Ещё одна невеста, или Дракон не отпустит (fb2)


Настройки текста:



Полянская Катерина Еще одна невеста, или Дракон не отпустит

Пролог

В прохладном свете мерцающих под потолком огней светлые волосы самую малость отливали фиолетовым. Высокий мужчина оглядел распростертое на каменной плите тело, брезгливо скривился и прикрыл голые плечи меховой мантией.

— Звали, ассар?

Скрипнула старая дверь, впуская в подземный зал молодого дракона с тонкой косичкой. В человеческой ипостаси, разумеется.

И породистое лицо названного древним титулом скривилось еще сильнее. Традиция отдавать молодых представителей знати в услужение к верховным его раздражала. Отменить бы эту глупость, да все руки никак не дойдут.

— Да, Рий. Прибери здесь все.

Юноша метнулся к алтарю, на котором остывало бездыханное тело, всем своим видом показывая готовность услужить. Ассар печально улыбнулся. Пройдет лет пять, быть может — десять, и, возможно, они встретятся в бою. Тогда от нынешней покорности мальчишки не останется и следа. И мальчишки не останется.

— Как всегда? — полный ощущения собственной важности, уточнил молодой дракон.

— Да.

Верховный, нисколько не интересуясь тем, что будет происходить за его спиной, направился к двери.

— Лорды ожидают вас в каминном зале, — понеслось ему вслед.

Пустынные коридоры ледяного замка промчались чередой. Редкие встречные прятали сочувствующие взгляды и норовили как можно скорее скрыться с глаз правителя. Жалость у драконов не принята. Да и не потерпит ее ассар, а судьбе такого жалельщика даже самый ничтожный обитатель предгорья не позавидует.

Старший из драконьих Лордов мощным рывком распахнул изящную двустворчатую дверь, чтобы предстать перед любопытными взорами своих собратьев. Двух других Лордов.

Чтобы чем-то занять руки, поправил мантию на обнаженной груди. Странно, но откуда-то взялась неловкость. Будто в первый раз!

— Я так понимаю, результат прежний? — с протяжным интересом осведомился обманчиво-хрупкий черноволосый юноша. Маррис. Младший Лорд.

— Шестая, — выдохнул глухо.

Драконы разочарованно вздохнули.

Третий правитель сузил жутковатые звериные глаза и вкрадчиво уточнил:

— Отдохнем пару недель или уже завтра за новой лететь? — желтоглазый Нияр всегда считался самым безумным, но одновременно и самым практичным из верховных.

Несколько мгновений мужчины рассматривали пляшущий в камине огонь.

— Не вижу смысла, — Шираж Штедьер, мудрейший ассар драконов Хрустальных гор, взъерошил свои светло-фиолетовые волосы. — И не желаю новых жертв.

К его решению отнеслись с пониманием.

Тем более у Нияра и на этот счет предложение нашлось:

— Думаю, пришло время твоей маленькой невесты.

Атмосфера сгустилась. Два взгляда, фиолетовый и желтый, искрящимися молниями метнулись навстречу друг другу. Дыхание Шиража сбилось, будто он только что кругов десять вокруг гор облетел.

Но выиграл эту битву тот, кто в ней вообще не участвовал.

— Эй, полегче! — одернул уже готовых броситься друг на друга друзей Маррис. — Нам в этом замке еще жить, не стоит рушить его из-за одной человеческой девчонки.

Штедьер жадно вздохнул.

— Ладно, я напишу ее опекунам.

— Сам полетишь за невестой? — звероглазый Нияр уже воодушевился предстоящей вылазкой.

Которой не быть.

— Зачем? Назову место, Маиша туда явится, я объясню ситуацию и подниму ее в горы. Все просто.

"Все просто". Как правило, именно с этого утверждения и начинаются самые крупные неприятности.

1 глава

Прекрасный белоснежный замок искрился на солнце так, что глазам становилось больно. Я с дрожащим сердцем рассматривала величественную громаду, изящные башенки в количестве пяти штук, террасы, балконы и будущий сад. Последний еще только предстояло распланировать и посадить.

— Ну? — коснулся моего плеча высокий блондин и светло улыбнулся. — Тебе нравится?

Сделав над собой небольшое усилие, я оторвала взгляд от своих владений и повернулась к нему. Дом. Мой дом. Совсем такой же, как в воспоминаниях из детства. До того, как от великолепного замка остались одни руины, а от третьего по значимости рода Севера — одна маленькая наследница.

— Нет, — и сама удивилась, как ломко прозвучал голос.

Лео, возьми себя в руки!

— Почему? — в льдисто-голубых глазах моего опекуна показалась искренняя грусть.

Стало стыдно. Дядя Арлит всегда относился ко мне тепло, и уж чего точно не хотелось, так это ссориться с ним.

— Витражи в окнах фиолетовые. Выглядит, как напоминание.

Мужчина издал тихий смешок и ласково погладил меня по распущенным волосам.

— Так было при твоих родителях. И хозяйская спальня выдержана в тех же тонах. Я просто восстановил все в изначальном виде.

Совесть ужалила еще раз. Он хотел как лучше. С семи лет воспитывал меня в своей семье, но при этом оставил наследные земли и родовое имя. Ничего не попросил взамен, ни разу не попрекнул, не напомнил… Неужели я не умею быть благодарной?

— Прости. Просто это место напомнило мне, — я тяжело сглотнула, собираясь с духом, — про того дракона. Мой вечный кошмар.

И снова почувствовала себя тварью неблагодарной. Шираж Штедьер, старший ассар драконов Хрустальных гор, спас мне жизнь, когда убили всех представителей Дома Синего Вереска. Но лишь для того, чтобы испоганить дальнейшую судьбу, подчинить ее своей змеиной воле. Как итог: я — невеста дракона. Но невеста невостребованная. Может, Лорд и забыл уже? Но узы-то остались! На кого-то другого я и смотреть права не имею. Никаких балов, свиданий, потенциальных женихов.

И это не самое страшное. Через несколько дней мне исполняется двадцать три. Магическое совершеннолетие. А сила по сей день не раскрыта. Не то из-за шока после случившегося на моих глазах, не то и сюда дракон лапу приложил. Проклятый ящер!

— Ты хоть помнишь его? — Арлит продолжал улыбаться, еще и взирал на меня так понимающе-покровительственно.

Нет, я его, конечно, люблю. За прошедшие годы ледяной маг стал мне кем-то вроде старшего брата. Но иногда хочется его стукнуть, вот честно!

— Такого забудешь, — буркнула враждебно. — Огромный, фиолетовый, глазищи такие же. Еще шипы на шее и хвосте. Я за них держалась, когда он меня к вам нес.

Арлит выслушал терпеливо, задумчиво отряхнул темный плащ от налипших снежинок. И задал уточняющий вопрос:

— А в человеческом облике?

Хм. Признаться честно, только в этот момент впервые за долгие годы осознала, что жуткий жених способен принимать и человеческое обличье.

— Нет. Но учти, задумаешь потащить меня в горы — забаррикадируюсь в покоях! И даже если твоя жена дом подожжет, вы меня оттуда не выковыряете. Так и знай!

Звонкий смех Арла разнесся по заснеженной округе.

— Как знаешь. Но лучшего способа побороть страх, чем взглянуть ему в глаза, мир еще не изобрел. Хорошенько подумай над этим, Маиша Соррена Леона Магритта, наследница Фиран.

Честно, я собиралась внять его совету. Но потом вспомнила фиалковые глаза… Как два омута, они манили, затягивали, кружили, вовлекая в свою пучину. Без возможности вынырнуть. И мне предлагается посмотреть в них?

Нееет уж, решать проблемы стану по мере их возникновения в непосредственной близости от меня. Как знать, может дракон про невесту так и не вспомнит?

— Если у тебя будет дочь, никогда не называй ее таким длиннющим именем, — стараясь разрядить обстановку, выдала я ответный (и куда более дельный, нежели получила) совет.

Арл согласно кивнул.

— Хочешь осмотреть замок изнутри? — и не сомневаясь в согласии, увлек меня по темной дорожке. Туда, где начиналось высокое крыльцо.

Весь оставшийся день мы потратили на то, что бродили по воссозданному замку, заглядывая в каждый уголок. Я с удивлением и внутренним трепетом узнавала с детства знакомые вещи. Те немногие, что сохранились. Долго стояла перед огромным портретом родителей и сквозь пелену навернувшихся слез рассматривала молодую пару в белоснежных нарядах. Женщина улыбалась светло и немного вызывающе, а мужчина обнимал ее за плечи.

Угол полотна был разодран и измазан чем-то серым, но Арлит не счел нужным устранить повреждения. И я была ему за это благодарна.

Чуть позже, взбодрив меня несколькими шутками, маг с самым таинственным видом принялся демонстрировать нововведения.

— Первое! — гордо расправил плечи он.

Мы стояли на крыльце. Арлит искристо улыбнулся, наколдовал снежок и бросил его вниз. Так, чтобы "снаряд" упал в каких-нибудь двух шагах от нижней ступени. Раздался характерный хлопок, а потом… Бах! У подножия лестницы на миг распустилась огненная роза. От снежка даже лужицы не осталось.

— Должны же мы быть уверены, что ты достаточно защищена, — подмигнул мне льер.

Какой же он все-таки…

— Жена придумала? — высказала догадку. И колдовала, видимо, тоже она, поскольку в защите задействована сила огня.

— Кто же еще? — хмыкнул ледяной.

На губы набежала проказливая улыбка. И перед внутренним взором тааакая картинка мелькнула…

— Арл?

— М?

— А если в ловушку попадет дракон? — это прозвучало мечтательно.

В моем воображении фиолетовое чудовище уже жарилось на медленном огне. А я стояла на верху лестницы и получала неимоверное наслаждение от спектакля. Мечты…

Не знаю, что там отобразилось на бледном лице, но улыбка Арлита сделалась такой понимающей…

— Осторожнее с желаниями, льера Фиран.

Далее на повестке дня были тайные ходы в количестве трех штук. Вот же… Почти на двадцать лет старше меня, а ведет себя как мальчишка. Впрочем, чего уж правду таить, наличие в доме чего-то, о чем будет известно мне одной (Арл не в счет, ему здесь не жить) приятно грело душу. Еще и практичный внутренний голосок нашептывал: пригодятся.

Так что после приличествующих случаю восторженных писков и радостных объятий я с удовольствием заглянула в каждый. Первый — подземный, начинался в кухне, вернее, в кладовке под огромной бочкой. Металлическая лестница без перил уходила в темный сырой коридор, а в его конце поднималась обратно вверх. Выход маскировал небольшой сугроб у калитки на заднем дворе.

Еще две лазейки отыскались в моих покоях. В ванной за дубовой панелью в стене, и в спальне за шкафом. И если первый ход вел в одну из комнат замка, то второй — прямиком в парк, который уже даже моими владениями не являлся.

Мы прошлись по всем трем, после чего меня все же накрыло любопытство. Понимаю, магам странности по определению полагаются, и чудить — их второе призвание. Но! У меня есть жених, который, вероятно, однажды придет за мной. Я иметь с ним ничего общего, а тем белее — идентичных колец на безымянных пальцах, уж точно не хочу. И всеми силами постараюсь избежать подобных перемен в жизни. Таков уж мой характер.

И льер Дрэгон прекрасно осведомлен обо всем об этом. Тем не менее, он не только возвращает мне собственный дом, но и восстанавливает часть родовых чар, участвует в создании огненной защиты и, что совсем уж ни в какие ворота не лезет, строит в замке тайные ходы. Ах да, забыла уточнить: они с Ширажем давние друзья…

Хм. Ну и как это все понимать?

Собственно, этот вопрос я и озвучила, когда мы с дядюшкой распотрошили корзинку с выданной в дорогу снедью и устроились на кухне на легкий перекус.

А в ответ молчание. Загадочное такое…

— Не боишься, что сбегу? Или специально готовишь мне пути к отступлению?

На нереально бледное, будто бы подернутое инеем лицо легло проказливое выражение. Точь-в-точь как моя улыбка, когда, стоя на лестнице, о жареных дракончиках раздумывала!

— Лео, не будь такой наивной, — наконец заговорил Арлит. — От дракона не скроешься, ты сама прекрасно это знаешь.

Знаю. Но почему так — понятия не имею.

— Тогда какую игру ты затеял? — этот вопрос казался куда важнее предыдущего, так и не высказанного вслух.

И маг не подвел. То есть удивил по полной программе.

— Как я уже сказал, никуда ты от дракона не денешься. Если он захочет тебя, даже из царства духов достанет. Но конкретно этот дракон живет на свете раз в пять дольше, чем ты. И он давным-давно ассар. Понимаешь, о чем я, Леона?

О да! Стоит Ширажу бровью дернуть, я должна бежать исполнять его волю, по пути рассыпаясь в благодарностях за оказанную мне честь. Он этого ждет. Он к этому привык.

Ха! Да скорее Юг замерзнет!

Но вслух, естественно, выразилась мягче, как и подобает урожденной льере.

— Если обо мне все-таки вспомнят, придется потратить немало сил на то, чтобы сохранить достоинство. Перегну палку — путь к временному отступлению открыт.

Три пути. Но это при условии, что коса на камень у нас найдет в этом доме. Да уж, невеселые у меня перспективы. И какого-нибудь могущественного покровителя, который бы смог утаить меня от явившегося за законной добычей хищника, как назло нет.

— Именно, — с довольным видом кивнул Арлит. — Будет здорово, если тебе удастся расшевелить его. Тогда, возможно, Шираж оценит свою маленькую невесту и не захочет ее терять.

Я промолчала. Но скривилась так выразительно, что льер без слов все понял.

— Только прошу, без глупостей, Лео. Куда хуже для всех будет, если дракон о тебе не вспомнит вообще.

Я упрямо придерживалась противоположного мнения, но не высказать его вслух благоразумия хватило. Потому и остаток импровизированного обеда прошел мирно, за легким разговором обо всем и ни о чем.

Позже мы продолжили осматривать дом, составили подробнейший список того, что еще нужно докупить и привезти, обсудили, каких слуг предстоит нанять… В общем, занимались хозяйственными делами. Не сказать, чтобы они меня уж очень вдохновляли, но понимание того, что забочусь я о собственном Доме, а не о чьем-нибудь, какой-никакой энтузиазм порождало.

К саням подошли, когда уже стемнело.

Гладко отполированные и смазанные специальным составом полозья скользили стремительно и практически бесшумно. Движения совсем не ощущалось. Не трясло, из-за покрывшего заснеженную землю мрака пейзажи вокруг не сменялись. Только возле кучера лениво покачивались два круглых фонаря, освещая дорогу. Если напрячь глаза, можно было разглядеть ее темную полосу и выхватить из бархатистого мрака серебристые изваяния встречных деревьев.

Но сил на такие подвиги уже не осталось. Я утонула в меховой накидке, для тепла приделанной к сиденью, пристроила голову к Арлиту на плечо и, кажется, задремала. Основательно так! Даже явись сейчас дракон требовать полагающуюся ему невесту, не среагировала бы.

Проснулась от ощущения чужого присутствия. Вздрогнула, всеми силами подавляя объявший душу страх. Разлепила глаза.

Тонкий луч блеклого северного солнца любопытно скользил по просторной спальне, отделанной в светлых тонах с преобладающими белым и кремовым. Шторы раздвинуты, значит, уже утро. Судя по тому, что я прекрасно выспалась и не чувствую себя разбитой — утро позднее.

— Проснулась? — приветствовало меня единственное яркое пятно в царстве северной принцессы. — Давно пора.

Так-то оно так, но вторгаться в мое личное пространство было не обязательно.

— И тебе доброе утро, тетушка! — последнее слово прозвучало чуточку язвительно. Знаю, она не выносит такого обращения.

Что ж, один — один.

— Просила же! — мгновенно вскинулась рыжеволосая особа, бесцеремонно усевшаяся перед моим туалетным столиком. Судя по тому, что флакончики с духами стоят иначе, а шкатулка с украшениями открыта, времени она даром не теряла.

Зараза южная!

Но я бы на ее месте тоже противилась такому наименованию. На вид жена Арлита казалась совсем немногим старше меня. Конечно, в реальности разница была приличная, но кто догадается? Магия в крови порой творит чудеса. А если смешать ледяную силу с огненной — в жизни не угадаешь, что получится на выходе.

В данном конкретном случае — из безродной южанки вышла жрица нашей единственной богини, холодной Ладин. А каким таким чудесным образом дядюшка Арлит смог изъять ее из ледяных Чертогов и взять в жены, совершенно отдельная история о любви и магии. Как мне рассказывали, сначала она, в то время простая огненная магиня (хоть и уникальная на нашем стылом Севере) с ума по ледяному магу сходила, а он — ноль внимания. Наконец огневичка отчаялась, приняла предложение предыдущей жрицы сменить ее на посту и перебралась в столицу. А Арлит отправился туда же вступать в права наследования Дома. И во время ритуала чувства проснулись.

Дальше, по рассказам, было нелегкое налаживание отношений, а потом поиски новой жрицы, растянувшиеся на несколько лет. Но разве у Арлита могло что-то не получиться?

И теперь Север имеет еще одно счастливое семейство, а Дом Замерзшей Розы — близкую дружбу с нынешней представительницей холодной Ладин.

Но что-то я замечталась.

— Ладно, Нира, прости. Что ты тут делаешь?

Села, потянулась, обнаружила на себе белоснежную ночнушку с кружевами.

— За тебя беспокоюсь, — сверкнула золотисто-карими глазами женщина и привычным жестом поправила единственную шпильку в роскошной гриве рыжих волос. Невооруженным глазом заметно, что она чувствует себя не совсем свободно с таким богатством, но Арлиту нравится. Кому-то пришлось идти на уступки.

А шпилька та, по семейным слухам, сделана из иглы, коей был отравлен некто, посмевший обидеть огненную магиню. Сильно, наверное, обидел. За что и поплатился. Но история эта разворачивалась в Южной Империи, а мне тогда и десяти лет не исполнилось. Так что слухи имеют полное право оказаться недостоверными. А украшение все равно красивое, с огромным рубином на конце. И Нире очень идет.

Опять меня занесло…

Из глубин воспоминаний меня выдернул вопрос, заданный огневичкой:

— Красивая вещица. Почему не носишь? — и она подцепила пальцем серебряную цепочку, на которой покачивалась капелька кристалла. Прозрачная, но не совсем. Будто льдинка, внутри которой замерзли снежинки.

Только драконы могли сотворить подобное…

— Потому, — буркнула враждебно. И тут же прикусила язык и спрятала чувства за инеевой маской урожденной северянки. — Положи на место, пожалуйста.

Но в карих с золотыми искрами глазах уже мерцало понимание. Впрочем, это не помешало магине исполнить просьбу.

— Его подарок?

Отвечать я не стала, но молчание оказалось красноречивее любых слов. Его. Дракона. Притом, далеко не единственный. Всякий раз, когда Арлит отправлялся в Хрустальные горы по делам, маг возвращался с какой-нибудь мелочью для меня. Сладости, угольки на палочках, бижутерия.

А на восемнадцатилетие было янтарное ожерелье. И где только взял золотистые кругляши? У нас на Севере о подобном мало кто слышал. На подарок же их пошло десятка два, не меньше. Помню, всю ночь камни из оправ выковыривала, а потом платье украшала, которое наутро в подарок одной родственнице Арлита отправила. Ох, и влетело же мне тогда!

В общем, подарки были, даже записки несколько раз Арл передать пытался. Но сам дракон так ни разу на горизонте и не появлялся.

— Дурочка маленькая, — авторитетно заключила магиня, глядя на насупленно притихшую подопечную. — Ничего, пройдет. Я в твои годы еще не таких проблем себе найти ухитрялась. Одевайся и спускайся вниз, завтракать будем. Только письмо сначала прочти.

И скрылась за дверью.

Письмо? Что за письмо?

Я высунулась из вороха одеял, чтобы лучше рассмотреть лежащий на туалетном столике листок, щерящийся массивной печатью. О, ее я могла бы узнать из тысячи! В изображении проступала каменная плита, на которой разметались невнятные линии. И сколько я к ним не присматривалась, так ни разу и не смогла понять, что же они обозначают. Даже догадок не было.

Но в том, кто именно почтил меня своим высочайшим вниманием, сомнений не возникло. Шираж. Чтоб у него все чешуйки на хвосте повылезли!

Знаю, такое поведение не достойно ледяной льеры. Да даже самой простой уроженки Севера не достойно. Но когда речь заходит о Штедьере, сдержать себя я не в силах! Несколько торопливых шагов босыми ногами по обжигающе холодному полу, одна зажженная поздним утром свеча — и это послание постигла участь всех предыдущих. Я же со странным удовлетворением наблюдала, как скукоживается обгоревший листок…

2 глава

В преддверии очередного моего дня рождения состоялся семейный совет. Разместились в кабинете. Мы с Арлитом — за столом, друг напротив друга, а Нира в серединке, на краюшке того самого стола. Поближе к мужу, как водится.

Темы для обсуждения было всего две: мой переезд и мое же магические совершеннолетие.

— Дядя, ну пожалуйста! — канючила я, забыв о воспитании ледяной аристократки. Даже назвала его, как редко называла.

Арлит сомневался.

— Не уверен, что молоденькой девушке следует жить одной, — маг поджал тонкие губы и надолго задумался.

На самом деле, ни дядей, ни официальным опекуном он мне не приходился. Но Ривел Дрэгон, который и самого Арлита вырастил, стал слишком стар, ему уже не до воспитанниц. Вот мы все дружно и решили, что жить я буду в замке. Ответственный Арл опекал меня, будто действительно эта обязанность была возложена на него, а я в свою очередь старалась не создавать проблем.

Так и жили.

— Со мной будут слуги… — робко предложила я.

Небольшая часть семейного состояния, которая хранилась как раз таки в драконьем городе, за мной осталась. А Арл, имевший полное право и все основания включить в свой Дом и меня, и деньги, и сам род Синего Вереска, почему-то не стал этого делать. Так что нескольких слуг я вполне могла себе позволить.

А тут еще и Нира на мою сторону встала.

— Разреши ей, — подавшись вперед всем корпусом, так что только чудом не свалилась со стола, рыжая льера оперлась руками на плечи мужа и проникновенно заглянула ему в глаза. — Мы отправим в замок часть гвардии. Лео давно не ребенок, пусть попробует пожить самостоятельно. Если что-то вдруг пойдет не так, наши двери всегда будут открыты для нее.

И один из сильнейших магов Севера сдался под напором двух просящих мордашек. Выдал вздох из серии "ну что с вами поделаешь?", улыбнулся светло и дал добро на переезд.

Я подавила желание подпрыгнуть и захлопать в ладоши. Завтра же переезжаю! А вот огневичка без всякого смущения принялась целовать мужа, словно позабыв о моем присутствии.

Повезло ей. А мне дракон достался…

Закусила губу и вытряхнула из головы посторонние мысли. Не время. Нам еще одну проблему обсуждать.

— Смотри, Леона, чтоб без глупостей, — льер высвободился из страстных объятий жены и напустил на себя строгий вид.

Пришлось всеми силами сдерживать смешки. Потому что алая помада в уголке бледных губ смотрелась… занятно. Я поспешно отвела глаза и снова нацепила инеевую маску.

— Хочешь, я стану часто вас навещать?

— Это даже не обсуждается! — выдали ледяные супруги в один голос и дружно улыбнулись.

Спелись!

Увы, здесь приятные моменты вечера и закончились. Разговор соскользнул на предстоящее событие.

Сам по себе день рождения чем-то особенно значимым для меня не являлся. Подумаешь, еще один год прошел! И что? Ни я, ни Дрэгоны пышных празднеств не любили. Посидели бы в тесном кругу, заказали повару что-нибудь вкусненькое на ужин, я бы приняла поздравления и подарки. Все. Мог еще кто-нибудь из родственников явиться, но это вряд ли.

Но двадцать три! По законам Севера, если у наследника Дома к этому времени сила никак не проявляется, его отправляют к жрице Ладин, и та проводит нужный ритуал. Или, и чаще, пользуются услугами мага из собственного рода со схожими способностями. Когда же все меры не приносят желаемого эффекта, выбирают из представителей Дома другого наследника.

А теперь, что мы имеем… Я — наследница своего Дома. Больше того, единственный его представитель, оставшийся в живых. На дар ни малейшего намека нет. И будить его чревато! Как разъяснил Арлит, тщательно подбирая слова и путаясь в определениях, если сила активируется принудительно, да еще в столь позднем возрасте, первое время магия угрожает быть очень нестабильной. Рядом со мной будет просто опасно находиться! Больше того, для меня самой тоже существует угроза быть сожженной изнутри. Ледяная магия уничтожит все, оставив только оболочку.

Выход предлагался простой.

— Тебе нужен жених.

В голове промелькнула мысль: может еще пронесет? С магией, в смысле.

— Вынуждена тебе напомнить, он у меня уже есть.

Арл согласно склонил голову и тут же отмахнулся от упавших на лицо белоснежных прядей.

— Замечательно, что ты это понимаешь. В таком случае, мы назначим дату ритуала, а потом посетим драконов. Шираж ответственный, он от добровольно взятых на себя обязательств отказываться не станет.

И почему у меня такое чувство, будто что-то важное прошло мимо понимания?

— Ааарл?..

— Лео? — мужчина устремил на меня безмятежный взгляд.

Ясно. Он что-то недоговаривает!

— Зачем мне нужен дракон? Что в нем такого особенного, чтобы это смогло помочь удержать пробуждающуюся магию под контролем?

В нетерпении я барабанила пальцами по блестящей столешнице. Строить догадки себе запретила. А то сейчас такого напридумываю, что спать спокойно не смогу!

— Не обязательно дракон. Просто тебе нужен мужчина, который… хм, — кажется, Арлит смутился.

Не думаем, Лео, не думаем! И чувства, по возможности, тоже отключаем.

— Тебе нужны сильные эмоции, — пришла на помощь благоверному Нира. — Опустошающие, после которых сил хватит разве что дышать. Боль от потери близкого или предательства того, кому верила всей душой. Сильнейший страх на грани паники. Тяжелейшие физические нагрузки. Это из неприятного.

— А из приятного? — заглотила ловко подсунутую к самому носу наживку наивная я.

Губы огненной магини расползлись в тонкой улыбке.

— Любовь, конечно! От которой сносит крышу так, что себя не помнишь. И регулярный физический контакт с любимым мужчиной.

Я сдавленно ойкнула и вжалась спиной в кресло. Что они там про предательство и нагрузки говорили?

— Арлит?

— Да, принцесса? — ласково-ласково, как со смертельно больной.

Оййй… Ну да, я же человек! Девушка, хрупкая и миниатюрная. А они мне пытаются дракона подсунуть, еще и неприличное предлагают!

Хотя… Временами Шираж тоже человек. Наверное…

— А может ты меня лучше в свой Дом примешь? И у всех нас минимум на одну проблему меньше.

И чего это Нира так довольно ухмыляется?

В голове щелкнуло. А ведь змей чешуйчатый не мне одной мог письмо отправить! Они с Арлом друзья, опекун уверен, что у дракона на меня все права… Снежные духи! А вот это действительно почти предательство!

Но обидно почему-то не стало.

— Хорошо, дядя, я подумаю обо всем, — мурлыкнула послушно, мазнула взглядом по бархатной темноте за окном и, вежливо попрощавшись, направилась к двери.

Действительно надо бы хорошенько подумать.

— Леона? — понеслось мне вслед.

Замерла. Обернулась.

— Ты получила письмо от жениха? — Арлит смотрел внимательно.

В этот самый момент я и поняла, почему не обижаюсь на парочку хитрецов. Кажется, супруги решили помочь мне побороть страх перед Штедьером. Уж не знаю, как там в реальности сочетаются любовь и магия, а тем более физические проявления того и другого, но вопрос с даром требует срочного решения. И, кажется, чешуйчатый жених мной всерьез заинтересовался.

Может, зря письмо сожгла?

— Да.

— Надеюсь, ты не обидишься, если я поинтересуюсь, что в нем было?

Усилием воли заставила себя продолжать улыбаться. Прости, дядя, но с подопечной тебе не повезло. Глупенькая трусишка, еще и бракованная. Может, действительно в младшие родственницы Дома напроситься?

— Он меня поздравил, — выдала первое, что на ум пришло, и унеслась к себе.

Перед сном еще успею вещи собрать.

Ночь.

Прохладный лунный свет серебрит коридоры. Красиво…

Заполошно озираясь, я крадусь к двери в хозяйские покои. Знаю, что так поступать нехорошо, но растай вечная мерзлота, мне страшно! Да, я боюсь этого дракона. Настолько, что даже готова в этом признаться.

Пальцы легли на холодную ручку, и дверь подалась. Приоткрылась совсем немного, позволяя мне остаться незамеченной. Ой, надеюсь, я их не застала в пикантный момент?

Но нет, мои дорогие заговорщики просто обсуждали план.

— Думаешь, поверила? — волновался Арлит.

По полу простучали каблучки.

— Надеюсь. Жаль, про встречу с драконом она нам не сказала…

— Девочка выросла, — вздохнул маг и, судя по звуку, удобнее устроился на чем-то мягком. — Надеюсь, они будут счастливы…

Свахи! Но разозлиться на них всерьез не получается.

— Если нет, мы кое-кому шипы с хвоста посшибаем. Так при следующей встрече и передай!

Дальше речь шла о моей магии, с которой должен справиться Шираж. Притом, совершенно не тем способом, к которому меня так активно подталкивали во время беседы в кабинете! А цивилизованным энергетическим воздействием.

Только почему у меня все равно поджилки трясутся?

Опасаясь быть замеченной, я поспешила прочь от двери. И только через десяток шагов поняла, что иду не в том направлении. Но развернуться не успела, потому что в голову пришла совершенно безумная идея.

Так, надо воплощать ее, пока она куда-нибудь не ушла! В очередной раз за сегодняшний день запретив себе думать, я почти вбежала в дядюшкин кабинет. Охранные заклинания смолчали, поскольку были одинаково настроены на всех обитателей дома.

Глубокий вдох… И дрожащая рука судорожно хватается за амулет связи. Чтобы воспользоваться им, не обязательно быть магом, при условии, что кристалл заряжен. А этот теплый еще, следовательно, кто-то с кем-то совсем недавно имел долгий разговор.

Хотели победить мой страх? Что ж, рискнем…

И, не давая себе одуматься, я отвела руку и восстановила кристалл в нужное положение. Все, как дядюшка учил. Прозрачный камень качнулся несколько раз на длинной цепочке, и прямо в воздухе начало разливаться серебро. Густое, непроницаемое. Как зеркало, только отражения нет.

Мелодичный перезвон — и в недрах серой глади возникла картинка. Рабочий кабинет. И обнаженный по пояс, всклокоченный мужчина.

— Дракон! — храбро крикнула я.

Но смелость таяла пропорционально тому, как глаза напротив заполнялись пониманием.

— Маиша?!

Ступор. Двусторонний.

Родись я темпераментной южанкой, сейчас могла бы себе позволить зашвырнуть кристалл связи куда-нибудь подальше и со всех ног броситься в свои покои. А там еще и расколотить что-нибудь не очень нужное. Но я северная льера, а значит права на столь явное проявление эмоций лишена.

— Что-то случилось? — первым отмер дракон. — Я нужен? Прилететь сейчас?

Я прошлась взглядом по обнаженному и достаточно внушительному торсу жениха и активно затрясла головой. Вот уж чего не надо, того не надо.

— Шираж? — уточнила, просто чтобы не молчать. Кем еще мог оказаться этот змей с нереальными сине-фиалковыми глазами?

В ответ получила кивок, после чего собеседник ненадолго покинул серебристое облако, а вернулся завернутым в сдернутое с какого-то предмета мебели покрывало.

— Что было в письме? — и снова я заговорила первая.

И почти осязаемо ощутила его взгляд. Он скользил от распущенных светлых волос, по длинной ночной сорочке, вниз, к домашним туфлям из плотной ткани. Ощупывал, исследовал, вспоминал и узнавал заново. Внутри полыхнуло смущение. Хорошенький вид для первой встречи с женихом… Запоминающийся такай!

Наконец ассар закончил осмотр и удивленно выгнул бровь, более широкую и темную, чем я привыкла видеть у северных мужчин.

— Тебе не передали?

— Я его сожгла.

Сердиться жених не стал. Правильно, я же не спрашиваю, что он делает полуголый в рабочем кабинете! Хотя стук закрывшейся двери и удаляющиеся шаги прекрасно расслышала.

У каждого из нас своя жизнь. И было бы замечательно, если бы так все и осталось.

— Пришло наше время, Маиша, — голос дракона звучал спокойно и немножечко печально. — Через три дня я буду ждать тебя в предгорье, в самом начале сада ледяных скульптур.

Ничего себе подарочек на двадцатитрехлетие! Но единственным проявлением опалившего меня изнутри страха стал прерывистый вздох.

— Чт-то?.. Но почему именно сейчас?!

Не знаю, за что драконов называют безумными, но этот демонстрировал просто таки ледяное спокойствие. Чего не скажешь обо мне… Пальцы вовсю терзали край наброшенной на плечи шали, выдавая хозяйку с потрохами.

— Свадебный обряд назначен через три месяца. Нам предстоит узнать друг друга и хотя бы попытаться найти общий язык.

Дракон прав. Во всем прав! Но, милые мои сугробы, как же страшно…

— Мне нужно время, — выдавила с трудом и умоляюще уставилась в глубины серебряной глади. — Чтобы привыкнуть и собраться. Хотя бы немного!

Не совсем же он чудовище?

Лицо Лорда отразило понимание, но ответ оказался не тем, которого я ждала.

— У тебя его было достаточно. А сейчас мы нужны друг другу. Прости, Маиша.

Чудовище. Бессердечное животное!

— Леона, — бросила холодно. — И не нужно врать. Это я зачем-то понадобилась тебе. А с ледяной силой наверняка и Арлит бы справился. Или новая жрица.

Сказала и застыла. Нет, в мои намерения не входило испортить и без того отсутствующие отношения, но день выдался непростой, новость о скором замужестве просто выбила меня из колеи. Тут и ледяное самообладание не поможет!

По ту сторону связи шумно вздохнули и плотнее запахнулись в покрывало. В свете предстоящего обряда, меня уже не так уж и не волновала его легкая раздетость. Как-то несправедливо получается: меня сдерживают узы, вследствие чего даже мыслей о представителях противоположного пола не возникает, а он там… нет, ну не ветром же одежку сдуло и волосы разлохматило?! А вон те замечательные царапины на плече наверняка зверюшка домашняя оставила, ну да! И она же каблучками прочь из кабинета процокала.

Понятия не имею, что там отразилось на скрытом за инеевой маской лице, но дракон неожиданно пошел на уступки.

— Хорошо, Маиша, даю тебе две недели. Потом сам унесу в ледяной сад, там все и обсудим.

Видимо, похищать меня собрались по всем правилам…

— Леона!!! — рыкнула в ответ.

Но картинка в серебристой глубине уже растаяла.

Осознав, что осталась одна и сдерживаться больше нет смысла, я всхлипнула и сползла на пол. Руки тряслись, губы тоже. Беззвучно. Все тело била мелкая, липкая дрожь. И на душе сделалось странно пусто.

Дракон забирает меня в Хрустальные горы… Насовсем.

Сюда же примешивался страх стать женой незнакомого хищника и всю оставшуюся жизнь подчиняться чуждому мне укладу, легкая неприязнь к нареченному и глухая боль от потери Дома, который я еще не успела толком обрести. По щекам покатились горячие снежинки, растапливая белоснежную маску вечной невозмутимости. Сегодня можно…

После праздничного завтрака и воодушевленного копания в подарках, сани умчали меня в белоснежный замок с фиолетовыми витражами. В одиночестве. Исключая гвардейцев сопровождения, конечно. Быстрее было бы на снежном вихре добраться, коий являлся излюбленным способом передвижения северных магов, но Арлит ни разу мне его не предлагал. Наверное, из уважения к спящей беспробудным сном силе. Не желал лишний раз напоминать, какая я никчемная в плане дара. За что всегда была ему благодарна.

Слуг пока не было. То есть, вообще. Поскольку меня с детства готовили к жизни в Хрустальном городе, льере Фиран даже камеристка не полагалась. У драконов слуг нет, следовательно, заботиться о себе нужно уметь самой.

Вот и сейчас мы в конце концов решили, что я удовольствуюсь несколькими воинами из личной гвардии Арлита. Замок защитили маги, они же снабдили его всеми возможными бытовыми заклинаниями. С собственной персоной как-нибудь управлюсь сама. А мужчины обоснуются в казарме и станут присматривать за территориями, прилегающими к моему новому дому.

Заснеженный пейзаж на время отвлек меня от мыслей о еще одном предстоящем переезде. Мимо проносились укрытые плотным белым одеялом поля, изредка встречались черные изваяния деревьев, покрытых серебряными мантиями. На некоторых даже листочки уже проклюнулись, точно такие же, серебристые.

Весна…

Настроение потихоньку выровнялось, и надобность в привычной для северянки маске отпала. Я умиротворенно вздохнула и прикрыла глаза.

Стоило ненадолго расслабиться, коварная память тут же подсунула виденный вчера в зеркале кристалла образ. У, предательница! Понятия не имею, узнал ли про сеанс связи Арлит, но сегодня льер без лишних разговоров отпустил меня в родные края. И уши морозить байками про такую нужную для меня физическую любовь не пытался.

Впрочем, мысли о драконе и без посторонних напоминаний не покидали меня с минувшей ночи. Принявший человеческое обличье, Шираж все равно заметно отличался от знакомых мне северных мужчин. И от южан, однажды останавливавшихся в замке Арлита по дороге в столицу, отличался еще сильнее.

Дракон был куда крупнее тонкокостных льеров, выше, массивней. И черты казались… более четкими, что ли. И заметно более выразительными. Брови шире и темнее, не той правильной формы, что у Арлита. Глаза… эти омуты я и так помнила. Скулы не слишком выдающиеся, нос короче, а губы, наоборот, полнее и… чувственнее?

Когда мысленный взор сместился к широкой груди, закутанной в покрывало, но все равно достаточно обозримой, я жестко вымела мужской образ из сознания. Совсем мысли обнаглели! Приличной льере о полуодетых драконах думать не полагается.

А еще был голос… Удивительный, переливчатый. Он гипнотизировал, в нем же растворилась часть страха. Только когда разговор закончился, я это заметила.

Но прошедшая ночь дела не меняет. Дракон продолжает меня пугать, хоть разум теперь и пытается нашептать что-то о его благородстве и безграничном терпении. Ну да, а еще чешуе, шипах и неведомой даме, так и не показавшейся мне на глаза. Короче, в драконьи горы я по-прежнему не хочу.

Именно к этому выводу, и раньше не являвшемуся особой тайной, я успела прийти, когда сани вдруг замерли. Да так резко, что их даже тряхнуло, чего с нашим транспортом обычно не случалось. И лошади фыркали как-то уж слишком нервно…

Я моргнула, отгоняя стоящие перед глазами образы. Огляделась.

И поняла, что до замка мы пока не доехали. Но Джаанд, княжество Арлита, уже покинули.

Снежное поле было вытоптано десятками ног, одетых в тяжелые сапоги. И покров потерял свою белоснежную красоту, стал бурым от грязи, а кое-где смешался с кровью. Взгляд успел выхватить несколько тел, раскинувшихся в нелепых, изломанных позах. Но один из воинов тут же поспешил развернуть своего коня так, чтобы закрыть мне обзор.

— Не смотрите, льера.

Поздно.

— Капитан Розон, — вспомнив о том, что теперь глава Дома, пусть и номинального, я постаралась, чтобы голос звучал властно. — Что здесь произошло?

Воин пожал плечами и неохотно ответил:

— Наверное, очередная стычка повстанцев с Великим Князем. Ристен почти пятнадцать лет на троне, а все равно самоубийцы находятся. Поехали, нас это не касается!

Последний его приказ относился уже к сопровождающим. Раздался стук копыт, сани снова тронулись с места. А я постаралась внять дельному совету и нырнула глубже в меховое нутро саней.

Великого Князя я знала лично. Была представлена, когда он навещал Дом Замерзшей Розы. Не считаю себя знатоком человеческих душ, но мужчина показался мне приятным. Жестковат немного, но таким и должен, наверное, быть человек, объединивший под своей властью многочисленные княжества Севера.

Поэтому, да, безумцы и самоубийцы. И, если я правильно сориентировалась, на моей земле. Придется написать об этом Арлиту…

Собственно, это было первое, что сделала, оказавшись в замке. В письме же попросила кристалл связи. Просто так, на всякий случай. Стану чувствовать себя спокойнее, если он будет под рукой. А потом вышвырнула из головы все опасения и занялась вещами куда более приятными.

Долго бродила по замку. Знакомилась, вспоминала…

— Дом… — шептала, водя ладонью по прохладной каменной стене. — Мой дом…

Удивительно, но мрачные картины случившегося здесь не приходили. В памяти всплывали немногочисленные образы счастливого детства. Как обнимала мама, отец катал на бушующем вихре, а мы с тремя братьями играли в догонялки. Я была младшей, соответственно, именно мои короткие ножки вязли в сугробах старого сада. И ловили первой именно меня. Я, конечно, дулась, но потом получала уголек на палочке и снова была счастлива и довольна.

Хм. Уголек на палочке? Я-то думала, их только в драконьем городе делают…

День прошел в хлопотах. Я разложила вещи и относительно обосновалась в фиолетовых покоях, хотя временами морозец страха все равно касался спины. Дождалась письма от дядюшки, где тот сообщал, что с завтрашнего утра усилит охрану, а заодно пришлет повара, конюшего и прочих слуг, которые нужны больше гвардейцам, чем мне. Потом еще навестила портрет родителей и посетила погибший без заботы сад.

Если б не улетать к дракону, высадила бы новый…

В общем, устала я ощутимо. И едва только чернильные сумерки коснулись заснеженной земли, окрасив мир в синий и фиолетовый, рухнула в постель и отключилась от реальности.

Жаль, ненадолго.

Ночью явились тени прошлого. Завладели сном, навязывая жуткие видения, заставляя сердце кровоточить.

И снова замок окружали воины в жутком черном облачении. Кричала мама, отец хватался за оружие, братьев различными путями пытались вывести из дома. Нужно было сохранить хотя бы одного наследника. Обо мне точно забыли. Дом заполнили беготня, крики, звон оружия и звуки падающих тел. Я выскользнула из детской, напуганная отсутствием няни, прижалась спиной к каменной стене коридора и до боли в глазах вглядывалась в проступившие на запястье очертания браслета.

Узы.

Дому Синего Вереска я уже не принадлежала, это, наверное, и спасло меня.

Потом была темнота, сквозь которую доносились страшные звуки, холод и Дракон. Он явился, когда все уже почти стихло, и так и не обратившие на меня внимания воины в последний раз обходили замок и добивали уцелевших, переговариваясь между собой, кажется, даже посмеиваясь.

Яростный рык услышали все. Он и стал последним впечатлением в их приблизившихся к грани жизнях.

К счастью, подробностей расправы Шиража над убийцами моей семьи я тоже не помнила, но кошмарный сон щедро компенсировал провалы в памяти леденящей темнотой и исступленными криками.

Последним из которых стал мой собственный, вполне реальный.

С трудом вырвавшись из вязкого омута кошмарного сна, резко села и попыталась отдышаться. Вот же… Первая ночь на новом месте, и такое! Не иначе, дракон во всем виноват, взбаламутил душу девичью, нагнал страху, а я теперь даже спать нормально не могу!

Определилась с виновником всех бед и несчастий в этом мире, и на душе сразу же стало легче, даже дыхание восстановилось. Но сон уже успел развеяться, так что я завернулась в одеяло и забралась на подоконник. Прямо как в детстве.

И едва не задохнулась, таким красивым оказалось открывшееся зрелище. Сине-фиолетовая ночь, в черном небе мерцают крупные звезды, внизу слабо поблескивает пышный снежный покров, а редкие деревья в серебре, рассредоточившись вокруг замка, словно бы кружатся в таинственном танце. И самое впечатляющее — далеко-далеко, у линии горизонта белоснежной громадой возвышаются драконьи горы. Казалось бы, в это время суток их не должно быть видно. А они — вот, как на ладони! Огромные, острые, укутанные в черный бархат ночи и увенчанные короной из света небесных светил.

Сердце пропустило удар. Дыхание перехватило, а в груди вдруг стало так горячо, что я закашлялась. Охх… И там жить? Страшно. Вот если бы просто в гости слетать…

Я высунула руку из кокона одеяла и вгляделась в фиолетовую (ну конечно же!) вязь на запястье. Оказывается, когда истребили мой Дом, она была уже. Выходит, дракону меня отдали родители?

Соблазн обвинить в смертях близких Шиража был огромен, но я сдержалась. Интуиция твердила, что тут он точно ни при чем, а это не тот вопрос, где можно отвести душу, упиваясь обидой. В конце концов, я льера, удельная княжна, и вести себя, как обиженный ребенок, не имею права.

Уже собралась мысленно похвалить себя за благоразумие, как услышала стук внизу. Встрепенулась, оглянулась заполошно…

Стук перерос в грохот.

Мгновение страха, трусливое желание грохнуться в обморок и мелькнувшие в воображении мужчины в плотных плащах и тяжелых сапогах, те самые, из сна — и вспышкой пришло осознание: это кухонная утварь рассыпалась. Тьфу ты! Так ведь и разрыв сердца получить недолго! И кому там среди ночи побродить вздумалось?!

Пылая праведным негодованием, я сунула ноги в домашние туфли и, как была, в одеяле, направилась вниз. Ой, сейчас кому-то влетит…

Коридор, лестница, череда залов и еще один узкий коридор. Я перевела дыхание, мысленно повторила заготовленную гневную тираду для одного из гвардейцев, нарушившего приказ не соваться в замок без крайней надобности и моего на то позволения, и толкнула двустворчатую дверь.

Темно. Притом настолько, что даже очертания предметов почти не проступают. И тихо. Так, что-то я не поняла… А где подлый диверсант? Помедлила немного, перевела дыхание и сделала осторожный шаг. Потом еще один, и еще… Руки выставила перед собой, чтобы нечаянно не наткнуться на что-нибудь. Ладно, гвардию переполошить, но так можно и охранные заклинания случайно активировать!

Новое движение — и руки уперлись во что-то твердое. Теплое. Дышащее?! С губ уже готов был сорваться панический крик, но меня вдруг резко развернули, схватили в охапку, прижимая спиной к тому самому, теплому и дышащему, на поверку оказавшемуся мужской грудью, и зажали рот ладонью.

Теперь стало страшно по-настоящему.

— Ммм?.. — попыталась я высказать свое отношение к происходящему.

Воображение снова нарисовала жуткую личность в плаще.

Ой, лучше бы это дракон передумал и решил забрать невесту раньше времени… В тот момент я даже не такое была согласна.

— Тишшш, — горячо предупредили в самое ухо. А спине вдруг стало мокро и липко. — Я сейчас отпущу тебя, обещай, что не наделаешь шуму. Этим ты только себе навредишь.

Одеяло сползло ниже талии, сорочка пропиталась… даже не хочу думать, чем. А руки, для северянина странно теплые, продолжали крепко удерживать меня. Нет, это точно не дракон, его бы я узнала. И узы наверняка должны были хоть как-то среагировать.

— Кивни, если согласна, — мужчина решил, что дал мне времени на раздумья достаточно.

Выбора не было, и я послушно затрясла головой.

Тиски принудительных объятий мгновенно ослабли, незнакомец мягко повернул меня лицом к себе. Скользнул взглядом по растрепавшимся волосам, голым плечам, спустился на полупрозрачную сорочку… Я же могла смотреть только на каштаново-красные волосы, разметавшиеся по его плечам. Даже момент, когда появился слабый источник света, пропустила.

Огненный лепесток на смуглой ладони. На полу валялось тяжелое пальто, а на одном из стульев небрежно висела разорванная и испачканная красным рубашка. Мокрое и липкое? Только раненого повстанца мне в доме и не хватало!

Но высказать свое отношение к происходящему не успела. Ночной гость отмер первым.

— Может, я и питаю слабость к смазливым служаночкам, но сейчас не до этого, — и еще раз осмотрел меня так, будто бы на мне даже ночнушки не было. — Будь добра, прикройся. Я заморозил раны, но с ними все равно надо что-то делать. Поможешь?

Заморозил?! А ладонь горит! Я-то думала, только жрица Ладин может сочетать в себе две противоборствующих силы…

Жадно глотнула воздуха, возвращая некое подобие самообладания, и рывком натянула на плечи одеяло.

— Перед вами хозяйка замка, льера Фиран. — И постаралась, чтобы, несмотря на выпавшую из рамок приличий ситуацию, голос звучал строго официально. — Как вы вошли? Представьтесь, извинитесь и убирайтесь вон.

Нехорошо, конечно, отказывать раненому в помощи, но умирающим он не выглядит. И вполне сможет самостоятельно добраться до ближайшего селения. В крайнем случае, до моих гвардейцев.

Вот только незнакомец со странной шевелюрой и еще более странными способностями даже не подумал подчиниться. Улыбнулся чуть заметно, но впечатляюще, как здоровенный кошак на оставленную без присмотра плошку сметаны, выдержал напряженную паузу, и выдал:

— Вирсайн Ирорис, — коротко кивнул, внимательно приглядываясь ко мне в ожидании эффекта. — Здесь недалеко мой отряд нарвался на группу мятежников. Получилась стычка, меня ранили. Могу я рассчитывать на помощь верной подданной моего отца?

Медленно кивнула. Так вот почему охранные заклинания не сработали! На всех представителях рода Великого Князя лежит особая защита. К сожалению, только от магии, не от оружия.

Щеки запылали так, что даже инеевая маска не помогла скрыть румянец.

— Простите, княжич. Я сейчас найду что-нибудь похожее на бинты, а вы пока освободите раны ото льда, — и рванула к шкафу.

Ничего себе ночка!

— И ты прости, что напугал и спутал со служанкой, — проговорил ночной гость вполголоса, нисколько не заботясь о том, услышу ли я. Но следующее предложение прозвучало гораздо громче: — И давай без светских расшаркиваний обойдемся, ладно? Не люблю их.

Да кто я такая, чтобы спорить с сильными мира сего?!

Молнией метнулась к шкафу, выудила оттуда одну из белоснежных нижних рубашек, разорвала. Это все, что я могу ему предложить. В конце концов, явление раненого княжича можно считать еще большей неожиданностью, чем проникновение в замок истекающего кровью повстанца. Вот и пускай довольствуется тем немногим, что у меня есть.

Завернулась в плотный халат и отправилась вниз.

Гость встретил меня насмешливым взглядом, правда теперь в его карей глубине еле уловимо плескалась боль.

— Скажешь, что надо делать, — попросила немного смущенно, раскладывая на столе "бинты". — У меня не большой опыт лечения.

Точнее, вообще нулевой, но признаваться вслух не обязательно. Думаю, он и так все прекрасно понял. И наверняка уже раз десять пожалел, что попалась ему не служанка.

— Разберемся, — подбодрил меня ночной гость.

И мы действительно неплохо со всем справились.

Шторы я задернула, чтобы случайно не привлечь внимание гвардейцев. Единственная свеча давала совсем немного света, но под чутким руководством опытного в таких делах Вира, дело пошло. А судя по тому, что в процессе смывания с него крови я насчитала еще три шрама, руководил княжич со знанием дела.

Раны оказалось две: серьезная, от стрелы угодившей в плечо, и неглубокий порез на правом боку. Когда исчез сдерживающий кровотечение лед, и по мускулистой груди заскользили алые ручейки, я ощутила легкую дурноту.

Не лучшее время для первого в жизни обморока…

Вирсайн, очевидно, подумал о том же, потому, старательно (и не слишком результативно) делая вид, что ему ни капельки не больно, попытался отвлечь меня разговором:

— Ты как здесь вообще оказалась? В прошлый раз, когда мне пришлось посетить эти края, вся территория Дома Синего Вереска пустовала. Не считая шастающих поблизости бандюг, разумеется.

Рука, вооруженная куском белоснежной некогда ткани, скользила по его груди, смывая алые дорожки. Редкие, случайные прикосновения к горячей коже отзывались дрожью. Если меня не подводят ощущения, обоюдной.

— Разрушенный замок отстроили, и я вернулась.

И сама не заметила, как рассказала ему про погибших родных и жизнь в доме Арлита.

Когда слова закончились, обнаружила, что головокружение ушло, раны чистые, а я опустилась на колени, прямо на пол, и аккуратно перевязываю порез на боку, снова подернутый прозрачной корочкой. Что поделаешь, никаких лекарств в замке нет.

А дальше начался настоящий кошмар. Зря я тихо радовалась, что стрелу из плеча он вытащил еще до того, как появился в моей кухне. Теперь оставшуюся от нее рану, жутко кровоточащую при малейшем касании, предстояло зашить. Мне предстояло! А этот… этот… этот самоубийца еще ухмыляется! Сквозь затуманившую взгляд боль, но все же…

— Не могу! — пискнула жалобно и в отчаянии уставилась на него снизу вверх.

Вир не впечатлился. Вот совсем!

— Брось, ты не сделаешь мне больно! У меня внутри лед.

Ну конечно! А то я не вижу, как стекленеют твои глаза при малейшем прикосновении, дыхание сбивается на шипение, а по смуглым щекам расползается болезненная серость.

Глубокий вдох. Надо срочно успокоиться.

— Как тебя зовут, льера Фиран? — сменил тактику княжич.

Я опустила дрожащую руку с иглой. Выдохнула, радуясь короткой отсрочке.

— Леона, — произнести собственное имя целиком не хватило бы сил.

Наследник северного престола попытался изобразить улыбку, вместо нее выдал болезненную гримасу и плюнул на это дело.

— Так вот, Леона… Ты — северная льера, изволь соответствовать статусу. Или, может быть, ты желаешь мне смерти?

Мои глаза изумленно расширились.

— Чт-то?!.

Вот уж точно нет! Никогда!!! И никому, даже дракону проклятущему не желала.

Только раненому это, увы, не было известно… Он едко продолжал:

— Отцу станет некому передать престол, и многочисленные княжества вернутся к своим прежним повелителям. Ты ведь хочешь стать правящей княжной?

Грудь опалила всколыхнувшаяся обида. Как у него совести хватает так говорить! Я ему помогаю, а он… Одно слово, рыжий.

Игла вонзилась в смуглую кожу. Так тебе! Второй укол и аккуратный стежок. Потом второй, третий… К пятому в голове не осталось ни единой мысли. Страх растворился вместе с обидой, руки, точно невесомые снежинки, порхали над раной, повинуясь отрывистым командам.

Когда самое сложное и болезненное осталось позади, Вир приморозил и эту рану, я наложила повязку, потом затерла заляпанный кровью пол и сполоснула тазик, в котором княжич своим огнем грел воду. Вот мы бестолковые, не могли сразу в ванную переместиться?!

А кто из нас кого вел к месту ночлега, я, признаться, и не запомнила…

Утро началось со щекотного солнечного лучика, тяжелых шагов гвардейца под окном и скользящего по мне пристального взгляда. Да такого, что все тело зачесалось. Я тихо порадовалась, что хозяйские покои расположились на втором этаже, и никто любопытный заглянуть в окна при всем желании не сможет, и с усилием разлепила глаза.

— Что ты тут делаешь? — вопрос лишен всяческой логики, учитывая, что я без понятия, как сама в кровати оказалась.

Но халат на месте, разве что пояс немного ослаблен, чтобы не мешал дышать, и одеяло до самого подбородка натянуто. А значит, для беспокойства причин не так много.

— Мне уже чуть получше, спасибо, что спросила, — усмехнулся нависший надо мной Вир, откидывая на спину длинные волосы, рыжие до красноты.

Так вот, что мне щеку щекотало! А я думала лучик…

С будущим правителем Северу все-таки "повезло"… Может, не стоило ему рану зашивать?

— А у меня спина после вчерашнего ноет и голый мужчина в постели, — пожаловалась в ответ, но улыбка все равно проклюнулась. Чую, и ямочки на щеках образовались. — Ну и кого из нас после этого надо пожалеть?

Княжич картинно задумался, не прекращая при этом вглядываться в мое лицо. И тоже улыбался. Не тонко и провокационно, как вчера, а светло и открыто. Я прошлась взглядом по взлохмаченным волосам, красивому лицу с задорно блестящими синими глазами, кое-как перемотанной груди и по покрывалу, прикрывавшему все остальное. После чего взгляд устремился поверх смуглого плеча, туда, где на полу валялись сброшенные штаны.

Почему-то стало смешно. Вот бы дракона перекосило, если б он узнал! Хотя… может чешуйчатому вовсе дела до невесты нет?

— Меня, — наконец определился с самым несчастным из льеров в этой спальне Вирсайн.

С таким заключением я была категорически не согласна.

— Это еще почему?

Ответу предшествовал вздох. Несчастный-несчастный!

— Потому что голый мужчина сейчас направляется в ванную, следовательно, одна из твоих проблем самоустранится.

— И? — я заинтересованно моргнула.

Улыбка наследника сделалась еще шире, и нахальства в ней прибавилось.

— Ну ты же ко мне не присоединишься? — смерил меня испытующим взглядом Вир.

Щеки опалило, а в руках как-то незаметно оказалась подушка. Но использовать средство самообороны мне так и не пришлось, льер без слов ответ просек.

— Вредная девчонка, — проворчал он и, придерживая покрывало, направился к двери из светлого дерева. — Неужели даже спинку не потрешь? Никакого благоговения перед наследником престола.

Подушка пригодилась для того, чтобы скрыть раскрасневшееся лицо и непростительно сияющую улыбку.

Зря я тогда не вспомнила о ночном коварстве княжича. Как показывает опыт, этот рыжий привык получать то, что хочет, и слово "нет" ему не известно.

Оставшись в одиночестве, я позволила себе еще немного понежиться в объятиях подушек и одеял, потянулась с довольным стоном, припомнила, где в замке еще можно помыться. И только, вооружившись пушистым полотенцем, сделала шаг к двери, плеск воды оборвался, и из ванной донеслось требовательное:

— Леона!

В голове очень живо всплыло неприличное слово, выданное Нирой в запале одной из супружеских ссор.

— Ну что еще? — отозвалась не слишком вежливо и одарила злосчастную дверь в ванную негодующим взглядом.

Как водится, та реагировала полным равнодушием.

— Полотенце принеси, пока ты еще никуда не сбежала. А лучше, два. И бинты новые.

Слово таки было произнесено вслух. Очень тихо, и княжич, разумеется, ничего не услышал, но на душе стало чуточку легче.

А потом я лишилась еще одной рубашки. После чего сделала пометку в памяти: как только появятся присланные дядюшкой слуги, отправлю кого-нибудь в ближайшее селение за всем необходимым в нелегком деле спасения раненых. Ледяная магия боль, конечно, снимает, но ведь и силы тянет. Вирсайну заживляющая и обезболивающая мази нужны. Да и на будущее, мало ли кого еще ко мне занесет?

О том, что скоро меня самой здесь не будет, старалась не думать.

— Что-нибудь еще? — звенящим от недовольства голосом осведомилась я, раскладывая все необходимое на небольшом столике возле большой ванны из серебристо-серого камня.

Соблазн немного скосить взгляд присутствовал, но подпитывался он исключительно девичьей любознательностью. Как ни крути, Вир — экземпляр интересный, хотелось бы рассмотреть его более детально. Но, боюсь, меня не поймут…

— Да, но ты все равно не согласишься. Так что лучше иди, пока я не передумал, — княжич внезапно проявил благоразумие.

Чем я и воспользовалась, заторопившись к двери, но заметить красноватую от крови воду успела. И замораживающие заклинания Вир убрал, наверное. Бедный…

Удивительно, но нового предлога, чтобы перехватить улепетывающую добычу, Вирсайн не изобрел. Не то расхотел, но то боль темперамент охладила. Так что я со спокойной душой занялась собственными делами.

Сначала долго отмокала в одной из гостевых ванн. Обжигающе горячая вода постепенно помогла расслабиться и убрала противные ноющие ощущения в мышцах, а нежно-кремовая обстановка и несколько капель ароматного масла вернули душевное спокойствие.

С удовольствием провалялась бы так до обеда, но надо было встречать прибывших слуг.

Далее последовали первые распоряжения и поздний завтрак в компании княжича. Замотанный в принесенный мной из гостевых покоев халат, Вир вел себя на удивление прилично.

Пока не заметил узор у меня на запястье.

Рука, вместе с зажатой в ней ложкой исходящей паром овсянки, мгновенно оказалась в тисках пальцев княжича.

— Что это у тебя?

Задумчиво посмотрела на линии, чернеющие на алебастровой коже. Заметил.

— Узы, — помедлила немного, но решила все-таки пояснить. — Это как помолвка, только на уровне магии.

Княжич мотнул головой, скривился, будто у него оба охлаждающих заклинания разом отвалились.

— Я знаю, что такое узы, Леона, — наконец произнес он. — Просто не ожидал найти их на тебе. Думал, их давно уже не используют.

С учетом все еще плененной руки, пожимать плечами было неудобно.

— Так вот, почему ты на меня никак не реагировала! — утешил уязвленное самолюбие наследник Севера. — И кто же этот гад?

Сам того не подозревая, в точку попал! Гад он и есть. Крылатый.

— Вероятно, мужчина, — пряча в уголках губ улыбку, поделилась информацией я. — А почему сразу гад?

Нет, я, конечно, не спорю. Но и давать надежду не собираюсь, у самой ее нет. К тому же, вдруг удастся почерпнуть что-нибудь полезное для себя? Вир — маг сильный, уникальный, можно сказать. Так кому, если не ему, знать, как от "браслетика" избавиться?

Подумала об этом и внутренне фыркнула. Мечты!

— Насколько помню, — наморщил лоб Вирсайн, — такой способ использовали, когда невеста женихом не особенно интересовалась. Ритуал вживления браслета довольно неприятный, но зато потом еще вчера противный мужик становится для бедняжки единственным. А все другие просто перестают существовать.

Насчет единственного могла бы поспорить, но со второй частью высказывания полностью согласна. Двадцать три — возраст для льеры приличный, а я до сих пор не целовалась ни разу. Да что там, даже на свидании не была. И на представителей противоположного пола смотрела исключительно рационально. С интересом, конечно, но каким-то спокойным.

К примеру, Вирсайн. Как уже не раз отметила, экземпляр во всех отношениях достойный. А у меня что за мысли? Первая, исследовательская, вот бы рассмотреть во всех подробностях и… пощупать. Ну а что, любопытно же! Вторая, практичная, не будь в моей жизни дракона, я, как наследница третьего по величине Дома Севера, вполне могла бы однажды стать Великой Княгиней. Не то, чтобы мне действительно этого хотелось, но потенциальная возможность приятно ласкала самолюбие. И третья, коварная, как бы взбесился дракон, укради у него княжич первую ночь с обещанной невестой! Но думать было забавно, а реально выкинуть что-нибудь эдакое я бы никогда себе не позволила.

Ах да, кстати об этом…

— Налюбовался? — осведомилась вкрадчиво. Княжич оторвал взгляд от узора, моргнул… — Тогда будь добр, руку отпусти.

Помедлил, но просьбе внял. Видимо, ледяная половина в нем тоже сильна.

А я решила расставить акценты. Не терплю, когда меня называют бедняжкой.

— В моем случае узы понадобились потому, что помолвка была заключена в раннем детстве. И требовалось, чтобы чувства росли вместе со мной, — вот, почти и не обманула! Вероятно, родители действительно желали, чтобы так вышло.

Оно и вышло. Только без чувств.

— Как скажешь, — серьезно кивнул Вир.

Завтрак продолжился.

Сохранить в тайне присутствие в замке Вирсайна не удалось. Первыми узнали новые слуги, разболтали гвардейцам, и мне пришлось обстоятельно разъяснять капитану Розону ситуацию. А заодно отчитать доблестных стражей за невнимательность. Сплетни-то они быстро собирают, а прокрадывающегося в замок чужака, будь он хоть сотню раз княжеский сын, проглядели!

Информировать Арлита о ночном происшествии не стала. Узы на месте, приличия на Севере — понятие призрачное, и порой знатные льеры своим поведением мало отличаются от распутных девиц из окраинных кварталов столицы, а про стычку с повстанцами Арл уже знает. Вот и промолчу пока. А то заявится еще, а мне так понравилось быть хозяйкой в своем доме…

Кто меня за это осудит?

— Вот и все, — сообщила сонно жмурящемуся княжичу и разгладила повязку. — Лекарства скоро начнут действовать, и на магию тратить силы не надо.

Вир мягко улыбнулся.

— Спасибо, Лео. Ты — чудо.

На этот раз выступивший румянец помогла скрыть инеевая маска самоконтроля.

— Сколько неприкрытой лести, — я картинно округлила глаза. — Чую, ты что-то задумал. Немедленно кайся, иначе не видать тебе заживляющей мази после ужина!

Удивительно, как легко было с полузнакомым льером. Мы смеялись, дразнили друг друга, говорили обо всем на свете. Даже шутливый бой подушками затеяли. Правда, Вир быстро сдался и, шипя от боли, осел на кровать. А мне досталось менять повязки, заклинания не выдержали нагрузки и снова пошла кровь.

— Ты видишь меня насквозь, — тряхнул каштаново-красной шевелюрой северный наследник.

— А как иначе? — я приняла грозный вид, сдвинула брови. — Стоит ненадолго отвернуться, ты тут как тут. То в душу лезешь, то под одеяло.

Княжич задорно улыбнулся и заправил за ухо непослушную прядь. С одеялом тоже была шутка, и закончилась она очередной сменой повязок. А Вир потом еще долго сетовал на одну льеру, не испытывающая должного уважения к будущему господину.

— Ладно, раскусила. Погуляем?

Я с недоверием оглядела возлежащего в подушках мужчину. Вот напросится он у меня! Уйду! Приставлю к нему самую старую служанку… нет, лучше слугу, а сама уйду.

— Надеюсь, это все шутка? Тебе лежать надо.

На смуглом лице прочно обосновалось тоскливое выражение. Как любой мужчина, Вир ненавидел чувствовать себя беспомощным. Это-то и мне понятно.

— Не шутка, а последняя возможность. Пока ты принимала прислугу, я отправил весточку своим — завтра к обеду будет портал.

И моя жизнь снова вернется в привычное русло. Никаких наглецов поблизости, окровавленных повязок, откровенных намеков и задушевных разговоров. Хорошо. Но почему же от этой мысли становится тоскливо и… холодно?

— Так быстро… Но тебе еще надо набраться сил!

Жесткой линии тонких губ коснулась мимолетная улыбка.

— Брось, Леона. Это всего лишь две царапины, ерунда для воина. В былые времена мой опекун не счел бы их достойной причиной даже для короткого отдыха. Так что, идем гулять?

То-то же на нем столько шрамов! Сердце сжалось от сочувствия, но я, когда хотела, и когда дело не касалось одного дракона, мастерски умела скрывать эмоции.

— Я захвачу пальто.

В замке мы теперь не одни, так что Вирсайна, невзирая на его протесты, пришлось отселить в соседние покои.

— И мне что-нибудь раздобудь, пока старое от крови не отчистили, — поймала меня у двери рекомендация.

Пришлось позаимствовать некоторые предметы одежды у одного из гвардейцев. Сначала я долго приглядывалась к парням, выбирая подходящего по росту и комплекции. Не могу знать, чем они объяснили внезапный интерес льеры, но кое-кто в процессе осмотра слегка покраснел. Оно и понятно. Одно дело, когда молоденькая камеристка глазками стреляет, и совсем другое — я. Нравы у нас, конечно, свободные, только за неуместные шашни и от Арлита можно получить. А то и от самого жениха.

Так что просьбу мою дать во временное пользование кое-что из одежды восприняли на ура. Приставать не стала, и на там, как говорится, спасибо.

Передала княжичу вещи через слугу, а сама надолго обосновалась у зеркала. Критически оглядела серо-голубое платье с редкими розочками, простое и закрытое. Переплела косу и, приложив пальцы к флакончику, мазнула по шее и запястьям лавандовыми духами. После чего надела серое пальто, окутала шею пышным вязаным шарфом на несколько тонов светлее и захватила перчатки.

— Быстро ты, — Вир ждал у подножия лестницы.

Пытливый взгляд, коим княжич окинул меня с макушки до пят, разумеется поведал своему хозяину, что ради его, без сомнения, драгоценной персоны льера не стала слишком уж прихорашиваться. Все в рамках несуществующих приличий, и из-под пальто немного выглядывает платье, то самое, что было на мне с утра.

Отчего же в синих глазах патокой растекается удовольствие?

— Сам сказал про единственную возможность.

Я приняла его руку, и так мы вышли из замка.

Признаться, стало немного стыдно. Сами постройки новые, а вокруг — пустота. И показать знатному гостю особо нечего.

— Куда пойдем? — жизнерадостно осведомился Вир, чем окончательно вверг меня в уныние.

— Раньше у нас был красивый сад, — поделилась я воспоминаниями, указывая на иссохшие кусты и обломанные деревья. — Единственный зеленый на всем Севере, серебро вечной зимы его не брало. Но Дом почти погиб, и от былого великолепия ничего не осталось…

Княжич крепче сжал мою руку и уверенно углубился в былые заросли.

— Так уж и ничего? — в голосе мужчины сквозило недоверие.

— Как видишь.

