Айдол-ян - 3 (fb2)


Настройки текста:



[]


“Косплей Сергея Юркина. Айдол-ян”


часть третья


(книга 4.3)



Трек первый


Место действия: Корея, аэропорт Инчхон


Время действия: четвёртое августа



Аа-а! Аа-а!


Блин, да что же это творится, то такое?! Прилетели, называется, домой! Убийство просто какое-то, а не встреча изнурённой промоушеном группы…


- Предатели! Предатели! Предате-ли! - скандируют какие-то идиоты откуда-то справа.


- “Корона”! “Корона”! “Корона”! - сканируют нормальные люди слева.


Кроме этого “целенаправленного вещания” вокруг присутствует “размазанный в объёме” хаотичный визг и ор.


Чё вообще происходит? Месяц провели на чужбине и такие перемены в стране…


КюРи наваливаете мне на бок, толкая в сторону. Идём в плотном окружении секьюрити и полицейских. Вокруг пульсирует, сжимаясь и разжимаясь толпа, состоящая в основном из школьников. Мне так кажется… Аджум в кепках вокруг не мелькают. Одна молодёжь какая-то скачет. Дурная…


Подхватываю КюРи под локоть, удерживая её на ногах.


Блин! Если не охрана, затопчут нафиг!


Что-то промелькивает надо мной, привлекая внимание. Поднимаю голову вверх, не поняв, что это было.


Шмяк!


Нечто мягкое ляпается мне на лицо залепляя правый глаз.


- … Ть!



Место действия: Корея, дом мамы ЮнМи


Время действия: вечер



Сижу, вяло ем, вяло слушаю СунОк которая с азартом рассказывает маме о поездке. Онни начала с самого начала и, судя, по количеству подробностей, которые она выдаёт, рассказывать ей хватит ещё дня на четыре, минимум. Может, всё же не зря она направила свои стопы в турбизнес? Умение рассказывать, это хлеб для гида. Хотя, таскаться по городу в любую погоду да неизвестно ещё с какими идиотами, это ещё та работёнка. Я уже вкусил. Хоть недолго и немного, но достаточно для того, чтобы понять - ну его, такую работу… Работа должна “работиться” сама. Чтобы у человека было время на сон и жизнь… Поэтому, сижу обдумываю более интересный вопрос, чем слушание пересказа как мы там работали. Деньги, заработанные нелёгким трудом… Хоть пока их на руках нет, но ЮСон обещал, что после возвращения, размер заработанного в Японии в течении нескольких дней уточнится бухгалтерией и будет поделён, согласно контракта. Так что деньги уже как бы есть… Куда бы их деть? Желательно, с умом. Без ума - это не вопрос. А вот с умом… Дом купить? Не, на жильё не хватит… Если только на какую-нибудь “квартиру-пенал”, в “новостроечной окраине” … В которую входишь - и сразу от порога начинается кровать. Она же - кухня, стол, шкаф и диван. Хорошо, если ванная и туалет будут отдельно… а что тогда, если не жильё? Вложиться в бизнес? Какой? Кстати. Чем дело кончилось с проектом переезда семейного кафе в торговый центр? Думаю, на покупку для него оборудования и оплаты аренды на несколько месяцев вперёд денег должно хватить… Правда там ещё появится персонал, который хочет кушать каждый день … Будет ли прибыль?


В принципе, судя по оценочному количеству моих поклонников, заведение пустовать не должно. Повешу свои плакаты… что мне нельзя делать по договору с агентством… Хм… Можно тогда попросить “Red Alert” туда свой штаб перенести? Наедят ли они на прибыль за месяц или нет? Нужно спросить у мамы, как вообще у неё бизнес идёт?


Дождавшись паузы в рассказе СунОк задаю маме вопрос.


- А почему ты спрашиваешь, дочка? - удивляется мама.


- Думаю, куда пристроить деньги. - объясняю я и объясняю почему. - За промоушен агентство должно мне неплохо заплатить. Хочется потратить заработанное с умом. Чтобы не было потом мучительно больно.


СунОк перестаёт рассказывать - “как там оно было” и вытаращивается на меня.


- Ты подумала насчёт смены твоего “алконария” на что-то более трезвое и приличное? - спрашиваю я у неё. - Может, вложим деньги в твоё образование? И что у нас проектом переезда кафе в торговый центр? Ты ведь делала бизнес-проект. Чем дело закончилось?


После моих слов онни задумывается. Я жду.


- Мой университет, не “алконарий”. - начинает СунОк с обиды за своё учебное заведение.


У меня сложилось другое впечатление. Впрочем, не надо было мне так грубо. Это её “альма матер”, какой бы она не была.


- Извини, я была не права. - винюсь я. - Но, всё-таки, ты уже что-то думала на тему своего образования? Ты же хотела заняться логистикой?


- Ну я не знаю… - неопределённо высказывается онни. - Мне подумалось, что в мире есть более интересные занятия.


- Например? - с подозрением смотря на неё, спрашиваю я.


- Шоу-бизнес, например, … - уводя глаза в сторону “обтекаемо” произносит сестра.


Пфф…


- И как ты себе это представляешь? - интересуюсь я.


- Ну, в этом бизнесе есть разные работы. - поясняет она, как это видит. - Визажисты, костюмеры, операторы… Потом, там есть люди, которые работают с финансами. Финансы, это очень важно…


Перестав смотреть в угол, онни возвращаете свой взгляд обратно и осторожно смотрит на меня.


- И? - я подталкиваю её продолжать.


- И я подумала… что шоу-бизнес, это интересно. - говорит СунОк. - Я могла бы изучить какую-нибудь нужную профессию и работать вместе с тобой…


Вижу, как у мамы, после слов “вместе с тобой” выражение на лице сменяется с удивлённого на одобрительное.


- … Потом, мы же пели с тобой вместе на шоу. - добавляет ещё одну “соломинку” онни. - Всем понравилось…


- Вы вместе выступали? - удивляется мама.


Я вздыхаю.


- Чё мы там только не делали. - говорю ей я. - Промоушен внезапно затянулся и наши все к этому оказались не готовы. И японцы к этому тоже оказались не готовы. Но поскольку все хотели всего и сразу, то между договорённостью об участии в шоу и съёмками самого шоу получалась разница всего в день-два. Поэтому, в сценариях было полно внезапных творческих озарений и импровизаций. Мы там и “киомишничали”


( https://www.youtube.com/watch?v=EF4kKSN1vRw&feature=youtu.be ) и доски руками ломали


( https://www.youtube.com/watch?v=63YCrMyLxGI&feature=youtu.be) , и в игры всякие дурацкие играли.


То с бобами (https://www.youtube.com/watch?v=aRbQabIDx54&feature=youtu.be ), то со стаканчиками (https://www.youtube.com/watch?v=MaFF0vQuACc&feature=youtu.be ), то с шариками https://www.youtube.com/watch?v=yEXJwzeTCLE&feature=youtu.be


Язык японский коверкали, произнося трудные фразы https://www.youtube.com/watch?v=Y1T6WRCsV8Q&feature=youtu.be .


Самыми нормальными были кулинарные шоу https://www.youtube.com/watch?v=O4i_PoqepF8&feature=youtu.be .


Там можно было перехватить чего-нибудь вкусного. На одном из шоу кому-то из продюсеров пришла в голову идея - “уйти в глубь веков”. Предложили исполнить “что-то из раннего творчества группы”. Сонбе исполняли, ( https://www.youtube.com/watch?v=EWSTtFoD0Ms ) а мне, поскольку это всё было ещё до моего прихода в группу и я хореографию не разучивала, предложили отдельно исполнить что-то “раннего” из своего. Ну я и вспомнила, как мы с СунОк “I Can’t Stand the Rain” готовили. “Минусовка” у меня была в телефоне. Попробовали с онни - она всё помнит. Мы вместе и выступили. Я подумала, что у моей старшей сестры тоже должна быть своя минута славы.


( https://www.youtube.com/watch?v=IZCiwMnF8W4 ).



- А почему я не видела этого шоу? - спрашивает мама.


- Не знаю. - опять пожимаю я плечами. - Наверное, пропустила. Но ничего страшного. Это было совсем недавно, найти видео будет не трудно. Главное, вспомнить, как то шоу называлось…


- “Токе-ча”. - с готовностью подсказывает СунОк. - На тридцать втором кабельном канале Камагая.


- О, - говорю я. - Онни всё помнит. Найдём.


- Я старалась посмотреть все передачи с твоим участием. - говорит мама. - Но, похоже, что-то пропустила.


- Наверное, это из-за того, что страна другая и не всё тут показывают. - делает предположение СунОк и спрашивает у мамы. - Что говорят о нашей поездке в Японию?


- Ой, да ну его нафиг! - машу я рукой на СунОк вспомнив встречу в аэропорту. - К чёрту эту политику! Завтра тебе всё покажут и расскажут во всех подробностях. Мы дома. Давайте, проведём вечер в семейном кругу! Без этих, всяких, идиотов снаружи. Поговорим о своих проблемах. О будущем. Онни, расскажи лучше, что там с торговым центром? Есть смысл затеваться там с кафе, или нет?


- Ну, по поводу торгового центра, - поднимая глаза к потолку, начинает СунОк. - В общем, можно заключать договор на аренду с арендодателем и начинать работать.


- Да? - удивляюсь я такой краткой формулировке и задаю уточняющий вопрос. - А как твоё исследование рынка? Прибыльно это будет, или нет? Сейчас вколотишь деньги, потом ведь их обратно не выдерешь.


- Будет прибыль! - тряхнув головой уверенно обещает онни. - У тебя сейчас такая популярность, что людей будет полно! В очереди стоять будут!


Моя популярность? Чёт сомнительно как-то. Сегодня только в аэропорту получил я этой популярности. Только прилетел, ничего не сделал, ну если только рот открыл, зазевавшись. И - раз! Гнилым бананом в глаз! Твари. Убить мало…


- Сколько нужно денег единовременно? - желая конкретики спрашиваю я у онни.


- Около сорока восьми миллионов вон. - бодро рапортует она.


Сорок восемь тысяч долларов? Чё-то многовато…


- В сумму входит годовая аренда большого зала, всё оборудование для кафе и зарплата персонала за один месяц. - видимо поняв мои сомнения, говорит она и поясняет. - Если оплатить сразу годовую аренду, то выходит дешевле всего.


Мда? Ну…, наверное, так где-то оно и есть.


- А сколько ты ожидаешь прибыли в месяц? - спрашиваю я и уточняю. - Чистой. Налоги уже тоже заплачены.


- При уровне посещаемости в семьдесят процентов, ежемесячная чистая прибыль составит около восьми миллионов вон. - обещает она и добавляет. - Я думаю, что посещаемость у нас будет сто процентов!


Смотрю на лучащуюся энтузиазмом онни и думаю - “гладко было на бумаге, да забыли про овраги”. Чёт больно хорошо всё выглядит. Наверняка есть какой-то подвох, который пока не виден…


- Ну и зачем тогда тебе идти в шоу-бизнес? - спрашиваю я у СунОк. - Будешь там годами стафом метаться и ничего не заработаешь в итоге. Вот! Владелица кафе. Уже уважаемый человек и доход, не чета стафовскому.


Вижу, что мама с гордостью смотрит на задумавшуюся СунОк. Видимо представляя, как будет выглядеть дочь в роли владелицы кафе.


- Ну… - неуверенно произносит онни. - В шоу-бизнесе интересно. Новое, неожиданное, яркое. Знаменитости. Другие страны…


- Не нужно путать туризм с эмиграцией, - говорю ей я. - Я в этой поездке, ничего, кроме съёмочных павильонов, концертных площадок и гостиничного номера так и не увидела. Знаю только, что была в Японии. Если бы мне это не сказали, наверное, гадала бы до сих пор - где это я была?


- Ох, дочка… - с жалостью смотря на меня, охает мама. - Ты ничего не увидела?


- Ничего, - кивая, подтверждаю я и говорю. - Поэтому, я предлагаю онни фантазиями не заниматься, а смотреть на жизнь реально. Свободное время, это офигительно, когда оно есть. Если она будет управлять работой сотрудников, то у неё оно будет…


- И тебе она помочь сможет, мама. - говорю я, обращаясь к маме. - У меня в скором времени снова будет поездка в Японию. Агентство договорилось о проведении полноценного концерта группы. Наверное, это займёт по времени не меньше, чем две недели. У тебя уже здоровье и возраст, мама. Я не хочу, чтобы ты оставалась одна.


- Да что в этом такого страшного?! - энергично возражает в ответ мне она. - У меня всё нормально со здоровьем! Руки-ноги на месте. Всё в порядке. Дочка, не выдумывай! Езжай и не думай ни о чём!


- А Мульча? - спрашивает у меня СунОк. - Ты её не возьмёшь?


Я задумываюсь над вопросом.


Да, действительно, наверняка потребуют, чтобы я её взяла. Популярности у неё хоть отбавляй. И кто за ней тогда будет ухаживать?


- Не знаю, - говорю я, смотря на сестру. - Но нужно рассматривать ситуацию исходя из худшего варианта развития событий. Президент СанХён болен, а новое руководство… Неизвестно, сможет ли оно быть эффективным? Вещи оно говорит правильные, но между говорить и делать, есть большое расстояние. Поэтому, восемь миллионов вон дохода в месяц выглядят весьма ободряюще в такой ситуации. Лучше воробей в руке, чем страус в небе.


- Страусы не летают. - поправляет меня СунОк.


- Это образное выражение. - говорю я.


- Здоровье у президента так и не поправилось? - озабоченно спрашивает у меня мама.


- Толком не знаю. - отвечаю я. - Он остался в Японии. Врачи говорят о множестве проблем и обещают срок реабилитации после лечения длиною в полгода. Думаю, что без него в работе агентства могут быть “пробуксовки”.


- Президент остался один в Японии? - удивляется мама.


- К нему прилетела жена. - успокаиваю я её. - Он не один.


- Хорошо. - кивает мама. - Остаться одному, это страшно.


- А чего ты тогда тут храбришься? - спрашиваю я её. - “Езжайте, всё будет хорошо!”. А?


- Мать должна заботиться в первую очередь о детях. - наставительно отвечает мне мама. - У вас впереди целая жизнь, вам нужно жить. А я вас вырастила, так зачем мне теперь вам мешать становиться на ноги? Езжайте! Ничего страшного со мною не случится.


Я вздыхаю, вспоминая свою маму.


- У нас есть другие темы для разговора? - спрашиваю я. - Не такие “колючие”. Семейные?


- Ты же сама заговорила о деньгах. - напоминает мне онни. - А разговоры о деньгах - всегда “колючие”.


Ну да. Как обычно - “сам дурак”.


- Что ты хочешь, дочка? - спрашивает у меня мама.


- Хочется тишины и покоя, - признаюсь я. - Включить телек, ты и онни будете смотреть дораму, а я буду просто лежать и тащиться, что ничего не нужно делать.


- Движение, это жизнь. - хмыкнув, говорит СунОк.


- А покой - это дорогое удовольствие редкой доступности. - парирую я.


- Ты разве не хочешь поговорить с мамой?


- У меня завтра будет достаточно разговоров, чтобы язык отвалился. Мама рядом. Всё хорошо. На текущий момент этого достаточно.


- СунОк, ну ладно, не шуми. - машет на онни рукой мама. - Видишь, ЮнМи устала. Давайте посмотрим дораму. Где пульт? Куда я его дела?


Мама начинает озираться в поисках пульта от телевизора.


- Что у тебя будут завтра за разговоры? - любопытствует СунОк обращаясь ко мне.


- Та тысяча всяких будет. - обещаю я. - И по деньгам, и по долгам…


- По каким долгам? - сразу настораживается онни.


- По творческим. - объясняю я. - Присяга скоро. Военные просили им что-то музыкально-героическое написать, а у меня ни одной мысли в голове нет…


СунОк задумывается.


- Вот, нашла. - довольным тоном произносит мама, показывая пульт. - Давайте, устраивайтесь поудобнее. Я начала смотреть новую дораму - “Чосонский лучник”. Там играет красавчик Нам СуХи. СунОк, тебе понравится.


Я перемещаюсь из положения “сидя” в положение “лёжа” на то место где я обычно валяюсь по выходным, Мульча с готовностью вскакивает мне на живот, а мама, нажав на пульте кнопку, включает телевизор.


” … аэропорту Инчхона.” - раздаётся неожиданно громкий голос диктора. - “Брошенный кем-то из толпы банан угодил ей прямо в лицо.”


Называется, посмотрел дораму… Чёрт бы их всех побрал!


- Это что такое? - ошарашенно спрашивает мама, смотря на экран телевизора на котором показывают, как по моей физиономии брызгами разлетается гнилой банан. - Кто это сделал?


- Соотечественники, - со вздохом отвечаю я.


- Какие ещё соотечественники? - поворачиваясь ко мне с возмущением спрашивает мама.


- С которыми я живу в одной стране. - пожав плечами поясняю я и прошу. - Ладно, мам, оставь. Давай посмотрим твою дораму.


- Что значит - оставь? - возмущённо восклицает мама. - Нужно в полицию обратиться. Это хулиганство!


” … представитель полиции заявил, что полиция займётся расследованием инцидента.” - как будто подгадав момент сообщает ей диктор.


- Вот, видишь, - говорю я маме. - Полиция уже занимается. Они обязательно никого не найдут. Давай дораму смотреть.


- Что значит - “никого не найдут”? - не понимает меня СунОк.


- Тех, кто в глаза мне лазером светил, не нашли. Кто на тебя с мамой напал - не нашли. Кто нам кафе разрисовал - не нашли. - напоминаю я и поясню. - Не вижу причин, по которым полиция вдруг изменила бы своей традиции и кого-то нашла. Забей. Давай смотреть дораму.


- Что значит - “забей”?! - не понимает моего пофигизма онни. - Надо жаловаться! На бездействие полиции!


Я ничего не успеваю ей на это сказать, так как в этот момент раздаётся звонок во входную дверь. Это ещё кого принесло на ночь глядя?


- Это кто? - удивлённо посмотрев на маму, а потом на меня спрашивает СунОк.


- Санта-Клаус? - предполагаю я. - Или полиция, с пойманными соотечественниками …


- Я посмотрю. - говорит онни поднимаясь на ноги.


- Подожди дочка, - останавливает её мама, тоже вставая. - Не ходи одна. Пойдём вместе.


Смотрю с пола как мама и СунОк уходят открывать дверь. Надо бы тоже встать, пойти вместе с ними, но чё-та так лееееннь… Кого бы послать вместо себя? О!


- Мульча, - говорю я кошатине, разлёгшейся у меня на пузе. - Сходи там с ними, на усиление. Проконтролируй.


Но кошатина, даже глаза не открыла на предложение, только ухом дёрнула.


- Как не хорошо, - взялся я стыдить животину, - кормишь тебя, поишь. А ты даже не хочешь сходить помочь дом от врагов отбить. Несознательное ты животное. Ненадёжное. Нет в тебе этой… уверенности в завтрашнем дне!


В комнату заваливают мама и онни таща с собой здоровенную корзину розовых роз. В воздухе резко начинает пахнуть цветочным магазином - зеленью и влагой.


- Это тебе. - говорит онни, ставя вместе с мамой корзину на пол недалеко от меня. - Доставка. Ещё и письмо есть.


Не спеша вставать и закинув голову назад, вверх ногами разглядываю притащенное. Где-то я уже видел растения похожего цветового окраса…


- Онни, кинь в меня письмом. - прошу я.


- Может, ты сама встанешь и возьмёшь? - предлагает она.


- Не тот случай для такого сильного напряжения организма. - отказываюсь я от движений.


- Корзина роз - не повод встать с пола?


- Они завтра все завянут. - говорю я. - Чё суетиться? Вот если бы мне могильную плиту бы притаранили, тогда да, был бы повод встать.


- ЮнМи, что ты говоришь! - начинает ругать меня мама. - Какую ещё могильную плиту?


- Мою. - говорю я. - Я бы встала почитать, что мне там соотечественники в последний путь написали. Интересно же.


- Как щас дам! - обещает мне онни показывая кулак. - Когда ты язык научишься уже держать за зубами?! Все проблемы у тебя от этого. Не буду я в тебя ничем кидать! Вставай и читай сама!


- Ну онни, - начинаю я ныть, желая вызвать жалость к своей персоне. - Ну, пожалуйста. Ты же добрая. Я тут только пригрелась, так удобно. Встанешь, место остынет. Ну кинь…


- Хватить мной манипулировать! - неуступчиво отвечает онни. - Не буду я в тебя кидать. Вставай и читай сама!


- Тогда, может, ты мне прочтёшь? - предлагаю я другой вариант развития событий. - Тебе же тоже интересно, что там написано?


СунОк поджав губы смотрит на меня.


- Не буду я тебе ничего читать. - помедлив, снова отказывает мне она.


- Ну и ладно. - не расстраиваюсь я. - Пусть тогда валяется. Встану, прочту. Может, завтра. Да, Мульча?


- Тебе что, совсем не интересно, кто тебе написал? - помолчав секунд пять спрашивает онни.


- Да небось фигня какая-нибудь. - отвечаю я. - Ради которой даже вставать не стоит.


Вздохнув, СунОк достаёт из роз большой белый конверт из блестящей бумаги по которому что-то написано золотом.


- Я прочитаю! - с угрозой в голосе обещает она мне.


- Давай же. - тороплю я. - Я уже вся в нетерпении.


СунОк распечатывает конверт и достаёт из него лист бумаги.


- Все узнают. - предупреждает она меня, не спеша читать.


- У меня нет секретов от семьи. - говорю я.


- Ну хорошо, - говорит онни, разворачивая сложенный листок.


- “Дорогая ЮнМи” - читает она, - “Поздравляю тебя с завершением твоего первого промоушена. Смотрел, когда была возможность, твои выступления. Ты стала настоящей звездой. К сожалению, не смог тебя встретить, дела службы. Посылаю тебе этот букет роз с надеждой на скорую встречу. Твой ЧжуВон.


П.С.


Сделай фото на фоне букета и выложи у себя на странице, чтобы я знал, что ты получила цветы.”


СунОк опускает листок с посланием и смотрит на меня.


Вот, ещё один непонятный фактор в моей жизни от которого нужно избавиться. - думаю я об авторе писанины. - Чё это ему вдруг моё фото с его букетом потребовалось?


- Ну? - спрашивает онни, ожидая моей реакции.


- Что - ну? - отзываюсь я.


- Ничего не хочешь сказать?


- Нормально, - подумав, отвечаю я. - Если бы написал не дорогая, а “любимая”, то я бы подумала, что писал он с пистолетом у виска. А так, человек честно пытается соответствовать общепринятому образу жениха. Нормально.


- ЮнМи! - восклицает мама. - Что ты такое говоришь?!


- Что думаю, то и говорю, - отвечаю я и расслабившись, вновь разлегаюсь по полу. - Мы дораму смотреть будем или нет?


Мама с онни переглядываются.


- Мульча, - говорю я взявшись теребить дремлющую кошку. - Как у тебя с уровнем розового масла в организме? Не хочешь пожевать свежескошенных роз? Миллион, миллион алых роз, из окна из окна видишь ты!


Сделав “большие глаза” СунОк смотрит на маму и трясёт головой, как бы говоря этим - “это просто кошмар какой-то”!



(несколько позже. СунОк помогает маме мыть посуду, ЮнМи уже пошла спать, Мульча составила ей компанию)



- ЮнМи такая стала, - говорит СунОк рассказывая маме о том, о чём тонсен слушать не обязательно. - прямо, как настоящая звезда. Когда говорит, все её слушают, никто не перебивает. Словно она начальник. И замечают её сразу. Как только она входит в комнату, все к ней поворачиваются.


