Дар джинна (fb2)


Настройки текста:



Баковец Михаил Дар джинна 3

ПРОЛОГ


И опять я столкнулся с той самой проблемой, которая совсем недавно клюнула меня, как тот самый пресловутый петух, прошедший сквозь термическую обработку. То есть, мне опять понадобился (и срочно!) экипаж на корабль. Необходимо было заполнить самые необходимые вакансии на трофейном рейдере, который вот уже почти сутки числится за моей компанией. А это минимум шесть-семь человек, ну или любые другие подходящие разумные.

- А почему я должен ломать голову один, когда у меня целая куча подчинённых? – Хмыкнул я. – И кое-кто там серьёзно провинился. Вот ей-то и поручу эту работку. Потом ещё и ткну мордашкой, если что-то не понравится… да, по любому ткну! Чтобы не зазнавалась и подольше думала перед тем, как что-то сделать. Ску Би, ты мне нужна!

Вызванная через нейросеть девушка появилась рядом со мной через пару минут и вопросительно уставилась на меня, всем своим видом выражая готовность «слушаться и повиноваться».

«Ну-ну, мечтай, - хмыкнул я про себя, когда «прикоснулся» к чувствам своей помощницы через связывающую нас магическую клятву, и понял, что та неправильно поняла мой вызов, - рано тебя ещё прощать. Да и другие не прочь полакомиться комиссарским телом», - а вслух сказал. – Нам нужна команда на рейдер. Поручаю тебе набрать её и довести до необходимого минимального штата экипаж крейсера.

Развратные огоньки, горевшие в глазах инферналки, быстро потухли, когда она поняла, что её ожидания не оправдались.

- Слушаюсь, Игорь. Нанимать свободных специалистов или рабов? – задала она вопрос.

- Рабы предпочтительнее, только присмотрись к их личным делам. Можно заказать даже тех, кого нет в системе. Пусть прилетят они через несколько дней, времени у нас сейчас в избытке. И на цену особо не смотри. Я тебе полный карт-бланш даю по тратам, - пожал я плечами. – Всё на твоё усмотрение. Справишься – заслужишь прощение за разрушенные отсеки.

- Я всё сделаю, Игорь! – почти выкрикнула девушка и даже вытянулась по стойке «смирно». Я уловил новое чувство, пришедшее от неё: краснокожая рогатая красотка была полна решимости выполнить моё указание на сто и один процент.

- Буду ждать.

Когда та ушла, я открыл Книгу и углубился в чтение. Сейчас я усиленно штудировал техномагический раздел. Именно это направление в магии мне будет крайне полезно в мире космических сверхвысоких технологий. Как вам такое: создать портал для переноса не только в пределах одного мира, но и для прокола в соседние мироздания? Жаль, что пока это мне не по силам. И сил моих всё ещё недостаточно. И, что самое важное, нет у меня навыков в работе со столь сложными чарами. К слову, в устройство для портального перемещения можно было превратить один из кораблей. Например, тот линкор гномов, который дожидается меня в центре старого поля боя в космосе. В его доки уместится и моя яхта, и трофейный рейдер, и ещё пара похожих кораблей.

«А лучше бы заполучить одну из боевых станций тех же гномов. И прыгнуть после того, как помогу выиграть войну с фашистами к… э-э, к Оксане что ли раз она пожелала переместиться в мир джедаев и ситхов. Там мои корабли будут весьма в тему. А потом навестить Галку, посмотреть, как она в Англии гаррипотерничает и уговорить их всем вместе наведаться в гости к Косте. Интересно, он в Ваху попал или в тот мир, где вот-вот придут Жнецы сеять добро и жать справедливость? И дал ли ему джинн магию, а то этот балбес от нее был готов отмахнуться в пользу эльдарского боевого линкора?», - помечтал я про себя о будущих планах и вспомнил своих лучших друзей.

От воспоминаний о товарищах стало немного грустно. Удивительно, но за всё время с момента встречи с джинном в своей палатке я о них вспомнил пару раз лишь в самом начале. А потом всё – как обрезало. Проблемы захлестнули с головой, как лавина в горах неосторожного альпиниста.

Чтобы прогнать грусть, которая так неожиданно и некстати накатила, я решил поработать. Вон у меня в трюме полно трофеев, из которых с помощью магии можно извлечь огромную выгоду. В первую очередь – это дроиды и андроиды. Последние особенно интересны, так как взглядом со стороны опознать в них машину практически никому не по силам без специальных приборов. Как-никак, а сделаны они были расой, с которой никто в галактике не мог сравниться в деле разведки, шпионажа, диверсий, тайных проникновениях и прочем, и прочем.

Для начала я прогнал все тушки через проверку, чтобы выявить хладный металл. Если таковой был, то тут же изымался и выбрасывался в утилизатор.

Из этих смертоносных машин я планировал сделать автоматроны. Или их ещё называют магическими боевыми автоматами. От големов они отличались наличием узлов и механизмов, благодаря которым автоматроны двигались, сражались, возводили постройки и занимались всевозможными делами, какие только могли прийти в голову их создателю.

Зачарование я собирался проводить не напрямую, а через что-то похожее на матрицу, которая автоматически наносилась на нужные объекты. Для этого пришлось сделать две камеры в виде огромных стаканов, изнутри покрытых рунами. Один стакан узкий и высотой в рост человека. Второй очень широкий и выше намного. Провозился я с ними два дня. За это время я поставил бы в строй три-четыре автоматрона. Плюс, камеры с матрицей сильно уступали мне в скорости создания заклинательных цепочек. Но зато с того момента, как я подключил питание к ним (дальше магия перерабатывала банальное электричество в небанальную ману), я был волен заниматься любыми другими делами. Камеры от меня требовали лишь две операции: загрузить объект внутрь и выгрузить по окончанию работы.

Зато, как только поставил первые две заготовки (штурмового дроида и андроида) в магические устройства, так сразу же заскучал и стал искать себе новое занятие. Мимоходом вспомнил про Ску Би, от которой вот уже два дня не было никаких вестей.

«Ну, наверное, решила нанять самых лучших специалистов, профессионалов своего дела, которых в системе нет и нужно дождаться, когда прилетят», - пошутил я про себя и выбросил эту мысль, вновь уйдя с головой в чтение Книги.


ЧАСТЬ 1

Глава 1


- Это что? – воскликнул я, следом поправился. – То есть, это кто ?

Вот не сумел я сдержать эмоций, когда бегло ознакомился со списком нанятых моей помощницей специалистов в экипажи яхты и рейдера.

- Специалисты для занятия вакантных мест членов экипажей кораблей, - как по писаному отчеканила Ску Би, стоя передо мной навытяжку. Лицо каменное, взгляд неподвижный, голос как у бездушного механизма… а в ауре просто буря удовольствия от отлично выполненной работы.

- Вольно, расслабься, Ску Би, - махнул я рукой. – И расскажи, почему ты выбрала именно этих девушек…

Все были как на подбор – красивые, молодые и мастера своего дела. А я чувствовал себя старшиной Васковым, которому прислали два отделения «непьющих и не гулящих зенитчиков».

На Земле в моём мире этих красавиц даже на страницы лучших мужских журналов побоялись бы выставить, так как после них ни одна другая модель не сумела бы привлечь такого внимания. Все мужские сердца (да и некоторые женские) навсегда оказались бы пленены образами тех, кого купила Ску Би.

- У всех минимум шестые ранги по нужным специальностям, половина баз, а у кое-кого и две трети из седьмого ранга и выше. Нейросети только шестого поколения, увы. Просто все седьмые и выше бронируются корпорациями и сразу же выкупаются, стоит появиться на бирже их обладателям, - сообщила мне инферналка в нашем разговоре немного ранее. – А ещё у всех внешность и данные природные, лишь слегка подправленные кибердоками в салонах красоты. Никаких серьёзных генновмешательств. Я этому особое внимание уделила, - похвасталась она, не подозревая о той буре чувств, что бушевала у меня в душе.

Вот куда мне столько красивейших девушек? Любой мужчина пожелает хотя бы раз сорвать такой цветок и полакомиться настолько сладкой ягодкой. А их здесь восемнадцать! А я был нормальным полигамным представителем сильной половины человечества. Будь новенькие обычными средними красотками, которых в космической цивилизации хватает с избытком, то для моего душевного равновесия особых испытаний не случилось бы. Рядом со мной есть красавицы, испытывающие ко мне влечение и вызывающие это чувство к себе. Я бы даже не обратил внимания на пополнение, будь они на уровне просто красивых девушек из моего мира. Но мимо таких красавиц я пройти не мог. Я бы сам себя перестал уважать, если бы не начал ухаживать за ними, устроив восемнадцать конфетно-букетных периодов один за другим… или сразу восемнадцать! Насчёт моральной стороны волноваться не стоило, в этом месте, где я оказался, подобные отношения не считаются чем-то из ряда вон. Широко распространены такие отношения, как полигиния, полиандрия и групповые браки. А уж короткие интрижки между парой или несколькими парами встречаются на каждом шагу.

«У меня одно место слипнется от такого количества сладкого», - мрачно пошутил я про себя.

Вот только некоторые моменты, например, ревность и борьба за моё внимание в женском коллективе могут принести целых ворох проблем. Как бы не пришлось накладывать на себя чары умиротворения, чтобы гормоны и желания не мешали взаимоотношениям.

Сразу вспомнилась сцена из старого фильма про новых русских бандитов, удирающих от расплаты на легковом «БМВ», где старик, вытащивший трактором застрявшую иномарку из грязи, с горечью произносит: «эх, придётся нажраться». А всё потому, что ему была вручена крупная купюра за услугу - огромные деньги для деревенских жителей тех лет, которые толком и некуда было им тратить. Вот и у меня в голове мелькнули мысли, мол, придётся огулять всех красоток, озвученные тоном старика из фильма.

- Эх, Ску Би, Ску Би, - вздохнул я и добавил в ответ на недоумённый взгляд девушки. – Не обращай внимания, это так, мысли вслух.

Инферналка в попытках вернуть моё благоволение решила набрать мне натуральный гарем, совместив тёплое с мягким. То есть, наняв (купив, вообще-то) лучших специалистов и проследив, чтобы те непременно были красивейшими женщинами. В её родном мире правители и маги обладали гаремами из десятков жён и сотен наложниц. Вот она и вспомнила про это. Денег на покупку рабынь – все девушки были с «чёрным» статусным билетом – она потратила уйму, но большую часть вынула из своего кармана. Решила, что это будет малой частью искупления вины передо мной. Для меня же деньги с учётом возможностей магокопировальных отсеков – ерунда. Ну да пусть её.

Восемнадцать специалисток худо-бедно заполнят самые необходимые места на двух моих кораблях. Все обладают теми или иными базами седьмых и восьмых рангов. Шестые только те, которые второстепенны или выбраны по личной прихоти, так сказать, хобби.

- Молодец, Ску Би, - я послал своей помощнице улыбку, - поработала ты отлично. Вот всегда бы так радовала меня. Каменная маска на лице девушки треснула, когда та не сумела сдержать свои эмоции, поняв, что заслужила прощение. Официальное, потому как в душе я её простил уже давно. – Пошли теперь лично с твоими подшефными пообщаемся.

Вскоре я стоял перед восемнадцатью девушками, замершими напротив меня в ровной шеренге. На каждой был надет стандартный комбинезон члена космического корабля. В такой одежде половина населения станций, кораблей, космопортов и городских трущоб на планетах разгуливает. Вот только комбинезон комбинезону рознь. Конкретно эти были пошиты из лучших материалов и дополнены великим множеством функций, одной из которых была возможность автоматической подгонки под фигуру. При этом плюсы подчёркивались и выделялись, а минусы прятались. Так что, эти девушки одетыми сейчас выглядели как бы не сексуальнее, чем будучи обнажёнными.

Светлокожие и смуглые, с европейскими чертами и азиатскими, высокие и малышки, брюнетки, блондинки, рыженькие и с волосами тех цветов, которые только в японских анимешках можно увидеть. Ни одна из девушек не выглядела напряжённой, напуганной или раздражённой. Даже в аурах у всех было больше интереса, чем негативных эмоций.

«Да уж, цену они себе знают», - так я понял их поведение.

- Приветствую вас на борту своего корабля, леди, - поздоровался я со строем.

- Приветствуем вас, господин Глебов! – звонко и чётко, словно на параде откликнулись девушки.

Судя по ауре, особой искренности они при этом не испытывали. Ну, да и ладно, чего ещё желать от тех, кого в рабы записали? Кстати, по теме рабства.

- С вами уже беседовала моя подчинённая и должна была сообщить некоторые нюансы, связанные со службой на меня. Может, кто-то подумал, что она преувеличила? – я обвёл взглядом строй красавиц. – Или кто-то не поверил?

- Если речь идёт про то, что вы проведете над нами какой-то псионический обряд со своей Родины, и после этого наш статус поменяется с гражданского с поражением в правах, на полноценный, то мы все всё поняли правильно и полностью согласны с данным предложением, - приятно улыбаясь, ответила мне жгучая брюнетка, стоящая прямо напротив меня. Нейросеть тут же показала её данные: «Эйсандра Мит, первый пилот средних и тяжёлых межсистемных кораблей».

- Главное, чтобы у вас хватило сил как следует проритуалить нас всех сразу, а не растягивать процесс на несколько дней, - следом за ней взяла слово другая девушка, выделяющаяся пышной кудрявой причёской светло-русых волос и прелестными ямочками на очаровательных щёчках.

«Линда Стафайер, навигатор и техник по обслуживанию корабельных ИИ-систем».

- Я ещё раз хочу повторить - это ритуал сродни рабскому имплантату в вашей нейросети. Только последствия его снять могу лишь я. Любой мой приказ вы исполните либо с радостью, либо с желанием унять сильную боль, которую обязательно почувствуете, если не подчинитесь, - холодно произнёс я. Мне совсем не нравился настрой будущих подчинённых.

Да только куда там – мой тон был проигнорирован.

- Мы готовы исполнить любой ваш приказ, господин, - к первым двум присоединилась третья девушка, темнокожая с короткой причёской в стиле «боб» и ядовито-зелёным цветом волос. – На что только не пойдёшь ради гражданского статуса, даже на боль, - и едва заметно подмигнула.

«Ианта Люмер, старший инженер гипердвигателей и старший техник судовых двигателей».

- Господин Глебов, - вновь взяла слово Мит, - мы давно уже всё решили для себя. Те, кто передумал уже ушли раньше, до того, как прилетели на ваш корабль. Решив не рисковать собой у псиона. Спросите у своей секретарши… своего секретаря.

«Чёрт, вот и пошли первые женские шпильки, - с неудовольствием подумал я, услышав чужие слова и почувствовав, как внутренне вспыхнула Ску Би. – Госпожа Мит, Ску Би не секретарь, а мой старший помощник, фактически правая рука. Если она решит наказать вас кредитом, то ей не придётся спрашивать моего разрешения для этого. Только вопрос увольнения буду решать я, в остальном она имеет все полномочия поощрять и наказывать личный состав на кораблях.

Ску Би буквально воспрянула духом, а вот половина стоящих в строю красавиц несколько скисли, когда поняли, что ревнивая краснокожая помощница босса может им устроить сладкую жизнь.

- Мы примем это к сведению, господин Глебов, - улыбнулась мне собеседница. – Ваша помощница вас описала очень щедрым и справедливым, именно потому мы здесь.

- Насколько незаконными делами вы занимаетесь? – спросила ещё одна будущая подчинённая. Пина Йнеса, супергкарго, боцман, экономист шестого ранга, пилот малых и средних внесистемных непассажирских судов. – Пока мы рабы, то ваши преступления практически не касаются нас. Но как только станем свободными и подпишем контракт, то за серьёзные нарушения будем нести такую же ответственность, как и вы.

Все рабыни после этих слов резко стали серьёзными и внимательно посмотрели на меня.

- Совсем немного, буквально вот настолько, - я свёл указательный и большой пальцы вместе, демонстрируя зазор между ними в пару миллиметров. – За такие нарушения даже баллы рейтинга не снимают, всё решается полюбовно на месте в виде небольшого штрафа.

- И всё? Больше ничего?

- Почти. Возможно, придётся сталкиваться с рядом проблем, которые решить не выйдет никак иначе, чем серьёзным нарушением закона. Но это можно будет провернуть во Фронтире, где не действуют девяносто процентов законов всех государств. Хочу сразу сказать, что в ближайшее время я собираюсь туда отправиться. Там спрятались мои враги, и я поклялся, что обязательно их отыщу и покараю.

- Понятно, больше у меня вопросов нет, - произнесла Пина.

- А были те, кто не поверил вашим словам про ритуал, и нарушили правила? – задала новый вопрос ещё одна девушка из новеньких.

- Да, - кивнул я, - было такое.

- Что с ним случилось?

- Ничего. Мой ритуал ей спас жизнь, так как оказалось, что у неё в нейросети имелись тайные установки моих врагов, которые активировались и потребовали причинить мне вред.

- Пси-установки сумели остановить приказ «железа»? – недоверчиво спросила Линда.

- Да.

- А…

- Все вопросы потом. Сейчас прошу сделать шаг вперёд, кто готов пройти псионический ритуал и сменить гражданский стату…

Окончание моей фразы было заглушено звуком женских каблуков, ударивших о пол. Вся шеренга, все восемнадцать красавиц шагнули ко мне без раздумий.

- Отлично. Займусь вами согласно очерёдности, - сказал я и торопливо добавил. – Цыц, никаких пустых и нелепых шуток.

- Да какие тут шутки могут быть, когда кто-то получит всё свеженькое, а другим перепадёт по остаточному принципу.

«Держитесь, господин, - пришло мне на нейросеть сообщение от Ску Би. – Позже я ими займусь и наведу порядок. Сейчас они ещё помнят свою старую жизнь, когда им многое спускалось с рук благодаря профессионализму и статусу, а к новому своему положению ещё не успели привыкнуть».

* * *

Когда я сказал новым подчинённым, что планирую посетить Фронтир, эту территорию беззакония по меркам цивилизованных государств, то сообщил им чистую правду. Пора было нанести визит вежливости командирам Шевана. Они мне были нужны даже не столько для того, чтобы узнать координаты червоточины, ведущие к Земле-41, сколько для утоления жажды мести. Думаю, я дал достаточно времени, чтобы «блюдо стало холодным». Что же до координат портала до Земли, то с вернувшимися магическими способностями я получил новые возможности и способы обойдись в этом деле без пиратов и работорговцев. Да мне и не нужен конкретный портал сейчас, ведь в любой момент я могу воспользоваться помощью тех же демонов Пространства.

Я уже был готов стартануть, когда случилось кое-что важное, из-за чего отложил отлёт. Дело было в том, что мной связалась одна из дроудес из Чёрного Песка. Та, которая входила в правящий состав тёмноэльфийского рода. Она вышла на связь с Лайсамиэль, а та сообщила о ней мне.

- Меня зовут Олорпеллана, - первой представилась женщина. Свою настоящую внешность она скрывала под обликом простой человеческой женщины около тридцати лет. – Я третья после Матери рода.

- И зачем ты здесь?

Вопрос я задал, уже практически зная на него ответ и так. Ну, что может делать на моём корабле та, которую мучают духи, которых я натравил на всех влиятельных лиц рода Чёрный Песок, да ещё и тайно ото всех? Тем более, я уже заранее предусмотрел такой вариант и даже кое о чём намекнул.

- Я не хочу расплачиваться за решения других, - зло сверкнула глазами собеседница.

- Третья после Матери не знает о делах рода? – усмехнулся я. – Прямо невинная овечка.

- Хватит издеваться, человек! – повысила та голос.

- А ну закрой рот, пока я тебе его не зашила, - прошипела Ску Би и, с угрозой, поднялась со своего места.

- Спокойно, Ску, спокойно.

Разговор с гостьей происходил в присутствии моих ближайших подручных, с которыми я за короткий срок уже пуд соли съел. Тайны во встрече и планах в отношении дроудессы я не собирался делать. Им же и придётся решать кое-какие дела с Оролпелланой, если она примет мои условия.

- Так, вот как мы сделаем, - обратился я к члену Чёрного Песка. – Чаще всего я люблю прямоту, поэтому плести дипломатические кружева не стану. Вот моё предложение: приносишь мне особую клятву верности и становишься Матерью рода. Лайсамиэль будет второй после тебя. С этого момента род будет работать на меня. Разумеется, тайно. Со своей стороны гарантирую поддержку деньгами и в устранении врагов, с которыми у тебя не хватит сил справиться.

- Чтобы один человек сравнился с родом дроу? – скривила красивые губы собеседница. – И чтобы род служил человеку?

- Тогда ты умрёшь, а род всё равно станет служить мне. Матерью станет она, - я указал на свою подчинённую, некогда числящуюся в Чёрном Песке, а потом припугнул. – К тому же, даже после смерти ты не избавишься от тех мучений, которые испытываешь во сне. Сколько ты уже не спала, а? Ты же боишься закрыть глаза! Боишься, что после этого окажешься не в реальном мире, а в мире грёз, который ты не отличишь от настоящего. Давай я скажу кое-что, что не знает никто кроме тебя и ещё десяти представителей твоей расы. Я даже могу тебе назвать их имена и должности. Нет-нет, я не о секретах рода или личных тайнах, я про ту слабость, что уже несколько дней преследует вас. Всё дело в том, что вы до ужаса боитесь заснуть, и вам очень трудно бороться с сонливостью. Не помогают ни препараты, ни нейросеть, ни имплантаты. В медкапсуле становится только хуже, так как быстро проснуться не получается. Стоит заснуть, как приходят они

Я старался говорить проникновенно, немного вложив магии в слова, чтобы сильнее воздействовать на гостью.

- Замолчи! Хватит! – завизжала она и набросилась на меня. Точнее, попыталась, так как была мгновенно перехвачена Ску Би. Инферналка, получив возможность законно покарать дроудессу, постаралась оторваться на ней от души.

- Хватит! Оставь её, Ску Би, – остановил я помощницу почти сразу же. Всего нескольких секунд той хватило, чтобы расквасить лицо тёмной эльфийке и сломать два ребра. – Ну вот, чуть не убила.

- Они живучие, господин.

- Капитан или Игорь, - поправил я девушку. Этим я дал ей понять, что окончательно простил. Ух, как же она засияла после моих слов. А вот Филла заметно помрачнела, видимо дошло, что сегодня ночью место в моей кровати не будет пустовать.

Дроидессу пришлось приводить в сознание мне лично, так как от тяжёлых ударов инферналки она потеряла сознание и тут же попала во власть Мары. Ещё полминуты после пробуждения Оролпеллана была сама не своя и мало что понимала. Потом с ужасом смотрела в зеркало на своё перекошенное оплывшее и окровавленное лицо: нос свёрнут набок, одна бровь рассечена так, что края раны вывернулись наружу, губы распухли втрое, один или два зуба оказались сломаны. Плюс, рёбра. Всё это я увидел за несколько секунд, активировав аурное зрение. Повреждения в ней (ауре) пульсировали багровым цветом.

Сначала я дал дроудессе осознать, что с ней сделала моя помощница. И лишь после этого, когда та едва ли не почернела в душе от ненависти к инферналке, я за минуту вылечил её. При этом, стараясь ещё больше произвести впечатление, я поиграл лицом, сделал несколько пассов ладонями, произнёс фразу на русском, которая должна показаться эльфийке загадочной тарабарщиной.

- Тебе нужно умыться, - сказал я гостье после мгновенного сеанса лечения. – Филла тебя проводит.

Та молча кивнула, прислушиваясь к собственному организму, встала и быстро вышла из помещения в сопровождении недовольной гоблинки.

То, что произошло несколько минут назад, я ожидал. Характер тёмных эльфиек и текущее состояние гостьи, плюс отношение Ску Би к дроу и конкретно к роду Чёрный Песок – это была та гремучая смесь, которая просто обязана была сработать. Не сыграть на этом я не мог. Для какого-нибудь магического мира столь быстрое исцеление показалось бы эффектным лишь в глухой деревеньке, где нет своих одарённых. Для техногенного мира – это натуральное чудо. За минуту, без медкапсулы, использования спецаптечек или портативного кибердока я избавил эльфийку от свежих травм лишь несколькими словами и лёгким взмахом рук. Даже лучшая медицинская аппаратура провозится куда как дольше.

Так что, ко всем слухам, которые ходят среди чёрнопесчанных дроу про меня, к мыслям, что крутятся в очаровательной головке Оролпелланы, сейчас добавился ещё один пункт. Я теперь должен выглядеть не просто псионом, а очень сильным псионом, которому совсем не стыдно послужить. Мужчина? Дроудессе зазорно пресмыкаться перед таким? Ну, так псионы ведь почти как врачи – пола не имеют, хе-хе-хе.

Вернулась гостья через семь минут и буквально сходу перешла к конкретике:

- Что потребуется от рода? И что ты можешь сделать для Чёрного Песка?

Вот так вот: сначала мой интерес, потом интерес дроу. Мне уже начинает нравиться эта хваткая барышня, думаю, мы с ней найдём общий язык и получим взаимную выгоду.

- Все тайные сведения, которые невозможно получить обычным путём. Технологии и оборудование. Ваших андроидов, а ещё лучше всю техническую линию для их самостоятельного выпуска – уж очень они мне понравились. Редкие материалы или места, где их можно получить. В свою очередь могу помочь с устранением врагов рода, но только тех, кто реально угрожает вашему существованию и глобальным планам. То же самое и с информацией, которую вам крайне сложно получить, ну это взаимовыгодное условие. Материалы, разработки, разные личности – аналогично. Но всё это в исключительных случаях. В ближайшее время готов провести особый пси-ритуал для усовершенствования организма для двух-трёх избранных. А прямо сейчас, то есть, до того, как ты оставишь меня и вернёшься в род, я проведу ритуал, который один раз защитит тебя от любого вреда. Хоть даже попадёшь под выстрел главного калибра гномьего линкора. Чтобы не быть голословным - она пример моих слов, - я указал на Лайсамиэль. – Моя пси-защита спасла её от тех закладок, что вы в неё вложили.

- Зачем тебе нужны мы, если ты говоришь, что самому всё по силам достать и узнать? – поинтересовалась дроудесса.

- Я ценю своё время и ресурсы. Зачем тратить их, если можно использовать кого-то другого для таких дел?

Та замолчала, что-то обдумывая. Через несколько секунд сказала:

- Я согласна. На всё.

- Тогда сначала клятва верности, потом всё остальное.

Вот только перед тем, как связать дроудессу и будущую Мать рода Чёрный Песок вассальной клятвой, я положил её в ритуальный круг, чтобы избавить от мары. Данный процесс был куда как проще и быстрее, чем вызов этих страшных созданий, ведь всё было оговорено заранее.

Когда рядом с собой Оролпеллана увидела чёрную тень в виде существа в балахоне, она побелела до синевы и дёрнулась в сторону. Точнее попыталась и не преуспела. Я заранее наложил на неё обездвиживающие чары, как только уложил на пол.

- Я лишаю тебя права причинять вред этой жертве, она больше не в твоей власти. Согласно договору, – произнёс я, обращаясь к маре. – Остальные с этого момента принадлежат тебе и твоим сёстрам полностью.

- Договор соблюдён, маг, - прошелестел голос мары, который проморозил всех до печёнок, кроме меня. – Зови ещё, мы рады сотрудничеству с тобой.

И пропала.

- В третий раз я не пойду на неё смотреть, - пошептала Филлаина и нервно передёрнула плечами. – Просто ужас какой-то.

Оролпеллана пришла в себя только через час, став прежней уверенной особой с надменным взглядом. Тогда-то я и взял с неё клятву на крови служить мне верой и правдой. Чуть позже она спросила:

- О каком договоре говорили вы и та… то существо?

- После того, как твой род натравил на меня наёмников, я спустил трёх таких созданий на одиннадцать жертв – тебя и ещё десять высших дроу, включая Мать рода. Но сделал уточнение, что одну жертву я заберу у них.

- Ты знал, что я приду? Ты ещё и будущее можешь видеть?!

- Хе, - усмехнулся я. – Оролпеллана, я был уверен, что кто-то из вас обязательно решит выйти на меня и попросить прощения. Тут не нужно быть Оракулом, чтобы предугадать подобный поступок. Ты успела опередить остальных и выиграла. Думаю, к моменту твоего возвращения домой никого из этой десятки в живых уже не будет.

- Тогда мне нужно торопиться, - нахмурилась девушка. – Если опоздаю, то получить место Матери будет сложнее.

- Завтра улетишь. Получишь мои подарки, возьмёшь Лайсамиэль и отправишься к себе. Её присутствие подашь под легендой, что ей удалось выкрасть у меня несколько редких вещей Предтеч, но я её раскрыл, и вашей агентессе пришлось бежать.

- Тогда почему не покончил с ней, как это сделал со мной и остальными? – задала вопрос тёмная эльфийка.

Я задумался буквально на минуту, потом предложил вариант:

- Она выкрала несколько амулетов, которые полностью защищают от таких дальнобойных пси-атак. Один ты взяла себе, второй остался у неё.

- Да, пожалуй, это сгодится.

Ночью я работал так, как никогда до этого. Даже на войне на Земле-41, наверное, не было такой «стахановщины». Свою новую подчинённую я обеспечил целым набором амулетов от всех возможных неприятностей. Кроме защитных, она получила и боевые. И изюминкой среди них оказался тонкий браслет с Воином. Слепки душ пришлось брать из Астрала. Качеством они не блистали, конечно, но на безрыбье и рак за рыбу будет. Таких, которые защищали меня, за такой короткий срок создать просто невозможно. Но даже имеющихся возможностей Воина хватало, чтобы он стал страшным противником для врагов. С отделением ветеранов космического десанта он справится с лёгкостью. Самый сильный минус был во времени призыва, так как действовал он в реальности не более десяти минут раз в половину суток.

Перед тем, как попрощаться с будущей Матерью тёмноэльфийского рода я дал ей первое задание. Заключалось оно в том, чтобы в самые сжатые сроки доставить на мой корабль установку по созданию биоандроидов. В данном случае мне будет достаточно капсулы и расходников для одного тела, не больше.


Глава 2


Фронтир.

Как много в этом слове для сердца вольного слилось. Да уж, уже почти стихами заговорил. Часть космоса, называемая фронтиром, на первый взгляд почти ничем не отличалась от остальной его части. Конкретно планета Тильяда-три, на которой сейчас находились нужные мне личности. Всё было так же, как и на остальных планетах и станциях, где мне уже довелось побывать. Те же проверки операторов перед тем, как разрешить кораблям встать на орбиту, проверка катера в космопорте. То есть, никакого шатания и болтания и наплевательского отношения я не заметил.

Первые отличительные признаки заметил только на планете, когда покинул космопорт. Во-первых, никто из охраны и таможенников слова не сказал моей команде по поводу оружия, которое никто из нас не скрывал. Во-вторых, на улицах я не раз потом встречал индивидуумов, которые обвешались всем стреляющим, оглушающим, сжигающим, разрывающим, кинетическим и энергетическим с головы до ног. В-третьих, на пути несколько раз попадались прохожие, которых сопровождали боевые дроиды, а над головой иногда проносились боты и катера, напичканные излучателями и увешанные блоками с ракетами, как любительская колбаса шпиком.

Ещё было заметно, что за порядком не особо следят. Нет, конечно, куч гниющего мусора не видно нигде. А вот обшарпанность буквально бросается в глаза. Редко можно было встретить стену без граффити того или иного содержания и чаще всего оно было неприличным. Некоторые, нанесённые краской с наносоставом, ещё и «живыми» оказались. Такие почти всегда крутили ролик порнографического содержания самого низкого и извращённого пошиба.

Половину экипажей с яхты и рейдера я отпустил на сутки в увольнение. Завтра отдохнут остальные. Разумеется, если не случится ничего экстраординарного сегодня.

Ску Би чувствовала себя здесь, как рыба в воде. Ещё бы! Ведь она не один год прожила среди пиратов, а для тех фронтир был родным домом. Здесь они отдыхали, латали суда, пополняли экипаж, сбывали трофеи и делали многое другое, чего были лишены в прочих местах.

Кроме Ску Би рядом со мной шли Филлаина и Суок. В качестве поддержки – скорее моральной – я так же взял двух автоматов-андроидов. Местные устаревшие системы сканирования в космопорте даже не поняли, кто они такие, посчитав за нормальных людей с излишним количеством внутренних имплантатов. Дроувские трофеи я взял для того, чтобы самому не пачкать руки и не перетрудиться в скором времени.

Нанятый флаер доставил мою команду к нужному адресу спустя час после того, как мы вышли за ворота космопорта.

- Ничего так гостиница, я бы сама здесь остановилась, - оценила Ску Би внешний вид заведения, где находилась моя первая цель. – Среди прочих клоповников – это дворец.

- Ску, не тяни время, - сказал я.

- Извини, Игорь. Я сейчас, - быстро ответила мне девушка и направилась к дверям гостиницы, автоматические открывшимся перед ней и закрывшимся, как только она прошла в холл на несколько шагов. Спустя несколько минут мне на нейросеть пришёл от неё вызов. – Игорь, у меня всё, можете заходить. Тут делов-то было…

- Идём, - и ответил ей, и отдал приказ своим сопровождающим.

В просторном холле гостиницы, который был расчерчен «плакатами» голограмм различной рекламы, находились трое живых и два боевых дроида. Машины были защищены мощной бронёй и энергощитами, а вот с оружием у них было всё плохо: станеры и лёгкие лазерные пистолеты. А хотя, зачем им что-то более мощное? Они ведь так и гостиницу разнесут. Так что, в этом плане владелец всё правильно сделал. Трое живых тоже были охранниками, так как с ролью администратора справлялся ещё один дроид из бытовой линейки. Два полуорка явно их простых «быков». А вот третий, в ком смешалась кровь чуть ли не всех рас кроме эльфов, скорее всего, их командир.

Так оно и оказалось.

- Это старший, - указала на него Ску Би.

- Как зовут? – обратился я к смеску.

- Тир Кулак.

Троицу обработала ментальным амулетом инферналка, после чего приказала передать ей управление дроидами. Так что, сейчас мой отряд контролировал часть гостиницы. И всё это совершенно незаметно для любого постороннего взгляда – живого и электронного.

- Мне нужен Хорза О‘Дарпич. В каком он номере проживает и есть ли кто ещё с ним рядом?

Магический поисковый амулет привёл меня сюда, но дальнейшие поиски местоположения пирата проще и быстрее будет продолжить при помощи административного аппарата гостиницы. Спустя несколько минут мы поднимались на лифте, оставив вышибал в холле выполнять свою работу. Никто, даже лучший товарищ этой троицы не сказал бы, что охранники находятся под чужим контролем. Дроидов, конечно, может перехватить тот, у кого мастер-карта от их управления, но на такой случай автоматы-андроиды вставили в них небольшие взрывные устройства.

Суок справилась с замком на двери за полторы минуты. Так долго вышло из-за того, что она перехватила управление ИИ номера, чтобы тот не сообщил о гостях пирату или не отправил данные главному гостиничному электронному «мозгу».

Один из тех, кто был виновен в моём похищении и магической травме, едва не переросшей в инвалидность, не замечал нас до самого последнего момента. Он был слишком занят «увлекательным» процессом издевательства над двумя мелкими девчонками – гоблинкой и человеческой девушкой. Для пирата, подозреваю, это было приятным сексом. Чего не скажешь про его партнёрш. Одну он имел в собачьей позе, совершая резкие мощные фрикции, вторую ладонью, засунув ей в вагину три пальца. Во время процесса мужчина сладострастно порыкивал, отвешивал тяжёлые удары второй ладонью по спине и ягодицам гоблинке. Если судить по их стонам и искажённым от боли лицам, то удовольствие получал лишь Хорза. А по тому, что они выполняли все его прихоти – девчонки были рабынями.

Я кивнул инферналке, и та ударила пирата ногой в правый бок в район почки.

- У-у-у! - взвыл он и свалился на кровать, скорчившись от острой боли и в один миг позабыв про своих партнёрш. Тех я сразу же усыпил и приказал андроиду унести в другую комнату.

Я дождался, когда он оклемается от удара и перестанет хватать воздух ртом, наклонился над ним и спросил:

- Узнал?

Тот мазнул по моему лицу непонимающим взглядом, в котором было щедро намешано всего: боли, страха, злости.

- Ты кто такой? Я первый раз тебя вижу, крысёныш, - процедил он. – Валил бы ты поскорее отсюда, пока мои бойцы не пришли сюда. Им я сообщение уже скинул. Только сперва заплати за наезд и удар.

- Ого, вот это наглость! – искренне удивилась Суок и добавила. – Насчёт сообщения кому-то там – оно не выйдет из номера, пока я не разрешу.

- Настоящий суперкарго, - осклабился я. – Готов делать деньги в любой ситуации, даже когда шансов на удачный исход почти нет. Например, на продаже сильного псиона с дикой планеты, когда лучше всего было его выбросить в космос. Да только жадность не дала таким ценным грузом разбрасываться и помогла найти выход.

Хорза О‘Дарпич страшно побледнел и мелко затрясся. Губы кривились в попытках что-то сказать, но страх оказался настолько силён, что парализовал мужчину лучше всякой магии и нелетального оружия.

- Узнал, - с удовлетворением произнёс я и наложил на пленника подчинение. Сейчас он был полностью покорен моей воли, но при этом совсем его сознание гасить не стал, чтобы пленник сейчас дурел от ужаса. Он должен почувствовать то же, что и я, когда узнал про пропажу магии.

- Игорь, эти девчонки рабыни с дешёвой нейросетью. Я могу их быстро взломать, чтобы убрать императивы подчинения и дать свободу. А эта обезьяна пусть переведёт все кре диты со своего счёта на их, - предложила Суок.

- Это долго?

- За час управлюсь. Может и раньше, - пожала она плечами. – Просто взломать – это выйдет быстрее, но перепрошивка нейросети будет куда как дольше.

- Действуй, - дал я добро девушке.

Спустя час с небольшим я с увеличившейся компанией покинул гостиницу. Перед уходом заставил охранников позабыть все события за последнее время, а Суок почистила память местному ИИ. Двух девчонок мы проводили до спокойного квартала, где охрана уже не даст их никому в обиду, пока те платят за это. Ну, а денег у молоденьких рабынь теперь достаточно, чтобы сменить нейросеть, прикупить полезные учебные базы и получить хорошую профессию. Не захотят так поступить, спустят всё на веселье, значит, так тому и быть. Лично я сделал для них больше, чем кто-либо за всю их недолгую жизнь.

Следующим на очереди был капитан рабовладельческого корабля. Раст Гефпак сидел в баре и был вусмерть пьян, когда рядом с ним устроился я.

- За… заняято, - едва шевеля языком, произнёс он, даже не посмотрев на меня. – Пшол.

- Раст, приди в себя, - сказал я и бросил в капитана нужное заклинание. То за десять секунд убрало значительную часть отравы из организма мужчины.

- Поганый космос, что за мочу тролля мне налили?! Ох, моя голова, - простонал тот и схватился обеими руками за голову.

- Раст! – повысил я голос.

- Ты что тут делаешь? - вскинулся он. - Кто т… - его зрачки расширились до предела, почти полностью закрыв радужку. – Ты-ы… ты тот псион… я знал, знал, я знал…

Главный источник моих бед узнал меня сразу же и едва не сошёл с ума от страха. Наверное, только небольшая часть алкоголя в организме, не убранная целительскими чарами, не дала ему превратиться в безумца.

Я даже не стал использовать ментальные чары, просто приказал андроидам, и те подхватили под локотки работорговца, что-то бессвязно лепечущего и иногда выкрикивающего «я знал». Тот вяло перебирал ногами и не делал попыток освободиться. Отдыхающие в заведении частью смотрели на эту картину с любопытством, частью с равнодушием. Никто их них даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь Расту или хотя бы прояснить ситуацию. Фронтир – здесь каждый за себя и плевать всем на всех.

Третьим захваченным стал судовой врач пиратско-рабовладельческого экипажа. С ним мне повезло вдвойне, так как этот тип отдыхал с одним из своих подручных в компании жриц любви, алкоголя и наркотиков.

- Вот и довели тебя вино и бабы до цугундера, - сообщил я перепуганному до мокрых штанов эскулапу знаменитую фразу из конца двадцатого века. Лёгкое изменение её в данном случае идеально подошло к ситуации, пусть и знал смысл этих слов лишь я один здесь.

А вот второй пират про меня не знал и попробовал наехать, чем только сделал для себя хуже: сначала обзавёлся разбитым всмятку лицом, потом попал под жёсткое ментальное подчинение. Мне для этого даже не пришлось пальцем шевельнуть, всё сделала Ску Би.

С остальными пиратами я сильно заморачиваться не стал. Отдал приказ капитану и суперкарго под ментальным заклинанием, чтобы те разослали приказы подчинённым возвращаться на корабль как можно скорее. Каждого вступившего на борт судна мои помощники и андроиды ловко паковали и затем отправляли в крио-ячейки, предназначенные для рабов. Их в трюме хватило бы на полсотни экипажей таких кораблей, как этот.

Сутки спустя, когда бо льшая часть рабовладельцев уже спала мёртвым сном, я послал за остальными команды с андроидами, чтобы те доставили тех, кто не торопится по тем или иным причинам выполнять приказы своих командиров. На это ушло пятьдесят часов, так как несколько мерзавцев забрались в такие дремучие дали, откуда их нелегко оказалось вытащить. Не обошлось и без конфликтов. Трижды мои подчинённые оказались втянутыми в стычки, дважды им пришлось применять боевое оружие, очистив мир от дюжины подонков.

Вот так я собрал на пиратском корабле весь его экипаж. Судно покинуло орбиту и направилось в глухую часть космоса сразу после того, как последний работорговец оказался на борту. Чуть позже за ними отправилась моя крошечная эскадра.

Но перед этим у меня состоялась одна интересная встреча.

- Игорь, я тут встретила своих старых знакомых, которые наёмничеством занимаются, - сообщила мне Ску Би.

- И? – я вопросительно посмотрел на девушку. – Хочешь, чтобы я их к тем присоединил? – и ткнул указательным пальцем вверх, где далеко на орбите планеты висело пиратское судно, готовое в скором времени, так сказать, отдать швартовы.

- Что? – не сразу поняла меня собеседница. – Нет, нет, не такие знакомые, не враги. Скорее, наоборот. У нас нет нормальной абордажной команды. Эти дроиды с андроидами, это всё не то. Знакомые же лет пятнадцать только этим и занимаются. При этом не сильно запачкались в откровенно грязных делах.

- Хочешь, чтобы я их взял на службу?

- Да, они нам обязательно пригодятся, - утвердительно кивнула она в ответ.

- Если ты говоришь, что они нормальные, то почему бы и не нанять, - пожал я плечами. – Только сразу им поясни, что контракт будет на пять-семь лет и с обязательным ритуалом магической клятвы верности. Сама им пояснишь, что это такое на более понятном для них языке.

- Согласятся. Они уважают не только деньги, но ещё и силу и с радостью служат сильному нанимателю. Чем тот сильнее, тем почётнее для наёмников.

- Кто они вообще? – поинтересовался я, услышав о странностях возможных подчинённых. Для наёмников важнее толстый кошелёк нанимателя, чем то, что он из себя представляет. Богатая домохозяйка или владелец «фабрик, заводов и пароходов» - это для них не имеет значения.

В общем, наёмниками оказались двое орков и пара квартеронов с тролльей, орочьей и человеческой кровью. Мало того, квартероны оказались родными братом и сестрой, а орки – орчанками.

Вся четвёрка имела нейросети шестого поколения и базы от пятого ранга до восьмого. На пятом ранге у них были такие «малозначимые» направления, как пилотирование, навигация, медицина, ремонт, технические базы и ряд похожих дисциплин. Шестые базы тоже были из тех, которыми солдат пользуется редко. Седьмые и восьмые базы были по нескольким типам стрельбы (снайперская, сверхдальняя, скоростная), ношению бронескафандров, базы операторов стационарных и мобильных автоматических огневых точек, минно-взрывному делу, абордажу и контрабордажу, боевым действиям в космосе и безвоздушных отсеках в отсутствии гравитации, базы по тяжёлому оружию и многое-многое другое.

Орчанки выглядели достаточно мило, но рядом с моими моделями «плейбоя», недавно нанятыми, совершенно не котировались. Квартероны… хм, я даже не сразу понял, кто из этой парочки мужчина, а кто женщина. Количество имплантатов в их телах зашкаливало за все рамки разумного, и многие устройства были с хладным металлом. К счастью, с моей текущей Силой и благодаря особенностям ритуала на крови эти миллиграммы антимагического металла проблем не должны принести. Тем более, я тут же предложил им заменить такие имплантаты на другие, не менее надёжные, более современные и за свой счёт.

- Если будут сильно против, то покажи им свои игольники с рунами и скажи, что есть оружие более мощное с таким же апгрейдом. Но они им воспользоваться не смогут из-за этих штук внутри себя, - сказал я Ску Би. – Посмотрим, что для них окажется важнее.

Все четверо наёмников, после заключения со мной контракта, прибыли на корабль с четырьмя небольшими контейнерами, в которых хранилось их снаряжение и оружие. Пополнение боеприпасов и ремонт повреждённого имущества наёмников висело на мне. Но это было сущей мелочью.

В целом, знакомые моей помощницы мне понравились. Учитывая, сколько лет они занимаются кровавым бизнесом, ауры у всех четверых были условно чистыми, без чёрных и багровых язв, которые сообщают о крайне мерзких поступках. Перед подписанием документа на найм, и ритуалом, я проверил навыки абордажников. В первый раз на симуляторе. Позже, когда четвёрка стала полноправными членами моей компании, я посмотрел на их работу, так сказать, вживую. Для этого был использован пиратско-рабовладельческий корабль со своим экипажем. Пираты отбивались всерьёз в отличие от наёмников, которым я запретил убивать врагов. Несколько десятков неплохих бойцов против всего четверых наёмников позорно слились. Одна орчанка оказалась тяжело ранена, вторая и квартероны получили средние и лёгкие раны, которые всё же позволяли им находиться на ногах. Пара из брата с сестрой выполняла роль танков, сметая врагов тяжёлым оружием и принимая на свои тяжёлые с дополнительным бронированием и усилением энергощита бронескафандры вражеский ответный огонь. Орчанки из-за их спин сосредоточенным огнём уничтожали самые важные цели одну за другой.

Лечил я их сам, показывая свою Силу и внимание к ним лично. Если им так важно видеть, что наниматель «круче, чем все варёные яйца в мире», то мне совсем несложно иногда демонстрировать своё могущество.

Это по поводу наёмников. С пиратами же всё было куда как хуже. Как бы мои бойцы ни старались обходиться без убийств, всё же полностью это им не удалось. Двое работорговцев отправились на тот свет в ходе учений. Ещё семеро лишились конечностей, кто руки, кто ноги, а кто и сразу пары. Все остальные, кроме пятерых, получили ранения разной степени тяжести. Причём, трое из пяти везунчиков в учениях не участвовали, это капитан с врачом и суперкарго. Я не хотел лишать себя удовольствия лично поучаствовать в их судьбе и потому убрал весь риск для них, переведя на время в карцер на рейдер.

Орчанки и квартероны к жестокости тренировки отнеслись равнодушно. Пиратов им было совершенно не жаль. К тому же, они были в курсе, что это все они мои пленники, которых ждёт суровая расплата за однажды нанесённую мне обиду. Право мести наёмники свято чтили. Для остальных же моих работников учения были просто тренировкой, максимально приближённой к боевым условиям. О количестве убитых и раненых они были не в курсе. Единственное, что их смущало – статус пиратского корабля. По факту так выходит, что я захватил его, а экипаж подчинил запрещёнными методами, сходными с использованием «чёрной» рабской нейросети. Если бы не законы фронтира, которых толком-то и нет, то женщины могли и возмутиться тем произволом, что я чинил.

К миссии, ради которой я отправился во фронтир, приступил спустя несколько дней после учебного абордажа. На данный момент все три корабля находились в глухом уголке космоса неподалёку – относительно, конечно - от голубой звезды типа сверхгигант. Говоря про три корабля, я подразумеваю только крупные – яхту, рейдер и пиратское судно. Ещё два мелких кораблика были спрятаны в их доках. Один из них мой «Крот». Второе судёнышко размерами похожее на него и являлся самым обычным мелким грузовозом да ещё и старым. Его я приобрёл на планете, где недавно побывал. Догадаться, зачем мне нужна эта рухлядь, думаю, сумеет любой. Уже раз было такое: близкая звезда и дряхлый мелкий космический корабль. Да-да, я вновь решил попрактиковаться в демонологии. Мне позарез требовалась демоническая суть. Не просто мана в накопителях, которую я мог набрать почти сколько угодно, перегоняя электроэнергию в магическую энергию, а то, что можно получить только из очень сильного магического существа. К демонам я питал стойкую подсознательную неприязнь, поэтому готов был резать их без каких-либо сантиментов.

На этот раз, на мой зов пришёл старший демон, выглядевший уродливым кентавром: на четырёхлапом теле ящерицы с длинным тонким хвостом располагался торс карлика с тонкими ручками и змеиной головой, увенчанной загнутыми назад рогами. Размерами тварь была со слона.

- Смертный, пади ниц и моли о прощении за то, что посме-е-е… х-х-ш-ш-ш-х, - начал, было, грозить в привычной для всех инферналов манере демон. Вот только слушать его никто не собирался, я сразу же перешёл к основной части ритуала, заставив того прерваться на полуслове и зашипеть от страшной боли. Вскоре всё было закончено. Я с кристаллом с сутью демонической силы, ради чего всё и было затеяно, отправился на катере на яхту, а грузовик, разгоняемый двигателями, работающими на пределе, полетел в сторону звезды, которая уничтожит все следы моего ритуала даже в Астрале. По сравнению с самым первым разом, «переработка» сильного демона сейчас не показалась мне чем-то сложным.

«Может быть, пора переходить на слабеньких высших или архидемонов?», - мелькнула у меня мысль.

После вызова кентавра я отдыхал сутки, восстанавливая силы и пополняя те накопители, что истратил на призыв демона. Через двадцать четыре часа я приступил к тому, ради чего всё и было затеяно: полет во фронтир, захват пиратов с кораблём, вызов сильного демона и его ритуальное убийство.

Работорговцы владели неплохим судном с отличным вооружением. Несколько десятков человек хватало, чтобы полностью заполнить его штат. До того, как корабль оказался в руках Раста с подручными это был средненький лёгкий крейсер, возможно, даже не предназначенный для ведения боёв, а используемый на более мирных задачах. Как, к примеру, работают тягачи, ПВО, тралы, ремонтно-эвакуационные машины и прочая техника, созданная на базе танков, БТР и БМП. Но оказавшись в руках тех, кто с законом был сильно не в ладах, крейсер обзавёлся дополнительной бронёй в уязвимых местах, усиленными энергощитами, получил мощное вооружение и ИИ с двигателем, которые стояли на более новых кораблях. Было ли мне жалко расставаться с таким трофеем? Честно скажу – нисколько. Корабль был буквально пропитан удушающей тягостной аурой от силового отсека до наружных бронеплит.

Неделю ремонтные дроиды ползали по внешней обшивке и внутренним отсекам, разнося алюминиевые руны-пазлы. Одновременно с ними я превращал пиратов в уникальную нежить. Каждому в сердце я вбил толстый гвоздь с природным драгоценным камнем, вставленным в шляпку. К камню была привязана душа пирата, а к телу привязал мелкого астрального духа-падальщика. Каждый пират стал кем-то вроде недолича или умертвием. Убить его простым оружием практически невозможно. Разве что испепелить выстрелом мощного излучателя, чтобы за долю секунды уничтожить и тело, и амулет в нём. Такая скорость была необходима, так как умертвия могли приобретать бестелесность и восстанавливать повреждения в этом состоянии. При этом они (пираты) испытывали все чувства и желания живых – голод, жажду, усталость, боль. Мало того, астральный дух мало-помалу грыз душу, принося ещё большие страдания моим врагам. Избавиться хотя б на время от всех негативных ощущений, в том числе заставить ненадолго присмиреть духа пираты могли лишь добрыми делами. Сначала хотел сделать из них кого-то вроде крысиных волков, отправив на охоту за пиратами и работорговцами. Но после некоторых размышлений решил, что исполнение может подкачать. Запросто вместо мерзавцев прищучат каких-нибудь наёмников, у которых руки могут быть по локоть в крови, но в крови пиратов и работорговцев, или таких же, как они сами «серых гусей». Так что, пусть лучше помогают: защищают суда от своих бывших коллег, вытаскивают из аномалий или метеоритных полей, помогают добраться до безопасного места тем, у кого в глухом космосе отказали двигатели или вышел из строя гиперпривод, и так далее. И так в течение ста лет. Кристалл с демонической силой я установил в реакторном отсеке, в котором сошлись все нити заклинания, опутавшего корабль и пиратов, сделав их единым целым.

- Нарекаю тебя «Чёрной Жемчужиной», - устало произнёс я в конце ритуала, который высосал из меня все соки. Несколько дней постоянной волшбы стоили мне многих сил. Без подпитки маной из камней-накопителей и без демонического камня, который сильно облегчил мне труд, вряд ли я сумел бы справиться с таким объёмом работы.

После того, как я отлетел на несколько километров от «ЧЖ», тот замигал и стал полупрозрачным, приобретя зеленоватое свечение. Спустя несколько минут корабль с немёртвым экипажем мстителей мгновенно ускорился и исчез с глаз. К слову сказать, приборы его перестали фиксировать сразу после изменения тем цвета и вида.

О том, как отреагируют новые члены экипажа на создание корабля из мистических страшилок я не сильно волновался. Если не поверят и посчитают, что это просто какой-то хитрый ход с маскировкой и спецэффектами - мне проще, не придётся искать подходящие слова для объяснения. Поверят - ещё лучше, так они станут серьёзнее относиться к данной мне клятве верности.


Глава 3


С пиратского корабля я ничего брать не стал. Не потому, что на вещах остался бы отпечаток негативной энергетики, точнее, не только поэтому. Просто полезного для меня там не было ничего. Аналоги я легко куплю в любом другом месте, причём в лучшем состоянии.

Но это касается только материального имущества. Другое дело – знания и связи работорговца. Ради них я как следует покопался в головах капитана и суперкарго, заставляя их вспомнить даже то, что они – как им думалось – забыли давным-давно. Кстати, данные по червоточине, которая вела в Солнечную систему, я получил, но ценности они никакой не имели. С помощью магии и призванных существ я итак уже знал её местоположение. Как и то, что она уже схлопнулась и откроется нескоро.

После исполнения мести я на несколько дней впал состояние… м-м… не то чтобы депрессии, а скорее нежелания чем-то заниматься вообще. Большую часть времени дремал, пил собственноручно изготовленные ранее зелья, тратил на себя ману целительских амулетов и ни о чём не думал. Упадок сил и потеря некоторой части праны (жизненной энергии) превратили меня в живой овощ. Филла и Ску попробовали меня растормошить, но не преуспели и с грустными минами на лицах оставили меня в покое.

Некоторым сюрпризом стало появление у меня личного секретаря. Пи на Йнеса, та самая девушка, что задала вопрос о величине незаконности моих дел, как-то вдруг сумела пролезть на эту должность, заставив отойти в сторону Ску Би, которая до неё выполняла часть обязанностей референта, секретаря и боцмана. Правда, по инферналке не видно, что она прям так сильно огорчена пронырливостью новенькой сотрудницы. Скорее рада, что с неё сняли бремя бюрократической волокиты и «бумажной» мороки.

Пока я работал с пиратами, Пина полностью вошла в курс дела, узнала о возможностях копировальных камер, о запасах ценных минералов и товаров для перепродажи, о наличных средствах на счёте моей фирмы и многое другое. Тут же составила приблизительный план развития, занялась логистикой, высчитала, где будет выгоднее торговать для кошелька и связей, а куда необходимо отправиться, чтобы повысить гражданский рейтинг. Заодно свела на себя все те внутренние дела, текучку, без которой и дня не проходило. Мне на нейросеть каждый день приходил отчёт от неё.

О том, что владея такими знаниями, она может как-то навредить мне, я не боялся. Магическая клятва не даст этого сделать. Может, со стороны покажется, что я излишне доверяю магии. В принципе, так оно и есть. И если есть что-то сверхнадёжное и незыблемое, то это – магическая клятва верности на крови. Так же, до всех своих подручных я довёл информацию, что при разрыве трудового договора раньше срока они получают обратно рабскую нейросеть. Данный момент был указан в составленных документах. Неофициально от себя я добавил, что дополнительно почищу им память магией, ну или псионикой, что ими воспринимается понятнее.

После фронтира мои корабли прыгнули в систему Рти’Н, которая входила в состав республики Анарат. Шесть планет, звезда класса жёлтый карлик, одна из планет земного типа с полным набором факторов для того, чтобы разумные могли жить без проблем на её поверхности – вода, флора и фауна, необходимый состав воздуха, комфортная сила тяжести, приятный климат на большей части планеты. Два крупных астероидных пояса давали не только ценные минералы для экономики системы, но и рабочие места.

Здесь я к всеобщему удовольствию провёл несколько торговых сделок, пополнив кре дитами свой кошелёк и баллами карту ФПИ. Компания «Млечный путь» чуть-чуть поднялась в рейтинге. Ни одной штрафной санкции на моей фирме не висело, что и позволяло быстро расти её известности и надёжности. Отсутствие острой необходимости искать финансы для своих проектов, возможность выбирать почти любое направление – вот это всё и двигало мою фирму вперёд семимильными шагами.

В Рти’Н со мной впервые связалась Лайсамиэль, приславшая отчёт по тёмноэльфийским делам. Крупных проблем, как я и думал, у них с Оролпелланой в Чёрном Песке не случилось. Магический воин, амулеты и гибель самых сильных и авторитетных дроу в роду позволили моим подручным выйти на самый верх и забрать власть в свои руки. В отчёте девушка сообщила, что отправила мне тот самый груз, который я потребовал от Оролпелланы.

Спустя три дня меня нашёл командир небольшой наёмничьей команды, состоящей из людей, занимающейся охраной, сопровождением и доставкой грузов. Он вручил мне внушительный контейнер, получил от меня необходимые подтверждения «под протокол» и распрощался. В контейнере по официальным документам находились блоки для медицинского оборудования, расходники и полуфабрикаты (что бы под последним не понималось) для него же. А в реальности же я получил мини-станцию для создания клонов и биоандроидов со всем необходимым для создания двух-трёх тел. Управление было перенастроено так, чтобы станцией мог воспользоваться любой обладатель нейросети высокого ранга. Именно такая у меня и стояла. Ещё в контейнере лежали пять отключённых биоандроидов тёмных эльфов, выглядящих как чистокровные люди (трое) и полукровки с орочьей кровью (двое). Две женщины и трое мужчин.

Андроидов я немедленно отправил в маго-камеры для «перепрошивки» из технологических машин в автоматроны. А вот станцию только развернул в одной из больших кают старшего офицерского состава и всё. На момент её получения я всё ещё не вернул себе прежнюю рабочую форму. Прошло несколько дней, когда я решил, что у меня хватит сил на новый магический опыт. Перед тем, как приступить к нему я провёл ритуал на повышение удачи.

- Оживить Роксану?!

Когда я рассказал заинтересовавшейся Филлаине для чего мне понадобилось дроувское оборудование, та испытала сильнейший шок. А вот Ску Би сейчас стояла рядом и едва не лопалась от удовольствия и счастья. В отличие от гоблинки она в меня верила и знала, что я могу всё . Недоверие мелкой её, правда, чуть-чуть злило, но с этим чувством ей помогало справляться другое – превосходство над ней в знании, что могут маги.

- Да. Чуть позже я сделаю для каждой из вас специальный амулет, который поймает вашу душу в случае гибели. Сейчас, пока мы не влезаем ни в чьи большие кормушки, подобная угроза мала, можно обойтись и простыми защитными амулетами и заклинаниями личной защиты, - ответил я ей.

- Зачем? – захлопала глазами гоблинка. – Зачем душу?

- Чтобы потом я её вложил в новое живое тело, Филла, - сказал я ей и добил. – Это бессмертие.

Та так и замерла с широко открытыми глазами, переваривая услышанное под насмешливым взглядом Ску Би. А я отвернулся от неё и занялся делом. Для клонирования тела требовалось нужное ДНК. Об этом я позаботился уже давно, взяв образцы крови, слюны и волос Роксаны Ди’Руаны. Сейчас они отправились внутрь оборудования. Следующим шагом стал выбор пола, возраста, внешности, количества и специализации имплантатов. Почти час ушло у меня, чтобы создать трёхмерную модель Роксаны по памяти. Здесь мне пришла на помощь Филлаина, указывая на мелкие недочёты и пропуски в фигуре и чертах лица орчанки, убитой тёмными эльфами при попытке захватить меня. Никаких имплантатов я ставить не стал, пожелав оставить тело «чистым». Зато не удержался и внёс изменения в организм. Так мышцы и кости стали плотнее, изменились синапсы и нервы в лучшую сторону, связки приобрели великолепную эластичность и прочность. Улучшения коснулись и внутренних органов. Все изменения потребовали высокого расхода исходного биосырья.

В центр биологической массы, из которой будет создаваться тело моей погибшей помощницы, я положил кристалл с её душой и… камень «инь-янь». Если всё будет по моему, то после своего второго рождения Роксана получит сильные способности к телекинезу. Причём, безо всяких ухищрений в виде заклинаний. То есть, станет самым настоящим местным псионом рангом выше среднего.

О рунах-пазлах, которыми я снабдил установку клонирования, полагаю, говорить не стоит как о само собой разумеющимся.

То, что я сделал, в магии называется созданием совершенного гумункула. Я мог бы на протяжении многих недель контролировать процесс роста тела с подселённой душой, тратя уйму сил и времени только на это. Или воспользоваться местными высокими технологиями, на которые скинул львиную долю работы.

Были и некоторые подводные камни при классическом создании гумункула. Магические манипуляции, потоки сырой маны, воздействие магической энергии от заклинаний – это заставляет мутировать растущий организм. Именно потому во многих источниках гумункулы описываются с теми или иными признаками уродства, от маленького роста до обезображенного тела и лица. Страдают от быстрой старости, от хронических болезней, отличаются слабым здоровьем. Всего этого я боялся, как огня, так как моего опыта даже с Книгой не хватило бы, чтобы вырастить здоровое красивое тело. Зато совместив высокие технологии и магию у меня должно всё получиться. Плюс, ритуал удачи обязан поспособствовать нивелированию любых негативных факторов.

- Ну, вроде бы всё, - произнёс я вслух, когда закончил заниматься магией.

- А когда она оживёт? – тут же полюбопытствовала Ску Би, жадно смотря на капсулу с биосырьём, кристаллом и камнем с сутью духа из Источника.

- ИИ вот этой штуки, - я легонько хлопнул ладонью по корпусу капсулы для клонирования, - сообщил, что потребуется три недели на рост тела. Но магия может изменить срок в ту или иную сторону.

- И это будет Роксана? Наша? – не то спросила меня, не то пробормотала себе под нос собственные мысли Филлаина.

- Да, наша Роксана, чьё тело уничтожили наёмники тёмных эльфов, - подтвердил я.

- С ума сойти…

* * *

Очередной гиперпрыжок привёл меня в систему на окраине республики. Все местные планеты были безжизненные, без атмосферы. На двух из них имелись города под куполами, в которых жили шахтёры, разрабатывающие месторождения ценных минералов, и рабочие заводов. Сюда меня вновь направил мой прикормленный чиновник Дош Моспер. Местные жители нуждались в пополнении продуктовых запасов и замене части оборудования, изношенного до предельного состояния, когда уже никакой ремонт не помогает, даже с использованием ремнантосоставов. Всё это несло мне некоторые финансовые потери, так как дорога была дальняя, и топлива на неё требовалось море. Но вместе с потерями я получал существенную прибавку в баллах на свою гражданскую карту. И самое главное – в системе добывались очень редкие редкозёмы (вот такой каламбур), которые на бирже купить было непросто. Разумеется, я на них тут же нацелился. Баллы баллами, а вот легко и просто получить образцы ценнейшего сырья – это стоит куда большего.

Яхта и рейдер зависли на орбите главной планеты системы, где кроме полудюжины мелких боевых автоматических станций, было ещё и нескольких десятков спутников. Я со своими помощниками и парой андроидов погрузился в челнок и отправился вниз.

- Добрый день, господин А нног, - поздоровался я с главой администрации на планете. Никого в А нног был рослым и очень хорошо физически развитым мужчиной. Серо-синий комбинезон с красными и чёрными вставками подчёркивал его мускулатуру. Ладонь была натуральной лопатой, реши он со мной поздороваться за руку, то моя ладонь утопла бы в его. Видно было, что за собой он следит и не чурается использовать те средства, которые для моей точки зрения являются женскими. Это я подразумеваю косметику, следы которой угадываются на лице собеседника. И краску для волос. Без неё его смоляные кудри до плеч точно не имели бы такого блеска с объёмом.

- Вам доброго, господин Глебов, - пробасил он. – У меня уже который из дней не задался.

«Чёрт, здесь-то что случилось? Хоть не приезжай в такие отдалённые точки с товарами, где вечно на мою карму что-то валится», - вздохнул я про себя и вежливо поинтересовался. – Надеюсь, ничего серьёзного, лишь куча бытовых хлопот?

- Если бы. На Оде-два какие-то наёмники захватили купол, все заводы и шахты. Грозятся всех перебить, если мы не пойдём к ним под руку.

- У вас нет охраны? А кому принадлежат те шахты с заводами? Наймите сами наёмников.

- Нам и принадлежит. Я вхожу в совет директоров компании «Пире на Шоз», остальные директора все отсюда. Охрану нашу чужаки перебили или захватили, так как новостей о бойцах нет уже второй день.

Всё случилось три дня назад. Неизвестный корабль подошёл ко второй планете, и опустился на поверхность в нарушении всех правил. Планету защищала единственная боевая станция и та оказалась на другой стороне, что дало возможность неизвестным легко пробраться к жилому куполу. Из корабля выбрались несколько десятков наёмников с тяжёлыми дроидами и взяли в кольцо сначала купол, а потом захватили несколько шахт, где добывались самые ценные ископаемые. Ещё немного позже враги оказались под куполом, нейтрализовали охрану и захватили управление наземными оборонительными системами. Почему защитники не использовали их ранее, это было неизвестно рассказчику.

На корабле захватчиков оказалось достаточно тяжёлого вооружения и аппаратуры, чтобы заглушить все типы связи и перекрыть подходы к куполу и шахтам, а чуть позже и заводу, где руда перерабатывалась в концентрат. Анног отправил две группы бойцов, одна из которых состояла из шестнадцати опытных ветеранов из полицейского спецназа, и обе группы просто пропали. Ни слуху, ни духу, лишь сообщение, что они высадились и собираются выдвигаться к объектам. Больше рисковать директора не рискнули. Теперь каждый боец и боевой дроид был на счету. Ведь захватчики могли воспользоваться слабостью и напасть уже на купола и шахты этой планеты. Боевые станции? Теперь, когда в руках у врагов два директора с их семьями и несколько их помощников и заместителей, надежды на них, станции, не было никакой. У каждого директора был блокирующий пароль. Судно, с которого он будет отправлен, станции пропустят мимо себя.

Всего в руках неизвестных оказались от пятнадцати до шестнадцати тысяч человек. Среди них несколько сотен тех, кто важен для фирмы. И это не только пара её владельцев, которые в недобрый час решили наведаться в гости к главному инженеру, проживающему на второй обжитой в системе планете. Мало того, вчера захватчики потребовали, чтобы им передали контрольный пакет акций компании, грозя в противном случае взорвать купол и уморить несколько тысяч человек.

- Вы затребовали помощь?

- Связь не работает, они как-то блокируют гиперперадатчик, - сообщил мужчина.

- А на корабле наведаться в одну из систем, чтобы нанять там солдат?

- Нету на планете такого судна. Всего две яхты с гиперприводом на всю систему, и одна из них сейчас попала в руки бандитов. На второй перед их появлением улетела группа специалистов для заключения новых контрактов. Вернутся они минимум через неделю, - вздохнул он.

- Так… получается, вы частники?

Мужчина молча кивнул.

- А как же вы связаны с государством? Меня к вам направили из республиканской канцелярии, а насколько я знаю, они плюют на нужды таких, как вы, - решил прояснить я данный вопрос.

- У нас с правительством заключён длительный контракт. Если кратко, то мы им даём скидки на нашу продукцию, а они помогают со снабжением системы. Ну и так, ещё кое-что по мелочи, - ответил он уклончиво. - На их кораблях вывозить товары выходит выгоднее, чем гонять свои. Слишком мы далеко расположены.

