Сборник "Цикл "Живучий". Компиляция. Книги 1-7" (fb2)


Настройки текста:



Константин Муравьёв Живучий

Серия «Наши там» выпускается с 2010 года


© Муравьёв К. Н., 2016

© Художественное оформление серии, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

* * *

Глава 1 Земля. Россия. Н-ск

Два года назад

– Молодой человек! – окликнула кого-то девушка от припаркованной у входа в университет машины.

Я оглянулся.

Очень симпатичное личико. Высокая грудь. Красивая, точёная фигурка. Строгая, но, сразу видно, какая-то брендовая одежда, только подчёркивающая её привлекательность. Дорогая иномарка. Если бы я в них разбирался, то восхитился бы, наверное, ещё больше, а так просто мазнул по машине взглядом.

«Явно не моего поля ягодка», – понял я и отвернулся, собираясь идти дальше. Такие девочки и в таких машинах только в плохом кино могут заинтересоваться таким парнем, как я. Конечно, не урод, но и на выдающегося красавца не тяну. Обычное лицо, как говорится, особых примет нет, даже взгляду зацепиться не за что. Соломенные, всегда растрёпанные волосы. Ну не поддаются они расчёске, хоть убейся, только если оставлять совсем короткий ёжик, но он мне не нравится. Плюс ко всему потёртые джинсы, старая тёмная куртка, такая же не слишком новая, но и не заношенная футболка, обычные недорогие кроссовки. Вся эта одежда за вполне умеренные деньги куплена в секонд-хенде. Ну а где должен одеваться студент-сирота, недавний выходец из детского дома, даже не получивший по какой-то причине общежития.

«Ещё разберусь», – нахмурился я, вспомнив хитроватые глаза комендантши. Пока было не ясно, куда копать, но то, что я копну и поглубже, она даже не знает.

И как результат, вынужден все свои заработанные на разных халтурах и подработках деньги тратить на оплату небольшой комнатушки в такой же общаге, где не дали до этого практически точно такую же комнатку, и на еду.

Поэтому, особо не задумываясь, я направился дальше. Была одна работёнка, которую мне предложили. Времени разглядывать различных красоток у меня сейчас совсем не было.

– Молодой человек, да подождите же!

Вот теперь точно должны разверзнуться небеса, ну или что там случается в таких случаях. Я понял, что обращались ко мне, да и спешила эта красавица на высоченных каблуках в мою сторону.

– Это вы мне? – удивлённо посмотрел я на неё.

Девушка в ответ лишь кивнула.

Я, чтобы она не так торопилась, сам направился ей навстречу. Не хватало ещё, чтобы она свои ножки на таких ходулях сломала, да и смотреть на неё приятно. Уж извините, но и я не лишён эстетического вкуса, и мне нравится любоваться прекрасным. К тому же мне стало интересно, что ей могло от меня понадобиться? На факультете у нас я её не видел, так что по универу мы никак пересечься не могли.

«Неужели это и есть то самое дурное кино, о котором я подумал?» – мысленно усмехнулся я, глядя на девушку.

Но именно это сравнение заставило меня насторожиться.

Вблизи девушка оказалась ещё более привлекательной.

– Добрый день, – поздоровалась она. – Я к вам по рекомендации Виктора Петровича.

«Наш математик, – подумал я. – Вроде нигде засветиться я не должен был, так почему такой интерес? Тем более от такой красотки?»

В группе я твёрдый середняк, даже чуть ниже. Непонятно.

– Да, я вас слушаю, – взглянул я на неё.

Девушка посмотрела по сторонам.

– А тут нигде нет места, где мы могли бы переговорить? – Она обвела вокруг себя рукой – Ну, или если хотите, можем побеседовать в машине, – и указала на свой автомобиль.

Странно. Думаем. Машина пуста. Внимание на нас обратили только мои одногруппники, как парни, так и девушки, что должно немного льстить, но не льстит, не нравится мне это, да пара человек на другой стороне улицы. Один откровенно пялится на девчонку и завидущими глазами периодически поглядывает в мою сторону. А вот другой почему-то контролирует именно меня. Это всё ещё более странно.

– А вы вообще кто? – спрашиваю я её.

– Ой, простите, забыла. Меня зовут Лера. А вас Степан, я права?

– Да, приятно познакомиться. – И тут мне кое-что приходит на ум, заодно и проверю свои выводы. – Вы знаете, Лера, если вы не против… Здесь недалеко, в студенческом городке, есть одно неплохое кафе. – Я махнул в направлении поворота и добавил: – Это, конечно, на мой не слишком притязательный вкус. Но девушкам из нашей группы мороженое там нравится. Я буду рад вас угостить. – И краем глаза посмотрел на тех двоих.

Как я и думал: тот, что контролировал меня, остался, а второй двинулся в направлении кафе.

– Я даже не знаю, – растерялась Лера, но, немного подумав, весело сказала: – Хотя вообще-то я согласна, сто лет уже не была на свидании!

– Хм, – я взглянул на неё, – это мы с вами сейчас об одной и той же девушке говорим?

Вопрос поставил её в тупик. Последняя фраза, похоже, была лишней. Её последняя фраза.

– Ну… – протянула она, – так получилось.

– Я понимаю, – серьёзно кивнул я и, отметив, что теперь оба наших филёра отошли от нас, причём достаточно далеко, предложил: – Но если не хотите идти, можем подъехать, не уверен, что в вашей обуви удобно совершать прогулки. – И кивнул на её туфли.

– Вы заметили? – удивилась она.

– Сложно не заметить, – ухмыльнулся я, но не стал пояснять что.

Уж я-то точно не о её высоченных каблуках говорил, а о том, что там немного повыше и попривлекательнее, по крайней мере для меня.

Она невольно бросила взгляд в ту сторону, где должны были находиться двое шпионов. Так, всё, что мне нужно, я выяснил.

– Так мы едем или идём? – уточнил я.

– Наверное, лучше на машине, – не очень уверенно ответила девушка.

И как только она это произнесла, оба парня разом остановились. И вновь стали наблюдать за нами.

«На ней микрофон». – Теперь в этом сомнений не было.

И кто это, интересно, у нас? Петрович предупреждал, что рано или поздно на меня выйдут, но кто будет первым, он не знал, а потому предлагал проверять всех. Однако он давно уже не работал в своей конторе и поэтому вряд ли теперь смог бы отличить своих от чужих. Слишком разную подготовку они проходили и в слишком разных условиях работали. Но основы он преподал мне хорошие. И вдолбил так, что не выбить при всём желании.

Получается, если на меня вышли через математика, то есть шанс, что это наши органы, а не их. Тот тоже человек старой школы, я его сразу срисовал (старую школу видно издалека) и потому старался не светиться, но, видимо, где-то всё-таки прокололся.

Я посмотрел на о чём-то задумавшуюся Леру. Играть дальше или поговорить и не мучить их? Теперь-то мне действительно стало интересно, что им нужно.

– Лера. Не мучайтесь. Давайте поговорим в машине, а мороженым я вас угощу в другой раз, если вы этого захотите.

– Согласна, – быстро кивнула она.

И мы направились к её автомобилю. Она села за руль, я рядом с ней.

– Я вас слушаю, – сказал я.

Лера посмотрела на меня и неожиданно спросила:

– Как давно вы догадались?

Я поглядел на неё. Отвечать или нет? Если отвечать, то всю ли правду? И кивнул на двух мужчин, находившихся сейчас от нас метрах в двухстах:

– Слишком хорошо эти господа слышат наш разговор, находясь там.

– Так кафе – это была лишь проверка?

Неужели я услышал в её голосе какое-то разочарование?

– Вообще-то нет, – улыбнулся я. – Там и правда вкусное мороженое, и я надеялся, что оно вам понравится.

– Тогда я не против, – резко произнесла Лера и, заведя машину, вырулила на дорогу.

Через пару минут мы были на месте.

– Отвернитесь, пожалуйста, – попросила она.

Я слегка повернул голову, но боковое зрение у меня очень хорошо развито, так что я прекрасно видел, как Лера сняла специальный лифчик, со встроенной в него скрытой системой прослушки. Мне Петрович рассказывал о чём-то подобном. Это более надёжные система, чем разные киношные трюки с микрофоном в ухе и прочее. Здесь, кроме самого микрофона, встроен как минимум модулятор, глушащий его сигнал и не позволяющий обнаружить его другими приборами. Но из-за этого он занимает несколько больше места. Единственный, как я понимаю, надёжный вариант – это когда микрофоны вживляют в зубы или имплантируют в кости черепа, вследствие чего сигнал снимается напрямую с барабанной перепонки. Но это требует определённой подготовки и времени. А для простого разговора вряд ли кто-то будет так сильно заморачиваться. Однако почему не использовать старые, но от этого не менее надёжные способы?

– Я готова, – сказала она через пару минут.

Обернувшись, я увидел, что теперь на Лере не было ещё и пиджака, она осталась в довольно плотной блузке.

Заметив мой взгляд, невольно брошенный на заднее сиденье, девушка пояснила:

– Так мне будет проще.

Как ни странно, мне так тоже было несколько проще.

– Идём? – спросила она.

– Конечно, – согласился я, и мы вышли на улицу.

Она заняла удобный угловой столик в глубине кафе, я же пошёл за мороженым. Правда, пришлось вернуться и уточнить, что она предпочитает. Тут было несколько видов. Как ни странно, девушка заказала обычный пломбир с черничным джемом. Ну а я обошёлся тем, на что хватило остатков моих денег на текущие расходы: заказал чашку зелёного чая.

Лера действительно сидела и наслаждалась спокойствием. С удовольствием съела порцию мороженого и грустно посмотрела на опустевшую вазочку. А потом перевела взгляд на меня. Что ж, придётся залезть в НЗ. Коль позвал девушку на «свидание», хоть и не запланированное и несколько сумбурное, то будь любезен – соответствуй хотя бы такому мизеру. Этому меня тоже научил Петрович. У него, нашего странного сторожа, вообще был особый взгляд на жизнь. А потому я поднялся и сходил заказать ей ещё одну порцию.

– Так что вас привело ко мне? – спросил я у Леры, когда понял, что больше она этой заснеженной сладости не хочет. Тем более и её друзья виднелись за окном.

Но она в ответ сказала несколько иное, вернее спросила:

– А почему себе мороженое не заказал?

Ответить «не люблю», было бы неправдой, а жаловаться как-то не хотелось, поэтому сказал нейтральное:

– В другой раз.

Не знаю, что услышала девушка в моём ответе, но почему-то кивнула каким-то своим мыслям. А потом переключилась уже на деловой разговор:

– Виктор Петрович рекомендовал тебя как уникального специалиста по числовому анализу. Он говорит, ты можешь обнаружить последовательность в совершенно неструктурированной группе данных.

– И когда это, интересно, он заметил? – пробормотал я.

Девушка помолчала, но потом всё-таки рассказала:

– Он давно присматривается к тебе, уже больше полугода. С того момента, как у вас ввели его предмет. И по его наблюдениям, ты всё время специально совершаешь ошибки и занижаешь свою собственную оценку, лишь бы её хватило, чтобы получить необходимый проходной балл на тестах. Мы у себя даже под тебя специально несколько тестов придумали, чтобы проверить эту его теорию.

Хм, как знал, что с теми четырьмя тестами, что были за две последние недели, было что-то не так. Но предпосылки их такого содержания правильно понять не смог. Думал, что это наш математик на нас какую-то новую программу обкатывает. А оказывается, это были тесты-ловушки. И я в них, как самый последний идиот, угодил. Мало, получается, мне Петрович нотаций читал да подзатыльников отвешивал, коль так бездарно попался. Ведь видел же, что они не простые!

– А вы – это кто?

– А вот это я смогу рассказать тебе только в том случае, ели ты согласишься сотрудничать с нами, – ответила девушка.

Примерно чего-то такого я и ожидал, только в совершенно ином плане, а здесь их заинтересовали несколько иные мои способности. Видимо, о второй моей натуре они пока не в курсе. Ну и хорошо. А вот по тому профилю, что упомянула девушка, я вполне готов поработать. Математика мне всегда нравилась. И ничего плохого я не видел.

– И что вы хотите, чтобы я делал? – в который уже раз я перефразировал один и тот же заданный девушке вопрос.

– Нам нужен вычислитель, – просто ответила Лера.

Это определение мне ничего не дало. Поняв это, она пояснила:

– Человек, способный из неструктурированного набора данных в кратчайшие сроки выделить любую имеющуюся там закономерность, если это, конечно, в принципе возможно.

– Странная какая-то работа. И кому она может потребоваться?

– Нам, – спокойно ответила девушка и указала на окно.

Там как раз проехала какая-то машина с гербом России на борту. Я посмотрел ей вслед и перевёл взгляд на симпатичную шпионку, похоже, в кино не лгут и туда набирают именно таких.

– И в каком ты звании?

– Майор, – всё так же спокойно ответила девушка.

Я чуть не поперхнулся.

– А сколько тебе лет?

Почему-то это в данный момент меня озаботило больше всего. Она что, про сто лет не шутила? Но сколько я ни вглядывался, ни одной морщинки на её лице не заметил. Ну не может ей быть уже там за тридцать или вообще за сорок, никак не может.

Лера усмехнулась.

– Девушке такой вопрос задавать бестактно. – Но, взглянув на меня, она произнесла: – Я всего на пару лет старше тебя.

– Как так? – Я удивлённо посмотрел на неё.

– У каждого свои тайны, – ответила она.

И мне очень понравились ямочки на её щеках, когда она улыбнулась.

Наверное, так и проходит вербовка. Не знаю. Об этом мне Петрович никогда не рассказывал. Но именно так я и оказался одним из сотрудников одного закрытого института, который располагался посреди живописного леса и которого не было ни на одной карте.

Два месяца назад

– Лера, – обратился я к своему куратору, которая по счастливой случайности стала ещё и моей девушкой и сейчас лежала рядом со мной в постели, – что это были за последние данные? Они мне показались странно похожими на те, что я обрабатывал пару дней назад. Есть всего несколько дополнительных факторов, о которых ранее не было ничего известно.

Меня приняли в отдел составления математических ситуационных моделей. Мы с моими коллегами занимались переводом реальной жизни в формат цифр и математических формул, где мои способности очень ценились. Выявлять закономерности и потом описывать их в числовом виде могли не многие. А делать это быстрее, чем даже различные суперкомпьютеры, – считаные единицы.

Но вот последнее время меня опять начали мучить какие-то слишком уж навязчивые и нехорошие предчувствия. Много непонятного. Резкая смена руководства. Смена курирующего персонала. Новые охранники на постах. Усиление режима контроля. Даже перекрыли доступ во Всемирную сеть, хотя раньше обходились фильтром, работающим только на приём внешних данных. Особенно напрягла пара статей в газетах.

Я неплохо научился за последнее время сопоставлять внешние факты с тем, чем занимался непосредственно сам. И слишком много хвостов моих собственных разработок стало проглядывать в том, что я видел. Мне нужна была информация. И получить её я мог только от одного человека.

Не хотелось, конечно, её использовать в этом качестве, но других источников информации у меня сейчас просто не было. А поэтому, проведя рукой по её спине, я уточнил:

– Или я сделал какую-то ошибку в прогнозе?

– Нет, – мотнула головой девушка, глядя в окно нашей с ней квартиры.

Вернее, квартира была служебная, дали её мне. Лера перебралась сюда несколько позже.

Девушка помолчала, а потом тихо ответила:

– Ошибку сделали, похоже, мы, когда начали работать по этой схеме.

– Но я же не рекомендовал её к разработке, – удивился я.

К моему мнению и моим прогнозам, особенно таким пессимистичным, обычно прислушивались. А тут вдруг такой прокол! Вероятность успешного результата там стремительно близилась к нулю. И они всё равно пошли на это? Не к добру всё это.

– Да, я знаю, – всё так же тихо произнесла она, а потом резко повернулась ко мне. – Стёпа, нам нужно поговорить. – И пристально посмотрела мне в глаза. – Не хочешь прогуляться?

Что-то в её голосе заставило меня напрячься.

– Сам хотел предложить, – улыбнувшись, ответил я, – тем более и погода такая прекрасная. Да к тому же ещё и выходной. Сплошные радости. И никому никуда не нужно бежать. Так что пойдём. Прогуляемся по парку.

Мы выбрались из кровати. Мне нравилось любоваться тем, как девушка одевается. Особенно по утрам. Не знаю, бзик, наверное, но именно в такие моменты я почему-то считал её особенно прекрасной и женственной. Хотя она сама не особенно любила, когда я за ней «подглядываю», как она это называла. Но вообще-то ей нравилось, когда я на неё смотрел, просто почему-то она не хотела, чтобы это было с утра. Я же мог любоваться этой обнажённой богиней в любое время, да и в одежде она вызывала у меня абсолютно те же чувства.

Но сейчас Лера явно торопилась, потому как собралась буквально в считаные минуты.

– Всё, я готова, – сказала она.

Девушка стояла у выхода в обтягивающем костюме и лёгкой спортивной курточке, именно так она одевалась каждое утро на пробежку. Ну и меня иногда старалась вытащить на это, по её мнению, полезное для здоровья занятие. Я же оделся как обычно: джинсы, футболка, свитер. Мы вышли из небольшого четырёхквартирного домика, где жили последний год.

– Пойдём туда, – указала на небольшую тропку Лера.

– С тобой хоть на край света, – улыбнулся я.

Девушка в ответ как-то грустно посмотрела на меня.

Подходя к небольшому просвету в лесу, я заметил троих контролирующих наши перемещения охранников. Плюс двое следили за нами со стороны густого подлеска немного правее от того места, где начинается тропинка.

«Что-то новенькое, – подумал я, – раньше такого плотного колпака не было».

И это ещё больше убедило меня в том, что я не ошибаюсь и грядут какие-то не очень хорошие события. Да и Лера какая-то слишком уж напряжённая. Это я почувствовал ещё вчера, когда она вернулась домой. Но надеялся, что к утру пройдёт, однако положение только усугубилось.

– Меня переводят, – неожиданно сказала она, когда мы прошли уже достаточно далеко, но она не останавливалась и старалась говорить не на ходу, а только в местах с повышенным шумовым фоном. Сейчас вот мы ненадолго задержались у небольшого искусственного водопада.

– Мы не сможем видеться? – спросил я гораздо более серьёзно, чем говорил до этого.

– Даже больше. И тебя решено перевезти в другое место, – грустно ответила она. – Немного помолчав, призналась: – Сначала ты был просто работой, а потом мне стало хорошо с тобой.

Как-то сразу у меня возникли сомнения насчёт её интереса к моей персоне, но теперь хотя бы понятно почему. Меня пытались привязать. Так, в общем-то, я и думал. И если честно, сам был не против. Таких девушек, как Лера, я не встречал.

– Но от моего желания тут мало что зависит, – продолжила она, – и уж тем более от твоего.

Последняя фраза мне особенно не понравилась. А она как-то печально и растерянно посмотрела на меня. Раньше я за ней такого не замечал.

– Как я понимаю, это не всё? – спросил я.

– Да, – кивнула девушка. – Всю вашу группу передают под контроль другого ведомства, и они… Это волкодавы… Вы будете работать под постоянным прессингом. Когда мы с отцом собирали вашу группу, то не хотели для вас такой судьбы. Но теперь вас некому прикрыть.

И я впервые увидел, как девушка разрыдалась, слёзы побежали по её щекам.

– Мне вчера сообщили, что отец погиб. – Она посмотрела мне прямо в глаза. – Сел за руль в состоянии сильного алкогольного опьянения. Понимаешь? Человек, который за всю свою жизнь не выпил даже рюмки, сел за руль в таком состоянии!

Она тихо плакала, плечи её дрожали. И я прижал её к себе. Теперь стало понятно её такое странное поведение со вчерашнего вечера. Тут не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: её отца устранили, причём не очень чисто. Такой прокол с легендой и версией!

– Твой перевод связан с этим? – тихо спросил я.

– Скорее всего, да, – ответила она.

– Тебе что-то угрожает? – Сейчас это интересовало меня больше всего.

– Нет, – ответила она. – Но на вашу команду положили глаз те, от кого вас всё время старался уберечь мой отец.

– Усиление мер безопасности на базе было как-то связано с этими событиями?

Девушка удивлённо посмотрела на меня:

– Да, было несколько попыток выкрасть наших ведущих специалистов или оказать давление на их семьи, оставшиеся за периметром. – Она помолчала. – Складывается впечатление, что информацию о вас и вашей работе слили кому-то на сторону. Я точно уверена, что несколько из ваших проектов реализовано не нами.

– Да, я знаю, – кивнул я: вспомнились статьи в газете.

Это удивило её не меньше.

– Папа в тебе не ошибся, – сквозь слёзы призналась она. – Без тебя этот проект хоть и интересен, но не так полезен.

– Не знаю, – пожал я плечами, – но утечка явно среди тех, кто имеет доступ к информации. А таких, как я понимаю, немного.

Я посмотрел в сторону леса. Там было какое-то нехорошее шевеление.

– И ещё… – Девушка замолчала и обернулась на какой-то шум, но там вроде никого не было. – Если ты узнаешь, что со мной что-то случилось, то постарайся сбежать. Я знаю, каким бы увальнем ты ни притворялся, на самом деле ты другой. Этого я ни в одном отчёте не указала. – И она снова посмотрела мне в глаза.

Трудно, вернее, практически невозможно что-то утаить от девушки, с которой живёшь и спишь.

– Спасибо, – тихо произнёс я, продолжая контролировать двоих наблюдателей, что медленно подбирались к нам от подлеска. – Ты в курсе, что за нами следят? – ещё тише спросил я у Леры.

– Должно быть только двое охранников.

– Их несколько больше. Уходим отсюда. – Я подхватил девушку под руку и направился с ней обратно. Не хотелось бы мне пересечься с теми, кто был в лесу. Но…

«Поздно», – понял я.

Загонщики отрезали нас и со стороны городка.

– У нас неприятности. Где ближайший контролируемый камерами слежения участок?

– Там, – быстро сориентировалась Лера.

– Не подходит, – буркнул я.

Именно это направление нам и перекрыли. Значит, они знали о системе контроля периметра.

– Быстро свяжись с начальником службы безопасности объекта.

Лера вытащила телефон.

– Связь обрублена, – посмотрев на экранчик, сообщила она.

Это плохо, значит, нападающие не боялись засветиться. Странно. Выходило, действовали свои. И если я прав, это ещё хуже.

– Где твоя машина? – спросил я у девушки.

– В гараже.

Если нас хотят перехватить не идиоты, то это направление они тоже перекрыли, и если сейчас в той стороне я никого не вижу, это не значит, что там никого нет.

– Не пойдёт, – отвечаю я.

– У меня есть ключи от служебной машины, но она у главного входа.

– Идём туда.

«Это направление если и возьмут под контроль, – оцениваю я ситуацию, – то в самую последнюю очередь, слишком оно невыгодное. Много свидетелей, кругом камеры слежения».

Для нас же это один из лучших вариантов.

Я утянул Леру в лес, и мы скатились в овраг.

– Ну а теперь, красавица, покажи мне, как ты быстро бегаешь. Времени практически нет.

Я видел, что девушка не всё понимает, но вопросы пока не задаёт.

Мы подскочили и побежали по дну оврага, который как раз и шёл в нужную нам сторону. Но, не добегая до его края, я, мельком выглянув в направлении городка, понял, что положение наше гораздо хуже.

– Кому, говоришь, нас должны были поручить?

– Не знаю, – ответила Лера, – но это какие-то люди из столицы.

Так я и подумал. Слишком много наглости и самоуверенности в них чувствовалось. И как следствие, они, даже не считаясь с местными, уже орудовали в институте, выводя оттуда учёных. Но автостоянку пока не перекрыли. Хотя должны были это сделать в первую очередь.

Кивнув в сторону служебной машины девушки, я рысью полетел к углу здания и спрятался в небольшой тупичок. Нужно успеть перехватить тех, кто заметит, как она будет заводить машину. А такие тут точно появятся.

И они появились. Трое бугаев в камуфляже. Один махнул двум другим рукой в направлении стоящих машин, а сам пошёл к тому углу, за которым спрятался я. Сделал он это грамотно, отрезав меня от Леры. Значит, эти неизвестные контролировали систему видеонаблюдения.

– Эй ты, математик, или кто ты там. Я знаю, что ты спрятался тут! Выбирайся! – Он подошёл к краю здания, направив на него оружие.

Я медленно вышел. Во-первых, там был тупик, из которого быстро не выскочишь, а во-вторых, я и хотел поговорить. Мне нужна хоть какая-нибудь информация.

– Ну вот и ладненько, – довольно проговорил этот неизвестный в маске, а потом заглянул в нарукавный планшет и доложил кому-то: – Цель обнаружена. Пусть переводят деньги. – И стал доводить своё оружие.

Понятно, разговора у нас не выйдет. Да и сказал он уже достаточно.


Шаг, уход, уклонение. Присесть.

Мои способности – видеть не только последовательности и ряды, но и конечный результат. Об этом никто не знал, кроме Петровича. Мне не нужно изучать или запоминать связки, я и так всегда знаю, какие последствия вызовет то или иное моё действие и что я получу в итоге.

Удар. Тело падает вниз. Поднять оружие. Неплохой пистолет. Я с таким не работал. Но это и не важно, мне всё равно, что за оружие окажется в моей руке. Оружием являюсь я сам.

Взять запасной магазин. Рыться некогда. Захватываю только выглянувший бумажник и удостоверение, посмотрю потом. Всё в карман.

Перекат не нужен. Стрелять по другим противникам нельзя. Будет шум.

Прокрадываюсь вперёд. Иду, как меня и учил старик.

Вижу стоящих двоих, которые что-то рассматривают у своих ног.

Почему-то холодеет сердце.

Два шага в сторону. Мне всё равно, что я появляюсь в зоне обзора одной из камер. Мне нужно увидеть, что лежит перед ними.

Лера. И аккуратная красная дырочка в голове.

Почему я не слышал выстрела?

Смотрю на оружие, зажатое в руке одного из них. Пистолет с глушителем. На таком расстоянии хлопок был не заметен. Теперь всё понятно.

* * *

Наконец мне хватает всех данных, чтобы получить связанную цепочку развития событий.

Мы никому не нужны. Наше подразделение уже отжило своё. Ведь мы сразу видим все специально запланированные ловушки, которые, казалось бы, случайно должны были провалить то или иное дело.

И последние события указывают на то, что кто-то, пользуясь нашими моделями, реализует свои планы. Кто-то из тех, кто окопался так высоко, что смог устранить генерала ФСБ.

Никто не старался похитить или перевести наших специалистов в другое ведомство. Очередная обманка. Нас устраняют, как лишних свидетелей. Слишком много информации в своё время прошло через наши руки. А это значит, что никому из наших не дадут уйти, кто-то начал очень серьёзную игру, и мы для него пешки, которые теперь мешают.


Медленно поднимаю оружие.

Бум. Бум. Руку слегка дёрнуло. Но я к этому был готов. Грохота не было. На моём стволе тоже глушитель.

Иду вперёд.

Не знаю. Любил ли я Леру или нет, но то, что с ней мне было очень хорошо, знаю наверняка. Поэтому у меня совершенно не было сожаления о содеянном. Они сами начали эту войну.

«Прости, Петрович, но я не сумел сдержать данного тебе обещания», – смотря на лежащее тело девушки, подумал я.

Присаживаюсь на корточки и закрываю открытые голубые глаза Леры.

«Солнышко, надеюсь, тебе будет там лучше, чем здесь».

Поднимаю выпавшее из руки второго бойца (или убийцы?) оружие. Засовываю пистолет себе за пояс. Собираю все имеющиеся обоймы. Проверяю карманы. Забираю всю наличность, она мне пригодится. Удостоверения есть у обоих.

«Лейтенант отдела антикризисной деятельности», – читаю я в первом.

Должности и звания в обоих удостоверениях одинаковые. Факсимиле принадлежит Федеральной службе безопасности.

Слышу крики. Видимо, наблюдатели за пультом видеонаблюдения всё-таки сообщили о случившемся на стоянке. Сейчас у меня будет много гостей.

Отхожу на наиболее удобную позицию. Делаю несколько шагов назад и присаживаюсь за машиной, исчезая из поля зрения камеры, которая явно следит за мной. Перемещаясь вдоль её слепой зоны, добираюсь до того угла здания, где лежит первый напавший на меня. Встаю за угол.

Судя по шагам, бегут семеро.

Меняю обойму, в старой нет четырёх патронов.

Хорошо, что они сразу постараются взять под контроль зону моего предполагаемого местонахождения. А она в стороне. Это, конечно, не идеальная западня, я буду немного сбоку, но так гораздо лучше, чем бой в лоб.

Первую тройку пропускаю и жду. Раньше нападать нельзя.

Следующие идут более осторожно, но и они проходят мимо моего схрона в небольшой нише в стене.

Координирующий отдаёт команду о круговом обхвате цели.

Этого нельзя допустить. Иначе они будут в выигрышном положении и не будут перекрывать друг другу зоны обстрела. Значит, нужно выдвигаться.

Небольшой полушаг вперёд. Половина моего туловища показалась из-за выступа. Навожу оружие на цели. Здесь нет людей. Только враги. Как и учил Петрович.

«Я убиваю не людей, я убиваю врагов. У них нет ни семей, ни матерей, ни жён, ни детей. Они – ничто. Это враги».

Всё лишнее отсекает сознание. Остаются лишь цели.

Бум. Бум. Бум.

Ещё полшага вперёд, так как видимость плохая и стена закрывает оставшихся.

Бум. Бум.

И ещё шаг.

Бум. Бум.

Сменить обойму. Это явно не все. Слушаю. Должны подойти те, что со стороны леса, и наблюдатель в здании. Итого ещё шестеро или семеро. Плюс где-то засел главный.

Оставаться здесь не имеет смысла, но и высовываться за пределы этого пятачка опасно. Камеры-то никуда не делись.

Так, а что за забором, который у меня за спиной?

Хм. Интересно. Вдоль него можно пройти почти до самого леса.

Быстро перемахиваю через него.

Иду тихо. Эту часть парка никогда не исследовал, не было необходимости.

Камеры есть, но их значительно меньше и между ними можно спокойно проскользнуть не засветившись.

Подхожу к какой-то большой яме. Знакомый сладковатый запах. Заглядываю внутрь. Все коллеги из моего отдела сейчас лежат здесь. Значит, в своих выводах я не ошибся.

Иду дальше, останавливаться нельзя.

Шорох справа от меня. Припадаю к земле.

Идут двое. Оба в камуфляже. Тащат какое-то тело.

Всматриваюсь. Секретарь нашего директора. Хорошая улыбчивая девушка. Была. Зачищают намертво.

Делаю два выстрела. Подхожу к телам. Ещё наличность, забираю и обоймы от пистолета. Хотя у них есть ещё и какая-то вариация АКМ. Но мне с ним бегать будет не слишком удобно. Радует, что все они вооружены одинаково. Калибр оружия совпадает. Поэтому у меня есть ещё пара обойм. Так же проверил личные вещи. Придётся уходить очень далеко. Есть такое место. Тут меня больше ничего не держит, единственного человека, который мне был дорог, больше нет.

Растворяюсь в лесной чаще. Всё, как когда-то давно учил меня Петрович. Он будто предвидел такой поворот событий.

Кабинет начальника отдела антикризисной деятельности
Полтора месяца назад

– Кто расскажет мне, что произошло на объекте «Поляна»? – бушевал лысеющий толстый генерал, глава этого департамента.

– Неизвестно, – доложил ему майор, курировавший эту операцию. – Уничтожено двенадцать бойцов. Есть несколько кадров с записи системы видеонаблюдения. Но по ним непонятно, кто сорвал операцию. Неизвестный попал в кадр всего несколько раз и лишь со спины. Есть косвенные улики, указывающие на местного математика-вычислителя. На месте перестрелки обнаружено тело его куратора, но самого объекта на территории института и за его пределами обнаружить не удалось. Ни живого, ни мёртвого. Из доклада группы контроля известно, что он и курирующий его сотрудник вышли из дома и направились в лесопарковую зону. Но потом его больше никто не видел.

– Где досье на этого вычислителя?

– Вот. – Майор протянул генералу небольшую папку.

Открыв её, тот увидел спокойное лицо парня семнадцати лет, именно тогда его привлекли к работе в институте.

«Живучий Степан Петрович. Имя, фамилия и отчество даны в детском доме № 1 г. Н-ска. Фамилия дана из-за того, что мальчика нашли в январе в шестимесячном возрасте на дороге, ведущей к городу. Были сильнейшие холода, и мальчик практически замёрз, но как-то выкарабкался. Поэтому и дали фамилию Живучий. Родители не известны. Возраст определён примерно. Точная дата рождения не известна. Записана – 30 августа 1990 года. Не слишком общителен, но и не замкнут. Спокоен. Рассудителен. Аналитический склад ума. Завербован на первом курсе университета. Уникальные математические способности. Принят в группу математического моделирования объекта „Поляна“».

– И это всё? – посмотрел на своего подчинённого генерал.

– Большего по человеку, у которого нет никакого прошлого, накопать сложно. Есть несколько фотографий из его детского дома и больше ничего.

– Но откуда у него такие умения? Он ведь должен был где-то проходить обучение? Или вы мне скажите, какой-то там умник смог разделаться с двенадцатью подготовленными бойцами?

– Спокойно, – раздалось из кресла у стены, и оттуда поднялся мужчина средних лет. Он подошёл к столу генерала, посмотрел на его жирную рожу и, слегка поморщившись, положил перед ним копию папки личного дела, которую просматривал до этого. – Взгляните на это фото. – Он пододвинул одну из фотографий, где были сфотографированы невысокий мальчик и какой-то пожилой старик. – Никого не напоминает?

– Генерал Чистилище? – посмотрел на мужчину толстяк.

Тот хмыкнул.

– А как вы думаете, кто стоит рядом с ним?

Глаза толстого генерала затуманились.

– Поднимите все документы по нему, – кивнул он на фотографию.

Как же генералу не хотелось натыкаться на преемника или ученика бывшего руководителя отдела спецразработок. Он прекрасно понимал, чем для него это может обернуться.

И тут его взгляд остановился.

– Я знаю, куда пойдёт этот… – указал он на мальчишку.

Три года назад. За месяц до смерти Петровича

– Стёпка, запомни, – обратился ко мне старик, – я знаю, что рано или поздно кто-то сможет понять, кто ты есть на самом деле. И тогда тебе хана. Постараются или подмять, или убрать. Поверь. Такие, как ты, сами по себе не живут.

– И что ты предлагаешь? – хмыкнул я. – Сразу утопиться?

– Нет, конечно, – ответил дед, – но готовым к этому нужно быть. И тогда, поверь старому лису, скрыться тебе просто так не удастся. Не знаю, как они действуют сейчас, – он неопределённо махнул рукой куда-то в сторону, – но раньше ты спрятаться смог бы только в могиле. Это сказки, что есть те, кому удаётся скрыться от наших или чужих спецслужб. Это их прямая работа – искать, находить и знать. Если они тебя не тревожат, это не значит, что они не знают о тебе и твоём существовании. И в покое тебя оставят только на то время, пока ты им не интересен или не нужен.

– И что тогда?

– Есть два варианта, – сказал Петрович. – Первый – это сразу не светиться. Старайся придерживаться именно золотой середины. Будь не лучше и не хуже других. Обычно никто не помнит именно троечников, так как они никому не интересны. И ты должен придерживаться именно такой линии поведения.

– Я понял, – кивнул я.

– Хорошо, тогда дальше, – продолжил он. – Если рано или поздно первый вариант реализовать не получится или он по какой-то причине даст сбой, а с тобою это вполне возможно, то есть ещё один выход. Запоминай. – И старик продиктовал мне координаты местности где-то в Сибири. – Я когда-то курировал этот проект. Перед самой моей отставкой. – Впервые Петрович откровенно сказал о том, что он работал где-то там. – Та контора занималась интересной разработкой. Мы смогли её даже завершить, правда, лишь на уровне тестовых прогонов, и она вроде работала. Но проект в конце концов заморозили из-за отсутствия видимых перспектив его дальнейшего использования, впрочем, как и сам объект. Я же изъял те документы о нём, до которых смог дотянуться. Не все, конечно, но большую часть. Теперь точно никто не поймёт, чем же там занимались на самом деле. Так вот, если тебя совсем прижмёт, можешь воспользоваться этим вариантом как своим последним шансом.

Я заинтересованно посмотрел на него.

– И что же вы там сделали?

– Открыли портал в другой мир, – ответил Петрович.

А через месяц старик умер.

Я же собрал все свои вещи и ушёл из детдома, хотя мог оставаться там ещё один год. Но там меня больше ничего не держало.


А теперь меня ничего не держало и в этом мире.

Глава 2 Земля. Россия. Где-то в Сибири

Три года назад. За месяц до смерти Петровича

– И как мне его запустить или активировать, как он вообще работает? – спросил я у старика.

– Об этом тебе поговорить бы не со мной, а с теми, кто всё это придумал и когда-то создал. Мы лишь воспользовались их трудами, – ответил он.

– Не понял, – удивлённо посмотрел я на него.

– А что тут непонятного, – пожал плечами Петрович. – Мы ничего не придумывали и не изобретали, мы нашли уже готовый портальный камень, как его называли наши, и потом хоть и с трудом, но смогли активировать его работу. – Он помолчал. – Камень вообще-то нашли очень давно, ещё при отце последнего императора Российской империи. Во время одной полярой экспедиции. И с тех пор и до нашего времени он валялся в подвалах сначала Тайной канцелярии, потом спецхрана НКВД, потом КГБ, пока на его снимок в каком-то старинном журнале не наткнулся один наш любопытный сотрудник. Оттуда мы его и вытащили. Прежде всего нас заинтересовали символы на его поверхности. Мы тогда разыскивали кое-что другое, и этот артефакт подходил под примерное описание. Но вскоре мы поняли, что сильно ошиблись. Возраст камня превышал все мыслимые пределы. В то время его просто некому было создать, да ещё и из такого материала.

– Тогда кто же его сделал?

– Вероятно, те, кто когда-то и пришёл с ним или доставил его сюда. Наши учёные так и не разобрались в письменах на его поверхности. Но они не принадлежат ни одной письменности на земле. Они даже никаких родственных связей здесь не имеют. А потому у нас было только одно предположение: этот артефакт имеет полностью внеземное происхождение. Вот после этого и начались плотные работы с ним.

– Невероятно! – поразился я. – Но всё же как мне его запустить?

– А вот тут-то как раз таки всё достаточно просто. Мы сделали активатор. Он, скорее всего, до сих пор рабочий, так как полностью ручной. Но даже если и нет, то всё можно вставить своими руками, хотя в этом случае времени уйдёт немного больше. Работает по принципу выбора нужного знака. Таким способом, видимо, задаются координаты точки перехода. Большего я сказать не могу. Правда, различных последовательностей знаков очень много. Как раз бы тебя тогда к нам. Сделали бы гораздо больше.

– Понял, – кивнул я.

Петрович достал листочек:

– На, это те координаты, что мы успели проверить, и те, откуда успели получить положительный отклик как минимум на наибольшее соответствие с атмосферой Земли. Вот эту последовательность запомни особо. Она самая длинная, и, что удивительно, по ней наибольшее совпадение. Вернее, там полное совпадение с нашей силой тяжести и составом воздуха, правда, если пробы брать в тайге или Амазонии. Вывод. Технологический остаточный выхлоп при случайном заборе воздуха, взятый там, небольшой, а значит, и высоких технологий там особо нет или они переросли этот период. Впрочем, это как и в остальных удачных случаях перехода: если там и есть цивилизации, то они или не технологические, или наоборот, давно переросшие наш уровень.

Я посмотрел на странные, какие-то невообразимо чуждые знаки.

«И правда, человек такого придумать не мог. – Сомнений в этом у меня не возникло. – Но кто?»

– Вызубришь и уничтожишь, больше их знать не должен никто. Да и вообще. Если когда-то придётся воспользоваться этим последним вариантом, то для тебя это будет билет в один конец, а потому обруби за собой все хвосты. Никто не должен пройти следом. Весь объект заминирован. Как активировать таймер, я тебе расскажу. Всё сделано так, чтобы ничто не досталось тем, кто попытается потом воспользоваться артефактом. Самому же его уничтожить очень проблематично, создан он практически из цельного куска странного сплава железа. Но там есть одна съёмная деталь. Мы проверяли. После её изъятия артефакт работает ещё пять секунд и потом отключается. И больше без неё он не активируется в принципе. Заменить её полной копией невозможно, портал всё равно не сработает. Эту деталь мы назвали ключом. Когда будешь уходить, заберёшь её с собой. Это чтобы наверняка. – Он протянул мне ещё один листок. – Это сама деталь и схема её изъятия из цельной конструкции. – И упёр в меня свой стальной взгляд. – Ты понял это?

– Да, – медленно кивнул я.

– Хорошо, тогда дальше. – И он перешёл, пожалуй, к самому главному, на мой взгляд. – Переход человека через портал совершён ни разу не был.

«Это как так?!» – мысленно возмутился я.

На старика же моя пантомима не произвела ровным счётом никакого впечатления.

– Только животные, – продолжил рассказывать он. – Однако нами даже в этом случае было замечено кое-что любопытное, а потому ты должен будешь учесть наши наблюдения при телепортации. – Он взглянул на меня. – Наши учёные предположили, что есть определённые законы, которые являются неизменными константами для любого мира. Это подтверждено в семи случаях из тех девяти переходов, что были выполнены. И тебе их придётся вызубрить. Первое. Не тащи с собой никаких высокотехнологичных вещей. При переходе они имеют опасное свойство взрываться с совершенно различными последствиями. И это происходит практически всегда. Второе. Забудь о еде из этого мира, она может стать ядом в другом. Так что и её нужно будет оставить здесь. Третье. Чтобы не остаться там голым, ищи вещи из натуральных материалов без примесей какой-либо синтетики. И последнее. Оружие, как ты понимаешь, без него никак. Каждый должен иметь возможность защитить свою жизнь. Однако можешь сразу выбросить различный огнестрел и прочее. Было проверено на всём: или просто разваливается, или заканчивается взрывам. Единственное, что удалось протащить и подтвердить его существование там те несколько минут, пока самая простейшая камера передавала кадры, – это кованые вещи, сделанные своими руками. Так что озаботься и этим. Ну и напоследок рекомендую найти золото или серебро в слитках, монетах, украшениях и прочем. Это универсальный металл, который принимают везде. Думаю, с этим понятно всё и так. – Он помолчал. – Надеюсь, тебе не придётся воспользоваться моими советами, но знать это ты должен.


Петрович тогда как в воду глядел. Знать это мне было необходимо.

Деревня
Месяц назад

– Бабуль, а ты можешь на меня такой костюм сварганить? Я заплачу, – обратился я к бабушке с хитроватыми, лукавыми, но молодыми глазами на морщинистом лице, в которых нет и грамма отпечатка прожитых лет, торговавшей различной мелочовкой у железнодорожного вокзала.

Я оказался в этом глухом селении, так как мой дальнейший путь лежал в глубокую тайгу, туда, где находился объект, о котором мне когда-то рассказывал старик.

Та удивлённо посмотрела на меня.

– Зачем тебе?

– Да я актёр, – стал объяснять я, – нам для постановки нужна домотканая одежда. А где в столице таких умельцев сейчас найдёшь? Вот знакомый и порекомендовал мне прошвырнуться по глубинке. Мне бы костюма два сшить, по типу повседневной одежды, или что-то похожее. Я всё оплачу.

– А, – понимающе кивнула она, – тут ты верно подметил, внучок. У вас там, поди, и не знают, как и выглядит-то ткацкий станок.

– Ну, я на картинке видел, – порывшись в памяти, ответил я.

– На картинке, – проворчала бабулька и неодобрительно покачала головой.

Я же у неё вновь спросил:

– Так как, возьмётесь? И за сколько? Я не обижу.

Она что-то прикинула в голове, осмотрела меня оценивающим взглядом и ответила:

– Извиняй, милок, но никак не меньше чем за пять тысяч за каждый костюм. И нужно будет дней семь.

Я кивнул:

– Согласен. Мне пока торопиться некуда. – И поинтересовался: – Не скажете, где у вас здесь гостиница? Остановлюсь там.

– Так нет её, – пожала плечами бабулька, – и не было никогда. К нам и не приезжает никто. Ты первый за десяток лет-то и будешь. За вокзал и не проходит никто. Из паровозов лишь на миг выскакивают, да потом опять дальше катят. – Она указала на уходящий поезд, на котором я и приехал.

– Понятно, а как же тогда быть?

Это вообще-то я спрашивал сам у себя, но бабуля услышала.

– Если хочешь, можешь остановиться у меня. Возьму немного.

– Да, конечно, – я согласно закивал, – так будет даже лучше. Только… я не помешаю?

– Да кому ты там помешаешь?! Хотя… – Она вновь осмотрела меня. – Если внучку мою обидишь, прокляну.

– Не обижу, – коротко ответил я, вспомнив о Лере.

Не знаю, но почему-то я сразу поверил, что бабулька и правда может проклясть. Уж если я верил сказке о портале в другой мир, то почему не мог бы встретить на своём пути старенькую бабку-ведьму с маленькой внучкой?

– Ну, тогда пойдем, милок, – пригласила она. – Тут недалеко. Да и поездов уже сегодня не будет. – И она споро собрала свой нехитрый скарб.

Я поправил на плече свою обычную серую дорожную сумку, в которой у меня и не было-то ничего, кроме оружия, пары полотенец, набора для умывания и бритья, зубной щётки, нескольких футболок, куртки, кофты и ещё одной пары обуви… Хотя нет, кое-что там всё-таки имелось.

Пригород крупного города
За несколько дней до этого

– Слышь, Ржавый, а ты уверен, что у этого задохлика должны быть бабки?

– Сам видел, как он пачкой тряс, когда в кафешке расплачивался. Нам хватит.

– Тихо, придурки, вон он идёт, – шикнул третий, стоявший на стрёме.

По улице в их сторону неторопливо шёл молодой парень лет двадцати. Тёмная простая куртка, джинсы. Соломенного цвета растрёпанные волосы. На плече висит сумка. Он подшёл к повороту, за котором и притаились гопники.

– Слышь, пацан, закурить есть? – Старая избитая фраза, с которой обычно всё и начинается.

Но дальше этого «всё» пошло совершенно не так, как ожидали братаны. Хлюпик развернулся, и в его руке они заметили волыну. Он, не разгибая руки, сразу выстрелил Ржавому в ногу.

– Вы, – очень спокойно произнёс он, – вякнете – и все тут ляжете. Понятно?

Ржавый скулит, остальные двое только тупо пялятся на ствол в руке неизвестного.

Тому, видимо, надоело ждать ответа, и он направил оружие на следующего.

– Кивните, если поняли.

Все трое, даже раненый бандит, разом закивали. Только сейчас до них стало доходить, что нарвались они на какого-то отморозка, которому что они есть, что их нет – фиолетово.

– Хорошо. Это уже результат. – И, глянув на них, он в упор спросил: – У кого из местных самый большой нал на руках?

Те даже и не подумали запираться, такая сталь прозвучала в голосе.

– У Гоши-Борца.

– Адрес?

Один из бандитов быстро назвал.

– Спасибо, – вежливо поблагодарил их неизвестный и так же спокойно, как и шёл до этого, удалился по улице.

– Нас завалят, – тихо и со страхом пропищал раненый Ржавый. Весь гонор с него как рукой сдуло.

– Не успеют, – тихо ответил самый рассудительный из них и посмотрел на своих подельников. – Ничего не произошло, и мы ничего не видели, никого не встречали и никому ничего не рассказывали. А ты поранился, когда грибы в лесу собирал. И вообще сегодня нас в городе не было. Поняли?

– Э, а как же нога? – спросил плаксивым и испуганным голосом раненый.

– Ты лучше подумай о голове. – Он постучал того по лбу, намекая на ещё одну новую дырку в ней. – Заметив, как до того стало доходить, сказал второму: – Потащили его. Есть у меня одна знакомая деваха, она его подлатает.

И тройка уковыляла, а на месте, кроме закатившейся в канализационный люк гильзы и достаточно большого пятна крови, ничего не осталось.

Пригород крупного города. Коттеджный посёлок

– Глянь, кто там долбится? – приказал грузный мужчина одному из своих телохранителей.

Проходит несколько минут. Из коридора раздаются спокойные тихие шаги.

– Шерман, кто там?

Почему Петра Егорова прозвали Шерман, сам Георгий Еркола, в городе больше известный как Гоша-Борец за юношеское увлечение борьбой, не знал, да и не интересовался никогда. Сейчас он совершенно не напоминал того подтянутого, сильного парня, который был надеждой их области на многих соревнованиях. Слишком обрюзг и растолстел. Запустил себя. Лоснящаяся кожа, двойной подбородок, обвисшие щёки. Но в глаза ему этого никто не сказал бы.

Ещё на волне девяностых Гоша ударился в то, что посчитал более выгодным для своей репутации и кармана, в криминал, и тогда ещё этот мелкий бандит сколотил банду, которая подмяла под себя все торговые точки на окраине города. Были и сходки, и стрелки, и разборки, и перестрелки. Торговля, как наркотиками, так и оружием. Рэкет. Шантаж. Похищения. Но Борцу везло. Пули всегда летели мимо. Всех, кто был с ним или вокруг него, убивали, а он поднимался всё выше и выше. И теперь стал одним из самых авторитетных людей в городе. Поэтому даже представить не мог, что к нему в дом может кто-то войти просто так, чтобы забрать что-то его. Так же, как делали раньше они.

Вот двери открываются. К ним кидается ещё один телохранитель, но валится с простреленным плечом.

– Борец? – спрашивает у сидящего на диване авторитета белобрысый парень.

– Ты хоть понимаешь, на кого наехал?! – впадая в бешенство, орёт Гоша и поднимается с дивана. – Да я тебя живым урою! Ты у…

Что должен был сделать у него этот парнишка, Борец договорить не успел, так как тот спокойно поднял руку с пистолетом и выстрелил ему в ногу.

– Спрашиваю один раз, потом мне это расскажет кто-нибудь из твоих людей. Сколько у тебя в доме денег и где они?

Авторитет начинает вертеть головой, стараясь или что-то придумать, или выиграть время. Но молокосос поднимает руку и делает ещё один выстрел. Теперь он прострелил лежащему на полу бандиту руку.

– Где?

До бывшего рэкетира наконец доходит, что к нему пришёл кто-то такой же, а может, и гораздо более крутой, чем он. И страх заполняет его. Он хочет жить. Ему нравится жить. Он привык к своему существованию. Он хватается за эту соломинку, надеясь выторговать её.

– Сейф в подвале. Там сигнализация. Её могу отключить только я. И кодовый замок.

– Идём. – Парень указывает пистолетом на дверь.

Борец с трудом поднимается и, волоча простреленную ногу, телепается туда. У него есть шанс. В сейфе лежит пистолет. Он успеет.

Молодой медленно идёт вслед за ним.

«Сейчас ты у меня попляшешь, – радостно думает Гоша, – только бы дойти. Ну а потом ты кровью умоешься, падла».

Вот и нужная дверь. Он отключает сигнализацию, подходит к сейфу. Специально останавливается, чтобы убедиться, где его сопровождающий.

«Сейчас». – Счастливая мысль пролетает в его голове, когда он открывает дверцу сейфа, хватает лежащий с краю пистолет и резко разворачивается.

Но парня, который конвоировал его, уже на месте нет.

Хлопок. И грузное тело падает.


Вот так у меня и появились деньги. Плюс достаточно много драгоценностей. К тому же я покупал серебро и золото в слитках, маленькими партиями, где только мог, стараясь при этом не очень светиться. Особенно полезными были различные ломбарды, мастерские и антикварные магазины.

Оружие я не покупал. Для него было рано, и на него, если это что-то действительно стоящее, в официальных местах требуют разрешение. А с криминалом, после того случая я пока решил не связываться. Хотя меня это уже волновало мало. Я рубил хвосты. Сюда мне больше не вернуться.

Деревня
Месяц назад

Я подхватил тюк бабульки, и она повела меня в глубь их небольшой деревеньки.

Раздался странный звон.

– У вас что, тут церквушка где-то есть? – спросил я, осматриваясь.

– Да нет, это Нилыч опять что-то в своей кузне мастерит.

– Так у вас тут и кузня есть? – удивился я.

Будто на заказ, именно то, что я и искал. Найти бы ещё кожевника, который смастерит куртку и обувь, и будет вообще хорошо. Но тут я понимал, что это пустые мечты. Правда, я уже несколько раз рассматривал вариант мокасин. Делаются просто. Ходить удобно. Но изнашиваются быстро. Ладно, там посмотрим.

– Ну, кузня не кузня, – пожала плечами старушка, – а кузнец есть. Кастрюльки там залатать. По мелочи ещё что сделать.

– А как думаете, он ножи или мечи ковать умеет?

– А зачем тебе? – насторожилась бабулька.

– Да всё для того же, – махнул я рукой, – просто у нас там если и есть что-то кованое, то по баснословным ценам и разрешение специальное нужно, а тут… Может, с ним договориться удастся?

– Так сходи к нему и узнай, – успокоилась бабушка, – он мужик понятливый, думаю, сторговаться сумеете. Только пить с ним не соглашайся и в карты не играй. Без портков оставит, бес плешивый.

– Спасибо, учту, – улыбнулся я рекомендации. Немного помолчав, вспомнил, что до сих пор не спросил, как зовут бабульку, да и сам не представился. – Простите, забыл полюбопытствовать. Как вас зовут? Меня Степаном кличут.

– Стёпа, значит, – покивала старушка, – хорошее имя, наше. А меня Агриппина Ниловна.

– Приятно познакомиться, – улыбнулся я.

Пока шли, я расспрашивал свою попутчицу об окрестностях, нужно было понять, как мне двигаться дальше, о самой деревеньке и том, что здесь есть.

Оказалось, не очень много. Телевизор, например, есть только у того самого Нилыча. Правда, электричество тут периодически отрубают. И из каналов показывает всего один.

В общем, живут местные, как в эпоху царя Гороха или ещё раньше. Но и особо не переживают по этому поводу. Здесь даже продуктового магазина не было, вернее, он был, но, так сказать, переездной, и работал этот универмаг на колёсах очень редко, чуть ли не раз в месяц. Только попутно, когда им сюда завозили пенсию.

Денег у местного населения практически не водилось, ну а те немногочисленные необычные товары, вроде конфет или сахара, им перепродавали проводники.

Поэтому, кстати, и домотканая одежда. Как я понял, проще всё сделать самим, чем купить. Так как покупать не у кого и нечего.

Так за разговорами мы и дошли до небольшой избушки, чуть не сказал «на курьих ножках». Но таковых вроде не проглядывало.

– Вон Анюта на огороде возится, – сказала бабуля, кивая в сторону участка за домом.

Теперь понятно, почему она за неё переживала. Если бы её внучка появилась где-то на кастинге для конкурса красоты, то всех остальных участниц просто дисквалифицировали бы за несоответствие нормам. Такая естественная, природная красота, женственность, нежность и лёгкость проглядывали в девушке, что это трудно было не заметить, и это без всякой косметики.

– Бабуля! – крикнула она и только тут заметила меня. – Ой, а кто это с тобой? – Это она спросила немного смущённо и постаралась слегка прибрать растрепавшиеся волосы.

– Да вот постояльца к нам на недельку привела и клиента для тебя. Хочет, чтобы ты ему наделала одёжки. Договорились по пять тысяч за комплект, ему нужно два, – гордо произнесла она.

Глаза девушки стали огромными.

– Но, бабушка… – хотела что-то возразить ей Анюта. Однако старушка её остановила:

– Не переживай, он уже согласился.

Девушка только кивнула и, подняв ведро с какими-то сорняками, ушла за дом.

– Сейчас, выкинет мусор и вернётся. Заодно и договоритесь с ней. Да она и мерки с тебя снимет.

– Хорошо, – кивнул я.

Мы прошли в дом. Маленькая, чистенькая, уютная комнатка-прихожая, дальше, видимо, вторая, побольше. Но мы остановились именно в прихожей.

– Спать будешь тут, – показала Агриппина Ниловна на место у окна, – поставим раскладушку. Уголок удобный. Тёплый. И сквозняков нет. Ну а мы там, в комнате, – махнула она рукой на дверь.

– Спасибо, – поблагодарил я бабульку, – иначе пришлось бы где-то искать ночлег.

– Да было бы за что, – махнула та рукой. Но было видно, что моя благодарность ей пришлась по душе.

А потом пришла Анюта. И моё желание уйти в другой мир как-то сразу отошло на второй план. Но, посмотрев в её чистое, улыбающееся лицо, я вспомнил ещё одно, то, которое не смог уберечь.

«Надо, – пнул я себя, – так будет лучше. Рано или поздно меня найдут, и если случится что-нибудь ещё и с ней, то я себе этого не прощу».

Поэтому я постарался превратиться в камень и не замечать это милое, дружелюбное и наивное создание.

«Нельзя», – было моей постоянной мыслью в эти дни.

Пробыл я в деревне пять дней. За это время Анюта мне сшила не только два костюма, но и неплохую плотную курточку с несколькими внутренними карманами и ещё что-то похожее на рюкзак или котомку. Когда я попросил об этом, она даже не спросила, зачем мне это нужно, только кивнула.

Кроме того, на пару с Нилычем мы сковали мне пару ножей. Он раньше ничего подобного не делал, но согласился, особенно когда я раз пять подряд выиграл у него в карты. Ножи были не очень хорошего качества, но зато сбалансированные и полностью из натуральных, природных материалов. Сплав железа, меди и ещё какие-то секретные добавки Нилыча, от которых за версту тянуло сивухой, плюс деревянные рукояти.


– Пора мне, – вечером перед уходом, глядя на багровеющий закат, сказал я девушке.

Мы с ней последние пару дней часто сидели здесь на скамейке перед домом, да и бабулька перестала на меня косо поглядывать.

– Ты не останешься? – спросила Аня.

– Нет.

– Ты сторонился меня. У тебя есть девушка? – Она пытливо заглянула мне в глаза.

– Уже нет, – тихо ответил я.

– Прости. – Не знаю, что она там увидела, но так же тихо выдохнула Анюта. Она, доверяя какой-то своей женской интуиции, сразу всё поняла правильно и даже потянулась рукой, чтобы погладить меня по плечу, но потом её немного испуганно отдернула. – Прости, – ещё раз сказала она.

Я кивнул:

– Никто не знал, и я не хочу, чтобы подобное повторилось ещё и с тобой. А потому мне надо уйти.

Девушка удивлённо спросила:

– Ты ведь не готовишься умереть?

– Разве в таком случае покупают новую одежду, да ещё и такую необычную?

– Некоторые да, – серьёзно кивнула она.

– Нет, Анют, я готовлюсь жить. И поэтому я здесь.

Девушка посмотрела на меня:

– Я верю тебе. – Она медленно наклонилась, а потом, заглянув мне прямо в глаза, быстро поцеловала меня в губы. – Пусть он принесёт тебе удачу, – скороговоркой произнесла она, вскочила и убежала в дом.

А ко мне вышла её бабушка.

– Я так понимаю, ты уходишь? – всё с тем же хитрым прищуром, как и в первый день, посмотрела она на меня.

– Да, я должен.

Агриппина Ниловна села рядом.

– Из-за Анюты не переживай, – медленно начала она, смотря куда-то в сторону, – она ещё не видит так далеко, как я. А я прекрасно вижу смерть, что ты пытаешься от нас отвести.

– Спасибо, – искренне поблагодарил я старушку. – Вы понимаете, что её нельзя прятать здесь всю жизнь? Она должна приспособиться к миру там, – указал рукой куда-то в направлении дороги.

– Да.

Я поднялся, прошёл в дом, взял свою сумку и вернулся к старушке.

– Вот, – вытащил всю наличность, что у меня осталась, – здесь много. Хватит и на покупку квартиры, и чтобы оплатить ей учёбу, и на жизнь ещё останется, если не слишком шиковать. – И достал несколько украшений: – А это лично для Ани, на память.

Ниловна внимательно взглянула на меня:

– Никакой ты не актёр.

– Будто вы и не догадывались об этом, – усмехнулся я.

– Хорошо, я подумаю, – проговорила она.

– Нет, – покачал я головой, – не думайте. Делайте. Берите с собой Нилыча, как я понял, он ваш младший брат, и езжайте в город. Втроем. С его и вашим характером вы там не пропадете. Анюте надо учиться, и теперь вам есть на что это сделать.

Она долгим взглядом посмотрела мне в лицо.

– Спасибо, – искренне проговорила бабушка.

Я покивал:

– Это моя расплата. Я должен хоть что-то оставить этому миру. И пусть это будет будущее для Ани. Лучшего я всё равно сделать сейчас не смог бы.

Агриппина Ниловна вздохнула и ушла в дом, забрав то, что я ей передал.

А утром, с восходом я ушёл. Как герой какого-то второсортного боевика. В туман и росу.

Я долго чувствовал на своей спине взгляд зеленоватых глаз самой красивой девушки, которую встречал. Но она не для меня. Я постарался сделать для неё всё, на что был способен сейчас.

Это были последние люди, с которыми я говорил в этом мире.


– Бабуль, – спросила молодая девушка, – как ты думаешь, он вернётся?

– А ты бы этого хотела? – глядя на внучку, спросила Агриппина Ниловна.

– Очень. – И щёки девушки зарделись. – Он добрый и хороший. Но странный. Я не понимаю, – взглянула на бабушку, – что с ним не так.

– Всё так, – тихо ответила старушка, – кроме одного. Всех, кто рядом с ним, ждёт смерть. И поэтому он хочет утянуть её с собой.

– Он хочет умереть?! – испуганно воскликнула девушка.

– Нет, – ответила Ниловна. – Я не знаю, что он собрался сделать, но что-то придумал. – И старая-старая женщина, прожившая на земле уже почти триста лет, посмотрела в окно. – Пусть у него получится, – тихо пожелала она. А потом обернулась к своей приёмной дочке или внучке, девочку она нашла совсем грудничком посреди глухого леса: – Мы переезжаем в город. – И уже себе под нос пробормотала: – Давно я отсюда не выбиралась. Что тут поблизости было? Вроде Сибирская губерния и Тобольск. Но точно не помню. Надо у Нилыча спросить. А то с этими поездами и не разберешься, что к чему.

– Но деньги?! – удивлённо посмотрела на неё Анюта.

– Скажи спасибо своему Степану, обеспечил тебя приданным. О!.. – Старушка подхватилась к окну. – Просил ведь передать тебе ещё вчера. И как это я позабыла? – И выложила перед девушкой горсть украшений. – На память о нём.

И только после этих слов и пожилая женщина, и девушка поняли, что этого непонятного, странного человека они больше никогда не увидят.

– Храни тебя Бог, Степанушка, – нежно произнесла девушка и посмотрела в окно в сторону леса, где за деревьями скрылась темнеющая фигура.

Сейчас

К нужному месту я пробирался уже третью неделю. Петрович не предупредил, что объект находится посреди болот на небольшом островке.

«Как бы там ничего не затопило», – подумал я, бредя по колено в какой-то жиже.

Хорошо, додумался ещё в деревне все вещи плотно упаковать в целлофан.

Вроде и не проваливался ни разу, но извазюкался с головы до ног.

Наверное, мой внешний вид меня и спас.

Когда я взбирался на достаточно крутой берег, мимо меня прошёл боец в камуфляже и не заметил меня. Я его, кстати, до последнего момента тоже. Двигался он умело, очень тихо, грамотно. Я резко притаился.

Вот и худший вариант, о котором меня предупреждал Петрович.

Три года назад

– Не надейся, что это место не найдут. Рано или поздно они раскопают информацию обо мне. Это лишь вопрос времени. И потому, когда ты доберёшься туда, твои противники будут уже там, – сказал старик. – А потому исходи именно из этого. – Он с прищуром посмотрел на меня. – Готовься к бою сразу, как только окажешься там. Но его можно избежать, если ты сможешь незаметно попасть вот сюда. – И Петрович схематично изобразил территорию комплекса. – Тут есть большой коллектор, который не обозначен на карте. Его достраивали значительно позже. Через него можно проникнуть на территорию комплекса. – Ну а дальше ты знаешь, как действовать.

Сейчас

Свой маршрут я и выстроил именно таким образом.

Я, конечно, питал глупые надежды, что там никого нет, но, как говорится, надейся на лучшее, а готовься к войне. И поэтому сейчас лез на остров с этой не слишком удобной для проникновения на него стороны. Но зато недалеко отсюда находится вход в этот самый коллектор, о котором говорил старик.

Но и здесь были посты и небольшие мобильные группы. Всего я насчитал четыре замаскированные огневые точки и три мобильные группы, каждая из которых контролирует свой участок.

О том, чтобы пробраться туда днём, можно забыть. Но именно сейчас мы и полезем, так как к проникновению ночью на территорию объекта мои противники подготовились ещё лучше. Ведь там сидят те, кто мыслит так же, как и старик.

Но я не он, а потому…

Что у нас есть?

Оглядываюсь, осматривая площадку перед люком.

Снять я смогу отсюда всех, особенно если подловить момент, когда все три патруля появятся в одной зоне обстрела. Но на площадке наверняка есть несколько камер, которые поднимут общий шум. Нужно сработать по-другому. Или отвлечь?

Нет. Мне нужно хотя бы несколько минут спокойного и относительно безопасного перемещения по территории комплекса.

Если вспомнить наставления старика, то таймер самоуничтожения даёт отсчёт в десять минут. Но если проделать кое-какие манипуляции с взрывателем, можно настроить минимальное время поднятия общей тревоги и сбросить его всего на одну минуту. Петрович объяснил, как это сделать. Значит, у меня будет примерно девять минут.

За это время я должен пробраться к телепортационному камню и активировать его. Старик говорил, что это потребует минуты три, если я очень потороплюсь, но в полностью ручном режиме – минут семь. Потом практически мгновенная активация портала. Значит, лезть я должен незаметно.

И тут я оглядываю стационарные и мобильные патрули, контролирующие территорию института.

«А почему, собственно, лезть?» – ухмыльнулся я.

Ведь, по сути, мне нужно свободно перемещаться по самому комплексу, а не по всей территории объекта. А уж внутренние тропки я вызубрил наизусть. Будем действовать немного внаглую. Но мне нужен чистый отдельный патруль.

И я пополз вдоль острова, высматривая огневые точки, их контроль со стороны системы безопасности и перемещающиеся патрули.

Вот то, что нужно. Я нашёл слепую зону, которую пересекает один из патрулей. Находится он там примерно тридцать секунд. Мне должно хватить.

Слезаю по берегу острова и отползаю за кусты. Раздеваюсь. Потом надеваю ту одежду, что сшила для меня Анюта. Очень приятное ощущение. Даже какое-то тепло растеклось по телу. Жаль, испачкал немного, но потом отстираю, если это «потом» будет.

Дальше. Всё, что не на себя, убираю в котомку. Мокасины на ноги. Теперь они моя обувь. Поверх крутка. В карманы распихиваю золото и серебро. Застегиваю. Шевелюсь, проверяя, всё ли плотно сидит и не шуршит. Запасную одежду и ещё одни мокасины кидаю в котомку и надеваю её на себя. Притягиваю к телу. Так и надежнее, и не будет особо выделяться. И что главное, не мешает.

Дальше – ножи. На пояс. Под них сделал специальные ножны из дерева. Пистолеты и обоймы распихал по карманам, всё равно их потом выбрасывать.

Всё, я готов. Но тридцать секунд мне нужно совсем на другое. Поиграем в ниндзя.


