Тело в аренду (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Алекс Найт Тело в аренду

Глава 1

Диана.

Уверенной походкой вошла в отдел кадров. По крайней мере, мне казалось, что походка у меня уверенная. На самом деле я жутко волновалась. Собиралась узнавать о вакантных местах. Несколько месяцев назад свершилось великое событие, я получила диплом о Высшем образовании, и все не решалась идти на повышение, пока меня не пнула начальница. Мол коллектив коллективом (а он у нас классный), а забывать о себе нельзя. И вот я шла в отдел кадров, намереваясь попрощаться с должностью штатного специалиста колл-центра.

— Что у вас? — Строгая женщина подняла взгляд от бумаг на своем столе, оглядела меня, чуть опустив очки на переносице. Постаралась приосаниться под ее изучающим взглядом. По такому случаю даже оделась не как обычно в удобное, а облачилась в праздничную голубую блузку, черную юбку-карандаш и высокие каблуки. В этом наряде я защитила диплом и надеялась, что и сейчас представительный вид расположит ко мне собеседницу и наряд принесет удачу, ведь диплом я защитила на отлично.

— Добрый день, Анастасия Тимофеевна! — Открыто улыбнулась женщине. — Екатерина Андреевна должна была предупредить обо мне.

— Ага, — протянула женщина и смотрела уже более благосклонно. — Вас хвалили. Хотите перевода на другую должность?

— Да. Высшее теперь оконченное. Ну и… — Развела руки в стороны, итак понятно, что теперь я надеялась больше зарабатывать. Не получится здесь, буду искать другое место. Давно надо было действовать, но я все оттягивала этот момент, не желая прощаться с полюбившимися коллегами по цеху. Опыт работы есть, диплом при мне, надоело считать каждую копейку. Если бы сестра не подрабатывала, не знаю, как бы мы выживали.

— Екатерина Андреевна очень уж за вас просила. Есть несколько вариантов, с хорошей зарплатой. — Анастасия Тимофеевна уткнулась в компьютер, просматривая информацию. Скрестила пальцы, с трудом подавив победную улыбку. Кажется, и увольняться не придется.

— О, новая помощница нашего Ромео? — На стол возле меня присела симпатичная девушка лет 23, придирчиво оглядела мой выходной наряд.

— Нет. — Женщина взглянула на девушку с неодобрением. — Диана порядочная девушка и прилежный работник. Идет на повышение.

— Так чем же это не повышение? — Девушка захихикала, проведя пальчиком по губам, слегка причмокнув и подмигнув мне. Женщина цокнула языком и огрела девушку папкой по попе. Та со смехом слетела со стола. Задумалась, начальников в «Дилидженс», фирме в которой я работала, много, так что даже предположить не могла, кто он, да еще с таким смешным именем. Или это все же прозвище?

— Что за Ромео? — Рассмеялась над дружескими подтруниваниями коллег.

— Да. — Женщина пренебрежительно махнула рукой, закатив глаза к потолку, видимо указываю расположение этого самого начальства. — Роман Марсович помощницу подбирает. Но… — Что за «но» я не услышала, потому как женщину перебил мужской голос.

— Новая претендентка? — Мы обернулись на голос. В двери вошел вышеупомянутый Роман Марсович. Вот уж у кого уверенная походка. Вошел и будто заполнил помещение своей аурой. Он был высок, хорошо сложен, а дорогой костюм только подчеркивал широкий разворот плеч, узкую талию и стройные ноги. Не оценивала его сзади, но, думаю, и там у него все выше всяких похвал. Темные кудри в творческом беспорядке откинуты назад. В последний раз, когда его видела, он носил короткую стрижку. Дерзкий взгляд карих глаз за длинными ресницами, которым могут завидовать женщины всех мастей. Чувственные губы изогнулись в ленивой полуулыбке. Думаю, если бы я попыталась изобразить на бумаге змея-искусителя, то нарисовала бы именно Романа Марсовича. Теперь понятно, почему его называют «Ромео». Сама даже как-то попала в плен его глаз и даже в объятиях оказалась. Чуть не хихикнула в голос. Не в плане того, что мы переспали. Я как-то чуть не сбила его, когда бежала к работе, ведь как раз начался ливень. Чуть не опрокинула беднягу на мраморные ступени у входа в здание фирмы. Или это он спас меня от падения? Просто помню, что врезалась в него. Он поддержал меня, улыбался этой же самой улыбкой искусителя, отчего сердце пропустило удар. И как-то ливень его совершенно не волновал, все держал и держал. Я опомнилась первая, напомнила, что в здании дождь не идет. Честно говоря, и я сама тогда зависла. Редко мне удается побывать в объятиях таких красавцев, точнее часто бываю, но в объятиях друга-красавца, а Роман Марсович совсем другое дело.

— Нет-нет, Роман Марсович. Диана по другому вопросу. — Последнюю фразу женщина произнесла с нажимом, глядя на мужчину с предупреждением, чуть не пыхтя от негодования. Точно мать-наседка защищала своего птенца, что меня сильно удивило.

— Разве вы не за повышением? — Карие глаза искусителя обратились ко мне. Дыши, Диана, дыши, тебе предлагают повышение, не хватало еще, чтобы он усомнился в твоих умственных способностях.

— За ним. — Смотрела уверенно в карие глаза Ромео. Совсем не понимала, почему не могу претендовать на эту должность. Там же работа с крупными проектами, и зарплата, наверняка, высокая. Удача, что он сам предлагает так высоко забраться. Может, дело в самом Ромео? Снова оглядела образчик мужской сексуальности, но ничего подозрительного не выявила.

— Направьте мне дело. — Он взглянул на нахмурившуюся женщину. — А вы за мной, на собеседование. — Он взмахнул рукой, как дирижер, предлагая следовать за ним. Само собой, следовала партия моей скрипки и я почти моментально поднялась, неосознанно подчиняясь его жесту. Вот, что значит начальник. Взмах рукой — и я уже подчиняюсь. Взглянула в поисках поддержки на Анастасию Тимофеевну, но она провожала меня обреченным взглядом. Что-то мне не по себе.

Роман Марсович широкими шагами продвигался к лифту. Семенила за ним, жалея, что на мне юбка-карандаш, вряд ли меня пригласили на собеседование за удачный образ. Он приостановился только у лифта.

— Давайте начнем собеседование. — Эх, бедные мы женщины, если он всем так улыбается. Сердечко в груди нервно трепыхнулось, а я в этот момент почти мечтала, чтобы романтические книги про романы начальника и подчиненную могли быть правдой. Почти, ведь понимала, что ничего такого не просто не будет, все это строго нельзя, если хочу задержаться в фирме и расти по карьерной лестнице.

— Давайте. — Несмело улыбнулась возможному начальнику. А что, хороший вроде мужчина, не строгий, красавец, так что своим бабам он будет уделять больше времени, чем моим возможным косякам. Со временем и к его привлекательности сформирую иммунитет. Я вон сколько лет с Николаем общаюсь, ничего, привыкла. А ведь он тот еще красавец.

— Артамонов Роман Марсович. — Он протянул мне руку для пожатия.

— Золотова Диана Игоревна. — Вложила ладошку в широкую мужскую ладонь, теплую с легкими мозолями. Мужчина перехватил мою ладонь и притянул к лицу, на мгновение коснувшись губами тыльной стороны ладони. Это было вау! Всегда мечтала, чтобы кто-нибудь меня как в фильмах про средневековье. В смысле ладошку мою поцеловал. Жалко селфи сделать нельзя, сестре бы показала, похвастаться.

— Очень приятно, Диана. — Он отпустил мою ладонь, глядя чуть прищуренным взглядом, и продолжил, — Игоревна. — Да какой он Ромео? Казанова двадцать первого века.

— Взаимно, Роман Марсович. — Наверное, улыбалась как дура, но он такой необычный. Хочу у него работать! Хотя нет, сначала на зарплату посмотрю. Лифт открылся и Роман Марсович жестом пропустил меня вперед. Эх, не перевелись джентльмены на Руси.

— Давно работаете у нас? — Он нажал клавишу двадцатого этажа и лифт неспешно двинулся наверх.

— Три года. В колл-центре. У меня хорошие рекомендации. Начальница сама направила меня на повышение.

— Значит, вы прилежная работница? — Роман Марсович откинулся спиной на стенку лифта, оглядел мою фигуру каким-то странным взглядом. Проверяет на стрессоустойчивость? Наверняка ему на работе не нужны влюбленные дурочки.

— Прилежная и внимательная к деталям. — Мужчина улыбнулся довольно. — За три года ни одной жалобы от клиентов. На меня переводили сложные случаи, периодически выполняла обязанности старшего специалиста. На эту должность меня не могли перевести из-за незаконченного образования. — На мгновение мне показалось, что мужчина разочарован. Но это же очень важно! Мне доверяли самое сложное в отделе. Я, правда, очень старалась. Знала, как мне нужна эта работа и лояльное отношение начальства к сессиям.

— Так понял, образование вы получили?

— Да, диплом защитила. С отличием. — Чуть смутилась. Наверное, зря я это сказала. Но я, правда, очень радовалась получению диплома и возможности выйти уже из этого безденежья. Не говоря уж о том, что отсутствие денег каждый раз возвращает горькие воспоминания о том, как резко и безвозвратно поменялась наша с сестрой жизнь.

— Это хорошо, Диана Игоревна. — Он уже мягче улыбнулся. — Зарплата на новой должности будет выше прошлой в три раза, но и ответственность выше. Нужно будет готовить договора, иногда замещать меня на несложной работе, готовить презентации. — Снова его губ коснулась улыбка искусителя. — Возможна сверхурочная работа. — Да кого это волнует?! В три раза! В три! Готова была прыгать и хлопать в ладоши. Прошлая зарплата позволяла оплачивать не маленькую ипотеку на квартиру, коммунальные платежи и закупать еду, иногда тратить и на себя. А теперь я смогу быстрее расплатиться с ипотекой, что осталась от родителей и вздохнуть, наконец, полной грудью. Может, и парня себе найду, наконец!

— Переработки не страшны. — Думаю, сестра простит мне задержки на работе. Лифт остановился, впуская еще народ на промежуточном этаже. Больше мы не разговаривали, пока не вышли на двадцатом этаже. Здесь заседали высокие начальники. В том числе и Валентин Владимирович — муж давней подруги моей матери, тети Марты. Именно она помогла мне устроиться сюда на работу. Ее помощь тогда нам очень помогла с сестрой. Мне больше не приходилось разрываться между двумя работами и учебой. Пусть и не самая высокая должность в крупной фирме позволяла оплачивать все расходы.

Мы вошли в освещенную солнечным светом приемную. Жалюзи на окнах собраны наверх. Здесь расположился черный кожаный диван с журнальным столиком перед ним, заваленный журналами, кулер и письменный стол с ноутбуком, офисной техникой и стеллажом вдоль стены — мое рабочее место. Был также небольшой чайный закуток, где мне предполагалось делать напитки. Черные деревянные двери вели в просторный кабинет начальника. Стол из массива темного дерева, большое кресло из бежевой кожи. Здесь тоже расположился диван с креслами вокруг круглого стеклянного столика. Панорамные окна на две стены кабинета. Роман Марсович указал мне на мягкое кресло, расположенное напротив его стола. Примостилась на краю, оглядывая роскошно обставленный кабинет. На столе творился легкий творческий беспорядок, стоял ноутбук известного бренда. Роман Марсович сел в кресло, откинувшись на его спинку, загадочно улыбаясь, кажется, своим мыслям.

Роман.

У каждого есть свои бзики, тараканы, фетиши, загоны. Называть можно как угодно, но у каждого есть свой пунктик, на котором его клинит. Кто-то не может жить без кофе, кто-то загоняет себя в рамки ежедневных ритуалов вроде «не могу начать день не просмотрев ленту в социальной сети», кто-то поклоняется одному единственному бренду, кто-то выбирает женщин одного типажа, или вообще похожих на их мам. У меня была Диана. Точнее не была, была она у кого-то другого. Она была моим наваждением, моим загоном. На ней меня клинило. Все началось с одной единственной встречи. Мы встретились под дождем, как бы это не романтично звучало. Она наскочила на меня на входе в здание. Было лето, порывистый ветер внезапно принес грозу. Она смотрела на меня широко распахнутыми глазами. Золотые искры сияли в их глубине, манили своим теплым светом. Светлые волосы намокли и спадали влажными прядями по ее хрупким плечам, прикрытым лишь широкими бретелями легкого платья, влажная ткань которого плотно облепила стройное девичье тело. Она смотрела на меня, на бледной коже играл яркий румянец, розовые губы приоткрыты словно в ожидании поцелуя. Даже потянулся к ним, но меня отбрили. Она напомнила о дожде и с извинениями убежала. Помню, что провожал ее тонкую фигуру взглядом, пока она не скрылась в лифте. В тот день я постоянно возвращался к ней мыслями, искал ее в коридорах. Так и началось мое наваждение под названием Золотова Диана Игоревна, ведь забыть я ее так и не смог.

Она сидела передо мной. Золотая девочка. Просто не мог поверить в свою удачу. Зашел сегодня в отдел кадров, ведь мне все не могли подобрать новую помощницу. И тогда я услышал ее голос. Она пришла просить о повышении. Это был мой шанс, и я был бы идиотом, если бы не воспользовался им. Она обрадовалась шансу. Последовала за мной, не задумываясь. Даже разочаровался, слишком легко согласилась. Уже давно я выяснил, где она работает и спускался вниз, чтобы взглянуть на нее. Ее губы все еще манили меня. И сейчас они находились как никогда близко от моего уже стоящего колом члена.

Глава 2

Диана.

Роман Марсович раскрыл ноутбук, кажется просматривал мое резюме, периодически бросал взгляды на меня, словно проверяя, не сбежала ли. Можно подумать от него часто работницы сбегают.

— У вас замечательное резюме. Никаких нареканий. Здесь проблем нет. Обговорим наши взаимоотношения. — Мой новый начальник улыбнулся предвкушающе. Видимо, есть подводные камни.

— Да, и обязанности. Я бы хотела ознакомиться с размером заработной платы и прочитать должностные инструкции. Озвучьте мне ваши предпочтения в напитках. — Мужчина чуть нахмурился.

— Мои предпочтения… Хм… — Он коварно улыбнулся. Надеюсь у него есть кофемашина, а то судя по его взгляду варить мне каждый день шедевры, в чем я не сильна. Пока буду задабривать выпечкой, вот она у меня замечательная выходит.

— Если такой сложный рецепт, то лучше пока не говорите. Я потом все запишу, чтобы точно ничего не перепутать. — Роман Марсович кашлянул, поерзав в кожаном кресле. — Я правильно поняла, вы меня принимаете? — Решила отойти пока от его предпочтений, и сосредоточиться на главном. На моей работе и зарплате.

— Да, Диана Игоревна, вы приняты на должность моего личного помощника. — Так прозвучало личностно, будто меня уже в лучшие друзья записали, точнее в личные помощники. Это же еще ближе! Класс!

— Тогда я пойду переоформляться и вещи перенесу? — С трудом сдерживалась, чтобы не вскочить и не начат приплясывать, возводя хвалу небесам, диплому, макаронам, да чему угодно, ведь я получила повышение.

— Идите. — Роман Марсович подался вперед, побарабанив пальцами по столешнице. Внимательный взгляд оценивающе прошелся по моему телу, пока улыбка искусителя становилась шире. Он на мою грудь смотрит? Да не, вряд ли, покажется тоже. — Потом обсудим мои предпочтения. — Ой, зря я его перебила. Наверное, много у него этих предпочтений. Это я любой кофе и любой чай пью. А вот в еде я привереда, потому редко ем в кафе. Предпочитаю готовить по своему вкусу. Поднялась с кресла, широко улыбнулась новому начальнику. — Спасибо за доверие. Я не подведу. — Все же не выдержала и сплясала победный танец, когда дверь кабинета закрылась.

В родном колл-центре со мной слезно прощались, желали удачи и всяческих благ. Подшучивали надо мной, мол к Ромео в секретари идешь, не влюбись, а то он тут каждой встречной глазки строит. Само собой, влюбляться я не собиралась. Не глупая. Так издалека полюбуюсь, к красавцам я привычная, все же столько лет с Николаем дружу.

В отделе кадров Анастасия Тимофеевна повздыхала и дала мне документы на подпись. На мое недоумение объяснила, что боится меня этому змею-искусителю отдавать. Тоже мне придумала, у него в подругах породистые ухоженные барышни ходят. Не то, что я с обгрызенным ногтем второй день, потому как потеряла свою пилку. Само собой, я за собой следила, но денег на дорогие салоны у меня не водилось. Не стала смеяться над женщиной, служебные романы только в книгах бывают. И уж если предположить, что начальника интересует помощница только как объект сексуальных желаний, то зачем ему брать меня? На мой обгрызенный ноготь любоваться? Я не обольщалась, знала, что внешностью меня природа не обделила, но до породистых барышень мне далеко просто потому что нет возможности за собой ухаживать.

Новое рабочее место обставлено по последнему слову техники. В кухонном уголке нашлась кофемашина, а также электрочайник с микроволновкой, посуда и подносы. Вот и отлично, если буду не успевать, можно перекусить, не отходя от рабочего места. Как только я обустроилась, Роман Марсович снова вызвал меня к себе. Объяснил, чего от меня ждет. Он занимался поиском и заключением договоров с поставщиками. Мне предстояло ускоренно изучить непростое дело оформления договоров и связей с поставщиками. Оказалось, пьет Ромео обычный американо, видимо шутил про свои предпочтения.

Думала, первый рабочий день пройдет без казусов. Как бы не так! Перебирала полупустые ящики своего рабочего стола. Так, что тут у нас? Черновики — в мусор. Лак для ногтей — оставлю, вдруг вернется. Полупустой тюбик. Крем? Присмотрелась и отбросила в сторону предмет, покраснев до кончиков ушей и отирая руку о черновики. Смазка, интимная, специфичного назначения. Нашла что на работе оставлять. Уже с опаской принялась за дальнейший осмотр, предварительно завернув тюбик в бумагу и отправив его в мусорное ведро. Следующий предмет меня удивил больше. Вытянула из ящика наручники, на длинной цепи. Весьма оригинальные, между прочим. Золотистые, украшенные мерцающими кристаллами. Что-то меня уже пугает предыдущая работница. Этот предмет я не спешила выбрасывать, с интересом оглядывала. Где она такие раздобыла? Под заказ? Хотя, я же никогда не была в магазинах эротических товаров, может там наручников лежит на любой вкус. Нашла, о чем думать на работе. Приложила наручник к запястью. Красивые кристаллы, так ярко переливаются в солнечном свете. Именно в этот момент надо было выйти из кабинета Роману Марсовичу. От неожиданности защелкнула браслет на запястье, с ужасом взглянув на начальника. Что он теперь обо мне подумает? Ужас!


— Вы полны сюрпризов, Диана Игоревна. — Роман Марсович двинулся ко мне, его ухмылка заставила сердце забиться быстрее. Почти с надрывом и с угрозой резкой остановки и выхода не на той станции. Так надвигается хищник, хотя и имелись пути к бегству, невольно ощутила себя добычей. Он приостановился только возле моего стола. Сейчас меня уволят, если срочно не обрету дар речи.

— Роман Марсович, не виновата я, он сам. — Что я только что сказала? — В смысле, это не я. В смысле, не мое! Не мой! Не мои! Это вашей бывшей… — Лицо мужчины вытянулось, такого он не ожидал. В принципе, как и я. — Эм, помощницы. Ваша помощница оставила в наследство. А я защелкнулась. — Зашарила в столе в поисках ключей. Даже думать не хочу о том, как поеду домой с золотыми наручниками на руках. К счастью, ключи нашлись. Поспешно всунула ключ в замочную скважину и почти с десятой попытки освободила себя от наручников, но не от стыда. Роман Марсович все еще стоял рядом, нависая надо мной с высоты своего роста и глядел задумчиво. Хочется верить, что на наручники. И размышлял о бывшей… помощнице. Какая она оказалась у него шалунишка или распутница.

— Арти! — Кричала на всю квартиру, чтобы сестра быстрее прибежала и узнала новости. Специально ей не писала, чтобы рассказать лично.

— Что?! — Сестра выбежала из своей комнаты, размахивая свежевыкрашенными в красный цвет ногтями. Она то за собой следить успевает. В прошлом году она не поступила в институт. Сейчас она ходила к репетиторам и подрабатывала, так что времени у нее намного больше. Мы с сестрой не особо похожи. Она высокая, худая. Я наоборот, метр с кепкой. Волосы у нее прямые, шелковые, темнее моих, почти каштановые. У меня светлые, чуть вьющиеся. Только глаза схожи, светло-карие, почти янтарные при свете дня.

— У меня грандиозная новость! — Взмахнула полным пакетом вкусностей, от которого сестре пришлось уворачиваться. — Меня повысили!

— Вау, поздравляю, Ди! — Она недавно начала называть меня на иностранный манер, что мне не очень нравилось.

— Спасибо, Артемида! — Едко ответила, принимая сестринские объятия осторожно, стараясь не задеть свежий лак на ее ногтях. Сестра наморщила ровный носик, глядя на меня с обидой. Да, вот так родители расстарались, назвали нас в честь богинь. Мне еще повезло, Дианой обозвали, а вот сестра у меня стала Артемидой. Полное имя мы не используем. Называю ее сокращенно Арти.

— Сейчас еды наготовлю и праздновать будем.

— Я тебе помогу приготовить. Только мне к двенадцати на работу. — Теперь уже я морщилась. Она подрабатывала в гардеробе ночного клуба. Устроилась по знакомству. Все уговаривала ее найти нормальную работу, но пока терпела неудачи на этом фронте. Артемида бывала невероятно упряма.

— Сейчас моя зарплата будет выше, и ты сможешь уволиться. — Сбросила обувь и направилась на кухню. Арти следовала за мной, молча слушая мою речь. Наконец, мои планы реализовывались. Первым пунктом как раз стоял поиск работы с большим доходом. Сейчас можно расслабиться, оплачивать ипотеку большими суммами, чтобы скорее с ней расстаться. А там, может, и молодой человек появится. А то сколько в девочках можно ходить? У всех интимная жизнь в реале, а у меня только в мечтах. Эх, планы.

— Посмотрим, Ди. Ты еще не получала зарплату. — Арти со скрипом отодвинула стул и села на свое излюбленное место между столом и окном. Иногда она засиживала прямо на широком подоконнике, потому на него был настелен плед. Она задумчиво взглянула на свои ногти. Впервые не стала спорить со мной. Раскидала вещи по холодильнику и приступила к готовке, параллельно пересказывая ей события сегодняшнего дня.

Уже потом, сидя за плотным и довольно вкусным ужином, обсуждали мою новую должность.

— Кстати, у тебя начальник или начальница? — Чуть смутилась, за всеми вздохами так и не рассказала про необычного мужчину, что стал моим боссом. Забыла совсем, сосредоточенная в разговоре на планах и сложностях работы.

— Начальник. Роман Марсович. Ой, ты бы его видела! Красавец и галантный такой. Ручку мне поцеловал.

— Ага, с ручки все начинается. — Сестра взглянула на меня неодобрительно, оторвав взгляд от чашки с кофе. — Руки не распускал?

— Нет, конечно. Зачем ему? У него полно женщин, бабник же.

— Тем более. Если начнет приставать сразу сообщи Валентину Владимировичу.

— Глупости не говори. — Демонстративно закатила глаза, выражая свое отношение. — Не будет он приставать. Зачем ему я?

— О, боже, Ди, ты себя в зеркало вообще видишь?

— Вижу, по утрам. — Показала сестре язык. Она рассмеялась над моей детской привычкой. Зато вон сама какая взрослая. Уже и травку, и кокаин попробовала, про сигареты и алкоголь вообще молчу. Столько сил ушло на то, чтобы образумить ее и вернуть на путь истинный. Я ее не виню, сама не уследила. Каждый из нас справлялся со смертью родителей по-своему, я закопалась в учебу и работу, Артемида ушла в загул. Сейчас вроде за голову взялась, учится, к репетиторам ходит, подрабатывает, чтобы мне помогать. Да и что им всем не угодил Роман Марсович? Хороший же человек, джентльмен настоящий. Это в фильмах начальники секретарш соблазняют. Только зачем итак избалованному женским вниманием мужчине соблазнять меня? Хотел бы помощницу для секса, так взял бы кого другого. Так что глупости это все. И маленькая фантазия, вылившаяся в сон.

Мне снова снилась сцена с наручниками, только во сне ключи не нашлись, а Роман Марсович вдруг схватил меня за руку, притянул к себе. Второй наручник защелкнулся на другом запястье. Он перехватил длинную цепь, намотав на свою ладонь.

— Вот ты и попалась, Диана, — прошептал он мне прямо в губы. Во сне я сама потянулась к его губам. Звук будильника ворвался в необычный сон пожарной сиреной. Мы отпрянули друг от друга, а следом я свалилась с кровати. Ошалело оглядела погруженную в утренний полумрак комнату. Приснится же.

Глава 3

Роман.

Диана уже сидела за рабочим местом, когда я вошел в кабинет. Что-то читала в ноутбуке, делая пометки в своем вездесущем блокноте. Вчера она с ним наперевес устроила мне целый допрос, выпрашивая мои предпочтения. Только я совсем не кофе имел в виду, когда упомянул их. Мои намеки очевидны, но она упорно делала вид, что их не замечает. Вчера она отыскала в вещах Лилии, моей прошлой помощницы, наручники. Наручники с Лилей мы не использовали, не успели. Она упорно пыталась удержать мое внимание вот такими вот сюрпризами. В финансовом деле она оказалась тупа, как пробка, не удивительно, что не продержалась после перевода в отдел закупок и пары дней. И вот Диана нашла наручники и даже случайно защелкнула их на руке. Точнее это потом я узнал, что защелкнулись наручники случайно, а тогда я решил, что Диана хочет пошалить. Мои намеки она проигнорировала. В итоге стоило освободиться, она пролепетала что-то и убежала. Убежала с наручниками, между прочим. Я, может, их себе хотел оставить, на будущее. Золотой девочке очень подойдут золотые браслеты.

— Доброе утро, Роман Марсович! — Девушка мне лучезарно улыбнулась, сразу светло стало в помещении, словно солнце заглянуло в окна. Как бы я не хотел себя обманывать, но интереса в ее взгляде не находил. Лишь доброжелательность. Она взглянула на часы над дверью и записала время моего прихода в блокнот.

— Доброе утро, Диана. Вы же не против, если буду обращаться к вам по имени?

— Нет, конечно.

— Вы тоже можете обращаться ко мне по имени.

— Что вы это лишнее. — Она рассмеялась, будто я предложил какую-то глупость. — Вам кофе сейчас подавать или позже?

— Сейчас, — процедил сквозь стиснутые зубы. Это лишнее… Так откровенно насмехаясь меня еще никогда не отшивали. Может, я с ней слишком мягок? Когда я так кружил вокруг баб? Никогда, если подумать. Это ее я старался не трогать, любовался издалека. Казалось, коснусь и оскверню святыню. Только моей зависимости давно недостаточно ее образа. Я хочу касаться ее, руками, губами, зубами, всем телом.

Прошел в свой кабинет и присел на край стола, ожидая свое личное золотое наваждение. Она вошла в кабинет буквально через пару минут с подносом в руках, сервированным по всем правилам. Диана изящной походкой приближалась ко мне. На ней серая юбка-колокол длиной до колен и свободного кроя белая блузка. Вещи простые и довольно дешевые. Мне больше нравилось на ней та облегающая юбка. Волосы туго подобраны. Макияж минимальный, маникюр вообще отсутствовал. Она ведь и не пытается меня привлечь. Что за черт? Диана остановилась напротив меня.

— Вы за столом будете пить или на диванчике? — бодро спросила она.

— На столе. — Она улыбнулась краешками пухлых губ, оглядев мою позу. Прошла совсем рядом, обоняния коснулся шлейф ее духов. Свежий аромат с легким сладким послевкусием. Обернулся и двинулся, как привязанный, следом за ней. Волосы, подобранные в высокий пучок, обнажали тонкую шею. Если она будет продолжать меня игнорировать, я умру от постоянно эрекции и прилива спермы в мозг. Она нагнулась, чтобы расставить предметы с подноса. Юбка чуть приподнялась, натянулась на ягодицах. Моя рука непроизвольно потянулась к вышеупомянутой части тела.

— Кофе на столе. Две ложечки сахара, как вы любите. — Она обернулась, кончики пальцев мазнули по упругим ягодицам, отчего член моментально пришел в боевую готовность. Диана отступила на шаг от меня, не ожидая, что я так близко подобрался к ее попке. — Простите, — пробормотала она, чуть покраснев. — Я вам пирог испекла. Даже надпись нанесла шоколадками. Но она распалась. Там было написано «Самому лучшему начальнику». Спасибо, что приняли меня на работу.

— Не за что. — Она улыбалась так широко и лучезарно, что можно было ослепнуть и даже оглохнуть.

— Будут распоряжения?

— Хотел бы обратить внимание на ваш внешний вид. Вы очень милы в этом костюме, но стоит подобрать вещи… хм… посексуальнее. — Намного сексуальнее! — Более стильные. Переходите на каблуки. — Диана застыла на месте, смущенно огладила юбку, пошаркала ножкой в балетке, спрятав руки за спину.

— Вы правы, Роман Марсович. — Ее лицо приобрело решительное выражение. Кажется, она восприняла мое замечание вызовом. — Но мне потребуется аванс. — Она потупила глазки, взглянув на меня с мольбой. Интересно она и вправду верит, что после такого взгляда ей кто-то способен отказать?

— Я распоряжусь. — Воодушевленная она выпорхнула из кабинета. Мне казалось, что кабинет пропитался запахом ее духов, а вот свет померк с ее уходом. Надо быстрее ее соблазнить, иначе стану романтиком.

Диана.

Весь день трудилась, как пчелка, пытаясь во все вникнуть. А руки невольно раз за разом оглаживали юбку, а точнее попу. Мне показалось, что Роман Марсович тронул меня за попу, понимала, что максимум случайно задела его, не заметив, что он шел к своему креслу. Но все равно странно. Странно, что я до сих пор думаю о случайном касании. Вон в метро меня не только мужчины, но и женщины мою попу задевают, оргией же я это не воспринимаю.

— Надо же, какие люди. — Отвела взгляд от экрана ноутбука, услышав знакомый голос, проехавшийся по старым ранам тупым ножом. Исаев Леонид Власович. Бывший партнер по бизнесу моего отца. Мужчина улыбался тонкими губами очерченными черными усами и модной бородкой, вскинув руки в стороны, будто ждет, что я брошусь в его объятия. Он был худощав и невысокого роста, хотя дорогой костюм скрадывал недостатки фигуры. Черные волосы зализаны гелем в бок, водянисто-голубые глаза смотрят выжидающе, чуть прищурены, отчего в их уголках собрались морщинки.

— Здравствуйте, Леонид Власович. — Заставила себя улыбнуться давнему другу семьи. Точнее бывшему другу семьи. Почти четыре года прошло с автокатастрофы, унесшей жизни наших с Артемидой родителей. Машина родителей сорвалась с моста. В крови отца нашли алкоголь. Доказать, что не отец находился за рулем не удалось, ведь тела унесло течением, и страховая компания отказала в закрытии долга по ипотеке, которую только недавно взял отец. Тогда все деньги были вложены в дело, потому и понадобился кредит. Помнится, отец все приговаривал, что закроет долг в течении полугода. Не сложилось. Банк пошел на встречу, уменьшил процентную ставку и уменьшил сумму платежа, и лишь это помогло не остаться на улице. Но это далеко не все неприятности, обрушившиеся на головы вмиг осиротевших меня и Артемиды. Вскоре пришел и Леонид Власович, чтобы нанести новый удар, сообщив, что все активы фирмы переведены в собственность его новой организации и вручить конверт с символической суммой денег, которая не шла в никакое сравнение с потерей фирмы, преуспевающей в сфере изготовления медицинского оборудования. Как оказалось, активы бизнеса отца записаны на его партнера. Леонид просто открыл новую фирму уже под своим именем, забрав все активы. Так мы лишились и семейного бизнеса, который отец вел почти двадцать лет. Убитая горем, я сама слишком поздно спохватилась, сосредоточенная на начавшейся сессии и оформлении наследства и прочей документации. Да и тетя, ставшая опекуном Артемиды, всячески мешала и отговаривала от любых действий. Сколько уже раз я пожалела, что поддалась на уговоры и не отстояла опекунство над Артемидой сразу же.

Само собой, я понимала, что Леонид Власович действовал в своих интересах, но и относится к нему доброжелательно или хотя бы ровно не могла. Мне пришлось продать дачу, одну из машин, потратить почти все сбережения родителей, чтобы погасить имеющиеся долги. Оставить удалось только квартиру, за которую я до сих пор плачу кредит и машину, ведь приходилось разрываться между двумя работами и учебой. Чтобы оставить квартиру пришлось переводиться на заочное отделение и начинать зарабатывать на жизнь. Хотя, в чем-то я даже ему благодарна, разговор с ним помог взять себя в руки. Хотела бы я сказать, что серьезно и ответственно повела себя после потери. Но это не так, я срывалась на родных, даже напивалась несколько раз, чудо, что меня не убили и не изнасиловали. Но когда я встретилась с бывшим партнером по бизнесу отца, быстро пришла в себя, осознав, что мы с Артемидой не наследницы успешного бизнеса, а сиротки, на плечи которых скоро лягут денежные долги родителей.

— Как же ты выросла, Диана. — Мужчина не обратил внимания на мой дежурный и холодный тон, продолжал улыбаться, медленно приблизился к моему столу.

— Спасибо. Вы по делу к Роману Марсовичу? — Леонид Власович обошел мой стол и присел на его краешек, вынуждая меня отодвинуться к технике.

— Как у вас дела? Как Артемида?

— У нас все хорошо. Артемида работает, в прошлом году пропустила поступление, скоро поступать будет. Я уже закончила институт.

— Молодец. — Он протянул руку, легонько коснувшись моей щеки, вынуждая меня приподнять лицо. — Ты такая красавица, Диана. Превзошла даже мать, а она была невероятно красивой женщиной.

— Спасибо. — Отодвинулась от его ладони, с каждым мгновением ощущая себя все хуже и хуже. Самое ужасное, что мой стул пододвинут под стол и я не могла даже подняться, не задев мужчину.

— Только что же ты не следишь за собой? — Он неодобрительно помотал головой, оглядев мою одежды. Невольно поправила вырез блузки, так как именно там сосредоточился мужской взгляд. Да что он себе позволяет!? Леонид Власович хоть и был лет на семь младше отца, но это вовсе не отменяло большой разницы в возрасте между нами. Выглядит он ухожено, уверена, имеет успех у женщин, только неужели он правда думает, что может заинтересовать меня? Он извлек телефон из кармана пиджака и что-то щелкал на экране, пока я все больше закипала. Хотя злость и граничила со слезами, которые с трудом сдерживала. Да, я одета скромно, но откуда мне взять деньги на дорогие наряды? Подруга Артемиды могла предоставить значительную скидку в магазине одежды своего отца, но и на это средств не находилось. Лишние деньги откладывались на оплату обучения Артемиды, на случай, если она не сможет попасть на бюджет. В принципе, я не особо верила, что она поступит на бюджет, все же целый год прошел после окончания школы. С другой стороны, она очень старается, ходит к репетиторам, хотя до подачи документов еще много времени.

Мой телефон завибрировал, и я даже обрадовалась, что могу отвернутся от давнего бизнес-партнера отца. Не понимаю, как отец с ним сотрудничал. Хотя, помнится, когда Леонид Власович навещал нас на праздники, всегда вел себя доброжелательно и мило. Сообщение о поступлении денег. Сто тысяч рублей упало на почти пустой счет единственной моей банковской карты и то зарплатной. Несколько секунд пялилась на экран, совсем не понимая, откуда на меня свалилась такая сумма.

— Красота — твой капитал. С таким лицом наверняка привлечешь хорошего спонсора. — Обернулась, уже не скрывая злости во взгляде. Мужчина всучил мне какой-то черный квадратик бумаги. Взглянула на руку, квадратик оказался визиткой Леонида Власовича. — Звони, если понадобится еще. — Он пружинисто выпрямился, поднимаясь с моего рабочего стола. Надо будет продезинфицировать здесь все, а заодно и экзорциста вызвать, чтобы наверняка очистить помещение. Пообщалась с ним и такое ощущение, что меня облили с ног до головы помоями. Как оказалось, у него и мой номер телефона сохранился. Готовую сорваться с уст гневную речь прервало появление Романа Марсовича.

— Леонид, вы рано. — Он вошел в приемную, привычным движением взглянул на дорогие часы на своем запястье. На мгновение взглянул на меня, чуть нахмурившись.

— Да, повезло избежать пробок. — Леонид Власович как ни в чем не бывало направился к моему боссу и пожал его руку. Улыбался располагающей улыбкой, выглядел доброжелательно. Лицемер. После пары дежурных фраз они скрылись в кабинете. Только тогда я дала волю своей злости. С размаху бросила визитку об стол, пнула свой стул и не рассчитала. Дальше я стояла и мычала, пытаясь не завыть от боли в отбитом пальце, и стирая слезы с глаз. Это от удара плачу, а не после встречи с этой сволочью. От удара, не из-за него! Снова завибрировал мой телефон. Аванс. Ведь и Роман Марсович указал на мой промах в плане выбора одежды. Только тогда я не обижалась, понимала, что оделась не по статусу. Ну, где это видано, что помощница акционера ходит в балетках? Совсем обо всем забыла, планируя в мечтах, как будет налаживаться моя жизнь. Выпрямилась, тяжело вздохнула, растягивая на губах улыбку. Я прошла через смерть родителей, наркоманию сестры, безденежье, уж с оскорблениями как-нибудь справлюсь.

Подобрала визитку, по номеру телефона смогу отправить деньги обратно. Не нужны мне его подачки, тем более с явным намеком на именно его спонсорство. За кого он меня принимает? Хотя, мужчина бы мне не помешал. Сильный, уверенный в себе, чтобы пришел, взмахнул рукой и все мои проблемы решились. Я даже знаю такого! Набрала номер Николая. Денежные проблемы он не решит, но настроение поднимет точно.

— Привет, Солнце, как дела? — Внутренне замурлыкала, обожала, когда он так меня называл.

— Привет. Хорошо. Я повышение получила, вот хвастаюсь.

— Поздравляю! Давно тебе говорил идти на повышение, а ты все, «не хочу уходить из коллектива», — он так смешно пародировал мой голос, что не выдержала и рассмеялась. — А вообще, надо было переходить ко мне, тем более со многой документацией ты помогала.

— Между прочим, это все было для диплома. — Когда три года назад Николай только открывал свой бизнес я с радостью закопалась в документацию. Другу помогла, а заодно получила хорошие наработки для диплома. — Не хотела уходить с работы…

— Из-за хорошего коллектива, я помню. Только чем я не «хороший коллектив»?

— Я теперь личный помощник директора по работе с партнерами. Вот! — Николай как-то странно кашлянул, и резко замолчал. Я даже решила, что связь оборвалась. — Алло?

— Ты молодец, Солнце. Может встретимся сегодня, отметим?

— С удовольствием. — Так и знала, что он поднимет мне настроение. Как же хорошо, когда есть такой друг как Николай.

Глава 4

Диана.

Вечер приближался, а вместе с ним и встреча с Николаем. Забыла об усталости и буквально полетела на встречу, написав Арти, чтобы готовила без меня. Николай ожидал меня на выходе из здания, стоя возле своего синего БМВ. Снова шапку не надел, не смотря на холод и снег. Снежинки поблескивали в растрепанных каштановых волосах. На красивом лице растянулась теплая улыбка, голубые глаза искрились, буквально сияли, когда узрели меня. Так тепло он улыбался только мне. Короткая куртка оранжевого цвета и джинсы, завершали образ. Жаль, я так и не подпилила ноготь. Стыдно! Он вон какой красавец. А мне сегодня уже двое мужчин сообщили о моем непрезентабельном виде.

— Привет! — Со смехом влетела в распахнутые объятия друга. Он покружил меня на месте, поцеловал в щеку, продолжая обнимать за талию. Чуть отстранился, пытливый взгляд носился по моему лицу.

— Я хотел признать в ресторане, но… — Он вдруг притянул меня вновь, но на этот раз поцеловал не в щеку. Его губы мягко коснулись моих. Так и замерла, просто не веря в происходящее. Снег все валил сверху, дул легкий ветерок, а его губы согревали мои в ожидании ответа. И я ответила. Прильнула к нему, обвив руки вокруг его шеи. Это было двойное Вау! Николай, мой друг, которым я восхищалась и искренне обожала, целовал меня. И не в щечку, как обычно, а в губы. Это был настоящий поцелуй! Николай отстранился с неохотой, оглядел мое лицо с растягивающейся на нем глуповатой улыбкой. — Можно мне уже покинуть фрэндзону?

— А?

— Просто я давно уже намекаю, а ты не замечаешь. Решил сообщить в лоб, что ты мне нравишься как девушка.

— А. — Да, весьма информативный ответ, а главное какой экспрессивный. — Ты предлагаешь начать встречаться? — Щеки опалило румянцем, холод меня совсем не тревожил. Наоборот, было жарко, настолько волнительный момент происходил в моей жизни.

— Да. Для начала. — Он мне задорно подмигнул, на этот раз чмокнул в кончик носа и потянул к своей машине. Только сейчас заметила, что она припаркована с нарушениями и в нашу сторону едет эвакуатор.

Николай повез меня в единственный ресторан, еда в котором меня устраивает. «Панорама» находился на пятнадцатом этаже бизнес-центра. Широкие панорамные окна в пол, открывали невероятный вид на центр города, уже подсвеченный праздничными огнями в преддверии скорого праздника, пусть до него оставалось больше месяца. Приближалась пора чудес, а в моей жизни уже происходили чудеса. Прямо в нетерпении, что же будет дальше, если уже все так замечательно.

Мы заняли уединенный столик у панорамного окна, скрытый полупрозрачной вуалью, что создавало атмосферу уединение. По помещению лилась мелодичная мелодия, велись неспешные разговоры. В легком полумраке, глядя на сияющий огнями город и прижимаясь плечом к груди Николая, ощутила невероятные легкость и расслабленность. Царапающее чувство в груди, что возникло после встречи с Леонидом Власовичем, пропало, просто исчезло, будто его и не было. Хорошо, когда рядом есть друзья, готовые только своим присутствием поддержать. Хотя, теперь Николай уже не просто друг. Об этом красноречиво намекали легкие поцелуи губ, касающиеся кожи шеи. Николай — настоящая мечта любой девушки. Красивый, умный, заботливый, с чувством юмора, поднимает свою фирму, отойдя от бизнеса отца. Что должна испытывать любая девушка в его присутствии? Трепет, нежность, желание. А что испытывала я? Неловкость, блин! Поняла, что слишком привыкла считать его просто другом. Прошли даже те времена, когда я на него заглядывалась, как на мужчину. Не думала, что так сложно будет вернуть прошлое восхищение им. Но ничего, я упертая.

— В чем дело? — Николай все же заметил мое напряжение и развернул меня к себе лицом, отворачивая меня от созерцания вида города.

— Непривычно. — Не привыкла ему врать, да и зачем? Он и сам понимает, что его признание стало для меня неожиданностью.

— Ничего, привыкнешь. — Он вновь притянул меня к себе и нежно поцеловал в губы. Я почти почувствовала бабочек в животе. Ничего, скоро они оживут и тогда…ух.

На следующий день нарядилась в свою лучшую одежду, все же так и не поехала в магазин за обновками. Снова трудилась, не покладая рук, чтобы скорее принять дела предшественницы, подстроить под себя работу офиса. Сейчас мы готовили довольно крупный контракт на поставку мелкой бытовой техники, потому до позднего вечера даже голову не поднимала от стола, обедала и перекусывала здесь же. Да и Роман Марсович был весь в делах, которыми не стеснялся заваливать и меня, иногда вызывал даже по мелочи. Видимо, проверка моей стрессоустойчивости продолжалась. Но, ничего, нас таким не проймешь, мы терпеливые.

* * *

Роман.

Снова вызвал свою помощницу, чтобы уточнить малозначительный момент в документах. Зачем, мне это нужно? Просто, сегодня она выглядела невероятно притягательно. Прислушалась к моим советам и щеголяла в обтягивающих тонкую фигуру блузке и юбке, да еще на высокой шпильке. Волосы сегодня были отведены косами назад, макияж невероятно подчеркивал итак прекрасные глаза. Ну и смешно было наблюдать, как она пытается ходить быстро в узкой юбке. В очередной раз провожал аппетитную попку взглядом и думал. Впервые размышлял, как вести себя с девушкой. Потому как даже в моем постоянно перевозбужденном в присутствии Дианы состоянии в мозгу начали возникать и здравые мысли. Например, я понял, что она не пытается меня привлечь, не строит глазки. Даже оделась так, потому что я указала на эту необходимость. Сама бы она с удовольствием носилась в балетках или даже тапочках. Ладно, начнем, пожалуй, с классического приглашения на ужин. А там шампанское, беседы и она вскоре сама раздвинет передо мной свои стройные ножки. Уж я приложу все свое обаяние, чтобы этот бастион пал, и я, наконец, смог двигаться дальше.

Рабочий день полчаса, как завершился, когда вышел из своего кабинета. Диана все еще корпела над отчетами, попивая кофе из чашки. Даже от двери чувствовал его крепость.

— Диана, вы прекрасно поработали сегодня. Собирайтесь. — Мне удалось застать ее врасплох. Она удивленно взглянула на меня, стоящего возле дверей своего кабинета, растерянно моргая усталыми золотыми глазками.

— Еще немного, — робко попросила она.

— Нет. Завтра закончим. Сегодня мы едем в ресторан праздновать ваше назначение.

— Зачем? — Прикрыл глаза, почти оскорбившись изумлению, что наполнило ее голос. Она и вправду не понимает. Но ничего, скоро я ее просвещу.

— Должен же я лучше узнать свою помощницу. Собирайтесь. — Говорил уже строже, так как она собиралась возразить и отказаться. Но мне было далеко плевать, есть у нее планы, болит у нее голова или она не голодна. Сегодня она пойдет со мной в ресторан и будет пить со мной шампанское, а потом мы поедем ко мне и займемся жарким сексом.

— Хорошо. — Она сохранила документы и закрыла крышку ноутбука. Поднялась с кресла, чуть потянулась, разминая затекшую спину, отчего блузка на ее груди натянулась, обрисовывая аппетитные полушария, скрытые за тонким бюстгальтером, сквозь который даже просматриваются очертания сосков. Похоже, она за натуральность и мне это нравится. Кто бы знал, как разочаровывает большая грудь оказывающаяся маленькой под обманным слоем поролона, называемая «пуш ап». Переступил с ноги на ногу, так как в штанах снова было тесно, как и всегда, когда я вижу ее. Диана довольно быстро надела на себя черный удлиненный пуховик и шапочку, сунула ноги в высокие сапоги.

— Вы уже работали с подобными договорами? — Раскрыл дверь приемной, приглашая покинуть офис. Она поспешила выйти, проверяя на ходу сумку.

— Да. Помогала другу с его фирмой. Он занимается перевозками. — Вел ее к лифту, чуть поддерживая под талию. Она впервые смутилась при мне, хороший знак.

— Другу? — Она еще больше смутилась, а я осознал, что смущение ее связано не со мной. Настроение стало резко падать.

— Другу. Теперь уже и моему молодому человеку. Мы начали встречаться. — На ее губах расцвела радостная улыбка. Да она просто фонтанировала счастьем и довольством, что у меня заскрипели зубы, и я с трудом растянул свои губы в ответной улыбке. Ничего, парню придется свалить, или хотя бы подождать в сторонке, пока я не насыщусь ей.

— Рад за вас. У вас были общие планы на сегодня?

— Нет, планировала пройтись с сестрой по магазинам. Вы же просили приобрести вещи по статусу.

— Вы сегодня очень сексуально выглядите, Диана. — Правда, все это скрыто под безобразным пуховиком. Не удивлюсь, если она его на рынке покупала.

— Спасибо. — Она одернула свой пуховик, и сама понимала, как выглядит в нем. На этот раз она уже смутилась из-за меня и отвела взгляд.

Путь до выбранного мной ресторана проходил за неспешной беседой. Диана вела себя вполне свободно, кажется нисколько не чувствовала волнения или неудобства рядом со мной. Большей частью смотрела в окно, наблюдая за дорогой. В какой-то момент взглянула на меня, чуть прикусив пухлую губу, мучительно размышляя, озвучивать вопрос, что созрел в ее светлой голове или не стоит.

— Я же вижу, вы хотите задать вопрос. Не стесняйтесь.

— Да, у меня вопрос по поводу резолюции приказа. — О боже мой, нет, она хочет поговорить о работе. Но Диану уже понесло в дебри документооборота организации, и мне пришлось остаток пути до ресторана отвечать на ее вопросы и наблюдать, как она записывает ответы в свой вездесущий блокнот. Неужели, работы ей не хватает на работе?

