Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)/ Авторизованный сборник опубликованных статей (pdf)

Книга в формате pdf! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



Гуртовцев А.Л.
Избранные работы
по философии науки,
атеизма и религии
(2009-2019)

60 лет

2019

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

Гуртовцев А.Л.
Посвящаю моей любимой жене Фаине –
верному другу, критику и помощнику в житейских буднях

Избранные работы
по философии науки,
атеизма и религии
(2009-2019)
Исследование основ, истории и
сущности науки, научного атеизма и
религии. Анализ их влияния на
сознание и жизнь людей в прошлом,
настоящем и будущем
Минск

Интернет-издание
2019

2

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

3

Аннотация
Гуртовцев Аркадий Лазаревич. Избранные работы по философии науки, атеизма и
религии (2009-2019)/ Авторизованный сборник опубликованных статей. – Минск, Интернетиздание [Электронный ресурс], 2019. - 474 стр. А4 (1,7 млн зн.), 20 илл.
Данная монография, оформленная в виде авторизованного сборника ранее уже
опубликованных автором в печати или в электронных библиотеках интернета отдельных статей
(треть из них опубликована в книге автора “Думать или верить? Ода человеческой
ослиности/Философия реального мира, или новые философские очерки о многовековых
общечеловеческих заблуждениях, глупостях и преступлениях против разума и жизни” – Минск, УП
“Энциклопедикс”, 2015. – 420 с., ISBN 978-985-7090-64-8), посвящена анализу сути науки, атеизма и
религии и их взаимоотношениям как мировоззренческих систем в сознании индивидуумов и
человечества в целом на протяжении всей его истории.
Представленные работы автора, как профессионального ученого, обобщают его свободный,
независимый, исследовательский, сугубо личный (без соавторов, консультантов, руководителей,
рецензентов и цензоров), 10-летний ежедневный труд по осмыслению эволюции человеческого
сознания и мышления, начиная с его первых, древних, примитивных представлений о себе и мире и
завершая современным научным мышлением и развитой системой научных знаний, позволяющих
человеческому сообществу преобразовывать и дополнять реальный мир в собственных интересах.
Источником для рассуждений и философских обобщений автора стали как проведенный им
тщательный критический анализ трудов многочисленных мыслителей и философов прошлого (там,
где это необходимо, даны соответствующие библиографические ссылки), так и личный опыт,
накопленный автором в процессе почти полувековой плодотворной научно-технической,
теоретической и практической деятельности (этот опыт отражен, в частности, в монографии
автора “Избранные работы по АСКУЭ (1981-2009)”, 2018).
Настоящий труд существенно отличается от многих традиционных в прошлом работ по
философии науки, атеизма или религии, которые чаще всего ориентировались (в силу различных
личных зависимостей их авторов) на поддержку господствующей в обществе идеологии, будь это
социалистическая, коммунистическая, капиталистическая, феодальная, имперская, фашистская,
теократическая или иная их форма. Автор преодолел личные страхи и идеологические зависимости,
что позволило ему стать свободным, независимым, объективным и ответственным в своих далеко
идущих оценках и выводах. Их основой стал научный метод познания и система научных знаний,
которые, вопреки известному в прошлом одиозному “принципу партийности”, находятся вне любых
идеологий, партий и классов (настоящая наука едина - нет “буржуазной” или “социалистической”
науки, ибо общественные формации и идеологии меняются, а истинная наука остается). Вместе с
тем, плоды науки, как и любые другие материальные и духовные ресурсы и ценности, являются в
человеческом обществе предметом ожесточенной борьбы за их присвоение, использование и целевую
интепретацию в сугубо частных, корыстных или властных, в том числе и идеологических интересах.
При написании данных работ автор пытался сделать их максимально компактными по
объему, емкими и точными по содержанию, достоверными по фактам и цифрам, доходчивыми по
словам и смыслу. Главные принципы, которые он стремился реализовать в процессе своего
исследования, - это системность, логичность, историчность, разносторонность, глубина и
максимальная объективность. Читателям судить о том, достигнуты ли эти цели. Книга предназначена
для руководителей учреждений культуры, образования и науки различных уровней,
профессиональных философов и богословов, студентов колледжей и вузов соответствующей
направленности, а также для всех критически мыслящих людей, стремящихся самостоятельно
разобраться в том сложном мире, который им удалось посетить в краткий миг своего бытия.
Ключевые слова: материя, вещество, поле, движение, пространство, время, материальный мир,
действительность, реальность, бытие, сознание, мышление, отражение, воображение, фантазия,
геоцентризм, антропоцентризм, гелиоцентризм, полицентризм, материализм, диалектика, реализм, наука,
атеизм, идеализм, догматизм, дух, мистика, мифология, религия, бог, священное писание, христианство,
ислам, иудаизм, буддизм, индуизм, зороастризм, философские категории, объем и содержание понятий,
философия реального мира, философия науки, философия атеизма, философия религии.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ ................................................................................6
1. Философия науки, или краткое введение в научный метод
познания и систему научных знаний (Что дала и чего не
смогла дать наука человеческому обществу, или научные
знания против заблуждений и иллюзий массового
религиозного сознания) ........................................................................12
2. Научные основы бытия человека (Краткий научно-популярный
очерк фило- и онтогенеза человека) ...................................................26
3. Сказка о Никто по фамилии Ничто (Тысячелетние споры:
существует Бог или нет? Методы доказательства.
Об отсутствии научных и несостоятельности философских
и теологических доказательств бытия Бога)...................................47
4. Разум против религии (Основы философии реального мира, или
материализм против идеализма) .........................................................73
5. Зачем государству религия? (Борьба атеизма с религией за
господство в сознании человека и общества) ...................................115
6. Глупость в законе, или растоптанный разум (Российский
закон о защите чувств верующих и ...богов – закон “с душком”,
которому 2,5 тысячи лет) ...................................................................142
7. Уроки Шарли, или религиозные угрозы жизни, свободе
и демократии (Прямые ответы на “неудобные” вопросы) ............154
8. Апология Вселенского Осла (Философская сатира на
небесные откровения “высших сил”, “сотворивших” Вселенную
и человека) ..............................................................................................182
9. Идея геоцентризма, или история величайшего заблуждения
человечества (Развитие представлений о структуре
мироздания с древнейших времен до Птолемея с его
геоцентрической моделью мира) ..........................................................192
10. Идея гелиоцентризма, или история преодоления
величайшего заблуждения человечества
(Развитие представлений о структуре мироздания

4

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

от негеоцентрических систем античности до Коперника
с его гелиоцентрической моделью мира и Кеплера с его
3-мя законами движения планет) .....................................................223
11. Смертью смерть поправ (Жизнь, идеи и смерть
Джордано Бруно. К 415-летию со дня казни) .....................................258
12. Гипатия, или растерзанная муза (К 1600- летию
казни от рук фанатиков-христиан) ..................................................302
13. Мой Омар Хайям (Антирелигиозные и антиклерикальные
мотивы в творчестве поэта-ученого) ...............................................350
14. Избранное из дискуссий с верующими (Дискуссии с
учеными-верующими в печати и из личной переписки автора) .........366
ПРИЛОЖЕНИЯ ........................................................................................404
1. Мифология и религия: эволюция представлений
о мире и человеке ...........................................................................405
2. Корни мифотворчества (Мифологическое отражение
природы и звездного неба в сознании древнего человека.
Анимализм) ..........................................................................................451
3. О богах Древнего Египта (Пережитки тотемизма
в пантеоне древнеегипетских богов) ..............................................459
4. Об астрономии древних цивилизаций ........................................464
5. О культе астральных богов ...........................................................468
6. Фикции мифологического и реалии научного мышления ......471

5

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

6

ПРЕДИСЛОВИЕ
За 74 года существования Советской власти и Советского государства (1917-1991)
научной опорой государственной коммунистической идеологии, провозглашавшей для
человека светлого, коммунистического будущего утопический марксистский лозунг “От
каждого по способностям, каждому по потребностям” (какими бесконечными могут
быть эти “коммунистические”, “сверхчеловеческие” потребности, мы все теперь
прекрасно знаем на примере бывшей партийной элиты и нынешних олигархов, и недаром
предшествующая, социалистическая идеология заявляла более скромно: “От каждого по
его способностям, каждому – по его труду”), считалась марксистско-ленинская
философия в лице диалектического и исторического материализма, а также научный
атеизм, который идейно, смело
и напористо (достаточно вспомнить “Союз
воинствующих безбожников”, 1925-1947 гг., газету и журнал “Безбожник”, 1922-1941 гг.,
деятельность “Антирелигиозной комиссии” ЦК ВКПб, 1922-1928 гг. и др.) освобождал
сознание простого человека из-под власти мифического Бога, церкви и ее иерархов (“Поп да
бог, пока разум плох, а с ясным умом и без них проживем”, “Для попа темнота народа –
источник дохода”, “Попу да вору дай золотую гору”, ”Кому мертвец, а попу деньги в
ларец”, ”Без попа в нашу пору пошла жизнь в гору”,“Религия – яд, береги ребят” и т.п.),
передавая эту “духовную” власть в руки самого человека – уже не “божественной твари”, а
естественного творения природы, т.е. “природной твари”.
Большевистской властью над себе подобными “тварями” новые рабоче-крестьянские
правители распорядились так же, как и прежние, царские или керенские “божьи твари”:
“хотели как лучше, а получилось как всегда” (есть ли различие в том, какие “твари”
управляют государством и обществом, “божьи” или “природные”, царские, керенские,
большевистские, ленинские, сталинские, хрущевские, брежневские или горбачевские, если в
любом случае они остаются “тварями” с гипертрофированными хватательными
инстинктами, раздутыми потребностями и ущербным разумом, направленными на
утверждение собственной абсолютной власти, достижение личного материального [не
духовного!] обогащения и жестокое подавление любого инакомыслия [достаточно
вспомнить уголовную статью “за антисоветскую агитацию и пропаганду”, по которой
были осуждены миллионы невинных людей, а многие из них расстреляны]).
С распадом СССР в 1991 г. канула в лету социалистическая и коммунистическая
идеологии (на смену социализму вернулся дикий капитализм в своей худшей, олигархической
форме), а марксизм-ленинизм вместе с истматом, диаматом и научным атеизмом
оказался не у дел (в частности, прекратил свое существование Институт марксизмаленинизма, 1921-1991, при ЦК КПСС, а партия самоликвидировалась; прекратил
деятельность и Институт научного атеизма, 1964-1991). Философия и философы в
постсоветских странах, потеряв свой материальный и идейный фундамент, растерялись:
“куда пойти, куда податься, кого найти, кому отдаться?”. Воистину в точку попал
французский писатель-моралист, герцог Франсуа де Ларошфуко (1613-1680), когда тонко
подметил, что “философия торжествует над горестями прошлого и будущего, но
горести настоящего торжествуют над философией”.
Некоторые философы ушли из профессии, а другие, подобно флигелю на ветру или
представительницам известной древнейшей профессии, тихо и быстро сменили курс с
научного материализма и атеизма на оказавшегося для них не менее “научным” идеализм,
став в новых условиях ярыми адептами религии. Если ранее они успешно защищали
диссертации по Марксу, Энгельсу, Сталину и Ленину, то теперь за работы по богословию
получали не менее весомые и “хлебные” степени кандидатов и докторов культурологии,
философских, исторических, филологических, педагогических или социальных наук.
С 2015 г. для этих “перевертышей” и ортодоксальных богословов отпала
необходимость прятать свои богословские изыскания под личиной светских наук, так

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

7

как именно тогда в России религиозный образовательный предмет “теология” (от греч.
theos бог + logos учение = “наука”, учение о Боге; заметим, что именно западная
“теология”, а не ее славянский аналог “богословие”, сразу обнажающий суть предмета
[либо “слово о Боге”, который реально не существует, а является иллюзией, фикцией
человеческого воображения и сознания, либо, что эквивалентно, “слово Бога”, “божье
слово”, за которое жрецы без зазрения совести выдают собственные слова, отражающие
их потребности управлять сознанием и жизнью людей], легли в обнаученное название новой
“светско-религиозной специальности”), преподававшийся до этого времени лишь в
негосударственной, религиозной, церковной системе образования (с 2012 г. кафедры
теологии стали создавать в российских вузах, в частности, первая из них появилась в
октябре 2012 г. в МИФИ), был включен под давлением государственной власти,
неприкрыто лоббирующей интересы РПЦ (Русской Православной Церкви), в систему
российской науки, т.е приобрел академический статус (теология была признана научной
специальностью решением президиума ВАК РФ от 12.10.2015, а в 2016 г. по ней были
сформированы диссертационный и экспертный советы).
Итак, по протекции РПЦ и государственных органов пока еще, согласно действующей
Конституции, светской России (в работе автора “Зачем государству религия?” показано,
насколько сегодня размыто это базовое понятие), теология стала такой же признанной
“наукой”, как и все другие естественные, технические или гуманитарные науки, и по ней
стала возможна защита кандидатских и докторских диссертаций.
Первая такая защита на соискание “ученой степени кандидата теологии” состоялась 1
июня 2017 г. Диссертант, некий престарелый протоирей, после защиты, которая была
признана успешной, несмотря на получение 5-ти отрицательных отзывов от ученыхестественников (они отмечали, в частности, использование диссертантом антинаучного
метода, основанного на “личностном опыте веры и жизни теолога”), сообщил, что
“признание теологии направлено на то, чтобы наше государство перестало быть
атеистическим и стало светским” (как и любой другой церковный иерарх, диссертант
прибегнул к любимому религиозному приему – подлогу, подмене понятий, ибо в
действующей Конституции РФ, принятой в 1993 г., нет и слова об атеизме или свободе
антирелигиозной пропаганды [соответствующая статья действовала в конституциях
СССР и РСФСР], но везде подчеркиваются светский характер государства и отсутствие
единой, обязательной государственной идеологии, а также подтверждаются гарантии
прав на свободу совести и вероисповедания). Следует, видимо, понимать, что позже, когда к
этому будет подготовлено общественное сознание, Россия должна стать на потеху РПЦ уже
не светским, а фактически религиозным, теократическим государством (типа, например,
Ватикана, Саудовской Аравии, Ирана).
Любопытно отметить, что если в СССР почти все население страны публично
признавало себя атеистами (хотя, как выяснилось позже, многие верили в Бога и тайно
крестили своих детей, причем, даже, те, кто относил себя к партийной и государственной
элите), то в современной России их оказалось менее 10% (по другим данным, всего лишь 45%). А где же делись остальные 90% безбожников? Вымерли как вид или перекрасились,
точнее перекрестились? Подобные метаморфозы свидетельствуют о сильных адаптационных
механизмах человека, который в атеистическом обществе готов стать атеистом, в
религиозном – верующим, в коммунистическом – коммунистом, в фашистском – фашистом,
а в бандитском – бандитом или мишенью для бандитской пули (в любом обществе всегда
остается кучка упорных людей, которые не хотят приспосабливаться под
господствующую идеологию и насаждаемый властью массовый стереотип жизни).
Как ни прискорбно это признавать, но правда жизни сурова - нет предела
человеческому приспособленчеству, изворотливости, двуличию, лживости и лицемерию.
Ныне политики стыдливо говорят об этом как о “двойной морали” или “двойных
стандартах” в человеческих и межгосударственных отношениях (в древности их выражали
крылатой латинской фразой:“Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку”, т.е. “что

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

8

можно нам, то нельзя другим”). Сегодня двойные стандарты стали основой геополитики
таких государств, как США (наиболее развитая в мире в экономическом, финансовом,
научно-техническом и военном отношениях страна превратилась по сути в мирового
деспота, жандарма, в современного “Юпитера”, диктующего всем другим странам –
“быкам” - свою волю и свои прихоти; три десятилетия назад США присвоили СССР ярлые
“Империя зла”, но сегодня они, преследуя свои эгоистические, узко национальные интересы,
не брезгуя ложью, подлогом и насилием, сами превращаются в подобную империю),
Великобритания, Германия, Польша и многих других стран Евросоюза, боязливо
следующих в форватере мирового деспота. Основоположники марксизма-ленинизма, при
всем уважении автора к их трудам, наивно пытались идеализировать и переделывать
человеческую натуру, но 74-летний опыт Советского государства показал, что это им явно
не удалось - “все вернулось на круги своя” (насколько умнее и дальновиднее оказались
мудрые китайцы, сохранившие компартию как главный политический орган управления
страной и адаптировавшие ее идеологию к новым экономическим условиям).
Но, возвращаясь к нашей философии науки, атеизма и религии, отметим, что в новой
России и других постсоветских странах, учебники по марксизму-ленинизму (а до 20-го
съезда КПСС 1956 г. - и сталинизму), истмату и диамату, научному атеизму спрятали
подальше на пыльные полки архивов, сдали в макулатуру или выбросили кое-где и на
помойку, а научно-просветительские организации типа, например, всесоюзного общества
“Знание” (организовано в 1947 г., с 1991 г. “Знание России”, в 2016 г.
“самоликвидировалось” под мудрым руководством Министерства образования и науки РФ,
хотя ему на смену и утвердили некую новую, формальную, карманную, не столько научную,
сколько политическую организацию “Российское общество “Знание”, которое пока никак
себя не проявило), несшие на протяжении десятидетий свет научных знаний и научного типа
мышления в массы, разогнали за ненадобностью для структуры новой религиознокапиталистической реальности.
И действительно, зачем народ учить правильному, логическому, критическому,
объективному мышлению и пичкать его научными знаниями, коль они станут препятствием
для распространения церковных догм и мистического, чудотворного, мифологического,
религиозного сознания, всегда делавшего народ таким послушным и покорным в
управлении, причем, всего лишь путем внушения ему элементарного страха не перед
земными правителями и их чиновниками, а перед некими непонятными, тайными,
скрытыми, но зато “высшими”, “небесными” и “могучими” силами?! Ведь здесь всё
искусство управления недообразованным и доверчивым народом, так падким на всякие
чудеса и тайны, заключается в том, чтобы “правильно”, в нужном направлении истолковать
неясные “божественные” знаки и символы (например, очертания облаков, лунные или
солнечные затмения, появление комет, падение метеоритов и другие странные, пугающие
явления природы – землетрясения, извержения вулканов, ураганы, пожары, наводнения и
т.п.), в чем жрецы культов всегда слыли большими мастерами.
В России под государственным патронажем за последние десятилетия были
восстановлены, отреставрированы и построены тысячи храмов и церквей, во владение РПЦ
отданы богатейшие российские земли (РПЦ стала крупнейшим олигархом-землевладельцем в
России), открыты сотни приходских школ, семинарий и духовных академий, а в светских
школах и вузах, начиная чуть-ли ни с первых шагов обучающихся, введены
пропагандистские религиозные предметы и курсы. Священники стали, подобно
госслужащим, постоянными участниками различных светских государственных
мероприятий. Обязательным стало “освящение” ими государственных, гражданских и
военных объектов, включая электростанции, мосты, дороги, газо- и нефтепроводы, плотины,
заводы, космодромы и даже отдельные запуски космических ракет (как будто те станут
лучше летать, если их перед стартом окропить “святой” водой, прошептав при этом
магическую молитву – но, что-то во времена атеистической космонавтики, при Королеве и

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

9

Гагарине, аварий в космосе было несравненно меньше, чем стало в “крещеной”
космонавтике).
Этого “богостроительства” российским властям показалось мало, и с 2013 г. они ввели
уголовную ответственность против атеистов и здравомыслящих граждан за якобы
оскорбление религиозных чувств верующих или их святых символов (ведь даже простое
утверждение, что “бога нет”, за которое в средние века отправляли на костер, а в
теократических государствах и сегодня бросают в тюрьмы, верующий может
трактовать как оскорбление, но, при этом чувства и разум их оппонетов, т.е. атеистов,
никто не собирается защищать от оскорбления верующими). Много и других постыдных и
безумных, антинаучных, религиозно ориентированых деяний лежит на совести власть
имущих в современных постосоветских странах. Массовое зомбирование людей, несмотря
на известные и печальные исторические уроки, продолжается и в 21-м веке.
Естественным результатом клерикализации российского общества стал массовый рост
среди населения религиозных заблуждений, суеверий и предрассудков, усилилась
повседневная приверженность людей магии, астрологии, нумерологии, хиромантии и
колдовству, расширилась вовлеченность молодых людей в различные новомодные языческие
секты и культы, включая сатанинские, усилилась в гражданском обществе экспансия
религиозного страха, безумия, фанатизма, радикализма и экстремизма (власти это видят, но
вместо того, чтобы устранять коренные причины этих явлений, они выборочно борятся
лишь с их следствиями). Экономически, политически и мировоззренчески
дезориентированное население бросилось, как и ожидалось, в поисках психологического,
душевного, эмоционального успокоения в храмы, церкви и мечети, которые стали расти по
всей стране как грибы после дождя (возник даже лозунг дня: “Даешь храмы шаговой
доступности!”, а в армии появились священники-капелланы с мобильными полковыми
храмами – создается впечатление, что военнослужащих хотят приблизить к Богу и
загробному царству, которое часто начинается именно на полях сражений).
Другим, побочным результатом практического, в противоречие с Конституцией,
расширения в государстве религиозной идеологии стала утрата населением интереса к науке,
научным знаниям и научной деятельности, а также массовая эмиграция молодых ученых в
другие страны (она имеет не только идеологические, но и экономические причины), что в
ближайшем будущем, несомненно, чревато научно-техническим отставанием России,
которое заметно уже сейчас. А ведь наука, теоретическая и прикладная, сегодня является
основой развития человеческой цивилизации, причем, не только в материальном, но, прежде
всего, духовном, мировоззренческом, мыслительном отношениях. Попытка власть имущих
объединить в обществе религию с наукой (и поставить религию над наукой, как это было на
протяжении прошедших тысячелетий) контпродуктивна, ошибочна и просто глупа.
Религиозный ренессанс, искусственно навязываемый властью обществу в условиях
кризиса социализма и возврата к дикому капитализму, требует мобилизации всех истинных
ученых для защиты науки, системы научных знаний и научной деятельности от агрессии со
стороны религии, ее адептов, фанатиков и властных защитников. Будущее славянского мира
в опасности! Именно эти соображения заставили автора взяться за перо и посвятить ряд лет
своей жизни тому, чтобы довести до сознания простых людей научные истины о реальном
мире и человеке как эволюционном, еще далеко не завершенном и несовершенном творении
природы. Важно осознать все слабости и пороки современного человека и принять
эффективные культурно-научно-образовательные меры по их медленному, постепенному,
эволюционному исправлению (методы насилия, практиковавшиеся атеистической
советской властью, пытавшейся максимально ускорить процессы “перевоспитания”
человека, здесь недопустимы).
Автору было важно изложить свои мысли не отвлеченным, академическим,
абстрактным, непонятным для непосвященных, клановым философским языком (для самого
автора самые сложные философские тексты мыслителей всех времен и народов давно уже,
почти с юности, стали привычными, понятными и элементарными, но неподготовленное

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

10

сознание часто воспринимает “странные” и весьма обобщенные мысли философов как
пустой набор слов, некую тарабарщину, лишенную всякого конкретного смысла и
содержания), а простым, доходчивым, образным, но вместе с тем точным научным языком,
ориентированным на массовое сознание, которое автор надеется (возможно, наивно)
пробудить своими работами до уровня, если не научного, то преднаучного состояния.
Человек может и должен научиться управлять собственным сознанием в соответствии с
законами реального, а не вымышленного, потустороннего, виртуального, фиктивного,
иллюзорного, шизофреничного мира. Именно этому способствует философия реального
мира, образцы которой автор пытается донести до читателя.
В данной книге собраны оригинальные, самобытные, избранные философские работы
автора, которые выражают его глубокое убеждение в том, что научному, атеистическому,
нерелигиозному, мирскому, гражданскому, светскому направлению развития
человеческой цивилизации нет альтернативы. Мифология и религия, игравшие большую
роль на заре цивилизации (некоторые мыслители даже утверждают, что именно эти
фантастические системы стали истоками научного знания, что в корне неверно, ибо
реальные истоки подлинных знаний лежат не в мифологии дикаря, а в его ежедневной
материальной практике, направленной на выживание своего рода-племени путем
ежедневного, напряженного труда – собирательства, охоты, рыболовства, ткачества,
ремесла, строительства и т.п.), когда еще отсутствовали развитые научные знания о мире и
самом человеке, завершают свою историческую миссию. Они, несомненно, должны
постепенно исчезнуть с мировой арены - “уйти к Богу”, “на тот свет”, в небытие. Ни
мистика, ни эзотерика, ни мифология, ни языческая, христианская, иудейская,
мусульманская и прочие религии принципиально не способны открывать истинные причины
или законы развития реального мира и человеческого сознания, обеспечивать накопление
точных и достоверных знаний о действительности в целях их использования для защиты,
сохранения и эффективного развития цивилизации.
Религия, основанная на заблуждениях, предрассудках, суевериях, фантомах, химерах и
иллюзиях человеческого сознания, развивая и умножая эти фикции, объявляет себя
хранительницей общечеловеческих ценностей и морали. Но ее претензии на эту роль давно
уже стали смехотворными (безмерны в истории человечества преступления религии и ее
институтов, включая религиозные войны, инквизицию и другие виды насилия над телом и
духом человека), ибо не может справедливость и мораль бесконечно базироваться на
вымыслах, лжи и подлоге, которые присущи религиозному типу мышления, бессовестно
похищающему естественные силы природы и нагло присваивающему их мифическим,
вымышленным существам – духам, демонам, богам, единому или тройственному богу.
В сегодняшнем мире и так слишком много кажущейся, виртуальной, электронной,
картиночной, “дополненной” реальности, которая, развлекая, завлекая и отвлекая людей от
решения действительно серьезных, насущных, жизненно важных проблем, блокирует
здоровое, нормальное, творческое, гармоничное формирование и развитие их сознания,
мышления и жизненных устремлений. Как сделать реальную жизнь человека и общества
безопасной, мирной, спокойной, уверенной, достойной и счастливой? Об этом людей,
подсовывая им ложные или мнимые ориентиры, заставляют забыть. Но, долго ли еще
удастся уводить власть имущим и жрецам церкви людские души от этого материального,
земного, пусть скоротечного и сурового, но такого дорогого, живого и любимого всеми
мира, в другой, противоположный, фантастический мир – “по ту сторону
действительности”? Однажды людям придется глубоко задуматься об этом!
В книге собраны 20 работ автора, которые условно можно подразделить на несколько
групп. Первая объединяет 4 работы (“Философия науки, или краткое введение в научный
метод познания и систему научных знаний”, “Научные основы бытия человека”, “Сказка о
Никто по фамилии Ничто”, “Разум против религии”), в которых исследуются наиболее
общие понятия, категории науки, атеизма, религии и их отношения как к реальному миру,
так и к человеческому сознанию, правильно или ошибочно отражающему этот мир. Вторая

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

11

группа охватывает 3 работы (“Зачем государству религия?”, “Глупость в законе, или
растоптанный разум”, “Уроки Шарли, или религиозные угрозы жизни, свободе и
демократии”), которые характеризуют патологические проблемы общества, связанные с
выбором религиозной идеологии, т.е. ее доминированием над здравым смыслом, светскими
ценностями, гражданскими свободами и законами.
Особняком стоит работа “Апология Вселенского Осла”, представляющая философский,
сатирический опыт автора в написании оригинального “священного писания” от пророка,
“наблюдавшего” рождение Вселенной и человека в результате манипуляций Творца,
имеющего не человеческий, а животный, ослиный облик (здесь автор должен
поблагодарить за идею Ксенофана, Апулея, Эразма Роттердамского и Джордано Бруно).
Следующая группа объединяет 5 работ (“Идея геоцентризма, или история величайшего
заблуждения человечества”, ” Идея гелиоцентризма, или история преодоления величайшего
заблуждения человечества”, ”Смертью смерть поправ”,”Гипатия, или растерзанная
муза”, ”Мой Омар Хайям”), посвященных исследованию эволюции астрономических
представлений человечества о мироздании, а также их творцам и личным судьбам.
Поскольку вплоть до 17-го столетия астрономия, впрочем как и все другие науки,
рассматривалась как неотъемлемая часть натурфилософии (даже работа Ньютона по
закону всемирного тяготения имела название “Математические начала натуральной
философии”, 1687 г.), то здесь же исследуются и базовые понятия разичных философских
направлений и систем, начиная с древнегреческой милетской школы (6 в. до н.э.) и
оканчивая средневековым неоплатонизмом, аристотелизмом и пантеизмом. Параллельно
этому рассмотрены и сопутствующие религиозные учения.
Завершают цикл эпистолярная работа“Избранное из дискуссий с верующими” и 6 работ,
начиная с “Мифология и религия: эволюция представлений о мироздании и человеке”,
помещенные в Приложение и исследующие отражение в сознании людей древних
цивилизаций окружающей их природы и, главным образом, звездного неба (эти работы
взяты из еще незаконченной новой книги автора “Краткая эволюция планеты Земля”).
Хотя в книге преобладают философско-исторические и астрономические сведения,
читатель сумеет многое понять из нее о современной жизни, ибо исследованные темы
самым тесным образом связаны с повседневной жизнью и интимными, глубинными
размышлениями каждого человека о сути и смысле собственной жизни. Читатель имеет
редкую возможность приобщиться к настоящему, истинному, правдимому, не
коньюнктурному, глубокому философскому знанию, которое способно значительно развить
и обогатить его мышление, мировоззрение и внутренний мир, а также повысить его
психологическую устойчивость к агрессивным действиям различных невежд, лжецов,
лицемеров, мошенников, манипуляторов и других злонамеренных лиц, количество которых в
обществе на его переломном этапе только увеличивается.
Автор доступен для общения с читателями по E-mail: gal_minsk@rambler.ru. Автор
будет признателен читателям за их вопросы и конструктивные замечания, в том числе и за
выявленные в текстах описки или ошибки (в столь объемной книге – 1,7 млн знаков, при
работе над которой автору самому пришлось выполнять всю работу редактора,
корректора, рецензента и дизайнера, мелкие и малозаметные ошибки просто неизбежны).
Успехов всем!
Минск, 12 октября 2019 г.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

12

1. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ, ИЛИ КРАТКОЕ ВВЕДЕНИЕ
В НАУЧНЫЙ МЕТОД ПОЗНАНИЯ И СИСТЕМУ
НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ
Что дала и чего не смогла дать наука человеческому
обществу, или научные знания против заблуждений и
иллюзий массового религиозного сознания

.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

13

Философия науки, или краткое введение в научный
метод познания и систему научных знаний
Гуртовцев А.Л., к.т.н., с.н.с.
Что дала и чего не смогла дать наука человеческому обществу, или
научные знания против заблуждений и иллюзий массового
религиозного сознания
“Не вошла еще в жизнь научная мысль;
мы живем под резким влиянием еще
не изжитых философских и религиозных
навыков, не отвечающих реальности
современного знания”
Академик В.И.Вернадский, 1863-1945 гг.

Плоды науки – Служанка религии? – Наука как фундамент знаний и средство
защиты от глобальных угроз – Мифологические и религиозные представления против
науки – Причины недоверия к науке – Есть ли альтернатива науке? Общие свойства
научного метода и знаний – Насколько достоверны и истинны научные знания? Заключение

Плоды науки
К двадцать первому веку земная наука и техника достигли невиданных ранее
результатов, глубоко проникнув в тайны материи и Вселенной, вооружив человечество
новыми методами и средствами познания окружающего мира и улучшения собственной
жизни. К ним относятся:
информационные и связные технологии (многопроцессорные стационарные
суперЭВМ; настольные, переносные, карманные и наручные компьютеры, включая ноутбуки
и нетбуки, планшеты и смартфоны, электронные книги и навигаторы, “умные” часы;
роботы-интеллектуалы и системы искусственного интеллекта; магнитные, оптические и
электронные накопители цифровой и аналоговой информации; миниатюрные цифровые
фото-, видеокамеры и видеорегистраторы; матричные, струйные, лазерные и 3Dпринтеры; плазменные, светодиодные и жидкокристаллические дисплеи, мониторы и
экраны; проводной и беспроводной интернет; оптоволоконная, мобильная и спутниковая
связь);
средства проникновения в микро- и макромир, в ближний и дальний космос
(ускорители и коллайдеры для получения элементарных частиц сверхвысоких энергий и
новых, более тяжелых химических элементов; оптические, ионные, электронные и
нейтронные микроскопы; наземные и космические оптические, радио-, рентгеновские,
гамма- и нейтронные телескопы; нейтринные детекторы; ракеты-носители,
пилотируемые и беспилотные космические корабли,
орбитальные станции;
автоматические космические аппараты для исследования тел Солнечной системы и
космического пространства, космические посадочные зонды и планетоходы, включая
луноходы и марсоходы, управляемые с Земли);

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

14

мощные средства производства электрической и тепловой энергии (атомные,
тепловые, гидравлические, волновые, приливные, прибойные, гидроаккумулирующие,
геотермальные, солнечные, ветровые, биогазовые и другие электростанции и
электроустановки; экспериментальные термоядерные реакторы);
современные транспортные средства (сверхзвуковые турбореактивные самолеты и
многоцелевые вертолеты; скоростные океанские и морские многопалубные лайнеры;
атомные подлодки и ледоколы, глубоководные батискафы; малые морские и речные суда на
подводных крыльях и воздушной подушке, машины-амфибии; скоростные монорельсовые
поезда на магнитной подвеске; электрокары и автомобили на различных видах топлива с
использованием компьютерного управления и автопилотов);
средства диагностики и лечения человеческого организма (пучковые,
ультразвуковые и электромагнитные, включая рентгеновские, гамма и ядерно-магнитнорезонансные, томографы; медицинские лазеры, или “световые скальпеля”; ультразвуковые,
инфракрасные и рентгеновские интроскопы; искусственные ткани и органы;
визуализаторы биополя; анализаторы ДНК; средства генной и клеточной инженерии) и т.д.
Эти величественные достижения стали результатом применения научного
метода познания мира и научно-технического творчества многих тысяч ученых и
инженеров разных поколений и разных народов, вдохновленных в своих исканиях как
собственным любопытством, так и постоянно растущими общественными
потребностями и запросами.

Служанка религии?
Но, не следует забывать, что всего лишь несколько столетий назад наука
рассматривалась в обществе всего лишь как “служанка религии”, призванная обосновать
доводами человеческого разума величие замысла некоего мифического бога и
“божественного творения” им всей огромной Вселенной, включая человека и его обитель
Землю.
Ученым пришлось на протяжении веков прикладывать неимоверные усилия для того,
чтобы освободить науку и научное творчество от гнета религиозных догм и жесточайшего
диктата церкви. Многим из них пришлось заплатить за свое вольнодумство и стремление к
познанию тайн природы собственным благополучием, здоровьем и самой жизнью. Их
пристальные наблюдения, прозорливые догадки и гипотезы, глубокие теории и
поразительные открытия, ставшие с 15-го столетия доступными публике благодаря книгам и
книгопечатанию, несли тогда еще спящему, темному и невежественному массовому
сознанию ту правду о реальном мире и новые знания, которые могли бы его пробудить.
Однако, лучшие достижения человеческой мысли, воплощенные в научных трудах,
клеймились господствовавшей в обществе религиозной идеологией и церковью как “ересь,
заблуждение и безумие” (достаточно вспомнить пресловутый “Индекс запрещенных
книг”, созданный католической церковью в 1559 г., выпускавшийся до 1966 г. и
содержавший до 20 тыс. книг передовых мыслителей и ученых), противоречащие “вечным
библейским истинам” и поэтому достойные лишь сожжения на кострах вместе с их авторами
(жрецы религии всегда отлично понимали, что наука может освободить человеческое
сознание от религиозного подлога и обмана и стать могильщиком как религии, так и
доходного церковного бизнеса “на душах” людей). Только сбросив с себя религиозные оковы,
наука обрела, наконец, ту настоящую свободу и мощь, которые позволили ей за последние
300-400 лет стать для человеческой цивилизации той эффективной производительной силой,
какой мы ее сегодня наблюдаем и описываем.

Наука как фундамент знаний и средство защиты
от глобальных угроз

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

15

В среде образованных и сведущих людей наука всегда рассматривалась и
рассматривается сегодня не просто как орудие, средство или предмет облегчения и
улучшения жизни человека, но как единственно надежный и правильный фундамент для
нового и всеобщего человеческого знания и мировоззрения. В отличие от религии, которая
разъединяет, разделяет и противопоставляет человечество по вероисповеданиям,
конфессиям, церквям и сектам (а их тысячи!), наука, наоборот, создает единую основу
миропонимания для людей всех рас и национальностей на всех континентах и
островках земной суши (уже сегодня наука, благодаря генетическим исследованиям ДНК
разных народов и рас, установила общее природное родство всех ныне живущих людей, а
также их отдаленное генетическое сходство с другими земными живыми существами,
начиная с простейших и заканчивая гоминидами).
Научные знания, касаются ли они астрономии, физики, химии, геологии,
биологии, палеонтологии, археологии, математики или других сфер знаний, одинаковы
для всех разумных жителей Европы, Азии, Африки, Америки и Австралии. Более того,
они одинаковы даже для цивилизаций, существующих, вероятно, на еще пока не открытых
нами обитаемых планетах в далеких звездных мирах. Эти знания едины для всей
наблюдаемой нами Вселенной, так как ее материальные законы одинаковы во всех ее
пределах. Задача науки – открыть и познать эти законы, сделав их доступными для
человеческого сознания и понимания. Познав законы природы и отбросив те заблуждения и
иллюзии, которыми человечество питало свой дух тысячелетия, оно, наконец-то, сможет
сделать первый и главный правильный шаг по пути преодоления своей идеологической и
религиозной разобщенности, приблизившись тем самым, хоть немного, к подлинной сути
цивилизации Человека Разумного.
Но и этой грандиозной, объединяющей, идейной и идеологической стороной науки не
ограничивается ее выдающаяся роль в человеческой цивилизации. Современные угрозы
самому существованию человечества приобретают ныне всеобщий, глобальный и
критический характер. Эти угрозы исходят как из космического пространства
(возможности столкновения Земли с крупными астероидами и кометами), так и рождаются
в земной биосфере (возникновение и распространение эпидемий, вызванных появлением
новых и мутациями известных вирусов и болезнетворных бактерий, рост количества
онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, ожирения и диабета, рост количества
аномальных родов и младенцев с врожденными патологиями, включая генетические
заболевания, рост количества психических заболеваний и преступлений, совершаемых на
почве психических, сексуальных и других отклонений, рост загрязнения биосферы и
связанные с ним климатические катастрофы, и т.п.).
Кто или что может блокировать или хотя бы снизить риски подобных глобальных
угроз? Религия, которая знает только одно: “Молись и надейся на Бога!” (но, почему-то,
церковные иерархи, когда заболевают, не следуют собственному лицемерному призыву
“целовать иконы и ставить свечки” ради исцеления, а быстренько кладутся на лечение в
лучшие европейские клиники)? Нет, не иллюзорную, а эффективную защиту может
обеспечить только наука и созданные на ее основе новые искусственные технологии и
средства защиты, блокирующие реальные и потенциальные угрозы человечеству и самой
жизни на Земле. Другой альтернативы нет.

Мифологические и религиозные представления против науки
Казалось бы, в условиях бурного научно-технического прогресса и понимания
глобальной и безальтернативной роли науки, человечество должно было бы славить науку
(как раньше славило Бога, хотя науке этого и не требуется), а собственное мировоззрение
и обыденное мышление постепенно, шаг за шагом, переводить на новый, научный
уровень понимания реального мира, отрешаясь от прежних многовековых житейских и
религиозных предрассудков, суеверий и заблуждений. Однако, на самом деле все

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

16

происходит совершенно не так. Парадокс, но люди, ежедневно пользующиеся плодами
науки и техники, даже не пытаются менять свои архаичные взгляды и сопутствующие
им традиционные привычки на современные общедоступные научные знания,
позволяющие сформировать человеку новый взгляд на себя и динамично изменяющийся
окружающий мир, а также выбрать новые достойные цели и психологические
установки, способные привести человека к улучшению своей собственной жизни.
Реальный мир давно и сильно изменился, но устаревшие многовековые духовные и
обрядовые семейные или клановые традиции продолжают цепко держать в своих объятьях
ограниченное человеческое мышление.
Как и столетия назад, сегодня, в 21-м веке, в массовом сознании продолжают
царствовать мифологические и религиозные представления людей о себе и мире. Люди
верят в чудеса, в скрытые мистические силы, в общемировой разум, в богов, поклоняются и
молятся им, совершают в их честь в храмах, церквях, мечетях и на городских площадях
коллективные богослужения и жертвоприношения, гнут спины и бьют поклоны, организуют
религиозные шествия с крестами, иконами, идолами, мощами покойников (эти кости даже
начинают зачем-то – возможно, поближе к неуловимому богу - вывозить на космические
орбитальные станции) или плетями для кровавого самобичевания в честь архаичных
святых, побивают камнями невидимых демонов в
местах своего религиозного
паломничества, совершают иные безумные действия, странные и удивительные для
современных здравомыслящих, скептически относящихся к народным глупостям,
предрассудкам и суевериям людей.
Следствием многотысячелетнего религиозного самопрограммирования человечества
стало насыщение нашей обыденной речи массовой пустой фразеологией, за которой нет
реальности, но скрываются лишь безликие “Ничто” и “Никто”: “С нами Бог… Бог с
вами…Бог с тобой…иди с Богом…слава Богу…ради Бога…Бог в помощь…все от Бога… у
Бога всего много…Бог все видит…Бог знает…Бог милостив…помилуй Бог…Бог
даст…Божий дар…дай Бог…Бог поможет…Бог накажет…Бог тебе судья… надейся на
Бога…один Бог без греха…с Богом не поспоришь…все под одним Богом ходим…”.
(замените слово “Бог” на “Ничто”, прочтите фразы повторно и уловите их новый,
истинный смысл).
Вера в реальность существования бога стала самой навязчивой иллюзией, химерой и
фантомом массового общественного и индивидуального сознания. Она основана, прежде
всего, на общечеловеческом невежестве и постоянных людских страхах перед несчастьями,
болезнями, страданиями и неизбежной личной смертью. Причем, если научное просвещение
может снизить степень массового и личного невежества (хотя само по себе это еще не
является достаточным условием, чтобы освободиться от религиозной веры, ибо, как
свидетельствуют факты, даже многие современные ученые, являющиеся крупными
специалистами в своих относительно узких областях, продолжают верить в бога в силу
тех или иных причин: то ли воспитания и семейно-родовых традиций, то ли под давлением
своего ближайшего окружения, то ли по своему, как ни странно, невежеству в
мировоззренческой сфере, которая является предметом тысячелетних исследований не в
математике или в технике, а в естествознании и философии), то избавление человека от его
врожденных, инстинктивных страхов, на которых спекулирует религия, является
многотрудным делом как для специалистов-психологов, так и для самой верующей
личности.
Можно убаюкать себя мифами о своей якобы бессмертной душе и ее потусторонней,
загробной, вечной жизни, чтобы примирить свое сознание с неизбежностью реальной
смерти, но такой иллюзорный путь не годится для истинных ученых – для тех, кто в силу
врожденного любопытства, своих потребностей и способностей к исследованию, желает
узнать и понять не измышленные человеком фантастические сюжеты и картинки, а сам тот
настоящий, живой, реальный мир, в который привела его, пусть и на очень короткое время,
“злодейка” судьба. Зачем? Наверное, затем, чтобы внести свою ничтожную духовную лепту

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

17

в процесс бесконечного развития всего человеческого рода и тем самым выполнить свое
природное предназначение.
Именем бога человек всегда, осознанно или неосознанно, прикрывал свою слабость
и зависимость от мощных и непознанных природных и общественных сил (”Так угодно
Богу!”, “Неисповедимы Его пути!”, “Лишь одному Богу известно!”), с легкостью
оправдывал все свои ошибки и преступления (“Так пожелал Бог!”, “Без воли Господа и
волос не упадет с головы!”, “Молись, кайся, и Бог простит!”), уверенно освобождал себя от
личной ответственности за то многоликое зло, что сам постоянно творил по отношению к
другим людям (“Козни дьявола!”, ”Бес попутал!”, “Так вышло - не моя вина!”), будучи на
деле, как убедительно доказывает история и наука, не рафинированным “божьим”
продуктом, а грубой “природной” тварью, которой только еще предстоит преодолеть власть
своих хищных инстинктов и стать, наконец-то, Человеком Разумным.
При всем этом, отношение малосведущих людских масс к науке, которая не только
возвеличивает достоинство, разум и силу человека, но одновременно подвергает
(посредством твердо установленных научных фактов, законов и теорий) сокрушительной
критике мировоззренческие основы веры и религии, остается в лучшем случае
двойственным, а в худшем - скептическим, отрицательным и даже враждебным.

Причины недоверия к науке
Отчего так происходит? Тому есть несколько объяснений.
Во-первых, хотя наука принесла в мир новые знания и большие возможности, она не
сумела изменить само устройство человеческого общества, оставив его и дальше
существовать в условиях огромной социальной несправедливости и безумного
стяжательства (к 2016 г. 1% населения мира присвоил себе уже 50% мировых богатств,
причем элиту богачей составляют несколько тысяч долларовых миллиардеров, первый из
которых - Джон Рокфеллер - появился в США в 1916 г., т.е. ровно 100 лет назад; сегодня
суммарный годовой доход только 5 богатейших семейств мира – Ротшильдов, Морганов,
Рокфеллеров, Опенгеймеров, Уолтенов - оценивается в несколько триллионов долларов, или
до 10 % мирового ВВП), расового, национального, этнического, идеологического и
религиозного разделения народов, искусственного культивирования в людских массах
взаимной нетерпимости, ненависти, вражды и насилия в целях достижения теми или
иными доминирующими группами людей (использующими древний принцип “разделяй и
властвуй”) своей максимальной власти и богатства.
Сегодня, как и тысячи лет назад, различные уголки Земли сотрясают кровавые
конфликты, войны и теракты. Конечно, в этом виновата не наука, но сами люди, которые
выстраивают человеческий мир не по законам разума и науки, а по своим хищным
личным и групповым потребностям, интересам и страстям (следует добавить, что в
таком мире богатые плоды научно-технического прогресса присваивает в первую очередь и
в максимальном объеме именно сверхсостоятельное и властное меньшинство).
Простым людям, страдающим от несчастий и бед разросшейся технической
цивилизации, кажется, что именно наука виновата во всем (например, в недоступности
добротного жилья, хорошего образования и лечения, в отсутствии стабильной и достойной
работы, в бесчисленных техногенных авариях и экологических катастрофах, в создании и
применении бесчеловечных средств массового поражения и уничтожения и т.д.), хотя
подлинная вина лежит не на ученых, выполняющих лишь социальные заказы своих стран, а
на властной элите и недалеких алчных людях, использующих научно-технические
достижения во вред другим и в целом обществу (даже простой молоток можно
рассматривать, в зависимости от того, в чьих руках он находится – строителя или злодея,
как инструмент созидания или как орудие разрушения и убийства).
Такое положение будет, видимо, сохраняться в обществе до тех пор, пока люди в
массе не осознают (не через внушение или идеологию, а через переустройство общества на
разумных, справедливых и неотвратимых для всех законах, что людям пока еще в своей

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

18

истории так и не удавалось сделать), что настала пора укротить собственную звериную
натуру, ограничить свои ненасытные, а часто и извращенные материальные
потребности, и стать, во имя взаимного общественного блага, согласия и гармонии,
истинными представителями рода Человека Разумного (а не рыкающим видом
“торжествующего зверя”, способного к уничтожению других людей ради собственного
процветания или торжества бредовых и фанатичных идей).
Во-вторых, научно-технические достижения существенно изменили рукотворный
земной мир, сделав его глобальным, взаимозависимым и более сложным. Если в мире
прошлого люди во многом были изолированы друг от друга океанами, чужеземными
странами и расстояниями, которые для своего преодоления требовали длительных
путешествий, то в современном открытом мире все эти барьеры стали легко преодолимы.
Любое событие на одном конце Земли тут же становится известным и оказывает
определенное воздействие на жизнь в самом удаленном уголке планеты. Общеземной мир
стал для любого его жителя ближе, доступнее и в то же время сложнее той своей
горы, речки или селения, которые ранее, в прошлом, и иногда на протяжении столетий,
заменяли собой ему и его потомкам всю вселенную. Новые условия потребовали адаптации
человеческого сознания под этот внезапно открывшийся большой, запутанный и
малопонятный земной мир. Его горизонты еще более расширились с первыми
путешествиями человека в космос, на околоземную орбиту и на Луну, глубокими
исследованиями планет Солнечной системы и далеких галактик.
Возникла общественная необходимость быстро учиться новым знаниям и
наукам, концентрировать и напрягать свой мозг, наполнять его огромным объемом
разнородной информации, используя для ее обработки системное логическое мышление,
к чему многие люди оказались не готовы ни психологически, ни физиологически, ни
физически. Опять же, по мнению многих, виноватой в этом оказалась наука. Насколько
комфортнее, уютнее и проще человек мог чувствовать себя в прежней узкоограниченной и
догматической системе взглядов, основанной на архаичных мифологических и религиозных
представлениях или устоявшихся в течение веков житейских предрассудках и суевериях
(например, вызубрив Библию или Коран, человек мог уже считаться уважаемым
гражданином и большим ученым).
В-третьих, наука прямо заявляет о том, что она не есть “всезнающий и всевидящий
господь-бог”, а свои открытия может делать только в результате напряженного труда
подготовленных творческих личностей и больших коллективов ученых, оснащенных
соответствующими методами и средствами исследования. Более того, наука говорит о том,
что сегодня она может познать больше, чем вчера, но не все и не до конца. Завтра придут
новые обученные и образованные личности, которые примут научную эстафету и продолжат
познавать еще пока скрытые тайны Природы (но, опять же, лишь в определенной, а не в
полной и завершенной мере).
Наука заявляет, что процесс познания бесконечен, и его нельзя остановить или
прекратить, пока живет человечество. Обывательское же сознание и здесь виноватит
науку: мол, подавайте нам все знания немедленно и в полном, законченном виде. А если не
можете, то не говорите о том, что знаете. Массовое сознание за тысячелетия своего
религиозного существования привыкло к тому, что мифология и религия всегда
подсовывало ему “абсолютные истины”, т.е. якобы правильные и законченные знания
на все случаи жизни и на все времена (а там, где религии нечего было ответить на
вопросы верующих, в ход шли блокирующие любопытствующее человеческое мышление
стоп-фразы: “Неисповедимы пути господни...Так угодно богу...Это известно лишь ему
одному...Сие есть божественная тайна...Это недоступно человеческому разумению…”).
Религиозные “истины” примитивны, чувственно приемлемы, правдоподобны (как, например,
наблюдаемое из века в век движение Солнца вокруг Земли с его ежесуточными восходами и
заходами на линии земного горизонта), но, как показала наука, глубоко обманчивы и
ошибочны.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

19

Наука, в отличие от религии, не пытается выдавать выдумку, фантазию или
видение экзальтированного человеческого сознания за реальность, иллюзию - за истину,
а прямо говорит о степени достоверности и относительности своих знаний. К такому
диалектическому подходу догматически настроенный мозг обывателя никак не может
привыкнуть: ему подавай простой, примитивный, двухцветный, черно-белый мир и
однозначный метафизический ответ на все вопросы – либо “да”, либо “нет” (для
метафизического мышления вполне приемлемы, хотя и малопонятны, различные чудеса,
включая божественное творение “нечто” из “ничего”, но зато категорически запрещены
все естественные, самостоятельные, без вмешательства из вне, движения и изменения
материального мира: мол, “что было, то и будет”).

Есть ли альтернатива науке? Общие свойства
научного метода и знаний
И, тем не менее, в постижении мира и самого человека альтернативы научному
познанию нет. Все те, кто пытаются делать выводы о развитии окружающего мира на
основании гаданий, прозрений, пророчеств, видений, мистических манипуляций и обрядов,
архаичных “священных писаний”, отрывочных наблюдений и случайных совпадений,
восприятий своих внутренних ощущений и необузданной игре собственного воображения
(часто подстегнутого алкоголем, курением, наркотиками, усыпляющими и вводящими в
транс звуковыми и световыми эффектами, религиозными обрядами и молитвами), приходят
не к знанию и не к истине, а к пустым иллюзиям и заблуждениям (при этом
бездоказательно, но уверенно и агрессивно, они заявляют: “Я видел! Я знаю!”). Тот, кто
действительно хочет знать, должен научиться аналитическому, критическому,
антидогматичному, диалектическому, научному стилю мышления, научному методу
познания и умению работать с системой научных знаний. Их характеристики автор
рассматривает в сжатом виде ниже, что поможет читателю лучше понять долгую и
трагическую историю познания человечеством своего космического дома – Земли и
Солнечной системы. А ведь именно со знаний об этом доме и должно начинаться
формирование самосознания и научного мировоззрения любого современного жителя
Земли.
Начнем с того, что научное знание, добываемое разумом человека в его
практической деятельности, не является раз и навсегда установленной догмой,
закрытой для критики, изменений и дополнений. Наоборот, оно есть предмет мысли,
который,
по
определению,
должен
постоянно
подвергаться
обоснованным,
аргументированным сомнениям и вопросам, позволяющим уточнять, углублять и расширять
содержание этого знания с целью его все более полного, адекватного соответствия
реальному миру. Реальный мир, или материальная Вселенная, в которой мы живем,
является прародителем, источником и главным условием существования человечества
как особого природного, биологического вида.
Без познания этого мира, адаптации к нему и возможного частичного его
изменения под себя (превращения части мира в рукотворную, искусственную реальность)
человек не может выжить, благоденствовать и, тем более, совершенствоваться.
Только предварительно создав прочные материальные основания своей жизни, конкретный
человек может временно забыть о реальности и позволить себе погрузиться в иной,
придуманный, воображаемый, фантастический, виртуальный мир – мир своего
сознания, наполнив его мифами, сказками и чудесами, которые отсутствуют в
действительности. И, тем не менее, когда-то эти фантазии сознания обязательно
заканчиваются (то ли из-за голода человека, его нужды, усталости, болезни или иных сугубо
материальных внутренних и внешних побудительных причин), вынуждая человека вернуться
в суровый реальный мир для решения накопившихся своих и чужих реальных проблем.
Почему нельзя раз и навсегда получить абсолютно точное, полное, правильное и
достоверное знание о действительности, знание истинное на тысячи и миллионы лет

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

20

вперед? Вот было бы прекрасно его иметь и использовать для устранения всех текущих и
будущих жизненных трудностей. Но, почему добываемые нами знания всегда неполны,
фрагментарны, иногда ошибочны, носят условный, вероятный характер (верны только
при наличии определенного набора сопутствующих условий и обстоятельств), не
абсолютны, а относительны (всегда привязаны к соответствующей исторической эпохе
развития человечества, т.е. зависят от исторического времени)? Все дело заключается в
двух главных обстоятельствах.
Во-первых, Реальность, Природа, Вселенная, в которой мы живем, бесконечна в
своем материальном единстве, многообразии и движении. Это не мертвый механизм,
который можно однажды разобрать на отдельные части, а затем, последовательно исследовав
и описав их, сложить обратно и понять тем самым, как он работает. Природа находится в
вечном движении и развитии, постоянно изменяя формы, состояния и виды всех своих
уровней, структур и элементов. Еще в 6 веке до н.э. древнегреческий философ-диалектик
Гераклит из Эфеса вывел краткую образную формулу для всех этих процессов: ”Все
течет, все меняется, дважды нельзя войти в одну и ту же реку”.
Реальный материальный мир есть самодвижущийся, саморазвивающийся и
самоорганизующийся объект чрезвычайно большой сложности и связности. Он
непрерывно эволюционирует по собственным, изначально присущим ему естественным
правилам и основаниям, скрытым в глубинах материи. Поэтому, если вчера мы узнали о
мире одно, а сегодня он поменялся, то завтра нам необходимо узнавать о нем нечто
совершенно новое, иное, отличное от прежнего знания. Чрезвычайно важно то, что все
эти изменения происходят не случайным образом, а закономерно, образуя неявные
логические последовательности причин и следствий. Поиск, открытие и познание не
столько бесчисленного количества фактов, сколько скрытых фундаментальных
закономерностей и законов, лежащих в основе меняющейся действительности,
составляет суть научной деятельности человека.
Во-вторых, познающий Вселенную человек является ее ничтожно малой
материальной частью, организмом, который в своем локальном сознании стремится в
абстрактной, обобщенной форме (в понятиях и суждениях, зрительных, звуковых,
обонятельных, осязательных, кинестетических и других образах и представлениях)
выделить, воспроизвести и запомнить не все, а существенные, т.е. важные именно для
человека, свойства окружающего мира. Его интерес в процессе познания всегда носит
специфический, избирательный характер, определяемый конкретными текущими или
ближайшими личными и общественными потребностями, а также наличными
возможностями и ресурсами как самого человека, так и рода-племени, к которому он
принадлежит (даже современные высокоразвитые индустриальные государствах могут
позволить себе выделить на науку - НИОКР - лишь ничтожную долю ВВП: не более 1-4%, а
другие, менее развитые страны, - и того меньше: сотые или десятые доли процента).
В силу этого, постижение мира человеком всегда носит не всеобщий, а
ограниченный, локальный, фрагментарный и прагматичный характер, причем как по
целям познания, так и по его результатам. Кроме того, индивидуальное познание
ограничено не только интересами и личными способностями индивида, но и
кратковременностью его жизни (невозможность вместить все знания о мире в сознании
смертного индивида народная мудрость характеризует хлесткой фразой: “Век живи, век
учись, а все равно дураком умрешь!”). Поэтому реальная познавательная сила человека
заключается в единстве, разнообразии и многолюдности человеческого рода, в
возможности объединения разного индивидуального опыта и знаний различных ученых
и исследователей в коллективный опыт и знания всего человечества, в единую мировую
науку. Производство, накопление и передача научных знаний от поколения к поколению
через обучение и образование людей является необходимейшим и важнейшим условием
человеческого познания мира и выживания всего человеческого рода.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

21

Но даже для такого великого коллективного организма, как человечество (в 4 тыс. до
н.э. оно насчитывало около 7 млн. человек, в 6 в. до н.э. – 100 млн., в 1 в. н.э. – 300 млн., в 10
в. – 400 млн., в 1820 г. – 1 млрд., в 2000 г. – 6 млрд., а сегодня превышает 7,5 млрд. человек),
потребовались тысячелетия для создания, углубления и расширения правильных
представлений об окружающем мире и самом человеке, т.е. знаний, адекватных
объектам познания. На протяжение человеческой истории индивидуальный и
коллективный разум людей, понимаемый как их способность познавать сущность
явлений реального мира, развивался очень медленно.
Его развитию препятствовали как архаичные формы общественно-экономических
отношений (рабство, феодализм), основанных на подневольном труде, так и массовая
религиозная идеология, уводившая сознание людей от решения проблем реальной земной
жизни в нереальный, потусторонний, загробный мир с вымышленными сущностями (духами,
богами), мифическими событиями, иллюзорными причинами и следствиями. Тысячелетия
религия господствовала над умами людей, продолжая и ныне владеть сознанием
подавляющей части человечества. Такая духовная, общественная и государственная
власть религиозных организаций стала тормозом развитие индивидуального и
коллективного человеческого разума и науки, законсервировала в обществе его
разделение по вероисповеданию на различные конфессии, церкви и секты, сохранила
почву для религиозной вражды и ненависти, массового фанатизма, кровавого
религиозного насилия и террора.
Научные знания нужны не только для специалистов и решения конкретных научнотехнических задач в различных отраслях деятельности, но, прежде всего, они необходимы
человечеству в целом для формирования научной картины мира, отражающей текущие
всеобщие правильные, истинные, адекватные представления людей о мире, в котором они
живут, и о себе - его жителях. Если картина мира верна, то любой человек, знающий и
понимающий ее, способен принять, исходя из общих представлений, правильные и
эффективные частные решения по многим конкретным вопросам и проблемам
собственной жизни, а также жизни своего ближайшего окружения (мыслящий человек
не пойдет искать свои решения в церкви или в секте, у астролога или мага, у экстрасенса
или колдуна, а начнет самостоятельно изучать истоки возникших проблем, а при
необходимости привлекать для этого квалифицированных специалистов).
Если же человек не знает, не понимает или не принимает научную картину мира как
руководство к собственной жизни, отдает предпочтение другой, ненаучной (например,
мифологической, религиозной, мистической) картине мира, то все его личные конкретные
представления, решения и действия будут расходиться с реальным миром и приводить
к жизненным последствиям, которых человек вовсе не ожидал получить. Здесь
действует простой закон, образно сформулированный еще в 17 веке английским философомматериалистом Фрэнсисом Бэконом: “Знание - сила”. Действуя на основании общего
правильного знания, можно снизить все жизненные риски и повысить свой шанс прийти к
хорошим результатам, но априорно отказываясь от такого знания и подменяя его
псевдознанием (религией, мистикой, астрологией, теософией, сайентологией,
нумерологией, хиромантией и т.п.), человек заранее обрекает себя на соответствующие
плачевные следствия своего неразумного выбора. Хотя, как сказал поэт, “Блажен, кто
верует, – тепло ему на свете”. Каждый делает свой собственный выбор с неизбежной
ответственностью за его близкие или отдаленные последствия.
Итак, вопрос стоит следующим образом: что есть верное, правильное, истинное
знание и как его отличить от ложного знания, от заблуждения? Выше уже было показано, что
нет и не может быть истины “на все времена”. Тот же Ф.Бэкон близкую мысль выразил
следующим образом: “Истина - дочь времени, а не авторитета”. Знание, основанное
только на авторитете того или иного его глашатая или пророка, совсем не обязательно
должно быть истиной (более того и чаще всего оно является, как доказывает история,
заблуждением, ибо обычно получается “откровением” одурманенного галлюциногенами

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

22

человеческого сознания, лишено разумных оснований, доказательств и критической
опытной проверки). Некоторые верующие люди утверждают о своем внутреннем знании тех
или иных явлений якобы реального мира (бога, дьявола, ада, рая, загробной жизни, души и
т.п.), полученных на основании психических феноменов (видений, переживаний, озарений)
собственного сознания: “Я чувствовал, следовательно, это реально!”.
Приходится их разочаровать: ”99,9% всех мыслительных комбинаций любого
индивидуального человеческого сознания случайны, абсурдны, образуют внутренний
строительный мусор, хлам и совершенно далеки от реального мира”. Только
критические исследования идеальных образов сознания (внутреннего знания) на предмет
их соответствия реальности может выявить их возможную познавательную ценность
(при этом не следует огульно отрицать возможность получения некоторого внутреннего
знания непосредственно из окружающего мира, минуя процесс стандартного чувствования
и логического мышления, так как подготовленный к этому человеческий мозг способен
напрямую как генерировать, так и воспринимать материальные, полевые, информационные
сигналы от объектов внешнего мира).