Я на территории врагов.

Патрульный в зоне видимости. Теперь его никто не контролирует.

Дожидаюсь шага и небольшого наклона вперёд.

Выстрел.

Тело падает, продолжая движение вперёд.

Быстро к нему.

Какой удачный бугай! Его одежда как раз налезет на меня поверх той, что на мне. Автомат за плечо. Рацию на пояс.

Быстренько пробегаюсь. Успел.

И так же не торопясь, как и этот патрульный, иду дальше.

В следующий раз тут кто-то появится через один круг. Но к тому времени я буду в коллекторе.

Иду, точно следуя маршруту покойного. Разворот.

Новая мёртвая зона.

Его напарник делает несколько шагов вперёд и скрывается за углом какой-то пристройки.

Я же проскальзываю к люку. Открываю крышку и спускаюсь. Крышку на место. Всё, я внутри.

Хорошо, что Петрович сделал мне такой замечательный подарок, как резервный взрыватель, и находится он тут недалеко.

Прохожу пару сотен метров под землёй. Много грязи, но достаточно сухо, что удивительно. Вроде объект посреди болот…

А вот и дверь, что я ищу. Скрытый рычаг. Открываю небольшую потайную нишу. В ней всего один пульт, но зато какой важный!

Ввожу код. Код принят. Ну а дальше всё по инструкции.

«Всё, – увидев побежавший отчёт, отметил я, – теперь у меня десять минут и никакого пути назад».

Двигаюсь в нужном направлении. Три шага. Ещё шаг.

Слышу голоса над собой. Как раз там, где выход.

Осторожно подбираюсь к люку.

Говорят двое. На чей-то крикливый голос отвечает кто-то спокойный и размеренный. Слов не разобрать.

Готовлюсь.

Дверь. Выход. Проскальзываю вверх и вперёд.

В кабинете оказалось не двое, а трое.

Выстрел в самого опасного, того, которого не заметил. Он сидел неудобно и мог меня достать. Поэтому первая пуля его.

Ухожу на полшага ближе к стене и начинаю приседать.

Ещё выстрел. Падает второй.

Крикливый голос принадлежал толстяку в форме генерала ФСБ. Выстрел. Никаких хвостов. Тем более теперь они не станут отслеживать мои связи. Я всё решил. Анюта и её бабушка в безопасности. Мне же нужно идти дальше.

Подхожу ко второй двери. Прислушиваюсь. В коридоре никого не слышно. Приоткрываю её и выглядываю. У поворота вижу чей-то силуэт. Но он далеко. Выскальзываю из кабинета. Пять неслышных шагов.

Противник за поворотом. По тени прикинул рост. И, не высовываясь, выставив лишь руку, выстрелил в голову.

Шаг вперёд. Добить.

Теперь мне на два уровня вниз. Испытательный полигон там.

У следующего поворота ещё двое, но они не ожидают нападения со спины.

Два выстрела, слившихся в один.

Всё, вот нужная лестница. Спускаюсь. Не тороплюсь. Здесь полумрак, не хватало ещё провалить операцию из-за того, что я не заметил сломанную ступеньку.

Нужный пролёт. Открываю дверь и вижу отсвет сварки. Кто-то пытается проникнуть в лабораторию или заварить в неё дверь. Мне это не нужно.

Три быстрых шага. Пытаются вскрыть очередное помещение. Остальные уже взломаны. Целей три. Как и раздавшихся в тишине подвала тихих выстрелов.

Дверь вроде не испортили. Попасть внутрь можно, набрав код. Пробую. Код принят. Но дверь заклинило. Срезаю петли. На это тратится время, и у меня теперь нет прикрытия со спины, на которое я надеялся. Но радует, что они не пробрались внутрь.

Вхожу. Тут всё точно так, как и рассказывал Петрович.

Подхожу к портальному камню. Знаки на его поверхности не кажутся мне такими уж чуждыми. Но времени их разглядывать нет. Его уже даже нет на ручную активацию.

Всматриваюсь в устройство, когда-то созданное подчинёнными старика для активации этого портального камня. Работает. Как вывод, я не зря старался, и шанс есть.

Ввожу первый символ. Второй. Третий.

Слышу сверху какой-то шум. Но пока никто не спускается в подвал.

Ввожу оставшиеся символы и иду к двери. Складываю трупы друг на друга. Какая-никакая, но защита. Снимаю с себя десантный камуфляж и остаюсь только в своей новой одежде. Нельзя тащить в чужой мир то, что он может и не принять. Обо мне никаких сомнений нет. Я пройду. Если портал откроется, я пройду.

Шаги на лестнице.

Активатору осталось ввести ещё три символа. Значит, боя не избежать.

Вставляю в оружие новые обоймы и ложусь за плиту двери. Она даст эффект неожиданности. Проверять будут трупы и комнату за ними. Автомат рядом. Когда поднимется шум, всё равно из чего начнётся стрельба. Всё, я готов. К смерти или новой жизни, не знаю. Но готов.

Идут двое. Контролируют открытую дверь и лежащие трупы. Правильно, я мог спрятаться и среди них. Но меня там нет.

Подходят ближе. За ними появляются ещё трое.

Поднимаю оружие и стреляю в идущих первыми. Они заваливаются назад.

Ответная стрельба.

Беру в руки автомат. Теперь мне нужно пять секунд, чтобы извлечь ключ. Веду огонь на подавление. Не стараясь никого убить или ранить. Нужно просто загнать их на лестницу. Что у меня и получилось.

Бросаю всё оружие. И подхожу к портальному камню. Вот ключ. Отщёлкнуть здесь. Сдвинуть сюда. И он у меня в руках. Теперь вперёд. Времени на сомнения или мандраж нет. У меня лишь несколько секунд, пока портал открыт.

Новый мир, я иду!

Делаю шаг в слегка подрагивающую зеркальную поверхность.


Ничего нет. Пустота и какие-то пролетающие звёзды.

Но вот одна из них несётся прямо на меня. Меня сейчас раздавит, расплющит о её поверхность.

Но я делаю ещё шаг. И схожу с лежащего на какой-то странной поверхности портального камня.

«Ну, здравствуй, новый неизведанный мир», – думаю я.

И тут раздаётся странно знакомый звук. Звук боя.

«По крайней мере, я тут не один», – ухмыльнулся я и, оглядевшись, крадусь в сторону разгорающегося сражения.

Глава 3 Планета Ареана. Великий лес

Первые шаги и первые встречи

Хм. Две группы существ. Одни похожи на людей, по крайней мере с этого ракурса. Ближе к месту событий подбираться не стал.

Похоже, попали в окружение. Или их загнали в западню. Двадцать человек.

Хотя нет, скорее всего, их взяли на стоянке или привале. Видны кострища и разбросанные котелки.

Сгрудились, организовали оборону вокруг повозки. В неё запряжено какое-то странное животное, похожее на большую ящерицу с коротким хвостом. Оно, кстати, тоже прикрывает одно из направлений. Видимо, выдрессировано на нужную реакцию в похожей ситуации. Как у нас боевые рыцарские кони, которые бодали или кусали противника, или боевые слоны в Индии, подхватывающие на бивни или топчущие нападающих.

На повозке стоят лучники и ещё несколько человек, чьи действия не могу определить. Снизу повозку окружили воины. Но почему-то как те, что на повозке, так и другие, что внизу, сейчас вооружились мечами или чем-то похожим на копья, только наконечники там с двух концов. И это странно, ведь у лучников ещё есть стрелы в колчанах. Это заметно.

Непонятно. Отказываются от своего преимущества в дальнобойном оружии, тем более что и лучников у них гораздо больше, чему у нападающих. Это уравняло бы их шансы в этой битве. Странный выбор. Или этому есть какая-то причина?

Судя по тому, что раненых нет, бой только начался. Я услышал отзвуки первой стычки. Сошлись только несколько человек и пара нападающих монстров. Как раз успел к самой завязке.

Явно стараются уберечь тех, кто на повозке. Лучники – лишь последняя линия защиты. Они, судя по всему, слабее в ближнем бою, и намного. Сказывается вооружение и их доспехи.

Ладно, смотрим дальше.

Противостоят им другие существа, вроде какие-то гориллоподобные создания. Массивные. С виду очень сильные. Приму это за основу. Но и скорость впечатляет. Передвигаются как-то по-звериному плавно. На дикарей, несмотря на свой внешний звероподобный вид, не похожи. Их около тридцати, и ещё с противоположной стороны засели как минимум четверо или пятеро, точнее определить не смог, так как, кроме шевеления необычного подлеска, тех ничего не выдавало.

«Явно стараются скрыть своё присутствие, но группу людей в окружении держат в поле видимости», – догадался я.

На засадный отряд не похоже. Туда бы поместили лучников, хотя их и немного. А они сейчас с общей волной. И как и люди, их лучники тоже не используют своё дальнобойное оружие. Все гориллы вооружены большими двуручными мечами, секирами или чем-то напоминающим «утреннюю звезду». У них такого сильного перевеса в вооружении, как у людей, нет. Видимо, стрелки считаются лучниками лишь из-за наличия луков, а так вооружение, да и доспехи такие же, как и у всех остальных.

Как я уже заметил, все в доспехах, того или иного качества изготовления. На тех, что схожи с людьми, они получше и поизящнее, на гориллоподобных – более грубые, но не уверен, что менее качественные. Просто людям было бы неудобно двигаться и сражаться в такой защите.

Что ещё?

«Так, а это что за непонятная верёвка? – задался я вопросом и проследил за мелькнувшей на фоне одного тёмного ствола дерева тонкой струной. – Что за фигня такая?»

Как только я присматривался к ней, она становилась более чётко видимой, как бы проявлялась, как при проявке фотографий. Вот её нет – а вот я её чётко вижу.

Проследил её направление в оба конца. Один упёрся как раз в те самые кусты, где предположительно ещё кто-то сидел. А вот второй…

«Это что?» – заметил я подвешенный к этой веревке какой-то еле заметный купол.

Его раньше точно не было. Приглядевшись к нему, я увидел, как он, проявляясь, накрыл всю поляну, где находились как обороняющиеся, так и нападающие. Не подпадали под него только те, кто прятался в кустах. Ну и, собственно, я.

И как только проявился этот купол, сражающиеся на поляне стали… я не сказал бы, что заметны хуже, они были всё так же чётко и хорошо различимы, но сложилось такое впечатление, что смотрю я на них сквозь тончайшее стекло.

И кстати. Когда я стал рассматривать купол, то заметил ещё кое-что. Тонкая полупрозрачная плёнка окутывала практически любой предмет. Ну, вернее, у одних она была сильнее, у других слабее, но была везде. У людей и существ – значительно ярче, имела различные оттенки, даже внутри одного и того же поля (?) она имела области разного цвета. У тех непонятных людей, которые были вместе с лучниками, она была наиболее яркой, как и у тех существ, что засели в кустах.

Плюс такие же яркие поля (может, это и есть пресловутая аура) были ещё и на некоторых доспехах, оружии и чем-то надетом как на нападающих, так и на обороняющихся.

Всё. Данных для анализа уже предостаточно. А времени и так мало.

Причина, почему не используют луки внутри купола, предположительно понятна. Это сам купол. Остальное пока вторично.

Теперь решить: помогать или нет.

Установщик помех (этого самого купола) явно у одного из тех четверых, что в кустах. Не хотелось говорить о магии или чём-то похожем, но пока никаких иных выводов в голову не лезло. Да и портал, через который я пришёл, слишком мало напоминал техническое изделие. Вывод: пока маги (?) нападающих держат этот купол, то у обороняющихся нет никакого шанса.

Я видел две стычки. Если люди и превосходили противников в скорости и реакции, то этого было недостаточно. Особенно при таком численном перевесе. Защита совместно с силой этих горилл перевешивала все преимущества, которые давала людям их скорость.

Понять себе подобных было несколько проще, чем совершенно чуждых пока мне существ, да и особого выбора не было. Уверен, что если маги захотят, то обнаружат и меня, а значит, рано или поздно за мной будет погоня.

Никакого преимущества, по крайней мере видимого, у меня нет. С моим-то оружием против этих горилл уж точно пока делать нечего. А тут есть отряд, способный, если ему немного помочь, разрешить всю проблему и сам. Значит, нужно устранить ту единственную причину, которая не даёт им воспользоваться их преимуществом в луч никах.

Решено. Работаем.

Ползу по большому кругу. Перебежками перемещаться нельзя. Слишком много открытых участков. Странные здесь деревья и кусты. Больше похожи на какие-то огромные листья.

На поляне между тем уже шёл бой мечников и копейщиков с нападающими, и пока они сдерживают напор. Преимущества дают умело действующие копейщики. Они обеспечивают пока приемлемую дистанцию. Но это ненадолго, когда их выбьют, пойдёт сплошная свалка. И там будет играть решающую роль лишь сила, прочность доспехов и выносливость. Люди могут посоперничать или не уступить гориллам лишь по последнему пункту.

Хорошо. Я на месте. Кто тут у нас?

Хм. Это не гориллоподобные. Вернее, они, но значительно более миниатюрные. Ростом примерно с людей, но значительно шире моих соплеменников в плечах. Однако до своих собратьев они всё равно значительно не дотягивают.

Не зря, кстати, я сравнил их с гориллами, очень похожи были и вблизи.

Четверо. Сидят полукругом и смотрят в направлении поляны. Нить или полупрозрачная верёвка (я так и не решил, как её называть) тянется к самому мелкому. От остальных к нему идут похожие, но входят в тело, вернее, в это самое поле.

«Если я всё верно понимаю, – стал оценивать я увиденное, – то именно этот мелкий и есть источник возникновения поля, а трое других его лишь поддерживают и передают ему энергию, ну или что там требуется».

Значит, план действий такой. Мелкий, потом наиболее массивный. Их успею снять быстро и почти одновременно. Благо они оба рядом, слева от меня.

Дальше шаг за спины – и вторая двойка. Дать возможность встать им нельзя. Вооружены они не хуже своих собратьев. И уверен, что работать они с оружием умеют. Не те тут времена, чтобы таскать такие игрушки лишь для красивого вида. Только вот оружие у них, на мой взгляд, более качественное, или подогнанное под них. Особенно у мелкого. Ладно, с этим разберусь потом.

Ножи в руки. Качество не слишком хорошее, поэтому бить нужно в наименее защищенные места. В данном случае это шея. С наполовину отрубленной головой жить как-то проблематично.

А сейчас – пошёл!

Тихий и плавный приставной шаг вперёд и вдоль сидящих. Я был практически за их спинами. Двигаюсь как раз на их уровне. Не потребуется лишних движений.

Двойной удар с разлётом рук в разные стороны. Тут главное, чтобы клинки мягко соскользнули с позвонков в теле противников и их не заклинило. Удар страшный и производится обычно мечом, но если очень постараться, то можно ударить и ножами. И не очень эстетичный. Будет много крови.

Но вот чего-чего, а её меня Петрович отучил бояться самым коренным образом, заставляя работать на бойне. Нужно было, как он говорил, воспитывать характер.

Всё сделано идеально, мне показалось, даже чуть быстрее, чем я подобный удар отрабатывал на манекенах.

Ещё один плавный шаг вперёд. Тут нужно поторапливаться. Противники меня уже заметили, но это не важно, в этот раз чистота исполнения не так важна. Быстро и резко, чтобы успеть.

Один нож клинит, как я и предполагал. Второй в руке. Но зато я вижу, как на меня несётся ближайшая горилла с поляны с занесённой над головой секирой. Оставшийся клинок летит прямо ему в глаз. Старался подловить на шаге. Мне нельзя было промахиваться.

Так. Теперь срочно озаботиться новым оружием.

Передо мной труп мелкого. Перевязь с мечом снимать не стал, не было времени. Только вытащил меч и ещё один клинок, поменьше.

Быстро отступить за ближайшее дерево. Всё, для меня сражение закончилось. Ждём развязки. Люди теперь должны справиться. Я это прекрасно видел.

То, что странного поля, источником которого был мелкий маг (всё-таки это магия, как снял источник, поле мгновенно пропало), над поляной больше нет, все уже поняли. Как те, так и другие. Интересно, как?

Почему я догадался об этом? Просто вижу, что теперь начали работать лучники с повозки. Сейчас, по крайней мере, мне стало понятно, почему они так узкоспециализированы. Такой скорости стрельбы и точности я никогда не видел. Конечно, если не стрелял сам, но с луками мне работать не приходилось. Не было денег на хороший, а потому я работал только с тем, что было в арсенале Петровича, а там такого экзотического для наших краёв оружия не было.

Всего несколько секунд – и стрелки выбили всех лучников противника. Теперь передним осталось лишь сдерживать напор, всё остальное доделают стрелки.

Но я ошибся. Следующий, самый сильный удар пришёлся тоже с повозки, от одного из лучников, который отложил лук в сторону. Странная пелена поползла от него, она прошла сквозь ряды своих и потом мгновенно разлетелась в стороны. Я еле успел, как от ударной волны какой-то разрывной или звуковой гранаты, укрыться за стволом дерева, максимально вжавшись в него. И правильно сделал. Так как эта пелена сомкнулась аккурат за моей спиной.

Выглядываю. Лучники добивают нескольких стоящих на ногах. Что я заметил, так у всех, кто остался невредим, были какие-то светящиеся магической аурой (правильно?) предметы.

Теперь выдвинулись мечники и методично прошлись между лежащих перед ними врагами, добивая, как я понял, всех, кто свалился от удара этой самой пелены. После этого они вновь берут под контроль поляну, а с повозки между тем спускаются маги и несколько лучников. Трое остаются на ней и оглядывают окрестности. Все остальные же совершенно буднично начинают обыскивать лежащие на земле тела. В этом деле не участвуют только несколько человек. Один отдаёт приказы, тот самый лучник-маг, и другие маги.

Я же тихо подбираюсь к телам, лежащим здесь в кустах. Снимаю с них перевязи с оружием и убираю себе в сумку. Проверяю карманы – они были только у мелкого на одежде, у остальных всё хранилось в напоясных небольших сумках – и забираю все найденные мелкие предметы себе. Потом разберусь, что к чему. И тихо отползаю обратно.

Как раз вовремя. К телу того гориллы, что понёсся на меня, подошёл один из людей.

Э… про людей я сильно погорячился. Как минимум немного заостренные сверху уши у людей я точно не припомню. Ну и такой смазливости в парнях тоже. А это явно какой-то молодой парень, чуть постарше меня.

Между тем этот неизвестный неторопливо переворачивает тело. И вдруг резко присаживается к самой земле.

«Заметил мой нож», – нетрудно догадаться, что могло его так смутить и привлечь внимание.

– Мы не одни! – вдруг кричит он на странном певучем языке и начинает оглядывать окрестности.

«Я его понимаю?» – удивился я.

Лучники резко вскидывают оружие, готовясь к бою.

К тому эльфу (ведь натуральные же эльфы!), что обшаривал тело убитого мной противника, подходит другой. Тот, что отдавал приказы. Этот выглядит хоть и так же молодо, но, по-моему, он значительно старше, может, из-за его более наполненной ауры. Хотя она и не так светится, как у магов или того непонятного лучника, но различных расцветок внутри себя имеет не меньше, чем у них.

Он всматривается в тело, а потом переводит взгляд на лес.

– Мы не враги, выходите. – Это произнесено на совершенно другом языке, но и его я прекрасно понимаю.

И что делать? Хотя вроде же сам решил, что надо подружиться с ними. Но вот выйду-ка я не под стрелы лучников. Так, по крайней мере, будет шанс, если что, скрыться в лесу.

Отползаю в сторону. И проползаю до того места, куда в первый раз и вышел, услышав отзвуки начавшегося боя.

Котомку за плечи. Закрепить. Оружие при таких лучниках будет только мешать. А потому – его на перевязь. Её, оказывается, можно было носить как на поясе, так и за спиной. Туда я её и успел закрепить. Так мне удобнее перемещаться. По крайней мере, сейчас. Хотя у большинства, как я видел, оружие висело на поясе. Туда я надел другую перевязь и вставил два трофейных ножа. Да и вообще сейчас у меня всё оружие было трофейным.

Ну, всё, готов к встрече.

Подкрадываюсь к дереву, поднимаюсь за ним, скрытый его стволом. И делаю небольшой тихий шаг в сторону. Выходя из тени дерева.

И как раз натыкаюсь на взгляд того самого лучника-мага.

Ага, как же, лучника. Лучницы! Удивлённо смотрящей на меня огромными глазами девушки.

Это эльфы. Сомнений в этом у меня теперь нет.

* * *

– Дядя, засада! – крикнула Селея, выскакивая из повозки.

Но было поздно. Щит подавления магии был уже установлен над местом их стоянки. И на поляну по одному стали выходить тарлоки. Значит, тут где-то ещё был и их сильный шаман или несколько шаманов.

– Огонь! – скомандовал уже собравшимся в центре поляны лучникам Керанос, её дядя по материнской линии.

Но происходит странное. Стрелы опадают, отлетев всего на метр от стрелка.

– Элементаль воздуха, – ворчит Керанос и, повернувшись к племяннице, добавляет: – С ними шаман.

– Я знаю, – отвечает та, – над нами установили щит подавления магии, так что мы вам мало чем поможем.

– Плохо, – спокойно качает он головой.

Именно за его спокойствие и рассудительность её дядю и отправили главным с их буйной группой молодёжи. Он должен был быть их куратором и одновременно смотрителем при Академии магии в империи Ларгот. Часть молодёжи должна стать рейнджерами, остальные – магами.

Все подруги Селеи сильные маги жизни. Этим они и должны были заниматься. Её же дорога лежала или на боевой факультет, или к тёмным. Но она предпочла бы первых. Однако тут как покажет распределение или, вернее, артефакт распределения.

Правда, сейчас об этом можно забыть. Они вляпались. Как их наблюдатель пропустил отряд тарлоков, подобравшийся так близко, она не понимала. Единственным объяснением было то, что им как-то помогли шаманы.

А на поляну между тем выходят всё новые и новые враги.

– Все к повозке! – отдал приказ Керанос. – Маги и лучники наверх, остальным перегруппироваться и занять круговую оборону внизу у бортов! Копейщики, постарайтесь распределиться более равномерно. – Немного помолчав, он добавил: – Только на вас вся надежда.

Но Селея прекрасно видела, что надежды особой-то и нет. Без магии, без лучников они не продержатся и получаса. Однако ничего говорить не стала. Зачем пугать девочек, так у них есть хотя бы надежда. А по глазам парней она и так видела, что они прекрасно понимают, каково их настоящее положение.

Девчонки ещё не догадывались, что если не произойдёт чуда, то их убьют последние оставшиеся в живых бойцы. Иначе их ждёт судьба гораздо худшая, чем смерть. Ведь тарлоки не просто так напали на их отряд. Им определённо что-то нужно.

Мужчины будут сражаться до последнего. Значит, целью не могли быть они. Никаких особых сокровищ их отряд с собою не вёз. Разве что немного денег, но это не стоит тех усилий, чтобы подготовить такую хорошо спланированную засаду. Получается, целью были или маги, или девушки. А в данном случае это одно и то же, так как маги-мужчины, так же как и все остальные, будут сражаться до конца.

Им ещё повезло, что это был простой привал. И все они остались вооружены и в доспехах. Было бы гораздо хуже, если бы тарлоки напали на них ночью.

Хотя тут только глупец надолго расстаётся с доспехами и оружием.

У них был небольшой, практически нереальный шанс продержаться подольше, и тогда шаман, если он у напавших на них тарлоков один, просто не сможет поддерживать столь мощное поле очень долго. Но если шаманов несколько и они связаны цепью передачи сил, то у них никакого шанса.

Плюс этот проклятый элементаль, заключённый внутри щита. Ему отсюда не вырваться.

Шаманам или шаману даже делать ничего не нужно. Он сам за них или за него всё сделает. Нарушит полёт стрел или просто не даст воспользоваться стрелковым или метательным оружием. Очень грамотная ловушка.

Девушка никогда не слышала, чтобы тарлоки действовали подобным образом. Тут чувствуется рука кого-то более хитрого и сообразительного. И Селея могла поклясться, что кроме Ирийского царства в этом никто не заинтересован. Тем более у них в княжестве давно ходили слухи, что ирийцы очень интересуются эльфарами и их магией. Да и против её соплеменниц возражать не будут. В этом она была уверена не меньше. Так что девушек, в том числе и её саму, оставлять в живых нельзя.

И вот все тарлоки выбрались на поляну. Тридцать особей. Все бойцы. И знают, что луки бесполезны. Но для них ближний бой – это родная стихия. Идут рассредоточенно. Явно опытные воины.

Селея приготовилась к поединку. Лук убрала за спину. Взяла один из мечей дяди, что он оставил для неё. Хотя Селея и не слишком хороший мечник, но гораздо лучше многих, стоящих сейчас рядом с ней, правда, до дяди или её старшего брата Экоса, мечты многих её подруг, который сейчас прикрывал девушек со спины, ей далеко.

Вот и первые стычки. Короткие и быстрые. Тарлоки прощупывают их оборону и выискивают наиболее уязвимые участки.

Пока её соплеменники сдерживают напор, но это ненадолго. Им повезло, что дядя настоял на том, чтобы стандартный комплект вооружения некоторых рейнджеров укомплектовали ещё и эльфарскими копьями. Теперь они держались только благодаря им.

Копейщики оказались неожиданностью для нападающих.

Селея с напряжением сжимает рукоять меча. Нет в ней той расслабленности, что в её дяде или брате. Керанос так вообще всегда спокоен. Даже сейчас, когда глядит в глаза смерти. Она уверена, что и умрёт он с таким же непоколебимым спокойствием.

Девушка уже хотела спрыгнуть с повозки, чтобы прикрыть образовавшуюся в линии защитников брешь, как в неё хлынул поток силы. Сначала Селея не поняла, что произошло, и только потом до неё дошло. Щита подавления магии, а следовательно, и элементаля воздуха больше нет.

– Лучники, огонь! – резко отдаёт она команду.

И собственным примером, выхватывая лук из тула и накладывая стрелу, показывает, что нужно делать.

Выстрел. Выстрел.

Всё, у противника стрелков нет. Те, кто находился на повозке, пока в безопасности, основную угрозу для них стрелки устранили. Мечники и копейщики сдерживают остальных тарлаков.

Поняв это, Селея отбрасывает лук в сторону. Пора действовать дальше. Вот теперь они поймут, почему именно её, эльфарку, должны отправить на боевой факультет. И, входя в медитативный транс, начинает воспроизводить заклинание.

– Всем прижаться к повозке, – тихо и спокойно произносит она.

Волноваться и терять сосредоточенность ей нельзя, отсюда и полное спокойствие и расслабленность. А потому и достаточно тихий голос.

Но её услышали, и дядя громко продублировал её приказ.

А потом Селея в своём сознании воспроизводит сложнейшее плетение «Пелена поглощения сил». Чем оно хорошо – это заклинание массового воздействия. Задав радиус работы плетения, Селея активирует его.

Всё, участь тарлоков решена. Они как подкошенные валятся на землю. Лишь у нескольких были защитные амулеты, способные противостоять магии тьмы и смерти. Но их быстро добили лучники, стоящие на повозке.

Ну а дальше мечники, пока противник не пришёл в себя и не восстановил силы, разбежались среди них и быстро добили. Сработали парни, как их и учили. Чётко и точно.

Вот теперь можно вздохнуть спокойно. Хотя тут где-то недалеко должен быть ещё шаман. Но он, судя по всему, без сознания, коль щит так резко спал. Найдём его позже.

Все начали спускаться с повозки. Парни по боевой традиции пошли собирать трофеи. Хотя что ценного, кроме относительно неплохого оружия, можно найти у этих дикарей? Тем более их отряду это было особо и не нужно, но они почему-то всегда это делали. Да и похвастаться подобными игрушками, как Селея знала, парни любили. Особенно перед ними, девушками. И многим её подругам подобное нравилось, но сама Селея не видела в этом ничего необычного.

Правда, дядя не потерял головы от эйфории победы, он-то был не желторотый юнец, и поэтому хоть сейчас они и были в относительной безопасности, но троих лучников приказал оставить в дозоре.

– Что скажешь? – спросил подошедший к ней Керанос.

– Видимо, нам повезло, и шаман был всего один. И он очень переоценил свои силы. Загнать, а потом и удерживать тут элементаль и поддерживать работу щита подавления он одновременно не смог. – Немного подумав, Селея прищурилась: – Он где-то тут, в окрестностях должен быть, скорее всего, недалеко от поляны.

Дядя медленно кивнул, собираясь что-то ответить. Но их всех отвлёк голос её брата. Экос как раз проверял одного из последних тарлаков и закричал:

– Мы тут не одни! – И настороженно посмотрел в сторону леса напротив него.

«Заметил шамана?» – подумала девушка, проверяя окрестности.

Но с той стороны, куда смотрел её брат, существ, наделённых достаточно сильной и развитой магической аурой, способных создать и поддерживать такой мощный барьер хотя бы те несколько минут, что длился бой, она не обнаружила.

«Странно», – нахмурилась она и посмотрела на подошедшего к трупу Кераноса.

Тот что-то рассматривал у своих ног. А потом, так же как и Экос, внимательно посмотрел в сторону леса, произнёс на общеимперском:

– Мы не враги, выходите, – и стал ждать хоть какой-то реакции.

Но ничего не происходило.

Однако через некоторое время Селею что-то заставило резко обернуться назад, в другую сторону леса.

– Керанос, – позвала она дядю, смотря на неизвестного.

Молодой хуман или чел, как их ещё называли. Соломенного цвета волосы. Похож на северянина. Одет скромно, даже, можно сказать, бедно. Лицо обычное, ничем не примечательное. Оружие какое-то есть, но его не рассмотреть. Руки свободны. Видимо, старается показать мирные намерения. А вот доспехов на нём никаких не было. Только какая-то холщовая куртка.

«И правда, не богат. Даже на простенькие доспехи не смог наскрести. Похоже, сирота из аристократов северян, иначе был бы не один». Других людей она не чувствовала.

Как говорил её отец, «они хоть и бедны, но оружие своё никогда никому не продадут и передают его по наследству».

Она вновь посмотрела на парня.

«И этот такой же, сам одет как оборванец, даже обуви нормальной нет, – заметила Селея отсутствие сапог у этого хумана, – но оружие бережёт. – И вновь оглядела того с ног до головы. – Похоже, идёт в столицу, надеясь на лучшую долю. Хотя, судя по всему, и терять-то ему особо нечего», – решила девушка.

Что он забыл на лесном тракте, ей было не понятно, может, надеется что-то найти по дороге? Денег, похоже, у него тоже кирот[1] наплакал.

В этот момент к ней подошли дядя и Экос.

– Он у края поляны, – кивнула Селия на хумана.

Тот же с интересом и даже каким-то любопытством рассматривал их.

«Что, он эльфар никогда не видел?!» – возмутилась девушка.

А приглядевшись, поняла: на мужчин этот наглый хуман и особого-то внимания не обратил, а смотрел в основном на неё. Вернее, даже не так. Он смотрел на её уши. Только теперь это дошло до девушки. Что было чуть ли не личным оскорблением у них на родине. Смотри куда угодно, хоть на грудь пялься, но не на кончики ушей! Это почти как называть их длинноухими.

– Спокойно, – остановил её дядя, он тоже заметил направление взгляда парня, – он, похоже, не знает наших обычаев. Если откуда-нибудь с границы, то это вполне возможно.

Но девушка уже закипела и не слушала его.

Керанос же обратился к этому тупому северянину, что даже не перевёл взгляд на говорившего с ним.

– Спасибо за помощь, – сказал он на общеимперском. Тот наконец оторвал свои глаза от ушей Селеи и медленно кивнул.

– Мы бы хотели отблагодарить тебя, – продолжил Керанос, хотя Селея лучше прострелила бы этому упёртому северянину голову.

Он опять пялился на неё, хорошо хоть не на уши. А ведь она специально отошла за спину брата, чтобы этот чел на неё не смотрел. Но взгляд того будто прилип к ней.

Её же дядя развернулся и подошёл к повозке. Открыл один из сундуков и взял кошель.

У Селеи глаза полезли на лоб.

«Да там не меньше сотни золотых!»

Однако Керанос всегда славился своей честностью и справедливостью, а этот чел, судя по всему, помог им, даже не зная, победят они в схватке или нет. А такое всегда следовало вознаграждать.

Но его поведение взбесило Селею. Она даже не понимала, что на неё нашло. Хотя сейчас парень больше не смотрел на неё, а спокойно стоял там же, где и вышел из леса. Селея же выхватила у проходившего мимо неё Кераноса кошель и, сделав пару шагов, бросила его под ноги этому хуману со словами:

– Хотя бы сапоги новые купишь.

Тот сначала ничего не понял, потом опустил взгляд и посмотрел на свою обувь. Спокойно пожал плечами и сделал шаг к кошельку, который от броска развязался. Чел ногой поворошил выпавшие из него монеты. Взглянул на девушку и молча прошёл через поляну, под удивлённые взгляды всего их отряда, к тому трупу, который обнаружил Экос.

Хуман вытащил из него свой нож. Всё так же спокойно вытер его об одежду убитого. Вставил в какие-то совершенно простецкие деревянные, судя по всему, ножны и пошёл обратно.

«Сейчас», – мысленно усмехнулась Селея, глядя на него.

Она до безумия хотела, чтобы этот наглец стал ползать перед ней на коленях и собирать у её ног эти самые золотые кругляши. Девушка не понимала, чем он её так бесит. Он с первых мгновений заставил думать о нём, и поэтому она ненавидела себя и его за это.

Однако она ошиблась. Он подошёл к ней.

Оказалось, что для чела он достаточно высок, даже чуть выше её.

Откуда-то из внутреннего кармана своей дешёвой куртки он достал небольшое колечко. Посмотрел на него, потом, усмехнувшись, взглянул ей прямо в глаза и, протянув руку, уронил его Селее под ноги. А затем развернулся и ушёл в лес, через пару мгновений скрывшись за деревьями.

* * *

Знакомство с обитателями этого мира прошло несколько не так, как я мыслил. Нельзя быть такой красивой и необычной, что от тебя даже взгляд оторвать не получается. Но девушка, по-видимому, просто об этом не знала. И поэтому была именно такой. Это всё и испортило.

Похоже, это моё назойливое внимание к её персоне и взбесило эльфийку. Но как я себя ни заставлял не смотреть на неё, всё равно не мог оторвать глаз.

Судя по всему, об их высокомерии не зря ходят легенды, ну, или это женская натура и некоторая стервозность.

Мужчина-эльф, явно командир их отряда, видимо, хотел как-то отблагодарить меня за помощь, но эта красавица выхватила у него кошелёк из рук и швырнула его мне под ноги. Да ещё при этом так презрительно посмотрела на меня, будто я какой-то навозный жук и находиться должен в соответствующем месте. И чем ей, интересно, не понравились мои мокасины? Вполне удобная обувь. Тем более и другой-то у меня не было. Да и ладно.

Для интереса подошёл посмотреть, как хоть выглядят местные деньги. Оказались золотые кругляши. Петрович был прав: вечная валюта.

Потом я прошёл через поляну и забрал свой нож, что торчал в трупе. Хоть какая-то память о Нилыче. Вытер его об одежду трупа и убрал в ножны. Второй решил не забирать. Не знаю почему. Это моя дань этому миру. Пусть будет так.

После хотел вернуться за кошелем. Но, посмотрев на презрительный взгляд и какое-то превосходство этой необычной и сказочной красавицы, изменил своё решение. Обойдусь без этих денег, всё равно мне их обменная стоимость неизвестна. Вместо этого я подошёл практически вплотную к девушке.

Остальные даже не лезли в наш с нею своеобразный спор. Или это у них в порядке вещей, или и здесь есть какие-то свои правила и законы?

Я вспомнил об одном симпатичном колечке с изображением пушистой лисички с зелёными изумрудами в виде глазок, которое случайно выпало, когда я отдавал остальные подарки Анюте.

«Глаза точно такого же цвета, как и у этой красавицы!» – восхитился я, взглянув в глаза девушки.

А потому без особого сожаления протянул его, но вместо того, чтобы отдать, уронил к её ногам.

Вот именно это выражение на её лице я и хотел увидеть.

После чего развернулся и ушёл в лес. От них мне особо ничего и не нужно. Не убили, и ладно. Не думаю, что мы ещё раз встретимся.

Направление своего дальнейшего движения я узнал по их следам. А дорога была одна. Пойду туда же, не просто же так они туда шли. Может, и мне в ту сторону нужно.

А из этой потасовки я сделал два важных вывода. Первый: я их понимал. И второй: у меня, похоже, есть небольшие магические способности.


– Он, он… – Селея стояла и в бешенстве смотрела на то место, где скрылся в лесу этот дикарь.

– Лэр! – крикнул один из следопытов. – Идите сюда, мы нашли кое-что.

Стоящий рядом с девушкой дядя лишь молча покачал головой, глядя на неё, потом развернулся и подошёл к тем бойцам, что его позвали. С дядей отошёл и Экос, насмешливо поглядывая на сестру.

– Что у вас? – спросил Керанос.

– Посмотрите сюда, – кивнул один из них на кусты.

Через несколько секунд дядя вернулся к девушке.

– Селея, идём, я хочу, чтобы ты на это взглянула. – И потянул её за собой.

Но та практически ничего не соображала. У неё в сознании был только насмешливый взгляд этого дикаря.

– Селея, – наконец услышала она обращённый к ней голос, – посмотри.

И только тут она поняла, что стоит в подлеске, а перед ней лежат четыре тела.

– И что? – спросила она, всё ещё думая о своём.

– Соберись, – строго сказал ей Керанос, – и посмотри на этих тарлоков.

Селея наконец отбросила мысли об этом тупом дикаре и взглянула на трупы.

– Верховный шаман! – поражённо произнесла она. – И три старших. Но как?! – посмотрела она на своего дядю. Даже один верховный шаман мог поддерживать поле сколько угодно времени, а тут их четверо. – Я не понимаю. – И она перевела взгляд снова на тела, а потом на поляну.

– А ты взгляни на это, – Экос указал ей на шею одного из старших шаманов, – ничего не напоминает?

– Как у северянина? – тихо спросила девушка.

– Я уверен в этом, по крайней мере, у того, что я видел в теле того тарлока, – он указал на поляну, – и у этого ножа рукояти одинаковые.

– Так, получается, не было никакой случайности. Это он убил шаманов, и после этого щит подавления магии спал.

– Только что дошло? – хмыкнул её братец. – А ты в него кошельками швырялась.

Керанос же, нахмурившись, вполне серьёзно сказал:

– Ты его оскорбила, и он в ответ сделал то же самое, но на свой манер. – Он немного помолчал, над чем-то раздумывая. – Идём. – Выйдя на поляну, он скомандовал остальному отряду: – Там ещё четверо, обыщите.

Бойцы пошли выполнять его приказ. А Керанос направился к тому месту, где этот непонятный чел бросил кольцо. Осмотрелся, заметил его и поднял.

– Ничего себе… – пробормотал он и протянул его сначала Экосу и только потом дал посмотреть Селее. – Что скажете?

И девушка, и её брат лишь пожали плечами.

Тогда Керанос, вздохнув и посмотрев на них, начал пояснять:

– Вероятно, это самая дорогая вещь, которая у него была. Видимо, обручальное кольцо его матери. Семейная реликвия. Очень дорогая. Я, конечно, не уверен, но это или изделие подгорных мастеров, или вообще работа древних.

– Что?! – поразился Экос. – Да у нас даже у князя такого нет!

– Этот парнишка посчитал твоё поведение настолько оскорбительным для себя, – сказал более опытный эльфар, обращаясь к своей племяннице, – что решил показать, насколько ты ошибалась в своих словах. Он просто взял и бросил перед тобой кольцо, стоимость которого превышает не одну тысячу золотых. Видимо, твой намёк на его финансовое состояние ударил его в одно из самых больных мест. Не у всех есть деньги, ты это должна понимать, но у всех есть честь. Просто некоторые следуют её зову, а некоторые предпочитают о ней забыть. У этого она, похоже, есть. И он прекрасно помнит о ней. – И дядя протянул девушке кольцо. – Если ты его оставишь здесь, это будет ещё большим оскорблением для того, кто спас нас и даже ничего не попросил за это. Вернёшь ему при следующей встрече, если такая когда-нибудь произойдёт, и извинишься!

Селея стояла, опустив голову.

– Простите. Я не думала об этом, – тихо произнесла она. – Но и он оскорбил меня, – вспомнила девушка, с чего всё началось.

– Вот и объяснишь ему, в чём была его ошибка, чтобы он больше не совершал подобных, – сказал её дядя, усмехнувшись.

– Да, – склонила она голову ещё больше, а потом хотела надеть кольцо на палец, чтобы не потерять.

– Ты чего? – остановил её Керанос. – Не слышала, что я сказал? Это обручальное кольцо. Думай, что делаешь.

Девушка удивлённо повертела в пальцах украшение.

«Что это со мной, чуть такую глупость не совершила!»

Она сняла с шеи цепочку и надела на неё кольцо, теперь оно висело рядом с защитным амулетом.

«Странное соседство, – обратила на это внимание Селея, – ведь и этот непутёвый хуман нас вроде как защитил и спас». – И она вновь посмотрела на кольцо.

– Ладно, хватит тут прохлаждаться, – дядя махнул рукой, – нам ещё несколько дней пути до границы империи Ларгот. Там нас должны встретить с пегасами, и в столицу уже мы доберёмся буквально за день.

Все достаточно быстро собрались. Раненых девушки, маги жизни, уже подлечили. И отряд двинулся дальше по тракту.

Никто не заметил, как на то место, где только что был разбит лагерь, из леса выскользнула незаметная фигура. Подошла к тому месту, где были разбросаны так и не собранные золотые, и, наклонившись, сложила их в кошелёк.

– Чего добру пропадать, – произнёс тот самый северянин, а потом опять скрылся в лесу.

Караван с севера
Третий день на лесном тракте

– Капитан, там какой-то чел у дороги сидит, – подскакал молодой наёмник к Рехару.

– И что? – спросил тот.

– Так странно это, – начал пояснять дозорный из переднего разъезда, – один, на тракте, практически не вооружён.

– Может, маг?

– Не похож. Больше на северянина смахивает.

– Так ты же сказал, не вооружён.

– Ну, я имел в виду, что брони нет, а оружие при нём. Да и по одёжке… Да вы сами посмотрите!

– Понятно, – кивнул капитан. – Ну, пойдём, посмотрим на твоего чела.

И оба двинулись вперёд. Чуть дальше их поджидал остальной передний дозорный отряд.

И правда, на каком-то камне у тракта сидел спокойный молодой парень и смотрел на приближающийся боевой дозор из пяти вооружённых челов.

– Точно северянин, – прокомментировал старый, опытный сержант поведение встреченного паренька. – Тем всё равно, сколько перед ними врагов. Смерть-то всего одна. Так они считают.

И они с капитаном подъехали к юноше.

– Эй, путник, чего тут сидишь? Ждёшь кого или караулишь?

Тот поднял на них свои равнодушные глаза и просто ответил:

– Отдыхаю. А вот вас где-то через милю поджидают. Очень большой отряд. Так что приготовились бы вы, – и кивнул на беспечно едущий отряд.

Потом спокойно поднялся и под изумлённые взгляды развернулся и скрылся в лесу.

– Это что сейчас было? – несколько оторопело спросил капитан у старого вояки рядом.

– Ну, я так понял, он нас предупредил. И на этом посчитал своё дело сделанным, – пожав плечами, ответил сержант и посмотрел на расслабившихся за время спокойного пути бойцов.

– Не считаешь, что хорошо бы приготовиться к встрече? – спросил у него капитан.

– Хуже-то от этого точно не будет, – кивнул тот.

А через час сорок они благодарили так вовремя попавшегося им по дороге северянина с волосами соломенного цвета.

Глава 4 Планета Ареана. Великий лес. Граница Империи Ларгот и Великого леса

Третий день

– И что это у нас такое? – посмотрел я на какое-то непонятное шевеление у тракта, вдоль которого я шёл по лесу.


Предыдущие дни моего короткого путешествия прошли спокойно, если не считать пары стычек с местным зверьём. Но потом я научился расходиться с ним миром, стараясь не попадаться ему на глаза. Было достаточно заметить их заранее и уйти с их пути или в сторону тракта, или дальше в лес. И как только я покидал зону их охотничьих угодий или некий их ареал обитания, то они или переставали преследовать меня, или в принципе не обращали на меня внимания.

А так всё было нормально.

Параллельно я изучал этот мир, ну, вернее, ту его часть, что значительно отличала его от нашего.

То, что в этом мире есть магия, я воспринял спокойно. Тем более и кое-какие явно магические способности появились у меня самого. Например, это моё видение, когда я хотел что-то рассмотреть. Оно очень помогало при движении по лесу. Теперь я всегда знал, кто или что есть поблизости. Это преимущество и давало мне избегать большинства встреч со зверями, хотя некоторых, особо упорных, пришлось немного поучить. Ведь это базовые инстинкты любого хищника: убегает – значит, добыча. Поэтому дальше я уже просто уходил, стараясь особо не наглеть, и не приближался к ним.

Правда, для того, чтобы видение работало постоянно, мне всё время нужно было поддерживать в себе желание рассмотреть что-то. Но я к этому привык уже практически через день.

В первый же день и произошли основные стычки со зверями, благо у тракта их было не очень много.

Ну а потом всё пошло гораздо легче. Когда я что-то замечал, то сосредотачивался на этом и старался рассмотреть внимательнее. И тогда узнавал ещё больше подробностей, чем даже раньше. Подобный способ не очень напрягал меня при движении, а когда я с ним достаточно освоился, так ещё и оказался выгоден.

Это мир магии. И путешествие по лесу это прекрасно показало. Животные, растения, камни, ветки, различный мелкий мусор – во всём этом иногда можно было заметить сильное магическое начало.

И так как мне рано или поздно придётся устраиваться в этом мире, то нужно будет с чего-то начинать. А там, где есть маги, сам встретил как минимум нескольких таких, по определению есть и те, кого заинтересует такой товар. Поэтому я, не особо углубляясь в лес, шёл вдоль тракта и собирал всё, что мне казалось интересным. Если в итоге это всё действительно окажется мусором, то просто выброшу, благо никакого особого труда с моей стороны это собирательство не требовало. Знай контролируй пространство вокруг да проверяй интересные места.

Однако логика подсказывала, что большинство предметов будут иметь определённую ценность. Особенно различные камни. Даже у меня самого теперь в котомке есть талисманы, или амулеты, как правильно они называются, не знаю, которые я снял с трупов шаманов. И по крайней мере в одном из них был точно такой же камешек, что я уже нашёл здесь. Драгоценные они или нет, не знаю, я на взгляд смогу отличить очень немногие из них, но то, что их использовали для создания магических предметов, говорит об их некоторой ценности, а это уже что-то.

Как я понимаю и помню из прочитанных в детстве книг, магия, а её в этом мире можно приравнять к высоким технологиям в нашем мире и чему-то выделенному в отдельную полузакрытую сферу деятельности, очень дорогое удовольствие. А следовательно, и всё с ней связанное должно иметь определённую ценность. Поэтому в одну из напоясных сумочек, снятую, по-моему, всё с того же шамана, я и складывал все свои находки.

Кстати, сумочка оказалась несколько странной. Явно магический предмет, слишком уж неординарные свойства у неё были. Я поначалу подумал, что она совершенно пустая, так как была лёгкой и не слишком большой, но, открыв её, с удивлением увидел там порядка сотни золотых и несколько амулетов, которые отдавали магической аурой. Однако, закрыв её, ничего не почувствовал и не заметил. Вот и получалось, что ни её вес, ни внутренний объём не соответствовали внешнему виду.

Это натолкнуло меня на ещё одну мысль. Это сильнейшее средство маскировки своего присутствия. И хоть я сам не особо выделялся на общем фоне, но то, что я собрал, сияло, словно костёр во тьме. Однако если подобные магические предметы я прятал в эту небольшую сумочку, то меня, по крайней мере по ним, заметить было невозможно. А потому я все подобное добро положил в неё.

К сожалению, всё-таки сумочка была не безразмерной, и потому золото я вынужден был переложить в другую. И хоть веса за плечами прибавилось, но зато я стал менее заметен для окружающих.

Это и спасло меня несколько раз от встречи с хищниками, которые, похоже, именно по этому следу и шли.

И отсюда я сделал ещё один вполне логичный вывод.

Я ведь наверняка не один такой уникальный, да и остальные маги должны или обладать похожими способностями, или уметь как-то их заменять, ведь без этого в их профессии сложно было обойтись, да ещё, судя по всему, тут были и какие-то другие существа, животные и прочие, которые тоже должны уметь чувствовать магию.

Сам подобное несколько раз наблюдал, когда к тому или иному дереву или небольшому ручейку, обладающему особым магическим полем (или всё-таки аурой?) подходили животные и отдыхали там. Особенно меня это заинтересовало, когда я проследил за раненым хищником, который выбрал для отлёжки небольшую полянку, посреди которой был очень яркий и сильный канал (?) энергии зелёного цвета, бьющий прямо из-под земли.

Но что ещё более интересно. В таких местах, как и на водопое в засуху в пустыне, хищники не нападали на других животных. Это наблюдение мне понравилось, и я постарался использовать именно такие места для отдыха и ночлега.

Как-то именно из-за этого произошёл очень забавный случай, я бы даже посмеялся, если бы, конечно, чуть себе в штаны от страха не наложил тогда.

Просыпаюсь я под таким вот деревом, а напротив моего лица, чуть ли не упираясь в него, лежит огромная клыкастая морда зверя, раз в пять превышающего меня в размерах. И молча смотрит на меня грустным взглядом. Наверное, сожалеет, что съесть не может.

Вот тогда я и понял, что, во-первых, мои наблюдения верны, а во-вторых, без магии с таким оружием, что было у меня в руках, тут делать нечего. Такую огромную образину я даже не представляю, чем завалить можно. Но после той встречи я с ещё большей осторожностью стал пробираться по лесу. Правда, больше подобных встреч не было, но это ничего не меняло, мне хватило и одной.

Но именно отдыхая у таких источников энергии, я заметил и ещё одну странность, но уже связанную непосредственно со мной и другими зверями, бывшими там. Особенно хорошо это было заметно по отношению к тому монстру и ко мне.

Все животные, находясь в таких местах, будто подзаряжались, наполняясь энергией. Их поле начинало светиться значительно ярче. При этом от них к самому источнику выстраивался небольшой виртуальный канал, через который, как я понимаю, и перетекала энергия. И чем сильнее был магический потенциал животного, тем шире устанавливался этот самый канал и тем ярче в итоге светилось поле самого существа.

Так было и с тем огромным монстром. Канал между ним и источником установился сантиметров в двадцать в диаметре. Да и энергии он перегонял великое множество, даже этот самый источник стал менее ярко светиться.

Только вот со мной всё было не так.

Во-первых, я видел, что у животных каналы не меняются. Если он маленький, он такой и есть. Я тогда думал, до встречи с монстром на поляне, что они и у всех остальных такие. И у меня был примерно такой же. Но когда я увидел эту образину и его канал, то с удивлением осознал, что и их диаметр может быть различен. И просто для интереса захотел закачать больше энергии. И мой канал стал расширяться. Вот он десять сантиметров, двадцать, как у монстра, тридцать, сорок. Может, он бы рос и дальше, но источник иссяк.

Образина посмотрела на меня как на полного идиота. И это неразумная тварь? Да ни в жизнь не поверю! После чего спокойно поднялась и утопала в лес.

Я же с удивлением понял, что и источники не вечны. Правда, какой-то маленький ручеёк энергии всё ещё бежал, но он был мизерный, даже меньше, чем мой первоначальный канал.

«Возможно, со временем восстановится, – подумал я и хотел уже идти дальше, как опомнился: – А что с моим полем?»

Тот монстр светился так, что его ауру я до сих пор видел сквозь лес.

Но тут и выплыло во-вторых. Моё собственное поле осталось совершенно без изменений. Как было еле видимым, так им и осталось. Что это могло означать, я не понимал.

Вывод был только один. Местные накапливают энергию в своём поле, и поэтому с её пополнением оно становится более заметным и ярким, я же её перегоняю непонятно куда. Но где находится это самое «куда», мне было неизвестно.

Если я хочу разобраться со всем этим, нужно найти сведущего во всех этих делах человека. И как я понимаю, коль тут есть маги и их достаточно много, то их кто-то и чему-то должен учить. Не самоучки же они все.

Я помню то заклинание, что применила эльфийка, такое самому придумать сложно, не зная хоть каких-то основ и общих правил работы с магией. А потому мне нужно попасть туда, где я смогу во всём этом разобраться.

Вот и хоть какая-то цель, кроме простого выживания и попытки вписаться в общество. Так интереснее и правильнее.

Но опять же, на это нужны деньги. Если это какое-то учебное заведение, то, уверен, к дешёвым оно точно не относится. А поэтому я ещё более внимательно стал вглядываться в окружающее меня пространство и вернулся к магическому собирательству.

И как выяснилось, у самого тракта подобных магических находок практически не было, наверное, всё уже было собрано до меня, и потому я отошёл немного дальше в лес. Там нужных мне предметов встречалось значительно больше.

Так я и путешествовал.

Единственная проблема была с едой. Но тут, как говорится, пришлось действовать, как в книгах по выживанию, и есть то, что едят местные. За одним исключением. Всё магическое я сразу отбрасывал в сторону и вообще старался не охотиться на магических зверей, не зная, что от них можно ожидать. Но таких почти и не было. Так что я ел то, что и все остальные хищники. Правда, тщательно потроша тушки и стараясь их хорошо прожаривать. Хорошо, что ещё в детстве Петрович научил разводить меня огонь без спичек, используя подручные средства, чем я и пользовался. Кремний и кресало, искры от стального клинка. Мне было чем вызвать тление сухого мха, а потом и раздуть небольшой огонёк.

Ну а где пить, мне показывали животные. Тут вообще никаких особых опасений не было.

Так прошли эти дни.


И вот сейчас что-то новенькое. Только благодаря тому, что я шёл не по тракту или его кромке, а немного дальше, замечаю какое-то мельтешение там и скопление живых существ.

Подбираюсь поближе.

Толпа вооружённых людей. Маскируются вдоль дороги. Вооружение разномастное. Пара командиров. Одна группа по эту сторону тракта, вторая по другую.

Где-то с той стороны дороги вижу ещё четыре фигуры, две ауры выделяются особенно ярко на общем фоне. Скорее всего, кто-то наделённый магическими способностями. Однако засада явно не на них, а на кого-то, кто должен проследовать по дороге.

Если я не ошибаюсь, это или бандиты, или разбойники. На борцов за идею и партизан они не очень похожи. Однако кто их, местных, знает. Но нужно проверить.

Подползаю ближе. И как подарок, прямо рядом со мной проходит какой-то бугай, оттаскивая за собой связанную девочку и старика. Вот за ними я и крадусь.

Видя это, понимаю: «Партизаны сразу отпадают, по крайней мере для меня». Не люблю, когда так обращаются с людьми и особенно с детьми.

Бугай притащил своих пленников в какой-то пологий овраг, посреди которого росло большое дерево, и начал привязывать их к нему.

Идеальное укрытие, подходит и для моих целей.

Нужен живой, значит, действуем, когда пойдёт обратно.

Тут есть хорошее место, выскочу, как чёрт из табакерки. Бугай даже отреагировать не успеет.

Отползаю немного назад и влезаю в какую-то каверну в земле. Жду. Проходит немного времени. Слышу шаги. Идёт. Вот они раздаются рядом со мной. Ещё несколько мгновений. Пора.

Встаю, широкая спина прямо передо мной, шаг – и нож у его горла.

– Тихо, – говорю я ему на ухо.

И медленно отступаю с ним в тот же овраг, из которого он вылез.

– Кто вы и на кого засада? – всё так же тихо спрашиваю я.

– Это люди графа Терана, – раздаётся голос от дерева.

Смотри-ка, а у девочки хороший слух.

Прекрасно, поговорим потом и с ними. Но сейчас мне важна другая информация.

– На кого засада? – повторно спрашиваю у графского человека.

Тот молчит.

Прижимаю нож к его шее и медленно веду, надрезая кожу.

– Там караван, с севера, – быстро начинает отвечать тот со страхом в голосе, да и голос-то какой-то писклявый, будто он привык визжать. – Везёт золото. Охрана большая. Но мы подготовились, у нас два мага в лесу (о, что я говорил, засада не на них, они её часть). С той стороны тракта, – бугай махнул рукой, – они должны блокировать их магов и их защитные артефакты.

– Спасибо, – благодарю я его и спокойно перерезаю горло.

Как только увидел в пленниках эту девочку, сразу решил, что они мне не нравятся и друзьями точно не станут. У меня всегда была стойкая антипатия к подобным личностям, ещё с детдома. Там иногда попадались те ещё сволочи, кто так обращается с женщинами, девушками и особенно девочками. И как это ни удивительно, не нравились они не только мне, и потому они и попадались. В прошедшем времени.

А тут у нас всё-таки простые бандиты, хотя и с гербом какого-то графа на спине.

– Сейчас я вас отвяжу и отведу подальше в лес, – говорю пленникам, – ждите меня. Я разберусь тут и вернусь, а потом поговорим. Продержитесь в лесу пару-тройку часов одни?

– Да, – уверенно кивает старик.

– Хорошо, – отвечаю и перерезаю верёвки.

Мы с ними отходим немного дальше в чащу. По дороге я поинтересовался, кто они.

Оказалось, дед и внучка ехали в столицу империи Ларгот по делам, решили срезать через этот тракт, так как сильно опаздывали. Оба, как я заметил, обладали магическими способностями.

Больше расспрашивать я пока не стал. Нужно было действовать.

– Вот, – оставляю я им два ножа и один меч тех горилл, – так на всякий случай. Но лучше постарайтесь не высовываться. Я вернусь.

Оставил я их в месте, где как раз и была зона безопасности, с источником, выпускающим зелёного цвета энергию. Там их тронуть не должны были.

Развернувшись, скрываюсь в лесу.

* * *

– Деда, – спросила девочка лет двенадцати у задумчиво смотрящего вслед исчезнувшему между стволов деревьев молодому челу старика, – как ты думаешь, кто он?

– А? – оторвался тот от своих мыслей. – Ты о чём?

– Ну, – девочка задумалась, – я о том, а он вообще кто? И что тут делает один?

– Не знаю, – честно признался старик. Он повернулся и показал рукой в направлении центра оврага, в котором они скрывались: – Посмотри туда магическим взглядом, как я тебя учил.

Девочка послушно повернулась в ту сторону.

– Ой! – воскликнула она, но потом испуганно зажала свой ротик ладошкой и уже почти шёпотом спросила: – Деда, там ведь источник жизни, да?

– Всё верно, – кивнул тот, – и я уверен, что этот хуман привёл нас именно сюда не просто так.

– Почему? – удивилась девочка.

– Потому, – ответил дед, – что в этом месте безопасно, по крайней мере, хищники тут на нас не нападут. В таких местах обычно делают стоянки охотники, искатели, эльфары и прочие, кто привык иметь дело с Великим лесом.

– Так он кто-то из них? – спросила любопытная девочка, но потом поправилась: – Конечно, я не эльфар имела в виду.

– Вряд ли. Те обычно гораздо лучше экипированы. Скорее он откуда-то с окраины империи. Просто умеет жить в лесу. Больше похож на северянина. Хотя они разные бывают. Поэтому вполне может быть и имперцем. Говорит чисто, без акцента. Видимо, просто ищет лучшей доли. Сама же видела, что одет он не слишком богато. Однако оружие у него хорошее.

И старик осмотрел меч, но вдруг резко почему-то приподнял его и пригляделся к лезвию, а потом вытащил нож, который заткнул за пояс. В следующую минуту попросил ещё и тот, что отдал девочке.

– Странно, – пробормотал он.

– Что? – спросила внучка.

– Это оружие тарлоков.

Та непонимающе посмотрела на деда.

Вспомнив, кто стоит перед ним и что его внучка никогда особо не интересовалась подобными вещами, он пояснил:

– Они не продают его нам, – и, взглянув вслед исчезнувшему в лесу парню, добавил: – Его можно только взять в бою. – И уже гораздо спокойнее сказал: – Так что он, скорее всего, северянин. Те могут пуститься искать приключения только с родовым мечом на поясе и пустой котомкой за спиной. Похоже на того, кто нам встретился. Так что неудивительно, что он шёл по этому тракту. С территории их королевств так гораздо ближе, особенно если он хочет успеть в империю к определённой дате.

Старик посмотрел на источник в центре оврага. Он не почувствовал большой силы в парнишке, но это не значило, что её нет. Просто, возможно, она мала.

– Деда, – позвала девочка, – ты хочешь сказать, что он идёт в Академию магии?

Девочка хоть и была мала по возрасту, но не по годам сообразительна, умна и талантлива. Именно поэтому они вместе и ехали в империю. А точнее, в Академию магии империи Ларгот. Хотя они и так поехали бы вместе, кроме старика у Деи никого не было.

Её дед был магом-артефактором, не очень сильным, но очень опытным и обладающим огромным багажом знаний. Поэтому его пригласили стать преподавателем на факультете артефакторики и рунологии в академии. Это предложение пришлось как раз кстати.

Во-первых, именно для этого факультета не требовалось иметь больших магических сил, а потому дед был неплохим кандидатом в преподаватели. А во-вторых, с его опытом и знаниями в этой сфере мог поспорить лишь единственный маг, который был деканом этого факультета, его старый друг, корнол Лениавес. Но, как слышал старик, он бесследно пропал пару недель назад. И с тех пор не объявлялся. Вот поэтому и пригласили его. И он согласился, но с одним условием.

И это условие сейчас стояло напротив и засыпало его вопросами.

Он попросил ректора позволить обучаться его внучке на том факультете, где будет преподавать и руководить сам старик. С её способностями и усидчивостью это будет не очень трудно. Зато к тому времени, когда ей придёт время поступать в академию на общих основаниях и у неё появится более широкий выбор специализаций, она будет уже вполне подготовленным магом-рунологом, об артефакторики дед не думал. Дея не была магом-универсалом, но зато остальные дисциплины она спокойно сможет вытянуть.

И ректор согласился.

Но вот как вышло.

На их небольшой караван напали бандиты. И если бы не северянин, то дед даже не знал, что бы с ними случилось. Хотя нет, он представлял, что ждало в таком случае его девочку, но даже думать не хотел об этом. И поэтому был крайне благодарен их нежданному спасителю, который опять куда-то исчез.

– Деда, там что-то происходит, – сказала Дея после полутора часов ожидания и показала рукой в направлении дороги.

И неудивительно. Даже здесь были слышны отзвуки битвы. Но кроме этого дед почувствовал и ещё кое-что. Маги активировали защитные плетения. А это значит, что ловушка не захлопнулась и те маги графа, которые должны были блокировать использование магической энергии караванными магами и их защитными артефактами, почему-то не справились со своей задачей.

И дед был полностью уверен, что точно знает причину этого: молодой северянин с волосами соломенного цвета.


Подобравшись к засевшим у окраины тракта бандитам, которые расположились с другой стороны дороги, я понял, что тихо магов снять не получится. Слишком близко сидят, чтобы видеть всё время друг друга, и слишком далеко, чтобы уничтожить их одновременно. К тому же у одного из них было какое-то странное поле. И логика подсказывала, что коль я мага прекрасно вижу, даже без своего видения, то это поле точно не маскирующее. А вот защитным оно вполне могло быть. Кроме того, они засели недалеко от основного отряда и те прекрасно услышат любой шум, который тут поднимется.

Что делать?

Есть какой-то караван. Его хотят захватить. По факту, мне не было никакого дела до тех, кто там едет. Но это как с теми эльфами на поляне. Я уже выбрал сторону.

Это теперь мой мир, и тут мне не нужно особо притворяться или скрываться, как у нас, когда каждого бандита и урода прикрывает толпа адвокатов и куча законов, написанных такими же, как и они сами, ублюдками.

Конечно, там не все такие, были и Петрович, и Лера, и Анюта, и Нилыч, и его пожилая сестра, бабка Агриппина. Но были и те, кто прикрывался законом, как ширмой, чтобы обделывать свои делишки. Такие, как тот генерал из ФСБ и его подручные или бандит Гоша-Борец.

И тут было, как везде. Есть граф. Вроде громкий титул. Но за ним явно скрывается какой-то простой разбойник с большой дороги.

Но есть и одно существенное отличие: тут я могу быть самим собой. Конечно, в разумных пределах. И если у меня есть шанс помочь, то почему этого не сделать? Тем более мне очень не нравятся те, кто так обращается с девочками, такими как внучка деда, что я встретил.

Об их дальнейшей судьбе было не сложно догадаться. У нас примерно для того же похищают как девочек, так и девушек. И перепродают. Профессия-то древняя и вечная, так же как и инстинкты мужиков, так что не думаю, что и тут обошлось без этого.

Надо соображать. Хорошо хоть, у охраны магов нет метательного или стрелкового оружия. Ножей я особо не опасался. Их бросок только на малом расстоянии действительно опасен, а чтобы его метнуть далеко и эффективно, требуется недюжинная подготовка и умения.

Но вот маги… Придётся рискнуть и снимать первым того, что с полем.

Хотя можно сделать проще. У меня-то проблем с метанием ножей нет. И сделать я это могу достаточно быстро. Таким образом, за пять секунд, а ровно столько мне и потребуется, я сниму незащищенного мага и их охранников. А потом займусь тем, на ком есть защита. И тут, как в любой физике, если её перегрузить, то она должна рано или поздно сдать. Но если её перегрузить капитально, интересно, тогда что? Удастся пробить сразу?

Петрович всегда говорил, что самое тяжелое, что может таскать с собой человек, – это он сам.

А что, если сделать то, что использовали воины Ганнибала (возможно, это были ассирийские воины, ведь именно они на тот момент считались лучшими убийцами-одиночками, которые к тому времени ассимилировались в Карфаген после завоевания ими Финикийского царства) в битве при Карфагене?

Когда римляне нападали на них, то они просто не могли пробить их доспехи своими мечами и копьями. И тогда они сделали следующее. К ногам они привязывали шипованные колодки и прыгали на тех сверху, используя в качестве шеста свои копья, ну или совершали подобные прыжки с различных возвышенностей. Ускорение плюс вес делали своё дело. Доспехи прошивались. Вот именно это и можно использовать.

Конечно, колодок у меня нет, но есть ножи. А распределение силы удара не слишком будет зависеть, ударю я ногами или руками, главное, не промахнуться.

Плюс я вижу стартовую площадку поблизости от мага в виде достаточно высокого дерева, его и нужно использовать. Забраться на него. И потом начать действовать.

Но нужно их отвлечь. Да и те, что у тракта, не должны обратить на происходящее здесь никакого внимания. А значит, мне нужна помощь. И лучшей помощью будет полностью переключить внимание всей банды на дорогу. Следовательно, мне нужен тот караван, о котором и говорил бугай. Пусть потрудятся немного ради своего же спасения.

На тракте
Спустя двадцать минут

Ну, вот и те, кого я жду.

Пятеро, но подходят всего двое. Вооружение у всех неплохое. Амуниция однотипная. Есть три мага, несколько артефактов, как и сказал бугай.

Наверное, и золото есть. Но особо оно мне не интересно. Никогда не страдал особым желанием захапать чужое. Но и своё никому готов отдать не был. Поэтому мы часто не сходились во мнении с некоторыми не слишком чистыми на руку личностями.