Чем мне нравился «Релаксинбург», так это уединенными ширмами столиками, и полукруглыми диванчиками, расслабляющими и такими удобными, если хочешь приблизиться к объекту своей охоты.

— А перец нужно нарезать кубиками. Лук обязательно красный, среднюю луковицу. — Уже десять минут Диана объясняла официанту особенность приготовления еды для нее. А ведь это только салат. Боюсь представить, что будет, когда она доберется до вторых блюд.

— Диана, это один из лучших ресторанов в городе. Уверен, повар вас не разочарует. — Диана густо покраснела в ответ на мою реплику. Хотя, стоит признать, выглядела сцена забавно, особенно веселили страдальческие взгляды официанта, бросаемые периодически на меня.

— Простите, — пролепетала она виновато. Официант возвел очи к потолку, благодаря всех богов, за то, что пытка окончена. Пообещав, что проследит за салатом Дианы лично, он скрылся, задернув занавески, отделяющие нашу кабинку. Диана вновь оглядела кабинку со свисающими с потолками легкими занавесками коричневой, бежевой и красной гаммы. Стол был круглым, деревянным. На нем уже расположились наполненные шампанским фужеры и корзина с фруктами. При бронировании столика я распорядился, чтобы алкоголь подали сразу же, как только мы прибудем. — Здесь уединенно.

— Да, за это и люблю этот ресторан. — Придвинулся к Диане по диванчику, прихватив фужеры, уже наполненные шампанским. — Давайте выпьем за удачное начало сотрудничества. — Вручил ей фужер, на который Диана взглянула с сомнением.

— За удачное сотрудничество, — поддержала она, лучезарно мне улыбнувшись. Коснулся своим фужером ее, и мы сделали первые глотки игристого напитка. После единственного скупого глотка Диана отложила фужер.

— Вы предпочитаете другие напитки?

— Я просто не пью.

— По такому случаю грех не выпить. — Снова взял фужер и протянул его Диане. — Алкоголь расслабляет, нам будет легче общаться. Я бы хотел узнать вас ближе. — Желательно в горизонтальном положении и желательно без одежды. Глаза Дианы расширились от удивления, вложил фужер в ее ладонь сжав сильнее ее ладошку. Еще пододвинулся, заметив смущенный румянец на щеках девушки. Вот именно в этот момент занавески раздвинулись, являя Ренату, мою нынешнюю любовницу, хотя отец не прочь женить меня на ней.

— Роман, а я думала, мне показалось, когда заметила тебя. — Рената нехорошо улыбнулась, скрестив руки на груди и сканируя взглядом застывшую Диану. — Кто твоя спутница? — Диана отмерла, приветливо улыбнулась Ренате и поднялась.

— Добрый вечер. Я — Диана, личная помощница Романа Марсовича. — Она протянула руку Ренате. Та облила ее презрением, не разжав скрещенные руки. — Простите. — Диана отвела руку назад.

— Рената, ты ведешь себя невежливо с моей сотрудницей.

— Вот еще, с твоими шлюхами любезничать. — Диана дернулась, прижав к груди руки.

— Вы забываетесь. — Золотые глаза сверкнули злостью. — Шлюх ищите в зеркале. — Диана оглядела, поморщившись, красный полушубок Ренаты, надетый поверх короткого платья. Рената громко вздохнула, собиралась ответить не менее едко.

— Рената, хватит. — Взглянул с предупреждением на любовницу.

— Пожалуй, мне пора. — Диана обошла стол, прихватив свою сумочку. — До завтра, Роман Марсович. — Она мне мимолетно улыбнулась, на Ренату даже не взглянула. Мне оставалось провожать ее взглядом, в мыслях же я просто ревел от расстройства, как дикий зверь.

— Ну, и что это значит? — Рената ударила клатчем по ладони, переступив на другую ногу и вильнув бедром.

— С сотрудницей ужинал, разве не понятно? — Рената походкой от бедра прошла ко столу. С Ренатой меня познакомил отец. Ее семья имеет фирму в сфере изготовлением строительных материалов. Отец надеется на наш брак, само собой мне это и нафиг не надо. Но все же пошел на поводу, познакомился с девушкой. Рената невысока, но с красивыми формами. Лицо чуть округлое с правильными чертами и пухлыми губами. После первой встречи я заявил, что предпочитаю блондинок. С тех пор как увидел Диану все мои любовницы были блондинками. Рената не растерялась, перекрасилась в блондинку. Так она весьма напоминала Диану, и я решил перевести общение на более близкий этап. И вот она моя постоянная любовница на протяжении последних четырех месяцев. Только не думал я, что однажды она начнет вставлять мне палки в колеса. Рената сбросила свою шубку на вешалку и присела на диван. Придвинулась ко мне, призывно подставляя глубокое декольте моему взгляду. А мне, может, нравилось пытаться расплавить взглядом блузку Дианы, застегнутую под горло.

— Рома, но я же в тысячи раз лучше. — Она прильнула ко мне грудью, ловкая ручка огладила мое бедро, скользнула поверх ширинки. Я бы поспорил с ее утверждением. Хотя, все же зависит от ракурса. Обернулся к ней, чуть притянул к себе, схватив за плечи. Развернул ее к себе спиной, медленно отвел волосы, открывая взгляду обнаженное плечо с тонкой бретелькой платья. Чуть прищурился, представляя в красках, что передо мной сидит Диана. Глядит чуть повернув голову, улыбаясь нежной улыбкой, глаза заволокла поволока страсти. Одна прядь все же вновь падает, скользнув по тонкой шее. Отвожу прядь и целую, чуть оттягиваю кожу зубами, отчего Диана слегка выгибает спинку, тихо простонав сквозь полуоткрытые губы. На ее коже выступают мурашки, а щеки пылают от смущения и желания. Представлял, как притягиваю ее за талию одной рукой, крепко прижимаю спиной к своей груди. Когда вторая рука ныряет в вырез блузки, нещадно разрывая ткань одежды. Также требовательно ладонь ныряет под тонкую ткань бюстгальтер, сжимает грудь, пропуская твердый сосок между пальцев. Мну ее грудь, продолжая покрывать шею поцелуями, и наслаждаюсь ее участившимся дыханием. Диана бесстыдно раздвигает колени, позволяя моей второй руке скользнуть между ее ножек, приподнимая узкую юбку все выше и выше, пока ладонь не накрывает лоно. И на ней нет трусиков. Это открытие чуть сбивает. Диана вряд ли бы вышла в мороз без такой важной части гардероба. Она вообще после работы переодевается в теплую одежду. Но все же оглаживаю ее, стараясь вернуться обратно в мир грез. Диана такая влажная и горячая. Мои пальцы легко проникают в нее, внутренние мышцы сжимают мои пальцы. Диана дергается, когда прикусываю ее у ушка, продолжая раз за разом вводить в нее пальцы, надавливаю большим пальцем на клитор. Диана приглушенно стонет, кусая губы, чтобы не кричать, выгибается в моих руках, сжав колени, пока ее внутренние мышцы ритмично сжимаются вокруг моих пальцев, все еще находящихся в ней. Как же она сладко кончает.

— Роман, мне нравится направление твоих мыслей, — проговорила Рената, учащенно дыша, — но ты смущаешь беднягу официанта. — Ее слова заставили опомниться. Рената отодвинулась от меня, взглянула с прищуром, точно довольная кошка, поправила задранную юбку, приподняла платье. Официант же топтался у занавески, отвернувшись спиной и переминаясь с ноги на ногу. Выругался про себя. Сколько мне еще довольствоваться только мечтами о ней? У меня хоть и богатая фантазия, все же ее недостаточно. Остаток ужина уже с Ренатой был мягко говоря недоволен. Кроме того, я жутко возбудился, и теперь тянуло в паху. Само собой, Рената увязалась со мной домой. Что мне нравится в Ренате, она не выясняет отношения, понимая, что я сразу взбрыкну и брошу ее. А еще, если трахать ее со спины она очень похожа на Диану. Это определенно самое главное ее достоинство.

Глава 5

Диана.

— Ну, почему нет жарких подробностей? — Арти быстрыми движениями передвигала плечики по вешалке. Наиболее понравившиеся ей вещи уже висели на изгибе ее локтя. И этот ворох меня пугал. Вообще, я не особо любила шоппинг. Не потому что мне не приносили радости новые вещи, просто сложно подобрать вещи по вкусу. Всегда что-то да не понравится, хотя бы одна деталь, но будет раздражать. Или цвет пуговичек, или лишняя строчка, или наличие пуговичек, или «воооон тот стежок точно разойдется». Да и редко я выбиралась на шоппинг, средства не позволяли. Так что в выборе одежды я решила довериться вкусу Арти. В ее вкусе и способности убеждать я не сомневалась, Арти некоторую одежду шила себе сама. Шитье было ее хобби, у нее хорошо получалось, и я не понимала, почему она не хочет развивать свои таланты, и собирается поступать на экономический, как и я в свое время. Мы договорились, что она будет стукать меня по голове, когда я снова начну ворчать по поводу лишней пуговички и теперь я беспомощно наблюдала за растущим ворохом одежды.

— Какие тебе нужны подробности?

— Что там было на ужине?

— Ничего такого. Выпили по глотку шампанского, Роман Марсович поздравил меня с приемом на работу. Потом заявилась какая-то девушка, наверное, они в отношениях. Решила, что он изменяет ей. Обозвала меня «шлюхой», я ее тоже. Ну я и ушла. — На самом деле, все было немного не так. Как же он смотрел на меня, когда говорил, что хочет узнать меня ближе. Глаза просто сияли, обжигали, манили. Ягненком перед ягуаром себя почувствовала, честное слово. Даже рада, что эта Рената заявилась. Кажется, я не так поняла Романа Марсовича, ляпнула бы глупость, а он бы решил, что я очередная влюбившаяся в него дурочка. Что-то в тот момент я поплыла. Скорее всего дело в шампанском, после тяжелого дня даже легкий глоток ударил в голову. А не попасть под действие обаяния змея-искусителя не так уж и легко. Лучше бы я так на Николая реагировала, а то все не могу представить его не только другом. Стоит подумать о чем-то сексуальном с его участием, как меня накрывает волной стыда.

— Вот стерва. Чтобы у нее волосы повылазили. А в какое кафе ходили?

— Ресторан. Не помню название. Что-то там с расслаблением.

— Ага. — Артемида приостановила скоростной подбор одежды и воззрилась на меня. — Он привез тебя в ресторан, чтобы поздравить с приемом на работу. Ты хоть сама в это веришь?

— Что такого? Роману Марсовичу, наверняка не по статусу в кафе сидеть.

— Пожалуй, это мы уберем. — Артемида повесила обратно две мини-юбки, которые успела выбрать. Ну, и хорошо, я бы все равно не стала их надевать.

Уже на кассе, перемерив, наверное, миллион комплектов одежды, вспомнила о сумме, что мне перевел Леонид. Сразу обуяла злость наравне с негодованием. Хотела ведь обратно отправить ему, забылась, а сейчас он решил, что я безропотно приняла его подачку, как и проглотила его намеки по поводу спонсорства.

— О, я вовремя. — Мне на талию легли мужские ладони. — Привет. — Николай чмокнул Арти в подставленную щеку, меня же он поцеловал в губы, за подбородок развернув мое лицо к себе. Зажмурилась, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Ну же бабочки! Оживайте! Меня целует практически принц, мечта многих женщин! В животе тишина, может они не там обитают? Арти тепло улыбнулась, взглянув на нас.

— Наконец-то ты выполз из френдзоны. — Она хлопнула Николая по плечу, тот попытался взглянуть на нее строго, но не вышло. Губы то и дело расплывались в улыбке. Вот у него наверняка бабочки и парят, и пляшут, прямо глаза искрятся счастьем. Даже стыдно, что я не могу расслабиться при нем.

— Пойдемте, угощу вас ужином. — Николай оттеснил меня от кассы, стоило мне протянуть к аппарату свою карту. Приложил свою карту, под моим изумленным взглядом. Он, конечно, успел приучить меня к тому, что сам оплачивает и еду в ресторанах и походы в кино или театр, но такая покупка слишком крупная. Я о деньгах Леонида то вспомнила, потому что боялась, что превысила лимит и отхвачу часть суммы, которую собиралась вернуть.

— Не стоило, Николай. — Смутилась, конечно, не привыкла к таким жестам.

— Привыкай. — Николай подхватил многочисленные пакеты в одну руку, второй притянул меня к себе за талию и вновь поцеловал, но уже в шею, отчего по телу пробежались мурашки и где-то там внизу зашевелились бабочки, которых я уже мысленно занесла в красную книгу своего организма. Лучше бы в красную книгу тараканов отправить под названием «все должно быть по порядку» и «мой босс сексуальный, но я не хочу этого признавать». Уже в третий раз за два дня я ужинала в ресторане. Стоило перевестись на новую должность, как скучная жизнь весьма оживилась.

К себе вернулись уже в двенадцатом часу, Арти сразу убежала в ванную. Мы с Николаем остались одни в прихожей. Николай сложил пакеты на комоде. Тем временем сняла с себя новое пальто, повесила его на вешалку. Надо бы плечик для него подготовить.

— Зайдешь на чай? — Николай молчал, оглядывая мое тело, облаченное в короткое изумрудного цвета платье с длинными рукавами и треугольным вырезом. Арти, наверняка, знала, что Николай придет, иначе бы не уговорила меня одеться в обновки. По крайней мере Николай весь вечер не сводил с меня глаз, что очень льстило. Приятно ощущать себя объектом восхищения. Он протянул ко мне руки. Подошла к нему, с удовольствием окунаясь в ауру уверенного в себе мужчины. Расслабься, Диана! Николай приподнял мое лицо за подбородок с улыбкой заглядывая в глаза.

— Разве что с перспективой остаться на ночь. — Его губы коснулись моих в нежном поцелуе. Расслабься! Но его слова только больше напрягли. Что-то все слишком стремительно. Силой воли заставила себя расслабиться, обвила руки вокруг шеи Николая. Сколько можно уже в девственницах ходить? Уверена, стоит дойти до главного, и я быстро рассмотрю в нем мужчину.

— Арти дома. — Вот совсем не это я должна была сказать, но страшно дать согласие.

— Поехали ко мне? — Николай уже крепче меня обнял и поцеловал. Настойчиво, почти требовательно.


Уже лежа ночью в своей кровати в одиночестве, ругала себя последними словами. Трусиха! «Я еще не готова», передразнила противным голосом собственный ответ. Испугалась его напористости, так что в это такого? Мы уже знакомы целую вечность, я его и в плавках видела, и даже спала с ним в одной кровати не раз. Лучше бы Николай ответил, «ничего, я подготовлю» и уволок в свою пещеру-квартиру, а не ответил, что подождет. Само собой, в тяжелых думах и самобичевании я проспала. Утром кое-как собралась и полетела на работу в вызванном такси, не забыв отругать ни в чем не повинную сестру, только выползшую из спальни за то, что не разбудила меня. Надеюсь, Арти не в обиде.

Такси ползло со скоростью черепахи по пробкам. Как бы не торопилась, все равно прибыла позже начальства. Быстро переоделась, пригладила новый костюм, юбку с пиджаком поверх голубой блузки и заглянула в кабинет Романа Марсовича, молясь про себе о том, чтобы меня миновал гнев начальства. Он что-то печатал на ноутбуке в этот момент. Выглядел как всегда замечательно. Волосы уложены в прическу, дорогой костюм. Кажется, уже от двери ощущала запах его дорогого парфюма.

— Доброе утро! — Зашла внутрь, держа перед собой поднос с кофе и несколькими кусочками пирога. Надеюсь, пирог его задобрит.

— Доброе. — Роман Марсович перевел взгляд на меня и больше не отводил. С каждым моим шагом он все больше мрачнел, оглядывая мой облик. Шла к его столу и на каждом шагу боялась споткнуться. Мало того, что вчера его возможную девушку чуть ли не прямым текстом назвала шлюхой, так еще и опоздала на работу. Кажется, молитвы не доходят до адресата и меня ждет выволочка. В принципе справедливая. — Вы опоздали, — заметил он поледеневшим голосом, глядя точно на мою шею. Может, зубная паста осталась, все же утром торопилась? С трудом подавила желание прикрыть шею ладонью от его взгляда.

— Плохо спала, — пискнула, робея под еще больше потемневшим после моей фразы взглядом.

— Впредь не опаздывайте.

— Да, хорошо. Больше не повториться. — Положила сбоку кофе и тарелку с пирогом. Кажется, даже пирог не поможет. — Будут распоряжения?

— Я отправлю распоряжения вам на почту. — Роман Марсович наконец перестал сверлить взглядом мою шею и отвернулся к ноутбуку. Его пальцы напряженно замерли над клавиатурой, потом с силой опустились на клавиши. Похоже он печатал новую сонату для органа. — Вы свободны. — С облегчением покинула кабинет начальника. Все прошло лучше, чем я думала, на меня не наорали. Но и робких надежд не оправдало. Босс злился, и я даже не совсем понимала, вчерашний вечер тому виной или все же опоздание. Нужно быть серьезнее, иначе потеряю перспективную работу. Как можно в первую же неделю опаздывать на работу? Эх, не привыкла я к сердечным переживаниям.

Пока распоряжения не поступили, занималась работой, что осталась со вчерашнего дня. Потом же пришло и письмо от начальника. Распоряжения, пронумерованные и четко прописанные, исчислялись далеко за цифру тридцать. Надеюсь, он не ждет, что я управлюсь за день. Или ждет? Последним пунктом шла скорее рекомендация. Фраза «не опаздывайте» была выделена жирным шрифтом и даже подчеркнута, что прибавило мне переживаний. Раньше я никогда не просыпала, всегда вставала четко по будильнику, время на сборы было выверено и выходила я из дома заранее, на случай непредвиденных ситуаций. Но жизнь не пропускает промахов, даже единичных.

С удвоенным усилиями приступила к выполнению пунктов распоряжений, настроенная, если потребуется, сидеть до глубокой ночи, и доказать, что не зря занимаю эту должность. Работала даже в обеденный перерыв, перекусив на скорую руку за десять минут за рабочим столом. А вот как раз в обед я и поняла причины злости шефа. Мыла руки после посещения туалета, мельком взглянув на свое растрепанное отражение в зеркале. Взгляд споткнулся на темном следе на шее, темные пятнышки на коже красноречиво сообщали, что я стала обладательницей первого в своей жизни засоса. Совсем небольшого, но довольно заметного. Николай вчера увлекся, пытаясь увлечь и меня. Мои ленивые бабочки даже приподняли крылышки, но взлетать отказались, видимо разжирели за долгое время сидения без дела, либо потеряли навыки полетов. Хотя, предполагаю, что их лицензия на полеты просрочена и они не стремятся получать новую. Оглядывала засос в зеркале, а заодно и краснеющее от смущения лицо. Начальник решил, что я ночью кувыркалась с парнем, потому и проспала. Еще и сообщила ему, что плохо спала. Как же стыдно! Решил, наверное, что я личную жизнь ставлю превыше работы, вот и разозлился. И не объяснишься ведь. Да и что объяснять? Я плохо спала потому что переживала о том, что отказала Николаю в сексе? Пришла к выводу, что свой профессионализм и ответственность нужно доказывать на деле, потому к работе приступила уже с тройным усердием и решимостью.

С работы Николай меня буквально выковыривал, угрожая тем, что поднимается за мной. Пришлось, скрипя сердцем, отложить работу и спускать к своему парню. Личная жизнь тоже обязывает, не хотелось бы закупать свору кошек. Снова был ужин в моем любимом ресторане, прогулка по ночному городу и довольно настойчивые поцелуи. Николай двигался в верном направлении, образ друга таял, сменяясь образом привлекательного мужчины. И я была невероятно благодарна ему за то, что он не торопит события и дает мне время привыкнуть. Естественно я снова не выспалась, да еще поехала на работу на час раньше. Боюсь представить, что будет, если босс ждал от меня выполнения всех пунктов за вчерашний день.

* * *

Роман.

Думаю, Диана преуспела в искусстве быстрого перемещения на каблуках в узкой юбке. По крайней мере, носилась она со скоростью метеора. Разозлившись на нее за опоздание, ведь ее облик красноречиво сообщал о его причинах, нагрузил ее работой, а теперь сам же и жалел об этом. Ведь буквально лишился ее общества. Она закопалась в дела по самую золотую макушку и, учитывая пункты заданий, напечатанные в порыве злости, она не поднимала голову от работы уже второй день, и это может затянуться на все три дня. Сам виноват, но меня буквально колбасило от злости, стоило вспомнить, какой она заявилась в офис. Растрепанной, с горящими румянцем щеками, чуть припухшими губами, и с засосом на шее, который даже не попыталась прикрыть воротом рубашки. Может, это был явный намек мне, после попытке сблизиться с ней позавчера в ресторане? Мол меня ночами другой мужик развлекает, начальникам в моей постели не место. Только пусть не надеется, что я так просто отступлю. Скорее ее парню придется посторониться, а в идеале вообще исчезнуть.

Глава 6

Роман.

Наступило обеденное время, и я намеревался прихватить свою золотую девочку с собой на обед. Как раз заканчивал отправку документов по электронной почте, когда дверь кабинета распахнулась. Рената предстала в черной юбке-карандаш и белой блузке. На лице очки в игривой оправе, на губах красная помада. Даже завис, оглядывая образ сексуальной секретарши в исполнении Ренаты, настолько вторил он облачению, что сегодня избрала Диана, ведь и она сегодня оделась в белую блузку и юбку. Разве что не красила лицо, как проститутка из порнофильма. Рената походкой от бедра двинулась ко мне, бесстыдно оглаживая свои груди, виднеющиеся сквозь прозрачную ткань блузки. В мыслях ко мне шла Диана, одним взглядом обещая удовольствие. Заерзал на стуле, потому как член уже пребывал в полной боевой готовности. Такое состояние не особо способствует ясности мысли. Рената остановилась передо мной, развернула кресло к себе, опершись на его ручки и нагнувшись к моему лицу. Ее язык огладил мои губы. Попытался опомниться только когда Рената присела передо мной на колени. Ее ладони с длинными красными ногтями легли на мои колени, раздвинули ноги. Она улыбнулась, ведь брюки особо не скрывали каменной эрекции.

— Рената, в кабинет могут зайти. — Остановил ее ладони, скользнувшие по внутренней стороне бедра к ширинке.

— Я закрыла дверь приемной, а твоя секретарша на обеде. — Голубые глаза смотрели с прищуром, тогда как пальцы уже ловко расстегивали застежку брюк, а следом и ширинку. Член буквально выпрыгнул наружу по направлению к красным губам моей любовницы. Запустил руки в волосы Ренаты, прихватил их у корней стиснув ладонь в кулак. Направил ее голову по направлению к своему члену. Рената обхватила член ротиком, всосали его глубже, водя по стволу язычком. Поднял взгляд к потолку, и гулко простонал, ощущая быстро подступающую разрядку под действием умелых действий Ренаты. О чем я сейчас думал? Да ни о чем, и о многом одновременно. Волосы Ренаты казались сухими, и я гадал, какие на ощупь локоны Дианы, в мыслях представляя, что именно она сейчас сидит передо мной на коленях, обхватывает мой член своими розовыми губами, оглаживает головку язычком. В моих мыслях Диана стонала, принося мне удовольствие, она ласкала и себя. Еще я думал о губах Дианы, им бы не подошла красная помада. Я желал наслаждаться их первозданной идеальностью, мягкостью, не испорченной косметикой. Почти ощущал на губах вкус нашего первого поцелуя. В том, что он скоро состоится я сейчас не сомневался.

— Роман Марсович, вы еще здесь? — раздался голос Дианы.

— Да, я здесь, Золото. — Вновь утробно простонал, под усиливающимся темпом движений. Рената ускорялась, и я готов был кончить в любой момент.

— Я зайду?

— Да! — Позвоночник простелило электричеством, я выгнулся, закатив глаза от удовольствия, пока мой член пульсировал, изливая сперму.

— Если вы подпишите документы, то успею отправить их сегодня, пока курьер… — Речь Дианы резко оборвалась. Тяжело дышал, мысли с трудом возвращались в пустую после оргазма голову. Диана замерла в центре кабинета, только оторвав взгляд от перебираемой в руках кипы документов на Ренату, а потом уже и на мой член, еще не опавший после разрядки, который Рената все еще удерживала ладонью у основания. Оказаться с опущенными штанами в одной комнате с двумя привлекательными блондинками? Кто бы знал, насколько это ужасно. Рената поднялась, развернувшись к застывшей Диане, отерла размазавшуюся помаду, придав своему лицу деловитый вид. Словно так и надо, словно для нее минеты в обеденное время в порядке вещей.

— Вас не учили стучаться? — На Диану она смотрела так, будто та отвлекла нас от подписания наиважнейшего документа.

— Но… Я… — Диана спешно отвела взгляд от моего члена, отчаянно краснея и нервно прижав к груди бумаги.

— Вы помешали мне и моему жениху. Выйдите!

— Простите! — Диана на этот раз превзошла все свои прошлые скоростные рекорды бега на каблуках. Резко вскочил на ноги, поправляя одежду, не соображая еще толком, что делать и даже до конца не осмыслив ситуацию. Бл…ь, сотню раз!

— Какого хрена ты назвалась моей невестой?! — Вызверился на единственном оставшемся в кабинете белобрысом существе.

— Я должна была сказать, что твоя любовница? Я себя не на помойке нашла, Роман. К тому же ты прекрасно понимаешь, что наш брак возможен. — Она подступила ко мне, коснулась ладонью моей щеки. — Зачем тебе эта монашка? Она же при виде члена краснеет и готова упасть в обморок. Я лучше, и ты это прекрасно знаешь. — Смотрел в ее сияющие металлическим блеском глаза и понимал, что меня сейчас подставили, как мальчишку. Она, наверняка, знала, что Диана не ушла на обед. А Диана и раньше отгораживалась от меня, так теперь я в ее глазах еще и помолвлен. Попробуй теперь докажи ей, что это не так.


Диана.

Влетела в пустой в обеденное время женский туалет, остановившись только у раковины, тяжело оперлась на нее руками, врубив на полную холодную воду. Боже, я видела пенис своего начальника! Это лютая жесть! Смочила горящие, просто пылающие щеки ледяной водой. Как это развидеть?! Я хочу это развидеть! Надеюсь я поддаюсь гипнозу, потому что это единственный шанс забыть представшее мне в кабинете начальника зрелище. И чем он вообще занят на рабочем месте! Я может и девственница, но прекрасно поняла, что его невеста делала ему минет, окончание которого я и застала. Ужас! Похлопала себя по щекам влажными ладонями, взглянув в свои шальные от шока глаза в отражении. Хоть иди и увольняйся, честное слово. Как мне теперь с ним общаться, боюсь, что перед глазами всегда будет стоять картинка его мужского достоинства. Блин, блин, блин! Так, дыши, Диана, дыши. Нужно относится к этому проще, мы все взрослые люди, случилось недоразумение. Ничего страшного? Если бы, но нужно делать хотя бы вид, что мое отношение именно такое.

Вскоре я вернулась в приемную, на цыпочках прошла к своему столу и попыталась сосредоточиться на работе, не вспоминая каждую секунду мужское достоинство начальника. Знала бы я, что этот происшествие станет самым безобидным за день. Меня отвлек телефонный звонок.

— Здравствуйте, Золотова Диана Игоревна? — Незнакомый мужской голос звучал хрипло, принадлежал явному курильщику.

— Да, это я.

— Мне нужно встретиться с вами, чтобы обсудить смерть ваших родителей. — Окаменела, сжав смартфон в руке.

— Что вы хотели обсудить? — Ну что еще случилось? Неужели через столько лет всплывут новые неприятности.

— Их смерть. Точнее убийство. — Телефон все же выпал из скрюченных пальцев. Громко ахнула, наблюдая за тем, как смартфон ударяется о спинку кресла и с глухим стуком встречается с покрытым ковролином полом. Упала на колени и судорожными движениями вновь поднесла телефон к уху, уговаривая себя дышать ровно.

— Алло! — голос срывался из-за подкатывающей паники.

— Понимаю, что мои слова шокировали. Мы можем встретиться?

Я отпросилась с работы на несколько часов, чтобы встретиться с позвонившим мне мужчиной. Сидела за столиком кафе, находящимся напротив моей работы, держала телефон в руках, каждую секунду снимала блокировку с экрана, бездумно глядела на время и снова блокировала экран. И так до бесконечности, пока в мыслях творился полный сумбур. Родителей убили? Как такое возможно? Они же упали с моста на автомобиле, потерявшем управление.

— Еще раз добрый день. — На стул напротив меня опустился грузный высокий мужчина. Так напряженно его ждала, но все равно его появление стало неожиданностью, заставившей подскочить на месте. Водянистые неопределенного цвета глаза на выкате, некрасивое лицо с кривым, сломанным несколько раз носом, пухлые губы и темная щетина на тяжелом подбородке. Именно такими воображают бывших зеков и преступников. Именно таким предстал мой собеседник, утверждающий, что владеет информацией о смерти моих родителей.

— Добрый, — сподобилась на ответ. — Если это розыгрыш, то очень жестокий.

— Это не розыгрыш. Меня зовут Иван. И я принимал участие в убийстве твоих родителей. — Я сидела ни жива, ни мертва, пока Иван рассказывал, как шантажом отца заставили подписать документы о передаче активов, а следом уже организовали аварию. Авария произошла поздно ночью, как оказалось, родители были без сознания, когда из посадили в машину и направили ее в нужном направлении. Он периодически кашлял, поднося к губам платок со следами запекшейся крови на нем, и рассказывал. Он описывал тот день и свои действия в таких ярких подробностях, что сомнения в его адекватности и правдивости отпадали. Столько лет я не могла понять причин, по которым активы и оборудование были во владении Леонида Власовича, и теперь все становилось на свои места. Леонид устроил несчастный случай. Родителей шантажировали угрозами нам с сестрой. Обещали, что не тронут нас, если отец подпишет документы. И, по сути, сдержали слово. Нас с сестрой не тронули, просто оставили сиротами и лишили почти всех средств к существованию.

— Здесь мои письменные и видео-показания. — Иван придвинул ко мне темный бумажный пакет. — Больше мы не увидимся. — Он собирался подниматься, но я удержала его за рукав пальто, уже удивляясь своей смелости.

— Прошло четыре года, зачем вы решили рассказать сейчас? — В глубине души я все же надеялась, что это злой розыгрыш.

— Все просто. Рак. Месяц и я сдохну. — Мужчина откашлялся в сторону, вновь поднеся к лицу платок. — Никогда не верил в бога, а перед смертью стало страшно. Облегчаю грехи. — Он невесело усмехнулся, поморщившись как от боли, протер губы от крови.

— Надеетесь на прощение?

— Твое? Это вряд ли. Я бы сам не простил. — Он поднялся, тяжело опершись на столешницу, убрал платок в карман куртки, больше не глядя на меня.

— И что мне делать?

— Лучше всего просто забыть. — Он направился к выходу из кафе, даже не попрощавшись. Он приходил, чтобы облегчить собственную совесть. Как я буду жить с новым знанием его не волновало.

Глава 7

Диана.

Даже не помню, как вернулась на работу. Обнаружила себя уже сидящей за рабочим местом все еще в пальто и с судорожно сжатой в руках сумкой и конвертом, что мне передал Иван. Конвертом, где он, уверена, таким же сухим тоном рассказывал, как убивал тех, кого я любила, как уничтожал мою семью. Сухо и без эмоционально, будто он с подручными по приказу Леонида забрал не жизни, а выполнил простую работу вроде выброса мусора. Я не понимала, и не смогла бы понять, как люди идут на убийство. Ради чего? Ради прибыльного бизнеса? Несколько миллионов, стольким исчислялись активы фирмы. Много? Для меня эти суммы ничего не стояли по сравнению с жизнями родителей. Леонид же точно обозначил стоимость услуг убийц. По словам Ивана, он даже присутствовал при разговоре убийц с родителями. Обещал не трогать нас с Артемидой. Артемида. Она ведь была еще подростком, винила себя в их гибели. Помню, она простудилась, упрашивала родителей остаться дома, не ехать в гости к друзьям. Она до сих пор уверена, что должна была уговорить их остаться. Наверное, чувство вины подтолкнуло ее к наркотикам. Она до сих пор винила себя, как оказалось, зря. Над нашей семьей тогда, четыре года назад нависла беда с именем Леонид, и он пошел на все, чтобы достигнуть своих целей.

— Диана, что случилось? На вас лица нет. — Роман Марсович поспешно подошел ко мне и даже присел передо мной на колено, обеспокоенно оглядывая мое лицо.

— Проблемы. Личные. Я сейчас приступлю к работе. — Каждое слово буквально выталкивала из себя, поражаясь насколько безжизненно звучит мой голос. С запозданием поняла, что по щекам струятся слезы. Сколько я уже не плакала? Наверное, несколько лет. Я так старалась быть сильной для Артемиды, чтобы она не сомневалась, что я смогу все устроить, что у нас все будет хорошо, а трудности временные. Вскочила на ноги, спешно стирая слезы. — Мне надо выйти. — Роман Марсович тоже поднялся, удержал меня и… обнял. Замерла в его объятиях, неожиданно надежных и теплых. Даже слезопоток остановился, настолько меня ошеломил жест начальника.

— Что случилось, Диана? Я могу помочь? — Замотала головой, вцепившись в его наверняка очень дорогой пиджак пальцами, стирая об ткань свои слезы.

— Не могу рассказать. — Хотя так хотелось разделить свое бремя хоть с кем-то, но сейчас сомневалась, что стоит кому-то рассказывать. Если Леонид однажды пошел на преступление, что ему помешает снова преступить закон, чтобы убрать осведомленных? Тогда он просто пытался улучшить свое положение, сейчас дело будет стоять за его свободой.

— Я могу решить все твои проблемы, Диана. Только расскажи. — Резкий переход на «ты» ошеломил, но, наверное, в такой личный момент глупо держаться официоза. Все же я уже пять минут поливала его дорогущий пиджак слезами. Было приятно, честное слово. Хороший он человек, поддерживает по сути незнакомку. В этот момент его внешность померкла, мне казалось, что я заглянула дальше, разглядела в нем доброго и отзывчивого человека. Поддержка босса помогла взять себя в руки и перестать реветь. Теперь мне стало стыдно, что так расклеилась и продемонстрировала свой непрофессионализм. Отстранилась из объятий Романа Марсовича, хоть и отпускали меня с неохотой.

— Простите меня. Я сейчас приведу себя в порядок и приступлю к работе. — Протараторила свою речь, смотрела куда угодно, но не в глаза начальника. Стало стыдно за свою гннездержанность. Потом вообще сбежала в туалет, где умыла опухшие от слез глаза с разводами туши под ними. Тоже мне суперустойчивая тушь. Надо предложить боссу химчистку. Дальше уже заставила себя сосредоточиться только на работе. Страшные новости я обдумаю потом, на трезвую голову и без эмоций.

Первое время мысли все уносились не в том направлении, но скоро работа увлекла меня, напряжение чуть отпустило. Работала допоздна, понимала, что Арти может понять, что что-то не так. По дороге домой пришла к важному для себя решению, я буду молчать. Не скажу даже Арти, ни к чему ей мучиться. Нет, дело не в мягкосердечии, я боялась, до ужаса боялась за себя и сестру. Кто мы с ней на пути Леонида Власовича? Если он однажды уже убрал родителей, чтобы заполучить фирму, то что помешает ему убрать и нас, угрожающих его свободе и деньгам? Вот именно, что ничего. Я могла обратиться в полицию, начались бы расследования, но показания одного человека, которого вскоре и не будет в живых мало чем могли помочь. Расследование бы затянулось на многие месяцы, которые могли стать последними для меня и сестры. И я решила молчать, хотя все внутри противилось этому решению. Да меня прожигало лютой ненавистью от осознания того, что убийца родителей безнаказанный наслаждается жизнью и деньгами, что приносит украденная фирма. Но что я могла сделать?

Словно не хватало тяжелых дум о Леониде, он сам появился. Я раскладывала бумаги по файлам в папки для предстоящей презентации, стоя боком к входной двери.

— Что же ты вернула деньги, Диана? — Голос Леонида прозвучал непозволительно близко, его дыхание защекотало ушко. Обернулась к нему, выпустив кипу бумаг из рук. — Прости, я напугал тебя. — Улыбка чуть сошла с тонких губ, он оглядывал мое лицо, на котором сейчас наверняка поселилась мина вселенского ужаса.

— Простите, задумалась о своем. — Спешно опустила глаза к разметавшимся по полу бумагам, стараясь подавить дрожь в теле. Не думала, что так скоро встречусь с ним. Ведь отправила деньги только утром, неужели он пришел из-за них? Ведь у Романа Марсовича сейчас встреча, Леонид вряд ли пришел к нему.

— Ничего, Диана. — Сухие пальцы коснулись моего подбородка, вновь поднимая мое лицо к ненавистному собеседнику. Нужно держать себя в руках, ради Артемиды, ради себя. И все равно отстранилась чересчур поспешно, больно ударившись о край стола бедром. Леонид сделал шаг ко мне, под ногами послышался шелест бумаги.

— Мне нужно собрать. — С облегчением опустила взгляд к полу.

— Конечно. — Леонид отошел к дивану и вальяжно на нем развалился, раскинув руки в стороны. Присела, начала собирать бумаги. Под его взглядом тушевалась, постоянно одергивала вырез блузки, юбку, почти физически ощущая его взгляд.

— Ты очень похожа на Лизу, Диана. — Вздрогнула, когда он вновь заговорил. Внутри меня затрясло, как он смел говорить о маме? Этот человек наблюдал за ее последними мгновениями жизни, именно по его вине ее жизнь так быстро завершилась.

— Да, мне об этом многие говорят. — Голос все же дрогнул, надеюсь, он отнесет это на тяжелые воспоминания.

— Лиза была хорошей женщиной, доброй, умной. А как она заразительно смеялась. — Восторженность в голосе мужчины заставила меня поднять на него взгляд от собираемых по полу бумаг. Он чуть мечтательно улыбался, но все еще смотрел на меня. — Я бы хотел услышать твой смех, Диана. — Его слова прозвучали так, будто я сразу же должна начать смеяться. Только смех это последнее, что я способна издать в его присутствии.

— Простите, я растерялась. Вы к Роману Марсовичу по делу? — Вновь опустила взгляд на бумаги. Похоже, я вывалила на пол всю презентацию.

— Я пришел к тебе. — Недовольство в его голосе заставило сжаться. Неужели он знает? — Мне не понравилось, что ты вернула деньги. — Почти вздохнула с облегчением.

— Я посчитала неприемлемым брать у вас деньги. — Диван чуть скрипнул, когда мужчина поднялся на ноги и направился ко мне. Он подхватил несколько последних бумаг с пола и протянул их мне, чуть нагнувшись, чтобы я взяла их не поднявшись, а именно сейчас, пока сижу на корточках у его ног. Спешно схватилась за бумаги. Только он их не выпустил, перехватил мою ладонь и двинулся ко мне, отчего я потеряла равновесие и рухнула на колени. Как же хорошо, что в офисе ковролин, а не плитка. Пальцы Леонида сильнее сжали мою ладонь, я выпустила бумаги и вновь взглянула в его наливающиеся бешенством глаза.

— Не прикидывайся дурой, Диана. Тебе это не идет. — Сердце забилось со скоростью звука и готовилось вырваться из груди. Дыхание перехватило. Знает, он знает! Что делать? Что теперь будет с мной и Артемидой? — Ты прекрасно поняла, что я имел в виду, отправляя тебе деньги. Ты же понимаешь, что я не просто так заговорил про спонсорство. Думал, ты сама мне позвонишь. — Он присел передо мной на одно колено, дернув грубо к себе. Я была так ошеломлена и напугана, что даже не сопротивлялась. — Я в курсе, что вы еле сводите концы с концами. Мое предложение более чем щедро. Я готов выплатить остаток долга по ипотеке и содержать тебя.

— Леонид Власович, — голос звучал хрипло после приступа паники, — отпустите. Я не разыгрываю непонимание. Я не собираюсь пользоваться вашим щедрым предложением. — Не удержалась и мои последние слова сочились ядом. Дернула руку, но он ее удержал и еще ближе подтащил меня к себе, что я ощутила его дыхание с привкусом сигарет и мяты на лице.

— Не рекомендую мне отказывать, — прошипел он, глядя полным злости взглядом в мои испуганные глаза.

— Отпустите, — прошептала, не сумев придать голосу твердости. Мои руки тряслись, а глаза предательски увлажнились. Он мне угрожает?

— Что происходит? — Властный голос Романа Марсовича заставил Леонида вздрогнуть, а меня затопило облегчением. Леонид Власович сразу отпустил меня и поднялся, протягивая мне руку.

— Диана просто оступилась и упала, я помогал ей встать. — Леонид моментально поменялся в лице, снова выглядел доброжелательным и располагающим к себе. Только я уже знала его натуру убийцы и лицемера. Проигнорировала руку и почти подскочила на месте. Тепло улыбнулась стоящему в дверях начальнику. Он так вовремя появился. Роман Марсович отправил меня в свой кабинет по какому-то бессмысленному поручению. По возвращению Леонида уже не было в приемной. Сам Роман Марсович никак не прокомментировал последние событий, просто попросил сообщать ему, если ко мне начнут приставать. Повезло мне с начальником.

Остаток недели я была сама не своя, все не могла успокоиться и смириться со своим решением, хоть и понимала, что оно здравое и обдуманное. Не говоря о том, что меня здорово напугала последняя встреча с Леонидом Власовичем. Он не заявлял о себе, но я боялась, что скоро он вновь объявится. На фоне переживаний выглядела я неважно. Арти все пыталась докопаться, в чем дело. Вообще излюбленным вопросом окружающих стало «Все в порядке?». Нет, не все в порядке, но скоро будет, только нервы успокоятся. До кучи, в выходные Николай огорошил новостью о командировке, хотя только в его обществе я расслаблялась последние дни, забывая о переживаниях, пусть и не говорила ему правды. Мне оставалось проводить его и поцеловать в дорогу, пообещав, что буду его ждать. А про себя решив, что ночь после его возвращения проведу с ним, как и все последующие. Николай был моим шансом на счастливую и спокойную жизнь. Только он мог спасти меня от притязаний Леонида. В чувствах к нему еще успею разобраться.

* * *

Роман.

Как выяснилось, не все девушки одинаковые. Эту истину мне открыла Диана, напрочь игнорирующая все мои знаки внимания. Она вообще, кажется не рассматривала меня как мужчину. Утешал себя лишь тем, что у Дианы что-то случилось, потому ей не до романов. Она так и не поделилась тем, что случилось, ходила подавленная последнюю неделю. Я было решил, что она рассталась со своим парнем, точнее я искренне надеялся, что так оно и есть. Но слышал, как она говорила по телефону подруге, что он в командировке и все у них просто замечательно. Предположил, что дело в явных приставаниях Леонида, даже сократил встречи с ним в офисе. Не понравилось мне, как Диана выглядела, когда застал их. Бледная, испуганная. Мое появление ей явно принесло облегчение, она даже поблагодарила меня пирогом за то, что вмешался. Но подробнее о разговоре с Леонидом она не говорила. Несколько раз предлагал свою помощь, но она отказывалась, а потом я получал теплые взгляды и умильные улыбки. Когда несколько месяцев мечтаешь о женщине, представляешь ее, будучи с любовницами, ждешь не взглядов «какой ты милашка», а хотя бы интереса, и уж если совсем подаваться в мечты, то огня желания в глазах и непотребств, срывающихся с нежных губ. Думал, хуже быть не может. Как же я ошибался, жизнь решила еще больше усложнить мне доступ к телу Дианы.

Глава 8

Роман.

Середина недели. Как раз выходил из кабинета, намереваясь пообедать в ресторане. Диана сидела за рабочим столом и перебирала папки с документами, разбирая их по конвертам для отправки курьером.

— Диана, обед, вы можете передохнуть. — Диана подняла на меня золотые глазки, улыбнулась.

— Хорошо, Роман Марсович. — Она поднялась со стула и размяла шею. Провела ладошкой по нежной коже, чуть оттянув ворот блузки. Я этого долго не выдержу.

— Вы присоединитесь ко мне за обедом? — Девушка улыбнулась еще лучезарнее. Уже уверился, что она согласиться. Потом приглашу и на ужин. И ресторан мы выберем незнакомый вездесущей Ренате.

— Я с собой еду принесла. — Она подхватила из-за стола свою сумку и извлекла пластиковый контейнер с едой. — Спасибо за заботу.

— Простите, — в кабинет заглянул мужчина в форме курьера. — Золотова Диана Игоревна, — прочитал он из электронного планшета.

— Это я. — Диана подняла руку, привлекая внимание курьера. Тот на мгновение завис, любуясь фигурой девушки, подсвеченной солнечным светом.

— Вам посылка от Николая Сергеевича. — Он выглянул за дверь и втащил внутрь огромный букет цветов, еще более огромного плюшевого медведя и с десяток воздушных шариков. С неудовольствием наблюдал, как заискрились ее глаза, а щек коснулся румянец.

— От Николая?! — Диана захлопала в ладоши и в два прыжка подлетела к курьеру.

— От него. — Курьер с улыбкой вручил ей маленькую коробочку, завернутую в красную упаковочную бумагу. Диана сразу раскрыла коробочку, извлекла из нее бархатный футляр для драгоценностей. Следом в свете солнца блеснули россыпи бриллиантов платинового кольца. Диана ахнула, прикрыв ладошкой ротик. Глаза увлажнились от переполняющих ее эмоций. И я бы восхищался радостной сценой в исполнении красавицы, если бы сам не желал заполучить эту красавицу. Ее телефон завибрировал на столе, к нему она подбежала еще резвее.

— Алло? Привет, — с придыханием проговорила она, сияя теперь ярче солнца. — Ты не слишком торопишься? — Она замолкла, слушая собеседника. Да он летит со скоростью метеора, на мой взгляд, когда ему бы стоило нестись в обратном направлении. — Тогда я согласна! — Вот я согласен совсем не был, наоборот, хотелось рвать и метать.

— Диана Игоревна, распишитесь. — Курьер подошел к девушке, протягивая планшет. Он улыбался широко, радуясь за счастливую девушку. А вот на меня, как мне показалось, он взглянул с сочувствием. Ничего, еще не вечер. Покинул кабинет, оставив Диану и дальше щебетать по телефону со своим уже женихом.

Остаток дня она бегала по офису с улыбкой на лице, периодически бросая взгляды на кольцо на пальце. Не знаю, как сдержался и не отобрал у нее это проклятое кольцо.

Вечером же меня ждал новый сюрприз.

— Роман Марсович, я вам еще нужна? — раздался ее осторожный голосок в переговорнике. По часам доходила половина шестого. Рабочий день уже окончен. Подхватил свои вещи и вышел в приемную.

— Домой, Диана. Собирайтесь.

— Я уже. — Она подскочила на месте со своими вещами. Мы покинули кабинет вместе.

— Я вас подвезу. Что толкаться в метро?

— Я еще не домой. — Она смущенно улыбнулась. — Обещала Валентину Владимировичу помочь. До завтра, Роман Марсович. — Она махнула мне рукой и скрылась за дверью кабинета Валентина. Что за новости, откуда они знакомы? И в чем она ему помогает? Так и стоял возле кабинета, пока сзади меня не окликнул сам Валентин.

— Что застыл, Роман? — Обернулся к одному из акционеров. У Валентина был контрольный пакет, тогда как у нашей семьи только двадцать пять процентов.

— Задумался. Ты мою помощницу переманиваешь? — Улыбнулся почти непринужденно. Неужели Диана только выглядит такой невинной и чистой, а сама решила через постель добиваться лучшего места? Это когда я под боком!

— Дианочка уже пришла? — Валентин улыбнулся тепло. Он был старше ее, годился в отцы. Хотя Валентин довольно привлекательный для мужчины, но любил супругу, не изменял. Так что поменялось?

— Да, только в твой кабинет зашла.

— Хорошая она девушка. Прилежная, добрая. И себя и сестру вытянула. — Он продолжал тепло улыбаться, а стальной взгляд голубых глаз не отрывал от меня. — Не трогай ее, понял?

— В смысле?

— В прямом, она невеста сына моего партнера. Станет ему хорошей женой, избавится от проблем. Будет счастлива. С тобой она получит только разбитое сердце. Твои романы не длятся и месяца.

— Думаю, это ей решать.

— Не трогай девочку! Ей итак в жизни досталось. — Мужчина вспыхнул от гнева. — Я не мешаю тебе спать с подчиненными, но ее не трогай, понял? — Промолчал, ведь отпускать Диану я был не намерен.

— О, Роман Марсович, вы еще не ушли? — Из кабинета выглянула Диана. — Я уже начала, Валентин Владимирович, но мне нужен еще один отчет.

— Сейчас подойду, Дианочка. — Мужчина мягко улыбнулся девушке. Диана скрылась за дверью. — Я тебя предупредил. — Меня вновь прожгли предупреждающим взглядом. — До завтра, Роман, — уже другим тоном попрощался и зашел в свой кабинет. Так, нужно подумать, чем он может мне навредить и обезопасить себя.

Диана.

