотрела на меня:

— Что думаешь, Мэтт? Что это могло быть?

— А я откуда знаю? — изумился я. — Я изначально выступал против этой идеи. Ни к чему было трогать Спираль Тиррэя и тащить студентов из других миров. Это же не игрушки!

— Тебе, кроме твоей лаборатории, ничего не надо! — не выдержал Райан. Именно он оббивал пороги всех инстанций и пропихивал идею старика.

— Мой проект хотя бы действительно полезен.

— Только не работает! — фыркнул Крон, а я почувствовал раздражение. Да, гораздо проще упасть на хвост к полубезумному старику, чем создать что-то свое.

— Хватит! — рявкнула Алисия и грозно сверкнула глазами. — Уймитесь уже и поговорите с девушкой! Нужно выяснить, что именно с ней случилось.

Я скривился. Теперь мне не отвертеться, плакала моя лаборатория. Обеденный перерыв уже почти кончился!

— Идемте, — проворчал я.

Бледная девушка, лежащая на белой больничной койке, выглядела уставшей. Даже ядреный цвет ее волос не оживлял картину.

— Как вы себя чувствуете? — мягко спросила Алисия, усаживаясь на край кровати.

— Пока что ничего не болит. Это какое-то обезболивающее заклинание?

— Именно, — кивнула ректор. — Расскажите, что произошло. Почему вы упали?

Гордеева метнула на меня осторожный взгляд, и я отошел к окну, чтобы не смущать ее своим присутствием. Похоже, ей уже сообщили о моей славе злобного преподавателя. Тем лучше. Крон же топтался у дверей, явно мечтая сбежать отсюда.

— Возможно, это прозвучит странно… Я увидела какое-то существо. Оно напугало меня, я оступилась и рухнула вниз.

Девчонка опустила взгляд и вцепилась в простыню, явно переживая все случившееся заново. Кажется, она не врет.

— И на кого оно было похоже? — спросила Алисия.

Иномирянка подняла глаза и тихо сказала:

— На очень злобного призрака. В вашем мире существуют призраки?

Я вздрогнул и неверяще уставился на девушку.

ГЛАВА 6

Яна Гордеева


Договорив, я замерла, надеясь, что сейчас ректор воскликнет: «Ах, призраки! Конечно, они существуют! Ты не сошла с ума», — однако Алисия замялась и посмотрела на меня каким-то новым взглядом. Прикидывала, где у них в академии комната с мягкими стенами?

— Мисс Гордеева… Яна? Я могу называть тебя так?

— Конечно, — кивнула я.

— Призраки в Ниэле… существуют, но в виде некой субстанции, чьего-то незримого присутствия. Обычно их ощущают некроманты или лекари, они ближе остальных стоят к границе между мертвыми и живыми. Но даже они, как правило, чувствуют только тех, с кем их связывали близкие отношения или кровная связь.

Мое сердце оборвалось. Что же тогда я видела? А если оно вернется? Я бы не хотела еще раз столкнуться с этой тварью, у меня до сих пор мурашки бегают!

— В вашем мире у меня точно нет ни родственников, ни умерших друзей.

— Столь же странно и то, что ты рассмотрела лицо призрака. Я ни разу не слышала, чтобы они воплощались настолько детально.

Алисия обернулась к Риду, словно ожидая его поддержки, но тот замер истуканом.

— И что же это значит? — не выдержала я.

— Возможно, в тебе откроется еще и дар некромантии. Или стихия жизни, — предположила Алисия.

Мысленно я застонала, вдруг вспомнив про дар воздуха. Нет, я, конечно, благодарна ему за свое спасение, но ведь его придется развивать! А значит, медитаций станет в два раза больше. Мне только некромантии не хватало!

— А меня точно нельзя вернуть домой? Там меня никакие призраки не преследовали.

— Врата откроются не раньше чем через год, — вступил в разговор Крон. — Магистр Лойсон обещал, что все пройдет как по маслу.

Которое разлила Аннушка? Я удержалась от смешка — желания объяснять, что это за Аннушка, не было.

— Отдыхай, Яна, — поднялась Алисия. — Магический сон поставит тебя на ноги, и мы обязательно во всем разберемся. Только постарайся больше не падать с лестницы.

Я усмехнулась:

— Мне не понравилось, больше не хочу.

— Боюсь, вам будет некогда, — улыбнувшись, снова встрял Крон. — Магистр Лойсон настраивал Спираль Тиррэя особым образом, чтобы у студентов из других миров проявился лишь самый сильный дар. Но, видимо, стрессовая ситуация послужила катализатором, и теперь у вас их два. Обучение владению сразу двумя стихиями будет трудным.

А когда было легко? На секунду мне даже стало жаль, что здешние лекари умеют залечивать переломы так быстро. Я бы с удовольствием повалялась месяцок в лазарете!

— К слову, о твоей магии! — улыбнулась Алисия. — Раз уж в тебе пробудились одновременно вода и воздух, то твоим куратором станет мистер Мэтт Рид.

Я ойкнула и с ужасом уставилась на него. Мужчина, ошарашенный не меньше меня, возмутился:

— Какой еще куратор? Я не собираюсь никого курировать, у меня полно работы!

Алисия вскинула бровь:

— Мэтт! Сейчас я говорю как ректор академии. Лучше тебя с этим никто не справится, у тебя такие же стихии. А девочке и так досталось!

Рид плотно сжал губы и нахмурился. Крылья его носа трепетали, светлые глаза обжигали холодом. Мысленно я поежилась — не хотела бы я стать объектом его гнева. Хотя о чем это я? Именно на меня и будет направлен его гнев, если Алисия переупрямит его.

— Хорошо! — наконец выплюнул Рид и посмотрел на меня: — Первое занятие состоится завтра вечером в моем кабинете. Семь часов. И не вздумай опоздать.

— Но ведь Яна едва очнется от магического сна! — укоризненно покачала головой ректор.

— Ты хочешь, чтобы куратором стал кто-то другой? — с готовностью отозвался Рид.

Алисия промолчала. Не дождавшись ответа, мой новоиспеченный куратор быстро вышел из палаты. Я ожидала, что он хлопнет дверью, однако мужчина бережно прикрыл ее. И я буквально кожей почувствовала, сколько ярости в этом сдержанном действии.

— Может, не надо?! — вырвалось у меня.

Ректор повернулась ко мне:

— Послушай, характер у него, конечно, не сахар, но, кроме него, вряд ли кто-то поможет тебе. Развивать два дара одновременно невероятно сложно, а Рид уже проходил через это. Уже завтра он оттает, вот увидишь!

Я крайне сомневалась в этом, но спорить не стала. Если уж Рид не сумел переубедить Алисию, то мне точно ничего не светит.

— Ладно, — вздохнула я.

— Я позову лекарей. Они погрузят тебя в магический сон.

Признаться честно, я ожидала, что мне сделают укол и усыпят чем-то вроде местной анестезии. Однако вместе с медсестрой в палату вошли двое мужчин в белых мантиях. Я с опаской подтянула одеяло к груди. Идея оставить кости сращиваться естественным путем казалась все более привлекательной.

— Не бойтесь, мисс Гордеева, — заговорил один из лекарей. — Магический сон — абсолютно безопасная процедура. В Ниэле она практикуется уже не одну сотню лет.

В голову лезла всякая чушь про ГМО, изменяющие структуру ДНК. Вдруг в случае со мной, выросшей на кока-коле и бутербродах, что-то пойдет не так?

— Вы уверены, что на меня магический сон воздействует так же? Я все-таки из другого мира.

По лицу лекаря скользнуло мимолетное сомнение, но он все-таки сказал:

— Вам не о чем беспокоиться.

Ну что ж, придется довериться профессионалам. Должны же они знать, что делают!

Сестра помогла мне раздеться. Оказывается, для процедуры необходимо быть обнаженной. Я мысленно уговаривала себя не краснеть. Однако опасалась я зря — в глазах лекарей не было ни капли мужского интереса.

Встав по обе стороны от меня, они сосредоточились на чем-то, недоступном моим глазам. Спустя несколько минут один из них пошевелил рукой. С его пальцев слетела тонкая паутинка заклинания. Она покружилась вокруг меня, а потом невесомо опустилась на кожу, даря ощущение прохлады.

Тем временем в движение пришел второй лекарь. С каждой секундой плетений становилось все больше, они окутали меня покрывалом, и глаза закрылись сами собой. Тело обмякло, и я провалилась в сон.

* * *

Как ни странно, пробуждение обошлось без спецэффектов. Я открыла глаза и уставилась в потолок. Но ощущения были ужасными — все тело болело. Можно подумать, я не спала, а разгружала фуры! Разве магический сон не должен восстанавливать силы?

Судя по ранним сумеркам за окном, я проспала больше двенадцати часов. Ничего себе! Кряхтя и мысленно ругаясь, выползла из-под одеяла. Каждое движение давалось с трудом. Зато нога была в полном порядке и затылок больше не болел. На тумбочке возле кровати нашлось свежее платье, и я поспешно оделась.

Волосы упали на грудь, и я машинально откинула их за спину. Погодите-ка… Откуда? У меня же каре! Забыв про слабость, я бросилась в крохотную ванную. Найдя там зеркало, в изумлении уставилась на свое отражение.

Каштановые! У меня снова каштановые волосы длиной до середины спины. Как будто я и не ходила ни в какой салон красоты! Интересно, до каких глубин ресурсов организма достучались маги? Хорошо хоть хвост не вырос! Обидно! Я только-только привыкла к зеленому… А сколько денег пущено на ветер…

Но это оказалось не единственным потрясением. Присмотревшись, я поняла, что у меня изменился цвет глаз. Вместо родного серого один глаз стал ярко-синим, а второй — светло-голубым. Это что еще за ерунда?

Впрочем, почти сразу у меня появилось предположение. Наверняка все из-за пробудившейся магии. Эми говорила, что наиболее сильный дар определяет цвет глаз. А что у меня? Они оба одинаково сильные или просто открылись одновременно?

Придется привыкать к новой себе… Вздохнув, я выкрутила кран и подставила ладони под струю воды. Нужно умыться. Видочек у меня!.. Краше в гроб кладут. Жаловаться глупо — от падения с лестницы не осталось и следа. Но лицо выглядело изможденным: под глазами залегли тени, губы потрескались. Не так-то просто кости сращивать!

Внезапно струя воды брызнула мне в глаза, заставив вздрогнуть от неожиданности. Откашлявшись, я всплеснула руками, и стоящая на полочке мыльница улетела в сторону. Полотенце затрепетало, словно в комнате свирепствовал ветер, а я вдруг поняла, что исходит он от меня.

— Довольно! — крикнула я, и все кончилось. Струя воды вернулась на место, ветер стих.

Это сделала я? Оба моих дара словно сошли с ума!

Вздохнув, я передумала умываться и вернулась в палату. Короткая прогулка и выходка стихий дались мне с трудом. Стоило присесть на кровать, как дверь отворилась и внутрь вошла вчерашняя сестра. Увидев меня, она изменилась в лице.

— Мисс Гордеева! Вы уже проснулись? Как самочувствие?

Я пожала плечами:

— Кажется, все в порядке. Не считая того, что ко мне вернулся мой прошлый цвет волос.

— Удивительный побочный эффект, никогда такого не видела! Надеюсь, вы не слишком расстроены этим?

Я вздохнула. Расстраивайся — не расстраивайся… Впрочем, есть и плюсы. Теперь на меня не будут оборачиваться в коридорах.

— Я переживу. Кстати, моя усталость тоже побочный эффект магического сна? Вечером у меня занятие с куратором, и прогуливать нельзя.

Сестра поджала губы:

— Я бы не рекомендовала вам нагружать себя. Сейчас вам нужен сытный ужин и отдых.

Стоило подумать о еде, как желудок засосало. Надеюсь, Эми с Риссой покормят меня еще раз?

Сестра быстро осмотрела меня и велела выпить странно пахнущее зелье. По вкусу оно напоминало сироп от кашля, только не такой сладкий. Впрочем, почти сразу я оценила его — в голове прояснилось, и я почувствовала себя лучше.

Мою догадку про разный цвет глаз сестра подтвердила — все дело в стихиях. Возможно, со временем один из даров возьмет верх, возможно, гетерохромия останется со мной навсегда. Хорошо, что цвета похожи!

Покинув палату, я наконец вздохнула с облегчением. Но только коснувшись дверной ручки, осознала, что понятия не имею, куда идти. Где именно располагается лазарет? Надеюсь, хотя бы в здании академии. Иначе до общежития я просто-напросто не доберусь!

Однако дверь распахнулась сама, и на пороге возникла Эми в компании Оливера. У обоих был весьма взволнованный вид.

— Яна! Ты уже проснулась? — удивилась соседка. — Что у тебя с волосами?

Оливер, заметив, что я едва стою на ногах, подхватил меня под локоть.

— Вернулся прошлый цвет, — пожала я плечами. — Очень здорово, что вы пришли! Я не знаю дороги.

Эми подняла на меня грустный взгляд:

— Мы ожидали твоего пробуждения лишь через час. В лазарет угодил Саймон.

— Что случилось?

— Не знаю, — нахмурился Оливер. — Нам только что сообщили! Давай я отведу тебя в общежитие, а потом…

— Нет-нет! Я с вами.

Палата Саймона находилась дальше по коридору, но внутрь нас не пустили. Пожилой лекарь, которого нам удалось отыскать, сказал, что его только что погрузили в магический сон.

— Что с ним произошло? — закусила губу Эми.

— У него серьезные раны? — вторил ей Оливер.

Может, Саймон увидел то же, что и я? Тех тварей? Хорошенькое начало, всего второй день учебы, а двое иномирцев уже в лазарете!

— Как мне рассказал мистер Аттуорисси, он тренировался с мечом в зале для поединков. Шли вторые сутки его пребывания в Ниэле, однако магия не проявилась. Юноша был расстроен и случайно порезался во время тренировки. Капля его крови угодила на голем для тренировок. — Лекарь поправил очки и со вздохом продолжил: — Тот ожил и принялся гонять его по всему залу. Счастье, что мистер Аттуорисси отлично владеет мечом. Но тем не менее он успел получить несколько колотых ран, прежде чем действие крови выветрилось.

Я поежилась от ужаса. Теперь падение с лестницы казалось мне сущим пустяком! После встречи с таким големом я бы точно не выжила!

— Получается, голема оживила кровь Саймона? — удивился Оливер. — Похоже на магию жизни, лекари умеют вдыхать жизнь в неживые предметы.

— Именно, — кивнул мужчина. — Только магия так и не пробудилась. Оживила голема именно кровь.

Все замолчали, осмысливая случившееся с Саймоном. Даже я понимала, что произошло нечто из ряда вон. Впрочем, куда важнее, чтобы парень поправился.

— Сообщите о случившемся ректору?

— Я сейчас же найду ее, — кивнул Оливер и повернулся к сестре: — Эми, отведи Яну в общежитие.

ГЛАВА 7

— Кажется, они не поверили мне, — вздохнула я после того, как пересказала Эми разговор с ректором. Соседка озадаченно хмурилась, что было не похоже на нее, и я окончательно встревожилась. — Все совсем плохо?

— Не бойся, никто не считает тебя сумасшедшей. Уверена, Алисия разберется, — встрепенулась Эми. — Она руководит академией уже пятнадцать лет. Я ее отлично знаю!

— Часто вызывали на ковер?

— Нет, она бывшая жена мужа моей сестры.

Я хитро улыбнулась.

— Так вот почему нас подселили именно к вам! Вы использовали связи!

— Вовсе нет! — Эми покраснела. — Просто мы идеально подошли. Без предрассудков, потому что вышли из низов, но сейчас сестра — баронесса. Она получила титул в благодарность за спасение города от восставшего кладбища. Я тебе как-нибудь обязательно расскажу эту историю.

Я сбилась с шага. Ничего себе! Дар некромантии привлекал меня все меньше. Я и не думала, что моя соседка из аристократов. В академии все носили одинаковую форму, потому казалось, что все равны.

— Дай-ка догадаюсь, Карен — аристократка?

— Из обедневшего рода, — подтвердила мои мысли Эми.

Да, такой гонор не берется на пустом месте. Не поступи я, мне бы тоже было невыносимо обидно. Но мне бы не пришло в голову обвинить кого-то другого!

За болтовней мы наконец дошли до общежития, и моего носа коснулся дразнящий аромат выпечки. Как же вкусно пахнет! Надежды оправдались — пахло из нашего блока.

Стоило войти, как навстречу вышли Трина и Рисса. Обе крепко обняли меня, а на глаза навернулись слезы — как же здорово, что здесь у меня появились друзья!

— Как ты себя чувствуешь? — обеспокоенно спросила Рисса. — Как там Саймон? После магического сна нужен сытный ужин, я не знала, что ты любишь, потому приготовила мясо, рыбу и булочки. Ты любишь булочки?

— Конечно! Саймона тоже погрузили в магический сон.

— А что у тебя с волосами? — удивилась Трина.

— Вернулся прежний цвет, — пожала я плечами. — Побочное действие магического сна.

— Тебе идет, — улыбнулась Эми. — Твой зеленый был, конечно, очень… экстравагантным, но так у тебя более естественный вид.

— Ладно-ладно, — рассмеялась я. — Можешь не подбирать слова, я уже поняла, что напугала вас. Видели бы вы, какие у меня дома встречаются прически! А цвета…

— У нас тоже, — хмыкнула Трина. — Я хотела сделать генное модифицирование на фуксию, но мать уперлась. Обещала чип заблокировать!

Рисса и Эми принялись расспрашивать девушку про модифицирование и чип, а я наконец поужинала. Готовила соседка великолепно, потому очнулась я, лишь сообразив, что больше не могу съесть ни кусочка! Слабость отступила, но на смену ей пришла сонливость.

— Давай-ка отправляйся спать! — Эми отобрала у меня пустую тарелку, которую я гипнотизировала взглядом.

Я встрепенулась и, посмотрев на часы, покачала головой:

— Мне еще на занятие к Риду. Теперь он мой куратор.

Соседки дружно выдохнули, и я не знала, чего в их глазах больше: жалости или изумления.

— Ты же едва живая!

Я развела руками:

— Рид ясно дал понять, что если я не приду, то куратора лишусь. Я бы с удовольствием, но Алисия сказала, что лучше его с двумя дарами мне никто не поможет.

Рисса вздохнула:

— Ходят слухи, что он оба дара получил еще ребенком. Там вообще какая-то странная история произошла. Честно признаться, я с трудом представляю, каково это. Мне и с одним было невероятно сложно. Наверное, ректор права — Рид сможет помочь.

Я так надеялась, что соседки посочувствуют мне, но теперь они были готовы сами выпихнуть меня из блока.

— Куда хоть идти? — мученически вздохнула я и поднялась со стула.

В ту же секунду занавески на окнах встрепенулись и, сорвавшись с карниза, принялись летать по комнате. Одна из них попробовала укутать меня наподобие смирительной рубашки, и я насилу вырвалась. Следом в графине на столе взбесилась вода — запузырилась и пошла пеной. Стоящая рядом Эми не успела среагировать, и фонтан, брызнувший вдруг из графина, окатил ее, промочив насквозь. Да там и воды столько не было!

— Яна, угомони свою магию! — велела мне Эми.

— Как? — в ужасе спросила я.

— Прикажи! Ты главная, а не стихии.

Неужели все это делаю я? Да я же и пальцем не пошевелила! В панике осмотревшись — занавеска как раз подкрадывалась к Трине, — я сосредоточилась и мысленно попросила магию успокоиться. Что-то внутри меня отозвалось на призыв: недовольно заворчало, но затихло. Занавески как ни в чем не бывало вернулись на окна, а вода в графине приняла безмятежный вид.

— Что это было? — выдохнула я.

— Магия проверяет тебя на прочность! — выжала волосы Эми. — У меня в детстве тоже так было. Но у тебя два дара…

— Такое ощущение, словно они пытаются перещеголять друг друга, — добавила Трина.

— Почему защитные руны на стенах не сработали?

— Это всего лишь шалости, на них руны внимания не обращают, — ответила Рисса. — Преподаватели считают, что так студенты гораздо охотнее будут заниматься, чтобы поладить со своей магией.

— Ясно, — мрачно отозвалась я. К куратору все-таки придется идти, стихии живо проиллюстрировали мне, чем грозит отлынивание от занятий. Не очень-то хочется сражаться с занавесками. — И где мне найти кабинет Рида?

— Отведу тебя в восточное крыло, там лаборатория Василиска, — сказала Рисса.

* * *

Рисса оставила меня перед дверью лаборатории, а сама сбежала, отговорившись делами. Я посмотрела ей вслед и вздохнула. Наверное, она боится, что Рид окажется на месте и зыркнет своим фирменным взглядом! Я бы с удовольствием последовала ее примеру, если бы не взбунтовавшиеся стихии. Пока что они молчали, но я каждую секунду ожидала подвоха.

Постучав в дверь, замерла, мысленно уговаривая себя не волноваться. В школе у нас была истеричная химичка, от ее крика стекла в классе дрожали! Ну не съест же меня Василиск?

Дверь распахнулась, а на пороге появилась высокая девушка в строгих очках и со стянутыми в хвост черными волосами. Она недовольно нахмурилась и молча посторонилась, словно предлагая пройти.

Я опешила, но проследовала внутрь.

— Мистер Рид сейчас освободится, подождите здесь.

Моим глазам открылась тесная комната, заполненная стеллажами с книгами. В приоткрытой двери виднелся куратор, склонившийся над каким-то странным предметом. Заметив меня, он обернулся:

— Сара, отведи мисс Гордееву в мой кабинет. Я сейчас закончу и подойду.

Сара скривилась и пошла вперед. Интересно, я ей не нравлюсь или у нее просто характер под стать хозяину? Это его помощница? Судя по оранжевой мантии, она преподавательница факультета огня. Или какая-нибудь аспирантка? Она едва ли старше меня.

Кабинетом Василиска оказалась такая же тесная комната, доверху заполненная шкафами с книгами. У окна стоял письменный стол и кресло. Оглядевшись, я поняла, что стульев здесь нет. После магического сна я все еще чувствовала себя уставшей, потому с опаской села в кресло. Надеюсь, я услышу шаги Рида и успею вскочить.

Однако мой новоиспеченный куратор не торопился приступать к своим обязанностям. Заскучав, я осмотрелась, и мое внимание привлек приоткрытый ящик стола. Внутри что-то блестело. Я наклонилась, чтобы разглядеть получше, но в этот момент по комнате пронесся резкий порыв ветра, и ящик со скрипом открылся.

Ну спасибо тебе, стихия! Я вовсе не собиралась лезть в стол своего куратора! Потянувшись, чтобы закрыть ящик, замерла. Внутри лежало тонкое золотое кольцо. Интересно, что оно делает в ящике Рида? Рука сама собой коснулась кольца. Никаких бриллиантов или других камней, но вещица была премилой. На ней обнаружилась и гравировка: «Моей любимой Сюзанне от Мэтта».

Не сразу я поняла, что Мэтт — это и есть Рид. Это его невеста? Он готовится сделать ей предложение? Он не очень-то похож на влюбленного. Они обычно намного добрее! Я закрыла ящик, не понимая, почему меня вообще волнуют женщины Василиска.

Не зная, чем еще заняться, вытащила из шкафа тоненькую книжицу. Внезапно меня прошиб холодный пот. А что, если я не умею читать на этом языке? Может, мир вложил в меня знание устного языка? Ведь руны, которыми разрисованы стены, я не понимаю! А расписание могло быть адаптировано для меня.

С опаской я открыла книгу и облегченно выдохнула. Буквы казались незнакомыми, но я прекрасно осознавала смысл слов — «Мифы и легенды Ниэля». Кстати, из лекции магистра Уолласа я так и не узнала, как появился Ниэль. Можно восполнить пробелы в образовании. Нужная легенда шла первой, и я углубилась в чтение.

Оказалось, что местный бог, которого называли Всевидящим, создал три материка Ниэля — Флориану, Аркарин и Луастро. На следующей странице была нарисована карта, и я получила первое представление об устройстве мира. Самым большим континентом оказалась Флориана, так же называлась и страна, которой принадлежали эти земли. Выходит, именно здесь я и нахожусь.

Легенда гласила, что Всевидящий создал людей в последний день первого осеннего месяца, когда леса украсились разноцветной листвой. Это было настолько прекрасно, что молодой бог захотел разделить это зрелище с кем-то. Так и появились люди. Но они были слишком слабы и не приспособлены к жизни. Они погибли бы раньше, чем научились разводить огонь и мастерить теплую одежду.

Тогда Всевидящий зачерпнул своей божественной энергии, позволяющей ему создавать миры. Ее крупицы просыпались над Ниэлем и подарили людям разные виды магии. Кто-то мог повелевать стихиями — землей, огнем, водой и воздухом. Кто-то — спасать жизни или заглядывать в мир мертвых.

Красиво… Зачитавшись, я не сразу поняла, что больше не одна. Подняв голову, столкнулась взглядом с Ридом и ойкнула.

— Твое стремление к знаниям весьма похвально.

Я опешила, не понимая… Он что, сейчас похвалил меня? Это внезапное добродушие удивило куда больше, чем язвительная реплика, и меня буквально сдуло с кресла.

— Простите, я…

— Давай займемся делом. — Рид устало потер виски. — У меня все еще много работы, да и тебя надолго не хватит. Стихии уже начали дебоширить?

— Да-а, — удивленно протянула я. — Еще в лазарете. Да и в общежитии…

— Так и думал, — кивнул куратор. — Когда две стихии открываются одновременно, они начинают конкурировать между собой за внимание хозяина. Разные шалости, побудки среди ночи… Если сразу не пресечь это, то они вконец разойдутся.

— Звучит так, словно они капризные дети.

Василиск неожиданно улыбнулся:

— Примерно так и есть. Они дети, которые требуют внимания и контроля. А вот послушанию их придется учить.

Улыбающийся Рид — странное зрелище. И не думала, что он на это способен. Сегодня он даже выглядит лучше! Может, вчера у него просто день неудачный был, а в основном с ним можно иметь дело? Соблазнительную мысль пришлось отбросить. В этом случае его бы не прозвали Василиском!

— Хорошо, — наконец отмерла я. — И как же мне приручить свои стихии?

— Медитации и еще раз медитации. Твоя задача будет сложнее, чем у сокурсников, — ведь тебе придется ограждать сознание еще и от второй стихии. Помимо этого займешься общими заклинаниями.

— Но Оливер сказал, что к ним мы перейдем только через месяц, — вырвалось у меня.

Рид вскинул бровь, и я тут же пожалела о своих словах.

— Не равняйся на однокурсников. Тебе придется работать в два, а то и в три раза больше. Общие заклинания — отличный способ занять стихии. У каждого будут свои — меньше поводов для ссор.

Я покачала головой. Все это звучало так странно!

— Даже цвет твоих глаз ясно говорит о том, что вода и воздух всерьез сцепились.

— Позже какая-то стихия возьмет верх?

— Скорее всего. — Рид вдруг поморщился и добавил: — Думаю, пора перейти к занятиям. Я не собираюсь сидеть здесь до самой ночи.

Мда… На секунду мне показалось, что мы с Ридом поладим, но обольщаться не стоит. Уж не знаю, чего он такой нервный, но лучше его не злить.

— Садись на пол. — Василиск бросил мне мягкий плед. — Медитировать будешь на стихию воздуха. Утром будет медитация на воду, на занятие не опаздывай. Тебе придется строго следить, чтобы каждой стихии доставалось одинаковое количество времени.

— Мы будем заниматься здесь?

Я растерянно огляделась. Нет, меня не смущала теснота помещения или бесчисленные шкафы с книгами. Но вдруг стало очень неуютно.

— Да. Если тебя что-то не устраивает, то ты всегда можешь обратиться к ректору и попросить найти себе нового куратора.

Я принялась расстилать покрывало. Руки замерзли, и я поднесла их к лицу, согревая дыханием. Со вздохом опустилась на пол и посмотрела на Рида в ожидании указаний.

ГЛАВА 8

Мэтт Рид


Как я и думал, стихии Яны уже успели пойти вразнос. Пока лишь шалили, но если не заняться ими всерьез… Оба дара будут стараться взять верх, а в результате пострадает сама девушка.

Увидев ее на пороге аудитории для медитаций вчера утром, я сильно удивился. Одного взгляда на нее хватало понять, что вода не ее стихия — слишком она порывистая, резкая. Открывшийся воздух все расставил на свои места.

Гордеева наверняка считала меня извергом. Еще бы! Не дал отлежаться после магического сна, усадил на пол в крохотном кабинете, где на голову того и гляди свалятся книги. Но уже завтра приструнить стихии было бы сложнее — я испытал это на собственной шкуре. Стоит упустить нужный момент, и все — пиши пропало. Даже теснота помещения играла нам руку — чисто физически стихиям негде было разгуляться, и они вели себя спокойнее.

Сейчас она медитировала, сосредоточенно морща нос и кусая губы. Удержание внимания на одной стихии давалось ей нелегко. Пользуясь тем, что девушка меня не видит, я как следует рассмотрел ее. Удивительно, волосы Яны стали каштановыми и длинными и теперь падали на спину. Магический сон помог ей избавиться от зеленого ужаса. И так ей гораздо лучше.

Правый висок закололо, и я почувствовал одобрение своего соседа. Новая прическа Гордеевой пришлась ему по вкусу. Боль, копившаяся весь день, стала невыносимой, и усилием воли я вышвырнул соседа наружу. Как же приятно побыть одному! Я едва удержался от вздоха облегчения.

Вдруг мое внимание привлекла Гордеева. Она заерзала, а потом распахнула глаза. Оглядевшись, растерянно моргнула.

— Мне казалось, что кто-то вошел…

Я озадаченно замер и, искоса посмотрев направо, поймал такой же непонимающий взгляд.

— Продолжай, — коротко сказал я, и Гордеева, проглотив вздох, снова принялась медитировать. Впрочем, сосредоточиться ей не удавалось. Она то и дело вздрагивала и прислушивалась к чему-то невидимому.

Невидимому, бездна! Все это очень и очень странно.

Спустя десяток минут я признал, что медитация бесполезна. Дыхание девушки было прерывистым, ресницы дрожали. Воздух вышел из-под контроля студентки, и по кабинету гулял сквозняк.

— Достаточно, — сказал я, и Яна удивленно посмотрела на меня. — Ты слишком напряжена, так ничего не выйдет.

— Я стараюсь…

— Что тебя беспокоит?

Девушка, замешкавшись, покачала головой:

— Не могу объяснить. Только сосредоточусь, как тут же отвлекаюсь.

Я вскинул бровь. Все это нравилось мне меньше и меньше. Что с ней не так? Никто прежде не замечал того, что чувствует она.

— Думаю, на сегодня достаточно. Ты показала стихии, что намерена работать с ней, — этого хватит, чтобы ночь прошла спокойно. Утром жду тебя на медитации на стихию воды. И не забудь про учебник общих заклинаний!

— Спасибо!

Яна принялась подниматься, как вдруг ее швырнуло на меня. Стихия воздуха снова пошла вразнос. Я едва успел поймать девушку, уберегая от падения. Теперь она почти лежала на мне, подол платья задрался, обнажив острые коленки. При этом носом я уткнулся прямиком в ее макушку, ощутив легкий аромат цитруса. Яна замерла в моих объятиях, а потом прерывисто выдохнула. Ее сердце учащенно билось, и я вдруг сообразил, что держу ее на руках куда дольше необходимого.

Молодец, Мэтт! Так давно не касался красивых девушек, что вцепился в студентку мертвой хваткой? Яна посмотрела куда-то в сторону и завозилась. Я опустил ее на пол, чувствуя неловкость.

— Я пойду! — Слегка побледневшая Яна потопталась у двери и, дождавшись моего кивка, быстро выскользнула наружу.

Проводив ее взглядом, я сделал шаг назад и буквально наткнулся на Артура. Тот, сложив руки на груди, укоряюще смотрел на меня. Столько лет он со мной, а вид благообразного седого джентльмена, слегка переливающегося голубым, все еще удивлял меня.

— И когда ты скажешь девчонке, что призраки существуют?!

Я поморщился. Не хватало еще, чтобы Сара посчитала меня сумасшедшим, разговаривающим самим с собой. Где я найду новую помощницу? Быстро наложив на кабинет полог тишины, я обернулся к Артуру. Непривычно было слышать его голос снаружи, а не изнутри.

— Она не видит призраков. Скорее всего просто обладает повышенной чувствительностью к магии.

— Она смотрела прямо на меня! — возмутился Артур. — Клянусь тебе, она знала, что я тут.

— Не может быть, — устало покачал головой я, начиная раздражаться. Всего один час в сутки мы с Артуром могли провести порознь, и вместо отдыха я трачу время на обсуждение навязанной мне студентки!

Призрак замолчал, укоризненно глядя на меня. Я знаю, о чем он думал. Нужно решать проблему, а не избегать ее. Конечно, будь я бесплотным призраком, я бы рассуждал так же. Но вручить себя в руки Магического Ордена, чтобы он с радостью вцепился в такой феномен? Нет уж, увольте. Я научился жить с головной болью, а вот без магии… Все мои опыты показали, что Артур связан непосредственно с моими стихиями.

— Давай хотя бы попробуем? Может, она сумеет увидеть меня?

— Тебе не хватает внимания молодых девчонок? — хмыкнул я, однако призрак не ответил на подначку.

— Мэтт, я серьезно.

— И я. — Я окончательно потерял терпение. — Если ты не заметил, то я теперь куратор Гордеевой, а значит, видеться мы будем часто. Так что у нас будут все шансы проверить твою версию. А сейчас, если ты не возражаешь, я займусь проектом, пока не истек час.

Договорив, я вышел из кабинета, плотно закрыв за собой дверь. Конечно, она не остановит призрака… Да и Артур не мог удаляться от меня на расстояние больше десяти ярдов. И все-таки я хотел получить хотя бы иллюзию свободы.

ГЛАВА 9

Яна Гордеева


Выбежав из кабинета Рида, я сама не заметила, как добралась до общежития. Меня колотила нервная дрожь, а перед глазами все еще стояло то странное марево, что я увидела за спиной куратора.

Может, всему виной мое разгулявшееся воображение? Сначала та тварь на лестнице, теперь это… облако! Оно больше походило на описание призрака, которое дала ректор. Значит ли это, что у меня просыпается еще один дар? Боже, мне бы с водой и воздухом сладить…

Сделав глубокий вдох, я заставила себя успокоиться. Что бы это ни было, Рид не обращал на него внимания. Скорее всего оно безобидно в отличие от призрака, столкнувшего меня с лестницы. Вдоль позвоночника пробежал холодок, а уже знакомый коридор, освещенный магическими шарами, вдруг показался зловещим. Впрочем, если опасаться каждого поворота, немудрено и свихнуться, а это в мои планы не входит.

Почти добравшись до своего блока, я вспомнила про учебник заклинаний. Мысленно застонав, остановилась. Желания отправляться на поиски библиотеки не было, но получать нагоняй от Рида хотелось еще меньше. Осталось только выяснить, где библиотека.

Навстречу попался улыбчивый парень на пару лет старше. Узнав о моем желании посетить кладовую знаний, он удивился, но любезно указал дорогу. Даже порывался проводить, но я отказалась.

Библиотека находилась в этом же здании, на первом этаже правого крыла. Шагая туда, я размышляла о том, как была бы рада оказаться на моем месте Катя. Она бы уже облазила всю академию, нашла бы с десяток тайных комнат и Василисков… Хотя последнее и мне удалось!

Интересно, чем сейчас занимается сестра? Наверняка смотрит свои сериалы или читает очередную книжку. Обычно в это время с работы приходила мама, я помогала ей разбирать покупки…

На глаза навернулись слезы. Прошло всего два дня, а я уже отчаянно скучала по родным. Оставалось надеяться, что магистр Лойсон не ошибся и Спираль Тиррэя позаботится о них.

Внезапно я сбилась с шага. А что будет со мной, когда я вернусь домой? Неважно, через год или окончив обучение. Кем я стану на Земле? Магии там нет, а если и есть, то такие способности лучше скрывать, иначе мне прямой путь даже не на «Битву экстрасенсов», а в какую-нибудь секретную лабораторию. Зачем вообще объявили этот экспериментальный набор студентов? Только сейчас я задумалась об этом всерьез и решительно не понимала, чего хотел добиться магистр Лойсон. Надо бы поинтересоваться этим вопросом у ректора. Вершина моей будущей карьеры — обосноваться в какой-нибудь глухой деревушке или пожизненно скрывать магию, пытаясь вести обычную жизнь. И оба варианта мне не нравились.

За размышлениями я незаметно для себя добралась до библиотеки. Даже удивительно: не заблудилась, да и стихии притихли. Может, хоть остаток вечера пройдет спокойно?

Дверь оказалась массивной, украшенной замысловатой вязью рун. Наверняка это какие-то заклинания, а не просто украшения. С опаской я толкнула дверь, и она, к моему удивлению, легко подалась. Взгляду открылось просторное помещение с высокими потолками. Едва я вошла, над головой загорелись магические шары, и я увидела массивный стол, расположенный прямо перед входом. Сейчас он пустовал.

— Есть здесь кто-нибудь?

Никто не отозвался. Похоже, библиотекарь сегодня уже закончил работу. Подойдя ближе, я разглядела табличку на столе, и она подтвердила мою догадку. Студентам, пришедшим в неурочное время, предлагалось самостоятельно воспользоваться библиотекой — найти нужную книгу и зарегистрироваться с помощью артефакта.

Я вздохнула и поежилась — здесь было прохладно. Придется отправляться назад ни с чем. Мне хватило одного взгляда на бесчисленные книжные шкафы, чтобы понять: сама я не справлюсь. Просто не найду нужный учебник, а если и найду, то убьюсь, пытаясь достать его с верхней полки.

Покачав головой, я развернулась к выходу, как вдруг за спиной раздался тонкий, с присвистом голосок:

— Не жаждут нынче студенты знаний!

Я стремительно обернулась. Неужели здесь кто-то есть? Пройдя внутрь комнаты, озадаченно осмотрелась — пусто! Но едва снова направилась к двери, как голос вновь ожил:

— Нет, все-таки решила не марать руки.

Да что это такое?! Невольно я почувствовала раздражение, и магия внутри отозвалась недовольным ропотом. Кто там комментирует меня? Этот день был и без того слишком сложным, чтобы позволить кому-то насмехаться над собой.

Ориентируясь на источник звука, я подошла к плохо освещенному углу комнаты. Однако здесь, как и везде, стояли шкафы, но никого не было. Неужели это какой-то артефакт?

— Кажется, девчонка совсем заблудилась, — хмыкнули откуда-то сверху.

Подняв голову, я увидела сидящего на краю шкафа маленького пушистого зверька, напоминающего хорька: длинное тело, короткие лапки и симпатичная мордашка. Его окутывало сияние, а шерсть светилась синим.

— Эй, ты! — крикнула я, сама себя не узнавая. Неужели я собираюсь ругаться с животным?

— Ты меня видишь? — присвистнул хорек.

— И слышу тоже отлично! — раздраженно отозвалась я. — Хватит меня донимать!

Пискнув, хорек слетел со шкафа и завис в метре от пола.

— Наконец-то! Я и не верил, что найдется человек, способный меня увидеть!

Покрутившись вокруг, он уставился на меня влюбленным взглядом. Я ойкнула и попятилась, покосившись на дверь. Он же светится! Это не просто разговаривающий хорек, это призрак! Свет магических шаров проходил сквозь него, а синяя шерсть лишь казалась ею.

— Что ж, рада за тебя, — промямлила я, пятясь к выходу. — Я, пожалуй, пойду.

— Еще чего! — Хорек сложил лапки на груди и покачал головой. — Думаешь, я отпущу тебя просто так? Ты обязательно поможешь мне с моей… щекотливой ситуацией.

Признаться честно, я не очень-то желала помогать ему. Слишком много привидений в этой академии, уже третье за последние два дня! И зачем меня понесло в библиотеку?

— Кстати, я же не представился! — Призрак поклонился — в исполнении хорька это смотрелось престранно — и церемонно сказал: — Бенджамин Сколлер, граф. Впрочем, можешь называть меня Бен. Прошу простить меня за необычный вид. Понятия не имею, почему в посмертии я хорек.

Он выжидающе уставился на меня, и я отозвалась:

— Яна Гордеева.

— Счастлив познакомиться, Яна! Так какая книга тебе нужна?

Мысленно я взвыла. Кажется, у меня появилось личное привидение.

— Учебник общих заклинаний, — вздохнула я.

Призрак, кивнув, взмыл в воздух и принялся по очереди облетать шкафы.

— А зачем тебе учебник? Обычно студенты-первокурсники приходят за ним ближе к празднику Сотворения мира.

— Мне повезло, — мрачно отозвалась я. — Открылось два дара одновременно, и мой куратор сказал, что следует начать изучать заклинания. Не представляю, как это сделать! Я же из другого мира, мне даже ваши руны незнакомы!

Поймав сочувственный взгляд хорька, я замолчала. Подумать только — изливаю душу призраку! И как я докатилась до такой жизни? Впрочем, тот внимательно слушал меня и даже кивал в такт словам.

— Руны — это несложно, я могу тебя научить, — предложил Бен. — Их всего-то пара десятков, да столько же сочетаний. Я помню их еще из прошлой жизни, когда был человеком.

Похоже, эта тема была слишком болезненной для призрака, потому что он замолчал и принялся преувеличенно внимательно разглядывать книжные полки.

— Вот он! Учебник, который тебе нужен. — Бен досадливо махнул хвостом. — Я не могу касаться предметов, придется тебе достать его самой.

К счастью, полка располагалась невысоко, и я сумела дотянуться.

— Теперь зарегистрируйся при помощи библиотечного артефакта, — пояснил хорек.

Под его руководством я отыскала на столе пластину из какого-то странного материала, вписала свое имя и название взятой книги. Писать пером оказалось ужасно неудобно. Интересно, а карандаши здесь есть? Иначе я не смогу делать конспекты лекций.

— Спасибо за помощь, — поблагодарила я призрака. Тот грустно посмотрел на меня.

— Ты придешь ко мне завтра? Вечером, когда здесь никого не будет?

— Конечно! — кивнула я. — И ты обучишь меня рунам.

Бен оживился:

— Я пока подумаю, как лучше преподать тебе материал.

Я тихонько выдохнула. Призрака было откровенно жаль. Похоже, я его единственный собеседник за все его существование. Конечно, ему обидно, что мне пора идти. Но и остаться в библиотеке я не могла — спать хотелось неимоверно.

— Тогда до завтра!