Правда, в последние два месяца моей жизни на Земле мне пришлось отойти от своих принципов. Иначе было нельзя. Но это было потом. А до этого я старался жить так, как велела мне моя совесть.

Детский дом
Восемь лет назад

– Слышь, мелкота, – обратился к худенькому невысокому пареньку Витька Жердяй, местный заправила и гроза всех малолеток, – ты чего-то совсем борзый стал, говорят, делиться не хочешь?

Пацанёнок даже ухом не повёл, как сидел и ел, так и продолжил.

– Слышь, я с тобой говорю, – сказал, багровея от злости, переросток, которого уже года три как должны были выпнуть из детского дома, но непонятно почему он всё ещё был здесь.

И, расталкивая остальных, не обращая внимания на то, что разбрасывает их еду, направился к тому самому пареньку. За ним двинулись его подпевалы из старших групп.

Все испуганно посмотрели на одиночку.

Хороший, в общем-то, парнишка. Тихий. Никого не трогает. Вечно сидит или за уроками в классе, или во дворе помогает сторожу. Тот его за это и подкармливает.

А тут прошёл слух, что парнишка где-то заработал денег, не украл, а именно заработал, и об этом прознал Жердяй. Уж он-то работать не любил, а потрясти мелкоту было для него любимым занятием. Особенно таких одиночек. Их потом и на счётчик можно поставить, и поизгаляться. Жердяй обожал чувствовать свою силу и безнаказанность, любил на таких вот безответных удары отрабатывать, показывая, какой он крутой боец.

И это знали все.

О девочках и говорить нечего. Им было ещё хуже.

Именно поэтому всегда и должен быть кто-то, кто сможет прикрыть тебя.

Так вот у этого мелкого белобрысого парня никого не было. Никогда не было.

И вот наступила расплата за это.

Но как это ни странно, того, похоже, это совершенно не волновало, он всё так же спокойно сидел и ел, не обращая ни на кого внимания.

Витьке осталось до него всего несколько шагов, когда парнишка приступил ко второму. Это взбесило местную грозу ещё больше. Он рванул вперёд. Шаг. Второй. Третий. И навис над столом. Наклонился.

А потом вдруг начал истошно орать.

Все испуганно посмотрели в его сторону. Никто ничего не может понять. Раздается только крик, плач и какое-то жалкое поскуливание Жердяя.

А потом из-за его тела появляется парнишка, держа в руках поднос.

– Он на вилку напоролся, – спокойно говорит он и несёт грязную посуду к мойке.

Через неделю Виталия Жердяева выставили из детского дома, наконец ознакомившись с его документами. Вопрос о том, почему он всё ещё обитал там, так и остался незакрытым. Но директор утверждала, что это какая-то ошибка или недосмотр.

Ну а Жердяй, оказалось, и правда по глупости, несясь на парня, не заметил, как тот поднимается с подносом в руках, и своим пахом наткнулся на выскочившую за его край вилку, и так неудачно, что после этого был госпитализирован. Голос с тех пор у него так и остался писклявым и звонким.

А парнишку с того случая никто больше не трогал. Слишком удачно наткнулся Жердяй на вилку. И в это мало кто верил. А тихий и спокойный мальчик пусть лучше таким и остаётся.

На тракте
Спустя двадцать минут

Два бойца на каких-то странных верховых животных, даже не знаю с чем их сравнить, вроде и волки, но высокие и какие-то поджарые, подъехали ко мне и остановились.

Я специально так сел. Со стороны тракта теперь по мне не ударить, эти двое перекрыли обзор.

Один, постарше, пожилой и рассудительный. Второй моложе, но в нём так и проглядывает привычка отдавать приказы и брать на себя ответственность за чужие жизни. Хорошие, в общем-то, люди. Подъехали поговорить. Правильно сделали. Поступи они иначе, я бы просто развернулся и забыл о том, что хотел сделать.

– Эй, путник, чего тут сидишь? Ждёшь кого или караулишь? – спросил командир.

Я посмотрел на него и ответил:

– Отдыхаю. А вот вас где-то через милю поджидают. Очень большой отряд. Так что приготовились бы вы.

И поглядел на его слишком уж расслабленных бойцов.

Я, даже зная, что нахожусь в безопасности, себя обычно так не веду, а эти совсем что-то спустили поводья, будто уже добрались домой.

Я понимаю, что до этой самой империи Ларгот тут всего два дня пути, но нельзя же быть такими несобранными! Именно на таких участках дороги лучше всего и устраивать засады, когда все думают, что уже практически дома, и ослабляют свою бдительность.

Именно так и поступили бандиты чуть дальше.

Сказав это, я посчитал, что моя помощь больше здесь не потребуется, и направился к магам. Мне нужно было незаметно пролезть к ним за спину. Забраться на то дерево и дождаться начала стычки.

До места я дошёл быстро. Те же двадцать минут. Потом снял с себя всё лишнее, оставив только ножи. Действовать буду ими, так что всё остальное будет лишь мешать. Закрепил их на теле. Проверил, что они не болтаются и не шумят. После чего пополз в направлении засевших в засаде магов. Пришлось действовать тихо и незаметно, и как результат – очень медленно, но я успел.

На странной развилке, образовавшейся в кроне дерева, я устроился очень удобно. Отсюда я мог метать ножи в выбранных противников и спокойно допрыгнуть, когда это потребуется, до защищенного мага.

Осталось ждать. Правда, недолго.

Караван уже почти достиг места, где на него устроили засаду.

Я не видел, прислушались ли охранники каравана к моему совету или нет. Но если нет, то это их проблемы.

Жду. Вот пропустили передний дозор.

«Странно, почему те ничего не заметили, ведь бандиты не очень-то и прятались?»

Но, посмотрев внимательнее, понял. Маскируют их. Один из магов, как раз тот, второй, на котором не было защиты.

«Значит, сейчас всё и начнётся», – решил я, когда увидел, что караван уже полностью в ловушке.

Вот сейчас и вступил в действие первый маг.

Несколько секунд – и караван накрывает какое-то поле, а потом практически мгновенно на него несутся бандиты. Слышу звон стали, а не крики боли. Значит, всё-таки послушались моего совета.

Но пора действовать и мне. Ножи лежат передо мной. Все пять.

Цель номер один.

Бросок.

Самая сложная цель. Это дальний маг. Стоял не очень удачно. Но я попал. Кинжал вошёл точно в шею. Тело падает. Второй кинжал – уже в его охранника, мне необходимо вывести его из боя.

Тут не повезло. Нож попал рукоятью в висок. Не смертельно, но сознание тот потерял. Большего мне пока не нужно.

Третий бросок. Тут всё чётко. Лезвие вошло точно в ключицу со стороны сердца. Тоже не жилец.

Ну и теперь последнее. И самое сложное.

Разбегаюсь по той ветке, что прямо передо мной. Прыжок. Вскинуть руки с зажатыми в них кинжалами. И свести в ударе.

Видимо, я переоценил защиту этого мага, или она не была рассчитана на такой способ нападения. Но лезвия ножей по самую рукоять вошли в его тело.

Всё. Работа сделана. Это, кстати, заметили и маги из каравана. Так как активно стали применять свои заклинания.

Здесь мне больше делать нечего. Скоро империя. И там мне понадобятся деньги. И я даже не знаю сколько. Поэтому надо собрать трофеи.

Было несколько кошельков с золотом и серебром. У магов его оказалось больше всего. Какие-то амулеты и непонятные свитки, которые тоже отдают магией. И оружие. Посмотрев на охранников, снял и броню. Неплохие кольчуги и пластинчатый доспех.

Последнего охранника я добил. Нельзя оставлять противников за своей спиной, даже если они не знают о тебе. Но рано или поздно могут узнать. Это было тоже одни из советов Петровича.

Потом я по широкой дуге обогнул место боя и вернулся к оврагу, где оставил деда с внучкой. Мне нужны были и попутчики, и те, кто может хоть что-то рассказать об этом месте, и они у меня появились.

Наш путь лежал в империю.

Застава на границе империи Ларгот
Два дня спустя

– Вот мы и добрались, – сказал Касис, так звали старика, обращаясь ко мне и показывая на достаточно большое здание у дороги, – там, за ним, уже империя Ларгот. А это застава и таможня.

Большое и массивное строение из камня и каких-то кирпичей отдаёт магией. Как стены, так и небольшой периметр вокруг него.

– Что там внутри? – спрашиваю я.

– Ну… – протянул старик, – обычно таможня, гарнизон, стойла с верховыми животными, наверное, трактир и ещё, скорее всего, фактория искателей и охотников. Эта застава, по сути, небольшое поселение. Так что там и маги есть, и лекари. И… – Он хотел добавить что-то ещё, но, посмотрев на девочку, замолчал.

– Понятно, – кивнул я, в том числе и на то, о чём он недоговорил.

Я и так догадался, что это. Всё как на Диком Западе, где полно одиноких мужчин, им тоже кое-что нужно.

А потом вспомнил нечто непонятное.

– Кто такие искатели? – поинтересовался я.

– Ну, это те, кто разыскивает различные магические артефакты в Великом лесу.

Дальше пояснять не пришлось. Сам занимался этим же. Значит, есть целый пласт людей, кто выполняет ту же работу.

«Хм, интересно». – Это натолкнуло меня на кое-какую мысль, но без знаний деда мне с этим не разобраться.

Дея шла рядом со мной. Странная девочка, не по годам умная. У нас её назвали бы вундеркиндом. Но тут таких уникумов, как сказал Касис, хоть пруд пруди. И всё из-за сильного смешения человеческой и иных кровей. Дея, например, наполовину эльфарка. Её мать – обычная женщина, дочь Касиса, а вот отец – какой-то заезжий эльф, тут их называли эльфарами.

Что интересно, детей противоположной пары – эльфика – человек не было, так как эльфийки в принципе не обращали внимания на людей, и я теперь прекрасно понимал почему. Чтобы ты смог заинтересовать такую красоту, что я встретил в лесу, сам должен собой что-то представлять.

Были и многие другие расы. Империя вообще была очень многонациональным государством.

А дальше я постарался узнать, кто же были мои попутчики. И как выяснил, Касис был магом-артефактором. Это меня удивило.

– Маг и попался в плен? – спросил я.

На что он, усмехнувшись, ответил:

– Я создаю артефакты, магические свитки и могу работать с ними, но я не боевой маг или даже не маг жизни. Да и боец из меня, если честно, уже никакой, всё-таки практически четвёртая сотня лет на носу.

Когда я узнал о его возрасте, то чуть в осадок не выпал. Оказывается, маги здесь живут по пять-шесть сотен лет. Некоторые, например те же маги жизни, могут и дольше. Обычные же люди лет по двести – триста.

«Интересно, а я как впишусь во всё это? – подумал я тогда. – Со своей-то практически недостижимой сотней в максимуме».

Поэтому мне очень захотелось понять, чего же там интересного творят эти самые маги жизни.

В процессе наших разговоров выяснилось следующее.

Касиса пригласили работать в какую-то местную Академию магии. Там он должен был занять должность декана на факультете артефакторики и рунологии вместо его старого приятеля, который пропал пару недель назад. И поехали они с внучкой через лесной тракт, чтобы сократить время в пути и успеть к началу приёма в эту самую академию, так как Касис должен был в обязательном порядке присутствовать там на начале приёма.

Кстати, они подумали, что и я иду туда же. Так как в это время приём во все остальные учебные заведения империи на время закрывали, чтобы освободить дороги в столицу Парн для кандидатов на поступление в их Академию магии.

Касис, когда всё это рассказывал, думал, что его слова произведут на меня должное впечатление, но для меня это были просто слова. Единственное, что меня заинтересовало, – что тут эта самая академия есть и туда может попытаться поступить любой, у кого есть хоть малейшие магические способности.

Ещё я узнал, что первый год обучения в академии стоит пятьсот золотых, второй – тысячу, а все последующие – по две. Было несколько схем оплаты обучения. Спонсор. Государство. Или собственный карман. При этом обучение в академии считалось недорогим.

Но и это было ещё не все. Например, у них на факультете всегда недобор студентов, и там могут предоставить некоторые льготы при оплате. К тому же академия обеспечивала жильём и питанием как студентов, так и преподавателей. Но если было нужно или возникло такое желание, никто не запрещал жить и питаться в городе как тем, так и другим. Ведь многие студенты – родовитые аристократы, у которых в столице наличествовали собственные особняки и резиденции.

Правда, всё равно первые три года обучения студенты в обязательном порядке должны были жить на территории академии и только потом – где им заблагорассудится. Считалось, что это очень сильно сближает учащихся.

Факультет обучения и уровень способностей определял некий артефакт распределения.

Вот, по сути, и все интересные сведения, что сообщил мне Касис. Ну, разве ещё то, что он хочет, чтобы и его внучку приняли туда, он же, как и всегда, готов был приглядывать за ней во время учёбы. И его условия принял ректор академии.

Похоже, старик и правда был неплохим специалистом в своей области, если согласились на это его не слишком стандартное условие. Девочка же, оказывается, тоже была сиротой, как и я, и единственным её родственником являлся Касис. Это нас с ней и сблизило.

Когда она узнала, что у меня вообще никого нет из родных, то по своей детской наивности сразу предложила себя в качестве младшей сестры. Мол, так хотя бы будет с кем поиграть и в гости к кому сходить, да к тому же она всегда хотела старшего братика. А я хороший.

Ну как можно отказать ребёнку? Хоть и очень умному, но всё равно от этого не перестающего быть милым и добрым ребёнком.

Так что я согласился. Касис не возражал. Он вообще сказал, что я хороший пример для неё.

Вот так у меня появилась сестра в этом новом для меня мире.


Она-то мне рассказывала обо всём подряд. Дея вообще любила поговорить.

Правда, спрашивать она любила гораздо больше, но тут вышел большой облом: я оказался не из тех, кто так просто даёт ответы даже на самые простые вопросы.

Например, моё имя они узнали только через день. И то потому, что мне надоело, когда меня все время называют «молодой чел», «уважаемый», «господин северянин» или «дяденька». Пусть лучше по имени. Степан.

Моё имя их не удивило. Оказывается, Степаны тут были, правда, очень редко. Не слишком популярное имя. И переводилось оно… Я и сам знаю, как оно переводилось, просто до того, как произнёс его, не думал об этом.

Так вот, я не поверил сначала, но переводилось оно как «умеющий выживать». Не «жить», а именно «выживать». Или попросту – Живучий.

Интересно получается. По факту теперь у меня даже фамилии не стало. Так как и имя, и моя старая фамилия полностью совпадали.

«Ну, Живучий так Живучий», – решил я и забил на это, обойдусь им одним. Мне не привыкать. Всё равно семнадцать лет моей прошлой жизни меня только так и величали.

* * *

Сейчас мы стоим и ждём, пока нас пропустят сначала на заставу, а потом и на территорию империи.

Но тут выяснилась одна относительно неприятная вещь. Все документы, подтверждающие, что Касис и Дея граждане империи, остались в погибшем караване, и сейчас у них вообще ничего при себе не было. Теперь для того, чтобы попасть в империю, им следовало оплатить въездную пошлину. Обо мне вообще никакого разговора не шло. На мне сразу все подряд ставили печать «северянин».

«Наверное, похож», – усмехнувшись в очередной раз, подумал я. Зато меньше вопросов, откуда я такой красивый нарисовался. Нашим легче.

Я, в общем-то, в том, что придётся оплатить пошлину, большой проблемы не видел, но, как оказалось, нужно было подождать приезда какого-то капитана, который и примет с нас плату за въезд. А пока нам предложили остановиться в местной таверне.

Касис расстроился. Если бы нас пропустили сразу, мы бы ещё успели вовремя. Но сейчас он точно опаздывал.

– Что можно ещё сделать? – спросил я у него.

В ответ он лишь махнул рукой куда-то в сторону.

Я сначала подумал, что это от безнадёги. Но, приглядевшись к вывеске, замер.

«Продажа или сдача в наём пегасов», – было написано на ней.

– Пегасы? – поражённо пробормотал я.

– Угу, – кивнул он, – но они никак не меньше чем по золотому за одного возьмут. Ведь сейчас они нужны всем. А нам их необходимо три. Это большие деньги.

Я, конечно, не стал говорить, что и на лошади, или что у них здесь её заменяет, ни разу не сидел, что уж говорить о пегасах. Но мне стало очень интересно.

Касис даже не спрашивал меня, откуда у меня что. Он просто как-то вечером отозвал меня в сторону и сказал:

– Я смогу вернуть тебе долг, только когда мы прибудем в академию.

– Если бы я хотел, чтобы вы мне что-то возвращали, – тогда ответил я, – то сказал бы вам об этом сразу.

После этого мы к подобному вопросу больше не возвращались. Но теперь, видя как расстроился Касис, мне стало понятно, что старик очень переживает за свои будущие обязанности и тем более за Дею, которую примут в академию, только если он будет работать там.

«Ну и коль только в этом проблема, то почему бы и нет?» – решил я и направился к верховнику[2].

– Идёмте посмотрим, что там и почём?

Они молча направились вслед за мной.

М-да. Красивые создания и дорогие. Очень. И всего пегасов было два.

К тому же уже не по золотому, а по пять. И всё из-за того, что двадцатку выкупили только недавно уехавшие эльфары.

«Уж не мои ли это знакомые? – подумал я. – По крайней мере, количество совпадает».

Их почему-то, кстати, не стали тут задерживать.

«Наверное, побоялись сильнейшего адреналинового и гормонального выброса у местных мужиков от присутствия тут эльфиек», – усмехнулся я.

Старика это расстроило ещё больше. Ну а для меня всё один фиг, что золотой, что пять, всё равно я даже примерно не представляю цены местных денег. Об этом надо будет и поговорить вечером с дедом, давно собирался, но не было удобного случая.

Возникла у меня кое-какая мысль, правда, не знаю, сработает она или нет.

А сейчас нужно было решить другой вопрос.

– Эй, любезный! – позвал я сидящего в углу мужика. Тот как-то странно посмотрел в нашу сторону и осторожно подошёл.

– Что угодно?

«Что это с ним?»

– С кем нам поговорить об аренде этих двух пегасов?

Касис и Дея удивлённо уставились на меня, как, впрочем, и мужик.

– Простите, но это не арендная цена, это их стоимость.

– Теперь понятно, – покивал Касис.

Ну и хорошо. Покупка так покупка.

– Сможешь пристроить их куда-нибудь в столице потом? – спросил я у Касиса.

– Да в той же академии, там вроде есть верховник, – ответил старик.

– Замечательно. – И я снова обратился к местному смотрителю: – Так с кем нам поговорить об их покупке?

– Сейчас позову хозяина, – быстро метнулся он куда-то в глубь помещения.

– Степан, но тебе же не хватило! – посмотрела на меня Дея.

– Переживу. Как я понял, тут идти дня три. Так что дойду. Вы мне только скажите, где вас искать. Навещу в городе.

– Конечно, – закивала та, – и в гости придёшь. Ведь мы же родня, – серьёзно закончила девочка.

– Прости, не подумал. Обязательно в гости приду.

– Хорошо, – ответила Дея. – Учти, я запомнила обещание.

Пришёл степенный мужичок.

– Купить хотите?

– Да, – ответил я.

– Десять золотых и по серебряному за день пользования стойлом.

Я залез в сумку и отдал ему деньги, те, что нашёл у графских магов, это наверняка местная валюта. Там же у меня было и серебро.

Расплатившись за животных, мы хотели уже уйти. Но нас остановил хозяин стойла.

– Простите за мою назойливость, но я вижу, что у вас не хватает животных.

– Есть такое дело, – ответил я, чего отрицать очевидное.

– У меня есть предложение, но не уверен, что оно вас заинтересует. Есть ещё один верховой зверь. Не хуже пегасов. Даже лучше.

Это определение меня заинтересовало. И не только меня, похоже.

– Да? – переспросил Касис.

– Готов отдать его за те же деньги. Но вы должны понять. В столицу вас с ним могут не пустить. Если его хозяин не маг жизни, вам придётся его или сдать имперским магам, или продать другому магу. А у нас тут такие маги большая редкость. – И он посмотрел на нас.

– Вы говорите о драге? – сразу догадался старик.

– Да, – кивнул тот.

– Это кто такой? – спросил я у него.

– Не видел? – удивился он. – Хотя да. Ты и эльфар-то, скорее всего, не видел, а это их боевые животные. Ими пользуются княжеские рейнджеры. Откуда он у вас? – посмотрел на смотрителя Касис.

– Патруль как-то привёл. Хозяин уже несколько месяцев не объявляется, хотя животное дорогое и обученное. Вот решил продать. Тут он никому не подходит.

– Пойдём посмотрим, – предложил я Касису, – никогда таких не видел.

– Идём, коль интересно, – согласился старик, – но я им точно управлять не смогу. Дея тоже не справится.

Обо мне он и не говорил.

А зря. Как только я увидел этого странного коня (пусть будет конь) чёрного атласного цвета с костяными бронеплитами по всему телу, сразу понял: «Моё».

Может, именно это моё желание стать его хозяином и заставило животное обратить на меня внимание. Драг неторопливо поднял голову и, проигнорировав всех остальных, медленно подошёл ко мне.

– Берём, – произнёс я, даже не подумав, что никогда не ездил ни на каком животном.

С этим драгом, я знал, у меня никаких проблем не будет.

Глава 5 Планета Ареана. Граница империи Ларгот и Великого леса. Империя Ларгот. Столица Парн

Трактир «Весёлый толстяк»
В этот же день вечером

– Всё ещё не могу поверить, что ты смог приручить драга, – сидя напротив и удивлённо поглядывая на меня, сказал Касис.

…Сидели мы в местном трактире. Назывался он «Весёлый толстяк». Что интересно, никакого толстяка тут не было и в помине. Владелицей этого заведения была достаточно молодая девушка. Хотя теперь с их возрастом я бы не стал говорить так определённо. Но на мой взгляд, выглядела она лет на двадцать пять. Симпатичная, не очень высокая, тёмные курчавые волосы. Улыбчивая, но это, скорее всего, профессиональное. К нам отнеслась достаточно гостеприимно. Хотя и к остальным девушка проявляла столько же внимания.

Очень удивилась нашему составу, вернее, тому, что с нами маленькая девочка, особенно когда узнала, что мы одни только недавно пришли со стороны леса. Но вопросов особо задавать не стала.

– У всех свои причины, – именно так прокомментировал её поведение Касис.

Здание трактира было большим и довольно уютным. Правда, номеров в нём оказалось немного. Тут успели скопиться те, кто хотел попасть в империю. Но номер нам девушка нашла. Не очень большой, однако, на мой взгляд, удобный. Ну, я судил исходя из его общей безопасности. Как минимум воры тут, оказывается, водились. Сломал я руку одному такому при входе в трактир, тому, что потянулся к моей котомке. Так что ею озаботиться не мешало, к тому же безопасность нашей комнаты на эти пару дней обещал обеспечить ещё и Касис, но уже своими методами. Как сказал тогда:

– Увидишь, как работают маги-артефакторы и рунологи, чтобы больше глупых вопросов не задавать.

По крайней мере, он добавил, что незаметно к нам никто не войдёт. Да и Дея была очень восприимчивой девочкой, и мимо неё даже мышь не проскочит.

Ну а я решил, что увижу так увижу. Даже было интересно понаблюдать за действиями старика.

Я понял уже, что местные маги работают здесь не по одной схеме. Есть и артефакторы, и какие-то рунологи, и те, кто работает с силами напрямую. Была и более грубая форма магии, как, например, у тех шаманов, которых я встретил.

А гориллы, сражавшиеся с эльфами, оказывается, назывались тарлоки. Опасные существа и сильные. В чём я убедился лично. И их оружие очень ценилось. Но не за качество его изготовления, а именно как трофейное. Многие аристократы хранили и передавали его по наследству. И скупалось оно, как мне сказал Касис, неплохо. Но лучше его продавать не здесь, а в столице. Там цены на него будут выше, так как таких врагов там нет, а вот гордых и спесивых аристократов – море.

И таких мечей у меня было три. Последний был не тарлакский, и Касис не смог определить, кто его изготовил. Он всё-таки не специалист.

А вот оружие магов и их охранников лучше было продать именно на границе, так как здесь на него был определённый спрос, а в столице этот ширпотреб кузнечного разлива мало кого заинтересует.

Так что, можно сказать, устроились мы нормально.

Спустились поужинать, а потом собирались дойти до местного многопрофильного магазина, где продавалось всё подряд, им владел тот самый мужик, у которого мы и приобрели драга и пегасов.

Собрались мы туда в основном из-за того, что мне было больно смотреть на те обноски, которые были надеты на девочку и её деда. Хотя их это почему-то особо не заботило.

В ожидании ужина мы и вели беседу. Заодно я осматривал местных постояльцев.

Большинство были такими же путниками, как и мы, были местные, несколько вояк и кто-то непонятный. Именно их и называл Касис искателями. Странные они, напоминали каких-то ущербных магов, но в чём их ограниченность, я не понимал. А спрашивать, выказывая свою вопиющую неосведомлённость, не хотел. И так Дея и Касис у меня уже несколько раз спрашивали, из какого я медвежьего уголка выполз, что не знал таких простых вещей. Поэтому пока я больше наблюдал, но и не спрашивать не мог.

– Да я и сам удивлён не меньше, – честно признался я, – но он мне очень понравился. Никогда таких прекрасных и величественных животных не видел.

– Ты учти, что они полуразумные и лучше тебе относиться к нему с уважением, а не как к тому же пегасу, да ещё и имя дать нужно подходящее, то, что этот драг сам примет, – наставлял меня старик.

– Понял, я подумаю над этим, – кивнул я.

Дед же продолжал рассуждать:

– Но теперь-то кое-что проясняется. – И он посмотрел на меня. – Я уверен, что в тебе как минимум есть способности, правда не слишком сильные, тут уж, извини, аура у тебя очень слабая и неразвитая. Но способности точно есть, и они тяготеют к магии жизни. И это уже неплохо. Если ты смог приручить драга, то, значит, это как минимум тянет на ученический уровень. К тому же, как я и предполагал ранее, ты чувствуешь источники силы. А это тоже говорит о наличии у тебя способностей к магии.

– В смысле? – Мне стало интересно, о чём рассказывает Касис, хотя я примерно догадывался уже, что сейчас услышу.

Однако вместо него мне ответила Дея:

– Дедушка говорит о том, что ты всегда стоянки выбирал у источников с магической энергией жизни. Мы это заметили. И это хорошо, в лесу это самые безопасные места. Ты, похоже, их неплохо чувствуешь. Я, например, могу их найти, только если буду пользоваться магическим взглядом, как, кстати, и деда. А это сложно. Мои стихии – это воздух и вода. Что тоже неплохо. Их источники я чувствую и так. Вот, например, здесь, в крепости, есть сильный источник силы воды. – Девочка махнула рукой куда-то себе за спину.

Я перевёл туда взгляд. Да, и я там видел какое-то голубоватое пятно чуть дальше и внизу. Кстати, от него к Дее протянулась тоненькая ниточка канала магической энергии.

– Не переживай, если ты его не чувствуешь, – сказала она, – очень мало магов рождается со способностью управлять сразу несколькими силами. Их называют универсалами. Но они обычно не так сильны, как другие маги, зато могут пользоваться своими способностями там, где узкоспециализированные маги становятся слабы. Правда, это не относится к магам воздуха. Он есть везде. Но и тут есть свои ограничения. Например, если рядом есть мощный источник любой другой силы, то тогда он просто преобразует всю ближайшую энергию в свой тип. И в таких местах сильны именно маги того типа, что и сам источник. – Немного подумав, она добавила: – Так что маги стараются строить свои дома и жилища поближе к источнику своей силы.

А меня же заинтересовало другое.

– Дея, – спросил я, – получается, что если ты чувствуешь какой-то источник, то имеешь наклонности к этому типу магии?

Девочка удивлённо посмотрела на меня:

– Нет, конечно. Я чувствую всю магию. Просто для этого мне нужно воспользоваться магическим взглядом. Искатели вон, – показала она на как раз заинтересовавшую меня группу, – так вообще очень многие типы магии чувствуют, но из-за этого совершенно не могут с ними работать. Или работают, но только с малыми объёмами магической энергии. А это плетения максимум второго уровня, и то не всегда.

Послушаешь её в такие моменты и не подумаешь, что говоришь с девочкой двенадцати лет. Но, как я понял, её воспитанием с детства занимался Касис, а ничему другому, кроме магии, он её обучить не мог, так как сам разбирался только в ней. Поэтому и такие познания. У меня же пока не было и этого.

– Да, кстати, – вспомнил я о той своей идее и обратился к старику: – Касис, я что у тебя хотел спросить. Те артефакты, которые собирают искатели в лесу, здесь, по идее, должны идти по более низким ценам? Или это не так, что в столице, что тут их стоимость одинакова?

– Здесь, конечно, значительно дешевле. Но надо понимать, что и кому ты потом будешь продавать в столице. У каждого мага есть собственные поставщики. Обычно местный товар используют под ингредиенты или заготовки для будущих магических предметов. И у тебя их могут просто не купить. Хотя… – Он задумался. – Я предполагаю, академия приобрела бы всё, но с небольшой скидкой.

Я хмыкнул.

– Главное, чтобы эта скидка не превысила разницу в цене товаров.

– Тут можешь не переживать, – сказал старик, – они попросят не больше двадцати процентов. Да с такой скидкой и в городе у тебя всё скупят. Но в академии всё купят разом.

– Понятно, – кивнул я, – а как понять, какой артефакт из леса более ценный?

– Ну, тут всё просто, – ответил старый маг. – Нужно выбирать те, в которых накоплено больше силы, их и оценят гораздо выше. Но ты особо не рассчитывай на то, что местные этого не знают. Они сами учились в Академии магии. Ведь и на искателей там учат, и на рейнджеров. Но длительность обучения и стоимость на этих факультетах значительно ниже, чем на полностью магических.

– Да я, в общем-то, так и подумал, – прокомментировал я его ответ, – мне просто принцип был интересен. И ещё хотел разобраться, а выгодно ли купить что-то здесь, а потом продать там.

– Конечно, выгодно, – пожал плечами тот, – не зря же сюда скупщики каждый месяц приезжают. Эти вон, – и он кивнул на искателей, – тут и сидят из-за того, что, видимо, кто-то скоро должен появиться.

– Так, – насторожился я, – с этого момента поподробнее. Получается, сейчас весь товар у них, и они готовы его продать. Любому или только скупщику? – И я посмотрел на отдельно сидящих людей и каких-то непонятных ребят, похожих на нашего боксёра Валуева.

Дея назвала их ограми.

– Да им вообще-то должно быть всё равно, сторонний покупатель даже интересней, ведь он не будет просить таких скидок, как перекупщик. Те-то за покупку всей партии иногда чуть не тридцать процентов выбивают.

– Интересно, – пробормотал я себе под нос и, уже сообразив, что решение верное, быстро поднялся: – Идёмте-ка со мной. Будет нужна ваша помощь. – Развернулся и пошёл в сторону столиков, за которыми сидели искатели, или поисковики.

– Добрый день, уважаемые, – поздоровался я с посмотревшими на меня людьми.

Конечно, там были не только люди, но перечислять всех не имеет смысла.

– И тебе не хворать, северянин, – ответил мощный огр.

Ну что я говорил, опять «северянин». На лбу у меня это, что ли, написано?

– Позволите? – И я указал на пару свободных мест.

– Присаживайся, – сказал всё тот же глава отряда, а никем другим он быть не мог.

– Спасибо, – ответил я. – Я Степан, это мои родственники, Касис и Дея, – представил я своих спутников.

– Трок, – сказал огр, – Кирал, Серн, Бирюк, – кивок в сторону их, – остальные не наша команда.

– Понял, – кивнул я. – Мы к вам по делу.

– А мы и не догадались, – усмехнулся огр. – Что нужно? Попутчиками вас взять не сможем, мы уйдём сразу в глубь леса.

– Да нет, вы не поняли, – ответил я. – Меня интересуют ваши находки. Дед, – указал я на Касиса, – сказал, что у вас можно кое-что относительно выгодно приобрести. Вот мы и подошли к вам, чтобы узнать, есть что-то на продажу или нет?

– А это, – он посмотрел на нас, – смотря что вас интересует.

А чёрт его знает, что нас интересует, и поэтому я перевёл взгляд на Касиса. Тот лишь пожал плечами и ответил:

– Я сперва должен взглянуть, чтобы понять.

Смотрю на огра.

Тот вглядывается в старика, вижу, как от него в сторону Касиса направляется чуть фиолетовая линия, а потом Трок уверенно говорит:

– Так ты маг.

Касис кивает.

– Тогда понятно. – И показывает в сторону дверей на улицу: – У нас всё на складе. Можем сходить посмотреть.

– После ужина, – остановил я всех, заметив, как нам сервировала столик сама хозяйка. «С чего бы это?»

– Да без проблем, – отвечает Трок, – закончите – подходите.

Мы поднялись и пошли к своему столу. Поели, и только тут у меня выплыла очередная запоздалая мысль. Вернее, даже вопрос, который я упустил.

– Э, Касис, как-то сразу не поинтересовался. А в какую цену идут эти артефакты?

Тот удивлённо посмотрел на меня, покачал головой и только потом ответил:

– От золотого и выше. Мелочовку настоящие профессионалы обычно не собирают, но если находят, то отдают или как довесок, или большой партией за десяток золотых. Ну а что-то по-настоящему ценное может и в сотню выйти. Если у них есть артефакты, принадлежащие древним магам, даже не магические, то там вообще можно и о тысяче говорить или даже больше.

– Хм… – протянул я и подумал: «Сильно не наваришься, если что».

Да, есть ещё кое-что.

– А каково соотношение золотых эльфар к имперским монетам?

– Обычно три к одному, – быстро ответил Касис.

Он уже понял, что я это всё затеял не просто так.

– Хорошо. А тарлокские?

– Э, – удивлённо посмотрел на меня дед, – у них нет своей валюты.

– Да? – И я залез в рюкзак. – А эти тогда чьи?

Он посмотрел на данную ему монету, а потом перевёл осторожный взгляд на меня и спросил:

– Откуда она у тебя?

– Оттуда же, откуда и меч, – пожал я плечами. – Я поэтому и подумал, что это их деньги.

Дед расслабился.

– Это ирийские золотые. Меняют один к одному, но только в столице. Здесь их никто не возьмёт. А там я найду кому их пристроить, есть у меня знакомый меняла.

– Хорошо, – ответил я, – тогда пошли.

У тарлоков были разные деньги. Из найденных монет я сумел идентифицировать только те, что принадлежали эльфам, и имперские деньги. Теперь я определился и с последними. Их было немного. Всего двадцать. Но они были.

Зато теперь, кроме моего золота и серебра, есть ещё и небольшой НЗ в виде этих монет.

Мы поднялись из-за стола.

– Мы готовы, – подойдя к отряду Трока, сказал я.

– Идёмте, – ответил тот. – Арендованный нами домишко недалеко.

Его спутники тоже поднялись из-за стола и направились к выходу из таверны.

* * *

– Слышал? – спросил один из местных у второго.

Они сидели за соседним с искателями столиком.

– У этих троих должны быть деньги, если они собрались что-то приобрести у Трока. Тот с дешёвками не работает.

– Да, – кивнул второй, – только вот тот старик – маг. Тут без Черпа не обойтись.

– Ну, поделимся, – пожал первый плечами, – не так много он и берёт. – Но потом добавил: – Жаль только девчонку, придётся ему отдать. Лучше просто её убить. Не нравится мне то, что он с ними делает.

– Но других магов, готовых валить своих, здесь нет, – пожимает плечами второй.

Закончив на этом своё небольшое совещание, они поднялись и вышли вслед за командой Трока и ушедшим с ними магом на улицу. Времени у них немного. Нужно постараться успеть подготовить засаду на эту тройку. Самого опасного из них нейтрализует маг смерти. А уж с девчонкой и каким-то молокососом они справятся.


– Вот, смотрите. – Трок выложил перед нами на столе штук пятьдесят различных камней, целые и обломки костей, какие-то ветки, небольшой череп животного, какого-то грызуна, и отдельно, немного в стороне, положил травы и какие-то растения.

– Много у вас тут! – с интересом вместе с Деей изучая разложенное на столе, восхитился Касис. – Были в длительном поиске?

– Да почти три месяца, – пожал Трок плечами, для него, похоже, так долго находиться в лесу было в порядке вещей.

– И я смотрю, недаром, – указал Касис на стол.

Огр согласно кивнул ему в ответ.

Меня же поразило другое. За пять дней путешествия по тракту, особо не углубляясь в лес, я насобирал в два раза больше. Или я лучше вижу, или чёрт его знает что.

Касис стал откладывать в сторону наиболее ярко светящиеся предметы.

– Это лучшее из того, что есть, – сказал он. А потом, кивнув на травы и растения, прокомментировал: – Их не трогаю, так как не разбираюсь в специфике работы с ними. – Посмотрел на меня: – Может, тебя что-то привлекло?

Он был прав, меня заинтересовало одно растение. Стояло оно в небольшом горшочке и было достаточно мощным источником силы жизни, к которому примешивалось и ещё что-то странное. Такого цвета я ещё не видел. Но если исходить только из силы излучения, то оно и было наиболее интересным.

– Это, – сказал я, кивнув на горшочек.

Его мы тоже отставили в сторону.

Трок озвучил цены на выбранные нами товары. Получалось почти четыреста золотых. Это были чуть ли не все мои наличные деньги, даже с учётом всех эльфийских монет. Но зато, как я понимал, это было неплохим вложением капитала, которое по приезде в столицу принесёт ощутимую прибыль. На обучение мне так и так не хватало, а теперь я, по крайней мере, смогу уверенно оплатить первый и, возможно, второй годы обучения в академии. Правда, если, как и говорил Касис, эти товары у меня кто-нибудь купит. Но рискнуть стоило. Даже если буду продавать их совсем по дешёвке, то, во всяком случае, закрою вопрос с первым годом обучения. Посмотрим.

Немного поторговавшись, мы ещё и скидку в сорок золотых получили, так как забирали самый дорогостоящий товар и весь разом. В общем, на мой взгляд, это была удачная сделка.

Уложив артефакты в мой рюкзак, мы вышли из дома Трока и его команды. Уже стало темнеть. Пора было устраиваться на ночь в таверне. Но я вспомнил о своём желании заглянуть в местный магазин, и поэтому мы сначала направились туда.


– Идут, – сказала одна тень другой.

– Вижу, – откликнулась вторая. – Как только маг свалится, прыгай на парня и вали его, я добью, а потом схватим девчонку.

Черп предупредил, что у них будет не больше пары минут. Сам он стоял рядом и сосредоточенно что-то делал. Но его действия не были заметны, так как он даже не шевелился.

Троица подошла к тому закоулку, в котором спрятались местные бандиты. Но вдруг парень, идущий рядом с магом-стариком, обо что-то запнулся и сделал, чтобы не упасть, несколько быстрых шагов вперёд.

«Почему старик не падает?» – подумал первый.

И неожиданно услышал какое-то сипение со спины. Развернулся и с удивлением обнаружил торчащую из шеи Черпа рукоять кинжала. Потом бандит увидел, как у того расширились зрачки. Маг явно заметил что-то за его собственной спиной. Но ничего сделать не успел.

Два тихих шага – и два тела падают. Ещё один спокойный шаг вперёд – и холодные глаза смотрят на мага-убийцу. А потом молодой парень с выбросом руки вправо выдёргивает у того из шеи кинжал, разрезая её при этом практически пополам.

– Стёпа, что там? – раздаётся детский голос.

– Ничего, показалось. Сейчас выйду к вам.


Как только мы покинули дом, где жили искатели, я заметил три притаившиеся фигуры. Две были обычными людьми, а вот третья сплошь пропитана какой-то чёрно-серой непонятной липкой энергией. И если бы я хотел сказать о том, что это за маг, то почему-то решил бы, что он использует заёмную силу. И тут на ум приходит только одно: жертвоприношения.

Ждала эта компания именно нас.

Мимо устроенной ими засады нам из этого проулка было не выбраться. И что нас ждёт?

Вижу какую-то чёрную энергетическую структуру у нас на пути, нитка управления от неё идёт к магу. Она почти в конце проулка. Но как только мы дойдём до неё, неизвестные окажутся за нашей спиной. Мне это совсем не нравится.

Что ещё? Вооружены они или нет, неизвестно. Как проверить? Нужно увидеть неизвестных до того, как их увидят остальные. И уже на месте разобраться. Как это можно сделать? Для этого я шагов на пять должен быть впереди Касиса и Деи. Смогу? Без всяких сомнений. Дорога тёмная. Не очень видно, что валяется на земле. Поэтому если кто-то запнётся и чуть не упадёт, никого это не удивит.

Незаметно вытаскиваю ножи. Не знаю, наверное, мне в этом мире везёт: в тупиках и узких улицах гораздо сподручнее работать именно коротким оружием. Хотя не отрицаю полезности другого вооружения на поле боя. Правда, в этом мире в такие ситуации я ещё не попадал. К счастью.

Всё. Я на месте. Пора.

Шаг. Очень натурально запинаюсь, особенно с учётом того, что я и правда запнулся. И пролетаю проулок насквозь, еле успев затормозить перед энергетической паутиной.

Бандиты вооружены. Мечи обнажены. Маг поддерживает своё заклинание. Понятно. Это тоже враги. Тогда действуем соответственно.

Бросок ножа в шею мага. На нём нет никакой защиты. Что под одеждой, непонятно, именно поэтому моя цель – шея.

Немного жду. Бандиты должны начать суетиться. Вижу, как один из них развернулся. Теперь два быстрых шага вперёд. Присесть, уклониться от встречного удара и чиркнуть по горлу первого противника.

Ещё один шаг – и второй удар. Тела валятся. Хорошо, что здесь темно и с основного проулка этот закоулок не просматривается.

Передо мной остался только маг с какой-то гнилостной тьмой внутри. Я не отрицаю смерти и понимаю её важность, поэтому спокойно отношусь к тем, кто будет работать с ней. Но это что-то другое. Как говорил, очень похоже на жертвоприношения и смерть от них. Поэтому без сожалений выдергиваю кинжал, стараясь нанести как можно более рваную рану. Пусть почувствует на себе ту боль, что причинял сам.

Делаю шаг назад, чтобы перекрыть обзор со спины, так как чувствую, что к углу приближаются Касис и Дея.

– Стёпа, что там? – спрашивает девочка.

– Ничего, показалось. Сейчас выйду к вам, – спокойно отвечаю я.

Дождавшись, когда мои знакомые пройдут немного дальше, обшариваю трупы. Кроме денег, ничего у них не беру. Это местные, я видел их в таверне. И если я появлюсь с чем-то, что принадлежало любому из них, будут вопросы. А они мне не нужны.

Выхожу из проулка и натыкаюсь на странный взгляд Касиса. Старик – не маленькая девочка и прекрасно понял, что там произошло. Он только кивнул мне, когда я проходил мимо. Никаких вопросов у него ко мне не было.

Чем-то он мне напоминал Петровича. Слеплены оба деда были из одного и того же теста.

Мы зашли в магазин. Там я слил всё оружие, что не представляло интереса в столице. А также уже готовые амулеты магов и их свитки, посчитав, что здесь их ценность значительно выше, чем там. Ведь тут нет такой конкуренции тех, кто их создаёт. Заработал я на этом ни много ни мало почти двадцать золотых. Что показало, насколько выгодна торговля магическими артефактами и прочим. Это разом окупило все наши затраты на заставе. Плюс мы приобрели для Деи и Касиса приличную одежду и дорожные сумки. Я же вспомнил небрежные слова эльфийки и приобрёл пару сапог, кстати, их же производства. Их иногда обменивали эльфары на заставе. Они пришлись мне как раз по ноге. Больше ничего интересного в магазине не было. По крайней мере, для меня.

А через сутки мы заплатили въездную пошлину и покинули эту заставу. И сейчас находимся на территории империи.

Покидая заставу, я понял, почему она стоит именно в этом месте и почему её невозможно миновать. Оказывается, прямо за ней находился огромнейший разлом метров двести в глубину и шириной около километра. Через него был проложен широченный каменный мост. Исполинское строение. Работа гномов, как сказал Касис. По другую сторону моста также была ещё одна застава, но поменьше.

Мы могли вылететь сразу, но необходимо было отметиться о въезде на территорию империи Ларгот, а потому нам пришлось посетить и второго коменданта следующей заставы. И тут выяснилось, что пошлину можно было заплатить здесь же. Просто надо было доехать или дойти до них. Нам же об этом никто не сообщил. Ну, что сделано или не сделано, то прошло. Тем более и кое-что полезное мы совершили. Например, у меня появился драг, которого зовут Тиир. Или мы закупились артефактами, найденными в лесу, и собирались их перепродать в столице. Касис обещал с этим помочь, напомнив об обещанной двадцатипроцентной скидке.

Но главное – мы в империи. Правда, особой разницы я не заметил. Воздух тот же, лес тот же. И судя по всему, всё те же неприятности.

Через двое суток мы будем в столице.

Хотя нет. Одно существенное изменение всё же произошло. Я летел. Никогда не думал, что это так приятно.

Касис с Деей смотрели на меня, как на идиота, который выделывает разные кренделя. Но я был до безумия счастлив! И похоже, моё состояние передалось и другим.

Дорога в столицу обещала быть незабываемой.

Империя Ларгот. Придорожный трактир «У перепутья»
Сутки спустя

– Касис, это кто? – Меня заинтересовала странная группа, сидящая в углу зала.

Сильная магическая аура, но какая-то необычная. Чем-то похожа на мою. Но более ярко выраженная. Не получится скрыть, что ты маг. Однако, как вариант, они могли управлять её видимым отображением. Чем, похоже, и пользовались. Я пронаблюдал это, когда сидящая ко мне спиной девушка в капюшоне, то, что это девушка, определил лишь по фигуре, слишком она была женственной и манящей, немного приглушила сияние своей ауры. Именно это и привлекло моё внимание к группе.

– Кто? – оглядываясь, спросил старик.

– Те, в углу, – кивнул я в нужном направлении.

Сначала дед непонимающе посмотрел в ту сторону, куда я указывал, но потом я заметил, как от него в тот угол протянулся фиолетовый канал.

– Не может быть, – неверяще произнёс он и осторожно осмотрел остальной зал.

Видимо, он искал таких же людей, но больше, как эти неизвестные, не было.

Похоже, его повышенное внимание к их группе повлекло и ответную реакцию. Нами тоже заинтересовались. Как говорится, не будите спящего дракона, ему это может не понравиться. От стола со странными людьми поднялся, я бы сказал, молодой человек, но слишком уж у него была насыщенная различными вкраплениями аура.

Касис очень напряжённо смотрел на приближающегося к нам мужчину. Впрочем, и я тоже. Не знаю, с какими намерениями он шёл сюда, но я на всякий случай начал расчёт того, как его уничтожить. Меня не покидало ощущение, что это ходячая машина для убийства, и хотя он двигался к нам вроде расслабленно, но я так и чувствовал его готовность к битве. Опасные люди. Очень. Мне с такими сталкиваться никогда не приходилось. Ни в том мире, ни в этом. Но здесь, я понимал, меня ждёт ещё множество сюрпризов. От этого мне стало ещё более интересно, кто они. Таких опасных противников всегда нужно знать и понимать, на что они способны.

Человек подошёл к нам. Приглядевшись, я понял свою ошибку. Хотя какой человек? Он больше похож на эльфа, только слегка бледноватого, что издалека не было заметно из-за накинутого на его голову капюшона. Но не успел он хоть что-то произнести, как раздался детский голосок Деи:

– Дяденька, вы ведь настоящий вампир, истинный?

Кто? Вампир? Тут и такие есть? Теперь, по крайней мере, понятны мои опасения относительно его. И как его убить? Никакого серебра у меня нет или там осиновых кольев, а другого я о них и не знаю. Да и сидят они у окна, не особо опасаясь солнечного света.

Поняв это, я боковым зрением стал контролировать как его, так и всю группу.

Тот хмыкнул. И непонятно, то ли на вопрос Деи, то ли на мои приготовления к битве. Но мне всё равно. Если будет необходимо, я справлюсь.

Видимо, он что-то почувствовал и удивлённо взглянул в мою сторону. Наверное, моё ледяное спокойствие, как-то отразившееся на моём лице, когда я просчитывал те варианты, которые позволят нам как минимум выйти из боя без потерь с нашей стороны. И он уже более заинтересованно оглядел всех нас.

– По крайней мере, теперь мне не нужно представляться, – сказал он. – Разрешите присесть за ваш столик?

– Да, конечно, – кивнул Касис, – присаживайтесь, – и указал на ближайший стул.

– Спасибо, – поблагодарил тот.

Но несмотря на его вежливость, старик был по-прежнему очень напряжён и собран.

«Опасается он этих странных людей, именуемых вампирами». – Не нужно быть особым гением, чтобы это понять.

А меня почему-то интересовал вопрос: они и правда в летучих мышей превращаться умеют? Хотя насчёт последних я вообще не уверен, что они есть в этом мире. И я невольно посмотрел сначала на сидящего рядом вампира, а потом и на других, которые сами поглядывали в нашу сторону.

– Вас что-то интересует? – спросил он у меня.

– Ну, вообще-то да, – честно ответил я, – но боюсь, ваши подопечные за любопытство постараются меня прибить. Так что я лучше воздержусь от вопросов.

– Разумное решение, – глянув на свою группу, ответил вампир и повернулся к старику. – Меня зовут Гарх, – представился он.

– Касис, – произнёс в ответ дед.

– Вы, как я понял, маг, и, судя по всему, очень удивились нашему появлению здесь. Но у нас есть на то личное разрешение императора. – И почему, интересно, Касис сразу поверил ему, я бы попросил этот документик показать. – А молодняк, который вы видите за нашим столом, – это всего лишь будущие студенты Академии магии.

– Что? – удивился Касис, подскочил и, не обращая внимания на опешившего от его поведения вампира, подошёл к сидящим за отдельным столиком. – И все маги, – тихо пробормотал он, глядя на них. – Да ещё, судя по всему, прошли особую боевую подготовку, – говорил старик себе под нос и качал головой, обходя их стол со спокойно смотрящими на него вампирами. После чего горестно вздохнул: – Ну и за что мне всё это, спрашивается? Чем я провинился? Сначала разбойники, теперь вот эти?

Он вернулся к нашему столику. Гарх вопросительно посмотрел на меня. Но я и сам ничего не понимал. Поэтому просто пожал плечами. Зато всё сразу поняла Дея. Я же говорил, сообразительная девочка.

– Дедушка – декан факультета рунологии, – будто это всё сразу объясняет, сказала она вампиру.

Видимо, вампиру этого и правда, было достаточно, в отличие от меня. Тот уже внимательнее пригляделся к старику.

– Касис АрДомас? – спросил он.

– Да, – горестно кивнул дед.

Гарх встал и склонил голову:

– Будем рады передать под ваше начало лучших молодых магов со всех прибрежных кланов. Не переживайте, мы выбирали самых спокойных, невозмутимых и уравновешенных.

Но старика это не сильно успокоило. Я явно чего-то не понимал, а потому поглядел на Дею, молча прося разъяснений.

– Они все рунные маги, ну и маги крови, – ответила она на мой вопросительный взгляд, – так что наверняка окажутся на факультете деда, плюс ещё могут получить доступ на боевой полигон. Но это как решит ректор и совет академии.

Гарх с изумлением посмотрел на девочку.

– Вы меня удивили своими познаниями, – сказал он ей.

– Ну, – Дея немного смущенно взглянула на него, – я ведь тоже буду там учиться. Поэтому примерно и представляю, что к чему.

Тот покивал на её слова и обратился уже ко мне:

– А вы, наверное, собираетесь пойти в рейнджеры.

– Не знаю, – пожал я плечами, – у меня нет таких способностей к магии, как у неё, – указал я на Дею.

Вампир усмехнулся:

– Но вы совершенно не переживали о том, кто мы. Лишь рассмотрели нас, как возможные цели, что-то прикинули и успокоились, – произнёс он и потом неожиданно спросил: – Вы, молодой чел, так уверены в себе?

На это я мог ответить лишь одно:

– Нет, я уверен в вас.

Не объяснять же ему, что для меня не важно, кто будет моим противником. Я просто знаю, как его убить максимально быстро и качественно. И они не исключение. Кем бы ни были. Это и есть моя вторая натура. Как говорил Петрович, я генетический хищник и убийца. Я не обижался, только старался учиться у него и контролировал своё второе я. Ведь человек и есть самый опасный хищник, а я, как на это ни смотри, всё-таки человек.

Пока дед что-то сосредоточенно обдумывал, Гарх отошёл к своему столу, за которым сидели молодые вампиры. Он им что-то сказал, и те с удивлением повернулись в нашу сторону. А потом по одному стали подходить к нам и отдавать поклон Касису, который тот воспринял как должное.

Эту картину наблюдали и остальные посетители таверны.

– Чего это они? – спросил я у Деи.

– Не знаю, но думаю, приветствуют своего будущего наставника, ведь это именно он будет нести ответственность за них всё то время, пока они будут учиться в академии.

– Понятно, – кивнул я и стал рассматривать подходящих по очереди к Касису вампиров.

«И правда, похожи на эльфов, – думал я, глядя на них. – В основном парни. Но есть четыре девушки».

Вон как раз идёт та, из-за которой я и обратил на них внимание.

«Опа, не только эльфийки, оказывается, красавицы», – глядя на алебастровую богиню, прошедшую мимо меня и даже не заметившую моего жалкого существования, подумал я.

Та медленно наклонила голову и, как и все остальные, назвала своё имя. И оно заставило Касиса удивлённо посмотреть на неё.

– Ра’Горт? – переспросил он.

– Да, – спокойно кивнула девушка.

– А вы… – хотел спросить у неё что-то ещё старик.

– Это не имеет никакого значения, – перебила она, даже не выслушав вопроса.

– Хорошо, – кивнул тот. – Приятно познакомиться.

Когда вампиры отошли за свой стол, я повернулся к Касису:

– А кто она?

– Кто? – начал играть в «моя твоя не понимай» дед.

– Девушка, что была последней?

Он посмотрел на меня, а потом, видимо что-то решив, произнёс:

– Рения Ра’Горт, – и, немного помолчав, добавил: – Как я понимаю, внучка ректора академии.

– Постой, – удивился я, – так она же вампир.

– Ну да, – пожал плечами Касис.

– Тогда получается, что и её дед вампир?

– Никто этого и не отрицает.

– Дела… – протянул я и вновь посмотрел на соседний столик.

В этот момент как раз обернулась эта самая девушка. Рения. Вскользь мазнула по мне равнодушным взглядом и опять отвернулась.

Так вот я и понял, что ни черта не знаю об этом мире. Стремлюсь попасть в академию, которой, как оказалось, руководит вампир. Хотя остальных, похоже, это совершенно не беспокоило. Так что и мне придётся пересматривать свои взгляды на жизнь.


В таверне мы пробыли до утра. Нужно было дать отдохнуть пегасам. Хотя моему драгу это не требовалось, и он рвался вперёд.

А утром выяснилось следующее. Молодые вампиры не уехали, дожидались нас. Гарх решил отправить их с нами, вернее, с Касисом, как они нам сообщили, а сам ещё вечером отправился в столицу, у него появились там какие-то срочные дела. Поэтому ничего не оставалось, как взять на себя заботу об этих вампирах. Ведь, по сути, Касис и в дальнейшем будет за них отвечать. Так наш небольшой отряд сильно разросся.

Было приятно увидеть удивление на бесстрастных лицах этих господ, когда они поняли, чей драг стоял в стойле. Но особого внимания на меня они всё равно не обращали. Так, прилепился кто-то к отряду и прилепился. Едет себе и едет.

Но вот что странно. Дея достаточно быстро сошлась с внучкой ректора. Не знаю, о чём они всё время беседовали, но только именно ей улыбалась эта высокомерная и какая-то отстранённая от всего живого красавица. Я же ею любовался издали.

От такого совместного путешествия были и свои плюсы, конечно, кроме эстетического удовольствия, получаемого мной. Как только на любых постах понимали, кто в составе отряда, к нам даже никаких вопросов ни у кого не возникало. По-видимому, «уважали» здесь вампиров, и очень. А так пришлось бы нам по паре часов задерживаться на этих пропускных пунктах.

Тут я вновь увидел магию в действии, которая не позволяла воздушным наездникам пролетать мимо находящихся в империи гарнизонов. Она притягивала скакунов к небольшой посадочной площадке и не давала им взлететь без дозволения от местного мага. Дея сказала, что это типичная магия воздуха и можно обойти подобные ловушки, она даже знает, как это сделать, но это было незаконно, и мы не стали поступать подобным образом. Хотя по мне, так можно было просто или облететь раскинутую в пространстве сеть, или не попасться на один из болтающихся в воздухе магических щупов.

Так мы и добрались до столицы империи.

Империя Ларгот. Столица Парн
Вечер следующего дня

Город оказался большим. Очень большим. Даже больше, чем я ожидал увидеть из описаний Деи и Касиса. Но я видел города и гораздо большего размера. Хоть и не лично побывав там, но видел. Так что восторга от меня они не дождались. Ну, город, ну, большой. Ну и что? Это и было написано на моём лице. Правда, они восприняли моё молчание за некоторую робость.

– Не переживай, – сказал мне старик, – он поначалу всех пугает. Да и людей здесь много только из-за того, что идёт приём в академию. Через месяц станет гораздо спокойнее. – И показал на ворота, через которые мы должны попасть в город. – Нам туда. После проезда нам придётся разделиться. Туда, где будем жить мы с Деей, тебя не пустят. Это на территории академии. Но в том районе, – он указал на невысокие домики почти у самой городской стены, – сдаются неплохие комнаты. – Об этом мало кто знает, но это дома магов, живущих на территории академии, и чтобы жильё не простаивало, они его обычно сдают. Особенно в период наплыва абитуриентов. Там ты сможешь себе что-то подобрать. Не соглашайся на цену больше половины золотого в день. И не плати больше чем за неделю. Потом цены резко спадут. Это сейчас не очень удачное время. Но тут по-другому не получится. Столица – очень дорогой город. – Немного помолчав, он продолжил: – Там же ты сможешь и питаться, есть неплохой трактирчик, называется «Пятнистый Лырс». Скажешь, что от Касиса, дадут хоть и небольшую, но скидку. Его держит мой знакомый. Бывший поисковик. Кстати, почему-то сразу об этом не подумал. Свои артефакты можешь попытаться сначала реализовать через него. Он возьмёт процентов пять за поиск покупателей. Но зато найдёт тех, кто купит по максимальной цене. Это гораздо больше, чем заплатит академия. Ну а то, что останется, продашь уже в ней. – Старик стал рассказывать дальше, указывая на те или иные участки в городе: – Это квартал мастеровых, там квартал наёмников. Дальше идёт внутренний город. Но туда лучше не суйся. Живут там в основном аристократы, да ещё находятся посольства тех или иных государств. В центре – императорский дворец. А по периметру внутреннего города в основном живут простые граждане, лавочники и прочие. Да, вон там городской рынок. Дальше – студенческий квартал. Он называется так, потому что в нём снимают жильё студенты старших курсов и молодые преподаватели. А за ним – территория самой академии. Меня ты сможешь найти там. Вон она.

М-да. Почти четверть города эта самая академия занимала. И сейчас почти весь копошащийся народ направлялся именно в неё.

Город был большой, и с того места, где мы остановились, было не очень хорошо, но видно его расположение. Над городом полёты были запрещены. Стояла защита. Я её практически сразу обнаружил. Поэтому разглядеть всё более детально не получалось, но примерное представление, что где находится, я получил.

К тому же понял, где Касиса и Дею, если что, искать и куда мне самому следует идти. Ведь я твёрдо решил попробовать поступить в академию. Но сначала хотелось бы понаблюдать за процессом набора студентов, как это всё происходит.

Там же в комиссии я мог разыскать и Касиса.

Мы условились, если мне удастся поступить, что я найду его и он что-нибудь решит с жильём, чтобы нас поселили недалеко друг от друга. Я был не против, хотя мне, в общем-то, было всё равно. Но Дея хотела быть поближе ко мне, а против этого я не возражал…

Вот и наша очередь на въезд. Тут внаглую проскочить не получилось. Таких важных в столице был каждый второй, а потому нам пришлось отстоять общую очередь.

Зато вопросов к нам и тут на въезде ни у кого не возникло.

Ну а дальше мы разделились. Я поехал туда, где мне следовало пока устроиться, а Касис в академию, решать свои вопросы. Однако, как я надеялся, мы должны были скоро встретиться.

Ведь до академии-то я практически добрался. Осталось наскрести денег на своё обучение и пройти необычное распределение.

Глава 6 Планета Ареана. Империя Ларгот. Столица Парн

Таверна «Пятнистый Лырс»
Несколько часов спустя

С жильём вышел полный облом. В этом году был необычайно большой наплыв гостей в столицу, и потому не то что комнату, даже отдельную койку снять было проблематично. А ночевать с компанией каких-то совсем незнакомых личностей в одном небольшом помещении, где чуть ли не в затылок тебе дышат, мне слишком не нравилось. Плюс гигиена и безопасность. Настоящее раздолье для воров разных мастей. Но меня почему-то не трогали. Пару раз видел, как за мной следили, но этим всё и заканчивалось. Или не нравился я им, или очень уж много оружия на меня было навешано, а чего-то ценного с первого взгляда и не увидишь.

Оглядываясь кругом, я думал: «Хоть ищи место на улице, – а потом напомнил себе: – Что, кстати, тоже бы не получилось». Бездомных гоняли патрули, шнырявшие по городу в разные стороны.

Я уже обдумывал вариант поискать жильё за пределами города или пожить на природе, где-нибудь недалеко в ближайшем лесу, всё чище, чем здесь, но тогда каждый день, чтобы попасть обратно в город, мне будет необходимо платить входную пошлину. Однако придётся, наверное, пойти на такие затраты, коль тут ничего найти не удалось.

Правда, сейчас нужно вернуться в трактир «Пятнистый Лырс».

Туда я прошёл сразу, как попал в город, чтобы оставить там своего драга. Заплатил пару серебряных монет за его содержание в стойле на несколько дней вперёд и подкинул ещё одну мальчишке-смотрителю, чтобы тот получше заботился о моём Тиире. А затем посетил и само заведение. Нужно было поговорить с хозяином о том, чтобы он нашёл мне покупателей, ну и перекусить. Трактирщик пообещал за те самые пять процентов от прибыли найти нужных людей. Кроме того, я показал ему ещё и тарлокские мечи и кинжалы, сообщив, что тоже хочу их продать. Оставлял я себе только те, что были наиболее качественными, по сути, это как раз и было то, что я и взял у самого мелкого шамана.

– Хм, – задумался Лырс (так звали владельца трактира, только почему он пятнистый, я так и не понял), глядя на выложенное перед ним оружие, – нужно поискать. Но к вечеру, полагаю, найду покупателей как на артефакты, так и на мечи. О кинжалах не уверен. Но тоже поспрашиваю.

– Хорошо, – согласился я.

А сейчас возвращался в трактир, где мы и должны были встретиться с людьми, которых заинтересует мой товар.

Зал был полон, но я сразу выделил трёх отдельно сидящих магов. Именно на них мне и кивнул Лырс. Я подошёл к их столику.

– Добрый день, господа, – поздоровался я. – Как я понял, вас заинтересовало что-то из того, что у меня есть.

– Добрый, – кивнул молодой парнишка, хотя мне показалось, что главный у них мужчина среднего возраста, так как магом он был наиболее сильным из всех. – Есть такое дело. Лырс сказал, что у тебя много чего интересного.

– Не знаю насколько, – пожал я плечами, – но готов показать.

– Тогда пошли. – И молодой маг махнул рукой в сторону отдельного кабинета. – Не думаю, что разумно здесь светить как артефакты, так и деньги.

– Согласен, – кивнул я, и мы прошли в небольшой отдельный кабинет, который, по всей видимости, и использовался для таких целей.

Примерную разницу в стоимости своих артефактов я уже знал. Так как пробежался по лавкам, зашёл на рынок, посмотрел цены в магазинах и у отдельных продавцов. Получалось, здесь всё стоит дороже примерно в три-четыре раза. А за самые мощные артефакты можно было и в шесть раз больше спросить. Последних у меня было три. Именно они в основном и заинтересовали троицу.

К растениям маги отнеслись совершенно равнодушно, не их профиль. Но, как мне сказал Лырс, когда мы шли сюда, и на них он нашёл покупательницу, только прийти она должна чуть позже. Мне без разницы, главное, до закрытия ворот успеть покинуть город.

Маги выбрали сначала самые перспективные артефакты и сразу отсчитали мне за них две тысячи золотых.

«Первый и второй год обучения оплачены», – прокомментировал я себе это событие.

Потом, немного посовещавшись, они выбрали ещё несколько артефактов. Видимо, и у них был ограниченный бюджет. Тут мне досталось всего шестьсот золотых. На остальное они посмотрели с сожалением, но сказали, что больше на заготовки под артефакты потратить не могут. Однако если я задержусь здесь на час, то сюда подойдёт пара их друзей, которые тоже будут не против кое-что приобрести.

Я не возражал. Времени у меня было ещё часов пять.

Пока ждал, успел поужинать и отдать долю трактирщика. На пять лет обучения пока не набиралось, на тот минимум, который был мне необходим для обучения в академии, чтобы получить магический сертификат и печатку мага.

Конечно, были и сокращённые курсы, и другие факультеты, где проходили обучение люди с небольшими способностями, искатели, рейнджеры, но мне нужно было закрепиться именно в академии. И желательно при этом попасть как в её библиотеку, так и в хранилище артефактов древних магов, о которых по дороге мне рассказывали Дея и Касис, а туда был доступ только у магов и тех, кто учится на магических факультетах. Ведь, как я понял, если мне нужны ответы на мои вопросы, то нужно копать именно в этом направлении: древняя магия и артефакты древних.

Как и обещал Лырс, вскоре подошла девушка, явный маг жизни. Она очень обрадованно посмотрела на предложенные ей растения плюс выбрала практически все артефакты, заполненные силой жизни. Как она объяснила, приобретает это всё не для себя, а для их группы: они сложились и на всех скупают по городу те ингредиенты, что им нужны. Потом изготавливают из них амулеты и лечебные зелья и продают.

Я удивился, что отправили её одну.

Она помялась, но потом призналась, что не одна, а её вроде как охрана сейчас сидит в зале. То-то я заметил три отходящие от неё нити!

– Хорошо, – согласился я на сделку и заработал ещё тысячу золотых.

Из растений у меня осталось только то, странное, что я несколько дней назад приобрёл у поисковиков на заставе. Его я решил оставить себе. Слишком уж необычным оно было.

Да и общее количество артефактов у меня значительно уменьшилось. Осталось порядка десятка камней и прочего мелкого мусора.

Буквально вслед за девушкой влетело ещё два запыхавшихся парня, которые оказались как раз теми самыми знакомыми ушедшей отсюда почти час назад тройки магов, и выкупили у меня за тысячу сто ещё несколько артефактов.

Больше клиентов на магические артефакты не предвиделось. Я отдал Лырсу причитающиеся ему проценты и стал дожидаться нескольких аристократов, которые хотели посмотреть моё оружие.

Тут мне трактирщик, в общем-то, ничем помочь не мог, так как цена за такое оружие, если исходить из его качества, была средняя, не больше десяти золотых, но в таком качестве оно не очень-то кому и интересно, а вот как трофейное – да. Но в этом случае он оценить его не смог, предложил посмотреть на реакцию покупателей, только предупредил не наглеть и сильно не задирать цену, но и не мельчить, иначе они просто посчитают этот товар недостойным их внимания.