Насколько достоверны и истинны научные знания?
Из всех типов знаний (мифологических, религиозных, мистических, житейских,
художественных, поэтических, фантастических и т.п.) на роль истинных знаний могут
претендовать исключительно научные знания. Почему?
Во-первых, научные знания имеют предметом своего исследования не
иллюзорный, виртуальный, вымышленный мир, который может существовать только
в сознании человека (мир предметов мысли), а мир реальный, существующий вне и
независимо от человека и его сознания (этот мир существовал до появления человечества
и останется существовать после его исчезновения как биологического вида). Это
означает, что всегда имеется реальный объект, с которым человек может соотнести в
опыте или в эксперименте свои мысли о нем и тем самым проверить, правильно ли он
понимает свойства данного объекта. Здесь уместно вспомнить крылатую фразу
диалектического материализма “Практика – критерий истины”. Если нет реального
объекта, если в сознании человека имеется лишь некий предмет мысли, отсутствующий вне
сознания (например, химера, кентавр, бог), то с чем же он сможет соотнести свою мысль об
этом вымышленном предмете, как сможет он проверить правильность своего представления
о нем (по существу, представления о “ни о чем”, или, как говорил русский микробиолог
Мечников И.И., “небывалой комбинации бывалых впечатлений”)? Никак!
Сопоставление одних мысленных представлений с другими, не имеющих, в
конечном итоге, образцов в реальном мире, может так далеко завести фантазию
человека, что его новый, вымышленный мир и близко не будет соотноситься с
реальностью, которую он пытается понять и смоделировать в собственном сознании.
Во многих псевдоучениях имеются предметы мысли, за которыми в реальности ничего не
стоит (такие предметы мысли, или понятия, включая и три вышеприведенных, называют
пустыми: они имеют содержание, описание, но их объем пуст, его нет в
действительности). Наука может позволить себе на этапе гипотез и альтернативных теорий
также рассматривать некоторые подобные “пустые“ предметы мысли, но, в конце концов,
она их обязательно отбросит, как не соответствующие действительности (достаточно
вспомнить примеры “флогистона” из химии, “витализма” из биологии, “эфира” из физики,
“небесных хрустальных сфер” из астрономии и т.п.). Религия же на полном серьезе
оперирует тысячами пустых понятий, пытаясь внушить верующему люду, что эти понятия
отражают реальные объекты, якобы просто недоступные человеческому разуму, пониманию
и практической идентификации.
Во-вторых, все научные данные подвергаются разносторонним и многократным
проверкам на опыте и в экспериментах по разным методикам, разными
исследователями и в разных странах. Эти перекрестные проверки, если они дают

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

23

ожидаемые положительные результаты, позволяют говорить о высокой достоверности
проверяемых данных. И, наоборот, испытания могут поставить под сомнение эту
достоверность, если результаты будут отрицательными (достаточно хотя бы одного
подтвержденного отрицательного результата). Данные, противоречащие всей научной
совокупности достоверных знаний, отвергаются наукой как ложные и исключаются из
дальнейших исследований (по крайней мере, до той поры, пока не появятся новые основания
для введения ранее отброшенных фактов или явлений в научный оборот).
В-третьих, все научные данные обязательно проверяются с количественной
стороны путем их прямых или косвенных измерений. Числовые значения научных
результатов являются важнейшей их характеристикой. Если слова, описывающие предмет,
часто двусмысленны и многозначны, то число однозначным образом определяет те или иные
количественные свойства исследуемого предмета. Его трудно фальсифицировать, так как
любое новое грамотное измерение выявит ошибку или подделку. Любые новые данные,
вводимые в науку, подвергаются по возможности тщательным и разносторонним
измерениям.
В-четвертых, все научные данные накапливаются, сохраняются и
обрабатываются не как хаотическая куча отдельных сведений, а как система
связанных и взаимодополняющих знаний. Это позволяет определять их полноту и
непротиворечивость. Если разные знания, относящиеся к разным сторонам одного и того же
исследуемого объекта или явления, начинают противоречить друг другу, значит какие-то из
них ошибочны, и их следует перепроверить.
В-пятых, все научные знания не принимаются просто так на веру, а требуют
доказательств. В качестве таких доказательств используются наблюдение, опыт,
эксперимент, математические расчеты, сверенные с практикой, известные твердо
установленные закономерности и законы, из которых можно вывести соответствующие
проверяемые следствия.
В-шестых, научные знания описываются не обычным житейским языком,
допускающим многозначность и двусмысленность, а специальным научным языком,
основанным на строгих понятиях, определениях и умозаключениях. Такой язык позволяет
выявлять ошибки на всех этапах получения, формирования и описания научного знания.
Важнейшими видами этого ученого языка являются язык логики и язык математики .
Казалось бы, что вышеприведенные характеристики научного метода исследования
стопроцентно гарантируют его безошибочность и достоверность во всех случаях
применения. Однако, это не совсем так. Ошибки случаются по десяткам, если не сотням
различных оснований. Они могут быть следствием сложности исследуемого объекта и
несоответствия
ему
квалификации
исследователя,
следствием
недостаточной
чувствительности или разрешения используемых средств измерений и их погрешностей,
случайных и систематических ошибок наблюдателей, следствием личных амбиций ученых,
выдающих иногда ради достижения известности и славы желаемое за действительное и т.д.
Но, мировой научный процесс раньше или позже замечает и устраняет все
допущенные человеком и техникой локальные ошибки, формируя в результате систему
научных знаний, отличающуюся предельной точностью, правильностью и
достоверностью, соответствующей достигнутому историческому уровню развития
способностей, разума и возможностей человечества. Последующие поколения людей,
осваивая научное наследие своих предков и продолжая их научные исследования на новом
уровне (за счет более совершенных методов, средств, экспериментов, идей, гипотез и
теорий) и в новых направлениях, создают новые знания и устраняют те ранее незамеченные
ошибки, которые были допущены их предшественниками.
Новые научные знания, добываемые учеными, часто вступают в определенные
противоречия с теми знаниями, которые были получены ранее в данной области знаний или
относительно конкретного предмета исследования. Чаще всего новые знания, или теории,
сужают область действия, или условия применимости, прежних знаний, или теорий

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

24

(граница применимости впервые сформулированной теории всегда оптимистично
считается самой широкой и неопределенной, но лишь до тех пор, пока новые факты не
выявят те условия, при которых прежняя теория перестает работать, т.е. выходит за
определенные границы своего допустимого применения).
В этом случае новая теория, претендующая на более глубокое описание
реальности и на более широкую область применимости, чем старая, должна включать
в себя последнюю как предельный или частный случай (например, релятивистская
механика при малых скоростях объектов переходит в классическую ньютоновскую
механику). Такой вариант взаимодействия новых и старых знаний, или теорий, получил
в науке название “принципа соответствия”. При этом старые знания продолжают
считаться правильными, но в более определенных, ограниченных условиях действия.
Принцип соответствия демонстрирует, по существу, эволюцию, связность и
преемственность научных знаний, сохранность и достоверность всех ранее полученных
фундаментальных результатов, несмотря на продолжающееся развитие науки и ее
новые будущие открытия.
Вместе с тем, в истории науки редко, но встречаются ситуации, когда новые
знания носят не эволюционный, а революционный характер, т.е. существенно меняют
представления об объекте исследования, частично или полностью отметая прежние знания и
теории о нем как ошибочные. Первым и глобальным революционным переворотом в науке
считается смена в 16-17 вв. астрономической геоцентрической системы мира
Птолемея на гелиоцентрическую систему мира Коперника (см. в интернете работу
автора “Идея гелиоцентризма, или преодоление величайшего заблуждения
человечества”).
Наука, как часть деятельности человечества, есть живой и очень молодой организм
(хотя отдельные научные факты и явления стали известны еще более 2 тыс. лет назад, но
научный метод и наука как система точных знаний стали формироваться лишь в начале 17го века, т.е. менее четырех столетий назад, что в истории современной цивилизации
занимает не более 4% времени ее существования). Она растет, зреет и приносит людям
многочисленные полезные знания и научно-технические плоды. То, что она не сумела или
не успела познать вчера или сегодня, она обязательно познает завтра или послезавтра.
Нет предела человеческому познанию! Но, возможно, одна из величайших задач
науки заключается в том, чтобы преобразовать массовое человеческое сознание и
мышление из мистического, мифологического или религиозного типа в рациональный,
разумный, рассуждающий, анализирующий, критический, научный тип. Научные знания
могут и должны стать фундаментом мировоззрения всей человеческой цивилизации, а не
только отдельных ученых, занятых сегодня в области естествознания или техники. Научные
подходы и знания должны объединить все человечество на основе разума, а не животных,
звериных инстинктов, которые повсеместно господствуют среди людей и поныне.

Заключение
Завершая это краткое введение в научный метод познания и систему научных знаний,
автор надеется, что читатели, не утратившие еще своего любопытства в познании того мира,
в котором они живут и который оставят в наследство своим потомкам, задумаются о
собственном типе мышления, о собственных предрассудках и суевериях и попытаются
ограничить их действие в своей жизни, а также их влияние на свое потомство и ближайшее
окружение. Хотя научные исследования сущности жизни, человека, природы и общества
находятся в процессе своего законного исторического развития и еще далеки от полного,
исчерпывающего объяснения и понимания реальности, тем не менее они дают наиболее
адекватные, правильные, максимально приближенные к истине ответы на все вопросы
человека.
Впереди наших потомков ожидают удивительные открытия в микромире, касающиеся
фундаментальных законов развития вещественных и полевых форм материи, а также

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

25

открытий в макромире - необъятном космосе, включая встречи с представителями
внеземных цивилизаций. Хочется верить, что до этих галактических контактов человечество
сможет победить в себе, по словам Джордано Бруно, “торжествующего зверя” и предстать
перед астронавтами инопланетных цивилизаций не в облике дикаря, размахивающего
атомной или другой дубиной, а в облике уважаемого партнера, коллеге по разуму, достойно
несущего полученное авансом имя своего биологического вида - “Человек Разумный”.
Минск, 30 ноября 2016 г., дополнено 15 августа 2019 г.

СПРАВКА
Статья опубликована на библиотечных сайтах интернета

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

2. НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ БЫТИЯ ЧЕЛОВЕКА
Краткий научно-популярный очерк
фило- и онтогенеза человека

26

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

27

Научные основы бытия человека
Краткий научно-популярный очерк
фило- и онтогенеза человека
Гуртовцев А.Л., к.т.н., с.н.с.
(Глава из книги Гуртовцева А.Л.
“Можно ли жить вечно, быть всегда молодым и здоровым?”, 2019 г.)
“Ничто не вечно под луной. Но жизнь
Бессмертна эстафетой поколений...”
Уильям Шекспир,1564-1616

Организм и гомеостаз - Антропогенез: фило- и онтогенез – Эволюция или
творение? Наука против креационизма – Научные доказательства и основы эволюции
живых организмов (палеонтология, систематика, морфология, физиология, биохимия) Идеи эволюции в эмбриологии: от преформизма к эпигенезу и биогенетическому закону –
Механизмы эволюции - Пример действия механизмов эволюции: ледяная рыба
Приложение: С чего начинается человек? Возрасты жизни

Организм и гомеостаз
В мире нет ничего вечного. Смертны все материальные объекты, начиная с атомов и
заканчивая звездами. Еще более неустойчивы и менее долговечны живые организмы,
состоящие из бесчисленного количества атомов и химических соединений, объединенных в
субклеточные, клеточные и внеклеточные структуры, ткани, органы, физиологические
системы и регуляторные сверхсистемы. Так, например, организм взрослого человека
содержит свыше 30 трлн собственных клеток 230-ти видов и более 40 трлн более мелких
клеток различных бактерий, не говоря уже о вирусах, грибах и других чужеродных
микроорганизмах в его теле, большая часть которых существует в симбиозе с человеком, а
ничтожная часть паразитирует в его организме, приводя в случаях микробного дисбаланса к
различным заболеваниям.
Все эти внутренние, материальные, физико-химико-биологические образования,
взаимодействуя друг с другом посредством генетических, биофизических, биохимических,
гуморальных, гормональных и нервных связей, обеспечивают существование и жизнь
организма как единого целого через его биологические механизмы гомеостаза (от греч.
homoiosis подобие + stasis состояние; динамическое постоянство, устойчивость,
стабильность и равновесие внутренней среды организма), роста и развития
(закономерного отклонения, изменения гомеостаза и его закрепления на новом уровне
структурно-функциональной регуляции), обмена веществом и энергией с внешней средой
(метаболизма, представляющего единство противоположных процессов – анаболизма, или
ассимиляции, и катаболизма, или диссимиляции).
Если нет гомеостаза, то нет и организма (французский физиолог, один из
основоположников экспериментальной медицины и эндокринологии, Клод Бернар, 18131878, писал: “Постоянство внутренней среды является необходимым условием
свободной жизни организма”). Экстремальные или стойкие нарушения гомеостаза

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

28

рассматриваются биологией и медициной как болезнь, как решающая причина утраты
организмом многих своих жизненно важных качеств. Механизмы, управляющие
жизнедеятельностью любого организма, включая его зарождение, развитие, старение и
смерть, создавались природой постепенно, медленно, длительное время. Они действуют не
на случайной, а на закономерной основе, по строго соответствующим материи, природе и ее
эволюции законам и правилам. Эти правила человеку надо исследовать, открывать, знать,
понимать и учитывать в своей жизни в целях эффективного управления как собственным,
коротким, индивидуальным жизненным циклом, так и длительными циклами развития
общества.

Антропогенез: фило- и онтогенез
Биология, палеонтология, антропология, медицина и генетика показали и доказали,
что жизнь любого и каждого человека, впрочем, как и всех других живых организмов,
подчинена законам филогенеза (от греч. phyle племя + genesis происхождение,
возникновение) - общего, исторического, эволюционного развития типов, классов,
отрядов, семейств, родов и видов множества поколений живых организмов - и
онтогенеза (от греч. ontos сущее, существо + ...генез) - индивидуального развития
конкретного живого организма от момента его зарождения и до окончания жизни.
Онтогенез всегда следует рассматривать в единстве и взаимообусловленности с
филогенезом. Эти биологические законы совместно задают общие направления развития и
жизненные циклы любых организмов, т.е. определенные временные периоды, стадии и
этапы их изменений и превращений (метаморфоз). Филогенез определяет этапы видовой
эволюции (под видом понимается популяция очень сходных особей, подобных по своим
морфологическим, эмбриологическим и физиологическим признакам друг другу, имеющих
общих предков и скрещивающихся в природе только в рамках своего вида), а онтогенез личной эволюции особи.
Если онтогенез конкретного человека всегда совпадает с периодом его собственной
жизни, то его филогенез, т.е. развитие человека как вида, имеет историю длительностью в
миллионы лет. Именно эта история определила антропогенез (от греч. anthropos человек +
...генезис; раздел антропологии, учение о происхождении человека от других, более ранних
групп млекопитающих), т.е. целостный эволюционный процесс превращения (под
действием менявшихся условий и факторов внешней среды, включая ее географические и
геологические особенности, состав местного биоценоза, температурные и климатические
колебания, изменения солнечной радиации, тектонические и вулканические процессы и т.п.)
антропоидов (...человек + eidos вид; доисторические прямоходящие человекообразные
обезьяны из класса млекопитающих отряда приматов семейства гоминидов, включая
ископаемые виды сахелантропа, 7-6 млн лет до н.э., оррорина, 6,2-5,6, млн лет до н.э.,
ардипитека, 5,5-4,4 млн лет до н.э., австралопитека, 4-1,8 млн лет до н.э. и др.) и их
потомков архантропов (от греч. archaios древний + ... человек; древнейшие люди
семейства гоминидов рода Homo [Люди], к которым относят питекантропов,
синантропов, палеоантропов, или неандертальцев, и некоторые другие близкие к ним
формы ископаемого человека) в Человека разумного (вид Homo sapiens; интересно
отметить, что из более сотни биологических признаков, характеризующих в целом отряд
приматов, 80% из них имеются у человека).
В процессе антропогенеза решающими факторами становления человека как
разумного существа стали его общественный, стадный образ жизни (эта предпосылка
необходима, но не достаточна для формирования человека, ибо и сегодня существует много
стадных животных, далеких, тем не менее, от человеческого уровня самоорганизации) и
коллективный труд, связанный не столько с общим собирательством, охотой или
рыболовством (это доступно и животным), сколько с изготовлением первых
искусственных, сложных каменных орудий труда (пользование готовыми природными
орудиями, включая палку и камень, имеет место и у животных).

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

29

Именно благодаря этому коллективному процессу создания искусственных
артефактов, требовавшему поиска на территории обитания племени залежей подходящих
каменных заготовок, развития точных ручных навыков их обработки (раскалывания,
отщепов и обивки камня с целью придания ему необходимой формы и ударных или режущих
качеств) и умственных усилий для решения конструкторской задачи “что и как следует
делать”, совершенствовались прямохождение, строение кисти, развитие центральной
нервной системы, мозга, речи и сознания человека (в частности, исследование генов,
отвечающих за организацию речевой зоны коры головного мозга, показало, что они
сформировались примерно 200 тыс. лет до н.э. и имеют прямое отношение к виду Гомо
сапиенс).
Справедливы слова Энгельса: “Труд создал самого человека”. К этому следует
добавить, что и сегодня именно труд позволяет человеку оставаться человеком в подлинном
смысле этого слова (участь бездельника – это его физическая и психическая деградация;
среди долгожителей не было ни одного лентяя, а все они дружно отмечали большую роль
труда в поддержании их здоровья и долголетия).

Эволюция или Творение? Наука против креационизма
Многие люди с религиозным мировоззрением категорически отрицают свое родство с
другими видами животных, высокомерно полагая себя особыми, “божественными
существами”, не имеющими ничего общего с “презренными” и “низкими” животными
тварями (хотя, стоит лишь пристальнее вглядеться в те многочисленные постыдные
“дела”, которые повсеместно творят люди [ложь, лицемерие, лесть, злоба, зависть,
нетерпимость к инакомыслию, ненависть, измена, обман, подлог, клевета, мошенничество,
кражи, грабежи, коррупция, насилие, пытки, убийства, этнические и религиозные чистки,
локальные и мировые войны], чтобы сразу распознать в них природную, звериную основу,
управляемую животными рефлексами, инстинктами и половыми гормонами). Тысячелетия
эти “упертые” люди, придерживаясь своих традиционных верований, оформленных в виде
мифологических или религиозных учений, убеждали и продолжают убеждать себя и других
в своем сверхъестественном, потустороннем, нематериальном, над- и внеприродном
происхождении, но современная наука обстоятельно развенчивает эти архаичные,
традиционные, примитивные, но “освященные именем бога” заблуждения.
Наступают времена, когда всему человеческому сообществу необходимо посмотреть
правде в глаза и признать собственную материальную, естественную, природную,
эволюционную историю, ибо незнание или ложное знание прошлого неминуемо несет
угрозу будущему (сегодня во многих странах мира такую угрозу представляют, в
частности, различные мусульманские, христианские и другие религиозные фанатики,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

30

сеющие вокруг себя невежество, ненависть и смерть во имя несуществующих богов и
окаменевших радикальных верований). Чтобы уверенно созидать человечное будущее, его
надо строить не на зыбком песке религиозной веры и суеверий, а на твердом, едином, научно
обоснованном, естественном, природно-общественном фундаменте. Эволюционный путь
от природной эгоцентричной твари и буйствующего зверя к человеку разумному,
ценящему не только собственные интересы и личную выгоду, не только свои чувства и
индивидуальную свободу, но уважающему аналогичные правомочные желания и
требования всех других людей и общества в целом, еще не пройден. Нынешнему и
будущим поколениям человечества духовный путь своего глубокого, подлинного,
гуманного, космического самостановления еще только предстоит осознать, найти и пройти, и
никакие боги или религии для этого не только не нужны, но опасны и вредны.
Научные доказательства эволюции органического мира, включая антропогенез,
носят глобальный, комплексный, системный и всесторонний характер, опровергая все
прошлые и современные мифологически-религиозные выдумки о якобы “божественном”
происхождении и одномоментном творении всей живой природы, что отчаянно пытается
защищать креационизм (от лат. creatio созидание; утверждает о божественном творении
Вселенной, Земли и жизни, отрицает эволюцию “мертвой” и живой природы, в том числе
происхождение и изменение видов; сегодня креационизм маскируется под доктрину
“разумного замысла”).
Любое живое существо, будь это микроб, растение, животное или человек, является
не “божьей”, а сугубо природной тварью со всеми вытекающими из этого непреложного
факта следствиями. Тысячелетия мифология и религия с подачи “сильных мира сего”
пытаются манипулировать массовым человеческим сознанием, убеждая людей в том, что
те, будучи простыми смертными, не властны над собственной жизнью, а находятся в полной
зависимости и подчиненности от некоего верховного, высшего, бесплотного, скрытого,
тайного, всезнающего и всемогущего мирового существа и господина – Бога (именно он
якобы создал по своему плану и подобию весь мир, в том числе и высшую “божью” тварь –
человека). При этом, по утверждениям служителей культа, “божественные” интересы и
желания самого “творца” (“Так угодно Богу!”) известны якобы лишь им одним и подлежат
через их религиозные “таинства”, обряды и “духовную” интерпретацию безусловному
исполнению всеми верующими (за нарушения предписаний “свыше” нерадивым лицам
грозят различными карами в этой и некой иной, таинственной,“потусторонней” жизни!).
Человек, конечно, может тешить свое самолюбие подобными фантазиями, байками и
сказками, но они ему не столь помогут, сколько навредят своей неадекватностью, иллюзиями
и ложью в реальной, земной, единственной и неповторимой жизни.
Религиозный подлог и религиозное лицемерие заключаются в том, что верховные
жрецы, служители и адепты культа осознанно, намеренно, целенаправленно подменяют
законную власть природы над живым человеческим организмом своей собственной,
корыстной, идеологической властью, основанной на психоэмоциональном внушении,
давлении и духовном насилии над слабым человеческим сознанием, а через него и над
самой материальной жизнью людей. Церковные иерархи пытаются собственной власти,
подчиняющей, угнетающей и порабощающей людские души, придать через образ
мифического Бога черты непререкаемого авторитета, “истинности”, глубокой святости и
высокой нравственности. До тех пор, пока человеческое сообщество не сумеет, преодолевая
свои религиозные страхи, предрассудки и суеверия, прямо взглянуть на собственную
природную сущность, до тех пор оно продолжит жить, страдать и мучиться в искаженном,
раздвоенном, шизофреническом мире.
Первый, настоящий, материальный, реальный, земной, природный, здоровый,
чувственный мир развивается по естественным, объективным, не придуманными людьми
или некими сказочными существами, законам и требует от человека для его выживания и
благоденствия определенных разумных действий, согласующихся с непреложными законами
действительности. Другой, искаженный, осколочный, бредовый, подложный, воображаемый,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

31

вымышленный, виртуальный, мифологически-религиозный мир не имеет к первому миру ни
малейшего объективного отношения (является архаичным, устаревшим, ошибочным
отражением реальности в сознании человека, что постоянно доказывает развитие
мировой системы научных знаний), но, через носителей религиозной идеологии и
поддерживающих их властных, государственных структур, пытается диктовать обществу
свои давно застывшие, окаменевшие, тупиковые взгляды, правила и нормы. Второй мир,
паразитируя на первом, пожирает время, силы, материальные и духовные ресурсы многих
поколений людей, отвлекая их от решения насущных жизненных проблем, консервируя их
мировоззрение и препятствуя их дальнейшему свободному духовному, самостоятельному,
здравомыслящему, творческому развитию.
Действительно, зачем человеку развиваться и совершенствоваться, если всё, что
якобы ему нужно для счастья, уже давным-давно изложено в святых писаниях (Торе,
Талмуде, Библии, Коране и другой теологической макулатуре)? Ни о чем ином не думай,
изучай застывшие догмы, зубри их, распространяй, выполняй – и ты станешь угоден Богу,
будешь счастлив в этой и последующей жизни! Религия, противодействуя научному
воспитанию и образованию молодежи (через свои, растущие как грибы после дождя,
церковно-приходские школы, колледжи, медресе, духовные академии, храмы, синагоги,
мечети), замыкая с малых лет юное податливое сознание в железную клетку позавчерашних,
мифологических, антинаучных представлений и верований, на корню блокирует развитие у
новых поколений людей систематического, критического, аналитического, познающего,
здорового мышления - того мощного духовного потенциала и средства, которое единственно
способно реально решать накопившиеся человеческие проблемы и изменять жизнь общества
к лучшему.

Научные доказательства и основы эволюции живых организмов
(палеонтология, систематика, морфология, физиология, биохимия)
Научные доказательства эволюции жизни на Земле основываются не только на
общеизвестных, зримых находках палеонтологии (сравнительном исследовании ископаемых
остатков древних растений и животных), наглядно демонстрирующих общность
происхождения, преемственность и развитие всех животных форм, но и на данных
систематики, морфологии, физиологии, биохимии, эмбриологии, генетики, биогеографии и
других естественных наук.
Так, биологическая систематика (наука об именовании, описании и классификации
организмов с целью установления их эволюционных взаимоотношений) дает возможность
расположить живые существа по их признакам в иерархическую систему категорий, или
таксонов (виды, роды, семейства, отряды, классы, типы), что уже само по себе
свидетельствует о существовании между различными организмами эволюционной связи (при
ее отсутствии признаки носили бы случайный характер и не позволяли бы обнаружить
порядок в живом мире). Кроме того, возникновение четко определенных групп организмов
стало возможным в силу того, что многие их промежуточные формы вымерли, т.е. живущие
виды остались “островками жизни в океане смерти”, иначе бы они составляли один
сплошной, непрерывный ряд форм – от низших к высшим, от простых к сложным
(любопытно, что именно на разрывах между группами живых существ и пытаются
спекулировать креационисты: им немедленно подавай весь спектр изменений видов,
который, впрочем, и так пытается шаг за шагом восстановить научная систематика).
Эволюцию видов подтверждает и морфология (от греч. morphe форма; наука о
формах и строении организмов). Она показывает наличие у представителей разных групп
систем органов, которые гомологичны (от греч. honologia согласие), т.е. сходны в общих
чертах по своему строению, хотя и могут выполнять в разных организмах различные
функции. Так, в частности, гомологичны рука человека, ласта кита или тюленя, лапа кошки
или крота и крыло птицы (все они состоят из почти одинакового числа костей, мышц,
нервов и кровеносных сосудов, расположенных по общей схеме). Морфология

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

32

свидетельствует о единстве происхождения и эволюции организмов не только через
гомологичные органы, но и через наличие у особей разных видов рудиментарных органов
(от лат. rudimentum зачаток; точнее, вестигий – от лат.vestigium след, остаток), которые
недоразвиты и представляют собой исчезающие, отмирающие, элиминирующие остатки
развитых органов, имевшихся когда-то у предковых форм, но утративших свое прежнее
значение в связи с изменением образа жизни предков (например, в связи с их переходом из
водной среды на сушу или, наоборот, с суши в воду, от лазанья по деревьям - к ходьбе по
саваннам или от растительного питания - к всеядному).
Подобные морфологические остатки существуют у многих животных, в частности, у
усатых (уст. беззубых) китов, к которым относятся самые крупные млекопитающие – синие,
или голубые киты, достигающие длины 33 м и веса 160 т, сохранились эмбриональные
зачатки зубов (в 2011 г. у берегов Австралии был открыт ископаемый 3-метровый
представитель усатых китов с большими зубами для захвата и измельчения добычи, что
лишний раз подтвердило эволюционный характер развития китовых усов), у ряда китов,
например, кашалотов, в толще их брюшных мышц имеются костные рудименты таза и
задних конечностей (эти признаки проявляются и как атавизмы – см. ниже), у бескрылых
птиц остались зачаточные кости крыла, а у слепых пещерных или глубоководных животных
обнаружены рудименты глаз. Известно, что только в организме человека насчитываются
десятки различных рудиментов, включая червеобразный отросток слепой кишки и зубы
мудрости (от растительноядных), копчик (от рыб и рептилий), волосяной покров туловища
(от обезьян), мышцы движения ушей (от других млекопитающих, в частности, грызунов) и
др.
Почему и каким образом когда-то полноценные и успешно работавшие органы стали
при изменении образа жизни организмов исчезать в череде их последующих поколений
(зачатки рудиментов формируются у эмбрионов и сегодня, но их дальнейшее развитие
блокируется на генном уровне)? В биологии общепризнанна формула: “структура
определяет функцию”. И, действительно, при повреждении структуры нарушается или
прекращается выполнение соответствующей функции: так, например, травма глаз индивида
может привести к его слепоте. В этом плане рудименты воспринимаются учеными как явное
несоответствие структуры и функции. Менее известна, но не менее значима другая формула
биологии: “функция рождает структуру”, или “нет функции – нет структуры”. Она, с
позиций логики, как нельзя лучше проясняет процесс рудиментации и отмирания органов:
исчезает функция и поэтому постепенно деградирует ответственная за нее структура
(так, например, у атлета, переставшего тренироваться, мышечная ткань достаточно
быстро, уже в течение года, атрофируется и замещается жировой). Подобные процессы
редукции, утраты, дегенерации, атрофии, уменьшения, упрощения отдельных структур
организма, его органов и функций в ходе эволюции называют еще инволюцией (от лат.
involutio свертывание), или обратным развитием.
Данное выше объяснение результатов инволюции неявно ведет к признанию
критикуемого сегодня в биологии положения, сформулированного еще в 1809 г.
предшественником Дарвина, автором первой целостной теории исторического развития
живой природы (ламаркизма), франц. биологом Жан Батистом Ламарком (1744-1829; в
1794 г. подразделил всех животных на 2 группы: позвоночные и беспозвоночные, а в 1802 г.
ввел термин “биология”; труды “Философия зоологии”, 2т, 1809г.; “Естественная
история беспозвоночных животных”, 7т, 1815-1822 гг.; в 1818 г. ослеп, умер в бедности) в
виде “закона наследования приобретенных признаков” (“закон упражнения и
неупражнения органов”: орган, который часто упражняется, развивается, а в противном
случае, не используясь, медленно отмирает) – передаче сформированных в онтогенезе
организма признаков потомству.
Ламарк отверг господствовавшие до него метафизические взгляды швед.
натуралиста Карла Линнея (1707-1778; открыл и описал 1500 новых растений, ввел систему
классификации растительного и животного миров с применением бинарной номенклатуры

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

33

род-вид, распределил животных по 6 классам, выделил высший класс животных млекопитающих, включив в него и человека; труд “Система природы”, 1735 г.) и франц.
естествоиспытателя Жоржа Кювье (1769-1832; впервые соединил в один тип позвоночных 4
класса: млекопитающих, птиц, рыб и амфибий; автор теории катастроф, якобы
периодически обновляющих и заново творящих живой мир) о постоянстве и неизменности
видов, доказывая, что природа создала все многообразие форм живых существ, включая их
размеры, строение и функции органов, благодаря наследуемости новых свойств, привычек,
навыков и потребностей, возникающих у организмов на протяжении длительного
времени под прямым (для растений и низших животных) или косвенным (для высших
животных: под опосредованным влиянием их нервной системы) воздействием различных
внешних условий (климата, почвы, пищи, света, теплоты, атмосферы и т.п.).
Одним из первых об изменяемости видов под влиянием окружающей среды заявлял
еще одногодок Линнея, франц. натуралист, математик и писатель, хранитель Парижского
ботанического сада Жорж Бюффон (1707-1788; автор “Естественной истории” в 36 т.,
1749-1788 гг.), хотя он и не стал развивать свои взгляды в серьезную теорию. О
всемогуществе среды и ее преобразующем влиянии на формы организмов утверждал и
другой предшественник Дарвина, защитник идеи единства происхождения и эволюции
животного мира, оппонент Кювье в научном споре с ним об изменяемости видов,
самобытный франц. зоолог Сент-Илер Жоффруа (1772-1844; открыл десятки новых родов
и видов млекопитающих, пресмыкающихся, земноводных и рыб). Он говорил о прямом
изменяющем действии внешней среды на животных в их ранней стадии онтогенеза
(зародышевой), и возможности передачи возникающих зародышевых изменений потомству.
Теория эволюции Дарвина, пришедшая на смену ламаркизму, признала
наследуемыми признаками лишь врожденные (а причиной их изменений – родительский
процесс оплодотворения половых клеток и случайные генетические мутации в их
наследственном механизме, т.е. изменения во внутренней структуре генов или структуре и
числе хромосом). В 1930 г., более чем за два десятилетия до открытия структуры генов, англ.
статистик-генетик Роналд Фишер (1890-1962) сформулировал общепризнанное сегодня
положение:“Мутация есть источник любого наследуемого изменения” или, иными
словами, мутация – источник генетического разнообразия живых организмов, поставляющий
сырье для естественного отбора (без мутаций естественный отбор не существовал бы).
Вопрос же о наследовании приобретенных признаков, якобы влияющих на гены половых
клеток, не получил подтверждения в ряде проведенных в прошлом экспериментов (в том
числе, по укорачиванию хвоста мышей в череде их поколений) и оказался вне теории
эволюции, хотя сам Дарвин, продолжая прозорливую мысль Ламарка, и предлагал одну из
гипотез такого наследования. Сегодня в генетике более или менее изучена линия передачи
признаков от клеточного наследственного механизма, от генотипа (совокупности всех
наследственных факторов организма) - от ядерных и цитоплазматических ДНК и РНК, к
фенотипу (совокупности всех признаков и свойств организма, формируемых в онтогенезе
под влиянием генотипа и среды) - на белки (задают структуру и функции, морфологию и
физиологию организма, т.е. его качества, свойства и признаки).
Но, обратный механизм передачи информации от фенотипа к генотипу, от белков
соматических клеток половозрелого организма на наследственный аппарат, в половые клетки
(яйцеклетки, спермии), пока не обнаружен и не исследован, что еще не означает его
принципиальное отсутствие. Возможно, все же существует некий механизм влияния,
например, опосредовано через нейрогормональную связь, среды, образа жизни и признаков,
приобретаемых индивидуумом в период от момента его зачатия и до угасания собственной
репродуктивной функции (признаки, появившиеся после утраты организмом способности к
размножению, не представляют наследственного интереса для вида), на наследственный
аппарат. В противном случае, проблематично объяснить многие видовые морфологические и
физиологические качества эволюционного и инволюционного толка (одной из возможных
форм вмешательства онтогенеза в наследственность может быть внутриклеточный

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

34

паразитизм ДНК-вирусов, способных в процессе вирусной инфекции изменять отдельные
участки ДНК не только соматических, но и половых клеток организма хозяина: в
частности, известны подобные лабораторные исследования заражения гамет вирусом
герпеса). Сегодня же все объяснения на эту тему сводятся к одному и общему – адаптации
популяций к условиям внешней среды путем естественного отбора, но без раскрытия какихлибо деталей такого важнейшего эволюционного процесса.
Рудименты характерны, как правило, для всех особей данного вида (некоторые,
например “третье веко”, - лишь для определенных внутривидовых групп), но иногда у
отдельных особей (у менее 1-3% или даже 0,1-0,01% от популяции) возникают
морфологические признаки, которые отсутствовали у их ближайших родичей, но были
характерны для отдаленных предков, находившихся когда-то на более низкой стадии
эволюции, - атавизмы (от лат. atavus предок). У человека к атавизмам относят, например,
хвостовой придаток (не путать с копчиком!), добавочные парные молочный железы в
нетипичных местах (полимастия), густой волосяной покров (гипертрихоз; не путать с
повышенной волосистостью тела многих мужчин, особенно южан), добавочные шейные
ребра (у эмбриона закладываются 29 пар ребер, из которых получают окончательное
развитие лишь 12 грудных пар, а остальные элиминируют, т.е. подвергаются обратному
развитию), незаращенные жаберные щели (свищ, фистула или киста и их комбинации,
появление которых возможно на месте 5-ти жаберных дуг к 5-й неделе развития
человеческого зародыша), незаращенные предсердные перегородки у новорожденных
(второй по частоте детский врожденный порок сердца) и др. Причина атавизмов –
“спящие”, неактивные гены далеких предков, находящиеся в генетическом материале
потомков, но заблокированные другими, более поздними генами (ингибиторами,
супрессорами). Сбой блокировки приводит к “пробуждению” спящих признаков, их
активированию, восстановлению, что лишний раз подтверждает историческое развитие и
эволюцию всех видов живых организмов.
Сравнительная физиология (наука о жизнедеятельности организмов, о процессах,
протекающих в их системах, органах, тканях, клетках и их структурных элементах) и
биохимия (наука, изучающая химический состав организмов, структуру, свойства,
локализацию и роль химических соединений, пути их образования и превращения в среде
организма) вносят свою весомую лепту в доказательства эволюции живой природы.
Предварительно следует вспомнить, что из поколения в поколение, с рождения и до
смерти, все авто- и гетеротрофные организмы каждого вида воспроизводят исключительно
свою, характерную, специфическую, видовую упорядоченность, или видовую структуру
(не как у Пушкина: “Родила царица в ночь, Не то сына, не то дочь, Не мышонка, не
лягушку, А неведому зверушку”). Автотрофы в процессе жизненного цикла строят себя из
простейших неорганических соединений среды обитания (воздуха, почвы, воды), а
гетеротрофы – из сложных органических соединений других, поглощаемых ими
растительных или животных организмов. Известно, что сходство и различие земных
организмов определяются наборами их белков - высокомолекулярными полимерами
(полипептидами), состоящими из сотен-тысяч низкомолекулярных мономеров –
аминокислот (структура того или иного белка определяется специфической, четко
определенной последовательностью его аминокислот, точнее, аминокислотных
остатков, остающихся от кислоты после ее встраивания в белковую цепь; известно свыше
500 видов аминокислот, но в составе белков всех земных организмов встречаются не более
20 их видов, причем в человеческом организме половина из них заменима, т.е. синтезируется
самим организмом из других органических соединений, а вторая половина незаменима и
должна поступать извне, с пищей; все аминокислоты содержат аминогруппы -NH2 и
карбоксильные группы –COOH, связанные с теми или иными органическими радикалами:
так, например, в формуле глицина NH2-CH2-COOH – простейшей, аминоуксусной кислоты,
выполняющей в нервной системе роль тормозного нейромедиатора, указанные группы
связаны с углеводородным радикалом -CH2-).

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

35

Каждый вид растений и животных имеет особый, только ему присущий набор белков,
т. е. белки являются основой видовой специфичности (некоторые белки, выполняющие
одинаковые функции, могут иметь очень близкое строение у разных видов, как например,
инсулин – слабо специфичный белковый гормон поджелудочной железы, содержащий 51
аминокислоту, - практически одинаков у человека, свиньи, собаки и крупного рогатого
скота; и, напротив, видоспецифичен белковый гормон передней доли гипофиза - гормон
роста соматотропин, содержащий 191 аминокислоту и влияющий не только на рост
организма, но на его старение и продолжительность жизни). Более того, комбинация
белковых макромолекул неповторима для каждого земного организма: на Земле нет и
двух организмов (если только они не монозиготные, однояйцевые близнецы) с полностью
идентичными наборами белков.
Таким образом, в общем случае, белки со схожими функциями различаются даже у
разных индивидов одного и того же вида (это порождает проблему совместимости
тканей при пересадках органов или переливании крови, где необходимо дополнительно
учитывать ее группу; заметим, что степень отторжения чужих белков и соответственно
органов снижается при переходе от высших животных к низшим, например, к рыбам и
амфибиям, что свидетельствует о росте специфичности белков по мере продвижения
организмов вверх по эволюционной лестнице). В то же время следует подчеркнуть, что все
аминокислоты неспецифичны - они общи для всей живой природы, т.е. химический
состав той или иной аминокислоты не зависит от того, в каком организме, растительном или
животном, она синтезирована или выделена.
Физиология и биохимия обнаруживают, что всем гетеротрофам, начиная с
бактерий-сапрофитов и заканчивая человеком, нужны не специфические части, ткани или
органы поглощаемых ими живых или мертвых организмов, не их белки или другие
органические полимеры, а только низкомолекулярные органические соединения, которые
можно “добыть“ из этих “чужих” макромолекул. Но сама по себе “чужая” упорядоченность
другим организмам не нужна и должна быть разрушена (так, например, чтобы построить
дом их камней, уже использованных в строительстве крепостной стены, следует для
начала эту стену разобрать на отдельные камни или их блоки)!
Все гетеротрофы воссоздают свою специфическую, упорядоченную белковую
структуру, предварительно преобразуя в собственной пищеварительной системе чужие
специфические органические макромолекулы (это касается как белков, так и других
полимеров - нуклеиновых кислот, полисахаридов) до уровня общеприродных,
неспецифических, универсальных органических веществ (аминокислот, нуклеотидов,
моносахаридов). И лишь разрушив “чужое” до универсальных остатков – элементарных
строительных кирпичиков жизни (в этом процессе катаболизма выделяется свободная
энергия, заключенная в сложных “чужих” мало окисленных органических соединениях и
используемая новым организмом для синтеза уже своих, родных частей), организм хозяина
формирует из них специфический, присущий только ему, видовой и индивидуальный набор
белков. Примечательно, что один и тот же универсальный механизм строительства
организма действует во всей живой приводе (в частности, физиология пищеварения и
синтеза белков одинакова у разных организмов), будь то инфузория-туфелька,
переваривающая в своей цитоплазме поглощенную бактерию, или человек, усваивающий в
своем желудке и кишечнике тушеное мясо кролика.
Физиология обнаруживает, что важнейшие физиологические процессы – дыхание,
пищеварение, кровоснабжение, выделение и реакции на раздражители - одинаковы у
организмов разных видов, отрядов и даже классов животных (например, они сходны у
человека - представителя отряда приматов, крысы – представителя семейства мышей
отряда грызунов и лягушки – представителя семейства бесхвостых класса земноводных).
Наиболее наглядным доказательством происхождения от общих предков служит большое
сходство в строении и функционировании однотипных органов (сердца, легких, желудка и
др.) организмов человека и других млекопитающих (имеющиеся между ними определенные

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

36

расхождения, например, в функциях органов размножения или в расположении некоторых
кровеносных сосудов, объясняются отличиями в местах обитания и образе жизни
сравниваемых организмов). Единство всей живой материи подчеркивает ее клеточное
строение и общность физиологических процессов, протекающих на клеточном уровне у
всех живых существ, начиная с простейших, одноклеточных и завершая сложными
многоклеточными организмами.
В свою очередь, биохимия выявляет значительное сходство белков крови у всех
млекопитающих и, более того, по показателям реакции антиген-антитело позволяет
установить степень их кровного родства (для человека в отряде приматов ближе всего
стоят человекообразные обезьяны – в частности, человеку можно переливать кровь
шимпанзе соответствующей группы, а наиболее далеки от него лемуры – род полуобезьян
отряда приматов). Так, например, кошки, собаки и медведи ближе друг к другу, чем к
другим группам млекопитающих (близкородственное сообщество образуют и
парнокопытные жвачные - коровы, овцы, козы, олени и антилопы), а птицы находятся на
эволюционной лестнице ближе к черепахам и крокодилам, чем к змеям и ящерицам (все
последние 4 вида относятся к пресмыкающимся, или рептилиям). Аналогичные выводы
биохимия делает и на основе анализа конечных продуктов выделения (мочевой кислоты,
мочевины, аммиака) у организмов разных видов.

Идеи эволюции в эмбриологии: от преформизма
к эпигенезу и биогенетическому закону
Особое значение для понимания эволюции имеют данные сравнительной
эмбриологии (от греч. embrion зародыш; наука, изучающая зародышевое развитие
организмов).
На протяжении 17-18 вв. в биологии и медицине в отношении развития живых
организмов господствовало религиозно-метафизическое учение преформизма (от лат.
praeformo заранее образую, предобразую), согласно которому готовый, полностью
сформированный микроскопический зародыш будущего организма уже изначально (с начала
“творения” мира - “от Адама и Евы”) якобы хранится в яйцеклетке (по мнению
преформистов-овистов, отрицавших мужское влияние на наследственность) или в
сперматозоиде (по мнению анималькулистов, не признававших наследование по женской
линии и рассматривавших женское яйцо в качестве лишь инкубатора, обеспечивающего
питание и развитие мужского семенного зверька – анималкулу, который впервые был
описан в 1677 г. голл. натуралистом - микроскопистом Антони ван Левенгуком, 1632-1723,
а позже получил название сперматозоида), предопределяя собой все признаки и развитие
индивида до взрослого состояния – увеличение его роста без усложнения организма. При
этом, преформисты отвергали какое-либо изменение и развитие видов, полагая, что все
будущие поколения той или иной особи уже хранятся в неизменном виде в ее половых
клетках подобно вложенным друг в друга убывающих размеров матрешкам или шкатулкам
(отсюда иное название преформистов – “шкатулочники”; некоторые из них пытались
даже высчитать, сколько же поколений людей было заложено творцом в яйцеклетку
библейской Евы и когда исчерпается этот лимит; родоначальник немецкой классической
философии Иммануил Кант, 1724-1804, говорил о преформистах, что они хотят “каждую
особь...получить непосредственно из рук творца”).
Умозрительным идеям преформизма, появившимся еще в античности (их
сторонником, в частности, был и “отец медицины” Гиппократ, 5-4 вв. до н.э.), всегда
противостояли взгляды другого конкурирующего биологического направления - эпигенеза
(от греч. сверх, после + ...генез), утверждавшего принципы зародышевого развития
организма путем новообразований всех его органов. Первым эпигенетиком был уже
Аристотель (384-322 до н.э.), а в конце средних веков эпигенез поддержал англ. врач, один
из основателей научной физиологии Уильям Гарвей (1578-1657; впервые вывел
общеизвестную сегодня формулу “Ex ovo omnia”, или “Всё [живое] – из яйца”; описал

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

37

большой и малый круги кровообращения, а в 1651 г. издал трактат “Исследование о
зарождении животных”, в котором сформулировал теорию эпигенеза и установил, что
зародыш цыпленка развивается не из желтка или белка, а из зародышевого кружка, или
пятна, а также высказал мысль о том, что животные в период эмбрионального развития
проходят ступени филогенеза).
В середине 18-го века эпигенез получил первое научное подтверждение в трудах
одного из основоположников эмбриологии, нем.-росс. биолога и анатома Каспара Вольфа
(1731-1794), выполнившего сложные экспериментальные работы под микроскопом над
куриным зародышем. В 1759 г. ученый опубликовал в Германии свою новаторскую
докторскую диссертацию “Теория зарождения”, а через 9 лет в России - и свой новый труд
“Об образовании кишечника у цыпленка”. В этих работах Вольф обосновал эпигенез как
теорию постепенного и последовательного формирования органов и систем зародыша
из некой исходной бесструктурной массы и ее пленчатых листовидных слоев. На
зародыше цыпленка он тщательно проследил начало развития сердца и кровеносных
сосудов, процесс формирования конечностей, первичных почек и кишечника. Наглядно и
конкретно ученый показал, что системы органов куриного эмбриона возникают из плоского
зародышевого листка, который превращается вначале в желобок, а затем сворачивается в
трубку, образуя само тело эмбриона (много позже эмбриология установила, что зародыши
многоклеточных животных проходят общую для них всех стадию образования
зародышевых листков, подтверждая тем самым единство их происхождения и
эмбрионального развития). Своими исследованиями Вольф заложил первые основы будущих
учений о зародышевых листках и индивидуальном развитии организмов - онтогенезе, а
также, нанеся удар по основам преформизма, открыл в теории дорогу для развития
представлений об эволюции видов.
Наиболее слабым местом теории Вольфа, как и эпигенеза в целом, было объяснение
коренной причины направленного, согласованного, “целесообразного” развития организма
от бесструктурной, на первый взгляд, материи в высокоорганизованную систему органов
(нетрудно видеть, что искомая причина является частным случаем другого, более
глобального каузального обоснования и основания - причины развития всего
материального мира, природы, вселенной, и в качестве такого обоснования в людских умах
до сих пор с переменным успехом борются два начала, два взгляда – архаичный,
мифологический, религиозный, опирающийся на идею мифического Бога и божественного
творения мира, и материальный, естественнонаучный, атеистический, подтвержденный
экспериментально, всем ходом развития научного знания и опирающийся на законы
материи, которые человек может открыть, понять и использовать для улучшения своей
жизни).
Еще Аристотель в поисках движущего начала развития зарождающегося организма
выдвигал в качестве такого движителя некую метафизическую, мистическую, идеальную
“конечную причину”, “высшую цель”, форму, душу или энтелехию (целеустремленность,
целенаправленность как силу превращения возможности в действительность), а Гарвей –
“внутренний принцип”. Вольф, следуя за своими великими предшественниками, обозначил
такую скрытую причину как “существенная сила” (не путать с “жизненной силой”
виталистов, так как под своей силой Вольф понимал некую материальную причину –
“квалифицированную материю”, а не божественный дух). После Вольфа были еще
“образовательное стремление” нем. анатома и антрополога Иоганна Блюменбаха (17521840), “ предрасположенность к развитию” нем. философа Фридриха Шеллинга (17751854), “воля к жизни” нем. философа Артура Шопенгауэра (1788-1860) и другие попытки
обозначить некую нематериальную причину развития живой материи.
Понятно, что Аристотель, Гарвей, Вольф и другие эпигенетики, будучи заложниками
своего времени, не могли еще знать о клеточном строении всех организмов (клеточная
теория родилась в 1839 г. в трудах нем. биолога Теодора Шванна, 1810-1882, который
опирался во многом на труд “Данные о фитогенезисе”, 1838 г., нем. ботаника Матиасса

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

38

Шлейдена, 1804-1881), о хромосомах – этих нитевидных структурных элементах клеточного
ядра (у эукариотов) или органелл цитоплазмы (у прокариотов), содержащих и передающих
из поколения в поколение наследуемые признаки и свойства организма (первые описания
хромосомной теории наследования появились у разных авторов лишь в 1873-1882 гг.;
современная наука допускает существование и других, дополнительных наследственных
факторов нехромосомного, цитоплазматического
характера), и о спрятанных в
хромосомах генах – непосредственных материальных носителях, единицах
наследственной информации для постройки и развития новорожденного организма
(первые представления о статистических закономерностях передачи наследственных
признаков, названных позже генами, сформулировал в 1865 г. австр. ботаник,
основоположник теории наследственности Грегор Мендель, 1822-1884, а данные о генах,
как части хромосом, впервые описаны в 1911 г. в трудах амер. биолога Томаса Моргана,
1866-1945, и его последователей).
В этом отношении преформистам было гораздо проще – у них планом создания
нового организма была его готовая материальная микрокопия, живой прототип (в какой-то
мере понятие о такой копии можно рассматривать как далекий намек на существование
другой материальной, но не идентичной по форме, а схематической, алгоритмической,
программной копии организма, - генома). Возможно, именно благодаря своей доведенной до
примитивизма простоте объяснений сложнейших процессов зарождения жизни,
преформизму удавалась так долго держать в своем плену человеческое сознание (в своей
массе люди и сегодня любят простые объяснения и бегут от сложностей, требующих
углубленной работы мысли и напряжения мозга).
Работы Вольфа несколько десятилетий оставались в ученом мире невостребованными,
забытыми, а были переосмыслены лишь в 1812 г. и продолжены нем.-росс. биологомэволюционистом, анатомом, палеонтологом и эмбриологом Христианом Пандером (17941865), который, изучая зародышевое развитие все того же цыпленка, одним из первых, в
1817 г., указал на важную роль трех зародышевых листков (наружного, среднего и
внутреннего, названных позже экзо-, мезо- и энтодермой) как источников формирования
тех или иных определенных групп тканей и органов многоклеточного организма.
Позднее трудами других биологов-эмбриологов был открыт важнейший
биогенетический закон (установлен в 1864 г. в виде положения “эмбриональное развитие
индивида отражает историческое развитие вида” нем. зоологом-эволюционистом,
эмбриологом Фрицем Мюллером, 1821-1897; сформулирован в 1866 г. в виде тезиса
“Онтогенез кратко повторяет филогенез” нем. зоологом-эволюционистом Эрнстом
Геккелем, 1834-1919; дополнен и детализирован нем.-росс. ученым, основателем
сравнительной эмбриологии Карлом Бэром, 1792-1876), который установил, что зародыши
всех многоклеточных животных организмов в процессе своего начального эмбриогенеза
рекапитулируют (от лат. recapitulatio повторение), т.е. повторяют, воспроизводят в
сокращенном и ускоренном виде основные узловые моменты эволюционного пути своих
предковых форм. При этом общие признаки, характерные для типов и классов, появляются
в зародыше раньше частных, присущих родам и видам (у человека последние частные
эволюционные признаки относятся к отряду приматов, семейству гоминидов и роду людей).
Как результат, зародыши высших животных сходны на ранних стадиях своего развития (до
8-й недели) с зародышами низших животных, что особенно заметно у всех позвоночных. Так,
например, зародыш человека на первых неделях развития трудно отличить от зародыша
рыбы (надкласс водных позвоночных), лягушки (класс земноводных), цыпленка (класс птиц)
или свиньи (класс млекопитающих).
Известно, что эволюция предковых форм человека происходила от рыб через стадии
амфибий и рептилий (в нижнем девоне, 420-390 млн лет до н.э., кистеперые, или
лопастеперые, костные рыбы впервые вышли из пресного мелководья или болот на
поверхность Земли, дав начало первым наземным позвоночным, включая земноводных, а
те позже, с нижнего карбона, 360 млн лет до н.э., в результате изменения образа жизни и

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

39

генных мутаций породили класс пресмыкающихся, которые, в свою очередь, с юрского
периода, 200 млн лет до н.э., открыли земной путь жизни птицам и млекопитающим).

Зародыш человека на 5-й неделе от зачатия (1 месяц)
На фото (автор D.m. Ed. Uthman, 2001 г.) изображен целостный 10-мм
человеческий эмбрион (вес менее 1 г), выделенный из организма женщины на 5-й неделе
внематочной (трубной) беременности. Отчетливо видны его характерные анатомические
особенности, включая эмбриональный хвостик (позже он укорачивается и превращается
в копчик), почки верхних и нижних конечностей, 2-камерное сердце (выступает из
груди), большую голову (внутри нее имеются полости, в которых формируется головной
мозг), глазные чашки, роговицу/хрусталик и заметную сегментацию в сомитах (спинных
сегментах, формирующихся из среднего зародышевого листка – мезодермы и
предназначенных для последующего образования скелета и его мускулатуры). 5-7 недели –
период перехода в развитии человека от стадии эмбриона к стадии плода.

Это находит подтверждение и в стадиях развитии человеческого эмбриона. Первой у
него образуется сердечно-сосудистая система (ССС), необходимая для полноценного
питания и развития всех его других будущих органов (формирование ССС начинается на 3ей неделе – однокамерное сердце-трубка пульсирует уже на 21-й день после зачатия, когда
размер эмбриона не превышает 3 мм, и заканчивается к 8-ой неделе, когда плод достигает
4-5 см). На этой стадии человеческий эмбрион напоминает зародыш рыбы: у него имеются
жаберные щели и дуги (из них позже формируются не жабры, как у рыбы, а часть гортани
и средняя часть уха; в редких случаях атавизмов проявляются рудименты незаращенных
жабр и у человека), такое же 2-камерное (с одним предсердием и одним желудочком) сердце
как у рыб с их одноконтурным, венозным кровообращением, хвост, снабженный мышцами
для движения и некоторые другие общие признаки.
На более поздних стадиях развития человеческий зародыш приобретает сходство
вначале с зародышами земноводных, а затем - рептилий: жаберные щели зарастают, кости
позвонков сливаются, предсердие разделяется перегородкой на 2 части, образуя 3-камерное
сердце как у земноводных (их органы снабжаются смешанной, артериально-венозной
кровью), а позднее - переходное 3-4-камерное сердце, с неполной перегородкой в желудочке,
как у большинства рептилий. К 8-ой неделе сердце приобретает свой привычный для всех
птиц и млекопитающих 4-камерный вид, ориентированный на два круга кровообращения –
телесный (большой) и легочный (малый). На 7-ом месяце человеческий плод схож с
детенышем обезьяны – он весь покрыт волосами и обладает пропорциями тела и

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

40

конечностей обезьяны. Следует отметить, что в сокращенном пути эмбрионального
филогенеза некоторые стадии эволюции исключаются, а другие изменяются или искажаются
под влиянием вторичных, позднее приобретенных эволюционных признаков.
Доказательства эволюции человека можно было бы продолжить и далее, но для наших
целей достаточно и сказанного (читателю можно рекомендовать в этом отношении
превосходную, с изложением всех разделов биологии, книгу американского биолога,
преподавателя Гарвардского университета Клода Вилли, 1917-2003, “Биология”/ Пер. с
англ. – М.: Мир, 1966, а из новых книг – К.Циммер “Эволюция: Триумф идеи”, 2001 г.).
Важно уяснить, что процессы видового и индивидуального развития человека,
включая его взросление, молодость и старение, имеют историю длиной в миллионы лет и
определяются теми биологическими законами и механизмами, которые природа тщательно
формировала, отбирала и шлифовала на протяжении всего этого периода. Поэтому просто
так взять и отменить действие этих механизмов и законов человеку, несмотря на все его
желания, не удается и не удастся. Вместе с тем. здравомыслящий индивид способен понять,
что любые “улучшения” человеческой природы и “породы” лежат не в области мистики,
мифологии и религии, а исключительно в области научного познания законов природы и их
правильного использования на благо людей, (заметим, что церковные иерархи обращаются
со своими болезнями не к Богу, а в медицинские клиники, где работают врачи, имеющие
естественнонаучное образование).

Механизмы эволюции
Основными механизмами формирования тех или иных биологических и социальных
качеств у эволюционирующего обезьяноподобного предка человека стали:
1) борьба за существование – борьба организмов с неблагоприятными природными
факторами среды обитания и конкурентная борьба между особями одного и/или разных
видов (внутривидовая и межвидовая конкуренция, включая отношения хищник-жертва,
паразит-хозяин, травоядное-растение) за преимущественное обладание жизненно важными
ресурсами окружающей среды (пищей, водой, самками, территорией и др.) при
одновременном избирательном сотрудничестве между некоторыми видами (вплоть до
симбиоза, т.е. тесного, длительного и взаимовыгодного сожительства разных видов
организмов); в сегодняшнем глобальном капиталистическом мире аналогичная конкуренция
между людьми, компаниями, корпорациями, государствами и народами в сферах экономики,
политики, идеологии, вероисповедания и военного противостояния доминирует над всеми
иными формами человеческой солидарности и сотрудничества, включая культурные,
спортивные и научные связи, а окружающая среда людьми интенсивно и хищнически
истощается, загрязняется и разрушается, создавая угрозы существованию не только
человечества, но и всей земной жизни;
2) естественный отбор - увеличение в популяции числа особей, способных дожить
до половой зрелости и оставить потомство (как правило, имеющих наиболее
благоприятные признаки для приспособления к меняющимся условиям окружающей среды), а
также, напротив, неизбежная гибель всех слабых, больных, престарелых и
малоприспособленных индивидов (с неблагоприятными признаками); естественный отбор
является главной причиной видообразования и адаптации, т.е. приспособления
организмов к среде обитания; в сегодняшнем мире естественный отбор усиливается
факторами имущественного расслоения населения и ярко выраженной социальной
несправедливостью для большинства людей; заметим, что исходной предпосылкой
естественного отбора является наличие разно- и многообразия особей и видов, из которых
отбор выбирает и формирует наиболее приспособленных к жизни в конкретных условиях
среды обитания (не прошедшие отбор, вымирают и становятся, подобно динозаврам, лишь
историческим фактом свершившейся эволюции); вмешательство человека в процесс
естественного отбора путем использования дополнительно
искусственного отбора
(селекции), может иметь, как показывает опыт, не только положительные, но и близкие или

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

41

отдаленные отрицательные последствия, а потому должно осуществляться крайне
осторожно;
3) наследственная изменчивость - случайные, спонтанные, ненаправленные,
вероятностные, под воздействием множества экстремальных факторов внутренней и
внешней среды генетические мутации наследственного механизма организмов (генотипа),
приводящие к изменению их биологических качеств, свойств или признаков (фенотипа), с
последующим сохранением и закреплением естественным отбором в наследственном
механизме тех мутаций, которые способствуют выживанию вида в его среде обитания; в
сегодняшнем мире неблагоприятные факторы внешней среды и усиленные ими патогенные
мутации становятся преимущественно уделом бедных, нищих и обездоленных людей;
следует подчеркнуть, что благоприобретенность тех или иных наследственных признаков
организма не задается природой априорно, предвидением, некой целью или законом, а
испытывается и оценивается на практике путем проб и ошибок, причем, в одних условиях
приобретенные признаки могут оказаться для организма полезными, а в других, напротив, –
вредными и даже смертельными (такие организмы навсегда исчезают с арены жизни);
4) изоляция - исключение или затруднение близкородственных, кровесмесительных
связей и свободного скрещивания между особями одного вида из разных популяций, что
благоприятствует увеличению разнообразия и выживаемости видов (в сегодняшнем мире
сексуальные контакты человека с представителями других видов животных (зоофилия)
становятся предметами половых извращений и массового порнобизнеса).