Бросив последний взгляд на Бена, я прижала книгу к груди и отправилась к выходу. Едва я захлопнула дверь и сделала несколько шагов по коридору, как меня коснулся сквозняк, а рядом вдруг материализовался хорек. Его черные глазки сверкали удивлением, усы топорщились в разные стороны, а хвост то и дело дергался.

— Я могу покинуть библиотеку! Столько лет я был заперт в помещении, в котором когда-то умер, а теперь свободен! Или нет…

Бен перевел взгляд на меня и просиял:

— Все дело в тебе, Яна! Ты стала моей новой привязкой! Я могу сопровождать тебя!

— Ты уверен?

Его предположение не привело меня в восторг. Что-то подсказывало, что соскучившийся по компании призрак не захочет оставить меня в покое.

— Сейчас проверим! Ты же собиралась в общежитие?

Я кивнула и зашагала вперед. Хорек же опытным путем выяснил, что не может отдалиться от меня больше чем на десяток метров. Выходит, на занятия мы будем ходить вместе?!

— Раньше коридоры были намного уже! — Каждый поворот приводил Бена в удивление. Он носился вокруг, просачиваясь сквозь двери. — Здесь располагалась столовая. А вот лепнина на потолке та же самая!

— Ты тоже учился в академии? Ну, до того, как с тобой произошло несчастье?

Призрак покачал головой:

— Я не помню. Знаю лишь свое имя и то, что умер в библиотеке, хотя тогда она была чем-то другим. Впрочем, это не самый плохой вариант. Здесь я могу наблюдать за людьми, а не скучать в одиночестве.

Хорек замолчал, углубившись в размышления, а я отвесила себе мысленную оплеуху. Видно же, что тема для него болезненная, зачем пристала к че… к призраку!

Когда навстречу нам попался какой-то студент, я напряглась. Однако он прошел мимо, никак не отреагировав на Бена.

— И так всегда, — с обидой в голосе сказал тот. — Ты первая, кто увидел меня. Как же я рад, что академия объявила набор студентов в других мирах!

Его слова натолкнули меня на мысль. Может, я вижу призраков, потому что родом с Земли? У нас же есть медиумы, которые могут общаться с привидениями. Хотя дома я не замечала за собой подобных талантов.

Вскоре мы добрались до общежития. В блоке царила тишина, все девушки разбрелись по своим спальням. Стянув с кухни пару булочек и клятвенно пообещав себе завтра же помочь Риссе с готовкой, я заперлась в комнате.

— В мои времена студенты жили гораздо скромнее!

Пока я возилась с дверью, призрак уже успел облететь спальню и сунуть нос в каждый уголок. Да, возможно, раньше он был человеком, зато сейчас повадками — истинный хорек!

— Я сейчас лягу спать, а ты…

— Как спать? — изумился Бен. — А как же руны? Я уже придумал: всего две изученные руны позволят тебе сплести три заклинания. Для начала хватит.

Я вздохнула и с тоской покосилась на манящую меня кровать. Это же недолго?

Как же я ошибалась! На изучение одной руны ушло два часа. Было бы гораздо проще, если бы Бен мог сам чертить мелом на грифельной доске — она нашлась в одном из шкафов в гостиной. Мне же пришлось вырисовывать руну, следуя указаниям призрака и картинке в учебнике.

— Знаешь, теперь я уверена, что ты был не студентом, а преподавателем! Любой бы уже признал, что руна вышла отличной, а тебе не нравится, — выдохнула я, когда Бен в очередной раз заставил меня все переделать.

— Чтобы идеально воссоздать руну мысленно, ты должна нарисовать ее тысячу раз по-настоящему! Подкрепляющие пассы помогут, конечно, но это не главное, — авторитетно заявил призрак и вдруг осекся: — Как ты сказала? Я был преподавателем? Наверное, ты права…

Еще бы я не была права! Даже в голосе Бена слышалось нечто такое, что отличает умудренного опытом учителя от его более молодого коллеги. Воспользовавшись тем, что хорек замолчал, я быстро убрала доску в сторону и объявила, что отправляюсь спать. Завтра медитация у Рида, он не простит мне опоздания.

Наказав Бену погулять где-нибудь снаружи, я переоделась и умылась. Жаль, что при спальне нет личной ванной, придется вставать раньше, чтобы принимать душ до занятий. Сладко зевнув, я попросила призрака разбудить меня через пару часов и провалилась в сон.

ГЛАВА 10

Утром я открыла глаза и уставилась в потолок. Я чувствовала себя отдохнувшей. Слишком отдохнувшей для человека, который проспал от силы четыре часа! Бросив взгляд на окно, я застонала — уже светло. Все-таки опоздала! Рид меня убьет.

Черт, черт! Почему соседки меня не разбудили?! Я соскочила с постели и посмотрела на часы на стене. Я опаздывала уже на десять минут! Ну как же так получилось? Почему соседки не разбудили меня? И где Бен? Он же мне не примерещился вчера?

Я принялась лихорадочно собираться. Надев платье, плеснула водой на лицо и наскоро провела расческой по волосам. Схватив сумку, выбежала из комнаты и врезалась прямиком в призрака. Все тело пробрала холодная дрожь, и я, ойкнув, отскочила в сторону.

— Яна! Ты уже проснулась? — всплеснул лапками хорек.

— Проснулась и убегаю! — Я поудобнее перехватила сумку. — Почему ты меня не разбудил?

Бен виновато поморщился:

— Я обнаружил, что наша связь укрепилась, и теперь я могу отходить от тебя на расстояние двадцати ярдов. Этажом ниже я нашел привидение леди Аделины Корр. Эта женщина была одной из преподавательниц академии, она создала несколько алхимических рецептов и…

Я нетерпеливо тряхнула головой. Все ясно — Бен отлично проводил время. Даже боюсь представить, как выглядела беседа этих двоих. Не удивлюсь, если прямо над спящим студентом.

— Ладно, мне пора на занятие. Очень прошу тебя: не сиди рядом со мной на медитации, так я точно не сумею сосредоточиться.

— Конечно! Тебе нужно личное пространство, — понятливо кивнул Бен и поднял лапки перед собой. — Я буду держаться неподалеку, а вечером встретимся в твоей спальне.

— Отлично! — сказала я уже на бегу.

К счастью, медитация должна была состояться в той же аудитории, что и накануне. Дорогу я почти запомнила, а с последними поворотами помогло расписание-карта. Сегодня там значилось гораздо больше занятий — целых три до перерыва на обед, и мне оставалось лишь сожалеть о пропущенном завтраке.

Перед дверью в аудиторию я замерла и нервно сглотнула. История повторяется. Что лучше: явиться с двадцатиминутным опозданием или не прийти вовсе? Боюсь, Рида ни один из вариантов не устроит. Да и стихии тоже. Я уже чувствовала, как они бурлят во мне, словно… переругиваются. Еще немного, и достанется мне. Решившись, я все-таки коротко постучала и заглянула внутрь.

— Можно? — шепнула я.

Рид стоял посередине зала, что-то вещая студентам, сидящим на кувшинках. Заметив меня, он прищурился и взглядом указал на незамеченную мной прежде дверь позади него. Наверное, это какая-то подсобка.

На ватных ногах я вошла туда и осмотрелась. Небольшой стол, пара стульев и книжный шкаф. Даже окна нет. Неужели я снова буду заниматься тут? У меня скоро клаустрофобия начнется!

Хлопнувшая дверь за спиной заставила вздрогнуть и обернуться. Сложив руки на груди, Василиск спросил:

— Что на этот раз?

Я покаянно опустила голову. Крыть было нечем.

— Я проспала.

Очень хотелось слиться со стеной или вовсе исчезнуть, но я, вскинув подбородок, посмотрела прямо в светло-голубые глаза Рида.

— Если бы это было не общее занятие, а наше с тобой, ты бы уже лишилась куратора, — устало сказал Василиск. — Развивать две стихии сразу довольно сложно, и если ты намерена просто высидеть этот год в академии, то я не желаю тратить на тебя свое время.

Почему-то стало обидно. Еще вчера я бы с удовольствием воспользовалась этой возможностью, но сегодня не хотела, чтобы наши занятия закончились. Я надеялась усмирить оба дара, научиться магии… И кажется, Рид знал, что нужно делать.

— Это больше не повторится, — твердо произнесла я.

В глазах куратора мелькнуло сомнение, но он кивнул.

— Еще одно опоздание без уважительной причины — и мы с тобой расстанемся. А сейчас садись медитировать. Взяла учебник?

Я полезла в сумку, с ужасом понимая, что в утренней спешке и не вспомнила о нем. Чувствуя, как краснею, перевела взгляд на куратора:

— Забыла… Но я изучила первую руну.

Кажется, мне удалось удивить Рида. Он вскинул брови и улыбнулся краешком рта.

— Неплохо! Тогда начнем с простейшего заклинания формы. Оно позволяет придать стихии нужную форму. Твоим заданием станет… допустим, кольцо.

Рид пошевелил пальцами, и с его рук сорвалась струя воды, свернувшейся в кольцо. Ни одна капля не падала на пол, нарушая все известные мне законы физики.

Еще один быстрый жест куратора — и плетение рассеялось.

— Пока я буду занят с остальными студентами, потренируйся.

Я в ужасе посмотрела на Василиска.

— Я изучила только руну, а не само заклинание. И я даже не понимаю, как заставить появиться воду! Обычно она делает это сама.

— Это просто, — усмехнулся Рид и вдруг взял меня за руку.

Я вздрогнула, и виной тому была не только неожиданность — прикосновение оказалось приятным. Руки мужчины были горячими, а подушечки пальцев — шершавыми. С трудом я заставила себя вслушаться в слова куратора:

— Стихия мага исходит из каждой клеточки тела. Просто представь, как с кончиков пальцев стекает вода. — Он легонько погладил мою ладонь, и я нервно сглотнула. Так, вода! Яна, не смей думать о чем-то другом! Словно в насмешку по комнате прошелся ветер. — В этом сложность двух стихий, — вздохнул Рид. — Оба дара стремятся вырваться наружу. Думай о воде.

Сделав глубокий вдох, я сосредоточилась на воде. Она плескалась где-то внутри меня, как бы это абсурдно ни звучало. Стало прохладнее, а в следующую секунду на моей ладони появились капли влаги.

— Отлично! — сухо сказал Рид и отпустил мою руку.

К своему удивлению, я почувствовала разочарование. И чем он снова недоволен?

— Начни с медитации на обличие дара. Потом почитай про заклинание формы — найдешь учебник на полках, а я подойду чуть позже.

Однако уйти Рид не успел. В зале медитаций вдруг хлопнула дверь, раздались шаги и смутно знакомый мужской голос произнес:

— Мне нужна Яна Гордеева. Ее вызывает ректор.

Рид первым вышел наружу, следом за ним я. У порога стоял хмурый Крон. Девушки вовсю строили ему глазки, даже не побоявшись гнева Рида. Увидев меня, помощник магистра смягчился:

— Пойдемте, я вас провожу.

Я искоса посмотрела на куратора. Его закаменевшее лицо яснее ясного говорило, что он недоволен вторжением Крона. Да и зачем я понадобилась ректору?

ГЛАВА 11

Мэтт Рид


Конечно, другого времени у Крона не нашлось — нужно было выдернуть Гордееву с медитации! Уверен, Алисия просила его об ином — она как никто знает важность медитаций в освоении дара. Теперь стихия воды вполне может взбрыкнуть.

«Ты беспокоишься за нее?» — раздался голос Артура в голове.

«Конечно, — мысленно ответил я. — Она же моя подопечная».

«И за руку ты ее держал по той же причине?» — хмыкнул сосед, а я почувствовал раздражение, смешанное со смятением.

Призрак прав: необходимости гладить ладонь девушки не было, но мне… хотелось этого. Предположение Артура о том, что она видит его, сделало ее капельку ближе ко мне, а я устал хранить свою тайну. И ладошка у нее такая хрупкая.

Разозлившись на себя, я выбросил неуместные мысли из головы и вернулся к студентам. Они, конечно, воспользовались моментом и негромко переговаривались, забыв про медитацию. Казалось бы, второй дар люди осваивают, но нет, им куда интереснее пофлиртовать друг с другом.

— Кто-то уже наладил связь со своим даром? Нашел нужное обличие?

В зале мгновенно воцарилась тишина — никто не желал связываться с Василиском.

— Итак, сосредоточьтесь на своей стихии…

Убедившись, что студенты наконец занялись делом, я решил отлучиться — хотел лично присутствовать при разговоре Гордеевой с ректором. Если верить Артуру, то она видела его и вполне могла рассказать об этом Алисии. Да и стихии могут взбунтоваться — медитации-то не было.

«Ты просто волнуешься», — подсказал сосед, но я отмахнулся от него.

Спустя десять минут я уже стоял перед кабинетом ректора. Стоило мне постучать, как внутри замолчали. Дверь открыл Крон, и его округлившиеся глаза стали приятным возмездием за прерванную медитацию.

— Мистер Рид, — кашлянула Алисия, — не думала, что вы захотите присутствовать.

Ее удивление можно понять — я ни одну встречу преподавателей не посетил, а сейчас пришел добровольно.

— Я не помешаю.

Пройдя внутрь, я остановился у окна и окинул взглядом кабинет. Яна, вжавшись в кресло, сидела напротив Алисии. Показалось, что, увидев меня, подопечная несколько приободрилась. В соседнем кресле — магистр Лойсон. Удивительно, что он оторвался от своих экспериментов ради беседы с Гордеевой. Наверняка ректор приказала прийти.

— Так на чем мы остановились? — продолжила Алисия. — Пока мы ожидаем мага-проявляющего, который определит природу ваших способностей, можем поговорить. У вас появились вопросы?

Яна кивнула.

— Хотелось узнать, чем, по вашему мнению, я буду заниматься в своем мире после академии? У нас нет магии, значит, мое обучение бессмысленно. В чем же причина?

В ожидании ответа я подался вперед, а Алисия перевела слегка растерянный взгляд на магистра Лойсона. Работая со Спиралью Тиррэя, он должен был знать, из какого мира выдергивает людей. Судя по опасливым ноткам в голосе Гордеевой, быть магом в ее мире не слишком-то приятная перспектива.

Прокашлявшись, магистр сказал:

— Возможно, сейчас ваше обучение кажется несколько неразумным. Однако на вас возложена важная миссия. На Земле есть магия, но она… словно спит. Когда вы вернетесь обученным магом и станете использовать свои дары, Спираль Тиррэя перенастроится, и дети со способностями начнут рождаться все чаще. Конечно, это процесс небыстрый, но со временем ваш мир изменится.

— То есть я буду подопытным кроликом? — усмехнулась девушка.

Я насторожился. Что-то здесь не так. Магистр Лойсон говорил слишком пространно, наверняка Ордену магов он приводил другие доводы, в противном случае они бы не согласились на этот эксперимент — Орден никогда ничего не делал без выгоды для себя.

— Вам нужно всего лишь использовать магию в своем мире, — терпеливо объяснил магистр. — Не обязательно на глазах у остальных, Спирали Тиррэя этого будет достаточно. Ну а вы можете вернуться к прежней жизни с одним небольшим бонусом — магией.

Яна хотела спросить что-то еще, но тут в дверь постучали. Внутрь вошел мастер Раннир — лучший маг-проявляющий в столице.

— Мисс Гордеева, это мастер Раннир, — сказала Алисия. — Мы хотим разобраться в причинах несчастного случая. Если позволишь, он изучит твою ауру и скажет, есть ли у тебя способности к стихии жизни или смерти.

Яна кивнула, однако по залившей ее лицо бледности я понял, что она волнуется.

— Сядьте удобнее, мисс, — попросил мастер Раннир и поправил очки на носу. Подойдя к креслу девушки, он прищурился и всмотрелся в ее ауру. Я, к сожалению, ничего не видел — только маги-проявляющие могли распознавать ее. Спустя пару минут Яна заерзала на стуле, и я поморщился, припомнив ощущения — щекотка на грани с болью. Мастер Раннир нахмурился, затем сделал несколько быстрых пассов и покачал головой: — Нет, никакого следа будущей магии жизни или смерти. Только вода и воздух.

Я озадаченно замер. Я был уверен, что именно стихия смерти — причина того, что Гордеева увидела Артура. Да, местные некроманты не замечали его даже в трех дюймах от собственного носа, но она все-таки из другого мира!

Выслушав мастера, Яна облегченно выдохнула. Кажется, обзаводиться третьим даром она не желала.

— Но почему же я видела… то существо? — спросила девушка и бросила быстрый взгляд в угол. Мне показалось, что она хотела сказать что-то еще, но в последний момент передумала. Умолчала про Артура? Или же заметила что-то еще?

— Пока у нас нет объяснения этому, — мягко улыбнулась Алисия. — Возможно, здесь замешано несколько факторов. Вы беспокоитесь из-за переноса в другой мир, перенапряглись на медитации…

— Иными словами, вы хотите сказать, что все это мне примерещилось?

— Молодые девушки часто склонны к фантазиям, — слегка насмешливо сказал Крон.

Яна вспыхнула, и я почувствовал раздражение. Да, ее слова выглядели странными даже для меня, а ведь у меня есть Артур. Он говорил, что в замке есть другие призраки. Но глупо отмахиваться от девушки, и не пытаясь разобраться.

Гордеева недовольно посмотрела на Крона и сильнее поджала губы. По кабинету промчался ветер, а следом с потолка хлынул ливень. Щелчком я поставил воздушный щит и подошел к Яне. В ее глазах бушевала обида, а кончики пальцев нервно подрагивали.

— Все в порядке, — тихо сказал я, — ты сможешь удержать стихии под контролем, просто не давай им выплеснуться наружу — ты сильнее.

Ветер усилился. Все присутствующие закрылись щитами, а вот обстановка кабинета пострадала. Мебель жалобно застонала, занавески взвились в воздух.

Зажмурившись, девушка сделала глубокий вдох. Я наблюдал за ее лицом, на котором отражалась целая гамма эмоций. Волнение, страх, усталость… Спустя несколько минут ветер стих, и дождь прекратился. Умница! Кажется, я недооценивал ее — у нее потрясающая выдержка. И это при ужасной дисциплине.

— Раз уж я здесь не нужен… — Магистр Лойсон поднялся с кресла, но его окликнула ректор:

— Сначала мы навестим в лазарете мистера Аттуорисси. Ваши услуги, мастер Раннир, там тоже понадобятся.

— Как он? — быстро спросила Яна.

— Вечером уже вернется в общежитие, — уклончиво ответила ректор и добавила: — Пока что нам не удалось обнаружить причину вашего видения. Наши маги не нашли на месте ничего, что указало бы на появление призрака. Если видение повторится, обязательно приходите ко мне. Возможно, вы обладаете повышенной магической чувствительностью. Например, невольно восприняли одну из иллюзий какого-нибудь студента…

Весьма сомнительное предположение. Девушка не на шутку испугалась и рухнула с лестницы, а иллюзия остается иллюзией.

— Кстати, вам будет полезно поработать над проектом мистера Рида, там подобная чувствительность может пригодиться. Мэтт, тебе как раз требовался третий сотрудник?

Я мученически выдохнул. По регламенту академии в лаборатории должны работать трое сотрудников, но мы с Сарой вполне справлялись вдвоем. И снова мне нечем ответить Алисии. В моей жизни стало слишком много Гордеевой!

— Хорошо, — сказал я, поймав осторожный взгляд подопечной.

Похоже, и она не в восторге от подобной перспективы!

— Как скажете, ректор Стоун, — вздохнула девушка. — Я могу идти на занятия?

«Она расстроена, — донесся до меня голос соседа. — Не хочешь успокоить ее?»

Я отмахнулся от Артура. Сейчас куда важнее было поговорить с магистром Лойсоном. Он что-то недоговаривает.

ГЛАВА 12

Яна Гордеева


Рисса предложила пообедать в деревянной беседке в парке, и мы все охотно согласились — давно стоило проветриться. Редкие сосны, щебетание птиц… Как же здорово! Справа высилась громада белоснежного замка. И не думала, что академия настолько большая. Впрочем, где-то же должны учиться младшие, а я пока ни одного ребенка не видела.

Я с удовольствием вдохнула свежий воздух.

— Так зачем тебя вызывала ректор? — спросила Эми, протянув сэндвич.

Я поморщилась, припомнив утренний разговор, оставивший странное ощущение. Неужели маги считали меня истеричной девчонкой, неспособной отличить иллюзию от реальности?

Оливер бросил недовольный взгляд на сестру, но я покачала головой:

— Ничего страшного. Меня обследовал маг-проявляющий. Он сказал, что не видит во мне магии жизни или смерти.

Замолчав, я посмотрела на друзей. После моего падения с лестницы они ни о чем не расспрашивали, видимо, опасаясь потревожить меня. Лишь пару раз я замечала осторожные взгляды Риссы и Эми. Вздохнув, я рассказала о случившемся. В конце концов, они имеют право знать о той твари, о предположении Алисии и издевке Крона. Заодно просветила Трину относительно нашей миссии в родных мирах. Объяснение Лойсона вообще показалось мне странным — зачем Земле нужна магия? Она прекрасно обходится без нее!

Друзья слушали внимательно. Когда я закончила, Эми крепко обняла меня, а Трина коснулась ладони.

— И ты ничего не видел? — обратилась Рисса к Оливеру. — Ты же был совсем рядом!

Тот пожал плечами:

— Я даже не понял, о чем говорит Яна. Кажется, смотрел туда же, куда и она, но ничего не заметил.

— Вы тоже думаете, что это лишь мои фантазии? — тихо спросила я, изо всех сил пытаясь не расплакаться.

— Нет! — твердо ответил Оливер. — Я видел твою реакцию. Не верю, что ты могла испугаться иллюзии.

— Спасибо! — облегченно выдохнула я. Одна слезинка все-таки капнула на щеку, и, смутившись, я перевела тему: — А еще ректор сказала, что я буду помогать Риду в лаборатории. Не уверена, что ему это понравилось… Чем он вообще занимается?

— Что-то связанное с порталами. — Рисса глотнула чай из местного подобия термоса — бутылки, оснащенной артефактом, — и покачала головой. — Одна девчонка с моего факультета пыталась устроиться в его лабораторию, так он ее буквально прогнал!

Да, похоже на него.

— Порталы? Разве у вас нет телепортов? — удивилась Трина.

Меня этот вопрос тоже заинтересовал. Магистр Лойсон сумел выдернуть нас из других миров, неужели нет способа быстро перемещаться между городами? Представив себя верхом на лошади, я ужаснулась.

— Нет-нет, у нас есть телепорты, но они очень громоздкие и требуют прорву энергии. Рид же хотел как-то усовершенствовать их, — пояснила Рисса.

Я покачала головой. Где я и где порталы! Я ничего в этом не смыслю! Наверняка Василиск отправит меня протирать пробирки или что-то в этом роде.

— Завтра у тебя есть шанс увидеть все своими глазами! — встряла Эми. — Накануне бала послеобеденные занятия отменят, чтобы все могли подготовиться. Предлагаю наведаться в город и пройтись по магазинам.

— Отличная идея, — белозубо улыбнулась Трина и откинула гриву черных волос за спину. От меня не укрылось то, каким взглядом одарил ее Оливер. Наверняка на балу он попробует сблизиться с девушкой.

— Но у нас нет денег, — отрезвила я обрадовавшуюся иномирянку.

— Они же сами притащили нас сюда? — развела руками та. — Пускай обеспечат подъемными!

Помимо воли я улыбнулась. Трина права. Нам не помешает развеяться! Не сидеть же сиднем в академии весь год? А уж после всего случившегося я точно заслужила бал. И платье.

— Решено! — тряхнула волосами Эми. — Завтра отправляемся в город!

Наш разговор прервала звонкая трель, эхом разошедшаяся по территории замка. Трина встрепенулась и первой соскочила со скамейки.

— Нам пора! Сегодня первая медитация с миссис Джекинс, она не успела к началу учебного года. Я столько о ней слышала, что не терпится взглянуть.

Эми торопливо допила чай, и девушки первыми умчались в замок.

— Миссис Джекинс — это преподавательница?

Оливер кивнул:

— Да, она работает здесь с прошлого года, но уже успела прославиться исключительно практическими методами обучения. Старшекурсники нам все уши прожужжали о ней!

Рисса вздохнула и не спеша собрала остатки обеда. Судя по ее мгновенно опустившимся уголкам рта, у нее испортилось настроение. Похоже, она не очень-то жаждала идти на занятия.

Нас с Оливером тоже ждала медитация на воду. Впрочем, отлынивать я не собиралась — мне хватило утренней вспышки стихий в кабинете ректора. За случившееся было стыдно. Хорошо, что Рид помог мне.

В присутствии куратора я вообще испытывала противоречивые эмоции. Он раздражал меня своими придирками и мерзким характером, но в то же время поразительным образом успокаивал. Рядом с ним я чувствовала себя в безопасности. Когда он появился в кабинете Алисии, мне сразу стало лучше. Глупость какая-то!

— Идем на медитацию? — спросил Оливер.

Смутившись своих мыслей, я быстро кивнула. Закинув сумку на плечо, вышла из беседки, но вдруг краем глаза заметила Бена. Ага, явился наконец!

— Иди, я догоню, — улыбнулась я Оливеру.

Когда парень скрылся за деревьями, я повернулась к Бену:

— Ну и как ты это объяснишь?

Хвостатый призрак не на шутку напугал меня в кабинете ректора. Когда меня спрашивали, повторялись ли видения, он материализовался в углу кабинета и скорчил грозную гримасу, убеждая меня не говорить о нем. Я промолчала, но теперь жаждала объяснений. Если та тварь на лестнице еще могла оказаться галлюцинацией или иллюзией, то Бен — нет.

— Прости, если напугал тебя. — Призрак подлетел ближе, а я хмыкнула. Да, вид чиркающего когтем по горлу хорька кого угодно напугает! — Я не хотел, чтобы ты говорила обо мне ректору… Если бы она нашла следы моего присутствия, меня бы просто развеяли. Некромант провел бы специальный ритуал — и поминай как звали!

— А ты этого не хочешь?

Мне казалось, что обычно призраки тяготятся своим посмертием.

— Хочу! — кивнул Бен. — Но не так! Ты бы знала, сколько лет я ломаю голову, почему я в образе хорька. Я же помню свое имя, помню, что был графом. Что случилось? Проклятие? Эксперименты над животными? Я должен понять.

— Ты хочешь, чтобы я узнала, что произошло? — догадалась я.

— Да! — воскликнул Бен. — Я жил в библиотеке, но мог читать лишь то, что читают студенты, заглядывая в их книги. Нигде я не встретил упоминаний о графе Бенджамине Сколлере!

— Хорошо, — согласилась я. — Сделаю, что смогу.

У хорька был такой несчастный вид, что я не могла отказать. Не представляю, как ему тяжело. Понять, что не просто умер, а стал животным! Однако тут в голову пришла одна мысль.

— Но взамен ты поможешь мне.

— С рунами? — оживился Бен. — С радостью!

— Нет, моя просьба куда более деликатная. — Я замялась, подбирая слова. — Вчера рядом со своим куратором я видела нечто вроде… призрака. У него не было лица, но очертание фигуры было похоже на человека.

— Ты хочешь, чтобы я узнал, что за привидение живет в той комнате?

— Да, — кивнула я. — Вечером у меня медитация. Думаю, она пройдет там же.

— Я выясню! — пообещал воодушевленный хорек.

Я поблагодарила Бена, но интуиция подсказывала, что Рид куда теснее связан с этим призраком.

ГЛАВА 13

Мэтт Рид


И не думал, что в магистре Лойсоне столько прыти! Я едва догнал его у лазарета. Заметив это, старик поморщился. Он не любил меня, знал, что я критиковал его эксперимент. Правда, мои слова никто не воспринял всерьез — я ведь простой преподаватель, даже не мастер.

— Чего тебе, Рид? — нелюбезно спросил Крон, взявшись за дверную ручку.

— У меня есть пара вопросов, — сказал я, пытаясь выглядеть как можно доброжелательнее. — Неужели эксперимент задуман для того, чтобы возродить магию в других мирах?

— Именно, — поджал губы магистр и нервно поправил очки. — Орден считает эту миссию весьма важной. Раз уж эти миры принадлежат Спирали Тиррэя, то им необходима магия. Так мы укрепим баланс между мирами и сделаем Спираль сильнее.

— То есть намерения исключительно благочестивые?

— Конечно! — оскорбленно вскинулся магистр. — За кого ты нас принимаешь?

Не дожидаясь ответа, старик толкнул дверь лазарета и вошел внутрь. Крон — его помощник — ухмыльнулся:

— Не бойся, ничего с твоей Гордеевой не случится. Ты же за нее переживаешь? Она, наверное, первая девушка за последний десяток лет, которая подошла к тебе ближе, чем на пять ярдов. Все еще страдаешь из-за Сюзанны?

Он изобразил фальшивое участие, а я едва не скрипнул зубами. Сколько еще он будет вспоминать ту историю? Да, она произошла на его глазах — как и у доброй половины курса, но прошло уже десять лет.

На языке крутились лишь ругательства, и я процедил:

— Лучше бы ты так переживал о своей карьере, а не о моей личной жизни.

Крон продолжать перепалку не стал. Не заходя в лазарет, я двинулся в сторону аудитории. Студенты наверняка на ушах стоят, надолго их терпения не хватит.

«Что думаешь о словах магистра?» — раздалось в голове. Виски тут же закололо, как и всякий раз, когда призрак использовал мысленную речь. И все же я не мог заставить его молчать. Он и так был вынужден жить моей жизнью.

«Что-то здесь не так», — отозвался я.

Чем больше я об этом думал, тем более странной казалась ситуация, описанная Лойсоном. Зачем технологическому миру магия? И самое главное — зачем это Ордену?

Если представить, что все пройдет так, как и задумывал Лойсон… Яна и другие иномирцы вернутся домой. Спираль Тиррэя перенастроится, и в их мирах появятся маги. Молодые, необученные… Не имеющие понятия о том, как управлять своим даром. Не все из них будут хорошими людьми — увы, магия не выбирает хозяина по его нравственным качествам. Кто-то наверняка захочет воспользоваться новыми способностями во благо себе. Кто-то случайно сожжет дом или поранит обидчика.

И к чему это все приведет? Начнется хаос, паника… От пришедшей в голову догадки я резко остановился, напугав проходящего мимо студента. Готов поспорить, именно в этот момент в миры явятся представители Ордена. Спираль Тиррэя вполне может перенести магов и в обратном направлении. Они легко прекратят панику или предложат обучить магов. Да что там! Они единственные будут хоть что-то понимать в воцарившемся бедламе, за исключением «первых ласточек», таких как Гордеева и другие. Но что Орден попросит взамен?

Хитро! Соглашение между мирами Спирали Тиррэя запрещает вмешиваться в жизнь других миров, особенно тех, кто не знает об остальных. Но под предлогом помощи в обуздании магии Орден вполне может обойти этот запрет.

Не нравится мне все это! Артур тоже разделял мои опасения. У меня, конечно, причин любить Орден не было — они достаточно попортили мне кровь еще в детстве, когда я обзавелся двумя дарами… Но происходящее сильно напоминало масштабную аферу.

Пожалуй, стоит поговорить с Алисией. Как ректор академии, давшая разрешение на эксперимент, она должна знать об этом больше.

Однако сначала придется вернуться к студентам. Как я и предполагал, никто не медитировал. Весь этаж гудел, словно им по восемь лет, а не восемнадцать! Прежде я еще ни разу не отлучался с занятий — видимо, это порядком расслабило их.

День закружил привычной круговертью, и я вспомнил об утреннем разговоре уже в обед. Вместо столовой отправился к ректору, однако меня поджидал неприятный сюрприз — кабинет был заперт. Я в растерянности остановился. Обычно Алисия обедала здесь же, потому я надеялся застать ее на месте.

С трудом удалось отыскать ее помощницу — Глорию. Светловолосая девушка в ответ на мой вопрос пожала плечами:

— В академии пожелал учиться кто-то из отпрысков правящей верхушки соседней Арнии. Ректор отправилась туда, чтобы уладить все формальности.

— Почему же этим вопросом не занялись до начала учебного года? — нахмурился я.

Глория покачала головой:

— Понятия не имею! Может, их не хотели отпускать в соседнее королевство, а потом все же смирились?

Я поблагодарил девушку, торопящуюся в столовую, за помощь и задумчиво запустил руку в волосы. И почему у меня ощущение, что Алисия исчезла уж слишком вовремя?

ГЛАВА 14

Яна Гордеева


Как и обещала ректор, Саймон вернулся из лазарета вечером. Увидев его, я едва не ахнула от неожиданности. Парень порядком похудел, под глазами залегли тени, а на подбородке темнела щетина. Вид у него был усталый.

Рисса тут же усадила его за стол, заставленный едой. Девушка любила готовить. Сразу же после занятий она оккупировала кухонный уголок, а Эми ей помогала. Меня же отрядили чистить овощи. Впрочем, меня это вполне устраивало — я и так чувствовала себя выжатой как лимон. А мне еще предстояла индивидуальная медитация у Рида.

Когда Саймон утолил первый голод, к нам в блок явился Оливер со смутно знакомым парнем, держащим в руках накрытое полотенцем блюдо. Наверное, это тот самый сосед, который любит готовить! Но откуда я его знаю? Однако когда тот заговорил, я тут же вспомнила — это он подсказал мне дорогу в библиотеку. Высокий, светловолосый, с едва заметной рыжиной и россыпью веснушек на носу, парень казался воплощением дружелюбия.

— Ребята, это Колин, — представил нас Оливер, и его сосед торжественно водрузил на стол свою ношу, оказавшуюся блюдом с пирожками. — Это Трина, Яна и Саймон.

Мы негромко поздоровались, а я поймала на себе взгляд Колина — похоже, я умудрилась заинтересовать его.

— Спасибо вам! — с чувством сказал Саймон, закончив ужинать. Он откинулся на спинку стула и устало прикрыл глаза. — Этот ваш магический сон — забористая штука. В моем мире есть капсула медпомощи, однако с такими ранениями мне пришлось бы провести в ней не меньше трех суток.

— Лекарь сообщил, что на тебя напал… тренировочный голем? — осторожно спросил Оливер.

Саймон вздохнул:

— Так и есть. Мне сказали, что моя кровь оживила его. Хорошо еще, что всего на десять минут!

— И что теперь? — озадаченно нахмурилась Трина.

— Понятия не имею, — мрачно отозвался Саймон. — Меня обследовал маг-проявляющий, но не нашел в ауре никаких признаков магии. Тот старик, что притащил нас сюда, расспросил о моей семье и взял кровь для анализа.

Мы замолчали, осмысливая слова друга. Разве такое может быть? Магическими свойствами обладала его кровь, а не он сам. У меня — непонятные видения. Похоже, только у Трины все получилось так, как и задумывалось.

— А как у вас дела? Слышал, Яна упала с лестницы? — Саймон перевел тему.

Я бросила взгляд на часы — пора к Риду. Еще одно опоздание он мне точно не простит! Чудо, что утром отделалась легким испугом. Я торопливо пересказала Саймону немного отредактированный вариант событий — не хотелось посвящать соседа Оливера в подробности. Захватив из спальни сумку с учебником, направилась к выходу и вдруг наткнулась на Колина.

— Не против, если провожу?

Я замешкалась с ответом, подбирая слова. Краем глаза заметила улыбнувшуюся Эми.

— Нет, прости, я тороплюсь.

Колин заметно погрустнел, но настаивать не стал. Я поспешила выйти, чувствуя, как горят щеки. И дело вовсе не в компании Колина. Мне просто надо поговорить с Беном до прихода к Риду!

— Парень-то расстроился! — заявил призрак, догнав меня через пару минут. — Оливер предложил ему пригласить тебя на танец на балу.

Я поморщилась — только этого мне не хватало. Колин, конечно, милый, но интереса к нему я не испытывала. Да и стоит ли встречаться с парнями в академии? Как ни крути, я все равно должна вернуться домой. Будет тяжело, если я влюблюсь по-настоящему.

— Комната, в которой я видела призрака, справа от входа. Это маленький кабинет.

— Хорошо, — порывисто кивнул Бен. — Я переговорю с ним и расскажу. Только не забудь о моей просьбе!

Даже будь у меня желание встречаться с парнями, мне банально некогда! Завтра же надо найти какой-нибудь генеалогический справочник и посмотреть там графа Бенджамина Сколлера. Если эта ниточка ни к чему не приведет, то следует поискать бывших преподавателей академии. Уверена, Бен — один из них.

Оказавшись перед дверью лаборатории, я глубоко выдохнула и, поправив волосы, быстро постучала. Через несколько секунд дверь распахнулась, и на пороге показался взъерошенный Рид. Вскинув бровь, он удивленно присвистнул:

— Гордеева! Даже не ожидал увидеть тебя вовремя.

— Я опаздываю только по утрам, — выпалила я и тут же прикусила язык. И почему в присутствии Рида меня тянет на дерзости? Дома я не ругалась с учителями.

— Предупреждаю: за следующее опоздание ты получишь взыскание, — пожал плечами Рид и пропустил меня внутрь.

Следом за мной в комнату просочился Бен. Покрутив головой, хорек сориентировался и направился в кабинет Рида. Мысленно я пожелала ему удачи. Хотелось верить, что он разберется с привидением.

Однако, к моему удивлению, Рид повел меня в лабораторию.

— Раз уж ты у нас новый и чрезвычайно полезный работник, — сарказм в голосе куратора можно было черпать ложкой, — познакомлю тебя с моей помощницей.

Девушка при виде меня недовольно поморщилась и поправила очки.

— Я Сара. — Она протянула руку, и я пожала тонкую ладонь.

— Яна.

Сделав несколько шагов вперед, я огляделась. Лаборатория представляла собой небольшое помещение, тесно заставленное шкафами с неизвестными мне приборами или артефактами. У окна — стол с чем-то вроде нашего микроскопа. В центре комнаты стоял массивный металлический куб высотой с метр, его стены были расписаны вязью рун.

— Мы занимаемся разработкой компактного портала. Перед тобой экспериментальный образец, — пояснил Рид.

Я перевела на него удивленный взгляд:

— Не очень-то он компактный.

Сара оскорбленно цыкнула, а куратор улыбнулся:

— Ты просто не видела стационарные кабины порталов.

Чего это он улыбается? Нет, пусть уж лучше язвит, такой Василиск мне хотя бы понятен.

— И как же он работает?

Мне действительно было интересно. Я не представляла, каким образом эта металлическая коробка могла перенести кого-то. Впрочем, в стационарные порталы тоже верилось с трудом.

— Видишь эти руны? — принялся объяснять Рид. — Эта система заклинаний должна создавать так называемую «червоточину в пространстве». Человеку достаточно лишь шагнуть в нее, чтобы очутиться на расстоянии до тысячи лиг. Естественно, предварительно порталу надо дать координаты для выхода.

— Должна создавать?

Рид поморщился:

— Заклинания сбоят. Я никак не подберу подходящий для стабилизации системы материал. Пробовал драгоценные камни, металл…

— Но мы не сдаемся! — вклинилась Сара.

Мне показалось, она была недовольна тем, как долго Рид болтает со мной. Не терпится приступить к работе? Или она ревнует его? Внезапно вспомнилось кольцо, найденное в ящике стола. Судя по гравировке, оно предназначалось Сюзанне. Интересно, кто она? Может, преподавательница? Выбросив неуместные мысли из головы, я спросила:

— Но разве я могу чем-то помочь?

Только сейчас я в полной мере осознала, насколько мое присутствие здесь бессмысленно. Я слепой котенок в мире магии, какие мне эксперименты?

— У нас всегда есть мелкая работа — полировать камни, протирать пыль и прочее, — тряхнул головой Рид. Несколько черных прядей упало ему на лоб.

— Я готова.

Я не лукавила — уборка за возможность подсмотреть за созданием чего-то удивительного? Легко!

— Сначала медитация, — ухмыльнулся куратор. — Буйство твоих стихий нам точно ни к чему.

Сара, поджав губы, порывисто отвернулась к экспериментальному образцу. Мало мне было Карен, теперь я обрела нового недоброжелателя! О, напряженная спина девушки ясно давала понять, что она не рада мне.

Когда мы с Василиском вошли в кабинет, я изрядно нервничала. Удалось ли Бену что-то выяснить? Хорек обнаружился в углу комнаты, и, судя по его растерянной мордашке, новостей у него не было.

— Как прошла медитация на воздух? — спросил Рид, облокотившись на стол.

Я вздохнула:

— Неплохо, но обличие для дара мне подобрать не удалось. Так же как и отрешиться от происходящего.

— Магистр Уоллас — известный любитель практики равновесия. Однако мы с тобой выберем иной способ — заклинания. Так гораздо проще сосредоточиться на стихии.

Бен шмыгнул в другой угол, а я быстро осмотрелась. Почему здесь никого нет?

— Что-то не так? — В голосе Рида послышались нотки раздражения.

Я поспешно посмотрела на него. Мужчина, прищурившись, скользнул ближе и вперился в меня немигающим взглядом. Я нервно сглотнула.

ГЛАВА 15

Мэтт Рид


— Все в порядке. — Гордеева быстро посмотрела на меня. — Я готова изучать заклинания.

Вопреки своим словам девушка выглядела взволнованной. Она прикусила губу и нервно выдохнула. Определенно, думает Яна сейчас не о стихиях!

— Ты ничего не хочешь мне рассказать? — вкрадчиво спросил я, делая шаг вперед.

— Нет, мистер Рид, — сверкнув разноцветными глазами, отозвалась подопечная.

— Снова видение?

Она покачала головой.

Удивительно, но ее молчание уязвило меня. Раньше я никогда не брал личных учеников, но, полагаю, те были бы куда откровеннее со мной. Я же не враг ей!

«В комнате есть кто-то еще», — произнес Артур. Его голос был непривычно встревоженным.

«Призрак?»

«Возможно, — помедлил Артур. — Ты же знаешь, я не могу видеть их, пока нахожусь в тебе. Выпусти меня — и я проверю».

Слова Артура озадачили. Неужели он прав и девчонка видит призраков?

«Тогда этот кто-то может увидеть тебя?»

«Не исключено».

Нет, пока что я не готов рисковать своей тайной. Если Яна может общаться с этим предположительно призраком, то… она узнает об Артуре. А если она сообщит об этом преподавателям? Меня тут же уволят и передадут в руки Ордена. Под предлогом помощи, конечно.

— Хорошо! — наконец произнес я вслух. Мое молчание заставило Гордееву понервничать. — Прежде чем мы приступим к работе, я должен увидеть твою руну. Если она тебе еще не удается, то толку не будет.

