Смоленская земля (fb2)


Настройки текста:



В.Г. Глушкова Смоленская земля. Природа. История. Экономика. Культура. Достопримечательности. Религиозные центры

Посвящается моим надежным друзьям – В.И. и Т.Т. Кабановым, родом из города Ярцево

Рецензенты: д. г. н., проф. А.И. Алексеев (МГУ им. М.В. Ломоносова), д. пед. н., проф. Е.Л. Плисецкий (Финансовая академия при Правительстве РФ)

© Бурыгин С.М., автор идеи и проекта, 2011

© Глушкова В.Г., 2011

© ООО «Издательство «Вече», 2015

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2015

Сайт издательства www.veche.ru

Введение

Среди самых интересных частей России, несомненно, нужно назвать Смоленскую область, выделяющуюся своей долгой и поразительной историей, особенно военной, ведь это западный щит нашей страны, ее западная часть, издавна славящаяся своими сильными духовно-нравственными традициями, природной живописностью, многочисленными поучительными мемориальными местами, подарившая России удивительно много ярких личностей, родившихся именно на Смоленской земле, и давшпя очень большому числу россиян возможность открыть или ярко проявить свой Богом данный талант именно на ней. По числу гениальных уроженцев и как результативный полигон открытий, утверждения, прославления талантливых, смелых россиян Смоленская область среди всех 85 регионов России сравнима только с Москвой, Санкт-Петербургом и их ближайшим окружением.

Немало важных событий на русских землях впервые произошли именно на Смоленской земле. Так, впервые именно на Смоленщину с украинских черниговских земель в 1101 г. прибыла древняя икона Богоматери Одигитрия, овеянная вековой славой и известная своими чудодеяниями, названная с тех пор Смоленской. На Смоленской земле в 1880-х гг. впервые в мире по методу Н.Н. Бенардоса была проведена электросварка для ремонта паровозов. В 1941 г. именно в Смоленской области немецко-фашистские войска впервые были вынуждены обороняться в ходе Смоленского сражения, в котором родилась советская гвардия. Именно под Смоленском впервые были использованы в боях реактивные минометы «Катюша», ставшие легендарными, наводившими непреодолимый ужас на гитлеровцев. Смоленское сражение 1941 г. стало одной из основных причин краха гитлеровского плана молниеносной войны.

С давних пор до наших дней, отправляясь в дальний путь, готовясь к путешествию, наши соотечественники обращались и обращаются с молитвами, просьбами помочь, поддержать, защитить от трудностей и бед в дальней дороге именно к Смоленской иконе Божией Матери, именуемой Одигитрия (Путеводительница), а также к святому Николаю Чудотворцу. Ставят свечи и молятся именно перед этими иконами, собираясь в дальнюю дорогу.


Карта Смоленской области


В русской истории нередко люди уезжали, уходили из дома защищать свою Родину, и особенно часто приходилось защищать ее от врагов, пришедших с запада. Тогда с особой силой религиозного чувства люди обращались именно к Смоленской иконе Божией Матери, которая почитается и как хранительница, спасительница России от врагов, особенно западных недругов, как духовная спасительница россиян. Именно икона Одигитрии – Смоленской Божией Матери – была келейным образом преподобного Сергия Радонежского, главного духовного авторитета Древней Руси, Игумена Земли Русской. В сознании русских людей, да и всех русичей, россиян, Смоленская икона (оригинал и списки с него) – это благословение, защита, данные самой Богородицей Руси. Смоленская икона Божией Матери присутствует при всех событиях российской истории от времен ордынского нашествия и ига, войны с литовцами, вплоть до Отечественной войны 1812 г. и Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Перед этой иконой во все опасные периоды отечественной истории молились россияне. В 1812 г., перед Бородинской битвой, древнейшую чудотворную Смоленскую икону перенесли в Москву, тысячи людей молились перед ней, просили защиты. Накануне Бородинского сражения Смоленскую икону носили по военному лагерю, служили молебны. В ожидании боя на Бородинское поле вынесли Смоленскую икону, которую воины называли «матушкой, заступницей». Главнокомандующий М.И. Кутузов со всем генералитетом и воинством молились перед Смоленской иконой, молили ее о помощи и спасении России. В 1941–1945 гг. православные люди молились, просили Смоленскую икону снова защитить и помочь им одолеть врагов.