По-мальчишески светлая улыбка озарила смуглое лицо. В тот момент как-то забылось, что передо мной взрослый мужчина, будущий правитель Севера и воин, привыкший убивать.

— Сюда смотри, — Вир опустился на корточки и коснулся ладонями торчащей из земли сухой ветки.

Некоторое время ничего не происходило, только слышалось его частое, шумное дыхание. А потом… росточек дрогнул, потянулся, словно бы пробуждаясь от многолетнего сна, и устремился к прозрачно-голубому небу. Туда, где лениво скользило равнодушное северное солнце. Позеленел, украсился тремя листочками.

— Вир… — я задыхалась от восхищения и подкравшихся слез.

— Идеально для весны, да? — снова улыбнулся, глядя на меня снизу вверх, княжич.

Только теперь к мальчишескому облику добавилась некоторая помятость. Страшно представить, сколько сил он угрохал на это маленькое чудо. Для меня.

— Позер несчастный! — фыркнула и поспешила отвернуться.

Разве нормально, что ледяная льера при виде молодого росточка слезливой лужицей растеклась? Но, вечная мерзлота, это мой Дом, мой захиревший сад и росточек тоже мой!

На плечи опустились тяжелые ладони.

— Лео?

Глубокий вдох в попытке поймать сбежавшее спокойствие. И привычная маска холодности. Северянка должна в любых обстоятельствах уметь сдерживать порывы. Меня так воспитывали.

Обернулась к нему, встретила взгляд золотисто-синих глаз. Кто мог подумать, что такие бывают!

— Тебе нужно силы беречь и восстанавливаться, а ты что делаешь?

Маг чуть заметно скривился, но следующий вопрос прозвучал ровно, разве только чуточку насмешливо:

— И что же я такого делаю?

Даже без неприличных намеков он совершенно несносный!

— Рискуешь, почем зря. Вдруг бы я оказалась коварной предательницей, а? Еще росток попросила, а потом и третий… Ты силой изойдешь, а я тебе нож в сердце всажу.

Правильные черты на красивом лице заметно дрогнули. Что и естественно, ведь какой-то сверхъестественной защиты от оружия на нем нет. Но Вирсайн тоже был отчасти ледяным, стало быть — контролировал себя неплохо.

— Но ты же не такая, — щеки лаской коснулась чуть теплая ладонь и тут же исчезла, — правда, Леона?

Пришлось кивать и спешно заверять будущего правителя в своей благонадежности. Мне, а тем более моему Дому, который, я надеюсь, однажды восстанет из пепла, такие враги не нужны.

Видимо, Вир злопамятным не был, потому что разговор быстро соскользнул на иную тему.

— Говоришь, у вас тут какой-то особенный сад был? — а в глазах вместо желания порисоваться и произвести впечатления — исследовательский интерес.

— Зеленый, — я с радостью окунулась в воспоминания, и пока мы бродили среди зачахших растений, рассказала все, что помню. Где росли розы, темно-бардовые, душистые, где — кусты ежевики, из которых меня порой извлекали, всю исцарапанную, а где беседка стояла, в которой любила читать мама.

Но отложилось в моей голове не так уж много, поэтому рассказ быстро подошел к концу.

— Как интересно… — протянул мой гость. — Здесь до сих пор фонит драконьей силой. Не знаешь, откуда такая роскошь?

Вместо ответа ему досталось еле уловимое движение плечами. Догадываюсь. Но вспоминать про Шиража нет желания. Мне сейчас слишком хорошо, чтобы позволить дракону вторгнуться в драгоценный кусочек покоя.

Пока тянулось молчание, Вир сам смог найти ответ на свой вопрос. Глянул туда, где у самого горизонта возвышалась горная громада, и авторитетно заключил:

— Понятно откуда, они же ваши ближайшие соседи!

Верно, до Хрустальных гор отсюда даже ближе, чем до Джаанда. Только ассар все равно опоздал, когда был так нужен…

Мы обошли сад, прогулялись вокруг замка, после чего как-то незаметно углубились в рощу из серебристых березок. Надо же, так далеко ушли, а я только сейчас опомнилась! Впрочем, ничего удивительного: когда Вир не лез в душу и не дразнил, с ним было хорошо и уютно. Даже нависшая надо мной драконья угроза на время забылась.

Но этот льер не был бы собой, если бы все не испортил.

Мы как раз повернули к замку, когда он остановился, снова поймал мое запястье и немного сдвинул перчатку, в очередной раз рассматривая узор. Кончики теплых пальцев пробежали по коже…

— Леона?

Судя по напряжению в голосе — что-то задумал… Я закусила губу.

— Да?

Молчание. Задумчивое, густое. Оно кружит в воздухе вязким туманом, обволакивает плечи, беззвучно нашептывает: Соглашайся, льера! На все, что бы я не предложил.

— А может, ну его, этого жениха? — зазывно сверкнул глазами княжич. — Мне тоже невеста нужна, а учитывая все обстоятельства, ты идеально подходишь.

Немного шершавые от постоянного контакта с оружием пальцы продолжали ласкать нежную кожу.

Меня молнией пронзило понимание: он мне нравится, но… Найдется тысяча разномастных "но"! Хотя попробовать стоило.

— И ты можешь снять узы здесь и сейчас? — и испытующе, чтобы не вздумал лукавить, посмотрела на него.

Вирсайн мгновение помедлил, но ответ дал честный, то есть — отрицательный.

— Мы что-нибудь придумаем. Идет, Леона? Поедешь со мной в столицу?

Искушение согласиться легкой дрожью пощекотало невидимые струны души. Стать Великой Княгиней. Да и соблазняющий меня княжич — это все-таки не дракон. Человек, льер, сильный маг. О таком любая северянка мечтает. К тому же, несмотря на сдерживающие узы, мне с ним тепло. А как было бы без них?

Но я с легким сердцем мотнула головой, за что тут же получила кончиком косы по носу.

— Нет, Вирсайн. И давай закроем этот вопрос.

Взгляд мага потемнел, а привычные уже золотые искорки напомнили острые молнии в грозовом небе.

— Думаешь, что любишь его? — спросил княжич заносчиво.

Как же хотелось ответить что-нибудь грубое! Но на лице Вира читалось отчетливое желание спустить околдованную девчонку с небес на землю. Кому-то из нас двоих следовало быть мудрее.

— Никаких иллюзий, княжич, — улыбка вышла печальная. — Я же льера.

— Что тогда? — уже спокойнее спросил мужчина. — Не нравлюсь?

Взгляд исследовал высокую жилистую фигуру. Властный, упрямый и одновременно такой непосредственный. Рыжий! Разве тут можно остаться совсем равнодушной?

Отвечать я решила правдиво, на свой страх и риск.

— Нравишься, — улыбнулась еще раз и сама отвела непослушную жесткую прядь ему за ухо. Поймала тень легкой дрожи. — Как и многим другим. Но я не хочу вступать в стройные ряды твоих поклонниц. Признайся, что тебя привлекло? Отказ?

Наследник стылых земель помедлил миг, но не стал лукавить.

— Признаюсь. Ты интересная, спокойная, истинная льера. И ведешь себя соответственно ледяным устоям. Придется сильно постараться, чтобы тебя разморозить. И я готов!

От последнего заявления я напрочь забыла о своей примороженности и прыснула. Соблазнитель на мою слишком рациональную голову!

Хорошо все-таки, что его уже завтра здесь не будет.

— Идем в дом, я замерзла и проголодалась.

Сине-фиолетовая ночь набросила на драконьи горы темные шелка. В свете звезд они искрились так, что дух захватывало. Я специально не стала опускать полог и шторы не задернула, чтобы иметь возможность перед сном полюбоваться дивным видом.

А дрема все не шла…

Невольно в воображении рисовался мужчина с гипнотизирующими глазами, и на спину тут же ложился противный холодок. Что он там делает? И что станет делать со мной, когда дорвется? Взгляд метнулся к высунутой из теплого плена одеял руке. Почему узы сработали не так? Отчего я не млею, при одном упоминании о женихе?

Я его видела, а сердце так и не екнуло ни разу.

Причуда Шиража? Последствия пережитого? Или я чего-то пока не знаю?

Вопросы… Ненавижу их!

Тихонько приоткрылась дверь.

И моя злость ушла совершенно в другое русло. Вир, зараза рыжая! Это что такое он удумал?!

Не шевелясь, лихорадочно огляделась. И под рукой, так, чтобы дотянуться, тяжелого ничего нет… А вдруг понадобится? Ой, м-мать…

— Лео? — раздался громкий шепот. — Леона, ты спишь?

Меня немного отпустило. Если зовет, значит намерения у княжича не такие уж бесчестные.

— А если скажу "да", ты уйдешь? — приподнялась на локте, не забыв хорошенько прикрыться одеялом, и подозрительно вгляделась в темноту спальни.

В лунном серебре высветилась высокая фигура Вирсайна с рассыпавшимися по плечам волосами. В халате. Есть ли что-то под оным, лично мне проверять не хотелось.

— Считай, ты уже ответила "нет", — он осторожно прикрыл за собой дверь.

— Правда?

— И пригласила присесть рядышком, — в полумраке заигравшая на смуглом лице улыбка казалась не дразнящей — порочной.

На всякий случай я передвинулась с края кровати на середину. Мягкий матрас тут же просел под тяжестью мужского тела.

Так, кажется, это дракону пора обеспокоиться, чем здесь занята его невеста! И с кем!

— Пришел пожелать мне сладких снов? — осведомилась невинно.

Глупо, но даже угрозы девичьей чести в лице довольно симпатичного княжича я опасалась гораааздо меньше, чем находящегося на приличном расстоянии отсюда жениха. Которому, скорее всего, до меня и дела нет. Ну не абсурд ли?

— Красочных, — усмехнулся Вир, свободно откидываясь на подушку. — Со мной в главной роли. Но позже. Лео, вообще-то я по делу пришел…

Я наморщила лоб, но какого-никакого общего дела, да еще требующего срочного решения посреди ночи, припомнить так и не смогла. И сдалась:

— А именно?

Дерзкую наглость с красивого лица как ветром сдуло. Вирсайн перевел на меня задумчивый взгляд. Будто еще раз взвешивал уже принятое решение: а стоит ли вообще начинать разговор?

Нетерпение нарастало, в душе робко шевельнулось любопытство. Неужели передумает и уйдет?

— Хочу отблагодарить тебя за помощь.

Вот оно что? Руку мне уже предлагали, не приняла. Неужели у него есть что-то более ценное?

Демонстративно равнодушный взгляд скользнул по кое-как запахнутым полам халата.

— Если из чувства признательности ты решил меня осчастливить ночным явлением, то право, не стоит, — отфыркнулась едко от такого "заманчивого" предложения. — Для этого у меня жених есть.

И чем дальше, тем лучше. Но последнего нюанса рыжему льеру лучше не знать.

— Верная, — завистливо вздохнул маг. — Повезло ему. Впрочем, наверняка все дело в узах…

Утешился. А я проглотила улыбку. Оно и правильно, княжескому самолюбию страдать противопоказано.

— Ты давай не отвлекайся. Зачем пришел?

Вир потер переносицу, собираясь с мыслями.

— Я чувствую в тебе ледяную магию. Спящую.

О! А вот это уже интересно… Княжич, наверное, удивился, ощутив во взрослой девице отголоски тлеющего дара.

— Продолжай, — попросила я.

Если благодарностью станет то, о чем я думаю…

— Хочешь, разбудим? — оправдал мои смелые надежды наследник Севера. — Не волнуйся, я сам через это прошел. Помню, у меня сразу оба дара пробуждались, вот это был настоящий кошмар… К тому же, моя мать когда-то была жрицей Ладин, она меня многому научила.

Сердце радостно подпрыгнуло, затихло на миг, а потом сорвалось в бешеный перестук. Разбудит! Дар!

Вот мы дракону нос утрем!!!

Стоп, Леона. Благодарность явно превышает оказанную услугу. Как бы не вляпаться с этим ритуалом.

— Где подвох? — я впилась требовательным взглядом в развалившегося рядом мужчину.

Пусть только рискнет предложить неприличное! У, я его!..

— Зачем сразу подвох? Лео, за что ты так со мной… — принялся картинно стенать оскорбленный в лучших чувствах княжич.

— Не паясничай! — строго прикрикнула я.

Удрученный вздох из серии "вот зануда!", а за ним — чистосердечное признание:

— Я должен тебя поцеловать.

Должен он, ну да! А сам не хочет, не хочет!

— Вирррр!.. — но смех оказался сильнее злости.

Что ни говори, а огненный дар дает о себе знать. Маги льда не бывают так непосредственны и настойчивость проявляют редко. Как правило, льеры руководствуются принципом "Не хочешь — не надо, другую не найду, что ли?". А этот уперся, вгрызся в меня, как охотничья собака в несчастного зайца, и не вырвешься от него. Но и уступать не хочется.

— Всего один поцелуй, — с видом заправского искусителя воззрился на меня наследник престола. — И ты — ледяная магиня. Не так уж велика цена, правда?

Опять "хм". Что-то есть в его словах…

— Ладно. Но дай слово, что дальше поцелуя дело не зайдет, — не была бы я льерой, если бы не подстраховалась.

Ведь слово будущего правителя чего-то стоит, так? Если в нем есть хоть что-нибудь от отца, бояться мне нечего.

— Клянусь честью, — серьезно кивнул княжич и потянулся погладить меня по волосам. — Моя недоверчивая льдинка. К тому же, после того, как я вытащу твою силу, вряд ли тебя хватит на что-то большее. А я предпочитаю, чтобы партнерша активно участвовала в процессе, так что не трясись за свою невинность.

К концу его речи я уже не знала, благодарить за щедрое обещание или стукнуть за наглость. Хотелось одинаково воплотить оба действия.

И откуда он взял про невинность?! У меня, между прочим, жених есть!

— Ладно, целуй уже, — дала милостивое разрешение, сама подалась вперед и даже сложила губки бантиком.

А этот гад рыжий кааак засмеется!

Румянец опалил щеки. И что ему не так? Сам же хотел!

— Лео… — всхлипнул Вир. — Я тебя обожаю!

— Взаимно, — пробурчала в ответ и вернулась в исходное положение. Ждать, пока у некоторых магов приступ веселья закончится.

К слову, ждать пришлось долго.

— Смотри в глаза, — скомандовал Вирсайн, успокоившись.

Для надежности маг притянул меня ближе к себе и заключил лицо между ладоней. Крепко так! На миг ожил страх: вдруг будет больно? Так хотела прищемить хвост дракону, что даже не поинтересовалась собственными ощущениями. А еще льера! Губы дрогнули в намерении озвучить запоздалый вопрос, но надобность в нем уже отпала…

Сознание медленно тонуло в синей глубине. Кругом вспыхивали огоньки и расплывалось уютное тепло. Руки невольно легли на плечи льера, потом обняли за шею. Хорошо с ним. Молчать, соприкасаться душами, не думать ни о чем. Хотелось закрыть глаза, прижаться теснее и уснуть. Он же огненный, теплый, наверное… И ну ее, ту силу! В другой раз…

— Не отводи взгляд… — в голосе Вира хрусталем звенело напряжение.

Дымка наваждения дрогнула, но не отступила. Если б не легкий холодок, образовавшийся в районе солнечного сплетения и медленно-медленно поднимающийся к груди, я бы все-таки отключилась.

Или если бы не его губы… Шершавые и холодные, они опустились на мои. Сначала легко и невесомо. Потерлись, будто бы ища тепла, лаская, убеждая в безопасности происходящего. Пальцы льера тем временем мягко погладили нежную кожу за ушками.

Я не то всхлипнула, не то судорожно вздохнула.

Не вышло. Весь воздух закручивался ледяным вихрем в груди. Больно…

Поцелуй стал настойчивее. Так и не согревшиеся губы уверенно скользили по моим, исследуя каждую черточку, лишая даже тех жалких крох дыхания, что до сих пор остались. Ладони Вира запутались в моих волосах, не позволяя отстраниться. Одно настойчивое движение — и я сдалась, позволила себя одурманить, прижалась к его груди. Голова шла кругом от дикой смеси упоительных ласк и нарастающего внутри холода.

Мне было… интересно. Почувствовать его, узнать, как далеко это может зайти, сорвать маску напряжения с красивого лица. Запрокинула голову, полностью отдаваясь непривычным, странным ощущениям, и любопытно приоткрыла губы…

Чтобы впустить в себя холод дыхания ледяного льера. Куда только девалось его тепло?!

Когда два вихря встретились, начался обещанный кошмар. Я кричала, билась в его руках, умоляла отпустить и остановиться. Но было поздно. Казалось, вся кровь замерзла и острыми льдинками изнутри ранила тело. Боль проникала в каждую клеточку, туманила разум, сводила с ума.

Вир крепко прижал меня к себе, баюкал в объятиях, бережно стирал выступившие слезинки. А те, до которых не успевал дотянуться, кусочками льда осыпались на одеяло.

— Потерпи, моя хорошая, — шептал княжич, укачивая меня, как маленькую. — Видишь, сколько в тебе льда?

И так — долго-долго, пока нас обоих не поглотила уютная темнота беспамятства.

3 глава

Рука затекла, спину ломило, а ладонь Вира, на котором я вчера отрубилась, пробралась под задравшуюся сорочку и сейчас обжигала бедро. К чувству невероятной усталости и общей разбитости добавилось смущение. И во сне он остается собой!

Героическим усилием я слабо шевельнулась и осторожно скатилась с княжича. Так-то лучше. И Вир сквозь сон полностью одобрил мои действия. А вот широкоплечий мужчина с глазами цвета неба в снежную бурю и светло-фиолетовыми волосами чуть ниже плеч почему-то выглядел недовольным…

Долгий миг ушел на то, чтобы затуманенный слабостью разум смог понять, кто это и что он делает посреди моей спальни. Да еще руки скрестил на груди по-хозяйски и буравит полуживых после ритуала нас таааким взглядом… Трусливое желание выскочить в разбитое окно я подавила с трудом.

Шираж. Дракон!

Облечь панику в слова не успела. Штедьер нехорошо сузил глаза и шагнул к кровати, одним рывком вздернул меня на ноги. Оййй… Комната перед глазами качнулась, в горле встал горький ком.

Я сжалась, подспудно ожидая окрика или даже удара. Наверняка он подумал, что мы с Виром… Но драконий ассар только удрученно покачал головой.

— Стоять можешь?

Вечная мерзлота, только бы не опозориться. Я глубоко вздохнула несколько раз, отгоняя тошноту, но рта открыть не рискнула. Кивнула.

— И где вчера была твоя голова? — вздохнул дракон и прислонил меня к прохладной стене.

Это все, что ли? А как же яростный рык, летающая мебель и… что там еще бывает, когда ледяной думает, будто его предали?

Ничего такого не последовало. Шираж смерил меня долгим взглядом, проверяя на устойчивость, и шагнул к кровати, на которой уже шевелился, просыпаясь, наследник Севера. Вот теперь точно — оййй…

— Не убивай его… — слабо взмолилась я. После пережитого ледяное самообладание все еще пребывало на самом дне сознания, так что временная потеря контроля над эмоциями даже льере простительна.

Тем более ее все равно проигнорировали.

— Вирсайн! — рыкнул Шираж. И голос его уже не был в полной мере человеческим.

Я поежилась, втянула голову в плечи.

Княжич с горем пополам принял сидячее положение и тряхнул каштаново-красной шевелюрой.

— Штедьер?.. А ты что тут делаешь? — с сонной хрипотцой осведомился льер.

Впрочем, следовать моему примеру и трястись от ужаса он не торопился.

Мгновение мужчины без единого слова рассматривали друг друга. Но звенящей и напряженной тишина была только для меня. Очевидно, эти двое знакомы. Знать бы еще, с какой стороны!

— Забираю свою невесту, — холодно сообщил дракон.

С моих губ сорвался беззвучный всхлип. Забирает? Куда? А как же мои две недели?!

Глаза княжича расширились, в них плескалось понимание.

— Так это ты — жених…

Вир явно чувствовал себя неуютно под тяжелым взглядом ассара, коий был его минимум в четыре раза старше, а потому поторопился встать. Так создавалась иллюзия, будто они на равных. Но силенок у княжеского сына было куда меньше, по крайней мере, сейчас. Даже устоять на ногах оказалось делом нешуточным. Наследник заметно покачнулся, но вовремя привалился плечом к одному из столбиков, поддерживающих балдахин, и напустил на себя небрежный вид.

Повелитель Хрустальных гор наблюдал за ним с ироничным интересом. Клянусь пробудившейся силой, истинное состояние льера не укрылось от него!

— Я, — дракон ухмыльнулся и одарил Вира взглядом, полным торжества.

— Вот так всегда, — поджал губы княжич, в попытке свести все к шутке. — Только присмотришь себе девушку, а у нее уже есть дракон!

Юмора Штедьер не оценил.

Прошелся по комнате, тоскливо обозрел разбитое окно. Осторожно, чтобы не пораниться, коснулся рассыпавшихся по подоконнику осколков кончиками пальцев, на миг прикрыл глаза. Стеклянные брызги, повинуясь его воле, вновь собрались воедино, закрывая нас от стылых ветров. Только теперь некогда прозрачное окно было расписано диковинными морозными узорами.

Драконья магия…

— Надеюсь, это того стоило? — отвлекшись от своего, без сомнения, интересного занятия, Шираж хмуро взглянул на красноволосого льера.

Обо мне будто забыли. Оба. И, признаться, это радовало.

— Тебе с ней повезло.

Фиалковый взгляд метнулся в сторону. В мою сторону! Внимательно осмотрел сливающуюся со стеной фигуру, чуть дольше задержался на коротенькой шелковой ночнушке темно-синего цвета. Будто пытался понять, в каком это месте ему повезло?! Сил на смущение не было, и я просто наблюдала.

— Речь не об этом, — невозмутимости ассара могла бы позавидовать ледяная гора. — Стоило мучить ее, грубо вырывая дар к поверхности? Думаешь, она с ним справится? Так просто, без подготовки, с первого дня?

Смуглое лицо залила выразительная бледность. Он не думал об этом. И я тоже. Не знаю, какими стремлениями руководствовался наследник, но я рвалась прочь от дракона. И угодила к нему прямо в лапы!

— Я бы помог, — глухо выдохнул маг.

Будь на месте дракона кто другой, княжич оказался бы в своем праве. А тут наследник престола против старшего из драконьих правителей. Который, к тому же, получил звание ассара не потому, что родился в подходящей семье. Шираж завоевал его силой, удержал мудростью и не раз за минувшие годы отстоял в бою.

Мне рассказывал об этом Арлит в те редкие моменты, когда я не отфыркивалась от упоминаний о женихе. И Виру, очевидно, была известна эта информация. Чувствовалось с его стороны уважение и что-то сродни благоговению.

— Продолжай, — царственно махнул рукой, на которой переливался перстень с большим фиолетовым камнем, дракон.

Ни звука.

Даже я заподозрила неладное.

— Говори! — подпустил требовательных ноток Штедьер. — Я хочу, чтобы она услышала это от тебя.

Княжич облизал пересохшие губы.

— После того, как я растревожил спящую силу, подчинить ее стало бы в разы труднее. И чтобы справиться с раз за разом вырывающейся из-под контроля магией, рядом должен постоянно находиться кто-то соответствующего профиля.

Глаза обожгла обида, но я не позволила слезам пролиться.

— Ты? — спросила тихо.

— Моя мать, — продолжил каяться льер. — Но тебе пришлось бы поехать со мной в столицу. Прости, Лео…

Теперь извиняется! Только потому, что дракон рядом. Вечная мерзлота, эти двое стоят друг друга!

— Убирайся, — выдохнула устало. — Знать тебя не хочу.

Вир вздрогнул, точно от пощечины, и предпринял новую попытку завалиться на бок, но резной столбик его удержал.

— Я не собирался давить на тебя, Леона. Просто хотел дать нам шанс.

Прикрыла глаза и медленно сосчитала до десяти. Как же я устала…

— Уходи.

— Думаю, в замке найдется место, где ты сможешь дождаться портала, — поддержал меня жених. — И приведи себя в порядок, окружению не следует показывать даже такую слабость, как дурное настроение.

Княжич бросил на меня печальный взгляд и шагнул к двери.

Мы с драконом остались одни.

И я застыла, прилипнув взглядом к полу. Вот оно, самое страшное. То, чего боялась всю сознательную жизнь. Умом понимала, что надо пересилить себя, посмотреть на него и заговорить. Убедить оставить мне эти без малого две недели. Ведь Вира здесь не будет, значит и опасности тоже!

— Леона? — вырвал меня из холодного омута раздумий дракон. Так же резко, как недавно вздернул с кровати.

Издать хотя бы звук я не успела. Шираж подошел почти впритык и мягко опустил ладонь чуть ниже груди. Поверх ночнушки, но меня все равно обожгло. Узы! Совсем слабо, но они действуют…

— Чувствуешь холод? — пальцами свободной руки он приподнял мой подбородок и пытливо заглянул в глаза.

И я ухнула в фиолетовую бездну.

Кружилась нескончаемое мгновение. А потом… точно стакан ледяной воды в лицо выплеснули! Наваждение прошло. Страх, конечно, остался, свернулся холодком где-то в недрах души, но врожденное благоразумие вовремя напомнило, что бежать все равно некуда. Да и сил нет.

Пришлось брать себя в руки и отвечать.

— Я стою босиком на холодном полу, камин с вечера не горит, а ты разбил окно и выстудил комнату. И что тут можно чувствовать?

Дракон коротко рыкнул, стянул с себя плащ, завернул меня. Вернул руку на то место, где она пребывала ранее. Оййй, даже через несколько слоев ткани тепло чувствуется…

— Я имел в виду внутренний холод, — исправился Шираж.

Расслабиться рядом с ним не получилось, но долго прислушиваясь к себе, мне все же удалось ощутить слабое дуновение ветерка. Как раз в том месте, где прижималась горячая ладонь.

О чем и поведала жениху.

— Ты же понимаешь, что оставить тебя здесь я теперь не могу? — уточнил дракон. А взгляд его стал хищным, стало быть, улизнуть не получится. — Пробуждающаяся сила требует постоянного присутствия поблизости ледяного мага.

— Или дракона.

— Лучше — дракона.

А следующий возглас вырвался сам собой:

— Я сама все испортила…

Сильные руки подхватили как раз в тот момент, когда я вознамерилась осесть на пол. А наколдованное стекло легко пропустило своего создателя.

Шаг вниз. Ветер спружинил под ногами дракона, швырнул нас в сторону и закрутил снежным вихрем. Туман застилал обзор, но это и хорошо, летать я никогда не любила и, честно говоря, побаивалась.

— Потерпи немного, нам недалеко, — бросил дракон и замолк до конца пути.

Что мне оставалось? Только закрыть глаза и хотя бы на время постараться внушить себе, что происходящее — сон. Просто еще один дурной сон. За одно я была благодарна дракону — он не стал превращаться. Не знаю, в чем заключается магия Шиража, помимо способности творить невероятно красивые вещи, но сейчас мы летели на снежном вихре.

Страх был, но не больше того, который сопровождал меня все эти годы. Прохладное беспокойство и нервозность от понимания того, что не знаешь, чего ожидать. Но поскольку худшее произошло, а я все еще была ослаблена неправильно проведенным ритуалом, в конце концов сдалась. Прислонилась к драконьему плечу и почти уснула.

Но тут туман рассеялся, и Шираж ступил на твердую поверхность.

И правда быстро добрались. Я моргнула, из последних сил разгоняя подступившую дрему, и огляделась по сторонам. Совсем рядом возвышается горная громада, а значит — мы находимся не в драконьих владениях.

Предгорье. Еще не угодья летучих ящеров, но и льерам эти земли не принадлежат. Здесь мало кто осмеливается селиться. И я никогда прежде не бывала в этих местах.

Что ж, все однажды случается впервые.

Собственно, это была последняя отстраненная мысль, потому что жених отмер и внес меня в небольшой домик. Простое строение в один этаж робко приткнулось посреди густого снежного покрывала, рядом с огромным, непосеребренным инеем деревом. Резная деревянная мебель, ничего лишнего. В стылом воздухе витает запах смолы и древесины.

Устроив свою ношу на массивном стуле с высокой спинкой, дракон опустился на корточки перед очагом и принялся закладывать туда дрова.

— Твой дом? — к собственному удивлению, я подала голос первой.

Усталым взглядом прошлась по припорошенной мелкими снежинками рубахе. Замерз, наверное… Но расставаться с таким уютным плащом не спешила, потому что не имела желания расхаживать перед хищником чешуйчатым в полуобнаженном виде. Кто этих драконов знает?

— Собственность первого ассара. А сегодня первый ассар — я.

В драконьем укладе я слабо ориентировалась. Арлит рассказывал кое-что, самое основное. Но все больше отговаривался, мол, переберешься в Хрустальные горы, там все и увидишь собственными глазами. Вот, кажется, время и подошло…

Первые тонкие языки пламени желтыми змеями опутали поленья.

— Прости, дом не подготовлен, — Штедьер поднялся, но приближаться не спешил. — Я не планировал забирать тебя так скоро.

Кивнула.

В холодном воздухе разлилось долгое молчание, звенящее едва уловимыми нотками нетерпения с моей стороны и легкого недовольства — с его. Видимо, в честь прибытия невесты дракон планировал нечто грандиозное, а я все планы сломала. А морального удовлетворения нет, вот странность…

— Сердишься, — наконец шевельнула сухими и, кажется, растрескавшимися губами.

Ответ меня удивил.

— Да, — наплевав на приличия, признал дракон. Но вид сохранил невозмутимый. — Выпороть бы тебя за глупую выходку, да рука не поднимется. Ты чем думала вообще, Маиша?

Детское имя меня добило. Я оперлась локтями о стол, спрятала лицо в ладонях и шумно вздохнула. Слез не было. А жаль, стало бы легче.

Ну не дура ли? Хорошо еще дракон почуял, что именно произошло, и не думает, что мы с Виром… В противном случае ни на что хорошее надеяться бы уже не пришлось. А так будущее по-прежнему покрыто мутной пеленой тумана. Попробуй разгадать, что там скрывается за ней! А я смотрю на дракона, назначенного мне в мужья, и понимаю, что выходка впереди еще не одна. И какая я после этого льера?

— Ладно, не реви, — на плечо опустилась тяжелая ладонь, осторожно погладила. — Сделала и сделала, никогда не жалей ни о чем. Разберемся. Ты как себя чувствуешь?

Еще один сухой всхлип, и я прислушалась к себе.

— Холод, — прижала руки к груди и из-под опущенных ресниц глянула на драконьего правителя. — Его стало больше. И дышать больно.

Это пугало куда больше, чем стоящий рядом мужчина. Но я ведь сама виновата, так? Значит, заслужила любые последствия. И нечего жаловаться.

— Само собой, — улыбки не случилось, но рука ассара мягко сжала мое плечо в попытке подбодрить. — Со временем ты привыкнешь и научишься не обращать внимания. А пока терпи.

Кивнула. Все равно тут без вариантов.

— Ко мне ты что чувствуешь? — вернулся к своему вопросу Шираж.

А, так вот он о чем… Сил сопротивляться не было, и я снова погрузилась в себя. Странно, но чем ближе находился жених, тем меньше оставалось страха. Но и нежных чувств, которые должны появиться благодаря узам, не было. Ни намека, ни отголоска, ни хотя бы росточка. Еще очень хотелось спать, но это уже не к Штедьеру.

Быть может, однажды я и скажу все это дракону. А пока…

— Мы чужие. И совсем не знаем друг друга. И у меня узор на запястье щиплет…

Чувственные губы впервые дрогнули в подобии усмешки. Теплые пальцы коснулись воспаленной кожи.

— Верно, моя льера. И у нас есть без малого три месяца, чтобы навести мосты.

Энтузиазма в зодчестве чувств я не проявила, но от меня и не ждали.

Скоро воздух в доме прогрелся достаточно. Шираж напоил меня горячим молоком с ложечкой меда, вытряхнул из плаща и уже сонную уложил в постель. Сам присел рядом, устало вздохнул и еще раз погладил темные линии на покрасневшей коже.

— Когда-нибудь я обязательно тебе расскажу, как это работает…

— Тебе надо отдыхать и набираться сил, — информировал меня будущий муж ближе к вечеру.

И поднес к губам ложку с теплой, но не горячей кашей.

М? Забота — это, без сомнения, приятно, и сил протестовать нет, но как-то все… не правильно. Выбивается из привычного уклада. Он — дракон, я — невеста по принуждению. Был, конечно, уговор попытаться найти взаимопонимание, но пока нас соединяют узы, это все не по-настоящему. Я ведь даже не знаю, которые из слабо тлеющих на донышке души чувств действительно мои!

Но препираться с тем, от кого зависишь — дурость полная. А деваться некуда. Хороша ситуация!

— Маиша, открой рот, — напомнил о себе дракон.

Я же интуитивно сжала губы.

— Сама справлюсь. Отдай ложку!

Как всякая льера, ненавижу чувствовать себя беспомощной. И зависимой. И просто чувствовать — ненавижу. Одни проблемы от этого.

— А я думал, мы договорились… — стоило ассару подпустить в голос разочарованных ноток, как щек румянцем коснулся стыд. Узы? Или…

Интересно, драконья невеста вообще имеет право называться титулом высших аристократов Севера? По поведению и внутреннему ощущению не очень-то похоже. А жена? Останусь я ледяной льерой после свадьбы? Сохраню за собой удел? А с Домом что будет? Оййй! Голова просто пухнет от вопросов, а мне в нынешнем состоянии стрессы строго противопоказаны.

Жаль, поздно вспомнила. Кончики пальцев обожгло, с губ слетел испуганный возглас, а еще недавно исходящая паром каша подернулась тонкой корочкой льда. Молодец, льера, так держать! Вторые сутки титул подтверждаешь!

— Прости… — выдохнула с искренним раскаянием. — Мне сложно привыкнуть.

Шираж отставил в сторону миску, стряхнул с темно-синей рубашки инеевый налет и философски изрек:

— Значит, не голодная.

Тут я была склонна с ним согласиться. Слабость до сих пор была такая, что просто усидеть в подушках давалось с неимоверным трудом. Но я же гордая, ни за что не признаюсь! Поэтому распрямила спину и попыталась отстоять свою независимость, хотя бы в мелочах. И вот, что из этого вышло…

— Молоко все еще горячее, — по-прежнему невозмутимо сообщит жених. — Будешь пить или и на нем в магии поупражняемся?

Я, конечно, нос сморщила, но самообладание — страшная сила. И новых поводов для иронии у одного обладателя светло-фиолетовой шевелюры не появилось, хватит с него! Осторожно, мелкими глоточками я ополовинила стакан и снова уплыла в дрему. Но, вечная мерзлота, как же хотелось "нечаянно" сотворить ему сосульку на носу! Пока сила нестабильная, можно, и даже безнаказанно, только духу все равно не хватило.

Безобразие продолжалось дня три.

Проснувшаяся сила постепенно расползалась по телу, сливалась с моим существом. И все соки вытягивала! Соответственно, я спала, ела и снова спала. Долго и крепко. Хорошо хоть без сновидений обходилось.

Чем занимался дракон, пока невеста пребывала в отключке, история умалчивает, но стоило моим ресницам задрожать — жених оказывался рядом. Интересовался самочувствием, скармливал привычную уже кашу, заваривал травяной чай или подогревал молоко. Несмотря на то, что все это время Шираж оставался единственной живой душой поблизости, мы почти не разговаривали. Он задавал вопросы в меру необходимости, я делала над собой усилие и отвечала на них. Все.

В похожем ключе началось и новое утро.

Стоило вздохнуть глубже и потянуться, как сильные руки обхватили меня, помогая усесться в подушках. Заспанные глаза открылись с трудом и тут же поспешили спрятаться в тени ресниц. Не от яркого света, льющегося сквозь окно. Просто слишком близко оказалась фиолетовая бездна.

— Кхм, — слабая попытка не то прочистить горло, не то разрядить неловкий момент.

— Как самочувствие? — привычно осведомился дракон, отодвигаясь.

Пока он сидел в изножье кровати, мне было чуточку спокойнее.

— Бодра и полна сил, — и снова с удовольствием потянулась, аккуратно придерживая одеяло, чтобы даже плеч видно не было.

— Серьезно? — светлая бровь чуть приподнялась.

Выглядел жест совсем не так изящно, как в исполнении какого-нибудь из льеров, но ведь и сам драконий Лорд к тонкокостным северянам даже с натяжкой не относится. Массивный, основательный, степенный, но не холодный. Не знаю, когда, но эту тонкую грань я почувствовала. И еще с прошлого пробуждения накануне вечером терзала себя прелюбопытнейшим вопросом: а можно ли его назвать блондином? Ведь почти! Или для такого странного оттенка шевелюры иное определение имеется?

Сморгнула наваждение и подтвердила недавние слова кивком.

— Да. Тело почти звенит от переизбытка энергии. Кажется, сотню дел переделать могу!.. — и тут же прикусила язык. Что за непосредственность?! Какие дела? У льеры и будущей ассары!

На губах драконьего Лорда показалась снисходительная улыбка.

— Это обнадеживает. Значит, сила не вызвала отторжения. Но слабость и резкие перепады настроения, а то и неконтролируемые всплески магии будут продолжаться несколько месяцев.

Изнурительно, спору нет, но через это все маги проходят. Вне зависимости от направленности. Мне Арлит с Нирой рассказывали, ну и от других слышала.

А все равно один неприятный момент прояснить стоит…

— Что же мне теперь, месяцы с постели не вставать? — такая перспектива впечатляла и, чего уж там, пугала.

К счастью, дракон поспешил развеять мое беспокойство.

— Нет, зачем? Уже сегодня попробуешь встать. Если сила будет вести себя нормально, выберемся на прогулку. Но сперва завтрак.

Он отошел ненадолго, а вернулся… нет, не с ожидаемой кашей. Насмешливо сверкнул фиолетовым взглядом, верно уловив мое удивление, и поставил на маленький столик у кровати кружку ароматного травяного чаю и тарелку с бутербродом из кусочка хлеба и ломтя творожного сыра.

Указал кивком на еду, а сам уселся в ногах и принялся наблюдать.

Ступор. Долгий. Как, мне еще и есть самостоятельно позволяют?! Что за день такой странный? Только через некоторое время раздумий поняла, что это проверка. Справлюсь с завтраком без посторонней помощи и особых последствий — пойдем гулять по предгорью. А нет — на другой раз отложим.

— У тебя, наверное, скопилось немало вопросов? — вдруг заговорил дракон, видя, что от бутерброда уже мало что осталось.

О да! Задать их страшно, но неведение в разы страшнее. И я с воодушевлением затрясла головой.

— Сам как думаешь? Вот, например, скажи…

— Стоп, — оборвал на полуслове ассар, отчего я чуть чай не пролила. Потом медленно улыбнулся и пояснил свою реакцию: — Не сейчас. Я ведь уже сказал, что нам предстоит узнать друг друга. И делать это лучше постепенно.

Боится, что подавлюсь новыми познаниями? Постаравшись, чтобы эта мысль как можно четче пропечаталась на лице, я вгляделась в Шиража. Ну, что медлишь, продолжай!

— Один день, одно место, один вопрос, — обозначил условия нашего взаимодействия Шираж. — И поверь, Маиша, увидишь ты тоже немало нового.

Что за игры? Во мне полыхнуло недовольство, и, признаться, сдерживаться не было желания… Но тут очень кстати явилась мысль, что неспроста этого змея считают мудрейшим. И я согласно склонила голову.

— В таком случае, мне понадобится одежда, — я провела ладонью вдоль одеяла, лишний раз подчеркивая непотребный вид. — Надеюсь, ты озаботился предупредить Арлита, и он не ищет пропавшую подопечную по двум уделам? И, пожалуйста, зови меня Леона.

К чему именно относился кивок дракона, я так и не поняла.

Но вскоре уже кружилась перед зеркалом в серебристо-сером, расшитом снежинками платье. Скромный вырез, мех на расширяющихся книзу рукавах. И заинтересованный взгляд дракона, стоящего за спиной. Зеркало все выявило.

— Красивая будет ассара? — спросила с вызовом и едва уловимым торжеством.

Язык мне враг, знаю. А все равно любопытно услышать ответ…

— Это ли главное? — хмыкнул дракон. — Если ты готова, идем уже.

Внутри колыхнулось разочарование. Пусть мне все равно, что думает данный конкретный индивид драконьей наружности, но… Мог бы быть вежливым, в конце концов! Взгляд еще раз прошелся по отражению. Льера льерой, ничего из образа не выбивается. Белоснежные волосы заплетены в сложную косу, льдисто-серые глаза, тонкие черты, инеевая бледность. Как все северянки, это да. Но когда в замок Арлита наведывались гости, юной наследнице всегда доставалось несколько комплиментов. И сама я считала себя как минимум симпатичной…

Интересно, драконицы из себя какие?

Под эти мысли ноги сами вынесли меня вслед за драконом за порог.

Порыв стылого ветра щедро швырнул в лицо пригоршню колких снежинок. Это отрезвило. Я моргнула, обнаружила на своих плечах пушистую меховую накидку, благодарно кивнула спутнику. Предусмотрительный!

Только сейчас появилась возможность хорошенько осмотреться, чем я и занялась. Красиво тут… Кругом горы — белоснежные, прозрачно-ледяные, черные в пушистых шапках. Небо серое, как мое платье, израненное множеством пик. И все в снегу, блестит, переливается, аж глазам больно. Домик маленький и какой-то беззащитный и темное изваяние дерева рядом. Ни инея, ни листьев — голый ствол.

Шираж неспешно ступал по вьющейся между снежными завалами темной полосе тропинки, давая мне налюбоваться. Руки не предложил и безопасное расстояние в шаг выдерживал. Спасибо ему за это.

— Могу я задать первый вопрос? — наконец выплыла из созерцательности я.

До места мы определенно еще не дошли, поблизости не маячило чего-то способного притянуть внимание дракона, притом настолько, чтобы ему вздумалось показать это молодой невесте. Так почему бы не провести время с пользой?

— Хорошо подумай, — с дразнящими нотками в приятном голосе предупредил мудрейший. — Следующая возможность что-то спросить представится только завтра.

Правду говорят, даже самые уравновешенные из драконов — безумцы. Но сейчас я активно включилась в предложенную игру и, притаившись за любимой инеевой маской, азартно перебирала варианты. Заодно и открытие для себя сделала: северной льере простительны, даже позволительны эмоции. Если о них никто не узнает.

Что бы у него такого спросить… Про родителей? Еще про узы подробностей хочется. Про магию, меня ведь научат с ней управляться? И кто, сам Шараж? Личность жениха тоже интересна. Как и то, какова будет судьба моего Дома. Неужели он просто перестанет существовать? Оххх, непросто выбрать!

Так и не дойдя ни до чего посредством логики, я на миг прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Успокоиться, не думать ни о чем. Нужные слова сами придут в подходящий момент…

— Почему ты зовешь меня Маиша? — слетел с губ вопрос, которого и в голове-то не было.

В ответ Лорд лишь едва заметно повел плечами, после чего продолжил путь в молчании. Ни единой реакции я не уловила. Сначала ощутила легкую досаду (обещал взаимное узнавание, а сам!..), через несколько десятков шагов это чувство плавно перетекло в безразличие, а потом перед глазами раскинулся сад…

Заиндевелые деревья и кусты, примерзшие, но удивительно прекрасные в своей беззащитности перед нашими холодами цветы и ледяные фигуры, от которых так и веяло магией. Чуждой, но смутно знакомой… И полупрозрачного дракона, без всякой видимой поддержки парящего в воздухе, я определенно где-то видела… Но где? Точнее, когда успела?

— Помнишь это место?

Шираж остановился, повернулся ко мне, в самую душу залез своим нереальным фиалковым взглядом.

Да… Не есть, нет. Смутно…

Не вдаваясь в подробности, я просто мотнула головой.

— Это и есть сад с ледяными статуями, где изначально планировалась наша встреча?

Припорошенная снежной крошкой голова утвердительно качнулась, но на красивом лице читалось разочарование. Что ему не так? Я почему-то почувствовала себя виноватой.

— Совсем ничего? — уточнил дракон.

Настырный какой! Сказать ему про парящего ящера? Или обойдется?

Поразмыслила несколько мгновений и решила все-таки сказать. За что получила небольшую порцию информации.

— Я приводил тебя сюда. Давно. Тогда ты не шарахалась от меня и всем с довольной мордашкой рассказывала, что однажды выйдешь замуж за дракона и улетишь жить в Хрустальные горы.

Верю. Но тогда я была ребенком! Счастливым, наверное… А еще у меня было трое братьев, один из которых со временем встал бы во главе Дома. И род Фиранов не находился под угрозой исчезновения.

— И часто старший из ассаров снисходил до своей маленькой невесты? — спросила и сразу же пожалела. Но слова, к сожалению, обратно в рот не затолкаешь.

Реагировал упомянутый правитель драконов со свойственным ему спокойствием.

— Бывало, ты неделями оставалась во дворце Лордов. Мы с твоим отцом надеялись, что чувства вырастут вместе с невестой. Хотя бы дружеские.

Учитывая, кто я и кто он, а также то, что помолвка была заключена, когда невеста, очевидно, еще и ходить не научилась, — это не так уж и мало. А ведь наверняка у ассара и без меня дел хватало…

— Тогда ты и привык звать меня Маишей? — вот мы и подошли к не особенно важному, но основному на сегодня вопросу.

— Мы все так звали, — подтвердил Шираж. И неожиданно покаялся: — Прости, я не специально так с именем. Просто оно прилипло и слетает с языка раньше, чем успеваешь одуматься.

Губы дрогнули в улыбке, до того растрогал меня этот смущенный и растерянный дракон. А усилившееся покалывание в месте узора говорило, что узы сейчас работают на полную катушку, притупляя мой страх и подталкивая нас друг к другу.

Сад был прекрасен. Ледяные девушки в роскошных платьях, а то и без них, кружащиеся в танце или застывшие в одной позе, животные, большая часть которых мне не знакомы, драконы в обеих своих ипостасях… А также всяческая растительность, припорошенные снегом яркие цветы, резные деревянные скамейки, ледяные горки и скрипучие качели. И только мы одни. Как-то странно, что это место не пользуется популярностью…

— Почему здесь никого нет? — выпустила я любопытство на свободу, когда, находившись, мы заняли одну из скамеечек.

Куда больше меня привлекали качели, но вот беда — рассчитаны они были явно на влюбленную парочку. Потому что места на сиденье явно на двоих, но при этом как-то маловато, сидеть придется впритык друг к другу. А тут в середину запросто мог бы еще один широкоплечий Шираж вместиться.

В общем, не готова я к подвигам оказалась.

— Люди стараются без крайней надобности не соваться в предгорье, сама понимаешь… А у драконов сегодня более занятное развлечение есть.

О да, я понимала. Прекрасно! "Милая" традиция похищать невест не нашла отклика в рациональных сердцах северян. Да что там, временами вообще до абсурда доходило, и какая-нибудь пылкая дракона утаскивала в горы приглянувшегося мужчину. Не выясняя предварительно, какие привязанности кавалер оставил внизу. Иногда, правда, змеи одумываются и возвращают "добычу", но лично я бы тоже держалась от их владений подальше. Если бы был выбор.

А вот вторая часть ответа требовала прояснения… Должна же я знать, с кем придется сосуществовать бок о бок?

— И как же развлекаются твои подданные?

С ответом Шираж не медлил, видимо мысли в наших головах бродили одинаковые.

— Маррис сегодня защищает звание ассара.

Третий Лорд, ну и ассар под таким же номером. Дядя иногда упоминал о нем, хотя по большей части, вспоминая хозяев Хрустальных гор, старался говорить о Штедьере.

— Как? — ну интересно же!

— В бою.

Нос сморщился сам собой. Забывшись, я где-то потеряла маску ледяных приличий.

— И это зрелище?! — подумаешь, два мужика оружием машут или заклинаниями швыряются! Нет, и то, и другое, конечно, дела нужные, порой даже необходимые, но устраивать из такого театрализованное действо… Нет уж, увольте!

Вот на настоящий спектакль я бы сходила с удовольствием… Но есть ли в драконьих горах подобные развлечения?

— Ты даже не представляешь себе, какое, — понимающе заулыбался жених. Словно бы догадался, о чем я подумала.

Лицу стало горячо от нахлынувшего смущения. Пришлось в срочном порядке звать на помощь пресловутый самоконтроль.

— Хорошо, что ты не повел меня туда, — честность — это не всегда хорошо, но, думаю, нам лучше сразу узнать о предпочтениях друг друга.

Улыбка дракона сделалась понимающей.

— Малышка, драконий бой — это совершенно не то, с чего тебе следует начинать знакомство с нашими традициями.

Охотно верю. А еще снова краснею где-то под слоем инея на щеках и отмалчиваюсь.

А после короткого отдыха с пользой для моих познаний все-таки были качели. Я сопротивлялась. Вот честно, боролась изо всех сил и до последнего! Даже когда этот змей фиолетовый без малейших зачатков совести вдруг сцапал мою руку и потащил в выбранном направлении, попыталась тормозить ногами сначала по дорожке, а потом по глубокому снегу.

Эффекта ноль. Двигались, правда, медленно, потому что дракон опасался нечаянно поранить хрупкую невесту. Но терпение его я все-таки переоценила. В конце концов тихо пискнувшую меня сгребли в охапку, закинули на плечо, посоветовали молчать и наслаждаться и так донесли до болтающейся на толстых цепях скамейки, обтянутой меховой накидкой.

Шираж стряхнул снег с коричневого ворса, затем меня с плеча, уселся рядом и сильно оттолкнулся ногами от земли.

Я терялась в чувствах и желаниях. Он так близко… Наши плечи соприкасались, и бедра тоже. Узы жгли запястье (подозреваю, что не только мое), нейтрализуя все, что можно, а все равно страх заставлял кровь стынуть. Или это моя нестабильная магия? Зато боязни упасть не было, и покачаться действительно хотелось. Очень.

Уффф, вконец запуталась…

Больше дракон утруждаться не стал, призвал сильный ветер, который и приводил качели в движения. Они взлетали высоко-высоко, почти до самого застывшего в воздухе ледяного дракона, опадали, откатывались назад — и снова взлетали.

Дух захватывало. От бушующего во мне коктейля эмоций хотелось кричать. Страх, восторг, предвкушение перед каждым новым полетом… тяжелая рука, обхватившая плечи. Ой, вечная мерзлота… Не дай мне забыть, что я рождена Севером!

— Не сдерживайся, — горячее дыхание пощекотало ухо. — Я чувствую твои эмоции, даже когда ты подавляешь их. Даже когда получается.

Отлично! Смогу себя оправдать, что орала я от злости на одного гада чешуйчатого (в прямом смысле и без оскорблений, между прочим!), а не давая выход переполняющему изнутри восторгу.

Но себе-то можно признаться, что мне до одури понравилось! Даже не полет, неповторимое ощущение свободы, и от ледяных приличий в том числе. А понимающую улыбку на красиво очерченных губах можно и проигнорировать.

Когда развлечение подошло к концу, я чувствовала себя полуживой от усталости. Ни злиться, ни бояться не было сил. Но, очевидно, раз начав совершать глупости, трудно остановиться. Иначе как объяснить тот идиотизм, что я позволила затащить себя на парящего в воздухе дракона?!

Хорошо хоть не настоящего!

Посидела, задумчиво посмотрела вниз, мстительно представила себе, как падает с более чем приличной высоты противный жених, сама чуть не свалилась, но была вовремя поймана за воротник.

— Привыкай, моя хорошая, — шепнул на ухо ассар, аккуратно подхватывая меня и с помощью снежного вихря спускаясь вниз. — Скоро полетишь на настоящем.

М-мать… Не буду об этом думать. Не сейчас.

— А завтра мы пойдем в гости, — проинформировал меня Лорд и велел несущему нас порыву ветра поворачивать к дому.

Но мне было уже все равно. Я засыпала.

4 глава

Обещанное драконом "завтра" наступило до обидного быстро. В домике меня растормошили, заставили переодеться и умыться, накормили и только после того оставили в покое. Помню, я еще некоторое время не позволяла себе закрыть глаза, а сну — заползти в сознание. Драгоценные мгновения тишины нужны были, чтобы бережно уложить в памяти моменты минувшего дня. Но усталость быстро взяла свое, и вот…

Новое утро.

Возмутительно бодрый Шираж, ароматный чай на всю небольшую комнатку пахнет пряными травами, у камина греется одежда.

— Доброе утро, — приветствовала жениха и привычным уже жестом натянула одеяло до самого подбородка.

Он ответил, после чего вспомнил свой коронный вопрос:

— Как себя чувствуешь?

— Готова к новым свершениям! — бодро отрапортавала я.

Ясное дело, усталость после вчерашнего до конца не прошла, но, как ни крути, а впечатления прошедший день подарил исключительно приятные. И, чего уж там, мне до дрожи хотелось новых! Ведь если подумать, много ли я в жизни видела? Замок опекуна. О да, там очень красиво! Собственный дом, еще Арлит пару раз брал с собой в столицу, но там приходилось сидеть тихо и не высовываться, чтобы не помешать важным делам ледяного льера. Вот и все мои познания за двадцать три года жизни.

Прямо скажем, негусто.

— Что ж, замечательно, — кивнул драконий ассар. — Завтракай, и пойдем.

Я приняла из его рук кружку, оглядела аккуратный бутерброд, вспомнила об отсутствии у драконов слуг и неожиданно для себя заявила:

— Чур, завтра готовлю я!

Лорд недоверчиво моргнул, будто бы сражаясь с собой, чтобы не спросить: "А ты вообще умеешь?". Впрочем, опекуны об этом позаботились.

— Заварить чай и сообразить что-нибудь несложное смогу, — приосанилась я в подушках, чувствуя себя так, точно только что призналась в совершении подвига. — Должен же ты знать, на ком жениться собираешься!

Живое лицо дракона тут же отобразило новое сомнение: не то "Это ли главное?", не то "А не отравишь?". Но я была настроена решительно.

— Знаешь, дракон, — блаженно потянула носом рядом с ароматной дымкой, витающей над кружкой, и возблагодарила узы за отступивший страх, — Я, конечно, замуж не стремлюсь, но и избавляться от жениха столь радикальным способом не планирую.

Кожей почувствовала оценивающий взгляд.

— Ну как знаешь, — равнодушно пожал плечами Штедьер и надолго сгинул по своим делам.

А я жевала и размышляла: это он обиделся, что его от кухонных забот отстранили, или недоволен нежеланием будущей благоверной извести на его чешуйчатую персону хотя бы унцию яду?

Новое платье оказалось зеленым. Узоры тоном светлее и тоном темнее загадочно сплетались между собой, какое-либо декольте отсутствовало, вместо него был высокий воротник с кружевными оборками. Я задумчиво исследовала взглядом свое отражение в зеркале. Дракон позаботился о гардеробе льеры. Меня снабдили всем, от тонких вязаных чулок до гребней. Но расцветки временами казались непривычными. Зеленое. Какая-то я в нем… слишком теплая, что ли.

Зато по цвету мы сочетались идеально. Облаченный в зеленый костюм жених выглядел привычно собранным и отстраненным. И да, сегодня он был почти блондином. В зачесанных назад волосах едва проскальзывал сиреневатый оттенок.

— Младший Лорд справился? — нарушила молчание я, надевая поверх платья темно-зеленую кофту крупной вязки.

Как уже успела заметить, Шираж говорит мало и исключительно по существу. Следовательно, интересующие меня подробности придется добывать исключительно своими силами.

— Блестяще, — уголки его рта дрогнули, но улыбки не последовало. — Замены Лорда не произошло.

Хотелось спросить, что бы случилось с Маррисом, если бы ассаром вместо него стал другой, но я сдержалась. Одна нехорошая догадка в душе сидела, и подтверждения ее мне совсем не хотелось. Смилостивится древний холод, и я никогда этого не узнаю.

— А ты как это понял? Вы можете чувствовать друг друга на таком расстоянии?

Объективно, расстояние было всего ничего, но вот драконьи способности меня интересовали.

— Маиша… хм, прости…

— Ничего, — я поджала губы и одарила дракона недовольным взглядом. — Видимо, первый ассар уже не в том возрасте, чтобы изменять своим привычкам. Продолжай, пожалуйста.

Зеркальная гладь беспристрастно отразила, как фиалковый взгляд темнеет почти до сизого. Упоминание возраста, вернее, десятков лет, разделяющих нас, не порадовало Штедьера. Впрочем, самоконтроль у жениха всегда был на уровне, и когда он вновь заговорил, голос звучал ровно, с привычными мурлыкающими нотками:

— Так вот, Маиша, — а легкий нажим на имени — это, стало быть, маленькая месть? — ты единственная, кого я чувствую на любом расстоянии. С драконами мы никак не связаны. И, отвечая на твой вопрос: вчера вечером прилетал вестник.

Ладно, один-один. Спускать маленькой невесте дерзость никто не собирается, поняла. Но и обижать умышленно тоже, этот вывод я сделала, когда мы через все то же зеркало обменялись примирительными улыбками.

А что визит дракона проспала, это к лучшему. В моем нестабильном состоянии одного более чем достаточно.

— Готова? — уточнил Шираж.

Кивнула и уже за порогом приняла предложенную руку. Нервно подрагивающие пальчики тут же утонули в тепле его большой ладони. Запястье кольнуло с такой силой, что я не хуже драконицы зашипела.

Путь навстречу друг другу обещает быть долгим…

— Вопрос? — я решила, что пора на что-нибудь переключиться.

— Вечером и дома, — разочаровал жених. — Тут совсем недалеко, поговорить не успеем.

Что же, ему виднее, я-то в предгорье в первый раз. Склонила голову в знак того, что возражений не имею, и попыталась отвлечься от неприятных ощущений, разглядывая окружающие красоты.

Сегодня погода баловала, солнце не только плавало в небе, но и дарило немного тепла. И снег не шел. Весна…

Даже дракон оттаял и первым заговорил!

— Мы ненадолго, просто хочу, чтобы ты кое с кем познакомилась. А вечером отметим твой день рождения. Я и так слишком много их пропустил…

Куда мы можем добраться так быстро, что даже на разговор времени не остается, я спросить не успела. Ищущим взглядом оглядела горы и бесконечные снега, повернулась к жениху… И тут полыхнуло!

Снежный портал буквально вышвырнул нас к приземистому домику.

— Предупреждать надо, — рыкнула в сторону жениха, внутренне краснея от понимания того, что я со страху едва на него не запрыгнула. Вот была бы картина!

— Зачем? — вполне искренне удивился Шираж. — Так куда интереснее.

У, дракон! И этим все сказано.

Даже самые уравновешенные из них — безумцы. И когда я успела забыть?

Так, ругая себя, я и оказалась на обледеневшем пороге. Лорд поднял руку, чтобы постучать, но воплотить задуманное действие не успел. Дверь тихонько скрипнула и медленно стала открываться.

Пока не явила нам сгорбленного старика с длинными седыми космами.

— Штедьер! Я уж решил, не навестишь. Столько дней сидишь в предгорье, а носу не кажешь…

— Были дела, — ровно ответил дракон и кивнул в знак невысказанного приветствия.

Какого цвета глаза у будущего знакомого, я не разобрала, поскольку на освещенное крыльцо хозяин домика так и не вышел, а внутри царил синеватый полумрак. Но изучающий, почти испытующий взгляд почувствовала. Будто меня насквозь просмотрели, и физически, и эмоционально. Брр!

Слава ледяной выдержке, она помогла мне не потерять лицо.

— Впустишь нас? — бархатисто осведомился жених.

Седовласый не ответил, но незамедлительно отступил вглубь темного помещения, дозволяя гостям перешагнуть порог. Что мы и сделали. Несколько мгновений прошли в статичности, пока мои глаза обвыкались в темноте.

— Эти дела, что ли? — лица мужчины я пока не разглядела, но недоверие в голосе услышала. А потом в меня невежливо ткнули пальцем.

Возмущение болезненно опалило грудь изнутри и едва не сорвалось с губ шипением. Он вообще кто такой?! И что себе позволяет? С ледяной льерой так себя не ведут. И это я еще о том, что являюсь удельной княжной, не вспомнила.

Чует моя интуиция, это знакомство не выйдет отнести в разряд интересных. Даже к полезным пока причислить не получается.

На счастье, Шираж отмер первый, а уж он-то лучше всех ориентировался в ситуации.

— Это очаровательное дело — моя невеста, льера Маиша Сорена Леона Магритта Фиран, наследница Дома Синего Вереска.

Несмотря на зародившуюся неприязнь к седовласому мужчине, который так и продолжал меня разглядывать в упор, я вежливо склонилась. Нельзя забывать о манерах. В любых ситуациях.

В ответ получила задумчивую полуулыбку и откровенное замечание:

— Льера и дракон… Занятно.

— И проблем будет немало, — уголками губ улыбнулся ассар. Как-то горько… — Мы в курсе.

На миг мужчины уперлись взглядами, будто беззвучно спорили о чем-то, ведомом лишь им двоим. И меня в свои дела посвящать явно не собирались.

— А этот хам, — вспомнил об оставшейся части "ритуала" Шираж, — Этельюр Лиривин, мой давний друг, в прошлом — Страж Стужи.

Принято считать, что дочери Севера впитывают ледяные манеры с первым вдохом стылого воздуха родных земель. В них наша сила, в них же порой и наше спасение. Последнюю истину я только что доказала самой себе. Внутри — изумление плавно переходящее в шок, и мысли сплетаются вьюжным клубком, будто несколько ветров решили сыграть в догонялки. А на лице — инеевая маска и вежливая полуулыбка.

— Всегда к вашим услугам, прохладная…

Видимо, Стражем этот старик действительно был ооочень давно. Да это обращение лет сто как из обихода вышло!

А потом нас перевели с веранды в крохотную… гостиную, наверное, и тонкости этикета мгновенно вымело из моей головы. Все дело в том, что здесь имелось освещение. Притом, не чадящая лучина, даже не свечи, а витающие под низким потолком комочки чистой энергии. Целых четыре штуки!

Ого. Более детальных мыслей в голове не нашлось. У нас как-то принято считать, что Страж — существо долгоживущее, его и человеком-то назвать можно с трудом. Пока ладит со своей силой, он существует. А потом… лишается всего и доживает век простым смертным. Дядюшка говорил, такие быстро сходят с ума и долго на этом свете не задерживаются.

Сейчас, однако же, передо мной насмешливо улыбалось живое опровержение этим словам. Лицо молодое, без единой морщинки. Но глаза выцвели, и не поймешь, что за цвет, и волосы превратились в паклю.

Зато он в силе, и она здесь повсюду. Я кожей чувствовала разлитую в воздухе магию. Впервые в жизни, и это было странно.

— Устраивайтесь с удобствами, — повел костлявой рукой хозяин. В этой комнатке потолок был чуточку выше, и так сильно горбиться ему уже не приходилось. — Льера предпочитает чай или вино с пряностями?

— Чай, — сделал выбор Шираж, не успела я и пикнуть. — А мне — как обычно.

— Твои вкусы я знаю, — кивнул Страж в отставке и скрылся за ширмой, которая, видимо, прикрывала вход в кухню.

Безжалостно наступив на горло полудетскому желанию хотя бы мельком заглянуть и туда, я опустилась в высокое узкое кресло. И не преминула одарить жениха неодобрительным взглядом. А потому что нечего! Пусть не думает, что позволю решать за себя!

А он и не думал.

— Единение с силой проходит даже слишком гладко, но ты по-прежнему нестабильна. А потому, раздражители, к которым, несомненно, относится и горячительное, следует свести к минимуму.

На мой взгляд, "свести к минимуму" и "исключить совсем" — это все-таки разные понятия. Но пререкаться не стала. Дракон в таких вещах лучше разбирается, да и чаю мне хотелось больше. Сама бы его выбрала, если бы успела.

Вскоре из-за ширмы выплыли просто одуряющие запахи, а там и Лиривин появился. Мне вручил кружку, дракону — квадратный стакан с чем-то резко пахнущим и явно спиртным. Ну и себе взял такой же.

Потек неспешный разговор. Маг расспрашивал о нас и о делах в драконьем городе, Шираж тоже интересовался каким-то экспериментом, тут я не очень поняла. Попытался пригласить бывшее воплощение Силы на еще не назначенную свадьбу, но получил твердый отказ. И все же чувствовалось, что эти двое знакомы не год, даже не одно десятилетие, и отношения между ними, что называется, проверенные.

Я в беседе не участвовала, отвечала, когда обращались непосредственно ко мне, а так — старалась помалкивать. Учитывая, что перед самым выходом из дома позавтракала, ни чай, ни сахарное печенье, разложенное на большом блюде, интереса не вызывали. А вот зааапах… Обхватила кружку, согревая руки, прищурилась довольной кошкой и с удовольствием вдыхала божественный аромат. Все же Стражи — гениальные чародеи, даже на кухне.

Взгляд неспешно скользил по комнатушке. Интересно тут, как в антикварной лавке. Мы с Арлитом заглядывали в одну такую, в столице, когда подбирали подарок его брату в честь какой-то круглой годовщины свадьбы.

Старинная мебель, хоть и немного. Три кресла, низкая софа, круглый стол и комод с зеркалом в тяжелой темной раме. Массивные бронзовые подсвечники, изображающие деревья, сгибающиеся под порывами ветра, пустуют. Ковра нет, а вместо камина — простой очаг. Но больше всего меня привлекла ширма, за которой притаилась кухня, и еще одна дверь. Незаметная такая, я несколько раз огляделась, прежде чем обнаружила ее. Ход (предположительно, в спальню) почти сливался со стеной, даже ручки не было. Видимо, запором здесь служила магия.

А иногда мне слышались оттуда тихие шорохи, перезвон хрусталя и слабые стоны…

— Вроде, все идет неплохо, — слух вдруг зацепился за голос жениха, и я выплыла из созерцательности, — но все же глянь на нее. Не хочу, чтобы возникли проблемы из-за моей самоуверенности.

Этельюр хмыкнул и коснулся меня ни капли не заинтересованным взглядом.

— Вы нормально справляетесь. Даже те, кто пробуждается в срок, испытывают больше затруднений.

Тут он прав. Мне временами становится не по себе от того, насколько все легко.

— Что ж, тебе лучше знать, — согласился драконий ассар.

И мы засобирались уходить.

Оказаться в ставшем уже почти родным домике было неожиданно приятно.

Дело шло к вечеру, и за окном медленно расплывалась сизая дымка. Нет, от Лиривина мы действительно ушли быстро, время еще и за полдень не перевалило. Но на свою беду Шираж повел меня не к порталу, а запорошенной снегом тропой. Так дольше, но денек выдался чудесный, и нам обоим хотелось прогуляться.

Прогулялись, ага. Стоило отойти подальше от домика бывшего Стража, как мне на глаза попался небольшой лесок, и пришлось дракону потакать капризу будущей жены. Шираж, конечно, поворчал, но, видно, особых планов у него на остаток дня не было, потому что все-таки согласился.

Как итог, до временного жилища мы добрались уже в сумерках.

Я выпуталась из теплой кофты, с наслаждением потянулась и подмигнула своему отражению в зеркале. У того была довольная мордашка. Хорошо погуляли! Взгляд невольно соскользнул на сундук с вещами. Из основной одежды там были не только платья, брюки тоже присутствовали, но дракон вечно умудрялся подсунуть мне наряд с нижней частью в виде юбки. Ему так больше нравится?

— Продолжим свершения? — шепот коснулся уха.

Пока я размышляла, дракон неслышно оказался за спиной. Одно движение — и наши тела соприкоснутся… Почему-то в ограниченном пространстве такая перспектива пугала. Это за пределами дома я уже научилась спокойно воспринимать то, что временами Лорд берет меня за руку.

— Конечно, — в собственном голосе расслышала ломкое напряжение. — За мной еще остался вопрос.

Пожалуй, если бы не это, я бы прямо сейчас отправилась спать. Устала. И, наверное, магия действительно не всегда ведет себя правильно, так и чувствую, как холод по телу бродит. Временами становится немного больно.

Но узнать что-то еще хотелось, а этот дракон — просто кладезь ценной информации. Значит, придется потерпеть. Не думаю, что жених согласится на два ответа завтра.

— Вот и умница, — теперь его дыхание пошевелило выбившиеся из косы прядки. — Одна просьба: посмотри пока в окно. Только не вздумай оборачиваться.

И меня настойчиво усадили на стул перед окном.

Первым делом почему-то подумалось об обороте, и нервы задрожали от подступившего страха. Но тут включилась логика. Что, прямо в доме? Это вряд ли. Задумай Шираж… хм, одракониться, просил бы меня об обратном: не смотреть в окно. Остался вариант с ужином.

Но не успела я рта открыть, чтобы предложить свою помощь, как получила четкий отказ:

— Нет, Леона. Я прекрасно справлюсь и, в отличие от тебя, жениться хочу, поэтому травить невесту точно не в моих интересах.

Тяжелые шаги утопали в кухню.

Хочет? Или должен? А может, за годы в звании ассара для него эти понятия стали идентичными?

Понятное дело, что у особ моего положения чувства при выборе мужа учитываются в последнюю очередь. Иногда до откровенной мерзости доходит. Помню, когда Нира еще была жрицей, мы с Арлитом как-то застали принудительное расторжение помолвки в ее исполнении. Чертоги дрожали, в такое бешенство пришла рыжеволосая представительница Ладин, когда увидела пятнадцатилетнюю невесту рядом с женихом весьма преклонных лет.