- А они не прищучат наёмников? Ведь по вине этих бандитов будет срыв поставок, и ваши контракты с республиканской администрацией сгорят.

- Да плевали чинуши на нас, - махнул рукой и сильно скривился Никого в А нног. – Наши поставки на общем фоне – это капля в море. Никто и не заметит даже. Просто позже повиснет на мне и прочих соучредителях фирмы огромный долг за неустойку и прочее дерьмо.

- Понятно.

- Послушайте, господин Глебов, а вы не можете мне помочь? У вас два крупных корабля, один точно военный. Может, попробуете припугнуть бандитов?

- Мои корабли против боевой станции? – удивился я. – Да вы шутите! Я всего лишь торговец. Успешный, этого не отнять, но простой торговец, а не вояка.

- Но у вас, наверное, есть личный отряд солдат? – продолжал допытываться собеседник.

- Может быть, – нахмурился я. Паранойя тут же стала нашёптывать мне, что за этими вопросами скрывается что-то неприятное для меня. – Чего вы хотите? Что бы я послал их освободить купол? – и бросил в него ментальные чары. – Хочу услышать правду.

- Да.

Что ж, в этот раз моё шестое чувство лишь немного перестраховалось, сыграло учебную тревогу. Директору просто требовался хороший сильный боевой отряд, который сумеет выбить наглых агрессоров с соседней планеты. Отдать в их руки контрольный пакет мужчина не мог, собственные жадность и желание хорошо жить мёртвой хваткой держали его за горло. Он не только терял место в совете – кстати, не он один – ещё и должен будет выплатить ряд неустоек, пени и штрафов. Все эти суммы изрядно опустошат счёт А ннога, из-за чего он слетит до уровня чуть выше, чем стоит средний обыватель.

Пообещав подумать над предложением, я вернулся на яхту, где провёл короткое совещание на тему: соглашаться или нет.

Филлаина ожидаемо воздержалась, сообщив, что полностью мне доверяет и верит в меня. Ску Би высказалась за проведение операции против неизвестных наёмников, попутно просветив, что такие рейдерские захваты на окраинах случаются достаточно часто. В большинстве случаев очень быстро наглецов ставят на место или те успевают удрать на другой край населённой части галактики, сняв сливки. Но бывает и так, что захватчики плотно усаживаются в директорские кресла, навсегда взяв всю власть в компании в свои жёсткие ладони.

Суок поддержала Ску Би, и заодно попросила разрешения поучаствовать в сражении лично. С имеющимся на борту снаряжением, оружием и моими амулетами она одна могла выйти против пятерых ветеранов в бронескафах и с тяжёлыми бластерами и победить их.

Самой последней взяла слово Пина и тут же огорошила нас всех аналитической выкладкой.

- Если мы примем на себя обязательства по освобождению жилого купола и заводов с шахтами, которые сейчас захвачены и контролируются бандитами, то мы же будем платить за любой ущерб, который понесёт имущество компании и частных лиц, - сказала девушка.

- Ущерб оплачивает наниматель, так всегда было, - встряла Ску Би.

- Только не в этом случае, - покачала головой Пина. – Я уверена, что Никого в А нног в контракте пропишет минимально возможную сумму страховки. Полагаю, вряд ли больше десяти тысяч кредитов. Но! – тут она сделала паузу и обвела нас взглядом, задержавшись ненадолго на каждом. – Наёмники пошли ва-банк, когда загнали себя в ловушку ультиматумом. Скорее всего, сейчас они минируют всё и вся – стены купола, жилые отсеки, оборудование, дороги и линии связи от купола к шахтам и заводам.

- Проклятье, это они могут, - мрачно произнесла Ску Би. – Подтверждаю.

- А только один пролом в стене купола принесёт убытков от тысячи кре дитов. Бой внутри купола и вовсе будет убыточен. Мало того, наёмники обязательно активируют заряды на какой-нибудь шахте или заводе в начале атаки, чтобы показать всю серьёзность своих намерений.

- Они и не скрывают, что готовы взрывать и убивать, - напомнил я девушкам рассказ Аннога.

- Вот-вот, - кивнула мне Пина. – Мы не государственный отряд, не наняты республикой, не входим в кампанию «Пире на Шоз», поэтому ущерб скинут на нас. Ко всему прочему, местные могут обвинить нас в том случае, если мы не справимся с наёмниками, а те убьют заложников и активируют заряды. Для них, Аннога и прочих, сейчас выгодна любая возможность и любой способ, чтобы потянуть время и как-то проявить себя в операции освобождения. Даже если погибнем мы, это всё равно пойдёт им в плюс, директорам и прочим чиновникам из «Пире на Шоз», когда владелец с них спросит позже.

- То есть, лучше отказаться? – я вопросительно посмотрел на неё. – Игра не стоит свеч?

- Я так не сказала, - отрицательно качнула головой та. – В договор стоит внести несколько пунктов о, к примеру, продаже нашей компании местной руды со скидкой и вне очереди. Учитывая возможности корабельных перерабатывающих, э-э, - тут она на миг запнулась, когда речь зашла о моих магокопировальных камерах, работу который она не понимала и воспринимала разумом с большим скрипом, - станций, у нас будут запасы самых редких минералов в галактике, на которые вечно стоит очередь из покупателей. Пусть даже мы потеряем в деньгах, в чистых кредитах прямо сейчас, зато в перспективе мы отобьём затраты в течение месяца и получим крупную прибыль при перепродаже минералов. Это самый главный плюс в этом деле, если мы им займёмся. Вторым по важности будет факт уничтожения организованной бандитской группировки, освобождения заложников и имущества «Пире на Шоз». За такие подвиги республика щедро начисляет баллы гражданского рейтинга.

- Внесу поправку, - Ску Би, словно школьница подняла вверх руку, привлекая внимание. – Если наша операция приведёт к серьёзным разрушениям и многочисленным жертвам среди гражданского населения, то это скажется негативно на рейтинге нашей фирмы. Власти против дилетантов, которые хотят поднять себе гражданский статус в ходе подобных происшествий.

- Про это я не знала, - призналась Пина.

- Итак, если подвести итог, то получается, что нам выгодно поучаствовать в освобождении, но при этом нужно вести себя так, будто мы в магазине с хрустальной посудой, - произнёс я и задумался на минуту, потом продолжил. – Что ж, возможности у нас имеются, нужно брать дело, которое столько много нам сулит полезного. Но делать всё с умом.

Спустя три часа радостный Никого в А нног поставил свою подпись под договором оказания военных услуг по освобождению соседней планеты от группы бандитов, захвативших несколько объектов с заложниками. Директор постарался как можно больше навесить обязательств на «Млечный путь» и снять их с «Пире на Шоз». Как и было предсказано моей подчинённой. Если бы я не оказался заранее к этому готов, то точно отказался бы от найма. Зато теперь, после того как прижму к ногтю бандитов, я получу на свой склад гору ништяков, с которыми моя жизнь и мои планы резко пойдут в гору. Как-то воздействовать магией на директора не стал, чтобы пересмотреть контракт в свою пользу. Зачем? Я почти уверен, что операция пройдёт без сучка и задоринки. Тем более, такие поблажки будут выглядеть подозрительно в глазах его коллег. А ещё стоит учесть, что в моей карте ФПИ (физическое, психическое и интеллектуальное состояние) чёрным по белому указано: псион. Тут семи пядей не нужно иметь, чтобы сложить одно с другим. Так что, никакого принуждения, пусть будет всё, как есть.

Но пока что я занимался тем, чтобы выкурить захватчиков с соседней планеты.

Добраться до её поверхности на челноке под скрывающими чарами получилось легче, чем вытащить бумажник из кармана спящего пассажира в метро.

Из-за того, что приходилось избегать прямого столкновения с противником, чтобы тот не начал всё крушить и убивать заложников, я пошёл долгим путём. Но при этом всё равно пришлось рисковать и торопиться, так как времени оставалось меньше суток, а потом пойдут первые жертвы.

Первыми в очереди на ликвидацию стали наёмники с захваченного ими завода. Сначала был простенький (для меня) ритуал призыва духа, который принёс частицы тел врагов – волосы и слюну с кровью. Дальше я провёл второй ритуал, наслав Видения на врагов. Они погрузились в состояние, в котором реальный мир для них исчез из, так сказать, реала, войдя в мир воображения. Наёмники даже не заметили момента, когда их сознание затуманилось. Суть же насланных на них чар была вот в чём: всем известно, что при определённом воображении мысли способны влиять на организм, это ещё аутотренингом называют, и вот теперь под моим заклинанием нейросети бандитов не видят никаких изменений в телах. Может быть, я перестраховываюсь, но лучше так, чем окажется, что наёмники в режиме нон-стоп связаны со своими командирами на основной базе и те мгновенно заметят изменения, произошедшие с ними.

Вторая фаза захвата завода принадлежала Суок. Электронщица ещё раньше, когда я только приступил к первому ритуалу, отправила на территорию завода крошечных дронов-взломщиков, которые позволили ей установить связь со всем оборудованием на территории объекта – гражданским, охранным и тем, что там разместили захватчики. К слову, каждый дроид был оснащён рунами незаметности. Ни живой глаз, ни электронный был не в силах их увидеть или как-то по косвенным признакам определить их присутствие. Вряд ли у бандитов настолько хорошее оборудование имеется, которым владеют высококлассные специалисты на службе государства и в частных лавочках. Тем более, на завод такое не отправят. Так что, наших дронов обнаружить им и их оборудованию невозможно. И как только я сообщил, что люди выведены из строя, Суок начала атаку на заводские системы. Ведь нам же не нужно, чтобы остальные наёмники увидели, как группа чужаков прогулочной походкой заходят на захваченный – дважды захваченный – объект?

- Разоружайте их, снимайте броню, - я махнул в сторону трёх наёмников, стоящих столбиками в комнате управления заводом и тут же предупредил. – Только осторожнее, не пораньте их.

- А что с ними? – тут же полюбопытствовала Белатриса, одна из орчанок-абордажниц.

- Сны видят про свою работу, - усмехнулся я.

Завод хоть и был автоматическим, но имел и ручное управление в качестве резервного. Ну, и здесь постоянно находилась небольшая группа из двух-трёх человек. Наёмники этих рабочих или убили, или отправили под купол к остальным. А может местные успели удрать до того, как на завод заявились агрессивные чужаки.

Ещё пятерых наёмников мои подчинённые отыскали в разных частях завода. Раздетых до комбинезонов и лишённых всех предметов, включая талисманы и разные побрякушки, их закрыли с первой тройкой в каком-то пустом пыльном отсеке. Единственной вещью, которую получил каждый из восьми пленников, была дыхательная маска. Запаса дыхательной смеси и работы реген-патрона в ней было на десять часов. Если за это время я не успею справиться со всеми бандитами, то расходники в масках им поменяют. Плюс, в отсек закинули тепловую «пушку», чтобы сидельцы не врезали дуба от жуткого холода. Суок заблокировала всю связь на данном участке. Без ведома электронщицы не войдёт и не выйдет ни один сигнал, в том числе и передача с нейросети. Мало того, ей с ИИ-взломщиком по силам подделать сигнал с нейросетей любого из пленников. Проверка шахт показала, что живых там нет. Скорее всего, бандиты после захвата банально заминировали их и вернулись к основному отряду. А раз так, то и мне нет дела до месторождений редкозёмов. Пусть ими позже занимаются местные специалисты.

Дальше я взялся за команду на вражеском корабле, где боевую вахту несли четверо. С ними всё прошло точь-в-точь, как и с охраной завода. Вот только на борт прошла лишь одна Ску Би, нагруженная блоками для удалённого взлома корабельных ИИ.

- Здесь и здесь сидят разумные, - я указал на карте две точки. – Но я не знаю кто это. Могут быть как бандиты, так и сбежавшие местные.

- Места удобные для наблюдения за жилым куполом и подступами к нему, - заметила Белатриса. – Но ты прав, капитан, не угадаешь, кто там сидит. Кстати, я бы ещё вот в этих точках поставила бы автоматические системы обнаружения, - она с десяток раз щёлкнула по карте ногтем. - Как минимум, рассеяла бы датчики обнаружения и мины.

- Проверять не станем. С моими возможностями проверка займёт много времени. Да и зачем? А этих, пожалуй, трогать не стану, - я вновь коснулся карты, где уже мигали два красных пятна. – Вреда для нас они не несут. Если местные – пусть торчат, потом сами выйдут к нам счастливые. А если там маячат наблюдатели наёмников, то им после освобождения купола деваться будет некуда.

Быстро поставленные на службу местные духи оказались отличными помощниками. С их помощью я рассчитывал за чуть меньше чем сутки выявить захватчиков и вывести тех из строя. Увы, но судьба решила подкинуть неприятностей, будто и так тех было мало.

Никого в А нног связался с нами по закрытому каналу, предоставленному Суок, и сообщил о казни десяти человек. Простых людей среди убитых не было ни одного, все сплошь из руководящего звена выше среднего уровня и родственники семей высшего звена. Бандиты предупредили, что через два часа будет казнён один из директоров с членами семьи, а так же ещё сто человек из первых попавшихся под руку.

- Твою же мать, - сплюнул я под ноги. – Ну, что за уроды?!

За два часа я не никак смогу вывести из строя наёмников. Не на территории жилого купола с населением в несколько тысяч. Духи просто не сумеют вычислить чужаков. По ауре? Тоже не вариант, так как среди тех тысяч обязательно найдутся такие, у кого столько же «черноты», как и в ауре убийц гражданского населения. Поставить всё на шанс отыскать главаря и усыпить его? Но его подручные могут перехватить командование и в ответ на атаку на своего вожака устроить казнь раньше и сделать более кровавой. Остаётся буквально пара вариантов и один из них – это лично под видом переговорщика навестить наёмников и подчинить тех магией. Ску Би сейчас на корабле, Суок занята взломом и контролем электронных систем и связью. Филлаину я сам не хочу отпускать, так как она обязательно растеряется. Ну, нет в ней огонька бойца!

Связавшись с А нногом, я передал тому новый план. Позже с моей яхты стартовал челнок, который опустился рядом с куполом. Под невидимостью я вошёл в него, а спустя несколько секунд покинул, но уже в обычном состоянии, деактивировав заклинание. У всех наблюдателей должно сложиться мнение, что я прилетел на планету в челноке. Вряд ли здесь есть сканер, которым просветили судёнышко и точно определили количество пассажиров. Слишком дорогая игрушка, которая абсолютно не нужна в такой глухомани.

Возле шлюза купола мне пришлось переминаться семь минут, прежде чем ко мне вышли двое бандитов. Оба оказались облачены в тяжёлые бронескафандры с плечевыми бластерными турелями. В руках один держал тяжёлый шотаган, у второго имелась скорострельная лазерная трёхстволка с вращающимся блоком стволов. Меня они грубо схватили под локти и быстро затащили внутрь, где бросили на пол.

- С-с-с… спасибо за вежливый приём, - прошипел я, поднимаясь на ноги.

- Что тебе здесь нужно? – спросил металлическим голосом, отфильтрованным звуковыми модуляторами скафандра, тот, кто был вооружён шотаганом. Его ствол сейчас смотрел точно мне в лицо, прикрытое прозрачным забралом из тонкого слабо бронированного пластика. От удара прикладом или камней он защитит, ну, может выдержит один-два выстрела из слабого лазерного пистолета. Но снаряд из ручной пушки наёмника снесёт мне голову вместе со шлемом.

- Я переговорщик от Никого ва А ннога.

- Он дебил? Сказано же было – никаких переговорщиков!

- Вы можете убить хоть всех под куполом и взорвать заводы с шахтами, но директора, в частности А нног никогда не пойдут навстречу вашим требованиям, - спокойно сказал я, смотря в глаза собеседнику, и следом добавил. – До момента, пока я не переговорю с вашим командиром с глазу на глаз.

На пару минут воцарилась тишина. Я ждал ответа, а мои конвоиры, по всей видимости, связывались с руководством.

- Ладно, будет тебе разговор, - наконец-то, нарушил молчание боец. – За мной двигай. И смотри у меня…

- Знаю-знаю, - перебил я его. – Шаг в сторону – попытка к побегу, прыжок – попытка к полёту, стреляешь без предупреждения.

- Поговорить любишь? – он замахнулся прикладом, но бить не стал. То ли посчитал, что может повредить мой лёгкий бронекостюм (я его и выбрал за то, чтобы инстинктивно окружающие видели во мне слабые стороны, и не врага, а жертву), то ли мой мимолётный взгляд сказал ему, что за этот удар ему придётся позже ответить.

Сразу после шлюза я с сопровождающими сел в лёгкий наземный флаер, который бесшумно заскользил в полуметре над дорогой в сторону центра поселения. На месте мы оказались спустя одиннадцать минут, как показала моя нейросеть.

Руководство наёмничьего отряда с бандитскими наклонностями устроилось в трёхэтажном красивом здании, сверкающем от обилия глянцевых поверхностей и огромных зеркальных окон. Дверь внутрь оказалась с секретом, и представляла из себя маленький шлюз. Но тогда получается, что окна или обманки, за которыми спрятана монолитная стена, или бронированные, по прочности, не уступающие стене из металла и полимерного бетона. Постройка, явно созданная теми или для тех, кто боится повреждения стен купола, потому и спрятался в этом мини-бункере. Уверен, что в подвале стоит мощная энергоустановка и устройства для создания силового поля. Что же до окон, то если денег на возведение сооружения владелец не жалел, как и понтов, то они точно не будут муляжами.

Боевики провели меня на второй этаж в просторную залу с минимумом мебели. Пол буквально сверкал, а две стены, от пола до потолка закрытые зеркалами, зрительно увеличивали пространство и количество людей внутри. Чем-то помещение было похоже на залы для балерин и танцоров, которые смотрят за своими движениями в отражениях и корректируют ошибки. Возможно, таким же занимались и живущие в этом доме.

«Окна настоящие всё-таки», - мелькнула у меня мысль, когда я бросил на них взгляд.

В комнате находились пятеро - пара в тяжёлых бронескафах, скорее всего телохранители, молодая высокая и красивая девушка без шлема в лёгком бронескафандре голубого цвета с…блёстками?! Один мужчина в дорогом бронекостюме, которыми пользуются высококлассные охранники и телохранители в опасных зонах, например, в криминальных районах (но не в откровенных трущобах, где могут запросто пальнуть в спину из тяжёлого армейского излучателя, которыми лёгкую бронетехнику уничтожают). На пояснице у него висел компактный параллелепипед силового блока, окутывающего тело тонкой, но непробиваемой плёнкой. В таком снаряжении и с запасом воздуха можно выйти в открытый космос не на один час. И последним в зале был мощный двухметровый полуорк с широченными плечами в лёгком элитном бронескафандре с плечевой бластерной турелью. На нём, как и на девушке, не было шлема. Видимо, чтобы впечатлять и шокировать собеседников ритуальными шрамами, агрессивными татуировками и пирсингом на лице. Дополнительно на нервы действовала раскраска в чёрные и красные полосы бронескафандра. Художник специально подобрал размеры, формы, чередование и цвет, чтобы вызывать инстинктивное беспокойство. На меня здоровяк смотрел так, словно в следующую секунду готов был броситься и разорвать голыми руками.

«Босс? Сомневаюсь, - хмыкнул я про себя. – Слишком бросается в глаза, слишком показательный вид и поведение».

- Перед тем, как тебя отпустить, я отрежу тебе руку и вырежу глаз, - хрипло произнёс полуорк. – Это, если мне понравится твоё предложение, а если нет, то мои парни отстрелят тебе ноги и руки, и как следует прожарят лицо.

«Может, женщина и есть босс? – продолжал размышлять я, вполуха слушая, как распинается подставной командир наёмников. – Жестокость, сила и коварство некоторым из них позволяли верховодить крупными шайками даже в средневековье, а уж в эру космических технологий сам бог велел брать власть в свои руки любому, невзирая на пол».

- Ты меня услышал?

- Да, – кивнул я. – Тебя услышал, а теперь мне бы хотелось переговорить с твоим командиром наедине.

На несколько секунд в комнате наступила тишина.

«Нет, не девчонка, - с небольшими сомнениями я решил отмести данный вариант. – Кто-то из «тяжёлых» или крендель в бронекостюме?».

Обладатель бронекостюма и генератора силового поля как никто другой подходил на роль лидера. Но он, как и полуорк, несколько выделялся на фоне остальных. Может, тоже отвлекает внимание? Ещё один подставной для тех, кто не купится на образ лютого вожака-сорвиголовы?

- Эй, у…

«Да к чёрту, разберусь с этими сначала. Здесь точно кто-то из вожаков есть», - принял я решение и, не став дослушивать фразу собеседника, активировал амулет с ментальными чарами. В отличие от стандартных заклинаний амулет бил на несколько десятков метров вокруг себя, «глуша» не только разумных, но и любое живое существо, обладающее высшей нервной деятельностью, включая и биоандроидов, созданных на основе органических тел. Без лишнего бахвальства – данная волшебная вещь является одной из моих лучших работ.

- Так кто у вас главный над всеми? – повторил я свой вопрос полуорку. Даже если кто-то наблюдает сейчас за комнатой, то сразу не разберёт, что обстановка резко поменялась и инициатива ушла из рук наёмников, что меня окружали в данный момент.

- Он, - красно-чёрный кивком указал на обладателя элитного бронекостюма.

- Надо же, - хмыкнул я, повернувшись в его сторону, - я чуть было не посчитал тебя за вторую обманку. Правильно говорят: горе от ума. Не нужно слишком умничать там, где это совсем лишнее. Сейчас пойдёшь со мной, при этом веди себя обычно. Кто тебя чаще всего сопровождает в деликатных делах? Он?

- Нет, - главарь опроверг мою догадку насчёт полуорка и показал на девушку. – Она.

Втроём - я, командир бандитов и девчонка, мы прошли по всем постам, где я ментальными чарами превращал наёмников в «зомби». Когда с последним захватчиком было закончено, под купол ворвались мои бойцы с боевыми дроидами и андроиды. Они быстро разоружили и лишили снаряжения бесчувственных врагов, сковывая их по рукам и ногам. Немногим позже всех пленников доставили в городскую тюрьму.

С момента, как я с отрядом опустился на поверхность планеты, прошло неполных семь часов. Кто-то скажет, что нужно было сразу так и поступать. Я же отвечу: не дело главе фирмы и сильному магу с шашкой наголо лезть впереди своих подчинённых. Я их не для того собираю, чтобы только номинально платить зарплату. Плюс, фаза с использованием духов и дальнейшее, так сказать, дистанционное вырубание бандитов была безопаснее, чем при личном участии, когда я нахрапом полез. А ну как меня не потащили к вожакам, а пальнули бы издалека? И как бы поступили, увидев, что меня заряды не берут? Поняли бы, что против них направили сильного псиона или бойцов с лучшим снаряжением, которое могло быть только у элитных спецов. И тогда могли бы запаниковать, что привело бы к лишним жертвам и ненужным разрушениям.

Через пять часов на планету прибыл спецназ «Пире на Шоз», вернее будет – его остатки, те, кого не отправили в первые самоубийственные атаки. Мне даже интересно, как наёмники сумели справиться с этими неплохими бойцами. По снаряжению и вооружению и те, и другие были равны. Но спецназ должен быть «равнее» за счёт знания местности и планов подкупольного пространства, однако всё равно проиграл даже при таких изначальных данных.

Ещё спустя пять часов на планету высадился Никого в А нног с несколькими коллегами из руководства компании. При разговоре с ним я ощущал букет эмоций с его стороны: радость, что всё благополучно и быстро закончилось; удивление, связанное с вышеперечисленным; недоверие, опять же, по этому поводу; разочарование и досаду, что операция прошла без сучка и задоринки, то есть без разрушений и жертв. Последнее было связанно с нежеланием платить по контракту, ведь там очень существенная сумма прописана. Те десять человек, которых казнили наёмники, пока я занимался шаманством, легли на совесть – вернее будет, что на кошелёк – директората «Пире на Шоз», так как погибли они не во время штурма или моих действий. Вообще, погибших было совсем немного, если не считать охранников и спецназовцев. Почти не было грабежей и изнасилований. И это, по словам Ску Би, было тоже чем-то из ряда вон. Тут все условия имелись для того, чтобы бандиты «слегка расслабились», занявшись тем, что делали на протяжении тысячелетий захватчики городов. Такое возможно только при жёсткой дисциплине в команде, когда даже за малейший проступок рядового бойцаследовало самое суровое наказание. Вплоть до показательной казни.

Впрочем, меня всё это совершенно не касалось. Благодаря удачной операции я обзавёлся горой ценных трофеев. Оружие, экипировка, броня, личное имущество бойцов, боеприпасы и ремонтные комплекты, расходники, кре диты с личных счетов пленников. Переводом на анонимные чипы с их счетов занимались Филлаина и Пина, которые не могли упустить возможности пополнить бюджет «Млечного пути». Даже потом искренне огорчались, что с нескольких десятков наёмников они получили всего двести с небольшим тысяч. Причём, половина суммы принадлежала командиру и его спутнице. Самым дорогим трофеем оказался корабль. Не очень старый фрегат пятого ранга, за которым отлично следили. Лично мне он точно не нужен, только будет место занимать в трюме, но отдавать просто так не собираюсь.


Глава 4


- Он сбежал!

- Кто? – я непонимающе посмотрел на нервничающего Аннога.

- Юн, Ри. Это командир тех бандитов, которых ты два дня назад отправил в тюрьму. Задурил головы охране, добрался до космопорта и угнал корабль компании, а другой повредил, заставив рабочего на полном ходу влететь на глайдере в дюзы.

- Да и чёрт с ним, - пожал я плечами. – Он один удрал?

Собеседник кивнул.

- Так что тогда печалиться? У вас полная тюрьма его подельников. Стоп, а как он заставил вашего человека совершить самоубийственный таран? – спохватился я.

- Он был псионом. А вам ли не знать, насколько псионы мстительны, - мрачно ответил мне директор из «Пире на Шоз».

- Псион? – тут же сделал я стойку. – Уверены?

- Да. Это выяснилось несколько часов назад, когда собственно, он и сумел убежать. Вы не знали?

- Откуда? - скривился я. – Мне в голову такое не могло прийти.

Местные псионы – это не маги, которых я инстинктивно сумел бы определить по испускаемой и поглощаемой ими мане. Может быть, сильного сверхчеловека я и смог бы почувствовать, но Юн Ри таковым не был. В смысле, по моим критериям не был сильным. Для местных же считался весьма неплохим «сверхом». Ещё один нюанс: используй я не амулет, а собственные силы, то сумел бы почувствовать сопротивление со стороны главаря, чем непременно заинтересовался бы. А так волшебная вещица снесла все барьеры и препоны на своём пути, даже не заметив те из-за той мощи, которую я вложил в чары. Теперь понятно, как он умудрялся держать немаленькую разношёрстную команду профессиональных убийц и солдат удачи в узде. Полагаю, что его Дар – это телепатия.

- Да, это так, он сумел замутить разум охране, которая сама его же и отпустила, - подтвердил Анног, когда я озвучил свою догадку.

- Корабль с гиперприводом угнал?

- С ним, - заскрипел зубами мужчина. Для его компании потеря такого судна была очень болезненной с финансовой стороны. Из-за того, что система находится на задворках, им приходилось ставить на корабли очень дорогие установки, которые генерируют большую дистанцию «прыжка», чем стандартные гипердвигатели. – Свой же и угнал, который мы у тебя купили.

Я не стал держать ненужный мне трофей и продал его со скидкой «фирмачам» уже на следующий день после освобождения заложников. Находись судёнышко в моих руках, то бандит остался бы с носом, так как взломать то, что установила Суок, он бы никогда в жизни не сумел. После продажи Суок вычистила свои программы и отдала новым владельцам корабль в первозданном виде, в котором он сошёл со стапелей. Поступила она так не из-за какой-то там вредности, совсем нет. Просто перед этим она убрала все следы от старых программ наёмников, перед установкой своих для уверенности в том, что никакой подлянки в ПО не осталось.

- Пытался ещё кого-то освободить?

- Молодую девушку со светлыми длинными волосами. Но не сумел пройти сквозь электронную систему и открыть дверь в её камеру. А у охранников, которых он подчинил, не было допуска в женские отсеки.

Женщин разного возраста в команде наёмников было восемь. Две из них подпадали под описание «со светлыми длинными волосами». Как раз одна из них и была той, с кем я ходил по постам и вырубал бандитов ментальными чарами. Вкус у мужика, к слову, очень неплохой. Обладательница брони, выкрашенной в голубой цвет с блестками, ничуть не уступала моему недавнему пополнению в фирме.

- Так оставьте её себе, чтобы шантажировать главаря, если он вернётся. Или наоборот – отправьте девчонку куда подальше, чтобы беглецу не имело смысла возвращаться в вашу систему, - предложил я. – Наймите пару телохранителей-псионов или купите своим охранникам пару костюмов с защитой от воздействия пси-силой. И себе такое же снаряжение.

- Только что и остаётся купить защиту себе и своим людям, - вздохнул он. – Да, а что вы лично можете посоветовать из неё?

Директор рассчитывал, что я, как псион, знаю если не всё, то очень многое про типы и классы снаряжения, защищающего от силы пси-мастеров. Вот только к его беде я маг и моя сила – на данной ступени развития – уже может игнорировать любую местную защиту. Хладное железо в спецкостюмах, в причёске или украшениях почти полностью игнорировалось моими заклинаниями. Да, тонкие воздействия в адрес обладателей этих вещей были невозможны. Но ведь всегда можно было продавить силой, грубо, без политесов. К примеру, чтобы прикрыться от моего амулета, при помощи которого два дня назад я подчинил нескольких человек (и как оказалось – одного псиона-телепата) потребуется толстый глубокий шлем из хладного железа весом около килограмма или больше. На такое мало кто решится, так как стоимость у этого вещества запредельная, а продают его граммами. И потому я совершенно не разбирался в защитном снаряжении подобного типа.

Несмотря на небольшое чёрное пятно – побег главаря бандитов – общая картина была прекрасна! Потерь практически нет ни у кого, если не считать погибших бойцов и нескольких руководителей среднего звена «Пире на Шоз». Небольшие повреждения и разрушения, устроенные наёмниками в момент захвата планеты были устранены командой ремонтников и покрывались страховкой. То, что я был нанят руководством компании для устранения угрозы гражданам республики, её высококлассным специалистам и недвижимому имуществу компании, связанному государственными подрядами, помогло «Пире на Шоз» получить выгоду: их фирма наравне с моей получила баллы к рейтингу за участие в ликвидации крупного отряда террористов и пиратов. Я в свою очередь получил от них несколько десятков тонн руды и полторы тонны чистого концентрата редкозёмов, которых не так-то просто купить. Плюс, мой рейтинг резко взлетел ввысь. Пина, которая занималась подсчётом всего и всех, обрадовала меня, что до второго гражданского ранга осталось сравнительно немного.

«Пожалуй, если бы рейдерского захвата не было, то его стоило бы придумать», - полушутя, полусерьёзно хохотнул я про себя.

Завтра я должен был улетать из системы, так как все дела будут завершены уже к вечеру. Ночь на сон экипажу и – адьёс, мучачос. О происшедшем в системе я забуду через несколько дней, новые дела и суматоха, планомерное следование пунктам Плана вытеснят незначительный эпизод из памяти.

Вот только не вышло у меня этого. За пару часов до отлёта меня навестил Анног.

«Зараза, да что он опять хочет от меня?», - мысленно закатил я глаза под лоб, увидев директора, но, тем не менее, с вежливой улыбкой вслух сказал. – Приветствую, Никого в, а мы уже скоро улетаем. Попрощаться зашёл или..?

- Приветствую, Игорь. Да как бы и то, и это, - ответил он мне с точно такой же дежурной улыбкой вежливости. – Дело у меня есть к тебе.

- Слушаю.

Дело было в той самой девчонке, которая хвостиком ходила за сбежавшим Юн Ри, а тот почти выручил её из плена. Именно что – почти. Как выяснил мой собеседник, дело было не в великой любви этой парочки друг к другу, а в семье девчонки. Её звали Лилиана Ротен Шканн, а отца Никошем Шканном. И вот он занимал крайне высокий пост в республике Анарат. Не сенатор или депутат, но всё равно крайне влиятельная фигура. Юн Ри сначала похитил, а потом тщательно промыл мозги его дочери. Через неё он получил неограниченный финансовый ручеёк и своеобразное прикрытие. Да, Никош пытался отыскать дочь, по галактике носились несколько отрядов наёмников, пытавшихся выйти на следы похитителей. Через денежную дорожку этого не получилось, так как Юн Ри оказался отличным умельцем по сокрытию следов в банковской сфере. Недавно отчаявшийся отец решил заблокировать счёт дочери в надежде, что это поможет отыскать её или тех, в чьи руки она попала. И этот его шаг привёл к тому, что телепат связался с командой наёмников и решил ограбить небольшую компанию на задворках республики. Ну, а дальше я уже всё и сам знаю, лично принимал участие. Тёмных пятен и оборванных хвостов в этом деле было больше, чем чётких и понятных деталей. Но копать глубже никто не собирался, чтобы не навредить самим себе. Плюс, выгоды для себя никто из местных не видел.

Мозги у Лилианы были конкретно заморочены Даром бандита. Только минувшей ночью чужие ментальные установки стали лавиной рушиться, возвращая сознанию прежнюю ясность. Результат: истерика, нервный срыв, четыре часа восстановительного сна в медкапсуле и следом требование срочно вернуть её домой к отцу. Как назло сейчас у «Пире на Шоз» не было ни одного судна с гиперприводом, но и держать девушку у себя они тоже не могли, опасаясь её мстительности и обиды в будущем. В противном случае тот же А нног обязательно попытался бы слупить с Никоша Шканна награду за спасение дочери. Кстати, он бы и попытался через меня это сделать, например, оплатив за проезд до ближайшей системы с постоянным судооборотом, где пересел бы на корабль до родной планеты Лилианы. Вот только я ещё несколько дней назад позаботился о ментальных закладках в его голове, и сейчас мужчина был просто не в силах меня обмануть или утаить важную информацию.

Держать девчонку в таком состоянии у себя он не хотел. Опасался позже мести с её стороны или от отца, если та в текущем состоянии что-то с собой сделает. По этой же причине не хотел силой отправлять бывшую пленницу телепата в медкапсулу на длительный срок. Мало ли как это будет понято девушкой или её отцом?

- Тебе всего-то и нужно довезти её до нормального космопорта, если не хочешь лично встречаться с семьёй Лилианы, - сказал А нног. – Посадишь девчонку на корабль или заселишь в гостиницу, перед этим или после, дав ей возможность связаться с папашей. И всё.

- Не очень хочется терять время, Никогов, - слегка поморщился я. – Мне бы побыстрее переработать руду да начать искать покупателей на концентрат, а не потакать капризам девчонки. Она же мне весь мозг вынесет за время перелёта. И приструнить её, сам понимаешь, не самое умное дело. Потом можно от её отца огрести.

- Я всё понимаю и даже готов оплатить её перелёт.

- Хм.

- Рудой или кредитами.

Я на несколько секунд задумался, потом произнёс:

- Рудой, пожалуй, но по старым расценкам, льготным.

- По рукам, - искренне обрадовался директор и протянул мне ладонь.

Вся эта сценка нужна была на тот случай, если кто-то решит копнуть поглубже историю моего знакомства с Никошем Шканном. Пусть будет дополнительный грузик на весах за случайное знакомство со столь известным лицом в республике Анарат. Могут и не поверить, учитывая тот факт, что я псион. Но пренебрегать даже такой мелочью паранойя настойчиво не советует.

Что же до Лилианы, то едва она оказалась на корабле, как попала под мои ментальные чары. Совсем лёгкие, которые чуть-чуть подправили поведение девушки в ту сторону, которая требовалась мне. Позже никто, в том числе и лучшие мозгоправы, псионы и ИИ высших рангов не сумеет определить, что на дочь Никоша как-то влиял я или кто-либо из моей команды.

Зачем мне нужна встреча с отцом Лилианы, думаю, догадается каждый. Ведь нужно быть дураком, чтобы не попытаться поставить ментальную закладку в голову одному из перворанговых граждан республики, имеющего огромное влияние на жизнь в ней. С возможностями такого подручного я имею все шансы претворить План в жизнь в течение ближайших двух-трёх месяцев.

* * *

На то, чтобы добиться личной встречи со Шканном у меня ушло шесть дней. И подозреваю, что встреча состоялась не в последнюю очередь благодаря Лилиане, которой я внушил, чтобы та всеми правдами и неправдами, при этом крайне ненавязчиво и аккуратно постаралась свести меня со своим отцом. Без влияния девушки всё могло сорваться.

А пока я ждал, мои подчинённые собирали любую информацию про семью Шканн и особенно про его главу. К сожалению, СБ Никоша оперативно удаляли любые чёткие, подробные и важные данные из сети, оставляя лишь всё поверхностное, часто противоречащее друг другу. Я даже подозревал, что среди этих противоречий вообще правды нет, и все эти вбросы сделаны безопасниками Никоша Шканна.

И вот настал тот день, когда мне на нейросеть пришло сообщение из секретариата семьи Шканн с датой и временем, когда Никош может лично уделить мне время. В назначенный час я входил в его кабинет.

- Здравствуйте, господин Шканн, - поприветствовал я его, как только за мной закрылась дверь.

- Здравствуйте, господин Глебов, - ответил он и указал на одно из кресел по другую сторону стола, возле которого он стоял. – Присаживайтесь. Итак, вы очень настойчиво желали встречи со мной. Любому другому я отказал бы, но спасителю моей дочери решил пойти навстречу. Что вы хотите от меня?

Его слова, несмотря на кажущуюся вежливость последних, и тон, которым они были сказаны, мне сильно не понравились. Нет, я понимал, что в его глазах я был обычным просителем, которому повезло оказать серьёзную услугу очень влиятельному лицу в республике. И теперь «хочу» за это получить что-то большее, чем банальные кредиты и немного социальных положительных баллов. Понимал, но менее неприятнее от этого мне не было.

- Господин Шканн, на моей Родине есть поговорка, что начав делать любое дело, всегда нужно его завершить. И тогда боги вознаградят тебя.

- Вы же с дикой планеты? – уточнил он, а в его глазах промелькнуло пренебрежение.

- Сами мы себя не считаем таковыми, - позволил я себе слегка усмехнуться.

- Обычно вместо богов люди просят и рассчитывают на помощь других людей, - с намёком сказал он.

- Боги всегда ведут обычных людей, даже если тем кажется, что они действуют сами по себе. Просто не в силах простых смертных заметить влияние свыше. Для высших сущностей, что рядовой шахтёр, что правитель планеты – равны. Порой даже выделяют шахтёра, ставя его выше земного правителя, позволяя ему сделать то, что не под силу другому, более властному.

На тебе, фашист гранату, съел? Я тоже намекать могу.

- Я понял вас. Давайте вернёмся к вопросу, зачем вы здесь и что за незавершённое дело привело вас ко мне.

- Я помог вашей дочери, и хочу помочь вам, - произнес я.

- Мне? – с искренним удивлением и нескрываемым скепсисом переспросил собеседник. – Где же требуется помощь для меня от такого, как вы?

Видно было, что хоть наша беседа длится совсем чуть-чуть, но же успела надоесть и испортить настроение хозяину кабинета. Тут свою роль сыграл и тот фактор, что он всё никак не может понять, что же мной движет.

- Вам лично с этой проблемой, - я показательно провёл взглядом сверху вниз по нему, от макушки до пяток.

Наверное, нужно кое-что прояснить в этом деле. Никош Шканн страдал от неизлечимой генетической болезни, с которой не могла справиться вся современная медицина. Многое было по силам местным медикам, но и многое не давалось им в руки. Например, синдром Эфта ля-Ка менга, которым страдал глава семейства Шканн. После тридцати лет организм больного человека (эльфа, гнома, орка) начинал с ураганной скоростью разрушаться. Отказывали органы, начинали вместо пользы приносить вред. Так например, в лёгких образовывалась слизь, почки вымывали все соли и минералы, образовывались опухоли, тело могло умирать от голода, хотя получало полноценный рацион, в сосудах рук и ног образовывались тромбы, приводящие к омертвению тканей, атрофировались мышцы или в них начинали расти кости, иммунитет переставал работать. И это лишь малая часть тех неприятностей, что делал синдром со своим носителем. Никош Шканн сейчас носил кибернетический лёгкий скафандр. Чем-то его костюм напоминал тело робокопа, только с закрытым лицом. Именно он не давал умереть Никошу.

- Вы издеваетесь? – прямо спросил он.

- Нет. Мне по силам сделать вас абсолютно здоровым человеком. Навсегда.

Тот молчал минуту, потом холодно произнёс:

- Если это всё, что вы мне хотели сказать, то встреча закончена. До свидания, господин Глебов.

Я встал со стула и кивнул:

- До свидания, господин Шканн.

А через три дня мне пришло сообщение из знакомого секретариата с просьбой встретиться с главой семьи Шканн. Могу только предположить, что за эти три дня Никош сумел собрать обо мне достаточно информации, чтобы серьёзно отнестись к моим словам. Или три дня мучительных раздумий подточили его волю, и крошечная искра надежды разгорелась в огромный костёр. А может быть, болезнь проявила себя с неожиданной стороны. В любом случае, когда твоей жизни осталось чуть-чуть, то станешь хвататься за соломинку. Вон в моём мире больные раком, даже те, кто при жизни высмеивали и разоблачали аферистов лже-целителей из «потомственных волхвов», и то перед смертью шли к ним, питая надежду «а вдруг?!». Жить-то всем хочется.

- Сколько шансов, что болезнь уйдёт? – в лоб спросил мужчина после взаимного приветствия.

- Все, что имеются, - усмехнулся я. - Господин Шканн, я даю стопроцентную гарантию, что избавлю вас от болезни, - дал я ему полный ответ.

- Что за это?

Я пожал плечами:

- Сейчас – ничего. Да и потом я не стану просить ничего невозможного. Тем более, я уже сказал, что моё предложение больше связанно с правилами моего родного мира, чем со шкурным интересом.

- Я рад таким взглядам. Не часто можно такое увидеть в нашем обществе.

При этом мы оба понимали, что расплатиться за лечение Шканну однажды придётся. И цена будет немалая. Но это всё потом, а прямо сейчас мужчина получит здоровое крепкое тело и молодость. Зачем я с ним вожусь?

Хм… Удача ли, Судьба ли, но нечто свело меня с ним, а, значит, бросаться такими подарками нельзя. Тем более, лицо, влияющее на жизнь «диких» планет, пребывающее в моих должниках, мне пригодится. После моей помощи Никош протянет ещё лет восемьдесят. И если сохранит своё место, да ещё и упрочнит его, то правительство Земли будет подавать заявку ему. Надо ли говорить о пользе, исходящей от обязанного чиновника? Да и просто полезно иметь в хороших знакомых человека во власти республики. Мне сейчас необходимо заручиться такой помощью на тот случай, если ко мне проявят нездоровый интерес крупные корпорации и государство. В этом случае будет кому прикрыть меня от чужого желания заграбастать в свои потные ручонки псиона, подающего огромные надежды.

- Когда? – голос собеседника дрогнул.

- В любой удобный для вас день. Я сейчас ничем не занят. Вот подумываю устроить себе и своим сотрудникам отпуск на пару недель.

- Завтра в три дня приезжайте по этому адресу, - на нейросеть мне пришло сообщение.

- Буду.

На следующий день всё прошло как по нотам. Никош попросил провести лечение в присутствии трёх охранников, отговорившись паранойей начальника своей СБ, который в некоторых случаях по контракту мог игнорировать приказы своего начальника. Один из троицы эсбэшников оказался слабым псионом-телекинетиком. Плюс, просто невероятное число следящих устройств в помещении. Плюс кто-то, представленный мне местным врачебным светилом.

«Интересно, а как себя поведёт сам Никош или его главохранник, если им сказать, что всё это бессмысленно? – подумал я. – Что пожелай я прибить старшего Шканна, то даже десять бойцов и столько же местных псионов меня не остановят».

Конкретно само лечение проводил абмирутаруами, с которым я расплатился кристаллом с сутью старшего демона. Ещё в ожидании первой встречи с отцом Лилианы я провёл очередное «потрошение» призванной сильной инфернальной твари в трюме внутрисистемного челнока, который после ритуала отправился в свой последний полёт в сторону местного солнца.

Для местных всё выглядело так: я устроился на полу в позе для медитаций, закрыл глаза и через минуту оказался в столбе света, а ещё спустя минуту точно такое же свечение охватило Никоша Шканна на несколько секунд.

- Всё, - коротко произнёс я, поднимаясь с пола и пряча в карман амулет для вызова абмирутаруами.

- Что – всё? – не понял меня псион.

- Я свою работу выполнил, ваш босс здоров.

Все замерли, потом к Никошу бросился медик и подключился, как я предполагаю, к системе костюма. Через несколько минут он повернулся к нам с ошарашенным лицом:

- Господин Шканн абсолютно здоров, если верить диагностической карте.

- А если не верить? – поинтересовался псион.

- А для этого с него надо снять медкостюм. Здесь это никак не сделать, - развел руками медик.

- Что за балаган здесь устроили? – хрипло произнёс виновник суматохи, только-только соизволивший прийти в чувство. – Господин Глебов, вы можете приступать. Не тратьте своё и моё время. Иначе я начну подозревать, что вы обычный шарлатан.

- А уже, - широко усмехнулся я. – Балаган как раз по той причине, что никто не верит в ваше выздоровление. Подозреваю, что вы набрали возле себя армию шарлатанов и обманщиков, которые не умеют пользоваться диагностами, а кто умеет, тот не верит показаниям или не умеет их читать.

- Та-ак, - протянул Никош, поднялся с кушетки и обвёл взглядом своих людей. – А ну-ка…


Глава 5


Сильнейшая дрожь прошла по кораблю, навеяв ассоциацию с резко тронувшимся поездом.

«Какой на хрен поезд в космосе?», - промелькнула мысль, которую тут же вытеснило сообщение от корабельного ИИ о вражеской атаке и повреждениях крейсера. Следом полыхнуло тревожное освещение, и раздался звук тревоги, мгновенно продублированный каждому на нейросеть.

Только я выскочил в коридор, как нейросеть просигналила сразу о нескольких сообщениях от ИИ второго корабля и членов его экипажа. И все с меткой «срочно». Каждое сообщение дублировало другое. Во всех значилось: рейдер атакован неизвестным противником.

- Да что происходит? – вслух заорал я.

Будто услышав эти слова, в коридоре появилась Ску Би, и тут же торопливо сказала:

- Игорь, нас обстреляли из туннельных орудий. Корабли потеряли ход, повреждены главные сопла у обоих кораблей и рубка на рейдере.

- Кто?

- Не знаем, - она мотнула отрицательно головой.

И тут корабль содрогнулся ещё раз.

- Подожди, - я жестом прервал инферналку, собравшуюся что-то сказать, и схватился за амулет для вызова абмирутаруами. Едва только первый дух отозвался на мой вызов, я потребовал от того отвести в сторону чужие выстрелы от моих кораблей. – Вотже суки жадные! Ладно, хрен с тобой - заплачу .

Дух согласился выполнить, но забрал пять демонических кристаллов и «выпил» всю ману из меня. Ещё и дал понять, что защищать станет не дольше часа за такую плату. К счастью, запас камней с душами демонов у меня имелся. В них была заключена суть не самых могущественных демонов, но и не слабосилков. И вот сейчас все накопления ушли в незримые жадные ручонки астрального обитателя.

Уже скоро была раскрыта позиция врага, спрятавшегося в облаке из мелких камней и пыли за несколько тысяч километров от нас. До них только после третьего выстрела «в молоко» дошло, что они выбрасывают не самые дешёвые болванки для туннельного орудия. И тогда враг решил подойти ближе. Вернее враги, так как кораблей в облаке космического мусора пряталось аж целых три штуки! И все были фрегаты.

Я думал, что попал в пиратскую засаду. Но когда на нейросеть поступили кадры с изображением чужих кораблей, то стало ясно, что я ошибаюсь.

- Пожиратели! – ахнула Ску Би, которая получила те же данные. – Вот это да!

- Ты их боишься, что ли? – поинтересовался я у девушки, не сумев правильно понять её эмоции.

- Боюсь? – хмыкнула та. – Игорь, да я счастлива. Разреши мне с ними разобраться? Ну, пожалуйста. Тебе вряд ли пригодятся их корабли, так что, я могу там не бояться что-то лишнее разрушить, когда стану им глотки рвать.

- Почему не пригодятся?

- Да там загаженная смердящая помойка, часто ещё и радиоактивная или отравленная какой-нибудь химией. Неужели не видел в сети видео про уничтоженные корабли Пожирателей?

В голове появились мысли о том, чтобы после абордажа провести несколько ритуалов вызова демонов для восстановления запаса кристаллов душ. Раз уж продать трофейные корабли мне будет не судьба, то хоть так получу с них пользу. А потом на автопилоте отправлю их в сторону ближайшего светила, чтобы убрать все следы ритуалов и не дать лазейки демонам в этот мир.

- Особо не придавал им внимание, - пожал я плечами. - Ладно, действуй, только оставь мне нескольких пленных в живых.

- Спасибо! – счастливо воскликнула эта маньячка и исчезла, помчавшись к десантным челнокам. И плевать, что у врагов три не совсем крупных корабля, с которыми нужно разбираться одновременно. Эх, опять ей, что ли устроить головомойку, чтобы не теряла голову?

- Пи на, - я связался со своим секретарём, - отправь наших абордажников с отрядом дроидов и андроидов на корабли врагов. Только учти, что на один из них уже нацелилась Ску Би.

- Уже выполняю, Игорь, - откликнулась она.

Два часа. Ровно столько потребовалось моим людям – хм, и не только – на уничтожение и пленение орков-пожирателей на трёх небольших кораблях. Этим кровожадным безумным садистам где-то повезло отыскать два военных фрегата с туннельными орудиями крупного калибра. Фактически, корабли были построены вокруг этого мощнейшего оружия и были деталями и узлами для его – орудия – перемещения в пространстве. Третий корабль был гражданским лайнером, кустарно переделанным в полувоенное судно. На всех трёх судах находилось тысяча восемьсот тридцать безумных орков. И двадцать четыре представителя человеческой и гномьей расы, доживающие свои последние часы в клетках.

Когда я высадился на первом захваченном судне, то понял, что от идеи вызвать здесь демона для «потрошения» придётся отказаться. Всё дело в том, что аура в этом месте была настолько чёрной и тяжёлой, что призывательный круг немедленно прорвёт межмировой барьер в демоническое мироздание, из которого я вытащу жертву. На «запах» тут же явится кто-то очень сильный, кого я, будучи неопытным – хотя сильный и с полезной Книгой – демонологом ничего не смогу сделать.

Как Ску Би сказала, так и было: в трюмах, коридорах и отсеках вражеских кораблей было всё неимоверно загажено. На каждом шагу встречались следы страшных наклонностей Пожирателей: кости и части скелетов разумных, окровавленная одежда, прибитые к стенам головы, руки, куски кожи с тех несчастных. Попались даже несколько свежих истерзанных тел людей и гномов.

- Они перед нами на кого-то ещё напали, - сказала Ску Би. – Все тела свежие, и пленных не всех замучили.

Насмотревшись на мерзость на вражеских кораблях, я приказал возвращаться, оставив лишь отряды подрывников, которые должны были установить здесь взрывчатку. Никаких трофеев брать не стал. Честно – меня буквально тошнило от местной ауры, которая пропитала все вещи на борту.

С пленными, которых освободили в ходе абордажа, сразу поговорить не вышло из-за их состояния. Мужчины и женщины были изранены, но хуже того – находились в полу-сумрачном состоянии, неадекватно реагируя на любые наши действия. На то, чтобы прийти в себя, им потребуется не один день. С другой стороны, ремонт яхты и рейдера не на час или два, а куда больше выйдет по времени.

Болванки из «туннельников» натворили немало дел. Но не будь защитных и укрепляющих рун, то первым же попаданием пожиратели снесли бы часть кормы на моих крейсерах. Шутка ли: многотонный цилиндр из сверхпрочного и сверхтяжёлого сплава, диаметром с мой рост и длиной в десять метров разгонялся до многих километров в секунду. Этот снаряд способен проломить силовое поле и пробить броню линкора до пятого класса, а не то что какой-то крейсер.

«Нет, точно нужно обзавестись Слугами-рабочими для таких вот ремонтов и наделать побольше автоматронов из ремонтников-дроидов», - покачал я про себя головой, когда ознакомился с повреждениями и сметой для ремонта. Хорошо хоть, что при помощи магии получится что-то откатить до исправного состояния, что-то заменить копией детали или узла из копировальной маго-камеры. Но даже так минимум сутки будем болтаться в космосе в этом месте.

А ещё у меня были потери. Впервые с момента гибели Роксаны рядом со мной умер кто-то из соратников. Погибли брат с сестрой из первого найма. Двойняшки Никс Йагнль и Хи нна Йагнль, техники. И две женщины из той группы, что привела в фирму Ску Би. Эйсандра Мит и Линда Стафайер, пилот и навигатор. Их тела были перенесены в отдельную каюту рядом с лазаретом, подготовленную изначально в качестве морга. Позже, когда суматоха вызванная нападением, абордажем, осмотром повреждений и прочими бедами улеглась, я посетил это помещение.

Вместе со мной пришли сюда мои «хвостики»: Пина, Ску Би и Филлаина. Убитые уже были уложены в специальные герметичные капсулы из тонкого пластика, а сами капсулы поставлены на стеллажи, которые поддерживали низкую температуру. Под внимательными и любопытными взглядами девушек я достал из кармана пенал с несколькими десятками крупных алмазов. Четыре из них часто мерцали. Мерцание менялось, когда я клал драгоценный камень на тела. После того, как каждый из них оказался на своём месте, я зачитал длинное заклинание. И результат не заставил себя ждать.

Над капсулами с мертвецами появился туман, повторяющий форму человеческого тела. Почти сразу же он «сполз» с них и завис в нескольких сантиметрах над полом каюты. Через несколько секунд эта субстанция обрела объём и цвет, превратившись в точные копии моих подчинённых.

- Подъём, хватит спать, - негромко сказал я.

Призраки одновременно раскрыли глаза, похлопали ими, потом с видимой растерянностью поднялись на ноги.

- Капитан, а что случилось, почему мы здесь? – посмотрел на меня единственный мужчина среди погибших.

- Господин Глебов, что с нами? Почему нейросеть не работает? – сказала вслед за ним Эйсандра Мит.

- И самочувствие очень странное? – добавила навигатор.

- И ваши помощницы очень странно на нас смотрят, - хмуро произнесла Хинна.

Я обернулся, оценил круглые глаза и нижние челюсти, царапавшие пол, у своих спутниц, хмыкнул и повернулся назад к призракам.

- На все вопросы ответ один: просто вы умерли, - сказал я.

- Э-э? – уставился на меня Никс.

- Шутите? - кисло улыбнулась пилотесса.

- Нет. Лови, - я кинул ей в руки пенал с алмазами. И понятное дело тот свободно пролетел и сквозь её ладонь, и сквозь тело, упав на пол позади неё. На этот раз челюсти отвалились уже у неживых.

- Ка-ак э-это? – заикаясь, сказала Хинна.

После короткого рассказа о нападении на нас Пожирателей, Ску Би расстегнула капсулу, где находилось тело навигатора, которая пострадала меньше всех.

- И что теперь? Мы так и останемся такими? – спросила у меня Линда, придя в себя быстрее других.

- А это вам решать, - ответил я ей.

- Но почему мы стали такими?

- Решать? Что решать?

Одновременно задали свои вопросы Никс и Эйсандра.

- Когда вы согласились пройти тот ритуал с кровью, вы не только потеряли возможность меня предать или нарушить мои важные приказы, но и получили мою защиту. К сожалению, в моих силах многое, но я не могу прикрыть кого-либо от удара снаряда из туннельного оружия, - произнёс я. – Однако в моих силах переместить вашу душу из мёртвого тела в новое. Сейчас вы призраки, энергетическая форма жизни. Удерживаетесь в этом мире благодаря моему Дару. Если вы пожелаете, то останетесь такими навсегда, но дальше корабля пути вам не будет. Или вы можете пожелать окончательно умереть. В этом случае я развею свои чары.

Я многое ожидал услышать в ответ, но не то, что выдала Линда Стафайер.

- Если новое тело, то и вся наша карта ФПИ будет новая?! – ахнула она. – Заново учиться, заново набирать баллы рейтинга… всё заново.

Четвёрка призраков после этих слов заметна помрачнела.

- Во-первых, вы будете живы. Во-вторых, ваши новые тела будут точной копией ваших старых, до последней цепочки ДНК и набора хромосом. В-третьих, вы получите новые нейросети и имплантаты лучше прежних, такие же учебные базы и ускоренное обучение без вреда для здоровья, - разозлился я, услышав такую глупость. – В-четвёртых, вам достаточно отказаться от моего предложения и я вас развею, отправлю в Лимб или сразу в полосу перерождения.

- Можно подумать? – спросила Линда.

- Можно, - кивнул я. – Думай, сколько хочешь. Несколько дней у тебя на это будет.

- Нам придётся сидеть здесь? – уточнила Хинна.

Я задумался на несколько секунд, потом махнул рукой:

- Можете гулять, где хотите. Только наших гостей не пугайте и не лезьте в закрытые отсеки. Пройти туда всё равно не сможете, а вот получить серьёзные повреждения от защиты – это запросто.

На ремонт кораблей ушли тридцать пять часов, море маны и гора деталей. Надо же было этим болванкам столько дел натворить. А за пять часов до окончания ремонтных работ у меня состоялся разговор с двумя гномами. Низкорослые крепыши первыми пришли в себя из всех бывших пленников Пожирателей. Как только они начали трезво мыслить и поняли, что находятся в месте, где опасность им не грозит, как тут же стали умолять отправиться на помощь их планете. Там находились их семьи. И мужчины верили, что им удалось избежать рук безумных орков. Их, как и многих пленников, большей частью замученных насмерть, враги захватили буквально в чистом поле, на рабочих «точках», где не было ни защиты, ни укрытий от подобной опасности.

- У меня пара кораблей всего, два средних крейсера без мощного оружия, так как мой статус гражданина не позволяет пользоваться чем-то большим, - объяснял я этой парочке. – Сообщение о нападении я передал. Скоро его получат компетентные органы.

- Они несколько дней будут сюда добираться, - тоскливо сказал Бррол Ронж.

- Мы здесь сами два дня болтаемся в космосе после встречи с Пожирателями. Не хочу пугать, но эти твари уже должны разорить вашу колонию и убраться по своим делам, - привёл я новый, пусть и не самый приятный для гномов, довод. – Мы вас довезём до ближайшей цивилизации, поможем с деньгами, чтобы вы смогли купить билеты домой.

Те стали ещё мрачнее, но не оставили попытки меня уговорить.

- Если они убрались, то тем же лучше для вас. А деньги мы вам сами заплатим. У нас хватает кредитов, - насели они на меня. – С повышением статуса поможем. У вас третий, господин Глебов? Обязательно будет второй, обещаем. Или даже Героем Республики станете.

Вот последними обещаниями они меня и купили. Со второго ранга мне будет доступно тяжёлое корабельное вооружение и сверхтяжёлые корабли, например такие, как тот гномский линкор, который меня дожидается на месте древнего космического сражения.

По словам гномов, на орбиту их планеты вышли шесть кораблей Пожирателей. Один допотопный линкор первого или второго ранга, пара крейсеров не выше третьего ранга и три средних фрегата. Фрегаты я уже завалил, остаётся прибить линкор и крейсеры. Или отогнать их от планеты. Или отвести, изобразив приманку.

- Один был не фрегатом, вообще-то, - заметил я, вспомнив про переделанный лайнер в военное судно.

- В том состоянии мы могли и ошибиться, - развёл руками Бррол.

- Ладно, я навещу вашу систему. Но ничего не обещаю, - принял я решение.


Глава 6


- Допотопный линкор, говорите? – я исподлобья посмотрел на парочку гномов, которые стояли вместе со своими товарищами по несчастью и смотрели на обзорные экраны в общем зале яхты. Оклемались на данный момент не все из двадцати четырёх мужчин и женщин, которых мои подчинённые освободили из клеток на вражеских кораблях. Сейчас в помещении находились лишь двенадцать, из них пять женщин.

- Мы видели только его и прочие мелкие корабли, когда орки тащили нас на орбиту, - пробормотал Бррол. Остальные молчали, сражённые видом неприятельской армады.

Нет, я подозревал, что бывшие пленные обязательно в чём-то ошибутся. Да и флот Пожирателей мог разделиться и зависнуть над каждым полушарием планеты. Как минимум я удваивал число врагов. Но рассчитывал справиться с ними поодиночке, или хотя бы уничтожить ту группу, которая была самая маленькая. Только за этот подвиг меня ждал водопад положительных баллов на мою карту гражданина республики.

Но даже в своих самых смелых опасениях я не мог предположить, что увижу рядом с планетой Шейта-7 в одноимённой звёздной системе.

Два линкора второго ранга, двадцать четыре крейсера третьего, четвертого и пятого рангов и несколько десятков всяческой «мелочи» в лице корветов и фрегатов второго-третьего ранга. Пожирателей на этих судах духи насчитали чуть-чуть больше двухсот тысяч тушек.

Планета была пустынной с сильно разреженной атмосферой, которой без кислородной маски не подышишь. Населения до нападения насчитывалось миллион с хвостиком. Этот миллион жил в сотне мелких поселений и в четырёх крупных. Плюс, имелись различные «точки» вроде вахтовых городков на местах производства. Добывали здесь несколько видов солей, чей состав заставлял визжать в экстазе различных химиков и владельцев химического производства. Так же в двух местах на планете имелись залежи особой красной нефти, которая шла на многие химические производства для переработки и использовалась для уникальных продуктов промышленности в республике и за её пределами. Два крупных города из четырёх располагались под куполами. Один занял туннели и залы в горном хребте, которые наделали ещё Предтечи. Последний город тоже воспользовался старыми разработками – если это они, а не что-то иное, лишь внешне похожее – древних жителей галактики. Вот эти два последних города и пытались захватить Пожиратели, нанося по ним удары из космоса. «Купола» давным-давно пали, неспособные выдержать обстрел из тяжёлого оружия. Как пали и мелкие поселения, которые не имели даже такой защиты, а были обычными герметичными жилыми и хозяйственными блоками, соединёнными в одно целое.

Город, который спрятался в толще гор, чувствовал себя прекрасно. Несмотря на следы страшной бомбардировки, воронки, гигантские осыпи камней, разрушенные дороги, ведущие к въездам в туннели, поселение держалось и болезненно огрызалось на любые попытки Пожирателей пробраться внутрь. Собственно, на него сосредоточилась малая часть врагов.

А вот второму приходилось туго. Когда-то Предтечи, наверное, вырыли в этом месте воронку глубиной полкилометра и километр диаметром. В её стенах прорыли туннели, создали залы и глухие крошечные закоулки. Спустя многие и многие века сюда пришли гномы и люди и превратили эти туннели в городские улицы, а залы и гроты заставили жилыми модулями. На дне воронки соорудили космодром для мелких «пустотных» судов, а так же в посадочную полосу для «атмосферников». Верх закрыли силовым полем.

Сейчас вся местность на многие километры вокруг города была испятнана следами бомбардировки. Некоторые воронки от бомб и ракет уходили в глубину на десятки метров. Удивительно, как при тех сотрясениях, что создавали подобные снаряды, город не схлопнулся.

В данный момент Пожиратели вели обстрел из главных орудий линкора из космоса. Дополнительно в атмосфере крутились тяжёлые истребители и бомбардировщики, которые обстреливали силовое поле. Иногда на пару секунд поле пропадало, давая возможность городским зениткам выпустить рой ракет, облако плазменных шаров или отстреляться из «гауссок». Порой им удавалось сбить то или иное судно Пожирателей или взорвать в воздухе «гостинец», отправленный из космоса.

Шансов справиться с этой армадой у меня не было ни единого. Не линкоры, так корветы с фрегатами меня забьют, плюс истребители-«пустотники», которых у врагов хватало.

- Это орда, - заявила Ску Би, и пояснила. – Так называют большие отряды Пожирателей, когда они кочуют по слабозащищённым планетам. Ещё устраивают засады в тех квадратах, где оживлённое движение и после прыжка корабли вынуждены вновь разгоняться для нового.

- Нам это может как-то помочь? – спросил я её.

- Нет. Как только в других системах получат наше сообщение, то начнут готовиться к отражению нападения и усилят охрану трасс, - отрицательно помотала она головой, потом посмотрела на группу шейтанцев и очень тихо добавила. – Эта планета обречена, быстро никто сюда не пошлёт достаточно сильный флот, чтобы справиться с Пожирателями. А когда соберут нужное количество кораблей, то здесь их уже не будет.

Похоже, что бывшие пленники сами всё прекрасно понимали. Уж очень их лица были характерными. С таким выражением восходят на эшафот к палачу или стоят возле больничной койки родственника перед тем, как тому произведут эвтаназию.

- Уходим, - коротко сказал я.

Никто меня не остановил даже взглядом. Всем было понятно, что попытка напасть на Пожирателей – это просто способ умереть. Против чуть менее сотни кораблей, из которых четверть весьма опасна для моих крейсеров, мне не выстоять. Даже с магией.

И тут мне на нейросеть пришло сообщение от Суок.

«Капитан, тебе надо на это взглянуть», - сказала она, связавшись со мной.

«Что там?».

«Видео-сообщение с планеты из города Тмешина».

Вместе с сообщением пришёл файл с небольшим видео-роликом. Когда я его открыл и посмотрел первые секунды, то понял, что с Пожирателями сразиться придётся.

- Всем кто нас слышит! Просим помощи! Передаём из Тмешина, города на планете Шейта Семь в системе Шейта по координатам Ас ноль Ви Ай четыре пять один дробь Ас два шесть. На нас напала эскадра кораблей Пожирателей, мелкие поселения разорены! Сейчас они пытаются пробиться сквозь силовое поле к нам в город! Нас здесь сто шестьдесят три тысячи сорок три человека и гнома. И очень много детей! Просим о помощи..!

Одновременно с этими словами камера показывала летающие над куполом силового поля истребители Пожирателей, вспышки от попадания снарядов и плазмы, выстрелы зениток, тела раненых и убитых защитников, разрушенные коридоры и жилые модули. И детей. Очень, очень и очень много детей. Здесь были подростки, уже почти достигшие совершеннолетия и совсем ещё крохи, которых держали на руках дети постарше, девушки и женщины. Они сидели в больших и маленьких комнатах, в коридорах, в оранжерее. Камера оператора то брала крупным планом группы юных граждан республики, то выцепляла кого-то одного и наезжала на ребёнка. Испуганные детские лица заставляли моё сердце сжиматься. В карих, голубых, зелёных и серых глазах я видел страх, боль, непонимание происходящего и надежду, что скоро всё закончится.

Как-то резко я вспомнил чёрно-белые фотографии с детьми за колючей проволокой в нацистских концлагерях. Их взгляды на фотокарточках плохого качества брали за душу, заставляли блестеть глаза от бессильных слёз, что ты ничего не можешь сделать, не в твоих силах им помочь, что все эти дети, спустя несколько часов после съёмки отправились в газовые камеры. И точно так же как те, кого я видел сейчас в видео-ролике, надеялись, что всё плохое скоро закончится, и они увидят своих пап и мам, услышат сказку от бабушки. Или другие взгляды, которые уже видели Смерть, до встречи с которой им оставалось совсем недолго, кто понимал, что жить им осталось недолго.

-… здесь почти девяносто тысяч детей! Помогите им, не дайте Пожирателям замучить их!

На этом ролик закончился.

- Игорь? – меня осторожно тронула за руку Ску Би. – Что с тобой?

Я посмотрел на неё и тяжело сказал:

- Мы остаёмся. Нужно разбить или выгнать из системы Пожирателей.

Сказать-то такое было легко, но как перебить двести тысяч воинственных безумных орков на десятках космических кораблях?

На несколько часов я погрузился в чтение Книги, пытаясь найти способ, как единовременно уничтожить или хотя бы вывести из строя две сотни тысяч воинственных разумных.

Сильнейшие заклинания и призывы могущественных созданий мне были не по плечу. Тут кроме огромного резерва маны и точного знания процесса нужно обладать личным опытом. Мне ещё расти и расти до Армагедона или призыва высшего элементаля.