- Ох, ты боженьки мои. - вздыхает мама, разглядывая тарелку и удивлённо крутя головой. - Как круто жизнь изменилась. Моя младшая дочь стала звездой, и все слушают, когда она говорит. Ну надо же!


- Лучше бы она молчала. - со вздохом произносит СунОк. - Вроде ничего, ничего, а потом вдруг как скажет, что просто и не знаешь, как реагировать.


Мама на несколько мгновений задумывается.


- Это из-за её амнезии, - говорит она. - ЮнМи ещё до конца не адаптировалась, поэтому так и происходит.


СунОк делает неопределённый жест головой.


- Наверное, - говорит она, - только людям такое не нравится. И руководству такое тоже не нравится. Айдол должен вызывать своими словами к себе любовь, а не ставить в неудобное положение.


- Будем надеяться, что всё обойдётся, - говорит мама.


(на некоторое время устанавливается пауза)


- Дядя не звонил? - нарушая тишину, негромко спрашивает СунОк.


Мама молча отрицательно крутит головой, моя в раковине очередную чашку.


(снова молчание)


- Наверное, нужно сказать ЮнМи? - предлагает СунОк.


Мама думает над предложением.


- Подожди немного. - говорит она. - У ЮнМи сейчас сложный период. Давай, подождём пока она примет присягу, а там посмотрим.


- Хорошо мама, - наклоняя голову, соглашается СунОк.



Время действия: пятое августа


Место действия: агентство “FAN Enterthament”



Сижу, в телефон гляжу, в котором открыта программа для нотной записи. Сижу в небольшом кафе внутри агентства, сделанным для того, чтобы сотрудники могли по-быстрому глотнуть кофейку, не удаляясь далеко от места работы. Я тоже работаю, хоть провожу время с чаем и с телефоном. Ищу вдохновения. До моей мобилизации в армию, а значит сдачи работы заказчику, то бишь военным, осталось десять дней. Десять дней, Карл, десять дней! А в голове нет ни одной мысли, Карл! Ни одной мысли! Одно “Прощание славянки” в ней вертится. Но это ни в какие ворота не лезет, как говорится. Старо, не атмосферно и вообще - из другой страны и другой эпохи. Не поймут-с. А вот чего взамен, совершенно непонятно…


Сегодня встал с утра, в восемь уже был в агентстве, в кабинете ЮСона, к которому я заглянул “появиться на глаза” и узнать, нет ли “ценных указаний”. “Новошеф” выглядел озабоченным и ему было не до меня. Так прямо об этом мне и сказал, что минимум до обеда он будет заниматься - “изучением обстановки на рынке шоу-бизнеса, сложившейся за время моего отсутствия в стране. И иди-ка ты, ЮнМи, занимайся делами согласно плану, который у тебя есть. Всё потом”. Ну я и пошёл - “заниматься согласно плану”. Определил в нём самое “кислотное”, вот, занимаюсь. Только в голову, к сожалению, ничего не приходит. Думаю о чём угодно, только не о нужном. Наверное, это последствия отсутствия отдыха. Сонбе сегодня будут весь день дома, а я уже как штык на работе с утра. Поэтому, всё так и вяло…


… Онни сегодня должна после девяти часов пойти продать акции “Кирин”. Вчера вечером она сказала, что пока мы “гастролировали” по Японии, на акциях набежала сумма в тринадцать тысяч долларов в плюс. Я подумал, что вполне себе нормальный результат. На машинку для СунОк должно хватить. Будет в университет да на работу ездить. А то что же это за “уважаемый владелец кафе” да без машинки? Несолидно. Главное, теперь онни нужно найти хорошую автошколу, чтобы правильно водить научили. А то покажут только с какой стороны за руль держаться и всё. Будет потом ой-ёй. Хотя тут Корея. Всё должно быть стандартизировано и отработано, но проверить лишний раз лишним не будет. Безопасность - прежде всего. Машину можно поменять, а вот голова замене не подлежит…


Да, но всё же возвращаясь к моим камуфляжным баранам. Что бы им такое подкинуть, чтобы душа у них сначала развернулась, а потом - свернулась? “На безымянной высоте” - тоже не пройдёт…


… ЁнЭ нужно зарплату заплатить, месяц начался… ЮСон отказался сегодня дать ей пропуск. “Я занят” - сказал. - “Потом об этом поговорим”. Ну вот, я один и таскаюсь по агентству.


Чёрт, я не знаю ни одной корейской военной песни! И “импортные” в голову не приходят! Что делать? Наверное, нужно спросить у кого-нибудь. Хотя бы просто обсудить проблему. Когда начинаешь говорить вслух, в голове проясняется и как-то вдруг появляется решение проблемы. С кем это можно сделать? С онни? Она сейчас акции продаёт, ей не до этого. Да и сомневаюсь я, что она специалист в этом вопросе, а мне нужен тот, кто “шарит” в проблеме. Кто-то из композиторов, кто “сечёт” в музыке… но где такого взять? Какой-то военный композитор? У меня нет ни одного такого знакомого. Хм… ЮСон сказал, что со всеми проблемами - обращаться к нему. Вот пусть он мне и найдёт нужного человека. Только… Как бы не вышло так, что он найдёт, да не того. А времени совсем ничего осталось. Пока этот человек “врубится” в то, чего от него хотят, пока с ним провозишься, а тут уже время заказчику сдавать подойдёт, а ничего не сделано… Заказчик! Ключевое слово - заказчик! Нужно для начала узнать, что он хочет. Может, в процессе разговора с ним меня и осенит. Хотя, как показывает практика, заказчик обычно смутно представляет, чего он хочет и ещё более смутно переводит свои желания в человеческую речь, но, всё равно. Чувствую, от сидения в агентстве толку не будет. Так хоть “растрясусь” и проснусь.


Решив, решительно тыкаю пальцем в телефон, открываю список контактов и выбираю в нём номер ЮСона.



(немного спустя)



- ЮнМи, ты что, обалдела, что ли? - спрашивает меня ЮСон, который потребовал, чтобы я явился к нему после моего звонка.


- В смысле? - не понимаю я.


- Пятнадцатого числа у нас по плану выступление. Сегодня пятое. И ты, за десять дней до финала, предлагаешь позвонить заказчику, чтобы узнать, что он вообще хочет? Ты вообще представляешь, как я буду выглядеть, когда я озвучу твою просьбу?


- А я предупреждала, господин директор, - напоминаю я. - Когда собирались удлинять промоушен. При всех сказала, что у меня пятнадцатого - срок. Вы сказали - вопрос решите. Решайте.


ЮСон без всякого удовольствия смотрит на меня.


- Ты охренела тут борзеть. - говорит он мне. - Без тебя помню, что и кому я обещал.


- Извините, господин директор, - извиняюсь я.


ЮСон несколько секунд молча смотрит на меня.


- Что, других вариантов нет? - спрашивает он.


- Можно использовать имеющуюся песню, если она у вас есть. - предлагаю я. - Но военные просили, что бы автором композиции была я.


- Сама ты - никак? Да? - уточняет ЮСон.


- Я вчера только прилетела после четырёхнедельного промоушена из Чужой страны. - объясняю я ситуацию. - Голова вообще не соображает. Невозможно что-то придумывать, в таком состоянии. Мне нужен отдых.


ЮСон снова задумчиво смотрит на меня несколько секунд.


- Особенности организма, да? - спрашивает он и добавляет. - Я понял. Хорошо, я сделаю звонок военным, объясню ситуацию особенностью твоего тела.


“Особенностью моего тела”? Что за бред?


- Только какова вероятность, что ты сделаешь обещанное в срок? - интересуется начальство.


- Не знаю, - честно отвечаю я, пожав плечами. - Мне нужен отдых. Яркие впечатления, положительные эмоции. Например, в кино сходить или концерт, увидеть что-то новое…


- Секс, - кивая, добавляет свои “пять копеек” к прозвучавшему списку ЮСон.


- В смысле? - озадачиваюсь я.


- Всё, иди отсюда! - командует мне ЮСон делая жест в сторону двери. - Я понял, я займусь решением твоей проблемы. А ты займись следующим вопросом, который у тебя по списку. Что там у тебя следующее?


- Клип с мультипликацией “Take on me” … - озадаченно говорю я. - Просмотр сделанной работы, заключение…


- Занимайся! - приказывает мне директор. - А я буду звонить военным, договариваться. Тут такого наворотили, за неделю не разберёшься!


Блин, фигня какая-то… - думаю я, развернувшись и направляясь к дверям, - Чё он имел в виду, когда сказал про секс? О чём он собирается договариваться?



(несколько позже)



Сижу, пишу отчёт. Фиксирую свои впечатления на бумаге от увиденного. В общем, сделанное художниками-аниматорами со стилистикой клипа “А-ha” не совпадает. Получилось нечто иное, ещё не доделанное, кусками, но то, что есть, на мой взгляд вполне себе “смотрибельно”, с некой “азиатской изюминкой”. Пожалуй, можно оставлять как есть и выходить на финальную прямую - доделывать…


У меня звонит телефон. Недовольный, что меня отрывают от дела, достаю аппарат, смотрю, кто там. ЧжуВон! Блин, ему-то чего надо? О судьбе своего веника из роз беспокоится, что ли?


Отвечаю.


- ЮнМи, в чем дело? - поздоровавшись, интересуется ЧжуВон. - Что случилось?



- А что случилось? - удивляюсь я


- Что у тебя за особенность организма, из-за которой я получил на завтра увольнение?



- Нет у меня никакой особенности организма, - недоумеваю я. - Не знаю, почему тебе дали увольнительную.


- Короче, ты не просила?


- Ничего я не просила!


- А я уж было подумал, что ты соскучилась и организовала мне увольнительную. - насмешливо хмыкает ЧжуВон.


- Пфф, вот делать мне нечего больше, чем выход в город тебе организовывать! - высокомерно в ответ хмыкаю я.


- Я так и думал. Просто показалось странным.


- Что странным? Можешь говорить яснее?


- Завтра я работаю твоим гидом. Буду проводить тебе экскурсию в музее славы. Расскажу о истории части.


- Какой ещё музей? У меня дел выше крыши! Какие еще экскурсии?! - возмущаюсь я.


- Приказ командира части. - спокойно отвечает ЧжуВон. - Тебе его еще не довели?


- Ещё чуть-чуть и меня окончательно доведут. - обещаю я. - Без приказа. Пойду жаловаться своему руководству на беспредел.


- Как я понимаю, именно с подачи твоего руководства все и началось. - сообщает мне неожиданную информацию ЧжуВон.


- Моего руководства? - удивляюсь я.


- У тебя же какие-то проблемы с написанием патриотической песни. Мне дали указание помочь тебе проникнутся духом “Голубых драконов”. Сначала, в десять часов утра, я провожу для тебя экскурсию, потом я сопровождаю тебя на беседу с командующим, не знаю, кто именно будет, а потом у нас с тобой свободное время.


- У нас с тобой? - удивляется ЮнМи.


- Да, так написано. - уверяет меня ЧжуВон.


- Охренеть… - ошеломленно произношу я, внезапно ощутив, что за машина такая - армия.


- А ты, что, экскурсовод, что будешь проводить экскурсию? Почему ты? - задаю я вопрос.


- Я знаю историю части, - с гордостью отвечает ЧжуВон. - И вообще, историю создания и боевой путь элитных подразделений Кореи. Мне совершенно нетрудно будет тебе их рассказать. Тем более, что мне выделили время и приказали готовиться. Я должен оказать тебе поддержку.


- Мне?


- Да. Тебе.


- Ты?


- Да, я. - самодовольным тоном произносит ЧжуВон.


Пфф… - выдыхаю я в трубку, сообразив, что имел в виду ЮСон, когда он произнёс слово “секс”. И нахрена этому придурку ЧжуВону дали увольнительную. И зачем ЮСон всё это устроил. Вот же сссссуууу…


- Не волнуйся, всё пройдёт на высшем уровне. Я помогу тебе найти вдохновение. Кстати, ты получила мои цветы? - как ни в чём не бывало интересуется ЧжуВон.


И что с ними делать, с обоими? Убить, что ли?


- ЮнМи? Алло. Ты тут?


- Я слушаю… - сделав усилие, произношу я.


- Ты получила мой букет?


- Получила. - внутренне кипя от злости, говорю я, стараясь не выдать голосом своих чувств.


- Ну и как? Он тебе понравился?


- У меня нет времени на трёп. - говорю я. - Полно работы.


- Ну ты фото выложишь с букетом?


Вот делать мне больше нечего!


- Возможно. - говорю я и прощаюсь. - Всё, мне некогда ЧжуВон-оппа! Всего доброго!


- Э .. у .. а, - он что-то ещё вякает в трубке, но я уже отключаюсь.


Вот чёрт! И что мне со всем этим делать? Пойти ЮСону морду набить? Да он и не поймёт, за что его. Он же доброе дело сделал, организовал жениху и невесте встречу с возможностью потрахаться. И ещё его сотрудник, сбросит нервное напряжение, а потом сядет и чего-нить напишет, в состоянии эйфории. И всем будет от этого хорошо… Эффективный менеджер, блин! Такому, как ЮСон, палец в рот не клади! По плечо откусит и причём, сделает это из благих побуждений! Вот, гадство…


Может, мне быстро что-то придумать и никакого музея завтра будет не нужно?



- Пух! - делав из пальцев “пистолетик” ЮСон наводит его на меня и делает “выстрел”.


- Прямо в сердце! - говорит он, “фиксируя попадание”, - Ты убита прямо в сердце!


Что за фамильярность? - с неудовольствием думаю я, смотря на дурачащегося в дверях директора. - СанХён такой фигни себе не позволял…


ЮСон, между тем проходит от дверей к столу, за которым сижу я, берёт стул и развернув его спинкой к столу, садится на него на заграничный манер - верхом.


- Хоть ты меня и подставила в Японии, но я сделал так, что ты будешь довольна, - обещает он, наклоняясь вперёд.


Сам себя ты подставил…


- Я организовал тебе полдня отдыха…


Офигеть, как много…


… - вместе с твоим женихом. Оттянись как следует…


ЮСон подмигивает мне с выражением на лице - “ну ты понимаешь?”.


… - Главное, не залети. Помни, что я подписал контракт на твоё выступление с группой в “Tokyo Dome”!


ЮСон с удовольствием смотрит на меня, видимо, ожидая благодарности. Я аккуратно выдыхаю сквозь щелочку между губами, считая до пяти.


- Спасибо за заботу, господин директор. - с наклоном головы отвечаю я.


ЮСон в ответ улыбается.


- Никто о тебе в агентстве не заботится так, как я. - с уверенностью произносит он.


- Спасибо, господин директор, - снова благодарю я.


- Тебе действительно нужно отдохнуть, - оглядев меня, с некоторой озабоченностью произносит ЮСон. - Совсем не рада тому, что у тебя будет свободное время. Но, ничего. Ты молода, сил у тебя много, уверен, ты справишься. Слава и деньги зарабатываются не просто.


- Ты уже думала о композициях для выступления в “Tokyo Dome”? - переходя к производственным вопросом спрашивает он.


- Когда?! - изумляюсь в ответ я.


- Я так и думал, хотя и надеялся на лучшее. - с огорчением произносит ЮСон и продолжает. - Я немного поразмышлял о твоей группе, о её концепте…


ЮСон делает паузу, похоже, чтобы усилить интригу.


- Ты знаешь, - доверительным тоном произносит он, - я посмотрел записи выступлений “Короны” и у меня возникло ощущение, что твои сонбе в роли зайчиков …


В смысле? - думаю я, смотря, как подняв руку, ЮСон вертит пальцами в воздухе, показывая, что он затрудняется с облачением своих мыслей в слова.


- … Они уже взрослые девушки… - наконец объясняет он, почему у него такое ощущение, - … для подобного концепта …


- … На мой взгляд. - сделав паузу подытоживает он свои слова.


Я наклоняю в ответ голову, показывая, что со всем уважением готов выслушать и посмотреть, куда дальше понесёт директора его директорская мысль.


- Чтобы выглядеть разумно, - говорит ЮСон, - во всяком возрасте следует выглядеть соответственно возрасту. Излишне молодящиеся аджумы выглядят порой совсем скорбно… Я говорю о сексуальном концепте для твоей группы, если ты ещё не поняла.


Я я, натюрлих… - ошарашено думаю я пытаясь представить себя в этом “концепте”.


- Поэтому, когда будешь думать о “Tokyo Dome”, думай, имея в виду возраст своих сонбе и концепт, о котором я тебе только что сказал. - требует ЮСон.


- А я? - непонимающе спрашиваю я так и не сумев представить себя на сцене в чём-то “волнующем” мужскую половину человечества, - А как же я? Я же ещё несовершеннолетняя?! И у меня в договоре написано, что я не участвую в откровенных фотосессиях. По крайней мере, в “договоре модели” так написано …


ЮСон несколько секунд пристально смотрит мне в глаза, видимо только вспомнив об этом факте, затем окидывает меня недовольным взглядом.


- Н-да. - разочарованно произносит он. - И жених твой наверняка будет против… Жаль, что на пути хорошей идеи возникают препятствия. Впрочем, можно ведь комбинировать? В разные моменты выступлений - разное количество участниц на сцене…


Инновация? Он чё, “датый”, что ли?


- Ладно, я ещё раз это обдумаю, - обещает мне ЮСон и задаёт вопрос. - Расскажи мне, что тут мутят с мульт-клипом. КиХо сделал мне по проекту презентацию, после которой, скажу честно, проект выглядит более чем странно. Но я знаю, что это была твоя идея, а ты - крэйзи. Расскажи, каков на твой взгляд, успех сделанного.


Как-то директор странно себя ведёт, - мельком думаю я, перед тем, как начать рассказывать, что в целом, по проекту, всё - неплохо.



(телефонный разговор)



ИнЧжон - Онни, ты будешь приглашать ЮнМи на свой день рождения?


СонЁн - Да. Мы же работаем вместе. А почему ты спрашиваешь?


ИнЧжон - Просто, понимаешь… Я беспокоюсь. У меня столько отвратительных комментариев написали на моей страничке за время моего отсутствия. Никогда ничего подобного не было!


СонЁн - У меня тоже много негатива на странице.


ИнЧжон - Это, конечно, твоё дело, онни, кого приглашать, а кого нет. Только, я попрошу тебя, тогда хорошенько позаботься о безопасности! Меня всё это даже как-то пугает.


СонЁн - Да, я тоже обеспокоена. Я постараюсь сделать всё как можно лучше. Может, даже и не стану ничего отмечать.


ИнЧжон - Онни, не будет ли это слишком?


СонЁн - Мне не хочется, чтобы из-за чьей-то дурацкой выходки у всех было испорчено настроение. Это уже будет не праздник, как бы потом все не делали вид, что ничего не произошло.


ИнЧжон - Странно в жизни получается. Славы нет - плохо. Слава есть - тоже не хорошо…


СонЁн - Просто наша поездка неудачно совпала со всплеском антияпонских настроений. Случись наш промоушен годом раньше, негатива подобного этому, бы не было.


ИнЧжон - Но мы живём сейчас.


СонЁн - Не все же отзываются о нас негативно. Очень многие рады нашему успеху. Я думаю мы справимся. Нужно потерпеть.


ИнЧжон - Думаешь?


СонЁн - У тебя есть другое предложение?


ИнЧжон (со вздохом) - Нет у меня предложений.



(чат, который никогда не спит)



[*.*] - Кх-кх-кх… Выскочка Агдан получила, едва ступила на родную землю! Кх-кх-кх…


[*.*] - Безобразие, так относиться к своим соотечественникам! Не удивительно, что потом иностранцы начинают ограничивать въезд корейцев на свою территорию.


[*.*] - Агдан не кореянка.


[*.*] - Дурак совсем, что ли? Когда Агдан перестала быть кореянкой?


[*.*] - Когда продалась японцам.


[*.*] - А “Соши” когда ездили в Японию? Они тогда - не продались?


[*.*] - “Соши” - не продались.


[*.*] - Наверное потому, что у них не было такого успеха как у “Короны”. Кх-кх-кх…


[*.*] - Что, теперь всякий артист, выступавший в Японии, перестаёт быть корейцем? Совсем с головой плохо?


[*.*] - А не надо было так унижаться перед ними. Нечего было выпрашивать прощение. Это позор так себя вести!


[*.*] - Так она же просила за корейца! За вашего придурка “совона”!


[*.*] - Я не “совон”.


[*.*] - Так я и поверила!


[*.*] - Вообще не понимаю, откуда столько хейта к “Короне”?! У девочек был потрясающий промоушен! Японцы теперь просто в шоке от корейских артистов! Они упросили их остаться ещё на две недели, хотя у группы было расписание! “Корона” показала мировой уровень, подняв знамя Халлю так высоко, как это не удавалось сделать ещё ни одной к-поп группе! Что вам ещё нужно?


[*.*] - Агдан вела себя недостойно.


[*.*] - Где она это сделала?


[*.*] - Да везде! Улыбалась, разговаривала, выпрашивала…


[*.*] - Айдол не должен улыбаться? Да ты вообще идиот!


[*.*] - Не общайся с ним. Это упоротый. Он просто завидует успеху Агдан. Если бы это были “Соши”, вместо “Короны”, тогда бы всё было нормально.


[*.*] - Агдан обещала, что её две композиции попадут в Billboard. Ну и где?


[*.*] - Иди отсюда с этой тухлятиной! Достали уже талдычить одно и тоже! Как попугаи!


[*.*] - АйЮ по-прежнему на первом месте во французском чарте. Уже пять недель.


[*.*] - Вау, вот это успех! АйЮ - молодец!


[*.*] - Вот у кого настоящий успех, а не у какой-то там “Короны”, выступающей с цирковыми номерами у японцев!


[*.*] - Ага. Только АйЮ исполняет песню Агдан.


[*.*] - Это Агдан повезло, что АйЮ исполняет её песню. Иначе никто бы этого сингла бы не заметил.


[*.*] - А где наш админ? Сколько ещё времени я должна буду продираться сквозь хейтерские комментарии каких-то дураков?


[*.*] - Вы не находите, что Агдан за время промоушена стала выглядеть ещё круче, чем была?


[*.*] - Да, мне тоже это показалось. Она сразу обращает на себя внимание.


[*.*] - Она совсем не похожа на свою сестру.


[*.*] - Потому, что у них разные отцы. Всем известно, что отец Агдан - японец. Поэтому, они ей так нравятся!


[*.*] - Сгинь, животное!



Трек второй


Место действия: дом мамы ЮнМи


Время действия: пятое августа, вечер



Сижу на полу, пью чай, “краем глаза” смотрю телевизор и так же, как и “глазом”, “краем уха” слушаю, как сидящая напротив меня онни с восторгом рассказывает маме обудачном завершении спекуляции акциями “Кирин”. Онни специально не стала говорить об этом сразу, по “моменту наступления события”, а дождалась вечера, чтобы были все участвовавшие.


Пока рассказ движется по отрезку - как всё начиналось. Как было страшно, как глаза боялись, но трясущиеся руки делали всё необходимое для наступления светлого будущего.


Я рассеяно прислушиваюсь, размышляя при этом о своём. А именно - о роли сексуальности в моей жизни при рассмотрении её через линзу зарабатывания денег. Я уже как-то думал над этим вопросом, но тогда легко решил, что - “фигня, ничего страшного. Если это будет приносить дополнительный доход, то почему бы этот доход не получать? Делов-то всего ничего!” Однако высказанное сегодня директором желание изменить концепт группы на более “сексуальный”, озадачило и вновь вернуло меня к размышлению на эту тему. Для начала, вообще-то не совсем понятно, чего ЮСон хочет. Онни и так прыгают по сцене с голыми ногами. Лично я считаю это вполне достаточным для того, чтобы отдать дань этой самой, такой нужной, “сексуальности”. Куда более? В купальниках, что ли? Но это уже - “совсем по беспределу”. Или, он исходит из корейских понятий, которые мне недавно ЧжуВон озвучил - голые ноги, это нормально, а вот голые плечи - срамота!