Мне еще глупо жаловаться.

Как раз к такому заключению вывели меня раздумья, когда за спиной мурлыкнули:

— Можешь повернуться.

Сама не заметила, как пролетело время!

Выполнила указанное действие и удивленно приподняла брови. В домике царил приятный полумрак. За окном уже окончательно стемнело, а источником света у нас был только камин. Свечи и светильники дракон зажигать не стал. Перед жарким камином Шираж расстелил шерстяное покрывало, на нем уже разместился поднос с нарезанным сыром, мясом и хлебом, бутылка вина и пара бокалов. Ну и место для нас двоих осталось.

Возмутительно мало места. Так, что сидеть придется впритык. Я нервно сглотнула.

— С днем рождения, Маиша, — полыхнул улыбкой дракон и извлек откуда-то из-за спины нечто, перевязанное пышным розовым бантом.

— С-спасибо, — выдавила я и изо всех сил вжалась спиной в подоконник.

М-мать… Он издевается, да? У меня уже рука огнем горит!

Жених понимающе склонил голову на бок:

— Чем сильнее ты себя накручиваешь, тем больнее становится. Прекрати думать, Маиша. Попытайся отключить голову и получить удовольствие от вечера.

Я шумно втянула в себя воздух. С толикой стыда обнаружила, что на лбу выступила испарина, моргнула, стараясь разогнать поплывшую перед глазами темноту. Взгляд снова переместился к импровизированному столу. Приятный вечер? Что ж, вино нам понадобится.

— Не бойся, я не обрасту чешуей и не брошусь на тебя, щелкая зубами, — несмотря на шутливость высказывания, смотрел он серьезно. — Постараюсь даже не рычать. Ты же этого боишься да?

Нет. Я плохо помню, как много лет назад фиолетовый дракон разделался более чем с десятком тренированных воинов. И совсем не помню, как кровь забрызгала каменные стены коридора. А сны… это ведь просто сны, да?

Призвала на помощь весь свой лед и шагнула к жениху.

— Давай свой подарок, — голос по-прежнему звучал глухо.

Сначала меня обняли. На миг, показавшийся вечностью, крепко прижали к груди, шепнули в макушку поздравления. Только после этого дрожащие пальцы судорожно вцепились в коробочку с бантом. Спиной ощутила легкий толчок в направлении покрывала.

Пока сражалась с лентой, Шираж усадил меня и наполнил бокалы. Наконец подарок удалось открыть… И голос пропал окончательно. Ничего себе! Гарнитур с сапфирами — колье и длинные серьги. От блеска камней дух захватывает.

Вечная мерзлота, у меня даже примерить храбрости не хватит!

— Сбежишь от меня, любой из столичных ювелиров за него состояние даст, — насмешливо блеснул глазами дракон.

В памяти отчего-то всплыла снежная капелька… И любопытство оказалось сильнее страха.

— Сам сделал?

Мужчина чуть заметно склонил голову и покачал вино в бокале, любуясь рубиновыми бликами.

— Создание драгоценностей, как и любая кропотливая работа, помогает довести контроль над собой до совершенства. А драконья магия иногда позволяет творить невероятную красоту.

Да. Я знаю…

— Специально для меня? — дыхание сбилось, я притихла в ожидании ответа. И боль в запястье уже не казалась такой сильной.

— Тебе пойдет, — неопределенно отозвался ассар и звякнул бокалами. — За первую пару Хрустальных гор? За избавление от мрачных теней прошлого и головокружительный полет в будущее?

Рубиновая жидкость загадочно мерцала, словно заманивая окунуться в это таинственное будущее.

— Как скажешь, — почти неслышно шевельнула губами я и сделала первый глоток.

Вечер закружился сияющим вихрем. Мы ели, разговаривали, дракон понемногу подливал мне в бокал. Не скажу, что сильно опьянела, но момент, когда осмелилась опереться спиной на его грудь, странным образом ускользнул от сознания. Опомнилась, когда почти сидела у него на коленях. Горячее дыхание ласкало ухо, Шираж вдохновенно рассказывал что-то из северных легенд, боль в запястье не было, а мочки приятно оттягивали подаренные серьги.

Однако… И я еще себя трусишкой считала!

— У тебя будет много таких, — легенда как-то незаметно подошла к концу. Дракон толкнул пальцем серьгу, отчего та качнулась в ухе, и хитро сверкнул фиалковым взглядом.

За просто так? Ни за что не поверю.

— Заманиваешь? — более детально увидеть ситуацию пока не получалось.

— Да, — охотно признался Лорд и плеснул мне еще вина.

Посидели, наслаждаясь теплом и тишиной. Я вдруг поймала себя на том, что с ним хорошо молчать. И интересно слушать. Кажется, кому-то повезло…

— Кто убил моих родителей? — да, пришло время вопроса.

И волшебство вечера разлетелось вдребезги.

— Маиша! — яростный рявк.

Знаю, я испортила момент. Но так правильно. Мне не будет покоя, пока не узнаю, как все было. И почему.

— Мой вопрос, — напомнила недовольному жениху. — Ты же не откажешься от своего слова?

Шираж тряхнул головой и сжал меня чуточку крепче, словно… пытаясь защитить?

— Я не знаю, Маиша.

Такой ответ я принять была не готова. Всю жизнь выслушивала его от опекунов. Хватит, надоело!

— Совсем ничего? И даже выяснить не пытался? Хорош друг, нечего сказать.

Вот после этих слов меня отпустили. И посмотрели так… осуждаюше. В спину, но я все равно почувствовала.

— Пытался, ясное дело. Все, что смог, раскопал. Но имени виновного я тебе назвать не могу.

Крепко зажмурилась и сосчитала до десяти. Надежды прахом!

— Подозреваемые?

Дракон пожевал губами, не решаясь начать говорить.

— Брось, я не ненормальная! Мстить не побегу и погибать во имя светлых целей не собираюсь, — вот это бесспорно. Льера я, в конце концов?

— Точно? — вскинулся дракон.

Глубокий вдох. И мееедленный выдох.

— Я. Просто. Хочу. Знать.

Долгий взгляд. До того проникновенный, что, кажется, самую суть видит. Малейшую эмоцию, кратчайшее движение души. Ах да, он же телепат…

— Повстанцы. Тогда были такие времена, все друг с другом воевали. А твой отец являлся главой третьего по старшинству Дома. Представляешь, сколько у него было врагов?

Собравшись с духом, я кивнула. Сама давно уже придерживалась этой версии. Недовольных княжеской властью с каждым днем становится все меньше, однажды их истребят совсем, и мне нет нужды травить душу ненавистью. Так проще, да.

Увы, мой честный жених решил озвучить и другую вероятность.

— Великий Князь. У него с твоим отцом тогда конфликт вышел… И, кстати сказать, Дом Синего Вереска не поддерживал нынешнего властителя Севера в его стремлении объединить княжества. Не противился никоим образом, но и не поддерживал.

От этого предположения мне стало холодно.

— Ристен? Нет, невозможно…

Мой горячий протест вызвал у жениха лишь снисходительную улыбку.

— Маиша, — теплая ладонь лаской коснулась щеки. — Моя наивная девочка. Тебе не рассказали, что путь к власти лежит через кровавую реку по мосту, возведенному из трупов врагов?

Холодок усилился, мелкими иголочками оцарапал позвоночник.

— И твой… тоже? — голос упал до шепота.

— Мне пришлось убить прежнего первого ассара. И приходится делать это с теми, кто покушается на мое место.

Вечная мерзлота! Кажется, мне достался самый честный дракон в Хрустальных горах…

— Еще версии есть? — пусть лучше говорит об этом.

— Одна, — кивнул Шираж, снова притянул меня к себе и больше уже не отпускал. — Нынешняя жена Ристена. Когда-то она была жрицей Ладин, много лет была. Та еще тварь, по слухам.

Мать Вирсайна? Та самая, под опеку которой княжич собирался меня передать? Вот теперь стало не просто страшно, а очень страшно. Как же вовремя в моей жизни появился дракон!

Если задуматься, он всегда появлялся вовремя, хоть в прошлый раз и чудовищно опоздал.

Повернулась к дракону, прижалась лбом к прохладному плечу и какое-то время просто сидела. Вдыхала запах морозной свежести, пряного вина и хвои и старалась выкинуть из головы то, что недавно узнала. По спине несколько раз скользнула большая ладонь.

— Завтра тоже будет прогулка? И вопрос? — запрокинула голову и внимательно вгляделась в фиалковые омуты.

Жаль, я не способна смотреть так же глубоко, как он.

— Посмотрим, я пока не думал об этом. И твои вопросы, признаться, меня начинают пугать, — и палецем легонько щелкнул меня по носу.

Надеюсь, он не решит прекратить откровения? Я же еще столько всего не спросила…

— Я собиралась узнать про узы, — призналась честно. — И, если ты не против, хотела бы навестить свой замок.

Давно хотела, еще когда валялась в полубеспамятстве. Но сначала сама была не в состоянии, потом трезво рассудила, что дракон все равно не отпустит, так зачем портить нытьем настроение и себе, и ближнему. А сейчас почему-то осмелела. Вино тому виной или честные разговоры, которые, как известно, сближают?

— Зачем? — напрягся дракон.

Лицо мужчины закаменело, а хватка стала тверже.

— Да хотя бы вещи забрать!

А что, по-моему, вполне логичное объяснение. Уж всяко лучше "проститься", которое так и крутилось на языке.

— У тебя есть новые, — и грозовой блеск в глазах лучше всяких слов предостерегает: спорить не стоит.

Думаем, Леона, думаем!

— Там осталась капелька… Кулон, твой подарок, — ее я и в самом деле собиралась взять с собой. Ни разу за прошедшие годы не надела, а как-то привыкла…

Правду говорят, женское коварство порой страшное оружие. И в подверженности его влиянию драконьи мужчины мало чем отличаются от человеческих. Разве что, эти и тут свою выгоду получить попытаются…

Шираж хлопнул светлыми ресницами, понял, осознал — и по его губам расползлась улыбка. Сразу видно, что-то удумал!

— Маишааа…

— М? — ой, что-то предчувствие у меня…

Улыбка стала шире. Ну вот, а обещал клыками в мою сторону не щелкать!

— Ты же понимаешь, что вредные фиолетовые драконы просто так ничего не делают?

Понимаю! Гремучая смесь слабого вина и жутких воспоминаний не только меня шандарахнула по голове. И если сейчас воззвать к его разуму, он (разум, то есть) вероятнее всего откликнется. В крайнем случае, дракон сам в мой удел слетает.

Но вечно сдержанную льеру потянуло на подвиги.

— Что же хочет вредный фиолетовый дракон? — и с любопытством вгляделась в фиалковые глаза, в которых, отражаясь, медленно гасло пламя камина.

Короткое молчание, нужное ассару для того, чтобы взвесить решение…

— Поцелуй, — прозвучал ответ, вслед за чем меня одарили испытующим взглядом. — Можно тебя поцеловать, невеста?

Оххх…

Дыхание заняло. Поцелуй… И снова вынужденный, везет мне на них. Но осмелюсь ли? И стоит ли? Взгляд медленно спустился от его глаз к губам. Мягкие, совсем не как у наших льеров, и цвет живой, теплые, наверное. Изгиб красивый, опять же. Страх, с которым я, кажется, уже срослась всеми фибрами души, на время затих, и действиями руководило любопытство.

— Да, — серьезно кивнула и застыла в ожидании.

Кто знает, как сейчас поведут себя узы. Они же на его стороне, правильно? Так может, мне хотя бы понравится?

Сильная рука уверенно сместилась со спины чуть ниже и обхватила талию. Вторая — мягко погладила волосы и осталась согревать теплом затылок. Зафиксировал. Я внутренне фыркнула. Видимо, в случае чего увернуться уже не получится…

Лицо жениха медленно склонялось к моему, дыхание щекотало кожу и шевелило волосы. Прижимаясь к нему очень тесно, я чувствовала, как сильно бьется сердце дракона, а во мне самой нарастала незнакомая колючая нервозность.

— А может, лучше в щечку, — спросила доверительным шепотом, частыми вздохами пытаясь бороться с нехваткой воздуха.

— Ну уж нет, — в том же тоне ответил Шираж.

Властный поцелуй накрыл губы, смял почти до боли, почти… Я выгнулась в руках жениха, не то стремясь освободиться, не то прижаться теснее. Запустила пальцы в жесткие пряди, потерялась, задохнулась…

Так бесславно все и закончилось. Я задергалась в его руках, и совсем не в припадке внезапно снизошедшего на меня блаженства. Крошечную долю мгновения Шираж еще пытался раздразнить мою чувственность, погладил ушко, мягко пробрался пальцами под ворот платья чуть ниже подбородка. Но, на счастье, быстро сообразил, что с невестой что-то не так, и разомкнул объятия.

И терпеливо выслушал мой кашель.

Может, человеческая девушка и дракон несовместимы чисто физически?

— Прости, — ассар мягко заправил влажную прядку за ухо. — Я и забыл, что у тебя это в первый раз.

Не считая того, что меня чуть не удушили, было… занятно. Раз уж путей к отступлению все равно не предусмотрено, надо бы как-нибудь повторить.

— Во второй, — напомнила упрямо. И кто за язык тянул?

Показалось, или в его глазах действительно вспыхнула ярость.

— В первый, — с нажимом повторил мой будущий муж. — Все, что было раньше, лучше забудь.

Сказано это было так, что мое чувство самосохранения уже и на амнезию бы согласилось. Притом, желательно, чтобы в реестр испарившегося из памяти вошел и один фиолетовый тиран.

— Драконы не делятся, Маиша, — уже мягче просветил меня Шираж. — Лучше тебе запомнить это сейчас.

Кто бы еще подсказал, какое чудо удержало меня от вопроса о его собственной личной жизни? Очень хорошо помню голый торс и легкую всклокоченность жениха во время сеанса связи. И, если уж на то пошло, обзаводиться рожками не собираюсь. Они диадему надеть помешают, а у меня таких несколько штук. Зря в столице заказывали, что ли? Княжна все-таки, хоть и чисто номинальная.

5 глава

Сквозь плотно сжатые веки совсем не пробивалось света. Значит, до утра еще далеко.

Шаги не услышала, скорее почувствовала. Оттого и проснулась. Но выдавать себя не спешила, затихла в плену одеял, подобралась вся, старалась дышать как можно ровнее.

Мало ли? Может, дракону воздухом ночным подышать захотелось?

Но движения обросли звуками, вот досточка пола у самой кровати скрипнула… Оййй… Я оцепенела. Не от страха, от возмущения. Он что удумал?!

Одеяло с шорохом сползло до колен. Дыхание замерзло. И почему-то так обидно стало… И стыдно. На мне же сорочка коротенькая, прозрачная почти. А он… пялится…

На грудь опустилась горячая ладонь. Еще и лапает! Жених, называется! У, извращенец! Тут даже ледяному самоконтролю пришел конец. Я резка открыла глаза, заморгала, подстраиваясь к темноте, но в светлые волосы этого гада чешуйчатого вцепилась метко. И дернула от всей своей обиженной души.

Зашипел. Раскатисто так, с выражением. Подозреваю, что нецензурным, но, увы, в драконьей экспрессии я разбираться пока не научилась.

— Я же тебе доверять почти начала, а ты… — по щекам покатились горячие капли. — Гад! Мерзавец!!

Подобрать третий нелестный эпитет мне не дали. Рявкнули угрожающе, чтобы затихла, к груди прижали, побаюкали. В сознание вплыл ласковый шепот:

— Дурочка моя маленькая, — и поцелуй в макушку.

Конечно, как меня теперь еще назовешь? Устроила тут!..

— А ты… А ты… — Хлюп.

Даже в детстве не плакала. Но стоило появиться поблизости одному-единственному дракону, и все пошло кувырком. Обидно! Хлюп.

— А я тебе помогал, — очень ласково, как душевнобольной, попытался объяснить дракон.

Хм? Так вот, как это теперь называется?

— Лапая за грудь?! — я снова сорвалась на визг.

Щеки пылали и чувство было такое… странное. Незнакомое, даже и названия не подберу. Еще стукнуть его хотелось хорошенько.

Вот интересно, ему бы понравилось, если бы я посреди ночи стянула одеяло и начала… Вечная мерзлота, что за мысли!

— Делясь холодом, — правильно расставил акценты Лорд. — У ледяных драконов магия похожей структуры, отличается лишь консистенцией. Но, как видишь, воздействие дает неплохой результат, и у тебя не возникает проблем с силой.

Я закусила губу и надолго спрятала лицо у него на груди. Через время осознала, что прижимаюсь лбом к обнаженной коже, вздохнула досадливо. Почему-то мысленное упоминание собственной нестабильности не утешило. Жалкое оправдание.

— Прости, что не сказал, — снова заговорил дракон. — Не хотел тебя травмировать еще больше.

Вечно я забываю, что этот змей меня чувствует, а значит и о страхах знает, и обо всем остальном.

— Забыли, — буркнула, не поднимая глаз. Но теперь уже злилась исключительно на себя. Глупо все получилось.

Горячая ладонь пригладила встрепанные со сна волосы, коснулась затылка, прошлась по неприкрытой тканью верхней части спины и наконец заскользила по тонкой материи сорочки. Только тут я вспомнила, что организму, вроде как, полагается дышать. Повела плечами, прогоняя приятное покалывание, отстранилась от полуодетого жениха. В штанах, и на том спасибо.

— Маиша… — второй раз за наше короткое знакомство мне удалось поймать дракона на смущении.

— Да?

— Посиди спокойно, после насыщенного событиями дня лучше все-таки подправить твой энергетический баланс.

Глупых вопросов задавать не стала. Еще от дядюшки мага узнала, что для передачи частицы силы нужны строго определенные действия. Нажатия в области груди и солнечного сплетения. Или поцелуй. Или физический контакт, как позже дополнила мои познания Нира.

Пожалуй, из трех зол ассар выбрал меньшее.

Я кивнула, устроилась в подушках и на всякий случай зажмурилась.

— Это недолго, — мягко проговорил Шираж. — И совсем не больно.

Его голос успокаивал, убаюкивал, а прикосновение дарило тепло. Даже когда внутри меня стал закручиваться очередной снежный вихрь, и дыхание вырвалось белесым облачком, руки — одна на груди, а другая чуть пониже — оставались приятно теплыми. Несильно надавливали, но это не мешало.

До тех пор, пока поток силы не иссяк, и жених не позволил себе маленькую вольность. Медленно-медленно обвел чуткими пальцами небольшую окружность, поймал прерывистый вздох, дождался, пока вершинка под его ладонью затвердеет, и убрал руку.

— Не такая уж ты и ледышка, — поддразнил меня дракон.

Спрятаться под одеялом. И дышать, дышать, дышать…

— С тобой я не всегда льера, — странное признание самовольно сорвалось с губ.

За что получила легкий поцелуй в уголок рта и донельзя довольную улыбку.

— И это замечательно, Маиша. Спокойной ночи.

Но сон уже улетучился, состояние было нервозное, а в голове родился один вопрос, срочно требующий ответа.

— Дракон! — окликнула чересчур громко и схватила мужчину за горячую ладонь.

Обернулся, глянул предостерегающе.

— Думаю, контактов для одного дня было достаточно. Если, конечно, ты не решила спросить про мой темперамент и не желаешь получить наглядную демонстрацию вместо ответа.

А я желаю? Медленно прошлась взглядом по жесткой линии подбородка, крепкой шее, мускулистой груди без единого волоска, жилистым рукам. Вот бы он удивился…

— Льера, не дразни меня, — упреждающий рык.

Нет, пока рановато. Для меня, потому что страх еще не побежден до конца, а узы не сняты.

— И не думала! — честно-честно! Я ж его ни за что не лапала… — Просто вспомнила, что вечером забыла спросить кое о чем. Можно?

Судя по застывшему лицу и полыхающим глазам — нет. Но дракона мне выдали воспитанного, поэтому…

— Попробую ответить.

— Тела моих родителей так и не нашли. Возможно ли такое, что…

— Нет, Маиша, — мужчина высвободил ладонь, опустился на край кровати и ласково погладил меня по волосам. — Невозможно. Я сжег их, и старый замок тоже.

Очередное ускользнувшее воспоминание. Я же была там!

Вопроса — почему? — не возникло. Он сделал правильно. Не знаю, как бы я вернулась в тот дом, зато в отстроенном замке чувствовала себя свободно. И за это, оказывается, должна благодарить не только любящего опекуна.

Но была еще одна деталь…

— Когда только перебралась в дом Арлита, еще ребенком, я однажды случайно услышала разговор между дядюшками… ну, о том, что их ищут. И возможно, они… — произнести продолжение фразы вслух я просто не смогла. — Я тогда запретила себе надеяться.

Шираж притянул меня к себе, сжал, выдохнул в шею что-то утешительное. И ситуация вовсе не была двусмысленной, даже учитывая темное время суток и минимум одежды на нас.

— Моя вина, — наконец признал драконий Лорд. — Я тогда не сразу рассказал Дрэгонам подробности случившегося. Далеко не сразу.

Минус еще одна надежда. Но, учитывая, что ее и так не было, и я подспудно всегда чувствовала, что родных больше не увижу, в руках дракона по-прежнему осталось уютно и спокойно. Он правильно поступил, других вариантов здесь не было.

Сквозь окно лился прохладный свет серебряного дня.

Верно, весна для нас гостья нечастая и надолго она обычно не задерживается. Денек порадовались ласковому солнышку — и будет. Теперь хоть и не метет, а морозец потрескивает, и редкие колючие снежинки в воздухе кружат.

Север. И мы, льеры, любим его таким.

Я проснулась, мурлыкнула что-то довольное, перекатилась на бок… и практически нос к носу столкнулась с драконом. Предсказуемо, что тут скажешь. Очевидно, вчера мы так и уснули вместе.

Справедливости ради стоит отметить, что жених в мое личное пространство не вторгался. То есть, под одеяло не лез, даже не обнимал, и телами мы не соприкасались. А то, что он занял практически всю кровать, оставив мне лишь узкую полоску у стенки, так при его телосложении это и понятно.

Но любопытно… оххх.

Чую, неожиданно приобретенный порок меня однажды погубит. Я приподнялась на локте, прислушалась. Дыхание дракона было тихим и размеренным, а в чертах отсутствовала всяческое напряжение. Спит. И, судя по всему, чувствует себя рядом со мной спокойно.

А значит, можно позволить себе небольшую вольность. Я придвинулась еще ближе и долго рассматривала красивые, хоть и не идеальные, как у наших северных мужчин, черты. Но больше не сравнивала. Заключила для себя, что, в отличие от детей мерзлоты, дракон не похож на холодную статую, прекрасный осколок льда, и успокоилась. Он тоже лед, но лед горячий.

Все, эту тему можно оставить навсегда.

— Дракон, что же мне с тобой делать? — о том, что сделают в конечном счете со мной, думать не хотелось.

Подышала на пальцы, чтобы они стали теплыми, и осторожно коснулась лба жениха. Не среагировал. Хорошо. Можно продолжить исследование… Погладила чуточку колючую щеку, дотронулась до носа, медленным движением очертила контур губ. И не знаю, в какой момент пропустила жадный вздох…

Увлеклась.

Зато выяснила наверняка, что у ассара даже у сонного реакция отменная. Опыт удался? Опомнилась, ощутив, как горячие ладони схватили за бедра под сорочкой. Выгнулась отчего-то, но это мало походило на попытку убежать. Одно короткое движение — и я оказалась верхом на драконе. В самом неприличном смысле! Большая ладонь нетерпеливо переместилась вверх по скользкой ткани, потом по обнаженной части спины, оставляя за собой приятное покалывание, помассировала затылок, заставив меня откинуть голову назад, и запуталась в волосах.

Почти болезненно, почти против моей воли, получив в ответ стон на грани вскрика, меня рывком наклонили вперед. Дыхание обожгло, губы смял поцелуй. Такой же, "почти". Когда понимаешь, что надо кричать и брыкаться, но все равно жмешься к горячей коже, вытягиваешься вибрирующей стрункой и полностью отдаешься новым, пьянящим ощущениям.

Мозг включился внезапно. К тому времени я уже практически лежала на драконе, он — был близок к тому, чтобы лишить несопротивляющуюся невесту последнего кусочка ткани, ночнушка собралась где-то на уровне груди, а дразнящие губы нетерпеливо скользили по шее, время от времени прихватывая нежную кожу.

След останется…

М-мать! О чем я вообще думаю?!

Подпустила инея…

— Господин ассар, — а в голосе звенят отрезвляющие льдинки. — А может, лучше все-таки в душ? Говорят, тоже неплохой способ проснуться…

Вздрогнул. Прекратил ласки. В фиалковой глубине проступило осознание.

— М-маиша?..

— Ожидал найти здесь кого-то другого?

Взгляды скрестились с почти слышимым звоном, точно выкованное изо льда оружие. И в этот раз победила я. Жених выглядел пристыженным.

Упиваясь маленьким триумфом, я скатилась с него, подхватила с пола соскользнувшее одеяло и завернулась в теплый кокон. Быть может, это поможет скрыть охватившую меня дрожь?

— Прости, — выдохнул дракон, пряча взгляд.

Да уж, не такое ожидает услышать женщина после страстных ласк… Впрочем, предназначались они, скорее всего, не мне.

Это было неприятно.

— Привычка, да? — поинтересовалась участливо. — Понимаю…

Объяснять, что именно я там понимаю, не пришлось. Дракона как ветром сдуло.

Я же с чувством выполненного долга отправилась готовить завтрак. Даже в очередной раз забыла про статус льеры и промурлыкала себе под нос какую-то песенку. Почти что гимн победы над змеем-соблазнителем! Но продумать, как стану себя вести, обнаружив поутру в покоях жениха (или уже мужа) какую-нибудь ящерицу, надо бы…

У истинной льеры должен быть план на любые случаи жизни. О, вечная мерзлота, как бы было замечательно, если бы конкретно этот случай так и не наступил!

Несмотря на довольно противоречивые мысли, настроение было прекрасное. В коробе с продуктами, помимо всего прочего, нашелся творог, яйца и сметана, все свежее, из чего я поняла, что люди в предгорье все же живут. Не с вершин же Шираж еду таскает? И не от льеров уж точно.

Провела ревизию на небольшой кухоньке и решила жарить сырники. И к возвращению поостывшего дракона на столе высилась миска с горкой желтеньких кругляшей, а по бокам от нее две плошки: с джемом и со сметаной.

Лорд повел носом и оценил мои старания как:

— Ух ты!

М? Это, надо полагать, похвала?

Хотела спросить, где его носило (вообще-то, куда интереснее — с кем, но об этом прямо не спросишь), но Штедьер опередил.

— Возьми, это тебе, — и протянул мне маленький белый цветок.

Нежный и какой-то… невинный, что ли? Сердце дрогнуло.

А внутренний голос начаровал в воображении сочувствующую мордашку, подпер пухлую щеку рукой и вздохнул со знанием дела: ох, Леона, Леона… Смотри, как бы лужицей не растечься. Ледяным статуям это противопоказано.

— Спасибо, — кивнула, принимая дар. А брюзга, конечно, прав, но мне вдруг понравилось таять…

— Прощаешь?

— А ты искренне сожалеешь? — я подошла ближе и вгляделась в лицо дракона. Признаков терзающих его угрызений совести обнаружить не смогла.

Ответ не отличался определенностью.

— Да. То есть, нет! Хм…

Ох уж мне эти драконы!

— Хм? — переспрашиваю недоверчиво. Сей оттенок чувств мне пока неведом, а стало быть, нуждается в разъяснении.

Жених тяжело вздохнул, обошел меня полукругом и опустился на стул у стола.

— Мне понравилось тебя целовать, Маиша, — прозвучало откровенное признание. — Но, думаю, с близостью нам лучше подождать.

В который раз убеждаюсь, что дракона мне подсунули бракованного. Слишком правильного! Он что же, думает, невеста воспылала желанием совратить его чешуйчатую персону? Да я, если что, только-только трястись от ужаса перестала!

Нужен запасной план для спасения ледяной репутации и ужаленного самолюбия.

— Именно! — с энтузиазмом подхватила предложение, устраиваясь напротив. — До свадьбы. Думаю, без малого трех месяцев нам должно хватить. А там посмотрим по обстоятельствам. Нелегко все-таки невинной девушке осознать, что ее супругом станет не совсем человек… Кстати, а вы сильно отличаетесь физически?

Ну а что, должна же я знать, насколько рискую!

Светлые брови медленно поползли вверх, дракон изрядно наморщил лоб, прежде чем смог остановиться. Потом перегнулся через стол и доверительным шепотом предложил:

— Если хочешь, могу наглядно продемонстрировать.

— Спасибо, обойдусь.

Любопытство тихо загнулось.

— Рад, что мы друг друга, понимаем, — и усмешка такая торжествующая.

Лучше, чем хотелось бы.

— О, да, — я скопировала выражение лица напротив. Сама не заметила, как окончательно расхрабрилась! — Только учти, твоя невеста — ледяная льера, наследница Дома, номинально удельная княжна. Понимаешь, о чем речь?

Вопросительный взгляд. Видимо, ассар пока не осознал, насколько влип.

— К обращению я привыкла соответствующему. Измен не потерплю. А если отличишься, сама заведу… хм, фаворита.

Палку я все-таки перегнула, потому что дракона перекосило, снова швырнуло вперед, ледяная рука схватила меня за волосы, мешая побегу, и в лицо понеслось шипение:

— Маишшшаа… Я шше предупрешштал…

Ойй… Кажется, я рискую получить на свою голову злого дракона. Очень злого!

А если вот так?

Невинно хлопнула подкрашенными ресничками и тихонечко спросила:

— А почему ты раньше не шипел? Это тааак необычно… — и на клыки демонстративно поглядываю. Их тоже прежде не было.

Дракон мгновенно отпрянул.

— У нас это считается дурным тоном. Прости, сорвало. Но я уже говорил, что не намерен делить тебя ни с кем.

Выходит, и у мудрейшего иногда сносит крышу? А меня уже записали в собственность. Интересно, в нужную или так, для полноты сокровищницы?

Но трепать жениху нервы и дальше не стала, не это цель.

— Я всего лишь ответила взаимностью. Ты же этого ждешь от своей маленькой невесты? Ешь сырники, остынут.

А после завтрака мы полетели в мой замок. Штедьер так и не смог придумать достойной причины, чтобы отказать.

Сам путь в сердце снежного вихря ничем особенно выдающимся не отметился. Белесый туман застилал глаза, видимость была никакая, разговоров тоже не случилось. Я откровенно скучала и от нечего делать прикидывала в уме, какие именно вещи стоит забрать с собой в горы, что унести прямо сейчас, а за чем Шираж потом пришлет кого-нибудь.

Как понимаю, хоть прислуги у драконов не бывает, в Хрустальном городе действует принцип старшинства. То есть, младшие должны исполнять волю старших. А приказы ассаров выполняют все без исключения. Отказ — бой. И, учитывая, сколько лет Шираж зовется Лордом, думаю, самоубийц находится не много.

Белесое марево перед глазами растаяло вместе с последней мыслью. Ноги, затянутые в высокие сапоги на каблуке, ступили на расчищенную дорогу, ведущую к замку. Очевидно, мы остановились перед самым защитным контуром. Неужели он и это чувствует?

Я скосила взгляд на шествующего позади мужчину, но дракон оставался невозмутим. Ладно, потом как-нибудь выясню.

И ловушка, огненная роза, на него не подействовала. Настроили все-таки. Эхх…

— Госпожа! — с радостно-недоверчивыми возгласами меня окружили слуги.

— Как тут все без меня?

Об обязанностях хозяйки Дома забывать нельзя даже в отсутствие этого Дома. Меня так учили.

— Льер Арлит тем же днем явился, — проинформировала меня старшая горничная — худощавая дама неопределенных лет. — Он лично проводил высокого гостя, нам объяснил, что вы срочно отбыли к жениху, и назначил управляющего. Шерр Аймос в кабинете, заводит новые расходные книги и прочую документацию.

Кивнула. Что ж, без меня здесь все идет своим чередом. Глупо было ожидать обратного. Коротко представила слуг жениху, жениха слугам и отправилась в свои покои. Вещи собирать.

— Арлит хорошо поработал, — отметил дракон, взбираясь вслед за мной по лестнице. — Замок до мельчайших деталей такой, как я помню.

Не такой. Нет вмятины в стене, между бельевой и кухней. У Онрица, старшего из моих братьев и наследника Дома и силы, тогда как раз ледяная магия пробуждалась и он не смог удержать дар под контролем.

И сад погиб. Беседка почти развалилась…

— Да. Я ему очень благодарна.

Еще с десяток ступеней и просторный светлый коридор.

— Если хочешь, во дворце Лордов мы тебе тоже челядь наймем, — внес жених неожиданное предложение.

М? Он это серьезно? А в чем подвох?

— А можно? — спросила осторожно.

— Сделаем для тебя исключение. Но все слуги должны быть людьми, притом весьма преклонного возраста.

С первым условием понятно, не пристало прекрасным и сильным существам прислуживать человечке, будь она хоть тысячу раз ледяной. Но я не возражаю, с себе подобными как-то спокойнее. А вот какую роль играет возраст?

К правдоподобному ответу своими силами прийти не смогла, поэтому последний вопрос озвучила.

— Поверь, Маиша, это очень важно, — широко усмехнулся ассар. — Чтобы у служанок не было маленьких дракончиков, а у слуг — проблем.

В комнате мы провели не так уж много времени. Пока дракон осматривался, я уложила в сумку ларец с драгоценностями и самые любимые вещи, набросала короткое послание дядюшке и повернулась к жениху.

— Сейчас поздороваюсь с новым управляющим и можем лететь.

Шираж милостиво кивнул.

И я, пряча улыбку, выскользнула за дверь.

Передвигалась намеренно медленно, скользя ладонью по гладким камням стен. Прощайте, мои хорошие. Не успели толком сродниться, а уже перебираться в новый дом приходится. Замок, всего несколько недель как достроили, когда было привыкнуть? А все равно в груди давит. Не уехала еще, а уже тоскую.

Дальше было почти мимолетное знакомство с новым управляющим. Пока дальнейшая судьба Дома не прояснится, не вижу смысла строить планы. А потому поручений для шерра у меня не нашлось.

А теперь самое главное…

Зря Арлит, что ли, тайные ходы строил? Сейчас воспользуюсь каким-нибудь. Реально бежать, конечно же, не собираюсь, да и некуда мне, но проверить, как быстро дракон обнаружит пропажу невесты, стоит. На будущее. Вдруг пригодится?

Поскольку побег все-таки не настоящий, решила особенно не мудрить и воспользоваться тем ходом, что находится в кухне. Прокралась в кладовку, долго толкала тяжеленную бочку, взмокла вся — а та ни с места! Хорош путь к спасению!

В итоге призвала на помощь пару дюжих кухонных рабочих. Поглядывали они, конечно, подозрительно, но ослушаться госпожу не посмели. И без вопросов обошлись. Правильно, у северян вмешиваться в чужие дела принято не больше, чем у драконов шипеть.

Осторожно ступая, спустилась вниз. Когда над головой раздался шорох и кругом сгустился полумрак, почти бегом устремилась вперед. Даже льеры любят приключения! Почему нет, в конце концов?

Путь не был долгим. Не успела запыхаться, как уткнулась в еще одну лестницу и начала карабкаться вверх. Хорошо, сегодня сама выбирала, что надеть. И остановилась на узких штанах. В платье бы я тут точно убилась! А так, каблуки, конечно, мешают, но ничего, жить можно.

Надеюсь, люк тут не слишком тяжелый? Под меня же делалось, должна справиться.

Магические замки и в самом деле оказались настроены на хозяйку замка. Как и те, что были в доме. И в домах каждого из магов. В общем, тут разобралась без проблем, дядюшки обучили в свое время. Улыбнулась, наслаждаясь очередным маленьким триумфом за этот день, и с опаской потянулась к люку. Смогу его отодвинуть?

Надобность в этом быстро отпала. Не успела я коснуться металлической плиты, как та самовольно отъехала в сторону. Оййй… И в образовавшуюся дыру ко мне потянулась рука.

Стало страшно, и сердце сорвалось в бешеный перестук. Но лишь на миг. После которого привыкшие уже к темноте глаза рассмотрели рукав темно-синей рубашки и блестящую серебряную запонку на манжете.

Попалась.

А значит, нет смысла геройствовать. Приняла предложенную помощь и как могла грациозно выбралась на морозный воздух. Поежилась, когда колючие снежинки оцарапали открытую кожу шеи, обозрела чистенький задний двор и дракона, поджидающего беглянку с шубой наперевес.

— Так быстро? — не скрывая недовольства, сморщила нос я. Но тут же разулыбалась, когда плечи окутало меховое тепло.

— Объяснись, — требовательно, с нажимом.

И фиалковые глаза сверкают от злости, но больше от обиды.

А моя улыбка становится задорной и какой-то девчачьей.

— Поймал, — сказала тихонько и неожиданно для себя самой подалась вперед, прижалась к дракону, обвила его шею руками.

Прерывистый вздох я расслышала очень хорошо.

— Маишшша…

Вот не пойму, он сердится или…

— Дракон! — вздохнула философски, отстраняясь от жениха. — Все-то тебе объяснять надо! Наша тема сегодня — узы, забыл? Я хотела проверить, на каком расстоянии они работают.

Меня оглядели внимательно, с прищуром. А чувство такое, будто просканировали. Вывод: плохо, когда жених — телепат. Личное пространство напрочь отсутствует.

— И долго ты собиралась от меня бегать? — подозрительно уточнил Шираж.

— Хотя бы до сумерек. Кто же знал, что ты справишься так быстро?

Теперь на меня смотрели снисходительно.

— Я почувствовал тебя еще на первой ступеньке хода, а до этого ловил обрывки намерений. Представляешь, что я подумал?

Представила и неопределенно повела плечами. Подумаешь, сбежала невеста, с каждым бывает! Знал же, что поймаешь. Так с чего тут нервничать?

— Больше никогда так не делай, — серьезно попросил дракон.

Не оставалось вариантов, кроме как кивнуть и посчитать тему закрытой.

— Погуляем? — через некоторое время, когда молчать наскучило, предложил Лорд.

Я вложила руку в теплую ладонь, но особого энтузиазма не ощутила.

— Здесь негде особо… Сад погиб, а больше поблизости красот и нет.

— Совсем-совсем? — а в голосе жидким медом разливается недоверие.

Мотнула головой и отвела взгляд. Только замок, заняться остальным мне возможности не дали. Времени. Теперь приходится краснеть и оправдываться перед гостями.

Впрочем, конкретно этот гость на все имел собственное мнение. И неизвестные мне планы.

Одно время шли в молчании, покинули территорию замка, узкой дорожкой миновали небольшой пролесок, только после этого Штедьер снова заговорил:

— Помнишь, почему Дом назван в честь Синего Вереска?

На что получил предсказуемый до банальности ответ:

— Нет.

— Идем, покажу.

— Какой-то особый сорт? — случился проблеск любопытства.

— Сама сейчас увидишь…

Одетый в серебро лесок при малейшем дуновении ветерка тихонько позвякивал ветвями деревьев, точно знатная льера драгоценностями. Я вдыхала морозный воздух и бездумно шла за драконом. Он знает, он приведет, куда нужно.

Дорожка шмыгнула в заросли, и мы следом за ней.

— Надеюсь, здесь еще что-то осталось, — напряженно произнес дракон.

Ответить ему я не могла, поскольку до сих пор не знала, о чем речь. Но надобность в словах быстро отпала. Сугробы расступились, от ледяного воздуха больше не перехватывало горло… и перед нами раскинулась поляна, и в самом деле заросшая синим вереском.

— Ой, — тихо сообщила я и на всякий случай крепче вцепилась в руку мужчины.

Вереск. Синий. На Севере и весной. Я и тот, другой, розовато-бордовый, видела лишь пару раз. Осенью у нас снежно, да и лето теплом ни разу за мои двадцать три года не радовало.

— Красиво, правда? — ассар улыбался.

Кивнула, потому что дыхание заняло, и сказать что-нибудь внятное пока не получалось.

— Это символ и средоточие силы рода Фиран, — поделился знаниями жених.

Ценная информация, надо бы запомнить. И разобраться, что тут и к чему.

— Разве он не угасает? Я одна осталась. Выйду замуж — и какой в этом смысл?

Шираж смерил меня внимательным взглядом.

— Действительно, изначально планировалось, что из своего Дома ты уйдешь. Уже ушла, когда нас связали узы. Это и спасло тебе жизнь. Но поскольку ты, Маиша, осталась единственной ниточкой, которая связывает Дом Синего Вереска и род Фиран с миром, я не имею права тебя забрать.

Стало не по себе.

— А как же… мы?.. — следующая мысль сразу вылилась словами.

— Поженимся, — спокойно отозвался дракон. Упускать добычу он не собирался.

До самого вечера просидели в Сердце Дома. Поначалу я страшилась ступать на вересковое покрывало, но стоило прикрыть глаза и прислушаться к себе, как ощутила тихий зов. И холод изнутри исчез. Стало вдруг хорошо и спокойно.

Устроились прямо на цветистой траве, говорили о разном. Верный своему обещанию, Лорд рассказал про узы. Практически все я сама выяснила, но слушать его было интересно. Один только голос чего стоит: бархатистый, с переливами, гипнотизирующий… мммм…

А вот полученные сведения радовали мало. Он меня чувствует, я его — нет. Так безопаснее. Ладно, согласимся и спорить не будем. Узы предельно ослаблены, ни подчинения, ни несуществующих чувств они за собой не влекут. Как понимаю, нужен ритуал был исключительно для того, чтобы никто чужой к драконьей собственности даже приглядываться не смел. Все остальное должно было и будет происходить естественно. В общем-то, против этого я тоже не возражала. Как уже не раз напоминала себе, брак по родительской договоренности для высокородной льеры обычное дело. И протеста во мне сама ситуация не вызывает. И дракон вызывает все меньше неприятия. Кто знает, быть может все и сложится хорошо…

Ужасы, в моем понимании, начинались вот где. Узы. Они останутся на нас навсегда. Никто не думает проводить обратный ритуал ни до, ни после свадьбы.

Вроде бы, не смертельно, но я почему-то ощущаю себя собачонкой на привязи. Неприятно.

— Маиша? — вклинился в мою задумчивость дракон.

Его рассказ давно закончился, мы уже битый час молча сидели на траве. А вокруг дымкой клубился вечер.

— Да?

Короткое молчание, будто бы он не решался о чем-то спросить.

— Ты бы хотела, чтобы все случилось иначе? Не было нашего обручения и…

— Нет, — ответ пришел раньше, чем я дослушала его мысль. — Я бы хотела, чтобы мои родные остались живы. А обручение… Не будь тебя, мне бы подобрали льера. Возможно, им стал бы Вирсайн.

— И? Он тебе не нравится? — продолжал допытываться жених.

К чему? Мне было непонятно.

— Не больше, чем ты. Хотя стать Великой Княгиней — заманчивая перспектива. Тебя я знаю немного дольше, но этого все равно недостаточно.

Дракон поймал мою ладонь, сплел наши пальцы.

— Льера, — вздох не то облегчения, не то досады. — Молоденькая, наивная, временами непосредственная и настоящая. Но такая ледяная!

Раскусил. Если бы не инеевая маска, я бы, наверное, покраснела.

— Ну, Лорд дракон, по вашему поведению тоже не всегда скажешь, что вы больше века на свете живете, — я дала ответную характеристику. — И с чего вдруг стали важны мои желания?

— Больше двух, — усмехнулся мой будущий супруг и какое-то время молчал, наслаждаясь моим вытянувшимся лицом. — Что же до тебя, Маиша… Тут я действую из эгоистических соображений. Трудно жить спокойно рядом с несчастной женщиной. А быть ассарой ох как непросто! Поэтому я буду стараться скрасить твое существование в Хрустальном городе, в границах разумного, конечно.

К тому же, не забывай, чья ты дочь и чья подопечная. Это не было произнесено, но вибрировало в воздухе. Надо быть бестолочью, чтобы не уловить.

Я всегда умела читать между строк, поэтому кивнула. Поняла и приняла к сведению.

— Прости мне шутку с побегом, — попросила чуть слышно и прижалась щекой к обтянутому тканью плечу. — Больше никаких экспериментов!

Оказывается, просить прощения так просто… и на душе делается легко и искристо, когда тебе улыбаются в ответ.

Интересно, он что же, совсем не мерзнет? Сколько времени сидит тут в одной рубашке, и ничего.

— Забыто. Идем, пора возвращаться.

Шираж помог мне встать, и мы направились к замку.

Оказавшись в теплом холле, дружно вгляделись в темный вечер за большими окнами. И решение заночевать в моих владениях созрело как-то само собой. Внезапно и обоюдно.

Направляясь в кухню справиться насчет ужина, я краешком глаза выхватила, как дракон, воровато озираясь, выскользнул на крыльцо. И мимо окон промелькнул темный силуэт, только светлое облако волос выделяется. Куда это его понесло?

А впрочем, какое мне дело?

Так чудесно было снова окунуться в быт Дома! Давать распоряжения кухарке, просматривать немногочисленные пока документы и вслушиваться в объяснения шерра Аймоса, сидя в кресле у камина, представлять, каким бы я сделала сад. Суета поглотила меня, так что вспомнить о женихе удалось, только когда он явился к ужину.

Бледный до синевы, всклокоченный и какой-то весь мятый. И рука, потянувшаяся за хлебом, дрожала.

Интересно, я вправе спросить, где это он так был?

Ладно, можно и по-другому.

— Что-то случилось? Ты в порядке? — я подошла к Лорду и осторожно отвела прядь волос с холодного лба.

Вздрогнул. Потянулся было к моей ладони, но отчего-то передумал и опустил руку.

— Да. Просто вытащил из себя слишком много силы, кажется, даже ауру зацепил.

Я прошла к своему месту.

— Зачем? — насколько мне известно, необходимости в подобных жертвах не было…

— Увидишь, — туманно отозвался жених.

Настаивать я не стала. Он и так еле сидит, а тут я еще со своим допросом. Вот отоспится, тогда, с новыми силами…

Следовало бы, конечно, как-то выровнять ему баланс, нам же еще завтра лететь. Но я пока не в состоянии, даже не знаю, как это делается, а приставать с поцелуями… Нет, для пользы дела я не против! Но и набрасываться на него не собираюсь. Если сильно прижмет, сам явится.

Но дракон, ко всему прочему, попался еще и упрямый. Быстро проглотил ужин, коротко пожелал мне приятных снов, предпочтительно, с ним в главной роли, и, пошатываясь, удалился. Вот же… Я проводила его взглядом и улыбнулась. Чует моя интуиция, нам будет хорошо вместе. Скучать так точно не придется.

Вечер был заполнен приятными мелочами. Я пила ароматный чай, долго стояла у окна, вглядываясь в темноту, потом грелась у камина, пока поленья не погорели, превратившись в мерцающие угли. Ближе к полуночи добралась до спальни.

И вполне предсказуемо обнаружила там дракона. И это притом, что ему собственные покои подготовили!

Поначалу хотела сама в них переночевать, но в итоге махнула на эту глупость рукой. К чему мнимые приличия, если никому до них дела нет? И Шираж мало того, что в отключке, так и на мою персону пока покушаться не собирается. А если вдруг передумает… я — его невеста, он — мой жених, и никуда нам от этого не деться.

Чем быстрее я привыкну, тем лучше будет для всех.

Под эти мысли я успела переодеться и юркнуть под одеяло. Вытянулась блаженно, затем поддалась соблазну и поймала пальцами светлую прядь. Жесткая… Дракон не реагировал.

Так, надо бы повернуться к нему спиной, чтобы ничего не отвлекало.

Но это разумное действие воплотить в жизнь я не успела. Сквозь темноту из ванной донесся тихий шорох, вслед за ним — шаги… Сердце пропустило удар и рухнуло куда-то в живот.

— Леона… Леона! — шепот? или слуховые галлюцинации?

Миг помедлила, покосилась на спящего дракона. Шираж оставался безучастен к реальности. Но если он проснется, и если найдет в моей ванной того, кому там быть точно не следует… Оййй, даже думать не хочу!..

Прихватила по дороге самый тяжелый подсвечник и отправилась выяснять, кого там еще на мою голову принесло. И как. Последнее почему-то казалось важнее.

— Лео! — стоило переступить порог и плотно закрыть за собой дверь, как я угодила в крепкие объятия.

Вирсайн! Княжич, в моем замке, посреди ночи. А за стеной жених спит. Не будь Шираж истощен, он бы почувствовал.

И кого-то бы уже били.

— Ты как сюда попал? — высвободилась и гневно сверкнула глазами на наследника.

Ну и что, что будущий правитель Севера? Окончательно распоясался!

— Совсем не рада меня видеть? — заскучал рыжий. — Лео, у тебя такое лицо, как будто…

— Пол просто ледяной, а я стою на нем босиком, — проинформировала мага. — Ах да, еще хочу спать, и принимать гостей сегодня как-то не планировала.

Высказанное вслух недовольство не подействовало, кто бы сомневался. Лицо мага озарила шальная улыбка, и меня подхватили сильные руки.

— Так теплее? — в синих глазах рассыпались золотые искры, взгляд мага заскользил по моим ногам, почти не прикрытым коротенькой сорочкой.

Но да, теплее. И намного. Все же огонь в нем сильно чувствуется и, чего уж там, привлекает меня. Но одна наглая рыжая особа не заслужила, чтобы я признала это вслух. Поэтому произнесено было следующее:

— За стеной спит мой жених.

Княжич дернулся, будто я влепила ему заслуженную пощечину.

Как бы меня не уронили…

— Любишь его? — спросил глухо, с тоской.

— Вир! Это личное, о таком не спрашивают.

Тоже мне, будущий правитель. А где ледяное воспитание?

— Конечно же, нет, — сам ответил на свой вопрос Вирсайн. — Штедьер — мужик хороший, и поспокойнее большинства драконов, но вы не пара. Ты льера, а он… сама понимаешь. Он старше тебя и намного. Представь такой союз: вечно молодой и полный сил муж и увядающая жена. Даже с магинями это происходит, увы.

Грудь сдавило. Вот зачем он так, а?

— Хочешь сделать мне больно? — и сама поразилась тому, что в голосе звенели слезы.

Мужчина улыбнулся тепло и ласково.

— Нет, глупенькая, — и потерся подбородком о мои волосы. — Я предлагаю тебе стариться вместе. Умереть в один день не обещаю, но все может случиться. Лео, я говорил с матерью: она знает, как разорвать узы, и сделает это для нас.

Заманчиво.

Мне представился реальный шанс избавиться от ненавистного узора. И с человеческим мужем будет намного легче. Есть хоть надежда, что я не одряхлею раньше него. Великая Княгиня. Леона, не Маиша. И жизнь в столице среди таких же льеров, как я сама.

Предел мечтаний.

Отчего же тогда пальцы плотнее обхватывают бронзовый подсвечник, и душу бередит желание хорошенько приложить его к чьей-то дурной голове?

— Нет, Вирсайн, — самоконтроль все же помог не воплотить это желание.

— Но почему? — в голосе княжича звучало искреннее непонимание.

Разве это так трудно понять?

— После выходки с пробуждением силы у меня больше нет причин тебе доверять.

Смуглое лицо исказила недовольная гримаса.

— Лео, ты зануда!

— Вот именно. Ты же со мной от тоски загнешься! А на сторону не пущу, все лишние части тела отморожу. Оно тебе надо, Вир?

Тяжкий-тяжкий вздох. Видимо, все-таки надо.

— Отпусти меня и уходи, — я мягко погладила его по волосам и моляще заглянула в глаза. — И, так и быть, дракон ничего не узнает.

— Думаешь, боюсь его? — заносчиво вскинулся Вирсайн и сжал меня крепче.

Мальчишка, по-другому и не обзовешь.

— Нет, — пришлось умасливать его гордыню. — Но узнает Шираж — может сообщить твоему отцу. И у того, кто провел тебя порталом, появится много проблем. У тебя же есть совесть, княжич?

Медленный кивок стал ответом на риторический, в общем-то, вопрос. Ступни снова обжег холод пола.

— Но мы же друзья, так? — уточнил княжич, направляясь к тайному ходу. И как только нашел?

Зачем бы мне ссориться с сильными мира сего?

— Конечно, — даже улыбнулась примирительно. — Если не будешь больше говорить глупостей.

Вир снова кивнул и скрылся в темном зеве прохода в кладовку. Фух! Неужели он спокойно ушел, и все остались живы? Я постояла еще немного, с большего пришла в себя, потом, повинуясь внезапному порыву, поплескала водой на те участки кожи, которых касался княжич, и дрожащая вернулась под бок к жениху.

Сомнения старалась гнать, только душу растравлю.

Через два одеяла тепла тела не ощутить, но запах мяты, мороза и чего-то растительного уловила. И, успокоившись, уплыла в дали сна.

А утро доказало, что выбор я сделала правильный. Под самыми окнами на фоне вечного северного серебра зеленел оживший сад.

6 глава

— Нет.

— Маиша, это глупо.

Согласна. Но осознание этого факта нисколько не помешало мне попятиться и едва не завалиться в сугроб.

Вечная мерзлота, кто ж знал, что расплата за воскрешение сада будет такой?! Я еще не готова увидеть его в чешуйчатой ипостаси. Совершенно не готова!

Предложение познакомиться с драконом свалилось на меня сразу после завтрака, когда мы с Ширажем осматривали результат его вчерашней работы. Я едва могла дышать от восторга и не знала, как благодарить жениха. Сугробы, да он совершил настоящее чудо! А потом по секрету рассказал мне, что и во времена родителей растительность здесь оставалась зеленой исключительно благодаря драконьей магии. Садовником у нас, как выяснилось, работал полукровка.

И тут такое заявление! Вернее, настойчивое предложение прокатиться до домика в предгорье на фиолетовом драконе. А также одна интересная новость: таким же образом Лорд намеревается завтра доставить меня в недра Хрустальных гор. Сердце заходится от страха, а отказаться нельзя.

Все логично. Ширажу сегодня уже лучше, но без вливаний извне его энергетика восстановится дня через три, не раньше. Выходит, снежный вихрь для нас сейчас недоступен.

— Я боюсь, — призналась честно и затравленно посмотрела ему прямо в глаза. — Неразумно, нелогично, но ведь чувства и не должны поддаваться логике! Шираж, да ты мне шестнадцать лет в кошмарах снился!

Дракон польщено потупился.

— Твои предложения?

Неужели, сжалился? И готов поискать компромисс? Почему же тогда смотрит так осуждающе?

— Сани, — я робко глянула на ассара из-под опущенных ресниц.

Красивый он все-таки. Не той красотой, что Вир или один из льеров. Шираж мужественный, уверенный, но без наглости и превосходства, спокойный, но не холодный. Другие драконы тоже такие? Если да, то мне в Хрустальном городе должно понравиться.

— До предгорья — возможно, — склонил светловолосую голову Лорд. — А наверх мы тоже в санях полетим?

Я закусила губу. Ясно, не вариант.

Но должен же быть выход!

— Давай я тебя поцелую, — с непозволительным энтузиазмом озвучила следующий и последний план дальнейших действий. — Ты наберешься сил и сможешь призвать вихрь.

Губы мужчины искривила плотоядная усмешка.

— Долго придется целовать…

— Я согласна!

Что угодно, лишь бы не жуткий зверь.

Штедьер сделал шаг ко мне. На узкой тропинке не осталось места для маневров, если только я не хотела угодить в покрытый ледяной коркой сугроб или в куст шиповника. Щекам сделалось горячо, сердце меленько заколотилось. Сейчас…

— Не сомневаюсь, — выдохнул жених, склонившись ко мне и обжигая дыханием щеку. — Но тогда истощена будешь уже ты. И неизвестно, как на подобные выкрутасы среагирует нестабильная пока магия.

Полный разгром! И саван, который мне придется прикупить после личной встречи с летучим ящером, вполне сойдет за белый флаг.

— Возьми себя в руки, Маиша, — Шираж обхватил мое лицо ладонями и проникновенно заглянул в глаза, окунув меня в фиолетовую бездну. — Мы должны преодолеть и этот твой страх. Тебе суждено стать ассарой, а драконы — тщеславные и заносчивые создания. Бывают иногда. Представь, как они отнесутся к первой Леди, которая панически боится даже своего дракона.

Как-то я не задумывалась о том, что в Хрустальных горах живут еще и другие. А ведь их там должно быть много! Сколько? Сотни? Тысячи? Внутренности облизал склизкий холодок. И что, я позволю безнаказанно над собой насмехаться? Шушукаться за спиной? Молча стерплю косые взгляды?

Да никогда! Я рождена льерой, меня с детства учили носить маску из инея и сохранять ледяной разум в любых жизненных ситуациях. И эта не станет исключением. Я не дам поводов сплетникам. Не стану слабым местом первого ассара.

— Давай уже сюда своего дракона! — требовательно прошипела в лицо Лорду.

В то время как внутри скручивался тугой узел паники.

Шираж кивнул, ободряюще улыбнулся и отошел на несколько шагов. И началось волшебство… Признаться, я представляла себе оборот чем-то ужасным и противным, когда все тело выворачивается, медленно меняется, принимая звероподобный облик. Я оказалась неправа.

Всего на миг жениха скрыла густая сизая дымка, окутала плотным покрывалом. Где-то в недрах его послышался слабый хлопок — и мгла рассеялась. Огромный дракон занял всю дорожку, разворошил хвостом несколько обледеневших сугробов и примял лапой какой-то кисло пахнущий цветок.

Запястье предсказуемо обожгло.

Я тонула в фиалковых омутах, в них же, словно под гипнозом, растворялся страх.

До боли вдохнула и присмотрелась к зверю. Точно тот монстр, который являлся мне в кошмарах. Темно-фиолетовый, почти черный. Массивное тело покрыто твердыми, слабо поблескивающими костяными пластинами. Шипы на шее и хвосте. Морда забавная, приплюснутая, и тоже с пластинами. И только глаза… нереальные. В них хотелось смотреть до скончания вечности и не задумываться больше ни о чем. Потерять себя, забыться.

Чтобы отогнать наваждение, пришлось сильно тряхнуть головой.

— Подойди ко мне, не бойся, — пролетело по саду бархатистое приглашение.

А? Готова клясться, рта он не открывал…

— Я телепат, Маиша. Забыла? — заметил мое замешательство фиолетовый. — Другие драконы в этом облике могут общаться исключительно между собой, ты их не поймешь.

Хоть это утешает. В сокровенное может вторгаться он один.

Я несмело шагнула вперед.

— Знаешь, мне почему-то казалось, что в зверином обличье вы шипите, — поделилась предположением, пока преодолевала несчастные несколько шагов, разделяющие нас.

Зверь фыркнул, и из его ноздрей вырвалось облачко инея.

— Шипим, — склонил массивную голову на бок драконий правитель. — Но только когда находимся рядом со своей самкой и не в силах себя контролировать.

Вот оно что. Оказывается, в повседневной жизни обитателям Хрустальных гор, как и нам, льерам, не чужды ледяные приличия. Ладно, на месте разберусь.

Думать было трудно. Рука несчадно болела, в голове гудело, к горлу подступил горьковатый ком. Узы. Они блокируют страх. Не самое приятное чувство, но всяко лучше, чем если бы я билась в истерике и топала ногами.

— Можно погладить? — кажется, я несу чушь.

Просто вспомнилось вдруг, как много лет назад отец меня впервые посадил в седло. Сначала я осторожно коснулась шелковистого бока лошади, потом дала ей обнюхать свою ладошку и угостила кусочком сахару, и только после приветственного ритуала юную наездницу подняли наверх.

А на драконе мне теперь регулярно летать…

— Смотря где, — серьезно отозвался Шираж. Но, судя по тому, как подрагивали его бока, вопрос дракона повеселил.

Продолжать щекотливую тему не стала. Еще расскажет мне о своих самых чувствительных местах! А у меня паника, могу и не сдержаться.

Мелко трясущаяся ладонь скользнула по твердым пластинам. И вовсе это не чешуя, одну из них не оторвешь на память. Не было защиты только вверху шеи и на подбородке (или как это место называется у ящеров?), на внутренней поверхности крыльев, также оставалась свободной полоска на животе. Вот там правда чешуйки…

— Впечатлил? — с искренним любопытством осведомился дракон.

— Пока не определилась.

Короткое молчание, щедро сдобренное недовольным сопением, перешло в новую провокацию:

— Как насчет пробного полета?

Можно подумать, мои отнекивания что-то изменят. Если соглашусь сама, останется хотя бы видимость свободы воли. Слабо кивнула, борясь с нервной дрожью, и дракон тут же подставил крыло, по которому и предлагалось взобраться к нему на спину.

— Тебе понравится, — с полной уверенностью заявил жених, пока я устраивалась на жесткой спине.

Надеюсь, трясти в полете не будет? В противном случае ходить мне в синяках. Притом, постоянно, учитывая, что о частоте использования именно этого способа передвижения меня уже предупредили. Эххх. Что ж, должно же в новой жизни быть хоть что-нибудь неприятное…

Дракон мягко оттолкнулся лапами от земли, я зажмурилась и что было сил вцепилась в шейные шипы, ветер ударил в лицо, и мы взмыли в свинцово-серое небо.

Некоторое время я сидела тихо, едва дыша. Странно, но ничего ужасного не произошло. Меня не съели, не разорвали на части, как когда-то нескольких мужчин, осмелившихся напасть на Дом, не сбросили и не напугали. Твердые пластины не жгли и не были скользкими. Разве что ветер вверху был холоднее, но это уже имеет мало отношения к ассару.

Страх медленно таял, и в конце концов я осмелилась разлепить глаза. Осторожно, сначала один, потом второй.

И едва сама не свалилась вниз, без всякой помощи дракона, засмотревшись на дивный пейзаж кругом. Серое небо, где-то цвета стали, где-то жемчужное. Книзу панорама светлеет, на первый план выступают очертания черно-серебристых деревьев. Далее идет мохнато-белый снежный покров, устилающий землю, насколько хватает глаз. И на фоне всего этого высится огромный замок, фиолетовые витражи окон отбрасывают блики на снег, а стены обступил темно-зеленый сад. Потрясающее зрелище! И все это — мое.

Почувствовав, что я начала понемногу расслабляться, дракон облетел вокруг замка, заложил крутой вираж, вырвав из меня пронзительный визг, и пошел на снижение.

Остаток дня слился с ночью и новым утром чередой полетов.

Стоило нам приземлиться, я унеслась в дом, дала последние распоряжения слугам, захватила все то, что решила увезти с собой прямо сейчас, и вернулась к дракону.

Начался новый полет. Как выяснилось, высота меня не особенно пугала, жуткий хищник… о нем лучше постараться не думать, а бескрайнее небо и порывистый ветер приводили в неописуемый восторг. Шираж развлекал меня в пути, как мог. Рассказывал о разном, наворачивал круги среди гор, пролетел над деревушкой в предгорье, заставив ее жителей с визгами разбежаться по домам.

Последнее не могло не вызвать недоумения.

— Почему они боятся тебя?

Я-то подумала, это здесь Лорд продукты закупал. Или тогда его приняли за человека?

— Потому что тебя с высоты не заметили, — голос (пусть мысли, но я их именно слышу) переливался смехом.

— М?

— Маиша, наши мужчины иногда крадут не только дракониц. Понимаешь, к чему я?

Еще бы! О горных нравах я наслышана и как-то уже сейчас мне от них не по себе.

— А ты почему не препятствуешь? — первый ассар казался существом в высшей степени разумным и подобное попустительство с его стороны выглядело по меньшей мере странно.

— Мне что, делать нечего? — отмахнулся Штедьер. — Змеи своевольные и упрямые, за каждым не уследишь. Пусть себе развлекаются, тем более что в конечном счете все оказываются довольны.

Вот даже как? В отсутствие проблем верилось с трудом.

— Неужели всегда дело свадьбой заканчивается?

— С кем? С человечками? — ко мне даже голову повернули и наградили полным сомнений взглядом. — Нет, конечно. Но горстка чего-нибудь блестящего из личной сокровищницы дракона — и проблемы с семьей решены. А девушка обычно и без этого счастлива.

Под разговор мы как-то незаметно добрались до заснеженного домика.

— На рассвете летим в Хрустальный, — информировал меня дракон.

Закономерно, что после такой новости ночь прошла в метаниях. Без сна я ворочалась с боку на бок, а в мыслях возникали яркие картинки. Как там? Красиво, наверное… Я была в детстве, но помню больше свои ощущения, чем виды драконьего города. Интересно, они по улицам в каком виде ходят?

Наверное, мы сразу попадем во дворец. Ох, хочется надеяться, другие Лорды примут меня спокойно. И их женщины тоже. Они, конечно же, драконицы…

В нескольких шагах ворочался на своем диване Шираж. Ему тоже не спалось. Неужели и мудрейшему не по себе? Да быть того не может! Ему столько лет, что метания уже должны быть забыты, как юношеские прыщи. К тому же, до свадьбы еще есть время, а у нас уже произошли кое-какие сдвиги. Я больше не трясусь от одного его вида (двуногого, во всяком случае), и, кажется, мы друг другу симпатичны. Это намного больше, чем мы оба могли ожидать от договорного союза.

Хоть дракон и мучился бессонницей наравне со мной, заговорить так и не попытался.

Собираться начали еще затемно. Я выбрала серебристо-серое платье с опушкой на рукавах, то самое, в котором гуляла по парку ледяных скульптур. Шираж одобрительно хмыкнул и посоветовал оставить волосы распущенными, в Хрустальном такая сейчас мода. Без косы было слегка непривычно, но я решила рискнуть.

— Вроде бы, все, — я окинула напоследок комнатку прощальным взглядом и направилась к выходу. — А зачем мы летим так рано?

Ассар тряхнул головой, откидывая волосы на спину, и выдал бесшабашную улыбку.

— Я покажу тебе мое небо, льера, — меня настойчиво вытолкнули за порог. — Но надо спешить.

Заглянула в его мальчишески беззаботное лицо и всей душой приняла предложенные правила игры. Когда только успело зародиться доверие?

Оборот.

И мы снова взмываем ввысь.

Небо пока еще черное, звезд не видно за тучами, луна и вовсе сегодня не появлялась. Только совсем рядом мерцают белоснежные громады гор. Но дракон не торопится к ним, все кружит, кружит…

Скоро над нами начинает разливаться синева, густая, местами с фиолетовым оттенком. Через время с краю дивного полога пробивается тоненький лучик и добавляет в палитру розовато-бардовых тонов.

Меня больше не душит противная дрожь. И нет теперь нужды цепляться за Шиража мертвой хваткой, подспудно чувствую — не уронит. Можно набрать полную грудь напоенного морозом воздуха и раскинуть руки в стороны.

— Никогда еще не чувствовала себя такой свободной, — я шептала, но дракон все расслышал даже сквозь вой ветра и шорок крыльев.

— Не боишься больше?

— Сейчас, совсем нет.

Он повернул голову, смерил меня глубоким взглядом, и только убедившись в правдивости сказанного, снова заговорил:

— Маиша, дай слово доверять мне, что бы не происходило вокруг и что бы тебе не говорили. Поверь, я не сделаю тебе зла. Хотя бы во имя дружбы с твоим отцом.

Почему бы и нет? Слова, произнесенные здесь и сейчас, под этим небом, просто не могут быть лживыми. Я сердцем чувствовала. И ответила, не раздумывая:

— Так и будет, клянусь тебе.

Светало быстро, вскоре кругом все заискрилось, и Шираж устремился к самой большой из гор. По мере приближения к ней, белоснежный массив становился прозрачным, в один миг мне даже почудилось, что гора создана из хрусталя. Или льда.

А потом — вспышка! — и мы плавно опускаемся на широкой площадке перед белоснежно-ледяным, как моя капелька, дворцом.

— Добро пожаловать домой, моя льера, — улыбнулся мне Шираж. Уже в человеческом обличье.

Прежде, чем я успела хоть слово сказать, крепкие руки опустились на талию. Шираж притянул меня к себе и коротко, нетерпеливо поцеловал.

Опомнилась я уже в ледяном холле и тут же попыталась найти его поведению объяснение. Дракон рад вернуться во дворец? Впрочем, быстро отвлеклась на приветствующего нас дворецкого, светловолосого, как льер, и крупного, как Шираж. Мужчины обменялись кивками и парой ничего не значащих фраз, после чего потянулась вереница коридоров.

Логику местных построений я отчаялась постичь уже после третьего поворота, поэтому жених со своими объяснениями оказался кстати. Иначе бы непременно запаниковала.

— У нас действует традиция отдавать наследников рода в услужение ассарам на несколько лет. Они не слуги в полной мере, но исполнять некоторые поручения обязаны.

Понятно. Я обозначила это кивком, а для себя решила, что даже сделавшись полноправной ассарой командовать драконами не полезу. Лучше пусть действительно подыщут мне личную челядь. Так всем будет спокойнее.

— А зачем? — любопытство робко высунулось наружу.

— Считается, будто это помогает сбить с молодняка спесь. На деле же большинство из них, едва освободившись от контролирующих уз, спешат вызвать кого-нибудь из Лордов на бой в надежде занять его место.

Это тоже не лишено логики. Не знаю, как бы я повела себя, если бы меня на несколько лет превратили в служанку Великой Княгини. Но я сдержанная, ледяная, а драконы, как принято считать, существа гордые и свободолюбивые. Им труднее.