В общем, всё как у нас. Гренку никто не станет покупать за двадцать баксов, а вот крутон – без особых проблем. Хотя и то и другое жареный хлеб. Так что работаем на имидж. И немного шевелим мозгами.

Нужно к моему оружию как минимум придумать историю. Хотя тут и придумывать особо ничего не нужно. Мечи и кинжалы принадлежали трём сильнейшим тарлокским шаманам. Такое оружие вряд ли у кого-то ещё есть. Как сказал Касис, те очень дорожили своими шаманами. И это чистая правда. Конечно, о силе шаманов я мало что знаю, но покупателям об этом знать не нужно.

Дальше можно разделить и ранжировать оружие, сказав, что это было у их командира, а эти два меча у помощников. Это как минимум поднимет стоимость одного из мечей.

Я оглядел лежащее передо мной оружие. И выбрал тот меч, что был с необычной рукоятью.

«Подойдёт на роль клинка самого главного злодея». – Тем более у него и лезвие было немного шире других. В общем, он чуток, но отличался. Его я и отложил в сторону. И как раз вовремя.

Ко мне в комнатку вошло четверо молодых людей, вернее, трое людей и один огр. Все в дорогой одежде. Как трактирщик и сказал, это были махровые аристократы, десять поколений благородных предков в них так и сквозили, а в огре так ещё больше. Я даже удивился, зачем им это оружие? Ведь в таких семьях обычно оно есть и добыто чаще всего именно собственными руками их пращуров. Но эти молодые аристократы зачем-то пришли ко мне, и я был не против.

– Простите, – немного растерялся я, – но мечей у меня всего три, – и указал на оружие, лежащее на столе. Даже не думал, что будет конкуренция на подобный товар.

– Мы знаем, – кивнул один из парней, – но мы всё равно взглянули бы, тем более нам сказали, что есть ещё и кинжалы.

Я посмотрел на молодых людей, и у меня сразу в голове завертелся некий, не знаю, хитроумный или нет, но план.

– Хорошо, – ответил я, – вот оружие, – и пояснил: – Я вытащил только мечи, так как боевые ножи тарлоков практически все похожи между собой. Но когда-то они принадлежали разным воинам, и я не хотел разбивать комплекты и собирался продавать всё как есть. Но если вам интересно… – Я вынул из своей почти опустевшей котомки ещё пять ножей. Три я оставил себе, на всякий случай. Два придвинул к одному мечу, два – к другому и последний к третьему. – Именно в таком виде всё и висело когда-то у нас дома на стене, – сказал я. – А потом начал заливать о том, что оружие раньше принадлежало сильным тарлокским шаманам, что это меч их предводителя, а эти два – их помощников. – Был и ещё один нож, – вздохнул я, – но он утерян. – И, немного помолчав, добавил: – Так что этот последний комплект я хотел перепродать подешевле.

– Сколько ты хочешь за этот меч? – поинтересовался огр.

Даже не стоило сомневаться, на что он укажет в первую очередь.

Я же в ответ сказал несколько другое:

– Уважаемые господа, мне не хотелось бы никого обижать, но мне нужно как минимум полторы тысячи золотых за всё, чтобы хватило на обучение в академии, именно поэтому я вынужден продать наши родовые реликвии. Так что я готов отдать всё за эту сумму. И поэтому самый ценный меч буду продавать в самую последнюю очередь. Ну, или отдам всё разом тому или тем, – с намёком посмотрел я на них, – кто приобретёт у меня все скопом.

Аристократы с удивлением смотрели на меня. Я же наседал:

– Не сомневайтесь. Клинки истинно тарлокские. Это вам подтвердит любой кузнец, а то, что они принадлежали шаманам, сможет проверить любой маг. Если хотите, можно сделать это прямо сейчас. Только у меня нет знакомых в этом городе, и тут я доверюсь вам.

Это и заставило их думать в нужном мне направлении. Они уже не размышляли над тем, приобретать им оружие или нет и нужно ли торговаться за него или вообще забыть, сейчас они соображали, как проверить правдивость моих слов, и если всё сказанное мной правда, то в их руках окажутся действительно уникальные боевые трофеи.

Я же совершенно не переживал по этому поводу. Остаточную магическую энергию я в оружии ещё чувствовал, это же почувствует и любой одарённый. А то, что это тарлокское оружие, действительно заметит любой кузнец.

– К Сереулу? – спросил человек у огра.

– Да, я тоже о нём подумал, – кивнул тот. И обратился ко мне: – Есть у нас один эксперт. Но смотри, если посмел солгать… – Глаза огра опасно сузились.

Я спокойно посмотрел на него:

– Идёмте.

Перед выходом подошёл к Лырсу и отдал ему последние причитающиеся деньги. Тот удивленно посмотрел на меня:

– Ты же ещё ничего не получил!

– Получил, – пожал я плечами, – только они ещё сами не догадываются об этом.

Как только эта четвёрка постаралась уличить меня во лжи, они уже подсознательно приняли на веру, что мой рассказ правдив. Теперь им требовалось небольшое подтверждение этого.

Идти оказалось совсем близко. Хотя я почему-то думал, что придётся топать как минимум до квартала ремесленников. Но мы пошли к их знакомому, который держит неподалёку оружейную лавку.

– Сереул! – войдя в помещение маленького магазинчика, крикнул один из парней. – Ты где тут закопался?!

Сначала раздались громкие шаги, от которых слегка подрагивал пол, а потом, я даже не поверил своим глазам, вышла такая огромная образина, с ладонью размером в мою голову.

– Чего шумите опять? – произнёс гигант.

«Оно ещё и разговаривает?»

Теперь я точно знаю, что тарлоки далеко не самые крупные, кого можно встретить в этом мире.

– Сереул, мы по делу, – сразу начал огр и кивнул в мою сторону. – Он говорит, у него тарлокские мечи, которые принадлежали шаманам. Можешь это проверить?

«И вопрос-то он задал правильно, – хмыкнул я, – даже вмешиваться не придётся».

Эта громадина перевела свой взгляд на меня и пророкотала:

– Выкладывай, – и указала на прилавок.

Когда я положил всё перед ним, он, даже особо не глядя, определил:

– Точно тарлокские, их ковка. Мелковаты, правда, но коль говорите, что принадлежали шаманам, то тогда это возможно.

Я увидел, как от него протянулся тоненький ручеек энергии к оружию.

– Хм. Не солгал, – сказал он, – точно принадлежало шаманам.

Аристократы, расплатившись со мной, забрали оружие и ушли. Я же упаковал в свой рюкзак золото и тоже собрался уходить, когда меня остановил голос от прилавка:

– Как ты их нагрел?

Развернувшись, я заметил, с каким любопытством смотрел на меня этот гигант. И подумал: им он ничего не сказал, и, похоже, ему просто интересно и не хочет так же попасться и сам, поэтому я ответил:

– Сказав чистую правду, – и, усмехнувшись, вышел из его магазинчика.

А Сереул, всё ещё с удивлением глядя на закрывшуюся за северянином дверь, думал: «Как можно обмануть, сказав правду?»

Да очень просто. Ведь не обязательно говорить её всю.

* * *

Лейла стояла, закусив губу.

Ей говорили не идти сюда одной. Но она не послушалась. И теперь поплатилась за это. Однако и по-другому поступить девушка не могла. Времени кого-то искать не было, а ей сообщили, что здесь могут рассказать о судьбе её отца. Поэтому и пошла.

Лейла знала, что этот район сам по себе злачное место, а уж то заведение, где ей назначили встречу, и подавно. Но выбора у неё всё равно не было. Она должна знать, что с ним!

Как и в прошлый раз, это оказалось очередной ловушкой.

Лейла еле вырвалась из здания, куда её заманили, выбив дверь воздушным тараном и расшвыряв напавших на неё людей. Потом старалась уйти от погони проулками города, но она не знала этой части столицы и потому свернула не туда. И девушку загнали в какой-то тупик.

Лейла хотела воспользоваться ещё раз заклинанием воздушного кулака, но у неё ничего не вышло. Место, где она сейчас стояла, накрыли щитом подавления магии. Среди преследователей был маг, и сильный.

Она стояла, прижавшись спиной к стене и выставив свой небольшой кинжал, и затравленно смотрела на приближающихся к ней людей. Они не были похожи на простых бандитов. Те бы начали глумиться и издеваться над попавшей в их сети девушкой. Да к тому же присутствовал маг, способный создать поле подавления магии.

Лейла множество раз наблюдала за тем, как двигался её отец или старший брат во время учебных поединков, и поэтому была уверена, что окружили её профессиональные воины. Вернее, убийцы.

«Я не сдамся», – в отчаянии подумала она.

Хотя ей никто ничего не предлагал. Только глухо прозвучала команда одного из нападавших:

– Убить, – которая и подтвердила то, кем были эти люди на самом деле и зачем они пришли.

За ней.

И к ней направились двое.

«Не хочу!» – в отчаянии подумала девушка.

Но её желания никто не спрашивал. За ней давно охотились, и она это прекрасно знала. Чей приказ выполняли наёмники, Лейла даже не догадывалась, но предполагала, что и недавняя смерть её близких родственников, и нападение на их особняк, и последующее исчезновение отца, которое окончательно выбило девушку из колеи, – всё это как-то связано со всем произошедшим.

И вот сейчас эти неизвестные добрались до последнего представителя рода драконойдов Лересских. До неё. Не зря отец настоятельно просил её не покидать пределов академии в одиночку. Ну, или стараться всегда быть с кем-то. Но не всегда это можно сделать. Да и запертой в стенах академии девушка вечно быть не могла.

Лейла уже давно поняла, почему отец предпринял такие меры по обеспечению её безопасности. Но она сама нарушила их. Так что сейчас действовала девушка на свой страх и риск. Вот за это и наступила расплата. Наконец-то её подловили.

До неё осталось сделать убийце всего пару шагов, как он вдруг медленно стал оседать. Мгновение – и второй повторил его движение.

Девушка изумлённо посмотрела на торчащие из шей лежащих на земле наёмников тёмные рукояти кинжалов. Это же заметили и трое других её убийц. Но это их не спасло.

За их спиной, будто из самой мглы, материализовалась фигура и одним длинным, тягучим, но при этом быстрым и резким движением полоснула стоящих перед ней наёмников где-то на уровне их шеи.

«Трое за один удар». – Девица ошеломлённо смотрела на странную серую тень, которая, так и не растворившись в воздухе, как того почему-то ожидала Лейла, стояла и разглядывала её в ответ.

И только сейчас девушка поняла, что щит подавления спал и она может пользоваться магией. Но этого уже не требовалось. Всё, что необходимо, сделала эта кажущаяся нереальной тень.

Неясная размытая фигура сделала несколько шагов вперёд. И девушка увидела, что её спасителем был обычный парень, хуман, неброско одетый, высокий, с соломенного цвета волосами. Похож на выходца из северных королевств. Если и маг, то слабый.

Чел спокойно наклонился над телом ближайшего наёмника и равнодушно, даже как-то буднично, будто занимался этим чуть ли не каждый день, вытер о его одежду свой меч. Потом выпрямился и, посмотрев на девушку, спросил:

– Вы в норме? У вас всё в порядке? – Однако, оглядев тела, разбросанные вокруг, он ещё раз взглянул в лицо Лейлы и прокомментировал: – Пожалуй, стоит вас проводить.

И девушка готова была поклясться, что никаких возражений эта простая фраза не подразумевала. Её спаситель просто ставил перед фактом, что он сопроводит её домой. И её это почему-то только успокоило. Впервые за последний месяц девушка почувствовала себя действительно в безопасности.

Правда, сразу они не ушли. Хуман обошёл все тела и собрал оружие, кошельки и амулеты наёмников, сложив их имущество к себе в мешок, который потом закинул за спину.

– Я готов, – сообщил он ей. – Только показывать дорогу придётся вам, я совершенно не знаю города. – И отошёл немного в сторону, пропуская девушку вперёд.

Лейла, стараясь не смотреть на трупы, выскочила из тупичка и огляделась.

– Нам во Внутренний город, – сказала она.

Парень равнодушно пожал плечами:

– Насколько я понимаю, он где-то там, – и махнул рукой налево.

Девушка этого не знала, но если она попадёт куда-нибудь в знакомое место, то быстро сориентируется.

Через десять минут они дошли до городского рынка, дорогу до него, оказывается, знал её спаситель. Она, рассуждая вслух, сказала, что оттуда точно может добраться до своего дома. Тот это услышал и в ответ, лишь кивнув, довёл её до нужного места. А ещё же через полчаса они подходили к воротам, ведущим на территорию Внутреннего города.

– Не хотите поужинать со мной в качестве благодарности? – перед самыми воротами спросила немного смущённая Лейла у неизвестного. За всё время он так и не представился.

Девушка не хотела, чтобы он уходил. Не из-за того, что он производил неизгладимое впечатление. Нет. Просто рядом с ним она наконец почувствовала себя действительно в безопасности. Девушка не понимала, что создаёт такой необычный ореол вокруг этого молчаливого хумана, но он точно был.

– Простите леди, – похоже, чел понял, что Лейла аристократка, – но вынужден вам отказать. Я не смог найти ночлега в городе, и мне нужно покинуть его до темноты, а то не хочется коротать ночь в городской тюрьме. Говорят, там не очень комфортно. – И парень улыбнулся.

Девушка медленно наклонила голову, но вдруг, неожиданно даже для себя, сказала:

– А не хотите остановиться у меня? – и с замиранием сердца стала ждать его ответа.

– А я вас не стесню? – спросил он. – Да и ваши родственники не будут ли против?

– Нет, – замотала головой девушка, – я живу одна.

Парень удивлённо посмотрел на неё и хмыкнул:

– Я, конечно, согласен, глупо отказываться от такого предложения. Но вы же догадываетесь, как на это могут посмотреть ваши знакомые и соседи?

– Да, – девушка опустила голову, – но у меня есть на то свои причины.

– Я видел, – кивнул парень, – целых шесть причин.

«Почему шесть? – задумалась Лейла и только потом вспомнила о маге: – Ведь и правда шесть».

И она вздохнула, подтверждая его слова.

– Тогда я к вашим услугам, – произнёс северянин и очень галантно и как-то необычно склонил перед ней голову. – Разрешите вас сопроводить. – Пройдя ещё несколько шагов, он сказал: – Спасибо, вы меня очень выручили.

Девушка посмотрела на него и впервые с момента нападения улыбнулась.

– Ну да, а вы так просто проходили мимо и к тому, что я сейчас иду рядом с вами, никакого отношения не имеете? – И ехидно посмотрела ему в глаза.

Именно в этот момент на душе у неё стало легко и свободно. Тяжесть и груз последних дней, которые подспудно давили на неё, свалились, и она поняла, что этот необычный чел, который до сих пор так и не представился, спас не только её жизнь.

– Кстати, – насмешливо сказала она, – вам не кажется, что жить с девушкой в одном доме и при этом даже не назвать своего имени – это верх невоспитанности?

– Простите, – искренне ответил тот, – как-то вылетело из головы. Меня зовут Степан.

«Странное имя. Редкое. Живучий, – подумала девушка, искоса поглядывая на спокойно идущего рядом с ней хумана. – А ведь ему подходит».

И представилась сама:

– А меня Лейла.

– Приятно познакомиться, Лейла, – ещё раз склонил он голову.

Так они прошли до её запустевшего особняка. Но теперь, за долгое время, в нём затлела искорка жизни. И девушка до безумия была рада этому. А ещё тому, что рядом с ней шёл этот странный чел, которого кто-то назвал столь странным именем.


«Всё, пора из города», – решил я, выходя из магазина.

До закрытия городских ворот осталось чуть меньше часа.

Но далеко отойти не успел. Буквально через несколько минут в десятке метров передо мной пронеслась высокая стройная девушка. Лица я разглядеть не успел. Да и не уверен, что она меня заметила. Я бы тоже не обратил на неё особого внимания, если бы она не была магом и её не преследовала шестёрка каких-то типов, среди которых также был маг. Это меня и заинтересовало.

Если воровка, жена там, неверная любовница или дочка, которую пытаются вернуть в отчий дом, это одно. Но если её хотят обокрасть, изнасиловать или убить – это другое.

Поглядев на действия преследователей, сразу отмёл вариант кражи и насильников. Чувствовалась в них профессиональная выучка. Такие, как эти наёмники, не гоняются за простыми воровками. Да и жён обычно не возвращают. Но если вам нужно кого-то быстро и эффективно убрать, то именно такие господа вам и нужны. Знакомый тип людей. Сам часто, глядя в зеркало, вижу одного такого.

Поэтому я, не раздумывая, двинулся следом за ними. Если кто-то нанял таких матёрых профессионалов, чтобы устранить девчонку, хоть и мага, то это может означать лишь одно: она кому-то очень сильно мешает. И на такое не идут из ревности и от безответных чувств. Тут пахнет деньгами и большой политикой. А коли так, то девчонка – просто разменная монета.

Не люблю, когда кто-то ради своих интересов идёт по чужим головам. А значит, надо постараться, чтобы девушка осталась жива.

«Быстро она бегает, – нагоняя их, подумал я, – но похоже, совсем не знает местности».

Так глупо вляпаться в простейшую ловушку!

Старайся не появляться в незнакомых местах, особенно по важному делу. А если и приходится куда-то идти, то заранее изучи всё сверху донизу. Иначе можно оказаться в таком вот тупике.

Хорошо, противников видим. Хотя нет, одного не хватает. Маг. Он стоит чуть дальше по улице. Понятно, накрыл девушку знакомым полем. Как я понял, по своему предыдущему знакомству с ним, оно не даёт пользоваться магией тем, кто находится в зоне его действия. А значит, девушке придётся рассчитывать только на свои силы. Что вряд ли возможно. Я бы и сам в открытую поостерёгся выходить без предварительного плана против этой спаянной пятёрки бойцов.

Но сейчас этого не требуется. О моём присутствии они не знают. Удачно получилось.

Командир нападающих отправил вперёд двух крайних наёмников, а сам с двумя другими остался в центре небольшого проулка. Вот когда выгодна работа мечом.

Смотрим, что можно сделать.

Первым делом нужно снять мага, тем более это можно сделать тихо и незаметно для остальной группы. Никакого защитного поля на нём нет.

Дальше. Убираем тех, что выдвинулись в направлении напряжённо сжимающей маленький кинжальчик девушки.

И последние – тройка в центре. Как это ни парадоксально, но убить этих выстроившихся по росту наёмников будет проще всего. Главное, сработать быстро и точно. Удар должен быть сильным, точным и пройти по строго выверенной кривой, чтобы перерубить сразу три позвоночника.

Решено. Действую.

Тихо возникаю за спиной мага. Удар. Зажимаю рот. Бью в подреберье. Туда, где не будет свистеть выходящий из лёгких воздух или сипеть сама жертва. Тихая смерть и быстрая. Длинное лезвие своим концом пробивает ещё и сердце. А тут у любого оружия лезвие не меньше двадцати сантиметров. Все ножи боевые, даже те, которыми пользуются на кухне и в походе.

Быстро снимаю с его пояса все побрякушки и закидываю их к себе в карманы. В сумку уберу позже.

Дальше – шаг вдоль стены. Мне нужно сначала выбить передних.

Два броска кинжалов. Оба в цель. Слишком малое расстояние, чтобы промахнуться, по крайней мере мне. И самое главное – плавный и ровный приставной стелющийся шаг в правую сторону.

Веду рукой по строго выверенной траектории. Меч – её продолжение. И чувствую лёгкое сопротивление и подёргивание клинка. Всего три раза.

Идеальный удар. Как у настоящего самурая. Хотя с катаной получилось бы ещё лучше. Но у меня меч немного другой формы.

Три тела, так и не осознав, что же произошло, замертво валятся на землю.

Я знаю, что нападать со спины – дурной тон, однако меня это не волнует. Своей цели я добился. Девушка жива.

Осматриваюсь. На телах есть кое-что полезное. Вижу амулеты, оружие, возможно, есть деньги.

Но сначала узнаю, как там моя спасённая. И наконец рассматриваю её получше. Темнота не дала увидеть этого в первый момент, да я особо и не приглядывался, но и эта девушка была красива.

Однако если в эльфийке это была какая-то воздушная красота, а в девушке-вампире – холодная отчуждённость, граничащая с ледяным спокойствием, то здесь было что-то другое. В лице девушки, стоящей напротив меня, проглядывала дикая, звериная страсть. Огненные рыжие волосы. Немного смуглая кожа. И точёное аристократическое лицо.

Хотя и в двух других чувствовалась древняя благородная кровь.

Ещё меня удивила её аура. Создавалось такое впечатление, будто она состоит из двух слоёв. Один – внешний. Его я и видел сейчас. А второй как бы сжатый, скрытый от глаз. Пока дремлющий. Но от головы девушки шло несколько прямых каналов к этому внутреннему слою. И если предположить, что это каналы управления, то, значит, она каким-то образом может воздействовать на этот внутренний слой ауры.

«Что это, интересно, такое? И кто она вообще?» – подумал я и сделал пару шагов вперёд.

– Вы в норме? У вас всё в порядке? – спросил я. А потом подумал о глупости заданного вопроса, лежащие у моих ног тела прекрасно говорили об этом. – Пожалуй, стоит вас проводить, – произнёс я.

Если поторопимся, то я как раз успеваю к ближайшим воротам, чтобы выйти наружу.

Как я и думал, девушка оказалась аристократкой и жила во Внутреннем городе. Вот до его границы я её и проводил. Дальше можно было не соваться.

Нужно было посоветовать ей постараться нанять охрану или как-то иначе озаботиться своей безопасностью. Но в этот момент девушка предложила мне поужинать с ней в качестве благодарности. Я бы это сделал с радостью, если бы не одно маленькое препятствие: мне нужно было покинуть город до закрытия ворот, о чём я ей и сообщил.

Моя новая знакомая незнакомка, мы до сих пор так и не представились друг другу, сильно расстроилась из-за того, что я должен уйти. Это хорошо было видно по её лицу. Я думал, сейчас она распрощается со мной и пойдёт к себе, однако девушка поступила совсем наоборот. Предложила мне остановиться у них.

Меня это несколько удивило, но я видел, что она искренне желает этого.

«Странно», – подумал я и уточнил, а не будут ли против её родственники.

Тут-то и выяснилось, что девушка живёт одна. Вот и причина её желания. Всё-таки произошедшее не прошло для неё даром, и она сильно испугалась. Поэтому я без особых раздумий согласился, правда предупредив её о том, что в глазах других это может выглядеть несколько фривольно. Но, как мне показалось, ей это было глубоко фиолетово. Только выразилась она другими словами.

Через некоторое время мы пришли к ней домой.

Я, честно говоря, ожидал чего-то более величественного. А так небольшое двухэтажное здание, которое на фоне других выглядело не слишком впечатляюще. Однако в отличие ото всех остальных домов только у этого был собственный, хоть и небольшой, магический источник. Похоже, он относился к магии воздуха. Но я в этом не был уверен. Таких я ещё не встречал.

Осматривая холл и первый этаж, я увидел множество картин, но почему-то все они были завешены тёмной тканью.

Но один огромный групповой портрет, чуть ли не во всю стену, был открыт и поразил меня. На нём была изображена Лейла, как я понимаю, со всей своей роднёй. И написан он был относительно недавно. Девушка почти не изменилась. Но траурная лента меня насторожила.

– Это ваша родня? – спросил я.

– Да, – тихо ответила она.

Дальше я спрашивать не стал. Мне и так стало понятно, что я услышу.

Получается, все родственники девушки умерли своей или насильственной смертью. А её саму при мне собирались убить. Не нравится мне такой расклад.

Если есть такая возможность, то постараюсь её прикрыть. А потому, показав в направлении второго этажа, спросил:

– Комнату мне можно найти рядом с вашей?

– Зачем? – испуганно спросила Лейла.

– Так я быстрее смогу прийти вам на помощь, – серьёзно произнёс я и кивнул на портрет. – Не хочу, чтобы он был с траурной лентой, как все остальные.

– Спасибо, – тихо поблагодарила она. – Идёмте, я покажу вам, где лучше разместиться.

Мы поднялись на второй этаж.

– Это комната моего брата. Можете жить в ней. – Лейла показала на дверь. – Моя следующая. – И немного смущенно добавила: – Эти комнаты соединены общей дверью, – тихо закончив: – Я не буду её запирать.

– Не беспокойтесь. Без острой необходимости я у вас не появлюсь.

– Спасибо.

– Да не за что, – усмехнулся я и напомнил: – Кто-то обещал ужин. Но, как я понимаю, вся прислуга уже разошлась? – И вопросительно посмотрел на девушку.

– Ну да, – кивнула она, – но я вообще-то хотела приготовить его сама. Как всегда делала для родителей и семьи.

– А, ну, если так, то я совсем не против. Буду только рад.

И мы прошли на кухню.

Я старался отвлечь девушку от грустных мыслей. И в конце концов она вновь стала улыбаться, как по дороге к дому.

Ужин прошёл за разговорами. Я узнал, что Лейла уже является студенткой академии и обучается на факультете управления стихийными силами. Она маг воздуха и воды. Её отец заранее внёс всю сумму, полностью оплатив обучение. Первый год она уже отучилась.

Лейла изредка, в каникулы или выходные, появлялась здесь, дома, и следит, как в нём поддерживается порядок. Сейчас же она в городе потому, что старалась что-нибудь узнать о недавно пропавшем отце, именно это и привело к нашей с ней встрече.

А так она постоянно живёт на территории академии. Делит комнату с ещё одной девушкой, которая прибыла на учёбу из отдалённого поселения на окраине империи.

У них, кстати, тоже есть поместье, и тоже на окраине, но в нём она ни разу не была. С удовольствием съездила бы, чтобы узнать, что там и к чему. Но одна боится это делать. Слишком опасные те места. И туда без вооружённого отряда лучше не соваться.

Так я и узнал практически всю её историю. И об учёбе. И о погибшей семье. И о пропавшем отце. И о том, чем она занимается здесь.

Обо мне же она узнала лишь то, что я собираюсь попытаться поступить в академию. Вдруг повезёт.

Тут-то она мне и сказала, что приём начнётся уже завтра. Так что можно будет сходить посмотреть, как всё происходит.

Я согласился. Тем более и сам собирался туда наведаться. Мне необходимо хотя бы примерно понять принцип работы артефакта распределения. И нужно постараться, как обычно, не слишком светиться, а для этого необходимо понять, что же вообще от меня потребуется и что придётся делать.

Потом мы разошлись по своим комнатам. И я ещё очень долго слышал, как возилась за стеной девушка.


А дальше была ночь. Вот именно тогда я и понял, что за девочкой велась настоящая охота.

Резиденция лорда Крайга драконойда Лересского
Три часа утра

Несколько теней пробираются по коридору. Их цель в доме, и она должна быть одна. Находится во второй спальне на втором этаже. Заказчик выдал очень точный план как дома, так и его системы магической охраны. Поэтому ночные убийцы без проблем смогли пробраться внутрь.

Их подельники уже однажды выполняли в этом доме заказ. Но тогда цели не было здесь, и теперь они обязаны выполнить взятые на себя обязательства до конца.

Вот и лестница.

Они поднимаются на второй этаж.

Нужна следующая дверь.

Тени проходят вперёд. Ещё несколько шагов, и они будут на месте.

Неожиданно появляется ещё одна тень. Даже не тень. Призрак тени.

Быстрое мелькание коротких клинков – больше в коридоре кроме этого призрака никого нет.

– Ну и куда мне вас оттащить? – бормочет этот странный призрак.

И, посмотрев на открытые двери своей комнаты, по одному утаскивает тела туда.

* * *

Ночь выдалась буйной. Проспал я от силы три часа. А потом вырезал отряды убийц, посланные за Лейлой.

Действовали неизвестные очень профессионально, я даже подумал, нет ли и здесь аналога наших японских убийц. У них и одежда, и экипировка, и вооружение были практически один в один похожи.

Отрядов было пять. Проникали в дом они каждый новый час. И так до рассвета. Группы по три бойца.

Первую я засёк случайно. Среди них был кто-то с хорошими магическими способностями. Его присутствие я и уловил. Потом обнаружил и остальных.

Пробирались они через бреши в магической защите дома. Либо их подготовили заранее, либо кто-то слил все планы и схемы на сторону, и сделать это мог только кто-то из тех, кто их или устанавливал, или имел к ним непосредственный доступ. А таких не должно быть много. Потом разберусь.

Пятнадцать трупов. И не удалось взять ни одного живым. Они часто успевали отреагировать на моё присутствие. Поэтому приходилось их просто ликвидировать.

Снаружи наверняка был наблюдатель, но я никого обнаружить не смог. Слишком уж регулярно появлялись группы по зачистке.

Последний отряд проник перед самым рассветом.

Следующие два часа никого не было. И я пошёл осматривать трупы. Но обыск мне ничего особо ценного не дал. Я так и не смог выяснить, кто же они на самом деле?

Утром пришлось сопроводить девушку в Академию магии. Как я понял, там она была в безопасности. И весь день я просидел в засаде. Но никто в особняке больше не появился.

Ночью я тем же путём, которым туда проникали неизвестные, вынес все тела под стену Внутреннего города. Нужно было отбить охоту у того, кто сделал заказ на Лейлу, ещё раз связываться с ней, и потому я оставил кое-какое сообщение, которое наверняка до него дойдёт.

В результате ночь для меня прошла очень быстро. Был занят. Только под утро заснул в той комнате и на той кровати, что мне разрешила пользоваться девушка.

В ней так же была и одежда её брата, но она оказалась мне очень велика, висела мешком. Так что я предпочёл ходить в том, что для меня изготовила Анюта.

Моё сообщение уже утром прогремело на весь город.

А днём я наконец направился в Академию магии.

Резиденция рода Сейист
Утро

– Лорд, – раздался суматошный голос, – лорд, проснитесь! Посмотрите в окно! – Кто-то стучал в двери спальни старшего лорда.

Он не любил, когда его будили по утрам, тем более вчера он немного перебрал со своими, так сказать, деловыми партнёрами. Хотя, конечно, это были больше подельники.

– Лорд, ну посмотрите же! – повторился настойчивый стук.

– Надо вставать, – через силу поднял себя лорд и стал выбираться из кровати.

И только тут заметил сжавшийся маленький комочек, лежащий рядом.

– Кто это? – Он не помнил её.

Да и неудивительно. Охрана часто хватала на улице случайных девушек. А лорду было всё равно, над кем изгаляться ночью. Да и сейчас он не переживал на этот счёт. Поэтому старший Сейист спихнул с кровати девку, которую ему вчера притащила охрана, и, глянув на неё, выплюнул:

– Пошла прочь, тварь. Если кто-то хоть что-то узнает, твоей семье конец. – И пнул её в лицо.

Та, мелко подрагивая и плача, прикрываясь одной ладошкой, закивала и, собрав разодранное в клочья платье, выскочила в коридор.

– Надоело, – лениво посмотрев ей вслед, произнёс этот садист под маской изысканного аристократа и, накинув халат, наконец вышел в коридор. – Ну чего тебе? – глянул он на своего старшего телохранителя.

– Господин, вы посмотрели в окно? – спросил тот.

– Нет, конечно, – мотнул головой лорд, – делать мне нечего.

– Тогда сделайте это сейчас. – И телохранитель указал рукой на ближайшее.

Лорд пожал плечами и неспешно подошёл к нему. Да так и застыл.

На стене напротив его дома была выложена надпись: «Я знаю». И выложена она была трупами убийц из ночного братства. Теми самыми, что должны были выполнить его последний заказ. Вернее, как выложена. Тела были приколоты своим же оружием к стене. И что самое отвратительное, все головы были развернуты в сторону резиденции лорда Сейиста.

Неужели Крайг вернулся? Или это что-то другое?

Но предупреждение было однозначным и предназначалось тому, кто сейчас смотрел на него.

Глава 7 Планета Ареана. Империя Ларгот. Столица Парн. Академия магии империи Ларгот

Утро следующего дня

«Ну, вот она, эта знаменитая академия», – подумал я.

Но смотрел я, к сожалению, не на само величественное здание академии и прочие пристройки – учебные корпуса различных факультетов, жилищный и тренировочный комплексы и разное другое, ведь из-за забора и зданий-то особо видно не было, только козырьки крыш, а на толпу у входа. Такого столпотворения я не ожидал. Думал, приду пораньше и успею устроиться где-нибудь в первых рядах. Да, как же. Похоже, не один я такой умный. Создавалось впечатление, что они вообще отсюда не уходили. Хотя, когда я вчера провожал сюда Лейлу, народа здесь было немного.

«Но сейчас?! Откуда их столько?»

Я же хотел пробраться поближе и посмотреть, как там и что в приёмной. А туда не пробиться. Не уверен, что удастся пробраться даже к главному входу в академию, не то что на её территорию. И что делать?

Осматриваюсь.

Хм. Интересно.

Заметил небольшую группу магов, похоже, студенты, которые в обход огромной толпы направились куда-то вдоль забора по направлению к Внутреннему городу. Что вполне логично. Ну не может быть, чтобы у такого большого учебного заведения, как академия, был только один парадный вход. Есть и служебные, и задние, и те, о которых никто не знает.

«Значит, есть и тот, которым смогу воспользоваться и я», – усмехнулся я.

Развернувшись, я последовал за той группой.

Как я понял теперь, нужно было заранее договориться с Лейлой, чтобы она провела меня в академию. Но кто же знал, что тут всё будет так плохо?

Хотя это моя ошибка, сам же видел толпу приезжих, да и не стали бы закрывать приём во все остальные учреждения столицы, если бы не опасались такого большого наплыва гостей и студентов именно в этот период. И все они рано или поздно должны были оказаться именно здесь.

«Интересно, – оглянулся я на толпу позади себя, – вампиров и эльфов тоже на общих основаниях будут тут держать или, как обычно, для них всегда открыт свой коридор?»

Пока думал и крался за магами, увидел, как они подошли к совершенно ничем не примечательному участку стены академии. Ну, ничем не выделялся он лишь внешне. А если, как говорил Касис, посмотреть на него магическим взглядом, то на нём явно проглядывал энергетический контур коричневого цвета в форме небольшой дверки или калитки чуть повыше, чем рост обычного человека.

Хм. Уже что-то.

Было непонятно, что маги сделали, их тела перекрыли обзор, но контур слегка посветлел. Я думал, что сейчас откроется эта самая потайная дверь, но ничего подобного. Стена как выглядела монолитной, так такой и осталась.

«И чего?» – удивился я.

Но в следующий момент все вопросы у меня отпали. По очереди все молодые маги проследовали прямо сквозь стену. И когда последний из них попал на территорию академии, энергетический контур опять моргнул и принял свой первоначальный вид.

«Ни черта себе!» – удивился я и подошёл к тому месту, где просматривалась магическая дверь.

Монолитная на ощупь и по всем остальным показателям стена.

Понадавливав так и сяк на разные камни, которые показались мне наиболее интересными, в поисках того, что может быть рычагом, я понял, что работает эта система не от банальной скрытой кнопки, а на каких-то иных, явно магических принципах. Ведь это всё-таки мир магии, а передо мной находится обычная, ничем не примечательная магическая академия.

Уже решив начать экспериментировать над этим магическим проходом, я заметил метрах в двухстах ещё одну подобную дверь. И к ней сейчас вели знакомых мне эльфов.

«Так и знал, что пойдут не через парадный вход, – хмыкнул я, а потом мысленно добавил: – В общем-то, как и я сам».

Прокравшись максимально близко и притаившись в небольших кустах, стал наблюдать за тем, что же там происходит.

Эльфов сопровождал молодой маг. Подойдя к магической двери, он остановился, прикрыл глаза и начал, судя по шевелению губ, что-то шептать.

«И чего? – подумал я. – Если это какое-то отпирающее заклинание, то фиг я что услышу, если только кто-то не начнёт орать его вслух».

Но присматриваться к магу не перестал.

«Опа, а это что такое?» – заметил я какую-то странную энергетическую конструкцию, проявившуюся на двери.

Возникла она ещё до того, как маг перестал читать своё заклинание. Напоминал этот символ или китайский иероглиф, или какую-то достаточно сложную руну. Коль это мир магии, а у них тут все сплошь и рядом маги, даже рунные есть, буду считать это руной. Хотя чёрт его знает, как она должна выглядеть на самом деле, но для меня будет руной.

Мне хватило пары мгновений, чтобы пристально рассмотреть и запомнить эту самую руну. Никогда не испытывал проблем с усвоением материала и собственной памятью. Особенно если информация была зрительной или смысловой. То, что я мог осмыслить и понять, вообще никогда не забывал. Так что и этот странный символ, а-ля руна, я запомнил.

И заметил ещё кое-что. От появившейся руны к магу, как только тот перестал шевелить губами, протянулся небольшой энергетический канал. После этого он отошёл в сторону и, обозначив рукой примерные размеры двери, пригласил пройти через неё эльфов.

Те спокойно, по одному, будто так и должно быть, следуя друг за другом, растворились в поверхности стены. Последним за ними прошёл и маг. А через некоторое время я заметил, как оборвался канал энергии. И практически сразу растворился в поверхности стены и видимый мной символ. После этого и сам контур немного сменил цвет, стал более тёмным.

«Любопытно», – подумал я.

Ничего, кроме подсмотренной руны, у меня не было. Заклинания я не слышал, как оно действует, не знал. И потому решил, что из-за недостатка информации пробовать работать буду именно с тем, что знаю сам и видел собственными глазами.

Оглядевшись, я подошёл к магической двери.

И что у нас тут?

Есть руна. Есть магический контур. Что ещё мне известно?

Маг, судя по всему, вызывал появление этой руны заклинанием и им же устанавливал связь с ним для обеспечения контроля над дверью. Вполне логично. То есть первый шаг – это появление руны. Но заклинание мне неизвестно. Как можно это обойти?

Я видел, что Касис рисует подобные руны любым предметом и на любой поверхности, но затем он каким-то способом передавал в них энергию. Как он это делал, я так и не понял. Никакой связи не уловил. Мне вообще казалось, что каналы выстраивались сами по себе.

Но вот с этим магом я мог точно сказать, что руна и появилась раньше, и канал был выстроен отдельно от неё, и он в принципе никак не пытался изобразить её внешне.

«Хотя почему это не изображал, а заклинание?» – напомнил я себе.

Ведь никто не говорит, что руну необходимо именно визуализировать и рисовать. Я так понимаю, что она несёт в себе какую-то смысловую нагрузку. А значит, этот смысл можно вложить и в некое звуковое, фонетическое, визуальное, письменное или иное отображение информации. Например, в те же танцы с бубнами. Или руны. Тогда…

«Ну не может быть всё так просто! – подумал я, глядя на стену. – Или я в чём-то и где-то сильно ошибся».

Но почему бы не попробовать?

И я в воображении чётко представил только что виденную руну, а потом мысленно наложил её на энергетический каркас двери. И как только я это сделал, от меня к магическому проходу протянулся тоненький канал, который, похоже, откачивал из меня магическую энергию на удержание созданной руны.

«Работает», – опешил я от полученного результата.

Внешне всё выглядело именно так, как и в тот момент, когда дверь открыл маг, сопровождающий эльфов.

Осторожно, ожидая ощутить шершавую и слегка нагретую солнцем поверхность камня под своей ладонью, я потрогал стену. Вернее, попытался потрогать. Но на этом месте ничего не было. Рука свободно прошла за границу, где должна была начинаться стена.

Отдернув руку, я с любопытством оглядел её. Ничего не изменилось. А потому уже достаточно спокойно, не станут же маги себя сами прибивать, я сделал один длинный шаг вперёд. И оказался на каменной дорожке, ведущей от стены в глубь небольшого парка на территории академии.

Мысленно стерев руну, я увидел, как её отображение растворилось и на энергетическом каркасе магического прохода, да и его свечение вновь приобрело первоначальный вид. Это же оборвало и канал, который образовался между мной и руной в двери.

После этого моего эксперимента меня стал мучить вопрос: «Почему такой способ для открытия двери не использовал маг?» Ведь так и быстрее, и проще.

Вывод напрашивался один: он так сделать не мог. А судя по тому, как работал Касис, очень многие этого не могли.

«Странно, – понял я, – нужно разбираться в этом. – И, оглядевшись, хмыкнул: – Лучшее место для этого, чем эта академия, сложно себе представить».

Ведь только здесь можно понять, что я только что сделал и как такое вообще возможно, а также почему подобным не пользуются другие.

Но сначала нужно разобраться с тем, что же мне делать сейчас.

«Ладно. Ну, попал я сюда, и что дальше?»

Хотя чего думать.

«Вон идут эльфы, – я видел их ауры за деревьями, – пойду вслед за ними».


Однако только я сделал несколько шагов в том направлении, куда они ушли, как заметил ещё одну магическую дверь, которая выходила в этот парк. И вела она себя сейчас очень странно.

Мне стало любопытно.

Я примерно отметил, куда направлялись эльфы, и смогу при необходимости найти нужное здание. Поэтому решил посмотреть, что же происходит с этой магической дверью.

Приблизившись к ней, я с удивлением увидел, что она бессистемно моргает. Но что ещё более странно, на ней с неимоверной скоростью мелькали различные руны.

«Не понял, – поглядел я на происходящее, – это что, тупой перебор? Магическую дверь стараются взломать?»

Эта мысль заставила насторожиться. Хотя почему нет? Если я смог проникнуть сюда, а это был всё тот же банальный взлом, то почему это не сможет сделать кто-то другой? Правда, действует он несколько иным способом. Я смог обнаружить и увидеть руну, а потом использовать только её, он же пользуется совершенно иным методом взлома. Этот неизвестный перебирает все руны из какого-то своего списка. И этот перебор идёт очень быстро.

«Это не может быть обычный человек», – посмотрев на мелькание рун, подумал я.

Мне не удавалось их даже как следует рассмотреть, не то что запомнить. И было их очень много.

Странно. Как мне кажется, рунный алфавит не должен быть таким большим. Или этих наборов рун тут значительно больше, или это всё-таки не алфавит, а целый язык? Непонятно.

Но что тогда так быстро может обрабатывать такой огромный массив данных? Будь я в нашем мире, то сказал бы однозначно: компьютер. А здесь? Напрашивалось только несколько слов. Это какой-то магический артефакт.

Поняв это, я отошёл немного и спрятался за какой-то небольшой беседкой, обросшей аналогом нашего плюща. И вовремя.

В это самое мгновение перебор прекратился, и на поверхности энергетического контура проявилась та же самая руна, что видел и я.

«Нашли», – мысленно констатировал я.

А буквально через мгновение в магическую дверь проникли два непонятных субъекта. Первый быстро отошёл в сторону и спрятался за одно из рядом стоящих деревьев, контролируя близлежащую территорию. Следом за ним появился второй, пониже ростом. В руках у него был небольшой предмет, являющийся магическим артефактом, от которого к руне в стене был протянут канал.

Разжав руку, этот тип что-то прошептал, и в энергетическое поле артефакта вошла небольшая руна. Я её на всякий случай запомнил. После этого канал связи оборвался и дверь закрылась.

Оба незнакомца были вооружены, одеты как обычные встреченные мной мелкопоместные дворяне или наёмники. На голову накинут капюшон. Судя по увиденной мною ауре, оба маги. Один, который с артефактом, более сильный, другой чуть слабее. Кроме того, чувствовалось, что они намного опаснее тех, кто был ночью в доме у Лейлы. Хотя работали так же профессионально и слаженно, практически не общаясь между собой. Двигались бесшумно, не привлекая к себе внимания.

Маг убрал артефакт в напоясную сумку и вытащил оттуда другой.

– В ту сторону, – коротко сказал он, глянув на новый магический прибор.

Вроде он ничего с ним не делал, никаких заклинаний не шептал, никаких рун в него не передавал, активного канала не было. Значит, тот был уже активирован и работал автономно. Правда, что мне это даёт, я не понимал.

«Хорошо, что у нас там?» – глянул я туда, куда двинулись эти двое.

А там у нас здание, к которому ушли эльфы.

Я, крадучись, направился за неизвестными. Они шли спокойно и уверенно, не опасаясь внутренней охраны. Правда, и не наглеют, перемещаясь только там, где их никто не сможет заметить, совершенно не выдавая своего присутствия.

Подошли к зданию и затаились немного в стороне от входа.

– Не все цели на месте, – ещё раз посмотрев на показания магического прибора, произнёс маг, и оба наёмника застыли в ожидании.

Это же пришлось сделать и мне.

Слово «цель» мне очень не понравилось. Так не говорят о том, кого охраняют. Наоборот, целью является жертва. Необходимо разобраться, кто им нужен.

Через полтора часа ожиданий и наблюдения за артефактом, прозвучала следующая фраза:

– Остался только ректор. Ждём его и начинаем.

Сейчас они напряжены, готовы к бою и схватке, а потому незаметно к ним не подобраться. Но когда они начнут действовать, то и я перестану изображать собой неприметный кустик.

Ещё два часа. В здание почти перестали входить люди.

Наконец вижу большую делегацию магов, идущую со стороны академии. Вот они вошли в здание. Это заставило наёмников ожить.

– Поле подавления магии продержится три минуты, я и артефакт больше не выдержим, – говорит второй, – слишком много там сильных магов.

Первый кивает:

– Мне хватит.

Главный молча вытаскивает очередной артефакт из всё той же сумки.

«Хорошая сумка, явно больше моей, а обладает теми же свойствами», – оценил я его экипировку. Наверное, у него там много хранилось вещей, которые я не могу обнаружить.

– Действуем по плану, – сказал невысокий маг и протянул первому только что извлечённый магический предмет, а себе достал другой. – Как только поле будет активировано, устанавливай «Разрушитель» около здания и активируй его. Дальше у нас будет не больше двадцати секунд, чтобы покинуть территорию академии.

Подельник кивнул.

«Там Дея, Касис, эльфы. Хоть они и не друзья мне особо…» – резко понимаю я, что артефакт «Разрушителем» просто так не назовут.

План нападения был давно готов. Осталось только действовать.

Противники для меня не очень удачно расположились относительно друг друга, но и это можно использовать. Защитного поля ни на одном из них нет. Но на расстояние уверенного броска с моего места я к ним подойти не смогу. Значит, нужно действовать по-другому, напасть со стороны аллеи, ведущей к зданию. Этого расстояния мне вполне хватит на один длинный прыжок, правда, придётся постараться.

Снимаю оружие, оставив только меч и один кинжал. Для этого боя мне больше не потребуется. Там профессионалы. А потому это будет «бой одного удара». Иначе с задачей я не справлюсь.

Первым делом уничтожаю мага с наиболее опасным артефактом. Он – основная цель. Это «первый». Его выбиваю или отвлекаю кинжалом и добиваю мечом, если промахнусь при атаке метательным оружием.

Следующим будет мелкий. На него останется только меч. Но именно поэтому я его и беру. Нужна большая дистанция для нанесения последнего удара.

Всё, пора. А то они уже собираются расходиться.

Выскальзываю на аллею немного позади них. И спокойно иду вперёд, насвистывая какую-то мелодию.

Двойка высококлассных убийц меня заметила и замерла на месте. Появление ещё одного будущего трупа для них ничего не значит и не меняет дела.

Ждут. И я жду. Шаг. Ещё. Вот я поравнялся с первым.

Прыжок. И прямо сквозь кусты бросок ножа. Кидал в горло, но убийца успел отреагировать на него. Однако не нож был основной опасностью для наёмника. Косой удар моего меча – и кровавая полоса появляется на его горле.

Уже практически на разрыве дистанции – второй удар. Если бы мелкий маг отреагировал раньше и сделал хотя бы небольшой шажок назад, мой меч не достал бы его. Но он его не сделал, этот последний шаг. А потому сейчас он падает с перерезанным горлом.

Странно. Что это?

Тела наёмников охватывает тёмно-зелёное поле, символизирующее жизнь. И я вижу, как прямо у меня на глазах начинают затягиваться их раны.

Удар по одному, голову ногой в сторону. Быстрый шаг ко второму телу и второй удар. Ещё одна голова отлетела метра на три.

Всё. Теперь поле распалось. Непонятно. Вроде никаких амулетов и прочего, излучающего магию, на них надето не было. Но это явно результат магической активности. Но разбираться времени нет. Скоро тут будет охрана. Был сильный магический выброс, когда тела пытались восстановиться. Так что местные его должны засечь, уверен, они это умеют делать.

А потому быстро наклоняюсь, собираю своё оружие, снимаю с магов перевязи с их мечами и кинжалами, а потом забираю их напоясные сумки. Мне нужен как минимум тот артефакт, которым они взломали магическую дверь, и не из-за того, что он умеет, а из-за его баз со списками различных рун. С остальным, что там есть, разберусь потом.

Окинув взглядом поле боя, больше ничего интересного не вижу.

Возвращаюсь к своему рюкзаку. Всё скидываю туда. После чего быстро подхожу к кустарнику на краю парковой зоны. Осматриваюсь. Незаметно проскальзываю на дорожку, ведущую к входу в здание, выгадав момент, когда на ней никого нет. Хотя и так на ней уже давно никто не появлялся.


Когда я следил за указывающими мне и двум наёмникам путь эльфами, то оказалось, что мы зашли очень далеко на территорию академии. Судя по всему, это невысокое двухэтажное здание находилось чуть ли не в самом центре академического комплекса. Но на это я обратил внимание только сейчас.

В это здание, как я заметил, пока следил за наёмными убийцами, входили и некоторые из тех, кто прошёл через главные ворота. И сейчас это меня немного напрягло. Почему сюда направляли далеко не всех?

Ответа не было.

«Ну, уж коль я зашёл так далеко, да и снаружи мне пока лучше не светиться, то, так сказать, буду обеспечивать себе алиби, а значит, и мне именно туда», – решил я и вошёл в это отдельно стоящее здание.

Помещение не сказать, что огромное, но достаточно большое. И народу в нём значительно меньше, чем у входа в академию.

«О, Касис, – заметил я старика на сцене в противоположном конце зала, – значит, и Дея где-то здесь. Не зря я все это затеял».

Там же сидело ещё примерно двадцать различных магов, одного из них и дожидались убийцы. Маги пришли последними. И среди них был ректор. И если исходить из того, что дед Деи – глава одной из кафедр, то и остальные должны занимать примерно такие же должности.

У меня сложилось впечатление, что изнутри это здание гораздо больше, чем выглядит снаружи.

Проходя среди большого количества будущих магов, я незаметно подобрался почти к подножию подиума, на котором за столами сидели Касис и другие старшие маги. А ещё там стоял какой-то мощный артефакт. Он перебивал практически всё видимое излучение в этом зале.

«Теперь понятно, почему они так спокойны и не заметили ничего происходящего снаружи», – догадался я.

Пока я рассматривал артефакт, то почувствовал на спине чей-то пристальный взгляд.

«Еще убийцы? Меня заметили?» – начал готовиться я к новой схватке.

Развернулся.

И тут на меня налетел меленький вихрь. Еле успел затормозить руку с практически проткнувшим девочку кинжалом и незаметно убрать его лезвие в рукав куртки.

«Нельзя же так пугать людей!» – подумал я, глядя на неё.

Прошло всего пара дней, а кажется, будто очень давно я не видел это прелестное и беспечное создание.

– Ты прошёл! – заверещала девчушка, обнимая меня за пояс. Ну да, это была Дея. – Знаешь, как я рада! Я каждый день ждала и проверяла. До конца распределения магов оставался последний день, а тебя все нет. И я не думала уже, что ты попадёшь к нам. Ректор и деканы, – кивнула она на сидящих на высокой сцене магов, – должны с минуты на минуту начать распределение. И тут вижу тебя. Ходишь-бродишь, а меня не видишь. – И она укоризненно взглянула мне в лицо.

«Хорошо, когда такое создание беспокоится о тебе», – почему-то с нежностью подумал я.

Теперь мне стало понятно, кто мог обратить на меня внимание.

А ещё я понял, что успел в самый последний момент.

Оказывается, со слов девочки, магов тут набирали не всё время, а только первые несколько дней, а потом шёл приём на другие околомагические факультеты.

Дея же между тем продолжала рассказывать:

– Мы с дедом думали и говорили о тебе. Он не очень верил, что ты пройдёшь отбор. Я же не переставала надеяться. Ты умный, и с тобой хорошо.

Как это было связано, я не понимал. Но для Деи это имело непосредственную связь.

– Да и видеться мы чаще сможем, – продолжила говорить она. – Хотя… – девочка на пару мгновений примолкла, – наверное, поступи ты на другой факультет, мы смогли бы видеться. Ну да ладно. Главное, ты здесь. А значит, теперь с этим проблем точно не будет. Сейчас осталось только распределение. Ещё минут пять, и подойдут последние.

Я же начал переживать. Никакого отбора я-то не проходил, и будет очень уж глупо вляпаться по этой причине, если это сейчас выплывет. А поэтому я стал медленно пробираться к выходу. И уже почти дошёл до него, как меня за руку схватила Дея.

– Ты куда? – строго спросила она, заглядывая мне в глаза. – Сейчас закроют двери, и ты в этом году распределение пройти больше не сможешь. – И потянула меня обратно.

Пришлось вернуться, тем более вход в здание уже действительно закрыли. Значит, нужно будет что-то придумывать на месте.

Мы как раз подошли к тому месту, где стояли до этого, когда раздался тихий звон, но его услышал каждый стоящий в зале.

– Добрый день, господа и дамы, наши будущие студенты, – сказал какой-то человек.

«Нет, он больше похож на эльфа, но такую ауру я видел у вампиров, – пригляделся я, а потом до меня дошло. – Понятно, кто это».

К нам сейчас общался ректор Академии магии.

– Мы рады, что вы выбрали именно наше учебное заведение. Долго говорить не буду. Вас много, а процедура распределения длительная. Так что приветствую вас, и пусть вы попадёте именно туда, к чему и располагают ваши способности и лежит душа.

Он подошёл к тёмному куску гранита, который я и определил как очень мощный артефакт, и положил на него руку.

«Нужно пробраться поближе, если хочу рассмотреть, что же будет происходить», – понял я.

– Ты что, стой! – дёрнула меня за руку Дея. – Сначала распределение проходят почётные гости академии, потом королевская семья, потом разные там аристократы и только потом все остальные.

И, едва договорив, сама рванулась вперёд. Я еле успел перехватить её.

– Ты чего? – теперь уже я удивлённо смотрел на неё.

– Так эльфы же, тебе что, неинтересно? – И она махнула рукой в центр зала.

– Да нет, – относительно равнодушно пожал плечами.

– Ну, ты что? – поражённо посмотрела на меня Дея. – Они же такие, такие… – И девочка восхищённо закатила глаза. – Я даже не знаю какие…

И она вновь рванулась в сторону образовавшегося прохода, по которому шли эльфы.

Я её опять остановил.

Всё с ней понятно, ходячие кумиры во плоти. Как ими не восхищаться? Поэтому нужно срочно развенчивать этот миф, а то, я так понимаю, и её мама раньше такими же глазами смотрела на эльфов.

– Да брось ты, – сказал ей я, – какие «такие»? Кроме симпатичных мордашек у их девушек, я пока ничего интересного не видел.

И только я это произнёс, как за моей спиной раздался громоподобный гогот. Иначе его не назовешь.

– Симпатичные мордашки. – И меня кто-то похлопал по спине огромной рукой. – Это ты правильно подметил, парень.

Я удивленно повернул голову. И увидел, что за мной стоит явно родственник того владельца оружейного магазина, где я продал трофейные мечи. Такой же массивный, крупный, тяжёлый.

«Кто они, интересно?» – подумал я. Ведь этого я так и не узнал.

– Только северяне, как ты, да такие тролли, как мы, понимаем это, – пробасила эта образина. И ещё раз похлопала меня по плечу.

«Тролль, значит, – оглядел я его. – Ну, вполне возможно».

Этот наш разговор, вернее, громоподобные реплики тролля привлекли к нам внимание. В нашу сторону посмотрели эльфы, шедшие к пьедесталу, где был установлен артефакт.

«Ща начнётся…» – подумал я и как в воду глядел.

От группы эльфов отделились две фигуры и направились к нам. Толпа расступилась перед ними. До нас – метр-два.

И вот они стоят прямо перед нами.

«Интересно, а сам я кого ожидал увидеть?»

Смотрю в знакомые и всё такие же прекрасные глаза, в которых плескается холодная ярость.

– Понравилось колечко? – тихо спрашиваю я.

Немая сцена. Только вижу, как эльфийка удивлённо хлопает глазами. И вдруг её лицо каменеет.

– Прошу принять мои извинения, – медленно произносит она и наклоняет голову.

А потом снимает с шеи цепочку и протягивает её мне:

– Я должна вернуть вам эту вещь.

На цепочке моё кольцо, которое я шутки ради тогда в лесу бросил к её ногам.

Второй эльф, молодой парень (их главного сегодня здесь не было), с интересом переводит взгляд с меня на девушку.

Она не смотрит мне в лицо. Зато весь зал не отрывает от нас глаз. Как же, происходит что-то непонятное и интересное. Ещё и связанное с эльфами. А потом ещё и звонкий голос Деи подливает масла в огонь:

– Братик, а почему эта эльфа возвращает тебе обручальное кольцо? Ты что, делал ей предложение?

После этих слов лицо эльфийки темнеет. Она сжимает губы. Но всё так же не поднимает головы.

М-да. Положение. И всё из-за какой-то шутки. Похоже, на одного смертельного врага у меня в этом мире стало больше.

Зато второго эльфа эта ситуация, судя по его насмешливому взгляду, очень забавляет.

А теперь ещё и следующий голос:

– А ведь и правда, симпатичная мордашка, я тебя понимаю. – И огромная лапа снова хлопает меня по спине.

И что делать?

А что тут поделаешь? Вляпался, так нужно выплывать.

– Оно ваше. Считайте, мы в расчёте. Будет желание, выбросите. Ведь оно теперь принадлежит вам. – И я в ответ наклонил свою голову. А потом повернулся, чтобы отойти немного назад, но чёрт меня дёрнул за язык. Иногда мозги просто отключаются. Это, похоже, обо мне. – Но насколько я знаю, кольцо носят на пальце, а не на цепочке.

Что уж в этой моей последней фразе было такого смешного, но весь зал просто лёг. Особенно гоготал тролль, что стоял около меня. Я даже в удивлении на такую реакцию развернулся обратно.

Эльфийка потемневшими глазами, в которых застыла сталь, посмотрев на меня, резко развернулась и отошла к ожидающему окончания нашей беседы отряду.

– А ты смелый и глупый, – улыбнулся второй эльф, – коль смог довести мою сестру до белого каления. Только учти, ей пророчат будущее магистра магии тьмы и смерти. А поединков за пять лет обучения предстоит… – Не закончив фразы, он подмигнул мне, а потом, кивнув Дее и троллю, неспешно вернулся назад.

Последовало несколько мгновений тишины. И я услышал:

– Тут он прав, ты попал парень, – подтвердил слова эльфа тролль, – даже я тебе не завидую. Связываться с магом тьмы себе дороже. Да ещё в таком ядовитом сочетании. – И усмехнулся.

– Маг тьмы и смерти? – с любопытством спросила у него Дея, будто остальное её и не интересует вовсе.

– Нет, – покачал головой тот, а потом, ещё раз усмехнувшись, добавил: – Маг и разгневанная девушка, тем более эльфа. – Поглядев на меня, он уже без насмешки изрёк: – Так что держись. – А потом, о чём-то подумав, представился: – Я, кстати, Гром.

– Степан. А это болтливое создание – моя сестра Дея.

Эльфы между тем подошли к пьедесталу.

– Началось, – потянула меня вперёд Дея.

Я махнул рукой троллю и пошёл следом за ней. Нужно было понять, что собой представляет это самое распределение.


В этот момент какой-то незаметный невысокий хуман, маг, подошёл к ректору и что-то прошептал ему на ухо. Тот удивлённо взглянул в его сторону, быстро поднявшись, что-то сказал остальным и ушёл со сцены.

Больше его до конца церемонии никто не видел.


Селея была в бешенстве. Этот хуман опять опозорил её! Всё повернулось так, будто этот хуман сделал ей предложение, а она не просто дала отказ, что было бы вполне нормально и не уронило бы ничьей чести, но ещё и извинялась за него! А это, как минимум, говорит о том, что этот отказ вызван не её собственным желанием, а решением совета рода.

Мало кто знает их обычаи. Но её старший брат, не Экос, а тот, что сейчас сидит в президиуме и поражённо смотрит на всю эту сцену, уж точно их знает. Да и многие маги тоже.

Например, декан с факультета аретфакторики, судя по нагрудному знаку, с удивлением следил за всем происходящим.

«Убью, – мысленно поклялась девушка. – Убью этого дикаря при первой возможности».

И ладно, в прошлый раз этого не видел никто, кроме своих. Но сейчас здесь присутствовало очень много людей. И ей придётся провести с ними пять лет, если не больше.

И ведь теперь не докажешь, что она к нему ничего не испытывает. К этому нищеброду, оборванцу, недавно вылезшему из пещеры и спустившемуся со своих северных гор.

«Хотя нет, испытываю, – неожиданно подумала девушка и мечтательно закрыла глаза, представив, как она будет тысячу раз убивать этого северянина, а потом воскрешать его и снова убивать. – Вот встреться мне на полигоне! – мстительно вспомнила она мельком услышанные слова Экоса. И только тут до неё дошло, где находится этот самый оборванец. – Наверное, за него кто-то согласился оплатить обучение, – подумала Селея. – Откуда у него деньги-то? И как бы он здесь оказался? С его-то способностями! Как отбор-то прошёл, непонятно. Не за нами же он следом шёл», – с усмешкой подумала она и с подиума, где сейчас стояли все эльфары, посмотрела в зал.

А тот болван, будто ничего и не произошло, совершенно не обращая на её взбешённый взгляд внимания (кто-то посмел не обратить на неё внимания!!!), стоял и болтал о чём-то со своим приятелем троллем.

«Вот же гад ползучий! Она тут стоит и закипает вся, а он даже ухом не ведёт! – Именно эта её последняя мысль заставила девушку остановиться. – А почему это переживать должна именно я? Это он должен дрожать от страха и бежать отсюда, куда глаза глядят. Кто из нас двоих маг смерти?» – Эта мысль её немного успокоила.

Правда, вновь взглянув в зал, она поняла: только этот непонятный северянин не боялся, а с любопытством наблюдал за тем, что происходит на сцене у артефакта. К тому же Селея порой ловила на себе его задумчивый и спокойный взгляд.

– Он ещё и смотреть на меня осмелился! – буркнула она себе под нос. – При первой возможности убью. Убью. Убью. Убью.

– Успокойся, – взял её за руку брат, стоящий рядом и услышавший её слова, а потом, усмехнувшись, добавил: – К тому же я тоже согласен с троллем и этим твоим северянином: твоя мордашка и правда тут самая симпатичная.

– Он не мой! – взбешённо процедила Селея.

И только она это произнесла, как поняла: «А события-то только набирают обороты. И опять в их центре оказался этот тупой северянин».

– Смотри, – сказал брат Селее, указав взглядом на зал, тоже заметив происходящие внизу события.


Когда эльфы взошли на небольшую площадку перед подиумом, где находился артефакт, я немного сместился влево, чтобы удобнее было наблюдать за действом распределения.

За мною двинулась и Дея, а также и этот тролль, хотя с его-то ростом можно было следить за всем происходящим в зале и из последних рядов. И даже тогда ему вряд ли кто закрыл бы обзор, разве что ещё один такой же тролль. Но его сородичей в зале не было.

И как-то так получилось, что я оказался в первых рядах. Видимо, двигающаяся немного позади меня туша Грома не очень способствовала высказыванию нам каких-то претензий. С его-то видом это было и неудивительно. Каменная гора мускулов.

«И это он собрался в маги?» – В который раз я поражённо посмотрел на это чудо природы.

Тем более, как мне казалось, за этой его дикостью и каким-то варварством скрывается недюжинный ум. Тоже своего рода маскировка.

Как и у меня. Хотя меня это совершенно не смущало. Так что я встал именно туда, где мне и нужно было оказаться, к тому же даже без молчаливой поддержки Грома я бы всё равно постарался пробиться сюда. С этого ракурса было прекрасно видно, что происходит с артефактом и что он делает во время своей работы. Тем более активированный артефакт выглядел намного иначе, чем в неактивном состоянии.

Сейчас, после активации, это была большая энергетическая структура, и она уже никак не напоминала обычное аморфное или не очень поле, а больше походила на упорядоченную систему, отображающую какую-то трёхмерную виртуальную модель. Правда, модель, имеющую очень сложную и многомерную структуру в своём построении.

Я стал просматривать её, пытаясь понять, что и от чего зависит. Выявлять связи, последовательности, узловые точки. Искать закономерности и их взаимодействие. Но даже моих способностей не хватало, чтобы разобраться в ней полностью, настолько она была многомерной, противоречивой и навороченной.

К тому же у меня сложилось чёткое ощущение, что эта структура не цельная. Она какая-то незавершённая. Ей определённо чего-то не хватало. И именно это «чего-то» и не давало понять принципы действия всего артефакта в целом. Я видел отдельные куски, совершенно не связанные и никак не взаимодействующие между собой.

И как только эта мысль пробежала в моей голове, я понял, что ускользало от моего взгляда и чего не хватало этой трёхмерной виртуальной модели для её общей цельности. И неудивительно, что я этого не заметил. Просто этих элементов в структуре не было в принципе. По сути, этой энергетической модели необходимы были связи и связывающие элементы между отдельными её модулями, ну, или чем там, я не знаю.

Я оперировал параметрами работы с тем оборудованием, с которым был знаком ещё по прошлой своей жизни, да и других определений пока не знал. Поэтому стал относить всё это к модульной системе построения. И она просматривалась в энергетической структуре этого артефакта очень чётко, особенно теперь, когда я знал, куда смотреть и на что обращать внимание.

Но что мне это давало, я пока не понимал. И как должен работать этот артефакт, тоже не выяснил. Нужны были эксперименты или, как минимум, наглядная демонстрация. И как я понимал, скоро мне представится такая возможность.

Вот эльфы по очереди подходят к пьедесталу, где установлен артефакт, и прикасаются к его поверхности. И после этого он начинает сиять определённым цветом. В их случае это различные оттенки зелёного.

С виду все просто. Но, приглядевшись, я понял, что всё очень даже наоборот. Слишком сложный, запутанный и трудный к реализации или дублированию механизм. Но главное, мне были совершенно непонятны принципы его работы.

Вот то, что я видел.

В первый модуль поступает частичка энергии каждого проходящего ритуал распределения эльфа, она по каким-то своим, совершенно неизвестным мне алгоритмам преобразуется, и после этого на выходе появляется небольшая руна, которая переходит в следующий модуль, а потом дублируется в нескольких участках, образуя связь этого второго модуля с целой цепочкой автономных микромоделей.

«Руну запомнить. Это может быть важно, – подумал я, – как и систему подключаемых ею модулей».

И как результат всей этой деятельности мы можем наблюдать какие-то внешние эффекты. В зависимости от подключённых энергетических структур артефакт начинает сиять тем или иным цветом, и на его поверхности, судя по всему, загораются или проявляются какие-то надписи, так как их аккуратно переписывают и потом передают заполненный пергамент прошедшему распределение.

– А что, интересно, там пишут? – спросил я у Деи.

Но ответил мне тролль:

– При отборе просто определялся твой уровень сил, сможешь ты стать магом, рейнджером, искателем, ведуном и прочее. А сейчас определяется уже твой индивидуальный уровень способностей при управлении тем или иным типом магической энергии.