Волнение Артура передалось мне, и я то и дело поглядывал на Яну. Кажется, она расслабилась — заправив локон каштановых волос за ухо, с интересом слушала меня. Что бы ни отвлекало ее прежде — оно затаилось.

Нашарив в шкафу лист бумаги и перо с чернильницей, я положил их на стол и пододвинул девушке. Та мрачно вздохнула:

— А у вас есть карандаш? Я не умею писать чернилами.

Я отвернулся к шкафу, но краем глаза успел заметить быстрый взгляд девушки в угол. Да что это такое! На секунду я даже поддался мысли выпустить Артура и узнать, что же прячется в кабинете, однако в последний момент взял себя в руки: нам с Гордеевой предстоит еще не одна встреча, и я обязательно выясню, что она скрывает.

Когда я протянул Яне графитную палочку, она озадаченно повертела ее и, что-то пробормотав себе под нос, начертила первую руну. Я взял лист в руки и едва не хмыкнул от удивления. Очень неплохое исполнение! На секунду я даже подумал, что у нее есть свой Артур. Он в свое время «ставил мою руку», перехватывая контроль над телом. Ощущения премерзкие, но это весьма эффективно — повторять «урок» не хотелось, потому я занимался втрое усерднее.

И все же Яна удивила меня. Многие студенты тратят не один месяц на постановку руки. А сколько времени было у Яны? Вчерашний вечер и сегодняшний перерыв на обед. Даже если у нее настоящий талант к черчению, ей должен был кто-то помогать. Да, ее могли поднатаскать ребята из ее блока — они-то изучали руны десять лет… Но что-то подсказывало, что все куда интереснее.

— Что ж, тогда перейдем к заклинанию. Запоминай порядок действий: нужно выпустить стихию, затем мысленно нарисовать руну, а следом заставить воду свернуться в кольцо.

— Звучит жутко, — поморщилась Яна.

— Зато это отлично займет стихию воды.

Глубоко вздохнув, девушка посмотрела на свои ладони и прикусила губу. На ее коже блеснула влага, но почти сразу она исчезла. Зато по комнате вновь прошелся сквозняк.

Удивив самого себя, я шагнул вперед и взял Яну за руку. Ее ладошка утонула в моей, и я едва удержался, чтобы не погладить ее нежную кожу.

— Стихия воды теперь часть тебя, не отгораживайся, прими ее!

Яна опустила глаза, но я успел увидеть, как она покраснела. До чего же она милая! Впрочем, Сюзанна тоже была такой до тех пор, пока не узнала об Артуре.

Подопечная смешно сморщила нос, сосредоточившись, и на ее ладони засверкала вода. Я не ошибся — для девушки из технического мира она быстро схватывает. Я нехотя отпустил ее руку.

— Теперь мысленно начерти руну. Если справишься — почувствуешь силу, которой она обладает. Достаточно ее направить и заставить воду образовать кольцо.

Яна озадаченно дернула плечом и зажмурилась. Вода в ее ладони дрогнула и вдруг струей вытянулась в дугу. Запала хватило ненадолго — несколько секунд спустя на пол осели брызги.

— Отлично! — похвалил я. — Попробуй еще раз.

Яна просияла и неверяще уставилась на свою руку. Похоже, она не привыкла к проявлениям магии.

— Руна действительно обладает силой…

Тряхнув головой, она сделала шаг назад, а я вдруг почувствовал сожаление. Волосы девушки пахли цитрусом, а тонкая жилка на шее так и манила прикоснуться.

«Если тебе все еще интересно, — ехидно начал Артур, — то, что находилось в комнате, исчезло».

Да, тут мне возразить нечего. Я… немного увлекся.

ГЛАВА 16

Яна Гордеева


— Яна, ты меня слышишь? — В голосе Эми звучали нетерпеливые нотки, и я встрепенулась, переводя взгляд на соседку.

— О чем ты?

Весь день мои мысли возвращались ко вчерашнему занятию с куратором. Восхищение и растерянность — чувства, которые переполняли меня. Одно простейшее заклинание привело в восторг! Не верилось, что я могу заставить воду нарушить законы физики.

И Рид… Он снова взял меня за руку, чтобы помочь справиться со стихией. Удивительно, что я вообще призвала воду! Его прикосновение взволновало меня — сердце билось, словно сумасшедшее. Как такое может быть? Сам Василиск раздражал, а его касания — смущали.

— Ты же помнишь, что сегодня мы идем за покупками в город? — с подозрением спросила Эми. Конечно, я забыла об этом. Соседка все поняла по моему лицу и обличительно цокнула языком. — Бал уже завтра, а у нас нет платьев!

Я вздохнула — вечером хотела наведаться в библиотеку, поискать информацию о Бене. Пусть ему не удалось обнаружить привидение в кабинете Рида, я должна выполнить свою часть сделки. Однако пропустить поездку в город не могла. Когда еще мне представится шанс покинуть стены академии и посмотреть на другой мир?

— Мне нужно сходить к ректору и попросить денег, — вздохнула я.

Совсем вылетело из головы! Бесконечные медитации кого угодно доконают. Мне по-прежнему не удавалось подобрать обличие для стихий, я чувствовала, как они воротят нос от моих вариантов. Сами бы что-нибудь подсказали!

— Уверена, это не займет много времени, — кивнула Эми. — Я жду тебя в общежитии. А потом пойдем на портал, там наверняка очередь.

Трина задержалась на занятии, и потому к ректору я отправилась одна. К счастью, дорогу умудрилась запомнить. Похоже, я потихоньку осваиваюсь — сводчатые коридоры уже не вводят меня в ступор. В замке царила суматоха — всех взволновал предстоящий бал. Я и сама испытывала любопытство, смешанное со страхом.

В приемной никого не оказалось, и я постучала в дверь кабинета ректора. До меня донесся глухой стук, звон стекла и следом ругательство. Не успела удивиться, как дверь стремительно распахнулась, и передо мной появилась красивая рыжеволосая женщина, одетая в узкие штаны и блузу навыпуск. Ее наряд ошарашил меня — обычно женщины в академии носили платья, исключение составляла лишь одежда для тренировок.

— Мисс Яна Гордеева? — спросила она и, не дожидаясь ответа, пропустила меня внутрь. — Не наступи на осколки, я тут вазу разбила.

— Я хотела увидеть ректора… — замялась я.

— У Алисии появились неотложные дела, и она велела мне временно заменить ее, — мрачно отозвалась незнакомка. Судя по всему, она не в восторге от этой перспективы. — Кстати, я Дженни. Дженни Джекинс.

Та самая преподавательница с факультета огня? Да, теперь я охотно верю в то, что ее методы обучения отличаются от классических!

— Приятно познакомиться.

— Эми и Оливер очень тепло о тебе отзывались. — Я озадаченно нахмурилась. С чего бы им разговаривать обо мне? Оливер вообще на другом факультете учится. — Понятно. — Дженни кивком указала мне на стул, а сама оперлась на стол, заваленный бумагами. — Эти двое ничего тебе не сказали. Я их тетка. Не по крови, но по мужу сестры. Когда я после долгих уговоров пришла преподавать в академию, они промолчали обо мне — не хотели внимания однокурсников. Так и скрывают, паршивцы!

Невольно я улыбнулась. Невозможно не проникнуться симпатией к этой женщине. Она активно жестикулировала, то и дело откидывая рыжие волосы за спину, а в глубине ее янтарных глаз танцевали смешинки. И почему у меня не открылся дар огня?

— Так что тебя привело к ректору?

Я замялась. Все-таки просить о деньгах было неловко.

— Ладно, можешь не смущаться, — улыбнулась Дженни. — Эми уже шепнула мне про бал. Вы правы, в свете случившегося академия просто обязана обеспечить вас всем необходимым. И вечерними нарядами в том числе! В конце концов, я же сейчас ректор?

Нашарив в ящике стола звякнувший бархатный мешочек, магичка протянула его мне:

— Здесь сто золотых. Поделите эти деньги между всеми иномирцами.

— Спасибо!

Я спрятала мешочек в сумку, попутно удивившись его тяжести. Надо же, здесь в ходу монеты. Покупки лучше поручить Риссе или Эми, я наверняка запутаюсь!

Распрощавшись с Дженни, я поторопилась к соседкам. Теперь понятно, почему Эми не сомневалась, что нам выделят деньги! Рядом замаячил Бен, и я шепнула:

— Я обещаю, что обязательно пороюсь в библиотеке.

— Ладно уж, — махнул хвостом хорек. — Куда мне спешить?

Уже на подходе к общежитию меня нагнал Крон — помощник магистра Лойсона. Внутренне я напряглась. Что ему надо от меня? Может, появились новые факты о моих видениях?

— Мисс Гордеева, я принес вам шкатулку магпочты. После того как отправите письмо родным, передайте ее мистеру Аттуорисси и мисс Лин.

Я озадаченно замерла. Я могу передать весточку маме и сестре? Может, даже получить ответ?

— Но как?

— Магпочта соединяет все миры на Спирали Тиррэя, — снисходительно пояснил Крон. — Магистр Лойсон подключил и ваши миры. Письма придут вашим родным в привычном для них виде.

Скорее всего электронная почта. Настроение разом подскочило на несколько градусов. Как же здорово, что я смогу поговорить с ними!

— Я могу помочь с отправкой письма, мисс Гордеева. Позволите называть вас Яной? — Крон вдруг шагнул ближе и обольстительно улыбнулся.

Опешив от неожиданности, я прижала шкатулку к себе и отрицательно покачала головой. Да он же флиртует со мной!

— Думаю, соседки помогут мне, — сухо сказала я.

— Конечно!

Мужчина любезно поклонился, отчего золотистая прядь волос упала на лоб. Жест показался мне нарочитым, призванным вскружить голову. Когда Крон ушел, я задумчиво посмотрела ему вслед. Что это сейчас было?

— И почему ты не согласилась? — за спиной раздался разочарованный возглас Эми.

— Ты подслушивала? — Я укоризненно глянула на нее.

— Вышла из блока, а тут вы! Все случилось само собой. — Эми подошла ближе. — Неужели он тебе совсем не нравится?

Я покачала головой.

— Да у него же на лице написано, что больше всего на свете он любит себя. К тому же он лет на десять старше нас.

— Двенадцать, — вздохнула соседка. — Ему тридцать. Но возраст — не помеха чувствам. Моя сестра вышла замуж за мужчину, который старше ее на шестнадцать лет. И ничего!

Мысленно я поежилась. Даже двенадцать лет казались мне серьезным испытанием для чувств. И все-таки интерес Крона ко мне, если виной всему не моя богатая фантазия, был слишком внезапным и подозрительным. Еще недавно он мечтал избавиться от проблемных иномирцев, а теперь клинья подбивает? Странно.

— Ладно, — махнула рукой Эми. — Вечером я помогу тебе со шкатулкой, а сейчас собирайся. Пора в город! Трина и Рисса уже ждут нас.

— Иду-иду! — шутливо отозвалась я. — Пока твоя тетя — ректор, я не вздумаю тебе перечить!

— Вот потому я и промолчала! — застонала та.

Уже заходя в блок, я спросила:

— А ты не знаешь, сколько лет Риду?

— Наверное, тоже тридцать. Они с Кроном вроде бы учились вместе. А что?

— Да нет, ничего.

* * *

Порталы превзошли все мои ожидания. Я думала… Не знаю, чего я ожидала, но точно не того, что портал окажется похожим на кабину лифта. Огромная металлическая коробка, расписанная рунами. Таких здесь было четыре, и все они, как я поняла, вели в разные части города. Теперь ясно, почему Рид считал свой экспериментальный образец компактным.

— Так вы идете или нет? — спросила пожилая лифт… то есть телепортистка.

— Нам в торговый портал, — кивнула Эми и первой протянула руку. Магичка надела на ее запястье тонкий браслет, словно сплетенный из металлических полос.

— Это блокиратор, — пояснила Рисса. — Студентам запрещено использовать магию вне академии. Кстати, самостоятельно его не снять.

Это известие меня порадовало. Я все еще плохо контролировала свои стихии, и не хотелось бы окатить случайного прохожего водой — на улице-то не лето. К слову, мне пришлось одолжить у Эми ее пальто — плащ, найденный в моем шкафу, вряд ли уберег бы меня от холодного ветра.

Когда все получили браслеты, телепортистка нажала какую-то кнопку, и дверь кабины портала отворилась.

— Заходите, — не очень любезно буркнула она. Похоже, студенты, желающие сделать покупки перед балом, утомили ее.

Рисса и Эми первыми вошли внутрь, мы с Триной слегка замешкались. Чернокожая девушка, как и я, с опасением смотрела на «лифт», не слишком доверяя ему. Впрочем, другого выхода у нас не было — не пешком же идти?

Внутренне напрягшись, я шагнула в портал и замерла, невольно задержав дыхание. Дверь кабины захлопнулась, на стенах засветились руны. Стихии, запечатанные блокиратором, не отзывались на мое волнение, и от этого было не по себе. Оказывается, я успела привыкнуть к ним.

— Да не бойся ты! — улыбнулась Эми. — С непривычки немного мутит, но быстро…

В ту же секунду меня затошнило, а давно съеденный завтрак подкатил к горлу. Руны на стенах засверкали, ослепляя, голова закружилась, в ушах зазвенело, и мир померк.

Придя в себя, я покачнулась, но Эми вовремя подхватила меня под локоть. Отчаянно борясь с тошнотой, я осмотрелась — мы снова стояли в кабине портала. Неужели ничего не получилось?

Вдруг дверь отворилась, и моему взгляду открылся незнакомый зал.

— Идем! — потянула меня Рисса.

Выйдя наружу, я с жадностью глотнула свежий воздух. Здесь царила суматоха — из порталов напротив то и дело выходили люди, смешиваясь с толпой, звучали разговоры и смех. Такое ощущение, словно я на обычном вокзале. Казалось, что вот-вот прозвучит гудок поезда.

Стоящий рядом телепортист махнул рукой, чтобы мы отошли, и я на ватных ногах проследовала к выходу. Какое счастье, что все закончилось! О том, что нам предстоит обратная дорога, я старалась не думать.

— Прости! — поморщилась Рисса. — Стоило дать тебе что-нибудь съесть. Как ни странно, так телепортация дается проще.

Эми отыскала лавочку и усадила меня. Спустя несколько минут я наконец пришла в себя. Да и хотелось посмотреть на город, который стоил мне таких жертв.

Мы вышли из здания, и я с любопытством огляделась. Флориана была похожа на заснеженную европейскую деревушку: мостовая, выложенная брусчаткой, двухэтажные домики с красными черепичными крышами. На первых этажах, как правило, располагались лавки со сверкающими витринами. Откуда-то пахло выпечкой. Вдалеке виднелось величественное здание, похожее на костел, и я готова была поспорить, что это храм.

— Ну и как вам Флориана? — спросила Рисса.

— Восхитительно! — воскликнула Трина. Она с восторгом проводила взглядом пару, над головами которой плыли пакеты с покупками. — У нас в Файрини нет ничего подобного!

Я разделяла чувства девушки. Даже мороз, покусывающий щеки, меня не беспокоил.

— Тогда отправимся за покупками! — скомандовала Эми. — Иначе нам ничего не достанется!

Улица с лавками, торгующими готовыми платьями, располагалась в паре кварталов отсюда, и мы двинулись за подругой. Я все время крутила головой, впитывая в себя новые впечатления. Богато украшенная карета, запряженная тройкой белоснежных лошадей, витрина с детскими игрушками. Навстречу нам то и дело попадались щебечущие девушки, их лица мне были смутно знакомы — наверное, они тоже студентки, выбирающие платья к балу.

— Хорошо еще, что аристократки привозят наряды из дома, — пропыхтела Эми, пытавшаяся пробиться сквозь образовавшуюся толпу возле помоста, на котором выступал фокусник. Хотя о чем это я? Наверняка он маг! — Перед праздником Сотворения мира во Флориане будет вовсе не протолкнуться! В академии состоится торжество, и любой горожанин может купить входной билет. Так что о нарядах стоит позаботиться заранее.

Да, во Флориане любят праздники. Впрочем, мне это нравилось. Я с предвкушением ожидала бал. Когда еще мне доведется увидеть нечто подобное?

Наконец Эми нашла нужную лавку и потянула нас за собой. В отличие от соседних богато украшенных зданий она выглядела невзрачно, даже бедно.

— Не обращайте внимания на фасад, платья миссис Пампкин шьет просто волшебные! Если бы она шила на заказ, столичные леди стояли бы у нее в очереди. Но она предпочитает дать волю фантазии, а потом искать покупателя.

Мы вошли в лавку, и над дверью звякнул колокольчик. Хозяйка устремилась нам навстречу, и я едва не хихикнула. Миссис Пампкин вполне соответствовала своей фамилии — невысокая, кругленькая и одетая в ярко-оранжевое платье с оборками по подолу.

— Добро пожаловать, мисс! Вам нужны наряды для бала в академии? Сейчас мы что-нибудь подберем!

Первой под прицел ее добродушия попала Трина. Женщина заставила ее покрутиться и довольно прицокнула языком.

— Не знаю, откуда вы родом, мисс, но у вас великолепный цвет кожи. У меня есть для вас наряд!

Не успели мы оглянуться, как помощница миссис Пампкин усадила нас на мягкие кресла, а сама хозяйка увела Трину за перегородку.

— Эми, мне, наверное, лучше пойти, — тихо сказала Рисса. — Моей стипендии все равно не хватит на платье.

— Даже не думай! — покачала головой та. — Я куплю его тебе. Считай это моим подарком к празднику Сотворения мира.

Рисса набрала в грудь воздуха, чтобы возмутиться, но ответить не успела — из-за перегородки выплыла Трина, одетая в пышное ярко-золотое платье. Мы замолчали, восторженно разглядывая ее. Наряд подходил идеально: цвет оттенял ее необычную кожу, лиф открывал изящные плечи, а шнуровка превратила фигуру девушки в настоящее произведение искусства.

— Ты просто великолепна! — выдохнула Эми.

Трина покрутилась перед зеркалом и осталась довольна. Эми настояла на том, чтобы следующей подобрали платье Риссе — наверное, чтобы та не успела сбежать. Девушка остановилась на бледно-голубом со скромным вырезом и двухслойной юбкой.

Вскоре с нарядом определилась и Эми, а мне, несмотря на большой выбор, ничего не приглянулось. Да, платья чудесные — все как на подбор пышные и яркие, но я не представляла, как ходить в них. А уж танцевать… Это только Золушка может впервые в жизни надеть модный наряд и вести себя как королева, я же запросто запутаюсь в подоле.

Вдруг мой взгляд упал на еще одно платье, притулившееся с краю вешалки. Оно куда больше походило на современные, привычные мне наряды.

— Примерь-ка, — кивнула миссис Пампкин.

Когда я переоделась и взглянула в зеркало, обомлела — скромное декольте, зато глубокий вырез на спине, расшитый серебристыми нитями лиф, узкая юбка, расширяющаяся книзу. Место этому платью на красной ковровой дорожке! Миссис Пампкин значительно опередила свой век.

— Это платье ждало именно вас, мисс, — кивнула хозяйка лавки.

Я улыбнулась, представив, какое впечатление мой наряд произведет на балу. Пришедшая в голову мысль озадачила — интересно, а кого же я хочу впечатлить?

Когда мы вышли из лавки миссис Пампкин, на улице уже стемнело. Город украсился магическими фонарями, и снег переливался разными цветами, даря ощущение сказки. Я бы много отдала за то, чтобы рядом со мной сейчас оказалась Катя. Ей бы понравился этот город. Он буквально пропитан магией.

Мое внимание привлекла неприметная лавка на углу здания — в ее витрине были разложены украшения. Сердце екнуло — через неделю у сестры день рождения. Я всегда дарила ей серьги — иногда серебро или золото, если мама добавляла денег, иногда необычную бижутерию. Жаль, что в этом году традиция прервется. Да и Катя удивится, если я не пришлю ей подарок. Но ведь где бы я ни училась, согласно версии Спирали Тиррэя, я должна была позаботиться о подарке.

— Яна, ты чего там застряла? — окликнула меня Эми. Засмотревшись, я пропустила момент, когда подруги ушли вперед. — Оливер просил нас занять места в той таверне. До закрытия порталов еще пара часов, немного развеемся.

— Я хочу заглянуть в тот магазин.

А вдруг магшкатулка сможет передать на Землю и серьги?

— Тебя подождать? — спросила Рисса, кутаясь в пальто.

Я покачала головой — не хотелось задерживать подруг. Они и так долго ждали, пока я выберу платье.

— Я справлюсь сама. Идите, я вас догоню. Да и таверна отсюда видна.

Эми с сомнением посмотрела на меня, но все-таки кивнула:

— Ладно, только поторопись!

Я отдала пакет с платьем подругам и отправилась в приглянувшуюся мне лавку.

ГЛАВА 17

Лавка, в которую я заглянула, оказалась очаровательной! На витринах были разложены самые разнообразные украшения: серьги, кулоны, ожерелья и кольца. Приветливый старичок-ювелир с удовольствием рассказывал о своих работах, и я совершенно потеряла счет времени. В конце концов я остановилась на серьгах в форме крылышек из черненого серебра.

— Отличный выбор! — кивнул владелец. — Они называются «Крылья фейри». Такие серьги награждают своего хозяина легким флером очарования.

— Погодите, это артефакт?

Пропустит ли такой подарок Спираль Тиррэя?

— Нет, — махнул рукой старик. — Я ювелир с даром артефактника. Я не вкладываю заклинания в свои изделия, но, как известно, во время работы материал реагирует на мысли мастера. Сейчас я вижу, что серьги заряжены очарованием.

Я улыбнулась. Какая магия многогранная! Я пока что и тысячной доли не знаю.

Расплатившись с ювелиром, я сунула бархатный мешочек с серьгами в карман платья и вышла на улицу. За то время, что я провела в лавке, стемнело еще сильнее. Гуляющие люди почти исчезли, многие магазинчики уже закрылись. Надеюсь, друзья меня не хватились.

Я принялась озираться по сторонам. Вывеска таверны призывно сверкала впереди, но меня вдруг кольнуло дурное предчувствие. Что-то не так! Резко обернувшись, успела заметить тень позади. Она растворилась в сумерках, а сердце забилось чаще. Снова привидение?

— Яна! — Голос Бена заставил меня вздрогнуть. Хорек появился прямо передо мной, и на его мордочке был написан самый настоящий ужас. — Тебя кто-то преследует!

Слова призрака стали последней каплей, и я бросилась бежать. Позади послышались тяжелый топот и хруст снега, но я не позволила себе оглянуться. Кто бы это ни был, вряд ли его намерения добрые! Паника захлестнула меня с головой, однако магия, блокируемая браслетом, молчала. Где же найти укрытие? В зданиях вокруг свет уже не горел, а до таверны еще метров двести!

Бен летел рядом, подбадривая меня, но силы угасали. Да и бежать в тяжелом пальто и громоздких ботинках было неудобно. Топот за спиной стал ближе. Вдруг меня дернули за волосы, и я вскрикнула от боли. Не удержавшись на ногах, рухнула на землю и приложилась коленом о камень, прячущийся под снегом. Надо мной нависли двое мужчин не самого благополучного вида: заросшие щетиной лица, грязноватая и рваная одежда, а главное — взгляд. В их глазах было мало человеческого. Бен отчаянно бросился на одного грабителя, но тот даже не заметил его — слегка поежился, когда призрак прошел сквозь него, и только!

Тот, что повыше, практически за шкирку поднял меня и зажал рот.

— Мы же не хотим, чтобы ты позвала на помощь? Есть разговор.

Я замычала, задыхаясь от вони, исходящей от ладони мужчины. Попыталась укусить его руку, однако он отвесил мне оплеуху. Я покачнулась, едва устояв на ногах.

— Так-то лучше! Отойдем-ка в сторону, чтобы никому не мешать.

Мужчина волочил меня за собой, и я, хромая, вынужденно последовала за ним. Всего несколько шагов, и мы оказались в каком-то тупике. Сюда не выходили окна, даже магические фонари почти не горели. Паника переросла в самый настоящий ужас. Если они убьют меня здесь, никто и не узнает!

— Не смей кричать, иначе получишь еще затрещину, — велел мне главарь, и я кивнула. Второй остался стоять позади, видимо, следить, чтобы сюда никто не зашел.

— Что вам нужно? — спросила я. — Деньги? У меня немного…

— Тише-тише, — осклабился мужчина. — Денежки, конечно, тоже пригодятся. Но вообще меня наняли сказать, чтобы ты убиралась отсюда.

Я, опешив, замерла. Кому я успела помешать?

— К-куда?

— Подальше от Флорианы с академией! — Главарь сплюнул на землю и поскреб заросшую щетиной щеку.

— Хорошо, — кивнула я. — Я согласна.

Спорить с ними я не собиралась, жизнь дороже. Главное — выбраться отсюда здоровой и желательно невредимой, а дальше видно будет!

— Не так быстро, девочка. Сперва мы должны показать, что ждет тебя, если останешься.

Главарь ухмыльнулся, обнажив гнилые зубы, и шагнул ко мне. Я попятилась, но уперлась в стену. Сердце забилось испуганной пичугой — ситуация становилась все хуже и хуже. Подойдя ближе, мужчина замахнулся, словно собираясь отвесить пощечину, но в последний момент рванул на мне пальто. Та же участь постигла воротник платья. Пуговицы посыпались в снег, а меня охватила дрожь. И почему моя магия заперта?! Я ничего не смогу противопоставить этому громиле.

— Джо, ты что делаешь? — прошипел второй, бросив наблюдать за улицей. — Тот аристократишка велел лишь напугать девчонку.

— Этим я и занимаюсь, — хмыкнул главарь. — Смотри, какая красотка. И магия ее нам ничего не сделает, на ней браслет.

Я с мольбой уставилась на второго мужчину. Кажется, лишь он может образумить громилу. Внутренности скрутило от страха, но в то же время меня охватила холодная решимость. Пусть магии у меня нет, так просто насильнику я не сдамся! Как можно дороже продам свою честь и жизнь. И куда же делся Бен? Впрочем, лучше ему это не видеть…

— Слушай, может, нам не трогать девчонку…

Договорить мужчина не успел, в тупике появился еще один человек. В полумраке я не могла разглядеть его лица. По коже поползли мурашки. Он заодно с ними? Тот самый заказчик? Или случайный прохожий?

— Помогите! — крикнула я и тут же задохнулась от пощечины, свалившей меня на землю.

— Отпустите девушку! — приказал незнакомец, и я, к своему удивлению, узнала голос Рида. Он-то как тут оказался?

Куратор шагнул вперед, выйдя под свет единственного фонаря, и я увидела, насколько он зол. За его спиной маячил Бен. Я тихо отползла в сторону, кожей чувствуя, что сейчас здесь будет жарко.

— Шагай мимо и сделай вид, что ничего не заметил, — выругался главарь, однако я успела заметить промелькнувшую на его лице тень беспокойства.

В ответ Рид ухмыльнулся и взмахнул рукой. Стоящего рядом со мной громилу снесло в сторону и ударило о стену. Второй бросился бежать, но далеко уйти не успел — его ноги буквально вмерзли в лед. Еще несколько жестов — и главарь, еще не отошедший от столкновения со стеной, последовал его примеру.

— Ты в порядке? — спросил куратор, помогая мне подняться.

Я отрывисто кивнула, внезапно потеряв дар речи. Неужели все закончилось? Рид прижал меня к себе, и я тихонько всхлипнула.

— Слушай, парень, отпусти! — залебезил главарь. — Ничего с твоей девицей не случилось! Хочешь, я тебе заплачу?

Рид брезгливо поморщился и сложил пальцы щепотью — с руки сорвалась ярко-фиолетовая искра и устремилась вверх.

— Через несколько минут здесь будут служебники. — Заметив мой непонимающий взгляд, куратор пояснил: — Служба правопорядка города.

Я облегченно выдохнула. Кажется, все действительно закончилось.

— Спасибо.

— Ты вся дрожишь… — Рид укутал меня в свое пальто. — Эти отморозки никуда не денутся до прибытия служебников. Пойдем, я помогу тебе привести себя в порядок, а с остальным разберемся завтра. Совсем рядом мой дом.

Дом Рида оказался небольшим и притулился между двух лавок. Судя по окнам, раньше здесь тоже располагался магазин. Открыв ключом дверь, куратор предложил мне войти первой.

Я с интересом огляделась: маленькая прихожая, безликая гостиная и еще одна дверь, ведущая скорее всего в спальню. Никаких личных вещей, картин или статуэток. Похоже, Рид живет в академии, а здесь бывает довольно редко.

— Садись, твои раны надо обработать, — приказал куратор и достал аптечку из ящика трюмо. Потом сотворил горячую воду и выжидающе уставился на меня.

Я вздохнула, но спорить с мужчиной не осмелилась — уж больно серьезный у него был взгляд. Сняв пальто, одолженное куратором, и запахнув ворот разорванного платья, я села в кресло. Только сейчас, когда адреналин схлынул, я поняла, что коленка действительно болит. И щека опухла! Представляю, какой у меня вид…

Рид присел на корточки и посмотрел на меня снизу вверх.

— Я не сумею обработать рану, если ты не покажешь ее.

Я смутилась:

— Я могу сама.

Хмыкнув, мужчина собственноручно снял мой ботинок и стянул шерстяной чулок. Я почувствовала, как краска затопила щеки. Что он делает? Ощупав лодыжку, куратор поднялся пальцами выше и добрался до коленки. Кожа была распорота, кровь уже запеклась. Стиснув зубы, Рид принялся промывать рану. Я отвела взгляд, не зная, куда деть себя от смущения. Куратор же промокнул коленку тряпицей, смоченной какой-то бурой жидкостью из флакона. В воздухе запахло травами.

— Что ты делала там одна? — наконец заговорил Рид.

— Друзья ждали меня в таверне, а я зашла в ювелирную лавку.

Ойкнув, я засунула руку в карман платья и огорченно простонала. Серьги для Кати! Похоже, я выронила их во время потасовки. На глаза навернулись слезы. Как же обидно!

— Больно? — переспросил Рид.

Я покачала головой:

— Потеряла подарок для сестры.

Куратор хмыкнул, а я догадалась, о чем он думает. Меня едва не изнасиловали, а я переживаю о побрякушках. Опустив голову, я спрятала лицо за волосами.

— Как вы меня нашли?

— Проходил рядом, услышал крики.

Я озадаченно нахмурилась. Разве я кричала? Громила зажимал мне рот. Тут же вспомнилось и другое — Бен куда-то исчез, а потом появился вместе с куратором. Может, это он привел его? Но как? Надо будет расспросить хорька, который снова испарился.

После Рид перевязал коленку и поднялся. В его глазах бушевало ледяное пламя. Раньше я и не думала, что в светлых глазах может быть столько… силы.

— Теперь лицо.

От прикосновения куратора к щеке я отшатнулась.

— Больно? Прости, я не владею лекарскими заклинаниями. После возвращения в академию тебе нужно будет в лазарет.

Я закусила губу. Удивительно, но меня вовсе не волновала боль — я стеснялась! Наверняка я ужасно выгляжу. Щека опухла, глаза заплаканные, волосы растрепались.

Рид нахмурился:

— Зря я это отребье сдал служебникам. Нужно было отбить у них охоту нападать на девушек! Хорошо, что я успел…

Я всхлипнула, осознав, что бы сделали со мной, если бы не он.

— Спасибо! — прошептала, завороженная взглядом куратора. И когда он умудрился подойти так близко? Рид ласково погладил меня по щеке и вдруг наклонился. Я подалась навстречу. Неужели он?..

Рид накрыл мои губы своими, развеивая сомнения. Я глухо выдохнула, но и не подумала отстраняться. Рука куратора опустилась на мой затылок, и я с жаром ответила на поцелуй. Прикосновения его губ пьянили не хуже вина, и вдоль позвоночника прокатилась волна мурашек. Он целовал меня нежно, словно я была драгоценной ношей, и я привстала на цыпочки, чтобы теснее прижаться к Риду… Но наткнулась на пустоту — он отодвинулся, разрывая наш поцелуй.

— Прости. — Рид потряс головой и запустил пальцы в черную шевелюру, словно удивленный собственным поступком. — Я сделаю тебе чай.

Не успела я осознать случившееся, как куратор вышел из комнаты. Приложив руку к губам, все еще хранящим воспоминания о поцелуе, я озадаченно замерла. Что это сейчас было?

Рид вернулся в гостиную через пятнадцать минут. К этому моменту я обработала лицо и оделась. Даже пальто Эми снова натянула, как будто оно могло стать моей броней.

Я с благодарностью приняла исходящую паром кружку с чаем, избегая смотреть на Рида. Он тоже делал вид, что ничего не произошло. Что ж, я последую его примеру. Подумаешь, какой-то поцелуй! Обида змеей заползла в сердце. Может, он все же испугался моего опухшего лица?

— Порталы в академию уже закрылись, — сказал Рид, пока я пила чай. — Я найду экипаж. Хочешь пока что-нибудь перекусить?

Я угрюмо покачала головой:

— Нет, я лишь хочу вернуться назад.

— Конечно. — Рид поспешно встал. — Я доложу об инциденте заместителю ректора. И не стоит вечерами ходить по городу одной.

— Тот громила… — замялась я, — он сказал, ему велели напугать меня, чтобы я покинула академию.

Брови куратора взлетели вверх:

— Есть идеи, кому это могло понадобиться?

Я вздохнула.

— В первый же день я поссорилась с Карен с факультета воды. Она обвиняла меня в том, что я заняла место ее брата. Но разве в академию не поступают детьми? Бандиты сказали, что заказчик «аристократишка».

— Иногда слабый дар просыпается лишь к совершеннолетию. Насколько я знаю, в этом году сократили набор на три человека именно для этого отделения.

Неужели это все-таки брат Карен? Он надеялся, что, если я уеду, его возьмут на мое место? Этого достаточно, чтобы натравить на меня бандитов? В голове не укладывалось! Да и куда, по их мнению, я должна была уехать? У меня в этом мире ни одного знакомого вне академии!

— Я обязательно разберусь с этим, — мрачно пообещал Рид. Его прищуренные глаза и взгляд не предвещали семейке Карен ничего хорошего. А мне почему-то стало легче. Уверена, он не бросает слов на ветер.

— Отдыхай! — Мужчина направился к двери. — Я поищу экипаж.

ГЛАВА 18

Мэтт Рид


Выйдя на улицу, я не стал запахивать пальто — промозглый ветер как нельзя кстати. Хорош защитничек! Яну едва не изнасиловали, а я привел ее к себе и полез целоваться. Можно подумать, она мало пережила сегодня. Это не говоря о том, что Гордеева — моя студентка, а я старше ее на десяток лет.

Несмотря на случившееся, она хорошо держалась — не впадала в истерику, лишь расстроилась из-за украшения. И я не вытерпел — поцеловал ее. Это оказалось еще приятнее, чем представлялось. Однако здравый смысл быстро взял верх.

Глубоко вдохнув свежий воздух, покачал головой: как же удачно я выбрался в город! Хотел отправить письмо одному знакомому в Ордене магов. Воспользоваться магпочтой в академии не рискнул — влияние Лойсона велико… Возможно, я параноик, но все это слишком подозрительно.

Закончив с письмом, я направился в торговый квартал, чтобы поужинать в таверне и заглянуть в городской дом. Я не жил там, но исправно обновлял защитные заклинания. Однако Артур почувствовал, что рядом находится призрак из моего кабинета. Это было странно, ведь обычно они привязаны к определенному месту, а этот двигался, и довольно быстро. Он и привел нас к Яне. Теперь я был уверен, что призрак как-то связан с девушкой.

Выйдя на дорогу, я махнул рукой проезжающему мимо экипажу. Как бы ни была соблазнительна мысль оставить Гордееву ночевать у себя, ей нужна помощь лекарей. К тому же после пережитого стресса ее стихии обязательно взбунтуются, стоит снять с нее браслет. И лучше бы Яне находиться в стенах академии.

Договорившись, что экипаж подъедет к моему дому, я вернулся за Яной. Она уже ждала, одетая и готовая к поездке. Сколько же воли в этой хрупкой девушке! Если бы не припухшее лицо и перевязанная коленка, никто бы и не подумал, что с ней что-то произошло.

В академию ехали в молчании. О поцелуе тоже не говорили. Яна отвернулась к окну, размышляя о чем-то своем и изредка кусая губы. Хотелось обнять ее, и я лишь усилием воли остался на месте. Пора напомнить себе, что отношения со студенткой недопустимы.

«Впервые после Сюзанны тебе понравилась девушка», — прокомментировал Артур.

Я поморщился. Конечно, глупо было надеяться, что сосед оставит без внимания такое событие.

«Это было ошибкой, — мысленно ответил ему. — Гордеева — моя студентка, к тому же она все равно вернется в свой мир».

«А она мне нравится».

«Сюзанна тебе тоже приглянулась. Помнишь, чем это закончилось?»

Артур замолчал, но я чувствовал его неодобрение. Да, начиналось все прекрасно: я был влюблен, Сюзи отвечала взаимностью, и будущее казалось безоблачным и чудесным. После окончания учебы я надеялся получить лицензию частного мага и сыграть свадьбу. Однако, узнав об Артуре, Сюзи порвала со мной. Впрочем, ее сложно винить. Обстоятельства, при которых это произошло, кого угодно доведут до срыва.

Наверное, именно в тот момент я понял, что глупо делать вид, будто я обычный человек. Мы с Артуром связаны на всю жизнь, и пора смириться с этим. На следующий же день я подал заявку на должность преподавателя. В академии всегда полно народа, и это то, что мне нужно.

Экипаж мягко затормозил у ворот, и, бросив пару монет кучеру, я помог Яне выйти.

— А мы сможем попасть внутрь?

— У преподавателей нет комендантского часа, — усмехнулся я.

В большинстве окон в замке света не было, зато кабинет ректора сиял огнями. Похоже, Гордееву успели потерять — наверняка ее друзья, не дождавшись девушку, подняли академию на уши.

Я приложил руку к воротам, и те распахнулись, пропуская нас внутрь. По-хорошему, стоило бы зайти к ректору — или кто там сейчас исполняет ее обязанности… Но Яна окончательно выбилась из сил, несмотря на свою браваду.

— Идем в лазарет, я сам сообщу о случившемся.

Девушка кивнула, и в глубине ее глаз я увидел благодарность. В коридоре остановился и глянул на Гордееву:

— Есть кое-что еще. Я должен снять с тебя блокиратор. Твои стихии вырвутся наружу.

— Мне нужно сдержать их?

— Нет, дай им выплеснуть свое беспокойство за тебя.

Гордеева озадаченно посмотрела на меня, но протянула руку. Я расстегнул браслет, с трудом удержавшись от того, чтобы не погладить ее ладонь. Едва сделал шаг назад, как Яна глухо выдохнула и согнулась пополам. С ее рук одновременно сорвались потоки воды и воздуха. Они закручивались спиралью, будто обнимая девушку. Я улыбнулся, глядя на ее ошарашенное лицо. Похоже, она еще не привыкла к тому, что стихии могут чувствовать.

После я передал ослабевшую подопечную в руки лекарей, наскоро пересказав случившееся. Ужасно не хотелось оставлять ее, но меня ждали другие дела.

ГЛАВА 19

Яна Гордеева


Эми и Трина ворвались в лазарет, когда лекари закончили с моей щекой. Коленку уже вылечили — на ней даже следов от ссадины не осталось.

— Яна! Слава Всевидящему, ты в порядке!

Эми крепко обняла меня. Я глухо пискнула, однако сердце затопила нежность. Мы знакомы всего несколько дней, но соседка стала мне настоящей подругой.

— Когда ты не пришла в таверну, мы заглянули в ту ювелирную лавку, — взволнованно проговорила Трина. — Хозяин сказал, что ты ушла уже давно.

— Да, на меня напали…

— Уже знаем. — Эми выпустила меня из объятий. — Мы как раз были у Дженни, когда пришел Василиск. Это он тебя спас?

Я кивнула.

— Мне очень повезло, что он оказался рядом.

Я нервно сглотнула, вновь припомнив похотливый взгляд громилы.

— Мисс Гордеева, — обратилась ко мне лекарка, — если вы желаете, можете остаться в лазарете на ночь.

— Нет-нет, хочу вернуться к себе.

— Мы проследим за ней, — пообещала Трина.

По дороге в общежитие я рассказала подругам обо всем, что случилось, умолчала лишь о поцелуе куратора. Я и сама не понимала, как это произошло. Уверена, все дело в том, что он меня спас! Я просто поддалась моменту. Если бы меня спас Человек-паук, его я бы тоже поцеловала! А вот чем руководствовался Рид?..

Тряхнув головой, я заговорила о своих подозрениях по поводу Карен и ее брата. Эми тут же нахмурилась, а Трина вовсе вспыхнула огнем, перепугав нас. Хорошая все же штука — защитные руны на стенах!

— Простите. — Она сделала глубокий вдох. — Так и хочется встретиться с этой Карен…

— Служебники обязательно займутся этим делом, — мрачно сказала Эми.

В блоке, помимо Риссы, нас ждали Оливер с Саймоном. Они только вернулись из города — оказывается, ребята прочесывали кварталы вокруг таверны в поисках меня.

Ужинать я не стала, лишь выпила чай и сообщила, что отправлюсь спать. Соседки предлагали переночевать в моей комнате, но я отказалась. Мои ожидания оправдались — едва я захлопнула дверь, как в спальне материализовался Бен.

— Как же я рад, что все обошлось! — Хорек подплыл ближе и взмахнул лапками, словно собираясь меня обнять. В последний момент он со вздохом остановился и пошевелил усами.

— Спасибо тебе, — я рухнула на кровать, — это же ты привел Рида?

Бен, озадаченно нахмурившись, кивнул.

— Кажется, да. Я вернулся на улицу, отчаянно надеясь, что смогу привести помощь. Вдруг твои друзья уже ищут тебя? Там заметил твоего Рида. Самое удивительное, что он отреагировал на меня. Не видел, нет, смотрел он в другую сторону… Но едва я пролетел мимо, он обернулся и пошел за мной.

— Мне повезло…

В горле появился комок, стоило представить, чем все могло закончиться… Но что привело Рида ко мне? Потрясающее чутье или Бен?

— Ложись спать, — посоветовал Бен, — и выспись хорошенько — завтра у тебя выходной, а вечером бал.

Ох, это вовсе вылетело у меня из головы. А ведь платье я отдала подругам, значит, оно не пострадало в отличие от подарка для Кати. Жаль, что я потеряла сережки, они бы ей понравились.