Конечно, можно провести ритуал вызова высшего демона или архидемона с их легионами. Но – нет. Дело даже не в подсознательном неприятии договора с этими тварями. Просто даже связанные по рукам контрактом они обязательно сделают всё, чтобы оставить в этом мире метку. А с той аурой на кораблях Пожирателей им будет легко сделать подобное. Или проведут массовое жертвоприношение, тем самым пробив «чистый» ход в свой мир, минуя мою магическую печать. И это самые простые способы задержаться здесь или после закрытия договора вернуться уже не связанным его условиями. Уверен, у любого высшего есть десяток наработанных идей, как обойти договор с призывателем или позже попасть в заинтересовавший его мир. А уж про архидемона и вовсе промолчу.

Проклятья будут действовать слишком долго на такую толпу. Да и не свалить мне их всех. На духов тоже надежда небольшая: простых мне столько не набрать, а для абмирутаруами нет соответствующей платы.

Магические воины из амулетов теоретически могут вырезать орков на кораблях, но времени уйдёт на такое уйма. Из-за этого они точно не сумеют закончить абордаж с первого раза, так как потратят очень много энергии и уйдут назад в амулет.

В общем, любые чары из доступного мне арсенала, так или иначе, требуют немалых временных затрат. А как раз сейчас время – это самый важный ресурс.

В голове понемногу крепла мысль устроить что-то с несколькими кораблями помельче или одним из линкоров. Нечто способное отвлечь Пожирателей от городов на планете. Обязательно яркое и громкое. Да-да, я знаю, что звуки здесь не распространяются, но я подразумеваю воздействие на чувства орков.

А потом… да чёрт его знает, что потом.

«Как говорил один полководец, вроде бы Наполеон: главное – это ввязаться в драку, а там посмотрим», - хмыкнул я про себя.

Частью Воинов – или всеми – придётся пожертвовать. И абмирутаруами всё же вызову. Да, придётся вновь пожертвовать ему всю свою ману, возможно, прану, но этот дух выведет из строя или даже уничтожит линкор. Для этого достаточно духа с памятью огненного шквала или взрыва в реакторном отсеке, молнии тоже сгодятся. Магических Воинов отправлю на второй линкор или самые мощные крейсеры, на пару других кораблей высажу абордажные команды из тяжёлых дроидов и тёмноэльфийских андроидов-диверсантов. Доберутся они туда на челноках с магическими рунами защиты и невидимости.

Несколько андроидов перейдут на борт «шахтёра» и сыграют роль приманки для Пожирателей. Корабль жалко, конечно, но что поделать. Жаба давит не столько за само судно – я могу себе позволить полсотни «Кротов» приобрести – сколько за ту магическую работу, что я с ним провёл.

И тут вдруг, перелистнув очередную страницу Книги, готовясь через пару секунд закрыть её и перейти к выполнению плана, я увидел интересную статью. В ней говорилось о неких Слепцах, которые торгуют любой информацией. Вообще любой. Была бы соответствующая плата у вопрошающего, и тогда они откроют ему любой секрет Вселенной. Не знаю, почему меня эта статья так заинтересовала, но интуиция сделала стойку, как охотничья собака. Кстати, я уже не раз замечал, что Книга подкидывала мне нужные сведения, заклинания или информацию, в которых я нуждался. К примеру, так это произошло с переработкой электроэнергии в ману, когда появилась острая нужда в магической энергии. И быстро нашёлся процесс копирования различных материалов и устройств, когда я искал нечто подобное. И вот сейчас Книга открыла мне страницу с некими Слепцами. Не знаю, как это существо может помочь в моём деле с Пожирателями, но пообщаться с ним попробовать стоит.

Дроны, управляемые через нейросеть, помогли начертить магический рисунок, который я напитал маной. Хочу заметить, что по степени защиты магограмма не уступала кругам призыва демонов и это говорит об очень многом.

Создание выглядело высоким худым гуманоидом, закутанным с головы до пят в чёрный тусклый плащ. Открытым оставалось только лицо. Да и то лишь нижняя часть, так как широкая полоса ткани закрывала верхнюю половину вместе с глазами. Если не обращать внимания на сильно раздвоенный массивный подбородок с очень бледной, с землистым оттенком, кожей, то лицо могло принадлежать и человеку, и гному. Губы были тонкими и какими-то, что ли, синюшными, как у сильно замёрзшего человека.

- Ты можешь дать совет, как мне быстро и без потерь разбить большой флот космических кораблей на орбите планеты? Или как вытащить целыми и невредимыми разумных с планеты, незаметно для этого самого флота? – спросил я Слепца.

- Могу.

Голос был у него никакой, равнодушный и без малейшей эмоции.

- Какая плата тебе нужна за это?

- Информация, - прошелестело в ответ.

- Бл… какая? – чуть не выругался вслух.

- Ты предложи.

Я стал лихорадочно перебирать свою память, силясь отыскать что-то, чем сумею заинтересовать собеседника. Координаты магического источника, где я получил камень инь-янь? Может, про то, что в этом мире научились получать технологическим способом хладное железо? Может, ему станет интересно узнать, куда пропали несколько старших демонов из одного инфернального мира? Хотя, о последнем лучше умолчать, если не хочу навести на себя опасность. Или…

- Информация про джинна Царя царей сгодится? – спросил я его, мысленно держа пальцы скрещёнными, чтобы мои сведения не оказались просроченными.

- Да!

Хм, мне показалось, или в тоне этого создания мелькнула какая-то эмоция? Неужели, ему стало так интересно, что он показал какие-то чувства?

- В одном из миров, где магия пребывает тысячелетия в забвении, несколько смертных нашли магическую тюрьму Царя царей и по незнанию выпустили того в мир. Это случилось немногим более года назад по счислению мира, где мы сейчас находимся. Царь царей получил свободу, в обмен щедро наградил тех смертных, выполнив по одному их желанию.

Надеюсь, это никак не повредит мне и моим друзьям и сокурстникам по институту. Да и как? По сравнению с джинном наша четвёрка – это невидимая былинка. Все равно, что камень на берегу, о который волна разбила бы кувшин. Правда, Царя царей, наверное, подставил. Ну да чего уж теперь, кто знал-то, что он скрывается?

- Это хорошая цена, я принимаю её, - отозвался Слепец. – Она стоит много больше, чем ты просишь.

- На сдачу ответишь ещё на пару вопросов, - слабо усмехнулся я и повторил свой вопрос. – Как справиться с космическим флотом врагов? Предлагать вызвать демонов не нужно, я с ними не хочу иметь дела.

- Призови наёмников другой расы. Джиннов, эх’рошов или людей из другого мира. Существует особая гильдия, услугами которой может воспользоваться любой знающий из любой Вселенной. Я дам тебе знания, как это сделать. Вызов одноразовый, предупреждаю. Если Гильдия решит продолжить взаимодействовать с тобой, то вручат Знак для связи с ними после выполнения этого контракта.

- Кто мне будет полезнее?

Слепец ответил не сразу. Лишь спустя минуту он разлепил губы:

- Проси джиннов. Их боевое крыло может действовать и на земле, и в воздухе, и в пустоте.

- Чем им заплатить? – задал я новый вопрос.

- Они берут всё, в том числе и золото. Но ценнее всего красивые женщины любой расы. Джинны развратны и любвеобильны и потому не упускают возможности пополнить свой гарем. Я вижу , что у врагов много женщин. Предложи их им, и джинны не раз ещё возьмут у тебя контракт.

- Понял.

- У тебя ещё есть несколько вопросов за твою плату.

Того, что мне хотелось бы узнать, хватало, но все эти знания не были срочными и животрепещущими да и получить их я могу и так рано или поздно, без помощи потустороннего помощника. Лучше я этот бонус приберегу для чего более важного.

- Я потом их задам, - сказал я Слепцу.

- Хорошо. Тогда я ухожу.

Через мгновение в печати призыва стало пусто. Слепец ушел сам, не понадобилось моего разрешения.

Почти сразу же я стал готовить новый ритуал, на этот раз для связи с гильдией, о которой мне рассказал недавний собеседник. Собственно, называть кругом призыва новый магический узор было неправильно. По факту это было что-то вроде дверного звонка с координатами, куда следует открыть дверь. Ну и магическая защита присутствовала. Со своей стороны гильдейцы так же закрывались защитными чарами. И дело было не только в разумной предосторожности на случай, если с ними кто-то решит поквитаться. Защита требовалась и для нахождения в мирах с опасной атмосферой, гравитацией или излучением.

Целый час я просидел рядом с печатью, дожидаясь, когда же с той стороны кто-то ответит. Когда уже терпение было на исходе, в центре магического узора возникло свечение, и в нём появилась… фея. Самая настоящая фея: крохотное тельце с ладонь, два стрекозиных крылышка, лёгкая одежда из короткой юбки и то ли топика, то ли широкой матерчатой ленты на груди.

- Странно, - пропищала она, - вызов магический, а обстановка технологическая, - потом посмотрела на меня. – Эй, это ты нас вызвал? Как?

- Вежливости не учили?

- Чего? – она подлетела к магической стене и упёрла руки в боки. – Я могу и вернуться назад, если ты тут права станешь качать!

- Это так в вашей гильдии встречают клиентов? – я приподнял вверх одну бровь. – А жалобная книга есть? Хочу на одну сотрудницу накатать кое-какую заметку.

Фея быстро сдулась.

- Это просто шутка, ясно? – кисло улыбнулась она. – Решила вас повеселить и только. Раз вы не имеете чувства юмора, то давайте перейдём к делу. Какую услугу вы хотите получить от нас?

- Хочу нанять боевое крыло джиннов.

- Ого! – сказала фея и удивлённо покачала головой. – Насколько большое крыло и против кого им предстоит, э-э, работать?

- Несколько десятков крупных космических кораблей и примерно двести тысяч орков с боевым контролируемым безумием. Несколько тысяч из них имеют самое лучшее вооружение и доспехи по меркам этого мира. С джиннами ранее почти не общался, потому не могу назвать, сколько их надо для подобной операции.

- Техногенный мир с космическими технологиями, значит, - задумчиво произнесла фея. – Как срочно необходим отряд?

- Ещё вчера, - скривился я.

- Понятно. Оплата?

- Оплата… мне кое-кто сказал, что джинны могут взять весьма специфичную награду в виде, м-м, наложниц-рабынь.

В ответ фея мрачно посмотрела на меня и пробормотала нечто вроде «везде одни мужланы и бабники, и этот такой же шовинист». Но ручаться не буду, мог и неправильно понять её писк-бурчание. Вслух сказала совсем другое:

- Это ты с командиром крыла о плате договоришься. Гильдия возьмёт с них свой процент, но и с тебя нужно что-то за наши услуги. Или ты хочешь, чтобы я в долг работала?

- Редкоземельные металлы берёте? Золото?

- Берём. Но не откажемся от образцов техники из твоего мира и волшебных вещей.

- Мне нужно несколько минут, чтобы принести образцы. Подожди, - сказал я и чуть ли не бегом покинул заклинательный отсек. Из-за того, что склад с полезными ископаемыми располагался далеко от этой части корабля, где я занимался магией, на дорогу туда и обратно ушло много времени. Из-за волнения я совсем забыл, что могу отдать указание, и тогда всё нужное доставят прямо к моим ногам куда как быстрее. Зато, перебирая ногами, я вспомнил, что у меня не только нет платы для джиннов, но даже нет и «образцов» для них. А ну как им орчанки из Пожирателей не понравятся?

- Ску Би, срочное задание. Тихо и незаметно перебираешься на корабли орков и ищешь самых красивых пожирательниц. Очень красивых! Накладываешь на них ментальные чары и тащишь к нам на корабль. Ясно?

- Ясно. А можно вопрос?

- Потому что так надо. Скоро всё поясню, сейчас просто некогда.

- Хорошо, я поняла. А сколько надо этих тварей?

- Как можно больше.

Фея забрала всё, что я ей принёс. Образцы минералов турида и фистнела, платину, золото, никель с вольфрамом. Взяла полдюжины мелких дроидов, которых я притащил сюда и столько же крупных. Несколько десятков бластеров, лазерные и гаусс-винтовки. Летающие гравискутеры и флаеры особенно её заинтересовали, что вылилось в передачу двадцати таких устройств. Летающая малявка, наверное, перетащила бы сквозь портал в свой мир всё, чего бы я ей не дал. При этом я честно предупредил, что минералы и металлы получены при помощи магии и алхимии. Чтобы потом не было претензий на качество материалов, если они решат их использовать в каких-нибудь ритуалах, требующих «натуральность» ингредиентов.

- Ладно, жди. Я передам командиру крыла твой заказ, - сообщила она.

- Сколько?

- Не знаю, - пожала плечами она в ответ. – Я постараюсь его подогнать, но не могу обещать, что он меня послушается.

- Про наложниц ему скажи, это придаст ускорение, - посоветовал я.

- Не учи учёного, - скорчила она свою мордашку и исчезла. За ней следом пропало свечение.

Раньше, чем я дождался командира джиннов, со мной вышла на связь Ску Би, сообщившая, что она притащила сто двенадцать самых прекрасных пожирательниц, которых только сумела найти.

- Тащи в заклинательный отсек пятерых, - приказал я.

В тот самый момент, когда дверь открылась, и в помещение вошла Ску Би в сопровождении пяти орчанок самого экзотического облика, в призывательном круге возникло свечение и следом возник ифрит с красно-кирпичной кожей, язычками огня на руках и голове и обнажённый до пояса.

Разговор он начал не сразу. Сначала несколько минут не сводил взгляда с женщин. При этом почти в открытую облизывался.

«Ну, как минимум с ценой он согласен. Ещё бы угодить количеством», - обрадовался я про себя.

Наконец, джинн начал разговор.

- Приветствую, глинорождённый! – пророкотал он и выдохнул огненный шарик.

- Приветствую, рождённый от огня, - в тон ему ответил я. – У меня есть работа для тебя и твоих воинов. Работа опасная, срочная, но тебе она должна понравиться.

- Это уже мне решать.

- Разумеется, - согласился я и вкрадчиво добавил. – Вот только я слышал, что джинны с радостью ищут яркие битвы с сильными противниками и любят знойных женщин, с которыми в постели – что в бою. Я могу дать такого врага и таких женщин, - и махнул на пленниц.

- Люблю рогатых. Их так приятно обузд…

- Она моя, - одёрнул я ифрита. – Тебе предлагаю женщин с зелёной кожей.

- Эти? Какие-то они смирные слишком, - скривился наёмник.

- На них чары подчинения наложены, но скоро они спадут. У меня таких ещё сотня с небольшим. И несколько тысяч таких же находятся в рядах врагов. Представляешь, как это горячит душу, когда в бою захватываешь столь прекрасную добычу? Добычу, которую ещё надо победить. Это не квелые наложницы с рабского рынка, которые только гонор показывают, но никогда не рискнут показать коготки. Вот эти, - я опять указал рукой на пожирательниц, - и коготки покажут, и пустят их в дело, и присоединят к ним что-то поопаснее.

Тут Ску Би, следуя моему сообщению через нейросеть, разрезала комбинезон на одной из орчанок и сдёрнула обрывки на пол. Джинн немедленно прикипел взглядом к обнажённому шикарному тренированному телу пожирательницы, которое не могли испортить шрамы, имеющиеся на нём.

- Сто мало. У меня пятнадцать тысяч лучших воинов во всех мирах, - хрипло произнёс он, пожирая взглядом орчанку.

- Эти сто будут твоими. И ещё больше захватите во время сражения. Плюс, я могу дать в качестве оплаты драгоценные металлы. Золото, серебро, платину и многие другие, - принялся я «покупать» джинна.

Тот для вида поторговался пару минут и принял моё предложение. Золото в количестве пятисот килограмм я передаю ему прямо сейчас. Так же он забирает пятьдесят пожирательниц. И ещё двести орчанок внешностью не хуже, чем эти, я должен буду передать ему после сражения. После моего согласия, из призывательного круга вылетел свиток с контрактом, который я подтвердил отпечатком ауры.

- Через три четверти часа боевое крыло будет готово к бою, - сообщил мне джинн, когда забрал свою плату. – Возьми этот сосуд. Его нужно разбить в том месте, откуда мои воины начнут атаку.

И пропал.

- Это был джинн? – тут же спросила Ску Би. – Зачем ему пожирательницы? Я-то сначала подумала, что ты их хочешь демону в жертву принести, когда сказал в этот отсек ту пятёрку привести.

- Да, джинн. У них всегда большие гаремы из женщин. Красавицы для джиннов дороже золота.

- Игорь, я тут подумала, что можно заминировать все корабли Пожирателей. Незаметно пробраться на борт – плёвое дело. У Пожирателей буквально все двери открыты, а ИИ благодаря штучкам Суок не видит, какие люки открываются, так сказать, внепланово.

- Взрывчатки не хватит даже на линкоры, - отрицательно помотал я головой.

- Накопируешь.

- Это время, Ску Би. Оно у нас есть, но его осталось очень мало у тех, кто внизу на планете отбивается от орков.

- А…

- Все остальные вопросы потом. Слышала, что ему ещё нужно двести красивых пожирательниц? – сказал я. – Вот этим мы сейчас и займёмся. И очень срочно.


Глава 7


Знаете, несмотря на все чужие заверения, что боевое крыло джиннов справится с неполной сотней космических кораблей, до конца в такое я поверить не мог. И лишь увидев, как они прорубают себе дорогу огненными мечами сквозь силовые поля и многометровую броню, осознал всю мощь ифритов. Им не мешал ни вакуум, ни отсутствие тяжести, ни огромные расстояния между целями. Одновременно были атакованы практически все корабли Пожирателей. И хотя на каждого ифрита приходилось по дюжине врагов, вооружённых далеко не палками, наёмники гильдии уверенно побеждали. Пять часов шла эта бойня, сопровождающаяся вспышками взрывов на кораблях, безумными криками Пожирателей на всех радиочастотах, падающими на планету фрегатами и корветами, направляемые рукой пожирателя-камикадзе в последней попытке забрать перед смертью побольше врагов.

Ни я, и никто другой из моих подчинённых в сражении не участвовал. Мы были зрителями и только. Огромное расстояние спасало нас от случайного обнаружения или шального выстрела, обломка и прочих неприятных гостинцев. Но не спасало меня от ударов по магическому чутью от тысяч единовременных смертей. Чтобы не мучиться, мне пришлось наложить на себя специальное заклинание, отрезавшее меня от мира магии толстой бронёй.

Ифриты стали пропадать во вспышках индивидуальных порталов сразу же после того, как последний корабль Пожирателей развалился на куски от внутреннего взрыва. Вообще от вражеского флота не осталось ни единого целого судна. Крупные корабли зияли огромными пробоинами и лепестками отогнутой взрывами обшивки. Мелкие, как минимум, оказались разорваны пополам, но чаще всего на куда как большее количество обломков. Истребители и прочая мелочь и вовсе превратилась в пыль или оплавленную щебёнку размером с кулак. Так что, рассчитывал бы я на трофеи, то получил бы крупный облом.

- Знаешь, Игорь, - вдруг произнесла странным тоном Пина, - после такой победы тебе обеспечено звание Героя Республики. Вот только как ты будешь объяснять Сенату, как всё вот это сделал, - она указала на экран, где плавали обломки судов, - я не могу себе даже представить.

Представив эту картину, я только и смог что сказать:

- Пи***ц!

А вот Ску Би всё было трын-трава. Её мало волновало что-то там. Магия и сила мага – это всё, что она почитала.

- Там сидят не дураки. Поэтому, даже не узнай они от тебя ничего, то задерживать или применять силу не станут, - сказала она и повторила жест Пины. – Вот эта картина остановит.

- Дураки везде есть, Ску Би, - покачал я головой. – И их сунут на амбразуру, чтобы посмотреть мою реакцию. Ну, и пожертвовать ими, чтобы потом надавить.

- Их проблемы.

- Ну да, их, - хмыкнул я. – Ладно, бог не выдаст – свинья не съест. Разберёмся по ходу дела. От разговора меня отвлёк сигнал, что в магическом отсеке сработал портал. Как я и предполагал, его открыл командир ифритов, пришедший за подтверждением о закрытии контракта и своей наградой. С этим я управился за пятнадцать минут и вернулся к старым проблемам, хлопотам и прочей суете.

На планете ещё оставались Пожиратели. Их там было несколько тысяч, наверное, и неприятностей они ещё принесут. Но зачищать их я не собирался. С чего бы? Главную опасность я устранил, а с мелкими пусть справляются местные силы обороны. В крайнем случае, жители планеты отсидятся в своих городах под прикрытием силового поля до прихода военных сил флота республики.

Первой моей мыслью было высадить Бролла со товарищи рядом с городом-воронкой и рвануть на всех парах куда-нибудь подальше, чтобы отсрочить момент общения с власть предержащими. А потом подумал: да какого хрена? Так и так от разговора с СБ республики и органом по контролю псионов мне не избежать. Только к этому моменту я могу быть известен на полгалактики, как победитель космического флота Пожирателей. Или же эти товарищи – которые мне совсем не товарищи – подсуетятся и выставят победу над безумными орками-берсерками как свою, задвинув меня в дальний угол. При таком раскладе они точно решат пожертвовать дураками в своих рядах, чтобы попробовать привязать меня к себе за расправу над госслужащими республики Анарат. Я же буду никто, ещё и лжецом выставят за приписываемые заслуги и победы.

Вот потому я погрузился на челнок со своей личной командой, охраной из андроидов, бывшими пленниками Пожирателей и приказал спускаться на планету рядом с Тмешином - городом, откуда шла трансляция сигнала бедствия и просьбы о помощи. Ещё один челнок принял в себя четвёрку абордажников, шестерых тяжёлых дроидов и две дюжины андроидов в средних боевых скафандрах. Эта команда очистит от врагов окрестности города, чтобы эти паразиты – в буквальном смысле, иначе Пожиратели и не воспринимаются – не мешали конструктивной беседе с властями Тмешина.

Впустили нас не сразу. Долго смотрели через силовое поле, расспрашивали по коммуникаторам. Лишь моё обещание послать их куда подальше и оставить на растерзание тем Пожирателям, которые остались на планете и уцелели в космосе, заставило горожан впустить мой отряд внутрь.

- Приветствую, - навстречу мне вышла женщина в сопровождении нескольких полицейских в бронекостюмах и с тяжёлыми бластерами в руках. – Я вице-мэр города Аншела Крон. К нашему всеобщему огорчению мэр Вартарин погиб несколько дней назад, когда на планету напали Пожиратели.

Женщина, как и её охрана, была облачена в бронекостюм, но гражданской модели. Оружия при себе не имела.

- Игорь Глебов, глава компании «Млечный путь». Здесь оказался случайно и не смог остаться в стороне, увидев вашу беду, - представился я. – Ску Би, старший помощник, фактически моя правая рука. Пина Йнеса, супергкарго и мой секретарь, - одну за другой я представил своих спутниц. На фоне андроидов и местных, затянутых в броню и вооружённых, я со своими помощниками выглядел туристом на пляже. Выбирая обычную одежду и отсутствие оружия, я руководствовался целью расположить к себе жителей города и его управление. Ведь какая угроза может исходить от девушек в обтягивающих комбинезонах гражданского кроя и от молодого мужчины в брюках и рубашке? Про то, что на нас на всех наложена не одна Личная защита, в карманах, на руках и пальцах находятся защитные и боевые амулеты, а не украшения, как посчитали посторонние, никто из них не знал.

Через полчаса мы собрались в просторном зале в секторе администрации. Кроме вице-мэра из местных присутствовали ещё восемнадцать мужчин и женщин. Люди и гномы. И последних было одиннадцать. Бронекостюмы сменили на платья, гражданские повседневные костюмы и комбинезоны. Половина присутствующих относилась к СМИ. Первая часть встречи состояла из повторного представления, расшаркивания и рассыпания благодарностей и признания во взаимоуважении. Дальше пришло время «акул пера, микрофона и видеокамеры».

К тому, что стоит им передать, а о чём умолчать, я подготовился ещё на корабле. Репортёрам достались красочные кадры взрывающихся в космосе кораблей Пожирателей. Падающие на планету мелкие суда и раскалённые от трения в атмосфере крупные обломки крейсеров. Рассыпающиеся на сотни мелких кусочков вражеские истребители. Были даже кадры из отсеков и коридоров кораблей. Большая их часть принадлежала Ску Би, и абордажникам, когда они захватывали те суда, что устроили засаду среди космического мусора и повредили яхту с рейдером. И совсем немного с камер-дронов, которые установила инферналка, когда тайком наведывалась к Пожирателям за орчанками для ифрита.

Даже не знаю, что лучше для меня: уничтожение вражеских кораблей при помощи мин, заложенных во время тайного проникновения под амулетами невидимости, как предлагала Ску Би или то, что случилось в реальности. В первом случае: возможность кого-то из гражданских незаметно попадать с бомбами на космический корабль непременно заставила бы республиканскую СБ закусить удила. Так или иначе, но с меня бы стребовали необходимые амулеты. Я просто уверен в этом, так как любого можно заставить сделать всё, что угодно. Было бы желание и возможности. В обмен на плюшки, идущие в комплекте к званию Героя Республики, мне придётся пойти навстречу. Во втором случае: в интервью я всё свалил на устройство Предтеч, которое нашёл на месте старого сражения между небольшими флотилиями людей, орков, гномов и эльфов. Устройство одноразовое, поэтому могу передать его прямо сейчас эсбэшникам.

Но всё это только мои мысли и предположения. Дальнейшие обстоятельства покажут, чего мне будет стоить спасение детей. Я ничуть не жалею, что сделал это и открылся всему миру.

* * *

- Ну, Книжечка, не подведи меня, - бормотал я, медленно листая страницы волшебного фолианта и внимательно читая их содержание. – Помоги найти нужную вещь…

А искал я материалы, из которых буду делать амулет-обманку для СБ, при помощи которого якобы вызвал те тысячи ифритов, уничтоживших флот Пожирателей. Мне требовалось что-то, чего нет в этом мире: особый металл или сплав, минерал, кость, жидкость, смола и так далее. Из этого я создам амулет Воина, придав тому образ ифрита. Или даже помещу нескольких магических бойцов в амулет, чтобы эсбэшники поверили – хоть немного в то, что в «устройстве Предтеч» содержались раньше тысячи таких же.

Ведь однажды я «нашел» действующую вещь Древних! Благодаря той находке я избавился от кабалы работы «на дядю» и получил полноценное гражданство, пусть и низшего ранга. Подозрительно, что именно мне везёт на вещи Предтеч? Ха, да я просто везучий псион, знающий несколько ритуалов со своей планеты, при помощи которых можно увеличить эту эфемерную субстанцию. И попробуйте докажите обратное, когда всё говорит совсем другое.

- Опаньки, а вот это интересно! – воскликнул я, когда очередная открытая страница дала мне то или почти то, что я искал.

Адамантий. Он же адамантит или адамантис. Почти неразрушимый очень лёгкий с небольшими магическими данными металл, даже без нанесения специальных чар опасен для любого существа. В его силах поцарапать – лишь поцарапать – бога. Название получил за то, что схож видом и обладает жалким процентом свойств адаманта, который ещё называют – гибель богов. Адамант невероятно редок. В каждом мире его можно найти совсем чуть-чуть. В некоторых вселенных количество адаманта на планету – это несколько грамм. И их ещё отыскать надо. А вот адамантит-адамантий встречается на порядок чаще. Мало того, его ещё можно получать искусственно, но подобное по силам только магу. Ни один технологический мир не сумеет никогда синтезировать данное вещество немагическим способом.

В Книге про адамант указано, что рождается он из плоти и крови бога. Граммы – это капли крови, пролитые божеством. Килограммы – место упокоения бога. Для такого преобразования требуются многие тысячелетия! И никак иначе не получить адамант, даже если получится убить небожителя, что уже само по себе Великий подвиг.

Но для моих нужд вполне хватит и адамантия.

- Ску Би! – позвал я свою помощницу, почитательницу, любовницу и бог знает кого ещё в одном лице.

Спустя три минуты она уже стояла рядом со мной.

- Звал?

- Угу. Нужна твоя кровь. Чем больше, тем лучше.

- Я сейчас…

- Стой, торопыга, - остановил я инферналку, уже собравшуюся бежать в медотсек. - Никаких дронов и меддоков. Кровь буду брать сам, это важно для ритуала.

Девушка молча скинула с себя верхнюю часть комбинезона, представ передо мной по пояс обнажённой. Никаких вопросов, никаких сомнений. Даже когда стала терять сознание, то и тогда продолжала верить мне и гордиться, что я обратился к ней за помощью. К счастью, инферналы и маги крепче простых смертных. Поэтому сильнейшая кровопотеря не сильно скажется на здоровье девушки. А после медкапсулы, куда отправилась в бессознательном состоянии после общения со мной, она будет свежа и полна сил.

Без крови носителя магического дара получить адамантий было почти невозможно. Почти… Да, можно было воздействовать на кровь любого живого организма очень сложными чарами и ритуалом, но когда под рукой есть источник магической крови, то зачем же всё усложнять? Того количества красной жидкости, что я набрал со Ску Би, хватит ненамного. Но я планирую сделать сплав из золота и адамантия. Почти неразрушимый – не значит, что нельзя расплавить и смешать с другим металлом. Магия и алхимия – это сила! Впрочем, высокие технологии тоже должны справиться с этим магическим металлом. Худо-бедно, с большим скрипом, но должны. Это синтезировать его невозможно, а обработать уже вполне по силам и на технологическом, без грана магии, оборудовании. А если его, оборудование, зачаровать, то сомнений в успехе нет никаких.

Амулет, который я собрался выставить, как боевое устройство Предтеч, создал в виде трансформирующейся перчатки из сплава золота с адамантием. Внутри неё находились двенадцать природных рубинов, к каждому из которых был привязан магический Воин. Им я дал внешность огненного джинна и магический меч, по которому гуляли язычки пламени. Сначала появятся два-три «джинна» при демонстрации амулета. Остальные станут вылезать по одному каждый месяц-два. Мол, энергия в устройстве слишком долго восстанавливается. Так что, пока перед глазами новых владельцев амулета предстанут все двенадцать якобы джиннов, пройдёт немало времени.

Сообщение из канцелярии Сената пришло мне аж через две недели после сражения с Пожирателями. Я даже грешным делом стал опасаться, что там как-то пытаются затереть мою славу, прозвучавшую на десятки звёздных систем.

- Ну-с, лёд тронулся, господа присяжные заседатели, - совсем тихо сказал я, ознакомившись с приглашением. Сердце немного ускорило свой бег, но быстро успокоилось. Да, мандраж у меня был, но не настолько сильный, чтобы не находить себе места или пользоваться посторонними средствами для успокоения нервов. Хех, да мне рано или поздно предстоит встреча с самим Сталиным, так что мне местные правители?

Амулет давным-давно был готов. Я даже почти заскучал… почти, ага. Это было весьма сложное занятие, учитывая мой сверхорганизм и наличие вокруг армии красивейших женщин. Не знаю, что случилось со Ску Би или как остальные сотрудницы компании сумели найти к ней подход, но она «уступила» им меня. Шесть дней в моей постели спал не только я. И каждую ночь мне составляла компанию новая красотка. Правильно ли я поступал? Да чёрт его знает, может, и нет. Но всем нам требовалась разрядка, особенно мне после муторной работы с амулетом, магической трансмутацией и ковкой. И – как на духу – избаловался я среди своего окружения. А ведь когда-то был категорически против женского коллектива рядом с собой. В чём-то даже был прав. Впрочем, то дела давно минувших дней, а сейчас меня почти всё устраивает.


Глава 8


Не успел я опуститься на центральную в республике планету, как прямо на космодроме ко мне подошли двое мужчин среднего возраста, средней внешности и даже одежда и та была средняя.

- Господин Глебов, мы из республиканской Службы Безопасности. Первый лейтенант Гронс, - сказал один из них, который был на десять лет старше своего напарника. Но это если зрить в корень, то есть, в ауру. С виду оба эсбэшника были однолетки, тридцать - тридцать два года.

- Лейтенант Ошансен, - представился второй.

- И что вы хотите, господа лейтенанты? – поинтересовался я, когда после их слов мне на нейросеть пришло подтверждение имён и званий. Эдакий аналог предъявления удостоверения, только более надёжный, так как потом всегда в суде можно представить эти данные, если вдруг что-то пойдёт не так.

- Вам нужно проехать с нами.

Я приподнял удивлённо бровь.

- Нужно? Мне? – хмыкнул я в ответ. – Мне нужно заселиться в гостиницу и подготовиться для посещения канцелярии Сената, куда меня пригласили несколько дней назад.

- Вы отказываетесь?

- Отказываюсь от чего?

Несколько секунд Гронс буравил меня взглядом. А уж какая буря была у него в душе! Это лицом можно держать «покерфейс», а вот с аурой могут работать лишь маги. И потому сейчас все эмоции сотрудника СБ были для меня, как на ладони.

- Вам требуется проехать с нами в управление для собеседования, - наконец, процедил он.

А на меня напало какое-то веселье и раж. Несколько раз в прошлой жизни, лет до двадцати ещё, у меня были беседы с полицией. И как же я хотел тогда отчебучить что-то такое-эдакое, заставить их подавиться своими словами, после чего пойти дальше по своим делам, оставив ментов «обтекать». И вот сейчас я испытал аналогичное чувство. Причём, в отличие от прошлого, в данный момент я мог делать то, о чём когда-то мечтал.

- Господин первый лейтенант, если у вас есть законное предписания, где категорически указано, что мне вменяется следовать за вами и вашим товарищем, то я буду ему следовать. Но что-то мне подсказывает, что у вас нет ничего, - спокойно сказал я, сдерживаясь, чтобы не приложить эту парочку ментальными чарами. Интуиция подсказывала, что такой поступок может мне неприятно аукнуться.

- У нас есть приказ! – вклинился в разговор Ошансен.

- Вашего руководства? – уточнил я. – Вот вы его и исполняйте, а на меня он не распространяется. На этом всё, господа. Прошу простить – дела.

От совсем лёгкого воздействия на их разум я не сумел удержаться. Мне и нужно было выиграть несколько минут, пока в аэропорт прорывались репортёры, вызванные Пиной. И как только они показались вдали, то я понял, что выиграл этот раунд. Как поняли это и эсбэшники, которые пришли в себя. Полагаю, своё кратковременное замешательство эта парочка списала на то, что опешили от моей наглости.

Дальше мне пришлось полтора часа потратить на общение с дюжиной сотрудников крупных СМИ на планете, жаждавших взять у меня интервью. А кое-кто хотел не только этого, так как семь из двенадцати были женщинами в самом соку. Увы им – аура каждой была настолько «грязной», что меня отталкивало от них. Эти дамочки – очень эффектные не только внешне, но и манерой поведения, речью, стилем одежды – явно не чурались ничего в этой жизни, что может помочь им набрать лишние положительные баллы на гражданскую карту. Впрочем, эти моменты не помешали мне обработать каждого репортёра ментальными чарами. Теперь, реши СБ перегнуть в моём случае палку, то несколько каналов СМИ на планете поднимут нешуточную склоку.

- Мне кажется, с эсбэшниками проще было бы, - проворчала Пина, когда нас, наконец-то, оставили в покое, и мы направились в гостиницу, где были подготовлены номера для всех. Двухместный номер для меня и Ску Би, которая сейчас выполняла роль телохранителя. И одноместные всем остальным – Филлаине, Суок и Пине. Больше я не стал никого с собой брать. В том числе и андроидов, чтобы не засветить тех перед СБ. Всё же, эти устройства были весьма специфичны и могли знающих людей о многом заставить задуматься и копнуть там, где не нужно.

Пина, как мой секретарь, уже отправила сообщение в канцелярию Сената, что я прибыл на планету и готов предстать перед первыми лицами республики. Ответа пока что не пришло. Да я и не рассчитывал на такую скорость. Ближайшие дни я хотел провести в развлечениях: достопримечательности, известные рестораны, магазины с товарами, которые только в них можно найти. И так далее. Последние меня особо интересовали, ведь можно подчинить владельцев или старших менеджеров магией и потом пользоваться их услугами, когда мне понадобится нечто уникальное. Но мне все планы сломали эсбэшники, которые на следующее утро после нашего вселения в гостиницу, заявились с повесткой.

Сегодня я увидел уже другие лица, мужское и женское. Причём, женщина носила звание спец-капитана, а мужчина был первым лейтенантом. Выглядела агентесса лет на двадцать семь, а аура показывала, что ей уже слегка за сорок. Лейт-раз в этом плане оказался честнее, и сам выглядел, и аура говорила, что ему тридцать пять. Отличалась не только эсбэшная группа, но и манера речи. Даже время в повестке стояло во второй половине дня, то есть, мне давали как следует подготовиться для встречи с безопасниками в их конторе.

За минуту до указанного срока я в сопровождении Пины и Ску Би вошёл в здание главного управления республиканской СБ. ИИ, который был здесь вместо живого дежурного, взял мои данные с повесткой, сверил их, после чего прислал мне на нейросеть план, как мне добраться до нужного кабинета. На удивление, моё сопровождение не вызвало никаких вопросов. ИИ лишь обработал их данные и выписал на каждую девушку временный пропуск. Никаких вопросов и предупреждений о запрете проноса оружия и всяческих опасных предметов и веществ. Догадываюсь, что нас ещё на входе просветили от и до в поисках подобных вещей. Для меня такое молчание играло даже на руку. Но об этом позже.

- Здравствуйте, господин Глебов, дамы, - радушно приветствовал нас мужчина в возрасте, в форменной одежде и единственный в помещении, куда я пришёл согласно путеводной стрелочке перед глазами. – Присаживайтесь.

Он даже встал с кресла, демонстрируя приязнь и гостеприимство.

- Благодарю… - я посмотрел на хозяина кабинета.

- Матаэр Шоран, полковник Службы Безопасности.

Ростом и телосложением он впечатлял. Не меньше двух метров в высоту, косая сажень в плечах, стальной взгляд, тяжёлый подбородок и едва заметные восточные черты лица. Этим он слегка напоминал актёра из старых фильмов по имени Абдель Кисси, если память меня не подводит.

- Благодарю, господин Шоран, - сказал я и занял место в кресле за столом напротив него. Для себя отметил, что под густой шевелюрой полковника скрывается полоска из хладного железа, кольцом окружающая его череп. Это не шлем, но тоже неплохая защита от псионов, обладающих ментальными способностями. Магам тоже такой обруч доставит кучу проблем для использования чар подчинения против его владельца.

«Хе, подготовился, значит», - хмыкнул я про себя и скинул телекинезом со своей одежды несколько десятков крошечных природных бриллиантов, которые служили одновременно питающим накопителем маны и «телом» для нескольких простых чар: невидимости, воздействия на разум и кое-что ещё интересное. Камешки не обнаружить ничем, а энергии в них хватит на несколько месяцев работы. Я сомневаюсь, что полковник и его сотрудники, бывающие в кабинете, постоянно носят защиту из хладного железа. И потому они обречены попасть под моё ненавязчивое влияние. Да, рано или поздно чары слетят, но я постараюсь этим временем воспользоваться. Мне, фактически, не нужны секреты СБ или «волосатая» лапа в её верхах, достаточно, чтобы не мешали заниматься своими делами, не вставляли палки в колёса, не устраивали провокации и так далее. Если же дело повернётся слишком круто, то внимание спецслужб и СМИ будет отвлечено от меня крупным терактом в здании главка СБ республики Анарат. Бриллианты и такое могут. Надеюсь, что до такого не дойдёт.

- Я приношу извинения за вчерашние действия моих сотрудников. Гронс и Ошансен действовали из личных побуждений. Приказ о том, чтобы пригласить вас для беседы вышел днём ранее, но секретариат не успел выписать повестку. Что, впрочем, не помешало лейтенанту и первому лейтенанту обойтись без неё. Увы, - он развёл руками с самым сокрушённым видом, - использование должностного положения в наших рядах не редкость.

- Пустое, - отмахнулся я и подарил собеседнику самую широкую и доброжелательную улыбку, - я не в обиде. Примерно так и подумал. Я даже позже со своими помощницами пожалел, что не воспользовался предложением лейтенантов, когда попал в руки этих чудовищ из СМИ.

- Бросьте. Там были такие знойные красотки, а вы их назвали чудовищами, - хохотнул полковник и подмигнул. – Многим из них хватило вашего подмигивания, чтобы предложить провести встречу тет-а-тет в вашей спальне в гостинице.

- Моей телохранительнице они показались слишком подозрительными, - в тон ему рассмеялся я. – Даже опаснее Пожирателей, с которыми недавно нам пришлось иметь дело.

Несколько грубо вышло, но у меня совсем не было желания заниматься словесным переливанием из пустого в порожнее. Хотелось быстрее перейти к теме нашей встречи. А то, что я оказался здесь из-за «устройства Предтеч» - это и к бабушке не ходи.

- Да-да, эти охотники за сенсациями запросто сожрать могут. Кстати, вас и вызвали по поводу сражения с Пожирателями. В своём интервью на Шейте-семь и вчера вы не раз упомянули некое устройство Предтеч, которые нашли в космосе и использовали против Пожирателей. Думаю, не нужно говорить, что именно оно и заинтересовало нас? – полковник мой намёк понял правильно и резко сменил русло беседы.

- Я же не совсем глупый, - хмыкнул я.

- Что представляет из себя устройство? Как работает? Где нашли? – забросал меня вопросами он.

- Представляет… вот, - я снял с левой кисти перчатку из красноватого матового металла. – Это оно и есть. Я так и знал, что служба безопасности пожелает взглянуть на него.

Оказавшись на столешнице, изящная пятипалая перчатка замерцала и превратилась в грубую трёхпалую. При этом увеличился и размер вещи. Сейчас она легко бы налезла на лапу орку, а пальцы были бы впору троллю.

Полковник несколько секунд смотрел на амулет, потом перевёл взгляд на меня, затем опять стал гипнотизировать взглядом перчатку и вновь уставился мне в глаза.

- Кхм, господин Глебов, вы пронесли оружие сюда?!

- А мне нужно было оставить его на корабле и потом терять время на полёты верх-вниз? Тем более, на входе у меня даже не поинтересовались, есть ли у меня или моих помощниц что-то опасное.

- У нас стоят сканеры, - вздохнул полковник и потянулся к перчатке, но на полпути остановился и посмотрел на меня. – Если я её возьму, то ничего не случится?

- Абсолютно ничего, - заверил я его.

Эсбэшник осторожно, как будто перед ним была граната с наполовину выпавшей чекой, коснулся перчатки, чуть помедлил и взял её в руки, после чего попробовал надеть.

- Хм? – он вопросительно глянул на меня, когда ему не удалось натянуть трёхпалую деталь наряда на свою обычную человеческую руку.

- Извините, честно – из головы вылетело, - торопливо сказал я, состроив максимально сожалеющее выражение лица. – Ею только псион может управляться, она меняет форму только на его руке. По крайней мере, никто из моих сотрудников без сверхспособностей не сумел её надеть, лишь я и мой телохранитель. Хотите, я продемонстрирую или она? – я указал на Ску Би.

- Псион? – переспросил он. – Нет, не стоит. У меня найдётся сотрудник с нужными данными. Сейчас он подойдёт, а вы пока расскажите, как этой вещью пользоваться.

- Я просто представлял, что она сама обволакивает руку, - пожал я плечами. – А чтобы применить её Силу, нужно представить воинов. У меня на Родине есть много былин в стихотворной форме, вот из одной из них я про себя читал несколько строчек.

- Можете зачитать? – заинтересовался он.

- Легко, - ответил я и продекламировал несколько строчек из сказки Пушкина. - В чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря. Все красавцы молодые, великаны удалые, все равны, как на подбор, с ними дядька Черномор!

- Тридцать три?

- Это из былины. В реальности в этом устройстве находится в сотни раз больше бойцов. Но что они из себя представляют – не знаю, - развёл я руками. – Какая-то плотная голограмма, способная убивать. Пикоботы, способные воздействовать на окружающий мир, так как для наноботов воздействие уж очень запредельное.

Судя по взгляду хозяина кабинета, я только что потерял немного очков популярности в его глазах. Ну, так перед ним же сидит просто удачливый представитель с дикой планеты, сумевший вскарабкаться на вершину благодаря своему пси-таланту. Такому простительно придумывать теории и объяснять ими то, что непонятно и даже не подвластно его разуму и знаниям жизни.

- Понятно. Господин Глебов, вы понимаете, что такая мощь в руках простого человека не имеет права находиться? – полковник добавил в голос чуть-чуть холодка. Мол, я всё ещё на твоей стороне и ты мне импонируешь, но – служба.

- Понимаю, - кивнул я, - потому и принёс устройство сюда, к вам. Только я вас расстрою, господин Шоран. Нет тут больше той мощи, которая помогла мне разгромить Пожирателей.

- То есть? – нахмурился он и даже немного подался вперёд, словно собрался нависнуть надо мной и задавить психологически этим жестом. – Что значат эти ваши слова?

- Я несколько раз после боя пробовал активировать устройство, но оно едва работало. Появлялись всего несколько, эм-м, голограмм. А раньше я откуда-то знал, чувствовал что ли, что могу создать их тысячи. Может, истратил пикоботов или энергию для их активации, - вздохнул я. – Не знаю, в общем.

- А откуда…

Тут ему пришлось прерваться, так как появился эсбэшник с пси-даром, вызванный чуть ранее.

- Липэт, попробуй надеть эту перчатку. Используй свои пси-способности для этого, - приказал ему полковник.

- Слушаюсь, господин полковник, - чётко по-уставному ответил молодой худощавый мужчина в сером форменном комбинезоне с нашивками и значками, показывающими кто он, где и кем служит. К слову сказать, на нём был похожий ободок из хладного железа, защищающий от воздействия на разум. Всё-таки, в этой «конторе» служат не дураки и быстро определили, что замкнутый контур защищает куда как лучше, чем отдельные элементы.

Получилось у него это – активация амулета-перчатки - только с пятой попытки. В ходе их полковник чуть не заработал косоглазие, пытаясь не спускать глаз с подчинённого и одновременно следить за мной.

Превращение перчатки трёхпалой в пятипалую далось эсбэшнику совсем нелегко. От напряжения у него выступила испарина на лбу, и немного осунулось лицо. И это за несколько минут! У меня Ску Би уже со второй попытки настроилась на магическую вещь, и ей это стоило малой части Дара.

- А теперь попробуй представить, что вызываешь на помощь охрану, спецназ, - приказал Матаэр Шоран псиону. – Вспомни какой-нибудь случай из прошлого, когда ты ждал и дождался бравых парней с бластерами, спасших твою шкурку от прожарки.

Удивительно, но такое напутствие помогло. Через каких-то пять секунд в кабинете возникли трое краснокожих классических ифритов: рост выше двух метров, гипертрофированная мускулатура, верхняя часть тела обнажена, вместо ног непроницаемый клуб дыма, сужающийся воронкой к полу, на линии границы, где тело становится дымом, каждый ифрит носил чёрный атласный кушак. Лица не самые приятные, головы гладко выбриты и объяты языками пламени. В руках у каждого по изогнутому двуручному мечу, по которым струится огонь.

Эсбэшники мгновенно опешили. Ни Липэт, ни полковник не знали, что делать дальше.

А между тем температура в кабинете стала быстро подниматься. И это не фигуральное выражение речи. От тел ифритов и их оружия шла волна жара.

Ску Би, играя отрепетированную на яхте роль, плавно выскользнула из своего кресла и встала между мной и огненными существами.

- Как их убрать? – тихо спросил Шоран.

- Я говорил «свободны», - так же тихо сказал я.

- Слышал, Липэт? – полковник посмотрел на подчинённого.

Тот кивнул и напряжённым голосом сказал:

- Свободны.

Ифриты мгновенно пропали. Только несколько обугленных пятен на полу и повышенная температура в помещении напоминали об их недавнем присутствии. И если местная климатическая система быстро привела температуру в норму, но от пятен так просто было не избавиться.

- Да уж, - покачал головой полковник. – Господин Глебов, вы же сказали, что энергия в устройстве закончилась?

- Я сам удивлён, - немного растерянно, ответил я ему. – Несколько дней назад ничего такого не было…

- Может, им воспользоваться разрешается только раз? – сказал вдруг молодой безопасник то, что я сам хотел озвучить, и что требовалось по моему плану. За это я был готов его расцеловать – это же так отлично укладывается в мою легенду.

- О, точно! – воскликнул я и посмотрел на полковника. – Господин Шоран, можно я попробую, а? Стоит же проверить версию вашего сотрудника.

Этот разговор был один из нескольких схем, которые репетировались мной на яхте. Предположить то, о чём мы будем разговаривать с управлении СБ, сумел бы и школьник. А дальше было дело техники и магии, чтобы подобрать несколько тем с ключевыми словами. Работающие ментальные чары от амулетов-бриллиантов уже успели пробраться сквозь защиту полковника. Ничего существенного сделать они не могли, зато сумели «зациклить» того на одной мысли, на которую навели слова Липэта и мои. Если совсем уж кратко, вот его мысли: «дикарь хочет получить в свои руки устройство Предтеч, которое неожиданно заработало и потом уже так просто его не отдаст, станет шантажировать и набивать цену, а с дикарями работать – нервы не беречь, цивилизованные доводы они не понимают, только силу…но не драться же с ним здесь! Да и опасны огненные существа, судя по кадрам боя с Пожирателями». Не именно этими словами думает, разумеется, но суть такая же. Потом, когда он снимет ободок из хладного железа и мои амулеты заработают в полную мощь, он лишь укрепится в своих мыслях, что всё сделал правильно.

- Не стоит, господин Глебов. Если Липэт прав, то вы только зря потратите часть своих пси-сил. А восстанавливаются они не быстро, насколько я знаю, - сказал полковник то, что от него и ожидалось.

Младший безопасник, явно получив приказ по нейросети, шустро свинтил из кабинета, «позабыв» снять перчатку.

А полковник «поплыл», так сказать. Радость от получения в свои руки столь ценного предмета, как действующий боевой прибор древней расы, да ещё тот, про который сейчас все каналы СМИ по всей галактике неумолчно трезвонят, заставила его реально поглупеть. Ну, и списывать со счетов мою магию так же не стоит. Пусть из-за блокады хладным железом ментальные чары работали слабо, но ему хватило и этого на общем фоне.

Все его мысли были заняты только «устройством Предтеч». Он под протокол вытащил из меня про него всё, что я «знал». Расспросил о первых опытах с амулетом, применял ли я его где-то ещё, что чувствовал, о чём думал, кто знает про него и знал до того, как я рассказал про него репортёрам. Заодно пожурил и шутливо погрозил пальцем за такое несерьёзное поведение. Тут же, видимо, по привычке везде подстраховываться и лавировать да юлить он подвёл тему передачи прибора как благо для меня. Мол, враги и всяческие тёмные личности обязательно попробовали бы прибить меня – и прибили бы - чтобы заполучить такую ценную вещь. Но теперь с этой стороны я полностью обезопасен.

Закончив расспрашивать о свойствах и моей работе с амулетом, он решил узнать, как столь ценная вещь попала мне в руки.

- Сразу хочу сказать, что постоянно провожу ритуалы на повышение удачи, - начал я с этих слов свой ответ. – Можете верить или нет, но он работает. Заранее отвечу на вопрос, который хотите задать: научить не могу, но вот провести его над кем-то – запросто. Этим ритуалом я пользовался ещё тогда, когда был колонистом в компании. И верю, что это он помогал мне находить ценные вещи и добычу, а потом и вовсе найти вещь Предтеч, за которую я получил гражданство и свободу от контракта.

- Я верю, верю, - чуть улыбнулся полковник в ответ на мою экспрессию и вызывающе-возмущённый вид.

- После того, как сумел набрать кредитов на нормальный корабль, я столкнулся… эм-м, кое с кем и оказал этим лицам серьёзную услугу. Чуть позже получил предложение поработать на них. Ну, я согласился и ничуть не жалею, хотя был момент, когда чуть с жизнью не распрощался. И вот тогда я и получил устройство-перчатку.

- Что именно нужно было этим лицам? – быстро спросил полковник.

- Отыскать спасательную капсулу в указанном секторе. Координаты были примерные, но мой пси-дар как раз помогает найти всяческие потери и пропажи. Потому у меня всё получилось. А так же наткнулся в том секторе на кусок корабля, в который я решил заглянуть. И вот там-то и нашёл перчатку.

- Координаты? Кто были этими лицами? Что лежало в капсуле?

Я состроил мучительное выражение на лице и якобы через силу сказал:

- Не могу… не могу сказать, господин Шоран. Я дал клятву, что не расскажу об этом никому.

- Господин Глебов, - покачал головой собеседник.

- Да не могу я! – чуть-чуть взорвался я. – Это не просто слова, я поклялся клятвой своего народа, которую невозможно нарушить. Это просто невозможно!

Тот несколько секунд сверлил меня тяжёлым взглядом, потом сказал:

- Хорошо, я вам верю. Что-то ещё было на том обломке?

- Да, - кивнул я. – Несколько нейросетей Предтеч и имплантатов.

- И где они?

- Имплантаты и одну нейросеть я установил себе, остальные своим сотрудникам.

- Вот так просто отдали им такие ценные вещи?! – не поверил мне эсбэшник.

- Да.

Тот опять принялся гипнотизировать меня своим взглядом, но если и думал им меня смутить и заставить признаться в обмане, то не на того напал.

После этого разговор вновь свернул на старые рельсы. Ещё час Матаэр Шоран расспрашивал меня всё о том же, намекал на наказание за утаивание важной информации и награду за помощь республике. Заходил с разных сторон, старательно ловя меня на несоответствии, пробуя разговорить и перебирая стили беседы. Пытался и у Пины со Ску Би вызнать между делом информацию, которую не давал я, но с ними у него получилось ещё хуже. Наконец, когда до него дошло, что я буду стойко стоять на своём или и в самом деле поведал ему всё что знал, он отпустил меня с девушками.

Когда ложь замешана на правде, то это – самая лучшая ложь. Я дал полковнику достаточно данных, чтобы он пошёл по тому пути, который мне выгоден. Полагаю, он не потратит много времени, чтобы выяснить, «откуда» у меня взялось устройство Предтеч. Так же я получу передышку от общения с СБ, пока они будут выяснять-проверять мои слова. И ведь им даже самим себе нельзя будет сказать, что я сказал неправду – доказательство имеется такое, что самый твердолобый скептик признает. Уж очень я постарался им задурить голову.

Зачем всё это? Почему не признался и не провёл настоящую демонстрацию своих сил, чтобы республиканцы вцепились в меня мёртвой хваткой? Именно потому, чтобы избавиться от этой самой хватки. Мне нужна свобода и возможность вольно заниматься своими магическими опытами. Но окажись я на службе, то получу пару пудовых гирь на руки и ноги в виде приказов «сделай то и добавь из прошлого эксперимента». Мало того, хотя я буду осыпан золотыми благами выше головы, мой План будет тормозиться всеми доступными способами. Никто не согласится принять вместе со мной целую дикую планету в обход всех галактических договорённостей, правил и норм. Не сейчас, когда я не сумел доказать свою полезность и показать ту пользу, ради которой можно хоть пять диких систем принять, наплевав на возмущение империи, федерации с альянсом.

А доказывать у меня просто нет времени. Мне срочно нужно возвращаться на Землю-41. Клятва уже начинает жечь, как изжога.

* * *

Едва только мужчина и две женщины, одна из которых была атавитой, покинули здание главного управления республиканской СБ, как в кабинет полковника Шорана вошла женщина в гражданском наряде. Это была высокая и очень худая дама, чистокровный человек. Если бы её увидел землянин, то тут же привёл бы аналогии с подиумными моделями. И не из-за красоты, которой незнакомка совсем не блистала (впрочем, «вешалки», вышагивающие по подиуму, особой красотой, собственно, не блещут), а благодаря комплекции и росту. Одета она была в сиреневую узкую юбку и обтягивающую блузку. Обе вещи сшиты из матерчатых атласных лент различной ширины. Причёска прибавляла ей ещё больше роста и выглядела так, словно на макушку поставили бутылочку и скрыли её волосами, плюс, несколько свисающих локонов на висках. Благодаря такой причёске и туфлям на высоком каблуке женщина была выше ростом, чем хозяин кабинета.

- Как минимум с одним вас можно поздравить, полковник, - сказала она, едва за ней закрылась дверь.

- Получить устройство было важнее, чем завербовать Глебова, - таким же тоном ответил ей эсбэшник. – И, несмотря на его нежелание прямо отвечать на ряд вопросов, кое-что узнать удалось.

- Он говорил правду?

- Почти всегда. Сканер регистрировал все его параметры тела.

- В чём лгал?

- В мелочах, - отмахнулся мужчина от вопроса. – Даже не стоит внимания.

- Хорошо, - кивнула гостья, она прошла до ближайшего кресла и опустилась в него, - не стоит, так не стоит. Тогда другой вопрос: где именно он нашёл устройство?

- Предполагаю в том самом квадрате, где несколько десятилетий назад эльфийский и гномий клан устроили сражение за старый бункер Предтеч. Эти дураки и себя погубили, и бункер взорвали, чтобы не дать его в руки врагам. Наняли Глебова дроу – это без вариантов. На всё это указывает первый факт, что некоторое время назад в его экипаже была тёмная эльфийка. И второй, что его яхта некогда принадлежала главе эльфийского клана, погибшего в том сражении. То есть, там, где оно состоялось, он был точно.

- Нейросеть у него производства Предтеч, - задумчиво сказала женщина. – И имплантаты тоже.

- Сказал, что нашёл их там же, где и военный прибор, при помощи которого расправился с Пожирателями. И что-то у него осталось ещё, так как сенсор среагировал на ложь, когда я поинтересовался этими устройствами.

- В самом деле – крайне удачливый молодой человек, – усмехнулась женщина. – И способен отыскать всё, что угодно. Вы уже придумали, как использовать эту его способность?

- Всё на стадии разработки, леди О’Мау, - уклончиво ответил ей Матаэр Шоран.

- Подумайте, как пристроить в его экипаж наших агентов. Выбирайте только красивых женщин, так как судя по уже имеющимся сотрудникам «Млечного пути», глава этой фирмы тот ещё бабник. Только учитывайте возможность того, что среди всех его постельных грелок уже имеются чужие агенты. Тех же дроу. Если они раскроют наших специалистов, то обязательно постараются их убрать.

- Пока торопиться с этим не стоит, - возразил ей мужчина. – Нет полной уверенности, что этот Глебов сам не работает на тёмных.

- Хорошо, пусть так, - кивнула О’Мау. – Эта ваша операция, вам и карты в руки, - и мысленно продолжила. - «А я займусь своей, которая так же связана с этим прелюбопытным Объектом», - и машинально коснулась виска, что кольнул острой болью.


Глава 9


Не успел я вернуться в гостиницу после беседы с полковником республиканской СБ, как меня вызвали в управление специальной охраны республики, занимающейся обеспечением безопасности важных объектов и важных государственных лиц. Я приготовился ко второму кругу навешивания лапши на уши, но реальность удивила: госохране не было никакого дела до устройств Предтеч, моих шашней с тёмными эльфами и прочего. Сотрудница в чёрном форменном комбинезоне в капитанском звании провела со мной инструктаж по теме, как вести себя во время награждения, что я могу себе позволить, а что категорически запрещено. К слову, запрещалось практически всё. Я должен был изображать болванчика, улыбаться и пожать руку награждающему, точнее, даже изображать пожатие, чтобы не сделать бо-бо важному чинуше. Не спрашивать, не пялиться на членов Сената либо других знаменитых лиц, не вертеть головой по сторонам, не использовать Дара, не пытаться прикоснуться к кому-то или что-то передать, не пытаться применять нормы этикета и поведения со своей планеты. Под конец встречи холодный, равнодушный тон охранницы потеплел, и она принялась стрелять по мне глазками. Но к подобному поведению женщин я уже привык и полностью проигнорировал все намёки на более близкое знакомство с капитаншей.

Награждение состоялось спустя два дня. Я ждал чего-то грандиозного и рассчитывал на новые знакомства, но был полностью разочарован. Нет, так-то всё было исполнено с размахом, вокруг сновали тысячи гостей, репортёров, участников торжества. Огромное здание было буквально заполнено ими под завязку. Праздничная программа так же оказалась выше всяческих похвал, причём разбита на несколько частей, чтобы каждый мог отдохнуть душой там, где ему удобнее и не в тягость. Но вот начало было сильно смазано, отсюда и моё подпорченное настроение и скука. И самое главное – на меня надели браслеты из хладного железа. Практически незаметные, стилизованные под обычные украшения. Снять я их мог в любой момент, но получил бы нагоняй от охраны и был бы немедленно вытурен с праздника. Плюс, обязательно получил бы штрафные баллы на свою карту гражданина.

Почему мне не понравилось начало? Да тем, что я реально изображал болванчика, манекена, а сенатор, который награждал меня, чувствовал страшную скуку и раздражение, что ему выпала роль заниматься такой ерундой, как пудрить уши новоявленным Героям Республики. Именно что Героям – я был не один. Ещё четверо получили высочайшую республиканскую награду. И около сотни граждан обзавелись чуть менее значимыми презентами от государства. Но чуть – это в сравнении с моей наградой.

Кое-как вытерпев час, я созвал своих спутниц, переговорил с одним из старших охранников, вручил ему браслеты и был таков.

А буквально сутки спустя меня вновь вызвали в главуправление СБ, откуда я плавно переместился в башню-высотку администрации, где только вчера получил высокую награду. Теперь вся слава, блеск, внимание и прочее, и прочее достались мне и только мне в концентрированном виде. И честно скажу – не понравилось. Ну, и конечно опять надел старые знакомые браслеты, что совсем испортило настроение.

«Мать вашу, вы хоть знаете про понятие золотой середины?», - мысленно костерил я окружающих, при этом широко им улыбаясь. Вчера я был пустым местом для всех, сегодня стал центром внимания нескольких сотен разумных в здании и миллионов, даже может десятков и сотен миллионов, что смотрят прямой эфир со мной. Или позже увидят запись.

Причина сегодняшнего ажиотажа была в передаче – якобы – мной боевого устройства Предтеч республике. И никто не соизволил объяснить, зачем такая спешка.

И опять мне пришлось изображать куклу, отвечающую на заранее подготовленные вопросы заготовленными ответами. Да ещё и под диктовку эсбэшника, висящего постоянно на связи со мной через нейросеть.

- Ненавижу массовые мероприятия, - сообщил я громко в пустоту, когда вернулся в свой номер в гостинице.

С другой стороны, я получил очень много, чтобы смириться с испорченными нервами. Теперь я был почти не ограничен в тоннаже кораблей, размерах и мощи вооружения, личной армии, покупках тех вещей, которые ранее были недоступны из-за гражданского статуса. А самое главное – могу теперь официально обратиться в тот же Сенат с просьбой по тому или иному вопросу. И меня не смогут отфутболить или поставить в очередь типа «запись только на следующий год, извините».

С новым статусом я могу забрать тот гномий линкор, который дожидается меня в космической пустоте. Главное, чтобы там не столкнуться с поисковыми командами республиканской СБ. А то, что они там будут – к гадалке не ходи. Я достаточно дал намеков полковнику, чтобы он связал их в одно целое и привязал ко мне и моим прежним достижениям, вроде находки яхты-крейсера погибшего эльфийского клана.

Едва только я оказался предоставлен самому себе – репортёры досаждали всё так же, но в гостиницу им хода не было – так сразу же развил кипучую деятельность. Пина и Ску Би получили задание узнать всё о покупке оборудования для изготовления нейросетей и имплантатов, а также патентного права для такого производства. Эти моменты для меня самые важные. Когда получу их, то можно и возвращаться обратно на Землю-41. Со своими копировальными магокамерами я получу любое количество элементов, которые требуются для изготовления устройств. Ну, и ПО куплю. Этим вопросом приказал заняться Суок. На неё я возложил миссию по поиску и покупке необходимых программ и заодно ИИ-взломщика максимально высокого класса и с расширенным пакетом программного обеспечения.

«А нет, не так сразу, - мысленно спохватился я. – Ещё нужно набрать себе армию верных бойцов, а то мало ли что там выйдет на месте. На одних дронов-андроидов надежды мало, да и Воинами не везде всё выйдет решить».

Никош Шканн. Как только мысли свернули на тему своей карманной армии, как я тут же вспомнил о человеке, который должен мне своим здоровьем, да что там – жизнью. Уверен, что он точно знает подходящий дикий мирок, где я смогу нанять несколько тысяч подходящих членов экипажа. Только не нужно думать, что эти тысячи будут моими солдатами, вовсе нет. Большая часть новеньких получит гражданские должности на кораблях и в фирме. Вон только на линкор мне понадобится для его укомплектования по, скажем так, максимальному минимуму около тысячи разумных членов экипажа. И по сотне ещё на оба крейсера, а лучше по две.

Почему «дикие»? С ними будет проще работать, чем с гражданами государств, входящих в космическую эпоху. Трудности с обучением, ведь для выхода на более-менее качественный уровень потребуется около восьми-десяти месяцев? А вот тут есть кое-что: магия времени! Кстати, я так и так собрался создавать амулеты по типу пирамидок, которые презентовал СССР. Раньше у меня то времени не было, то желания, так как хотел нормально отдохнуть после очередного рабочего запоя или приключения. Амулеты для ускорения времени мне понадобятся и для возвращения прежних данных погибшим сотрудникам, что сейчас в виде призраков блуждают по кораблю. Заодно, ускорю рост тела Роксаны. А потом и новых тел для тех, о ком выше упомянул.

- Вот и порешали, - хмыкнул я в ответ на свои мысли.

Вечером я донёс до помощниц и соратниц свои планы. Как обычно их мнения разделились. Ску Би меня горячо поддержала. Филлаина по привычке встала на мою сторону. Признавшись, что всё равно не имеет нужного опыта и знаний, чтобы судить, но при этом всецело мне доверяет. Суок и Пина скептически отнеслись к предложению составить экипаж из «диких». Попутно польстили, что подобных мне днём с огнём не найти, а от серой массы населения планет, где даже на орбиту ещё не вышли, толку будет мало. Почти сразу же завязался спор между ними и Ску Би, которая ткнула им в носики моими словами, что скоро в фирме появятся амулеты ускорения времени, с помощью которых за месяц можно получить даже из питекантропа отличного специалиста при наличии необходимых учебных баз и оборудования вроде медкапсул с «разгоном».

Ещё два дня провели на главной планете. За это время удалось… нет, не купить необходимые вещи, но узнать почти всё о такой возможности. Всё-таки, иметь разрешение на покупку и владение, и купить всё это – разные вещи. Но я не отчаивался, ведь дорожка к будущему моему благополучию уже проложена, остаётся лишь немного набраться терпения.

Из приобретений стоит отметить два десятка самых современных в галактике медкапсул и кибердоков. Пользоваться им могли лишь обладатели высокоранговой нейросети «медик» и соответствующих учебных баз. Таких специалистов у меня не было, к сожалению. Поэтому капсулы пришлось брать с уже заранее запрограммированными процессами, изменить кои не смог бы никто из моего экипажа по вышеуказанным причинам.Ну, да рано или поздно нормальный медик у меня появится. Всему своё время.

А вот Суок почти полностью выполнила свой список задач. Кое в чём даже перевыполнила, когда купилаа два ИИ-взломщика десятого класса и несколько пакетов ПО для разных задач и оборудования. Влетело всё это в копеечку, но мне ли кре диты считать?

Пока долетел до своего «пациента», то успел создать первый амулет, ускоряющий поток времени в одиннадцать раз в течение суток и перезаряжающийся ещё сутки. Когда будет сделан второй, я получу огромное преимущество перед… да всеми и везде. Со стороны на меня посмотреть, так я просто идеальный контрабандист. Отсеки с увеличенным пространством и маскировочными чарами могут принять и укрыть всё, что угодно. А ускорение производства и копирование ходовой продукции делают меня лучшим торговцем и партнёром для других.

- Надо же как быстро ты решил спросить долг, - с усмешкой сказал Никош, когда я появился в его офисе и после обязательных взаимных расшаркиваний.

- Да разве это долг? – хмыкнул я. – Мелочи, Никош. Мой новый статус и гражданский статус первой категории разрешают мне чуть-чуть больше, чем другим. В том числе и предложить работу малой части населения диких планет.

- Официально это запрещено.

- Неофициально на подобное закрывают глаза практически все, если не наглеть, - наудачу, ориентируясь по ауре собеседника, возразил я.

- Не стану спрашивать, откуда узнал, - покачал тот головой.

«Хех, попадание в десяточку!».

- Не представляешь, сколько ещё мне стало известно из того, о чём даже не подозревают простые граждане со средним рейтингом, - расплывчато сказал я и тут же поинтересовался. – Кстати, как здоровье, ничего не барахлит, не болит?

- Чувствую себя прекрасно, - ровным тоном ответил тот. – Ты надолго на нашей планете?