Если ЮСону нужны голые плечи - да пёс с ним, как говорится, а вот если максимальная “обнажонка”, то пусть он катится куда подальше…


Задумываюсь, вспоминая группу “ВИА Гра”.



[]



Не, ну конечно, если смотреть со стороны, то - глаза радует. Только вот какие при этом ощущения у того, кто в двух “ниточках”, как раз эти самые - “глаза радует”? Что тут должно быть - желание славы, желание денег, чтобы в таком виде появляться на сцене? А может, я слишком углубляюсь в вопрос, в котором нет ничего сложного? Может, здесь просто желание нравиться противоположному полу, которое нивелирует тот неудобный момент хождения практически голым, когда весь стаф вокруг тебя - одет? Может быть… Есть же мужики-стриптизёры, которые выступают перед женщинами на всяких там девичниках?


Вот только это не про меня. Мой зритель, для которого я должен выглядеть сексуально - одного со мною пола! “Какая неприятность…” - как сказал Калягин в своём знаменитом фильме. Однако доподлинно известно, что даже сухие макароны продаются лучше, если в их рекламе замешана сексуальная брюнетка или блондинка. И что мне делать? Ну, во-первых, можно ничего не делать. ЮнМи несовершеннолетняя и до двадцати одного года её это не касается. Можно всех и сразу посылать “в лес”. А во-вторых, я же собрался быть продюсером и композитором, для которых сексуальность совсем не важна в их работе. Так, что, можно об этом не думать.


Единственно, когда у меня “если вдруг” появится “серебряный голос”, тогда да, придётся тщательно поразмыслить о своём сценическом образе, посмотреть, смогу ли я получать без этой “дополнительной опции” желаемое количество денег, или нет? Вот, СунОк как раз подробно начинает отчитываться по итогу финансовой операции. Бросаю размышлять о том, что именно чувствуют девочки в одних трусиках на сцене и внимательно прислушиваюсь к тому, что говорит онни.


Первоначально, цена акций школы “Кирин”, до всяких “катаклизмов” вроде меня, составляла около 14 тысяч вон, - сообщает онни, рассказывая о начальных условиях перед “замутом”. Мы купили тысячу акций, когда их цена упала до шести долларов за штуку, потратив на это шесть тысяч долларов. Плюс, была оплата договора на брокерское обслуживание - 200 баксов в год. Общая сумма затрат составила 6200 долларов. Потом, мы прикупили ещё две тысячи семьсот акций, по цене три доллара, десять центов за штуку. Всего, на восемь тысяч триста семьдесят долларов. Итого, суммарные затраты на покупку акций составили 14370 долларов. Продала весь имеющийся на руках пакет онни по цене в 19,2 доллара за акцию. Из этого, доход сделки составил: 1000 Х (19,2 - 6) + 2700 Х (19,2 - 3,1) = 13200 + 43470 = 56 670.


Из этой суммы вычитается сумма, потраченная на покупку акций и расходы на брокера: 56670 - (14370 + 200) = 42 100.


Сорок две тысячи сто долларов за вычетом двухсот баксов - стоимости годового обслуживания договора с брокером и его процентов за сделки купли-продажи. Неплохо так вышло. Думаю, что я вполне проживу без явления миру себя в “сексуальном образе”. Головой нужно работать, а не сиськами трясти! Которых, кстати, немного…


- С этой суммы мне нужно будет заплатить налог на доход физического лица полученный при операциях с ценными бумаги. Его размер равен двадцати трём процентам. - сообщает неприятный факт раскрасневшаяся онни. - После его выплаты у нас останется тридцать два миллиона четыреста семнадцать тысяч вон…


Мнн-да… Деньги тают как туман… Уплата налогов занятие совсем не интересное …


- Но это нужно будет сделать в начале следующего года, - “успокаивает” СунОк некоторой отдалённостью наступления этого момента, - а до этого времени мы можем пользоваться этими деньгами. А если до конца этого года мы вложим их в какой-то бизнес, в основные фонды, то можем получить налоговые льготные вычеты и сумма уплачиваемого налога будет меньше…


Пятьдесят шесть тысяч, это примерно та сумма по расчётам СунОк, которая нужна для открытия нового кафе. А тут всего тридцать с небольшим тысяч вышло. Даже на “машинку” не хватает… Стоп! Мне же промоушен агентством ещё не оплачен!


Закончив говорить, СунОк поочерёдно смотрит сначала на маму, потом на меня, видимо желая посмотреть, какое впечатление произвёл её отчёт. Мама сидит с ошарашенным видом, видимо с трудом поворачивая в голове цифры с длинными хвостами нулей.


- Вношу предложение! - говорю я. - Вложить полученные деньги в новое кафе, а СунОк сделать его директором! Купить ей машину и сделать пластическую операцию на веках, она давно этого хочет.


У СунОк от неожиданности открывается рот. Мама громко вздыхает и подаётся назад, расправляя плечи.


- … Что… вот так вот… сразу? - закрыв рот, удивлённо спрашивает онни.


- А чего ждать? - не понимаю я. - Деньги есть, ты - есть. Чего ещё надо?


- Ну… не знаю… - растерянно отвечает СунОк. - Я думала, что надо ещё поучиться, подготовиться…


- Хватит готовиться! - возражаю я. - Надо жить. Если что-то будет непонятно, разберёшься в процессе.


Онни некоторое время сидит молча, обдумывая мои слова. Потом берёт с пола зелёную подушечку и прижимает её к груди, обхватив с обеих сторон руками.


- Может, машину пока не покупать? - уперев подбородок в подушку, предлагает она. - Дорого. Денег ведь даже на открытие кафе недостаточно…


- Чего дорого? - возражаю я. - Какой же ты директор без машины? Не поймут! А насчёт денег, которых недостаточно, мне ещё агентство промоушен не оплатило. Там тысяч под сто долларов должно быть. Так что, не последнее отдаём.


Мама как-то испуганно вздыхает.


- Такие деньги… - произносит она, объясняя свой вздох.


- На новый дом не хватит. - говорю я. - Поэтому, вкладываем имеющееся в то, что приносит доход, а потом будем думать о своём жилье.


Поочерёдно оглядываю членов семьи, задумавшихся о дальнейшей жизни.


- Нужно попросить помочь дядю ЮнСока. - предлагаю я. - Я буду постоянно занята и не смогу быть рядом с СунОк. А дядя - человек знающий. Со связями. Подскажет, или, познакомит с кем. Может, есть смысл взять его в долю? Каким-нибудь соучредителем или партнёром? Опытный человек в команде лишним не будет. А?


В ответ на моё предложение мама и СунОк переглядываются и, отвернувшись друг от друга смотрят куда-то в разные стороны.


Не понял?


С удивлением смотрю сначала на одну, потом на другую.


- Что? - спрашиваю я. - Чего вы молчите?


Мама в ответ тяжело вздыхает.


- ЮнМи. - говорит она. - Мы с СунОк не стали тебе говорить, перед твоим промоушеном… В общем, твой дядя уже как три месяца не выходит на связь, и его семья не знает, что с ним. Он пропал.


- В смысле - пропал? - не понимаю я. - И что, никто не знает, где его искать?


Мама отрицательно мотает головой в ответ.


- Я не знаю, где он работает. - говорит она. - И никто из знакомых не знает, как сказала его жена. И она не знает.


Пфф… - надув щёки, выдыхаю я, озадаченный новостью.


Как такое может быть, чтобы человек взял и пропал? Он же до этого не вакууме существовал? Если только несчастный случай, вроде - “выпал за борт” или “утонул в болоте”.


- Надо искать. - уверенно говорю я. - Я айдол и у меня есть известность. Я обращусь к своим фанатам, попрошу их помочь в розыске. СунОк тоже может обратиться к своим подписчикам. Наверняка, число откликнувшихся будет не маленьким.


- В полицию обращались? - спрашиваю я у мамы. - Что они сказали?


В ответ на мой взгляд простой и естественный вопрос о полиции, мама как-то “мнётся”.


- Жена деверя сказала, что она не обращалась в полицию. - “помявшись”, выдаёт мама неожиданную новость.


- В смысле? - удивляюсь я второй раз за вечер. - Почему она не обращалась в полицию?


- Она сказала, что боится, что это может повредить бизнесу мужа или семье. - смотря в сторону, отвечает мама.


Оба-на! Приплыли! А что за бизнес у дяди если его жена не желает заявлять в полицию о пропаже мужа?


- А чем он зарабатывал? - озадаченно спрашиваю я.


- Я не знаю точно. - качает в ответ головой мама. - Он говорил, что занимается торговлей продуктами…


Нда… Я тоже что-то вроде этого слышал. То ли от онни, то ли от мамы…, а продукты-то разные бывают… Если ещё вспомнить дядин чёрный плащ и общий загадочный таинственный вид, сразу возникают подозрения о криминале. Например, торговля “останками трупов умерших растений” … Хотя, на наркодилера дядя ЮнСок не похож…, впрочем, не так уж много видел я в своей жизни наркодилеров, чтобы определять их “на глазок”. Если вспомнить, то я их вообще не видел… Только вот зачем сразу думать о человеке так плохо? Почему сразу - наркотики? Может, всего лишь “старая, добрая, контрабанда”. Сигары там, ром без акциза через границу… Свист ветра в парусах и запах моря. Нехорошо конечно, но и не наркотики. Интересно, сколько в Корее за контрабанду дают?


Уже было открываю рот, чтобы спросить, но вовремя себя одёргиваю, решив, что это будет бестактностью в кругу семьи. Закрываю рот, начинаю думать, что делать в сложившейся ситуации. Как я понимаю, если бы тело дяди нашли, то семье бы уже сообщили. Значит, дядя жив. Хотя, не факт. Он вполне может быть - “неопознанным” … а сколько времени хранят “неопознанных”? Хм, это тоже вопрос из тех, которые лучше вслух не задавать…


- Дядя ЮнСок часто ездил в командировки. - напоминает СунОк. - Во Вьетнам, в Гонконг …


Гонконг - это ж гнездо контрабандистов! Всё становится яснее, но одновременно становится и сложней. Как организовать поиски за границей? Никогда не сталкивался с такой проблемой, даже не представляю, с чего начать. Пожалуй, для начала следует хотя бы определить, куда дядя отправился. Сделать запрос пограничникам, пусть посмотрят по спискам выехавших. Но просто так, ни с того ни с сего, пограничники ничего делать не станут. Нужен официальный запрос от полиции. А в полицию идти не хотят… Вот чёрт!


- И сколько времени дядина семья готова ждать, пока ждать станет совсем невозможно? - спрашиваю я у мамы.


- Я не знаю. - отвечает она.


- А мы можем заявить о пропаже человека? - задаю я ей следующий вопрос.


Мама молча пожимает в ответ плечами.


- Его жена и мать не хотят этого делать. - отвечает она. - Можно ли брать на себя эту ответственность?


Блин! Ну пусть тогда сами ищут! Впрочем, они и так сами ищут. Точнее, сидят, ничего не делают. Может, следует с ними встретиться, поговорить, понять причину этого нежелания официального обнародования проблемы? Может, там не всё так страшно, как кажется и бояться особо нечего. Только вот вопрос - с чего они мне вдруг всё возьмут и расскажут? Как я понимаю, по истории родственных взаимоотношений, они меня первый раз вблизи увидят. И с чего им быть вдруг откровенными? Пф…


- Я очень беспокоюсь. - говорит мама, смотря на меня. - Если бы не ЮнСок, мы бы не выжили. Может, ты бы с СунОк была сейчас в детском доме, а я так точно была бы уже в могиле…


Намёк понял, долги нужно отдавать. Задумываюсь. Ситуация выглядит совершенно идиотически. И что я могу сделать?


- Дочка, - нарушая установившуюся тишину, обращается ко мне мама. - Я вот тут подумала… Может, ты попросишь помочь своего жениха?


- Кого? - в третий раз за вечер изумляюсь я.


- Твоего жениха, - повторяет мама, - ЧжуВона. Он из богатой семьи с большими связями. Он может помочь без привлечения внимания. А, дочка?


Озадаченно смотрю на маму секунды четыре.


- Он мне такой жених, как из коровы - балерина. - отвечаю я маме и спрашиваю. - А с чего он вдруг ринется мне помогать?


- Ну вы же знакомы? - приводит мама странный аргумент. - И потом, когда мы договаривались с госпожой МуРан, мы ведь ничего не просили взамен. А теперь у нас возникла нужда. Я думаю, что мы можем просить об ответной услуге.


Несколько секунд обдумываю услышанное. С каждой секундой мамино предложение мне не нравится всё больше и больше.


- Я не хочу быть им должна. - говорю я.


- Мы и так им должны. - отвечает мне мама.


- Я не помню, когда успела столько задолжать. - не соглашаюсь с ней я.


- Но, что же тогда делать? - спрашивает у меня мама. - Возможно, твой дядя ЮнСок сейчас очень нуждается в помощи. Может, ему нужно лечение, лекарства, а может - просто еда, чтобы не умереть с голоду. Нам ведь нужно его только найти, а дальше мы всё сделаем сами! А, дочка?


Сдвинув вбок челюсть обдумываю мамины слова. Хех! Цензурных слов нет, одни матерные! Чё я-то опять должен за всё отвечать? Эти, блин, “дядины”, сидят, ждут непонятно чего, а я должен идти и кланяться за них?! По гроб доски быть обязанным?!


- Ты же завтра встречаешься со своим оппой. - напоминает мне мама. - Попроси его помочь.


- Зачем тогда ЧжуВон? - хмуро возражаю я. - Нужно обращаться тогда прямо к МуРан. Её просить.


- Дочка, так не делают. - нравоучительным тоном объясняет мне мама. - ЧжуВон мужчина, ты женщина. Женщина просит мужчину о помощи, так всегда было. И мужчина решает, как выйти из ситуации. Если ты обратишься сразу к госпоже МуРан, то покажешь, что ты его не уважаешь как мужчину, покажешь, что думаешь, что от него ничего не зависит. Как ты потом будешь с ним разговаривать? А госпожа МуРан может обидеться за такое неуважение к своему внуку…


Обдумываю услышанное. Блин! Как эти женщины только живут? Ни чё нельзя самому сделать! Всё только через мужиков!


Перевожу взгляд с мамы на СунОк. Онни сидит и внимательно смотрит на меня. В глазах и позе - напряжение. Вздохнув, ещё раз прокручиваю в голове имеющиеся варианты иного развития событий. Увы, все они требуют публичности, которой не хочет дядина семья. Да, у него же есть двое сыновей! “Если вдруг что”, наверное, им будут припоминать грехи отца по любому случаю. Есть в Корее такая традиция - “лицо” и все дела. У нас говорили - “сын за отца не отвечает”, а тут могут и спросить. Наверное, жена ЮнСока держит этот момент в уме. Может, даже будет лучше, если дядя “тупо не найдётся”. Плохо, конечно, что умер, зато “лицо” семьи не пострадало, пропал, да пропал… Пффф… Ох уж эти старинные национальные обычая! В гробу я их все видал! А дядька, действительно, мужик нормальный. Делал, что мог, ничего не прося взамен. Свинством будет умыть руки. Может, действительно, где в зидане от дизентерии загибается? Всего-то нужно - залог внести, чтобы спасти человека. Ну и найти его ещё нужно… Единственно, вызывает только недоумение вопрос - “почему я?”. Почему - “вечно я?”.


- И как я должна буду объяснить наше нежелание обращаться в полицию? - интересуюсь я у присутствующих.


Мама облегчённо вздыхает.


- Скажи, что это хочет жена дяди. - предлагает она. - Если семья ЧжуВона решит помочь, то они сами всё у неё узнают.


- А как будет в их глазах выглядеть наша семья? - задаю я следующий вопрос.


- Госпожа МуРан ведь сказала, что скоро мы снова будем жить, как жили. - говорит мама. - Поэтому, не думаю, что это что-то сильно изменит. Мы как были для них низкого уровня, так и останемся…


Понятно…


- Главное, - говорит мама, - чтобы с нашими родственниками всё было хорошо. А семья ЧжуВона пусть живёт своей жизнью. Я надеюсь, что госпожа МуРан не захочет быть должной семье такого низкого уровня как наша.


Тоже понятно, на чём мама строит свой расчёт. Единственно непонятно, как я буду с ЧжуВоном разговаривать? Опять он будет гыгыкать, что я ему должен. Достал уже. И ещё мне непонятно, как всё время так получается, что я ему постоянно оказываюсь должен? Прямо проклятие какое-то, я бы сказал…



(несколько позже. Дом мамы ЮнМи. Мама и СунОк)



- ЮнМи стала гордой. - говорит СунОк маме.


- А раньше, что? Твоя сестра от скромности умирала? - ворчливо отзывается та.


- Нет. - смущается СунОк и пытается дать объяснение своим словам СунОк. - Она ведёт себя как важный человек.


- Она и есть важный человек. - с неудовольствием в голосе отвечает мама. - Твоя сестра стала популярной. Её слова повторяют, на неё обращают внимание. Ей приходится вести себя как важная персона, иначе она будет выглядеть глупо.


- Я понимаю. - соглашается с мамой СунОк. - Просто, если бы она вела себя так только с другими, то это было бы понятно. Но она уже и дома начинает себя так вести…


- Ах, оставь! - восклицает мама, махнув на старшую дочь рукой. - Меня сейчас беспокоит твой дядя! Удастся ли ЮнМи завтра правильно поговорить с ЧжуВоном или нет? Я уже испереживалась вся о том, что с ним случилось! А ты о чём-то совсем другом думаешь!


- Да, мама, прости. - наклонив голову, извиняется СунОк.



Место действия: минивэн ЮнМи


Время действия: шестое августа, раннее утро



“Прекрасно если вам с утра” … Да, прекрасно, когда есть настроение крикнуть “ура”, но для этого нужно вставать не чёрте-когда и жить, не имея проблем. А у меня есть и ранний подъём, и проблемы. Орать не хочется. Хочется привалиться к креслу и задрыхнуть. Мало мне своих “нагрузок” было, так к ним теперь добавились ещё и чужие. Дядя пропал. Уже три месяца как. Вообще не смешно. Спрашивается - чего все молчали и ждали всё это время? Не, резоны сидеть и ничего не делать - они понятны, но, “три месяца, Карл! Три грёбанных с лишним месяца!”. За это время все, кто хоть что-то видел или краем уха слышал об этом, они всё нафиг позабывали! Как теперь искать? Плюс ещё это нежелание связываться с полицией. А семейка-то наша, оказывается - ого-го, нормальная! Со скелетами в шкафу! Всё, как положено, для нормальной семьи. Глядишь, внезапно, и с “антресолей” ещё что-то “посыплется”. Родственники… какие-нибудь… Арабский шейх там, или индийский магараджа… ну или на худой конец, американский миллиардер объявится… Точнее, его “бесхозное наследство” после его кончины… И в которое могу “вступить” только я….


Ох-хо-хох, грехи мои тяжкие… Лично на меня с “антресолей” ежили чего и упадёт, так это не больше пустой банки с засохшими тараканами. Всё самому, самому, своим горбом придётся зарабатывать. Вот, ни свет ни заря, трясусь на машинке в агентство. А мог бы сейчас спать, как нормальный человек. Но раз захотелось “странного”, то надо терпеть…


Вчера пообщался с ЮСоном. “Есть проблемы” - с озабоченным видом сказал он и “компактно” с ними ознакомил. Короче, пока одни рванули по домам отдыхать после промоушена, а другие, загибая пальцы, считали свои долги, занимая для этого пальцы у всего Сеула, мой новый директор времени не терял, занимался анализом обстановки. Несомненно, что ему в этом помогал КиХо, но собственно, без разницы, что он был не один. Значение имеет результат. Оказывается, промоушен “Короны” в Японии вызвал весьма неоднозначную реакцию, если не во всём корейском народе, то в среде поклонников к-поп, это точно. “Здесь не ожидали, что вы добьётесь такого успеха.” - сказал мне ЮСон объясняя причины этого. - “Двойная платиновая сертификация меньше чем за месяц, это слишком. Никто из корейских знаменитостей о таком даже мечтать не мог, а вы сделали. И из этого вытекает следующее. В стране сейчас высокий уровень антияпонских настроений. Получи вы провал или “так себе результат”, то вас бы тут потихоньку бы “ели” в СМИ за “предательство”, да и всё. Но вы были в “топе” весь свой промоушен. И выглядит это как победа корейцев. С одной стороны, вы заработали дофига денег у врагов нации, что очень непатриотично, а с другой стороны, вы были у врагов первыми, что одобрительно и патриотично”.


“Понимаешь?” - прервав объяснение, спросил меня ЮСон.


“Понимаю.” - уверенно кивнул я, представив муки электората, затрудняющегося выбрать, что принесёт ему большее удовольствие - хейт или празднование победы?


“Поэтому,” - продолжил ЮСон. - “очень хорошо, что армия от тебя не отказалась. Это очень сильно повлияет на общественное мнение, склонению его на сторону “Короны” и твою сторону. Ты знаешь о том, что хейтеры назначили тебя виновницей вашего успеха в Японии?!”


“Нет, не знаю.” - помотал в ответ я головой.


А откуда мне узнавать? Чтобы аналитику какую-то делать, время нужно. Читать там, читать сям, делать выводы. Тут бы поспать нормально, да чуток отдохнуть после месяца трудов неимоверных. Не до аналитики, как говорится.


“Ну так знай.” - сказал мне ЮСон. - “Знай и держись за армию обеими руками. Делай всё, что тебе в ней говорят и не вздумай перечить армейцам. Начнёшь службу, все недовольные быстро заткнутся. Главное, чтобы военные не передумали и не отказались от тебя. Они ведь тоже смотрят телевизор, а в Японии ты много чего наболтала. За языком своим вообще не следишь!”


Я в который раз пообещал следить за этим своенравным органом своего тела и ЮСон перешёл к производственным вопросам. Короче, экскурсия в музей, это будет совсем не экскурсия, а шоу! Вот такие гениальные мысли у моего руководства. Со сценарием, с моими сонбе, со съёмочной группой, которая автоматом тянет за собою светотехников, визажистов и костюмеров. В сценарии так же прописан момент дарения ЧжуВону двух парных ножей, купленных мною ему в подарок в Японии. Интересно, кто “стуканул” про них ЮСону? Впрочем, вопрос риторический. Ответ - это мог сделать любой, у кого было для этого желание, из всех тех немногих, кто видел эти ножи. Что за люди?


Единственно, чего к сожалению, нет в сценарии, так это того, что именно я должен сказать ЧжуВону, чтобы он организовал через свою хальмони поиски моего дяди ЮнСока. Нету в сценарии такого. И в голове у меня нет. А ещё в нём нет указания, какую песню мне написать. Пятнадцатое уже скоро, а у меня не то что, конь не валялся, коня самого ещё нет!


Ладно. Буду действовать по обстановке и по наитию. Может, чего в голову и придёт…



Время действия: шестое августа, утро


Место действия: агентство “FAN Entertainment”. Небольшая комната, в которой за столом сидят все участницы группы “Корона” и директор ЮСон, проводящий небольшое совещание с коллективом перед выездом того “в поля”.