А узы, как посмотрю, в Хрустальном нередко используются…

— Внутри дворец создан по подобию снежинки, — дракон точно поймал тот момент, когда мои раздумья подошли к концу. — Первое время тебе будет сложно ориентироваться, но я распорядился нарисовать план. Отдам тебе его за завтраком, там же сможешь задать очередной вопрос.

К трудностям меня готовили изначально, и непонятное пока сплетение коридоров и переходов вряд ли станет самой большей из них. Но окружающая красота стоит того, чтобы некоторое время потратить на запоминание плана. Стены будто изо льда, но только в коридорах. Притом, изнутри по желанию можно увидеть, что происходит на площади перед дворцом, а снаружи заглянуть в обиталище ассаров нельзя. Статуи удивительной красоты, покрытые изморозью цветы, обстановка где-то ледяная, где-то вполне привычная мне. Северное сияние, опять же. Одним словом, воплощенная магия…

Покои, в которые привел наш первый в новом доме совместный путь, оказались уже обжитыми. На небольшом столике темного стекла лежала книга, из которой торчали закладки, одно из кресел украшала меховая мантия, в вазе — растаявшие и подвявшие цветы. Ах, да, комнаты (личная гостиная, спальня и, наверняка, ванная) были выдержаны во всех оттенках фиолетового.

— Мы уже сейчас должны жить вместе? — нервно уточнила я, поглядывая на огромную кровать, белоснежным облаком выделяющуюся на фоне темных цветов комнаты.

Пухлое ложе было установлено на прозрачном возвышении, отчего казалось, будто оно парит в воздухе. Прозрачные же столбики служили узорчатой опорой для летящего балдахина.

— А я думал, за прошедшие дни ты привыкла, — вздохнул дракон.

Так и есть. Но одно дело, жить в одной комнате, когда в доме просто нет второй, не считая кухни, и совсем другое… Оххх! Румянец из-под инеевой маски, конечно, не проступил, а вот то, как я судорожно сглотнула, змей прекрасно расслышал.

И поспешил меня успокоить:

— Ты обживайся в моих покоях, а я могу и в кабинете поспать.

Вспомнила перестук каблучков и обнаженный торс жениха в облаке кристалла и ощутила, как заблаговременно начинает болеть голова. Ну уж нет, мои диадемы мне еще дороги!

— Не нужно жертв, — пропела ласково. — Уверена, вдвоем мы прекрасно поместимся в трех комнатах.

Дракон кивнул, сообщил, что зайдет перед завтраком, и удалился в неизвестном направлении, оставив меня обследовать новые владения.

Проводила обтянутую серой рубашкой спину долгим взглядом, некоторое время подозрительно всматривалась в закрытую дверь, а потом вдруг решила исполнить детскую мечту…

Сбросила туфли и с разбегу запрыгнула на кровать. Ммм… Такая же мягкая, как я и представляла, хоть тони. Да помню я, что я льера! Ну и что? Не человек, что ли? Мысленно махнула рукой на приличия и подпрыгнула. В первый раз — осторожно, потом все смелее и смелее. Быстро во вкус вошла!

Забылась. Отпустила себя на свободу, сбросила белоснежную маску, позволила волосам окончательно растрепаться и совершенно не задумывалась, как сейчас выгляжу со стороны. А сердце заполнило звенящее счастье. Много ли для него надо?

Дверь приоткрылась бесшумно.

— Привет, я знакомиться пришла, — колокольчиком прозвенел девичий голосок. — Ой, а что это ты тут делаешь? Я тоже так хочу!

Замерла, прямо так, стоя на кровати, и во все глаза уставилась на беспардонную гостью. Ее что, стучаться не учили?

Не чувствуя за собой никакой вины, дракона прошла ко мне и плюхнулась на кровать.

— Сирена, для друзей — Рена.

Э?! Когда это мы успели подружиться?

Но возмущение вместе с недоумением отодвинуло в сторону любопытство, и взгляд заскользил по нагловатой особе. Впрочем, о чем это я, может у драконов так принято?

Красивая и по виду совсем не ледяная. Рыжая! Роскошная шевелюра заплетена в толстую косу, с конца которой свисает штук пять золотых колокольчиков. И бренчат, наверное, при ходьбе. Кожа смуглая, глаза карие, фигура аппетитная даже на мой женский взгляд, а широкие штаны и крошечная кофточка только подчеркивают это.

— Леона, — последовала примеру и тоже не стала называться полным именем. — А ты вообще местная?

— Неужели, похоже? — сморщила нос дракона и стрельнула в меня насмешливым взглядом.

— Да как-то не очень…

— Я — Сирена Астандера, принцесса из Янтарной долины. Это на Юге, между Империей и Кхилсом, там тоже драконы живут.

Припомнила карту, огромную Южную империю, небольшое свободное герцогство Кхилс, и поняла, что никакой драконьей долины там не было. Интерррееесно…

— Огненные, да? — предположила недоверчиво.

— Угу.

— И ты тоже прибыла в Хрустальный, чтобы выйти замуж за ассара?

Кого же еще могли назначить в мужья принцессе?

Но дракона почему-то смутилась. Впрочем, эта странность происходила с ней недолго. Уже через миг Рена перекатилась на живот и хитро сверкнула глазами:

— Ну когда-нибудь я обязательно выйду замуж за ассара… А пока я уже семнадцатый год во дворце живу, и других женщин, которые бы постоянно появлялись тут, нет. Только успеешь привыкнуть, а ее уже и след погас! Так что будешь моей лучшей подругой. Ты хоть эта… как там тебя?.. лера, зато никуда не денешься!

Это она про любовниц Лордов, что ли?

— Льера, — поправила механически. Потом оглядела довольную дракону и тоже решила на время забыть о манерах. — Так сколько же тебе лет?

Выглядела кандидатка в подруги моей ровесницей, но лично я не обольщалась.

— Сто семьдесят, а что?

Ничего. Полный ступор.

За болтовней время летело быстро. Странно, но в общении разница в возрасте не ощущалась совершенно. Напротив, иногда мне казалось, что задорная и нахальная Рена еще девчонка совсем. По драконьим меркам, наверное, так оно и есть.

Познакомились, осыпали друг дружку градом вопросов, после чего рыжая с самым невинным видом взялась повторять мое развлечение с прыжками. Разве тут можно было остаться безучастной?

И вот мы, обе довольные и растрепанные, скачем горными козочками по кровати, заливаемся смехом, еще и подкалывать друг друга как-то умудряемся… и тут открывается дверь! Кто б сомневался, дракон пришел вовремя. Да не мой дракон, а тот, которого мы с Ширажем у входа встретили. Дворецкий, кажется.

Перекос на бледном лице и отпавшую челюсть надо было видеть!

— О, Рий! — первой сориентировалась дракона. — Тебе чего?

Ледяной нервно икнул, окинул нас откровенным взглядом и наконец выдал:

— Шираж ожидает свою невесту за завтраком. Проводить?

— Не надо, я сама ею займусь, — махнула на него рукой Рена и спрыгнула на пол.

Я подтвердила ее слова кивком. Уж лучше принцесса, ее я хоть немного знаю.

Послышался не то разочарованный, не то облегченный вздох, и дверь закрылась. Фу, ушел!

— Он так смотрел… — поежилась я, сползая на пол и оглядываясь в поисках туфель. — Представляю, что он подумал…

Дракона моего беспокойства не разделяла совершенно.

— Ничего. Будет много думать о тебе, ему Шираж голову отшибет. Или его же подружка.

Да я же не в том смысле! Но объяснять новой знакомой ход своих мыслей посчитала бесполезным. Ох, чую, долго мне привыкать к местному укладу жизни…

Пока я внутренне возмущалась, Рена прошла к туалетному столику, сунула нос в пустующие пока ящики, откинула крышку с единственного ларчика и разочарованно присвистнула.

— И никакой косметики?!

— Почему это — никакой? — в голосе прозвучала искренняя обида. — Есть перламутровый блеск для губ и тушь. А больше мне пока и не нужно.

Меня смерили почти презрительным взглядом. Ой, что-то я себя уже даже симпатичной не чувствую…

— Ты тааакая блеклая, — недовольно поджала пухлые губки дракона. — Как все на Севере. Ладно, пошли уже.

Поскольку обещанного плана мне пока не выдали, пришлось полностью довериться рыжей принцессе. Она, конечно, особа не слишком приятная, но если во дворце действительно других дам не обитает… В общем, придется довольствоваться тем, что есть.

Но засов к двери собственноручно прикреплю. Чтоб в моих вещах копаться неповадно было!

— Я тоже будущая ассара, так что нам лучше держаться вместе. Не волнуйся, я тут все знаю и тебе покажу-расскажу.

Киваю. Это лишним не будет.

— Крыло, где мы находимся, полностью занимает Шираж. Он первый Лорд, ему положено. И собственности у него больше, чем у других.

Вроде бы, она говорила что-то еще о том, как мне сказочно повезло, но в эту откровенную чушь я уже не вслушивалась. Льере выйти замуж за дракона. Ага, обзавидоваться можно!

Два светлых коридора, широкая мраморная лестница — и мы оказались в просторном холле. От статуй полуобнаженных девиц в каких-то простынках отделился очередной блондинистый дракон со строгим лицом и размашисто направился нам наперерез.

Показалось, или Рена действительно прошипела нечто ругательное?

— С дороги, нас ждут в столовой! — а вот это был почти рык. Почти звериный.

Что это с ней?

До заветной двери оставалось всего несколько шагов, слух уже улавливал обрывки разговора, смех и звон посуды. Видимо, мы опаздываем.

— Ее ждут, — поправил незнакомый дракон и еле уловимо кивнул в мою сторону. — Сегодня Лорды пожелали завтракать в узком кругу. Допускаются только ассары и члены их семей.

— Но… — аргументов рыжая не нашла и дальше последовало обиженное шипение. Неприличное, как я уже знала.

— Сирена, пройди в общую столовую в северном крыле, — ровно произнес мужчина и перехватил мою руку. — Идемте, льера.

Бросила сожалеющий взгляд через плечо, глаза девушки слезно блестели. Вечная мерзлота, кажется, я окончательно запуталась в местных правилах!

— Рад служить, Леди. Сезан Зарий, я отвечаю за соблюдение традиций в Хрустальном, — дракон скупо улыбнулся. — Не волнуйтесь, она в порядке.

В последнем были сомнения, но высказать их я не успела. Дверь распахнулась, Сезан проводил меня к единственному свободному месту за небольшим столом, кивнул на прощание и исчез.

— Простите, что опоздала, — выговорила неловко, поглядывая из-под ресниц на собравшихся за столом мужчин.

Все трое синхронно улыбнулись. Что самое интересное, вполне искренне. Шираж, который сидел рядом, ободряюще сжал мою руку под столом. Напротив — два других ассара. Блондин с жестким лицом и глазами… драконьими, иначе не объяснишь. Страшные, звериные, радужка желтая, а зрачок черный, вертикальный. Глянула — и тут же отвела взгляд. Жутко, прямо оторопь берет и дышать трудно становится. Нияр Фьяро, второй ассар. Так его назвал мой жених.

Третий правитель драконов на фоне двух других казался обыкновенным. Маррис саТьерр был тощим, черноволосым и синеглазым, вел себя отстраненно-сдержанно и не вызвал во мне даже вялого интереса.

Кратко обменялись любезностями и принялись за завтрак. То есть, это я положила себе немного каши с кусочками засушенных фруктов. Мужчины продолжили прерванную трапезу, изредка переговариваясь о чем-нибудь не особенно важном. Хотелось спросить про Сирену, но я не решилась. Может, она и не принцесса вовсе? Тогда я буду выглядеть попавшейся на крючок дурочкой. Нет, лучше осмотрюсь пока.

Взгляд заскользил по сторонам, исследуя уютную комнатку. Мягкий свет, стены отделаны золотистым деревом, небольшой стол и четыре мягких стула, несколько полок со статуэтками и прочей мелочевкой и потрескивающий камин. Все это свободно вместилось и еще пустое место осталось. Много. Пожалуй, превратившийся дракон мог бы потоптаться.

— Твой план, — Нияр протянул мне скрученный трубочкой листок. — В первые дни он тебе пригодится.

Выдавила благодарную улыбку и усилием воли заставила руку не дрожать. Неуютный он какой-то, с таким находиться под одной крышей не по себе.

Очевидно, ассары решили, что развлекать меня — их прямая обязанность, потому что остаток дня мы провели все вместе. Бродили по дворцу, сверяясь с планом. Мне показали бальные залы, несколько потайных ходов, сделанных развлечения ради, сводили в башню, из которой удобнее всего смотреть на звезды и много чего еще. Так я узнала, что местные подземелья имеют три яруса: первый занимает Нияр, а оставшиеся два отданы под хозяйственные нужды, туда и ходить нет смысла. В этом я сама убедилась, когда, спустившись все-таки вниз, толкнула одну из дверей. Холодная кладовка по которой развешаны кабаньи туши. Ничего интересного.

Нехотя Маррис пустил нас в свое обиталище. Владения третьего ассара оказались скромнее всего. Подумаешь, целая башня! Это не огромное крыло дворца в несколько этажей, даже не подземные апартаменты.

— Иногда сюда прилетают прекрасные драконицы, — Шираж с усмешкой кивнул на большое окно, — и пытаются похитить этого несносного типа.

— И что? — заинтересовалась я.

Выглядело странно, что все трое драконьих правителей до сих пор совершенно свободны. Насколько знаю, каждый из них пребывает в своем статусе достаточно давно.

— Не отдают, — печально вздохнул третий Лорд, косясь на друзей. — Говорят, самим нужен.

Обедали в общей столовой. Это помещение было на порядок больше, и драконов за столом уместилось десятка три. Меня представили, потом выборочно назвали имена некоторых присутствующих. В остальном же и эта трапеза не отличилась чем-то необычным. Видимо, к льерам здесь относились ровно, потому что многие на меня даже не смотрели. Или это высокий статус жениха действует столь чудным образом?

Попытка отыскать взглядом рыжую дракону результатов не дала. Рена так и не появилась, а спросить про нее я по-прежнему не решалась. Но в душу уже прокрадывалось беспокойство…

Зря. Янтарная объявилась сразу после обеда. Мы с ассарами пошли гулять по городу, набрели на снежную горку, и пока меня уламывали скатиться разок и угощали угольком на палочке, оказавшимся на поверку подогретым леденцом, взгляд выхватил рыжую косу возле черно-белого ствола старой березы. Астандера усиленно пыталась слиться с деревом и буравила взглядом… Сначала я подумала, что меня. Но стоило нам с Ширажем немного отодвинуться от Лордов, как неприятное свербящее чувство улетучивалось.

И кто же, интересно, предмет ее чувств? Унылый Маррис? Или жуткий Нияр?

7 глава

Утро началось громко. То есть, оно должно было начаться тогда, когда тело ощутило касание горячих ладоней, после чего по венам вместе с кровью разлился приятный холодок. Шираж уже восстановился настолько, чтобы заняться моей магией. Но богатый на впечатления прошлый день оставил меня безучастной к прикосновениям жениха, на поцелуй и ласковый шепот смогла среагировать лишь слабой улыбкой. Устроилась удобнее и снова уснула.

И тут в спальню влетел пищащий вихрь.

— С ума сошла? — я села в кровати и крепко сдавила виски, будто пыталась удержать расползающиеся мысли в голове.

На одеяло посыпались разноцветные тряпки.

— Вставай, соня, — хихикнула Рена и игриво дернула меня за светлую прядь. — У нас завтракают рано. Опоздаешь, до обеда придется с урчащим животом ходить.

Как в казарме, честное слово!

— А это что? — я недоуменно оглядела сваленные на кровать вещи. Явно новые, кое-что перевязано лентой или упаковано в бумагу. Но цвета слишком яркие, а ткани — тонкие. В таких не походишь на Севере, разве что захочешь с простудой слечь.

Впрочем, сама Рена, на которой красовалось оранжевое платье, до пола, но с короткими рукавами и глубоким декольте, служила тому живым опровержением. Да она же огненная, без капли холода! Как вообще выносит нашу мерзлоту?

— Подарки тебе, — звякнула колокольчиками на косе принцесса. — Надень что-нибудь.

— Ээ… Спасибо.

Выдавила благодарность и честно попыталась проскользнуть мимо рыжей бестии к сундуку со своими вещами, но была поймана за локоть и осчастливлена чем-то черным, на удивление приятным на ощупь. Платье. В пол, но без нижних юбок, так привычных мне, спереди красовался цветочный узор, и даже вырез оказался достаточно приличным. Ни единой причины, чтобы отказаться!

Что же, ладно. Но месть моя будет страшна!

— Расскажи о себе, принцесса. Ты откуда взялась такая… эээ, непосредственная? За кого из Лордов замуж собираешься? И почему жених не в курсе? — осыпала дракону вопросами и скрылась за ширмой.

В спину понеслось насыщенное эмоциями молчание. Неужели перегнула?

— Из Янтарной долины, говорю же, — ящерка быстро справилась с собой. — Я прибыла, чтобы стать женой брата Нияра. Ну как брата… Шайлас — сын кормилицы второго ассара, но они как родные. А про Леди я неудачно выразилась. Нияр пока не женат, вот я и получаюсь первой дамой в семье.

Все равно не сходится. Что-то уж очень долго она в невестах ходит… Неужели, жених не пылает брачным энтузиазмом? Но уж этот вопрос я точно посчитала неуместным и озвучивать не стала. Они здесь, конечно, драконы и понятия о приличиях у них свои собственные, но вот я — льера. И с переменой места вряд ли должна меняться сама.

День понесся по накатанной колее.

Одевшись, спешно навела порядок в комнате и вместе с драконой спустилась к завтраку. В этот раз даже не опоздала. Потом меня поймал Шираж, и мы отправились на очередную прогулку. Разнообразия ради, только вдвоем.

Драконий город мало чем отличался от человеческого. Разве что, чуть больше изысков в архитектуре, меньше снега на улицах да кое-где попадались зеленые сады. Ах да, еще перед многими домами были выложены гладкими камнями специальные площадки. Посадочные. Или взлетные, это уже от надобности зависит.

— Можешь задавать свои вопросы, — напомнил о подзабытой нашей с ним традиции жених. — Я тебе задолжал три.

— Три? — переспросила неверяще. Когда успел только?! А больше у меня и не найдется…

— Дракон, небо и ледяной дворец, — подсчитал ассар.

И точно. Сейчас узнаю все, о чем до сих пор не спросила. Только вместо полагающегося морального удовлетворения или на худой конец предвкушения в груди появилось неприятное тянущее чувство. И первый вопрос задала совсем не по делу:

— Неужели закончились красивые места?

Губы дракона сложились в теплую улыбку.

— Вовсе нет, — меня ласково потрепали по щеке. — Поверь, Маиша, у меня всегда найдется, чем тебя удивить.

Реальность пока только подтверждала его слова, сомневаться у меня не было причин.

Набрели на кованую скамейку под раскидистым серебряным деревом. Шираж стряхнул с нее снег, усадил меня, сам устроился рядом, обнял за плечи. Отлично, здесь и поговорим.

Что бы такое спросить? Почему именно я? Это и сама понимаю: потому что из северянок — самая знатная невеста. Такая и княжичу отличной партией могла стать.

— Что станет с моим Домом? — пожалуй, это сейчас один из важнейших вопросов.

— Решим, — дракон потерся замерзшим носом о мою щеку. — Через какое-то время после свадьбы посетим жрицу вашей Ладин. Она засвидетельствует в тебе родовую силу, ты станешь официально во главе Дома. А однажды сама назначишь наследника. Возможно, кого-то из наших детей или внуков.

Дыхание сбилось. Далеко же простираются его планы!

— Согласна, — кивнула и потянулась сорвать серебристый листок, но добыча мгновенно растаяла в моих пальцах.

Оййй…

— Да, Маиша, у тебя уже несколько дней как руки теплые, — улыбнулся дракон. — Задавай следующий вопрос.

Несколько дней как… Я отфыркнулась от мысли и вдруг поняла, что ничего больше знать не хочу. Прошлое, насколько это было возможно, прояснили, настоящее полно открытий, а будущее все покажет и расставит по местам. В свое время.

Об этом и сообщила просиявшему жениху.

Дни потянулись серебряной вереницей.

Ледяной дворец почти стал мне домом. План осваивался с трудом, но я старалась, ежедневно уделяя этому приличный отрезок времени перед ужином. Погода радовала, и мы частенько выбирались на прогулки. С Ширажем или все вместе. Иногда вдвоем с Реной ходили. Ввиду разницы в темпераментах, нам с ней порой бывало непросто, но глупо было бы не признать, что рыжая нахалка порядком скрашивала мое существование в Хрустальном.

Хотя ее привычка вламываться без стука в любое время дня и ночи подлежала срочному искоренению. И это не я сказала, это Шираж сказал, когда Астандера своим появлением прервала затянувшийся утренний поцелуй. И уже не в первый раз, между прочим! В общем, у моего благоверного на нее теперь большой зуб.

К слову, сам дракон вел себя почти идеально. Дарил покрытые инеем цветы, показывал разные места в городе, мы подолгу разговаривали, честно выполняя программу по узнаванию друг друга.

До свадьбы оставалась всего неделя.

А у меня нет-нет, да и возникало четкое понимание: все слишком уж хорошо. Так не бывает!

И вот, сглазила!

День не задался с самого утра. Ледяная сила, которой давно пора освоиться и успокоиться, неожиданно решила напомнить о своем существовании. От холода, противно царапающегося внутри и стекающего с кончиков пальцев, я и проснулась.

Лорда уже не было. Ладно, своими силами справимся. Вдохнула пару раз глубоко, сконцентрировалась. Шираж объяснял, как обращаться с магией, все же нам еще к жрице ехать. Однажды… И, вроде бы, все получилось. Я подождала еще немного — точно все, встала и принялась одеваться.

Взгляд упал на часы. Ой, м-мать… Проспала! Без завтрака осталась, разве только теперь самой готовить. Это-то не проблема, но я к модистке опаздываю, Шираж ее специально из столицы привезти велел. Движения стали более торопливыми. Ладно, потерплю до обеда, свадебному платью только на пользу пойдет.

А Рена почему утром не пришла? Я, вроде, ворчу, а сама привыкла. Сегодня даже беспокоюсь. Вдруг с Янтарной случилось что?

Тревога склизкой змейкой ворочалась в груди и когда я неслась по коридорам, и когда спускалась по лестнице. Неверное, она и стала виновницей того, что я влетела не в ту дверь.

— Ой, девушка… — заинтересовался русоволосый дракон с полоской чешуек на щеке.

Молодой еще совсем. Видно, недавно во дворец "на воспитание" отдали, раз я для него девушка, а не льера или Леди. Обозрела едва ли не облизывающегося парня, и извинения встали комом в горле. А еще почему-то так жалко модистку стало… И кто только додумался бедную женщину поселить в одном крыле с драконами, хоть и под охраной?!

— Красивая… — на запястье стальной хваткой сомкнулись прохладные пальцы.

Только озабоченного мальчишки мне еще сегодня не хватало!

А глаза дракона тем временем из светло-янтарных сделались почти карими. Оййй…

— Руки убрал! — я трепыхнулась изо всех сил, но, как водится, не преуспела. Дракон был бесспорно сильнее. — Я — ассара!

И это не помогло, даже отсутствие перед титулом "почти" чешуйчатого не впечатлило. Дверь захлопнулась за моей спиной, шеи коснулись прохладные пальцы, медленно подбираясь к пуговке воротника.

— Что-то не припомню, чтобы у нас была хоть одна, — интимно прошептали мне на ухо, больно куснули мочку, а затем попытались облизать несчастный орган.

Пфе! Противно, мокро и скользко. И язык у него тоже оказался холодный, ну точно — рептилия!

Странность, но не запаниковать мне каким-то образом удалось. Льера, что с меня взять. Достаточно и одного дракона, рядом с которым тают вечные ледники. А этот… мальчишка неопытный, а туда же, в соблазнители! Вон как шею облизывает старательно!

Подгадала момент, когда дракон потерял бдительность и попытался мягко оттеснить меня к узкой и не особенно удобной даже на вид кровати, и решила действовать. От души вцепилась в отросшие почти до плеч волосы, впечатала внушительный каблук в босую ступню и уже прицелилась ударить в коленку, как с грохотом распахнулась дверь.

На пороге возник рычащий и частично чешуйчатый фиолетовый дракон. Окинул взглядом относительно невредимую меня, зло зыркнул на шипящего от боли подопечного. Видимо, сделал какие-то свои выводы.

— Ты опоздал, — нарушила я неприятную тишину. К удивлению, в голосе слышались панические нотки. И только сейчас осознала, что запястье пульсирует болью, а тело бьет мелкая дрожь. Еще обслюнявленной шее холодно.

— Вижу, — ухмыльнулся успокоившийся Шираж. — Ты уже избила моего подданного.

Шутка не помогла разрядить атмосферу. Я отпрянула к двери, юный наследник, едва успел очухаться от нападения несостоявшейся добычи, получил удар в челюсть. Что-то хрустнуло.

— Вещи собрал, и домой, — ровно скомандовал Шираж. — Будь ты на пару десятков лет старше, убил бы!

Русоволосый пытался еще блеять что-то в оправдание (мол, не знал, и вообще, она сама пришла), но ассар уже схватил меня за плечо и вытолкнул в коридор. Кожа на шее мгновенно покрылась пупырышками, дрожь усилилась, еще и слезы, будь они неладны, покатились по щекам.

— И чтобы я больше не слышал, что ты прикрываешься титулом ассары, — выразил свое недовольство дракон. — Тебя как к нему вообще занесло?

Хлюп.

Ледышка бесчувственная. Меня тут!.. А он!..

Никогда плаксой не была, а стоило обзавестись женихом — и нате вам. Второй раз уже слезы лью, как какая-нибудь истеричная южанка.

— Маиша? — дракон притормозил у лестницы и внимательно вгляделся в мое лицо.

Хлюп.

Вечная мерзлота, чувствую себя отвратительно…

— Эй, ты чего? — и на лице искреннее беспокойство.

Он что, действительно не понимает?!

Горячие ручейки заскользили быстрее, растапливая иней.

— Я к модистке шла и дверью ошиблась, — и в глупые ситуации до знакомства с этим драконом я тоже ни разу не попадала. — А там этот…

Все, меня накрыло. И дракон с невозмутимым видом наблюдал женскую истерику во всей красе: с дрожью, слезами, выплеском силы, отчего весь холл обледенел, а светло-фиолетовая шевелюра Лорда покрылась инеем… Ладин знает, что там еще происходило.

Повезло еще, что жених телепат. В определенный момент взбаламученное эмоциями сознание стало затягиваться дымкой безразличия. Ко всему. Кричать больше не было сил, магия иссякла, кажется, даже холод изнутри пропал. Колени подогнулись, я и медленно и совсем не грациозно осела на мраморные ступени.

Дальнейшее помнилось, как в тумане. Совсем без эмоций, только картинка. Дракон отдал короткие распоряжения Рию и Сезану, подхватил меня на руки и куда-то понес. Потом спальня, болезненные надавливания, бьющий в грудь холод, ласковый шепот и платье, соскользнувшее к ногам.

Очнулась в горячей ванне. Моргнула, кругом царил полумрак. Пенная вода, пахнущая травами, приносила успокоение, но тело затопила слабость, даже малое движение стоило неимоверных трудов, виски давило, а душу разъедал стыд. Вечная мерзлота, я же льера! Я никогда так себя не вела.

— Как себя чувствуешь? — дракон сидел на бортике ванны и взирал на меня с искренним беспокойством.

Ужасно. Выгляжу, наверное, так же. В другое время я бы порадовалась, что все самое сокровенное прикрывает пышное облако пены, но сейчас решила, что дальше унижаться просто некуда. Поэтому ответила честно:

— Я домой хочу. Очень.

В свой замок. Или к Арлиту. Да хоть куда, главное чтобы там не было полубезумных существ, которым неведом самоконтроль! Хочу снова носить инеевую маску, не знать льющихся через край эмоций, не тонуть в глазах-омутах.

Но это все недостижимо.

— После свадьбы слетаем, — пообещал Шираж и теплыми губами коснулся виска.

Неделя. Долго. Но надо терпеть.

Выложенная темно-фиолетовым камнем, ванная комната казалась мрачноватой. Видимо, тому способствовало отсутствие окон. Магическое освещение в виде прилипших к потолку блеклых звезд и белоснежная обстановка слабо разбавляли тьму.

А вот Шираж здесь смотрелся на диво органично. Что странного, это же его комнаты. Ну и мои теперь, но привнести сюда что-то свое я пока не решалась.

Взгляд лениво заскользил по жениху. Светлые штаны, достаточно широкие, но оценить фигуру позволяют. Рубашка расстегнута, рукава закатаны до локтей, на темной ткани мокрые следы. Наверное, я брыкалась. Позорище! Но кожа у него красивая, не смуглая, но и не такая снежно-белая, как у льеров. К примеру, у меня. И линии четкие, комки мышц, даже у статуй таких нет. Это, наверное, потому, что он дракон? Для оборота ведь надо быть очень сильным?

Реальность настигла меня, когда визуальный экскурс спустился к ремню брюк. И заключалась она в поднявшемся во весь рост драконе и упавшей на темный пол рубашке. Я судорожно сглотнула. Спокойно, Леона! Держим лицо!

— Не стоит, я и так все прекрасно рассмотрела, — силенок совсем чуть, а вода горячая, так легко маску не набросишь.

Жених шагнул ближе. Я почувствовала, как он потянулся к бытовым заклинаниям — вода сделалась горячее, кожи коснулось что-то щекотное, а над ванной полетели мыльные пузырьки. И запах изменился, теперь пахло розой. Не нашей, холодной, а южной — глубокий, насыщенный, чувственный аромат.

Не к месту. Но расслабляет, да.

Перстень с большим камнем загадочно блестел в полумраке. Пальцы Лорда потянулись к ремню. Эээ?!

— Шираж, что ты делаешь? — нет, то есть, я прекрасно вижу, что. Но мне это не нравится!

— Хочу к тебе присоединиться, — доверительно сообщил этот змей низким голосом.

Он серьезно? Я же еле жива после всплеска силы и вообще… Дракон, по-другому и не обругаешь!

Отвернулась, не желая рассматривать его уж совсем откровенно, и затихла. Ну а чего я хотела, многократно предостерегая жениха от походов "налево"? Сама же четко понимала, чем это грозит. Договоренность с логикой была достигнута мгновенно, теперь осталось устроиться с максимальным удобством. Я чуть подвинулась вперед, предоставляя мужчине место у меня за спиной. Поначалу мне так будет спокойнее.

Шорох одежды, шаги босых ног по полу…

Но, видимо, не для меня одной день не сложился. Только Штедьер с блаженным стоном попытался устроиться в расслабляюще-горячей воде, как в дверь громко замолотили.

— Дракон? — я запрокинула голову и взглянула в сосредоточенное лицо.

— Сделаем вид, что мы оглохли, — предложил Шираж, притягивая меня к себе. Прикосновение кожи к коже отозвалось обоюдной дрожью.

Согласна! И пусть с ним я не льера, но временами с этим змеем бывает хорошо. Настолько, что я даже готова признать, что дело было вовсе не в диадемах. И руки у меня теплые, а для льеры это крах. Первый показатель зарождающихся чувств.

— Ассар! — в дверь все еще грохотало. — Ассар!!!

Дракон коротко рыкнул и с разочарованным вздохом лишил меня своего общества.

Через несколько мгновений послышался звук отворяемой двери.

— Рий, ты совсем обнаглел? — а перед глазами так и встала картинка мокрого и до крайности недовольного властителя Хрустального. Я даже взбодрилась, честное слово!

— Прошу прощения, Лорд, — возникла короткая пауза. Видимо, молодой дракон поклонился. — Там прибыло посольство от Северного князя. С ними трое Стражей и наследник. Вы должны быть.

Шумный вздох свидетельствовал о том, что мой жених пытается сдержать шипение.

— Я приду, — изрек наконец ассар и выпроводил Рия за дверь.

Прежде чем начать собираться, Шираж принес мне полотенце и халат и дождался, пока я, пошатываясь, доберусь до кровати. В процессе одевания кратко обрисовал ситуацию. Должна же я ориентироваться в местной обстановке. Итак. Связи с Севером здесь практически межгосударственные. Сотрудничают больше по части магии, но и торговые контакты имеют место быть. Как следствие, такие посольства не редкость, однажды даже сам Ристен был. Но чтобы стражи, да еще и наследник — это впервые.

И, чует моя интуиция, не без причины Вир явился…

В честь гостей вечером наверняка закатят какое-нибудь торжественное мероприятие. Тут меня даже не спрашивали. Шираж бережно подоткнул одеяло, невесомо поцеловал в лоб, пообещал вернуться не поздно и улетучился. Что ж, ладно, к развлечениям я сегодня действительно негодна. Но если вдруг узнаю, что рядом ящерка какая ошивалась — все чешуйки по одной повыдергаю! И не посмотрю, что я льера и пока еще совсем не ассара.

С этой мыслью обняла подушку, мечтательно вздохнула и действительно погрузилась в сон.

Проснулась от голода.

За окном было уже темно, и по всему выходило, что последний раз еду видела я прошлым вечером. Может, платью и на пользу, а вот ослабленному организму — вряд ли. Вот же драконы, хоть бы один позаботился!

Бурча себе под нос что-то о безответственных женихах и запропастившихся неизвестно куда подругах, выбралась из-под одеяла, натянула домашнее платье и отправилась добывать ужин. Причем, сделать это следовало так, чтобы не попасться на глаза празднующим. Особенно Виру, с ним больше всего проблем. Не удивлюсь, если именно из-за присутствия во дворце княжича дракон и прописал мне постельный режим.

Неслышной тенью выскользнула за дверь. Насколько я успела разобраться в местном укладе, гостей должны были пригласить либо в общую столовую, либо в один из трех бальных залов. Все эти помещения расположены в центральной части дворца, так что моя задача проста — надо как-нибудь миновать ее. Пристроилась под магическим светильником, сверилась с планом, наметила примерный путь…

И скоро мышкой прошмыгнула через холл первого этажа. Полдела сделано, кухня прямо по курсу! Судя по тому, что там журчит вода, ужин уже закончился. А бальные залы у нас высоко, можно нечаянных встреч не опасаться.

Примерно в этот момент день вспомнил, что, вроде как, собрался быть неудачным. А раз собрался, то надо и продолжать…

Из холла послышался звонкий девичий смех, низкий мужской голос и шаги. Притом, все это счастье направлялось в мою сторону. Оййй… Мне, конечно, тут быть не запрещено, но попасться на глаза кому-то из гостей не хотелось. В домашнем платье и с растрепанной косой. Ну уж нет! Решение еще и оформиться толком не успело, а я уже шмыгнула за ближайшую дверь.

Что-то вроде еще одного холла, узкого и темного. В этой комнатушке находился спуск во владения Нияра, а также во всяческие кладовки, что разместились на двух других уровнях подземелий.

Вот тут мне быть точно не положено, хоть и не запрещено! А звуки все приближались… Я опасливо глянула на дверь и снежинкой слетела вниз, на самый глубокий уровень. Встречи со звероглазым ассаром мне тоже не хотелось. Они с Ширажем, вроде, друзья, и ко мне Фьяро относился неплохо, но оставаться с ним наедине я опасалась. Ну их всех, лучше пережду!

Спряталась под лестницей, зябко обхватила себя за плечи и замерла.

А парочка не торопилась. Шаги стали громче, смех теперь перемежался с тяжелым дыханием и поцелуями. Мне стало неприятно, будто бы специально подглядываю. Отпрянула от лестницы и уткнулась спиной в дверь — ту самую, где, как помню, была кладовка с кабаньими тушами. Туда и шмыгнула.

Стоять просто так было холодно, и я стала ходить по достаточно большому помещению. Главное только на мясо постараться не смотреть, а то, признаться, страшновато. Одно дело, небольшой кусочек на кухонном столе, из которого можно что-нибудь приготовить, и совсем другое — вот это. Брр…

Ох, лучше бы мне примерзнуть к двери! Хождение это стало роковой ошибкой.

Забрела за первый ряд освежеванных туш и поняла, что он же является и последним. А там…

— Ой, м-мать…

Других слов просто не было.

Девушки! Человеческие. Шесть штук. Все покрытые льдом, но не статуи, точно. Из-под тоненькой прозрачной корочки видны лица и тела, можно и одежду рассмотреть. Только у одной богатое платье, остальные пять, судя по виду, дочки купцов или ремесленников. Лица у всех безучастные, неживые, глаза закрыты, а в месте, где должно находиться сердце, в лед вмерзла кровь.

Во мне всколыхнулся ужас. Почти животный, порождающий необузданную панику, заставляющий бежать без оглядки, хоть куда… Но сделать и шагу не смогла. Только зажала рот кулаком, чтобы не заорать. А потом ноги перестали держать, я шмякнулась на холодный пол и тоненько заскулила.

Во мне всколыхнулся ужас. Почти животный, порождающий необузданную панику, заставляющий бежать без оглядки, хоть куда… Но сделать и шагу не смогла. Только зажала рот кулаком, чтобы не заорать. А потом ноги перестали держать, я шмякнулась на холодный пол и тоненько заскулила.

Шираж! Надо к нему. Рассказать… Спросить…

Подкрадывающуюся истерику спугнул скрип двери. В кладовку влетела Рена, звякнула колокольчиками на косе, всхлипнула, утерла слезы тыльной стороной ладони и выругалась в сердцах:

— Кобель проклятый, всю душу мне вымотал…

Заметила меня, прищурилась.

— Нашла их? — вопрос прозвучал как-то зло.

— Кого? — тупо переспросила я, хотя и без того прекрасно поняла, о ком речь.

Странная внутренняя потребность потянуть время.

— Предшественниц своих, невест Шиража, — любезно просветила меня подруга. — А знаешь, льера, с тобой у него зашло дальше всего… Этим платье шить не начинали, сразу на алтарь и нож в сердце. А потом в лед — и сюда.

Внутри прокатилась обжигающая волна, оставив за собой болезненную пустоту в груди.

— Что же мне делать? — губы слушались с трудом.

Рена глянула с легким превосходством и протянула руку, помогая подняться.

— Я бы сбежала, — беззаботно повела плечами дракона, подталкивая меня к двери. Звуки исчезли. Видимо, Нияр и его подружка уже скрылись в комнатах второго Лорда.

Сбежать… Так глупо и недостойно льеры. Но разве есть иной выход? Все же я истинная дочь Севера. В нужный момент чувства застыли, не пропали совсем, но отодвинулись куда-то в самый дальний уголок души. И вопрос прозвучал четко:

— Как мне, человечке, выйти из Хрустального в земли льеров? Хотя бы в предгорье?

Дракона понимающе улыбнулась.

— Есть крутая тропа. Она начинается в саду дворца, у серебряной изгороди, и ведет прямо к подножию горы. Сможешь пройти, не сломав себе шею, будешь свободной.

Чувствуя себя ледяной статуей, я покинула подвалы. Надо спасаться. Хоть попытаться бежать. Но не сейчас, Шираж заметит. Он уже наверняка уловил, что со мной не все в порядке. Что же, Лео из Дома Синего Вереска, вот тебе и шанс доказать, что ты не только на словах носишь высокий титул…

Жених поймал меня на подступах к кухне.

— Маиша! Ты в порядке? — этот гад выглядел на самом деле обеспокоенным. — Я почувствовал… что-то…

Глубокий вдох. Надо помнить, что он телепат, еще и узы работают. Прикрыться инеевой маской снаружи и изнутри, как меня учили. Ни единой эмоции не выказать.

— Проголодалась, спустилась в кухню и сильно подвернула ногу, — чуточку смущенно пожала плечами. Да, дракон, вот такая я неуклюжая.

— И все? — недоверчиво уточнил ассар. — Мне показалось, чувства были сильные…

— Правда, было очень больно, но сейчас уже почти все прошло, — сугробы, только бы поверил! Хоть бы всматриваться не стал! — И я до сих пор не отошла от утреннего происшествия.

На лице дракона обозначилось сочувствие. А у меня перед мысленным взором так и встала картинка, как именно с таким выражением на породистой морде он укладывает меня на алтарь и вонзает нож в сердце.

Мерзавец. А я ведь почти растаяла…

— Теперь ты понимаешь, почему я не хочу снимать узы? — меня ласково погладили по щеке и проникновенно заглянули в глаза.

Вечная мерзлота! Не знай я про девушек внизу, сейчас бы испытывала благодарность. И нежность. И…

Кивнула, вернула ему точно такой же взгляд, соорудила бутерброд, прихватила большое яблоко и безропотно позволила унести себя наверх. Правильно, у меня же нога еще болеть должна, если уж я ее подвернула.

— Мероприятие закончилось?

Нельзя молчать. Нельзя позволять ему сосредоточиться на узах и чувствах.

— Для меня, да. Хочешь, покажу тебе свою мастерскую? — фиалковые глаза таинственно сверкнули.

— Ювелирную? А можно?! — я правда очень хотела ее увидеть. Но это было уже давно. Сейчас кажется, будто и не со мной.

— Если пообещаешь сидеть тихо, — дракон на миг зарылся носом в мои волосы, жадно вдохнул запах.

Интересно, предыдущих он тоже вот так обнюхивал? Ласкал? Просил доверия?

Лео! Больно закусила изнутри щеки. Надо держать себя в руках.

— Без проблем, — и ласково потерлась щекой о парадное одеяние ассара. На самом деле слезинку стерла, но ему знать не обязательно. И мне лучше забыть.

Круто развернувшись, Шираж понес меня прочь от спальни, до которой мы так и не дошли. По лестнице, на первый этаж. Мастерская щерилась тяжеленной металлической дверью, от которой исходило столько магии, что даже у не особенно восприимчивой меня разболелась голова. Но стоило хозяину шепнуть пару слов и приложиться кольцом к выемке возле дверной ручки, как все пропало.

А у меня созрел план побега.

— Впечатляет? — под потолком засветились звезды, и дракон не без гордости обвел взглядом просторное помещение.

Стеллажи, как в библиотеке. Только вместо толстых манускриптов, плоские коробочки, обтянутые черным бархатом. Все открыты, и в каждой сверкает и переливается какое-нибудь великолепие. Кольца, серьги, браслеты, колье. Отдельно выставлены тиары, массивные короны и узорчатые диадемы. Понятно теперь, почему здесь такая охрана…

— Сокровищница? — подпустив приличествующих случаю ноток благоговения в голос, осведомилась я.

На что дракон искристо улыбнулся и покачал головой.

— Ее я тебе позже покажу, туда ехать надо. А здесь выставлены только мои работы, коллекция.

Ого! Какой трудолюбивый дракон! Хотя если вспомнить, сколько ему лет…

— Невероятно, — в этот раз восхищение было вполне искренним.

Улыбка Шиража сделалась совсем счастливой. Неужели ему важна моя похвала?

— Лео?

— М?

— Можешь считать эту комнату еще одной шкатулкой с драгоценностями. Мне будет приятно, если ты станешь их носить.

На этом шокированную меня усадили в мягкое кресло у окна и оставили в покое. Сам дракон устроился за столом, к которому, словно по команде, слетелись звезды. На столешнице были разложены коробочки с драгоценными камнями, оправы, лупы, щипцы самых разных размеров и много чего еще, названия чему я подобрать даже не пыталась.

Мастерскую надолго заполнила тишина.

Я честно жевала свой ужин. Голод испарился в тот самый миг, когда взгляд нашел ледяных сестер по несчастью, но разум был сильнее. Надо поесть. Спуск непростой и, если все сложится, мне предстоит долгая дорога. Силы понадобятся.

Заодно обдумывала подробности побега. Признаюсь, сама я в восторге от этого поступка не была, но и ягненком безропотно идти к месту погибели не желала. Попробовать стоит. В первый раз в жизни рискнуть! А если и не получится, невелика беда. Раньше, чем используют в своих нуждах, все равно не убьют.

Первоначально планировала стукнуть жениха по голове чем-нибудь тяжелым и нестись к тропе. Совсем крошечная фора, и шанс минимальный. Но дракон привел меня сюда… Очень кстати! Ведь эта дверь сделана специально, чтобы сдержать возжелавших наживы подданных, так? Кольцо — ключ. Наверняка, где-то должен быть запасной, но не думаю, что Шираж постоянно носит его при себе. А значит, прежде чем он сумеет освободиться, пройдет достаточно времени.

Мне должно хватить на осуществление второго пункта в плане.

Теперь главное — заполучить кольцо и на несколько мгновений нейтрализовать Лорда. И чем болезненнее, тем лучше! Прогулялась взглядом по просторному помещению и остановила выбор на бронзовом подсвечнике. То, что нужно! Удар таким по голове — это, конечно, не так больно, как разбитое сердце, но на первый раз хватит.

Зачем только их держат в каждом доме, если все равно предпочитают пользоваться магией?

Чтобы не сидеть истуканом, я стала бродить между полками. Действительно, очень красиво. У него настоящий талант, камни в оправах не смотрятся холодными, они будто оживают, подмигивают, переливаются. Сердце сжалось. Хотела бы я и в самом деле остаться в Хрустальном. Гулять с ним по городу, лакомиться горячими леденцами, бродить по саду ледяных фигур. Ладно, так уж и быть, летать на драконе. Только не часто!

Сама не заметила, как попалась. Досадно.

Передвинула бронзового помощника в побеге поближе и сама уселась на свободный край стола.

— Скажи, а почему ты не женишься на себе подобной? Со мной ведь и дети будут не совсем драконы, и отношение окружающих немного другое…

Ввиду присутствия где-то под нами еще шести человеческих девушек, вопрос пристрастий Шиража меня волновал. Почему не драконы? С ними справиться сложнее?

— Ты знатная льера и со временем станешь сильным магом льда, — не поднимая глаз от своего занятия, отозвался Шираж. — Среди драконов немного борцов за чистоту расы, и я не один из них. К тому же, союз в высшей степени выгодный.

Выгодный… Я что, ожидала услышать иной ответ?

— Знаешь, дракон, — недовольство все-таки проявила. — Я, конечно, нежных признаний и не жду, но девушке, которой только что преподнес целую комнату драгоценностей, логично было бы сказать, что она тебе хоть немного нравится.

Просто хочу услышать. Разве это так много?

Тем более что другой возможности может уже и не быть. Впереди две дороги: на алтарь или прочь из Хрустального. И ни одна из них к романтике не располагает.

— Маишшша, — от дела ассар все же отвлекся, глянул на меня потемневшими глазами и стянул к себе на колени. Скосила взгляд — до подсвечника дотягиваюсь. Что же, можно ненадолго расслабиться. — Разве словами можно заменить поступки?

— Разбавить, — я осторожно коснулась кончиками пальцев его щеки. Погладила, постаралась запомнить это тепло.

Дракон поймал мою руку, поднес к губам, но целовать не стал. Легонько потерся и отпустил.

— Меня тянет к тебе куда сильнее, чем должно бы к невесте по договоренности, — выдал не особенно романтичное признание Лорд. — И я всерьез подумываю передвинуть свадьбу на несколько дней вперед. Такие слова тебя устроят?

Ммм… Болтать о несуществующих чувствах не стал, зачет. На этой почве у меня и возникли первые сомнения: может, не бежать никуда? Прямо спросить. Вдруг и про девиц в подвале честно расскажет?

Но я, наверное, жуткая трусиха, потому что с языка слетел совершенно другой вопрос:

— Так за чем же дело стало? Почему не перенесешь?

— Есть… кхм… обстоятельства.

Достаточно слов, ледяные обстоятельства я успела разглядеть во всей красе! Теперь, пока я не передумала, надо действовать. Чуть приподнялась и потянулась к дракону. В последний раз можно все! Хоть потом будет больно, но ведь так и так будет. Значит, можно ни в чем себе не отказывать.

Смело расстегнула верхнюю пуговицу его рубашки, и пальчики чутко пробежали по шее. Заметила, как дыхание жениха сбилось. Реагирует… Внутренне замирая, я снова погладила чуточку шершавую щеку и придвинулась ближе, наши дыхания смешались в одно. Дракон был не то удивлен, не то не имел ничего против, но сидел, не шевелясь, наслаждался моей инициативой, разве что чуть придерживал за бедра, чтобы я не уехала под стол.

Ровно до тех пор, пока мои губы не скользнули по щеке к его рту. Уверенно и откровенно, отчасти потому, что я точно знала: продолжения ласка не получит. А вот Шираж не был в курсе планов невесты, потому действовал с полной отдачей.

Сжал сильнее и поцеловал, коротко и жадно, словно сделал глоток воды после длительной жажды. Обоюдный вздох — и горячая ладонь переместилась ко мне на затылок, запуталась в волосах, заставила запрокинуть голову. Трудно было не подчиниться. Я плавилась в его объятиях, изгибалась, отзываясь на ласку, жадно хватала ртом воздух в перерывах между поцелуями. И больше не хотела никуда уходить!

Так, это еще что за сладкая лужица вместо ледяной льеры?! Мысленно надавала себе отрезвляющих пощечин, вспомнила, что очень хочу жить, желательно, с фиолетовым драконом, но и без него как-нибудь справлюсь, и прижалась к твердым губам в последний раз. Ассар проворчал что-то довольное, зажмурился, целуя меня в ответ, его ладони заскользили по спине, пытаясь нашарить застежки на платье. Какой быстрый!

Средство побега удалось нащупать примерно с третьей попытки. К тому времени дракон уже справился с двумя крючками и возился с третьим, одновременно покусывая мои губы и отфыркиваясь от растрепавшихся белокурых волос.

Для удара я собрала все силы, точно зная, что второго шанса не будет. Шираж коротко рыкнул и откинулся на высокую спинку кресла. По лбу и виску скользили бордовые ручейки. Оххх… Получилось, кажется.

— А нам бы могло быть так хорошо вместе, — прошептала с сожалением, невесомо поцеловала его в уголок рта, стянула с пальца кольцо и бросилась к двери.

Драконы безумны. Вероятно, этим объясняется тот факт, что Шираж не позаботился об элементарной защите для ключа. Он прекрасно сработал в моих руках. Или все дело в узах?

Пока неслась к боковому выходу в сад, беззвучно шевелила губами, вознося молитву холодной Ладин. Только бы я его не убила! Только бы нашелся кто-то, кто выпустит дракона из мастерской! Только бы существовал способ открыть замок без кольца!

Платье застегнула на ходу, кольцо судорожно сжимала в руке, больше всего на свете боясь потерять. Что я тогда дракону скажу? Хм… То есть, должна же у меня остаться какая-то помять о нем? Вот, эта мысль куда больше подходит к ситуации. Без верхней одежды вне стен замка было холодно, очень холодно. Но мы, льеры, дети зимы, непостижимым образом, сцепив зубы, могли сносить любые морозы без сильного вреда здоровью. Лишь бы только внутреннего инея хватило.

Посеребренный сад мирно спал в синеватой тишине ночи. И мои шаги отзывались громогласным хрустом подмерзшего снега. Сама вздрагивала от каждого и заполошно вертела головой по сторонам. Только бы в окно не выглянул никто!

Но день, очевидно, неприятности исчерпал. До изгороди я дошла беспрепятственно, толкнула незапертую калитку и оказалась на узкой тропе. Всю опасность мероприятия оценила мгновенно и, если бы не перспектива получить нож в сердце, точно бы вернулась во дворец. Темно, никакого освещения, а сама я пока на магические подвиги не способна. Самоконтроль и иней — вот и все, что мне доступно. Тропа изрезана трещинами и выступающими камнями и корягами, еще и обледенела местами. Страшно по такой идти.

Но выбор невелик. Те несчастные девушки, мертвые и закованные в лед, с кровоточащими сердцами, нагоняли больше жуть, чем предстоящий путь. И я смело двинулась вперед. Где-то шла, где-то бежала, где-то скользила, в нескольких местах передвигалась на ощупь, цепляясь покрытыми инеем пальцами за коряжки. Примерно в середине пути впервые в жизни почувствовала его. И радостно всхлипнула, не в силах сдержать слез: живой! Также узы милостиво продемонстрировали мне боль, ярость и обиду. Последняя ощущалась ярче всего.

Вслушаться в его чувства, так можно подумать, это я его обманула и хотела жизни лишить! Нет, вообще-то, так оно и есть, но ведь не со зла же. Как еще защититься слабой льере от дракона?

Остаток пути проделала с раскалывающейся от драконьего рыка головой. Укрепленная силовыми щитами дверь дрожала под мощными ударами разъяренного Лорда, но пока выдерживала. А я радовалась каждому новому шагу. Чем больше расстояние — тем реальнее шанс спастись.

Ослепляющая вспышка резанула по глазам, когда я уже почти и не надеялась. Замерзла жутко, уже и не дрожала, невыносимая усталость заставляла заиндевелое тело экономить на каждом движении. На фоне этого изодранное о камни и выступы платье и ссадины на руках и ногах смело можно зачислять в разряд мелких неудобств.

Тропа осталась за спиной. Прощай, Хрустальный! Почти бегом я обогнула сад ледяных фигур и устремилась по знакомой дороге.

Узы. Теперь главная опасность в них.

И счет идет на мгновения.

Успею добраться до своих владений — точно буду жить. Возможно, долго. Быть может когда-нибудь и счастливо. Если же дракон вырвется из заточения быстрей… Об этом и подумать жутко.

8 глава

Я бежала, потом шла, потом снова заставляла себя изо всех сил нестись вперед. Узы затихли, чувства дракона больше не долетали до меня, и все время казалось, вот он, уже за спиной, нагоняет. А обернусь — нет никого. Гулкие удары сердца отсчитывали каждый шаг, учащенное дыхание облачками пара вырывалось в темноту. Страх гнал вперед лучше плетки.

А силы стремительно таяли. Если бы не яркий образ шести ледышек, который до сих пор стоял перед глазами, я бы уже сдалась. Рухнула вот прямо здесь и… будь что будет. Но я упрямо двигалась вперед.

Здравый смысл подсказывал, что до своих земель без отдыха не дойду. Это лететь близко, а пешком, да на пределе магических возможностей… Внутри словно тоненькая струнка дрожит. Как бы выплеска силы не случилось! И помочь будет некому. Но где приткнуться? Наглость часто срабатывает, и в заснеженном домике меня бы не стали искать, но пока дракон чувствует свою невесту, это не вариант. Жаль.

Начинало светлеть. Я обреченно всмотрелась в убегающую в даль полосу дороги. Оххх… Кругом обогнуть все предгорье, пройти мимо деревушки, потом равнина, за ней темным пятном выделяется лес. Начало моих владений.

Не смотреть. Не думать. Идти.

Пытка, по ощущениям, тянулась вечность. Я обхватила себя за плечи, сжалась в комок, потому что уже начинала ощущать холод слишком остро, но продолжала брести к замку. Какая в сущности разница, здесь или на алтаре?

Время растворилось, я не воспринимала ничего вокруг, мысленно убеждала себя, что прошла уже много и осталось совсем чуть. Всего несколько шагов до свободы. И каждый может стать решающим. Поглощенная самоуговорами, я до смерти перепугалась, услышав окрик:

— Леона!

Застыла, внутренне обмерла.

Долгий миг понадобился для того, чтобы осознать — это не Шираж.

— М-мать…

Этельюр Лиривин, бывший Страж Стужи. Узнавание не было приятным. Воображение тут же выдало красочную картинку, как меня сцапают и силком оттащат во дворец, а там… Надо бежать! Но тело слушалось с трудом. Меня еще хватило на рывок в сторону и несколько отчаянных шагов, и на этом все. Я упала. Иней исчез, и ладони ощутили колкий холод снега.

Конец.

— Льера, вы в порядке, — седовласый мужчина быстро оказался рядом и склонился надо мной. — Где ваше пальто? И почему вы здесь одна?

Обращается официально, как к достойной северянке и пока еще мало знакомой невесте друга. В интонациях можно различить слабое беспокойство вперемешку с недоумением. Не знает о моих подвигах.

Можно еще соврать, но мне было уже все равно. Пусть попалась, но я хотя бы попыталась!

— Я сб-бежала, — выстучала зубами и прижалась разгоряченной щекой к белому покрывалу. Снег мгновенно начал таять, лицу стало противно мокро. Видно, совсем во мне инея не осталось…

Маг склонился, аккуратно подсунул руки под спину и коленки, и я почувствовала, как меня куда-то понесли. Сильный… А в первую встречу совсем немощным казался.

На время реальность будто выключили. По ощущениям, я не спала, но ничего вокруг себя не воспринимала. Путь до портала, а потом до дома бывшего Стража ускользнул от измученного сознания.

Очнулась уже в кресле, замотанная в теплое одеяло, когда Этельюр сжал моими руками горячие бока кружки. И отрывисто приказал:

— Пей.

Послушной куклой сделала глоток, рот наполнился горечью. Но не остановилась, осушила кружку до дна. Лиривин удовлетворенно кивнул и наполнил ее снова.

— А теперь еще, сколько сможешь. Этот отвар придаст тебе сил.

Во мне робко шевельнулось непонимание. Что он делает? Зачем?! Маг опередил с вопросом.

— А теперь рассказывай, что такого произошло, раз ты среди ночи сбежала из Хрустального?

Если рассуждать логически, надо было молчать. Или придумать какую-нибудь отговорку. Но я посмотрела в полные участия бесцветные глаза и выложила все, как на духу. Ну и пусть! Сегодня и так было слишком много бредовых поступков, которые я бы в жизни не осмелилась повторить.

— Вечная мерзлота! — выдохнул мой спаситель и, возможно, один из палачей. — Я уж подумал, Шираж защищал звание ассара и не справился.

— Что теперь? — тихо спросила я, попивая мерзкое варево. Надо запомнить этот вкус, чтобы больше никогда не возникало соблазна делать глупости. — Вернешь меня к драконам?

Этельюр долго всматривался в меня, прежде чем смог наконец дать ответ:

— Следовало бы, но нет. Я не сделаю этого.

О! Я случайно не ослышалась?

— Почему?

Снова пауза. Очевидно, бывший Страж привык взвешивать каждое свое слово.

— На тех, других, мне было плевать. Думаю, дракону тоже. Понятия не имею, что он сделал с девушками, но ты — совершенно иной случай. Не хочу, чтобы погибла льера. Маги льда слишком ценны для Севера. Вы — его дыхание, его жизнь.

От дядюшки я как-то слышала, что Стражи проходят особый обряд, полностью сливаются с воплощением своей силы. Судя по тому, как искренне говорит Лиривин, в нем это до сих пор есть.

— Поможешь? — с робкой надеждой выдохнула я.

Как-то незаметно мы стали говорить друг другу "ты".

— Не выдам, — жестко обрубил мужчина. — Думаю, уже этого достаточно.

Питье действовало. Голова уже не кружилась, я больше не ощущала холода, иней возвращался. Но так быстро бывший Страж меня не пожелал отпускать. Усадил к очагу и накормил завтраком. Навалил на тарелку целую горку оладушек и заставил все их съесть, запивая горячим молоком с какой-то травкой. Тоже та еще гадость.

Но ради шанса на жизнь еще и не то выпьешь.

— Знаешь, куда идти? — деловито осведомился маг, пока я дожевывала последний кусочек.

— Меня неудержимо тянет домой, — призналась я с толикой смущения, прекрасно осознавая всю нелогичность такого поступка. — А там видно будет.

Этельюр склонил голову набок и комментировать сказанное мной не стал. Доедала в тишине. За окном уже взошло солнце, скупо посыпало округу бледными лучами, а я все медлила. Оставалась еще одно, важное. Наконец набралась решимости спросить:

— У тебя есть кристалл связи?

— Конечно, — признал маг, но с места не сдвинулся.

Вдох-выдох. В конце концов, что я теряю?

— Не мог бы ты связаться с драконом? — и изо всех сил постаралась не смотреть на него с мольбой. Это лишнее.

— Хочешь удостовериться, что он цел? — седовласый понимающе усмехнулся. — Ладно, посиди здесь.

С этими словами маг поднялся и ненадолго исчез за дверью. Той самой, неприметной, с отломанной ручкой. Я ее еще в прошлое посещение дома бывшего Стража углядела, а вот сегодня было как-то не до любопытства. Слишком сильны усталость и страх. Но неосторожно оставленная хозяином щель манила, и я подалась вперед. Вдруг удастся что-нибудь разглядеть? Да и что такого особенного может хранить в своей спальне бывший Страж, изгнанник, седовласый отшельник?

Внутри царствовала темнота.

Лиривин вышел быстро, звякнул цепочкой, с которой свисал ромбовидный камень размером с кулак, и выразительно указал на дверь. Ясно. Связываться с Хрустальным он будет с улицы, чтобы меня случайно не выдать. Зачем нужна эта предосторожность, учитывая, что ассар чувствует меня, как себя самого, я не понимала, но возражать не спешила. Пусть делает, как знает.

А дверь и на этот раз закрыл неплотно. Стужа… Он издевается?!

Я честно боролась с собой. Запрещала, увещевала, напоминала неразумной себе, что являюсь льерой, а ледяным любопытство, вроде как, вообще не положено. Все без толку! Ехидная мысль напомнила мне в ответ, что любая льера — еще и женщина к тому же. И этот порок в нас неискореним.

Дошла до двери, больно прикусила губу… и вернулась обратно. А тут и Этельюр явился, оглядел меня. С восхищением?

Сугробы, как древние и почти мертвые глаза могут быть настолько выразительными?!

— Твой дракон жив. Какой-то юнец пытался воспользоваться состоянием ассара и занять его место, минуя традиционный бой, но Шираж справился. Впрочем, думаю, ему еще какое-то время будет не до тебя.

— Спасибо! — волна благодарности даже любопытство смыла. Я с трудом боролась с подступившими слезами.

Много же я создала проблем. Сама себя за это презираю, но иначе не могу.

— Я открою портал прямо к твоему замку, — неожиданно заявил маг.

Вот даже как? Я могла бы понять его желание остаться в стороне от чужих проблем, но явная помощь мне несколько выбивалась из образа безразличного наблюдателя. Ах да, я же нужна Северу! Большей чуши в жизни не слышала.

— Зачем? — решила быть откровенной.

— Тебя что-то не устраивает? — в голосе бывшего Стража явно читалась насмешка.

— Какую игру ты ведешь? Я благодарна тебе за спасение, но сейчас пытаюсь понять, зачем тебе нужно оградить меня от дракона? Еще в прошлую нашу встречу я заметила твое скептичное отношение к такому союзу. И хотела бы узнать его причины.

Чую, пошлют меня далеко. И заслуженно!

Но Лиривин удивил.

— Правильная, благородная льера… — протянул маг почти напевно, и в его голосе мне почудилось завывание ветров. — Ты не можешь не знать, что, когда воплощение силы покидает его, Страж медленно сходит с ума и погибает. А хочешь, я покажу тебе причину моего безумия и то, что до сих пор заставляет цепляться за реальный мир?

Так понимаю, это нечто прячется в спальне?

— Время позволяет?

— Я очень сильный маг, Леона. Рядом со мной ассар не сможет тебя почувствовать, — просто констатация факта, без тени превосходства или тщеславия.

Кивком выразила согласие и шагнула в распахнутую Лиривином дверь.

Внутри действительно оказалось темно. Я щурилась, но разглядеть ничего не могла. Пока маг не выпустил к потолку комочек светящейся энергии.

Комната, не очень большая и без окон. Вся нехитрая обстановка — шкаф, стол, заваленный книгами и непонятными мне чертежами, и кровать. Мое внимание застыло на последней. Вернее, на женщине, расслабленно лежащей поверх покрывала. Рыжеволосая, черты чуть крупноваты, но ее это нисколько не портило, глаза были закрыты, платье из тонкой ткани и крой непривычный. И маленькие колокольчики закреплены на некоторых прядях! Если бы не инеевый налет, я бы подумала, что она спит. А так… всмотрелась и поняла: грудь, плотно обтянутая тканью, не вздымается. Она не дышит.

Если бы не видела обледеневших девушек в подвале, сейчас случился бы шок. Или истерика. Но кое-какой опыт у меня уже имелся.

— Дракона? — мой голос звучал очень тихо.

Лиривин присел на край кровати, взял изящную ладонь и поднес к губам.

— Элиша. Моя жена.

Однако… Далеко же занесло огненную…

— Я знал, что воплощениям сил запрещено заводить постоянные отношения. Знал, и все равно нарушил правило. Сначала все шло хорошо, но потом мороза стало слишком много для нее, она перестала справляться. Результат ты сейчас видишь… Другие Стражи узнали, Стужа отказалась от меня, и нас сослали сюда.

И без того разбитое сердце обзавелось еще одной трещиной.

— Неужели она останется такой навсегда? — я болезненно сглотнула и широко распахнутыми глазами уставилась на мага.

Какой жуткий мир! Вынуждена признать, живя под опекой Арлита, я была ограждена от ужасов реальности и магию представляла себе чем-то волшебным и удивительно прекрасным. Еще одна рассыпавшаяся иллюзия.

— Я делаю все возможное. И Элиша борется с холодом, иногда она начинает дышать, дважды уже приходила в себя. Но пока постоянного результата нет.

Сколько длится это "пока", выяснять поостереглась. Всю мою сознательную жизнь Стражем Стужи был другой маг, и дядюшки никогда не упоминали об этой истории, хотя частенько рассказывали мне о магии, богине и прочих северных реалиях.

— Такую же опасность несет для меня союз с Ширажем? — оцепенение от увиденного постепенно спадало, вернулся мой привычный прагматизм.

Этельюр неопределенно повел плечами и аккуратно уложил руку драконы поверх светло-коричневого покрывала. Редко на Севере встретишь этот цвет. А в сочетании с инеем вообще смотрится дико.

— Посуди сама…Я — человек, она — дракон. И вот, что из этого вышло. Не воплотись во мне одна из сил Севера, гореть бы человеческому магу в пламени огненной драконы. Но Страж оказался сильнее. У вас с ассаром, конечно, больше шансов, он специально искал себе в пару человеческую женщину с сильным даром льда. Но никто не может поручиться за то, что будущее окажется действительно совместным, а не как у нас.

Человеческую? Значит, драконы даже не рассматривались?

— Занятно…

— Я это вот к чему, — Этельюр вывел меня из спальни и приготовился открывать портал. — Фиолетовый дракон мне все же друг, а стало быть, ближе любой льеры. Перекину тебя в замок и свяжусь с Хрустальным во второй раз. Но ты предупреждена, значит — шансы у вас примерно равные.

Дальнейшие разговоры были излишни. Он и так сделал для меня много. Я не смела просить больше. Мог ведь и сразу драконам сдать… Хотя, подозреваю, запертому в глуши Стражу просто интересно наблюдать за нашей возней. Ладно, пусть себе развлекается, а я пока побегу. Самой хочется узнать, насколько далеко простирается эта дорожка.

Снежный портал закружил меня, унося в родные земли.

Туман истаял, и я нашла себя позади замка. Прямо передо мной — одна из боковых дверей, справа сад, темнеющий живой зеленью на фоне белоснежного пейзажа. Его огибает узкая тропка, ныряет в лес, а там — Сердце Дома.

Мое собственное гулко заколотилось в груди при одной лишь мысли о вересковой поляне. Так вот, куда меня так влекло! Не заходя в замок, я устремилась к месту освобождения.

Оказаться после припорошенной снегом дорожки на заросшем пятачке жизни было странно. Дальше начались еще большие чудеса. Сбросив туфли, я осторожно ступила на траву, опустилась на колени, ласково погладила крошечные синие цветочки. Хорошо здесь. Не надо быть льерой, можно быть собой, затолкать холод и иней глубоко в душу, жить, плакать. Я улеглась в синеватом облаке, раскинула руки в стороны и полностью расслабилась, отпустила себя на свободу. По щекам сразу же покатились крупные горячие капли. Тело приятно щекотало и покалывало, это Сердце рода возвращало утраченные силы, залечивало израненную ауру, восстанавливало магический баланс.

Увы, боль от обманутого доверия оно унять не способно. Как и загубить окончательно растоптанный, но все еще живой росточек чувств. Вот что мне теперь с ним делать? Ответа на изматывающий душу вопрос я не знала.

Время текло плавно. Я выплакалась, даже выговорилась, потом просто лежала, щурясь на непривычно яркое солнце и напитываясь силой рода. Мне сейчас нужно. Когда еще вернусь сюда? Вокруг чуть слышно шелестел вереск, успокаивал, утешал, легкими касаниями поглаживал все еще мокрые щеки. А над головой причудливо сплелись ветви обступивших поляну деревьев, черные и серебристые, в них запутались желтые нити солнечных лучей.

Покачиваясь на волнах древней силы, я как-то пропустила тот момент, когда запястье стало печь. Сильно так! Поднесла руку к глазам — узор поблек. Не пропал совсем, но линии больше не были черными и походили теперь на застарелые шрамы. Интересно, что это дает?

Но ответ и не подумал снизойти на меня прямо сейчас, а времени на раздумья не осталось. Если ориентироваться по высокому и яркому солнцу, сейчас примерно полдень. Пора двигаться дальше.

Четкого плана не было. Признаться, когда неслась к крутой тропе, ведущей из Хрустального, я сама не верила, что свобода продлится так долго. Но вот она, желанная, и что теперь с этим подарком судьбы делать, понятия не имею. В замок нельзя, туда драконы нагрянут обязательно. Даже если Шираж будет точно знать, что меня там нет. К опекуну — тоже плохая идея. Арлит, конечно, выслушает, утешит, по головке погладит, но вернет жениху. Для того столько трудностей перетерпела, что ли?