- Не знаю, - пожал я плечами. - Ничего срочного нет, торопиться мне некуда.

- Хорошо. Тогда я наведу справки и свяжусь с тобой, как станет что-то ясно.

- Заранее благодарю, Никош, - я встал с кресла и протянул ему руку. – Я тогда пойду, не стану отвлекать. Да, и знай, что можешь ко мне обратиться в любой момент, если понадобится особая помощь.

- Хорошо, учту, - кивнул он и крепко пожал мне ладонь.

Встретились мы с ним на четвёртый день после этого разговора.

- Есть кое-что по твоему вопросу, Игорь, - обрадовал он меня. – Планета в секторе фар-пять-а. Населена орками и эльфами. Превалируют среди населения орки. Всего на планете около миллиарда разумных, м-м, миллиард семнадцать миллионов, если точнее. И всего сто три миллиона эльфов. Между теми и другими идёт долгая война, и эльфы явно обречены. Они живут двумя анклавами, - передо мной возникла голограмма планеты, распавшаяся на полушария для удобства, на которых засветились две кляксы. – Республика Флайания и королевство Эхтансания. Республика занимает территорию горного хребта на побережье океана на севере центрального материка, к слову, весьма жуткое местечко. Королевство занимает небольшой архипелаг на линии экватора. Тридцать миллионов эльфов живут в республике, остальные в королевстве.

- На каком они уровне развития? – поинтересовался я.

- Техно-ноль начальный статус «бэ». Они только-только стали массово пользоваться двигателями внутреннего сгорания и широко внедрять электрооборудование. Но ещё не знают ничего про электронику и вычислительные машины. Эльфы более технически развиты, чем государства орков.

«Так, так, - прикинул я про себя. – Первую вычислительную машину придумал немец в конце Второй мировой. Значит, орки-эльфы на этой планете живут где-то на уровне первой половины двадцатого века на Земле», - и следом задал новый вопрос. – А почему место, где живут республиканцы, жуткое?

- Да там десять месяцев в году зима. Орки выдавили их туда лет двадцать как. Рассчитывали, что эльфы сами вымрут, но ошиблись. Те нашли большие залежи угля и несколько месторождений различных руд, построили отопительные станции, теплицы, обжили пещеры, где разводят скот и выращивают некоторые виды растений, нарастили военную мощь. Правда, при этом за двадцать лет их население уменьшилось на четыре миллиона. А вот королевство держится очень неплохо. На островах есть несколько месторождений железных руд, серебра, большие запасы нефти, плюс отличный климат и плодородные почвы. Их флот раз за разом топит орочьи лоханки и ведёт боевые действия на чужой территории, ведя войну в стиле «выжженная земля». И пока орки не нарастят свой флот, островитянам ничего не грозит.

- Понятно. Пожалуй, при таком раскладе мне больше подходят эльфы. Да, - спохватился я, - а про нас они знают?

- Да, - кивнул тот, - знают. И про то, что станут одними из нас лишь при создании единого правительства на планете. Года три назад эта новость распространилась по их планете. И сразу же инициировала мировую войну. По нашим подсчётам за это время погибло порядка пятнадцати миллионов жителей. Несколько месяцев назад даже поднимался вопрос в Сенате, чтобы высадить там корпус миротворцев и принудить правительства к миру, чтобы не увеличивать жертвы. Но это предложение поддержало совсем небольшое число сенаторов.

- А орки с эльфами из империи и альянса не претендуют на эту систему?

- Имперцы нет, а вот АСС постоянно забрасывают нас нотами протеста, требуя, чтобы планета, населённая полностью их расой, была передана им.

- И?

- И ничего, - усмехнулся он. - Никто им не отдаст планету с отличными данными. Там одни курорты принесут триллионы кре дитов. Ещё лет пятнадцать-двадцать и там появятся те, с кем уже можно будет начать вести переговоры о вступлении в состав республики Анарат. Конечно, воли им никто не даст – дикари, но видимость равного партнёрства будет. Тем более, разведка недр только началась, неизвестно, что могут найти там геологоразведочные дроны. Есть шанс, что может попасться турид. Плюс, на всех диких планетах имеются базы Предтеч. И пока мы не отыщем там их, ни о какой передаче планеты альянсу и речи быть не может, - под воздействием ментальных чар, важный инспектор по надзору за «дикими» мирами разливался соловьём, делясь секретной информацией. И эти слова только сильнее меня убеждали, что перед тем, как сообщать землянам с Земли-41 о себе галактическому сообществу, им нужно объединиться и создать собственную космическую базу. Не в плане летающей шарашки на орбите, а крепкую основу: космический флот, базы на планетах Солнечной системы, космические технологии, добычу полезных ископаемых в астероидном поясе и так далее. Иначе из моих земляков сделают «мокрые спины», как называют дешевую рабсилу на Западе в моём мире.

- Понятно. Даже уже и не знаю: стоит ли лезть туда. Может, есть другая планета, к которой нет такого пристального интереса? – с сомнением произнёс я.

- Настолько подходящей – нет, - отрицательно мотнул он головой. – Игорь, не беспокойся, не ты первый ищешь себе в кабалу работников. Там в кабинете любого правительства сидят наши агенты. По городам и деревням под видом торговцев катаются спецы со сканерами в поисках обладателей высокого интеллекта и пси-силы. Куда там пиратам, которые хватают всех подряд. У нас всё идеально отлажено, работает без осечек.

- А если я нарвусь на такого агента?

- Нарвёшься, - кивнул он и широко улыбнулся. – Я тебя как раз к такому и отправлю. С его помощью тебе будет проще и быстрее подобрать нужное количество подходящих работников. Кстати, тебе сколько их требуется?

- Две тысячи, может, две с половиной.

- Фьюить! – присвистнул собеседник. – Зачем тебе столько? Ты их, случайно, не продавать собрался в рабство?

- Вот ещё! – возмутился я. – Во-первых, мне такой бизнес сильно неприятен. Во-вторых, для меня он невыгоден в плане риска, затрат и выгоды. Выхлоп совсем небольшой на выходе, я как лекарь получаю больше, - тут я намекнул на неких богатых пациентов, которые платят мне больше, чем я получил бы при продаже двух тысяч рабов-«дикарей». А богатые – влиятельные. Пусть себе ломает голову, кто это может быть. Я ему ещё при помощи чар закину мысль, что своё звание Героя Республики я получил с чужой помощью за свои особые услуги. – А нужны они мне для экипажей кораблей. Только на крейсерах вакансий полторы сотни. Плюс, я буду приобретать корабль-станцию по переработке руды, к ней несколько «шахтёров» и крейсер десятого ранга или даже линкор первого-второго для защиты. Я теперь не ограничен в вооружении и могу поставить оружие класса «А». Вот для всего этого и нужны мне две тысячи будущих работников и бойцов. Как раз пока они переварят учебные базы по всем своим специальностям, то я куплю и доведу до ума новые корабли.

- Понятно. Долго же они будут переваривать, как ты сказал, свои базы. Ведь что-то мне подсказывает, что ты не захочешь ставить им бесплатный или супердешёвый ширпотреб?

- Не стану. Все затраты окупятся, иначе не взялся бы за такое. И есть способы, как ускорить на порядок установку нейросети с имплантатами и обучение базам.

- Хех, - хмыкнул тот, - «разгон» обойдётся очень дорого для такого количества.

- Всё окупится, - пренебрежительно махнул я рукой. – Иначе я бы нанял вдвое меньшее количество уже готовых работников.

- Кстати, а почему ты не хочешь так и поступить? – заинтересовался Никош.

- Намного проще встроить в мою фирму абсолютных новичков и приучить их к моим странностям, чем заниматься этой неблагодарной работой с уже состоявшимися и заматеревшими рабочими по найму.

- Рабы.

- Не то. У меня девять из десяти текущих подчинённых из них, - вздохнул я. – С небольшим количеством худо-бедно справляюсь, но если их будет тысяча, то мне придётся несладко. Невозможно найти такое количество подходящих под мои требования работников из «черного» списка.

- Что ж, поступай, как хочешь. Со многим из сказанного я не соглашусь, но, возможно, просто не всё знаю, - подвёл мужчина итог беседы. – Извини, долго общаться нет времени. Может, как-нибудь позже встретимся и убьём день или два только на отдых и развлечения. Сейчас я тебе передам данные по агенту на дикой планете, с ним на месте решишь часть вопросов. Но спускаться на планету советую незаметно или самостоятельно договариваться с карантинной службой, у которой там кругом зонды, спутники и пара фрегатов с пограничниками и военной полицией. И меня не стоит упоминать, понимаешь?

- Понимаю, - кивнул я и тепло улыбнулся. – Никош, я справлюсь с этим самостоятельно. Про тебя никто не узнает. Даже могу и с агентом не встречаться, чтобы лишний след не оставлять в твою сторону. Мне вполне хватает знаний о планете.

- Даже так? - удивился он. - С агентом как тебе будет угодно, в его интересах молчать о подобных моментах, так как помогает он не только мне.

- Вот и договорились.


Глава 10


Попасть на планету, минуя все кордоны, для мага моего уровня оказалось плёвым делом. Мне бы ещё научиться портальной магии, то вообще перестану нуждаться в таких костылях, как корабли и прочие средства передвижения. Увы, но порталы категорически не давались мне в руки. Есть надежда на техномагические заклинания. Как раз о них-то я и думал, когда мечтал покрыть рунами линкор и сделать его пригодным для телепортации. Но пока у меня нет подходящих ингредиентов и опыта. Ничего, чуть позже возьмусь и за этот орешек. Не мог Царь царей обрезать мне под ноль способности к порталам, никак не мог. Просто, не всё сразу.

Связаться с агентом оказалось совсем просто. А вот ждать, пока он доберётся до места, где Суок опустила наш челнок, пришлось пятнадцать часов. Прилетел он, кстати, на небольшом гравискутере, защищённым силовым полем. Вряд ли в открытую рассекает на нём, скорее всего, аппарат где-то укрыт в тайнике не в самом удобном месте. Потому и пришлось так долго ждать.

Выглядел он как худой высокий эльф среднего возраста в бело-серой шинели и шапке с шарфом. В реальности оказался человеком такой же комплекции и старше лет на пятнадцать. Облик ему придавала маска с наноботами.

- Ирзи Тол, - представился он. – Это местное имя, к нему я уже привык.

- Игорь Глебов, - я протянул ему руку для пожатия. – Я от Никоша, он сказал, что ты можешь помочь мне с наймом среди местных.

- Да я уже понял по опознавательному коду, что от господина Штанна, - ответил он и тут же поинтересовался. – А сколько тебе надо?

- Две тысячи.

- Ого! Куда столько? Или ты не только себе берёшь?

- Да, - кивнул я в ответ, - не для единоличного пользования. Треть себе в компанию на корабли, остальные в другие места. Не рабы, Ирзи, а полноценные сотрудники, которых нанимаю лет на пятнадцать службы с установкой всех необходимых устройств.

- А показатели интеллекта сильно важны?

- Средние и выше. Других брать не стану.

- Задачка, - пробормотал он. – Две тысячи эльфов прогнать через сканер – это не кружку пива выпить. Ладно, придумаю что-нибудь. Молодёжь возьмёшь?

- Насколько молодые? – насторожился я. С подростками - да даже только-только отметившими совершеннолетие – связываться не хотелось.

- Где-то от двадцати до двадцати пяти лет. Тут орки наступление устроили, стянули армию в полмиллиона солдат да ещё с примитивными бронемашинами и крепко давят ушастых. Два города заблокировали в долине и в горах рядом с ней. Из-за зимы помощь через тропы эльфы прислать не могут и через долину им не пройти. В самих же городах очень мало припасов, чтобы продержаться шесть месяцев, пока снег с горных троп не сойдёт. Старшие свою молодёжь с радостью отдадут жителям со звёзд, лишь бы сохранить им жизнь и устроить будущее, - пояснил он. – Заодно какая-то часть припасов будет сэкономлена.

- Они думают, что в республике и империи хорошо живётся?

- Ага, - осклабился тот, - думают. Я и прочие агенты распускаем слухи об этом. Подобное входит в наши обязанности.

Чужое признание меня не удивило. Этот ход и в моём мире используется всяческими янки и бриттами, чтобы вытянуть из других стран «мозги». Правильная пропаганда позволяет обойтись крохотным вливанием финансов в деле усиления своей страны за счёт иностранцев. Те сами будут стремиться к переезду, и рвать жилы лишь бы оказаться там, где «молочные реки и кисельные берега». И всё это лишь благодаря сказанным правильным словам в нужное время и в нужном месте. Ну, и конечно, условия жизни тоже в некоторой сильной степени играют роль. Но пропаганда всё равно сильнее действует.

- Понятно. Так даже лучше, - произнёс я. – Как процесс будет проходить?

- Я тебя сведу с парой местных. Ты обрисуешь им свой интерес, и уже дальше этим будут заниматься они. Бесплатно они не работают. Как и я, - намекнул собеседник.

- Даже не думал, что такой альтруизм вообще существует в мире, - усмехнулся я. – Оплата только по факту. Вот сведёшь меня с местными, тогда и получишь премию.

- Так чего сидим? Полетели, - поторопил агент.

Челнок пришлось оставить в двух километрах от города, расположенного в горах. Остальное расстояние проделали на гравиплатформе, которую я опустил точно в центре небольшой площади, отчего у Ирзи Тола глаза полезли из орбит. А когда он увидел, что редкие прохожие внимания не обращают на аппарат звёздных людей, то чуть совсем не лишился зрения, когда его глазные яблоки, казалось, вот-вот выпадут от удивления.

- Особая маскировка. Генерируются волны, которые подсознательно заставляют посторонних не смотреть на их источник и тут же забывать, что его видели, - пояснил я ему. – Неужели не сталкивался?

- Не сталкивался. Только со стандартными системами маскировки, - отрицательно мотнул он головой. – Но здесь они не помогут: кто-то натолкнётся на невидимый объект и тут же вызовет охранку. Да и вблизи хорошо видно маскировочное поле. А уж когда идёт снег или дождь, то и вовсе оно бесполезно на близких расстояниях даже вне города.

- Вот потому я и не использую его, - ответил я и поинтересовался. – Ну, куда нам дальше?

- Я покажу. Только ваш вид для улиц города не подходит.

- За нас не волнуйся. Веди, - сказал я и применил ментальные чары, чтобы убрать у того ненужные сомнения и опасения.

- Идите за мной.

Городок был немного похож на старую Прагу. Не точная копия, но почему-то именно это сравнение возникло у меня в голове. И пусть я сам лично не успел побывать там, но видел фотографии и видеозаписи не только в интернете, но и у знакомых, побывавших в тех краях.

Было очень много шпилей и балкончиков, колонн, арок на домах. Архитекторы и строители украсили здания лепниной и фигурами животных, растений и эльфов. Полностью похожих домов не было. Два близстоящих всегда чем-то отличались, например, формой, размером окон и дверей, цветом штукатурки и камня. Все улицы были замощены тёсаным булыжником и отличались жуткой теснотой. Они казались лишь чуть-чуть шире привычных мне тротуаров. С другой стороны, за те пятнадцать минут, что мы шли по городу, я ни разу не увидел машину или повозку с лошадью. Всё время попадались только пешеходы. Или тут всё переносится и перевозится руками, или тех же лошадей с ослами горожане уже съели в связи с блокадой. Так что, при экономии места из-за горной местности, узость улиц оправдана. И потому дома тянулись вверх на многие метры, соперничая в этом с земными многоэтажками.

Тол вновь удивил меня, когда привёл к телефонной кабинке, похожей почти один в один на старые английские, где было очень много дерева и металла и мало стекла, но при этом выглядели очень красиво.

- Господин Лирс, это Тол вас беспокоит, - произнёс в трубку наш проводник, когда дождался ответа. – Есть очень срочное и выгодное дело… Да, очень ! Нет, это не ждёт, тем более, что я не один… Нужно прямо сейчас встретиться, желательно ещё и господина Фапа пригласить... Можно, но с ним будет проще и быстрее сделать требуемое… Я понял, скоро буду с гостями… Оттуда , - он повесил телефонную трубку и повернулся ко мне с девушками. – Через пять минут я вас представлю тем, кто поможет решить почти все вопросы в этом городе.

«Теми» оказались два эльфа очень преклонных лет. Один был тучным низкорослым с маленькими глазками, которые так и хотелось назвать поросячьими. Вот только в них было для этого слишком много ума и ещё больше хитрости. Выглядел он на все шестьдесят лет. Второй оказался его полной противоположностью, не беря во внимание сходный возраст. Выше толстяка на голову и в полтора раза тощее. Оба носили оливковые френчи со стоячим воротничком и двумя рядами медных пуговиц, сияющих зеркальным блеском. У каждого с левой стороны на груди имелась бляха в виде ромба в половину ладони с непонятными для меня знаками-загогулинами. Толстяка звали Саном Фапом, долговязого Тильдом Лирсом.

Меня и девушек они буквально пожирали взглядами. Даже Ску Би, которая имела слишком непривычный облик для местных. Ирзи покинул нас сразу же, как только представил между собой и получил свою плату. От меня он получил двести кре дитов и десять золотых монет местной чеканки.

- Две тысячи молодых людей в нашем городе не подберём, - сообщил мне Лирс. – Три, может, три с половиной сотни. Сейчас нас здесь всего четырнадцать тысяч гражданских и восемь военных.

- В Лобонсконе можно ещё тысячу нанять. Там сейчас свыше ста тысяч гражданских и вояк собралось. И припасов у них меньше на душу, чем у нас, - добавил толстяк.

- Лобонскон – это город внизу, который окружили орки? – уточнил я, подразумевая эльфийское поселение в долине.

- Да.

- У вас есть там знакомые, которые могут помочь мне набрать персонал для работы в моей компании там ? – я мотнул головой вверх, подразумевая территории за пределами их родной планеты. – Если таковые имеются, то я могу вас доставить туда и потом вернуть обратно. Плюс, плата.

Эльфы переглянулись, после чего Лирс ответил мне:

- Почему бы и нет? Это возможно.

- По поводу платы, - я посмотрел на «Тарапуньку и Штепселя» и те мигом напряглись. – Могу предложить драгоценные металлы или процедуру омоложения.

- А поподробнее? – тут же заинтересовался толстяк, у которого аура выдавала целый набор хронических заболеваний.

- За сутки вы станете двадцатилетними и избавитесь от всех болезней. Абсолютно от всех, даже если страдали ими в двадцать лет.

Те опять переглянулись между собой.

- А сколько стоит такое лечение? – задал вопрос Лирс.

- Бесплатно для вас. В качестве платы за помощь в найме рабочих.

- А всё-таки? – не угомонился он.

- Вы хотите, чтобы я омолодил кого-то ещё? – догадался я о подоплёке вопроса.

- Я щедро заплачу.

- Мы хорошо заплатим, - следом произнёс Фап.

По факту, рассчитаться золотом мне выгоднее и проще. Но вернув им молодость со здоровьем, я получу в обмен двух обязанных мне людей, то есть, эльфов. Возможность забыть про язву и опущенные почки стоит куда дороже какого-то презренного металла. Мне даже не нужно пользоваться внушением, чтобы после не очень сложного ритуала оздоровления, эти двое стали самыми верными моими помощниками на планете. Помогать они мне станут не за страх, а за совесть. В качестве примера могу предложить Никоша. Он мог отправить меня на планету, где только-только придумали кремневый замок к мушкету. Но вместо этого подобрал мир наиболее технически развитый из всех доступных, где население в курсе, что «на звёздах» живут другие разумные. Всё что должно упростить и облегчить период привыкания к новой жизни у моих будущих работников.

Кроме того, у меня есть мысли о том, чтобы залететь сюда перед возвращением на Землю-41 и набрать ещё несколько тысяч эльфов для личной армии. Магия магией, но вид нескольких полков бойцов, вооружённых до зубов, на многих действует куда как доходчивее. В этом случае мне пригодится помощь тех, кто испытывает сильнейшую приязнь и благодарность, те чувства, которые почти никогда не купить за золото.

«Главное, чтобы к тому моменту их тут орки не шлёпнули», - мелькнула в голове мысль, а вслух сказал. – Не нужна плата. Двух… нет, пожалуй, трёх кроме вас я могу омолодить. На большее число пациентов у меня не хватит ресурсов, господа. Я-то сюда летел совсем за другим, потому медикаментами не запасся.

* * *

- А возьмите нас всех, господин Глебов? – вдруг предложил Советник Аан Ланкес.

- То есть?

- Всех нас, всю республику, - спокойным тоном уточнил старый эльф. Хм, голос голосом, а вот в душе у старика просто буря чувств – всё рвёт в клочья, все идеалы, надежды, старые планы и так далее.

- Тридцать миллионов?! – почти воскликнул я, не сумев сдержать удивление.

- Да.

Я открыл рот, собравшись сообщить, что это просто невозможно и… закрыл, задумавшись над тем, что лично мне может дать этот фактор. Тридцать миллионов всем обязанным разумных да с моими амулетами, космическими технологиями последнего поколения – рано или поздно моя фирма будет использовать только их – с жизненным сроком выше, чем у остальных рас… хм, а ведь в этом что-то есть полезное. Ну, а чтобы моя доброта и вклад быстро не забылся, я с них возьму магическую клятву верности.

- Советник Ланкес, вот так прямо сейчас я ответ дать не могу. Но и отказывать сейчас тоже не стану. Для начала мне необходимо всё обдумать и решить, куда переселить такое количество эльфов, - ответил я ему. – Хороших мест в космосе, несмотря на его безграничность, очень ничтожное количество и они все уже заняты.

- Что вы, что вы, - слабо улыбнулся собеседник, аура которого показывала, что он уже сильно жалеет о том, что поддался минутной слабости, - я готов ждать сколь угодно долго и приму любой ответ, каким бы он ни был.

- Заранее-то уж не хороните себя. Не имейся у меня возможности вас переселить, то я прямо и сказал бы об этом, - дал я ему надежду. – Это сложно, но возможно. Единственное, что не могу дать – да и никто этого не сможет – это территорию на одной из планет, которая входит в космическое сообщество. Вам придётся ещё некоторое время жить без высоких технологий, которыми владею я на данный момент.

- Мы согласны на любой мир, господин Глебов. Даже среди динозавров. Всё необходимое мы построим сами, - вздохнул эльф. – Лишь бы наш народ сумел выжить, лишь бы дети не видели войны.

- Насчёт войны – это вряд ли, - скривился я и махнул рукой в потолок. – Там воюют ещё больше, чем в вашем мире. Но придумать что-то можно. Как минимум, женщины и дети, старики и всяческие гражданские будут в безопасности. А солдаты… ну, такая у них доля.

- Нас такое устроит.

Этот разговор происходил в Лобосконе, куда я прилетел с «Тарапунькой и Штепселем». Там же в городе оказался один из членов правительства эльфийской республики, Советник Аан Ланкес. В отличие от пары моих сопровождающих, он оказался довольно-таки подозрительным типом. Мне пришлось, как следует постараться в красноречии, чтобы заверить его в своих чистых помыслах. Помогло ещё то, что здесь никто не знал о махровом рабстве в «звёздном» обществе.

В город он приехал перед самой осадой, чтобы поддержать дух сограждан и привёз немалый груз в виде оружия, лекарств и продуктов. Из-за стремительного натиска огромной армии орков, уйти из города он не успел. Советник обладал неограниченной властью и – самое главное – доверием народа. Поэтому, от его слова зависело всё. Потому он мог разговаривать со мной от лица всей республики. Даже сбор тех сотен эльфов в соседнем городке в горах, где я познакомился с Лирсом и Фапом мог прекратиться, стоит ему связаться по радиотелеграфу с ним. Можно было бы воспользоваться ментальными чарами, но они быстро слетят с такой сильной личности. После этого мой авторитет упадёт ниже плинтуса среди эльфов. Даже устрани я его после этого, то всё равно я останусь персоной нон-грата среди местных. И тогда не получится набрать себе армию перед отправкой на Землю-41. Разве что, наведаться в островное королевство. Но там население в целом довольно жизнью. Желающие отправиться к звёздам, конечно, найдутся, но толкать их вверх будут совсем иные стимулы. Да и есть разница, кого брать: ленивых, довольных и разжиревших или отчаявшихся, стоящих перед смертью и за спасение себя и родных готовых отдать почти всё.

Ну, или устранить его сразу после того как он, подавленный магией, поможет набрать эльфов. То есть, до того, как чары спадут и он поймёт, что им воспользовались, как одной резиновой вещью.

С Советником я встретился сутки спустя.

- Здравствуйте, Советник Ланкес.

- Здравствуйте, господин Глебов, – степенно ответил он. – Вы уже подумали?

- Да. Единственная возможность переселиться на другую планету – это такая же «дикая», как и ваша. Живут там люди, так же воюют между собой, пока что в космическое сообщество не входят…

За минувшие сутки я придумал, куда могу переправить эльфов. На Землю-41. Расселить их вдоль Амура в Сибири. Климат там хоть и суровый, но на порядок лучше, чем в этих горах, где эльфы уже третий десяток лет живут. В СССР нет сильной расовой непримиримости, так что с этой стороны ушастые будут более-менее защищены. Плюс, лично я им буду симпатизировать, так сказать. Плюс, этот анклав будет изолированно жить, поддерживая редкие связи с остальным миром. Тут я тоже позабочусь. Тридцать миллионов на планете – это капля в море при учёте того факта, что за полвека население Земли утроится. Ещё один плюс заключался в том, что я получу целое государство обязанных мне разумных, лояльных до последней капли крови. Конечно, это будут понимать и в правительстве СССР, когда я подниму данный вопрос. Поэтому, стоит ждать палок в колёса. Но, думаю, справлюсь. В крайнем случае, отправлю их в Африку в безлюдные земли, которые с моими возможностями терраформировать и превратить в оазис будет несложно. И плевать мне на крики что международной общественности, что голожопых дикарей. Не очень толерантно, но в середине двадцатого века такого понятия нет. Куда тяжелее придётся объясняться с комиссией из галактического сообщества, когда Земля подаст заявку на новый статус. Впрочем, до этого момента ещё минимум десятилетие. За это время я смогу обработать тысячи тех, кто решает важные вопросы в галактике. Может, получиться войти в сообщество даже раньше, чем Земля создаст единое правительство.

Всё это я рассказал Советнику, предупредив о подводных камнях и роли его народа в моих делах и делах страны – планеты – которая станет их новым домом. И уточнил, что не в моих силах вот так сразу начать эвакуацию десятков миллионов, разбросанных по всему горному хребту. Так что, пусть набираются терпения и стекаются в несколько точек.

- В целом, всё устраивает, - после недолгого раздумья ответил он. – Ещё нужно довести до Совета, но вряд ли они откажутся от шанса сохранить народ.

Что верно, то верно. Здесь, на этой планете, орки их уничтожат под корень. И хорошо, что эльфы это сами понимают. Даже удивительно, как за то время, что обе расы сосуществуют вместе, подобного исхода ещё не случилось. Обычно история и эволюция показывают, что выживет лишь один вид разумных. Так было на Земле, когда жили сапиенсы, австралопитеки, неандертальцы и прочие. Хотя, совсем голословным быть не хочу, так как даже моя идеальная память почти ничего не содержит об этих моментах в связи с отсутствием необходимого багажа в моей голове. Ну, не интересовался я ими, хотя и археолог. Другую ветку истории изучал, значительно моложе. А по высшим приматам и предкам современного человека не то что не читал, а даже не открывал книг, будучи молодым ленивым лоботрясом. Да и мало ли какие исключения может подкинуть мир? Где-то люди с гномами вполне себе уживаются веками и находят взаимополезные точки соприкосновения. Возможно, на этой планете проблема заключается в агрессивности орков, а не в противостоянии между разными видами разумных.

На планете мне пришлось задержаться на пару недель. Сначала ждал ответа от Совета республики. Для этого мне пришлось вывести Ланкеса из осаждённого Лобоскона в столицу, расположенную в закрытой горами крошечной долине, где даже имелись горячие источники. Потом были переговоры с правительством, где тоже не обошлось без эксцессов. Оказывается, не все хотели оставить планету. Были несколько индивидуумов в Совете, которые считали, что справятся с орками или сумеют с ними договориться. Пара Советников ни с того, ни с сего вдруг решила, что я могу им помочь в этом деле, то есть, уничтожить врагов эльфов или дать самим ушастым «вундервафлю». На их счастье – всех эльфов – среди правительства превалировало число здравомыслящих, которые переубедили прочих, ткнув их падением рождаемости за время жизни в горах, жестокостью орков, их лозунгами и тем, что шанс найти новый дом даётся раз в жизни.

Провозившись с эльфами два дня, я уже почти решил махнуть рукой на местный бедлам и улететь, оставив их разбираться со своими консерваторами старпёрами. Тем более, что две тысячи добровольцев для жизни и работы «на звёздах» я уже не только успел набрать, но и перевезти на корабли. Остаться меня уговорил Аан Ланкес. А дальше уже и Совет сумел найти для себя – за исключением нескольких упёртых - здравое зерно в предложении старого Советника.

Следующий фактор, из-за которого мне пришлось задержаться, заключался в помощи эльфам. За мои же деньги, которые я честь по чести выплатил эльфам, когда нанимал их соплеменников на службу, они купили у меня оружие и продукты. Сто тонн галет и по десять тонн консервных банок с рыбной и мясной начинкой. Пятнадцать тысяч винтовок, двести пулемётов и миллион патронов к ним. А ещё сто танков. Вот за бронемашины эльфы платили уже из своего кармана.

Местные танки представляли из себя ту ещё конструкцию. Кирпич из бронированных плит, скреплённых крупными заклёпками. Восемь метров в длину, три в ширину и столько же в высоту. Самое главное отличие от машин, к которым привык я – у местных не было гусениц. Каждый стальной сарай передвигался при помощи четырёх пар массивных железных колёс с косыми пластинками-грунтозацепами. Причём, ведущими были две центральные пары, передняя же и задняя пара колёс, служили для поворотов. Нос у танка был зачем-то заострён, как кол, который нужно вбить в землю. Таранить они, что ли, что-то собрались? В верхней косой пластине имелась бойница с установленным пулемётом, ещё по одному располагалось по бортам и в корме. Двигатель стоял почти в центре боевой машины со смещением к корме, из-за чего танк фактически был разделён на две части. Для перемещения имелась горизонтальная шахта, по которой передвигаться получалось только ползком. В передней части находилась небольшая трапециевидная неповоротная башенка, из которой торчало очень короткое орудие внушительного калибра. Половина экипажа фактически была водителями: один управлял силовой установкой; два крутили «баранки», управляющие передними и задними колёсами, они же иногда постреливали из кормового и курсового пулемёта; четвёртый, он же командир танка, принимал решение, куда двигаться и какие манёвры совершать. Ещё два члена экипажа были приставлены к орудию, оставшаяся пара подавала снаряды и вела стрельбу из бортовых пулемётов. Вроде бы ерунда полная выходит, учитывая, сколько каждому танкисту нужно работы переделать. Но и на Земле танкистам до ВОВ приходилось выполнять кучу функций. Скорость у танка – хотя ему больше подойдёт название броневика – составляла семь-восемь километров в час. Броня защищала от снарядов малых и средних калибров типа шрапнель и осколочная граната. Бронебойных придумать здесь ещё не успели, а фугасные только-только стали появляться в войсках.

К слову, у орков были точно такие же танки. Это они скопировали их у эльфов, которые в плане науки и используемых технологий стояли впереди планеты всей.

Чтобы создать эту сотню стальных «кирпичей», сначала ремонтные дроиды разобрали пару танков на гору деталей. Отсканированные, они были загружены в память производственных дроидов, которые создали их точные копии, но с невообразимой для местного производства точностью изготовления и подгонки друг к другу. После эталонная копия танка попала в магокамеру копирования. Точно так же были созданы винтовки с пулемётами и боеприпасы к ним. Как и галеты с консервами, только их эталонную копию делал пищевой синтезатор по требуемым данным: количество витаминов, минералов, питательных веществ.

Вот из-за всего этого я и задержался здесь настолько времени. Попутно я создал ещё несколько временных амулетов и успел пропустить через медкапсулы многих новых сотрудников. Всего за несколько дней двести эльфов обзавелись нейросетями пятого и шестого поколения и двумя-тремя имплантатами, плюс, получили специальности благодаря нескольким учебным базам, разученных под «разгоном» и под куполом временного амулета. Полторы сотни из них стали техниками и ремонтниками. Остальные из этих двух сотен получили воинские специальности. Как только они покинули свои медкапсулы, будучи уже готовыми специалистами, их места заняли ещё двести новобранцев. Думаю, за две-три недели нейросети и учебные базы получат все «дикие» эльфы. Останется лишь им оформить документы через Никоша.

К слову сказать, переправить с планеты почти две тысячи эльфов с моими возможностями оказалось проще пареной репы. Жалкий карантинный и наблюдательный кордон рядом с планетой был не в силах её всю контролировать. Плюс, службу там вели так-сяк. Плюс, на моих челноках стояла магическая маскировка, сквозь которую не могли проникнуть «глаза» боевых установок и минных платформ, когда я шастал по территории старого поля боя. А уж те были выведены на максимальную, так сказать, параноистость.

Имея магические копировальные камеры, я получил неограниченный доступ к нейросетям и имплантам. То, что копия высокотехнологической вещи получалась «голой», даже без БИОСа ничуть не расстраивало меня. Копии после магокамеры попадали в хозяйство Суок и проходили «прошивку» у её ИИ-взломщиков. Конечный результат ничем не уступал эталону, приобретённому у официального производителя.

«Блин, китайцы отдали бы правую руку за такие способности в «пиратстве», - хохотнул я про себя.

Точно так же происходило с имплантатами и учебными базами. Последние записывались производителем на одноразовые носители, которые взламывались Суок, после чего данные с них переписывались на её искины и позже тиражировались на чистые носители для последующей установки пользователям. Огорчало лишь то, что трофеи с тёмноэльфийского корабля – базы, нейросети и имплантаты - таким способом размножить не получалось. Сама основа копировалась идеально, а вот с ПО ничего не выходило. Даже ИИ-взломщики десятого поколения не могли раскусить этот гранитный орешек. И установить современные программы на чистые устройства Предтеч так же не выходило.

«Попробовать связаться с Лайсамиэль, что ли? – подумал я. – Может, её раса давно уже научилась справляться с этой задачей?».


Глава 11


Сегодня был знаменательный день – очнулась Роксана. Рост тела закончился ещё раньше, когда я решал дела с эльфами на «дикой» планете. Но тогда у меня просто не было времени на девушку. То, что душа прочно укоренилась в нём, я знал уже давно. Тому, кто может «читать» ауру подобное увидеть несложно. И вот сегодня я решил пробудить орчанку. Свою первую помощницу.

Рядом с капсулой собралось народу порядком. Я, все мои ближайшие соратники и призраки. Последним было особенно интересно, так как им предстояла аналогичная процедура возрождения.

Когда Роксана открыла глаза, то несколько секунд смотрела на меня и окружающих ничего не значащим взглядом, будто кукла какая-то. Не успел я испугаться, что что-то пошло не так, как во взгляде орчанки резко вспыхнуло узнавание.

- Господин? Вы целы? – девушка дёрнулась и чуть не вывалилась из капсулы.

- Тихо, тихо, - я вовремя подхватил тяжёлое тело, отметив упругость мышц и гладкость кожи. У предыдущей, хм, оболочки Роксаны в этом плане было слегка хуже. – Я жив, Филла тоже жива, и с тобой сейчас всё в порядке. Как себя чувствуешь? Что помнишь?

- На нас напали неизвестные на катере, мы приняли бой в горах. Потом меня ранили… вроде бы, - она машинально опустила взгляд вниз и стала себя осматривать.

- Держи, - Филлаина первой сообразила, что орчанка стоит голой среди толпы, и передала той накидку. – А то тут некоторые уже слюной весь пол закапали.

- У меня нет слюны, - возмутился призрак техника, на которого недобро посмотрела гоблинка.

- А кто это? – тихо просила у меня Роксана, кутаясь в полупрозрачную ткань, в которой стала выглядеть ещё более эротично, чем будучи голой.

- Моя команда. Я тебя позже с ними познакомлю. Так что с самочувствием? – повторил я свой вопрос.

Девушка задумалась на несколько секунд, взгляд её стал отстранённый, несколько раз она сжимала и разжимала кулаки, передёрнула плечами.

- У меня нейросеть не работает. И кажется, что я всё себе отлежала, - сообщила она чуть позже. – А я, правда, была ранена? Тяжело, да?

Будучи неглупой девушкой, Роксана сообразила, что если я успел набрать команду, то прошёл явно не один день с момента нашего боя с наёмниками дроу, устроивших на меня охоту. И раз она провалялась столько времени в медкапсуле да ещё точно и не помнит, как в неё попали, то рана тяжёлая.

- Была. Я тебе всё подробно расскажу, - кивнул я. – У себя. Наедине.

Примерно через час.

- То есть, я умерла? – прошептала Роксана. – Совсем?

- Не совсем, раз сейчас живая и здоровая сидишь рядом со мной, - я прижал девушку к себе и крепко обнял. – Ты же помнишь, что я очень сильный псион с особыми способностями?

- Да, - совсем тихо сказала она, прильнув ко мне, как котёнок в поисках тепла и защиты.

- И мне оказалось по силам создать тебе новое тело, практически точно такое же, как старое. Просто чуть-чуть сильнее и здоровее.

- Я же теперь хуже всех, даже хуже Филлаины, - всхлипнула орчанка. – Без нейросети, без учебных баз, с нулевым статусом.

- Роксана, а если я скажу, что ты теперь псион? А псион и без нейросети на голову выше любого, кто носит в своём черепе эту ерунду.

Та вздрогнула в моих руках и чуть отстранилась, ровно настолько, чтобы посмотреть мне в глаза.

- Ч-что? Кто? – дрогнул её голос. – Я…

- Псион. Только тебе придётся учиться пользоваться новой силой, чтобы не навредить себе и окружающим.

Новая новость - всё равно, что тот второй клин из поговорки - привела орчанку в чувство. И не просто привела, а включила у неё в одном месте моторчик, который заставил забыть девушку про покой. А она – меня. Под умоляющим взглядом и горячим торопливым «научипожалуйстанаучистанаучипожалуйстанаучипожалуйста» мне пришлось идти с ней в закрытую для большей части экипажа часть корабля, где я и взялся за пробуждение в ней Дара.

* * *

- Спрашивай.

Я вновь решил воспользоваться услугой Слепца. За время, прошедшее с первой встречи прошло достаточно много событий, чтобы я придумал, как потратить «сдачу» со своей оплаты за его услугу. Честно скажу, что некоторое время испытывал неловкость и чуть-чуть страдал муками совести из-за того, что рассказал про Царя царей. Если джинн решил не раскрываться всему миру, то явно не просто так. Увы мне, но, словно чёрт меня под руку дёрнул, когда я искал то, что будет интересно Слепцу.

- Укажи мне, где в этой части галактики находятся Источники, про которые ещё никто не знает, - сообщил я своё желание.

- Хорошо. Жди.

Прошла минута после этих слов.

Слепец поднял руку раскрытой ладонью вверх и на ней закрутился крохотных смерч из чёрного дыма. Спустя десять секунд он опал, оставив после себя крохотный шарик, похожий один-в-один на современные носители информации.

- Здесь всё, что тебе нужно. Плата внесена полностью, долгов нет, - сообщил своим неприятным голосом Слепец и исчез. Проход в иной мир схлопнулся миг спустя.

- Нет, так нет, - хмыкнул я, сделал несколько шагов вперёд и протянул руку к шарику, оставшемуся висеть в воздухе после исчезновения существа с повязкой на глазах. Неведомая сила, поддерживающая его, пропала тут же, как только я коснулся носителя. – Так, и что тут у нас?

Слепец сделал мне крайне щедрый подарок. «Шарик» хранил в себе координаты восемнадцати точек в этой части галактики, где располагались магические Источники разной силы.

Зачем они мне были нужны? Во-первых, я хотел поставить на поток производство адамантия. Во-вторых, после возрождения Роксаны, получившей способности к телекинезу, я вновь вспомнил про слова гоблинки, что ей хочется стать псионом. В первый раз они, слова, сподвигли меня на эксперимент с инь-янем, который сработал на сто процентов. И вот во второй я хочу искусственно создать такой камень, чтобы потом использовать его для создания нового псиона. Но в первую очередь – адамантий! Я в этот металл буквально влюбился.

А что же до Роксаны, то после выхода из капсулы она на второй день уже научилась пользоваться своим Даром. Разумеется, инь-янь наградил девушку телекинезом, ничем другим просто был не в силах или я не знаю, как это сделать. Всего одна способность, зато какая сила! Орчанка через несколько часов владела сверхспособностью так, что ей не составляло труда поднять тридцатитонный танк и забросить тот на сотню метров от себя. Или за пяток секунд скатать в идеально ровный шар тяжёлый дроид прорыва класса «разрушитель». А сегодня орчанка легла вновь в медкапсулу, чтобы установить нейросеть, имплантаты и учебные базы. Для неё я выделил вещи Предтеч – нейросеть и имплантаты. Предложил ей стать медиком или управленцем и Роксана выбрала первое. Один из имплантатов был на усиление пси-силы, так что, девушка после выхода из капсулы станет ещё сильнее, как псион. Впрочем, будучи медиком, она мне более полезна, чем недомаг. За пару месяцев при помощи временных амулетов я рассчитываю поднять её до восьмого или даже девятого ранга медика. Только нужно сделать волшебную вещь с нужными параметрами.

- Пина! – позвал я свою секретаршу, как только вернулся в каюту.

Через пять минут она уже была рядом.

- Да, Игорь?

- Тебе задание, - сказал я. – Возьмёшь рейдер и отправишься куда-нибудь в центральный мир с хорошими рынками. Мне нужно, чтобы ты купила несколько био-станций по генерации чистой крови. Именно чистой, понимаешь? Не химическую смесь, не искусственную, схожую по составу с живой, а именно чистую.

- Я поняла, - кивнула девушка.

- Позже я с тобой свяжусь и скажу, куда лететь.

Спустя несколько часов яхта стала разгоняться для гиперпрыжка по первым координатам, полученным от Слепца. Впервые я разделил свой крошечный флот пополам. Но по-другому решить все задачи и не потерять драгоценное время я не мог.

Спустя несколько дней мой корабль вынырнул в системе двойной звезды, где крутились по орбитам четырнадцать планет. Меня интересовала восьмая, самая крупная, что своими размерами превосходила Юпитер. Рядом с ней вращался спутник, на котором находился магический источник.

Размерами с земную луну, этот безымянный спутник был покрыт толстой коркой космического льда и обладал слабой магнитосферой. Последнее было уникальным фактом, так как почти никогда спутники планет не имеют собственного магнитного поля. Иногда оно бывает встроено в магнитосферу планеты, вокруг которой вращается спутник.

На него я высадился с частью команды на нескольких челноках и «шахтёре».

- Да уж, это будет непросто, - пробормотал я, когда получил первые результаты сканирования.

Приборы «шахтёра» показали, что под толстой коркой льда находится слой воды около километра-двух толщиной, а потом опять был лёд, который скрывал вторую водяную подушку в три километра. И лишь после этого «пирога» начиналось скальное основание. Так же сканеры нашли в этом месте на твёрдом дне более плотные объекты с металлическими включениями. Причём на сравнительно небольшой площади. Всё это указывало на наличие искусственного объекта. Подозреваю, что под нашими ногами на глубине нескольких километров находится заброшенная база Предтеч.

- Точнее, невозможно, если ты хочешь построить там свою базу, - сказала Ску Би, и топнула ногой по льду.

- Только зря летели, - вздохнул я.

Шанс пробраться на дно и проникнуть в древний бункер был. Но требовал массу усилий и средств. Так как следовало сначала пробиться сквозь километры льда, не уступающего прочностью камню, пройти сквозь воду, находящуюся под высоким давлением и открыть проход в бункер так, чтобы его не разрушило-затопило. Тут и магия не сильно поможет.

Следующие координаты привели нас на границу с Фронтиром в пылевое радиоактивное облако, где скрывался крупный – в половину Луны – планетоид почти что в форме додекаэдра. Но от него так «тянуло» радиацией, что я предпочёл убраться подальше и не искать Источник.

Третьи координаты привели нас в зону владения Альянса, в пустынную область, где в безжизненной системе с красным карликом болтались семь планет, на одной из которых вовсю кипела поверхность от вулканов. Здесь так же, как и на предыдущих «точках» ловить было нечего.

А вот четвёртая планета, которую я посетил в поисках магического источника, меня порадовала. Она была похожа на Марс своей красной поверхностью, при взгляде далеко из космоса. Отличия заключались в десятках «звёздочек» - льду в кратерах, которые блестели отражёнными лучами звезды. Издалека это смотрелось очень красиво. Возле этой планеты мой флот вновь стал целым, так как за время скитания по космосу Пина успела решить все задачи, что я ей поставил.

В одном из кратеров был вход в бункер Предтеч, где находился Источник. В него я вошёл один, в приказном порядке оставив всех снаружи.

Я, Воины, призванный дух проводник и мои амулеты.

«Дежавю, блин, - подумал я, когда оказался в точно таком же коридоре, в котором однажды нашёл самый первый магический источник. Тогда пришлось схватиться с духом, поселившимся в нём. К сожалению, находку не удалось оставить в своё единоличное пользование. Да что там – меня вообще к бункеру не пустили позже. Зато сейчас местный был в полном моём владении. – А если кто чужой сунется, то я тут столько заклинаний развешу, что чужие кишки до звезды долетят».

Лифт унёс меня глубоко вниз. Я шёл по невидимой тропке, которую оставил мне астральный житель, которого я призвал себе в помощь. Рядом стояли четыре магических воина, каждый из которых стоил взвода элитного космического спецназа. За весь путь – а это час с четвертью – не случилось ни единого нападения или длительной заминки из-за непроходимой преграды. Точно так же, как и в первом бункере, помещения и коридоры, сквозь которые я проходил, были стерильно пустыми и чистыми. Такая чистота навевала мысль о том, что какие-то системы здесь работают. Иначе та же пыль имелась бы, пусть и в незначительном количестве.

И это несколько напрягало.

Успокаивал я себя тем, что в прошлый раз даже кино сумел посмотреть. То есть, системы точно в бункере были рабочими. А вот боевая составляющая древнего сооружения так себя и не проявила.

«Может, Предтечи, так и задумали? Ну, чтобы их потомки или другие расы не полегли костьми в бункере, когда его найдут?», - подумал я.

Вскоре я оказался перед входом в зал, где находился Источник. Пару минут я стоял и вслушивался и всматривался всеми органами чувств в окружающий мир.

- Ну, с Богом, - тихо сказал я и приказал одному Воину. – Вперёд!

Магическое создание в течение нескольких минут исследовало зал и фонтан, но ничего не нашло и не спровоцировало нападение. Что ж, значит, пора и мне идти.

Источник, как и первый, был представлен в виде фонтана. Но здесь всё было чистенько, всё сверкало так, словно час назад была закончена грандиозная генеральная уборка и реставрация. Сотни струек воды поднимались к высокому потолку под разными углами, и по-разному рассыпаясь на тысячи капель. Мне в первый миг показалось, что из фонтана растёт хрустальный куст, крона которого покачивается под неощутимым у входа ветром.

- Брысь, - шуганул я духа-проводника, который приник к Источнику. – Не для тебя это место.

Больше здесь ни единой живой или условно живой души не было, что не могло не радовать.

По сравнению с другим, с самым первым, этот Источник был сильнее минимум в десять раз. Как только я его «приручу», то получу море маны. Ещё каких-нибудь несколько месяцев назад подобному подарку судьбы я был рад до соплей. А сейчас находка лишь слегка приподняла настроение. Ведь, что мне – лично мне – он может дать сейчас? Мой личный резерв тоже огромен и его хватает практически для всех моих магических дел. А где нужно больше маны, там приходит на помощь моя установка по трансмутации электрической энергии в магическую. Другое дело, что искусственно созданная мана могла оказаться непригодной для создания адамантия. Она скорее подействует на живую кровь как жёсткое излучение. Именно потому я озаботился поиском природных Источников.

Следующими в бункер вошли десантники из боевой группы. Они проследовали по моему маршруту до фонтана, устанавливая в местах пересечения коридоров автоматические турели. А рядом с каждой установкой дополнительно ставился пост из боевого дроида и тёмноэльфийского андроида. Возле входа в зал с Источником я поставил пять андроидов и три «разрушителя». Правильнее будет называть их автоматронами, так как «чистых» роботов я не стал использовать на объекте Предтеч. Магия в этом безмагичном – имею ввиду отсутствие полноценных магов – мире мне кажется более надёжной. И что самое главное – никто не сможет взломать моих стражей при помощи высоких технологий. Коллеги Суок с мощными ИИ-взломщиками только утрутся, если решат подступиться к моим магомеханическим бойцам.

Только после того, как часть бункера оказалась под моим контролем, я пригласил своих спутников.

- Это то, что ты искал? – посмотрела сначала на Источник, а потом на меня Пина. – Выглядит, как простой фонтан.

- На Ску Би глянь.

Инферналка рядом с источником чистой нейтральной магии жмурилась от удовольствия, как кошка на подоконнике в лучах весеннего солнышка.

На то, чтобы установить станцию для синтеза натуральной крови на Источнике, у нас ушло два дня. Ещё пять я работал с потоками маны в нём, амулетами и станцией, делая всё так, чтобы магическая энергия пропитывала, буквально струилась по биорезервуарам и реакторам, которые создавали кровь. Благодаря размерам зала, где находился фонтан, места хватило с избытком для всего. Даже запас остался.

Теперь оставалось ждать, когда вырастет био-станция, представляющая из себя живой организм. На это уйдёт две-три недели. Ещё от нескольких дней до недели потребуется, чтобы заполнились кровью её резервуары. В них красная жидкость может храниться годами, постоянно циркулируя по сосудам био-станции, очищаясь в процессе оного.

Та станция, которую я установил на Источнике, была собрана – если так можно сказать про органику – из четырёх. Так я получал на выходе около ста пятидесяти тонн крови. С таким количеством био-станция могла расстаться без какого-либо ущерба и вреда для себя.

Пока я занимался сложной магией, мои подчинённые не сидели без дела. Территория бункера исследовалась, ставились сторожевые посты из турелей. Минировалась территория вокруг вулкана и сам вулкан. Снаружи в радиусе двадцати километров местность была усеяна тысячами замаскированных турелей и автоматических постов. Обнаружить их без разведки невозможно. И даже не найти, если провести разведку спустя рукава, либо устаревшими средствами обнаружения. Мини-реакторы, питающие всё это хозяйство, были закуплены у гномов в виде рухляди с отработавшим на 90% ресурсом. После восстановления магией и перепрошивки их Суок, они стали лучше новых. А гномское качество гарантировало, что они проработают многие годы без постороннего вмешательства. Разумеется, экранированы и спрятаны они были лучше турелей и станций. Чтобы наземные системы заранее узнали про появление чужаков, на орбите были установлены несколько десятков спутников-шпионов. К сожалению, человеческого производства, так как эльфийские я купить не смог даже в виде металлолома. Ничего, скоро навещу свою дроудессу и стребую с неё по полной всего и много, хе-хе-хе.

Теперь любого ждёт очень горячий приём, кто решит забрать бункер Предтеч себе.

- Ну, а теперь пора посмотреть, как поживает один старый линкор гномов, - сообщил я соратникам, когда все работы на планете и в бункере оказались завершены. – Времени свободного сейчас у нас почти месяц набежало.


Глава 12


Над челноком, который должен был доставить меня с командой, дроидами и запасами материалов, пришлось поработать как следует. Благо, что времени благодаря временным – хех, каламбурчик - амулетам у меня имелось в избытке, и я со всеми поставленными задачами справился идеально. Совсем небольшой с виду челнок, после всех зачарований и ритуалов получил внутренний объём в десятки раз больший, чем имел до них. Но даже так всё необходимое внутрь не поместилось. Да и как? Линкор имеет только в длину несколько километров и ширину с высотой почти километр. Представляете себе его объём? А сколько понадобится материалов и дроидов для его ремонта? Даже пускай корабль почти не был повреждён в бою, как остальные флотские единицы, что были разорваны на множество частей, то всё равно не выйдет, просто сесть за пульт и начать использовать гигантский корабль. Так что, мне придётся не раз пройти по минному полу на челноке, чтобы переправить всё необходимое для восстановления линкора.

Магическая метка вела меня вперёд, как нить Ариадны. Невидимая ни для кого, она делала недосягаемым для всех судно, что некогда принадлежало исчезнувшему гномьему клану.

- Осторожнее, на корабле должны остаться действующие защитные системы, - сообщила всем нам Ску Би, когда наше судёнышко пристыковалось к линкору. Об этом она уже предупреждала перед посадкой в челнок. И вот решила напомнить вновь перед высадкой на чужой корабль.

- Без команды никуда не соваться, - следом за ней сказал я. – Никакой инициативы, если нет угрозы кому-то из нас. Это приказ.

После того, как был открыт люк, на борт линкора первыми были переправлены Воины. За магическими бойцами юркнули автоматроны - андроиды с дроидами, потом десантники-эльфы под командованием Ску Би. За ними проследовали все остальные: я, Суок и несколько техников. Чуть позже рабочие дроиды выгрузили материалы и оборудование из челнока.

Дальше пошла сплошная рутина. Бойцы закреплялись в коридорах и отсеках, Суок с помощниками при помощи ИИ-взломщиков входили в систему и подчиняли второстепенные ИИ, если те работали.

Убедившись, что в моей помощи десант не нуждается, я вернулся на судёнышко и отправился назад на яхту. Там забил отсек новой партией груза и проторенной дорожкой порулил назад.

Без сна и отдыха сорок часов я челноком носился среди мин и полуживых корабельных останков с действующими боевыми установками, курсируя от «Звезды по имени Солнце» до безымянного – это пока что – линкора. Сотни тонн материалов, оборудования, продуктов и дроидов всех типов перевёз я на трофей. Вместе с этим грузом на борту корабля гномов оказались двести сорок моих подчинённых. Двести тридцать из них были новичками эльфами, которые успели уже получить пятые и шестые ранги учебных баз по различным специальностям. Остальные десять – это «старый» состав, опытные специалисты, которые станут наставниками для новеньких.

«М-да уж, старый состав, - хмыкнул я про себя. – Те, кто в фирме без году неделя».

После короткого сна, я активировал временной амулет, который в двенадцать раз ускорял поток времени и действовал десять часов. За почти пять суток, будучи отрезанным от внешнего мира, я создал из больших контейнеров две магокамеры для копирования. Едва только амулет отключился, я передал предметы соратникам и активировал второй точно такой же. На этот раз требовалось сделать источник питания для волшебных поделок, который будет трансмутировать обычную электроэнергию в ману. Последний «заход во времени» я сделал, чтобы создать три магокамеры для зачарования автоматронов из ремонтных дроидов.

Для линкора дроидов-ремонтников различных классов и назначения потребуется не одна тысяча. Несколько сотен мелких и три десятка крупных я привёз с яхты. Но это капля в море! Накопировать их и провести «прошивку» - муторно и долго. Суок и без этого есть чем заняться на линкоре, где ИИ различных рангов больше, чем блох на бездомной дворняге. Как и её нескольким помощникам. Вот потому я решил сделать ставку на автоматронов и чуть-чуть на Слуг. Последних я сделал три дюжины. Качеством они не отличались, к сожалению. Для них использовал слепки душ от техников, которых наловил через Астрал на линкоре и ближайших крупных обломках судов. Основу им дал в виде мультифункционального крупного дроида, похожего на сороконожку на высоких паучьих лапах, и способного разъединяться на несколько автономных модулей, если того требует ситуация.

Как только трофейно-ремонтная группа была оснащена всем необходимым, я с ними попрощался. В ближайшее время они будут предоставлены самим себе. Надеюсь, с ними ничего не случится. В основном им опасность грозила не от случайно оказавшихся в этом секторе врагов, а от них самих, как бы парадоксально это ни звучало. «Дикие» эльфы впервые оказались предоставлены сами себе и оказались в космосе, отрезанные от всего мира. Атмосфера и ингредиенты просто идеально подходят для нервных срывов и панических атак. И ведь больше «старослужащих» им не выделить, так как их под моей рукой слишком мало.

«Ладно, авось, клятва верности не даст им совершить совсем уж катастрофические поступки. А для самых буйных на линкор перевёз несколько медкапсул, чтобы их в сон погрузить», - вздохнул я про себя и вслух скомандовал. – Курс на республику.

* * *

Кое-кто буквально следил, что ли за мной. Или обзавёлся шестым чувством, которое было направлено на меня. Я это к тому веду, что стоило мне встать на орбиту рядом с приличной хорошо развитой планетой республики Анарат, как со мной на связь вышел Шканн. С другой стороны, у него в голове висит крошечная ментальная закладка, которая срабатывает каждый раз на нечто интересное и полезное для меня.

В этот раз мы с ним встречались в ресторане, который занимал несколько последних этажей высоченной башни, которая легко переплёвывает знаменитую дубайскую. Сюда даже по записи было невозможно попасть. Доступом обладали лишь известные и влиятельные личности, причём, влияние и известность должно быть сильно выше среднего уровня и гражданский рейтинг минимум второго ранга.

- Игорь, рад тебя видеть, - искренне сказал Никош, когда я подошёл к его столику.

- Взаимно, Никош.

Стоило устроиться на удобном стуле, как появилась функция выбора окружающего пространства. Вокруг столика появлялось силовое поле и голограмма. Первое чуть-чуть защищало от постороннего воздействия, включая и псионическое (но не от моих ментальных чар). Благодаря же второй функции, можно было создать видимость нахождения в любом месте с эффектом присутствия. То есть, при ужине на вершине скалы можно было ощутить ветерок, запахи от нагретого камня и так далее. Можно было получить и иллюзию ресторана, только что увидеть не тех, кто решил скрыть себя от чужих взглядов, а сгенерированные модели. Для любителей полного одиночества существовала возможность превратить огромный обеденный зал в абсолютно пустой, где ни один столик не был бы занят. И ещё сотни вариантов. Только перебирая их можно было убить полчаса.

- Белое вино и два… нет, три рыбных блюда к нему. Только что-то традиционное, не экзотику от других рас, которая людям плохо подходит. Вино на ваш выбор, - сказал я живому официанту, принявшему мой заказ.

- Сделаем, - учтиво кивнул мне тот и испарился. К моему собеседнику никто не подходил. Скорее всего, он уже успел всё заказать ранее.

Терять время на листание меню я не собирался, ведь не за тем, чтобы поесть, я сюда пришёл. Ко всему прочему я даже одного процента из местных названий блюд не знал. А самое главное – вряд ли в таком заведении будет что-то плохое. Можно брать любое и обязательно понравится. Конечно, моего вкуса здесь не знают, так как впервые заскочил на огонёк. Но опытные мастера – а других здесь не может быть – должны что-то подобрать.

На удивление заказ был выполнен за каких-то десять минут, словно повара использовали мои временные амулеты. Хотя, мало ли какие приборы стоят в ресторане, чтобы добиться таких результатов? А ещё всё, что мне принесли два официанта, было невероятно вкусным.

К серьёзному разговору перешли не сразу. До появления заказанного блюда и большую часть времени в процессе поедания оного мы с Никошем болтали обо всё и ни о чём одновременно. Он рассказывал про свою непутёвую дочку, которую решил пристроить в специфическое учебное заведение, где ей должны привить дисциплину и вложить ума самыми жёсткими способами. Ещё поведал о паре курьёзных случаев в своей практике. Обмолвился, что на той планете, где я побывал недавно, эльфы почти разгромили крупную армию орков, уничтожив у тех всё высшее командование и половину танков.

Я в свою очередь рассказал про уничтожение Пожирателей, как поначалу радовался общению с журналистами, а потом старательно их избегал. Конечно, где-то сильно приукрасил, что-то утаил.

- Игорь, ещё раз хочу искренне поблагодарить за своё спасение. Я уже давно смирился, что вскоре покину этот мир и тут такое чудо. Именно – чудо! Чем больше я живу здоровым, тем сильнее понимаю, что я никогда не расплачусь с тобой.

«А вот и серьёзная тема началась», - догадался я и ответил. – Пустое. Как я уже говорил: начав помогать вашей семье, я решил довести дело до конца. Ну, и немножко рассчитывал на ответную помощь. Совсем чуть-чуть, хе-хе-хе.

Над моей шуткой мы посмеялись вдвоём.

- Хочу сказать, что моё выздоровление сильно заинтересовало эсбэ, - продолжил Никош. – Я не последний человек в республике, отсюда и повышенное внимание. А теперь таким вниманием пользуешься и ты. Я навёл кое-какие справки и узнал, что ты попал в главный список внимания службы безопасности республики. Думаю, ты уже под «колпаком». Сложилось это из-за твоей победы над Пожирателями и встречи со мной, после которой я избавился от смертельной болезни. Честно сказать, я сам впечатлён такими разноимёнными талантами, - он покачал головой, демонстрируя сильное удивление.

- Эсбэшники вышли на тебя, чтобы что-то получить от меня?

- Не лично СБ. Один из высших руководителей и якобы по личной инициативе. Ей нужно, чтобы ты осмотрел одну девушку, которую не может вылечить современная традиционная медицина.

- Ей?

- Охья О’Мау, звание и должность я не знаю, но она сидит очень высоко.

- Человек?

- Да, - кивнул он. – В республике так высоко в госструктуры тяжело забраться кому-то из иной расы.

- Про себя она просила, и очень настойчиво это делала, не упоминать. Дала мне подробную легенду для заучивания по больной, - тут он вздохнул и невесело усмехнулся. – Вот только я не смог обманывать. Кого-то другого – легко, но тебе, Игорь, я слишком многим обязан и благодарен. Да что там – я… вся моя невеликая семья спасена тобой!

- Спасибо, - серьёзным тоном сказал я. – Никош, я очень ценю такое отношение. И поверь, не забуду никогда, - затем поинтересовался. – И что хотела эта дама? То есть, чем страдает больная?

- Она якобы моя дочь от первого несостоявшегося брака. Попала служить в армейскую техслужбу и там получила сильнейшее облучение и отравление при ремонте космического корабля. Это случилось три месяца назад.

- Понятно. И что, в самом деле, медкапсула не может справиться с этим? – полюбопытствовал я.

- Вроде бы да. Лишь облегчить страдание и способна. Несколько раз происходила трансплантация органов, постоянно идёт переливание крови, замена спинномозговой жидкости. Наноботы отказывают очень быстро в её теле. Я далёк от медицины, потому не знаю, как и что там. Могу и напутать. Знаю только то, что состояние у девчонки критическое и медкапсулы с кибердоками бессильны. Даже те, что достались нам от Предтеч.

- И где мне нужно её осмотреть?

- В закрытой клинике, специализирующейся на экспериментальных методах восстановления и лечения. Она находится на Балаанге. Это в нескольких прыжках от центральной. Балаанг – это планета граждан второго и первого ранга, верхушки госструктур и неофициально находится под протекторатом республиканской СБ. Об этом мало кто знает даже из тех, кто постоянно там живёт. Для них это планета-курорт с частными клиниками и зонами отдыха, из которых половина принадлежит госслужбам.

- Понятно, - хмыкнул я.

- Есть риск, что тебя могут не выпустить с планеты, - мужчина пристально посмотрел мне в глаза.

- Я справлюсь. Тем более, тебе же не нужны неприятности от эсбэшников?

- Мне? – развеселился он. – СБ мне практически ничего не может сделать официально, а неофициально им проще меня физически устранить, иначе слишком много грязи придётся поднимать в моём министерстве.

- А если..?

- Ради тебя, Игорь, нашей с тобой ситуации с умирающей «дочерью», то есть, они не пойдут на такое. Да и есть у меня страховка на такой случай. Всё-таки, не в детском кукольном домике работаю.

- Понятно, - повторил я. – Передай этой женщине, что я полечу на Балаанг к больной, мол, ты сумел меня убедить. Стартую завтра вечером. Ты со мной?

- Как знаешь, но я бы не советовал, - нахмурился Никош, затем кивнул. – Да, буду сопровождать тебя. Всё-таки, это моя «дочь».

Пина и Ску Би неожиданно поддержали Шканна, когда я рассказал им о сути нашей встречи. Они были уверены – даже инферналка – что в самом логове СБ мне может не помочь и магия, чтобы выбраться из него в случае обострения ситуации. Точнее, мне придётся устроить буквально бойню, что сильно помешает моим планам. Лучше тихо-мирно уйти на периферию или даже в соседнее государство, например, в Альянс. И там спокойно заниматься покупками и продажами, после чего прыгнуть к линкору и отвезти его к гномам, которые с окончательным ремонтом корабля справятся лучше всех.

- Вечно прятаться и бегать я не хочу – раз. Два – на линкор нужно установить оружие класса «А+», а такое возможно устроить лишь в республике, где у меня высокий статус даёт поблажки. Гномам же просто наплевать на моего Героя. Три – есть хороший шанс прибрать к рукам высокопоставленного эсбэшника, и выторговать что-то полезное для себя от этой службы. Девушки, у меня слишком мало времени, чтобы устроить долгую подготовку и подковёрную игру, - сказал я им, выслушав их аргументы против посещения Балаанга.

- Тогда пригласи Лайсамиэль или кого-то из её подручных. Только обязательно высокого ранга, - дала совет Пина. – При наличии на борту нашего корабля такой знатной дроудесы да ещё при нужной подаче информации о ней, как о твоей гостье и партнёрше в неких делах, эсбэ сто раз подумает, чтобы пойти с тобой на конфронтацию в данный момент.

- Точно, - поддержала её Ску Би. – С коварством тёмных все знакомы и лишний раз не станут связываться с ними.

- Вот ты и займись этим вопросом, - я подмигнул девушке. – Знаешь знаменитую сентенцию?

- Инициатива любит инициатора?

- Умница, Пина. Дай я тебя поцелую, - я чмокнул свою секретаршу в щёчку и потом добавил. – Скажешь Лайсамиэле, что это мой приказ.

Дроудесса связалась со мной уже через несколько часов после этого разговора. И тут же решила свалить свои проблемы на меня, пользуясь представившимся случаем.

- Стоп, стоп, красавица, - прервал я её, не став даже вникать в суть. Раз до сих пор не вышла первая со мной на связь, то её дела могут подождать ещё столько же, – всё потом. Тебе моя помощница передала моё указание?

- Да.

- Так чего ты сиськи мнёшь и жалуешься, какая у тебя тяжёлая жизнь? – рассердился я. – Живо выполняй! Потом разберёмся и с твоими делами.

Вышло немного грубовато, но сказывались напряжённые денёчки последних недель, когда у меня не было и минуты отдыха, лишь сплошные расчёты, ритуалы да зачарование.

- Вообще-то, они и ваши, господин Глебов, - не преминула уколоть та.

- Я в курсе. Потому и решаю, какие мои задачи важнее , - отрезал я, вернув ей укол.

Балаанг оказалась невероятно красивой планетой. Из космоса она выглядела смешением трех цветов – белого, голубого и зелёного. Земля рядом с ней изрядно проигрывала, особенно в двадцать первом веке, когда уничтожение тайги и джунглей стало заметно даже из космоса. Города на планете были просторными и состояли из очень малого количества небоскрёбов. Суша была представлена множеством крошечных материков, огромных островов и десятками архипелагов. И все они расположились очень удачно, так что на 80% суши климат был тёплый, без температурных скачков и понижения температуры ниже нуля. В природе такого никогда не бывает, все планеты построены практически по одинаковому шаблону. Но не Балаанг. Существует не одна теория, что эту планету перестроили на свой вкус Предтечи.

Тысячи островов и сотни тысяч прекраснейших пляжей на любой, даже самый требовательный вкус, встретили нас. Чтобы спуститься на планету, нужно было зафрахтовать особый челнок в космической станции, висящей над Балаангом. Сам спуск занимал времени порядком, так как судёнышко не падало, а плавно опускалось на поверхность. Для космопорта были выделены несколько островов в обоих полушариях. На один из них мы и высадились. После этого пересели в атмосферный челнок, который доставил меня с сопровождением в нужное место.

Медкомплекс, где за жизнь «внебрачной дочери» Никоша боролись врачи, находился на крупном острове, по размерам сравнимом с Мадагаскаром.

Здесь меня встретили трое. Один, точнее одна из коих была сильным псионом-менталистом. Беглый Юн Ри, который подчинил настоящую дочь Никоша, рядом с этой худой и высокой женщиной будет смотреться червяком в сравнении с анакондой. Пожалуй, я подчинить её с ходу не смогу. Только через сложный ритуал или при помощи сильного амулета, над которым придётся просидеть не один день и потратить гору ценнейших ингредиентов. Полагаю, что это та, про которую мне говорил Никош. Шишка из СБ.