Насчёт тролля я оказался прав. Слишком связанные и точные суждения для обычного деревенского увальня.

А Гром, немного помолчав, продолжил:

– На эльфарах это не очень хорошо заметно, они практически все маги жизни. Но судя по твоей знакомой, – усмехнулся он, – можно увидеть и что-то другое. Я слышал, что среди них, правда очень редко, появляются сильнейшие маги тьмы. Нонсенс. Светлые существа при этом работают с тьмой и со смертью. Как-то так. Вот и посмотрим, повезло тебе или не очень. Хотя и жизнь можно применять в боевых целях, у эльфов есть даже боевые друиды, но как они их привлекли, мало кто знает, это их тайны.

– Понятно, – кивнул я.

А сам подумал, что он не очень прав. Даже схожий тип энергии, которым могли оперировать эльфы, дал мне при наблюдении за ними многое.

Выяснил я следующее.

Чем больше в определённой цепочке подключается энергетических модулей, тем ярче свечение артефакта и тем больше символов с его поверхности переписывают в пергамент, который потом отдают магам.

А дальше и правда по эльфам ничего особо интересного не было. Они по очереди проходили своеобразное тестирование. Единственное, что мне необходимо было запомнить, – это подключаемые их руной системы энергетических модулей.

– О, твоя подружка, – указал тролль на сцену.

Да я и так её видел и давно наблюдал за ней.

После неё должен был идти парень, назвавшийся её братом.

Девушка подошла к артефакту. И он осветился двумя цветами, практически равнозначными по своей силе. Тёмным или даже чёрным и серым. А в энергетическом плане я обнаружил сразу две выданные руны и огромное количество связанных ими цепочек.

Голова работала на пределе, стараясь усвоить их все. Времени было очень мало, и потому нужно было постараться.

– А она очень сильный маг, – задумчиво произнёс Гром.

– Да, я знаю, – по ходу дела ответил я, стараясь запомнить последние элементы.

«Всё, успел», – обрадованно подумал я, глядя вслед получившей своё свидетельство о прохождении распределения девушке.

– И ты так спокойно об этом говоришь? – спросил он.

– Ну, как говорили мои предки, – отмахнулся я, – семи смертям не бывать, а одной не миновать.

– Всё так, – хмыкнул он, – только ты забыл, что она маг смерти. Так что она тебе может устроить не одну смерть и даже не две. Если того захочет.

– Об этом я как-то и не знал, – честно признался я и махнул рукой: – Выкручусь. Не сразу же она меня убивать будет. Может, передумает ещё.

– Теперь вряд ли, – прищурился он. – Ты погляди, как она на тебя зыркает. – Тролль кивнул в сторону эльфийки. – Лично я поостерёгся бы жить под одной крышей с девушкой, которая так смотрит на меня. Особенно если она маг. Камень «башка попадёт, совсем мёртвый будешь». А потом так раз десять или двадцать в её случае. Так что сочувствую. – И он очередной раз похлопал меня по плечу.

– Да выживу, – усмехнулся я и вновь посмотрел на девушку на подиуме. Плохо началось наше с ней знакомство. – Надо оправдывать своё имя.

– А ведь и точно. – И тролль громко заржал, напугав стоящих рядом с нами людей.

Мы вместе отсмеялись, хотя ничего особо весёлого и сказано-то не было, и у меня как-то поднялось настроение после этого разговора. Я посмотрел на Грома и спросил:

– Ну а ты сам? Какими судьбами здесь? Каких результатов ждёшь? Уже что-то известно или так, наудачу? – И, немного помолчав, добавил: – Вон Дея у нас, – я указал на девочку, так и стоящую рядом со мной, – сильный маг воды и воздуха.

– Неплохо, опасные противники, особенно адепты воздуха, по себе знаю. – И он одобрительно взглянул на мою названую сестрёнку, а потом продолжил: – Я тоже решил пробиться в маги. Как слышал, в этом году снизили проходной порог по управлению силой на один из факультетов. Но кандидат должен быть универсалом. А я такой и есть. Могу работать с энергиями магий земли, огня и разума. Правда, мой порог – это плетения второго, максимум третьего уровня. Раньше меня с такими результатами взяли бы только в рейнджеры, а сейчас, гляди ж ты, возможно, и магом стану. Но я так понимаю, это ты и сам знаешь. Среди вашего брата тоже не бывает сильных магов, зато много универсалов. Ты сам-то с чем работаешь? – обратился он ко мне.

«И с чем же? Что ответить?»

– Он маг жизни, – влезла в наш разговор Дея и, видимо, хотела ещё что-то добавить, но замерла на полуслове, взглянув мне за спину, где шла как раз следующая делегация. И неожиданно рванула вперёд. – Рения! – закричала она на весь зал.

И почему я не удивлён встретить тут ещё и вампиров. Ведь и они направлялись в академию. И даже, точнее, на факультет к Касису. И ладно бы выскочила одна Дея, так она ещё за компанию, забыв выпустить мою руку, вытянула пред светлые очи всех вампиров ещё и меня.

– А мы тут распределения ждём, – затараторила она. – А я всё думала, когда вы придёте? Дедушка сказал, что вы будете сегодня. Но я надеялась увидеть тебя раньше. Однако вы так за эти дни и не покидали своего корпуса. Смотри, – и она показала на меня, – и Степан здесь. Ты по нему соскучилась? А я очень. Он тоже будет учиться в академии. Но я не знаю где. Но вряд ли он попадёт к нам. Он не похож на универсала или рунолога.

Дея говорила бы и дальше, но тут со сцены раздалось вежливое покашливание.

– Пойдём, а то мы задерживаем их, – потянул я девочку за руку.

– Ой, простите, – закивала она, – деда просил же ни к кому не приставать. – И посмотрела на Рению. – А ты придёшь к нам в гости или можно я к тебе? – быстро спросила Дея. – Никогда не видела, как живут вампиры… – Правда, тут она замолчала и, немного подумав, произнесла: – Хотя я и как живут другие не видела.

Я понял, что Дея просто так отсюда не уйдёт, а потому подхватил её под локотки, развернулся с ней и отошёл в сторону, пропуская идущих к сцене вампиров.

Но эта неугомонная девчонка даже сейчас умудрилась повернуть голову и прокричать:

– Рада была тебя увидеть! Удачи!

«Хорошо, хоть в этот раз обошлось без особых сцен», – подумал я и, видимо, этим всё и сглазил, так как Дея вырвалась из моих рук и, подбежав к вампирше:

– Чуть не забыла! Представляешь, Степан, оказывается, той эльфе, – показывает на девушку, стоящую на сцене, при этом делая такие огромные глаза и говоря заговорщицким шёпотом, который слышен абсолютно всем, – кольцо обручальное подарил, а она ему вернуть его хотела, а он не взял. – И совершенно искренне, без какой-то задней мысли спросила у Ренеи: – А ты бы взяла или тоже вернула? Я видела, кольцо дорогое. У моей мамы было похожее. А он предложил его выбросить. Ну не дурак? – После чего добавила: – Ты подумай, он хороший, только странный немного. – И, посчитав своё дело выполненным, развернулась и пошла обратно.

Я удостоился холодного и, хотелось бы сказать, равнодушного взгляда, но это было не так: он был хоть и холоден, но в нём ещё и интерес чувствовался. Только это был интерес хищника к его будущей жертве.

«Ну кто тянул это малолетнее чудо за язык?» – посмотрев сначала на одну девушку, потом на другую, подумал я.

– Ты что наделала, мелкая сводница? – спросил я у Деи.

– А что не так? – удивлённо посмотрела та на меня. – Она моя подруга. Ты брат. Должен же кто-то позаботиться о вашем будущем?

– А ты думаешь, они без тебя не справятся? – послышался любопытный голос тролля.

– Этот точно нет, – уверенно ответила девочка, показав на меня, – ему бы только по лесам шнырять.

– Не самое безопасное занятие, – кивнул Гром.

– Ага, – согласился я, – но благодаря стараниям этой милой малышки, – кивнул на Дею, – оно стало выглядеть в моих глазах лёгкой прогулкой по сравнению с будущим пребыванием тут. И, помолчав и посмотрев на сцену, закончил: – Раньше меня хотела прибить лишь одна, а теперь, чувствую, такое же желание возникло и у второй.


А дальше я наблюдал за распределением вампиров.

Всё работало по стандартной схеме. Осталось только выучить нужную руну и запомнить схему подключения энергетических модулей.

Уже после третьего вампира я вычислил нужные последовательности подключения энергомодулей и выявил их связанность с найденными последовательностями для магов жизни.

А дальше мои наблюдения лишь подкрепили эту теорию. Я уже по первоначально подключённым модулям мог с девяностопроцентной вероятностью сказать, какие энергомодули будут присутствовать в подключаемой цепочке. Так что даже магия, вернее, этот артефакт работал по своей определённой схеме и системе.

Анализом и получением новых рун я и занимался всё оставшееся время.

К моей великой радости, Дея весь остаток церемонии распределения больше ничего не отчебучила и стояла молча рядом со мной.

Следующей была делегация гномов, которые тоже попали на факультет артефакторики к Касису, хотя, по мне, так делать этим бородачам там точно было нечего. Судя по тому, что я видел, все они уже были полностью сформированными сильными магами. Но и они прошли церемонию без вопросов.

Потом были оборотни или, как сказала Дея, корнолы. Теперь понятно, к какой расе относилась Лейла, что приютила меня на эти дни. Она была корнолом. Хоть немного и отличающимся от тех, что прибыли сюда.

Я обогатился ещё несколькими новыми рунами и схемами подключений.

А потом пошли все остальные. Огры. Люди. Гоблины. Все, кто пришёл сюда по собственному желанию, а не по приглашению или в составе группы.

Я всё наблюдал и запоминал. И вычислил почти все руны, которые использовались артефактом при определении параметров местных магов. Выделил и обнаружил большинство цепочек. Нашёл среди них те минимальные, при которых происходило образование светового и какого-то визуального сигнала.

Вот подошла и наша очередь.

Первым прошёл тролль. Как Гром и говорил, он оказался адептом сразу трёх направлений магии.

Дальше – Дея. Тут тоже сюрпризов не возникло.

Остался я.

Положив руку на артефакт, я сосредоточился и представил нужные руны и цепочки подключённых энергетических модулей. Выбрал я минимальную силу воздействия, зачем мне светиться, но на всякий случай при этом обозначил пятёрку равнозначных направлений развития. Магию жизни, её-то я уже успел обозначить перед своими знакомыми, воздуха, огня, разума и крови. А почему нет? Зато теперь я точно проходил по категории «универсал» и предположительно попадал на теоретический факультет, которым заведует старик.

Только я не учел того небольшого факта, что, оказывается, с этого года программа будет сильно изменена и встретиться на полигоне с обеими девушками мне придётся уже достаточно скоро.

Глава 8 Планета Ареана. Империя Ларгот. Столица Парн. Академия магии империи Ларгот

Зал советов академии
Следующий день после распределения

– Касис, – услышал старик знакомый молодой голос, – ты чего задерживаешься, старина?

И неудивительно, что голос говорившего был молод, хотя хозяин его и обращался к Касису столь фамильярно и свободно. Ведь тот был эльфом, а их голос до самой смерти останется таким. У эльфар не было старости. Впрочем, как и у многих других долгоживущих. Это Касис прекрасно знал. К тому же это был его старый друг, да ещё и бывший учитель, когда-то курировавший его во время учёбы в этой самой академии. И стоящий сейчас напротив него был единственным эльфом-преподавателем в Академии магии империи Ларгот.

– Знаешь же, что Упырь (преподаватели, да и многие старшекурсники, за глаза, а некоторые и не за глаза, так называли ректора) не любит, когда кто-то опаздывает. Тем более и собрал он зачем-то всех нас так экстренно. Что, интересно, произошло? Мои охламоны вчера вроде ничего вытворить опять не успели… – Эльф задумчиво посмотрел в сторону дверей, ведущих в Зал советов академии.

«Хм. Опять? Это уже настораживает», – усмехнулся старик и вслух поздоровался:

– И тебе доброе утро, Лерак. – Потом пояснил причину задержки: – Да внучка опять учудила. Отказывается со мной в выделенном небольшом домике жить. Видите ли, говорит, что я и так всё время буду на кафедре пропадать, вот и просится к «брату» её отпустить или к Рении. Вот и думаю, что делать? Чуть не разругались с ней. Благо как раз вызов на совет пришёл. – И Касис расстроенно махнул рукой.

– Но ты ей скажи, что по внутреннему уставу нашего учебного заведения ей просто не позволят жить на территории академии со студентом, пусть это даже её брат. Кстати, не знал, что у тебя тут ещё и внук учится. – Эльф посмотрел на деда. – А кто его родители? Я что-то не помню у тебя других детей, кроме Слаи.

– Да он и не внук вовсе. Просто моя Дея вбила себе в голову, что этот северянин её брат, да и всё.

– Какой северянин? – насторожился Лерак.

– Да видел ты его вчера на распределении, не помнишь, что ль? Он ещё с вашими там о чём-то говорил, правда, я не слышал их разговора, так как с Кистом кое о чём договаривался.

Эльф задумчиво посмотрел на деда.

– А он вообще кто? – спросил он у Касиса.

– Кто? – не понял тот, задумавшись о чём-то своём.

– Ну, северянин этот, – пояснил Лерак.

– А он… – Старый маг пожал плечами. – Да я, если честно, тоже не очень хорошо его знаю.

Эльф удивлённо посмотрел на Касиса, и тот пояснил:

– Мы с ним по дороге сюда встретились. Он отбил нас у разбойников на Лесном тракте и, по сути, спас нашу жизнь, а потом помог добраться сюда, в столицу. Как я понял, он тоже шёл поступать в академию. Правда, Степан, так его зовут, не очень богат, но сообразительный. Да ещё, как выяснилось, сирота. Вот тогда-то моя Дея и набилась к нему в родственницы. Я был не против. Для неё он неплохой пример. Собранный, спокойный, рассудительный. Вот, в общем-то, и всё, что мне о нём известно. Разве что он ещё и воин неплохой. Была пара инцидентов. Я думал, он в рейнджеры или искатели нацелился. Потому и был удивлён, что парнишка прошёл проверку сил и оказался вчера на распределении. Вроде и нет у него особых задатков мага. Хотя он чистый универсал. Такого ровного распределения способностей я даже никогда не видел. Однако сил у него и вправду не очень много. Что и показал артефакт. Но они есть, и с этим никто не поспорит. Однако раньше, насколько я помню, с таким уровнем сил не брали на магические факультеты. – Касис посмотрел на Лерака.

– Да, в этом году для твоего факультета Старс снизил проходной порог сил, но только для тех, у кого есть способности сразу к нескольким направлениям магии, – пояснил эльф, – а то в предыдущие годы не получалось набрать необходимого количества студентов. Правда, в этом году, как ни удивительно, именно на твоём факультете аншлаг. Нет свободных мест.

– Угу, – хмыкнул Касис, – только шесть студентов из всего потока уже полноценные магистры-артефакторы, хотя и гномы, и что им тут нужно, непонятно. Ещё двадцать – это вообще смертельно опасные существа, чистые рунные маги и маги крови. И потому реально на факультете в этом потоке остаётся всего два начинающих мага-артефактора. Плюс моя внучка, которой полноценным артефактором никогда не стать.

Касис ещё что-то хотел добавить, но в этот момент открылась дверь, ведущая в Зал совета.

– Господа маги, поторопитесь, пожалуйста, только вас и ждём, – сказала Рея, секретарь ректора академии, – меня архимаг Старс уже отправил за вами.

Касис и Лерак кивнули и направились в Зал совета. Упырь и правда очень не любил когда опаздывали.

Как только оба мага зашли в помещение, его накрыл купол усиленной защиты.

«Это что-то новенькое», – удивлённо оглядевшись, подумал эльф и посмотрел на пожилого мага, который на самом деле был в два раза моложе его. Тот пожал плечами, мол, тоже не понимает.

– Проходите и занимайте свои места, – раздалось со стороны стола, за которым собрались главы всех факультетов.

И не только они, как заметил Лерак. Тут был и его дядя, с которым он успел поговорить вчера вечером, глава делегации гномов, представитель корнолов и пожилой верховный шаман, пришедший с троллями, северянами, ограми, орками и гоблинами, плюс ещё кто-то, смутно ему знакомый.

«Так это… – И он поражённо уставился на неизвестного, а потом перевёл взгляд на Старса. – А ведь и правда похож», – понял он.

Что было неудивительно, ведь и вампиров должен был кто-то сопровождать и сдерживать, и кто бы с этим мог лучше справиться, чем старший сын ректора академии, один из самых опасных убийц империи. Лерак реально оценивал свои силы и силы студентов и магов, и если что случится и придётся усмирять разбушевавшегося вампира или, не дай создатель, нескольких, то без помощи их же сородичей без большой крови не обойтись. Всё-таки здесь кругом студенты, молодые и горячие головы. И часто эти головы без мозгов, но с огромным самомнением и родословной. А этим прирождённым убийцам вообще мало кто способен противостоять, разве что тролли, и то не все и не всегда. Вот и получается, что от этого заведения камня на камне может не остаться.

И тут маг вспомнил северянина, Степана: «А ведь и перед этими опасными существами он засветился…» И эльфар посочувствовал ему в очередной раз.

Первый же раз был вчера вечером.

Посольское здание княжества эльфов в столице Парн
Вечер предыдущего дня

– И кто мне расскажет, что там произошло? – даже не поздоровавшись с присутствующими, влетев в комнату, спросил Лерак у находящихся в ней троих эльфов.

Хотя вопрос был направлен всего к одному из них, вернее, одной.

– Я его убью, – тихо, глядя в пол, ответила Лераку девушка.

– Вы вообще о чём? – повернулся к ним сидящий за столом эльф.

– А, дядя, – откликнулся Лерак, – ты, похоже, не в курсе. – И вкратце изложил тому, что произошло в зале при распределении. – Что скажешь? – после рассказа обратился он к более старшему эльфу.

Но тот, казалось, не слышал Лерака, задумчиво глядя на его младшую сестру Селею.

– Там что, был тот самый северянин? – наконец спросил он.

Девушка кивнула.

– Удивительно, – хмыкнул Керанос и пересказал Лераку случившееся на тракте, а потом прокомментировал услышанный до этого рассказ: – А парню-то везёт. Значит, любишь его? – И он насмешливо посмотрел на пунцовые щёки Селеи.

– Да, – подтвердила она.

Глаза у Лерака и сидящего на другом конце комнаты Экоса чуть не выскочили из орбит, так сильно было их удивление. Спокойным, как обычно, остался лишь пожилой эльф. Керанос же хмыкнул и уточнил:

– Селея, ты хоть услышала, что я у тебя спросил?

Селея подняла на него свои красивые, голубые, а сейчас и излучающие леденящий душу свет глаза. Однако на Кераноса они ровным счётом не произвели никакого впечатления. Он ещё раз усмехнулся и сказал:

– Ты только что призналась при трёх свидетелях, что любишь того парня. По нашим законам, ты теперь замужем.

Улыбка так и прилипла к его лицу. Похоже, эльфу доставляла удовольствие происходящая ситуация.

– Что? – Девушка наконец осознала сказанное и изумлённо посмотрела на своего дядю, а потом перевела взгляд на поражённо глядящих на неё старших братьев. – Когда я могла сморозить такое? – с негодованием спросила она.

– Только что, – спокойно ответил эльфар. – Я спросил: «Любишь его?», ты ответила: «Да».

Девушка, ничего не понимая, смотрела на них.

– Ты же спросил… – медленно произнесла она, – «Убьёшь его?» Вот я и ответила «да».

– Ну, не знаю, что ты услышала, но мы все слышали совсем другое. – И эльф, обведя рукой своих племянников, ещё раз улыбнулся, наблюдая за багровеющей девушкой.

«Тяжёлой будет для неё учёба», – подумал он.

И тут раздался невозмутимый голос девушки:

– Лерак, когда у нас будут первые практические смешанные занятия?

– Примерно через месяц, может, чуть раньше, – ответил тот. – А что?

– Я хочу попасть в группу к этому северянину.

М-да. Взгляд эльфы не обещал этому бедняге ничего хорошего. Коль так получилось, что теперь все считали, будто она к нему что-то испытывает, Селея постарается наглядно доказать ошибочность подобных суждений. Даже если в результате с этим пареньком произойдёт какая-то фатальная случайность.

«Пусть перебесится, – решил Лерак. – Тут за ними хорошо приглядывают. А ей это пойдёт только на пользу. Пусть усмирит свой характер. Нам придётся очень плотно сотрудничать с империей. Не зря же выбрали именно их, детей самых высокопоставленных персон в княжестве, которым рано или поздно нужно будет брать в руки бразды правления».

Правда, отрядов эльфов, направленных в империю, было два. Что произошло со вторым, шедшим из столицы княжества, но по воздуху, Керанос не знал, хотя он должен был прибыть гораздо раньше их, идущих в обход и через Лес.

Однако чуть позже Лерак сообщил ему, что на вторую группу было совершено нападение, в результате которого пропала младшая дочь князя, Эрея.

О судьбе северянина он особо не переживал. Пара лишних переломов большой погоды для того не сделает. А реального вреда, если тот не позволит втянуть себя в настоящую дуэль, Селея ему причинить не сможет.

Правда, он почему-то не подумал, что этот самый северянин может не знать самых элементарных вещей, известных в этом мире каждому с рождения.

Зал советов академии
Утро следующего дня

– Добрый день, – не стал откладывать разговор ректор, – если он, конечно, добрый. – И указал на присутствующих тут вообще-то лишних людей. – Этих уважаемых господ мне пришлось пригласить на наш совет в связи с произошедшими вчера событиями, так как, возможно, именно к ним они могут иметь самое прямое отношение.

Он осмотрел представителей эльфов, гномов, вампиров, оборотней и шамана, в лице которого здесь объединились северяне, тролли, огры и гоблины. А потом перевёл взгляд на главу внутренней стражи академии.

«Значит, ничего связанного с учёбой», – догадался Лерак, да и остальные это поняли, судя по бросаемым друг на друга взглядам.

Главный страж академии поднялся и приступил к рассказу:

– Где-то за шесть минут до начала ритуала распределения дежурным магом был замечен достаточно сильный выброс магической энергии силы жизни. Локализовав источник выброса, мы выяснили, что он находится буквально в сотне метров от здания проведения ритуала. А так как в этом месте любые магические эксперименты и поединки запрещены, туда выдвинулся дежурный наряд магов, чтобы схватить нарушителей. – Этот всегда серьёзный и угрюмый маг обвёл взглядом присутствующих. – Здесь собраны все, на кого не упали подозрения, и потому я продолжаю.

Эти его слова заставляли задуматься.

Студенты и так не слишком спокойный народ, да и правилам следуют от случая к случаю. Для того и поставлен этот строгий маг – магистр магии земли, чтобы следить за порядком на территории академии. А тут было явно обозначено, что подозреваются все, кроме присутствующих.

– Так вот, мои подчинённые доложили, что, прибыв на место, они никого не застали. Я подумал, что нарушители уже скрылись. Однако через несколько минут мне доставили иллюзию, снятую у здания. – И он выложил на стол небольшой записывающий артефакт. – Вот запись с места преступления, – впервые этот угрюмый маг назвал произошедшее в академии событие своим именем, – и восстановленная по остаткам обнаруженных аур иллюзия. – И активировал артефакт.

* * *

Небольшая полянка, за кустами виднеется здание, где происходит распределение.

В центр иллюзорного кадра попадают два тела. Вернее, два трупа. Оба обезглавлены. Кроме одежды, ничего нет. Головы – в нескольких метрах от тел.

Но главное, у тел валяются какие-то артефакты.

А потом пошла довольно отрывочная запись, размотанная в обратном порядке.

Вот тела лежат.

Потом что-то происходит, и они встают. Бой с неизвестным противником. Следов его ауры нет.

Дальше эти неизвестные сидят на том самом месте.

Затем встают и уходят в глубь парка.

На этом запись обрывается.


– По следам один наш молодой маг из оборотней смог отследить их до того магического прохода, через который они проникли на территорию академии. – Немного помолчав, глава внутренней стражи академии продолжил: – Что странно, этот же следопыт сообщил, что неизвестных поджидали в месте проникновения. А потом пошли вслед за ними. – Он посмотрел на собравшихся. – Никаких иных сведений о произошедшем у нас нет. Есть только выводы. К этому делу для более детального изучения ситуации нам, с позволения архимага, пришлось привлечь многоуважаемого господина Гарха и одного из его подопечных. Нам нужен был хороший маг крови. – И угрюмый маг посмотрел на присутствующего тут вампира.

Тот поднялся со своего места.

– У всех вас на момент произошедшего, кроме меня, – он усмехнулся, – было железное алиби, так что все подозрения с вас снимаются. Если они у кого-то были. Кроме того, целью этой команды, – он указал на остановленную картинку, – мог быть любой из вас. Это вы скоро поймёте из моего рассказа. – Он подошёл к небольшому шкафчику, стоящему у входа, взял оттуда какие-то два артефакта и вернулся обратно. – Кто-нибудь знает, что это такое?

– Первый – ирийский подавитель. Очень мощный, – сказал представитель гномов, – а второй, судя по всему, какой-то артефакт древних. – Он посмотрел на вампира.

– Всё верно. Называется «Разрушитель».

Больше никаких комментариев не потребовалось. Все сразу поняли, чем всё это грозило.

И вампир стал уже рассказывать:

– Двое неизвестных проникли на территорию академии, проследили, судя по всему, за делегацией эльфов, так как время их появления примерно совпадает с прибытием делегации. Потом они дождались прибытия в зал церемоний всех остальных, включая глав кафедр и самого ректора. И должны были начать действовать. Но им кто-то не дал этого сделать. Мы поняли, что просто так такие сильные артефакты на территории академии незамеченными оставаться не могли. И предположили, что использовалась какая-то разновидность сумок для скрытого перемещения магических вещей. Скорее всего, тоже производства или старых магов, или древних. Так вот, в нужный момент эти нападающие начали действовать, вытащив свои артефакты и приготовившись к операции по ликвидации своей цели. Один из них должен был накрыть вас, всё здание, колпаком подавления, а второй – активировать «Разрушитель». А дальше им оставалось только скрыться с места преступления. Однако тут в игру и вступил неизвестный. На каждого противника он потратил по два удара. И то второй был скорее добивающим, так как после смертельной раны экстренно заработал механизм возрождения, кстати тоже основанный на ирийской схеме создания амулетов возрождения из татуировок на теле, о котором этот последний явно не был осведомлен. Но сориентировался быстро, разорвав связь тела с одним из основных органов. У меня всё, – закончил он и, осмотрев присутствующих магов, сел на своё кресло.

– В связи с этим спрашиваю, – произнёс ректор академии, – никто ничего нам не хочет рассказать?

После недолгой заминки первыми, как почему-то и подумал Лерак, заговорил гном:

– Перед самой границей мы засекли слежку за нами, а потом достаточно большой отряд. Среди них были маги. – Он залез во внутренний карман и выложил на стол небольшой пергамент. – Это было найдено у нападающих. Наш точный маршрут и наиболее удобные точки нападения. – Гном потыкал пальцем в небольшую карту. – Поэтому мы немного и задержались, что пришлось идти другим путём.

– Понятно, – кивнул архимаг.

– У нас ничего не было, – покачал головой вампир.

Тут, в общем-то, ничего удивительного, мало найдётся сумасшедших нападать на отряд истинных вампиров.

Однако были нападения на северян и на огров с орками и гоблинами. Тролли добрались до столицы спокойно.

Лерак посмотрел на дядю. Тот правильно понял его взгляд и рассказал о произошедшем в пути нападении. Но причастности ирийцев к нему он утверждать не мог, хотя и бытовало мнение, что те были союзниками.

– Как вы спаслись? – заинтересовался рассказанной историей старый шаман гоблинов, прибывший с представителями самых северных районов империи. – Я знаю силу их магов и заклинателей, тем более с ваших слов получается, что вас накрыли капитально и в засаде участвовал верховный шаман тарлоков и несколько старших шаманов. А в вашей группе не было ни одного мага, который смог бы пробить такой мощный силовой щит, я видел вашу группу при въезде в город. Перспективные ребята, но пока такая магия им не по зубам. – Он взглянул на эльфа.

– Случайно, – честно признался Керанос. – Нам помог один северянин, который уничтожил четвёрку их магов, подобравшись к ним со стороны Леса. – И он описал свою встречу со Степаном.

– Это на них похоже, – покивал пожилой шаман, – страшные бойцы, особенно если им некуда отступать. Там же, похоже, так и было. А то, как он ответил вашей девушке… Ну, что я могу сказать, бывает. Гордость порой у них из ушей лезет. Ведь, кроме камней, обнищалой земли в ледяных пустошах и их гордости с честью, у них ничего и нет. Жаль. Неплохой бы из него получился рейнджер, если он сумел так подобраться к верховному шаману. Значит, это у него в крови. Жаль. Интересно, откуда он? Может, смогу найти его родичей среди тех, кто прибыл со мной. Наскребут на обучение для него, – ещё раз посокрушался старый гоблин.

Стало понятно, что старик сокрушается о потере такого хорошего бойца. У них на границе каждый воин был на счету.

– Так вроде он здесь, в академии, – пожал плечами Керанос. – Вчера, как мне рассказали мои подопечные, он был на распределении. – Эльф вопросительно взглянул на Лерака.

– В смысле на распределении? – удивлённо посмотрел на него шаман. – Вчера же ритуал проходили только маги, а с сегодняшнего дня и всю следующую неделю начнут своё распределение рейнджеры, искатели, ведуны и все остальные. Именно с ними и пойдёт подопечная мне группа.

– Ну, – ответил эльф, – как я понял, он и проходил распределение как раз среди последней группы магов.

– Неужели? – И шаман обернулся к сидящим в зале своим коллегам. – Я, к сожалению, не могу присутствовать на мероприятиях внутри академии… Но там и правда был северянин?

Все ненадолго задумались.

– Так, Касис? – обратился к старому магу кто-то из сидящих за столом. – Это же тот парнишка, что попал к тебе. Только он и походил на чистокровного чела, выходца из ледяных пустошей. К тому же там и с эльфами что-то было, да и с вампирами у него какие-то дела. – Говоривший взглянул сначала на Гарха, а потом на Касиса.

– Да, – согласно кивнул глава кафедры артефакторики, – это мой студент. Зовут его Степан. О его встрече с подопечными уважаемого эльфа, – лёгкий наклон головы в сторону Кераноса, – я ничего сказать не могу. Но насколько знаю, он пришёл в столицу со стороны ледяных пустошей. Ведь именно оттуда и берёт своё начало Лесной тракт, где мы с ним и познакомились. Как я не подумал об этом сразу? – И пожилой маг о чём-то задумался.

– Это тот парнишка, которого я видел с вами в таверне? – неожиданно спросил у него вампир.

– Он самый, – подтвердил Касис.

– Понятно, – кивнул Гарх и пробормотал: – А ведь он и не говорил, что собирается в рейнджеры. И ведь не солгал. – Потом он оглядел сидящих за столом магов. – Но мы отвлеклись от темы нашего разговора. – Вампир вытащил какие-то бумаги из напоясной сумки. – По нашим прикидкам, – просматривая что-то в документах, начал Гарх, – группу нападающих устранил какой-то профессионал. Работал один. О проведении акции знал заранее, но, похоже, ему не были известны ни цели, ни способ проведения операции, именно поэтому он выжидал до последнего момента и, когда нападавшие активировали свою деятельность, ликвидировал их. Сработал чисто. Ушёл так же. Не маг или маг, умеющий маскировать свою ауру. Если бы я не сидел сейчас с вами, то подумал, что это дело кого-то из воинов-теней. Слишком похоже на наш почерк работы. Но уверен, что нам такого заказа не поступало. – И он твёрдо посмотрел на ректора. Тот в ответ кивнул, и вампир продолжил: – Теперь о целях. Они не ясны. Нападающие собирались устранить сразу всех присутствующих здесь, – он обвёл рукой сидящих за столом, – то есть какой-то личной заинтересованности в ком-то одном из вас у этих неизвестных нет. Это можно было сделать и проще, и быстрее. Вывод: требовалось проведение операции по устранению именно в этом месте и в это время. Особенно он напрашивается, если исходить из того, что одиночные нападения были на отдельные группы и раньше, по пути следования. В результате я вижу сразу как минимум две причины такого проведения операции. Обострение отношений империи со своими союзниками и давними партнёрами и ликвидация верхушки магического совета. – Вампир окинул взглядом присутствующих. – Выгодно это может быть только в одном случае: кто-то хочет подготовить для себя благоприятные условия для проведения военной операции. – И он жёстко посмотрел в глаза каждому сидящему за столом. – А сейчас самое неприятное. Гарантирую, это не последняя попытка нападения. Потому рекомендую усилить ваши личные меры безопасности. – На этом Гарх закончил и сел.

Слово взял ректор:

– Теперь вы понимаете экстренность этого совета. Нужно выработать и принять стратегию по повышению мер безопасности в академии с этого года.

И дальше совет занялся тем, ради чего и был собран.

За всеми этими делами, дебатами и обсуждениями все как-то забыли о небольшом эпизоде, связанном с рассказом о недавно прибывшем в академию северянине. Необычном северянине-маге. Чего не случалось уже… да вообще не случалось. Те никогда не были магами.

Но было и ещё кое-что. Был один вопрос, который забыл поднять угрюмый маг, главный страж академии.

По его данным, магическими дверьми, даже с учётом проникших на территорию учебного заведения неизвестных, воспользовались на один раз больше, чем прибыло за вчерашний день магов и преподавателей. И это было проверено несколько раз.

Студенческое общежитие
Следующий день после распределения

– Ну и где я здесь могу поселиться? – пробормотал я, входя в достаточно большое здание.

Мне сказали, что на лучшие и самые дорогие комнаты я могу не рассчитывать, их отдают таким новоприбывшим высокопоставленным, как эльфы или вампиры, или тем, кто готов дополнительно, кроме обычного проживания, оплатить ещё и повышенный комфорт. И направили в обычную студенческую общагу, где и проживало большинство студентов.

Тут было множество пустых комнат, особенно в секции, принадлежащей нашему факультету.

По факту, я должен был жить с кем-то ещё, оказывается, поодиночке здесь не жили. Но на нашем потоке и на нашем факультете из новых обычных, не привилегированных, студентов мужского пола были лишь я и Гром. И когда комендант посмотрел на эту громадину тролля, то горестно вздохнул и выделил тому одну большую комнату в личное пользование, по-другому тот просто не разместился бы. Он бы даже в двери обычной комнатки не влез.

Вот так и получилось, что напарника на владение жилищем у меня не было.

Гномов поселили где-то в другом здании, как и вампиров.

Дею со мной и так бы не разместили.

А потому этот старик комендант, ещё раз горестно вздохнув, сказал:

– Повезло тебе, парень. – И достал небольшой ключ, который так и светился магией. – Выбирай себе любую пустую комнату, двери в них открыты, и заселяйся. Как только ты первый раз закроешь двери этим ключом, никто другой войти в комнату не сможет.

И сейчас я шёл по полупустому коридору. Изредка слышались какие-то приглушённые голоса. Мне было всё равно, где жить. Гром вон поселился на первом этаже, и я хотел выбрать комнатку недалеко от него.

Неожиданно моё внимание привлёк небольшой магический отсвет. Насколько я понимал, в данном мире такие магические субстанции являлись источниками магии. Это-то меня и заинтересовало. И я пошёл в его направлении.

Почему нет? Чем не ориентир для выбора комнаты, если она, конечно, никем не занята.

Второй, третий этажи.

Снизу я подумал, что комната где-то здесь, и здание-то общежития снаружи трёхэтажное, но оказалось, она выше. Есть ещё одна небольшая лестница.

Поднимаюсь и вижу открытую дверь достаточно просторной комнаты. В ней-то и находится этот самый источник магии. В самом дальнем её углу.

Вхожу. Приличная комнатка, гораздо лучше тех, что я видел внизу. Сказал бы, даже тянет на отдельную плату.

Немного наклонные стены.

«Так это же чердачное помещение!» – догадался я.

В каждой стене большие створчатые окна. На них симпатичные шторки, похожие на вертикальные жалюзи. У одной стены стоят кровать и большой шкаф для одежды. У второй – письменный стол и ещё один простой стол. Комод и сундук. Последний явно кто-то тут забыл. У дальней стены ещё один комод. Вроде мебели много, но комната от этого не кажется меньше. По мне, так она похожа на большую студию. Видел я такие квартиры пару раз. Сам, правда, в них не жил.

Мне она сразу понравилась. Светлая и просторная. Как раз как я люблю. Плюс ещё какой-то непонятный источник магии странного серебристого цвета. Раньше подобные не встречал. Ну да ладно.

Выгружаю свои вещи. Хотя какие у меня вещи! Ничего и нет-то особо. Только вытащил своё магическое растение и поставил у более освещённого и солнечного окна. Остальное же лучше носить с собой. А это – оружие за спиной и на поясе и всё полезное в трофейной сумке, снятой с убийцы. Она тоже на поясе.

Кстати, эта сумка оказалась не просто вместительнее, а гораздо, раз этак в не знаю сколько вместительнее! Сколько туда можно было всего засунуть, я так и не понял. Правда, у неизвестного мага в ней всё-таки почти ничего и не было. Запасной комплект одежды, который мне был мал, и я его выбросил. Большой арбалет с двумя десятками стрел. Тот самый артефакт, который мне и был необходим. Ну и ещё какое-то непонятное экзотическое оружие, похожее на сильно изогнутые серпы, плюс артефакт «Поисковик», как я его назвал. И всё.

Ах да, забыл. Там ещё деньги были. Три тысячи имперских золотых. И порядка трёхсот серебром. Так что теперь мне не требовалось остатки магических артефактов, собранных в лесу, распродавать, и потому я решил оставить их себе. Пригодятся для экспериментов. Судя по всему, они тут нужны, коль целыми группами молодые маги и студенты скидываются, чтобы их приобрести для каких-то своих дел.

Хотя, по мне, так проще до леса доехать и насобирать. Всё быстрее и дешевле. Правда, я, может, чего-то не понимаю. Даже это скорее всего так и есть.

У второго убийцы, кроме оружия и денег, вообще ничего не было.

Оружие наёмников я приготовил для продажи.

Почему-то вспомнил о неизвестных, напавших на дом Лейлы.

С ними, в плане обогащения, всё было гораздо хуже. У них, кроме странных однотипных артефактов и такого же однотипного и немного необычного оружия, вообще ничего не было. Поэтому и брать я у них ничего не стал. Слишком приметные могут оказаться вещи. Жадность погубит.

Зато для всего этого я нашёл другое, не менее хорошее применение.

Так что, можно сказать, использовал предоставленное мне оружие на полную катушку.

Сам слышал пару баек на рынке о происшествии в Верхнем городе.

Ну а теперь я устраивался здесь.


Чем хорошо было в академии, что сюда можно было перевести моего драга. Здесь было стойло, именно для них и предназначенное. Правда, как я понял, ухаживать за ним мне придётся самому, но меня это совершенно не смущало, только вот придётся узнать, а что для этого нужно и что вообще следует делать.

И ответы я мог получить только у эльфов.

К девушке я, конечно, лезть с вопросами не собирался, но её брат вроде не горел желанием при первой же встрече меня прибить, а потому я и хотел поговорить с ним. А потом дойти до таверны «Пятнистый Лырс» и забрать своего драга. А то Тиир там наверняка очень скучает в одиночестве. Ни поиграть, ни полетать.

Над городом полёты запрещены, я узнавал. А для того чтобы у меня была возможность въезда в город и выезда из него, нужно было официально пройти регистрацию в академии. Чем я сейчас и занимался.

Осмотрев напоследок комнату, я вышел из неё и закрыл дверь. И в этот момент она моргнула небольшим выбросом магической энергии, и на её поверхности появилась магическая руна. Интересно. Я её запомнил.

После чего вставил в замочную скважину выданный мне ключ. И увидел, как руна медленно переплыла в магическое поле ключа и там появилась её маленькая копия.

«Ещё более интересно», – подумал я и запер дверь.

Вытащил ключ.

Руна на поверхности двери пропала, а в поле ключа осталась.

Для проверки я снова вставил ключ в замочную скважину. На двери проявилась руна, и между рунами ключа и двери образовался канал связи. И я увидел, как магический каркас двери слегка моргнул.

«Хм, – понял я, – похоже, принцип примерно тот же, что и на магических проходах в стене академии».

Вытащив ключ, я мысленно перенёс проекцию магической руны на дверь.

Мигание – и та открывается.

«Принцип понятен», – удостоверился я в своём наблюдении, закинул ключ в сумку и направился вниз.

Следовало доложиться коменданту, а потом топать в бухгалтерию и оплатить обучение в академии.

Когда я спустился и сказал старику, что занял чердачную комнату, он долго смотрел на меня с непониманием.

– Шутишь, парень, – наконец проговорил он. – По моим данным, ты занял комнату на третьем этаже в конце коридора. – И он, вытащив какой-то большой свернутый пергамент, сияющий магией, показал на схему третьего этажа. – Вот, – ткнул он пальцем в крайнюю комнату, – тут у меня не пошутишь. Весельчак. Вали давай. Плати за обучение в академии и забирай свои учебные материалы в библиотеке и на складе.

Меня же смутно стал грызть червячок огромного такого сомнения.

Во-первых, комнаты, на которую показывал старик, на этаже не было. И во-вторых, а почему он ничего не знает о той, что находится на чердаке?

Но разбираться с этим я буду потом. А сейчас – в канцелярию и бухгалтерию. Получать патент студента и зарегистрироваться в реестре академии.

У выхода меня, оказывается, давно уже дожидался тролль, и мы на пару направились в нужную сторону.

– Чего так долго? – спросил он.

– Ну, это тебе хорошо, – усмехнулся я, – всё решили за тебя, лишили свободы выбора. А мне мучайся, выбирай.

– А… – протянул он. – И где ты устроился?

– На последнем этаже, – ответил я.

– А чего так высоко забрался? – удивлённо посмотрел он на меня.

– Выше живёшь – меньше гостей, – отшутился я.

– Угу, – хмыкнул он. – Да живи ты прямо у входа, к тебе и то толпы не было бы. Не тот у тебя характер.

Мы дошли до административного здания, и тут меня поджидал ещё один сюрприз. Оказывается, уже давно были подняты цены на обучение в академии в полтора раза, а старик этого не знал. Да к тому же для магических специальностей с прошлого года отменили ежегодную оплату. Получается, если хочешь учиться, то сразу выплачивай всю сумму из собственного кармана или ищи спонсора, благо их было множество, тут же могли порекомендовать, к кому обратиться.

Зачем это было сделано, понятно. Если ты молодой и относительно перспективный маг, то такие правила привяжут тебя намертво или к государству, или какому-нибудь аристократическому роду, чья сила в том числе оценивается и количеством работающих на них магов.

В результате у меня опять не хватало тысячи золотых.

«А я так радовался, – хмыкнул я, слушая эти новости. – Мог бы и сам всё заранее узнать».

– А ты что, хотел на свои деньги обучаться? – спросил у меня в удивлении Гром.

– Ну да, – пожал я плечами.

– Ну ты даёшь, – хмыкнул он. – На меня вон три ближайшие общины деньги собирали. – И уже серьёзно предложил: – Может, до ваших дойдёшь? Хотя, конечно, такую сумму быстро не насобирать. – Он посмотрел на меня. – А из тех, кто готов предложить деньги, я никого не знаю, это тебе нужно с местными поговорить. Что это за люди? – Он кивнул на объявления. – Можно быть спокойным только за империю. Но у них и самые жёсткие условия договора, и его длительность гораздо больше, чем у других.

– Хм. Постой. Мне вроде говорили о том, что для нашего факультета есть какие-то льготные условия приёма.

– Так в этом году льготным условием являлся сниженный порог сил, и мы с тобой им уже воспользовались. Других для нас теперь нет.

– Понятно, – вздохнул я. Придётся доставать свой последний козырь. – Уважаемый, – обратился я к счетоводу, – мне сказали, что у вас тут где-то можно сдать артефакты из леса?

– Ну, если у тебя их на пару золотых, то это никому не интересно, а если на сотню-другую, то тогда на склад инвентаря и амуниции. Это пятое здание отсюда направо.

Услышав мои слова, Гром поддержал меня:

– Это правильно. Насобирай максимальную сумму, чтобы заём был как можно меньше. Тогда и контракт будет менее жёстким или более коротким.

– Угу, – кивнул я, – так я и хотел. Ну, я пошёл, попытаю счастья.

– Удачи, – пожелал Гром, а потом всё-таки спросил: – А зачем счастье пытать?

– Это чтобы сговорчивее было, – усмехнулся я.

– И что, помогает? – вполне серьёзно отнёсся он к моим словам.

– Вот и увидим.


Нужное здание я нашёл быстро. Тем более на нём и вывеска была: «СКЛАД». Туда я и зашёл.

Вроде никого не было. Я уже хотел постучать по столу, как раздался довольно молодой девичий голос:

– Да иду уже.

И через пару минут передо мной появилась девушка-маг.

– Тебе чего? Приём новичков и выдача учебных материалов начнутся только с завтрашнего дня, – не очень-то вежливо сказала она, осмотрев меня с ног до головы.

«Ну, не Ален Делон, это точно, – хмыкнул я, – но чего же так пренебрежительно-то?»

– И вам добрый день, – поздоровался я с девушкой и подумал: «Прости, Касис, но фиг им тут скидка в двадцать процентов. – А посмотрев на девушку, мысленно добавил: – Ужом крутиться буду, но она ещё и переплатит». – А вслух изрёк: – Мне сказали, что вы скупаете различные магические артефакты и ингредиенты для нужд академии.

– Только если товара больше чем на сто золотых, и артефакты действительно должны быть из Великого леса. Я это проверяю.

– Да без проблем, – ответил я.

Только вот что за Великий лес, я так и не понял. Но был он назван именно так, с придыханием и с большой буквы.

Я вытащил свою старую небольшую сумочку, из которой под расширившиеся глаза девушки высыпал на прилавок довольно большую кучку различных мелких магических безделушек.

– Вот, оценивайте, проверяйте, – показал я на артефакты.

Она, поражённо поворошив их рукой, разложила артефакты по прилавку, а потом сказала:

– Простите, я думала, вы студент. Они меня за эти дни так достали. Ведь написано на двери, что выдача материала начнётся только завтра. Так нет же, ломятся и ломятся. – И уже пристальнее вгляделась в меня, при этом от неё протянулась тоненькая магическая ниточка. – Не знала, что к нам поисковики своего перекупщика отправили. Сейчас… – Она быстро метнулась куда-то в задние помещения.

Мне же стало любопытно. Пока девушки не было, я вышел из здания и посмотрел на двери. Никакой таблички или надписи на ней не было. Только указано, что это «Склад».

Я вернулся, и буквально через пару секунду прибежала девушка.

– Простите, не думала, что такая большая партия будет. Давно к нам не заглядывали поисковики, обычно они предпочитают сливать свой товар в городе. Рада, что вы пришли именно к нам.

После столь разительной перемены из стервозы в симпатичную девушку даже как-то мучить её не хотелось. Ладно, посмотрим, сколько она предложит за всё. Мне нужно как минимум тысяча триста золотых.

Серебро буду использовать, а золотые ирийцев оставлю как НЗ.

Молодая магичка быстро стала подносить мои магические безделушки к какому-то своему артефакту. И, немного подержав около него, раскладывала их по разным кучкам.

Я же заметил, что когда она подносила предмет к артефакту, то быстро читала какое-то короткое заклятие, и между ней и этим самым кристаллом, которым и был артефакт, с очень сложной энергетической структурой (кстати, чем-то он напоминал тот камень-распределитель, что я видел вчера) устанавливался энергетический канал. Потом, секунды через две, у него в энергетическом поле, на выходе, проявлялась какая-то руна. И буквально ещё через несколько мгновений эта же руна появлялась на поверхности кристалла с ещё каким-то значком.

Магичка записывала то, что появлялось на поверхности кристалла, в свою большую тетрадь и раскладывала мои магические предметы по разным кучкам. Кучки соответствовали типу рун.

Вроде ничего сложного и сверхординарного. Только вот точно такой же энергетический модуль был и в том артефакте, что занимался распределением, и именно он генерировал руны, когда будущие маги прикасались к его поверхности.

– Разработка древних? – спросил я у девушки.

– Да, – удивлённо посмотрела она на меня. – А как вы догадались?

Не говорить же ей об артефакте распределения.

– Встречал нечто похожее.

– О, – произнесла девушка, – если ещё раз попадётся аналогичный артефакт, приносите его к нам, такие вещи мы скупаем даже по лучшим ценам, чем перекупщики в городе.

– Хорошо, спасибо, – ответил я, – буду иметь в виду. – И, посмотрев на закончившую с работой девушку, спросил: – Ну и чем вы меня порадуете?

– Так, это очень интересное, – она показала на почти все кучки артефактов, – у нас есть маги, которые работают с этими типами энергий. Их я возьму за полторы тысячи золотых.

«Хм. Это уже больше, чем я рассчитывал».

Тем более осталось ещё две небольшие кучки, о которых она пока ничего не сказала. Вот девушка как раз и перешла к одной из них, там лежало всего четыре небольших камушка.

– Это инфернальные артефакты, даже не представляю, куда вам пришлось из-за них залезь, но вы не пожалеете. Это того точно стоит. Только за них вам академия заплатит две тысячи золотых. Если вы когда-нибудь ещё найдёте подобные, сразу идите к нам. Нам они нужны. Наши маги используют их для призыва и открытия порталов в соседние измерения. Жаль, они не очень мощные.

Я постарался вспомнить. На них вообще, по-моему, никто внимания не обращал. А в том месте, где я их нашёл, вроде подобные были ещё, просто за ними нужно было лезть на небольшую горку, а мне тогда что-то стало лень, и потому я собрал лишь те, что были разбросаны внизу.

– Ценные, говорите? – переспросил я.

– Очень, – подтвердила девушка и переключилась на последнюю кучку. – Ну, а это вообще два уникальных камня. Я даже такого не видела никогда. Это артефакты, судя по тем параметрам, что выдал «Определитель» (так вот как называется артефакт девушки), которые могут использовать маги крови. Но вроде таких не должно быть в природе. Странно. Поэтому я даже не представляю их ценности. И потому не могу назвать вам их стоимость.

– Да? – заинтересовался я. – А кто это может сделать?

– Не знаю, – пожала она плечами, – разве что вампиры. Они ведь самые сильные маги крови. Только единственный вампир в академии – это сам ректор, а он уж точно не будет заниматься такими мелочами. – И девушка с грустью посмотрела на меня.

– Вообще-то не единственный, – задумчиво произнёс я и посмотрел на местного магического оценщика. – Тогда я их оставлю себе, а всё остальное – ваше. – И я щедро показал на разложенные перед ней магические предметы.

– Спасибо, меня за приобретение такой большой партии даже… – И она вдруг с интересом посмотрела на меня. – А у вас есть постоянный скупщик?

– Нет, – честно признался я, ведь такого у меня и правда никогда не было.

– Я готова приобретать у вас всё по розничным ценам, – предложила она, – если у вас всегда такие большие партии. Вы часто в поиск уходите?

– Ну, не очень, – ответил я.

Я вообще не знал, что такое поиск, но судя по тому, что артефакты находили поисковики, то поиск – это когда они занимаются их собирательством. А с учётом того, что это вообще была моя первая, так сказать, партия, то я действительно в поиск ходил очень редко. Ну оч-чень редко. Однако коль это такое выгодное занятие, то с моим драгом им можно заниматься раз в два-три месяца. Только придётся договариваться на таможне о свободном проходе в лес. Хотя я туда и долететь могу. Но куда там потом спрятать Тиира?

– Оно понятно, – кивнула девушка, – если собирать такую партию, то месяца полтора-два отдыхать нужно. Но в общем, если вам будет нужен постоянный скупщик, я всегда к вашим услугам, особенно на необычные артефакты и на артефакты древних.

– Приму к сведению, – ответил я и, посмотрев на неё, уточнил: – Простите, никогда не сдавал товар вам. Каким образом у вас происходит расчет?

– Да как и везде. Подождите пару минут.

Она опять ушла куда-то в глубь помещения и вскоре вернулась.

– Сейчас подойдёт наш казначей и выдаст вам требуемую сумму.

Действительно, достаточно скоро в двери ввалился крупный орк или огр, я их всё ещё путаю, и передал девушке три увесистых мешочка.

– Вот, пересчитайте и поставьте свою магическую метку.

Перед тем как принять от неё какой-то пергамент, я увидел, как на его энергетической структуре проявилась небольшая руна, а потом она же возникла и на поверхности пергамента. Как раз рядом с тем местом, на которое и указывала девушка.

Мне надо было повторить её действия. Только вместо руны я решил использовать свою фамилию на русском. А то ещё подпишусь чьей-то чужой меткой. Доказывай потом, что не верблюд. И удивительно: она преобразовалась в какой-то странный и сложный иероглиф. Девушка посмотрела на него и с удивлением спросила:

– Так вы маг?

Я пожал плечами:

– Ещё нет, только собираюсь им стать. – Подмигнув ей, направился к выходу, но у двери остановился: – Кстати, там, – кивнул в направлении выхода, – и правда нет никакой надписи или таблички о том, что вы начнёте работать только завтра. Поэтому к вам и идут. – И под всё ещё удивлённый взгляд девушки вышел на улицу.

Пора оформляться.

Через три минуты я стал полноправным студентом Академии магии империи Ларгот, и мне можно было теперь без проблем выбираться из города. Мне и моему драгу. Но перед этим следовало сходить за ним.

Вечером я выбрал для него стойло поуютнее. Вернее, выбирал-то он, просто я поставил его туда, где он захотел остаться. Насыпал для него заранее купленного корма и направился в общежитие. В надежде, что уж этот спокойный день таким и останется.

Но чёрт меня дёрнул зайти перед этим в столовую. Как только я открыл дверь, то понял: этим надеждам не суждено сбыться.

Глава 9 Планета Ареана. Империя Ларгот. Столица Парн. Академия магии империи Ларгот

Столица империи Ларгот Парн. Академия магии
Вечер

«Явно судьба у меня такая», – подумал я, глядя на сидящих в глубине зала эльфов.

И нет бы успеть сделать шаг назад, благо они ещё не увидели меня. Однако этому помешал один такой звонкий девичий голос.

– Степан! – И ко мне полетел маленький вихрь, чуть ли не сметающий всё на своём пути. – Ну ты где был? Я тебе место заняла.

«Конечно, – хмыкнул я, – видимо, это и есть моя карма. Всё-таки мы в ответе за тех, кого приручили». Дея подлетела ко мне и схватила за руку.

– Идём. Вон, видишь, рядом с Ренией два кресла свободных. Одно из них твоё. – И потянула меня к столу.

Это, конечно, уже не осталось не замеченным: эльфы, вампиры и сидящий тут же тролль обратили на меня внимание. Остальные, к счастью, ещё меня не знали и просто мазнули по мне взглядом. Ну, появился ещё какой-то новичок и появился.

– О, мелкий, – увидел меня Гром, и это обращение было вполне закономерно: я ему был чуть ниже груди, как, в общем, и все остальные. – Ты извини, я тебя не дождался у администрации, к дяде в город нужно было смотаться. Но зато у меня есть кое-какое предложение, нужно бы его обговорить. – Глянув на мой значок, такой же, как и у него, обозначающий моё причисление к факультету артефакторики и рунологии, удовлетворённо кивнул: – Я смотрю, ты всё-таки нашёл деньги. Помогло, значит, если счастье пытать, – констатировал он и спросил: – Не слишком много пришлось у спонсоров занимать? – Но поинтересовался он, похоже, для проформы, так как, не дав мне ответить, продолжил: – А то, как я понял, ваши сородичи ещё не проходили распределения, как, впрочем, и мои. Только орки успели да часть гоблинов, из тех, кто идёт в маги, шаманы и заклинатели.

Тролля совершенно не смущало, что он говорит чуть ли не через весь зал. С его-то громоподобным голосом это было не сложно.

Если я сам себя проспонсировал, это не говорит о том, что спонсора я не нашёл. Этот спонсор я сам. Ну не орать же мне ему в ответ через весь зал, у меня-то такого голоса, как у него, нет. Поэтому я ограничился лишь лёгким кивком. И, увлекаемый своей названой сестрой, дошёл до столов, за которыми сидели вампиры.

Странная наблюдалась здесь картина. По залу студенты, ну, или кто они, в общем, молодые маги распределились достаточно равномерно, за тремя исключениями.

Во-первых, тролль сидел один. Ну, с его-то габаритами и манерой общения вряд ли кто будет рад такому соседству, хотя он и старался вести себя аккуратно. Но пока желающих разделить с ним общество было не много. Хотя он был вполне нормальным парнем. Просто очень крупным. Поэтому неудивительно, что он через некоторое время, подхватив поднос со своей едой, направился за нами с Деей.

Во-вторых, эльфы. Вокруг них, наоборот, была повышенная концентрация народа. Как парней, так и девушек. Но они держались на некотором расстоянии. И это тоже понятно. Те вроде как на пьедестале, а остальные – у его подножия и смотрят вверх, восхищаясь размещёнными там творениями.

А вот вокруг вампиров, хотя те вели себя тихо и совершенно спокойно, образовалась некая мёртвая зона, в которую боялись не то что вступить, а даже оказаться где-то рядом с этой невидимой границей. И это ощущалось очень явственно. Такое поведение присутствующих и было тем самым «в-третьих». Репутация, знаете ли, решает всё. А репутация матёрых убийц, похоже, решает ещё больше. И этот невидимый барьер, будто его и не существовало, преодолевала только одна Дея.

Ну а теперь и я с ней на пару. Плюс подошедший чуть позже тролль.

– Рения, смотри, кого я привела! – жизнерадостно воскликнула Дея, обращаясь к сидящей девушке. – Я же тебе говорила, что он придёт. Ну и – вот он. Смотри. – И она потрясла моим лацканом, где был закреплён значок. – Он с нашего факультета. Как всё удачно складывается!

По-моему, вампирше до этого не было никакого дела. Она даже особо не прореагировала на моё появление.

Между тем Дея усадила меня на место рядом с ней. А сама, сказав, что сейчас принесёт чего-нибудь вкусненького, унеслась к раздаче за ужином для меня.

– Вечер добрый. – Ну что я ещё мог сказать в этом случае, посмотрев на холодно взглянувшую на меня в ответ девушку.

И опять полное игнорирование меня всего такого из себя красивого или вкусного, интересно, лично для них?

Тут подошёл Гром и, не спрашивая разрешения, уселся за наш стол, осторожненько так приподняв пару кресел вместе с сидящими в них вампирами и переставив их за соседний столик.

– Позволите? – уже примостившись, спросил он у Рении и, пропустив мимо себя её холодный взгляд, обратился ко мне: – Какие планы на завтра? Да и вообще, ещё неделя до занятий, чем собираешься заняться?

Я краем глаза пронаблюдал за метающей в меня холодные, убийственные взгляды эльфийкой.

«Ведь заметила и обратила внимание. И оставить это просто так нельзя. Поприветствовать надо, всё-таки вроде как знакомы, или нет? – размышлял я. – Или подождать? Прибьёт же и фамилии не спросит. Решит, что не нужна она трупу, фамилия-то».

Но и проигнорировать её присутствие было бы верхом неуважения и ещё большей глупостью, ведь это покажет, что я не замечаю её или ни во что не ставлю. Страшное оскорбление для любой девушки.

– Простите, – сказал я присутствующим, – вернусь через минуту.

Вампирше было глубоко фиолетово, тролль лишь пожал плечами, и только Дея, как раз вернувшаяся с едой для меня, посмотрела в направлении моего взгляда и вполне серьёзно сказала:

– Не обижай её больше.

Что бы это могло значить, не знаю. Кто этого то ребёнка, то вполне взрослую девочку поймёт? Я и не собирался делать ничего подобного, просто хотел поздороваться с ними. Поэтому, кивнув на слова девушки, поднялся и направился к эльфам.

Уже то, что я осмелился подойти к этим предметам всеобщего восхищения и обожания, заставило обратить на меня, да и на них внимание. Ну что тут поделаешь. Я на это шёл осознанно. Именно с той целью, чтобы ещё больше не обидеть девушку, которую, похоже, и так поставил в очень неловкое положение. К тому же что и кто бы ни говорил, но данное поведение – тоже своеобразный способ маскировки, когда выставляется на всеобщее обозрение то, что готов показать, и скрывается всё остальное. А если это известное будет настолько сенсационным и вопиющим, то другое и искать не будут.

– Что тебе? – Именно так меня и поприветствовали, как только я оказался рядом с эльфами.

И что-то мне всё это напоминает? Презрение. Высокомерие. Превосходство. И что-то непонятное, какое-то странное ощущение обиды.

«Ну а тут-то я что сделал опять неправильно, или оно совершенно ко мне не относится?»

Ладно, выражаю своё уважение и сваливаю из-под внимания столь прекрасных и столь убийственных очей.

– Хотел поприветствовать вас и пожелать приятно провести время. Надеюсь, мы с вами найдём когда-нибудь общий язык и поймём друг друга.

«Я чего опять-то наговорил? – подумал я, смотря в мгновенно потемневшее лицо девушки. – И не сказал-то вроде ничего такого, только пожелал хорошо время провести и когда-нибудь понять друг друга».

Но насмешливый взгляд её братца, который он сначала бросил на меня, а потом на девушку, говорил, что прокололся я где-то, и капитально. Затем эльф, усмехнувшись, сказал:

– Иди, он тебя пригласил, – и подтолкнул медленно поднявшуюся девушку в мою сторону.

«Чего вообще происходит-то?»

Подойдя ко мне, эльфийка посмотрела мне прямо в глаза, и такая ярость плескалась в них, что мне стало не по себе, а потом она медленно произнесла, выделяя каждое слово:

– Я. Записалась. В твою. Группу. На. Практические. Занятия.

Видимо, это что-то должно было мне сказать, но я лишь пожал плечами. Так как пока не понимал, чем мне это грозит. То, что на практических занятиях отрабатываются магические приёмы и разные заклинания, это было понятно, но не спарринги же там устраивают со смертельным исходом.

Как же я тогда ошибался!

Ну а пока я этого не знал. Поэтому лишь, ещё раз кивнув ей в ответ, развернулся и хотел пойти к моему столу. Но не успел.

Двери распахнулись, и на пороге появился взмыленный орк.

– Вот эти уроды, парни. – Он ткнул пальцем в сторону эльфов.

«Смотри-ка, не только мы с Громом считаем примерно так же, – усмехнулся я. – Хотя нет, я-то считаю, что у них симпатичные мордашки, по крайней мере у девушек».

Обстановка явно накалялась.

Орки направились к столикам, за которыми сидели эльфы, и остановились рядом со мной и девушкой.

– Слышите, вы, пижоны лесные, – заговорил, видимо, главный из подошедших орков, аккуратно отодвинув меня и эльфийку в сторону. – Что за умник у вас додумался сюда прикатить на диком драге?

Мне сразу стало понятно, о каком «умнике» идёт речь, ведь во всём верховнике стоял всего один драг.

Поднялся брат эльфийки и очень вежливо, хотя от его слов так и веяло сталью, ответил:

– Уважаемые. Произошла явно какая-то ошибка. Все мы прибыли сюда на пегасах. – И он обвёл рукой столы вокруг.

– Ну да, рассказывайте, – вспылил орк. – Заводим мы, как нам сказали, своих волков в пустой верховник, а он вовсе и не пустой. Там стоит драг. Вы что мне тут сказки рассказываете?! Кроме вас, никто на них не летает. – И он налившимися кровью глазами посмотрел на эльфов. – Идите и успокойте этого монстра, а то мы его прибьём, пока наши звери не разнесли все стойла.

– Но мы действительно прибыли на пегасах, – теперь уже удивлённо ответил эльф.

Орк понял, что наехал не по адресу, и от его ярости и следа не осталось. Посмотрев на эльфов, даже как-то спокойно и взвешенно сказал:

– Но нам сказали, что вы единственная делегация эльфов. Чей он тогда?

Поняв, в чём дело, я хотел по-тихому уйти из зала, однако, как обычно, вылез мелкий бесёнок, у которого слишком длинные ушки и язычок.

– Братик, так это же твой Тиирчик!

Орк мгновенно смекнул, что к чему, и развернулся в мою сторону.

– Твой драг? – напрямую спросил он.

– Да, – ответил я.

– Так топай давай. – И орк хотел отвесить мне смачного пинка.

И за что, спрашивается? За то, что они не посмотрели, пустой верховник или нет?

А драг хороший, ручной и добрый и мухи не обидит. Всё верно. Тут их просто нет, так что чего их обижать-то.

Так что я был в корне возмущён. Да ещё и эльфийка рядом стоит и насмешливо поглядывает в мою сторону, ожидая скорой расправы надо мной. Плюс Дея смотрит на меня огромными глазищами, да ещё и Рения обратила внимание на эту громкую перепалку.

Поэтому вы уж простите, парни. Да и ты, Петрович: что-то не очень получается не светиться у меня в этой своей новой жизни. Как-то сразу я выбрал не тот алгоритм своего поведения. Да и зад, простите, не казённый, чтобы к нему каждый кожаный сапог, да ещё и такой тяжеленный, прикладывался. А потому…

Никогда не уходите от пинка. Лучше сделать шаг вперёд. Удар бедром не так страшен и болезнен, как лодыжкой, коленом или стопой, особенно если она в ботинке или сапоге. Зато вы будете готовы к бою на короткой дистанции, а ваш противник – нет. Что и произошло с орком.

Шаг вперёд. И короткий удар локтем по ходу движения. Еле успел его смягчить перед самым соприкосновением, мазнув по бедру. Иначе слишком сильным бы он стал. У меня задача – не убить этого орка и не сделать его калекой, а охладить его пыл и немного проучить.

А дальше инерция, разница в росте и отсутствие на нём доспехов сделали своё не очень благое дело. Он, хватаясь за причинное место, наклоняется и заваливается вперёд.

Да, удар не слишком честный, даже скорее подлый и коварный. Но мне всё равно. Я не драться сюда пришёл. Чего не скажешь о его соплеменниках, которые, выхватив свои мечи, двинулись на меня.

Ну и где местное хвалёное благородство или пусть не очень хвалёная охрана, которая, как всегда, приходит в самую последнюю очередь? И вообще где она? Или это здесь в порядке вещей?

«Чёрт его знает?» – подумал я.

– Мелкий, тебе помочь? – раздался громоподобный бас тролля.

Орки остановились и удивлённо посмотрели в глубь зала, где из-за стола начал подниматься Гром.

Ну а мне большего и не нужно. Два быстрых шага вперёд.

Кем бы вы ни были, но анатомия – это наука, и от неё никуда не денешься, поэтому против хорошо поставленного удара, механики и знаний тех мест, куда нужно бить, не попрёшь.

Удар. Заваливается первый орк.

Ещё удар с разворотом и последующим доворотом корпуса. Второй орк.

Ещё полшага вперёд. Уклониться от меча. Это так и нужно. Рука с ним и должна пройти в этом месте. Тяну дальше её, пропуская мимо себя. Лицо последнего орка резко приблизилось ко мне. Удар. И последнее тело оседает.

Всё.

Оборачиваюсь к эльфу:

– Поможете оттащить тела на те кресла? – Указываю в направлении ближайшего столика. – Не валяться же им на проходе.