Опасность с Запада означала и означает не только физическое насилие, посягательство на русские владения, но и насильственное насаждение в Руси-России чуждой ей по духу, иной социальной психологии – религиозной и светской, ослабление позиций Православия. В наши дни идеологическое, в том числе нравственно-этическое, давление на Россию с Запада опаснее военного. Нравственно-духовное развращение неизбежно, если следовать рецептам безудержного развлечения, сексуальной «свободы», пивного стиля жизни, слепого подражания сомнительным «звездам», эгоистическим призывам получать только личные радости и жить прежде всего ради «себя любимого» в обществе потребления (а не труда и духовного развития). Удержаться от этого трудно, тем более что красивые глянцевые журналы, популярные газеты и телевидение твердят об этом, без конца рассказывают о соблазнительных, а чаще спорных западных образцах, нормах и «звездах», с упоением излагают светские скандалы и позорные слухи. В этой ситуации опять обращаем наши надежды на Смоленскую икону Божией Матери с просьбой помочь спасти от искушений и обманов молодые неопытные души, силой примера несгибаемых ни в каких условиях смолян, как и других достойных россиян, показать, как и ради чего стоит жить и чем оборачиваются в российской действительности иллюзорные западные модели.

Смоленская земля редкостно богата талантами и просто честными трудолюбивыми, доброжелательно настроенными людьми. Не слишком плодородные смоленские дерново-подзолистые почвы издавна приучили смолян много трудиться, чтобы вырастить хороший урожай. Неурожаи, разные людские беды, набеги врагов заставили смолян научиться объединяться, помогать и поддерживать друг друга, радоваться большим победам и небольшим удачам. Положение в западной части России многократно заставляло смолян сражаться, отражать захватнические набеги агрессивных соседей, любой ценой добиваться победы над врагами. Так сложился особый характер смолян, который на генетическом уровне сохранялся и передается из поколения в поколение. Трудолюбие, взаимные выдержка и поддержка, юмор, добрый душевный настрой, неукротимая решимость и редчайшее мужество в защите своей земли от посягательств недругов, а также умение добиваться поставленных целей были и остаются характерными чертами жителей Смоленской земли.

Кроме того, смоляне и внешне обычно хороши. Они высокого или среднего роста, у них красивые и чаще всего голубые или синие глаза, светлые, русые или рыжеватые волосы. Рослые смоляне чаще всего подтянутые, стройные, не меньше их привлекательны и крепыши среднего роста, про которых говорят «ладно скроен, крепко сшит». Неудивительно, что именно смоленский генофонд дал России столь много неординарных, талантливых и красивых личностей. Именно уроженец Смоленщины и первый в мире космонавт Юрий Алексеевич Гагарин стал эталоном русской народной красоты и доброжелательности. Гагаринская улыбка остается эталоном русской доброты, открытости, миролюбия.

На Смоленской земле родились не только первый космонавт Земли Ю.А. Гагарин, а также зодчий Ф.С. Конь, адмирал П.С. Нахимов, маршал СССР М.Н. Тухачевский, первый главнокомандующий Вооруженными силами советской республики Н.В. Крыленко, первая в России женщина-партизан, предводительница партизанского отряда в 1812 г. старостиха Василиса Кожина, основоположник русской классической музыки композитор М.И. Глинка, единственные русские советские поэты, стихи и слова к песням которых воспринимаются как народный фольклор, – А.Т. Твардовский и М.В. Исаковский, зачинатель советской научной фантастики А.Р. Беляев и писатель-фантаст, популяризатор науки А. Азимов, выдающиеся скульпторы М.О. Микешин и С.Т. Конёнков, основатель почвоведения В.В. Докучаев, исследователи Центральной Азии Н.М. Пржевальский и П.К. Козлов, выдающийся авиаконструктор С.А. Лавочкин, один из крупнейших специалистов по аэродинамике и авиации Б.Н. Юрьев, знаменитые актеры: Ю.В. Никулин, А.Д. Папанов, Л.И. Касаткина, известная меценатка, многолетний спонсор композитора П.И. Чайковского баронесса Н.Ф. фон Мекк, светлейший князь Г.А. Потемкин, многие яркие религиозные деятели, в том числе канонизированные Русской православной церковью (более двадцати личностей), а также иные светские неординарные люди.