- Охья О’Мау, я родственница несчастной девочки, - представилась та. – А вы тот самый псион, который может ей помочь?

- Игорь Глебов, - в свою очередь представился я и пожал плечами. – Не могу сейчас ничего сказать, простите. Мне нужно сначала осмотреть её.

- Да-да, конечно, - торопливо сказала она. – Я как узнала от Никоша, что он нашёл для моей племянницы того, кто сможет вернуть её к нормальной жизни, так сразу же бросила все свои дела и полетела на Балаанг. Я очень надеюсь, что вы поможете ей.

- Посмотрим, - повторил я.

Её спутники представились местной охраной, без представителя которой перемещаться по медкомплексу запрещалось. Один был «приставлен» к Охье, второй предназначался моей группе. У каждого под лёгким шлемом находился тонкий обруч из хладного железа. Плюс, бронекостюмы были из той серии, которые предназначались для борьбы с разумными, обладающими сверхспособностями. Когда-то они, костюмы, доставляли мне множество сложностей. А сейчас я мог пройти даже сквозь защиту «ободка». Пусть и сделать мне это по силам при помощи амулета и грубо, отчего поведение бойцов изменится и станет заметно тем, кто их знает, но всё же могу.

К сожалению, я не мог прочитать эмоции эсбэшницы. А ведь так хотелось посмотреть на них, оценить реакцию женщины на наличие в моей группе двух дроудесс из Чёрного Песка с официальной миссией ко мне от лица Матери рода. В чём она заключается было известно лишь мне, и я не собирался афишировать данный момент. Хм, точнее будет «известно», ведь, по сути, миссии не было в том смысле, который вкладывался в информацию для посторонних.

Защита у эсбэшницы была на высоком уровне. Иногда мне получалось пройти сквозь первый слой, и я тут же натыкался на второй, представляющий множество мелких аур не несущих в себе ни грана разумности. Попробуй, разберись какая из них настоящая и есть ли среди них она вообще. К тому же, такие «просветы» длились пару-тройку секунд, не больше.

- Вы можете прямо сейчас к ней пройти? Не сильно устали? – участливо поинтересовалась женщина и попыталась легонько коснуться моего разума своим Даром.

- Как минимум на осмотр у меня хватит сил, леди, - улыбнулся я и от души врезал в ответ ментальным ударом, сминая её невидимый щуп и промяв первый слой защиты на разуме псиона. Наверное, это было болезненно, так как Охья О’Мау на мгновение скривилась, словно от внезапного приступа зубной боли.

Больная, к которой меня привели, была похожа на живой скелет, над которым от души поработал вивисектор. Медкапсула каждую секунду вводила в неё наноботы, которые быстро выходили из строя из-за сильнейшего облучения. Кроме нанитов в тело вливалось море крови и прочих жидкостей, без которых организм не способен функционировать. А ещё, судя по ауре, ей недавно заменили печень и сердце.

Девушка находилась в отдельной небольшой палате, изолированной от всех прочих толстыми стенами и коридором-шлюзом. Входили в палату врачи в специальных костюмах, и в шлюзе происходила дегазация. Точно такой же костюм предложили мне. И тут я чуть не прокололся, когда хотел отказаться от него. В самом деле, зачем он мне при наличии кучи амулетов и дюжины защитных чар пассивного и активного толка?

«Удивительно, как она жива ещё, - поразился я данному факту, – и не сошла с ума».

- Что скажете? Её можно спасти? – спросила меня эсбэшница, как только я вышел из палаты и снял спецодежду. Всё – эмоции, тон, позу, жесты – показывало, как она волнуется за пациентку. Не знай я подоплёки дела, то мог бы купиться и посчитать, что это искреннее беспокойство тётушки за свою несчастную племянницу.

- Да. Но не здесь и нужно действовать очень быстро.

- Не здесь? Но это лучшая клиника, где ей не дают умереть.

- На моём корабле. Это место, - я чуть топнул ногой по полу, - плохо влияет на ауру больной и не даёт мне на неё настроиться, чтобы приступить к лечению.

- Но её нельзя перемещать!

- Значит, она умрёт, - развёл я руками. – Извините, мне нужно вернуться на корабль для решения кое-каких вопросов со своими партнёрами из Федерации. Контракт с ними был заключён ранее, чем я встретился с моим другом Никошем. Мне ещё повезло, что они вошли в положение и согласились на некоторую задержку, чтобы я мог прилететь сюда. Пока будет приниматься решение по больной, я займусь своими делами. Слишком много их накопилось, поэтому приходится использовать каждую свободную минуту.

- Но… хорошо, отправляйтесь. Я буду просить местное руководство переместить девочку на орбиту, на ваш корабль. Очень надеюсь, что они пойдут навстречу, - тяжело вздохнула она. Мало того, у неё ещё и заблестели глаза от сдерживаемых слёз.

«Артистка, блин», - мысленно хмыкнул я и сказал. – Может, Никош поможет? Всё же, у него очень высокое положение. Неужели оно не поможет повлиять на каких-то докторишек, когда на кону жизнь его дочери?

Пять часов понадобилось эсбэшникам, чтобы принять решение. И оно было тем, что предложил им я. Разумеется, одну больную не отпустили. Вместе с ней ко мне на борт поднялся целый отряд из докторов, ну, или «докторов», их охраны, «тётушки» с «отцом». Представляю, сколько придётся потом чистить корабль от «гостинцев», которые они тут разбросают. Хорошо ещё, что в момент прохода через шлюз каждый человек и чужая вещь получили магическую метку. А то ведь современные «жучки» способны к передвижению и имеют задачу прятаться в самом укромном и труднодоступном месте, где их хрен найдёшь даже со сканером. Зато по моей метке Воины или Слуги быстро отыщут и раздавят насекомых.

К слову, одна из «докторш» была божественно красива. Внешность, речь, манеры, походка – всё так и приковывало к ней взгляд. Одежда подчёркивала её достоинства. Даже аура была чистая и здоровая, показывая, что её обладательницы тверда в решениях, знает, что такое верность и честь, не боится трудностей и может жертвовать ради других или ради идеалов. Она так выделялась на фоне остальных, что я немедленно заподозрил какую-то игру со стороны республиканской СБ, что-то вроде «медовой ловушки». Тем более, женщина выглядела очень молодо, буквально на девятнадцать-двадцать лет, хотя аура показывала, что ей уже тридцать пять стукнуло. Не удивлюсь, если она интерн какой-нибудь и ей нет восемнадцати по официальным документам.

В качестве игры на публику я оделся в «национальную» одежду своего мира. Для неё взял образ одеяния индийских шаманов, вождей и негритянских колдунов. То есть, головной убор из перьев, ниспадающий на спину, маску чудовища, браслеты с перьями, косточками и камешками на ногах с руками, множество бус и набедренная повязка. Последняя получилась излишне маленькой и неудобной, из-за чего во время плясок с бубном вокруг капсулы кое-что постоянно показывалось из-под неё, что в приличном обществе показывать не стоит. Я всё ещё так и не убрал то, что мне добавили работорговцы. Во-первых, привык. Во-вторых, узнав об этом, Филлаина и Ску Би стали умолять оставить всё как есть, так как им такой… хм… размер очень понравился. И я пошёл девушкам на уступки, тем более что практически только с ними я и делил постель. Впрочем, это я немного отвлёкся.

Хотят видеть местные во мне дикаря с дикарскими ритуалами? Пожалуйста, наше вам с кисточкой. И пусть сами разбираются, что же в этих плясках и нарядах настоящее, а что пыль в глаза и «так предки делали».

Для лечения я решил воспользоваться помощью абмирутаруами. Так я убивал несколько зайцев, но об этом чуть ниже. Расплатился всей своей маной и частью праны, отчего стал выглядеть заводским работягой лет на сорок с хвостиком. Мысль воспользоваться привычной платой – демоническими камнями душ – я отмёл. Во-первых, здесь негде купить космическую рухлядь для проведения ритуала с последующей отправкой в сторону звезды. Во-вторых, эсбэшники обязательно заберут этот корабль для изучения, и что из этого выйдет, я не знаю. В-третьих, мой внешний вид должен был показать Охье О’Мау, что лечение мне даётся очень тяжело, и поставить на поток не получится. В-четвёртых, духа было архисложно или даже вовсе невозможно засечь псионам, так что, эсбэшники не получали никаких реальных данных о моих возможностях.

Когда я сообщил, что ритуал завершён и пациентка полностью здорова, то мне не поверили. Понадобилось несколько минут, чтобы они настроились на медкапсулу и не один раз проверили данные, поступающие с неё. Занимались этим всего двое, кто, как я и подозревал, и были медиками из всей толпы, попавшей на «Звезду по имени Солнце».

Самый сильный шок они испытали, когда мне надоела возня и я, пользуясь тем, что на корабле все системы по умолчанию попадали под управление главного ИИ (именно так я приказал сделать, когда медкапсула и непонятное оборудование появилось на борту с чужаками, а то, к чему не удалось подключиться, было заблокировано постоянными атаками по типу земных ДОС), приказал открыть капсулу, пробудить и выпустить пациентку.

Недавний полуживой бессознательный скелет превратился в красивую девушку с идеальной физической формой. У половины гостей, фигурально выражаясь, нижняя челюсть попыталась пробить палубу.

Ох, и началась же суматоха.

Чуть позже у меня состоялся короткий разговор с Охьей О’Мау. Я тут пока несколько часов дожидался её с больной и готовился к ритуалу, то сумел понять, что же видел в её ауре. А потом проверил и окончательно убедился в своей догадке.

- Леди, вы в курсе, что у вас в мозге сидит колония крошечных паразитов? – прямо спросил я её. – И раз вы не удалили их, то медицина бессильна, так?

Та вздрогнула, от волнения с неё слетела пси-защита на несколько секунд. Можно было бы воспользоваться её оплошностью и навесить ментальные чары, но не стал. Так грубо работать с СБ – это неверно. От слабых она быстро избавится, а сильные будут видны другим из-за изменившегося поведения, так как они заметно ломают сознание.

- Откуда… ах да, после таких чудес, что вы недавно показали, мой маленький секрет для вас не может быть секретом, - криво улыбнулась женщина. – Да, я знаю про них и избавиться не могу. Особых проблем мне они не доставляют, впрочем.

- Ваш вид – это их работа. Организм тратит две трети ресурсов, чтобы накормить паразитов и нейтрализовать приносимый ими вред.

- Я привыкла.

- Как знаете, - пожал я плечами. – Теперь вы в курсе, к кому можете обратиться, чтобы их убрать.


Глава 13


- Он невероятен!

В просторном кабинете без окон с одной дверью-шлюзом находились восемь мужчин и женщин. Одной из них была Охья О’Мау. Другим знакомым лицом для Глебова, случись ему оказаться среди этих людей, был Матаэр Шоран. Впрочем, вряд ли тогда он услышал бы их слова, так как речь шла о нём. И сейчас говорила Охья О’Мау, делясь с коллегами из высшего эшелона СБ республики своими впечатлениями и наблюдениями о землянине.

- То есть? – посмотрела на О’Мау одна из женщин. – Нам хотелось бы услышать более подробный доклад.

- Это были мои чувства от знакомства с этим человеком, - спокойно ответила ей та. – Думаю, вы меня все хорошо знаете и должны осознать событие, которое может меня заставить их озвучить именно так. Нам повезло натолкнуться на псиона с невероятными способностями. Или не повезло, тут уже как карта ляжет.

- Он настолько хороший лекарь? – спросил один из безымянных мужчин.

- Лекарь, пфф, - фыркнула эсбэшница. – Он и псион, и телепат, каких ещё поискать. В самом начале нашей первой встречи я хотела прощупать его разум лёгким касанием. И получила в ответ настолько мощный удар, который чуть не разрушил мою защиту. Последуй второй такой же и – всё! Глебов мог бы подчинить меня или считать всю мою память, все мои знания.

- А он не мог уже это сделать? – спросил Шоран.

- Нет. Иначе вы бы увидели во мне другого человека или я бы почувствовала такое вмешательство.

- Судя по началу разговора, то другого человека мы увидели, - уколола её третья женщина в их компании.

- Леди Фарх, вам пора задуматься о выходе на пенсию, если вдруг забыли, как выглядит человек, попавший под полный контроль телепата, - язвительно ответила ей Охья.

- То есть, он сильнейший телепат и ещё более сильный лекарь? – посмотрел на неё один из мужчин, не обратив внимания на короткую пикировку между собой у слабого пола команды.

- Не только. Агенты нарыли про него немало информации. Как минимум, он телекинетик, правда, неизвестно насколько сильный, - сказала Охья. – Ещё есть данные, что он использует для своих ритуалов – так он называет работу с пси-даром – различные металлы, минералы, кровь, растения и живые организмы. Но пока что точные данные у нас есть лишь о его целительских возможностях. Я нашла женщину-техника, пострадавшую во время взрыва на повреждённом корабле и создала её легенду для Глебова, если он решит копнут глубже. Она получила смертельные ранения, с которыми не могли справиться все наши медики на Балаанге. А вот Глебов потратил меньше получаса на её исцеление. Женщина вышла из медкапсулы здоровее, чем была перед аварией. При этом я не почувствовала никакого оттока пси-силы от него, будто он ей и не пользовался.

- Он может быть Предтечем? – поинтересовался ещё один эсбэшник, до этого внимательно слушавший беседу коллег. Его слова заставили всех замолчать на несколько минут.

- … Нет… думаю, что нет, - произнесла, наконец, О’Мау, но несколько неуверенным тоном. – Предтечи оставили после себя невероятные вещи, по которым можно судить об их возможностях. Глебов, всё же, выглядит слишком слабо на их фоне.

- Нам известны координаты его родной планеты?

- Нет.

- Я хочу добавить ещё кое-что, - вмешался в ход беседы полковник Шоран, и когда все взгляды скрестились на нём, продолжил. – Его работы с различными материалами навели на мысль, что все, якобы, вещи Предтеч, которые он передал нам… - тут он сделал короткую паузу и буквально вывалил, как снег на голову, - сделаны им лично.

- Бред! – не удержался от восклицания один из коллег полковника. – Он не похож на того, кто способен уничтожить Орду.

- Или не бред, - задумчиво сказала та, которую только что назвали леди Фарх. – Но тогда повышается вероятность, что он Древний. Или ученик Предтеч.

- Даже ученик должен обладать немалой частью возможностей своих учителей…

- А он не обладает? – прервала недоверчивого коллегу Фарх. – За несколько месяцев выкупился из кабалы. Приобрёл корабль, потом ещё один. Набрал сильную команду. Нашёл отличный корабль на месте старого сражения, куда не сумели пробраться две наши команды из-за высокой опасности. Вышел победителем из стычки с наёмниками не самой низкой квалификации. Имеет поддержку дроу. Способен лечить то, с чем не может справиться наша медицина. И ещё не один десяток факторов в копилку странностей, связанных с ним. Я устану перечислять то, что он может из того, чего не можем мы.

- Нужно найти его планету. Или она уникальна псионами, или там существует нечто вроде учебного центра Предтеч, - произнёс полковник.

- Это легче сказать, чем сделать, - покачала головой О’Мау. – Сами знаете, полковник. Вы же занимались этим делом с самого начала.

- Что с его планетой не так? – поинтересовался один из окружающих.

Ответил ему Матаэр Шоран.

- Про неё никто не знает. Моим подчинённым удалось накопать немногое: расположена она или в центре галактике, или на другом её конце относительно нас. То есть, попасть туда невероятно сложно и лишь в составе крупного флота с самообеспечением, так как ни у одного одиночного корабля не хватит топлива на дорогу. Открыли её работорговцы, когда попали в червоточину. Червоточина открывается очень редко и её координаты не известны. Работорговцы, обладающие этими данными, исчезли вместе со всем экипажем, и я подозреваю, что к этому приложил руку Глебов, - перечислил он пункты по заданному вопросу.

- Нужно просто заслать в его экипаж своих агентов, - тихо сказал кто-то.

- Мы пытались, но Глебов – псион-телепат, поэтому любая попытка подведения «крота» заранее обречена на провал. Я уже пыталась сделать это, когда его удалось вытянуть на Балаанг. Были подобраны несколько кандидатур согласно составленного психологического портрета Объекта. Но новые данные отсеяли почти всех, осталась одна моя сотрудница…

- И? – спросил её мужчина, когда пауза затянулась на несколько секунд.

- И он прямо сказал ей, что не нуждается в её услугах, ни в каких. Полагаю, он сумел прочитать её мысли и узнал про задание.

- И теперь он в курсе, что им плотно занялась наша служба, - проворчал Шоран. – Такой провал… Уж лучше совсем не подводила бы к нему никого.

- Я хоть что-то сделала, - холодно посмотрела него Охья. – Тем более, он не дурак и после посещения планеты обязательно узнал бы, кто ей неофициально управляет. Эти данные вполне возможно получить в сети.

- Хватит, потом разберётесь, кто из вас совершил больше ошибок, - остановила их женщина, единственная из троицы дам оставшаяся безымянной. – Через Шканна мы можем повлиять на Объект?

Охья и Мааэр ответили одновременно:

- Нет.

- Хоть в чём-то у вас единодушие, - хмыкнула она. - Почему?

- Почему Шканн не станет помогать? Он сказал это мне после того, как улетел Глебов с Балаанга.

- Повлиять на него можем? Он находится под контролем Объекта?

- Если влияние и было, то совсем небольшое. Обнаружить его никто не сможет, так что, давить на него данным фактом не получится. Могу предположить, что Глебов слегка увеличил симпатию к себе у Шканна. Нужных точек, чтобы сломать эту установку и заставить сотрудничать Никоша с нами, у Службы нет.

Женщина продолжила забрасывать вопросами Охью.

- Совместные дела у Объекта и Шканна есть? Через них прижать обоих можно?

- Есть, - кивнула Охья. – Только недавно Глебов провернул не очень законную афёру на дикой планете, находящейся под юрисдикцией республики. Без помощи Шканна там явно не обошлось. Вот только если дать официальный ход этому делу, то вытянем столько скелетов в шкафах сенаторов, что нас самих в них превратят, в скелетов, а не в сенаторов. А припугнуть Глебова, заведомо зная, что угрозы будут лишь словами… хм, пустая трата времени, как по мне, - покачала головой она.

- Может проще предложить ему сотрудничество? – вдруг сказал один из тех, кто молчал всё время. – Мы можем ему дать практически всё. Или полностью обрезать все возможности для приобретения любого товара или услуги.

- У него хорошие связи с дроу. Откажем мы – дадут они. Ещё и подарят ему гражданство, - возразила Охья. - Хотя про них всем известно, что они чокнутые феминизированные бабы, но на самом деле думать и анализировать умеют как бы, не лучше кого-то ещё в галактике. Им не составит труда отойти от некоторых догм в одном случае, сделав исключение для Глебова. И высшую награду вручат сразу же, не дожидаясь, когда он совершит подвиг. Думаете, просто так появились рядом с ним официальные представители Чёрного Песка? Явно просчитали возможность захвата Глебова нами на планете и решили намекнуть, что могут обеспечить нам неприятности, если так с ним поступим. Так что, давить на него не стоит. Честное сотрудничество… не знаю. Он явно готовится к возвращению на свою планету и собирает все наши технологии, чтобы ускорить развитие на Родине. Учитывая редкость активации этого явления, с Глебовым мы сотрудничать будем раз в год или того реже. То есть, от нас он получит больше, чем мы от него.

- Проследить за ним и пустить флот следом в червоточину, - сказала Фарх.

- Он просто уничтожит наш флот. Или вас пример сражения с кораблями Пожирателей не убедил, что ему такое по силам? – зло усмехнулась Охья. – Полковник правильно заметил, что та вещь, которую нам отдал Глебов, может быть простой игрушкой, которой он нас обдурил.

- Если бы просто игрушка, - скривился вышеназванный. – Те существа из перчатки с лёгкостью разбираются с самыми мощными нашими дроидами и бойцами. Если бы не малый срок работы, то даже один меченосец вычистил бы, к примеру, это здание без труда.

В комнате на несколько минут воцарилось молчание. Все как по команде открыли файлы с нарезкой сражения с Ордой и видеоролики тренировочных – но ничем не отличающихся от реальных - боёв существ из перчатки Предтеч на полигоне СБ.

- Идти на поводу у какого-то дикого ради непонятных дивидендов – это нонсенс. Дико звучит, - слегка скривилась безымянная эсбэшница. – Нужно проработать план, чтобы на законных основаниях лишить его звания Героя Республики и опустить рейтинг. И поставить перед выбором: или он становится преступником, или начинает работать на нас.

- Тогда он просто переметнётся к Федерации или Альянсу, - заметил полковник. – Или уйдёт на Фронтир. Его там Совет капитанов или другая организация примет с распростёртыми объятиями.

- Не получится с ним, значит нужно пробовать с его подчинёнными. Если материал, который вы собрали, не врёт, то почти вся его команда специалистов крайне щепетильно относится к своему гражданскому рейтингу. Нужно этим воспользоваться, - продолжала гнуть своё Фарх.

- С ними такое уже не пройдёт. Все его подчинённые прошли непонятный ритуал, в следствие которого, они теперь не могут предать Глебова, - сказала Охья.

- Так это же хорошо! – обрадовалась Фарх. – Вот вам ступенька для давления на него. Или станет сотрудничать с нами, или мы натравим на него комитет по контролю псионов.

- Ничего из этого не получится. Я сама думала о таком и даже провела подготовительные работы. Вот только, во-первых, сотрудники «Млечного пути» сами пошли на этот шаг, добровольно, о чём имеется запись-протокол у каждого. Во-вторых, экспресс-тест показал, что у них не подавлено сознание и личность, то есть, они не находятся под контролем. Комитету просто не за что зацепиться, - пожала она плечами. – А обычная верность хоть и редка для нашего общества, но вполне укладывается в нормы поведения.

- Через СМИ можно получить любой результат, заставив поверить в него общественность, даже если улики и данные сфабрикованы, - заметила безымянная. – Я прикажу своему отделу проработать этот момент. Должно что-то получиться обязательно. Не захочет с нами сотрудничать, то просто его затравим. Уйдёт в Федерацию… что ж, даже самые сильные псионы не защищены от случайной аварии или взрыва террориста-смертника какой-нибудь религиозной секты.

- Федерация станет только сильнее с приобретением Глебова. И не верю я, чтобы так просто можно было устранить этого человека, - сказала Охья. – Плюс, осложнение отношений с Федерацией… Да даже хотя бы с одним из Кланов! Это не то, что нужно республике.

- Вот и проверим, - безапелляционно заявила безымянная. – А с осложнениями как-нибудь справимся. Пусть дипломаты отрабатывают свои баллы и зарплату.

* * *

- А теперь выкладывай, что там у тебя не получается, - обратился я к Лайсамиэль, когда мы с ней встретились после моей миссии на Балаанге.

- Не то, чтобы не получается, - тут же стала напускать она тумана. – Дело в…

Если кратко свести в одно целое то, что мне рассказала дроудесса, то Чёрному Песку требовалось захватить гиперврата у другого клана дроу. Так род моей подопечной получит необходимое влияние и власть в своём клане, обскакав других. К сожалению, единолично пользоваться настолько ценной вещью Чёрному Песку не светит. Но где-то четверть всего, что потом клан Тёмный Лотос станет получать от врат, будет принадлежать тёмноэльфийскому роду, входящему в него. Вот только для этого требовалось, чтобы этот самый род вложил девяносто девять процентов ресурсов, необходимых для захвата гиперврат. Зачем Лайсамиэль решила разработать данную авантюру я так и не понял. Теперь же, когда кое-кто в Совете Матерей клана в курсе данного плана, ей нельзя отступать. Иначе потеряет лицо, влияние и авторитет, который с трудом набрала за это время. К слову, не без моих подарков и помощи.

- Я посмотрю, что можно сделать, - буркнул я, выслушав эльфийку.

Гиперврата захватить, мягко говоря, непросто. Их в галактике ничтожное количество и каждые охраняются лучшими силами владельцев. Например, как гиперврата клана Звезда Смерть Несущая или Франгрга’Диллнгэ одни из четырёх, которыми владеет Федерация тёмных эльфов. Благодаря этому обстоятельству дроу из данного клана богаты, влиятельны и многочисленны. И из-за этого же сильно нелюбимы остальными соотечественниками. Так что на помощь к ним никто не придёт, скорее, на них набросятся исподтишка, чтобы урвать свой кус. Но даже без союзников клан Франгрга’Диллнгэ был слишком силён.

Сутки спустя я дал задание дроудессе купить как можно больше фислимов. А ещё через пять дней началась натуральная бойня. Я забивал зверьков, обладающих мизерным пси-даром, сцеживал кровь и тут же начинал ритуал для синтеза адамантия. Если бы не чары отрешения, которые сделали из меня живого робота без чувств и эмоций, то я рисковал сойти с ума от количества умерщвлённых симпатичных зверьков. Не представляю, как существуют маги крови. Те, кто отдал себя всего целиком этому направлению магии. Они точно перестают быть нормальными разумными.

Несколько десятков тысяч кролобелов принесли мне двести килограмм магического металла. Он почти весь отправился в кассеты на сборочную линию по изготовлению лёгких бронескафандров.

Следующим пунктом моего плана стал вызов высших демонов из нескольких миров Инферно. Я поступал так, чтобы не привлечь к себе внимание более сильных тварей, если бы стал пускать под нож демонов из одного домена. Это низших и старших там как грязи, а вот высшие всегда на виду. Хорошо ещё, что они сами не любят внимания к себе и таятся. Поэтому их сородичам не всегда ясно: он пропал, решил погостить в другом мире или спрятался в родном домене. Другое дело, если вдруг разом решат «спрятаться» десять тварей. Тут любой заинтересуется этим и пожелает провести расследование. И вот тут я даже рад, что планов Инферно великое множество, мне есть где развернуться.

Гиперврата располагались в небольшой системе с одной кислородной планетой земного типа. Отличалась она огромным количеством воды и мизерным суши. Две луны способствовали постоянным приливам и отливам. Вместо деревьев атмосферу наполняли кислородом невероятные по размерам поля плавучих водорослей, на которых птицы вили гнёзда из поколения в поколение. Население состояло исключительно из тёмных эльфов, коих жило на планете всего пять миллионов.

Гиперврата охранялись двумя неподвижными мониторами, созданными из старых линкоров седьмого класса. И это, я вам скажу, невероятная мощь! На каждом мониторе так же находилось некоторое число пустотных истребителей, торпедоносцев и бомбардировщиков. Уже пары этих мастодонтов хватало, чтобы разгромить неприятельский флот средней величины. Вот только дроу на них не остановились и дополнительно усилили защиту врат пятью патрулями. Каждый патруль состоял из двух крейсеров четвёртого и пятого ранга, семи корветов и фрегатов от шестого до девятого рангов.

Все корабли были не чета той рухляди, которой пользовались Пожиратели, павшие от огненных мечей и магии ифритов. Весь космос вокруг гиперврат насыщен невооружёнными дронами, которые по сигналу создадут помехи врагам в радиоэфире, нарушат целостность силовых полей, собьют прицелы и электронную оптику. Хватит нескольких секунд, чтобы за это время экипажи с мониторов отстрелялись по целям. Без защитных полей, без систем обнаружения и прочего неприятель в самом начале боя потеряет часть флота, причём самую сильную часть. Ведь никто же не станет тратить дорогие боеприпасы на мелочь? Учитывая, насколько хорошо дроу поднаторели во всяческой шпионской и диверсионной технике, то как-то прикрыться от радиоэлектронной атаки невозможно.

Вернее, невозможно никому, кроме меня.

При отсутствии цейтнота я могу захватить – это без лишней скромность говорю, лишь чистая правда – ВСЁ! Размеры и глобальность операции лишь повлияют на длительность подготовки. Всё дело в отсутствии у местных какой-либо защиты от магии. Хладное железо эффективно точечно.

Подготовка заняла неожиданно много времени, сам не ожидал такого. Зато теперь нужно быть слепоглухонемым безруким паралитиком, страдающим деменцией, чтобы сесть в лужу с имеющимися возможностями.

И вот наступил момент «Ч».

В пяти тысячах километрах от мониторов под маскировочными полями спрятались два крейсера с туннельными орудиями. Каждое орудие и несколько снарядов к ним были зачарованны мной на прочность, увеличение скорости и повышенный урон. Выстрели Пожиратели тогда из такой дуры, так моя яхта развалилась бы на куски с первого же попадания.

К гипервратам полетели два небольших челнока с увеличенным внутренним объёмом при помощи магии и скрытые рунами-пазлами от обнаружения живым взглядом или электронными приборами. В каждом челноке сидели тридцать воинов дроу, одетые в лёгкие военные бронескафандры, покрытые тонким слоем адамантия и вязью рун. Над каждым скафандром я поработал с полной самоотдачей, чуть ли не кусочек души вложил в них. Расширенный объём позволил установить четыре энергоячейки, увеличить запас смеси для очистки и синтеза дыхательной смеси, руны здоровья без всякого вреда будут поддерживать тонус на высочайшем уровне и лечить ранения. Но самое главное, благодаря адамантию я сумел сделать из скафандров нестационарные временные амулеты! Вокруг доспеха и внутри него создаётся поле, где время течёт в пятнадцать раз быстрее. Причём, его можно отключить самостоятельно в любое время, а не ждать определённый срок. Ну, а от приборов наблюдения, у которых скорость съёмки заметно выше, десантников прикроют чары незаметности.

Ещё два с точно таким же составом, но в простой броне, направлялись к одному из мониторов.

Два патруля из двух крейсеров, семи корветов-фрегатов и десятью тысячами личного состава в каждом уже были обработаны ментальными чарами при помощи амулетов, скрытно доставленных на борт кораблей. На другие три уже не оставалось времени, чтобы поступить аналогично и с ними.

К каждому челноку я прикрепил по мелкому духу. И когда корабли оказались рядом со своими целями, астральные жители перенеслись ко мне с сообщением об этом событии.

Я посмотрел на Лайсамиэль и сказал:

- Пора, группы захвата на местах.

- Начинай. Мы готовы, - откликнулась она.

Через несколько секунд я активировал амулет для абмирутаруами. Заранее провёл ритуал и расплатился с этими духами, привязав их к амулету. И как только волшебная вещь была активирована, каждый из них выполнил свою часть договорённостей. Первый сильнейшим импульсом вывел из строя все дроиды-зонды. Второй оглушил команду одного монитора. Всю до последнего техника и повара, дрона и ИИ. Как раз возле этого монитора ждали этого момента челноки с абордажной группой. Всё-таки, есть ложка дёгтя в том, что даже живые организмы напичканы сложнейшей электроникой, а любое их действие или действие машин связано с её использованием. И в исключительных случаях силы природы могут остановить или даже уничтожить эту деятельность. Ну, или абмирутаруами – духи, олицетворяющие те самые силы природы и различные явления, вплоть до взрыва Сверхновой. Вот только берут, сволочи, много за свою работу.

- Всё, - сказал я, когда духи выполнили все договорённости со мной и ушли на свой план бытия.

Тёмная эльфийка не ответила, лишь кивнула, давая понять, что услышала. Сейчас она ушла в виртуал, так сказать, отдавая команды и контролируя их исполнение через нейросеть. Вот под ногами дрогнула палуба – это выстрелило туннельное орудие крейсера, на котором я находился со своей командой ближних соратников. Снаряд, разогнанный дополнительно магией, вылетел из канала со скоростью двадцать или двадцать пять километров в секунду. Спустя две секунды после этого активировались новые руны, которые должны были мгновенно разогнать болванку до скорости более чем в десять больше текущей. Адамантий в качестве оболочки и одновременно накопителя маны сработал выше всяческих похвал. На каждый снаряд ушло по паре килограмм всего, но даже такой «плёнки» на стенках хватало за глаза для всех задач.

- Есть попадание! – радостно воскликнула дроудесса и хищно оскалилась. – Монитор сильно повреждён. Ещё несколько выстрелов и он разрушится.

«Ещё бы не разрушиться ему, - хмыкнул я про себя. – Там ядерная реакция должна происходить в месте столкновения цилиндра из твёрдого сплава с адамантиевым покрытием и бронёй цели».

Ещё до того, как первая болванка из «тунельника» ударила в броню монитора, потерявшего силовое защитное поле, я активировал амулеты с ментальными чарами на борту тех кораблей, чьи экипажи были заранее ими (чарами) обработаны. Эти амулеты послали магический импульс, по которому все дроу ввели себе лошадиные дозы транквилизаторов и запретили нейросети как-то вмешиваться в их, хе-хе, сон. Старшие командиры и командиры отсеков перед этим отключили и заблокировали корабельные системы и ИИ. За какую-то минуту около десяти тысяч неприятельских бойцов и псионов, а также почти два десятка кораблей были полностью выведены из строя.

Было приятно смотреть на результаты адского труда и длительной подготовки к захвату гиперврат. Один монитор уничтожен. Второй сейчас захватывают диверсанты, в составе которых имеются хакеры с ИИ-взломщиками, чтобы перенацелить орудия, излучатели и ракеты линкора на корабли бывших владельцев врат. Сами гиперврата сейчас берутся под контроль другой группой диверсантов, снаряжённых так, как не снаряжён ни один спецназ в этом мире. Две патрульных группы без признаков жизни дрейфуют в космосе. Ещё три сейчас ведут бой с кораблями враждебного клана, появившимися из ниоткуда, и проигрывают им.

Хочу заметить, что сражались только бойцы и флот Чёрного Песка. Ни один из моих кораблей в этой бойне не участвовал. Не хочу оставлять следы, плюс, пусть хотя бы с виду было ясно, что гиперврата захватил Чёрный Песок полностью своими силами. Кому нужно, те знают про меня. Остальные обойдутся. Хрен им, а не такую информацию.

Собственно, на этом и закончилось моё участие в захвате гиперврат. Дальше всё зависит от Лайсамиэль. И не дай боги – и демоны тоже – ей с Матерью рода Оролпелланой продешевить, выбивая своё у совета клана. Я тогда сильно обижусь и спрошу со всех, в первую очередь со своих подчинённых, которые вылезли с моей помощью из грязи в князи и на чью авантюру я убил столько времени, сил и драгоценнейших ресурсов.

К сожалению, воспользоваться дивидендами от этой акции до возвращения на Землю-41 я не смогу, просто не успею. Но в будущем, имея доступ к такой ценной вещи, как гиперврата, всё окупится с лихвой. К тому же, есть у меня идеи, как захватить ещё одни или найти новые, никому ещё не принадлежащие. Эти врата я разберу, перемещу в Солнечную систему и соберу вновь. Таким образом Земля этого мира будет связана с той частью галактики, где обитаю в данный момент. Не нужны будут червоточины или огромный флот с самообеспечением, чтобы добираться оттуда сюда. Именно это стало самой весомой причиной, когда я принимал решение – помогать Лайсамиэль или нет с захватом гиперврат.


Глава 14


Сразу после захвата гиперврат, даже не дожидаясь, когда в этом деле поставят первую точку – до окончательной ещё далеко – я приказал своим навигаторам проложить курс к ремонтируемому линкору. Там я пробыл сутки, убедился, что команда, занимающаяся восстановлением гигантского корабля, справляется и ни в чём не нуждается, и отправился на территорию Альянса к бункеру Предтеч.

На месте было без происшествий. Биостанции по производству живой крови функционировали отлично и так, как мне и требовалось. Благодаря Источнику эта алая жидкость подходила для синтеза адамантия в несколько раз лучше, чем из тел фислимов. Не удержавшись, я решил задержаться в бункере и провести сравнительный опыт с этой кровью. Тем более, её набралось достаточно, чтобы получить несколько десятков килограмм магического металла. И вот, когда я с головой ушёл в работу, меня неожиданно отвлекла Филлаина. Судя по виду и нервному тону, гоблинка была чем-то сильно взволнована.

- Что у тебя случилось? – спросил я.

- Игорь, мы кое-что нашли. Тебе надо на это самому взглянуть.

Пока я возился с кровью и адамантием, мои помощники продолжали исследовать и обживать бункер Предтеч. И в ходе блуждания по коридорам и залам они наткнулись на помещение с нечто, таким, что волосы встали дыбом у тех, кто там оказался. Я и сам почувствовал себя неуютно, когда увидел десятки тел гуманоидов, запечатанных в силовое полупрозрачное поле. Они просто висели в воздухе в полуметре над полом, окружённые чуть светящимся мутным коконом.

«Мать их… Предтечи?!», - промелькнуло у меня в голове. На одних рефлексах я вызвал Воинов из амулета и закрылся самым мощным защитным заклинанием из своего арсенала заклинаний. Заодно прикрыл гоблинку. В этот зал мы вошли только с ней.

Сердце в груди бухало, как грохочет гидравлический молот в цеху машиностроительного завода. Мне казалось, что силовое поле, удерживающее тела, тускнеет и вот-вот пропадёт. А гуманоиды встанут на ноги и отправятся гнать тех, кто не званным заявился в их дом.

«Чёрт, ну и бред лезет же в голову», - подумал я, когда схлынуло первое впечатление от находки. – Филла, они так и висят с момента, как их нашли?

- Да, - кивнула она в ответ.

- Не шевелились, цвет силового поля не менялся, никаких звуков не звучало? – продолжал я допытываться.

- Да не было ничего, Игорь.

- Понятно… так, хм… так… а давай-ка отойдём в коридор и кое-что сделаем, - сказал я и потянул девушку в сторону выхода не дожидаясь её ответа. Выйдя из зала, я первым делом объявил тревогу и приказал всем покинуть бункер. Со мной остались лишь Пина, Ску Би и Филлаина.

Дальше я приказал Воину столкнуть с места самое ближнее к нам тело. Тот попытался, но не преуспел. Как оказалось, лишь с виду коконы силового поля казались хрупкими, создавая ложное впечатление, что это воздушный шарик. На самом же деле проще было сдвинуть насыпной сейф два на два метра, чем тело гуманоида. Но, несмотря на неудачу, я всё равно был доволен. Да и как не радоваться, если все манипуляции моего магического подчинённого не вызвали ответной реакции: ничего не взорвалось, не вылезли боевые турели, не потекли клубы ядовитого газа, не очнулись гуманоиды чтобы пустить на ленточки Воина и меня с девушками.

Полчаса понадобилось на то, чтобы разрушить силовое поле, окружающее одно из тел. Подозреваю, не примени я шаровую молнию, то карябать кокон можно было бы до морковкиного заговенья. Чем выше на эти поля нагрузка, чем больше энергии на него подаётся. А вот разовая мощная нагрузка разрушила кокон раньше, чем тот получил нужное количество энергии.

Пина и Филлаина в один голос приглушённо вскрикнули, когда тело упало на пол с громким стуком. Да я у меня, признаюсь, самого сердце в пятки прыгнуло.

Убедившись, что гуманоид не подаёт признаков жизни, и никакой реакции не последовало на моё поведение, я приказал Воину вытащить тело в коридор. А потом вместе с помощницами стал его рассматривать.

«Какое-то непонятное оно », - хмыкнул я про себя. Несмотря на гуманоидные и очень близкие к человеческим пропорциям и виду формы тела, спутать его с человеком или иным представителем разумной расы в галактике было крайне тяжело. Тело очень сильно походило на древние игрушки-пупсы, где не было никаких половых признаков, лишь пустотелый кусок пластмассы в виде туловища, рук и ног. У находки не было не то, что груди – сосков. Отсутствовали половые органы вроде члена или вагины, не было ануса. Даже пупка не имелось. На светло-серой коже не росли волосы. Вот зубы были, это я проверил, раздвинув пальцем губы у тела. Черты лица были почти человеческие, если убрать факт того, что не было бровей и ресниц, а губы имели цвет под стать остальной коже. Вот только по ним было невозможно понять, кто бы это мог быть – мужчина или женщина.

- Какая-то кукла, - внесла свой вердикт Ску Би спустя несколько минут.

- Мне тоже так кажется. Может, андроиды какие-то? - согласился я с ней. – Нужно вскрытие делать.

Для полноты эксперимента я разрушил коконы ещё у пяти тел, выбрав их в разных частях зала.

Через несколько часов стало ясно, что это точно не люди или им подобные разумные. Они больше похожи на андроидов, чем живые организмы, созданные природой. Часть внутренних органов отсутствовала. Вместо подкожного жира имелось нечто похожее на силикон светло-голубого цвета. Кожа была эластичная и очень прочная. Два сердца, три лёгких, огромная печень, разделённая, на пять долей, две очень крупных селезёнки. Мозг был намного сложнее, чем у любого разумного в нашей галактике. Рядом с ним человеческий выглядел, как мозг шимпанзе в сравнении с мозгом хомо сапиенса. Немного другой скелет и строение связок, благодаря чему тела имели поразительную подвижность и гибкость. А очень плотные мышцы дарили ему, телу, силу титанов из мифов. Нервная система соответствовала мозгу. Но самое главное – в каждом теле находились двенадцать имплантатов и одна нейросеть производства Предтеч. Изъятая нейросеть была наскоро протестирована и признана класса «универсал». Имплантаты на любом рынке республики Анарат, Альянса, Федерации и так далее с руками у меня оторвут за баснословную сумму.

- И что нам со всем этим делать? – задумчиво сказал я, когда ознакомился с результатами исследования найденных тел. – Это Предтечи или их андроиды?

То, что я сделал потом - это было или гениальным озарением, или несусветной глупостью, которую совершает каждый разумный хотя бы раз в своей жизни (обычно куда как чаще) в моменты, когда не знает, как поступать и следует присказке «не знаешь что делать – делай хоть что-нибудь, а там видно будет».

Я решил попробовать снять слепок души с одной находки. Ведь если это Предтечи, то я получу невероятный источник знаний и возможностей. Даже пусть там останется несколько процентов того, чем обладала настоящая душа, сейчас ушедшая на перерождение или ставшая новой могущественной сущностью, когда покинула бренное тело. Ну, а если мне не повезло и мы нашли андроидов, то ритуал не пройдёт, так как души у искусственных сознаний попросту нет. Результат ошарашил и одновременно порадовал. Слепок души я получил. Но оказалось, что объекты, оказавшиеся в моих руках, в самом деле, имеют искусственную природу, схожую с природой андроидов. В эти тела Предтечи переносили своё сознание. Как? Зачем? Для чего? Я этого узнать не смог. То, что оказалось в крупном рубине после ритуала, было даже не слепком души, а тенью слепка. Но даже так я получил в свои руки небывалую мощь. Из любого андроида, находящегося в бункере с стазис-поле, я мог получить астральную сущность, которая стала бы Генералом Воинов или Грандмастером Слуг. И при этом всё равно слепок не показал бы всех своих возможностей. Чтобы полностью раскрыть его - это нужно придумать нечто эксклюзивное, так сказать, а не банального Слугу или Воина. Вот будь слепок полноценным, то засунул бы его в амулет высшего ранга.

«Хм, а если их соединить все в одно целое?», - пришла мне в голову мысль, как поступить с неожиданной находкой. Кстати, бояться последствий за изъятие андроидов со склада Предтеч, не стоило. При помощи слепка я худо-бедно сумел понять, что для Предтеч эти тела стоят ровно столько, сколько стоят на Земле старые мётлы, веники и совки в каком-нибудь ЖЭКе. То есть, отдельно подводить к ним сигнализацию никому и в голову не придёт. А общая охрана бункера была отключена или снята Древними при эвакуации. Вот почему они не забрали андроидов – это вопрос. Только узнать на него ответ я никогда не сумею. Впрочем, нужно ли мне это? Не взяли и не взяли. Может, это было поручено сделать хроническому разгильдяю, который из природной лени поставил галочку в графе «списано по причине изношенности».

Ох, как же я ломал голову над этой проблемой. Хотелось получить максимум из находки, ведь второй такой может не произойти. Обратиться к Слепцу? А поможет ли? Свой долг он отработал и неизвестно смогу ли я ему заплатить должным образом за новую информацию. Это же относится и к вопросу, где спрятаны ещё такие же бункеры.

«Хм, а в том первом, где я нашёл Источник, тоже есть зал с андроидами или там эвакуатор был не таким разгильдяем?», - промелькнула в голове мысль.

И всё же я сумел найти решение. Правильное или нет – будущее покажет.

* * *

- Господин, Глебов, - поприветствовала меня наклоном головы знакомая страшно худая эсбэшница.

- Госпожа О’Мау, - ответил я ей тем же.

Наша встречапроисходила в ресторанчике чуть выше среднего качества на крупной жилой станции рядом с большим узлом пересечения космических трасс. О ней, встрече, попросила меня сама женщина. Как она считала – это полностью её выбор… и ошиблась. Даже у такого сильного псиона можно найти уязвимости в защите, если иметь достаточно времени и знать, что искать.

Так, те самые духи, что однажды мне принесли частицы тел рейдеров и дроу, после чего я натравил на них мар, доставили мне кровь, волосы и слюну Охьи О’Мау. Дальше не составило большого труда незаметно пройти сквозь её ментальную защиту и внушить подспудную мысль, что пора бы уже избавиться от мозговых паразитов. Так же мне было несложно создать все условия для рецидива, отправив женщину в медкапсулу на пару дней. Это только укрепило её в желании излечиться.

И вот мы встретились.

- Догадываетесь, зачем я хотела вас видеть? – спросила она.

- Хм, учитывая, что место выбрано где-то на задворках республики, то это частный визит, так сказать. И судя по тому, что вы недавно себя очень плохо чувствовали, то предположу, что ваше самочувствие и наша встреча взаимосвязаны. Не ошибусь, если скажу, что вы хотите наконец-то избавиться от гадости вот здесь, - я коснулся пальцем своего виска.

- Слишком много слов. Но всё верно. Что вы хотите за моё лечение?

- Помощь или информацию. Мне необходима группа специалистов по созданию искусственных интеллектов. Конкретно, чтобы они создали из моих материалов ИИ десятого поколения.

- Из ваших, значит. То есть, готовые вас не интересуют?

- Да, вы на удивление прозорливы, - согласился я с ней.

- Эти материалы какие-то особые?

М-да, в чём ей не откажешь, так это в догадливости. С другой стороны, вполне логично предположить этот ход, раз меня не устраивают устройства, предлагаемые на рынке.

- Особые, - не стал отрицать я. – Только не спрашивайте, в чём заключается их особенность. Считайте, что я провёл над обычными материалами несколько ритуалов со своей планеты.

- Вы в курсе, что это очень долгий процесс? Понадобится около года, чтобы выполнить такой заказ.

- Ничего, я подожду.

- А почему вы обратились ко мне? – спросила она. И хотя тон её был ровным, и ментальная защита никуда не делась, но эмоции оказались так сильны, что подозрительность пробилась сквозь пси-щит, расцветив ауру в нужные «краски».

- Я давно ищу такую группу, но пока в этом не преуспел. В последние дни только этим и занимаюсь, голова забита лишь мыслями об ИИ и тех, кто может мне его собрать. И тут ваш звонок. Рассказывать, какая у меня ассоциативная цепочка сложилась в голове? – с лёгкой усмешкой я посмотрел ей в глаза.

- Не нужно, я догадываюсь.

- Леди О’Мау, - я ещё шире улыбнулся, стараясь, чтобы улыбка была как можно располагающей и доброжелательнее, - не нужно думать, что я на вас использовал свой пси-дар, чтобы заставить придумать эту встречу. Я не настолько силён, чтобы пробиться сквозь вашу защиту и сделать это незаметно, - а про себя подумал. – «Лишь бы не спросила какую-нибудь клятву, что я говорю правду и не имею отношения к её поступку», - тут же, желая сменить тему, спросил. – Не покажусь невежливым, если спрошу, откуда вы получили эту гадость? - и вновь коснулся виска.

- Не покажетесь, - она тяжело вздохнула и ответила. – Тогда я ещё не занимала высокий пост в СБ республики. Участвовала в различных миссиях и операциях с рядовыми бойцами. Один раз занесло на планету, которая неофициально зовётся Джунглями. Вот там я и заполучила этих паразитов. И мне ещё повезло, так как все те, кому не помогали современные медсредства, чаще всего умирали или превращались в овощи.

- Понятно. Грустная история, но такова жизнь, - пожал я плечами. – Так вы мне поможете?

Она ответила не сразу. Прошло три минуты, прежде чем я получил ответ.

- Да, помогу. Но я хочу получить что-то ещё, кроме собственного лечения. Что-то для республики, которая, к слову, и ваше государство, готовое защищать и помогать.

- Не люблю таких пафосных фраз, - скривился я. – Чаще всего, государство заботится о крошечной горстке граждан, которые находятся рядом с властью. На прочих им всем плевать, главное содрать побольше налогов, чтобы прокормить вечно растущую армию чиновников.

- Я не разделяю ваших взглядов, но и переубеждать не собираюсь. Мне важен ответ на моё предложение.

Думал я недолго. Почти сразу же, как только Охья озвучила своё условие, я понял, что могу ей отдать.

- У меня есть, что предложить республике, - произнёс я. – Как насчёт бункера Предтеч, точно такого же, какой я нашёл на планете АНО5, когда был колонистом? Напомню или намекну, если вы вдруг не в курсе, что там есть некая изюминка.

Аура собеседницы вновь забурлила, прорвавшись сквозь ментальный щит. Значит, она в курсе Источника.

- Меня устраивает, - быстро сказала она. – Назовёте сейчас координаты или позже, когда я найду вам команду конструкторов ИИ?

- Сейчас. Я верю, что вы не обманете. Вы для этого очень умная женщина. Только хочу предупредить, что попасть в бункер будет сложно из-за природных условий, - и скинул ей на нейросеть координаты объекта древней расы. Я решил отдать ей тот самый бункер, который скрыт под слоями льда и воды на спутнике планеты.

- Вы так легко расстались с этой информацией…

- Именно поэтому , вы правильно догадались, - несколько грубо прервал я её. – И нет, я не прочитал ваши мысли. Просто то, что вы хотели спросить легко читалось по вашему лицу, леди О’Мау. А ещё мне очень нужно, чтобы конструкторы как можно скорее приступили к работе над ИИ. В любой другой ситуации я бы не стал разбрасываться такими подарками, пусть и добраться до этого подарка непросто. Плюс, сам я его использовать не могу сейчас. Увы, обстоятельства так сложились. Полагаю, это очень щедрая плата за услуги конструкторов ИИ.

- Я вас поняла, господин Глебов. Считайте, что я лично и Служба Безопасности республики Анарат вам серьёзно задолжали за данную информацию. Если бы вы не были Героем, то получили бы эту награду обязательно.

Тут до любого должно было дойти, что отдавать такие координаты можно лишь в том случае, если есть ещё пара таких же «точек». Или больше. Возможно, местные псионы научились как-то использовать Источники для собственного усиления, потому бункеры с ними очень ценны. И ещё я надеюсь, что женщина осознаёт всю серьёзность нашего договора, где фигурируют такие ставки, и не станет тянуть резину с моей задачей. То, что она имеет не одну команду нужных мне людей – ну, или представителей иной расы – было ясно любому. Кто-то из мастеров был «официалом», другие работали в тени. Но все они точно находились под колпаком СБ. Дорогой подарок? Так и ставки велики, я общаюсь не с рядовым копом, а с той, кто влияет на многие процессы в галактической республике. Этот бункер не только плата за «подгон» специалистов-искинщиков, но и за будущие услуги. Хотя бы в плане срочной встречи, это тоже очень дорого стоит, когда у тебя каждая минута на счету.

Так же стоит заметить, что Охья ни на секунду не задумалась, что я вру. Слишком высоки ставки и исключительная информация, чтобы так глупо рушить свой авторитет и доверие. Почему я отдал именно эти координаты, а не с радиоактивного спутника, и не с планеты, залитой кипящей лавой? Всё просто: попасть в бункер сквозь лёд и воду намного проще, чем работать за фонящем объекте или среди температуры в тысячи градусов среди расплавленного камня и металла. Республиканцы гарантировано убедятся, что информация точная. Единственное, что стоит после такого ждать – это повышение интереса к моей персоне. Ну, тут уже ничего не поделаешь, я добровольно на это пошёл ещё тогда, когда раскрылся во время поисков детей на водной планете. Прячась и тратя львиную долю ресурсов для того, чтобы оставаться в тени, я слишком долго буду выполнять План. Или так, или так. И я выбрал «славу» вместе со скоростью.

- Тогда, может, приступим к лечению? – подмигнул я ей. – Или сначала отдадим должное местным блюдам? Кстати, готовят здесь неплохо и продукты хоть и из синтезатора, но качественные.

Женщина посмотрела на свои тарелки, содержимое которых едва пригубила, и отрицательно покачала головой:

- У меня совсем нет аппетита.

- Что ж, тогда снимем номер и займёмся лечением. Это не займёт много времени.


Глава 15


И вновь я отправился к линкору. В это посещение все работы на нём были закончены, ИИ взломаны и переподчинены. Даже минимальный экипаж был составлен и понемногу привыкал к своим должностям и обязанностям.

- Ах, как мне надоело сидеть в этой консервной банке, – недовольно проворчала Суок, когда увидела меня. Потом заметила Роксану, скромно стоящую в стороне и обрадовалась. – А-а, у тебя всё получилось! – и бросилась к орчанке, тут же заключив ту в объятия.

Роксана вышла из медкапсулы и из-под временного купола только сутки назад. Великолепное оборудование, мои амулеты, имплантаты и нейросеть Предтеч, высокоуровневые учебные базы и многое другое превратили девушку в отличного специалиста. Ей нужно только сдать экзамен в одном из республиканских госучреждений, чтобы получить официальный диплом медика седьмого ранга. Для неё такой взлёт был невероятен. Только что она с трудом получила технические и пилотские базы третьего уровня, и вдруг уже седьмой! Да ещё с устройствами Древних. Из-за такого взлёта и лавины новых знаний с положением она ходила растерянная по кораблю. Преображалась лишь в тех случаях, когда занималась своей профессией и пси-тренировками. Имелась небольшая проблема с её идентификацией, так как предыдущая нейросеть зафиксировала смерть девушки, а прибывшие на место боя представители полиции эти данные внесли в свою базу и пустили дальше по инстанции. Впрочем, через Никоша или Охью решить этот вопрос будет проще простого.

Вечером я вошёл в её каюту. Девушка как раз собиралась ложиться спать. Так что, с одной стороны я вовремя. А с другой… а вот сейчас и узнаем.

- Игорь? – удивилась она и покраснела, так как стояла сейчас в комбинезоне, спущенным до пояса. При зеленоватом цвете кожи её смущение выглядело довольно пикантно. Под моим взглядом она закрыла свою крупную грудь ладонями. – Что-то случилось?

- Случилось, - я подошёл к ней, положил свои ладони ей на плечи и притянул к себе. – Я соскучился, солнышко ты моё.

Да, это была всё та же Роксана, не испорченная обществом, молодая и наивная, которая впервые со мной почувствовала единство между мужчиной и женщиной. Единство плоти, конечно, но мы оба так же испытывали друг к другу чувства, которые совсем нельзя назвать дружескими. Они были куда как большими.

Орчанка убрала руки с груди и неловко обняла меня.

- Я тоже, - прошептала она и, прикрыв глаза, потянулась своими губами к моим.

Эта ночь была только наша. Я заблокировал нейросеть и каюту, чтобы никто не смог нас побеспокоить. Пусть даже случится второе нападение Пожирателей, но мне будет плевать. Есть экипаж и мои подчинённые, пусть разбираются с проблемой сами.

А утром я и орчанка вновь с головой ушли в деловые хлопоты.

Линкор без проблем удалось вывести за пределы опасного района. Стоило это дорого, так как без помощи абмирутаруами с этим было не справиться в такой короткий срок. Корабль я перегнал на одну из больших верфей для окончательного ремонта и установки новых систем вооружения класса «А+». И назвал его – «Коротышка Торин».

Здесь же я встретился с О’Мау, которая прилетела на встречу с двумя людьми, мужчиной и женщиной. Представила их мне как нужных специалистов по конструированию ИИ. После этого улетела обратно, предоставив нам самим договариваться. На удивление, переговоры прошли легко и без конфликтов. Даже не пришлось искать компромиссов. Моя цена их полностью устроила. Да и не могло быть по-другому, так как кроме кре дитов я передавал им семь древних нейросетей класса «универсал», которые вынул из андроидов Предтеч. И два десятка имплантатов оттуда же. Главным моим условием было то, чтобы они работали лишь с адамантием и природными драгоценными камнями. Об особой прочности металла я конструкторов предупредил, и они пообещали подготовить необходимое оборудование. Всего их оказалось одиннадцать специалистов высочайшего класса.

- Вы будете работать на моём корабле безвылазно. В течение десяти суток вы не сможете ни с кем связаться. Поэтому советую отнестись к данному моменту крайне внимательно и взять с собой всё необходимое.

- Даже с вами? Или это относится лишь к внешнему миру? – уточнила одна из женщин, при этом строя мне глазки. – Вдруг нужно будет решить срочный вопрос.

- Даже со мной. Все вопросы я решу лишь спустя десять суток.

- Вы нас в бункер с установленным временным паролем хотите спрятать, что ли? – хмыкнул мужчина с шикарной бородой и абсолютно лысой головой, кожа на которой блестела.

- Что-то вроде того. Только более сложной конструкции. В этом бункере вы уцелеете, даже если весь мой корабль развалится на части.

- Другой вопрос, - эти слова сказал ещё один представитель сильной половины. Пузатый невысокий мужичок, которого можно использовать без всякой ретуши на плакатах с изображением любителей пива. Я такие видел в интернете на Земле: с жёлтой бочкой и покупателем, державшим стеклянную кружку с высокой пенной шапкой.

- Слушаю, - я посмотрел на него.

- Если не получится применить только ваши материалы, то как нам поступить?

- Дождаться нашей встречи. Я решу, как лучше справиться с проблемой.

- Хорошо, я понял.

- Мы будем одни в этом бункере? – вновь спросила меня та дамочка с блядским взглядом.

- Нет, с вами останутся трое моих людей. Вы будете вольны использовать их как угодно , даже отослать в дальний угол или заставить мыть пол. Или махать веером над вами. Но при изготовлении ИИ, они должны присутствовать, минимум один из них. На них возложена охрана материалов, рабочего места и заготовки устройства. А позже и самого устройства, - ответил я, не став уточнять, что помощники на самом деле являются андроидами тёмноэльфийского производства.

- Вопросов больше не имею, - улыбнулась она, пожирая меня взглядом.

Решив вопросы с конструкторами, и упрятав их под купол временного амулета со всем необходимым для автономной работы и жизни, я переключился на хлопоты компании «Млечный путь». В первую очередь я купил на верфи отличный крейсер восьмого поколения, оснащённого всем необходимым от и до. Перевёл на него три сотни эльфов из молодого поколения, пять своих «моделей» в качестве старшего комсостава, прикрепил к ним Ску Би, и отправил их искать ещё корабли для покупки: фрегаты, «шахтёры», транспортники и так далее. А то время уже поджимало, скоро нужно будет отправляться на Землю-41, а у меня лишь самый мизер необходимого имеется. Следующими на очереди были Пина и Суок. Их я отослал на рейдере закупаться высокими технологиями. Как раз в данный момент Пина получила ряд сообщений по ранее пробиваемым темам, которыми занималась на столичной планете, когда я получил самую главную республиканскую награду. Те, с кем она вела переговоры, отписались, что всё, так сказать, на мази. Только нужно прилететь, заплатить и забрать. Вот моя секретарша и полетела.

А я отправился по следующим координатам, полученным от Слепца. Необходимо было развернуть новые био-станции для получения магической крови, чтобы синтезировать адамантий. А то немного сомневаюсь, что на Земле или рядом с ней найдётся Источник. Плюс, провернуть с Филлаиной то, что у меня получилось с Роксаной, то есть, наградить Даром.

По первым координатам Источник находился в полуразрушенном бункере. Мощное землетрясение раскололо поверхность безжизненной планеты, оставив после себя глубочайший каньон. И на пути разлома оказался древний бункер. Странно, что Предтечи не просчитали такую возможность и возвели в столь сейсмически неустойчивом месте своё сооружение. Или им пришлось это сделать из-за Источника? Или дело не в литосферных плитах, а в чём-то ином, внешнем воздействии вроде падения астероида? Сейчас это уже не узнать. И тратить время на такую глупость не собирался.

Собственно, магическому источнику ничего не сделалось. Разрушился лишь бункер. Но для моих дел требовалась целостная постройка, поэтому я направился по следующим координатам.

«Эх, жалость-то какая, - посетовал я про себя, удаляясь от планеты с разломом. – Знал бы про это место, то сдал бы его О’Мау вместо подводного бункера».

Новое место мне очень понравилось. Безжизненная система вдали от всех космических трасс, мало кому нужная, так как таких мест в этой части галактике были миллионы. Планета небольшая, практически, как Марс в Солнечной системе. И даже цвет поверхности похож. Он у неё был насыщенного кирпично-красного. Атмосферы – ноль. В глубочайших кратерах лежит лёд. Магнитного поля нет. От местного светила планета третья по счёту, совсем как моя Земля. Вот только в этой звёздной системе «пояс жизни» намного меньше, так как светило – тусклый красный карлик. Его тепла не хватает на таком расстоянии. Вот в системе ОКА46 звезда побольше была и сама планета, та самая АНО5, к ней поближе. И то лишь в районе экватора на ней можно было с комфортом жить.

С другой стороны, а зачем мне здесь кислород и тепло? Я не за созданием колонии и терраформированием прилетел. Местный бункер был упрятан глубоко под землёй и имел точно такое же строение, как и на вышеупомянутой АНО5. Немного пришлось повозиться с поиском и активацией лифта, зато потом всё пошло как по маслу.

Никаких секретов бункер мне не принёс. Рассчитывая срубить – пардон за мой французский – на халяву ещё слепков от слепков душ с искусственных тел Предтеч, мои дроны и подчинённые облазили весь бункер от и до, пока закладывалась биостанция на Источнике. Увы, меня постиг жестокий облом.

Получив фигу с маслом в ответ на мои надежды, и запустив биостанцию, я полетел по следующим координатам к новому Источнику.

- Готова? Не передумала? – участливо спросил я Филлаину.

- Готова, - сказала она и замотала головой влево-вправо, потом спохватилась и резко кивнула. – Просто, немножко непривычно, потому и нервничаю.

- Я буду всё время с тобой, - сказала Роксана и обняла её. Мелкая гоблинка буквально утонула в объятиях орчанки, - не волнуйся.

Наш разговор происходил в зале с Источником в очередном бункере Предтеч. Через несколько минут Филлаина должна занять своё место в медкапсуле, а та оказаться в Источнике. Фонтан рабочие дроиды отключили, воду отвели в другое место, а два часа назад я провёл ритуал с гоблинкой для увеличения удачи. Медкапсула будет постоянно обновлять и чистить организм девушки, запуская процессы регенерации и многие другие, ускоряя замену клеток на порядок, чтобы мана пропитала их все, отпечаталась на ауре и так далее. И я очень надеюсь, что у меня всё получится. Магом ей не стать, тут без вариантов. А вот обрести особую способность – как телекинез у орчанки – она вполне может.

На этот процесс я отвёл три недели. Если ничего ней выйдет сейчас, то позже повторю попытку с увеличенным сроком. К тому времени как раз будет готов или почти готов ИИ, который я заказал.

С гоблинкой осталась не только одна Роксана. Ещё были семь эльфов из нового пополнения, с которыми очень близко сошлась орчанка. Нет-нет, никаких любовных отношений. За такое я бы мигом отлучил девушку не только от своего тела, но и выгнал бы из ближнего окружения. Слишком я собственник и слишком прикипел к ней, чтобы прощать такое, да и вообще... Впрочем, сама Роксана влюблена в меня по уши, но стесняется это показывать.

Охранять их остались три дюжины автоматронов. Две были на базе тёмноэльфийских андроидов, одна на базе тяжёлых дроидов «разрушителей». Андроиды дополнительно были облачены в бронескафандры с адамантием, в тех самых, которые я выдавал бойцам дроу для захвата гиперврат.

И, конечно, был создан охранный периметр. В него были включены даже несколько ракетных установок «земля-космос», которые могут уничтожать почти любые объекты на ближней орбите. Каждая из них несла несколько адамантиевых рун-пазлов для увеличения скорости и мощности взрыва.


Глава 16


- Я Джаннас Огнедышащий! Великий полководец Джанханна, мира джиннов и ифритов, - представился знакомый мне джинн командир наёмников. В прошлую нашу встречу он остался безымянным.

- Очень приятно, Джаннас Огнедышаший, - вежливо ответил я ему. – Я маг Игорь Глебов. В прошлый раз ты разрешил связаться с тобой, если у меня будет что предложить тебе.

Тот внимательно посмотрел на меня.

- У меня есть около тысячи красивых, молодых и очень дерзких рабынь расы тёмных эльфов, - продолжил я. – Интересуют?

- Да. Что ты за них хочешь?

- Чтобы ты свёл меня с самым лучшим артефактором, которого только знаешь.

В этот момент в отсек андроиды завели трёх дроудесс, одетых по самому минимуму. Несколько клочков ткани, соединённых узкими лентами, прикрывали самые интимные части женского тела. Но в таком наряде эльфийки казались ещё более сексуальными, чем если бы предстали перед нами в костюме Евы.

Всё, занавес. Внимание джинна оказалось переключено на них.

- Годятся, - шумно сглотнул он и выдохнул язычок огня. – Вся тысяча такая?

- Вся, - кивнул я.

Не сводя взгляда с пленниц, джинн поинтересовался:

- Для чего именно тебе нужен артефактор. Это я к тому, что самые лучшие мастера специализируются в очень узком направлении. Или у них получаются амулеты только одного направления в магии, что одинаково.

Я секунду подумал и решил не скрывать своей цели.

- Мне нужен амулет, чтобы открывать и закрывать спящие или мерцающие природные порталы, - сообщил я ему.

- Порталы, - повторил он. – Кажется, мне даже не придётся долго искать такого. Есть у меня кое-кто на примете. Но общий язык тебе придётся искать с ним самостоятельно, тут я не помощник.

- Хорошо, - кивнул я ему, - пусть так. Я справлюсь.

- Две дюжины наложниц заберу сейчас.

Я передал через нейросеть приказ и спустя несколько минут в отсек андроиды завели ещё девять пленниц в точно таких же нарядах. Потом был составлен договор на пергаментных свитках. Через минуту после подписи дроу и Джаннас пропали в межмировом переходе.

Откуда у меня тысяча чернокожих красавиц с характером гадюки, которой наступили на хвост? А от моих помощниц Оролпелланы и Лайсамиэль, вот откуда. После захвата гиперврат у них в плену оказалось слишком много членов тёмноэльфийского клана Франгрга’Диллнгэ. Точнее из правящего рода этого клана. С кем-то «тёмнопесчаным» удалось договориться, других рассчитывают обработать позже и склонить на свою сторону. Но были и те, кто категорически отказался идти даже в малости навстречу Чёрному Песку или Тёмному Лотосу. Даже угрозы пыток, рабства и смерти не поколебали их убеждения. Или заложенные в нейросети и имплантаты установки верности оказались слишком сильны. Тогда глава рода и её помощница связались со мной и предложили скормить таких непокорных демонам. Плюс, нескольким «вскрыть» мозги ментальными чарами, чтобы получить сверхсекретную информацию про клан Франгрга’Диллнгэ.

Демонам отдавать их я не стал. Если бы не вовремя подсунутая памятью история с джиннами, то я бы послал двух этих дамочек куда подальше. В чём-то помог, конечно, ведь секреты дроу и мне пригодятся. Но не стал бы решать проблему с армией непокорных пленниц. По правде говоря, дроу не повезло из-за их стремления к совершенству, к улучшению своей расы. Будь они менее прекрасны, то джинна могли и не заинтересовать. Тем более, аура выдавала в них тех ещё бунтарок и змеюк, которых укротить желает любой мужчина, если он не совсем уж тряпка. Лично я своими методами сумел объездить – если так можно сказать – двоих таких. Благодаря чему стал эдаким серым кардиналом тёмноэльфийского рода.

Ждать ответа от Джаннаса пришлось больше суток. Зато он появился не один, а с каким-то мелким кривобоким серокожим карликом с огромными ушами. Что примечательно, так это факт, что эти «лопухи» были увешаны колечками, кулончиками и штангами пирсинга. И каждая эта кроха была мощнейшим амулетом. Мне пока что до столь тонкой работы идти и идти вверх по лестнице магии.

- Хи’Ди’Шо, лучший артефактор, какого я только знаю в трёх мирах, - представил мне своего спутника джинн. – Дальше договаривайтесь сами.

- Хм, оплату мои помощники выдадут? – я вопросительно посмотрел на Джаннаса. – Или нужно моё присутствие?