Удивлённый эльф кивает.

Быстро переносим с ним всех. А потом я направляюсь к выходу.

– Ты куда? – подскочила ко мне Дея.

– До верховника прогуляюсь.

– Можно я с тобой?

– Идём, – пожал я плечами и двинулся дальше.

Дея вприпрыжку последовала за мной. Также с нами пошли и эльф со своей сестрой. Видимо, и они захотели посмотреть на моего драга.

– Ты только поосторожней, – сказала Дея, – у эльфов – драги, а у орков – волки. Они, кроме них, никого не признают.

– Угу, – кивнул я, – точно так же как и драги.

Она сначала не поняла, о чём я говорю, а потом странно посмотрела на меня:

– Точно, как и драги.

Подходя к верховнику, я заметил небольшую группу студентов, стоящих рядом, а также нескольких служащих. А ещё были слышны периодические рыки и возня, раздающиеся из здания.

К нам сразу подбежал один из служащих и обратился к эльфам:

– Простите, мы не знали, что вы поставили в этот верховник своего драга, иначе, конечно, не направили бы туда орков с их волками. – И, вздрогнув от очередного рыка, он добавил: – Но когда мы поняли свою ошибку, они уже сцепились.

Я обошёл его и спокойно направился к входу.

– Господа, вы не пойдёте? – удивлённо спросил служащий.

– Это не наш драг, – раздался голос эльфа.

Я же хмыкнул.

«Ваш не ваш, а на развлечение пришли посмотреть».

И зашёл внутрь.

Волки – это ещё мягко сказано. Ничуть не меньше драга в высоту. Густая шерсть. Огромные головы, морды, пасти с клыками и зубами им под стать. Толстые и мощные лапы. И тихое утробное рычание.

Тиир гордо стоял в конце верховника. И никаких внешних повреждений я на нём не увидел. Мне, наоборот, показалось, что ему такое занятие, как драка с четырьмя огромными волками, до безумия нравится.

– Нельзя, – тихо произнёс я и сам не узнал своего голоса.

Волки аж на задние лапы присели, впрочем, как и драг.

– Каждый занял по своему стойлу и успокоился. Играть будете потом. Я договорюсь.

Теперь я понял. Никакой драки и бойни в принципе не намечалось. Эти милые зверюшки просто развлекались.

Посмотрев, как они разошлись по своим загончикам, я уже всем пятерым разложил заготовленный для них корм. После чего потрепал по холке Тиира и вышел наружу.

Собравшийся народ даже с каким-то подозрением посмотрел на меня.

– Всё будет спокойно, – сказал я служащим и хотел вернуться в столовую, но неугомонная Дея решила навестить Тиира.

Так что пришлось проводить её мимо волков. На драга так же захотели взглянуть и эльфы.

– А мы не верили, – тихо произнесла девушка.

– Откуда он у тебя? – спросил эльф.

– Купил по случаю, – ответил я. – Нужен был кто-то умеющий летать не хуже пегаса. Вот и достался Тиир.

– Удивительно… – протянул эльф. – В тебе явно есть задатки повелителя зверей. А это редкий дар.

И тут я вспомнил, что кое-что хотел у них попросить.

– Простите, – сказал я, в основном обращаясь к эльфу, – не можете ли рассказать мне, как за ним правильно ухаживать. А то у меня никогда ни одного зверя дома не было, не говоря уж о драге.

– Хм, и как ты его приручить-то сумел? – буркнула девушка.

– Он мне просто очень понравился, – честно признался я.

Эльфы переглянулись.

– Мы подумаем, как тебе помочь и кто тебя научит ухаживать за ним, – сказал парень.

– Спасибо, – поблагодарил я.

Мы молча вернулись в столовую. Орки как раз пришли в себя. Я подошёл к ним и, чтобы не обострять ситуацию, попросил у них прощения, а также сообщил, что проблем как с драгом, так и с их волками больше не будет. Правда, придётся нам изредка вместе выгуливать наших подопечных.

Парни оказались понятливые, особенно когда до них дошло, что это их не ветром сдуло недавно, а, вероятно, моей рукой.

Я развернулся, чтобы пойти к нашему столу, и увидел, что рядом со мной стоит эльфийка. Я подумал, что она хочет мне что-то сказать, но ничего произнесено не было. Я пожал плечами и направился к своим, куда уже убежала Дея. Девушка последовала за мной. Это заставило удивлённо взглянуть на неё вампиршу, которая обычно была чуть ли не хладнокровнее каменой статуи.

– Это Дея, – пришлось мне представлять эльфийке присутствующих, – моя названая сестра, хотя ты её и так, наверное, знаешь. Мне вообще кажется, что она здесь в каждой бочке затычка: куда ни взгляни, её длинные ушки торчат. – И я переключился на другую девушку: – Это Рения.

Вампирша вежливо кивнула эльфийке. Мне почему-то показалось, что они знакомы.

«С чего бы это?» – задумался я.

– Этого многоуважаемого тролля зовут Гром, ну а меня – Степан. – Я посмотрел на эльфийку, ведь до сих пор так и не знаю, как её зовут.

– Селея, – тихо представилась она, не глядя в мою сторону.

– Рад наконец узнать твоё имя.

– Так ты даже не знал, как её зовут? – будто прочитав мои мысли, изумлённо посмотрела на меня моя сестрица. – Ну ты даёшь! – Она перевела взгляд на севшую на её место девушку. – Делать кому-то предложение и не знать, как его зовут… Где твоё воспитание, братец? – И обратилась к Селее: – Простите его. Он совсем дикий у нас. Только в лесах и привык жить да со зверями общаться. – На мгновение она замолчала, о чём-то задумалась и потом посмотрела на вампиршу: – Рения, по-моему, ты говорила, что твою соседку зовут Селея?

– Говорила, – спокойно ответила та.

«Так вот откуда знакомство», – дошло до меня.

– Я думала, это редкое имя, – между тем простодушно продолжила Дея, посмотрев на эльфийку. – А тут слышу его как минимум уже дважды.

– Оно действительно редкое, – спокойно прокомментировала её слова вампирша, – как и моё. Эта эльфа и есть моя соседка. – И она кивнула в сторону эльфийки.

– А, вот оно что… – протянула неугомонная девочка, – теперь понятно. – И уже по-новому осмотрела сидевшую рядом со мной Селею. – Соседка, значит. – И взгляд её при этом был очень уж какой-то хитроватый.

Вдруг Дея выпихнула меня с моего места, указав на стул рядом с троллем, а сама уселась между двумя девушками и стала бойко уговаривать их разрешить ей жить вместе с ними. Мол, она маленькая, много места ей не нужно. А к ним дедушка её отпустит без проблем. Она бы и со мной жить согласилась, но это запрещает устав академии. А с дедом ей скучно. С ними же будет весело. Она это чувствует.

«Прям чувствует, чувствует». – Это цитата.

Да ещё и произносилось всё это с умильной рожицей, заламыванием ручек и заглядыванием в глаза.

В общем, не знаю, чего она там им плела, какую лапшу вешала на уши – кстати, у всех троих они были слегка заострёнными кверху, – но в конце концов обе девушки согласились, и, похоже, даже сами не поняли, как это произошло. Лишь радостное визжание Деи и обещание уже завтра перевезти к ним все свои вещи и договориться с комендантом общежития о ещё одной кровати заставило девушек понять, какую ошибку они совершили. Я, если честно, им даже посочувствовал. Такой неиссякаемой батарейки с энергией, как у Деи в одном месте, нужно было ещё поискать, сидеть спокойно она точно никому не даст.

«Вообще-то это касается и меня», – почему-то подумал я в плане того, что и мне спокойной жизни не будет.

Мы с Громом вернулись к разговору о том, чем нам заняться в ближайшую неделю. Он предлагал немного подзаработать. Меня эта идея тоже интересовала. Я и сам подумывал об этом, особенно после разговора с девушкой со склада, ведь, как я понял, быть магом – очень накладное занятие. Правда, по моим прикидкам, недели для воплощения моего плана было маловато, но, если постараться, можно вполне уложиться. Но тут нужно было кое-что уточнить.

– Дея, ты, как самая всезнающая, можешь точно сказать, когда начнутся занятия?

Девочка загордилась, ведь кто-то признал, что она является неиссякаемым источником информации.

– Ну… – протянула она, стараясь подражать рассудительной вампирше.

Ведь точно копирует её, даже улыбка у меня на губы невольно выползла, чем моя персона заслужила спокойный и несколько оценивающий взгляд Рении. «Явно выцеливает, как мне сподручнее шею свернуть», – сразу догадался я.

– Дедушка говорил, что примерно через неделю закончится приём всех желающих. Однако занятия начнутся через десять дней. Ведь тем, кто пройдёт с последним потоком абитуриентов, ещё нужно будет обустроиться в академии. – Дея посмотрела на меня, видимо что-то вспомнив: – Кстати, а ты нашёл себе жильё? А то я тут одну симпатичную комнатку присмотрела, в ней раньше жила пара девушек, которые уже выпустились из академии. Чистенькая и опрятная такая, розовая вся… – Девчонка мечтательно закатила глаза.

Я посмотрел на неё и с облегчением сказал:

– Нашёл уже.

– А где? – немного грустно спросила она.

– В нашем общежитии на последнем этаже, – ответил я так же, как и Грому до этого, не став объяснять, какой этаж я считал последним.

Но Дею это и не интересовало. Она даже не заострила внимания на том, что я выбрал комнату далеко от неё и так высоко. И переключилась на девушек, вспомнив, как была устроена комнатка, которую она видела.

Мне же тех данных, что сообщила девочка, было вполне достаточно. Четыре дня на дорогу туда и обратно плюс шесть дней пройтись по лесу. Как раз успею до того самого холмика, где нашёл столь ценные для академии артефакты. Плюс смогу ещё что-то насобирать, да и потом у местных искателей скупить их товар. Больше меня сейчас интересовала всякая мелочь, которая никому особо не была нужна, но которую можно было использовать здесь для учёбы. Её-то я и хотел в основном приобрести. Пригодится.

Тут напомнил о себе тролль.

– Так что скажешь? – спросил он.

– Прости, задумался, – честно признался я. – Что ты сказал?

– Я спрашиваю, давай подрядимся для перевозки груза. Меня тут дядя порекомендовал, как хорошего бойца. Думаю, они и от пары не откажутся.

– Это, должно быть, долго, – прикинув, что у меня не останется времени наведаться в лес, ответил я.

– Да не, ты не понял, – помотал головой тролль. – Груз – это артефакты из леса, забрать нужно с заставы. Пойдём по воздуху, чтобы быстро до места добраться. Правда, тебе нужно будет пегаса найти. У меня-то есть боевой грифон.

И он рассказал, куда нам нужно и где что находится. Получалось, именно туда мне и необходимо попасть, чтобы выбраться в лес.

– Так это вполне нормально, – обрадовался я. – На чём доехать, найду.

– Знал, что на тебя можно положиться, – кивнул он. – Тогда я до дяди. Завтра после того, как получим учебные материалы и закупимся провиантом, можно выдвигаться.

И, поднявшись из-за стола, Гром нас покинул.

Я же обратил внимание на странную магическую структуру, зависшую чуть справа от нашего столика. Энергетическая ниточка от неё уходила куда-то в гущу студентов. Но к кому конкретно, разобрать не получалось. И я мысленно представил, как её стираю, точно так же, как делал тогда с руной на магической двери. После чего виртуальная структура исчезла.

«Хоть и не руна, но работает», – констатировал я и вернулся к еде, предварительно попросив её разогреть.

– Это куда вы собрались? – Не успел я даже ложки ко рту поднести, как рядом со мной материализовалась любопытная девчонка.

– Гром нам работку до занятий нашёл. Чего тут в городе сидеть? Смотаемся пока до границы империи, заберем кое-что и вернёмся.

– А, понятно, вы там поосторожнее, – попросила Дея, погладила меня по плечу и вернулась к девушкам.

Я же вспомнил, что вообще-то у меня было что спросить и у присутствующих здесь вампиров. И это тоже было связано с артефактами из леса.

Начну с более безопасного и осведомлённого на этот счёт существа. С милой, доброй и ласковой вампирши.

– Рения, можно тебя отвлечь на пару минут? – спросил я у неё.

Она холодно и равнодушно посмотрела на меня. Буду считать это согласием.

– У меня есть пара артефактов… – Я выложил на стол перед девушкой два камешка, найденные в лесу. – Когда я относил их оценщику, он сказал, что это артефакты для магов крови, но, как он же и уверял, такое невозможно. Вот я и хотел попросить тебя взглянуть на них или показать тому, кто сможет что-то сказать. – И взглянул на Рению.

Такого сильного изумления на её лице я точно не ожидал увидеть.

– Это же камни крови, – прошептала вампирша и, повернувшись к своим сородичам, тихо позвала: – Марис, подойди посмотри.

К нам подошёл щуплый по сравнению со своими соплеменниками вампир, но его аура была практически такой же яркой, как и у сидевшей напротив меня девушки.

– Это же… – Он поражённо посмотрел на Рению.

– Да, – кивнула она и перевела свой взгляд на меня. – Если кто-то из наших кланов узнает, что у тебя есть эти камни, тебя убьют, чтобы завладеть ими, – просто сказала девушка.

– Так почему же их просто не купить? – удивился я.

– Этого нельзя сделать. Их можно либо найти, либо их владелец может эти камни добровольно и от чистого сердца кому-то передать или подарить, либо их можно забрать у трупа. В этих случаях связь с камнями разрывается.

– Неужели такая большая ценность? – удивлённо посмотрел я на не слишком выделяющиеся магическим фоном артефакты.

– Этими камнями определяется сила клана и его положение в нашей иерархии. У моего отца всего семь таких камней. И больше, чем у нас, на нашем континенте нет ни у кого. Есть девять кланов, у которых по шесть камней и порядка семидесяти, у которых по пять. Ты представляешь, что будет, если кто-то или уравняет своё положение с нашим или превзойдёт нас?

Я усмехнулся. Уж что-что, а тут я всё прекрасно понимал.

– Смена правящей линии, смена главы совета кланов, если у вас такой есть, смена как внутренних отношений между кланами, так и внешней политики вашего закрытого сообщества. Может, что-то и упустил, но по мелочи.

Оба вампира с удивлением посмотрели на меня.

– Ты меня ещё раз удивил, – спокойно сказала девушка. – И ты, вероятно, понимаешь, чем всё это должно обернуться для тебя.

Я пожал плечами:

– Ваши потянувшиеся к оружию руки однозначно говорят о ваших намерениях. Вы хотите защитить положение своего клана. Видимо, вы как раз и относитесь к правящему, коль у твоего, Рения, отца подобных камешков больше всего. – И кивнул на парня: – А его ты позвала не потому, что он самый сильный вампир из тех, что здесь находятся, а потому, что он из твоего клана, и для того, чтобы он сумел скрыть присутствие подобных артефактов именно здесь и сейчас от остальных ваших собратьев. Вероятно, он неплохой маг. А остальные, похоже, принадлежат к другим кланам. Как вы делите подобные сокровища внутри своего сообщества, мне неизвестно, но, я так понимаю, пока не подтверждены они, как чья-то собственность, владельцем может стать любой. Поэтому вы хотите избежать общей свалки и кровавого побоища.

За нашим разговором с удивлением наблюдали эльфийка и Дея. Хотя ни та ни другая не очень понимали, о чём идёт речь.

– Извини, мне не хотелось бы тебя убивать. – Неужели в словах девушки я услышал сожаление и искренность?

Она кивнула магу, и тот накрыл артефакты рукой. И в стол прямо сквозь его ладонь прошла необычная руна. Или у меня глюки, или мне показалось, что она прямо-таки сочилась кровью.

Ладно, непонятные видения в сторону.

Рения поднялась из-за стола.

– Вообще-то я тоже этого не хочу этого, – усмехнулся я ей в ответ.

И было не очень понятно, то ли я не хочу, чтобы она убивала меня, что в нашем положении было вполне логично, то ли сам не хотел этого делать.

Что за чушь, разве в такую ересь может кто-то поверить? Простой человек – и представляет опасность для вампира. Но Рения почему-то напряглась.

Я же быстро, пока это существо, созданное убивать, ничего не успело предпринять, громко и чётко произнёс, так, что меня должны были услышать и на другом конце зала:

– У меня тут два камня крови.

Рения поражённо уставилась на меня.

«Убью, – это я и прочёл у неё на лице, – замучаю и убью».

На что я подмигнул ей и усмехнулся ещё раз под взглядами удивлённо повернувшихся в нашу сторону остальных вампиров. От них постепенно сначала ко мне, а потом и к нашему столу, где лежали артефакты, потянулись различные магические каналы. Мне нужно было, чтобы они все убедились в том, что там находится.

Маг-вампир затравленно посмотрел на девушку, но руку от стола убирать не стал.

Я выдержал бешеный, убийственный взгляд Рении. И куда только делась её хваленая выдержка?

«А глаза у неё очень красивые, – одобрил я, – трудно не обращать на них внимания».

Убедившись, что все до последнего вампиры разобрались, что лежит на нашем столе, обратился к Рении:

– Я, Степан, передаю их в полную собственность Рении и её клану.

И вернулся к еде.

А маг удивлённо посмотрел на свою руку. Руна перестала сочиться кровью, а превратилась просто в алый или даже багровый, но уже стабильный и надёжный символ.

Наверное, и он видел что-то подобное или нет, не знаю.

– Они наши, – поражённо произнёс он. – Он и правда с самого начала хотел отдать их тебе.

«Ну, вообще-то не хотел, – подумал я, – но когда узнал, что они для них настолько ценны, а для меня как рабочие артефакты совершенно бесполезны, то решил их отдать. Тем более Рении. Не их клану, а именно ей. Ну кто же виноват, что камни посчитали это подарком от всей души? Я просто решил отдать то, что мне не очень-то и нужно».

Магические предметы любых других типов магической энергии с подобным уровнем силы стоили не больше одного золотого. Так что не очень большая потеря.

После слов мага-вампира, который наконец убрал руку от камней, все посмотрели на них. Я заметил, как энергетические линии вновь потянулись от их столов к нашему. Однако как только они натыкались на руну, канал обрывался.

– Ну вот, – сказал я девушке, так и не севшей на своё место, – тебе не пришлось меня убивать.

Она медленно кивнула, посмотрела на мага-вампира, который под её взглядом поднялся и, будто ничего не произошло, ушёл за свой столик. Правда, перед этим он обернулся и почему-то осмотрел меня с головы до ног и пожал плечами.

Рения же вновь стала само спокойствие. Она села на своё место, но её задумчивый взгляд ещё не оторвался от моего лица.

– Ты знаешь, что стало с тем, кто принёс в наш клан последний такой камень? – вдруг спросила она.

– Да откуда? – удивился я.

– Понятно, – кивнула девушка.

«А дальше? Что с ним стало-то?»

– И это всё? – поинтересовался я.

– Пока да, – ответила она. – Дальше решать совету клана.

Что-то не нравится мне это её «дальше решать совету клана».

– А что решать-то? – задал я вопрос, в общем-то особо и не надеясь на ответ.

Но, как ни странно, его получил.

– Станешь ты моим мужем, или мне придётся тебя убить.

«Э? Чего? Почему сразу убить?»

О женитьбе я как-то особо и не задумывался.

– Да я как-то и без первого, и без второго обойдусь, – постарался отмазаться я.

– Поздно, – невозмутимо ответила вампирша, – клан принял твой дар, – кивнула она на так и лежащие у её рук камешки. – Завтра мне нужно будет отвезти их к нам в родовой замок. Я так поняла, вы собрались на границу империи со своим другом? Я поеду с вами.

И никаких вопросов или пожеланий. Простая констатация: «Я поеду с вами». Интересно, меня-то хоть кто-то когда-нибудь спрашивать будет?

Тут я обратил внимание на странные состояние и поведение эльфийки, которая переводила свой растерянный взгляд с Рении на меня.

«Чего это с ней? – задумчиво посмотрел я на девушку. – Неужели ревнует? Да не может такого быть!»

Но что-то точно было не так.

– Я тоже с вами, – неожиданно встряла эльфийка и пренебрежительно указала в мою сторону, – тем более этого дикаря нужно научить правильно ухаживать за драгом.

Да не смешите мои тапочки, что причина в этом. Ей хоть и жалко Тиира, но меня-то она терпеть не может.

Между тем что-то наша маленькая компания семимильными шагами стала прибавлять в количестве.

– Ты даже и не проси, – заметив желание Деи открыть рот, сказал я.

– Ну, всегда так, самое интересное и пропущу, – расстроилась девочка. И это после того, как она побывала в плену у бандитов? Железная воля или психика, которую сложно ранить. Что, в общем-то, в этом мире и правильно. Но потом, посмотрев на девушек, она добавила: – Хотя так даже лучше. Пока вас не будет, я обставлю нашу с вами комнату.

Неужели я заметил мимолетный страх на лицах будущего мага тьмы и смерти?

«Ну, не мне же одному страдать».

Однако всё равно поведение девушек мне было не очень понятно.

Но и это оказалось ещё не всё.

Я почувствовал знакомый приятный немного сладковатый запах со вкусом цитруса, ну, или чего-то похожего на него, идущий откуда-то со спины. Туда же сейчас были направлены и взгляды сидящих напротив меня девушек.

Лейла. Это её духи.

Ну да, а потом я услышал и её голос.

– Добрый день, – поздоровалась девушка сразу со всеми сидящими за столом.

– Привет, Лейла, присаживайся. – Я указал на стоящий рядом стул.

– Спасибо, – робко ответила она и села на самый краешек стула. Огляделась.

– Ой, прости, – сориентировался я. – Это Лейла, она приютила меня на пару ночей до того, как я попал сюда, в академию.

Видимо, мои последние слова оказались лишними. Если бы взгляды убивали или испепеляли, то от бедной девушки-оборотня, которым она была, не осталось бы и живого места.

Лейла покраснела и прояснила ситуацию:

– Степан спас меня от бандитов и не успел из-за этого покинуть город до закрытия ворот, вот я и пригласила его в наш особняк.

Я лишь пожал плечами. Девушка отчасти права. Благо она не знала, что в нём произошло ночью. А потом продолжил знакомство.

– Эта мелкая егоза – моя сестра Дея, – указал я на девочку. – Это – Рения и Селея. С нами был ещё мой друг тролль, Гром, но у него дела в городе. Мы тут подвизались на кое-какую работёнку, и он пошёл договариваться о ней.

– Приятно познакомиться, – кивнула Лейла. – Я ученица второго курса академии факультетах воздуха и воды. – И повернулась ко мне: – А ты всё-таки сумел поступить, хотя я и не верила. Да ещё и на магический факультет. Поздравляю. – И девушка непроизвольно потрогала мой значок.

Перехватывать брошенный в воздухе нож, пусть и столовый, знаете ли, очень сложно, особенно если его метает такой мастер, как Рения.

– Простите, – испуганно отдёрнула руку Лейла, не увидев летящее в неё оружие, а только отреагировав на мое резкое движение.

Остальные тоже, похоже, заметили только мой резкий взмах рукой и ничего более. Ну и хорошо, меньше вопросов.

А Лейла тихо пояснила:

– Точно такой же значок носил наш друг семьи. Он тоже пропал вместе с моим отцом примерно месяц назад.

Я посмотрел на неё, а потом перевёл укоризненный взгляд на вампиршу. Та только пожала плечами, и я по губам у неё прочел лишь одно-единственное беззвучно произнесённое слово:

– Муж.

Чувствую, нелегко мне будет. Об этом так и предупреждает мой седалищный нерв, самый чувствительный орган человека, который, по идее, только на поиске неприятностей и специализируется.

Пока же я решил всё-таки узнать, что привело Лейлу за наш столик.

– Ой, простите, – в который уже раз извинилась девушка, – я невольно стала свидетелем вашего разговора.

Хмыкнув, я огляделся кругом. Чтобы невольно стать свидетелем нашего разговора, надо очень постараться. Но по крайней мере теперь понятно, кому принадлежала странная магическая конструкция, которая висела над нашим столом, пока мы говорили с троллем и которую я мысленно стёр. И я уже более пытливо посмотрел на девушку.

Та покраснела под моим пристальным взглядом.

– Ну, не случайно, – призналась она.

Я удовлетворённо кивнул, большего мне и не требовалось.

Она же продолжила:

– Так вот, как я понимаю, вы хотите отправиться на границу империи? – Лейла постаралась заглянуть мне в лицо. – Степан, помнишь, я говорила о нашем имении? Так оно как раз примыкает к той заставе с нашей стороны границы. Вы могли бы остановиться у меня на несколько дней, пока я решу все местные вопросы. Можно мне поехать с вами?

Хм. Вот и ответ на вопрос, где оставить драга и вообще расположиться.

– А далеко от вас до заставы?

– Если идти пешком, где-то пара часов, если на пегасе, то минут за тридцать можно обернуться.

– Замечательно. Я не против, конечно. Так было бы гораздо удобнее.

– Тогда и я с вами, – упёрла в меня взгляд Дея, – отдохну на природе.

Ну что тут сделаешь, не могу я отказать девушке. Вернее, девочке. Вернее, именно Дее.

– Ладно. Только если дед отпустит.

– С тобой – без проблем, – ответила она и сорвалась к выходу. – Я пошла предупрежу его.

Но, не успев дойти до дверей столовой пары шагов, вернулась.

– Когда встречаемся?

– Думаю, после обеда, – пожал я плечами.

– Хорошо, – кивнул этот неугомонный бесёнок. – Ты тогда зайди за нами, я буду уже у девочек, – всё за всех решила Дея.

– А у них спросить не нужно? – удивился я.

– А чего спрашивать? – в свою очередь удивлённо посмотрела на меня эта маленькая девочка, иногда говорящая очень взрослые вещи. – Одна твоя гипотетическая жена, вторая – твоя невеста, третья – сестра. То есть все мы родственники. – И посмотрела на Лейлу. – Только она – нет. Но с ней ты ночевал под одной крышей, и, как я поняла, кроме вас двоих, там никого не было.

Лейла опять покраснела.

– Так что тут все в равных условиях. Зайди за нами завтра. – И назвала номер общежития и комнаты, где поселились девушки, а теперь, как я догадываюсь, обоснуется и она.

Дея уже вполне спокойно развернулась и с чувством собственного достоинства и вновь сделанной большой пакости прошла к выходу. Оставшиеся за столом девушки как-то поражённо посмотрели друг на друга. Видимо, детский взгляд Деи на жизнь и её простота суждений заставили их взглянуть на всю эту ситуацию по другому. И опять я остался крайним и виноватым. Уж очень «добрыми» и «ласковыми» глазами посмотрели на меня все трое. Жена, невеста и, предположительно, любовница.

– Так, зайдёшь за нами, – сказала Рения и спросила у девушек: – Вы идёте?

– Да, – ответила за обеих Селея и поднялась из-за стола.

– Э… – Я даже как-то растерялся из-за того, что не знал, а чего же им нужно сейчас сказать? – Лейла, а где искать тебя? – Ничего лучше мне в голову не пришло.

Оказалось, что она живёт в соседней комнате в том же общежитии, что и две другие девушки. И мне это всё показалось дурным знаком.

Уже когда они почти подошли к выходу, я наконец опомнился:

– Приятного вечера.

На мне скрестилось три убийственных взгляда.

– И тебе тоже, – усмехнулась Рения впервые за всё время, что я видел её.

И что-то мне это очень-очень не понравилось.

Но делать нечего. Завтра в путь.

Я наконец доел ужин, вышел из столовой и направился в свой корпус, по дороге оглядывая близлежащие здания.

Не знаю, показалось мне или нет, но кто-то очень внимательно смотрел на меня из одного окошка.

«Интересно, кто там?»

Кабинет ректора академии
Вечер

– Ты об этом северянине говорил? – спросил Старс, глядя в окно своего кабинета за бредущей по улице одинокой фигурой.

– Да, – кивнул тот самый маг-вампир, что прикрывал артефакты рукой во время инцидента в столовой, – это он передал нам камни крови. Что удивительно, род сразу принял их. Я о таком даже не слышал.

– Значит, он решил их отдать ещё до того, как узнал, что они представляют для нас хоть какую-то ценность, а после этого его решение никак не поменялось, даже после вашей прямой угрозы его жизни, – пояснил ректор. А потом уточнил: – Так, говоришь, совсем не боялся?

– Ну, мне так показалось, – не очень уверенно ответил маг.

А ректор попытался вспомнить, ведь недавно он где-то слышал о ещё одном северянине.

«Так только сегодня на совете», – догадался он.

– И эльфа, говоришь, с ними за столом сидела и какая-то маленькая девочка?

– Да, – подтвердил второй вампир. – Плюс ещё тролль, а потом девушка-оборотень.

– Хм, – задумался Старс, пытаясь найти взглядом исчезнувшую из вида фигуру.

«И правда, идеальный рейнджер, даже от архимага смог скрыть свою ауру».

Эта мысль и заставила насторожиться ректора. Чел со слабыми способностями к магии, который умеет скрывать свою ауру. Слишком уж это напоминало одно услышанное чуть ранее описание.

– Интересно, – произнёс бывший глава клана воинов-теней, отец Гарха и дед Рении.

«Кажется, этот год будет ещё более весёлым, чем я думал», – глядя в окно, резюмировал Старс. И почему-то старый вампир и глава Академии магии точно знал, кто станет причиной этого веселья.

– Держите меня в курсе, – отдал он распоряжение внуку своего бывшего подчиненного.

Ведь как ни крути, а с тех пор, как он был главой клана, прошло уже два поколения. И те, кто раньше звал его командиром, теперь могут называть его лишь архимагом. Ведь он покинул клан, передав бразды правления сыну.

Главой клана является теперь Гарх. А Рения – его дочь, дочь главы правящего клана вампиров.

История повторяется. И начало у неё слишком уж знакомое.

«Сочувствую, парень, – покачал головой архимаг, – но тебе будет ещё хуже, чем мне. Я-то принёс тогда лишь один камень».

Глава 10 Планета Ареана. Империя Ларгот. Столица Парн. Приграничье

Академия магии
Полдень следующего дня

С утра, когда я уже собрался, то услышал громкий топот в коридоре общаги и ещё более громкий басовитый голос:

– Мелкий, ну куда ты забрался?

Кто это, можно было догадаться, даже не выглядывая в коридор.

Грому не лень было подниматься на третий этаж и разыскивать меня, хотя мы и договаривались, что это я зайду за ним. Мне-то всё равно спускаться и идти мимо его комнаты.

Утром мы с ним собирались на склады забрать учебные материалы, а потом занести их сюда. И после этого можно выдвигаться в путь.

А сейчас тролль шарахался где-то здесь. Хорошо, что я уже был полностью готов. Поэтому я сразу вышел из своей комнаты и чуть не наткнулся на тролля.

– Привет, – поздоровался я с этой громадиной.

– О, вот ты где, – сказал он. – И тебе доброе утро. – Он хлопнул меня по плечу и объяснил своё появление наверху: – Пошли быстрее. Надо пораньше закончить со всеми делами. Я договорился, что кое-какой груз мы уже отсюда доставим и на заставу. Но придётся поторопиться. Так что задерживаться в пути и любоваться красотами нам не придётся.

– Да без проблем, – пожал я плечами.

И мы направились на склад.

Там работала та же девушка, что и вчера.

– Доброе утро, – улыбнулся я ей. – Как дела? Вот теперь я за учебными материалами. – И, насмешливо посмотрев в её слегка покрасневшее лицо, передал полученный в администрации пергамент.

Она прочитала его и удивлённо посмотрела на меня:

– Как много материалов! Вы что, артефакторы?

– Да, – кивнул я.

Девушка задумчиво оглядела нас с Громом, задержав взгляд на звероподобном тролле.

– Понятно… – протянула девушка, а потом быстро умчалась в глубь безразмерного помещения.

– Не верит она в твои магические способности, – усмехнулся Гром.

– Угу, – хмыкнул я, – именно в мои и не верит.

И мы дружно заржали.

Под наш громкий смех и вернулась девушка, возмущённо посмотрев на нас.

– Не, не, – замахал я руками, – это мы о своём, о детском.

Она в ответ строго взглянула на меня, потом, видимо не заметив на моём лице того проблеска интеллекта, что должен был там присутствовать, вздохнула и показала на две довольно большие принесённые ею коробки.

– Тут всё, что вам нужно на первые три месяца, кроме книг, – объяснила она, – их вы получите в библиотеке, но только после того, как зарегистрируетесь там.

– И когда это нужно сделать?

– Да можете хоть сейчас туда зайти, – пожала она плечами и объяснила, как дойти до здания библиотеки академии.

Я кивнул. О книгах нам никто ничего не говорил.

Как ответную любезность, я решил её предупредить, что, возможно, скоро будет поставка артефактов и, если это её заинтересует, я могу сразу всю партию принести сюда. Как показала предыдущая наша сделка, эта оценщица скупает всё и по достаточно приличным ценам, примерно таким же, как и в городе, к тому же, как дополнительный бонус, всё можно слить в одном месте и не нужно ошиваться в городе и искать покупателей.

– Конечно, – закивала девушка, – я даже предлагаю подписать контракт постоянного скупщика.

– Я подумаю, – ответил я и пропустил к прилавку Грома.

Тот получил своё новое имущество. Его коробочка, как это ни странно, оказалась чуть меньше.

– Так у вас же пять направлений, – как само собой разумеющееся сказала кладовщица.

«Мог бы и сам догадаться», – подумал я.

Потом мы сходили в библиотеку, и там нам выдали пару десятков учебников.

– За дополнительными материалами вам, согласно вашему допуску, нужно будет обращаться уже непосредственно сюда, когда возникнет такая необходимость.

– Хорошо, – согласились мы.

Это было и так понятно.

И мы с троллем отправились восвояси. До встречи с девушками оставалось примерно полтора часа.

И только тут я вспомнил, что Гром не в курсе, что наша с ним компания несколько возросла.

Однако его это нисколько не смутило. Он только поинтересовался, кто едет и не сильно ли они нас задержат.

А когда я сказал ещё и о предоставленном ночлеге вблизи от заставы, так вообще у него больше никаких вопросов не возникло.

Он сказал, что будет дожидаться нас в магазинчике своего дяди, и подробно объяснил, как его найти.

«Похоже, я был прав, – понял я, – он племянник того тролля, который оценивал мои трофейные мечи в городе, Сереул вроде».

На этом мы пока и расстались.


– Ну и куда это вы все вырядились? – зайдя за девушками, удивлённо спросил я.

Вообще-то вопросов у меня не было только к Рении. Она действительно умеет одеваться в дорогу, чего я не могу сказать об остальных.

– А что не так? – оглядев себя, вполне серьёзно поинтересовалась Дея, да и на Селею с Лейлой, которая тоже уже была здесь, посмотрела с вопросом. – Вроде вполне приличные дорожные платья. У Селеи вон вообще оно очень красивое. Я бы тоже от такого не отказалась. – И девочка перевела свои наивные и восторженные глаза на меня.

«М-да. Тяжело с ними будет, – понял я. – А ей надо бы прикупить что-то нарядное, но не сейчас».

И, не ожидая от себя такой строгости, я указал на Рению:

– Быстро переодевайтесь в одежду, как у неё. Если такой нет, то сходим и купим. Обязательно с капюшоном. Ещё пару запасных комплектов одежды возьмите с собой. Ну и что там вам может понадобиться по мелочи.

Девушки поняли, о чём я говорю, а вопросительный взгляд своей любопытной сестрёнки я проигнорировал. И закончил:

– Мы едем не надолго.

Я снова посмотрел на Рению и заметил, что она тоже упустила кое-какой момент. У неё из-под капюшона выбивалась копна красивых густых тёмных волос.

– И никаких пышных причёсок или развевающихся волос. Коса, хвост или что-то ещё. Но чтобы их не было видно из-под капюшона. Вопросы?

Девушки переглянулись.

– Но так же не красиво, – не очень уверенно возразила мне Дея.

– Вот именно. Вы и так слишком привлекательные особы, чтобы ещё и из-за этого влезать в неприятности. И так ваши фигуры ни под какой одеждой не скрыть. А так хоть замаскировать вас от противоположного пола попытаемся. Поэтому переодевайтесь. – Еще раз осмотрел девушек. – Ну что, кому-нибудь что-то необходимо? Я могу смотаться в город и купить, если скажете, что нужно.

– У меня нет такой одежды, – робко подняла руку Дея.

Как выяснилось, и у Лейлы ничего подходящего не было.

– Хорошо. Едем в город. Вы быстро, быстро, – я сделал упор на этом слове, – покупаете самое неброское, но достаточно удобное. Я пока закуплю провиант для нас и животных. После этого соберёмся здесь и заедем за Громом. Я с ним договорился, он ждёт нас в оружейном магазине своего дяди.

Развернувшись, я направился к двери. Дея и Лейла устремились за мной, а две другие девушки остались в комнате.

Что странно, никто мне не возражал. Только Дея задавала уточняющие вопросы.

«Видимо, кто-то сдох, большой и толстый», – решил я, удивляясь их покладистости.

Я спросил у Лейлы, сколько денег может понадобиться на приобретение одежды и прочего. Всего-то и нужно было десять золотых. И под изумленный взгляд девушки выдал им в два раза больше. Дея же восприняла это как должное.

– Брат же, – пожав плечами, прокомментировала она моё поведение и потянула Лейлу в ближайшую лавку.

На удивление, закупились мы быстро. То ли моё внушение подействовало, то ли ещё что, но через тридцать минут мы уже вернулись в общежитие. Дея с Лейлой пошли переодеваться, а я отправился к верховнику проверить драга и наших пегасов.

Я пригнал их всех в одно место ещё утром. Туда же привели своих верховых животных и Рения с Селеей. Так неожиданно и получилось, что некогда совершенно пустой верховник теперь был полностью занят, ведь тут обитало ещё и четыре волка. После нашего с ними короткого звериного разговора они вели себя вполне пристойно. Разве что периодически порыкивали в сторону пугливых пегасов. Драг делал примерно то же самое, но на свой лад.

«Третируют, в общем, эти четвероногие бандиты милых крылатых лошадок», – усмехнулся я, глядя на их игры.

Что интересно, драг и волки быстро спелись и действовали сообща.

Пока я занимался животными, девушки переоделись и тоже подошли к верховнику.

«Блин, красоту, как ни старайся, всё равно не спрячешь». – Посмотрев на них и горестно поняв, что неприятностей в дороге нам точно не избежать, я махнул им рукой в направлении уже выведенных животных:

– Поехали.

И забрался на драга.

Тракт в сторону границы империи Ларгот
День

Из города мы выбрались без проблем. Удобно тут всё было организовано. Въезд через одни ворота, выезд – через другие. И так в направлении каждого большого тракта. В других местах проезд в обе стороны шёл через один и тот же пропускной пункт.

Летели мы тем же путём, что и в сторону столицы. Даже заночевали в той же таверне, оказалось, по словам Рении, что это одно из самых лучших заведений на тракте, правда, в чём его прелесть, я так и не понял, но, по крайней мере, кормили там вполне прилично.

Девушки, конечно, заинтересовали находящихся на тот момент в трактире путешественников, но, судя по всему, добродушное и милое лицо нашего тролля не располагало к общению с ними, и потому с нашим небольшим отрядом даже хозяин гостиницы разговаривал исключительно через меня. Что меня вполне устраивало.

Правда, и тут не обошлось без приключений.

Ночью кто-то попытался увести наших пегасов, но не зря я поставил у входа драга. Так что утром мы нашли слегка помятую бессознательную тушку неудачливого пегасокрада, лежащую у входа в стойла. Никаких претензий нам на этот счёт никто не высказал. Опять, наверное, сработал эффект милейшего и добрейшего лица Грома.

А примерно через семь часов мы добрались, и без особых проблем, до владений Лейлы и её семьи. Получилось, что вся дорога заняла не два дня, как я предполагал, а полтора. Видимо, животные были хорошо отдохнувшие и желали поразмять свои крылышки.

И вот мы приближаемся к имению драконойдов Лересских.

Большой и красивый замок. Даже мне понравился, хотя я к изыскам архитектурного творчества обычно равнодушен.

– Знатное у вас родовое гнездо, – сказал я девушке. – А где проходят границы вашего имения?

– Насколько я знаю, наши земли растянуты вдоль большой расселины, – Лейла показала рукой в сторону, – так что мы и примыкаем к ней. Самый южный край доходит до владений лорда Баруса, кстати, я с его младшей дочерью Ирой (имя такое же, как и у нас?) и живу в комнате, она маг земли. На севере наши земли упираются в территорию, которую контролирует застава. А на западе расположены земли очень пренеприятного типа. Он несколько раз сватался сначала к моей старшей сестре, а потом и ко мне. Зовут его граф Теран. Я рада, что отец всегда отклонял его настойчивые просьбы. Но сейчас я даже и не знаю, как он себя поведёт. Внешне вроде вполне приличный человек, но есть в нём какая-то мерзость. С ним даже в одном помещении находиться противно.

Я оглянулся на Дею. Она вроде не слышала нашего разговора.

А так очень уж знакомое имя. С его людьми, которые и были бандитами, мне пришлось пересечься на тракте. Надо бы поосторожнее с этим графом. Уверен, что у него есть свои люди в имении Лейлы. И если раньше их, может, и не было, то теперь они точно появились, после того как стало известно об исчезновении её отца. Такие новости мигом разлетаются по окрестностям и доходят до нужных ушей.

И получается, что девушек в такой обстановке одних оставлять здесь нельзя. Сначала надо бы решить проблему с этим графом.

Есть у меня подозрение, что очень быстро он прознает о нашем приезде и захочет засвидетельствовать своё почтение со всеми вытекающими последствиями. Особенно в свете последних узнанных мной вчера случайно фактов из жизни девушки.

Лейла оказалась дальней родственницей императорской семьи. То-то их родовые фамилии похожи. А это ещё одна причина, и немаловажная. Так что наверняка стоит готовиться к встрече.

Мы прибыли в имение.

Я никогда не был в домах или родовых гнёздах старой аристократии. Но именно так я себе их и представлял. Огромные залы, портреты предков, трофеи и гобелены на стенах. Большие столы и стулья. Можно сказать, даже в некоторых случаях изысканные. Хотя я бы предпочёл большую простоту и меньшую помпезность.

Но это я. Мне в таких хоромах не жить.


Местные были рады узнать, что у них есть ещё непосредственный хозяин. Меня это даже удивило. Неужели у них такое сильное чинопочитание? Но люди искренне радовались появлению тут Лейлы.

Особенно был счастлив управляющий. Он был неплохим и, самое главное, честным исполнителем, но не знал, с кем поддерживать связь в столице, с кем решать финансовые и прочие вопросы. Кому обрисовать текущие проблемы, кому пожаловаться на незаконные действия некоторых граждан или назойливое внимание со стороны соседей, вернее, одного из них. Ему нужен был главный, кто возьмёт на себя ответственность.

Это и должна была сделать Лейла. Только вот, мне кажется, пока она не потянет такой груз на своих плечиках. Придётся ей помогать. И я не говорю о политике или решении бытовых вопросов. С этим она справится и сама. Было кое-что другое, с чем, я так понимаю, нужно будет разбираться мне.

А если говорить обо всём имении в целом и его военной мощи, то своего гарнизона для защиты от внешней серьёзной агрессии как такового в имении не было. Но здесь постоянно проживало большое количество охотничьих бригад и бригад поисковиков, которые сами по себе являлись неплохой боевой единицей. Именно они и составляли основную боевую мощь владений отца Лейлы.

Но с тех пор, как хозяин перестал скупать артефакты, люди стали расходиться. Как оказалось, имение в силу своего месторасположения в основном и жило за счёт налогов, получаемых с них. Бывший хозяин скупал артефакты и перепродавал их в столице, часть денег оседала в казне его владений, ну а большая часть расходилась искателям, охотникам и помогающим им людям. Что, в общем-то, всех всегда устраивало.

Но не сейчас. Людям нужно было на что-то существовать, содержать свои семьи и детей. Некоторые поисковики пока ещё держались здесь, так как у них в местном небольшом поселении были свои семьи и связи плюс какой-то сторонний промысел. Ведь для многих поиск был лишь частью работы. Он слишком выматывал, если заниматься им постоянно. И в свободное время такие поисковики переключались на другие профессии, занимались другими делами.

Но были и те, для кого поиск был основным заработком, и пропажа хозяина сразу ударила по ним и их состоянию.

Как мы выяснили, последнюю закупку отец Лейлы совершил около трёх месяцев назад. И сейчас у управляющего скопилась очень большая партия товара, который необходимо было реализовать.

Как только я об этом услышал, меня сразу заинтересовали его слова, но пока я решил не вмешиваться. Нужно посмотреть и подождать. Хотя и так было понятно, что если мы сможем договориться с ними о цене, то я буду готов оставить здесь практически все свои наличные деньги…

В имении было достаточно много фермеров, ремесленников, разных мастеровых. Даже был один ведун, маг жизни. Что считалось большой редкостью в приграничье. Жил он в поселении. И по совместительству он же оказался и главным управляющим всеми владениями драконойдов.

Если говорить в целом, то все в основном работали для нужд самого имения и местных жителей. Естественно, кроме поисковиков. Они добывали свои артефакты на экспорт.

Всё это на нас сразу и вывалил встретивший нас ведун. Он был рад тому, что можно начать что-то делать и предпринимать для восстановления стабильности жизни и приносимого имением, теперь фактически полностью принадлежащем Лейле, дохода.

Но для должного контроля девушке придётся поддерживать с ними достаточно плотную связь. И если не ежемесячно, то хотя бы раз в два-три месяца ей потребуется появляться в имении. Это необходимо для торговли с теми же искателями и контроля поступления налогов, где половина идёт лично ей, а вторая – на содержание имения.

Встретили нас хлебом-солью, в общем, с достаточно большим размахом. Девушка была счастлива, как, впрочем, и Дея. Ей такой роскоши видеть ещё не приходилось. Так же как и мне.

Но я достаточно спокойно отнёсся ко всему этому. Что, похоже, удивило Селею и Рению. Они все с ожиданием поглядывали в мою сторону, видимо надеясь уловить на моём лице след восхищения или хотя бы какого-то иного чувства. Но я лишь поел, да потом пошёл осмотреться. Надо бы проверить близлежащую территорию. С воздуха я замок изучил довольно хорошо и подробно, а вот с земли ещё не было такой возможности.

Столь странное моё поведение не осталось незамеченным.

Сначала меня нагнал у входа тролль.

– Ждёшь неприятностей? – прямо спросил он.

В этот момент из тени здания материализовалась и Рения.

Хотя я особо и не скрывался. Да и проследивших за мной друзей заметил сразу.

– Не нравится мне один из её соседей, – кивнув в направлении Лейлы, честно признался я, – и, судя по тому, что мне о нём известно, скоро у нас будут гости, – и посмотрел на обрушевшуюся часть стены замка, ставшей идеальной для проникновения на его территорию.

«Хотя я тут не полез бы, но ведь здесь пойду не я». – И я стал высматривать наиболее удобные места для засады.

– И что ты предлагаешь? – задала вопрос Рения.

– Дождаться их, а потом и самим наведаться в гости. У меня есть определённые дела, тебе и Грому тоже нужно будет ненадолго уехать, а оставлять Лейлу, Селею и Дею одних со столь подозрительным соседом под боком очень уж опрометчиво.

– А почему ты решил, что гости будут именно сегодня? – уточнила девушка.

– Всё вполне логично, – пожал я плечами, – такого шанса ему может больше просто не представиться, а как долго здесь собирается пробыть Лейла, он не знает. Поэтому и постарается захватить её сегодня же.

– Но зачем это кому-то? – удивился тролль.

– Не тупи, – хмыкнула вампирша. – Наша девочка сейчас единственная наследница всего этого, – и обвела рукой вокруг, – а судя по тем разговорам, что я слышала, этот гипотетический сосед уже несколько раз наведывался сюда со своей братией, стараясь прощупать обстановку.

– Всё верно, – согласился я с девушкой.

– И как тогда действуем? – поинтересовался тролль.

– По обстоятельствам. Язык нам не нужен, я и так знаю, куда нам нужно. И проникнуть туда мы с Ренией сможем без особых проблем.

Девушка насмешливо посмотрела на меня.

– Ну, ты-то точно сможешь, – пожал я плечами, посмотрев на неё. И кивнул на разлом в стене: – А полезут они оттуда.

Имение графа Терана
Вечер

– Ты точно уверен, что это прибыла его дочь? – спросил толстеющий молодой человек лет тридцати – тридцати пяти.

Лицо одутловатое от обжорства и выпивки. Лысеющая голова. И не слишком умный, зато очень жадный и наглый взгляд хумана, считающего себя центром вселенной.

– Да, господин граф, – кивнул худой и какой-то скользкий чел, обычно притворяющийся крестьянином. – Управляющий в замке так и сияет. Сегодня они останутся там. Это точно. Животные распряжены и поставлены в стойла. Но, как я слышал, у них какие-то дела на границе.

– Так они могут уехать? – всполошился хозяин.

– Не знаю, – честно признался говоривший, – так близко мне не удалось к ним подобраться.

– Ладно. Что ещё? – Граф посмотрел на своего шпиона в имении Лересских.

– Дочь лорда прибыла не одна, а со своими подругами по академии и, видимо, младшей сестрой одной из них.

– Подругами, говоришь? – Граф довольно улыбнулся. – И кто они?

– Не знаю, – ответил шпик, – я лично их не видел, но служанки сказали, что одна из них эльфа. Это же подтверждает и стоящий в стойле драг.

– Что?! – воскликнул поражённый граф, и его ручки мелко затряслись. – Почему сразу не доложил?!

– Хотел разобраться, кто те двое мужчин, что приехали вместе с ними.

– Какие мужчины? – собрав своё разыгравшееся воображение в кучу, спросил уже мечтающий о захвате эльфы граф.

Это была его заветная мечта. Он даже с ирийцами связался только из-за этого. Но пока те не выполнили своего обещания. И вот сейчас его вожделение само приплыло к нему в руки.

«Она здесь!» – билось в его сознании.

– Судя по всему, наёмники. Один – так себе, чел, возможно, северянин, а вот со вторым могут возникнуть проблемы.

– Почему? – насторожился граф.

Никто и ничто не встанет между ним и его мечтой! И сейчас он уже совершенно забыл, что первоначально ему нужна была дочка лорда Лересского. Мысли его были заняты только одним: там эльфа. А всё остальное и так приложится, по ходу дела. Остальные девки будут дополнительными трофеями ему, повелителю и завоевателю. Иначе этот трусоватый мужчина о себе и не думал.

Граф мечтательно прикрыл глаза, представив, что ему предстоит, за своими мыслями пропустив последнюю фразу своего чела.

– Так кто там? – переспросил он, когда всё-таки очнулся от грёз.

– Тролль.

– Чёрт! – выругался граф.

Его люди пару раз натыкались на их отряды и всегда еле успевали унести ноги. Придётся привлечь практически всех своих воинов.

– Собирай людей, проведёшь их сегодня ночью в замок, – отдал он распоряжение.

А сам мгновенно снова забылся в предвкушении. Ведь уже сегодня ночью у него будет эльфа. Живая, а не та искусственная кукла, что ему изготовил заезжий маг. Который, кстати, бесследно пропал вместе со своим помощником и парой его людей во время засады на караван, перевозящий золото. С тех пор их никто не видел, и что с ними стало, никто выяснить так и не смог.

Имение семьи Лересских
Ночь

– Идите тихо, – шикнул скользкий тому сброду, что его покровитель считал своими воинами.

Скользкий и сам был из таких, но даже он понимал, что это настоящее отребье. Благо его набралось порядка пятидесяти душ.

Вот они приблизились к разлому в стене. Управляющий так и не насобирал денег, чтобы его заделать. А теперь и не успеет. Граф обещал теперь именно его назначить управляющим этого имения.

Подойдя к насыпи, он стал дожидаться остальных.

«Ну почему они не умеют передвигаться тихо?» – возмутился он. И махнул рукой:

– Перебираетесь через стену. Потом я проведу вас в замок. Дочь хозяина и её подруг не трогать. Вы знаете, что наш толстяк с вами за это сделает. Но всё и все остальные – ваше. Да, чуть не забыл, учтите, девки – магички, поэтому их нужно связать, заклеить рот и глаза лентой. И сразу прибежать ко мне: нужно надеть на них эти антимагические браслеты. – И он потряс ими перед толпой. – Понятно?

Нестройный хор ответов. Лучше бы и не спрашивал.

«Ну не идиоты? – задал скользкий немой вопрос небесам над ним. – Не могли просто кивнуть, я бы и так увидел». И скомандовал:

– Пошли по двое.

Ушла первая двойка, вторая, третья, четвёртая, пятая.

Что-то было не так, но скользкий не мог понять что.

И тут до него дошло.

«Шум? Где вечное перешёптывание, бряцанье?»

За стеной должно находиться уже двадцать хуманов, но их совершенно не слышно. Мёртвая тишина.

«Неужели?» – И он оглянулся назад.

Но там никого нет, а люди графа всё ползут и ползут вперёд. Вот через стену перебрались последние. Остался только он.

Скользкий посмотрел на стену. Ему показалось или там и правда мелькнула какая-то тень?

Но сколько он ни вглядывался, так никого и не увидел.

– Ищешь кого-то? – раздался у него над ухом голос того самого северянина, а потом холодная сталь коснулась его горла, и больше ничего он не услышал.


Как я и предполагал, нас навестили ночью.

Работа была простой и грязной, сиди по бокам от разлома и снимай пролезающих в него бандитов – воинов графа Терана.

Мы с Ренией были забойщиками, а тролль работал на выносе тел, чтобы они не загромождали проход и не спугнули тех, кто пойдёт следом за ними. Действовать нужно было чисто и по возможности без крови или с малой кровью.

Проще оказалось вампирше. Она с её неимоверной силой на раз сворачивала шеи.

Я же наделал тонких и крепких деревянных иголок, которые вгонял в шею жертвам. Пока эта своеобразная затычка внутри, ни крови, ни шума не будет.

Пятьдесят.

Ждём. Больше никто не идёт. Пора проверить.

Осторожно выглядываю на ту сторону. Вижу только одного противника. Быстро проскальзываю вниз, скрываясь в тени. Всё, я у него за спиной. Тот вглядывается в темноту, стараясь что-то рассмотреть.

– Ищешь кого-то? – тихо спросил я, приложив лезвие к его горлу.

Хм. Интересно. Судя по взгляду, он меня узнал. Значит, это и есть местный шпион.

Аккуратно провожу клинком по его коже. Он, даже не начав говорить, уже показал мне то, что я хотел узнать.

Уверен, больше шпионов здесь нет. Одному главарю накладно держать в одном месте нескольких осведомителей. Слишком небольшое тут поселение, мало народа. Будут только выделяться. Скорее они в других поселениях, у других владетелей.

Хорошо, здесь мы закончили.

Тролль, перетаскивая тела в ближайший лесок, обшарил их и сложил найденные трофеи в одну кучу. Я связал несколько каких-то плащей и, собрав всё в них, оттащил в небольшую неприметную пещерку. Пусть пока там полежат.

– Завтра разберём, – сказал я троллю и вампирше, а потом, посмотрев на Рению, спросил: – Ты едешь с нами или остаёшься?

Девушка посмотрела на замок.

– Кому-то нужно остаться, – хладнокровно произнесла она.

Вообще-то я именно так и думал.

– Спасибо, – поблагодарил я, ведь именно её я и хотел попросить остаться.

Ну не лежала у меня душа к тому, что она должна и дальше мараться в этом. Хотя она и вампир, и всё такое. Для меня она, как ни странно, больше девушка. Очень красивая девушка.

Рения лишь слегка кивнула.

Я же облегчённо вздохнул и указал в противоположную от замка сторону, туда, откуда и прибыли нападающие:

– Доля идёт поровну на всех троих. Возражения есть?

Тролль и вампирша замотали головой.

Я сел на драга, Гром – на своего грифона, и мы полетели в сторону замка одного назойливого графа.

Замок графа Терана
Ночь

Граф метался по комнате. Сил ждать уже не было. Его воины должны вернуться только через час-полтора. И он изнемогал. Отхлестав и изнасиловав подвернувшуюся служанку, он немного снял напряжение. Жаль, что пыточная была пуста, последнего пленника он замучил на прошлой неделе. Какой-то путник, случайно забредший в его владения, направляясь в столицу. Но дошёл он только до подвалов его твердыни.

Теран гордо улыбнулся. Он любил считать свой замок неприступной крепостью.

Неожиданный сквозняк подул в спину.

«Опять эта криворукая служанка плохо закрыла окно, мало я с нею поразвлекся», – подумал граф, подходя к распахнувшимся створкам.

Закрыл, повернулся. И прямо перед собой увидел молодого чела с соломенными волосами.

Взмах – и, не говоря ни слова, он отрезает ему ухо.

И только Теран собрался заорать, как тот сунул ему в рот кляп.

– Будешь орать, отрежу ещё что-нибудь, – предупредил незнакомец. – Ты мне не нужен. Деньги, драгоценности, артефакты и прочее.

Граф хотел ответить, что у него ничего нет, что этот неизвестный с холодным стальным взглядом ошибся, но не успел. Его руку резко заломили, положили на стол. Ещё один взмах. И вот граф смотрит на свой отрезанный палец.

– Деньги, драгоценности, артефакты, – повторил неизвестный.

И только сейчас граф понял, что этому челу наплевать, скажет он сейчас что-то или нет, ему нравится мучить его. Он увидел во взгляде этого хладнокровного северянина такого же садиста, как и он сам. Своё собственное отражение, но гипертрофированное.

– Всё в тайнике, – попытался произнести он, понимая, что только это может спасти ему жизнь. Он даже забыл, что у него во рту кляп, но неизвестный всё прекрасно понял.

– Где? – спокойно спросил он.

Теран испугался.

«А вдруг этот так меня и убьёт, забрав себе все мои богатства?»

Но мысль была грубо прервана. И очередной палец появился на столе.

У графа потекли слёзы. Постанывая, он вырвал из тисков руку и прижал её к груди. А северянин с ледяным взглядом, таким же, как и их пустоши, повторил вопрос:

– Где?

– Я покажу, – захныкал граф, вытянув изо рта кляп, и заковылял в соседнюю комнату. – Тайник здесь, – указал он на стену и вдавил нужный камень. – Умри! – резко развернувшись, проорал Теран, стараясь ударить северянина выхваченным из тайника небольшим кинжалом.

Но чела сзади не оказалось, он уже стоит сбоку.

Удар – и тело графа падает.

Незнакомец с волосами соломенного цвета подошёл к тайнику.

– Много у него тут… – протянул он и стал складывать всё содержимое тайника к себе в напоясную сумку. Она казалась бездонной.

А потом, подойдя к окну, он открыл его и слегка свистнул. Через пару секунд у распахнутых створок появился драг. Северянин, даже не смотря вниз, спокойно перешагнул двадцатиметровую пропасть и оказался в седле своего животного.

– А теперь за Громом в лес, – тихо произнёс он, будто обращаясь к драгу.

* * *

Не уверен, что поступил правильно, но я слышал переговоры нападающих у стены замка Лейлы, а потому жалости к графу у меня не было. Всё равно я не собирался оставлять его в живых.

А теперь мы с троллем перевозили тела напавших ночью на замок бандитов из леса к большой расщелине и сбрасывали их туда, в туманную мглу. Пусть покоятся с миром. Хотя не удивлюсь, если они рано или поздно превратятся в каких-нибудь зомби.

Потом мы забрали оставленные в лесу трофеи и вернулись в замок.

– Рения, пойдём, – тихо постучавшись в комнату девушки, сказал я.

Вампирша выглянула через мгновение и молча последовала за мной и троллем в его комнату. Та была наиболее удобной для нас сейчас, так как была самой большой, и Гром в ней чувствовал себя относительно комфортно.

Расселись за столом, на который я стал выкладывать захваченное в замке графа. Ну и что тут у нас? Порядка двадцати тысяч золотом, ещё около сорока золотых серебром, куча артефактов и драгоценностей и хлам в виде дешёвого оружия – мечи, ножи, несколько палиц, секир и один лук.

– Ты – командир, – безапелляционно произнёс Гром и, не собираясь ничего обсуждать, начал делить лежащие на столе трофеи. Как я помню наш разговор, речь шла о том, что всем достанется по трети. Но, видимо, тролль передумал, или я чего-то не понимаю? – Половина золота отходит тебе, – сказал он, даже не ожидая возражений со стороны девушки. Хотя та и так ничего говорить не собиралась. – Вторую мы забираем себе. И он быстро раскидал мешочки на столе, разложив их перед нами. – Артефакты. Тут нужен оценщик. Но продать их лучше на границе, в столице они стоят в два раза дешевле, постараюсь до конца недели с этим разобраться. Пропорция та же. Тебе половина, остальное нам. – И он сложил все артефакты в один большой мешок, неизвестно откуда взявшийся у него в руках. – А вот по драгоценностям – это не ко мне. – И он перевёл взгляд не Рению.

Та поворошила кучу рукой.

– Спокойно могу сбыть через наш клан за пять тысяч всё, – ответила она. – Деньги привезу, когда вернусь.

Тролль согласно кивнул и перевёл взгляд на оружие.

– Ничего хорошего здесь нет, это я могу сказать как сын кузнеца, но на заставе заберут и его. Правда, выручу не больше сотни золотых. – Приняв наше молчание за согласие, он, посмотрев на меня, усмехнулся: – Знаешь, я догадывался, что поездочка выйдет прибыльной, но не настолько, – и кивнул на кучу мешков с золотом. – Ты если опять куда соберёшься, обязательно зови меня с собой.

– Так это же мы с тобой поехали, – возразил я.

– Как-то в последнее время я стал сомневаться насчёт этого, – подмигнул мне Гром и начал убирать причитающуюся ему долю в свой рюкзак.

Так же сделала и Рения, которая хладнокровно отнеслась как к самой операции по устранению противника, так и к дележу трофеев.

Посмотрев на соратников, я тоже убрал в сумку свой «небольшой» куш.

Девушка ссыпала к себе и драгоценности, собираясь перепродать через свой клан, спокойно поднялась и, не произнеся ни слова, вышла из комнаты, даже не попрощавшись с нами.

– Хоть бы до свидания сказала, – буркнул я.

Тролль удивлённо посмотрел на меня.

– То, что она просто сидит рядом с тобой, у них считается уже чуть ли не верхом уважения. А она даже ни разу за всё время, что я вас видел вместе, тебе не возразила. Слушается, будто своего мужа или главу клана, – хмыкнул он. – Вампиры, кто их разберёт? – безмятежно пожал плечами Гром, будто всё так и должно быть.

Что-то последняя его фраза мне очень не понравилась, заставив задуматься.

«А ведь и правда она вампир», – посмотрел я факту в лицо.

Почему-то об этом я стал в последнее время забывать. И действительно не знал, как должны вести себя представители их расы по отношению к другим людям.

– Ладно, у всех нас завтра ещё дела. Ты вроде и сам об этом говорил, – намекнул мне тролль, что пора бы прощаться.

– Понял. Иду. До завтра.

Я прошёл в свои покои, быстро разделся и лёг спать. Да, нужно успеть отдохнуть.

Были действительно ещё кое-какие дела, которые мне хотелось бы переделать. Благо в этом мире сутки значительно длиннее, но высыпаюсь я почему-то за те же семь часов, что и на Земле.


Зря хвалился. Встал я последним. Тролль и Рения уже разъехались, да и мне пора было выдвигаться, но сначала нужно было поговорить с Лейлой и её управляющим.

Девушку и пожилого ведуна я нашёл в небольшом Зале советов. Тут же находились Селея и Дея.

– Ну, ты и мастак спать, братец, – упрекнула меня девочка. – Я тебя пару раз пыталась поднять, но так и не добудилась.

– Устал, – спокойно ответил я.

– И когда это ты успел? – ехидно поинтересовалась она.

– Дорога тяжёлая была, – пожал я плечами и посмотрел на девушку-оборотня и её управляющего. – Можно с вами переговорить? – спросил я у них. – Много времени это не займёт.

– Да, конечно, – сразу согласилась Лейла, – мы тут как раз обсуждали, где достать денег, чтобы выкупить хотя бы часть находящихся сейчас на складе артефактов и удержать в наших владениях свободных искателей.

– Хм, – улыбнулся я, – тут, как я понимаю, наши интересы немного совпали. – И перевёл взгляд на ведуна-управляющего. – На какую сумму вы сейчас храните у себя на складе артефактов?

– Порядка пяти тысяч золотых, – ответил он, – но нам бы на первое время и тысячи хватило. Обычно партии значительно меньше. Просто и последний поиск вышел удачный, и товар накопился за значительный период.

– Хм, – нахмурился я, – это всё по каким, интересно, отпускным ценам у вас идёт, пять тысяч всё-таки не маленькая сумма?

– Конечно, – согласился ведун, – но мы не делаем никакой надбавки и перекупаем всё у поисковиков по тем ценам, что они сами называют. Они ведь прекрасно понимают, что если будут их задирать, то и покупать товар мы будем у других, тех, кто придерживается общих правил.

– Понятно, – кивнул я.

«Значит, пять тысяч – это примерно тот же уровень цен, что я покупал артефакты на заставе. Хорошо».

Выясню кое-что ещё, и будем договариваться.

– И сколько от этой суммы отойдёт Лейле? – из интереса спросил я, кивнув на девушку.

– Налог владетеля составляет двадцать процентов. Ещё десять уходит на содержание поместья и оплату работы мою и всех остальных слуг. По сути, с остальных жителей владений госпожи налоги идут в значительно меньшей степени. Фактически мы здесь, в приграничье, живём только за счёт поисковиков.

– И этого достаточно? – удивился я.

– Вполне, – пожал он плечами, – мы же не затеваем никакого большого строительства, когда требуются значительные финансовые вливания. Единственное, что нам необходимо сделать, – это отремонтировать стену да мельницу восстановить. Но тут даже с тысячи нам хватит полагающихся процентов. Плюс разные текущие работы по мелочи. Можно ещё пару домов на самой границе с Лесом продать, но там обычно мало кто жить хочет. Этот участок владений госпожи вплотную примыкает к Лесу.

– Как так? – спросил я. – А расщелина?

– Там естественный природный переход через неё, – будто это и так понятно, сказал он.

«Хм, – меня это заинтересовало, – какой-то участок земли на самом краю леса. То есть это прямой и свободный доступ туда. Он даже более удобен, чем здесь. К тому же там и жильё какое-то есть».

– И что, там и правда есть дом и прочее?

– Ну, на одном участке только формально, – равнодушно ответил дед, – а на втором раньше жил приезжий маг. Там дом хороший. Каменный. Он его даже, по-моему, магией укрепил. Небольшой верховник на пару животных есть. Сторожевая и наблюдательная башни. Хороший, в общем, загородный особняк. А что, заинтересовало? – поняв, что я спрашиваю не просто так, повернулся он ко мне.

– Пока не знаю, нужно посмотреть, – ответил я, – если, конечно, цену задирать не будете.

– Да какое там! – И он кивнул на Лейлу: – Если госпожа согласится, можем передать его и соседний участок в собственность уже сейчас за две сотни золотых. Правда, вы должны понимать опасную близость Леса от этих земельных наделов.

«А почему нет, никогда собственного дома не было, хоть и в таком неспокойном месте».

– Никаких налогов и всё в моей полной собственности?

– Да, – кивнул довольный дед.

Похоже, меня в чём-то надувают, но я пока не знаю в чём. Ладно, потом разберусь.