Пример действия механизмов эволюции: ледяная рыба
Полезно в качестве примера действия названных механизмов эволюции рассмотреть
уникальный для всего мирового сообщества позвоночных животных случай утраты в крови
антарктической ледяной рыбы (белокровная щука, щуковидная белокровка, белокровка,
бескровка; класс лучеперых отряд окунеобразных семейство белокровных рыб; обитает до
глубин в 700 м, длина тела до 60 см, вес до 1,2 кг, МПЖ до 20 лет; о чуть ли не мифическом
существовании белокровки было известно от норвежских китобоев еще с 19-го века, но
биологи впервые выловили и исследовали ее в 1928 г., а промышленный лов начался в 1954 г.)
красных кровяных телец (эритроцитов) и гемоглобина, переносящих у наземных
животных по кровеносной системе атмосферный кислород из легких, а у рыб - через
жаберную сеть кислород, растворенный в воде. Известно, что гемоглобин содержит ~70%
железа всего организма, а в тканях белокровки его оказалось в 25 раз ниже, чем у рыб с
красной кровью. У ледяной рыбы и близких к ней 15-ти другим видам семейства кровь и
жабры бесцветны (у обычных рыб жабры имеют насыщенный красный цвет, так как их
пронизывает густая кровеносная капиллярная сеть, необходимая для поглощения кислорода
из воды).
Первоначально биологи объясняли такую аномалию ледяной рыбы ее эволюционной
адаптацией к сверхнизкой температуре соленых вод Южного Ледовитого океана (она
стабильно колеблется в диапазоне от +1,50 до – 1,80С и замерзает лишь при -1,90С),
богатых растворенным кислородом (с понижением температуры концентрация газов в воде
растет: в полярных областях кислорода в поверхностных водах в 1,5-2 раза больше, чем на
экваторе). Казалось бы, действительно, зачем рыбе нужен гемоглобин, если в ледяной воде
обмен веществ у холоднокровных животных понижается, а кислорода вокруг в избытке? При
этом он может поступать не только через жабры, но через плавники и кожу рыбы, обильно
пронизанные капиллярами. Кроме того, потеря эритроцитов снижает вязкость крови и
улучшает ее циркуляцию в условиях холода...
Однако, последующие генетические исследования показали, что причина изменения
состава крови кроется не в механизме адаптации, а в генной мутации: у рыбы оказался
случайно утрачен ген, ответственный за “сборку” молекулы гемоглобина (даже, если бы
гемоглобин вдруг стал “лишним”, то его ген обязательно сохранился бы в геноме
белокровки [а его объем равен 30 тыс. генов], как сохраняются в подобном наследственном

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

42

“архиве” любого организма все гены прошлого, подчас уже утратившие свою актуальность
для текущей жизни индивида). С внезапного исчезновения этого гена и началась у рыбы
настоящая борьба за существование и жестокий естественный отбор, ибо бесцветная
кровь, без эритроцитов и гемоглобина, способна переносить не более 10% кислорода по
сравнению с красной кровью. В теплых водах, обедненных кислородом и требовавших от
рыб более высокой скорости метаболизма, белокровка принципиально существовать не
могла (опыты показали, что уже при +1,90С рыба утрачивает способность к движению и
впадает в тепловое оцепенение из-за нехватки кислорода).

Не исключено, что пытаясь как-то выжить после мутации, она мигрировала в южные
полярные воды, где и прошла полную “программу” своего эволюционного перерождения и
адаптации к холоду (по разным оценкам, это произошло 6 или 15-20 млн лет до н.э.). В
процессе выживания “она” изменила общую морфологию и физиологию своего тела, сумев,
во-первых, выработать особый белок-антифриз (гликопротеин), препятствовавший
замерзанию ее крови при экстремально низких температурах (сама рыба замерзает лишь при
-60С), во-вторых, максимально нарастила капиллярную жаберную и поверхностную сеть для
максимального поглощения кислорода из воды (у ледянки кожная дыхательная поверхность
в 3 раза превышает дыхательную поверхность жабр), в-третьих, расширила и укрупнила
сосудистую сеть, позволившую увеличить в организме общие запасы крови (в 4 раза!), вчетвертых, увеличила размеры и массу своего 2-камерного сердца (в 3 раза!), его силу,
частоту сокращений и сердечный выброс (в 5 раз!), что позволило ей повысить скорость
кровотока и сократить цикл кровоснабжения, в-пятых, изменила свой образ жизни, став
придонным засадным хищником, который, поджидая добычу в морских зарослях, большую
часть времени мог оставаться неподвижным, экономя тем самым свою энергию и понижая
основной обмен веществ, в-шестых,... впрочем, достаточно и сказанного.
Комплекс указанных “мероприятий”, хоть и оказался в конечном счете энергетически
затратным (энергозатраты на жизнь у белокровки в 2 раза выше, чем у других рыб), но, тем
не менее, позволил виду выжить, занять свою нишу в южноокеаническом биоценозе и
благоденствовать в суровых, но стабильных, низкотемпературных, полярных условиях на
протяжение миллионов лет. Сегодня, в связи с ростом глобального потепления и повышения
температуры океанических вод, белокровке грозят новые серьезные испытания. Выдержит
ли их она?
Пример самоотверженной борьбы ледяной рыбы за свое существование настолько
поразителен, что у данного существа не стыдно поучиться упорству выживания и человеку,
обладающему, в отличие от рыбы, не только природными инстинктами, но и
целеполагающим разумом!

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

43

Приложение
С чего начинается человек?
Возвращаясь к теме человеческой жизни, следует вспомнить, что жизнь любого
индивида начинается не с его даты рождения, а с другого важнейшего момента - акта
оплодотворения, когда в половозрелом материнском организме сливаются воедино две
гаметы (от греч. gametes супруг, gamete супруга; половые клетки растительного или
животного организма), женская (ооцит – от греч. oon яйцо + kytos клетка = яйцеклетка,
или яйцо) и мужская (спермий, сперматоцит – от греч. sperma семя, семенная жидкость +
...цитос; мужская половая клетка, превращающаяся в период ее роста и созревания в
зрелый, подвижный сперматозоид – от греч. ...семя + zoon животное + eidos вид), образуя
новую, оплодотворенную половую клетку – зиготу (от греч. zigote удвоенный; диплоидная
половая клетка, содержащая полный, удвоенный, в случае человека 23∙2=46, набор
родительских хромосом). Зигота есть начало живого организма (эмбриона, зародыша) и
начало его онтогенеза.

С чего начинается человек? Самые первые этапы (7 дней) зарождения
человеческой особи в яйцеклетке материнского организма
Верхний ряд. 1. Сперматозоид атакует внешнюю оболочку женской зрелой гаметы
(яйцеклетки). 2. Зигота - оплодотворенная гамета в окружении своего лучистого венца из слоя
фолликулярных клеток и внутренней блестящей оболочки. 3. 1-е сутки: зигота готовится к 1-му
делению (в процессе оплодотворения в ней формируются 2 отдельных клеточных ядра – пронуклеусы,
мужское и женское, которые, сближаясь, объединяют свои хромосомы и дают старт непрямому,
митотическому делению зиготы).4. 2-е сутки: 1-е деление зиготы на 2 дочерние клетки (бластомеры)
– начало стадии дробления зиготы (без роста бластомеров, но с увеличением их количества в
неизменном объеме зиготы).
Нижний ряд. 1. 3-и сутки:2-е деление зиготы (асинхронно образуются 4 бластомера). 2. 4-е
сутки: образуются 8 бластомер. 3. 5-е сутки: образуются 16-32 бластомер (стадия морулы –
плотная шаровидная гроздь из бластомер, переходящая в стадию бластулы – однослойного шара с
полостью - бластоцелью – внутри, которая образуется за счет пространственного
перегруппирования клеток). 4. 6-7-сутки: преобразование бластулы в бластоцисту с зародышевым
узелком (на фото слева внизу), из которого будут сформированы все ткани и органы зародыша, и ее
закрепление в стенке полости матки (процесс имплантации эмбриона, длится 2-е суток; дает начало
образованию плаценты, а через нее питанию зародыша от материнского организма и его бурному
росту: только за первые 3 недели после имплантации зародыш увеличивается по размерам в 100 раз, с
0,12 мм до 12 мм, а по весу – в 1 млн раз, с 1 мкг до 1 г).

Диаметр человеческой зиготы не превышает 120 мкм, или 0,12 мм (это самые
крупные клетки в женском организме после спинномозговых нейронов, имеющих при
собственном диаметре 10 мкм аксоны длиной до 1,5 м, клеток поперечнополосатых мышц -

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

44

гладких веретенообразных миоцитов длиной до 0,5 мм и жировых клеток – адипоцитов,
которые при среднем диаметре 60 мкм достигают в случае ожирения 200 мкм и более; в
отличие от плацентарных живородящих, к которым относятся все высшие
млекопитающие, включая человека, у яйцеродящих [яйценесущих, яйцекладущих] или
яйцеживородящих животных зиготу рассматривают в единстве с желтком яйца,
содержащим питающее зародыш жироподобное органическое вещество – лецитин, или в
единстве с целым яйцом в защитной оболочке, достигающим в длину, например, у курицы
40-50 мм, у яйцеживородящей атлантической сельдевой акулы - 80 мм, у африканского
страуса - 20-22 см, а у яйцекладущей китовой акулы, самой крупной рыбы на планете, - 70
см).
Сперматозоиды, наоборот, являются самыми маленькими клетками в человеческом
организме: диаметр их головки не превышает 3-4 мкм (в 30 раз меньше диаметра зиготы), а
длина хвостика – 45 мкм (любопытно, что самые длинные сперматозоиды - с хвостиком до
60 мм - принадлежат маленькой мушке дрозофиле). Объем зиготы примерно в 30 тыс. раз
больше объема сперматозоида, но ее оплодотворяет лишь один, наиболее быстрый,
сильный и удачливый сперматозоид из тех миллионов (в 1 мл здоровой спермы их не менее
20 млн), которые наперегонки устремляются к своей вожделенной цели (следует отметить,
что для преодоления оболочек женской гаметы требуются одновременно биохимические
усилия сотен тысяч сперматозоидов, но во “входную дверцу” оболочки успевает
проскользнуть, как правило, лишь один из них, после чего она для других претендентов
“захлопывается”, хотя в редких случаях, при полиспермии, в ооцит могут проникнуть 2 и
более спермиев, порождая патологическую зиготу и гибель зародыша). Процесс
оплодотворения является составной частью полового отбора, заключающегося в борьбе
наиболее активных мужских особей за возможность оставить через женский организм свое
потомство.
Зигота является тотипотентной клеткой (от лат. totus весь, целый + potentia сила,
возможность), т.е. способна дать путем деления начало любому другому специфическому
типу клеток (нейронам, миоцитам, адипоцитам, остеоцитам, хондроцитам и т.п.) и
организму в целом. Через 26-30 часов после своего образования зигота делится на две
дочерние клетки – бластомеры (от греч. blastos росток, зародыш + meros доля, часть),
которые в свою очередь и в свое время делятся на очередные, более мелкие бластомеры (у
человека деление происходит асинхронно и неравномерно, т.е. бластомеры делятся
неодновременно и имеют разные размеры).
В рамках этого процесса, называемого дроблением, увеличивается общее количество
бластомер, но одновременно уменьшаются и их размеры (бластомеры, ограниченные при
дроблении оболочкой зиготы, не растут, а через 5 последовательных делений их размеры
уменьшаются в среднем в 25=32 раза, т.е. до ~4 мкм). Этот процесс завершается на 5-е
сутки (когда зародыш уже содержит в объеме первоначальной зиготы порядка 30-32
бластомер) образованием морулы (от лат. morula тутовая ягода; шаровидная плотная
совокупность клеток, подобная ягоде шелковицы или ежевики), а затем ее структурной
трансформацией в бластулу – однослойный (наружный клеточный слой называют
трофобластом – от греч. trophe пища) пузырек с внутренней полостью (бластоцелью).
Бластулу у млекопитающих и человека называют бластоцистой (от греч. бласто...+ kystis
пузырь). Она содержит зародышевый узелок, из которого развиваются оболочки зародыша.
Онтогенез человеческой особи разделяют на два принципиально различных периода:
эмбриональный, или зародышевый, который проходит в материнской утробе и длится от
момента оплодотворения яйцеклетки до рождения ребенка, т.е. в среднем 9 месяцев (~39
недель, или ~270 дней), и постэмбриональный, или послезародышевый, - процесс
индивидуального развития организма, начинающийся с момента рождения (у яйцеродящих
или яйцеживородящих – с момента выхода организма из яйцевых оболочек) и вплоть до
гибели индивида. В эмбриональном периоде выделяют первые 8 недель (в это время
зародыш проходит стадии зиготы, дробления, морулы, бластулы, бластоцисты,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

45

имплантации, гаструлы, нейрулы и органогенеза; образование органов начинается на 3-ей
неделе с обособления из эмбриобласта [массы клеток бластоцисты-гаструлы] 3-х
зародышевых листков [экто- , мезо- и эндодермы] и развития из них с 4-ой и до конца 8-ой
недели всех основных органов зародыша – сердца, легких и др.; из эктодермы в будущем
образуются все эпителиальные покровы внутренних органов плода – желудка, кишечника,
бронхов и легких, а также печень и поджелудочная железа, из эндодермы – сердечнососудистая, нервная и другие системы организма, а из мезодермы – кости скелета и
мышцы), которые называют временем эмбриона, и последующие недели внутриутробного
развития, называемые временем плода, или фетальным периодом (от лат. fetus отпрыск,
зародыш).
Многие будущие свойства и особенности человека, включая продолжительность его
жизни и качество здоровья, закладываются в период его внутриутробного развития в
организме матери, но мало кто из родителей должным образом относится к защите и
разумной организации этого важнейшего этапа формирования своих потомков. Именно
здесь лежат истоки ранних генетических, морфологических, физиологических и психических
детских отклонений и заболеваний (например, известный сахарный диабет беременных,
связанный с их несбалансированным питанием и перееданием, приводит к значительному
повышению уровня сахара в крови матери и плода, провоцируя тем самым у последнего
предрасположенность к диабету, аллергическим и неврологическим заболеваниям). Да,
многое зависит от родителей, но никто не должен снимать, став уже взрослым,
ответственности за собственную жизнь прежде всего с себя самого.

Детство (юность), зрелость и старость – три главные периода в жизни человека
Слева вверху - картина итал. живописца венецианской школы эпохи Возрождения
Джорджоне (1474-1510) “Три возраста жизни” (1500-1510, Флоренция). Справа вверху - три
мужских поколения современной семьи. Внизу - бабушка Фаина (59 лет) и ее 5 внучек.

Полный жизненный цикл каждого современного человека состоит из
последовательности временных этапов, отражающих его личную эволюцию: зачатие (0 –
начало отсчета) – рождение (дата рождения, через ~9 месяцев от момента зачатия) –
младенчество (0-1 год) – раннее детство (1-3 год), детство (3-11 лет; дошкольный
возраст – 3-7 лет, младший школьный – 7-11 лет) – отрочество (11-17 лет;
подростковый возраст) – юность (11-21 лет; ранняя юность 11-14, старший школьный
возраст 15-17; поздняя юность 17-21 годы) – зрелость (20-60 лет; первый период 21-35

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

46

лет, второй период 35-60 лет) – пожилой возраст (60-75 лет) – старость (75-90 лет) –
долгожительство (более 90 лет) – супердолгожительство (свыше 110 лет). Известны
предложения рассматривать возраст 45-59 лет как средний, 60-69 – как предстарческий, 7079 – как старческий, 80-89 – как позднестарческий, а 90-99 – как дряхлость. Отметим, что
все прошлые и современные периодизации возраста человека носят культурно-исторический
характер и меняются вместе с ростом СПЖ.
Циклический, стадийный, поэтапный характер жизни человека неизбежно направлен,
подобно стреле, от рождения к старости и смерти (с пессимистических позиций, уже
первый шаг младенца можно рассматривать как его первый шаг к смерти, а с
оптимистических - как первый шаг к самостоятельной жизни). Когда люди говорят о своем
желании оставаться молодыми, они подразумевают под этим этап жизни, совпадающий,
как правило, с первой половиной зрелости (никто не хочет того, чтобы в его жизни
доминировал этап младенчества, детства, отрочества и даже ранней юности, ибо
человека, застывшего в своем физическом и духовном развитии на первых 5-ти этапах,
общество унизительно и пренебрежительно классифицирует как недоразвитого,
инфантильного – от лат. infantilis младенческий, детский). Человек обычно мечтает
побыстрее стать взрослым (ребенок: “Мама, ну когда же я вырасту, стану большим?”), а
потом застыть в этой стадии без существенных изменений до конца жизни. Нет предела
человеческим желаниям, чудачествам и иллюзиям!
Минск, январь –август 2019 г.

СПРАВКА
Статья является главой новой книги Гуртовцева А.Л. “Можно ли жить вечно,
быть всегда молодым и здоровым”, 2019, и предварительно опубликована на библиотечных
сайтах интернета

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

47

3. СКАЗКА О НИКТО ПО ФАМИЛИИ НИЧТО
Тысячелетние споры: существует Бог или нет?
Методы доказательства
Об отсутствии научных и несостоятельности философских
и теологических доказательств бытия Бога

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

48

Сказка о Никто по фамилии Ничто
Тысячелетние споры: существует Бог или нет?
Методы доказательства
Об отсутствии
научных и несостоятельности философских и теологических
доказательств бытия Бога

Гуртовцев А.Л.
“Этот космос один и тот же для всех,
не создал никто их богов, никто из людей,
но он всегда был, есть и будет вечно живой огонь,
мерно возгорающийся, мерно угасающий”
Древнегреческий философ-диалектик
Гераклит из Эфеса (“Гераклит Темный”), 554-483 гг. до н.э.

Присказка, или диалог философа с верующим - Введение - Как доказать
несуществование “чего-то”? - Как доказать существование “чего-то”? – Философские
попытки обоснования идеи Бога – Теологические “доказательства” существования Бога
– Доказательства через чудеса – Вот и сказке конец

Присказка, или диалог философа с верующим
“Кто создал эту необъятную Вселенную?” – спросил философ у верующего. “Никто”
– ответил тот. “А кто такой этот Никто?” – “Ничто”. “Почему Никто есть Ничто?” –
“Он дух, бесплотный и невидимый”. “Что убеждает тебя в его существовании?” – “Мои
чувства”. “А им можно доверять, они не обманывают тебя?” – “Я им верю”. “Из чего
Никто сотворил весь мир?” – “Из ничего”. “А такое разве возможно?” – “Если веришь,
возможно все, невозможного нет”. “А ты-то сам кто?” - ”Верующий человек”. “И кто же
тебя породил?” - ”Тот же Никто”. “Что ты значишь для Никто, творца твоего?” –
“Ничто”. “А для тебя что значит Никто?” - ”Все”. “Почему он для тебя Все?” - “Потому,
что я ничто”. “А ты не желаешь стать Нечто?” - ”Нет”. “Почему?” - “Это лишит меня
веры в Ничто”. “А зачем она тебе, эта вера?” - “Чтобы не думать и не отвечать за свои
дела”. “А кто же за них отвечает?” - “Никто, который есть Ничто”. “И как же он
отвечает за дела человеческие” – “Судит, милует, страшит и наказывает”. “Как ты
отличаешь в речи, в слове себя ничто от того Ничто, который управляет тобой?” - “Того
Никто-Ничто я назвал Богом. По прозвищу и отличаю”.

Введение
С распадом СССР и угасанием коммунистической идеологии (надолго ли?) вместе с
нею из жизни общества стало выдавливаться научное атеистическое мировоззрение, а
на его место утверждаться, причем при активной поддержке государства, религиозное
мировоззрение. Вместе с тем, никто пока не отменял основной закон (конституцию) России,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

49

Беларуси или Украины, в котором декларируется светский характер государства и
который должен распространяться на все сферы его деятельности, в том числе образование,
науку и культуру. Сегодня же все средства массовой информации указанных стран, включая
прессу, радио, телевидение, усиленно рекламируют религиозную идеологию и так
называемые “христианские” или “исламские” ценности, полностью игнорируя и подавляя
противоположные, антирелигиозные и антиклерикальные, научные взгляды на религию и ее
роль в жизни общества. Из средней школы вытесняются естественнонаучные предметы
(астрономия, эволюционная биология), формирующие в молодом сознании развернутую
научную картину мира, а на смену им приходит “Божий Закон” и другие религиозные и
псевдонаучные опусы.
Религиозная эйфория, охватившая с подачи государства гражданское общество,
становится опасной для его будущего, что демонстрирует рост судебных и гражданских
конфликтов на религиозной почве, затрагивающих науку, образование, культуру,
производственную и бытовую деятельность людей (количество конфликтов возросло после
принятия в России в июле 2013 г. одиозного “закона о защите чувств верующих”: церковные
иерархи и их паства стали трактовать как “оскорбление верующих” любое свободное
слово, направленное не только на критику религии и церковной власти, но и заключенное в
светском самовыражении и самоутверждении творческих личностей – писателей,
блогеров, режиссеров, артистов, художников, ученых).
Не стоит забывать уроки истории, которые вскрывают истинную роль религии в
бедах человечества. Это и религиозные погромы (еврейские, христианские, мусульманские),
и фанатическое уничтожение памятников общечеловеческой культуры (языческих или
иноверческих храмов, скульптур, картин, фресок), сжигание рукописей и книг, а заодно и их
авторов (философов, писателей, ученых), охота на “ведьм” и “колдунов” (простых людей,
выделявшихся среди окружения своими способностями), религиозные войны (“крестовые
походы” внутри Европы и за ее пределами), инквизиционные преследования (еретиков,
иноверцев, безбожников), кровавый религиозный террор, торможение светского характера
развития общества, противодействие прогрессу науки, насаждение ущербной идеологии
всеобщего единомыслия, религиозное насилие над человеческим духом (свободой мысли,
слова и т.п.).
К чему в современном мире приводит религия, особенно в ее крайних, радикальных и
фанатичных проявлениях, показывают многочисленные антиатеистические процессы,
которые постоянно происходят в ряде стран мира. Людей бросают в тюрьмы и казнят за
критику религиозных догм, публичную защиту атеизма, желание мыслить и говорить посвоему. Средневековая инквизиция под новыми вывесками продолжает жить в этом мире и
творить свои черные дела. Сотни миллионов безграмотных и невежественных людей,
охваченных направленным, подогреваемым властями религиозным безумием, готовы
перевернуть весь мир и утопить его в крови, уничтожив всех здравомыслящих людей,
которые не поддерживают их радикальные архаичные религиозные установки. Исламский
джихад, подготовленный западными странами совместно с США для борьбы с неугодными
им правителями и государствами, погрузил Тунис, Ливию, Египет, Ирак, Сирию и другие
страны Леванта в хаос и мрак. Христианские священники нагло демонстрируют на весь мир
свое педофильство, гомоманию и ненасытную корысть, а православные церкви грабят
имущество друг друга (в частности, на Украине), превращаясь при поддержке
государственной власти в крупнейших земельных собственников и олигархов. Хороша же
религия, приносящая в мир не гармонию и единство, но противостояние и разлад, не мир и
спокойствие, но конфликты и войны. Собственно, по-другому и быть не могло, так как
изначально и повсеместно практически любая религия строилась на невежестве, лжи, страхе
и беспрекословном подчинении людей авторитарной власти жрецов или правителей
государств.
Религия начинается с утверждения о том, что существует Господь Бог,
который создал этот мир и человека в нем - так называемую “божью тварь”.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

50

Тысячелетия идут непрекращающиеся споры о том, так есть ли Бог на самом деле или он
является только людской выдумкой. Вспоминается газетная цитата одного известного в
прошлом белорусского футбольного тренера о том, что “самая большая дурость – думать,
что Бога нет”. Футбольному тренеру простительно такое непрофессиональное заявление,
поскольку он всю жизнь работал больше ногами, чем головой, и не получил даже маломальского представления, не говоря о научных знаниях, по естественной, природной
эволюции мира и человека, объясняющей происхождение жизни, человеческого сознания и
религиозного мировоззрения.
В современном обществе необходимо повсеместно представлять широкой массе
людей альтернативную, научную точку зрения на основные вопросы бытия мира и
человека. В противном случае мир постепенно скатится обратно в средневековье, что
наблюдается уже сегодня. Люди начинают массово верить в магию, колдовство, заговоры,
подделы, астрологию, хиромантию, нумерологию, другие глупости и лжеучения, давно
изобличенные наукой, но продолжающие, тем не менее, процветать в обществе
дезориентированных и напуганных непредсказуемой жизнью людей. Появляются новые
лжепророки и мессии, создаются новые секты, в которые тысячами вовлекаются массы
людей, лишенных, несмотря на полученное среднее и даже высшее образование, здравого
смысла и способности критически мыслить (это свидетельствует о современном качестве
такого “образования”!). В обществе идут при активном участии государства и всех его
структур (администрации президента, правительства, парламента, судов, прокуратуры,
полиции, армии, воспитательных и образовательных институтов) процессы массового
оболвания и зомбирования людей с использованием религиозной идеологии, усиленной
современными средствами глобальной коммуникации. Молчать об этом - значит
способствовать процессам деградации если не человеческого общества в целом, то
славянского мира точно. Но мало говорить о самих наличествующих явлениях. Надо видеть
их корни, а они лежат в религиозном мировоззрении, которое общество и семья пытаются
сегодня насильно внедрять в души людей с малых лет.
Каждому мыслящему человеку стоит задать себе прямой вопрос: а существует
ли Бог и можно ли это доказать? Если его нет, то зачем впадать в идолопоклонство и
верить в пустые людские измышления, пусть они даже и существуют тысячелетия
(тысячелетия люди верили и в то, что Земля плоская, стоит на месте в центре
ограниченной Вселенной, а вокруг нее вращается Солнце и звезды, прибитые гвоздями к
внешней небесной сфере). А если же Бог существует, то, видимо, это можно доказать
многими способами, в том числе и научными. Итак, какие же сегодня имеются
возможности доказать наличие или отсутствие Бога в реальном мире, в том мире, в
котором проходит краткая, быстротечная человеческая жизнь?

Как доказать несуществование “чего-то”?
Этот парадоксальный вопрос имеет какой-то смысл только в связи с наличием в
сознании человека этого самого “чего-то”, или “нечто”. Внутренние, умственные,
выраженные в виде образа или умозаключения представления о “нечто”, или эти же
представления, воплощенные человеком во внешней, вещественной, материальной форме (в
рисунке, в изделии), есть для большинства людей уже первое и самое главное
доказательство существования данного “нечто”: “Мыслю или изображаю нечто –
значит оно существует!”. Этому утверждению иногда предшествует и такая логически
порочная цепочка рассуждений: “Человек реален? – Реален! Его сознание реально? –
Реально! Следовательно, реально и то, о чем человек мыслит, т.е. содержание его
мышления!”. Следуя этой формальной логике, надо признать существующим все то, о чем
когда-то думало, думает сегодня и будет думать завтра все человечество и каждый его
индивид в отдельности (некоторые легко доверчивые люди полагают, что якобы
существует некое энергоинформационное поле, называемое коллективным разумом или
эгрегором, которое сохраняет на протяжении тысячелетий весь тот мыслительный

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

51

мусор, который произвели все предыдущие поколения человечества). В частности, придется,
видимо, признать соответствующим реальности и содержание бреда сумасшедшего или
алкоголика, впавшего в белую горячку, наркомана, обколовшегося наркотиками, или дикаря,
вошедшего в транс под ритмичные удары бубна и танцы у костра. И уж конечно придется
признать истиной содержание речей священников, торжественно провозглашаемых ими с
амвона. А почему бы и нет? Разве их сознание не реально? Ври – не ври, а все сойдет за
правду.
Действительно, кое-что из того, о чем размышляют люди, с их же помощью
становится реальностью, воплощается в жизнь, получает свое бытие. Так, еще в древности
были изобретены, отсутствовавшие до того в природе, колесо, лук, топор, нож, колесница,
корабль, а в новейшее время – автомобиль, самолет, ракета, телевизор, компьютер и многое
другое, без чего мы сегодня не представляем своей жизни (как тут не вспомнить
библейскую всевдомудрость “что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться,
и нет ничего нового под солнцем”, Екк.1:9 , которая выдает желаемое за
действительное). Но, вместе с тем, какие только безумные фантазии и химеры ни рождались
в головах людей. Они нашли свое отражение в бесчисленных мифах и сказках, суевериях,
предрассудках и вероисповеданиях, а сегодня заполнили прессу, телевидение, кинематограф
и интернет в виде страшных историй в духе “фэнтези” с различными чудищами, драконами,
вампирами, колдунами, ведьмами и другими адскими существами. Все эти бесчисленные
мыслительные конструкции не стали новой реальностью, несмотря на свое существование
(иногда на протяжении многих веков) в головах людей, а в лучшем случае получили свое
рукотворное, вещественное выражение в том или ином материальном носителе в виде
текстов или других виртуальных, безжизненных образов - артефактов. Следовательно, не все
то, что человек мыслит, может существовать вне его сознания и вне овеществленных
человеком же форм-образов-отпечатков-следов этого сознания, т.е. стать живой,
самостоятельно действующей реальностью. Значит, “нечто”, мыслимое человеком и
существующее в его голове, может не существовать в реальном мире, т.е. превратится
в действительности в “ничто” - полное отрицание “нечто”.
Таким образом, имеется значительное отличие содержания сознания от
содержания внешнего материального мира, и поэтому плоды сознания нельзя слепо,
некритически отождествлять с действительностью. Здесь действует закон сознания:
“Содержание мышления человека может как соответствовать реальному миру, т.е.
правильно его отражать в голове человека, так и не соответствовать этому миру,
порождая в голове человека (закономерно, случайно или преднамеренно) нереальные,
фантастические мыслительные комбинации”. Иными словами, сознание одновременно
является и реальным (материальным - по своему материальному носителю), и нереальным
(идеальным - по своему содержанию). История и опыт показывают, что меньшая часть
идеальных конструкций сознания соответствует реальному миру, а большая часть
(возможно, свыше 99% ) – нет, т.е. является отходами мышления, пустой породой,
мусором, фикцией.
То, какие фантазии человека могут быть воплощены в действительность, а какие
пополнят бесконечный список его многовековых ничтожных потуг и спекуляций (или
соответствующих им рукотворных, но мертвых материальных воплощений, т.е. идолов),
определяют законы природы и реального мира, существующие и действующие помимо
человека, независимо от него, но в том числе и через него (пока живет человечество). Если
человек знает и придерживается этих законов, то он может предвидеть результаты
своей деятельности и свести к минимуму вредное воздействие на свою жизнь
собственных или чужих пустых домыслов и всеобщего идолопоклонства людей.
Древнегреческий философ Протагор (480-410 до н.э.), последователь диалектика
Гераклита из Эфеса, странствующий софист и выдающийся учитель риторики, утверждал,
что “человек – мера всех вещей: существующих – что они существуют,
несуществующих – что они не существуют”. Понятно, что человек может быть мерой

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

52

существующих вещей, так как способен их познать, сравнить и оценить по каким-то
собственным критериям (“все познается в сравнении”). Но, как же он может быть мерой
вещей, которые не существуют? Уже в те древние времена мудрый Протагор прекрасно
понимал, что человек способен создавать разнообразные образы вещей в своем мышлении,
причем некоторые из них он может воплотить в жизнь, а другие так и останутся в его голове
пустыми формами, лишенными в силу тех или иных причин возможности стать
реальностью. Следовательно, человек действительно может быть мерой не только
существующих, но и несуществующих вещей.
Для глубоко верующего человека боги, ангелы, демоны, бесы, сатана, души умерших,
ад и рай представляют собой “нечто” и существуют для него не только в его собственной
голове, но и во внешнем мире, по крайней мере, в той его “скрытой” части, которую
верующий при своей жизни сам никогда не видел и не ощущал (он полагает, что будет
“жить” в этом тайном, потустороннем мире после смерти), но о существовании которой
его убеждают религия, “священные книги”, “чудеса”, жрецы и массы других верующих. Под
психическим давлением религиозного окружения он и впрямь готов признать навязываемые
ему архаичные сведения за правду, а посредством самовнушения убедить себя в реальности
того, что таковым на самом деле не является. Атеисты же понимают, что бесконечная
Вселенная материальна (в том числе материальны по своему носителю дух, сознание,
мышление человека), в природе нет сверхъестественных сил (есть материальные силы,
которые еще не полностью изучены и поняты наукой), нет богов, их небесных помощников
и противников (но это не исключает наличия жизни и цивилизаций в далеких звездных
мирах), т.е. все религиозные сущности являются “нечто” лишь в сознании верующего
человека, но превращаются в “ничто” вне этого сознания. Атеисты, обращаясь к
верующим, пытаются последним показать их ошибку, их заблуждение, но в ответ слышат:
“Мы вам не верим! Докажите, что Бога нет!”.
Все, что существует в природе, включая зримый и скрытый мир (мир вещества и мир
поля), может быть познано человеком, определено и названо. Человек способен доказать
существование всего того, что действительно существует в реальном мире. Для этого
он использует опыт, эксперимент, чувства, разум и науку. Доказывать отсутствие в
природе того, чего в ней нет, является бессмысленным занятием, так как по
определению, “чего нет - того нет”. Если же кто-то утверждает о наличии в природе
какого-то “нечто”, то он должен показать и доказать реальность этого “нечто”, т.е. смысл
имеет вопрос не об отсутствии “нечто” (назвал “нечто” - уже неявно признал его
существование, по крайней мере, в сознании), а, наоборот, о его присутствии в реальном
мире, о его бытии.
Это требование положительного знания относится не только к религии, но и к
любой области деятельности человека, включая науку: говоришь о каком-то явлении
природы - докажи, что оно имеет место (сколько в истории науки было отсеяно гипотез
о явлениях и предметах, которые оказались на поверку несуществующими!). Поэтому в
области религии разумный вопрос должен быть сформулирован так: “Докажите, что Бог
существует” (раз вы мысленно представили себе сверхъестественную силу, назвали ее
богом, наделили ее некими умозрительными качествами и свойствами, то теперь
докажите, что она имеется в реальном мире, а не является лишь вашим измышлением).
Если Бог существует, то его существование можно доказать различными способами,
включая науку, но если он не существует, то никакие ухищрения не позволят доказать
его бытие, как бы это кому-то ни хотелось. А невозможность доказать бытие Бога
автоматически удаляет его из реальности (впрочем как и любое другое гипотетическое
явление, не нашедшее себе подтверждения на практике) или, в лучшем случае, превращает
его из “абсолютной истины”, которой порабощены верующие, в недоказанную и очень
сомнительную гипотезу.
Вопрос о доказательствах существования Бога верующие должны отнести уже
не к атеистам, а к себе самим, так как атеистам хорошо известно, что проверенных,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

53

обоснованных и достоверных доказательств бытия Бога нет, несмотря на
тысячелетние потуги всех богословов и церковников всех религий вместе взятых найти
такие доказательства. Более того, атеистам, как и всем здравомыслящим людям, известен
другой, не божественный, естественный путь происхождения и эволюции мира и человека,
который дает достоверные, проверенные опытом и наукой ответы на все вопросы, связанные
с человеком и его сознанием.
В рамках этого пути известна, в частности, религиозная эволюция сознания
человека:
признание им вначале реальностью духов предков и духов тотемных
животных, далее духов природы (воды, земли, огня, ветра, планет, звезд), переход от них к
множеству богов (в шумерско-аккадской мифологии 4-3 тыс. до н.э. насчитывалось более
3600 богов), далее сужение сонма богов до нескольких десятков с выделением среди них
главных, верховных божеств (боги добра и зла зороастрийцев во главе с Ахурой Мазда и
Ахриманом, боги-олимпийцы древних греков и римлян во главе с Зевсом-Юпитером) и,
наконец, появление единобожия (Яхве у иудеев, Святая Троица у христиан, Аллах у
мусульман, Будда у буддистов махаяны). Ясно, что развитие религии было связано с
многотысячелетней эволюцией человеческого общества и сменой социально-экономических
формаций, требовавших соответствующих изменений религиозных взглядов людей,
согласования их с господствующей формой общества. Поэтому понятна сверхзадача
теологов доказать существование того, чего нет, что по существу является лишь
плодом человеческого воображения и результатом манипулирования человеческой
психикой в интересах правителей и жрецов на протяжении всей истории человечества.
Следует заметить, что сама по себе вера людских масс в бога, а также их бурная
религиозная деятельность (храмы, иконы, статуи, обряды, молитвы, таинства,
жертвоприношения и т.п.), не являются доказательством бытия бога, а лишь
свидетельствуют о том, что людские массы, охваченные невежеством, религиозными или
другими утопическими (социальными, национальными, этническими, групповыми) идеями,
готовы на любые глупости, подлости, безумства и преступления. Так, например,
исламский фанатик, отрезая голову своей жертве, убежден, что это не он казнит человека, а
его руку направляет в священном убийстве сам Аллах, требующий ради веры и блага
верующих покарать иноверца или отступника в соответствии с догмами Корана (так
религиозная идея трансформируется в реальное убийство через зомбированное сознание
верующего мусульманина). Радикальный ислам с его бредовой идеей всеобщего джихада и
построения всемирного халифата, управляемого жестокими средневековыми законами
шариата, сегодня как никогда демонстрирует сущность религиозного мировоззрения и его
опасности для жизни всего человечества.
Итак, парадоксальный вопрос: “Как доказать несуществование чего-то?” (его
парадокс в том, что, с одной стороны, уже само по себе именование “чего-то”
предполагает его “существование” – ибо как именовать то, чего нет и о чем ничего не
известно, а, с другой стороны, требуется одновременно доказать несуществование этого
“существующего”, но данное противоречие кажущееся, ибо существование “чего-то”
относится к сознанию, а его отрицание - к реальности) следует заменить правильным,
научно поставленным вопросом: “Как доказать существование чего-то?”.

Как доказать существование “чего-то”?
Сталкиваясь с непонятными явлениями реального мира, пытаясь познать и понять их,
человек в первую очередь строит догадки, позволяющие хотя бы в первом приближении
объяснить новые наблюдения и связать их с ранее накопленными знаниями. Тяжкий путь
научного познания – это накопление и освоение знаний, ранее добытых поколениями
предшественников, наблюдение и осмысление новых явлений, попытка их
первоначального объяснения посредством догадок и интуиции, выдвижение гипотез, их
проверка и исключение, создание теории, проведение экспериментов, подтверждающих
или опровергающих теорию, модернизация теории с выдвижением новых гипотез,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

54

повторение экспериментов, накопление новых опытных данных и т.д. Ничего подобного
человечество, увлеченное своим религиозным видением мира, не знало, не умело и не могло
делать на протяжении тысячелетий своей эволюции, вплоть до 17-го века - начала Нового
времени. С того момента прошло всего-навсего четыреста лет - миг в человеческой истории.
Тем не менее, за этот последний период естествознание сумело накопить огромное
количество научных, многократно проверенных, точных и достоверных знаний, которые
позволили ученым по-новому взглянуть на реальный мир и человека в нем.
До этого же времени в мире безраздельно царствовала религия, мрачное наследие
которой до сих пор угнетает человеческий разум и чувства, подавляет личную и
общественную свободу человека. В прошлое время религия и ее институты долго не
нуждалась ни в каких доказательствах существования бога (богов), настолько глубоко
религиозная картина мира была внедрена в массовое сознание людей, представлялась им
понятной, естественной и привычной (речь не идет о самых передовых и смелых
мыслителях – первых атеистах, которые задолго до появления христианства и ислама, еще
в 5 в. до н.э. в Древней Греции, в условиях многобожия, или язычества, выдвинули
обоснованные сомнения в существовании богов). Тем не менее, в Западной Европе уже
ранняя средневековая схоластика 9-12 вв. пыталась рационализировать религиозное учение,
соединив христианское богословие с идеалистической философией Платона и
неоплатоников (Плотина, Порфирия, Ямвлиха, Прокла), а в 13 в. схоластика в лице Альберта
Великого и его ученика Фомы Аквинского построила свою философскую систему защиты
религии и рационального доказательства истинности католического христианства (томизм)
на базе омертвленной и выхолощенной философии Аристотеля. В своей энциклопедической
книге “Сумма теологии” (1265-1273 гг.) Фома привел и первые 5 доказательства
существования бога (см. ниже). После него такие доказательства множились
в
философской и религиозной литературе как грибы после дождя (например, итальянский
философ-пантеист Джордано Бруно на суде инквизиции в 1592 г. сообщил о своей лекции,
прочитанной им в 1581 г. в Париже и имевшей громадный успех у католических слушателей,
в которой содержалось 90 доказательств существования бога).
Как обычно формируется доказательство существования какого-то явления, которое
человек наблюдает в реальном мире? Его сознание рождает некую идею относительно
наблюдаемого, и он соотносит ее с реальным явлением, определяя, соответствует ли эта идея
реальному событию или нет. Если не соответствует, то человек генерирует новую идею и
вновь ее сверяет с действительностью. И так он может поступать достаточно долго,
отбрасывая множество негодных идей, пока не сформирует ту единственную, которая
удовлетворительно объясняет наблюдение.
Но как человек доказывает бытие того гипотетического явления, которое отсутствует
в реальности, образ которого родился в человеческом сознании и отражает лишь результат
его причудливой игры воображения. Человек начинает сравнивать новую идею уже не с
реальностью, а с собственной первоначальной выдумкой. Причины такой исходной,
базовой выдумки могут быть различны и иметь социальный, политический, экономический,
психологический, психический, медицинский, семейный или личный характер. Но как
произвольна эта первая выдумка, так же произвольны и все последующие
доказательства ее бытия, ибо отсутствует сам реальный объект, с которым только и
возможно сверять все идеи, определяя их истинность или ложность и соответственно
принимая их или отвергая. Можно бесконечно наращивать чисто умозрительные
аргументы в защиту каждой новой выдумки, строить глубокомысленные теории, но это не
придаст таким мыслительным конструкциям ни веса, ни силы, ни истинности. Если за
идеями нет реалий, нет возможности проверить мыслительные конструкции на
соответствие реальному миру, то плоди их - не плоди, все они в конечном итоге
останутся пустой игрой воображения и набором слов, который можно назвать
вздором, чушью, ахинеей, абракадаброй, галиматьей и белибердой. Такие совершенно
равноценные горы пустых идей можно множить до бесконечности, сравнивая их друг с

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

55

другом и делая не менее пустые выводы о преимуществах той или иной конструкции, но все
они не стоят и выеденного яйца. Все религии, все вероисповедания, все секты стоят в этом
смысле друг друга (ни одна из них не лучше другой), и все они проповедуют идеи,
основанные на исходных догмах, которые не соответствуют реальному миру, т.е. являются
ложью. Когда-то человечество это непременно поймет. А пока еще человеческий разум
спит, несмотря на то, что люди пытаются гордо именовать себя Гомо Сапиенс – Человек
Разумный.
Но обратимся к тем философским и теологическим “доказательствам” бытия Бога,
которые человеческая фантазия, простодушие, невежество и глупость массово плодили в
бесчисленных сказках и сочинениях “великих мыслителей” на протяжении многих веков.
Плодили и продолжают плодить до сих пор, невзирая на глубочайшие достижения
современной науки, раскрывающей подлинную, естественную, внебожественную эволюцию
материи, Вселенной и жизни, включая человека, общество и человеческое сознание. Но
людям по-прежнему остается мил и дорог примитивный древний и средневековый
религиозный бред, с которым они никак не спешат расставаться.

Философские попытки обоснования идеи Бога
Философия всегда стремилась к созданию наиболее общей, единой, полной и
непротиворечивой картины мироздания, к сведению наблюдаемого человеком
бесконечного разнообразия окружающих вещей, явлений и процессов к чему-то
исходному, начальному, основному, фундаментальному - тому, из чего, вероятно,
рождается все. Первым из древнегреческих философов общий тезис о том, что “Все [многое]
есть одно” провозгласил Ксенофон Колофонский (570-480 до н.э.; слушатель философаматериалиста Анаксимандра из Милета - ученика родоначальника древнегреческой
философии Фалеса,625-547 до н.э., который возводил все разнообразие мира к единой
конкретной первостихии - воде) - основоположник метафизической элейской школы в
греческой колонии Элея на юге Италии, учитель Парменида (540-460 до н.э.) - главного
представителя этой школы.
Парменид первым сформулировал идею тождества бытия и мышления (на самом
деле, как мы понимаем сегодня, между бытием и мышлением нельзя ставить знака
равенства, так как хотя мышление и отражает бытие в соответствующих образах и
понятиях, оно неизбежно создает в силу присущей ему внутренней фантазии “небывалые
комбинации бывалых впечатлений”, которые чаще всего чрезвычайно далеки как от
природной, так и от искусственной реальности, создаваемой человеком своим трудом) и
разграничил “сферу истинного знания” (умопостигаемого, неизменного и вечного бытия) и
“сферу мнения” (чувственно воспринимаемого преходящего и изменчивого мира вещей).
Обычно все попытки редукции (от лат. reduction возвращение, отодвигание назад, к
началу) многого к немногому (или даже единственному) сводились у философов, в конце
концов, к рассмотрению взаимодействия двух, якобы противоположных, первоначальных,
фундаментальных сущностей – материи (телесности, вещности) и духа (ума, мышления,
сознания). Первая сущность рассматривалась как субстрат всех материальных вещей,
явлений и процессов, а вторая - как некая всеобщая абстрактная форма, причина и
активная движущая сила, организующая и преобразующая пассивную материю в
разнообразные качественные формы ее конкретного проявления и бытия.
Как отмечают античные философы, первым “присоединил к материи ум [нус]”
афинский философ, учитель и друг правителя Афин Перикла (490-429 до н.э.) Анаксагор из
Клазомен (500-428 до н.э.), прозванный современниками за глубину идей “Умом”.
Анаксагор рассматривал нус не как противоположность материи, не как некий божественный
дух (ученый не признавал богов, за что поплатился тюрьмой и изгнанием из Афин в 433 г. до
н.э.), а как ее легчайшую и тончайшую форму (в современном понимании - полевую форму
материи, или поле). Через ученика Анаксагора Архелая (5 в. до н.э.), ставшего учителем
философа этики, диалектики и понятийного мышления Сократа (470-399 до н.э.), идеи

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

56

Анаксагора об упорядочивающем материю нусе дошли до Платона (428-347 до н.э.) ученика Сократа (ученик с 406 г. до н.э. и вплоть до смерти Сократа в афинской тюрьме,
куда тот был заключен по обвинению в критике общественных нравов и идеологическом
“развращении” молодежи) - основателя философии объективного идеализма, или
платонизма.
На склоне лет Платон стал использовать в своей философии мистические
представления пифагорейцев о числе как идеальной, нечувственной, умопостигаемой
субстанции, или основе, всего существующего. Для нас число является всего лишь
понятием, отражающим меру количества материи и дополняющим показатель ее
качества (отличий свойств одного вида или объекта материи от других), но для
пифагореизма - древнегреческого религиозно-философского учения 6-4 вв. до н.э.,
сформулированного Пифагором из Самоса (570-495 до н.э.; в 530 до н.э. основал
философскую школу в виде религиозно-философского братства в Кротоне на юге Италии) и
его последователями, число воспринималось как мыслимая реальность и сущность,
имеющая пространственное бытие (например, в виде геометрических фигур и тел), а
позже - как скрытое идеальное начало мира, определяющее все его законы и рождающее
гармонию упорядоченной вселенной – космоса (на самом деле, законы и гармония мира
определяется не абстрактными числами, а естественными свойствами движущейся
материей – фундамента мира).
Пифагор провозглашал: “Бог – это число чисел”, ”Числу же все подобно”, “Число
есть сущность всех вещей ”. У пифагорейцев Платон позаимствовал (через Филолая,
впервые опубликовавшего в 5 в. до н.э. “тайные” знания пифагорейцев) представления об
ограниченной геоцентрической вселенной, о космосе как живом существе, обладающем
душой, и о бессмертии человеческой души как части мировой души (эти представления
Пифагор “привез” в 6 в. из Древнего Египта и Вавилонии). У пифагорейцев душа –
божественное существо, заключенное в телесную оболочку в наказание за предыдущие
прегрешения, и цель земного существования людей заключается в высвобождении души из
собственной телесной оболочки с недопущением ее последующего переселения
(метемпсихоза) в другую материальную оболочку - растений, животных или людей.
Пифагореизм, несмотря на мистическо-религиозную окраску своего учения, разработал
вместе с тем программы изучения рациональных оснований природы с применением
математики. Осмысление мира в понятиях чисел и их соотношений привело к выявлению
и признанию закономерностей бытия.
Платон стал рассматривать нус не как форму материи, а как совершенно отдельную от
нее и противоположную ей божественную, нематериальную, сверхъестественную
сущность - эйдос (от греч. eidos образ, форма, сущность). Он противопоставил миру
чувственно воспринимаемых и непрерывно изменяющихся вещей, т.е. реальному миру,
выдуманный мир вечных и неизменяемых идей - эйдосов, которые, по его мнению, являются
прообразами, планами, умозрительными моделями вещей, создаваемых богами. По этому
поводу немецкий философ-материалист Людвиг Фейербах (1804-1872 гг.) справедливо
заметил, что философы-идеалисты бесстыдно полагают, что “вещи мыслятся не потому,
что они существуют, а существуют потому, что они мыслятся”. Сами реальные вещи
рассматривались Платоном как подобие и отражение божественных идей в ощущаемом
человеком мире. Платон перевернул мир с ног на голову, сделал бога и идеи первичными,
а материальный мир - вторичным, хотя в действительности все происходит как раз
наоборот: природа создает человека, а тот в своем сознании - идеи и богов (вне
материальной человеческой психики нет ни идей, ни богов). В своих сочинениях, которые
строились в виде диалогов знаменитых философов, выясняющих в беседах между собой
“истину” бытия, Платон пытался создавать рационалистические мысленные конструкции,
которые по существу мало чем отличались от мифологических.
Так, например, по Платону, космос один (нет того множества миров, о
существовании которых утверждали древнегреческие атомисты, а в средние века -

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

57

Джордано Бруно, и которые открыла современная наука), создан богом по своему образу и
подобию, является живым организмом, одушевлен, разумен, сферичен, вращается (в
соответствии с античной геоцентрической вселенной вращается 8-я сфера неподвижных
звезд, охватывающая как неподвижную Землю, расположенную в центре мира, так и
остальные 7 вращающихся вокруг Земли сфер с Луной, Солнцем и 5 планетами), сделан из
четырех первоначал-элементов (земли, огня, воздуха, воды), т.е. из “нечто”, но никак не из
“ничто”. Платон, несмотря на весь свой идеализм, не мог позволить представить себе,
впрочем, как и все остальные греческие философы, рождение мира из “ничего”, и поэтому у
него материальные элементы (начала) существуют независимо от бога, наряду с ним,
совечны ему и служат для творца исходным строительным материалом при создании
вселенной. В этом пункте Платон расходится с христианскими и исламскими богословскими
догмами, которые утверждают создание материального мира богом-творцом из ничего:
“подумал, сказал, плюнул – дунул, хлопнул в ладоши и сделал мир со всеми “божьими
тварями” в нем”. Своими идеями Платон оказал большое влияние на развитие мировой
идеалистической философии (платоников, неоплатоников) и мировоззрение раннего
христианства.
Более рационалистическую философию предложил ученик, друг и оппонент Платона,
ученый-энциклопедист Аристотель из Стагира (Македония, Халкидика, 384-322 до н.э.).
Проблеме устройства вселенной в целом посвящен его отдельный трактат “О небе”, в
котором он анализирует, критикует и резюмирует представления античных натурфилософов
о космосе, стараясь очистить их от мифологии, что удается ему далеко не всегда. Так, с
одной стороны, Аристотель утверждает: “Мы полагаем, что все природные тела и величины
способны двигаться в пространстве сами по себе, поскольку природа, как мы утверждаем,
есть источник их движения...природа есть причина движения, содержащаяся в самой
вещи...взятый в целом космос состоит из всей свойственной ему материи, ибо его
материю мы определили как естественное и чувственное тело...все чувственно
воспринимаемое, как мы знаем, материально [Аристотель еще не догадывался, что
помимо вещества, как чувственной формы материи, существует и другая, скрытая,
полевая форма, которая далеко не всегда доступна чувствам, а потому результаты ее
воздействия на мир и человека признаются таинственными, магическими,
божественными]”, а, с другой стороны, следуя религиозным представлениям своего
времени, полагает: “мы имеем обыкновение называть небом прежде всего крайний предел и
верх [вселенной], где, как мы полагаем, помещаются все божественные существа... Небо
одушевлено и содержит в себе причину своего движения...бог и природа ничего не делают
всуе...природа ничего не делает бессмысленно или бесцельно”.
У Аристотеля, как и у Платона, небо [вселенная] - живой, разумный организм,
способный ставить осмысленные цели. Аристотель согласен с Платоном и в том, что
Вселенная единственна, не бесконечна, ограничена, шарообразна и равномерно вращается,
но возражает в вопросе происхождения неба: “наблюдение показывает, что все, что
возникает, равным образом уничтожается...Небо в своей целокупности не возникло и не
может уничтожиться...его полный жизненный век не имеет ни начала, ни конца...Небо
одно-единственно, равно как безначально и вечно...оно вечно, ибо неуничтожимо и не
возникло...возникает и уничтожается не космос, а его состояния”, т.е., по Аристотелю,
бог вселенную не создавал, как у Платона, но оно было всегда. Философия Аристотеля
оказалась двойственной и противоречивой (с одной стороны, материалистической по
содержанию, с другой стороны, идеалистической, божественной по форме), и поэтому
последующие философы для подтверждения своих умозаключений авторитетом Аристотеля
искали у него не то, что истинно, т.е. соответствует реальному миру, а то, что было им
идеологически выгодно и оправдывало их личные домыслы.
Идеалистические представления древнегреческой философии, а также восточных
языческих верований и культов, развивавшихся на территории Римской империи, впитала в
себя на рубеже нашей эры философия неопифагореизма, а позже неоплатонизма.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

58

Философия неопифагореизма (религиозно-философское течение 1 в. до н.э.- 2 в. н.э.,
пронизанное мистицизмом - от греч. mystika таинственные обряды - и восточными
представлениями о боге как о благе и свете, но о материи как о зле и тьме) охватила
конец эллинистической эпохи и начало эпохи Римской империи. Она, отразив закат
античной культуры, углубила и развила религиозно-мистические черты пифагорейства 5 в.
до н.э., что и стало ее характерным отличием. Неопифагорейство возродило
самостоятельное, независимое от природы значение числовой символики (нумерологии) и
придало новое, сакральное значение известным с древности пифагорейским парным
категориям: единое-многое, монада-диада, тождество-различие, четное-нечетное. В
отличие от платонизма (хотя Платон в своем диалоге “Парменид” обращался в анализу
диалектики “единого и не единого, иного, множественного”), оно
считало
нематериальным первоначалом не нус или идею-эйдос, но то, что мыслится в категориях
единое-многое (единое – активный формообразующий принцип, порождающий
нематериальные идеи-числа как прообразы материальных вещей - многое) и монада-диада
(высшие, согласно пифагорейско-платонической философии, принципы бытия: монада мысль о единице, всеобщей форме, простой и неделимой сущности, первом божестве,
принципе единства и целостности, тождества и равенства, вечности и неизменности;
диада – мысль о двоице, втором божестве, а иногда “мировой душе” и “матери богов”,
принципе множественности, неравенства, конкретной определенности, изменчивости
бытия).
Разные представители этого учения по-своему интерпретировали вышеуказанные
сущностные категории (онтологические принципы универсума) и строили их иерархию по
собственным бездоказательным измышлениям. В своей этике неопифагорейцы,
рассматривая материю, как зло, а бога - как благо, провозглашали “низменный, греховный”
характер материальной природы человека, а его возможности стать счастливым
рассматривали исключительно через его отношения с Богом. Так постепенно начиналось
философское унижение и обесценивание человеческой личности (превращение человека не
просто в ничто, а в зло) и возвеличивание в противовес ей вымышленной сущности – Бога
(Благо, Господь). Чем был хорош образ Бога с точки зрения использования его для
управления индивидуальным и массовым человеческим сознанием? Тем, что в силу своего
небытия в реальном мире его можно было наделить любыми, самыми невероятными и
противоречивыми качествами и свойствами. Кто мог проверить и подтвердить их
подлинность? Никто (ведь не было самого того объекта, с которым можно было бы
сличить достоверность безудержных человеческих фантазий)! А, следовательно, эти
“божественные” свойства можно было наращивать и использовать жрецам религии для
давления на мышление простодушных людей по собственному усмотрению и без всяких
опасений разоблачения обмана со стороны кого бы то ни было.
На смену неопифагореизму и платонизму пришла философия неоплатонизма –
эклектическое (от греч. eklektikos выбирающий; сочетание разнородных учений, которые
без противоречий не могут быть объединены в единое целое воззрение) религиознофилософское направление античной философии, сформировавшееся в период упадка
Римской империи в 3-6 вв. н.э. Неоплатонизм усилил религиозную направленность учения
Платона, соединив его с идеалистической стороной философии Аристотеля,
пантеистическими идеями стоицизма (представлениями Средней Стои - греко-римской
школы 2-1 в. до н.э. - о боге-творце, якобы пронизывающем всю природу, управляющему
миром, предопределяющему абсолютно все мировые события, что ведет к признанию
фатализма - от лат. fatalis роковой - и необходимости для человека невозмутимого,
спокойного - стоического - реагирования на все внешние и внутренние угрозы),
мистицизмом неопифагореизма и идеями Филона Александрийского (см. ниже).
Неоплатонизм стал конечным продуктом разложения и вульгаризации классической
античной философии и вместе с тем, несмотря на длительную идеологическую борьбу с
христианством (достаточно вспомнить Порфирия с его сочинением в 15 книгах “Против

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

59

христиан” и Юлиана Отступника с его антихристианскими эдиктами), одним из
важнейших источников раннего христианского богословия (патристики). Он оказал
широчайшее влияние на идеалистическую европейскую и восточную философию.
Главные представители школ неоплатонизма - основатель римской школы Плотин
(204-270; в 40 лет, после смерти своего учителя Аммония Саккаса, у которого Плотин
обучался 11 лет, переехал из Александрии в Рим, где и основал свою школу), его римский
ученик Порфирий из Тира (233-304), издавший сочинения Плотина ”Эннеады
[Девятерицы]”, основатель сирийской школы, ученик Порфирия Ямвлих из Халкиды (280330; пытался создать, в противовес христианству, свою целостную религиознофилософскую систему, внес в неоплатонизм элементы восточной мистики и теургии, т.е.
языческой магической практики, направленной на общение с богами и демонами в целях
получения от них помощи), представитель пергамской школы, римский император Юлиан
Отступник (331-363, император с 361 г.; реформировал римскую языческую религию на
базе неоплатонизма, издал эдикты против христиан), представитель афинской школы и
глава с 437 г. платоновской Академии в Афинах Прокл (412-485; завершил универсальную
разработку всей системы неоплатонизма в рамках языческого политеизма; оказал
громадное влияние на европейскую, византийскую и арабскую философию через ПсевдоДионисия Ареапагита - сирийского грека 6 в., внедрившего категории Прокла в
христианское богословие).
Большое влияние на зарождавшийся неоплатонизм оказал видный представитель
среднего платонизма (античного платонизма, 1в. до н.э. - 2в. н.э., стремившегося
восстановить учение Платона в его “первоначальной чистоте”), еврейский религиозный
философ, глава иудейской общины Александрии Филон Александрийский (Филон Иудей, 25
до н.э - 50 н.э.;первым попытался объединить религию Откровения с философским
разумом), соединивший библейский иудаизм с платонизмом. Он выдвинул концепцию
эманации божества (от лат. emanation излучение, истечение) - мистического истечения
творящей энергии, или силы божества (божество всюду проникает и ничего не оставляет
пустым). Божество есть духовное начало и первооснова мира: Иегова, сущий, существо
сверхчувственное, сверхприродное, лишенное всяких известных качеств (хотя
одновременно с этим наделенное полнотой всех качеств, включая мудрость, всемогущество
и т.п.) и недоступное познанию.
Значительная роль в его учении отводилась первой эманации - Логосу (от греч. logos
понятие, мысль, разум) - ”слову божьему”, которое есть у бога и само есть бог. Логос как
нематериальная, бестелесная, духовная сила мыслился как мост между божеством и
чувственным миром. Наряду с этой силой Филон признавал и другие божественные силы
(логосы), которые отождествлял с ангелами и архангелами (посредниками между богом и
людьми), а также божественные силы, непосредственно творящие мир вещей и человека
(совокупность всех логосов составляла невидимый, нечувственный, умопостигаемый мир).
Зло философ признавал связанным с несовершенством материи, в которую нисходит
божественная душа (“тело - темница души” и “бездна отделяет мир духовного от мира
материального”), а целью человека считал преодоление материальной греховности,
раскаяние и обращение к божеству, вплоть до слияния с ним в состоянии религиозного
экстаза (от греч. extasis восхищение - состояние крайней степени восторга, доходящее до
исступления и напоминающее эпилептический припадок).
Под влиянием Филона в христианском богословии выработался взгляд на Христа как
на воплощение творящего слова божьего – Логоса, Сына Божьего. Филон и его
последователи, включая неоплатоников, были детьми своего времени, у них отсутствовали
мало-мальски достоверные знания о мире и человеке, и поэтому они не могли себе
помыслить, что на самом деле “тело - не темница, а фундамент и источник души”
(медицина убедительно свидетельствует, что специфические дефекты тела, в частности
мозга, ведут к дефектам психики), и, если между телом и душой лежит некая бездна, то это
бездна материи (материальных органов, тканей, клеток, молекул, электрических сигналов,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

60

полей), которая не разделяет, а, наоборот, соединяет душу с телом, дух с материей. При
желании, конечно, божество Филона и его логосы можно интерпретировать с позиций
сегодняшнего дня как частично невидимую и неощущаемую, невещественную, полевую
форму материи. Но такое предположение слишком смело и наивно, так как у Филона,
впрочем, как и у других философов-идеалистов, невидимый, “духовный” мир априори
носил сверхъестественный и непознаваемый характер. Сегодня мы уже хорошо
понимаем, что духовное не является противоположностью материи, но лишь одной из
ее форм – полевой формой (электрическими, магнитными, электромагнитными,
гравитационными и другими полями), тесно связанной с другой, дополнительной ее
формой – веществом (элементарными частицами, атомами, молекулами, микро- и
макротелами).
Неоплатонизм стал последним этапом развития античного платонизма,
завершившего средний платонизм (школы платонизма занимались главным образом
толкованием диалогов Платона и систематизацией его учения, размытого в этих
диалогах). Основоположниками неоплатонизма признают самобытного александрийского
философа, перешедшего из христианства в язычество, Аммония Саккаса (175-242;
распространял учение устно, трудов не оставил), и его ученика Плотина, о котором
сказано выше. Отметим, что у Аммония учился и известный христианский философ Ориген
(ок. 185-253), система понятий которого (идеи “всеобщего спасения”, ”богочеловека”,
аскетического самопознания и борьбы со страстями) широко использовалась при
построении церковной догматики, но который, тем не менее, за ряд своих “еретических”
мнений, был объявлен в 543 г. в эдикте императора Юстиниана I (482-565, император с 527
г.) еретиком. Учение Плотина было развито его многочисленными последователями, но,
прежде всего, близким учеником, биографом и издателем сочинений своего учителя
Порфирием, учеником и оппонентом Порфирия Ямвлихом и Проклом, завершившим
неоплатонизм как целостную религиозно-философскую систему (недаром неоплатоники
часто вместо термина “философия [любомудрие]” употребляли “теософия
[богомудрие]”).
Согласно неоплатоникам, первоначало и источник всего - это неистощимой полноты
сущее, или сверхсущее Единое, которое отождествляется с Благом, сравниваемым со светом
и противопоставляемым тьме (злу, материи). Единое-Благо-Свет выразимо только
средствами отрицательной, апофатической, мистической теологии (как “не это”, “не
то”, “не иное”), принципиально не может быть познано разумом, но постижимо в
сверхумном экстазе, мистическом озарении. Из Единого-Благо-Света в процессе его
нисходящей эманации появляются последовательно три главные субстанции бытия: 1)
божественный ум (нус), дух, или “мировой разум”, содержащий в себе “идеи-эйдосы”
(логос), 2) ”мировая душа” (псюхе), обращенная, с одной стороны, к уму, а, с другой
стороны, к чувственному космосу, заключающая в себе все индивидуальные души богов,
светил, людей и животных, 3) телесный мир - чувственный космос, вечный в своем
временном бытии и содержащий материю - неопределенный, бесконечный и пассивный
субстрат, способный воспринимать вечные активные “идеи-эйдосы”, или формы. ЕдиноеБлаго-Свет, нисходя через разум и душу, постепенно меркнет и окончательно погасает
в материи-тьме. Задача же человека - восходя к верховному Единому-Благу-Свету своей
индивидуальной душой, слиться с ним в процессе созерцания или экстаза.
Плотин так описывал свои идеи [“Эннеады”]: ”в основе любой красоты лежит
единое, Первое начало, свободное от каких бы то ни было материальных форм…на первом
месте следует поставить красоту, тождественную с Благом, из которого
непосредственно проистекает Дух…Все прекрасно благодаря эйдосам - порождениям и
сущности Духа. То же, что превыше Духа, мы называем природой Блага…оно произвело из
себя и Дух, и бытие, и Душу, и жизнь, и мышление…Дух - первая энергия Блага и первая его
сущность… сущее и есть красота, а другая природа, т.е. материя, - безобразие. Она же и
есть первое зло, в то время как сущее - доброе и прекрасное…все бесформенное, способное

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

61

по своей природе принять форму и эйдос и лишенное, однако, формы и эйдоса, безобразно и
чуждо божественному духу…красота цвета возникает благодаря преодолению светом
темного начала в материи, ну а сам свет бесплотен, он - дух и эйдос…материя есть
совершенная непричастность, лишенность и полное отсутствие Блага …материя,
природа которой настолько дурна, что не только находящееся в ней, но даже и все, что
к ней лишь обратилось, она тут же наполняет своим злом…”.
Какой гимн в честь мифического Единого-Блага-Бога и какая ненависть звучит в
адрес реальной материи-зла-тьмы! Такие идеи грех было позже не позаимствовать
христианству (хотя Плотин, как и его учитель Аммоний, выступали против идеологии
христиан). И действительно, неоплатонизм оказал сильнейшее влияние на развитие
средневековой теологии и философии, приняв на латинском Западе форму христианского
неоплатонизма в трудах ряда отцов церкви, включая Аврелия Августина, по прозвищу
Блаженный (см. ниже). Любопытно отметить не религиозные и этические, а философские
возражения неоплатоников против самодостаточности материи и атомистики.
Плотин так говорит об этом:
”Невозможно также допустить, что целое материальное мира исчерпывает
собой все сущее. Если для подкрепления этого утверждения ссылаются на бесконечность
материального мира, то нужно прежде всего определить, что такое эта бесконечность…в
сфере бытия это нечто [бесконечность] не существует…Не могут считаться материей
и неделимые атомы, так как они, как таковые, вообще не существуют, ибо каждое
тело делимо по всем направлениям [эту идею Плотина плодотворно позаимствовал в 17ои веке Р.Декарт]. Далее следует указать на непрерывность каждого тела, на
существование жидкостей и, наконец, на то обстоятельство, что нельзя допустить
существование единичного существа, лишенного духа и души, которая со своей стороны,
не может состоять из атомов. А разве можно предположить, что какое-либо другое,
наряду с атомами, существующее начало окажется в состоянии создать нечто из
атомов, когда даже сам творец вряд ли сумел бы сотворить что-либо из бессвязной
материи [вот это признание! – Г.А.Л.]. Можно, прямо-таки, до бесконечности умножать
число доводов, направленных против этой гипотезы, но эти доводы уже не раз приводились.
Поэтому не имеет смысла дальше останавливаться на ней”.
Одним словом, самодостаточная материя “не существует потому, что не
может существовать и нельзя даже такое существование помыслить”. Вот уж
воистину нет доказательства более распространенного, более беспомощного и более
смехотворного, чем это. Последователи Саккаса и Плотина видоизменяли смысл ряда
категорий неоплатонизма, вводили дальнейшие умозрительные деления главных
божественных сущностей, выстраивая из них новые произвольные комбинации и иерархии.
Так, например, Ямвлих, дробя неоплатоновскую иерархию, вводил в нее два ума (мыслимый
и мыслящий), присоединял к мировой душе две более низшие души и вводил сонмы низших
богов, включая 12 небесных, 72 поднебесных и 42 бога природы, а также располагая еще
ниже множество ангелов, демонов, героев и души людей. Конечно же, нет предела
человеческой фантазии и глупости, особенно тогда, когда она не ограничена законами
реального мира, когда не требуется ее практическая проверка, но важна лишь слепая
вера в истинность людских или якобы “божественных” домыслов!!!
Неоплатонизм, с одной стороны, идеологически противостоял своей языческой
мистической иерархией Единого, Мирового разума и Мировой души монотеизму
христианства с его символом неразделенной Святой Троицы (Бога-Отца, Бога-Сына,
Бога-Святого Духа), но, с другой стороны, совпадал с ним по множеству своих абсурдных
представлений: 1) по признанию истинным источником мироздания, включая все космосы,
стихии и живые существа, не самодостаточной и саморазвивающейся
материи, а
нематериальной, идеальной, сверхъестественной, божественной силы, 2) по творению
природы богом посредством логоса - слова, 3) по оценке материи, противостоящей
божеству-благу-свету, как пассивной, темной, злой и рабской силы, 4) по культивированию

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

62

презрения к мирским наслаждениям и возвеличиванию деяний по умерщвлению желаний и
плоти, 5) по признанию прирожденной греховности человека, связанной с его непокорным
устремлением “жить своим умом”, 6) по необходимости обращения человека к богу не путем
языческих приношений ему материальных жертв (напитков, еды, жизней животных и
людей), а путем жертвопринесения ему своей личной души и сердца, т.е. всего своего
духовного внутреннего мира (этого требуют и современные религии). Делом времени было
для христианства превратить Единое в Бога-Отца, Логос – в Бога-Сына, Мировую душу - в
Бога-Святого Духа, и, сравняв затем их иерархию, спаять в единую Святую Троицу. Таким
образом, неоплатонизм постепенно превратился в рациональное основание (насколько
можно говорить о рациональности, разумности пустых, не имеющих основы в реальности,
богословских понятий) христианской теологии и оставался таковым вплоть до 13 в., когда на
смену ему пришел томизм – богословие, основанное на идеализме и схоластике учения
перипатетиков и их предводителя Аристотеля.