- Меня это не оскорбит, если ты об этом, - усмехнулся джинн. – Где там твои слуги с моими рабынями?

- Она проводит, - я указал на дроудессу, которую я полностью подчинил магией. Из-за жёсткого ментального прессинга она сейчас была похожа на куклу, способную лишь выполнять команды. Но это было не навсегда. Стоит мне снять с неё ментальный блок или ей подождать год-два, как она станет прежней. Вот только не будет помнить ничего из того, что с ней происходило в это время.

Отправлять джина одного я не боялся. По составленному вчера договору он не сумеет мне причинить вред, любой.

- Ну, здорово, маг, - скрипучим голосом произнёс лопоухий коротышка.

- Приветствую, Хи’Ди’Шо.

- Ой, да брось, - отмахнулся тот, - общайся нормально. От этой дежурной и натужной вежливости у меня несварение желудка появляется. Я Хирди.

- Игорь, - я кивнул в ответ, показывая, что принимаю такой стиль общения.

- Так что конкретно тебе за амулет нужен для порталов, Игорь?

- Чтобы с его помощью закрывать и открывать природные мерцающие порталы.

- Межмировые или в пределах этой вселенной?

- В пределах этой, - уточнил я.

- Хм, ну, чуточку ты мне сейчас работу облегчил, Игорь, но лишь чуточку, - важно сказал тот, явно набивая себе цену. – Тебе многоразовый или одноразовый?

- Многоразовый. Очень много-много-многоразовый.

- А вот сейчас усложнил её, - покачал тот головой. – Это будет стоить…

- Я плачу адамантием, - быстро сказал я.

- Адамантом?

- Адамантием, - повторил я. – Хирди, не притворяйся глухим и не подлавливай меня.

- Адамантий – это дешёвка, - скривился он, словно я ему стал рассказывать о самом неприятном табу из его религии.

- Я могу предложить только его. Если не нужен, то увы, - я тяжело вздохнул, грустно улыбнулся и развёл руками, демонстрируя сильнейшее сожаление. – Ничем не могу заплатить. Разве что красивых рабынь возьмёшь, как ты на такое смотришь?

- Это ты тому летающему члену предложи, - хмыкнул он и указал на дверь, за которой недавно скрылся Джаннас. – Ладно, пусть будет адамантий. Но его придётся тебе выложить немало.

- Сколько смогу – всё отдам! – искренне сказал я.

Тот вновь скривился, поняв по фразе, что торговаться придётся долго и тяжело.

- И сколько это? – глянул он на меня мрачным взглядом отъявленного убийцы.

- Дам… пятьсот грамм, - сказал я и всем своим видом показывая насколько мне тяжело далось такое решение. Всё та же магия, которая наделила нас с собеседником способностью отлично понимать друг друга, перевела граммы в те меры весов, к которым привык коротышка.

- Ск-сколько?! – от возмущения тот даже стал заикаться. – Хватить шутить, Игорь, называй нормальную цену.

- Шестьсот грамм, так уж и быть. Ведь без ножа меня режешь, Хирди, - повысил я цену. - Ты думаешь так легко найти месторождение адамантия? И в нём металла, как на железорудном карьере?!

Из Книги я узнал, что 99,999% адамантия получают из месторождений и лишь ничтожную часть в ходе магических экспериментов, где применяется адамант. А те встречаются невероятно редко, реже только мифрил. То заклинание, что подарил мне Царь царей в магическом фолианте, уникально и вряд ли известно значительной магической и околомагической публике. Иначе бы не был этот металл настолько баснословно дорогим. Не удивлюсь, если только в Книге Царя царей и есть данное заклинание, а тот, кто его создал уже давно ушёл на круг перерождения. Так что, я сейчас был монополистом адамантия. Жаль, что аура лопоухого собеседника закрыта для меня, а то сумел бы прочитать момент, когда нужно было останавливаться на цене и не поднимать больше ни на грамм.

- Сто килограмм и ни крошкой меньше! – заявил Хи’Ди’Шо.

- Да ты охренел!

- Сам ты охренел! – с не меньшей экспрессией ответил он мне.

Несколько секунд мы бодались взглядами. Первым нарушил молчание я.

- Хорошо, пусть будет по-твоему, - сказал я и тут же, гася вспышку удовольствия у Хирди, добавил. – Так и быть, пусть будет больше, чем в начале предложил. Килограмм! Хирди, только вдумайся, как звучит эта цифра: тысяча грамм ценнейшего магического металла! Ты же артефактор и должен понимать, что это.

- Как артефактор я и понимаю, что этот килограмм может оплатить только моё появление в этом мире. Девяносто девять, демоны с тобой, уступлю!

- Да я достал всего лишь немногим больше двух килограмм. Надо и мне что-то себе оставить. Кило сто, а? И заключим договор…

Сошлись на девятнадцати с половиной килограммах адамантия. После того, как ударили по рукам, то ещё несколько минут изображали, как же сильно недовольны друг другом, дулись, короче говоря. Но я был уверен на сто процентов, что коротышка сейчас ликует про себя точно так же, как я сам.

- Ладно, жди, когда сделаю, - сказал коротышка, нарушив молчание.

- Долго?

- А это уж как вдохновение решит, - развёл он руками и важно заявил. – Я творец, а не ремесленник!

«Творец он, - чуть не сказал я вслух, но сумел сдержаться. – Барыга обычный. Базарный лавочник, блин».

Едва только решил вопрос с портальным амулетом, как со мной связалась Лайсамиэль. Она будто точно знала, когда я уже освобожусь от старого плана, и ещё не успею переключиться на новое направление.

- Опять проблемы? – поинтересовался я у тёмной эльфийки после взаимного приветствия.

- Нисколько.

- Гиперврата удержали? Ты по поводу них что-то хочешь сказать?

- Удержали. Мать клана довольна моими действиями, - сказала дроудесса. При этом опустила тот момент, что главой рода и зачинщицей захвата, собственно, является Оролпеллана. – Связалась же с тобой по другому поводу.

- Говори уже, - поторопил я девушку, когда она сделала паузу.

- Ты сможешь провести тот обряд для улучшения тела с тремя дроу? Двумя мужчинами и женщиной?

- Зачем? У нас был совсем другой договор на эту тему. Забыла?

- Я помню, Игорь, хорошо помню, - быстро сказала эльфийка. – Но ты забыл свои указания насчёт секретов производства, патентов и прочего?

- А-а, вот оно что, - догадался я. – Надеюсь, ты этот обмен хочешь устроить не между мной и собой?

Я… я… - речь дроудессы сбилась, ей понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя. – Извини, мне нужно было сразу всё объяснить. Двух, мужчину и женщину, я передам Матери Тёмного Лотоса, а одного мужчину хочу оставить в Чёрном Песке, это усилит род и привлечёт к нам пополнение. А Мать даст координаты гномьей космической станции среднего класса, заброшенной из-за аварии.

- Зачем мне нужна испорченная станция? – хмыкнул я.

- Я не знаю всего, Игорь. А Мать не рассказала подробностей. Да, какая-то скрытая проблема имеется, связанная с аварией. Иначе бы гномы её отремонтировали бы. С другой стороны, Мать не станет платить пустышкой за такой подарок.

- За подарки обычно не платят.

- Значит, это тоже подарок, - ответила она. – Взаимный. Тебе разве так это важно?

- Когда общаешься с дроу-то? Конечно, важно.

Та замолчала ненадолго, потом поинтересовалась:

- Так что ты ответишь на предложение Матери клана?

- Мне нужны данные, что за авария и насколько работоспособна станция. В свою очередь обещаю, что если меня устроит её состояние, то проведу ритуал над твоими кандидатами.

- Я поняла.

Я рассчитывал, что вопрос будет решаться не один день. Если вообще к нему однажды вернусь. И ошибся. Прошло неполных три часа, когда Лайсамиэль вновь вышла со мной на связь и передала файл с данными по станции. Неполный, лишь самое основное, но хватит, чтобы понять самое важное про неё. Гномы начали строить её двадцать лет назад. Окончательно в строй поставили шестнадцать лет назад, а спустя год там случилась диверсия: кто-то забросил колонию боевых наноботов, уничтожающих всю органику. Микроскопические устройства явно были экспериментальные и создавались с конкретной целью, возможно, именно под эту станцию. Уничтожить их у гномов не вышло. Сами микродиверсанты так же не отключались, лишь постоянно увеличивали своё количество. Примерно полгода шла борьба за спасение станции, пока даже гномье упрямство не было побеждено бездушными смертоносными механизмами. На заражённую станцию махнули рукой. Отогнали в пустынный сектор, обложили охранными зондами и минными полями и оставили до лучших времён.

Что же до самой станции… Это было уникальное в своём роде сооружение. Обычно универсализм в космосе не приветствовался, но только не в этом случае. Гномы сумели переплюнуть самих себя, создав нечто невероятное. Две трети устройств и узлов станции даже сейчас ещё считаются засекреченными. Станция была боевой, жилой, научно-исследовательской и с самообеспечением. Шар в пятьдесят пять километров диаметром! «Всего лишь» в два раза меньше мифической «Звезды смерти» из саги ЗВ. С восемью туннельными орудиями класса «А++». Со своим флотом крейсеров и фрегатов, «шахтёров» и грузовозов. На ней свободно могли разместиться десять миллионов пассажиров, военных и гражданских. Станция имела несколько сотен скоростных вместительных челноков «атмосфера-пустота» для эвакуации населения планет и жилых станций.

Из главного: гномы не демонтировали и не уничтожили ничего из оборудования на станции. То есть, этот «шарик» буквально напичкан самой лакомой вкуснятиной, которая только есть в этом мире. Там есть всё то, что я искал: производственные линии для техники, электроники, нанитов, ИИ, программирования, различные синтез-установки, лаборатории и многое другое.

Космическая станция была сродни пещере с сокровищами, на которых спит ужасный дракон.

«Судя по тому, что дроу известно об этой станции, то они же и приложили свою чёрную изящную ручку к её заражению. Но явно что-то пошло не так, раз станция всё ещё так и болтается в пустоте никому не нужная, - подумал я, когда закончил ознакомление с файлом. – И зачем-то они захотели «слить» её мне. Зачем? Чтобы посмотреть на мои возможности? Потом прижать шантажом, если я её стащу, пригрозив сообщить обо мне гномам? Или самостоятельно украв её у меня? Зараза, - мысленно схватился за голову, которая лопалась от тысяч мыслей, разрывавших её на части, - тут сколько ни гадай, а всё равно ошибёшься. С этими дроу никогда не узнаешь, что они затевают. Хоть прям бери и залезай в голову к Матери».

Идея про ментальное подчинение, конечно, классная, но вряд ли осуществимая. Из того, что мне известно про эту тёмную эльфийку – она ментат посильнее О’Мау будет. И вокруг себя держит сильных псионов. Нет, пройти сквозь её охрану я смогу. И взломать пси-защиту тоже. Но тогда стоит распрощаться с «карманным» государством в виде Чёрного Песка. Дроу просто сотрут в песок этот Песок – хех, каламбурчик ещё тот – так как быстро станет известно о связях между мной и этим родом.

Остаётся пойти на риск и согласиться с предложением Матери. Ну, и обезопасить себя рядом мероприятий. Например, магическим договором с ней, если она пойдёт на такое. Или подсадить ей ментального «червя», который сработает в момент предательства.

О том, чтобы отказаться от такого подарка судьба я даже не думал. Это каким же нужно быть идиотом, чтобы совершить такую глупость? Нет, я не такой.

«Хм, а не результат ли это недавнего ритуала с Филлаиной, когда я ей удачу повышал? – вдруг осенило меня. – А ведь вполне возможно, ведь я сам в нём участвовал, так что, частичка, хех, удачи перепала и мне».

Увы, Мать клана отказалась со мной встретиться, прислав вместо себя двух своих приближённых, которые с некоторым скрипом пошли мне навстречу и согласились дать по капле крови для клятвы. Полагаю, они знали наверняка, что это не просто моя блажь. Покойная Мать Чёрного Песка когда-то не поверила, но данные о нашем с ней соглашении просто обязаны были разойтись к тем, кто занимал важные посты в клане. Так что, про её ошибку с Лайсамиэлью эта парочка точно в курсе. И про то, что клятва оказалась сильнее гипноза с программами тоже. А раз так, то особых подлостей ждать от них не стоит. Правда, есть шанс, что Мать их использует и с чистым сердцем легко спишет в утиль. Ну, тут уже я ничего не сделаю, кроме как воздействовать на эту хитрую дамочку через астрал и духов.

Сразу после клятвы я занялся ритуалом Совершенства. Дроудессы, разумеется – я даже и не сомневался в обратном – пожелали присутствовать на нём. Отказывать не стал, только предупредил, что любое вмешательство не только сорвёт магическое действо, но и нанесёт вред тому, кто стал виновником этого. И дополнительно выставил круговой барьер, отделив всех зрителей от себя и «пациентов».

Нужно ли говорить, что после отбытия с яхты гостей Слуги нашли гору «насекомых»? А главный ИИ сообщил о не меньшем количестве программ-«жучков», которых пытались подсадить представители главы тёмноэльфийского клана. Дроу, они такие дроу. Я бы сильнее удивился, если бы не нашёл ничего подобного после них. Но и спускать с рук такое было нельзя. Я создавал образ того, кто всегда платит по долгам, какими бы они ни были. Так что, не вижу ничего плохого в том, чтобы натравить мар на весь отряд тёмных эльфов, который прилетал ко мне в гости. Только запретил потусторонним сущностям убивать, сводить с ума и причинять серьёзный вред тем, к кому в сон я их впустил. Особым пожеланием было прямо сообщить в кошмарах про «жучки». Думаю, быстро поймут свою вину, когда во сне их станут убивать и мучить шпионские устройства. И положил срок: семь ночей кошмаров.


Глава 17


Сегодня я решился на то, чтобы призвать архидемона. Я четыре дня к этому готовился. Купил небольшой фрегат, увеличил в несколько раз его трюм. Зачаровал несколько сотен мелких пазлов-рун из адамантия, используя в основном магию Света. Но не только на одно волшебство решил положиться. Я ещё установил в трюме несколько рядов мин и пятнадцать малокалиберных гаусс-пушек. В минах и стрелковых установках в качестве поражающих снарядов был также использован адамантий. И на каждой пуле, на каждом шарике в мине была нанесена руна Света.

Предстоящее забивание архидемона по любому приведёт к разрушениям. Так что, мне пришлось ещё и усиливать магией стены трюма. Природных драгоценных камней и сверхценного магического металла ушло столько, что под конец приготовлений меня чуть не задушила жаба от жадности. Пожалуй, за такое количество ингредиентов я мог купить у того же Хирди амулет с требуемыми свойствами. Скорее даже не один. А вот с другой стороны, во время таких работ я получал опыт и знания. В следующий раз уже потрачу меньше драгкамней и адамантия, чем сейчас.

- Страшно, аж жуть, - пробормотал я перед тем, как приступить к финальному штриху – вызову инфернальной твари. – Но что делать?

На фрегате находился только я один. Помощники мне не нужны, да и нет таких под рукой, кто мог бы реально помочь в таком деле. Зрители тем более. Тут вообще как бы не пришлось тратить силы для их защиты.

В Книге нашлось имя архидемона самой нижней планки, если так можно выразиться. На кого-то сильнее я решил не замахиваться. Да и его мирок в Инферно был один из захудалых, запечатанных в необозримом прошлом светлыми богами, отчего демоны захирели без обильного притока свежих душ. То есть, самое то для моих планов.

- Явись, Анкихьяиньяшшассэнафф! – прокричал я, завершив призыв, выдохнул с облегчением, после чего под нос сказал. – Ну и дал же бог имечко.

Круг призыва, окружённый многослойной защитой, заволокло чёрным дымом, словно там кто-то поджёг автомобильную шину. Спустя минуту он рассеялся, и передо мной предстал архидемон с непроизносимым именем. Человеческого… ну, пусть гуманоидного, в нём было очень мало. Представьте себе такое создание: брюшко от осы с торчащим жалом соединили с человеческим торсом; из места соединения вырастали две пары хитиновых лап, таких длинных, что архидемон мог стоять на них, и при этом внушительное брюшко своим жалом не доставало до пола; на спине росли три пары полупрозрачных узких крылышек, собранных в два веера на левой и правой стороне туловища; шея длинная и гибкая, на ней расположена рогатая башка - смесь волчьей морды и головы богомола; чуть ли не из шеи вырастали две тонкие руки с двумя локтевых суставами и шестью когтистыми пальцами. Хитин и кожа покрыты ломаными полосами и неровными пятнами и имеют чёрно-красную расцветку. Рост у твари был больше трёх метров, и одежды она не носила.

- Смертный, ты позвал меня, и я пришёл, - голос архимемона был похож на частое разнотональное пощёлкивание. Но понимал я его прекрасно. – Плати и говори свою просьбу.

- Платить нечем. А просьба одна – сдохни!

Ещё только сказав первое слово, а активировал боевые заклинания и детонаторы на первом ряде мин. Последние находились буквально под ногами существа из Инферно. Магические и силовые поля замерцали и заискрили. Один слой защиты тут же рухнул, вот только виноваты были в этом не мои действия, а ответная атака твари. Реакция у Анкихьяиньяшшассэнаффа была поразительная. Он не только успел прикрыться от моего удара, но и нанести свой.

Спустя несколько секунд рухнул второй барьер. За ним я расположил демонических волков, созданных из астральных созданий. И сейчас несколько десятков духов набросились на призванного, принявшись рвать его плоть. И они оказались куда как эффективнее, чем моя предыдущая атака.

- А-а-ар-р-р-р-г-г-х-х-а-а! – зарычал архидемон от боли и ярости. Его крылья затрепетали, превратившись в два сверкающих полупрозрачных круга. Попавшие под их удар «волки» превращались во взвесь протоплазмы.

Потом демон то ли плюнул, то ли рыгнул кислотой и та накрыла не только духов, но и часть третьего защитного барьера. Тот продержался всего несколько секунд и рассыпался.

- Молись своим богам, смертный! – прорычал инфернал, разрывая и рассекая демонических волков. – Это последний раз, когда они тебя услышат.

- Лучше покорно прими свою смерть, - ответил я ему. – Так меньше мучиться будешь.

И отдал команду гаусс-пушкам, которые стояли сразу за павшим барьером.

И вновь в трюме фрегата раздался крик демона. Только на этот раз боли в нём было больше, чем ярости. Мало того, я уловил там нотки страха.

- А-а-ар-р-р-р-г-г-х-х-а-а-а-а-а-а!

Мелкие снаряды из адамантия, зачарованные Светом, снесли крылья архидемону под корень и живого места не оставили на его теле. Со стороны могло показаться, что Анкихьяиньяшшассэнаффа одновременно тёрли тёркой и били острозаточенными граблями, не пропуская ни сантиметра на нём.

И всё же он оставался по-прежнему смертельно опасным. Даже кровь или та жидкость, что текла из ран, и та наносила урон. Её капли испятнали поверхность четвёртой защитной стены, и было видно, что та доживает последние мгновения. Демон просто дважды ударил жалом по ней, и она пропала.

- Уже скоро я возьму твою душу, - пообещал он мне и сделал шаг вперёд. И попал под несколько десятков направленных взрывов мин. Среди обычных с адамантиевыми осколками были и магические, наполненные противодемоническими благовониями и порошком. Тут уже архитвари стало не до разговоров со мной. Осколки мин сняли с его тела чуть ли не слой плоти и на оголённое мясо упала щедрая порция алхимии, созданная специально, чтобы бороться с такими, как он.

От боли он принялся метаться внутри ритуального круга, снося турели и натыкаясь на барьер. И при этом страшно выл. От его криков хотелось закрыть уши руками, а ещё лучше – выковырять мозг через них.

«Как чувствовал, что не нужны тут зрители. Сейчас бы они точно попытались сделать себе лоботомию или харакири мозга», - мелькнула мысль.

Очередной барьер, побитый демонической кровью, я снял сам и спустил новую стаю демонических волков. Они принялись жрать не только демона, но и слизывать его кровь отовсюду, где она пролилась.

- Хватит! – внезапно заорал архидемон, отбиваясь от духов. – Всё, ты доказал свою силу, я признаю, что ты могущественнее меня. Говори, что тебе надо. Всё сделаю, всё, что попросишь! Без всякой платы!

- Мне нужна твоя душа, - сказал я и активировал мины, которые он ещё не успел растоптать. Новая порция зелий выплеснулась наружу. Она с одинаковой эффективностью убивала и демонических волков, и самого Анкихьяиньяшшассэнаффа. Впрочем, первых я и не собирался отпускать. Напившись крови и наевшись мяса архидемона, астральные существа сами могли стать инфернальными тварями. Только их уже не будет тянуть Инферно в родной мир. Именно потому я сначала напустил на призванного волков, а уже потом включил детонаторы. Едва только мины выпустили благовония, как следом я активировал заклинательные цепочки на четырёх небольших пирамидах из адамантия, установленных в этом круге защиты, но впритык к следующему барьеру, чтобы демон их не повредил. Амулеты засветились молочно-белым приятным светом, заполняя им всё пространство внутри защитного круга.

От волшебного сияния первыми сдохли демонические волки, затем стала гореть демоническая кровь, на глазах превращаясь в прах. Знаете, как в фильмах показывают момент гибели вампиров от солнечного цвета, когда они тают от его лучей, как лист бумаги от огня, а потом невидимый ветерок уносит частички пепла? Вот так же происходило и сейчас. Причём сгорала не только кровь и куски плоти, оторванные минами и снарядами «гауссок», но и с сам Анкихьяиньяшшассэнафф.

Он выл, кричал, ревел, слал проклятия и сыпал обещаниями, бился о барьер, не имея уже сил его прорвать. От этой вакханалии у меня сердце то замирало, то принималось безумно биться в груди. Ныли зубы, и болела голова, зрение туманилось, появлялось и пропадало головокружение. И это всё несмотря на защитные амулеты, личные защиты и противодемонические обереги на мне. К счастью, на внешней броне фрегата имелось ещё одно защитное поле, которое глушит всё это, не выпуская наружу, тем самым не давая даже крошечного шанса, что не кто где-то – в этом мире или соседнем – сможет узнать о происходящей схватке.

Умирал архидемон долго и тяжело. Он так и не сумел проломить очередной барьер. А если бы и смог, то его ждали ещё три и три линии обороны – шесть турелей, десятки мин, алхимия, демонические волки и адамантиевые амулеты Света. Ну, и я в конце, сумей он разрушить все преграды и пережить все атаки. Пожалуй, теперь точно знаю, что справлюсь и с более грозным противником, чем Анкихьяиньяшшассэнафф.

После него на месте гибели остался крупный угольно-чёрный кристалл, внутри которого иногда сверкали багровые и алые искры. Это то, ради чего собственно я всё и затеял – суть архидемона.

Убрав камень в специальную шкатулку из магического металла, покрытую рунами Света, я покинул фрегат. Ещё перед началом ритуала я запустил на нём двигатели и установил маршрут в сторону близкой звезды.

* * *

Станция казалось настоящей планетой! Стоило к ней приблизиться на несколько километров, как она заняла всё поле обзора. Проходы в доки зияли как пещеры и ущелья, антенны с излучателями, различные башенки и мачты казались острыми скалами. Ни одного огонька на ней не светилось, не работали силовые поля, не передвигались дроиды по внешнему корпусу. Зато вокруг станции за минувшие годы образовались два редких кольца из мелких метеоров и космической пыли. Всё-таки, масса у сооружения гномов была огромная, отсюда и захват мелкого мусора, у которого не хватает скорости выйти из-под притяжения станции.

Подобраться к станции оказалось не то чтобы сложно, но и не просто. Гномы как следует отнеслись к делу её охраны. Зондов и мин здесь было больше, чем блох на бродячей кошке. Причём, замаскированных и сделанных из материалов, которые сложно засечь сканерами. Тут ещё играл роль и малый размер мин. Обнаружив нарушителя – они или зонды, с которыми мины были связаны - начинали стекаться к нему. И горе тому, кто слишком неосторожен и беспечен, чтобы дать им подойти к себе вплотную. Дополнительно вокруг станции гномы расположили несколько автоматических ракетных платформ. Тут даже тёмноэльфийским сверхмалым разведывательным судам ничего не светит в плане незаметно подобраться к станции.

Но не мне.

Магия рулит!

И вот я болтаюсь в космической пустоте совсем рядом с величественным сооружением. Гномы в него буквально душу вложили, строили грандиозные планы, а чья-то темнокожая рука взяла и сыпанула сюда горсть боевых нанитов.

«Уж лучше бы что-то большое было бы. С колоссами проще воевать, чем с мелочью, - посетовал я про себя, готовя ритуал призыва абмирутаруами, - а тут сотню механических блох пропустил и всё – через месяц опять принимайся за дезинфекцию».

После долгих раздумий, пока летел к станции и изучал файлы, полученные от Матери дроу Тёмного Лотоса, решил использовать откат во времени. Рассуждал я так: вряд ли гномы пропустили бы диверсанта или чужие закладки в момент строительства уникального объекта, единственного в своём роде во всём космическом флоте Союза Дрендал. Это всё равно, что американскому шпиону попасть на космическую площадку СССР во время Холодной войны. Так же диверсантам был закрыт путь и во время показательно-проверочной эксплуатации уже готовой станции. Скорее всего, диверсия случилась позже, когда объект стал интенсивно использоваться. Ажиотаж чуть-чуть спал, «показуха» тоже, вот и сумели дроу дотянуться. Так что, наиболее подходящее время для меня – это момент, когда станцию подготовили для предъявления высокому начальству и правительству: реакторы отрегулированы, топлива под «горлышко», всё вычищено, безопасники с лупой проверили каждый укромный уголок на наличие вражеских сюрпризов, даже все НЗ укомплектованы от и до.

А вот отдать приказ духу уничтожить наноботов – это рискованно. Он или пропустит опасные механизмы, или зачистит все, даже те, на чьих микронных плечах держится работа станции. Тем более что гномы могли установить здесь бомбу на всякий пожарный после заражения, чтобы врагам объект не достался, если те, всё-таки, сумеют его умыкнуть. Так что, откат по времени для меня более выгоден.

Эх, соответственно и дороже получается. Камень душ с сутью архидемона Анкихьяиньяшшассэнафф пошёл в оплату абмирутаруами. Меня до сих пор терзает жаба за то, сколько я всего вбухал, чтобы вызвать инфернальную тварь и убить её. И вот сейчас дух поглотил кристалл.

Момент, когда абмирутаруами стал действовать, увидели все, кто находился со мной. Станция размылась и задрожала, вокруг неё возник светлый ореол, будто атмосфера.

- Ох, блин, - вздрогнул я и растёкся амёбой в кресле челнока.

- Капитан?! – рядом оказалась одна из эльфиек из нового пополнения.

- Всё… нормально… оттуда тянет мощью… пси-сила… очень большой, - ответил я, делая промежутки.

- Точно не нужна помощь?

- Точно.

Абмирутаруами задействовал такие силы в ходе выполнения задания, что меня ломало и корёжило, несмотря на все мои амулеты и магические щиты. Это как под жарким солнцем в полдень лежать, желая получить загар. Или с непривычки надолго засесть в парилке. Или даже всё это одновременно. И когда дух выполнил свою часть договора и пропал вместе с «облучением», я испытал сильнейшее облегчение и наслаждение. Простым пассажирам челнока ничего из этого не перепало. Оказывается, иногда и от отсутствия Дара есть свои плюсы.

Наконец, гигантское сооружение вернулось в спокойное состояние. Её облик изменился: засияли огни и силовые поля, видна была работа силовой установки, шевелились дроиды в открытых доках и на внешней обшивке. На данный момент станция сияла в космосе, как новогодняя ёлка в ночь на первое января.

- Всё, начинаем действовать. И очень-очень осторожно, - быстро сказал я. – Сейчас там всё работает и настроено против чужаков, таких, как мы.

Челнок резко ускорился. И меньше, чем через минуту опустился на поверхность станции недалеко от технического туннеля. Едва только он замер, как наружу посыпались мои сопровождающие, хакеры и техники со своим оборудованием. Люк они вскрыли за пятнадцать секунд. Тут же в проход скользнули два андроида, впритык за ними один Воин из моего амулета. Они установили в конце коридора генератор силового поля для устранения утечки атмосферы, вскрыли следующий люк и прошли дальше.

- За ними, - скомандовал я.

У первого же узла, где сходились различные управляющие и питающие магистрали, хакеры развернули ИИ-взломщик и начали работать.

- Здесь хорошие системы стоят, явно не гномские, - сообщил мне молодой эльф, спустя несколько секунд после того, как вошёл в систему. – Похожи на светлоэльфийские.

- Но ты справишься? – спросил я.

- С этим-то? – он погладил гладкий матовый серый бок цилиндра ИИ-взломщика. – Легко!

Второстепенные ИИ станции, что отвечали за сектора станции, были все сплошь восьмого поколения и созданы в империи Маах’Эна. То есть, светлыми эльфами, являющимися пионерами и авангардом во всём, что относилось к сфере ИИ и связанному с ними. Никто ещё не сумел переплюнуть их в этом деле. Мои подчинённые сейчас пользовались искинами того же производителя, но девятого поколения, причём модернизированными. Эти устройства вплотную приблизились к последнему рангу ИИ, к «десятке». Обошлись они мне очень дорого. Сами по себе светлоэльфийские ИИ девятого поколения стоят ого-го сколько, плюс пришлось сильно переплатить за срочность.

- Всё, этот сектор наш, - сообщил мне хакер. – Сейчас скину на нейросеть план.

Когда я получил эти данные и раскрыл, то увидел совсем крошечный кусочек зелёного цвета на 3D карте станции.

- Пошли дальше.

Спустя час случилось нечто, от чего у меня – да и не только – волосы встали дыбом по всему телу. На нашем пути встретились десять тел в рабочих комбинезонах. Десять гномов.

- Мёртвые. Но умерли совсем недавно, - сообщил один из моих спутников и вопросительно посмотрел на меня. – А разве на станции были живые? Или это секрет, который не для нас?

- Секрет. Меньше знаете – лучше для всех, - ответил я ему. – На тела внимания не обращай, просто выполняй свою работу. Это ко всем относится.

- Слушаюсь.

Эльфы после моих слов перестали смотреть на мертвецов, лишь изредка косились, но и только. А вот я был в шоке. И это слабо описывает моё текущее состояние. Получается, абмирутаруами не просто откатил состояние станции на шестнадцать лет назад. Ему удалось реализовать тот кусочек времени в существующем отрезке реальности со всеми и всем , что было на станции. Включая экипаж. Только ду ши не в его, так сказать, епархии, потому я вижу мертвецов, а не мыслящих гномов.

«Хотя, ещё неизвестно насколько они мертвы. Может, это «растения», - мелькнула у меня в голове мысль.

Вскоре страшно-неприятные находки пошли одна за другой. Рядовые техники, инженеры, высокоранговые специалисты, охранники, солдаты, спецназ.

В первый раз, когда мои андроиды попали под обстрел не турели, а неизвестного в лёгком бронекостюме, я испытал повторный шок. Решил, что это гном, чья душа неизвестным образом попала в тело, созданное абмирутаруами. Лишь доклад от автоматронов о том, что столкнулись с андроидом, меня успокоил. Но всё равно, потрясение вышло то ещё.

Как только мы закрепились на станции, пришло время для особой группы хакеров с двумя ИИ-автоматронами. Эти устройства были моей попыткой улучшить искины и перевести их на магические рельсы. Плюс, тренировка перед скорым «вселением» слепков Предтеч в адамантиевый ИИ, который мне собирают под временным куполом специалисты искинщики. В качестве «духовной» начинки использовал два слепка душ с андроидов Предтеч. И хочу честно сказать, без ложной скромности, что у меня всё получилось. ИИ девятого поколения, после превращения в автоматрона – пришла гениальная мысль, что искины, по сути, то же самое, что и андроиды – резко прыгнули вверх в своих возможностях. ИИ-автоматроны использовали все свои функции, в том числе и те, что у обычных устройств блокируются по ряду причин. Например, из-за небольшого опыта или невысокой нейросети и учебных баз у хакера. Так же искины жёстко урезались в самостоятельности во избежание так называемого «бунта машин», который бывал уже не раз в галактике. А положение, когда ИИ постоянно шлёт запрос за разрешением на то или иное действие не только замедляет процесс, но и отнимает часть мощностей. Автоматроны были лишены этих недостатков. В том числе и «бунта машин».

Во главе группы встал я. В неё вошли три хакера, пять инженеров, два автоматрона-андроида и Слуги с Воинами из амулетов. Нам предстояло пройти несколько десятков километров к главному центру управления станцией. И там взломать центральный ИИ, точнее, группу ИИ, работающих на роевом принципе, если мои хакеры всё правильно рассчитали. Та ещё, зараза, задачка.

Пожалуй, если бы не наши скафандры, создающих временной кокон вокруг себя, и магическая маскировка, то задача по проникновению в центр управления усложнилась бы на порядок. А так мы пронеслись через половину станции, вскрыли за мгновение толстенные переборки, посшибали – автоматроны и Воины – турели и рванули ЭМИ-заряд в зале управления, который на короткий промежуток времени оглушил все искины и отправил на перезагрузку всю аппаратуру. Пока местная техника была в отключке, хакеры подсоединили наши ИИ к центральному узлу и дали команду на взлом. Искины-автоматроны делали 99% работы, обращаясь к живому специалисту крайне редко, чем сильно выигрывали перед своими техническими собратьями.

За пять часов под контроль были взяты где-то пятнадцать процентов станции. Главный блок ИИ всё ещё сопротивлялся, но при этом стабильно сдавал позицию за позицией. Против спайки из двух искинов-автоматронов девятого поколения с новейшим ПО, пять ИИ десятого поколения с устаревшим на пятнадцать лет ПО не котировались. Главное, чтобы у нас хватило времени до того, как гномы узнают о происходящем.

Прошли сутки, как я стал прибирать к рукам космическую станцию гномов. На данный момент моими сотрудниками контролировалось почти восемьдесят процентов объекта. С яхты челноками были доставлены двести эльфов, почти тысяча андроидов, дроидов и автоматронов на их основе. Боевых среди них была лишь малая часть, остальная приходилась на обычных, которые возьмут на себя часть функций местных дроидов и помогут эльфам в их работе на уровне «подай-принеси-отвали». Да и собирать мертвецов по всей станции кому-то требовалось и для этой работы бездушные сильные и не знающие усталости механизмы подходили идеально.

А потом со мной связались с яхты, висящей под маскировкой рядом с границей закрытой зоны.

- Командир, есть засвет от гиперперехода в десяти миллионах километрах от станции. Скорее всего, это гномы. Размеры как у линкора второго класса.

- Понял, двигайтесь навстречу, маскировку не снимайте. Готовьтесь по моей команде уничтожить гостей, - ответил я.

- Есть.

В моём плане был и такой пункт. Владельцы станции не могли просто так её бросить лишь под охраной автоматики с ИИ. И стоило произойти на ней изменениям, как гномам стало о них известно. Хорошо ещё, что в целях секретности они спрятали её так далеко, что понадобились сутки, чтобы добраться в этот сектор космоса.

Я очень надеялся управиться с перехватом управления раньше, чем рядом появятся хозяева станции. Жаль, что не получилось.

«Линкор придётся уничтожить. Других вариантов нет, - принял я решение. – И бить надо сразу, пока разведчики с него не разлетелись по космосу».

Десять миллионов километров только кажутся невообразимой цифрой. Для гномского линкора это часов десять-пятнадцать полёта. За это время мы точно не успеем закончить все дела на станции, разогнаться до нужной скорости и уйти в гипер.

- Линкор в пределах досягаемости нашего оружия. Установлен его ранг: четвёртый. Ещё он как «мул» несёт на себе два крейсера не выше четвёртого ранга. Возможно, в доках есть фрегаты и корветы, - пришло очередное сообщение со «Звезды по имени Солнце» спустя несколько часов.

- Уничтожить. Бейте всем, чем можно. Мне не нужны выжившие и крупные обломки корабля. Пусть поломают голову в следственной комиссии, когда станут изучать их, - ответил я.

- Принято.

Через двенадцать минут на обзорном экране в центре управления станции, на котором транслировался космос, сверкнула тусклая вспышка.

«Вот и всё. Был линкор, а теперь от него осталась лишь едва видимая звёздочка. Да и та уже погасла», - мрачно подумал я. Убивать несколько десятков тысяч гномов было тяжело. Пусть нажали на кнопку другие, но приказ исходил от меня. От таких массовых убийств ни в чём не повинных разумных на ауре появляются нехорошие отметины. Чем их больше, тем больше шанс потерять себя, стать чудовищем и однажды перевоплотиться в демона, либо в аналогичное существо, у которого цель одна: нести смерть всему сущему.

- Командир, линкор уничтожен.

- Принял. Вы молодцы, успели остановить его до того, как он до нас добрался, - похвалил я через собеседника весь экипаж яхты. – Вы спасли только что жизнь не одному своему товарищу.

Акцент в похвале я делал так, чтобы и мысли у подчинённых не было, что они не сражались с сильным врагом. Не нужно им думать, что только что случилась бойня, что гномам ничего не светило против зачарованных торпед и ракет с адамантием, которые вылетели из шахт моего крейсера.

- Нам возвращаться или осмотреть обломки?

- Возвращайтесь. На фиг нужен этот мусор.

Спустя ещё несколько часов станция стронулась с места и направилась из минного поля в чистый космос. Там приняла в один из доков «Звезду по имени Солнце», после чего стала быстро набирать скорость и вскоре ушла в гиперпространство.


Глава 18


- Даже не стану скрывать того, что моя команда совершила чудо! – с пафосом сообщил мне Блигхет Клод, старший в группе мастеров по созданию ИИ. – Мы вам создали уникальный образец искина. Подобного больше нет во всей галактике. Уверен даже что в том числе и у светлых эльфов, - заливался соловьём инженер.

Сегодня, после того как отключился временной амулет, я получил приятную новость от нанятых специалистов искинщиков. Они, наконец-то, закончили работу над моим заказом. Управились за «каких-то» девять с половиной месяцев по их времени. Разумеется, в настоящем мире прошло на порядок меньше.

- Это даже не десятка, а внеранговый искин, - продолжал расхваливать свою работу Клод. – А этот металл, что вы нам дали – это же волшебный минерал из сказок! Любые свойства генерирует сам, словно наши желания считывает. Хоть суперпроводник, хоть супердиэлектрик, и тепло задерживает, и его же пропускает, если надо. Прямо наши желания считывает! Жаль, что он такой прочный, работать с ним было страшно тяжело. Пожалуй, без гномского оборудования ничего не сумели бы сделать с ним, - посетовал он и следом сказал мне в укор. – Хотя ИИ получился выше всяческих похвал, но он мог быть ещё лучше процентов на восемь или даже десять, господин Глебов. Вот нужно было вам дать нам эти мелкие природные рубины. Зачем? Не ювелирное же украшение! Если так были нужны эти красивые камешки, то стоило использовать искусственные, у которых нет никаких дефектов. Я бы даже мог подсказать фирму, у которой можно было заказать камни любой формы, размера, насыщенности цвета и так далее.

- Считайте, что это моя маленькая блажь, - улыбнулся я ему и дружески хлопнул его по плечу. – И за эту маленькую блажь вы получите немаленькую премию.

Не стал его огорчать новостями о том, что его команду ждёт серьёзное вмешательство в разум и нейросеть. Мне совсем не нужно, чтобы СБ заинтересовалась не только моим новеньким внеранговым искином на основе адамантия, но и странными заявлениями о том, что команда специалистов работала на меня почти десять месяцев, хотя прошло намного меньше. Причём данные с нейросетей будут подтверждать правоту слов инженерной команды. И вот, чтобы всего этого избежать или отложить на неопределённый срок мне предстоит, как следует поработать с их разумом. После такого внушения они будут думать, что работали не над новым ИИ, а серьёзно модернизировали старую светлоэльфийскую «девятку». Так же вложу в их головы, что мои требования по большей мере были «блажью», мало полезной для эффективной работы ИИ. Именно так они будут заявлять эсбэшникам, когда те до них доберутся. Даже сами придумают технические план-требования, которые я, якобы, установил. Чтобы оттянуть их встречу с О’Мау и её коллегами, они отправятся на различные курорты, расположенные вне республики, туда, где влияние агентов республиканской СБ незначительное. То есть, найти их там и вызвать для беседы будет невозможно. Разве что, только чудо поможет безопасникам. Так как ментальная магия не мой конёк, то чтобы чары не слетели быстро, их поддерживать будут амулеты из адамантия. Женщины получат украшения в виде серёжек, браслетов, колец, пирсинга, мужчины - соответствующее им. Или вживлю каждому по адамантиевому имплантату куда-нибудь в тело, чтобы наверняка. Да и в глаза посторонним не будут бросаться. А самое главное вмешательство будет – это удаление всей информации о ходе работы над моим заказом с их нейросетей. То есть, сначала её полное копирование – никогда не знаешь, что пригодится - а потом удаление.

Закончив работать с искинщиками, я занялся результатом их трудов. ИИ был похож на огромный двустворчатый холодильник с Земли двадцать первого века. Это я про его форму и размеры. Он был на девяносто процентов сделан из адамантия. В том числе и корпус. Особую сложность доставило инженерам моё условие использовать для создания ИИ рубины. Ох, и ругали же они меня, когда решали эту задачу. Но без этих камней моя идея превратить искин в суперавтоматрон не получилась бы.

У меня ушли сутки, чтобы перенести слепки душ с сотни андроидов Предтеч в ИИ и зачаровать тот. А потом я отрубился, едва сумев доползти до кровати. Шутка ли? Сначала возился с инженерной группой, а потом, не сделав даже коротенькой передышки, переключился на искина-автоматрона.

Сутки дрых как убитый, а когда проснулся, то узнал, что вернулась Ску Би. Девушка привела с собой два огромных транспортника, лишь чуть-чуть уступающих в размерах крейсеру восьмого ранга, которым временно командовала инферналка. Используя эти три крупных корабля в качестве «мулов», она привезла ещё пятнадцать кораблей, в основном крупных «шахтёров». Среди них были два мобильных завода, перерабатывающих и обогащающих добытую руду.

«М-да, а ведь на станции таких судов полно и куда лучшего качества, - подумал я, принимая от неё доклад по нейросети. – Но кто же знал, что мне с ней так повезёт?».

- Игорь, а я могу прийти к тебе ? – спросила девушка после доклада, сделав акцент на последних словах, и следом добавила. – Я соскучилась.

- Конечно. Я и сам ждал, когда же ты закончишь со всеми делами и, наконец-то, вернёшься ко мне.

А вот дальше началась чертовщина.

Улыбающаяся Ску Би вошла в мою каюту, сделала несколько шагов и вдруг резко остановилась, словно натолкнулась на невидимую стену. Улыбка сползла с её лица, и то исказилось в злобе.

- Кто ты такой? – прошипела она. И столько было ненависти в её глазах, что меня как в ледяную прорубь окунули. Аж дыхание перехватило.

- Что? Ску, ты в ролевую игру хочешь сыграть? – сказал я, чувствуя, как у меня кожу стягивает на затылке и волосы встают дыбом под её взглядом. – Если да, то ты лишку хватило…

- КТО! ТЫ! ТАКОЙ?! – заорала она. Рядом с ней на секунду материализовались Воины и тут же пропали.

- Ску Би, очнись, что с тобой? - попробовал я достучаться до её сознания.Да только куда там. Чуйка торопливо посоветовала прикрыться щитами, что я и сделал при помощи амулета. И это оказалось очень своевременным, так как девушка решила от слов перейти к делу и атаковала меня сначала огнём и молниями из амулетов, а потом обрушила море плазмы и град снарядов из игольника. То есть, из того самого оружия, которое я сам ей зачаровал, чёрт побери.

Красивая изысканная обстановка каюты, к которой приложили руку все мои пассии – и сама Ску Би тоже - в одно мгновение была уничтожена. Дым, огонь, хлопья сажи, пылающие капли пластика, падающие с потолка, искры от повреждённой проводки и тревожный визг в ушах от нейросети, на которую прислал сигнал корабельный ИИ о непорядках в моей каюте в частности и на крейсере, в общем.

- Не до тебя, - сквозь зубы сказал я. – Всё потом, каюта закрыта.

Сирена тут же стихла.

- Где господин? Куда ты его дел? – Ску Би уже стояла рядом со мной, держа ствол игольника в полуметре от моего лица, а силовой клинок в другой руке почти упирала мне в живот.

- Да я твой господин! – заорал я. – Да что с тобой происходит?

И ударил телекинезом, отбрасывая девушку к двери. Бил так, чтобы покалечить, но не убить. Тем более, на ней сейчас работали мои амулеты и личные защиты, которые сберегут её от смерти. Как только она с огромной силой ударилась о преграду и упала на пол, как я ещё раз ударил по ней сверху вниз, почти размазывая по полу.

Инферналка от бешенства зарычала, стала подниматься и, получив очередную магическую оплеуху, отлетела к другой стене, попутно собрав на себе куски горящей ткани и пластика.

- Слуга, потушить огонь, - приказал я, спохватившись. – Ску Би, мать иху, да очнись ты!

И опять мои слова пропали втуне.

- Убью! Ты враг, враг! Враг! Враг! – захрипела она, поднимаясь с пола.

И тут я заметил, что она изменилась. Стала выше ростом, массивнее, рога торчали над черепом сантиметров на пятнадцать, черты лица и так у неё были несколько резковаты, а сейчас эта резкость усилилась.

Чертыхнувшись, я глянул на её ауру. Это уже давно стоило сделать, но я растерялся сначала от непонимания обстановки, а потом начался бой. И не сумел сдержать мат от увиденного: аура девушки очень сильно изменилась в худшую сторону. Если раньше в ней едва проглядывала принадлежность к Инферно, то сейчас она показывала, что передо мной стоит младший демон. Мгновением позже я увидел несколько багрово-чёрных жгутов, которые соединяли меня и её, перекачивая энергию из меня в ауру девушки и тут же на месте превращая в демоническую. И ни следа от клятвы верности, данной мне на собственной крови.

«Анкихьяиньяшшассэнафф! – осенило меня. – Вот же сука хитиновая!».

- Враг! Убить! – продолжала хрипеть одно и то же моя помощница. – Враг!

Теперь, когда я примерно понял, что происходит с девушкой, дело пошло куда как «веселей». Заклинания против демонов у меня были выучены от и до. Не все, конечно, в Книге их тысячи и тысячи, собранные со всех миров. Но дюжину я знал назубок, выучил на тот случай, если призывы пойдут не так, как мне хотелось бы. И сейчас хватило двух заклинаний из магии Света: одно качественно вырубило Ску Би, второе развеяло аурные энергетические каналы.

Позже, когда «паковал» инферналку, то сильно пожалел, что на корабле нет хладного железа. Из-за своего психологического комплекса к этому веществу я не держал его здесь. А зря, как оказалось. Сейчас бы пара браслетов и ободок на голову лучше всех кандалов утихомирили бы инферналку. Пришлось на скорую руку делать оковы из адамантия. Из него же создал руны-пазлы, которые установил в каюте Ску Би. Все они были зачарованы Светом и заклинаниями для сдерживания демонов.

Лишь после этого я сосредоточился на вопросе: что же теперь делать? В моей ауре что-то есть, отчего Ску Би не узнаёт меня, плюс делает её сильнее, раздувая инфернальную сущность. В Книге ответа я не нашёл, хотя подспудно надеялся, что та в этом поможет и откроет нужную страницу. Увы, или мои мысли были такие сумбурные, или волшебный фолиант не содержал ничего подходящего. Ведь я не хотел навредить девушке, лишь вернуть её прежнюю и убрать гадость из своей ауры.

- Вот так поохотился, блин, на архидемона, - пробормотал я, сидя над Книгой и держась руками за голову. – Интересно, это посмертное проклятие или нечто другое?

Все планы рухнули в одночасье. Даже возвращение Пины и Суок с покупками меня не обрадовали. Все мысли были только о Ску Би. О том, как ей помочь. Не знаю, к чему бы пришёл в итоге, но тут со мной связался лопоухий пирсингованый Хи’Ди’Шо.

- Держи, - он вручил мне… перчатку. Чуть ли не точная копия той, что я передал республиканской СБ. Только эта отличалась цветом – из адамантия сделана или адамантием покрыта - и лишь совсем немного формой. – Инструкция такая: подбираешься поближе к природному порталу, надеваешь перчатку и делаешь вот так, - он сложил пальцы в щепоть и звонко ими щёлкнул. – Чтобы закрыть его нужно так сделать дважды.

- Спасибо, - поблагодарил я его, забирая амулет.

- Да не хмурься ты так, я тебе в следующий раз скидку сделаю. Так уж и быть, - чуть скривился он.

- Я не из-за оплаты, Хирди, - покачал я головой. – К тебе вообще претензий нет. Просто тут у меня проблемы на ровном месте нарисовались – фиг сотрёшь.

- А-а, - протянул он. – Ну, проблемы они такие. Обычно и возникают ни с того, ни с сего, да ещё и неожиданно. Ну, бывай тогда, я тебе вот этот амулет оставлю, - он положил на стол крупный перстень с тусклым серым камнем. – Захочешь со мной поговорить, заказать что-то, то надень его на палец камнем вверх и прокрути разок-другой. И если увидишь, что камень светится, то так же сделай – это я хочу с тобой пообщаться. Всё понял?

И тут мне пришла в голову идея попросить у коротышки помощи.

- Понял, понял, - кивнул я и быстро спросил. – Хирди, ты ауру хорошо можешь видеть, глянешь на мою?

- А что именно смотреть? – насторожился он.

- Гадость какая-то осталась после одной неприятной встречи с архидемоном. И тварь-то не такая и сильная оказалась, а оставила после себя сюрприз.

- Хм… ну, я сейчас, защиту от чужих взглядов сними-ка для начала. Теперь подожди чуток, - произнёс он, потом сверлил меня взглядом несколько минут, пока не поинтересовался. – Ты не с архитварью из плана Хда’Руш’Тано схлестнулся?

- Оттуда, - кивнул я и потом удивлённо спросил. – Откуда?!

- Откуда узнал? – хмыкнул он. – Да уж очень пакостные они. Сами слабее всех из ближайших миров Инферно, но в проклятиях и обмане наловчились лучше всех. У тебя самая распространённая штука: эм-м, отложенная переведённая месть. Что-то вроде этого. Маги своей силой сами питают любого демона, даже ничтожного, а тот мыслит лишь об убийстве мага. Если чародей не в курсе такой подлости в своей ауре, то при следующем контакте с кем-то из сильных инферналов почти всегда погибает, лишаясь огромной силы, которая подпитывает призванного.

- А щиты? Круг призыва?

- Всякое бывает, - пожал он плечами. – И сквозь них проходят демоны. Обычно, если вызывают старшего демона, то никто не создаёт круг для высшего. А после усиления старший может получить силу высшего. Плюс его ярость с ненавистью к магу прибавляют мощи. Плюс, ослабление мага.

- Понятно. И как от этого избавиться?

- А нужно? Просто не якшайся с демонами хотя бы год. И тогда проклятье развеется само.

- Не могу, - скривился я. – Эта гадость действует и на жителей тёмных миров, которых коснулось Инферно. А у меня с кое-кем из них плотные… полезные отношения.

- Ну, - он поскрёб левое ухо, - могу создать тебе амулет с очищающим заклинанием Света. За недельку всю демоническую гадость из твоей ауры вымоет, будто её и не бывало. Только возьму дорого.

- Я позже дам ответ. Сейчас у меня в кармане ни гроша, - отрицательно мотнул я головой в ответ на его предложение.

- Как знаешь. Если это всё, то я пошёл к себе. До скорой встречи, Игорь.

- До свидания, Хирди, - кивнул я в ответ.

Ушастый коротышка исчез, а я отправился в зачаровательный отсек, чтобы попытаться создать амулет, про который только что услышал. Откладывать на потом такое дело нельзя. Ну, а не получится, то сегодня же пойду на поклон к Хирди, и попрошу его создать для меня волшебную вещь в самые сжатые сроки.

К счастью, этого делать не пришлось. В прошлый раз я искал заклинания и ритуалы наугад, но не преуспел. Но когда получил подсказку про суть демонского проклятья и амулет, то дело тут же пошло на лад. Либо же подсознательно я узнал, что мой случай совсем не трагедия и лечится на раз-два, что так же сыграло свою роль. В общем, в Книге были найдены нужные данные, и спустя несколько часов у меня на груди под комбинезоном устроился круглый небольшой амулет из адамантия и нескольких природных драгоценных камней.

Созданная мной вещь не просто вычищала из моей ауры демонскую дрянь, но и полностью её блокирована, как в капсуле, магией Света. Теперь нужно было его проверить на работоспособность. Нужно, но, блин, как-то не по себе от мысли, что необходимо идти к Ску Би, будить её и снимать оковы. До дрожи в теле не хочется повторения недавней схватки с инферналкой. Нет, я боялся не за себя – девушка даже не сумела прикоснуться ко мне – больше за неё. Вот только других вариантов быстро всё проверить не существовало.

За короткое время, пока на неё действовало проклятие архидемона, с девушкой произошли сильные изменения. Её тело сильно изменилось, стало крупнее и приобрело более грубые очертания. Кожа стала выглядеть как мелкая наждачная бумага. Изменилось и лицо, растеряв часть былой красоты, оно получило взамен хищные черты, которые подсознательно отталкивали. Пожалуй, только душа должна была остаться прежней или лишь немного, буквально чуть-чуть измениться. Но это ненадолго, вскоре она начнёт подстраиваться под ауру и тело, пока окончательно не станет принадлежать Инферно.

- Ску Би? – произнёс я, как только девушка открыла глаза.

Та посмотрела на меня, как на чужого, отчего у меня защемило сердце. Потом у неё во взгляде мелькнуло узнавание, следом паника и страх.

- Игорь, Игорь, я не хотела, это была не я! Не я! – торопливо и надрывно сказала она. – Словно кто-то мной управлял. Игорь, ты мне веришь?

«Уф, очухалась, - с облегчением мысленно вздохнул я. – И Амулет действует, заблокировал демонический подарочек в моей ауре», - освободил её, следом сказал вслух. – Ску Би, я знаю. Это я виноват во всём случившемся. И прошу меня простить…

Я рассказал ей всё.

Девушка ни разу не прервала меня, а когда закончил рассказ, то надолго задумалась. И вот, когда она нарушила своё молчание, то первая же её фраза меня шокировала.

- Игорь, убей меня!

- Что?! – мне показалось, что неправильно расслышал её слова. – Не понял, Ску, что ты сказала?

- Убей меня и дай новое тело, пока моя душа всё ещё прежняя, - сказала она и с мольбой посмотрела на меня.

- Блин, ты почти заставила меня только что поседеть, уф, - облегчённо выдохнул я и притянул девушку к себе.

- Можно я себе выберу новое тело? – спустя пару минут спросила она.

- Конечно. Установка полностью в твоём распоряжении.

- А мои пси-способности сохранятся? – задала она новый вопрос.

- Сложно сказать. Какой-то гарантии я дать не могу, но зато в моих силах тебя… м-м… твоё новое тело во время роста погрузить в Источник. Он или усилит прежний Дар, или даст новый. Я, - на несколько секунд я смолк, отдавая команду на смену курса, и потом продолжил, - уже приказал направляться к ближайшему магическому источнику в бункере Древних.

- А, - она шумно сглотнула, будто у неё в горле комок встал от волнения, - когда?..

- Сегодня займусь подготовкой к ритуалу, чтобы вынуть твою душу безболезненно. А завтра, максимум послезавтра его проведу.

- Хорошо. Тогда я займусь созданием тела, а потом опять уйду в медкапсулу. И ты… ты не буди меня, когда… когда начнёшь, - под конец от волнения она стал запинаться.

- Хорошо, ты даже не почувствуешь ничего, - улыбнулся я ей. Не стал говорить, что свою смерть тяжело пропустить и не обратить на неё внимание.

Особо мне делать было нечего, так как камень для поимки души инферналки был давно готов. Правда, после разрыва клятвы верности вряд ли он притянул бы к себе астральную сущность Ску Би. Вот решением данного момента я сейчас и занялся. В течение двух часов работы я создал ритуальный кинжал, в рукояти которого был вставлен тот самый камень. А потом началось нервное ничегонеделание, так как инферналка всё ещё возилась с шаблоном своего нового тела. Закончила она свою работу лишь поздним утром на следующий день, провозившись более полусуток.

«Эльфийка? Никогда бы не подумал, - искренне удивился я, когда ознакомился с шаблоном нового тела. – Хм, грудь ничего так сделала, самый сок для этой фигурки… хм, хм, а это ещё, зачем изменила, типа, под мой размер ? - Потом мысленно отвесил себе оплеуху. – Да о чём я вообще думаю? Озабоченный, блин».

После этого я направился к Ску Би. Сам процесс переноса души в камень прошёл легко, можно сказать – буднично. Если, конечно, не брать в расчёт то, как меня в душе трепало от переживаний и сомнений. Я наложил на девушку чары очень крепкого сна, после чего отключил медкапсулу. Затем приставил кончик ритуального кинжала к её коже, выбрав точку под левой грудью между рёбрами. Вдохнул и выдохнул несколько раз, после чего резко надавил на рукоять. Клинок по самую гарду вошёл в плоть, как в мягкое сливочное масло. Тело же Ску Би никак не отреагировало на смертельное ранение. Лишь грудная клетка прекратила своё движение. Спустя пять секунд камень в рукояти засветился, сообщая об удачном захвате души.

- Слава богу, - прошептал я, почувствовав огромное облегчение от удачно проведенного ритуала.

Когда я прибыл по очередным координатам, доставшимся мне от Слепца, то перед тем, как устанавливать оборудование, где будет расти тело для Ску Би, решил провести ритуал на повышение удачи. Конечно, на все сто процентов он не сработает, так как сравнительно недавно я уже использовал его. Впрочем, я был рад даже незначительному повышению шансов на благополучный исход. Слишком уж я переживал за инферналку, то есть, бывшую инферналку.

Впрочем, несмотря на все свои чувства к ней и остальным своим фавориткам, блюсти целибат в их отсутствие я не собирался. Уже скоро рядом со мной оказалась одна из эльфиек по имени Шаана. Двадцатидвухлетняя девушка со светлыми, отливающими золотым блеском волосами, яркими зелёными глазами, спортивной фигурой и, как говорится, ногами от ушей. Грудь и попа у неё тоже были всяческих похвал. Ум, чувство юмора, настойчивость, верность и желание как можно выше забраться вверх присутствовали в полной мере, причём в той степени, которая не вызывает неприязнь и отторжение у окружающих. У неё, как и у Роксаны, я оказался первым мужчиной. Ещё она оказалась самой стервозной из моих подруг. Если со мной она ещё старалась как-то сдерживаться, то вот окружающим доставалось изрядно от этой её черты характера. Хочу честно признаться, что это меня изрядно заводило. После других девушек, что раболепствовали передо мной, Шаана казалась особой изюминкой. Я так ей увлёкся, что не заметил, как она стала для меня значить столько же, сколько Филлаина, Роксана, Ску Би и Пина.

«Будет у меня две эльфийки в гареме», - хмыкнул я, когда осознал случившиеся.

После того, как оставил Ску Би в бункере Предтеч, я плотно занялся станцией. На ней были демонтированы главные ИИ, а на их место я поставил Перуна – так решил называть своего внерангового искина из адамантия. Соответственно и саму станцию назвал «Перун». Автоматрон-ИИ в считанные дни вышел на максимум своих возможностей и приступил к работе. Под его руководством восстановление станции ускорилось в несколько раз. Часть его мощности использовалась для решения тактических вопросов, расчётов, которые касались не совсем станции, а взлома трофейных нейросетей, которые достались вместе с телами гномов и многого другого. Перун, чья структура работала на роевом принципе, в десятки раз превосходил тот ИИ, чьи данные мне выдали конструкторы-искинщики, после завершения работы. Ему можно было дать любую задачу, предназначенную для искинов, и он с ней обязательно справился бы. Возможно, ему даже по силам спроектировать ИИ одиннадцатого поколения и нейросети, работающие на новом принципе. Будет время, то я это обязательно проверю.

Когда вернулись Суок с Пиной, которые привезли с собой всё необходимое для создания нейросетей, имплантатов, создания ПО и загрузки его в оборудование, то всё это было немедленно подключено и загружено Перуну для переработки и анализа. Спустя сутки тот выдал данные, что может не просто работать с уже готовыми образцами и тупо копировать или составлять из имеющегося набора учебные базы, но и заново с нуля создавать всё это.

Следом за помощницами ко мне заявились тёмные эльфийки. Они привезли мне в подарок тёмноэльфийский линкор первого ранга и три крейсера – два третьего и один шестого ранга. Дополнительно вручили мне гору светлоэльфийских программ и оборудование гномов, патенты-чертежи-схемы – значительная часть незаконно полученная, но меня это не волновало -разработки, исследования и многое другое. Всё то, что дроу собирали и приводили в порядок долгое время с момента знакомства со мной, когда я поставил им эту задачу после клятвы верности.

Лайсамиэль поделилась новостями: её роду Мать клана отдала четверть всех доходов, которые клан будет получать от гиперврат. И это весьма и весьма хорошо. Сейчас там полным ходом идёт укрепление обороны. Тёмный Лотос полностью овладел захваченным монитором, плюс пригнал ещё три, созданных на более слабых платформах, но по огневой мощи не уступающие. А доход Чёрного Песка – это и мой доход.

Практически же, на данный момент я уже готов к тому, чтобы отправиться в путь на Землю-41. У меня имеется огромный флот и всё необходимое, чтобы с нуля создать космическую цивилизацию или в считаные годы вывести в глубокий космос уже сформировавшуюся.

За это я решил провести над ними ритуал Совершенства. Над Матерью рода и её правой рукой, а так же ещё над шестью дроу, из которых один был мужчиной. Тем более что в ближайший месяц я покину эту часть галактики и отправлюсь через червоточину на Землю двадцатого века.

Позже я сделал им шикарные подарки. Род тёмных эльфов, серым кардиналом которого я являлся, хотя использовал его в своих делах совсем чуть-чуть, получил сразу три амулета. Один я вручил Лайсамиэль. Это был амулет Воина, основу которого составлял слепок души, снятого с искусственного тела Предтеч. Причём использовал я один из самых сильных и ярких. Явно тем телом пользовался некто незаурядный среди древней расы. Образ выбрал самый типичный для дроу в моём мире и времени – женщину-паучиху. Идеальная женская верхняя часть обнажённого тела на паучьем чёрном брюшке. На спине росли костяные клинки, как у Керриган. Каждый такой клинок не просто может резать броню бронемашин и тяжёлых дроидов в ближнем бою, но и является боевым излучателем, сравнимым по мощности с тяжёлым стационарным бластером производства гномов. Плюс, способность к ускорению времени, прохождению сквозь преграды, включая силовые поля, и защита от всего, кроме тяжёлых корабельных орудий, в том числе защита и своего носителя. Этот Воин может находиться в реальном мире восемь часов в сутки.

Олорпеллана получила аналогичный амулет, но с двумя Воинами. Правда, по совокупной мощи те чуть-чуть уступали Паучихе. То был мой подарок Лайсамиэль как самой первой из дроу, признавшей над собой мою власть. Воины, доставшиеся Матери рода, были в образе женщины и мужчины расы тёмных эльфов. Мужчина-Воин носил тяжёлый бронескафандр с навесным вооружением, который превращал его в гиганта, в эдакий шагающий танк. Женщина-Воин была облачена в обтягивающий, подчёркивающий все женские прелести, лёгкий бронекостюм и вооружена парой лучевых клинков. По общему облику можно было бы судить, что первый сильнее второго, но это был психологический обман. В реальности и тот, и другой имели одинаковые возможности. Появлялись они только парой, вызвать кого-то одного было нельзя. В нашем мире они могли существовать семь с половиной часов в сутки.

И последний амулет я подарил конкретно роду Чёрный Песок. Активировать его можно было лишь с согласия двоих – Матери и её правой руки. Сделал я его из чистого адамантия, взяв за образ фигурки-копилки с Земли. Представляла она кобру, распустившую капюшон и поднявшуюся над землёй, прочее же тело было свито в кольца. Олорпеллане и Лайсамиэль требовалось уколоть до крови палец о клыки кобры, чтобы активировать амулет. В волшебной вещи сидел высший элементаль, не относившийся к какой-либо стихии. После активации он проявлялся в нашем мире в виде огромного чёрного пылевого облака, способного закрыть собой небольшой посёлок с десятью-пятнадцатью тысячами жителей. Радиус действия элементаля был внушителен. Так, находясь на орбите планеты, можно было вызвать его и отправить вниз, в любое место, видимое из данной точки в космосе. Элементаль будет служить сто лет. За его службу я заплатил двумя Источниками в бункерах Предтеч: один на лавовой планете, второй на радиоактивном небесном теле. Теперь там ловить нечего – элементаль «осушил» магические источники до дна. Остались лишь пустые постройки древней расы.

Едва разобрался с этим, как пришло время наведаться к гоблинке. А чуть позже отправился за Ску Би.

С обеими девушками всё прошло выше всяческих похвал. Филлаина стала сильной пироманткой, а бывшая инферналка изрядно усилила свой старый Дар. Мало того, перерождение – хоть и искусственное, плюс руны магии Света на оборудовании и магический источник с нейтральным знаком очистили её душу от всех следов Инферно. Сейчас она ничем не отличалась от той же Пины, то есть, стала самым обычным человеком, хм, эльфийкой.

* * *

Вот и всё – свершилось. Я вышел на финишную прямую. Это заключалось в том, что мой флот оказался возле «дикой» планеты, где шла война на уничтожение между орками и двумя анклавами эльфов. И ушастым точно не светило в ней стать победителями. Островной анклав до сих пор поплёвывал на зеленокожих лишь потому, что они выковыривали из гор другую группу эльфов. Стоит же мне забрать тех к себе, как вся многомиллионная армия орков погрузится на корабли, что буквально слеплены на коленке, и отправятся в гости к последним представителям другой расы на планете. Этого не избежать, аналитики и Перун гарантировали на сто процентов именно такое развитие событий. Могу ли я им помочь? Нет. Правительство эльфийских островов не побывало в шкуре Советника Ланкеса и его земляков. Поэтому любое моё предложение и выкладки искинов с аналитической группой они выбросят в мусорную корзину.

Несколько дней назад я связался с Ланкесом и предупредил, что скоро буду у него в гостях. Так же сказал, чтобы он начал скрытую подготовку к мобилизации населения. Всё время с момента, как принял решение направиться к эльфам, на станции производились медкапсулы. Магическим и технологическим способом. Медкапсулы были простые, только чтобы продержать пациента энное время в анабиозе. Те, что выходили из магокопировальных камер, программировались программистами компании или Перуном.

Из гиперпространства всему моему флоту пришлось выходить далеко от нужной системы. Иначе патрульные корабли республики, создающие кордон вокруг планеты, обязательно засекли бы возмущение пространства. А вот линкор первого ранга, подаренный мне тёмными эльфами, имел оборудование для маскировки такого рода явления. И потому я временно переместился на него, после чего прыгнул в систему поближе к планете.

С экипажами анаратских кораблей я поступил точно так же, как некогда с патрульными судами дроу, охраняющими гиперврата. В сознании оставил несколько старших офицеров и координаторов кордона, чтобы те могли ответить на запрос командования основных сил, если тот придёт. Разумеется, взяв их под свой полный контроль при помощи ментальных чар. Да, позже, когда комиссия станет вести следствие, вскроет данный факт. Но по сравнению с исчезновением небольшого государства со многими миллионами разумных, этот факт покажется маловажным.

Со спутниками и зондами на орбите я разобрался, воспользовавшись услугами абмирутаруами. Те воспроизвели настолько мощный энергетический выплеск, что он затронул даже часть оборудования на кораблях республики. Да и жителям на поверхности должно было достаться от возмущения магнитного поля планеты. Там точно не обошлось от тысяч инсультов, инфарктов и прочих приступов, спровоцированных скачками давления.

- Советник Ланкес, рад видеть вас целым и здоровым, - поприветствовал я старого эльфа.

- Взаимно, господин Глебов.

- Как с нашими договорённостями? Есть трудности?

- Трудности всегда будут. Но мы справляемся, - вздохнул он. – У меня будет одна просьба к вам.

- Слушаю, - я всем своим видом демонстрировал желание расшибиться в лепёшку, но помочь, хотя в душе после этих слов собеседника сильно покривился и приготовился услышать нечто трудновыполнимое или тягомотное.