— Поздравляю, Ди! — Арти была в не меньшем восторге, чем я. Внезапное предложение ошеломило. Все-таки, мы с Николаем не так долго встречаемся, чтобы делать предложение. Точнее общаемся и знакомы мы три года. А вот встречаемся всего ничего, дальше поцелуев еще и не заходили, а тут предложение. Была невероятно счастлива. Николай красивый, умный, а главное серьезный и заботливый мужчина. С ним мне уютно, и я любила его, уверена, что любила. Хотя и считала, что помолвка чересчур поспешна. Да и не так я представляла предложение. Думала, мой принц лично вручит мне кольцо, о чем я бы и сообщила. Но моего ответа ожидал не только Николай, но и Роман Марсович с курьером. Стало неудобно, как-то не повернулся язык взять время на раздумья. — Николай хороший, и много зарабатывает. Съедешь и оставишь квартиру мне? — шутя спросила она. — Уж я загуляю. В честь твоей свадьбы, конечно. А потом и не в честь. — Она задорно рассмеялась. Неужели и вправду жизнь налаживается? Хорошая должность, классный начальник, потрясающий жених и Арти отказалась от наркотиков.

— Диана? — В двери приемной вошел Валентин Владимирович.

— Здравствуйте, Валентин Владимирович.

— От меня привет передавай. — Арти отключила вызов, сразу поняв, что мне пора вернуться к работе.

— Артемида привет передает. — Указала на телефон, улыбаясь хорошему другу нашей семьи.

— Не знал, что тебя повысили. — Он подошел ко мне, оглядывая, хотя виделись мы только неделю назад, когда я заходила к тете Марте в гости, занесла ей пирог. Стараюсь не терять прошлые связи родителей, ведь в свое время они немало помогли. Например, после смерти тети Светы, мне удалось не без содействия Валентина Владимировича беспроблемно оформить опеку над Артемидой. Внезапная мысль простелила в мозгу. Тетя ведь тоже странно умерла, упала с лестницы. После оформления всех документов на наследство меня очень удивила крупная сумма денег, лежащая на ее счете, которую довольно проблематично накопить, работая всю жизнь рядовым бухгалтером.

— Только устроилась. Даже приказ еще не подготовили. — С трудом удалось отогнать странные догадки. Валентин Владимирович присел на стул возле меня. Он был высоким, немного сухощавым. С правильными чертами лица и сединой в черных волосах. Голубые глаза смотрели с участием и легким беспокойством.

— Молодец, девочка. — Он похлопал меня по руке. — Правда, я ждал, что ты придешь ко мне сразу после получения диплома.

— Все не решалась уйти из колл-центра, привыкла к девочкам. Да и не хотела напрягать. Мне итак предлагали несколько должностей.

— Самостоятельная. Вся в отца. — Он сжал мою ладошку, а я не смогла не отвести взгляд. Не хотела я напрягать знакомых. Они итак сильно нам помогли, когда родителей не стало. Друзья и знакомые помогли и с похоронами, и с оформлением наследства. Помню Валентин Владимирович пытался разобраться и в причинах оформления активов предприятия на Леонида, но ничего не добился. Марго, его дочь, единственная знала о проблемах Арти с наркотиками, и помогала с лечением. Ну и Николай всегда был рядом, готовый поддержать теплым словом и дельным советом. Тяжелые годы остались в прошлом. Сейчас долг по ипотеке оставался не столь большим, а главное, Арти излечилась. Жизнь, действительно налаживалась. Оставалось лишь одно беспокойство — Леонид, но я помолвлена, надеюсь, этого достаточно, чтобы избежать его притязаний. — Роман не напрягает? — Взгляд мужчины изменился, стал острым и внимательным.

— Нет. — Вопрос удивил. По-моему, у меня лучший начальник на свете. Не дергает меня, просто ставит цели на день, даже помощь предлагает в решении личных проблем. Совсем не кстати вспомнилось, как он обнимал меня, пытаясь утешить.

— Хорошо. Если будут проблемы, сразу сообщай мне.

— Конечно, спасибо.

— А вообще, я шел к тебе. Точнее к помощнице. Моя сломала ногу, а мне срочно нужен отчет. Не сильно занята?

Время обеда еще не завершилось. Мы отправились в кабинет Валентина Владимировича. Он объяснил, что ему срочно нужно и я приступила к работе. Старалась выполнить все до окончания обеда. Как раз отправила все необходимое по почте Валентину Владимировичу, когда в двери вошел смутно знакомый парень. Лет 22, мой ровесник.

— Ну, привет, малышка. — Парень нахально улыбнулся, оглядывая меня весьма двусмысленным взглядом. Он был красив. Но если в Романе Марсовиче была мужская красота, какая-то брутальность, то мой собеседник излучал молодость, задор и дерзость. Это проявлялось и в ленивой кривой улыбке и непринужденной позе, в чуть растрепанных русых волосах. Кожа у него светлая, острый подбородок, и четко очерченные розовые губы, которые он облизал, заметив мой взгляд. Он предстал в аляпистой футболке, белоснежной куртке поверх и черных узких джинсах. — Хочешь попробовать сладкое? — Он забросил в рот чупа-чупс, который держал до этого в руках. Надеюсь, он мне предлагает именно конфету. Хотя и это верх неприличия.

— Нет спасибо. Вы по какому вопросу? — Старалась выглядеть невозмутимо, хотя в глубине души уже закипала. Как можно предлагать… чупа-чупс незнакомой девушке?

— Да ладно? — Он ленивой походкой подошел к моему столу. Каждый его шаг заставлял меня напрягаться все сильнее. — Совсем не хочешь? — Он перегнулся через стол, я подалась в своем кресле назад, удивленная развязностью внезапного визитера. Мне в рот ткнулся чупа-чупс, который тот со чмоканием выхватил изо рта. Он улыбался, демонстрируя белоснежные ровные зубы. Вблизи на его лице были заметны мелкие шрамы, на губе, на щеке и подбородке. Похоже, он дрался и не раз. Да и костяшки пальцев были побитые со шрамами. Кто он, вообще?

— Молодой человек, отойдите. — Выхватила у него из рук чупа-чупс, после чего отправила леденец в мусорное ведро. Гадость. Парень выпрямился, глядя на меня нахально. В руках у него появился новый леденец, который он начал, не глядя извлекать из упаковки.

— Максим! — Мы оба дернулись от рыка Валентина Владимировича.

— Папаня. — Максим отсалютовал родителю уже высвобожденным из упаковки чупа-чупсом. — А я к тебе. Новую секретутку завел? Ничего так. Горячая.

— Прояви уважение! Это Диана Золотова дочь давних друзей нашей семьи. — Парень на мгновение сконфузился, в голубых глазах даже мелькнуло сочувствие. Ненавижу, когда так на меня смотрят.

— Бывай, Золотова. — Он вновь мне улыбнулся, направился к отцу, забросив новый леденец в рот. Валентин Владимирович пропустил его вглубь своего кабинета и закрыл за ним дверь.

— Дианочка, он не приставал? Не напугал?

— Не переживайте, Валентин Владимирович. Я просто растерялась. Давно не видела Максима, он… — Чуть не ляпнула «обнаглел», — возмужал.

— Глядя на него задаюсь вопросом, почему бог не подарил мне еще одну дочь вместо него. — Мужчина мне задорно подмигнул. Рассмеялась. Знала, что он несерьезно. Валентин Владимирович всегда тепло отзывался о сыне, любил его, пусть отпрыск и вынуждал закупать тонны «корвалола» родителям. Тетя Марта часто жаловалась на сына. Того, постоянно приходилось вытаскивать из передряг. Успокаивала добрую женщину, ведь сама на себе испытала все оттенки подростковых вывертов в лице Артемиды. Зато дочь у них была гордостью семьи. Маргарита окончила институт с отличием, работала в «Дилидженс», но начинала с низов, целенаправленно поднималась по карьерной лестнице. Готовилась ее свадьба, которая, к слову, состоится через неделю, и мы с Арти на нее приглашены. Я так вообще в качестве подружки невесты.

— Дочь у вас уже есть. А сын образумится. — Оба скептично переглянулись. Ну да, я просто пытаюсь подбодрить. Валентин Владимирович отправился на разговор с сыном, мне же нужно было вернуться на мое основное место работы.

Глава 9

Роман.

Это невыносимо. Прошло две недели с ее найма. Диана игнорировала все мои намеки и ухаживания. Просто не замечала их. На меня глядела с умилением. Тяжело попасть во френдзону? А вот я был в воркзоне. Мне казалось, иногда, она еле сдерживается, чтобы не потрепать меня по щеке или не смахнуть пылинки. Я стал для нее идеальным боссом, остальное она отказывалась видеть. Просто закрылась, сосредотачиваясь на более важных, на ее взгляд вещах. Любые приглашения с моей стороны натыкались на отказ. Но не отказ для галочки, у нее, действительно, всегда были отговорки. В кафе и рестораны она не ходила, не любила еду, приготовленную не ее руками. И, кажется, тот единственный поход в ресторан отвратил ее от любых походов со мной в организации общественного питания. После одной единственной совместной поездки через все пробки города, она лишь смеялась на мои предложения подвезти. А когда в тот единственный раз я удержал ее в машине за талию, она решила, что у нее испачкано пальто и поблагодарила меня за помощь. Кажется, она не допускала даже мысли, что я могу быть ей заинтересован. Не знаю, с ней мои обычные уловки натыкались на непроходимую стену наивности и непонимания. Я вдруг понял, что и не помню, как это ухаживать за девушкой, осознал, что последние годы женщины сами вешались на меня. Мне не приходилось прикладывать какие-то усилия, чтобы обеспечить себе спутницу на ночь.

Зашел в приемную и застал Диану на стуле с мишурой в руках. Она балансировала на одной ноге, второй опершись на шкаф и пыталась приладить мишуру к стене скотчем. Сегодня она предстала в бежевой блузке, застегнутой под горло и черной обтягивающей юбке. На ногах шпильки, только зачем она полезла на стул в них? Мое появление стало решающим фактором в борьбе девушки с силой притяжения. Она покачнулась, взмахнула рукой, срывая уже приклеенную часть мишуры со стены и начала заваливаться назад. Подхватил ее в последний момент. Диана оказалась легкой, как пушинка. Сверху на нас опустилась мишура кислотно-малинового цвета, большей частью приклеившись ко мне скотчем.

— Роман Марсович! — Диана обхватила меня одной рукой за шею, убрала мишуру с моего лица, отлепив скотч от моего лба. — Вы прямо новогодний подарок. — Она мелодично рассмеялась, а я в этот момент бесстыдно лапал ее упругую попку и размышлял над последствиями поцелуя, который собирался совершить. Потом положу ее на стол и… Эрекция готова была разорваться штаны, прорваться сквозь ширинку, женщина, которую я хочу оказалась у меня в руках.

— Это ты мой подарок. — Голос звучал хрипло, потянулся к ней. Но она вновь рассмеялась.

— Да, упала я эпично. Спасибо, что поймали. — Она заерзала на моих руках и пришлось ее опустить на ноги. Она завозилась с мишурой, уже не глядя на меня. — Ну вот, все заново делать. — Она с досадой оглядела стену, где местами остались ошметки мишуры, приклеенные на скотч.

— Зачем вам это? В прошлом году не наряжали.

— Но как же?! Новый год! Праздник не придет, если его не позвать.

— Если вам нравится, можете продолжать.

— Спасибо, Роман Марсович. Работе не повредит, я все рассчитала.

— Только аккуратнее, Диана. Не хватало, чтобы и вы ногу сломали. — Намекнул на помощницу Валентина. Отправился к себе кабинет, нужно было просмотреть документацию, совершить кучу звонков. Но я сидел и пялился в пустой экран ноутбука. Она же не может не понимать, что я пытался ее поцеловать? Абсурд, она просто снова сделала вид, что ничего не было. Она чужая невеста, серьезная и милая девушка. Такая вряд ли захочет изменять. К тому же, судя по кольцу, жених ее богат, ей и незачем привлекать мое внимание, у нее уже есть спонсор. Так чем я могу ее привлечь? Только крышесносным сексом. Но, думаю, она не поймет, если я предложу ей секс.

— Ой, Роман Марсович, вы что такой грустный? — Мое личное наваждение зашло в кабинет с кипой бумаг. — Переживаете из-за Ренаты? Не грустите, она, наверняка, не всерьез с вами рассталась. — Она смотрела на меня с сочувствием, отчего меня внутренне покоробило. Она сочувствовал мне из-за того, что не отвечает на мои воззвания. И какая к черту Рената?! Она только делала вид, что рассталась. Да и какая разница, я тебя хочу! С трудом сдерживаюсь, чтобы не положить на стол и не изнасиловать. Знала бы, какие мысли витают по поводу ее губ в моей голове, так бы часто не улыбалась. Я ведь даже цветы ей подарил, это уже заявление прямым текстом о моем интересе. Но она все представила так, будто я поздравил ее с помолвкой.

— Нет, Рената меня не волнует. — Откинулся в кресле, глядя на замершую перед столом девушку. — Ее улыбка смягчилась.

— Не переживайте, невеста к вам вернется. — Снова она о Ренате.

— Может, поужинаем сегодня?

— О, — Диана на мгновение задумалась, вытянув пухлые губы трубочкой и задумчиво постучав по ним шариковой ручкой, что держала в руках. Знала бы, насколько это провокационный жест, так бы не делала. — Я не очень люблю ресторанную еду. Давайте лучше поедем ко мне.

— Отлично. — Неужели, наконец?

— Я вас с сестрой познакомлю. Столько рассказывала ей про своего замечательного начальника. Хотите что-то особенное на ужин? — Хотел, ее, но, само собой, промолчал. Меня снова не так поняли, и ждал меня семейный ужин Золотовых. Надеюсь, они с сестрой не близнецы. Двойного удара по самообладанию не выдержу.

Диана словно издевалась надо мной. После обеда она затащила неизвестно откуда добытую искусственную елку в мой кабинет. И вместо работы я следил за ней, точнее за ее упругой попкой, обтянутой тонкой тканью юбки, которую она периодически выставляла, наклоняясь, чтобы повесить очередную игрушку. Наблюдал за тем, как натягивается на ее груди блузка, через которую выступали очертания белого лифчика, пока она накидывала мишуру на дерево. А эта ее привычка закусывать губу. Боже, дай мне сил не наброситься на нее и не изнасиловать. Хотя, может это выход? Трахну ее и это наваждение пройдет. Либо не пройдет, а меня придет бить ее жених, и будет прав, не говоря уже о противозаконной составляющей моих желаний. Диана заметила мой взгляд, выглянув из-за елки, лучезарно мне улыбнулась, мое сердце в этот момент пропустило удар, а член болезненно дернулся.

— Ты нарядишься Снегурочкой для меня?

— Разве что на Новый год, — она хихикнула звонко и направилась к выходу. Я провожал ее тонкую фигуру взглядом и все больше зверел. Она ведь все понимает, не может не понимать. Еще и смеется про себя, как ловко изображает глупышку.

Поздний вечер, мы с Дианой засиделись допоздна, чтобы подготовить бумаги к завтрашнему подписанию договора. Дверь открылась, впуская Диану. Перевел на нее взгляд, растерев уставшие глаза. Диана необычно бледная, с поджатыми искусанными губами. Что-то явно случилось.

— Роман Марсович. — Ее голос дрожал, звучал слабо и жалобно. — Мне срочно нужна ссуда от организации. — Подобрался, как хищник перед прыжком. Моя добыча вот она, прямо передо мной, у нее нет сил сбежать. Вот он мой шанс. Нужно только выяснить, насколько сильно ей нужны деньги. И к черту все, из кабинета я ее сегодня не выпущу.

Диана.

У меня самый замечательный начальник на свете. Обходительный, внимательный, никогда не повышает голос, объясняет непонятные моменты, которых с каждым днем становится все меньше. А какой притягательный. Даже не замечала за собой, как любуюсь им издалека. Не скажу, что он неземной красоты. Но он невероятно харизматичный. Эта его улыбка в сочетании гипнотического взгляда чуть прищуренных глаз, поза, жесты — все в нем влечет. Конечно, я губы не распускала, этот мужчина не из моей лиги, я вообще помолвлена. Роман Марсович как рок-звезда, им восхищаешься, но издалека, понимая, что он никому не будет принадлежать. Вот сегодня он спросил, оденусь ли я Снегурочкой. Даже сердце екнуло, как он на меня смотрел. Интересно, он хоть сам замечает, как на него женщины реагируют или у него все это на грани инстинктов? Взгляды, жесты, слова. Не понимала бы умом, что он не может на меня заглядываться, решила бы, что он ко мне подкатывает. Даже по глупости показалось, что он пытается меня поцеловать, когда прервал мою попытку убиться. А его обходительность. Он даже мне всегда предлагает и подвезти до дома, приглашает с ним обедать. Недавно мне цветы подарил, поздравил с помолвкой. И сколько раз он предлагал мне помощь, пытался выяснить, что за проблемы меня беспокоят. Так искренне, что возникало желание поделиться своими проблемами, но глупо было бы вмешивать его. Но главное, работа мне нравилась, я быстро во все вникала, старалась как могла, намеренная задержаться здесь надолго, а потом идти и на повышение. Да и Арти сказала, что уволится и найдет подработку на выходные.

Так радовалась тому, что жизнь налаживается и все у меня хорошо. Даже мысли об убийстве родителей чуть отпустили и уходили в прошлое. Оказалось, что это затишье перед бурей. Сегодня я впервые работала сверхурочно. Время перевалило уже за девять вечера, а я только отложила выложенные по папкам отчеты для завтрашней презентации. Устала очень. Даже подумывала заказать такси. Не хотелось сейчас плестись к метро на каблуках. Ох, зря я поддалась уговорам Арти и обновление гардероба коснулось не только деловой одежды. Поднялась из-за стола и потянулась, разминая затекшие мышцы спины. Роман Марсович тоже сегодня задерживался. Сделка важная и ее заключение по инициативе второй стороны сдвинута по срокам, из-за чего и приходилось вкалывать до ночи. Завибрировал мой телефон. Видимо Арти беспокоиться.

— Диана! — Этот отчаянный крик сестры заставил меня вздрогнуть, сердце испуганно сжаться. Уже понимала, что-то случилось, и это что-то мне ой как не понравится. Так же она начала разговор, когда звонила из полиции, когда ее поймали под кайфом полгода назад. — У меня беда, я не знаю, что делать. — Она не плакала, говорила ровно, но напряжение проскальзывало в каждом слове. — Я сбила человека. — Она тяжело вздохнула. Я выругалась про себя. Зачем она вообще села за руль без прав?

— Он жив?

— Жив. Не понимаю, как это произошло. Я отвлеклась от дороги буквально на пару секунд. — Она все же всхлипнула, что означало крайнюю степень эмоционального потрясения. — Он говорит, что я обкурена. Но я не курила! Мне друг дал косяк, я его спутала с сигаретой. Сразу затушила, но запах остался. Он забрал косяк и угрожает написать заявление.

— Так, подожди. Где вы сейчас? Я попробую с ним договориться.

— В машине. Он вышел покурить. Я уже с ним разговаривала. Он требует триста тысяч.

— Сколько?! — Все же голос сорвался. Не скажу, что в современных реалиях это такая большая сумма, но для нашей семьи эти деньги были неподъёмны на данный момент. Даже на новой должности это почти три моей зарплаты.

— Знаю, что много. — Но и штраф будет нехилый, если ее вообще не посадят. Глубоко вздохнула, приводя мысли в порядок.

— Он уже не докажет, что ты его сбила.

— Он забрал мой регистратор. — Не подстава ли это, вообще? Сейчас и не узнаешь.

— Скажи, что деньги будут, — приняла я решение. Нужно раздобыть деньги на всякий случай и ехать разбираться самой. — Приеду насколько возможно быстро. — Отключила вызов, сжала сильно виски пальцами. Хотелось орать в голос. Неужели опять? Только же разобрались с последствиями ее прошлых проступков. И снова она за старое. Обещала же, что больше никогда не возьмется за наркотики. Повезло, что она не сбила человека насмерть и тот готов сотрудничать. Несколько раз набирала Николая, но, как назло, он был недоступен. Такое часто бывает с тех пор как он уехал в командировку, но именно сейчас он мне был нужен, как никогда. Марго тоже не отвечала, и она сейчас в командировке. Больше мне и не к кому обратиться. Просить денег у тети Марты странно, мы не настолько близки, чтобы одалживать такую сумму. Это с Марго мы дружили. На самом деле, мне стыдно одалживать любую сумму. Впервые пожалела, что отправила Леониду его деньги обратно.

После кратких раздумий вошла в кабинет Романа Марсовича. Понимала, что сейчас поздно, но он, как акционер мог принимать решения о ссуде работнику. Была надежда, что он пойдет на встречу, пусть я и не слышала, чтобы организация вообще давала ссуды. Надеюсь, что удаться договориться с пострадавшим о выплате денег в рабочий день, когда ссуду смогут выдать в бухгалтерии. Все лучше, чем ехать совсем без денег. Я должна вытащить сестру из неприятностей.

Глава 10

Диана.

— Роман Марсович, мне срочно нужна ссуда от организации. — Выговорила все и замерла, даже не дышала. И так стыдно было, будто это я сама лично накурилась и сбила человека. Пусть виновата не я, но чувство стыда не уговорить отступить. Мужчина откинулся на спинку кресла — его привычный жест — сложил руки перед собой, глядя на меня с прищуром.

— Что случилось, Диана? — Он не улыбался, как обычно. Наоборот, смотрел серьезно, но чувствовалось в нем нетерпение.

— Это личное.

— Сколько?

— Триста тысяч. — Мужчина и бровью не повел. Для него такая сумма незначительна. Он поднялся из кресла и двинулся ко мне.

— Наша организация не практикует ссуды. — Даже вздрогнула от его слов. Я все же так надеялась на его лояльность. Роман Марсович прошел мимо меня к двери. Обернулась к нему, не совсем понимая, что он делает. Он закрыл дверь на замок. Зачем? Когда он обернулся, он уже улыбался. Той самой улыбкой змея-искусителя. — Деньги очень нужны? — Я бы сказала, только он сейчас мог помочь. Либо я могла поехать, и сама убить того беднягу, раз Арти не добила. Ага и самой сесть в тюрьму. Сколько сейчас за убийство дают? Явно больше, чем за управление транспортным средством в состоянии наркотического опьянения и угрозу жизни и здоровью человека. Но это заявление испортит ей жизнь, итак с трудом удалось замять прошлое дело. Повезло, что тогда при ней не было наркотиков, а она просто была под дозой. Меня проверяла служба опеки и я опасалась, что Арти попытаются забрать. Но сейчас дело серьезнее. При желании пострадавший может и в суд подать.

— Очень, — заверила его, сцепив руки перед собой.

— Я вам помогу. — Какой же он хороший. Уже открыла было рот, чтобы поблагодарить его, как он пресек мои слова, подняв резко палец вверх. — Не безвозмездно, само собой.

— Конечно. Я верну вам деньги. — Роман Марсович улыбнулся как- то совсем неприятно, даже хищно.

— Мне от вас не деньги нужны.

— А что же? — В этот момент я еще недоумевала, хотя и начинала догадываться, что ответ меня удивит.

— Сама подумай, Диана. — Он двинулся ко мне, до меня, наконец, начало доходить, хотя мозг и отчаянно сопротивлялся. — Ты красивая девушка. Как ты можешь расплатиться за услугу, если деньги мне не нужны? — Сама не заметила, как начала пятиться от него. На каждый его широкий шаг я делала два в своей узкой юбке и на высоких каблуках. Ну, кто додумался здесь стол ставить!? Зашарила рукой по столешнице, на которую наткнулась попой. В этот момент Роман Марсович подступил вплотную ко мне, положил руки на стол с обеих сторон от меня, заключая в капкан. Меня окутал аромат дорогого парфюма и аура уверенного мужчины, которой невольно подчиняешься.

— Вы же шутите? — Не может не шутить. Где я и где он. Зачем ему я? Он же с Ренатой встречается, а она явно по паспорту в салоне красоты прописана.

— Разве похоже, что я шучу? Считай это долгосрочным договором аренды. Я оплатил твою площадь, — он протянул руку к моей шее, чуть оттянул ворот рубашки, — и ты предоставляешь ее мне в пользования до истечения оплаченного срока. — Его рука сомкнулась на моей шее и приподняла лицо, надавив большим пальцем на подбородок. Теперь я смотрела четко в его потемневшие глаза, то и дело скользя взглядом к его растянувшимся в полуулыбке губам. — Тебя устраивают условия договора? — Устраивают условия? Я вообще отказывалась верить. Мой босс, мой идеальный босс хотел от меня секса. А я дура думала, что не интересую его. Сейчас я могла отказаться, уйти и… Что «и» не знала. Где найти деньги? Это не десять не пятнадцать тысяч, которые можно попросить до зарплаты, а триста тысяч. Которые обеспечат спокойную жизнь сестры. Но не мою. Либо я могла отправиться без денег, попытаться договориться. Но я не знала всех деталей происшествия. Деньги бы выступили хорошей подстраховкой. На одной чаше весов была спокойная жизнь сестры, на другой моя честь. Не то, чтобы я отчаянно цеплялась за свою девственность. Просто, как-то не получалось. Отец держал нас с Арти в строгости. После смерти родителей все свое время я посвящала учебе и работе, потом сестре, и в самом конце уже себе. Так и получилось, что не происходило в моей жизни головокружительных романов, способствующих потере невинности в объятиях страстного любовника. Потом отношения с Николаем перешли на другой уровень, и родилась мечта о нем. Думала он станет первым, точнее уже решила про себя, что пойду до конца с ним, и в постель, и под венец. Если подумать, раньше я и не засматривалась на других мужчин, пока не познакомилась с Романом Марсовичем. Но ведь на него невозможно не любоваться. Другое дело, что я не допускала даже мыслей о нем, как о… боже, любовнике.

— Я девственница. — Зажмурилась, тяжело признаваться и даже стыдно. Не такие у нас близкие отношения с начальником, чтобы интимную жизнь обсуждать. Хотя, скоро станут близкими, внутренне я понимала, что это самый быстрый способ раздобыть деньги.

— И что? Или пообещала невинность жениху? — Чуть кивнула, пусть голова и была зафиксирована. На самом деле Николай не знал о моей невинности, может и догадывался, все же он взрослый мужчина. В этот момент наивно надеялась, что Роман Марсович скажет, что тогда меня не тронет и отпустит с миром. И желательно с деньгами, которые я верну как можно скорее. Размечталась! — Раз так, меня устроят и другие виды секса. — Это какие такие другие?! Извращенец! Открыла рот от возмущения, широко распахнула глаза. Не знаю, что им двигало, но мою гневную речь заткнули. Никогда еще меня так не целовали, что не хватает воздуха и становится трудно дышать, а голова начинает кружиться не то от нехватки кислорода, не то от ощущения властных губ на твоих губах. Кажется, бабочки рисковали лишиться только полученных лицензий на полеты, потому как превышали на мой взгляд все мыслимые лимиты скорости. Его язык проник глубоко, алчно изучая новые территории, скользил по зубам, сплетался с моим, вызывая странный коктейль чувств. Я все еще не могла поверить в то, что целуюсь со своим начальником, а поцелуй его будил что-то странное в теле, в то же время мне было страшно отдастся этому мужчине, ведь уже одним этим поцелуем он демонстрировал свою натуру властного человека, не привыкшего к отказам и недомолвкам. Меня не спрашивали, даже не соблазняли, меня подчиняли своим желаниям. И я подчинилась, прикрыла глаза, отдаваясь во власть этого будоражащего поцелуя. Здравый смысл был отброшен куда-то в сторону, что-то подсказывало, что скоро туда же полетит моя девственность. Когда он отстранился, даже не сразу опомнилась. Губы горели, они просто пылали, как и мои щеки, как все тело. При всем желании я бы не смогла сказать возбуждена я сейчас, напугана или просто дезориентирована.

— Ты согласна, Диана? — Он произносил мое имя, специально растягивая гласные, словно каждый раз пробуя его на вкус. Раньше я не придавала его привычке значения, но сейчас это приобретало новые оттенки. Кажется, я неправильно понимала все его поведение, он изначально почти прямо показывал свое отношение. Вот вечно со мной так, сосредоточусь на чем-то и ничего не замечаю вокруг. Как-то чуть пожар не устроила, даже не заметила, как подпалило занавески, пока сидела за курсовой. Вот и сейчас сосредоточенная на работе я не придавала значения его поведению, считая, что оно для начальника типично. Сколько раз я еще попаду впросак, прежде чем стану внимательнее? Получается, все это время он хотел… меня?! Просто в голове не укладывается. И решил сообщить о своих желаниях вот таким способом? Наверное, стоит воспользоваться этой возможностью. Будь он ко мне равнодушен, пришлось бы ехать к Арти с пустыми руками.

— Как скоро вы сможете перечислить деньги? — Отвела взгляд. Легче всего сейчас сосредоточиться на деле. Если повезет, удастся отделаться от пострадавшего без оплаты, или снизить сумму. Если получится дозвониться до Николая, то попрошу деньги у него и верну Роману Марсовичу. В крайнем случае одолжу у Марго, она единственная знает о проблемах Арти. В любом случае, из кожи вон вылезу, но найду деньги, чтобы отменить этот негласный договор аренды на мое тело, как он выразился. А сейчас пусть думает, что я согласна. А как буду жить с мыслью о том, что начальник хочет меня успею еще придумать.

— Прямо сейчас. — Я не смотрела на Романа Марсовича, но мне показалось, он злиться. Он отвел руку от моего лица и извлек телефон. Не прошло и минуты, как уже мой телефон завибрировал. На счет поступила полная сумма. Мужчина приблизился, вынуждая меня почти сесть на стол. Непроизвольно положила руки на твердую грудь мужчины, пытаясь то ли не упасть, то ли остановить его. — Какая же ты красивая, Диана. — Его губы порывисто коснулись моей щеки, тогда как его пальцы пытались расстегнуть все еще тугие пуговицы новой блузки. Каждый поцелуй обжигал, каждое прикосновение жалило, потому как никто и никогда еще так ко мне не прикасался, с откровенным желанием, нетерпением и похотью. Кажется, пожелай я сейчас расторгнуть заключенный договор, и вернуть деньги, меня бы просто не отпустили. Даже не уверена, хотела ли я в этот момент, чтобы меня отпускали. Одна пуговичка все же отлетела в сторону, не сумев долго сопротивляться напору этого мужчины. Наверное, и я так быстро сдамся, а потом буду отброшена, как ненужная вещь. Нужно сообщить, что сейчас не могу остаться, пора было бежать спасать Арти, но новый поцелуй пресек готовые сорваться с губ слова. Его руки сжали грудь, потянули лиф вниз, и как-то я забыла, о чем думала, сосредотачиваясь на волнующих и необычных ощущениях. Казалось, его губы были везде, как и руки, которые сжимали кожу, тянули одежду, и все еще расстегивали упрямые пуговицы. В какой-то момент поняла, что отзываюсь на его поцелуи, и уже несмело касаюсь мужчины. Осмелев даже запустила пальцы в темные кудри начальника, ведь всегда хотела их коснуться. А потом все резко закончилось. Роман Марсович положил ладонь на мою макушку и надавил, вынуждая сесть перед ним на колени. Коленки дрожали, так что я буквально рухнула на пол. — Минет ты тоже ни разу не делала? — Он расстегнул ширинку, привычным движением распустив дорогой кожаный ремень.

— Нет. — Снова возвращалось прошлое волнение, которое забывалось под лавиной удовольствия, что дарили прикосновения Романа Марсовича. Даже момент упустила, когда стоило сообщить и спешке и уносится от начальника на всех доступных скоростях. Не зря его называют Ромео, способен увлечь любую женщину, особенно самую неопытную.

— Я подскажу. — Он коснулся моей щеки, приподнимая мое лицо за подбородок, вынуждая смотреть в его глаза снизу-вверх, провел большим пальцем по губам, раздвигая их, вынуждая расслабить челюсть. Мне кажется, он кайфовал, блаженствовал, глядя на меня. — Нужно втянуть его в ротик, — его палец скользнул дальше, надавил на язык. — Давай же, это не сложно. — Сделала, как он сказал, завороженно глядя в его глаза, в которых плескалась и обжигала страсть. Втянула его палец в рот, тяжело вздохнув. Сжала плотно колени, потому как между ног тянуло и покалывало. — Молодец. Коснись его языком. — Снова подчинилась, коснувшись кончиком языка его пальца. Зажмурилась, пытаясь разобраться в ощущениях. Почему я ему позволяю? — А зубки нужно держать при себе. Видишь, это не сложно. — Его палец выскользнул из моего рта. Боже, кажется я возбудилась. Утешать себя могу только тем, что роль главного извращенца в этом кабинете достанется не мне. А может хватит? Этого уже достаточно для такой впечатлительной натуры, как я. Шеф решил, что не хватит. Он припустил брюки и черные боксеры с лейблом известного бренда. Конечно, я видела мужские достоинства по телевизору и в инете, но в живую лицезрела лишь его достоинство, когда зашла в кабинет, застав его невесту примерно за тем же, к чему склоняют меня. Рассчитывала, что получу деньги и убегу, а завтра уже верну их. В итоге теперь его достоинство маячило пред моим лицом. Может в виду неопытности, может потому что я стояла перед ним на коленях, достоинство шефа показалось ого-го каким большим. И это мне в… А можно еще подумать? Что-то я уже и не против за убийство сесть. В книгах порядочные барышни уже давно упали бы в обморок. Но в обморок не падалось, как оказалось, не порядочная я. Сейчас самый интимный момент в моей жизни, а я готова зареветь, как школьница. Меня спас телефон, точнее звонок на телефон.

— Диана, — голос сестры сейчас звучал глухо, — я договорилась. Он не будет подавать заявление и деньги не нужны.

— Это на что ты договорилась?! — Вскочила на ноги, забыв о возбужденном начальнике, уже понимая, что разговор с пострадавшим может иметь такие же последствия, как и мой разговор с боссом. Только я то взрослая девушка, а она еще даже несовершеннолетняя. Восемнадцать ей исполнится только в субботу на этой неделе. Так что праздник совпадает с днем свадьбы Марго.

— Ты прекрасно поняла, на что я договорилась. — Кажется, сестра решила вызвериться на меня.

— Передай ему трубку. Быстро!

— Диана!

— Быстро, я сказала! — Несколько секунд заминки, после чего раздался смутно знакомый и наглый голос. Надеюсь, мне кажется.

— Чего?

— Не чего, а что! Только тронь ее, козел, я тебя по судам затаскаю, не отмоешься, понял? Она несовершеннолетняя, если еще не понял и за руль садиться не имела права. Так что…

— Как раз станет совершеннолетней, когда в суде разберутся.

— Разбираться будут с вами обоими, если посмеешь хотя бы коснуться ее! Деньги я достала, но только тронь ее и будешь сидеть за изнасилование. Ты меня понял?

— Понял, — процедил он, зло.

— Трубку сестре передай.

— Слушаю, — осторожно спросила Артемида.

— Вы где?

— Едем к нашей квартире.

— Ждите меня там. И не дай бог он тебя тронет, сяду за убийство.

— Диана, может…

— Никаких может! Нечего мне там ноги раздвигать перед первым сбитым мужчиной! — Тем более я уже раздвигаю ноги за нее перед боссом. Взглянула на Романа Марсовича. Он с довольно мрачным выражением лица застегивал ширинку, правда слушал внимательно. — Я сейчас приеду. С деньгами. — Завершила вызов, настрой был воинственный.

— Что в итоге происходит?

— Роман Марсович, мне ехать надо срочно.

— Хорошо. — Он пожал плечами. — Собирайся. Я тебя отвезу. — Он отправился собирать свои вещи. Зависла на мгновение. Не уверена, что хочу этого. — Собирайся, — уже строго сказал он. И я побежала одеваться. Интересно, где обучают быть начальником, чтобы рявкнул и все выполняют твой приказ? Я бы тогда выучилась и рявкнула Артемиде взяться за голову.

Вниз спускались в тишине. Неосознанно сторонилась босса, все еще не веря в произошедшее. Хотя, пока ничего и не произошло такого. Если сумею достать деньги, то ничего и не произойдет. С опаской покосилась на босса.

— Диана, хватит так на меня смотреть. — Раздраженно взглянул на меня.

— Как?

— Будто у меня хвост и рога выросли. — Невольно заглянула за его спину, вроде ничего не прибавилось. Но из змея-искусителя отныне он переквалифицирован в дьявола (пусть хвост и рога не отрасли). И сегодня я заключила с ним сделку, точнее подписала договор на аренду, своего тела. Господи, как же ужасно звучит, хотя и пробивает на хихиканье. Это какую больную фантазию надо иметь, чтобы такое предложить девушке?

— Что ты там высматриваешь?

— Хвост, — честно призналась я.

— Хорошо хоть не рога. — Роман Марсович демонстративно закатил глаза, взглянув уже с улыбкой. — Вообще-то кое-что выросло. — Он сделал резкий шаг в мою сторону. Вжалась в стенку лифта, в глупой попытке сбежать. Он перехватил мою руку и положил ее поверх ширинки, где до сих пор было его ого-го. — Потому что кто-то возбудил и не дал. — Залилась краской, наверное, до кончиков ушей. И произнесено было так, будто это я его соблазнила. Так и застыла не зная, то ли возмущаться, то ли молчать. Мой дьявол еще приблизился, быстрый поцелуй обжег губы. И я непроизвольно потянулась к нему. В следующее мгновение открылись двери лифта, вздрогнула от треньканья, оповещающего о прибытии, покраснев еще больше, если это возможно. Мы задержались только, чтобы опустошить банкоматы.

— Так что случилось? — спросил Роман Марсович, пока вбивал мой адрес в навигатор. Заерзала в кожаном сидении его мерседеса. Даже в своих промахах было не так стыдно признаваться, как в промахах сестры. Ведь это я не уберегла, не уследила. Зачем поддалась на ее уговоры и оставила машину, когда в ней отпала надобность? Она уверяла, что получит права после совершеннолетия. Хотя кто мог предположить, что она сядет за руль без прав?

Глава 11

Роман.

Диана сжалась на пассажирском сидении, старательно отводила взгляд, сжимала в напряженных руках ткань пальто. Ей было тяжело рассказывать о глупости сестры. Но я даже благодарен девушке со странным именем Артемида. Ее поступок бросил Диану прямиком в мои объятия, теперь она никуда от меня не денется. Она удивила. Девственница? Хотя, в какой-то момент мне показалось, что она грохнется в обморок, когда вытащил член. Не вовремя все же ей позвонили. Ничего, завтра мы все наверстаем, и будем наверстывать пока моя одержимость золотой девочкой не пропадет.

— Почему ты пришла ко мне? Не обратилась к родителям? — Только теперь начал соображать и осознал, что стал единственным, к кому она могла обратиться.

— Родители погибли. Сестра под моей опекой. — Диана судорожно сжала сумочку руками, отвернулась к окну. — До Николая не дозвонилась, а деньги нужны срочно. — Надо же, не знал, что она сирота. Еще и сестру опекает. Внутри поднялось мерзкое чувство, но я отмахнулся от него, ведь я в итоге помогаю. В этот момент мы подъехали к подъезду. Мне даже повезло найти парковочное место. — Спасибо, что подвезли.

— Диана, не думаешь же ты, что я оставлю двоих девушек с неизвестным мужчиной? Я иду с тобой. — Она открыла рот от удивления, потом чуть улыбнулась.

Нас довольно быстро донесло до седьмого этажа на лифте. Мы больше не разговаривали. Диана нервничала перед разговором, но держалась уверенно.

— Я разберусь сама. — Вроде такая хрупкая, нежная, но со стальным стержнем внутри. Она открыла квартиру и решительно вошла внутрь. Обстановка тоже довольно дорогая и добротная. В квартире чисто, хотя и не удивительно, ведь здесь живут две девушки. Парочка нашлась в гостиной. Мужчина предстал нам со спины. Он прижимал Артемиду к стене, удерживая за плечи.

— Пусти, сказала! — Девушка активно вырывалась после довольно продолжительного поцелуя, окончание которого мы и застали. Дальше мне предстало невероятное. Хрупкая Диана схватила Максима Соколовского — а это был он, рассмотрел его, когда он обернулся — за шкирку, как провинившегося щенка и дернула в сторону.

— Максим?! — Она выступила перед пытающейся отдышаться Артемидой.

— Золотова, — кисло отозвался Максим. Надо же, они знакомы. Хотя, ведь откуда-то она знакома с Валентином. Так увлекательно, хорошо, что отправился с ней.

— Правильно твой отец сказал, лучше бы у них еще дочка родилась, а не такой кобель как ты! — Максим попытался возмутиться, но Диана бросила ему в лицо пакет с наличностью. — Подавись своими деньгами и выматывайся из моего дома. Чтобы больше рядом с ней не видела! — Диана выхватила из-за кресла бейсбольную биту. А дальше я наблюдал, как моя малышка гоняет взрослого парня. Подошел к Артемиде, тоже с открытым ртом наблюдающей за разъярившейся сестрой. Само собой, парень был сильнее, но не решался выступить против девушки, да еще знакомой с его отцом.

— Боевая у тебя сестра. — Артемида, кажется, только заметила меня. Оглядела почти брезгливо.

— Роман Марсович? — Вопрос прошипела с такой яростью, что любая гадюка позавидовала бы. А вообще сестра у Дианы красивая. Тонкая, изящная, с фигурой танцовщицы. Волосы гладкие прямые, темнее чем у сестры. Только цвет глаз общая черта сестер.

— Он самый. — Улыбнулся девушке, которая сама того не осознавая вынудила Диану пойти мне на встречу.

— Значит, у вас она одолжила деньги. Что вы попросили взамен? — Продолжал улыбаться. А она оказалась прозорливее сестры, которая кроме работы и своего жениха ничего не замечает вокруг. Артемида и сама прекрасно понимает, на что пошла сестра ради нее. С грохотом хлопнула входная дверь, возвещая конец столкновения наглого Соколовского и бойкой Золотовой.

— Диана, вы так хорошо деретесь. Знал бы, не предложил помощь. — Диана, итак разгоряченная после борьбы, еще сильнее раскраснелась. Как же мне нравится румянец на ее нежной коже. Диана устало присела в кресло, обхватив голову руками, глубоко вздохнула, стараясь успокоиться.

— По-моему, вы здесь лишний. — Артемида схватила меня за рукав пальто и потянула на выход. Диана так и сидела, согнувшись на кресле, когда Артемида все же вытолкала меня в прихожую. — Вам лучше уйти. Я в ближайшее время достану деньги. — Все же перевел взгляд на девушку. Бледная, уставшая. В свои слова и сама не верила. Откуда она раздобудет такую сумму, если и Диане пришлось идти ко мне?

— Не раздобудешь. Лучше кончай с наркотиками и берись за голову.

— У вас забыла спросить, — огрызнулась девчонка, зыркнув на меня зло.

— Повежливее, напомнить, чьи деньги избавили тебя от проблем? Или ты была не против расплатиться натурой? — Многозначительно оглядел тонкую фигуру, облаченную в трикотажное обтягивающее платье. — Привычная, да?

— Пошел вон, козел! — Артемид рассвирепела. С грохотом распахнула входную дверь. — Даже не надейся, что я позволю тебе тронуть сестру. Завтра же свяжусь с Валентином Владимировичем.

— И расскажешь, как под кайфом сбила его сына? — Девчонка отчетливо скрипнула зубами. — В отличии от тебя, Диане нужны связи с «Дилидженс».

— Что происходит? — В прихожую вышла Диана. Глаза покраснели от непролитых слез, волосы растрепаны после активной борьбы с Максимом.

— Ничего. Провожаю твоего босса. — Артемида многозначительно указала мне на дверь.

— До завтра, Диана. — Улыбнулся своей золотой девочке. Теперь уже точно своей.


Диана.

— Господи, за что мне это? — Возвела глаза к потолку, глубоко дыша, и стараясь не заплакать.

— Прости меня, Диана. — Артемида рухнула мне в ноги и крепко обняла мои колени. Она рыдала в голос, давно я не видела ее слез. Моя сестренка никогда не плакала, слишком привыкла к неприятностям, чтобы из-за них переживать. А я не плакала из-за нее, старалась выглядеть сильной.

— Ну, что ты? — Осторожно разжала ее руки и села перед ней. Крепко обняла свою глупую, вечно влипающую в истории сестренку. — Все же хорошо закончилось.

— Хорошо? Ты теперь должна этому козлу триста тысяч. И сбила я сына тети Марты.

— Все утрясется. Роман Марсович не требует деньги срочно. — Точнее он вообще их не требует. Его интересует другая валюта. — Я разберусь с деньгами. Продадим машину или у Николая попрошу. Меня волнует другое. — Отстранила от себя сестру, заглянула в заплаканные янтарные глаза. — Отдай мне наркотики. И сигареты тоже.

— У меня нет наркотиков, Ди. Сигареты в сумке. — Нахмурилась, не зная, верить ли ей. — Правда, Диана, клянусь. Мне друг в пачку косяк сунул. Я его зажгла, поняла, что это и хотела выкинуть. Окурок упал на коврик, поэтому я и отвлеклась от дороги. Я не вру, Диана. Чем угодно поклянусь. — Сестра смотрела с таким отчаянием и мольбой, что мне стало стыдно за то, что усомнилась в ней. У нас есть только мы, нельзя сомневаться друг в друге. Каждый может оступиться. Надеюсь, после сегодняшней истории она станет умнее.

На следующий день на работу пришла разбитая. Спала беспокойно, взбудораженная событиями вечера. Да и заснуть удалось ближе к двум ночи, все вспоминала разговор с Романом Марсович и то, что за ним последовало. До сих пор не могла переварить новость о том, что привлекаю своего начальника, точнее о том, что он хочет секса со мной. Это когда на него каждая готова вешаться. Было страшно идти на работу и одновременно волнительно. Нам предстояло утомительное подписание и презентация перед ним. Старалась выглядеть безупречно, долго закрашивала круги под глазами. Даже натянула на себя кружевное белье (подарок Марго), покраснела до кончиков ушей и сменила на привычный хлопковый комплект. Уже на работе поняла, что бросила в сумку чулки в комплект к белью, которое так и не надела.

— Доброе утро, Диана. — Отвлеклась от отчетов, когда Роман Марсович вошел в приемную. Выглядел он, как всегда стильно. Темно-синий костюм, белая рубашка и бордовый галстук в тон костюма. Внутренне хихикнула про себя, ведь мы не сговариваясь оделись в одной цветовой гамме. На мне темно-синее платье с вырезом-лодочка бордовые туфли на высокой шпильке. Волосы уложены кудрями и собраны в аккуратную прическу.

— Доброе утро, Роман Марсович. — Нервно улыбнулась начальнику.

— Кофе, а потом обсудим сделку. — Он скрылся в своем кабинете, а я на трясущихся ногах отправилась готовить кофе. Сегодня так нервничала, что не сервировала заранее поднос.

Толкнула дверь и вошла, глядя на поднос, боялась, что уроню, настолько сильно дрожали руки. В первую секунду не нашла начальника в кабинете.

— Проходи, Диана. — Вскрикнула от испуга, оказалось, он стоял возле двери. Босс поддержал дрогнувший поднос и тем самым спас свой напиток. — Не волнуйся. — Улыбка дьявола на его лице совсем не успокоила, наоборот. Развернулась и двинулась к столу, отчетливо слыша, как за спиной закрывается замок двери. — Ты отлично выглядишь. — Он шел позади, не пытаясь поравняться со мной.

— Спасибо.

— И какое же белье под этим прелестным платьем? — Вопрос проехался ножом по натянутым струнам моих расшатанных нервов. Со звоном опустила поднос на стол, все же разлив немного кофе, судорожно соображала, пытаясь придумать, что ответить начальнику. — Хотя, не говори. — Даже на мгновение обрадовалась, от волнения забыла, что надела утром. — Я сам посмотрю. — Его ладони легли на мои бедра. Ахнула и развернулась, пытаясь избежать прикосновения. Мужчина поддержал меня под талию, подступив ближе.

— Я верну вам деньги. В ближайшие два дня. — Он продолжал улыбаться. Его руки потянули подол платья вверх. Попыталась удержать ползущее вверх платье, но меня наглым образом отвлекли. Поцеловали. Снова звякнула посуду на подносе, я толкнула ее попой, когда мой дьявол-искуситель подтолкнул меня к столу. Как-то с запозданием поняла, что платье уже поднято к талии и руки начальника гладят оголенную попу. Как это у него получается? Опытный Казанова. Тем временем губы мужчины пробежались к моей шее, которую я бесстыдно подставила, не желая расставаться со столь приятными ощущениями. Роман Марсович присел передо мной на колени.

— Диана, что это? — Взглянула на озадаченного начальника.

— Это котенок. — Указала на изображение бренда «Хелло Китти», не «Гуччи», конечно, как на его трусах, но тоже узнаваемый лейбл.