Теологические “доказательства” существования Бога
Первой монотеистической религией, т.е. религией, провозгласившей существование
не множества духов, божеств или богов, что имело место в язычестве (политеизме), а
единого Бога, Создателя и Господина Вселенной, стал иудаизм. Эта религия еврейского
народа стала позднее прообразом двух мировых религий – христианства и ислама. Тексты
священного еврейского писания (“Тора”) стали составной частью христианской Библии
(“Ветхий Завет”), а также повлияли в 7 в. на мусульманских авторов Корана.
На протяжении веков верующим вполне хватало для поддержания их веры слов
своих Священных писаний, но для убеждения и склонения в собственную веру иноверцев
и безбожников, особенно образованных и мыслящих людей, метафорических образов и
“чудес”, приведенных в Священных писаниях, становилось явно недостаточно.
Следствием этого стало появление религиозной литературы, в которой ее авторы пытались
дополнительно, с помощью псевдоразумных рассуждений, дополняющих библейские
сюжеты и истории, обосновать собственную веру и убедить в ее истинности не только
собственный разум, но и адептов других религий, а то, глядишь, и безбожников. Наиболее
активные и плодовитые религиозные философы и мыслители стали со временем официально
признанными “учителями” или “отцами” Церкви (причем, в католичестве появились свои,
а в православии другие “учителя”). Их труды вошли в фонд патристики (от лат. pater
отец) совокупности философско-религиозных, теологических и политикосоциологических христианских доктрин 2-8 вв.
Одним из главных христианских философов ранней католической патристики,
ставшим родоначальником христианской философии истории, был Августин Блаженный
(354-430; первоначально преподавал риторику в Карфагене и исповедовал манихейство –
восточное дуалистическое учение пророка Мани, 3 в., о борьбе Добра и Зла, Света и Тьмы,
но после переезда в Милан обратился в христианство под влиянием епископа Милана
Амвросия, крестился в 387 г., с 397 г. и до конца жизни был епископом Гиппона в Римской
Северной Африке). В своем сочинении “О граде Божием” он противопоставил “земному
граду”, т.е. государству, мистически понимаемый им “Божий град” – Церковь (это одно их
первых идеологических противопоставлений светской, государственной и духовной,
церковной власти), а также развил учение о божьей благодати и божьем предопределении
(обусловленности поведения человека божьей волей, согласие с которой ведет к “спасению”
в загробной вечности, а противодействие - к “осуждению” и “вечным мукам”).
В своей автобиографии “Исповедь” Августин самозабвенно славословил
умозрительного Бога и всячески уничижал в себе самом свою человеческую природу.
Возвеличивая и восхваляя Бога, он писал: “Высочайший, совершеннейший, всемогущий,
всеблагой и всемилосердный, в высшей степени правосудный и справедливый, недоступный и
всем присущий, истинная красота и необоримая сила, неизменный, но изменяющий все,
нестареющий и необновляющийся, но обновляющий все и ставящий гордых в их неведении,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

63

всегда покоящийся и вечно творящий, все собирающий и ни в чем не нуждающийся, все
носящий, наполняющий и поддерживающий, питающий и совершенствующий, обо всем
заботящийся и ни в чем не имеющий недостатка…блаженство в прославлении Тебя…Бог,
сотворивший небо и землю…Ты создал нас для Себя…Ты создал и меня…я существую в
рядах творений Твоих…ничто не может быть чуждо Тебя…все из Него, Им и к Нему…Мне
ли судиться с Тобой, который есть Истина…всякое благо - от Тебя, и от Господа моего –
спасение мое…Ты вечно сущий, прежде всего сотворенного…”. О человеческом же, о себе
Августин отзывался: “я прах и пепел…я раб твой…я не знаю, откуда пришел сюда, в эту
мертвую жизнь или живую смерть [религия интерпретирует жизнь как смерть, а
смерть, наоборот, пытается представить истинной жизнью – недурственно –
Г.А.Л.]…откуда же могло произойти это живое существо, как не от Тебя…и есть кто на
свете, кто создал бы себя сам? И можно ли представить другую причину нашего бытия и
нашей жизни, кроме Тебя, Господи [и мысли нет о возможности эволюции и
самозарождения жизни, о чем говорили еще греческие натурфилософы за 10 веков до
Августина – Г.А.Л.]…кто чист от греха перед Тобою? Никто, даже младенец, хотя бы
он прожил один только день [только что родившийся человек уже заведомо грешен лишь
потому, что он человек –в этом очевиден росток рабской психологии, навязываемой
религией человеческому сознанию – Г.А.Л.]”.
Трудно назвать этот религиозный панегирик в неоплатоническом духе хоть каким-то
доказательством существования Бога. Человек просто искренне заблуждается, приписывая
вымышленному Богу те качества, которые здравый ум может отыскать в естественной
природе, дающей жизнь и все блага человеку (верующий, по существу, крадет силы природы
и присваивает их своему вымышленному Господу, полагая, что его кормилица это не матьприрода, а тот Никто-Ничто, которого он назвал Богом; Августин ставит природу в
зависимость от Бога, заявляя о жизни “по законам природы, предначертанным Тобою”),
упивается своими безудержными фантазиями (фактически собственным невежеством,
пусть и оправданным уровнем тогдашних знаний) и придает им вселенскую значимость и
силу.
Психологическая убедительность религиозных переживаний Августина, которая
восхвалялась церковью на протяжении столетий, исторически оказывается актом пустых
умствований, за которыми нет объективной реальности. Такие переживания мало чем
отличаются от переживаний пациентов известных домов и не приносят человеческому
обществу ничего того, что способствовало бы развитию его разума, мудрости и знаний
(наоборот, подобные мистические переживания-размышления углубляют невежество и
заблуждения рода человеческого). Тем не менее, христианский неоплатонизм Августина
господствовал в западно-европейской философии и католическом богословии вплоть до 13
века, пока ему на смену не пришел аристотелизм Фомы Аквинского.
Рассмотрим некоторые известные рассуждения Фомы, изложенные им в “Трактате о
едином Боге”, вошедшем в состав его главного труда “Сумма теологии”, который он
организовал в виде 512 богословских риторических вопросов, распространенных
возражений-комментариев на них со стороны различных средневековых авторов или
анонимно самого Фомы, и персонифицированных ответов Фомы (последующие цитаты
приведены по русскоязычному 3-томному изданию “Сумма теологии”, Киев-Москва, 2002).
В предисловии к трактату Фома пишет: “…главная цель нашего священного учения
состоит в том, чтобы преподать знания о Боге, и не только в отношении того, что Он
суть Сам по себе, но также в отношении того, что Он есть начало и конец всего, в
особенности же – разумных существ…[здесь и далее выделения шрифтом – Г.А.Л.]”.
Трактат начинается с Вопроса 2: “О Боге: существует ли Бог?”, для ответа на который
Фома предлагает исследовать 3 положения: “1) является ли существование Бога
самоочевидным; 2) является ли оно доказуемым; 3) существует ли Бог”.
По первому положению (раздел 1) автор приводит возражение (мнение 1) греческого
философа-неоплатоника, последнего схоларха платоновской Академии в Афинах Дамаскина

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

64

(462-538; следовал учению Прокла, но испытал влияние Ямвлиха, стремился подчеркнуть
невыразимость и непознаваемость первоединого, т.е. Бога): “Знание того, что Бог
существует, всеяно в нас естественным образом” [это как: с молоком матери? А если
всосать с ним нечто другое, то и оно станет сразу же существовать естественным
образом? – Г.А.Л.]. Эту цитату Фома дополняет другим устоявшимся возражением (мнение
2) о том, что “поскольку значение слова “Бог” нам известно, то необходимо следует, что
Бог существует [здорово: придумал слово с каким-то значением и сразу же получил
доказательство того, что ему в реальном мире соответствует некий объект, например,
кентавр, горгона медуза или еще какая-нибудь химера – Г.А.Л.]. Ибо это слово обозначает
то, превосходнее чего ничего помыслить нельзя…Отсюда ясно, что утверждение “Бог
существует” - самоочевидно”. Наконец, Фома приводит и третье возражение (мнение 3) в
пользу самоочевидности существования Бога: “Существование истины самоочевидно…Но
Бог сам есть Истина: “Я есть Путь, и Истина, и Жизнь” (Ин.14,6) [ну, раз так написано
в Библии и вложено в уста самого Бога, то как можно сомневаться? –Г.А.Л.]. Поэтому
утверждение “Бог существует” - самоочевидно”.
Но тут же дотошный Аквинат, полагая, что “никто не может помыслить ничего
противоположному тому, что самоочевидно [в общем случае этот тезис ошибочен, так
как далеко не всегда самоочевидность совпадает с истиной – достаточно вспомнить
открытие Коперника, нанесшего мощный удар по самоочевидности движения Солнца
вокруг Земли, а, следовательно, некоторые, если не многие, самоочевидности законно
допускают сомнения – Г.А.Л.]”, находит в Библии первое противоречие суждению о
самоочевидности Бога: “Но противоположное утверждению “Бог есть” можно
помыслить: “Сказал безумец в сердце своем: нет Бога” (Пс.13,1;52,2). Отсюда понятно,
что существование Бога не самоочевидно” и начинает поправлять своих оппонентов. Он
соглашается с Дамаскиным, подтверждая, что знание о существовании Бога всеяно в нас
естественным образом “в общем и прикровенном виде [со словом кормящей матери? –
Г.А.Л.], постольку, поскольку Бог есть блаженство человеков [а не страх ли и наказание
человеков? – Г.А.Л.]. Ведь по своей природе люди стремятся к счастью [верно сказано! –
Г.А.Л.], а то, к чему стремятся люди по своей природе, известно естественным образом
[а здесь Фома делает явный подлог, приписывая к естественной потребности младенца
знать своих родителей и быть с ними счастливым дополнительную и сомнительную
потребность знать некоего мифического Бога или ту же Бабу Ягу – Г.А.Л.]”, но критически
продолжает: ”…это еще не означает безусловного знания о существовании Бога…Ибо
немало таких, кои высшим блаженством человека полагаю богатство, утехи или чтолибо еще в этом духе [но, к сожалению, не Бога, как хотелось бы Фоме – Г.А.Л.]”.
На мнение 2 Фома отвечает с редким для него здравомыслием: “Возможно, не
каждый, услышав слово “Бог”, понимает, что это слово обозначает…Но даже если
допустить, что каждому [оно] ясно…то из этого отнюдь не следует, что все понимают:
обозначаемое этим словом существует в действительности, а не только в уме. Кроме
того, нельзя таким образом доказать, что это бытие существует в действительности,
пока не достигнуто единого мнения, что действительно существует нечто,
превосходнее чего ничего помыслить нельзя, но именно с этим и не согласны те, которые
полагают, что Бога не существует [понимай безбожники, атеисты – Г.А.Л]”.
Именно в этой мыслительной точке находится главное противоречие между
верующим и атеистом: первый полагает существование Бога в уме и в
действительности, а второй – только в уме (в качестве пустого понятия, имеющего
содержание, но пустой объем, т.е. при отсутствии реального объекта, существующего
вне сознания человека и независимо от него). Фома прекрасно осознает, что если назвал
нечто (а точнее Ничто) Богом, то из этого еще не следует, что названное существует в
реальности, и, следовательно, бытие Бога следует каким-то образом доказывать для
разума. Далее, подводя итог обсуждению положения о самоочевидности Бога, Фома дает
краткий ответ на мнение 3: “Существование истины как таковой самоочевидно, но

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

65

существование Высшей истины – для нас не самоочевидно [что есть истина и чем
высшая истина отличается от обычной, об этом Фома скромно умалчивает – Г.А.Л.] ” и
переходит к рассмотрению положения о доказуемости существования Бога (раздел 2).
Фома приводит 3 распространенных возражения относительно доказуемости
бытия Бога: 1) “Кажется, что существование Бога недоказуемо. Ведь это – положение
веры, что Бог существует. Но то, во что надлежит верить, - недоказуемо, ибо
доказательства ведут к научному знанию [прекрасно сказано, хотя и неполно – Г.А.Л.],
вера же, как сказано апостолом Павлом, есть “[осуществление ожидаемого и]
уверенность в невидимом” (Евр.11,1). Поэтому ясно, что невозможно доказать
существование Бога ”; 2) “о Боге нам не дано знать, что Он есть по существу, а
единственно – что Он по существу не есть [замечательная мысль – Г.А.Л.], как сказал еще
Дамаскин. Отсюда понятно, что невозможно доказать существование Бога”; 3) “если бы и
можно было доказать существование Бога, то только через Его следствия. Однако Его
следствия несоизмеримы с Ним, ибо Он бесконечен, а Его следствия – конечны [здесь
Фома делает очередной подлог, утверждая о бесконечности непознаваемого Бога и
конечности сотворенного им мира, неявно опираясь при этом на господствовавшее в
средневековье мнение о замкнутости и конечности Вселенной, которое первым в преддверии
нового времени разрушил Джордано Бруно – Г.А.Л.]; конечное же и бесконечное –
несоизмеримы [мысль по сути правильная – Г.А.Л.]. Поэтому, поскольку невозможно
доказать причину через несоизмеримые с нею следствия, похоже, что невозможно
доказать существование Бога”. Здесь же Фома дополнительно отмечает: “Этому
противоречат слова апостола: “Невидимое Его чрез рассмотрение творений видимо”
(Рим.1,20). Но этого не случится, если бытие Божие не будет доказано через
сотворенные Им видимые вещи, ибо первое, что нам надлежит знать, существует ли
Он [очень правильный вопрос! – Г.А.Л.]” и переходит к своим ответам на приведенные
возражения.
Итак, удается ли Фоме доказать существование невидимого Бога через его
видимые творения, т.е. однозначно установить причину по следствиям? Еще не вникая в
логические доказательства Аквината, следует сразу отметить безнадежность такой
постановки задачи с точки зрения современной науки. Почему?
Во-первых, те или иные следствия могут вызываться (и вызываются!), как
правило, не единственной, а множеством причин, т.е. причина по следствию может
быть выяснена лишь гипотетически, условно, относительно, неоднозначно, но не
абсолютно. Тому можно привести тысячи примеров, но выберем один – возникновение и
развитие жизни на планете Земля. Итак, следствие – есть земная жизнь, но каковы
причины и условия ее зарождения? Современная наука доказала, что одним из первых
условий возникновения жизни на планетах звездных систем является нахождение планеты в
физической зоне галактики и ее звезд, благоприятной для жизни. Так для Земли
благоприятными условиями зарождения жизни стали: 1) нахождение Солнечной системы на
окраине Галактики “Млечный Путь”, вне зоны смертоносного гамма- и рентгеновского
излучения ядра Галактики, 2) нахождение Солнечной системы вне газовых рукавов
Галактики, в которых идет интенсивный процесс звездообразования (от ближайшей чужой
звезды Солнце удалено более чем на 3 световых года), 3) нахождение Земли на достаточно
безопасном расстоянии от Солнца (на Меркурии и Венере, приближенных к Солнцу, жизнь не
могла бы возникнуть из-за слишком высоких температур), 4) присутствие в Солнечной
системе гиганта Юпитера, который отклоняет крупные астероиды от траекторий их
пересечения с земной орбитой и тем самым защищает земную жизнь (не немногие
столкновения с астероидами, которые имели место в истории Земли до появления человека,
уничтожали большую часть земных организмов).
Этот список можно продолжить еще на десятки пунктов, но вопрос, какова же та
единственная причина, благодаря которой развилась земная жизнь, становится
бессмысленным и абсурдным, так как жизнь есть следствие совпадения многих причин.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

66

Конечно, можно забыть о всех причинах и сказать односложно, как тупо твердят жрецы и их
верующие уже более 2 тыс. лет: “Жизнь создал Бог” (абсолютно пустое, ничтожное
заявление, скрывающее нежелание человека думать и познавать мир), но такой ответ
годится лишь для ущербного, убогого и темного рассудка, а не для пытливого, ищущего и
познающего ума Человека Разумного.
Во-вторых, для установления истинных причин по их следствиям явно недостаточно
умозрительных и догматических спекуляций, а требуются опыты, эксперименты, измерения
и количественные расчеты, которые единственно могут уменьшить огромное разнообразие
возможных причин и установить их определенный, достоверный и достаточно узкий круг.
Одним словом, требуется наука, научные исследования и научные знания. Но все
рассуждения Фомы, как видно уже из вышеизложенного, носят качественный, размытый,
неопределенный характер, лишены конкретного знания, которого, конечно в 13-ом столетии
ожидать от тогдашних философов, включая Фому, не приходится.
В-третьих, логические рассуждения, основанные на формальной логике с ее чернобелыми ответами “Да” и “Нет”, в общем случае приводят к неразрешимым логическим
противоречиям (апории и антиномии древних греков должны были быть хорошо известны
Фоме)
и
ошибочным
выводам
относительно
диалектически
развивающейся
действительности. В сочетании с исходными нечеткими, теологически ориентированными
определениями и понятиями Фомы, его логические доказательства превращаются в пустое
словопрение и чепуху.
Но, все же посмотрим, как Фома пытается далее решать задачу доказательства бытия
Бога. Предварительно он формулирует методологию своих доказательств:
“доказательство может идти двумя путями: первый, называемый “априорным”,
исходит из причины и основывается на том, что первично само по себе, второй,
называемый “апостериорным” доказательством, - из следствия и основывается на том,
что первично исключительно для нас, ибо когда следствие для нас более очевидно нежели
причина, через следствие мы и постигаем причину [в общем-то здравая мысль – Г.А.Л.].
Ведь через любое следствие можно доказать существование его собственной причины,
коль скоро ее следствия для нас более очевидны; ибо, раз каждое следствие зависит от
своей причины, то если есть следствие, ему необходимо предшествует его причина
[принципиальная методологическая ошибка Фомы заключается в том, что он по умолчанию
принимает в качестве непреложного логического закона однозначное соответствие между
причиной и следствием, что на самом деле, как показано выше, далеко не так: в реальном
мире всякое явление носит многопричинный характер – Г.А.Л.]. Так обстоит дело и с
бытием Божиим: так как оно не самоочевидно для нас, его следует доказывать через те
его следствия, которые доступны для нашего познания [заметим, что здесь весьма
важна ссылка на “его следствия”, но то, что следствия именно его, следует не принимать
на веру, а еще доказывать, что теологи никогда не делают – Г.А.Л.]”, а затем приступает к
ответам на конкретные возражения.
Ответ 1, в котором Фома пытается согласовать веру и знание: “Существование
Бога, равно как и другие подобные истины о Боге, кои могут быть познаны естественным
разумом, не есть положения веры, но предваряют эти положения, ибо вера
предполагает естественные знания [так ли на самом деле? А если естественное знание
противоречит вере, то как быть, и можно ли их согласовать? Скрыть знание или
подделать его
под веру – вот типичный религиозный выбор; попытка Фомы
рационализировать веру и совместить ее с естественными, читай научными, знаниями
всегда ставилась церковью в заслугу Аквинату, но, если углубиться в тему, то становится
ясно: Фома подложил в религиозное мировоззрение мину замедленного действия, ибо
научное знание есть могильщик религии!- Г.А.Л.]…Тем не менее, ничто не препятствует
человеку, неспособному постигнуть истину, принять как положение веры, что само по
себе может быть постигнуто и доказано [здесь, говоря о постижении и доказуемости,
Фома выдает желаемое за действительное – Г.А.Л.]”.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

67

Ответ 2, в котором Фома пытается свести сущность Бога к слову “Бог”: “Если
существование причины доказывается через следствие, то в этом доказательстве
следствие в определении замещает причину. И это в первую очередь тогда, когда речь
идет о Боге; ибо при доказательстве существования чего бы то ни было необходимо
принимать в качестве среднего термина значение слова, а не сущность обозначаемого,
так как вопрос о сущности следует из вопроса о существовании [по Фоме, вначале надо
доказать существование “чего-то” и лишь потом рассматривать сущность этого “чегото”, но такой подход работает лишь в случае реального явления, которое подлежит
дальнейшему углубленному исследованию для раскрытия его сущности; когда же заранее
объявляется, что сущность Бога непостижима и нет ничего иного, кроме его имени, то
доказательство его существования напрямую зависит от понимания того, что же есть
сущность Бога, т.е. чем он отличается от всего другого известного окружающего мира –
Г.А.Л.]. А раз имена, приписываемые Богу, происходят из Его следствий, то при
доказательстве бытия Божия на основании его Следствий в качестве среднего термина
должно принимать значение слова “Бог””.
Ответ 3, в котором Фома пытается согласовать вопрос несоизмеримости Бога с его
творениями: “Из следствий, несоизмеримых со своей причиной, невозможно сделать
истинных умозаключений относительно причины. Но из любого следствия можно
вывести факт существования причины, и таким образом мы можем доказать
существование Бога исходя из Его следствий [вначале следует доказать, что
наблюдаемые следствия имеют своей причиной именно Бога, а не нечто иное, а для этого
предварительно надо знать сущность Бога, что априори невозможно сделать - Г.А.Л.];
хотя, разумеется, основываясь на них, мы не можем обрести совершенное знание о Боге
[итак, с одной стороны, что-то о Боге можно узнать или придумать по его следствиям,
если они принадлежат или приписываются ему, а, с другой стороны, совершенное знание о
нем обрести невозможно, т.е. имеет место явное противоречие - Г.А.Л.]”.
Далее Фома переходит к рассмотрению 3-го положения (раздел 3) “Существует ли
Бог” и озвучивает 2-х новых типичных возражения:
1) “Кажется, что Бог не существует; ибо если одна из двух противоположностей
бесконечна, вторая необходимо уничтожается [противоположности, по мнению данного
автора, всегда конечны, что в общем-то не так – достаточно вспомнить о бесконечных
чет-нечет, но если Бог бесконечен, полагает автор, то противоположность ему
отсутствует –Г.А.Л.]. Но имя “Бог” означает, что Он есть бесконечное добро [то, что
Бог есть добро, приписывается ему априорно, хотя, знание о том, что есть добро, и тем
более бесконечное добро, никто не определял – Г.А.Л.]. Значит, если Бог существует, в
мире не может быть никакого зла. Но в мире есть зло; следовательно, Бог не
существует [или, следуя логике автора, можно добавить - Бог не бесконечен; кроме того,
в данном тезисе более общее понятие “Бог” подменяется своим частным свойством
“Добро”, что приводит к логической ошибке ”доказательства” относительно общего
понятия – Г.А.Л.]”;
2) “Кроме того, излишне предполагать множество начал там, где достаточно
нескольких. Но, похоже, что и при отсутствии Бога все видимое нами вполне сводимо к
иным началам: все природные вещи сводимы к одному началу – природе, все же
умозрительные вещи – к другому началу, каковое суть или человеческий разум, или воля
[на самом деле все сводимо не к двум, а к одному началу – материи, производным
продуктом которой, точнее результатом природной и общественной эволюции материи,
является человеческий разум – Г.А.Л]. Поэтому нет надобности полагать, что Бог
существует [замечательная мысль, которая пересекается с ответом Лапласа Наполеону
на вопрос, где же в астрономических трудах того отведено место Богу, на что ученый
сказал: “Я не нуждаюсь в этой гипотезе” – Г.А.Л.]”. Фома тут же дает колкое библейское
примечание к этому сильнейшему, по сути атеистическому возражению: “Этому
противоречит сказанное Богом: “Я есмь сущий” (Исх.3,14) [ну, конечно же, раз это

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

68

записано в самой Библии от имени самого Бога – поди проверь, то это абсолютное
доказательство, высшая истина, с которой и спорить бесполезно –Г.А.Л.]”.
На данные возражения Аквинат дает такие ответы:
Ответ 1, в котором Фома говорит о необходимости зла в мире под управлением
Господа: “Сказано Августином: “Господь, который в высочайшей степени благ, никоим
образом не позволил бы, чтобы в Его делах было хоть сколько-нибудь зла, если бы не был
так всемогущ, чтобы и зло обратить в добро”. Таково одно из проявлений бесконечной
благости Господней, что Он попускает существовать и злу, дабы и его обращать во
благо [похоже, следует всячески приветствовать зло, ибо оно, оказывается тем же
добром; хотя в этом абсурдном доказательстве есть доля истины: для одних людей некие
следствия являются злом, но для их противников или врагов эти же действия становятся
добром, и в итоге любое зло можно оправдать тем, что оно становится для кого-то,
например, бандита, террориста, насильника, добром – блестящая божественная
диалектика – Г.А.Л.]”.
Ответ 2, в котором Фома априорно и безаппеляционно сводит природу и разум в
божественному началу: “Поскольку природные вещи направляются к определенной цели
под управлением высшего действователя, постольку все естественные причины должны
восходить к богу, как к своей первой причине [Бог безоговорочно объявляется
первоначалом всего, а посему какие еще доказательства его существования требуются? –
Г.А.Л.]. Равным образом и то, что делается волеизъявительно необходимо должно быть
возведено к некоей высшей причине, иной, нежели человеческий разум или воля, так как
последние могут изменяться или уничтожаться; ведь все текучее и подверженное порче
должно возводить к неизменному и необходимому самому по себе началу [очередная
божественная аксиома Фомы, заимствованная им у Аристотеля – Г.А.Л.]”.
Далее Аквинат заявляет, что “существование Бога может быть доказано пятью
путями” и приступает к их рассмотрению. Я не стану больше мучить современного
читателя средневековой схоластикой, характерные образцы которой уже приведены, и
отсылаю его к первоисточнику, перечислив лишь названия так называемых “доказательств”
Фомы: 1) от движения; 2) от природы действующей причины; 3) от понятий
возможности и необходимости; 4) от неравенства степеней совершенства; 5) от
порядка мира. Качество и убедительность всех этих “доказательств” соответствую тем
опусам Фомы и анонимных авторов возражений, которые уже детально рассмотрены выше.
Если рассматривать “доказательства” о существование Бога от современных
апологетов Фомы (неотомистов), других религиозных философов и теологов, то они мало
чем отличаются по методу и качеству от вышеприведенных. Их сущность можно выразит
следующим образом: “Бог существует потому, что он создал этот мир и человека в нем,
и сами плоды его творения свидетельствуют об этом. Кроме Бога Никто или Ничто не
смогли бы подобное сделать. Бог есть единственная причина всего существующего, а
потому Он Сам существует”. Вот и все доказательства. Приходится лишь удивляться,
сколько времени и сил, чернил и бумаги было потрачено людьми впустую ради обоснования
существования той идеи, за которой стоит лишь Никто-Ничто.

Доказательства через чудеса
Самыми убедительными доказательствами существования Бога для верующих
являются не доводы разума и логические рассуждения, не опыты и эксперименты, не
научные законы и факты, а чудеса и их описания, которыми заполнены как Священные
писания, так и вся религиозная литература (согласно Ожегова, “чудо – нечто небывалое,
сверхъестественное, то, что вызвано божественной силой”). Египетские казни, манна
небесная, ковчег Завета, воскресение Лазаря, хождение Христа по воде, излечение мессией и
его апостолами слепых и калек, изгнание бесов, появление стигматов на ладонях верующих,
переживавших распятие Спасителя, чудесные исцеления современных больных-верующих
молитвами или целованием икон, а также множество других “чудесных” историй убеждают

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

69

неприхотливое мышление верующих в том, что во всех описанных случаях замешана
“божественная” сила. Сегодня эта сила приписывается экстрасенсам, пророкам, святым
мощам, иконам и многим другим артефактам религиозных культов (даже волосу из бороды
пророка Мухаммеда, который якобы “не отбрасывает тени”).
Все эти и множество других чудес можно с научной точки зрения разделить на
несколько групп:
1. Искусственные, храмовые или церковные чудеса. Они известны с глубокой
древности и организовывались жрецами путем использования для этой цели скрытых
автоматических или полуавтоматических механических и гидравлических устройств,
которые изменяли положения глаз, головы и других частей скульптур богов, установленных
в храмах, вызывали излияния жертвенных жидкостей, генерировали внутриутробные
божественные звуки, изрыгали пламя и производили другие непонятные и удивительные для
посетителей действия. Многие тайны древних культовых сооружений были раскрыты
христианами, которые придя в 4 в. н.э. к власти в Римской империи, громили языческих
идолов, уничтожали языческие храмы и святилища, воздвигая на их развалинах
христианские церкви. Впрочем, позже христианские иерархи сами использовали те
маленькие хитрости воздействия на сознание верующих, которые они обнаружили у своих
поверженных языческих предшественников. Сегодня церкви для создания церковных чудес
применяют всю палитру науки и техники, используя для этого химические, физические,
световые, тепловые и другие эффекты (в частности, с их помощью, создается мироточение
икон, схождение на Пасху благодатного огня в иерусалимском Храме Гроба Господня и
многое другое).
2. Природные астрономические чудеса. Сегодня, в век науки и высокой
астрономической грамотности части населения (хотя, судя по опросам, более четверти
граждан России и США полагают, что Солнце все еще вращается вокруг Земли), такими
природными явлениями, как затмения Солнца или Луны, мало кого удивишь. Но если еще
100 лет назад многие обыватели полагали, что эти явления связаны с божественным
вмешательством, то стоит ли говорить о том, как эти небесные чудеса воспринимались
тысячу и более лет назад (люди в страхе падали ниц, молились о спасении, приносили
жертвы богам, чтобы они вновь открыли светила). Знающие жрецы Египта и Вавилона с
толком использовали прогнозируемые астрономические явления для воздействия на умы
своих малограмотных и напуганных сограждан (не отстали от них и авторы “Ветхого
Завета”, которые приписали силу управления небесными светилами предводителю
еврейского народа Иисусу Навину: “стой солнце…и луна…И остановилось солнце и луна
стояла, доколе народ мстил врагам своим”, Иис.Н.10,12-13). В те времена к подобным
чудесам относили прохождение Солнцем точек летнего и зимнего солнцестояния (точек
солнцеворота), разливы великих рек (например, Нила), приуроченные к появлению
соответствующих небесных знамений (например, летнего восхода Сириуса), падения
крупных метеоритов (“Господь бросал на них с небес большие камни”, Иис.Н.10,11) и другие
небесно-земные события.
3. Акцидентные, или статистические чудеса (accidentia – лат. случайность). В
мире всегда одновременно, ежесекундно происходят тысячи событий, первая часть из
которых связана друг с другом, а вторая часть просто совпадает по времени с первыми, не
являясь ни их причиной, ни их следствием. О вторых еще древние говорили как об
акциденциях, т.е. случайных событиях, никак не связанных с теми другими, которые
происходят до них, одновременно с ними или после них. Если фиксировать все исходы
случайных совпадений событий, то они окажутся в большинстве случаев равновероятными
(могут произойти или не произойти с равной вероятностью). Но на практике мало кто
проводит подобные исследования, и люди в своих выводах руководствуются очень
ограниченной и предосудительной личной статистикой, которая, как правило,
приводит к заблуждениям. Так, например, в одном прибрежном португальском городе
имеется музей, в котором выжившие при кораблекрушениях выставили свои дары Богу,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

70

спасшему их, как они думают, благодаря молитвам, обращенным к нему в роковой момент.
И гид всем рассказывает о том, как молитва помогла людям спастись. Однажды в этот
музей зашел путешественник, который поставил гида в тупик, спросив у него о том, а где же
дары от тех людей, которым не помогла их молитва? Большая часть потерпевших
кораблекрушение погибла, несмотря на их молитвы о спасении, но число этих погибших
никто не считал (только в крупных кораблекрушениях 20-го века погибло свыше 35 тыс.
людей, и их дары Богу с того света не вместил бы ни один музей). Аналогично, большинство
тяжело больных, обращавшихся с молитвой о спасении к Богу, умерли (ими забиты
кладбища), но единицы выжили (в силу особенностей болезни и своего организма), что сразу
же стало непререкаемым “доказательством” эффективности молитвы. Элементарное
заблуждение, которое человек переживает сам и распространяет в обществе!
4. Чудеса исцеления. К Богу люди обращаются чаще всего в моменты скорби, печали,
болезни, невзгод и бед. Они наивно думают, что Никто им поможет, если они будут неистово
в него верить, молиться ему, а еще лучше делать подношения церкви, которая
дополнительно обещает молиться и ставить свечки за раба божьего. И действительно, коекто, если и не исцелится после сеансов религиозной терапии, то может почувствовать себя
лучше (статистика тех, кого религиозная терапия привела прямо в могилы не ведется по
определению). Кто же или что же оказывает такому больному реальную помощь (о
нормальной медицинской помощи умолчим)? Ответ ясен – природа и внутренние
природные силы больного. Здесь важна не вера в Бога, а вера в собственные здоровые силы
организма, действительно способная делать чудеса, ибо мозг, генерирующий эту веру,
материален и материальна его мысль, которая воздействует на органы и системы тела
(психосоматическое воздействие), активизируя все внутренние физиологические процессы
для борьбы с болезнью. Но, все же, и в указанных случаях борьба организма с болезнью,
если не подключить к ней вовремя квалифицированного врача, может окончиться (и часто
оканчивается!) трагически финалом. Заметим, что церковные иерархи, призывая верующих
лечиться молитвами и целованием икон, прекрасно знают ограниченные способности своего
Бога и поэтому в случае собственного нездоровья быстренько кладутся на лечение в лучшие
мировые клиники (хотя и это не всегда помогает: если организм предельно изношен, то его
разрушение ни молитвами, ни медициной уже не остановишь, и человек обязан
мужественно встретить свой естественный конец).
5. Мнимые чудеса. Это чудеса, которые возникают под влиянием индивидуального
или массового гипноза с использованием опытного гипнотизера, психотронного воздействия
ритмических звуков, световых бликов и движений, одурманивающих запахов (благовоний),
специальных напитков, галлюциногенов, наркотиков и т.п. Эти чудеса сродни воздействиям
фокусников и факиров, заставляющих, например, мальчика, лезущего по веревке в небо,
исчезать на глазах изумленной публики (обычная киносъемка показывает, что мальчик
никуда не лезет, а весь процесс видения происходит исключительно в сознании зрителей),
или укладывающих загипнотизированного человека как доску на спинки двух рядом
стоящих стульев. Религиозное сознание является благодатной почвой для различного рода
индивидуальных и массовых внушений, что широко используют священники и другие
церковные иерархи во время церковных обрядов (здесь разум человека спит, но работают
ощущения и чувства), проповедей и исповедей.
6. Сказочные, или мошеннические чудеса. Это чудеса, которые кто-то где-то видел и
описал в своих сказочных рассказах и баснях. Такие сказки широко распространяются среди
некритически мыслящих людей, готовых поверить всему тому, что горячо и с серьезным
лицом им расскажет первый встречный. Люди любят врать как себе, так и другим,
испытывая от своего вранья особое удовлетворение, особенно если им удалось при этом
убедить и надуть своих слушателей. Большинство религиозных чудес относится именно к
этой группе. Их достоверность невозможно проверить и подтвердить, так как кроме слов
легковерных свидетелей, отсутствуют реальные доказательства. Научные эксперименты
показывают, что любое событие, наблюдаемое несколькими людьми, описывается ими

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

71

совершенно по-разному, в том числе с привнесением в свое описание личных фантазий и
несуществующих деталей. Зная эти особенности человеческой психики, не следует слепо
доверять всяким россказням.
7. Реальные чудеса. Это группа чудес, которая имеет естественную, материальную
природу, суть которой еще недостаточно раскрыта современной наукой. К этой группе чудес
следует отнести явления ясновидения, яснослышания, ясночувствования, телекинеза и
другие явления экстрасенсорного восприятия. Здесь нет никакой божественной силы (хотя
сами экстрасенсы, абсолютно не понимая природу своих способностей, часто говорят о
том, что их направляет Бог; для них Бог является сосредоточием всего того, что они не
понимают и не знают, ибо наука пока еще в деталях не сумела изучить и объяснить их
природный дар или результат их личного самосовершенствования), но имеет место
проявление действия полевой формы материи (электромагнитного и гравитационного
полей с биопараметрами живого организма), характеристики которой уже изучаются наукой
и обязательно будут раскрыты, подобно структуре ДНК, в ближайшие десятилетия.
В заключение группового анализа чудес следует вернуться к присказке настоящей
сказки и важному тезису верующего человека: “Если веришь, возможно все, невозможного
нет”. Этот тезис вбивается в головы верующих на протяжении по меньшей мере двух
тысячелетий. Его духом пронизана Библия, Коран и вся религиозная литература. В этом
тезисе вера провозглашается главной человеческой силой, фундаментом мира и человека,
его основной ценностью, позволяющей человеку достичь по своему желанию, а точнее
по воле Никто-Ничто-Бога, в которого он верует, абсолютно всего. Это большая
религиозная ложь. Человек может сделать не более того, что ему позволяют законы
Природы. Он никогда не сможет их нарушить, преодолеть, но может познать и
целенаправленно использовать в своей творческой деятельности. Именно в этом
заключается задача науки.
Законы
природы ограничивают человеческий произвол и человеческое
творчество. Так, например, человек мечтает о бессмертии, но он его никогда не получит (в
природе смертно все, начиная от элементарных частиц и кончая галактиками). Человек
пытается создать вечный двигатель, но он его никогда не сделает, так как вечным двигателем
является лишь одна открытая и бесконечная Вселенная (но создавать новые, более мощные
источники энергии природа не запрещает). Человек пытается создать машину времени для
перемещения в прошлое и будущее, но он никогда ее не создаст, так как эволюцию материи
и Вселенной нельзя направить вспять (но природа не запрещает познавать прошлое по его
следам в настоящем, а также предвидеть будущее на основании познанных законов
эволюции мира и человека). Не слепая вера в Никто-Ничто-Бога является движущей силой
человеческой цивилизации (эта вера только тормозит человеческое развитие), но разум,
знания и наука!

Вот и сказке конец
Бог не является реальностью, а есть лишь плод человеческого воображения. Все
известные философские и теологические доказательства существования бога не
выдерживают, как показано выше, ни малейшей научной критики и, по сути, смехотворны
для здравого ума. Если в древнем мире и в средневековье, т.е. времена отсутствии развитого
научного знания, религиозные догмы были еще как-то извинительны, то за последние
столетия наука убедительно доказала несостоятельность и ложность религиозного мнения о
мире и жизни. Но если индивиду так уж хочется продолжать жить в своем узком,
вымышленном, обманчивом, религиозном мирке, то это его личное дело и право (хотя,
плохо то, что он распространяет свою невежественную волю на своих детей и близкое
окружение).
Тот же человек, который хочет построить свою единственную, уникальную,
неповторимую жизнь в реальном мире, а не потерять ее в иллюзорном, виртуальном,
потустороннем “царстве”, должен позаботиться о себе и о своем мировоззрении сам.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

72

Никто его тянуть за уши в мир знаний и науки не будет (хотя мудрому обществу следует
создавать людям все условия для того, чтобы они получали не религиозное, а научное,
атеистическое образование, способствующее не консервации, а раскрытию и развитию
человеческого сознания и способностей личности). Человек должен сам делать свой выбор
и сполна отвечать за него. Таков конец сказки о Никто и Ничто по прозвищу Бог.
Минск, ноябрь 2014 г., дополнено – май 2017 г.

СПРАВКА
Статья опубликована на библиотечных сайтах Интернета (первоначальный,
сокращенный вариант статьи опубликован в книге Гуртовцев А.Л. “Думать
или верить? Ода человеческой ослиности” , Минск, УП “Энциклопедикс”,
2015 – 420 с.)

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

4. РАЗУМ ПРОТИВ РЕЛИГИИ
Основы философии реального мира,
или материализм против идеализма

73

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

74

Разум против религии
Основы философии реального мира,
или материализм против идеализма
Гуртовцев А.Л., к.т.н, с.н.с.
“Но что такое жизнь? И мертва ли та материя,
которая находится в вечном непрерывном законном
движении, где происходит бесконечное разрушение
и созидание, где нет покоя?”
Владимир Вернадский,
русский ученый-энциклопедист, 19-20 вв.

Диалектика Нечто и Ничто - Материя как фундамент материального и
духовного миров - Идеи великих мыслителей об эволюции мира и человека - Авторское
заключение
Примечания и комментарии автора: 1.Философские категории. Логика понятий; 2.
Бытие: реальность и ее отражение в сознании; 3. Варианты существования реальности во
времени; 4. Наука как сфера деятельности человека; 5. О понятиях Ничто и Нечто; 6.
Мифологическое и религиозное сознание; 7. Причины религиозности человека; 8. Еще раз о
материи
Литература

Диалектика Нечто и Ничто
Все существующее, весь окружающий человека бесконечно разнообразный мир,
включая его любую, самую ничтожную часть, а также самого человека, философы кратко
называют наиболее общими словами-синонимами (от греч. synonymos одноименный):
нечто, существующее, сущее, бытие (от глагола быть), действительность (от глагола
действовать), реальность (от лат. realis вещественный, действительный, существующий
в действительности).1 Все эти слова определяют только одно единственное, но важнейшее
свойство такого мира по отношению к человеку - свойство находиться вне сознания человека
и существовать в своих основных формах и видах независимо от этого сознания, т.е. до
возникновения, при жизни и после исчезновения человечества как носителя сознания.2
Реальный мир существовал в далеком прошлом, когда в нем еще отсутствовали какие-либо
живые организмы и тем более их высший вид - человек. Этот мир продолжает быть в
настоящем совместно с живущим в нем человечеством, которое познает и частично изменяет
ближайшую к себе реальность. Этот мир останется действительностью и в далеком будущем,
когда в силу естественных законов развития исчезнет не только человек, но и жизнь вообще
(по крайней мере, на планете Земля).
Реальный мир вечен, хотя формы и виды его существования постоянно
изменяются: гибнут одни, но им на смену рождаются другие.3 Мир настоящего
значительно отличается от мира прошлого, а мир будущего будет совершенно иным, чем
мир нынешний. Жизнь, как особая форма реального мира, не является вечной, а носит
преходящий, временной характер: очень непродолжительный для индивидов (от лат.
individuum индивидуум, неделимое, особь; каждый самостоятельно существующий

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

75

организм, отдельный человек) и относительно долговременный для человечества в целом.
Познание сущности реального мира и самого человека, как чувствующего и мыслящего
продукта развития этого мира, - самая главная цель науки (естественные науки познают
реальный, естественный, природный мир вне и внутри человека, технические - новый,
искусственный мир, создаваемый человеком для дополнения и изменения естественного
мира, а гуманитарные - мир человеческих отношений, сознания и мышления, т.е. тот мир,
который в принципе не может существовать без живого человека).4
С давних пор еще неразвитое человеческое сознание в своих попытках понять
действительность и приспособить ее к потребностям общества противопоставило реальному
миру его противоположность - мир иной, потусторонний, вымышленный, фантастический
(от греч. phantasia воображение), иллюзорный (от лат. illusio обман), который философы
именуют как ничто, несуществование, не-сущее, небытие, недействительность,
нереальность.5 Представления о таком потустороннем мире изначально возникали и
продолжают до сих пор формироваться в массовом сознании людей в образах действующих
лиц мифологии (от греч. mythos слово, сказание, предание + logos понятие, учение =
совокупность мифов; миф - предание с фантастическими, сверхъестественными
представлениями о мире; вымысел) и религии (от лат. religio набожность, т.е. вера в бога
или богов, духов; святыня; предмет культа, почитания): душ умерших индивидов, духов и
демонов, единого бога или сонма богов, ангелов, дьявола или других каких-то скрытых,
невидимых, “сверхъестественных” сил.6
Наука доказывает, что мир небытия может существовать только в сознании
людей, никогда не был и не будет в реальности, так как сама действительность
свободна от бога и сверхъестественных сил, а человек способен создать бога или любую
иную сверхъестественную силу только в своем воображении. Вместе с тем, и сегодня
подавляющее большинство человечества является религиозным, а территория большинства
стран земного мира усыпана огромным количеством храмов (соборов, церквей, мечетей и
других культовых сооружений), в которых постоянно, как и тысячи лет назад, совершаются
богослужения, ставятся свечки и воскуриваются благовония, бьются поклоны и возносятся
молитвы богу (богам) и святым угодникам, целуются кресты и иконы, выполняются другие
культовые ритуальные действия, включая реальные или символические жертвоприношения.
7

Эта повсеместная религиозная деятельность не является доказательством
существования,
реальности
потустороннего,
“божественного”
мира,
а
свидетельствует лишь о том, что человек способен создавать вещественные образы
несуществующего мира - идолы (от греч. eidolon образ, подобие; изображение божества
или духа, служащее объектом религиозного поклонения), кумиры (идолы, истуканы,
изображения языческих божеств; объекты преклонения и восхищения), фетиши (от фр.
fetiche, порт. feitiço амулет, волшебство; неодушевленный предмет, который, по
представлениям верующих, наделен сверхъестественной, магической силой и служит
объектом религиозного поклонения), и жить в мире реальном, руководствуясь в своих
действиях (причем чаще всего во вред самому себе) не его законами, а безнадежно
устаревшими религиозными правилами и догмами, издавна поработившими разум
человека.
Тысячелетия религией упорно вбивается в голову человека ложная, примитивная,
рабская мысль о том, что “начало мудрости - страх Господен… ибо Господь дает мудрость;
из уст Его - знание и разум… надейся на Господа всем сердцем своим, и не полагайся на
разум твой” [Библия/Прит.]. Августин Блаженный, один из “учителей, отцов”
католической церкви, вторя данной библейской заповеди, писал в начале 5-го века н.э. в
своей ”Исповеди”: “Не ищи опоры в себе, ее там нет: возложи все упования свои на
Господа”. Иными словами, “не верь себе, своему разуму, своим знаниям и жизненному
опыту, но бойся того, что не существует и целиком полагайся в своей короткой жизни на
“святые” истины с того света в переводе религиозных наставников, живи по их указке, и

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

76

ты станешь счастливым, по крайней мере, на том свете”. Длительная, жестокая, еще
далеко не завершенная борьба в сознании человека между нечто и ничто, существующим и
несуществующим, бытием и небытием, наукой и религией, знанием и верой, истиной и
заблуждением, правдой и ложью уже дорого обошлась человеческому сообществу, но
продолжает по-прежнему угрожать его жизни, благополучию и дальнейшему развитию.

Материя как фундамент материального
и духовного миров
Пытливая, глубокая и смелая мысль наиболее великих умов человечества,
преодолевая путы первобытного мифологического сознания и многовековых религиозных
заблуждений, привела к началу 3-го тысячелетия нашей эры к пониманию истинной природы
мира, человека и его сознания. Стало ясно, что единственной основой реального мира
является материя, проявляющая себя в виде существования своих различных
конкретных физических форм и видов вещества и поля. Материя объединяет все объекты
бытия (от лат. objectum предмет) - вещи, предметы, тела, явления и процессы - в единое
целое, связывает их своими различными внутренними материальными силами,
устанавливает между всеми частями бытия вполне определенные, познаваемые через
мышление и опыт человека, отношения.
Мир материален и поэтому един. Наиболее общие, существенные свойства, или
атрибуты
материи (от лат. attributum
приданное, неотъемлемое, постоянное,
существенное свойство чего-либо), - это ее движение в пространстве и времени.
Движение, пространство и время - основные формы существования материи, ее всеобщие
свойства. Нет материи без движения, как нет и движения без материи. Без материи нет
пространства и времени, как и материи без них. Пространство и время неразрывно связаны
друг с другом, с движением материи и неотделимы от нее. Можно смело, нисколько не
погрешив против истины, утверждать, что “в мире нет ничего кроме движущейся
материи”.
В мире нет ни одного объекта, который бы существовал вне материи. Все объекты
реального мира, включая человека и его мышление, порождены материей и находятся в ней.
Даже мышление о ничто, о небытии, о сверхъестественных силах, о боге или других
понятиях-иллюзиях является сугубо материальным процессом, происходящим в головном
мозгу человека (нет мозга - нет мышления!). Материя - это объективная реальность,
существующая в своих основных формах и видах вне и независимо от человеческого
сознания, которое способно отражать и познавать эту реальность.8 Познавая
реальность, человек, как материальное существо, способен и преобразовать ее в
соответствии со своими потребностями и целями.
Движущаяся материя создает, согласно своим естественным внутренним законам и
силам, бесконечное разнообразие материальных объектов различной сложности и с
различной внутренней структурой. Все эти объекты, будь они полем или веществом тех или
иных форм или видов, взаимодействуют в своем движении друг с другом, и на каждое
действие одного объекта на другой неизбежно происходит обратное действие, или
противодействие, второго объекта на первый. При этом как один, так и другой объект в
результате взаимодействия (действия-противодействия) изменяют свое движение и/или
свою внутреннюю структуру, т.е. образуют в себе следы состоявшегося взаимодействия,
сохраняют в себе его образ.
Свойство материи образовывать и сохранять (запоминать) в своих объектах
следы, образы других объектов и взаимодействия с ними, называют отражением. Это
свойство материи является таким же всеобщим как движение, пространство и время. Нет
материи без отражения, как и нет отражения вне материи. Конкретные особенности
отражения тех или иных форм и видов материи зависят от уровня сложности и организации
её взаимодействующих объектов. Человеческий разум, сознание, мышление - это самые
сложные формы отражения действительности высокоорганизованной “живой, ощущающей,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

77

чувствующей” материей в лице каждого отдельного человека и человеческого общества в
целом.
Ниже приведены суждения великих людей прошлого, в которых в самом общем виде,
часто в форме догадок и прозрений, но верно, т.е. в соответствии с данными современной
науки, отражены основные принципы и законы развития и познания материального мира:
- его вечность, несотворимость и неуничтожимость;
- единство, связность и взаимозависимость всех его частей и уровней, причем как
близких в пространстве и времени, так и значительно удаленных друг от друга;
- всеобщность и вечность самодвижения материи - перемещения, изменения,
развития и взаимопревращения друг в друга различных форм, видов и состояний
материи, включая вещество и поле, “живую” и “неживую” материю;
единство и борьба противоположных сил материи как источник ее
самодвижения во всех частях и уровнях материального мира;
- следование материи своим всеобщим естественным (изначально присущим
самой материи, а не привнесенным в нее кем-то, когда-то и откуда-то извне) законам
самодвижения, причем как уже известным человеческому разуму, так и еще ждущим
своего открытия;
- самоорганизация движущейся материи в виде процессов создания и разрушения
объектов различной степени сложности в живой и неживой природе;
- развитие живых организмов в природе по законам борьбы за существование,
естественного, полового и генетического отбора, наследственности, мутации и
адаптации;
- превращение (на определенной ступени усложнения материального мира)
всеобщего свойства отражения материи в специфическое, особое свойство
высокоорганизованной материи - человеческое сознание, являющееся высшей формой
отражения действительности и источником проектирования новой, искусственной
реальности;
- возможность глубокого, правильного, адекватного познания человеком
окружающего материального мира и себя в этом мире с помощью чувств, опыта и
мышления в форме абстрактных понятий и категорий.