- Не все из нашего народа хотят покинуть планету, есть те, кто желают остаться, несмотря на всю опасность от орков, - сказал эльф. – Предварительно таких набралось около миллиона…

- Я же просил не раскрывать этого раньше времени, - прервал я его. – Среди вас полно агентов оттуда , - я мотнул головой в потолок, - и возможно они уже отослали сообщение своему начальству о том, что целая страна хочет сбежать с планеты. Если это так, то скоро здесь будут войска, с которыми я не хочу общаться, так как по нашим законам я совершаю серьёзное преступление.

- А обречь тридцать миллионов гражданских на геноцид – это не преступление? – скрипнул тот зубами. – Вы знаете, что орки сделали с Лобосконом?

- Откуда? Меня здесь не было, агентов у меня здесь тоже нет.

- Они всех убили! Женщин, детей, стариков – всех! – повысил он голос.

- На тон ниже, пожалуйста, Ааан Ланкес, - холодно сказал я. – Я не добрый самаритянин и выгоду получу от вашего спасения очень нескоро, если вообще получу. А вот проблем от вашего переселения у меня уже полно. Ещё больше ждёт впереди.

- Простите, - понурился он. – Накатило…

Перед своим убытием с планеты я стал свидетелем, как эльфы из осаждённого Лобоскона благодаря моей материальной поддержки нанесли оркам серьёзный урон, когда уничтожили почти всё командование огромной армии зеленокожих агрессоров и потому не мог предположить, что те быстро оклемаются и ударят в ответ по эльфам. Потеряв сто тысяч только убитыми, орки взяли город и устроили в нём масштабную резню. Японская вакханалия в Нанкине в тридцать седьмом на Земле примерно показывала, что было в Лобосконе. Орки насиловали эльфиек всех возрастов, после чего их убивали. Особенно сильно измывались над беременными. Заживо сжигали и закапывали, топили, давили танками, взрезали эльфам животы и душили их собственными кишками. Несколько дней на улицах города царил Ад, после чего он был сожжён дотла. Из примерно ста тысяч гражданского населения и военных вырваться сквозь плотное оцепление орков удалось всего двум сотням эльфов. Они-то и рассказали обо всё произошедшем там. Впрочем, орки и не собирались скрывать свои преступления. По их мировоззрению это было подвигом. О нём писалось в газетах, рассказывалось в салонах, распространялись фотографии, на которых можно было увидеть, как орки совершали свои «подвиги».

- Я этого не знал, - сказал я, когда услышал рассказ о зверствах орков. – Мне искренне жаль всех погибших, - чуть помедлив, я продолжил. – Когда я говорил, что на новом месте идут войны, то не стал говорить, что и там враги столь же жестоко поступают друг с другом. Единственное, что могу обещать: там я могу почти открыто помогать вам и тем, кто станет вашим союзником. На вашей планете у меня связанны руки законами.

- Почему так?

- Та планета очень далека от всех звёздных правительств, судов, полиции, армии, жандармерии и прочего.

- Господин Глебов, никто из нас не ждёт, что мы получим райскую жизнь. Тем более, вы уже говорили про войну на новом месте, и мы приготовились к ней.

- Хм?

- Морально, в душе.

- То есть, вы не отказываетесь от переселения?

- Нет. Трагедия в Лобосконе показала наглядно, что с нашей расой будет, когда победят орки.

- И даже в таком случае целый миллион хочет остаться? – напомнил я ему о том, с чего начался наш разговор.

- Даже больше, - он тяжело вздохнул, потом спросил. – Вы можете переместить их на острова?

- Там против не будут? А то не хотелось бы стать организатором войны внутри вашей расы.

- Нет, - он отрицательно мотнул головой, - не будут. Предварительные договорённости уже есть. Разумеется, всё строго секретно и без какой-то определённости.

- Однако про то, что ваша республика уходит на звёзды уже все в стране в курсе, - язвительно сказал я.

- Так вышло. Неделю назад, когда я со своими помощниками стал готовиться к вашему приезду и готовить свой народ к переселению, не удалось удержать информацию в тайне. Возможно, языки моих подчинённых развязала трагедия Лобоскона. Они хотели подбодрить тех, кто пал духом.

- Медвежья услуга – вот как это называют у меня на Родине, - недовольно покачал я в ответ головой. – Ладно, я переправлю на острова тех, кто не захочет улететь со мной и кто откажется от моих условий. Ну, или оставлю их здесь, если сами того пожелают.

Тот молчал с минуту, что-то обдумывая, потом спросил:

- Условия связанны с некоей клятвой, которую нужно принести вам и перед этим пустить себе кровь?

- Достаточно капли крови. Да, всё так.

- Могут быть проблемы со многими, кто исповедует каннианство. Впрочем, я разберусь с этим.

- Никаких вещей никому не брать. Я имею ввиду личных вещей. Культурные и национальные ценности, религиозные и прочее того же рода, разрешаю. Но в разумных пределах.

- Многое уже подготовлено к погрузке, - ответил он и вновь спросил. – Продукты брать? Тёплые вещи?

- Нет. Они не понадобятся. Девяносто девять процентов ваших сородичей будут крепко спать в специальных устройствах. Там они будут согреты, накормлены и даже немного подлечены.

- Хорошо, это даже будет полезно. Разом решит многие проблемы, - кивнул он.

В этот момент, когда мы с ним вели беседу, вовсю шла подготовка к пассажирским перевозкам «планета-космос».

Через два дня была решена проблема с теми, кто истово следовал догмам каннианства, одной из религий эльфов. Все они приносили клятву верности на специальном амулете из адамантия в своих храмах. Пальцы им кололи жрецы специальными иголками.

На удивление, тех, кто отказался покидать планету, набралось почти миллион шестьсот тысяч. В основном это были пожилые эльфы, которые говорили нечто в духе «мой дед здесь умер, мой отец здесь похоронен и я хочу помереть в этом месте». Со многими оставались их родные, не желая расставаться.

Всё это время я не спал. Мотался по горам, беседовал с Ланкесом, с другими Советниками, с представителями от населения, наполнял маной амулеты, на которых эльфы мне присягали – при таком количестве вассалов ушла бы уйма времени, чтобы принять клятву лично, поэтому нашёл в Книге нужный ритуал для создания амулета.

Челноки беспрестанно сновали с планеты к станции и обратно. «Перун» висел недалеко от планеты. Самые зоркие могли бы невооружённым глазом её увидеть, если бы там отключили маскировку.

Дни шли за днями. Эльфы спали в палатках на площадках, оборудованных для посадки челноков. На станции количество тех, кому пока ещё не досталась медкапсула, неуклонно росло. Вместе со мной не знали отдыха Советники и чиновники эльфийской республики. Они подбадривали сородичей, выслушивали их, помогали делом и словом. Не обходилось и без конфликтов, но их гасили тут же ментальными амулетами, вырубая сознание у дебоширов. Самая значительная часть подобных происшествий приходилась на моменты, связанные с личными вещами. Я изначально понимал, что эльфы не смогут бросить любимые детские игрушки, фотокарточки и картины с родными, подарки детей и родителей, любимых, какие-нибудь сувениры с особой историей и прочее, и прочее. Поэтому в каждой капсуле имелся небольшой отсек для них. Вот только очень многие привозили гору скарба, который с трудом умещался на тележке!

А ещё я совсем не подумал о домашних питомцах. А ведь в каждой эльфийской семье таких было несколько. Кое-кто из ушастых так к ним привязались, что были готовы остаться на планете, но не бросать своих птичек и зверьков. Из цветочных горшков и ваз в одном из трюмов станции была создана гигантская оранжерея, для которой понадобились магические Слуги, чтобы ухаживать за ней. Именно что магические - из слепков душ местных жителей, которые знали тонкости ухода за тем или иным представителем флоры.

«Это кошмар, блин, я этого больше не вынесу», - хватался я то и дело за голову, когда получал доклады о той или иной заминке. Если бы не мои помощницы, то я бы точно сорвался и натворил тех ещё дел.

И лишь спустя три недели все эльфы оказались в медкапсулах на «Перуне». Свыше полутора миллионов были перевезены на эльфийские острова. И совсем крошечная часть осталась в горах. Таких было чуть меньше семи тысяч. Это те, кто пожелал погибнуть в сражении, перед тем отомстив оркам за убитых родных.

Наконец-то наступил момент, когда я отдал команду следовать по координатам, где находилась червоточина к Земле-41. Там мне останется воспользоваться амулетом-перчаткой для его открытия, чтобы за несколько секунд проскочить через половину галактики.

«А ведь меня там ждут не меньшие проблемы, - тяжко вздохнул я про себя. – Куда большие чем, если бы я оставался прежним магом, ни черта не знающим о пришельцах и космических государствах».


КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ


ЧАСТЬ 2

Некоторые имена и события,

относящиеся к настоящей истории,

частью изменены, частью являются

фантазией автора.

Глава 1


- Проход открылся, - сообщил ИИ Перун. – Начал движение «Громобой».

В портал, который связал Солнечную систему и самый дальний от неё край галактики, величественно вошёл линкор первого класса «Громобой», подаренный мне дроу. Как только он окажется в нужном месте, то выпустит пять корветов и весь москитный флот, большая часть которого состоит из истребителей и штурмовиков под управлением ИИ третьего и четвёртого поколения. Все эти суда, включая «Громобой», возьмут под плотный контроль ближайшие подступы к порталу - его выходу в Солнечной системе.

- Расчётное время вышло, получено сообщение от «Громобоя» об отсутствии врагов и опасностей с той стороны. Начал движение «Коротышка Торин», - прозвучал голос Перуна.

Линкор третьего класса, построенный некогда гномами и потом обнаруженный мной на месте давнего сражения бородатой расы с ушастой, вошёл в портал вслед за первым линкором.

- «Перун» начал движение, - прокомментировал искин начало пути станции всё тех же коротышек, которая мне досталась в качестве трофея. Почти идеальный шар диаметром во многие километры легко вошёл в портал и пропал с наших глаз. Для миллионов эльфов на её борту началась новая веха в жизни. Пожалуй, самая важная после того, как они согласились уйти со мной, бросив свои дома на родной планете.

Следующими на очереди были мы, то есть «Звезда по имени Солнце». За нами остальные корабли, относящиеся к самым не боевым (ну, это по меркам местных вояк). Последним, прикрывая уход в портал моего флота, покинет «населённую» часть галактики крейсер-рейдер, ещё один мой трофей. Если подумать, то почти вся серьёзная часть моего космофлота найдена в космосе или отбита у врагов. Покупал я в основном шахтёрские суда и разведчиков: корветы до пятого и фрегаты первого ранга.

- Это твой родной мир? – спросила Ску Би, когда яхта вышла из портала.

- Не совсем. До моего ещё очень-очень далеко и простым порталом туда не попасть. Здесь просто планета является точной копией моего мира времён молодости деда, - вздохнул я.

Когда рейдер прошёл сквозь портал, я быстро тот закрыл. Всё, с этой минуты мы в Солнечной системе одни. Никакие советы республик, правительство и так далее более надо мной не властны. И попасть сюда без моего на то разрешения не смогут. Нужно будет только разослать во все стороны зонды, чтобы те поискали неизвестные червоточины и возможные базы тех же пиратов. Могли отметиться здесь и другие. Например, дроу, которые обладали секретами и тайнами больше, чем кто-либо. Им по силам отыскать червоточину, сквозь которую проходили работорговцы, проскользнуть сквозь неё незаметно для всех и расположить где-нибудь свою тайную базу. Просто так, из расчёта, что однажды она может когда-нибудь пригодиться. Разумеется, база автоматическая или даже вовсе законсервированая.

Спустя час я получил данные, которые показали, что я не ошибся в расчётах и вывел флот точно туда, куда и хотел – в пространство между орбитами Юпитера и Сатурна. До Земли добираться пару суток. К ней полетит «Звезда по имени Солнце», «Громобой» и два транспортника. Один как раз тот, где трюмы и отсеки заполнены автоматическими сборочными заводами и сырьём для них. Второй несёт в себе три корвета второго ранга и полторы сотни тяжёлых истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков класса «атмосфера-пустота». Ну, и по роте спецназа, созданной по уставам космического десанта республики Анарат. Мужчины и женщины в бронескафандрах с поддержкой всех видов дронов и дроидов с нейросетями пятого и шестого класса, с большим количеством изученных баз не ниже пятого ранга. Один взвод таких солдат легко взломает оборону полка того же Вермахта. Хотя, почему полка? Двух или даже трёх! Спецназовец несёт на себе столько мощного оружия, что ему по силам одним ударом уничтожить тяжёлый танк или всё живое на площади больше ста квадратных метров. Дроид класса «разрушитель» равен пяти спецназовцам. А вот уничтожить моего бойца местным воякам не под силу. Разве что те сами подставятся под ФАБ-500 или поймают телом снаряд «Длинного Густава». Вот только таких увальней у меня нет.

«Хм, интересно, немцы достроили «длинного» или нет? Историю-то, как ни крути, я заметно поменял, - мелькнула у меня в голове мысль. – Эх, до чего же тяжело ждать, когда до цели буквально рукой подать».

Спустя десять часов после перехода весь мой флот укрылся в астероидном поясе между Марсом и Юпитером. Здесь хватало объектов, на фоне которых терялась даже станция. Как только корабли закрепились, если так можно сказать, на новых позициях, так во все стороны разлетелись автоматические харвестеры и «шахтёры» с живым экипажем, дроны с простенькими ИИ и зонды. Последних Перун одновременно выпустил около тысячи, и останавливаться не собирается, желая охватить этими своими искусственными «ушами» и «глазами» как можно больше пространства вокруг.

Ещё спустя пять часов пришли довольные отчёты от экипажей шахтёрских судов, которые назвали бы этот небольшой кусочек астропояса натуральным Клондайком, знай название этого земного района. Зонды, которые должны были заниматься разведкой полезных ископаемых, были более, хе-хе, сдержанны. А их доклады куда как приятнее. На несколько тысяч километров вокруг нас лежали нетронутые залежи драгоценных металлов, редкозёмов. Того же гелия-3 было полно на нескольких сверхкрупных астероидах. Наверное, на Луне столько нет, сколько зонды нашли этого ценного элемента на разведанном участке пояса астероидов. Жаль, что пока не обнаружены турид и истнел. Но они в галактике встречаются крайне редко и, видимо, даже моя магическая удача не всемогуща в случае с ними. С другой стороны, именно эти и другие редчайшие вещества я могу получить в копировальной магокамере. Благо, что образцы у меня имеются. А вот железо, тот же никель, платину с золотом, медь, свинец и прочие самые распространённые и самые используемые минералы дешевле и быстрее будет получать из астероидов. Для поднятия экономики Земли их понадобится миллионы тонн. В ближайшее время, а это несколько лет, заниматься разработкой астероидов, их переработкой, обогащением руды и доставкой полезных ископаемых на Землю будет моя фирма.

- Всё, вы здесь пока сами по себе, - сказал я товарищам, которые оставались с основной частью флота.

- Мы справимся, - заверил меня Ланкес. – Ни пуха, ни пера! Так на твоей планете говорят?

- К чёрту, - ответил я. – Так, так.

Спустя пятнадцать минут катер доставил меня на борт «Звезды», а ещё получасом позже яхта и три корабля на огромной скорости рванули в сторону третьей планеты от светила. Двое суток томительного ожидания прошли, и вот передо мной появилась голубая планета с тончайшим едва видимым ободком атмосферы.

- Ну, здравствуй, Земля сорок один, - очень тихо, буквально одними губами, произнёс я. То, что у меня творилось в душе, одним словом нельзя было описать. Целая буря эмоций и желаний разрывала меня внутри. Вроде и не мой родной мир, но именно здесь я начал свою вторую жизнь, буквально родившись как маг. Плюс, история. Плюс, копия моей страны во времена жизни дедов и бабок. Плюс, Клятва, которую я дал однажды, поддавшись импульсу. Плюс, окончание пути, по которому я шёл два года. Вот отсюда и весь этот внутренний раздрай. Я не ожидал такого от себя, но почему-то не хотелось через силу возвращать прежнее состояние, стряхивать с себя этот «накат».

Видя, что со мной происходит, товарищи ни разу не побеспокоили меня ни словом, ни делом.

Отпустило меня только через полчаса.

- Ну, что у вас? – обратился я к девушкам.

За всех ответила Пина, мой бессменный секретарь.

- Корабли под маскировочным пологом висят между планетой и её самым крупным природным спутником…

- Луной, - сказал я.

- Да, Луной, - кивнула она и продолжила. – До планеты около ста тысяч километров. Выпущены спутники-шпионы и зонды. В данный момент они направляются на орбиту и занимают расчётные точки в околопланетном пространстве. Следов каких-либо устройств рядом с планетой в уже разведанных точках не обнаружено. Но на полную разведку может потребоваться не один день. Направленным лучом сняты несколько радиосигналов с поверхности планеты, сейчас они расшифровываются. Видеокартинка появится где-то через час, - и уточнила, – но точно никак не раньше. На данный момент это всё.

- Спасибо, - поблагодарил я. – Перешли мне то радио, что поймали.

Через несколько секунд нейросеть просигналила о получении сообщения с несколькими вложениями. Ознакомившись с ними, я узнал, что всего получил двадцать коротких сообщений. Благодаря обработке их искином, звучали они чисто. Восемь из них велись на английском языке, три на немецком и столько же на русском. Одна на французском, а вот прочие я опознать не сумел.

Одна запись пробрала меня до глубины души. Услышав её, я испытал почти ту же бурю чувств, что полчаса назад. В этот раз я справился с ней быстро.

Голос, который даже в двадцать первом веке узнаёт большая часть населения моей Родины, ровно и - я бы так сказал – гордо, перечислял заслуги Красной Армии в ходе некой операции:

«…на ряде участков фронта наши войска продолжали наступление, успешно преодолевая попытки немецко-фашистских войск создать для себя новые оборонительные рубежи. Наши войска заняли ряд населённых пунктов и в числе их город Зубцов…».

Название населённого пункта мне ни о чём не говорило. Таких «зубцовых» могло быть по паре в каждой области. В этот момент мне захотелось всё бросить, забраться в десантный челнок и на полной скорости рвануть в сторону Земли, чтобы как можно скорее оказаться на её поверхности. Сейчас я без лишней скромности могу сказать, что по силе и возможностям равен сильному магистру или слабому архимагу. Огромный запас маны и сотни заклинаний, которыми свободно оперирую. Да один только вызов огненного элементаля в местных условия, когда нет никакого противодействия моим чарам, способен нанести колоссальный урон нацистам.

- Определите, где такой город Зубцов в СССР, - отдал я указание. – Он недавно во фронтовых сводках фигурировал. И… - я на секунду задумался, потом тряхнул головой, принимая решение, - и приготовьтесь к высадке на поверхность в том районе.

- В каком составе? – поинтересовалась Ску Би.

- Небольшим. Ты, я, кто-то ещё.

- Снаряжение?

- Пойдём с амулетами под личинами местных. Галактическое снаряжение брать по минимуму. Мы не воевать идём… а хотя, там будет видно.

- С языком как? Переводчики могут не успеть обработать его так, чтобы мы не вызывали подозрений. Или отправимся после того, как искин обработает чужие передачи и создаст переводчик?

- Эту проблему я решу, - махнул я рукой. – Ментальные чары кого угодно заставят поверить, что мы свои и болтаем на том же языке, на каком их в школе учили. Впрочем, можно кое-что ещё сделать.

Вот я и нашёл способ, как убить время, пока спутники добираются до орбиты. Способ этот – проведение ритуала для получения вавилонских рыбок. Лучше любого технического или магического устройства для перевода незнакомого наречия.

Уже вскоре я вернулся в рубку и поинтересовался.

- Какие успехи?

- Часть спутников уже на орбите и приступили к сбору информации, - тут же отрапортовала Пина. – По городу пока данных нет.

- Ладно, подождём.

Проведённый ритуал не только дал мне ценный магический ресурс, но и полностью привёл мои эмоции в порядок. Я больше никуда не торопился и даже почти пересмотрел своё решение о высадки на планету. Потом посмотрел на Ску Би, которая буквально рыла копытом землю, и решил ничего не менять.

На следующий день Пина принесла мне требуемую информацию. Для начала я узнал, что сегодня было седьмое июня тысяча девятьсот сорок третьего года. То есть, почти два года прошло, как меня похитили работорговцы.

Сведения меня совсем не радовали. Для начала стоит сказать, что в войну вступили США…на стороне Германии. Англия в сорок втором как-то вдруг резко поменяла курс и… заключив мир с всё той же Германией, объявила войну СССР. Из приятного (но это ещё под каким углом смотреть) – погиб Гитлер в ходе крайне удачного теракта весной сорок второго, проведённого якобы скрытыми коммунистами из числа его генералов. Место фюрера занял некто Папен. Скоропостижно скончался американский президент Рузвельт, его сменил Трумэн. Ну, тут всё пошло точно так же, как и в моём мире, только немного раньше. Хотя, ярый антикоммунист и русофоб, оказавшийся в президентском кресле в то время, когда была в разгаре Великая Отечественная, точно сыграл важную роль в деле предательства СССР и союза с нацистской Германией.

Из того, чего не было в той истории, которую знал я, и самого паршивого случилось вот что: Япония, всё-таки, напала на СССР. Наверное, после того, как США заключили союз с немцами, являющимися союзниками микадо, те и другие сумели решить свой спор по колониям в Тихом океане. И придя к соглашению, ввели свои войска на территорию Дальнего Востока.

Во второй раз в истории США и России случилось то, что в моей истории отрицают всяческие предатели – оккупация первыми части земель вторых. Мало кто знает в двадцать первом веке про высадку американо-канадских войск на Дальнем Востоке России, в то время сжигаемой Гражданской войной. Во многих документах, которые с трудом можно отыскать в интернете, я читал, что это была скорее помощь официальной власти против большевиков и чуть ли не личные дела небольшой горстки американских граждан. Вот только дела и архивные записи говорят совсем о другом. О том, что США хотели получить ещё одну богатую колонию, откуда могли бы выкачивать ценные ресурсы. Увы, для них, уже скоро им пришлось бежать домой ранеными, раздетыми, обмороженными, страдающими от многих болезней и мечтающими быть как можно дальше от безумных русских, почему-то так истово взявшихся защищать свой дом.

«И сейчас побежите и сами станете колонией, - зло скрипнул я зубами, читая сводку. – Такую гадину надо давить раньше, чем она своим ядом отравит планету. - В этот момент мне захотелось пересмотреть свои планы и отправиться карать японцев и американцев. Если бы на Дальнем Востоке положение на фронтах было бы такое же удручающее, как на Западном, то так и сделал бы. – Зараза, что ж меня так рвёт в разные стороны? Хоть бери и накладывай на себя заклятие Холодного разума»

В начале этого года Турция вступила в войну на стороне англо-немецкого союза, но до сих пор не перешла границу и держит свои войска при себе.

Франция стала частью Англии благодаря усилиям немцев. Возможно, дойчи сделали это за часть французских колоний в Африке, за которые без огонька и с джентльменскими перерывами на обед воевали с англичанами в тех краях.

Теперь по конкретной информации. Город Зубцов, который так меня заинтересовал после услышанной сводки, находился в Ржевской области и ещё неделю назад был под оккупацией немцев. Этот город, как и несколько других населённых пунктов был освобождён в ходе Погорело-Городищенской операции Западного фронта, являющейся частью операции по освобождению Ржева. До Ржева, к сожалению, Красная Армия не дошла, истощив свои силы за месяц боев.

Так, если меня не подводит моя отличная память мага, то что-то такое я слышал в прошлой жизни. Только операция эта началась точно не весной сорок третьего. Раньше? Позже? Наверное, раньше, так как в этой истории из-за предательства англосаксов и нападения японцев, СССР пришлось отводить силы на Дальний Восток. Из-за этого пришлось долго накапливать резервы в обороне, тянуть время, вместо того, чтобы воспользоваться той форой, что предоставила моя магия. Сорок третий год на дворе, а результаты крайне плачевные в сравнении с теми, что я знал из родного мира.

М-да, вышло так, что даже моя помощь амулетами не сумела сломать ход войны. Всё идёт очень похоже, пусть и с некоторыми отличиями.

«Надеюсь, эти изменения принёс не я, - вздохнул я про себя, заканчивая знакомиться с информацией. – Пусть это будет условием параллельного мира, альтернативкой, а не тем, что я вломился сюда, как слон в посудную лавку».


Глава 2


На поверхность планеты спустились впятером: я, Ску Би, Роксана, Филлаина и Шаана. Ну, и два члена экипажа катера, который доставил нас на Землю. Наша четвёрка экипировалась в лёгкие бронекостюмы из адамантия, дополнительно защищённые рунными цепочками. Из оружия взяли армейские игольники, ракетницы, выглядевшие точными копиями современных пистолетов для запуска сигнальных и осветительных ракет. Также наспинные кофры с мелкими разведывательными дронами, лучевые клинки и кое-что ещё по мелочи. Впрочем, с наличием магии даже этого нам не нужно было, обычная перестраховка.

Скрытый маскировочным полем и магией катер пронёсся в безоблачном небе через линию фронта. Ориентиром стала главная дорога, проходящая в нескольких километрах южнее Ржева. Вот над ней мы и летели.

- Высади нас неподалёку от тех мотоциклистов, - указал я пилоту на парочку немцев, скучающих рядом с запылённым мотоциклом с коляской, на которой был установлен МГ.

- Слушаюсь.

Для всех глаз в округе посадка катера и выход из него нашей группы остались незамеченными. Полторы сотни метров до немецких мотоциклистов мы проделали на своих двоих.

Немцы были одеты в запылённую зеленоватую форму, в пилотках. На груди каждого висела серебристая бляха-полумесяц с золотым орлом в центре, двумя золотыми клёпками на концах и надписью под орлом. На левом рукаве каждого ниже локтя имелись две узкие ленты, значение которых я не знал. У одного из них, кто носил унтерские знаки отличия, имелась ещё трёхцветная лента на груди, продетая сквозь вторую пуговицу кителя. Может, за ранение? У обоих за плечами висели обычные немецкие карабины, хотя я ожидал в сорок третьем увидеть уже автоматы. Как раз во второй половине войны началось массовое насыщение обеих армий автоматическим оружием.

- Унтер, ко мне! – я щёлкнул пальцами, когда до врагов осталось не больше десяти метров.

В сознании этой парочки сейчас возник образ легкового автомобиля, внутри которого находятся два офицера, водитель и денщик старшего офицера. Немец с унтерскими погонами быстрым шагом подошёл к нашему маленькому отряду и несколько секунд смотрел на мои пальцы. При этом его зрачки двигались, словно он читал невидимые строчки.

- Герр оберст! – вытянулся он, едва закончив «чтение». Мне даже стало интересно, что же его сознание «увидело», отчего поведение мужчины с нашивками за ранения так сильно изменилось.

- Съешь это, - приказал я немцу. После моих слов спутницы протянули ему половинки вавилонских рыбок. Их он, глазом не моргнув, тут же сунул в рот. – Что вы здесь делаете? Из какой части?

- Унтер-офицер Кейтель, двести тринадцатая рота фельджандармерии двадцать седьмого армейского корпуса. Выставлены для контроля над безопасностью дороги перед проходом военной колонны, - чётко ответил он.

- Колонна? Скоро? Откуда идёт?

- Подкрепление для двести пятьдесят шестой пехотной, господин полковник. Их изрядно потрепали русские под Ржевом, - с хмурым выражением на лице ответил тот. По его ауре было видно, что он искренне огорчён потерями и озлоблен на красноармейцев. – В течение часа должна пройти мимо нас.

- Понятно. Всё, ступай на свой пост,

- Так точно, герр оберст.

Унтер мгновенно потерял к нам интерес и вернулся к мотоциклу, где перекинулся короткой фразой со своим напарником. Тот достал из кармана маленький портсигар, раскрыл его, вытянул сигарету, за ним то же самое сделал унтер, после чего портсигар вновь скрылся в кармане. Зажигалка была у каждого своя. Щёлкнув ими, военные полицейские прикурили сигареты.

«Кури те, кури те, всё равно вам рак лёгких не грозит», - зло подумал я, смотря на них. Спустя полминуты на каждого легло отложенное проклятие остановки сердца. Если они не поймают в ближайшие сутки пулю, то ровно через двадцать четыре часа умрут сами, когда этот важный орган в их организме откажется работать.

Забравшись обратно в катер, я приказал следовать старым маршрутом. И уже через несколько минут вдалеке мы заметили облако пыли, затянувшее значительную часть дороги. Пять секунд спустя оптические фильтры отсеяли лишнее, и на экранах предстала армейская колонна во всей красе. Процентов девяносто пять её состояло из пехотинцев, неспешно бредущих и поднимающих пыль сапогами. Оставшиеся пять процентов были представлены несколькими броневиками и грузовиками с установленными на них зенитками. Вероятно, немцы опасались налёта советской авиации, которой благоприятствовало чистое небо. Техника то медленно двигалась по краю дороги, то останавливалась, давая пехоте обогнать себя.

Из специальных полостей в корпусе катера вылетели несколько мелких дронов, которые мгновенно домчались до колонны и несколько раз пронеслись на ней, собирая данные. Чуть позже от них пришли сообщения о числе солдат, типах вооружения, количестве оружия. ИИ катера, анализируя облик солдат вермахта, разделил тех на несколько групп: рядовые, младшие командиры, офицеры. Меня интересовало только количество штыков и техники. Таковых было: шестьсот сорок один человек, пять грузовиков и три бронетранспортёра.

- Там садись, - наметил я пилоту место примерно в полутора километрах от начала пешей колонны и в двухстах метрах от дороги.

За то время, которое понадобилось немцам подойти к нам, я успел призвать мощного огненного элементаля. Разумеется, заготовки для данного ритуала у меня были при себе, и не пришлось тратить на это много сил и времени. Пока я не отдал приказ, огненный дух выглядел как большой язычок свечного пламени. После приказа, элементаль взвился в небо. Там на высоте нескольких сотен метров он развернулся, представ в облике птицы с размахом крыльев не меньше десяти метров и очень длинным хвостом, состоящим из трёх лент пламени. Увидеть его на такой высоте было крайне сложно.

А потом он рухнул на дорогу, на голову колонны немецких солдат.

Такой элементаль, как тот, что был мной выпущен, имеет температуру тела несколько тысяч градусов. Тонкий металл и дерево сгорает ещё до того, как дух сталкивается с преградой из этих материалов. Живая плоть вскипает и начинает гореть самостоятельно за несколько метров до элементаля. К этому моменту человек или животное уже мертво, хотя само тело всё ещё может биться в агонии.

Призванному духу хватило двух минут, чтобы промчаться сквозь колонну солдат, превращая всех их в головешки, плавя оружие, пряжки ремней, фляги и котелки. Грузовики и бронемашины остановились на оплавленных колесных дисках и сплавленных гусеницах. Вслед огненной птице редко затрещали боеприпасы, те, что не испарились и не сгорели в момент её пролёта.

Вряд ли, умирая от магического огня, солдаты мучились. Слишком всё быстро происходило. Головная часть колонны, скорее всего даже не поняла, что попала под удар. Те, кто шли в хвосте и успели увидеть вал полупрозрачного огня, сметающего с дороги их товарищей, только начали разбегаться, как пришла и их очередь.

- Выпускайте Воинов, пусть добьют всех выживших, - приказал я своим спутницам. У каждой из них был магический страж, облачённый в тяжёлый штурмовой бронескафандр и владеющий огромным арсеналом оружия.

- Жадный ты, - укорила меня Шаана, - всех сам убил. Мог бы немножко нам оставить.

- Здесь их столько, что на всех хватит, - тяжело вздохнул я. Перед глазами у меня потекли образы, как точно такие же колонны сейчас маршируют с запада на восток в разных концах СССР.

Уйти от возмездия не удалось ни одному солдату вермахта. Дроны, кружащиеся высоко в небе, скрупулёзно отмечали местоположение каждого, кто успел сбежать с дороги и избежать смерти в огненном шторме. Таких оказалось совсем немного, меньше тридцати человек. И в последующие пять минут они все были отправлены на небеса магическими воинами.

Покончив с подкреплением, шедшим на помощь пехотному полку, мой отряд повернул почти на девяносто градусов на юг. Пролетев над двумя небольшими речками и плохими грунтовками, мы наткнулись на ещё одну колонну. На этот раз она почти полностью состояла из бронетехники и грузовиков, тащивших бочки с горючим, ящики со снарядами и личный состав, обслуживающий технику.

Дроны насчитали двадцать танков, семь броневиков разных моделей, тридцать грузовиков, пять мотоциклов и три легковых автомобиля. Людей в технике с небольшими погрешностями дроны указали с разбегом от трёхсот сорока до трёхсот семидесяти человек.

Катер вновь опустился на землю, выпустив наружу нашу пятёрку.

- Филла, Роксана, на вас захват тех, кто едет в легковых машинах. Мне они нужны целыми и невредимыми.

- Сделаем, - почти в один голос ответили орчанка с гоблинкой, переглянулись и одновременно метнулись в сторону дороги.

- Ску, Шаана, - я посмотрел на оставшихся девушек, - когда пленные будут здесь, то можете заняться остальными. Но чтобы сделали всё быстро, маскируя следы применения высокотехнологичного оружия.

- Сделаем, Игорь! – повторили они за Филлой и Роксаной и с нетерпением уставились на колонну, чуть ли не перебирая ногами на месте в нетерпении. Потом вдруг эльфийка сорвалась с места и на полной скорости побежала вдоль дороги. А Ску Би осталась на месте. Видимо, эта парочка о чём-то договорились между собой по нейросети.

- Мы одновременно начнём с головы и хвоста, - пояснила мне, так сказать, эльфийка перерождённая, не дожидаясь моего вопроса.

- Опять поспорили? – хмыкнул я. С того момента, как обе девушки встретились, то у них началось соперничество. Хорошо ещё, что без подлостей, подстав и ударов в спину. Эльфийка натуральная и искусственная решали между собой, кто более достоин.

Та виновато отвела в сторону взгляд.

- Вы маньячки, - вздохнул я.

Между тем Филлаина и Роксана добрались до легковых машин. На нашу удачу, те двигались друг за другом, не разделённые прочей техникой. Что такое жалкие тридцать или тридцать пять километров в час для владельца бронекостюма, которые носили мои помощницы? Ерунда полная. Девчонки даже не использовали возможность ускорить время.

За минуту благодаря ментальным амулетам все в этих машинах были взяты под контроль. Следующим пунктом стала активация амулетов отвода взгляда для каждой легковушки. С этого момента три небольших машины полностью выпали из поля внимания окружающих. Танки и грузовики объезжали их, притормаживали, чтобы пропустить, когда те съезжали с дороги в поле, но спроси водителя, а зачем он это делает, тот скажет что угодно, от примеченной ямы или железки на дороге, до странного стука в моторе или судороге в ноге и руке.

Легковушки быстро встали, проехав буквально сотню метров по ухабистому и заросшему высокой травой полю. Скорее всего, именно из-за этих самых ухабов и невидимых в траве кочек с муравейниками. Современные машины слишком тяжелы, двигатели, несмотря на габариты, слабоваты, а резина оставляет желать лучшего, как по размеру, так и по рисунку, протекторы были мелковаты и уже сильно стёртые. Это вам не «гудрич» или «йокохама». Дальше зачарованные пленники шли пешком, неся в руках свои вещи. Два тугих портфеля, одна сумка или саквояж и три ранца. Всего ко мне в руки попали восемь немцев, из них четверо были офицерами от капитана и выше.

- Игорь, уже можно? – поинтересовалась у меня Ску Би, когда пленным осталось пройти метров тридцать.

- Можно, - дал я добро, и добавил вслед инферналке, уже мчавшейся в сторону головного танка. – Натуральная маньячка, блин.

Спустя полминуты на дороге загрохотало и засверкало в разных концах колонны бронетехники. Дроны-наблюдатели скрупулёзно фиксировали каждое движение, как врагов, так и моих подопечных. Потом всё это будет проанализировано, изучена каждая минута, каждое действие и противодействие, реакция экипажей и пассажиров, эффективность оружия и многое другое. Чем больше накопится таких данных, тем больше будет шанс, что Перун сумеет создать из такой информации учебную базу.

«Кстати, а ведь можно будет нагрузить искина задачей, чтобы он попробовал сделать низкоранговые воинские базы для землян. Например, танкистов, лётчиков, моряков… врачей тех же, - пришла мне в голову интересная мысль. – Вторые-третьи ранги и простенькая нейросеть за полторы-две недели полностью «встанут» в тело. Всё это даст возможность через эти самые полторы недели получить специалиста в узкой сфере со знаниями и навыками, которыми сейчас можно овладеть только после нескольких месяцев напряжённой учёбы и практики. А если использовать «разгон» и капсулы с ускоренным временем, то такииие перспективы вырисовываются!».

Простые нейросети и ширпотребовские имплантаты мои производственные линии могут штамповать тысячами в сутки. Дело только за разработкой баз, адаптированных под местные условия. Все те, что я привёз с собой с другого края галактики, без насыщения планеты галактическими товарами и устройствами будут бесполезны процентов на девяносто девять. Единственный процент уйдёт на улучшение тела, реакции с сознанием.

Пока я размышлял и начерно прикидывал план того, как лучше поступить с реализацией идеи, только что пришедшей в голову, мои спутницы закончили громить колонну.

- А я опять победила! – радостно сообщила мне Ску Би, едва оказавшись рядом. – Эта зазнайка продула мне в эффективности и эффектности!

- Всего лишь на семь и три процента там и там, - тут же уточнила Шаана. – Виден мой рост и твоё падение. Уже скоро мы поменяемся местами.

- Ой, мечтай! – весело фыркнула бывшая инферналка. – Сейчас я тебе поддалась просто. Увидишь в следующий раз, как я тебя с разгромным счётом оставлю позади.

- Увидим, увидим, - поджала губки истинная остроухая.

- Дома наспоритесь, сейчас грузимся с пленными в катер и вернёмся назад. Хочу посмотреть на передовую, - прекратил я девичий спор.

Только катер оторвался от земли, как мне на нейросеть пришло сообщение от пилота, сдублировавшего отчёт бортового ИИ.

«Обнаружена воздушная высотная групповая цель. Количество: шесть скоростных объектов. Направление: северо-северо-запад. Удалённость: тридцать семь километров».

Ничем другим, как немецкими истребителями это быть не могло. Полагаю, что до тех, то есть до немцев, дошла информация об уничтожении первой колонны и, возможно, о нападении на вторую. Странно только, что те выслали всего шесть истребителей. Ведь любой военный посчитает уничтожение двух колонн делом штурмовиков. А эти машинки очень кусачие и в воздухе огрызаются так, что на землю летят ошмётки дюральки с нарисованными на них крестами.

«Обнаружена воздушная высотная групповая цель. Количество: десять скоростных объектов. Направление: запад. Удалённость: тридцать километров».

Ну вот, теперь всё сходится, хватает самолётов, чтобы отпугнуть штурмовиков или даже попытаться отомстить им за гибель наземных подразделений. С двух аэродромов подняли всех, кого сумели на данный момент.

- Маскировку не отключать, лететь на сближение с последующим уничтожением всех целей, - отдал я приказ. – Все данные, особенно изображение, выводить на мою нейросеть.

Через минуту я получил изображение целей. Первая группа состояла из «лобастых» самолётов с коротким (конечно, сравнительно с другими из второй группы) фюзеляжем и с сильно обтекаемым передним остеклением кабины. Вторая группа состояла из истребителей с длинным тонким фюзеляжем, острым носом, вид которого навевал ассоциацию с кончиком пули, что уже вылетела из ствола и вот-вот ударит в цель. Здесь кабина немного отличалась, казалась крупнее, а часть переднего остекления была поставлена чуть ли не под углом в девяносто градусов к корпусу.

Дроны подлетели к ним так близко, что я даже рассмотрел лица пилотов люфтваффе. Почти у всех они были усталые, осунувшиеся, какие-то одутловатые, как у больных или страдающих хронической бессонницей. И это было неудивительно, если учесть, что буквально на днях кипела битва на подступах к Ржеву, где днём и ночью перемалывались в кровавую взвесь и стальную окалину сотни самолётов и танков, десятки тысяч людей. О нормальном отдыхе в такое время можно только мечтать. Как там Высоцкий пел: «...Мы взлетали как утки с раскисших полей: двадцать вылетов в сутки - куда веселей!..». Пусть не корректно говорить эти строчки в контексте про немцев, но я уверен, что наши пилоты сейчас выглядят не лучше, а то и хуже.

А потом немцев не стало.

Тяжёлая лазерная спарка и две бластерных скорострельных установки за несколько мгновений превратили «фокеры» и «мессеры» в огненно-дымные шары, которые затем пролились на землю горящими обломками. Ни одного парашюта в небе так и не раскрылось.

«Эх, вот бы так с ними в сорок первом воевать!», - вздохнул я, вспомнив бои под Пинском. Я тогда только-только получил магию в свои руки, метался из крайности в крайность, хотелось объять необъятное, успеть везде, помочь каждому и показать себя заодно. Мне бы тогда знания и понимание, которыми сейчас обладаю, очень пригодились.

Час я потратил на то, чтобы осмотреть оборонительные линии с двух сторон и оценить результаты сражений, следы которых ещё не успели убрать. Под днищем катера на земле висела густая, как утренний туман аура безнадёги, страха и ненависти. А ещё всё вокруг на десятки километров было пронизано некротической энергией. Какой-нибудь некромант здесь бы чувствовал себя, как на элитном пляжном курорте.

Русские и немцы спешно возводили укрепления, стремясь успеть до новой атаки превратить кривые ниточки траншей в непроходимое препятствие для врага.

За спинами красноармейцев осталось множество мест ожесточённых боёв. Там до сих пор не убрали до конца трупы и стрелковое оружие. Трофейные команды всё ещё не были укомплектованы, так как все резервы были брошены для укрепления и удержания захваченных позиций. И тем более никто не собирался убирать подбитые танки, бронеавтомобили, орудия и уничтоженные грузовые машины. Нет, те, что можно было быстро отремонтировать и поставить в строй уже давно находились на рембазах. Советских танков осталось мало. Полагаю, что причина в том, что отремонтировать их проще, с каких-то можно снять детали… Да и пополнять штаты танковых подразделений срочно требовалось хоть чем-то. Вражеских «коробочек» было брошено до лучших времён куда как больше.

Среди воронок, разрушенных траншей, среди уничтоженных хуторов и деревенек остались лишь те, которые годились либо в переплавку, либо требуют капитального длительного ремонта. И вот эти остовы меня и заинтересовали.

Я за пару часов посетил несколько крупных мест сражений, где остались десятки подбитых бронированных машин. Почти все они были мне знакомы. Я совсем не задрот из «танчиков», потому не различаю особенные модификации. Моих знаний вполне хватает, чтобы определить марку танка, его вооружение, национальность. И только тех, которые являются, так сказать, лицом своей страны. Вот, к примеру, Т-34 и КВ. Четыре первых и два вторых застыли в разных концах поля перед деревенькой на холме, от которой остались лишь несколько печных труб и груды полусгоревших угольно-чёрных бревен и кирпичей. У трёх «тридцатьчетвёрок» были снесены башни, одна оказалась, чуть ли не расколота пополам. КВ выглядели не лучше.

Вон там застыли закопчёнными стальными горами немецкие «четвёрки» с длинными семидесятипятимиллиметровыми пушками, увенчанными набалдашниками дульного тормоза. Рядом стояли «тройки» с тонкими в сравнении с их более могучими собратьями орудиями калибром пятьдесят миллиметров.

А ещё я нашёл более двадцати штатовских «шерманов». Американские «генералы» большей частью были оригинальными. Но отыскал я и три машины, у которых штатные орудия были заменены на немецкие, устанавливаемые на Т-4.

Да уж, кто бы знал, как история может вывернуться от участия всего одного человека. Это я про себя говорю. Чтобы «шерманы» и «тридцатьчетвёрки» оказались с разных сторон баррикад – это мало кому могло прийти в голову. С другой стороны, после окончания ВМВ в моём мире года так до сорок девятого всё висело на волоске от того, чтобы тот и другой танк столкнулись между собой.

Больше всего удивило отсутствие таких знаменитостей, как «тигр» и Т-34-85. Я не нашёл ни одного из них ни на полях сражений, ни на позициях рядом с передовой. А ведь должны быть, обязаны! Как-никак, а уже середина сорок третьего года. И если что-то похожее на «восемьдесят пятый» я видел, то немецкого тяжа не нашёл. Лишь забронированный в край Т-4, который был усилен дополнительными экранами, приваренными к лобовой броне и башне. Судя по количеству отметин от советских снарядов, увеличение брони помогло. Видно, что остановили танк не сразу.

- Ладно, для первого знакомства хватит, пожалуй. Возвращаемся на яхту, - принял я решение.


Глава 3


Мои корабли уже пять дней находились на орбите, прячась от телескопов с поверхности за маскировочными полями. За это время было сделано очень многое. Первым делом, были выставлены гипер-маяки для мгновенной связи с основной частью флота.

Так же были собраны и в данный момент перерабатывались тонны информации по тем событиям, что происходили на поверхности планеты, рядом с которой мы находились. Картинка всё больше наливалась объёмом, позволяя подробно рассмотреть то или иное событие.

Спецназом были захвачены в плен многие старшие офицеры, имеющие доступ к секретным данным. Японцы, немцы, французы, американцы с англичанами и русские. После того, как они были допрошены, вся информация оказалась выжата, им стиралась память, ставился ментальный блок и они возвращались на прежнее место.

Получив подробный отчёт о состоянии СССР, и ознакомившись с ним, я вздохнул с облегчением: всё было не так страшно, как казалось. Несмотря на большие территориальные потери, в людских ресурсах страна понесла урон значительно меньший, чем того можно было ожидать. К лету сорок третьего в отчётах потери за войну значились в пределах двух миллионов семисот тысяч человек. Это были погибшие в боях, от ранений военнослужащие и гражданские, гибнувшие от налётов авиации и от голода. Около ста пятидесяти тысяч стали калеками. Ещё от трёхсот тысяч до четырёхсот находились в плену. В это число входили военнослужащие и гражданские с оккупированных территорий, угнанные в рабство немцами. Много? Но ведь страна воюет на два фронта и практически против всего мира. И я надеюсь, что не будет тех двенадцати (или двадцати восьми по другим источникам) миллионов погибших за период с июня сорок первого до конца сорок пятого.

Скорее всего, то, что я успел передать советской стороне из того, что знал про Великую Отечественную в какой-то мере помогло избежать части тяжелейших трагедий для страны. Так, например, не произошло разгрома Брянского фронта и последующего Вяземского котла. Войска, которые в моём мире были уничтожены и пленены, в этой истории с боями отступили назад, сумев измотать немцев так, что не было и намека на «немецкие офицеры в свои бинокли наблюдали за окраинами Москвы». Фронт не дошёл до столицы сто километров. Не было той блокады Ленинграда, что я знаю. Город имени главы революции находился в окружении с конца декабря сорок первого до двадцать шестого февраля сорок второго. К сожалению, город до сих пор находился в полукольце, а передовые окопы отстояли от окраин второй столицы всего лишь в тридцати километрах в самой ближней точке передовой.

А вот в Сталинграде нескончаемая мясорубка шла уже второй год. Дальневосточный фронт оказался самым тихим. Вот только с немалыми территориями и тут пришлось СССР расстаться. Япония полностью захватила Сахалин и территорию от Николаевска-на-Амуре до Владивостока. Граница - она же линия фронта – сейчас проходит по Амуру. Американцы откусили куда как больше, сразу оба полуострова – Камчатский и Чукотский, а так же земли между ними. Фронт с ними протянулся от пролива Донга до залива Шелихова. Японцы трижды, а штатовцы дважды высаживали десант на побережье Охотского моря, но ни разу не сумели там закрепиться. Не самая удобная местность для высадки больших групп войск и отчаянная храбрость красноармейцев один за другим сбрасывали вражеский десант в море. Но, как я сказал выше, Дальневосточный фронт был тихим и не сулил особых неприятных сюрпризов для Ставки. Американцы не стремились костьми ложиться ради расширения плацдарма, плотно сидя на позициях. Им-то и повезло захватить такую большую территорию, что советских войск в том районе оказалось очень мало. Плюс, пиндосы подгадали к моменту, когда японцы нанесли удар и притянули к себе всё внимание Ставки и больше половины войск в регионе. К тому же, вояки из них были те ещё, как бы их ни расписывали в моём мире и не снимали героические фильмы, где бравый Томми с «томиганом» валил роты немцев в Нормандии или дико кричащих японцев, накатывающих волнами из джунглей. Недаром им было предпочтительнее создать программу ленд-лиза, чем отправить в Европу или Африку дивизии, когда Германия была сильна.

К слову о ленд-лизе. В моём времени про него ходит много слухов и самый укоренившийся звучит так: СССР золотом платили за танки, машины, патроны, тушёнку с самолётами и так далее. Да, платили, но не сразу и не за всё, лишь за уцелевшую технику, которую потом русские вернули назад. Суть ленд-лиза, если кратко её оформить, заключалась вот в чём: мы, американцы и англичане, не хотим умирать, но немцев боимся, поэтому в качестве вклада в борьбу с ними мы предложим снаряжение и технику, а ваш, русских, вклад, будет в виде крови и жизней. К слову, в этом мире ленд-лиз тоже был, только в этот раз получателем стала нацистская Германия.

Японцы так же сидели вдоль берега Амура и не дёргались в сторону позиций Красной Армии. Но у них причин было две: участившиеся вооружённые восстания в Китае и объявление им войны Монгольской республикой с одной стороны; американцы с другой. С первым пунктом более-менее понятно. А вот второй, думаю, стоит чуть подробнее расширить и углубить, так сказать. Оказывается, несмотря на союз, американцы и японцы друг на друга продолжают смотреть волком. Каждая страна ждёт от другого «союзника» удара в спину, если появится удачный момент для него. Именно потому японцы не торопятся слать на убой свои дивизии, чтобы потом не оказаться с голой, пардон, жопой против союзника. Об этом нам рассказали захваченные офицеры с той и другой стороны.

Англичане заблокировали морской путь на севере. Очень прочно заблокировали, только подлодки могли проскочить мимо кораблей и самолётов англосаксов. Сами чёртовы джентльмены единожды предприняли попытку высадки десанта в Мурманске летом сорок второго года. Попытка провалилась, но урон городу они нанесли немалый. Позже стали совершать регулярные авианалёты, из-за которых Мурманск уже на четверть превращён в руины, лишился порта, были потоплены многие корабли на рейде. Английские «Ланкастеры» и американские В-17 были почти недосягаемы для советских истребителей. Их броня и мощное вооружение не оставляли шансов сбить их теми русскими асами, кому получалось подобраться к этим «летающим крепостям». Немало этих самолётов было передано союзниками в люфтваффе. В руках немецких пилотов они оказались ещё более смертоносными, чем когда за штурвалами сидели земляки разработчиков. Пожалуй, если бы эти бомбардировщики существовали в начале войны, то СССР понёс бы куда как бо льшие потери. К счастью, те же «ланкастеры» появились в небе лишь во второй половине сорок второго года.

Вскоре я дошёл до пункта о той помощи, которую я оказал стране два года назад. Точнее будет сказать – результатов помощи. Магические конструкты, создающие простенькие амулеты и наделяющие такими же простыми чарами оружие и боеприпасы, перестали работать вскоре после моего похищения. Но даже малого срока хватило командованию использовать их с умом. Десятки диверсионных групп были выброшены в немецкие тылы где, будучи невидимыми и неуязвимыми, покуражились от души. Штабы вырезались до последнего человека, взлетали в воздух мосты, летели под откос эшелоны с подкреплением, травились и уничтожались продукты, гибли расчёты орудий и экипажи танков, пилоты люфтваффе. Об их эффективности говорит тот факт, что целые немецкие дивизии бросали свои позиции, оружие и технику, к которым не было боеприпасов и топлива, лишь бы сохранить свои жизни. Если бы не горе-полководцы вроде Хрущёва и Тимошенко, погнавшие бойцов в шапкозакидательские ура-атаки, то сейчас бы линия фронта выглядела совсем по другому, а немец даже и на сто километров не приблизился к Москве во время своего наступления. Увы, но подобные им бесцельно погубили десятки тысяч солдат и огромное количество техники.

«Жаль, что их не расстреляли. А ещё говорят, что Сталин был зверем и палачом, казнившим всех без разбора, не глядя на чины и заслуги. Может и да, но вот только что-то эта парочка до сих пор командует, а не кормит червей», - со злостью подумал я, когда дошёл до последствий необдуманного командования «кукурузника» и ему подобных товарищей.

Огромную роль сыграли целительские ванны-амулеты и элементали. Благодаря первым в строй вернулись тысячи бойцов и командиров, получивших тяжёлые увечья. И тысячи продолжили жить, так как земная медицина не могла им сохранить жизнь, в отличие от моих магических поделок. Временные амулеты попали в НИИ и на заводы, экономя такое драгоценное время в условиях войны. Вернее, они курсировали между теми и этими. Под непроницаемыми куполами то «закрывались» учёные, то рабочие в цехе, перед этим набрав материалов на неделю работы.

Элементали действовали на самых трудно разрабатываемых и малодоступных месторождениях цветных металлов. Два амулета с ними находились на Алтае, где стабильно давали вольфрам, молибден, бериллий и прочие цветные металлы, без которых не сделать танков, самолётов, орудий и многого другого. Остальные элементали трудились в разных местах, добывая не менее ценные полезные ископаемые. Все они располагались только на территории РСФСР, никак не в республиках Средней Азии, где ценнейших месторождений было достаточно и почти все приходилось разрабатывать на пределе человеческих сил. Чего стоит только вольфрамовый рудник в горах Киргизии на линии вечных льдов. Там штольни приходилось бить с альпинистским снаряжением, на нём же поднимать инструмент и спускать руду. Ещё один рудник находился под Ленинабадом. Мощное вольфрамовое месторождение, уходящее вертикально вниз, будто стержень, вбитый в недра планеты. Вот только там было слишком близко к границе и не так далеко до стран, которые поддерживали врагов СССР. Потому эти далёкие месторождения приходилось разрабатывать «по старинке», без помощи магии.

Каждый мой амулет стратегического значения – а как ещё назвать целительские ванны и жезлы с элементалями – охранялся полком НКВД, усиленном танками и зенитками. И это было совсем не лишним, так как восемь раз враги пытались их захватить или уничтожить. Дважды немцы пытались пробиться к нему мелкими группами - числом менее сотни солдат. Три раза сбрасывался десант числом не менее двух батальонов. Один раз на Мульчихинский рудник на Алтае, где элементаль из вольфрамового месторождения стабильно доставлял стратегические металлы, был сброшен невероятно мощный десант, который имел даже лёгкие орудия, миномёты и крупнокалиберные пулемёты. Высадку предварял отвлекающий маневр, который забрал все силы истребителей из ПВО в том районе. Защитники моего амулета тогда полегли все – танкисты, зенитчики и бойцы НКВД. Ни одного человека из этих подразделений не осталось в живых, но свою задачу они выполнили: не дали десантникам уйти с жезлом и золотой пластинкой. Последних немцев добивали бойцы из стрелкового батальона и роты железнодорожной охраны, которых поддерживали с неба «Илы». Ещё дважды враги предпринимали попытки разбомбить месторождение вместе с амулетом. К счастью, обе провалились.

Была жива и бригада «Хитрые евреи» под командованием Эдуарда Соломоновича Роймана. Отсидеться в резерве Ставки им не удалось, но все были живы и здоровы. Вряд ли так сильно повезло остальным, с кем я сражался под Пинском, брал Иваново и Драговичи. Обе гаубицы, превращённые мной в смертоносные боевые амулеты, на данный момент находились в Ленинграде. Крупный и хорошо защищённый город мог спрятать целый дивизион таких пушек от вражеских шпионов, налётов авиации и обстрелов. А небольшое, сравнительно, расстояние позволяло им крайне эффективно уничтожать важные цели: НП, орудийные позиции, лёжки снайперов, места накапливания техники и живой силы перед атаками и так далее.

* * *

Группа судов шла из Сиэтла в Петропавловск-Камчатский. На всех судах развевался звёздно-полосатый флаг, все корабли были военными или везли военные грузы. Три крейсера, восемь эсминцев, двадцать сухогрузов и десантных судов. Конвой направлялся на полуостров Камчатка, сейчас оккупированный американо-канадскими войсками. Его корабли везли первый и второй пехотный полки первой американской армии. Эти подразделения должны были сменить канадские части. Те же отправятся на отдых домой, подальше от невидимых русских снайперов и партизан, которых невозможно обнаружить и поймать в лесах на полуострове. Пройдя более пяти тысяч километров по морям-океанам, конвой высадит большую часть личного состава, военной техники и припасов. После этого его путь будет лежать точно на север, на другой полуостров, где будут выгружены последние бравые американские вояки, «шерманы», тонны топлива и боеприпасы. Как-то иначе доставить на захваченные у СССР территории тяжёлое вооружение и технику США не могли. Не было ни крупных портов на Аляске в районе Берингова пролива, ни аэродромов, способных принять тяжёлые грузовые самолёты. Попытки американцев создать такие площадки тут же пресекались отрядами русских диверсантов, которые шли на любые жертвы, но не давали развернуться своим врагам. Большая часть грузов доставлялась по воздуху из Фэрбэнкса и сбрасывалась на парашютах. Но так можно было передать продукты, амуницию, боеприпасы и лёгкое оружие, но не орудия и танки.

Кроме того, США желали укрепить своё положение на Камчатке, чтобы не соблазнять японцев слабой обороной полуострова. Договоры договорами, но всегда лучше иметь силу, способную заранее остудить зарвавшегося союзника.

Те, кто плыл сейчас на кораблях, не знали, что их конвой лишь один из многих, кто в ближайший месяц окажется на Камчатке и Чукотке. США и Канада планировали летом большое наступление против СССР, цель которого заключалось в захвате территории от Колымского залива по реке Колыме на юг до Магадана или, если Красная Армия не сумеет сдержать натиск, то и до самого Охотска, чтобы не дать японцам свободы манёвра в Охотском море.

В первую очередь американцев и канадцев интересовали золотые прииски Магаданской области. Этот регион находится на пути планетарного золоторудного пояса. СССР в сороковом году со своих предприятий, занимающихся добычей драгоценного металла в области, получил около восьмидесяти тонн золота. Это почти половина всего добытого золота в стране за год. Война должна была снизить темпы добычи, так что оккупанты рассчитывали на огромные барыши. В расчёте на них была создана американо-канадская компания «Gold East». По сути, армия США и Канады сейчас воевали за интересы данного концерна. С другой стороны, почти всегда с 1776 года страна под звёздно-полосатым флагом отправляла войска на защиту не своих земель и национальной гордости, а ради презренного металла.

И те солдаты, что сейчас дремали в гамаках, подвешенных к переборкам, играли в карты и кости, писали письма или листали журналы с полуобнажёнными красотками, тоже воевали за деньги.

- А я говорю, что зимой война закончится! – на повышенных тонах общался стрелок Томми Блиг с двумя своими товарищами из роты «В». – Русские не дураки, чтобы подыхать просто так, когда уже ясно, что войну они проиграли. Уверен, что они даже с нами сражаться не станут.

- Ты за русских так не говори, - возразил ему Чарльз Бейли. – Слухи ходят, что наши боятся нос высунуть из окопов и блиндажей. А половину уже в гробах под флагом привезли домой. Потому и нас туда гонят, что некому воевать.

- Брехня, - помотал головой Томми. – Это агенты коммуняк слухи разносят. Эй, Шон, ты ведь тоже из коммуняк, да? Говорят, ты в ячейке на заводе состоял в сороковом. Что там твои говорят?

Крепкий мужчина с короткой рыжей бородкой, наголо бритый, мрачно посмотрел на говорившего.

- Оставь его, Томми, - урезонил товарища третий участник их спора, Флойд Мур, пулемётчик из взвода тяжёлого оружия.

- Флойд, а ты не хочешь поставить на то, что Рождество мы будем праздновать дома и в мирное время? – обернулся к нему неугомонный стрелок.

- Поставлю, - кивнул тот, - но не на этот год, дружище, не в этом году. Бошам «иваны» сейчас так надрали задницы, что те сидят в своих окопах и зализывают раны. А без наступления бошей не двинут вперёд и наши генералы. А это значит что?

- Ну, что? – хмыкнул его собеседник.

- Что русские получили передышку, чтобы накопить силы и укрепить позиции. Может, с Западного фронта сюда даже кинут пару дивизий, когда узнают, что мы приплыли, - Бейли ответил вместо Мура.

- Херня всё это.

- А что не херня?

- Акции «золотовосточной», - осклабился стрелок. – Я прикупил себе немного, пока они ещё по карману таким простым парням, вроде меня. А вот когда русское золото окажется под нами, то цена на эти бумажки взлетит до небес. И тогда вы все пожалеете.

- Боссы компании уже заработали на таких дураках, как ты, Томми, - покачал головой Бейли. – Они ещё не начали разрабатывать русские прииски, а уже получили свои миллионы. Небось, не ты один их купил в армии.

- Купили только те, кто знает, что хочет от жизни и видит золотую жилу. А тряпки вроде тебя, Чарльз, могут только ныть и всего бояться, - набычился парень. – Мы потом таким как ты, будем милостыню бросать. Или не будем, гы-гы, а то вдруг от неудачников что-то подце…

Его речь прервал отвратительный зуммер тревоги.

- Что за дьявол?

- Черти вас раздери, это что?

- На нас напали!

- Мы тонем?!

- Заткнись или я тебе зубы в глотку вобью!

Рёв сигнала тревоги перебивали сотни встревоженных и напуганных возгласов, злые крики сержантов и офицеров.

Кто-то бросился на выход, где наткнулся на злых матросов и морпехов, которые не пускали никого из трюма. Местами дело дошло до драки, несколько раз прозвучала угроза пристрелить самых ретивых, отказывающихся выполнить приказы. Одним было страшно пойти на дно, будучи запертыми в стальном тесном чреве стальной коробки. Вторые прекрасно представляли, что сотни испуганных паникующих мужчин могут натворить в коридорах и на палубе корабля. Весь отлаженный механизм, винтиками и шестерёнками в котором являются члены судовых экипажей, будет мгновенно расстроен и пойдёт вразнос.

Во время суматохи троице товарищей, которые ещё несколько минут назад спорили о дате окончания войны, удалось проскочить мимо моряков и оказаться на палубе. Натянув на себя капковые спасжилеты, они стали похожи на членов экипажей. Невнимательный взгляд не заметит другой формы, лишь скользнёт по оранжевому яркому жилету и убежит дальше.

- Смотрите! – Томми резко поднял руку и указал на один из кораблей далеко справа. – Что за хрень с ним?!

Один из эскадренных миноносцев погрузился в воду почти всей кормой, подняв высоко вверх нос и накренившись на правый борт. На глазах ошалевших пехотинцев через минуту боевой корабль резко ушёл в воду, словно его утянул в пучину мифический кракен.

- Это хрень называется «он утонул», - произнёс Мур и дрожащими руками вытянул из-под одежды цепочку с образком. – Святая Мария, не оставь без защиты, - прошептал он и прикоснулся к образцу губами.

Спустя несколько секунд всё там же по правому борту прозвучал глухой взрыв под одним из двух крейсеров конвоя. Тяжёлое судно на пару секунд подняло из воды, явив ту часть борта ниже ватерлинии, что всегда скрыта под водой, и рухнуло обратно, почти полностью скрывшись в фонтане белой пены, поднятой взрывом. Когда вновь появилось перед глазами людей, то стало видно, что оно сидит в воде чуть ли не по самые фальшборта . Что примечательно – ни одного человека на палубе не было видно. Не успела эта мысль оформиться в головах наблюдателей, как из палубы крейсера в небо ударили пенные фонтаны высотой во многие метры. Это вода, наполнившая трюмы, своим давлением сорвала люки. Учитывая, какое давление нужно для этого, то становится ясно, что внутри корабля никто не выжил.

- Матерь Божья, - прошептал побелевшими губами Флойд Мур.

Томми резко развернулся спиной к океану и схватил какого-то матроса за руку.

- Что происходит? Кто сделал с ними это? – свободной рукой он махнул себе за спину.

- Подлодки торпедировали, только неизвестно чьи, - зло буркнул тот и рывком освободился от чужой хватки.

Пехотинцам стало жутко. Именно так – жутко, а не просто страшно. Их стезя – это твёрдая земля, где от вражеского огня можно укрыться за камнем, деревом, в ямке, в отрытом окопе. Но как спрятаться от пули или осколка посреди воды, где вокруг на сотни миль нет ни клочка суши? Бомба весом в тонну, сброшенная на окопы, в лучшем случае убьёт несколько десятков человек, истратив бо льшую часть своей злой силы на создание воронки. Но здесь торпеда такого же веса уничтожит корабль… и несколько тысяч человек на нём.

Не успели исчезнуть в воде верхушки корабельных надстроек потопленных судов, как с неба на головы рухнул рёв множества авиационных двигателей. Немногим позже к безобидному шуму присоединились торпеды, бомбы и снаряды скорострельных пушек. Со стороны солнца конвой атаковали вёрткие и быстрые самолёты с большими красными кругами на крыльях и фюзеляжах. Они налетели волнами, будто появлялись прямо в воздухе на фоне слепящего глаза солнечного диска. Уже скоро небо над морским конвоем было заполонено вёрткими самолётами, больно кусающих корабли США. Да что там – уничтожающих их!

На глазах Томми два истребителя спустились практически до уровня воды, пролетели около полукилометра и влетели в один из миноносцев. То и дело в воду падали торпеды, которые рвали борта судов на куски. Огрызающиеся зенитки мгновенно замолкали и превращались в перекрученные, закопчённые груды металла, а тела их расчётов в окровавленные ошмётки.

От количества трассеров в небе стало тесно. Казалось, что там наверху просто нет места для самолётов. Но те продолжали свою страшную работу, ловко ускользая из прицелов зенитчиков и в ответ карая тех смертью и ранами.

- Пользоваться умеете? – к троице пехотинцев подбежал офицер-моряк с окровавленным лицом, который указал на счетверённую малокалиберную орудийную зенитную установку поблизости. Четверо матросов лежали рядом с ней, видимо, расчёт. Выглядели они так, словно попали под выстрел ранцевого огнемёта. И тем было удивительнее, что зенитка выглядела целой.

- Да-а, сэр, - кивнул Томми. – На броневике такая же…

- Плевать, - оборвал его моряк. – Живо встали и начали валить с неба чёртовых япошек.

- Япошек, сэр?

- Ты совсем ослеп? Не видишь, что это «зеро»?

Но внести свой вклад в оборону конвоя от воздушных захватчиков пехотинцы из роты «Браво» не успели, так как в следующую секунду палуба под их ногами содрогнулась с такой силой, что каждый из них испытал сильный удар по ногам. Ощущение было сродни тому, как если спрыгнуть со второго этажа на утоптанную землю. Вдвойне неприятно и болезненно вышло из-за неожиданности удара. Томми Блиг почувствовал страшную боль в ногах и тут же вырубился. Пришёл в себя уже в воде, которая оказалась достаточно холодной, несмотря на лето. Или он слишком давно уже тут болтается, как рыбацкий поплавок, и успел попросту замёрзнуть. Вокруг него из воды торчали сотни, нет – тысячи голов и воротников спасжилетов, иногда накрываемых мелкими волнами, раздавался разноголосый вой, состоящий из проклятий и молитв.

- Флойд, Флойд! Чарльз! – начал звать своих товарищей стрелок. – Флойд!

- Нету Флойда, погиб он, - кто-то ухватил парня за воротник жилета и развернул в воде. Этим неизвестным оказался Бейли. – Ты как себя чувствуешь?

- Паршиво, но жить буду.

- У тебя ноги сломаны, и ещё тот взрыв прикончил Флойда. Он от удара отлетел к борту и раскроил себе голову о какую-то хренову железку.

- Японцы ушли? – только сейчас Томми обратил внимание, что небо над ними чистое. – А наши корабли?

- Эти твари ушли, а корабли... да вон последние тонут, - собеседник выпростал руку из воды и указал куда-то в сторону. Блиг с трудом из-за захлёстывающих его волн, увидел два силуэта транспортников, которые едва торчали из воды.

- А лодки? Лодки есть?

- Есть, только они вон там, - рука указала немного в сторону от кораблей. – Отсюда не увидишь.

- А…

- Нет, они нас не возьмут, там мест уже нет. И так три лодки и два плотика перевернули, когда на них полезли из воды сотни парней, - как-то вдруг равнодушно ответил ему товарищ.

- Нас спасут? Сколько мы тут?

- Да уже больше часа моемся. Спасут… не знаю. Как япы убрались к себе, так больше никого мы тут и не видели.