— Спи уже! — прикрикнул хорек, и я, улыбнувшись, последовала его совету.

* * *

Первым, что я увидела, проснувшись, был Бен. Он завис в воздухе над моей кроватью с таким видом, словно нес службу всю ночь.

— Как ты?

Я потянулась, прислушиваясь к ощущениям — как ни странно, чувствовала себя отлично. Лекарские заклинания в сочетании с крепким сном творят чудеса. Переведя взгляд на окно, залюбовалась рассветом. Светает здесь поздно, значит, я неплохо поспала.

— Я в порядке, — ответила Бену. — И знаешь, чем я сейчас займусь?

— И чем же? — удивился моему энтузиазму хорек.

— Отправлюсь в библиотеку! Все равно бал только вечером.

Еще вчера я думала отсидеться у себя, но сегодня эта мысль показалась мне трусливой. Я заслужила отдых! И даже если встречу там Карен, не стану ее бояться. Блокиратора в академии на мне нет — стихии не дадут меня в обиду.

Удивительно, но вчера я чувствовала их совсем иначе. Они беспокоились за меня и злились, что не смогли защитить. Они живые! Наши отношения словно перешли на новый уровень.

— Прямо сейчас? — моргнул Бен. — Разве тебе не нужно готовиться к вечеру?

— Еще полно времени, — отмахнулась я.

Сначала воспользуюсь душем — наконец-то я проснулась рано!

Захватив все необходимое, я выскользнула в коридор. Кажется, соседки еще спали — из их комнат не доносилось ни звука. Мне повезло — душ пустовал. Впрочем, вывалилась я оттуда уже через десять минут — стихии живо напомнили, что не стоит пренебрегать медитациями. Я испытала на себе уникальную СПА-процедуру — струи воды били со всех сторон, вдобавок меня едва не ошпарило горячим воздухом.

Вернувшись в комнату, я переоделась, с трудом расчесала мгновенно высохшие волосы и замялась. Как там Рид учил? Выпускаю стихию, мысленно рисую заклинание, а затем заставляю воду свернуться в кольцо. Сколько бы я ни пыталась, дойти до третьего этапа никак не выходило. Даже комментарии Бена не помогали. В итоге мне удалось добиться чего-то похожего на дугу, и на этом я решила остановиться. И почему в присутствии Рида заклинание получалось лучше? По большей части он просто наблюдал за мной, но не вмешивался в процесс.

Сдув прядку волос с лица, я опустилась на пол. Теперь пришел черед стихии воздуха. Так как плетений для него куратор не показывал, я решила помедитировать.

Стихия встретила меня радушно. Я хихикнула, сообразив, что воздух ревнует меня к воде. Как это странно! Повинуясь порыву, попробовала погладить его внутри себя, как бы это абсурдно ни звучало. Тело пробрала дрожь, а следом перед внутренним взором появился маленький ураганчик. Он задорно крутился, ни на секунду не останавливаясь. Это же и есть обличие моей стихии!

В ответ на мысль пришла волна одобрения и… просьба? Кажется, он хочет, чтобы я назвала его.

«Вихрь», — внезапно возникла в мысль. Ураганчик закружился еще быстрее, а меня окутало теплом и радостью — похоже, имя пришлось ему по душе.

Еще немного пообщавшись со стихией, я закончила медитацию и ошалело тряхнула головой. Это было просто невероятно! Именно этого от меня добивался Рид? Надо бы помедитировать с водой, но сейчас пора идти в библиотеку, если я все же собираюсь помочь Бену.

Едва я вышла за порог блока, как наткнулась на какой-то предмет, завернутый в ткань. Оглядевшись по сторонам, наклонилась и с опаской развернула.

Сердце екнуло. Бархатный мешочек. Тот самый.

Я вытряхнула на ладонь серьги, которые купила для Кати, и счастливо улыбнулась. Рид… Это он нашел их.

* * *

— И тут пусто!

Захлопнув массивный справочник аристократических семей, я откинулась на спинку стула. Граф Бенджамин Сколлер здесь не нашелся, впрочем, как и маркиз или виконт. Других Сколлеров тоже не обнаружилось.

Бен, зависший над столом, огорченно вздохнул, и я положила ладонь на его призрачное плечо. Проигнорировав мерзкие ощущения и подкативший к горлу желудок, сказала:

— Не переживай, мы обязательно узнаем, что с тобой случилось.

В выходной день в библиотеке никого не было, и я не опасалась говорить вслух.

— Мы изучили основные генеалогические справочники Флорианы и соседних стран, — встопорщил усы призрак, — но у нас до сих пор нет ни единого объяснения моему облику. Не мог же я родиться хорьком? Животные не становятся призраками.

— И не преподают, — добавила я.

Что ж, пойдем этим путем. Наверняка список преподававших в академии куда меньше, чем список аристократов. Но здесь без посторонней помощи не обойтись.

— Яна, ты тут? — за спиной раздался голос Эми, и я вздрогнула. Девушка подошла ближе и заглянула через мое плечо. — Ты решила сама найти того аристократа, который устроил нападение на тебя?

— Я… нет, то есть да. Ты меня искала?

— С ног сбилась! — всплеснула руками соседка. — С тобой хочет побеседовать служебник, задержавший вчерашних грабителей.

— Да, конечно. — Я встала из-за стола, мысленно обругав себя. И почему я не подумала, что потребуется мое присутствие? Желудок сосало от голода, но завтрак снова откладывался.

— Он с Дженни в кабинете ректора.

— Хорошо, — кивнула я.

Эми смерила меня скептическим взглядом.

— Потом сразу иди в общежитие, нам еще к балу готовиться!

Я улыбнулась:

— Твоя тетя исполняет обязанности ректора всего сутки, а ты уже вовсю командуешь!

Эми ожидаемо смутилась, но, сообразив, что я шучу, уперла руки в бока и заявила:

— Что поделать, все на мне держится!

По дороге в кабинет я размышляла о том, что, в сущности, подруга права. Эми — настоящий ураган в юбке, в то время как Рисса — тихая и спокойная. Возможно, она стесняется своих проблем с магией или материального положения… Ну а мы с Триной пока осваиваемся в новом мире, опираясь на знания и помощь соседок.

Постучав в дверь, я поспешно пригладила растрепанные волосы и, дождавшись разрешения, вошла внутрь. Помимо Дженни и Рида, стоявшего у окна, здесь присутствовал незнакомый мужчина в сером форменном плаще с блестящим значком на лацкане.

— Доброе утро, мисс Гордеева. — Он слегка привстал, приветствуя меня. От его пристального взгляда мне стало не по себе. — Меня зовут мистер Томпсон.

— Простите, что заставила вас ждать.

— Ничего, я имел любопытную беседу с мистером Ридом.

Я искоса посмотрела на куратора. Интересно, он рассказал обо всем? Даже о поцелуе?

— Итак, что случилось с вами прошлым вечером? Начните с порталов.

Я села в кресло и, сделав глубокий вдох, заговорила, стараясь припомнить малейшие детали. Когда дошла до ювелирной лавки, служебник подался вперед. Выслушав меня, он пожевал губами и перевел взгляд на Рида.

— Выходит, вам действительно очень повезло, что ваш куратор оказался поблизости.

В его голосе сквозило недоверие. Он что, намекает на то, что мы договорились о встрече? Рид прищурился, демонстрируя нелепость подобного предположения, а я неожиданно для себя почувствовала досаду.

— Повезло, — сухо отозвалась я.

Дженни кашлянула, переводя тему:

— Так что там с этими бродягами? Удалось узнать, кто именно заказал нападение на мисс Гордееву?

— К сожалению, нет. Он нанял их через посредника. Расследование уже началось, нападение на гостью из другого мира не окажется безнаказанным. Мистер Рид рассказал нам об угрозах Карен Миллиган. Вы подтверждаете его слова?

В ответ я кивнула. Кому я еще успела насолить за неполную неделю во Флориане?

— Что ж, спасибо за беседу. — Мистер Томпсон поднялся. — Как только что-нибудь станет известно, я сообщу вам.

Когда служебник вышел, Дженни пошарила в ящике стола и вытащила кулон из голубого камня. Сапфир?

— Это защитный артефакт. Носи его и днем и ночью. Пока служебники не найдут того, кто все это затеял. — Магичка повернулась к куратору. — Мэтт…

— Я присмотрю за ней, — ответил тот.

— Вот и ладненько, — хлопнула в ладоши Дженни. — А теперь кыш отсюда! У меня уйма бумажной работы. Не представляю, как Алисия справлялась со всем этим.

Мы с Ридом вышли из кабинета. Оказавшись в приемной, он повернулся ко мне, и мое сердце забилось чаще.

— Тебе необходимо помедитировать, — сказал он, и я почувствовала себя дурой. Естественно, медитация! О чем еще может поговорить со мной куратор?

— Я медитировала с утра на воздух. — Мне пришлось постараться, чтобы голос звучал ровно. — Теперь у него есть обличие и, кажется, имя.

— Ты самостоятельно догадалась, что стихию следует назвать? Отлично, Яна! А что с водой?

— Заклинание пока не выходит, — закусив губу, призналась я. Подняв голову, встретилась взглядом с куратором и вздрогнула. Ну почему я так реагирую на него? Глупость какая-то!

— Нужно как можно скорее найти общий язык с водой, пока она окончательно не распоясалась, — нахмурился куратор. — Сегодня бал… Но завтра я жду тебя утром в своем кабинете.

— Хорошо, — вздохнула я.

На секунду показалось, что вместо бала Рид заставит меня отрабатывать заклинание. Видимо, на этом мужчина счел разговор законченным — кивнул мне и пошел к выходу.

— Спасибо за серьги! — выкрикнула я ему в спину.

Рид обернулся и дернул уголком рта:

— Считай это извинением за мое… недопустимое поведение.

Радость от возвращения подарка для Кати тут же испарилась. Едва не хлопнув ни в чем не повинной дверью, я отправилась в общежитие — сдаваться на милость Эми.

ГЛАВА 20

Если бы я знала, чем обернется подготовка к балу, отсиделась бы в библиотеке! Эми притащила целую батарею разнообразных флаконов и баночек, и наша гостиная превратилась в салон красоты.

— Кожа будет сверкать! — пообещала соседка, а мне захотелось поежиться. Надеюсь, не в буквальном смысле?

Трина с интересом приняла участие в «дегустации» — наверняка в ее мире косметология использовала другие методы. Я не испытывала желания наносить на лицо не очень-то приятно пахнущую жижу. Особенно когда узнала, что эти средства делала всего лишь студентка, а не опытный зельевар. Пришлось вызваться помогать Риссе с готовкой — только это уберегло меня от энтузиазма Эми.

Рисса порхала по кухне, словно бабочка. И как она умудрялась все успевать? Помешать содержимое кастрюли, отобрать у меня незнакомый овощ, который, оказывается, не надо чистить, нашинковать лук… Невольно я залюбовалась ловкостью ее движений, улыбкой и твердым взглядом. Сейчас девушка находилась в своей стихии. Она не использовала магию в отличие от Эми, которая даже чай самостоятельно не наливала.

— У тебя здорово получается, — сказала я Риссе, и та смущенно улыбнулась.

— Я всегда любила готовить, а в приюте умудрилась подружиться с поварихой.

— Ты росла в приюте?

— Я сирота, — кивнула девушка. — Родителей своих не помню… Матерью мне стала Эли — та самая повариха. Я с кухни не вылезала, думала пойти по ее стопам. Она хотела меня удочерить, но тут у меня открылся дар воды. Слабенький на самом деле, но меценат, курирующий приют, решил сделать широкий жест и оплатил мое обучение в академии. Даже крохотную стипендию назначил.

Уголки губ девушки опустились, и она отвернулась к плите, преувеличенно внимательно помешав суп. Кажется, она вовсе не мечтала о карьере мага. Я думала, больше она не вернется к этой теме, но она добавила:

— Как видишь, магия не особенно мне дается. В прошлом году я хотела забрать часть заплаченных за обучение денег и уйти из академии, но мне не позволили. И как назло открылся второй дар — некромантия!

Я положила ладонь на плечо девушки.

— Уверена, после того, как закончишь обучение второму дару, ты станешь отличным кулинаром!

— Именно этим я и собираюсь заняться, — повеселела Рисса. — Надеюсь, вскоре декан поймет, что я безнадежна, и мне позволят уйти.

Когда суп отправился в холодильный шкаф, а жаркое томилось в печи, я попросила девушку помочь мне со шкатулкой магпочты. Сама я не осмелилась приблизиться к ней. Рисса согласилась, и мы перебрались в мою комнату.

Пока я писала короткую записку маме и сестре, пальцы дрожали. Мне очень хотелось получить от них ответ, убедиться, что все в порядке…

— Шкатулка может передавать что-либо, помимо писем? Я хотела подарить сестре серьги, — спросила я Риссу, но та лишь пожала плечами.

— Кажется, года три назад технологии магпочты усовершенствовали. Давай попробуем. — Соседка открыла шкатулку и подозвала меня. — Положи письмо и подарок внутрь, а потом назови имя адресата. Достаточно имени, Спираль Тиррэя сама поймет, кого ты имеешь в виду.

Я последовала совету девушки и, чувствуя себя полной дурой, произнесла «Ирина Гордеева». Сколько таких Ирин в одной России? Додумать мысль не успела — меня ослепила вспышка света, а в висках закололо. Я хватанула ртом воздух, а в следующую секунду крышка шкатулки захлопнулась, едва не прищемив мне нос. Я испуганно отшатнулась, вдруг подумав, что кончик моего носа стал бы весьма любопытным сувениром для мамы.

Дождавшись, пока руны, которыми была расписана шкатулка, погаснут, Рисса открыла крышку.

— Пусто. Возможно, твоя сестра все же получит серьги.

На этом разговор пришлось завершить — до нас добралась Эми со своими флакончиками. Мученически вздохнув, я отправилась наводить красоту. Хорошо хоть платья гладить не надо было — в лавке миссис Пампкин на них наложили заклинания консервации. Туфли мне одолжила Рисса — у нас оказался один размер.

Вскоре мы наконец были готовы. Я с интересом всмотрелась в зеркало, не веря глазам: в нем отражалась девушка в лазурном платье, облепившем фигуру как вторая кожа. Обернувшись, нервно сглотнула — теперь вырез на спине казался мне несколько… провокационным. Особенно в сравнении с подругами в более традиционных для Ниэля нарядах.

— Ты произведешь фурор! — восхищенно выдохнула Эми.

Да, это меня и пугает.

Соседка подошла ко мне и поправила завитый локон, выбившийся из высокого узла на затылке. Она довольно ловко соорудила прически всем нам, повозившись лишь с Триной.

Убедиться в правдивости предположения подруги я смогла уже через десяток минут. Едва мы вышли из коридора, как наткнулись на стайку однокурсниц. Девушки буквально прожгли меня взглядом и зашептались. Среди них я заметила и Карен. Та почти сравнялась цветом лица со своим бордовым платьем. Невольно я коснулась кулона, который дала мне Дженни. Даже если именно семья Карен подстроила нападение на меня — я в безопасности.

— Яна… — За спиной раздался восхищенный вздох, и я увидела Колина, одетого в голубой камзол и узкие брюки. Парень не сразу обрел дар речи, и Оливер шутливо ткнул его в плечо. С ними был и Саймон, и я заметила на его руках блокираторы. За исключением того случая с големом, его магия так и не проявила себя, но маги решили, что так будет безопаснее.

— Девушки, вы выглядите просто великолепно! — отмер наконец Колин. Я смущенно покраснела — он смотрел на меня.

И зачем я выбрала это платье? Как будто нарочно хотела привлечь внимание парня!

— Идемте, — сказал Оливер. — Слышите музыку? Пропустим приветствие ректора.

Богато украшенный зал привел меня в восторг: мраморные колонны были увиты цветами, под потолком танцевали разноцветные магические шары. На натертом до блеска паркете кружились первые пары.

Мы прошли ближе к сцене, и всюду нас сопровождали шепот и смешки. Обнаженную спину прожигали чужие взгляды, и по коже поползли мурашки.

— Не бойся, ты просто красавица! — прошептала мне на ухо Эми. Я с благодарностью кивнула и выше вскинула подбородок. Соседка права — платье отличное, чего мне смущаться?

Тем временем музыканты отложили инструменты, и на сцену вышла Дженни, одетая в серебристый наряд. Только когда она шагала, становилось ясно, что на ней не юбка, а брючный костюм. Посмотрев на толпящихся внизу студентов, магичка вздохнула и что-то пробормотала себе под нос.

— Понятия не имею, что нужно говорить в этих случаях, — кашлянула Дженни, и пара пожилых преподавателей скривились. — Наверное, что-то о том, что мы начинаем очередной учебный год, а я безумно рада находиться здесь. Поверьте, последнее — наглая ложь. Пока я замещаю ректора, я не могу запереться в лаборатории. И раз уж я пришла… Сделайте мне одолжение — как следует повеселитесь!

Зал встретил слова Дженни смехом и аплодисментами, с новой силой грянула музыка. Магичка спустилась со сцены и взяла под локоть рыжеватого мужчину лет сорока пяти, одетого в коричневый камзол и черные брюки. Он что-то сказал ей, и Дженни, рассмеявшись, накрыла ладонью его руку. Неужели они пара? Мужчину нельзя было назвать красавцем: слишком худ, глаза какого-то невнятного цвета, крючковатый нос. Но сколько нежности в его взгляде, направленном на Дженни! И она отвечала ему тем же.

— Потанцуем? — предложил мне Колин.

Я покачала головой. Этого танца я не знала и вряд ли смогла бы повторить — слишком сложные фигуры и повороты.

Друзья ушли танцевать, а мы с Колином направились к столу с закусками. Взяв бокал с пуншем, я уставилась на кружащиеся пары. До чего же красиво! Девушки в пышных платьях, мужчины в строгих костюмах. Среди них я видела и нескольких преподавателей. И невероятная музыка, от которой по телу пробегала дрожь. Я как будто угодила в сказку! Казалось, вот-вот я увижу Золушку, танцующую с принцем.

— Яна?

Блин, совсем забыла о Колине! Обернувшись, я поспешно сделала глоток пунша и преувеличенно внимательно уставилась на парня.

— Ты кого-то ищешь? — спросил он.

Я быстро покачала головой, в глубине души понимая, что лгу сама себе. Я действительно пыталась высмотреть Рида. Его нигде не было, и это расстраивало. Толку приходить на бал в таком платье, если единственный, кто меня интересует, не увидит его?

— Потанцуем? — вдруг раздалось над ухом.

Сердце скакнуло к горлу, но, оборачиваясь, я уже узнала голос — Крон. Ему-то что нужно?

— Нет, благодарю, я не танцую.

— Бросьте, мисс Гордеева, — ослепительно улыбнулся помощник магистра. Стоящего рядом Колина он словно не замечал. — Вы обворожительны сегодня. Неужели будете столь жестоки ко мне?

Я уже открыла рот, чтобы отказать ему, как вдруг краем глаза увидела Рида неподалеку. Он был одет в черный камзол и черные же брюки, напоминая призрак самого себя. Прищурившись, куратор смотрел на меня, и я вдруг почувствовала головокружение.

— Думаю, могу сделать исключение. — Я обернулась к Крону, тут же расплывшемуся в самодовольной улыбке. Кажется, он не сомневался, что я не смогу устоять перед ним.

Словно по заказу, мелодия сменилась на медленную и тягучую, и Крон повел меня в центр зала. Едва ощутив на талии его горячую ладонь, я пожалела о своей вспышке. Мне хотелось позлить Рида, но с чего я решила, что ему есть дело до того, с кем я танцую?

— Танец довольно сложный, но не беспокойтесь — вы в надежных руках, — пообещал Крон, и я мысленно застонала.

ГЛАВА 21

Мэтт Рид


Идиот! И зачем меня принесло на бал? Чего я здесь не видел? Вместо работы в лаборатории ездил за костюмом — за ненадобностью он хранился в городском доме.

Теперь я чувствовал себя незваным гостем на чужом празднике, да из-за музыки мигрень усилилась. Студенты, наткнувшись на меня, менялись в лицах, коллеги с любопытством расспрашивали, что же привело меня на бал. Я не посещал подобные мероприятия уже лет семь, а тут изменил своим правилам.

И ради чего? Чтобы увидеть, как Яна танцует с Кроном? Его рука на обнаженной спине девушки, уверенный взгляд. Столь самодовольной улыбкой можно было освещать академию. Чем дольше я смотрел на них, тем больше злился.

Впрочем, стоило ли винить Яну? Помощник магистра — известный дамский угодник, неудивительно, что она не устояла. После всего случившегося девушке нужно повеселиться. Но почему именно Крон?

«Лучше бы сам пригласил ее!» — проворчал Артур, а я привычно отмахнулся от него. Я не собирался танцевать с Гордеевой, особенно пока она в таком умопомрачительном платье… Одна мысль о том, чтобы положить руку на ее талию, воспламеняла меня. И куда делись выработанные годами выдержка и холодность?

— Мистер Рид! Как я рада видеть вас!

Мои размышления прервала подошедшая Элизабет Мейсон — преподавательница бытовых заклинаний на факультете земли. Я нехотя посмотрел на женщину, одетую в броское алое платье. Ее темные волосы были убраны наверх, декольте — открыто взглядам всех желающих. Кажется, про нее болтали, что она отчаянно жаждет выйти замуж и в академию устроилась именно по этой причине.

— Решил немного развеяться, — сухо ответил я, но это не охладило пыла принявшей пунша коллеги. Она подхватила меня под локоть и с придыханием прошептала:

— Не хотите ли прогуляться по оранжерее? Там, должно быть, чудно!

Артур прыснул со смеху, а я, мысленно ругаясь, с трудом отцепил пальцы женщины от своего рукава и, отговорившись делами, ретировался. Я знал Элизабет: не отделаюсь от нее прямо сейчас — буду нести этот крест до конца вечера.

Остановившись у столика с закусками, я вновь нашел глазами Яну и Крона, танцующих неподалеку. Крон прижал девушку к себе, и ей это явно не понравилось. Яна что-то высказывала мужчине, однако ее слова заглушала музыка. Я быстро пошевелил пальцами, подзывая воздух, но подслушать не удалось — заклинание мячиком отскочило от Крона. Похоже, на нем какой-то артефакт.

Не выдержав, я решительно двинулся сквозь толпу. Перед глазами стояло испуганное лицо Яны, и руки сами собой сжались в кулаки. Оказавшись рядом с Кроном, я нарочито весело произнес:

— Яна, вот ты где! — Она удивленно вытаращилась на меня, но я успел заметить облегчение в глубине ее глаз. — Ты помнишь, что обещала мне танец?

— Вообще-то сейчас она танцует со мной.

Крон сжал пальцы на талии девушки, а я едва не скрипнул зубами. На нас начали оглядываться, послышались смешки. К счастью, в этот момент музыка стихла, знаменуя окончание танца. Нехотя мужчина отпустил Яну, и та быстро переметнулась ко мне за спину.

— Еще увидимся, — процедил помощник магистра и ушел.

Я потянул Яну к выходу из зала — ей точно требовалась передышка. В пустом холле она с облегчением выдохнула и обхватила себя за плечи.

— Ты в порядке? Он не обидел тебя?

Подопечная нервно передернула плечами:

— Нет. Предложил прогуляться с ним после танца, прижимал к себе… Неужели я похожа на девушку, которая пойдет с ним по первому зову?

Она возмущенно сверкнула глазами, а я покачал головой:

— Вовсе нет. Впрочем, это довольно странно — отношения со студентами запрещены, хотя Крон и пренебрегает этим правилом… Но не домогаться же на виду у всех? — Прежде он всегда был осмотрителен, не давая повода уволить себя. Он так сильно хочет насолить мне? Или причина в моей подопечной? Шагнув к Яне, я посмотрел ей в глаза: — Я обязательно поговорю с ним, он оставит тебя в покое.

— Спасибо, — грустно отозвалась девушка и перевела взгляд на окно, за которым снова шел снег. — Из-за меня столько проблем…

— Даже не думай об этом, — хмыкнул я. — Во всем можно смело винить Лойсона.

Яна улыбнулась, и я залюбовался ею. Все же сегодня она восхитительна. Задумался, уместно ли сделать ей комплимент, как вдруг меня коснулась волна холодного воздуха. Я озадаченно обернулся, но окно было плотно закрыто.

— Бен! — крикнула Яна и бросилась за одну из мраморных колонн. Я побежал за ней, на ходу готовя щит. Однако, обнаружив девушку, непонимающе покачал головой — здесь никого не было, обычный закоулок, каких полно в замке.

Мою подопечную едва ли не трясло. С ее рук срывались потоки магии, но тут же брызгами осыпались на пол. Что она делает?

— Помоги ему, прошу! Сделай что-нибудь! — отчаянно заплакала Яна, заламывая руки, и я наконец понял, о чем она говорит.

В углу висела полупрозрачная, смутно напоминающая человеческую фигуру тень. На подобии лица горели красные глаза, а рот вытянулся воронкой, словно присоска. И эта тварь теснила другого призрака… Хорька?!

Действуя на рефлексах, я первым делом набросил щит на Яну, а потом сотворил отгоняющее заклинание. Оно смачно впечаталось в морду хищного призрака — его крик ударил по ушам. Призрак-хорек, дрожа от ужаса, быстро переметнулся за плечо Яны.

Я швырнул еще одно заклинание, надеясь запеленать тварь в ловушку, но та уже пришла в себя. Увернувшись, зашипела на прощание и нырнула прямо в каменную стену.

Что это было? Я ошарашенно посмотрел на Яну, уже догадавшись, что призрак-хорек и сопровождал девушку в городе. Именно его чувствовал Артур. Заметив, что я смотрю на него, хорек оправил усы и церемонно поклонился:

— Благодарю вас за спасение, мистер Рид! Меня зовут Бенджамин Сколлер.

В голове раздался оглушительный смех Артура.

ГЛАВА 22

Яна Гордеева


Кажется, приветствие призрака шокировало Рида. Куратор замер и уставился на хорька, явно потеряв дар речи. Интересно, как он смог увидеть его? Похоже, Бен задался тем же вопросом. Он облетел вокруг куратора и, принюхавшись, пробормотал себе под нос:

— Прежде меня никто не замечал. Похоже, дело в том, что Яна дала разрешение увидеть меня… В вас тоже есть что-то странное. Вы видите призраков?

Рид, успевший взять себя в руки, невозмутимо покачал головой. Как будто его каждый день допрашивают призраки-хорьки!

— Сдается мне, вы лукавите, молодой человек! — погрозил Бен когтем.

Я прыснула со смеху — картинка вышла на редкость забавная. Или это нервное? Вечер едва начался, а я уже успела пережить приставания Крона, нападение странного призрака, а теперь убедилась, что Бен не плод моего воображения!

— Знакомство оставим на потом, сейчас надо разобраться в случившемся, — отмахнулся Рид от хорька. — Яна, этого призрака ты видела на лестнице?

Я пожала плечами:

— Не могу поручиться, что призрак был тот же самый, но определенно с такими же пастью-присоской и горящими глазами. В прошлый раз он прошел сквозь меня, а сейчас напал на Бена.

— Он хотел сожрать меня! — воскликнул хорек.

Если бы не помощь куратора, Бен бы исчез. Сердце сжалось от запоздалого ужаса.

— Идемте к Дженни. Что бы это ни было, оно по-прежнему в замке, а значит, всем нам угрожает опасность.

Я кивнула, с тоской покосившись на двери зала, откуда доносились звуки музыки. И стоило столько времени убить на сборы, чтобы провести там от силы полчаса?!

— Ты уверен, что Дженни ушла с бала?

Договорив, я поспешно прикусила язык. Нападение призрака словно стерло границы между нами, и я забыла, что раньше обращалась к куратору на «ты». Впрочем, он не прокомментировал это.

— Готов поспорить, что она уже у себя. Кстати, Бенджамин… — Рид перевел взгляд на призрака. — Мне придется рассказать Дженни о тебе.

Хорек мученически вздохнул:

— Тогда позаботьтесь о том, чтобы меня не развеяли. Прежде я собираюсь узнать, почему я в теле хорька.

Куратор бросил на него удивленный взор, но задавать вопросов не стал. Быстро преодолев пустые коридоры академии, мы добрались до кабинета ректора. Рид коротко постучал в дверь и замер в ожидании ответа. Выглянувшая Дженни поморщилась:

— Надеюсь, вы просто принесли пунш?

Рид покачал головой:

— Увы, случилось нечто серьезное.

Вздохнув, магичка пропустила нас внутрь. Кабинет был слабо освещен — на столике горели свечи, под потолком сиял один из магических шаров. В кресле сидел мужчина, которого я видела на балу.

— Мой муж — Уилл Джекинс, — представила Дженни. — А это мистер Рид и его подопечная мисс Яна Гордеева.

Рид нахмурился:

— Боюсь, дело конфиденциальное…

— Можешь говорить при Уилле, — махнула рукой магичка. — Он читает меня как открытую книгу, да и я все равно проболтаюсь. Дальше нас двоих ничего не уйдет, можете быть уверены. Что случилось? Снова покушение? Или дело касается Крона? Я видела: во время танца с Яной он вел себя не слишком-то учтиво. Хотела прийти на помощь, но Мэтт подоспел вперед меня.

— Все куда серьезнее, — вздохнул Рид. — Недавно с Яной произошел несчастный случай. Она увидела призрака и упала с лестницы. Маг-проявляющий не нашел у нее признаков магии смерти или жизни.

— Я читала отчеты Алисии. Снова видение?

— Да, только на сей раз его видел и я.

Дженни присвистнула и ошарашенно осела в кресло.

— Рассказывайте все с самого начала.

— Сперва тебе нужно кое с кем познакомиться, — сказал Рид и обернулся. — Бен?

Хорек выглянул из-за моей спины и нехотя перелетел в центр комнаты. Однако ни Дженни, ни Уилл его не видели. Они озадаченно посмотрели на Рида, а тот, переведя взгляд на меня, вопросительно вздернул бровь.

Он это серьезно? Неужели нужно мое разрешение?

— Пожалуйста, присмотритесь внимательнее! — сказала я, чувствуя себя полной дурой. — Это мой друг Бен.

Несколько секунд ничего не происходило, а потом глаза Дженни удивленно расширились.

— Грызун? — вырвалось у нее.

Бен оскорбленно приосанился:

— Да, я хорек, но это вовсе не значит, что я вас не понимаю.

Дженни захлопнула рот. Уилл медленно поднялся.

— Пожалуй, я могу сделать вам чай — все равно я ничего не вижу. Магического дара у меня нет.

Дженни с благодарностью кивнула мужу и снова посмотрела на Бена:

— Откуда ты взялся?

— Я жил в библиотеке, но не мог покинуть ее. Яна единственная, кто сумел увидеть меня. Похоже, каким-то образом моя привязка к месту сработала на нее. Теперь я могу сопровождать ее, но отдалиться больше чем на пару десятков ярдов не получается. — Хорек задумчиво пожал плечами. — Наверное, в некотором роде Яна стала моей хозяйкой, поэтому ее разрешение и позволяет другим увидеть меня.

— Ладно, — тряхнула головой Дженни. — С этим мы разберемся позже. Что у вас случилось?

Рид рассказал о нападении призрака, а я с благодарностью приняла чашку чая от Уилла. Выслушав нас, магичка задумчиво откинулась на спинку кресла.

— Нужно оповестить Орден магов, о таких существах мы еще не слышали. Теперь, когда призрака видели двое, нельзя игнорировать этот факт. У меня сложилось ощущение, что в первый раз Яна стала случайной жертвой, а вот Беном призрак заинтересовался всерьез.

— Хорошая формулировка, — проворчал хорек. — Сожрать он меня хотел.

— Бен, в замке есть другие привидения? — спросил Рид. — Можешь поспрашивать, видели ли они таких тварей?

— Легко! Только Яне придется прогуляться со мной.

Я выразила готовность помочь. Рид кивнул мне и мрачно произнес:

— Это еще не все. То, о чем я скажу сейчас, не должно выйти за пределы кабинета. — Куратор пошевелил пальцами: с них сорвалось серебристое заклинание-паутинка, облепившее стены. Защита от подслушивания, догадалась я. Окинув взглядом дело своих рук, Рид продолжил: — Я не доверяю Ордену. Эксперимент с вытягиванием студентов из других миров кажется мне несколько поспешным. Магистр Лойсон объяснил, что благодаря этому магия появится и в других мирах. Но нужно ли это им? Все это слишком дурно пахнет. А призраки-присоски появились сразу после прибытия студентов в академию. И первой их увидела именно Яна. Не думаю, что это просто совпадение.

Вдоль позвоночника пробежала дрожь. Неужели он прав и эксперимент каким-то образом вывел из равновесия Ниэль? Может, эти призраки кишат по всему замку, а мы и не знаем!

— Я попробую что-нибудь разузнать по своим каналам, — пообещала Дженни и улыбнулась мужу, подавшему ей кружку чая. Глотнув, она поперхнулась и закашлялась. — Кажется, здесь слишком много мяты.

Уилл пожал плечами и передал ей свою кружку.

— Что ж, — подытожила магичка, — о случившемся сегодня я обязана известить Орден. Таковы инструкции насчет необычной магической активности. Но сообщить преподавательскому составу о призраках права не имею — я всего лишь замещаю ректора, мне нужно официальное письмо. Посмотрим, как Орден отреагирует на это, и будем осторожны!

— Хорошо, — кивнул Рид. — Держите нас в курсе.

На этом разговор закончился, и мы с Ридом вышли в пустой коридор. Академия как будто вымерла — наверняка все торчали на балу. Я остановилась, обхватив себя руками. Перед глазами все еще стояла жуткая морда призрака. От мысли, что он может прятаться за соседней стеной, становилось не по себе.

— Хочешь вернуться на бал? — устало спросил куратор и запустил пятерню в волосы.

— Наверное. — Я неуверенно пожала плечами. Праздничное настроение исчезло, но и оставаться одной не хотелось. — К тому же ты сам сказал, что я обещала тебе танец.

Брови Рида взлетели вверх, и я тут же пожалела о своих словах. Что на меня нашло? Даже Бен удивленно крякнул и тут же отвернулся, заинтересовавшись стеной.

Я думала, что куратор сделает вид, будто не понимает, о чем я говорю, — он же предпочел забыть про поцелуй! Однако он меня удивил.

— Обещания надо исполнять, — согласился Рид. — Но у меня нет желания толпиться среди восторженных студентов.

Я разочарованно закусила губу, но в следующую секунду мужчина сотворил пасс пальцами, и до нас донеслась музыка из зала — тихая мелодия, на грани слышимости. Какое-то заклинание стихии воздуха? Куратор подал мне руку, и я, отчаянно волнуясь, вложила свою ладонь.

— Кажется, это вальс. У вас танцуют вальс?

Я кивнула — дар речи покинул меня.

Рид положил руку на мою обнаженную спину и притянул меня к себе. Несколько секунд мы не двигались, не отводя глаз друг от друга и привыкая к ощущениям. Меня пробрала дрожь предвкушения. Неужели мы действительно собираемся танцевать в пустом коридоре академии под едва слышную мелодию?

Рид сделал первый шаг, и я уверенно последовала за ним, откликаясь на его движение. Он оказался отличным партнером, и мне всего лишь оставалось подчиниться его рукам и взгляду, от которого кровь в венах буквально кипела. Еще один шаг, и еще. Дыхание сбилось, но вовсе не от стремительности танца — прикосновение Рида к моей обнаженной коже заставляло хватать ртом воздух — настолько остры были ощущения.

С каждой минутой мелодия убыстрялась, а мы прижимались друг к другу все теснее. Сердце стучало как безумное, стихии бесновались внутри меня, норовя выплеснуться наружу. От поворотов кружилась голова, но я чувствовала поддержку Рида, знала, что он подхватит меня.

Мелодия оборвалась на высокой ноте, и мы замерли, не разнимая объятий. Наши губы почти соприкоснулись, но никто не спешил отодвинуться или, напротив, сократить расстояние. Мы молчали, деля одно дыхание на двоих, и это состояние было куда интимнее, чем поцелуй.

Рид очнулся первым, медленно, словно нехотя отпустил меня и склонил голову:

— Спасибо за танец.

Я присела в реверансе, чувствуя, как горят щеки. Несмотря на все, что случилось сегодня, именно этот танец станет самым ярким впечатлением вечера.

ГЛАВА 23

Утром, когда я вышла к завтраку, меня сразу же атаковали вопросами.

— Ты танцевала с Кроном? Он сам пригласил тебя? — Эми едва не подпрыгивала на месте от нетерпения.

Трина подтвердила, а Рисса нахмурилась:

— Разве? Я видела тебя с Ридом.

Я поспешно откусила сэндвич, давая понять, что ужасно голодна. Мне очень хотелось поделиться тем, что на душе, — рассказать, как куратор спас Бена от злобного призрака, о нашем танце в пустом коридоре… Но если о первом я говорить не могла, то о втором не желала. Это лишь наш с Ридом секрет. Тряхнув головой, я отпила чай и сказала:

— Рид помог мне с Кроном. Тот делал недвусмысленные намеки и предлагал прогуляться после бала. Он всегда так себя ведет?

Я с опаской посмотрела на Эми. Надеюсь, она не разозлится на меня за то, что я порочу ее кумира? Соседка, нахмурившись, закусила губу, но промолчала.

— А вы повеселились на балу? — Я перевела тему.

Придумывать, чем мы с Ридом были заняты после стычки с Кроном, не хотелось. Наверняка я покраснею и выдам себя.

Трина улыбнулась:

— Я отлично провела время. К концу вечера, кажется, успела запомнить все здешние танцы.

— Мне тоже понравилось, — кивнула Рисса. — Я рада, что вы уговорили меня развеяться.

Эми молчала, все еще погруженная в свои мысли. Сердце болезненно сжалось — неужели я потеряю подругу? Наверное, не стоило говорить о Кроне.

— Если мы не хотим опоздать на занятия, нужно поторопиться, — вздохнула Рисса.

Несмотря на то что бал закончился поздно, утренние медитации никто не отменял. Мне повезло — в отличие от подруг я вернулась рано и неплохо выспалась. Даже успела освежиться в душе, пока проснулись остальные.

Я быстро переоделась в форму — мне наконец пошили новое платье, олицетворяющее стихии, — синего цвета с белой окантовкой. Захватив сумку, я вышла в коридор блока, где встретила хмурого Оливера. Покосилась на витающего рядом хорька, однако друг по-прежнему его не замечал. Сегодня я попросила Бена не отдаляться от меня — призрак-присоска мог появиться в любой момент. Впрочем, в этом случае вся надежда только на Рида.

Вплоть до аудитории Оливер молчал, и я догадалась, что причина его дурного настроения не только в раннем подъеме.

— Что-то случилось? — осторожно спросила я.

Оливер поморщился:

— Не то чтобы… — Я думала, что парень промолчит, но тот, вздохнув, добавил: — Трина… Я пригласил ее на танец.

— Она отказала?

— Лучше бы отказала! — буркнул друг. — Согласилась, но ясно дала понять, что мне ловить нечего. На Файрини у нее остался приятель. И вообще она не видит смысла в отношениях, которые в любом случае завершатся.

Я закусила губу. Именно эту мысль я отгоняла от себя все утро. Мне нравился Рид, действительно нравился. Настолько, что это грозило перерасти в нечто большее. Если сначала я думала провести в академии год, дождаться, когда Спираль Тиррэя перенесет меня домой, то теперь хотела закончить обучение. Несколько лет отсрочки — но итог тот же. Да и не могла я бросить семью, променять Землю на Ниэль.

Впрочем, зачем я вообще думаю об этом? Да, поцелуй и танец ясно давали понять, что Рид интересуется мной, — уж на это моего опыта общения с противоположным полом хватало. Но в то же время куратор старался держаться от меня подальше. Может, все дело в Сюзанне? Или во мне?

Сообразив, что Оливер ждет от меня какой-то реакции, я прокашлялась:

— Наверное, она права.

Оливер кивнул:

— Да, осталось только смириться с этим.

Во рту стало сухо. Пожалуй, и мне надо смириться.

В аудитории было практически пусто — лишь несколько студентов заняли свои кувшинки. Среди них была и Карен — она коротко посмотрела на меня и дернула плечом. Знать бы, что у нее на уме. Никаких новостей от служебников не было, и неясно, стоило ли мне опасаться девушки.

Стремительно вошедший в аудиторию Василиск всколыхнул сонное царство. С неудовольствием отметив пустующие места, он покачал головой:

— Доброе утро. Надеюсь, оно для вас доброе. Впрочем, я сомневаюсь — в чашу с пуншем явно подмешали что-то крепкое.

Я ухмыльнулась кислым лицам однокурсников. Взгляд Рида скользнул по мне, а потом переместился налево — прямо на хорька. На душе потеплело — оказывается, делить с кем-то свою тайну приятно.

Осталось выяснить, о чем именно вчера говорил Бен. По его мнению, Рид что-то скрывает. Вечером я завалилась спать, а утром времени на разговор не хватило. Но я обязательно расспрошу хорька о кураторе.

Занятие шло своим чередом, и я погрузилась в медитацию. В отличие от воздуха, получившего обличие и имя, вода все еще не слушалась меня. Битый час ушел на то, чтобы взять ее под контроль. Когда стихия немного присмирела, я принялась перебирать возможные варианты обличий. Ни на одном не удавалось сосредоточиться больше чем на несколько минут. А я еще думала, что вода — спокойная стихия! Она пенилась и бурлила, заглушая мои собственные мысли. Такое ощущение, словно я стою возле огромного водопада… Водопад! Все тут же встало на свои места.

Я вообразила перед внутренним взором высокий водопад, словно наяву почувствовала исходящую от него прохладу. Стихия разом угомонилась, я ощутила ее одобрение и… облегчение?

Имя. Воде тоже нужно имя. В голову ничего не приходило, и я замерла в замешательстве. Водопад оглушительно загрохотал, и я рассмеялась. Какая нетерпеливая! Хм, а это идея!

«Нарекаю тебя Быстрая».

Меня окатило брызгами. Полагаю, это можно считать положительным ответом.

Медитация завершилась, и я сошла с кувшинки, впервые за последнее время чувствуя себя… цельной? Теперь я понимала, как важно найти общий язык со стихиями. Вихрь недовольно шевельнулся внутри меня, и я улыбнулась. Как и говорил Рид, я обязана позаниматься и с ним. Какие же стихии ревнивые!

Студенты потянулись к выходу, а я задержалась в аудитории, не зная, как заговорить с Ридом. Он обратился ко мне сам.

— Наше занятие сегодня в семь, — кивнул мне Рид. — Оденься поудобнее — тебе предстоит работа в лаборатории.