– Зачем тебе это? – удивлённо взглянула на меня девушка, да и другие смотрели примерно с таким же вопросом в глазах.

Ну не говорить же им, что мне просто захотелось иметь свой угол. Поэтому я только пожал плечами на её слова.

Посмотрев в окно и поняв, что задерживаюсь, решил продолжить разговор и, пока ведун что-то срочно строчил на бумаге, предложил им то, ради чего, собственно, и затеял весь этот разговор.

– Лейла, я готов приобрести у вас за озвученную сумму все хранящиеся на складе артефакты. Плюс всё то, что вы сможете насобирать до конца недели. Я тут исчезну по делам, примерно дней на шесть, а потом вернусь. Тогда и заберу у вас всё.

Это заставило оторваться от составления документов даже увлечённо погружённого в дело управляющего.

– Х-хотите купить всё? – чуть не заикаясь, спросил он.

– Ну я же сказал.

Дед нервно посмотрел на девушку.

– А сколько вы сможете заплатить сверх того, что уже назвали? – тихо уточнил он.

– Примерно столько же, – прикинул я.

Управляющий задумался.

– К концу недели у нас товара будет даже на большую сумму, но вы обещали скупить все наши артефакты. – Он пристально посмотрел на меня.

– Договорились, – согласился я и поднялся из-за стола: – Тогда вернёмся к этому разговору через неделю.

Кивнув на прощание девушкам, потрепал по волосам подскочившую ко мне Дею и, подмигнув ей, добавил:

– Не переживай, я скоро.

И пешком ушёл в сторону заставы. Нужно было спешить.


– Госпожа? – обратился управляющий Лекис к Лейле. – А что это за молодой хуман? Какой-то высокопоставленный господин из столицы?

Девушка стояла у окна и задумчиво провожала взглядом одинокую, неторопливо идущую в сторону виднеющегося вдали Леса фигуру.

«Не знаю», – честно хотела признаться она.

Но тут возле неё возникла невысокая фигурка и произнесла:

– Вообще-то он мой брат.

– Прости, Дея, как-то не подумала об этом. Ты и сама мне стала как сестра.

– Вот и я о том же. – И маленькая девочка с такими иногда очень уж взрослыми суждениями вернулась назад.

«Если Дея мне сестра, то кто же тогда этот Степан?» – этот вопрос, так и застыл на губах девушки.

Неожиданно она услышала тихие шаги за своей спиной. И раздавшийся затем задумчивый голос Селеи:

– Меня тоже часто мучает этот вопрос.

Глава 11 Планета Ареана. Великий лес. Империя Ларгот. Приграничье

Неделя пролетела очень быстро. Я бы хотел добавить, спокойно и тихо, но это было не так.

А всё начиналось так замечательно и не предвещало ничего необычного.

«И это говорит человек, оказавшийся в магическом мире?»

* * *

Я собирал всё, что хотел, и даже больше. Теперь ведь поиск был целенаправленный, и я не просто двигался вдоль тракта, а занимался именно собирательством магических артефактов, стараясь обнаружить даже малейшие отсветы магии.

Ещё бы знать, как они поведут себя, находясь вместе, и как в результате этого будут взаимодействовать друг с другом. Но тут я шёл простым логическим путём. Не знаешь, как хранить, храни раздельно.

Поэтому я специально, ещё перед выходом в лес, запасся на заставе антимагическими мешками разного размера, калибра и объёма, чтобы по ним сразу рассортировать найденное. Делать я это собирался по крайней мере по одинаковому типу энергии, излучаемой магическими артефактами. Подобные мешки я видел ещё в первый раз у поисковиков, когда мы закупали у них магические предметы, правда, тогда особо не обратил на них внимания, так как мне они были не нужны. Но сейчас эта тара для переноски магического груза мне очень пригодилась, и я вспомнил об увиденных тогда мешках.

Они мало чем отличались от обычных, за одним исключением. Подобные матерчатые сумки сдерживали магическую энергию внутри себя, не давая распространяться ей за их пределы.

Все мешки были разного размера, что меня тоже устроило. К тому же для особо ценных артефактов были даже специальные коробочки из какой-то странной породы дерева, которые обладали более сильными защитными свойствами.

В общем, перед выходом я закупился столь полезной мелочовкой, о которой и не задумывался раньше, на десять золотых.

Вот так и шёл я по лесу, собирая то, что мне попадалось на пути. Вернее, перемещался быстрым бегом, потому и успел проверить значительно большую по площади территорию, чем по пути на заставу в первый раз.

Основной моей целью был тот холм, где я нашёл инфернальные артефакты. Именно к нему я сейчас и продвигался.

Добрался даже быстрее, чем ожидал, всего за один день.

Там я собрал порядка десятка таких же камней, парочка из которых давала очень сильный магический отсвет.

Решив, что возвращаться ещё рано и у меня есть два полных дня, я с этого холма осмотрел окрестности, выбирая маршрут. Можно было пройти перпендикулярно моему прошлому маршруту, там и лес был погуще, и направление было более перспективным в плане поисков новых артефактов, ведь я там вообще ещё не появлялся. А местные, как я убедился, довольно поверхностно проверяют этот район или пользуются для своего поиска несколько иными, менее эффективными способами розыска артефактов.

И я уже собрался двинуться туда, как случайно заметил странный отсвет правее и гораздо ближе того места, которое выбрал конечной точкой своего пути.

– Это что, интересно, такое? – пробормотал я.

И коль мне всё равно было, куда идти, то эта цель была ничуть не хуже и не лучше других.

До неё я добрался за полдня.

Как оказалось, это были развалины двух каких-то зданий. Одно поменьше и пониже, а другое повыше, которое даже возвышалось над кронами столь странных деревьев. Именно второе я и заметил с холма.

Решив начать с показавшихся мне более перспективными развалин высокого строения, я был разочарован. Ничего в нём не было. Даже отсветов энергий никаких обнаружить не удалось. Пробежав его сверху донизу, по крайней мере куда смог пролезть и забраться, я понял, что искать в нём нечего.

Тогда взялся проверить приземистую постройку. И тут меня ждала удача.

Как только я попал внутрь, сразу заметил какой-то необычный сложный отсвет, переливающийся множеством оттенков различных магических энергий. Но шёл он откуда-то снизу.

Поняв, что здесь должны быть или какое-то подвальное помещение, или нижние уровни, я стал обшаривать строение. И к вечеру обнаружил заваленный кучей камней люк в полу. С горем пополам выцарапал из него эту, казалось, вросшую небольшую каменную плиту.

«Лезть или не лезть?» – сам у себя спросил я. Только зачем задавать глупые вопросы, если я и так уже на лестнице.

Включив магический фонарик, приобретённый по рекомендации одного из поисковиков в магазине, где и закупался мешками, я начал спускаться.

Фонарик оказался незаменимой вещью. Как в лесу, так и сейчас. Напоминал он осветительный прибор только своим названием. На самом деле это был своеобразный магический амулет, выполненный в виде защитных очков. Что мне сразу в нём и понравилось – руки свободны и во время бега, ходьбы или драки они случайно не спадут. И самое главное, не демаскируют тебя – заметить их можно, если только смотреть на них магическим зрением. Видимость же, как при дневном свете, была за сотни метров.

Кстати, в пути изучив очки поподробней, я вычислил все наложенные на них руны. Порядка двадцати штук. И запомнил. Часть из них мне была уже известна, некоторые я видел впервые. Но теперь точно мог воспроизвести их у себя в голове.

И как-то раз, воссоздав их в своём сознании, я наложил эти руны на своё энергетическое, или магическое, поле. И темнота отступила. Видел я примерно так же, как и через магический фонарь. Именно тогда я и научился вызывать ночное зрение без этих очков. И по сути, это было моим первым, как я догадался, магическим заклинанием. Как эти руны закрепляются в артефакте, я тогда не понял, но они явно не были вырезаны или как-то по-иному нанесены на его поверхность.

Но пока всё же я воспользовался очками. Так было удобнее и сподручнее, по крайней мере сейчас.


И вот я крадусь по странному наклонному тёмному каменному коридору. Много пыли и грязи. Но достаточно сухо. Магический отсвет идёт откуда-то из глубины.

«Так, – понял я наконец, – это когда-то была пологая лестница. Но то ли её ступеньки совсем стёрлись, то ли её покрыл слежавшийся мусор, но она превратилась в ровную поверхность».

Ещё больше десяти метров вниз. Наконец вижу первый поворот. Но и за ним всё тот же коридор. И так ещё четыре яруса. Лестницы, похоже, по кругу оборачивали какое-то помещение, располагающееся в центре. Очень высокое. Есть у меня подозрение, что те развалины – это шпили бывших зданий.

Между тем приближался магический отсвет.

И вот я почти рядом с ним.

Как и знал. То, что я искал, находилось внутри непонятного помещения, которое и огибали лестницы. И они привели меня к его входу.

Осторожно стараюсь приоткрыть дверь.

Зря я это сделал. Когда-то крепкое дерево под моей рукой рассыпалось в прах.

Ну а потом я понял, почему не стоит лазить по таким подземельям в одиночку.

Частично светился не артефакт.

«Блин, стоит учесть это на будущее».

То-то тут было такое странное разнообразие магических отсветов!

На меня сразу, будто он только и ждал всю свою, не знаю какую, жизнь, рванул натуральный скелет. А за его спиной я углядел ещё четырёх подобных ему. Плюс кого-то непонятного, но очень мне не понравившегося.

Если говорить о скелете, то именно такой я видел у нас на уроке анатомии. Ну, может, этот был чуть пожелтее. Я как-то не ожидал, что такие магические существа совершенно ничем не отличаются от тех же тёмных, как я понял, артефактов, по сути и являясь неким их ожившим воплощением. Но теперь я узнал об этом. И почему не заметил ни этого, ни других скелетов, притаившихся за дверью? Хоть и обратил внимание на шедшие от них слабые тёмно-серые эманации тьмы и смерти. Были они примерно такие же, как я видел ещё тогда в лесу, когда Селея использовала своё заклинание на поляне.

Но сейчас размышлять было некогда.

Удар ногой в самую середину рёбер и шаг вперёд.

В коридоре не развернуться, а мне нужен хоть какой-то простор для манёвра, ведь как воевать со скелетами, кроме как разнести их на части, я пока не знаю.

Плюс тут ещё этот непонятный противник. Вроде и скелет, но какой-то необычный. Выше остальных и будто собранный из различных частей других останков мертвяков. Морда – лицом это язык не поворачился назвать – явно не человеческая, какая-то звериная.

Следующий шаг и удар выскользнувшим из ножен мечом по протянувшейся ко мне костяной руке. Она отваливается. Не обращая на это внимания, скелет тянется ко мне второй клешнёй.

Ещё один удар. И теперь у него два обрубка.

Успеваю вовремя отойти в сторону. Противников-то несколько. Нельзя дать зажать себя. Слишком они опасны.

Оказываюсь в очень удобном положении по отношению к своему первому напавшему. Этот скелет всё ещё не остановился и тянет ко мне свои обрубки. Но меня это сейчас не волнует. Я сбоку от него. Присаживаюсь и перерубаю ему одну ногу.

Заход за спину. Он прикрывает меня от остальных.

Пинком помогаю завалиться ему. И быстро наступаю на позвоночник, стараясь прижать к полу. Но неожиданно понимаю, насколько сильна эта тварь. Еле могу удержать её прижатой к камням.

Цель только одна. В черепе сверкает яркий миниатюрный источник магии. Который я и принял за артефакт.

Перерубаю шею и отпинываю череп. Остальные кости скелета мгновенно перестают дёргаться. Но что странно: магия в нём ещё ощущается, и достаточно сильная.

«Но теперь хоть понятно, – хмыкнул я, бросив взгляд на лежащие передо мной останки, – что нужно делать с остальными или если наткнусь на подобных тварей в будущем».

Расслабляться нельзя. Тут ещё четверо и тот, непонятный, и разобраться лучше сначала с ним. Остальных придётся кончать по ходу дела.

Два шага вперёд. Срубаю потянувшуюся ко мне когтистую лапу и подрубаю шейные позвонки. Скелет падает, но продолжает ползти в мою сторону. Пока он не опасен. Главное, не забывать о нём. Даже покалеченный противник – всё ещё противник.

Но я приблизился к своей цели. Вот эта тварь.

Чёрт. Теперь я понимаю, чем он отличается от тех, что гонялись за мной по комнате. Это маг. И он более быстр, чем остальные.

Резко присесть, пропуская внезапно вылетевший из его глаз пучок сероватой энергии. Удар. Меч лишь соскальзывает с его костей.

«Хреново», – констатирую я.

Ещё один пучок энергии. Еле успел отклониться. И повторная попытка удара.

Блин. Опять меч соскальзывает, будто передо мной каменная скульптура.

Срезаю слишком приблизившийся ко мне скелет. Этого подловил удачно. На одну черепушку на полу больше.

Но что же делать с этим монстром? Бесконечно я так метаться вокруг него не смогу. А выход мне перекрыли.

И тут я вспомнил встречу с ещё одним огромным монстром, в первое своё путешествие по лесу. И его слегка укоризненный взгляд.

«А почему нет?» – спрашиваю у себя. Ведь их черепушки в моём понимании почти ничем не отличаются от тех источников, у которых я отдыхал. Только здесь тип энергии совершенно иной.

Отбиваю новую атаку и уклоняюсь от очередной порции энергетических выстрелов.

Пора.

Быстро заступаю за спину этой твари, которая за всё время даже не сдвинулась с места, только крутилась вслед за мной. И подключаюсь к нему, так же как и к тем источникам жизни, что встречал ранее. А потом резко расширяю канал.

«Чёрт. Как же хреново!» – подумал я, стараясь не поплыть и не свалиться на пол, при этом уклониться как от удара, так и очередного выброса энергии. Ощущение такое, будто я только что вылез из могилы.

Но оно быстро уходит. Голова опять ясная и вроде как даже какая-то холодная и равнодушная.

Удар. И я чуть не падаю. Рука даже не ощутила никакого сопротивления. По привычке вложив в последний замах всю силу, разрубил тело этого монстра пополам с первой попытки. Удивлённо посмотрел на меч. И краем глаза заметил слегка замедленное движение двух последних скелетов.

«Что-то со мной не так», – констатирую я, но сейчас не время для разбора полётов.

Шаг навстречу первому и два быстрых удара крест-накрест. И опять разрубаю тело, будто оно из воздуха.

«Непонятно».

Разворот. И боковой мах. Он уже происходит значительно тише и медленнее. Я это осознаю. Отстаёт тело. Но не сознание. Зато с физикой теперь всё нормально. Ощущения в руке, как и должны были быть.

Что произошло до этого, пока понять не могу.

Оглядываюсь кругом. Вижу последний шевелящийся скелет. Подхожу к нему и перерубаю его шею.

Теперь понятно, что за соцветие энергий тьмы и смерти я тут видел. Это не только те, кого я встретил в этом помещении. Подо мной множество таких же источников магии, что и сейчас лежат рядом. Скелеты, кто-то на них похожий и существа, подобные этому мёртвому магу, который оказался наиболее опасен. Не очень понятно, почему он был так неповоротлив, хотя явно и сильнее, и быстрее остальных, но, если бы я не выкачал из него всю энергию, лежать бы мне тут хладным трупом.

И если пятёрка таких, как они, может доставить подобные неприятности, а убить того, кто и так мёртв, оказалось сложнее, чем кажется на первый взгляд, то, когда их будет десяток или больше, они могут просто задавить числом.

«Надо думать на будущее, куда лезу», – попенял я на себя.

Осматриваю помещение, в котором оказался, более внимательно. Вижу дверь на противоположной стороне, но идти туда нет никакого желания. Тем более прямо за ней ощущаю ещё как минимум один источник. Он или меня не чувствует, или мне нужно появиться в его зоне видимости, не знаю, но похоже, один скелет просто стоит за теми дверями и ждёт. Чего, непонятно? Но если бы захотел, то давно был бы здесь.

На полу ничего нет, кроме развалившихся костей. Подумав, что и они могут заинтересовать кого-нибудь в академии (в крайнем случае воспользуюсь ими сам, как я уже понял, мне, в отличие от местных, абсолютно всё равно, с каким типом магической энергии работать), складываю их в мешок. Только черепа с их более сильными источниками магии положил отдельно. Во избежание, так сказать.

И только собрался уходить, как взглядом наткнулся на странный небольшой магический контур в стене, который на общем энергетическом тёмно-сером фоне был почти не заметен.

«Хм, интересно», – подумал я, подойдя ближе.

Аккуратно ножом потыкал в пластину на стене, которую контур и прикрывал, но та никак не отреагировала на моё действие.

«Если исходить из того, что она похожа на магическую дверь, то её нужно взломать, как и проделали те наёмники в академии», – вполне логичный вывод. Ведь руну, если таковая есть, открывающую его, мне никто не показал.

Достаю артефакт. Как он активируется, я догадался довольно быстро. Необходимо было мысленно перенести небольшую светящуюся точку, которая находилась в структуре артефакта, на магическую проекцию двери. И пожалуйста – пошёл перебор рун.

Работал артефакт очень быстро. Я попытался запомнить хоть бы что-то, но это оказалось напрасным занятием, я даже рассмотреть руны не успевал.

В этот раз моргание было очень долгим. Я уже подумал, что у меня ничего не выйдет, но тут артефакт перешёл на совершенно невообразимые символы. Не знаю, сколько их ещё оставалось, но вдруг одна из рун обрела чёткость, и я увидел, как она медленно проявилась на поверхности небольшой энергетической плоскости, ограниченной контуром, который я и заметил. Мерцание, и поверхность стала практически незаметна.

Теперь обращаю внимание на саму каменную пластину перед собой. Но её нет. Вместо неё вижу неглубокую нишу. В ней лежит семь кристаллов голубоватого цвета и больше ничего.

Ладно. Хотя бы это. Никакой магической энергии я в них не ощущаю. Но на всякий случай складываю в одну из коробочек для особо ценных артефактов и убираю к себе в сумку.

Пора и наверх. Нечего больше испытывать судьбу.


Выбирался тихо и осторожно. Но всё было спокойно. Меня никто не преследовал.

Дойдя до люка, насторожился. У здания заметил четыре ауры. Очень они были похожи на человеческие.

Выглядываю в помещение. Никого нет.

Выскальзываю из подвального хода. Теперь меня не подловят – из здания есть несколько путей возможного отхода.

Подхожу к окну. Снаружи осматриваются четыре человека. Отсюда они похожи на типичных искателей. Но что-то мне не нравится в их поведении.

Ага. Понятно. Один ходит вокруг и читает следы, а потом показывает на развалины, где я нахожусь.

Подходят ближе.

– Эй, одиночка! – слышу я. – Мы знаем, что ты здесь. Можем договориться по-хорошему, а можем и не договариваться.

Я посмотрел в направлении выхода из здания, который уже перекрыли его люди.

– Выходишь и отдаёшь нам всё, что нашёл, а также все деньги и амулеты, какие у тебя есть. Мы знаем, что ты не маг, а потому с нами лучше не шути. Если сделаешь всё, как я сказал, и быстро, уйдёшь отсюда на своих двоих, да ещё и один кинжал разрешим тебе забрать.

Никаких лишних слов и криков, насмешек и ещё каких-то угроз. Что плохо. Уйти мне не дадут в любом случае.

Осматриваю их. Один маг, но посредственный, до девочек или того же Грома ему очень далеко. Трое других с очень слабыми магическими способностями, и немного другими.

«Искатели или рейнджеры».

Хорошо, что сейчас ночь, но они все в магических очках, я это видел.

Правда, у любой магии есть и оборотная сторона. И я уже научился ею пользоваться, когда уничтожил магическую структуру Лейлы или закрывал двери. Стоит мысленно представить, как ты стираешь видимые руны, как они на самом деле уничтожаются. Этим и воспользуюсь.


Банда Проса давно промышляла в этих местах.

Они выслеживали одиночек или новичков и забирали их добычу и амуницию.

Что потом происходило с их жертвами, было и так понятно. Оставлять свидетелей они не могли. Ведь наткнуться на свою бывшую жертву тут было плёвым делом. Слишком мало искателей в округе.

Так что с оставленными трупами дикие звери разбирались в два счёта, как и сам Прос с живыми.

А тут им повезло дважды. Это был, судя по всему, и тот и другой случай. Новичок и одиночка. Ну кто, скажите, без напарника или нескольких сунется в древние развалины? Только полный идиот. И вот сейчас в развалинах перед ними засел как раз именно такой болван, который к тому же хотел, похоже, ещё и заночевать в этом месте.

«Совсем не знает Леса, – констатировал Прос. – А таких Лес не любит».

Хотя это было скорее некое оправдание себя. Ведь именно таким и везло больше всего. Все знали, что новичок часто полезет туда, куда бывалый искатель даже не сунется. И как раз поэтому Прос и его парни отлавливали и выслеживали именно таких любопытных начинающих искателей.

Одиночка, засевший в развалинах, всё молчал и никак не реагировал на его предложение.

«Надеется что-то придумать, – ухмыльнулся главарь. – Пусть старается».

Но они всё просчитали. Здание окружено, все выходы из него перекрыты. Маг уже наложил сигнальную сеть. Так что незаметно уйти этот «счастливчик» не сможет. Темнотой он тоже вряд ли воспользуется, у них у всех есть хорошие магические фонари.

И только бандит об этом подумал, как наступила тьма.

Прос сразу понял, что где-то они ошиблись и это совсем не простой новичок и в развалины он полез не просто так.

И, уже не думая о своих людях, он развернулся и побежал к темнеющему Лесу.

Но далеко уйти не успел. Ему в затылок ударился рукоятью кинжал. И Прос без сознания свалился.

Его подельники были не столь сообразительны и разбежаться не успели. В того, что был отрядным магом, полетел другой кинжал. А двух последних очень быстро прикончила выскользнувшая из здания тень.

Потом тень, оказавшаяся простым челом, неторопливо добила тех, кто ещё был жив и без сознания. Обойдя все трупы, этот неизвестный собрал свои ножи, потом снял с тел кошельки, а также забрал все магические амулеты и оружие. После чего неторопливо и тщательно проверил заплечные и напоясные сумки. И высыпал найденные в них артефакты в одну из напоясных котомок бандитов, которая оказалась магической сумкой, и закинул её к себе. Ещё раз оглядев поляну, тень постояла, всмотрелась куда-то в даль и произнесла:

– Переночевать лучше там.

И растворилась в сумраке и тишине леса, как и следует порождению тьмы и ночи. Ведь в отсутствие света мир становится царством теней. Хотя и без света они существовать не могут. Парадокс.


Обратно к заставе я шёл другим путём.

Стычка в лесу научила меня тому, что человек человеку друг, товарищ и брат, о чём я всегда подсознательно догадывался. Так что осторожности я не потерял, а только прибавил. Скорее всего, такие шайки, которые перехватывали искателей на обратном пути к дому, здесь были не редкость.

Ну а вообще, идя по лесу, я понял, что мне нравится путешествовать по нему. Даже если забыть, что я делал это не просто так, а для собственной наживы. Но это было так.

А ещё я заметил в себе кое-какие изменения. Я стал немного быстрее и сильнее. Конечно, не так, как тогда в подземелье, но всё-таки. А вот сознание или моё мышление значительно ускорилось, и с чем это было связано, я объяснить не мог. Но причиной, однозначно, была та стычка со скелетами, вернее, то, что я поглотил магическую энергию этой странной твари, мёртвого мага.

Кстати, не знаю почему, может, всё из-за той же стычки в развалинах, но звери мне вообще не докучали. Раньше, когда я первый раз путешествовал по лесу, тут были хищники, которые старались на меня напасть, но в этот раз подобного не случалось. Даже был странный случай, когда я на бегу выскочил на целую стаю хищников, которых уже пару раз встречал раньше, они неслись куда-то перпендикулярно моему движению. Встретились мы в месте с сильным магическим фоном, я специально хотел проверить его, так как обнаружил, что в таких местах обычно очень много артефактов. Именно поэтому сразу и не заметил бегущих мне наперерез зверей.

А тут вместо россыпи камней нарвался на их оскаленные морды. Однако один из них, тот, что бежал впереди, лишь мотнул мне головой. Сложилось такое впечатление, что мне сказали, мол, «проваливай. Не видишь? Мы тут делом заняты, а ты мешаешь».

Я пожал плечами и побежал дальше. Стая же проследовала своим путём.

Вот так я и провёл два следующих дня, возвращаясь обратно к цивилизации. И в итоге нагруженный артефактами и некоторыми другими вещами притопал на заставу.


И был удивлён новостью. Там не осталось ни одного искателя.

– Ты что, парень, поторапливайся, – принял меня за одного из поисковиков местный торговец, которому я решил сплавить найденные амулеты и оружие, захваченное у бандитов, – все давно в поместье.

И он рассказал мне следующее.

Как оказалось, почти все искатели сейчас собрались в поместье рода Лересских, куда, со слов всё того же торговца, должен прибыть какой-то крупный перекупщик из столицы, и если цены не задирать, то он собирался приобрести артефакты на значительную по местным меркам сумму.

Зов бросил управляющий поместья, правда, по праву хозяина, его товар должны скупить первым. Но ведь он мог бы вообще не сообщать о приезде столь важного гостя, ну а так дальше перекупщик будет выбирать из того, что готовы предложить ему поисковики. Что самое важное, в торгах могут участвовать и свободные поисковики, за одного из которых меня и приняли.

Однако, как сказал торговец, мне нужно поторапливаться и успеть оформить свои артефакты в поместье. Перекупщик будет здесь недолго, и поэтому организацию торгов взяла на себя леди Лейла, владелица имения, где и должен будет появиться покупатель.

Поняв, что ловить мне на заставе тоже нечего, все, кто мне нужен, уже в другом месте – сам же попросил пригласить их во владения Лейлы, – я двинулся в направлении замка девушки.

И через два часа, когда дошёл туда, то не узнал его и его окрестностей. Перед замком вырос настоящий палаточный городок. Все, кто хотел что-то предложить загадочному перекупщику, собрались здесь.


– О, новичок, – окрикнул меня, когда я шёл к входу в замок, какой-то молодой парнишка, хотя на человека он походил не сильно, – не спеши! Туда всё равно никого не пускают, иначе все уже давно были бы в замке. – Он мечтательно закатил глаза и кивнул на строение, которое Лейла именовала своим родовым гнездом. – Говорят, там такие красавицы… Что сама хозяйка, что её подруги… – Правда, потом он немного грустно добавил: – Только у них в телохранителях не очень сговорчивый тролль, и уже нескольких особо настырных он вышвырнул за ворота. – Паренёк подошёл ко мне. – Что-то я тебя тут не видел, – искоса поглядев на меня, сказал он, но, не дав мне ответить, сам же и продолжил: – Хотя тут много не из наших владений. Даже несколько северян приехало, хотят что-то предложить этому перекупщику. Сам их видел. Многие говорят, что у них есть шансы с ним договориться, ведь и тот, по слухам, откуда-то с севера. – Он оглядел меня. – Хм. Впрочем, как и ты. – И, усмехнувшись, парень сказал: – Но ты уж прости, друг, однако на столичного хлыща ты точно не похож. Сразу видно, из наших. Так что слушай. – И парнишка указал на палаточный городок: – Нужно устраиваться тут, ну, или, если есть лишние деньги, можно найти комнатку в посёлке. А регистрировать свои артефакты, которые ты готов выставить к продаже, нужно там, – ткнул он пальцем в довольно большую палатку. – И, немного помолчав, предложил: – Пойдём провожу. Мне всё равно по пути.

Мне стало интересно, что тут устроили, и я направился вместе с ним.

По дороге парень много говорил, рассказывая различные байки из своей жизни. Было видно, что он любитель поболтать.

– О, почти пришли, – остановился он. И только тут опомнился: – Тебя, кстати, как зовут? – И представился сам: – Меня – Гирос.

– Степан.

– Хм. Знакомое имя, – входя в палатку, пробормотал он. И уже внутри окликнул: – Господин Лекис, я вам тут ещё одного поисковика привёл. Зовут Степан.

И похоже, только произнеся моё имя вслух, всё-таки вспомнил, где мог его слышать. Однако я уже вошёл вслед за ним.

За небольшим столиком сидел управляющий Лейлы.

– О, вы уже вернулись, – обрадованно произнёс он. – И у нас всё готово.

– Видел, – ответил я, кивнув в сторону палаточного городка. – Много народу понаехало. Проблем-то особых нет?

– Да нет, люди-то понимают, что тех, кто будет бузить, просто выпнут с торгов свои же. Вы уж простите, но такие оптовые скупщики, как вы, здесь редкость, поэтому и приехало столько поисковиков или их представителей.

– Понятно, – кивнул я. – Тогда я в замок. Переоденусь, помоюсь. Да повидаюсь с нашими. И потом займёмся делами, а то завтра нам нужно возвращаться в столицу.

– Понял, – ответил Лекис.

А ведь я до сих пор так и не знал, как зовут управляющего Лейлы.

Я вышел из палатки и направился к замку. Пролом в стене, кстати, был уже заделан. На это я сразу обратил внимание.


– Господин Лекис, – обратился Гирос к управляющему, – так это и есть тот перекупщик из столицы, о котором вы говорили?

– Да, – кивнул старик.

– Как-то я себе его другим представлял, – признался парень.

– Не переживай, – махнул рукой Лекис, – все о нём говорят то же самое. Так что не ты один в нём ошибся. – Немного помолчав, он добавил: – Только его младшая сестра и может сказать, какой он на самом деле.

И дед углубился в бумаги. Надо побыстрее закончить с поданными на рассмотрение заявками. Ведь он должен сразу ответить на любой возможный вопрос этого странного молодого чела. Например, кто и сколько просит за тот или иной товар. Таких крупных торгов ему ещё устраивать не приходилось. И почему-то Лекис был уверен, что если он не оплошает в этот раз, то эти торги могут оказаться далеко не последними.

А если такие мероприятия будут периодическим, хотя, может, и редким событием, то значимость владений рода Лересских сильно возрастёт в глазах приграничных владетелей и разных свободных людей, которые потянутся сюда в поисках лучшей доли. Особенно это возможно, если принять во внимание непонятные и странные взаимоотношения его хозяйки и этого молодого парня, на которые обратил внимание старый ведун.

«Интересно, что их связывает?» – в очередной раз подумал он, но тут он ничего не мог сказать. Слишком странным и непонятным был этот северянин со стальным взглядом. И слишком сильно от него сейчас зависело будущее, как и самой леди, так и её поместья. В этом пожилой маг был полностью уверен. И поэтому он должен постараться всё сделать так, как никогда не делал в своей жизни.


Как только я вошёл в помещение, меня снёс маленький вихрь.

– Братик, знаешь, как я соскучилась?! – спросила у меня Дея, заглядывая в глаза. – А ты? – и крепко обняла меня.

Никогда у меня не было своей семьи, но, оказалось, когда кто-то так сильно радуется твоему возвращению, это до одури приятно.

– И я очень рад тебя видеть, – искренне ответил я девочке, ведь это была чистая правда.

– Хорошо, – кивнула она. – Ты знаешь, тут столько произошло! Столько народу понаехало! Все ждут какого-то перекупщика из столицы. А Лейла говорит, что это ты. А я этому очень удивилась. Дед всегда говорил, что скупщики – это степенные и толстые торговцы. А ты совершенно на них не похож. – И она наконец отодвинулась от меня. – А девочки тоже скучали. Я слышала, как они говорили о тебе. Но я не подслушивала, – сразу замахала руками Дея, – просто случайно услышала. Кстати, и Рения уже вернулась, и Гром. А твой Тиирчик тоскует. Мы с Селеей выводили его погулять. Но на себя он никому садиться не разрешает. Просто летает, и всё. – У этой маленькой девочки было столько новостей, и ей всё требовалось рассказать мне. Но внезапно она замолчала и к чему-то принюхалась. Я даже догадываюсь к чему. – Братец, ты что, в лесу ночевал? – строго спросила она.

– Вообще-то так и есть, – усмехнулся я.

– Нет, – помотала она головой, – так не пристало появляться перед девушками. Быстро дуй к себе в комнату, прими ванну, отмойся хорошенько и переоденься. А я пока сообщу им, что ты вернулся.

– Хорошо, спасибо, – улыбнувшись, поблагодарил я девочку.

Дея подозрительно посмотрела на меня. А потом, взяв за руку, эта несносная егоза, видимо не поверив в то, что я действительно собираюсь дойти до своей комнаты, проводила меня туда и сама вызвала служанок, чтобы те приготовили мне ванну.

Через полчаса я, уже отмытый и переодевшийся, спускался в общую залу.

Не зря я один комплект одежды оставил именно на такой случай. Чтобы он был чистым и свежим. Остальную одежду я передал молоденькой служанке, которая обычно убиралась в моей комнате, и попросил выстирать и постараться высушить её до завтра.

– Успеете? – уточнил я.

– Конечно, господин, – ответила девушка.

– Спасибо. – И я дал ей с десяток серебряных монет.

Мне не жалко, а ей радость, я видел, как заблестели глаза этой девушки-служанки, которая была лишь на пару лет старше Деи. Но потом она оторопело посмотрела на свою руку, а затем испуганно перевела свой взгляд на меня.

– Не нужно этого, господин, – тихо произнесла она, протягивая мне деньги обратно.

– Это чтобы вы точно успели, – подмигнул ей я и вышел.

Было не сложно догадаться по испуганному лицу этой девочки, о чём она подумала. Но что-то я даже не сомневаюсь, что жить мне, задумай я нечто подобное, останется ровно столько, сколько эта весть будет долетать до ушей любой из девушек. А такие новости обычно утаить не удаётся никогда. Грязное бельё всё равно рано или поздно вываливается из ящика. Так что и мысли подобной не было. В отношении этой девочки не было.

Но сейчас предстояло увидеть как минимум трёх, о которых я думал очень часто.

– Всем добрый день.

Тролль и девушки сидели в главном зале. М-да. Нельзя быть такими красивыми, что мозги отключаются и кровь отливает от головы и приливает к другому месту. Хоть в ледяную воду лезь.

– О, мелкий, ты вернулся, – поприветствовал меня Гром в своей обычной манере. – А я думаю, чего это нас Дея всех срочно собрала?

– Рад вас всех видеть. – Я слегка наклонил голову.

Показалось или в глазах Рении и правда мелькнула насмешка? Ладно, с этим разберусь чуть позже, а сейчас надо заняться делами. Столько людей всё-таки ради меня собралось.

Хотя нет, не удержался и оглядел сидящих за столом девушек. Стройные, красивые. И каждая на свой манер. Черные как смоль волосы Рении. Огненная копна Лейлы. И белоснежные кудри Селеи. Ниже взгляд опускать не стал, и так звёздочки перед глазами пошли и в ушах набатом стучать стало.

И только тут заметил, что улыбка Рении сошла на нет и она смущённо немного отвернулась в сторону, стараясь скрыть от меня свою высокую полную грудь.

«Хм. И тебя зацепило», – почему-то это наблюдение разом позволило мне расслабиться. И я уже гораздо спокойнее посмотрел на них.

– Как наши дела? – обратился к Грому и вампирше.

– Твоя доля у меня в комнате. Идём отдам, – ответил тролль.

– Хорошо. А Рения?

– С ней мы уже рассчитались.

Девушка поднялась из-за стола. Как всегда, холодна и спокойна. Хотя я помню те несколько мгновений, когда увидел её вторую половину. Не будет она теперь для меня Снежной королевой, есть в ней живой человек. И она его недавно случайно раскрыла.

– Мой клан тоже выполнил часть своих обязательств перед тобой, – тихо произнесла она.

– Я рад этому. – И повернулся к другим девушкам: – Простите. Дела не ждут. Но я надеюсь очень скоро закончить с ними. Лейла, с тобой, как я понимаю, мы ещё увидимся.

– Да, – подтвердила она.

Я наклонил голову и вышел вслед за Громом и Ренией.


Тролль и вампирша обогатили меня ещё на пять с половиной тысяч. Итого суммарно у меня сейчас на руках было больше девятнадцати тысяч золотых, это вместе с теми двумя тысячами, что я захватил у четвёрки бандитов, постаравшихся прижать меня у развалин в лесу.

Подсчитав свою наличность, я собрался к управляющему. Но по дороге заглянул в стойла. Мне и самому хотелось увидеть своего драга.

Вот так незаметно люди и обрастают связями. Мне было непривычно, но я скучал как без своих таких разных девушек, так и без названой неугомонной сестрёнки, как без своего необычного громоподобного друга тролля, так и без драга.

Немного поиграв со своим четвероногим подопечным, я пошёл заниматься делами. Нужно было узнать у Лекиса, на какую сумму искатели привезли артефактов, и понять, хватит ли у меня на них денег. Ну и заключить договор о дальнейшей их покупке у них. То, что я смогу сбыть их в академии, у меня не было никаких сомнений. Почему раньше туда никто не перепродавал артефакты, я не понимал, но именно там и был самый большой их потребитель во всей империи. Так что нужно занять эту нишу, пока она свободна. Я имею в виду поставщика артефактов в академию.

Дополнительно я хотел сделать задел на будущее и договориться с местными о скупке через Лекиса и Лейлу артефактов у всех поисковиков раз в два месяца, примерно в тех же числах, когда сюда собиралась приезжать и девушка.


– Ну что ж, я очень рад нашей столь плодотворной сделке, – сказал я ошарашенно смотрящему на выставленные перед управляющим имением Лейлы мешочки, где сейчас было чуть меньше пятнадцати тысяч золотых.

Я скупил все артефакты. Благо денег мне на это хватило. А копить их я особо и не собирался.

После этого мы с Лекисом договорились, что примерно в таком же формате он будет собирать и складировать у себя товар поисковиков, который те готовы будут выставить к продаже, а я буду забирать его раз в два месяца, приезжая вместе с хозяйкой этих владений. Но он должен предупредить поставщиков, что мне кроме обычных интересны ещё и артефакты древних и прочие диковинки, что они найдут в лесу.

Эта информация практически мгновенно разлетелась по лагерю.

Сомнений в том, что я платёжеспособен, ни у кого больше не было. А как говорил управляющий, были некоторые сомневающиеся. Однако сейчас я на деле доказал, что слов на ветер не бросаю. И в следующий раз поисковики наиболее интересный свой товар приберегут именно для меня, особенно если я гарантирую им некоторую стабильность закупок. Но как раз это мы с Лексисом уже и обсудили.

Потом я выкупил у Лейлы права собственности на обговоренное поместье и прилегающие к нему земли и стал гордым землевладельцем. Правда, посетить свой загородный домик я решил в следующий раз, когда у меня будет побольше свободного времени.

И уже под вечер этого дня искатели, получив причитающиеся им деньги, разъехались по домам, полностью довольные нашей с ними сделкой.

Это стал первый слёт поисковиков приграничья, как мне потом рассказал говорливый парнишка Гирос, которого я встретил у палатки управляющего и распорядителя торгов. Он не очень торопился, так как был местным, и потому пропустил за причитающейся им долей тех, кому нужно было в путь.

Я думал, что на этом вечер и закончился, но оказалось, ещё нет. Я забыл о своих предполагаемых сородичах.


Северяне нашли меня вечером.

– Добрый день, – поздоровался степенный крепкий старик, входя в палатку управляющего. – Можно с тобой поговорить?

Почему нет, тем более, как я узнал, никаких артефактов они не собиралась продавать и вообще тут на торгах появились, видимо, лишь с одной целью – о чём-то переговорить именно со мной. Ну, может, не именно со мной, а с неким богатым человеком из империи.

– Пожалуйста. – Я указал на кресла.

Пришедшие расселись. Их было шестеро.

– Мы представители клана Ледяного Таора, – начал старик, – и мы рады встретить тут нашего собрата.

И дед рассказал, что привело их на территорию империи.

Оказалось, их земли накрыло ледяной пустыней, и клану просто некуда было идти. Для того чтобы обосноваться здесь, на окраине империи, нужны хоть какие-то подъёмные. Но у северян никогда особо не было денег для выкупа земельного надела, на котором они бы смогли обосноваться. В качестве оплаты клан готов был пойти на службу к тому владетелю, который поможет им. Но пока желающих не было.

Скоро в горах на севере империи начнётся период сильных ветров, и тогда через перевал вообще не пройти. Поэтому, чтобы успеть перевезти свои семьи до ненастья, они вынуждены обратиться к человеку из столицы, который, по крайней мере, смог бы обеспечить их деньгами для приобретения земли.

Я понял, о чём они просят. Да и землю мог им кое-какую предложить. Лекис рассказал, что их сосед, граф, неделю назад скоропостижно скончался и его дальний родственник, откуда-то из столицы, пока есть такая возможность, распродаёт земельный надел графа, не желая заниматься его обустройством и следить за ним. Меня это вполне устроило. Я попросил управляющего принести карту.

– Вот, – ткнул я пальцем в графский пятачок, – если вы согласны обустриться здесь и возьмёте под свою защиту владения леди Лейлы и вот этот небольшой земельный участок, – я указал на лесной окаём, где находился купленный мной дом, – я смогу вам помочь.

Плюс к сказанному участок я выбрал и потому, что, как сообщил управляющий, где-то именно в том месте был серебряный рудник графа, но где он точно расположен, Лекис не знал. А если мы поселим там северян, они рано или поздно его найдут. А жить они будут по факту на моей земле. Я её выкуплю через них. И дам подъёмные на возведение домов и закупку провианта.

Это я и пересказал сидящим напротив меня людям.

– И это всё? – удивлённо спросил старейшина рода.

– По мне, так этого вполне достаточно. – И вытащил из сумки последний свой кошель. Там лежало четыре тысячи золотых. – Здесь деньги на приобретение этой земли и на ваше обустройство там. Этого должно хватить.

Старик поражённо смотрел на меня.

– Это не равноценный обмен, – тихо произнёс он, – мы не сможем вернуть тебе долг. – И он твёрдым взглядом посмотрел на меня.

– А я этого и не прошу, – пожал я плечами и пододвинул к нему кошель. – Помните, вы теперь несёте ответственность за эти земли.

– Да, – медленно кивнул старейшина, взял деньги и молча вышел из палатки.

Так же молча за ним ушли и остальные северяне.

Нужно уметь не только брать, но и отдавать. И какую-то мизерную часть своего долга этому миру я только что вернул.


На следующий день мы отправились в академию. Нас ждала учёба.

* * *

– Отец, почему он поверил и помог нам? – спросил молодой северянин у старейшины.

Тот ехал молча.

– Отец?! – окликнул старика его младший сын, подумав, что тот не услышал его вопроса.

Но старейшина всё прекрасно слышал, однако ответил почему-то совершенно иное, казалось бы сказанное невпопад:

– Он так никому и не назвал имени своего рода.

– И что? – не понял его сын.

– Род не называют лишь те, кому этого и не требуется. Именно поэтому он нам и помог.

И старик уверенно повернул своего боевого волка в направлении соседнего графства.

У северян не требовалось полного представления лишь в одном-единственном случае. Значит, этот немного странноватый парень был из рода владык Ледяных пустошей.

Но как его занесло сюда, в империю, старейшина не знал. Да и не его это дело. Дела владык их не касались. Зато теперь он знал, кому с этого времени должен служить их небольшой род.

Глава 12 Планета Ареана. Империя Ларгот. Столица Парн. Академия магии

Академия магии
Два дня спустя

– Добрый день, – поздоровался я, входя в помещение склада и приготовившись к встрече с девушкой-кладовщицей.

Первым делом я хотел закончить с продажей артефактов и договориться о долговременном контракте на скупку поставляемого товара именно у меня, иначе всё моё начинание вылетит в трубу. В противном случае такие объёмы товара по нормальным ценам в городе я реализовать не смогу. Разве что наиболее ценные и примечательные экземпляры.

Именно сортировкой и выборкой самого интересного, на мой взгляд, я и прозанимался вчера вечером, подготовив всё остальное к оптовой продаже. Особо мелкий мусор, который мне продали поисковики чуть ли не по весу, я хоть и прихватил с собой, но только для того, чтобы узнать, он вообще интересен кому-нибудь, кроме меня, или нет?

Но в помещении склада меня ждало некоторое разочарование. Вместо ожидаемой молодой девушки, там сейчас находился какой-то не среднего возраста маг, который, судя по такому же значку, что и у меня, был артефактором. Девушка же, как я помню, была каким-то стихийником. По-моему, у неё символ на значке обозначал разум и воду, но тут я не уверен. Не все ещё видел. Да и типов магии расплодили здесь столько, что сразу и не разберёшься.

Но главное, сейчас здесь находился явно не тот, кто мне нужен. Глядя на этого мага, смотрителя склада, я понял, о ком говорил Касис, когда намекал на то, что академия скупает артефакты гораздо дешевле, чем их можно продать в городе. И меня такой расклад совершенно не устраивал. Гораздо лучше иметь дело с девушкой, у которой явно меньше опыта в подобных делах, да и к тому же скупка и оценка стоимости артефактов не является её основной профильной деятельностью. Тогда как этот мужчина был похож на опытного оценщика, правда, как они должны выглядеть на самом деле, я не знаю. Но я видел его ауру. И хотя она и была не столь яркой и насыщенной, как у Деи или Селеи, но очень структурирована, и разнообразие различных магических потоков в ней было ничуть не меньше, чем у того же Касиса. Что меня и смутило. Слишком похожи были их ауры, и это наталкивало на мысль, по крайней мере, о том, что и способности, и умения у них будут если и не слишком одинаковы, то примерно одного и того же уровня. А с Касисом или магом-артефактором его уровня я бы в такие махинации играть не стал.

И потому мне нужна была та девушка-магичка, что я встретил здесь.

– Что вы хотели, молодой чел? – спросил у меня маг, пока я обдумывал ситуацию.

– Добрый день, – ещё раз поздоровался я и сказал, глядя на него: – Простите, но примерно дней десять назад здесь работала девушка. Я её ищу.

Тот пригляделся ко мне и усмехнулся.

– Эх, молодость-молодость, – покивал маг, хотя и сильно дряхлым он не выглядел.

Но кто их тут поймёт, может, ему уже лет триста или больше. Тот же Касис выглядел лет на шестьдесят. А этому мужчине не дашь больше пятидесяти.

Видимо, что-то прикинув, глядя на меня задумчивым взглядом, кладовщик ответил:

– Гела здесь работала, пока в академии был большой наплыв абитуриентов. Сейчас она вернулась обратно. – И он указал в окно. – Вон то здание, зеленоватого цвета, видите?

Я кивнул.

– Так вот, там находится архив. Обычно девочка работает там, когда не требуется помощь здесь. Так что, где её найти, я думаю, вы, молодой чел, теперь догадались.

– Спасибо, – поблагодарил я старичка и, попрощавшись, вышел из здания склада.


– Хм, – пробормотал маг, который был значительно старше, чем выглядел внешне, – неужели моя внучка смогла найти наконец себе нормального парня?

Правда, сам дед в это не очень верил, не похож был этот северянин на тех молодых людей, с которыми обычно знакомила его Гела. Не было в нём того шика, стати, напускной манерности и лоска, что так нравились девушке. Северянин был больше похож на растрёпанного лесного зверя. Старому магу на ум сразу пришёл старх (похож на смилодона[3], живёт на севере Вечного леса). Тихий, неслышный и смертельно опасный. Зверь, с которым лучше не пересекаться даже хорошо подготовленному и вооружённому отряду.

Вот именно против такого ухажёра для своей внучки маг бы не возражал, но он прекрасно понимал, что не могла Гела так резко поменять свои вкусы. Да и не говорила она ему ни о чём таком при прошлой встрече, ведёт себя как обычно, о чём-то треплется с подружками.

«Значит, тут что-то другое, – решил старый маг и горестно махнул рукой. Он любил девочку и хотел, чтобы у неё в жизни сложилось всё хорошо. Посмотрел в окно на идущего к зданию архива чела. – Хотя, конечно, жаль, – подумал кладовщик, – даже то, что у него не слишком сильные способности к магии, ничего не меняет, ведь как-то он смог поступить на мой родной факультет».

Старик пожал плечами, сразу отрешившись от этой встречи. У него были свои дела, которые требовали внимания.

Хотя кое о чём старый маг мог и догадаться, если бы сопоставил известные ему факты. Но это ему было трудно сделать, ведь старик просто не обратил внимания на слова своей внучки о том, как она удачно приобрела большую партию артефактов для академии и что продал их какой-то молодой северянин… Иначе его эта встреча очень заинтересовала бы.

Но дед не всегда слушал свою единственную внучку.


В этот раз я попал по адресу. Девушка была тут и очень удивилась моему приходу.

– Ну, – усмехнулся я, – ты же предлагала заключить с тобой контракт на поставку и скупку артефактов. Я обдумал твоё предложение, и оно меня заинтересовало. Осталось только обговорить условия.

– Но почему я? – не понимая, зачем я пришёл именно к ней, спросила Гела.

– Наверное, потому, что ты первая предложила мне подобное соглашение, – ответил я полуправду, ведь, как известно, это лучшая на свете ложь, которую никогда не раскрыть, – и я не хотел бы обидеть тебя, заключая подобный контракт для поставок в академию с кем-то другим.

Каждое слово по отдельности чистая правда, но истинной причины в моём ответе нет. Мне нужен контракт с академией, и заключённый именно через неё.

– Я очень рада, – счастливо закивав, ответила девушка. – Жаль, конечно, что под него нельзя подложить ту нашу предыдущую сделку, но, если ты в скором времени доставишь хотя бы небольшую партию артефактов, действие договора закрепится окончательно.

– Понятно, – кивнул я. – Но меня больше интересует, будете ли вы готовы выкупить у меня всё предложенное вам и какую стоимость сможете мне за это предложить? Вы должны понимать, что я лишь посредник и выступаю не от своего лица. Хотя у меня есть одна команда, которая работает непосредственно на меня.

А почему нет? Ведь я могу себя считать полноценной командой, по крайней мере результаты у меня не хуже, чем у полностью скомплектованных групп поисковиков, а уж то, что я работаю сам на себя, не поддаётся никакому сомнению. Так что и в этот раз я говорил правду. Тут даже полумер не потребовалось. Сказал ей всё как и есть. И девушка это заметила.

«Похоже, маги разума умеют распознавать ложь», – сделал вывод я, глядя за тем, как разглаживается лицо девушки и она кивает в такт моим словам.

– С оплатой проблем не будет, – задумчиво произнесла Гела, – тут всё достаточно просто. Мы закрепляем в договоре пункт о том, что все переданные нам артефакты проходят проверку на «Определителе», чего обычно стараются избежать многие перекупщики, ведь в этом случае будет точно оценена сила и направленность действия артефакта. И в соответствии со стандартной оценочной таблицей, а она будет приложена к договору, будет высчитываться их стоимость. Правда, тут есть исключения, но они так же стандартны и называются «редкие или необычные артефакты», цену по ним нужно обговаривать отдельно для каждого случая.

Я вопросительно посмотрел на неё.

– Ну, это как те инфернальные камни, – пояснила она, – или артефакты древних. Есть ещё несколько категорий, подпадающих под этот список. Их перечень тоже будет в приложении к договору. Ну и там также будет фигурировать пункт о неопознанных артефактах. Такие академия обычно не приобретает.

– Хм… – протянул я, – с этим всё понятно, а дальше?

– А вот дальше возможны некоторые проблемы, – ответила Гела. – Для заключения договора на постоянную закупку необходимо выполнение обязательного условия. – И она посмотрела на меня.

– Какого?

– Артефакты должны доставляться в академию хотя бы два раза в год. Тут даже размер партии не имеет значения. Но на сумму не менее четырёх тысяч золотых.

– И? – пытливо заглянул я ей в глаза.

– Ну и всё. Если поставщик соглашается на это условие, то тогда академия даёт гарантии по закупке у такого торговца всего его товара. Ведь всем становится понятно, что в данном случае этот поставщик будет слишком зависим от академии и просто без каких-то гарантий с её стороны никто не заключит с нами подобного одностороннего договора.

«Странно, ведь он, наоборот, выгоден, – подумал я. – Или я чего-то не понимаю. Даже если судить по тем более низким ценам, что будет предлагать академия, и то это предложение должно быть выгодно. А в нашем случае тарифы будут и относительно фиксированы. Странно как-то. Ладно, нужно уточнить кое-что ещё».

Я посмотрел на девушку:

– В этом случае подразумевается, что я должен буду весь свой товар полностью реализовывать у вас?

– Нет, конечно, – пожала плечами девушка. – Просто минимум два раза в год предоставлять артефакты на сумму не менее четырёх тысяч золотых или один раз в год, но не менее восьми тысяч золотых. Если он, конечно, соответствует названным выше условиям.

– Теперь всё понятно, – кивнул я. – Меня всё устраивает. Поставки – минимум два раза в год, каждая на сумму не меньше четырёх тысяч. И вы забираете всё, что я готов вам предложить. Я всё правильно озвучил?

Гела удивлённо смотрела на меня, но, когда я задал вопрос, всё-таки поправила:

– Ну, ты забыл о тех условиях, о которых я упоминала.

– Да, конечно, и они будут приложены к договору как дополнительное соглашение?

Девушка кивнула.

– Хорошо, тогда я согласен. Давай начнём, что там для этого нужно делать? А потом приступим к нашим делам.

Гела поражённо посмотрела на меня и как-то не очень уверенно пошла в глубь помещения, будто всё ещё не веря в моё согласие. Через несколько минут она вернулась.

– Вот, еле нашла. Давно с нами никто подобных договоров не заключал. Обычно у всех крупных перекупщиков есть свои каналы сбыта. – И девушка резко остановилась, настороженно посмотрев на меня.

– Не переживай, – серьёзно произнёс я, – если обещал, то от своих слов не откажусь. Но на будущее, хоть ты и очень симпатичная и привлекательная девушка, – Гела слегка покраснела, – но нужно немного контролировать свои слова, особенно в таких серьёзных и важных делах.

Она кивнула и стала что-то быстро заполнять в разложенных на столе бумагах. Вдруг подняла голову и немного смущённо спросила:

– Прости, я ведь до сих пор не знаю, как тебя зовут?

– Степан, – ответил я, – а ты Гела. Мне маг на складе сказал, – пояснил я на её вопросительный взгляд.

– Дедушка? – ещё больше удивилась она и посмотрела на меня гораздо более заинтересованным взглядом.

«Всё-таки он гораздо старше, чем выглядит на первый взгляд», – между тем подумал я и сказал:

– Ну, не знаю. Такой невысокий мужчина, маг-артефактор, на вид лет около сорока пяти.

– Точно, дедушка, – подтвердила девушка и пояснила своё недоумение: – Обычно от него и слова не вытянешь, а тут даже разъяснил, где меня найти. Не похоже на него. Видимо, из-за того, что ты тоже артефактор. Он всегда сокрушался, что к вам на факультет поступает очень мало магов.

– А… – протянул я.

Между тем девушка закончила с оформлением и сказала:

– Ну, всё. Теперь нужны твои подписи на обеих копиях договора. После чего я сниму твою аурную метку и вплету её туда. И можно считать, что договор вступил в силу. Правда, окончательно он будет закреплён в реестре академии только после следующей нашей сделки, подпадающей под начальные условия договора.

– Меня всё устраивает, – ответил я девушке и подписал документы.

Потом понаблюдал, как девушка прошептала короткое заклинание и на пергаменте появился небольшой список рун.

– Поднеси сюда руку.

Девушка показала, что нужно сделать. Когда она поднесла к пергаменту свою ладошку, то в него перелилась небольшая частичка её энергии. Руны, которые я видел, слегка померкли.

– Теперь твоя очередь, – сказала она мне.

Подношу руку, и от меня в сторону пергамента тоже переходит небольшой объём энергии, а руны меркнут и исчезают окончательно. Зато на их месте образуется из слияний наших энергий, переданных в документ, новая.

– Всё, договор заключен, – произнесла девушка.

Я удивился, как она это смогла понять? И только потом посмотрел на пергамент. А там как раз посредине, между нашими подписями и сияла эта магическая руна. Она была вполне видимой.

– Магическая печать поставлена, – будто отвечая на мои мысли, тихо проговорила внучка старого мага, которая, похоже, до сих пор в это не верила. – Это ведь мой первый магический контракт, – тихо добавила она.

И прозвучало это так, будто девушка сказала: «Ты у меня был первым».

Гела передала мне мою копию договора. Потом, видимо вспомнив то, о чём я говорил, спросила:

– А о каких делах ты еще упоминал?

– Это вот, – небрежно махнул я рукой и стал доставать из сумки и выкладывать перед девушкой антимагические мешки с артефактами.

Было несколько коробочек с особо интересными и впечатляющими экземплярами, которые я оставил себе. Часть из них, если что, отдам девушкам, там как раз были камни с энергией, которой они могут управлять. Остальные же уникальные камни приватизировал в своё личное пользование.

Но другие-то мне зачем? Для экспериментов буду использовать всякий мелкий мусор, которого у меня теперь навалом, а что-то более ценное следует продать. Так что сейчас перед Гелой я выставил целый штабель различных рассортированных по типу энергии артефактов.

– Надеюсь, тебя не разочарует наше партнёрство, – кивнул я на мешки. – Тут только обычные и средние, всё рассортировано по типу используемой магической энергии.

Девушка ошарашенными глазами смотрела на меня. Я же продолжил говорить:

– Более интересные находки я пока оставил у себя. Их значительно меньше. Есть пара уникальных экземпляров. Но ты пока займись этим товаром. А я подойду вечером, и ты рассчитаешься со мной. Тогда же и оценишь то, что я приберёг. Устроит?

Гела, всё ещё пораженно смотря на штабели выставленных перед ней мешков, медленно кивнула.

– Ну, тогда до вечера, – махнул я ей на прощание рукой и направился к выходу.

Уже практически у двери меня остановили слова Гелы:

– Но откуда?

Я усмехнулся:

– Места знать нужно.

– Мне можно привлекать других сотрудников или это личный контракт?

– Как тебе будет удобнее. Условия контракта составляла ты, так что, думаю, тебе виднее.

– Да, – всё так же слегка заторможенно ответила девушка.

– Ну, я пошёл. До вечера? – уточнил я.

– Да. – Похоже, Гела всё ещё была в некоторой прострации, видимо, с такими большими партиями артефактов ей работать ещё не приходилось.

Как, в общем-то, и мне, но ведь всё когда-то начинается в первый раз.

Я вышел из здания архива.

– До вечера! – догнал меня её звонкий голос.

«О, пришла в себя», – констатировал я, направляясь на своё первое занятие в этой академии.


– Деда, – влетела Гела на склад, – ну, деда, где ты тут?! – Она пробежала в конторку, где обычно и сидел её дед, когда не было посетителей. Тот там и оказался, разбираясь с каким-то артефактом. – Деда, вот! – Девушка положила перед ним подписанный несколько минут назад договор.

– Хм, растёшь на глазах, – ухмыльнулся маг, глядя на свою внучку. – Смотрю, свой первый магический контракт заключила от имени академии.

– Да, – закивала та.

Однако судя по возбужденному лицу и лихорадочному блеску глаз, не это было главной новостью.

– Что ещё? – заинтересовался поведением Гелы старик.

– Деда, мне нужен «Определитель», – сказала та.

Тот кивнул. Это правильное условие. Он сам учил девочку всегда вписывать его в любой договор по закупке. Нужно знать, что приобретаешь для академии.

Но и это было ещё не всё. Его внучка всё так же смотрела на мага.

– Мне нужна твоя помощь, иначе мне до вечера не справиться.

Маг разочарованно посмотрел на девушку. Он считал её хорошей оценщицей и на следующем совете хотел порекомендовать её на своё место, лет эдак через пять. А тут такое заявление.

Но Гела, заметив посуровевшее лицо деда, подняла руки в успокаивающем жесте:

– Деда, ты не понял. Мне просто физически одной не успеть проверить столько артефактов до вечера.

Эти слова удивили старого мага. Он заинтересованно поднялся со стула.

– Ну, пойдём посмотрим, что у тебя там.

– Идём. – И девушка рванула к выходу.

«Смотри-ка, как спешит, никогда не замечал за нею такого рвения». – И пошёл за внучкой.

А через несколько минут сам был поражён не меньше девушки.

– Тут нам двоим не справиться, – констатировал он и прищурился: – А теперь расскажи-ка мне об этом северянине.

Не требовалось быть великим гением, чтобы связать эти несколько событий: появление у её внучки первого магического договора, горы артефактов, которые требовалось рассортировать и оценить до вечера, плюс проявленный интерес к ней одного странного северянина. Эта последняя мысль и насторожила его.

«Зачем парню понадобилась именно Гела?» – задумался старик.

– Дай-ка мне этот договор, – попросил он, уже догадываясь, что может там увидеть.

– Ах ты ж, старх дикий, – ругнулся дед и посмотрел на свою внучку.

– Что? – спросила девушка. Она не поняла, что могло так расстроить деда.

Тот читал условия договора и покачивал головой, но в конце концов улыбнулся:

– А молодец, парнишка. – И, поглядев на свою хоть и не глупую, но наивную девочку, даже с каким-то сожалением спросил: – Ну почему тебя не интересуют такие, как он?

Эти слова её деда застали девушку врасплох, она вообще не понимала, о чём сейчас идёт речь, ведь он явно говорил не о договоре, а о северянине. И при чём тут этот деревенский парень?

Старый маг лишь снова горестно покачал головой и, махнув рукой, сказал:

– Ладно, зови давай своего красавчика, – и взглядом указал на двери, – нам предстоит много работы.

– Да! – радостно ответила ему девушка, но, уже почти добежав до выхода, остановилась: – Прости, деда, чуть не забыла, этот Степан обещал вечером принести самое интересное.

– Так я и знал, что это ещё не всё, – даже с каким-то азартом ответил ей старик. – Позовёшь меня, когда он придёт.

Девушка кивнула и выскочила на улицу. А старый маг остался, задумчиво осматривая рассортированные и явно подготовленные к продаже артефакты.

– Эх, не прост этот загадочный парнишка, таскающий с собой артефактов больше чем на пятьдесят тысяч золотых! Чувствую, наплачется с ним наш Упырь, – пробормотал он и, усмехнувшись этой своей мысли, приступил к работе.

Её и правда было очень много.

Старый маг даже не догадывался, как близок он оказался к истине и что спокойная жизнь в их академии закончилась ещё десять дней назад, когда этот самый северянин впервые ступил на её территорию.

Аудитория на факультете артефакторики и рунологии
Тридцать минут спустя

«Ну, вот я опять студент», – подумал я, входя в аудиторию.

Поискать её пришлось изрядно. Даже не ожидал такой запутанности переходов и расположения зданий в этом вроде бы относительно логично выстроенном учебном комплексе. Правда, и учебное заведение здесь несколько необычное, и учат очень странным вещам, но всё равно я вновь учусь. Как же давно это было в прошлый раз! Хотя на самом деле я никогда не переставал учиться и познавать новое. Просто знания потом я получал уже самостоятельно.

Народу, к моему удивлению, оказалось немного. Хотя я видел, какие толпы молодых магов направлялись к тем или иным факультетам и кафедрам. Но по сравнению с другими, полностью забитыми людьми аудиториями, у нас был сущий мизер.

Однако студент – он и в Африке, вернее, в другом мире, студент. И тут как раз сейчас собрались именно такие. Я к тому, что очень необычные студенты (а студенты ли?). Тем более в аудитории сейчас сидели уже знакомые мне личности. Шестёрка гномов, двадцатка вампиров, Дея да мы с троллем. Из простых, обычных – я не говорю о том, что в этом мире есть ещё и маги, то есть не обычные люди, сам, как оказалось, такой, – людей тут присутствовала только моя скромная персона. Даже Дея была лишь наполовину человеком. Ведь её отец эльф.

– О, мелкий, – первым меня заметил Гром, который как раз и смотрел в мою сторону, – ты где был? Даже Дея не знала, где тебя искать, – проревел он на всю аудиторию. Хотя, конечно, для него это означало, что он старался говорить чуть ли не полушёпотом.

– Делами занимался, – отговорился я и прошёл к свободному месту рядом с ним.

Усевшись, оглянулся на Дею, которая лишь махнула мне рукой, когда я зашёл, и продолжила болтать о чём-то с Ренией и другими вампиршами.

– Чему хоть будут учить? – спросил я у тролля. – А то я даже расписание глянуть не успел.

Но я не закончил задавать вопросы, как двери аудитории открылись, и в них вошёл Касис, а с ним и какой-то молодой парень на пару-тройку лет старше меня.

– Добрый день, – строго произнёс довольно своеобразно выглядящий старый маг, он был одет в какую-то разноцветную тогу или мантию, я так этого и не понял.

Все мгновенно замолчали и посмотрели в его сторону. Что удивительно, даже моя младшая названая сестрёнка стала абсолютно серьёзной и очень внимательно посмотрела на своего деда. Это же сделал и я.

– Я глава факультета артефакторики и рунологии, магистр Касис. К тому же я буду вашим непосредственным руководителем на всё время вашего обучения в Академии магии империи Ларгот. Приветствую вас, молодые маги. – И он слегка наклонил голову.

И в то же мгновение все, не вставая с мест, захлопали, стали топать ногами и заулюлюкали. Кто умел, свистел. Дея просто визжала как сумасшедшая. Даже степенные гномы, улыбаясь сквозь свои густые бороды, долбили своими большими, широкими мозолистыми ладонями о столы.

Я оторопело огляделся.

«И это будущие маги? Да только мгновение назад все они были собранны, спокойны и серьёзны, – подумал я. – Офигеть, в какой дурдом я попал?»

Моё удивление заметил Гром.

– Ты чего? – насмешливо спросил он. – Не тушуйся, поддержи традицию. Нас только что официально признали настоящими магами! – И он ещё громче затопал ногами и заорал, чуть не оглушив меня.

Этот гвалт продолжался минуты три, потом он постепенно спал. И все вновь стали серьёзны и сосредоточенны, будто секунду назад не пытались разрушить здание какофонией звуков.

– Ну, с вами я познакомлюсь поближе в будущем, а сейчас представлю вашего непосредственного наставника на ближайшее время, это личный куратор вашей группы. Молодой, но очень талантливый маг-артефактор.

Парнишка смущённо покраснел.

– Зовут его Глен Рес, не смотрите на его молодость. В свои годы для развития артефакторики как науки и нашей академии он сделал гораздо больше, чем многие другие маги. Так что прошу его любить и жаловать. По всем вопросам, касающимся учёбы, размещения, проведения практических занятий, обращаться к нему.

Парень кивнул и сел за отдельный стол, стоящий чуть подальше от кафедры. Видимо, это его персональное место, так как предполагалось, что преподаватель, то бишь Касис, будет или стоять за кафедрой, или сидеть за столом, который располагался прямо возле нее.

Так и есть. Старый маг прошёл на кафедру.

– Это вводная лекция, и поэтому я вам расскажу о некоторых нововведениях, принятых с этого года, к тому же сообщу интересные новости, касающиеся события, которое в скором времени должно произойти в академии.

И тут он огорошил меня очередным известием, которое мне очень не понравилось.

Я-то по своей наивности надеялся умереть тихо и мирно и желательно в глубокой старости, а так получалось, что такие мои мечты кого-то из тех, кто следит за судьбами людей, не устроили.

Для нашего сугубо теоретического факультета была введена стандартная для остальных практических магических факультетов совместная магическая практика на магическом полигоне. И всё бы ничего, но она оказалась смешанной.

А хотите услышать самое смешное? Группы для практических занятий из пяти магов формируются из совершенно разных потоков. Начиная с таких новичков, как мы, и заканчивая третьим курсом. Уровень магических сил и умений для курсов старше третьего настолько превышал начальный, что там даже не имело смысла пытаться выстроить какое-то взаимодействие или противостояние.