Идеи великих мыслителей об эволюции
мира и человека
1.1 “А из каких [начал] вещам рожденье, в те же самые и гибель совершается по
роковой задолженности [по законам], ибо они выплачивают друг другу правозаконное
возмещение неправды [ущерба] в назначенный срок времени ” - Анаксимандр “О природе”,
7-6 вв. до н.э. [5]
1.2 ”Этот космос, один и тот же для всех, не создал никто из богов, никто из людей,
но он всегда был, есть и будет вечно живой огонь, мерно возгорающийся, мерно
угасающий…Не будь Солнца, мы бы не знали, что такое ночь…Все возникает через вражду
[спор, войну, борьбу, противоборство, противодействие, противоположность - Г.А.Л.]…
Война - отец всех вещей… Всякая тварь бичом [нуждой, необходимостью, законом - Г.А.Л.]
пасется…нельзя дважды войти в одну и ту же реку…всегда все течет… все движется…
Природа любит прятаться [скрывает свою сущность за явлением - Г.А.Л.]… Мудрость в
том, чтобы знать все как одно [свести бесконечное множество явлений к одной или
немногим сущностям - Г.А.Л.]… Мудрость в том, чтобы говорить истину и действовать
согласно природе, осозновая [правильно, адекватно отражая в своем сознании реальный мир
- Г.А.Л.]” - Гераклит Эфесский “О природе”, 6-5 вв. до н.э. [5]

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

78

1.3 “То, чего нет, нельзя ни познать, ни изъяснить…Ибо мыслить - то же, что
быть…Можно лишь то говорить и мыслить, что есть; бытие ведь есть, а ничто не
есть…никогда не вынудить это:”не-сущее суще”…Есть - не сыщешь ему ты рожденья.
Как, откуда взросло? Из не-сущего? Так не позволю я ни сказать, ни помыслить:
немыслимо, невыразимо есть, что не есть…без бытия, о котором мысль изрекают, мысли
тебе не найти. Ибо нет и не будет другого сверх бытия ничего” - Парменид “О природе”,
6-5 вв. до н.э. [5]
1.4 “Если нечто есть, то оно вечно, так как из ничего не может возникнуть ничего”
- Мелисс Самосский, “О природе, или о сущем”, 5 в. до н.э. [5]
1.5 “Из того, чего нет нигде, не может возникнуть нечто, равно как недостижимо и
неосуществимо, чтобы изничтожилось то, что есть: сколько и откуда его не выталкивай,
всякий раз на его месте окажется другое сущее” - Эмпедокл “О природе”, 5 в. до н.э. [5]
1.6 “Ничто не возникает из ничего…никакая вещь не возникает и не уничтожается,
но соединяется из существующих вещей и разделяется…Не отделены друг от друга вещи,
находящиеся в одном космосе, и не отрублено топором ни горячее от холодного, ни
холодное от горячего…ничто не может быть по отдельности, но все содержит долю всего
” - Анаксагор “О природе”, 5 в. до н.э. [5]
1.7 “Ничто не возникает из не-сущего и не уничтожается в не-сущее…все эти вещи
рождаются то такими, то иными путем превращения из одного и того же и в одно и то
же возвращаются…если бы хоть одна из вещей была отличной от другой, будучи другой по
своей природе, а не оставалась бы тем же самым в своих многоразличных изменениях и
превращениях, то они никоим образом не могли бы ни смешиваться друг с другом, ни
причинять друг другу пользу или вред” - Диоген Аполлонийский “О природе”, 5 в. до н.э. [5]
1.8 ”Человек - мера всех вещей: существующих - что они существуют [существуют
как в реальном мире, так и в сознании человека - Г.А.Л.], несуществующих - что они не
существуют [не существуют в реальном мире, но возникают в сознании человека под
действием его воображения, игры ума - Г.А.Л.] ” - Протагор, 5 в. до н.э. [6]
1.9 “Ни одна вещь не возникает попусту [беспричинно], но все [происходит,
появляется, совершается] по закону и в силу необходимости” - Левкипп “О разуме”, 5 в. до
н.э. [7,17]
1.10 “ Из ничего ничего не может возникнуть и ни одна вещь не может
превратиться в ничто...все, что возникает, должно погибнуть...как есть у мира рождение,
так и рост, и гибель, и уничтожение в силу некоторой необходимости...ничто не возникает
случайно...душа есть то, что доставляет животным движение...душа смертна, она
уничтожается вместе с телом...мир - не одушевлен и не управляется провидением, но,
будучи образован из атомов, он управляется некоторой неразумной природой [законами
природы]...Движение атомов должно мыслить не имеющим начало, но существующим
вечно...ибо искони, с бесконечного времени они [атомы] в силу необходимости
предшествуют, предваряя без исключения все бывшее, настоящее и будущее” – Демокрит,
5-4 вв. до н.э. [7,17]
1.11
“В
природе
никогда
не
иссякают
возникновение
и
уничтожение…Уничтожение одного есть возникновение другого и возникновение одного уничтожение другого? В этом и следует полагать достаточную для всех причину,
одинаково объясняющую возникновение и уничтожение любой вещи…когда изменение из
противоположного в противоположное относится к количеству, тогда это рост или
убыль; когда к месту - то это перемещение; когда к свойству и качеству - то это
[качественное] изменение…надо всегда предполагать у противоположностей единую

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

79

материю, идет ли речь об изменеии в отношении их места, о росте и убыли или о
качественном изменении…материя никогда не может быть без свойств и без формы…где
имеет место действие и претерпевание, там должна лежать в основе единая
природа…одно не может заставить другое изменить свою природу, если они не
принадлежат к противоположностям или не состоят из них…противоположности и
воздействуют друг на друга, и испытывают воздействие…возникновение есть изменение из
противоположного в противоположное…Не-сущее есть ничто…Большинство же людей
различают сущее от не-сущего по тому, воспринимается ли оно чувствами или не
воспринимается ими, подобно тому как познаваемое считается сущим, а непознаваемое –
не-сущим. Ведь восприятие для них равносильно знанию…Когда происходит изменение в
материю, воспринимаемую чувствами, они говорят о возникновении, когда же в незримую то об уничтожении” - Аристотель ”О возникновении и уничтожении”, 4в. до н.э. [18]
1.12
“Все [физики], конечно, принимают противоположности за начала…все
считают начала в каком-то смысле противоположностями. И это вполне разумно, так как
начала не выводятся ни друг из друга, ни из чего-либо другого, а, наоборот, из них
всё…Итак, если это правильно, то всё возникающее будет возникать и всё исчезающее
исчезать или в противоположность, или из противоположности, или в промежуточное
между ними…существует ли два, три или большее число [ начал]. Одного быть не может,
так как противоположное не одно…начала же должны пребывать всегда…всё
существующее по природе имеет в самом себе начало движения и покоя, будь то в
отношении места, увеличения и уменьшения или качественного изменения…природа есть
начало движения и изменения…[телу в пустоте] необходимо или покоиться, иди двигаться
до бесконечности, если только не помешает что-нибудь более сильное (гениальная догадка
о законе инерции в природе - Г.А.Л.)…временем мы измеряем движение, а движением
время…время есть мера движения…каким будет движение, таким и время…не было
никакого времени и не будет, когда бы не было и не будет движения…знаем мы, по нашему
убеждению, каждую [вещь] только тогда, когда понимаем, “почему [она]” (а это значит
понять первую причину)…в природных [явлениях] необходимость - это так называемая
материя и её движения”- Аристотель ”Физика”, 4 в. до н.э. [17]
1.13 “Всё чувственно-воспринимаемое, как мы знаем, материально…мы полагаем,
что все природные тела и величины способны двигаться в пространстве сами по себе,
поскольку природа, как мы утверждаем, есть источние их движения…наблюдение
показывает, что всё, что возникает, равным образом уничтожается…если вся телесная
материя (soma), будучи непрерывной, попеременно меняет свои состояния и
упорядочивается то так, то иначе, а совокупное сочетание целого остается космосом и
небом, то отсюда следует, что возникает и уничтожается не космос, а его состояния” Аристотель ”О небе”, 4 в. до н.э. [19]
1.14 “Из ничего не творится ничто...ничему невозможно в ничто
обратиться...Словом, не гибнет ничто, как будто совсем погибая, Так как природа всегда
возрождает одно из другого И ничему не дает без смерти другого родиться...Если чтонибудь, изменившись, переступит свои пределы, оно немедленно оказывается смертью
того, что было прежде...Нет во Вселенной ни единой вещи, которая могла бы возникнуть и
расти одна…Силе нельзя никакой нарушить вещей совокупность, Ибо и нет ничего, куда из
вселенной могла бы Скрыться материи часть, и откуда внезапно вломиться Новая сила
могла б во вселенную, сделать иною Всю природу вещей и расстроить порядок
движений...Свойство есть то, что никак отделить или отнять невозможно Без
разрушения того, чему оно присуще: Вес у камней, у огня теплота, у воды ее влажность,
Тел ощущаемость всех и неощутимость пустого” - Лукреций ”О природе вещей”, 1 в. до
н.э. [7,20]

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

80

1.15 “Разнообразится все, обновляет свой вид; народиться - Значит начать быть
иным, чем в жизни былой; умереть же - Быть, чем был, перестать; ибо все переносится в
мире Вечно туда и сюда: но сумма всего -постоянна. Мы полагать не должны, что
длительно что-либо может В виде одном пребывать...Зрел я: что было землей крепчайшей
некогда, стало Морем, - и зрел я из вод океана возникшие земли. От берегов далеко залегают
ракушки морские, И на верхушке горы обнаружен был якорь древнейший ” - Овидий
“Метаморфозы”, 1 в. до н.э. - 1 в. н.э. [22]
1.16 “Все пожирается смертью, ведь гибель - закон, а не кара. Сроки наступят - и
мир этот погибнет навек...Когда придет время миру угаснуть для обновления, все падет
собственной своей силой, звезды столкнутся со звездами, и в пожаре всей материи одним
огнем сгорит то, что сияет порознь и в должном порядке” - Сенека “Все, что мы видим”,
”Утешение к Марции”, 1 в. [20]
1.17 “Все сущее есть некоторым образом семя того, что из него
произойдет…Боится кто-нибудь изменения? Но что может возникнуть без изменения?...
Мир - изменение, жизнь - восприятие ” - Марк Аврелий ”Наедине с собой”, 2 в. [20]
1.18 “Кто может подняться настолько высоко, чтобы постигнуть многообразие в
единстве и единство в многообразии?...Целое находится в своих частях в любой части через
любую часть...Вселенная (universum) означает универсальность (universalitatem), т.е.
единство многого... единство не может воплотиться ни в одной ограниченной вещи,
необозримое множество вещей отразит его лучше, чем конечное число их...Вселенная
самостоятельно существует только в конкретном множестве...вещи Вселенной
распределяются по ступеням взаимных различий и ничто ни с чем не совпадает...точное
равенство в мире абсолютно невозможно. Это придает вещам неповторимую
индивидуальность...в равенстве мы тоже видим ступени - среди подобных вещей одна
больше равна другой, чем третьей, смотря по сходству и различию рода, вида, места,
влияния и времени...все состоящее из противоположностей располагается по ступеням
различия, одного имея больше, другого меньше и приобретая природу той из
противоположности вещей, которая пересилила другую...Все гибнет лишь сообразно тому
или иному модусу бытия...гибнет лишь способность существовать таким-то и таким-то
образом, так что нет места смерти...Смерть есть явно всего лишь разложение состава на
составные части...
Путь к неизвестному может идти только через заранее и несомненно известное...все
исследователи судят о неизвестном путем соразмеряющего сравнивания с чем-то уже
знакомым, так что все исследуется в сравнении и через посредство пропорции...всякое
разыскание
состоит
в
более
или
менее
трудном
сравнивающем
соразмерении...Соразмерность, означая вместе и сходство в чем-то общем и различие, не
может быть понята помимо числа. Поэтому все соразмерное так или иначе охватывается
числом...все, чего мы желаем познать, есть наше незнание. Если мы сможем достичь этого
в полноте, то достигнем знающего незнания...всякий окажется тем ученее, чем полнее
увидит свое незнание...корень знающего незнания – в понимании неуловимости точной
истины...Об истине мы явно знаем только, что в точности, как есть, она неуловима...наш
разум тоже никогда не постигает истину так точно, чтобы уже не мог постигать ее все
точнее без конца, и относится к истине, как многоугольник к кругу: будучи вписан в круг, он
тем ему подобнее, чем больше углов имеет, но даже при умножении своих углов до
бесконечности он никогда не станет равен кругу...суть вещей, истина сущего непостижима
в своей чистоте, и хоть философы ее разыскивают, никто не нашел ее как она есть. И чем
глубже будет наша ученость в этом незнании, тем ближе мы приступим к
истине...однозначное приведение неизвестного к известному настолько выше человеческого
разума, что Сократ убедился, что он знает только о своем незнании”- Николай
Кузанский ”Об ученом незнании”, 15 в. [21]

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

81

1.19 “Природа более чем присутствует, она внутренне присуща вещам. Она ни от
чего не отличается, так как ничто не отличается от бытия, кроме ложного,
обозначаемого словами “никогда”, “нигде” и “ничто”...Кто хочет познать наибольшие
тайны природы, пусть рассматривает и наблюдает минимумы и максимумы противоречий
и
противоположностей.
Глубокая
магия
заключается
в
умении
вывести
противоположность, предварительно найдя точку объединения…Уничтожение есть не
что иное, как возникновение и возникновение есть не что иное, как уничтожение” Джордано Бруно “О безмерном и неисчислимом”, “О причине, начале и едином”, 16 в. [20]
1.20 “Материя является причиной всех причин, не будучи сама обусловлена никакой
причиной…почти все древние мыслители сходились в том, что все они определяли материю
как активную, как имеющую некоторую форму, как наделяющую этой формой
образованные из неё предметы и как заключающую в себе принцип движения…Следует
больше изучать материю, её внутреннее состояние и изменение состояния, чистое
действие и закон действия или движения, ибо формы суть выдумки человеческой души, если
только не называть формами эти законы действия… мы должны представлять себе
материю (какова бы она ни была) столь упорядоченной, подготовленной и оформленной,
чтобы всякая сила, сущность, всякое действие и естественное движение могли быть её
следствием…Пусть никто не надеется, что он сможет управлять природой или изменять
её, пока должным образом не поймет и не узнает…Природа побеждается только
подчинением ей… Истинное знание есть знание причин…Знание и могущество человека
совпадают, ибо незнание причины затрудняет действие” - Фрэнсис Бэкон “Новый
Органон”, 16-17 вв. [11]
1.21 “Природа не предназначает для себя никаких целей, и...все конечные причины
составляют только человеческие вымыслы...Природа всегда и везде остается одной и той
же, ее сила и могущество действия, то есть законы и правила природы, по которым все
происходит и изменяется из одних форм в другие, везде и всегда одни и те же…Порядок и
связь идей те же, что порядок и связь вещей” - Бенедикт Спиноза ”Этика”, 17 в. [20]
1.22 “То, от чего человек зависит, есть природа, предмет чувств…Я понимаю под
природой совокупность всех чувственных сил, вещей и существ, которые человек отличает
от себя, как нечеловеческое…Природа есть всё, что ты видишь и что не является делом
человеческих рук и мыслей… бытие и сущность [совокупности существ и вещей] имеют
своё основание не в мыслях, или намерениях и решениях воли, но в астрономических или
космических, механических, химических, физических, физиологических или органических
силах или причинах…У природы нет ни начала ни конца. Всё в ней находится во
взаимодействии, всё относительно, всё одновременно является действием и причиной, всё в
ней всесторонне и взаимно…Природа есть первоначальное, первое и последнее
существо…Существо, которое человек считает себе предшествующим, есть не что иное,
как природа, а не ваш бог…Теисты видят причину движения в природе (превращаемой ими в
мертвую массу или материю) в боге, но сила бога есть на деле сила
природы…Возникновение телесного мира из духа, из бога приводит к созданию мира из
ничего…выводить природу из бога - всё равно, что желать выводить оригинал из
изображения, из копии, вещь из мысли об этой вещи…бог есть лишь мир в мыслях…природа
в обособлении от её материальности и телесности есть бог…в религиозных
представлениях человек превращает субъективное в объективное, т.е. делает чем-то
существующим вне мышления, представления, воображения то, что существует только в
его мышлении, представлении, воображении” - Людвиг Фейербах “Лекции о сущности
религии”, 19 в. [13]
1.23 “Ничто в природе не
восстанавливается, перестраивается,

вечно; все
изменяется.

беспрестанно разрушается и
Силы природы медленно, но

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

82

беспрестанно работают в двух направлениях: прежнее изменяют или разрушают, новое
созидают. Деятельность эта проявляется одинаково и в живой, организованной природе, и
в так называемой мертвой природе. Стоит только присмотреться к многочисленным
явлениям нашей планеты, чтобы уразуметь величие совершающихся изменений и
бесчисленные взаимодействия, в которые вступают между собой различные силы природы.
Кажущаяся на первый взгляд мертвой, природа в действительности живет полной
жизнью” - Альфред Брем “Жизнь животных”, 19 в. [23]
1.24 “Вся природа, начиная от мельчайших частиц ее до величайших тел, начиная от
песчинок и кончая солнцами, начиная от протистов [от греч. protistos самый первый;
одноклеточные организмы - Г.А.Л.] и кончая человеком, находится в вечном возникновении и
исчезновении, в непрерывном течении, в неустанном движении и изменении…ничто не
вечно, кроме вечно изменяющейся, вечно движущейся материи и законов ее движения и
изменения…все так называемые физические силы - механическая сила, теплота, свет,
электричество, магнетизм и даже так называемая химическая сила - переходят при
известных условиях друг в друга без какой бы то ни было потери силы…различные
физические силы превратились в различным образом дифференцированные и переходящие по
определенным законам друг в друга формы движения материи… количество имеющегося в
мире движения неизменно……неуничтожимость движения надо понимать не только в
количественном, но и в качественном смысле…у нас есть уверенность в том, что материя
во всех своих превращениях остается вечно одной и той же, что ни один из ее атрибутов
никогда не может быть утрачен и что поэтому с той же самой железной
необходимостью, с какой она когда-нибудь истребит на Земле свой высший цвет мыслящий дух, она должна будет его снова породить где-нибудь в другом месте и в другое
время” - Фридрих Энгельс “Диалектика природы”, 19 в. [11]
1.25 “Никого особенно не беспокоило, что означает “быть живым”, до тех пор, пока
люди не знали о вирусах. Животные и растения считались живыми, минералы - неживыми,
и различие между теми и другими не вызывало никаких сомнений. Но когда выяснилось, что
вирус занимает какую-то довольно неопределенную, ”ничейную землю” между царством
животных и царством минералов, старый философский вопрос о том, ”что такое жизнь”,
приобрел новый смысл…Обнаружилось, что в конечном итоге те признаки, на основании
которых
можно
отличить
живое
от
неживого,
вовсе
не
так
уж
определены…Неодушевленный мир, конечно, не полностью лишен всего того, чем наделен
мир живого. Неживым предметам часто присуща та или иная степень организации,
движения, раздражимости и роста. Кристаллы снега обладают затейливой структурой и
значительным разнообразием. Химическим реакциям свойственна известного рода
раздражимость или чувствительность. Ледники растут, и кристаллы также. Многие
предметы, начиная от атомов и кончая планетами, находятся в непрерывном
движении…Мы начинаем понимать, что животное или растение отличается от минерала
лишь по степени и качеству организации, движения, раздражимости и роста, а не просто
наличием или отсутствием этих признаков…Однако есть нечто такое, чего предметы
неодушевленного мира лишены совершенно, - это способность к самовоспроизведению, к
размножению…Лишь в отношении размножения и мутирования можно утверждать со
всей определенностью, что эти два свойства присущи только живому” - Уэндел Стэнли ”
Вирусы и природа жизни”, 20 в. [24]
1.26 “Воспроизведение живых существ неизменно связано с их размножением…На
каждый сохраняющийся организм гибнут миллионы; большая часть жизней гибнет в
состоянии возможности…Какое обстоятельство решит, кому из этих миллионов существ
следует жить, кому умереть? ...кто же произнесет этот приговор? Слепые силы
природы…Победителем выйдет тот, в организации которого окажется хотя бы одна

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

83

ничтожная черта, делающая его более совершенным, т.е. более способным к жизни при
данных условиях” - Климент Тимирязев “Дарвин как образец ученого”, 19-20вв. [25]
1.27 “Физиологические процессы, на которые так явно влияет внешняя среда, с одной
стороны, и историческое прошлое, с другой - две противоположности, борьба которых и
обуславливает диалектику развития современных нам организмов…каждая особенность
организма существует лишь постольку, поскольку она поддерживается естественным
отбором, и исчезает, как только перестает быть полезной” - Владимир Комаров
“Предисловие к 4-му тому собр.соч. К.А.Тимирязева”, 19-20 вв. [25]
1.28 “Сознание (мышление) есть продукт и функция общего развития материального
бытия…Диалектический материализм приходит к “определению” сознания, идя от
материи, но не в том смысле, что последняя “рождает” или, например, излучает из себя
“дух” в виде какого-то особенного нематериального существа, которое после этого будет
вступать во взаимодействие с нею (материей), не в том, что сознание есть продукт,
подобный желчи, выделяемой печенью. Диалектический материализм утверждает только
то, что неорганическая материя превращается в органическую и затем ощущающая
материя переходит в мыслящую (человеческий мозг)…Появление сознания, в сущности,
означает появление его как особенного свойства, порожденного с естественной
необходимостью высокоорганизованной материей, с изменением, исчезновением или
разложением которой соответственно изменяется, исчезает или разлагается
сознание…Мышление есть не что иное, как особая, крайне сложная, качественно
своеобразная, высшая форма движения, которое является основной формой существования
и проявления материи…полный и последовательный, до конца научный анализ мышления как
наиболее высокой формы движения немыслим без научного анализа биологических,
химических, физических, механических, а также социально-исторических материальных
форм движения” - Тодор Павлов “Теория отражения”, 19-20 вв. [26]
1.29 “Категории мышления не пособие человека, а выражение закономерности и
природы и человека...Логика есть учение не о внешних формах мышления, а о законах
развития всех “материальных, природных и духовных вещей”, т.е. развития всего
конкретного содержания мира и познания его, т.е. итог, сумма, вывод истории познания
мира... Практикой своей доказывает человек объективную правильность своих идей,
понятий, знаний, науки... Практическая деятельность человека миллиарды раз должна была
приводить сознание человека к повторению разных логических фигур [форм и законов логики
- Г.А.Л.] , дабы эти фигуры могли получить значение аксиом [логики]...Диалектика есть
правильное отражение вечного развития мира...Вкратце диалектику можно определить,
как учение о единстве противоположностей...Диалектика есть учение о том, как могут
быть и как бывают (как становятся) тождественными противоположности, при каких
условиях они бывают тождественны, превращаясь друг в друга, - почему ум человека не
должен брать эти противоположности за мертвые, застывшие, а за живые, условные,
подвижные, превращающиеся одна в другую...Мышление, восходя от конкретного к
абстрактному, не отходит - если оно правильное - от истины, а подходит к ней...все
научные (правильные, серьезные, не вздорные) абстракции отражают природу глубже,
вернее, полнее [чем ощущения и чувства - Г.А.Л.]. От живого созерцания к абстрактному
мышлению и от него к практике - таков диалектический путь познания истины, познания
объективной реальности. Кант принижает знание, чтобы очистить место вере: Гегель
возвышает знание, уверяя, что знание есть знание бога. Материалист возвышает знание
материи, природы, отсылая бога и защищающую его философскую сволочь в помойную яму
”- Владимир Ульянов-Ленин “Философские тетради”, 19-20 вв.[27]

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

84

Авторское заключение
Приведенные выдержки из работ мыслителей прошлого дают богатую пищу для
размышлений любому непредвзятому, ищущему и жаждущему истины уму. Все идеи
рождаются в сознании людей и являются результатом суммарного влияния на них
накопленных обществом и усвоенных каждой личностью знаний и жизненного опыта, а
также действия индивидуального воображения, которое постоянно создает в мозгу человека
произвольные мыслительные конструкции из первых двух базовых составляющих - знаний и
опыта.
Чем меньше знаний и опыта у общества и у конкретного человека, тем меньше у
них возможностей распознать среди бесконечного множества своих мысленных
образов, или форм, те немногие, которые соответствуют реальному миру, а не
являются, как большинство остальных форм, пустыми комбинациями, фантазиями и
иллюзиями, ведущими не к познанию мира, а к самообману или, в лучшем случае, только
к самоутешению. Историческая ограниченность знаний и опыта общества (и тем более
каждого отдельного человека) наряду с постоянным, из поколения в поколение приростом
знаний, приводят к пониманию того, как много мы сегодня знаем по сравнению с тем, что
знали вчера наши предки, но ничтожно мало - по сравнению с тем, что еще не знаем, но
обязательно узнаем завтра, в будущем. Наш оптимизм в этом отношении основан на
историческом опыте и вере в то, что нет предела человеческому познанию, которое
постоянно расширяется и углубляется вместе с прогрессом общества в области техники,
науки и культуры.
Следует четко понимать, что постижение истины сложного реального мира является
не развлечением и игрой, а умственным трудом, требующим от человека максимальной и
длительной, порой в течение всей жизни концентрации сознания и мышления на предмете
исследования. Не все к этому способны и готовы. Большинство людей сегодня, как и в
прошедшие века, продолжает относить все непознанное в природе и в человеке на счет
действия умонепостигаемых, сверхъестественных сил и мифического существа - бога,
который, якобы существуя где-то в небесах и при этом все знает, все понимает, все умеет,
все создал и всем управляет, включая жизнь и судьбу каждой “божьей твари”. При этом
последней остается лишь верить в свою же древнюю выдумку, постоянно поддерживаемую и
раздуваемую жрецами религии, признать свое ничтожество и греховность перед богом и
молиться ему, уповая, если не на короткое земное счастье, то на “вечную, райскую жизнь
после смерти”.
Живучести подобных заблуждений способствуют не только многовековые
религиозные традиции и невежество масс, но, главным образом, людская лень, нежелание
самостоятельно мыслить и принимать собственные, ответственные решения относительно
своего мировоззрения и жизни. Суть такой личной позиции обывателя сформулировал еще в
1593 г. немецкий астроном Иоганн Кеплер: “Лучше я в это поверю, чем стану подробно
разбираться”. Сегодня человечество накопило более чем достаточно знаний для того,
чтобы понять естественный характер происхождения мира и человека, их
космическую, геологическую, биологическую и общественную эволюцию, но большинство
людей по-прежнему не желают этого знать и продолжают тешить себя
мифологическими и религиозными сказками.
Научные истины, отражающие сущность окружающего нас реального мира, непросто
открыть и понять. Но зато человек легко “открывает”, усваивает и запоминает мифы и
религиозные догмы, которые по своему содержанию примитивны, просты, отражают не
реальный мир, а поверхностные, чувственные восприятия и представления, очень далекие от
деятельности разума человека и подлинной сущности бытия. Именно в примитивизме
кроется одна из причин общедоступности и привлекательности религии для “слабых,
униженных и оскорбленных”: не надо думать, сомневаться и искать, но достаточно
чувствовать, верить и надеяться! Это есть стандартная религиозная формула самообмана,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

85

заменяющая борьбу и решение реальных жизненных проблем пассивным ожиданием чуда
или конца самой жизни индивида.
Религия, в отличие от науки, никогда не искала и не ищет истины в реальном,
постоянно изменяющемся мире (она изначально противопоставила ему потусторонний,
“божественный”, вымышленный человеком мир, на который не устает до сих пор ставить
свой штамп “Вечная истина”), и поэтому, сколько существует религиозных направлений и
сект, столько же существует и различных, противоречащих друг другу “вечных истин”. Чем
меньше знаний у человека, тем больше у него веры: она заполняет пробелы в знаниях и
создает иллюзию понимания мира, иллюзию знания абсолютной, вечной,
“божественной” истины. Каждая религия или секта пытаются постоянно, безосновательно
и лицемерно объявлять свою веру “самой истинной”, но религиозному сознанию не нужна
истина реальности и, более того, не нужен даже сам разум, способный помочь человеку
разобраться в самом себе и в окружающем мире. В религии от человека всегда ожидается
лишь слепая, беспредельная вера в своих жрецов и провозглашаемые ими религиозные
догмы, полученные якобы от самого бога через его пророков (на самом деле все эти догмы,
как и сам бог, рождены темным сознанием человека, являются плодом его невежества,
фантазии, страха и раболепия).
Так, например, Мартин Лютер (1483-1546), основоположник Реформации в
Германии, издеваясь над способностью разума познавать мир, называл его “блудницей
дьявола” и “диким зверем, место которого под столом” [28]. Обрушиваясь на разум,
проповедник вещал: "Все человеческое - суета и ложь...человеческая природа слепа и не
знает своих собственных сил, и, наконец, по гордыне своей она полагает, будто она все
может и все знает...человеческий разум мелет одни только глупости и вздор, особенно
тогда, когда принимается высказывать свою мудрость в делах священных [как будто “дела
священные” не являются измышлением того же самого “слепого” человеческого разума Г.А.Л.]; в лице разума религия имеет самого страшного врага; он никогда не помогает
нам в духовных вопросах, но гораздо чаще борется с божественным словом, обращая
презрительный взгляд на все исходящее от создателя [не от “создателя”, а от его жрецов,
которые всячески пытаются убедить верующих, что их словами глаголет “сам создатель”
– Г.А.Л.]...желающий стать настоящим христианином должен вырвать глаза у разума
[значит, все-таки, человеческая природа не слепа и разум имеет глаза, но его следует, по
Лютеру, ослепить, дабы он не мог отличить свет истинного знания от мрака религиозной
лжи - Г.А.Л.]...всем христианам нужно уничтожить в себе разум [разум следует не
просто ослепить, но полностью его уничтожить, т.е. сделать человека неразумным,
послушным животным, лучше всего овцой или ослом - Г.А.Л.]".
Ему вторил Жан Кальвин (1509-1564), продолжатель Реформации в Швейцарии: “От
начала мира весь род человеческий совращен и испорчен адамовым грехом [“грехом”
нарушения “божественного” запрета вкушать плод от дерева познания добра и зла, т.е.
запрета человеку самостоятельно мыслить и действовать; идея первородного греха,
присущего даже младенцу, служит христианству для унижения, подавления и
оболванивания человеческой личности - Г.А.Л.]...поистине, для нас должна стать
безумием как наша собственная мудрость, так и мудрость всех людей, дабы одному богу
было позволено быть мудрым [в философии байка о “мудром боге” восходит еще к 6 в. до
н.э., к временам хитреца Пифагора, который любил повторять:”Никто не мудр, кроме
бога” - Г.А.Л.]...что может породить человеческий разум, кроме плотских и
ничтожных представлений [на самом деле этот разум порождает не только ложные
религиозные фантазии, когда заблуждается, но, прозревая и преодолевая свои заблуждения,
он творит через человека новый, искусственный, реальный мир, улучшающий жизнь людей и
замечательно дополняющий естественное царство природы - Г.А.Л.]”.
Крупнейший ученый и гуманист 16-го века, враг религиозного фанатизма,
нидерландский писатель и богослов Эразм Роттердамский (1469-1536), отвечая Лютеру,
резюмировал в 1530 г.: “Науки умерли везде, где установилось лютеранство” [28].

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

86

Возможно, именно себя имел в виду Эразм, когда писал, что “и между самими богословами
есть люди, знакомые с подлинной наукой, которых тошнит от вздорных теологических
хитросплетений”. В своем знаменитом сочинении “Похвала глупости” (1509 г.) Эразм,
анализируя “священные” тексты, показал, что приверженность к неразумию, безумию и
глупости демонстрируют в Библии не только рядовые верующие, но сам Бог (устами своего
пророка Исайи господь грозил людям: “Погублю мудрость мудрецов и разум разумных
отвергну”, а другой его пророк Иеремия подтверждал: “Безумствует всякий человек в
своем знании...да не хвалится мудрый мудростью своею”, т.е. Богу и пророкам
человеческая мудрость изначально была помехой в насаждении религиозной веры, и поэтому
они решили оставить в удел людям одну лишь глупость.
Эразм отмечал, что “согласно определению стоиков, быть мудрым – это не что
иное, как следовать велениям разума, а глупым – внушению чувств...тем и отличен от
дурня мудрец, что руководствуется разумом, а не чувствами...в человеческом обществе все
полно глупости, все делается дураками и среди дураков...большинство людей глупы, и всякий
дурачится на свой лад...сила всякого вздора в народе”), его “сын” Христос - “спаситель
человечества” (обращаясь к “небесному отцу”, Христос прямо заявлял: “Ты знаешь безумие
мое”, а своим ученикам, как отмечал Эразм, “усердно проповедовал неразумие и
предостерегал против мудрости...не велел своим ученикам обдумывать речи, которые они
будут держать перед властями и правителями, не дозволял испытывать времена и сроки,
очевидно для того, чтобы они ни в чем не полагались на собственное суждение, но
единственно на него одного уповали всею душою”) и апостолы, основатели христианской
церкви (например, апостол Павел говорил своим слушателям: “примите меня, хотя как
неразумного...что скажу, то скажу не в господе, а как бы в неразумии...мы безумны Христа
ради...если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть
мудрым...немудрое божие премудрее человеков...мудрость мира сего есть безумие пред
Богом...Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых...не значащее избрал Бог,
чтобы упразднить значащее...научитесь от нас не мудрствовать сверх того, что
написано”; сам Эразм прямо называл апостолов “невежественными глупцами”, ставил
вопрос: “кто такие были основатели христианства?” и тут же отвечал на него: “Люди
удивительно простодушные, жесткие враги всякой учености...среди глупцов всякого рода
наиболее безумными кажутся те, кого воодушевляет христианское благочестие...они во
всем действуют наперекор здравому смыслу, словно душа их обитает не в теле, но где-то в
ином месте. Что же это такое, если не помешательство? Удивляться ли после того, что
апостолов принимали порою за пьяных...”).
Эразм подчеркивал, что “Христос восхваляет Бога, скрывшего тайну спасения от
мудрых и открывшего ее малым сим, иначе говоря – глупым... Христос в Евангелии повсюду
обличает фарисеев, книжников и законников, но заботится и печется о невежественной
толпе...своих верных, призванных к бессмертной жизни, Христос называет “овцами”. А
ведь каждому известно, что нет на земле существа глупее овцы...Христос провозгласил
себя пастухом этого стада и даже радовался, когда его самого именовали агнцем”. В
заключение Эразм делает свой неутешительный вывод: “отнюдь не случайно дураки столь
угодны Богу...глупость до такой степени угодна всевышнему, что ради нее одной
отпускаются все прегрешения...не зарываясь в бесчисленные подробности, скажу
кратко, что христианская вера, по-видимому, сродни некоему виду глупости и с
мудростью совершенно несовместима”.
Другой великий философ позднего Возрождения Джордано Бруно (1548-1600),
обращаясь к верующим и подчеркивая абсурдность призывов их пасторов, писал (“Тайна
Пегаса, с приложением Килленского осла”, 1585 г.): “погрузитесь в нищету духа,
принизьте мысль, откажитесь от разума, погасите жгучий свет ума, который
воспламеняет, сжигает и испепеляет вас; бегите от тех степеней знания, которые только
увеличивают ваши горести; отрекитесь от всякого смысла, станьте пленниками святой
веры...Молите же, молите господа, дорогие мои, чтобы он помог вам сделаться ослами,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

87

если вы еще не ослы [“вавилонские жрецы посредством ослиной головы, приставленной к
человеческому туловищу и шее, не раз обозначали невежественного и не поддающегося
обучению человека”]...ослиность сподобилась стать необходимой и божественной
добродетелью, без которой погиб бы мир и благодаря которой весь мир спасен [спасены
души в загробном царстве - Г.А.Л.] ...безумие, невежество и ослиность этого мира суть
мудрость, знание и божественность в другом мире [в выдуманном, потустороннем,
иллюзорном мире - Г.А.Л.]”.
В отличие от примитивных мифологических и религиозных “истин”, научное,
постоянно проверяемое, обновляемое и доказательное знание требует упорной работы
разума и мышления конкретного человека, и иного пути, чем “грызть гранит науки”, для
овладения таким знанием нет. Научные знания, несмотря на свою принципиальную
незавершенность (они никогда не могут быть завершены, так как незавершен и постоянно
изменяется сам бесконечный мир) и текущую ограниченность (сегодняшние знания
охватывают знания прошлого, но являются лишь малой частью знаний будущего), в своем
историческом развитии и единстве дают правильную, максимально приближенную к истине
картину мироздания. Они позволяют, в частности, оценить с достоверных позиций не только
корни и сущность религии, но и ее бесперспективность для дальнейшего развития
человеческого сообщества. Только упорная работа разума человека и его практическая
деятельность, основанная на глубоких знаниях, все дальше отдаляют человека от того
животного, обезьяньего царства, из которого он вышел, и позволяют приблизить его к
истинному Homo Sapiens, т.е. Человеку Разумному. Дальнейший путь развития
человечества связан не с реанимацией угасающих мировых, этнических и местных религий,
а с развитием разума, науки, научного мышления и основанных на этом естественнонаучном
фундаменте новых, глобальных, общечеловеческих ценностей.

Примечания и комментарии
1

Эти понятия есть философские категории (философия - от греч. philosophia =
phileo люблю+ sophia мудрость = любовь к мудрости, любомудрие; учение о наиболее общих
законах развития природы, общества и мышления; философ - мыслитель,
разрабатывающий вопросы мировоззрения и методологии познания; категория - от греч.
kategoria утверждение, высказывание, обвинение; признак) - основополагающие, предельно
общие и самые широкие понятия (первопонятия), отражающие в человеческом
сознании всеобщие, наиболее существенные свойства и отношения объектов реального
мира (предметов, вещей, тел, явлений и процессов). Многие философские категории
вследствие их всеобщности можно кратко определить только через отрицание, т.е. через их
отношение к соответствующим противоположным категориям. Такие категории образуют
пары противоположностей, или оппозиций (от лат. oppositio противопоставление;
первые 10 пар оппозиций - “предел-беспредельное”, “нечет-чет”, “единое-многое”, ”правоелевое”, ”мужское-женское”, ”покой-движение”, ”прямое-кривое”, ”свет-тьма”, ”доброезлое” и ”квадрат-прямоугольник” были впервые сформулированы в 6-5 вв. до н.э. в Древней
Греции пифагорейцами, которые стремились “объяснить многое с помощью немного”). К
первопонятиям относят, например, категории материи и сознания, многого и единого,
прерывного и непрерывного, части и целого, единичного и общего, конкретного и
абстрактного, содержания и формы, движения и покоя, качества и количества,
необходимости и случайности, возможности и действительности, сущности и явления,
причины и следствия и т.д. Вместе с тем есть и не парные, одиночные категории, которые
отражают не качественные, а количественные отношения объектов (например, категории
пространства и времени не являются противоположностями, но определяют различные
количественные отношения движения материи; пространство и время как свойства
материи вне материи не имеют самостоятельного физического смысла) [1-4].

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

88

Первые философы природы, или физики (от греч. physis природа; позднее их
назвали натурфилософами - от лат. natura природа) пытались объяснить весь мир с
помощью конкретных понятий ограниченной общности. Так, родоначальник античной науки
и философии, основатель философской милетской школы Фалес (ок.624-546 до н.э.; г.
Милет, Иония, юго-западное, эгейское побережье Малой Азии - территория современной
Турции) возводил все многообразие природы к единой материальной первостихии - к воде, а
Анаксимен (ок. 585-525 до н.э.), ученик Анаксимандра (ок.610-546 до н.э.; милетец,
родственник и ученик Фалеса; дал первую формулировку закона сохранения энергии - см.
Цит.1.1), - к воздуху и его сгущению-разрежению, как причине всех качественных
изменений в мире. Позднее Гераклит Эфесский (ок.554-483 до н.э.; г. Эфес, расположен к
северу от Милета, Иония), один из основоположников диалектики (от греч. dialektike
искусство вести спор; учение о наиболее общих законах развития природы, общества и
мышления) как учения о развитии природы, объяснял изменения мира через движение огня
(см. Цит. 1.2). Первые попытки объяснить мир с помощью философских понятий
предельной общности (бытие, небытие, нечто, ничто и др.), или категорий, были
предприняты в 6-5 вв. до н.э. элеатами - философами-метафизиками (от греч. meta ta
physika после физики; метод мышления, противоположный диалектике и рассматривающий
явления действительности не в их историческом и логическом развитии, не в процессе
становления и взаимной связи, а, наоборот, - раздельно, изолированно, вне процесса
изменения, в состоянии покоя) элейской школы, основанной в греческой колонии на юге
Италии, в г. Элея Ксенофаном Колофонским (ок.570-480 до н.э.; выходец из г.Колофона,
расположенного к северу от Эфеса, Иония; слушатель Анаксимандра; первый из философов
выступил с учением о единcтве, вечности и неизменяемости сущего: “ всё [многое] есть
одно”): Парменидом (ок.540-460 до н.э.; элеец; ученик Ксенофана и пифагорейцев), его
учеником Зеноном Элейским (ок.490-430 до н.э.), ставшим основателем античной
диалектики как искусства спора, и последним крупным представителем школы Мелиссом
Самосским (середина 5 в. до н.э.; о.Самос, Иония) (см. Цит. 1.3, 1.4). В античности (от
лат. antiquus древний; период истории и культуры древних греков и римлян) философские
категории была исследованы, развиты и систематизированы в трудах древнегреческого
философа-энциклопедиста Аристотеля Стагирита (384-322 до н.э.; выходец из г.Стагира,
Македония, п-ов Халкидики; слушатель и преподаватель Академии Платона в Афинах на
протяжении 20 лет; основал в 335 г. до н.э. на окраине Афин, в Ликее свою собственную
философскую школу перипатетиков - от греч. peripatos крытая галерея, в которой
преподавание велось во время прогулок в галерее, - крупнейший центр античной науки) (см.
Цит.1.11-1.13) [3-7].
Категории, как наиболее общие понятия, дают возможность в краткой, сжатой форме
описывать очень большое, в пределе неограниченное количество однородных и разнородных
объектов, их свойств и отношений, т.е. классы объектов (класс объектов - это
совокупность, множество объектов, их свойств или отношений, имеющих, по крайней
мере, хоть одно общее свойство или отношение, на основе которого объекты можно
объединить в общий класс и обозначить его именем соответствующего общего понятия
или категории). Тем самым мысль, выраженная в категориях, позволяет охватить, объяснить
и понять не только отдельные элементы мира (от лат. elementum стихия, первоначальное
вещество; составная часть чего-либо), не только конкретные единичные или общие
объекты и части мира, но и мир в целом (немецкий философ 18-19 вв. Георг Гегель,
создатель теории диалектики понятий, в предисловии к своему главному труду “Наука
логики” писал: ”категории…ввиду своей всеобщности служат сокращениями; ведь какое
бесконечное множество частностей внешнего существования и деятельности объемлют
собой представления [категории]: битва, война, народ…они служат для более точного
определения и нахождения предметных отношений…”). Категории позволяют строить
познание и объяснение мира дедуктивным методом (от лат. deductio выведение) логическим рассуждением от общего к частному и единичному, т.е. способом исследования

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

89

и изложения, при котором частные положения, например, следствия или теоремы, логически
выводятся из общих положений - аксиом, постулатов, гипотез, правил, законов (первым
примером дедуктивного способа мышления в истории греческой и европейской мысли стала
метафизика Парменида). Дедуктивный метод познания дополняет противоположный ему
индуктивный метод (от лат. unductio наведение) - логическое рассуждение от единичного
и частного к общему, т.е. способ исследования и изложения, при котором от наблюдения
частных, единичных случаев и фактов, от экспериментальных данных и частных положений
переходят к обобщениям - установлению общих положений, выводов, гипотез, принципов и
законов. Дедукция и индукция являются для человека основными методами логического
постижения мира и главными логическими средствами доказательства в науке [1-4, 710].
Философские категории определяют базовые уровни, или ступени, познания
человеком природы, общества, самого себя и являются важнейшим элементом научного
мировоззрения (русский философ Владимир Ульянов-Ленин в своих “Философских
тетрадях” так выразил эту мысль: “Перед человеком сеть явлений природы.
Инстинктивный человек, дикарь не выделяет себя из природы. Сознательный человек
выделяет, категории суть ступеньки выделения, т.е. познания мира, узловые пункты в
сети, помогающие познавать ее и овладеть ею”). Помимо категорий философии, известны
категории отдельных, частных наук и общенаучные, а также категории культуры и практики.
Категории являются одной из основных форм логического процесса мышления, его
организующим началом, или принципом (от лат. principium основа, начало). Вся сложная и
многообразная система современных человеческих понятий строится на фундаменте
соответствующих категорий. Философские категории, как формы языка и мышления,
сформировались в общественном сознании не сразу, не одномоментно, а в длительном
историческом процессе общественной практики - обобщения опыта познания и трудовой
деятельности людей. Эта практика значительно способствовала (причем вопреки
постоянному тормозящему влиянию мифологического и религиозного сознания масс)
развитию и успехам человеческого разума, мышление которого происходит посредством
понятий и категорий и который является главным условием познания и преобразования
мира. Без разума человек до сих пор оставался бы в первобытном состоянии и мало чем
отличался бы от обезьян! Категории прошлого и сегодняшнего дня не являются раз и
навсегда застывшими понятиями, или догмами, однажды определенными и принятыми
на веру на вечные времена. К примеру, за последние два столетия физика дополнила
категорию материи принципиально новым объективным содержанием: к многовековому
пониманию материи исключительно в форме вещества добавилось понимание материи в
форме поля - новой, ранее неизвестной реальности, противоположной веществу (хотя еще
Фалес, наблюдая в 6 в. до н.э. за движением куска железа при приближении к нему камня из
Магнесии - магнесита, или магнита - и за прилипанием шерстяной нитки к янтарю,
натертому тканью, фактически видел проявления двух видов этой скрытой реальности:
магнитного и электростатического полей, но для философа непонятные явления стали
лишь примером “одушевлённости неодушевлённого”, т.е. “фактом” наличия “души” как
источника движения у магнита и янтаря [4-7]). Дальнейшее развитие категорий, их
обновление, уточнение, переосмысление и обогащение новыми конкретными знаниями
связано с активным познанием и практикой нынешнего состава человечества и его потомков.
Категории являются понятиями логики (от греч. logike; наука о законах и формах
мышления; традиционная, или формальная, логика изучает формы мыслей и формы их
сочетаний, отвлекаясь от конкретного содержания понятий, суждений и умозаключений;
диалектическая логика изучает мышление в его развитии, противоречиях и единстве
формы и содержания). Все, о чем можно мыслить, в логике называют предметом мысли.
Такими предметами в первую очередь становятся объекты реального мира, их свойства и
отношения (необходимо всегда помнить, что сам объект и мысль о нем, или предмет
мысли, при всей их общности и близости, отличаются друг от друга, они не

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

90

тождественны друг другу, т.е. не обладают полным сходством, равенством, вопреки
мнению того же Парменида, см. Цит. 1.3). Свойства являются внешним проявлением
качества объектов. Качество - это неотделимая от объекта его существенная
определенность, благодаря которой он является именно этим, а не другим объектом.
Качество дает возможность отличать один объект от другого, и благодаря качеству каждый
объект существует и мыслится как нечто отграниченное от других объектов. Каждый объект
- это единство качества и количества, причем изменение качества означает коренное
изменение самого объекта (но изменение отдельных свойств объекта еще не означает
изменение его качества). Качество объекта обнаруживается в бесчисленной
совокупности его свойств, вытекающих из внутренних и внешних существенных
особенностей самого объекта, т.е. объект не состоит из свойств, а обладает ими
(существуют не качества и свойства сами по себе, а только объекты, обладающие
качествами и свойствами). Свойство объекта - это проявление той или иной
определенной стороны качества объекта по отношению к другим объектам, с которыми он
находится во взаимодействии, т.е. всякое свойство не абсолютно, а относительно.
Например, если вода при нормальном атмосферном давлении и температуре выше нуля, но
ниже ста градусов по Цельсию, является жидкостью, то при нагреве до ста градусов и выше
она кипит, превращаясь в пар - газ, а при температуре ниже нуля градусов замерзает,
превращаясь в лёд - твердое тело. Таким образом, вода, в зависимости от отношений с
другими объектами среды - нагревателями или холодильниками, может иметь физические
свойства твердого, жидкого или газообразного тела, причем, меняя отдельные свойства, вода
не меняет свое качество, определяемое ее химической формулой H20 (качество изменится и
вода перестанет быть водой при ее разложении на молекулы водорода H2 и кислорода O2).
Свойства объектов подразделяют на неинтенсивные (противоположные), у которых
отсутствуют какие-либо количественные характеристики и имеется только две градации
самого свойства: его наличие или отсутствие (например, живой-неживой, верующийневерующий,
условный-безусловный,
логичный-алогичный),
и
интенсивные
(количественные), которые имеют количественное измерение (например, масса, объем,
плотность, температура, скорость). Свойства объектов позволяют устанавливать сходство
и различие между самими объектами, т.е. отличать их друг от друга. Отношение объекта это его взаимосвязь и взаимозависимость с другими объектами, проявляющаяся в виде
неинтенсивных или интенсивных свойств самих объектов (причем объект, взятый в разных
взаимосвязях-отношениях, выявляет различные свойства), и количественных отношений
между объектами, которые выражаются в числах (как и интенсивные свойства), равенствах,
неравенствах и других математических зависимостях. Например, если для трех объектов городов Брест (Б), Минск и Москва (М) рассмотреть в качестве отношения между ними
расстояние S до Минска (соответственно SБ и SМ), то это отношение можно выразить
неравенством SБ < SМ. Свойства и отношения предметов мысли называют признаками
(признак - это непосредственно само свойство и отношение предмета или косвенный
показатель, примета, знак, по которым можно узнать и определить свойства и
отношения предмета). Мыслимый признак есть отражение в сознании признака самого
объекта. Множественность признаков любого объекта реального мира связана с тем
обстоятельством, что каждый из объектов существует в таком мире не сам по себе, не
изолированно, не независимо от других объектов, а только в единстве, в многочисленных
взаимодействиях, взаимосвязях и взаимоотношениях с ними. Именно эти взаимосвязи и
определяют те или иные признаки объектов [2-4,8-10].
Человек отличает один объект от другого, пользуясь их особенностями (от рус.
особенный;
не такой, как все, не обыкновенный), которые проявляются в виде
специфических, индивидуальных - отличительных признаков, т.е. признаков,
принадлежащих данному объекту и отличающих его от других объектов (такие признаки
подразделяют на существенные, используемые для выделения объектов в классы, и
несущественные, которые не используются для указанной цели, т.е. не каждый

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

91

отличительный признак является существенным). Признаки, которые присущи не только
данному объекту, но и другим, называют неотличительными признаками (например,
неотличительным признаком для всех объектов реального мира является их
материальность, а отличия материальных объектов друг от друга определяются уже
конкретными формами, видами и состояниями материи, создающей эти объекты).
Признаки объектов не существуют в отдельности от самих объектов, но мысль их
отделяет (абстрагирует) от объектов, делая их частью предметов мысли,
соответствующих этим объектам. Первая, самая начальная практическая ступень
познания любого объекта заключается в том, чтобы его найти в окружающем мире, в среде
(в каком-то целом, среди множества других объектов реальности), выделить из этой
среды (изолировать от окружения, “оборвать” лишние связи со средой) и определить
(ограничить объект как предмет мысли, как понятие, оставив лишь существенные
отличительные признаки, и отбросив остальные как несущественные). Далеко не всегда эти
три задачи так элементарны и тривиальны, как, например, поиск в лесу какого-то дерева и
его описание. При решении каждой из них искомый объект необходимо постоянно
сравнивать с другими, в первую очередь близкими, однородными, похожими на него
объектами (объектами того же рода и вида), и устанавливать по отношению к ним его
общие и отличительные признаки. Наличие у каждого объекта реальности ряда
признаков общих у него с другими объектами, и ряда признаков, которыми он
отличается от них, является следствием материального единства мира. В
разорванном, бессвязном, нематериальном мире стало бы возможным существование
“объектов”, не имеющих между собой ничего общего, т.е. принципиально несравнимых друг
с другом, а потому и непознаваемых (примером таких “объектов” могут служить многие
образы мифологии и религии, в частности, сторукие великаны, многоголовые гидры,
огнедышащие драконы, люди-лошади, или кентавры, нимфы, богини, боги, демоны, ангелы и
другие сверхъестественные силы, существующие только в сознании верующих, но не в
реальном мире). Даже в реальном, материальном мире, в условиях минимальной, локальной
изоляции живых организмов на узкоограниченной территории, наблюдаются значительный
рост их отличий от аналогичных организмов остального мира (это явление называют
эндемизмом - от греч. endemos местный, а сами организмы - эндемиками, т.е.
встречающимися только в определенной местности).
Категории являются предельным видом общих понятий, т.е. понятий, отражающих
признаки, общие для определенного класса предметов мысли. Слово “понятие” происходит
от глагола “понимать” (человек понимает предмет, или имеет о нем понятие, тогда, когда
он знает свойства предмета, его отношения с другими предметами и отличия от них).
Понятие - это основная структурная единица мышления, отправная точка и средство
дальнейшего роста познания. Понятие в сжатой и общезначимой форме содержит в себе
знание о большом количестве предметов. Через понятие человек освобождает свою память
от необходимости запоминать все повторяющееся и однородное, т.е. выполняет
количественное сокращение предметов, а отвлекаясь от частностей и несущественных
свойств, производит и качественное сокращение предметов мысли. Сокращая и обобщая в
понятии данные чувственного опыта, человек делает возможным накопление, обработку и
передачу огромного объема знаний от одного человека к другому, от одного поколения к
другому, от предков к потомкам. Формой существования понятия в человеческом сознании
является слово. Любые понятия выражаются и закрепляются в языковой форме в виде слов
(философ-материалист 16-17 вв. Фрэнсис Бэкон говорил, что “слова суть знаки понятий”),
или имен (имя - знак или выражение, называющее предмет мысли; собственное имя
называет индивидуальный предмет мысли, а общее имя - любой предмет некоторого
класса). Имена понятий выражаются в виде отдельных слов, или простых имен (например,
“природа”, “атом”), в виде простых словосочетаний, или сложных имен (например,
“философские категории”, “животный мир”), и в виде сложных словосочетаний, или
дескрипторных (от лат.descriptor описывать), описательных имен (например, ”то, что

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

92

отличается тем-то и тем-то”). Понятие есть мысль, фиксирующая в обобщенной
форме в сознании человека существенные признаки объектов действительности [3,4,810]. Мысль всегда раскрывает нам только какую-то часть содержания объекта, и поэтому она
беднее объекта, а сам объект, наоборот, всегда богаче содержанием, чем наша мысль о нем.
Каждый объект имеет бесчисленное множество признаков, но мысль, выраженная в понятии,
отражает лишь их некоторую, малую часть. Именно поэтому нельзя говорить о тождестве
(полном сходстве, безусловном равенстве) объекта и понятия о нем. Но, в историческом
процессе познания действительного мира и самого человека наше знание о реальных
объектах, выраженное в мышлении через систему понятий, все ближе и ближе становится к
объекту, все полнее, глубже и точнее отражает все его реальные признаки и сущность,
приближаясь к истине как тождеству объекта и мысли о нем (только в такой отдаленной
перспективе справедлив вывод Парменида о тождестве мысли и бытия, см. Цит.1.3).
Несмотря на то, что каждый объект реальности имеет неисчислимое множество
признаков (свойств и отношений), для научного познания достаточно, если из всего их
множества мысль выделит в понятие об объекте только некоторые из них - главные,
существенные, наиболее важные с точки зрения исследователя (деятельность людей всегда
определяется их потребностями, интересами, целями, и поэтому существенным в каждом
конкретном случае признается то, что соответствует этим целям, т.е. выбор
существенного в общем случае относителен, условен). Принципиально важно, чтобы мысль
выделила признаки объекта не произвольным образом, а таким, чтобы каждый из признаков
отдельно взятый был бы необходим (некоторое условие считается необходимым, если
данное событие, или факт, не может иметь места без этого условия), а все признаки
вместе взятые были бы достаточны (некоторое условие считается достаточным, если
данное событие, или факт, обязательно имеет место при этом условии) для отличия
выбранного объекта от других. Такое требование определения понятия называют условием
необходимости и достаточности. Группа независимых друг от друга признаков,
выделенная по условию необходимости и достаточности, образует существенные
признаки понятия. Именно они входят в научное определение понятия об объекте,
придавая такому понятию и его определению качество однозначности, ясности, четкости
(ненаучные, бытовые определения понятий, не учитывающие условий необходимости и
достаточности, лишены этого качества: они, как правило, размыты, двусмысленны,
неоднозначны). Несмотря на условный характер выбора группы существенных признаков,
сами они не представляют из себя нечто условное, имеющее значение только для человека,
отличающего одни объекты от других. Эти признаки отражают действительно
существующие, реальные признаки объектов, а понятие лишь выбирает, выделяет из всего
множества признаков объекта ту их группу, которая характеризует объект с точки зрения его
изучения (только в этом смысле существенность признаков относительна) [8-10].
Понятия отражают как общие признаки предметов тех или иных классов, так и сами
классы в целом (например, понятие “человек” обозначает класс людей, общими признаками
которых являются владение речью, способность к мышлению, целесообразная трудовая
деятельность и т.п.). Для одного и того же объекта можно указать, в зависимости от целей
исследования, много групп существенных признаков, каждая из которых образует особое
понятие об объекте как предмете мысли. Каждому особому понятию соответствует
свой класс предметов, а каждый предмет может принадлежать, в зависимости от
выбора тех или иных существенных признаков, к бесконечно многим классам (например,
человек, как понятие класса людей, может рассматриваться в качестве предмета мысли
классов живых организмов, животных, млекопитающих, приматов, гоминидов, расы,
национальности, гражданства, семейного положения, специальностей, увлечений и т.д.).
Признаки класса всегда присущи всем его предметам и остаются неизменными при переходе
от одного предмета к другому внутри класса, но все прочие признаки каждого предмета
класса имеют особенный, индивидуальный характер, т.е. используются для различения
предметов внутри своего класса. Один и тот же признак одного и того же предмета может

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

93

быть общим в пределах одного класса, и индивидуальным - в пределах другого класса.
Используя общие и индивидуальные признаки можно внутри любого класса предметов
выделить новый класс, или подкласс, объединяющий часть предметов исходного класса на
основе хотя бы одного общего признака из группы их индивидуальных признаков (новый
общий признак подкласса дополняет признаки самого класса). Исходный класс, в котором
выделяются подклассы, называют родовым классом, или родом, а его существенные
признаки - родовыми признаками. Сами же выделяемые подклассы называют видовыми
классами, или видами, а их существенные признаки, дополняющие родовые признаки, видовыми признаками (например, человек принадлежит к виду, или семейству, гоминидов от лат. homo человек + eidos вид=человеческий вид, который входит в род, или отряд,
приматов - от лат. primates первенствующие - высший отряд млекопитающих,
включающий человека, полуобезьян и обезьян; вид гоминидов объединяет, помимо
современного человека, несколько разновидностей ископаемых людей). Этой операции
деления класса предметов на подклассы можно противопоставить и обратную операцию
объединения различных классов, или подклассов (видов), в некоторый новый класс, или
надкласс (род), на основе наличия хотя бы одного общего признака у исходных различных
видов. Учитывая возможности родо-видового деления-объединения классов, можно дать
другое общее определение понятия: понятие - это мысленное отражение класса
объектов или класса классов на основании общих существенных признаков [9,10]. Такое
определение учитывает постепенный, пошаговый, локализованный метод познания
реальности через построение в сознании человека не одноуровневой, а многоуровневой
(пирамидальной) системы понятий о действительности - классов в классах. Следует заметить,
что каждому понятию соответствует, как предмет мысли, свой класс объектов реальности (с
учетом пустого, или нулевого класса, см. ниже), но не для каждого класса объектов имеется
понятие, так как в реальности существует бесчисленное количество объектов и их признаков,
бесконечно много классов, а множество понятий в человеческом сознании ограничено. В
историческом процессе познания в оборот человеческой мысли поступают все новые
объекты и их классы, формируются новые понятия и категории, и этот процесс бесконечен и
неисчерпаем. Необходимейшим условием его успешного продолжения и развития является
совершенствование человеческого разума, сопровождающееся ростом научной и
технической мощи человечества (но мощь, опережающая разум не творцов науки и техники,
а человеческих масс, их правителей и политиков, как доказывает история, опасна,
разрушительна и губительна для человечества!).
Понятия представляют собой особую форму мышления, отличающуюся от
непосредственного,
предметно-чувственного,
образно-наглядного
восприятия
(формирование в мозгу человека или животного внешнего образа объекта
действительности в момент его непосредственного действия на органы чувств индивида) и
созерцания (длительное чувственное, прежде всего зрительное, восприятие отдельного
объекта или действительности в целом; непосредственное постижение реальности без
осознанного логического мышления, через интуицию). В чувственном познании (через
ощущение, восприятие и созерцание) наглядный образ отражает лишь наружную, внешнюю
сторону объекта, а его внутренняя сторона, его содержание, сущность остаются, как правило,
скрытыми, непознанными (хотя, как метко подметил Аристотель, для многих людей
“восприятие равносильно знанию”, т.е. люди часто принимают за истину то, что они
видят и чувствуют, но это-то их и обманывает). Чувства являются началом познания, его
первичным, нижним уровнем, во многом сходным у человека и животных. Верхний, высший
уровень познания определяется логическим мышлением в форме понятий и категорий.
Понятия и действия с ними относятся не к чувственной, а к рациональной (от лат. ratio
разум, рассудок), интеллектуальной (от лат. intellectus разум, рассудок, ум), ментальной
(от лат. mens ум), логической (от лат. logos слово, понятие, учение, идея, разум, логика),
умственной, мыслительной, или разумной (от рус. разуметь, т.е. понимать; разум - ум,
способность понимать и осмысливать действительность), области сознания, которая

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

94

только и позволяет вскрыть, проявить внутреннюю сторону, внутреннее содержание объекта,
понять его сущность, суть. Разум обладает уникальной способностью логически и творчески
мыслить, т.е. не просто оперировать с уже готовым знанием (это удел рассудка - от рус.
рассуждать, выстраивать суждения, или здравого смысла), но и открывать, создавать,
творить новые знания, переходить от знания менее глубокой сущности к знанию сущности
более глубокой и более скрытой, познавать действительность и себя самого в качестве
высшей формы самосознания материи, этой основы объективной реальности (см. Прим.8).
Понятия формируются в результате следующих логических операций: 1) сравнения выявления общего и особенного в объекте; 2) отвлечения, или абстрагирования (от лат.
abstraction отвлечение) - мысленного выделения из всевозможных признаков реальных
объектов только некоторых их них и отвлечения от всех остальных с формированием
абстрактных понятий, противопоставляемых конкретным понятиям (различают виды
абстракций: изолирующую, позволяющую вычленить объект из некоторого целого;
обобщающую, которая формирует общее понятие об объекте как элементе какого-то
класса объектов; идеализацию - от греч. idea идея, понятие, представление, которая
образует понятия об объектах, не имеющих своего аналога в действительности, или
заменяет реальный объект идеальным; идеализация создает идеальные понятия,
например, “точка”, “число”, “идеальный газ” и т.п.); 3) обобщения - выделения общих
признаков некоторого класса объектов и перехода на более высокую ступень абстракции
путем образования на основе общих признаков более общих понятий и более общих классов;
4) определения - установления смысла нового понятия с помощью других, уже знакомых и
осмысленных понятий (Ф. Бэкон указывал, что “то, что само по себе ново, будет понятно
только по аналогии со старым”).
Само по себе имя понятия не отражает признаков класса, названием которого оно
служит. Раскрыть содержание понятия - значит определить его, т.е. отличить предмет,
мыслимый в понятии, от всех других, сходных с ним предметов путем указания на его
существенные отличительные признаки. Определение, или дефиниция (от лат. definitio
определение), понятия решает одновременно три познавательные задачи: 1) раскрывает
содержание понятия (например, путем перечисления всех его существенных признаков); 2)
отличает предмет понятия от всех других предметов; 3) устанавливает и уточняет значение
имени понятия. Например, определив: “человек есть разумное животное, производящее
орудия труда”, мы тем самым перечислили его два важнейших существенных признака разум и труд, отличили человека от всех других живых существ и уточнили смысл самого
имени “человек”. В науке наиболее важным видом явного, или нормального, определения
понятий (определение равенством, в левой части которого находится определяемое
понятие в виде простого или сложное имени, а в правой - определяющее понятие в виде
описательного имени) является определение предмета мысли через ближайший род и
видовое отличие. В таком определении вместо полного перечисления всех существенных
признаков предмета достаточно указать на его ближайший род и видообразующий признак,
или видовое отличие. Но таким способом нельзя определить категории, так как они являются
предельно широкими понятиями, которые не имеют рода. Основным приемом определения
философских категорий является определение через указание на отношение предмета мысли
к своей противоположности, например: “Форма - это способ существования содержания”
[7-10].
В понятии различают содержание понятия - совокупность фиксированных в нем
существенных признаков предмета мысли, и объем понятия - класс предметов, каждому из
которых принадлежат эти признаки, т.е. которые охватываются понятием. Каждое понятие
есть диалектическое единство его содержания и объема, т.е. неразрывное единство
различного. Понятие можно определить, как раскрыв его содержание, так и определив его
класс. Содержание понятия раскрывается, как показано выше, в определении понятия.
Например, “реальность - это то, что существует вне сознания человека” (в этой типичной
философской
формулировке
реальность
определяется
как
бы
через
свою