Ах да, пробирки! Жду не дождусь!

* * *

Следующая неделя пролетела незаметно. Подумать только, здесь уже наступил октябрь! На улице стало еще холоднее, с неба почти ежедневно сыпал снег. Впрочем, я и не выходила за пределы замка. Времени не хватало катастрофически: в расписание добавились новые занятия, Рид гонял меня по базовым заклинаниям, а еще работа в лаборатории.

Каждый вечер я мечтала добраться до подушки, а утром едва разлепляла глаза. Мне казалось, что главное — найти контакт со стихиями, но теперь я поняла — все только начиналось!

Таинство создания компактного портала всерьез увлекло меня. Я могла часами наблюдать за Ридом и Сарой, которые пытались подобрать стабилизатор и настроить систему заклинаний. Хуже всего складывались отношения с Сарой — помощницей Рида. Впрочем, это и отношениями-то не назовешь. Пожалуй, даже к шкафу она относилась теплее, меня же не замечала вовсе.

Бен ее терпеть не мог и постоянно корчил рожи за спиной девушки. Я едва удерживалась от смеха, глядя, как он передразнивает ее манеру поправлять очки и поджимать губы. Куратор, занятый делом, не обращал внимания на наши шалости. Когда очередная попытка запустить портал провалилась, он начинал заново. Я верила, что с таким упорством он добьется своего.

К Риду Бен относился как к давно потерянному дядюшке. Столько восторга было в его взгляде, что пару раз я даже поймала себя на ревности. Я как-то привыкла считать хорька своим личным привидением. Помимо этого Бен был уверен, что куратор что-то скрывает, но свои ощущения объяснить не мог. Наш единственный разговор на эту тему вышел донельзя странным.

— Я чувствую, что Рид словно одной крови со мной, — сообщил хорек, когда я готовилась ко сну.

— Считаешь, ты мог быть его предком? — удивилась я.

— Нет! — Бен, волнуясь, перелетел из одного конца комнаты в другой. — Не при жизни, а сейчас.

Я прыснула со смеху. Он намекает на то, что Рид каким-то образом связан с хорьками? Умолкнув под взглядом Бена, взяла себя в руки.

— Что ты имеешь в виду?

— В нем есть что-то от призрака. К тому же я уверен, что он почувствовал меня в тот день, когда на тебя напали.

Однако на прямой вопрос призрака Рид не ответил. Лишь удивленно поднял брови и окинул холодным взглядом. Это у него выходит весьма профессионально, аж мурашки по коже бегут. И все же Бен остался при своем мнении. Я же терялась в догадках. Во время самого первого занятия я определенно видела за спиной куратора нечто, похожее на привидение. Но что это могло быть?

— Протри стол и займись шкафами.

Так начался очередной вечер. Сара бросила мне тряпку и что-то пробормотала себе под нос. Наверное, надеялась, что работа в лаборатории надоест мне.

Рида еще не было. Занимаясь делом, я одновременно рисовала перед внутренним взором руны, которым меня учил Бен. Мы начали практиковать новые заклинания, но я все еще путалась. А ведь раньше казалось, что магия — это просто. Маши себе палочкой.

Однако дело требовало немалой концентрации и учета множества посторонних факторов. Вчера пролетевший мимо комар — и откуда только он взялся в этом климате? — нарушил структуру моего воздушного щита, и отдача ударила по мне же. Рид, ухмыльнувшись, посоветовал запатентовать первый в Ниэле щит, который дерется.

Стоило вспомнить о кураторе, как он со свертком в руках вошел в лабораторию. Сердце привычно сжалось — за прошедшую неделю мои зарождающиеся чувства не угасли. К счастью, извиняться за танец Рид не стал — иначе я бы точно залепила ему пощечину. Пусть мы не говорили о случившемся, но все же отношения между нами изменились. Порой я ощущала на себе его взгляды, иногда он вскользь касался моей руки, отчего меня бросало в дрожь.

Кивнув мне и Саре, Рид развернул ткань и вытащил на свет невероятно красивый камень с множеством золотистых прожилок.

— Эффириал, — пояснил он. — Я достал его у артефакторов. По показателям должен подойти для стабилизатора.

В лаборатории закипела работа, а я, волнуясь, отошла назад, чтобы не мешать. Как же мне хотелось, чтобы все наконец получилось! Пусть я бесполезна, зато поприсутствую при историческом моменте.

Рид нажал на неприметную кнопку, и прямо в центре портала появилось небольшое отверстие. Он положил внутрь эффириал, захлопнул крышку и восстановил систему заклинаний. Со стороны это смотрелось забавно: он махал руками и время от времени щелкал пальцами. Но я уже знала, что именно так выглядят поддерживающие пассы — они закрепляют плетения.

Забыв про уборку, я прижала тряпку к груди и затаила дыхание. Руны на поверхности портала вспыхнули, и я закусила губу. С другими стабилизаторами такого не происходило!

— Ну же! — воскликнула Сара.

Рид молчал, напряженно глядя на свое детище. Руны засветились ровным светом, а в воздухе послышался мерный гул, напоминая работу машин. Но не успела я обрадоваться, как все кончилось — портал вновь застыл безжизненной металлической глыбой. Сара разочарованно застонала, и даже я не удержалась от вздоха. Рид же улыбнулся:

— Так далеко мы еще не продвигались! Это отличная новость!

От его улыбки на душе потеплело. Посмотрев на Сару, я поморщилась. Неужели у меня такой же глупый вид?

— На сегодня все, — подытожил куратор. — Других образцов стабилизатора у меня больше нет.

Жаль… Хотя отдых мне тоже не помешает. Когда я вышла в коридор, Бен неуверенно произнес:

— Кажется, он плохо себя чувствует.

— Кто? — удивилась я.

— Рид.

Я покосилась на хорька. Так называемая «связь» призрака с Ридом начинала меня пугать. Интересно, а призраки могут сходить с ума? Впрочем, Бен тут же замолчал и не стал развивать тему.

Когда мы преодолели холл, Бен привычно вжал уши — впечатления о нападении призрака все еще были свежи. Больше он не появлялся, ответа от Ордена тоже не было, но ситуация настораживала.

* * *

— Как дела в лаборатории? — В гостиной блока сидела лишь Рисса. В последнее время в общежитии царила тишина — всех загрузили занятиями.

— Пока что ничего нового, — пожала я плечами. — А ты чего не на практике?

— Меня отстранили, — просияла девушка, — после того, как я не смогла упокоить умертвие и оно цапнуло мисс Грин за лодыжку. Кажется, она хотела таким образом наказать меня, но я счастлива!

— Вот и решение твоей проблемы, — хихикнула я. — Просто ничего не делай — и тебя оставят в покое.

Захватив с собой ужин, я заперлась в комнате. Почти все свободное место на полу занимали коробки с бумагами. Теперь Дженни знала о Бене, и я попросила у нее доступ к архивам академии. К сожалению, они не были оснащены поисковыми артефактами, потому приходилось перебирать бумаги вручную. Едва я потянулась к коробке, как в дверь постучали.

— Яна, к тебе Саймон пришел! — послышался голос Риссы.

Я, вскинув брови, поднялась. Интересно, что ему нужно? Мы часто обедали всей компанией, и я знала, что дар Саймона по-прежнему не проявился. Зато эксперименты с кровью показали неплохие результаты — она действительно оживляла предметы. Сейчас друг учился управлять ими.

— Привет, — поздоровался Саймон и протянул мне магическую шкатулку. — Кажется, тебе пришло письмо.

Сердце подскочило к горлу.

— С чего ты взял?

Шкатулка выглядела как обычно: никаких надписей типа «Одно входящее письмо» на ней не появилось.

— Колин передал, — развел руками Саймон. — Понятия не имею, как он это определил.

Рисса улыбнулась:

— Все просто: внутри есть список получателей, никто не может забрать чужое письмо. Яна, тебе нужно открыть крышку и произнести свое имя.

Я последовала совету девушки и замерла, не зная, чего ожидать. Спустя пару секунд по глазам ударила белая вспышка, а виски закололо. Следом из шкатулки выпорхнул белый конверт и прыгнул прямиком мне в руки. Я торопливо разорвала бумагу и с жадностью пробежалась по строчкам.

Привет, сестренка! Как мы были рады получить от тебя письмо! Мы уже думали, ты укатила в свою Норвегию и забыла про нас…

В Норвегию? У меня вырвался смешок. Да, Спираль Тиррэя позаботилась о достоверности!

У нас все хорошо, скучаем по тебе и ждем на каникулы. Жаль, что твой университет закрытый и фотографии делать нельзя. Мобильная связь тоже барахлит — мне так и не удалось дозвониться.

Спасибо тебе за подарок ко дню рождения! Сережки невероятно красивые. Уж не знаю, что за мастер их изготовил, но я в них просто влюбилась.

Кстати, ты забыла свое кольцо! Я положила его в конверт.

Дочитав, я вытерла выступившие слезы и потрясла конверт. На ладонь упало серебряное колечко с массивным голубым камнем в центре. Мое любимое…

Я носила его не снимая, несмотря на то что камень был простой стекляшкой. Мы купили его в последний день отпуска, когда обнаружили, что перепутали время и наш самолет уже улетел. Казалось бы, катастрофа, но мама сделала из этого настоящее приключение. Мы оставили багаж в аэропорту и несколько часов бездумно бродили по городу. Это кольцо — напоминание о том, что даже самый плохой день может стать прекрасным.

Удивительно, как я могла забыть надеть его? Я натянула украшение на указательный палец, отметив, что, кажется, умудрилась похудеть — кольцо сидело гораздо свободнее.

Теперь со мной частичка дома.

Остаток вечера прошел по привычному сценарию: я выполняла домашние задания, а в перерывах разбирала архивы. Бен все время крутился рядом, сетуя на то, что не может помочь мне.

Ближе к полуночи соседки разошлись по постелям. Дождавшись, пока в блоке воцарится тишина, я переоделась и выскользнула наружу. Наступала моя самая любимая часть дня — осмотр замка вместе с Ридом и Беном.

Куратор, одетый в белую рубашку с закатанными рукавами и узкие брюки, уже ждал меня в коридоре — во время ночных вылазок он не носил мантию, чтобы она не стесняла движения. И так легко было забыть, что он мой преподаватель…

— Готова?

ГЛАВА 24

Мэтт Рид


— Ты готова?

Яна кивнула, а Бен, висящий над ее плечом, уставился на меня с подозрением. Вот ведь пушистый… призрак! Он всегда чувствовал моменты, когда меня накрывала мигрень, — каким-то образом считывал присутствие Артура во мне.

Сегодня голова болела особенно сильно. Кажется, сбывались мои худшие прогнозы — с возрастом ситуация усугублялась. Если лет пятнадцать назад меня беспокоило лишь отсутствие личного пространства, то теперь куда больше волновала мигрень.

— Сегодня мы осматриваем складские помещения? — спросила девушка.

— Да, третий этаж западного крыла. Держись рядом со мной, многие комнаты несколько… заброшены.

— Снова крысы? — поморщилась Яна. — Ты обещал, что больше крыс не будет!

Я ухмыльнулся и пожал плечами. Мы уже неделю ночами осматривали замок в компании Бена, и с первого дня девушка обращалась ко мне на «ты». Сначала я хотел одернуть ее, но не стал. Приятно хоть на пару часов забыть, что Яна — моя студентка.

Академия была пуста, и нам удалось добраться до западного крыла незамеченными. На случай, если нас обнаружат другие преподаватели, у меня имелось официальное разрешение Дженни, но все же объясняться не хотелось.

Головная боль, от которой я почти отрешился, снова взяла верх, и Яна бросила на меня обеспокоенный взгляд. Я знал, что она видит, — каждый день имел счастье лицезреть в зеркале изможденное лицо и запавшие глаза.

В голове глухо заворчал Артур. Уже который день он требовал рассказать о нем подопечной. Утверждал, что девушка, имеющая собственного призрака, с пониманием отнесется к моей тайне. Конечно, он прав. Но я и без того не самый приятный в общении человек. Что будет, когда Яна узнает, что у меня в голове живет давно умерший старикашка? Сомневаюсь, что это прибавит мне очков.

— Там кто-то есть, — насторожился хорек и указал на комнату впереди.

Я привычно задвинул Яну за спину и накинул на нас обоих щит. За неделю мы еще не встречали призраков-присосок, как мы их окрестили, но все могло измениться.

Я толкнул дверь и первым вошел внутрь, поманив за собой сопровождающий нас магический шар. Он осветил пустое помещение, которое прежде использовали как склад, — сейчас он был давно заброшен.

— Миссис? — Из-за спины вылетел Бен, а я облегченно выдохнул. Значит, там обычное привидение. — У вас все в порядке?

Яна вышла вперед, а я почувствовал досаду — как выяснилось, я призраков не видел, исключение составлял лишь Артур. Приходилось пользоваться помощью подопечной и хорька.

Девушка, зажмурившись, привычно сложила пальцы в хитром жесте, перенаправив звуки, которые слышит, на меня.

— Призрак — пожилая женщина, одета бедно, — тихо пробормотала Яна, а в следующую секунду я и сам услышал старческий надтреснутый голос.

— Те, с присосками? Уже наслышана…

Я поморщился — удивительно, как быстро расходятся слухи среди призраков. От Артура я знал, что в замке живут привидения, но не представлял, насколько их много. Иногда я замечал, как на занятиях или в коридорах Яна вздрагивает и устремляет взгляд в одну точку. Кажется, ее способность видеть призраков становилась сильнее с каждым днем.

Покачав головой, я вернулся к разговору.

— Призраки со второго этажа болтают, что видели двоих: один едва заметный, а второй жирный, лоснящийся. Нельсон сказал, что он был материальным!

— Материальным? — переспросила Яна.

— У призраков есть такая байка, — мрачно пояснил я. — Если они станут достаточно сильными, то смогут обрести плоть.

Яна неосознанно сделала шаг ко мне, словно ища защиты, и я набросил на ее щит второй слой. Возможно, это просто страшилки, которыми развлекаются призраки, а если нет?

— А где нам искать этого Нельсона? — напряженно спросил Бен.

— Чаще всего он торчит у Мари. Вы сможете найти ее в каморке с метлами в конце этажа.

Поблагодарив призрака за помощь, мы в мрачном молчании вышли в коридор. Яна устало потерла виски, и я искоса посмотрел на нее — с каждым днем она выглядела все более изможденной, но отказывалась отдохнуть. Похоже, у нас с ней много общего.

— Закончим с этим этажом, и ты отправишься спать.

Яна исподлобья глянула на меня и вздернула подбородок:

— Я в порядке.

Вот ведь упрямица! Не удержавшись, дотронулся до ее локтя.

— Ты вовсе не обязана…

Договорить я не успел, впереди раздался удивленный возглас Бена:

— Там кто-то плачет!

Яна дернулась и буквально ускользнула из моих рук. Выругавшись, я проверил щиты и оттеснил ее назад, чтобы войти первым. Внутри зрело дурное предчувствие, но усилием воли я сосредоточился на деле.

Каморка была заполнена метлами, судя по нетронутому слою пыли на полу, людей здесь не бывало уже очень давно. Когда Яна набросила на меня плетение, я услышал женский булькающий плач. Девушка подошла к дальней стене:

— Простите, мисс… Мы хотели узнать у вас о призраках с присосками…

— Они! Они сожрали моего Нельсона! — Плач переродился в шипение, и Яна испуганно отшатнулась. — Говорила я ему, не дразнить их, не летать на крышу…

— Вы сами видели это? — спросил Бен.

— Да! — Снова рыдания. — Один из призраков, тот, что потолще, раззявил свою мерзкую пасть и втянул его внутрь. Нельсон исчез, бесследно исчез, словно его никогда и не было! Я сама насилу сбежала оттуда.

Мы с Яной переглянулись. Нельсон стал пятой жертвой, и ситуация тревожила все больше и больше. Очевидно, призраки-присоски питаются другими, более слабыми привидениями. Чем же это грозит нам? И когда на запрос Дженни отреагирует Орден?! Я уже был близок к тому, чтобы наплевать на протокол и объявить всем остальным о происходящем.

— Мне очень жаль… — начала Яна.

— Убирайтесь! — Крик прокатился по складу, и пол под ногами завибрировал. В одно мгновение похолодало, а изо рта вырвалось облачко пара — не обязательно видеть призрака, чтобы ощутить его злобу.

— Уходим, — приказал я и потянул за собой замешкавшуюся Яну.

Бен, оглянувшись напоследок, полетел за нами.

Оказавшись за дверью, я наложил на пустующий склад несколько запирающих плетений. Ни к чему горюющему привидению разгуливать по академии. Нужно будет известить Дженни, чтобы она прислала пару некромантов приглядеть за этим местом.

— И что теперь? — в отчаянии спросила Яна. — Призраки окончательно распоясались!

Да, она права. Для людей они опасны не меньше — зачем-то же один из призраков столкнул подопечную с лестницы.

— Завтра я съезжу в город, мой старый приятель, работающий в Ордене, должен прислать письмо. Возможно, оно прольет свет на ситуацию. Большая часть академии уже оборудована защитными заклинаниями и артефактами — скоро состоится праздник Сотворения, и Дженни воспользовалась этим поводом.

Это обстоятельство хоть немного утешало меня.

— Проверим четвертый этаж?

Я покачал головой:

— Это может быть опасно, ты сама слышала — призраки обосновались на крыше. Завтра я аккуратно поспрашиваю преподавателей с кафедры боевой магии. Вдруг кто-то захочет прогуляться и тряхнуть стариной. А сейчас отправляйся спать. — Яна открыла было рот, чтобы возмутиться, и я добавил: — Нам понадобятся силы, не спорь. Только ты видишь призраков, если ты свалишься из-за истощения, пользы это не принесет.

Девушка насупилась, а я улыбнулся. Какой же она еще ребенок. Храбрый, но все-таки ребенок. Не представляю, каково это: оставить все, что знал, и переместиться в другой мир, да еще тут найти кучу проблем.

Повинуясь порыву, я шагнул к подопечной и заправил прядь каштановых волос за ухо. Моих ноздрей коснулся легкий аромат цитруса. Яна удивленно посмотрела на меня, и в глубине ее глаз я увидел тоску. Не успел осознать причину этого, как девушка порывисто обняла меня и спрятала лицо на груди.

— Мне страшно…

Горло перехватило спазмом. Я сильнее прижал Яну к себе, словно мои объятия могли уберечь ее.

— Я позабочусь о том, чтобы никто не причинил тебе вреда.

Девушка тихонько всхлипнула, а я мысленно закончил: «Пока ты в Ниэле, я буду рядом».

ГЛАВА 25

Яна Гордеева


В конце коридора послышались шаги, и я нехотя отодвинулась от Рида — если нас заметят, у куратора будут проблемы.

— Спасибо! — Я утерла ладонью слезы. Хороший из меня напарник… Разревелась, словно ребенок. — Прости за… это.

Я махнула рукой и поспешно отвернулась. Впрочем, я все равно чувствовала на себе пытливый взгляд Рида. Кажется, он не на шутку встревожен, но что стало причиной? Его интерес ко мне как к девушке или банальное беспокойство за студентку? Поймав себя на подобной мысли, я прикусила губу.

И все же его прикосновения и тихий, чуть хрипловатый голос дарили мне спокойствие. Я безоговорочно верила ему, сама не понимая почему.

— Что ж, думаю, нам пора отправляться по постелям, — кашлянул Рид. — И тебе, и мне нужен отдых.

Я, почувствовав неловкость, кивнула. Пожалуй, куратор нуждался в нем даже больше меня. Еще никогда не видела его настолько вымотанным — несмотря на ночные прогулки по замку, он не отказывался от работы в лаборатории и занятий со мной. А ведь есть и другие студенты, которых нужно учить.

— Хорошо, — отозвалась я.

— Я провожу тебя.

Назад шли в молчании. Я искоса поглядывала на Рида — он хмурился, явно размышлял о чем-то неприятном и время от времени прикрывал глаза, словно его мучила головная боль.

— Тебе плохо? Я могу чем-нибудь помочь? — вырвалось у меня.

— Просто устал.

Что ж, весьма понятная просьба не лезть не в свое дело.

Когда мы добрались до дверей общежития, Рид коротко распрощался и ушел. Я задумчиво посмотрела ему вслед.

— Ему плохо, — раздался над ухом голос Бена.

Снова эта их «связь»? Достаточно просто иметь глаза, чтобы понять это.

— Я вижу. Кажется, он совсем загонял себя.

— Дело не только в этом. Его что-то мучает… изнутри. Не спрашивай меня, понятия не имею, откуда я это знаю.

В конце коридора мелькнула фигура Рида, и я удивленно нахмурилась, сообразив, что он свернул направо. Насколько я помню, общежитие для преподавателей в другой стороне. Он что, отправился в лабораторию? Решил еще немного поработать?

Не успела я об этом подумать, как ноги понесли меня вслед за ним. Если уж куратор считает, что мне необходим отдых, то сам он заслужил его не меньше! Шагал Рид куда быстрее меня — выбежав за ним, я успела увидеть лишь хлопнувшую дверь лаборатории.

— Что-то происходит! — Взволнованный голос Бена заставил меня поторопиться.

В два шага преодолев оставшееся расстояние, я рванула дверь на себя и огляделась — в прихожей куратора уже не было. Впереди послышался какой-то шум. Проигнорировав остатки здравого смысла, я ввалилась в следующую комнату и ахнула.

Рид стоял посередине кабинета спиной ко мне, а в нем… из него… лилась сверкающая голубоватая субстанция. Призраки?! Здесь?

Всхлипнув, я шагнула вперед, даже не представляя, что собираюсь делать. Отзываясь на мою тревогу, с рук сорвались потоки воды, по комнате пронесся ветер.

— Яна? — обернувшись, изумленно выдохнул Рид.

За его спиной сформировалось облако, и я попятилась, наткнувшись на экспериментальный образец портала. Чтобы не упасть, схватилась за выступ — палец провалился в отверстие.

Тем временем голубое облако окончательно приобрело человеческий вид, и в воздухе завис призрак пожилого мужчины, одетого в сюртук и рубашку с жабо. Заметив меня, он удивленно вскинул брови:

— Мэтт, наконец-то ты решился познакомить меня со своей подопечной!

Бен, успевший просочиться за мной, присвистнул, Рид изменился в лице, а я, ойкнув, дернулась — с пальца слетело переданное сестрой кольцо. Оно провалилось прямиком в портал, но я едва заметила это. Этот призрак… Он определенно не из тех, что с присосками. Но откуда он знает Рида? Тот же не видит привидений!

— Яна, — вздохнул куратор. — Мне надо тебе кое-что рассказать.

Договорить он не успел. На металлической поверхности портала вспыхнули руны, и я, зашипев от боли, отшатнулась — горячо!

— Что случилось? — Рид шагнул вперед, а я, опустив взгляд, вздрогнула:

— Мое кольцо… Оно провалилось в портал!

Куратор выругался сквозь зубы и оттеснил меня в сторону.

— Кажется, систему заклинаний зациклило. Сейчас отключу…

Дотянуться до портала Рид не успел — по глазам ударила ярко-голубая вспышка, а мой желудок скрутило узлом. Ничего не видя, я шагнула вперед и наткнулась на куратора. Он подхватил меня за талию, удержав от падения, а в следующую секунду мир вокруг померк.

* * *

Очнулась я, лежа… в луже? Прибавить к этому пронзительный ветер, швыряющий в лицо капли дождя, затянутое облаками ночное небо над головой… Я не в академии. Желудок наконец возвратился на положенное ему место, и я, кряхтя, приподнялась.

Куда это меня занесло? Снега здесь не было — лишь влажная земля, покрытая пожухлыми листьями и полыньями луж. Что произошло?

Парой метров левее зажегся огонек, и я рассмотрела Рида.

— Ты в порядке? — спросил он, помогая мне подняться.

— Кажется, все кости целы. Отделалась легким испугом.

А еще замерзла и выкупалась в луже.

— Что ж, эксперимент можно считать успешным. Портал все-таки работает, — улыбнулся Рид. — Из чего выполнено твое кольцо?

— Серебро и искусственный камень. — Я пожала плечами. — Просто стекляшка.

Куратор усмехнулся:

— Подумать только: я искал материал, проводящий магическую энергию, а нужно было совершенно противоположное.

За спиной Рида вновь появился призрак, и я с опаской посмотрела на него. Нет, он не выглядел страшным, напротив — эдакий средневековый джентльмен. Но он буквально пожирал меня глазами, словно это я была призраком, а не он!

— Яна, это Артур. Не бойся, он безобиден. Дело в том, что мы с ним неразрывно связаны и вынуждены существовать вместе. Я могу выпускать его наружу всего лишь на час в сутки, а все остальное время он живет у меня… в голове.

Куратор замолчал, а я возмущенно запыхтела. Когда он собирался рассказать об этом? Знал ведь, что я тоже вижу призраков. Было бы приятно осознать, что есть кто-то с похожим даром. Неспроста Бен говорил, что с Ридом что-то не так.

Кстати о хорьке. Где он? Я обеспокоенно осмотрелась, но поблизости призрака не нашлось. Неужели он не смог переместиться через портал вместе со мной?

— Где Бен? — выпалила я, чувствуя холодные объятия паники.

— Думаю, он остался в лаборатории… — не очень уверенно произнес куратор. — Видимо, ваша привязка не столь крепка, как у нас с Артуром. Вернемся в академию и найдем его. Но сначала нужно отыскать укрытие — дождь становится сильнее.

Рид взял меня за руку, и его прикосновение ободрило. Бен исчез, и я чувствовала себя по-настоящему потерянной. Оказывается, я привыкла к компании пушистого призрака.

В слабом свете магического шара мы нашли тропинку и двинулись по ней. Артур молча последовал за нами — вот уж кому дождь не мешал. За пределами освещенного круга было ничего не видно — оставалось надеяться, что куратор прав и здесь действительно кто-то живет.

Рид создал щит, отталкивающий воду, и даже согрел воздух вокруг, но туфли безбожно промокли, и от холода зуб на зуб не попадал. Мэтт сочувственно покосился и обнял меня.

— Знал бы, чем закончится прогулка по замку, захватил бы пальто.

— Зато мы узнали, что телепорт работает.

Я бы ни за что не призналась, что не променяла бы объятия Рида ни на какое пальто.

— Да, за это надо благодарить тебя.

— Ты знаешь, куда нас выбросило? — спросила я. — Портал ведь не был настроен на определенную точку выхода.

— Верно. Похоже, он каким-то образом считал координаты в моей памяти. Пару сотен лет назад неподалеку произошла магическая битва, и некроманты до сих пор присматривают за непогребенными телами. Именно здесь двадцать пять лет назад я умер и родился заново.

ГЛАВА 26

Мэтт Рид


Кажется, мои слова шокировали Яну, но жалеть о сказанном было поздно. Боль и обида, все еще живущие внутри меня, вновь подняли голову. А я думал, что время лечит.

Увидев впереди очертания огромного особняка, я потянул Яну за собой. Ни одно окно не горело, но хотелось надеяться, что в такую погоду хозяева дома. Однако девушка остановилась и легонько сжала мою ладонь.

— Расскажи, что случилось. Обещаю, я сохраню твою тайну. — В разноцветных глазах подопечной светилась уверенность. Я замялся, и она, шагнув ближе, добавила: — Мэтт, пожалуйста. Для меня это важно. Я хочу лучше узнать тебя.

Яна впервые назвала меня по имени, и я вздрогнул от неожиданности. Удивительная… Зачем ей проблемы потрепанного жизнью преподавателя? Но возможно, она права, и мне давно следует рассказать об этом кому-нибудь. Принимая решение, я кивнул и отвел девушку в сторону — под крону старой ели.

— Наверное, ты уже догадалась, что история будет грустной, — медленно начал я, собираясь с мыслями. — Мне было пять. Мои родители были бедны: мама шила, отец подрабатывал ремонтом карет. Я помню объятия матери и затрещины отца… А еще у меня было несколько братьев и сестер — на веревках во дворе вечно сохли пеленки, а младенческий плач никогда не смолкал. Я рос слабым ребенком и постоянно болел. Родители не владели магией, потому приходилось покупать аптекарские настойки, которые стоили дорого. Дороже, чем мы могли себе позволить. Однажды ночью я, как обычно, кашлял, не давая спать младшим. Мать беспрестанно укладывала близнецов, но они снова просыпались и ревели. Их крики до сих пор стоят у меня в ушах…

Яна слушала внимательно, по-прежнему не отпуская мою руку. Если сперва я буквально выдавливал из себя слова, то теперь они лились сами.

— …Тогда отец поднял меня и сказал, что отвезет к лекарю. Мама удивилась, но он что-то шепнул ей. Она, плача, крепко обняла меня, поцеловала в щеку и отправила с отцом. К нашей дряхлой кляче я бежал почти вприпрыжку — мне так хотелось к лекарю, чтобы он избавил меня от изматывающего кашля. Но вместо этого отец привез меня в рощу — ту самую, куда нас выбросил портал. Стояла поздняя осень, шел дождь… Он просто оставил меня и запрыгнул на кобылу и, даже не обернувшись, исчез.

Яна окаменела, а ее лицо исказил ужас. Похоже, в ее мире такое немыслимо, но в Ниэле это не единичный случай. Кашлянув, я продолжил рассказ:

— Я плакал и бежал за отцом, пока не выбился из сил. Впрочем, сколько у меня было этих сил? Окончательно замерзнув, устроился под разлапистой елью, где было немного суше. Кашель усилился, все тело сотрясала дрожь. К утру я впал в беспамятство. Артур утверждает, что я умер.

— Так и было. — В разговор вступил призрак. — Привидения чувствуют смерть во всех ее проявлениях, и ты определенно умирал. Мой дух, как и с десяток других, был привязан к этой роще еще со времен Элирской битвы, и я сразу увидел тебя.

— Сквозь забытье я почувствовал, как меня окружило что-то липкое. — Стоило вспомнить те ощущения, как меня передернуло. — Оно же просачивалось внутрь меня, даря мимолетное облегчение.

Яна непонимающе нахмурилась, но не осмелилась прервать. На выручку пришел Артур:

— В каждом призраке есть крохи жизненной энергии, позволяющие ему удерживать человеческий облик и сохранять память. Именно их мы и отдали малышу, чтобы поддержать в нем жизнь.

Горло перехватило, но я продолжил:

— Да, призраки спасли меня, и все бы могло закончиться на этом, но что-то пошло не так. В тот момент, когда подошла очередь Артура питать меня своей силой, во мне проснулись оба магических дара. Я помню болезненную судорогу, скрутившую тело, — и в результате нас намертво связало друг с другом. Артур не просто отдал мне свою жизненную энергию, он оказался заперт внутри меня, мое тело стало для него тюрьмой.

Призрак улыбнулся в пышные усы:

— Я никогда не жалел об этом, мой мальчик. Если бы мое присутствие не причиняло тебе боль…

— Утром меня нашел местный некромант, — перебил я его. — Он почувствовал выбросы магии и сумел отыскать мое убежище. Я был в беспамятстве, но жив. Лишь несколько дней спустя я понял, что голос в моей голове и седина на висках не последствия болезни, а мой новый сосед.

Договорив, я ощутил облегчение — с души словно камень упал. Я никому не рассказывал этого, даже спасший меня некромант не знал всей правды. Во время короткого посещения Ордена мне удалось увидеть, что делают с «интересными экземплярами», и я боялся оказаться на их месте.

Побледневшая Яна переводила взгляд с меня на Артура, явно осмысливая услышанное. Я ожидал, что на ее лице проступит жалость или брезгливость, однако в ее глазах появилось… восхищение? Девушка потянулась ко мне и коснулась горячими губами моей щеки.

Я опешил, но обнял ее в ответ.

— Ты очень сильный, — всхлипнула Яна и, повернувшись к Артуру, склонила голову. — Не каждый решится на подобный поступок. Я благодарю вас.

Всевидящий! Она действительно восхищалась нами. Поразительная девушка!

— Тебе не жутко от того, что я делю тело с другим человеком? — недоверчиво спросил я.

Яна пожала плечами:

— Честно говоря, это странно. Но бывает всякое. Дома я и предположить не могла, что буду владеть двумя стихиями и видеть призраков. А что случилось после?

— Некромант, нашедший меня, вызвал Орден. Пробуждение двух даров сразу в пятилетнем возрасте — довольно редкий случай. Об Артуре и других призраках я им не рассказал, и спустя пару месяцев меня отправили в академию. Я учился управлению дарами, даже выработал собственную систему. Фактически я вырос там.

— Ты не пытался связаться с родителями?

Я покачал головой:

— Нет, я отказался возвращаться к ним и ни разу не интересовался их судьбой. Они сделали свой выбор, а я — свой.

Яна внимательно посмотрела на меня и кивнула:

— Я понимаю тебя.

Она подняла голову, и я задержал взгляд на ее искусанных губах. Будет ли уместно сейчас поцеловать ее? Или она решит, что я специально разжалобил ее своей историей?

Яна первой потянулась ко мне, и я жадно поцеловал ее, прижимая к стволу дерева. Краем глаза успел увидеть, как Артур улыбнулся, прежде чем отвернуться. Губы Яны были солеными — она плакала? — и самыми желанными на свете. Она отвечала мне со всей пылкостью, воспламеняя меня, и запустила пальцы в волосы. Оторвавшись от нее на секунду, я спросил:

— Надеюсь, это не поцелуи из жалости?

— Вот еще! — фыркнула девушка. — Я просто решила, что это подходящий момент. От тебя-то не дождешься!

— Тот танец в коридоре… Ты бы знала, какого труда мне стоило не догнать тебя и не прижать к стене!

Вместо ответа Яна обвила меня руками и прикусила губу. Ее запах, прерывистое дыхание, нежные-нежные губы — все это сводило меня с ума.

Негромкое покашливание Артура за спиной привело нас в чувство.

— Не хочу вам мешать, но дождь усиливается. Может, вам все же поискать ночлег?

Я со вздохом оторвался от Яны и виновато улыбнулся:

— Он прав, я веду себя недопустимо. Мы оба промокли, к тому же оказались здесь из-за моего портала.

Яна приосанилась и деланно возмущенно покачала головой:

— Как же невежливо, мистер Рид!

— А мне понравилось, как ты звала меня Мэттом, — хрипло отозвался я, и Яна покраснела. — Идем к дому. Будем надеяться, что дети приютившего меня когда-то некроманта окажутся такими же гостеприимными.

ГЛАВА 27

Яна Гордеева


От пьянящих поцелуев Рида кружилась голова, все тело буквально горело. Несмотря на то что портал выбросил нас черт знает куда, я чувствовала себя счастливой. Мэтт доверил мне свою тайну и признался в симпатии. А ведь еще утром я не представляла, чем закончится вечер. Главное, чтобы и с Беном все было в порядке. Наверняка он сейчас волнуется…

Когда мы подошли к дому, Артур с сожалением сказал:

— Час истек.

Рид вздохнул и жестом попросил меня сделать пару шагов назад. Я подчинилась и, нервно кусая губы, уставилась на него. Кажется, сейчас я буду наблюдать обратный процесс.

Мэтт, бросив на меня короткий взгляд и глубоко выдохнув, расслабил тело. Артур подлетел ближе и, свернувшись спиралью, тонким ручейком проник в куратора. Тот передернул плечами и прикрыл глаза, видимо, привыкая к ощущениям.

— Сожалею, что тебе пришлось это увидеть.

Я покачала головой:

— Передавай Артуру привет.

Рид ухмыльнулся и взял меня за руку.

Чем ближе мы подходили к особняку, тем неуютнее становилось. Когда мы поднялись на крыльцо, меня пробрала нервная дрожь. Да что это со мной? Никогда не была мнительной, а сейчас в голову так и лезет всякая чушь. Например, я припомнила, что в фильмах одиноких путников, стучащих в двери странных домов, всегда ждали неприятности.

— Здесь живет не первое поколение некромантов. — Рид заметил мое беспокойство. — Люди, не обладающие даром, с трудом выдерживают эманации их силы, магам немного легче.

— Но в академии я не испытывала ничего подобного, хотя моя соседка учится на факультете некромантии, — возразила я.

— Академия защищает студентов от негативных последствий магии. Впрочем, возможно, у нее просто слабый дар.

Рид потянулся к дверному молотку и постучал, я напряженно прислушалась, надеясь на лучшее. Очень хотелось попасть в тепло и выпить что-нибудь горячее. Или хотя бы остаться в живых.

На стук никто не отозвался — дом по-прежнему спал.

— Может, поищем другой дом?

— Для этого придется прошагать с десяток миль — возле Элирского поля нет другого жилья, — нахмурился Рид и вдруг насторожился: — Подожди, кажется, я слышу чьи-то шаги.

Теперь я тоже услышала их — тихие и совсем легкие.

— Пожалуйста, пустите нас на ночлег! — повысил голос Рид. — Мы не обидим вас!

Снова повисла тишина, и я уж подумала, что хозяин дома решил не отзываться, как вдруг дверь приоткрылась и в щели показалась серьезная девочка лет семи с черными кудряшками.

— Раз разговариваете, все-таки не умертвия. Но что вы тут делаете?

— Нас выбросило порталом в рощу неподалеку. Мы хотели найти приют на эту ночь. Ты не позовешь взрослых? — сказал Рид.

— Порталы ночью закрыты, — авторитетно заявила девочка. — Да и не могли вы оказаться так далеко от точки выхода.

Мысленно я поразилась осведомленности ребенка. Здесь дети с пеленок все знают о магии.

— Это экспериментальный портал. — В голосе куратора прозвучала гордость. — Однако мы слегка не рассчитали его действие.

В черных глазах девочки читалось сомнение, смешанное с любопытством. Не ответив, она захлопнула дверь. Я едва не застонала — вот и поговорили. Похоже, ее родителей нет дома. Не повезло.

Однако в следующую секунду дверь отворилась, а стоящая на пороге девчушка, одетая в длинную ночную сорочку, строго произнесла:

— Меня зовут Энди. Имейте в виду, я смогу постоять за себя. А еще меня защитит Триш.

Триш?

Из-под массивного бюро сверкнули ярко-желтые глаза. Похоже, это какое-то животное. Однако когда наружу высунулась… кошка, я буквально потеряла дар речи. Это существо было кошкой в далеком прошлом. Ее тело представляло собой скелет, на жутком черепе, которым можно пугать детей, ни клочка кожи, зато хвост настоящий — рыжий и пушистый. Зомби-кошка! Американский кинематограф меня, конечно, подготовил к этой встрече, но все же стало не по себе. Пожалуй, Энди и вправду не стоит обижать.

Девочка посторонилась, и мы с Ридом вошли внутрь. В доме было тепло, и я растерла озябшие руки, едва не жмурясь от удовольствия.

— Можете пройти в гостиную, там есть камин, — Энди махнула рукой, указав куда идти. — Я принесу вам чай.

У камина я тут же сбросила мокрые туфли и искоса посмотрела на куратора. Мне не верилось, что Артур находился внутри его. Однако Рид снова хмурился, а лоб прорезала морщина — не так-то просто делить свои мысли с призраком. Хорошо, что Мэтт рассказал о своем прошлом, теперь я гораздо лучше понимала его характер и перепады настроения.

А то, что случилось после… Губы все еще хранили вкус наших поцелуев, а в голове словно играли пузырьки шампанского. Я небезразлична ему! Пусть мы не говорили о том, что нас ждет, сейчас я была счастлива. Единственное, что расстраивало, — Сюзанна. Я по-прежнему не знала, кто она такая, а спросить не решилась. Ведь тогда пришлось бы признаться, что я заглядывала в стол куратора.

Энди вернулась с чайничком и двумя чашками на подносе. Рид кинулся было помочь ей, но красноречивое шипение из-под шкафа остановило его. Да уж, защитница у девочки что надо!

Я поблагодарила и приняла чашку.

— Спасибо, что впустила нас. Когда придут твои родители? — спросил Рид.

— У них дела в колледже, кто-то из первокурсников снова поднял кладбище. Моя мама — нейтрализатор. — Энди старательно выговорила длинное слово, чрезвычайно гордая собой. — Когда она устранит последствия, а папа надерет уши студентам, они приедут домой.

Нейтрализатор, колледж… Погодите-ка, я уже где-то слышала это.

— Твоя фамилия, случайно, не Рэнфорд?

— Да, — важно кивнула девочка. — Мои родители — Даррен и Оливия Рэнфорд.

Я изумленно вскинула брови.

— Выходит, я в доме семьи Эми Уилсон? Она — моя соседка по комнате.

Энди просияла:

— Правда? Здорово, я обожаю тетю Эми! Она обещала приехать на каникулы после праздника Сотворения мира. Пейте чай, а я принесу вам сухую одежду.

Девочка вприпрыжку умчалась из гостиной, а Рид улыбнулся краешком рта:

— Молодец, Яна! Теперь нас точно не выставят на улицу.

Переодевшись в сухую одежду, я задремала прямо в кресле. Энди предлагала подняться наверх, но я не желала злоупотреблять гостеприимством девочки.

Едва на пороге показался высокий мужчина лет сорока с перевязанными лентой черными волосами, я встрепенулась и открыла глаза. Похоже, меня разбудил его тяжелый взгляд, от которого хотелось поежиться. Вскочив с кресла, я встала позади Рида, мысленно сетуя на то, что не успела обуться.

За спиной хозяина дома стояла красивая молодая женщина, одетая в синее платье практичного фасона. Ее волосы были собраны в небрежный узел, но пара каштановых завитков вырвались на свободу. Она обнимала Энди и настороженно посматривала на нас.

— Прошу прощения за вторжение, — кашлянул куратор. — Меня зовут Мэтт Рид, я преподаватель во Флорианской академии магии. Мы с моей студенткой Яной Гордеевой занимаемся созданием более компактного портала, и очередная попытка увенчалась успехом. Нас выбросило неподалеку отсюда, и ваша дочь впустила нас в дом.

Даррен искоса глянул на Энди и покачал головой. Кажется, кого-то ждет взбучка.

— Мама, они знакомые Эми и Оливера! — не выдержала девочка.

Взгляд Оливии несколько потеплел, и я выдохнула. Оказывается, все это время я почти не дышала — уж очень боялась, что нас выставят на улицу. А там начался настоящий ливень!

— Что ж, рад, что вы не обидели Энди, — кивнул некромант. — Ваш эксперимент очень интересный. С удовольствием выслушаю подробности. Кстати, вы не откажетесь передать письмо Алисии? Она почему-то не отвечает мне, а в колледже есть пара дел, которые требуется обсудить. Моя сестра Дженни тоже не присылала писем, но это весьма похоже на нее.