- Так. - говорит ЮСон, поздоровавшись с участницами группы и коротко отметив, что рад их цветущему виду. - Ставлю задачу. Сейчас все едем в воинскую часть. Там запланированы съёмки. Сюжет простой. Ходите по музею, где вам будут проводить экскурсию. Вид делаете умный, не хихикаете, без ужимок. Мероприятие серьёзное. Подробности почитаете по дороге в машине, всем выдадут сценарии. После музея будут дополнительные фотопробы. Вчера у меня появилась информация, что министерство обороны под эгидой правительства намерено запустить шоу, пропагандирующую службу в армии. Сейчас идёт отбор претендентов в участники. Шоу поручено снимать MBS. Их представители проведут с вами оценочные видео и фото сессии прямо на месте, в части. Я еду с вами. Вопросы?


- У меня долги. - подняв руку, сообщает ЮнМи. - И ещё подготовка к новой поездке в Японию. Шоу никуда не лезет, господин директор.


Господин директор с неудовольствием смотрит на поднявшую руку. Он сегодня тоже рано встал и настроение у него тоже, как у ЮнМи, не очень.


- Это не обсуждается. - отвечает он. - Шоу будет смотреть вся страна. Тема - призыв молодых девушек на службу в армии. Правительство озабочено сложной демографической обстановкой в стране и рассматривает закон об увеличении процента военнослужащих женского пола. Шоу, преследует пропагандистские цели и на него из бюджета выделены большие деньги. Поэтому, участникам оплата ожидается более чем достойная.


Старшие участницы группы переглядываются с заинтересованным выражением на лицах. Младшая в группе с задумчивым видом “переваривает” слова директора.


- Плюс ещё популярность. - добавляет ЮСон. - Вопрос острый, ожидается, что смотреть будет вся страна, рейтинги будут высоки.


- В правительстве, что, белену курят? - скептическим тоном задаёт вопрос ЮнМи, обдумав услышанное. - Вместо того, чтобы заставить женщин рожать, они хотят загнать их служить. Что, после этого ожидается бурный прирост населения? Или, шоу имеет под собой другую подоплёку? Мужчины и женщины ночью, в одной казарме. Так, что ли?


ЮнМи с вопросом смотрит на онемевшего ЮСон. Её сонбе испугано выдыхают.


- Меня - вычёркивайте. - помолчав, говорит ЮнМи видимо затрудняющегося с подбором приличных слов директору. - В гробу я видала такие шоу!


- Куда тебе скажут, туда и пойдёшь. - наклонив голову и смотря на нарушительницу порядка из-под бровей, веско и с угрозой в голосе произносит ЮСон. - Ты здесь не директор, чтобы распоряжаться. Тебе понятно?


Несколько секунд ЮнМи и ЮСон смотрят друг другу в глаза.


- Так точно, господин директор! - наконец бодро рапортует ЮнМи и улыбается.


ЮСон ещё несколько секунд смотрит на особу, похоже сильно довольную тем, что она кого-то довела.


- Да. - произносит он. - Женщины в армии, этот вопрос требует всестороннего обсуждения. Но я целиком и полностью поддерживаю действия нашего правительства, неустанно пекущегося о благе и процветании корейского народа и организующего высокооплачиваемые шоу. ЮнМи, если ты вдруг решишь поумничать об уровне умственного развития нашего правительства где-то при посторонних, то я тебе обещаю самые большие неприятности в твоей жизни, которые у тебя когда-либо были. Не смотря на все твои заслуги, умения и социальный статус твоего жениха. Тебе понятно?


- А причём тут социальный статус моего жениха? - интересуется ЮнМи.


- При том, что он прикрывает твою задницу, которая давно просит, чтобы её как следует выпороли. И тебе многое сходит с рук. Похоже, уже слишком многое. - доходчиво объясняет директор.


ЮнМи делает в ответ недовольную гримасу, но ничего не отвечает.


- Если у тебя всё хорошо с будущим и деньгами, не мешай тогда зарабатывать другим, чтобы их будущее было так же безоблачно как у тебя. Хотя бы твоим сонбе, которые тебе ничего не делали плохого. - добавляет ЮСон и уточняет. - Или, делали?


- Нет, не делали, господин директор. - отзывается ЮнМи.


- Вот и ты отвечай им добром на добро. - мотивирует ЮнМи на славные дела ЮСон и переходит к производственным вопросам.


- Завтра в агентстве запланирована пресс-конференция вашей группы. - обводя взглядом как-то погрустневших участниц после разговора о добре и светлом будущем, сообщает ЮСон. - Я сделаю отчёт для прессы о проведённом промоушене, расскажу о дальнейших планах группы, и вы ответите на вопросы журналистов. Сценарий и возможные варианты ответов вы получите вечером по электронной почте. Всем внимательно прочитать и запомнить. Обстановка вокруг вашей группы сейчас сложная, поездка ваша трактуется неоднозначно, поэтому, скандалы не нужны. Всё должно пройти на высшем уровне. ЮнМи, отклонишься от сценария, станешь говорить отсебятину, после пресс-конференции группа сбросит тебя с моста в реку Хан. Я лично прослежу. Всем всё понятно?


- Да, господин директор! - после короткой паузы несколько озадаченно отзывается коллектив красоток.


- Тогда, совещание законченно. Идите в машину и начнём двигаться по расписанию. - объявляет ЮСон.


- Да, господин директор! - ещё раз звучит над столом.



(несколько позже, минивэн. Группа “Корона” направляется в воинскую часть. В машине кроме участниц, водителя и двух человек охраны сидящих в передней части автомобиля, никого нет. Руководство отправилось к месту проведения мероприятия своим автотранспортом.)


- Так, внимание! - громко кричит СонЁн привлекая к себе внимание и доставая у себя из сумочки приглашения. - У меня скоро день рождения! Я вас всех приглашаю на свой день рождения!


СонЁн раздаёт всем пригласительные билеты.


- Вау! - искренне восхищается БоРам открыв и увидев внутри надпись, выполненную золотым тиснением. - Круто сделано!


- В ресторане? - удивляется ХёМин прочитав у себя, где состоится празднование. - Ты всё-таки решила отметить публично?


- Я подумала, что жизнь одна. - отвечает ей СонЁн. - Стоит ли из-за опасения встретить невоспитанных людей отказываться от встречи с друзьями?


- Правильно, СонЁн! - одобрительно отзывается на это БоРам. - Друзья гораздо важнее неадекватов.


- Я выбрала очень хороший ресторан. - говорит СонЁн. - Там всё в порядке с безопасностью. Так что, не беспокойтесь. Всё будет хорошо. Я хотела сделать всё дома, но неожиданно много людей захотели меня поздравить. В доме бы все не поместились.


- Вов! - восклицает радуясь, БоРам. - Будет большая вечеринка?


- Большая. - улыбаясь, подтверждает СонЁн.


- Онни, ты крута! Я тебя люблю! - кричит БоРам расставив руки и лезет обниматься.


Некоторое время в машине происходит весёлая возня РамБо и СонЁн на которую смотрят со своих мест остальные девушки.


- Это всё благодаря ЮнМи. - поясняет, запыхавшись СонЁн, закончив обниматься с соседкой. - Номинация на двойную платину, все просто поражаются, когда об этом слышат.


- Да. - подтверждает ХёМин. - Круто мы провели промоушен в Японии. Я посмотрела, что о нас пишут. Пишут, что ни у кого из корейских групп не было ещё такого успеха в Японии. Нам все дико завидуют.


- И ненавидят. - кивнув, добавляет ИнЧжон. - Я тоже почитала, что о нас пишут. “Совоны” просто ядом брызжут в своём чате. Утверждают, что мы выступали в Японии с цирковыми номерами, а не с музыкальной программой. И это тоже, благодаря ЮнМи.


ИнЧжон поворачивает голову и смотрит на ЮнМи. Все участницы группы тоже поворачивают головы и смотрят на самую молодую участницу. Та, увидев обращённые на себя взоры, в ответ пожимает плечами.


- Деньги не пахнут. - коротко отвечает она. - Я не сто баксов, чтобы всем нравиться.


Кто-то из девушек иронично хмыкает.


- Мало ли, что там пишут. - говорит СонЁн, отвечая ИнЧжон. - Стремящихся к успеху много, а достигают его - единицы. Мы его достигли. И я считаю, что значительная часть того, почему это у нас получилось, была сделана ЮнМи. Она совсем недавно начала свою карьеру и начала её здорово! Поэтому, ЮнМи, хочу сказать тебе от лица всей группы, от всех нас - спасибо! Это было здорово!


ЮнМи озадаченная неожиданным признанием своих заслуг, удивлённо смотрит на улыбающуюся СонЁн. Другие её сонбе, тоже удивлённые неожиданным для них поворотом разговора, молчат.


- Да, спасибо, ЮнМи. - после паузы присоединяется к СонЁн БоРам. - Это действительно была классная поездка с классным результатом! И призы у нас были здоровские! Спасибо, ЮнМи!


Не вставая с кресла, БоРам снова вытягивает вперёд руки и сделав губы “трубочкой” делает “чмоки”.


- Да, ЮнМи, ты молодец. - признаёт ХёМин. - Спасибо за работу, сонбе.


- Спасибо за работу, сонбе. - присоединяется к ней с благодарностью ДжиХён. - Это было … вдохновляюще!


- Не настолько вдохновляюще, как мне показалось, - хмыкает КюРи, но соглашается с уже сказавшими. - Но да, это было очень и очень неплохо. Ты отличный “вижуал” и пишешь классную музыку. Спасибо за работу. И да, мы с тобою почему-то не ладили раньше. Прости меня, если я в этом виновата.


ЮнМи, приоткрыв рот, изумлённо смотрит на КюРи. Та, улыбнувшись в ответ, поворачивает голову к ИнЧжон.


- Онни, ты ничего не хочешь сказать? - спрашивает она у ИнЧжон.


Та, бросает несколько быстрых взглядов в сторону подруг.


- Да. - говорит она. - Признаю, что ЮнМи внесла большой вклад в наш общий успех. Но есть проблема в том, что она уже начала его разрушать. Вот зачем она так грубо разговаривала сегодня с директором ЮСоном? Он ведь новый человек и во многом ещё не разобрался. А ведь от его решений будет зависеть наше дальнейшее продвижение.


- Да, ЮнМи. - соглашается с ИнЧжон СонЁн. - Это было действительно, очень невежливо разговаривать с руководителем подобным образом.


- А вежливо, заставлять нас участвовать во всякой ерунде? - отвечает ей ЮнМи. - В правительстве придумали какую-то глупость, а мы должны её поддержать. Как мы потом будем выглядеть, когда все поймут, что это - глупость? Как девушки асоциального поведения готовые на всё ради денег?


- Что это за девушки такие? - не “врубившись” сразу, удивлённо спрашивает ХёМин.


- Да есть такие. - отвечает ЮнМи, не став уточнять где они водятся.


- Почему это в правительстве придумали глупость? - спрашивает БоРам. - По мне так совершенно нормально, если девушки будут служить в армии. Там хорошая зарплата, “толстый” социальный пакет. И легче найти свою вторую половину.


- Толку-то от этого от всего? - отвечает ей ЮнМи. - Из женщин всё равно настоящего военного не выйдет. Вот лично ты, готова убивать?


БоРам озадачивается.


- В армии есть должности, где не нужно никого убивать. - говорит она.


- То есть, должности, которые не связаны напрямую с воинским делом. - кивнув, соглашается с ней ЮнМи. - На боеспособность они влияют от слова “никак”. Когда начнётся “заруба” этих женщин-военнослужащих самих ещё придётся спасать, вместо того, чтобы от врагов отбиваться. А если это всё затеяно с целью облегчения поиска “своих половинок”, то армия будет круглосуточный отель любви на выезде, а не армия!


БоРам ошарашенно смотрит на ЮнМи.


- Ничего себе! - справившись с удивлением, восклицает она. - Ты ещё и феминистка оказывается!


- Какая я ещё феминистка?! - изумляется теперь уже ЮнМи. - Это с чего это вдруг?


- Но ты же за то, чтобы каждый пол занимался определённой деятельностью? - объясняет БоРам. - Так?


- А разве это называется - феминизм? - продолжает не понимать навешенного на неё ярлыка ЮнМи.


- Это называется - сексизм. - подсказывает БоРам ХёМин. - Набор предрассудков и предвзятое отношение к людям, или их дискриминация, из-за их пола. ЮнМи - сексистка.


- Я?? - приложив к груди пальцы и подавшись вперёд, “конкретно” изумляется ЮнМи.


- Получается так, раз ты говоришь, что женщины не могут служить в армии, потому, что они - женщины. - кивнув, подтверждает ХёМин.


ЮнМи смотрит на неё несколько секунд, приоткрыв рот.


- Охренеть. - закрыв рот, произносит она.


- Не нужно никого никак называть! - вмешиваясь в разговор требует СонЁн. - Я думаю, что ЮнМи ничего плохого не хотела сказать. Она просто не поняла смысл предложенной правительством программы.


- Да я никакой программы и не видела! - возмущается в ответ ЮнМи. - Я просто хотела сказать, что от подобного решения мало толку! Проблему так не решить.


- Ты знаешь, как решить проблему? - прищурившись, спрашивает ИнЧжон.


- Какую? - поворачивает к ней голову ЮнМи.


- О которой ты говоришь.


- Я вообще, ни о чём не говорю! - восклицает ЮнМи. - Я вообще хочу тишины и покоя! И чтобы ко мне не приставали!


- Всё! - решительно произносит СонЁн и командует всем. - Закончили разговор. Скоро уже приедем, читайте сценарий и готовьтесь улыбаться. Там будет много молодых мужчин.


- А ты, - говорит она ЮнМи, - имей в виду, что гендерная тема, вопрос очень сложный. Видишь, как легко быть не понятой людьми, даже если ты ничего не имела “такого” в виду? Один раз тебя неправильно поймут, а ярлык приклеят - на всю жизнь.


- Что ж, теперь вообще ничего сказать нельзя? - недовольно бубнит ЮнМи.


- Ничего. -делая движение головой, произносит СонЁн. - Сиди и молчи. Нервы целее будут.


- Нафиг такая жизнь нужна… - бубнит себе под нос ЮнМи.


- Онни, откуда ты знаешь про сексизм? - задаёт вопрос БоРам высунувшись в проход между креслами и обращаясь к ХёМин.


- Я сказала - хватит этих разговоров! - стальным голосом призывает к тишине СонЁн.


БоРам пару секунд смотрит неё, потом откидывается на спинку кресла и вздохнув, берётся за сценарий мероприятия.



(несколько позже, территория воинской части)



Минивэн с участницами группы останавливается на предназначенном ему месте, где его уже встречает укомплектованная осветителями съёмочная группа и группа поддержки из военнослужащих, организованная по приказу командира части. Первыми из остановившейся машины вылезают двое секьюрити в чёрных костюмах и встают слева и справа от открытой двери, к которой подходит ЧжуВон в новеньком камуфляже. Затем на пороге минивэна появляется ИнЧжон, встреченная радостным рёвом молодых мужских глоток. Стоя на подножке, ИнЧжон, улыбаясь, приветственно машет поднятой рукой, вызывая новый вал мужского ора за натянутым ограждением. Закончив с приветствием, ИнЧжон, опираясь на галантно поданную ЧжуВоном руку, спускается на землю и отходит в сторону, а её место занимает ХёМин, встреченная такими же восторженными криками, что и ИнЧжон. Дальше начинается конвейер. Участницы выходят одна за другой, машут ручкой, мужики радостно орут. ЧжуВон с довольным видом “сгружает” девушек на землю. Последней, пропустив вперёд старших, выходит ЮнМи с небольшой коробкой в руках, ярко блеснув синевой глаз в свете осветительных ламп. Группа поддержки заходится в неистовом оре, перешедшим в слитное скандирование - Агдан! Агдан!


Возникает небольшая заминка. ЧжуВон протягивает руку, желая помочь спуститься, но ЮнМи держит коробку обеими руками. В результате она самостоятельно спрыгивает на землю, неожиданно при этом красиво изогнувшись. Заметив эту внезапно явленную миру красоту, группа поддержки перестаёт скандировать, срываясь на нестройный многоголосый восторженный рёв.


Сбоку и в стороне, с довольным видом взирает на происходящее ЮСон в компании с командиром части.



(ещё позже. Музей славы воинской части в которой служит ЧжуВон)



Участницы группы “Корона”, стайкой следуют за ЧжуВоном, с серьёзным выражением на лицах слушая, что он им рассказывает и внимательно осматривая экспонаты, представленные в основном документами и фотографиями. Из общего настроя выбивается только поведение ЮнМи, которая вертит головой по сторонам, легко теряет внимание при осмотре экспонатов и вновь внезапно подвергая их тщательному разглядыванию, когда экскурсия уже уходит дальше. Вид у неё такой, словно она что-то ищет. Её онни периодически бросают на неё строгие взгляды, но под прицелом двух сопровождающих их камер и нескольких представителей командного состава части, на более строгое воспитание они не решаются.


Внезапно ЮнМи замирает, отставив в сторону левую руку с раскрытой вверх ладонью на уровне плеча. ЧжуВон, не подавая вида, с беспокойством до этого следивший за ней с самого начала её появления в части, тоже замирает, встретившись с её глазами. Пауза начинает стремительно затягиваться. Присутствующие, поняв, что что-то происходит и происходит возможно совсем не то, что было запланировано, крутят головами, периодически смотря на то на ЮнМи, то на ЧжуВона. Операторы, сделав несколько шагов назад, начинают снимать общий план так, чтобы в нём одновременно присутствовали молодые люди.


Наконец, решив, что пора вмешаться, ЮСон громко прочищает горло.


- Ну я думаю, что надо… - произносит он.


- Тихо, господин директор! - шёпотом восклицает мгновенно обернувшаяся к нему СонЁн выставляя вперёд ладони с растопыренными пальцами. - Ничего не говорите!


- А что происходит? - немного растеряно, но шёпотом, интересуется директор.


- ЮнМи… - отвечает СонЁн. - Похоже ей что-то пришло в голову! Музыка.


- А-а, музыка… - делая кивок, понимающе произносит ЮСон.


- Что? - коротко произносит в этот момент ЧжуВон продолжая смотреть в глаза ЮнМи.


- Что ты сказал? - задаёт она ему встречный вопрос.


- Что я сказал?


- Про драконов.


- Что я про них сказал?


ЮнМи делает два шага вперёд и останавливается прямо перед ЧжуВоном.


- Сражение… ты рассказывал, как сражаются драконы. - подняв голову и требовательно смотря прямо в глаза говорит она.


- Я рассказывал о второй роте, погибшей в Тра Бинь Донг, но давшей возможность батальону отступить и перегруппироваться после внезапного нападения. - возражает ЧжуВон и поясняет. - Тогда рота погибла почти вся, но о погибших помнят. Пока о них помнят, они не умерли. Драконы не умирают.


- Dragons never die… - тихо, по-английски произносит ЮнМи и добавляет. - … Тhey retreat to heaven to regroup…


- Что? - переспрашивает ЧжуВон не уловив смысла иностранной фразы.



ЮнМи наклоняется вперёд, приближая свою голову к его голове и сияющими глазами смотря на парня


- Чжу, ты знаешь, что ты чёртов сукин сын? - тихо-тихо спрашивает она, так, чтобы было слышно только ему.


- А? - издаёт тот озадаченный звук и лицо у него вытягивается.


- Ты супер! - выпрямляясь, громко произносит ЮнМи и неожиданно срывается на восторженный визг. - Я придумала! Придумала! Спасибо, ЧжуВон! Теперь они точно никогда не умрут! Аа-а!


Эмоционально взмахнув верхними конечностями, ЮнМи внезапно бросается обниматься с ЧжуВоном. Не будучи готовым к такому развитию событий тот делает полшага назад, обхватывая её руками и, зацепившись ногой о плиту небольшого миномёта, мирно стоящего у стены в качестве экспоната, валится назад, при этом крепко прижимая к себе ЮнМи. Мгновение спустя деревянный пол содрогается от их падения, одновременно радуя слух всех присутствующих металлическим звоном раскатывающихся во все стороны миномётных мин, тоже мирно стоявших рядом с миномётом. ЮнМи, от стремительной смены своего положения в пространстве, с ошалелым выражением в глазах таращится на оказавшимся близко-близко лицо ЧжуВона.


- Уййй… - кривится ЧжуВон, приземлившись спиной на мину.


- Ты чего делаешь? - не понимая, что происходит, изумлённо спрашивает у него ЮнМи.


В этот момент, у потревоженного экспоната долгое время стоявшего без должного технического обслуживания, от двуноги отваливается ствол.


- А! А! А! А! - испуганно кричит СонЁн, тыкая в него рукой с оттопыренным указательным пальцем.


Бум!


Разогнавшись, увесистая зелёная труба тюкает ЮнМи точнёхонько по затылку. Та, мгновенно потеряв сознание от удара, втыкается лицом в лицо ЧжуВона.


- Ой… - произносит в наступившей тишине СонЁн, смотря на разлёгшуюся на ЧжуВоне ЮнМи.



Трек третий


Место действия: воинская часть в которой служит ЧжуВон


Время действия: чуть позже


Неожиданно мне в лицо влетает ведро воды. Или, полведра. По ощущениям, не меньше. Сделав судорожный вдох, открываю глаза, в которые бьёт яркий свет.


- Оуу-у! - раздаётся вокруг меня многоголосо и радостно.


- Она открыла глаза! - сообщает кому-то голос, похожий на голос ХёМин.


Как-то проморгавшись от стекающей по бровям и ресницам воды и сумев открыть глаза так, чтобы видеть, оглядываюсь по сторонам и обнаруживаю, что лежу на полу, вокруг меня - мои сонбе, кто стоя, кто присев, а из-за их спин выглядывают мужики - Чжувоновские командиры, секьюрити и люди из агентства.


- А что случилось? - спрашиваю я, заметив в руке к ХёМин небольшую, наполовину пустую, пластиковую бутылочку с водой. Вот, похоже, кто меня водой облил!


- Ты упала вместе с женихом! - бодро докладывает мне о происшедшем БоРам. - А потом на вас упал миномёт! Прямо тебе по голове! И ты потеряла сознание!


Миномёт? Мне по голове? Понятно теперь, что это была за вспышка у меня перед глазами, после которой в ней наступила безлунная ночь. Блин! А чего у них тут миномёты во все стороны падают? Так ведь и убить недолго! Куда смотрит руководство части?


Решив, что валяться на полу, “не комильфо” пытаюсь сесть. Сажусь. Неожиданно окружающая картинка “плывёт” и откуда-то из области затылка голову пронзает острая боль. Меня наклоняет сторону, в направлении “полежать”.


- Что такое?! Тебе плохо?! - с тревогой в голосе восклицает СонЁн, наклоняясь ко мне.


Пфф.. Да уж, как-то не хорошо…


Уперевшись в пол рукою, всё же фиксирую себя в вертикальном положении. Переждав дурноту, поднимаю голову и вижу ЧжуВона, с каменной физиономией протискивающегося в первый ряд. Девчонки, увидев, кто там лезет, сдвигаются в стороны, освобождая ему путь.


- Ты как? - спрашивает он у меня. - Нормально?


Фига себе, нормально! Чуть не убили ни за что, ни про что!


- Господин ЧжуВон. - отвечаю я, ощущая, как произносимые слова эхом отдаются у меня под черепом. - Почему миномёты в вашем музее не зафиксированы надлежащим образом? Почему - бардак на службе?


После моих слов секунды на три наступает пауза, потом кто-то из мужиков за спинами сонбе начинает смеяться. Спустя мгновение, к нему присоединяются другие мужчины. Смотрю на ЧжуВона, ожидая ответа. Отмечаю, что он какой-то “странно перекошенный” и бледный.


Ответа я получить не успеваю, поскольку в помещении музея появляется медики.


- Так, - начинают они сразу, прямо с порога брать ситуацию свои руки. - Где пострадавшие? Освободите проход для медицинской службы! Что случилось?