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

95

противоположность - сознание, хотя следует учесть, что само сознание имеет две
стороны, материальную и идеальную, а потому оно в определенном смысле само является
частью реальности и, следовательно, реальность в целом определяется не через свою
противоположность, а через свою, особо выделенную часть). С точки зрения
происхождения понятий содержание понятия обычно определяется его объемом, поскольку
мыслимый класс объектов уже существует до того, как возникает мысль о нем. С точки же
зрения применения уже возникшего понятия, его содержание определяет объем понятия. По
отношению к объектам реального мира понятия подразделяют на конкретные (понятия,
объекты которых реально существуют, например, “человек”, “вода”, “яблоко” и т.п.) и
отвлеченные, или абстрактные (понятия, в которых мыслится не целый объект, а какойто из его признаков, отделенный, отвлеченный, абстрагированный от самого объекта,
например, “круглый”, “твердый”, “красный” и т.п.; отвлеченный признак сам превращается в
понятии в особый объект - абстракцию). Следует заметить, что в известном смысле любое
понятие, включая и конкретное, является абстрактным, так как оно образуется, во-первых,
путем изолирования объекта от его окружения (через изолирующую абстракцию), и, вовторых, путем абстрагирования от несущественных признаков объекта и выделения только
его существенных признаков (через обобщающую абстракцию). Все виды абстракций, если
только они верны, позволяют человеку достигать большой глубины и широты познания
действительности. По отношению к количеству объектов, мыслимому в понятии, понятия
подразделяют на общие (понятия, в которых мыслится не отдельный объект, а целый класс
однородных или разнородных объектов, т.е. в объем общего понятия всегда входит более
одного объекта: например, “река” - в ее объем входит всё множество отдельных конкретных
рек на планете Земля, ”материя” - в ее объем входят все формы и виды конкретного
вещества и поля во Вселенной, “химический элемент” - в его объем входят более сотни
известных на сегодняшний день химических элементов, начиная с водорода, и т.д.),
собирательные (понятия, в которых мыслится группа объектов, но в качестве единого
объекта, например, “галактика”, “созвездие”, “человечество”, “лес” и т.п.) и единичные
(понятия, посредством которых мыслится один единственный, уникальный - от лат. unicus
единственный в своем роде, исключительный - объект, например, “Солнечная система”,
“город Минск”, “философ Аристотель” и т.п.) [3,8-10].
Содержание и объем понятий находятся всегда в обратном отношении: с
увеличением, расширением объема понятия уменьшается, беднеет его содержание и,
наоборот, чем больше, богаче содержание понятия, тем меньше, уже его объем. Наиболее
общие понятия имеют минимальное содержание (минимальный набор признаков, в пределе
только один), но максимальный объем, т.е. распространяются на наибольшее количество
предметов мысли. Понятия, в которых мыслятся все элементы рассматриваемой области,
называют понятиями с универсальным объемом, а сам класс предметов, охватываемый
таким понятием, называют универсальным, или универсумом (от лат. universalis общий,
всеобщий). Например, к таким понятиям относятся понятия металлов (охватывает весь
класс металлов), организмов (охватывает весь класс организмов) и т.п. [10]. К понятиям с
универсальным объемом относят и философские категории бытия, действительности,
реальности, охватывающие все существующие реальные объекты мира. В содержании этих
категорий, если рассмотреть приведенное выше в качестве примера упрощенное определение
реальности, имеется только один существенный признак - быть, наличествовать вне сознания
человека. Включив в содержание понятия новый, дополнительный признак, не вытекающий
из предыдущих, т.е. увеличив содержание понятия, мы тем самым уменьшаем, сужаем его
объем. Например, дополнив определение понятия реальности признаком независимости от
сознания человека, мы тем самым исключаем из реальности все искусственные объекты, т.е.
сужаем объем этого понятия. Аналогично, дополнив это же понятие признаком
макрообъекта - от греч.makros большой, больших размеров, мы получаем уже только часть
вещественной реальности - мир больших объектов, или макромир (до полномасштабного

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

96

вещественного мира его дополняет другая часть реальности - мир малых объектов, или
микромир - от греч. mikros малый).
Следует отметить, что многие понятия, в частности, понятия из области мифологии,
религии, астрологии, магии и других фантастических областей имеют свои имена, имеют
значение для верующих в эти имена-понятия, но сами по себе они ничего не обозначают
(например, “кентавр”, “нимфа”, “бог Юпитера” и т.п.). Такие имена-понятия - это
понятия с пустым, или нулевым, объемом, так как их объемы не содержат ни одного
реального объекта, т.е. того, что существует вне сознания человека [8-10]. Они отражают
пустой, или нулевой класс, не имеющий ни одного объекта в качестве предмета мысли
(предметом мысли таких понятий являются не объекты, а фикции, химеры - см. Прим.2). Эти
понятия можно было бы назвать идеальными понятиями (см. выше), но такое название
дискредитировало бы те идеальные понятия (например, математические, физические,
химические и др.), которые идеализируют реальные объекты, их отношения и свойства.
Поэтому правильнее назвать мифологические, религиозные и другия понятия с пустым
объемом и сверхъестественным содержанием не идеальными, а “пустыми понятиями”.
Исторический опыт познания показывает, что большинство понятий, созданных
человечеством за многие тысячелетия своего существования - это пустые понятия (из них
почти сплошь состоят все “потусторонние учения”). Это объясняется тем
обстоятельством, что человеческое мышление, при всей своей принципиальной
зависимости
от
объективной
реальности,
обладает
относительной
самостоятельностью - “свободой от материи”, или, точнее говоря, свободой
комбинирования материальных элементов, кодирующих человеческий язык (подобно тому,
как в компьютерах последовательность электронных двоичных элементов 0 и 1 задает
исходный язык компьютера и все его сложные программы, или аналогично тому, как
последовательность нуклеотидов задает нуклеотидный, или генетический, код ДНК,
определяющий все врожденные качества живого организма, см. §1.5). Мышление может
формировать с помощью воображения бесконечный набор не только верных и полезных
абстракций, но и абстракций, которые внутренне противоречивы или противоречат
законам природы. Такие абстракции могут стать в процессе познания и созидания
строительным мусором, строительными лесами, отходами производства, который разумный
строитель позже уберет из построенного им сооружения, но они же могут и остаться просто
кучей мусора, хлама на месте так и не выстроенного реального сооружения. Человечество
самозабвенно и в огромных количествах плодит мусор пустых понятий, утопает в нем и
становится заложником собственного “пустотворчества”. Для исключения зависимости
людей от пустых понятий и защиты от них разума важно все понятия проверять на
правильность. Поскольку понятия отражают в первую очередь объекты реального,
материального мира, то правильность понятий зависит от отражаемого в них мира. Понятие
является правильным, если оно верно, правильно, истинно отражает реальные объекты
(если же оно отражает не реальные объекты, а фикции и химеры, то об истинности,
верности, правильности такого понятия говорить вообще не приходится). Проверить
истинность понятий можно в процессе человеческой деятельности как путем сопоставления
их с достоверными научными знаниями (известными законами природы) и твердо
установленными фактами, так и в опыте, в эксперименте, на практике (из практики
устанавливаются все факты и выводятся законы). Практика является не только основой
и целью познания, но и критерием истинности самого знания.
Следует отличать понятие существования (наличия, бытия объекта), или сущего
(совокупности многообразных проявлений бытия), от понятия сущности. Сущность - это
философская категория, фиксирующая устойчивые и определяющие характеристики
объекта, в отличие от меняющихся и второстепенных его черт, присутствующих в
каждом конкретном объекте. Понятие сущности входит в пару противоположных
категорий “сущность - явление”. Явление, или феномен (от греч. phainomenon являющееся,
явление), - непосредственная данность, отражение реального объекта в чувственном

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

97

восприятии человека, в его конкретном опыте воспринимающего сознания. Сущность есть
внутренняя основа явления, внутреннее содержание объекта, единство всех его
многообразных и противоречивых сторон, а явление есть та или иная внешняя форма
выражения сущности (Гегель утверждал, что “сущность является”, т.е. явление есть
явление сущности). Хотя сущность и проявляет себя через явление, но она скрыта в нем, не
тождественна самому явлению, значительно отличается от него (говорят “существенно
отличается”). Раскрытие сущности любого явления есть задача для мыслящего
человеческого разума. Если бы сущность всегда совпадала с явлением, то наука, основной
целью которой является постижение сущности, была бы не нужна. [1,3,4]. Например,
видимое движение Солнца вокруг Земли (его восход на востоке, передвижение по небосводу
с востока на запад и заход на западе) - это явление, наблюдаемое ежедневно всеми жителями
Земли. Но сущность этого явления коренным образом отличается от видимого движения
Солнца и заключается в движении Земли по орбите вокруг Солнца и ее вращении вокруг
собственной оси в направлении с запада на восток. Аналогично, явлению обыденного,
древнего представления Земли в виде некоего неровного, но плоского объекта (огромного
блина, покоящегося на океанских водах), противостоит истинная сущность Земли как не
плоского, а сферообразного космического тела - геоида. Эти, такие, казалось бы простые с
позиций сегодняшнего дня истины, были тысячелетиями скрыты от человеческого разума,
задавленного господствовавшими в обществе обманчивыми мифологическими и
религиозными представлениями о мире.
Существование, сущее постигаются опытом, на практике (“практика - критерий
истины”), но сущность становится доступной человеку только через мышление, через
усилия его разума. Если разум “спит”, то человек не способен познать сущность явлений.
Недаром один великий испанский художник сопроводил серию своих гравюр на
антирелигиозную тему эпиграфом: ”Сон разума рождает чудовищ”. Большинство ошибок
и заблуждений людей связано как раз с тем, что они принимают явление за сущность и
не пытаются его глубоко исследовать с помощью разума (то ли в силу придавленности
суровыми условиями жизни и нехватки времени для размышлений, то ли в силу отсутствия
любознательности и любопытства, немощи и неразвитости собственного разума, то ли в
силу лени и недостатка жизненной энергии). Кроме того, следует признать, что часто люди
вообще боятся и не желают познавать сущность явлений, открывать и знать истину,
ибо, как давно, но правильно заметил один проповедник, “во многой мудрости много
печали, и кто умножает познания, умножает скорбь”. Большинство людей приносит
потенциально опасную и нежелательную для них истину в жертву другим своим
потребностям, интересам и страстям. Во имя своих чувств и желаний они скорее готовы
обмануть себя и других, чем признать истину истиной, или правдой. В начале 17-го века
Ф.Бэкон по такому поводу сказал: “Ложно утверждать, что чувства человека есть мера
вещей…то, что возбуждает чувства, предпочитается тому, что сразу чувств не
возбуждает (наблюдение невидимых вещей оказывается недостаточным или отсутствует
вообще)…Человек скорее верит в истинность того, что предпочитает…” [11]. А один
русский поэт через три столетия уверенно добавил: “Если тронуть страсти в человеке, то,
конечно, правды не найдешь”.
2

В материалистической философии широко распространен тезис о независимости
реального мира от сознания человека: “Бытие - философская категория, обозначающая
реальность, существующую объективно, вне и независимо от сознания человека” [3,7]. Этот
тезис в такой общей формулировке ошибочен. Реальный мир - это не только мир, созданный
природой, но и человеческим обществом (по крайней мере, в масштабах планеты Земля и
ближнего космоса, который исследуется искусственными космическими аппаратами
землян). Сама природа, без человека, его деятельности и его сознания, не смогла бы создать
ни автомобилей, самолетов и космических кораблей, ни телефонов, телевизоров и
компьютеров, ни любых других сложных технических орудий, машин и сооружений (можно
утверждать, что, создав человека и через человека, природа значительно расширила свои

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

98

же возможности по конструированию новой, более разнообразной реальности). Все это плоды человеческого мышления, разума, сознания и производственной деятельности
человека. Реальность, в которой появился человек со своим активно познающим и
деятельным сознанием, стала изменяться, а, следовательно, и зависеть в какой-то,
пусть и ничтожной в масштабах Вселенной степени, от сознания человека. Без
сознания человека не было бы новых искусственных объектов, или артефактов (от лат.
arte искусственно + factus сделанный = предмет, изготовленный, сделанный человеком), и
новой, антропогенной (от греч. anthropos человек + genos рождение; произошедшей от
человека), “очеловеченной” реальности. Поэтому определять реальность как независимую от
сознания при жизни человечества надо с осторожностью и оговорками.
Вместе с тем, реальность существовала, как доказывают физические, геологические,
палеонтологические и другие научные исследования, до человека и останется существовать
после его исчезновения, т.е. в этом смысле она действительно независима от сознания
человека, его наличия или отсутствия. Более того, те или иные изменения реальности
через деятельность человека и его сознания возможны только в рамках действующих
законов самой реальности, но не произвольных прихотей, желаний или фантазий
человечества.
Древнегреческий
философ
Парменид
(см.
Прим.1),
впервые
сформулировавший в 6 в. до н.э. идею тождества (от рус. “то же есть”, “одно и то же”;
отношение предельного, безусловного равенства, полного сходства) бытия и мышления,
полагал, что “можно лишь то говорить и мыслить, что есть” (см. Цит.1.3). В этом случае
великий философ ошибся, так как люди практически и давно доказали свою способность
мыслить не только то, что существует, но и то, что не существует в действительности, т.е.
мыслить все, что угодно (в том числе и всякий вздор, не имеющий к бытию никакого
отношения). Оказалось, что сознание человека способно порождать не только образы,
правильно отражающие бытие, но и всевозможные фантастические, вымышленные,
произвольные образы - фикции (от лат. fictio выдумка, вымысел; нечто несуществующее,
мнимое, ложное, выдаваемое за действительное) и химеры (от греч. chimaira в греческой
мифологии изрыгающее пламя чудовище с головами льва, козы и змеи, с туловищем льва
впереди, козы в середине и змеи сзади; неосуществимая мечта, причудливая фантазия)
[1,3,12]. В том случае, если существование этих образов сознания вне сознания в виде
соответствующих им объектов противоречит законам природы, то никакая самая упорная
деятельность человека не сможет претворить эти фикции и химеры в объективную
реальность, т.е. они не смогут стать новым “нечто”, но останутся в сознании человека только
как “ничто”. Поэтому реальность, если и зависит от человеческого сознания, то она сама же
и регулирует эту зависимость: что согласуется с сущностью реальности, то она и позволяет
создать человеку не только в его сознании, но и вне его. Не более того.
Так, например, бог - это вымысел, ничто, и, несмотря на присутствие его образа
в массовом сознании, это ничто никогда не сможет претвориться в нечто, в
реальность. Да, люди могут нарисовать, изваять, описать образ своего бога, т.е. оставить
какие-то материальные следы своих представлений о боге (идолы, кумиры, фетиши, храмы,
иконы, “священные” книги, “божественные” заветы и т.п.), но они не в силах сделать его
живым объектом, существующим вне и независимо от сознания человека. Для решения
фантастической задачи “реализации бога” не хватило бы всей разумной, научной и
технической мощи не только нынешних, но и всех будущих поколений человечества.
Впрочем, в обществе легковерных и слабоумных людей самозванцы, или “живые боги”, не
раз возникали в прошлом, да и ныне появляются как грибы после дождя, ибо в сознании масс
“свято место пусто не бывает”. Религиозные фанатики с именем Христа или Аллаха на
устах убивали и продолжают убивать по всему миру других, ни в чем не повинных людей, но
от этого бог фанатиков не становится живее. Своими безумными поступками они лишь
свидетельствуют о том, что человек, подчиненный как раб той или иной идее, способен
совершить и оправдать любые свои злодеяния. Под воздействием внушения и слепой веры
они полагают, что выполняют волю бога (существа, живущего только в их головах, в их

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

99

мыслях), хотя на самом деле реализуют свои собственные низменные животные инстинкты и
страсти, лишний раз доказывая, насколько слаб, ничтожен и жесток может быть человек.
Религия полагает, что некогда некий реальный бог, взявшийся непонятно откуда (религия
допускает вечность бога, но только не вечность материи!), сотворил человека по своему
образу и подобию, но на самом-то деле это человек “сотворил” бога по своему образу и
подобию (как отметил немецкий философ Людвиг Фейербах, “бога хотят представить
существом, существующим вне нас…но бог есть лишь мир в мыслях…бездонно человеческое
невежество, и безгранична человеческая сила воображения; сила природы, лишенная
вследствие невежества, своего основания, а благодаря фантазии - своих границ, есть
божественное всемогущество…сила бога на самом деле есть сила природы [13]). Причем
сотворил, как показала история, на свою же беду. Смерть человечества как единственного
носителя сознания, в котором, в частности, зафиксирована и идея о боге, автоматически
приведет к смерти как самого “единого бога”, так и всех других богов вместе взятых.
Непрекращающиеся в течение тысячелетий попытки религии погрузить человеческий разум
во тьму, нацелив его не на постижение реального мира, а на воплощение в этот мир
религиозных фикций и химер, являются ярчайшим примером насилия над свободой
человеческого духа. Религия направляет силы и энергию человечества по ложному пути и
тем самым уводит его от настоящего, истинного пути к реальному, земному, а не
“потустороннему, загробному” счастью. Одна из задач науки - освободить разум человека от
религиозного духовного рабства.
Может возникнуть “хитрый” вопрос: поскольку человек реален и, если вопреки
определению самой реальности как того, что существует вне сознания, признать
реальностью и его сознание (как часть человека), то почему все, любые, произвольные
образы сознания не могут быть или стать также реальностью? Частично ответ дан уже
выше: потому, что сама реальность “решает”, что в сознании человека соответствует ей
(реально), а что нет (нереально). В этом отношении сознание в целом выглядит диалектично
противоречивым: оно одновременно реально и нереально. Более глубокий ответ связан с
пониманием сущности сознания. Здесь же только заметим, что сознание имеет две
стороны: свою реальную основу в виде материального физического носителя (вещества
и поля мозга человека) и свое идеальное содержание в виде всевозможных комбинаций
(кода) элементарных знаков (как не вспомнить Л. Фейербаха: “и духовная деятельность телесна…духовное - ничто вне и без чувственного… дух развивается вместе с телом, он
связан с чувствами…действительно существующее единство материального и духовного”
[13]). Так, например, сложное понятие химеры является комбинацией четырех более простых
понятий, которым соответствуют конкретные объекты (или их части) реального мира,
значительно отличающиеся друг от друга, - огонь (четвертое, плазменное состояние
вещества), лев и коза (млекопитающие), змея (пресмыкающееся). Природа создала каждый
из этих объектов порознь, но человек в своем сознании попытался их объединить друг с
другом. Может ли стать реальностью такая комбинация элементов сознания? Нет, так как
она нарушает многие законы природы, в частности, физические и биологические
(справедливости ради следует заметить, что в действительности существует
простейший природный или лабораторный химеризм, т.е. среди живых существ изредка
появляются химеры близкородственных организмов, вызванные природными генетическими
мутациями или деятельностью человека). И такой вывод следует, к сожалению, отности к
подавляющему большинству идеальных построений человеческого сознания - к понятиям,
суждениям, гипотезам, учениям, теориям и т.п. Только ничтожная по количеству, но лучшая
по качеству, часть кодовых комбинаций сознания способна воплотиться в реальность и стать
неопровержимым доказательством силы и мощи познающего и меняющего эту реальность
человеческого разума.
3

Умозрительно возможны четыре варианта существования и развития реального мира:
1) мир существует вечно, т.е. не возникал и не может быть уничтожен; 2) мир не
существовал, возник, но будет существовать вечно; 3) мир не существовал, возник, а затем

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

100

уничтожится; 4) мир периодически возникает и уничтожается. Первый вариант,
подтверждаемый всеми данными современной науки, принят материалистами:
материя, как основа реального мира, вечна и неуничтожима, хотя ее конкретные
формы, виды, состояния постоянно изменяются и переходят друг в друга
(взаимопревращаются), т.е. в определенном смысле возникают (рождаются) и
уничтожаются (гибнут). Второй и третий вариант предполагают возникновение мира из
несуществующего, из ничего (это коренным образом противоречит материалистическому
принципу “из ничего не может возникнуть нечто”, или лат.“ex nihilo nihil fit” - “из
ничего не происходит ничего”). Такой чудесный способ появления мира религиозное
сознание объясняет действием необъяснимой, принципиально недоступной человеческому
познанию силы, называемой сверхъестественной, или богом (Л.Фейербах отмечал, что
“возникновение телесного мира из духа, из бога приводит к созданию мира из ничего”[13]).
Возникает следующий вопрос: бог существует вечно или он тоже возник из ничего?
Ну, а если принят тезис вечного бога, то почему не может быть принят тезис вечной
материи?! Ведь в последнем случае устраняется лишняя, совершенно вздорная,
“божественная” причина существования мира, и бытие мира выводится из него самого. Но
верующие не желают ничего знать и слышать о естественном происхождении и развитии
мира, ибо в этом случае им придется признать и свое происхождение из животного царства,
что претит их тщеславию и чванству как “божьих тварей” (прекрасно им ответил Фейербах
[13]: “Я ненавижу тот идеализм, который вырывает человека из природы; я не стыжусь
своей зависимости от природы!”, а я добавлю к этому от себя: “Чем пристальнее я
вглядываюсь в “божьих тварей”, тем больше узнаю в них обезьян”). А если бог не вечен, но
был когда-то рожден, то опять же возникает вопрос - каким образом: из ничего или от
предыдущего своего божественного предка, а тот - от другого боженьки, и так до
бесконечности? Третий вариант, кроме того, рассматривает чудесное уничтожение мира в
ничто, что так же не соответствует всему опыту человечества: нечто не может
превратиться в ничто, а только в другое, иное нечто (вполне возможно временное
непонимание человеком этого нового, другого, пока еще непознанного нечто, что вовсе не
означает, что оно не существует, т.е. является абсолютным ничто, а это-то еще следует
и доказать, что в принципе невозможно: о ничто и сказать-то нечего). Второй и третий
варианты являются фундаментом мифологии и религии - алогичных (от лат. a отрицание
свойства + logos слово, учение, понятие; противоречащий логике, нелогичный) построений,
слепленных из страха, раболепия, фантазии, невежества, предрассудков и заблуждений
неразвитого массового человеческого сознания. Следует заметить, что “священные писания”
и другие книги религиозных авторитетов всегда трактуют свою веру, разумеется, не как
заблуждение и ложь, а как высшую мудрость, знание и абсолютную истину, причем на
требования разума дать тому доказательства, отвечают по-простому: ”Вера не требует
доказательств!”.
Четвертый вариант, если он понимается в плане возникновения мира из ничего и
уничтожения в ничто, является разновидностью второго и третьего “божественных”
вариантов. Если же возникновение и уничтожение понимаются в смысле изменений и
превращений вечной реальности, ее неуничтожимой материальной основы, то этот вариант
носит материалистический характер и представляет собой одну из альтернатив развития
реального мира. Современная наука рассматривает две основные перспективы изменения той
реальности, которую мы наблюдаем сегодня: а) ее вечное, но однократное превращение в
другую реальность, лишенную разнообразия и жизни - угасающую, потухающую,
умирающую реальность; б) ее вечное и многократное превращение (пульсирование) из
возгорающейся реальности, полной разнообразия и жизни, в угасающую реальность, а затем,
наоборот, из угасающей в возгорающуюся реальность (в полном соответствии со взглядами
Гераклита Эфесского, см. Цит.1.2). Вероятнее всего и ближе к истине находится концепция
пульсирующего мира, хотя для окончательного вывода современное человечество пока не
обладает необходимой полнотой научных знаний.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)
4

101

Наука (от рус. научение, учение, обучение; лат. disciplina, artis, doctrina; англ.
science; нем. wissenschaft) - сфера человеческой деятельности по производству знаний;
одна из форм общественного сознания, дающая объективные знания о действительности,
лежащие в основе объективной, научной картины мира [1-4]. Наука включает как
деятельность по получению нового знания, так и ее результаты - систему научных
знаний о закономерностях развития природы, общества и мышления. Возникновение
науки в человеческом обществе стало принципиально возможным только потому, что сама
действительность развивается и изменяется не случайным, произвольным, хаотическим
образом, а по свойственным ей глубинным, скрытым закономерностям, которые наука
призвана найти, открыть и сделать доступным для человеческого разума (если бы таких
закономерностей не было в реальности, то не было бы и самой науки!). Главные задачи
науки - получение новых знаний, их накопление, проверка (достоверизация), описание и
систематизация, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности на
основе этих знаний. Наука ставит на основе произведенных знаний новые цели и задачи
перед человеческим обществом по его выживанию и улучшению качества жизни в постоянно
изменяющихся условиях действительности, а также по дальнейшему познанию реальности и
ее преобразованию в интересах всего человечества и его потомков (еще в начале 17-го века
основоположник английского материализма и методологии опытных наук Фрэнсис Бэкон
утверждал, что “подлинная же и надлежащая мета [цель] наук не может быть другой, чем
наделение человеческой жизни новыми открытиями и благами” [11]).
Действительность сложна и многообразна, ее познание возможно только в
длительном, трудоемком и дорогостоящем исследовательском процессе, постепенно, шаг за
шагом, путем многократного разделения в сознании многих исследователей различных
областей реальности на обозримые человеческим разумом части (Ф.Бэкон, предвидя будущее
разделение труда в науке, говорил: ”Люди тогда только начнут осозновать свои силы,
когда не бесконечное количество людей будет делать одно и то же, но один будет
совершать одно, а другой - другое” [11]), детального изучения всех этих частей и их
последующего объединения в общественном сознании в научную картину мира,
позволяющую эффективно вести дальнейший процесс познания мира и его преобразования.
Путь научного исследования - это дорога без финиша. Чем шире круг наших знаний, тем
больше и линия соприкосновения с неизвестным (если у человека имеется только точка
знаний, или точка зрения, то область неизвестного, соприкасающаяся с точкой, ничтожна,
что позволяет человеку заявлять без всяких сомнений, что “он все знает”; если же у
человека имеется не точка знаний, а круг знаний, или кругозор, то область неизвестного,
соприкасающаяся с кругом, значительно возрастает, и человек уже не спешит говорить,
что он все знает; когда же человек действительно очень много знает, и его кругозор
становится громадным, то еще большим для него становится и область неизвестного, и
тогда человек может только сказать, как Сократ: “Я знаю, что я ничего не знаю”). Наука
изучает окружающий мир не как попало, не хаотически, а выделяет, вычленяет из
бесконечно разнообразного материального мира те объекты, познание которых необходимо
для достижения наших фундаментальных и практических целей. Научная деятельность и
научная система знаний условно подразделяются по отраслям знаний на естественные
(совокупность наук о природе, включая астрономию, математику, физику, химию, геологию,
биологию и др.), технические (от греч. techne искусство, ремесло, мастерство;
совокупность наук об искусственных средствах человеческой деятельности - машинах,
механизмах, приборах, устройствах, орудиях, создаваемых для осуществления процессов
производства и обслуживания
непроизводственных потребностей общества),
общественные, или гуманитарные науки (от лат. humanitas человеческая природа,
образованность, духовная культура; имеют отношение к сознанию и человеческому
обществу, к его культуре, к правам и интересам человека; к этим наукам относят

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

102

историю,
философию,
языкознание,
политическую
экономию,
правоведение,
искусствоведение и т.п.) [1-4].
Наука отличается от художественного способа познания действительности
(живопись, скульптура, театр, художественная литература и другие искусства с
подчеркнуто субъективным, личным взглядом их творцов на мир и человека) своим
стремлением к логическому, максимально обобщенному, объективному, достоверному и
точному знанию. В противоположность религии, которая основывает свои взгляды на мир на
первобытной вере в сверхъестественные силы, требует рабского поклонении
несуществующим богам (богу) и безоговорочного признания всеми верующими догм,
изложенных в “священных” книгах, написанных в древности “пророками” и другими
религиозными “авторитетами”, наука все свои утверждения основывает на объективных,
достоверных доказательствах и постоянной проверке их истинности в процессе
многочисленных опытов, экспериментов и ежедневной практики всего человечества
(еще Ф. Бэкон доказывал, что “люди же до сих пор мало задерживались на опыте и лишь
слегка его касались, а на размышления и выдумки ума тратили бесконечное время…вопрос,
можно ли что-либо познать, разрешается не спором, а опытом…всего вернее истолкование
природы достигается посредством наблюдений в соответствующих, целесообразно
поставленных опытах…самое лучшее из всех доказательств есть опыт, если только он
коренится в эксперименте”[11]). Наука и религиозная вера есть антиподы (от греч.
antipodes расположенные ногами к ногам; люди или учения с противоположными взглядами)
и несовместимы друг с другом в современную эпоху знания. Конечно, были и есть
отдельные верующие ученые, вера которых связана с их религиозным воспитанием в детстве
или религиозным давлением общества, но в целом наука подрывает все устои религии,
делает ученых сознательными или стихийными материалистами, а их отношение к религии
может быть выражено знаменитой фразой французского астронома, математика и физика
Пьера Симона Лапласа (1749-1827), который на вопрос императора Наполеона Бонапарта,
почему в сочинении Лапласа “Трактат о небесной механике” нет упоминания о боге,
ответил: ”Я не нуждаюсь в такой гипотезе”.
Истинность, т.е. соответствие действительности, доказуемость и проверяемость
научных знаний составляет одну из главных особенностей науки. В мире много различных
религий, сект и верований, но наука о реальности, существующей вне человеческого
сознания, о природе, о естественном мире одна и та же. Ее знания достоверны и одинаковы
для всех стран и народов мира. Каждый житель Земли потенциально способен их
сознательно освоить, понять, многократно применить и проверить на практике. Если религия
требует от людей слепой веры и бездумного подчинения, а за сомнения в вере готова лишить
человека жизни (только в средние века на кострах “святой” инквизиции в европейских и
других странах были сожжены миллионы людей!), то наука, наоборот, говорит: ”Не верь!
Подвергай всё сомнению! Проверяй всё разумом и практикой”. Наука призывает человека
освободить свой разум от религиозных оков и эффективно использовать его во благо жизни
и прогресса для себя, своей семьи, близких, общества и человечества в целом.
5

Понятие ничто означает отсутствие, небытие конкретного сущего (каких бы то ни
было качеств, или определенностей) или же отсутствие бытия вообще (в этом случае
отождествляется с понятием небытия вообще) [3,4]. Противоположностью этому понятию
является понятие нечто, или бытие. Религия и идеалистическая философия полагают, что
мир был создан богом из ничто, из небытия, из несуществования. Но в материалистическом
мире нет и не может быть реальности, понимаемой как ничто, как небытие, как
несуществование, как абсолютная пустота, или пространство без материи. Парадокс
познания, но первыми понятие пустоты как небытия, как не-сущего ввели в
натурфилософию в 5 в. до н.э. древнегреческие материалисты-атомисты Левкипп и Демокрит
для объяснения механического перемещения твердых мельчайших и неделимых частиц атомов (в те времена еще не было понимания того, что движение твердых тел не требует

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

103

пустоты, а может происходить и происходит в непустой среде путем вытеснения, или
замещения, одного вещества другим - к этой мысли пришел почти через сто лет после
атомистов Аристотель, провозгласивший тезис: “Природа не терпит пустоты!”)
[4,7,17]. Материалистический мир - это мир, сформированный и заполненный
неуничтожимой материей, находящейся в вечном самодвижении, постоянно изменяющей
свои формы, виды и состояния. В таком мире нет нематериальной, сверхъестественной
действительности, понимаемой как бог, и нет пустоты, ничто, небытия, из которых бог
якобы создал нечто, бытие. В материалистической философии понятие “ничто” имеет
смысл только применительно к тем идеальным построениям человеческого сознания,
которые не соответствуют реальному миру и не могут быть в него воплощены в
процессе человеческой деятельности. Такие построения следует именовать как ничто,
пустое, иллюзия, фикция, химера, абракадабра (от греч. abrakos божество + др.-евр.
dabar слово = магическое, таинственное слово, которому приписывается чудодейственная
сила; непонятный набор слов, бессмыслица), абсурд (от лат. absurdus нелепый,
бессмысленный), ахинея (рус., чепуха, чушь, вздор, бессмыслица, нелепица, вранье,
глупость), галиматья (от фр., бестолковщина, бессмыслица, чепуха, вздор), белиберда
(татарск.- рус., чепуха, чушь, вздор, дрянь) и т.п. Многие творения человеческой мысли, если
не их большинство (включая религиозные, мистические, астрологические, теософские,
философские и другие учения), можно смело назвать этими именами, а об их творцах сказать,
что они несли или несут ахинею, галиматью, белиберду.
Но, следует также не забывать и о том, что воображение, фантазия (“безгранична
человеческая сила воображения” - говорил Л. Фейербах), а также связанные с ними иллюзии,
фикции, химеры и другие “пустые” построения ума, являются необходимой частью сознания
и имеют для него вполне определенное значение. Они, в частности, служат средством
удовлетворения ряда других, помимо познания действительности, духовных, или
психических (от греч. psyche душа), потребностей человека. Так, например, они могут
использоваться индивидом для умственных игр и развлечений, могут стать средством “убить
время” реальной жизни и создать иллюзию новой, более приятной, но воображаемой,
виртуальной (от лат. virtualis возможный, кажущийся) жизни. Или, что более серьезно,
“пустые” построения ума могут стать средством тренировки человеческого воображения,
направленного впоследствии на серьезные дела - создание нечто и преобразование
реальности. В перечисленных и других аналогичных случаях подобные построения можно
именовать такими менее резкими, менее обидными словами, как фантазии, сказки,
сказочки, детские росказни, небылицы, байки, побасенки. При этом надо помнить о
принципиальном отличии сказки от действительности: первая существует только в сознании
человека или в овеществленных, опредмеченных образах этого сознания (книжках, фильмах,
спектаклях и т.п.), а вторая существует вне и независимо от сознания человека. Если бы
религия не пыталась сегодня вмешиваться в реальную жизнь людей, диктовать им мысли и
поступки, то к ней можно было бы отнестись также как к сказочке (Л.Фейербах: ”Искусство
[в отличие от религии - Г.А.Л.] не требует признания его произведений за
действительность”[13]). Но она упорно пытается и сегодня, как в прежние времена,
“сделать сказку былью”, поставить пределы человеческому познанию, разделить
человечество по вероисповеданиям и сектам, завести его в тупик и обречь в конечном итоге
на самоистребление во имя веры, основанной на “божьем” страхе, невежестве и низменных
человеческих, а по существу “обезьяньих”, страстях. Фанатизм верующих не имеет границ,
несет несчастья и смерть всем иноверцам, “неверным” и даже тем единоверцам, на которые
указует перст их фанатичных религиозных наставников и вождей.
6

Мифологические и религиозные представления возникли у людей первобытного
общества естественным образом в процессе бесчисленных попыток понять и
объяснить себе тот сложный, разнообразный и суровый мир окружающей природы, от
которого человек всецело зависел в своей каждодневной жизни. Природа постоянно и

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

104

активно являла людям свои мощные и грозные силы (падения и взрывы метеоритов,
землетрясения и извержения вулканов, дожди и наводнения, громы, молнии и пожары,
пыльные бури и засухи, нападения хищных зверей и враждебных племен, болезни, травмы и
смерть), причины которых были скрыты, неизвестны и непонятны. Человек, будучи плодом
длительной и жестокой эволюции природы, ее творением, почти ничего не знал о ней, не
знал и того главного факта, что природа - мать и отец всего человеческого рода (чему
удивляться, если от этого факта до сих пор пытаются “откреститься как от черта” все
религии и верующие: люди с радостью признают себя “божьими тварями”, но только не
творениями природы и тем более потомками обезьянолюдей). При неразвитом, еще
младенческом сознании и разуме, человек мог понять окружающий мир только исходя из
уже известных и доступных ему ощущений, восприятий, представлений, чувств и знаний.
Весь его еще весьма незначительный опыт познания мира был целиком сосредоточен в
рамках жизни собственного рода и племени, обитавших на ограниченной территории суши.
Полнее и лучше всего человек понимал организацию своего рода, его правила, запреты и
законы, условия взаимодействия внутри рода между сородичами, включая подчиненность
одних другим (в определенной мере сходное “понимание”, как известно, присуще уже всем
стадным животным: семействам слонов, стаям волков, обезьян и т.д.). Именно эти
начальные знания о жизни своего рода-племени человек перенес на всю природу, наделив
ее образами и качествами, подобными человеческим. Человек “дал” силам природы
человекоподобное лицо и душу, т.е. олицетворил и одушевил их. Первобытного человека
убеждала в правильности таких антропоморфных (от греч. anthropos человек + morphe
форма; наделение человеческими свойствами объектов природы и богов) представлений и та
необыкновенная слаженность, целесообразность, “разумность”, которая наблюдалась им в
природе (в природе человек увидел то же самое, что природа заложила в него самого определенную организацию и соподчиненность, но понять, что все это сотворила сама
мать-природа, а не какое-то всесильное существо вне природы, было еще недоступно
младенческому разуму человека). Человек решил, что такое мог сотворить только бог
(Л.Фейербах отмечал, что “…другая причина веры в бога: человек переносит на природу
представление о своем целесообразном творчестве. Природа целесообразна - и,
следовательно, ее создало разумное существо…”[13]).
Все силы природы превратились в человеческом сознании в человекоподобные
существа (духов, демонов, богов и т.п.), которые, в отличие от самого человека, были им же
наделены нечеловеческими, чудесными качествами - сверхъестественной разрушительной и
созидательной силой, т.е. всесилием (“бог все может”), всезнанием (“бог все знает”),
всевидением (“бог все видит”), всеслышаньем (“бог все слышит”), всесущностью (“бог
везде”), всеблагостью (“от бога все блага и все лучшее”), всесправедливостью (“бог
справедлив и каждому воздает по заслугам”) и бессмертием (“бог вечен”). В этих качествах
человек отразил свою мечту о тех идеальных свойствах, которыми желал бы обладать сам
(впрочем, об этом же продолжают мечтать и современные люди). Олицетворив и
одушевив природу, человек тем самым приблизил ее к себе в своем первобытном
сознании, сделал ее понятнее для себя и получил шанс наладить с ней “дружеские”
отношения. Подобно тому, как внутри рода-племени любому сородичу требовалось
расположенность к нему старших, вождей (от этого порой зависело не только благополучие
человека, но и сама его жизнь), и это расположение добивалось за счет покорности,
почитания, поклонения и принесения даров старшим, точно так же человек стал добиваться
расположения у одушевленной им же природы - поклоняться и приносить ее богам
различные жертвы растительного, животного или человеческого происхождения. Создав в
своем сознании богов и наделив их силами, отнятыми (украденными!) у природы,
человек вместо слепых, неуправляемых и непонятных сил реального мира “получил для
себя” те силы, которые можно было понять с помощью чувств (без разума!) и с
которыми можно было “договориться”. Исполняя магические ритуалы и принося
жертвы богам (духам), человек наивно полагал, что таким путем может

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

105

воздействовать на грозные природные стихии. Ему казалось, что он обманул природу, но
на самом деле он впервые, по-крупному и надолго обманул себя самого и своих потомков.
Природу, реальность не обманешь - она безразлична к человеческим хитростям и домыслам!
Можно, конечно, и сегодня продолжать по-прежнему вести диалог с вымышленным богом
(богами, духами), делая вид, что все в жизни и смерти зависит только от него (от них), но в
современном обществе, наполненном достоверным научным знанием о мире, такой диалог
все более напоминает беседу умалишенного в сумасшедшем доме со своими бредовыми
призраками.
Антропоморфные представления древних о богах очень едко высмеял еще в 6 в. до
н.э. древнегреческий поэт и философ Ксенофан (см. Прим.1). Его прозвали бичевателем
гомерообмана за стихи и элегии против Гомера и Гесиода, в которых он бичевал сказанное
ими о богах (оба его великих предшественника описывали жизнь богов по аналогии с
жизнью людей, упоминая не только достоинства, но и пороки богов, подобные людским:
раздоры, войны и битвы, обман, интриги и шантаж, измены, подкуп и пьянство, похоть,
сожительство и прелюбодеяние и т.п.). Ксенофан писал: “Если бы руки имели быки и львы
или кони, Чтоб рисовать руками, творить изваянья, как люди, Кони б тогда на коней, а
быки на быков бы похожих Образы рисовали богов и тела их ваяли, Точно такими, каков у
каждого собственный облик”, т.е. у каждого вида животных бог был бы похож на их же вид.
Так и люди, по Ксенофану, живописуют своих богов сходно с собственным обликом:
”эфиопы пишут своих богов черными и с приплюснутыми носами, фракийцы - рыжими и
голубоглазыми, мидяне и персы - также подобными самим себе, египтяне также
изображают их по собственному образу” [5]. В условиях древнего языческого мира с его
многобожием (в некоторых древних религиях насчитывалось по несколько тысяч богов
разного уровня соподчиненности) Ксенофан первый выдвинул идею не просто верховного
бога, а строго монистического бога (от греч. monos один; учение, признающее основой всего
существующего одно начало: либо материальное, либо духовное): “Единое есть бог”. По
Ксенофану, бог существует, но не подобен человеку, а полностью абстрактен: он вечен,
один, однороден и шарообразен, все слышит и видит, но не дышит, и всецело есть сознание,
разум. Таким образом, в противовес антропоморфной мифологии и религии Ксенофан развил
пантеистические (от греч. pan всё + theos бог= всё есть бог, или природа есть бог)
представления: бог есть мировой разум. Идея единого бога со временем утвердилась в ряде
мистических философских учений (неоплатонизм) и монотеистических религиях (от греч.
monos + theos бог): иудаизме, христианстве и исламе. Но по существу такой исторический
переход от многобожия к единобожию, осуществленный в интересах правителей разных
народов (по принципу ”на небе один бог, а на земле один властелин, назначенный богом”),
только замаскировал начальный антропоморфный самообман человека. Ложь осталась на
многие века в основе религиозного мировоззрения человечества и продолжает
господствовать в нем поныне, прикрываясь сегодня в светских обществах якобы
необходимостью моральной защиты “традиционных духовных ценностей” и утешением
страждущих (больных, несчастных и дезориентированных в жизни людей).
Уже в 5 в. до н.э. некоторые древнегреческие философы, несмотря на всеобщее и
повсеместное господство религиозного мировоззрения, стали выражать свои сомнения в
существовании и реальности богов. Так, например, философ Протагор из Абдер (480-410 г.
до н.э.; Фракия), который 40 лет вел жизнь странствующего софиста, т.е. учителя мудрости,
в своем сочинении ”О богах” писал: ”О богах я не могу знать ни того, что они существуют,
ни того, что их нет, ни того, каковы они с виду. Ибо многое препятствует знать это: и
неясность вопроса, и краткость человеческой жизни” (за свои сомнения в существовании
богов Протагор был изгнан из Афин, а его сочинения публично сожжены). Еще дальше
Протагора в своем отношении к богам пошел Диагор Мелосский (5 в. до н.э., о. Мелос,
Кикладский архипелаг) по прозвищу “Безбожник”, или “Атеист” (от греч. a не + theos бог=
безбожник”), ученик Демокрита, философ и поэт, вообще отрекшийся от богов. Вначале он
был глубоко верующим человеком, но перестал верить в богов после того, как его предал

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

106

самый верный из друзей, а боги за это не наказали предателя-клятвопреступника. Диагор
подверг ядовитой критике многие мистерии (от греч. mysterion таинство; тайные
религиозные обряды в честь богов) и подобно Ксенофану насмехался над богами народной
политеистической (от греч. poly много + theos…= многобожие, язычество) и
антропоморфной греческой религии. Афинский суд приговорил его в 415 г. до н.э. к
смертной казни за нечестие, его сочинения были сожжены, но ему самому удалось бежать
[3,6,7].
Уже в те времена появились первые здравые философские суждения о том, что не
боги создали этот мир и людей в нем, а, наоборот, люди присвоили имена богов великим
силам природы и выдумали самих богов по своему образу и подобию, причем не только ради
объяснения сил окружающей природы, но и в целях управления поведением своих
соплеменников. Так, ученик Сократа и дядя Платона, афинский аристократ, философ и
писатель Критий (ок.460-403 до н.э.) в своей сатирической драме “Сизиф” развил взгляд на
религию, как на выдумку правителей (законодателей), введенную для того, чтобы наложить
узду на людей, которых не могут удержать одни запреты и законы общества. Людям надо
было внушить страх перед всевидящим и всеслышащим существом, ибо мощь законодателей
была недостаточна для прекращения преступлений, совершаемых тайно (и действительно
этот фактор способствовал целенаправленному распространению религии властьимущими
среди подчиненных им народов, причем и в современном обществе государство нередко
прибегает к религии в тех же целях). Другой греческий философ, софист, ученик Протагора
Продик из Кеоса (5 в. до н.э.; о. Кеос, Кикладский архипелаг), утверждал: “Солнце, луну,
реки, источники и вообще все полезное для нашей жизни древние наименовали богами за
пользу, получаемую от них, как, например, египтяне - Нил”. Еще один известный философбезбожник Евгемер из Мессаны (ок.300 до н.э.; о. Сицилия) в своем труде “Священная
запись” изложил теорию (позже она была названа евгемеризмом и оказала большое влияние
на философов 18-го века) о том, что божества - это просто лучшие люди первобытного
времени (вожди, герои племен), впоследствии обожествленные. Он говорил: ”Когда жизнь
людей была неустроена, то те, кто превосходил других силою и разумом так, что они
принуждали других повиноваться их приказаниям, стараясь достигнуть в отношении себя
большего поклонения и почитания, сочинили, будто они владеют некоей изобильной
божественной силой, почему многими и были сочтены за богов” (известно, что уже в 3-м
тысячелетии до н.э. обожествлялись многие правители древних цивилизаций Египта,
Месопотамии и других стран, и захоронения царей-богов сопровождались массовыми
человеческими жертвоприношениями). Римский философ, писатель и политический деятель
Марк Туллий Цицерон (103-43 до н.э.) так подытожил в своем сочинении “О природе богов”
деятельность этих философов-вольнодумцев (в 302 г. н.э. по декрету римского императора
Диоклетиана это произведение Цицерона было осуждено как вредное для государственной,
тогда еще языческой, религии империи): “Учения всех этих [философов Протагора, Диагора
и др.] не только уничтожают суеверия, заключающие в себе пустой страх перед богами, но
также и религию, которая состоит в благочестивом поклонении богам. А те [Критий],
которые утверждали, будто все эти представления о бессмертных богах были измышлены
мудрыми людьми в интересах государства с той целью, чтобы религия приводила к
выполнению своих обязанностей по отношению к государству тех, кто на кого не могут
подействовать доводы рассудка? Разве они не разрушили религию до основания? А что
оставил от религии Продик из Кеоса, учивший, что люди включали в число богов то, что
шло на пользу человеческой жизни? А те [Эвгемер], которые учат, что богами после
смерти становились или храбрые, или прославленные, или могущественные люди, и их-то мы
имеем обыкновение чтить, молиться и поклоняться им, разве не чужды всякой религии? ”[6,
7,14].
Но в своей массе и античные философы, подобно необразованным и невежественным
народам, оставались верны господствовавшим в обществе представлениям о богах. Что же
их, помимо самой веры и традиций предков, убеждало в правильности их религиозного

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

107

мировоззрения? Об этом выразительно сказал Цицерон, вложивший в уста представителя
философской школы стоиков (Древняя Стоя основана в 300 г. до н.э. в Афинах Зеноном
Китионским - ок.336-262 до н.э., о. Кипр - и продолжена его учениками Клеанфом и
Хрисиппом) аргументы в защиту богов [14]: “Вообще, наши делят весь этот вопрос о
бессмертных богах на четыре части. Во-первых, они учат, что боги существуют, затем каковы они; потом - что они управляют миром; наконец, - что они пекутся о человеческих
делах...Когда мы взираем на небо, когда созерцаем небесные явления, разве не становится
вполне ясным, вполне очевидным, что есть некое божество (numen) превосходнейшего ума,
которое всем этим управляет?...Если кто в этом сомневается, то я не понимаю, почему он
не сомневается также, есть солнце или его нет!Чем одно очевиднее другого?...всем людям
всех народов в общем известно, что есть боги, ибо знание у всех врожденное и как бы
запечатленное в душе...что они есть - никто не отрицает. Наш Клеанф [ок.330-230 до н.э.;
сменил Зенона на посту главы школы; особое значение придавал теологии - от греч. theos
бог + logos учение= систематизированное изложение вероучения - Г.А.Л.] считает, что
понятия о богах сложились в человеческих душах по четырем причинам. Первой он
полагает...возможность предчувствия будущего. Вторая - это великие блага, которые мы
получаем от благоприятного климата, плодородия земли и великие множества других благ.
Третья - [это разные природные явления], которые устрашают наши души: молнии, бури,
грозы, метели, град, засуха, эпидемии, землетрясения и часто слышимый подземный гул,
каменные дожди, и дожди как бы из кровавых капель, обвалы и внезапное появление
зияющих трещин в земле, затем противоестественные уроды среди людей и животных;
далее, появление небесных факелов (метеоров) и тех звезд, которых греки называют
кометами, а наши - волосатыми...Устрашенные такими явлениями, люди сообразили, что
есть некая небесная и божественная сила. Четвертая причина и самая важная равномерность движений и круговращений неба, Солнца, Луны, звезд, их различие и
разнообразие, красота и порядок. Созерцание этих вещей само в достаточной мере
указывает, что все это не случайно...это не могло произойти без причины...есть некто,
стоящий во главе всего этого, которому все повинуется...необходимо признать, что все
великие передвижения в природе управляются неким умом (mens)...Конечно, такая
согласованность между различными частями вселенной не могла бы иметь места, если бы
она не удерживалась бы единым божественным и неразрывным духом (spiritus)...У мира по
необходимости должен быть совершенный и абсолютный разум...[небесные светила] с
полным основанием следует считать одушевленными и способными чувствовать и
мыслить...звезды должны быть причислены к богам...А о наличии у звезд способности
чувствовать и мыслить более всего свидетельствует их порядок и постоянство их
движения, в которых нет ничего произвольного, ничего изменчивого, ничего случайного. А
ведь нет ничего такого, что могло бы разумно и размеренно двигаться без участия
рассудка (consilium)...они движутся по собственному побуждению, руководствуясь своим
чувством, своей божественностью...звезды движутся самопроизвольно. Тот, кто их видит
и все отрицает существование богов, поступает поэтому не только невежественно, но и
нечестиво...Итак, что боги существуют настолько очевидно, что того, кто это
отрицает, едва ли можно считать в здравом уме...Тот, кто считает, что этот
изумительный порядок и невероятное постоянство небес, который порождает все и всех,
существование и благополучие, обошлись без ума, тот сам, следует считать, лишен
разума...бог не подчиняется и не подвластен никакой природе, он сам правит всей природой
”. С позиции знаний сегодняшнего дня над этим по-детски беспомощным, но весьма
самоуверенным лепетом стоиков-теологов можно посмеяться, но в то же время в их
суждениях рельефно проступает главная причина веры людей в богов: зависимость людей
от “хороших” (благих) и “плохих” (устрашающих) сил природы, а также непреходящее
удивление человека перед “разумной” организацией самой природы, невольно
предполагающее участие в этом какого-то могущественного, сверхчеловеческого,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

108

божественного разума. Сегодня мы достоверно знаем, что таким “разумом” являются
естественные законы самой природы, вытекающие из ее материального основания.
Переход от непосредственного познания природы к “общению” со
сверхъестественными силами и богами (а позже - единым богом), уход от реального мира в
мифологию и религию надолго привел человека к отказу от сознательного,
целенаправленного исследования природы. Зачем было напрягать разум и изучать природу,
если всем управляют боги, если на любой вопрос о природных явлениях сразу же следовал
простой и убедительный ответ жрецов религии: “Так угодно богам”. А на очередной вопрос:
“Почему так угодно богам?” следовал не менее разоружительный ответ: “Не исповедимы
пути господни”. Следует признать, что религиозное мировоззрение надолго затормозило
эволюцию человеческого разума (известно, что любой орган живого организма
сохраняется и развивается только тогда, когда он постоянно работает, а то, что не
используется, постепенно разрушается и отмирает; поэтому, если нет серьезных задач,
работы, нагрузки для мозга и разума, то задерживается и его развитие). Попытки же
использовать разум там, где все решает вера, всегда превращались в трагедию или, наоборот,
в фарс и комедию. Примером тому могут служить многовековые философские и
теологические дискуссии о богах (как в вышеприведенном фрагменте из Цицерона),
“вершиной” которых можно признать средневековые споры христианских схоластов о том,
“сколько ангелов помещается на острие иглы?”. Только жестокая необходимость
выживания человечества не в воображаемом, а в суровом материальном мире (мире без
богов), стихийно удержала человека на его бесконечно медленном пути разумного
развития. Прошли десятки тысяч лет эволюции человеческого вида Homo Sapiens
(Человека Разумного), но только в последние 400-500 лет человеку удалось, наконец-то,
повернуть свое сознание от религии к науке, от веры к знанию, от заблуждения к
истине, от религиозного рабства к свободе человеческого духа.
Некоторые философы-материалисты 20-го века полагали, что главные корни религии
лежат в эксплуатации человека человеком, а с ее устранением религия лишится своего
фундамента. Русский философ-марксист и революционер Владимир Ульянов-Ленин в 1905
году в своей статье “Социализм и религия” писал: “Религия есть один из видов духовного
гнета, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной работой на
других, нуждой и одиночеством. Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с
эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как
бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и т.п. Того,
кто всю жизнь работает и нуждается, религия учит смирению и терпению в земной
жизни, утешая надеждой на небесную награду. А тех, кто живет чужим трудом, религия
учит благотворительности в земной жизни, предлагая им очень дешевое оправдание для
всего их эксплуататорского существования и продавая по сходной цене билеты на набесное
благополучие. Религия есть опиум для народа. Религия - род духовной сивухи, в которой рабы
капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную
человека жизнь...гнет религии над человечеством есть лишь продукт и отражение
экономического гнета внутри общества...пролетариат поведет широкую, открытую
борьбу за устранение экономического рабства, истинного источника религиозного
одурачения человечества...”. Действительно, эксплуатация человека человеком и
экономический гнет внутри общества являются мощной силой, влияющей в том числе и на
религиозность людей. Но Ленин идеализирует и абсолютизирует эту силу, которая сама по
себе не является достаточной для того, чтобы быть фундаментом религии. Более мощные
силы, порождающие религиозное мироощущение, вытекают из краткости человеческого
существования, из страха смерти, болезней и несчастий, из слабости и ничтожности
человеческого организма перед всесилием природы и общества. Само по себе устранение
экономического гнета не приведет к свободе человеческого духа, так как останутся
действовать все другие, не менее значимые причины существования религии. Доказательства
этому жизнь приводит на каждом шагу (например, возврат к религиозности сообществ

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

109

людей, бывших ранее атеистическими, или религиозность вполне экономически
обеспеченных, состоятельных людей в разных странах мира).
Вся основная работа по естественному освобождению сознания масс из религиозного
плена еще впереди и будет завершена, видимо, в течение первых нескольких столетий
третьего тысячелетия нашей эры. Этому будет способствовать улучшение благосостояния
народов мира, бурный рост научно-технических знаний и всемирная электронная
коммуникация людей (интернет), не знающая территориальных, этнических, религиозных и
других границ. Переход от невежества к знанию, от веры к науке необходимо связан с
развитием разумного общественного сознания, в основе которого должно находиться
научно обоснованное светское обучение и воспитание каждого человека с младенческих лет.
Необходимые условия постепенного освобождения
общества от власти религии
сформулировал еще Ленин в своей выше процитированной статье. Он писал: “Религия
должна быть объявлена частным делом - этими словами принято выражать обыкновенно
отношение социалистов к религии...Государству не должно быть дела до религии,
религиозные общества не должны быть связаны с государственной властью. Всякий
должен быть совершенно свободен исповедывать какую-угодно религию или не признавать
никакой религии, т.е. быть атеистом...Никакие различия между гражданами в их правах в
их зависимости от религиозных верований совершенно не допустимы. Всякие даже
упоминания о том или ином вероисповедании граждан в официальных документах должны
быть безусловно уничтожены. Не должно быть никакой выдачи государственной церкви,
никакой выдачи государственных сумм церковным и религиозным обществам, которые
должны стать совершенно свободными, независимыми от власти союзами гражданединомышленников. Только выполнение до конца этих требований может покончить с тем
позорным и проклятым прошлым, когда церковь была в крепостной зависимости от
государства, а русские граждане были в крепостной зависимости у государственной
церкви, когда существовали и применялись средневековые, инквизиторские законы,
преследовавшие за веру или за неверие, насиловавшие совесть человека, связывавшие
казенные местечки и казенные доходы с раздачей той или иной государственно-церковной
сивухи. Полное отделение церкви от государства - вот то требование, которое
предъявляет социалистический пролетариат к современному государству и современной
церкви...стоять за полное отделение церкви от государства и школы от церкви, за полное и
безусловное объявление религии частным делом”.
Эти идеи впервые были воплощены в жизнь в России, после прихода к власти
большевиков в октябре 1917 года, в “Декрете о свободе совести, церковных и религиозных
обществах”, утвержденном 19-го января 1918 года Коллегией Народного Комиссариата
Юстиции. Декрет гласил: “1. Церковь отделяется от государства. 2. В пределах Республики
запрещается издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы
стесняли или ограничивали свободу совести, или устанавливали какие бы то ни было
преимущества или привилегии на основании вероисповедной принадлежности граждан. 3.
Каждый гражданин может исповедывать любую религию или не исповедывать никакой.
Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или
неисповеданием никакой веры, отменяются. Примечание. Из всех официальных актов
всякое указание на религиозную принадлежность и непринадлежность граждан
устраняется. 4. Действия государственных и иных публично-правовых общественных
установлений не сопровождаются никакими религиозными обрядами или церемониями. 5.
Свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не
нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательством на права
граждан и Советской Республики”. Эти разумные требования не потеряли своей
актуальности и сегодня, когда мир накрывает новая волна религиозных конфликтов и
преступлений, а в ряде государств вместо демократических законов устанавливаются
религиозные нормы средневековья (например, законы шариата).