Остается Вирсайн. К такому выводу я пришла как раз к тому моменту, когда выбралась к широкому тракту. Это единственный путь из предгорья в центральные княжества, иначе никак. Разве что порталом или на вихре, но, насколько знаю, официальные посольства северян всегда прибывают в санях. Дань древней традиции.

И точно, не успела я прижаться спиной к посеребренному инеем стволу, как вдали показалась вереница путников. Княжич с эскортом. И Стражи, наверное, до сих пор при нем…

Когда первые конные приблизились, я вышла на дорогу и взмахнула руками, привлекая к себе внимание.

— Княжич Вирсайн!

И тут же оказалась под прицелом нескольких коротких, но от этого не менее угрожающих, ножей. Удивительного в этом не было, вряд ли я сейчас сильно походила на благородную льеру.

— Вон с дороги! — рыкнул на преграду упитанный мужчина с лысиной и холеным, немного обрюзгшим лицом. Он походил на ледяного меньше меня.

Не двинулась с места. У меня было занятие важнее: хорошенько присмотреться к саням, выискивая, в которых из них путешествует Вир, а где можно найти Стражей.

— Стой! — княжич обнаружил себя сам.

Непроницаемый для ветров щит над одними из белоснежных саней, покрытых морозной росписью, дрогнул и рассыпался тучей снежного крошева, которое мгновенно растаяло в воздухе. Среди бурого меха показалась каштаново-красная шевелюра наследника престола, внимательный взгляд остановился на мне. В нем отразилось осознание, после чего Вир, не потрудившись открыть дверцу, в один прыжок перемахнул через высокий бортик саней и устремился ко мне.

— Леона?! Стылое небо, да на тебе лица нет! Что эти звери с тобой сделали? — на смуглом лице вырисовалось искреннее возмущение. — Нам сказали, что ты больна, даже проведать не допустили. А самому мне пробраться не удалось.

Он снял утепленный плащ и окутал им мои плечи, притянул к себе.

— Ты утрируешь, Вир, — выдала бледную улыбку и прислонилась щекой к плечу мага. Все-таки я правда очень устала. — На мне нет только инея, но это временно. А порозовевшие щеки и распущенные волосы — следствие длительного бега. И да, я удрала от драконов.

Ошеломленное молчание, а потом…

— О? — это был уже не только Вир, но и выбравшийся из других саней мужчина, очень худой, бледный и черноволосый.

— Этой ночью, подробности потом расскажу.

— Я тоже хотел бы их послушать, льера, — заговорил незнакомец, приближаясь к нам. — Страж Стужи, Рунну Аркель.

Ценное знакомство. Я протянула руку и назвала собственное имя, укороченный вариант. На реверансы не было настроения, да и, насколько знаю, Стражи редко обращают внимание на светские мелочи. После этого мы все забрались в сани наследника, и эскорт продолжил свой неторопливый путь.

Ну а мне пришлось объясняться.

Во второй раз рассказ дался проще. Это у Этельюра я рыдала и скулила, задыхалась, давясь словами. Здесь же говорила ровно и четко, только сухие факты: ледяные невесты, неведомый алтарь, побег. Про бывшего стража и ослабленные узы упоминать не стала, решив остаться единоличной владелицей столь ценной информации. Особенно это касалось последнего факта: пока я связана с драконом, Вир не станет явно давить. Главное, не попасться Княгине Розе.

— Змеи чешуйчатые, — выплюнул княжич. — Я этого так не оставлю!

— Предгорье — нейтральная территория, — меланхолично отметил Страж. — Предъявлять претензии мы не вправе. А льера фактически не пострадала, вот если бы девушка улизнула прямо с алтаря — тогда да…

Так, что-то мне не нравится его тон, уж слишком он мечтательный.

— Предлагаете вернуться? — осведомилась вкрадчиво я, чуть наклонившись к сидящему напротив воплощению силы.

Как по мне, эти Стражи ненамного вменяемее драконов. Что печально, поскольку больше надеяться не на кого. Вир, и тот при своем интересе.

— Что вы, льера, это исключено, — и тонкая улыбка. — Вы ведь теперь, как понимаю, под защитой княжеской семьи.

А вот этого мне совсем не надо.

И я решила воспользоваться единственным шансом переломить ситуацию в свою пользу. Потому что стать заложницей вместе со своим Домом позволить себе не могла.

— Лично я бы предпочла ваше покровительство, Рунну Аркель, — произнесла тихо, но твердо.

Мужчины дружно метнули в меня полные недоумения взгляды. Рука Вира, лежащая на плече, сделалась тяжелой.

— Леона!

— Прости, но я должна подумать не только о себе, но и о своем Доме. Не хочу зависеть от тебя больше, чем это нужно, — говорить старалась ровно, не показывая, что внутри гуляет холодок страха. Вдруг он разозлится? Вдруг сейчас оставит на дороге, и буду я сама решать свои проблемы?

Сбоку шумно вздохнули, но вспышки гнева не последовало.

— Стужа, как молодой маг льда, она может рассчитывать на твое покровительство? — деловито уточнил Вир.

Во мне все замерло. Только бы, только бы, только бы…

Без особого интереса Страж, казалось, разглядывал предлагаемую подопечную целую вечность. Наконец чуть заметно кивнул.

— Только пока мы доберемся до столицы, там магиню можно будет пристроить в соответствующий пансион. Но учтите оба, портить отношения с драконами я не хочу, и если вопрос встанет ребром, для княжеств менее губительно будет пожертвовать одной льерой, пусть даже вместе с ней перестанет существовать целый Дом.

Хрустальный город

Дворец Лордов

Боль стрелой пронзила висок. Горячая, пульсирующая. Что-то теплое текло за воротник. Шираж поднес пальцы ко лбу, разлепил глаза, коротко рыкнул.

— Маленькая лицемерка… — ярость вспыхнула ярче боли. И еще какое-то чувство неприятно заворочалось в груди, холодное и незнакомое. Будто чья-то ледяная рука сдавила сердце.

Пошатываясь и бурча под нос ругательства в адрес воинственно настроенной невесты, дракон добрел до двери. Толкнул, но преграда и не подумала двинуться с места. Затуманенный взгляд внимательно, словно сомневаясь в правдивости картинки, оглядел перепачканные кровью пальцы.

— Сссарассса, кольцо сссташшшила…

Звезды всей стаей метнулись к хозяину и принялись насмешливо подмигивать. Издеваются!

Остаток ночи прошел в ругани и беспорядочном избиении двери. Которая, впрочем, осталась равнодушна к требованию ассара немедленно испариться с его пути. Добавлял не самых приятных ощущений и тот факт, что Шираж все так же остро чувствовал беглянку. Но остановить не мог! И это бесило.

Вот она побежала к тропе, начала спуск. Поскользнулась, зацепилась локтем о криво обломанную ветку, порвала платье, когда налетела на корягу. К чему такие жертвы? Просто чтобы не быть рядом с ним? Эта мысль раздражала. Перекинуть бы дуреху через колено и вправить мозги, но мастерскую ассар защитил на славу. Даже от себя самого, как выяснилось. В какой-то момент Штедьер ослабил контроль над узами, зашвырнул в беглянку своими эмоциями — но и это не заставило ее повернуть назад. Видимо, эмоции были не те.

К утру дракон приблизительно вспомнил, за что сородичи прозвали его Мудрейшим. Усилием воли удалось восстановить утраченный контроль над собой. Отдышавшись, Шираж нашел кусок материи и отер лицо и шею от запекшейся крови, потом руки. Содранные костяшки неприятно саднили.

— Стареешь! — просветил себя Лорд. — С льерой не справился, повелся на женские штучки, как последний обитатель предгорья. Мастерскую вот разгромил… М-да.

Последнее дракона опечалило особенно, поскольку прибираться здесь придется самому. Не подданных же в святая святых запустить? Хотя… Вот отловит беглянку, будет ей наказание. Не бить же ее в самом деле! К тому же, веник и тряпка больше подойдет женщине, чем первому ассару.

Следующее действие стало, пожалуй, самым неприятным. Надо было встать у двери и дозваться хоть кого-нибудь. Хорошо бы, Нияра или Марриса, но вряд ли один из Лордов чисто случайно окажется в его крыле ранним утром. Придется довольствоваться дворецким.

Унизительно, но иных вариантов нет.

— Ну льера, попадешься ты мне… — скорее для самоуспокоения, чем в виде серьезной угрозы предрек дракон.

Через несколько часов беспрерывного крика и аккуратного колочения в дверь горло болело, а результат по-прежнему оставался нулевым. Никого. Вымерли они там, что ли? Или всех обитателей дворца одновременно разворовали прекрасные драконы?

Еще и узы подозрительно притихли, даже биения ее сердца не слышно. А вот это уже не нормально…

Плещущуюся внутри силу дракон уже удерживал с трудом. Не время сейчас. Но слишком много потрясений за одни сутки, ему нужно выровнять баланс. Не хватало еще выморозить здесь все!

— Ассар? — прозвучало где-то неподалеку. — Ассар, вы здесь?

Если поверить звукам, открылась и снова закрылась соседняя дверь. Его искали.

— Да, — дракон метнулся к двери, но постарался, чтобы голос звучал спокойно. Нельзя давать поводов заподозрить себя в слабости. — Кто там?

Торопливые шаги замерли прямо под дверью.

— Нефер Агеш, вы вчера отослали меня из дворца.

Штедьер скривился. Наглый ящереныш был последним, кого великий ассар рассматривал на роль спасителя.

— И почему же ты до сих пор здесь?

— Я осознал свою вину и хотел попросить прощения у льеры, — по ту сторону слишком явно старались поубавить в голосе заносчивости. — То есть, Леди. Но отчего-то не могу ее найти.

Следовало бы услать мальчишку за кем-нибудь из ассаров, но упоминание Маиши подтолкнуло Штедьера к ошибке. Он не слышит даже биения ее сердца! И от этого его собственное колотится беспорядочно и гулко. В конце концов, эта девчонка не просто очередная невеста, дочь одного друга и подопечная второго. Шираж отвечает за нее головой.

Да. Наверняка, некоторая нервозность объясняется именно этим. Ответственностью. Ну и предстоящим ритуалом, конечно.

— Слушай сюда, я предлагаю тебе шанс задержаться во дворце. Для этого войди в кабинет, через две двери, если считать направо. Там на полке найдешь круглую шкатулку, как открыть я тебе сейчас объясню. В ней лежит фиолетовый кристалл на цепочке, принесешь его мне. В этой части задания все понятно?

Драконы безумны, правда. В особенности неуравновешенный молодняк. Но и в сообразительности им не откажешь.

— Д-да, асссар, мне понятно… — прошипели из коридара.

Шираж кожей ощутил колебание силы. Совсем не умеет щенок себя контролировать, магия плещется, как вода в стакане, зажатом в трясущейся руке.

— Что тебе понятно? — уточнил первый Лорд, уже сожалея о том, что вообще связался.

Слишком много глупостей, и все — из-за одной ледышки.

— Я сссейчассс ссстану асссаром… — окончательно потерял контроль над амбициями наследник… Шираж даже не помнил, какого именно рода.

А напрасно…

— Да у тебя же еще шипы не выросли! — фыркнул дракон и, отвернувшись от двери, вознамерился усесться в кресло и расположиться с комфортом. Главное, чтоб мальчишка ничего не сделал с ключом, впрочем, и в этом случае его однажды найдут.

Ну какой бой с ребенком?!

Жаль, противник был прямо противоположного мнения.

Нынедействующий ассар успел сделать шага два, когда ощутил сильный удар в спину. Закашлялся. Заодно смутно припомнил, что семейство наглого щенка прозвали Крадущимися, за способность их силы проникать сквозь малейшие щели, опутывать, душить, медленно, по капле, вытягивать магию. Примерно это, со скидкой на некоторую неумелость, сейчас и пытался сотворить юный дракон.

Пятидесяти не стукнуло, а туда же, на трон!

Штедьер хмыкнул скептично и расслабился, позволил отливающим синевой энергетическим нитям беспрепятственно скользить по телу. Прикрыл глаза, сконцентрировался. Нельзя допустить выплеска силы, его магия опаснее, чем десяток рвущихся в правители щенков.

Внутренним зрением дракон видел гордо расправившего плечи русоволосого дракона. Наверняка воображает венец на своей дурной голове! Лорд усмехнулся и нанес ментальный удар. Что мыслям и чувствам какая-то там дверь?

Из коридора донеслось шипение, перешедшее в последний вздох.

Пожалуй, невесту тоже можно было попытаться вернуть, воздействуя ментально, но Шираж не стал рисковать. Он слишком устал. Вдруг не рассчитает силы влияния?

Дракон стряхнул с себя остатки чужой магии, с досадой проследил за слетевшими с пальцев снежинками и приготовился ждать. Но, рассветное небо, лучше бы им поторопиться!

Коридор наполнился топотом после завтрака.

— Ты там? — беспокойно уточнил Маррис.

— Живой? — практично — Нияр.

Правильно, если сдох, можно не утруждаться отпиранием двери. Новый первый ассар разберется.

Далее последовало краткое описание сложившейся ситуации, объяснение, где найти запасной ключ и томительные мгновения ожидания. После чего злосчастная дверь наконец распахнулась, являя Ширажу бледных и дерганых Лордов, а двум другим ассарам — частично обледеневшую мастерскую с поломанными стеллажами и разбросанными по полу ювелирными изделиями.

— Гм, — оценил ситуацию третий Лорд.

Шираж скрипнул зубами и встать уже не рискнул. Перед глазами плыло, а тело звенело от бурлящей в нем магии. Почти вырвавшейся на свободу.

— Как вы меня нашли?

— Тут стоял такой грохот, трудно было удержаться и не заглянуть на огонек, — усмехнулся Маррис.

Нияр окинул цепким взглядом погром, заинтересованно подцепил пальцем сережку с крупным изумрудом. С трудом сдерживающий бушующую магию Шираж никак не прореагировал на столь явный интерес к своей собственности.

— Распорядись принести сюда сытный завтрак и пошли кого-нибудь в город за женщиной, — организовал утро практичный звероглазый.

В другое время, возможно, Маррис и возмутился бы столь явным помыканием своей персоной, но вид подрагивающего от напряжения друга заставил позабыть на время о гордыне.

— Последнее излишне, — попытался отмахнуться от визита драконы Штедьер.

— Как знаешь, но тебе необходимо выровнять баланс, — настаивать никто не собирался. — Или ни о ком кроме своей человечки думать не можешь?

— Бред.

Фиалковые глаза встретились со звериными в яростном поединке, только что искры не полетели.

В итоге завтрак проходил без присутствия дам. Руки первого ассара сильно тряслись, глаза второго насмехались, и только Маррис оставался безмятежным, как всегда. Как раз на это время пришелся первый звон кристалла связи. Второй — когда еда на подносе закончилась, а мастерская окончательно обледенела.

"Жива!". Но радости своей Штедьер ни единым жестом не выдал.

— Слетаешь за ней?

— Могу даже голову открутить вместо тебя, — многообещающе усмехнулся звероглазый.

Пока полет предполагался только к замку Фиран. Не так уж и далеко.

— Просто верни ее в Хрустальный.

— Хорошо, — Нияр поправил белоснежные пряди, чтобы в глаза не лезли, и сыто потянулся. — Но ты лучше пригласи драконицу. Человеческая девчонка не выдержит контакта с обезумевшим драконом, будь она хоть сто раз льера и тысячу — ледяной маг.

9 глава

Пансион был не самым худшим вариантом. Если бы не забота опекунов, я могла бы там оказаться еще в детстве. Насколько знаю, близ столицы было штук семь подобных заведений, каждый посвящен определенной силе. Самый крупный, конечно, для ледяных, нас на Севере большинство, но и маги иных направленностей изредка попадаются. О них тоже иногда приходится заботиться.

Если вдруг у отпрыска из немагической семьи просыпается сила, его забирают в один из пансионов и обучают с ней управляться. Льеров, разумеется, это правило не касается, у нас всегда есть старший родственник или побочный представитель Дома с походим даром. Но поскольку у меня не осталось никого, наследница Дома Синего Вереска имела все шансы провести детство среди юных магов из низших сословий.

Не знаю, что бы мне это дало, но сейчас сердце затопила благодарность к опекунам.

— Устала? — выдернул меня из раздумий наследник, с беспокойством заглядывая в лицо.

— Терпимо.

Мы так и путешествовали втроем. Страж развалился напротив и индифферентно жмурился, больше за всю дорогу слова не произнес. Но я все равно была рада его присутствию, при Рунну княжич вел себя сдержанно, будто бы и не существовало его огненной половины. Правда, заботу тихонечко проявлял.

Весь день дорога вилась вперед. Разглядывая очередное селение, я про себя надеялась, что уж в этом-то мы точно остановимся, но вереница саней упрямо оставляла приземистые домики позади. Только с наступлением сумерек мы подъехали к небольшому постоялому двору.

Комнаты уже были заказаны. Свободных не нашлось, но Вир и Рунну согласились потесниться в одной, так что я тоже не осталась без угла.

С помощью княжича выбралась из саней и с удовольствием повела плечами. Тело затекло от долгого сидения, пусть даже в мягких мехах. Вирсайн обнял меня за плечи и увлек в тесный холл.

— Идем, провожу тебя до двери, — мы направились к лестнице, предоставив кому-то другому выслушивать приветствия хозяина заведения. — Отдохнешь пока, а когда подадут ужин, я за тобой зайду.

— Спасибо.

Несмотря на внешнюю холодность, теплая ладонь Вирсайна, в которой тонули мои пальцы, придавала храбрости.

— Уверена насчет пансиона? — мы остановились у простой коричневой двери, ничем на вид не отличающейся от остальных, но Вир не торопился меня отпускать. — Там скука смертная, уж поверь мне.

Не сомневаюсь. Но двора побаиваюсь и проблем создавать не хочу ни себе, ни другим.

— Мне сейчас похожая обстановка и нужна, чтобы прийти в себя, — я улыбнулась и смущенно повела плечами. — Ты-то откуда знаешь? Бывал?

Княжич выразительно скривился.

— Всего пару дней, с визитом, а впечатлений мне хватило. Но, может, ты и права, там помогут окончательно овладеть магией.

— О том и говорю.

Теплый палец мягко заскользил по моей ладошке, в синих глазах появилось тоскливое выражение.

— Леона?

— М? — опасливо выдавила я и попыталась высвободить руку.

Не отпустили.

— Можно, я буду иногда тебя навещать? Мы ведь друзья, правда?

Пробормотала что-то согласное и поспешно отгородилась от внимательного княжича дверью. За ней вскоре раздались шаги. Фу, ушел! Нет, я действительно считаю его другом, но что-то не уверена, что взаимные чувства носят тот же характер. И это настораживает. Вот отойду от последних событий, выкину из головы фиолетового дракона, и надо будет прояснить этот момент.

Комнатка мне досталась простенькая, но чистая, даже почти уютная. В узком пространстве с трудом умещались кровать, сундук для одежды, которой у меня с собой не было, и ширма. За последней притаилась бадья для купания и маленький тазик для умывания. Вода чистая, но холодная.

Пока смывала с лица и рук дорожную пыль и переплетала косу, тихо грезила о доме. Когда еще вернусь? А там вода горячая подведена, и шкафы вместо традиционных сундуков. Еще сад зеленый. Видимо, Дом Синего Вереска все же ближе к драконам, чем к льерам. В бытовом укладе так точно.

В ожидании Вира рассматривала белые занавески. В ночное небо запретила себе вглядываться, было попросту страшно. Нет-нет, да и померещится в темной синеве фиолетовый дракон. И сердце начинает испуганно трепыхаться где-то в горле, мешая вздохнуть.

Но дракон так и остался пустым страхом, а княжич скоро явился, деликатно постучал, выманивая меня к ужину.

— Выглядишь все еще неважно, — отметил мужчина, пока мы шли в общий зал. — Неужели правда переживаешь из-за этого ящера?

Я закусила губу. Неужели так заметно? Неужели обязательно лезть в душу?!

— Ты бы тоже не остался равнодушен, если бы тебя попытались сначала убить, а потом заковать в лед и спрятать в подземелье.

Вир хмыкнул, но развивать тему не стал.

Мясное рагу меня не привлекло, поэтому решила удовольствоваться пирогом с клюквой и ягодным киселем. Глаза уже слипались, даже любопытные взгляды воинов, сопровождающих наследника, не вызвали раздражения. Измученный организм требовал отдыха. Срочно!

— Дальнейший путь мы с тобой продолжим порталами, — сообщил Страж, когда я уже собралась уходить. — С кортежем слишком долго, а у меня есть дела в столице.

Перевела на Вирсайна вопрошающий взгляд. Отпустит?

— Заеду к тебе по дороге в Цитадель, — кивнул княжич и мягко пожал мою ладонь. — Если речь идет о драконьих ассарах, с Рунну ты в большей безопасности.

Наверное, так и есть, если даже наследник Северного престола это признает. Я благодарно улыбнулась обоим защитникам и уже собралась подняться к себе, как зал вдруг загомонил. Присутствующие (сдержанные северяне!) повскакивали со своих мест и столпились у окон.

Страж заинтересованно рассматривал вино, налитое в обыкновенную глиняную кружку. И вид у Рунну был при этом до того одухотворенный, будто он в жизни ничего интереснее не видел. Мы же с Виром такой выдержкой похвастаться не могли, поэтому, обменявшись заговорщическими взглядами, поднялись.

— Там ничего интересного, — громко прокомментировал наши телодвижения Стужа. — Всего лишь белый дракон, который очень скоро обернется и войдет в эту дверь.

Проследив взглядом за тонким пальцем, украшенным кольцом из маленького снежного вихря, я громко сглотнула. Как — дракон? Уже?!

Отрезвленные голосом воплощенной силы, люди отходили от окон и возвращались на свои места. Но десятки взглядов все равно оставались прикованы к темному провалу, где на фоне ночного неба белел плавно снижающийся ящер. Тонкий и гибкий, совсем не похожий на массивного Шиража. А шипы золотые красиво переливались в свете луны.

— А нельзя прямо сейчас портал? — сочащимся надеждой голосом спросила я.

Вир поддержал взглядом.

— Неет, — протяжно отозвался Страж и улыбнулся с таким удовольствием, что мне сразу стало понятно: попала.

А чего я, собственно, ожидала от одного из хранителей Севера? Мир и покой в стылых землях для них важнее одной льеры, мне об этом честно было сказано. А добрые отношения с драконами могут стать залогом и того, и другого.

Плавно открылась дверь, и в зал вошел худощавый блондин. Хищно огляделся вокруг.

Нияр. У меня душа в пятки ушла. Боюсь его.

Княжич недоумевающе выгнул бровь при виде второго ассара и на всякий случай удобнее перехватил внушительных размеров нож. Меня он затолкнул к себе за спину. Рассевшиеся вокруг воины враждебно напряглись, готовые в любой миг броситься на защиту наследника.

Впрочем, на драконьего Лорда вся эта возня не произвела ровным счетом никакого впечатления. С почти звериной грацией Нияр пересек зал и остановился шагах в десяти от нашего стола. Вирсайну достался внимательный взгляд. Вот, когда зауважала наследника! По себе знаю, смотреть этому змею в глаза — то еще испытание, даже Ширажу временами становилось не по себе. Княжич прерывисто вздохнул, дернулся как-то странно, но глаз не отвел. Упрямый.

— Леди? — голос дракона бархатистым мурлыканьем разлился по помещению.

В ответ — молчание.

— Предлагаю прогулку считать оконченной.

Я оцепенела, не могла даже шелохнуться. Протянутая рука дракона так и зависла в воздухе. Второй Лорд пытался проявить терпение.

— Она никуда не пойдет, — Вир всем корпусом передвинулся немного вправо, так, чтобы даже моей макушки не было видно. — Льера находится под защитой Севера.

Улыбка дракона была опасной.

— Похвально, что вы так печетесь о своих подданных, княжич, — тон Лорда оставался сухим. — Но у меня на руках есть один любопытный документ. В нем написано, что эта девушка в возрасте трех лет была обручена с неким Ширажем Штедьером, и все права на нее перешли к роду жениха. Силовые печати и подписи всех заинтересованных лиц имеются.

В изящной ладони и в самом деле возник свернутый трубочкой листок. Концы золотистой ленты, коей он был перевязан, трепал залетающий сквозь распахнутую дверь ветер. Полагаю, ту, что выходит на крыльцо, Нияр тоже не потрудился закрыть за собой.

— Не имеем права препятствовать, — со сладкой улыбкой развел руками Страж. А подняться из-за стола так и не изволил.

Меня опалило возмущением. Сволочь! Не знаю, кто хуже, этот политикан или драконы.

— Нет, — Вир не двинулся с места.

Снова поединок взглядов. В этот раз льеру пришлось труднее. Не увидела, скорее ощутила, как он сжал зубы. Да что ж этот змей с ним делает?!

Я оценивающе оглядела Вирсайна, затем Нияра, который был примерно на две головы ниже княжича. Интересное сравнение… Сильный воин и худощавый безоружный хищник. Сомнений, кто окажется сильнее, и на миг не возникло.

— Не позорься, Вир, — прошептала так, чтобы слышать мог только рыжий маг. — Ты не справишься с ним. Ни к чему подрывать авторитет при своих подданных.

И на подгибающихся ногах сделала несколько шагов вперед.

Осознала, что стою на крыльце, только когда ветер ударил в лицо. Часто заморгала, пытаясь удержать слезы, но и в этом не преуспела. Прямо черная полоса какая-то!

— Поговорим? — Нияр набросил мне на плечи тяжелое пальто. — Эй, хватит реветь! Ты не могла не понимать, что тебя все равно поймают. Так, льера?

Всхлип вышел жалкий. Я утерла щеки тыльной стороной ладони и оглядела Лорда, оставшегося в белом атласном костюме, расшитом золотыми нитями. Стоит ровно, даже не поежится, словно и не чувствует холода.

— Угу.

— Умненькая льера, — почти проурчал бело-золотой дракон, уводя меня прочь от постоялого двора и от прильнувших к окнам взглядов.

Широкая дорога пополам разрезала селение и убегала вдаль, к отстроенной Великим Князем столице. Город назвали Снежным, предсказуемо для Севера. А мы шли в обратную сторону.

— Как ты меня нашел? — вопрос родился внезапно. Рядом с Рунну меня сложно было почуять, разве нет?

— Шираж — телепат, я — поисковик, — невозмутимо пожал худыми плечами ассар и склонился к самому моему уху. — Скажу по секрету, настраиваться пришлось не на тебя, а на кольцо, которое ты по глупости взяла с собой. Но я не сразу додумался.

Это была похвала?

А Маррис тогда кто? Сугробы, о чем я вообще думаю?!

— Как он? Меня теперь убьют, да? — вот! Эти вопросы сейчас намного важнее.

Нияр удивленно отпрянул, сморщил тонкий нос. Вид у дракона был такой, будто недавно высказанное определение "умненькая льера" он сейчас просто мечтал затолкать обратно.

— Знаешь, я ему предлагал, но он почему-то отказался, — с явным сожалением произнес белый дракон и поцокал языком. — Так что вряд ли, жить тебе с ним и мучиться долго и счастливо.

— А как же ледяные невесты? — сил уже даже бояться не было, и я просто спрашивала.

— Не поверишь: их тоже никто не убивал!

И в самом деле, не верю. Но вид второго ассара, будто у ребенка, обвиненного в поедании конфеты, про которую он ни сном, ни духом, вызвал улыбку.

— Шираж объяснит. Ты пока мне вот что скажи: драпала от него или от опасности?

— Второе.

Распространяться о своих чувствах не хотелось, поэтому я отделалась однословным ответом и переключила внимание на заснеженные дома по обеим сторонам улицы. Лунный свет красиво играл на белесом покрове крыш. И тишинааа…

— Это хорошо, потому что у твоего благоверного случился всплеск силы, а уладить неудобства привычным путем он не захотел. Льера, ты случайно не объясняла жениху, что такое верность? — вид у звероглазого блондина был такой, будто он сам только что прочел это непонятное слово на какой-нибудь вывеске и не в курсе, что оно означает.

Пожалуй, я бы снова заулыбалась, если бы не оценила открывшуюся перспективу.

— Ой, м-мать…

— А ты реалистка, как я смотрю, — осклабился змей. — Ну что, полетели?

Я проглотила вставший в горле ком и попыталась найти в ситуации хоть что-нибудь хорошее:

— На вихре?

— Не-а, на мне.

Садист он, а не поисковик. Моральный!

В смысле, аморальный тип, вот!

Но шансов удрать не было, пришлось мне карабкаться на спину к перевоплотившемуся дракону. Надо признать, ящер был нереально красивый. Белоснежный, изящный, плавные изгибы, твердые пластины таинственно мерцали в свете ночи, а шипы при ближайшем рассмотрении оказались не золотистыми даже, а насыщенного янтарного цвета. Если бы не знала, как он выглядит во второй ипостаси, подумала бы — дракона.

А вот интересно, Рена в него в каком виде влюбилась? Видно же, что принцесса неровно дышит к звероглазому.

Тонкие лапы легко оттолкнулись от земли. Нияр летел осторожно, будто планировал, мягко скользил в воздухе. Страшно особо не было, но я по привычке вцепилась в шипы. Красиво здесь все-таки… Иссиня-черное небо, яркие-яркие звезды, полная луна то и дело стыдливо прячется за вуалью темных облаков, и белоснежные мы. Аж дух захватывает!

Впрочем, один недостаток у этого дракона все же имелся. С ним не поговоришь в полете. А столько еще спросить хочется! Но, как и большинство его собратьев, Нияр в зверином облике лишен человеческой речи. С себе подобными он может общаться ментально, а вот со мной — увы.

Пришлось занимать себя самостоятельно. Мысли покружили рядом с Хрустальным городом и его обитателями, заглянули в страшный подвал с кабаньими тушами и обледеневшими невестами и испуганно упорхнули в далекое прошлое. Знали ли родители об уготованной мне судьбе? Ведь не вчера же змеи начали творить свои темные дела? Наверняка. Но тогда у них было еще три сына, Дом не мог остаться без главы. А дочкой можно и пожертвовать во имя укрепления контактов с чешуйчатыми.

Хотелось бы мне ошибиться, но северные реалии я знаю слишком хорошо!

Что же выходит, Шираж так и так самое близкое мне существо? Даже если смертельно опасное?

Ответить себе на этот вопрос не успела. Дракон подо мной осторожно дернулся, я сморгнула задумчивость и огляделась вокруг… огромная терраса и переливающаяся морозными узорами дверь во дворец. Приземлились, пора слезать.

— Иди к нему, — взмахнул тонкой кистью светловолосый мужчина и облокотился на белоснежные перила, опоясывающие террасу.

Как завороженная я следила за игрой коричневых искорок в камне янтаря на его пальце. Страх холодным клубком заворочался в груди, потребовалось какое-то время, чтобы пересилить себя. Но я смогла и несколько мгновений спустя все же вошла во дворец.

Один-единственный коридор показался бесконечным. Ноги сами принесли меня в мастерскую.

Перед дверью я остановилась, перевела дыхание. Сердце меленько стучало где-то в висках. Ну что же ты, льера… Соберись. Я больно закусила щеки изнутри и толкнула дверь. В помещении царил страшный кавардак. Полки разломаны, драгоценности валяются на полу, кое-где живописно собрались лужицы от растаявшего льда. Внушительных размеров сосулька свалилась с потолка прямо у моих ног. Фу, напугала! Так и до алтаря можно не дожить!

Дракон стоял у окна, сгорбившись и прижавшись лбом к стеклу. Судя по помятому виду и редким фиолетовым искоркам, мерцающим в воздухе, самое сложное для него позади. А для меня только начинается…

— Я вернулась, — вдохнула глубоко и подошла почти вплотную к предмету своих страхов. — Привет.

Медленно, он обернулся.

Тишина. Обвиняющая, невыносимая…

— Вот, возьми, — я протянула ассару ладонь, на которой лежало его кольцо. Тяжелое… Оно оказалось слишком большим для меня, и все время скитаний я до смерти боялась его нечаянно потерять.

Сберегла.

Что же он смотрит так осуждающе? То есть, я прекрасно понимала причины его обид, но как себя сейчас вести, представляла плохо. А жених молчал, полностью предоставив мне самостоятельно разбираться с последствиями своих поступков. И эта тишина оказалась болезненнее пощечины.

— Дракон! — меня предсказуемо сорвало. Будешь тут льерой с таким окружением! — Ну скажи уже что-нибудь! Ударь! Накричи! Я знаю, что заслужила.

Кольцо с грохотом покатилось по подоконнику. Я прикусила язык и обреченно всмотрелась в фиолетовые глаза. У любого самообладания есть предел, и я только что это наглядно продемонстрировала.

— Шираж, — говорил ассар очень тихо, со свистом, будто недавно ангиной переболел. — Повтори.

Я облизала пересохшие губы и послушно выдохнула:

— Шираж. Прости меня.

— Вот и умница, а то все дракон да дракон, — меня порывисто прижали к груди и жарко задышали в макушку. Кожу тут же царапнула исходящая от него сила, и пахло от жениха так… в общем, я сразу припомнила рассказ Ниры о физических нагрузках, как об одном из способов выплеснуть излишки энергии.

— Кажется, кому-то надо бы ванну… — не сморщить нос не получилось.

— Угу. И у тебя есть два выхода: начать уборку в мастерской прямо сейчас или со мной, а потом уже наводить здесь порядок.

— Э?!

А я что, по его мнению, совсем не устала?!

— Лично мне больше нравится второй, — принял решение Лорд и, восприняв мое возмущенное молчание, как знак согласия, подхватил на руки и зашагал к нашим покоям.

По дороге чуть не навернулся три раза, лестница вообще стала приключением, но цель была достигнута относительно успешно. Дыхание перехватило, когда платье с шорохом соскользнуло к ногам. Не дождавшись от меня инициативы, Лорд справился с собственной одеждой, затем с остатками моей — и мы оказались в плотной кабинке, где с потолка при нажатии определенных рычажков текла вода.

Инеевая маска растаяла мгновенно. Подчиняясь прошлому опыту, я повернулась к нему спиной и закусила губу. Порой просто ненавижу рациональность своей натуры. Кто-нибудь на моем месте смущался бы, отнекивался и вообще… А тут только холодная логика напомнила, что я этому дракону невеста, да и он мне, вроде как, нравится. Сильно нравится.

Даже больше, чем просто нравится.

Первое время не происходило ничего. Горячие струи омыли тело, намочили волосы, прогнали холод и усталость. Я согрелась, расслабилась, забылась, изогнулась. Спина тут же коснулась груди дракона и поймала слабый импульс исходящей от него силы. Я поморщилась: здесь слишком тесно для двоих, а он еще не достаточно пришел в себя.

Шираж меня не торопил, давал время привыкнуть к обстановке. Я чувствовала его движения за спиной, и по узкой кабинке разлился запах чего-то мыльного и травяного.

Скоро голову закружили новые ощущения. Он так близко… Но ни единого касания, просто стоит рядом, молчит. Сам моется, а ведь мог бы попросить меня. Хм? А я бы согласилась? Любопытство смешалось со страхом и желанием снова прижаться к горячей коже.

Но эти невесты… Они все еще там! И я рискую в скором времени присоединиться к ледяной компании.

Прокусила губу до крови и уже почти решилась спросить, как почувствовала сильные и по-мужски чуть шершавые руки на своих плечах. Они осторожно огладили спину, отвели волосы. Новым ощущением стало касание чего-то прохладного, мыльного. Еще сильнее запахло травами, правда, запах был терпким и больше подошел бы мужчине.

— А мочалки у тебя нет?

— Зачем? — насмешливый шепот в самое ухо.

Меня повернули, утопили в фиолетовых омутах, лишили воли. Словно загипнотизированная, я потянулась к его лицу, пальчиками погладила крупные черты. Жених поймал мои запястья, чутко потерся губами о нежную кожу.

— Кстати о твоем побеге…

— Мы будем обсуждать это здесь?! — вопрос прозвучал нервно.

— Чем не место? — хитро сощурился дракон.

Мыльные руки снова заскользили по плечам, поднимаясь к шее. Я блаженно зажмурилась и снова принялась кусать губу, чтобы окончательно не потеряться. Не хочу в ледышку!

— Ты — моя невеста, — шептал дракон, прижимаясь ко мне, обжигая дыханием, а потом и губами ухо, вдоль всей раковины, сверху вниз, — единственная, настоящая. И я никогда не положу тебя на алтарь. Этого достаточно?

Соскользнувшие с шеи на ключицы руки заставили меня запрокинуть голову, по телу разливалось приятное покалывание.

— Нет! Те девушки… Ты убил их?

Не хочу дуреть от прикосновений чудовища! От этой мысли сладкая истома частично рассеялась, я внимательно следила за драконом, боясь пропустить какой-нибудь признак лжи.

— Все будет в порядке, Маиша. Завтра все собственными глазами увидишь. Я же просил поверить мне, забыла?

А я обещала. Помню.

Ласки спустились к груди. Он сжимал, надавливал, поглаживал, я — жмурилась и кусала губы. Трудно было подавить в себе льеру и целиком отдаться страсти. Шираж прекрасно видел мои усилия и бархатисто посмеивался.

— Ты сама хотела верности, помнишь? — вкрадчивый шепот и ладони настойчиво скользят по телу.

Никогда не думала, что стану реагировать на один голос. Или дело в том, что именно он говорит?

Я плавилась в руках дракона, терялась в его интонациях и собственных ощущениях. И не вспомню, в какой именно момент в моих руках оказалась невысокая баночка с чем-то зеленым. Ладони уверенно заскользили по сильному телу, размазывая по нему жидкое мыло. Да помню я, что он и так уже чистый! Но нужен же неопытной девушке повод прикоснуться?

Дракон шипел. Среди струй воды время от времени вспыхивало фиолетовое пламя.

Мгновения лились расплавленной смолой. Было много чего и не было одновременно. Мы изучали друг друга, исследовали, жадное дыхание мешалось с шипением и тихими стонами. Остатки самообладания были безжалостно затоплены любопытством и нетерпеливым желанием оказаться ближе. И я цеплялась за дракона, прижималась к нему, терлась, с удовольствием ловила короткие рычащие звуки.

Но четко понимала: мне дают расслабиться и привыкнуть.

Скоро настроение Лорда неуловимо поменялось. Он резко отбросил мои руки со своего тела и увлек под струю воды. Протестующий возглас заглушил глубокий, тягучий поцелуй.

Прикосновения стали жадными, поцелуи — почти болезненными, а шипение было жутковатым. Когда мыла на нас совсем не осталось, а я приспособилась к его действиям, осознала, что деваться некуда да и не хочется, и обняла дракона за шею, последовал новый толчок. В этот раз к стене.

Большие ладони подхватили меня под бедра, спина прижалась к твердой поверхности. Я закрыла глаза и вцепилась ему в плечи. Дракон прервал поцелуй, уткнулся носом мне в шею и зашептал что-то ласковое. Но слов за шипением было уже не различить. Ясно. Контролировать себя он сейчас не способен.

Проникновение оказалось болезненным. Очень. Я впилась ногтями в плечи жениха, мучительно кусала губы и чувствовала, как по щекам вместе с капельками воды бегут слезы. Шираж собирал их поцелуями. Скоро его движения стали резче, сильнее. Нежности не было, со мной обращались, как с драконой, равной по силе и темпераменту. И осознание этого заставляло трепетать и выгибаться.

Безумный коктейль новых чувств застлал разум. Краем сознания я поймала дрожь дракона и собственное умиротворение. Ноги ощутили мраморную твердость пола, губы — теплый поцелуй. Но сил хватило только на то, чтобы слабо улыбнуться.

Кажется, потом были махровые полотенца. Дальше — кровать, но новая порция ласк могла мне и присниться. Помню точно, что засыпала в кольце сильных рук, прижавшись к груди своего дракона и вслушиваясь в биение его сердца.

Утро началось с касания прохладных губ нежной кожи за ушком, тянущей боли во всем теле и беспредела в исполнении фиолетового дракона.

— Подъем, соня, подъем!

Видя, что невеста не реагирует, если не считать вялых шевелений и недовольного ворчания в подушку, Шираж сдернул с меня одеяло и ощутимо так приложился ладонью пониже спины. Сон как ветром сдуло.

— Совсем, да? — резко села и возмущенно сверкнула глазами на жениха.

— Заслужила, — был мне невозмутимый ответ. — В ванную, на завтрак и за уборку. Вперед, время пошло!

Пару мгновений пришлось потратить на осознание услышанного. Тот факт, что вместо уютной спальни и дозы заботы меня ждет разгромленная мастерская, никак не хотел укладываться в голове. Я даже переспросила:

— Насчет уборки — ты же это не серьезно, да?

Дракон широко ухмыльнулся.

М-мать…

Несмотря на то, что весь день оказался распланирован, меня никто не торопил. Я прошла в ванную, мечтательно огляделась по сторонам, повернула краны, щедро линула в воду ароматного масла. Потом пошарила по полке, сплошь заставленной баночками и бутылочками самых разнообразных размеров, и добавила в ванну травяного настою, призванного унять боль в мышцах. Спуск с тропы и забег по лесу не прошли даром.

Отмокала долго, заодно пыталась привести мысли в порядок. Итак, вчера мы простились с еще одним страхом. И невинностью заодно. Не скажу, что я сильно разочарована. Практичная натура неземного блаженства и сладостных конвульсий, которые самозабвенно описывают некоторые барышни, притом вслух, и не ждала. В свое время Нира мне попыталась разъяснить, что к чему, но поскольку жена дядюшки — особа совершенно не романтичная, из того единственного разговора глупостей я тоже не набралась. Ожидала боли и чего-то неприятного, что готовилась просто перетерпеть.

Реальность показала, что мы с Ширажем совместимы. Хотя бы физически. И (на этой мысли щеки предательски раскраснелись) с этим драконом мне действительно хорошо.

Еще бы проблему с ледяными невестами решить — и со спокойной душой можно замуж.

Завтракали вдвоем и молча. Правда, я в очередной раз попыталась отделаться от свалившейся на голову обязанности, но ассар, лучась счастьем, рассказал, где искать кладовку со всем необходимым. Дракон, он и есть дракон! Коварный, бессовестный эгоист!

Подбадривая себя такими мыслями, я и проследовала к месту исправительных работ. Шираж отпер дверь и приглашающе махнул рукой. Я тоскливо обозрела открывшуюся картину: щепки от стеллажей, лужицы, а среди этого всего поблескивают драгоценные камни. М-да.

Сцепила зубы и принялась отрабатывать наказание. Все равно не пожалеет! Вон, какая ссадина на лбу здоровенная… Да я бы и сама на месте ассара добренькой не была. Вспомню, каких страхов натерпелась за те сутки, так мысли о справедливом возмездии и лезут в голову. Но я их гоню, я же льера!

— Поторопись, Маиша, вечером мы идем в гости, — рассевшись на подоконнике, Лорд контролировал процесс.

— Вот и отрядил бы мне в помощь кого-нибудь из отданных тебе на перевоспитание драконят, — буркнула себе под нос, сметая щепки в большую кучу. — Мне что, и во двор все это таскать самой?

— Да, — будущий муж кивнул, в его взгляде читалась строгость. — Так ты точно запомнишь, что слово надо держать, а меня — холить и лелеять, но уж никак не бить тяжелыми предметами по голове.

— Правильно, она у тебя и так дурная, — опять бурчу. — Тоже мне, методы воспитания! Так и знай, детей я тебе не доверю.

Но недовольство недовольством, а дело продвигалось быстро. Скоро в одном углу высились остатки полок, в другом — приличная горка ювелирных изделий, на рабочем столе были разложены те, где камни повыпадали из оправ. Таких тоже оказалось немало, дракон побуйствовал на славу!

Я затерла последнюю лужицу и со стоном выпрямилась. Столпившимся в дверном проеме змеям достался злой взгляд. Нашли себе развлечение! А этот хоть бы заступился, сидит себе, ногой в воздухе покачивает и что-то там на большом листе рисует! У, дракон!

Осталось только разложить переливающиеся изыски по новым футлярам и вынести мусор из замка. На миг я засомневалась с чего начать, но ассар молчаливо указал взглядом на украшения. Кто бы спорил, только не я!

Пока занималась делом, кто только не сунулся в дверной проем. Младшие Лорды так и вовсе прощемились внутрь и активно делали вид, будто помогают. Но ни от ковыряющего когтем шатающийся изумруд из броши Нияра, ни от Марриса, который мечтательно прикладывал к себе то одну, то другую побрякушку реальной пользы не было. А Рена так и не показалась. Что странно, учитывая ехидный нрав принцессы и ее врожденную общительность. Вряд ли бы она упустила случай меня подколоть.

Знаю, что глупость, но к тому времени, когда последний перстень занял место в обтянутой бархатом коробочке, мне сделалось не по себе. Наверняка Янтарную наказали. И поделом, в общем-то, но фантазия у драконов богатая… Кто знает, до чего Лорды додумались?

— Где Сирена? — спросила у всех сразу.

От двери донеслось несколько смешков.

— С женихом, — передернул плечами Шираж и встал с насиженного места. — Им полезно побыть вместе.

— Отсидится в норе, залижет раны, восстановит попорченную шкурку — и придет выпрашивать прощения, — звероглазый скривился, как если бы прокисшего вина хлебнул, и даже интерес к драгоценному камню потерял.

— Не надо подробностей, — предостерег друга третий ассар.

Меня окатило жаром. Они здесь все драконы, сволочи по определению. Кажется, я со своей показательной уборкой еще легко отделалась… Решено, вот разберусь в ситуации с невестами и сама за извинениями пойду.

Тем временем Шираж подошел вплотную, поймал мое запястье и аккуратно приложил рисунок.

— Вроде бы, с размером не ошибся. Нравится?

Скосила взгляд и восхищенно вздохнула. Браслет. Я не знаю, как дракон это сделал, но рисунок почти жил. Тонкие нити, словно сотканные из чистого лунного света, слабо мерцали, сплетались в густое кружево. Невероятно, умопомрачительно красиво!

Восхищенные слова замерзли на языке. Я прикрыла рот ладошкой и еще раз зачарованно вздохнула. Мне? За что?

— Надо чем-то прикрыть уродливые шрамы, — Лорд коснулся запястья прохладными губами. — Зря ты так сделала, все равно узы не растворились до конца.

Сделала и не жалею! Когда дело касается дракона, лучше иметь холодную голову и возможность доверять хотя бы собственным чувствам. Но озвучивать свои мысли не стала.

— На досуге займусь, — Штедьер свернул листок аккуратной трубочкой и убрал во внутренний карман фиолетового камзола. — Собирайся, Маиша, нам уже пора. Закончите здесь все. Маррис, приглядишь?

С трудом сдерживая торжествующую улыбку, я унеслась прочь из мастерской. За спиной успела расслышать утвердительный ответ третьего ассара и дружный вздох в исполнении столпившихся у двери драконов. Кажется, еще Нияр говорил что-то насчет того, что любопытство наказуемо.

10 глава

Мне бы сейчас ванну и массаж, но пришлось быстро в душ — и в платье. Настроение было слегка шаловливое, поэтому сегодня выбрала зеленое. Не совсем привычный для льеры цвет, но традиционные белый, синий и серый тоже иногда надоедают. К тому же, я не в княжествах, у драконов свободы чуть больше.

Взбила пальцами белоснежные пряди, тронула лицо легким макияжем и спустилась в холл. Дракон уже ждал. Украдкой я скользнула взглядом по фиолетовому камзолу, расшитому золотыми нитями, из-под которого выглядывал ворот строгой темной рубашки, черным брюкам и высоким сапогам. Ему идет.

— Вихрь?

— А здесь поговорить нельзя? — признаться откровенно, мне было страшновато. Ассар, конечно, гарантировал мне невредимость, но что-то мне подсказывает, тех несчастных никто не предупреждал, какая судьба им уготована…

Губы дракона сложились в понимающую улыбку.

— Маиша, алтарь находится во дворце. Вернее, под ним, — дождался, пока я поежусь, после чего продолжил уже совсем другим тоном: — Мы и в самом деле собираемся в гости.

Выбор не стоял, пришлось соглашаться на вихрь.

Лететь над Хрустальным было интересно. Шираж не стал подниматься высоко и снежный туман под нами двигался медленно, я получила возможность рассмотреть как следует раскинувшийся под нами город. Он был прекрасен! Предсказуемо, если уж речь идет о драконах. Дома, похожие на миниатюрные замки, огромные террасы, на которых свободно умещался перевоплотившийся дракон, широкие улицы и невероятные зеленые с серебром сады.

В жемчужном небе царило оживление. Несколько плотных вихрей стремительно пронеслись мимо нас. Часто попадались драконы, приветствовали ассара уважительным рыком и аккуратно огибали наш ветряной поток. А вот между собой порой сталкивались, да так, что ледяные искры летели! Я углядела скользящую среди облаков парочку, изящную дракону бледно-сиреневого цвета и массивного белого самца. Кажется, у кого-то свидание.

Пунктом назначения оказалась одна из гор на самой окраине драконьей долины. Насколько знаю, здесь располагались замки местной аристократии. Те самые, из которых отдавали ассарам молодых драконов.

— Знакомься, Маиша — это Стальной Коготь. Здесь я провел детство, — Шираж взял меня за руку и повел к белоснежному строению, массивному и основательному, с четырьмя квадратными башнями.

— Гнездо Штедьеров? — я любознательно завертела головой по сторонам. — Вы подходите друг другу.

Впрочем, устраивать невесте обзорную экскурсию по своим владениям жених и не думал. Стремительно шагая, так, что я была вынуждена практически бежать за ним, Лорд пересек искрящийся белым мрамором холл, прошел по узкому коридору и остановился перед тяжелой, обитой железом дверью.

Судя по тому, что окон поблизости совсем не было, коридор незаметно кренился вниз, и находились мы сейчас примерно на уровне неглубокого подвала. Это не могло не вызвать во мне беспокойства.

— Шираж, скажи мне, пожалуйста, что внутри не припрятан алтарь? Или еще что-нибудь похуже?

— Кхм, — многозначительно заключил первый Лорд. — А с доверием у нас все-таки проблемы.

Я виновато закусила губу и ждала, пока жених толкнет дверь. И тот не медлил.

Внутри оказалась обыкновенная спальня. Странно, зачем в подвале? Окон здесь предсказуемо не было, но под потолком парили комочки света. Обстановка красивая, все такое изящное, много серебра и тона холодные. Туалетный столик с большим овальным зеркалом и очаровательный пуфик перед ним, украшенный белоснежными кружевами, наталкивали на мысль, что обитает здесь девушка. Дракона, то есть.

Сама хозяйка нашлась в кровати. Тоненькая, почти прозрачная, в невесомом белом платье, из-под которого выглядывали босые ступни, иссиня-фиолетовые волосы разметались по подушке. Я заметила ее, когда легкий полог затрепетал. Окинула взглядом изящную фигурку и еле удержала вскрик. Бледную кожу покрывала тончайшая корочка льда.

Дальше началось страшное. Будто почувствовав наше присутствие, дракона жутко изогнулась, затряснась в конвульсиях, из открывшегося рта вырвался пронзительный крик. Лед мелким крошевом разлетелся в стороны, один осколок оцарапал мне щеку до крови, прежде чем ассар додумался заступить перепуганную невесту.

Глаза открылись, такие же безумно-фиолетовые, как у него. Взгляд медленно становился осмысленным.

— Здравствуй, Шираж, — но это сказала не она.

Из приоткрывшейся неприметной двери в другом конце комнаты появился мужчина, прошел к ассару и уверенно протянул ему руку. Усилием воли я подавила всплеск страха и присмотрелась к нему.

Худощавый, черты погрубее, чем у льера, но не такие крупные, как, скажем, у Штедьера. Каштановые волосы коротко подстрижены, и самые длинные пряди едва касаются ушей. Глаза карие. Не похож он на дракона. На ледяного — тем более.

— Познакомься, — меня поймали за локоток и выдвинули вперед, — Лорени Штедьер, моя сестра. А это ее жених, Ортин из Гнезда Бурого Ястреба.

Еще один быстрый взгляд на мужчину. Теперь оценивать его смело можно по человеческим меркам. Не льер, знать средней руки. Северянин, но судя по цвету шевелюры и смуглой коже, есть в нем и южная кровь.

А воспитан прекрасно и выдержка на уровне: Ортин спокойно позволил себя рассмотреть, сделал какие-то свои выводы и руку целовать не стал. Ограничился мягким пожатием ладони.

— Моя невеста — льера Маиша Сорена Леона Магритта Фиран, наследница Дома Синего Вереска, — завершил знакомство Лорд. — Она предпочитает, чтобы ее называли Леона.

— Настоящая северянка, — очень тихо, будто бы через боль, проговорила Лорени. Дракона уже сидела на одеяле, подогнув под себя ноги. — Вы подходите друг другу.

В ожидании ужина мы придвинули кресла к кровати, и сведущие в происходящем на три голоса начали мне объяснять, что же у них тут творится. А я слушала и все сильнее ощущала себя героиней страшной сказки.

Само собой, первый ассар происходил из очень древнего драконьего рода. Всякое бывало за его историю: и войны, враги пакостили магически, а у драконов фантазия ох какая богатая, да и сами Штедьеры чудили регулярно и не без последствий.

Взять хотя бы прадеда Шиража, тот тоже ассаром был. Но стал им не в честном бою, как это принято в Хрустальном, а подло убив предыдущего правителя. Разумеется, семья этим не гордится, но что было, то было. Воцарение коварного дракона началось с того, что он сам лично уничтожил весь род своего предшественника. Опасался, что сыновья вырастут, войдут в силу и отплатят ему той же монетой. Зная змеев, опасался вполне справедливо. Даже дочерей не пощадил. Мало ли?

Но справедливость иногда все же находит лазейку и прокрадывается даже к драконам. Правда, и она временами предстает в облике чудовища. Вторым даром у младшей дочери погибшего ассара, помимо силы льда, оказалась способность проклинать. Будь она человеком, придушили бы еще во младенчестве, себе дороже. Но у драконов все иначе — девушку любили и даже учили.

Именно она произнесла страшные предсмертные слова. Не ходить по Хрустальному роду Штедьеров! Разве только первый ассар смоет проклятье кровью своей невесты. Но у злодея давным-давно была жена, а в ожидающие его невзгоды новоявленный ассар не поверил. Десятилетие пролетело, второе, третье… но ничего страшного так и не произошло.

Тот дракон умер в глубокой старости, в традиционном бою, не сумев победить молодого противника. Для Лорда — великая честь. А вот его сыновей одного за другим убила их собственная магия.

— Мы не знаем, почему это происходит, — глухо подвел итог Шираж. — Не понимаем, как. Иначе, чем проклятьем, эту болезнь не объяснишь. Дед, отец, потом братья… Штедьер спокойно живет двести пятьдесят лет, а потом начинается сущий кошмар. Сила. Она вымораживает изнутри, осколками льда разрывает плоть, убивает медленно и мучительно. Я видел, как они умирали, Маиша! Лор — последняя, кто остался…

Комок ледышкой засел в горле. Я лихорадочно сжала руку жениха, не пытаясь скрыть охватившую тело дрожь. Казалось, она пробрала до самой души.

— Невесты… Ты пытался спасли сестру?

Дракон кивнул.

— Да, Маиша. Когда только заключили помолвку, мы с льером Фиран провели обряд с тобой. Ты выжила, совсем не пострадала, но Лорени становилось только хуже.

— Зато Шиража проклятье так и не коснулось, — девушка улыбнулась, но тут же поморщилась. Видимо, любое движение было для нее очень болезненным.

Информация пыталась уложиться в голове, поэтому первое время я молчала. В общем-то, с точки зрения нашей северной логики, события прекрасно соединились в цепочку. На месте проклинательницы я бы тоже ухватилась за последнюю возможность отплатить. И на месте Шиража… Ох, страшно даже представить. И обе стороны вызывают острую, почти болезненную жалость. Чтоб тот прадед вечно в своем ледяном айсберге ворочался!

Одно вызывало вопросы. И, пользуясь случаем, я решила прояснить все до конца.

— Если со мной не вышло, зачем было истязать других невест?

Мужчины переглянулись.

— Чтобы чего-то достичь, надо пробовать, — приоткрыл завесу над ходом своих мыслей Шираж. — Снова, и снова, и снова! Пока результат не будет положительным. Сначала мы решили, что дело в возрасте, потом подбирали девушек с разными силами, вызывали разные чувства. Как видишь, проклятье все еще висит над нами.

Я представила. Содрогнулась.

Гадко. Но в случае Штедьеров так правильно — не сдаваться, бороться, пока хотя бы в одном из них бьется капля жизни. А мне теперь тоже не все равно. Даже не из-за проснувшихся чувств к дракону или сострадания к его сестре. Наши с Ширажем дети тоже будут Штедьер, а значит… Оххх!

— Неужели совсем никакого результата? — это пугало.

— Отчего же? — заломил бровь Ортин. — Мы отмели бесполезные варианты, выстроили несколько схем, по которым может действовать колдовство, и решили попытаться зайти с другой стороны. Девушек на алтаре больше не будет.

Закономерный вопрос "Кому же достанется эта сомнительная честь?" выразила взглядом. Драконы! С ними никаких слов не останется!

— Я, — гордо объявил полукровка.

— Бред!!! — оценили его подвиг мы с драконой в один голос.

— Вовсе нет, — усмехнулся ассар. — Сами подумайте: если принять на веру то, что меня спасла моя невеста, то правильным выглядит, что за Лор должен побороться ее жених. Что же до условий… Я лично не присутствовал, когда наш род проклинали, история дошла до нас в виде семейного предания. К тому же, не будем забывать, что слова прозвучали из уст драконы. Черной драконы! А они, по слухам, особенно коварны.

То есть, реальный способ избавления от озвученного может очень и очень отличаться? Нет, я все-таки люблю этих ящеров!

— А невест замороженных зачем хранишь? — обреченно уточнила я, заранее готовясь к очередному потрясению.

Но тут Шираж приятно удивил. Сморгнул притаившееся в глубине глаз чувство вины и деланно небрежно ответил:

— Разберемся с основной проблемой, и займусь ими. Я успевал замораживать девушек до того, как последняя капля жизни покинет их тела. Кто знает, возможно, не все еще потеряно?

Я представила, как счастливо обзаведусь шестью соперницами одновременно, и с усилием подавила неприличное предложение никого не спасать. Ладно, ледяные статуи мне во дворце не нужны! Но чтоб духу их поблизости не было, как только смогут самостоятельно передвигаться!

И что это все так понимающе улыбаются?!

Я, дракон, солнечное утро, два дня до свадьбы и три неоконченных дела, которые надо утрясти до церемонии. Обряд, ледяные невесты и Рена.

Блаженно потянулась до боли в мышцах, потерлась щекой о плечо жениха и, заметив, что Лорд открыл глаза, спросила:

— Раз я тебя спасла от проклятья, получается, ты теперь должен быть со мной? Если не женишься или позже оставишь постаревшую жену, лед проснется?

Вот мы и затронули тему времени, которое оказывает разное влияние на людей и драконов. Но ассар спросонья на серьезный разговор настроен не был. Он сверкнул глазами, щелкнул меня по носу и одуряюще улыбнулся:

— Понятия не имею. Но знаешь, Маиша, проверять твою теорию отчего-то не хочу.

Кто б сомневался?

Обменяла щелчок по носу на поцелуй в него же, легонько куснула нижнюю губу жениха и унеслась в ванную. До завтрака надо еще на примерку свадебного платья успеть!

Но, видимо, модистка попалась заговоренная. Или ей просто со мной не повезло?

Сначала Шираж тихонько прокрался ко мне в душ. С самой естественной целью — помыться. И хоть рук не распускал, но бесценные мгновения все равно растянулись чуть дольше, чем я планировала. Мы обнимались, брызгались и едва не разворотили несчастную кабинку. В общем, наслаждались жизнью, как могли.

Покончив с утренними процедурами, я влезла в узкие брюки и блузу, наспех заплела косу и понеслась на первый этаж. Надежда уложиться в отведенное самой себе время все еще была жива.

Ровно до того момента, как я дошла до коридора, в который выходит дверь комнат Сирены. Собиралась же лично явиться за извинениями! Почему не сейчас? Закусила губу, сомневаясь, потом в мыслях заблаговременно отругала себя за несобранность и пошла. К Янтарной. Думаю, нам есть что друг другу сказать.

Перед дверью помедлила, набираясь наглости, и стучать не стала. Принцесса всегда являлась именно так, почему я должно уважать границы? Впрочем, вся моя злость на подругу испарилась очень быстро. Стоило только увидеть ее разбитую губу. Двое суток прошло, а до сих пор заметно.

— Тебя что, били? — я неверяще округлила глаза.

Помню, конечно, что они тут все драконы, и повадки у некоторых из них почти звериные, а все равно привыкнуть не могу.

— Леона! — Янтарная отвернулась от зеркала, перед которым сидела, и блеснула заслезившимися глазами. — Ты могла убиться на той тропе, а теперь переживаешь из-за того, что меня кто-то стукнул? Я боялась, что ты теперь и видеть меня не захочешь…

Да, неправильно как-то получается. Но рыжая заноза для меня успела стать неотъемлемой частью жизни во дворце, пусть все так и остается. Только теперь я буду делить ее слова надвое, так для собственной шеи безопаснее.

Примирение со слезами, громким раскаянием и объятьями произошло почти сразу. После чего мы устроились на кровати, и Сирена принялась расказывать о своих приключениях.

— Ты ушла, а я спустилась в винный погреб, тяпнула для храбрости и пошла к Нияру. А там эта девка… Ну мы и сцепились. Не смотри, что у меня губа разбита, эта потаскуха вообще из окна летела. Жаль, крылья раскрыть успела, не ушиблась даже.

Однако. Надо будет взять на заметку: никогда не нарываться с драконьими женщинами. Или в придачу к слугам, которые должны прибыть как раз сегодня, выпросить себе наставника-мага. Должна же у меня быть какая-то защита кроме громкого титула мужа. Ну и самого мужа время от времени.

— А потом? Вы с Нияром?..

— Да если бы! — нервно фыркнула огненная, да так, что облачко пара выдохнула. — И хочет же, я вижу! А ни в какую. Посмеялся, отругал меня и за шкирку к жениху оттащил. Еще и под зад дал, как нашкодившей девчонке!

Возмущение драконы было до того сильно, что вокруг нее начали вспыхивать золотые искорки. Как бы не сожгла что-нибудь…

— А я без него не могу, понимаешь?

Смутно. Как истинной льере, бурные страсти не были мне знакомы. Только с появлением Шиража я отступила от вдалбливаемых с детства правил и позволила себе немного оттаять. Еще страх толкнул на пару безумств, вроде того же побега. Но все равно, что посоветовать подруге, я не знала.

— Раз вас так тянет друг к другу, почему Нияр не сделает тебя своей Леди? Он же ассар, он все может, — такой выход виделся мне наиболее логичным.

Драконы не привыкли отказывать себе ни в чем. Даже если силенок маловато, все равно нагло тянут лапы к желаемому. А второй ассар Хрустального явно не зря носит почетный титул, это даже мне, чужачке, понятно.

— Он не хочет причинять боль брату, — поджала губы Астандера, нервно теребя косу, отчего на ее кончике позвякивали колокольчики. — А Шайлас, кажется, действительно в меня влюблен…

— Братья?!

М-да, ситуация…

— Молочные, — внесла ясность дракона. — Отец Нияра тоже был ассаром, и когда его убили в бою, новый правитель отдал свалившегося на него младенца на воспитание в одну из драконьих семей. Уважаемую, но не богатую. Они росли вместе, в юности даже ритуал какой-то с кровью провели. Теперь эти двое ближе, чем братья.

Я закатила глаза. Как же у них тут все сложно!

— Потом появилась ты и стала камнем преткновения?

— Когда Шайлас прилетал в нашу долину, мы понравились друг другу, — со вздохом продолжила рассказ Сирена. — У меня родители хорошие, ни одну из своих дочерей замуж насильно не отдали. Так вот, появился интерес, мы пообщались, и я согласилась на помолвку. Достойный ледяной, советник второго ассара — отличная пара третьей принцессе. И в Хрустальный я по своей воле перебралась. А тут в первый же вечер увидела звероглазого и пропала!

Дальше Рена в подробностях рассказывала про свои метания. Есть отчего озвереть! Обещана одному, любишь другого, а этот другой, хоть и наделен огромной властью, как-то менять ситуацию не собирается. Потому что в противном случае будет бой. И Нияру придется убить брата, семье которого он обязан всем. Не хотела бы я оказаться на месте рыжей ящерки!

Проговорили мы не только примерку, но и завтрак. Поэтому, когда поток стенаний вперемешку с раздраженным рыком у драконы иссяк, было решено совершить налет на кухню. Правда, готовить уже пришлось самим. Поблизости ни одного молодого дракона не ошивалось, даже дворецкий куда-то запропастился, а искать кого бы то ни было не возникло желания. Ну их! Потом до вечера не отделаешься!

Быстро заглотили кашу, выпили ароматного чаю и побежали к модистке. Обе. Как выяснилось, Рене тоже шили наряд. А также всем ассарам и их ближайшему окружению.

Молоденькие помощницы шерры обрадовались нам, как родным. А когда Янтарная уверенно выпихала за дверь молодых драконов, всеобщему счастью вообще предела не было. Девушки, разумеется, в Хрустальном не жили, утром их доставляли к месту работы, а с наступлением темноты переносили по домам, но и того внимания, которое они получали за рабочий день, северянкам хватало с лихвой. Настолько, что бледные мордашки живописно морщились при виде красавцев-мужчин. Будто бы те являлись пауками или еще кем-нибудь… неопасным, но противным.

И я была солидарна с обитательницами княжеств. А ведь мне, в отличие от них, здесь жить!

— Желтое?! — принцесса изумленно взирала на мой свадебный наряд. Ущипнула себя за руку, но платье и не подумало оказаться видением! — Вот уж не ожидала, что ты осмелишься!

Ткань была нежно-кремовой, с чуть заметными золотистыми ниточками. Не такая уж и смелость, тем более что в нем я не смотрюсь ледяной статуей. Спрятала улыбку в нитке строго сжатых губ и начала раздеваться.

Примерка прошла быстро. Платье было уже готово, оставалось добавить кое-какие детали. Там жемчужинку пришить, здесь складочку разгладить. Взгляд в зеркало показал, что шерра идеально справилась со своей работой.

Тяжелый бархат внизу и тончайшая, летящая ткань поверх него. Обычно так не делают, но мы решились на эксперимент. Скромное декольте, обшитое тонким кружевом, длинные узкие рукава без всяческих украшений, тугой корсет и ворох пышных юбок. Благодаря легкой верхней ткани я напоминала снежинку — такая же пышная и сверкающая, только теплая, золотистая.

Очередь перешла к Рене.

Вот тут и началось веселье!

Это меня отданные в услужение ассарам наследники драконьих семейств обходили по косой дуге. Видимо, Шираж предупредил. А принцессе приходилось отбиваться своими силами…

— А ну брысь отсюда! — рявкнула Янтарная, зло сверкая глазами на окно. Не успела она стянуть платье с плеч, как в застекленном проеме возникли плотоядные морды с голодными глазами.

Задернули шторы, но и это не помогло. У одного из мальчишек оказалась способность проникать сквозь. Да через что угодно!

— Я тебе в мамочки гожусь! — бесилась рыжая. — А тебе в бабки!

На мордах расплылись довольные улыбки. Вот же паршивцы!

Опасаясь, что с такими темпами мы не закончим никогда, я покрыла стекло морозными узорами. Та же инеевая маска, только набросить ее следовало не на себя. Этот трюк стал первым, что я научилась делать с новой силой.

Большинство отвалились, но один-то остался! И что с ним сделать?

— Спалю, — дракону уже потряхивало от ярости. — Я могу, вот увидишь!

Не знаю, как любители подглядывать, а я в способностях подруги не сомневалась. Потому и решила действовать, пока свадебное платье не пострадало от летящих во все стороны искр.

Приоткрыла окно и очень тихо, так, чтобы слышать мог только один, пригрозила:

— Мужской силы лишу, — обещание звучало бесстрастно, и оттого веско.

Страх, на миг показавшийся в синих глазах, быстро сменился насмешливым недоверием.

— Не сумеешь! Ты же человечка, у тебя не может быть никаких способностей, кроме ледяной магии, — в тоне нахала слышалось ехидное торжество.

Ну дождешься же ты у меня!

— А я будущая ассара, во мне вторая сила пробуждается, — перегнувшись через подоконник, сообщила светловолосому любителю острых ощущений придуманный секрет.

Страх вернулся, а компанию ему составило изумление.

Плюх!

Это искатель пикантных деталей улетел в сугроб под окном.

— Можем продолжать, — объявила я, задергивая шторы. Просто так, по привычке. Необходимости осторожничать больше не было.

Платье Сирены — ярко-малиновое, узкое и с невероятным декольте — наверняка привлечет к себе немало взглядов на торжестве. Бедный-бедный ее жених!

— Точно хочешь присутствовать? — уточнил Шираж, поглядывая на меня со смесью беспокойства и некоторого недовольства.

Кивнула.

Остаток дня промчался быстро. Большую его часть поглотила примерка, пока не пришли мужчины и не выпроводили нас с Янтарной от модистки. Умные драконы, знают, что болтать о нарядах женщины могут вечность! И тот факт, что одна из них является льерой, нисколько не помеха. Следом был обед, опять-таки в компании принцессы, знакомство с прибывшими слугами, обсуждение с Рием свадебного меню. Мелочи нужные и по большей части приятные, но утомительные.