— Но Алисии нет в академии, — нахмурился Рид. — Несколько недель назад она отправилась улаживать вопросы обучения наследников Арнии и с тех пор не появлялась. Сейчас вместо нее Дженни Джекинс.

Я поежилась. Все это выглядело подозрительно. По словам Эми, ректор была бывшей женой Даррена, вряд ли она станет скрываться от него. Неужели кто-то изымает почту?

Некромант прищурился и указал Риду на кресло:

— Разговор будет долгим. Рассказывайте, что у вас там происходит.

— Я принесу ужин и уложу Энди, — сказала Оливия. Девочка скривилась и со вздохом глубочайшей скорби отправилась за матерью.

Я сделала шаг вперед, коснувшись локтя Рида. Тот замер, напряженно глядя на Даррена. Я догадывалась, о чем он думает. Можно ли доверять Рэйфорду? Он был братом Дженни, и это обстоятельство играло в его пользу. К тому же он некромант и вполне может поделиться информацией о призраках. Учитывая странное исчезновение Алисии, ответа от Ордена мы могли вовсе не дождаться.

— Вы слышали об экспериментальном наборе студентов из других миров под руководством магистра Лойсона? — решился Рид. — Яна — одна из таких студенток.

— Он все-таки добился своего, — покачал головой Даррен и улыбнулся вернувшейся супруге. — Я голосовал против, играться со Спиралью Тиррэя — сущее безумие. Достаточно того, что мы внедрили магическую почту и краткие путешествия в другие миры.

У меня вырвался изумленный вздох. Теперь ясно, почему меня не расспрашивали о Земле, — магам уже известно все необходимое. Рид нахмурился — похоже, слова некроманта стали и для него сюрпризом.

— Возможно, эти события поспособствовали появлению в академии хищных призраков.

Теперь пришел черед Даррена удивляться. Мэтт пересказал события последних недель, и некромант явно был впечатлен — прежде он не слышал о подобном. Его заинтересовала и моя способность видеть призраков — для Ниэля она была уникальной. Пришлось до мельчайших подробностей припомнить вид и даже запах, исходящий от призраков, их поведение и все остальное.

Попутно Оливия умудрилась накормить меня горячей похлебкой, хотя я и отказалась есть. Украдкой я поглядывала на женщину, завороженная ее спокойной уверенностью в себе и любовью, которая царила в этой семье. Она прослеживалась в сущих мелочах: коротких прикосновениях Даррена к жене, ее сияющих глазах. Эми рассказывала, что ее сестра была служанкой. Интересно, не жалеет ли она, что вышла за мужчину вдвое старше себя?

Искоса я глянула на Мэтта. Могло ли нас ждать такое будущее? Его черные с проседью волосы еще не успели просохнуть и слегка вились на концах, светлые глаза смотрели прямо. До чего же он красив!

— И Орден молчит? — спросил Даррен.

— Теперь я не исключаю возможности, что письмо до них просто-напросто не дошло, — кивнул Мэтт. — Но что вы можете сказать об этих призраках? Что это такое?

— Есть одно предположение… Но сначала я должен кое-что проверить. Отправляйтесь спать, а утром мы продолжим разговор. Вы отправитесь во Флориану утренним порталом?

— Да, боюсь, нас и так потеряли, — согласился Мэтт, а я поймала себя на мысли, что вовсе не хочу возвращаться в академию. Если бы не Бен, я бы с удовольствием задержалась в гостях у Рэнфордов, но беспокойство за друга снедало изнутри.

— Пойдемте, я покажу вам гостевые спальни. — Оливия плавно поднялась и жестом предложила следовать за ней.

Едва мы подошли к лестнице, как наверху между перилами мелькнула черноволосая голова Энди. Оливия усмехнулась и нарочито громко произнесла:

— Если кто-то прыткий не окажется в постели через несколько минут, то завтрашняя поездка в Лиран не состоится.

Послышалось тихое ойканье и шлепанье босых ног. Мэтт улыбнулся:

— Она у вас весьма сообразительна и развита не по годам.

Оливия просияла:

— Это точно, но отец ее балует — она из него веревки вьет.

Я удивленно вскинула брови. Мрачный некромант, от одного взгляда которого по телу разбегаются мурашки? Верилось с трудом.

— Внешность обманчива, — шепнула мне хозяйка дома и первой шагнула на лестницу.

Нам с Ридом отвели соседние спальни на втором этаже. Моя комната была обставлена скромно, но уютно — узкая кровать, зеркало с комодом и шкаф в углу.

— Я принесла свежее постельное белье и сорочку для сна. Если тебе требуется что-то еще…

— Нет-нет, миссис Рэнфорд.

— О, можешь называть меня Лив, — махнула рукой та. — Утром я подам завтрак и подберу что-нибудь из одежды. Твое платье безнадежно испорчено.

— Спасибо вам большое!

— Я рада помочь подруге Эми. Передавай ей привет и напомни, что Энди ждет ее на каникулы после праздника Сотворения мира. Осталось всего несколько дней, но дочка уже в нетерпении.

Хозяйка двинулась к выходу, а я замялась, скомкав край покрывала. Меня мучил вопрос, но лезть в душу едва знакомому человеку казалось невежливым. Один из магических шаров под потолком вспыхнул, отзываясь на мою магию, и Лив улыбнулась:

— Спрашивай уже!

— Вы не жалеете? Ваш муж значительно старше вас…

— Ни минуты не сожалела об этом. Если это твой человек, то возраст не помеха. Главное, чтобы вам вдвоем было хорошо вместе. — Уже взявшись за дверную ручку, Лив подмигнула: — Кстати, одобряю твой выбор. Мэтт с тебя глаз не сводит.

Я смутилась, не зная, что ответить, но хозяйка дома выскользнула в коридор.

ГЛАВА 28

Проснувшись утром, я не сразу вспомнила, где нахожусь. Несколько секунд пялилась в потолок, а потом сообразила, что разбудил меня стук в дверь.

— Подождите!

Вскочив с кровати, я быстро переоделась и пригладила растрепавшиеся волосы. Выкрикнув разрешение войти, принялась застилать постель.

— Уже проснулась? — Голос Мэтта за спиной заставил меня вспыхнуть от радости и поежиться одновременно. Я ведь даже не умылась, ожидала, что за мной зайдет Лив или Энди…

— Вечером я заглянул, но ты уже спала.

Куратор подошел ближе ко мне и нарочито медленно заправил прядь моих волос за ухо. Сердце пропустило удар, а я застонала от обиды. Лишилась такого шанса побыть с Мэттом наедине. А ведь не собиралась спать, думала прилечь ненадолго… Однако уснула, едва коснувшись головой подушки.

— Жаль, — вырвалось у меня, и я залилась краской.

И куда исчезла моя смелость? Вчера я сама поцеловала Рида, а сейчас трепетала от одного его прикосновения. Впрочем, тот уже убрал руку, словно жалея о своем порыве.

— Артур говорит, что я идиот и мне следует тебя поцеловать, — ухмыльнулся куратор.

— Охотно верю, — пробормотала я и, подняв голову, вдруг наткнулась на пронзительный взгляд мужчины.

— Вот, значит, какого ты обо мне мнения… — тихо сказал Мэтт. — Я думал, что достаточно шокировал тебя, хотел дать время переварить случившееся.

Я шагнула назад и уперлась в кровать.

— Я вовсе не это имела в виду! Вчерашний день и вправду был довольно насыщенным…

Рид провел пальцем по моей щеке:

— Яна, не провоцируй меня. Пока мы за пределами академии, так легко забыть, что я твой преподаватель.

Я порывисто выдохнула, не зная, чего желаю больше: чтобы Мэтт остановился или продолжил. Одно дело целоваться под дождем в лучших традициях романтических фильмов, другое — дразнить мужчину в спальне.

Принять решение не успела, за дверью послышались шаги, и тонкий детский голосок произнес:

— Яна, ты уже проснулась? Завтрак готов!

Вздохнув, Мэтт отошел в сторону, и Энди, зайдя в комнату, застала вполне идиллическую картинку: я заправляла постель, а Рид топтался у порога.

— Сейчас спустимся, — отозвалась я, отметив, что мой голос дрожит.

За завтраком я отмалчивалась, размышляя о том, как отреагировали друзья на мое исчезновение. Наверняка испугались, что случилось новое покушение. К слову, от служебников так ничего и не слышно. Неужели дело замяли?

— Еще каши? — спросила Лив, но я покачала головой. Мэтт и Даррен отказываться не стали. Последний выглядел неважно: такое ощущение, словно он не спал всю ночь. Впрочем, может, так оно и было — возле некроманта лежала стопка исписанных бумаг.

— Энди, будь добра, принеси мед из кухни, — попросила Лив.

Девочка сползла со стула и пробурчала:

— Можно и прямо сказать, что желаете обсудить что-то наедине.

Я не удержалась от улыбки: наверняка снова будет подслушивать!

Однако едва она вышла, Мэтт вскинул руки и наложил на комнату плетение, изморозью покрывшее стены.

— Спасибо, — кивнул Даррен. — Я и вправду кое-что выяснил. Информация странная и противоречивая. Мне довелось работать с магической почтой. Для этого пришлось прочесть не один десяток исследований, посвященных Спирали Тиррэя. В одном старом справочнике говорилось о нюкьерах — существах с изнанки мира.

Мэтт удивленно вскинул брови и сжал мою ладонь под столом.

— Если мир нестабилен, они могут покинуть изнанку и проникнуть в так называемый верхний мир. Признаться, в тот момент я счел это бреднями старого маразматика и прочел по диагонали. — Некромант пожал плечами.

— А где можно найти этот справочник? — спросил Рид.

— В Ордене.

Я издала разочарованный вздох. Как же, пустят нас туда!

— Отправлюсь туда сегодня же, — сказал Рэнфорд. — Сдается мне, эти нюкьеры — если это действительно они — грозят всему Ниэлю. Как только найду что-нибудь еще, дам знать.

— Наверняка письма изымаются. — Мэтт, нахмурившись, откинулся на спинку стула.

— Я приеду сам. Совсем скоро состоится праздник Сотворения мира — неплохой повод для визита.

Эта новость меня обрадовала — еще один союзник нам не помешает. Вдруг за дверью послышался голос Энди:

— Мне уже можно заходить?

После завтрака мы засобирались в Лиран — в академии нас уже наверняка хватились. Если поторопимся, успеем на занятия — разница в часовых поясах играла нам на руку.

Оливия помогла мне подобрать новое платье из собственного гардероба. Большинство ее нарядов были практичных темных цветов и простых фасонов. Заметив мое недоумение, она пояснила:

— Я почти постоянно торчу в колледже для некромантов — на кладбище блистать незачем.

Я едва не поперхнулась и мысленно порадовалась, что моими дарами стали вода и воздух. Они, к слову, вели себя на удивление смирно — видимо, прониклись ситуацией. Отзываясь на мои мысли, Вихрь и Быстрая заворочались внутри.

До Лирана пришлось добираться в карете, запряженной тройкой вороных лошадей. Подпрыгивая на кочках, я не раз с тоской вспомнила комфортабельные автомобили. Заметив мое мученическое выражение лица, Энди стребовала с меня рассказ о транспорте в моем мире. В особенный восторг ее привели, как ни странно, самолеты. По-моему, перспектива парить среди облаков весьма проигрывала телепортам.

Почувствовав на себе взгляд Мэтта, я повернулась к нему, однако тот не спешил заговаривать — лишь смотрел на меня со странным выражением лица, которому я так и не смогла дать определения. Удивляется моему миру? Не одобряет использование токсичного топлива, о котором я тоже рассказала? Я понятия не имела, о чем он думает.

Вскоре мы прибыли на местный международный вокзал. Несмотря на то что городок был маленьким — успела рассмотреть его в окнах кареты, — народу толпилось довольно много.

— Удачи вам в академии! — сказала Оливия, держа за руку дочь.

— Спасибо! — поблагодарила я.

Энди вырвалась из рук матери и шагнула ко мне.

— Яна, ты приедешь к нам на каникулы? Расскажешь еще что-нибудь интересное?

Опешив от неожиданности, я замешкалась с ответом.

— Мы будем рады тебя видеть, — подтвердила Оливия.

— Тогда с удовольствием, — улыбнулась я.

Несмотря на мрачный фасад особняка, в дом Рэнфордов хотелось вернуться. Очередь к порталу во Флориану зашевелилась, и нам с Мэттом пора было идти. Тепло распрощавшись с Рэнфордами, я глубоко вздохнула и приготовилась к выкрутасам желудка. Рид взял меня за руку, и мы вдвоем вошли в кабину.

Второе путешествие телепортом далось проще — я устояла на ногах, а завтрак остался на месте. Мэтт подхватил меня под локоть, и мы вышли из кабины. Я облегченно выдохнула — так недолго и клаустрофобию заработать. Вокруг царила суматоха: сновали люди, то и дело на металлической поверхности порталов вспыхивали руны.

— Как ты? — обеспокоенно спросил куратор.

— Нормально, — улыбнулась я.

Его забота отзывалась теплом на сердце.

— Мы сможем попасть в академию до начала занятий?

— Многие преподаватели предпочитают жить в городе, — кивнул Мэтт. — Портал отходит через десяток минут.

— Не хочу возвращаться…

Рид внимательно посмотрел на меня и взял за руку. От его прикосновения перехватило дыхание, а на глаза навернулись слезы. Здесь мы просто мужчина и девушка, а в академии вновь станем преподавателем и студенткой.

Кажется, Мэтт подумал о том же. Заведя за мраморную колонну, отгородившую нас от толпы, он вдруг прижал меня к стене и припал к моим губам. От неожиданности я выдохнула — это было не очень-то похоже на обычно осторожного Рида. Поцелуй был нежным и одновременно отчаянным. Пальцы Мэтта запутались в моих волосах, я вцепилась в его плечи.

Спустя несколько минут куратор обнял меня и чмокнул в макушку. Я спрятала лицо у него на груди, мы замолчали, наслаждаясь близостью. Удивительно, но рядом с мужчиной меня охватывало поразительное ощущение спокойствия. И даже живущий в его голове Артур не смущал.

По залу пронесся пронзительный свист. Рид с неохотой оторвался от меня.

— Наш портал.

Я кивнула и поспешно отвернулась, не желая, чтобы Мэтт видел слезы.

К счастью, в очереди на портал не оказалось знакомых Рида, и в академию мы прибыли незамеченными. Судя по пустующим коридорам, занятия уже начались. По дороге в лабораторию я кусала губы, надеясь, что найду Бена там. Если с призраком что-то случилось, я никогда не прощу себе этого. Ведь это из-за моего кольца, соскользнувшего с пальца, сработал портал.

Заметив мое беспокойство, Рид потянулся взять меня за руку, но тут же отодвинулся — в коридоре показался один из припозднившихся студентов. Я усмехнулась — добро пожаловать назад, Яна!

Мэтт открыл лабораторию и первым вошел внутрь. Снедаемая тревогой, я последовала за ним. Пусто. Не сдержавшись, я всхлипнула, а в следующую секунду на меня набросился комок призрачно-голубого цвета.

— Яна! Ты вернулась! — завопил хорек.

Я расплылась в улыбке, едва заметив неприятные ощущения, сопровождающие прикосновения привидения. Бен в порядке! Беспокойство наконец отпустило меня, и камень с души упал.

— Я не собиралась бросать тебя, портал сработал случайно.

— Да, я не смог последовать за тобой, видимо, академия по-прежнему является моей главной привязкой. Может, где-то тут похоронены мои кости?

Пока мы разговаривали, Рид прошелся по лаборатории.

— Здесь кто-то был? Помимо Сары?

— Да, — кивнул хорек, — вас хватились утром, когда вы не явились на занятия. Обнаружили и застрявшее в портале кольцо.

— Тогда нам стоит показаться Дженни, — сказал куратор. — К тому же мы выяснили кое-что новое о наших призраках.

— Это очень кстати! — пошевелил усами хорек. — По академии рыщут некроманты — судя по нашивкам на их плащах, они из Ордена. Дважды они почти засекли меня и едва не развеяли!

Мы с Мэттом переглянулись. Неужели они все же среагировали на письмо Дженни? И почему мне кажется, что ни к чему хорошему это не приведет?

Завидев нас у кабинета ректора, секретарша удивленно распахнула глаза. Похоже, слухи о нашем исчезновении уже успели просочиться.

— Миссис Джекинс не одна, с ней уполномоченный по делам Ордена Флорианского отдела. Я доложу о вас.

— Все будет хорошо, — тихо шепнул мне Рид.

Я сделала глубокий вдох, пытаясь успокоить расшалившиеся нервы.

— Проходите, — попросила секретарша.

Я обернулась на Бена, но тот покачал головой и остался в приемной — кажется, он всерьез боялся этого уполномоченного.

— Мистер Рид и мисс Гордеева! — воскликнула Дженни, едва мы вошли в кабинет.

На ее лице было написано настоящее облегчение. Сидящий в кресле незнакомый мужчина в черном форменном сюртуке скользнул по нам внимательным взглядом.

— Что ж, вот и пропажа нашлась.

— Уполномоченный Ордена — мистер Роффл, — сказала Дженни и жестом велела нам присаживаться. — Он расследует появление неизвестных призраков в академии.

— Позвольте уточнить — не появление, а лишь предположение, — покачал головой маг. — Моим некромантам не удалось обнаружить никаких следов их существования.

— Но мы видели их собственными глазами, — нахмурился Рид.

— Увы, этого недостаточно для инициирования расследования. Возможно, вы стали жертвой фантазии своей подопечной. Ее способность видеть призраков удивительна, мы обязательно попросим мисс Гордееву пройти несколько тестов после праздника Сотворения мира.

Я нервно сглотнула, ощутив, как по спине побежали мурашки, — голос мужчины не предвещал ничего хорошего. Неужели я стану подопытным кроликом?

— Кстати о празднике. Чем бы ни были эти призраки, считаю, что бал следует отменить и перенести в город. — Дженни посмотрела на Роффла. — Незачем подвергать опасности студентов, горожан и уж тем более членов королевской семьи. С приветственной речью должен выступать принц Леонард…

— Именно поэтому мы не можем положиться на слова мистера Рида и мисс Гордеевой, — перебил ее уполномоченный. — Вы понимаете, какой скандал разразится? Не стоит беспокоить Его Величество по пустякам.

— Какое дело до скандала, если могут пострадать люди! — вспыхнула Дженни.

Вдруг в дверь отрывисто постучали, и, не дожидаясь ответа, в кабинет вошел еще один мужчина в форме Ордена. За ним проследовал молодой парень с затравленным выражением лица. Я удивленно ойкнула — его руки перехватывали серебристые наручники.

— Мистер Роффл, я нашел «автора» призраков, — отчитался маг. — Мистер Парини с факультета воды любит создавать иллюзии, на которые не получал допуска.

— Этого следовало ожидать, — усмехнулся уполномоченный.

— Нет, я не делал этого. Да, я создавал иллюзии, но вовсе не… — Под взглядом Роффла парень умолк.

— Немедленно отпустите его! — возмутилась Дженни. — Вы не имеете права арестовывать моего студента! Иллюзии — это всего лишь шалости.

— Ошибаетесь, — вкрадчиво ответил Роффл. Он положил на стол лист бумаги, и магичка побледнела. — У меня есть все полномочия, тогда как вы всего лишь замещаете ректора. Не беспокойтесь: максимум, что грозит мистеру Парини, — дисциплинарное слушание.

Парень побледнел, а я усилием воли заставила себя остаться на месте. Даже я понимаю, что дело шито белыми нитками. Они просто нашли козла отпущения!

— Я сегодня же подам прошение о пересмотре ваших полномочий, — прошипела Дженни.

Однако Роффла ее слова не впечатлили. Он кивнул помощнику, и тот увел студента. Я бросила умоляющий взгляд на Рида, но он покачал головой. Я сникла, расшифровав его слова, — о предположении Рэнфорда рассказывать не стоит. Пусть Орден считает, что нам ничего не известно.

— Кстати, поздравляю с созданием действующего компактного портала, мистер Рид. — Уполномоченный склонил голову. — Надеюсь, вы не откажетесь проследовать в Управление, чтобы рассказать подробности?

— Я бы предпочел отправиться на лекцию.

— О, это не займет много времени! — улыбнулся Роффл, тогда как его глаза остались холодны.

— Полагаю, на этот счет у вас имеется еще одна бумага, подписанная королем? — осведомился Рид.

— Несомненно.

Мэтт усмехнулся и поднялся. Я дернулась было за ним, но под взглядом Дженни осталась сидеть: она права — если маги узнают, что нас что-то связывает, станет только хуже.

— Надеюсь, мой преподаватель вернется вечером, — ледяным тоном произнесла магичка.

Роффл не ответил.

С ужасом я наблюдала, как Рид уходит. Интуиция кричала, что порталы — всего лишь предлог, а речь пойдет совсем о другом. Когда дверь за мужчинами захлопнулась, я всхлипнула и с ужасом посмотрела на Дженни.

— Мы вытащим его оттуда, — пообещала она.

ГЛАВА 29

Когда Мэтт ушел, Дженни напоила меня чаем, в который капнула бренди. В сердце змеей просочился страх, и я старалась не думать о том, что ждет Рида. А если Орден узнает об Артуре? Или решит не ограничиться разговором? Ответов не было, но истерика делу не поможет.

Придя в себя, я пересказала Дженни и Бену предположения Рэнфорда по поводу нюкьеров. Как и ожидалось, писем от брата она не получала, что лишний раз подтверждало — Орден замешан в происходящем. Они знали о призраках, но намеренно скрывали этот факт, выставив нас идиотами. Оставалось надеяться, что с попавшим под руку студентом все будет в порядке. А Рид… Дженни обещала, что подключит свои связи и вытащит его. Создание компактного портала — не преступление, а выдающееся изобретение. Едва гильдия телепортистов узнает об этом, то захочет получить новую технологию.

Спустя час я наконец направилась к себе. Занятия уже начались, но я решила прогулять — все равно могу думать лишь о Мэтте. Да и друзьям стоит сообщить о том, что я вернулась. Интересно, не сильно ли перепугала их? В последнюю неделю мы с Эми почти не общались — она все еще избегала меня после того случая с Кроном, зато сблизились с Риссой.

Коридоры академии украсили к празднику Сотворения мира — на стенах развесили гирлянды из сияющих всеми оттенками алого листьев, даже пахло здесь иначе — терпкой осенью. Покопавшись в памяти, я поняла, что праздник состоится уже через пару дней. Надеюсь, за это время призраки не разойдутся окончательно. Позиция Ордена вряд ли изменится — они не хотят огласки.

Размышляя, я вдруг налетела на кого-то.

— Простите, мистер… — подняв голову, осеклась — передо мной стоял Крон.

— Ничего страшного, прощаю. Где же твой дружок? Странно, что он оставил тебя без присмотра. — Вскинув подбородок, я решила не отвечать и попробовала обогнуть мужчину. — Куда же ты? Мы еще не закончили. — Крон схватил меня за руку и потащил за собой в соседний коридор, окончившийся тупиком. — Тут нам никто не помешает.

Сердце судорожно забилось где-то в горле. Бен, летевший за мной, исчез — я искренне надеялась, что он отправился за помощью к Дженни, — она единственная, кто видел его. К счастью, защитный артефакт был все еще на мне, и только это обстоятельство удерживало от паники. Жаль, что он не сработал уже сейчас, — Крон откровенно пугал меня.

— Что вам нужно? — Я выдернула руку.

— О, всего лишь поговорить, — протянул Крон. — Я пытался по-хорошему и по-плохому, но ты ведь не понимаешь. Убирайся из академии, тебе здесь не место. Найди тихую деревеньку и пересиди этот год, иначе… Мало ли что может случиться!

— Это вы! — Меня вдруг осенила догадка. — Это вы натравили уличных бродяг! А потом пытались скомпрометировать на балу. Неужели все ради того, чтобы заставить меня уехать?

— А ты не безнадежна, — ухмыльнулся мужчина. — Будь умничкой — последуй моему совету. Иначе все узнают о твоем романе с преподавателем. Думаешь, ваши поцелуйчики на вокзале никто не заметил? У него будут проблемы, и он лишится своей должности — единственного, что у него есть в жизни. Вряд ли он будет благодарен тебе за это. Рид, кстати, просил меня не приближаться к тебе. Такой зануда!

— Вы ведь и сами крутите романы со студентками! — разозлилась я. Магия бурлила внутри меня, но не смела пролиться наружу, словно ее что-то сдерживало. Похоже, не у меня одной есть артефакты.

— Разве? — пожал плечами Крон. — Это всего лишь слухи.

От злости я едва не прикусила губу. Вот ведь самодовольный ублюдок! Будет шантажировать меня? Я вовсе не собираюсь уезжать, но Мэтт… Он действительно не представляет своей жизни без преподавания.

— Подумай об этом. — Крон наклонился и потрепал меня по щеке, словно зверушку. — Кстати, ты весьма милая. Если перед отъездом зайдешь в мою спальню, я, так и быть, придумаю для твоего исчезновения правдоподобную легенду.

Я задохнулась от злости и прошипела:

— Ни за что!

— Отпусти ее! — За спиной внезапно раздался голос Эми. Обернувшись, я увидела подругу. Она стояла, сжав руки в кулаки, а в ее глазах сверкал гнев.

— Уже ухожу! — поднял ладони вверх Крон, а потом шепнул: — Можешь прихватить с собой подружку. Я знаю, она влюблена в меня.

Эми, отчаянно покраснев, поджала губы. Мужчина, отвесив издевательский поклон, удалился. Я схватилась за стену, только сейчас осознав, как была близка к панике. Подняв глаза, увидела за спиной девушки испуганного Бена. Кажется, Дженни ему найти не удалось. Хорошо, что все обошлось.

— Как ты? — Эми порывисто обняла меня. — Прости меня!

— Сколько ты слышала?

— Достаточно, чтобы понять, какой Крон придурок. Жаль, что я не поверила тебе сразу. Влюбленность лишила меня мозгов.

— Внешность обманчива, — повторила я слова Оливии. — Давай-ка вернемся в комнату, мне срочно нужна чашка горячего чая, чтобы прийти в себя. Кстати, а ты почему прогуливаешь?

— Узнала о твоем возвращении и сразу помчалась к Дженни.

Мы зашагали к общежитию, и Эми пересказала события дня. Меня действительно хватились утром, предполагали новое покушение. Узнав, что мы с Ридом умудрились попасть в гости к ее родственникам, соседка пришла в восторг. Похоже, она не прочь разделить любознательность и напор Энди со мной.

— Ты встречаешься с Ридом? — наконец спросила Эми, бросив на меня короткий взгляд. Впрочем, она еще долго терпела!

— Не знаю… — отозвалась я, обхватив себя руками. — Но я определенно влюблена в него. Просто по уши.

Осознание обухом ударило по голове, и я остановилась как вкопанная. Я влюблена? Я действительно влюблена! И когда моя симпатия успела перерасти в нечто большее? Я не была влюбчивой, но сейчас все мое существо рвалось к нему.

Если раньше я надеялась, что мы сможем видеться украдкой, то угрозы Крона перечеркнули все. Впрочем, даже не будь нюкьеров, рано или поздно все закончится. Спустя год или два — сколько потребуется на освоение даров — мне придется вернуться домой и забыть обо всем этом. Как же я буду жить дальше?

— А что он чувствует к тебе? — спросила Эми.

— Не знаю, мы не говорили об этом. — Собственный голос показался мне усталым. Сейчас нас куда больше волновали нюкьеры и Орден. Надеюсь, Дженни сможет вытащить Рида…

Посмотрев на подругу, я открыла и закрыла рот. Я не могла поделиться с ней всем, что меня волнует, — сначала нужно поговорить с Дженни. Если из-за меня ее снимут с должности ректора, то мы потеряем возможность хоть как-то контролировать ситуацию.

— Все наладится! — пообещала Эми, и мне очень хотелось ей верить.

Пожалуйста, пусть все наладится! Рид вернется, и мы обязательно что-нибудь придумаем и остановим нюкьеров. Главное — не опускать руки.

Тряхнув головой, я ускорила шаг. Никакого чая, мне нужно на занятия — я должна научиться управлять своими стихиями. Это единственное, чем я могу быть полезна сейчас.

* * *

На занятиях выяснилось, что я здорово переоценила свои силы. Из-за практически бессонной ночи сосредоточиться удавалось с трудом. Оливер несколько раз подсказывал мне и уговаривал идти отдыхать. Однако стоило представить, как я останусь наедине с собственными мыслями… Нет, уж лучше слушать лекции.

После занятий друзья накормили меня и отправили спать. Как назло, едва я легла в постель, сон пропал напрочь. Я не могла не думать о Мэтте. Что с ним сейчас происходит? Сердце сжималось при мысли, что ему причинят боль.

Некоторое время я тупо пялилась в потолок, а потом сдалась. Если уж мне не спится… У меня есть чем заняться. Мы по-прежнему ничего не знали о Бене. Хорек не напоминал об этом, но я видела его полный тоски взгляд.

Выбрав новую коробку, я забралась на кровать и принялась перебирать бумаги.

— Ты чего это задумала? — Бен просочился сквозь стену и неодобрительно посмотрел на меня. — Тебе нужно поспать.

— Позже, — отмахнулась я. — Я все равно не смогу уснуть, лучше займусь бумагами.

Хорек покачал головой и завис над моим плечом. Закончив с коробкой, я потянулась к следующей. Как ни странно, монотонная работа успокаивала нервы. Я скользила пальцем по строчкам, как вдруг встрепенулась.

«Бенджамин Сколлер».

Неужели? Над ухом раздался радостный возглас Бена:

— Читай скорее! Надеюсь, это не мой однофамилец.

Нервничая, я перевернула лист бумаги и разочарованно выдохнула. Информации было мало, слишком мало.

— Граф Бенджамин Сколлер преподавал в академии рунную грамоту в течение двенадцати лет, — прочел Бен. — Но что случилось дальше?

— Странно, обычно в карточках пишут причину увольнения преподавателя. На крайний случай должна быть указана дата смерти.

Я взяла несколько предыдущих карточек и убедилась в собственных словах.

— Я однозначно умер в стенах академии, — покачал головой Бен. — Почему об этом ничего нет?

— Может, поспрашивать преподавателей? Где находится кафедра этой рунной грамоты?

— Яна, ты гений! — Хорек вдруг взмыл в воздух и закрутился волчком. — Теперь я вспомнил! Кафедра располагалась в том же крыле, где сейчас располагается библиотека. И старика я где-то видел… Может, он преподавал там?

Я нахмурилась. Библиотекарь работал с Беном? Вполне похоже на правду — он выглядел древним, словно сам замок. Неужели все это время отгадка лежала на поверхности?

— Прогуляемся? — улыбнулась я.

Бен порывисто закивал.

Друзья в гостиной еще не разошлись и здорово удивились моему решению наведаться в библиотеку. Оливер хотел проводить, и я насилу убедила его, что справлюсь сама.

По дороге я не удержалась и свернула в коридор, в котором располагалась лаборатория Мэтта. Дверь была приоткрыта, и сердце радостно заколотилось. Рида уже отпустили?

Я ворвалась внутрь и увидела Сару, прибирающую на столах. Разочарование было столь сильно, что я не удержалась от вздоха. Девушка обернулась, но, увидев меня, сникла.

— Привет, — сказала она.

Почему-то я почувствовала себя неловко. Сара вместе с Мэттом столько работала над этим проектом… А исход дела решило мое кольцо, девушке даже не удалось поучаствовать.

— Привет. А где образец?

В центре комнаты зияла непривычная пустота.

— Забрали маги из Гильдии. — Сара, замявшись, посмотрела на меня. — Ты не знаешь, где мистер Рид? Я беспокоюсь.

В горле появился комок. Хотелось верить, что с ним все в порядке…

— Представитель Ордена забрал его, чтобы обсудить проект.

Сара рассеянно кивнула и потеребила прядь волос.

— Знаешь, я же не слепая… Вас что-то связывает. Очень прошу тебя, не подведи его. Рид — особенный, и он не заслуживает еще одного предательства.

Ошарашенная ее словами, я замерла.

— Я вовсе… — замолчав, покачала головой. Глупо лгать Саре — влюбленная девушка всегда почувствует соперницу. — О каком предательстве ты говоришь?

— Его бывшая невеста. Подробностей истории я не знаю, но Мэтт до сих пор не любит, когда кто-то из его бывших сокурсников поднимает эту тему.

— Сюзанна? Я видела кольцо в его столе.

Сара укоряюще посмотрела на меня, но кивнула.

Мы замолчали. Искоса я разглядывала девушку, подумав, что, в сущности, она не такая уж и плохая. Да, она была недовольна моим появлением и старательно игнорировала… Но кто обрадовался бы новой сопернице возле любимого мужчины?

— Если тебе что-нибудь станет известно про Рида…

— Я сообщу, — кивнула, надеясь, что Сара отплатит мне той же любезностью.

В воздухе вновь повисла неловкость, и я поспешно распрощалась с девушкой. Нужно наведаться в библиотеку, пока не стало совсем поздно. Разгуливать одна по замку вечером я не собиралась — в случае нападения нюкьеров мне не защитить Бена. Сейчас же в коридорах все еще сновали студенты.

Когда мы подошли к библиотеке, из дверей как раз вышел худой старик с непропорционально длинными конечностями. Шаркая ногами, он прошел мимо. Я бросилась за ним.

— Мистер… Эванс! — Бен своевременно подсказал имя и полетел следом за мной. — Подождите, пожалуйста!

— Я закончил работать, — отозвался библиотекарь. — Если нужно что-то срочно, то поищите книгу самостоятельно.

— Нет, я хотела расспросить вас о другом.

Несмотря на преклонный возраст, старик шагал бодро, словно надеясь, что я отвяжусь.

— Бен Сколлер! Вам знакомо это имя?

Эванс вздрогнул, на секунду замешкавшись, но затем покачал головой:

— Никогда не слышал о нем.

— Он же лжет! — возмутился хорек.

Я разделяла чувства друга, но вытрясти из старика нужную информацию не представлялось возможным. Но он определенно что-то знает.

— Может, обыщем библиотеку? — предложила я.

— Поверь, за эти годы я уже не раз осмотрел ее, — мрачно покачал головой Бен.

— Но ведь ты не можешь касаться предметов. Может, там есть какой-нибудь тайный ход?

Бен замолчал, обдумывая идею, как вдруг волоски на моих руках встали дыбом. Дыхание перехватило, а все мои чувства кричали о приближающейся опасности.

— Нюкьер!

Кажется, Бен и сам ощутил призрака — он ощерился и распушил шерсть.

— Бежим!

Я бросилась вперед, затылком ощущая чужой недобрый взгляд. По спине пробежали мурашки, а в горле родился всхлип. Как назло коридор словно вымер — никого не осталось.

— Яна, быстрее! — подбадривал призрак.

— Улетай!

У меня-то был артефакт Дженни, а Бена вовсе ничего не защищало. Страх придал мне сил, и я, сбежав по лестнице, завернула в очередной коридор. Чужое дыхание за спиной исчезло. Неужели оторвались? Не задерживаясь, я заскочила в общежитие и захлопнула за собой дверь.

Кажется, в академии становится все опаснее — вечерами в одиночку лучше не ходить.

ГЛАВА 30

Всю ночь я ворочалась, не в силах уснуть, и лишь под утро забылась тревожным сном. Мне приснилась мама. Это был даже не сон, а воспоминание. Я хорошо помнила тот солнечный день: когда мне было шесть, мы всей семьей проводили лето на даче. Это было время, наполненное любовью. Отец — он был еще жив — называл нас ласково «мои девочки» и велел как можно больше гулять на свежем воздухе.

В тот день я умудрилась свалиться с дерева и, рыдая, прибежала к родителям. Мама смазала зеленкой ссадину на коленке и веселым голосом сказала, что печалиться нечего — до свадьбы заживет. А отец достал из шкафа леденец на палочке, развеяв мою печаль окончательно.

Проснулась я со слезами на глазах. Сжавшись в комочек, с головой укрылась одеялом и всхлипнула. Хотела бы я вернуться в то время, когда самым страшным происшествием была ободранная коленка. Сейчас же над нами нависли проблемы посерьезнее — одни нюкьеры чего стоят. Меня до сих пор била дрожь, стоило вспомнить жадный взгляд в коридоре.

Тряхнув головой, я поднялась. Запереться в комнате не выход, пора отправляться на занятия. Первой в расписании стояла медитация Рида, и мое сердце дрогнуло. Новостей от него не было, и оставалось надеяться, что Дженни поможет ему.

Наскоро приняв душ и приведя себя в порядок, я взглянула в зеркало. Мои глаза по-прежнему были разноцветными — ни одна из стихий не желала уступать пальму первенства. Интересно, удивятся ли мои родные, если я вернусь такой? Мама наверняка отправит меня к врачам.

Как же я скучала по родным! Никогда не считала себя маменькиной дочкой, но сейчас многое бы отдала за одну встречу с ней и сестрой. И все-таки перспектива навсегда оставить Ниэль пугала меня. На Земле магия станет моей тайной, я не смогу разделить радость от управления стихиями с другими. А еще я потеряю Мэтта.

Усилием воли я решила выбросить эти мысли из головы. Глупо беспокоиться об этом заранее. Вполне возможно, что я не переживу нюкьеров…

Да, я сегодня на редкость оптимистична!

Едва войдя в аудиторию для медитаций, посмотрела на кафедру — место Рида пустовало. Справившись с нахлынувшими эмоциями, направилась к своей кувшинке, как вдруг почувствовала на себе любопытные взгляды присутствующих. Сокурсникам откуда-то было известно, что мы с Мэттом опробовали экспериментальный портал, и меня завалили вопросами. Я в растерянности остановилась, и прозвеневший звонок дал мне время на передышку.

— Почему вы не на своих местах? — вдруг раздался строгий голос Рида. — Занятие уже началось.

Я обернулась, с трудом удержавшись, чтобы не воскликнуть. Куратор был одет в привычную мантию, но вид у него был изможденным — под глазами залегли тени, во взгляде — бесконечная усталость. Студенты поспешно разбрелись по кувшинкам, и лишь я осталась стоять.

— Мисс Гордеева? Вам нужно особое приглашение? — В голосе Рида мне почудились дразнящие нотки.

— Простите… — встрепенулась я и поспешно шагнула на кувшинку, едва не свалившись в воду.

— Итак, начнем сегодняшнее занятие. Теперь, когда все вы нашли общий язык со стихией, мы слегка усложним задачу.

Я едва могла сосредоточиться на словах Мэтта. Губы сами собой расползались в улыбке, а в голове царила пустота. Но помимо облегчения к моим чувствам примешивалась капелька обиды. Почему-то я думала, что первым делом Рид сообщит о своем возвращении мне.

— Я же говорил, что с ним все будет в порядке! — сказал Бен, занявший свое обычное место у стены.

Я кивнула хорьку, почувствовав стыд. Он прав: главное — Мэтт вернулся.

Медитация прошла, словно в тумане. Я кусала губы, пытаясь управиться с Быстрой, но она, будто непоседливый ребенок, плескалась внутри и отказывалась слушаться. В конце концов, я бросила попытки приструнить воду и принялась ожидать завершения медитации.

Когда прозвенел звонок, я нарочито медленно начала собираться.

— Я догоню тебя, — шепнула Оливеру, и парень, пожав плечами, вместе с толпой студентов вышел наружу.

Хлопнула дверь, и мы с Мэттом остались вдвоем. Куратор двинулся ко мне, я дернулась ему навстречу, но тут же замерла. А как же Крон? Может ли он узнать, что мы здесь наедине? Мое движение не осталось незамеченным Ридом. Его плечи напряглись, и он нахмурился:

— Что-то не так?

— Я рада, что Орден тебя отпустил! — затараторила я. — Но мне… Крон сказал, что доложит о наших отношениях, если я не уеду.

На лице Мэтта отразилось облегчение.

— Я уж думал, ты пожалела о том, что связалась со мной.

— Что? Вовсе нет!

— Думаешь, в свете происходящего меня напугает потеря должности? — улыбнулся Мэтт, подходя ближе. — Даже если Крон и захочет заложить нас, на инициирование разбирательства ему потребуется время. Впрочем, я понимаю, какие цели он преследует. Думает, что именно из-за тебя я влез в это дело.

Я, смутившись, опустила взгляд.

— Так мы не будем…

— Конечно, не стоит открыто демонстрировать наши отношения — нас может обнаружить кто-то еще. Мы будем осторожны, но это вовсе не повод уезжать.

— Я не хочу, чтобы ты пострадал из-за меня. — Мой голос внезапно охрип.

Мэтт взял меня за руку.

— Я не откажусь от тебя, Яна, до тех пор, пока ты сама не захочешь этого.

Ответить я не успела: в аудиторию вдруг ввалилась Сара с кипой бумаг под мышкой.

— Мистер Рид, я принесла документы, которые вы просили…

Я, вспыхнув, выдернула ладонь и перевела взгляд на девушку. Заметив меня, она поправила очки и разочарованно поджала губы.

Выходит, Мэтт все же успел зайти к Саре, но не нашел времени на меня? От обиды перехватило дыхание.

— Спасибо. Можешь идти, — кивнул Мэтт.

— А как же… — возразила девушка, но сникла под взглядом начальника.

— Мне, пожалуй, тоже пора. — Я перехватила сумку поудобнее и двинулась к выходу.

Рид придержал меня за локоть.

— Подожди, мы не закончили.

Оскорбленная Сара, громко фыркнув, вышла, и я обернулась к куратору:

— Почему она узнала о твоем возвращении раньше меня? Ты же понимаешь, что я с ума сходила все эти часы?

Я знала, что веду себя глупо, но не могла остановиться.

— Сара застала меня в лаборатории. До занятий оставалось всего полчаса, и я попросил ее помочь с бумагами. Тебе незачем ревновать к ней.

— Я вовсе не ревную! — солгала я.

— Конечно-конечно, — усмехнулся Рид. — Думаешь, мне нравится, что вокруг тебя постоянно крутится Оливер Уилсон? А ведь у него куда больше прав быть рядом с тобой.

— Он всего лишь мой друг.

— А Сара — моя помощница, — отрезал Мэтт и, прищурившись, добавил: — А твой мир? У тебя есть кто-то на Земле?

— Нет. — Я покачала головой. — Я бы не поступала так, будь у меня парень дома.

— Но ты все равно должна будешь вернуться, — горько выдохнул Рид.

Я до крови прикусила губу.

— Да…

— Ты бы могла остаться в Ниэле? — Мэтт стремительно сократил расстояние между нами. — Жить здесь, со мной?