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

110

Переход к атеистическому обществу может и должен совершаться только
естественным путем, без принуждения и насилия, без разрушения вещественных храмов и
идолов (их разрушит время и сама история, но, быть может, их надо и оставить в
назидание потомкам как памятники человеческому заблуждению), без преследования
жрецов религии (наиболее честные и порядочные из них, если такие еще сохранились,
вынуждены будут под давлением достоверного знания отказаться от религиозного
заблуждения) и самих верующих. Хотя, справедливости ради, не следует забывать и о том,
что сегодняшние мировые религии, прежде всего христианство и ислам, создавались и
распространялись в мире главным образом путем кровавого, экономического и духовного
насилия над языческими народами и их древними, традиционными религиозными культами
и памятниками. Эти культы клеймились тогда еще молодыми монотеистическими религиями
как суеверие, т.е. суетное, тщетное, ложное верование, которому противостоит якобы
“истинная, праведная вера”, но с позиций разума любая вера в сверхъестественное сама
является суеверием. Последний, массовый, 74-летний опыт СССР с господством
воинствующего атеизма, разрушением храмов и преследованиями верующих лишний раз
подтвердил неэффективность в современном мире насилия над сознанием: с распадом СССР
большая часть его населения, включая правителей и чиновников, в одночасье вновь стала
верующей (правда, нынешние церковники сокрушаются, что вера новообращенных
поверхностна и носит показной характер). Каждый человек только сам, только усилиями
собственного разума может освободить свое сознание от идолов и божеств, а государство и
общество должно лишь создать необходимые условия для этого через развитие естественных
наук и массовую пропаганду научных знаний, через просвещение, светское обучение и
воспитание граждан (здесь очень важно соблюдать не показное, но реальное отделение
церкви от государства, а школы от церкви). Ну, а те люди, которые не могут или не хотят
расстаться со своими религиозными переживаниями, пусть веруют, пусть живут в своем
иллюзорном мире, пусть поклоняются своим кумирам, пусть страшатся того, что не
существует, и пусть предпочитают земной жизни мнимые радости загробного царства “блажен, кто верует”. Каждый волен обманывать самого себя (но не других людей!) и
делать выбор своего пути по собственному усмотрению, но обязательно при всей
последующей полноте личной ответственности за сделанный выбор. Время, когда
человеку можно было кивать на бога - “так угодно богу”, или ”так хочет Аллах”,
оправдывая свои собственные гнусные дела и преступления, заканчивается и начинается
время исключительно личной и полной ответственности человека за все свои помыслы,
слова и поступки.
Следует отметить, что возможности перехода человеческого сознания с путей веры на
пути знания прежде всего определяются конкретными условиями жизни человека. Развивать
свой разум с помощью знаний можно лишь тогда, когда уже удовлетворены самые
необходимые, неотложные потребности человека (в пище, воде, жилище и т.п.), и у него
имеется свободное время (досуг), которое он может посвятить своему саморазвитию и
самосовершенствованию (еще Аристотель отмечал, что “лишь после того, как все
необходимое было налицо, люди начали философствовать…тогда были приобретены знания
не для удовольствия и не для удовлетворения необходимых потребностей, и прежде всего в
тех местностях, где люди имели досуг. Поэтому математические искусства были созданы
прежде всего в Египте, ибо там было предоставлено жрецам время для досуга...” [15]).
Сегодня такие условия имеются далеко не у всех людей планеты. Многие народы и
индивиды вынуждены вести каждодневную борьбу за выживание, за кусок хлеба и глоток
воды. Тяжести и невзгоды жизни им традиционно помогает претерпевать самообман,
включающий в себя надежду на лучшую жизнь, на чудо, на помощь воображаемых богов и
идолов. Горемыки, они не знают, что их мольба, обращенная к богам, подобна “гласу
вопиющего в пустыне” и что только тогда, когда они перестанут надеяться на богов, но
начнут верить в свои собственные силы и свой разум, только тогда они по-настоящему
смогут помочь себе и изменить свою жизнь к лучшему. Пока же эти люди живут и умирают,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

111

так и не узнав правды о сущности той краткой жизни, которую они проживают. Поэтому
говорить о переходе сознания масс от религии к науке, от духовного рабства к духовной
свободе не приходится без предварительного освобождения людей от нищеты, голода,
эпидемий и войн. Это является необходимым, но еще не достаточным условием развития
разума, так как есть множество примеров тому, как люди, имея благосостояние и досуг,
посвящают его не самосозиданию, а самодеградации (от фр. degrader постепенное
ухудшение, вырождение, упадок) и саморазрушению через наркотики, алкоголь, сексуальные
излишества
и
извращения,
бесконечные
развлечения,
роскошь,
пустое
времяпрепровождение, ничегоделание и т.п.
“Бытие определяет сознание” - этот материалистический закон задает все
возможные пути развития сознания, т.е. каким будет бытие - таким будет и сознание. Но, с
другой стороны, верен, подтвержденный многовековой общественной практикой, и
обратный тезис: “Сознание изменяет бытие”, точнее говоря, не сознание само по себе, а
только развитый разум человека в сочетании с его активной преобразующей трудовой
деятельностьностью. Поэтому, освобождая свой разум из-под религиозного гнета и развивая
его, люди способны коренным образом улучшить как свою собственную жизнь, так и жизнь
общества в целом.
7

Главная причина религиозности человека сегодня, как и тысячи лет назад, одна
и та же: слабость и ничтожность человека как живого организма перед всесилием
природы, создавшей саму жизнь (Л.Фейербах полагал, что “основу религии составляет
чувство зависимости [от внешних по отношению к человеку сил - Г.А.Л.]…особенно смерть
порождает страх, веру в бога…в религии ищут утешения…все те впечатления, которые
природа производит на человека при посредстве чувств могут сделаться мотивами
религиозного почитания” [13]). Несмотря на достигнутое человеческим обществом
техническое могущество, включающее в себя защищенное от непогоды жилье, мощные
источники энергии, различные орудия и машины, развитые системы производства пищи и
лечения заболеваний, человек и человечество в целом остаются беспомощными рабами
катастрофических явлений и неумолимых, слепых законов природы. Глобальное оледенение
или потепление климата, землетрясения и извержения вулканов, цунами, штормы, смерчи и
ураганы, наводнения и засухи, болезни и эпидемии - все они уничтожают естественным
путем по всему миру, порой одномоментно, тысячи, сотни тысяч людей (ежесекундно в мире
умирает 2-3 человека, а за год - более 60 млн. людей). Как дамоклов меч над человечеством
нависают и угрозы естественных космических катастроф: столкновение Земли с кометными
ядрами или с крупными метеоритами и астероидами, сильные магнитные бури на Солнце,
вспышки жестких излучений звезд в нашей Галактике и т.д. К природным добавляются
катастрофы техногенные (аварии на производстве, транспорте и в быту) и экономические
(голод сотен миллионов людей в отсталых странах, финансово-экономические кризисы,
коррупция, банкротства, массовые увольнения и высокий уровень безработицы в развитых
странах), межгосударственные, межэтнические и религиозные конфликты (войны, восстания,
террор), а также индивидуальные трагедии людей (убийства, насилие, мошенничество,
измена и т.д.). Перед всесилием природных и общественных сил у человека, живущего
преимущественно чувствами, формируется панический ужас - страх смерти, болезней
и несчастий. Этот страх, спящий глубоко в душе у здорового и благополучного человека,
вырывается наружу, как только человек начинает наблюдать первые признаки своей беды.
Страх парализует волю и разум людей, заставляет их искать какие-то простые, примитивные,
понятные чувствам и рассудку способы объяснения своих несчастий и пути избавления от
них.
Обманчивый выход для большинства людей - обращение к богу, как
олицетворению всех скрытых, жестоких и недоступных для понимания сил внешнего,
противостоящего человеку мира. Жрецы религии отлично знают, что путь к Господу
человеку указывают его несчастья (один современный иерей простодушно выразил это
правило в газетной заметке: “Господь милостив, смягчает сердца человеческие через болезни

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

112

и страдания. Наверное, так всегда было”; да, так было всегда, но вопрос только в том, к
кому милостив Господь: к людям ли, которых он “награждает” несчастьями, или к жрецам
религии, которые на людских страданиях имеют хороший доход?). Недаром церковь вербует
своих сторонников прежде всего в среде больных, калек, заключенных и других “обиженных
жизнью” людей. Человек же, вместо того, чтобы с помощью своего разума и уже
накопленных человечеством знаний понять внешний мир, самого себя (“Познай себя” призыв к человеку древних греков, остающийся пустым звуком для большинства людей) и
найти тем самым истинный, действенный путь решения своих проблем, идет молиться и
просить помощи у того, кто не существует в действительности, но зато “живет” в
воображении человека (“бог живет в моем сердце” - говорят верующие). И порой, изредка
этот воображаемый бог действительно помогает человеку, что еще больше убеждает
последнего в его реальности и могуществе. А дело-то все в том, что сознание человека,
включая воображение как его неотъемлемую часть, является по своей сути
материальной силой, способной воздействовать как на самого человека (в том числе на
его здоровье и благополучие), так и на внешний мир. Таким образом, человек присваивает
вымышленному им же богу свои собственные, данные природой духовные силы. Впрочем,
любая религия, будь это, в частности, христианство или ислам, всегда крадет силы у
природы, присваивает их своему богу, а потом “открывает истину” верующим о том, что все,
включая природу и человека, якобы создал их бог своей уникальной “божественной” силой,
создал из “ни-че-го”: просто сказал - и все появилось (“В начале было Слово, и Слово было у
Бога…Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть”
[Библ., Иоанн.])!?. Тем самым религия, как и ее более старшая сестра - мифология,
переворачивает мир “с ног на голову”.
В том, что когда-то и кому-то вера в бога помогла преодолеть свои личные трудности,
нет страха. Проблема возникает тогда, когда вера в бога навязывается всем и каждому с
младенческих лет, с молоком матери, блокируя дальнейшее нормальное, естественное,
разумное развитие детей, а религия становится государственной силой. Эту проблему
английский философ-материалист Фрэнсис Бэкон обозначил ещё в начале 17-го столетия на
примере естествознания: ”Во все века естественная философия встречала докучливого и
тягостного противника, а именно суеверие и слепое, неумеренное религиозное
рвение…[теологи] находчиво заключают, что если обычные причины не известны, то всё
можно легче приписать божественной длани …[теологи] озабочены тем, как бы не было
открыто в исследовании природы чего-нибудь, что опрокинет или по крайней мере
поколеблет религию (особенно у невежественных людей)…Идолы и ложные понятия,
которые уже пленили человеческий разум и глубоко в нем укрепились, так владеют умом
людей,
что затрудняют вход истине…Истина дочь
времени,
а не
авторитетов…открытия новых вещей должно искать от света природы, а не от мглы
древности…власть же человека над природой заключается в одних лишь искусствах и
науках, ибо над природой не властвуют, если ей не подчиняются”[11]. Разум, придушенный
древними религиозными догмами, теряет свою способность к познанию реального мира, а
без такого познания невозможно дальнейшее выживание, развитие и совершенствование
человеческого рода на планете Земля. В 3-м тысячелетии новой эры все народы и страны
планеты переходят к жизни в глобальном (от лат. globus шар; весь земной шар, всемирный,
всеобщий, всесторонний), взаимозависимом мире, в котором любое событие, произошедшее
в одной из стран, тут же может повлиять на жизнь в других, близких или удаленных странах.
В новых условиях религия, разделяющая человечество по пустым, вымышленным,
воображаемым, пусть и традиционным основаниям, - по вероисповеданиям, становится
сильным тормозом, барьером на пути развития человеческого общества. Этот барьер
история неизбежно должна устранить и обязательно устранит.
8

Материя есть основа, фундамент объективной реальности, существующей в виде
объектов (предметов, вещей, тел, явлений и процессов). Если реальность, данную нам в
ощущениях, т.е. чувственно воспринимаемую нами, можно рассматривать как явление, то ее

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

113

сущность скрыта в материи, в ее многоуровневой структуре, формах, видах и состояниях, в
ее свойствах и законах. О понятиях материи, движения, времени и пространства
выразительно и кратко сказал Фридрих Энгельс: “Мы знаем, что такое час, метр, но не
знаем, что такое время и пространство! Как будто время есть что-то иное, нежели
совокупность часов, а пространство что-то иное, нежели совокупность кубических
метров! Разумеется, обе эти формы существования материи без материи суть ничто,
пустые представления, абстракции, существующие только в нашей голове. Но ведь нам
говорят, что мы не знаем также и того, что такое материя и движение! Разумеется, не
знаем, ибо материю как таковую и движение как таковое никто еще не видел и не испытал
каким-нибудь иным чувственным образом; люди имеют дело только с различными реально
существующими вещами и формами движения. Вещество, материя есть не что иное, как
совокупность веществ, из которой абстрагировано это понятие; движение как таковое
есть не что иное, как совокупность всех чувственно воспринимаемых форм движения;
такие слова, как “материя” и ”движение”, суть не более, как сокращения, в которых мы
охватываем, сообразно их общим свойствам, множество различных чувственно
воспринимаемых вещей. Поэтому материю и движение можно познать лишь путем
изучения отдельных веществ и отдельных форм движения; и поскольку мы познаем
последние, постольку мы познаем также и материю и движение как таковые…Это
точь-в-точь как указываемое Гегелем затруднение насчет того, что мы можем, конечно,
есть вишни и сливы, но не можем есть плод, потому что никто еще не ел плод как
таковой” (выделено - Г.А.Л.) [16] . К этому разъяснению Энгельса следует добавить только
то, что ныне под материей подразумевается не только вещество, как это было общепринято в
философии и физике вплоть до конца 19-го века, но и сравнительно новая, явно еще
недостаточно исследованная форма материи- поле (существует в виде электромагнитного,
гравитационного, ядерного и других видов полей).
То, что материя существует как реальность в своих основных конкретных формах и
видах вне и независимо от человеческого сознания, вовсе не означает, что это сознание не
может влиять на материю. Как уже отмечалось выше, сознание имеет помимо идеальной
стороны (содержания сознания, его кода) и материальную сторону - материальный носитель,
через который человек способен воздействовать на различные формы, виды и состояния
материи вокруг себя. Подобно тому, как с помощью сознания и своей производственной
деятельности человек создает искусственные объекты, или артефакты, и изменяет
ближайшую к себе реальность (см. Прим.2), точно также он способен непосредственно
(например, в опытах экстрасенсорного влияния) или с помощью техники изменять те или
иные свойства самой материи, т.е. вещества и поля. Так, например, с помощью мощных
ускорителей элементарных частиц человек создает более тяжелые атомы новых химических
элементов, отсутствующих в природе, а с помощью генной инженерии - новые виды “живой”
органической материи. По мере развития науки наши представления о материи все время
уточняются, дополняются и меняются. С углублением научного познания материи
возрастают и наши возможности по преобразованию ближайшей к нам реальности в
интересах человеческого сообщества.

Литература
1. Словарь иностранных слов/17-е изд., испр. - М.:Русский язык, 1988.
2. Ожегов С.И. Словарь русского языка/
20-е изд., стереотип. - М.: Русский язык, 1988.
3. Большой Российский энциклопедический словарь.- М.: Большая Российская энциклопедия, 2003.
4. Философский энциклопедический словарь/2-е изд. - М.: Советская энциклопедия, 1989.
5. Фрагменты ранних греческих философов. Ч.1. - М.: Мысль, 1989.
6. Словарь античности/ Пер. с нем. - М.: Прогресс, 1989.
7. История философии/ Под ред. Г.Ф. Александрова и др., Т.1,2. - М.: Политиздат, 1941.
8. Асмус В.Ф. Логика. - М.; ОГИЗ, 1947.
9. Зегет.В. Элементарная логика/ Пер. с нем. - М.: Высшая школа, 1985.
10. Логика. - Мн.: Изд-во БГУ, 1974.
11. Бэкон Ф. Новый Органон/ Соч. в 2т., Т.1- М.: Мысль, 1971.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

114

12. Мифологический словарь - М.: Советская энциклопедия, 1990.
13. Фейербах Л. Лекции о сущности религии/В кн. Ленин В.И. Философские тетради - М.: Политиздат, 1990.
14. Цицерон. О природе богов/Философские трактаты. - М.: Наука, 1985.
15. Аристотель. Метафизика/Соч. в 4 т., Т.1. - М.: Мысль, 1976.
16. Энгельс Ф. Диалектика природы. - М.: Политиздат, 1982.
17. Аристотель. Физика/Соч. в 4т., Т.3. - М.: Мысль, 1981.
18. Аристотель. О возникновении и уничтожении/Соч. в 4 т., Т.3. - М.: Мысль, 1981.
19. Аристотель. О небе/Соч. в 4т., Т.3. - М.: Мысль, 1981.
20. Перекличка веков: Размышления, суждения, высказывани/Сост. В.Г.Носков. - М.: Мысль, 1990.
21. Кузанский Н. Об ученом незнании/ Соч. в 2т., Т.1. - М.: Мысль, 1979.
22. Публий Овидий Назон. Метаморфозы/Собр. соч. в 2т., Т.2. - С.-Петербург, Биогр. институт, 1994.
23. Брэм А..Э. Жизнь животных/Пер. с нем. в 3т., Т.1. - М.: Терра,1992.
24. Стэнли У., Вэленс.Э. Вирусы и природа жизни. - М., Изд. Иностранная литература, 1963.
25. Тимирязев К.А. Чарлз Дарвин и его учение. - М.: ОГИЗ-Сельхозгиз,1949.
26. Павлов Т. Теория отражения/ Пер. с болг. - М.: Иностранная литература, 1949.
27. Ленин В.И. Философские тетради - М.: Политиздат, 1990.
28. Христианство: Словарь. – М.: Республика,1994.

СПРАВКА
Данный очерк опубликован в книге Гуртовцев А.Л. “Думать или верить? Ода
человеческой ослиности” , Минск, УП “Энциклопедикс”, 2015 – 420 с.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

5. ЗАЧЕМ ГОСУДАРСТВУ РЕЛИГИЯ?
Борьба атеизма с религией за господство
в сознании человека и общества

115

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

116

Зачем государству религия?
Борьба атеизма с религией за
господство в сознании человека и общества
Гуртовцев А.Л., к.т.н., с.н.с.
“История учит тому, что она ничему не учит людей”
Г.В.Ф. Гегель, немецкий философ-диалектик,18-19 вв.

Два мировоззрения – Уроки истории – Мысли великих людей о религии –
Современная экспансия религии – Зачем человеку религия? – Молитва атеиста –
Зачем государству религия?
Приложение: Что такое светское государство и гарантирует ли
Конституция РФ права и свободы граждан?
В последние годы в России и в других постсоветских республиках, включая Беларусь
и Украину, отмечается резкий рост религиозного сознания граждан, сопровождающийся
экспансией православной и других церквей в гражданское общество, укреплением их
влияния не только на сознание отдельных людей, но и на различные стороны деятельности
государства и его структур: президента, парламента и правительства, армии и полиции,
прокуратуры и суда, учреждений культуры, образования и науки. Что лежит в основе этого
процесса, к чему он может привести общество и как отразится на жизни каждого
конкретного человека? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо вспомнить уроки
прошлого.

Два мировоззрения
В человеческом обществе, несмотря на все многообразие взглядов и мнений,
существуют только два принципиально противоположных друг другу мировоззрения или
мироощущения - религиозное и атеистическое. Религия (от лат. religio вера) основана на
вере в реальность сверхъестественного, т.е. Бога в монотеизме (от греч. monos один + theos
бог) и богов или духов в язычестве, или политеизме (от греч. poly много).
В процессе исторического развития мировой цивилизации религия претерпела
изменения от первобытных мифов и верований родоплеменных обществ до
монотеистических национально-государственных (например, иудаизм) и мировых религий
(христианство, ислам, буддизм). В рамках мировых и этнических религий существуют сотни
направлений и сект, отличающихся друг от друга второстепенными деталями (набором
религиозных догм, особенностями исполнения культа, структурой религиозных организаций
и т.п.), но которые, тем не менее, объединяет главная религиозная догма - признание
сверхъестественного, божественного происхождения материального мира и человека в нем
как “божьей твари”, созданной однажды богом наряду со всеми другими земными живыми
существами.
Религии вот уже более двух тысячелетий противостоит атеизм (от греч. atheon безбожие) - материалистическое мировоззрение, возникшее в Древней Греции (6-5 вв. до
н.э.), отвергающее все религиозные представления и основанное на признании реальности
саморазвития материального мира, в процессе которого естественным путем из неживой

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

117

материи (атомов и простейших химических соединений) зарождается живая материя
(сложные органические соединения), эволюционирующая от простейших микроорганизмов к
высшим формам жизни, включая человека. Религия отрицает возможность познания
человеком, т.е. ”божьей тварью”, бога-творца (“неисповедимы пути господни” - гласит
“священное” писание), “божьих” замыслов и его творений. Но атеизм, наоборот, утверждает
возможность познания человеком, т.е. “материальной, или природной, тварью”,
естественных законов развития материи и всех многообразных созданий природы, включая
самого человека.
Дух, сознание и подсознание человека, рассматриваемые религией как необъяснимые
“божественные свойства”, на самом деле являются сложной полевой формой материи (к ней
относятся гравитационные, электрические, магнитные, электромагнитные и другие виды
полей), которая дополняет известную с древности форму материи в виде вещества
(физических, химических и биологических макротел и элементов микромира - молекул,
атомов, элементарных частиц). Главным инструментом познания мира для атеиста является
человеческий разум, опыт и наука, а основным методом познания - научный эксперимент и
создание объясняющих мир теорий, истинность которых подтверждается всей
совокупностью научных фактов. Принципиально важно, что научные факты и теории не
являются, как в религии, “вечными” догмами, а, наоборот, в процессе развития науки и
общемировой человеческой практики постоянно перепроверяются, уточняются и
дополняются, гарантируя тем самым достоверность научного познания и его соответствие
реальному миру.
По оценкам американской энциклопедии “Britannica” все население Земли к концу
двадцатого столетия имело по религиозным основаниям следующий состав: христиане
(включая католиков, православных, протестантов) - 35%, мусульмане - 18%, индуисты 14%, буддисты - 6%, верующие в другие религии - 11%, нерелигиозные (люди, верящие в
сверхъестественные силы, т.е. по сути являющиеся религиозными, но не отождествляющие
себя с конкретной религией и не исполняющие религиозные обряды) - 12% и атеисты - 4%.
Статистическое, выборочное исследование, проведенное международным центром Гэллапа в
2012 г. в 59 странах, охватывающих около 70% населения Земли, уточнило
вышеприведенные цифры следующим образом: к религиозным людям себя относят около
60% населения мира, к нерелигиозным - около 23%, а к атеистам - около 13% (но, с учетом
того, что атеистами считают себя 47% китайцев, или около 700 млн. человек,
принужденных быть атеистами в коммунистическом Китае, подобно тому, как прежде к
атеистам относили большинство населения СССР, мировая доля истинных, убежденных
атеистов в 3-4 раз меньше и не превышает, по всей вероятности, 3-4% - Г.А.Л.).
В России, где на протяжении 74 лет советской власти государственный атеизм
“правил бал”, количество убежденных атеистов, согласно проведенному опросу, не
превышает 6% (вопреки оптимистическому мнению некоторых постсоветских
наблюдателей, считающих, что в России “атеизм навсегда сломал хребет религии”). Таким
образом, следует признать, что в начале третьего тысячелетия нашей эры подавляющее
большинство населения планеты (более 80%) составляют религиозные люди и люди,
верящие в реальность сверхъестественных сил. Это положение вполне объяснимо для
человека науки: достаточно вспомнить, что нынешняя цивилизация существует почти 10
тыс. лет, а современная наука, являющаяся фундаментальной основой научного атеизма
(хотя наивный атеизм возник 2,5 тысячи лет назад), зародилась, по существу, в конце
средневековья, в начале 17-го столетия, и ей всего около четырех столетий. Так как
носителями атеизма в обществе являются, прежде всего, высокообразованные, активно
мыслящие люди, составляющие не более одного процента населения планеты, то отсюда и
столь низкий в мировом масштабе уровень распространения атеизма.
Чтобы стать человеку верующим (а вера внушается, как правило, с детских лет) ему
достаточно запомнить ограниченный список архаичных, примитивных религиозных догм,
слепо поверить в них и следовать до самой своей смерти раз и навсегда установленным

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

118

культовым ритуалам. Разум и даже рассудок для этого не требуются, а лишь вера и чувства.
Но чтобы стать убежденным, думающим атеистом, человеку необходимо совершить
громадную духовную работу по критическому освоению опыта и научных знаний,
выработанных человечеством на всем пути его исторического развития. Для этого требуется
длительное и максимальное напряжение человеческого духа, его разума и развитого
логического мышления. Далеко не все люди хотят, способны и готовы идти по такому
многотрудному пути познания мира. Для большинства индивидов проще жить иллюзиями в
выдуманном, виртуальном, “божественном” мире и все возникающие жизненные проблемы
относить не к собственным ошибкам и недостаткам, но на счет других людей-врагов и на
счет действия неких потусторонних, сверхъестественных сил. А для тех людей, которые
утратили свои адаптационные возможности для жизни в суровом реальном мире, религия
остается последним, иллюзорным убежищем, гарантирующим убогую стабильность и
защиту от жизненных бурь.

Уроки истории
Несмотря на мнение великого немецкого философа Гегеля, считавшего, что история
ничему не научает людей, уроки истории следует знать и делать из них правильные выводы
для будущего. Тот, кто этого не делает, обязательно переживет уроки истории многократно в
виде проблем уже не прошлой и чужой, а собственной и сегодняшней или завтрашней
жизни. Таков суровый, но справедливый, закон природы: кто не делает правильных
выводов и повторяет ошибки прошлого, тот неизбежно несет бремя повторных
наказаний и страданий. Этот закон относится не только к отдельным людям, но к целым
народам, государствам и человечеству в целом. Поэтому вспомним уроки истории хотя бы на
примере появления и развития христианства - религии, которая сегодня является
господствующей в Европе и на постсоветском пространстве. Кто-то, возможно, воскликнет:
”Зачем копаться в прошлом. Оно было и прошло. Современная религия уже освободилась от
старых грехов и ошибок”. На самом-то деле религия всегда была, есть и будет верна своим
архаичным догмам, целям и действиям. Какой она была прежде, такой она останется и
впредь, если, конечно, общество и государство позволят проявить ей свою подлинную
сущность. В противном случае, если бы религия была способна развиваться и отрекаться от
своих примитивных догматов, от своего прошлого, от буквы и духа своего архаичного
“священного” писания, то она просто перестала бы быть религией.
Христианство зародилось в Римской империи в период ее расцвета на рубеже новой
эры и сразу же вступило в бой с господствовавшей в империи языческой идеологией религиозной опорой римской власти. В течение трех веков эта борьба была не в пользу
новой религии: христиане подвергались гонениям и преследованиям, уничтожались на арене
античных цирков подобно диким животным и претерпевали другие мучительные казни от
меча, веревки, креста, воды и огня римлян. Но в период упадка империи, уже в начале
четвертого века, при императоре Константине Великом (285-337; император с 306 г.;
перенес в 324 г. столицу империи из Рима на побережье малоазийского полуострова, в
Византий, который позже был переименован в Константинополь, а ныне называется
Стамбулом; восточная, византийская, православная церковь причислила Константина к
лику святых) христианство получило государственную поддержку. В 2013 году
христианский мир отметил 1700-летие Медиоланского (Миланского) эдикта 313 года,
изданного Константином, который провозгласил веротерпимость государства по отношению
к христианской религии и сделал ее равноправной среди традиционных языческих религий
империи. Константин передавал христианским церквам земли, имущество и гарантировал им
особые привилегии. Под его управлением в 325 году в Никее состоялся первый Вселенский
собор христианских церквей, который утвердил первую редакцию православного символа
веры и, осудив арианство, “ошибочно” ставившее Христа ниже Бога-отца, начал
непримиримую борьбу с ересями (от греч. hairesis особое вероучение).

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

119

Уже к концу 4-го века, при императоре Феодосии I (346-395) христиане из
преследуемых превратились в преследователей адептов языческих культов. В 380 году
Феодосий провозгласил христианство господствующей религией империи, в 391 году
запретил все языческие культы и ереси, а в 394 году - языческие олимпийские, дельфийские,
истмийские и другие спортивные и культурные состязания и праздники (еще в 380 г. на
Лаодикийском соборе светские зрелища были осуждены церковью как “безбожная
мерзость”). Христиане сполна, по принципу “око за око, зуб за зуб”, отомстили прежним
своим языческим хулителям и гонителям, дотла сокрушив их древний и величественный
культовый мир. Они разрушили огромное количество языческих храмов и уничтожили
тысячи прекрасных образцов античной культуры: стадионы, библиотеки, скульптуры богов и
героев, картины, фрески и рукописи древних языческих ученых и мыслителей. Так,
например, в 391 г. христиане разгромили храм Аполлона в Дельфах и храм Сераписа в
Александрии, а также сожгли большую часть рукописей Александрийской библиотеки крупнейшего в древности (до 700 тыс. томов) хранилища рукописных философских,
научных и религиозных книг.
В 415 г. н.э. христианскими фанатиками по наущению архиепископа Александрии
Кирилла (позднее он был возведен церковью в ранг святого) была убита Гипатия (Ипатия) женщина-ученый, математик, астроном и философ-неоплатоник, последний руководитель
александрийского Мусейона (храма муз и наук). С нее, с живой, фанатики, ослепленные
ненавистью к просвещенным, здравомыслящим людям, содрали кожу острыми морскими
раковинами. Эта женщина стала в истории науки символом борьбы со слепой религиозной
верой, невежеством и насилием христианства по отношению к другим верованиям и к самой
науке. Она стала для набирающего силу христианства одной из первых, но далеко не
последних его жертв среди ученых и свободомыслящих людей. Позднее, уже в средние века
христианская католическая церковь создала для борьбы с ересями, инакомыслием и
атеизмом специальный судебно-следственный орган - инквизицию (от лат. inquisitio
расследование). Начало ей положил в 1183 г. веронский церковный консилиум,
провозгласивший в целях “чистоты доктрины и обычаев” судебное преследование
еретиков, включая их официальное наказание за ересь путем сжигания на костре. Это
решение было подтверждено папой Иннокентием III в 1215 году на четвертом Латеранском
соборе в Риме, а в 1224 году - синодом в Тулузе. Позже аналогичные решения были приняты
в феодально-раздробленной Европе и другими многочисленными духовными и светскими
властями. В 1231 году инквизиция была передана папой Григорием IX в введение
нищенствующего доминиканского ордена, созданного в Испании в 1216 г. специально для
борьбы с еретиками (доминиканцы, или братья-проповедники, называли себя “псами
господа”, разыскивающими и наказывающими еретиков). В 1245 г. на лионском церковном
соборе были одобрены все методы инквизиции, особенно применение к еретикам жестоких
пыток и смертной казни. За семь веков деятельности инквизиции на ее кострах в
европейских и других странах (включая испанские и португальские колонии в Латинской
Америке) было заживо сожжено
великое множество людей: ученых, мыслителей,
общественных и церковных деятелей, “колдунов” и “ведьм”, еретиков и простых людей,
подпавших под подозрение “псов господних” или местных религиозных доносчиков из-за
своих неординарных мыслей, поступков, образа жизни или даже особенностей своей
внешности (см. Григулевич И.Р. “Инквизиция”, Хуан Антонио Льоренте “История
испанской инквизиции”, Г.Ч.Ли “История инквизиции в средние века”, С.Г.Лозинский
“История инквизиции в Испании”).
Так, в частности, жертвами христианского насилия стали ректор Карлова
университета в Праге Ян Гус, обличавший злоупотребления и моральное разложение
духовенства (сожжен в 1415г.), его сподвижник, чешский ученый Иероним Пражский
(сожжен в 1416г.), испанский мыслитель и врач Мигель Сервет, открывший в человеческом
организме малый круг кровообращения (сожжен в 1553г.), итальянский мыслитель
Джордано Бруно, развивавший идеи Николы Кузанского и Николая Коперника о

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

120

негеоцентрической вселенной (после 8 лет тюрьмы и пыток с требованиями отречься от
своих убеждений сожжен в Риме на площади Цветов в 1600 г.), итальянский философ
Джулио Ванини, последователь Джордана Бруно, обвиненный в ереси и атеизме,
утверждавший, что “бог - выдумка попов, желающих держать в рабстве простой народ”
(сожжен в Тулузе в 1619 г. вместе со своей книгой “Об удивительных тайнах природы царицы и богини смертных”), белорусский мыслитель Казимир Лышчинский, написавший
книгу ”О несуществовании бога” и открыто защищавший свои атеистические взгляды
(обезглавлен и сожжен в 1689 г., а прах его развеян выстрелом из пушки - ”чтобы духа не
было”), и многие другие просвещенные люди. Церковь уничтожала не только ученых, но и
их труды, которые горели на кострах точно так же, как и их творцы. В 1559 г. папой Павлом
IV был создан “Индекс запрещенных книг” - перечень сочинений, запрещенных церковью
для издания, продажи и чтения верующими под страхом смерти или, в лучшем случае,
отлучения от церкви. Этот перечень действовал до 1966 года, т.е. свыше 400 лет,
переиздавался более 40 раз (последний - в 1955 году) и содержал свыше 20 тыс. названий
книг, среди которых были лучшие произведения человеческой мысли.
По разным источникам общее число всех жертв христианской инквизиции по всем
странам и за все “инквизиционное время” оценивается в количестве от нескольких сотен
тысяч до 9-12 млн. человек. Такая значительная разбежка оценок связана с тем, что большая
часть местных архивов инквизиции была со временем уничтожена ее сторонниками (с целью
скрыть следы преступлений) или погибла при стихийных бедствиях (пожарах) и
религиозных войнах, а также с тем, что многие документы инквизиции до сих пор надежно
скрыты в подвалах Ватикана. Поэтому исследователям часто приходится опираться в своих
выводах не на первоисточники, а на вторичные документы и различную другую, менее
достоверную литературу (видимо, историкам еще предстоит найти, проанализировать и
систематизировать в более полной мере всю информацию о деятельности средневековой
инквизиции). Но и без этого вполне ясна античеловеческая, безумная, преступная, садистская,
темная и мерзкая сущность той религиозной организации, которая была создана церковью
якобы для защиты “чистоты веры” и духовных “христианских ценностей”. Удивительно, но
и сегодня находятся церковники и их слуги, которые готовы обелить злодеяния инквизиции,
ссылаясь на врожденную греховность людей (нарушение библейскими прародителями
человечества, Адамом и Евой, “божественных” заповедей) и необходимость их сурового
церковно-светского наказания за это.
Церковь никогда не прощала речей, направленных против ее догматов - тех столпов,
на которых держится все ее мирское могущество. Насаждаемые веками религиозные догмы
лишали людей способности здраво мыслить и делали их послушными воле церковных и
светских правителей. Именно поэтому первыми и главными противниками церкви всегда
были ученые, часто платившие в религиозном обществе свободой и самой жизнью за свое
право сомневаться и искать истину. Основоположник современного экспериментального
метода научного познания великий Галилио Галилей (1564-1642), поддерживавший учение
Коперника, которое церковь запоздало расценила как противное священному писанию, был
на склоне лет, больным и почти слепым заключен в тюрьму инквизиции, где подвергся
допросам и под страхом пытки был вынужден отречься от своих взглядов, изложенных в его
книге ”Диалог о двух важнейших системах Птолемея и Коперника”, изданной во
Флоренции в 1632 г. Вот начальный текст отречения: ”Отрицаю, презираю и проклинаю от
чистого сердца и с неизмеримым убеждением все названные заблуждения и ереси, а равно и
все другие противные святой Церкви заблуждения и еретические секты…”. Так выглядит в
чистом виде духовный гнет религии над совестью, честью и честностью ученого.
Церковь преследовала и уничтожала не только ученых, но и простых людей, на
которые другие завистливые и невежественные люди писали религиозные доносы. Один из
бесконечного перечня примеров - латышская “ведьма” Катрина, сожженная в 1689 г. в
Ливонии (современная Латвия) на берегу Даугавы. Она была красивой сельской девушкой, в
руках которой спорились все дела, но ее привлекательность и работоспособность порождали

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

121

зависть: окрестные жены жаловались на то, что она “привораживает” к себе взоры всех
мужчин. Катрина была по доносу недоброжелателей схвачена служками церкви и в процессе
пыток созналась “во всем”, включая колдовство, после чего ее сожгли. Так она стала еще
одной, очередной жертвой безграмотного, завистливого и жаждущего религиозного насилия
христианского общества. Заметим, что религиозная Европа считала Ливонию классической
страной ведьм и колдунов, где их так много, как нигде в мире. Поэтому здесь часто
проходили большие процессы над ведьмами, оборотнями и колдунами (например, после
одного из них на костер было оправлено сразу 24 человека).
И все же пальму первенства в расправе с еретиками и ведьмами следует, видимо,
отдать в Европе не Ливонии, а Испании во времена 40-летнего правления Филиппа Второго
(1527-1598), который фанатически преследовал одну цель - торжество католицизма и
беспощадное истребление еретиков. При нем испанская инквизиция превратилась в часть
государственного аппарата. Во славу церкви за время власти Филиппа было устроено более
ста аутодафе (от порт. auto-de-fe акт веры) - позорных публичных шествий и
издевательств над людьми, в конце которых сжигали на кострах иногда сразу по 80-90
человек (первое аутодафе состоялось в Испании в 1507 г., а последнее - в 1826 г.).
Разветвленная система религиозного шпионажа охватывала всю страну. Ложные доносы и
стремление инквизиции обогатиться за счет имущества казненных увеличивали число ее
жертв, причем в целях наживы людей за несоблюдение религиозных обрядов тысячами
продавали в рабство. Понимая всю грязную подоплеку своих судилищ, церковь стремилась
от них же и отстраниться, передавая своих жертв (после изощренных пыток и допросов) для
расправы светской власти с “невинной” формулировкой: “для наказания без пролития
крови”. Церковники всегда лицемерно заявляли: “Церковь не испытывает жажды крови”.
Говоря современным языком, церковь была заказчиком, а светская власть исполнителем
религиозных казней. Общее для католицизма и православия “гуманное” требование церкви
избежать кровопролития при казни своих жертв светская власть осуществляла за счет
процессов сожжения, повешения, утопления и закапывания людей заживо в землю или их
замуровывания в толстые стены замков, церквей и монастырей.
Поиск ведьм и колдунов был поставлен церковью на поток (первые церковные законы
против ведьм были приняты еще в Париже в 859 году) и представлял собой в истории
человечества одну из самых его позорных и трагических страниц. Были разработаны
соответствующие церковные пособия для такой работы, в частности, известный ”Молот
ведьм” (издан в 1486 г. двумя монахами-инквизиторами, переиздавался в разных странах 28
раз!), который до 18-го века являлся главным источником сведений по ведовству,
колдовству, магии и борьбе с ними. Это пособие содержало смесь церковного права,
религиозного мракобесия, основанного на идее борьбы бога и дьявола в душе человека, а
также ненависти к людям в целом и к женщинам в особенности. Впрочем, еще во втором
веке известный богослов Ириней, автор сочинения ”Пять книг против ересей”, пытался
установить первые “правовые отношения” между богом и дьяволом, которым, якобы,
одержимы все неугодные церкви люди (страстью плодить безумные, фантастические
домыслы и применять их в своей повседневной религиозной деятельности христианская
церковь отличалась с первых шагов своего существования). Введение понятия дьявола в
церковную догматику стало сильным религиозным оружием, позволившим выявлять,
клеймить и уничтожать всех еретиков и противников церкви во многих странах мира (в 1542
г. папа Павел III создал Священную канцелярию - высший апостольский трибунал для борьбы
с ересями уже не в отдельных европейски странах, а по всему миру).
Но христианская церковь в своей почти двухтысячелетней истории не ограничилась
выяснением отношений только между верующими и еретиками или атеистами. Она заняла
непримиримую позицию в отношении других мировых и этнических религий, включая
ислам и иудаизм (например, в 1492г. по инициативе главного инквизитора Испании
Торквемады частью были уничтожены, а частью изгнаны из страны все правоверные
евреи). Только крестовые походы на Ближний Восток в 11-13 вв., организованные

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

122

католической церковью под лозунгом освобождения Гроба Господня и Святой земли от
неверных (мусульман), унесли сотни тысяч молодых жизней с обеих сторон. Еще больше
людей погибло в религиозных войнах, происходивших в средневековой Европе между двумя
ветвями христианских верований - католиками и протестантами. Только за одну ночь 24
августа 1572 г. (Варфоломеевскую ночь) в Париже и в ближайшие к ней дни в других
городах Франции, католиками были умерщвлены десятки тысяч гугенотов (адептов
кальвинизма).
Некоторые современные защитники христианства полагают, что преступления церкви
против человечности лежат только на совести католицизма и не относятся к другим ветвям
христианства, в частности, к православию. На самом деле это не так: кровь невинных жертв
религиозного насилия и безумия лежит на христианах всех направлений и сект, включая
православие. У всех них едины корни, едины главные религиозные догмы и едины методы
порабощения сознания и жизни людей. В случае православия достаточно вспомнить, каким
репрессиям со стороны княжеской и религиозной власти, начиная с 988 г., сопровождалось
его введение на языческой Руси: людей силой загоняли в реки креститься, языческие капища
и идолы уничтожали, а непокорных язычников казнили на месте без суда и следствия.
Древние русские летописи полны упоминаний о сожжении язычников, ведьм и
инакомыслящих (см. Шацкий Е.О. “Русская православная церковь и сожжения”, Грекулов
Е.Ф. “Православная инквизиция в России”). Так, например, в 1227 г. в Новгороде христиане
сожгли четырех волхвов (волхвы - служители дохристианских культов, чародеи, маги,
мудрецы, звездочеты). В 1411 г. христианами Пскова были сожжены 12 колдуний по
подозрению в том, что они, якобы, наслали на город мор (эпидемию чумы). В 1444 г. по
указке церкви была сожжена в Можайске “за волшебство” боярыня Мария Мамонова. В
1490 г. новгородский архиепископ Геннадий велел сжечь на головах нескольких еретиков
берестяные шлемы. Двое из наказанных сошли с ума и умерли (сам архиепископ
впоследствии был причислен церковью к лику святых). В 1504 г. церковный собор
приговорил к сожжению несколько десятков “жидовствующих”, т.е. исповедующих иудаизм,
еретиков. В августе 1575 г. в Новгороде было сожжено 15 ведьм. В 1666-1667 гг. на
церковном соборе был осужден глава старообрядчества и идеолог раскола в РПЦ (Русской
Православной Церкви), писатель Аввакум Петров, а его сторонники были прокляты (преданы
анафеме). После этого он провел 15 лет в земляной тюрьме, а в 1682 г. был сожжен в срубе
вместе с тремя своими сотоварищами (сожжение не на костре, а в деревянном срубе было
для РПЦ излюбленным способом казни своих жертв). До этого в 1675 г. была уморена
голодом в земляной тюрьме сподвижница Аввакума боярыня Морозова. Преследования и
казни старообрядцев и раскольников продолжались РПЦ на протяжении трех веков (в общей
сложности было сожжено несколько тысяч староверов). Только в 1971 г. собор РПЦ снял
со старообрядцев проклятие и признал законность их культовых обрядов.
Во времена господства христианства на Руси и в Европе действовал один метод
борьбы с инакомыслящими и инаковерующими - сыск, доносы, пытки, конфискация
имущества и смертная казнь. Если у католиков орудием насилия выступал, прежде всего,
специализированный церковный суд - инквизиция, то у православных такую деятельность
осуществляли Патриарший суд, суды епархиальных архиереев, Приказ духовных дел, Приказ
инквизиционных дел, Раскольническая контора и другие церковные организации. В новое и
в новейшее время РПЦ осталась верна себе, продолжая натравливать своих верующих
фанатиков на неугодных церкви людей. Достаточно вспомнить черносотенные,
антиеврейские погромы на западе Российской империи в конце 19-го - начале 20-го веков и
анафемы на великих просветителей, включая Льва Толстого (1901 г.). Вся мировая история
учит тому, что главным способом насаждения и распространения религии в обществе у
христианства (да и не только у него) всегда было принуждение и насилие. Христианство
никогда не удовлетворялось тем, что только какая-то часть общества его принимала, а другая
отвергала. Оно всегда стремилось подчинить своей власти общество целиком, уподобляясь в
этом отношении любой иной тоталитарной системе или секте. Существование в

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

123

теократическом обществе пусть немногих, но здравомыслящих людей, всегда приводило
церковников в ярость и бешенство. Их религиозное невежество и безумие в зеркале разума
просвещенных людей всегда видело свое истинное, звериное отражение и не могло с этим
смириться. Ответ церковников на суд разума был один - разбить зеркало, запугать или
уничтожить носителей разума!

Мысли великих людей о религии
Тягостны, но в то же время очень поучительны вышеприведенные уроки истории для
тех, кто не хочет их повторения. Любая религия, когда она из частного мироощущения
превращается в государственную идеологию, становится разрушительной силой, способной
уничтожить свободу и счастье большинства людей, остановить прогрессивное развитие
общества. Тоталитарная религия (христианство, ислам) несовместима со свободой мысли и
слова, со свободой совести. Именно поэтому на протяжении всей истории человечества
наиболее передовые мыслители и ученые были непримиримы к религиозному мракобесию и
духовному насилию над сознанием людей. Вот всего лишь некоторые из их высказываний на
этот счет.
К.Маркс: "Религия есть опиум народа.. Религия есть самосознание и
самочувствование человека, который или еще не обрел себя, или уже снова себя потерял", К.
Лыщинский: "Учение, будь то логическое или философское, которое кичится тем, что оно
учит истине о боге, ложно", Д.Менделеев: "Суеверие есть уверенность, на знании не
основанная. Наука борется с суевериями, как свет с потемками", Л.Н.Толстой:
"Духовенство и сознательно и преимущественно бессознательно старается для своей
выгоды держать народ в диком суеверии. Церковь, все это слово, есть название обмана,
посредством которого одни люди хотят властвовать над другими. И другой нет и не
может быть церкви", Л.Фейербах: "Со всякой религией связано суеверие; суеверие же
способно ко всякой жестокости и бесчеловечности… Чем ограниченнее кругозор человека,
тем меньше он знаком с историей, природой и философией, тем искреннее его
привязанность к религии", И.Гете: "Природа - творец всех творцов… Вера не начало, а
конец всякой мудрости…Вся история церкви - смесь заблуждения и насилия", В.Белинский:
"В словах бог и религия вижу тьму, мрак, цепи и кнут".
Вольтер: "Величайшие распри производят меньше преступлений, чем религиозный
фанатизм", Гельвеций: "Всякий религиозный догмат - это зародыш преступлений и
раздоров между людьми…Чему учит нас история религий? Что они повсюду раздували
пламя нетерпимости, устилали равнины трупами, поили землю кровью, сжигали города,
опустошали государства; но они никогда не делали людей лучшими", Гольбах: "Невежество
- первая предпосылка веры, и поэтому церковь так высоко ее ценит… Долой разум! - вот
основа религии … Евангелие действительно принесло "не мир, но меч". От апостолов и до
нашего времени христианский мир раздирается ненавистью, преследованиями и яростью",
Дидро: "Истинная религия должна была бы быть вечной, всеобщей и очевидной; но нет ни
одной религии с тремя этими признаками. Тем самым трижды доказана ложность
всех…Нет такого уголка в мире, где различие в религиозных воззрениях не орошало бы
землю кровью".
Лукреций: "На сколько страшных злодейств толкнула людей религия!",
Луначарский: "Верят там, где не могут знать", Мелье: "Слепая вера, лежащая в основе
всех религий, - источник заблуждений, иллюзии и шарлатанства", Монтень: "Люди ничему
так твердо не верят, как тому, о чем они меньше всего знают, и никто не выступает с
такой самоуверенностью, как сочинители всяких басен - например, астрологи,
предсказатели, хироманты", Спиноза: "Страх есть причина, благодаря которой суеверие
возникает, сохраняется и поддерживается", Е.Ярославский: "Некоторые думают, что
религия объединяет людей. Религия на самом деле разделяет людей. Религия являлась и
является источником целого ряда войн", И.Дицген: "Историческое развитие религии
состоит в ее постепенном исчезновении".

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

124

Современная экспансия религии
Тяжелый, кровавый опыт средневековья не прошел для Европы даром: на ее
просторах вместо религиозных государств, в которых церковь была слита с государственной
властью, возникли современные светские государства (согласно словарю русского языка
Ожегова, не церковные, мирские, гражданские, т.е. не управляемые церковью и другими
религиозными организациями), по конституции которых церковь была отделена от
государства, став всего лишь одной из организаций гражданского общества. В светских
государствах основой воспитания и образования граждан являются светские школы,
свободные от влияния и вмешательства церкви (эти школы отличаются от
конфессиональных школ, находящихся на содержании и под контролем церкви).
Образование в светских школах базируется на системе естественных, технических и
гуманитарных наук. Поэтому, по существу, в основе любого истинно светского государства,
его школ и институтов явно или неявно лежит научный атеизм!
В России переход к светской форме государства был осуществлен в 1918 г. с
принятием “Декрета о свободе совести, церковных и религиозных обществах”. Декрет
установил, что ”1. Церковь отделяется от государства… 3. Каждый гражданин может
исповедывать любую религию или не исповедывать никакой. Всякие праволишения,
связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры,
отменяются. Примечание. Из всех официальных актов всякое указание на религиозную
принадлежность и непринадлежность граждан устраняется… 4. Действия
государственных и иных публично-правовых общественных установлений не
сопровождается никакими религиозными обрядами или церемониями. 5.
Свободное
исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают
общественного порядка и не сопровождаются посягательством на права граждан…”.
Прекрасное постановление, под которым готов и сегодня подписаться каждый
здравомыслящий человек.
Но большевики в этом и в последующих делах отошли от своих благих намерений.
Начались гонения на церковь и верующих, люди уничтожались, ссылались, а церковное
имущество и земли экспроприировалось в пользу рабоче-крестьянского государства.
Церковь потеряла многовековую власть в обществе и в очередной раз стала преследуемой.
Государственной идеологией советской страны стал социализм и идея классовой борьбы, а
на место религии силовым порядком был установлен ее непримиримый противник - атеизм.
Фактически граждане страны на протяжении существования советского государства были
лишены свободы совести, свободы вероисповедания, свободы мысли и слова (против
инакомыслящих советская власть в лице коммунистической партии и ее организаций вела
беспощадную борьбу: наказанием “за антисоветскую пропаганду и деятельность” была
тюрьма и расстрел). И только с распадом СССР на независимые государства в девяностых
годах 20-го столетия началось истинное возрождение утраченных в тоталитарном
государстве духовных прав и свобод.
Сам по себе процесс возрождения религиозного сознания граждан не представляет
опасности, если он только не сопровождается тем насилием, к которому церковь привыкла за
сотни лет своей власти над умами людей. Главная опасность кроется в том, что религиозный
маятник может качнуться так далеко, что у большой группы воцерковленных граждан
появится соблазн превратить новые светские государства в религиозные, вновь соединив
церковь и государственную власть. И такие признаки уже налицо, начиная, в частности, с
отношения к православной церкви первых лиц государства, которые, будучи в прошлом
коммунистами и атеистами, ныне публично, под пристальным оком телекамер
демонстрируют свою приверженность господствующей в обществе религии, посещая
церковные богослужения, ставя богу свечки, целуя кресты и иконы. Неужели так быстро
сменили свои убеждения? Видимо, как раньше они были псевдоатеистами, так и ныне стали
псевдоправославными. У здравомыслящих людей такая метаморфоза первых лиц

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

125

государства ничего иного не может вызвать, кроме, мягко говоря, сочувствия и недоумения.
Но в поведении правящей элиты уже усматриваются ее далеко идущие планы по
привлечению церкви к процессам управления обществом и государством.
Церкви предоставляются государственные субсидии на строительство храмов и иную
религиозную деятельность, возвращаются конфискованные революцией земли и культовые
сооружения (в России за последние 15 лет в собственность РПЦ были переданы сотни
храмов), имущество религиозного назначения. По состоянию на 2009 г. в РПЦ действовало
234 мужских и 244 женских монастырей, 16 тысяч приходов (по данным 2013 года - уже 25
тыс. храмов) и 4696 воскресных школ (помимо РПЦ в России имеются 220 католических
приходов, более 4 тысяч мечетей и около 70 синагог). Государством планируется передача
церкви ее земель из бессрочного пользования в собственность, что превращает РПЦ в
крупнейшего, а с учетом стоимости каждого участка и сооружений на нем, и в богатейшего
собственника страны, в нового олигарха (впрочем, еще в царской России, до революции, РПЦ
была крупнейшим землевладельцем, эксплуатируя на своих землях свыше одного миллиона
крестьян). Церковь все активнее вторгается во все процессы жизни государства и общества,
предлагая собственные модели будущего страны, и воздействуя на обучение и воспитание
граждан не только через конфессиональные, но и светские школы (уже сегодня в начальных
классах некоторые педагоги начинают внушать детям мысль о том, что люди созданы
богом и должны ему поклоняться).
В программы светских школ под давлением церкви включаются религиозные
предметы, например, ”Православная культура”, и все чаще раздаются голоса с требованием
исключить из школьных программ преподавание эволюционной теории Дарвина,
подрывающей основную догму церкви о божественном происхождении человека.
Инспирируются на эту тему, как и два века назад, местные судебные ”обезьяньи” процессы
по искам верующих родителей, обеспокоенных ”безбожным воспитанием детей в школе”.
Все государственные средства массовой информации, включая телевидение, газеты и
журналы, пронизаны пропагандой титульной религии и блокируют любую атеистическую
пропаганду. Религия начинает навязываться гражданам так же, как это происходило
постоянно на протяжении всей истории христианства. Один из примеров тому - посещение в
марте 2010 г. патриархом Кириллом Московского инженерно-физического института
(МИФИ). По приказу ректора МИФИ и вопреки массовому возмущению студентов в
институтском дворике был демонтирован памятник студенту, а на его место водружен крест,
который и приехал освятить патриарх. Пресса сообщила, что отвечая на вопрос о том, носит
ли темная энергия демонический характер, патриарх призвал физиков “не бояться черных
дыр и антиэнергий...Их нужно изучать …с благоговением и смирением”. Ректор МИФИ
вручил иерарху диплом и мантию почетного доктора наук. Что ж, если такое происходит в
центре российской науки, то возврат в средневековье не за горами. Со всеми вытекающими
из этого последствиями.
Еще один яркий пример церковной экспансии в современном светском обществе - это
”слет” 20 января 2009 г. депутатов Госдумы, руководителей партии власти и религиозных
представителей фонда ”Русский предприниматель” на территории Даниловского монастыря.
Ими создан документ ”Инициатива ”Декалог-XXI” и проблемы нравственного возрождения
российского общества”. Первый тезис этого документа, озаглавленный как заповедь ”Аз
есмь Господь Бог твой; да не будут тебе боги иные, разве Мене”, провозглашает:
”Этические принципы, базирующиеся на духовных ценностях традиционных религий РФ,
являются нравственным фундаментом российского общества. Отказ от них может
завести российскую цивилизацию в тупик, станет причиной тяжелейшего нравственного и
политического кризиса ”. Что ж, пугать людей ужасами апокалипсиса - главный и
традиционный прием христианской церкви. Как коммунизм призывал людей терпеть
настоящее ради ”светлого будущего”, так и церковь призывает к тому же, но только ради
”загробного рая”. “Свято место пусто не бывает” - и вот освободившееся место
коммунистической идеологии в спешном порядке занимает христианская догматика. Более

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

126

того, в 2013 году российское государство издает закон о защите чувств верующих, который
фактически запрещает всякую критику религии со стороны просвещенных людей,
философов, ученых, так как такая критика может рассматриваться как “оскорбление
верующих”. Церковь, несмотря на всю пронизанную безумием и кровью свою историю,
вновь и вновь присваивает себе право определять ”истинные ценности” в обществе и быть
судьей нравственности граждан. Нынешней правящей элите России (да и не только России)
такая смена идеологий кажется перспективной. Но так ли это в действительности?

Зачем человеку религия?
Тот факт, что в начале третьего тысячелетия подавляющая часть жителей планеты
относит себя к верующим в бога (богов, духов, мировой разум, другие сверхъестественные
силы) заставляет еще раз попытаться понять причины этого. Многие постсоветские
исследователи, следуя марксистско-ленинской идеологии, чаще всего причину этого
связывают с экономическим состоянием общества. Да, безусловно, экономика, бытие влияют
на сознание, и в богатом обществе, как правило, атеистов больше, чем в бедном. Но, что
интересно, и это показывают различные исследования, незначительно больше: львиная часть
населения и в богатом обществе остается религиозной. В чем же дело? Оказывается, что на
религиозность людей влияют не только экономические условия их жизни, но и нечто другое:
то, что до этого философы-марксисты не хотели замечать. Несомненно, что одной из первых
и важнейших причин религиозности является страх любого человека перед неизвестным
будущим с его возможными болезнями и несчастьями, неизбежной смертью. Сразу же встает
вопрос о смысле жизни, находящейся всего-то между двумя ”ничто”: небытием до рождения
и небытием после смерти. Человек, несмотря на присвоенное им самим себе звание
”Покорителя природы”, по сравнению с силами космоса и окружающего мира всегда был,
есть и будет слаб и ничтожен. Болезни, силы природных (ураганы, землетрясения,
извержения вулканов, наводнения и т.п.) и искусственных (техногенные аварии и
катастрофы) стихий доказывают эту непреложную истину ежесекундно всем и вся.
Ежегодно из жизни по различным причинам уходит около 1,5% населения планеты, т.е.
почти 100 млн. людей (каждую секунду 3 человека). Все это вселяет в душу индивида ужас и
заставляет человека задавать риторическую триаду вопросов: за что? почему? как
спастись?
Вторая, и не менее важная причина, - ограниченность человеческого знания. Мы
живем в мире, который до конца не знаем и не понимаем (хотя и стремимся узнать и
понять с помощью науки!), который дает нам не только радость и счастье, но и представляет
угрозу для нашей жизни и благополучия. Мы не знаем себя, не знаем, по существу, всего
своего прошлого и не можем правильно оценить свое будущее. Мы не знаем, как нам
правильно жить в настоящем, как достичь счастья и избежать невзгод и, более того, даже
если мы что-то и знаем, то мы зачастую пытаемся жить по чувствам и инстинктам, вопреки
своим знаниям и своему разуму. Человечество накопило колоссальный опыт в решении всех
этих проблем, но кто из нас пытается применить этот опыт к себе, кто способен львиную
долю своей жизни посвятить вопросам истинного, но многотрудного познания мира и себя,
своих возможностей и способностей? Лишь немногие. Мы все стремимся жадно хватать
доступные сегодня радости жизни, избегая по возможности сопутствующих им страданий и
не задумываясь о том, что своими ежедневными случайными действиями мы разрушаем себя
и свое будущее, мир, в котором живем и в котором предстоит жить нашим потомкам.
Воистину, живем по-христиански, одним днем и под королевским девизом: ”После нас хоть
потоп!”. И только тогда, когда теряем из-за своей жадности, лености и невежества все, что
имеем, мы начинаем повторять все ту же банальную триаду вопросов.
Третья, и не менее важная причина, заключается в том, что мы все являемся рабами
своих жизненных материальных потребностей. Нам надо пить, есть, иметь крышу над
головой, одеваться, получать удовольствия и т.п. И для того, чтобы все это иметь, нам
приходится приспосабливаться к окружающему обществу и правилам общего жития. Нам

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

127

приходится ради удовлетворения своего материального душить те свои духовные
потребности, которые направлены на развитие и совершенствование личности: инстинкты
свободы, познания и гармонии. Ради похлебки и других материальных благ мы готовы
отказаться и от свободы, и от познания, и от гармонии как высшего выражения счастья главных человеческих устремлений и достоинств. Но когда наша сытая жизнь начинает
клониться к закату, и мы прощальным взглядом охватываем ее главную ценность - время,
которое уже безвозвратно ушло, то опять начинаем задавать себе все те же риторические
вопросы.
“За что?” – ”За грехи”, “Почему?” – ”Так угодно богу”, “Как спастись?” – ”Верить
в бога и в загробную жизнь”. Религия во всех случаях услужливо предлагает удобные и
примитивные, доступные для любого уровня понимания ответы: бог вас создал по своему
образу и подобию, вы его творение - ”божья тварь”, без его воли не один волос не упадет с
вашей головы, он отвечает за вас, он обеспечит вам вечную жизнь в раю, но только после
вашей смерти в материальном мире, и то при условии, что вы будете его почитать и славить
при жизни, выполнять религиозные заповеди и нести в церковь свои материальные
подношения. И эти религиозные установки срабатывают в течение тысячелетий. Очень
удобная позиция для человека: я ни за что при жизни не отвечаю, все определяется не моей
волей, а богом (“так угодно богу”). Поскольку бога никто не видел и не знает (и не может
знать, так как реальный мир свободен от бога - выдумки человеческого сознания!), то его
можно трактовать как угодно (и церковь безоговорочно присвоила себе такое право), а также
на него можно смело валить все свои грехи и преступления. В крайнем случае, покайся в
грехах (а то, как это было в средневековье, откупись, заплатив за папскую буллу с
отпущением грехов или сделав богатое подношение церкви!) и принимайся за старое. Что ж,
каждый получает то, во что он верит и что он заслуживает. Религиозная вера
настолько поработила сознание людей, что вопрос о каких-то сомнениях в ней для них
нелеп. Как сказал один верующий, футбольный тренер: ”Самая главная дурость - думать,
что бога нет”. Но не следует забывать и то, что у каждого верующего свой собственный бог,
иначе не было бы в мире столько религиозных направлений и сект. Нацисты, уничтожая
народы, также верили: ”Gott mit Uns” (“Бог с нами”).
Тут кто-то может припомнить: ”А коммунисты-безбожники тоже уничтожали
людей”. Верно. Только следует понять, что большевики и коммунисты никогда не были
настоящими атеистами, способными, подобно Джордано Бруно, взойти на костер за свои
убеждения (доказательство тому - их нынешнее массовое перерождение в верующих). Они
использовали атеизм как средство с одной целью - разрушить старую религию и на ее
обломках возвести здание новой коммунистической религии с культом вождя и лозунгом:
”Кто был ничем тот станет всем” (а тот, кто был всем, соответственно станет
ничем? Но от перемены слагаемых сумма не меняется: чем одни лучше других? Мы уже
увидели тех, кто стали ”всем”, но потом и они обратились в прах). Фактически
большевистский переворот стал новым переделом власти и собственности с очередным
одурачиванием и порабощением собственного народа (а позже и уничтожением лучшей его
части на полях сражений во времена гражданской войны, в ленинско-сталинских
концлагерях во времена индустриализации, в Великой Отечественной войне, при исполнении
“интернационального” долга в зарубежных странах). Виноват ли в этом атеизм? Нет.
Виноваты люди - “твари природы” (твари, которые, нравится нам это теперь или нет, в
далеком прошлом были обезьянами и во многом до сих сохранили в себе обезьяньи качества:
агрессию, жестокость, страх и зависть), охваченные жаждой власти, славы и богатства.
Надо уметь смотреть правде в глаза и не пытаться обелять или возвышать людей их якобы
“божественным” происхождением. Чем ближе в своих объяснениях сущности человека мы
станем к реальности, к природе, тем больше у человечества будет шансов стать когда-то в
будущем действительно обществом Homo Sapiens.
Атеизм - это мировоззрение, которое на протяжении более двух тысячелетий
развивали лучшие умы человечества, которое рождалось в муках борьбы с религиозным

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

128

мракобесием, дурманом, насилием, и которое действительно способно открыть дорогу к
развитию и совершенствованию человеческого рода. В отличие от религии, стоящей на
“вечных” догмах, не подлежащих сомнениям и пересмотру и поэтому блокирующих всякое
духовное развитие человечества, атеизм является единственным способом исследования и
познания вечно движущегося, изменяющегося мира и человека в нем. Атеизм совместно с
материализмом способен привести к пониманию естественных законов мира в целях
разумного следования им и гармоничного существования человечества на Земле и в
Космосе. Научному атеизму, всегда отстаивавшему право на сомнение и поиск истины,
чуждо насилие над личностью: на протяжении столетий он боролся за свободу мысли от
религиозных цепей, допуская в то же время свободу частного вероисповедания. Никто не
может и не должен насильно навязывать атеизм верующим (но в светском государстве, тем
не менее, воспитание и образование должны носить нерелигиозный, светский характер и
подтверждаться соответствующими государственными документами, позволяющими как
атеистам, так и верующим, заниматься квалифицированной общественно полезной
деятельностью). Точно так же никто не может и не должен насильно навязывать свою веру
другому. Мысль можно победить только мыслью, но не мечом и огнем. Вера, не
основанная на знании, слепа, слаба и уязвима. Именно поэтому в мире существует
бесчисленное количество верований, каждое из которых ничем не хуже и не лучше других
(все они являются непродуктивными отходами деятельности человеческого сознания). Веру
нельзя победить другой верой, но только знанием, которое объективно, достоверно и
проверяемо на опыте, т.е. адекватно реальному миру.

Молитва атеиста
Адепты религий считают, что атеисты лишены какой бы то ни было веры и чувств.
Это у них от незнания. В мире неполного научного знания, в котором живет человек, без
веры нельзя: она дополняет наше знание и зовет вперед к поиску нового, более глубокого
знания. Вопрос в том, о какой вере, вере во что, идет речь: в таинственного Бога или в
открытую Природу? Вера в бога не терпит сомнений и отклонений от догматов церкви: шаг
влево, шаг вправо - и ты еретик или атеист со всеми вытекающими из этого последствиями.
Атеистическая вера, наоборот, требует постоянного сомнения в своих основах и постоянной
своей корректировки с учетом новых научных фактов, знаний и опыта. Иначе нельзя
двигаться вперед, иначе нельзя понять законы развивающегося мира и использовать их для
выживания человечества.
Атеисты на алтарь веры ставят не мифическое, непознаваемое существо, именуемое
Богом, а мать и отца всего сущего - Природу, а точнее говоря, Космос, которым человек
рожден, от которого он зависим, но который он, тем не менее, может и должен познавать.
Атеисты - не боги, но и не ”божьи твари”. Они - дети Великого Космоса и, будучи, как и все
люди, смертными, малыми и слабыми, могут искать в своих сомнениях защиты и помощи у
того, кто действительно их создал - у Природы, у Космоса, у Вселенной. Вот одна из молитв
древних атеистов-пантеистов, которые верили, что разумом наделена вся Природа (но мы-то
сегодня знаем, что разум присущ не всей материи без разбора, а только высшим продуктам
ее эволюции - людям и, возможно, их собратьям с других далеких экзопланет бескрайнего
Космоса).
Космос Всемогущий!
Ты - начало и конец всего сущего,
Ты - все и нет ничего вне тебя,
Ты - един, но вечно изменчив и многолик,
Ты - создатель законов и творец мира,
Ты - мать и отец порядка и хаоса,
Ты строишь и разрушаешь,
Ты рождаешь движение и покой,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

129

Ты – и материя, и дух,
Ты – и вещество, и энергия,
Ты – и свет, и тьма,
Ты – и жизнь, и смерть.
Ты - вне добра и зла!
Я – твоя ничтожная частица,
Рожденная тобой через моих родителей.
Спасибо тебе и им, что создали меня
И наделили жаждой жизни и познания!
Дай мне больше силы, знаний и любви,
Чтобы понять мир, созданный тобой,
И через него понять тебя, вседержителя мира.
Дай мне время пройти достойно мой путь,
Совершив то, что должно,
И уйти из мира, не сожалея о сделанном!
Да исполнится воля твоя через меня!
Я буду жить долго и счастливо,
Тело мое будет сильным, воля - крепкой,
Дух - могучим, мысль - ясной, а сердце открытым.
Я преодолею все трудности,
Сделаю задуманное, познаю тайное
И отдам другим, то, что сделано и познано,
Ибо, что отдал – то твое!
Я ничтожен, но сила моя в единстве с тобой,
Направь меня по верному пути
И дай мне силы его преодолеть!
Я сделаю, что должно,
И пусть будет, что будет!
Многие здравомыслящие люди, включая ученых, вероятно, готовы присоединиться к
этой молитве древнего исследователя-атеиста.