Лорени и Ортин прибыли с наступлением сумерек. Не знаю, зачем понадобилось тащить во дворец больную дракону, которая и сидеть-то долго не в состоянии… Но пару разместили в гостевых покоях в нашем с Ширажем крыле, и теперь подземный зал готовили к ритуалу.

Я там еще не была, да и настоящей сильной магии в жизни не видела, хоть и росла среди ледяных. Поэтому сейчас интерес прорывался наружу дрожью нетерпения. Скорей бы уже!

Только бы все получилось!

— Зрелище не из приятных, даже в том случае, если все пройдет как надо, — напряженно процедил дракон. — Я предупредил. Идем уже, пора начинать.

Нервничает. Что и понятно, сестра все-таки. И будущее на кону! Я захватила теплую кофту и выскользнула в коридор следом за женихом.

Шли быстро. Кругом было пустынно и тихо, казалось, весь дворец притих, весь Хрустальный затаил морозное дыхание и тихонечко гадал: сбудется или нет? Лично мне драконья логика не была понятна. Зачем называть условия избавления неточно? Тоже месть? И кому, потомкам? Мы-то здесь причем! Хотя, если вдуматься, черная дракона тоже никого не трогала, пока ее не убили… В общем, нервозность Лорда передалась и мне.

Вдруг они не угадали? Вдруг сейчас ничего не получится, а я не спасла Шиража, и его сила тоже начнет истязать своего хозяина? Уффф…

Мы остановились на втором уровне подземелий. Тяжелая дубовая дверь скрывала круглый зал. Каменный алтарь той же формы, инеевые письмена на полу и свечи, в подсвечниках закрепленные на стенах. Первые мгновения я смотрела на трепещущие язычки оранжевого пламени и недоумевала, откуда здесь взяться сквознякам?

— Будь добра, оставайся у входа, — скомандовал мой ассар, дождался утвердительного наклона головы и оставил меня.

С места не сдвинусь! Я же только посмотреть пришла, а не участвовать.

Тем более что тут и других желающих оказалось достаточно.

Ортин взбудораженно метался вокруг каменного возвышения, то и дело ероша волосы. И по виду на его голове уже мог спокойно свить гнездо тот же ястреб. Лор тоже пожелала присутствовать, и для нее принесли удобное кресло. Оно и понятно, и я бы на ее месте в стороне не осталась. Вдруг последний раз жениха видит? Наверное, в голове драконы бродили схожие мысли, потому что она уже успела искусать губы в кровь.

Естественно, здесь же присутствовали и Нияр с Маррисом. Складывалось впечатление, будто ассары во всех важных делах участвуют вместе. Только бои для каждого личные, но их я пока не видела. На счастье. В качестве помощника для Шиража, который и проводил ритуал, выступил Рий. В отдалении топтались трое молодых драконов с таким видом… им бы сейчас свитки и перья — и смело можно думать, что ассары начали брать учеников.

Выходит, молодняк отдают не только на перевоспитание, но и в обучение?

Обдумать эту мысль как следует я не успела. Пламя свечей вздрогнуло в последний раз и замерло, как по команде. Ортин послал невесте ободряющую полуулыбку и разлегся на алтаре. Началось.

В зале резко потеплело. Драконам ничего, они, как выяснилось, менее ледяные, чем я, разве только Маррис расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке. Мне же пришлось снять кофту, и иней исчез, но все равно чувствовала себя неуютно.

Магия у драконов куда менее эффектная, чем у льеров, как оказалось. Сами ритуалы обставлены гораздо проще. Шираж не читал долгих напевных заклинаний, не выплетал пальцами невидимые кружева. Спокойно обошел алтарь по кругу, шевельнул губами и повел ладонью над лежащим на алтаре. Как раз там, где должно находиться сердце.

Верхняя часть одежды Ортина растворилась, кожа с левой стороны заблестела от инея.

Рий передал господину нож.

Короткий замах — и из груди Ортина осталась торчать одна рукоять. Если бы дыхание не сперло от страха, я бы точно вскрикнула!

По бледной коже медленно-медленно стала стекать на алтарь черно-багровая кровь. И жара усилилась, до дурноты, до головокружения. Я вцепилась в дверной косяк и жадно задышала. Не помогло.

Все замерли, никто больше не пытался ничего сделать. Разве что ученики подались вперед, боясь упустить малейшую деталь, а Шираж вскинул ладони, готовый в нужный момент сотворить еще одну ледяную статую, дабы немного разбавить общество прекрасных дам в соседнем подземелье.

Казалось, тишина стояла целую вечность.

Мой дракон снова что-то зашептал. Плечи его сестры меленько затряслись в рыданиях. Но надежду они потеряли рано.

Нияр стремительно скользнул к первому Лорду и опустил руку ему на плечо, обрывая уже нацеленные на несостоявшегося зятя потоки холода. Я их почувствовала и с трудом удерживалась от соблазна встать на пути — жара в зале даже при открытых дверях казалась невыносимой.

И тут началось.

Распростертое на алтаре тело конвульсивно содрогнулось, нож, звякнув, ударился о каменный пол. Над бурыми потеками собиралась темная дымка, формируясь в изломанную тень. Испуганный разум с трудом опознал в ней черную дракону.

С жутким рокотом тьма пронеслась по залу, оскалилась на Шиража, задержалась возле меня и с силой ударила в грудь Лорени. Девушка тонко вскрикнула и обмякла.

— Как интересно, — сморщил нос, будто принюхиваясь, Нияр. — Такое впечатление, что для каждого следующего Штедьера его бесценной половине придется проводить отдельный ритуал.

Шираж посерел.

А с трудом усевшийся на каменном алтаре сын Гнезда Ястребов захрипел и слабо улыбнулся.

— Если я жив, значит у нас получилось?

Ответом ему была согласная тишина.

Второй ассар, единственный из присутствующих, кого не коснулся легкий ступор, скользнул к креслу, где как раз приходила в себя сестра его друга, и учтиво предложил:

— Позволите доставить вас в покои, леди?

— Да, пожалуйста, — голос драконы звучал совсем слабо.

Следующей отмерла я и с улыбкой проводила взглядом удаляющуюся спину, обтянутую белоснежным камзолом. Унес. Но с обращением, конечно, переусердствовал.

Вскоре зал наполнился суетой. Рий призывал не допущенных к ритуалу воспитанников, чтобы начать уборку, Маррис вполголоса отвечал на вопросы троих счастливчиков и грозился завтра устроить какую-нибудь проверку их знаниям. Видимо, обучением юных драконов занимался именно он. Шираж дал распоряжение отвести Ястреба в их с Лорени покои и приблизился ко мне.

— Если после увиденного ты не захочешь выходить за меня замуж, я пойму.

— Вот как? — я изогнула бровь и смерила ассара недоверчивым взглядом.

В его понятливости сомнений не возникало. Как и в том, что Шираж, подобно большинству драконов, жуткий собственник, упрямец и вообще только что проведенный ритуал вполне может оказаться не самым главным скелетом в его шкафу. С последней мыслью почему-то согласилась интуиция.

— Но никуда не отпущу, — подтвердил мои мысли дракон, обнял за плечи и повел прочь из подвального комплекса.

Пугает и радует одновременно. Я хочу быть с ним, хоть совместное будущее и напоминает первый полет на драконе. Дух перехватывает от смеси ужаса с восторгом, и деваться некуда. Внизу пропасть, вверху безумное небо, но собственных крыльев у меня нет. Оххх…

— Если на ваших свадьбах принято спрашивать невесту, я скажу "да", — и прижалась к нему теснее, хотя так идти было очень неудобно. — Но пожалуйста, реши что-нибудь со своей коллекцией девушек. Мне неспокойно знать, что бедняжки где-то внизу.

Льеры тоже не чужды жалости. Ну и что?

Дракон кивнул, но улыбка получилась какая-то уж слишком широкая.

— Утром займусь, есть у меня одна мысль, — выдал жених туманное обещание и закрыл за нашими спинами дверь покоев. — Но Маиша, у нас в традициях похищать своих невест. Неужели ты думаешь, что во время церемонии кто-то интересуется их согласием?

А вот наивной льере быть не полагается. Несоответствие, однако!

— Ты же говорил, девушки обычно довольны, — опасливо напомнила я.

Не за себя боюсь, но кто его знает, какие у ассары могут оказаться обязанности? Шираж темнит и все мои расспросы на неугодную тему уводит в сторону. И от этого неспокойно. Пусть делают со мной что хотят, но ни в какой мерзости участвовать не собираюсь! Все, точка.

— Так это потом… — многозначительно ухмыльнулся дракон, многозначительно так поглядывая на белое облако кровати.

11 глава

— Нам нужен Страж, — лениво постукивая когтем по накрытому к завтраку столу, поделился своими измышлениями Фьяро.

А коготок симпатичный, цвета янтаря и отполирован до блеска… Как оказалось, звериные в нем не только глаза.

Все присутствующие тут же устремили взгляды на второго ассара: мужчины — согласные, я — непонимающий. Зачем? И главное — где его взять?

Но вопрос, озвученный Маррисом, звучал иначе:

— Какой? Света?

— Лучше — Жизни, — вмешался фиолетовый дракон. — И хранительницу Грани тоже можно захватить.

На душе сделалось неспокойно. С самого начала было понятно, что дело с девушками плохо. Чудо еще, что Шираж сумел заковать в лед ускользающую от них жизнь. Как же должна быть сильна его магия! Но когда статуи оттают, смертельные раны откроются и… Пожалуй, без Стража тут и в самом деле никак.

— Кстати, лететь тебе, — указал на друга ложкой Маррис.

— Почему это? — звероглазый довольным не выглядел.

А действительно, почему? Нельзя кого-нибудь рангом пониже послать? У них же целый Хрустальный в подчинении!

— Кто еще сможет до обеда отыскать двух стражей? — внес долю логики в обсуждение планов на день Шираж. — Сам знаешь, какой у воплощенных сил образ жизни, они на месте не сидят.

Видимо, Нияр знал, потому что уж очень страдальчески сморщился.

— Ладно, сделаю. Но за Идьяру будешь должен! — и устремился к выходу, так и не притронувшись к завтраку.

Мне стало любопытно.

— А что не так со Стражей Грани?

Драконы обменялись заговорщическими взглядами, хохотнули.

— Она женщина, — подавшись вперед, доверительно сообщил третий Лорд.

— И что? — лично я в этом большой проблемы не видела.

Ну женщина! Хотя лет ходящей по Грани столько, что ее лишь с большой натяжкой можно назвать таковой. Да и вообще живой. Но маг сильный, уникальный, как любой из Стражей. Не этого ли нам надо?

— И она, как и все Силы, присутствовала на утверждении Нияра в звании второго ассара, — добавил Шираж. — Теперь у них отношения сложные. Но какая Леди могла бы получиться!..

Вот… дракон! И тут успел!

Я так и не смогла определить, чего внутри больше: восхищения или возмущения.

— Но не получится? Слушайте, а Стражи вообще могут иметь семьи?

Из разговора с Этельюром четко следовало, что нет.

Лорды надолго задумались, но более вразумительного ответа, чем пожатие плечами, дать не смогли. Детально магию княжеств они не изучали. И не станет никто посвящать чужаков в подобные тонкости.

Так прошел завтрак.

В ожидании Нияра мы с Ширажем успели навестить Лор и ее жениха.

Оба отходили от ритуала. Ястреб все еще страшно хрипел и двигался с трудом, дракона по-прежнему оставалась бледной и слабой, но ни разу за последние сутки не начинала леденеть. Уже огромный сдвиг!

— Думаю, через пару лет ты сможешь овладеть ледяной силой, — заключил Шираж, ласково поглаживая сестру по фиолетовым волосам.

В отличие от него, Лор уж точно не была блондинкой, при надлежащем освещении ее шевелюру можно было посчитать черной.

— Ух ты! — дракона нашла в себе силы на несколько хлопков в ладоши. Потом правда завалилась на подушки и долго восстанавливала дыхание.

— А после этого можно будет заняться раскрытием второго дара, — продолжил радовать сестру Лорд.

Лорени сияла, а вот мне драконья уверенность внушала опасения.

— Не рано ли строить планы? — и хочется порадоваться вместе со всеми, но льера всегда остается отстраненно-рациональной. Мы еще не знаем наверняка, отступило ли проклятье. Так к чему внушать несчастной надежду?

Тут со мной не согласились.

— Я не чувствую его, понимаешь? — Шираж приложил руку к груди и открыто улыбнулся. — Теперь все наладится.

До поры. Но у меня достало такта оставить едкое замечание при себе. В конце концов, если я что-нибудь смыслю в законах магии, выйдя замуж и приняв родовое имя мужа, дракона выпадет из сферы действия проклятья. Их с Ортином дети тоже не будут Штедьер, а значит и они вне опасности. Ну а я… я и не надеялась, что все будет легко.

— На свадьбу приглашайте, что ли, — я попыталась сгладить впечатление от своих, возможно, жестоких слов.

Мы пробыли в гостевых покоях до полудня. Разговор крутился вокруг будущего. Обсуждали свадьбы, наряды и церемонии, подшучивали над Нияром с его бесконечными похождениями, — в общем, все дружно радовались жизни. Я перезнакомилась с будущими родственниками и почти прониклась к ним теплыми чувствами. Поладим! Они, вроде, ничего. Помнится, у моего официального опекуна, дядюшки Ривела, первая жена была — настоящая мегера! И ничего, уживались. Так что проблем в общении с домочадцами возникнуть не должно, опытом уже наученная.

Чуть позже, когда шли через центральную часть дворца в сад, я услышала, как Маррис отвечает на вопросы молодых драконов, вчера присутствовавших на ритуале.

— Почему в зале стало жарко?

— Темная часть северной магии. Если бы работал южанин или огненный дракон, ощутимым эффектом, напротив, стал бы холод.

— А почему именно нож в сердце? Нельзя было нанести легкий порез и окропить кровью алтарь? Соответствие условиям сохраняется!

— Так выглядел единственный ритуал подобного рода, описание которого нам удалось раздобыть.

— Зачем вообще все эти сложности? Сестра Лорда не могла просто выйти замуж и принять новое родовое имя?

— Она пыталась, но во время церемонии проклятье едва не убило и Лорени, и жениха.

Мы свернули в другой коридор, голоса стихли.

Чувство было странное, а на губах играла улыбка. Кажется, я постепенно вливаюсь в жизнь Хрустального.

Весна здесь чувствовалась намного острее, чем в княжествах. Казалось бы, рукой подать — а поди ж ты… Пестрый сад частично оставался припорошен снегом, что создавало поистине умопомрачительный контраст. Все это великолепие было обильно полито солнечным светом, громко щебетали птицы, а среди клумб кое-где журчали подтаявшие ручейки.

Необычно, непривычно, но так радостно! Хотелось смеяться и кружиться, но я ограничилась тем, что сняла кофту, вобрала иней внутрь и не стала скрывать улыбку. Хорошо здесь! А скоро станет еще лучше…

— Портал, — тронул меня за руку Шираж.

Ну вот, а мы только вышли! Волшебные мгновения быстротечны…

Судя по воронке из снега и тумана, закручивающейся в центре самой широкой аллеи, Стражей Нияр нашел. А назад действительно быстрее порталом, чем крыльями махать.

Несколько мгновений спустя, когда переход окончательно сформировался, из тумана показалась дорожка. По ней неспешно шли трое. Мужчина. Худощавый и живой, с выразительной мимикой и яркими синими глазами. По виду, ничем не отличается от северянина: блондин, одежды белые, свободные, радужка глаз холодного оттенка. Но то, как он держится, и сила, потоками исходящая от гостя — не почувствовать Стража было невозможно.

Компанию ему составляли двое: красноволосая женщина в облегающем синем платье и наш дракон. Обиженный дракон с кровоточащей царапиной через всю щеку. Впрочем, Идьяра, цокая язычком, потирала запястье, на котором проступали следы от когтей. Что и сказать, поговорили!

— Сказать тебе, что я думаю по поводу твоих недомагических экспериментов? — Страж белой молнией скользнул к первому ассару и гневно заглянул ему в глаза.

Но возмущение одного из Сил не произвело на Шиража особого впечатления.

— Если вы с Идьярой вытащите их, думать на эту тему вообще не придется.

Еще один полыхающий взгляд.

— У драконов вообще бывает совесть?

— Не знаю, не встречал.

Перепалку прервала Идьяра, приблизившись к блондину и мягко сжав его локоть.

— Мы поучаствуем. Задолжавший первый ассар может оказаться полезным.

Прозвучало честно, но неприятно. А я чего ждала? Будто Стражи окажут нам услугу по доброте душевной? Будет настоящей удачей, если они не слишком много попросят взамен. На этой мысли я одернула себя и постаралась переключиться на что-нибудь другое. Дивную погоду, например, и сияющую красоту вокруг. А запросят плату, тогда и подумаем.

— Леона, почти что моя Леди, — вспомнил о приличиях Шираж. Интересная деталь: представляя другим, он никогда не зовет меня Маишей… — Ходящая по Грани, Идьяра. И Страж Жизни, Марсейн.

Я вежливо улыбнулась и терпеливо снесла изучающие взгляды воплощений.

— Неужели избавительница? — не скрывая любопытства, спросил Жизнь.

— Как видишь, — говорить о том, что проклятье над Штедьерами все еще висит, Шираж не стал.

Тут я с ним согласна, ни к чему показывать свои слабости не только врагу, но даже мирно настроенному соседу. Ведь отношения — дело такое: сегодня дружба, завтра пакость. У сильных мира сего так заведено. А я быстро учусь, осторожность уже освоила.

Покончив на этом с разговорами, мы прошли в подземелья, в ту самую кладовку с тушами. Только последние успели убрать, а в центре довольно просторного помещения бросили мягкий лежак. Вот и все изменения.

Шираж со Стражами прошли к статуям и начали подробно оговаривать план действий. Мы с Нияром наблюдали, стоя у двери.

— Вот освободится помещение, буду здесь чрезмерно активных дракон запирать, чтобы охладились, — с самым серьезным видом поделился не то планами, не то мечтами звероглазый.

Но тонкого юмора второго Лорда я не оценила.

— Чувствую, мясо придется исключить из рациона. Как вспомню… Брр! Ком к горлу подкатывает.

Тонкие губы изобразили хищную усмешку.

— Туши были миражом. Первое время Шираж хотел скрыть происходящее от обитателей дворца, но не успел, драконы знаешь какие пронырливые! А потом развеять руки не доходили.

— Антураж удался на славу. Меня до сих пор трясет при одном воспоминании, — я выразительно передернула плечами. Сейчас еще одним страхом станет меньше.

Первую девушку осторожно подняли и уложили на мягкое. Видимо, чтобы она ничего себе не повредила, когда лед сойдет. За длительное время в обездвиженности тело затекло, устоять не получится.

Мы с Нияром прекратили шептаться и впились взглядами в происходящее действо. Началось интересное.

Как стало понятно из отрывистых фраз, летающих между магами и драконом, в спасении невест примут участие только Марсейн и Шираж. Дракон освобождает девушку ото льда, и в тот же миг отнятая жизнь начнет стремительно покидать несчастную. Этот процесс должен остановить Страж, заживить рану, заставить бедняжку дышать.

Идьяра нужна для подстраховки, если вдруг что-то пойдет не так. В этом случае ходящая сможет погрузиться в недра потустороннего и перехватить душу у самого перехода в мир мертвых. Но это крайний вариант, нежелательный. Слишком много законов бытия нарушается в этом случае.

Над ухом шумно вздохнул белый дракон, примерно тогда же корочка льда, покрывавшая всю статую, засветилась и схлынула. Появилась возможность в деталях рассмотреть девушку. Светловолосая, худенькая, платье простое, разодранное на груди. Обыкновенная жительница Севера, как, впрочем, и я сама.

По бледной коже заструилась кровь, добираясь до ткани, оставляя на ней темные пятна. Ладонь инстинктивно прижалась к губам, вскрик вырваться не успел. А в следующий миг стало уже и не страшно. На рану паутинкой упало облачко инея, девушка вздрогнула всем телом, кровь исчезла, будто привиделась.

Короткий стон, и невеста с усилием разлепила глаза. По кладовке заскользил непонимающий взгляд. Очевидно, увиденное поразило ее не меньше, чем меня несколькими днями ранее, потому что ни звука так и не было произнесено.

Первую унес Нияр.

Три последующих тоже не доставили неудобств, и ожили согласно намеченному плану. Их доверили дворецкому, приказчику и еще одному незнакомому мне дракону.

А вот пятая… Идьяре пришлось поработать. Кровь не текла, не получилась у Стража паутинка. Надо полагать, из этой северянки жизни утекло больше, чем из других. Или девушка сама по себе оказалась слабее.

Ходящая в работе выглядела мерзко. Хаотично раскачиваясь, словно бы в такт мелодии, которую слышала она одна, Стража закатила глаза и уплыла в глубокий транс. Белки без радужки и зрачков выглядели жутко. Еще недавно соблазнительное тело иссохло, кожа одрябла и серой пленкой повисла на выпирающих костях. Со сморщившихся губ сорвался полный тоски вой-стон.

Мороз по коже продрал. Или то было дыхание смерти?

Девушка отчаянно дергалась на лежаке, хрипела, рвала ногтями плотную ткань. По ощущениям, это длилось вечность. Я прижалась лбом к каменной кладке стены и просто ждала. Чего-нибудь. Любого конца…

— Ты же понимаешь, что плата за устранение твоей ошибки будет велика? — голос ходящей хрипел.

Шираж не ответил. Все помещение заполнила густая, давящая тишина.

Которая только спустя несколько поистине бесконечных мгновений прервалась едва слышным вопросом:

— Где я? Почему так плохо?

— Потом я расскажу тебе, кого благодарить, — пообещала Идьяра и с помощью очередного подоспевшего дракона унесла очнувшуюся прочь.

Что происходило с последней — не знаю, я впала в ступор. Зря вообще сюда сунулась, это совершенно не те впечатления, которые нужны девушке накануне свадьбы. Но, как будущий маг и ассара, не смогла устоять перед возможностью увидеть сразу двух Стражей в работе.

Мысли еще не успели обрести ясность, а впереди уже взметнулась вверх лестница, следом другая, после протянулся светлый, льдисто-искристый коридор. Фух! Смело делаем вывод, что все живы, и переключаемся на дела предсвадебные.

Пять раз по морде дракон таки получил, даже от тех "невест", с кем у него была договоренность. На такой результат никто не подписывался!

После оглушительного скандала дракон, потирая расцарапанный нос, распахнул перед пострадавшими дверь мастерской и позволил каждой взять по понравившейся вещице. Кому-то было раньше заплачено, другие бросали на Лорда обиженные взгляды. А Шираж не спорил, безропотно отдал все, что выбрали девушки. Чувствует, что виноват!

Наличие у будущего мужа совести радовало.

Остаться на ужин не согласилась не одна из тех пяти, которые были в состоянии передвигаться самостоятельно. О том, чтобы заночевать во дворце, вообще речи не шло! Девушки рассовали по карманам плату за моральный ущерб, в едином порыве шарахнулись от предложивших свои услуги драконов — и пришлось Стражам творить порталы. Не просто так, конечно. У этой услуги тоже была своя цена.

— Льера — северный маг, хозяйка одного из Домов, к тому же, — медленно произнес Марсейн. — Думаю, ее надо представить холодной Ладин и обеспечить надлежащее обучение.

Ходящая в торгах не участвовала, равнодушно поглядывала на кружащие в полутьме вечера снежные хлопья за окном и была словно бы не здесь.

— Моя Леди не будет принадлежать Северу, — жестко отрезал Шираж и смерил меня тяжелым взглядом. — Можете передать княжичу, чтобы даже не надеялся. И в пансион я ее не отпущу, пусть выделяют учителя в Хрустальный.

— Но ее Дом принадлежит! — упрямо гнул свою линию Страж Жизни. — А насчет учителя я договорюсь.

По губам дракона пробежала понимающая улыбка.

— О нет! Вирсайна я на срок, дольше, чем предусматривает официальный визит, не приму!

Мне самой все это не было принципиально, потому не вмешивалась. Пусть себе выясняют, кто из них самый зубастый! А я и в сторонке себя неплохо чувствую. Дом и столицу мы в любом случае посетим, Шираж обещал. Если же он избавит меня от встреч с Вирсайном, буду только благодарна. Ни к чему княжичу сейчас меня видеть. Зачем сердце бередить?

И вот, глубоким вечером, уставшие, но довольные, мы с Ширажем плотно закрыли за собой двери покоев, отгородившись от всего остального мира. Я тут же сбросила туфли и растянулась на кровати. Звезды за окном таинственно мерцали, Стражи давно скрылись в тумане портала. Казалось, ничто не мешает насладиться тихо подкравшимся счастьем…

Но у одного из нас были несколько иные планы.

Повернулась и не сдержала удивленный возглас — жених, облаченный в золотистый костюм, торопливо приглаживал светло-фиолетовую шевелюру. Надолго же я из реальности выпала! Но действительно жутко устала за день.

— Ты куда? — простонала, перекатываясь на живот.

Ванна, и спать. Как у него еще сил хоть на что-то хватает?

— На мальчишник, — сияя широченной улыбкой, сообщил жених. — А ты почему не собираешься?

— Эээ…

Прямо скажем, я забыла… Да и не с кем тут особо праздновать. Ну ничего, зато высплюсь вволю! И вся огромная кровать в моем единоличном распоряжении.

Так и не дождавшись ответа, Шираж легко поцеловал меня в уголок рта и ушел. А я, утешая себя мыслями об отдыхе, пошлепала в ванную. Шумные развлечения никогда не были моей страстью, поэтому расстроилась не сильно. А вскоре и вовсе забыла о сорвавшемся вечере, расслабившись в приятно горячей воде.

Отмокала долго. Только нырнув носом в остывшую уже воду, выбралась из ванны, растерлась нагретыми у камина полотенцами и, завернувшись в халат, вернулась в спальню.

Чтобы обнаружить разлегшуюся на кровати Рену.

— Долго ты, — посетовала дракона.

— Эээ? — кажется, я это сегодня уже говорила…

— Драконы улетели, — звякнула косой Янтарная. — И я подумала, что неплохо бы нам как-то отметить твое прощание с девичеством. Ну что, идем?

Улетели? Все до единого?

И целый дворец в нашем распоряжении?

Заманчиво как!

Словно подслушав мои мысли, Рена улыбнулась и закивала.

— А куда? — на всякий случай спросила моя осторожность.

— Сначала на кухню, — стала загибать пальцы дракона, — потом в подземелья, я давно хотела совершить налет на винный погрев. Тебе на завтра голова трезвая и здоровая нужна, но там и настойки, и чаи охлажденные хранятся. Ну а дальше — на что куражу хватит… А, чуть не забыла, тебя за дверью сюрприз ждет! Если не сбежал еще. Ты так долго плавала, что я сама чуть не передумала!

Быстро засунула себя в домашнее платье и приоткрыла дверь.

— Нира!!!

— Наконец-то! Думала, я пропущу такое событие?

На миг я утонула в крепких объятиях. Признаться, за последними событиями так закрутилась, что вообще ни о чем не думала. О предстоящей церемонии не забыла только потому, что принимала активное участие в подготовке к ней. Хотя до сих пор смутно представляю, как свадебное действо выглядит у драконов.

— Идем? — выглянула из-за моей спины принцесса.

По пути в кухню выяснилось, что рыжие уже успели познакомиться и проникнуться друг к другу подобием симпатии. Очевидно, наличие под боком общей знакомой невесты, схожие характеры и родственная магия сближают.

Не удивлюсь, если и Арлит к развлечениям жениха примкнул.

— У драконов свадьба редко превращается в торжество, но для тебя Шираж согласился сделать исключение, — поделилась информацией бывшая жрица. — В городе устроят гулянья, а во дворце — званый обед и бал.

Сердца коснулось приятное тепло. Как же замечательно чувствовать, что о тебе заботятся! А может и я ему небезразлична? Больно укусила губу и прогнала глупую надежду подальше. К чему? Мы давно выяснили, что я занимаю в жизни этого дракона особое место, как-никак родственница сразу двух близких друзей. И общий язык легко нашелся, если не брать в расчет мои страхи и мои же глупые выходки. А остальное… буду надеяться, приложится. В конце концов, чтобы возникли действительно глубокие чувства, надо потрудиться. Взять хоть Ниру с Арлитом! Как тяжело они шли к своему счастью!

— Не рассказывай, завтра сама все увижу, — попросила магиню и загремела подносами, выбирая, которые из них полегче.

Рена открыла плетеный ящик с едой, потом заглянула в небольшую кладовку, где хранилось самое необходимое. То, за чем вниз не набегаешься.

Скоро кухня осталась позади, а вперед протянулся темный коридор. Мы с драконой несли будущий ужин, огневица окутала ладони оранжевым пламенем и освещала дорогу. Смотрелось эффектно — как настоящие перчатки, только из тончайшего слоя огня. А на стенах, будто сотканных из снега и льда, когда мы проходили мимо, начинали играть причудливые тени-всполохи. Но дворец не таял, даже когда расшалившаяся магиня касалась ладонью в эдакой "перчатке" прозрачно-искристого массива. Драконья магия!

Нира толкнула дверь, за которой скрывалась ближайшая лестница в подземелья, и придержала ее локтем, пропуская нас. Узкую лестницу освещала, разведя руки в стороны. А все равно на первом уровне Рена чуть шею себе не свернула. И совсем не потому, что оступилась или ступеньку не заметила! Янтарная, обернувшись через плечо, так засмотрелась на часть дворца, принадлежащую лично объекту ее воздыханий, с почти животным голодом и затаенной страстью, что мне в очередной раз стало жалко девушку. По драконьим меркам, эмоционально она не взрослее меня. А тут такое! И еще Нияр со своими девицами. Бедная, не завидую я ей.

— Когда-нибудь я буду тут жить, — больше себе, чем нам сказала дракона.

Что ж, самоутешения — штука полезная.

— Иди уже, — я подтолкнула подругу к лестнице.

Но Нира успела зацепиться за неосторожные слова.

— Кто-то сильно влюблен? — жрица в отставке обернулась и послала огненной покровительственную улыбку. — Сочувствую тебе, сама через безответное чувство прошла. То еще удовольствие!

— И ничего я не… — дракона насупилась, запыхтела, выдохнула облачко пара. Ну прямо обиженный вскипевший котелок! — У нас все взаимно, но есть препятствия.

— Ага, — с видом прожженной свахи, которая только что вынесла отрицательный вердикт очередной парочке, кивнула магиня. — Так это от большой любви к тебе он по девкам скачет, никак угомониться не может? А мужика, с которым сегодня утром Идьяру застал, чуть не покалечил тоже поэтому? Ну буду знать…

Жаль, я последняя шла, не то сейчас бы точно стукнула тетушку. Маг, жрица, льера — а элементарное чувство такта, спрашивается, где?!

Рена совсем сникла. Хозяйка Дома Замерзшей розы тоже напряглась, видимо, до нее постепенно стало доходить, что ляпнула она что-то не то. Оххх с этими огненными! Как бы мой девичник не накрылся!

Спасло ситуацию неожиданное явление.

— Ой, а что вы тут делаете? Можно с вами?

Мы дружно обернулись.

С предыдущего уровня через перила перегнулась дракона в вызывающе-откровенном серебристом платье. Одинаковая мысль посетила наши с принцессой головы: откуда? За исключением нас, во дворце женщины не живут…

— Ты кто? — выяснять нюансы досталось мне, как единственной с более-менее определенным статусом.

— Милайна. Я к Нияру пришла, а его нет. И вообще никого нет… — девушка выглядела расстроенной. — А вы к змеям? Можно и мне?

Рена свистяще зашипела. До меня пока дошел не весь смысл сказанного, поэтому и ответ родиться не успел. Какие еще змеи? Если те, что улетели развлекаться, то это не к нам. В смысле, мы не к ним. И вообще количество гостий растет подозрительно быстро, и я не уверена, что этому факту стоит радоваться. Драконы так глазами сверкают друг на друга, что как бы гулянка не закончилась царапаньем мордашек и выдиранием волос!

— Мы в винный погреб, а потом — по обстоятельствам, — хохотнула Нира и махнула рукой, приглашая ледяную идти следом.

Уже внизу у меня случилось обострение чувства справедливости. Нехорошо получается! Нам тут сейчас будет весело, но есть во дворце еще одно существо, вынужденное коротать ночь в одиночестве. Решено! Мне требуется компания в выпивании охлажденного чаю! Остальным завтра не замуж, они что покрепче себе нальют.

— Нира?

— А?

— Скажи, ты еще способна сотворить снежный портал? — с тех пор, как южная магиня перестала быть жрицей, дарованная Ладин сила в ней притупилась. Не исчезла совсем, и никогда не исчезнет, но может Нира теперь не так много.

Повезло, льера кивнула.

— Могу, это осталось подарком от бывшей покровительницы. Но расстояние должно быть небольшим.

Все же это мой день! И в мелочах дела удачно складываются, так что даже страшновато становится. Вдруг оттепель перед бураном?

— Не проблема, надо всего-то на первый этаж, а потом обратно сюда, — пояснила я, запретив себе бояться. Страхи и осторожность пока еще не принесли мне ничего хорошего.

Нира смерила меня подозрительным взглядом, но просьбу исполнила.

Разыскать, где именно поселили вытащенную от самой Грани невесту, не составило труда. Первый этаж, центральная часть дворца. Здесь всегда размещают гостей, если только не хотят указать визитерам, что их присутствие в Хрустальном нежелательно. В противном случае выбирают покои в южном крыле. Это если вежливо котят донести до чьих-то умов сей факт. Могут и просто вышвырнуть. Драконы, что с них возьмешь!

Пятая невеста оказалась дочерью жреца старых богов из предгорья и назвалась Сатией. Девушка уже оклемалась, заверила меня, что на драконов теперь и не взглянет без содрогания, и приняла приглашение на завязавшийся в подвалах междусобойчик.

Обратный портал быстро доставил нас троих к месту общего сбора.

— Ходят слухи, что под дворцом хранятся несметные сокровища, собранные всеми предыдущими ассарами, а охраняют их змеи, — вдохновенно вещала Милайна.

Ох уж мне эти драконы! После общения с одним таким, молодым и наглым, поползли сплетни, будто я едва ли не проклинательница. Так что многообразию фантазии местных обитателей уже не удивляюсь. Как и витающей над городом дымке легенд. Ледяные умеют их создавать!

Пока мы отсутствовали, драконы расстелили на каменном полу стеганое одеяло, раздобытое в одной из камор самого нижнего уровня подземелий, выбрали напитки для себя и для нас с болезной. После всех зелий, которыми ее напоили, Сатии тоже следовало воздержаться от того, что дает в голову. Мы с ней пили холодный чай с малиной. В Хрустальном южная еда и напитки не являлись редкостью, слишком близки связи с долиной огненных.

Мерцающие вокруг нас огненные всполохи придали винному хранилищу уюта, звонкий девичий смех и голоса разогнали гнетущую тишину кругом. Я медленно проскользила взглядом по стенам, сплошь изрезанным ячейками, из которых торчали бутылки, оглядела пузатые бочки и блаженно улыбнулась. Неожиданный вечер получился.

Разговор прошелся по поджидающему нас всех событию и плавно соскользнул на драконов. Вернее мужскую их часть. Мы-то с Нирой чувствовали себя совершенно счастливыми, потому помалкивали, а вот оставшаяся часть компании через некоторое время сошлась во мнении об отсутствии у змеев летучих совести и наличии многочисленных не самых положительных качеств. Больше всего почему-то досталось Нияру, которого и Рена, и Мили обозвали козлом горным, и это было еще самое безобидное определение.

Наевшись и наговорившись, мы отправились бродить по дворцу. Долго стояли под прозрачным куполом, сквозь который отчетливо просматривалась каждая звездочка на ночном небе, любовались северным сиянием, вышли в сад. Там нарвали цветов и плели друг другу венки.

Следующее приключение — мы в этих венках скатываемся с самой крутой горки на площади развлечений. Все визжим от бурлящих внутри эмоций, Нира громко стучит зубами, потому что шуба осталась во дворце, а ледяной магии в ней теперь поменьше, чем огненной, а Рена, которую изрядно мотает после выпитого, то и дело на кого-нибудь налетает, а потом извиняется.

— Кто хочет полетать?

И не знаю, с чего это я решила, будто на крыльях она держится лучше, чем на ногах! Но страха не было. Как оказалось, зря. Огненные и в нормальном своем состоянии адекватностью не отличаются, а после несколько бокалов некрепкого, вроде бы, вина… Когда эта чокнутая взмыла высоко в небо, а потом камнем рухнула вниз, я орала. Так, что голос охрип, и горло саднить начало. Думала, падаем, а оказалось это Рена так развлекается. На втором заходе вцепилась в толстую складку кожи на шее, за неимением у дракон шипов, а второй рукой пыталась удержать на голове венок из нарциссов. Иней на цветах таял, и редкие капельки падали мне на лицо, добавляя неприятных ощущений. Рядом попискивала Сатия, под которой дракона особо не выделывалась, и девушке полет доставлял удовольствие. Пару раз краем зрения натыкалась на Ниру, поддерживаемую небольшим вихрем.

Когда Янтарная сделала кульбит, чуть не сбросив меня, и стрелой понеслась к силовому заслону, надежно отгораживающему драконий город от всего остального мира, я зажмурилась. Ойй, что-то сейчас будет!.. Но до нового витка приключений дело так и не дошло. Подрагивающая дымка уже обозначилась впереди, когда грубый рык буквально оглушил меня. И наперерез мчащейся драконе устремились сразу три особи противоположного пола.

Фиолетовый, белый и дымчато-синый.

Ой, м-мать… Вот это называется, погуляли!

Церемония на самом деле оказалась скучной до уныния. Пожалуй, самой интересной ее частью явилось одевание. Тяжелое платье окутало тело, корсет обхватил талию, я бросила взгляд в зеркало и тихо порадовалась, что тех массивных и тяжелых пыточных орудий, которые вынуждены были надевать на себя женщины далеких веков, давно уже не существует. Небольшой отрез плотной ткани, петли, шнуровка и крючки, несколько часов работы модистки со швеями, капля бытовой магии — и вот же он, тугой, что дышать больно, но легкий и практически незаметный.

Новая камеристка действовала быстро и четко. Наряд, туфли, косу я плести не дала, сочла ее лишней. Расправила волосы на плечах, чуть тронула лицо макияжем и сама удивилась, такой теплой и непосредственной я выглядела. И близко не льера!

Правильно, будущая ассара драконов Хрустальных гор. На том и сойдемся.

В дверь деликатно постучали. Это Шираж напомнил, что пора выходить. Я улыбнулась, прогоняя из мыслей образ отчитывающего набезобразившую невесту дракона, бросила еще один взгляд в зеркало и направилась к двери. В новую жизнь.

— Прекрасна, — кивнул Лорд, устраивая мою чуть подрагивающую ладошку на своем локте.

— Только не говори, что удержался от соблазна и не подглядел у модистки мое платье!

— Зачем мне модистка, я его в твоих мыслях видел, — спокойно макнул меня носом в реальность бессовестный дракон. Потом, правда, прикусил язык и поцеловал примирительно. — Надо же было как-то определить, какого цвета должен быть костюм жениха.

А я, прекрасно помня, что сама вчера попалась, развивать конфликт и не подумала. Дракон он и есть.

Процесс вступления в брак занял всего несколько мгновений. Мы спустились на первый этаж, миновали толпу гостей, восторженно оглядывающих жениха и невесту, и скрылись за дверью кабинета распорядителя. Внутри Сезан Зарий заверил подписью и силовой печатью длиннющий документ, после чего предложил нам поставить подписи на брачном договоре. Его условия я давно знала, так что и эта часть много времени не заняла.

Прозаично до зубовного скрежета.

Второй раз появились перед собравшимися мы уже мужем и женой. Снежными комьями посыпались поздравления и подарки. Правда, последними все больше выступали векселя на золото, хранящееся в банках Хрустального. Мне это интересно не было, разве только хотелось побывать в подобном заведении, в итоге корыстную часть собственной свадьбы я тоже благополучно проскучала.

Только двое выделились.

Первым предсказуемо стал дядюшка.

— Вот, держи, — мне была вручена небольшая черная коробочка, в которой нашелся камешек янтаря на тонкой серебряной цепочке. Простенький кулон, который можно носить каждый день. Никто и не заметит.

Разумеется, без подвоха не обошлось.

— Амулет связи, — пояснила Нира. — Две ночи над ним провозились! Но настроен только на Шиража, и работать начнет если расстояние между вами окажется большим.

— Вряд ли подобное произойдет, — мотнул головой дракон, поглаживая меня по руке, в которой был зажат подарок.

Другой уникум не почтил нас личным визитом, но вряд ли этому дарителю обрадовались бы в Хрустальном. Переливающийся рубинами гребень принес Рий, кратко пояснил, что это — свадебный подарок мне от Великой Княгини Розы и всех Стражей, и сунул прямо в руки. Пришлось принять, отказаться при всех было бы невежливо.

Здесь официальная часть завершилась, все лишнее было отослано, что в покои, что в кабинет первого ассара, а мы вместе с гостями перешли к развлечениям.

Я уже говорила, что драконы — те еще оторвы? Повторяю!

Поскольку есть в плену корсета было затруднительно, я развлекалась тем, что разглядывала присутствующих. Вторая сила налагала определенный отпечаток на внешность, и среди привычных взгляду светловолосых и бледных, похожих чем-то на льеров, встречались поистине любопытные экземпляры.

Но мужчина, окруживший вниманием Рену, выглядел обыкновенным. Худощавый, беловолосый, голубоглазый. Чисто визуально его названный брат выглядел куда более выразительно. И Янтарная не отрывала глаз от Нияра, занятого исключительно своей тарелкой и вялым разговором с Арлитом. А Шайлас медом растекался вокруг невесты: и в тарелку подложит, и вилку с чем-нибудь вкусным к губам поднесет, и говорит-говорит-говорит. Я буквально почувствовала, как принцесса задыхается в тисках такой заботы.

— Разочарована? — прервал наблюдение Шираж.

Я почувствовала, как губы дрогнули в улыбке. Свадьбы льеров тоже нечасто бывают развеселыми. Например, у опекунов из гостей была только я и еще несколько родственников. И никаких балов! Это почему-то не заведено.

— Главное — результат, разве нет? А он меня полностью устраивает.

Во взгляде дракона засветилось одобрение.

— Ничего, у нас будет вся ночь и завтрашний день, чтобы подправить впечатление, — заметил ассар, и одобрительное выражение сменилось хитрым.

Так, мне это уже нравится!

После обеда отправились гулять по городу. Разговаривали, заходили в лавки с разными мелочами, катались с горки, играли в снежки. Потом устроили торжественный вылет на драконах. По парам, мужчина в перевоплощенном виде, его женщина — всадницей. Оказывается, тоже традиция. Так спустились в сад на склоне горы и долго бродили среди ледяных статуй.

Бал начался в первой дымке вечерних сумерек. Прозрачный купол еще показывал сизое небо, кое-где на темнеющем полотне загорались первые звезды. Пары грациозно двигались под заполнившую просторный зал музыку. А среди танцующих важно витали комочки света и большие, пушистые снежинки.

Непередаваемо красиво…

Первое время я, прикрыв глаза, прижалась щекой к прохладной ткани камзола своего дракона и позволила ему себя вести. Куда угодно. Мы медленно кружились, напитываясь волшебством.

Сказку разорвало шипение.

— Отссстань от нее… — казалось, Шайлас с неимоверным трудом сдерживает оборот.

Быстрый взгляд мгновенно оценил ситуации. Сирена держит за руку звероглазого, и вид у огненной при этом такой невинный… Сразу ясно, набедокурила. А перед парочкой гневно шипит и сверкает льдом в глазах оскорбленный жених.

— Опяааать, — простонал Шираж, выпустил меня из рук и шагнул в сторону намечающегося скандала.

Нияр сохранял вид отстраненный, даже отсутствующий.

— Она сама меня пригласила.

Пыл ревнивца это не остудило, шипение сменил рык, от которого кожа непроизвольно покрылась инеем. Я глубоко вдохнула, стряхнула с платья белую крошку и вернула внимание к драконьей склоке. Другие пары реагировали спокойно, кое-кто даже продолжал танцевать, некоторые откровенно пялились. Следовательно, прилюдно цапаются здесь частенько, надо привыкать.

— Дершшиссь от нее подальшшше…

Предсказуемая рекомендация, насколько я успела изучить повадки драконов. А вот последовавшие за ней события удивили. О нет, Шайлас не попытался напасть на своего ассара. Но потянулся к Рене, к ее руке, с явным намерением увести подальше от брата, превратившегося вдруг в соперника.

Не успел. Дракона вычудила! Одним плавным движением увернулась от захвата и за ничтожную долю мгновения, пока жених прицеливался для нового рывка, превратилась. Не в дракона, во что-то. Вечная мерзлота, я и не знала, что существует промежуточный оборот… Чешуя и пластины, горящие в полумраке глаза, шипы вдоль позвоночника (откуда у драконы?!), когти и крылья.

Страшно.

Короткое движение в сторону Нияра — и второй Лорд оказался в когтистых объятиях. Ошалело моргнул, оглянулся на теперь уже полным составом притихшую публику. Янтарная победно рявкнула, оттолкнулась от ледяного пола и, раскрыв кожистые некрасивые крылья, понеслась вверх, к куполу.

К моему удивлению, тот растаял, пропуская дракону с ее добычей, и снова соткался прямо перед носом у взбешенного советника.

— Ну что, в спальню? — Шираж незаметно оказался рядом и подхватил меня на руки.

Э?! Такое впечатление, будто я чего-то не поняла.

— Ты что, не вмешаешься?

Драконьи парочки вновь обратили внимание на льющуюся из стен музыку и одна за другой возобновили танец.

— В чужую личную жизнь? — расставил акценты мой муж. — Нет, и тебе в будущем не советую. Сами разберутся, а мы потом посмотрим на результат, — в голосе дракона звучало такое предвкушение, что мне захотелось его стукнуть.

Не спуская меня с рук, Лорд устремился к аркообразному выходу.

Щелкнул замок, надежно защищая нас от постороннего вторжения. Ноги коснулись пола. Освещение так и не зажглось, и пришлось едва ли не на ощупь добираться через гостиную до спальни. Это не составило труда, в новых владениях я теперь ориентировалась неплохо, и Шираж аккуратно поддерживал под локоть.

Прерванный танец продолжился, едва мы переступили порог. Дракон настойчиво притянул меня к себе, его руки скользнули по плечам и талии, а вокруг засверкала серебристая мишура снежинок. Я подставила им лицо — совсем не холодные. Снова магия!

Стены сочились музыкой, очень тихой, почти неслышной, но она заставляла улыбаться и направляла движения. Так мы скользили некоторое время, наслаждаясь обществом друг друга и одуряющей красотой вокруг.

Первым остановился Шираж. Притянул замершую меня еще ближе, откровенно прижал к себе, потерся губами о скулу. Я не только услышала, но и почувствовала, как он жадно вздохнул.

— Такие моменты для нас будут редкостью, — поймал слух предупреждение, и уха коснулись несколько легких, горячих поцелуев.

— Но будут…

— Жизнь с ассаром вряд ли окажется простой.

— Мне не привыкать к трудностям, — запрокинула голову и заглянула в скрытые полумраком глаза. Выражения не различить. — Думаешь, сейчас напугаешь, и я убегу?

Вот еще! Хватит, набегалась уже.

— Третий раз не получится, — бархатистый голос с легкой хрипотцой звучал гипнотизирующе. — Отступать некуда, Маиша.

Дракон склонился ко мне и поймал губы в поцелуе. Сначала медленном, завлекающем, позже — уверенном, страстном, глубоком. Головокружительном. Инстинктивно прижалась к нему еще теснее, зарылась пальцами в жесткие пряди и почувствовала, как горячие ладони спускаются вниз по спине. Под ткань расстегнутого платья легко пробрался холодок, тонкая рубашка помехой ему не была.

Прервав ненадолго ласки, Лорд украсил мое запястье браслетом. Щелчок застежки ненадолго прогнал дымку удовольствия, уже успевшую затянуть разум. Я поднесла руку к глазам и присмотрелась.

Сомнений в Шираже, как в очень талантливом ювелире, не было изначально. И теперь, когда шрамы почти изничтоженных уз прикрыла сетка серебряного кружева, я лишь получила очередное подтверждение многогранности натуры фиолетового дракона. Оригинал смотрелся еще красивее, чем рисунок!

— Спасибо.

— Добро пожаловать в мою жизнь, — хищно улыбнулся змей.

Но страхи сегодня отсутствовали. Знаю, что легко с драконом и среди драконов не будет. Зато все будет по-настоящему, и я приложу все усилия, чтобы стать частью Хрустального. И кем-то незаменимым для одного его обитателя.

Хотя бы на одну человеческую жизнь. Слишком быстротечную по драконьим меркам.

Пока я раздумывала об этом, ассар окончательно справился с платьем и оно с тихим шорохом ускользило к ногам. К корсету, видимо, дракон питал какую-то особенную неприязнь, потому что эта деталь моего наряда улетела к дальней стене и едва не угодила в камин. Потухший, к сожалению. Оставшись в одной тонкой рубашке, я поежилась.

— За твоим подарком придется отправиться в замок Фиран, здесь никак, — посетовала я, пока муж избавлялся от собственной одежды, которая быстро присоединялась к моей на полу.

Потом выбралась из туфель и с наслаждением потянулась. Свободааа!

И новый плен горячих рук, чувственные, тягучие поцелуи, и я уже готова на все.

Ловкие пальцы распутали завязки сорочки, коснулись груди, погладили, сжали. Я инстинктивно выгнулась, цепляясь за плечи мужа и почти мурлыкая. Одним рывком дракон сдвинул рубашку до талии, потом чуть приподнял меня и накрыл губами розовый бугорок. Следом другой. Вздох вырвался всхлипом.

Опустил он меня уже на кровать. Окончательно стянул сорочку, и прохладный воздух любопытно ощупал разгоряченную кожу. Дразнящее ощущение. Снежинки больше не мерцали. В заполнившем комнату мраке тело ласкающего меня мужчины виделось неясно, только очертания. Повинуясь желанию прикоснуться, я приподнялась и потянулась к нему.

Не дали. Дракон резко толкнул меня на подушки, горячие ладони настойчиво заскользили по телу, а вслед за ними — губы, оставляя влажные следы, чуть покусывая. Икры, бедра, живот, грудь, плечи… Наполненный взаимным нетерпением поцелуй — и снова вниз. Я извивалась, хныкала, пыталась царапаться.

Когда муж накрыл меня своим телом, стало немного страшно. Но боли в этот раз не было, лишь легкий дискомфорт и пьянящее ощущение близости от касания его обнаженного тела. И это было так правильно! Так… охх. Наверное, так и должно быть. Потихоньку отвечая на его движения, я согнула в колене одну ногу и закусила губу. Через миг это была уже не моя губа, и дракон шипел. А потом все слилось в безумный каскад ласк, поцелуев и стонов, и я забыла все на свете.

Кроме его имени, которое всхлипом сорвалось с губ в самом конце.

Просыпалась на плече дракона, который тащил меня в ванную, аккуратно придерживая… ну почти за талию. Недоверчиво моргнула (а не сон ли это?), когда в глазах и мыслях прояснилось, имела сомнительное удовольствие обозреть мускулистую спину и все, что ниже (не-а, все-таки не сон). Вялые трепыхания не произвели на мужа никакого эффекта.

— Издеваешься?!

— Сама виновата, я пытался разбудить по нормальному, — проурчал ассар, вталкивая меня в душевую кабинку.

Устоять самостоятельно с первого раза не получилось, пришлось схватиться за него.

— А я что?

— Попросила неизвестную дракону украсть меня до обеда, — усмехнулся так никому и не пригодившийся фиолетовый. Конечно, после истории с проклятьем и невестами от него чешуйчатые дамочки до сих пор шарахаются!

— Уууу…

Полыхающее румянцем лицо скрыла под струями горячей воды.

Зачем понадобилось вставать так рано? Ведь рано же, да? Тишина кругом, и окно, насколько я успела заметить, еще темное. Или первое брачное утро у драконов традиционно такое?

— Сейчас позавтракаем — и в небо, — предупредил Шираж, прижимаясь грудью к моей спине. Оххх… Поцеловал мочку уха, куснул в шею. — А потом перенесемся в Янтарную долину, я освободил для этого целый день.

Рассвет встречали в полете.

Воздух над Хрустальными горами пах неповторимо. Весной, наверное. Прохлада касалась щек, сдувала с ресниц остатки дремы. Скоро темное полотно вокруг приобрело насыщенно фиолетовый оттенок и постепенно становилось все светлее и светлее. Звезды таяли одна за другой.

Дракон попетлял среди белоснежных горных громад, пронесся над просыпающимся городом, вылетел за ограждающий контур и, набрав скорость, рванул в предгорье. Я зашлась восторженным визгом.

Так мы развлекались, пока жемчужно-розовое небо на востоке не прорезал первый солнечный луч. После этого Шираж расправил крылья и мягко скользил в высоте. А я подалась вперед, почти улеглась на нем, придерживаясь за шип, чтобы случайно не соскользнуть, пальцами погладила твердые пластины на шее.

Хорошо с ним. Не так напряженно, как с Нияром, и не опасно, как с Реной. А еще с фиолетовым драконом можно говорить.

— Знаю, что вопрос не к месту, — по привычке я проговаривала слова, хотя достаточно было бы просто думать, — но объясни мне: зачем надо было хранить девушек столько времени ледяными статуями? Что тебе стоило сразу же призвать Стража?

Любопытство — вещь коварная и в женской душе порой просто непобедимая.

— Для каждой? — хмыкнул у меня в голове дракон. — Маиша, ты хоть представляешь, сколько бы я сейчас был должен этим пройдохам? А они ведь и за Гранью достанут, Идьяра так точно!

Ответ принимается. Правда невест все равно жаль, трудно им будет к нормальной жизни вернуться. Снова поверить…

Я тряхнула головой, отгоняя сочувственную мысль, и заставила себя вернуться к насущному.

— Думаешь, Нияр решился? — счастья Рене хотелось, очень. А еще удачи принцессе заставлял желать эгоизм: если она выйдет замуж за ассара, то точно останется жить во дворце, и мне не будет одиноко.

— Купол развеял, а потом воссоздал именно он, — спокойно сообщил первый Лорд. — К тому же, эти двое уже несколько лет кругами рядом друг с другом ходят. Пора было что-то решать.

Порадовалась за подругу и крепко ухватилась за костяные отростки — дракон снова прошел заслон и теперь стремительно несся вниз.

Как выяснилось, в скале, близ одного из никогда не замерзающих озер за западной чертой Хрустального, существовал активный портал во владения огненных собратьев. Им пользовались постоянно. Две долины связывали каждодневные торговые дела, дружеские отношения требовали поддержания, а кое у кого имелись родственники по обе стороны. Просто гулять, как мы с Ширажем сегодня, туда-обратно не ходили, но почему бы и не нарушить негласное правило?

Я разгладила складки на узких штанах, наверняка оставшиеся после кульбитов в воздухе, поправила коротенький пиджачок, обшитый кружевами и торчащую из-под него блузу, переплела косу. Вопросительно глядящему дракону пришлось пояснить:

— Гордому званию ассары хочу соответствовать, — и подмигнула весело.

А драконий правитель вдруг помрачнел.

— Я же просил, Маиша! Чтоб больше не слышал этого слова от тебя!

— Теперь-то почему? Я же жена… — стало не по себе и в груди сдавило. Зря подняла эту тему, только момент испортила.

Заметив мое состояние, дракон приблизился, обнял.

— Жена, — выдохнул в макушку. — И Леди. Но выкинь из головы ассару. Помнишь, я просил мне поверить, и ты обещала? Так вот, считай это частью уговора.

Соблазн возмутиться был. Огромный! Но я вспомнила, что получилось, когда нарушила слово в прошлый раз, надавала себе мысленных пощечин и кивнула. Не ассара, так не ассара, ладно. По-видимому, дракону это зачем-то нужно. Но причины выясню, иначе я не я буду!

Пока успокаивалась и собиралась с мыслями, успела оглядеться по сторонам. Озеро. Впервые вижу водоем не под толщей льда. Так и хочется подойти потрогать серую воду. Интересно, тело льеры приспособлено для купания в открытой воде? Мы же, вроде, устойчивы к холоду…

Кругом были разбросаны холмы и пригорки, перемежающиеся с зеленой, чуть припорошенной инеем, растительностью. И то, потому что утро на дворе. К полудню этот штрих зимы растает.

В одном из возвышений, похожем на хаотичное нагромождение камней, переливалась золотистая арка. И чтобы попасть в другую драконью долину, надо было пройти сквозь нечто пульсирующее, напоминающее расплавленный янтарь или жидкий огонь.

— Не бойся, — подсмотрел мои мысли Шираж. — Это действует, как обычный портал, переход не доставит неприятных ощущений. А там, у огненных, тепло и в озерах купаться можно. Ну что, идем?

Я вложила руку в его ладонь.

Золотистый свет ослепил на миг, а когда резь в глазах прошла, передо мной распростерся совершенно незнакомый мир. Солнечный, искристый, сверкающий!

Выход из перехода расположился на высокой скале. Отсюда вся долина была как на ладони. Аккуратные каменные дома, петляющие улочки и огромный дворец, сделанный будто бы из янтаря. Правильно, название долины надо оправдывать. Шумящий лес соседствовал с зелеными садами и цветочными полянами, журчали фонтаны и ручьи, где-то зеркальной гладью блестели озера. От птичьего пения становилось дурно. А небо… бело-голубое, пронзительное, так что смотреть больно!

Какое-то время я молча любовалась. Шираж не мешал, понимал, наверное, какие чувства меня сейчас обуревают. Так вот где выросла Рена! И по собственному желанию перебралась на Север? Ее ведь, насколько помню, не украли. Я проскользила взглядом по красноватым шапкам черепичных крыш, вдохнула нагретый солнцем воздух и вдруг очень четко поняла: погулять по долине хочу, каждый уголок облазить, но вечером обязательно вернуться домой.

Как верно заметил маг, льеры тесно связаны с Севером. Неразрывно, как плоть и кровь.

— Насмотрелась? — усмехнулся дракон.

— Веди уже куда-нибудь!

Я сняла жакет, перебросила его через локоть и, осторожно ступая, засеменила вслед за драконом.

Вниз со скалы вела выдолбленная в каменной толще лестница. Узкая, скользкая и без перил. Драконам-то что, поскользнулся — взлетел! А вот я имела все шансы шею себе свернуть. Только шествующий впереди Шираж и спасал, когда эти шансы вдруг внезапно возрастали.

Миновала последнюю ступеньку и вздохнула облегченно. Впрочем, новая напасть не заставила себя ждать. Здесь было даже жарче, чем в подземельях во время ритуала. А я, как выяснилось опытным путем, к южному климату не приспособлена уже физически. Дышать стало трудно, кожа почти горела и иней не отзывался.

— Потерпи, — Лорд взял меня за руку и уверенно зашагал по узкой улице. — Тяжело только первое время. Сейчас купим воды.

Здраво решив, что новые впечатления того стоят, я вняла совету мужа и стиснула зубы. А скоро окружающее отвлекло. Дома здесь были проще привычных, зато сады яркие, а жители улыбчивые и бесшабашные. Я бы даже сказала, бесцеремонные. Громко разговаривали, пихались, устраивали склоки прямо посреди улицы, дружески обнимались, а то и всерьез целовались на виду у всех. И летали они быстрее, со свистом проносились в вышине, отчего я инстинктивно втягивала голову в плечи.

Лотки с едой и напитками встречались часто. В первом же Шираж купил флягу с водой и вручил ее мне. Сделала глоток и закашлялась от неожиданности — ледяная!

— Зачарованная, — пояснил ассар Хрустального. — Даже на солнцепеке жидкости внутри всегда останется холодной, а когда допьешь, фляга вернется к торговцу.

Кстати, им был человек. Люди здесь попадались часто, хотя не думаю, чтобы оставались в долине на ночь. Скорее жили где-нибудь в деревушке поблизости. Но ходили смело, при виде чего мне вдруг припомнилось, как дядюшка рассказывал о горячем темпераменте большинства южан. Он был в Империи, он знает!

Первый день жизни в роли жены прошел замечательно!

Мы бродили по городу, заходили во все попадающиеся на пути лавки. С сувенирами, одеждой, книгами и прочими интересными вещицами. Наряды у огненных дракон были красивые, яркие, я даже загорелась желанием вернуться сюда в компании уже приобретенных подруг. Можно было, конечно, и сейчас примерить, но врожденное здравомыслие живо напомнило, что носить эту красоту мне на Севере не придется, да и мужчины не особенно любят подобные развлечения. Зачем же портить такой прекрасный день?

А вот янтарные бусы мне все же купили и у книг задержались надолго. Мы с одинаковым интересом подсовывали друг другу пухлые тома, и в итоге дракон вышел из лавки с целой стопкой оных в руках. Легенды огненных с иллюстрациями для меня, труды по магии для него самого (ну и для меня, когда доучусь до соответствующего уровня) и тонкая брошюрка о травах.

Это еще зачем? Любопытства сдержать не смогла и удивленно посмотрела на Штедьера.

— Маррису, — пояснил благоверный, поймав невысказанную еще мысль. — Ее специально для него держали, давно заказал, а забрать все руки не доходили.

— Вторая сила? — я с пониманием склонила голову набок.

— Запахи, — подтвердил догадку Шираж. — Ну и как следствие — травы, зелья и прочая почти бесполезная ерунда.

С моей точки зрения травничество ненужным не было, напротив. Лекарства, духи, косметические средства, — как без этого всего обойдешься? Но, поразмыслив, и я пришла к выводу, что это совершенно не тот дар, который мог бы пригодиться драконьему ассару. В бою от него толку нет, да и несолидно как-то… Надеюсь, третий Лорд своего предшественника не отравил?

Далее в программе дня были фонтаны, среди которых я с визгом носилась, то и дело брызгая на непробиваемо спокойного мужа водой, цветы и пара верков на наших головах, озеро, в котором так и не поплавали, потому что было не в чем, и несколько огненных драконов, знакомых Шиража, которым он не забыл меня представить.

Ближе к вечеру мы заглянули в таверну. Уличная еда моего разборчивого дракона не устраивала категорически, а заведение с виду было приличным. Каменный пол и стены, чистые деревянные столы, снующие по залу разносчицы (опять-таки человечки), мягкий полумрак и приглушенная музыка, сочащаяся прямо из стен, и блеклые светильники, источающие тонкий мускусный запах.

Еще зачем-то очаг. В огненной долине! Жарким летом! И хоть огонь в нем не пылал, так, тлели две головешки, несоответствие сразу же бросилось в глаза, а на языке возник вопрос. Но задать его не успела, к нашему столу как раз подошла работница, и все мысли ускользили в сторону еды.

Позже совсем стало не до того. Заказ принесли быстро, и какое-то время я была занята исключительно мясным рагу с тушеными овощами и ягодным пирогом. Место оказалось уютным. Полумрак надежно скрывал присутствующих друг от друга. Я только дракона видела, остальные казались смазанными, голоса — приглушенными.

Пока не вспыхнуло. Совсем рядом полыхнуло, за соседним столом. Я ойкнула, отодвинулась как можно дальше, а там набирал обороты скандал. Пламя рассеяло тьму, и стали видны ужинающие: молоденькая дракона с толстой рыжей косой и зелеными глазами, настолько яркими, что мне с нескольких шагов удалось различить их цвет, и двое парней. Рыжий — точно огненный, а вот второй имел смуглую кожу и пепельного цвета шевелюру. Полукровка?

Над ними нависла горящая гневом (к сожалению, в самом прямом смысле) компания. Трое. Они шипели, не стесняясь, один даже девушку за руку схватил.

— Руки убрал! — рыкнул рыжий, поднимаясь.

Его встретили враждебные взгляды.

Дракона дернулась, но в нелегком деле освобождения себя не преуспела.

— Право сильного, забыл? — отделился от троицы самый наглый.

Совсем молодой еще огненный сжал челюсти с такой силой, что на лице заходили желваки. Но не отступился.

— Сядь, Эриан, — потянул его вниз тот, кого я приняла за полукровку. По столешнице с неприятным звуком прошелся вдруг возникший коготь. Ледяной. Подтверждаются подозрения! — А вы — брысь отсюда! Иначе сравнивать силу будете со мной.

Вроде и не угрожающе прозвучало, а тех, чьего присутствия не желали, как ветром сдуло. Девушка с болезненной гримаской потерла запястье.

— Не ходи пока по улицам одна, — выдал осторожный совет ее огненный спутник.

— Я принцесса, не посмеют!

Остальное от нас скрыла вновь сгустившаяся темнота.

Но под боком, к счастью, сидел наевшийся дракон. Было к кому пристать с вопросами!

— Принцесса? Сестра Рены? Ее хотели украсть?! — сама почти почувствовала, как в глазах зажглось жадное любопытство.

Ассар невозмутимо кивнул.

— Младшая дочь Янтарного. Несколько месяцев назад девчонка вошла в брачный возраст, и в долине теперь творится настоящий кошмар. Ее по несколько раз в день пытаются украсть, а ассара — убить.

Все-таки драконьи нравы чужды мне. Вот как так можно, а? Без чувств, эмоциональной связи, хотя бы обоюдного уважения? Только слепая жажда удовлетворить свои потребности и приблизиться к громкому званию. Брр! Хорошо, что я родилась простой льерой.

— А с ней кто? — спросила поблекшим голосом.

— Друзья, — оживил мою веру в прекрасное Шираж и накрыл лежащую на столе руку своей ладонью. — Брось, Маиша, мы не звери! Не настолько, во всяком случае.

Память милосердно вытолкнула вперед слова Сирены о том, что никого из ее сестер насильно замуж не отдали. Себя загнала в угол моя подруга исключительно собственными силами.

Стало легче. Что-то я в последнее время слишком жалостливая.

С ужином было покончено, мы как раз выбирались из-за стола, когда взгляд снова упал на очаг. А в нем…

— Ой! — сообщила я в темноту и энергично потрясла мужа за рукав.

От тлеющих углей отделился огонек, плавно соскользнул чуть в сторону, приобрел очертания кошачьей фигурки. Игривая зверюшка вытянула передние лапки, потянулась… и стала стремительно увеличиваться в размерах, при этом меняя форму.

Миг спустя из очага грациозно выбралась огненная девушка и как ни в чем не бывало прошествовала к двери.

— Эээ?! — знаю, в подобных случаях я не слишком многословна.

Девица? Из огня? Без малейших признаков одежды! И ушла… на улицу… Ступор.

— Ничего особенного, — Лорд настойчиво увлек меня к выходу. — Огневка. Несколько таких живет в долине.

Насколько над Хрустальным были прекрасны рассветы, столь же дивными являлись закаты в другой драконьей долине. Словно бы змеи поровну поделили красоту природы. Усевшись на камни у портала, мы с Ширажем наблюдали волшебное зрелище.

Небо больше не было безмятежно светлым. Раскинувшийся над головой шатер стремительно темнел, меняя очертания города под ним, превращая еще недавно зеленый и притягательный лес в нечто черное и угрюмое. Скрывшееся на время солнце снова выкатилось у самой кромки горизонта… и начало плавиться. Потоки жидкого огня стремительно растекались в вышине, побеждая темноту, заставляя все окружающее полыхать. А когда мне показалось, что сейчас вспыхнет вся долина, бушующее пламя стихло и в несколько мгновений утекло за край небосвода.

В Янтарной долине наступила ночь.

12 глава

Потянулись наполненные заботами дни. Не то, чтобы у жены ассара было много обязанностей… Всего пару раз мне пришлось посетить торжественные мероприятия вместе со своим драконом. Но поскольку присутствовали там исключительно его собратья, скучно не было.

Собственные дела, как наследницы Дома, навевали куда большую тоску. Приходилось просматривать отчеты управляющего, организовывать работу слуг здесь и быт в Доме, от которого я была отрезана. То еще удовольствие!

На третий день моего замужества прибыл обещанный Стражами учитель из пансиона. Худой как жердь и высокий как скала ледяной маг. Сайлен. Льер, но далеко не первый в своем Доме, он умудрился сделать неплохую карьеру мага. И сейчас, в свои шестьдесят с небольшим, занимался исключительно теорией. Еще недавно обучал княжича, позже состоял при учебном заведении, коему покровительствовал лично Стужа, теперь вот заслали к драконам.

Он начал с предупреждений. Меня уведомили о том, что легко не будет. Кто бы спорил! Впрочем, к трудностям я была готова, еще от дядюшки знала, какой коварной порой бывает сила. Но терпение и труд — главный залог успеха. Этому меня тоже Арлит научил.

Пылающим ледяной страстью драконам (да-да, они и в весьма преклонном возрасте те еще авантюристки!) четко объяснили, что лучше не соваться. Так они и вняли! Уже к полудню я приноровилась к хору из рычания и шипения под окном и звенящим щитам, окружившим классную комнату.

Кража учителя провалилась с треском.