Отчаяние навалилось на Томми. Разговаривать больше не хотелось, от горько-солёной воды першило в горле и в глазах, хотелось пить. Хорошо хоть холод немного унял боль в переломанных ногах. Дважды волны проносили мимо них мертвецов. Прошёл ещё час, потом ещё. Внезапно один из рядом болтающихся в воде товарищей по несчастью что-то забормотал под нос, чередуя слова со всхлипами, перекрестил своё лицо, а потом поднял из воды руку, в которой был зажат револьвер. Вылив из ствола воду, молящийся приставил его к левому виску и спустил курок. Пуля вынесла часть черепа с противоположной стороны с кусочками мозга, густо закрасив морскую воду красным цветом. Но уже спустя несколько минут та опять стала кристально чистой. Лишь пятна на светлом воротнике спасательного жилета остались.

«Уж лучше вот так с жизнью расстаться, - Томми с завистью посмотрел на мертвеца с простреленной головой. – Бац - и всё, никаких мучений».

Неожиданно справа раздались истошные крики потерпевших кораблекрушение. В первую секунду Томми с ужасом подумал, что появились акулы, привлечённые запахом крови. Но быстро понял, что крики звучат как-то неправильно, больше похоже на то, что люди…

- Там корабли! – закричал Чарльз, не дав додумать до конца мысль. – Томми, нас спасут! За нами пришли!

Стрелок хотел сказать, что это могут быть японцы, но решил промолчать. А вдруг, и в самом деле, это прибыла помощь? Вскоре неизвестные корабли подошли так быстро, что стало ясно – это не помощь. На каждом из судов развевались русские флаги. Всего их, кораблей, было три. Два точно боевых, с парой трёхорудийных башен на носу и одной на корме. Третий больше походил на огромный гражданский пароход, который «призвали» в армию и «засадили» палубу великим множеством зенитных орудий. С одного из крейсеров отошёл небольшой катер, который подобрал нескольких американцев из воды с края «живого» моря голов. После этого судёнышко вернулось назад.

Некоторое время ничего не происходило. Американцы всё так же бултыхались в воде, русские корабли стояли в нескольких сотнях метров от них. Возле их бортов на палубе торчали фигуры в чёрной форме, наблюдая за спасшимися после налёта японской авиации. При этом никто не наводил на тех оружие. И понемногу Томми стал надеяться, что ещё не всё кончено, что на этом его жизнь не закончилась. Мысленно он стал читать все известные молитвы, прося святых помочь ему выжить. И они его будто услышали. С одного из крейсеров раздался громкий голос, усиленный динамиками. Русский моряк на отличном английском языке озвучил предложение, от которого невозможно было отказаться:

- Солдаты и моряки Соединённых Штатов Америки! С вами говорит командир эскадры, капитан первого ранга Воронцов. Я предлагаю вам сдаться в плен! У нас вас ждёт сухая одежда и горячий обед! В качестве предупреждения сообщаю, что любое сопротивление, нападение, попытка захвата моих людей и имущества эскадры будет немедленно пресекаться оружием! Неоднократные нарушения данного условия приведут к тому, что эскадра проследует далее, оставив всех вас здесь, то есть, в воде. Если предложение принимается, то прошу первыми проследовать к кораблям экипажи шлюпок. И не медлите, чтобы дать шанс выжить своим товарищам в воде, которые замёрзли и страдают от ран!

Не нашлось ни одного глупца, кто рискнул бы послать к дьяволу русских с их предложением. С другой стороны, возможно, просто все американцы устали и уже одурели от этой усталости и безнадёжности после уничтожения своего конвоя. Один за другим моряки и бойцы Первой и Второй дивизий попадали на борт кораблей, где их тут же препровождали в трюм. Каждое движение американцев контролировали русские матросы. Это были здоровенные молодые мужчины, ловко державшие в руках автоматы с дисковыми магазинами. Их лица были строги, взгляды грозными и обещающими быструю смерть от пули, если кто-то из пленников дерзнёт нарушить порядок.

Раненых отправляли в лазарет. Там оказался Томми, его разделили с Чарльзом, у которого не было ничего опаснее ушибов и ссадин. Зато здесь он увидел другого своего знакомого, сослуживца из роты «В».

- Привет, Шон, - криво улыбнулся он бритому обладателю рыжей бородки. – Представляешь, нас пригласили в гости твои друзья. Ты рад этому?

- Заткнись, - сквозь зубы произнёс тот и отвернулся. Бывший рабочий, что некогда состоял в коммунистической заводской ячейке, сейчас выглядел плохо. Обе ноги были замотаны бинтами, так же была перемотана голова, причём вместе с правым глазом. Бинты были и на правой кисти, при этом внимательный взгляд мог заметить, что на ней не хватает пары пальцев.

Здоровые и мало пострадавшие американцы были поделены на группы и распределены по пустым отсекам. Вскоре им привезли кипы полотенец и тёмно-синих шерстяных новеньких одеял на тележках, похожих на те, с которыми грузчики на вокзалах работают. Мокрую одежду русские моряки забрали с собой, не дав другой взамен. Впрочем, у пленных имелись одеяла, плюс, сами отсеки оказались тёплыми. Оставался, разве что, дискомфорт оттого, что они голые. Никто из них даже не догадывался, что это было сделано специально. Ведь почти невозможно строить коварные планы и идти в наступление, когда перед врагом ты стои шь, в чём мать родила.

Ещё немногим позже в отсеки матросы завезли на всё тех же тележках металлические термосы с горячей кашей, сладким крепким чаем и короба с мягким белым хлебом. Настроение пленных мгновенно взлетело вверх. Никто уже не помышлял о сопротивлении. Простые американцы были счастливы, что избежали страшной смерти в воде. Немногие офицеры же находились под постоянным контролем. К тому же, краснофлотцы смешали моряков и «сухопутчиков», рассчитывая на взаимное неприязненное отношение между теми и другими. Особенно сильно это чувство укрепилось после недавнего налёта японцев на конвой, когда бойцов Первой армии моряки удерживали в трюмах.

В тепле после сытной горячей еды, измотанные морально и физически пленные быстро заснули. Это время, когда они находились в тесных отсеках русских кораблей, стало самым спокойным, сытным и тёплым за последующие месяцы. Уже скоро их высадили в порту Магадана, откуда отконвоировали по железной дороге далеко на запад под Якутск в один из исправительных лагерей. Последний был в срочном порядке освобождён от старых «хозяев», которых отправили в другой лагерь. Там на время плотность ЗК увеличилась. Впрочем, американцам так же пришлось буквально спать на головах, так как лагерь был рассчитан на несколько меньшее число сидельцев.

Что встревожило и сильно напугало пленных, так это лица русских солдат, которые принимали их у моряков. Если краснофлотцы смотрели на американцев без злости, всего лишь грозно, то красноармейцы буквально полыхали ненавистью. Такой диссонанс пугал, заставлял тесниться друг к другу в поиске поддержки, опускать взгляды в землю и про себя молиться, чтобы в глухом лесу от них не решили избавиться, чтобы не кормить лишние рты.


Глава 4


- Вот же вы нам проблем подкинули-то, - покачал головой генерал-майор Казаковцев, начальник Оперативного управления и заместитель генерала армии Апанасенко, командующего Дальневосточным фронтом.

- Мы? – я поднял бровь.

- Кхм, - кашлянул он, - извините.

- Мы вам помогли, Аркадий Кузьмич, - спокойно и с располагающей улыбкой произнёс я и кивнул в сторону порта, где стояли три огромных корабля, два крейсера и один пассажирский лайнер, переоборудованный под плавучую батарею ПВО. – Вон там сейчас высаживаются на берег напуганные и сломленные американские солдаты, у которых самое страшное оружие – это грязные подштанники. Но всего несколько дней назад они плыли сюда полные желания начать наступление на наши позиции, вооружённые до зубов, с танками и орудиями. Наши корабли готовы были пожертвовать собой, чтобы уничтожить эти дивизии и танки. Но наши агенты сумели стравить их и японцев, которые за нас сделали всю тяжёлую работу. Ну, не бросать же умирать страшной смертью несколько тысяч человек, - и я пожал плечами.

Собеседник лишь вздохнул. Ничего говорить не стал, но для меня не составляло труда и без слов понять, что бы сорвалось с его губ: «уж лучше бы бросили, всё нам меньше проблем с хлопотами и тратами».

Вот только уничтожать столько людей мне было жалко. Дело даже не в человеческой жалости, сколько в потере кучи полезных вариантов, связанных с моряками и пехотинцами с уничтоженного «японцами» морского конвоя США. Эти люди должны стать идеологической бомбой немногим позже в своей стране. На них возлагается доля ныть и шептаться «на кухне» о том, что война Америке не нужна, что у русских даже в плену жилось лучше, что лучше уж под советской оккупацией, чем под собственным правительством, делающим всё, лишь бы страна пропала. Да, несколько тысяч человек в многомиллионной стране – это капля в море. Но кто сказал, что эта партия пленных будет единственной «пятой колонной»?

О конвое я узнал задолго до того, как он вышел из Сиэтла. Аналитики «Млечного пути» успели предложить несколько вариантов, как использовать эти сведения. Один из них и был взят мной на вооружение. Для реализации данного плана требовалась некоторая материальная база. Это пункт лёг на виртуальные плечи Перуна. За десять дней в своих мастерских он изготовил три крупных корабля: два крейсера и один вооружённый лайнер. За образец боевых судов был взят проект «двадцать шесть бис» советских конструкторов. Получить нужные чертежи для разведки не составило огромного труда, после чего эти данные перекочевали в «голову» искина, где он немного добавил, немного убавил. И вот итог: три отличных корабля, наверное, самые лучшие из всех, какие сейчас ходят по морям и океанам. И пусть один из них выглядит гражданским, но именно сейчас на нём стоит столько зениток, что врагу мало не покажется. В экипажи вошли пятьдесят андроидов и сто эльфов. Этого с лихвой хватало на всё. Корабли были незаметно доставлены в нужный квадрат Тихого океана, где спрятались под маскировочными полями в ожидании момента «Ч».

Американский конвой под видом японской авиации атаковала дюжина небольших боевых дронов под голограммами. И несколько десятков разведывательных сверхмалых дронов, размером с футбольный мяч, которые составляли массовку, пользуясь всё теми же голограммами, изображающими японские штурмовики и истребители.

План предусматривал сохранение жизней американцев по максимуму. И потому дроны топили суда очень аккуратно. Совсем без жертв не вышло, да и не нужно это было. «Красочная» гибель товарища рядом, яркое, можно сказать, «киношное» уничтожение кораблей – всё это должно воздействовать на психику выживших, чтобы сделать ту доступнее для будущего воздействия. Потом их несколько часов «мариновали» в морской воде перед тем, как прийти на выручку. За это время американцы отправили несколько групп самолётов и две группы кораблей, чтобы спасти конвой. Воздушным разведчикам позволили запечатлеть необходимые кадры и убраться на родной аэродром, а вот все прочие безжалостно уничтожались. Точно так же поступили и с кораблями, то есть, подбили большую их часть, инсценировав нападение подводных лодок японцев. Для этого даже засветили характерный вид одной из них, что всплыла якобы для обстрела из орудия повреждённого американского корабля.

Теперь союзникам есть чем заняться на некоторое время.

В пищу и питьё американцам было подмешано психотропное средство, результат высоких космических достижений тёмных эльфов. Это вещество и мои ментальные чары превратили пленников в будущих членов «пятой колонны» Причём, многие из них будут считать себя ярыми патриотами. Мало того, несколькихамериканцев ночью вернули на место крушения. В шлюпке с запасами воды, продуктами, с картой и сигнальными ракетами. В их памяти не было ничего про плен. Наоборот, они были единственными, кто «не поднялся» на борт русских кораблей, сумев удалиться от места крушения едва завидев вражеский флаг. Когда их подберут свои, то узнают много чего интересного про уничтожение морского конвоя. И это будут не только их слова: один из моряков в шлюпке увлекался фотографией и во время боя «сумел» сделать несколько десятков снимков «зеро» в небе, уничтожающих корабли США.

Дальше мой путь лежал в сторону штаба Дальневосточного фронта, где я представился личным порученцем товарища Сталина. В документах значился просто «товарищ Глебов». Ни звания, ни другой должности, кроме порученца. Зато море полномочий и прав. Одновременно с предъявлением документов я по минимуму воздействовал на окружающих ментальной магией.

Выслушав меня, Апанасенко отправил со мной одного из своих генералов, чему тот не совсем был рад, но отказываться не стал… или не мог, что вероятнее. На самолёте, изготовленном на производственной линии на моём космическом корабле, мы добрались до Магадана, где через несколько часов встретили корабли с пленными.

- Сейчас морячки немного отдохнут и начнут выгружать припасы для вас. Часть продуктов стоит сразу выделить для американцев, чтобы потом никто не кричал, что Советский Союз издевается над пленными. А дальше вы уж сами как-нибудь подстройте их снабжение, - сказал я.

Все отсеки в трюмах лайнера и крейсеров, кроме тех, что изначально были отведены для пленных, были до потолка забиты припасами. Вскоре все они стали появляться на причалах.

Из недр космического корабля вышло очень многое. Это несколько миллионов патронов для стрелкового оружия. Несколько тысяч карабинов Мосина и пистолетов-пулемётов. Двести ручных и станковых пулемётов. Несколько сотен ящиков с ручными гранатами. Несколько тонн амуниции в виде алюминиевых котелков и ложек с кружками. Двадцать тысяч комплектов формы, сапог с портянками, нательного белья, плащ-палаток и тёплой одежды. Больше ста тонн круп, сахара, муки, табака, консервированных овощей и мяса. Несколько десятков тонн медикаментов и перевязочного материала. Сорок орудий, таких, как «сорокопятки» и семидесятишестимиллиметровые «полковушки». Сто пятьдесят миномётов калибром восемьдесят и сто двадцать миллиметров. Десятки тысяч снарядов и мин. Не обошёл я и такую, казалось бы, малозначимую тему, как маскировка и приборы наблюдения. Без первых и частенько без вторых Красная Армия обходилась во многих местах. Отчего несла потери от воздушных налётов и в засадах. Сейчас на причалах, среди гор, переданных генерал-майору припасов, лежали несколько сотен масксетей и десятки ящиков с биноклями и стереотрубами. Были и сто общевойсковых радиостанций РБ двух типов: переносная для работы на переднем крае, для корректировщиков артогня и для разведчиков; и более тяжёлая и громоздкая стационарная для штабов и командных пунктов. Разумеется, все радиостанции были снабжены необходимым количеством батарей.

И как вишенка на торте – три десятка полноприводных автомобилей ГАЗ-64 с брезентовым верхом.

Зачем я их хотел вручить своим соотечественникам… да, если честно, то сам толком не могу точно сказать, просто захотелось и всё тут. Больше пользы принесли бы танки. Вот только автомобили хранились в деревянной таре прямо на палубах, лишь накрытые брезентом от брызг солёной воды. К слову, немалая часть не самого тяжёлого и малогабаритного груза так же находилась на палубах. Вес и размеры машин вполне позволяли это делать. А вот танки так уже особо не расположишь. Тридцать бронированных машин, даже «тридцатьчевёрок», а не КВ-1, в сумме дадут порядка тысячи тонн груза. Это очень немало для корабля, который и так нагружен сверх меры. Тем более, эта тысяча тонн находилась бы на палубе.

Наконец, последний ящик и мешок покинул трюм и оказался на причале.

- Всё, Аркадий Кузьмич, оставляю я вас. Дальше мой путь лежит с эскадрой, - попрощался я с генерал-майором. – Удачи вам и товарищу Апанасенко.

Когда я ознакомился с биографией генерала армии, командующего Дальневосточным фронтом, то сильно того зауважал. Для начала он сделал дорогу в дикой местности, среди болот и камней, которая дублировала направление железнодорожного полотна. И сделал это силами инженерных подразделений. Кстати, в моём мире эта была та самая дорога, которая вечная головная боль чинуш, которые не знают, как своровать из казны побольше, да при этом ещё, чтобы дорожный ремонт обошёлся в копейки. Тема муссируется в сети и местных СМИ годами, даже я, житель совсем другого региона и то несколько раз слышал о данной проблеме. Здесь же дорогу сделали буквально при помощи лопат, ломов и кирок. Дорожной техники в сравнении с двадцать первым веком, считай, что и не использовалось.

Но это только один из подвигов командующего фронтом.

В сорок первом, когда после моего похищения и отказа боевых амулетов, страна вновь оказалась на грани, Апанасенко выделил значительные силы с Дальнего востока, чтобы остановить немецкие дивизии, успевшие оклематься после сокрушительных летних контрударов Красной Армии. Практически он отдал все боеспособные части. И тут же начал комплектовать дивизии с нуля под теми же номерами! Мобилизовал даже тех, кому исполнилось пятьдесят лет. Те, что покрепче шли в боевые части, похлипче и болезненнее оказывались во вспомогательных. Мало того, пользуясь тем, что вокруг полно исправительных лагерей, он вытаскивал из них опытных командиров, которые три-четыре года назад попали под каток госмашины. Ох, и досталось же генералу от недоброжелателей, чего те только не писали в кляузах и доносах, которые сотнями полетели в Москву! И тем удивительнее, что Сталин не принял никаких мер в его адрес, словно его всё устраивало.

К тому моменту, когда был открыт Второй фронт, Дальневосточные дивизии были почти полностью укомплектованы личным составом, прошедшим обучение, экипированным и вооружённым. Благодаря этому японцы и американцы с трудом захватили те территории, на которых сидят до сих пор. И те, и другие выделили около семисот тысяч военнослужащих с каждой стороны. У Апанасенко же находилось в строю чуть более шестиста тысяч бойцов, треть которых имели немалый возраст. И при таком раскладе враги залили своей кровью каждый метр захваченной земли.

Генералу бы сил побольше, снаряжения и тогда он сбросит оккупантов в холодные прибрежные воды.

«Ничего, чуть-чуть осталось подождать», - подумал я.


Заксенхаузен. Июнь 1943 года


Я со своей женской командой и двумя отрядами сопровождения находился на территории Германии совсем недалеко от Берлина. Ещё точнее – на территории концлагеря Заксенхаузен. На куске земли в виде равностороннего треугольника, обнесённого стеной и колючей проволокой с подведённым к ней электротоком, расположились несколько десятков зданий различного назначения, не считая сторожевых вышек. Большая часть была бараками для заключённых, в которых жили - а некоторые доживали свои последние дни - люди из многих стран. Норвежцы, евреи, голландцы, немцы, венгры, итальянцы, были даже несколько американцев и англичан, советские граждане и многие другие. Прочие были хозяйственными и медицинскими постройками. В любом другом месте они звучали бы нейтрально, но только не в «лагере смерти». На территорию лагеря вели железные ворота с циничной надписью ««Arbeit macht frei» что в переводе значило: труд освобождает. То ли нацисты так тонко издевались, то ли первоначально вводили в заблуждение заключённых, которые сюда попадали после открытия лагеря. К слову, в июле будет ровно семь лет, как заработал Заксенхаузен. А создан он был под другим названием – одноимённый городу, рядом с которым находится - на три года раньше, то есть в 1933 году. До войны в него отправляли политических заключённых, преступников по таким статьям, как педофилия и гомосексуализм.

Зачем я здесь? Ради Якова Джугашвили, старшего лейтенанта артиллерии, попавшего в немецкий плен летом сорок первого. Первого сына Сталина. В истории моего мира можно найти такую информацию, что генсек не любил первенца. Третировал его семью, не интересовался его судьбой после мальчишеской выходки с попыткой самострела, когда в восемнадцать он ему запретил жениться на шестнадцатилетней девушке. Но если судить по этому миру, где всё было то же самое, то нелюбви не было. Сталин любил своего первенца больше кого бы то ни было. И с болью в сердце смотрел на его поступки и судьбу. Он для него был последней частичкой любимой первой жены Екатерины (Като) Сванидзе, умершей от тяжёлой болезни много лет назад. Именно тогда Сталин, ещё не взявший себе партийную «стальную» кличку, ставшую его именем в веках, дал себе слово держать все эмоции в себе. Когда он получил весть о том, что сын пропал без вести, он сильно сдал, что заметили все близкие люди. Только спустя неделю стало известно, что Яков попал в плен. На переговоры с немцами Сталин не пошёл. Он был главой страны и политическим деятелем и его просто не понял бы никто, если бы он решил пойти на какие-либо уступки или соглашения с врагом.

Только в сорок первом им было сделано несколько попыток освободить сына, не теряя авторитета правителя страны, подвергшейся агрессии. В сорок втором году предпринимались ещё. Высаживались десанты из небольших групп, состоящих из лучших бойцов разведки и ОСНАЗа. Были договорённости с антифашистским подпольем в Германии, которое выделило нескольких своих агентов на спасение Якова. Увы, ни одна из не принесла удачи. Мало того, немецкие коммунисты из подполья, отправившиеся на операцию, были схвачены и расстреляны.

Да, стоит добавить, что знаменитые слова «я солдат на генералов не меняю» и в этом мире прозвучали. Только случилось это много раньше. И фигурировал там не целый фельдмаршал, а «простые» генералы, которых захватили в конце лета 1941 года, когда благодаря моим амулетам Красная Армия нанесла несколько сокрушительных ударов по немецким дивизиям.

О том, что испытывает Сталин к своему сыну, я узнал от него самого, когда навестил его под чарами и с их же помощью разговорил. Об этом моменте ни он, и никто другой никогда не узнает. Просто мне нужно было знать с гарантией про его отношение к своему сыну и решать дальше: использовать данную карту для улучшения отношений или искать в колоде другую. Такой подход для получения симпатии в длительной перспективе был надёжнее ментального внушения. Сталин обладал слишком сильной волей и мог сбросить наведённое внушение рано или поздно. Если же накладывать прочные и мощные чары, которые сломят в нём внутренний стержень, то это привело бы к, так сказать, оглуплению этого выдающегося человека. Такие чары мне были под силу, но использовать их я не хотел из-за вышеперечисленного. Тем более, у меня в планах вывести Землю в один из равноправных миров галактики. СССР под руководством Сталина вполне по силам собрать все крупные государства на планете в одно содружество или федерацию. И когда это случится, то мне не хочется, чтобы всё это рухнуло, если вдруг ментальный блок слетит и генсек поймёт, что все это время его использовали. Чёрт его знает, что тогда он предпримет. В целом, я собирался взаимодействовать на доверии между собой и руководством страны, а не становиться серым кардиналом при помощи магии. Пройдёт каких-то двадцать-двадцать пять лет, и Земля войдёт в космическую эру как равное прочим государство, став на одну ступень с республикой Анарат, Содружеством и другими.

Впрочем, я немного отвлёкся. Мой отряд уже дошёл до нужного места.

- Герр офицер? – удивлённо и с сильной примесью страха воскликнул служащий медицинского барака, где находился сейчас Яков и которого я встретил на входе в здание. Это был худой мужчина, сутулый то ли от вечного страха, то ли от невзгод, одетый в полосатые штаны, куртку и берет, с розовым матерчатым треугольником на левой стороне груди и многозначным номером рядом.

- Мне нужен заключённый из Целленбау, который поступил к вам на днях, - резко сказал я.

- А-а…

- Русский. Живо!

- Д-да, герр офицер, - сильно вздрогнул он. – Я покажу.

Яков лежал в общей палате. От посторонних взглядов его скрывала матерчатая потрёпанная ширма. Он был накрыт затёртым тёмно-серым одеялом до подбородка. Его голова была замотана бинтами. Лицо худое, с серой обвисшей кожей, как у человека, долгое время страдающего тяжёлой болезнью.

«А ещё писали, что в плену он получал уход по высшему разряду, - покачал я головой, вспомнив кое-какие записи. – М-да, с таким уходом он не выглядел бы живым покойником сейчас. И на ранение его вид не списать».

Аура мужчины выглядела плохо. Без хорошей помощи опытного хирурга и редких дорогих лекарств Яков умрёт через несколько дней.

Рядом раздался голос ещё одного немца:

- Герр офицер?

Пока я шёл к бараку, где находился нужный мне человек, Ску Би отправилась на поиски врача. И вот он тут. Рядом со своими подопечными этот сытый холёный мужчина смотрелся образцом здорового человека.

- Как это случилось? – спросил я, кивнув на раненого.

- Два дня назад он выпрыгнул из окна тюрьмы и бросился к колючей проволоке, по которой пущен ток. При этом он что-то несколько раз громко выкрикнул, чем привлёк к себе внимание часового с вышки. Тот выстрелил и попал заключённому в голову. К счастью или нет, не берусь судить, так как не знаю ценности этого унтерменша, но пуля прошла по касательной, раздробив теменную кость. Её осколки были удалены во время операции, вот только состояние раненого стабилизировалось, но лучше не стало. Боюсь, вскоре он умрёт, - подробно описал он ситуацию с Яковым.

- Всё, я понял, - остановил я его, потом пристально посмотрел ему в глаза и приказал. – Через два дня ты примешь яд, а перед этим сделаешь всё, чтобы прикончить тех, с кем работаешь вместе и ранее проводил опыты над пленниками. Запомни, ты всё время чувствовал жалость к людям, сочувствовал коммунизму и ненавидел нацизм и Гитлера с его прихлебателями. Обо всём этом укажешь в прощальной записке, а ещё в ней укажешь, что рад тому, что товарищи из группы «Белый меч» помогли освободить тысячи заключенных и уничтожили тысячи эсэсовцев.

- Да, герр офицер, всё так и есть, - кивнул в ответ врач. – И я сделаю это, можете на меня положиться.

«Ещё бы ты не сделал», - хмыкнул я про себя.

Дальше я отправился по баракам с заключёнными из СССР.

- Вы кто? – мне навстречу вышел высокий и страшно худой (может, оттого и выше казался) мужчина. В точно такой же полосатой робе и берете, как и помощник медиков из медицинского барака. Отличия были лишь в цвете треугольника на груди. Кстати, всего на территории концлагеря Заксенхаузен использовалось восемнадцать типов знаков-треугольников на груди. Ровно столько, сколько содержалось категорий узников. Треугольники отличались не только цветом (у гомосексуалов – розовый), но и добавленной буквой из латиницы.

- А вы? – вопросом на вопрос ответил я.

- Генерал-майор Красной Армии Зомов Алексей Семёнович, - быстро ответил он и следом добавил. – Вхожу в руководство подпольной ячейки лагерного Сопротивления… что за чёрт?!

- Спокойно, Алексей Семёнович, спокойно, это всего лишь лёгкий гипноз, которым я в дальнейшем пользоваться не собираюсь, - я как можно радушнее улыбнулся ему. – Большего знать мне о вас не нужно ничего. Я здесь, чтобы помочь вам, то есть, всем вам, - я обвёл рукой барак с рядами низких трёхъярусных деревянных нар. - Вы когда в плен попали?

- Во второй половине лета сорок первого.

- Тогда, возможно, вы слышали про оборону Пинска, которой руководил генерал Невнегин и несколько серьёзных контрударов в том направлении под его командованием? Во время одного из них части Красной Армии почти дошли до Бреста и вернули несколько городов на направлении Пинск-Брест.

- Да, я в курсе, - кивнул генерал-майор. – Вы имеете к этому отношение?

- Самое прямое. Мои разработки помогли товарищу Невнегину остановить продвижение немецких войск в той стороне. Причём у него на тот момент было не больше двух батальонов, а на его хвосте сидела почти целая дивизия немцев, - ответил я. – Потом так получилось, что я выбыл из строя почти на два года и не мог помогать в военном деле. Да, если вдруг мне не верите, то вот мои документы, - сказал я и в конце речи протянул собеседнику удостоверение и мандат личного порученца Сталина.

Тот машинально их принял, бегло просмотрел и вернул назад со словами:

- Я вам и так почему-то верю, товарищ Глебов. А документы… ерунда это всё. Немцы здесь, в смысле, в лагере, печатают фальшивые английские фунты, так почему бы и не изготавливать вот такие же, как у вас документики.

- Не думаю, что кто-то из них догадается использовать в собственном тылу мандат сталинского порученца, - хмыкнул я, убирая «корочки» в карман.

Потом он помялся и задал вопрос:

- Вы, когда сказали про помощь, то кого имели в виду? Только тех, кто в этом бараке или вообще всех наших людей в лагере?

- Всех.

У того в глазах вспыхнула радость.

- Это точно в ваших силах? Мы в центре Германии в самом защищённом фашистском лагере. Здесь только эсэсовцев несколько тысяч за стенами.

- Немногим более двадцати восьми тысяч человек заключённых и тысяча восемьсот солдат и офицеров СС, - уточнил я. – Мне это вполне по силам.

Ночь и магия работали на меня, скрывая все мои действия от глаз посторонних. Транспортные боты опускались прямо перед входом в казармы, после чего люди перебирались в салон. Тех, кто из-за болезней и издевательств, голода и тяжёлых работ едва передвигали ноги, переносили андроиды. Как только бот заполнялся до отказа пассажирами, то немедленно взлетал, а на его место опускался пустой.

- Среди всех этих людей не меньше тысячи предателей и фашистских информаторов. Их недавно заслали сюда, чтобы вскрыть подполье и найти нашу радиостанцию, - сказал мне Зомов, который попросил остаться рядом со мной на всё время эвакуации. – Или не одна тысяча, а больше.

- Всех выявим, товарищ генерал, - успокоил я его. – И всем воздадим по заслугам.

Неполных тридцать тысяч человек, из которых три тысячи были неходячими – беременные женщины, больные, ослабевшие после тяжёлых работ и бесчеловечных медпроцедур дети – были перемещены из лагеря за два часа. Конечно, не подготовься я заранее, когда десять часов накладывал на лагерь ментальные чары, то времени ушло бы куда больше. С собой я взял не только граждан СССР, но и антифашистов из Германии, Франции, Италии и многих других. Сделал это по просьбе Зомова, который сообщил, что над этими людьми нацисты измывались лишь чуть меньше, чем над нашими земляками.

После этого опустевшие бараки были уничтожены огненными чарами. Одновременно с ними вспыхнули казармы эсэсовцев за стенами, несколько вышек караульных, морг и прозекторская, расстрельный ров, облицованный бревнами для предупреждения рикошетов, крематорий, газовая камера и особая внутренняя тюрьма Целленбау. В ней содержались особо важные и полезные узники, такие, как Яков Джугашвили, премьер Германии в тридцатых годах и многие другие. Там же сейчас сидели украинские националисты Бандера и Стецко, а вместе с ними почти триста их ярых последователей. Сидели они – относительно, конечно, места пребывания – словно короли: отдельная камера, кровать с матрасом и постельным бельём, нормальное питание, развлечение в виде чтения книг, газет, игр. Их не гоняли на работы, не заставляли пробегать по сорок километров в тесных сапогах с двадцатикилограммовым грузом на плечах. Мало того, они могли свободно покидать лагерь, получали посылки, общались со знакомыми за пределами Заксенхаузена. Совсем недалеко от концлагеря располагалась особая школа для диверсантов и агентов, где Бандера был частым гостем.

В моей истории украинские националисты кричат, что этот человек воевал с Германией, за что попал в концлагерь. Вот только сам факт того, что немцы же сами его потом и выпустили, сняв все выдвинутые обвинения, говорит о многом. Почему-то такие люди, как Карбышев или Тельман, были зверски замучены, а националистов отпустили. Странно, не правда ли? И сейчас, когда мне стало видно, как живётся Бандере с прихвостнями в концлагере, где каждый день от голода умирают десятки людей, то никаких иных доказательств уже не нужно.

Я даже пообщался немного с ним. От разговора с националистом осталась лишь чувство гадливости. Из полезного узнал фамилии немецких инструкторов, агентов на территории СССР и Польши. А так же про смерть его братьев в немецком лагере Освенцим в прошлом году. Причём, винил он немцев в этом меньше, чем поляков, почему-то. По его словам братьев убили польские надзиратели, наплевав на строгий приказ немцев. Этот момент так меня заинтересовал, что я позже от слепков душ убитых узнал, что прикончили эту парочку такие же заключённые, как они сами – поляки. Пшеки узнали, что вместе с ними находятся братья человека, от которого их страна познала много горя и захлебнулась в крови, и в них взыграл гонор с желанием мести. И тогда за антипольский террор 30-х годов соузники поляки порешили Александра и Богдана. Для меня эта новость новостью не стала: карма. Ничего в мире не происходит без последствий.

«У бандеровского семейства судьба такая – дохнуть в немецких лагерях от чужих рук», - промелькнула у меня мысль, когда здание тюрьмы мгновенно исчезло в столбе пламени.

* * *

- Здравия желаю, товарищ Сталин, - официально приветствовал Берия главу государства, едва только переступив порог его кабинета.

- Присаживайся, Лаврентий, - тот указал на стул и усмехнулся, добавив с деланным акцентом. – И помэньшэ официоза. Рассказывай, что там у тебя произошло, раз я тебе так срочно понадобился ночью.

Когда нарком внутренних дел устроился за столом, он раскрыл толстую папку, с которой вошёл в помещение.

- Коба, Объект вернулся, - сказал он и протянул собеседнику большую чёрно-белую фотографию не самого лучшего качества. На ней были запечатлены несколько мужчин в морском порту на фоне нескольких крупных кораблей. Одна из фигур была обведена по контуру красной тушью.

- Уверен? – Сталин нахмурился, взял фотокарточку и внимательно её рассмотрел.

- Аналитики утверждают, что вероятность в этом около девяноста процентов.

- Он показывал чудеса?

- В некотором роде, Коба. Привычных чудес, которыми он в Пинске занимался, там не было. Зато косвенные выглядят весьма впечатляющими. Несколько дней назад с Дальнего востока приходили сводки про уничтожение японцами американского конвоя, который вёз подкрепление на наши оккупированные земли. Сами японцы, конечно, это отрицают, но у США имеются неопровержимые доказательства в лице нескольких спасшихся моряков и фотографий, которые те смогли сделать в момент нападения и сохранить.

- Это те американцы, которые сейчас находятся в одном из твоих лагерей где-то под Якутском? – хмыкнул Сталин. Про уничтожение японцами кораблей США и пленении русскими моряками выживших из морского конвоя он знал, не те это события, которыми можно пренебречь.

- Те самые. Спаслись несколько человек на спасательной шлюпке, которых не заметили наши корабли. В ней оказался фотограф со своим аппаратом и плёнкой с кадрами нападения.

- Просто невероятное совпадение, - слегка улыбнулся хозяин кабинета.

- И не говори, Коба. Чудеса, да и только. А дальше их только больше стало, - Берия достал из папки несколько фотографий, на который красовались два крейсера и большой пассажирский лайнер, чья палуба была уставлена зенитками и коробами с грузом. – Это те суда, которые нашли американцев и доставили их в Магадан. Эскадра из трёх судов под командованием некоего капитана первого ранга Воронцова. О таком флотском командире ничего неизвестно, как и о его эскадре. Мало того, оба крейсера являются судами из серии двадцать шесть бис. И на данный момент во флоте их всего два. Это «Максим Горький» и «Молотов». Только один сейчас ремонтируется в Ленинграде, иногда поддерживая своими орудиями наши войска. А второй, «Молотов», в Новороссийске и так же требует капитального ремонта.

- Чудеса, - усмехнулся Сталин.

- Ещё какие! Свидетели обратили внимание, что корабли, которые вошли в порт Магадана, выглядели новыми: ни вмятин, ни следов от столкновений, ни пятна ржавчины, краска свежая и её слой удивительно ровный и однотонный. Корабли такими не бывают даже тогда, когда в первый раз выходят из дока.

- Объект появился с кораблями?

- Нет. Ещё до появления эскадры некто товарищ Глебов, представившийся твоим порученцем, появился в штабе фронта и сразу же сумел договориться с генералом армии Апанасенко. Тот дал ему в сопровождающие самого начальника Оперативного управления фронтом генерала-майора Казаковцева. Он и Глебов сели в самолёт, на котором прибыл «порученец» и прилетели в Магадан. Самолёт был не один, ещё имелись три истребителя Ла-три. Вот на них и прибыл Объект.

- Вот так просто пришёл, поговорил и взял в сопровождающие целого генерала, даже не майора, ну или пускай полковника?

- Да, - кивнул Берия. – Объект раньше в точно таком же был замечен. По его желанию окружающие слушались его, как родных отца с матерью.

- Продолжай, Лаврентий.

- После высадки пленных американцев в порту, с кораблей эскадры был выгружен внушительный военный груз. Форма, оружие, боеприпасы, продукты. Даже автомобили газ шестьдесят четыре. И все чистенькие, без царапин, без потёков краски, без помятостей. Словно не машины, а дорогие игрушки, в которые мастер душу вложил.

- Оружие и одежда? – Сталин с прищуром посмотрел на собеседника.

- Выглядят аналогично. Всё оружие простое, без… эм-м… внесённых особых изменений.

- Этот товарищ Глебов что-то передавал? На словах или какие-нибудь записи? – верховный главнокомандующий с намёком указал взглядом на толстую папку, лежащую перед наркомом.

- Ничего такого. Лишь смутно расплывчато упомянул про каких-то «наших» агентов среди японцев. Здесь у меня собран материал по этому эпизоду и двум другим.

- Подробнее.

- Вчера, когда стало ясно, что в деле фигурирует Объект, я приказал проверить за последний месяц все крупные и очень странные происшествия на всех фронтах. Очень скоро я получил восемь сводок, из них отсеялись шесть. Оставшиеся две очень интересны. Первое событие произошло в начале июня западнее Ржева. Там на дороге были уничтожены несколько пехотных батальонов на марше, которые следовали для усиления двадцать седьмого армейского корпуса. Не осталось ни единого выжившего, ни одного свидетеля. Факты говорят, что солдат уничтожили внезапным ударом из огнемётов прямо на дороге. Никто даже не успел выстрелить в ответ.

Второе происшествие случилось в тот же день меньше чем час спустя. И почти там же – в районе Ржева. На этот раз под удар попала крупная колонна, состоящая из танков и грузовиков. Выживших тоже нет. Повреждения похожи на те, которые наносят кумулятивные снаряды и малокалиберные бронебойные снаряды из карбида вольфрама для экспериментальных орудий с высокой энергией выстрела. Танки были пробиты насквозь, а некоторые тела разорваны на части.

- Помнится, - Сталин воспользовался заминкой собеседника, когда тот переводил дух, - под Пинском Объект уничтожил огненной стеной больше роты немецких солдат.

- Да, я тоже сразу же вспомнил этот эпизод. И то, что пули из винтовок, которыми он занимался, легко пробивали лобовую броню танков. А пулемёты и противотанковые ружья отрывали конечности при попадании или разрывали солдат вермахта пополам.

- Что ж, Лаврентий, сумел ты меня порадовать, сумел. Надеюсь, что вскоре Объект выйдет на связь с кем-то из наших командиров. Нормально свяжется, а не набегом.

- Будем ждать. Хорошо бы, пораньше это случилось.


Глава 5


- Вот же редиски, - пробурчал я, просматривая запись из кабинета Сталина, сделанную минувшей ночью. – Я у них Объект, значит. Вот щас как обижусь и запрусь в своей каюте на неделю!

Впрочем, оперативности и хватке чекистов стоило только позавидовать. Меньше чем через двое суток после моего появления на Дальнем Востоке Берия сумел заподозрить в «товарище Глебове» учителя советского фокусника, который так искромётно «выступил» в середине лета сорок первого года. Отправил своих оперативников на Пе-2 на другой край страны, чтобы собрать материал по делу. Правда, я сам особо не скрывался. Плюс, настолько громкое событие не могло пройти мимо внимания первых лиц государства.

Стоит заметить, что и противники развили бурную деятельность по этим эпизодам. К счастью, додумались не до меня и не свели их в одно целое. Впрочем, того, что они откопали благодаря агентам в Красной Армии, было достаточно, чтобы я подчистил им память и убрал кое-какие документы среди отчётов и протоколов.

- Штирлиц шёл по Фридрихштрассе и чувствовал слежку. Вот только что его выдавало? Может, шапка-ушанка с красной звездой? Гармошка в руках? Или парашют за спиной? – произнёс я, когда дошёл до момента с кораблями и техникой. – Чёрт, я уже и забыл, как тут всё топорно делается. Привык, панимашь , к космическому качеству.

Лишь услышав слова вождя народов и наркома, до меня дошло, что мои крейсеры выглядят, как дорогие игрушки из магазина. Перуну такой просчёт был простителен, а вот мне стоит влепить самому себе выговор и лишить премии. В какой другой ситуации подобный просчёт может стоить многого, вплоть до жизни. Но если подумать, то этот эффект может даже на руку сыграть. Больше веры будет в слова о моих возможностях.

Когда я навещу знаменитый на весь мир кабинет в московском Кремле? Скоро. Мне нужно ещё несколько дней подготовиться, кое-что сделать. Аналитики опять же корпят над рядом планов, с которыми я хочу ознакомить руководство СССР. Например, я пересмотрел своё решение насчёт эльфов. Зачем просить выделить территории им в Сибири, если можно забрать земли у США? Это я про Аляску веду речь. А заодно и у соседней Канады можно, хм, скорее нужно отрезать кусок. Тем более, я сильно сомневаюсь, что генсек отдаст часть территории страны каким-то пришлым.

- Игорь, есть первые результаты моделирования ситуации нашего присутствия на планете, - отвлекла меня от дум Пина. – Готов выслушивать? Или скинуть файл?

- Скидывай, - ответил я. – Если вдруг не разберусь, тогда вызову.

- Хорошо. Всё, отправила.

Нейросеть просигналила о получении немаленького файла.

- Пришло, Пина. Спасибо, - поблагодарил я девушку.

- Не за что.

Всё то время, что корабли висели на орбите, аналитики компании собирали информацию по культуре и менталитету землян в общем и отдельно по национальностям. Картинка вырисовывалась не то чтобы плохая, но от своего основного плана придётся отказаться. Изначально-то я хотел выйти на связь с руководством СССР, утрясти организационные вопросы и после этого с шашкой наголо броситься на врагов. Но теперь это невозможно, если я не хочу увеличения проблем для СССР и для себя лично. Из-за сильной религиозной составляющей на планете меня обязательно назовут Антихристом. После такого и речи не будет о более-менее, бескровном объединении планеты под единое правительство. Не поможет никакая ментальная магия. Или ей буквально придётся зомбировать огромное количество людей.

Аналитики предсказали, что такое прямое участие «Млечного пути» приведёт к тому, что русских назовут предателями Земли. Дальше последуют бунты, диверсии, вечные восстания и нападения. Сплоченность землян против общего врага извне, против чудовищ или дьяволов – как нас назовут – из космоса, будет невероятная. На восстановление порядка понадобиться два поколения или лет пятьдесят. А вот стоит дать СССР раздавить своих врагов самостоятельно (разумеется, со скрытой помощью с моей стороны) и пройти дальше по миру железным катком, усмиряя недовольных и ставя под контроль всех, кого можно, то до порядка и объявления единого планетарного правительства нужно будет не больше двадцати лет. Разумеется, все двадцать лет нужно не столько оружием воевать, сколько пропагандой. Тут я тоже окажу немалую помощь и не только ментальной магией. Уж как дурить головы простому электорату в галактике отлично знают и превосходно умеют это делать. И все эти возможности находятся в моих руках. Придётся ускорить развитие телевидения, игровой индустрии и мировой единой сети – интернета. Зато эти три направления великолепно зомбируют население, внушая им то, что нужно правительству. Даже из самого идейного и несокрушимого духом народа можно сделать натуральную тряпку.

Яркий пример из двадцать первого века – Япония. Самураи за три поколения стали безвольными извращенцами. Все более-менее крепкие духом идут даже не в армию или полицию, которых толком-то и нет в стране, а в преступное сообщество - якудзу. Не будь у джапов защиты со стороны Америки, то китайцы давным-давно взяли бы с них плату за Нанкин и годы, даже века унижений, издевательств и грабежей.

Опять же примером можем быть и мы, русские. В конце двадцатого и в начале двадцать первого века девяносто процентов русскоговорящих – это забитые, желчные, завистливые и не готовые отстаивать свои права и свободы люди. О многом говорит один факт того, как в пятидесятых годах русское население Чечни мигом приструнило «гордых» чеченцев, начавших возвращаться из депортации и принявшихся качать права. Когда дело дошло до нападений на женщин и убийства русских этими джигитами (теми, кто лично десять лет назад прислуживал немцам или это делали их родные), то их стали резать как баранов. Русские мужики взяли в руки ножи, достали припрятанное оружие – эхо войны – и пошли по дворам чеченцев. Дело дошло до восстания, и восстали, к слову, не чеченцы, а русские, так как правительство бездействовало, когда чеченцы бесчинствовали.

И вот стукнули девяностые и уже чеченцы, которых науськивал весь мир, а русских гнобил и вязал по рукам ассамблеями и нотами протеста, пошли по дворам русскоязычного населения. В нулевых и вовсе почувствовали себя, чуть ли не правителями в стране, творя чёрте что и прячась дома от правосудия. Очень не хочется, чтобы дети и внуки тех, кто сейчас спасает свою Родину от всего мира, превратились в таких существ без воли, без гордости, без силы, чтобы себя защитить. И я не хочу сказать, что все чеченцы оказались такими врагами. Много их воюет сейчас на советских фронтах, носят с гордостью награды и правильно воспитывают своих детей.

Вообще, возвращаясь чуть выше, считаю, что пусть японцы и прочие национальности такими вырожденцами станут – мне плевать на них, если они самитого желают. И это нормальное чувство патриотизма, которое волей либералистов стало считаться нацизмом. Нацизм, идеи которого в этом мире громко озвучила Германия, совсем другое. Это когда патриот, что ранее с гордостью смотрел на своих соотечественников и с превосходством на другие национальности, вдруг решает, что ему эфемерная «чистая кровь» даёт право очистить мир от всех, кто не такой, как он. «Истинный человек» берёт в руки оружие и начинает решать, кто вправе жить, а кому место в котле для варки мыла. Или в душегубке. Или в резервации.

- М-да, что-то на меня накатило, - вслух вздохнул я и покачал головой. - Нужно сменить тему.

И тема нашлась. Решил вернуться к факту, который меня заинтересовал, когда я навестил места танковых сражений. То есть, почему я не увидел Т-34-85, «Тигров», «Пантер» и прочие новинки военной мысли середины войны. Оказывается, немецким инженерам помешала смерть Гитлера и внутренние разборки между фирмами «Henschel» и «Porsche», разведка которых работала не хуже, чем государственные службы. Дело дошло до того, что погибли несколько «хеншильских» инженеров, занимающих важное место в танковых делах. Потом Папен заморозил огромное количество проектов, курировавшихся покойным фюрером. В них попали и те, где фигурировали тяжёлые и сверхтяжёлые танки. Дополнительно новый фюрер потребовал заняться улучшением уже имеющихся танков, а не тратить миллионы марок на фантастические проекты. За это немецким военным даже стоит ему сказать спасибо. Ведь вместо того, чтобы создавать и строить тяжёлые танки, которые стоили воюющей стране очень дорого, началось улучшение и модернизация уже имеющихся. Так посредственный – на начало войны – PzKpfw IV к середине сорок третьего года превратился в тяжёлый танк. «Четвёрка» получила более толстую броню, новый двигатель, модернизированную трансмиссию, а самое главное – новое орудие калибром семьдесят пять миллиметров и длину в пятьдесят один калибр. С полутора тысяч метров новая пушка пробивала в лоб почти все танки, кроме КВ-1. Тот она поражала с 800-1000 метров. Немаловажную роль в бронепробитии играли новые снаряды и их высокое качество изготовления. Америка за щедрую плату поставляла вольфрам для бронебойных снарядов в огромных количествах.

Позже, когда был заключён союз с Англией и США, танковые полки пополнились «матильдами», «шерманами», «стюартами», «валентайнами» и прочими. Таким образом, танковый голод был заметно унят. Ещё указом Папена основная борьба с русскими танками была возложена на противотанковые орудия. В приоритете и с субсидиями оказались конструкторы пушек, так как ленд-лизовские совсем не устраивали Вермахт. Американские и английские орудия были более тяжелы, громоздки и заметно уступали немецким по бронепробитию. Так появились батареи длинноствольных орудий калибров 50-мм, 75-мм, 88-мм, 105мм и даже 120мм. Зачем немецкой армии потребовались последние - я даже представить не могу. Их мощь была избыточна для всех существующих танков в мире, включая даже те, что только разрабатывались в Германии и СССР. Огромные ресурсы забрали себе проекты конических орудий калибра 75/55. Только благодаря стабильным поставкам вольфрама немецкие заводы сумели создать большое количество того орудия, которое победило в данном конкурсе.

Так же Папен увлёкся реактивным оружием и ракетами, дав разработчикам «фау» огромные средства. Получив в свои руки американский гранатомёт М-1, разочаровавшись в его качестве и характеристиках, немцы решили создать свою «базуку». И весьма в этом деле преуспели. Весной этого года на фронте не раз проводили натурные испытания, после каждого убирая недостатки и улучшая гранатомёт. В конце года по плану Верховного командования Германии в войска должны пойти потоком «панцершреки» и «фауст-патроны». Я почти не помню их характеристик в своём мире. Здесь же они оказались внушительными: тяжёлый «панцершрек» мог точно метнуть кумулятивную гранату почти на сто пятьдесят метров (и это на практике, «по паспорту» прицельная дальность составляла 180м); стрелок с «фауст-патроном» был опасен для танка на дистанции до семидесяти метров. Хотя, тяжёлым «панцершрек» назвать можно лишь в сравнении со своим младшим братом. Имея более крупный калибр, чем М-1, весил он всего девять килограммов. Мало того, старые гранатомёты продолжали улучшаться и проектироваться новые. Так сейчас вовсю идет работа над 105-мм станковым гранатомётом, который благодаря большей длине направляющей трубы почти втрое по дальности поражения превосходит «панцершрек» по заявленным ТТХ.

- Хрен вам, а не граники против танков, - я сложил фигу и ткнул её перед собой в воздух. – Длинный и толстый хрен во всю пасть.

На днях белым днём в помещениях, где разработчики корпят над проектами, произойдёт мощный взрыв. Ну, смешали что-то не так и не то, а оно возьми и рвани. А парочка фанатиков, точнее, выглядящих ими, подорвут запасы гранат к «панцершрекам» и «фауст-патроны». На какое-то время войска окажутся без этого оружия, а там пойдут диверсии на линиях, которые выпускают гранатомёты и боеприпасы к ним. Следы после первых взрывов должны привести к «танкистам», сидящим на голодном пайке. Из-за этого сумели довести до ума только один новый танк, который начнёт поступать в войска лишь в конце лета или осенью этого года.

И это только по Германии. США и Англия толкают свои военные разработки с ещё большим энтузиазмом, чем их союзники. Ресурсов у них море, времени и возможностей не меньше. Их заводы переполнены квалифицированными рабочими в отличие от Германии, которой ещё нужно восполнять потери в дивизиях.

Что же до СССР, то из-за отсутствия вражеских танков с мощным бронированием не случилось спешки с созданием тяжёлых танков и модернизации имеющихся. Вместо Т-34 в 1942-ом году был разработан Т-43 - а проект Т-34М оказался свёрнут - и уже в ноябре стал поступать в войска. Весной следующего года было введено в строй свыше двух тысяч танков этой серии. У нового танка в отличие от обычной «тридцатьчетвёрки» броня стала толще. Лоб 75 миллиметров, борта по 60, а башня целых 90 миллиметров! А вот пушка осталась почти прежней, только вместо Л-11 от Т-34 в новую просторную башню на трёх членов экипажа установили Ф-32 от КВ-1. Увеличение брони было связанно с появлением в большом количестве у немцев противотанковых пушек калибра 50-мм и 75-мм. А вот танковое орудие осталось прежним из-за отсутствия подходящих целей. Худо-бедно с «тройками», американскими и английскими танками справлялось старое орудие 76-мм. Но самое главное – танк и без мощной пушки оказался перетяжелён. Против модернизированных «четвёрок» и английских тяжёлых танков советские конструкторы решили выставить КВ-85. Новое орудие КВ, за образец которого была взята зенитка, с дистанции километр пробивала любую танковую броню по нормали.

На текущий момент конструкторы разрабатывают несколько тяжёлых танков, которые должны будут стать «исами» под тем или иным номером. Вот только с моим появлением вряд ли уже эти грозные машины появятся.

К слову, в СССР к танкам несколько охладели, почти так же, как и в Германии. Здесь появился другой фетиш – авиация. Немцы фанатели от артиллерии и ракет в этой войне, а русские от самолётов.

Благодаря моим элементалям в стране сейчас хватало любого металла. Это позволило избавиться в самолётостроении от дерева, фанеры и перкаля, заменив их сталью и алюминием. Аэродромы были заполонены «яками», «лавочкиными», «мигами», «илами» различных модификаций. Небо бороздили полки «пешек», ТБ, СБ и другие, которые в моём мире оставались лишь на бумаге из-за нехватки ресурсов.

С другой стороны, совсем уж заскоком руководства страны такое внимание к авиации нельзя было считать. Из-за вражеских армад «летающих крепостей» свой военно-воздушный флот просто необходимо было увеличить и улучшить. Какой прок от тысяч танков и пушек на земле, если те с лёгкостью могут уничтожить американские, английские и немецкие бомбардировщики? А кто будет строить танки, если «ланкастеры», «хенкели» и В-17 смешают с землёй танковые заводы? Вот и вышло, что СССР пришлось усиливать авиацию, урезая прочие направления. Например, флот вообще зачах, лишь лёгкие миноносцы да бронекатера строились. Ещё средние подводные лодки, чтобы не пускать конвои с грузами из США для Германии. На то, чтобы увеличить количество тяжёлых, которые считаются подводными крейсерами за свои размеры и вооружение, средств в стране уже не хватает.

* * *

- Товарищ Сталин, к вам гость, - сообщил Поскрёбышев своему руководителю.

Глава государства посмотрел на своего бессменного секретаря с долей удивления и раздражения. Тот, во-первых, не назвал ни причины появления неизвестного, ни его фамилии. Во-вторых, Сталин собирался этой ночью работать в тишине и одиночестве, не желая, чтобы его отрывали и беспокоили, о чём все знали. С другой стороны, если кто-то решился на такое, то причина должна быть очень серьёзной, про которую глава государства обязан узнать немедленно.

- Пусть войдёт, - разрешил он.

Поскрёбышев вышел из кабинета, а спустя несколько секунд на его месте появился молодой – даже слишком молодой – человек в форме лейтенанта НКВД, которая на нем сидела, как вторая кожа. Подобного эффекта не могли получить даже те, кто надел военную форму больше десяти лет назад. Ни кобуры, ни командирской сумки, ни папки у незнакомца не было.

- Здравствуйте, Иосиф Виссарионович, - поздоровался тот. – Я Игорь Глебов.

Мгновение Сталин пристально смотрел на гостя, потом слегка улыбнулся:

- Здравствуйте, товарищ Глебов. Мы вас, право слово, уже заждались. Столько лет молчали, ни единой весточки не приходило от вас.

- Обстоятельства так сложились.

- Присаживайтесь. Чайку?

- Не откажусь.


Глава 6


В кабинете в Кремле кроме меня собралось восемь человек. Его глава, два наркома, один маршал и их заместители и ближайшие доверенные лица, которые знали столько же, сколько и вышеперечисленные лица.

- Здравствуйте, товарищи, - поздоровался я с ними, когда все заняли свои места за столом. По реакции в их аурах я узнал, что только половина в курсе того, кто я такой на самом деле. – Меня зовут Игорь Иванович Глебов. Кто-то знает меня, как «Объект», - я не удержался, чтобы не отпустить шпильку. – Также известен в качестве учителя Мессинга. Летом сорок первого я помогал генералу Невнегину командиру семьдесят пятой стрелковой дивизии оборонять Пинск.

То, что я мог сообщить всем этим людям, заранее было оговорено в предыдущей беседе со Сталиным.

- Вас долго не было, Игорь Иванович, - произнёс Молотов.

- Обстоятельства, - пожал я плечами. - Зато сейчас вновь могу оказывать любую посильную помощь.

- Насколько велика эта помощь? – быстро спросил Берия, опередив остальных.

- Практически безгранична в границах планеты, - широко улыбнулся я.

- И быстро прекратить войну? – на этот раз вопрос задал маршал Жуков.

- Да. За неделю мне по силам уничтожить корабли, самолёты, военную технику, боеприпасы, вооружение, склады с продуктами и лекарствами, мосты, УРы и форты, заводы, где всё это производится.

- В каком именно месте? – оживился маршал.

- По всей планете. В Африке, в Европе, в обеих Америках, Австралии и так далее.

Последние слова ошарашили всех. Сначала у них появилось недоверие, потом, видимо, проанализировав то, что знали про меня, обратили внимание на выражение лица Вождя народов, и они испытали шок.

- Но… как? – поинтересовался Молотов.

- А почему вы не сделали это два года назад? – за ним спросил меня Жуков.

- Два года назад мои возможности уступали тем, которыми я владею сейчас, - пояснил я ему.

На несколько минут разговор остановился. Я ждал новых вопросов, а окружающие переваривали мои слова.

- Товарищи, товарищ Глебов сообщил одну интересную информацию, - когда пауза несколько затянулась, слово взял Сталин. – Оказывается, в космосе существуют другие цивилизации, чьи технологии опережают любые земные, даже самые передовые.

Семь битых жизнью и повидавших многое чего мужчин испытали повторный шок. Добил их я, когда установил в центр стола маленький голо-проектор и запустил пятиминутный ролик с демонстрацией чужих планет, космических судов, огромных космостанций, дронов, инопланетные города, орбитальные доки, в которых собирались корабли, невиданных животных и растения, астероидные пояса, «короны» звёзд и многое другое.

- Да уж, - задумчиво произнёс Берия, - при таком качестве изображения и способе трансляции нет смысла подозревать, что это киномонтаж. Только одно это уже указывает, что сделано не в одной из стран, что нам известны.

- Вы инопланетник? – посмотрел на меня Маленков.

- Нет, я ваш соотечественник. Родился в России, - я отрицательно мотнул головой. – Благодаря своим особым способностям сумел попасть на другую планету, где прошёл обучение и устроился на работу. Правда, не по своей воле, но об этом я как-нибудь потом расскажу. Как только у меня появилась возможность вернуться на Землю, то я это сделал. С собой у меня тысячи внеземных технологий, немного техники и ресурсов, чтобы начать развивать Землю до уровня других цивилизаций в галактике.

- Насколько они миролюбивы?

- Какие у них ценности? Мораль? Строй?

- Знают они про Землю или нет?

- Они могут стать союзниками?

Эти и другие вопросы полноводной рекой полились на меня со всех сторон. То, что в галактике царит махровый капитализм, всех собеседников огорчило. Потом их настроение вновь пошло вверх, когда до них дошло, что уж на Земле-то ничто и никто не помешает им построить коммунизм. А там дальше видно будет.

Космические технологии с одной стороны их порадовали, с другой огорчили. Всё потому, что они смогли оценить отсталость Земли перед прочими расами. Неприятно осознавать, что, по сути, ты обычный пещерный человек, едва-едва научившийся добывать огонь и создавать каменные орудия труда. А в это время другие племена уже вовсю катаются в повозках, используют порох и пар, знают, что солнце – это не глаз великана. Ну, и так далее.

Идею продолжить войну, а не закончить всё несколькими ударами из космоса, приняли пятеро из восьми. Скрыть внеземные технологии – мнения разделись поровну. Но так как на моей стороне был Сталин, то и остальным пришлось соглашаться с вышеозвученным. Легенду для тех, кто сумеет докопаться до краешка правды, решено было взять у немцев. Те непонятным способом связали воедино мои способности, похищения работорговцами землян и – с чего-то - падение Тунгусского метеорита. Мало того, в Сибири на месте падения небесного тела побывали несколько отрядов из Англии и Германии. А один из них удалось частью задержать, частью уничтожить в ходе поимки.

Несколько десятков миллионов инопланетян, которые поселятся на планете, стали для них сюрпризом. И все без исключения, в том числе и Сталин, были против того, чтобы поселить их на территории СССР, даже в безлюдных сибирских лесах. Ну, это я сам и мои аналитики уже предсказали заранее.

- Тогда, может, на Аляске? – предложил я. - Выбить оттуда американских военных и выселить гражданское население не составит большого труда. После этого переименовать в ССР Аляска. Заодно можно отрезать часть Канады и прикрепить к новой республике.

- В целом мы не против подобного хода, - ответил мне Сталин. – Полагаю, стоит позже обсудить отдельно эту тему.

Чем больше я рассказывал и показывал, тем быстрее уходили сомнения у тех, кто колебался. И было с чего: сейчас СССР мог совершить то, что у него провалилось в двадцатых, когда Красная Армия не сумела сделать «мировую революцию» в соседних странах, в частности Польше, которая как следует дала по зубам рабоче-крестьянским дивизиям на Висле. И уже тогда Франция, Англия и Америка воевали с СССР, разве что, делали это чужими руками – польскими. Даже польской армией по факту командовал французский генерал Вейган.

И хотя тогда желали «пощупать красноармейским штыком революционную ситуацию в Европе» Тухачевский с Троцким – кстати, эти слова принадлежат ему – которые на данный момент считаются врагами народа, сейчас их желание разделяли все те, кто вместе со мной находился в кремлёвском кабинете.

Остаётся надеяться, что позже, когда Земля войдёт в галактическое сообщество, то её правительство не пойдёт по стопам СССР из моего мира. Это я про ту помощь в виде оружия, кредитов, специалистов, строительства электростанций, мостов, трубопроводов, заводов и прочего, и прочего. Всё это серьёзно подорвало экономику страны и притормозило собственное развитие. А то ведь последователям Сталина может прийти в голову «зажечь пожар революции» на «диких» планетах или в нищих секторах космических государств.

Наконец, дело дошло до того, что начали выяснять, чем я могу помочь вот прямо сейчас, а не в туманном будущем.

- Вот, это консоль управления космическими спутниками, которые висят сейчас на орбите, - я поставил на стол перед верхушкой СССР очередной предмет, убрав голо-проектор. – Это браском - прибор для управления консолью. Вот периферийные устройства для браскома, без них будет сложно им пользоваться, - я положил следом контейнеры с линзами, наушниками и накладками на кончики пальцев для виртуальной клавиатуры. – Спутников пока что тридцать пять. Тридцать висят на геостационарной орбите над самыми важными точками на планете. Ну, на мой взгляд. Ещё пять свободно перемещаются и могут быть отправлены для наблюдения за конкретным квадратом.

В реальности спутников было куда как больше, так как клепать простые устройства с примитивнейшими ИИ первого поколения мои производственные линии могли по сотне в день. Но пока я посчитал излишним давать такие возможности в руки союзников.

- Что они могут делать? Это оружие? – спросил меня Маленков.

- Это средства наблюдения. Вот, гляньте сами, - сказал я и провёл наглядную демонстрацию для собравшихся.

Консоль создала голографические экраны, на которых была Земля. Через несколько секунд поверхность планеты стала быстро приближаться. С каждым мгновением разноцветные пятна и полосы приобретали узнаваемую форму, превращались в леса, реки, поля, города. Наконец, всю область на экране занял город – Москва. Дав собеседникам немного времени, чтобы прийти в себя, я опять стал увеличивать зум, пока Кремль не занял всё место на экране. На невероятно чёткой для местных картинке в формате «сверху-вниз» можно было увидеть все патрули, редких прохожих в гражданской одежде, пролетающих птиц, колышущуюся траву и листву.

Затем точно так же я показал Берлин, Минск, Киев, Сталинград, Лондон, Вашингтон и Нью-Йорк.

- Возможно навести эту машину… устройство на линию фронта? – Жуков даже подался вперёд, стремясь не пропустить ни единой детали на экране перед собой, когда мелькнули кадры разрушенного Сталинграда.

- Да. Какое место интересует?

- Район Ржева.

Над местом недавнего направления успешного наступления спутник имелся, так как я заранее знал, что у соратников Сталина или у него самого возникнет желание посмотреть на места боёв, советские и немецкие позиции, тылы и резервы. Потом переключился на Ленинградский фронт. Через несколько минут Жуков потребовал опуститься по карте южнее. Наверное, дай ему волю, так он забрал бы себе консоль и устройства управления ею в единоличное пользование. Ещё бы! Только возможность разведки в режиме прямого времени давала огромную фору. За десять минут беглого наблюдения спутники выявили две вражеские группы войск резерва из нескольких дивизий на Восточном фронте, про которые Жуков ничего не слышал. А ещё он нашёл в Тихом океане большой морской конвой США, направляющийся, предположительно, в германский порт Гамбург. Хотя как по мне, так через Атлантику было бы проще. Правда. Я ещё не всю картину знаю, может, через Тихий океан безопаснее?

- Это устройство одно у вас, Игорь Иванович? – обратился ко мне Сталин. – Или вы можете предоставить несколько?

- Два. Это, - я кивнул на консоль, - и ещё одно. Они дублируют друг друга, можно пользоваться одновременно. Только нельзя использовать сразу один спутник на двух консолях.

- Это хорошо, - кивнул он и повторил. – Очень хорошо.

- Прямо сейчас я могу помочь техникой, боеприпасами, снаряжением и оружием, - продолжил я и переключил карту на нужные мне квадраты. – В Тульской области в десяти километрах от крупного железнодорожного узла в поле стоят сто танков, семьдесят больших грузовиков, двадцать «шестьдесят четвёртых». Тридцать грузовиков – это топливозаправщики, на пяти установлены спаренные зенитные установки в тридцать семь миллиметров, остальные загружены боеприпасами к танкам. Часть джипов вооружены крупнокалиберными пулемётными установками. Их тоже можно использовать в качестве зенитного прикрытия. Там же, в Тульской области, - я выделил нужные места, - вот в этих трёх точках в тупиках стоят шесть локомотивов, которые работают на любом жидком топливе и раз в пять эффективнее паровозов. Ещё десять таких же стоят в Подмосковье в таких же тупиках. Я выбирал специально самые глухие места, где давно никого нет. В нескольких местах пришлось отремонтировать рельсы со шпалами, - я перевёл дух и в очередной раз выделил новую точку на карте. – Севернее Клина ближе к границе с Тверской областью в десяти километрах от железной дороги замаскирован аэродром с тридцатью «яками» и двадцатью «илами», а чуть дальше находится склад с тридцатью гаубицами Эм-тридцать, стольким же количеством пушек ЗИС-пять и двадцатью зенитками пятьдесят два Ка. Для каждого орудия немного в стороне в снарядном рве складировано по три боекомплекта. В двенадцати километрах на север от Кубинки в лесу замаскированы двадцать БэЭм тринадцать и пятнадцать грузовиков с топливом и боезапасом к ним. И всё это, так сказать, образцы. В течение двух-трёх недель я смогу предоставить всё то же самое, но в пятикратном размере. Плюс, что-то ещё.

- Почему в этих местах? – спросил Сталин, когда я умолк.

- Удобно перемещать до железной дороги и мало шансов, что увидят шпионы, откуда взята техника. Также не будет перегружена «железка», если всё это расположить только в одной области в районе одной ветки. И до фронта удобнее доставлять.

Почти одновременно задали свои вопросы Жуков и Берия:

- Что за танки?

- Что за джипы? Первый раз слышу такое название?

- Джипы? Я так ГАЗ шестьдесят четыре называю и похожие на него легковые полноприводные автомобили. Как те же «доджи», «хорьхи», «виллисы» и прочие, - ответил я. – Вот про танки хочу отдельно сказать. За образцы мои инженеры взяли танки «Тэ сорок три» и КаВэ. Изменения там, за исключением вооружения, минимальные, но существенно повышающие боевую мощь. У «сорок третьего» заменено орудие на новое калибра восемьдесят пять миллиметров. А в башню КВ установлена пушка в сто миллиметров. Хочу уточнить, что исходником послужил КаВэ восемьдесят пять, у которого башня куда просторнее, чем у предыдущих моделей. Хотя её всё равно пришлось немного изменить, но не критично. Это нисколько не помешает пересадить танкистов без всякой переподготовки с «восемьдесят пятого» на новый танк. Плюс, у танков слегка нарастили броню. Лобовая плита корпуса «сорок третьего» сейчас равна девяти сантиметрам, борта по шесть с половиной, башня десять. У КаВэ башня двенадцать, плюс сто пятьдесят миллиметров маска, сто миллиметров лоб корпуса и по восемьдесят пять борта.

- Вы хотите сказать, что вот так просто взяли и вооружили наши танки более мощными орудиями и усилили у них толщину брони? – нахмурился Жуков. – А как же проверка? Испытания? Ведь возросла нагрузка. Будь это так просто, то и мы поступили бы точно так же. И как быстро вы это сделали? Если верить вашим словам, то вернулись чуть