Зачем государству религия?
Из вышесказанного уже ясно, что религия рассматривается государственной властью
как эффективное средство управления сознанием и поведением граждан. Чтобы государство
было прочно и монолитно, требуется какая-то объединяющая всех граждан идея. Идея,
способная увлечь за собой и, возможно, обеспечить многолетнее процветание государства.
Так, например, в Древнем Египте такой идеей стало строительство пирамид, в Древней
Британии - строительство Стонхенджа, в средневековой Европе - идея крестовых походов, в
нацистской Германии - идея утверждения превосходства арийской расы, в советском
государстве - идея строительства коммунизма и т.п. С распадом СССР рухнула
основополагающая идея, возник идеологический вакуум. Чем его заполнить? И вот от
бедности государственных умов возрождаются идеи реставрации царской, дворянской и
церковной власти. Государственная власть независимых государств начинает заигрывать с
возрождающейся после большевистского беспредела православной церковью, полагая, что
это - кратчайший путь к национальной идее, объединению граждан и процветанию
государства. Но насколько правилен такой выбор?
Действительно ли церковь способна сплотить всех людей в государстве? Россия, как
и Беларусь или Украина, - не унитарное, а многоконфессиональное государство. Сколько
различных церквей и религиозных сект - столько и вер, каждая из которых претендует на
свою уникальность, истинность и непогрешимость. Так как, по определению, вера слепа, не
требует рациональных доказательств и научной проверки на истинность (это и невозможно

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

130

сделать, так как отсутствует сама реальность, с которой можно было бы сравнить
человеческие домыслы: бог есть ничто и “живет” лишь в человеческом сознании), то она
неминуемо разделяет всех людей на “правоверных” и “неправоверных”, “своих” и “чужих”,
“христиан” и “нехристей” с вытекающими из такого разделения последствиями. Вера
жестоко противопоставляет людей разных конфессий друг другу, подрывая тем самым
идеологическую догму монотеизма о едином боге. Церковная вера, с ведома или без ведома
церковных иерархов, натравливает людей друг на друга по религиозному признаку,
инициируя многие конфликты и ссоры, вплоть до войн "за веру". Она превращает людей в
зомби, позволяя религиозным властителям, а, в случае слияния их с гражданской властью, и
светским правителям, управлять безропотными людьми не по законам разума, не по
справедливости, а по беспределу безумия и невежества. Все это несет людям будущего, как
прежде несло людям прошлого, неисчислимые страдания.
Но может церковь способствует повышению нравственного состояния общества за
счет проповедей ”христианских ценностей”? У христианства было более полторы тысячи
лет, чтобы доказать свою эффективность в деле повышения нравственности человечества. И
что же, эта нравственность повысилась? Выше было показано истинное лицо христианства,
утопившего мир в “бескровных казнях” и насилии на религиозной почве. Правда, мало было
сказано о нравственности самих носителей ”христианских ценностей”. “Не убий” - но они
убивали; “не прелюбодействуй” - но они прелюбодействовали; ”не кради” - но они крали; “не
желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего” - но они желали и того, и
другого, причем в огромных количествах. Может быть все эти претензии далеко в прошлом
и не относятся к сегодняшним иерархам церкви? По всему миру совсем недавно прокатилась
череда скандалов с церковниками-педофилами, гомосексуалистами, развратниками и т.п.
Лицемерно проповедуя благочестие и смирение, церковники в массе сами напрочь лишены
всего этого (ибо они, как бы не прятались за бога, такие же “природные твари”, как и все
другие люди, верующие или атеисты).
И главное, может ли церковь, придя к власти, обеспечить свободу мысли и слова,
свободу совести и вероисповедания, свободу научного поиска? Может религиозные гонения
в мире канули в Лету и не имеют никакого отношения к современности? Но это не так.
Летом 2009 года ООН на очередной своей сессии призвала мировое сообщество защитить
права ведьм и колдунов (не следует забывать, что вера в колдунов и ведьм была и остается
атрибутом религиозного, но никак не атеистического, сознания масс). Достоянием гласности
стали массовые внесудебные казни по религиозным причинам в ряде стран мира, прежде
всего исламские толка, - Иране, Ираке, Филиппинах, в африканских государствах. Так,
только в Танзании жертвами религиозного убийства становятся ежегодно до тысячи
женщин. В Саудовской Аравии по требованиям священнослужителей ортодоксального
ислама властями в 2009 г. создана Комиссия по поощрению добродетели и предупреждению
порока, деятельность которой направлена на борьбу с магией и колдовством, поскольку
жители страны нередко обращаются к гадалкам и ясновидящим для исцеления и прогноза
своего будущего (только в 2012 году служители комиссии арестовали 215 колдунов). В 2013
г. в Индонезии, крупнейшей мусульманской стране мира (из более чем 240 млн. ее жителей
мусульмане составляют около 90%), был приговорен к 30 месяцам тюремного заключения
30-летний индонезиец за организацию в интернете атеистической группы, критику ислама и
публичного утверждение о том, что Бога нет. Власти Западной Суматры обвинили его в
“сознательном распространении информации, разжигающей религиозную ненависть и
вражду”, в том, что он “бросил тень на ислам и вызвал беспокойство в обществе...призывал
к атеизму и богохульству”. Да, религия боится атеистической критики и насмешек “как черт
ладана” и делает все для того, чтобы заставить атеистов, этих безусловных могильщиков
религии, замолчать (к этому направлен и вышеупомянутый российский закон о защите
чувств верующих). Но, общество, которое хочет выжить и развиваться во все более
усложняющемся и противоречивом мире, должно больше беспокоиться не о борьбе с
атеизмом, а об ограничении религиозной экспансии, уводящей людей в сторону от решения

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

131

их жизненно важных проблем. Свобода религии в светском обществе должна быть всегда
и во всем ограничена свободой атеизма!
В православном мире церковь начинает все активнее вмешиваться в сугубо мирские
дела, “освящая” строительство различных гражданских и военных сооружений (кораблей,
самолетов, электростанций, дворцов спорта, памятников и т.д.), внедряя свои культовые
ритуалы в армию и полицию (в российской армии уже появились даже мобильные полковые
храмы), диктуя ученым, что им следует, а что не следует делать (например, в области
генетических или космических исследований), требуя от властей введения законов,
запрещающих проповедование религиозных истин конкурентными культами и сектами (а
чем, собственно, одна вера лучше другой: все они дурачат людей и поэтому стоят друг
друга!), и т.п. Набирает обороты со стороны церковных монополистов, приватизировавших
право толковать бога и его установления, право управлять сознанием, совестью и жизнью
людей, очередной мировой виток борьбы “за нравственность и чистоту общества”. И это
только начало. К чему все это приведет, если не остановить экспансию религии? Уроки
истории прямо указывают на будущие следствия государственной политики
“ублажения церкви”. Агрессора, зомбирующего людей, надо не ублажать, но ограничить и
дать должный отпор. Иного не дано. Слияние государственной идеологии с церковной
является колоссальным стратегческим просчетом чиновничьей власти, который еще не
единожды аукнется в будущем для многих здравомыслящих людей.
СПРАВКА
Данный очерк опубликован в книге Гуртовцев А.Л. “Думать или верить?
Ода человеческой ослиности” , Минск, УП “Энциклопедикс”, 2015 – 420 с.

Смотрите ниже Приложение

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

132

ПРИЛОЖЕНИЕ

Гуртовцев А.Л., к.т.н., с.н.с.
Что такое светское государство и гарантирует ли
Конституция РФ права и свободы граждан?
Темные пятна в Конституции РФ

Пролог.
О запросе автора в администрацию Правительства РФ
Я, белорусский ученый, обеспокоенный очевидным процессом ползучей
клерикализации России (родины моей матери Гуртовцевой Екатерины Владимировны простой русской учительницы из многодетной крестьянской семьи Стародубского района
Брянской области) и постепенным подчинением, пока еще светской страны, влиянию
религиозной идеологии - бывшей титульной религии Российской империи – православию,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

133

направил в конце октября 2015 г. свой тревожный запрос на эту тему в администрацию
Правительства России.
Я писал, что выбранный курс российской власти на государственную поддержку и
всемерное продвижение в гражданском обществе религиозной идеологии является глубоко
ошибочным и требует пересмотра. В доказательство правильности такой оценки
происходящих событий я приложил к письму свою новую книгу по философии, атеизму и
религии (Гуртовцев А.Л. Думать или верить? Ода человеческой ослиности. – Мн.:
Энциклопедикс, 2015. – 420 с.; ISBN 978-985-7090-64-8; полный авторский, электронный,
допечатный вариант книги бесплатно доступен в интернете на сотнях сайтов).
И вот, менее чем через месяц, по поручению Правительства, от Минкульта РФ (его
Департамента науки и образования) пришел ответ, суть которого выражается фразой:
“Вопросы религиозного самоопределения находятся вне сферы полномочий и функций
государственных органов”.
Оказывается, что все права и свободы граждан “надежно” защищены Конституцией
России, и поэтому атеисты могут спать спокойно. Свободе их мысли и слова никто и
ничто не угрожает, а если в обществе и происходят какие-то процессы религиозной агрессии
и экспансии, то это к деятельности государственных органов не имеет, мол, никакого
отношения и не подлежит государственному регулированию, что следует из
соответствующих статей Конституции РФ.

Итак, что же и как защищает Конституция РФ в религиозной и светской
деятельности граждан и их объединений? Рассмотрим и проанализируем те немногие ее
статьи, которые имеют прямое или косвенное отношение к данной сфере.
Но, прежде чем перейти к рассмотрению непосредственно текстов Конституции,
полезно исследовать происхождение и суть понятия светскости, которое используется в
основном законе страны как базовое при описании гражданских прав и свобод. Свойство
светскости затрагивает смысл таких многих производных понятий, как “светская власть”,
“светское государство”, “светское общество”, “светское образование”, “светское
воспитание”, “светская школа”, “светский образ жизни” и т.п..

Что есть “светскость” и какие свойства она предполагает
в общественных отношениях и структурах государства?
На протяжение почти всей истории человеческой цивилизации (10 тыс. лет до н.э. – 2
тыс. лет н.э.) индивидуальное и общественное сознание людей формировалось и
развивалось под жестким диктатом религиозной идеологии (мифологически-религиозных
представлений, требований, правил и культовых обрядов) и ее элитарных носителей –
ведунов, колдунов, прорицателей, пророков, шаманов и других жрецов религиозных культов,
которые позже, при возникновении государств, стали объединяться в соответствующие
религиозные организации (общества, общины, братства, ордена, миссии и т.п.) и
структуры (храмы, церкви, монастыри, аббатства, епископаты и т.д.).
При первобытнообщинном строе, в государствах рабовладельческого, феодального и
раннего капиталистического типов религиозная власть была неотъемлемой составной частью

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

134

власти родоплеменной верхушки (вождей) или государственной власти (царей, фараонов,
королей, императоров, халифов, князей, герцогов, графов, феодалов, сенатов, городских
советов и т.д.). Чаще всего носителями религиозной и государственной власти были разные
люди и разные организации, хотя иногда эта власть концентрировалась в руках одного
человека – монарха (от греч. monos один + archos власть; Людовик XIV:”Государство –
это Я!”), т.е. единого, абсолютного, одновременно гражданского и религиозного правителя.
Одним из главных атрибутов любой власти, будь это государственная или религиозная,
является концентрация в ее руках больших материальных ресурсов и ценностей, включая
земли, движимое и недвижимое имущество, финансы и т.п. Время от времени между
отдельными носителями власти, в том числе государственной и религиозной (например,
между фараоном и жрецами, королем и Папой или императором и патриархом), возникали
властные конфликты, в ходе которых земли и имущество одной стороны полностью или
частично переходили во владение или собственность другой. Так, например, в первой
половине 8 в. фактический правитель Франкского государства Карл Мартелл (688-741; дед
Карла I Великого) конфисковал часть церковных земель и раздал их в целях укрепления
военной силы государства в бенефиции (от лат. beneficium благодеяние; в пожизненное
пользование феодалам на условии несения ими военной службы; позднее бенефиций
превратился в феод, т.е. наследуемую землю).
Подобные изъятия государством земельной или иной церковной собственности
получили в 17-ом веке название секуляризация (в средние века лат. слово saeculum – “век”
приобрело новое значение – “мир, мирская [saecularia], светская [saecularis] жизнь” в
противоположность церкви и церковной, духовной, видимо, в первую очередь,
монастырской, монашеской [черное духовенство] жизни, зачинатели которой, отцыпустынники, спасаясь от мира и его соблазнов, образовали в 4 в. в Скитской пустыне
Египта [на северо-востоке Ливийской пустыни, к западу от дельты Нила] первые
христианские монастыри). Словом “секуляризация” церковное каноническое право стало
обозначать переход духовного лица (его отказ от духовного звания и церковных
должностей) или церковных объектов (земель, движимого и недвижимого имущества,
доходов и т.п.) из церковного состояния (пользования, распоряжения, владения,
собственности) в гражданское состояние и право (принадлежность государству или
гражданам, светским лицам, мирянам).
Если по каноническому праву секуляризация могла осуществляться только по
добровольному согласию церковных властей, то на деле она производилась вопреки их воле
- под давлением государей или иной государственной власти. В средние века секуляризация
стала одним из способов образования крупных феодальных монархий и освобождения
королевской власти от церковной опеки, а также укрепления государственных финансов за
счет доходов духовенства. Широкий размах секуляризация получила в Европе в 16-м веке в
период Реформации (земли католической церкви изымались в пользу светских феодалов и
дворянства, поддержавших протестантов), а также позже, в период буржуазных
революций 18-19 вв., включая Великую Французскую революцию (церковные земли
передавались в руки буржуазии). В России после Великой Октябрьской социалистической
революции 1917 г. церковное землевладение было ликвидировано, церковь отделена от
государства, а школа – от церкви (декрет СНК РСФСР от 20 января 1918 г. по ст. ст. “Об
отделении церкви от государства и школы от церкви”, вступил в силу 23 января 1918 г.).
В исторической науке понятие “секуляризация” постепенно приобрело ряд новых,
дополнительных значений, став предтечей современного более общего и широкого
понятия “светскость”. Становлению этого базового понятия современных светских
государств содействовали идеи эпохи Возрождения (14-16 вв.) по гуманизации (от лат.
humanus человечный) средневекового общества и ослаблению религиозного, церковного
давления на духовную, умственную, интеллектуальную деятельность людей, в первую
очередь, на философию, науку, литературу, искусство и общественную жизнь. Тогда
впервые после тысячелетнего забвения провозглашалось под эгидой возвращения идеалов и

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

135

ценностей античной культуры законное право человека на достойную, радостную,
чувственную и счастливую земную жизнь, основанную на законах природы, а не на
теологических, теократических и аскетических догмах. В последующие периоды
Реформации и Контреформации развитие гуманистических идеалов было задержано и
продолжилось лишь в эпоху французского Просвещения (18 в.) и в ходе европейских
буржуазных революций.
Со временем процесс секуляризации был распространен почти на все сферы
духовной и материальной жизни человека и общества, а религия стала в ряде государств
частным делом (уделом совести) отдельных граждан и их конфессиональных объединений.
Современный Словарь иностранных слов (17-е изд., 1988 г.) трактует секуляризацию в 3-х
смыслах: 1) обращение церковной и монастырской собственности в собственность светскую;
2) изъятие чего-либо (например, школьного образования) из церковного, духовного ведения и
его передача в светское, гражданское ведение; 3) освобождение от церковного влияния
большинства или всех сфер жизнедеятельности общества и личности.
Процессу секуляризации человеческого общества противостоит клерикализм (от лат.
clericalis церковный) – политическое и идеологическое движение во многих странах мира по
сохранению, восстановлению и обеспечению во всех сферах государственной и/ или
общественной жизни (в первую очередь, в политике, культуре, воспитании и образовании)
первенствующей роли церкви и религии. Сегодня клерикализм в капиталистических странах,
к которым относится и новая Россия, является одним из главных средств властной элиты по
управлению народными массами, хотя в стратегической перспективе подобные методы
реорганизации сознания и жизни общества неминуемо приведут к деморализации,
отсталости, деградации и краху государства (не первый раз в истории правители своих
народов придерживаются известного королевского принципа: “После нас хоть потоп!”).
Тут нечему удивляться.
Кратко вспомнив историческую подоплеку существования и взаимодействия в
государстве двух типов власти – гражданской, светской, мирской и религиозной, духовной,
церковной, перейдем к более внимательному изучению понятия светскости. Следует
сразу отметить, что современные энциклопедии и словари не дают его прямого и
развернутого толкования, что, видимо, связано со сложностями его полного и точного
определения (например, в Большой или Малой Советской энциклопедиях [БСЭ, МСЭ] на
тему светскости имеются лишь 2 статьи:”Секуляризация” и “Светская школа”).
По Словарю русского языка Владимира Даля (2-е изд., 1882 г.; вспомним, что это
время существования Российской империи, где религия была слита с государственной
властью) понятиям “светский” и его синониму “гражданский” даются лишь
синонимические или антонимические перечисления: “ко свету (миру); земной, мирской,
суетный, гражданский; светская власть (противоположное – духовная; люди –
духовенство белое, не монашеское, черное); светские утехи, шумные, чувственные; светски
жить, светское творить” и соответственно “относящийся к гражданам, к
государственному или народному управлению, к подданству; противополагается духовному
или церковному”. Синонимом мирского, а значит и светского, Даль называет “житейское”
(“к житию, к земной жизни относящейся, обиходный, бытовой, суетный...Житейское
[мирское] твори, а к смерти гребись...Житейский житель...Человек живет телом на земле,
духом на небесах”). “Духовный” же, по Далю, есть “бесплотный, бестелесный, относящийся
к Богу, церкви, вере”.
По Словарю русского языка Сергея Ожегова (20-е изд., 1988 г.) понятие “светский”
имеет 2 значения: “1) отвечающий понятиям и требованиям света, принадлежащий,
относящийся к свету; светская жизнь, светская манера; 2) не церковный, мирской,
гражданский; противоположное духовный; светское образование; сущ. светскость”.
Очевидно, что эти трактовка практически идентична далевской.
Из статей “Светская школа” (БСЭ, МСЭ; период Советской власти и
антирелигиозной пропаганды) следует, что это “школа, находящаяся в ведении гражданских

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

136

(светских) властей, организаций или лиц в отличие от конфессиональной школы,
находящейся на содержании церкви и под ее контролем...школа, дающая светское
образование, т.е. школа, в которой воспитание и образование свободны от влияния и
вмешательства церкви... не допускают преподавания каких-либо вероучений и исполнения
религиозных обрядов, проводят атеистическое воспитание...Фактически в светских школах
буржуазных стран , как правило, проводится религиозное воспитание ”.
Любопытно отметить, что определения секуляризации и светскости отсутствуют в
таком авторитетном современно
англоязычном издании как двухтомная настольная
энциклопедия Britannica (русскоязычное издание 2006 г.), что свидетельствует о нежелании
издателей пропагандировать эти понятия в западном мире.
Итак, можно констатировать, что единое и детальное определение понятия
светскости на сегодняшний день отсутствует. Иными словами, светскость, как и
секуляризация, подразумевает различные виды и степени своего существования и
содержания как общественного явления, начиная от простого разделения государственной
власти на светскую и религиозную (в случае их слияния, как это имеет место в
теократических государствах, например, в государстве-городе Ватикане или Саудовской
Аравии, о светскости говорить вообще не приходится – ее там нет по определению) и
завершая полным исключением религии и религиозных институтов из всех сфер
жизнедеятельности государства и общества, т.е. при полном общественном господстве
атеистической идеологии (что не исключает индивидуальной свободы человека и его
свободы совести, т.е. свободы верить во все, что ему заблагорассудится, включая духов,
демонов, чертей, богов или других химер, но везде в обществе, в случае публичного
продвижения или пропаганды его личных мифологических или религиозных взглядов, он
будет встречать противодействие атеистической идеологии [в теократических
государствах публичный атеизм запрещен и наказывается тюрьмой или смертной казнью];
здесь следует отметить, что атеизм является единственным видом из всех идеологий,
которая имеет под собой глубокую научную основу и научное обоснование).
Чаще всего под светскостью понимают отделение церкви от государства и
государственных школ (занимаются воспитанием, образованием и просвещением
подрастающего поколения) от церкви (частные, конфессиональные школы имеют право на
существование – они содержатся религиозными организациями и воспитывают молодежь
в духе церкви того или иного вероисповедания), ограничение свободы церковной
деятельности, как и прочих общественных организаций, гражданско-правовыми актами,
существенное сужение и ограничение влияния церкви на государственную, гражданскую и
правовую деятельность, сокращение в обществе культовой практики и вытеснение
религиозной идеологии с заменой ее светскими, как правило, научными (по сути,
атеистическими) взглядами, лишение религиозных институтов их социальных функций
с передачей их в государственные и гражданские организации, свобода критики
религиозной идеологии (впрочем, как и атеистической – по принципу “кто кого?”) и ее
претензий на звание хранительницы морали, человеческих ценностей и деятеля по
изменению земного мира к лучшему (все устремления церкви – побыстрее и покрепче
привязать человека не к земному, а “небесному” миру), утверждение в обществе и
индивидуальном сознании материалистического, атеистического мировоззрения.
Перейдем с учетом сделанных пояснений непосредственно к анализу статей основного
закона современной России.

Статьи из главы 1 “Основы конституционного строя”
Ст.2. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание,
соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.
Комм. Г.А.Л. Прекрасная общечеловеческая, гуманистическая идея, ставящая на
первое место не тоталитарные права государства, общества или его отдельных классов и

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

137

групп, включая религиозные объединения с идеями верховенства над людьми и обществом
неких мифическим богов и “святых троиц”, а права и свободы самой личности,
гражданина, индивидуума. Следует вспомнить, что в христианстве и исламе личность
есть “ничто” - “божья тварь”, целиком зависящая от бога и от церкви, а цена прав и
свобод такой личности (включая право на жизнь) – копейка. Без прав и свобод,
гарантированных каждой личности, не может быть разумного, справедливого и
процветающего государства.
Ст.7, п.1. Российская Федерация - социальное государство, политика которого
направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное
развитие человека.
Комм. Г.А.Л. Социальное, социум – от лат. socialis - общественное, связанное с
жизнью и отношением людей в обществе, т.е. смысл всех прав и свобод личности не
абсолютен, но относителен и существует лишь в рамках общества, отношений с другими
людьми, обладающими априорно такими же правами и свободами, как и данная
личность. Свобода каждого индивида кончается там, где начинается свобода другого
человека, и социальное государство призвано гармонизировать отношения людей
(насколько это возможно).
Ст.13.
1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.
2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или
обязательной.
3. В
Российской
Федерации
признаются
политическое
многообразие,
многопартийность.
4. Общественные объединения равны перед законом.
5. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или
действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя
и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства,
создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и
религиозной розни.
Комм. Г.А.Л.
По п.1 Идеологическое многообразие – это замечательная идея, соответствующая
биологическому назначению Человека Разумного, или Человека Творящего, создающего
комбинационным путем новую, рукотворную, бесконечно разнообразную искусственную
реальность, дополняющую собой естественную реальность Природы и Вселенной.
Идеологические ограничения определенного толка (например, религиозные) способны
затормозить развитие общества на века и тысячелетия.
По п.2 сильно сказано, но расплывчато, неопределенно и сомнительно. Идеология –
это система идей. Любое государство, как единое целое, не может существовать без той
или
иной
формы
государственной
идеологии.
В
частности,
сама
рассматриваемая Конституция
устанавливает
государственную
идеологию
определенного образца. Если это не так, то в Основном законе следовало бы дать особое
определение понятию идеологии.
По п.5 также сильно сказано, но очень размыто и очень опасно. Главный вопрос –
что является разжиганием социальной, расовой, национальной и религиозной розни?
Социальные, расовые, национальные и религиозные исследования и дискуссии всегда связаны
с рассмотрением противоречивых вопросов, конфликтных ситуаций, неоднозначных
выводов, которые можно при желании трактовать в ключе разжигания
розни. Неопределенность понятий ведет к манипулированию законами, что
недопустимо (и что имеет место на практике).

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

138

Ст.14.
1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может
устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.
Комм. Г.А.Л.
По п.1. определение России как светского государства требует пояснений. С учетом
выше проведенного автором анализа понятия светскости, следует, что светское – не
церковное, не религиозное, не монашеское, не клерикальное. “Никакая религия не может
устанавливаться в качестве государственной или обязательной” – это, конечно,
замечательное положение, особенно в том случае, если государство в своей
правоприменительной практике ему твердо следует.
По п.2 следует, что религиозные объединения отделены от государства, т.е.
осуществляют свою деятельность независимо от государства, как и государство свою независимо от них (?). Понятие отделения размыто, а потому им можно манипулировать.
Например, финансовая, материальная, имущественная, земельная или иная помощь
государства религиозным объединениям не нарушает ли принцип отделения?

Статьи из главы 2 “Права и свободы человека и гражданина”
Ст.17.
1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и
гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в
соответствии с настоящей Конституцией.
2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от
рождения.
3. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и
свободы других лиц.
Комм. Г.А.Л. По п.2 и п.3 важно утверждение о том, что каждый человек и
гражданин, в частности, независимо от того является ли он верующим или безбожником,
имеет от рождения такие же права и свободы, как и другой, т.е. как верующему, так и
атеисту, следует понимать, что их личная свобода всегда ограничена свободой и
правами своего оппонента.
Ст.18. Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно
действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность
законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются
правосудием.
Комм. Г.А.Л. Еще раз подчеркнута основная идеология Конституции – приоритет в
государстве и обществе прав и свобод человека и гражданина по отношению к любым
законам, деятельности власти и правосудия. К сожалению, эта декларация на практике
не выполняется (права и свободы граждан ущемляются в угоду чиновникам
государственных органов и третьих лиц, в том числе в результате коррупции).
Ст.19.
1. Все равны перед законом и судом.
2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина
независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и
должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений,
принадлежности
к
общественным
объединениям,
а
также
других
обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам
социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

139

Комм. Г.А.Л. Декларируемое равенство прав и свобод всех граждан, в частности,
независимо от отношения к религии и убеждений, есть великая идея, которая сплошь и
рядом нарушается в правоприменительной практике.
Ст.28. Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая
право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не
исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и
иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Комм. Г.А.Л. Как верующие, так и атеисты, могут свободно выбирать, иметь и
распространять свои убеждения и действовать в соответствии с ними. Остается вопрос:
как в процессе такой деятельности избежать нарушений ст.13,п.5 и ст.29, п.2 (см. ниже)
настоящей Конституции о разжигании религиозной розни, ненависти и вражды (критика
атеистами религиозных убеждений или, наоборот, верующими безбожников, практически
всегда ведет к такой розни по принципу: “ты – дурак; нет, ты сам дурак!”)?
Противоречия между вышеуказанными статьями очевидны (выход в том, чтобы четко
сформулировать понятие “разжигание религиозной розни, ненависти и вражды”в ходе
религиозной и антирелигиозной деятельности граждан и их объединений).
Ст.29.
1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.
2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую,
национальную
или религиозную
ненависть
и
вражду. Запрещается
пропаганда социального,
расового,
национального,
религиозного или
языкового
превосходства.
3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или
отказу от них.
4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и
распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений,
составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.
5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.
Комм. Г.А.Л.
По п.1., свобода мысли и слова – великое завоевание европейской цивилизации,
соответствующее биологическому назначению человечества. Свобода мысли не может и не
должна ограничиваться какими-либо законами (по крайней мере, до тех пор, пока не
восстановится общение между людьми на невербальном, полевом, духовном уровне). Но
свобода слова может и должна ограничиваться законами общества, ибо свобода одного
человека кончается там, где начинается свобода другого.
По п.2 остаются вопросы относительно размытости понятия “возбуждение
религиозной ненависти и вражды”, но очень важен тезис о запрете пропаганды
религиозного превосходства (не может быть признано превосходство одной религии над
другой, например, православия над исламом, или православия над какой-то религиозной
сектой). Неясно, относится ли данное положение к атеизму (атеизм – это не религия, а
научное мировоззрение) и его превосходству над религией?
Ст.30.
1. Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные
союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений
гарантируется.
2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или
пребыванию в нем.
Ст.45.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

140

1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской
Федерации гарантируется.
2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не
запрещенными законом.
Комм. Г.А.Л. По п.2. свои права и свободы могут защищать всеми способами как
верующие, так и безбожники. В этом уже заложены все конфликтные ситуации. Именно
поэтому важно определить в законе, что допустимо, а что неприемлемо в такой
неминуемой борьбе, исходя из интересов общества в целом.
Ст.55.
1. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не
должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод
человека и гражданина.
2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или
умаляющие права и свободы человека и гражданина.
3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным
законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ
конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других
лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Комм. Г.А.Л. По п.2 очень важное положение, которое сегодня в религиозноатеистической сфере постоянно нарушается, причем в интересах церкви (как раньше, в
СССР, нарушалось в интересах советской, атеистической власти).

Заключение
Таким образом, краткий анализ статей Конституции, относящихся к сфере
религиозной и антирелигиозной деятельности, показывает, что, с одной стороны, Основной
закон действительно защищает права и свободы граждан, включая атеистов, а, с
другой стороны, содержит ряд нечетких, неоднозначных, размытых понятий, которые
затрудняют правоприменение этого закона и позволяют им манипулировать в интересах
отдельных групп и объединений граждан, включая религиозные объединения. В связи с
этим возникает необходимость дальнейшей правовой доработки отдельных статей
Конституции.
В последние годы в России приняты законы и подзаконные акты в сфере расширения
прав и свобод верующих в ущерб правам и свободам других групп населения, в частности
атеистов. Я уже подробно писал об одном из таких законов, названных мною “Законом о
защите чувств верующих и богов”. Сюда же относятся решения Минкульта России о
введении в общеобразовательных государственных школах добровольно-обязательного
курса “Основы православной культуры” и решения ВАК России о признании диссертаций по
богословию (теологии) и уравнению их в правах с общепринятыми научными
диссертациями в области естествознания, техники и гуманитарных наук (возврат к
дореволюционной практике Российской империи).
Полагаю, что такая подзаконная деятельность ряда государственных структур России
находится в резком противоречии с вышерассмотренными статьями Конституции. Эта
религиозно-правовая экспансия должна быть пресечена здоровыми силами российского
общества. Никто, кроме самих здравомыслящих россиян, не остановит набирающее
последние два десятилетие наступление религии на права и свободы гражданского,
мирского, не церковного общества.
И последнее. Хотя следует приводить в порядок саму Конституцию и подзаконные
акты, но главная проблема заключается не в законах, а в их правоприменительной практике.
Давно известно, что плохие (или хорошие) российские законы компенсируются повсеместной
практикой их невыполнения. Россия – светское государство, но почему ее руководители

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

141

прилюдно, под объективом сотен камер демонстрируют свою приверженность титульной
религии – православию и РПЦ? Почему при вводе в строй военной техники (кораблей,
самолетов, ракет), электростанций, заводов и других крупных гражданских объектов
появляются попы с метелками в руках, окропляющие эти объекты “святой” водой (а
специалистов, подвергающих власти критике за санкционирование такой гражданскорелигиозной деятельности, наказывают вплоть до увольнения с работы)? Что, так будет
надежнее, а без магических действий объект не заработает?
Почему суды принимают от верующих граждан к рассмотрению дела по архаичным
“обезьяним процессам”, требующим запретить преподавание в школах научной
эволюционной теории Дарвина и восстановить преподавание “божьего закона” (пока церкви
удалось ввести лишь его заменитель - “Основы православной культуры”)? Почему
отменяются решения судей по экстремистской религиозной литературе и тут же
фабрикуются декреты о запрете критики “священных книг” и неподсудности их
экстремистских призывов к ненависти и насилию? Почему учителей в школах увольняют за
то, что они не обеспечили нужный набор детей на религиозные факультативы?
И множество других почему, ответы на которые светские власти России не хотят или
не могут дать. Вот и остается им лишь отсылать вопрошающих граждан к неработающим
статьям Конституции России – Основного закона, по которому должна жить вся страна от
мала до велика, но живет ли она по нему???
Гуртовцев А.Л., Минск, 25 ноября 2015 г., дополнено 9 октября 2019 г.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

142

.

6. ГЛУПОСТЬ В ЗАКОНЕ ИЛИ РАСТОПТАННЫЙ
РАЗУМ
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов закон “с душком”,
которому 2,5 тысячи лет

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

143

Глупость в законе или растоптанный разум
Российский закон о защите чувств верующих и ...богов закон “с душком”, которому 2,5 тысячи лет
Гуртовцев А.Л.
“Невежество и человеческая глупость не имеют границ.
Властители всех времен и народов всегда широко использовали
это свойство человеческой натуры в своекорыстных интересах
для управления темными людскими массами. Но когда-то
этой дикости люди, стремящиеся быть разумными существами,
сами должны положить предел… ”
Автор, 2013 г.

Свершившийся Факт - Исторический прецедент: “Пальма первенства” за
Афинами - Истоки атеизма - И вновь Афины - Законодатели новой России - Система
общечеловеческих ценностей - Чувства верующих против чувств атеистов. Кто кого
оскорбляет? - Закон против атеистического мировоззрения - О “человеческих
ценностях” в Библии и Коране - Заключение

Свершившийся Факт
С 1 июля 2013 г. вступил в силу Федеральный закон России “О внесении изменений
в статью 148 УК РФ и отдельные законодательные акты РФ в целях противодействия
оскорблению убеждений и чувств граждан”. Прежде всего документ устанавливает новую
редакцию статьи 148 "Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий" УК РФ,
предусматривая уголовное наказание (в зависимости от разновидности “противоправных”
действий, штрафы до 500 тыс. руб., исправительные работы от 1 до 3 лет, тюремное
заключение от 1 до 3 лет и др.), в частности, за (выделено жирным шрифтом – автор): 1)
“публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в
целях оскорбления религиозных чувств верующих”; 2) “за те же деяния, совершенные в
местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных
обрядов и церемоний”; 3) “незаконное воспрепятствование деятельности религиозных
организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний”.
Кроме того, закон устанавливает новую редакцию статьи 5.26 “Нарушение
законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных
объединениях” Кодекса РФ об административных правонарушениях, предусматривая
наказания (штрафы до 200 тыс. руб., обязательные работы до 15 суток) за: 1)
“воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания,
в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в
религиозное объединение или выходу из него”; 2) “умышленное публичное осквернение
религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания,
знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

144

уничтожение”. Закон принят Государственной Думой от 11.06.2013, одобрен Советом
Федерации от 26.06.2013 и утвержден Президентом РФ от 29.06.2013.

Исторический прецедент: “Пальма первенства” за Афинами
Что ж, российских законодателей и правителей можно поздравить со “славным”
продолжением первого в истории антиатеистического закона “О привлечении к суду по
обвинению в государственной измене тех, кто не признает богов и преподает учения о
небесных явлениях”, принятого еще в 435 г. до н.э. в афинском государстве, а также
множества других, более поздних документов Римской империи и средневековой Европы
(особенно времен “святой инквизиции”), направленных на защиту религии, богов, чистоты
веры и чувств верующих от критики и насмешек атеистов, ученых, свободомыслящих людей,
еретиков и иноверцев. Не счесть подобных актов в истории религиозного человечества, но на
первом из них, следует остановиться особо. Российским недостаточно образованным
политическим “умам” будет полезно узнать о том, какое исторически “славное” деяние им
удалось совершить, приняв указанный закон, и к каким последствиям привел, в частности,
его первый античный прототип (впрочем, как отмечал еще великий Гегель,”история учит
тому, что она ничему не учит людей”).
Эта история случилась в период наивысшего расцвета античного демократического
афинского государства, в правление выдающегося афинского стратега и оратора,
законодателя и вождя демократов Перикла (490-429 до н.э.). Историки назвали то время
“золотым веком Перикла”. Перикл был знатного аристократического рода, получил
прекрасное образование, его учителем был знаменитый философ Анаксагор из Клазомен
(500-428 до н.э.), который поспособствовал формированию у Перикла свободомыслия и
демократических убеждений. С 461 года, когда в результате борьбы демократов с
аристократами-землевладельцами власть последних была ограничена, Перикл начал играть
первую роль в афинской политике. Он провел ряд демократических реформ, приблизив к
власти мелких землевладельцев и граждан Афин, укрепил город, превратив его в
неприступную крепость, выступил с инициативой объединения греческих государств (этому
помешали интриги Персии – врага греков и Спарты - конкурента Афин в борьбе за
экономическое и политическое влияние в Средиземноморье), провел крупную реконструкцию
афинского Акрополя, включая строительство Парфенона в 447-438 гг. до н.э. и создание под
руководством Фидия трех мировых скульптурных шедевра (17-метровой бронзовой статуи
Афины Парфенос, статуи Афины Промахос, облицованной золотом и слоновой костью, а
также Зевса Олимпийского - “отца” Афины). Перикл собрал в Афинах много знаменитых
ученых и деятелей искусства, в том числе философа Протагора, скульптора Фидия,
драматурга Софокла, историка Геродота и др.
Но афинским земельным олигархам, отстраненным от власти и искавшим пути
ослабления Перикла, пользовавшегося у афинян безусловным авторитетом, удалось провести
через народное собрание тот самый вышеназванный антиатеистический закон. Тотчас же,
используя этот закон, противники Перикла начали судебные процессы над близкими к
Периклу людьми, обвиняя их в нечестии, богоотступничестве и свободомыслии. Такого
процесса не избежала даже любимая жена Перикла Аспасия (Аспазия) – одна из
замечательных женщин древнего мира, отличавшаяся красотой, умом и образованностью (в
ее доме собирались выдающиеся художники, поэты и философы Древней Греции, и сам
Сократ, ее ровесник, признавал Аспасию своей учительницей). Аспасию, обвиненную в
вольнодумстве и в нечестии к богам (ей, негражданке Афин, припомнили и ее вольнодумную
родину – Ионию, Милет, из которой она прибыла в Афины), спас от осуждения и наказания
Перикл: он выступил на суде ее защитником, и она была оправдана.

Истоки атеизма

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

145

Следует заметить, что атеизм как философское учение, впервые появился в 6-5 вв.
до н.э. в Древней Греции (Фалес, Анаксимандр и Анаксимен из Милета; Гераклит из
Эфеса; Левкипп и Демокрит из Абдеры; Анаксагор из Клазомен). В 5 веке до н.э. Гераклит
писал: “Этот космос, один и тот же для всех, не создал никто из богов, никто из людей,
но он всегда был, есть и будет вечно живой огонь, мерно возгорающийся, мерно
угасающий... Мудрость же в том, чтобы говорить истину и действовать согласно
природе, осозновая...”. До греческих натурфилософов, выдвинувших на первое место в
познании мира не веру и чувства человека, а его разум, тысячелетия сознанием людей
безраздельно управляли мифология и религия (следует признать, что они до сих пор,
несмотря на триумф современного естествознания, продолжают управлять массовым
сознанием, и это лишний раз подтвердил новый российский закон). Хотя античная
языческая религия, в отличие от последующих монотеистических религий – иудаизма,
христианства и ислама, еще допускала определенную свободу мышления, тем не менее, она,
как и любая религия, оберегала своих “идолов” от разоблачения человеческим разумом.
Тюрьма, изгнание или смерть были ”наградой” философам и ученым за их
вольнодумство, смелые публичные речи и трактаты о богах и природе. Все эти наказания
сполна предусмотрел афинский закон (в этом отношении российский закон выглядит
гораздо “гуманнее” – не грозит смертной казнью за свободу мысли и слова, а
ограничивается тюрьмой и крупными, разорительными для рядовых граждан денежными
штрафами; воистину, атеист и ученый, “от сумы и тюрьмы не зарекайся”, так как
религиозно “возрождающаяся” Россия может спросить с вас за свободомыслие не хуже
древнеафинских олигархов и их жрецов).

И вновь Афины…
По афинскому антиатеистическому закону учитель Перикла Анаксагор
(последователь милетской школы натурфилософов Анаксимандра и Анаксимена,
перенесший ее из Ионии в Афины; автор труда ”О природе”, в котором он “впервые
присоединил к материи ум”, за что сам получил прозвище “Ум”; Анаксагор, будучи
знатного рода, отказался от наследственного имения в пользу родственников, чтобы
посвятить свою жизнь изучению философии природы; он был учителем не только Перикла,
но выдающегося поэта Еврипида, 480-406 до н.э., и философа Архелая, 5 в. до н.э., учителя
Сократа) был в 433 г. до н.э. заключен в тюрьму и приговорен афинянами к смертной казни
за ”нечестивое богохульство”, т.е. за то, что осмелился Солнце, почитаемое афинянами в
виде бога Гелиоса, назвать ”раскаленной глыбой железа” (о своем осуждении Анаксагор
сказал так: ”И моих судей, и меня природа и так уже давно приговорила к смерти”).
Только благодаря заступничеству Перикла на суде (Перикл обратился к народу и спросил,
есть ли им хоть в чем-нибудь упрекнуть его самого в его жизни; “Не в чем” – ответили те;
“Ну так вот, - сказал он, - а я его ученик. Так не поддавайтесь же клевете и не убивайте
человека; послушайте меня и отпустите его!”), смерть ему была заменена небольшим
штрафом и пожизненным изгнанием из Афин. Вскоре Анаксагор умер в Лампсаке, городе
на берегу Боспора Фракийского, жители которого похоронили пришлого философа за
государственный счет и с большими почестями, а на могиле высекли надпись: “Истины
высший предел и границы Вселенной достигший Здесь, под этой плитой, Анаксагор
погребен”.
Аналогичная участь - изгнание из Афин - постигла философа Протагора из Абдер
(480-410 г. до н.э.), который 40 лет вел жизнь странствующего софиста - учителя мудрости.
Знаменито его изречение: ”Человек - мера всех вещей, существующих, что они
существуют, а несуществующих, что они не существуют [т.е. существуют только в
сознании человека, но не в реальном мире – Г.А.Л.] ”. В своем сочинении ”О богах” Протагор
высказал сомнения в их существовании: ”О богах я не могу знать ни того, что они
существуют, ни того, что их нет, ни того, каковы они с виду. Ибо многое
препятствует знать это: и неясность вопроса, и краткость человеческой жизни”.

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

146

Протагор был обвинен в 411 г. до н.э. в безбожии, бежал из Афин, но при переезде на
Сицилию утонул в море. Сочинения же его были публично сожжены.
О тех временах древнегреческий писатель и историк Плутарх (45-127) сообщал:
”Тогда не терпели естествоиспытателей и ”трепачей о небесных явлениях”, как их
тогда называли, за то, что они якобы сводили божество к лишенным разума причинам,
непреднамеренно действующим силам и детерминированным явлениям. Так изгнали
Протагора и посадили в тюрьму Анаксагора, которого с трудом вызволил Перикл”.
Интересно, что станут писать историки о тех процессах, которые вызовет новый российский
антиатеистический закон, если он не будет вовремя отменен? Сколько атеистов, ученых и
свободомыслящих людей, современных анаксагоров, протагоров, сократов - лучших граждан
своего отечества будет по нему осуждено в угоду религии и церкви? Сколько талантливых
людей будет вынуждено покинуть погрязающую в средневековой тьме Россию из-за
опасности уголовного наказания за свободу атеистической, материалистической, научной
мысли и слова, за их пропаганду, за просвещение народа, за борьбу с церковным обманом и
дурманом? Впрочем, судя по закону “о защите чувств верующих” (а почему не защите
чувств атеистов от религиозного невежества, безумия и насилия?), Россию ожидают
времена возврата не то что в средневековье, а в более ранний период – в древний мир.
Веселенькие перспективы для российского народа, на слабостях и страхах которого власть
имущие, правители, православные и иные жрецы, спекулируют и жируют.
А что же стало с другими античными безбожниками и богохульниками? Еще дальше
Протагора в своем отношении к богам пошел Диагор Мелосский (5 в. до н.э.) по прозвищу
“Безбожник”, философ и поэт, ученик Демокрита. Еще в молодости он переселился в Афины,
где провел большую часть своей жизни. Вначале он был глубоко верующим человеком, но
перестал верить в богов после того, как его предал самый верный из друзей, и боги за это не
наказали предателя-клятвопреступника. Диагор позже подверг ядовитой критике многие
мистерии, в которые был посвящен еще юношей, и насмехался над самими богами.
Афинский суд приговорил его в 415 г. до н.э. к смертной казни за нечестие, его сочинения
были сожжены, но ему удалось бежать. На волосок от гибели в Афинах был и другой
древнегреческий естествоиспытатель, ученик Анаксимена, современник Анаксагора, врач и
натурфилософ Диоген Аполлонийский (499-428 гг. до н.э.), который, как и Диагор, отрекся
от богов.
Были и другие известные и менее известные античные философы-безбожники,
которые жили в греческих средиземноморских колониях и преследовались за свои
антирелигиозные убеждения: Гиппон Кротонский (5 в. до н.э.; считался безбожником,
поскольку доказывал, что нет в мире ничего помимо чувственно воспринимаемых вещей),
киренаики (последователи киренской философской школы, основанной учеником Сократа
Аристиппом Старшим, ок.425-355 до н.э.; киренаики признавали в познания
объективность вещей, доступных человеку через ощущения, а в этике стали создателями
учения гедонизма, полагавшего целью жизни и высшим благом наслаждение) Евгемер из
Мессаны (ок.300 до н.э.; в своем труде “Священная запись” излагал теорию - евгемеризм - о
том, что божества - это лучшие люди первобытного времени, впоследствии
обожествленные; эти представления оказали влияние на рационалистов 18-го века) и
Феодор из Кирены (ок. 300 до н.э.; по прозвищу “Безбожник, или Атеист”, ученик
Аристиппа Младшего; в своем сочинении “О богах” Феодор выступил не только против
греческой религии политеизма и антропоморфизма, но и вообще отрицал существование
богов, а когда распространял в конце 4-го в. до н.э. свое учение в Афинах, то был изгнан
оттуда ревнителями религии).
Окончил, как известно, свою жизнь в афинской тюрьме и один из родоначальников
этики, логики и диалектики, учитель Платона (427-347 до н.э.) и Ксенофонта (ок.430-355
до н.э.), великий Сократ (ок.470-399 до н.э.), обвиненный в том, что “не признает богов,
признаваемых государством, вводит другие, новые божества и развращает молодежь”.
По существу, обвинения носили не столько религиозный, сколько политический характер,

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

147

так как Сократ поддерживал афинскую аристократию, был убежденным противником
античной демократии и активно вел антидемократическую пропаганду (в случае с Сократом,
впрочем как и во множестве других позднейших случаях, религиозные обвинения стали
отягчающим вину дополнением к политическим обвинениям). В 399г. до н.э.
семидесятилетний Сократ был приговорен к смертной казни и умер в тюрьме, выпив кубок с
ядом.
Не избежал преследований за вольнодумство и древнегреческий математик и
астроном Аристарх Самосский (310-230 до н.э.), названный позже, уже в новое время
“Коперником древнего мира”, поскольку первым в мире выдвинул идею гелиоцентризма.
Против него в Афинах было выдвинуто обвинение в безбожии на том основании, что “он
своими домыслами нарушает покой богини Земли, хранительницы огня и домашнего
очага - Гестии”, т.е. “заставляет” Землю, вопреки общепринятым представлениям,
двигаться вокруг неподвижного Солнца и вращаться вокруг собственной оси. Аристарх был
осужден на изгнание и покинул Афины, а его научные идеи были преданы забвению более
чем на полторы тысячи лет. Такова цена религиозного насилия, безумия, глупости,
поддержанных государством. Веками они подавляли и ныне стремятся подавлять лучшие
идеи лучших людей человечества. Назад, в “золотой век религии” церковь и государство
стремятся загнать славянский народ, пока еще растерянный и не осознавший всех масштабов
современной религиозной угрозы не только для земного счастья людей, но и вообще для их
выживания в глобальном, перенаселенном и противоречивом мире.

Законодатели новой России
Выше приведен далеко не полный список выдающихся людей античности,
пострадавших от применения антиатеистического афинского закона, созданного в угоду
крупным афинским аристократам - землевладельцам (олигархам). Поражает совпадение
статусов социальных заказчиков афинского и российского законов: там земельные
олигархи, а здесь Русская православная церковь (РПЦ) – крупнейший землевладелецолигарх России.
А что же Государственная Дума, Совет Федерации и, наконец, Президент? Где делись
государственные умы России, пока еще светского государства? Почему они, принимая те
или иные законы, не желают думать об их точности, справедливости и отдаленных
последствиях (самый простой пример тому – российский закон о контроле за уровнем
алкоголя в крови водителей: принимая в основу аппаратный контроль на 0 промиле, никто
из депутатов Государственной Думы даже понятия не имел о том, что в природе не
существуют измерительные приборы с нулевой погрешностью)? Не хватает ума,
образования, знаний? Может и так. Так отчего же вы, спортсмены, артисты, певцы,
бизнесмены и другие узко и мелко мыслящие люди лезете управлять страной? Вам
показалось, что это очень просто, престижно, безопасно и, главное, прибыльно? А
результаты такого непрофессионального и безответственного управления своей Родиной
налицо. Вряд ли историки назовут это время “золотым веком России”.
Поддержка законодательной и исполнительной властью России претензий РПЦ
на управление духовной жизнью общества является не случайной, а давней и
продуманной акцией. Последние 25 лет своего существования РПЦ упоенно называет
“возрождением православия” (а можно было бы еще по иранской аналогии назвать и
“православной революцией”, а священников – “стражами православной революции”).
Церковь все более вовлекает в свои ряды сбитых с толку общественными потрясениями
россиян, а ее деятельность, вопреки Конституции России, тесно смыкается с деятельность
пока еще светского российского государства. Клирики проникают почти во все
государственные структуры (в армию и полицию, вузы и школы, культурные заведения) или
тесно с ними взаимодействуют.
Один характерный пример тому – это “слет” 20 января 2009 года депутатов Госдумы,
руководителей партии власти и религиозных представителей фонда ”Русский

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

148

предприниматель” на территории Даниловского монастыря, создавших документ
”Инициатива ”Декалог-XXI” и проблемы нравственного возрождения российского
общества”. Первый тезис этого документа, озаглавленный как заповедь ”Аз есмь Господь
Бог твой; да не будут тебе боги иные, разве Мене” провозглашает: ”Этические
принципы, базирующиеся на духовных ценностях традиционных религий РФ, являются
нравственным фундаментом российского общества. Отказ от них может завести
российскую цивилизацию в тупик, станет причиной тяжелейшего нравственного и
политического кризиса”. Напугали, дальше некуда. Впрочем, пугать людей ужасами
апокалипсиса это обычный прием христианской церкви на протяжении двух тысячелетий ее
бытия. Как коммунизм призывал людей терпеть настоящее ради ”светлого будущего”, так и
религия призывает к терпению, но только ради ”загробного рая”. “Свято место пусто не
бывает” – и вот освободившееся место коммунистической идеологии в спешном порядке
занимает христианская догматика. Нынешним правителям и законодателям России такая
смена идеологий кажется перспективной. Но это глубочайшее заблуждение!

Система общечеловеческих ценностей
Не может современная общечеловеческая система нравственных ценностей
базироваться на исходной ложной идее, которая переворачивает мир с ног на голову.
Правильная, истинная идея в корне противоречит религии, основана на научных
знаниях и состоит в следующем:
1) мать всего – это материя, природа, Вселенная;
2) природа создала человека, т.е. человек есть природная, а не божья тварь;
3) человек создал бога в своем сознании, т.е. бог – человеческая тварь; сам
человек, а не выдуманный им бог, несет полную личную ответственность за
собственные мысли, слова и поступки;
4) человеческая жизнь коротка, и нет жизни после смерти, нет воскрешения;
5) цель жизни людей – быть счастливыми, жить в гармонии с природой и
обществом на Земле и в Космосе, а не в мифическом загробном царстве;
6) любые выдумки человека, не соответствующие реальности (сущности явлений
реального мира, познаваемого человеческим разумом), не могут и не должны управлять
жизнью государства и общества в целом.
От этого материалистического, научно обоснованного, атеистического фундамента и
следует дальше исходить в процессе создания эффективной системы общечеловеческих
духовных ценностей. Иного не дано. Но антиатеистический российский закон ставит барьер
такому пониманию мира и основанному на нем прогрессу общества.

Чувства верующих против чувств атеистов. Кто кого оскорбляет?
Создав закон о защите верующих от оскорбления их чувств и осквернения
религиозных атрибутов, а фактически закон о защите богов (по сути, защите
заблуждений, иллюзий и предрассудков), религиозной идеологии и религиозного обмана от
их разоблачения и развенчания атеистами и материалистами, российские законодатели не
удосужились в законе даже определить, что такое есть “верующие”, “чувства верующих”
и “оскорбление чувств верующих”.
Словарь русского языка С.И.Ожегова определяет, что “вера – 1) убежденность,
уверенность в ком-то, в чем-то, 2) убежденность в существовании бога” и “верующий –
человек, который верит в бога”. А если человек верит не в одного бога, а во многих богов
или в несметное количество духов живой и неживой природы? А если он верит не в бога, а в
дьявола, сатану, шайтана? А если он верит не в сверхъестественные “божественные” силы, а
в естественные силы природы и в силу человеческого разума? Кто из них “верующий”? Если
все, то зачем тогда вводить в закон само понятие верующего – каждый человек во что-то
верит и во что-то не верит, т.е. является верующим в широком смысле этого слова. Если же к

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

149

категории верующих законодатели хотели отнести не всех (исключив из нее атеистов,
язычников и представителей многих нетрадиционных религиозных сект), а лишь какие-то
определенные группы (например, православных, католиков, мусульман, иудеев, буддистов),
по почему это прямо не указано в законе? Опять “мозгов не хватило” или это было сделано
преднамеренно в целях манипулирования положениями закона в будущих судебных
процессах? И на каком основании вообще верующими могут быть признаны одни группы
людей и не признаны другие? Разумных оснований для этого нет и быть не может, так как
для разума любая религиозная вера есть суеверие, которое ничем не хуже и не лучше
множества других вер, не основанных на научном, объективном, доказательном и
проверяемом знании.
А что такое “чувства верующих” (и почему не чувства атеистов)? Основа чувств
верующих – вера в незыблемость, вечность, истинность, священность и неприкосновенность
их религиозных догм, обрядов, культовых сооружений и предметов веры. Вероисповеданий
и религиозных сект в мире не счесть. Поэтому чувства и вера одних верующих кончается
там, где начинаются другие чувства и другая вера других верующих или чувства и вера
безбожников, атеистов.
В светском государстве религия, церковь отделены от государства, и чувства их
адептов являются не государственным, а сугубо частным делом. Именно поэтому
законодательство в светском государстве должно быть одинаковым и правомочным
для всех его граждан, независимо, в частности, и от их вероисповедания (или атеизма).
Выделяя из всех граждан группу верующих (причем, даже не определяя и не уточняя ее
состав) и наделяя ее особыми правами по защите “ее чувств” (не определяя даже понятия
“чувства верующих”), светское государство напрямую нарушает свои же основные законы,
установленные Конституцией. Следует четко понимать, что любая, открыто
провозглашаемая вера (или безверие) может рассматриваться адептами другой веры
как публичное оскорбление их собственной веры, ибо уже только фактом своего
появления в обществе данная вера ставит под сомнение правильность, истинность
всех других вер (недаром, фундаментальный ислам признает всех других верующих и
неверующих людей “неверными”, которые подлежат либо обращению в истинную веру,
т.е. в ислам, либо уничтожению в соответствии с призывами Корана). Тем более, если эта
вера публично доказывает свои исключительные “права на бога”, свою “истинность” и,
конечно же, “неистинность” и ущербность всех других вер. Закон открывает большую
страницу уголовной войны между одними верующими и другими, а также между
верующими и атеистами.
И третий закономерный вопрос, ответ на который отсутствует в законе: что такое
есть оскорбление чувств верующих (или осквернение предметов веры)? Законодателям
для начала
следовало бы почитать хотя бы словарь Даля, в котором говорится:
“Оскорблять - обидеть, огорчить, опечалить и раздражить словом или делом; нападать на
кого, судить кого неправо, кривосудом; обижаться, огорчаться, негодовать на то, что
считаешь неправдой, обидой”. Из всего этого далевского многоголосия следовало бы
выбрать более точное и однозначное определение понятия “оскорблять” или придумать,
определить и законодательно оформить для него новый смысл. Этого не было сделано, что
лишний раз свидетельствует о “квалификации” современных российских законодателей и о
неосознанной, а может быть и преднамеренной, “путанице” в их головах (и почему,
собственно, они не сдают государственные экзамены на профпригодность – право
грамотно составлять законы и управлять страной, как это требовали от китайских
чиновников еще во времена Конфуция?). Оскорбить, судя по Далю, можно лишь неправдой,
ложью. А правдой? Правдой можно оскорбить? А если у спорящих сторон совершенно
противоположные понятия о правде, об истине? Разве, например, государство сможет и
захочет однозначно установить в суде, кто прав – религия или наука, верующий или
атеист? Возьмет ли оно на себя функцию устанавливать через суд, подобно древним

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

150

Афинам, правильность и незыблемость тех или иных открыто провозглашенных
мировоззренческих позиций? Кому нужен такой бессмысленный закон?

Закон против атеистического мировоззрения
Кто-то, возможно, наивно полагает, что закон явно не направлен против
атеистического мировоззрения, против чувств атеистов и что, вообще говоря, мировоззрение
не может оскорбить чувств верующих или неверующих. Не стоит лукавить! Вполне
очевидно, что любое атеистическое утверждение (как пример, возьмите 6 моих
вышеприведенных утверждений) противоречит религиозным догмам, а потому
гарантированно может рассматриваться верующими как оскорбление их веры, их
чувств, их религиозной атрибутики. Точно также любой атеист может
рассматривать проповедуемые религиозные догмы и публичные религиозные
мероприятия как оскорбление своих атеистических чувств и убеждений.
Кого признать по закону правым и оскорбленным со всеми вытекающими из такого
признания уголовными последствиями? “Истинность” религии, того или иного
вероисповедания ничем не подтверждается и не доказывается, кроме древних традиций
(но не все то правильно, что сформировалось во тьме веков), “священных” книг (но они
творения людей, выдаваемые за божественные откровения) и верой их адептов (но они не
обладают научными знаниями, полученными человечеством за последние 400 лет; разум
верующих спит, а сознание их темно). Истинность же позиций атеизма и материализма
подтверждается всем ходом эволюции природы, человека и науки, которая доказала,
что Вселенная свободна от богов (их просто нет в реальном мире), и они “живут” лишь
в религиозном человеческом сознании.
И чью же сторону примет государство в суде? В теократическом государстве всегда
права религия, ее жрецы и их адепты. Поэтому там атеистов, обронивших публично слово
о несуществовании бога, сажали и сажают в тюрьмы или убивают без суда и следствия к
радости верующих фанатиков (это было 2,5 тысячи лет назад, и это же происходит во
многих религиозно ориентированных странах мира сегодня). Эта ли практика станет для
России примером? Или сегодняшняя, пока еще светская Россия возьмет на себя смелость
твердо сказать в суде о том, что основные положения любой религии несут следы
невежества, суеверий и предрассудков, обмана или в лучшем случае заблуждения? Нет, не
возьмет, так как основная масса населения страны остается религиозной, а, следовательно,
выборная власть напрямую зависит от своего отношения к религии. На самом-то деле такое
мнение власти есть иллюзия, ибо люди в первую очередь живут материальными
интересами и определяют полезность власти не по ее религиозным или атеистическим
взглядам, не по тому, как истово крестятся и целуют иконы первые лица государства и
их чиновники, а по тому, как власть способна или неспособна улучшить материальное
благосостояние народа.
Так зачем же государству устраивать с подачи РПЦ себе “подлянку”? Ведь
достаточно провести в России несколько антиатеистических процессов (известный процесс
о злостном хулиганстве, связанном с “панк-молебном” в московском храме “Христа
Спасителя”, не является антиатеистическим, но именно он послужил с подачи церкви,
которая, кстати, лицемерно агитирует жить по христианским ценностям, включая
всепрощение своих обидчиков, толчком для создания одиозного закона), и весь
цивилизованный мир может презрительно отвернутся от России. И российскому государству
это надо? Власть сама загнала себя в тупик, из которого она может выбраться только
отменив скандальный закон. Возможно, знай российские правители и законодатели об
античном прототипе своего закона, они поостереглись бы принимать его прямого
наследника” (сделанный российской властью шаг уже записан историками черными
красками в “славную” летопись мировой инквизиции, начавшуюся с далекого афинского

© Гуртовцев А.Л. Избранные работы по философии науки, атеизма и религии (2009-2019)

151

закона). Так что, господа, все-таки полезно изучать историю и учиться на ошибках других,
как это обычно делают умные люди, чтобы не сломать себе голову.

О “человеческих ценностях” в Библии и Коране
Можно показать и доказать (частично это сделано выше), что рассматриваемый
закон противоречит многим статьям Конституции РФ и международным актам,
признанных Россией. Хочется верить, что такую детальную сверку проведут сами
российские атеисты, ученые, юристы и правозащитники. А законодателям и правителям
России следует задуматься об отмене опрометчиво принятого одиозного закона уже сегодня,
пока он не принес России новых проблем. При этом им будет весьма полезно на досуге
внимательно, вдумчиво, с карандашом в руке прочесть Библию и Коран. Тогда, возможно,
им станут действительно понятны те христианские или исламские “ценности”, которые они
взялись защитить своим законом.
Вот всего лишь несколько строк из Нового завета из речи Христа: “Не думайте,
что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч; Ибо Я
пришел разделить человека с отцем его, и дочь с материю ее, и невестку со свекровью ее. И
враги человеку – домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не
достоин меня; и кто любит сына или дочь более, нежели меня, не достоин Меня; И кто не
берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою
потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее...Кто не со Мною, тот
против Меня...Думаете ли вы, что Я пришел дать мир на земле? Нет, говорю вам, но
разделение; Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться: трое против двух, и
двое против трех; Отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери и
дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови
своей...Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и
детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим
учеником...Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть
Моим учеником...что высоко у людей, то мерзость пред Богом...”.
И действительно, такого разделения человеческого общества на секты и такой вражды
человека к человеку по религиозным основаниям, какие принесла в мир христианская вера,
не дала никакая другая религия. О каких “христианских ценностях” здесь может идти речь?
“Не укради”, “не убей”, “не прелюбодействуй” и многие другие общечеловеческие заповеди,
которые обычно ставят в заслугу христианству, были сформированы в древне