К концу первого урока я была в легкой прострации от обилия сведений, который следует запомнить и не перепутать. И это мы еще до практики не дошли! А тут и Шираж снизил градус. За обедом Леди поджидало наиприятнейшее известие:

— Утром с тобой занимается Сайлен, а в конце дня будешь подниматься в башню к Маррису, — медленно, чтобы ни капли важной информации не утекло от меня, сообщил дракон.

Третий ассар счастливо заулыбался.

— Зачем? — опасливо уточнила я. Отнекиваться соблазна не возникло. Смысл?

— Этикет, тонкости нашего быта и углубленный экскурс в традиции, яды, — методично стал перечислять черноволосый. — По желанию, некоторые зелья, свойства трав и все, что еще ты захочешь узнать.

Кивнула. Думаю, это будет не лишним. Хотя про ассару мне вряд ли поведают прямо сейчас. Выходкой с побегом я показала, что под влиянием страха способна на глупости. Если в обретении этого звания скрыто что-то пугающее, тайну будут от меня пока скрывать.

Стоит ли говорить, что день удался?

Из башни я вышла темным вечером с гудящей головой и желанием лечь и крепко уснуть. На ужин идти не хотелось.

Но знакомые голоса, долетевшие из холла, подействовали лучше тонизирующего настоя.

Рена! И Нияр. Они теперь пара?

Подгоняемая желанием узнать подробности, я устремилась на звук.

Оценивающий взгляд в мгновение облетел белоснежное помещение. Звероглазый выглядел довольным, будто кот, дорвавшийся до плошки со сметаной. Хищный прищур жутковатых глаз, на губах еле заметная полуулыбка, поза небрежная, пальцы поглаживают карманы. Рена казалась… пристыженной. Не было привычной косы, длинные волосы вуалью покрывали спину, платье тяжелое, наше, северное. А еще — совсем не характерный для нее взгляд в пол. Дракона жалась к колонне, видимо, пытаясь с ней слиться.

Я не нашлась со словами, в голове роились вопросы, но все такие, что вслух не задашь. Предположения отсутствовали. Ограничившись кивком, я миновала лестницу и втиснулась между первым и третьим ассарами, тоже вышедшими на звуки. Чую, сейчас что-то будет…

— С возвращением, Лорд, — из череды колонн вынырнул Рий и в знаке вежливости чуть склонил голову перед одним из правителей.

Нияр на приветствие не ответил, сразу начал с приказа:

— Позови сюда моего брата. Сейчас.

Дворецкий отрицательно мотнул головой.

— Невозможно!

— Вот как? — белый дракон сощурился еще больше, будто пытался лучше рассмотреть стоящего перед ним временного слугу, и сморщил тонкий нос.

Даже жесты у них с Янтарной во многом одинаковые!

— Советник перебрался в свой столичный дом. Он просил передать… — тут Рий замешкался, как бы припоминая.

А на самом деле набирался храбрости. Нияр — это не сдержанный Шираж, если он всерьез разозлится, дворец придется ремонтировать.

— Что просил передать мне брат? — с нажимом на первом слове спросил Лорд.

— Шайлас сказал, что если вы захотите его убить, вы знаете, где его найти.

Я похолодела и инстинктивно подалась к Ширажу. Он же не допустит? Или допустит?

— Ладно, — совершенно спокойно отреагировал Нияр. Только легкая хрипотца в голосе свидетельствовала о том, что он все же что-то чувствует. — Передай Зарию, чтобы к утру подготовил документы на расторжение помолвки. Причиной может указать намеренное затягивание сроков со стороны невесты, ее измену и оскорбление жениха на глазах всего Хрустального.

— Мерсссавец! — зашипела Рена. По щекам драконы покатились крупные капли, а она и не подумала их стирать.

Улыбка второго ассара превратилась в оскал.

— Сама-то ты кто после всего? — спросил Нияр презрительно. — Собирай вещи, Сирена. Я сейчас к брату и хочу, чтобы к моему возвращению тебя во дворце не было. Кстати, будь благодарна, что я не требую извинений, меня своей выходкой ты тоже унизила.

Закончив свою речь, дракон стремительно унесся к двери. А Янтарная обессиленно соскользнула вниз по колонне и тоненько заскулила.

Рекомендацию благоверного не влезать в чужие дела я помнила на зубок, но уже через миг оказалась рядом с подругой. Притянула к себе, крепко обняла, тут же почувствовала, как шея стала мокрой от ее слез.

— Ты же не допустишь несправедливости? — требовательно спросила мужа.

Тот недовольным не выглядел. Вечная мерзлота, даже легкой досады не читалось на лице дракона!

— Для Хрустального будет куда опаснее, если бой между братьями состоится. Смена одного из ассаров, даже возможность ее, не в наших интересах.

Мой гневный возглас расслышали все. Знал бы он сейчас, как напоминает Стражей! Неужели с течением лет у любого долгоживущего существа что-то отмирает внутри?

— Пойми, Лео, — Маррис был мягче, даром что учитель. Он приблизился, опустился рядом с нами на корточки и погладил меня по плечу, аккуратно отвел прядь со лба рыдающей в голос драконы. — Чувства — это тебе не вывих, обратно не вправишь. Думаешь, Шайлас теперь захочет на ней жениться? Рене прекрасно известно, какие мы собственники. Нечего было крутить роман прямо у жениха перед носом.

Доля истины в его словах имелась, как-то я до этого и не задумывалась о чувствах советника. Но трясущуюся в рыданиях огненную все равно жалко.

— Нияр сделал верный выбор, — со свойственной ему прагматичностью подытожил фиолетовый дракон. — Если хочешь, можешь позаботиться о ней, даже проводить принцессу до перехода. Я отряжу кого-нибудь в охрану.

Вопрос, кто из нас двоих больше ледяной, отпал сам собой. И за этот айсберг меня угораздило выйти замуж! Хуже того, влюбиться! Если бы не страдающая дракона на руках, точно прониклась бы жалостью к себе.

Когда мужчины ушли, я утерла Янтарной слезы и увела ее на кухню. В холле страдать холодно. Да и зачем, если это дело можно обставить с комфортом! В итоге вечер оказался заполнен судорожными всхлипами, но уже без слез, неисчислимыми кружками горячего чаю, маленькими воздушными пирожными и задушевными признаниями Сирены.

Из путаного монолога драконы, щедро сдобренного теми же всхлипами, жадным заглатыванием воздуха и тихим подвыванием, я поняла мало, поэтому решила прояснить для себя основные моменты.

— Было?

— Ага, — и глазки мечтательно закатывает.

Ясно все с ней. Такое не лечится, по себе знаю.

— Жалеешь?

— Вот еще! — фыркнула дракона и трясущимися руками принялась плески косу.

— И к жениху возвращаться не думаешь? — пожалуй, это самый главный вопрос.

Драконы доступно объяснили, что возвращаться уже особо и некуда, но желание загладить вину порой способно сотворить настоящее чудо. Эту истину мне тоже поведал дядя в те времена, когда пытался покорить рыжую жрицу. У него получилось. Так чем Рена хуже?

— Я теперь не знаю, как в глаза Шаю смотреть, — девушка нервно потеребила пушистый кончик кривой косы. — Думала, Нияр как-нибудь поддержит, а оно вон как все получилось. Пожалуй, лучше действительно домой…

— Помочь собраться? — я встала с широкой обитой тканью скамьи и нерешительно глянула в сторону выхода.

Янтарная кивнула.

— Обещай, что станешь меня навещать! Хочу знать о нем хоть что-нибудь.

Слово тогда я дала и честно бегала в гости в огненную долину между бесконечными занятиями.

Так прошло еще недели две.

Шираж больше не касался моего баланса, и управляться с силой приходилось самой. Трудно было, честно скажу. Но учителя попались внимательные и терпеливые, что я не могла понять у одного, другой разъяснял и показывал. И муж поддерживал, как мог. Так и жили. К концу второй недели я даже в мелких успехах отметилась.

С драконой встречались у переходов, подолгу сидели на камнях, делились новостями, смотрели закат. Первые дни она еще спрашивала про звероглазого, но тогда он жил в городском доме, и мне нечего было рассказать тоскующей подруге. На четвертый день, как сейчас помню, привычного вопроса не прозвучало. А в следующую нашу встречу уже я не стала поднимать больную тему, хоть Нияр и вернулся во дворец. И брат его вернулся, но Сирена об этом так и не узнала.

Сегодня занятий с Маррисом не было. Трое старших учеников наконец возвращались в свои семьи, и ассары давали им последние наставления. Глупые приличия! Сейчас вежливо простятся, пожелают друг другу всех благ, а потом всем дворцам целый месяц будем жить в напряжении. Будет бой или нет?

От одной только мысли, что вызвать могут Шиража, жарко становится. Лицемерить я не любила, потому провожать теперь уже взрослых драконов не пошла. Без меня разберутся. Некоторое время просидела над книгами, но впереди был выходной, а явные проблемы с учебой у меня отсутствовали, так что занималась недолго.

Взяла жакет и направилась к одному из боковых выходов.

Мимо зала, где проходило мероприятие, путь мой не лежал, но на драконов все равно наткнулась. Первый и второй ассары скрылись в классной комнате, где мы с Сайленом занимались. Мне бы ни за что не пришло в голову подслушивать, если бы они не понижали голоса!

— Время пришло для испытания, вы уже достаточно женаты. Тебе лучше поторопиться, если не хочешь упустить его, — Нияр говорил чуть снисходительно, будто давал совет.

А разговор-то обо мне! Опустилась на корточки и сделала вид, будто завязываю ленты на сапожках. Послушаем…

— Нет, — четко и коротко, мне он тоже в подобном духе отвечает, когда речь заходит о звании ассары.

— И тебе не нужна рядом достойная подруга, признанная магией наших гор?

Что происходит за прикрытой дверью, я не видела, приходилось ориентироваться исключительно по звукам.

— Обойдусь, — снова отрывистый, лаконичный ответ. И шумный вздох.

— Почему ты не хочешь дать девочке шанс? Видно же, что она тебе нравится! Или все же не настолько? — белый змей не был бы собой, если бы не подпустил яду.

— Не настолько, — хрипло отозвался Шираж. К голосам добавились звуки шагов — одному из драконов не сиделось спокойно. — Больше. Намного.

Сердце сладко екнуло. А мне он не говорил…

— Так в чем же дело?

— Маиша — человек, она не справится. А я не могу отправить ее на смерть.

Ооой! Вот теперь точно мать! Выходит, ассарой становятся тоже в бою? Но с кем, не с предшественницей же?

Лорды еще препирались какое-то время, но больше полезной информации почерпнуть так и не удалось. Опасаясь быть застуканной за подслушиванием, я оставила в покое ленты и действительно направилась в сад.

Но и там не нашла покою. Побродила немного среди начавших цвести, но все равно частично заиндевелых деревьев, а мысли настойчиво возвращались к услышанному. Схватки с драконой мне не выдержать, Шираж прав. К счастью, я трезво оцениваю собственные силы, чтобы не наделать глупостей. Что ж тогда неймется?

Внутри будто чесалось что-то. Действий требовало!

В итоге, чтобы не маяться тут, решила пойти к порталам пораньше. Там Рену и подожду, заодно с ней и посоветуюсь. В светлое время суток охрана была не нужна, достаточно того, что я на всякий случай всегда держу при себе дядюшкин подарок, а вечером Шираж к озеру приходит. Так что я со спокойной душой воспользовалась калиткой, которая вела в город прямо из сада, и уверенно устремилась к цели.

Ждала недолго, по каким-то своим причинам принцесса тоже появилась раньше обычного.

— Твой отец — ассар огненных, правильно? — решилась задать вопрос я, после приветственных объятий и короткого обмена новостями.

— Не совсем, — звякнула косой Янтарная. — У нас тут все немного иначе устроено. Раньше тоже бились, а когда звание завоевал один из моих предков, все вместе собрались и решили, что это ненормально, молодым наследникам погибать из-за глупых традиций и зова силы.

Я пока мало что поняла, но огненных зауважала, вот честно!

— И что сделали?

— Ассар, который у нас и так один был, сделался королем, правление теперь переходит по наследству к старшему сыну. А те самые наследники и драконы, происхождением пониже, но доказавшие, что достойны, вошли в число "Стоящих за троном". Они имеют право влиять на каждое второе решение правителя.

Разумно. Учитывая драконьи несносные характеры, трудно себе представить, как это все выглядит на практике, но по крайней мере все живы. Как раз то, чего бы мне так хотелось для Хрустального!

— А ты зачем спрашиваешь? — опомнилась Янтарная.

Пришлось ей все рассказать. Ну а кому еще? Не к учителем же с таким вопросом приставать? Пробовала, толку чуть. А ждать, пока Шираж расколется, совсем сил нет.

— Фиолетовый дракон мне дорог, понимаешь? — подвела я итог, нервно постукивая пальцами по камню. — И если есть хотя бы мизерный шанс, я его использую. Но только если он действительно есть. Так ты знаешь что-нибудь об ассаре? Что дает звание? Оно как-то свяжет нас с Ширажем? Сделает меня сильнее? Что?..

Дракона долго молчала, вглядываясь в разгорающийся закат, после чего все-таки разочаровала меня:

— Понятия не имею!

И когда я уже была готова зарычать от бессилия, добавила:

— Но я могу тебя познакомить с тем, кто расскажет все в подробностях и даст ценный совет. Только пойти лучше прямо сейчас. Ну что?

Сложный выбор. У меня осталось совсем немного времени, Лорд будет ждать по ту сторону. Но как же хочется ответов… А, рискнем!

— Веди, — я азартно сверкнула глазами на раскинувшиеся внизу черепичные крыши.

И мы стали спускаться.

Волнение было сильно настолько, что я благополучно пропустила почти весь путь. Опомнилась, только когда впереди замаячил золотисто-коричневый дворец. В отблесках полыхающего неба он переливался искрами, а позади строения притих пестрый сад. Густые, насыщенные ароматы аж сюда долетали!

Королевские владения начинались с высоких кованых ворот, от которых в разные стороны разбегались узкие дорожки, посыпанные мелкими камешками. Как я поняла, центрального входа здесь не было, как и главной аллеи.

— Каждому члену семьи принадлежит какая-нибудь часть дворца, — пояснила Рена, заметив, что я с удивлением рассматриваю местный экстерьер. — И вход у каждого свой. Мы порой неделями не видимся.

— Ужас! — честно отреагировала я.

— Зато в семье мир и лад, — пожала плечами огненная и толкнула тяжелую дверь с изображением оскаленной пасти. Драконьей, само собой. Жуть!

Несмотря на внутреннее неприятие таких отношений между близкими, свое мнение я оставила глубоко внутри. Не мне учить драконов жизни. Но собственное малочисленное семейство предпочитаю держать на виду. Даже когда Нияра или Марриса больше суток не вижу, не по себе становится. Вдруг что? Жизнь ассара опасна.

Холл и короткий путь полутемным коридорам — и дракона распахнула передо мной еще одну дверь. То есть сперва громко постучала, и только получив на то разрешение, предложила мне войти.

— Здравствуйте, — я вежливо склонилась и улыбнулась, разглядывая устроившуюся в кресле женщину.

Впервые вижу пожилую дракону! Наверное, этой представительнице рода Янтарных очень много лет… Но сохранилась неплохо. Смуглое лицо покрыто чуть заметной сеточкой морщин, но в глазах блестит жизнь, а волосы, в которых огненные пряди смешались с белесыми, забраны в элегантную прическу. Платье строгое, закрытое, но цвет глубокий, фиолетовый. По всему видно, эту особу полностью устраивает ее возраст.

— Не поздновато ли для визитов, дитя? — с тенью иронии приподняла брови хозяйка покоев.

Я окинула взглядом гостиную. Уютно. Дубовые панели на стенах и ткани теплых коричневых оттенков, тонкий ковер с затейливым узором, мягкие кресла и диваны, низенький столик и несколько полок с книгами и сувенирами. Несмотря на то, что в комнате было душно, камин жарко горел. Видимо, в силу возраста драконе было холодно.

А в бешено скачущем пламени мирно спала огневка. В облике девушки. Интересное соседство…

— Я с гостьей, — невозмутимо звякнула украшениями Сирена и уверенно закрыла за собой дверь. — Леди Дайерти, познакомьтесь, моя подруга из Хрустального, льера Леона Фиран.

— И? — еще миг назад приятный голос вдруг стал скрипучим, будто далекий раскат грома. Я слышала такой в один из вечеров с Реной на южной стороне перехода.

— Она жена Штедьера.

— И?

— Лео хочет стать ассарой.

Меня наконец удостоили изучающего взгляда.

— Лео, эта ворчливая особа — моя пра… а, неважно! Моя бабушка, Леди Даейрти, в замужестве Янтарная. Она была женой последнего огненного ассара, того самого, что стал в последствии королем, — пользуясь тем, что старая дракона притихла, принцесса завершила знакомство.

Впечатленная, я немного углубила поклон, а потом поднялась.

Карие глаза Леди вдруг погасли, искорки в них растаяли.

— Если ты хочешь власти, то пришла не по адресу. Рена, проводи свою подругу из дворца, — сказала, как отрезала.

Вечная мерзлота, я и не знала, что произвожу подобное впечатление!

— Не хочу, — возразила очень тихо и не двинулась с места.

Янтарная-младшая тоже стояла, не шевелясь.

— Красоту? Собственную сокровищницу? Слуг-драконов? — принялась перечислять бабка, но в голосе ее теперь звучала насмешка. — Что еще может желать молоденькая льера? Прости, девочка, я не сильна в пристрастиях нынешней молодежи.

В голове щелкнуло. Так громко, что я всерьез испугалась, как бы этот щелчок не услышали окружающие! До меня со всей ясностью дошло, с кем я имею дело. Дракона! Огненная! Привитые с детства скромность и сдержанность тут не помогут.

— Ни то, ни другое, ни третье, — спокойно покачала головой и без приглашения заняла кресло напротив. — Простите, Леди. Быть может, у драконов двадцать три и детство, но для людей годы имеют несколько иное значение, и в этом возрасте приходится уже быть разумной. Я пришла не затем, чтобы получить что-то для себя лично.

Смолкла, переводя дыхание, и мысленно поставила себе зачет. Прародительница довольно кивала.

— А зачем же, позволь узнать?

Пришлось и ей рассказать о проблеме. Возможно, будь бабушка с несколькими "пра" на пару веков моложе, она бы меня и слушать не стала, но сейчас дама просто была рада компании. Это сквозило в ее облике, хотя бывшая правительница ни за что бы не призналась в маленькой слабости.

— Так что готова довольствоваться малым, — подвела я итог, — меня интересуют знания.

К этому времени Рена устроилась на ближайшем из диванов, утащила со стоящего на столе блюда сочный фрукт и принялась поедать его, игнорируя укоризненные взгляды бабки. Наш разговор ее мало занимал. Неужели совсем забыла Нияра? И с желанием однажды стать ассарой простилась?

— Флеска, исчезни, — старая дракона махнула рукой в сторону камина.

Огневка обиженно зашипела и рассыпалась тучей искр.

— А если будет предложено многое? Что выберешь?

Поначалу хотела отшутиться, но Дайерти выглядела серьезной. Пришлось отвечать.

— Хочу быть достойной и надежной спутницей для своего дракона, — время от времени покусывая губу, я все же начала признаваться в сокровенном. — И, возможно, наши чувства однажды перерастут в нечто действительно глубокое. Было бы глупо это потерять, поэтому хочу, чтобы мое время утекало в том же темпе, что и жизнь Шиража.

— И все? — дракона выглядела довольной.

— Даже этого много.

Улыбнувшись, точно сытая кошка, Леди склонила голову набок и озвучила свой вердикт:

— С таким настроем испытание ты точно пройдешь.

Фу! Чувствую себя так, будто только что сдала сложнейший экзамен. Но внутренний голос тихонько подсказывает, что радоваться рано, практическая его часть впереди.

— Слушай и запоминай, — тем временем говорила дракона. — Ассара — всего лишь звание. Титул, если хочешь. Пустые слова! Но получить его дано не каждой Леди. Для испытания под каждым дворцом расположен лабиринт. Наш, огненный, давно не используется, а вот в ледяном кануло немало дракон. Сильных, достойных! А все потому, что хотели много.

Я подалась вперед, жадно впитывая новые сведения.

— Выходит, мне нужно идти в подземелья?

Сколько же тайн они хранят? Помню, Мили говорила про хранящиеся там сокровища и змей, что их берегут. Теперь еще лабиринт. Однако!

— Этого я тебе не скажу, — тонко улыбнулась дракона. — Перед тем, как выпустить, тебя заставят дать клятву. Даже твой дракон никогда не узнает, что именно происходило внизу. Но ты не бойся, это не опасно, не страшно даже. Говорю тебе как прошедшая испытание!

Зачем бы старой драконе меня обманывать?

Выходит, ассара — просто громкое звание, но принесет с собой то, что нужно именно его носительнице? Если не убьет ее.

Ох, об этом стоит серьезно подумать.

От дракона мне таки влетело.

Но Шираж так мило беспокоился, что я даже не обиделась. Где была, рассказала честно, только тему разговора утаила. По официальной версии, Рена представила меня своей родственнице, и мы чаевничали. Муж счел знакомство полезным, так что уже возле дворца на меня перестали дышать инеем и даже обняли за плечи.

Так и помирились.

А ночью меня посетила бессонница. Вроде бы и день был богат на события, и вообще вся прошедшая неделя, заполненная бесконечными занятиями, меня измотала основательно, а дрема упорно не брала. Рядом мерно дышал дракон, изредка сжимая объятия. Но чувствовал змей, что добыча его и возражений не имеет, потому и не усердствовал. Первые ночи, как вспомню, я всерьез рисковала быть удушенной.

За окном тихо шелестел ветер, в коридорах царствовала санная тишина. Боролась с собой я долго, но так и не добилась результата. Только надумала себе всякого. Ну и план дальнейших действий составила, как же без него практичной льере?

Перекатилась на бок, приподнялась на локте и долго вглядывалась в любимое лицо. Темнота скрадывала черты, но сердце все равно трепетало от нежности. Как-то незаметно все получилось. Еще недавно при одном упоминании дракона меня колотило от ужаса, потом были дивные места и первые полеты, разговоры о разном и пробудившаяся сила. Сама не могу понять, когда пришли чувства…В небе? На вересковой поляне? Или уже в Хрустальном?

Единственное знаю точно: потерять его не хочу. И если то, что через силу сказал дракон Нияру, хоть чуточку правда… Вечная мерзлота, какие тут могут быть сомнения?!

Осторожно выскользнула из-под одеяла, поцеловала недовольно зашевелившегося Шиража и быстро влезла в штаны и длинную тунику. Захватила теплую кофту и на цыпочках направилась к выходу.

— Ради нас, — тихо шепнула в темноту спальни.

Если вдуматься, мне страшно везет. Ведь мог же он просмотреть мои мысли у портала? Но не сделал. Судьба подыграла?

Направилась предсказуемо в подземелья. Но не на нижний уровень. Дура я, что ли, туда самовольно соваться? Спустилась по лестнице на один пролет и замерла на миг у двери. С чего к нему такое доверие? Да понятия не имею. Не заслужил, конечно, змей коварный, а мысли пойти с просьбой, например, к Маррису, не мелькнуло.

Что ж, послушаемся интуицию.

Стук вышел громкий. Наверное, оттого, что я боялась не решиться на повторную попытку.

Открыл Нияр почти сразу. Обозрел меня, я — его. Помятый, в расстегнутой рубашке, физиономия недовольная. Но девицы за спиной не маячит, значит, один.

— Прости, Лео, но Штедьер мне друг, — хрипло сообщил Лорд.

Не поняла. Это меня только что послали?!

— Совсем с головой не дружишь? — шипение удалось не хуже, чем у разъяренной драконы. — Я не соблазнять тебя пришла.

Моргнул. Осознал. Видимо, чувство собственной неотразимости у кого-то упало на несколько отметок.

— За подругу просить будешь?

— Еще одна неудачная попытка, — щелкать по носу белого дракона мне понравилось. У него тогда вид такой забавный! Но пора уже с этим завязывать, а то еще руку оттяпает. — Я с просьбой. Личной. Можно войти?

Второй ассар неловко пожал плечами и отступил в сторону, пропуская меня внутрь.

Пока он приводил внешний вид в порядок, я получила возможность немного оглядеться. Холл. Из него несколько дверей и узкий коридор. Гамма предсказуемо бело-янтарная.

Ох, дракон, дракон…

Нияр провел меня в просторную гостиную.

— Итак?

Глубокий вдооох…

— Открой для меня лабиринт.

Ступор. Не у меня, у дракона.

— Как ты узнала? — без сомнения, очень важный вопрос.

Я уже успела усесться в кресло, поэтому сейчас смотрела на хозяина комнат, нависшего надо мной, снизу вверх.

— Добрые… хм, драконы рассказали. Но давай договоримся, я не лезу к тебе в душу, ты не трогаешь мои маленькие тайны. Идет? — что-то я сегодня слишком смелая, даже в звериные глаза с тонкими вертикальными зрачками без содрогания смотрю.

Или последнее следствие того, что поисковик воспринимается почти членом семьи? Вроде дальнего родственника мужа. Зараза та еще, но своя, родная, потому приходится во многом делать скидку его больной совести.

— Ладно, — задумчиво кивнул белый дракон.

Уважать границы крылатые змеи умели, и в чужие дела носы не совали. Что же, Лео, поздравляю, только что тебя негласно признали одной из своих!

— Я хочу попробовать, — и взгляд, полный мольбы.

На кого другого подействовало бы, а звероглазый только хмыкнул, выпрямился и руки на груди сложил. Обдумывает.

— Случись с тобой что, Шираж меня убьет. Или я его. При любом исходе это будет катастрофа.

А теперь запугивает! Нияр это умеет.

— У меня получится, — голос не дрогнул. — И никто не пострадает!

Змей плавно проскользил по комнате, навернул круг возле сжавшейся в кресле меня, переставил на каминной полке фарфоровые статуэтки. Вернулся.

— Леона, скажи, чем ты лучше нескольких десятков дракон, так и не вернувшихся из лабиринта? — Лорд склонился так низко, что кончик его носа почти касался моего лица.

Дышать… Расслабиться… Не трястись!

— Ничем. Я всего лишь слабая человечка. Но я спущусь вниз и вернусь обратно. И ты тоже так думаешь, иначе не разговаривал бы со мной сейчас!

В точку! Ассар тонко усмехнулся и снова отстранился.

— Человечка, — заключил он, посмеиваясь, — а зубы как у драконы.

— Комплимент? — я приподняла бровь.

Но хвалить меня дважды за ночь белый не был намерен.

— Значит, план такой: завтра ночью я укутаю дворец сонным пологом, — в этом месте я уважительно округлила глаза. Он и так может?! — ты удираешь от Штедьера и спускаешься сюда. Дальше по обстоятельствам.

Согласился! Я едва сдержала порыв броситься к нему на шею.

— Спасибо!

— Но я не собираюсь помогать тебе просто так, — протянул Нияр и очаровательно улыбнулся. У меня прямо душа в пятки ушла.

А взгляд мимо воли сместился на шелковую простынку, небрежно брошенную на подлокотник дивана. Вот гад!

Действия опередили здравый смысл. Я схватила несчастный кусок ткани и попыталась хлестнуть им злодеюгу. Не за себя, так хоть за Рену! Бедная дракона до сих пор пришибленная ходит.

— Эй, полегче! — возмутился второй Лорд, перехватывая простынку за свободный конец. — Рад, конечно, что у Шиража такая верная и самоотверженная жена, но ты перегибаешь. Я хотел попросить об услуге.

Щеки опалил румянец, но его удалось успешно скрыть за инеевой маской.

— Четче надо изъясняться, — буркнула недовольно. — Какой именно услуге?

— Ответной, — вызывающе усмехнулся Нияр, после чего еще раз сходил к каминной полке и вернулся обратно. — Ты же видишься с Янтарной? Каждый вечер видишься, я знаю. Срежь для меня прядку ее волос.

И протянул ко мне раскрытую ладонь, на которой поблескивали маленькие серебряные ножнички.

От них слегка фонило магией. Видимо, заговоренные.

Сирена даже не заметит ничего.

Следующий день прожила как в тумане, не расставаясь с внутренней дрожью. Поскольку у меня как раз был выходной, почти все время провела с Ширажем в мастерской. Дракон чародейничал, над его столом что-то неприятно жужжало и ярко вспыхивало, я туда старалась не подходить, чтобы не отвлекать мастера. Полистала принесенный с собой учебник, потом взялась наводить порядок на полках. Пыль протерла и некоторые коробочки переставила.

— Не против, если я выберу что-то для поездки в столицу?

Дракон отвлекся на миг, улыбнулся.

— Все мои сокровища в твоем полном распоряжении, — произнес чуть насмешливо.

По сей день я ничего не брала из этой "шкатулки". Но в перспективе над нами висел визит в Ледяные Чертоги, где Ладин засвидетельствует мою силу, и представление ко двору. Как наследница Дома, а в скором времени и его глава, я должна принести Великому Князю клятву верности. Надо выглядеть прилично.

Отобрала несколько коробочек, прикинула, что из одежды стоит взять с собой, и засобиралась к Рене.

Кражу локона удалось провернуть тихо и незаметно.

Чем и похвасталась Нияру, прокравшись к нему глухой ночью, когда околдованный дворец спал.

— Но ты же не сделаешь ей зла? — не спросить не могла, я и без того себя предательницей чувствую.

Поисковик ловко перехватил у меня плату и вместе с ножничками убрал в фарфоровую шкатулку.

— Я Рене вообще больше никогда и ничего не сделаю, — без всякого выражения отозвался Лорд. — Идем.

Вслед за Нияром я спустилась на самый нижний уровень подземелий. Здесь было холодно, почти темно, факелы, закрепленные на стенах, нещадно чадили, пахло сыростью. Где-то капала вода, а тело почти сразу начало противно зудеть. Слишком велика была концентрация силы. Не во мне — вокруг. В остальном же, все в точности как на предыдущих уровнях. Просторное помещение, несколько дверей и коридоры в разные стороны расходятся.

Мы нырнули в первый, самый темный. Свернули один раз, другой, а там я уже и не считала. Если бы дракон не вел меня за руку, ни за что бы не смогла пройти здесь. Очевидно, это место для людей все же не предназначено.

Но страха не было. Только решимость и желание покончить поскорее с испытанием и оказаться под теплым боком у Шиража.

Наконец из темноты показались сверкающие изморозью перила и лестница, уходящая вниз. Еще ниже?! Дела…

— Буду ждать тебя здесь, — решил Нияр. — И только попробуй не вернуться!

Крепко обнял меня на миг, а потом подтолкнул в спину. Так, что я благополучно соскользила по обледеневшим ступеням.

— Береги себя! — послышалось сверху.

Я фыркнула, махнула ему рукой и сделала первый шаг.

Скоро выяснилось, что под Хрустальным раскинулись настоящие катакомбы. Сверкающие привычным льдом, но холодные и чужие. Трех поворотов оказалось достаточно, чтобы заблудиться. Но я упорно продолжала двигаться вперед. Чувствовала: так надо. А внутри прочно укоренилось понимание — коридоры смещаются. Стоило мне свернуть в один из них, оставшиеся позади с тихим шорохом менялись местами.

Отсюда не выйти! Ясно теперь, почему в ледяных дебрях столько дракон кануло. Если древняя магия не выпустит, все, считай погибла.

Коридоры сплелись клубком ледяных змей, вились, путались, сходились и снова разбегались в разные стороны. Я шла и шла. А вокруг ничего, только редкие залы, совершенно пустые, если не считать статуй. Некоторые из них уже были прекрасны, другие выглядели так, словно все еще находились в работе мастера, были частично обпилены и пока не сверкали. Во мне всколыхнулось узнавание, но быстро истаяло. Холод, добравшийся до ног, мешал думать.

— Нравитссся? — прошипели над ухом, когда я безнадежно рассматривала одну такую недоделку.

Как ужаленная, я отскочила в сторону. Едва не поскользнулась, обернулась.

Особа, которая сейчас как раз закрывала за собой ледяную дверь очередного зала, явна принадлежала к женскому полу. Длинные белокурые волосы, красивое лицо, выразительные зеленые глаза, четкие формы, обтянутые свободным и до неприличия коротким платьем. Я никогда таких не видела. Как не встречала раньше и чешуйчатых тел, заканчивающихся змеиными хвостами.

Ой, м-мать! Определенно, эта красотка не дракона.

— Я спросила, нравится? — белокурое создание невозмутимо свернуло длинное тело (или правильнее это все же назвать хвостом?) кольцами и уставилось на меня почти в упор.

— Нет, — смутно представляю, чем я в тот момент руководствовалась, но ответила честно.

Брови змейки взметнулись вверх, почти слились с линией роста волос.

— Мало кому хватает смелости сказать правду, — уважительно протянула она. — Ничего, мы все доделаем, и эти станут не хуже, чем другие, из сада ледяных фигур.

В горле сразу же встал ком. Вот зачем она это сказала? Мне же было так хорошо в том саду…

— Так в этом и заключается драконья магия? — вопрос я произнесла едва ли не с отвращением. — Все те статуи когда-то ходили по земле?

Стало дурно от такого предположения. Я пошатнулась и, боясь упасть, схватилась за ближайший "шедевр". Но понимание, кем он может быть на поверку, обожгло изнутри, и я отдернула ладонь.

— Сила с тобой, — тихо рассмеялась змееподобная. — Какие вы там наверху все нервные! Нет, конечно. Эти статуи делают наши мастера из обыкновенного льда. Его на севере много. Но те, что изображают женщин, делаются только в случае, если к нам присоединяется новенькая. Вот ты останешься здесь, и чудесный сад украсит новая фигура.

Во мне точно огонь вспыхнул. Больно!

— Вообще-то я собиралась пройти испытание и вернуться к мужу, — призналась напряженно.

Змееподобная заинтересованно подалась вперед.

— Правда? А я почему-то не почувствовала…

Миг ушел на раздумья. Уверенности в том, что поступаю правильно, не было, но я честно рассказала ей все. О том, что являюсь человеком, хоть и льерой, о страхах дракона, который не может знать, что именно творится в лабиринте и о помощи другого ассара.

— Первый раз с таким сталкиваюсь, — собеседница тряхнула волосами, отчего те рассыпались по плечам, и в задумчивости обвела взглядом искрящийся льдом зал. — Значит, сокровища ассаров тебе не нужны?

Если б давали, взяла бы, но местные обитатели попросят взамен слишком много.

— Совершенно!

— И что с тобой делать? — она не спрашивала, просто размышляла вслух. — Давно сюда Леди не спускались. Прежние драконьи правители прощались с титулами, не успевая жениться. А эти бестолковые какие-то! От третьего жена сбежала, второй так и не прислал к нам ту, которую мог, первый боится непонятно чего… Ладно, давай знакомиться. Миралирена шассаРиш, Хранящая ледяной лабиринт.

Должность оказалась звучная, к тому же, я сейчас зависела от нее. Пришлось улыбнуться и склониться.

— Тебя я знаю, Маиша, — не дала мне и слова вставить змея. — Ты допущена к испытанию. Но для начала поклянись никогда и никому не рассказывать ни о чем, увиденном здесь этой ночью.

В руках Хранящей возникла книга, с ней она приблизилась ко мне. Я оглядела толстый фолиант со змеей на обложке и, повинуясь незнакомому инстинкту, коснулась ладонью изображения.

— Клянусь, — почти беззвучно шевельнулись губы.

Но лабиринт услышал, и древняя сила приняла обещание. Кожу обожгло холодом, я вскрикнула и отдернула руку.

— Теперь иди за мной, — с полуулыбкой скомандовала Миралирена, рывком распахнула ледяную дверь и заскользила прочь из зала.

Мне пришлось почти бежать, чтобы успеть за ней.

Очередной спуск вниз (да сколько же тут этих низов?!), и перед нами распахнулись двери нового зала. Не ледяного, обычного. Правда мебель вся сделана была с учетом того, что пользоваться ею станут безногие, но сильно хвостатые, и холод стоял почти невыносимый.

— Как там моя сестренка поживает? — шепотом спросила провожатая, пока мы дожидались неизвестно чего.

Нижняя часть ее тела кольцами обвилась вокруг высокой ножки стула, на котором устроилась Хранящая. Голова закружилась, пока я наблюдала за этим процессом.

— Прости, кто?

— Сатия, — уточнила Мира. Про себя можно и сокращенно назвать, не убудет с нее. — Сатиялиша шассаРиш. Она наша, не знала?

Даже инеевая маска не помогла мне скрыть изумления. Сатия? Одна из подставных невест? Та самая, которую Идьяра едва из-за Грани вырвала? Ой, сила! Чувствую, мне здесь придется плохо…

— Н-нормально, — все, что успела выдавить, прежде чем двери в противоположном конце зала распахнулись, и к нам присоединилась еще одна змееподобная особа. Старше Миры намного, судя по тонкому серебряному венцу на голове, званием выше, и человеческого в ней были только волосы. В остальном черты сохранились, но даже лицо покрывали блестящие, словно стальные, чешуйки.

Мягкий стул оказался слишком высоким для меня, ноги до пола не доставали, и это было неудобно. Но вошедшая сделала знак не вставать, поприветствовала кивком и заняла точно такое же место.

— Я, Рошельда шассаКьерш, Хранящая сокровищницы Хрустального, приветствую тебя, Леди, — с тонкой улыбкой выговорила пожилая змея.

Правила приличия я впитала вместе с первым вдохом северного воздуха, поэтому учтивый кивок и улыбка вышли инстинктивно. Внутри же я подобралась и приготовилась. А еще четко решила для себя, что ни одного из драконов больше змеем даже в мыслях не назову!

Жаль, с Ширажем случившееся толком не обсудишь. Интуиция подсказывает, что в этом случае даже его телепатия окажется бессильна. И с Сатией не поговоришь… Жаль, ох как жаль.

— Честь для меня, — тихо шевельнула губами.

— Итак, чего бы тебе хотелось? — приступила к исполнению возложенных на нее обязанностей старшая из дам. — Звание ассары многого стоит, и оно может принести с собой в твою жизнь что угодно.

Понимающую улыбку удалось скрыть. Что угодно… В моей душе умело пытаются разжечь жадность. И пожалуй, если бы не была тонко предупреждена, я бы купилась. Желания у меня были, как у любого из смертных. Не трястись каждый раз, когда моего ассара вызывают на бой, узнать имя виновного в гибели родных, можно даже отплатить, восстановить угасший род… да мало ли еще забот? Но внутри прочно засела установка: просить минимум, только самое необходимое. И я заученно выговорила:

— Хочу быть достойной спутницей для своего дракона. И еще, чтобы наше время уравнялось. Все, пожалуй.

Если после первой части желания старая змея одобрительно кивнула, то расслышав его продолжение, издала нечто сродни недоуменному хмыканью.

— Уравнять жизни? Опасное желание. Что, если его завтра в бою убьют? Ты понимаешь, что сама рискуешь погибнуть вместе с драконом? Или многие века жить без него?

Я прикрыла глаза и медленно склонила голову. Да. Но нынешние ассары поразительным образом держатся друг за друга, и в Хрустальном их уважают. Кто знает, может быть эти трое на пути, ведущем прочь от древних, полузвериных традиций?

— Что же, ты попросила не так много, — приняла молчание за согласие Хранящая лабиринт. — По правилам, я должна бы сейчас узнать, что ты готова дать взамен, но не стану этого делать. Ты уже отдала свою жизнь. Поздравляю, ассара!

Поблагодарить я не успела. Стоило Рошельде подарить мне звание, запястье противно зачесалось под браслетом, и некоторое время я была способна лишь бессвязно шипеть. А когда рисунок, прежде означавший узы, полностью восстановился, старшей змеи уже и след простыл.

— Идем, выведу тебя, — поманила за собой Мира. — Если ты, конечно, не передумала.

13 глава

С замиранием сердца я поднималась по обледеневшим ступеням. Далеко позади осталась тоскующая по сестре Мира, запястье до сих пор пощипывало из-за вернувшегося узора, а в руке был плотно зажат очередной кулон. Отливающая синевой камелька с застывшими внутри льдинки снежинками. Подарок от змей в честь получения мной звания.

Если так пойдет и дальше, драгоценности на мне просто перестанут умещаться. И так не снимая ношу первый подарок Шиража и дядюшкин янтарь, теперь вот еще один. О свойствах мне не рассказали, но наказ был не расставаться. Кто я такая, чтобы спорить?

На губах дрожала улыбка. Подумать только, получилось!

А в конце лестницы меня дожидались двое: Нияр с измазанным в крови носом и разбитой губой и всклокоченный и нервный Шираж.

— Я — ассара, — провозгласила, выныривая из недр холодного лабиринта, и со счастливым визгом повисла на шее у благоверного.

— Глупая, это не стоило того, чтобы так рисковать, — зашептал дракон мне в шею, крепки прижимая к себе.

Вообще-то, стоило. Но дело уже сделано, желательный результат получен, потому и пререкаться смысла нет. Позже я обязательно расскажу ему, что принесла с собой вместе с новым званием.

— Вот видишь, — донеслось со стороны обиженное, — я никого не убил.

Нияр то и дело подносил к лицу платок, но выглядел при этом так, будто это он сам только что побывал в лабиринте и победил там большого зубастого змея. Я не сдержала улыбку и выпуталась из объятий своего Лорда. Штедьер придержал меня на миг, проникновенно, по-особенному, заглянул в глаза, но вскоре отпустил с разочарованным вздохом. Телепатия предсказуемо оказалась бессильна.

— Дождешься ты у меня, — фиолетовый дракон был все еще недоволен.

— И это благодарность? — страдальчески скривился его друг. — Хоть на бал пригласите!

— Какой еще бал? — а вот это уже мое недоумение.

Мужчины обменялись серьезными взглядами, разъяснять выпало Ширажу.

— По случаю принятия тобой титула состоится традиционный бал. Но уже после нашего возвращения из княжеств. Сейчас есть дела более важные.

С этим трудно спорить. Вещи почти собраны, дела отложены, ради визита в столицу княжеств было решено ненадолго прервать мое обучение. Ладин и представление Князю всяко важнее.

Определившись с планами на ближайшее будущее, мы слали выбираться из подземелий.

— На тебя не подействовал насланный сон? — я позволила себе любопытство. Представлялось само собой разумеющимся, что первый ассар сильнее второго. И в магии в том числе.

В этот момент мы как раз вышли в верхнюю часть дворца, и я подслеповато заморгала. Привыкшие к темноте глаза отреагировали резью на яркий свет.

— Уже за полдень, Маиша, — простонал Шираж. — Ты хоть представляешь, как я испугался?

Представляю. Мне даже совестно, но под инеевой маской этого никто не различит. А вот укоряющий взгляд белому дракону все же достался.

— Откуда мне было знать, что это так долго?

Действительно, откуда? Своей-то ассары у него нет. А ту, которая могла бы ею стать, Нияр прогнал из Хрустального.

Встретиться с Сатией до отъезда так и не удалось. Девушка до сих пор жила во дворце, но при этом старалась не попадаться никому на глаза. Во мне бурлили подозрения. Что ее здесь держит? Решила отомстить? Или просто пойти некуда?

Но времени разбираться не было. Остаток дня после испытания я крепко проспала. Сама не поняла, насколько устала, пока голова не коснулась подушки. Но стоило этому произойти — все, мир потонул во мраке сна. Следующий день улетел на то, чтобы собрать оставшиеся вещи и сдать учителям что-то вроде зачета по изученному за последние недели. С заданиями я справилась, но заниматься расследованием к вечеру желания уже не было. Если бы не клятва, спросила бы о многом, а так решила ограничиться благодарностью.

— Ты бы мог сделать пару широких браслетов? — попросила дракона, когда мы проводили время в мастерской. Шираж заканчивал свадебный подарок для Лор, а я сидела у окна. — Хочу их кое-кому подарить.

Вопросов не последовало. Один лишь взгляд, глубокий, пронзающий. Не знаю, смог ли телепат что-нибудь различить, но согласился.

— Будет лучше, если ты сделаешь примерный набросок, — посоветовал ювелир. — Но займусь ими уже после возвращения.

Я кивнула и потянулась за листом и письменными принадлежностями.

Старая сокровищница не должна пустеть. И, если мои догадки верны, и кулон, который я ношу, оттуда, значит надо возмещать убыток. На этом, конечно, никто не настаивал, но милость нижних жителей лишней не будет. Никогда не знаешь, в какой ситуации окажешься завтра и чья помощь тебе потребуется.

Подумала об этом и нарисовала рядом с браслетами еще и кулон. Шираж не обеднеет, а я стараюсь не только для себя, но и для всего Хрустального.

Спать отправились рано. Завтра предстояло перебраться в замок Фиран да и в целом день обещал быть непростым. Надо как следует отдохнуть. С этими мыслями я прижалась щекой к плечу мужа и закрыла глаза.

И тут в дверь громко постучали.

Мы с драконом резко сели и устремили испепеляющие взгляды в ту сторону, откуда доносился неприятный звук. Но дверь осталась глуха к нашему возмущению, а кто-то наглый ломиться стал с утроенным рвением.

— Совести у них нет, — посетовал Шираж, будто только что осознал эту непреложную истину.

Пришлось ему подняться и, прикрыв дверь спальни, впустить ночного гостя в нашу малую гостиную.

Им оказался Маррис, что уже само по себе не похоже на нелюдимого (или как это у драконов называется?) третьего Лорда. Сквозь оставшуюся щель я, извернувшись, успела заметить, что учитель был бледный и дерганый. Потом мужчины разместились в креслах, и мне пришлось довольствоваться только тем, что можно услышать.

— Если ты с ерундой… — упреждающе рыкнул Шираж.

Но друг его перебил.

— Кажется, меня отравили, — сказано это было чуть дрожащим голосом и с придыханием. Сразу ясно, третий ассар сам верит в это заявление.

Я словно воочию увидела, как Шираж заинтересованно приподнимает светлую, самую малость отливающую фиолетовым бровь.

— Кто?

— Не знаю!

— Чем?

— Определить не удалось, — в голосе специалиста по запахам, травам, зельям и ядам в том числе прорезались панические нотки.

Ооочень интереээсно! Я с трудом преодолевала желание выглянуть за полуприкрытую дверь, так не хватало зрительной картинки. Но улежать не получилось, и я выбралась из плена одеял и замоталась в халат.

— Симптомы? — тем временем продолжал допрос Штедьер.

Маррис помедлил и начал перечислять:

— Я спать не могу, мысли всякие в голову лезут, сердце колотится и дышать тяжело. Ну и еще разное. Днем терпимо, а стоит расслабиться — накатывает.

— И давно это у тебя? — опасливо уточнил мой благоверный.

Любопытство пересилило, и я все-таки приблизилась к двери. Странные у него какие-то симптомы… То есть, каждый в отдельности где-то даже подходит под отравление, а вот в совокупности совсем другое напоминают.

— Да уже с неделю…

— И что, не легче? — настороженность фиолетового дракона даже в спальню просочилась. — У тебя, как у травника, ко многим компонентам вообще невосприимчивость должна была выработаться.

Ответом ему было громкое сопение.

— Ладно, сейчас просмотрю ауру, — пробормотал телепат, после чего в гостиной на несколько мгновений установилась тишина. Повеяло магией. И Шираж вынес вердикт: — Нет, Маррис. Ты не отравлен, не проклят, вообще никакого постороннего влияния не ощущается. Только легкая паранойя! Неделя на успокоительных, и будешь как новенький.

В этом месте я уже кусала губы, чтобы не смеяться в голос. Какие же они все-таки драконы!

Пыхтение стало громче и страдания в нем прибавилось. Кажется, что-то всерьез вознамерился заморозить одну из наших комнат…

Стоп, достаточно! Мой выход!

— Доброй ночи, Маррис, — улыбнулась, вплывая в комнату. — А с личной жизнью у тебя как? Не встречал на днях какую-нибудь симпатичную дракону?

— Маиша, ты бестактна, — попытался одернуть меня Шираж.

Так и есть, и подобное поведение совершенно мне не свойственно, но по-другому сейчас нельзя. Устроилась возле мужа и пытливо глянула на учителя. Ну же, соображай, ты же умный!

— К чему ты клонишь? — заинтересовался третий Лорд.

Нет, они все тут какие-то неправильные драконы!

— Ты давно один? — спросила напрямую.

— Несколько месяцев, а что? — ассар казался смущенным.

Ах да, мне же говорили что-то про сбежавшую жену… Что же, тем интереснее.

— Поздравляю, ты влюбился, — я поставила диагноз и обернулась к мужу в поисках поддержки. — Шираж, подтверди.

Дракон прикрыл глаза и вскоре кивнул.

— Надеюсь, в этот раз проблем не будет, — Шираж за друга почему-то не обрадовался. — А теперь иди осчастливь какую-нибудь дракону и не мешай нам спать. Завтра будет тяжелый день.

Хозяин встал и выразительно указал взглядом на дверь, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Пришлось гостю топать к выходу.

— В том-то и проблема, что она, кажется, не дракона, — простонал травник. — Опять!

В Фиран решили явиться, как и приличествует льере. На вихре.

Пока стремительный порыв ветра переносил нас из одного дома в другой, нашлось время потешить любопытство.

— Правда, что Маррис был женат?

— Откуда знаешь? мгновенно вскинулся дракон. Рука, которой он приобнимал меня за талию, напряглась.

Верно, Лорды меня в это не посвящали.

— Сплетни, — я ловко ушла от честного ответа. Слышала где-то краем уха.

После случая с лабиринтом Шираж старался все время держаться поблизости и вторую силу использовал регулярно. Не забыл еще. Я прекрасно видела его беспокойство и потому не обижалась. Скоро это пройдет, а пока можно и потерпеть.

В этот раз прочитать меня дракону тоже не удалось.

— Было дело, — наконец подтвердил он. Но тот брак продлился недолго и ассарой она так и не стала.

— Расскажи!

Интересно же! А лететь еще долго, мы только-только заслон миновали. Надо чем-то себя занять, и разговор не самый худший из вариантов.

Дракон помялся, но, очевидно, особого секрета в любовной неудаче третьего Лорда не было, потому что Шираж заговорил:

— Это не так давно было, меньше года назад. Маррису понравилась девушка из предгорья, и он, как водится, ее умыкнул. Но чувства оказались чем-то большим, чем физическое влечение, потому что этот дурень на ней женился. Нам с Нияром даже сказал не сразу!

— С каких это пор жениться на человеческой женщине стало дуростью?! я обратила на мужа полыхающий негодованием взгляд.

Думать надо иногда, что говоришь!

— Я не в этом смысле, — пошел на попятный дракон. Просто невеста была против. Сначала думали, ломается, а она на самом деле нас всех до заикания боялась. Даже от Рены шарахалась. И родители ее оказались жрецами. Шаманами, если быть точным. Они раньше в храме снежных духов служили, а когда оплоты старых божеств посносили, осели в предгорье.

Обычная история для наших мест. Одно время жрицы Ладин сквозь пальцы смотрели на остатки старых верований, разбросанные по Северу. Но потом прислуживать богине взялась одна ушлая особа, ей-то храмы духов и помешали. Впрочем, жрецы не протестовали, они народ мирный. Расселились у границ княжеств и жили себе спокойно. Так я в учебниках истории читала.

— От семьи девушки не удалось откупиться драгоценностями? дядя как-то рассказывал мне, какие у шаманов строгие нравы.

Но я искренне не понимала, как можно по доброй воле отказаться почти от всех радостей жизни? Аскетизм и любовь к лишениям бывших слуг духов переходили всякие границы. Чудо, что эти чокнутые еще дышать себе позволяют!

— Шутишь? усмехнулся дракон. Они обозвали зятя чудовищем и призывали на его голову все кары, какие только могли выдумать. Но проклинающими, как ты понимаешь, они не были, так что Маррису ничего не сделалось. А вот женушка его после одного такого шаманского ритуала свихнулась.

— И сбежала?

— Прямо в ночной сорочке.

Драконы! С ними всегда больно. Их любовь ломает. И порой не спрашивает, хочешь ли ты себе такую судьбу.

Несчастная не была льерой. А значит, в полной мере управлять холодом в себе не могла. Наверняка она и суток не продержалась.

Серьезные и чуточку печальные фиалковые глаза безмолвно подтвердили последнюю мысль.

— Только не считай его монстром, ладно? мягко попросил Шираж. Просто мы такие.

Разговор затих, внизу показались башни замка.

Я счастливо вздохнула. Соскучилась! Хотя в последние дни чаще и чаще ловила себя на том, что считаю домом Хрустальный. Там, в отличие от княжеств, у меня была семья. Безумная и порой надоедливая, но бесконечно родная.

Когда развеявшийся вихрь оставил нас на подъездной аллее, я схватила дракона за руку и понеслась к двери с такой скоростью, что бедняга с трудом успевал за мной. Стоило несколько недель прожить среди драконов, и от льеры во мне только и осталось, что инеевая маска.

— Ледяные прибыли! разнесся по дому крик слуги.

Некоторое время мне кланялись, рассказывали о жизни замка в последнее время и жаловались на строгого управляющего. Я внимала, чередуя кивки с лаконичными приказами, а внутри тихо сожалела, что Шираж не льер. В этом случае можно было бы себе позволить переложить управление Домом на него и быть просто женой. Но боюсь, княжества не устроит, если огромный кусок их владений окажется в лапах у дракона. Придется все делать самой.

Покончив с первостепенными вопросами, я распорядилась насчет саней с вещами, которые скоро должны прибыть от гор (даже знать не хочу, как удалось все это спустить к подножию) и, снова вцепившись в благоверного, повела его к выходу.

— Куда на этот раз? вяло поинтересовался дракон.

Вихрь его утомил. Ничего, я знаю, что в этом случае поможет безотказно.

— В Сердце Дома, — пояснила и торопливо зашагала по тропинке, огибающей вечно зеленый сад.

Не в пример драконьим уделам, здесь весна почти не ощущалась. Было холодно и приходилось кутаться в меха.

Шираж ни о чем больше не спрашивал, но на его лице четко отпечаталось удивление. Я улыбнулась, остановилась на миг, легко коснулась губами его щеки и снова устремилась вперед.

— Мой свадебный подарок тебе, — пояснила и без того жутко довольному дракону.

— Есссли это то, о шшем я подумал Маишшша

Пришлось больно укусить губу, чтобы спрятать безумную, заполненную счастьем улыбку.

— Веди себя прилично, — с самым строгим видом я пресекла шипение. Ничего такого! Скажи, если я приму тебя в свой Дом, есть шанс, что проиграв однажды бой, ты выживешь и сможешь продолжить нормальное существование, пусть и вне Хрустального?

Главный вопрос прозвучал, уже когда наши ноги утонули в волнах колышущегося вереска. Я почти сразу ощутила, как внутри разливается приятное тепло. Это место тоже скучало по мне.

— Нет, бесценная, — тихо и грустно отозвался муж и слегка надавил мне на плечи, вынудив опуститься на траву. Сам устроился рядом. Поверь, я бы все отдал, чтобы провести с тобой целую вечность, но ассары, к сожалению, долго не живут.

— Почему так? в вытолкнутых через силу словах прозвучало отчаяние.

— В этом еще один смысл традиции. Бой должен выявить силу духа. Поверь, Маиша, не каждый способен убить ради того, чтобы встать во главе Хрустального. Даже среди драконов не каждый.

Охотно верю. Скользнула взглядом по вольготно раскинувшемуся посреди синего полотна дракону и почувствовала, как сердца касается горячая когтистая ладонь. А ведь он тоже смог когда-то это сделать

Нет, я уже почти притерпелась к порядкам своего нового дома, но одно дело защищаться, и совсем иное нападать.

— Значит, зряшная затея? я заставила себя отринуть горькие мысли и вернуться к теме разговора.

Нависла над ассаром, чтобы видеть его глаза, и, не удержавшись, заскользила кончиками пальцев по красивым чертам. Обвела брови, нос, губы.

— У тебя сил не хватит, — мотнул головой Шираж. Разве что можешь попытаться привязку создать.

Но это не даст того результата, которого бы мне хотелось! А что даст? Всмотрелась в ставшее серьезным лицо Лорда и решила попробовать. Лишняя защита еще никому не вредила. А я, как номинальная глава Дома, имею полное право дать его покровительство любому, хоть южанину!

Решено.

Сняла короткую шубку и положила ее рядом на вересковой поляне всегда было странным образом тепло. Расслабилась, глубоко вдохнула и прикрыла глаза. В этом месте законы магии действовали на свой манер, особенный для каждого Дома, поэтому знания, почерпнутые мной у учителей, были бессильны. Надо слушать себя, силу рода, таящуюся где-то глубоко внутри.

Так и сделала. И вскоре получила отклик. Тепло, которое, казалось, исходит из самой земли, окутало меня мягким коконом. Уютно. Спокойно. А когда открыла глаза, увидела, как мощную фигуру дракона оплетает синий вереск.

В первое мгновение мне стало страшно. Будто бы уловив это состояние, тепло усилилось. Но не жгло, ласково касалось кожи, гладило, успокаивало, подбадривало. Заверяло, что все будет хорошо. Если бы обратилась к внутреннему взору, я бы наверняка смогла рассмотреть энергетические нити, которые вместе с растительностью обвились вокруг Шиража. Но я была куда больше сосредоточена на наблюдении за реальностью.

Формирование привязки к месту много времени не заняло. Вскоре синее покрывало схлынуло, дракон устало улыбнулся. Видимо, и от него кое-какие усилия потребовались.

— Получилось?

Кивнул.

— Иди ко мне, — и притянул меня ближе, так, что я почти лежала у него на груди.

Под ладонью сильно билось сердце.

— Что ж, надеюсь, у нас будет достаточно времени, — вздохнула и прикрыла глаза. Так бы всю жизнь и провела в объятиях дракона, чувствуя, как совсем не холодный ветер гладит щеки и шею и пытается спутать волосы.

— Верь в меня, льера, — отчаянная просьба больше смахивала на требование.

Губы невольно выдали еще одну улыбку. Легко ему говорить! А сам что у лабиринта устроил?

— Постараюсь, — лживых обещаний между нами не было никогда. Скажи-ка мне, дракон Когда вы с льером Фиран договаривались о нашей с тобой помолвке, никого из вас не смутило, что люди несколько отличаются от драконов по протяженности жизни?

Озадачиться этим вопросом следовало давно, и он периодически мелькал в голове, но сначала я боялась, а потом тоже боялась, только уже потерять. Вернее, услышать что-нибудь неприятное.

Не услышала. Шираж молчал. И глаза попытался отвести. Вот заррраза!

— Ясно. Первый брак из соображений выгоды. А потом, когда опостылевшая человечка состарится и умрет, можно создать настоящую семью. Драконью.

Почему-то стало обидно. И глазам горячо до боли, но сухо. Слезы так и не пролились.

— Маиша — дракон привстал, но окончательно положение на сидячее не изменил.

Он выглядел растерянным.

— Все было не так? не скрывая иронии, спросила я.

— Так, — подтвердил мой честный Лорд после короткого молчания. Прости, я не властен над мирозданьем, и время идет, как идет. Но к тебе изначально собирались относиться, как к моей Леди. И, вполне возможно, что нам было бы хорошо вместе

— Какое-то время! выпалила, уже не скрывая охвативших меня чувств.

— Какое-то время, — эхом повторил Штедьер.

Глупо обижаться, знаю. Родители меня неплохо пристроили, а у льеров речь редко заходит о глубоких чувствах. Уважения и взаимопонимания обычно бывает достаточно. Но мне мало! От этого дракона мало.

Неприятно чувствовать себя разменной монетой.

Я подхватила шубу и, не оглядываясь, пошла к дороге. Мне надо остаться одной, чтобы справиться с эмоциями.

— Леона!

Остановилась я больше от удивления, непривычно было слышать это имя от него, особенно наедине.

Но не обернулась. По моему лицу сейчас слишком многое можно понять. А я не хочу. Так не хочу.

— Прости, я не собирался испытывать к тебе чувства, — его голос звучал в самом деле виновато. За спиной послышались шаги, шорох трав и хруст веток под тяжелыми сапогами, и на плечи опустились большие ладони.

Меня развернули.

Вряд ли здесь могла помочь инеевая маска.

— А ты испытываешь? спросила обреченно.

— Да.

Что в таких случаях полагается говорить? Я не знала. Дракон тоже слегка растерялся и просто стоял напротив, словно бы чего-то ожидая. Я закусила губу. Надо что-то сказать. Как-то сказать

— Тогда ты не очень расстроишься, если скажу, что моя жизнь не будет намного короче твоей. Если только чего-то непредвиденного не случится.

Шираж недоверчиво подался вперед.

— Лабиринт?

— Да.

Выдохнув облачко искристого инея, дракон метнулся ко мне, подхватил на руки и закружил над поляной.

— Лео — жаркий шепот утонул в моих волосах.

— Маиша, — поправила, задыхаясь от волнения. И я тоже хочу провести с тобой вечность, дракон.

Выбравшись из ванны, я завернулась в теплый халат и устроилась перед зеркалом. С Ширажем связались по кристаллу, и дня без первого ассара прожить не могут! Как дети малые, честное слово. В голове бродили раздраженные мысли, ладони ловко втирали в мокрые волосы ароматную смесь и орудовали расческой, а по губам блуждала улыбка.

Счастье было полным, и даже предстоящий визит в столицу княжеств нисколько не омрачал его.

Но нашелся другой фактор.

Я уплыла в свои мысли и не сразу услышала, как отъехала панель, прикрывавшая тайный ход. Когда же в зеркале отразился незваный гость

— Вир! раздраженный рык сорвался с губ едва ли не раньше, чем я обернулась.

Вскочила, придерживая на всякий случай полы халата, и еще раз окинула взглядом замотанную в черное фигуру. Нет, это точно не княжич. Невысокий, коренастый и походка такая приметная, словно левое колено гнется с трудом. Вероятно, старое ранение дает о себе знать.

Мысли о здоровье странного визитера оставили меня в тот момент, когда ход закрылся, а в руках мужчины блеснуло лезвие ножа.

М-мать Я попятилась, почти за самый туалетный столик задвинулась. Открыла рот, чтобы позвать на помощь, но издать смогла только перепуганный хрип. Оййй.

На дверь полетела силовая сетка. Звукоизоляция? Или запирающие чары? Времени разбираться не было, без единого звука на меня надвигалась смертельная опасность.

Страх ослепил на миг и так же быстро схлынул. Время словно замедлилось (или это мое восприятие?), а разум трезво и быстро оценил обстановку. Оскорбленный княжич подослал кого-то из своих людей. Не на дядюшку же думать? Бежать некуда, на связующий камень надежды нет расстояние слишком маленькое. Как маг я не так уж плоха, но

Ладно, будем работать с тем, что есть.

Ощущая себя героиней глупой детской сказки, я выскочила с другой стороны от туалетного столика и рванула к ванне, из которой так и не слила воду. В замке это работа слуг. Смелая надежда оправдалась, и мужик с ножом рванул следом, инстинктивно попытавшись повторить маршрут добычи.

Ха! Между столиком с высоким зеркалом и стеной место, конечно, осталось, но протиснуться в него могла разве что худенькая льера, да и то с трудом. Но уж точно не мускулистая туша воина.

Надо отдать мерзавцу должное, одной безуспешной попытки ему оказалось достаточно, чтобы сориентироваться и развернуться. Но я уже успела зачерпнуть ладонями воды и, когда он приблизился, плеснула под ноги. И использовала ледяную магию.

Абсурд. Но сработало же!

— Тварь, — глухо оценили мои таланты.

Отвечать взаимностью не стала, только до этого еще унизиться не хватало. Сейчас бы выжить, а подробным разбором полетов можно заняться и потом.

Пока лазутчик падал и поднимался, я успела добежать до двери, убедиться, что легко вырваться не получится, и просмотреть сетку. Учителя могут гордиться мной, в плетениях я разобралась. И едва не зарычала: запирающие чары, звукоизоляция и щиты. Все в одном. И как искусно! Но судя по тому, что убивать меня собрались ножом, с магией он работал не сам. Скорее всего, воспользовался амулетом, вместилищем силы. Такие делают только на один заряд, так что ждать новых сюрпризов не стоит.

Если, конечно, у него с собой нет еще парочки

Затравленно покосившись на скрытый за панелью ход, я выдернула из крепления подсвечник и приготовила несколько энергетических нитей. От страха меня трясло, а в голове одна за другой мелькали кровавые картинки давних лет. Неужели это повторится? Опять? Со мной?

Словно сквозь пелену я слышала, как сотрясается дверь от ударов, кожей чувствовала магию.

Наверное, в состоянии шока время идет как-то неправильно, потому что напавший только упал, встал и снова метнулся ко мне, но несколько мгновений показались вечностью. Каким-то чудом удар ножа я смогла принять на подсвечник.

Дальше было без чудес. Враг сильнее, но я успела первой. С болью выдирая из себя силу, заставила его руку похолодеть, отвердеть, покрыться блестящим инеем. Он не льер, для него это мука. И отчаянный крик живо подтвердил последнюю мысль. Нож соскользнул, обжег лезвием мои пальцы и со звоном покатился по полу.

Я продолжала морозить, упорно не обращая внимания на жгучую боль и красные капли, которые расцветили белый мрамор пола. Иней прокрался к плечу, коснулся шеи. Несостоявшийся убийца захрипел, не в силах дышать. Я сама чувствовала себя не многим лучше: перед глазами расплывались темные круги и тело словно рвалось изнутри. Видимо, взяла слишком много силы.

— Маишшша! дверь с грохотом слетела с петель и разбилась о противоположную стену как раз тогда, когда я, обессилев, съехала по стене на пол.

И затихла.

Тот, кто хотел мне смерти, захрипел еще страшнее, булькнул и тоже сник.

Дракон спас княжну. Сказка перестала быть глупой.

От этой мысли хотелось улыбаться.

Три толстых одеяла не помогли мне согреться, и даже обжигающе горячий травяной чай оказался не в силах унять дрожь. По щекам текли крупные капли. Голос восстановился, но звучал хрипло, и горло саднило.

— Хочу домой. В Хрустальный! Давай полетим туда! Обойдусь я без полной силы. И Дома мне не надо!

Дракон свистяще вдохнул и стремительным вихрем пронесся по комнате.

— Маиша, у тебя истерика.

А то я сама не знаю!

— Меня пытались убить, мне можно. Вечная мерзлота, второй раз! Я и подумать не могла, что он такой жестокий, — вот от этого понимания становилось действительно больно. Что бы там ни было, а я считала Вирсайна другом. Не поеду в столицу!

Из-за рыданий становилось трудно дышать.

— Поедешь, — спокойно произнес дракон и подбросил дров в камин.

— Тебе придется силой тащить меня!

Ассар издал еще один вздох, приблизился, забрал у меня кружку и устроился рядом, крепко обнимая.

— Будет надо, потащу, — виска коснулся легкий поцелуй. Маиша, успокойся. Его больше нет, тайные ходы проверены и заблокированы. Возможно, нам придется задержаться в замке на несколько дней. Ты сильно повредила энергетическую структуру тела, и потребуется время, чтобы все хоть с большего восстановить. Но в город мы поедем. Поняла?

Я слабо кивнула и спрятала мокрое лицо у него на груди. От меня ничего не зависит. Как всегда.

— Так нужно. Без подтверждения Ладин твоя магия со временем станет опасна даже для тебя самой.

Он прав. Но я сейчас не в состоянии рассуждать здраво. Поэтому прикусила язык и усилием воли поборола желание сказать еще какую-нибудь глупость.

— Подозреваешь Вирсайна? вопрос отозвался противной дрожью в душе.

— А кого еще? Не опекунов же!

Ладонь мужа мягко погладила мои волосы. Все еще влажные.

— После испытания я стал чувствовать тебя почти так же, как было с узами, и поначалу проникся твоими мыслями. Но потом его обыскали. Под плащом на одежде были знаки Ладин. Понимаешь, что это значит?

Этот дракон верно издевается! Думает, я сейчас в состоянии рассуждать логически?!

Тем не менее, напрячься пришлось.

— С визитом в Чертоги могут возникнуть проблемы.

— Надо быть осторожными, — теплые губы снова коснулись виска. Если бы за последние несколько лет не сменились три жрицы, я бы увязал покушение на тебя с гибелью всех сильных представителей Дома Синего Вереска. Сейчас же могу с уверенностью сказать, что кто-то очень не хочет возрождения рода Фиран.

Новая волна страха прогнала истерику. Голова стала легкой и светлой, так что даже в ушах зазвенело, и несколько кусочков мозаики со щелчками встали на места. Они спешили, убить меня нужно было именно сейчас. До того, как сила дара подтвердится. И второе! Защита. Над ней работали Нира и Арлит, и они старались. И только представители одного семейства способны без вреда проходить любые барьеры на землях Севера

Хотелось ругаться. Грязно.

— Шираж?

— Да?

— Направь соболезнования Великому Князю. Кажется, этим вечером у него скончался родственник. Один из младших представителей Дома, возможно чей-нибудь бастард.

14 глава

Несколько дней я провалялась в постели. Чувствовала себя ужасно. Видно, повреждения в ауре оказались серьезными. Шираж, как мог, подправил баланс, но заживление должно было происходить естественным путем. Приходилось терпеть.

Ходы заделали, слуг опросили, с Арлитом связались и рассказали о случившемся. Посовещавшись, мы все вместе решили вызвать из Хрустального нескольких драконов для сопровождения ассара с ассарой в Снежный. Имеем право! Раз уж тихого визита не выйдет, пусть терпят.