С ответной многоголосицы моих сонбе я узнаю, что пострадавших двое. Я и ЧжуВон. Мне на голову упал ствол миномёта, а Чжу, спасая меня, упал спиной на мину и “ему больно”. Пока я медленно думаю над тем, в чём именно заключалось моё спасение, рядом со мной на пол опускается большая зелёная сумка с большим красным крестом на боку


- Так, посмотрим… - деловито произносит военный медик в чине капитана, приседая на корточки рядом со мной. - Посмотри на меня.


Я перевожу взгляд с медсумки, которую он принёс, на него.


- Ух ты! - восклицает военврач подавшись назад. - Что у тебя с глазами?! Ты ведь Агдан, да?


- Да, это госпожа Агдан. - наклоняясь к нему сзади, подтверждает ЮСон.


Военврач оборачивается, смотрит на него через плечо, потом поворачивает голову, смотрит на ЧжуВона, затем перемещает взгляд на меня.


- Госпожа Агдан. - говорит он. - Как вы себя чувствуете? Тошнота, головокружение, шум в ушах, головная боль? Что-то из этого - ощущаете?


- Да - прислушавшись к своим ощущениям, подтверждаю я. - Всё это и ощущаю…


- Хорошо, - с оттенком озабоченности в голосе произносит военврач, - давайте я осмотрю место удара. Куда он пришёлся? Покажите.


Наклоняю закружившуюся голову, показываю.


- Н-да, - с неприятным удивлением в голосе произносит врач, осмотрев мой затылок. - Весьма большая гематома…



(некоторое время спустя. Воинская часть. Уже вне помещения.)


- Господин директор, так какое решение будет вами принято по поводу планировавшихся съёмок?


Директор ЮСон несколько секунд смотрит на “домогающегося” его представителя компании “MBS”.


- Группа готова к их проведению. - уверенно отвечает он, наклоняя голову в уважительном жесте.


- Но ведь одной участницы не хватает?


- Зато остальные в полном порядке! - восклицает ЮСон. - Я знаю, что у вас всё готово к съёмкам и вы затратили не мало времени и сил, чтобы подготовиться. Ещё раз предлагаю вам провести их, пусть и не в полном составе группы. Иначе окажется, что день пропал зря, а запланированное мероприятие придётся проводить заново. Обещаю вам, что как только ЮнМи сможет по состоянию здоровья работать, я предоставлю вам её, чтобы вы досняли недостающей материал.


Представитель “MBS” задумывается.


- Или тогда объявляйте окончание работы. - ставит ультиматум ЮСон. - Собираемся и возвращаемся в свои агентства.


Представителю “MBS” не хочется брать на себя ответственность.


- Ваше решение выглядит правильным, господин директор, - говорит он. - Но, господин ЮСон, мне хотелось бы чего-то, что поможет вызвать одобрение у моего руководства правильности моего решения о проведении съёмок “Короны” неполным составом. Например, ваше согласие на использование отснятого нами сегодня материала по нашему усмотрению.


- Хотите дать в новости для повышения рейтинга? - спрашивает ЮСон сразу понявший направление в котором “дует ветер”.


Не став отвечать, представитель чуть пожимает плечами, говоря - “к чему разговоры, когда вы всё понимаете?”


Теперь задумывается ЮнСок.


- Хорошо. - быстро приняв решение соглашается он. - На мой взгляд, в происшествии нет ничего такого, что представило бы хоть кого-то из его участников в некрасивом свете. Наоборот, есть романтический момент, который понравится женщинам. Заодно покажете трудности работы знаменитостей, которых подстерегают неприятности в самых, казалось бы, безопасных местах. Я даю своё согласие на обнародование снятого вами видео.


- Отлично, господин ЮСон, - наклоняет голову в уважительном жесте представитель “MBS”. - С вами приятно иметь дела, вы быстро принимаете решения. Приступим к сьёмкам?


- Да, давайте. - кивает ЮСон. - Итак все планы полетели. Хоть что-то сделаем.



Время действия: позже


Место действия: дом семьи ЧжуВона. Телефонный звонок



- Здравствуйте, госпожа ИнХе. К сожалению, телефон госпожи МуРан находится вне зоны доступа, и я позвонил вам.


- Здравствуйте, господин СанУ. Что-то случилось?


- Происшествие с вашим сыном, господином ЧжуВоном.


- Что с ним случилось?! Говорите же скорей, СанУ!


- Происшествие случилось во время экскурсии, устроенной для группы “Корона” в воинской части, где служит ваш сын…


(СанУ некоторое время сообщает подробности случившегося)


- Сломаны два ребра?! - восклицает ИнХе, повторяя слова начальника охраны. - Опять?!


- К сожалению, да, госпожа. Врачи однозначны в своём вердикте.


- Да что же это такое?! Только у моего ребёнка всё зажило, как вот снова! И опять по вине этой девчонки! Надо же, удумала прилюдно вешаться нашею моему сыну! И где? В музее! С этим нужно что-то делать. Я больше не намерена терпеть это неуклюжее создание рядом с ЧжуВоном! Я немедленно сообщу об этом своему мужу!


- Да госпожа.


- СанУ, сообщи, в какой больнице находится мой сын. После разговора с его отцом, я поеду к нему. И организуй мне машину!


- Всё будет сделано, госпожа Ким ИнХе.



Время действия: вечер


Место действия: больница. Одиночная палата. На больничной койке лежит ЮнМи. Рядом с кроватью капельница.



Лежу, в планшет гляжу. Хорошо так лежу, голова только тупо ноет, а в остальном, нормальное времяпровождение. Особенно, если не думать, кто будет платить за больницу - я, или агентство? После происшествия с миномётом, военврач поставил мне диагноз - “подозрение на сильное сотрясение мозга”, дал выпить пару таблеток и сказал, чтобы меня везли в гражданскую больницу. А ЧжуВона, которого он потыкал пальцем в бок и понаблюдал, как тот на это кривится, приказал отвезти в военный госпиталь, с подозрением на перелом рёбер. Чёт не везёт Чжувонищу с той поры как он со мной связался. Чуть что, сразу “хрясть!” и перелом рёбер. Больше на глаза его семьи мне попадаться не стоит. Его мама меня убьёт за своего сынулю, если увидит меня в зоне своей досягаемости. Главное, опять получаюсь я виноватым, хотя я снова совершенно не причём. Понаставили всяких железяк, без всяких мер безопасности и ещё хотят, чтобы люди у них там не уродовались. Эти их экспонаты, вообще хлам, разваливающийся от первого прикосновения. Из помойки, что ли вытащили?


В больнице мне сделали томографию, хотя я думал, что обойдутся рентген-снимком. Переломов и трещин костей свода черепа не обнаружили, обнаружили гематому, видимую обычным глазом без всяких томографов и поставили диагноз - “сотрясение мозга”. Просто сотрясение, без всякой “тяжести”. Назначили недельный постельный режим, положили в палату, “прокапали” капельницу. После неё стало веселее, но всё равно, голова болит, “гулкая” какая-то внутри и больно, когда её поворачиваешь. Но когда лежишь, терпимо. Ноет потихоньку, надеюсь, к завтрашнему дню пройдёт.


А пока есть возможность, валяюсь на кровати, смотрю в планшет. Все уже, из тех кому я нужен, у меня побывали. Поужасались, возмутились, принесли еды и сообщений, что завтра нужно быть “как штык” в агентстве и разъехались, вернувшись к себе. Сейчас у меня - “свободное время”, в котором я предоставлен сам себе и один. Рядом нет никого. Красота! Оказывается, я соскучился по одиночеству. Наслаждаюсь, одновременно изучая - “чего там есть в сети?”. Тоже давно был лишён возможности побездельничать подобным образом. Вообще, жизнь знаменитостей, сплошные ограничения…


Наткнулся вот на список корейских фильмов, сокрушительно провалившихся в прокате, заинтересовался. Избранные комментарии нетизенов в конце - “доставляют”.



“Воскрешение”


Режиссер - ЧжанСону



В главных ролях - ИмЫнкён, ХёнСон



Бюджет - 11 миллиардов вон



Точка самоокупаемости - 4 миллиона зрителей



Собрано зрителей - 70 тысяч человек



Комментарий нетизена: “Верните мне мои деньги обратно! В кинотеатре было всего 10 человек. Я должен был догадаться еще с самого начала!





“Сектор 7”


Режиссер - КимЧжихун



В главных ролях - ХаЧживон, АнСонки, ОЧжихо



Бюджет - 13 миллиардов вон



Точка самоокупаемости - 4 миллиона зрителей



Собрано зрителей - 2.24 миллиона человек



Комментарий нетизена: “Ближе к концу фильма я даже стал болеть за монстра”





“Настоящий”


Режиссер - ЛиСаран



В главных ролях - КимСухён, ЛиСонмин, СонДониль, Солли



Бюджет - 11.5 миллиардов вон



Точка самоокупаемости - 3.3 миллиона зрителей



Собрано зрителей - 470 тысяч человек



Комментарий нетизена: “Он даже заставил меня захотеть готовиться к экзаменам!”




Если развлекательный фильм заставил готовится к экзаменам, то это более чем показатель…


“Король велосипеда ОмБоктон”


Режиссер - КимЮсон



В главных ролях - Рейн, КанСора, ЛиБомсу



Бюджет - 15 миллиардов вон



Точка самоокупаемости - 4 миллиона зрителей



Собрано зрителей - 170 тысяч человек



Комментарий нетизена: “Я рекомендую этот фильм парочкам, которые хотят порезвиться в пустом кинозале.”





Хех, забавно… Четыре миллиона и сто семьдесят тысяч. Да, парочкам было где поразвлечься…




” … Я аджосси, который помнит “Воскрешение”, и это что-то, над чем даже посмеяться нельзя. Бюджет фильма составлял 11 миллиардов вон. По меркам нынешнего времени это уже совсем не 11 миллиардов. Это было 15 лет назад. По нашим деньгам это 50-100 миллиардов вон… Главной героиней была модель SKT ИмЫнкён, у которой не было актерского опыта, а главным героем - рэпер КимЧжинпё, который был МС на “Show Me The Money” …. Затраты на производство были уже достаточно высоки, но спустя 2/3 съемочного процесса режиссер сказал: “Теперь Ынкён кажется нормальной. Мы можем снять всё с самого начала!” Из-за одного этого фильма были проданы 3 продакшн-компании и 3 здания…”


Охренеть, как тут снимают фильмы! Корейцы - реально безбашенные люди! “Теперь Ынкён кажется нормальной!” - а до этого она какой казалась? Ненормальной? Зачем её тогда брали на главную роль?


Хм, если дело с кинофильмами тут обстоит так, как обстоит, не помочь ли мне “отечественному” кинобизнесу? Миномёт у военных я уже сломал, можно чё-нить и в кино, эдакое “сотворить”, хе-хе…


Я задумываюсь, какой бы я мог снять, или, в каком фильме поучаствовать. Впрочем, обольщаться не нужно, наивно пологая, что у местных “низкая база”. Это же я читаю список “адски флопнувшихся”, выглядящих как “прикол”, а кроме них всегда есть ещё и “кассовые” фильмы. И их, по статистике гораздо больше, чем “приколов”. Так что вряд ли я смогу прямо так, с ходу, осчастливить корейскую “фабрику грёз”. Нужно будет сначала вдумчиво вникнуть, поучиться актёрскому мастерству, прежде чем начать “осчастливливать”. Чтобы про меня не сказали потом как про ИмЫнкён - “она стала нормальной, давайте переснимать всё заново!”


В этот момент у меня звонит телефон.


Кто там больному человеку названивает? - думаю я, осторожно, плавными движениями беря со стоящей рядом с кроватью низкой тумбочки телефон. - ЮСон, что ли, неугомонный? Жаловался, что все сегодняшние планы у него рухнули, с военными разговор не состоялся, фотосессия с “MBS” прошла скомкано, в неполном составе. Завтра пресс-конференция, которая, наверное, тоже пройдёт в неполном составе…


О! - смотрю я на экран наяривающего звонок телефона. - “Подорвавшийся на мине” звонит. А что ему надо?


- Да, - говорю я, поднеся телефон к уху и приветствую. - Добрый вечер, ЧжуВон-оппа.


- Добрый вечер, ЮнМи. - отзывается он. - Ты как?


- Нормально. - лаконично отвечаю я.


- Чем занимаешься?


- Лежу, думаю, в каком бы мне фильме поучаствовать.


- Хех! Если девушка думает о главной роли в фильме, то она в полном порядке. - саркастически произносит ЧжуВон и интересуется. - Какой диагноз тебе поставили?


- Сотрясение мозга. - отвечаю я и интересуюсь в ответ. - А тебе?


- Перелом двух рёбер. - отвечает ЧжуВон.


- У тебя - круче. - признаю я. - У меня ничего не сломано. Только мозги взболтались…


Ожидаю, что сейчас прозвучит “было бы чего взбалтывать”, после чего можно обидеться и с полным на то правом “повесить трубку”. Вместо этого, ЧжуВон произносит фразу уже вызывающую оскомину.


- Я хотел с тобой поговорить. - произносит он.


- О чём? - индифферентно спрашиваю я.


- Для начала я хотел бы понять, что сегодня произошло. С чего ты вдруг решила кинуться мне на шею?


Нда… Это было стрёмно. Крайне.


- Твои сонбе сказали, что у тебя так бывает, когда ты придумываешь песню. - продолжает ЧжуВон, видимо приняв моё молчание за отсутствие у меня объяснения и спрашивает. - Это так?


- Да. - вздохнув отвечаю я. - Особенности творческого процесса. Когда мне в голову что-то приходит, у меня иногда случается эйфория.


- Ничего себе. - с оттенком уважения в голосе произносит ЧжуВон. - Значит, ты и вправду придумала новую песню?


- Да. - не отрицаю я. - Генерал Им ЧхеМу просил что-то написать для исполнения в День независимости. Про военных. Мне ничего долго не приходило в голову, но вот в музее меня и озарило…


- Благодаря моему рассказу? - заинтересованно спрашивает ЧжуВон.


- Да. - не отрицаю я. - Когда ты рассказывал про погибшую роту и сказал, что “драконы не умирают”.


- Хех! - с довольной интонацией восклицает в трубке мой собеседник и спрашивает. - А что за песня? О чём она?


- Песню один раз лучше услышать, чем сто раз послушать её пересказ. - говорю я. - Скоро услышишь. Тут ничего совсем времени осталось.


- Я понял. - говорит ЧжуВон. - Ладно, буду ждать.


- Я ещё хотел поговорить с тобой ещё на одну тему. - переходит он к следующему вопросу. - Помнишь, я тебе как-то говорил, что могу открыть агентство специально для тебя?


- Ну, помню. - не отрицаю я. - И что?


- Ты подумала над моим предложением?


- Так это было предложение?


- Конечно. А что ты подумала?


- Я подумала, что ты это просто так “брякнул”.


- ЮнМи, почему ты всегда неконструктивно настроена?


- Почему я - “всегда неконструктивно настроена”?


- Не знаю. Поэтому я тебя и спрашиваю об этом.


- Я всегда конструктивна и отрыта для новых идей, которые приносит ветер.


- “Приносит ветер”?


- Да. Ну или богатый инвестор. Так что там, с агентством?


- У меня возникло желание открыть для тебя персональное агентство.


- И почему оно у тебя возникло, ЧжуВон-оппа?


- Это деловой разговор, который лучше вести не по телефону, а при личной встрече.


- Вряд ли она состоится в ближайшее время. - говорю я, указывая на имеющиеся “обстоятельства”. - У меня - расписание, а у тебя - сломаны рёбра. И я слышала, что если идею невозможно объяснить двумя словами, то она стопроцентно провальная.


- Пфф… - выдыхает ЧжуВон, видимо только вспомнив об имеющихся “обстоятельствах”. - Смотрю, ты научилась аргументировать. Хорошо. Если в двух словах, то я думал о том, чем займусь после армии. Недавно я разговаривал с отцом, и он против, чтобы я продолжил карьеру военного. Он сказал, что наша семья владеет бизнесом и все в ней должны заниматься бизнесом. Отец предложил мне либо войти в одну из имеющихся структуру в конгломерате, либо попробовать создать что-то своё для развития практических навыков. Хоть кофейню. Я обдумал предложение отца и решил заняться шоу-бизнесом. Создать собственное агентство. Этот сектор рынка сейчас на подъёме и по прогнозам аналитиков будет продолжать расти хорошим темпами. Предлагаю тебе работать у меня в агентстве.


- Как-то странно, - не понимаю я. - ЧжуВон-оппа, совсем недавно вы так хотели служить, а сейчас говорите о своём агентстве?


- Не только ж тебе вчера хотеть быть певицей, а сегодня - актрисой. - вначале насмешливо отвечает он и уже серьёзным тоном объясняет более подробно случившуюся метаморфозу. - Служба в армии - это хороший жизненный опыт, который позволяет взглянуть на неё по-новому. Я ничуть не жалею, что служу. Но, тут, как и во всяком деле, есть моменты, которые начинаешь понимать лишь, взявшись им заниматься. Если кратко - то служба не даёт распоряжаться своим временем. На службе ты принадлежишь армии. Я подумал и решил, что управление бизнесом даёт больше свободы и возможности, хотя быть военным очень почётно.


Надо же, чтобы понять такую простую вещь, нужно было для этого попасть в армию. - с иронией думаю я о ЧжуВоне и тут же мне приходит в голову другая мысль. - Впрочем, я такой же. Чтобы понять, что айдол себе не принадлежит, пришлось стать айдолом… Два идиота…


- ЧжуВон-оппа, рискну спросить, а ты в этом хоть что-то понимаешь? - интересуюсь я и уточняю. - В шоу-бизнесе?


- Он не выглядит настолько сложным, чтобы не было надежды в нём разобраться. - уверенно отвечает мне ЧжуВон. - Основой успеха в нём является наличие в агентстве популярных артистов. Дальше успех определяется количеством вложенных средств в рекламу. Ты уже достаточна популярна, чтобы привлечь внимание, а рекламные контракты и рекламу на телевиденье я обеспечу. Что скажешь?


Охренеть, какие познания… Вряд ли на них далеко уедешь…


- Шикарное предложение, - отвечаю я и с ноткой сарказма добавляю. - Только оно опоздало. Я решила перестать быть айдолом.


- Как это? - не понимают меня на той стороне соединения. - Что значит это твоё - “перестать быть айдолом”?


- Я решила, что я теперь буду - музыкальным продюсером. - гордо отвечаю я.


- Просто диву порой даёшься, насколько девушки легкомысленно себя ведут. - с сильным неодобрением в голосе произносит потенциальный работодатель. - Буквально совсем недавно ты просто слушать ни о чём другом не хотела, кроме айдольства, а теперь вдруг - не хочешь. Как так можно быстро менять свои взгляды на жизнь?


- Точно так же, как меняешь их ты. - отвечаю я, указывая на аналогичность. - Сегодня солдат, завтра - владелец агентства.


- И ты сможешь быть продюсером? - сделав паузу, с сильным сомнением в голосе спрашивает ЧжуВон.


- Этот бизнес не выглядит настолько сложным, чтобы не было надежды в нём разобраться. - раз он стал меня повторять, отвечаю я ему его же словами. - Основой его является наличие композитора, пишущего популярные произведения. Такой композитор имеется. Это я.


- Ты себя слишком самоуверенно ведёшь.


- Что поделать? Будешь ждать пока предложат - состаришься.


- Ну, а что тогда мне делать с моим развлекательным агентством?


- Лучше ничего не делайте. С вашим знанием шоу-бизнеса оно гарантировано обанкротится, господин ЧжуВон.


- Слушай, я из-за тебя второй раз ломаю рёбра. Не могла бы ты быть немного повежливей? Я парень и старше тебя. Веди себя как положено.


- Никаких проблем, ЧжуВон-оппа. Что вы хотели?


- Я хочу конструктивного разговора. Я предлагаю тебе быть единственной звездой в моём агентстве, а ты капризничаешь! Чего тебе ещё надо?


- У меня контракт с “FAN Enterthament”.


- Он у тебя на четыре года. Год уже прошёл. Когда моя служба закончится, останется всего два.


- И что будет происходить эти два оставшиеся года?


- Ты будешь отрабатывать контракт с агентством до его завершения, а я буду готовиться к твоей встрече.


- Два года? - удивляюсь я.


- Сколько надо, столько и буду готовиться. - обещает мне ЧжуВон и произносит нравоучительным тоном. - Подготовка к старту бизнеса должна проходить без спешки.


Охренеть… к чему такие жертвы? Что-то тут не то…


- Я петь не умею. - привожу я ещё один аргумент “почему я не могу” и пытаясь сообразить, что значат эти длительные уговоры.


- Но ты же пела уже здесь и в Японии? - возражает мне мой собеседник. - Нормально. Людям нравится.


А не собирается ли этот хитрый меркантильный “пацак” прикрыться мной и агентством от своей семьи? - приходит мне в голову мысль. - Служить ему осталось год, или около того и он задумался о том, что он будет делать потом, “на гражданке”. Дома ему батя, наверное, сказал - “Вали, работай! Все работают, и ты иди!”, а он значит, придумал способ как от этого “откосить”. Два года он будет “готовиться”, потом я ему, “впахивая”, обеспечу “динамику развития компании”, а он будет в это время вести свободный образ жизни. Шоу-бизнес, занятие яркое, если смотреть из зала на сцену, девочки молодые, сексапильные, готовые на многое ради дебюта и продвижения… Это ему не агентство будет, а настоящая синекура! От он жопа хитрая с ушами!


- Нет, я не согласна. - говорю я не став уточнять вопрос со своим вокалом.


- С чем ты не согласная? - спрашивает ЧжуВон.


- Я решила работать на себя. - говорю я. - Открою агентство, буду получать все деньги, которые заработала. Посредники мне не нужны.


- ЮнМи, нельзя быть такой жадной. - с конкретным неодобрением в голосе “осаживает” меня ЧжуВон. - Ты собралась заниматься бизнесом, в котором всё решают знакомства. Берёшься за дело, даже вначале не изучив его. Как можно так легкомысленно относится к зарабатыванию денег? С таким подходом ты разоришься меньше чем за полгода. Ты что? У тебя нет для этого связей!


- А у вас они есть, ЧжуВон-оппа? - иронично интересуюсь я, имея в виду эти самые “связи”.


- Конечно. - уверенно отвечает мне он. - У моей семьи очень большие связи.


- Ну так пусть тогда ваша будущая участница вашего агентства исполнит со сцены сингл - “связи”. - предлагаю я и язвительно добавляю. - Успех будет потрясающим.


ЧжуВон некоторое время молчит в трубку.


- Похоже, ты не осознала всех плюсов предложения, которое можно получить в жизни только раз. - наконец, с сожалением в голосе произносит он. - Наверное причина этому - удар по голове…


- Да, господин ЧжуВон. - всё так же, с иронией интересуюсь я. - А почему в вашей части, в музее, миномёт и мины безопасно не приварены к полу?


- Смотрю, приличные манеры от тебя ещё дальше, чем были. - с сожалением произносит ЧжуВон в ответ на мой вопрос.


- Не, ну действительно? - продолжаю я прикалываться дальше. - Я слышала, что нормальный музей способен выдержать попадание в него класса школьников в течении минимум получаса. А твой музей развалился после десяти минут попадания в него всего лишь группы изнурённых диетой айдолов-пенсионерок. Хлипкий какой-то, музей в морской пехоте…


- Вместе с ними в него попала ты. - объясняет причину столь быстрого “развала” ЧжуВон и с угрозой в голосе обещает. - Я тебе потом всё объясню, про прочность.


- Аж прямо вся дрожу от нетерпения. - сообщаю я.


ЧжуВон выдыхает в трубку. Снова пауза.