Меня охватило смятение, я замолчала, не находя ответа. Не пожалею ли я, если останусь? Я смогу обмениваться письмами с родными, но достаточно ли этого? Они ведь даже никогда не узнают правды!

Едва не ожегшись о взгляд Рида, я покачала головой:

— Я… я не знаю.

В глазах Мэтта сверкнуло отчаяние.

— Да, ты права. Я не должен был задавать этот вопрос. — Он отпустил мою ладонь и уже совсем другим тоном произнес: — После занятий встретимся у Дженни? Есть новости.

Не дожидаясь меня, Рид первым покинул аудиторию. Когда я вышла, его уже и след простыл. Привалившись к стене, я всхлипнула. Я окончательно запуталась.

Несмотря на то что я и сама думала об этом, вопрос Рида застал меня врасплох. Мысль о том, что мне все равно придется выбирать, причиняла боль.

Бен сочувственно посмотрел на меня.

— Считаешь, мне надо остаться? — не выдержала я.

Хорек развел лапками:

— Это только тебе решать, Яна.

Я горько усмехнулась. Кажется, мне предстоит самое трудное решение в жизни. Сделав несколько глубоких вдохов, я успокоила стучащее где-то в горле сердце и смахнула слезинку со щеки. Лишь отправившись на следующее занятие, я сообразила, что так ничего и не рассказала Риду о вчерашнем нюкьере.

— Как прошел день? — спросила Дженни, когда я вечером переступила порог ее кабинета.

Я пожала плечами, подбирая слова. Еще дважды я чувствовала присутствие нюкьеров. К счастью, они не нападали, лишь наблюдали. Словно дикий зверь, стерегущий добычу. В таких условиях сосредоточиться на занятиях было невозможно. С последней медитации я и вовсе сбежала, попросив Оливера передать преподавателю, что мне нехорошо. Глупо прилежно учиться, когда мир катится в бездну.

— Нюкьеров становится больше, — ответила я, усаживаясь в кресло.

— Я насчитал семерых, — мрачно добавил Бен.

Мельком я отметила, что Дженни выглядит непривычно бледной. Казалось, даже ее рыжие волосы несколько поблекли.

— Чтоб этого Роффла стихия поглотила! И он отказывается отменять бал в честь праздника?! Не представляю, как нам уберечь гостей…

Хороший вопрос.

Покачав головой, Дженни взялась делать чай. Насыпав заварку в чашки, она посмотрела на меня:

— Создашь кипяток? Не хочу беспокоить секретаря.

Я неуверенно кивнула. Мы уже проходили подобную магию, но практики мне недоставало. Склонившись над кружками, я зажмурилась и мысленно нарисовала подходящую руну. Следом вызвала стихию, надеясь, что Быстрая не станет упрямиться. Секунду ничего не происходило, а потом с пальцев потекла горячая вода в кружки. Удивительно, меня она не обжигала!

— Отлично! — похвалила меня Дженни.

Я выдохнула, сама не веря, что у меня получилось. Раньше я использовала магию только на занятиях и впервые вызвала ее для себя. Так легко войти во вкус!

— Где-то здесь у меня завалялась барриница…

Порывшись в ящике, магичка вытащила бархатный мешочек. Когда она положила пару длинных высушенных листьев в кипяток, в воздухе появился сладковатый запах, напоминающий ваниль.

Дженни вдруг побледнела и, прижав ладонь ко рту, бросилась к противоположной стене, где обнаружилась еще одна дверь. Зашумела вода, и мы с Беном переглянулись.

Магичка вышла из уборной через десяток минут, еще более бледная.

— Прости, мне снова стало плохо. Надо, наверное, обратиться в лазарет, желудок шалит.

— Снова? — зацепилась я за ее слова.

Магичка плюхнулась в кресло и с отвращением отставила чашку в сторону:

— Обычно меня тошнит утром. Я и забыла, какой у баринницы отвратительный запах — удушающе приторный.

Я принюхалась: ничего отвратительного я не чувствовала, наоборот, аромат был тонким и нежным.

Катя тоже любила чай с ванилью. Впрочем, она добавляла ее всюду: и в какао, и в кофе! Ее любовь к ванили, конечно, уступала страсти к меду, но все же ее было дома с избытком.

Однажды мамина подруга — тетя Лариса — отпила приготовленного сестрой чая и тут же помчалась в туалет. Катя тогда смертельно обиделась, но выяснилось, что тетя Лариса беременна. Сейчас я иногда нянчила пятилетнего Славика…

Погоди-ка!

— Дженни, а вы не думаете, что причина вашего плохого самочувствия — беременность?

Магичка, глотнувшая чай, поперхнулась и уставилась на меня.

— Что? Нет! — Ее щеки залила краснота. — Столько лет у нас не получалось завести детей…

Она замолчала, что-то подсчитывая про себя.

— В нашем мире существуют тесты на беременность. У вас есть что-то похожее?

Дженни кивнула:

— Простейшее заклинание, доступное всем стихийникам.

Вытащив из ящика стола нож для бумаг, она проколола палец. Дождавшись, пока выступит капля крови, что-то пробормотала себе под нос и замерла.

Я подалась навстречу, не зная, чего ожидать. Спустя мгновение кровь изменила цвет с алого на белый, и Дженни неверяще прошептала:

— Беременна, я беременна…

Я улыбнулась, глядя на нее. Кажется, она действительно не ожидала этого. Постепенно сквозь удивление на ее лице проступила робкая надежда. Она приложила ладонь к животу, прислушиваясь к себе.

— Уилл будет счастлив. В последние годы мы потеряли надежду.

На глазах женщины выступили слезы, и я, не удержавшись, обняла ее. Даже Бен, присутствующий при разговоре, расчувствовался. Он смешно утирал лапками мордашку и топорщил усы. Дженни станет отличной матерью.

— Я что-то пропустил? — раздался голос Рида от двери.

— Нет-нет, все в порядке, — отозвалась Дженни, утерев слезы. — Проходи. Досталось тебе от Ордена?

— Мне повезло, — усмехнулся тот. — Гильдийцы быстро вытащили меня, Роффл даже не успел приступить к настоящему допросу.

— Вот и отлично, — рассеянно кивнула Дженни. — Удалось выяснить что-нибудь новое?

Мэтт помрачнел:

— Я получил письмо от старого друга из Ордена — сейчас там творится настоящий беспредел. Многие потеряли свои должности, на их места приходят никому не известные новички. И все с разрешения главы Ордена. К слову, об Алисии там явно что-то знают, но подробности скрывают.

— Похоже на передел влияния.

Я искоса посмотрела на куратора. После утреннего разговора мы больше не виделись, и я жалела, что мы поссорились. Но в то же время ответа на его вопрос у меня не было.

— Яна? — спросила Дженни.

Встрепенувшись, я поняла, что погрузилась в свои мысли, а речь идет о нюкьерах.

— В аудиториях, расположенных на верхних этажах, мы с Беном чувствовали призраков чаще. Похоже, они и впрямь живут под крышей.

— Верхний этаж почти не используют, видимо, поэтому они выбрали это место, — задумчиво протянула Дженни. — Еще какие-нибудь новости?

— Яне угрожал Крон, — сказал Мэтт, и я бросила на него укоризненный взгляд.

Впрочем, это не помогло, и мне пришлось рассказать о его угрозах.

Магичка нахмурилась:

— Орденская шавка! Наверняка заботится о своих хозяевах. Думаю, я смогу занять его на пару дней. На него подали три жалобы: все за фривольные намеки. Пора дать им ход.

Невольно я улыбнулась — уж больно кровожадный вид был у магички.

— А что мы будем делать с балом в честь праздника? — Рид принялся расхаживать по кабинету.

Дженни мгновенно посерьезнела:

— Толпы людей могут спровоцировать нюкьеров.

— Как я понимаю, просто запереть замок и не пустить гостей мы не можем?

— Увы… — пожала плечами магичка. — Меня вышвырнут из академии, а бал все равно состоится.

Я поежилась и кашлянула:

— Может, мы расскажем о нюкьерах проверенным людям? Я бы сообщила друзьям, не хочу, чтобы они пострадали.

Мэтт меня поддержал:

— Я хочу рассказать о тварях приятелям с боевого факультета. Мы можем отловить одного нюкьера и попробовать уничтожить. — Я с ужасом посмотрела на куратора. Тот нахмурился: — К сожалению, нам придется взять с собой Яну и Бена. Без них мы не увидим призраков.

Как ни странно, это успокоило меня. Дженни с сомнением посмотрела на нас.

— Если мы будем знать, чего они боятся… Я пойду с вами!

— Нет! — воскликнула я.

Магичка хотела возмутиться, но я выразительно посмотрела на нее, и та замешкалась. Рид ничего не понял из нашего обмена взглядами, но спорить не стал.

— Тогда займемся этим вечером. Расскажите о нюкьерах людям, в которых вы уверены. Если информация дойдет до Ордена, он получит повод вышвырнуть нас отсюда. Этого допустить нельзя.

Я кивнула. Бросив взгляд на хорька, сказала:

— Раз уж у нас есть немного времени… Вы не поможете нам с Беном разговорить библиотекаря? Он не очень-то дружелюбен.

ГЛАВА 31

Мэтт Рид


— Яна, не нужно, — покачал головой хорек. — Сейчас совсем не до этого.

Однако девушка упрямо вскинула подбородок:

— Библиотекарь явно что-то знает о прошлом Бена, он отреагировал на его имя. Нужно разговорить его!

— Библиотекаря? — фыркнул я. — Это самый неразговорчивый малый из всех, кого я знаю. За двадцать лет, что я провел в академии, мне так и не удалось найти с ним общий язык.

Яна разочарованно прикусила губу, а я не мог отвести от нее глаз. Девушка старалась на меня не смотреть, зато я мог любоваться ею сколько угодно. И что меня дернуло задать ей такой вопрос? У Яны и без того полно потрясений.

«Именно», — подтвердил мои мысли Артур.

Утром он со вкусом отругал меня, велев меньше думать и больше делать. Окружить девушку заботой, чтобы она сама захотела остаться. Но мог ли я просить ее об этом?

— Кхм, — кашлянула Дженни. — Кажется, я могу помочь. Однажды я выполнила просьбу мистера Эванса… странную просьбу. Возможно, он не откажет мне.

— О чем вы? — насторожился Бен.

Магичка замялась.

— Мне тогда было двенадцать, и я изнывала от скуки. Эванс попросил принести ему трех мышей-полевок. Но не купить в городе, а непременно поймать. Я потратила на это весь выходной, несколько раз проваливалась в снег… И представьте мое разочарование, когда он даже не сказал, зачем ему понадобились мыши! Сначала я подумала, что он хочет поэкспериментировать с заклинаниями, защищающими книги от грызунов…

— Но он не владеет магией, — вклинился я.

— Именно! — с жаром подтвердила Дженни. — Я уже забыла об этом случае, а ведь в детстве не один месяц ломала голову, зачем ему мыши.

— Может, он держал их как своих питомцев? — предположила Яна.

— Я пробиралась в его комнаты, но не нашла и следа животных, — покачала головой магичка.

Бен сосредоточенно пошевелил усами и махнул лапкой:

— Ладно, давайте попробуем расспросить.

Немного поразмыслив, мы решили наведаться в библиотеку, а не вызывать старика в кабинет ректора. В привычной обстановке он быстрее разговорится.

Этим вечером библиотека была пуста — наверняка все готовились к завтрашнему балу. Если Эванс и удивился визиту студентки и двух преподавателей, одна из которых исполняла обязанности ректора, то не подал виду.

— Чем могу быть полезен? — Он окинул нас настороженным взглядом. — Я уже закончил работать, но для вас сделаю исключение.

Дженни ослепительно улыбнулась:

— Боюсь, наше дело… несколько личное. Можем мы задать вам пару вопросов?

Старик бросил затравленный взгляд на предусмотрительно запертую мной дверь. Удивительно, за последние двадцать лет он почти не изменился: гигантский рост, худоба, а на лице ни одной новой морщины.

— Не думаю, что это хорошая идея.

— О, это не займет много времени, — пообещала Дженни.

Яна искоса посмотрела на встревоженного Бена — тот, растеряв свою обычную храбрость, практически жался к девушке.

— Знакомо ли вам имя Бенджамина Сколлера? — тихо спросил я.

Эванс вздрогнул и неверяще уставился на меня. Яна права — он действительно что-то знает.

— Откуда вам известно это имя?

Яна вышла вперед:

— Это была моя просьба. Я хочу помочь своему другу.

Эванс, разом побледнев, нащупал позади стул и рухнул на него. Его лоб покрыла испарина, а глаза из по-стариковски прозрачных вдруг стали черными.

— Он здесь?

Яна посмотрела на нахохлившегося Бена. Тот кивнул, и девушка произнесла:

— Я разрешаю мистеру Эвансу увидеть Бена.

Старик озадаченно вскинул брови, но в следующую же секунду поперхнулся воздухом и по-рыбьи открыл рот.

— Бен…

Хорек пошевелил усами.

— Вы меня знаете?

Библиотекарь горько усмехнулся:

— Ты меня не помнишь?

— Я ничего не помню! — с досадой отозвался тот.

Мне еще не приходилось видеть хорька таким растерянным — он жаждал разгадать тайну своей смерти и одновременно боялся этого. Яна, переживавшая за друга, закусила губу, и я сделал шаг вперед, привлекая девушку к себе. К счастью, она не стала возражать — напротив, взяла меня за руку.

— Ты видишь перед собой графа Бенджамина Сколлера, точнее — его тело, — вздохнул Эванс. — Твой эксперимент по превращению в животное вышел из-под контроля.

Бен, висящий в воздухе, вдруг покачнулся. Приложив лапу ко лбу, он прошептал:

— Хочешь сказать…

— Ты обменял нас телами. Я был хорьком, но очутился в человеческом теле, тебя же постигла обратная участь. Первые минуты я вопил от ужаса, однако в наследство от тебя мне достались задатки человеческого разума. Я осознал, что произошло, но не устоял на ногах, упал и ударился виском. Когда я пришел в себя, то обнаружил уже остывшее тело хорька. По-видимому, оно не смогло принять человеческое сознание. На тот момент я был больше хорьком, чем человеком, но все равно понял, что если об этом узнают, то не оставят меня в покое. Я уничтожил все следы и залег на дно. Спустя двадцать лет я стал достаточно умен, чтобы подделать документы на имя Андерсона Эванса и наняться в академию. К тому моменту крыло перестроили — тут появилась библиотека. С тех пор я и работаю здесь.

— Сколько же прошло времени? — выдохнула Яна.

— Девяносто лет, — устало сказал Эванс. — Достигнув семидесяти, я перестал стареть. Теперь понимаю почему: все это время Бен — настоящий Бен — был рядом.

Хорек, замерший столбом, утер лапой слезы, катящиеся по щекам:

— Все эти годы я гадал, что же случилось. Предполагал все что угодно: проклятие, удивительную аномалию — разумного зверя… А оказалось, что во всем виноват я сам. Я собственными руками перечеркнул свою жизнь и обрек себя на существование в виде призрака.

Яна, заплакав, приобняла Бена, и я последовал ее примеру, не обращая внимания на мурашки, ползущие вдоль позвоночника. Лишь одна Дженни со слезами в глазах смотрела на нас, не решаясь приблизиться.

— Так зачем вам понадобились мыши? — спросила она.

— Решил полакомиться по старой памяти, да возраст не позволил поймать их самостоятельно.

Против воли я фыркнул, Яна улыбнулась, и даже Бен распушил усы.

Библиотекарь вытащил из-под рубашки простенький холщовый мешочек.

— Здесь хранятся мои… твои… кости хорька. Я сохранил их. Возможно, если мы сожжем их, ты наконец обретешь покой. Не знаю, как это повлияет на меня. Но я уже достаточно пожил на этом свете.

Он вытряхнул кости на стол, и мы все уставились на них.

— Я могу сжечь, — тихо предложила Дженни.

Бена затрясло, по его призрачному телу прошла рябь. Яна дернулась к нему, но на полпути замерла, позволяя принять собственное решение.

В голове послышался вздох Артура — уж он-то наверняка жаждет освобождения. И все же я буду скучать по пушистому призраку — оказывается, я успел к нему привязаться. Яна и вовсе расплакалась, и я прижал девушку к себе, словно надеясь этим оградить ее от боли.

Дженни зажгла на ладони пламя.

Эванс сделал глубокий вдох, а хорек, будто завороженный, уставился на огонь. Магичка медленно поднесла руку к столу. Когда языки пламени почти коснулись белеющих костей, Бен вдруг воскликнул:

— Стой! — Дженни поспешно отдернула руку, а Яна едва слышно выдохнула. — Я еще не готов! — затараторил хорек. — Да и разве я могу вас покинуть сейчас? Главное — я знаю, что случилось в прошлом.

Яна улыбнулась и вновь стиснула хорька в объятиях, игнорируя тот факт, что он проходит сквозь нее. Дженни с готовностью погасила пламя.

— Ты не представляешь, как я рада твоему решению. Мне бы это сожжение потом в кошмарах снилось!

Я улыбнулся и притянул к себе Яну, уткнувшись носом в ее пахнущую цитрусами макушку. И почему у меня ощущение, словно все мы получили еще немного времени?

ГЛАВА 32

Яна Гордеева


Мы договорились встретиться со знакомыми магами Рида на втором этаже пустующего крыла. Я немного опаздывала — Эми никак не могла взять в толк, почему я отказываюсь готовиться к завтрашнему балу. Едва я подошла к назначенному месту, как невысокий рыжеволосый маг присвистнул:

— Мэтт, каким образом «опасное дело», ради которого ты нас тут собрал, связано с твоей студенткой?

Да, компания подобралась весьма примечательная: Рид, трое его приятелей с факультета боевой магии, Бен, которого никто не видел, и я в своем сине-белом платьице — в этом мире женских штанов не сыщешь.

Остальные мужчины — лысеющий толстяк и тонкий блондин — заулыбались, разглядывая меня. Я покраснела, а Рид покачал головой:

— Напрямую, Ник. Без мисс Яны Гордеевой наша вылазка просто-напросто не состоится. — Мэтт повернулся ко мне и по очереди представил боевиков: — Яна, перед тобой Ник Карлсон, Густав Эрвинс и Пол Джонсон — некромант.

Взгляды магов скрестились на мне, а я почувствовала себя неловко. Похоже, они никак не понимали, чем же я могу быть полезна. Мэтт открыл дверь ближайшей по коридору комнаты, и мы вошли внутрь. Наложив несколько заклинаний на стены, Рид обернулся к приятелям и замялся. Да уж, не так просто сообщить про нюкьеров, не прослыв при этом сумасшедшим.

— Рассказывай уже! — не выдержал Густав. Он промокнул платком лысину и выжидающе уставился на Мэтта.

А я-то ожидала, что боевые маги — сплошь подтянутые и мускулистые мужчины. Эрвинс же вызывал недоумение. Впрочем, куратор говорил, что все маги обладают гигантским боевым опытом.

Рид вздохнул:

— Еще раз напоминаю, что ни одна живая душа не должна узнать то, что я скажу. Иначе все мы лишимся работы… в лучшем случае.

Я поежилась: все действительно было очень серьезно. Боевики, отставив веселость, насторожились, и Мэтт продолжил:

— Яна — иномирянка, и она видит призраков. Видит иначе, не так, как мы привыкли, — не просто размытый силуэт, а тот образ, который был у призрака при жизни.

Проигнорировав скептические ухмылки магов, я посмотрела на Бена, и тот кивнул. Еще до встречи мы договорились, что я дам разрешение увидеть его. Это должно убедить их в том, что Мэтт говорит правду.

— Я позволяю увидеть Бена, — тихо произнесла я.

Ник вскинул брови, кажется, готовясь сказать что-то язвительное, но вдруг поперхнулся воздухом. Его глаза расширились, и он озадаченно покачал головой. Остальные взирали на хорька с опасливым любопытством. Наслаждаясь моментом, Бен распушил шерсть и поклонился:

— Рад познакомиться с вами!

Справившись с собой, Ник сказал:

— Весьма… занимательно. Полагаю, это не все, о чем ты хотел рассказать.

— В замке есть и другие призраки — нюкьеры. Они куда более жуткие, — кивнул Рид. — Их особенность — рот-присоска, с помощью которого они пожирают остальных, более слабых привидений. Мы с Яной и Беном обнаружили множество жертв. С каждой проглоченной жертвой нюкьеры становятся сильнее. Боюсь, что скоро привидений им будет недостаточно.

— А завтра бал в честь праздника Сотворения мира, — мрачно сказал Пол — высокий блондин, внешность которого больше подошла бы поэту, а не некроманту.

— Именно, — кивнул Мэтт. — Полагаю, их следующая цель — люди. А уж людей здесь завтра будет предостаточно. Включая Его Высочество Леонарда.

— Почему бы не отменить бал? — спросил Ник.

— Орден считает, что никаких нюкьеров не существует, а то, что мы видели, — безобидная иллюзия. Они даже арестовали студента с факультета воды в подтверждение этой теории.

— Теперь понятно, почему мы можем лишиться работы, — пробормотал Густав.

Я замерла, ожидая, что сейчас кто-то из магов вспомнит о неотложных делах и поспешит уйти. Однако Ник лишь спросил:

— Словом, мы должны попробовать уничтожить одну из тварей? — Он засучил рукава рубашки и встряхнул кисти, готовясь колдовать.

— Да, нам бы найти их слабое место. Мы с Яной всего раз столкнулись с ними, но поймать нюкьера не удалось.

— Что ж, — подытожил Густав, — ночь обещает быть жаркой. Давайте-ка озаботимся щитами.

Я удивленно моргнула. И это все? Они не стали сомневаться в сказанном, задавать вопросы… Настоящие боевые маги!

На накладывание щитов мы потратили еще десяток минут. Первым делом Рид поманил меня к себе — меня поочередно укутало несколько воздушных и водных щитов. Подняв голову, я встретилась взглядом с куратором — в его глазах светилось желание защитить меня любой ценой. Как же жаль, что я не могла отплатить ему той же монетой, — я занималась магией неполные два месяца, тогда как куратор — двадцать пять лет.

— От других призраков мы знаем, что нюкьеры обосновались под крышей, — сказал Рид. — Предлагаю подняться на этаж выше и аккуратно прочесать близлежащие комнаты. Нам нужен один из призраков, но связываться с остальными слишком опасно.

Ник усмехнулся:

— Само собой! Иначе ты бы нас не позвал.

Маги двинулись к выходу, я последовала за ними, но Мэтт потянул меня за локоть:

— Пожалуйста, держись позади. Если с тобой что-нибудь случится, я…

— Я хочу попросить тебя о том же, — кивнула я. Глупо надеяться, что мужчина станет прятаться за спинами своих товарищей, но одна мысль о том, что Рид может пострадать, причиняла боль.

Я хотела добавить, чтобы Мэтт был осторожен, но внезапно меня охватила липкая дрожь, а желудок подскочил к горлу.

— Ой, простите, я помешал вам? — замялся Бен. Оказывается, незабываемыми впечатлениями я была обязана хорьку — он умудрился налететь на меня. — Вы так неожиданно застыли на месте.

— Тебя это тоже касается! — погрозил пальцем ему Мэтт. — Перед нюкьером ты беззащитнее всего. Лучше бы наблюдал за нами на безопасном расстоянии.

— Вот еще! — фыркнул призрак. — Не для того я отказался сжигать кости, чтобы отсидеться в стороне. Я с вами.

Уже спустя пятнадцать минут стало ясно, что за последние несколько дней ситуация изменилась. Если раньше мы видели призраков каждый десяток метров, то теперь этаж словно вымер. Неужели нюкьеры сожрали всех? За все время мы встретили всего одно привидение — полупрозрачная девушка в бальном платье, едва заметив нас, бросилась бежать. Я не успела объяснить ей, что маги явились не по ее душу.

Они, к слову, совершенно преобразились. От дурашливости Ника и задумчивости Пола не осталось и следа. Даже суетливый и страдающий одышкой Густав изменился — он шагал бесшумно, цепким взглядом охватывая все пространство. Именно он был главным в их тройке.

Проверив третий этаж, мы направились к лестнице. Когда поднялись на пару ступеней вверх, я вдруг пошатнулась и вскинула руку, останавливая остальных.

— Нюкьеры где-то здесь, я чувствую их.

Мэтт мгновенно оказался рядом со мной, а Бен встопорщил усы. Кажется, несмотря на свое бахвальство, ему было не по себе.

— Поднимаемся? — спросил Ник.

— Сейчас… да! — кивнула я. — Один из них совсем рядом, а еще несколько… наверное, в конце этажа.

Сердце стучало где-то в горле, а тело одеревенело. Сделав глубокий вдох, я взяла себя в руки и последовала за магами. Стихии внутри меня бесновались, отзываясь на мое волнение, но я велела им притихнуть. Мы все равно не сможем помочь, зато помешать — легко!

Преодолев лестничный пролет, мы вышли в широкий коридор. Пусто. Не успела я расслабиться, как от стены отделился полупрозрачный нюкьер. Похоже, он был еще молодым — те двое, которых мы встречали раньше, были значительно крупнее и… материальнее. Призрак зашипел и вытянул пасть воронкой, едва завидел Бена. Хорек, распушив шерсть, спрятался за моей спиной, дрожа, словно осиновый лист.

— У стены! — крикнул Рид.

Маги заозирались, явно пребывая в недоумении. Я чертыхнулась. Они не видят его! Да и нюкьер не боялся их, его интересовал лишь хорек — в глазах твари появился жадный блеск, а тело подернула нетерпеливая рябь.

Не дожидаясь реакции остальных, Рид швырнул незнакомое мне водное плетение в нюкьера — оно впечаталось прямо в его в морду, и тот жалобно завыл.

Сообразив, где находится цель, боевики вскинули руки — в него полетело несколько огненных сгустков и переливающаяся серебром клякса — дело рук некроманта. Я облегченно выдохнула, однако радость была преждевременной. Несмотря на то что плетения магов угодили в призрака, они не причинили ему ни малейшего вреда! Просто соскользнули, словно шелковая лента!

Встряхнувшись, будто собака, нюкьер бросил голодный взгляд на Бена и втянулся в ближайшую стену. Спустя несколько секунд коридор опустел.

— Вы не видели его? — спросил Рид.

Ник развел руками:

— Я слышал шипение, моя интуиция буквально кричала, что поблизости опасность… Но я ничего не видел.

— Ваши заклинания не подействовали на него, а мое все же зацепило, — разочарованно выдохнул Мэтт. — Похоже, чтобы сражаться с ним, надо его видеть. Это значительно осложняет дело.

Я в ужасе обхватила себя руками. Это не просто осложняет дело… Это настоящая катастрофа! Рид не боевик, а мы с Беном вовсе бесполезны. Последний может послужить разве что наживкой…

— А почему ты видишь этих ваших нюкьеров? — озадачился Густав. — Мисс Гордеева из другого мира, что в некотором роде объясняет ее способность. А ты?

Мэтт пожал плечами:

— Понятия не имею. По воле Яны я увидел Бена, а вместе с ним и нюкьера.

Я затаила дыхание, сообразив, что Риду помогает Артур. Это он в состоянии рассмотреть остальных призраков. Местные жители же не обладают подобными способностями. А я так надеялась, что боевики разглядят нюкьеров, когда я познакомлю их с Беном.

— Предлагаю обсудить эти вопросы в другом месте, — нервно дернул хвостом Бен. — Сюда приближаются нюкьеры, много нюкьеров!

В голосе хорька проскочили панические нотки, и я прислушалась к ощущениям. Сердце пропустило удар, а кожу продрал мороз. Он прав! Похоже, твари умеют общаться, и наша жертва привела подмогу!

— Уходим! — приказал Ник и подтолкнул меня к лестнице. Я бросилась вниз, спиной чувствуя жадные взгляды призраков. Определенно их интересовал не только Бен, они не прочь закусить и человечиной.

Преодолев лестницу и попав на третий этаж, я ускорилась. Мужчины не отставали, умудряясь на ходу плести заклинания. Вскоре ощущение чужого присутствия угасло, и я обернулась, тяжело дыша.

— Кажется, оторвались, — выдохнула я. Волоски на руках все еще стояли дыбом. Сколько же нюкьеров там было? Похоже, каким-то образом они размножаются.

— Я поставил заслон, надеюсь, он удержит их хотя бы на время, — сказал Пол.

— Да, такого я точно не ожидал, — протянул Ник и посмотрел на Мэтта. — Я буду на балу, если я хоть чем-то смогу помочь…

— По приказу Дженни замок напичкан защитными артефактами и плетениями, но буду благодарен за любую помощь, — кивнул Рид.

— Можешь на нас рассчитывать, — подтвердил Пол.

Договорившись встретиться перед балом, маги разошлись. На прощание Густав, замявшись, сказал:

— Если мы переживем этот праздник, приходи к нам на ужин. Сюзи будет рада видеть тебя.

— Непременно, — отозвался Мэтт, однако его плечи напряглись. Что-то мне подсказывало, что такой диалог происходит между ними уже не в первый раз.

Погодите-ка! Сюзи? Не бывшая ли это невеста Рида? Проглотив едва не сорвавшийся с языка вопрос, я последовала за Ридом в лабораторию. Если нас обнаружат, можно будет отговориться подготовкой патента на портал. Когда мы остались вдвоем, Мэтт вздохнул:

— Спрашивай, я же вижу, что тебе не терпится.

Я выпалила:

— Я видела кольцо с гравировкой в ящике стола. Оно принадлежало ей?

Рид присел на стол.

— Да, Сюзи была моей невестой, а потом выскочила за Густава. Сейчас у них двое детей, кажется, они счастливы. Ты удивлена?

— Я была почти уверена, что твоя невеста умерла, — честно призналась я.

Рид вскинул брови:

— Я, конечно, понимаю, что выгляжу довольно мрачно, но настолько темных тайн в моей биографии не водится.

Я пристыженно опустила взгляд. В книгах загадочные красавчики часто имеют подобную историю за плечами.

— Сюзи… Я был влюблен и собирался сделать ей предложение. Уверен, она бы согласилась, но узнала про Артура. — Мэтт помрачнел, а я пожалела, что подняла эту тему. — Обстоятельства были, конечно, не самые благоприятные. Это теперь я выпускаю Артура в строго определенный час, в молодости же не придерживался четкого распорядка, да и не знал, что он видим для других. Однажды я переоценил свои силы. Артур вывалился из меня прямо в разгар… романтической встречи в одной из гостиниц города.

Хм, он имеет в виду постель? Неужели все произошло во время секса?

— Я долго гадал, как Сюзи смогла увидеть его, но, видимо, телесная близость сыграла свою роль. Призрачный старик не способствует укреплению отношений, знаешь ли, — усмехнулся Рид. — Она завизжала как ненормальная, на крики сбежалась все прислуга. Мне удалось замять скандал — в том числе и спасти ее репутацию, — но пришлось рассказать про Артура, умолчав о причине нашего слияния. Новость о том, что в моей голове живет призрак, не обрадовала ее.

Мэтт осекся, и я коснулась его локтя.

— Она бросила тебя? — мягко спросила я.

Рид кивнул:

— Да, в ее планы третий лишний не входил — в тот же вечер она швырнула в меня кольцо. Но стоит отдать Сюзи должное, она сохранила мою тайну. С Густавом она счастлива, и я рад за нее. Наверное, судьба такая: все рано или поздно меня бросают.

Мое сердце сжалось от боли. Ведь и мне придется его оставить…

— Впрочем, у меня есть Артур, — усмехнулся Мэтт. — Он точно от меня никуда не денется.

Повинуясь порыву, я сделала шаг к Риду и обняла его. У меня было время подумать, и я приняла решение.

— Я не могу обещать, что останусь навсегда. Но я доучусь до конца и буду с тобой столько, сколько получится. Пускай потом будет больно… очень больно, но сейчас я не хочу отказываться от этого.

Договорив, я почувствовала, как к щекам прилила кровь. Я фактически призналась ему в своих чувствах, но у меня не было уверенности, что он разделяет их. Замерев, я уткнулась в плечо мужчины, не смея поднять взгляд. У меня, наверное, даже кончики ушей покраснели!

Мэтт взял меня за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.

— Сколько бы его ни было, это будет наше время.

Я шумно выдохнула, и Рид припал к моим губам. Это был наш четвертый поцелуй, но ощущения становились все острее. Мы наслаждались каждым прикосновением, все теснее сплетаясь в объятиях и забыв обо всех проблемах.

Нюкьеры, Артур в голове Мэтта и Бен неподалеку, вынужденный наблюдать за нами…

Губы Мэтта, его пальцы на моей коже, горячий шепот — вот то, что имеет значение.

Чьи-то шаги в коридоре привели меня в чувства. Очнувшись, я встрепенулась и растерянно отодвинулась от Рида. Его руки лежали на моих бедрах, а сама я полулежала на столе.

— Кажется, мы немного увлеклись, — хриплым голосом отозвался Рид.

Меня затопило смущение, и я поспешно оправила юбку. Подумать только, все едва не случилось прямо в лаборатории! Не уверена, что мы бы остановились, а не дошли до конца.

— Я провожу тебя в общежитие.

— Нет-нет, — возразила я. — Никто не должен узнать о нас.

— Я все равно пойду за тобой. — Мэтт пальцем очертил контур моих губ, и тело отозвалось сладкой истомой. — Буду держать дистанцию, но проверю, что ты добралась до общежития в целости и сохранности.

— Хорошо, — улыбнулась я.

Академия спала, и мы с хорьком быстро дошли до места. К счастью, он никак не прокомментировал случившееся в лаборатории, и я была ему благодарна. Рид сдержал слово и следовал за мной в отдалении — его присутствие внушало мне уверенность. Приложив ладонь к еще горящим губам, я улыбнулась.

Да, замок захватили нюкьеры… Но тем острее чувствуются моменты счастья.

ГЛАВА 33

Проснувшись поздним утром, я долго смотрела в потолок. Бал уже сегодня. Если в прошлый раз я предвкушала праздник, то теперь с ужасом ожидала его. Интуиция подсказывала, что нюкьеры не оставят без внимания такое сборище.

Вздохнув, я все-таки поднялась и, умывшись, выползла в гостиную. Здесь пахло кофе и корицей, а Рисса колдовала у плиты. На столе дожидались своего часа румяные булочки и блинчики.

— Ничего себе! — присвистнула я. — Во сколько ты встала, чтобы приготовить все это?

Я пристыженно прикусила губу — мы почти не помогали девушке, и она кормила всю нашу ораву.

— Пустяки! — махнула рукой Рисса. — Я люблю готовить, для меня это не в тягость, а в удовольствие. Садись завтракать.

На запах подтянулись сонная Трина и воодушевленная Эми, и мы вместе сели за стол.

— Доброе утро! — затараторила Эми. — Представляете, вечером мы своими глазами увидим Его Высочество! На портретах он настоящий красавчик!

— Надеюсь, ты понимаешь, что донимать его не стоит? — спросила Рисса.

— Конечно, — фыркнула та. — Но смотреть-то можно? Да и вдруг он захочет пригласить кого-нибудь на танец? А тут я рядом…

Она смущенно потупилась и захлопала глазами. Мы прыснули со смеху, но мысленно я порадовалась за Эми — кажется, она и вправду выкинула Крона из головы. Ваше Высочество, держитесь!

Завтракая, мы болтали и смеялись. Обведя взглядом подруг, я улыбнулась. Как же мне повезло с ними! Даже несколько отстраненная Трина оттаяла: она рассказала нам о своем парне — Ранне, и я окончательно поняла, что Оливеру ничего не светит. Она скучала по парню и надеялась, что он не забудет ее за время учебы.

Закончив с едой, мы не спешили расходиться.

— Яна, вчера у тебя были какие-то дела, мы ездили в город без тебя, — хитро прищурилась Эми, — но что ты собираешься надеть вечером?

Я покраснела. Похоже, соседка предполагала, что у меня было свидание с Ридом. Да уж, весьма занимательное свидание вышло!

— То же самое платье, — пожала я плечами. — Я же и получаса на балу не провела.

— Это скучно, — протянула Эми. — Давай я найду тебе что-нибудь из своих платьев? У меня есть наряды, которые я не надевала.

— Только если они будут удобными, — согласилась я и замялась, подбирая слова. — Вы не хотите перед балом встретиться с Саймоном и Оливером? Мы давно не проводили время вместе. Мне нужно сказать вам всем кое-что важное.

Эми изумленно вскинула брови:

— А как же подготовка к празднику? Притирания дожидаются своего часа в холодильном шкафу.

Трина изменилась в лице и вдруг горячо поддержала меня. Рисса выпалила:

— Думаю, это отличная идея.

Я улыбнулась. Кажется, страсть Эми к наведению красоты сыграла против нее. Девушка со вздохом покачала головой:

— Хорошо, как скажете. Но нарядами займемся сейчас! А то еще куда-нибудь убежишь!

Распрощавшись с мыслью увидеть Мэтта, я кивнула, сдаваясь.

* * *

— Замок стоит на ушах! А столько прислуги я не видел ни разу в жизни — горничных, наверное, больше, чем гостей, — сказал Оливер, заходя в наш блок.

За ним проследовал Саймон, одетый в серебристый сюртук и узкие брюки. Волосы на голове отросли, и теперь он нисколько не напоминал варвара.

Я выглянула в окно — во дворе стояло множество карет, первые гости уже прибыли. Мы тоже переоделись для бала — мне досталось ярко-синее платье Эми. Несмотря на пышный подол и обилие нижних юбок, оно было довольно удобным. Лиф украшало нежное кружево, а вырез был целомудренным. Так как наряд закрывал обувь, я надела выданные академией туфли на плоской подошве.

— Да, — кивнул Саймон. — Меня наградили еще парой блокираторов. — Он тряхнул руками, и браслеты звякнули, ударившись друг о друга.

— Как твои успехи с магией? — спросила его Трина.

— По-разному, — пожал плечами Саймон. — Иной раз я неплохо контролирую ожившие предметы, а порой они вовсе меня не слушаются. Впрочем, занятия проходят лишь пару раз в неделю — я теряю слишком много крови. Лекари пичкают меня восстанавливающими зельями, но тренировки все же пришлось забросить.

Кажется, последнее обстоятельство расстраивало парня больше всего.

— Здорово, что вы решили пригласить нас! — Оливер сбросил сюртук, чтобы не запачкать его, и стянул булочку с блюда. — Вы хотели пообщаться или сообщить что-то определенное?

Ребята знали, что именно я стала инициатором встречи. По моей просьбе они пришли без Колина. Я ничего не имела против парня, но доверять ему не могла.

Бен, невидимый остальными, подбодрил меня взглядом. Я открыла рот, но тут же закрыла. Они предвкушали праздник, поверят ли россказням про нюкьеров?

Я прокашлялась:

— У меня есть новость.

— Если ты про Василиска, то я уже догадался, — улыбнулся Оливер. — На медитациях он глаз с тебя не спускает, да и ты явно неровно к нему дышишь.

Я ошарашенно распахнула глаза:

— Все настолько очевидно?

Оливер развел руками, а Эми обиженно фыркнула:

— Ну вот, а я думала, что единственная знаю эту тайну!

Я покачала головой:

— Это, конечно, стоит обдумать… Но я хотела рассказать о другом. Это довольно странно, но доверьтесь мне. Но для начала… позвольте представить вам моего друга Бена.

Прошло несколько секунд, и Трина удивленно ойкнула. Оливер задвинул за спину сестру, а Саймон что-то пробормотал себе под нос. Рисса улыбнулась:

— Так вот с кем ты все время разговариваешь!

Да уж, в академии совершенно невозможно сохранить тайны!

— Рад познакомиться с друзьями Яны, — поклонился Бен.

Наверное, он счастлив, что теперь его видят столько людей сразу.

— У меня есть одна способность, — затараторила я. — Я вижу призраков, их в академии предостаточно. Есть и не такие безобидные, как Бен…

По мере моего рассказа глаза друзей становились все круглее. Особенное впечатление на них произвела наша вчерашняя вылазка. Оливер даже удивленно крякнул и плюхнулся прямо в кресло, куда пристроил сюртук.

Закончив говорить, я с опаской уставилась на них, подспудно ожидая, что меня обзовут сумасшедшей.

— Да… — протянула Трина. — Лучше бы твоей новостью был роман с преподавателем.

Я нервно хихикнула и развела руками.

— Есть предположение, что праздник может спровоцировать нюкьеров на нападение. Мы с Беном чувствуем их присутствие, потому обязаны пойти на бал. Возможно, мы предупредим магов…

Вопрос о том, как справляться с тварями, по-прежнему оставался без ответа.

— Тогда нам лучше держаться вместе, — прищурился Оливер. — На этой радостной ноте все же предлагаю отправиться на праздник. Он уже начался.

Едва я увидела бальный зал, у меня перехватило дыхание — до чего же красиво! Пол усыпан разноцветными листьями, а окна украшены яркими витражами, изображающими, по всей видимости, момент Сотворения мира. Забавно, что за окном царила самая настоящая зима. Где бы Всевидящий ни создавал Ниэль, это точно произошло не во Флориане — тут осенью и не пахнет!

Музыканты уже играли, и в центре зала кружились первые пары. Многие девушки были одеты в цвета осени, и от обилия желтого и красного рябило в глазах. К счастью, мужчины выбирали более сдержанные тона.

— Здорово! — восхищенно протянула Трина.

Я разделяла ее чувства: по сравнению с прошлым балом этот впечатлял сильнее, да и народу было куда больше.

Мое внимание привлекли латы рыцарей, расставленные вдоль стен зала. Выглядели они несколько угрожающе и не вписывались в обстановку. Похоже, это и есть обещанные Дженни защитные артефакты.

Ее саму или Мэтта в зале найти не удалось, и вместе с друзьями я отошла к столику с закусками. Из-за волнения кусок в горло не лез, несмотря на то что желудок уже бурчал от голода. Может, я накручиваю себя? Все пройдет гладко, а нюкьеры все еще заперты наверху? Ухватившись за последнюю мысль, я сделала глубокий вдох и заставила себя разгладить скомканный подол платья.

— Не жалеешь? — тихо спросила у Бена. — Если бы мы сожгли твои кости, ты бы не боялся быть сожранным нюкьером.

Призрак возмущенно нахмурился:

— Я не бросаю друзей в беде.

Я улыбнулась: кто бы мог подумать, что хорек окажется настолько храбрым?

— Принц?! — восторженно пискнула Эми, вдруг вцепившись в мою руку.