— Я вижу, что не щенок. — Роман Марсович рассмеялся, одним слитным движением опустив трусики вниз. Взвизгнула от неожиданности, ведь осталась в одних чулках и неприлично поднятом платье. Даже попыталась прикрыться, но мои руки удержали. — Ты и здесь золотая. — Роман Марсович улыбался как чеширский кот из известной игры. Вроде довольный, но в тоже время хищный взгляд. Наверное, я была красная, как рак. Как-то не подумала побриться перед сном, а утром уже не было времени. Лицо начальника приблизилось прямо ТУДА! Он прикусил кожу лобка, притянув меня, сжав руки на ягодицах. Ахнула, дыхание сбилось, но я почему-то не вырывалась, завороженно наблюдая за сидящим передо мной на коленях мужчиной, прижавшимся к самому сокровенному в теле женщины. Внизу живота сладко тянуло, грудь потяжелела и ныла под плотной тканью лифа. Он вновь подтолкнул меня к столу. Вцепилась в край столешницы, пытаясь не упасть на вдруг ослабших ногах. Роман Марсович приподнял одну ногу под колено. Закусила губу, пытаясь промолчать, когда его губы коснулись нежной кожи. Запрокинула голову к потолку, непроизвольно подаваясь бедрами навстречу этому движению. Боже, что я делаю?

Стук в дверь заставил резко опомниться. Испуганно воззрилась на дверь. Роман Марсович опомнился быстрее меня. Стащил болтающиеся на щиколотке трусики, сунул их в карман, поднялся, опустил мое платье, припав на мгновение к моему рту губами, которые только секунду назад ласкали меня, хранящие запах и вкус моего возбуждения. Глупо было бы врать, что я не возбудилась. Уже сама оправила платье. Роман Марсович расселся в кресле. На дрожащих ногах отправилась открывать дверь. В кабинет вошел, даже не глядя на меня Юрий Олегович, начальник отдела по работе с клиентами, а я шмыгнула за дверь. Прижалась спиной к закрытой двери, пытаясь привести тяжелое дыхание к норме и уговаривая глупое сердце успокоиться. Обхватила горящие щеки руками, коснулась губ, снова оживляя в мыслях тот поцелуй. Я ведь даже не пытаюсь сопротивляться.

Глава 12

Роман.

— Роман Марсович? — В кабинет зашла Диана, стоило Юрию уйти. Она старалась смотреть куда угодно, только не в мои глаза. — Верните мне, пожалуйста трусики. — Сунул руку в карман, сжав в кулаке свой трофей. Может я извращенец? Не замечал раньше за собой такого. Розовые трусики с котенком, надо же. Просто антисексуально.

— Не верну. — Она все же взглянула на меня с непониманием и даже паникой. — Ты будешь носить другое белье, то, которое нравится мне. — Сегодня же займусь этим вопросом.

— Но… — Она заломила руки перед собой, отчаянно покраснев. — Мне неудобно без трусиков. — На последнем слове ее голос затих.

— Диана, у нас важная сделка через три часа, тебе лучше думать о ней, а не о своем белье. — Проговорил строго, стараясь не улыбаться. Кажется, я все же извращенец. И мне это нравится.

— Хорошо. — Диана сжала колени, одернула нервно юбку и вышла из кабинета.

Сделка проходила по плану. Документы Диана подготовила безупречно (уже не впервые оценил профессионализм своей помощницы), так что после пары часов конечных обсуждений, мы подписали соглашение. Детали обговаривали до позднего вечера и договорились уже праздновать в заранее заказанном ресторане. Хотя, теперь я понимал, что зря не вернул девушке важную часть гардероба. Нет, она вела себя безупречно и предупредительно, полностью сосредоточившись на работе. А вот мне с каждым разом все сложнее было отводить взгляд от ее попки, обтянутой только тонким трикотажем юбки. Все еще помнил ее вкус, запах и золото волос. Не мог дождаться момента, когда мы снова окажемся наедине. И сейчас я очень жалел, что согласился не трогать ее девственность.

Партнеры отправились восвояси, мы договорились встретиться через полтора часа у ресторана. Все же и им нужно было утрясти организационные вопросы.

— Устала? — Взглянул на идущую рядом девушку. Она откинула от лица чуть растрепанные волосы, улыбнулась.

— Очень. Все боялась, что делаю, что-то не так.

— Ты выполнила свою часть работы безупречно. — Диана потупила глазки, смущенная похвалой. Я не пытался льстить, она и вправду отличилась. Особенно на фоне моих прошлых помощниц, которые могли похвастаться лишь большими сиськами и не менее большим опытом интимной жизни. Открыл перед ней дверь приемной, закрыл ее уже на замок. Только тогда расслабленность Дианы ушла.

— Роман Марсович…

— Просто Роман. Называй меня по имени, когда мы наедине. — Приблизился к ней, перехватил за талию и притянул ближе. Она попыталась разжать мои руки, но не преуспела. Глядела испуганно, даже паниковала. — Я хочу, чтобы ты звала меня, когда будешь кончать. — Диана отчаянно покраснела. Сжал ее ягодицы, припадая к губам. Какие же у нее нежные губы, сладкие, мягкие. Диана несмело ответила на поцелуй, и я готов был урчать, как кот от удовольствия. Пусть изображает сопротивление, на самом деле она хочет поддаться мне. Утром она это прекрасно показала. Подхватил свою золотую девочку на руки и понес в кабинет, намереваясь воплотить одну из своих фантазий. Раздеть ее и положить на свой стол.

— Вдруг стучаться будут? — Еще одна попытка сбежать.

— Для всех мы ушли в ресторан. — Снова поцеловал ее, лучше пусть сосредоточиться на более приятных вещах. Сейчас мне было плевать и на возможных визитеров, и на сопротивление Дианы, как было плевать и на ее жениха. Сам виноват, что невеста пошла за помощью ко мне, а не к нему. Учитывая количество бриллиантов в кольце, он довольно богат. Подсадил Диану на стол. Наконец, можно было вновь задрать ее платье, огладить упругие ягодицы. Провел ладонью выше в поисках молнии. Диана вновь напряглась, когда опустил молнию и потянул платье наверх, намереваясь снять его.

— Роман Марсович, я верну деньги. — Она обняла себя руками, опустила голову, чтобы не смотреть в мои глаза.

— Диана-Диана, думаешь мне нужны твои деньги? — Сдернул с нее платье, преодолевая неубедительно сопротивление. О, боже, на ней и лифчик с котятами. Ну, вот что с ней делать? Надеюсь, мой заказ готов. Уже в предвкушении того, как буду надевать на нее кружевное белье. — Я уже очень давно хочу тебя. С самой первой встречи. Тогда под дождем, помнишь?

— Помню. — Диана несмело улыбнулась мне, глаза заискрились эмоциями. Действительно, помнит, мои слова легли в благодатную почву.

— А я все не могу забыть нашу встречу. — Расстегнул лифчик и стянул его уже без сопротивления со стороны Дианы. Розовые соски затвердели, призывно стояли, требуя ласки. И я не стал их обделять. Огладил одну, припав губами к другой. Теплая кожа, нежная, мягкая. Потянул сосок, под тихий вздох Дианы. Ее дыхание участилось, и сбилось, когда прикусил второй сосок. Ее пальчики запутались в моих волосах, и она уже сама выгнулась, подаваясь на встречу моим губам. Именно об этом я мечтал с тех пор, как она работает у меня. Преодолевать сопротивление, наблюдать за тем, как в золотых глазах разгорается страсть, а неуверенность сменяется желанием и требовательностью. Чуть надавил на ее плечи, укладывая ее на стол. Она лежала, раскинув руки в стороны. Грудь с затвердевшими сосками вздымалась от тяжелого дыхания. Колени все еще напряженно сжаты, но и это ненадолго. Она была лишь в чулках и туфлях. Такая невинная и порочная одновременно. В эти мгновения показалось, что склоняю ангела к грехопадению. Она была обнажена, тогда как я сам даже от галстука не избавился. Привык, что обнажение происходит обоюдное. Но Диана не собиралась мне помогать, по крайней мере, пока. Стянул с шеи галстук. Как же за день надоела эта удавка. Взглянул на галстук в руках. А ведь это идея. Обошел стол, встав у головы Дианы. Она попыталась приподняться, но я удержал ее, перехватил руки и сложил их над головой Дианы. Потом же быстро стянул запястья галстуком, привязав второй конец к ручке верхнего выдвижного ящика стола. Диана задергала руками, глядя на меня испуганно. Попыталась перекатиться, но я и на этот раз удержал. Снова обошел стол. Приподнял свободно болтающиеся ноги Дианы, и раздвинул, раскрывая ее полностью. Она мигом попыталась снова сжать колени. Не тут-то было, я уже удобно устроился между ними, нависнув над девушкой, опершись руками о столешницу с обеих сторон от нее. Я желал целовать ее, ласкать, и не хотел бороться с ее глупым сопротивлением.

* * *

Диана.

Мне было страшно, и я была жутко возбуждена. Гремучий коктейль, разогнавший мое глупое сердечко до нереальной скорости, а бабочек подводил к лишению даже не лицензии, а крыльев, за нарушение всех мыслимых правил движения. Я лежала на столе своего начальника, абсолютно без одежды, со связанными руками. Стоило представить, как выгляжу со стороны, как отчаянно зажмурилось. Как же это неправильно, и насколько возбуждающе. Сам начальник расположился между моими разведенными ногами и глядел с улыбкой дьявола-искусителя, одним взглядом обещая море удовольствия и незабываемых впечатлений. Только хотела ли я этих впечатлений с этим мужчиной? Не знаю, я совершенно запуталась. Ведь я пришла к этому моменту почти добровольно. Мне ничего не стоило взбрыкнуть, сбежать, отказаться. Деньги я раздобуду. Уверена, Николай мне поможет, когда я все же смогу до него дозвониться. Вот только о женихе я не вспоминала ни вчера вечером, когда Роман Марсович предложил этот договор, как и не вспоминала о нем утром, когда изгибалась от ласк, сидя на этом столе. Роман Марсович не мог не интриговать, не мог не привлекать. И я сама, как мотылек летит на огонь, прилетела к нему в поисках… Чего? Ощущений? Любви? Пока я знала, что его поцелуи отключают мыслительные процессы в моей голове, а губы приносят невероятное удовольствие. И вот я лежала распятая перед ним, с осознанием того, что он вряд ли остановится. Но почему-то не боялась, не звала на помощь, а предвкушала.

Губы мужчины коснулись груди, потянули сосок, и теперь я простонала в голос, забыв о стеснении. Между ног было горячо, влажно, там все требовало внимания моего искусителя. И он понял, прочитал мысли. Его пальцы огладили лоно, раздвинули уже влажные складочки, скользя внутрь, надавливая на клитор. Да, именно этого мне не хватало, но этого мало. Он творил что-то нереальное. Я уже окончательно потеряла связь с реальностью, внимание сосредоточилась лишь на действиях Романа Марсовича, на его умелых руках и жарких губах, дарящих ни с чем не сравнимое удовольствие. Казалось, он знает мое тело лучше меня. Знает куда надавить, где прикусить, а где приласкать, чтобы держать меня на грани долгие-долгие минуты, а может и часы. Для меня время потерялось. Вскоре я уже сама двигалась на встречу его пальцам во все ускоряющемся темпе, стонала в голос и закусывала губы, моментами вспоминая о том, где нахожусь.

— Роман Марсович, — прошептала, еле дыша. Уже не могла больше терпеть, напряжение достигло пика и лишь он мог дать мне освобождение.

— Зови меня по имени. — Голос моего дьявола раздавался сквозь шум крови в ушах. Даже не сразу поняла смысл его слов.

— Роман… — шепнула, тихо всхлипнув, подаваясь вновь и вновь на встречу его пальцам, что ритмично входили в меня. И он услышал, сжалился над изнывающей под ним мной. Может, я кричала, или мне показалось. Мир просто перестал существовать, в глазах потемнело, голова кружилась от частого дыхания, а тело содрогалось вновь и вновь, разнося в душе блаженство, негу и наслаждение. Не сразу осознала, что руки больше не сдерживает галстук, ставший моими путами. Роман приподнял меня со стола и поцеловал мои сухие губы, увлажняя их моим соком.

— Твоя очередь. — Он осторожно опустил меня на колени перед собой. Даже не сразу поняла, чего от меня хотят, пока не вжикнула молния брюк, а перед лицом не замаячило мужское достоинство. Прошлые страхи отступили. Наоборот, произошедшее отбросило их прочь, я была не прочь доставить и ему хоть толику того удовольствия, что он подарил мне. Осторожно сжала ладошкой твердый ствол. Роман вздохнул, отчего и его достоинство дернулось в моих руках. Его реакция придала еще больше смелости. Еще приблизилась и осторожно коснулась языком головки. Уже влажной. Терпкий вкус не вызвал неприятия, и я уже смелее обхватила головку губами. Втянула в себя. Если честно, я не смотрела порно, видела в интернете пару раз, как это делается. Но раньше я воспринимала оральный секс унизительным. Но сейчас, глядя на то, как Роман реагирует на каждое движение моего языка, как тихо стонет и глубоко дышит, как подается навстречу, и закатывает глаза от удовольствия, мое мнение изменилось. Он кайфовал, и я вместе с ним. А заодно изучала новые горизонты, так сказать. Не думала, что моя интимная жизнь начнется именно так, но не скажу, что жалела. По крайней мере, не сейчас, может быть позже. Мне казалось, что я многое делаю не так, в какой-то момент с внутренним хихиканьем вспомнила о защите диплома, там я волновалась меньше. Но сейчас экзаменационная комиссия представлена одним членом, как не двусмысленно звучит, и он изначально лоялен ко мне. Он кончил с громким стоном, покачнулся на ослабших ногах и схватился за стол, чтобы не упасть. Наверное, разрядки я боялась больше всего, но зря, противно не было. Наоборот, я ощутила внутреннее удовлетворение, глядя на блаженствующего мужчину. Роман все же повалился на колени возле меня. Широкая грудь ходила ходуном от его глубокого дыхания. Он обнимал меня, беспорядочно гладя мои волосы, спину, грудь. А я млела от этой ласки, казалось, вот сейчас он настоящий.

К себе в квартиру поднималась в задумчивости. Сегодня я изменила жениху. Мне было стыдно перед ним и в тоже время я не жалела. Чтобы не происходило между мной и Романом, но эта история показала мне, что я только убеждала себя в любви к Николаю. Создала себе принца в мечтах, убедила себя в любви и радовалась исполнению надуманной мечты. Мне было хорошо с Николаем, мы были друзьями, но его поцелуи не будили во мне и доли тех чувств, что я испытала с Романом сегодня или вчера. Раньше, мне просто не с чем было сравнивать, а теперь я понимаю, как может быть на самом деле. А это означало, что как порядочная девушка я должна разорвать помолвку. Значит, не могла попросить и деньги в долг. Так получалось, что этот условный договор продолжал действовать и я совсем не была против.

Дома меня ожидал вкусный ужин, приготовленный Артемидой. Подлизывается.

— Я договорилась о продаже машины. Дают двести двадцать тысяч. Нужно будет в выходные встретиться с покупателем. — Она смотрела на меня, нервно покусывая губы, сжав ладошки между сведенными коленями. — У меня есть еще тридцать тысяч накоплений. Остальное тоже достану.

— Артемида, — улыбнулась сестре, стараясь успокоить, — машина пусть остается. После дня рождения сдашь на права и будешь на ней ездить. А накопления лучше потрать на репетиторов. Я сама разберусь с деньгами, не переживай. Роман Марсович не торопит.

— Диана, они вообще нужны ему назад? — Артемида проницательно посмотрела в мои глаза. И в кого она такая умная? Явно не в меня. Я по части отношений глупа, как пень. Даже мысли не допускала, что могу привлекать такого мужчину. Само собой, я отмечала его привлекательность, но не позволяла себе думать о чем-то большем чем отношения «начальник-подчиненная». Хотя, как оказалось, у таких отношений есть множество граней. Все же наши статусы не изменились, просто помимо работы происходит кое-что еще. Кое-что волнующее, приятное, и совершенно неправильное.

— Не переживай, Арти, я знаю, что делаю.

— Диана, ты обручена. — Арти откинула волосы с лица, глядя на меня с отчаянием.

— Мне кажется, я поспешила с обручением. Я очень и очень люблю Николая, но, кажется, только как друга.

— Диана! — провыла она, вытаращив на меня глаза. — Кто мне все уши прожужжал о том, как рад, что Николай предложил встречаться? — Потупила взгляд, она ведь права. Я так радовалась. — Ты с ним переспала?

— С кем? — Снова воззрилась на сестру.

— С козлом этим! — Она вскинула руки, считая, что я сразу должна догадаться о ком она говорит. Я, конечно, догадалась. Но с чего это он вдруг стал «козлом» в глазах Артемиды? Все же мне не показалось, и они успели поцапаться, пока я сидела и пыталась успокоиться после того, как погоняла этого козла Максима.

— Нет. Не переспала. — Сестра подалась вперед, глядя в мои глаза прищуренным взглядом. Щеки предательски запылали. Не переспала же, а… Что? Как собственно назвать то, что произошло между нами сегодня? Наверное, это называется женская слабость. С досадой понимала, что подобную слабость к Роману Марсовичу испытывают многие женщины. Как бы сильно не было его увлечение мной, оно не продлиться долго. Сомневаюсь, что он стремиться к серьезным отношениям. Но даже если так, с Николаем я должна быть честна, и объяснить, что он дорог мне только как друг.

— Диана, переводись на другую должность.

— Арти, я взрослая самостоятельная девушка и могу сама за себя решить. К тому же скоро Новый год, перевод можно будет сделать только после праздников.

— Подумай, Диана. У него на лбу огромная неоновая надпись: «Бабник высшей пробы». Да, он притягательный, наверняка опытный в постели. Но ты обожжешься, даже ошпаришься об него. Испортишь отношения с Николаем, еще и работу потеряешь, потому что не сможешь с ним работать. Или будешь работать и следить за вереницей его баб.

— Я это прекрасно понимаю, Арти. — С тяжелым вздохом опустила голову на столешницу. Она меня совсем за глупую считает. Если такая умная, почему наркотиками увлеклась? Лучше бы тогда ее мозги работали. — Просто и ты пойми, если бы я любила Николая, не увлеклась бы другим мужчиной. А обманывать его я не собираюсь.

— Он бы решил все твои проблемы.

— Я сама в состоянии решить и свои и твои проблемы. — Снова подняла на Арти глаза, уже смотрела твердо и уверенно. Все эти годы решала и дальше справлюсь. В крайнем случае, действительно, продам машину. С зарплаты верну остальное и закрою эту страницу жизни.

— Прости, это все из-за меня. — Артемида обхватила голову руками, запустив пальцы в распущенные волосы.

— Да, нет. Теперь то я понимаю, что он не скрывал своего отношения. Просто не замечала, была уверена, что не могу его интересовать и списывала его поведение на привычку.

— А я тебе говорила. — Арти назидательно подняла палец вверх, улыбнувшись криво. Только что мне теперь ее предупреждения? Ведь точно мотылек, а Роман — огонь, неистовое пламя, на которое я добровольно лечу.

Глава 13

Роман.

Сегодня я задержался, чтобы забрать свой заказ. Заказ для Дианы.

— Доброе утро, Роман Марсович. — Она подняла глаза от бумаг, когда я вошел. Сегодня она мне не улыбалась. Зато я любовался ей, как идиот. Залип на ней, как обычно. Оглядывал стройную фигуру, следил за переливами солнца в золотых волосах и блеском глаз. Еще когда только увидел ее был уверен, что увлечение продлиться недолго. Конечно, никогда еще не было как с ней, чтобы думать постоянно, мечтать прикоснуться. Но встречались уже женщины, которые привлекали очень и очень сильно. И часто интерес сходил после первого же секса. С Дианой все иначе. Она совершенно неопытна, не уверенна, но именно после ее минета я не устоял на ногах и рухнул на колени. Да меня штырило, как наркомана, пока ласкал ее, гладил, каждый ее стон отдавался электричеством по всему телу, и я ласкал ее снова и снова, чтобы она стонала дольше, громче, протяжнее. Если бы она сама не попросила о разрядке, я бы может продолжал еще долго, даже бы наплевал на поход в ресторан с партнерами. Только из-за них вчера пришлось с ней расстаться. Но сегодня вечером нам никуда не надо. Завтра суббота, думаю пригласить ее к себе. К черту свадьбу Марго. Еще немного и Диана сама попросит меня стать у нее первым. Вот тогда и посмотрим, не пропадет ли интерес. — Заходили из отдела закупок, там проблемы с партией товара. Пришел товар не по номенклатуре. Еще вас искал Валентин Владимирович.

— Диана, давай перенесем обеденный перерыв на полчаса раньше, — предложил, взглянув на наручные часы. Диана сбилась, удивленно взглянув на часы.

— Зачем? — Такой простой вопрос и такой глупый. Вместо ответа закрыл дверь на замок.

— Роман Марсович, мы на работе. — Она посмотрела на меня строго, чуть поджав розовые губы. Я почти проникся ее серьезным настроем.

— Вот именно, а мы вчера решили, что на работе ты носишь только одобренное мной белье. — Указал ей на пакеты в руках.

— Вы можете передать их мне. Может завтра что-нибудь надену. Ценник тоже дайте, я оплачу. — Она больше на меня не смотрела, уткнулась обратно в бумаги. Что-то я не понял. То есть вчера мы хорошо провели время, доставили друг другу удовольствие, а сегодня она мне даже не улыбается. Уж не считает ли, что я ее принудил? По-моему, все проходило вполне добровольно. Течь от возбуждения и стонать в голос я ее никак не мог заставить. Ей понравилось, так почему себя так ведет? — Еще вам звонила Аделина из Парнаса и Рената. Обе просили вас перезвонить. Номера телефонов я на всякий случай уточнила. — Она аккуратно положила листок с номерами на край стола. Ухмыльнулся про себя. Так вот в чем дело. Банальная ревность.

— Диана, не стоит ревновать. — Подошел к ее столу, оперся на него, чуть нагнувшись к только поднявшей на меня глаза девушке.

— Вы считаете, я ревную? — Она смотрела хмуро, недовольно. — Я не ревную, просто потому что не имею на это права. Мы с вами не встречаемся, не помолвлены, не женаты. Кто вы мне? Начальник. Любвеобильный. Если не помните, то я вообще не свободна. — Она указала на обручальное кольцо на своем пальце. — Вы же из-за этого не ревнуете. — Она изящно пожала плечиками, а мое хорошее настроение как-то внезапно поменялось на полностью противоположное.

— Ты права. Не ревную. — Процедил сквозь зубы. Диана со степенным видом кивнула головой, словно похвалив меня за правильный ответ. Осталось только по голове меня погладить, приговаривая, какой я хороший мальчик. Естественно, я не ревную. Меня просто бесит ее жених. Точнее его наличие. — А Николай не ругается из-за твоих поздних задержек?

— Николай в отъезде по делам фирмы. — Кончики ее губ скорбно опустились, выражая отношение к отсутствию жениха.

— Как хорошо, что есть кому занять твой ротик в его отсутствие. — Диана подскочила на месте, сверкнув гневно глазками. Какая же она сейчас красивая. Так залюбовался ей, что чуть не пропустил пощечину. Перехватил ее руку за запястье в самый последний момент. Учитывая, как от нее улепетывал Соколовский, рука у нее должна быть тяжелая. Она дернула руку, и разозлено проревела, когда я перехватил и вторую ее ладошку.

— В выходные продажа машины. Я верну вам все деньги. — Уже рычала, мельком взглянув на свои ноги. Кажется, раздумывала ударить меня в пах или не стоит. Не решилась. Правильно, малышка, эта часть тела нам нужна в исправном состоянии.

— Я уже говорил, что деньги мне не нужны. — Улыбался насмешливо, глядя на ее попытки вырваться, а сам кипел от негодования внутри. Деньги она решила вернуть. И что дальше? Будет делать вид, что ничего не было? Носить кофе к столу, на котором лежала обнаженная, распятая, возле которого сделала свой первый в жизни минет? Хотя, у нее в знакомых Валентин. Моя золотая девочка собирается упорхнуть из моей жизни не дав насладиться и толикой чувства обладания ей. — Мне нужна ты, Диана. — Приблизил свое лицо к ее, выдохнув ее имя в ее губы. Она замерла, растеряв почти всю свою воинственность. — Невероятно нужна. — Осторожно коснулся ее губ своими. — Ты сводишь меня с ума. — Снова поцелуй, на который она уже отвечает. Теперь спокойно отпустил ее руки, чтобы обнять уже за талию, а следом и прихватить за ягодицы. Диана ахнула, привстав на цыпочки и вцепившись освободившимися руками в мой пиджак. Поцелуй все длился и длился, угрожая перейти в горизонтальную плоскость. Но она была права, мы на работе. Как бы не хотелось, иногда нужно включать мозги. Отстранился и потянул ее в свой кабинет, а там уже к дивану. Диана начала упираться на подходе к дивану, притянул ее ближе и подтолкнул уже под талию.

— Мы на работе, — напомнила Диана, глядя на меня снова серьезно.

— Я в курсе. Поэтому поспешим. — Сбросил пакеты на диван. Развернул ее к себе спиной. Как удачно, что она сегодня вновь в платье. Правда на этот раз темно-зеленом, с длинными рукавами. По мне и юбка длинновата, но ничего, мы еще поработаем над ее гардеробом. Опустил молнию платья.

— Вы что? — Диана подхватила платье на груди и попыталась сбежать.

— Я просто тебя переодену в то, что мне нравится.

— Не понимаю, зачем меня переодевать, — проворчала она, все же позволяя мне опустить ее платье. Само собой, я не собирался просто переодевать ее. Провел ладонями по коже ее спины, испытывая тактильный кайф от нежности ее кожи без единого изъяна. Поцеловал ее в основание шеи, с удовольствием ощущая, как на коже выступили мелкие мурашки, а дыхание Дианы участилось. Наверное, я маньяк. Фетишист. И мой фетиш стоит передо мной. Вот она моя драгоценная статуэтка, прекрасная, невинная. Осознание того, что и она желает меня действовало крышесносно. В паху уже было тесно, резало и тянуло. Но я с мазохистским удовольствием продолжал медленно покрывать ее кожу поцелуями, опуская платья все ниже и ниже, пока оно не опало к ногам Дианы, облаченным в каблуки на умопомрачительной шпильке, отчего стройные ноги казались еще сексуальнее. Расстегнул застежки лифчика и развернул ее к себе лицом. Нагнулся к ее лицу, и Диана прикрыла глаза, потянувшись к моим губам. Сразу отстранился, наблюдая за досадой и разочарованием, мелькнувшим на прекрасном лице. Отвел ее голову назад, и теперь покрывал неспешными поцелуями ее шею, потом плечи, опустив сначала одну бретель, потом другую. Чуть отстранился, чтобы снять и лифчик и рассмеялся. Она этих котят оптом что ли закупила?

— По акции взяла «Один плюс один — три». — Ага, такое бывает, когда не предохраняешься. — Они очень удобные. — Диана надулась, сразу поняв причину моего смеха, и оправдывала свой выбор. Пожалуй, это белье я тоже заберу себе. Будет у меня маленькая коллекция под названием «История моего сумасшествия». Лифчик отбросил в сторону и теперь сосредоточился на призывно стоящих сосках моей драгоценной статуэтки. В приемную постучались, Диана дернулась в моих руках, удержал ее за талию.

— Нас нет.

— Но…

— Нас нет, — уже настойчиво повторил, цапнув ее за сосок за непослушание. Диана громко вздохнула, схватившись за мою голову. Ее пальцы запутались в моих волосах, а она выгнулась в спине, когда всосал ее сосок, поигрывая им языком. Просто целовал ее, а меня уже штырило, будто я накурился как ее сестра. Голова кружилась от сдерживаемого желания. Ведь точно наркотик, сладкий золотой наркотик и я уже превысил дозу. Опустился перед ней на колени и потянул ее смешные трусики с котятами вниз. Пора избавиться от этого безобразия. Золотая девочка должна носить лучшее для меня. Она неловко переступила ногами через белье. Сунул новый трофей в карман.

— Эй, зачем вам столько трусиков?

— А зачем тебе столько котят? — Сопроводил слова насмешливым взглядом. Нравится мне наблюдать за тем, как она злится. Это она еще не знает, что по дороге в магазин белья я заглянул в «сексшоп». Снова оглядел ее тело, с неудовольствием отмечая, что сегодня лобок гладко выбрит. Я и любил гладких, но с ней впервые оценил прелести некоторой мохнатости. У нее даже между ног золото. Подтянул к себе пакеты. Извлек красный комплект белья. Сегодня она ведет себя дерзко, так что подойдет. Она послушно переступила ногами, помогая мне надеть трусики. Медленно вел ладонями по ее ногам с прозрачными светлыми волосками, поднимая кружево вверх. Подтянул белье повыше, чтобы ткань сильнее врезалась в уже истекающую соком промежность. Диана сжала ножки, глубоко вздохнув сквозь зубы.

— Не люблю стринги.

— Зато их люблю я.

— Вот сами их и носите. — Она показала мне язык, сразу отвернув голову.

— Поверь на твоей попке они смотрятся лучше. — Она стрельнула в меня злым взглядом, но спорить не стала. Дальше последовала очередь верха. И Диана вновь послушно вдела руки в бретели. А вот на застежках я застопорился. Снимать их оказалось легче. Бедные женщины, как они сами справляются? Призадумался и понял, что ни разу не наблюдал за тем, как любовницы одеваются. Есть же, наверняка, какая-то хитрость. — Как ты сама его застегиваешь? — Диана звонко рассмеялась. После чего я наблюдал, как она застегнула застежки перед собой, развернула белье на себе и подняла его, уже потом вдев бретели. Какой все-таки женщины изобретательный народ. Снова осыпал ее тело поцелуями, пока надевал на нее платье. Черт возьми, не думал, что одевать женщину может быть так ошеломляюще приятно. Ну, а теперь главное. Снова опустился перед ней на колени и вытащил из пакета маленький вибратор в виде пули.

— Что это? — Диана с опаской взглянула на неизвестный предмет.

— Тоже подарок. Для меня. — Мои руки уже скользнули под ее юбку и сдвинули резинку трусиков.

— Вы что делаете?! — Диана слишком поздно начала вырываться, вибратор уже скользнул в нее. Поправил на ней белье и поднялся. Диана стразу сжала ножки, даже побледнела. — Что это?

— Сейчас узнаешь. — Покрутил перед ее лицом небольшой пульт, после чего нажал кнопку. Диана подскочила на месте, еще сильнее сжав ноги.

— Вы — извращенец! — в панике воскликнула она. Еще какой, как оказалось. Но ведь нужно что-то придумывать, чтобы не трогать ее девственность, пока она не готова отдаться мне. Пусть не рассчитывает, что я позволю стать у нее первым кому-то другому. Отключил вибрацию, и Диана чуть расслабилась. — Вытащите ЭТО! — Она схватила меня за грудки. Рассвирепела не на шутку.

— Диана. — Осторожно разжал ее пальчики и повел к двери. — Ты же сама мне не позволяешь классический секс. В попку на работе неудобно, нужна подготовка. Но если ты настаиваешь, можем попробовать, а мой подарок извлечь.

— Да, вы бо… — Она сбилась на полуслове, потому как я вновь включил вибрацию. Выражение ее лица было непередаваемо. К вечеру она предстанет разъяренной тигрицей.

— Не хотите в попку? Тогда лучше вам дождаться, пока я наиграюсь. — Обезоруживающе улыбнулся ошеломленной Диане и закрыл перед ее лицом дверь. Будем считать, что это моя маленькая месть за напоминание о ее женихе. Покупая эту игрушку не собирался заставлять ее ходить весь день с ней. Диана будит во мне самое низменное и плохое. Только почему-то я не обеспокоен этим фактом.

Диана.

Извращенец, больной на всю голову извращенец! Ерзала на стуле, всем существом ощущая внутри себя инородное тело, которое еще периодически вибрировало. Лучше бы он себе машинку купил, раз детство в попе играет. Хотя, для больших мальчиков и игрушки взрослые. Вибрация усилилась, я подалась вперед, сжав ладони в кулаки. Тело бросало то в жар, то в холод, руки подрагивали. Наверное, я тоже извращенка, потому что оргазм не за горами. И почему я снова ему позволила творить, что вздумается? Неужели в глубине души не была против? Нет, надо с этим всем завязывать. А то он уже и на мою филейную часть зариться. Такими темпами я и девственность ему предложу, еще и уговаривать буду. Новый импульс вибрации и я все же не выдерживаю. Ложусь грудью на стол, выгнувшись в спине, и кусаю губы, чтобы не простонать. Прошло всего полчаса! Сейчас обеденный перерыв, а я вместо еды что делаю? Получаю оргазмы. А что должна? Правильно, душить извращенца-начальника. Подлетела к двери, заперла ее и ворвалась в кабинет начальника. Я сейчас ему все скажу, еще и придушу хорошенько. Сегодня я не Диана, я — Немезида!

Глава 14

йДиана.

Он заседал за столом и вел разговор по телефону, подбрасывая в руках пульт. Босс ухмыльнулся мне своей обычной улыбкой искусителя. Рванула к нему, уже протягивая руки, чтобы придушить заразу. Сбилась с шага, когда вновь включилась вибрация, чуть не споткнулась и не упала. Убью!

— Я тебе перезвоню! — Роман отбросил трубку в сторону и выскочил из кресла. Смерть свою почувствовал. Набросилась на него, сжимая скрюченными от ярости пальцами его горло. Он со смехом перехватил мои руки за запястья, резко опустил их и впился в мои губы поцелуем, яростным, жестким. Сама не заметила, как укусила его. Он с шипением отдернул голову. Подхватил сопротивляющуюся меня на руки, после чего я была сброшена на диван. На этот раз, кажется, я сама его поцеловала.

Из кабинета выходила на дрожащих ногах. Сердце все еще гулко стучало, на губах невольно расплывалась улыбка. И куда злость делась? Видимо, вышла вместе с этим экзекуционным прибором. За это время еще несколько раз кто-то стучался в приемную. Боже, что я творю? Вдруг кто догадается? Пойдут слухи, о них узнают и Валентин Владимирович, и Маргарита, и Николай. И обед уже закончился, а так есть охота. На моем столе вибрировал телефон. Подбежала к нему, но не успела, вызов завершился. Николай. Пять пропущенных. Уже несколько дней не могу до него дозвониться, а когда он сам позвонил, я не ответила, потому что изменяла ему с начальником. Как же стыдно. Стянула с пальца обручальное кольцо. В этот момент вновь зазвонил телефон. Кольцо со звоном выпало на стол, и я еле успела его поймать. Поднесла трубку к уху.

— Здравствуй, Солнце. Я скучал.

— Привет, Николай. Я волновалась, почему недоступен был?

— Выезжали на объект, там связи почти нет. Прости.

— Ничего, главное нашелся. Я хотела с тобой поговорить по поводу помолвки.

— Поговорим, когда прилечу. Послезавтра буду уже у тебя. Правда на свадьбу Марго все же не успею.

— Так быстро? Я думала, что только через месяц.

— Соскучился, решил немного сместить график и повидать тебя. Ты будто не рада, — шутя проговорил он.

— Конечно я рада, что ты прилетаешь. — Его голос отдалился, он кому-то что-то говорил.

— Прости, мне пора. Думал, поговорим во время твоего обеда.

— Это ты меня прости. — За все, я такая дура.

— Пока. — Он отключил вызов. Сжала до боли кольцо в руке. Он приезжает послезавтра, значит, тогда мы и поговорим. Как же сложно. Никогда не думала, что окажусь в подобной ситуации, что буду обручена с одним, а хотеть буду другого, которому я и нужна то ненадолго, а так, пока не наиграется. Значит, в воскресенье поговорю с Николаем, а в понедельник с Валентином Владимировичем о переводе. Может, даже к себе возьмет, пока его помощница на больничном, если не будет вакансий.

— Диана, все в порядке? — Обернулась к двери кабинета Романа. Он стоял в дверях, не улыбался привычно, а выглядел серьезным.

— Да, все хорошо. — Нервно улыбнулась, отворачиваясь к столу, привычным движением надевая кольцо обратно на палец.

— Что будет потом? — спросила, боясь взглянуть в его глаза, потому сосредоточилась на документах.

— Потом? Я собирался пригласить тебя на выходные к себе. — Да уж, грандиозные планы, ничего не скажешь.

— Я не об этом. Когда договор закончиться?

— Все зависит от того, как часто мы будем вместе, Золотце. Ну, а когда закончиться, можно заключить новый. На ту же сумму, или большую, я высоко тебя ценю. — Вот уж не на такой ответ я рассчитывала! Не ждала, конечно признаний в любви, не настолько дура, но ожидала, что он хотя бы скажет, что договор просто шутка. Он меня только что к шлюхе приравнял? Ага, к высокооплачиваемой. Так разозлилась, что чуть не порвала важный документ. — Что думаешь, малышка? — Он подошел ко мне ближе. От необходимости отвечать меня спас стук в дверь. Курьер принес документы, Роман ушел к себе. Кажется, теперь все окончательно решилось. Получила незабываемые впечатления? Получила. Это помогло определиться в отношении к жениху. Значит, все не зря. Гораздо хуже было бы, если бы я осознала, что отношения бывают и иными уже в замужестве. Ну, и пока я не несу слишком больших потерь, стоит отступить. А Роман пусть играется с Ренатами и Аделинами.

Наверное, я педант. Привыкла раскидывать работу по часам, планировать свой день насколько возможно точно. Но из-за одного не в меру озабоченного (если, конечно, в этом деле бывает мера), все мои дневные планы сместились. Я нервничала, ругалась и спешила выполнить всю работу до конца дня. Неделя выдалась тяжелая, странная и страстная. Так что хотелось отправиться домой, расслабиться и на свадьбу Марго прийти свежей и отдохнувшей. Еще и Марго названивала мне, волновалась перед свадьбой. Что-то у нее произошло, обычно она ведет себя собранно. Ничего, завтра перед свадьбой разузнаю, все-таки я подружка невесты.

* * *

Роман.

С трудом сдержал себя, чтобы не хлопнуть дверью. «Конечно я рада, что ты прилетаешь». Приторный вкус ее голоса и самой фразы оставил неприятное послевкусие на языке и в мыслях. Рада она… Как же. Вон как радовалась, пока стонала в моих объятиях. Вроде и заполучил ее, покинул воркзону, а она по-прежнему сводит меня с ума. С размаху бросил пакеты с бельем на диван. Еще и наговорил ей эти глупости со злости. Нужно было быть мягче. Диану таким можно и спугнуть. Меня устраивают такие отношения, и я не прочь обеспечивать ее, пока мы вместе. Она умная, поймет мой посыл. Или нет? Ее же сейчас все устраивает, хоть она и делает вид, что пытается сбежать. А что, если не делает вид? Мне стало не по себе. Очень не по себе. Было ощущение, что, получив в руки вожделенный деликатес я успел лишь оценить его запах, но стоило потянуться к нему, чтобы откусить, как его начали отбирать. И следующим за моей добычей пришел Валентин.

— Тебя прямо не застать. — Валентин улыбнулся располагающей улыбкой. Но меня сразу напряг его визит.

— Да, были дела. — Пожал протянутую ладонь и указал на диван, невозмутимо убрав пакеты в сторону. — Будешь кофе, чай?

— Не напрягай Дианочку. — Мужчина махнул рукой, чуть улыбнувшись и свободно расположился на диване. — Я, кстати, пришел поговорить насчет нее. Лариса сломала ногу, я думаю взять Диану под свое крыло, а потом сразу направить на повышение в отдел Марго. Она давно работает, должна справиться.

— То есть ты хочешь забрать у меня отличного специалиста, и я должен быть не против? — Надеюсь, моя улыбка сейчас не похожа на оскал. — Она уже в первую неделю переняла все дела, включилась во все сделки, подготавливает документацию. Не отдам. — Моя, черт возьми, она моя! Расселся в кресле напротив Валентина. Благодушие сошло с его лица, он оглядывал меня чуть задумчивым взглядом вмиг заледеневших глаз.

— Ты же понимаешь, что она все равно у тебя не задержится. Как ты говоришь, она показывает хороший результат. Можно уже сейчас направить ее на повышение в отдел Марго. Или ты не хочешь, чтобы она росла? — Само собой нет, не хочу. Сейчас она нужна мне здесь, в моем офисе, на моем столе, диване и вообще везде, где я захочу ее трахнуть. Но вряд ли Валентина устроит такой ответ. Точнее вполне могу схлопотать по морде, учитывая, как тепло Валентин относится к моей золотой девочке. Пожалуй, остается только вариант отсрочки, за которую мне бы стоило насытиться ею и остыть.

— Давай после Нового года? Конец квартала, отчетность. Она мне сейчас нужна. Лариса может составлять отчеты тебе и дома. — Валентин молчал, продолжая сверлить меня взглядом. Ага, я почти проникся и испугался. Так-то ему тоже не выгодно портить со мной отношения.

— Хорошо. — Судя по взгляду, он остался относительно довольным результатом разговора. Зато у меня осталась всего неделя времени. Может две, если учитывать январские выходные.

— Простите. — В дверь заглянула Диана. Бледная, перепуганная.

— Диана, что случилось? — Валентин подскочил с дивана и буквально подбежал к девушке. Я и сам не заметил, как оказался возле нее. Глаза красные, но она не плакала, держалась.

— Мне Юля звонила. Подруга Артемиды. Говорит, Артемиду какой-то парень в машину затолкал и уехал с ней. Арти не берет трубку. Не знаю, что делать. Наверное, надо в полицию обращаться? Юля успела записать номер машины. Можно, я уйду с работы? — Диана тараторила, иногда проглатывая звуки. Видно было, что сильно переживает. Еще и руки тряслись, да она вся дрожала. Притянул ее ближе и обнял, стараясь поддержать. Ее пальцы судорожно сжались на ткани пиджака.

— Не волнуйся, у меня знакомый есть в МВД. Сейчас пробьем номера. Ты только успокойся, мы ее найдем. — Поглаживал ее волосы, а у самого сердце разрывалось от страданий этого нежного создания.

— Да, мы все выясним. Соберись, Диана. — Чуть обернулся к Валентину, о существовании которого и забыл.

— Да-да, вы правы. — Она отстранилась от меня, быстрым движением стерев набежавшие слезы. — Номер машины на столе. — Она метнулась из кабинета. Мы с Валентином вышли за ней, напряженно переглянувшись. Оба понимали, что пока найдется похититель, он может успеть сделать с Артемидой многое. Остается надеется, что это просто разборки влюбленных и к криминалу не имеют отношения. — Вот. — Она подбежала к нам со своим блокнотом, открытым на чистой странице, по центру которой неровным почерком был написан номер машины. Аккуратно забрал у нее блокнот.

— Сейчас я свяжусь…

— Не надо ни с кем связываться, — вмиг помрачневшим голосом перебил меня Валентин. — Это машина Максима.

— Максима?! — Бледность сошла с лица Дианы сменившись гневным румянцем. Меня и самого разозлила настойчивость парня. Неужели и вправду верит, что ему ничего не будет? Артемида, конечно, чудит, но в силу молодого возраста, но он то уже взрослый, должен понимать последствия. — Ну, я ему устрою…

— Устроишь. Только я первый, — пробормотал Валентин, извлекая телефон из кармана пиджака.

Глава 15

Диана.

— Это произошло так быстро, Диана. Она ругалась с ним, а потом он схватил ее, бросил в машину и уехал. — Юля говорила спешно, волновалась. — Я побежала к ним, но он уже тронулся. Я его даже не рассмотрела. Успела только номер сфоткать. В полицию не пошла, сразу тебе позвонила. Вдруг это ее парень, правда, я не слышала, чтобы у нее кто-то был.

— И я тоже. — Сидела за своим рабочим местом, ни жива, ни мертва, просто не в состоянии пошевелиться. Кажется, даже не дышала. Сознание постепенно затапливала паника, которую я пыталась задушить в зародыше. Понимала, что сейчас не время для эмоций. Ее увезли минут десять назад, пока есть время, нужно что-то предпринимать. Только что? Обращаться в полицию, правда, пока напишу заявление, пока они начнут что-то предпринимать, пойдет еще столько времени. Поэтому нужно начинать действовать прямо сейчас. — Диктуй номер! Будь на связи, возможно твои показания понадобятся в полиции. — Она надиктовала мне номер, который я дрожащей рукой записала, раскрыв ежедневник на первой попавшейся странице. Роман Марсович был занят беседой с Валентином Владимировичем, но я все же зашла в кабинет, объяснила свою проблему. Точнее свою беду. Почему с Арти всегда что-то случается? Похоже, выглядела я совсем плохо. Роман вдруг обнял крепко, надежно, как тогда. Вцепилась в его пиджак, с трудом сдерживала слезы. Но в то же время накатывало спокойствие. Я, правда, верила ему, верила, что все будет хорошо и мы найдем Артемиду.

— Не надо ни с кем связываться. — Валентин Владимирович даже посерел лицом. — Это машина Максима.

— Максима?! — Этого гада? — Ну, я ему устрою… — Я ему этой битой… Ему эту биту…! Если бы не Валентин Владимирович, ругаться бы мне последними словами. Но я сдержалась. Только я рано обрадовалась, точнее я совсем не радовалась. Максим производил впечатление развязного, наглого и избалованного деньгами человека. Даже не сомневалась, что он обидит ее. Лишь молилась, чтобы не насиловал. Их поцелуй не оставлял сомнений, какие у него виды на Артемиду. Она ведь у меня красивая, не может не привлечь. А Максим, наверняка, уверен, что любая должна отдаться ему, если приглянулась. Только Артемида не любая. Боюсь представить, что сделаю, если он тронет ее.

Телефон Максима оказался недоступен. Мы разделились. Роман Марсович вызвался помогать в поисках, чем весьма меня удивил, но я совру, если скажу, что не обрадовалась. Я так привыкла решать свои проблемы и проблемы Артемиды самостоятельно, привыкла к этому грузу ответственности на плечах, потому испытала невероятное облегчение, когда мой груз добровольно делил со мной сильный, уверенный в себе мужчина. Он приказал не волноваться и довериться ему, и я доверилась, отпустила вожжи и передала их в руки мужчин. Валентин Владимирович с Романом быстро обсудили места, где может быть Максим и решили разделиться. Роман забрал меня с собой на квартиру Максима. Валентин Владимирович поехал по друзьям Максима.

— Ты, главное, не волнуйся. Максим ее не тронет, знает же, что вы в хороших отношениях с его семьей, — Роман сжал мою ладонь, прежде чем тронуться в путь, ободряюще улыбнулся, хотя и выглядел напряженным. Тоже понимал, какой на самом деле Максим.

Максим проживал в довольно дорогом квартирном комплексе в центре города. Мы расспросили о Максиме охранника у ворот, но он не видел Максима последние два дня. Мы все равно поднялись наверх и минут десять я бессмысленно долбилась в дверь, пока Роман Марсович не уволок меня прочь. Он ввел меня в лифт, меня к тому моменту трясло от напряжения, горло першило от поселившегося в нем беззвучного крика, а глаза болели от непролитых слез. Роман Марсович буквально рыкнул, порывисто прижал меня к себе, впечатывая в твердую грудь. Обнял крепко-крепко, что затрещали ребра, а дыхание перехватило. Его ладонь гладила волосы, когда второй он приподнял мое лицо, коснувшись щеки.

— Мы найдем их. Максим ее не тронет. — Глаза мужчины пылали решимостью.

— Найдем, не тронет, — как в трансе повторила я, хотя до конца и не верила. Максим слишком привык к безнаказанности.

— А если тронет, я сам его проучу, изобью, засужу. Поверь мне. — И я поверила. Ведь так желала верить. Тиски, что сжимали сердце с тех пор, как узнала о похищении Артемиды, чуть ослабили хватку. За словами последовал обжигающе яркий поцелуй. Мысли просто смело ураганом под названием Роман. Отозвалась на этот поцелуй со всей возможной горячностью, пытаясь выплеснуть все эмоции, что бурлили во мне. Сигнал лифта заставил опомниться. Роман не выпустил меня из рук продолжая обнимать. Также, держа под талию он повел меня прочь из лифта и отпустил только у машины.

Мы позвонили Валентину Владимировичу, но и он не мог похвастаться успехами в поисках родной и наглой кровиночки. Оставалась надежда, что Максим в загородном доме. Туда мы и направились.

Дачный поселок, в котором находился дом Валентина Владимировича уже на подъезде сообщал, каких сумм стоит здесь земля. На довольно больших территориях громоздились коттеджи, к одному из которых подъехали и мы. Трехэтажный, из красного кирпича и коричневой крышей. На балконе третьего этажа мелькнула фигурка Артемиды, и я выпрыгнула из машины сразу, как только она остановилась. Подбежала к металлическим кованым воротам, дернула дверь, но они были заперты. В этот момент подъехал «лексус» и Валентина Владимировича.

— Она здесь! — крикнула вышедшему из машины мужчине, безрезультатно дернув дверь. Он подбежал ко мне, открыл дверь ключами. Влетела внутрь вперед него. Входная дверь дома раскрылась передо мной, являя растрепанную Артемиду. Глаза красные, с потекшей тушью, платье порвано на плече. Я его не просто убью, в порошок сотру, предварительно покараю всеми возможными способами. Эх, жаль моей биты нет с собой. Хотя, вон клюшка лежит хоккейная. Обняла сестру, потом же схватилась за клюшку.