- Если у тебя всё, то тогда - пока. - довольно говорю я. - Лягу лежать дальше. У меня голова болит.


- Подожди! - останавливает меня ЧжуВон. - Я ещё не всё сказал, что хотел. Ты можешь адекватно воспринимать человеческую речь?


- Всегда. - уверенно отвечаю я.


- Такое дело. У моей хальмони скоро день рождения. Я хочу заказать тебе написать для неё песню…


Пфф… - изумлённо выдыхаю я и думаю. - Когда? Он чё, обалдел что ли? Тут в долгах весь, как в шелках, и ему ещё, что-то напиши! Словно я рог изобилия, а не утомлённый солнцем и прибитый упавшим на него миномётом, странник… Что я могу написать в таком состоянии? Да ничего! Вот что можно написать в таком состоянии?? Хм… а ведь… да! Точно! Мульча, пасибо! А если это правильно преподнести, вполне возможно, что получится обменять Аллу Борисовну на дядю.


- И что я за это получу? - имитируя крайний интерес спрашиваю я.


- А что ты за это хочешь? - осторожно спрашивают на той стороне, видимо уловив мою эмоцию.


- Месяц отпуска! - называю я первую цену.


- Давай говорить серьёзно. - предлагает в ответ на это ЧжуВон.


- А если серьёзно, то это не телефонный разговор. - уже серьёзным тоном говорю я.


- Хм… - озадаченно хмыкает ЧжуВон. - Даже так?


- Дело срочное, времени мало. Приезжай прямо сейчас, я тебе всё расскажу. - обещаю я.


- Я в госпитале! - возмущается ЧжуВон и напоминает. - У меня рёбра!


Мд-а, я это как-то подзабыл, что он “болеет”. И что? Мне самому мчаться к нему? С моей головой сейчас это будет весьма проблематично… Может, не стоит заморачиваться “секретностью” и обсудить всё по телефону? Пфф… А если кто - подслушает? Корея - высокоразвитая в технологическом плане страна и следят тут за гражданами наверняка не меньше, чем в Америке. Подставлю дядю и его семью, плюс семью ЧжуВона и его самого. Нет, не стоит этого делать. Тогда как? Пфф…


Задумываюсь, как разрешить ситуацию.


Уж больно момент кажется хорошим, из тех, которые не стоит выпускать из рук. Клиент сам проявил активность, “выбежал из леса”, чё б его не подстрелить, как говорится? Вот только, как? А если зайти с другой стороны? Что бы сказала девушка парню в такой ситуации? О! Я знаю, чтобы она сказала! Слава богу - наученный.


- У всех - рёбра. - отвечаю я ЧжуВону. - У некоторых ещё и голова. Что, из твоего госпиталя уйти, что ли нельзя? Это же не через забор воинской части лезть в самоволку. Ты же парень, сам сказал. Приезжай, я тебя жду. Мне нужна твоя помощь.


- Помощь? - удивляется ЧжуВон.


- Да, ЧжуВон-оппа, мне нужна твоя помощь. - повторяю я. - Срочно.


Пфф… - выдыхает на той стороне трубки ЧжуВон.


Если на него ещё “надавить”, он - “лопнет”? Или, наоборот, проявит активность?


- Что, нельзя до утра дотерпеть? - с сомнением в голосе интересуется ЧжуВон, которому, как я понимаю, совсем не охота куда-то нестись. - Ведь моё отсутствие могут обнаружить?


- Прихватишь по дороге букет цветов. - легко решая проблему объясняю я. - Будет очень романтично. Жених со сломанными рёбрами поехал узнать о здоровье невесты. Нормальная ситуация. Все командиры умилятся и много тебе не дадут. Зато, когда отсидишь, выйдешь на свободу самым романтическим солдатом Кореи. Девушки будут просто таять при виде тебя.


ЧжуВон некоторое время озадаченно молчит.


- Врёшь, как дышишь! - возмущается он.


- Это нужно и для твоей семьи. - привожу я ещё один аргумент. - Ты ведь не забыл, что ты - “жених”?


Чжувонище снова думает.


- Идиотизм какой-то. - подумав, произносит он, давая оценку ситуации и спрашивает. - А что с песней для хальмони?


Вот торгаш! Тут девушка в беде, понимаешь, а он себе “каце” выторговывает, мелкий “кю”!


- Считай, что она уже есть. - успокаиваю его я. - Хит Кореи на все времена. Первые места в хит-парадах гарантированы!


- И что, я смогу занять первое место на “Melon”? - с сильным сомнением спрашивает меня ЧжуВон.


- А ты, что сам что ли собрался исполнять? - изумляюсь я.


- У меня красивый голос. - объясняет мне ЧжуВон. - Все признают, что я очень хорошо пою в караоке. Я почти всегда получаю максимум очков!


О господи!


- Не, - говорю я. - эту песню я тебе не отдам, ЧжуВон-оппа. Это действительно хит навсегда. Если хочешь, я могу сделать для тебя что-то другое. Приезжай, всё обсудим.


- Ну ладно, - помолчав, со вздохом соглашается ЧжуВон. - Сейчас приеду.


- Жду! - говорю я и быстренько “отбиваюсь”, пока он не передумал.


Держа в руке телефон, прокручиваю в голове разговор. Вроде, всё нормально. Единственно, может действительно есть резон обеспечить этому “романтику” - алиби? Чтобы ему и вправду не “впаяли по полной”? Не знаю, насколько самоволка из госпиталя - страшна и наказуема, но, когда хоть что-то под зад подстелено, всегда лучше, чем голый асфальт.


Приняв решение, звоню СунОк, благо телефон всё ещё у меня в руке. Ещё раз её поприветствовав и успокоив, что я звоню не потому, что у меня вдруг мозги из ушей потекли, а по другому поводу, перехожу к сути проблемы.


- Онни. - говорю я. - Сейчас ко мне в больницу приедет ЧжуВон. С цветами. Сделай анонимный звонок в СМИ, или же напиши им на почту, что это вот сейчас прямо будет происходить. Пусть они вышлют своих папарацци к моей больнице.


СунОк ожидаемо “вырубает” секунд на пять.


- ЮнМи, что происходит?! - “врубившись по новой” восклицает она.


- Мне нужны папарацци. - говорю я. - Пусть они снимут ЧжуВона. Он идёт в самоволку, сбежав из госпиталя. Если они его заснимут с букетом, то это будет “романтик стори” и ему его начальство за побег много не даст. Понимаешь теперь?


СунОк потребовалось ещё секунд пять, чтобы “понять”.


- Так у него же рёбра сломаны?! - восклицает она.


- А у меня - сотрясение мозга. - отвечаю я. - Мне вообще ходить запретили.


- Ему же больно будет?! - не обращая внимания на мои слова продолжает онни “буробить” своё. - Тебе его не жалко?


- Кто бы меня пожалел. - недовольно говорю ей я. - Онни, я буду с ним разговаривать о дяде. Сегодня днём не получилось, ты же знаешь. Вот, буду говорить сейчас, вечером. Время не ждёт.


- А-аа, - с пониманием произносит онни, типа - “так вот в чём дело!”.


- Можно было сделать всё официально, но, я даже не представляю, когда это получится. - объясняю я, почему нужна именно “самоволка”. - А это опять упущенное время. Поэтому, всё делается срочно. Я попросила ЧжуВона приехать, поговорить, он согласился, но ему нужно прикрытие. Звони, или пиши в разные СМИ, возбуждай их шансом напечатать завтра скандал и ростом рейтинга. Я не могу это сделать сама, так как голова не соображает, и я наверняка “спалюсь”, а это будет выглядеть для всех весьма странно.


- ЧжуВон ради тебя решил нарушить закон? - удивлённо произносит СунОк, совсем не то, что я ожидаю от неё услышать.


Блин, ну что вот у девчонок на уме?! Им про дело говоришь, а они всё на “чуйства” переводят!



(некоторое времени спустя. Дом мамы ЮнМи)



- Мама, мама! - кричит СунОк торопливо сбегая по лестнице.


- Да, дочка? - удивлённо отзывается та, с ножом в руках выглядывая из дверей кухни.


- Я поехала в больницу, к ЮнМи!


- Зачем? Что-то случилось? - встревоженно спрашивает мама.


- ЧжуВон со сломанными рёбрами сбежал из госпиталя! Он едет с цветами к моей тонсен! Я вызвала ей папарацци со всех скандальных медиа-агентств! Я должна это видеть!


СунОк вихрем проносится мимо мамы в сторону выхода из дома. Мама, впавшая в обалдение от таких новостей и загрузившая их в свою память целиком, начинает разбирать их “по кусочкам”, отдельно осмысливая каждый из них. Закончив с этим занятием, она задумывается над их взаимосвязью. Её смущают папарацци.


Наверное, она хочет, чтобы были свидетели. - решает она, думая о просьбе ЮнМи. - Чтобы потом не говорили, что она всё придумала. Кто же поверит, что сын чоболя сбежал из госпиталя со сломанными рёбрами, чтобы принести ей букет? Ай, ЮнМи, ай молодец, дочка!


Ещё посмотрим, как дело выйдет. - думает она о словах МуРан сказанные ей при разговоре тет-а-тет. - Может, ещё умолять будете, о том, чтобы моя дочь на вашего внука посмотрела!


Очень довольная мама разворачивается и возвращается на кухню, собираясь дальше резать капусту.



Время действия: вечер


Место действия: малюсенький, насквозь просматриваемый сквер возле больницы в которой лежит ЮнМи. Вокруг нескольких жалких кустиков, бросая друг на друга косые взгляды, бродят с фотоаппаратами несколько репортёров разных новостных агентств, делая вид, что они тут просто прогуливаются. В небольшом кафе, через узкую боковую дорогу, за столиком сидит с подругой СунОк, в платке и чёрных очках, делая вид, что пьёт кофе и полностью поглощена беседой. Все ждут действующих лиц. Первой на сцене появляется ЮнМи.



Выхожу на улицу, не двигая головой незаметно бросаю несколько взглядов по сторонам. Ага, вижу заинтересованные взгляды. Будем считать, что это те самые папарацци, которых я заказал. Вон, один уже издали фотографирует. Ну точно, они. Молодец онни, сделала всё как надо. А где же “букетоноситель”? Позвонил, сказал - “подъезжаю, выходи”. Пока не видно. Ладно, подождём. С минуты на минуту появится, раз уже - “подъезжает”.


“Исчезнуть” из больницы оказалось гораздо проще, чем я ожидал. Вышел из палаты и пошёл налево, ко второй лестнице, а не на право, к главной. А там никого нет. Дежурный врач сидит в ресепшене на главной. А тут лифты, пожалуйста, езжай, куда хочешь. Единственная заминка произошла, когда я объяснял своей охране, дежурившей у двери палаты, что “всё под контролем”. Не, вообще неплохо, что у меня охрана есть. Зайдёт кто-нибудь, вот так вот, приехав на лифте, да по морде краской! И хорошо, если ещё только краской. Дураков на свете много. Интересно, как там СанХён… О! А вот и он, “больной зуб”!


Наблюдаю, как в камуфляжной форме, с букетом роз в руках, по направлению ко мне плавно движется ЧжуВон.


Опять розовые! - думаю я о цвете роз, краем глаза отмечая суету репортёров среди нескольких декоративных кустов, предназначенных разбавить собой царящий вокруг асфальт и бетон.


Так же плавно, как и он, всем корпусом, разворачиваюсь и иду к нему на встречу. Главное, голову не наклонять! А то всё вокруг перекашивается и вращаться пытается…


Подхожу к ЧжуВону, улыбаюсь, работая на объективы фотоаппаратов, жадный интерес которых ощущаю, можно сказать “прямо хребтом”.


- Привет, - говорит мне ЧжуВон и протягивает цветы. - Это тебе.


- Ой, спасибо! - изображаю я восхищение и улыбаясь, благодарю. - Спасибо, оппа. Если бы они были ещё не розовые, вообще бы красота была.


ЧжуВон задумывается, скорбно нахмурив чело.


- Тебе не нравятся розовые розы? - обдумав мои слова, спрашивает он.


- Терпеть не могу. - улыбаясь, говорю я. - Абсолютно девчачий цвет. И руки колют. Лучше какие-нибудь лютики.


- Могла бы сказать. - опять подумав, говорит ЧжуВон.


Что-то он какой-то “задумчивый”.


- Ты как? - спрашиваю я. - Рёбра не болят?


- Я принял двойную дозу обезболивающего. - с гордостью сообщает мне этот “крутой мэн”. - Нормально.


Понятно, почему он такой “плавный”. Впрочем, я тоже двойную дозу лекарства перед выходом “хряпнул”. Наверное, я сейчас такой же “плавный” снаружи, как и он. А мы - похожи.


- Ладно, пошли тогда. - говорю я ему. - Репортёры уже наснимались.


- Репортёры? - настораживается “упавший на мину”. - Откуда они тут?


- Я попросила свою онни, чтобы она обзвонила агентства и пригласила всех, кто только захочет приехать.


- Ты ненормальная? - с милой улыбкой смотря на меня интересуется ЧжуВон.


- Я тебе алиби организовала. - объясняю я. - Теперь твои отцы-командиры с пониманием отнесутся к твоему побегу. Все решат, что ты слинял потрахаться.


- А что… Это тоже предусмотрено в сегодняшнем плане вечера? - озадаченно спрашивает ЧжуВон, видимо внутренне ощупывая свои рёбра и соображая - как они там? Дадут ему возможность или нет?


Удивлённо смотрю на него. Я же не себя имел в виду, когда это сказал! Он что, вообще, что ли, охренел?!


Думаю, что ему ответить и вижу, как у края дороги останавливается белый микро-фургон с синим логотипом “SBS TV” на боку. Останавливается и из него начинают деловито выгружаться люди. У одного из них на плече большая тв-камера.


Так, это про наши души. - думаю я, смотря на телевизионщиков. - Вообще без затей эти “SBS-ники”. Они бы ещё свет с собой прихватили…


В этот момент из машины вылезает мужчина со здоровенной лампой-осветителем в руках.


Вообще всё плохо. - делаю я вывод о профессионализме съёмочной группы приехавшей на инкогнито-сьёмки скандального сюжета. - Пора валить. ЧжуВон конечно, придурок, но он не знает, а мне нужно помнить о дяде.



- Даже не мечтай. - отвечаю ЧжуВону на его поползновение фразой из какой-то дорамы. - У нас сугубо деловая встреча под прикрытием. Валим отсюда, а то вон уже даже “SBS” приехало. Где-то справа от входа должен быть мой минивэн. Так мне сказала охрана.


- Под прикрытием? - переспрашивает ЧжуВон, совершая как робот, исключительно одним корпусом, манёвр разворота в указанном направлении. - Каким?


- Романтических чувств. - сердито поясняю я и командую. - Пошли быстрей!



(несколько позже. Ресторан для VIP-клиентов. В одном из отдельных “румов” сидят за столом напротив друг друга ЧжуВон и ЮнМи. К еде, которая стоит перед ними на столе они почти не прикасаются.)


- Твоя семья занимается криминальным бизнесом? - удивлённо переспрашивает ЧжуВон, получив от меня рассказ о “проблемах”.


- Не семья, а дядя. - поправляю его я. - И то, это ещё под вопросом.


- Разве семья не знает, чем занимается их мужчина? - не верит он мне.


- Мы практически не контачим с ними. - объясняю я и коротко рассказываю историю взаимоотношений.


- Наверное, они всё знали, раз не хотят идти в полицию. - рассказав, соглашаюсь я с собеседником. - Но нам об этом стало известно только сейчас.


- Зачем тебе брать на себя ответственность? - интересуется ЧжуВон пытливо смотря на меня.


- Мама говорит, что если бы не дядя, то нас бы уже как семьи не было бы. Мы с онни бы были в детдомах, а она бы уже давно умерла от работы. - объясняю я причину так как она есть. - Дядя помог нам выжить. Я помню, что, когда он приходил, всегда что-то приносил. Еду, деньги. И живём мы в доме, который он дал.


- Долги нужно отдавать. - говорю я, подведя черту своему рассказу. - Сейчас наш черёд ему помогать.


ЧжуВон кивает и задумывается. Я не тороплю его продолжить разговор. Беру кусочек мяса с тарелки, начинаю жевать. Что-то безвкусное оно какое-то. Вроде и ресторан крутой. Может, это после приёма лекарств так?


- Что я могу сказать… - произносит ЧжуВон, выйдя из задумчивости. - Да, долги нужно отдавать, это правильно. Но это твои долги. Чтобы я начал помогать тебе, я должен понимать, ради чего я это делаю. Хотя бы для себя. Получается, что я уже тебе как минимум два раза помог…


ЧжуВон внимательно смотрит на меня.


Понятно. Даром за амбаром, как говорится. Но если душой не кривить, то да, он меня крепко два раза выручил. С американцем этим, с “Коргом” тогда, плюс ещё потом на работу взял. Даже три раза получается. А МуРан я сказал, что, не прося ничего от неё взамен, отдаю свой долг её внуку. Как обратно теперь “крутить”? Западло будет. Просить у неё? … Хм, мудрость по интернету у нас как-то гуляла - “Ничего, никогда не просите. Будет надо, сами придут и всё предложат”. Можно для начала послушать, что предложат.


- Готова выслушать твои предложения. - говорю я ЧжуВону и добавляю. - Если они есть.


- Я самый младший в семье. - отвечает мне ЧжуВон. - И по всем вопросам мой уровень не очень высок. Я не смогу сам дать указание заняться поисками твоего дяди. Мне придётся для этого обратиться к отцу или хальмони…


Я понимающе наклоняю голову. Это не расходится с моими представлениями как оно будет.


- А, чтобы обратиться к ним, мне придётся объяснить, зачем я это делаю. - продолжает ЧжуВон. - Поэтому, я тебе и сказал, что я должен объяснить это хотя бы для начала себе…


Снова киваю, показывая, что я слушаю и мне интересно.


- Мне не хочется вникать в семейные дела управления бизнесом. - честно признаётся ЧжуВон. - Там уже давно налаженные процессы и вникать в дела означает просто следовать установленным правилам. Как-то в них что-то менять - сложно. Для этого нужно сначала получить соответствующий опыт и досконально знать технологию…


Ну да. Ломать не строить…


… - А это долгий путь, ведущий к старости. - заканчивает незаконченную фразу ЧжуВон и спрашивает. - Ты ведь тоже согласна со мной, что новое нужно создавать пока молод? Ты на шоу об этом говорила.


- Да. - соглашаюсь я. - В старости захочется иного, а не перемен.


- Откуда ты знаешь? - прищуривается на меня ЧжуВон.


- Экстраполирую в будущее окружающую обстановку и делаю прогнозы на основании получаемого опыта! - бодро рапортую я.


- Ну и язык у тебя! - неодобрительно качает головой ЧжуВон и продолжает. - Так вот. Чтобы мучительно не вспоминать в старости, чего мне хотелось изменить в молодые годы, я хочу жить прямо сейчас. Я имею в виду агентство о котором я тебе говорил. Если ты поможешь мне, то я помогу тебе.


Я вздыхаю, чувствуя себя уставшим слоном.


- ЧжуВон-оппа, как вы себе это представляете? - спрашиваю я. - У вас есть план?


- Плана пока нет. - смотря на меня честными глазами сознаётся “организатор” и поправляется. - Точного плана. План пока такой - всё должно быть хорошо.


ЧжуВон с улыбкой смотрит на меня.


- Просто я совсем недавно придумал идею с агентством. - объясняет он такой упрощённый подход. - Пыодробности и детали не прорабатывал, нет времени и доступа к сети.


- А у тебя есть подробный план развития твоего агентства? - спрашивает он у меня.


- Подробного нет. - тоже признаюсь я. - В общих чертах.


- Мы находимся в одинаковых условиях. - одобрительно кивнув, констатирует ЧжуВон. - Почему бы нам тогда не объединить свои усилия?


- Ради чего? - спрашиваю я.


- А чего ты хочешь? - спрашивает он меня.


- Зарабатывать много денег и жить свободной жизнью. - не задумываясь отвечаю я.


- Я тоже хочу жить свободной жизнью. - снова одобрительно кивает мне мой собеседник. - А деньги у меня уже есть. Как видишь, наши цели практически совпадают.


- Мне нужны подробности. - отвечаю я. - В целом всё выглядит обычно замечательно, пока дело не доходит до рассмотрения деталей. Вот тут-то и начинаются проблемы. Дьявол, как известно, скрывается в мелочах, ЧжуВон-оппа.


Чжу смотрит на меня. Я смотрю на него.


- Договор. - коротко произношу я. - В котором всё будет прописано до мелочей. Кто, что, сколько, когда и за что. И если он меня устроит, тогда я подумаю над вашим предложением, господин ЧжуВон.


- А если не устроит? - заинтересованно спрашивает ЧжуВон.


- Нет, значит нет. - отвечаю я и поясняю почему. - Я не собираюсь продаваться в рабство.


- А как же дядя? - спрашивают у меня.


- Вы дадите стопроцентную гарантию, что найдёте его?


ЧжуВон пожимает плечами.


- Стопроцентную не дам. - говорит он. - И никто не даст.


- Тогда может возникнуть ситуация, когда я подписываю договор, а вы, в силу ряда каких-то причин, не выполняете своё обещание. Что тогда? У меня уже возникли обязательства.


- Пропишем в договоре отдельным пунктом, что он вступает в силу лишь после того, как я сообщаю тебе в письменном виде о местонахождении твоего дяди. - предлагает ЧжуВон. - Так тебя устроит?


- Да, - киваю я. - Нужно будет только подумать и поработать над уточнением формулировок, а так выглядит неплохо.


- И это будет для меня стимулом выполнить свои обязательства. - указывает на ещё одну деталь ЧжуВон и одобрительно произносит. - А ты подросла как переговорщик! Смотришь разные варианты.


- Спасибо. - благодарю я и спрашиваю. - Так какие наши дальнейшие действия?


- Двадцать третьего числа у хальмони день рождения. - отвечает мне ЧжуВон. - Твоя задача - подготовить ей в подарок песню. Если она ей понравится, то тогда я смогу просить её, чтобы она помогла тебе. А я за это время подготовлю договор и дам тебе его на ознакомление.


- Почему мне тогда не обратиться сразу к твоей хальмони, раз опять всё зависит от меня? - подумав над последовательностью событий спрашиваю я.


- Я её любимый внук. - отвечает мне ЧжуВон. - И мои слова о тебе очень сильно повлияют на её решение.


Понятно. Предложение из тех, от которых не отказываются.


- Я поняла, господин ЧжуВон. - говорю я.


- Не надо обижаться. - советует мне ЧжуВон. - Моя будущая жизнь сейчас во многом зависит от тебя. Так что говорить я буду о тебе только хорошо.


Нда? Ладно, посмотрим. - думаю я, смотря на улыбающегося ЧжуВона.


В этот момент у него звонит телефон. Быстро достав мобильник, ЧжуВон бросает взгляд на его экран.


- Да мама, - говорит он, поднеся телефон к уху. - Добрый вечер. Что-то случилось?


Дальше я сижу и слушаю разговор, присутствуя в нём с одной стороны.


- Где ты? В госпитале? … Зачем было приезжать? … Да это ерунда! Уже почти не болит. … Мне просто нужно было срочно уйти. Не было времени оформлять пропуск. … Деловые переговоры. … Да, деловые переговоры, а не девушки! … (ЧжуВон бросает на меня быстрый взгляд, я делаю вид, что занят ловлей маслины в чашке палочками) … Всё нормально, мама, ничего не болит. … Я уже возвращаюсь. … Да, всё мама, прости. Я на переговорах. Я скоро вернусь… Да, пусть. Скажи им, что я возвращаюсь. … Спасибо, я тебя тоже люблю. … Да мам, да… Всё. Я позвоню.