Она оказалась права — к сцене приблизился молодой мужчина в синем камзоле и черных брюках. По залу пронесся восторженный вздох. Принц был хорош собой: кудрявые волосы цвета шоколада, ярко-синие глаза, статная фигура. Но куда больше меня порадовала охрана, следующая за Леонардом, — трое крепких мужчин, цепким взглядом осматривающие зал. Надеюсь, хотя бы особа королевской крови в безопасности.

Его Высочество поднялся на сцену и широко улыбнулся гостям. Его встретили бурными овациями, и он вскинул руку вверх, попросив тишины.

— Я рад присутствовать на празднике Сотворения мира! — У принца оказался глубокий баритон, и глаза Эми сверкнули еще ярче. — Все мы знаем, что Всевидящий создал нас и подарил магию. Но давайте посмотрим традиционный спектакль в честь праздника.

Да, Леонард не стал утруждать себя длинной речью. Не у Дженни ли он брал уроки?

Откуда-то вдруг вынырнуло несколько старшекурсников, судя по нашивкам в виде маски на их мантиях — иллюзионисты. С рук одного из студентов сорвалась ветвистая молния, и зал погрузился в темноту.

Я испуганно вздрогнула, но Рисса шепнула:

— Не бойся, это часть представления.

И вправду — вскоре в зале загорелся свет, выхватив из темноты деревья с разноцветной листвой. Я почувствовала запах спелых яблок и груш и озадаченно моргнула. Откуда все это взялось? Неужели иллюзии?

— Как же красив Ниэль! — раздался громогласный голос под потолком.

Похоже, по задумке он принадлежит Всевидящему.

— Это из-за тебя!

Меня вдруг толкнули, и я удивленно обернулась. Передо мной стояла заплаканная Карен. Я непонимающе посмотрела на нее, и она прошипела:

— Из-за тебя на Райана завели административное дело!

Какого еще Райана? До меня не сразу дошло, что она говорит о Кроне. Выходит, Дженни привела свою угрозу в исполнение, а Карен — та самая студентка, с которой он встречался. И почему я не удивлена?

— Он сам виноват, — пожала я плечами. — Он приставал не только ко мне.

— Он любил меня!

Я поморщилась. Мне еще истерик Карен не хватало! Девушка вскинула руку, готовясь запустить заклинание, как вдруг в шлеме стоящего у стены рыцаря вспыхнули ярко-синим глаза. Одновременно нагрелся мой кулон, висящий на груди.

Оливер хмыкнул:

— Не советую колдовать, защитный артефакт все равно не позволит причинить кому-то вред на балу.

Карен фыркнула и, развернувшись на пятках, ушла. Я искоса взглянула на рыцаря — сияющие глаза в пустом шлеме выглядели устрашающе. Однако демонстрация работы защитного артефакта несколько успокоила меня.

Переведя взгляд на представление, я поняла, что Всевидящий успел создать людей — они глазели на царящую вокруг красоту, ежась от холода.

Вдруг краем глаза я заметила нечто серебристо-голубое, висящее рядом со мной. Сердце испуганно скакнуло к горлу, но в следующую секунду я сообразила, что это не нюкьер. Но призрак.

— Яна Гордеева? — спросила полупрозрачная девушка в роскошном бальном платье.

Я кивнула.

— Артур велел передать вам, что Мэтт и Дженни ждут вас в комнате неподалеку. С собой можете взять всех, кто в курсе происходящего.

Я удивленно вскинула брови. Да, призраков в качестве посыльных мы еще не использовали.

— Ты сейчас с кем-то говоришь? — настороженно спросил Саймон.

Я вздохнула:

— Да, нас приглашают к Дженни. Возможно, появились какие-то новости.

Наверное, для человека, который умеет видеть призраков, наша процессия показалась бы донельзя странной. Во главе — привидения девушки-аристократки и хорька, за ними — несколько разодетых студентов.

Пока мы шли к Дженни, Бен успел расспросить нашу провожатую о причине ее смерти. Похоже, у призраков это повод завязать разговор, как мы говорим о погоде.

Девушка, представившаяся Элизабет, охотно рассказала, что сама наложила на себя руки, узнав об измене жениха. Сейчас она, конечно, пересмотрела свое решение и с куда большим удовольствием отравила бы его самого.

Я невольно поежилась: а выглядит такой незабудкой в этом своем воздушном платьице!

Проводив до нужной комнаты — похоже, это какое-то подсобное помещение, — Элизабет нас покинула. Я постучала в дверь и, дождавшись разрешения войти, толкнула ее. Внутри обнаружились Мэтт, при виде которого на сердце потеплело, Дженни с мужем, Даррен Рэнфорд и незнакомый мне старик. Помимо этого здесь присутствовали боевики — Густав, Пол и Ник.

— А вот и Яна с друзьями! — Магичка окинула взглядом нашу компанию. — Полагаю, вы знаете о том, что происходит в замке?

— Про тварей, пожирающих призраков? — дернула плечом Эми. — Да, слухи дошли. И почему мы узнаем обо всем последними?

— Лучше бы вы вовсе ни о чем не узнали, но ситуация зашла слишком далеко, — вздохнул Даррен. — Сразу перейдем к делу. Позвольте представить вам магистра Бернарда Алвиана. Он знает о нюкьерах немного больше.

— Да, я посвятил изучению Спирали Тиррэя большую часть жизни. Чтобы вы понимали, — старик замялся, подбирая слова, — Спираль Тиррэя — это основа нашего мира, самая ее суть. Ниэль расположен в девятом секторе, и именно девятый сектор является самым «густозаселенным». Это довольно удобно для магической почты и кратковременных путешествий, но неприемлемо для полноценных перемещений.

Именно поэтому я активно протестовал против экспериментального набора студентов из других миров. Это могло нарушить баланс Спирали Тиррэя, утончить ткань миров… К несчастью, у магистра Лойсона оказались сильные покровители, — усмехнулся Алвиан. — Едва я выразил свое неудовольствие этой идеей, меня вышвырнули с должности заведующего отделом, занимающегося изучением Спирали Тиррэя. Допуск к документам я тоже потерял. В удивительно кратчайшие сроки проект был приведен в исполнение.

— Но зачем им это? — спросил Саймон.

— Власть, всего лишь власть, — ответил Даррен. — Когда в технологических мирах появится магия, начнется паника. И орденцы предложат свою помощь, получив при этом большое влияние.

— Когда ко мне приехал Даррен и рассказал о том, что творится в академии, я понял, что сбылись мои худшие прогнозы, — продолжил магистр. — В ткани Ниэля появились прорывы, и нюкьеры — создания изнанки — получили свободу. Они питаются слабыми призраками, но истинное лакомство для них — люди. Я уверен, что праздник не оставит их равнодушными.

— И кто же эти нюкьеры? — не выдержала я.

Старик перевел взгляд на меня.

— Всевидящий забирает к себе своих детей. Изнанка же — обратная сторона мира, где господствует пустота. Туда отправляются призраки, еще при жизни потерявшие свою человеческую суть, — убийцы, насильники… В посмертии ими движут лишь инстинкты: голод и злоба.

В комнате повисла тишина, все переваривали слова магистра.

— И как же с ними бороться? — тряхнул головой Мэтт. — Вчера мы пытались изловить нюкьера, но заклинания ни некроманта, ни боевиков не подействовали на него.

— Мы предположили, что причина в том, что мы не видим их, — добавил Ник.

— Именно! — поднял палец Алвиан. — Раньше считалось, что их вовсе невозможно увидеть, но теперь мы знаем, что существуют исключения.

— И как же нам защитить людей? — в отчаянии спросила Дженни. Уилл прижал ее к себе, словно надеясь спрятать от опасности.

— Только устранить причину — вернуть иномирцев домой. Именно это вывело Спираль Тиррэя из равновесия. Сейчас здесь находятся три лишних человека, рожденных в других мирах, а значит, энергетически не вписанных в Ниэль. Это и разрушает ткань мира. Если все станет как прежде… — Старик пожал плечами. — Это должно помочь.

— Но магистр Лойсон сказал, что раньше чем через год он не может отправить нас домой, — растерянно произнесла Трина.

— Ерунда! — отмахнулся тот. — Он просто не хотел подвести свое начальство. Я вполне могу провести обратный обряд — в академии есть все необходимое. И лучше поторопиться!

Сердце оборвалось, и я покачнулась. Мэтт успел схватить меня за локоть, и от его прикосновения меня пробрала дрожь. У нас не будет времени… Я должна вернуться домой прямо сейчас.

Словно этого было недостаточно, на грани слышимости раздался голодный рев, а меня передернуло от ужаса. Мы с Беном переглянулись.

— Нюкьеры прорвали заслон, — упавшим голосом сказала я.

ГЛАВА 34

Мэтт Рид


Слова Алвиана будто обухом ударили по голове. Яна должна уйти.

Впрочем, этого следовало ожидать с самого начала. Она не испугалась Артура и хотела быть со мной. Не могло мне так повезти! Теперь у нас не будет даже года.

Подхватив девушку под локоть, я, не удержавшись, прижал ее к себе. И почему я не сказал, что люблю ее? Мы столько раз оставались наедине, но я боялся надавить на нее, хотел дать время освоиться с моей странностью…

Артур в моей голове что-то пробормотал, в его голосе звучали печальные нотки — ему тоже полюбилась моя подопечная.

Вдохнув цитрусовый аромат, исходящий от волос Яны, я горько усмехнулся. Дождался! Стоит ли признаваться в любви сейчас, когда нам придется расстаться? На кону благополучие всего Ниэля.

Невеселые мысли оборвало восклицание Яны:

— Нюкьеры прорвали заслон!

Этого еще не хватало! Я выругался сквозь зубы и обернулся к Алвиану:

— Я отправлюсь в зал, буду защищать людей. Я единственный вижу нюкьеров.

— Я пойду с тобой! — Яна вцепилась в мою ладонь.

— Незачем подвергаться опасности, ты должна вернуться в свой мир…

Под красноречивым взглядом девушки я умолк. Что ж, она все равно не останется в стороне, так пусть будет на глазах.

— Мы попробуем помочь тебе, — сказал Ник, и остальные боевики поддержали его.

— Тогда я достану все необходимое для ритуала, — кивнула Дженни, и Алвиан передал ей список.

Даррен обернулся к друзьям Яны:

— Держитесь вместе с магистром Алвианом возле артефактов. Они создают защитное поле, непроницаемое для любой угрозы.

Эми вскинула подбородок, готовясь возразить, но вдруг в комнату вошел Его Высочество в компании охранников. Обведя всех присутствующих внимательным взглядом, он произнес:

— Может, кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит? Почему вы настаивали на том, чтобы меня сопровождала охрана? А в бальном зале стоят ниррайсы — тайные артефакты академии не используют просто так. Миссис Джекинс?

Принц посмотрел на Дженни в ожидании ответа.

— Ваше Высочество, — замялась она, — это долгая история.

— Так расскажите коротко.

Да, Леонард умеет брать быка за рога.

Дженни открыла было рот, но в этот момент в отдалении послышались крики. Нюкьеры! Они добрались до бального зала!

— Призраки с изнанки вырвались и вот-вот нападут на гостей! — выпалила Яна. Будучи иномирянкой, в присутствии особы королевской крови она не испытывала привычного нам трепета.

Принц удивленно моргнул, но тут же сориентировался:

— Делайте, что нужно! Расскажете обо всем позже!

Кивнув, я выбежал в коридор, потянув за собой Яну. Крики становились все громче, навстречу выскочило несколько истошно вопящих дам с перекошенными лицами.

— Всем сохранять спокойствие! — рявкнул Ник, и нам удалось протиснуться в бальный зал. Едва войдя, я похолодел — у дальней стены прямиком над сценой зависли нюкьеры, много нюкьеров! Я насчитал десяток, остальные сливались в одно бесформенное пятно.

— Смотри! — Яна указала на одиноко лежащий саксофон. Похоже, музыкант и стал первой жертвой, что спровоцировало панику.

— Цельтесь в витраж наверху! Они там! — велел я Нику и Густаву. Пол принялся плести заслон, надеясь сдержать призраков.

Придержав за локоть споткнувшуюся девушку в пышном платье, я приказал ей отойти к стене, где стояли латы рыцарей. Глаза всех ниррайсов горели ровным синим цветом. Людей, расположившихся вокруг них, окутывала едва видимая глазу магическая защита. Жаль только, что на всех ее не хватало.

Обернувшись, я заметил, как один из слабых нюкьеров нацелился на Бена, висящего над плечом Яны. Я швырнул плетение в тварь, и она, взвизгнув, отлетела в сторону.

Задрожав, хорек встопорщил усы:

— Я сейчас вернусь!

Мы с Яной проводили его удивленным взглядом. Неужели он испугался? Впрочем, возможно, так будет лучше — больше всего нюкьеров находилось в зале.

Стандартная магическая защита академии переливалась искрами на стенах, сверкала под потолком, но ее заряды не причиняли тварям ни малейшего вреда! Она ведь рассчитана на людей, магов… Но никак не на существ с изнанки мира!

Признав тщетность своих усилий, Густав и Ник принялись помогать Полу с магическим заслоном, надеясь удержать тварей у стены. Однако их было слишком много, они с легкостью прорывали преграду, наседая друг на друга. Маги накладывали все новые и новые слои, но надолго их не хватит. К тому же дело осложняло то, что никто не видел нюкьеров! Я не мог одновременно давать им указания и защищать людей. Яна тоже пыталась сражаться, но ее плетения для призраков словно комариный укус.

Я сплел новое заклинание и ударил ближайшего нюкьера, норовившего настичь студентку-старшекурсницу. Она не видела его, но нервно дергала плечами, чувствуя таящуюся опасность.

Получив ледяным штормом в морду, призрак обиженно взвизгнул и повернулся ко мне. Невольно я поежился. Тварь была лоснящейся, буквально лопающейся от силы. Так вот какими они становятся, как следует отожравшись!

Рядом прерывисто выдохнула Яна, и я задвинул ее за спину. Ну уж нет, ее я тебе точно не отдам!

Я даже не успел сплести заклинание, ударил чистой стихией. Вода сбила нюкьера, и тот отлетел к дальней стене. В груди у него появилась дыра, и тварь, жалобно воя, отползла в сторону.

Получив короткую передышку, я заметил, как в центр зала вбежали магистр Алвиан и Дженни, в руках они держали коробки с грудой разноцветных камней. Кажется, каждый из них олицетворяет определенный мир на Спирали Тиррэя.

— Мэтт!

Оклик Яны заставил меня крутануться вокруг своей оси и ударить нового нюкьера, подкрадывающегося к ней сзади. Лишь мы с Яной могли дать отпор, и именно на нас твари заглядывались больше всего. Неужели защищающаяся добыча выглядит привлекательнее?

ГЛАВА 35

Яна Гордеева


От ужаса всего происходящего кровь вскипала в жилах. Отовсюду слышались крики, сверкали заклинания — люди пытались защищаться от неизвестной угрозы, тем самым раня других. Как бы мы с Мэттом ни старались, нельзя помочь всем.

Я понимала, что мне стоит отойти к магистру и Дженни, которых защищал рыцарь-артефакт. Мне еще нужно вернуться на Землю, тем самым спасая Ниэль. И все-таки я не могла оставить Мэтта одного. Он сражался, не думая о себе, и я боялась, что очередной нюкьер сцапает его. Пусть я покину этот мир… Я должна знать, что Рид останется жив!

С моих рук срывались простенькие плетения, которым меня научил Бен. Они не могли причинить вред, но отпугивали, давали передышку. И все же силы уходили, а паника все нарастала. Я с трудом удерживалась от того, чтобы не впасть в настоящую истерику.

Внезапно позади меня выросла тень, а чувство опасности взвыло. Я вздрогнула, и Мэтт буквально выдернул меня из пасти нюкьера.

— Ты в порядке?

Я, потеряв дар речи, просто кивнула, пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце.

— Мы не справимся… — выдохнула я.

Мэтт выглядел невыносимо уставшим, у него даже пальцы подрагивали. Он повернулся, чтобы ответить, но в этот момент в зал влетело множество призраков во главе с Беном. Старики, женщины в богатых платьях и рванье, мужчины, вооруженные мечами или с книгами в руках, дети всех возрастов… Вся эта призрачная рать рассредоточилась по залу, защищая людей своими телами.

В зале тут же поднялся шум. Наши неожиданные союзники подбадривали себя криками и держались рядом, буквально отвоевывая своих. Сперва нюкьеры обрадовались легкой добыче, но она оказалась не такой уж легкой.

Я ошарашенно выдохнула. Так вот куда уходил Бен!

Мэтт озадаченно покачал головой:

— Что происходит?

Он не видел призраков, но понял, что нюкьеры ведут себя странно.

— Бен привел подмогу. Я даже не знала, что в замке столько призраков!

Воспользовавшись краткой передышкой, Рид притянул меня к себе.

— Яна… — Его голос сорвался.

Поднявшись на цыпочки, я прижалась к его губам. Скорее всего это наш последний поцелуй. Куратор стиснул меня до хруста в ребрах, да и я сама прильнула к нему теснее. Из глаз брызнули слезы, и я всхлипнула. Если бы я знала, что нас ждет, то вчера в лаборатории дошла бы до конца…

— Я люблю тебя, — тихо произнес Мэтт.

Меня затопила волна нежности, смешанная с сожалением. Если бы мы могли быть вместе…

— Я тоже люблю тебя, — выдохнула я.

Ну почему я должна уходить? Я не хочу, не сейчас… Я не готова! Стихии во мне тоже бурлили, словно предчувствуя, что скоро им предстоит совсем иная жизнь.

К нам подлетел гордый собой Бен.

— Здорово я придумал? Если держаться вместе, то тварям гораздо сложнее достать нас.

— Молодец, — сказала я, но мои слова потонули в пронзительных криках. Я испуганно вскинула руку к лицу: особенно крупный нюкьер добрался до жертвы — пожилого мужчины — и вдруг вспыхнул светом. Когда сияние погасло, тварь изменилась — теперь она не напоминала призрака, она была… материальной.

Люди наконец увидели, что им угрожает. В зале поднялась паника, все бросились бежать, покидая безопасные места, где их защищала сила артефактов.

— Сохраняйте спокойствие! — попробовал призвать к порядку Мэтт, но его никто не услышал.

Еще несколько нюкьеров приобрели плоть. Теперь они двигались стремительнее — парочка призраков, вставших на пути, исчезла в пасти монстра. Теперь оружие не вредило им, и привидения бросились врассыпную.

В животе засосало от ужаса, и я задрожала, вцепившись в руку Мэтта. Это плохо, очень-очень плохо! Это то, о чем говорили призраки. Нюкьеры стали материальными, а значит, еще сильнее.

Боевики переключились на видимых тварей, среди них обнаружился и принц Леонард, неплохо орудующий мечом.

— Я могу помочь! — Возле нас вдруг оказался Саймон.

— Каким образом? — спросил Мэтт, швырнув плетение в очередную тварь. — Иди к магистру!

Саймон упрямо покачал головой:

— Я могу оживить предметы. Их-то не сожрут! Попробую защитить людей.

Рид задумчиво посмотрел на парня. Без поддержки магов заслон окончательно пал, и более мелкие нюкьеры разлетелись во все стороны.

— Идет! — кивнул Мэтт. — Терять нам нечего.

Резким движением Рид снял блокираторы с запястий Саймона, и тот резанул правую ладонь ножом. Я испуганно охнула, но парень улыбнулся, подбадривая меня.

— Теперь надо плеснуть крови на… допустим, этого рыцаря?

— Сдается мне, это будет слишком жирно, — покачал головой куратор.

Взмахнув рукой, Мэтт послал струю воды. Она смешалась с кровью и окропила несколько ниррайсов. Саймон зажмурился, прислушиваясь к чему-то внутри себя. Его взгляд изменился, а глаза стали серебристого цвета. Повинуясь движению руки парня, рыцари вдруг спрыгнули с постаментов.

Мне стало жутко. Они же огромные и целиком состоят из металла!

Лицо Саймона просветлело.

— С разбавленной кровью ими гораздо проще управлять!

Он сжал ладонь, заставив кровь сочиться, и вопросительно посмотрел на Рида. Я пришла на помощь — струя воды, окрашенная красным, плеснула на еще несколько артефактов.

Ожившие рыцари нашли взглядом своего хозяина и склонили головы, словно демонстрируя подчинение. Только один из ниррайсов смотрел куда-то в сторону, прямиком на нюкьера, заинтересовавшегося им. В глазах твари читалось недоумение: шевелится, но съедобно ли?

— Они видят их! — изумленно выдохнула я. Мэтт порывисто сжал мою ладонь.

— Защищать людей! — приказал побледневший Саймон. — Атаковать тварей!

В следующее мгновение ниррайсы пришли в движение. Ровным строем, чеканя шаг, они разделились на две группы. Часть рыцарей осталась позади, оберегая людей, вторая — направилась к призракам.

Взмах огромного меча, вспыхнувшего красным, — и голова нюкьера полетела в сторону.

— Они сохранили свои способности! — по мальчишески улыбнулся Рид. — Саймон оживил не просто куски металла, а артефакты!

Кто бы мог подумать, что ключом к спасению станет нестандартная магия парня? Спустя пять минут ситуация в зале изменилась: нюкьеров становилось все меньше, а те, что остались, пытались сбежать, просочившись сквозь стены. Однако — вот незадача! — материальное тело не позволяло им этого!

— Яна, Саймон! — крикнула Дженни, про которую я успела забыть. — Готовьтесь, ритуал вот-вот начнется!

Сердце оборвалось. Вот и все…

— Мы сможем навещать друг друга, — сказал Рид и тут же замялся. — Хотя не уверен, что Спираль Тиррэя пропустит меня в твой мир. Артур — весьма сильная привязка к Ниэлю. Но ты сможешь прийти к нам.

Я покачала головой, чувствуя горечь во рту. Вряд ли это такая уж простая процедура. Это же не метро, где нужно просто сесть в поезд.

Дженни позвала нас с Саймоном еще раз, и мы переглянулись. Парень отдал приказ рыцарям защищать людей и кивнул, давая понять, что готов.

Мы медленно двинулись к магичке, каждый шаг приближал нас к возвращению домой. Два месяца назад я бы многое отдала за такую возможность, сейчас же мечтала остаться в Ниэле. Быстрая и Вихрь бурлили во мне, каплями воды и дуновениями ветра срывались с моих рук. Да, на Земле нам будет гораздо сложнее продолжить заниматься магией. Где-то в глубине души я боялась, что магистр Лойсон не прав и дома я вовсе потеряю новые способности. Это все равно что лишиться части себя.

Вместе с нами к Дженни приблизился принц. Он откинул со лба прядь волос и оперся на меч:

— Что ж, тварей, которых вы опасались, я уже увидел. А что вы делаете теперь?

— Хотим починить ткань мира Ниэля, — пояснила Дженни. — Для этого необходимо отправить иномирцев по домам — именно их присутствие и стало причиной прорыва нюкьеров.

Леонард нахмурился:

— Когда Орден запрашивал разрешение на этот эксперимент, то не упомянул о подобных последствиях.

Дженни развела руками:

— Орден не отреагировал даже на наши уверения в том, что по замку разгуливают неизвестные призраки. Замял дело и запретил сообщать об этом Его Величеству.

— Интересно… — протянул принц.

Судя по его сощурившимся глазам, кому-то не поздоровится.

Ритуал тем временем шел полным ходом. Светившиеся разными цветами камни были кругом выложены на полу, а в центре стоял магистр Алвиан. Он перебирал пальцами прямо в воздухе, словно настраивая невидимый музыкальный инструмент. Лицо у него было одухотворенное, а взгляд направлен внутрь себя.

Остановившись, я нервно сглотнула. Мэтт еще сильнее стиснул мою руку, и я, не удержавшись, всхлипнула и прижалась к его груди.

— Мне так жаль, что тебе придется уйти, — сказала Дженни.

Я обвела взглядом толпящихся вокруг друзей и кивнула:

— Мне тоже. — Собственный голос показался незнакомым.

— Как же мы без вас?.. — заплакала Эми и порывисто обняла меня. К объятиям присоединились Трина, Оливер и кусавшая губы Рисса. На ее лице царило какое-то странное выражение, она словно усиленно размышляла о чем-то, но не находила решения.

— Признаться честно, я хочу домой, но буду скучать по Ниэлю. — Трина утерла слезинку со щеки. — Вы говорили, что есть возможность путешествовать в другие миры?

— Да, — ответил Даррен. — Пребывание в чужом мире не более сорока восьми часов и не чаще раза в полгода безболезненно для Спирали Тиррэя.

Я горько усмехнулась. Что ж, это лучше, чем ничего. Одни выходные в полгода я буду проводить в Ниэле, а все остальное время делать вид, что никакой магии не существует, а экономический факультет — предел моих мечтаний.

— Готовьтесь. Проход откроется через пять минут! — предупредил магистр Алвиан. Светящиеся камни пришли в движение, и воздух пронзили разноцветные лучи.

— Я буду скучать, — всхлипнул хорек. — Надеюсь, разрешение видеть меня не потеряет силу после твоего ухода. Не хочется остаться в одиночестве.

— Яна, — мою ладонь поймал Рид, — знай — я буду ждать тебя. Приходи, как только сможешь.

Трина первой шагнула в образовавшийся из пересечения линий проход. К ней подплыл светящийся фиолетовым продолговатый камень. Похоже, он символизирует Файрини — мир девушки.

Обернувшись на прощание, она подмигнула и белозубо улыбнулась:

— Еще увидимся.

Она явно жаждала вернуться к своему Ранну.

Саймон взмахнул рукой, приказывая ниррайсам остановиться. Они с лязгом замерли, скрестив мечи. Оставшиеся нюкьеры забились в углы зала и больше не делали попыток напасть на людей.

Едва Саймон шагнул в круг, как к нему ринулся тепло-коричневый камень — не просто камень, целый булыжник.

Я закусила губу — моя очередь. Не обращая внимания на остальных, я последний раз прильнула к Мэтту и улыбнулась сквозь слезы. Он нежно погладил меня по щеке и поцеловал. Позади послышались удивленные вздохи и шепот. Да, мы нарушаем правила академии на глазах у всех, но теперь-то какая разница? С трудом оторвавшись от Мэтта, я повернулась к Алвиану. Едва сделала шаг вперед, как Рисса решительно протиснулась ко мне.

— Постойте! Может быть, вместо Яны уйду я? На Земле не станут смотреть косо только потому, что у меня слабый магический дар. И я смогу заняться, чем хочу.

Голос девушки сорвался, а я ошарашенно уставилась на нее — неужели она готова пойти на это добровольно?

— Это возможно? — напряженно спросил Мэтт.

Алвиан задумчиво покачал головой:

— Хм, если обменять одного человека на другого… Количество людей придет в норму, и рожденный в ином мире займет пустую ячейку.

— Магический дар у девушек разный, — вклинилась Дженни. — Это не станет препятствием?

— Важна не величина дара, а лишь его наличие. Да, — кивнул Алвиан, — девушки могут поменяться местами, если желают этого. Думаю, этого будет достаточно, а со временем Спираль Тиррэя окончательно придет в равновесие.

Сердце подскочило куда-то к горлу. Желаю ли я? Конечно! Я смогу остаться в Ниэле с Ридом и навещать семью.

— Спасибо! — выдохнула я.

— Можешь не благодарить, — улыбнулась Рисса. — В большей степени я делаю это для себя.

— Поторопитесь! — крикнул магистр. — Проход между мирами вот-вот закроется.

Рисса кивнула и, сжав мою руку на прощание, шагнула к магистру. Несколько секунд ничего не происходило, а затем из ряда камней отделился нежно-голубой. Помедлив, он направился ко мне, но я сделала шаг назад. Казалось, камень растерялся, а потом нехотя подплыл к Риссе и ткнулся в ее ладонь.

Алвиан взмахнул рукой, и переход, сотканный из разноцветных линий, засветился еще ярче.

— Крепко сожмите камни своих миров и шагайте вперед, — прохрипел он. На лбу у него выступили капельки пота, видимо, удержание портала между мирами давалось нелегко.

Волнуясь, я вцепилась в руку Мэтта. Он напряженно следил за Триной — первой ступившей в перехлестье линий. Яркая вспышка — и девушка исчезла, словно ее здесь никогда не было. Следующим был Саймон. Он махнул нам на прощание и тоже исчез во всполохах света.

Рисса нервно сглотнула и медленно двинулась вперед. А если у нее не получится? Я боялась впускать надежду в сердце. Вдруг мы все же не правы? По глазам ударила яркая вспышка, и я зажмурилась. Когда зрение вернулось, Алвиан стоял в центре круга один. Мгновение — и парящие в воздухе камни рухнули на пол.

— Все получилось? — неверяще спросила я.

Впрочем, я уже сама поняла, что все прошло хорошо. Ниррайсы, потерявшие хозяина, вновь застыли безжизненными глыбами металла.

— Смотрите! — воскликнула Эми.

Проследив за ее взглядом, я охнула. Нюкьеры… Их тела подернулись дымкой, а потом и вовсе растаяли.

— Получилось, — улыбнулся Даррен, и даже Его Высочество несколько расслабился.

Люди, все еще толпящиеся в зале, несмело поднимались с пола и оглядывались, не веря, что все закончилось. Послышались разговоры, чей-то плач и причитания. Я осмотрела помещение: ну и разгром мы тут устроили! А сколько погибших…

— А это что еще такое? — раздался испуганный возглас Бена.

Элизабет, летающая подле него, ойкнула и лопнула, словно мыльный пузырь. Такая же участь постигла и других призраков — дети, женщины, мужчины… Все, кто выжил после столкновения с нюкьерами, исчезали прямо на глазах.

— Призраки… Обычные призраки. Они тоже уходят! — выпалила я.

Магистр Алвиан озадаченно покачал головой:

— Видимо, это эффект от воздействия Спирали Тиррэя. Мир обрел гармонию и теперь спешно латает дыры.

— Бен? — Я вперила взгляд в хорька, опасаясь, что и он пропадет.

— Пока я в порядке. — Тот развел лапками. — Похоже, кости все же привязывают меня к Ниэлю.

Я облегченно выдохнула и повернулась к куратору. С лица Мэтта разом схлынула кровь, и он пошатнулся. С трудом устояв на ногах, он пробормотал:

— Я отлучусь.

Я закусила губу, догадываясь, что случилось с Ридом, — Артур. Спираль Тиррэя подействовала и на него.

Я подставила ему плечо и помогла выйти в холл. Бен вылетел вслед за нами, а Его Высочество проводил нас задумчивым взглядом. Едва за нами захлопнулись двери, как Мэтт застонал.

— Потерпи еще немного, — всхлипнула я и из последних сил доволокла Рида до ниши, скрытой от посторонних глаз колонной.

Рухнув на пол, он прошипел сквозь зубы и выпустил Артура наружу. В воздухе соткался серебристо-голубой силуэт пожилого джентльмена.

— Я ухожу, мой мальчик, — добродушно улыбнулся призрак. — Я чувствую, что твое тело больше не держит меня, а что-то иное… зовет.

Мэтт широко распахнул глаза и побелевшими губами произнес:

— Но как? Я думал, мы связаны неразрывно.

— Кажется, нам повезло. Ты нашел правильную девушку, и она все устроила. — Артур добродушно усмехнулся в усы и повернулся ко мне. — Яна, позаботься о нем. Если Всевидящий все же существует и заберет меня к себе, я буду наблюдать за вами сверху.

Я смахнула навернувшиеся слезы.

— Спасибо тебе за все, — склонил голову Рид. — Если бы не ты тогда, в лесу, я бы погиб. Спасибо за знания, которые ты мне передал. Без этого я бы вырос совсем другим человеком.

Артур улыбнулся и, посмотрев наверх, подернулся рябью. Его силуэт поблек, и спустя мгновение призрак растаял. Я всхлипнула и опустилась на пол, чтобы обнять Мэтта. Тот задумчиво глядел вдаль.

— Знаешь, я так долго мечтал об этом, даже не смел надеяться… Но кажется, я буду скучать.

Я рассеянно кивнула.

— Как ты себя чувствуешь? — Мэтт обеспокоенно взглянул на меня. — Не жалеешь, что поменялась местами с Риссой?

Я пожала плечами. Наверное, пока я не успела осознать, что выбрала Ниэль. Зато магия отозвалась теплом — стихиям не терпелось порезвиться на свободе. Теперь у нас будет время.

Прижав меня к себе, Мэтт ласково заправил прядь волос за ухо. От нежности жеста защемило сердце.

— Мы с тобой целовались на глазах у всей академии. У тебя будут проблемы? — спросила я.

— Спишем все на шок от нападения нюкьеров, — подмигнул Рид и поцеловал меня. Я глухо выдохнула ему в рот, наслаждаясь терпким запахом его кожи, вкусом губ, робкими прикосновениями…

Лишь спустя несколько минут я очнулась.

— Погоди-ка, а куда именно переместится Рисса?

— Наверное, туда же, откуда исчезла ты, — предположил Рид.

Ой-ой! Пожалуй, Катя здорово удивится появлению незнакомой девушки в бальном платье в своей комнате.

— Мне срочно надо к Алвиану! Он должен отправить меня домой — нужно помочь Риссе и представить родным.

Пускай Спираль Тиррэя поработает еще немного и устроит нам «учебу по обмену».

— Иди, — кивнул Мэтт. — Мы с Беном всегда будем ждать тебя.

Хорек, тактично остававшийся в стороне, пока мы целовались, подлетел ближе.

— Конечно, Яна! Теперь Ниэль — твой дом.

Я широко улыбнулась и послала им воздушный поцелуй. Я обязательно вернусь.

Эпилог

За окном пушистыми хлопьями падал снег. Вообще-то по календарю началась весна, но зима, наконец добравшаяся до Лирана, не сдавала позиции. В доме Рэнфордов, где мы собрались отмечать аналог земного Нового года — Смену сезонов, было шумно.

Мы с Мэттом явились на праздник последними, и нам навстречу пулей выбежала Энди.

— Яна! — Она всплеснула руками и крепко обняла меня. — Вы все-таки приехали!

Это было не так-то просто. Мне пришлось несколько часов кружить по Флориане, ожидая Рида. Уходить телепортом вместе мы посчитали слишком опасным. Поцелуи во время бала в честь праздника Сотворения мира нам простили, но больше нельзя допустить ни одной оплошности. Конечно, мы все же встречались украдкой, и в этом нам помогал Бен — он всегда предупреждал, если поблизости кто-то был.

Жаль, что хорек не мог покинуть академию и навестить Рэнфордов. Я даже пробовала уносить мешочек с костями с собой, но призрак по-прежнему оставался привязанным к замку.

Зато в жизни Бена произошло весьма важное событие. На общем собрании для студентов всех курсов я «позволила» увидеть его, и сейчас Бен преподавал рунную грамоту — наконец-то он мог применить свой великий педагогический талант по назначению. Сперва все, конечно, были в ужасе, зато теперь призрак стал весьма популярен среди студентов. Артефакторы обещали помочь ему решить проблему с невозможностью касаться предметов. Если они справятся, Бен сможет и сам чертить руны на доске. А еще хорек здорово подружился с библиотекарем, праздник они собирались отмечать вместе.

— А где Эми? — спросила я, потрепав девочку по кудряшкам.

— Наверху, — скорчила та мордашку. — Говорит, какое-то срочное задание.

Понятно, подруга просто-напросто прячется от гиперактивной племяшки.

— Вы вовремя, — тепло улыбнулась вышедшая наружу Оливия. — Мы как раз садимся ужинать.

Признаться честно, меня, как и Энди, переполняло волнение. Я столько слышала об этом празднике, что боялась разочароваться. Даже Эми обещала, что меня ждет нечто волшебное.

Мэтт помог раздеться, и мы прошли в столовую, где обнаружились и другие гости: Дженни с округлившимся животиком и Уилл, обнимающий супругу за плечи, Оливер со спустившейся Эми и Алисия.

В день нападения нюкьеров Его Высочество Леонард вызвал тайную королевскую службу, и она быстро навела порядок в Ордене. Ректор нашлась в одной из темниц. Оказывается, орденцы пытались перетянуть ее на свою сторону, а когда Алисия отказалась — повесили на нее кражу какого-то ценного справочника и заперли в подземелье. Женщина изрядно похудела и еще долго приходила в себя. Всех организаторов эксперимента арестовали люди принца, а что случилось с ними дальше… Думаю, они сполна ответили за свои преступления — обыск подтвердил, что они прекрасно осознавали все риски и даже были готовы пожертвовать Ниэлем, чтобы заполучить в свою власть новый мир.

Сейчас во взгляде Алисии царила привычная уверенность, а на губах — усмешка. Увидев наши с Мэттом переплетенные пальцы, она вскинула бровь. Рид нарочито огорченно вздохнул:

— Знаю, встречаться со студентками запрещено, но она же прелесть! Как я мог устоять? И не переживай — ничего противозаконного мы не делаем.

Я густо покраснела и выразительно глянула на Мэтта — не обязательно было сообщать об этом всем остальным. Куратор действительно не давал мне увлекаться и, даже сам изнемогая от желания, хриплым голосом, от которого у меня по телу разбегались мурашки, велел отправляться к себе. Кремень!

— Не смущайся. — Мэтт чмокнул меня в макушку, а я в очередной раз подумала о том, как сильно он изменился после ухода Артура.

Он гораздо чаще улыбался, почти не страдал головными болями и буквально светился изнутри. Еще одной примечательной деталью стало исчезновение седины на висках — похоже, она принадлежала Артуру. Студенты, конечно, пробовали потешаться над Василиском, шутили, что он красит волосы, но Мэтт быстро показал, что в остальном он нисколько не изменился, — парочка взысканий живо заставили их передумать.

Моя любовь к куратору крепла с каждым днем, и Мэтт отвечал взаимностью.

В столовую вошла Оливия с горой тарелок в руках, и мы дружно помогли накрыть на стол. Как мне рассказывала Эми, во время праздника Смены сезонов традиционно не использовали магию.

— А Риссы не будет?

Я покачала головой:

— Нет, у нее на эти выходные планы. Она передавала всем привет и подарки, обещала вскоре приехать в гости.

— Планы? — вскинула брови Дженни. — Я смотрю, она совсем освоилась.

Я улыбнулась. Планами было свидание с симпатичным сокурсником, но Рисса велела мне об этом молчать. Она и мне-то не хотела признаваться, но я не поверила в ее внезапную «энергетическую опустошенность» — на Земле и такой болезни нет.

Оказывается, ей нравился Паша с ее кулинарных курсов, и парень тоже оказался неравнодушен к ней.

— Еще как освоилась! Уже вовсю пользуется компьютером, постит селфи в инстаграм… — Заметив недоуменные лица гостей, я махнула рукой. — Проще говоря, наслаждается жизнью. Мой мир пришелся ей по вкусу.

Я хихикнула, припомнив первое появление Риссы на Земле. Когда магистр Алвиан перенес меня домой, девушка как раз пыталась объяснить Кате, кто она такая и как очутилась в запертой квартире. К счастью, мне удалось убедить сестру, а затем и спешно прибежавшую с работы маму, что мы прилетели утренним рейсом из Норвегии, а Рисса будет учиться в России. Спираль Тиррэя помогла нам, и мама «вспомнила», что подписывала все необходимые документы.

Родные тепло встретили Риссу, не ожидавшую такого приема. Девушка, выросшая в приюте, смаргивала слезы, и именно в тот момент я поняла, что мы поступили правильно. Так будет лучше для нас обеих. Если магистр Алвиан не откажется выписать мне разрешение, то мои родные узнают правду, а Катя получит шанс посетить магический мир.

Переночевав дома, утром я отправилась обратно в Ниэль, подспудно опасаясь, что проход не пропустит меня, даже несмотря на прихваченный ярко-белый камень Ниэля. И лишь попав в крепкие объятия Мэтта, осознала, что все действительно позади.

Когда за окном стемнело, мы наконец сели за стол, заставленный разнообразными блюдами. Вечер шел своим чередом: мы смеялись, обсуждая события в академии и колледже, умилялись рассудительности Энди, чередующейся с любопытством, строили планы на будущее…

Когда внезапно в столовой погасли все свечи, я вздрогнула, едва не расплескав вино из бокала. Что происходит? Комнату накрыла абсолютная тьма, а вдоль позвоночника поползли мурашки.

— Не бойся, — тихо сказал Мэтт, накрывая ладонью мою руку. — Это часть праздника: старый год уходит, и таким образом мы прощаемся с ним.

Можно было и предупредить! Я сделала глубокий вдох, силясь успокоить стучащее сердце. Свечи медленно загорелись, а когда в комнате вновь стало светло, я увидела, что Мэтт опустился передо мной на одно колено, а в руках у него открытая бархатная коробочка. Внутри лежало тонкое золотое кольцо, усыпанное мелкими бриллиантами и сапфирами.

Под цвет моих стихий… Неужели это то, что я думаю?

Кажется, Мэтт тоже волновался — когда он заговорил, его голос звучал глуше обыкновенного.

— Первая минута Нового года по праву считается самой светлой, и именно сейчас я хочу спросить у тебя: Яна, ты выйдешь за меня замуж?

— Наконец-то, — тихо пробормотал Даррен, но Оливия шикнула на него.

Подняв взгляд на Мэтта и утонув в его светлых глазах, кивнула:

— Да… Да, конечно!

Рид надел кольцо на мой палец, а я посмотрела на потупившуюся подругу. Так вот почему Эми выспрашивала меня, какие украшения я люблю. И как у нее хватило силы воли не выболтать все раньше времени?

Поднявшись, Рид поцеловал меня, а я обняла его, чувствуя себя самой счастливой на свете. Вдруг в голову пришла мысль, и я обернулась к Алисии.

— Постойте, а куратор может жениться на своей подопечной?

Та покачала головой:

— Это встречаться со студентками нельзя, а жениться — запросто!

Я рассмеялась и потянулась к Риду. Очутившись в его объятиях, прижалась к его щеке и выдохнула:

— Люблю тебя.

— И я тебя люблю. — Мэтт улыбнулся и погрозил пальцем: — Но не надейся на поблажки — твои стихии все еще ведут себя отвратительно!

— Вовсе и не думала. — Я изобразила оскорбленную невинность и тут же смутилась, вспомнив о том, что подговорила Оливию отвести нам с Мэттом одну спальню на двоих. Теперь-то он от меня не уйдет.

А могла ли я знать, чем все обернется, когда отправилась на поиски шоколадки в комнату сестры?


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27
  • ГЛАВА 28
  • ГЛАВА 29
  • ГЛАВА 30
  • ГЛАВА 31
  • ГЛАВА 32
  • ГЛАВА 33
  • ГЛАВА 34
  • ГЛАВА 35
  • Эпилог