— Где он?! — Воинственно взмахнула клюшкой, приноравливаясь к ее весу.

— Диана, не надо! — Роман отобрал у меня клюшку. — Собирай Артемиду, я отвезу вас домой.

— Правильно. — Валентин Владимирович забрал клюшку у Романа — Я сам. Где этот засранец?

— Он спит. — Артемида напряженно прикусила губу, глядя исподлобья. — Я его к кровати привязала и вколола наркотик.

— Ты что?! — возопил Валентин Владимирович.

— Он пытался дать его мне! — Она приняла воинственный вид, сверкнула упрямо глазами. — Чтобы я расслабилась, — ядовито продолжила она. Валентин Владимирович замер, даже рот раскрыл, не зная, что сказать. Мое желание убивать только возросло. Он еще ей и наркотики пытался всучить? — Он на третьем этаже. — Мужчина прочистил горло, вновь принимая серьезный и степенный вид. Переместился в сторону, не пропуская меня к лестнице.

— Прости за этот инцидент. Я поговорю с сыном, он больше тебя не тронет. Поезжайте с сестрой домой. С Максимом я сам разберусь. — Валентин Владимирович перевел взгляд уже на меня. — Давай обсудим ситуацию в понедельник или завтра?

— Хорошо. — Постаралась улыбнуться Валентину Владимировичу. Все же не он виноват в поведении сына, зачем на него злиться? Наоборот, благодаря ему, мы быстро нашли Артемиду. Да уж, устроил ему сын волнения перед свадьбой дочери.

Сначала ехали в тишине. Не хотела обсуждать с Артемидой произошедшее при Романе. Вообще после пережитых волнений на меня нашла жуткая усталость, глаза слипались и чесались. Наверное, истерике все же быть, но ночью, в своей комнате, пока никто не видит.

— Он тебя изнасиловал? — Вот так, вопрос в лоб. Артемида даже растерялась, что с ней редко бывает. — В больницу надо?

— Нет! — возмущенно воскликнула она, скосив полный негодования взгляд на водителя.

— Лучше не молчи. Мало ли, травмы, инфекция, беременность.

— Он меня не насиловал!

— Если по обоюдке переспали, все равно стоит провериться. Всегда сможешь пригрозить ему подачей заявления, если не отстанет.

— Мы не спали! — Сестра уже была близка к истерике. Да и я сама пребывала в шоке от бесцеремонности Романа, хотя, может он и прав. Если все же страшное произошло, стоит провериться, а не скрывать.

— Роман Марсович, мы сами разберемся. Вы итак много времени на нас потратили, — коснулась руки мужчины, покоящейся на подлокотнике. Он повернул ладонь и порывисто сжал мою ладошку. Вроде простой жест, но я смутилась, совсем не понимая его значения. Взглянула на лицо мужчины, любуясь его мужественным профилем. Сейчас черты лица его были напряжены. Несмело сжала его ладонь в ответ. Черты лица начали расслаблялись, словно моя рука давала ему успокоение.

— А ну руки не распускай, она помолвлена. — Отдернула руку, в ответ на рык сестры. Ага, помолвлена с одним, мечтаю о другом.

— За собой лучше следи, идиотка. Сначала сбила его, теперь наркотики вколола. Не думала, что Диане еще работать с Валентином и Марго?

— Что мне оставалось делать?

— Сама подумай, что тебе оставалось.

— Роман! — Так возмутилась, что забыла про отчество. — Артемида важнее работы. — Роман недовольно сжал челюсть. Обернулась к кипящей от негодования сестре, многозначительно стрельнула взглядом, чтобы молчала. Нашла с кем отношения выяснять. Роман, наверняка, злиться, что потратил на нас столько времени, когда работа стоит. До дома доехали в тишине. Но Роман не собирался оставлять нас. Припарковал машину и заявил, что останется на ужин. Мол я давно ему обещала, но так и не привела. Я была благодарна за помощь и не смогла отказать, хотя и понимала, что Артемида, мягко говоря, не в восторге.

Готовка проходила споро в две руки. Роман сидел за столом и делал вид, что смотрит телевизор, ведя вялую вежливую беседу. Артемида, кажется, успокоилась и вела себя как обычно. Все присматривалась к ней, но никаких видимых травм не обнаружила. Кажется, она отделалась лишь испугом, если, конечно, она не соврала в машине. И что между ними произошло? Как она умудрилась привязать его к кровати? Столько вопросов, а при Романе и не расспросишь сестру. Сначала ели молча, ощущала жуткую неловкость, пыталась увлечь разговором. Видимо я сильно нервничала, замолкла на полуслове, когда поняла, что рассказываю, как готовилась паста в сливочном соусе, которую мы все угрюмо поглощали.

— Николай прилетает послезавтра. — Чуть не подавилась, услышав заявление Артемиды, произнесенное, глядя в глаза Романа. — Жених Дианы. — Артемида улыбнулась краешками губ, глаза оставались холодными. Она небрежно подцепила вилкой еду и отправила ее в рот, не сводя взгляда от Романа. — Они с Дианой общаются уже года три, не меньше. Она давно в него влюблена.

— Артемида, хватит, — неловко улыбнулась начальнику, коснувшись руки сестры. Нашла о чем разговаривать. Будто его интересуют мои отношения с женихом.

— А что? Его же не смущает наличие жениха, пусть знает, насколько проигрывает ему. Ольховский Николай Сергеевич, знаком? — Роман чуть изменился в лице, точнее на лицо набежали тени, челюсть напряженно сжалась. Впервые поняла, что они с Николаем могут быть знакомы лично. Николай хоть и не появляется в офисе, но его отец тоже акционер «Дилидженс». Правда сам Николай занимается своей фирмой. Артемида зло усмехнулась, тоже поняв эту истину, вновь нарочито аккуратно нанизывая на вилку пасту. — Он красивый. Красивее тебя. Порядочный, не кобель, как ты. Небось не одну юбку мимо не пропускаешь. — Роман стиснул в руках вилку, удивлялась, как она не сломалась. Напряжение витало в воздухе, я ощущала его терпкий вкус на языке и его тяжесть во вдыхаемом воздухе. — Он порядочный. Он собирается женится на Диане, а не залезть ей под юбку. И знаешь, в итоге она выберет его. Потому что на таких как Николай женятся, а с такими как ты просто развлекаются.

— Артемида! — подскочила на месте, возмущено воззрившись на сестру. Как она может такое говорить практически незнакомому человеку? Тем более тому, кто носился в ее поисках по всему городу.

— Что? Он и сам все прекрасно понимает. Ты с ним максимум переспишь, но скорее всего и этого не будет. — Артемида махнула в мою сторону рукой, продолжая улыбаться. — Николай приедет послезавтра и даст ей деньги, чтобы вернуть долг. Ее держат возле тебя только деньги, понял.

— За что тебе спасибо. Как удачно ты ширнулась в тот день. — Роман ответил Артемиде такой же улыбкой, прожигая холодным взглядом.

— Я не курила! — Артемида со звоном отбросила вилку на тарелку. Боже, зачем она начала этот разговор?

— Артемида, поешь у себя, пожалуйста. — Одернула сестру за рукав. — Я поговорю с Романом Марсовичем. — Артемида стрельнула в меня раздраженным взглядом, потом подскочила на месте и быстрым шагом покинула кухню. — Простите ее, она перенервничала.

— То есть она соврала, и твой жених не прилетает? — Даже растерялась. Не привыкла видеть босса таким мрачным, даже злым. Обычно он всегда улыбается, либо спокоен. Довела его сестра.

— Прилетает. — Устало присела обратно на стул. Ехала сюда, была голодной, а сейчас кусок в горло не лезет. Устроила же мне Артемида беготню на неделе. Точнее они с Максимом устроили. И что он к ней привязался? У него наверняка девушки сменяются с периодичностью захода солнца, каждый день новая. Так зачем ему преследовать Арти? Да, она красавица, но это ведь не повод. Тем более он знает, что она несовершеннолетняя. Но и их встречи стали знаковыми в наших странных отношениях с Романом. Их встреча создала условия для того, чтобы Роман Марсович сообщил о своем отношении ко мне, почти не рискуя получить отказ. Их вторая встреча подвела к необходимости выяснить окончательно отношения между мной и Романом. Понимала, что дело не только в желании. Невозможно отдаваться так человеку без чувств, по крайней мере, я не была способна притворяться. А значит, Роман мне как минимум нравился, а как максимум рисковал пустить в моем сердце корни, вырывать которые придется с кусочками сердца и в сопровождении боли.

— И что дальше?

— А дальше все будет, как раньше. Вы найдете себе другого помощника, я переведусь. — Теперь Роман отбросил на стол вилку, сверля меня взбешенным взглядом.

— Ты, значит, все решила?

— Арти ведь права. У вас много женщин, я не хочу становится одной из многих.

— Так попробуй стать единственной. — Замерла на мгновение, просто не верила в его слова. Единственной для него? Сердце затрепетало в груди, даже дыхание сбилось. Но в сказки я давно не верила. У меня есть работа, на которой нужно сосредоточиться, Арти опять чудит, я должна следить за ней. У меня уж точно нет времени на попытки удержать внимание этого Казановы.

— Простите, подобные вызовы не для меня. — Как покорить сердце бабника? Никак, это глупость. Скорее это он завладеет моим сердцем, а потом отбросит в сторону, как ненужный мусор.

— Проводи меня. — Он так резко поднялся из-за стола, что я невольно вздрогнула. Роман злился, это виделось в напряженных и дерганных движениях, в стиснутых ладонях и быстрых тяжелых шагах. Я семенила за ним по коридору к прихожей, все еще обуреваемая потоком эмоций. Этот разговор должен был состояться, но позже, когда я наберусь смелости для него. Почти радовалась, что он завершился, и Роман согласился обо всем забыть. Почти. Хотя, по-женски хотелось, чтобы он возразил, чтобы доказал, что для него я не просто очередная игрушка. Ведь мне казалось, он особенный после тех объятий и поцелуя в лифте.

Он вдруг резко остановился и развернулся ко мне. Замерла в считанных сантиметрах от него, чуть не налетев на его грудь, как тогда на лестнице под дождем. Руки сами потянулись к нему в желании коснуться, вновь ощутить жар его кожи под пальцами. Одернула себя, силой воли опустила руки. Он обнял меня, аккуратно притянул к себе за талию. Кажется, я даже не дышала, ошеломленная внезапными объятиями. Непонимающе подняла глаза к его лицу, он уже склонялся надо мной. Кажется, я потянулась навстречу его губам. Это было далеко от тех поцелуев, что он дарил мне раньше. Он просто обнимал меня, не гладил, не ласкал, не пытался соблазнить. Он медленно целовал мои губы своими, словно пробуя их на вкус, неторопливо ловил эти ощущения, оценивал, прислушивался к себе и запоминая. Я таяла, млела и просто наслаждалась, греясь теплой аурой сильного мужчины, в глубине души понимая, что этот поцелуй акт капитуляции.

Естественно, я не выспалась, всю ночь ворочалась и, кажется, уже жалела о том, что сказала. Внутри я не хотела расставаться с ним, с теми ощущениями, что он дарил, с тем адреналином, который выбрасывался в кровь, когда мы запирались в его кабинете. Мое затворничество продолжается, ведь я собираюсь расстаться и с Николаем. Наверное, глупо было пытаться перевести дружбу в любовь. Если любовь не возникла сразу, откуда ей взяться? Понимала же, что Николай слишком торопиться с помолвкой, так почему согласилась? Видимо на фоне подарков и той радости, что они принесли. Обняла огромного плюшевого медведя, наполовину лежащего в кровати. Вот так вот, буду делить постель с медведем. Зато у него кучи баб нет, и он не покушается на мое сердечко.

Глава 16

Вставать пришлось рано. С ужасом оглядела свое разбитое лицо с синяками под глазами. Красавица, ничего не скажешь. Куча масок, косметические средства и литр кофе сделали меня похожей на человека. Натянула на себя платье подружки невесты. Голубое на бретелях, выполненное из шелковой ткани и украшенное сияющими кристаллами. Была в раздрае, потому умудрилась порвать одну пару колготок, пока надевала их. Благо у меня была еще одна. Почему натянула на себя комплект белья, который подарил и сам лично надел Роман, так и не поняла. Ведь вчера постирала, намереваясь вернуть. Похоже, не верну. Сидела за очередной кружкой кофе, когда из комнаты выползла зевающая Артемида. Вчера она не захотела разговаривать, залегла спать раньше, но сегодня не отвертится.

— Не смотри так на меня, Ди, — она вновь широко зевнула.

— Рассказывай, что вчера произошло? — Артемида недовольно поморщилась, с тяжелым вздохом прошлепала на кухню, недовольно поправив на себе пижаму. Расселась на своем обычном месте.

— Я собиралась встретиться с Юлей, рядом остановился Максим на машине. Предлагал посидеть с ним в кафе. Я сказала, что у меня встреча, а потом репетиторство. Он был с другом. Максим меня затолкал в машину, а друг держал, пока машина не тронулась. — Она старалась рассказывать спокойно, даже с пренебрежением к ситуации, но скрыть своих чувств ей не удавалось. Она боялась Максима. — Он дал мне наркотики, считал, что я колюсь. Я изобразила, что не против. Сделала вид, что укололась, а потом вколола ему и убежала. Закрылась на замок в туалете, пока не подействуют наркотики. — Она уперла взгляд в пол, не смотрела на меня. Мне был знаком этот жест, она врала мне. То ли не договаривает, то ли не все рассказывает.

— Арти, ты можешь все мне рассказать.

— Знаю, Ди, — она тускло улыбнулась, все же взглянув на меня. — Просто мне неприятно об этом вспоминать.

— Уверена, Валентин Владимирович поговорит с Максимом, он больше к тебе не подойдет.

— Надеюсь.

Марго уже ждала меня, нервно расхаживала из стороны в сторону, попивая, судя по шальному взгляду, сотую чашку кофе. Она была в командировке последнюю неделю, потому мы не виделись эти дни. Марго высокая стройная брюнетка. Про таких говорят жгучая, знойная. Грудь третьего размера, тонкая талия и округлые бедра. Вся в тетю Марту, только глаза от отца взяла. Голубые сапфиры глаз так и сверкали на фоне смуглой кожи и густых черных ресниц. Ее будущий муж тоже высокий, но блондин. Красавец. Вместе они смотрелись потрясающе.

— Привет! Как командировка? — Обняла подругу, улыбнулась, пытаясь приободрить. Марго нервно усмехнулась. Впервые видела ее такой встревоженной.

— Так себе. По дороге чуть мужика не сбила.

— Правда? Что-то серьезное?

— Не хочу о нем говорить. Лучше бы сбила насмерть этого оленя. — Она растрепала длинные черные волосы, воззрившись на меня широко распахнутыми глазами. — Я боюсь, Диана. Мы с Никитой поссорились. Мне кажется, он мне изменяет.

— Ох, может тогда отменить свадьбу?

— Так мне отец и позволил, — Марго фыркнула, наморщив носик. В этот момент раздался звонок в дверь. Пришли парикмахер с визажистом. Марго все же открыла шампанское, и выпила почти половину бутылки, не смотря на мои настойчивые просьбы прекратить. Похоже под венец жениху ее придется нести. Пришлось к ней присоединиться, чтобы она не усосала всю бутылку. Бедная герань, в нее я незаметно сливала свое шампанское, пока Марго не видит. Пить я не особо любила. Из алкоголя предпочитала только легкий сладкий ликер и то в меру. Марго, на самом деле, тоже редко пила, потому и окосела быстро, но и останавливаться не собиралась. Через три часа салонные специалисты ушли. Я принялась облачать пьяную невесту в одежду. Пока что удалось справиться лишь с белоснежным комплектом белья, чулками и подвязкой на бедро. Что-то другие подружки невесты задерживались, сама я ее в платье не упакую. Корсетное платье с широкой, как облако юбкой не собиралось поддаваться на мои уговоры, как и пьяная невеста.

— Кобель он, я на других мужчин вообще не смотрела. А он… — Марго икнула, глаза предательски увлажнились и тщательно наложенный макияж рисковал сползти с лица. — И твой Николай кобель! Трахал баб и трахал, держал тебя рядом. И вот решил остепениться. А ты и рада!

— Николай хороший! — возразила, хоть и понимала, что Марго просто несет.

— И начальник твой кобель, переспал со всеми своими секретаршами. У нас уже шутили, что отработка наказаний у него проходит под плеткой.

— Роман не такой! — В это я уже и сама не верила, но не могла не заступиться за него после вчерашнего.

— Ах, Роман не такой! — Марго воззрилась на меня широко раскрытыми глазами. — Какой тогда? Ты что с ним уже? — В этот момент зазвонил дверной звонок, и я позорно сбежала. Надеюсь, это другие подружки невесты, сама я уже не справляюсь с подругой. Точнее я была в шоке, уверенная и серьезная Марго напивалась и плакала из-за возможной измены жениха. Измену подтвердить она не смогла, но осадок остался, точнее даже не осадок, это жирный налет недоверия и разочарования, который вылился и на меня. Она говорила правду про Николая и про Романа? Не хочу в это верить. Раскрыла дверь, не глядя в глазок, все еще увлеченная собственными мыслями. А зря. На пороге стоял высокий широкоплечий мужчина. Шатен, смуглокожий, темноглазый и крупный. Рядом с ним я вообще себя малышкой почувствовала. Сразу захотелось встать на цыпочки, чтобы хоть немного почувствовать себя увереннее под сканирующим взглядом громилы.

— Рита здесь? — Ни «привет», ни «здравствуй», сразу к делу.

— Это девчонки или цветы привезли? — раздался голос Марго из комнаты. Мужчина попытался зайти в квартиру. Но я не сдвинулась с места, хотя и понимала, что такой шкаф меня просто передвинет легким движением руки.

— Вы собственно кто? — Постаралась выглядеть строже. Мужчина мне улыбнулся, что преобразило его лицо, сделав его чуточку мягче, даже притягательнее. Он положил руку на мое плечо, развернул меня к коридору, ведущему в комнату и подтолкнул вперед, поддав мне ладонью по попе. Он меня по попе ударил! Ожидаемо я взвилась, по инерции пройдя пару метров вперед. Развернулась к наглецу, пыхтя от негодования.

— Ты чего молчишь? — В прихожую выглянула Марго. Она чуть пошатывалась, но хоть ума хватило накинуть поверх белья белоснежный шелковый пеньюар. Лучше бы в банный халат облачилась. Мужик чуть завис, оглядывая ожившую секс мечту, замершую в дверях. — Какого хрена приперся?!

— Похищение невесты. — Мы с Марго натуральным образом вытаращились на мужика, хотя стоило уже бежать. Меня втолкнули в ванную. Хлопнула дверь, отрезая меня от света. Послышался грохот. Я толкнула дверь, хотя умом и понимала, что грохот произвел комод, который он толкнул, чтобы заблокировать дверь ванной. Все равно билась в дверь, звала на помощь, слушая, как там в квартире кричит и ругается Марго, пока ее крик не сменился мычанием и совсем не затих, исчезнув за хлопнувшей входной дверью. Я заголосила громче, теперь долбилась первым попавшимся шампунем в стену к соседям. Вскоре соседи откликнулись, покрыв меня первоклассным матом. Стены, конечно, были толстые, но я кричала им снова и снова, требуя вызвать хотя бы слесаря, чтобы меня выпустили. Через десять минут соседка пришла меня вызволять, дверь входная все же не закрыли на ключ. Но сдвинуть комод она не смогла, пошла искать еще помощников. В итоге вызволили меня только через полчаса, которые я провела в темноте и страхах за подругу.

После моего звонка сразу приехали тетя Марта с Валентином Владимировичем. Выглядела я жутко, с потекшей тушью от пролитых слез, все еще трясущаяся после произошедшего. На этот раз я все же махнула половину фужера шампанского, чтобы расслабиться, как оказалось успокоительного в квартире подруги не водится. Подробно рассказала, что случилось, попыталась в подробностях описать внешность похитителя. Впервые видела родителей Марго такими обеспокоенными, неуверенными, ранимыми. Звонка от похитителя не поступало, хотя, мы все предполагали, что связаться должны были сразу, если похитителя интересует выкуп. С другой стороны, он не скрывал лицо, действовал один. Мы ждали записи с камер видеонаблюдения из подъезда. Валентин Владимирович боялся обращаться в полицию, все ждал звонка похитителей. Тетя Марта, видимо, чтобы взять себя в руки занялась моим потекшим макияжем. А вот когда записи принесли, нас ждал сюрприз. Мы с тетей Мартой курсировали за спиной Валентина Владимировича, пока он загружал на ноутбуке видео.

— Это Руслан Ковальский. — Валентин Владимирович даже потемнел лицом. — Владелец конкурирующей фирмы «Арсид». Не понимаю, зачем ему это? Даже не знал, что они с Марго знакомы. — Валентин Владимирович перевел острый взгляд на меня. — Тебе что-нибудь об этом известно? Они встречаются?

— Нет. У Марго не было романов на стороне. По крайней мере, мне она о них не рассказывала.

— Он же ее не тронет? Ничего ей не сделает? — Тетя Марта коснулась плеча мужа.

— Думаю, нет. Так, вы с Дианой поезжайте на коттедж, объясните, что Марго попала в больницу и свадьба отменяется. Пусть сразу начинают фуршет для гостей. Не стоит устраивать шумиху вокруг ее свадьбы. Семья Беловых не поймет, если выяснится, что невесту похитил другой мужчина.

— Марго похитили, а тебя интересует только сделка с Беловыми?! — Марта теперь уже ударила ладошкой мужчину по плечу.

— Марта… — Валентин Владимирович перевел предупреждающий взгляд на жену. Решила ретироваться и не участвовать в семейных разборках. Лично я была согласна с тетей Мартой. Марго нужно искать и спасать, а не изображать, что все в порядке. Из комнаты доносилась тихая ругань, но сомнений в том, кто одержит верх в споре не было. Вскоре ко мне вышла расстроенная тетя Марта. Обняла, ее, чтобы хоть как-то поддержать.

— Он попробует найти этого Ковальского. Вроде как у знакомого есть номер телефона его сестры Эвелины. — Вскоре выяснилось, что знакомым является муж Светланы, моей подруги. К слову, замуж она вышла за него несколько дней назад, в первый же день знакомства. Видимо, любовь с первого взгляда случилась. Хотя, мне кажется это мужчина вцепился в Свету и руками и зубами. Маленький ангелочек еще с первого курса института не оставлял никого равнодушным. Хотя меня и удивила поспешность разрыва с Андреем, ее женихом, вроде хороший парень. Вскоре Валентин Владимирович дозвонился до Эвелины, но та его мягко послала.

В итоге Валентин Владимирович настоял на своем, мы с тетей Мартой поехали в коттедж, который сняли для проведения церемонии и дальнейших гуляний. Тетя Марта отправилась общаться с семьей Беловых. Я поспешила к Светлане, чтобы объяснить, что церемония отменяется. Она сидела на диванчике в кольце рук темноволосого мужчины.

— Нет, я сказала. Если будешь настаивать, снова венчиком получишь по попе.

— Мы же договаривались, — предупреждающий шепот заставил меня напрячься, но Свету таким не проймешь.

— Либо обе попы неприкосновенны, либо ни одна, — философски изрекла Светлана, а я замерла на месте с открытым ртом. — У нас будет скромная церемония, а потом мы пойдем кататься на ватрушках.

— Какие еще ватрушки на свадьбу?

— В прошлую нашу свадьбу они тебя не смущали. — Прошлую свадьбу? Вроде пару дней не созванивались, что у нее уже случилось?

— Меня смутил только твой кактус.

— Елочка! Ты — тиран и деспот, вот ты кто! Хрен тебе, а не секс, пока не исправишься.

— Привет, Света! — Привлекла внимание пары, помахала им, глупо улыбаясь.

— Дианка! — Света выпрыгнула из объятий мужчины и обняла меня. Ведь точно ангел, только крыльев и нимба не хватает. Хотя, характер у нее игривый и иногда шебутной. — Познакомься, мой бывший муж и нынешний жених. — Она указала на мужчину, только поднявшегося с дивана. Высокий, темноволосый, в дорогом костюме, подчеркивающем подтянутую фигуру.

— Александр. — Мужчина пожал мою ладонь, крепким сильным рукопожатием.

— Диана, очень приятно. — Вопросительно взглянула на подругу, как это бывший нынешний?

— Ой, да там такая история. Саша от меня ушел, я подала на развод, и Марина нас развела за день, а потом Саша опомнился и вернулся. — Сделала вид, что все поняла. Подробнее расспрошу чуть позднее.

— Хотела сказать, что церемония отменяется. Невеста в больницу попала. Но будет фуршет и танцы, обязательно присоединяйтесь.

— О. — На лицо Светланы набежало беспокойство. — Что-то серьезное?

— Надеюсь, что нет. — Александр усмехнулся, глядя понимающе в мои глаза. Не думала, что настолько плохо вру. Хотя, если подумать, где бы мне учиться?

— Поэтому перед свадьбой вы искали Эвелину и Руслана?

— Саша. — Светлана ткнула жениха в бок, тоже поняв, что в больницу никто не попадал. — Мы никому не скажем о трудностях. Надеюсь, все решится. — Она снова мне улыбнулась, стараясь приободрить.


Бонус. Первая встреча Максима и Артемиды.

Максим.

Музыка вибрировала в воздухе, играла своим приторным вкусом на языке, ударяла басами по ушам, звенела в легких. Кальянный дым клубился, сиял цветами в лучах прожекторов, проникал едким запахом в легкие. И словно громкой музыки недостаточно в нее диссонансом вливались голоса, мужские и женские. Пьяные и веселые. Наблюдал за посетителями со стороны, откинувшись на спинку углового дивана. Этот столик всегда бронировался для меня. Столько знакомых незнакомцев. Все они пришли сюда с той же целью, что и я. Они пришли, чтобы вновь увидеть ее. Богиню. Увидеть, может даже прикоснуться. Я не любил стриптиз-клубы. Не любил этот шум, не любил наблюдать за трясущими своими прелестями бабами, подставляющими свои блестящие трусики для купюр и мужских рук. По мне, баба должна дрыгаться на единственном шесте, и этот шест находится у меня между ног. Не считал стриптиз за танец, пока не увидел ее. Богиня доказала мне, насколько я не прав.

Помню, была пятница, Хеллоуин, мы отмечали день рождения Дэна. И он пожелал отметить свою днюху в лучшем стриптиз-клубе города «Зажигалке». Не скажу, что выбор привел меня в восторг, но на тот момент мне было все равно, где. Лишь бы напиться, ведь тогда я только узнал об интрижке отца со своей секретаршей. Отец имел на стороне другую бабу, изменял матери и мне это чертовски не нравилось, меня это выбешивало. Наши отношения до сих пор не наладились с тех пор, хотя прошло уже четыре месяца. Но сейчас не о нем. Я напивался в «Зажигалке», наблюдал за мелькающими голыми бабами у шеста. И вроде даже со смехом обсуждал каждую. Потом на сцену вышла она. На ней оказалось больше одежды, чем на предшественницах. Просто костюм, обтягивающий стройное тело. Черный, в волосах корона, руки украшали широкие браслеты, а лицо скрывала золотая маска. Стоило ей начать двигаться, как зал затих. Каждое движение, каждый ее жест мы ловили с открытыми ртами, попеременно поправляя штаны, в которых болезненно дергались наши дружки. Само собой, я рванул в числе первых за приватом в ее исполнении, но меня ждало разочарование. Богиня уже покинула клуб. С тех пор я прихожу на каждое ее выступление, коих становится все меньше.

— Знаю, чего, а точнее кого вы все ждете. — На сцену вышел ведущий. Парень широко улыбался, но каждый в зале его ненавидел, ведь он оттягивал момент выхода Богини.

— Слиняй со сцены! — Кто-то озвучил мои мысли. Какой молодец.

— Богиня! — ведущий свернул свою речь и убежал со сцены. И правильно, мы итак не видели ее неделю. Невольно подался вперед, когда она появилась. В горле пересохло, и я залпом осушил свой джин с тоником, который почти моментально ударил в голову. В паху болезненно заныло, пришлось поправить джинсы, чтобы не раздавить дружка. Он тоже хотел глянуть на Богиню. Сегодня она предстала в обтягивающем все тело комбинезоне золотого цвета. Черная с белыми мазками маска привычно скрывала лицо, длинный хвост волос стекал жидким серебром по ее плечам. Заиграла мелодия. Необычная, как и сама Богиня. Скрипка, приправленная современными битами и барабанными переборами. Шум больше не давил, ведь все затихли при ее появлении. Богиня никогда не раздевалась. Богиня лишь танцевала. Но как она танцевала! Каждый взмах руки, движение бедер, жест либо простой шаг — гармоничные, тягучие, соблазняющие. Казалось, она манит именно тебя, скользит взглядом из-под маски по твоему лицу, пока медленно изгибается в спине. И это только начало. Она медленно двигалась к пилону, изгибаясь в невероятно соблазнительных движениях, тягучих, медленных. Переходящих в резкие рывки, когда в музыку врывались звуки барабана. Ее тонкая ладонь сомкнулась на шесте. Уверен, каждый представлял вместо шеста кое-что другое. Богиня оставалась Богиней. Она никогда не оглаживала себя в пошлых жестах, никогда не изображала, что лижет шест, никогда не снимала ни единой детали своего костюма. Нет, она выше этого. Может, поэтому все ее хотели. Я хотел ее. В музыку влился вокал, мелодия ускорилась, и танец ускорился. Она порхала по сцене, извиваясь в нереальных движениях, и мы внимали ей, пытались постичь смысл ее танца. Иногда, как сегодня, Богиня удостаивала нас возможности лицезреть ее губы. Полумаска открывала нижнюю часть лица. И я глядел, как подрагивают кончики ее аппетитных губ, выкрашенных в черный цвет, словно она сдерживает улыбку. Самые желанные губы в мире. Я ненавидел их.

Я ненавидел все в ней. Ее невероятно притягательную фигуру, ее гладкие, как шелк волосы, ее прекрасные губы и ее соблазняющий танец. Ненавидел, потому что она стала моим наваждением. Я не любил стриптиз-клубы, но приходил в «Зажигалку» всегда, когда обещали ее выступление. Приходил, чтобы просто взглянуть на нее, и, как верный пес, радовался, когда мне казалось, она взглянула на меня во время танца. Богиня недоступна для всех. Она приходила на один танец, и исчезала сразу после него. Богиня не танцевала приваты, Богиня ни с кем не знакомилась. Никто не знал, как она выглядит. Сколько бы денег я не предлагал, всегда слышал отказы. Даже пытался подкупить хозяина клуба, чтобы он дал мне адрес Богини. Тщетно. Мне нужна всего одна ночь, всего один трах, чтобы избавиться от этой зависимости. Готов был заплатить ей столько, что не придется танцевать в клубе год, но вновь и вновь натыкался на отказы. Как меня это бесило.

— Дэн, Ловкий, придержите охрану. Я ее поцелую. — Медленно поднялся с дивана. Сегодня я дотянусь до губ Богини, вкушу их вкус. Может и этого окажется достаточно, чтобы понять, что передо мной очередная шлюха.

* * *

Артемида.

Зал полон. Мужчины ерзали на кожаных креслах, поглядывали на сцену, выискивая меня взглядом. Все они пришли ради меня. И всех я ненавидела. Каждого из них, и никого в частности, потому что понимала, что ненавидеть стоит себя.

Все началось с одного единственного танца. Был Хеллоуин. Я оделась в классный комбез, который сама себе сшила. Хотела быть женщиной-кошкой, но потеряла ушки уже вначале вечера. Володя где-то раздобыл мне корону, так и щеголяла. Как я попала в стриптиз-клуб на Хеллоуин? Брат моего друга Володи, заведовал клубом, позволил и нам войти, даже не смотря на то, что несколько человек, в том числе я, несовершеннолетние. Как-то разболтались с Володей и его братом Михаилом. В итоге в ходе спора я заявила, что станцую танец лучше любой из танцовщиц. Володя в шутку называл меня Богиней, так и состоялся мой дебют. Через неделю Михаил сам позвонил и попросил вновь станцевать, слишком многие спрашивали обо мне.

Дура, тогда мне казалось крутым танцевать в стриптиз-клубе, ловить восхищенные взгляды и исчезать после выступления. Только потом я поняла, что нет никакого восхищения, есть только похоть. Меня банально желали трахнуть. Михаил озвучивал суммы, которые предлагали за мой приватный танец, в шутку, он итак рисковал, позволяя мне танцевать. Богиней была оформлена его сестра. Золотова Артемида Игоревна не мелькала ни в одном из документов. Но от сумм, которые озвучивал мне Михаил за приваты у меня кружилась голова. Такие деньги не платят танцовщицам, их не платят шлюхам. На эти деньги покупают машины, черт возьми. Все эти люди считали себя хозяевами жизни, они могли сбросить эти деньги на один танец с возможностью интима. Им эти суммы казались незначительными. За это я их тоже ненавидела. Потому что в отличии от них мы в нашей маленькой семье привыкли считать копейки.

Так и повелось, что я выступала раз или два в неделю, получала свои деньги и уходила. Почему я не бросила, раз ненавижу свою работу? Все просто, мне нужны деньги. Как и многим. Найти работу, на которой буду получать по пять штук за один танец не получалось. Такие деньги мне платили только в «Зажигалке». Этих денег хватало на еду, репетиторов и покупку тканей, чтобы я вновь могла шить. Ведь шитье стало моей страстью. Все сценические костюмы я шила сама.

Объявили мой номер. Вновь оглядела зал, почти все завсегдатаи и мои «поклонники». Глубоко вздохнула, сосредотачиваясь на музыке. Вперед, Артемида. Тебе нужен тот шелк, чтобы сделать сестре Диане подарок на Новый год. Танцевала, а в мыслях представляла, как приду за своим заказом отреза шелковой ткани. Голубой прекрасно оттенит ее кожу. У Дианы мало красивых вещей. Весь ее гардероб — костюмы и блузки. И я хотела, чтобы у нее появлялось больше красивых вещей. Но больше хотела, чтобы она оценила мои усилия, чтобы сказала, что я не никчемная, что тоже на что-то способна. Нет, Диана никогда не говорила, что я никчемная. Зачем? Я итак все понимаю.

Развернулась, взмахнув руками и изогнувшись в спине, рухнула на пол перед подступившими к сцене мужчинами. Музыка затихла. Вот деньги и отработаны. Шелк мой. Тут в рядах посетителей произошла какая-то заминка. Несколько парней навалились на охрану. Те быстро среагировали, но на сцену передо мной уже успел выскочить парень. Высокий, но мне могло и казаться, ведь он возвышался надо мной, сидящей на коленях. Волосы в беспорядке. На нем белая футболка и джинсы. Парень упал передо мной на колени, мигом сорвав с меня маску. Изумленно взирала в дерзкие глаза незнакомца. Красивый, с торжествующей улыбкой на губах. Он тоже оглядывал меня, пытливо изучая каждую черту, каждую деталь, словно пытаясь запомнить, запечатлеть в памяти. Затишье продлилось не больше тридцати секунд. Он вдруг притянул меня ближе и впился в мой рот поцелуем. Требовательным, алчным, жестким. Меня никогда так не целовали. Правда, не скажу, что в моей жизни происходило много поцелуев. Язык незнакомца проник в мои рот, руки сжали так, что затрещали ребра. Пребывала в такой растерянности, что просто замерла, позволяя ему целовать меня, по-хозяйски оглаживать мое тело, пока его не оттащила охрана. Несколько секунд я взирала, как сопротивляющегося парня уволакивают со сцены, прижав ладонь ко все еще горящим губам, сохранившим вкус леденцов и джина. Потом вскочила на ноги и рванула прочь, пряча лицо от внимательных взглядов других посетителей.

Глава 17

Диана.

Гости атаковали меня, выпрашивая горячие подробности отсутствия невесты на свадьбе. Никогда я столько не врала, как сегодня. Мы сообщали, что свадьба сорвалась из-за резкого недомогания Марго. Кто-то даже решил, что она беременна и срочно легла на сохранение. В общем, слухов я наслушалась изрядно. Беспокойство за подругу не отпускало, я каждую секунду поглядывала на телефон, надеясь, что она свяжется со мной, успокоит.

Бесконечный поток гостей закончился, дальше я намеревалась вечер посвятить Артемиде, все же у нее день рождения. Задержалась в холле, оглядывая красавицу-елку, украшенную гирляндами и мишурой, упирающуюся звездой в высокий потолок. Марго с Никитой ведь специально назначили свадьбу перед Новым годом, собирались укатить в Альпы, а там праздновать и кататься на горных лыжах. В итоге свадьба осталась без невесты, теперь и билеты рисковали прогореть, если она не вернется, ведь утром у них вылет. А в понедельник как раз и Новый год наступит.

— Диана, что же ты грустишь тут одна? — Леонид встал сбоку от меня и приобнял меня за плечи, с улыбкой заглядывая в мои глаза. Скольких усилий стоило удержать спокойное выражение на лице и не вскрикнуть от испуга.

— Добрый вечер, Леонид Власович. — Отступила от мужчины с облегчением выскальзывая из неприятных объятий, да меня прошила дрожь омерзения от того, что он коснулся меня. Леонид внимательно смотрел в мои глаза, ощущала, как от ужаса приподнимаются волосы на затылке, а кожу покрывает испарина. Казалось, он читает мысли, понимает, что я знаю. Умом то я осознавала, что это невозможно, а вот чувства сейчас не поддавались логике. — Я просто задумалась, устала, — постаралась непринужденно улыбнуться, хотя мышцы лица с трудом слушались.

— Да, тяжело быть подружкой исчезнувшей невесты. — Он развернулся ко мне, положил ладонь на бедро, оглядывая меня скользким взглядом. Сегодня он предстал в серебристом костюме, тоже дорогом и модном. Невольно поежилась под его взглядом, с трудом подавив желание обнять себя, чтобы хоть немного прикрыться. Платье не было открытым, длина юбки чуть выше колен, вырез минимальный, но сейчас я ощущала себя голой. — Долго намереваешься бегать от меня? Деньги вернула, звонки игнорируешь. Даже Роману нажаловалась. — Его глаза расширились, когда он заметил кольцо на моем пальце. В помещении будто резко похолодало, почти физически ощутила смену его настроения. Даже сделала шаг от него, настолько напугала ярость в его взгляде.

— Я не жаловалась, просто Роман Марсович увидел, что вы ко мне пристаете. — С каждым моим словом он злился еще больше, но я должна была объяснить свою позицию. Пусть понимает, что его предложения меня не заинтересуют. — Как видите, я обручена.

— И кто же твой жених? — прошипел он. Мои руки задрожали, и я сцепила их перед собой, опасаясь показать свой страх.

— Все в порядке? — Мы одновременно обернулись к новому участнику беседы. Александр встал возле меня, чуть прикрывая от взгляда Леонида. Меня удивил внезапный заступник, Леонид же удивился больше.

— Алекс, привет. — Леонид быстро справился с удивлением и теперь вновь улыбался, правда глаза отливали металлическим блеском. Между этими двумя чувствовалась вражда, взаимная ненависть и невероятное напряжение. Все же обняла себя за плечи, настолько мне стало не по себе.

— Леонид, — Александр громко выдохнул через нос, словно фыркнул, с презрением глядя на собеседника.

— Не знал, что вы знакомы с Дианочкой. — Меня передернуло от того, как личностно он произнес мое имя, огладив меня горячим взглядом, будто мы и друзья, и любовники, и родственники за одно.

— Диана хорошая подруга моей невесты.

— Какой именно невесты? Я с ней знаком? — Александр сжал кулаки, угрожающе двинувшись к Леониду, но остановился и одернул себя, силой воли заставляя расслабиться.

— Диана, ты хочешь продолжить разговор с Леонидом? — Александр взглянул на меня. Выглядел он сурово, но в нем я ощутила внезапную поддержку и спасение.

— Нет, я искала Артемиду.

— Пошли поищем ее вместе. — Александр взял меня за руку и повел к дверям фуршетного зала. Между лопаток саднило, ощущала на себе взгляд Леонида, но обернуться так и не решилась. — Что он от тебя хотел?

— Леонид Власович бывший бизнес-партнер моего отца. Раньше мы общались. — Но меня больше интересовала причина враждебности Александра. — Вы с ним враги?

— Можно и так сказать. Леонид продвигается в сфере строительства. Я увел у него крупный государственный тендер. Он в ответ увел у меня невесту. Теперь уже бывшую.

— Да уж, ну и страсти.

— Вот так вот, только выпустишь из ручек жениха, он уже честных барышень соблазняет. — Светлана повисла на второй руке Александра и задорно мне подмигнула. — Когда Арти будем поздравлять?

— Прямо сейчас. — Голос перешел на рычание, когда я увидела Арти, точнее ее спутника. Арти сидела за столиком, мрачная, злая. Возле нее примостился Максим и пытался всучить ей плоскую коробочку для драгоценностей. — За мной, — двинулась по направлению к сестре, жаль с собой биты нет.

— Соколовский, здравствуй, — отобрала из рук опешившего и резко помрачневшего Максима коробку. Раскрыла ее, оглядывая плотное ожерелье из золотистых камней со свисающим по центру более крупным медальоном, с выгравированными буквами «Б. А.». Украшение больше всего напоминало ошейник, думаю ему специально придали такой вид.

— У тебя совершенно нет вкуса, — бросила коробку обратно в его руки. — Мог бы потратить мои деньги с большей пользой, например, прикупил бы себе мозгов. Тебе их явно не достает, раз не понимаешь, что здесь ловить нечего. — Подтолкнула его в плечо, вынуждая вскочить со стула. — Объясняю по слогам для особо тупых. От-ва-ли от нее. Чтобы рядом с ней больше не видела.

— Ты не слишком много на себя берешь, Золотова? — Максим насупил брови, даже двинулся на меня, но сзади уже подоспели Александр со Светланой.

— К сестре я тебя не подпущу. Привлеку твоих родителей, если потребуется. Отстань от нее. — Максим отчетливо скрипнул зубами, громко выдохнул, смиряя свою злость. Потом взглянул на напряженно сидящую на своем стуле Артемиду.

— До встречи, Богиня. — Он развернулся на носках и двинулся прочь из зала, толкнув по дороге нескольких гостей. Артемида от его слов побледнела, мне показалось, у нее затряслись руки. Она провожала Максима затравленным взглядом раненой лани.

— А ну не реви, именинница! — Светлана плюхнулась на стул возле Арти, притянула ту за шею и растрепала ее уложенные в кудри волосы. Как только возникла угроза ее прически, Арти очухалась и начала яростно отбиваться от дружеских тычков Светланы. Александр тем временем привел официанта, который расставил на столике бутылку шампанского, фужеры и тарелки с фруктами и сладостями.

— Начинаем? — спросил меня подошедший Валентин Владимирович.

— Начинаем. — Валентин махнул кому-то, сразу чуть погас свет. Музыка стихла, и сменилась задорной мелодией всем известной песни «Happy Birthday».

— Свадьба не состоялась, но все равно сегодня праздник. Потому как этот день принес в наш мир замечательную девушку с ярким именем Артемида, — он жестом подозвал к себе Артемиду, активно пытающуюся поправить растрепанные Светой волосы. Валентин Владимирович произнес много красивых слов, после чего вручил Артемиде букет цветов и годовой сертификат в довольно дорогой фитнес-салон города. Артемида была на седьмом небе от счастья, ведь раньше могла позволить себе только два раза в неделю ходить на уроки танцев. В свое время я ходила вместе с ней, в желании поддержать и вернуть прежнее общение. После смерти родителей она замкнулась в себе, часто огрызалась, ругалась без повода. Но общие занятия позволили преодолеть стену отчуждения, что образовалась между нами, сделав нас вновь не просто сестрами, но и лучшими подругами. Заиграла мелодия и внесли торт с горящим на нем восемнадцатью свечами, которые под общие аплодисменты задула Артемида. На таком поздравлении настояла Марго, не желая задвигать такой важный для Артемиды день за свою свадьбу. Жаль, что подруга не видит, насколько растрогали Артемиду поздравления и подарки. Более того, именно Марго собиралась произнести речь, Валентин Владимирович сам предложил произнести поздравления, хотя, думается мне все дело в том, что он хотел отвлечь внимание гостей от отсутствующей Марго.

— Поздравляю! — подошла и крепко обняла сияющую улыбкой, подобной тысяче солнц, Артемиду. Передала ей пакет с подарком. Красное пальто, на которое она так давно облизывалась, проходя мимо бутика, находящегося недалеко от нашего дома. Новогодние скидки творят чудеса и помогают радовать своих близких.

— Диана! — Артемида сразу узнала пальто и с визгом вновь бросилась на мою шею. Дальше мы расположились за столиком смеялись, поглощали именинный торт. А я все продолжала смотреть на телефон ожидая хотя бы весточку от Марго.

****

Роман.

— Мы опоздаем, Роман. — Рената сидела на краю кровати и поправляла итак идеальный макияж, глядя в зеркальце пудренницы. «Ольховский Николай Сергеевич, знаком?». Выругался про себя и отбросил бабочку, которая в очередной раз отказалась завязаться нормально. До сих пор воспроизводил в памяти слова язвы-Артемиды. Знаком? Конечно знаком, он мой хороший друг. В молодости кутили по клубам, даже бабами делились. А потом оба занялись бизнесом. Я окунулся в финансовый мир «Дилидженс», Николай предпочел открыть свою экспедиторскую фирму, не желая больше необходимого контактировать с отцом, с которым у него были натянутые отношения. Помнится, я смеялся над ним, когда он звонил мне почти месяц назад и рассказывал, что строит серьезные отношения с давней подругой и намерен жениться на ней. А я не верил, что он способен остепенится. Интересно, почему он не рассказывал мне про Диану, если они общаются несколько лет? Хотя, глядя на Диану, могу его понять. Я бы тоже не решился ее показывать Нику, тот бы своего шанса не упустил. Он ведь мне звонил пару недель назад, расспрашивал о личной жизни. По глупости сказал, что окручиваю новую помощницу. Если подумать, именно после этого звонка он сделал Диане предложение. А если уж совсем глубоко задуматься, то я пытался трахнуть невесту друга, предварительно сообщив ему об этом.

— Даже если опоздаем, никто не заметит. Там около сотни гостей. — Рената перевела взгляд от своего отражения в зеркале на меня. Что она там поправляет? Макияж уже идеален, она же только из салона.

— Давай я тебе помогу. — Она изящно поднялась со своего места, вильнув призывно бедрами, подошла подиумной походкой. А я в этот момент вспоминал, как смешно трусит Диана в узких юбках, слишком привыкла ходить быстро. С Ренатой бабочка не спорила, мигом свернулась в узел. — Теперь идем?

— До, поехали.

Соколовские и Беловы не поскупились на свадьбу отпрысков. Сняли пятиэтажный коттедж со всеми удобствами, заказали выездную церемонию. Белокаменный коттедж был выполнен в средневековом стиле. Остроконечные башни покрывал все сыпавший с неба снег. На заднем дворе устроили зимний сад, работала праздничная иллюминация, стекающаяся гирляндами к стоящей в центре сада огромной елке. Уже на входе в дом курсировали официанты с закусками и напитками. Играла живая музыка, пели вызванные артисты. Услужливый парень забрал нашу верхнюю одежду и указал нам, где находится фуршетный зал. Царила непринужденная приятная атмосфера. Лица гостей сливались в одно неясное пятно, я высматривал одну единственную девушку.

Диана предстала в платье на бретелях голубого цвета, прекрасно оттеняющем светлую кожу и золотистые волосы, уложенные в легкие кудри. Мне показалось, она нервничает, и глаза красные. Опять что-то натворила безмозглая сестра?

— Хватит, — Рената дернула меня за рукав.

— Что?

— Хватит пялиться на свою секретаршу. — Рената уже зло шипела. С неохотой отвел взгляд от Дианы, которую атаковали гости с вопросами. Не знал, что они с Марго столь близки.

— Диана — подружка невесты Марго. Свадьба задерживается уже на полчаса, явно что-то происходит. — Рената смотрела с недоверием, про себя она уже сделала выводы. Стоит присмотреть за любовницей, она способна на гадости. Вскоре объявили, что церемония отменяется. Марго в больнице. Начался фуршет. Чтобы усмирить слухи, слуги разливали всем и много. Тоже засел за одним из столиков с виски в руках. Сегодня мы с Джеком оплакивали потерю моей золотой девочки. Артемида в чем-то права, Николай настроен серьезно, я не должен мешать счастью друга. По крайней мере, так я размышлял, пока бутылка не ополовинилась. И вскоре «не должен» переквалифицировалось в твердое «никому на хрен я не должен».

Глава 18

Роман.

Весь вечер я наблюдал за Дианой, как раненый хищник ждал момента слабости избранной жертвы. Она улыбалась гостям натянуто, все поглядывала на телефон в своих руках. Артемида сегодня праздновала свое совершеннолетие, знакомые ее поздравляли. Пожалуй, за их столиком было веселее всего. Диана почти не отпускала от себя Артемиду. Похоже, тоже видела, как на Артемиду смотрит Максим, только и ждет момента, когда та останется одна. Сегодня не я один охотился на свою добычу.