ЧжуВон отключается и, положив телефон рядом с собою на стол, смотрит на меня. Я смотрю на него в ответ.


- Мама узнала, что я сломал рёбра. - помолчав, объясняет он ситуацию. - Она приехала в госпиталь, а там не смогли меня найти. Теперь все знают, что я в самоволке.


Ещё несколько мгновений смотрим друг на друга.


- Вот и папарацци пригодились. - говорю я. - Не зря я их вызывала.


Трек четвёртый



Время действия: тот же день, вечер


Место действия: дом семьи ЧжуВона



- Безобразие! - восклицает ИнХе, подытожив этим свой эмоциональный рассказ о том, какой эмоциональный ужас ей пришлось сегодня пережить. - Дрянная девчонка! Никогда не желаю её больше видеть!


Бабушка, поджав губы, несколько мгновений смотрит на неё.


- Невестка, - веско произносит она, - у твоего сына слабые кости. Почему? Ты правильно питалась, когда его вынашивала?


- А? - озадаченно замирает ИнХе от такого внезапного перехода.


- Когда в костях мало кальция, они становятся хрупкими. - с маской равнодушного судьи на лице проводит МуРан краткий медицинский ликбез. - Поэтому, я тебя спрашиваю - ты правильно питалась? Ты выполняла все указания врачей?


- А.. да…да… Конечно, мама! Конечно, я выполняла все указания! - испуганно оправдывается ИнХе. - Я же старалась для своего сыночка!


- Что же тога такое с его костями? - сделав паузу, спрашивает бабка.


- Врачи сказали, что удар пришёлся на повреждённые недавно кости. Вот они и не выдержали. - объясняет ИнХе делясь полученной в госпитале информацией.


- Вот оно что, - понимающе кивает бабушка. - Тогда всё понятно. Неудачное стечение обстоятельств.


- Но, мама, если бы она не кинулась ему на шею…


- Той сын, ИнХе, - пребывает её МуРан, - сейчас в том возрасте, когда девушки бросаются ему на шею. И это замечательно. Жаль, что случились неудачные обстоятельства.


- “Неудачные обстоятельства”? - не понимая, переспрашивает невестка.


- Да. - с нажимом произносит МуРан. - Они.


- А-а, тогда понятно, мама…- кивая, говорит ИнХе. - Я поняла. Просто они постоянно возникают, когда рядом с моим ЧжуВоном появляется ЮнМи.


- Я же тебе сказала - неудачные обстоятельства! - повторяет МуРан и сердится. - Что ты за бестолковая такая?


- Простите, мама. - наклоняя голову винится невестка.



Время действия: седьмое августа


Место действия: агентство “FAN Enterthament”. Кабинет директора ЮСона.



- Господин директор, есть не очень хорошие новости. - произносит КиХо, решив начать свой утренний доклад с “проблем”.


- Я слушаю. - отвечает ЮСон сидя за столом и положив на него руки.


- Из больницы, где находится ЮнМи, сообщили, что врачи настоятельно рекомендуют ей неделю постельного режима.


ЮСон на несколько мгновений задумывается.


- У меня сегодня назначена пресс-конференция, на которую приглашено дофига разных новостных компаний, - говорит он. - Если не будет Агдан, что я буду им показывать? Голые ноги ИнЧжон? Они, конечно хороши, но того добра кругом навалом. Журналистов этим не заинтересуешь.


ЮСон с вопросом смотрит на КиХо, взглядом предлагая тому высказаться по существу вопроса.


- Господин директор, тема пресс-конференции была заявлена как отчёт о японском промоушене группы “Корона”, - напоминает КиХо. - Я полагаю, что сообщить итоги можно при неполном присутствии группы.


ЮСон недовольно цыкает зубом.


- Агдан была главной причиной успеха, - поясняет он своё недовольство. - Если её не будет на пресс-конференции, многие будут разочарованы. Что там у неё случилось? Вчера врачи мне сказали, что вполне возможно, что за ночь её состояние нормализуется и она сможет присутствовать на конференции. А теперь они заявляют о неделе постельного режима. Как так? ЮнМи, что, стало хуже? В чём причина?


ЮСон вопросом смотрит на КиХо, требуя ответа.


- Господин директор, - отвечает тот. - Я не задавал такой вопрос врачам, но вполне допускаю, что изменение их рекомендаций может быть связанно со вчерашней прогулкой ЮнМи.


- Прогулкой? - удивляется ЮСон. - Что ещё за - “прогулка”? Я об этом ничего не знаю! Ну-ка, расскажи.


- Дело в том, что вчера вечером, у госпожи ЮнМи и господина ЧжуВона было свидание…


- Да ну?! - изумляется ЮСон и сомневается в правдивости услышанного. - У него же рёбра сломаны?! А у неё - сотрясение мозга!


- Тем не менее, это так. - делая скорбное выражение лица говорит КиХо. - Господин ЧжуВон и госпожа ЮнМи уехали вчера от больницы на микроавтобусе в неизвестном направлении. В интернете полно видео, на котором запечатлён момент, где они идут вместе к машине.


- Покажи! - требует ЮСон. - Где?


- Я без планшета, господин директор. Наберите у себя в браузере, в поисковой строке - “Свидание Агдан”, - предлагает КиХо директору. - В сети полно ссылок.


Через минуту, открыв свой планшет, ЮСон занимается изучением сетевого контента.


- “S-линия Агдан!”, - вслух читает он первое ему попавшееся и уточняет. - Двести двадцать пять тысяч просмотров… Выложено вчера…. И какая у неё линия?


ЮСон переходит по ссылке и смотрит короткое видео, которое показывает, как ЮнМи приходится спрыгнуть из дверей машины на землю из-за мешающей ей коробки в руках.


- Да, хорошая “линия”. - три раза просмотрев выложенное, оценивает он изгиб тела ЮнМи. - И двести двадцать пять с лишним тысяч, просмотров за сутки…


- Ноги ИнЧжон столько и за год не наберут, - подняв глаза от планшета и смотря на КиХо, констатирует ЮСон. - А ты мне предлагаешь проводить пресс-конференцию без ЮнМи… адджжж…


Неодобрительно помотав головой, директор возвращается к планшету.


- “Свидание Агдан” … - говорит он, начиная смотреть следующее видео.


- Пфф… - выдыхает он, закончив смотреть и выражая своим выдохом отношение к увиденному. - У первого - рёбра сломаны, у второй - сотрясение мозга. Можно сказать, еле ползут. Но всё равно, ползут в направлении “лав отеля”. Что значит, молодость! Эх, я в их годы…


Подняв голову вверх и смотря в потолок ЮСон на несколько секунд погружается в воспоминания.


- И что? - спрашивает он, опуская глаза на КиХо. - Это значит, она вчера развлекалась, несмотря ни на что, а сегодня врачи говорят, что ей работать - здоровье не позволяет?


ЮСон с вопросом во взгляде, в котором присутствует толика возмущения, смотрит на КиХо, ожидая его комментария этому обнаруженному им безобразию.


- Это была рекомендация врачей. - говорит в ответ тот, сделав неопределённое движение плечом.


- А работать, кто у меня будет? - спрашивает у него ЮСон и с сарказмом добавляет. - Они, что ли?


- Ничего не знаю, - сделав паузу, принимает решение он насчёт ЮнМи. - Чтобы была на пресс-конференции вместе со всеми! Ничего страшного с ней не случится. Если вчера ей здоровье позволяло кувыркаться с парнем, то сегодня ей его точно хватит, чтобы просто посидеть за столом!


- Понятно?! - с некоторой агрессией в голосе спрашивает ЮСон, подаваясь вперёд, к КиХо.


- Я понял, господин директор, - подтверждает тот.


- Тогда звони ей и говори, что её присутствие обязательно. - нормальным тоном и, откидываясь назад, приказывает ЮСон. - Если она не появится, штрафы будут такого размера, какого она никогда ещё в жизни не видела. Так ей и скажи.


- Будет сделано, господин директор. - наклоняет голову КиХо.


- У тебя есть ещё вопросы с ЮнМи? - интересуется ЮСон. - Если начали с неё, то, давай, закончим с ними, чтобы уже не возвращаться.


- Да. Есть ещё вопросы, - сознаётся КиХо. - Ночью поступило на почту предложение от журнала “MOLDIV”. Хотят интервью с Агдан и сообщают, что планируют сделать её “персоной месяца”. Это означает, что её фото поместят на обложку журнала.


- Что за журнал? - интересуется ЮСон.


- Журнал “MOLDIV”, тематика - журнал для молодёжи, общий тираж по всем странам шесть миллионов экземпляров, включая интернет-версии, местонахождение редакции - Гамбург.


- Ух ты, - одобрительно произносит ЮСон, делая круговое движение головой. - Гамбург! Конечно, давай им наше согласие. Международный уровень. Пусть шлют вариант договора.


- Будет сделано, - говорит КиХо, делая отметку у себя в блокноте.


- Ещё, японская киностудия “Shochiku” прислала предложение провести предварительные переговоры о покупки прав на произведение “Цветы для Элджернона” с целью создания на его основе сценария. “ШЮючаки” рассматривают возможность начала производства фильма.


ЮСон удивлённо смотрит на КиХо.


- Это же очень известная компания. - говорит он.


КиХо соглашаясь, молча наклоняет голову.


- Что за “Цветы” такие? - непонимающе спрашивает ЮСон.


- “Цветы для Элджернона”, это фантастический рассказ написанный Пак ЮнМи. - объясняет КиХо. - Издан два месяца назад в американском журнале “American fiction“.


- Да ну? - искренне не верит ему ЮСон, вновь подавшись вперёд.


- Я проверил данные, господин директор. Всё так, как я вам докладываю. - отвечает КиХо.


- Ничего себе! - ошеломлённо произносит ЮСон “опадая” назад в кресло. - Американский журнал…


Он несколько секунд размышляет над новой информацией и задумчиво подытоживает. - Это круто…


- А что за журнал? Большой тираж? - задаёт он новый вопрос.


- Подробных данных нет у меня нет, я знаю только то, что он считается популярным, занимается поддержкой авторов, пишущих в жанре фантастики. В нём можно опубликовать своё произведение бесплатно. Выходит раз в два месяца.


- А, ну это так… такой журнал. - махнув рукой, делает вывод ЮСон, но всё же интересуется. - А кому принадлежат права на произведение?


- Права полностью принадлежат ЮнМи. - отвечает тот и уточняет. - Рассказ был написан ею в школе “Кирин” для выполнения тестового задания для литературного конкурса. Поэтому, все права находятся у неё.


- Ничего себе, написала девочка, тестовое заданье. - удивляется ЮСон и качает головой. - Аж американцы напечатали.


- А что там за сюжет? “Лав стори”? - спрашивает он и с одобрением добавляет. - Элджерон, имя такое… звучное! Хорошо придумано! Женщинам нравятся такие имена.


- Элджернон - это лабораторная крыса. - с непроницаемым выражением на лице сообщает КиХо. - На ней ставили опыты.


- Да? - озадачивается ЮСон такой неожиданной подробности и секунды две помолчав, делает вывод. - Странный сюжет. Фильм по крысу? Кто это будет смотреть? Если только японцы. Они вечно любят что-нибудь эдакое, что нормальные люди больше пяти минут смотреть не станут. Одни их ящерицы, вылезающие из моря, чего стоят…


- Господин директор, крыса не главный герой сюжета… - пытается объяснить КиХо, но ЮСон его перебивает.


- Слава богу, - говорит он и добавляет, - но это уже не важно. Хотят они снимать такое, пусть снимают. Раз прав у нас на произведение нет, то денег особо с этого не получишь. Можно упомянуть об этом на сегодняшней пресс-конференции и всё.


- Что ответить компании “ШЮючаки“? - бесстрастно интересуется КиХо.


ЮСон задумывается.


- Вышли им наше согласие провести переговоры, - после небольшой паузы командует он, приняв решение. - У нас ещё поездка в Японию, может, для чего-то и пригодится. В качестве пиара, например.


- Будет сделано, господин директор. - обещает КиХо.


- И ещё, - говорит ЮСон, делясь только что пришедшей ему в голову мыслью. - Нужно сообщить об этом на пресс-конференции. Может, кто из корейской киноиндустрии заинтересуется. Раз японцы хотят и в Америке издали, то наши тоже могу решить, что им тоже нужно. Пиар никогда лишним не бывает, особенно, когда он не за счёт агентства.


- Я вас понял, господин директор. - отзывается КиХо.


- Что-то есть ещё, по ЮнМи? - спрашивает у него ЮСон.


- Это всё, господин директор. - отвечает КиХо. - Пока больше ничего нет.


- Отлично, - говорит ЮСон. - А то я даже начал уставать, говоря только о ней. Что ещё происходит в агентстве кроме ЮнМи, господин КиХо?



Время действия: тот же день, несколько позже


Место действия: больница, палата ЮнМи. Телефонный разговор.


- У меня голова кружится. - говорю я.


- А вчера, значит, всё нормально было? - с иронией в голосе отвечает мне ЮСон.


Некоторое время назад мне позвонил КиХо. Сообщил, что меня страсть как желают видеть в агентстве, на пресс-конференции. Получилось, практически как в песне Цоя.



… Телефон звонил, хотел, чтоб я встал, оделся и пошёл, а точнее - пробежал


Но только я его послал, сказал, что болен и устал и эту ночь не спал…



Конечно же, КиХо я никуда не посылал, вежливо ему сказал, что “не фурык”, а всё остальное прямо как оно есть. И болен, и устал, и ночь урывками спал. То ли сон, то ли бред… Кусками как-то. Сказал КиХо, что не могу, и не просите, тот отвалил, и вот теперь мне названивает недовольный ЮСон, пытаясь уговорить на посещение мероприятия. Я никак не могу понять, почему нельзя обойтись без меня?


- Вчера был высокий уровень адреналина. - объясняю я. - Он нивелировал болезненные ощущения, а сегодня он закончился, адреналин. И у меня всё плохо…


- Адреналин, это Ким ЧжуВон? Ты его так называешь? - явно прикалываясь, интересуется ЮСон.


Что вы имеете в виду, господин директор? - интересуюсь я, поскольку соображаю несколько замедлено.


- Вчера, твой отъезд из больницы в “лав отель” вместе с “адреналином” каким-то образом зафиксировала масса народа. - сообщает мне ЮСон. - Все всё естественно выложили в сеть, и сейчас вся Корея рассматривает и обсуждает эти видео. Видео, на которых отчётливо видно, что хоть у тебя есть проблемы со здоровьем, но не настолько большие, чтобы не дать тебе поехать поразвлечься!


Что он имеет в виду? - думаю я. - Он что, хочет сказать, что я поехал с ЧжуВоном в… ? Вот он дебил, раз подумал про такое! Впрочем, он мне сам предлагал позавчера хорошенько поразвлечься, с намёком на определённый вид этого развлечения. Отсюда и вывод он сделал соответствующий… Блин, ну и жертвуй собой ради других! Черт-те, что про тебя потом придумают!


- Поэтому, - говорит ЮСон, - ЮнМи, хватит ломаться. Я понимаю, ночка была бурная, но, надо работать. Время ещё есть, приходи в себя и приезжай в агентство. Я тебя жду. Группа тебя ждёт. Все тебя ждут. И новости тебя ждут, от которых ты обалдеешь.


- На кой я там нужна? - недовольно спрашиваю я, сделав перед этим паузу, во время которой я мысленно послал директора в пень, с его сексуальными фантазиями.


- Я сделаю краткий отчёт для СМИ по финансовому итогу японского промоушена, - сообщает мне в ответ ЮСон и соблазняет. - Ты не хочешь узнать, сколько ты заработала?


- Хочу. - подумав, отвечаю я.


- Ну так приезжай и узнаешь!


- Меня тошнит, и голова кружится. - жалуюсь я. - Меня в машине укачает.


- ЮнМи, мне надоело заниматься уговорами. - теряет терпение ЮСон. - У тебя есть расписание, в котором стоит мероприятие. Будь добра выполнять его. Если ты не приедешь на конференцию, я тебе выпишу штраф за невыполнение. И тогда всё, что ты заработала в Японии, уйдёт в штраф!


- Что, всё? - не верю я.


- Я постараюсь накрутит по максимуму. - бодро обещает мне директор.


- Я так мало заработала в Японии, что этого хватит только на штраф? - удивляюсь я.


- Вот приезжай и узнаешь, сколько ты заработала!


От блин… сдохнуть не дадут… Похоже придётся-таки тащиться…


- Хорошо, я буду. - обещаю я.


- Отлично. - повеселевшим голосом говорит ЮСон.


- Господин директор, - говорю я. - Есть технические вопросы, которые нужно срочно решать. Мне нужен “титчер”, чтобы подтянуть английское произношение у группы. Завтра.


- Это для чего? - интересуется ЮСон.


- У меня есть текст песни для военных на пятнадцатое августа. Над ним можно уже работать. Музыка будет позже. Когда я смогу сесть за “Korg”.


- Эта та, что вчера пришла тебе в голову, когда по ней стукнули стволом от миномёта? - ехидно уточняет ЮСон и не получив от меня быстрого ответа, продолжает. - Она, что, будет на английском?


- Да, она будет на английском. - подтверждаю я, не став отвечать на ехидство.


- В день независимости Кореи ты собираешься исполнить песню о её доблестных защитниках на английском языке? - недоумевает ЮСон. - Кто её поймёт?


- У нас вся страна всю жизнь учит английский язык, господин директор. - напоминаю я об известном факте. - Кто-нибудь, да поймёт.


- Почему нельзя сделать так, чтобы поняли все? - продолжает недоумевать ЮСон. - Зачем английский?


Я на несколько мгновений задумываюсь, подбирая аргумент повесомее. Умственное напряжение даётся с трудом.


- Пора парням выходить на международную арену, - говорю я, имея в виду “драконов”. - Пусть о нашей доблестной армии знают не только у нас, но и во всём мире. Английский - международный язык. Кого как не его использовать для глобального прославления нашей армии?


Получив объяснение ЮСон тоже задумывается, видимо - “переваривая”.


- Звучит неплохо. - спустя пару секунд признаёт он. - Но я её ещё не слышал. Может, она не подойдёт? А ты уже хочешь тратить на неё деньги.


- Вы её и не услышите пока хотя бы СонЁн не будет готова. - говорю я. - А времени почти нет.


- Может, тогда всё же использовать корейский язык, раз так сложно? - снова принимается за своё ЮСон.


- Господин директор, в Японии вы сказали, что я могу делать с группой всё, что хочу, - напоминаю я об имевшем место факте. - Я хочу, чтобы они пели на английском.


- Хорошо, обсудим это не по телефону. Приезжай, поговорим. - вздохнув, отвечает мне начальник.


- И ещё, господин директор, - вспоминаю я. - Мне нужна ЁнЭ. Для нормальной работы мне нужен мой менеджер. За что я ему деньги плачу?


- Я понял. - говорит ЮСон. - приезжай и получишь на неё пропуск в агентство.


- Я буду. - обещаю я.



Место действия: автомобильная стоянка у здания агентства “FAN Enterthament”


Время действия: незадолго до начала пресс-конференции



На стоянку въезжает минивэн ЮнМи останавливается. Дверь машины открывается и в проёме появляется бледная ЮнМи, поддерживаемая секюрити. Сойдя на землю, ЮнМи делает шаг вбок, её скрючивает пополам и начинает рвать.



(несколько позже. Агентство. Телефонный звонок.)



- Господин директор, Агдан стало плохо!


- Что значит - плохо? Где она?


- Она в агентстве, но, когда она приехала, её вырвало. Она очень бледная и вся в поту.


- Вот чёрт! Где наш медик? Он её смотрел?


- Да, он рядом с ней. Он говорит, что ей нужно срочно в больницу. Сотрясение мозга - это опасно. Он сказал, что ходить в таком состоянии нельзя, может развиться отёк мозга, который может привести к смерти.


- Аджжж! Пропала моя замечательная пресс-конференция!


- Что мне делать, директор ЮСон?


- Подожди, я сейчас приду, посмотрю на неё и приму решение. Где именно она сейчас?


- На первом этаже, комната охраны, прямо у выхода на стоянку.


- Иду.



(чат, который никогда не спит)



[*.*] - “Агентство “FAN Enterthament” объявила о сумме заработка группы “Корона” за время месячного промоушена, и которая будет выплачена непосредственно участницам. Сумма составила один миллиард вон!!!”


[*.*] - Офигеть, сколько они заработали!!


[*.*] - Если разделить сумму на семь участниц, то не так уж и много выходит.


[*.*] - Почти по сто сорок три миллиона на каждую! Я бы тоже хотела так немного получить!


[*.*] - Если разделить на двенадцать месяцев, то там и двенадцати миллионов вон на месяц не получается.


[*.*] - Так это они заработали за месяц, а не за год! У них ещё осталось одиннадцать месяцев, в которые они ещё будут зарабатывать!


[*.*] - Жизнь так несправедлива. Знаменитости зарабатывают так легко и так много, что когда смотришь на свою зарплату, то понимаешь, что занимаешься в жизни совсем не тем, чем нужно.


[*.*] - Я бы не стала утверждать, что они зарабатывают легко. У девочек был реально уставший вид в аэропорту, когда они возвращались.


[*.*] - Ты бы видела мой вид, когда я возвращаюсь домой после работы! Сразу бы поняла, кто реально устал!


[*.*] - Они звёзды. Они всегда должны выглядеть как звёзды, как бы они не устали.


[*.*] - Директор ЮСон заявил, что группа будет теперь следовать более взрослому концепту. Интересно, как это будет выглядеть?


[*.*] - Чего там интересного? Будет ваша “Корона” в одних трусах танцевать, даже без “защитных шортиков”, да и всё! Полно таких “взросленьких” кругом.


[*.*] - Пошёл отсюда, хейтер!


[*.*] - Я не хейтер, я просто говорю правду. Если она вам не нравится, она не перестаёт от этого быть правдой.


[*.*] - Агдан - несовершеннолетняя. Агентство на такое не пойдёт. Служба надзора сразу запретит к показу на телевиденье такие клипы.


[*.*] - “Корону” и так скоро запретят к показу. “Совоны” собирают голоса под петицией в “Синий дом”, чтобы их отрезали от телевиденья. Как предателей нации за поездку в Японию.


[*.*] - Вот “совоны”, гады!


[*.*] - Да, похоже, им зависть спать спокойно не даёт.


[*.*] - “Совоны” - глупыши. “Корона” и так сейчас будет участвовать во всяких шоу по минимуму. Они будут готовиться к выступлению в “Tokyo Dome”. Даже если их не пригласят на корейское телевиденье, то за один этот концерт в Японии они заработают больше, чем здесь за целый год.


[*.*] - Плюс ещё вечную славу в памяти Халлю. Они первая корейская группа, которая даст свой концерт в “Tokyo Dome”! “Соши” проиграли нашим девочкам, кх-кх-кх…


[*.*] - Не нужно так говорить. “Соши” тоже замечательная группа. Они много работают и достойны славы и уважения.


[*.*] - Да, не нужно так говорить.


[*.*] - Директор ЮСон когда говорил об этом, был такой гордый! Кстати, кто-нибудь знает, откуда он? Он выглядит молодым и энергичным.


[*.*] - Я где-то читала, что он учился в Америке.


[*.*] - Оу-у, тогда понятно, откуда у него такой напор. Он повидал мир и смотрит на него по-иному, а не так как тут принято. Дали человеку возможность проявить себя, сразу и результат!


[*.*] - Японский помоушен готовил президент СанХён. Достижения директора ЮСона, это результат его подготовительной работы.


[*.*] - А что с президентом СанХёном? Кто-то что-то знает о нём?