Лучшие ученики Марриса восприняли свалившуюся на них поездку как веселое приключение и даже согласились поучаствовать в укреплении защиты замка. Это к магии льеров у княжеского рода невосприимчивость. А пусть попробуют справиться с драконьей силой, учитывая, что она у каждого из них особенная!

В окружении чешуйчатых я наконец успокоилась, хотя в голове по-прежнему бродили мрачные мысли.

Новое утро началось с появления служанки.

— Как спалось, льера? женщина в форменном платье лучилась доброжелательностью.

Оно и понятно. Не так часто хозяева бывают здесь, чтобы их невзлюбить. А с тех пор, как к нам присоединилась шестерка молодых и не в меру активных наследников драконьих родов, счастье женской части населения замка вообще не знает предела.

— Прекрасно, — я улыбнулась в ответ и придержала установленный поверх одеяла поднос с завтраком.

— Вести из столицы пришли, — шепотом, будто по большому секрету, сообщила женщина. Какие, она, конечно, не знала, зато была в курсе распоряжения Штедьера. Льер-дракон велел к следующему утру подготовить несколько саней.

Кивнула и принялась за еду.

Льер-дракон. О как! Смешно.

Позже я узнала, что отъезд действительно назначен на завтра, а Великий Князь Ристен всего лишь поблагодарил за соболезнования и выразил удивление относительно предстоящего явления драконов. Обычно жители гор прилетали поодиночке, даже правители. Уж слишком свободолюбивые и независимые у них характеры. Но, как выяснилось, наличие нуждающейся в защите ассары сближает. Странно, но с тех пор, как я успешно прошла испытание, в Хрустальном меня зауважали.

— Как себя чувствуешь? Шираж растянулся поверх одеяла и нагло своровал с тарелки оладушек.

— Уже лучше.

Легкая слабость еще сохранялась, но я уже достаточно восстановилась. Даже почувствовала, как внутри снова накапливается сила.

— Тогда одевайся, пойдем гулять. Должен же я убедиться, что ты действительно оклемалась!

Так и сделали. Я с энтузиазмом восприняла предложение, и большую часть дня мы провели на воздухе. Гуляли по саду, потом долго бродили по окрестностям, перекусили холодными пирогами из корзины, которую всучила дракону старая кухарка, а ближе к вечеру мне нестерпимо захотелось навестить вересковую поляну.

Лорд не отказал, и вскоре я озадаченно оглядывала пожухлую и какую-то примятую растительность. Будто в Сердце Дома внезапно наступила осень.

Нет, я ничего против этой поры года не имею, хотя и ни разу не видела ее воочию. Только на иллюстрациях в книгах и на одной из картин в замке опекунов. Там пестрая пора выглядела необычно, но красиво. Здесь же на уровне каких-то неведомых инстинктов я ощутила отторжение.

Я несмело ступила на выцветший ковер и тут же пошатнулась. Резкий приступ дурноты едва не сбил с ног.

— Сердце отражает твое состояние, — пояснил Шираж. Я был здесь в вечер, когда на тебя напали. То еще зрелище!

Некоторое время мы сидели в средоточии родовой силы. Я гладила поникшие травы и цветочки, стараясь дать им понять, что жива, цела и почти уже здорова. Получалось. Некоторые выпрямлялись и зеленели прямо на глазах. И сердце радостно билось.

Но именно здесь я со всей ясностью поняла, что настоящий мой дом рядом с драконом. Там, в Хрустальном.

Эта же мысль бродила в голове и на следующий день, когда сани стремительно скользили в направлении столицы.

— Шираж? я закопошилась в мехах, поворачиваясь так, чтобы видеть лицо ассара.

— М?

Дракон выглядел сонным и разморенным. Ни за что не скажешь, что правитель. И в жизни не догадаешься, что в данный конкретный момент он находится на чужой территории.

Вот лентяй! Мог бы телепатией воспользоваться. А так придется ему все объяснять.

— Я ею пользуюсь регулярно, — хитро подмигнул объект возмущенных мыслей. — Но не хочу, чтобы ты чувствовала себя неспокойно из-за того, что я вторгаюсь в сферу личного.

Вот! Драконья логика во всей красе! Я читаю твои мысли, но если ты не заметишь, значит я как бы и не виноват. Прррелесссть!..

Желание стукнуть нахала стоически поборола.

— Итак? благоверный искренне веселился, наблюдая, как меняется выражение на моем лице. Но скрываться за маской холодности было лень.

К тому же, пожив в горах, я вдруг поняла, что живые мордашки дракон, на которых каждая эмоция видна, смотрятся куда симпатичнее, чем заиндевелые лица льер. Открытие, однако.

— Если я откажусь от Дома и удела, как думаешь, меня оставят в покое?

Правитель Хрустального недоверчиво округлил глаза.

— Понятия не имею, — в голосе читалось недовольство, даже раздражение. Но Маиша, ты же не поступишь так малодушно, не так ли?

Пришлось цеплять на лицо выражение «Да что ты, я так просто спросила!» и спешно отворачиваться. Малодушно ему, видите ли! А как насчет того, что я слабая женщина, а потрясений в жизни и без таинственных врагов достаточно? Взять хотя бы эти их бои. Но с драконом не поспоришь, придется бороться.

Щит, которым дракон прикрыл нас от студеных ветров, позволял свободно обозревать окрестности. Ничего нового там, конечно, не увидишь, но хоть какое развлечение. Черно-серебряные леса сменялись белоснежными полями, редко-редко среди истончившегося зимнего одеяла мелькали пестрые цветы. Пожалуй, это были единственные признаки поздней весны.

Редкие селения, веселые ярмарки, военные посты между уделами.

Скоро меня сморило.

Примерно в таком режиме прошли все три дня путешествия. С раннего утра и до наступления темноты сани вереницей скользили по широким трактам, останавливаясь лишь для того, чтобы отметиться на очередной внутренней границе. Едой запасались на целый день в том месте, где ночевали. Перекусывали, не прерывая пути.

Я отсыпалась, набиралась сил и наслаждалась обществом мужа. Ассар вел себя непринужденно, будто бы выбрался наконец в желанный отпуск. А вот сопровождающие нас драконы откровенно скучали. Следствием этого стали ночные полеты над селениями, которым выпало «счастье» принять нас на ночлег, магические трюки пряма в воздухе, несколько сворованных и скоро возвращенных обратно девушек, драка на постоялом дворе и возмущение жителей очередного городишки, едва не проткнувших одного из нашей свиты вилами. Шираж ничему не препятствовал. Не то намеренно Ристена дразнил, не то сам наслаждался, глядя, как резвится молодняк.

К вечеру четвертого дня, но еще до темноты, въехали в столицу. Дракон тронул меня за плечо, когда остановились у охранного поста.

— Снежный, — шепнул тихонько.

Я моргнула, отгоняя дрему, и с трудом сфокусировала взгляд на серых каменных стенах. Их я прежде не видела, хотя и бывала с дядюшкой в городе, который тогда еще не имел названия. У Арлита есть хороший друг среди Стражей, он-то нас сюда порталом и перекидывал.

Возня с документами и удостоверение наших личностей по оным заняла какое-то время. Только когда все свитки были возвращены законным владельцам, ворота перед кортежем распахнули. Мы углубились в город.

Прильнув к бортику саней, я жадно всматривалась в окружающую картину. Бедняцких кварталов здесь не было, у стен разместились галдящие рынки и ремесленные мастерские, дальше шли дома купцов и всевозможных мастеров. Простые, из серого камня, но добротные, и на узких полутемных улицах было чисто. В средней части города жили шерры, а в самом его сердце ледяные льеры. Как помню, здесь находился городской дом Арлита.

— Документально тебе тоже принадлежит городской дом, — просветил меня Штедьер, — но его надо восстанавливать. Вернее, отстраивать заново. Поэтому жить мы будем на территории твоих опекунов. Арлит прибудет завтра и вместе с нами отправится к Ладин.

Последнее подразумевалось изначально, поскольку предстоящий ритуал состоит из двух частей. Сначала холодная должна подтвердить, что силы льда во мне достаточно, чтобы я имела право называться льерой. Это своего рода проверка на чистоту магии. Ну а после того с Арлита снимут обязательства, которые он перенял от предыдущего опекуна, тем самым даровав мне самостоятельность. Вероятно, уже завтра к вечеру я стану главой Дома Синего Вереска.

Только до завтрашнего вечера еще дожить надо.

Раз уж дом пока был в нашем полном распоряжении, драконы подправили защитные чары. А все равно мне страшновато было оставаться одной. Все время казалось, что вот сейчас, вот-вот кто-нибудь кааак выскочит и на светлые стены брызнет кровь. Брр!

Видя мое настроение, Шираж и на шаг не отходил. Ужинали вообще всей веселой компанией, потом все вместе связывались с Хрустальным. Я на силу слезы сдержала, так соскучилась. А вернемся буду на стену лезть от стараний учителя-Марриса и громко скрипеть зубами на змеюку-Нияра. Так и бывает в семье. И ящерку огненную уже повидать хочется.

— Не переживай, все должно пройти гладко, — уверил муж, когда мы остались одни. Чистота твоей магии видна невооруженным глазом.

Это бесспорно, хотя жизнь среди драконов уже наложила на меня некий отпечаток.

— Арлит рассказывал, как проходит ритуал, — я нервно кружила по гостевой спальне и кусала губы. Ничего опасного в нем нет, даже если сила не подтвердится.

Дракон завалился на кровать, закинул руки за голову и внимательным взглядом следил за моими перемещениями.

— Что же тогда?

— Тебе не кажется странным, что на меня больше не покушались?

Враг притих значит, замышляет что-то. Это сильно нервировало.

— Иди сюда, — Шираж поймал меня за руку и заставил упасть рядом. Потерпи, меньше суток осталось. Завтра вечером мы перенесемся в замок Замерзшей Розы обратным порталом, вместе с твоим дядей.

Сильные руки чуть сдвинули платье и стали разминать плечи. Тревога притупилась, но несмотря на доводы здравого смысла и активные действия Лорда, так и осталась тянущим чувством где-то под грудью. Легко не будет, я это точно знаю!

Однако же дурное предчувствие не помешало ночи пройти спокойно. Сперва был расслабляющий массаж, потом совместная ванна, море нежности и первая в моей жизни волна восторга от близости с любимым. Пожалуй, оно того стоило.

Арлит с Нирой явились, как только рассвело. Мы как раз завтракали.

— Я же говорила, замужество пойдет тебе на пользу, — вместо всяких приветствия, подмигнула мне бывшая жрица.

Драконы понимающе загоготали.

Интересно, как ледяной и всегда сдержанный Арл ухитряется появляться с ней в свете и не краснеть? Хотя рыжая льера само по себе нонсенс, вряд ли северяне ждут от нее знания нашего этикета.

— Похорошела, расцвела, — продолжала дразниться огневица. Ни крошки инея не осталось. Дракон, да ты сотворил чудо!

— Арл, уйми ее! отчаянно потребовала я, краснея под несколькими насмешливыми взглядами.

— О, так вот, кому я обязан своим счастьем! усмехнулся фиолетовый дракон.

Мое терпение лопнуло.

— На самом деле тетушка рекомендовала мне завести любовника, — невозмутимо (внешне) расставила акценты и сосредоточилась на прерванном завтраке.

Веселье быстро завяло. Умный дракон, сообразил, что предметом рекомендаций мог оказаться и не он. А на что возмущенно шипит Нира: на «тетушку», или на излишне откровенное признание, — я так и не поняла.

Заканчивали завтрак впопыхах.

— Ты не бойся, — подбадривала меня Нира. Юларду я знаю хорошо, она тебе плохого не сделает.

Хочется верить, что мои враги не нашли к новой жрице свой подход.

Поблагодарила вредную, но, в общем-то, добрую опекуншу кивком и встала. Пора. Остальные последовали моему примеру.

До Чертогов по традиции добирались в санях. Только драконы сопровождения нагло перевоплотились и летели. Им-то что до обычаев ледяных?

Воспользовавшись тем, что на дорогу уйдет какое-то время, Шираж решил удовлетворить любопытство:

— Нелегко, наверное, было подыскать замену?

Он, конечно, мог просто считать интересующую информацию, но почему-то всегда в таких случаях предпочитал пользоваться общедоступными методами. То есть, спрашивать. С телепатией Лорд влезал в умы окружающих только в случае острой надобности, или же если речь шла о ком-то близком.

— Несколько лет пришлось потратить, — магиня поморщилась и инстинктивно придвинулась к мужу. Но результат того стоит.

— Точно? дракон выгнул бровь и испытующе воззрился на женщину.

Та подумала и кивнула.

— Юли дочь одного из Домов, не из главной ветви, конечно, — все же взялась пояснить бывшая жрица. Родители девчонки погибли в горах, когда сошла лавина, а опекун, скотина, обобрал воспитанницу. Она пришла в чертоги, когда добрый родственничек попытался пристроить ее замуж за престарелого соседа.

— И ты воспользовалась ситуацией? быстро уловил суть телепат.

Тонкие губы льеры Дрэгон сложились в опасную улыбку.

— Помогла. И все остались довольны.

Острый разговор прервали остановившиеся сани. Но судя по тем взглядам, которыми обменялись Нира и дракон, друг друга они поняли. И мой благоверный, насколько я его знаю, сам поступил бы точно так же.

Драконы приземлились, обернулись, и все вместе мы зашагали через заснеженный парк к огромному, внешне будто ледяному, не то замку, не то парку. Не в первый раз посещаю это место, а так до сих пор и не решила, какое из определений к нему больше подходит.

Юларда в компании Стража Стужи встречала нас в холле.

Начали с молчаливого взаимного осмотра.

Разнообразия ради новая жрица оказалась северянкой от кончиков белых, как молоко, волос до носков туфель. Только в прозрачно-голубых глазах тлели искры огня. Ничего себе Даже не хочу знать, как служительницы Ладин этого добились!

Рунну совершенно не изменился. Я поймала его изучающий взгляд. Наверняка оценил состояние и доложит наследнику. От мысли о Вире передернуло.

— Вы пунктуальны, — отметил Страж.

Ассар хмыкнул и приветственно кивнул. Нира сжала в объятиях жрицу, нисколько не стесняясь проявления чувств, что у льеров под негласным запретом.

— Разберись с ней по-быстрому, ладно? попросила она.

Льера кивнула и, минуя официальные расшаркивания, повела нас коридорами к ритуальному залу. Пока шли, я рассматривала прямую спину, обтянутую светлым платьем из грубой ткани, и раздумывала над одним интересным вопросом: через какой промежуток времени в Чертогах появится новая властительница? Это помогало отвлечься от собственных проблем.

— Надеюсь, тебе объяснили, что надо делать? осведомилась изъявительница воли холодной богини.

Я кивнула. Опекуны позаботились о том, чтобы я была готова, еще когда мы с дядюшкой наведывались в столицу к огневичке. Ничего сложного. Этого так сразу не видно, но главный зал в Чертогах разделен на две части. Большая доступна всем. Здесь Нира в свое время любила устраивать мистификации: появлялась во вспышке будто бы горящего льда, ходила босиком по ледяному полю, порой вела себя, как безумная. В ледяном обществе ее просто ненавидели!

В реальности же для того, чтобы подтвердить силу, нужно было всего-то провести очередного наследника рода за серебристую перегородку позади трона, там пряталась небольшая комнатка. Льера сажали на стул и надевали ему на голову венец. Красивый, будто из тончайших морозных узоров. И все. Дальнейшее каким-то образом чувствовала жрицы.

Без понятия, что заставляло представительниц Ладин говорить правду, но ни одного сорванного ритуала история не знает.

— Проблем возникнуть не должно, — ободряюще тронула меня за плечо Юли, — я и без ритуала твою силу чувствую.

Остальные говорят то же самое. Что же, будем им верить.

Улыбнулась присутствующим и позволила жрице увести себя к венцу. Нас проводили взволнованными взглядами.

В скрытой от чужих глаз комнатке все осталось, как было при Нире. И при предыдущих хозяйках Чертогов, я думаю. Юли миролюбиво улыбнулась и указала на стул с мягким сиденьем и высокой спинкой.

— Присядь.

— С тобой правда разговаривает богиня? я позволила себе немного любопытства, чтобы скрыть нервозность.

— Редко, — качнула светловолосой головой девушка. Обычно решения приходится принимать самой.

Так я и думала. Как истинная северянка, Ладин дама не особенно общительная. Но к Нире она явно благоволила, хотя та частенько показывала характер. Я сама не видела, но ходят слухи, будто бесстыжая огневичка однажды при полном зале народу с покровительницей пререкалась.

Волосы придавила небольшая тяжесть. Бр, неудобная штука Но капризничать было не время, и я смиренно затихла.

Первое время ничего не происходило, а потом Тянущее чувство, от солнечного сплетения и вверх, быстро сменилось жгучей болью. Мой крик не то что в зале, в близлежащем парке услышали!

И завертелось!

Юли вскрикнула и отдернула руки от взбунтовавшегося атрибута. Тут же грохнула хлипкая дверь, и тесное пространство заполнилось людьми. И драконами. Шираж оттолкнул жрицу и подлетел ко мне, Нира вцепилась в свою протеже, встряхнула ее хорошенько и стала что-то громко выговаривать.

Боль была такой сильной, что я не могла разобрать слов и фигуры окруживших меня драконов теперь виделись смазанными силуэтами. А еще пришло чувство, глухое, гнетущее, — будто от меня ускользает что-то важное.

Наконец ассар оценил обстановку, отшвырнул венец в сторону, а меня вздернул со стула и крепко прижал к себе.

— Маишша Спокойно, я с тобой Все хорошо, я успел.

Чтобы убедиться в последнем, потребовалось несколько мгновений. Только когда боль пошла на убыль, а я смогла призвать иней, поняла, что сила на месте. Все еще льера. Но наследница ли?

— Больно! И магию тянуло А я даже двинуться не могла, — слова полились бессвязным потоком.

Дракон сжал меня крепче и задышал в макушку, успокаивая. Радом возник Арлит, осторожно взял за руку. Почетный эскорт толпился рядом, не решаясь что-либо предпринять без приказа.

Зато Нира ничего ждать не стала. В глазах просветлело как раз вовремя, чтобы я смогла увидеть, как огненная магиня залепила новой жрице пощечину. Юли едва на ногах удержалась.

— Дрянь. Забыла, что я для тебя сделала?!

Арлит поднял с пола венец, заинтересованно поцокал языком и перевел взгляд туда, где полыхала негодованием его жена.

— Это не я! Юли на всякий случай отступила подальше от взбешенной огневицы, но быстро уткнулась спиной в стену.

— Да что ты!

— Не я!!!

Так могло продолжаться долго, если бы Шираж не вмешался.

— У нее может быть только одно оправдание воля Ладин, — мой дракон был как всегда сдержан и логичен. Не чувствуй я, как гулко бьется сердце прямо под моим ухом, подумала бы, что ему все равно.

Но Юли не попыталась ухватиться за предложенное оправдание.

— Что вы, холодная никогда не причиняла вреда своим детям! А все льеры

— Мы знаем, — перебил тираду в защиту любимого божества Арлит. Но почему венец попытался вытянуть из Лео холод, вместо того, чтобы просто подтвердить его наличие? И почему я ощущаю на нем твою силу?

— И почему человек, пытавшийся убить меня, имел знаки Ладин? Кто послал в Фиран твоего гвардейца? я тоже решила поучаствовать в допросе, хотя без помощи дракона и на ногах бы не устояла.

На несколько мгновений установилась тишина. Юли тяжело дышала и сильно сдавливала виски, стараясь не то успокоиться, не то что-то понять. Наконец жрица обвела взглядом столпившихся в узком пространстве и сделала знак пройти вслед за ней в приемный зал.

Там мы разместились с комфортам. Слуги даже кресла принесли, чего обычно не делалось. Мне предложили успокаивающий отвар, но доверия к чему бы то ни было в Чертогах уже пошатнулось, посему заботу я не оценила.

— Итак? требовательно дернула бровью рыжая льера.

И хоть Юли восседала на серебристом подобии трона, а Нира в обыкновенном кресле, первая выглядела пристыженной воспитанницей пансиона, а вторая В общем, вопроса, кто здесь главный, не возникло. Хотя ответ сильно противоречил реальности.

— Я правда ни при чем! Хочешь, силой своей поклянусь?

— Хватит уже мямлить, — донеслось от входа брезгливое.

И все взгляды мгновенно устремились на Стужу. Ой, а ведь мы и забыли о нем

— Есть что сказать говори, — глухо потребовал дядюшка. Шираж поддержал его взглядом.

Неужели Стражи? Но к этой догадке сердце не лежало. Что воплощениям сил земли и богатства, если у них жизней нет?

Рунну спокойно приблизился к нам и замер рядом с троном. Драконы вцепились в него нетерпеливыми взглядами.

— Ну? только Штедьеру было по рангу подать голос.

— Во-первых, — медлительно начал сила, — вы говорите с представительницей Ладин на ее же территории. Извольте относиться к хозяйке Чертогов с уважением! Во-вторых, жрицу из тебя нам еще растить и растить, — эти его слова относились к окончательно сникшей Юли. И в-третьих, Роза. Я думал, вы сами догадаетесь.

Великая Княгиня? Мать Вира? И бывшая жрица!

Наверняка у нее, как и у Ниры, кое-какие подарки от покровительницы остались

— Были подозрения, — осторожно выговорил Шираж.

— Ей нужны мои земли? даже понимание того, что теперь я не беззащитная перед княжеской властью льера, а драконья ассара, не добавило оптимизма.

Рунну неопределенно повел плечами.

— Думаю, если предложишь, от такого подарка никто не откажется. Но дело определенно не в них.

— А в чем? необходимость вытягивать из него каждое слово нервировала, у меня снова разболелась голова.

— В тебе, Леона Маиша как там тебя дальше? Они считают тебя угрозой целостности Севера и непосредственно княжескому Дому.

— Меня?! изумление плеснуло через край.

Что за бред?!

А вот Лорд сказанное Стражем воспринял серьезно. На красивом лице проступило понимание.

— Даже не являясь ассарой, Леди могла насоздавать им проблем. Боялись, что Маиша начнет мстить?

Мстить? Я споткнулась на этой мысли и на некоторое время выпала в прострацию. Вернее, пыталась не дать страшному пониманию проникнуть в разум. Только это все равно произошло, и губы мимо воли выговорили:

— Зря боялись, я ничего не запомнила из той ночи.

Правда меня оглушила.

Время тогда было неспокойное, многие Дома погибли, но считалось, что это была допустимая жертва на пути к единству и силе Севера. Но те, другие, выступили против Ристена, а мой отец нет. Хоть и не поддержал. Льер Фиран верил, что ему удастся остаться в стороне, слишком надеялся на дружбу, почти родство с драконами.

Насколько известно, будущий Великий Князь отнесся к решению друга с пониманием. А вот его жена оценила ситуацию по-своему. Если верить всему, что о ней говорят, эта Роза та еще стерва. А тогда она была жрицей с многолетним стажем. И собственная гвардия была у нее в руках.

Интересно, Ристен знал? А сейчас он в курсе проделок своей Княгини?

— Когда Роза уходила, Ладин позволила ей отдавать приказы гвардейцам. Мы в Чертогах редко прибегаем к их услугам, — виновато, будто бы это она сама даровала злодейке привилегию, пояснила Юли. А вчера Княгиня приходила сюда, якобы навестить богиню. Она иногда так делает, приносит сладости, цветы и еще какие-нибудь мелочи. Наверное, тогда и зачаровала венец Хотя я до сих пор представить не могу, как.

Конечно, ты-то на свете поменьше, чем несколько веков, живешь!

— А твоя сила на венце? от Ниры ни единая мелочь не ускользнула. Откуда она там взялась?

На лице жрицы появилась инеевая маска. Видимо, девчонка пытается прикрыть покрасневшие щеки.

— Роза предупредила, что наследница драконья ассара, и сказала, что подтверждение для нее пройдет тяжело. Она посоветовала мне сделать так, чтобы Леона не могла снять венец.

И-зу-ми-тель-но! Несмотря на разверзшуюся внутри пустоту, я не могла не восхититься предусмотрительности мерзавки. И покушение организовала, и о том, чтобы вину свалить на кого-нибудь, позаботилась. Юларда отвечает только перед Ладин, ей бы ничего не сделали, случись со мной что. Умно! Не удивлюсь, если Княгиня имеет план и на тот случай, если бы я вдруг осталась жива.

— Мы отправляемся в Цитадель, — прорычал первый ассар. Сейчас!

Уговорить дракона не действовать сгоряча стоило огромных трудов. Но путем просьб, стенаний, упоминаний собственного плохого самочувствия и его здравомыслия я таки добилась желаемого и теперь чувствовала себя победительницей.

Визит был отложен на утро, до того времени, когда он и предполагался изначально.

Вечер мы провели в спальне. Не вдвоем, к нам еще Арл с Нирой присоединились. Я выплакалась, потом все вместе детально обговорили ситуацию. Ужин хозяева распорядились принести сюда же.

— Надеюсь, ты понимаешь, что Роза Великая Княгиня и покровительства Ладин не лишена? Нира забралась на кровать, где в подушках полусидела и я, и задумчиво выводила на одеяле видимые ей одной узоры.

Мужчины разместились в креслах.

Слова льеры Дрэгон предназначались дракону, и тот прошипел что-то невнятное в ответ. Понимает! Но категорически не согласен.

— Предлагаешь простить ей все? это уже возмущенный Арлит.

— Нет, но Лео цела, а ее родственников к жизни не вернешь, — у огневицы у единственной получалось сохранить холодный разум. — Предлагаю отправиться в Цитадель, как планировали, и предъявить претензии. Наверняка эта сучка попытается откупиться. Вот и посмотрим, что она нам предложит

Следовало бы напомнить ей, что жизни людей не предмет торга, но на меня навалилась такая апатия Я ведь уже давно решила, что мстить не стану. Так что же сейчас внутри будто невидимая струнка вибрирует? Правильно, раньше просто возможности не было и глупостью стало бы ее искать. Но сейчас! Сейчас я ассара, я больше не подвластная Князьям аристократка.

И могу позволить себе чуточку больше.

Эта мысль дразнила, дурманила, заставляла губы складываться в улыбку.

Но вопрос я задала вполне логичный:

— Где гарантия, что от нас не попытаются избавиться прямо в Цитадели?

— Думаешь, им нужна война с драконами? фыркнула Нира. Север еще от двух предыдущих не отошел. К тому же, уделы Дрэгонов и Фиранов занимают приличную часть объединенного княжества, а Арлита очень уважают среди магов. Меня просто боятся и с трудом терпят. И да, Ладин покровительствует мне не меньше, чем Розе. Поверь, Лео, проблем Ирорисы не хотят.

Охотно верю. Но все равно неспокойно.

— Но я им их устрою, — мрачно пообещал Шираж.

— Не стоит, — я слабо улыбнулась мужу. Как же приятно, когда тебя готовы защищать любой ценой! Ограничимся скандалом и посмотрим, как они станут выкручиваться. Для начала Вдруг мне понравится что-то из предложенного?

А потом, милый, я докажу тебе, что способна быть не менее коварной, чем Роза. Только сейчас этого произносить вслух не надо, зачем впутывать сюда опекунов?

— Лео, — огневица улыбнулась неожиданно тепло и потрепала меня по щеке. Когда же ты успела так повзрослеть?

Официальный визит в Цитадель начался с шокированных слуг. Помню, я тоже удивилась и испугалась, когда в первый раз увидела дракона в состоянии промежуточного оборота. Но лицо удержала. Посоветовать, что ли, Ристену перенять славную драконью традицию брать на несколько лет в услужение наследников Домов? У льеров с самообладанием получше. А лично мне подобные порядки уже не кажутся дикими.

Громадное строение из серого камня больше походило на крепость, чем на княжеский дворец. Подчиняясь обычаю, мы оставили сани у ворот и неспешно направились по широкой аллее к парадному крыльцу. Рядом и чуточку над летели драконы сопровождения — зубастые, чешуйчатые и хвостатые, кое-кто щерился шипами. Привратники со стражниками до сих пор раззявленные рты закрыть не могли!

— Только ничего не бойся, — шепнул мой Лорд. Я сейчас предельно открыт, опасность с порога почувствую.

Я кивнула и благодарно глянула на него. Ох, быстрей бы это все кончилось!

Шли намеренно медленно. Наверняка хозяевам уже доложили о нас Пусть ждут! Пусть Роза осознает, что затея в очередной раз провалилась. Пускай понервничает. Пользуясь случаем, я огляделась. Красивый парк с покрытыми инеем деревьями, обыкновенный двор. Кое-где еще ремонтировали дорогу, старшие слуги важно отдавали распоряжения работникам. Видимо, в основном жилище княжеской семьи завершался ремонт.

— Лорд, Леди. Льер Дрэгон, Нира, — нас встречали в холле.

Благостный Князь держал за руку улыбающуюся Княгиню, чуть в стороне топтался явно неловко чувствующий себя Вир, а у него на руках важно сидела малышка лет пяти с покрытой инеем мордашкой, что не могло скрыть умильных ямочек на щечках, красными кудряшками и яркими, синими глазами.

Роза поправила выбившийся из прически алый локон и одарила меня долгим взглядом.

Обмен приветствиями прошел натянуто. Князь казался искренним, а вот хозяйка Цитадели прожигала нас взглядом. Особой неприязни почему-то удостоились на половину перевоплотившиеся драконы. Грусть в глазах Вирсайна стала для меня отдельной пыткой. Неужели действительно что-то чувствовал ко мне?

Что ж, сегодня ему предстоит понять, что нам не быть даже друзьями.

Наконец нас провели в заранее подготовленный зал. Ниру с Арлитом здесь не ждали, поэтому возникла небольшая заминка. Пока Ристен распоряжался насчет еще двух кресел, а слуги исполняли приказ, Роза велела сыну вернуть сестру нянькам. Интересно, зачем вообще надо было показывать нам девочку?

— Он не знает, — шепнул мне дракон.

Наконец все было улажено, нас устроили, Вир вернулся, появившийся дворецкий предложил высоким гостям чай и выслушал вежливые отказы. Можно переходить к делу.

— Кхм, — начал Князь. Не думал, что так выйдет, но ритуал, по-видимому, не удался. Я не чувствую на льере Фиран печати Ладин. И до тех пор, пока она не появится, не смогу признать ее главой Дома. Прости, девочка.

Ристен был больше воином, чем аристократом, и изъяснялся прямо. Это вызывало уважение. И я даже могла поверить, что, пропадая в походах, он мог не знать, что творит его благоверная. Но, вечная мерзлота, как можно быть таким слепцом?!

Говорила сама. Шираж как раз открыл рот, чтобы что-то ответить, но я его опередила:

— Верно, ритуал провалился! А знаете почему?

— Не догадываюсь, — миролюбиво отозвался Великий Князь, но в его глазах уже показалась настороженность. Роза, та и вовсе откровенно напряглась. Достаточно быть средненьким магом, чтобы почувствовать в тебе силу. Что не понравилось жрице? Или самой Ладин?

Княжич, который до сих пор стоял у двери, приблизился и встал за спиной у матери.

— Вашей жене, Ристен, — с нервным смешком поправила я. Притом, настолько, что она жестоко убила всю мою семью и уже дважды покушалась на меня.

— От лица всего Хрустального мы требуем как минимум объяснений, — поддержал ассар.

На время в зале повисла звенящая тишина. Противоположная сторона судорожно соображала, мы наслаждались произведенным эффектом и просто ждали, что они предпримут дальше.

— Поклеп, — нагло улыбнулась бывшая жрица и прямо посмотрела мне в глаза.

Вряд ли она верила, что получится выкрутиться настолько легко. Так, пробовала лед на прочность. Но в месте, куда мерзавка ступила своей княжеской ножкой, это была всего лишь тонкая корочка.

— Будучи телепатом, — вернул ей улыбку Шираж, — я, конечно, могу извлечь из ваших воспоминаний нужные образы так, чтобы их увидели все. Но это сопровождается поистине жуткой болью.

Женщина громко сглотнула и сцепила на подлокотнике кресла побледневшие пальцы.

— Мама! Вир побледнел и отшатнулся.

— Я тебе потом все объясню, — ровно произнесла Роза и уставилась в пустоту.

Признаться, от Ирориса-старшего я ждала примерно такой же реакции. Изумления, недоумения, неверия в конце концов! А он молчал. Долго. Настолько, что возникло подспудное желание подойти к нему и ткнуть в бок. Но лучше все-таки одного из драконов подослать, им простительно, они же по определению ненормальные!

Не пришлось. Повелитель Севера сам вернулся в реальность, протяжно вздохнул и совершенно спокойно произнес:

— Простите нас, мы ненадолго, — встал, уверенно направился к двери. Женщина, за мной!

Долгое ожидание никого не удивило, княжеское «недолго» растянулось на целую вечность. Вир нетерпеливо мерил шагами зал и то и дело виновато косился на меня. В итоге не выдержала и улыбнулась ему уголками губ. Пусть между нами теперь целая пропасть, но я-то понимаю, что лично он ни в чем не виноват. Драконы заметно нервничали и так и норовили сшибить что-нибудь слишком подвижными хвостами. Раздавался грохот или треск. После этого ящеры, конечно, принимали самый покаянный вид, на который были способны, но все равно раздражало.

А от невозмутимого сидения в креслах, будто ничего особенного не происходит, вообще хотелось на стену лезть!

Первой не выдержала Нира, все же огненная.

— Ну что там? Дракон, ты же знаешь! Не томи!

И такая уверенность прозвучала в ее словах, что во мне всколыхнулось возмущение.

— Думаешь, он подслушивал?! Хм подглядывал?..

Шираж отчего-то рассмеялся и ласково похлопал меня по руке.

— Конечно, я предпочел оставаться в курсе событий, — невозмутимо подтвердил он. Тем более что ушли они не так уж далеко, тут даже напрягаться особо не надо.

Заявление ассара ни в ком возмущения не вызвало, даже Вир подошел поближе, чтобы уж наверняка не упустить ни слова ценной информации.

— Все предсказуемо до скуки, — начал вольный пересказ происходящего за несколькими стенами дракон. — Ристен в бешенстве, говорит, что подобный фортель женушка выкидывает далеко не в первый раз, угрожает сослать к границе. Роза ничего не отрицает, мол, ради него-любимого действовала, а хочет ссылать пусть ссылает, все равно он без нее долго не выдержит. Видно, тоже не в первый раз. Скандал в благородном семействе с последующим примирением я пересказывать не буду, ладно?

— Нам что, здесь до вечера сидеть? проворчал Арлит, на всякий случай устраиваясь в кресле поудобнее.

— Да нет, идут уже. Роза обещает все уладить.

И правда княжеская чета скоро появилась.

На сей раз правитель Севера не спешил занимать место на троне, рядом с женой. Ристен остановился возле воинов, охраняющих вход, и что-то негромко заговорил. Будто происходящее в зале его вообще не касается.

— Маиша, — ласковой кошкой заурчала княгиня, — ты же благоразумная девочка и не станешь раздувать скандал? Проблемы не нужны ни нам, ни драконам.

Не нужны. Но это не повод отказывать себе в удовольствии.

— Леона, пожалуйста. Я так понимаю, вам есть что предложить в залог мира? раз уж обозвали благоразумной, надо соответствовать. Скандал пропустим, мне и в самом деле интересно, что такое у нее есть, на что я могу купиться.

Бывшая жрица улыбнулась с легким превосходством.

— Не что, а кого. Хочешь увидеть своего брата, а, Леона?

М-мать Да у этой шкатулки даже не двойное дно! Я уже замучилась слои сколупывать.

Дыхание сперло, слова категорически отказались выталкиваться.

— Если это новая уловка — начал Арлит, но Шираж остановил его, упреждающе выставив ладонь.

На несколько мгновений дракон прикрыл глаза, будто задумался. А потом медленно заговорил:

— Нет, правда. В ту ночь жрица ждала своих людей у границ территорий Дома Синего Вереска. И к утру не дождалась. Зато ей попался юный ледяной. Логично рассудив, что покорный глава Дома в будущем может понадобиться, Розалия сохранила ему жизнь. Но потом выяснилось, что ты тоже выжила, находишься под защитой влиятельных льеров и драконов, и настоящего наследника пока решили не светить.

Правильно, ссориться с Хрустальным Северу не с руки. За такую «помощь» Ристен точно дражайшую супругу по головке не погладил бы.

Я закрыла лицо руками и какое-то время просто дышала. В голове ни единой мысли. Только образы, те самые, что вспоминала в первую ночь своего пребывания в новом замке. Крики домочадцев и гогот напавших, теперь я помню на их одеждах тоже были нашивки со знаками Ладин, кровь на полу и стенах, мама выталкивает братьев из окон первого этажа Неужели кому-то из них все же удалось спастись?

— Который? очень тихо спросила я.

— Старший.

Онриц. Ему изначально и предназначалось стать главой Дома. Его учили, целенаправленно готовили. И Риц на восемь лет старше меня. Что же с ним сделали, что за столько времени у льера по рождению так и не возникло соблазна громко заявить о своем существовании? Или возможности не было?

— Где сейчас молодой наследник? голос Арлита звучал так же глухо, как мой собственный.

— Служит у Рунну кем-то вроде личного помощника, — дернула плечиком Роза. Очевидно, у Великой Княгини были на спасенного свои планы, но игрушку вырвали прямо из ее рук. Страж Стужи по непонятным мне причинам покровительствует ему.

Здесь наш визит в Цитадель и завершился. Правители еще перекинулись парой слов, уговорившись, что никаких осложнений между государствами выяснившиеся обстоятельства не дадут. С Розой будет разбираться сам Князь, а Онриц, вне зависимости от того, как у него обстоят дела с силой, займет свое место в Доме. И рядом с управляющим-шерром к молодому наследнику будет приставлен дракон. Просто так, на всякий случай.

Пока Князь с ассаром проясняли последние нюансы, ко мне подошел Вир.

— Прости, — и посмотрел на меня так пришлось бороться с желанием обнять.

Глупый, тебя-то за что?

— Будь счастлив, ладно, — попросила устало и осторожно сжала его ладонь. И не думай больше обо мне.

Хотелось улететь из столицы прямо сейчас, хоть на вихре, хоть на драконе, но впереди еще встреча с братом. Ее я не могу пропустить, хотя совершенно не представляю, что стану делать или говорить.

Оххх!..

Риц походил на отца, каким я его запомнила. Такой же худощавый, светловолосый и холодно-сдержанный. Идеальный льер.

Жрица взяла будущего главу Дома за руку и увела за перегородку. Мне стоило огромных усилий не отправиться следом, слишком яркими были воспоминания, слишком отчаянным страх потерять. Заняться было нечем, и я принялась испепелять взглядом Рунну. Страж! До сих пор простить не могу!

— Не держи на него зла, — попросил Шираж, целуя меня в ухо. Стужа правильно сделал.

— Да что ты?! в тот миг я впервые в жизни пожалела, что не умею вспыхивать огнем, как Нира или Рена. Некоторые эмоции можно выразить только так!

Лорд благостно улыбнулся и обнял меня за талию.

— Вы с братом живы, оба, — это, согласись, уже немало. Рунну вовремя перехватил наследника у Розы, тем самым помешав Княгине использовать его в своих целях или посеять в его душе ненависть к тебе. А служба при сильнейшем из Стражей дала Онрицу представление о ситуации в княжествах и о том, как следует вести дела Дома. Думаю, он быстро освоится и доставит Княгине еще немало неприятных моментов.

Хотелось бы верить! Но того, что меня подлым образом держали в неведении, все равно не забуду.

— Заметили, как Юли смотрела на него? — возникла рядом Нира.

— Как бы холодная и этой жрицы не лишилась — поддакнул жене дядюшка.

Пока я удивлялась и раздумывала, хочу ли вдобавок к брату обзавестись еще одной родственницей, в зале появились одинаково довольные Юли и Риц.

— Не ревнуй, — поддразнил меня дракон.

А вот Арлит тут же стал серьезным.

— Ну что?

— Поздравляйте, — дал отмашку теперь уже полноценный глава Дома Синего Вереска.

И довольно длительное время потонуло в радостных визгах и крепких объятиях. Было так странно Когда вчера вечером только ехали к Рунну, я думала, что и не узнаю его. Узнала. И разревелась как эмоциональная южанка. Такое чувство, что еще несколько дней — и что такое инеевая маска, я уже не вспомню. Но почему-то такие перемены не огорчают

Посовещавшись, решили покровительство Арлита надо мной не отменять. Из Дома через некоторое время я выйду, но защитники среди льеров могут пригодиться. Сама я смутно представляла, зачем, но мужчины дружно настаивали. Решила уступить, убудет с меня, что ли?

— Навещай нас, ладно? я вцепилась в прохладную ладонь вновь обретенного родственника и с трудом удержала всхлип.

— Если позовешь на бал в честь новой ассары, буду, — усмехнулся Риц и потрепал меня по волосам. Коса тут же пришла в негодность. Я вывернулась, возмущенно фыркнула. А потом вы сами ко мне носиться будете, пока с делами Дома общими силами не разберемся.

Гордый и холодный, но готов принять помощь ради блага Дома. Пожалуй, и в самом деле следовало бы благодарить за него Рунну. А я все равно жалею, что проклинающей стала только в сплетнях! В противном случае и с Розой разобралась бы еще вчера.

На этой многообещающей ноте визит в столицу и завершился. Прямо из Чертогов мы разлетелись по домам.

Уже в небе я узнала от дракона, что брат собирается в скором времени восстановить городской дом.

15 глава

Спина дракона была привычно жесткой и холодной. Сопровождающих мы давно отпустили и теперь плавно скользили в принадлежащем, казалось бы, только нам двоим небе. Жемчужно-серая гладь раскинулась кругом. Иногда Шираж поднимался так высоко, что кроме нее не было видно ничего другого.

Я улыбалась.

— Довольна? уточнил дракон, повернув ко мне покрытую закостеневшими пластинами голову.

Одного взгляда в фиолетовые омуты хватило, чтобы ощутить легкое головокружение. И сразу в голове замелькали счастливые картинки из последних нескольких дней, проведенных в заснеженном домике в предгорье. С возвращением в Хрустальный мы не спешили.

— Почти, — призналась честно. Сущая мелочь осталась.

— Чего не хватает, бесценная? на драконьей морде показалось беспокойство.

И меня уже душила изнутри новая улыбка. Счастливая-счастливая!

— Справедливости.

Беспокойство сменило медленное осознание.

— Тогда домой?

— Нет, в гости!

Вопроса «К кому?» не возникло. В предгорье существовал лишь один дом, где нам в любое время будут искренне рады. Туда и направились. То есть, сначала Шираж приземлился у портала, обернулся, а потом уже мы вместе зашагали по узкой тропке к скучающему в глуши бывшему Стражу.

— Как думаешь, под Хрустальным правда есть сокровищница древних ассаров? поинтересовалась мнением мужа, пока шли к крыльцу.

Штедьер раздраженно рыкнул.

— Не слушая сплетни, Маиша! Драконы любят сочинять всякие глупости. Если всему верить, скоро ты начнешь считать себя проклинающей.

Я кивнула, пряча насмешку. Уверенный и благоразумный! Подожди, дорогой, разберусь с некоторыми сорняками, и тебя ждут преинтереснейшие открытия

На стук Этельюр среагировал не сразу, пришлось подождать. Мы уже всерьез обеспокоились его отсутствием, когда дверь тихо скрипнула. В проеме возник бледный и усталый почти старик.

— Рад видеть, что вы вместе, — приветствовал гостей бывший Страж и посторонился, пропуская нас внутрь.

Веранда пахла сыростью и пылью.

— Следовало бы сломать тебе нос, но я не стану, — сухо заметил Шираж. А потом впустил в свои глаза участие: — Ей хуже?

Маг слабо кивнул и седые космы завесили изможденное лицо.

Оххх. Значит, выпить кружку чаю не судьба, надо сразу переходить к цели визита.

— Вот, возьми, — я сняла с шеи кулон, который змеи дали мне после испытания. Надень на нее.

Две пары глаз уставились на меня в недоверии.

— Что это?

— Маленький, но шанс, — не признаваться же, что я сама смутно себе представляю, как это сработает. Но вряд ли подземные мне отдали бы эту пабрякушку просто так, а другого места, куда ее можно было бы применить, придумать не удалось.

Маг кивнул и скрылся в недрах дома. Уверена, в тот миг он о нас забыл.

Я подтолкнула Лорда к двери и сама вслед за ним перешагнула порог. Визит получился совсем короткий.

— Теперь можно заняться сорняком, — пробормотала себе под нос, щурясь на яркое до рези в глазах небо.

— М?!

— Неси меня домой, дракон!

В полете я бессовестно использовала связи.

— Шираааж?..

— Бесценная.

Судя по суховатому и чуточку насмешливому тону, ассар сразу понял, что от него чего-то хотят. Ну и ладно! Я улыбнулась обворожительно и откровенно прижалась к мужу.

— Помнишь, я просила тебя сделать пару браслетов?

— Если не ошибаюсь, там еще и кулон был, — дракон согласно склонил голову. Эскизы дожидаются в мастерской, будет время займусь.

И когда же оно будет у первого правителя, да после приличного отсутствия? Хмыкнула про себя и прижалась к мастеру еще теснее.

— Надо сегодня.

— Маишшша?.. фиалковые глаза смотрели без тени возмущения, зато с живым интересом, на грани любопытства.

— Я же бесценная, ну что тебе стоит? а вот это был обыкновенный женский каприз.

Но ведь сработало!

В момент, когда дракон пробурчал что-то согласное, мы как раз прошли сквозь заслон.

За последние дни в Хрустальном ничего не изменилось. Разве только солнце стало ярче и наглее, а поздняя весна растопила почти весь снег. У одного из домов пышно цвели желтые розы в меленьких капельках бывшего инея. Хорошо дома!

Желание сейчас же броситься гулять по городу и напитываться таким непривычным временем года пришлось подавить. Увы, нашлось дело важнее. И никто ну ни капельки не удивился, когда я первым делом погнала ассара в мастерскую. Только попавшийся на пути учитель проводил нас тоскливым взглядом. Ясно, у Сайлена тоже весна. К драконьим странностям он уже привык, а меня с самого начала негласно считал одной из них.

В «шкатулке с драгоценностями» просидели до глубокой ночи. Если бы не драконья магия и не особый талант Шиража, наверняка создание всей этой красоты заняло бы куда больше времени. А так чуть позже полуночи я получила в свое распоряжение пару широких браслетов, напоминающих зимние кружева на окнах, и кулон-подвеску в виде сосульки.

— А теперь пожелай мне удачи, — дрожа внутренне и внешне, шепнула мужу.

Дракон обеспокоенно поджал губы и направился вслед за мной к спуску в подземелья.

— Не поделишься планами? Маиша, что ты удумала?

Глупость. Безумство! Но я не могу не попытаться, просто не имею права.

— Прости, не могу.

— Маиша! яростный рык.

— Тише, ты так весь дворец разбудишь, — я ласково погладила благоверного по чуточку колючей щеке.

Узкая лестница увела нас вниз.

— Девчонка! Ты хоть представляешь, как это опасно?! Думаешь, твоего везения хватит на второй раз? дракон не злился, он был напуган. Очень. За меня.

Оставалось всего несколько шагов до начала покрытых коркой льда ступеней.

— Верь мне, — я приподнялась на цыпочки и посмотрела Лорду в глаза.

Нереальные Будто целую вечность тонула в их глубине. А когда наваждение схлынуло, ассар моргнул и кивнул.

— Осторожно там.

Позволение получено.

Я радостно устремилась к ступеням, но раздавшееся вдруг шипение заставило отшатнуться, а неведомый инстинкт загнал под лестницу.

— Что это? голова дракона возникла прямо над моей макушкой.

— Кто, — поправила напряженно. — Смотри, сейчас выползет

К шипению прибавилось шуршание, как будто пласт чего-то плотного по полу тянут, и вверх по покрытой льдом лестнице всползли две белоснежные, красиво искрящиеся в полумраке змейки. Вернее, сверху девушки, ну а дальше уже змейки.

Дракон выдохнул мне в волосы нечто изумленно-ругательное.

— Тише ты!

— Шиссы, — пробормотал Шираж, на всякий случай прижимая меня к себе.

Защитничек! А на сердце так легко и приятно сделалось

— Подземные змеи? «догадалась» я.

Ассар кивнул и счел нужным пояснить:

— Еще одна легенда. Была

На этом перешептывания закончили и обратили взгляды к торчащим из подземного хода перилам. Там как раз происходило интересное. Стоило ступеням остаться позади, как хвост одной из шисс исчез, уступив место паре стройных ножек. Вторая осталась, как была.

Сатия порывисто обняла сестру, шепнула ей что-то невнятное и, постоянно одергивая короткую тунику, заспешила наверх. Правильно, любвеобильным драконам в таком виде лучше не попадаться.

А я решила действовать.

— Миралирена!

Собравшаяся уже уползти змейка замерла, обернулась.

— Ассара?!

Я выступила вперед, улыбнулась. Видимо, забыв об уговоре стоять тихо и не высовываться, Шираж шагнул следом. Редкие чешуйки на щеках Миры таинственно замерцали. Это у шисс так смущенный румянец проявляется?

— Мой муж, Шираж Штедьер, первый ассар драконов Хрустальных гор, — я кивнула на наглеца. А это Миралирена шассаРиш, Хранящая ледяной лабиринт.

Представленные обменялись донельзя удивленными взглядами.

— И я как раз шла к вам, — зато не перебивал никто, и можно было спокойно высказаться. Когда имеешь дело с драконами, это такая редкость!

— Опять?! вытаращилась змейка.

— Можешь отвести меня к Рошельде? Очень надо!

Хранящая задумчиво закусила губу.

— А он?

— Здесь подождет.

Редкий случай, но Лорд лишился дара речи. Просто стоял и смотрел: то на Миру, то на лестницу, по которой ушла ее сестра.

— Только не вздумай за нами соваться, — предупредила шисса онемевшего дракона. Назад не выйдешь.

И мы пошли. Знакомый уже спуск и сплетение движущихся коридоров былого страха не вызвали. Я вяло поглядывала по сторонам, инстинктивно отмечая шорохи за спиной. Местные катакомбы часто перестраивались. Выйти отсюда без помощи подземных обитательниц действительно видится задачкой трудновыполнимой.

— Как у Сатии с Маррисом? полюбопытствовала я, просто чтобы не молчать. Это из-за него она на поверхность вышла?

— Ну да. Влюбилаааась

— И он.

Кажется, дело попахивает еще одной ассарой!

— Да ну?! Мира даже ползти перестала от такого известия.

— Честно тебе говорю! Он сам признался.

От радости лицо Хранящей снова начало мерцать. И к начальнице (если я правильно разобралась в местной иерархии) она рванула так, что я с трудом успевала следом.

Знакомый зал мы миновали. В этот раз Рошельда нашлась в месте, похожем на сад, с той скидкой, что серебристые кустарники и цветы росли под землей. А все равно красиво Кругом полумрак, ни луны, ни звезд нет, и только иней сияет.

— Здравствуйте! громко заявила о своем присутствии я.

Старая змея медленно обернулась.

— Оооо! Лабиринт не помнит, чтобы одна Леди спускалась в него дважды. Что случилось, дитя?

В глазах шиссы проскользнуло такое участие, что я невольно разулыбалась. Хорошие они все-таки. Даже странно, что столько дракон испытание не прошли.

— Это в сокровищницу, — я несмело протянула браслеты. Можно?

Полностью покрытое чешуей лицо довольно засветилось.

— Умная девочка, — одобрительно протянула Рошельда и приняла подношение. И ты ничего не хочешь взамен?

Теперь самое сложное

— За браслеты — нет. Мы с мужем решили внести свою лепту. Но еще есть кулон, а у меня просьба.

Тонкая цепочка зацепилась за ветку пышного куста, украшение заиграло разноцветными бликами.

— У твоего мужчины настоящий талант создавать красоту, — заметила змея. Рассказывай.

Я перевела дыхание, набрала побольше воздуха и заговорила. Долго речь длилась. Начинать было тяжело, потом пошло легче и легче. Не смогла остановиться, пока всю боль из души не выплеснула.

Умолкла и четко поняла: она останется здесь. А наверху начнется новая, счастливая жизнь, со своими радостями и невзгодами.

— Ты хочешь ей смерти? серьезно спросила старуха.

Миг улетел на раздумья.

Да мне все равно! Уже — все равно.

— На ваше усмотрение. Я хочу, чтобы Розалия Ирорис ни одной душе больше не смогла принести зла.

Ответом мне стал кивок и молчаливое одобрение.

— Хорошо, я сделаю это, — Рошельда подхватила кулон и уползла вглубь сада.

Некоторое время ничего не происходило. Совсем ничего.

А потом Хранящая сокровищницы древних ассаров снова появилась с рубиновым ожерельем в руках.

— Подарок для Великой Княгини, — пояснила она то, что и так было ясно.

— Спасибо!

Шисса знаком указала на выход из сада, где ждала Мира.

— Береги там нашу девочку, она не привыкла к жизни вверху, — по-старушечьи ворчливо наказала змея. И приходите в гости. Обе.

— Хорошо, — я махнула на прощание и понеслась к Мире.

Получилось! Вечная мерзлота, у меня все получилось!

— И в следующий раз, когда придешь, — понеслось в спину, — захвати саженцы каких-нибудь ярких цветов. Мне до смерти надоела эта белизна

Взбиралась по ледяным ступеням я, сжимая в ладони новый кулон. Его Мира щедро выдала мне взамен отданного Лиривину. Нашипела, конечно, но второй дала. А я и не сомневалась! Если не по причине доброго отношения ко мне, то ради сестры, поселившейся в Хрустальном, змейка должна быть ко мне благосклонна. Тут без вариантов.

— Маиша! — тут же бросился ко мне дракон.

— Получилось, — я с ходу продемонстрировала драгоценности. Камни загадочно мерцали в полумраке подземелий.

В голове бродила шальная мысль: а в этот-то раз клятву с меня не брали! Можно рассказать? Или показать?

— Долго меня не было? — Шираж не выглядел слишком уж издерганным, но беспокойство проявить стоило.

— Не очень, — дракон внимательно оглядел меня, видимых повреждений не нашел и успокоился окончательно.

Взявшись за руки, мы стали подниматься в свою часть дворца. Но три лестницы — это слишком долго! Столько бороться с любопытством я не могла.

— Что в нем? слабо мерцающие рубины оказались едва ли не под носом у Лорда. Можешь посмотреть?

Просьбу эту дракон исполнил безропотно. Самому любопытно было!

— Гадость какая-то, — наморщившись, определил телепат. Болезнь или проклятье сильное. Условий разобрать не могу

Я ощутила прилив удовлетворения. Сойдет.

Подвалы остались позади, теперь перед нами протянулся кухонный коридор, дальше — холл, и лестницы на верхние этажи.

— Надо придумать, как передать подарок Розалии, — медленно произнесла я. Сначала себе, потому что думать вслух сейчас было удобнее, я слишком устала, чтобы сдерживаться. Потом повернулась к Ширажу. — От нас она не возьмет, сразу заподозрит неладное. Да и потом не хотелось бы попасть под подозрение. И чтобы случайно пострадал невиновный, тоже не хочу.

И дракон охотно включился в игру.

— Бесценная, ты забываешь, что я ювелир, — горделиво произнес фиолетовый и хитро прищурился. А в глубине фиалковых глаз тихо тлело коварство. — Притом, далеко не худший среди себе подобных.

— Сказала же, она от нас не возьмет! — с досады хотелось притопнуть ножкой, но во время ходьбы это просто неудобно.

По красиво изогнутым губам проскользнула предвкушающая улыбка.

— Маиша, я всего лишь пытался намекнуть, что у меня есть связи, — немного прояснил ход своих мыслей благоверный. Придворный ювелир через меня закупает янтарь. А с Ривиусом, который разыскивает для Великой Княгини самые лучшие драгоценности по всему свету, мы с юности друзья.

О! Кажется понимаю

— И у кого же он купит древние рубины? я осторожно глянула на ассара. Не хочу, чтобы пострадал невиновный.

Не сходя с места, определиться с будущей жертвой княжеского гнева не удалось. С этим разбирались уже утром. Вернее, дракон разбирался, а я присутствовала. Не все же на хрупкие плечи ассары взвалить!

Ассар связался с Арлитом, вместе они вспомнили про одного родственника Дрэгонов, что в тайной службе работает. А тот уже нашел подходящего дарителя, из тех, кому так и так плаха светила. Понятия не имею, как это все удалось провернуть, но затея сработала, и уже к полудню роковые рубины украсили тонкую шейку Великой Княгини.

А ближе к ночи выяснилось, что снять их Роза не может. Даже придворные маги оказались бессильны. Стражи а Стражи не вмешиваются в людские дела!

Если не считать периодических переговоров по кристаллу связи, этот день мы отдыхали. Последние события даже дракона вымотали, что и говорить о хрупкой льере. Так что уставшие организмы требовали сна и положительных впечатлений, и покидать покои соглашались исключительно в направлении кухни. Только ближе к вечеру мы побродили по окончательно оттаявшему саду, да и то недолго.

Как раз собирались подняться в спальню, когда среди деревьев мелькнула Сатия. Видимо, шисса тоже любит прогуляться перед сном.

— Ты где ее нашел? я остановилась и с интересом воззрилась на мужа.

Нет, правда! Если змейка вышла наружу из-за проснувшихся чувств к Маррису, то как ее в невесты к Ширажу занесло? Ассаром ошиблась?

— Да прямо во дворце и встретил, — неловко повел плечами Мудрейший. Девчонка сначала испугалась, а потом бросилась ко мне на шею и стала признаваться в любви. А мне как раз новая невеста нужна была!

— И ты ничего не заподозрил?

Ну вот как можно быть таким самонадеянным?! Дракон!

— Я почувствовал ее необычную магию, — Шираж взлохматил волосы и слегка виновато посмотрел на меня. Тогда я еще не был уверен, что ритуал с тобой подействовал, проклятье мог отсрочить и тот факт, что я сделался ассаром. И Лор становилось хуже и хуже! Думаешь, я мог рассуждать здраво?

Дракон, дракон! Я улыбнулась и ласково погладила его по щеке. Было и прошло! Остается порадоваться, что шиссы внизу ни о чем не узнали каким-то чудом. В противном случае вряд ли я смогла бы надеяться на их благосклонность. Но и Сатии не светила бы жизнь в Хрустальном, если бы всплыли подробности. Так что вряд ли она что-то расскажет родственницам.

— Поговорим с ней? предложил Лорд, поглядывая в сторону девушки, которая белым призраком скользила среди деревьев.

Судя по поникшим плечам, ей было грустно.

— Лучше не надо, — решила я и уже потащила мужа ко входу во дворец, но удержаться и не дать несчастной змейке совет не смогла: — Сатия!

Шисса вздрогнула, повернулась в нашу сторону.

— Завтра состоится бал в честь первой ассары

— Да, я помню, — кивнула беглянка из подземелий. Поздравляю тебя, Леона.

— Пригласи Марриса, он не против, — я покровительственно улыбнулась и скрылась вслед за Ширажем за дверью одного из боковых входов.

Сомнений в собственных словах у меня ни капли не было. В конце концов, третий ассар сам признал, что влюблен, притом не в дракону. А такие здесь только мы с шиссой. За меня Шираж бы давно другу голову открутил. Итого, путем нехитрых вычислений, кандидатка остается только одна

Зал украсили желтыми розами.

Я вгляделась в аркообразный проем — гостей собралось прилично, потом в последний раз повернулась к одному из зеркал, расставленных по всему холлу. До сих пор привыкнуть не могу! Никаких корсетов, корсажей и тяжелых юбок. С этим и у льеров не строго, а в Хрустальном вообще нет никаких запретов. Свободой я и воспользовалась, облачившись в светло-кремовое летящее платье с открытыми плечами, длиной до середины щиколотки. Довершали комплект изящные туфли на плоской подошве. Из украшений — только ободок на волосах, усыпанный камешками граната.

Рядом нетерпеливо вздыхал дракон в строгом темном костюме. А я что, виновата, что до сих пор привыкнуть не могу? Но чувство свободы от глупых правил и инеевых традиций ни с чем не сравнишь

— Налюбовалась? вкрадчивый голос обжег ухо.

— Ты тоже ничего, — фыркнула с усмешкой и потащила благоверного в зал.

Стоило нам показаться в дверях, тут же раздался дружный рык и аплодисменты. Подданные приветствовали новую ассару.

— Ближе к рассвету будет торжественный вылет, — предупредил Шираж.

Традиции! И здесь достали! Хотела возмутиться, но взгляд поймал Марриса, бережно обнимающего за талию Сатию. Парочка выглядела счастливой. Я умиротворенно вздохнула и прижалась щекой к плечу мужа. Ладно, пусть полетают, разве мне жалко?

Дальнейшие события развивались по знакомому с прошлого раза сценарию. Музыка, сочащаяся прямо из стен, полумрак, северное сияние, медленно кружащие в воздухе снежинки и пары, в танце скользящие по огромному залу.

Первая часть торжества ничем особенным не отметилась. Совершенно. Танцевали, когда музыка затихала, меня поздравляли, некоторые преподносили подарки.

Ужин проходил в общей столовой.

А вслед за ним началось совсем другое празднество. Безумное, отчаянное, когда стираются рамки приличий и можно все.

Женщины украсили волосы специально приготовленными цветами. Все те же желтые розы Глаза дракон горели. Дивное сияние погасло, а вместе со снежинками по залу теперь носились туманные вихри. Клубились, закручивались, танцевали с драконами, подталкивали их ближе друг к другу. И музыка изменилась, стала обжигающей, темпераментной. Движения, соответственно, тоже.

Некоторое время я ошарашенно наблюдала за происходящим, не решаясь присоединиться. Хотелось, очень, но Жива во мне еще льера, и сейчас она в шоке. Рядом дразняще улыбался Шираж. Будто без слов говоря: «Все равно ты сдашься».

И я была уже на грани, когда сквозь аркообразный проем вошла желанная, но незванная гостья.

Рена остановилась, не дойдя всего нескольких шагов до центра зала. Прямо в гуще танцующих. Медленным взглядом огненная обвела помещение. Кивнула нам с Ширажем, улыбнулась Нияру, который как раз прервал танец, чтобы выпить вина. Второй ассар от такого внимания подавился и громко и с выражением закашлялся. Насмешливый взгляд достался пристроившейся возле звероглазого беловолосой драконе.

М-мать! Кажется, сейчас что-то будет

Но броситься наперерез чудящей подруге телепат мне не позволил, поймал за локоть и вынудил оставаться на месте. Вечная мерзлота! Да как я вообще могла поверить, что наваждение по имени Нияр покинуло рыжую голову принцессы?!

Как раз в этот момент второй ассар справился с коварным напитком и посмотрел на Янтарную нарушительницу спокойствия. Выражения я не разобрала, но на всякий случай испугалась и начала перебирать в уме известные приемы ледяной магии. Какой-нибудь из них способен обезвредить взбесившегося дракона?

Но белый не двигался, просто стоял и смотрел.

А Рена улыбнулась несмело и начала танцевать. Сначала медленно и плавно, одно неуловимое движение сливалось с другим, оранжевый шелк платья струился вокруг драконы, создавая иллюзию пламени.

Скоро ледяное общество заметило гостью, танцующие замерли, посторонились. Теперь по залу кружились лишь вихри и полыхающая настоящим пламенем Янтарная. Движения ее стали более четкими, отрывистыми, страстными. Сама музыка звучала ей в такт. А девушка извивалась змеей, дрожала, завлекала. Пожухлым листом опускалась на ледяной пол и снова всполохами пламени стремилась вверх.

Мужские взгляды все без исключения были прикованы к ней одной. Но Рена отнюдь не наслаждалась всеобщим вниманием. Просто танцевала, будто исполняла какой-то древний ритуал. А в глазах драконы плескалась нервозность.

Только сделав эти наблюдения, я смогла понять, что не все тут просто. Хм? Пихнула мужа в бок, привлекая внимание и требуя ответов, но дракон улыбнулся и обнял за плечи. Еще посоветовал не ревновать. Ууу! Ну вот как с ним нормально общаться, когда он мысли читает?

Впрочем, долго томиться в неведении не пришлось. В последнем пламенном витке Рена пересекла зал, вызвав в собравшихся восхищенный вздох, и плавно опустилась на колени.

Перед Шайласом.

Распущенные волосы драконы рыжим покрывалом окутали плечи и спустились до самого пола. Девушка подняла на жениха молящий взгляд и протянула к нему руки.

За ее спиной звучно рыкнул Нияр.

Подружка советника выдохнула облачко инея и отступила в сторону. Очевидно, их ничто не связывало.

Взгляд цвета янтаря надолго утонул в ледяной глубине. Я тихо завидовала Ширажу, который мог слышать молчаливый диалог. Простит ли советник взбалмошную невесту? Любит ли он огненную до сих пор? А как же сама Рена? Ее чувства к брату жениха?

— Поднимайся, — Шайлас протянул огненной руку, за которую та с радостью ухватилась.

— Больше никогда! — горячо заверила принцесса, задыхаясь в крепких объятиях.

— Точно?

— Этот пол слишком холодный.

После обмена любезностями повторилось то, что я однажды уже видела, только с некоторой сменой ролей. Шайлас одраконился наполовину, обхватил Рену, которая снова стала ему невестой, за талию и рванул к куполу. Тот покорно растворился.

— Что ж, будем это считать началом торжественного вылета, — предложил Шираж.

И его с воодушевлением поддержали.

Один звероглазый остался стоять внизу, запрокинув голову к звездному небу. Нияр рычал, срывая голос до хрипоты.

Я знала, что драконы совершенно безответственные существа? И давно! Что ж, следующее утро только лишний раз подтвердило непреложную истину.

Сразу после завтрака невыспавшиеся, но жутко счастливые (это если не считать одного понурого субъекта) мы собрались гулять по городу. Учитель, тот из них, который драконом не был, попытался вставить пару слов об и без того прервавшихся занятиях, но к голосу разума остались глухи все без исключения. Еще и с собой утянуть попытались! В итоге пыхтящий Сайлен обозвал драконов аморальными мордами и обвинил в дурном влиянии на его подопечную, после чего скрылся в своих комнатах.

А мы гудящей компанией покинули дворец.

Долго бродили по улицам, сидели в парке, потом летали, посетили сад с ледяными статуями. И хоть теперь я точно знала, как они здесь появились, место это по-прежнему обожала. Никто ведь не пострадал! Подумаешь, жадные драконы не стали ассарами Шиссы совсем не монстры, если голову на плечах иметь, можно и среди них прекрасно жить.

Хотя подземных мужчин я не видела

Именно эту пугливую мысль прервала внезапно вынырнувшая из-за ледяного дракона Сирена. Янтарная звякнула колокольчиками на косе, улыбнулась, пожала плечами, как бы оправдываясь.

— Кажется, я вернулась

— Вижу.

— Ты не рада? — в глубине глаз принцессы промелькнул страх.

Пришлось срочно обнимать ее, чтобы ерунды всякой себе не придумывала.

— Я в шоке, до сих пор. Почему к Шайласу? Ты же понимаешь, что в следующий раз изгнанием не отделаешься?

На миг лицо драконы приобрело надменное выражение. Рена — дочь царя, особа привилегированная, и никогда не забывает об этом. Но отвечала принцесса с совершенно несвойственным ей смирением:

— Лео, нет. Я совсем вернулась. К жениху.

— Эээ?! — не поняла.

— Шай хороший и добрый, по положению соответствует драконе из рода Янтарных, и, чего уж там, все еще нравится мне.

Ага Нет, все равно концы с концами не сходятся!

— Как же Нияр? — я понизила голос и внимательно всмотрелась в подругу.

Что-то задумала? Да не похоже

— Забыт, — четко произнесла рыжая и для убедительности снова звякнула косой. Было и прошло. В прошлом осталось.

Повисло молчание, я не знала, что сказать. И можно ли спрашивать? Мы, конечно, сильно сблизились за последнее время, но захочет ли Рена пустить меня так глубоко?

Счастливая невеста все решила сама. Огляделась, чтобы поблизости никто не ошивался, и очень тихо заговорила:

— В первый день мне было очень плохо. Я так любила его, а он Хотелось на стену лезть. Или плюнуть на запрет и вернуться в Хрустальный, пусть бы эти двое растерзали меня за непослушание! Но смелости хватило только пойти к Дайерти и рассказать ей все.

Тааак. В моей голове постепенно начала складываться единая картинка произошедшего.

— И она подсказала тебе, как вырвать из сердца запретную любовь?

— Нет, — печально улыбнулась Янтарная. — Но бабушка посоветовала идти с этим в огненный лабиринт. И я пошла! Тряслась от страха и все время порывалась бежать назад, но все-таки пошла.

Здесь рассказ прервался. Мне не надо было объяснять, что Рену связывала клятва о неразглашении. Сама нахожусь под действием такой же. Подземные змеи бережно хранят свои тайны. Но сомнений в истинных намерениях принцессы теперь нет. И быть не может!

Шиссы каким-то чудом смогли избавить ее от затмевающего разум чувства. После этого вернулась временно отошедшая на второй план симпатия к жениху.

Чудо, что Шай нашел в себе силы простить. И Нияра жалко Может, и его того? В лабиринт?

— Пойдем, нас уже, наверное, потеряли, — Рена подхватила меня под руку и увлекла к столпившимся возле статуи девушки в в