— Ты куда? — Рената удержала меня за локоть, когда я впервые за вечер решил встать из-за стола.

— Танцевать.

Направился к Диане, весело переговаривающейся с Артемидой и со светловолосой миниатюрной блондинкой. Уже подойдя к ним узнал Александра Акунина, который обнимал эту самую блондинку за талию. Вот так новости, помнится, невеста его темноволосая.

— Только этого козла не хватало. — Артемида говорила довольно громко, не сомневаюсь, чтобы я услышал. Спутница Александра подавилась шампанским и закашлялась. Александр заботливо похлопал ее по спине.

— Арти! — Диана толкнула Артемиду в бок. — Как ты себя ведешь?! — Диана дежурно улыбнулась мне. — Добрый вечер, Роман Марсович. Вы что-то хотели?

— Да. Тебя. Хотел. Точнее хочу… — Прочистил горло под перекрестным взглядом изумленных сестер. Блондинка хихикнула в ладошку, делая вид, что все еще откашливается. Александр протянул мне руку, здороваясь. Рассеянно пожал протянутую ладонь, не отрывая взгляда от Дианы. — На танец. Пригласить.

— На танец? Простите, у меня… — Не знаю, что там у нее. Голова болит или настроения нет. Просто схватил ее за запястье и дернул к себе, вынуждая встать из-за стола. Повел ее к танцполу, как по заказу включили медленную музыку. — Роман Марсович, вы шатаетесь. Выпили лишнего. — Да, с Джеком мы посидели основательно.

— И что с того? Праздник же, — подхватил ее под талию, неловко пристраиваясь к другим танцующим парам. Не скажу, что танцы мой конек, особенно после почти бутылки виски.

— Роман Марсович, все смотрят, что вы творите? — прошипела Диана, оглядываясь по сторонам.

— И что, пусть смотрят. Мы же просто танцуем. — Ткнулся носом в ее макушку, вдыхая пьянящий золотой аромат моей девочки. Диана пыталась меня оттолкнуть, но я не собирался ее отпускать. — Скажи, ты любишь Ника? — Диана замерла, подняла на меня глаза, когда я чуть отстранился.

— Вы близко знакомы, да?

— Почти лучшие друзья. — Криво усмехнулся, Ник отыскал это сокровище раньше меня. Глаза Дианы потускнели. Наверняка она чувствовала вину перед женихом. Но ведь мы еще даже не переспали. — Ты не ответила. Любишь его?

— Роман Марсович, вы пьяны, — она потянула меня к моему столику, из-за которого куда-то пропала Рената.

— Диана, это простой вопрос. Любишь или нет? — Дернул ее за локоть, разворачивая к себе. От неожиданности она налетела на мою грудь, кажется приложил слишком много сил.

— Само собой я его люблю, — она отпрянула от меня, сверля раздраженным взглядом. Тут и Рената объявилась, почти не пытаясь изобразить неловкость вылила на платье Дианы полный фужер красного вина. Темное пятно разошлось по ткани в районе груди, капли стекали по коже, исчезая в ложбинке между грудей.

— Ох, простите, я такая неуклюжая, — Рената злорадно улыбалась.

— Да нет, просто стерва, — констатировала Диана, даже не пытаясь поддержать спектакль.

— А какая я неуклюжая, — Артемида церемониться не стала, вылила вино прямо на голову Ренаты. Из двух фужеров! И кто после этого стерва? Рената явно проигрывала состязание.

— Пойдем, — Артемида схватила Диану за руку и утянула ее прочь из зала. Рената стояла, раскрыв рот и оглядывая растекающиеся по платью мокрые разводы, стерла капли влаги и разводы туши с лица, выражение которого с каждой секундой становилось все свирепее. Попытался ее поймать, но преуспел лишь в том, что чуть не упал. Кажется, Диана права и я перепил. Рената уже выбежала из зала вслед за девушками. Я поспешил за ними. Рената бросилась на Артемиду, пытаясь схватить за волосы и Диану. К девушкам на помощь бросился не только я. Артемиду почти сразу оттащил Максим, специально натолкнув Ренату на Диану. Рената покачнулась. Выпить она успела со мной за компанию. Джек никого не щадит. Рената налетела на Диану, а та в свою очередь с размаху ударилась об огромную елку, украшенную в преддверии Нового года. Визжащую Ренату тоже уже утаскивал из комнаты Валентин. И лишь я видел, как елка покачнулась, накренилась и начала заваливаться на бок, угрожая погрести под колючими ветками Диану. Меня объял такой ужас и страх, которых я никогда в жизни не испытывал. Сам не понял, как успел и оттолкнул ее прочь, принимая на себя тяжесть новогоднего дерева, щедро сдобренного мишурой, гирляндами и прочей атрибутикой, которая прибавила итак немалому дереву веса.

Проснулся, а точнее очнулся как от толчка. Подскочил на месте и сразу откинулся на спину, схватившись за голову, которая не просто болела, а раскалывалась на части. Комната кружилась перед глазами, к горлу подкатывала тошнота, кажется я вчера весьма перебрал. Узнаю почерк Джека. Находился в своей спальне, но совершенно не помнил, как здесь оказался.

— Что произошло? — Вопрос задал в пустоту, потирая огромную шишку на затылке. Ночь вспоминалась урывками. Помнил удар об пол, крики Дианы, автомобиль, смех, а еще поцелуи. Я целовал ее. Но где, при каких обстоятельствах, дошло ли до главного, не помнил. Нет, у меня уже бывали такие провалы в памяти после изрядных возлияний, я понимал, что постепенно события восстановятся, но эпизоды сегодняшней ночи мне жизненно необходимы. Боже, неужели я ее изнасиловал? На хрен напился? Расстроился из-за того, что придется отступить и отдать ее другому. А в итоге… Голос Дианы развеял приступ самобичевания, даже головная боль отступила. Поднялся с кровати, лишь краем сознания отметив, что одет лишь в белье, вышел из спальни.

— Николай, подожди, я все объясню, — Диана пыталась удержать за руку разъяренного Ника, только вошедшего в квартиру. Завис, оглядывая тонкую фигуру Дианы, облаченную лишь в мою футболку. Похоже, все у нас было ночью, и она осталась со мной. Джек, как ты мог, предатель? Алкоголь — зло, даже не так, алкоголь, мать его, величайший злодей вселенной, ведь из-за него я не помнил самой долгожданной ночи за всю мою жизнь. Ник все же высвободил руку, замахиваясь кулаком для удара. Даже не стал уворачиваться, понимал, что заслужил. Уже потом, падая после увесистого удара друга, осознал, что чувство вины одно, а о самосохранении нельзя забывать, особенно, когда знаешь, что твой друг занимался боксом. — Николай! — Диана вновь повисла на руке Ника, правда он все же успел поддать мне под ребра с ноги. Вот кикбоксингом он не занимался, и это радовало. — Пожалуйста, хватит! — Диана плакала навзрыд. — Ты не понимаешь!

— Все я понимаю. — Ник резко развернулся к Диане, схватил ее за локоть и утянул не сопротивляющуюся девушку на кухню. Дыхание сперло после удара, из разбитой губы текла кровь. Стер кровь и как-то поднялся, опираясь о стену. На обоях оставался кровавый след моих пальцев, я продвигался вперед, прижимая руку к ребрам, которые вполне могли быть и сломаны. Ник не жалел, бил со всей силы. Слышались неразборчивые объяснения Дианы и короткие фразы Ника, которые резко смолкли к тому моменту, как я толкнул закрытую дверь кухни. Сердце в груди бухнуло громко и словно замерло, опало, оставив давящее чувство. Николай прижимал Диану к себе за талию, впившись в ее губы в страстном поцелуе. Диана стояла, отклонившись назад, сложив руки на своей груди. Но она отвечала ему, не сопротивлялась. Резко выдохнул и вышел из комнаты, ощущая, как замершее сердце вновь набирает скорость, подстегиваемое моей яростью.

— Ром? — В спальню зашел Ник. Я сидел на кровати, сжимая ноющую голову и периодически прижимая влажное полотенце к кровоточащей губе.

— Зашел похвастаться?

— Нет. Диана волнуется, тебе вызвать скорую?

— Обойдусь, — все же взглянул на друга, стоящего в дверях. Он сверлил меня злым взглядом, и явно был не прочь мне еще наподдать. У меня и самого кулаки чесались после увиденной сцены. Только я, в отличии от него, не имел на Диану никаких прав. Пока не имел, с этих пор затащить ее в постель стало делом принципа.

* * *

Диана.

Елка накренилась и падала, угрожая похоронить меня под колючими ветками и горами новогодних игрушек, гирлянд и мишуры. Всегда любила Новый год, но никогда не думала, что буду рисковать умереть под главным новогодним атрибутом. Резкий рывок и я оказалась в паре метров от елки, с трудом не упав от толчка. Обернулась сразу и закричала, потому что огромное дерево погребло под собой Романа, оттолкнувшего меня и спасшего от опасности. Я вне себя от страха и ужаса, охвативших меня. Подбежала, теряя туфли к лежащему боком дереву, сверкающему тысячью огней гирлянды. Руки укололо иглами, мишура путалась и мешала. Я подхватила ствол, которым придавило Романа. Подоспели и другие очевидцы, которые присоединились к спасательной операции. Дерево, хоть и высокое, оказалось не таким тяжелым, только и травму Роман мог получить не от тяжести, а от удара об пол. Романа вытянули из-под елки. Он был без сознания.

— Елку не закрепили. — Один из очевидцев указал на крепежные веревки, прикрепленные к елке. Склонилась над Романом, осторожно прощупала пульс.

— Роман Марсович, — звала тихо, с трудом сдерживая слезы.

Романа перенесли на диван, кто-то принес и нашатырку. Среди гостей даже нашелся врач, осмотрел Романа и вынес вердикт о наличии шишки, которую я и без него нашла. Босс дернулся, когда поднесла к его носу ватку с едкой жидкостью. К тому моменту рядом крутилось не так много народу, мало кто желал отрываться от фуршета, ведь главное действо состоялось. Драка произошла и без свадьбы. Роман схватился за голову, тихо простонав.

— Диана! — его глаза распахнулись, словно в испуге.

— Я здесь. — Погладила Романа по руке. Он перехватил мою ладошку, крепко сжал, расслабившись.

— Успел. — Его губ коснулась улыбка облегчения. — Диана, мне никогда так страшно не было. Думал, тебя придавит. Ты ведь такая хрупкая, нежная. — Он притянул мою ладонь к своему лицу, коснувшись ее губами. Глупое сердце дрогнуло, забилось чаще, а щек коснулся румянец. Бабочки умильно ахнули, шевеля крылышками.

— Роман Марсович, вы головой ударились. Сильно болит? Голова кружится?

— Кружится. Она всегда кружится, когда ты рядом. — Мужчина блаженно улыбался, и я уверилась, что ударился он знатно, да еще чувство вины проснулось, ведь удар он принял за меня.

— Сейчас организую вам такси, только Ренату найду.

— Какая, к черту, Рената? — Роман снова попытался подняться и на этот раз преуспел. — Я поеду только с тобой, моя золотая девочка. — Последние слова он прошептал, склонившись к моему лицу. Теперь я не сомневалась, что удар вышел сильным или дело в алкоголе, которого он употребил немало?

— Хорошо, — улыбнулась Роману, стараясь его усмирить. — Сейчас найду Артемиду и поедем. — А то Света, которую отправила на поиски Артемиды так и не вернулась.

— Пойдем, — Роман поднялся, пошатнулся, и мне пришлось его поддержать. В комнату вошла Светлана.

— Диана, я ее у такси застала. Она уже уехала домой. — Светлана подошла ко мне. Глаза подруги были грустны. — Говорит, что перепила и ей плохо. — Слова Светы напугали, сразу набрала Артемиду. Она проблеяла что-то про то, что перебрала алкоголя, ее вырвало и она боясь опозориться, рванула домой.

Решила ехать к себе с Романом Марсовичем. Вызову домой врача, если что-то серьезное, поеду с ним со скорой. Но сестру проверю, что-то явно не так. И отравление может быть серьезным, мы редко пьем.

— Диана, — в проходной коттеджа ко мне подошел Валентин Владимирович. Он смотрел в мои глаза напряжено. Больше он ничего не произнес, и пауза затягивалась.

— Я позабочусь о Романе Марсовиче. Он, кажется, не в себе. Мы ко мне, Артемида что-то странно себя ведет, без меня уехала.

— Да. Хорошо. — Мужчина прочистил горло, принимая серьезный вид. — Спасибо за помощь со свадьбой, Диана. Поговорим в понедельник. Если Марго свяжется с тобой, звони мне.

— Да, конечно. И вы меня тоже предупредите.

— Диана, едем! — Роман Марсович отсалютовал мне двумя бутылками шампанского. О нет, он уже неадекватный, кто ему еще алкоголь дал?

— Может, кого-нибудь другого с ним? — Валентин Владимирович с сомнением оглядел Романа. На том было пальто, застегнутое на две пуговицы и то неправильно, на лице широченная улыбка.

— Не волнуйтесь. Артемида мне поможет. — Подпрыгнула под хлопок выскользнувшей из бутылки шампанского пробки.

— Пойдем, Золото, нас ждет незабываемая ночь. — Роман вновь отсалютовал мне бутылкой и отпил прямо из горла. Что-то я уже в себе не уверена.

— А кого вы можете отправить со мной? — спрашивала почти шепотом. Валентин Владимирович нагнулся ко мне, явно не расслышав, а меня уже утягивал к двери Роман, подхватив под локоть. Серый седан такси ожидал нас за кирпичными воротами коттеджа.

Глава 19

Диана.

Минут двадцать я билась с Романом, пытаясь отобрать у него бутылки. Периодически ему удавалось притянуть меня ближе и поцеловать, но я держала оборону и не сдавалась. Мне даже удалось вновь позвонить Артемиде. Она сказала, что уже спит, хотя голос и не казался заспанным. Она быстро отключилась, и просила не беспокоить. Снова дернула бутылку, из которой пытался отпить Роман. Он со смехом прижал меня ближе.

— Диана, Дианочка, я мечтаю о тебе с первой встречи. — Его губы прижались к моей щеке. — Помнишь, тогда под дождем?

— Помню, — прошептала, ощущая, как ускоряется стук сердца, и пропустила момент, когда Роман Марсович вновь присосался к бутылке.

— С тех пор ты мне снишься, я мечтаю о тебе. — Его губы вновь потянулись к моим и на этот раз я ответила на поцелуй. — Ты даже не представляешь, как нужна мне. — Глупые мы женщины, или только я глупая, потому что верила ему, позволяла себе верить. — Полгода прошло, я боялся тебя трогать. Ты ведь такая чистая, нежная. Но я больше не могу держаться в стороне от своей золотой девочки. Стой! — Даже дернулась от неожиданности. Водитель вырулил на обочину и затормозил. — Приехали! — Роман Марсович выловил из кармана бумажник, бросил его водителю и потянул меня из машины. Вышла за ним, следом вышел и водитель, ухмыляясь в седую бороду, поправил красную шапку Деда Мороза, обитую мехом и протянул бумажник мне. Всучила ему пятьсот рублей, с трудом удерживая своего не в меру оживленного начальника на месте, и забрала бумажник.

— Не упускайте свой шанс! — крикнул нам вслед таксист-дед мороз.

— Куда мы?! — Поравнялась с Романом, идущим вперед с упорством десятка танков.

— Кататься. — Он указал на открытый каток, виднеющийся за воротами парка. На катке даже каталось несколько человек, не смотря на поздний час.

— У нас нет коньков.

— Диана Игоревна, нельзя быть такой серьезной. — Роман дернул меня за руку к себе, обвил руку вокруг моей талии и поцеловал, жарко, чуть смешливо, оставив на губах терпкий вкус шампанского и его беззаботности.

Мы пролезли в зазор в заборе и вскоре оказались у катка. Роман всучил мне обе бутылки шампанского, ткнув открытой мне в рот. Поддалась и сделала один глоток, глядя на широкую улыбку начальника. Он разбежался и ступил на лед, скользя по инерции несколько метров. Воспользовалась его отвлечение и вылила почти все содержимое открытой бутылки в снег. Подумала немного, отпила глоток, отбросила бутылки и побежала вслед за Романом. С визгом прокатилась по льду, чуть припорошенному снегом, который в этом году валил немерено. Роман развернулся, чуть сместившись в сторону и вскинул руки в стороны, раскрывая объятия, в которые я со смехом влетела. За объятиями последовал новый поцелуй. Наверное, я никогда не забуду этих беззаботных поцелуев под снегопадом, на катке, катаясь без коньков. Мы смеялись, разгонялись и периодически падали, вновь взрываясь смехом и замолкая, чтобы вновь слиться в поцелуе. Даже не помню, когда в последний раз столько смеялась и столько падала. Столько я не целовалась за вечер никогда в жизни. Сегодня мы вели себя как беззаботные подростки, у которых нет проблем, а есть только чувства, которым они отдаются без остатка, отбросив предрассудки, которыми слишком часто забиваешь голову, став уже взрослым. Стыдно мне будет завтра, и ответственность проснется завтра. Все завтра. Сегодня только мужчина, что будоражит меня до глубины души, мужчина с мыслями о котором я просыпаюсь с тех пор как увидела его впервые, мужчина, что поселился в моем сердце и не собирается его покидать. Пусть это глупо, но сегодня я забыла обо всем на свете. Даже о втором шампанском, про которое не забыл Роман. Бедный, завтра ему будет нереально плохо. Как и мне, ведь завтра вернутся все сомнения, все «нельзя» и «не стоит», завтра в обед прилетает Николай и мне предстоит сложный разговоров с ним. Но все это завтра.

Мы со смехом вылетели из такси. Я все же выхватила у него бутылку и делая вид, что собираюсь пить, перевернула ее, выплескивая содержимое на дорогу. Не понимаю, зачем ему еще шампанское, вот я уже пьяна. Пьяна им. Мы целовались как сумасшедшие, пока поднимались в лифте, его руки проникали под платье, пытались содрать итак порванные после падения на катке колготки. Кабина лифта звякнула, на мгновение возвращая меня к воспоминаниям о том, как все началось, вернув и прошлые сомнения. Но новый поцелуй отбросил прошлое, Роман настойчиво вел меня к двери своей квартиры, вручил мне ключи, ведь понимал, что сам не откроет, просто не попадет в скважину ключом.

Мы ввалилась в темное нутро его квартиры. Внутри пахло им, Романом, и я уверилась, что здесь никто не живет, кроме него. Мы захлопнули дверь, кто-то даже защелкнул замок. Роман прижимал меня к двери, наши губы сплелись в страстном танце. Одежда отбрасывалась на пол, руки мужчины блуждали по моему телу, выискивая лишние предметы. В спальню мы ворвались почти полностью обнаженные. На мне еще оставались порванные колготки и белье, а на Романе его брендовые боксеры. Он повалил меня на кровать, целовал, ласкал, целовал и ласкал. Тихо стонала, подаваясь на встречу будоражащим прикосновениям, на краю сознания замечая, что движения становятся вялыми. Я ожидала главного, волновалась, в глубине души уже подготовившись к боли. А Роман просто повалился на бок рядом со мной, обнял и засопел. Он заснул! Когда я готова была отдать ему невинность! Обиженно толкнула его в бок, на что он лишь недовольно промычал, притянув меня к себе за талию.

Полежала немного рядом, обиженно сопя и пытаясь отбросить из сознания возбуждение. Хоть сама себя удовлетворяй, честное слово. Но мне при Романе Марсовиче как-то стеснительно. Осторожно выползла из кровати. Отыскала в темноте выход из квартиры, потом нашла и свои вещи. Следом я отыскала ванную, помылась и застирала платье, облитое пассией Романа. В ванной нашлась футболка Романа, которую я и надела, чтобы не оставаться без одежды. Прошлое наваждение ушло, вернулась в спальню только, чтобы укрыть Романа одеялом. Сама залегла в гостиной на диване, укрывшись пледом. До семи утра оставалось буквально три часика сна, так что я решила поспать, пока платье сохнет, тем более устала я знатно, да и перенервничала изрядно. Уже засыпая прочитала сообщение с неизвестного номера: «Это Марго. У меня все хорошо. Завтра вернусь». «Или не завтра», — пришло следом и беспокойство почти полностью отпустило.

Меня разбудил звонок на телефон.

— Где ты? — Голос Николая напоминал грозовые раскаты грома. Сердце испуганно замерло в груди, даже дыхание сперло. Я не хотела врать ему, но как ему сказать, что сплю на диване у своего начальника? Он же не так поймет. Пауза затянулась. — Ты у него, да? У Романа.

— Это не то, что ты подумал. — О Боже, почему в важные моменты на ум приходит только такая банальщина? Вызов прекратился, я присела на диван, даже не заметив, что от волнения заметалась по комнате. Как же некрасиво получилось. И откуда он знает, что я не дома? Как он понял, где я? Он говорил, что прилетит после обеда, я даже планировала встретить его в аэропорту. Рванула в ванную, на ходу собрав разбросанную в коридоре одежду. Охапку одежды бросила в угол. Мое платье, помятое, влажное с темным пятном на груди висело на полотенцесушителе. Похоже, домой придется ехать в чужой майке и порванных колготках. Успела умыться, когда раздался звонок двери. Как-то сомневалась, открывать или нет дверь чужой квартиры. Подошла к входной двери, чтобы заглянуть в глазок. В дверь уже постучались, кажется, ногой.

— Открывай! — Голос принадлежал Николаю и сопровождался смачным ругательством. Трясущимися руками отперла замок. Он дернул дверь, стоило щелкнуть замку, я даже чуть не упала, когда ручка двери, за которую я держалась, рванула вперед. Николай подержал меня. От его пальто веяло морозом, снежинки прилипли в моей скромной одежде и коже, вызвав дрожь в теле. Русые волосы растрепаны, светлая кожа раскраснелась на морозе. Голубые глаза посветлели, опаляя меня холодом, точно лед. — Где он? — Николай цедил слова сквозь плотно стиснутую челюсть. Руки сжались стальным капканом на моей талии. Он оттеснил меня к стене и направился к спальне Романа, безошибочно выбрав направление. Повисла на его руке, пытаясь остановить. Роману вчера итак досталось, еще и выпил изрядно. Куда его еще бить?

— Николай, подожди, я все объясню. — В этот момент в дверях показался и Роман Марсович. Помятый, шатающийся в одним трусах, ужас! Николай выдернул руку, а в следующее мгновение Роман повалился на пол, даже не попытавшись уклониться или блокировать удар. Николай не остановился и следом ударил его ногой под ребра. — Николай! — Снова повисла на Николае, ревела в голос от страха за Романа. — Пожалуйста, хватит! Ты не понимаешь!

— Все я понимаю. — Николай схватил меня за руку и увел на кухню. Ориентировался в квартире он лучше меня, видимо, раньше бывал в гостях. — И что, понравилось с ним?! — Николай подтолкнул меня к обеденному столу. Никогда не видела его таким злым, глаза налились кровью, челюсть плотно сжата, кулаки стиснуты до побеления костяшек пальцев.

— У нас ничего не было. В смысле секса не было. — Кажется, Николай чуть успокоился. — Он вчера перепил, спас меня, на меня елка чуть не упала. Он головой ударился, и я повезла его домой. — Говорила путанно, даже сама себя не понимала. Шмыгала носом, стирая слезы со щек. Он с недоверием оглядел мою, точнее не мою одежду. — На платье вино пролили, оно сушится в ванной. — Глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Роману все же стоит вызвать скорую, Николай бил сильно. Нужно его проверить. Да и домой надо ехать, поговорить с Артемидой, выяснить, что случилось. Потянула кольцо с пальца. — Мне кажется, мы поторопились с помолвкой. — Николай резко приблизился, сжав мою ладонь и не позволяя снять кольцо.

— Ты хочешь разорвать помолвку из-за него? Не глупи, Диана, Роман может выглядеть притягательным и милым, но только пока не добьется своего.

— Причем…

— Он сам недавно хвастал, что почти уложил в постель свою новую помощницу. Поэтому я ускорился, и приехал раньше.

— Дело не в нем. — Прочистила охрипшее горло. Сердце кольнуло болью. Но почти не удивилась, я знала, что Роман бабник. Но ведь ночью он был настоящим. Или не был? — Понимаешь, я бы не увлеклась им, если бы на самом деле любила тебя. Ты мне друг, я привыкла к тебе. И… — Кажется у мужчин работает целовательный рефлекс, когда нечего возразить. Николай притянул меня к себе за талию, впившись в мои губы своими, сразу углубляя поцелуй, воспользовавшись моим замешательством. Чуть отклонилась назад, не понимая, то ли оттолкнуть его, то ли позволить. Так он меня никогда не целовал, жадно, напористо, страстно. Он всегда был со мной нежен, трепетно обнимал, не распускал руки. А сейчас я впервые разглядела, точнее прочувствовала в нем хищника, напористого мужчину. Это он что же, всегда при мне сдерживался?! Боялся напугать? Попыталась расслабиться и прочувствовать этот поцелуй и эмоции, что он вызывает. Было приятно, Николай целовался ничем не хуже Романа, только колени не тряслись и жара не было, что вызывали во мне поцелуи моего дьявола-искусителя. Бабочки сидели где-то там в своем логове и заинтересованно махали крылышками, но взлетать не спешили, видимо еще не оплатили штрафы за превышение скорости. Хотя, стоит признать, что веди Николай изначально себя так напористо, я бы потеряла голову. А так наши отношения хоть формально и перешли в близкие, но так и остались для меня дружескими. Я видела в нем надежного и уверенного друга, но не желанного мужчину. Может, нужно время?

Николай оторвался от меня нехотя, провел ладонью по моей щеке. Напряжение сошло с него, кажется, я правильно сделала, что ответила на поцелуй. Он успокоился.

— Собирайся, мы уезжаем.

— Подожди, Роману Марсовичу нужно скорую вызвать. — Николай поджал челюсть, окатив меня волной недовольства.

— Я его проверю. Собирайся. — Он покинул кухню, а я готова была рухнуть на пол от облегчения. Кажется, на сегодня скандалы закончились и можно возвращаться домой.

Глава 20

Диана.

В машину Николая я села без колготок и во влажном платье. Пока доехали, озябла даже не смотря на включенную печку. Николай припарковался и вышел из машины. Похоже, он не собирался сегодня оставлять меня одну.

Первым делом я заглянула в спальню Артемиды. Она спала беспокойно, волосы разметались по подушке, простыня собралась под ней, одеяло отброшено в сторону. Я осторожно укрыла сестру, оглядывая ее лицо, следы беспокойства с которого не убрал даже сон. Николай готовил себе кофе на кухне, я решила принять душ, чтобы согреться. А заодно переодеться в домашнее.

Николай сидел на стуле Артемиды, задумчиво глядя в окно с чашкой кофе в руках, когда я вошла. В розовом банном халате и огромном тюрбане на голове из полотенца. Николай перевел напряженный взгляд на меня, который сразу смягчился, стоило оглядеть мой бесхитростный облик. Только теперь я заметила, что он выглядит устало, под глазами пролегли темные круги. Наверное, и не спал толком ночью.

— Ты, наверное, голодный после перелета. Сейчас накормлю, потом ляжешь в моей комнате, поспишь.

— Хорошо, — он уже мягко улыбнулся мне, что позволило расслабиться. Скандалы на сегодня окончены. Завтрак проходил за приятным разговором, негласно решили опустить события сегодняшнего утра. Правильное решение, начни Николай сейчас выяснять отношения, я бы выставила его за дверь, выдав кольцо. А так надо мной довлело чувство вины, и сама я не решалась начать этот разговор. Во многом причины моего отношения в том, что мы почти не виделись из-за его командировок после того, как он предложил встречаться. Я привыкла видеть в нем друга, а шанса разглядеть мужчину не представилось. Наиболее здраво было попробовать, ведь Николай надежный мужчина, я давно его знаю. Только сердце не лежало к такому решению, ведь в нем поселился один наглый мужчина с дьявольской улыбкой. Наверное, мне стоило поговорить с Романом, выяснить, правду ли он говорил вчера, понять его истинные чувства и намерения. Хотя, опять-таки, умом я понимала, что его интересует только тело, а на моем сердце он потопчется, даже не заметив. Эх, не было личной жизни и проблем не знала.

Завтрак подошел к концу, я сложила посуду в раковину, намереваясь сразу ее помыть, а потом засесть за проверку итоговых отчетов. Руки Николая обвились вокруг моей талии сзади, его губы коснулись шеи в легком поцелуе.

— Пошли, тебе бы тоже не мешало поспать пару часиков. — Николай настойчиво потянул меня в мою спальню. Но я зря волновалась. Мы действительно легли, обнялись, после нескольких вялых поцелуев Николай крепче прижал меня и заснул. Похоже с сексуальной энергетикой у меня совсем плохо, мужики сразу засыпают. Погладила Николая по голове. Бедный, он из-за меня, своей непутевой невесты сутки не спал. Я пригрелась в его объятиях и тоже заснула, отчеты вечером перепроверю.

Сквозь дрему до моих ушей донеслась вибрация телефона и тихий голос Николая. С неохотой я приоткрыла глаза, судя по солнечному свету за окном, проспали мы немного. Николай разговаривал с кем-то по моему телефону. Может, Артемида не решилась в комнату заходить?

— Кто там, Николай? Что-то важное.

— Нет, любимая, ничего важного.

Сон как-то сразу отступил, он никогда не называл меня так. Если честно, не смотря на помолвку, слова любви так и не были произнесены. Что это он вдруг? Николай тем временем отключил вызов, что-то прощелкал, отчего я еще больше насторожилась. Раньше он не проявлял интереса к моему телефону, да и я не лезла в чужой аппарат. Он отложил мой телефона на прикроватную тумбочку.

— Кто звонил?

— Номером ошиблись. — Николай забрался обратно под одеяло, улыбнулся, хотя в глубине глаз плескалось что-то темное, словно он злился. — Ну, раз нас разбудили, — он притянул меня ближе за талию, поцеловал, руки же его настойчиво проникли под халат, под которым у меня было только белье. Кажется, сейчас это случится. Попыталась расслабиться и прислушаться к ощущениям. Николай действовал умело, наверняка у него в прошлом немало женщин. Вот только ни дрожи в теле, ни бабочек в животе, ни даже легкого возбуждения не возникало. Может, конечно, я слишком паниковала, все же первый раз. Но, когда его ладонь проникла под лифчик, сжала грудь, поигрывая соском, меня накрыло осознанием неправильности произошедшего. Все-таки, нельзя слишком долго дружить с парнем, сейчас у меня было ощущение, что происходит инцест. Когда он потянул трусики вниз, паника окончательно накрыла. Я дернулась в ставших вдруг стальными объятиях, замычала, так как рот настойчиво атаковали губы и язык Николая. Интересно, это будет считаться изнасилованием, если Николай все еще мой жених?

* * *

Роман.

— Нет, любимая, ничего важного.

Издевка в голосе Ника заставила в мгновение озвереть. Он отключил вызов, а я заметался по комнате чуть ли, не воя раненым зверем. Заспанный голос Дианы я хорошо расслышал. Само собой, я понимал, что Николай не дурак, чтобы оставлять ее сегодня одну. Но все же надеялся на то, что… На что? На то, что она выберет меня? Глупость. Зачем ей отказываться от перспективного брака ради возможных отношений со мной? Отношений? То же мне выдумал, я уже решил, что она будет со мной столько, сколько мне потребуется. Как бы я хорошо не относился к Нику, но Диана мне нужна. Но она сейчас с ним, может он уже лишил ее девственности, а сейчас активно просвещает в подробности интимной жизни. Снова набрал номер Дианы, на этот раз никто не ответил, вызов просто сбросился. И так несколько раз, пока я не уверился, что мой номер в черном списке. За несколько часов я весь извелся, не зная, чем себя занять. В итоге, не справившись с эмоциями, я собрался и поехал к Диане. Мне нужно было хотя бы выяснить, что произошло прошлой ночью.

К тому моменту солнце уже скрылось, стоял поздний вечер. Впервые меня обуяла нерешительность, и я минут десять стоял перед дверью квартиры Дианы и гипнотизировал взглядом звонок. Временами воскрешал в мыслях навыки самообороны, если Ник там, то сломанным ребром я не отделаюсь.

— Уф, так никогда не решишься, — проходящая мимо девушка нажала на звонок, который я пытался активировать силой мысли. Обернулся к поганке, не зная, то ли бежать, то ли благодарить, то ли ругаться. Все же я остался на месте. Минуты три мне не открывали, но потом дверь все же открылась, являя Диану. Такая домашняя и милая. Этот вездесущий котенок подмигивал мне с ее голубого домашнего платья. Ее золотые волосы собраны в неаккуратный пучок и подколоты карандашом.

— Роман Марсович, — она неуверенно мне улыбнулась, оглядывая разлившийся на щеке синяк, — добрый вечер. Что-то случилось?

— Да. Я могу войти? — вопрос был задан из вежливости. Я уже вошел, оттеснив Диану от двери. Диана не ответила, отступила почти к стене, нервно сжав ткань платья ладонями. В квартире царила темнота, свет горел только на кухне. — Ты одна? — Скажи, что «да», скажи!

— Да. Арти ночует у подруги, — кончики губ Дианы скорбно опустились, между бровей залегла складка.

— Что с тобой?

— Арти сама не своя после свадьбы. Наорала на Николая и ушла ночевать к подруге.

— На Николая за что? — сбросил обувь и начал снимать пальто, внимательно следя за сменой эмоций на лице Дианы. Она сначала смутилась, даже покраснела, потом помрачнела, нервно теребя кольцо на пальце. Как же меня бесил этот аксессуар. Я сам не понял, как шагнул к ней, перехватил за руку и сдернул с ее пальца ненавистное кольцо. Кольцо со звоном ударилось об пол и закатилось под комод.

— Вы что?! — возмутилась она.

— Между нами что-то было вчера? — Диана даже ротик приоткрыла от удивления. Да, я еще не совсем вспомнил. Помнил, что много пил, вроде даже поцелуи в такси вспоминались, а дальше темнота.

— Нет.

— Значит, будет сегодня?

Золотые глаза еще расширились. А я нагнулся к ее лицу и поцеловал, осторожно, еле касаясь ее нежных губ. Она замерла, просто окаменела, глубоко вздохнув.

— К-как вы… ты ко мне относишься? — спросила она шепотом, когда я отстранился.

— Я мечтаю о тебе с первой нашей встречи, — коснулся ее подбородка и притянул ближе. Диана уже сама впилась в мои губы поцелуем. Простонав от удовольствия, я обнял ее за талию, спешно поднимая подол платья, чтобы добраться до голой кожи. Диана взвизгнула, рассмеявшись.

— Руки холодные!

— Сейчас согреем. Вот здесь, — сжал ладонью трусики между ее ног, прихватив и кожу, отчего Диана ахнула, приподнявшись на цыпочках, и снова рассмеялась. Поцеловал ее улыбающиеся губы, оттягивая ненужный элемент одежды вниз. Диана не возражала, позволила трусикам сползти с ее стройных ножек, а потом отбросила их в сторону. Сама потянула платье вверх и бросила его к трусикам. Я с восхищением оглядел обнаженную фигуру девушки моей мечты. — Какая же ты красивая, — коснулся гладкого лобка, с удовольствием наблюдая, как по светлой коже пошли мурашки. — Может, не будешь временами бриться?

— Я подумаю, — она отвела смущенный взгляд в сторону, вздохнула, словно собираясь нырять в прорубь с головой, потом сделала шаг ко мне. Потянула мой свитер, намереваясь и меня избавить от одежды. Не стал ее утруждать, стянул с себя свитер, прихватив и футболку. Обнял мое Золото, наслаждаясь теплом ее тела, потерся о затвердевшие соски, Диана тихо простонала. Ее пальчики беспорядочно дергали пуговицу брюк пока просто не оторвали ее. Целеустремленная девушка. С молнией она справилась не так катастрофично, хотя мне было все равно. Так сильно я хотел ее, просто взять здесь и сейчас, но сдерживался, хотел сделать все правильно, незабываемо для обоих. Диана присела, опуская и мои брюки с бельем. Помог ей, переступив ногами через одежду, которая тоже полетела в угол. Диана игриво улыбнулась, сидя передо мной, перехватила ладошкой член, тот дернулся, запульсировал, сообщая о крайней степени возбуждения. Язычок Дианы скользнул по головке, я закатил глаза к потолку, пытаясь выровнять дыхание. Золотая девочка сейчас воплощала одну из моих тайных фантазий, и я молился о выдержке, ведь от вида Дианы, сидящей передо мной и играющей с моим членом, я готов был кончить моментально. Вот будет позор и разочарование. Не глядя подтянул Диану к себе, обнял, закопавшись лицом в ее волосы.

— Где спальня?

Диана потянула меня из прихожей. Вскоре свет озарил спальню с небольшой аккуратно заправленной кроватью в центре. Диана тянула меня дальше, но я остановил ее, подхватил на руки, она придушенно взвизгнула. Уже на руках я отнес ее к кровати, по дороге терзая ее губы новыми поцелуями. Диана отвечала с не меньшей страстью. Ее пальцы судорожно гладили мои щеки, запутывались в волосах, спускались к шее, чтобы притянуть меня еще ближе, еще глубже сплести наши языки. Положил ее на кровать и замер, оглядывая ожившую мечту, девушку, что не покидала моих мыслей последние месяцы. Диана заерзала под моим пристальным взглядом, протянула ко мне руки. Я нагнулся к ней, поцеловал мимолетно в губы, спустился ниже, сосредотачиваясь на требующих ласки грудях. Второй рукой ласкал ее между ножек. Какая же она горячая и влажная. Старался ее подготовить, чтобы уменьшить боль. Сначала я проник в нее двумя пальца, постепенно раздвигая тугую плоть и мышцы, потом запустил и третий палец, ощущая, как Диана дернулась то ли от боли, то ли от подступающего оргазма. Вновь я припал к ее губам, уже не мог терпеть, как же сильно желал наконец ворваться в нее, ощутить насколько она узкая и влажная внутри. Направил член в нее, надавил, собираясь войти в один рывок, просто уже не мог действовать медленно. Моя голова кружилась от прилива крови, что стучала в висках, член ныл, желая получить свое. Потому, когда она взбрыкнула, пытаясь отодвинуться, буквально зарычал, придержал ее, намеренный продолжить даже если она вдруг передумала. Вновь попытался толкнуться в нее, но Диана извернулась, пытаясь вырваться из моих стальных объятий.

— Подожди. Мне страшно.

Ее шепот заставил опомниться и прекратить попытки.

— Я буду аккуратен. — Врал, конечно, был настолько возбужден, что сомневался в своей выдержке.

— Можно я сверху? — робко спросила Диана, тяжело дыша и припадая губами к моей шее. Нет, я был абсолютно против, хотел сам контролировать процесс, но уступил. Кажется, я готов уступать ей во всем. Осторожно перевернулся, позволяя Диане меня оседлать. Она замерла надо мной, словно сомневаясь. Потом чуть сдвинулась вниз, потерлась о мой возбужденный член, разнося свою влагу. Придержал ее за ягодицы, стараясь отрешиться от событий. Диана вновь качнула бедрами, скользя промежностью по возбужденному члену и выгнувшись в спине. Она придержала член рукой снизу, медленно направляя его в себя, но не завершая встречное движение. Головка уперлась в преграду под тихий вздох Дианы, она вновь двинула бедрами, направляя головку глубже. Ее ладошка сжалась на моем плече, ногти царапали кожу. Снова движение назад, и я чуть ли не выл от разочарования. Новое движение, уже глубже, смелее. Диана застыла, боясь двигаться дальше.

— Не бойся, Золото, — притянул ее лицо ближе и поцеловал плотно сжатые губы. — Ты такая сладкая, такая притягательная.

Диана глубоко вздохнула, словно перед прыжком, и я понял, что сейчас это произойдет. Рывок, и член вошел в ее тугое лоно. Диана вскрикнула, сжалась на мне. Я крепко обнял ее, удерживая бедра. Ощущения столь яркие, что потемнело в глазах, а я со стоном прижал ее бедра к своим, проталкиваясь еще глубже под ее тихий вскрик. И кончил, как неопытный мальчишка, ощущая вибрирующие отголоски оглушительного оргазма в позвоночнике. Меня сейчас не волновало отсутствие презерватива и даже то, что не доставил должного удовольствия партнерше. Я просто нереально, немерено счастлив, потому что получил то, о чем мечтал так давно. Диана так и лежала на мне, тяжело дыша и не двигалась, кажется, привыкая к ощущениям, моя, полностью моя Золотая девочка.

Глава 21

Диана.

— Ты что сделал?! — я приподнялась над лежащим подо мной Романом. Он все еще улыбался, поглаживал меня по бедру. Что уж говорить, он все еще был во мне. Но возмущение и злость отодвинули на задний фон даже ноющую боль после потери невинности.

— Я кончил. Не волнуйся, сейчас мы немного передохнем и продолжим.

— Продолжим?! — окончательно поднялась и соскочила с кровати. — Ты хоть понимаешь, что сделал?! — по внутренней стороне бедра скользнула тонкая горячая струйка, окончательно меня убедив, что он не шутит. — Я тебя убью! — схватила с кровати подушку и бросила на расслабленно лежащего Романа. Пару раз успела вдать по его наглой физиономии, пока он не опрокинул меня на кровать, навалившись сверху. Подушка улетела в другой конец комнаты и судя по звукам снесла всю мою косметику с комода. Роман же удерживал мои руки над головой, удобно устроившись между моими разведенными ногами. — Отпусти! — дергалась под ним, рыча от злости.

— Обожаю, когда ты злишься, Золотце, — Роман улыбался, глядя на мои бессмысленные попытки выбраться из-под его тела, полностью обнаженного и горячего. Он чуть приподнялся, и я ощутила, что тело надо мной еще и возбужденное. Он провел головкой по влажным складочкам, чуть сильнее надавил на клитор, по моему телу прошлась волна уснувшего в порыве злости возбуждения.

— Роман… — сжала кулаки, зажмурившись, когда он медленно скользнул в меня. Контраст боли и удовольствия ошеломил, и несколько секунд я не могла уловить, какое чувство сильнее. Новый толчок и теперь боль отступила на второй план, а потом и вовсе почти исчезла, пока я плавилась в объятиях моего искусителя и млела под действием неторопливых, но таких волнующих движений. Внизу живота зрело теплое напряжение, которое все расширялось, угрожая поглотить меня целиком, разметать по комнате на тысячи частичек. Эта неспешность сводила с ума, мучила, я невольно подавалась Роману на встречу бедрами, стараясь усилить движения, ведь уже не могла выдерживать томительного напряжения. — Роман, быстрее, пожалуйста, быстрее, — я вновь подалась бедрами на встречу его движению, почти хныкала, умоляя дать мне разрядку. И мужчина сжалился, следующий толчок был резким, глубоким, он сорвал с моих губ протяжный стон. Теперь Роман вбивался яростно и быстро. Я металась под ним, стонала, выгибалась, запрокидывая голову, подставляя грудь его губам. И вот новый толчок, ставший тем самым, необходимым, бросившим меня за грань удовольствия. Я кричала, извиваясь под все еще продолжающим движения Романом, содрогалась в сладких конвульсиях, пока на губах невольно расплывалась глупая улыбка, а бабочки опали вниз живота, пребывая в полуобморочном состоянии после сумасшедших воздушных плясок, что устроили. Пожалуй, теперь я понимаю почему подруги так хвастают интимной жизнью. Это, действительно, классно. Роман с глухим стоном кончил, уткнувшись лбом в районе все еще удерживаемых им рук. Помнится, и на этот раз он пренебрег презервативом. Но мне сейчас было так хорошо, что я почти не злилась.

Впервые за свою жизнь просыпаться в объятиях мужчины оказалось невероятно приятно. Я лежала с закрытыми глазами, млея от тепла обнаженного тела, прижимающегося сзади, от мелких мурашек, что рождало дыхание Романа, касаясь кожи шеи, сменившимся прикосновением уже губ, и от этого странного чувства защищенности, что охватывало меня рядом с ним. Удержать расплывающуюся на губах глуповатую улыбку не удавалось, я все же открыла глаза и развернулась на кровати. Вчера мы не удосужились задернуть шторы и солнечный свет освещал комнату ярким сиянием, позволяя во всех подробностях рассмотреть заспанное лицо Романа, с темным синяком на щеке. Длинные ресницы затрепетали веки распахнулись, он мне улыбнулся. Не своей обычной улыбкой искусителя, а тепло, мягко. Улыбкой, что предназначалась только мне. Вчера произошло нечто большее, чем секс, гораздо большее. По крайней мере для меня. Оказалось, я все же глупая, и влюбилась в Ромео нашей фирмы.

— О чем задумалась, Золотце? — он чуть придвинулся и мимолетно коснулся моих губ своими.

— О тебе. Кажется, я влюбилась, — неуверенно улыбнулась ему, поражаясь своей смелости. Невольно вспоминались моменты из фильмов, когда играет радостная мелодия, а ты находишься в ожидании чего-то светлого, но тут врывается скрежет оборвавшейся пластинки и наступает тишина. Улыбка сошла с лица Романа, он оглядел комнату и спросил:

— Сколько время?

Черт! Сегодня же понедельник! В этот момент в комнату ворвалась Артемида, оглядела представшее зрелище прищуренным взглядом.

— Могла бы хоть на звонки отвечать! — она резко развернулась и вышла из комнаты. Как же неудобно. Телефон остался на кухне, она меня искала, волновалась. Светлое чувство сменилось ожиданием беды и неловкостью. Я моментально подскочила с кровати, надела поверх голого тела первое попавшееся домашнее платье и рванула в ванную. Поспешно приняла душ, смывая с бедер кровавые разводы и возникший в связи с этим румянец с щек. Артемида сидела на кухне на подоконнике. Я подошла к ней, ожидая новых обвинений и осуждения. — Прости. Ты не отвечала, я волновалась.

— Арти, что с тобой происходит? Убежала со свадьбы, потом накричала на Николая и сбежала к Юле, — осторожно обняла сестру за плечи.

— Все в порядке, Ди. Просто настроение такое, у меня бывает.

Нет, не бывает, но меня посвящать в проблемы не собирались. Грустно, что она не делится со мной. Может, ей нужно немного времени? Мы услышали хлопок двери ванной, вспомнив о госте. Я принялась за приготовление завтрака. Артемида предпочла скрыться в своей комнате.

— Золото, я домой, нужно переодеться, — Роман ворвался на кухню уже полностью одетый. Он мимолетно поцеловал меня и покинул кухню. Пока я пыталась сообразить, что ответить, уже хлопнула входная дверь. Быстро он.

В итоге я отправилась на работу на такси, опоздала на целых три часа. Рабочий день сегодня был номинальный, в основном заканчивали работу и отчеты, которые не завершили раньше. В основном работники завершили рабочую неделю в субботу на прошлой неделе, так что в здании находились в основном сотрудники колл-центра и такие, как я, кто «веселился» в субботу. Ближе к обеду приехал и Роман. Он вошел в приемную, сразу устремив свой взгляд к моему столу, улыбнулся, подошел ко мне. Мимолетно поцеловал меня в губы, вложив какую-то коробочку мне в руки.

— Не тяни с приемом, Золото, — он отправился к себе в кабинет, а я взирала на оставленную им коробку с одной единственной таблеткой внутри. Экстренная контрацепция. Я в принципе не против, но внутри и скребло раздражение, он вчера наслаждался, кончал в свое удовольствие, а мне устоявшийся график месячных сбивать. Опыта у меня никакого, надо было сразу настоять на презервативе. Хотя моментом и мелькала мысль, что может он не против моей возможной беременности. Ага, и собрался жениться. Я не просто глупая, я нереально тупая. Отбросила от себя коробку и подскочила на месте, злая, раздраженная. В этот момент в двери показался Валентин Владимирович. Я спешно смахнула коробку со столешницы.

— Диана, привет. Мы можем поговорить?

— Конечно, — приветливо улыбнулась Валентину Владимировичу, подтолкнула коробочку носком ноги под стол, проходя на встречу ему. — Есть новости от Марго?

— Нет, только те сообщения, что скоро она появится.

— Понятно.

Валентин Владимирович открыл передо мной дверь и пропустил меня вперед.

— На Руслана удалось выйти?

— Его номер недоступен. Встречался с его сестрой, но Эвелина, — мужчина замялся, подбирая слова мягче, — не стала идти на встречу.

— Сегодня Новый год. А она неизвестно где и с кем.

— Ну, с кем она сейчас известно. Мне удалось переговорить с Никитой. Он согласен поддержать легенду и даже закроет глаза на измену.

— На какую измену?! — я сразу встала на защиту подруги. Уверена, она выдержит любой напор, ведь любит Никиту. Валентин Владимирович посмотрел на меня так, что я сразу сдулась, даже покраснела.

— Сама ты чем занимаешься с Романом? Не изменой?

Я думала, что с Романом познала все грани смущения и все оттенки румянца. Оказалось, я себя недооценивала. Кажется, даже кончики волос зарделись.