[*.*] - Ты не смотрела пресс-конференцию? ЮСон сделал заявление о его состоянии здоровья.


[*.*] - Я не смотрела. После того, как я прихожу домой после работы, я лежу минимум час, чтобы просто прийти в себя. Даже планшет держать в руках сил нет. Времени катастрофически не на что не хватает.


[*.*] - Что у тебя за работа?


[*.*] - Я работаю в очень тупом офисе. Очень, очень тупом. А начальник в нём - просто идиот.


[*.*] - Я тебя понимаю. Президенту СанХёну стало лучше и сейчас японские врачи готовятся сделать ему операцию


[*.*] - Понятно… Здоровья ему. Я видела фото с пресс-конференции, но не заметила на них Агдан. Почему её не было? С ней всё в порядке?


[*.*] - Она в больнице. Ей на голову упал миномёт.


[*.*] - Агдан упал на голову миномет?! Ха-ха-ха! Фига себе, вот это голова у девчули!


[*.*] - Голова у неё, что надо! Её песня для СонЁн сделала в Японии двойную платину!


[*.*] - А две обещанные ею песни в Billboard так и не попали!


[*.*] - О господи, не начинайте опять эту пластинку!


[*.*] - Я вчера видела на видео, как её жених принёс цветы ей в больницу. Так мило. Он сам пострадал от падения миномёта, видно было, что ему трудно идти, но всё равно, пришёл узнать о самочувствии своей девушки. Я даже подумать не могла, что такой брутальный оппа, такой романтичный!


[*.*] - Почему одним и слава, и деньги, и богатый жених-романтик, приносящий букеты роз? Всё, как в сказке. А тут каждый день честно работаешь до усрачки, а тебе только тупой офис и начальник - идиот. Вот почему?


[*.*] - Как думаете, он на ней действительно женится?


[*.*] - Тогда это будет корейская сказка.


[*.*] - Молодец, Агдан! Крепко держи его! Не дай ему ускользнуть!


[*.*] - Да, Агдан. Крепко держи его за его богатый член! Не дай ему ускользнуть! Кх-кх-кх…


[*.*] - Кто тут пишет такие глупости? И чем занят модератор на форуме?


[*.*] - Агдан не надо никого ни за что держать. Она сама способно организовать себе финансовое благополучие!


[*.*] - Да она за него не только подержалась! Видели видео, где её рвало возле машины? Она уже беременная!


[*.*] - Чё?! Чё ты тут гонишь?!


[*.*] - А с чего такое удивление? Если девушка встречается с парнем, то дальнейшие события в их жизни предсказать не трудно, кх-кх-кх…


[*.*] - Они не будут сейчас заводить детей. Им сейчас некогда.


[*.*] - Дети в такой ситуации “заводятся” сами. В ситуации, когда в паре один принц, а вторая - нищенка с окраины.


[*.*] - Боже, что за люди? Готовы писать о других всякую чушь, чтобы хоть как-то возвысится в собственных глазах!


[*.*] - Не обращайте внимания. Пишите администратору с указанием на нарушение правил форума. Он забанит неадекватов. Лучше давайте обсудим вопрос о том, что японцы собрались снимать фильм по рассказу Агдан. Что это за рассказ? Кто-нибудь его читал? О чём там?


[*.*] - Говорят, что он целиком на английском языке.


[*.*] - Пф… И как его тогда можно прочесть?


[*.*] - В твоей школе не преподавали английский?


[*.*] - А что, в Корее есть школы, в которых его не преподают?


[*.*] - Тогда не вижу проблем. Берёшь и читаешь. Он выложен на сайте школы “Кирин” в разделе - “Литературные конкурсы”.


[*.*] - Но это же нужно всякие идиомы знать, всякие разговорные обороты… Мой английский не настолько хорош, чтобы я могла себе это позволить. Думаю, Агдан должна перевести своё произведение на родной язык. Раз она его написала, то это будет ей сделать несложно.


[*.*] - А я вот что думаю! Раз Японцы захотели купить права, то значит, они видят в этом смысл! Япошки, они хитрые, сразу чувствуют, где поживиться можно! Всех лучших наших специалистов к себе деньгами переманивают. Может, они хотят так же поступить и с Агдан? Переманят её к себе и будут потом писать в титрах, что она не корейская писательница, а японская. И всё! Опять нас обманут!


[*.*] - Что она хоть написала-то, эта Агдан?


[*.*] - Пока здесь никто не знает.


[*.*] - Чего тогда крик стоит?


[*.*] - Говорят, что про крысу, которую подвергали исследованиям. Фантастика.


[*.*] - Что-то звучит не очень…


[*.*] - Но американцы же в своём журнале “American fiction” напечатали? И японцы захотели права купить. Значит, что-то там есть?


[*.*] - Агдан первая в истории Кореи девушка-писательница, фантастическое произведение которой напечатали в американском журнале “American fiction“. Это установленный факт. Вот ссылка [ссылка].


[*.*] - Офигеть!


[*.*] - А чё она всегда - первая?


[*.*] - Она инопланетянка.


[*.*] - Ой, не начинайте!


[*.*] - А чего не начинайте? Вы видели, какой она нож жениху подарила? На него смотреть страшно, не то, что в руки взять! Земной девушке в голову не придёт такое подарить. Это же оружие для убийства!


[*.*] - У её жениха такое лицо было, когда он в коробку заглянул! Кх-кх-кх… Я бы десять раз подумал, прежде чем связываться с девушкой, которая дарит такие подарки.


[*.*] - А знаете, что я предлагаю? Давайте напишем петицию, чтобы права Японцам не продавали! Чтобы правительство дало указание нашим кинокомпаниям снять его здесь, в Корее! Соберём триста тысяч подписей и подадим в “Синий дом”! Как вам моя идея?


[*.*] - Правильно! Нечего нам разбрасываться. Стране тоже слава нужна!


[*.*] - Я сомневаюсь, что наши кинокомпании просто так возьмут и согласятся. Наверняка они захотят, чтобы им на это дали денег.


[*.*] - Ну так пусть дадут! У нас, что, денег в стране нет? Во всём Сеуле все светофоры на новые заменили! С третьим полом!


[*.*] - Ага, жуть такая! Я как увижу, что “третий пол” моргает, вздрагиваю. Никак не отделаюсь от мысли, что он предупреждает о приближении извращенцев!


[*.*] - Если взять все деньги, потраченные на светофоры, можно такой бюджет для фильма сделать! Хватит даже на то, чтобы пригласить американских мировых звёзд!


[*.*] - Деньги на светофоры уже потрачены. Если правительство, что-то теперь и выделит, это будет такая мизерная сумма, что будет просто стыдно произносить её вслух. И на главные роли придётся приглашать корейских студентов. И кто станет смотреть такой фильм?


[*.*] - Фэндом может собрать деньги.


[*.*] - Это всё ерунда. Нужен богатый инвестор.


[*.*] - Так есть такой! Жених Агдан. Пусть компания его семьи профинансирует съёмки!


[*.*] - Точно! Пусть отблагодарит Агдан. Подарок за первенца!


[*.*] - Первенца? А что, Агдан - беремена?


[*.*] - Идите вы в жопу, фейкомётчики!!


[*.*] - Ха-ха-ха! Бомбануло, бомбануло!


[*.*] - Где админ?! Он собирается делать модерацию на форуме или нет?!



…..( форум не спит)….



Время действия: примерно в это время


Место действия: небольшая комната в агентстве, в которой находятся только лишь участницы группы “Корона”



- Это что же получается, что СонЁн заработала больше всех почти в два раза? - смотря в полученный листок в котором приведён “расклад по деньгам” удивлённо вопрошает ИнЧжон.


Она поднимает взгляд и смотрит на СонЁн, зачем-то ожидая от неё подтверждения, хотя в полученной бумажке всё написано яснее ясного. Та же, смотрит в свой листок, делая вид, что увлечена его изучением и ничего не слышит.


- СонЁн продала синглов на “двойную платину”, - объясняет ей причину такого факта КюРи. - Было бы удивительно, если бы у всех вышло поровну.


- А ЮнМи что пела? - не сдаётся в поиске личной несправедливости к своей персоне ИнЧжон. - Она-то с чего вторая по заработку?


- У ЮнМи было полно индивидуальных рекламных компаний, - напоминает ей КюРи. - Она хорошо на них заработала.


ИнЧжон недовольно поджимает губы, понимая, что вроде всё “сходится” и никто её персонально не обидел.


- Ладно тебе, онни. - успокаивая, говорит ей неунывающая БоРам. - Я с тобой вместе, в самом низу. Мы с тобой - фундамент, на котором всё держится!


БоРам лучезарно улыбается, ИнЧжон хмурится.


- Могли бы и этого не получить. - говорит ХёМин, вступая в разговор. - Вспомни, как всё было? Думали, что промоушен в Японии вообще отменят. А когда всё же прилетели, не ожидали, что так всё удачно пойдёт. О том, что столько заработаем, даже не мечтали. Здесь бы, у нас, мы бы бесплатно отработали. Чего на жизнь жаловаться?


- Не забывай об этом. - советует она, обращаясь к ИнЧжон. - Да и разница между всеми в группе по деньгам небольшая. Больше всех получили СонЁн и ЮнМи. А остальные - примерно одинаково. Сейчас нужно думать, как закрепить успех, а не выяснять, почему кто-то получил больше. Нужно готовиться к концерту в “Tokyo Dome”. Будет успех, будем потом зарабатывать каждый месяц как сейчас.


ИнЧжон вздыхает.


- Просто, почему меня самой последней написали? - обиженно говорит она. - Словно я - хуже всех.


- Но должны же были кого-то написать последней? - удивляется её словам ХёМин.


БоРам подходит к ИнЧжон и, обняв, прижимается к ней.


- Онни, - предлагает она, смотря снизу верх и улыбаясь, - хочешь, я попрошу, чтобы меня в списке всегда печатали последней? Я и так самая маленькая, мне не страшно.


ИнЧжон, отстранившись, секунды три смотрит на обнимающую её БоРам и тоже начинает улыбаться.


- Не надо ничего просить, - говорит она ей. - пусть пишут, как им нравится.


- ИнЧжон, я вообще не понимаю, что вдруг за детские обиды? - удивляется ДжиХён. - Ты никогда же до этого не считала, на каком ты месте?


- Давайте прекратим выяснять, свой уровень и займёмся обсуждением главного. - предлагает всем СонЁн не став ждать, что ответит ИнЧжон. - Мы достигли успеха и у нас стало больше поклонников. Но с успехом увеличивается не только их число. Увеличивается и число антифанов. Отношение нации от нашей поездки в Японию неоднозначное. Антияпонские настроения сейчас очень сильны, а мы зарабатываем там деньги. Вы же сами слышали, какие вопросы задавали журналисты?


- Да, - кивает головой БоРам. - Всё интересовались, не хотим ли мы отказаться от дальнейшего продвижения в Японии? Это было бы патриотично.


- Я всё хотела в ответ у них поинтересоваться, на что мы будем потом жить, но не решилась. - признаётся ХёМин.


- Эти журналюги такие противные, - кивнув, соглашается с ней ДжиХён.


- И что ты предлагаешь? - спрашивает БоРам, обращаясь к СонЁн.


- Я говорю о том, что на нас сейчас обращено взглядов больше, чем когда-либо было. - отвечает СонЁн. - Поэтому, нужно быть очень внимательными, чтобы не создать повод для атаки. Не только не говорить на провокационные темы, но и демонстрировать своё соответствие “кодексу айдола”. Что мы крепкая, дружная группа и у нас нет разногласий. Это, кстати, будет полезно и для будущего нашего продвижения в Японии.


Сделав паузу, видно желая, чтобы её слова лучше - “отложились” в головах у собеседниц, СонЁн обводит их взглядом.


- Что делать-то надо? - спешивает, не выдержав паузы, БоРам. - Ты это просто так говоришь, или у тебя есть конкретное предложение?


- ЮнМи - участница нашей группы. - отвечает ей СонЁн. - Она сейчас в больнице. Нам нужно её навестить. Я предлагаю просить директора ЮСона организовать нам поездку. Со сьёмками. Чтобы снятое видео выложить для фанатов.


- Наша “Снежная королева” ничего не упустит. - очень одобрительно произносит ДжиХён. - Ты прямо как АйЮ скоро будешь.


- В смысле? - не понимает её СонЁн.


- Заботишься о других, но и себя не забываешь. - объясняет ей свои слова ДжиХён. - Директор ЮСон сказал, что ЮнМи хочет, чтобы ты была солисткой её новой песни для армии. Так ведь?


- А что в этом неправильного? - удивляется СонЁн. - Я главная солистка группы. Что не так? Когда ЮнМи отдала “Porque te vas” БоРам, я разве хоть словом возразила? ЮнМи автор, она решает, кто будет исполнять её песни!


- То-то и оно, - непонятно бурчит себе под нос ДжиХён на которую с вопросом и удивлением смотрит СонЁн, ожидая ответа.


- Не ругайтесь, - просит всех БоРам. - Не забывайте, что мы теперь топ-группа Кореи. Мы первые, кто будет выступать в “Tokyo Dom”. Если мы сейчас разругаемся, то успеха у нас не будет.


СонЁн недовольно пожимает губы.


- ЮнМи - главная! - сделав паузу, решительным тоном заявляет она. - Она “вытащила” нас в Японии и у меня предчувствие, что она “потащит” нас и дальше! Я в неё - верю! Поэтому, нам нужно беречь и заботится о ней, чтобы о нашем сегодняшнем успехе не говорили завтра как о какой-то случайной … флуктуации!


СонЁн обводит взглядом группу, втянувшую головы в плечи от такого внезапного яростного выступления.


- Я - хочу работать! - решительно восклицает она, сжимая кулаки и поднимая руки перед собой. - И я верю в ЮнМи! Поэтому, я буду пересекать всякие ссоры в группе! И мне плевать, будете вы на это обижаться или нет! Понятно?!


Учащённо дыша и крепко сжимая кулаки, СонЁн обводит яростным взглядом онемевшую группу.


- Офигеть. - произносит ДжиХён, первой придя в себя. - СонЁн разозлилась!


БоРам, тоже “отмерев”, делает несколько шагов к СонЁн и обнимает её за талию, прижимаясь.


- “Королева”, я с тобой. - говорит она. - Я буду бить всех, на кого ты покажешь. Только не кричи так. Береги голос.


- Очень страшно, РамБо. - говорит ХёМин, насмешливо смотря на БоРам.


- А я попрошу ИнЧжон мне помочь. - ничуть не смущаясь отвечает ей она. - Вдвоём с ней мы со всеми справимся! Да ИнЧжон?


ИнЧжон, стоявшие последние три секунды с отвисшей челюстью, закрывает рот и начинает думать над ответом БоРам.


- Это что у нас, “выпуск пара” после промоушена? - интересуется ХёМин. - Если да, то я не против. Давайте ещё подерёмся подушками, мы давно это не делали. А если серьёзно, то я за СонЁн. Действительно, давайте сосредоточимся на работе. ИнЧжон!


- Да? - с вопросом в глазах поворачивает к неё голову та.


- Я понимаю, что ЮнМи тебя обидела, - говорит ХёМин. - И ты её не простила. Но она глупая школьница, у которой в голове ветер. Я не думаю, что она специально выбрала тебя своей мишенью для издевательств. Наверняка, попадись ей под руку не твой рисунок, а мой, или чей-то ещё, она поступила бы так же. Просто потому, что она ещё молодая дура, внезапно попавшая во взрослую жизнь. Ведь так?


ИнЧжон молча наклоняет голову к плечу, как бы говоря - “может оно и так, но…”


- Подумай о том, что ты ей уже отомстила за это. - предлагает ХёМин и напоминает. - Вспомни, как ты с КюРи оцарапали ей щёку, когда дрались с ней. Ей тоже было больно, как и тебе.


ХёМин замолкает, смотря на ИнЧжон и ожидая, что та скажет. ИнЧжон удивлённо смотрит на неё, осмысляя прозвучавшие слова.


- Только не стоит выяснять, кому было больней. - предлагает ХёМин. - Эта дорога не имеет конца.


- Онни, какая ты умная! - восхищается БоРам словами ХёМин. - Прямо как Ким БуСик!


ХёМин с удовольствием смотрит на неё.


- Онни, я люблю тебя!


Бросив СонЁн и вытянув вперёд руки, БоРам устремляется мелкими шажками к ХёМин.


- Ты мне дашь немножко своей мудрости? - спрашивает она, обхватив её руками и заглядывая снизу с умильным выражением на лице.


- Это фраза из дорамы “Юные копы“. - с улыбкой смотря на неё, отвечает ХёМин не став присваивать авторство фразы и добавляет. - К счастью я не настолько мудра, как ты это думаешь.


- Почему - “к счастью”? - не понимает БоРам.


- Мудрость - это возраст. - объясняет ей ХёМин. - А я ещё хочу пожить. Я вообще ещё, можно сказать - не жила.


- Я тоже не жила! - поддерживает её БоРам. - Одни сплошные тренировки всё время! Где мой оппа, который ждёт меня?!


- Наверное, он не знает ещё о твоём существовании? - делает предположение ХёМин.


- Как это - не знает? - обиженно выпячивает губки БоРам. - Я звезда! Обо мне вся Корея знает!


Отпустив ХёМин и сделав шаг назад, БоРам становится в позу “я звезда”, как она это понимает.


- Давайте, в детство впадать не будем? - предлагает смеющейся группе СонЁн, ещё не до конца “остывшая” после своей “вспышки”.


- А что будем делать? - поворачивается к ней БоРам. - Подушками драться?


Теперь уже смеются все, включая и СонЁн.



Время действия: следующий день, утро


Место действия: палата ЮнМи в больнице



Лежу, никого не трогаю, ни на что не претендую, слушаю радио. Вчера была предпринята неудачная попытка попасть на пресс-конференцию. Ещё по дороге меня начало мутить, а по прибытию в агентство меня просто конкретно “вывернуло”. Хорошо, что не в машине. После этого “казуса” вокруг меня побегали, побегали, похлопотали и отправили от греха подальше назад, в больницу. Про “грех” им рассказал умный человек, который работает в агентстве дежурным медиком, что ли? Точно не знаю, какая у него должность, но держат его как раз для таких случаев - как самую первую помощь, если вдруг кого “ахнет”. Народу в агентстве много, вполне разумно проявить руководству такую заботливую предусмотрительность о персонале. Так вот, этот умный человек сказал - “вы чё, дураки, что ли? У неё же сейчас отёк может начаться, мозги из ушей полезут!”


Конечно, он не так сказал, а со всеми положенными для общения с людьми корейскими заморочками, но смысл, если в одном предложении передавать - тот самый. И меня после этого, быстренько отвезли назад в больницу, где меня не встретили как родного. Вообще не встретили. Такая вот тут странная организация больничного дела. Вот сказал тебе врач, к примеру - “жрать нельзя!”. А ты жрёшь. И персоналу больницы на это пофиг. Тебе же сказали? Сказали! Ну и всё. Дальше твоё дело, как ты полученную информацию употребишь. Твоя жизнь, твоё тело. Чем больше ты у них “пролечишься” тем больше они заработают. Капитализм!


Поэтому, когда меня “вернули” назад на оплаченную больничную койку, никто не стал возмущаться, что-то запрещать, как-то вразумлять. Ещё раз перечислили мне список рекомендаций и всё. Давай, дерзай! Вот, придерживаюсь рекомендаций - лежу, прислушиваясь к самочувствию. Контролирую - не лезут ли из ушей мозги?


Ноутбук - нельзя, телевизор - нельзя, планшет - нельзя, телефон, на экран длительно смотреть - тоже нельзя. Всё, что связанно с напряжением зрения - нельзя. Итог - лежу, слушаю всё в “аудио формате”. Нахожу в сети интересующее меня видео, или звукозапись, запускаю, кладу планшет рядом собой на постель и слушаю через наушники. Таким образом прослушал пресс-конференцию в агентстве, на которую я ехал, но так и не попал. ЮСон - “красавчег”! Набрал “козырей” и как кто задаст каверзный вопрос из журналистов, он ими “на! на! По наглой рыжей морде!”


Если послушать, что там рассказывали на пресс-конференции, не будучи при этом участником происходивших событий, то “Корона” выглядит как группа, где-то вровень с такими известными мне “титанами славы и сборов” как “Queen”, “Arabesque” или “Modern talking”. Заработали за месяц миллиард вон себе на зарплату, увеличили фанбазу в четыре раза и подписали контракт на полноразмерный концерт в “Tokyo Dom”, чего тут, оказывается, ещё ни разу не было у женской корейской группы. Да и мужской тоже. Последнее, впрочем, не факт. Нужно уточнять. Не уверен.


Поэтому, все попытки представителей СМИ “педалировать” тему о “патриотизме”, разбивались о “железобетонную позицию” представителей агентства “FAN Enterthament” в лице ЮСона. Типа вроде - “да, мы знали, что страна напрягает все силы в негодовании от японских поползновений. И мы тоже, участвовали в этом, напрягались вместе с нацией. Поехали прямо в стан врага и показали им, как наши девки гарно танцуют! Враги и сдались после этого. Кучу денег заплатили, кучу контрактов на будущее подписали и слёзно просили нас приезжать ещё, потому, что поняли, что корейцы - лучше. Ура, мы победили! Так чего вам ещё надо?”.


Это я конечно - опять же утрирую, сублимируя сказанное всё ЮСоном в несколько предложений, но вот слушая “тексторечия” журналюг на конференции и дополнительно ознакомившись самостоятельно с мнениями ведущих тв-программ и сетевых блогеров, создалось у меня ощущение, что все бы были больше рады, если бы нас пинками выгнали из Японии, не заплатив нам при этом ни йены. Вот это было бы в тему! Победа, оно, конечно, хорошо, но именно сейчас, как я понимаю, поражение было бы гораздо лучше. И все на него надеялись. Сволочи, короче.


Что меня больше всего удивило, так это момент, когда ЮСон сообщил, что Японцы желают купить права на “Цветы для Элджернона”. А я уже про них и забыл совсем! Оказывается, в Америке их таки напечатали в известном журнале, который издаётся чуть ли со времён её основания. И похоже, оттуда японцы их и “дёрнули”. Вот елки-палки, меня уже по всему миру читают! Впрочем, не меня, но я тоже - “приложил к этому руку”. Здорово, конечно, но с момента, когда я это услышал, мне не даёт покоя вопрос - “что же японцы могут на этом снять?” Чё-то вот даже и не представляю, как говорится. И главное, чем больше я пытаюсь представить, тем меньше и меньше у меня это выходит. Японцы и “Цветы”. Как они друг с другом совпадают? Почему им это вдруг понравилось? …. Нет ответа!


А ещё меня сильно беспокоит вопрос сроков. Пятнадцатое приближается неумолимо, как айсберг, а я, в больничной койке, на его пути, словно сейнер с отказавшим управлением. Из последних сил передал вчера в агентстве текст песни, чтобы его отдали СонЁн, надеюсь, что из этого выйдет что-то путное, а не “как всегда” …


Поднимаю голову на звук открывшейся двери. В палату, с телефоном в руке входит ЁнЭ. Сегодня, прямо с утра, она появилась в больнице, сообщила, что ей позвонил директор ЮСон, что пропуск в агентство у неё есть. Она весьма довольна, что вновь работает, поэтому, я у неё под постоянным вниманием.


- Звонили из агентства, - говорит ЁнЭ и словно в доказательство показывая телефон. - Господин КиХо сказал, что к тебе едут твои онни. С ними вместе съёмочная группа. Нужно подготовиться.


Сдохнуть не дадут… - думаю я.



Конец трека четыре


Дальше книга будет выкладываться на АТ - https://author.today/work/46826


С уважением,


Андрей