Теперь же самое плохое. Вот именно, самого плохого я ещё и не услышал. Часть групп уже оказалась сформирована по предварительной записи. Вернее, в нашем потоке это была всего одна группа. И меня начало грызть смутное предчувствие, чьи имена я сейчас услышу.

– Степан, – обратился ко мне Касис, – как это ни удивительно, но твоя группа уже полностью сформирована. Хотя, если честно, такого не ожидал. Ты, Рения, – и почему это у меня по спине пробежался какой-то обжигающий холодок, – Селея. Вы все с первого курса. Лейла, со второго, и некто Ира, с третьего курса.

«М-да. Я попал».

Оглядываюсь назад и вижу хищный огонёк в глазах Рении. Что-то очень уж он мне не понравился.

«Ну да ладно. Выкручусь. Наверное», – подумал я, глядя на неё.

Но Касис, оказывается, ещё не закончил.

Во время таких практических занятий можно пользоваться лишь своими магическими способностями или созданными специально для них магическими артефактами.

Теперь мне стало совсем плохо.

«Кто-то точно хочет моей смерти», – понял я.

И я даже с ходу могу назвать три имени. Те, кто их носит, по какой-то странной случайности оказались со мной в одной группе.

Ну а дальше ещё лучше.

Предполагалось, что практические занятия начнутся через месяц, но это дело решили немного ускорить в связи с другим событием, о котором Касис обещал рассказать чуть позже. Поэтому первая встреча с «моими» девочками состоится уже через день.

«Офигеть, – я удрученно посмотрел в крышку стола, – да они меня по стенке размажут, если мне не разрешено пользоваться теми умениями, в которых я уверен».

Значит, нужно что-то срочно придумывать, ведь не выпустят такого неподготовленного новичка, как я, в клетку к трём разъярённым тигрицам и какой-то непонятной львице, о которой я слыхом не слыхивал.

Или слышал?

– А ведь, по-моему, слышал, – пробормотал я себе под нос, – это же соседка Лейлы. Ей-то что от меня нужно? Или и ей я где-то перебежал дорожку?

Между тем Касис рассказывал о том, почему сдвинули начало практик на столь ранний срок.

– Через месяц начнётся первый этап обязательных соревнований между магическими факультетами. И каждый факультет обязан со всех курсов выставить по два представителя каждого типа магических направлений, изучаемых там. В этот год на наш факультет набрано достаточное количество абитуриентов, и потому нас тоже включили в общий список. А значит, от вашего курса и от вас лично это будут два рунных мага, – кивок в сторону вампиров и гномов, – и два универсала-артефактора. Но у вас в группе их всего два, так что они и будут выступать.

Мы с Громом переглянулись.

– Э, – протянул руку тролль, – а там тоже полностью магический поединок?

– Естественно, – как само собой разумеющееся ответил наш руководитель, – но вы не переживайте, вам разрешат использовать для магических поединков любые артефакты, которые вы успеете сделать за час до его начала. Это будет контролировать один из судей противоположной стороны и я, как глава факультета. Так что и на практических занятиях предлагаю вам не филонить, а отнестись к ним очень серьёзно.

– Простите, – прервал его тролль, – но даже я понимаю, что для меня это нереально, не говоря уж о мелком. – И он похлопал меня по плечу. – За это время можно подготовить один, максимум два реально работающих артефакта, и то они, скорее всего, будут одноразовыми. – И он посмотрел на меня.

– Понятия не имею, – честно признался я, – не сделал в своей жизни ни одного артефакта.

И это была чистая правда.

– Все вёрно, – кивнул Касис, – именно для этого и нужна практика с магами, работающими в разных стилях, направлениях и с разным уровнем подготовки. Вы должны оценить ваших противников на предварительном знакомстве и приготовиться к встрече с ними за отведённое для этого время. А то, что вы до сих пор наплевательски относились к своим способностям и никак не развивали их, – старый маг неодобрительно посмотрел на меня, – это ваши личные проблемы. И нечего в них винить никого иного. Вы прекрасно знали, куда поступали.

Вот тут-то и есть небольшая загвоздка. Далеко не все знали, куда они попадут. И похоже, этого не знал не только я.

– Никогда не слышал о боевых артефакторах, – поражённо пробормотал тролль, но его слова услышал и старый маг.

– Времена меняются, – хмыкнул он, – всё когда-то случается впервые.

«Блин. Именно так я думал, когда заключал сделку с Гелой, явно мне кто-то мстит за то, что я обвёл малышку вокруг пальца», – горестно усмехнулся я.

Касис оглядел всех нас отеческим взглядом:

– Есть ко мне ещё какие-то вопросы?

Все молчали. Касис уже хотел с нами попрощаться и предоставить слово своему помощнику, как вдруг я, сам даже не знаю почему, поднял руку.

– Да, Степан.

– Э, – я встал, – магистр, простите, а нам не нужно будет ходить в такой одежде, как на вас?

Он удивлённо уставился на меня.

– Что? – только и переспросил он.

– Ну, одежда, – пояснил я, – нам не нужно носить такую же? А то и у вас, и у вашего помощника она похожая.

– Не нужно, – оторопело ответил он.

– Хорошо. – И я спокойно сел на место.

– И только это тебя сейчас интересует? – глядя на меня, спросил маг.

– Да, – пожал я плечами.

– И даже не смущает то, что ты попал в группу чуть ли не к самым сильным магам с каждого из трёх курсов?

– А должно? – посмотрел я на него. – Это они сами захотели попасть ко мне в группу, а не я к ним. Почему это меня должно беспокоить?

Старик молчал, не зная, что ответить. Зато из-за моей спины раздался спокойный, холодный и такой знакомый голос Рении:

– Он просто ещё не понял, чем ему это грозит.

Я развернулся в её сторону и увидел сияющую улыбку вампирши, от которой бросило бы в дрожь любого здравомыслящего человека. Но оглядитесь вокруг. Где тут хоть один такой?

– Жёнушка, – усмехнулся я в резко сузившиеся глаза девушки, – может, это вы ещё не поняли? – и подмигнул ей, а потом повернулся снова к кафедре и, моментально успокоившись и расслабившись, взглянул туда, где всё ещё стоял странно глядящий на меня дед Деи.

«Будет весело», – подумал я, оглядывая лица удивлённо смотрящих на меня студентов. И впервые не пожалел, что попал сюда, в этот мир и в эту академию и оказался в такой занимательной компании.

Это мой мир.

«Будет очень весело», – теперь уже мысленно усмехнулся я и посмотрел в тёмные глаза Рении и улыбнулся.

Не знаю, что она увидела на моём лице, но девушка резко подобралась и настороженно, не сводя с меня взгляда, потянулась к клинку, висевшему у неё на поясе.

Я усмехнулся и, покачав головой, отвернулся от неё, при этом чувствуя её настороженный и пристальный взгляд на своём затылке.

«Готова убить и прямо сейчас, – подумал я. – Но не старайся, жёнушка, ничего у тебя не выйдет».

И я переключил внимание на нашего вещавшего с кафедры куратора.


Рения ничего не могла понять. Эта мгновенная смена поведения. То перед ней сидит растерянный и не знающий, что делать, хуман. А потом – раз, и на неё смотрит сама смерть.

Девушка никогда не понимала фразы «заглянуть в глаза смерти». Но теперь она точно могла сказать, что она означает. Взгляд бездны, смотрящей тебе в душу. Бездны с собственной тёмной и страшной душой, душой сумасшедшего, безумного и кровавого маньяка. И теперь она точно знала, где этот взгляд можно встретить.

Что же это за непонятный, странный северянин, которого совет клана приказал ей убить?

Она не хотела думать о том, что будет, если она не справится. Но понимала, что худшей участи она пожелать себе теперь не сможет. Ведь если она не сумеет за год убить его, то должна будет стать женой этого хумана.

* * *

Наш куратор объявил расписание занятий на неделю вперёд, где и когда они будут проходить. Рассказал, где мы можем узнать состав своих групп на практические занятия, а также номер магического полигона и время, закреплённое за нашей группой для занятий на нём.

На сегодня больше никаких мероприятий особо запланировано не было. Мы должны были посетить ещё парочку вводных лекций, который прочитает мастер-рунолог и классический артефактор.

Кроме того, Глен выдал перечень внеклассных занятий, три из которых на наш собственный выбор для факультета артефакторики были обязательны.

Также он объявил о нашей повышенной загруженности в связи с введением у нас тренировок по владению холодным оружием и обучению стрельбе из лука. Однако, взглянув сначала на Грома, а потом на вампиров, подумал и добавил:

– Я поговорю с мастером-мечником о разрешении для желающих сдать досрочные экзамены, и тогда это время будет у вас свободным, и вы сможете использовать его на своё усмотрение.

На этом он и закончил.

Следующим был рунолог. Он объяснил, по каким учебникам мы будем заниматься, какую дополнительную литературу следует получить в библиотеке.

После этого, решив, что хватит с нас вводных лекций, остаток занятия этот пожилой маг (тут я уверен, что он пожилой, такой насыщенной и яркой ауры я ещё не видел, кроме того, её плотность была неимоверно запредельной) рассказывал нам о различных типах рунных алфавитов. Он подробнейшим образом описал их преимущества и недостатки, скорость активации и простоту использования тех или иных типов рун, а также магическое энергопотребление (было тут и такое понятие) при составлении магических заклинаний на основе того или иного типа рунного алфавита.

Ну и напоследок этот маг дал нам задание изучить самый простейший рунный алфавит, который использовался с древнейших времён. Всего порядка тридцати рун. Все из них он изобразил на доске. Я запомнил как сами руны, так и описание того, какие операции они выполняют. Этот алфавит в силу своей простоты оказался и наименее требовательным к энергопотреблению при активации рун. А потому именно он использовался рунными магами для создания быстрых коротких заклинаний.

Обычно руны этого алфавита были нанесены на костяшки и с помощью них выстраивались простейшие магические плетения. Дополнительной особенностью этого алфавита являлось то, что им могли пользоваться все маги, невзирая на их предрасположенность к управлению тем или иным типом магической энергии. Другие же рунные алфавиты были очень сильно энергозависимы, и им могли пользоваться не все маги. Под некоторые типы магии даже специально были созданы свои собственные рунные алфавиты. В конце своей лекции маг показал нам несколько связок магических плетений, созданных на основе этой рунной азбуки.

Я всё слушал, смотрел и запоминал. Это было действительно интересно.

Закончилась лекция неожиданно. По крайней мере, для меня. Я даже во вкус вошёл, слушая мага. Но он, попрощавшись с нами, поспешил к себе. Как сказал наш куратор:

– Опять экспериментировать побежал.

Наш лектор оказался действующим практикующим магом, занимающимся разработкой новых магических плетений и последующим их переводом в различные иные типы вербального, смыслового или ритуального воспроизведения. Ведь не все маги могли работать с рунными алфавитами. Некоторым для этого требовалось или заклинание, или ритуал, ну, или ещё что-то.

Лекция артефактора оказалась менее насыщенной. Но и там было достаточно интересно. Он вообще не стал заморачиваться каким-то вводным курсом, а просто сказал, с какого учебника мы начнём, и стал рассказывать о различных типах создаваемых магами предметов, которые и были искусственно созданными артефактами.

Как оказалось, из леса я притаскивал природные артефакты, которые были лишь простыми материальными носителями, содержащими повышенную концентрацию того или иного типа магической энергии. По факту это и были заготовки под создание определённых типов магических амулетов.

В общем, и эта лекция пролетела в мгновение ока. Мы даже наше первое домашнее задание получили, правда, практически никто, как я догадался, не понял, как его выполнять и что там нужно сделать, но лектор был уверен, что мы справимся. И, пожелав удачи, удалился.

Глен Рас сказал, что до завтра до восьми утра мы свободны, потом нас ждёт сначала мастер-оружейник, потом мастер-мечник, и до этого времени он тоже прощается с нами.


Когда наш куратор ушёл, тролль спросил у меня:

– Ну что, может, поесть?

Я прикинул, что время уже давно перевалило за обеденное, и потому я не против был нормально поесть и согласился с ним.

– Дея, – позвал я свою сестру через аудиторию, – ты как насчёт обеда?

– Хочу, – быстро кивнула она.

– Рения?

Та удивленно посмотрела на меня.

– Обедать пойдешь или ты со своими? – И я взглядом указал ей на других вампиров.

Девушка оглянулась.

«Неужели её такой простой вопрос поставил в тупик? Ну, не хочешь, и не нужно, чего мучить себя-то?» – подумал я.

И уже решил было, что она откажется, но, к моему изумлению, девушка ответила:

– Я с вами, – и подошла ко мне.

Посмотрев на неё всё ещё удивлённым взглядом, я лишь кивнул, и мы вчетвером вышли из зала.

Столовая

«Не, ну это уже не смешно», – подумал я, когда к нашему столику под удивлённые и завистливые взгляды присутствующих парней сначала подошла Селея, а потом и Лейла с ещё одной девушкой. Я даже с именем не стал особо гадать.

– Ира, я так понимаю? – спросил я.

Она кивнула и, поздоровавшись со всеми, сказала Лейле:

– В общем, как ты и говорила, лесной дикарь и никакого воспитания.

Я же отметил другое. Девушка была очень сильным магом земли. Они все были очень сильными магами, особенно на моём фоне.

Вот, чувствую, что послезавтра мне предстоит весёлый денёк.

Между тем Гром, быстро сметав обед, распрощался с нами и, сказав, что у него какие-то дела с дядей, убежал в город.

Мы же остались одни. Я, если честно, тоже хотел пойти к себе, поэкспериментировать с тем, что сегодня узнал, но вдруг почувствовал, что по залу прокатилась какая-то напряжённость.


Шаги за спиной.

«Дождались ведь, гады, пока тролль уйдёт, и только после этого подошли, – тут не требовалось быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, – шакалы, не нападают на тех, кто выше их ростом».

Это сравнение меня почему-то развеселило. И я расслабился.

Игра началась. Отсчёт.

Идут трое. Все маги, и сильные. Уровня подошедшей Иры.

– Леди, не желаете, чтобы компанию вам составили настоящие джентльмены, а не этот дикарь, который не понимает, как ему повезло? Мы сможем вас развлечь гораздо лучше этого лесного олуха, только спустившегося с гор.

«Ну и где логика? Был я в этом лесу, нет там таких высоких гор, чтобы с них спускаться».

Но говорившего логичность его высказываний явно не особо заботила. Он хотел задеть кого-то из тех, кто сидел за этим столом. И вряд ли это мог быть я. Я даже эту тройку в глаза ни разу не видел. Правда, и сейчас я их тоже за спиной не мог разглядеть.

Однако при всём при том, похоже, обращаются именно ко мне. Видимо, стараясь кого-то из моих девочек достать через оскорбление, нанесённое мне.

«Аристократия, тудыть её, – ругнулся я. – Один раз дашь слабину, и сожрут, как в крысятнике»[4].

Вижу несколько испуганный взгляд Лейлы, спокойный Рении, презрительный Селеи и задумчивый Иры. Дея, как обычно, куда-то запропастилась. Ну и хорошо. Не нужно ей тут присутствовать. Зачем девочку пугать лишней кровью?

А кровь, судя по всему, будет. Уж я об этом позабочусь. Особенно когда Лейла так испуганно смотрит на того, кто стоит за моей спиной. К тому же я ведь не дикарь, я начитанный и образованный. Даже есть умею вилкой. Правда, и убить ею могу. Но им-то об этом знать незачем. Так что игнорирую говорящего и всё так же спокойно продолжаю есть. Ну, вернее, поел-то я давно, сейчас просто делаю вид, что очень поглощён едой. Не знаю почему, но таких типов очень бесит, когда их игнорируют.

– Дикарь, ты что, оглох? Повернись, когда с тобой лорд говорит. – И меня кто-то схватил за плечо и попытался, дёрнув, развернуть к себе.

Это именно то, чего я ждал.

Они все, что ли, и правда думают, будто я так гордо возьму и встану к ним лицом, чтобы словить все их оплеухи? А потом, отплёвываясь кровью, буду благородно сражаться один против этих троих, таких всех аристократичных, при этом сам сражаться буду, распушив хвост, и потом красиво скопычусь тут? Не на того нарвались.

Разворот. Я же говорил, что вилкой умею не только есть. Удар. Убивать не буду. Мне нужно понять, зачем они начали давить на Лейлу, как только она появилась в академии. Я помню, что произошло в её доме, когда я только появился в городе.

Заламываю руку и втыкаю вилку в кисть. Потом ещё раз и ещё. Очень больно, но ничего смертельного. Зато крови много и выглядит ну очень впечатляюще, особенно когда это делаешь с извращённым наслаждением на лице и во взгляде.

Шок проходит. Придурок лорд начинает орать. Его приятели тупо стоят и пялятся на происходящее.

Шаг к первому из них. Хотел развлечений? Получай. Удар вилкой в бедро. Тут немного опаснее. Нельзя повредить артерию. Но боли и крови не меньше. И так ещё несколько раз.

И следующий шаг. Ещё один любитель развлечений на халяву. Удар. В плечо. Сюда долбить можно сколько угодно. Даже кость можно царапнуть. Но не имеет особого смысла. И так ощущения, будто руку отрезают по живому.

Теперь орут уже все трое. На меня с ужасом смотрит вся столовая, все присутствующие в ней. Студенты и преподаватели, забыв, что они грозные маги, шарахаются от моего взгляда.

Я же неторопливо подхожу к первому, который до сих пор лежит на столе и тихо подвывает. Так же неторопливо беру его вторую руку и, глядя прямо ему в глаза, начинаю медленно вдавливать ему в неё вилку. При этом расшатывая её.

Тот снова начинает орать. Его дружки со страхом глядят на меня.

– Прекрати, – тихо просит Рения, – я думаю, они тебя уже поняли.

Я посмотрел на неё и, хищно усмехнувшись, сказал:

– Мне нужно, чтобы они поняли другое, – и резко воткнул вилку в стол, пригвоздив руку заверещавшего лорда. – Моё трогать нельзя, – наклонившись к самому его уху, так, чтобы никто не смог услышать, очень тихо произнёс я.

Потом выпрямился и спокойно пошёл к выходу. Нужно сделать домашнюю работу, поэкспериментировать с рунами и потом зайти к Гелии, чтобы закрыть сделку. Дел много.

Но главное, мне нужно проследить за молодым оборотнем, что так свирепо смотрел на эту расправу. Ведь именно от его стола в нашу сторону направилась эта троица. И в основном всё это представление было показано для одного-единственного зрителя.


«Что за дикаря прикормила эта девка?» – думал Дак Сейист, с нескрываемым страхом и бешеной злобой глядя на закрывшуюся за вышедшим северянином дверь.

Такой животной ярости и неистовства он даже не предполагал увидеть. Молодой лорд по приказу отца должен был до смерти запугать Лейлу, пользуясь для этого всеми уловками, вплоть до ежедневного насилия. И Дак собирался это делать. Особенно сейчас. Когда нашёл таких идеальных исполнителей. Лейла, эта тупая баба, всегда отказывала ему. И отец дал ему добро. Это было необходимо, чтобы старший лорд смог додавить её.

Но теперь Дак начал нервничать. Он боялся даже подойти к этой девке. Ведь если она даст команду своему цепному старху, тот просто разорвёт его на куски. Так страшно было его неистовство.

«И где эта дура его нашла? Наверное, именно за этим она и ездила в своё имение. Оно же находится где-то на границе империи, – вспомнил он. – Без помощи отца тут не обойтись, – понял он. – Нужно убрать этого дикаря».

Через месяц представится идеальная возможность для этого. А он немного подождёт.

И довольный своими мыслями лорд вышел на улицу, где не заметил, как параллельно его движению перетекала еле заметная тень, которая проследовала за ним до их резиденции во внутреннем городе.

– Любопытное совпадение, – произнесла тень, поглядев на городскую стену напротив окон резиденции.

А потом развернулась и ушла. Теперь тень знала, куда ей нужно наведаться предстоящей ночью. Времени на ответный ход никому и никогда нельзя оставлять.

Глава 13 Планета Ареана. Империя Ларгот. Столица Парн. Академия магии. Внутренний город

Академия магии. Помещение архива
Вечер

Захожу в архив, где должна ожидать меня Гела. Так и есть, она на месте, но кроме неё здесь присутствуют ещё пара человек. Какой-то молодой парень, не очень похожий на мага, до этого я его не встречал, крупный, хорошо сложенный, не сказал бы, что смазливый, но, судя по иногда бросаемым в его сторону взглядам Гелы, именно такие ей и нравятся.

«Искатель», – догадался я.

Другого они к себе в помощь не пригласили бы, а эти господа просто по определению должны уметь разбираться в природных артефактах. Это и есть его работа в будущем.

Вторым был маг-артефактор со склада, дед девушки.

– Ещё раз добрый день, – войдя, поздоровался я.

– Так сейчас же вечер, – посмотрев в окно, удивлённо произнёс парень.

– Здравствуй, – кивнул маг. – Гелу ты знаешь…

Парень зыркнул в мою сторону. Старик удовлетворённо кивнул и, чему-то улыбнувшись, представил:

– А этот молодой и горячий чел, Брагис, – жених моей внучки. Начинающий искатель. Я специально пригласил его, чтобы он нам помог, ну и поднабрался опыта. Тут сейчас перед ним такое разнообразие артефактов, которые встречаются в Вечном лесу, что более наглядного практического пособия он не найдёт больше нигде… Ну а я – Кеар, а то так получилось, что мы с тобой ещё не познакомились.

– Степан, – представился я в свою очередь и подошёл к рассортированным артефактам.

– Вот список того, что оставлено тобой для оценки товара. Проверять будешь?

Я посмотрел на мага и ответил:

– Вряд ли вы станете обманывать по мелочам, а слишком большую разницу я и так замечу. Примерную стоимость всего товара я знаю.

Кеар кивнул. И мы подошли к стойке. Похоже, на ней отдельной кучкой лежали неопознанные или неизвестные артефакты.

– Это академия приобретать не будет.

Я пожал плечами и сложил все в один из мешочков, лежащих рядом с ними. Хотя, на мой взгляд, все эти артефакты были магическими, только почему они оказались не опознаны или не могли быть использованы местными магами, я пока не понимал. Разберусь позже. Они были гораздо большего размера, чем тот мусор, что я оставил себе для экспериментов.

Кстати, о мусоре. Его тоже рассортировали и оценили. Касис был прав: академия готова приобрести всё. Даже это. Цены, конечно, по тому списку, что я просмотрел, были гораздо меньше, чем за более весомые артефакты, но если оценивать в пересчёте на то, за сколько я их приобрёл и за сколько продал, то разница получилась чуть ли не как у самых дорогих артефактов. Интересное такое наблюдение.

«Торговать магическим мусором выгодно», – усмехнулся я.

Были ещё несколько небольших кучек, и они лежали отдельно от всех остальных. Всего порядка десяти артефактов. Посмотрев на них, я перевёл взгляд на Кеара.

– Это то, что мы могли бы реализовать за небольшой процент от сделки с магами, которые готовы приобрести подобные артефакты гораздо дороже, чем предложит академия по условиям твоего договора или обычные скупщики в городе. Лично я через свои связи могу найти тебе таких клиентов за пару дней или чуть больше и постараюсь договориться с ними о сделке. Но решать тебе. – Кеар взглянул на меня.

– Да без проблем, – согласился я с ним.

Дед улыбнулся. Видимо, этот процент был не таким уж и маленьким.

– Тогда по этим камешкам я тебе отвечу через пару дней, когда поговорю со всеми магами.

– Хорошо, – подтвердил я своё согласие.

Он кивнул и продолжил:

– Тогда суммарно по всем выставленным к продаже артефактам тут товара на сумму пятьдесят девять тысяч восемьсот золотых.

– Хм, неплохо, – пробормотал я себе под нос.

И это даже без того, что я приберёг на сладкое.

– Расчёт тебе придётся получать в бухгалтерии, мы выпишем чек и обязательство по выдаче финансовых средств, заверенные академией. Как ты можешь догадаться, у нас при себе нет такой наличности.

– Да, я понимаю, – согласился я со словами мага.

И сам бы не стал без особой надобности таскаться с такой суммой на руках. Надо бы озаботиться этим вопросом. Видел, здесь, в городе, есть несколько банков. Нужно узнать, которые из них наиболее надёжны и где можно бы на сохранение положить свои деньги.

Пока я думал, парень Гелы убрал артефакты, а маг заполнил какие-то бумаги, после чего закрепил договор своей печатью и снятым слепком ауры.

– Ну, вот и всё, теперь положенные тебе деньги ты можешь получить в бухгалтерии академии, – сказал мне Кеар.

Я кивнул и, просмотрев выданные мне документы, убрал их к себе в сумку. Маг внимательно следил за моими действиями.

– Интересная вещица, – указал он на мою напоясную сумку, – редкая. Я видел когда-то давно такую. Поделка древних мастеров. Откуда она у тебя?

– Семейная реликвия, – ответил я.

– Так я и подумал, – прокомментировал мои слова маг, – никто в здравом уме не будет продавать такую вещь. Тебе повезло.

– Я знаю.

Он кивнул, а потом, взглянув сначала на свою внучку, посмотрел на меня:

– Гела говорила, что у тебя есть ещё интересные вещи?

– Да.

И я начал вытаскивать из сумки коробочки с отобранными мной артефактами и инфернальными камнями. Последним я вытащил контейнер с теми голубыми кристаллами, что нашёл в подземелье старого мага. Рядом положил и останки тех скелетов.

– Вот, – указал я на выложенные перед ними на прилавок предметы.

– Ух ты, это же лич! – удивлённо посмотрел на меня Барус. – И как только его завалить смогли?

Я только пожал плечами: лич, не лич, ну откуда мне знать?

Он же повернулся к Кеару:

– Все останки купит мой приятель, он тёмный маг, могу сбегать за ним прямо сейчас.

Дед Гелы согласно кивнул, и тот мгновенно вылетел на улицу.

– Он быстро, – сказала мне девушка, – я знаю, о ком он говорит. Странный парень, но некроманты другими и не бывают. Он всегда перекупает у нас или в городе такие артефакты. Без них ему никак.

– Гела права, – сказал старик и указал рукой на мешок с останками скелетов: – С тёмной энергией мало кто может совладать, особенно в таком сконцентрированном её количестве. Так что и купить эти сильные артефакты у тебя вряд ли кто-то сможет. Но вот череп лича предлагаю оставить себе. Если найдёшь хорошего и сильного мага смерти или тьмы, то с его помощью можно сделать неплохой атакующий амулет из него. В нём есть слабый источник магии. Он не очень сильный. Но для не слишком мощного плетения его вполне хватит. Так что он будет самовосстанавливаемым, и им можно будет пользоваться без дополнительной магической подзарядки несколько раз в день.

Я поблагодарил мага за эту информацию и убрал череп обратно в мешок, а потом в сумку.

Кеар стал осматривать остальные артефакты, поцокивая языком.

– Тут не меньше чем на двадцать тысяч, – наконец сказал он, – но опять же если продавать всё это академии. Однако можно пойти и другим путём. За тот же процент я могу поискать покупателей и среди своих знакомых и друзей. Тогда можно будет получить тысяч двадцать пять – двадцать шесть. – И он вопросительно взглянул на меня.

Я, естественно, согласился. Так как деньги мне были особо не к спеху, но и от лишних не откажусь.

– О результатах сообщу через неделю.

– Хорошо, – согласился я и вытащил ещё одну коробочку, в которой были те самые инфернальные камни, которые я нашёл в лесу.

– Я так понимаю, это самое ценное? – спросил он у меня.

– Посмотрите – и сами поймёте.

Другой реакции я и не ожидал. Дед лишь очень задумчиво посмотрел на меня, а потом тихо спросил:

– И в какую же дыру тебе пришлось за ними спуститься?

– Не очень глубоко, – усмехнулся я.

Девушка расширенными глазами смотрела на россыпь тёмно-бордовых камней. Кеар быстро проверил их на «Определителе».

– Двадцать семь тысяч, – глядя на меня, тихо произнёс он.

– Неплохо, – спокойно почесал я бровь и стал дожидаться, пока дед заполнял новые документы.

– Это всё? – с каким-то даже затаённым желанием, чтобы я ответил ему «нет», спросил у меня старый маг.

И я его не подвёл:

– Вот ещё, – и выставил перед ним и его внучкой последнюю коробочку.

В ней лежали голубоватые кристаллы, которые я нашёл в подземелье со скелетами в тайнике.

– Это же инфокристаллы древних! – воскликнула Гела, поражённо глядя на мои находки.

– Точно, – согласился дед, – и если хотя бы на одном из них есть структура плетения древних, то ты озолотишься, в противном случае за всё тебе заплатят просто как за идеальную заготовку под артефакты. Порядка десяти тысяч. – Маг посмотрел на меня. – Ты их проверял?

– Нет, – честно признался я.

Я в принципе не знал, что это такое и с какой стороны к ним следовало подступиться.

– Правильно, – закивал Кеар, – иначе можно нарушить самое ценное – плетения, содержащиеся в кристалле. – И дед благоговейно сложил всё обратно в коробочку. – Тут без лаборатории не обойтись, – пробормотал маг себе под нос. – И восторженными глазами посмотрел на меня. Потом собрался и сказал: – Если тут будут пустышки, то рекомендую их не продавать, а оставить для себя. Это самая лучшая материальная заготовка под будущие амулеты. И тебе, как магу-артефактору, такие заготовки необходимы.

– Спасибо, я это учту.

Дед ещё надавал мне несколько советов. Заодно я узнал у него, в какой банк лучше всего отнести свои деньги, чтобы сохранить там их на время. Он порекомендовал банк, принадлежащий гномам из клана Драконьих гор. Вроде я даже видел его.

Пока мы разговаривали, вернулся искатель и привёл с собой своего друга. Тот без разговоров выложил за все останки скелетов три триста, да ещё предложил в случае появления у меня такого товара сразу идти к нему. Я согласился.

На этом мы и распрощались. Дед со своей внучкой и её женихом остались в здании архива, продолжая дальше возиться с артефактами, я же потопал в административный корпус. Чтобы получить свои деньги.

Банк «Железный дракон», принадлежащий клану гномов из Драконьих гор
Час спустя

– Добрый день, – услышал я молодой девичий голос. – Чем можем вам помочь?

Повернувшись, увидел миниатюрную девушку, совершенно не похожую на тех гномов, что попали к нам в группу.

– Простите, – даже немного растерялся я, – я бы хотел открыть счёт, ну, или что делают в этом случае, и положить на сохранение сюда свои деньги.

– Прошу вас. – И девушка проводила меня в небольшой отдельный кабинетик. – Подождите минуточку, сейчас я вернусь и принесу всё необходимое. А также расскажу вам о наших условиях, о гарантиях, что мы даём, а также о нашей сети банков как в империи, так и за её пределами. – И она быстро вышла в общий холл.

Не знаю, то ли она действительно была рада моему приходу, то ли это у неё такая искренняя профессиональная улыбка. Но приветливость девушки мне очень понравилась.


– Папа, – прибежала Дора в кабинет управляющего банком, – представляешь, у меня первый клиент. Можно я сама всё полностью ему оформлю? Там чел. Северянин. Хоть большого вклада он и не сделает, но мне же нужно набираться опыта!

– Да, конечно, – ответил ей, улыбаясь, степенный крупный гном, совсем не похожий на вбежавшую к нему девушку, – это же твой первый день. Не забывай наше главное правило: даже если клиент не слишком богат, это не значит, что мы не будем ему рады. Тем более нельзя судить о гноме по его одежде.

– Спасибо, папочка! – Быстро чмокнув отца в щёку, девушка забежала в соседний кабинет за необходимыми бумагами.

Посмотрев на стопку магических чековых книжек, она сначала взяла простую. Но потом, подумав, положила в общую папку ещё две: одну для жителей империи среднего достатка и «Золотую чековую книжку», для особых клиентов. Хотя, как девушка знала, таких клиентов в их банке было всего порядка семидесяти. Слишком большую сумму требовалось внести для её получения. Но коль отец сказал следовать всем процедурам, то и её она обязана захватить.

– Простите за ожидание, – извинилась девушка, вернувшись в комнату, где сидел на одном из диванчиков северянин. – Я собрала все бумаги. – И только сейчас более внимательно посмотрела на светловолосого парня.

«Так он маг, – заметила Дора небольшой значок на лацкане его простой куртки, – похоже, артефактор».

У самой девушки были не очень сильные способности к магии, поэтому отец посчитал нецелесообразным отправлять её в академию. Она закончила небольшую частную школу, где и сумела развить данные ей природой способности практически до своего максимума. А потом отец предложил ей поработать здесь, в банке, и параллельно изучать финансовое дело в местном университете, что Дору вполне устраивало. Ей нравилась и работа, правда, это всего лишь её первый день, и то, чему она училась. Ну а магом она никогда особо и не хотела стать, в отличие от многих. И её отец даже был рад этому. Как подозревала девушка, он целенаправленно готовил её на своё место главного финансиста в их клане. Однако, чтобы достичь этого, ей нужно очень постараться. И начинать придётся с её первого клиента.

Этого северянина, с интересом её разглядывающего. Этот взгляд смутил девушку. Она ещё не привыкла к нравам империи, более вольным, чем у них в королевстве. Но, собравшись, девушка села напротив молодого хумана и произнесла:

– Здравствуйте ещё раз, я ваш персональный менеджер. Дора.

– Приятно познакомиться, Дора. Меня зовут Степан. – Северянин искренне улыбнулся ей. Это девушка почувствовала сразу и, хотя подспудно собиралась держаться относительно официально со своим первым клиентом, невольно ответила на улыбку. – Вот… – усмехнулся этот необычный парень.

Дора вообще-то не помнила, что среди северян есть маги.

«Странно», – удивилась она, но додумать не успела.

– …так значительно лучше, – закончил Степан и указал на пачку листов, лежащих перед девушкой: – Ну а теперь я вас внимательно слушаю.


Девушка очень обстоятельно рассказала, какие услуги предоставляет их банк. Что гарантией надёжности банка служит как система защиты его хранилищ и чековых книжек, так и непосредственная ответственность одного из самых древних кланов королевства гномов.

Сеть филиалов банка была очень велика, и, по сути, положив свои деньги в этом отделении, я мог ими пользоваться в любом другом филиале. А их порядка нескольких сотен как в самой империи, княжестве эльфов, королевствах северян и гномов, так и в Ирийском царстве. Филиалы есть во всех крупных городах.

На этом Дора закончила общий экскурс и начала расписывать услуги, предлагаемые банком. Фактически тут ничего нового, отличного от услуг, предлагаемых и в нашей банковской системе. Те же кредиты, вклады, только банковские карточки были заменены на чековые книжки.

Были лишь некоторые отличия по сумме вкладов. Чем выше сумма, тем выше набегающий процент. Но и тут я, когда услышал те небольшие цифры в «пять или даже шесть» процентов, которые мне с расширившимися глазами предлагала девушка, то чуть не рассмеялся. Однако, подумав об относительной стабильности местной валюты и, как я понял, практическом отсутствии искусственно вызванной инфляции, решил, что этот процент очень даже неплох. У нас доллар в банки можно было положить под гораздо меньший процент. Не говоря уж о драгметаллах. Правда, никогда не имел с ними дела.

Поэтому последнее предложение девушки меня заинтересовало, и я уточнил условия.

– О, тут всё просто. Счёт пополняемый, со свободным снятием и закрытием. Процент пересчитывается ежедневно, это тоже одно из преимуществ нашего банка. Но минимальная сумма при открытии такого счёта должна быть не меньше тысячи золотых, – с грустью поглядела на меня девушка. – При открытии счетов на меньшую сумму мы предлагаем немного другие условия. – И она хотела продолжить, но я её остановил.

– Не стоит, – сказал я, – мне подходит.

Дора радостно закивала и достала серебристую книжечку.

Я заметил, что у неё есть ещё две. Белая и желтоватая.

– А те две? – из интереса спросил я.

– Первая, – и она показала на белую, – это для тех, кто открывает счета на сумму меньше тысячи золотых.

– А последняя?

– Это для очень богатых людей, – честно призналась девушка. – Чтобы её оформить, надо внести в банк сразу не меньше двадцати пяти тысяч золотых. И тогда с вами будут заключены индивидуальные условия обслуживания и закреплён персональный менеджер, который и будет вести ваши дела. Также за полтора процента от получаемого дохода мы можем оптимизировать ваши расходы или предложить долевое участие в финансовой деятельности нашей банковской сети. Но в этом случае сумма взноса должна быть ещё больше, и должен быть некий неснижаемый остаток, который оговаривается отдельно. – Заметив мой задумчивый и, видимо, со стороны кажущийся поплывшим взгляд, она быстро добавила: – Но при таком подходе и проценты, получаемые клиентом, значительно выше, и его деньги уже не просто лежат у нас, а приносят стабильную прибыль. Но, как я и говорила, для этого нужно быть очень состоятельным.

– И насколько велика должны быть эта сумма? – заинтересовался я.

– Не меньше пятидесяти тысяч золотых только неснижаемый остаток. Ну а всё, что выше, можно использовать на своё усмотрение. И уже через три года такой клиент с лихвой восполнит свою первоначально вложенную сумму.

– Хм, – пробормотал я, – интересная система. Чем-то напоминает инвестиционные паи.

– Один из её создателей – мой отец, – с гордостью произнесла Дора.

Я же обратил внимание на слова девушки по другой причине. Так получалось, что дочь того, кто, возможно, был создателем одной из финансовых основ этой банковской империи, сейчас сидит и общается со мной.

«Необычно, – подумал я. – В нашем мире она нежилась бы в роскоши и даже не думала спускаться на грешную землю, а тут работает простым менеджером в одном из филиалов банка, хоть он и находится в столице империи Парн».

И от этого доверие к этому банку у меня немного выросло.

– Спасибо за такие подробные разъяснения, – сказал я девушке. – Я вас понял и хотел бы заключить с вами этот самый контракт.

Видимо, Дора не поняла, о каком контракте я говорю.

Тогда я стал вытаскивать из своей напоясной сумки мешочки с золотыми. Ровно девяносто штук по тысяче золотых.

– Сколько здесь? – удивлённо спросила девушка.

– Девяносто тысяч, – ответил я. – Но это ещё не всё. Остальные я занесу вам не сегодня, если позволите.

Чуть больше тысячи я оставил себе на мелкие расходы, нужно и Дее что-нибудь прикупить, да и вообще может пригодиться.

Дора ошарашенно кивала в такт моим словам. Она была под впечатлением от происходящего.

– Простите, – наконец отошла от удивления девушка, – но мне придётся вызвать главного управляющего.

– Да без проблем, я подожду.


– Папа, – Дора опять вбежала в кабинет к своему отцу, – идём! Там, это, – растерянность и изумление не давали девушке собраться, – там особый клиент, – наконец на одном дыхании выпалила она.

Гном сначала не понял, о чём говорит дочь. На сегодня никто из привилегированных клиентов не назначал с ним встреч. И только потом до него дошёл смысл фраз Доры.

– Так почему ты не пригласила его сюда? – удивлённо спросил он.

– Ой, забыла! – совершенно как в детстве, расстроилась девушка. – Когда он стал вытаскивать кошельки с золотом и выкладывать их на стол, я совсем растерялась и думала только о том, что этим делом нужно заниматься именно тебе. Поэтому я и побежала сразу, чтобы позвать тебя, как только это стало возможным.

– А клиент? – поднимаясь из-за стола, спросил гном.

– Ждёт в кабинете, – пожала печами девушка.

– Ты хоть двери закрыла, когда выбегала? – насторожился отец.

В последние полгода было несколько случаев нападений на клиентов их банка, и гном подозревал, что руку к этому приложили ирийцы и их вечные соперники кобольды.

Девушка задумалась.

– Не помню, – призналась она.

А девушка второпях действительно забыла закрыть дверь небольшого кабинетика, в котором оставила северянина. Но тот, кто заметил это, больше обратил внимание не на одинокую фигуру, а на расставленные на столе мешочки с деньгами и на чековую книжку, которую вертел в руках молодой северянин.


– Долго они, – пробормотал Херан, поджидая молодого белобрысого парня у входа в банк.

Ирийский шпион уже давно обосновался в столице империи, выполняя поручения своего царя. Основной его задачей было подорвать доверие к империи её союзников, и потому Херан всячески старался способствовать этому. Он организовывал нападения на посольские кортежи и караваны. Спонсировал разбойников. И вот сейчас взялся за банки гномов.

Гномы были давними союзниками империи Ларгот и основными финансовыми партнёрами её. А потому первоочередной его целью стало дискредитировать одну из крупнейших банковских сетей гномов в империи. Херан для этого заключил договор с одним не слишком чистым на руку владельцем другого банка и теперь пытался силовыми методами подорвать доверие к предприятию гномов. И вот сегодня он был опять здесь, подбирая себе очередную жертву.

И тут такая удача в лице этого северянина! Если гномы из Драконьих гор не смогут организовать защиту одного из их привилегированных клиентов, то это значительно пошатнёт их позиции в финансовой сфере. А уж он и его хозяева постараются раструбить об этом на весь мир.

Он прекрасно запомнил и самого северянина, и сколько кошельков лежало перед ним. И хорошо слышал из соседнего кабинетика, где делал вид, что проверяет содержимое своего сейфа, последнюю фразу парня, что он собирался принести ещё. И коль сейчас у него не всё, значит, деньги спрятаны где-то в городе. И Херан не упустит своего шанса.

«Дополнительные золотые мне не помешают», – усмехнулся он.

Он уже послал своего чела за подмогой. Жаль, они не узнали о таком недоумке раньше. Херан даже в мыслях не мог представить, кто может свободно разгуливать по городу с такими деньгами и не задумываться об охране. Шпион даже был готов пойти на открытое боестолкновение на территории города, лишь бы успеть перехватить такой лакомый куш до прихода этого тупого чела в банк. А поэтому следовало подготовиться. И ему нужны были люди.

«А ещё нужен маг», – решил бандит.

И он знал, к кому следует обратиться.


– Гроб, – обратился Херан к хмурому отрешённому старику в тёмном балахоне и с накинутым на голову капюшоном, – работаем по стандартной схеме. Ты организуешь засаду и вырубаешь нашу цель, мы доделываем всё остальное. Двести золотых и тело тебе.

Раздалось что-то подобное шипению, которое являлось произносимыми, но совершенно бесчувственными, бесцветными фразами. Создавалось такое впечатление, что говорил череп, обтянутый тонкой сухой пергаментной кожей.

– Триста, тело и все магические артефакты и амулеты.

– Согласен. – Херану просто ничего не оставалось.

Это был лучший из тех, кого он знал. А в этот раз они не должны были ошибиться и упустить свой шанс.

– Идём. – Маг поднялся из-за стола.

И опять ощущение, что двигается какой-то скелет или скелетон.

– Он минут десять назад направился в сторону рыночной площади, – сообщил шпион, – мои люди его ведут. Ходит, глазеет. Деревенщина. Нет бы запереться у себя дома. Так гулять ему вздумалось. На красоты города взглянуть захотел. Теперь увидит столицу во всей красе.

Херан говорил, но понимал, что собеседнику абсолютно неинтересны его слова. Он с ним лишь из-за денег и обещанного тела. Ему нужна жизнь. Люди Херана часто доставляли Гробу пленников. Что с ними случалось потом, шпион знать не хотел. Однако никого из них никто потом не видел и никогда больше о нём не слышал.

Они прошли до конца улицы и вышли почти к городской стене, но тут Херан увидел одного из своих и резко свернул в его сторону. Маг последовал за ним.

– Командир, – сказал подчинённый шпиона, – он там, – и указал на здание. – Не знаю, чего ему там понадобилось, но это какие-то заброшенные халупы. Я видел, на рынке он что-то спрашивал у местных попрошаек и воришек. А потом сразу направился сюда.

«Тут у него тайник, – догадался шпион. – Ведь должен же был он где-то хранить свои деньги, коль не притащил с собой всё. Вероятно, в его магическую сумку всё просто не влезло. А значит, есть шанс, что здесь у него хранится большая часть денег. Только вот зачем ему попрошайки? Или они должны контролировать улицу, чтобы никто сюда не совался? А ведь логично получается. – Херан сам для себя уже придумал всю историю. – Что самое главное, этот тупой хуман выбрал идеальный для них район и место».

– Начали, – отдал он приказ своим людям, которые уже плотным кольцом окружили здание. И сейчас они войдут внутрь.

«Странно, почему нет сигнала от Гроба», – подумал Херан.

Какой-то шорох, раздавшийся чуть правее его, отвлёк шпиона от мыслей, и он сделал осторожный шажок, проникая в заброшенное здание.

«Да где же сигнал мага?» – начал беспокоиться шпион.

А в следующее мгновение позади него возникла смазанная тень и, резко стукнув его по затылку, произнесла:

– Этот вроде у них за главного.

После чего, присев на корточки, связала лежащее на полу тело. И ещё через мгновение растворилась в полумраке дома. Были ещё те, с кем требовалось встретиться.

Шпион не учёл, что это здание очень удобно не только для них.


Слежку я заметил, как только вышел из банка. Даже не так. Ещё в банке почувствовал повышенный интерес к своей персоне со стороны одного типа. И сейчас именно он, стараясь остаться незамеченным, крался за мной.

Потом к нему присоединилось ещё несколько человек. Через несколько минут первый куда-то исчез, но его место занял целый отряд, который двигался от меня на достаточном удалении, но при этом не упуская из вида.

Я задался вопросом, что они от меня хотят, ведь понятно, что денег у меня сейчас нет, а судя по тому, что мне рассказали о выданной в банке магической чековой книжке, воспользоваться ею, кроме меня, никто не сможет. Значит, им нужно что-то другое. Но ничего другого, кроме моей жизни, у меня нет. А отдавать её я никому не собираюсь.

Следов, явно ведущих ко мне, кроме последнего моего спектакля в академии, нет. Да и эти господа не тянут на магов. Слишком слабые ауры. Правда, может быть, тот, кого я заметил в банке, слышал мой разговор с Дорой, и тогда ему нужно нечто ещё, кроме моей жизни. Но сути это не меняет. В любом случае охотятся они именно на меня. Это я проверил, специально пройдя через рынок. В такой толпе если специально не следить за человеком, то невозможно двигаться с ним строго в одном и том же направлении. И это какой-то наёмный отряд, в котором, возможно, есть маг или даже несколько одарённых персон.

«Так, а это ещё что?» – резко опускаю руку.

Эту ауру я заметил давно. Привлекла она меня, первое, своей яркостью, а второе, тем, что тоже следовала за мной. Но вот поймать мага-воришку, пытающегося шарить у меня на поясе, прямо за руку я как-то не ожидал.

Посмотрев в испуганное детское лицо, понял, что этому чуду до полноценного мага, как мне до дома. То есть очень и очень далеко. Но по таланту этот ребёнок уже сейчас не уступал той же Дее.

План, вернее, даже два родились у меня мгновенно. Должны сработать. Первым делом позаботимся о преследователях.

– Так, не ори, выходим с рынка, – спокойно говорю я в испуганное лицо, – я тебя отпущу, но, если хочешь заработать честно, дам десять золотых, но только по завершении дела. Если согласен, то пойдёшь за мной.

Мальчишка лет одиннадцати удивлённо посмотрел на меня. Но потом медленно кивнул.

Я отпустил его. Он сначала рванул в сторону, но, заметив моё совершенно спокойное лицо и взгляд, наблюдающий за ним, остановился.

– Идём к ближайшему выходу с рынка, – сказал я и направился в нужную сторону.

По ауре вижу, что мальчишка хоть и осторожно, но двигается следом за мной.

Через пять минут

Серк не понимал, что произошло, но какой-то северянин, выглядящий абсолютным простофилей, поймал его, одного из лучших карманников, прямо за руку. И теперь хочет предложить какую-то работу, да ещё и назвал нереальную сумму в десять золотых.

Он медленно брёл за этим странным незнакомцем.

Вот они на краю площади.

Северянин резко завернул в какой-то проулок, Серк последовал за ним.

А тот остановился тут и смотрит прямо на него.

– Молодец, – говорит этот относительно молодой парень, хотя поначалу Серк подумал, что этот чел значительно старше, – рад, что ты послушался меня. А теперь быстро. Мне нужен удалённый от центра, большой заброшенный дом в безлюдном месте. Запомни, безлюдном. Это означает, что людей там не должно быть, включая и тебя.

Серк долго молчал.

– Есть один такой, – наконец вспомнил он какой-то старый склад.

– Рассказывай, как до него добраться?

Серк подробно объяснил. Даже сам не понял почему, но этому северянину он поверил.

– Хорошо, – ответил тот, – жди меня через полтора часа у входа в Магическую академию.

– А вы и правда придёте? – В нём опять проснулся уличный беспризорник, привыкший доверять только себе.

– Если буду жив, то да, – пожал плечами незнакомец и вышел из переулка.

Серк хотел последовать за ним, но вспомнил слова этого странного чела. Никого не должно быть. И вместо того чтобы вернуться обратно на площадь, он пошёл к той единственной улице, которая вела отсюда в нужный забытый район. Он постарается, чтобы там никого постороннего не было, кроме тех, кто должен туда попасть. А в том, что такие есть, он не сомневался.

Только что вслед за северянином прошли семеро. А буквально через несколько минут ещё двое. И одного из них Серк прекрасно знал.

Это был некромант Гроб, который скупал детей у нищих и разных пьяниц. Что он делал с ними, никто не знал и никогда не спрашивал, но этих детей больше не видели.

«Если буду жив, то да», – вспомнил Серк последние слова северянина. И впервые за свою короткую жизнь пожелал удачи кому-то, кроме себя самого. И сделал это не для того, чтобы получить обещанные десять золотых. Просто хотел, чтобы этот непонятный северянин жил.


Место мне подсказал мальчишка идеальное.

Хоть здание и выглядит заброшенным и полуразрушенным, но проникнуть внутрь можно только через дверь и окно в задней стене.

Так, у задней стены сгребаю мусор к окну. Нужен шум, когда они полезут здесь.

Теперь проверяю обзор. Ничего не видно, а главное, не контролирую улицу, где наверняка останутся маги. О магах уверен потому, что знаю: взять меня захотят живым. Им нужны, скорее всего, мои деньги. А мёртвые не говорят. Если увижу того, главного, значит, так и есть.

Оглядываюсь.

О, лестница, ведущая наверх. Вот со второго этажа прекрасный обзор.

Что ещё?

Маг или маги? Нужно дальнобойное оружие, и оно у меня есть, правда, пользоваться им до сих пор не приходилось.

Достаю арбалет и болты к нему.

Как-то до этого не рассматривал его. Оказалось, удобная штука. Хотя и достаточно громоздкая. Можно зарядить в кассету четыре толстых стрелы и рукой при стрельбе просто оттягивать тетиву, а стрелы будут подаваться пружинным механизмом. Неплохо, в общем-то.

«Ну, и где мои преследователи?»

Ага. Вижу. Стоят у подхода к зданию, на повороте. Не нападают. Кого-то ждут.

Я приготовил ножи. Меч за спиной. Хотя и ему тут есть простор, где разгуляться. Но действовать буду по обстоятельствам.

Что ещё интересного могу сделать?

Взгляд непроизвольно наткнулся на лежащие в кассете болты. И тут мне в голову пришла интересная идея. Всё равно ведь хотел поэкспериментировать.

Так. Наношу ножом на все болты простую руну усиления, а рядом такую же простую руну поглощения энергии. Кажется, идиотизм. Ведь в них нет энергии, и взяться ей неоткуда. Но вспомним, что даже воздух создаёт эффект трения. А трение – это выделение энергии. Вот и посмотрим, получится ли у меня хоть что-то.

Вижу, подошли основные действующие лица.

«Хм, – глядя на ауру мага, удивлённо подумал я, – знакомый отпечаток».

Этот неизвестный очень напомнил мне встреченного лича, как его назвал друг Гелы, искатель. Если он так же силён, как и тот, могу не справиться, придётся всех сразу кончать.

Бандиты пошли в наступление.

Жду. Они должны оказаться около дома или войти в него. Темнота мне не помеха, я-то вижу их ауры.

Всё. Пора. Маг активирует какое-то плетение. Но и я не сижу просто так. Мысленно начинаю стирать пару известных мне рун в его энергетическом поле, и заклинание распадается.

Маг поднимает глаза в мою сторону. Но слишком поздно. Нужно было сразу жахнуть чем-нибудь серьёзным. А сейчас в его сторону уже летит один из болтов с нанесёнными на него рунами.

«Ну ни черта себе я создал артефактик! – восхитился я. – Хотя, возможно, они уже были кем-то придуманы, но я-то делал такое впервые! И даже магией не пользовался. Всё за меня сделали законы физики и простая логика. Ну что ж, девочки, ещё повоюем!» – мысленно усмехнулся я, вспомнив, что мне предстоит послезавтра.

Тело мага проткнуло и прилепило к стене рядом стоящего здания. Но этот упырь ещё шевелился.

Вспоминаю о головах скелетов, и следующая стрела летит именно в голову.

Вот теперь тело и правда успокоилось. Больше в нём нет ни энергии, ни жизни. Хотя последней, как я вижу, в нём и так уже не было.

А теперь не дать разбежаться тараканам. И ещё две стрелы находят свои цели.

Убираю арбалет обратно в сумку. Ножи в руки.

Внизу меня ждут семь бандитов, один из которых мне нужен живым. Тут удобное место, чтобы поговорить с ним.


Через десять минут всё было закончено. Стаскиваю все тела внутрь. Труп скелета в человечьем обличье со стены снимать не стал. Только обыскал его и забрал деньги и амулеты.

Остался главный. Скользкий тип, и такое ощущение, что его так просто не запугать. Придётся включить в себе отморозка и зверя.

* * *

– Вставай, тварь. – Херана кто-то пинает в голову, потом следует удар в живот.

Каждый новый удар вызывает вспышку боли, которая не даёт свалиться в такое желанное беспамятство.

– Урод, я так могу хоть всю ночь! – кто-то рычит над его ухом.

И новая порция ударов.

Шпиону нужна хоть небольшая передышка, чтобы собраться с мыслями и заставить своё тело слушаться. Этот прессинг сбивает всё. Ему нужно время.

– Но вы ничего так и не спросили, – чуть не плача, сипит он. Сопли, слёзы и кровавая юшка залили его лицо.

– Да? – Несколько мгновений тишины. Херан только начал собираться с духом, как последовала новая порция ударов. – Так о чём же я хотел спросить?

Теперь бьют планомерно, будто стараясь так заставить себя вспомнить.

Только тут шпион понял, что попал в руки к самому плохому противнику и палачу. Ему не интересны вопросы и ответы на них. Ему доставляет удовольствие сам процесс. Он даже не собирается ничего спрашивать. Вот крошатся пальцы на его раздавленной руке. Вот он чувствует, как ему ломают колено и чуть ли не с мясом выбивают-вырывают коленную чашечку.

«Где вопросы? – мечется в его голове. Он уже ревёт, не скрывая своего страха и бессилия. Это дикарь, зверь. Ему ничего не нужно, его ничего не интересует. Он видел его взгляд. – Почему он выбрал именно меня?» – Вот единственный правильный вопрос в его голове, но он мгновенно о нём забывает под новой волной боли.

– О, чуть не забыл, – вдруг раздаётся довольный голос, в котором так и чувствуется желание того, чтобы Херан ничего ему не рассказывал. – Где тайник, как его найти, что там лежит, какие ловушки?

Ириец не успел даже рта раскрыть, как его снова начинают избивать. И тут он видит, как этот псих достаёт нож.

– Ну, ты, там, будешь отвечать? Я же жду. – И раздаётся гогот. А потом садист медленно и с наслаждением отрезает ему нос. – Слишком он у тебя торчит, – комментирует он свои действия.

И шпион, даже не осознавая этого, начинает говорить и про первый тайник, и про второй, и как их найти, и как они охраняются, он спешит рассказать всё. Надежды у него нет. Ему нужно просто, чтобы этот садист убрался отсюда. Он говорит и о тех тайниках, информация о которых попала в руки к нему случайно. Нескончаемый поток слов. В конце Херан захлебнулся плачем, но всё ещё продолжил говорить, даже не понимая о чём.

Вдруг прозвучал совершенно спокойный и ровный голос, абсолютно не похожий на то неуравновешенное рычание психа и садиста, которое он слышал несколько мгновений назад:

– Так, говоришь, Ирия. Спасибо.

Контраст настолько силён, что это выбивает из колеи ещё больше. И шпион понимает, что это не они были охотниками, настоящий и единственный охотник сейчас наклонился над ним и резко воткнул свой кинжал в его шею, перерубая позвонки.


С напавшими на меня после допроса их главаря стало всё более-менее ясно. Я – случайная жертва, подвернувшаяся под руку. Я был не первый и был бы не последний.

А вот с магом непонятно. Похоже, этот некромант, судя по путаным объяснениям главаря, проводил ещё и жертвоприношения. Человеческие жертвоприношения. То-то от него так тянуло мертвечиной и тухлятиной.

Действовал же этот шпион против империи. Он сдал нескольких своих собратьев, которые работали на территории империи, а также достаточно много местных мелкопоместных князьков, возомнивших себя императорами. Но главное, сдал свои тайники. Куда я и направился.

Они были в двух разных местах, но относительно недалеко друг от друга. И уже через сорок минут у меня было дополнительно двадцать тысяч золотых и полно оружия, чтобы вооружить им маленькую армию.

Переложив всё это в свою безразмерную сумку, я двинулся в академию.

А потом мне предстоит навестить лордов Сейистов, которых тоже упомянул шпион. И он даже сказал, кто организовал те два покушения на Лейлу, от которых я её уберег.

Полезный, в общем, у нас получился разговор.


Подхожу к зданию академии.

«Хм. Пришёл всё-таки», – увидел я мальчонку и махнул ему рукой, немного отходя в сторону.

Когда он подошёл ко мне, я сказал:

– Идём, я тут видел небольшой трактир, поешь и заодно поговорим. Там же получишь свои деньги. Только не свети их сильно, а то есть у меня такое подозрение, что ты даже не доберёшься до своей ночлежки, ну или где ты там ночуешь.

Трактир оказался неплох. Не слишком большой, но уютный и недорогой, в нём же можно было снять комнату, недостатка в них сейчас, после завершения приёма, не было.

– Тебя как звать? – спросил я у парня.

– Серк, – глядя на меня исподлобья, ответил он.

– Как я понимаю, сирота, родственников нет, живёшь на улице, хотя вроде тут за это гоняют, и нещадно?

Серк лишь пожал плечами.

– Ладно, это сейчас не так важно. Получи. – И пододвинул к нему небольшой кошелёк. – Можешь не пересчитывать, там ровно столько, сколько я обещал.

Парень молча кивнул и убрал кошель за отворот своей штопаной-перештопаной и от этого ещё более просвечивающей рубахи и начал выбираться из-за стола.

– Сядь, – попросил я, – я ещё не договорил. – И посмотрел ему в глаза. – В моём имении когда-нибудь понадобится хороший маг, – глядя на парня, сказал я. – Я готов оплатить твоё обучение в магическом интернате, – буквально сегодня узнал, что тут и такие есть, – и потом если ты попадёшь в академию, то и там. Но ты должен будешь стать нормальным, стоящим хуманом, а не тем отребьем, каким являешься сейчас. – Я практически слово в слово повторил ту фразу Петровича, которой он первый раз встретил меня. Только переиначил её на несколько иной лад, более подходящий под местные условия.

Жёстко, очень сильно ранит, но если он сможет подняться, то с выбранного пути уже не свернёт. Главное, дать тот нужный пинок, который и направит полёт ёжика, превращая его в птицу.

Мальчишка удивлённо смотрел на меня.

– Придёшь сюда завтра вечером в семь. Если, конечно, ты согласен. Должен быть вымыт, нормально одет и обут. Деньги на это у тебя теперь есть. Можешь переночевать здесь и нормально поесть. Думай. Но помни. Мне нужен чел умный и обстоятельный, а не мелкий клоп с гнилой душой, заботящийся только о себе.

Я поднялся из-за стола и ушёл в академию, ощущая на своей спине ошарашенный и неверящий взгляд мальчика, которому только что предложили совершенно иной путь и, возможно, другую жизнь.

Ну а мне нужно подготовиться к ночной вылазке.


«Кто он? – Серк не понимал, что это за чел и чего он от него хочет. – Почему?»

И тут он удивлённо посмотрел на свою правую руку.

Когда-то давно, когда он был ещё совсем маленьким, его мама, а она единственная, кого он помнил среди того кошмара рабства, из которого сумел сбежать, говорила, что у неё когда-то был младший брат. Ещё до того, как её захватили ирийцы. Но утверждала, что он погиб.

Так вот. У него на правой руке было необычное родимое пятно. И Серк его только что увидел.

Мальчик закатал рукав и взглянул на другое, точно такое же.

«Неужели? – И поражённо посмотрел на закрывшуюся за северянином дверь. – Но он же мёртв?» – сам у себя спросил он.

И вспомнил другую историю матери. Она всегда говорила, что если кто-то и сможет выбраться из подземелий преисподней, то только её брат. Ведь он живучий, словно старх.

«Интересно, а как зовут этого северянина?» – задался вопросом мальчик.

Глава 14 Планета Ареана. Империя Ларгот. Столица Парн. Внутренний город. Академия магии

Особняк Сейистов
Вечер. Ночь

«Ну вот я на месте, и что?»

Передо мной знакомые кусты, позади знакомая стена, а перед глазами уже надоевший особняк. Моя цель.

Сижу и жду. Но, как назло, никто не входит и не выходит. Само здание накрыто какой-то защитой. Я уже пробовал её сломать, но у меня ничего не вышло. Вернее, немного не так, артефакт хоть и подобрал нужную руну, и она даже отключила магическую защиту или сигнализацию этого дома, но практически мгновенно та опять моргнула и восстановилась. Хорошо, что я решил немного подождать и не поторопился в неё пролезть, а то не знаю, что бы она со мной сделала, но точно ничего хорошего. Видимо, откуда-то из самого особняка её и контролировали.

«Ключик-то у меня не от всех дверей», – грустно констатировал я, вспоминая артефакт. Теперь, в случае чего, он мне не нужен. Руну-то я смогу воспроизвести и так.

Сейчас же мне нужно было понять, как отключают эту самую защиту снаружи. Ну, или, в крайнем случае, как кто-то вообще входит в здание. Поэтому сидел и ждал.

Уже прошло больше часа. Начало темнеть. Хорошо, что я решил прийти сюда заранее и изучить обстановку. А то какой бы сюрприз ожидал меня ночью?

«О, кто-то идёт!» – обрадовался я.

Со стороны особняка вышло четверо воинов.

«Блин. Защита отключается изнутри здания», – заметил я канал, протянувшийся к ней из окна с верхнего этажа, и, как только четвёрка бойцов покинула пределы особняка, канал оборвался и магическое поле восстановило свою плотность.

Скорее всего, это даже какой-то тип энергии, теперь-то я в этом уверен, особенно после моих суперболтов для арбалета, а руны – это простые преобразователи и потребители. Мы в своём мире работали с энергией одним образом, тут же умудрились найти такие закономерности, которые позволяют работать с ней совершенно другим способом. Это наталкивало на очень большое количество идей и гипотез. Не знаю, возможно, мои домыслы уже давно здесь реализованы и доказаны или, наоборот, опровергнуты, но у меня об этом нет никаких сведений. Ну да ладно. Этим буду заниматься не сейчас, хотя свои знания можно уже начать применять. Правда, пока непонятно как.

Как раз в этот момент вновь обнаружил сияние приближающихся аур.

«Так, что-то быстро вернулась эта четвёрка», – заметил я возвращающихся людей. Хотя нет, их теперь больше. Пятеро. И идут не к самому зданию. А вот это уже интересно.

Следую на расстоянии за воинами, они сопровождают какого-то человека. Вернее, эльфа, во всяком случае, по ауре он очень похож на сородичей Селеи.

Прошли особняк. Свернули в небольшой проулок примерно в сотне метров от дома.

«Блин, не видно, что там у них происходит».

Но вижу, что фигуры на некоторое время замерли на месте. А потом резко двинулись в мою сторону. Я быстро метнулся к зданию и, даже не ожидая от себя такой прыти, заскочил на какой-то невысокий балкончик. Повезло ещё, что он не был защищён магическим полем, как особняк Сейистов.

«А где же мальчик? – Я тупо смотрел на проходящие подо мной ауры и при этом в совершенно пустом проулке. – Вроде и не под землёй идут. Это что, какой-то магический проход?»

Спускаюсь и, присмотревшись, замечаю небольшую энергетическую трубу, направленную со стороны этого самого проулка и идущую прямо к особняку. И труба эта проходит прямо сквозь другие здания. Вот почему я её не заметил. В проулок-то я не заглядывал, а она в открытую шла только здесь, а дальше уже сквозь дома и особняки знати.

«Удивительно, „до чего дошёл прогресс, до невиданных чудес”». – Промурлыкав себе под нос строчку из песенки, я пошёл к тому месту, где в проулке останавливались фигуры. Искать его не требовалось. Прямо в воздухе висела энергетическая поверхность и являющаяся магической дверью, ведущей в этот проход.

Магов, кроме эльфа, среди тех, кого я видел, не было. Значит, дверь открывается или магическим ключом, или этот ключ спрятан где-то здесь, в проулке. Но второй способ не надёжен. Получается, ключ в виде амулета был у одного из воинов.

Но у меня есть прекрасный его заменитель. Вытаскиваю артефакт и запускаю перебор символов.

Работа закончилась быстро. Артефакт руну нашёл почти мгновенно. И магическая дверь открылась.

А за ней я увидел обычный каменный туннель.

Крадучись вхожу в него. Закрываю за собой проход. Туннель впереди совершенно пуст.

Иду не долго. Та же сотня метров, что и снаружи.

На другом конце туннеля такая же магическая дверь, что и на входе. Логично сделать два ключа для повышения безопасности, но для пробы стараюсь открыть его той же руной, что и позволила мне попасть сюда. И вновь она подошла. Видимо, таких параноиков, как я, тут немного.

Осторожно выглядываю в коридор. Это какое-то подвальное или складское помещение. Скорее, склад.

Выскальзываю внутрь. И двигаюсь на звуки голосов.

Так. Я внутри, но действовать ещё рано. Возвращаться или спрятаться здесь?

Мой вопрос разрешился сам собой. Кто-то ещё направлялся сюда из магического туннеля. Странно, что мы друг друга не видели.

Прячусь за какими-то штабелями коробок.

Мгновение – и из туннеля выскальзывает тень. И ведёт она себя точно так же, как и я до этого. И эта тень является ещё одним эльфом.

«Что-то много вас тут на квадратный километр», – прищурился я, следя за действиями конкурента или коллеги, пока не знаю.

Тот тоже выглянул в коридор, но не вышел. А выпустил туда странного небольшого жучка. Не, реально жук, но при этом так и светящийся магией. Потом этот неизвестный, оглядевшись, залез на ящики с противоположной от меня стороны прохода. Я вижу, как тянется от него магический канал к жучку. И вот этот жук приблизился к какому-то кабинету, где находился второй эльф и ещё два человека, а потом пролез туда.

Эльф что-то прошептал, и от него к энергоканалу прицепилась очень необычная витиеватая руна.

Воспроизведя её в сознании, я будто своими глазами заглянул в ту комнату, где сейчас находится жучок. И кроме того, стал отлично слышать всё.

Кстати, находящийся в кабинете эльф, если он и был им, то каким-то стра