— Я собираюсь разорвать помолвку с Николаем. Уже говорила с ним об этом. — Только он не принял мою позицию. И предпочел на деле доказать, как я ошиблась в выборе. Не вмешайся Артемида, невинности я бы лишилась еще до прихода Романа. Как она взбесилась, никогда ее такой злой не видела.

— Знаешь, я не могу сказать ничего плохого ни о Николае, ни о Романе. Мне кажется, они тебе оба не пара. — Мы вошли в кабинет Валентина Владимировича, выполненный в черно-белой гамме. Прошли к диванчику и сели. Даже удивилась его словам. Ладно Роман, но Николай ему чем не угодил? — Просто поверь мне на слово, — он тяжело вздохнул, помассировав лоб. — Это твое личное дело. Я по другому поводу хотел поговорить. Думал, ты сама придешь со мной поговорить об Артемиде.

— Об Артемиде? — я удивилась, судорожно соображала, глядя в напряженное лицо Валентина Владимировича. Может он знает об аварии, или все же я права и что-то случилось на свадьбе? Не зря же Артемида так подавлена последние дни. Валентин Владимирович придвинул ко мне пакет, лежащий на столе. Я раскрыла пакет, и вытаращилась на новенькие пятитысячные купюры, разложенные по пачкам. Судя по количеству пачек, здесь пятьсот тысяч.

— Вы знаете про аварию?

— Да, Максим признался. Возвращаю деньги, которые ты ему отдала.

— Но тут много.

— Остальное считай компенсацией за… — мужчина прочистил горло, откашлявшись, — доставленные Максимом неудобства.

— Что-то еще произошло, да?

— Диана, расспроси Артемиду, — мужчина нахмурился, придав себе более строгий вид.

— Хорошо, — протянула пакет обратно. — Здесь слишком много.

— Забирай, Диана. Ипотеку частично погасишь. — Не скажу, что мне помешают внезапные деньги, но и брать у знакомых такую сумму было неудобно, не говоря о предпосылках такой щедрости. — Ну а теперь обсудим твой перевод.

— Какой перевод?

— Как? Роман не говорил? — Валентин Владимирович нахмурился, обдумывая ситуацию. — Я собираюсь направить тебя на повышение в отдел Марго. Хотел раньше, но Роман настоял, чтобы тебя оставили до конца года, все же отчетность сдавать.

— Нет, не говорил.

Странно, почему? Забыл? И почему не позволил сразу идти на повышение? Отчетность уже две недели, как подготовлена.

— Зато теперь ты знаешь. Не возражаешь?

— Нет, я очень рада повышению. Спасибо.

Дальше разговор перешел к деловым вопросам, а потом плавно перетек к празднованию Нового года. Он пригласил нас с Артемидой к себе, тем более их дети отсутствовали, Марго со своим похитителем, а Максим празднует с друзьями.

К себе я возвращалась пришибленная, прижимала пакет к груди, а в голове роились мысли одна другой страшнее. Что случилось, пока я возилась с Романом? Боже, надеюсь он ее не изнасиловал. Нет, нет и нет, она бы мне рассказала. А вот в приемной меня ждал еще один сюрприз. Весьма неприятный, с размазанной красной помадой. Рената только вышла из кабинета Романа, протерла губы, как и в тот раз, когда я застала их в кабинете. Неужели они и сейчас занимались тем же, чем и тогда?

— Диана, вы не сделаете мне кофе? — Рената улыбалась вполне благосклонно, прошла модельной походкой к дивану и расселась на нем, закинув одну ногу на другую. — Капучино с двумя ложками сахара.

— Конечно, — вот я улыбнуться не смогла, с облегчением скрылась в чайном закутке и включила кофе-машину. Деньги пока отложила в ящик с посудой. Вышла я к Ренате уже более уверенной в себе. Мало ли почему у нее помада размазалась, может случайно рукой задела, это не значит, что она делала минет Роману. Ведь не значит?

— Спасибо, Диана, — Рената приняла чашку, улыбаясь еще шире, оглядывая меня каким-то странным взглядом, раздевающим что ли. Но странно, когда на тебя так смотрит женщина. — Роман такой затейник, правда? За что я люблю его, это за то, что он всегда в поисках новых впечатлений. Я люблю с ним экспериментировать.

— Думаю, меня не касаются ваши отношения с Романом, — отступила от журнального столика, этот разговор напрягал с каждой секундой все больше.

— Как не касаются, Диана? Я думала, Роман уже вам все рассказал. Хотя, можно ведь обращаться на «ты». Мы скоро станем очень близки.

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

— Ну вот, я тороплю события, — она отложила кофе и резко поднялась с дивана. Она двинулась ко мне, а я испуганно попятилась, соображая про себя, как вызвать психушку. У этой женщины явно что-то не в порядке с головой.

— Когда Роман предложил разнообразить нашу сексуальную жизнь еще одним, — она закусила выкрашенную в красный цвет губу, вновь просканировав меня взглядом, словно подбирая правильное слово, — партнером, я отнеслась скептично, даже враждебно к тебе. Но, признаю, мне все же нравится его выбор. — Пространство для отступления закончилось моим столом, в который я уперлась попой. Да что в этих кабинетах со столами?! Вечно не там стоят. — Думаю, нам втроем будет очень хорошо, — и эта ненормальная положила руку на мою грудь. Незнакомая женщина нагло лапала мою грудь! Хотела бы я повести себя в этой ситуации стойко, но я была слишком ошеломлена.

— Мне надо выйти, — пискнула и убежала прочь из приемной. Своей, между прочим, приемной. Остановилась только в кабинке туалета. Наверное, глаза у меня были сейчас как пять рублей, огромные и круглые. Что это сейчас было? Она мне только что предложила «тройничок» с ней и Романом? И Роман с этим согласен? Судя по ее словам, он сам это предложил. То есть я — разнообразие в их сексуальной жизни?

Глава 22

Диана.

Когда я собралась с духом и вернулась в приемную, Ренаты уже не было. Только нетронутая чашка кофе, стоящая на журнальном столике, свидетельствовала о том, что эта сексуально озабоченная барышня мне не привиделась. Я постучалась в кабинет к Роману, но его не оказалось внутри. Видимо, вышел, возможно и с Ренатой. Так, берем себя в руки и работаем! Не успела пройти ко столу, как в приемную вошел Роман.

— Я разговаривала с Ренатой, — сразу выпалила, следя за реакцией Романа.

— Она приходила? — он чуть нахмурился. — И что она наболтала? — я даже смутилась. Похоже Рената просто поиздевалась надо мной, рассчитывала, что я на эмоциях поссорюсь с Романом. Тем временем Роман приблизился. Он улыбался своей улыбкой искусителя, глаза шальные, он еще и выпил.

— Мы же на работе.

— Новый год, накрыли небольшой стол в конференц-зале. Я думал, и ты придешь, — он подошел ко мне, притянул меня к себе за талию и поцеловал. Мои проказницы-бабочки, снова решили устроить неконтролируемые полеты в животе. Накатывали воспоминания о прошедшей ночи, отзываясь томлением в теле. Мозг рисковал отключиться, и я отстранилась, желая сначала все выяснить. Тут я заметила, что он и дверь не то, что на ключ не закрыта, а открыта настежь. Смотрите все, кому не лень! Хорошо, что все, как и Роман предпочитали проводить время в конференц-зале. Роман заметил мой взгляд, обернулся, ударил себя по лбу рассмеявшись. — Как только вижу тебя, мозги напрочь отключаются. Не хорошо, если кто узнает о наших шалостях, — Роман прошел к двери и на этот раз закрыл ее на ключ.

— Шалостях? — переспросила я его, ощущая, как сердце тяжелеет. Уже понимала, что разговор не принесет ничего хорошего. — Я хотела поговорить о нас, — сжала перед собой ладони, следя за тем, как Роман продвигается ко мне, словно голодный хищник, готовился к рывку.

— Может, отложим все разговоры? — Роман с улыбкой перехватил мои плотно сжатые в кулаки ладони, притянул меня к себе.

— Нет, я хочу поговорить сейчас, — я посмотрела строго в глаза Романа, он страдальчески вздохнул, но из объятий не выпустил.

— О чем ты хочешь поговорить?

— А ты как думаешь? О будущем. Что будет дальше? Как ты ко мне относишься?

— Как отношусь? — он коснулся губами моей щеки. Тихо, бабочки, отмена полета, отмена полета! — Я уже говорил. Ты меня с ума сводишь, и я до жути хочу тебя, — новый поцелуй коснулся уголка моих приоткрытых губ. — Хочу положить тебя на этот стол. Поднять твою невероятно сексуальную юбку и стянуть с тебя трусики. А потом… — новый поцелуй обжег губы, и я поддалась, отозвалась на поцелуй. — Ты такая влажная, что я войду сразу, ведь и сам невероятно возбужден. — Да он прав, трусики уже намокли, настолько ярко я представила образ, что он навеял своими словами и поцелуями.

— Что будет дальше? — все же заставила себя вспомнить, зачем завела этот разговор.

— А дальше нам будет очень и очень хорошо. Мне придется зажимать твой ротик, чтобы никто не услышал твоих криков, — Роман развернул меня к себе спиной и подтолкнул к столу, намереваясь воплотить ставшую вдруг общей фантазию в жизнь. Я оперлась на стол дрожащими руками, и уже готова была стонать, когда его руки сжали мои ягодицы, медленно собирая ткань юбку.

— Нет, я имею в виду, что ты планируешь? Мы начнем встречаться?

Юбка уже капитулировала, Роман провел пальцами поверх кружева трусиков, мне пришлось закусить губу, чтобы не стонать.

— Зачем тебе эти клише, Золото? Нам хорошо вместе, разве остальное важно?

— Важно, для меня важно, — его слова чуть отогнали туманную негу удовольствия, я развернулась к нему лицом. — Ты хочешь, чтобы я была твоей любовницей?

— А кем ты хочешь быть? — он провел ладонью по моей щеке, взгляд наполнился напряжением.

— Уж точно не хочу быть одной из твоих любовниц.

— Мне казалось, тебе хорошо со мной? — Роман вновь потянулся к моему лицу, но на этот раз я отступила.

— Мне хорошо с тобой. Но роль любовницы меня не устраивает. Я думала, значу для тебя больше, — заглядывала в его глаза, искала в них отголоски тех чувств и эмоций, что видела тогда на катке или утром в моей постели, но не находила. Он смотрел напряженно, даже раздраженно, ему не нравилось выяснять отношения. — Понятно, — я отступила от него и прошла к своему столу, опустила юбку, нарочито внимательно огладила каждую складочку. — Мне нужно работать, — уткнулась в экран ноутбука, почти не видя картинки перед глазами. Какая же я дура, это все вы, бабочки, нашли, когда взлетать! Бабочки робко сложили крылышки и замерли, снова решили прописаться в красной книге. По крайней мере, сейчас я сомневалась, что когда-нибудь встречу мужчину, который будет меня настолько будоражить и вызывать такую бурю эмоций.

— Диана, мы взрослые люди. Что такого в том, что мы будем встречаться для взаимного удовольствия?

— У вас достаточно женщин, чтобы встречаться для взаимного удовольствия, — язвительно передразнила я произнесенные им слова. Все же взглянула на резко помрачневшего начальника. — Или вам невесты не хватает? Нужно разнообразие?

— Диана, мы пришли к нынешним отношениям не просто так. Если не помнишь, я выручил тебя с деньгами.

— Ах, да, заключили договор аренды моего тела. Я помню, — вновь отвернулась к ноутбуку, внутри кипя от негодования. Ну, я ему сейчас устрою, нашел, о чем напоминать. Я думала, этот договор он придумал, чтобы сообщить о своих чувствах.

— Я не отпущу тебя, Диана.

— Мне нужно работать, Роман Марсович.

— Ладно, вечером поедем ко мне и поговорим, — он широкими шагами покинул приемную. Глаза заболели, и я поняла, что сейчас позорно разрыдаюсь. Мысленно дала себе пару пощечин. На что рассчитывала? Знала же, что он бабник? Знала, так что не реви. Чтобы отвлечься я с усердием принялась за подготовку дел для преемницы, потом собрала свои немногочисленные вещи, и упаковала их в пакет. Роман Марсович вскоре вернулся, прошел мимо меня, даже не взглянув.

Наступил конец рабочего дня. Роман Марсович еще не выходил из кабинета. Подхватив пакет с деньгами, я вошла в его кабинет. Он сидел на диване со стаканом виски, судя по этикетке на половину пустой бутылки.

— Рабочий день завершен, я иду домой.

— Ты едешь ко мне, — Роман перевел потемневший взгляд ко мне.

— Нет. Я еду домой, — я прошла к дивану и бросила на стол пакет с деньгами.

— Что это? — он вывалил пачки с деньгами на столешницу, со звоном посыпались монеты, с гулким звоном ударяясь о столешницу и разлетаясь по полу. Рука Романа так и замерла с пакетом, он сам будто окаменел.

— Больше я вам ничего не должна, — я развернулась на носках и направилась к двери. Уже тянулась к ручке, когда меня догнали его слова.

— Здесь больше трехсот тысяч.

— Я высоко вас оценила.

О да, я почти ощущала триумф от своей маленькой мести. Оставила ему несколько тысяч сверху, еще и монетки из кошелька выскребла. Осталось схватить вещи и бежать. План застопорился ровно на середине. Дверь не открылась, когда я опустила ручку. Я дернула ее еще раз, а потом и еще, тихо паникуя.

— По-моему, ты меня недооцениваешь.

Я вскрикнула от шепота, произнесенного прямо в ушко. Даже не заметила, как Роман приблизился. Мамочки! Тихо паникуя, я задергала активнее дверь, пока просто на просто не оторвала ручку. Ой! На прошлой же неделе только чинили. Горе-работники! Руки Романа обвились вокруг моей талии. Спиной ощущала напряжение мышц мужчины и его прерывистое злое дыхание. Одна его рука скользнула вверх между грудей и сжала горло, вынуждая меня откинуть голову назад. Вторая рука устремилась вниз и застыла между ног, поверх ширинки брюк, которые я успела переодеть, чтобы ехать домой.

— Роман, отпусти, — голос звучал хрипло, но не потому что он меня душил, держал он хоть и крепко, но не сдавливал, я, черт возьми, возбудилась, стоило ему коснуться меня.

— Зачем тебе уходить, Золото? — его губы накрыли мои в жестком обжигающем страстью поцелуе, со вкусом виски. Дыхание сбилось моментально, а бабочки снова ожили и устремились активно размножаться дабы вывести свой вид из красной книги. Роман довольно быстро справился с пуговицей и молнией ширинки, а потом резко опустил мои брюки вместе с трусиками, прихватив за пояс на пояснице. — Ты ведь не хочешь уходить.

Само собой, я сейчас хотела не уходить, сейчас я хотела, чтобы его губы вернулись туда, где им самое место, а именно на мои губы, а не разговоры сейчас разговаривали.

— Ты ведь не уйдешь. Сама сказала, что любишь, — его пальцы, его волшебные пальцы теперь ласкали меня, разнося влагу по складочкам, периодически скользя внутрь, и даже мимолетная боль не способна отогнать возбуждение. А вот его слова насторожили, неужели он прав? И я теперь не захочу уходить от него, как влюбленная дурочка буду приходить за новой порцией ласк, пока однажды не надоем и не буду отброшена как мусор, как пустой флакон от духов, все еще красивая снаружи, но пустая внутри и никому не нужная?

— Роман, отпусти. Я ухожу, — тихий шепот, в который и сама не верила. Пальцы Романа теперь проникали глубже, резче, и вместо того, чтобы продолжить отстаивать свое право уйти, с уст сорвался стон, а ноги предательски задрожали, и я бы упала, если бы Роман все еще не держал меня за горло, прижимая к своей твердому и преступно сексуальному телу. Наравне с приближающимся оргазмом поднималась и обида. Я тут как самый плохой разведчик в мире готова сдать все явки, пароли, и продать родину, а он такой спокойный, просто повелитель мира, точнее моего тела. Я тут с ума схожу, а он скала, само спокойствие, упивается своей властью и радуется, что вскоре я дам согласие на все и в любых позах. Я запустила руки себе за спину, откинув предварительно дурацкую ручку от двери, и огладила его бедра. Роман резко вздохнул возле моего уха, я изогнулась в спине и потерлась ягодицами о его пах, ощущая под слоем одежды каменную твердость.

— Ты так не хочешь, чтобы я уходила? — слова вырывались с придыханием, срывающимся голосом. Уже руками я огладила его достоинство, и он чуть сдвинулся, чтобы я смогла справиться с застежкой, а потом и молнией. — Не хочешь?

— Тебя я хочу постоянно, — его губы припали к моей шее, язык заскользил по коже, вызывая у бабочек взрыв экстаза. — Ты знала, какое сладкое на вкус золото?

Почти выла от разочарования, когда он прекратил движения и убрал руку. Он поднес блестящие моим соком пальцы к моему рту и провел ими по моим губам. И я облизала губы, ощущая терпкий вкус собственного возбуждения. Все это настолько порочно, что сладкий спазм внизу живота сжал внутренности, и я непроизвольно сдвинула коленки. Роман подтолкнул меня бедрами вперед, и я уперлась ладонями в дверь. Он спешно опустил уже свои брюки. Это последний раз, обещала я себе, прикрыв глаза и чуть-ли не мурлыча от удовольствия, ощущая, как горячая головка требовательно раздвигает складочки и врывается в меня под мой громкий стон удовольствия. Роман вторил мне, сжимая сильнее, отчего темнело в глазах, а кислорода в легких становилось все меньше, кажется, он сейчас меня задушит. Ну и правильно, таких глупышек надо душить, чтобы не мучились. Резкий толчок и я уже кричала в голос, настолько мне хорошо, из глаз брызжут искры, и я боялась подпалить кабинет. Как мы потом выбираться будем, дверь ведь заблокирована? Мой мир сократился до толчков и ударов, возносящих меня все выше и выше на грань удовольствия, до хриплого дыхания мужчины, что прижимает меня сзади и его рук, что сжимают меня стальной собственнической хваткой. И в эти мгновения я отдалась ему со всей душой, со всей доступной мне страстью, отбросив гордость и страхи назад. Оргазм навалился океанской волной, сметая все чувства и ощущения, кроме освобождения и невероятного удовольствия, раз за разом сжимающего мое тело в сладких конвульсиях.

Возвращалась я в себя с трудом, и обнаружила себя сидящей на полу, Роман сидел сзади, обнимал меня за талию и тяжело дышал. Не знаю, сколько длилось это сумасшествие, но за окнами стемнело. За дверью надрывался мой телефон. Сегодня же Новый год! А я заперта в кабинете со своим боссом-любовником. Вместо того, чтобы звонить и вызывать кого-нибудь на помощь, пока здание не покинули работники, мы занимались сексом. Самым невероятным сексом в моей жизни, но происходил он не вовремя. Мысли о неправильности происходящего, что скользили лишь на грани затуманенного страстью сознания, сейчас вспыхнули вновь. Ну, и где моя гордость? Мужчина заявил мне, что никуда я от него не денусь, потому что влюблена по уши, а я и не вздумала возразить. Мне стало страшно, вдруг он прав? Но я так не хочу, поэтому нужно бежать, спасать свое сердце, склеивать его по кусочкам и жить дальше. Ничего, сосредоточусь на работе и обо всем забуду, по крайней мере попытаюсь. Я неловко выбралась из объятий начальника. Брюки были спущены до колен, так что при подъеме я была сама грациозность, особенно если учитывать, что эти самые колени еще дрожали. Взглянула на все еще сидящего на полу Романа. Либо придумали невидимый презерватив, либо он вновь забил на предохранение. Интересно, все его любовницы страдают из-за его безответственности, или это я такая особенная? Зло подтянула брюки с трусиками и застегнула молнию. С тихим злым шипением я пнула ни в чем неповинную дверь, благо на этот раз я была в сапогах, и нога осталась цела, в принципе, как и дверь.

— Мы заперты! — Роман поднял все еще шальной взгляд на меня, вспомнила, что он еще и выпил. Нашла в кого влюбляться, безответственный кобель с задатками алкоголика. Роман не успел ответить, зазвонил его телефон, лежащий на журнальном столике. Роман неровной походкой двинулся к нему, на ходу застегивая брюки. А я отправилась на поиски ручки, которую сама же отбросила неизвестно куда.

— Да, она со мной.

Услышав слова Романа, я резко обернулась. Кто меня ищет? Артемида? Валентин Владимирович?

— Дверь моего кабинета сломана, и мы не можем выбраться. Похоже, встретим Новый год здесь, вдвоем, — он довольно зажмурился, подмигнув мне. Мне стало не по себе, кому это он рассказывает? Намека в его словах не заметил бы только младенец. — В принципе, мы уже начали отмечать. Сейчас будешь? На тебя всегда можно положиться, Ник, — Роман отвел телефон от уха и отключил вызов, выглядел он как никогда довольным. — Я же сказал, что не отпущу тебя, — сообщил он, глядя в мои глаза.

Глава 23

Диана.

— Это Николай? — Боже, пусть это будет другой Ник.

— Да, твой бывший жених.

Ага, и после всего еще и бывший друг. Все что можно было я испортила. Еще и из-за этой проклятой двери Артемида волнуется, меня ищет вместо того, чтобы праздновать и веселиться. — Иди ко мне, Золото. Начнем отмечать, — он сел на диван и потянулся к бутылке, намереваясь наполнить пустой бокал. Я обошла его рабочий стол и присела на край столешницы, скрестив руки на груди и пытаясь не заплакать. С Новым Счастьем, блин.

— Диана, присоединяйся.

— Я не пью. И вам советую остановиться, итак уже не соображаете.

— Прекрасно я соображаю. Ник стоял между нами, теперь не будет.

Я его убью. Да, хорошее решение. Оглядела кабинет на предмет возможных орудий убийства. Ага, бутафорские коробки под елкой. Роман еще что-то хотел сказать, когда ему по макушке прилетела самая маленькая коробочка. Сразу легче стало.

— Выламывай дверь, иначе я тебя подарками забью! — в подтверждение бросила в него новую коробку, уже побольше. Роман неловко отмахнулся от снаряда и подскочил с дивана, когда ему в грудь ударила новая коробка. Как же я удачно не поленилась и сделала так много.

— Диана, прекрати! — уже рыча, он сделал шаг ко мне, споткнулся о столик и рухнул на пол. Ага, враг почти повержен. Я схватила самую большую коробку и побежала добивать. Роман схватил меня за ноги и теперь уже я опасно накренилась вперед, с занесенной над головой коробкой. Роман, как настоящий мужчина, пусть и невольно, но смягчил мое падение. Коробкой ему прилетело по попе, ну и мне по лбу. Я взвилась на нем, и снова бабахнула ему коробкой по голове. Вот так вот честных девушек в себя влюблять, да с правильного пути уводить. Декоративный бумажный бант съехал с коробки и повис в районе уха Романа, приклеившись скотчем за волосы. Роман перевернулся, сталкивая меня с себя на пол. Попытался навалиться сверху, но я как-то сумела отползти, отбиваясь почти разъехавшейся коробкой. Вот за этим сражением нас и застал Ник, решивший не церемонясь выбить офисную дверь. Еще разок я вдарила по макушке начальника уже листами картона от коробки, вскочила на ноги и пулей вылетела из кабинета. Первым делом схватила телефон и позвонила Артемиде, от которой значилось уже больше двух десятков вызовов. Судя по времени, в кабинете мы пробыли только полтора часа, не так все и плохо.

— Диана, ты где?

— Я выезжаю. Из офиса не могла выбраться, замок сломался. Сейчас буду, только такси вызову.

— Не надо такси, — Николай, мрачный как туча, вышел из кабинета, взмахивая рукой. Похоже, Роману снова прилетело. Николай выхватил у меня из рук сумки. Я подхватила одежду и двинулась за Николаем, стремительно покинувшим и приемную. Все же остановилась и глянула в кабинет Романа. Он тяжело рухнул на диван, поглаживая щеку.

— Останься, — попросил с надеждой, что в моей груди защемило сердце. Я отрицательно мотнула головой и рванула за Николаем. Он уже стоял у лифта и придерживал двери, ожидая меня.

— Ты сняла кольцо, — заметил он, стоило закрыться дверям лифта. Сжала ладони, опустив взгляд, не в состоянии смотреть в голубые глаза Николая, наполненные сейчас лютой стужей.

— Оно дома. Закатилось за комод, утром опаздывала и не успела достать. Достану и верну.

— Значит, выбрала его?

Тяжело вздохнула, заставляя себя поднять глаза к его лицу.

— Николай, я очень люблю тебя. Но как друга. Прости, что не смогла полюбить тебя, как мужчину. И прости, что полюбила другого.

Горящий до этого злостью взгляд Николая потускнел, на его щеках заиграли желваки.

— А если бы я предложил попробовать еще? Забуду про твое увлечение Романом, а ты забудешь о нем. Наш брак решил бы все твои проблемы.

Забыть о нем я была бы не прочь, а лучше вообще бы не встретить его, не влюбиться, не познать сумасшедшей близости с ним. Много всяких «не».

— Я не собираюсь встречаться с тобой из-за денег. Послушай, ты очень хороший, и достоин девушки, которая будет тебя любить.

— Я хочу, чтобы ты меня любила, Диана.

Двери лифта разъехались, открывая путь в пустое полутемное фойе. Я не ответила, просто не знала, что сказать. Раньше я думала, что любовь — это то, что я чувствую к Николаю. Но появился Роман и показал, насколько я ошибалась. Любовь не имеет логики и объяснения, она просто возникает однажды между двумя и не отпускает. Есть только влечение, есть лишь желание видеть, прикасаться, находится рядом, и есть безграничное счастье, когда эти желания сбываются. И любовь — это боль, когда чувства не взаимны.

— Что дальше, Диана? Что он тебе наобещал? И ты ему поверила?

— Нет. С нового года я начну работать в отделе Марго.

— Рад, что ты поняла, что он не для тебя, — Николай придержал передо мной стеклянные двери, выпуская в морозный вечер. С неба сыпали легкие перистые хлопья, медленно кружась в ритме ветра. Николай прав, Роман не для меня. Я это понимала и раньше, но все равно поддалась. Так засмотрелась на небо, что поскользнулась и рисковала растерять все кости при столкновении с обледеневшим асфальтом. Николай спас мои кости в последний момент, подхватил на руки, я даже взвизгнула, когда он меня подкинул, рассмеялась от неожиданности. Следующей неожиданностью стал поцелуй. На который я почему-то ответила, видимо в стремлении забыть поцелуи того другого мужчины, такого нужного мне, но ему мои чувства поперек горла. Николай покачнулся, и оторвавшись от него я заметила быстро удаляющуюся фигуру Романа, толкнувшего Николая в плечо. — Что не делается, все к лучшему, — Николай с улыбкой поцеловал меня нос, оторвав свой взгляд от фигуры Романа, и понес меня к машине. Теперь я не сомневалась, что они друзья. Наверняка Николай заметил, что Роман вышел из лифта.

Николай отвез меня в квартиру, по дороге вели вялую беседу о планах и всяких глупостях. Артемида нашлась на кухне, с остервенением кромсала овощи на салаты.

— Ты! — она указала на меня недорезанным огурцом. — Наготовлю салатов, и сама буду их жрать, раз ты не готовила.

Угроза подействовала, я побежала переодеваться, чтобы помочь сестре. Когда я вышла, Артемида с Николаем резали салаты уже в две руки.

— Только не это, — Николай подхватил пульт, отерев руки от сока помидора и переключил «Служебный роман».

— Я смотрела, вообще-то, — Артемида отняла взгляд от вскрываемой банки с зеленым горошком.

— Не люблю этот фильм, — Николай переключил несколько каналов, пока не остановился на фильме «Иван Васильевич меняет профессию».

— Вот и я! — засучила рукава, готовая к труду на кухне и обороне от расспросов.

— Займись холодцом, — скомандовала Артемида. — Но сначала выпей шампанского. Мы только тебя ждем, — она указала на наполненный на половину для меня фужер.

— Пусть Новый год принес только счастье! — просила, желала, мечтала. Мы чокнулись и со смехом отпили из фужеров игристый напиток.

— Лепота, — раздалось с экрана телевизора, и я была согласна. Как хорошо отмечать с семьей, пусть от семьи и осталась только Артемида. А всякие начальник пусть не думают, что испортят мне праздник.

— Лепота! — я со смехом отсалютовала фужером и отпила еще пару глотков. Артемида рассмеялась, вторя моему смеху.

Мы отлично встретили Новый год. Посидели дома, потом встретили двенадцатый час в доме Соколовских. Валентин и Марта так обрадовались, что будут не одни на Новый год. Артемида подарила мне прекрасное платье из голубого шелка, которое сшила сама. Я видела, что она увлекается шитьем, но раньше она стеснялась показывать мне свои работы. Поэтому я невероятно удивилась ее мастерству. Она даже нашила бирку с вышитым на ней именем Артемиды. Так что было весело, по-домашнему. Даже Николай немного задержался, прежде чем ехать к родителям. Точнее к матери, с отцом они в плохих отношениях.

А вот на второй день после празднования я решила выяснить все с Максимом. Артемида молчала, я собиралась выяснить из первых рук, что произошло и убедиться, что Максим больше не побеспокоит Артемиду. Марго забрала меня от квартиры.

— Что в итоге Макс натворил на этот раз? — спросила она, после приветствий, объятий, и поздравлений.

— Не знаю. Твой отец мне деньги заплатил. Артемида молчит.

— Отец вечно его покрывает, — проворчала подруга, выжав педаль газа, отчего машина тронулась с пробуксовкой и мигом влилась в поток машин. — Не дай Бог он ее тронул, уж от меня он точно получит, — Марго отбросила от лица распущенные темные волосы. Потом зашарила в бардачке, но махнула рукой. Она с недавних пор бросала курить и все еще иногда разыскивала пачки сигарет по карманам и в машине.

— Выясним. А у тебя что?

Марго смутилась, вновь провела ладонью по волосам, словно пытаясь усмирить нервозность.

— Мы переспали. Мм… Несколько раз, — на ее губах мелькнула мечтательная улыбка. — Знаю, что это неправильно. Но я уже не уверена в чувствах к Никите.

— Так в чем проблема? Тем более ты думаешь, что он тебе изменяет.

— Проблема в том, что отец зависит от денег Беловых, — Марго махнула рукой, пресекая мои расспросы. — Не бери в голову. Мало ли, что произошло между мной и Русланом. Разберемся.

Марго не выглядела такой спокойной, как пыталась мне показать, но я решила не наседать на нее. Созреет, сама мне расскажет. Пока она сама под впечатлением. Марго отвезла нас в коттеджный поселок, довольно элитный. Машина остановилась на подъездной площадке пятиэтажного особняка. Перед коваными воротами стояло несколько автомобилей дорогих марок. Марго задержалась в машине из-за телефонного звонка. Ворота оказались открыты, а на крыльце стояло двое парней и курили.

— О, баба сама пришла, — мне весело подмигнул высокий блондин. Второй парень, невысокий и полноватый, подтолкнул друга в бок.

— Я ищу Соколовского Максима. Он здесь?

— Поверь мне, детка, я лучше Макса, — заявил противный блондин.

— Да? — в ворота вошла Марго. — То и видно, что более избалованный идиот, чем Макс.

Парни скривились при появлении Марго. Оба почти сразу отправились на поиски Максима. Максим появился только минут через десять. Заспанный в помятых джинсах и куртке поверх голого торса.

— Золотова, что тебе надо, а? — с раздражением в голосе спросил он, взъерошив итак растрепанные волосы. Да еще на шее виднелся засос.

— Ты сам как думаешь? Что ты сделал с Артемидой?

Максим молчал, хмуро оглядывая меня, словно размышляя о том, стоит ли вообще продолжать разговор.

— Слушай, отец же отдал твои деньги. Еще и приплатил сверху.

— Макс, может, хватит уходить от ответа? — подключилась Марго.

— У тебя забыл спросить, — зло огрызнулся Максим, взглянув мимолетно на старшую сестру. — Такая хорошая сестра, да? А ты в курсе, где работала Артемида?

— Конечно. В клубе.

Максим усмехнулся, иронично приподнял правую бровь.

— Что и в курсе кем работала?

На этот раз я промолчала, что-то подсказывало мне, что Максим меня удивит.

— Она стриптизерша.

Наверное, если бы Максим ударил меня, ошеломление было бы не столь сильным. Я даже покачнулась, и Марго поддержала меня за руку.

— Да, она танцевала в стриптиз-клубе. Я был уверен, что давала всем подряд, — продолжал Максим. Я уже не смотрела на него, но мне казалось, что он улыбается.

— Заткнись, — прошипела Марго, отводя меня подальше от Максима. Мне понадобилось несколько глубоких вздохов, чтобы взять себя в руки. Потом я вновь обернулась к Максиму, торжествующим он не выглядел, скорее наоборот.

— Ты же ее не… — с трудом сглотнула вставший поперек горла ком. Договаривать не пришлось, Максим понял, что я пытаюсь узнать.

— А ты как думаешь? — он не весело усмехнулся, чуть скривившись, словно от омерзения. Меня же накрыло лютой ненавистью. Я подлетела к Максиму, судорожно схватилась за его куртку, встряхнула. Кажется, Максим не ожидал от меня подобной реакции, как и не ожидал удара коленом в пах. Максим подался вперед, метнув руки к причинному месту. Я же перехватила его за голову, направляя новый удар с колена. Спасибо, Николай, за то, что обучил меня приемам самообороны. Максим повалился в снег, держась уже и за разбитый нос. А Марго уже волокла меня прочь от дома.

— Ублюдок! Ненавижу!

Всю дорогу домой меня донимали беспокойные мысли. Больше всего меня расстраивало, что Артемида не поделилась со мной проблемами, а предпочла отмолчаться. Артемида нашлась в своей комнате за швейной машинкой.

— Привет, — она обернулась на скрип двери ее комнаты, и затихла, увидев мое лицо. Я молча подошла к ней, мягко притянула к себе и обняла.

— Больше никогда и ничего от меня не скрывай. Я же все пойму. Все.

Артемида обняла меня еще крепче, тихо всхлипнула.

— Прости.

****

Роман.

Я медленно вошел в помещение моего любимого бара, оглядел полупустой зал. В праздники люди предпочитали более активный досуг. Красная с черным цветовая гамма оформления, красные диванчики с металлическими столиками. Круглая барная стойка по центру зала. Мой взгляд споткнулся о Ника, сидящего за одним из столов. Он тоже заметил меня, отсалютовал мне бокалом с виски. Я пришел к выводу, что это приглашение. Присел на диванчик напротив него. Друг выглядел помятым, хотя и я явно выглядел не лучше. Но он хоть не щеголял синяками, в отличии от меня. Любит Ник махать кулаками по поводу и без него. Хотя, признаю, я схлопотал за дело, но это дело того стоило. Как только вспомнил вкус Дианы, ее стоны, мягкость губ и тихий шепот, внутренности вновь свело желанием. После нашей последней встречи прошла неделя, она не отвечает на звонки, точнее я по-прежнему в черном списке. Ехать к ней домой я так и не решился. Она ждет от меня серьезных отношений, наверное, уже нашу свадьбу спланировала. А меня устраивало, как было. Неужели плохо встречаться для общего удовольствия? Тем более такого яркого удовольствия, от которого сносит напрочь все тормоза и запреты. Когда я пренебрегал защитой? Да никогда, а с Дианой забывал обо всем на свете.

— Привет, Ник, — улыбнулся другу, если мы все еще друзья после произошедшего. Вот так всегда, все зло из-за баб. А у нас ведь было правило не заглядываться на женщин друг друга, по крайней мере, пока эта женщина интересна другому.

— Привет, Ром. Выглядишь паршиво, — Ник махнул официантке рукой, показывая жестами повторить и принести второй бокал. Я оглядел бутылку Джека Дэниэлса. Да, Джек всегда готов протянуть руку помощи, вот кто настоящий друг. По крайней мере последние дни проходят рука об руку с Джеком.

— Ты тоже не красавец. — Ник хмыкнул, наполняя свой бокал виски.

— Ну, что с Новым годом тебя, друг, — он налил виски в принесенный для меня официанткой бокал. Я взял бокал и отпил почти половину жидкости, даже не пытаясь чокнуться. Ник тоже осушил свой бокал.

— С Новым годом, — вторил я, поморщившись от резкого вкуса.

— Поздравляю, ты разрушил мои отношения с Дианой.

— Разрушил? Я думал, ты сейчас с ней.

— Нет. Она вернула мне кольцо. И даже злиться на нее не получается, — Ник с размаху ударил кулаком по столу. — Потому что она и не пытается себя оправдать.

— Ник, я… — краем глаза заметил что-то знакомое, повернулся к витрине, и увидел ее. Диана смеялась, повиснув на руке какого-то парня, сбоку к ней прижималась хохочущая Артемида. Кто этот молокосос? Сам не понял, как поднялся с места и как загипнотизированный двинулся к витрине, следя за продвижением компании. Ник подхватил свою куртку с вешалки и рванул к двери. Решил от него не отставать. Мы переглянулись, то ли потерянно, то ли зло. И куда мы двинулись?

Мы с Ником успешные люди, не скажу, что начал бизнес с нуля, но я долго трудился, чтобы занять свою должность и работал на благо компании. Ник поднял свой бизнес и сейчас получал приличный доход. И вот мы два успешных мужчины, с приличными суммами на счетах, на которые прибежит половина прохожих представительниц женского пола, перебежками продвигались за одной девушкой. Девушкой, которую не интересуют наши деньги, которая призналась мне в любви, но предпочла уйти, так как наше видение будущего не совпадает. И я не был против, свое я получил, радовался как мальчишка, ведь и это бастион пал. Но почему-то я сейчас следовал за ней, рыча от негодования, когда незнакомец поддерживал ее под талию, чтобы она не упала. Ник выглядел еще более разъяренным. Он то потерял невесту, он наверняка любил Диану. По факту я соблазнил его невесту, влюбил в себя и подстроил их разрыв. Наверное, я редкостный мудак, потому как даже был почти горд собой. Почти горд, ведь Диана упорхнула и из моих объятий, показав напоследок, как с ней может быть хорошо.

И вот сейчас эта светлая бабочка порхала уже в объятиях другого, а мы как верные псы следовали за ней, подгадывая момент, чтобы вмешаться в неприятные нам события. Не дураки ли? Компания достигла центрального катка и скрылась в помещении проката. Мы подождали снаружи, потом и сами взяли себе коньки. По дороге даже не разговаривали. Оба понимали, что ведем себя глупо, как школьники. Компания вывалилась на каток. Артемида укатила со своим ухажером, а Диана медленно катилась со своим спутником. Кажется, каталась она плохо и вскоре ее ухажер подхватил ее за руку, наверняка, чтобы помочь. Ага, настоящий альтруист. Два пьяных мужика на катке все же не самая удачная идея. Катался я хорошо, в детстве даже в хоккей играл, но после алкоголя даже мои навыки отказывались сотрудничать. Но все равно я разогнался и рванул парня за руку за собой. Тот катался не плохо и умудрился не упасть, но я все же успел отправить его в сугроб. А нечего мою золотую девочку лапать. Резкий толчок бросил меня в сугроб рядом с парнем. Николай, оглядев дело рук своих покатился в обомлевшей Диане. Ну, все! Выполз из снега, толкнув обратно почти выбравшегося на волю парня и на всех парах полетел к Нику. Быстро же навыки вспомнились. Затормозил между Дианой и Ником.

— Роман Марсович, Николай, — она нам широко улыбнулась, затмив улыбкой солнечный свет. Кажется, во мне снова просыпается романтик. — Как хорошо, что вы вновь помирились.

Нет, не делай этого. Она все-таки захлопала в ладоши от восторга. И даже попрыгала бы от счастья, не будь на ее ногах коньков, на которых держалась она неуверенно. Все же она покачнулась, я подхватил ее под талию, чтобы удержать от падения. На меня нахлынуло чувство дежа-вю, и я вспомнил, как привел ее на каток. Вспомнил, как мы носились по катку без коньков, валялись в снегу, смеялись до слез на глазах и целовались до искр перед затуманенными взорами.

— Диана, мы ведь уже были на катке, — я шептал, и Диана невольно потянулась ко мне, чтобы услышать мой шепот. — Что было потом?

— А потом мы поехали к вам, — ее итак румяные от мороза щеки заалели. — И вы заснули в самый ответственный момент.

— Не может быть!

— Вы еще и храпели, — Диана хихикнула в кулачок, и я понял, что она шутит. Не мог я опозориться больше.

— Диана, я скучал, — золотые глаза заискрились эмоциями, я не мог отвести взгляда от столь желанных губ. Как же я скучал по ее поцелуям.

— Ну все, она уже не падает, — Ник бесцеремонно вклинился между нами. Подхватил Диану за руку и покатил прочь. — Научу тебя кататься.

— Николай, только не так быстро!

Я рванул за ними, схватил Диану за вторую руку.

— Теперь не упадешь.

И мы как мальчишки катались с Дианой по катку, стреляя друг в друга раздраженными взглядами. Минут через пятнадцать Диане все это надоело, и она вдруг вспомнила о мега-важных делах, и утюг у нее оказался не выключенным, и нога заболела, и Артемида куда-то спешила. Так что на катке мы с Ником остались вдвоем, жаль, что без Джека, сейчас бы не помешала его поддержка. Потому что более глупо я себя уже давно не ощущал. Судя по раздосадованной мине Ника, его посещали те же мысли, что и меня.

— Обратно в бар? — взглянул на друга, тот ответил хмурым взглядом и кивком головы. В бар возвращались в молчании. Джек все еще ждал нас, и думается, был рад нашему возвращению, как и Джек-2, а потом и Джек-3.

— Вот на хрен ты влез, а? Помолвлена, кольцо на пальце. Все испортил, — Ник уже шатался, или это я шатался?

— Я о ней полгода мечтал и не трогал. Не выдержал.

— Я ее не трогал три года, понял? Три года любовался и отгонял от нее других мужиков.

— Нагуляться пытался? — хмыкнул про себя над глупостью друга.

— Просто знал, что Диана не для «потрахаться», с ней отношения надо строить. Но, по крайней мере не я один проимел свое счастье.

Мне мало что запомнилось из наших пьяных разговоров, даже не запомнил, как добрался до квартиры, но эти слова врезались в память ржавыми ранами и ныли, раз за разом воспроизводясь в мыслях. «Проимел свое счастье». Неужели он прав? Меня более чем устраивал мой образ жизни. Я не хотел ничего менять, уж точно не собирался остепеняться. Я вообще сомневался, что способен к серьезным отношениям. Ближайшие годы я не собирался задумываться и о браке. Но в итоге то все же задумался ведь и во всем виновата Диана. Разозлился жутко, эта золотая девочка перевернула всю привычную жизнь с ног на голову, рассорила меня с другом, еще и оскорбила, подсунув деньги якобы за мои услуги. Представляю, как она хихикала, считая мелочь. Отравила мои мысли своим золотым светом, а я мучайся. Твердо решил выбросить ее из головы, забыть и жить дальше, как раньше. Иметь кучу баб и получать от жизни только удовольствие. Если уж заскучаю, всегда есть Джек. Первым делом я решил расслабиться и собирался поехать к Ренате, но вспомнил, что она блондинка и очень похожа на Диану. Надо избавиться от всего светлого.

— Алло, Рената, нам надо расстаться.

— Что опять не так, Роман?!

— Ты — блондинка.

— Ты, бл…ь, издевашься?!

Отключил вызов, задумчиво глядя на телефон, снова завибрировавший в руке, сообщая о новом вызове Ренаты. Может, надо было быть мягче?

Глава 24

Роман.

Поход в бар с целью подцепить девушку на ночь накрылся медным тазом. Я смотрел и смотрел по сторонам, пока не понял, что снова высматриваю блондинок, похожих на Диану. Познакомился с одной брюнеткой, но у меня на не то что не вставал, не приподнимался, даже когда мы целовались. Такое же разочарование меня постигло с рыжей. Сдался, и попытался завести знакомство с блондинкой, но перед глазами была Диана, а в штанах затишье. Может, я переобщался с Джеком?

На работу я явился сексуально неудовлетворенным и злым. Вошел в пустую приемную, приложив к двери больше усилий, отчего она с грохотом ударилась об ограничитель и чуть в ответ не прилетела мне по лбу, ведь я в этот момент взирал на пустой стол Дианы. Точнее стол то принадлежал моей помощнице, но я уже так привык к тому, что Диана встречает меня каждое утро, светло улыбается и интересуется моими делами, потом она приносит мне кофе с выпечкой собственного приготовления, что этот стол в моих мыслях словно всегда принадлежал ей. Ну и пусть я немного поправился на ее выпечке, зато невероятно вкусно. Так, мужик, возьми себя в руки! Ты опять о ней думаешь! Вопреки словам прошел к ее столу и сел в ее кресло. Личные вещи отсутствовали, значит она забрала их в последний рабочий день. Надежда на то, что увижу ее, когда она придет за вещами, растаяла, как первый снег. Вот только радовался долгожданному чуду, а его уже и нет. Оставалась надежда, что Диана сама придет, и скажет, к черту отношения, давай займемся горячим сексом прямо на столе. Но, эта мечта уже из разряда фантастики. Устало положил голову на столешницу. В голове крутился извечные вопросы. Что делать и с кем переспать? Яйца уже болели от напряжения, раньше у меня таких проблем не возникало. Похоже, впервые за долгое время придется порукоприкладствовать. Пора брать себя в руки, просмотреть почту, подыскать новую помощницу. Брюнетку, с рабочим ротиком. Остальное не столь важно. Хотя, поработав с действительно хорошим специалистом, понял, насколько удобно, когда помощница не только хорошо сосет, но и умеет головой работать. Пожалуй, на этот раз сделаю выбор в пользу светлой головы и опыта работы, а не опыта сексуальной жизни. Поднялся из-за стола, толкнул что-то носком ботинка под столом. Контрацептив, который покупал Диане. Могла бы выбросить коробку в другом месте. Я поднял коробку, таблетка оказалась внутри. Черт! Это она что, решила забеременеть, чтобы уж точно заполучить меня? Это плохо, это очень плохо. Если моя мать узнает, быть мне окольцованным. Ее устроит любая девушка, даже самая страшная, лишь бы рожать могла. Слишком долго ждет внуков от единственного отпрыска. Расслабил галстук, но это не он давил, это брачные узы затягивались на моем горле, угрожая прекратить мою холостяцкую жизнь.

Не прошло и пяти минут, как я уже спустился на три этажа вниз и несся в отдел Марго.

— А врач что? — громко спросила Марго. Они с Дианой только вышли из кабинета Марго, посмеиваясь над чем-то. Видимо надо мной. Диана не ответила, заметив меня. Улыбка сразу сползла с ее лица, нежной кожи коснулся румянец. Волосы собраны в косу и украшены мишурой. Сегодня она была без макияжа и выглядела бледнее обычного. Она оделась в красное платье, украшенное мехом. Настоящая Снегурочка.

— Дамы, с Новым Годом, — постарался непринужденно улыбнуться. — Ты уже выписалась из больницы, Марго?

— С Новым Годом, Роман, — Марго мне дежурно улыбнулась. — Да, к счастью, ничего серьезного.

Диана извлекла телефон из кармана и отошла, отвечая на звонок.

— Здравствуйте. Да узнала. С Новым годом, — она мягко улыбнулась на слова собеседника, отходя от нас в сторону.

— Что слюни пускаешь? — Марго подтолкнула меня в плечо, вынуждая отлепить взгляд от аппетитной попки Дианы, обтянутой тканью красного платья. — Ушла она от тебя, и у нее уже новый ухажер. Забудь, Роман, — Марго вновь подтолкнула меня, с намеком указывая мне на выход из отдела. Стерва. Что за ухажер? Проигнорировал намек Марго и направился к Диане.

— Света будет? Нет? — Диана казалась озадаченной. — Хорошо, Алекс. До вечера, — она отключила вызов, несколько секунд смотрела на экран телефона, пока не заметила меня, нагло подслушивающего ее разговор. Что на хрен за Алекс?

— С Новым Годом, Роман Марсович, — она мне тускло улыбнулась, кажется все еще обдумывала разговор.

— Что за Алекс? — почти рычал. Он и есть ее новый ухажер? Не это я хотел спросить, но этот вопрос вдруг стал приоритетным. Диана удивленно вскинула брови.

— Простите, вас это не касается. И мне нужен к работе приступать, — она собиралась уйти, но я удержал ее за локоть, притянул ближе, наслаждаясь почти забытой смесью ароматов духов Дианы и ее кожи. — Что вы себе позволяете? — Диана взвилась, и дернула руку, пытаясь освободиться.

— Диана, зайдите ко мне. Есть вопросы, которые нужно решить по сделкам, — я потянул ее к выходу.

— Отпустите меня, я поднимусь позже.

— Нет.

Лифт только открылся, выпуская опаздывающих работников. Диана перестала вырываться и постаралась сделать вид, что так и надо. На нас поглядывали с интересом. К счастью, через два этажа лифт опустел.

— Не задумывались, что мне еще работать в этой фирме?

— Марго сказала, у тебя кто-то есть. Что это за Алекс? — сверлил Диану просто убийственным, как мне кажется, взглядом.

— Вас не касается моя личная жизнь, — Диана шипела разъяренной кошкой.

— Очень даже касается. Полторы недели назад рассказывала мне о своих чувствах, а уже с другим кувыркаешься. — Рука у Диана действительно оказалась тяжелой. По лифту разнесся гулкий звук пощечины. Я схватился за челюсть, пытаясь разогнать искры из глаз. Что-то мне подсказывает, Ник ее натаскивал в боксе. Диана выпорхнула в открывшиеся двери лифта, толкнув меня к стене, пока я пытался справиться с изумлением. Наблюдал за быстро удаляющейся по коридору фигурой Дианы, пока двери лифта не закрылись. Меня только что избила хрупкая блондинка, кому расскажешь — не поверит. Надо было не хоккеем и футболом заниматься, а как Ник, боксом.

Вечером меня ждал еще больший сюрприз. Я ожидал Диану чуть дальше от выхода, знал, что она все равно повернет к метро. Она вышла минут через десять после окончания рабочего времени. Выглядела она лучше, даже макияж наложила. Но свернула она не к метро. Прошла к дороге, где из «Порше» вышел Александр. Александр — Алекс. Черт! И что здесь на хрен происходит? Направился к ним, намеренный отобрать свою девочку, и возможную мать моего ребенка.

— Привет, Александр. Неожиданная встреча.

— Привет, Роман, — Александр отвлекся от беседы с Дианой. — Садись в машину, сейчас поедем, — он под талию подтолкнул Диану и открыл перед ней дверь. Диана даже не смотрел на меня, безропотно села в машину.

* * *

Диана.

Как я зла, я просто нереально зла. Роман меня только что чуть ли не шлюхой назвал. Потерла ноющую ладошку. Надо было кулаком бить. И Марго хороша, зачем придумала про моего ухажера? Я рассказала ей о ситуации с Романом, видимо, она решила щелкнуть того по носу. Хотя, приятно, что он ревнует, все же ему не все равно. Или это просто мужской инстинкт? Не знаю.

Спуск по лестнице позволил взять себя в руки. В отдел я уже вошла с доброжелательной улыбкой и поздравляла всех с Новым Годом, меня поздравляли в ответ, знакомились. Мне уже нравилось на новой работе. Марго собрала в отделе приятных и дружелюбных людей. Я прошла к своему столу и устало плюхнулась в кресло. Не думала, что нарвусь на Романа в первый же день. Была уверена, что не буду его видеть, как и раньше и постепенно забуду. Забуду его манящие глаза и дьявольскую улыбку, забуду его требовательные губы и алчные руки, забуду его ласки и поцелую. Сжала коленки, покраснев до кончиков ушей. Кажется, чтобы забыть, надо двигаться в другом направлении. И вообще, я в офисе, на работе, а в голове один разврат.

На самом деле видела я Романа только недавно. Артемида начала встречаться с Михаилом, очень приятным молодым человеком. Вот она и вытащила меня на каток, боялась одна идти на свидание, мне даже подогнали компанию в виде шутника Сережки. И мы неплохо проводили время, боже, я плакала от смеха, настолько веселым человечком оказался Сережа. Но потом появились Роман с Николаем, окунули беднягу Сережу в сугроб, а меня катали по катку, каждый пытался перетянуть к себе. Чтобы избежать ссоры и угрозы быть разорванной на две половинки, я сбежала от них, придумав несусветную чушь про утюг и дела. В хорошей компании и переживания отпускали. Мы весело поболтали с Марго. Свадьба отменялась, а сама Марго стоила отношения со своим похититетелем. О Романе я вроде даже не вспоминала. На какой-то краткий миг уверилась, что влюбленность мне показалось. Но я ошиблась. Стоило его увидеть сегодня, как дыхание перехватило, сердце застучало часто. Неужели он спускался ко мне? Не глупи, просто справлялся о здоровье Марго.

Вскоре мне удалось отбросить мысли о Романе подальше и приступить наконец к работе. Марго уже объяснила мне важные моменты, и я пока вникала в работу отдела. Важных дел не предвиделось, так что окончание рабочего дня прошло по плану. Внизу меня уже ожидал Алекс (он сам просил так его называть по телефону). Все не могла понять, зачем ему понадобилось со мной встречаться, да еще без Светланы. Может, подарок ей хочет сделать?

— Рад тебя видеть, Диана, — Алекс мне приветливо улыбнулся, как только вышел из машины.

— Взаимно, Алекс, — как-то странно к нему так обращаться, но раз попросил. Алекс еще что-то хотел сказать, но тут его взгляд заметил что-то за моей спиной.

— К нам идет Роман.

— Не хочу с ним разговаривать, — готова была вперед хозяина прыгать в машину. Если он ругался из-за обычного телефонного звонка, то сейчас произойдет неприятная сцена. Как же неудобно будет перед Алексом. Алекс все понял, сразу посадил меня в машину, закрыл дверь. Что-то сказал Роману, после чего запрыгнул на водительское место и уехал. Старалась не смотреть на Романа, но все же не выдержала и взглянула в боковое зеркало. Какой же он злой, просто пышет недовольством. Неужели и вправду ревнует?

Алекс привез меня в уютный ресторан, отвел к заранее заказанному столику. Самому дальнему и угловому, скрытому от посторонних глаз.

— Не против, если я закажу за тебя? Ты должна попробовать местную рыбу.

— Хорошо, — в принципе можно было не отвечать. Спрашивал он, чтобы соблюсти приличия, а сам уже указывал официанту пункты меню. Интересно он всегда такой? И как Света с ним справляется? И что вообще может означать это приглашение? Странно. Официант ушел выполнять заказ, а Алекс сосредоточил свое внимание на мне.

— Чтобы ты сразу не надумала себе ничего плохого, сразу приступлю к делу, — начал он. Кивнула, чуть робея. Алекс смотрел на меня очень серьезно, чуть хмурился, отчего между бровей пролегли морщинки. — Я хочу расспросить тебя по поводу Леонида.

— Что ты хочешь знать? — нервно спросила я, невольно передернув плечами. Алекс смотрел внимательно, оценивая каждый мой жест, что становилось не по себе.

— Причины, по которым бизнес твоего отца перешел к его партнеру. Почему вы с сестрой пошли на это? Он угрожал?

— Активы уже были во владении Леонида. Он просто поставил нас перед фактом. Не знаю, почему отец перевел на него активы. Может реорганизацию планировали.

— Не ври мне, Диана, — в голосе Алекса появились властные нотки. Скольких сил мне стоило не отвести взгляд. И как Света с ним живет?! Еще больших сил стоило усидеть на месте, а не вскочить на ноги побежать прочь с громкими призывами о помощи. — Ваша фирма перешла ему нечестным путем. Я пытаюсь разобраться.

— Зачем тебе это?

— Леонид слишком долго вставляет мне палки в колеса. Не ограничивает себя в средствах достижения цели. Но он осторожен.

— Ты… — почистила горло, сдавившее спазмом от страха. Я не знала Алекса, но ведь он может стать могущественным союзником. Но имею ли я права так рисковать?

— Диана, я обещаю, что все, что ты скажешь, останется между нами. Я же вижу, ты боишься его. Он угрожает тебе?

— Нет. Да, — глубоко вздохнула, сильно зажмурившись, приводя мысли в порядок. — Со мной недавно связался убийца моих родителей.

Алекс умел держать лицо, лишь чуть расширившиеся зрачки выдали его изумление. Хотя, может он ждал чего-то подобного от Леонида и был готов услышать мое откровение. Я вкратце рассказала ему историю, что мне поведал Иван. Потом мы поехали ко мне, чтобы я передала ему показания убийцы. Алекс обещал помочь. Видимо, выглядела я не важно после подробного рассказа, потому Алекс подключил тяжелую артиллерию в лице своей невесты. Света как узнала, что я грущу, сразу потребовала привезти меня к ней.

— Наконец-то! — Света крепко меня обняла, стоило ступить в прихожую ее дома. Дом она получила в наследство от умершей бабушки полгода назад. Здесь все еще сохранилась старая, но добротная советская мебель. Судя по новой стенке в прихожей, Света активно занимается осовремениванием интерьера. И как ей Алекс позволяет отдельно от него жить? — Раздевайся, расскажешь, чем мой тиран-жених тебя соблазнял, — Света активно помогала мне снять пальто.

— Я вообще-то тоже здесь, — проворчал вошедший следом за мной Алекс.

— Молчи, неверный, — Света пригрозила жениху пальцем. Тот перехватил ее за этот палец и притянул к себе. И так поцеловал, что мне сразу стало неудобно и я отвернулась, ощущая, как горят щеки.

Света утащила меня на кухню. Здесь ничего не изменилось. Кухня в классическом стиле бежевой гаммы. Справа кухонная стенка, напротив двери между двумя окнами расположился обеденный стол. На столе уже громоздились салаты, нарезка, фрукты и овощи. Заметила я и бутылку моего любимого ликера.

— Я пить не буду, Свет. Отравилась. Даже врача пришлось вызывать. Съела грибы. Вроде только день пролежали в холодильнике, а в итоге до обеда нормально есть не могла.

— Сейчас же все хорошо, — Света уже тянула меня ко столу.

— Света, что это? — я встала, как вкопанная, огладывая висевшую на стене над столом рамку. Сбоку висел небольшой молоточек. Внутри расположился кулинарный венчик ядовито-зеленого цвета, украшенный стразами. «В случае домогательств — разбей стекло», — гласила надпись.

— Это Саша подарил на помолвку, — Света захихикала, слегка покраснев. — Длинная история, потом расскажу. Садись и кушай.

— Мы только из ресторана.

— Тогда пей. Я ничего особенного не готовила, как видишь. Салаты да нарезка. Садись-садись, — Света усадила меня на стул. Вошедший Алекс, оценил нашу компашку и как джентльмен открыл бутылку и разлил нам ликер. Света умеет развеселить. А уж когда я услышала полную история ее знакомства с Алексом, хохотала во всю мочь. Это надо же, найти мужчину под елкой, с амнезией, и в этот же день выйти за него замуж, а на следующий развестись. Ей не венчиком отбиваться надо, а скалкой на худой конец, или как я битой. В итоге мы так засиделись, что я осталась у нее на ночь.

На утро же мне было нереально плохо. Нет, я выпила мало, всего три рюмки на сытый желудок. Но желудок был уже ослаблен отравлением проклятыми грибами. На работу я приехала бледная как поганка, видимо поганка и попала в ту банку с грибами, иначе меня бы так не колбасило. И еще опоздала почти на час. Марго уговаривала вызвать врача и вообще не выходить на работу, но я не могла. Новогодние праздники, вдруг коллеги решат, что я люблю выпить. Никто не поверит в отравление. Села за рабочее место, первым делом, как водится, открыла почту. Четыре сообщения от Романа.

«Добрый день, Диана Игоревна! Не могу найти последние контракты. Поднимитесь, пожалуйста». Это сообщение пришло ровно в первый час рабочего дня. Следующие сообщения приходили с периодичностью в пятнадцать минут.

«Диана Игоревна, мне срочно нужны контракты, не заставляете себя ждать».

«Диана, что за отношение к работе? Сколько можно вас ждать?!!!!!!». Да, там было много знаком восклицания.

«Диана, поднимайся ко мне! Срочно!».

Стоило мне начать строчить ответ, как пришло новое сообщение: «Если сейчас же не поднимешься, я сам спущусь. И отшлепаю тебя на глазах у твоих коллег!». Невольно заерзала на попе, которой грозила опасность в лице разъяренного дьявола-искусителя. «Поднимаюсь!», сразу отправила сообщение, после чего подскочила с места и устремилась к выходу. По дороге Роман мне не встретился, как и в лифте. Он ожидал меня в своем кабинете.

Глава 25

Диана.

Роман прохаживал по кабинету, когда я вошла. Отросшие кудри в беспорядке, лицо искажено гримасой ярости, на щеках проявляется темная щетина. Первой реакций было закрыть дверь и бежать обратно, настолько злым он выглядел. Но угроза порки удержала меня на месте.

— Ты издеваешься? Сколько можно тебе писать? — процедил он сквозь плотно сжатые зубы.

— Простите, Роман Марсович, я опоздала сегодня на работу.

— Опоздала? — Роман внимательно оглядел меня, одетую во вчерашнее платье.

— Где ты ночевала? — мужчина двинулся на меня, я попятилась от него, рукой нашаривая ручку двери. — Стоять! — Замерла на месте. — С кем ты была? — Крепись, Диана, ты сильная! Да, я сильная!

— Роман Марсович, вы переходите все границы. Какое вам дело до моей личной жизни? — я уперла руки в бока и тоже двинулась на мужчину. Он пятится не стал, видимо, грозности мне не доставало. Но сложно выглядеть грозной с моим ростом даже на каблуках. — Я буду разговаривать с вами только по рабочим моментам. Где я ночевала и с кем вас не касается. Я же не выясняю, с кем вы проводите время, — все надвигалась на Романа, мрачнеющего еще больше с каждым произнесенным мной словом. Уперла пальчик в его грудь. — Что за контракты вы искали? — Роман тяжело вздохнул, перехватил мою руку, крепко сжал, пока я пыталась безуспешно высвободить конечность. Ой-ой, что-то сейчас будет. Бабочки, ведите себя прилично!

— Диана, ты сейчас отвечаешь на все мои вопросы, — губы Романа растянулись в его фирменной улыбке, а мое сердце в этот момент пропустило удар. Невозможно испытывать такую слабость к мужским губам, но я испытывала. Помнила, сколько они могут приносить удовольствия, как ласками, так и словами. — Потом мы закрываем дверь, ты сама меня целуешь, и мы занимаемся горячим сексом.

Мои колени предательски задрожали, внизу живота приятно потянуло, взгляд невольно устремился к столу, где произошло наше первое чувственное приключение.

— Как скажешь, займемся сексом на столе, — он потянул меня ближе, чуть нагнувшись к моему лицу. — Я возьму тебя сзади, Золото, и ты будешь стонать от удовольствия.

Бабочки зашевелили крылышками. Шикнула на них, отгоняя из головы туман желания. Он снова предлагал мне секс без отношений.

— Я не согласна, — грозно насупила брови и сжала губы, до боли прикусив щеку изнутри, надеясь, что боль меня отрезвит и не позволит вновь пасть в объятия этого чересчур сексуального мужчины.

— Тогда все будет иначе, — он перехватил меня уже за локоть, вынуждая приблизиться вплотную к нему. Меня окутало ароматом его парфюма, лица коснулось его дыхание. И я снова поплыла. — Ты все равно ответишь на мои вопросы, — его рука обвилась вокруг моей талии. — Золото, ты сделаешь, что угодно, пока я буду ласкать тебя, лишь бы я дал тебе кончить.

Представила в красках эту картину и невольно сжала колени, ощутив сладкий спазм внизу живота. Между ног уже горячо, а трусики можно выжимать, и он еще не приступал к главному.

— А третий вариант? — этот томный шепот принадлежит мне?

— Третий вариант мало чем отличается от предыдущих, но там ты уже лежишь на диване. Абсолютно обнаженная. И просишь меня скорее трахнуть тебя.

Судя по всему, третий вариант самый реалистичный, потому что к вопросам Роман явно уже не собирался приступать. Его рука по-хозяйски проникла под юбку, легла между ног, чуть сжав кожу и прихватив уже влажные трусики. Его пальцы проникли под трусики, и я задрожала, тяжело дыша и судорожно схватилась за его пиджак, боясь упасть на ставших вдруг ватными ногах. Такое ощущение, что тело уже подстроилось под прикосновения только этого мужчины и заводиться с пол оборота, стоит ему проявить желание. Бабочки так вообще махнули по бутылке текилы и вытанцовывали кан-кан.

— Как же ты хочешь меня, Диана, — его пальцы медленно ласкали нежную кожу, проникали внутрь, будоража до глубины души. Уже сама подалась к нему, крепче сжала пальцами ткань его пиджака, то ли пытаясь притянуть его, то ли все же безуспешно старалась оттолкнуть.

— Я же говорил, ты не уйдешь. Не уйдешь же, Золотце? — он отпустил мой локоть и приподнял мое лицо за подбородок, наклоняясь для поцелуя. Поцелуя, вкус которого я воспроизводила каждый день на протяжении этих долгих праздников, поцелуя, что принесет море блаженства, поцелуя, что вознесет меня на грань удовольствия. Но этот поцелуй будет со вкусом горечи моей растоптанной гордости и страха стать ненужной.

Даже не знаю, как нашла в себе силы отступить. Его пальцы, ласкающие меня секунду назад, выскользнули, мазнув по бедру, оставив влажный след. Оправила юбку дрожащими руками и выпрямилась, стараясь смотреть в глаза Романа твердым взглядом.

— Я не стану твоей любовницей, Роман. Уже говорила, что эта роль не для меня.

— Диана, в чем проблема, не понимаю? Будешь ты моей девушкой или любовницей, итог один, у нас будет качественный секс. Ты хочешь меня, я хочу тебя. Смысл артачиться, если можно получить обоюдное удовольствие и хорошо провести время? Если для тебя это так принципиально, давай встречаться. Называй меня своим парнем или бойфрендом, как тебе больше нравится? Или хочешь придумать мне милое прозвище? Пожалуйста, я не против. Только давай ты его придумаешь потом, а сейчас… — он потянулся ко мне, но я отскочила от него, как ошпаренная. Просто не доверяла своему телу.

— Я уже поняла, что ты эгоист и думаешь только о себе. Но очень тебя прошу, Роман, подумай хоть раз и о чужих чувствах. Я уже ничего не хочу с тобой, просто оставь меня в покое, — я резко развернулась, намереваясь уйти. Боже, только бы не разреветься. Лучше бы он молчал, предложил встречаться так, будто одолжение сделал, да еще и ничего не обещал, кроме качественного секса, как он выразился.

— Диана, подожди, — он остановил меня, перехватив за запястье. — Что тебя снова не устраивает? Все же, по-твоему. — Кто-нибудь тресните этого тугодума по макушке. Он и вправду не понимает.

— Роман, отпусти. Мне работать надо.

— Мы еще не поговорили. Где ты была вчера? — он развернул меня к себе. — Не ври, что дома. Я заезжал к тебе.

Не смогла скрыть удивления. Да и странно, что Артемида мне не сообщила о внезапном визите Романа. Хотя, Романа она не жалует, может, специально промолчала.

— Алекс отвез меня к Свете, своей невесте и моей хорошей подруге. Мы посидели, и я осталась у них ночевать, — кажется, мои слова принесли ему облегчение. По крайней мере, Роман расслабился.

— Ты с кем-нибудь еще спала после меня?

Вот, что у него за вопросы? Сам-то небось половину девушек города перебрал, пока я там сопли глотала.

— Нет, ни с кем я не спала, — уже зло дернула руку, отошла к двери. По крайней мере слезы отступили под действием злости.

— Это хорошо. Последний вопрос. Я нашел…

Что он нашел я не узнала, в двери постучались. По привычке подошла к двери и открыла.

— О, Дианочка, здравствуй, — Валентин Владимирович мне тепло улыбнулся, похлопал по руке. — Как твои дела?

— Отлично, Валентин Владимирович, — надеюсь, хоть на этот раз врала убедительно. Нет, не убедительно, Валентин Владимирович нахмурился, оглядывая мое лицо. — Не совсем отлично, грибами отравилась. А вчера еще и выпила у Светы.

— Ты еще и пьешь в своем положении!? — Мы обернулись на восклицание Романа. — Разве можно быть такой беспечной, Диана? Скажи Марго, что отлучишься, я отвезу тебя в больницу. — Мы с Валентином Владимировичем на краткие мгновения выпали в осадок. Может я не заметила и Роман снова пьян?

— Нет, спасибо, Роман Марсович, мне уже намного лучше. Вернусь на свое рабочее место. Если еще что-то не найдете, пишите на внутреннюю почту, — еще раз улыбнулась Валентину Владимировичу и вышла из кабинета. Пойду снова заклеивать свое глупое сердечко шоколадом. Кто бы знал, насколько он действенный в латании сердечных ран.

Вечером шла домой в довольно унылом настроении. Вроде перешла в другой отдел, сижу на другом этаже, а он будто всегда рядом. Словно вон он за стенкой, в любой момент может вызвать ради какой-нибудь мелочи или попросить сделать ему кофе, черный с двумя ложками сахара. От невеселых мыслей меня отвлек звонок на телефон.

— Диана, ты где? — напряженный, а вместе с тем обеспокоенный голос Алекса заставил насторожиться, а сердце резко ускориться.

— Домой иду.

— Свидетеля нашли сегодня мертвым. Срочно вызывай такси и езжайте с сестрой ко мне.

— Да, конечно, — испуганно огляделась. Я сейчас шла в проулке между высотным домом и забором, отделяющим зону стройки. Сзади мелькнула черная тень. Я не успела даже пикнуть, кто-то схватил меня сзади, прижав едко пахнущую тряпку к лицу. Невнятно промычала, пытаясь вырваться. Услышала испуганный оклик Алекса в трубке, выскользнувшей из ослабшей руки. Сознание объял туман. Урывками видела, как меня уносят, закидывают на заднее сидение только въехавшей в проулок машины. Уже отъезжая, мне показалось, я видела Романа. Он бежал ко мне. Следом машина тронулась, и я окончательно потеряла сознание.

Приходила я в себя, с трудом продираясь сквозь мутный туман, когда каждое движение дается путем титанических усилий. Казалось, вся сила воли ушла на то, чтобы просто разомкнуть веки. Дурман все не хотел отпускать из своих цепких пут, но и паника постепенно разрасталась в теле, разгоняя кровь, перенасыщенную адреналином и животным ужасом. Голову сковало обручем боли, но я резко села, огляделась, прогоняя головокружение. Незнакомая комната, освещенная лишь светом лампы, грязная, почти без мебели. Осознала, что лежу на куче грязного тряпья. От верхней одежды меня избавили. Вид темных пятен на полу захлестнул сознание новой волной паники и страха. Проклятый убийца, облегчил душу, а сколько людей подставил. Видимо, рок у него такой, забирать жизни. Как это не малодушно, но лучше бы я не знала правды. Что я смогла сделать? Отомстить, наказать виновного? Глупость, кто я, и кто он. Леонид просто избавится от меня, о боже, ведь и Артемида в беде. Он не поверит, что я ей не говорила. А когда узнает, что показания против него находятся у его врага… Боюсь представить, насколько он будет зол.

Словно услышав мои мысли, дверь открылась, впуская в комнату Леонида. Он был, как всегда одет с иголочки. Улыбался торжествующе, неприятной улыбкой, больше напоминающей оскал хищника. В панике подскочила на месте, чуть не запутавшись ногами в тряпье, на котором только что сидела. Отступила назад, пока не наткнулась спиной на стену, грязную, с облупившейся краской.

— Здравствуй, Диана. Вижу, ты не особо удивлена.

— Леонид Власович, вы зачем приехали. Мы бы сами справились, — сзади к Леониду подошел мужчина. Непримечательный, темноволосый, обычной славянской внешности, в черной одежде.

— Я сам могу решить, что мне делать, — Леонид взглянул раздраженным взглядом на подчиненного. — Дай мне препарат, — Леонид протянул руку в требовательном жесте. Мужчина послушно извлек из кармана шприц и передал его Леониду. В шприце переливалась прозрачная жидкость.

— Что это? — мой голос дрожал от накатывающей паники и безысходности ситуации.

— Наркотик, — Леонид вновь взглянул на меня. — Ты не сопротивляешься и позволяешь его вколоть. Укол проходит безболезненно, наркотик начинает действовать. — Отрицательно замотала головой. Не то, что, отказываясь, а просто не хотела верить в происходящее. Зачем ему вкалываться мне наркотик? — Есть и другой вариант. Ты сопротивляешься. Тебя скручивают и все равно вкалывают препарат, — Он освободил иглу от защитного колпачка, спрыснул воздух.

— Зачем он? Вы меня убьете? — на последнем вопросе по щекам полились слезы, отчего приближающаяся фигура Леонида расплывалась перед глазами.

— Укольчик поможет тебе расслабиться, Диана. Ты ответишь на все мои вопросы, — он остановился в полуметре от меня. Погладил по голове, я вся съежилась под его рукой. — Тебе будет очень хорошо, ты ничего и не почувствуешь?

— Не почувствую, как умру?

— И это тоже.

Слезы как-то резко закончились, я сморгнула их с ресниц, подняв взгляд к лицу Леонида. Почти гуманный способ убийства, если бы не его слова. Леонид многозначительно оглядел мое тело, отчего я невольно поежилась, обняв себя руками. Он огладил мою щеку, приподняв лицо выше, перехватив за подбородок.

— Да, ты определенно красивее матери. А Лиза была невероятно красива. Я даже любил ее, — он приблизился еще, поднося шприц к моему горлу.

В этот момент в соседней комнате что-то грохнуло. Леонид встрепенулся, отпустил меня. Когда он отвернулся, на меня накатила волна облегчения, пусть я и понимала, что затишье временное.

— В чем дело? — Леонид направился к двери. — Артемиду привезли?

На этих словах мои ноги задрожали, и я сползла по стене, не совладав со слабостью.

Глава 26

Роман.

Я нарезал круги перед подъездом дома Дианы. Сегодня подморозило, а я даже перчаток не взял. Машину удалось припарковать далеко, стоит пойти к ней, наверняка пропущу возвращение Дианы. Нет, я уже бился в квартиру, но дома никого не оказалось. Дозвониться тоже не удалось, Диана так и не убрала мой номер из черного списка. Слишком рано приехал, может Диана на работе задержалась? Так взбесился сегодня днем, что вместо того, чтобы обсудить ее беременность, я допрашивал ее о возможном любовнике. Я ведь ревновал, жутко ревновал, до зубовного скрежета и боли в груди. Ревновал, но не имел права на ревность, потому что Диана ушла от меня, перечеркнула прошлое и предпочла сделать вид, что ничего не было. Даже сегодня, я же видел, что она хочет меня. Зачем она все так усложняет? И что я здесь делаю? Интересно, в местном магазине продается Джек?

Отправился к магазину, который видел на подъезде к дому. Удача мне все же улыбнулась. Я увидел вдали фигурку Дианы, только появившуюся в проулке. Как же хорошо, что в ее квартире никого нет. Сейчас мы пойдем к ней, поговорим, наконец, сойдемся в том, что хотим друг друга. Фантазия не успела зайти слишком далеко, потому как я заметил нагоняющего Диану мужчину. Она разговаривала по телефону и ничего не замечала. Следом мужчина перехватил ее со спины, приложил к ее лицу тряпку. Диана трепыхнулась несколько раз и затихла. Я бежал к ним со всех ног. Мужчина меня тоже заметил, он закинул Диану на руки и побежал к въехавшим в проулок машине. Я подлетел к машине в момент, когда она с пробуксовкой тронулась. Несколько раз ударил по капоту, но машина вырулила на дорогу, моментально ускоряясь. Как-то сообразил выхватить телефон и успел даже сделать фото. Рванул назад, на ходу разыскивая в телефонной книжке номер Тимура. Он работал в МВД и мог подсобить с ускорением розыска. Заметил в снегу что-то розовое. Телефон Дианы. Вызов все еще шел. Алекс. Он ведь может помочь.

— Алло, это Роман. Диану только что увезли на машине. Я не успел.

— Номера запомнил? — Александр будто и не особо удивился, голос ровный, хоть и напряженный.

— Нет. Номера закрыты снегом. Даже модель авто не определить, сбиты эмблемы. То ли тойота, то ли китаец. Черная. Сделал фото.

— Я тебя понял. Я разыщу ее.

— Где ты? Почему не удивился?

— Слушай, мне сейчас не до тебя. Диану нужно спасать, — он отключил вызов, оставив меня в неизвестности и страхе за свою Золотую девочку. Звонки ни к чему не привели, как и попытки найти Александра. Я побежал к своей машине, намеренный ехать к Тимуру и действовать самостоятельно.

Тимура нашел уже дома, он выслушал меня, провел в дом. Пока его жена отвлекала меня, он делал звонки, выяснял. Мне принесли еды и чашку кофе, но я не мог сосредоточиться. Все посматривал на дверь, ожидая, когда же вернется Тимур.

— Нашлась твоя Диана, — с этими словами в гостиную и ворвался Тимур. — Операция прошла успешно, пострадавшая невредима. На ней был браслет с GPS по которому ее и нашли. Похитители задержаны, в том числе и Леонид какой-то там. Крупная шишка, но так попался.

— Где она сейчас?

— Должна быть в центральном участке.

Уже через пять минут я снова несся по улице сквозь ночной снегопад. Пока не увижу ее не успокоюсь, просто не смогу. В участок меня впустили. Полупустые помещения, тишина. Заметил впереди знакомую фигуру, только вошедшую в двери приемной. Тоже заглянул в двери, замер в них, когда услышал ее голос.

— Николай! — в объятия друга влетела фигурка Дианы. Бледная, взъерошенная, но, кажется, без травм и ранений. — Как хорошо, что ты здесь, — она уткнулась лицом в его грудь, не спеша размыкать объятия. В прострации я отступил назад в коридор, закрыв за собой дверь. Это уже была не ревность, хотя и она присутствовала. Пришли боль и страх. Страх потерять ее. Ведь после разрыва я до конца не верил, что она на самом деле ушла от меня. Не знаю, сколько так стоял, пытаясь привести мысли в порядок. Вскоре Диана с Николаем вышли из приемной и, само собой, уткнулись в меня, исполняющего роль столба.

— Роман Марсович? — Диана удивилась, очень. Но, кажется, обрадовалась мне. Бледная, уставшая, с синяками под покрасневшими глазами.

— Алекс сказал, что вы были там в момент похищения. Наверное, испугались.

— Даже не представляешь, как, — прочистил горло, нутром ощущая на себе злой взгляд друга. Выхватил из кармана телефон Дианы и протянул его ей. — Ты выронила, — только сейчас понял, что обращаюсь к ней на «ты». Кажется, перенервничал.

— Спасибо, — Диана мне улыбнулась. Ощущение, что даже эта улыбка забирала у нее силы.

— Диана, можно с тобой переговорить? Наедине, — все же взглянул в глаза Ника, который явно боролся с желанием отказать мне вместо Дианы.

— Да, только пару минут. Нужно забрать Артемиду. Она в больнице.

— Что- то серьезное? — не скажу, что любил ее сестру, но уж точно не хотел бы чтобы с этой язвой что-то случилось. Отвел Диану подальше от Николая.

— Нет. Ее тоже пытались похитить. За нее прохожий заступился, ему досталось.

— Главное, что все живы, — остановил Диану, когда решил, что мы достаточно отошли. — Как ты? Почему вас похитили? Тебе все еще угрожает опасность? Может, поедете с сестрой ко мне? Спокойнее будет.

— К вам? — Диана удивленно приоткрыла ротик, румянец коснулся ее щек. — Простите, нам с Артемидой предстоит сложный разговор. Понимаете, я случайно узнала, что Леонид Власович причастен к смерти моих родителей. У меня были доказательства, Алекс предложил помощь. Но Леониду стало известно о моей осведомленности, он начал действовать.

— Даже так, — с трудом подавил изумление. Как же ей досталось. Сжал ее сцепленные ладони, заглядывая в глаза. — Я могу помочь, у меня хороший адвокат. Может, стоит нанять охрану?

— Алекс уже обо всем позаботился, — Диана все больше удивлялась. Я и сам удивился бы неделю назад. Но сегодня, осознав, что могу потерять ее, понял насколько она стала мне дорога.

— Алекс… — пробормотал, раздраженный тем, что другой мужчина устраивает ее жизнь. Но сейчас стоит поумерить свое недовольство. Стоит задать главный вопрос. — Ты беременна?

— Что?! Нет! С чего вы взяли?

— Я нашел таблетки под твоим столом. Не скрывай, если не стала их пить.

Она отдернула руку, взглянув на меня зло.

— Зачем мне это? Я забыла ваши таблетки, но потом купила и выпила. Так что не волнуйтесь. Мне нужно ехать за сестрой, — она обернулась к Николаю, все это время наблюдающему за нами со стороны.

— Диана, подожди, я не это имел в виду, — попытался перехватить ее за руку.

— Мне нужно к сестре.

Ночь прошла тяжело, почти без сна. Я много думал, очень много, вспоминал нашу встречу, наши разговоры, и ее образ. Сексуальная, временами смешная и милая золотая девочка. Как же мне нравилась ее утренняя улыбка, озарявшая своим теплом рабочие будни. С тех пор, как эта улыбка не встречает меня по утрам, все идет наперекосяк. Утро следующего дня проходило странно, я сел завтракать и совершенно не помнил, чистил ли зубы. Мои мысли витали вокруг золотоволосой девушки. Думал о ней и пока ехал на работу и пока шел к зданию фирму, и даже пока ехал в лифте. За ноутбук сел уже переполненный решимостью. Составил документ и отправил.

Ожидание растягивалось моими напряженными нервами в вечность, тянулось мукой и неопределенностью. Я уже почти час сидел и гипнотизировал ноутбук, раз за разом обновляя почту. Ответа не пришло, Диана вошла в кабинет лично. Сегодня она была как никогда прекрасна. Обтягивающая юбка, заправленная в нее синяя хлопковая блузка. Волосы отброшены косами за спину. Она закрыла дверь на замок и медленно двинулась ко мне. Завороженно наблюдал за ее приближением, за медленно покачивающимися бедрами, за обтянутой тканью грудью, которую, наверняка, скрывает очередной смешной лифчик, за чуть подрагивающими кончиками нежных губ, за золотыми искрами, вспыхивающими в ставших мне дороже всего на свете глазах.

Она обошла стол, встав сбоку от меня. С момента ее прихода никто не произнес и слова, я и не знал, что сказать. Я умел красиво говорить, но сейчас все слова просто испарились, и я просто любовался ей, такой красивой, такой милой и такой желанной. Диана легко толкнула мое кресло, отодвигая меня от стола. Встала перед ноутбуков, опершись на стол руками и изогнувшись в пояснице, что ее аппетитная попка сейчас маячила перед моим лицом. Мои руки то и дело дергались к вожделенной цели, но я одергивал себя, боясь спугнуть удачу, хотя внизу уже все находилось в боевой готовности и ругалось последними словами на мое промедление. Даже не пытался увидеть, что Диана делала в моем ноутбуке, даже если переводила сейчас все мои средства на свои счета, мне все равно. Она переступила с ноги на ногу, вильнув бедрами, для меня это движение оказалось роковым. Сам не понял, как мои руки оказались на ее ягодицах и уже спешно поднимали узкую юбку, а сам я прижался щекой к согретой теплом ее тела ткани. Провел одной рукой по внутренней стороне бедра, коснулся чуть влажной кружевной ткани трусиков. Она тоже меня хочет, моя сладкая девочка. Диана выгнулась в спине, тихо простонав. Зажужжал принтер, заставив меня на мгновение вырваться из сексуального тумана, облепившего мои мозги.

— Зачитаем новый договор аренды? — она выпрямилась, а я буквально выл от досады, когда ее ягодицы исчезли из моего поля зрения.

* * *

Диана.

Так странно выходить на работу после всего произошедшего. Вроде, только вчера жизнь висела на волоске, мне и сестре угрожала опасность. А сегодня обыденность, даже серость. Браслет, который Алекс привез мне вчера на обеде сработал безупречно. Меня нашли быстро, вот только вышел из комнаты Леонид, а следом уже забегают люди в черных масках, с оружием. Пока я пребывала в шоке, меня осмотрели, спрашивали о моем состоянии. Вскоре появился и Алекс с адвокатом. За день Алекс мне и браслетик подарил и адвоката, щедрый мужчина, повезло Светлане. Адвокат как акула ринулся в бой. В итоге меня отпустили после того, как я дала показания. Потом и Николай приехал, чтобы отвезти к сестре, которая потеряла меня в этой суматохе. По его словам, ее тоже пытались похитить, но за нее заступился прохожий, который сейчас находился в больнице. Приехал и Роман. Никогда не видела его таким обеспокоенным, даже осунувшимся. Кажется, и он волновался, предложил помощь, даже хотел, чтобы мы с Артемидой ехали к нему. Даже обрадовалась, пока он не задал следующий вопрос. Он думал, что я беременна. Видимо, оттуда и забота. Разозлилась, что уж говорить и уехала. Приемное время в больнице было давно закончено, так что мы просто забрали Артемиду из больницы и поехали домой. Николай хотел остаться с нами, но мне предстоял сложный разговор с сестрой. К тому же Алекс приставил к нам охрану, которая сейчас охраняла вход в подъезд.

Артемида сначала была вне себя от ярости из-за того, что я скрыла от нее правду. После почти часа ее криков и истерики, она успокоилась. Признала мою правоту, ведь сама со злости могла наломать дров. Сейчас будет проходить расследование. Леониду грозит тюрьма, а по словам Алекса могут вскрыть не только эти преступление, но и другие. Не знаю, что произойдет с фирмой родителей, молилась лишь о том, чтобы справедливость восторжествовала и Леонид сел в тюрьму.

Так устала, валилась с ног после такого тяжелого дня, но стоило лечь, не могла заснуть. Все думала и думала, и как ни странно, думала о Романе. О тех сумасшедших рабочих днях, о вечере после свадьбы и нашей первой настоящей близости. Побывав на краю гибели, я вдруг поняла, насколько коротка жизнь. И уже точно я не хочу тратить свою жизнь на сомнения и страхи. Я люблю Романа, теперь уверена, что точно люблю. Пусть он бабник, пусть бывает безответственным, ничего, исправится. Ведь я во что бы то ни стало добьюсь ответных чувств. Он теперь от меня никуда не денется.

Утром, не смотря на тяжелую ночь встала легко, старалась сегодня выглядеть как можно лучше. А дальше шло обычное утро, метро, короткая пешая дорога до работы, подъем в лифте с коллегами. Села за рабочее место, включила компьютер. Как обычно открыла почту. Куча писем, но я увидела одно единственное от него. Пустое письмо с вложением. Открыла вложение и тут же закипела от негодования. «Договор аренды тела». Это еще что? Пункты договора выделялись жирным шрифтом и краем сознания я отметила неправильную последовательность пунктов. Начала читать, уже в глубине души представляю картину мести. Что ж, да начнутся переговоры.

Глава 27

Диана.

Даже не помню, как я ехала в лифте. Вот я встаю из-за своего стола, продумываю свои действия, а вот я уже вхожу в приемную кабинета Романа. Место помощницы все еще пустовало. И тут в голову пришла интересная мысль. Хихикая про себя, я полезла в ящики стола. Сейчас я быстро разверну все пункты в свою пользу.

Роман заседал в кабинете, гипнотизируя мрачным взглядом экран своего ноутбука. Неужели ждал моего ответа? Закрыла дверь кабинета, и у меня сладко потянуло внизу живота. Уже сформировался рефлекс на закрытые двери кабинета Романа. Если дверь закрыта — будет хорошо и жарко. Роман не сводил с меня взгляда, пока шла к его столу, голодного, горящего и радостного. Отодвинула его и занялась распечаткой документа. Роман без дела сидеть не стал, его руки огладили ягодицы и довольно быстро начали поднимать подол юбки. Одна рука скользнула между ног, огладила там, где уже было горячо и жаждало лишь его внимания. Даже не знаю, как сумела выпрямиться и отойти за распечатанным договором.

— Так, гражданин Артамонов Роман Марсович, именуемый «телодателетем», и я, именуемая «теловладетель» заключили настоящий договор, — медленно двинулась по направлению к диванам, не отводя взгляда от бумаг. Сзади раздался шорох кожаного кресла, когда Роман поднялся и двинулся за мной. — Я рассчитывала на договор дарения, озвучила я свою первую претензию.

— Нет, Золото, только взаимный обмен, — голос Романа звучал тягуче, хрипло. Я хотела тут же возразить, но он прервал меня. — Читай дальше.

— Телодатель предоставляет, а Теловладетель получает во временное пользование Тело, в том числе все входящие в это тело органы, помыслы, желание и душу взамен на безграничную любовь Теловладетеля, — ах, вот оно что, в обмен на любовь. Хорошо, пусть будет договор аренды. — Телодатель оплачивает эксплуатационные расходы, в том числе все маленькие прихоти Теловладетеля, — я остановилась и, развернувшись, расселась по центру дивана, закинув нога на ногу. — Срок действия договора не определен. Договор прекращает свое действие после формирования нового договора в органах ЗАГС.

— Тебя что-то не устраивает? — Роман присел на диван рядом со мной, закинув руку на спинку дивана за моей спиной и наклонившись ко мне.

— Меня не устраивает, что мои обязанности прописаны на десяти страницах, а твои только на двух.

— Пункты открыты для редактирования, давай обсудим, — Роман улыбнулся своей дьявольской улыбкой, а мое сердце пропустило удар, ускорилось, разгоняя обомлевших на мгновение бабочек. Те скромностью не отличались, сразу начали танцевать стриптиз. Шикнула на них, пытаясь привести поплывшее сознание в порядок.

— Меня не устраивают многие пункты. Вот, например, я не должна обижаться на то, что ты привлекаешь излишнее внимание женщин.

— Так что тебя не устраивает? В договоре прописана моя безоговорочная верность, — Роман притянул меня ближе за талию, прильнул на мгновение к шее губами, прикусил нежную кожу.

— Меня… меня не устраивает, — так, встряхнулись! — Что мне по договору нельзя привлекать излишнее внимание мужчин и ты имеешь право злиться, если все же я привлекла это самое внимание. Где логика?

— Нет логики, Золото, — он оттянул ворот моей рубашки, опуская руку в вырез, чтобы расстегнуть первую пуговицу. — Просто оказалось, я жутко ревнивый и тебе придется с этим жить.

— Мне, значит, ревновать нельзя?

— Тебе нет, — новая пуговица сдалась под напором Романа, а его глаза горели торжествующим огнем желания.

— Мы к этому еще вернемся, — попыталась выглядеть строже, но Роман мои взгляды не оценил, слишком много внимания уделял выглянувшей из-под рубашки груди. Не скажу, что я очень уж против. — Кто такой Джек? Уж не виски ли? И почему я должна относится к нему благосклонно?

— Джек — мой хороший друг, и он никогда не уведет у меня невесту.

— Нет. Придется тебе поумерить свою любовь к Джеку. Пусть живет с нами, но в закрытом виде.

— Мы к этому еще вернемся, — Роман ухмыльнулся, ответив на мои претензии моими же словами, а потом припал губам к тонкому кружеву, прикрывающему грудь, чуть прикусил, срывая с моих губ неприличный стон.

— Дальше, — хрипло продолжила я, — почему я должна каждое утро тебе улыбаться, даже если обижена? — Роман лишь усмехнулся, а я решила не настаивать. Все же его рот занимался очень полезным делом. Кружево уже было опущено, и он теперь посасывал сосок, играясь с ним языком, и гладил вторую грудь ладонью. — А пункт про интимные игрушки. Там есть незнакомые мне названия, — Роман все же оторвался от во всех смыслах полезного занятия, и заглянул в мои глаза потемневшим от желания взглядом. У меня перехватило дыхание и пересохло во рту.

— Я тебе обо всем расскажу, Золото, покажу и научу пользоваться.

Я следила за его губами, и смысл слов уловила уже когда прижалась к его губам своими. Мелькнула мысль возмутиться, но потом вспомнила, что я неприличная девушка. А договор? Если все переговоры будут так проходить, мы его никогда не подпишем. Роман попытался перехватить инициативу, чуть подталкивая меня назад, но сегодня у меня другие планы. Я собиралась оценить тело, что мне достанется в пожизненную аренду.

Я привстала на диване на коленях, обвила руками шею Романа, с энтузиазмом изучала его рот языком, гладила сильные плечи. Хорошо, что мои бабочки тоже не приличные и могут летать даже без лицензии. За такую скорость они ее явно уже лишились. Подтолкнула Романа, и он послушно лег на диван, не размыкая со мной поцелуя. Наши губы сплелись, руки же жили своей жизнью. Мои пальцы подрагивая, расстегивали рубашку Романа. Как же я желала скорее добраться до голой кожи, коснуться руками, языком, зубами. К счастью, рубашка не стала долго сопротивляться. По инерции я даже с пуговицей брюк справилась за секунды, как и с молнией. И вот, наконец, мои губы коснулись кожи его груди, чуть солоноватой, такой горячей. Я ощущала губами бешеный стук его сердца. Приподнялась над ним на коленях, чтобы подтянуть мешающую юбку к груди. Ладонь Романа скользнула между моих ножек, отодвинула ткань трусиков, огладила уже истекающие от желания складочки. Ну нет, сегодня моя очередь изучать горизонты. Перехватила обе его руки за запястья, почти легла на него, вновь прильнув к его губам, чтобы отвести его руки. Роман принял правила и расслабил руки. Я припустила его брюки и белье. Готовое к свершениям мужское достоинство буквально выскочило наружу. Но я все не отрывалась от губ моего искусителя. Роман был так увлечен, что даже не услышал звяканья цепи, даже не сразу осознал, что на его руках защелкнулись браслеты наручников, которые я пропустила под металлической ручкой дивана. Более того, он даже не замечал их в моихруках, пока я зачитывала договор. Интересно, может не зря диван выбран такой конструкции?

— Диана?! — глаза Романа широко раскрылись от удивления. Ага, не ожидал?! Думала, что до этого была возбуждена, как бы не так! От вида обездвиженного мужчины, находящегося полностью в моей власти, у меня на краткий миг закружилась голова и потемнело в глазах, когда внизу все сжалось в предвкушении. Вот теперь точно никто не помешает и не будет торопить. Целовала его, гладила, ласкала, терлась о него грудью, словно обезумевшая кошка, испытывая какой-то невероятный кайф от своих действий. Кажется, я очень неприличная. Опускалась все ниже, не упуская не сантиметра кожи, пока не достигла одного из главных действующих лиц. Роман следил за моими действиями обезумевшим горящим взглядом. Я улыбнулась ему, склоняя лицо ниже, мой язык коснулся напряженной головки. Роман утробно застонал, закатив глаза от удовольствия. Что-то внутри меня завибрировало, вторя его стону. Сжала колени, боясь кончить только от вида блаженствующего мужчины.

— Где презервативы?

Роман даже не сразу сообразил, чего от него хотят. А когда осознал, так улыбнулся, будто взял Золото на олимпиаде. Краткая заминка и вот я уже вновь сверху. Медленно опускалась на него, не разрывая зрительного контакта с уже своим мужчиной. Этот мужчина занят, никому не отдам. Роман не выдержал, толкнулся в меня резким движением бедер. Я запрокинула голову, громко простонав, впитывая в себя это ощущение наполненности. Он во мне, как же это правильно, как же приятно. Мы оба балансировали на грани, и теперь лишь рвано двигались, дыша через раз. Голова кружилась, то ли от подступающего оргазма, то ли от нехватки кислорода. Губы пересохли, и я раз за разом облизывала их. Сейчас я не думала о том, что мы на работе, что наши стоны может кто-то слышать. Меня не интересовало, что меня могут искать, и что могут заявиться посетители. Впервые за долгие годы я поступала безответственно, шла на поводу чувств. Сейчас я была нереально счастлива. Движения все ускорялись. Пока резко не затихли в напряжении, сменившись освобождением и эйфорией. Я рухнула на влажную от пота грудь Романа, ходящую сейчас ходуном от его учащенного дыхания. Он все еще вибрировал во мне, изливаясь, и я счастливо рассмеялась, настолько мне было хорошо.

Так и лежали, полуобнаженные, счастливые, расслабленные. Лежали бы долго, если бы не стук в дверь. Кажется, приемную я закрыть не догадалась. С неохотой соскочила со своего уже официального парня, бойфренда, как не назови, но этот мужчина вручил мне себя и выпускать из рук добычу я не собиралась. Я начала спешно собирать одежду, Роман задергал руками.

— Сначала меня отстегни.

— Ой, — невинно улыбнулась Роману. Надо бы использовать этот момент себе на пользу. — А что надо сказать?

— Пожалуйста? — прорычал Роман, прищурившись. Кажется, осознал, что так просто я его не освобожу.

— Нет. Три главных слова, Роман, которые ждет каждая девушка, — широко улыбалась помрачневшему мужчине. Хотя в глубине его глаз я уже видела предвкушение скорой мести. В дверь снова постучались. Кто же это такой настойчивый? Не Марго ли меня ищет?

— Хорошо, — он тяжело вздохнул, собираясь с мыслями. — Куплю. Тебе. Машину.

— Роман! — возмутилась я. — Какая еще машина? — насупилась, пытаясь привести одежду в порядок.

— Я люблю тебя, — мягко произнес он, чуть улыбнувшись. Мое еще не до конца успокоившееся сердце екнуло и вновь понеслось вскачь. Любит, правда любит. — Теперь ты меня освободишь?

— Угу, — улыбнулась, чуть закусив губу. Как бы помягче ему сказать, что ключи остались в моем бывшем рабочем столе?

— Только не говори, что не взяла ключи.

— Хорошо, не скажу.

— Диана, я тебя убью, — Роман дернул руками, прорычав сквозь зубы. После таких слов я уж точно не решусь его освобождать.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27