На Смоленской земле ярко проявились организаторские и полководческие таланты М.И. Кутузова, П.И. Багратиона, М.А. Милорадовича, Н.Н. Раевского, Д.П. Неверовского и Г.К. Жукова, а также предводителей партизан 1812 г.: Д.В. Давыдова, М.И. Платова, старостихи Василисы Кожиной и руководителей советских партизанских отрядов. Именно здесь реализовался инженерный талант Н.Н. Бенардоса. Здесь начинали свой путь в русскую культуру композитор М.И. Глинка и поэт Ф.Н. Глинка, советские поэты М.В. Исаковский, А.Т. Твардовский, слагал свои поэтические строфы К.М. Симонов. Здесь, особенно в Талашкино и его окрестностях, творила свои благие дела княгиня М.К. Тенишева, работали художники: И.Е. Репин, М.А. Врубель, Н.К. Рерих, композитор И.Ф. Стравинский, бывал Ф.И. Шаляпин. На Смоленской земле берет начало творческая карьера известных русских скульпторов М.О. Микешина и С.Т. Конёнкова. Здесь работали знаменитые зодчие Ф.С. Конь, О.Д. Старцев, М.Ф. Казаков и некоторые другие.

Смоленская земля с давних пор дает примеры мирной жизни, взаимопомощи людей разных национальностей и вероисповеданий. Здесь живут русские, белорусы, украинцы, литовцы, поляки, евреи, армяне, татары, люди многих других национальностей. Здесь мирно соседствуют православные, католики, протестанты, мусульмане, иудеи, сторонники других религиозных конфессий.

Смоленская земля вошла особой страницей в мировую и отечественную историю религии. Как уже отмечалось, одной из основных православных святынь и покровительницей России является почитаемая чудотворной Смоленская икона Божией Матери. Как ни удивительно, но движение любавичских иудеев-хасидов окончательно оформилось именно на Смоленщине. Смоленское поселение Любавичи является главным центром возникновения хасидизма.

Смоленская область имеет уникальные природные, историко-культурные, мемориальные и другие памятники природного и культурного наследия. Среди них национальный парк «Смоленское Поозерье» и другие особо охраняемые природные территории (19 биологических и 3 комплексных заказника, более 150 памятников природы). Уникален археологический памятник – курганы в Гнездово – крупнейшее в Восточной Европе языческое кладбище. Среди многочисленных памятников историко-культурного наследия Смоленщины наиболее многочисленными являются памятники истории (их более 1300), особенно широко известны мемориалы «Катынь» и советской гвардии в Ельне.


В национальном парке «Смоленское Поозерье»


Среди лучших архитектурно-художественных памятников Смоленской земли: в Смоленске – крепостная стена, возведенная великим фортификатором Ф.С. Конем, и ансамбль Соборного холма с Успенским собором, в Вязьме – трехшатровая церковь Одигитрии (жемчужина русского зодчества, одна из трех подобных церквей в России и мире, уникальный памятник архитектуры).

Большой мемориальный интерес и историко-художественную ценность имеют бывшие дворянские усадьбы, прежде всего Новоспасское (где родился и провел свое детство М.И. Глинка), Хмелита (связанная с А.С. Грибоедовым, П.С. Нахимовым, С.С. Уваровым, М.А. Булгаковым), Талашкино и Фленово («дворянское гнездо» видной меценатки, коллекционера, художницы, мастера по эмали, певицы, пианистки М.К. Тенишевой), Слобода (теперь поселок Пржевальского, с домом Н.М. Пржевальского, его любимая усадьба с 1881 г.) и другие. В Смоленской области работает более сорока самых разных музеев.

Было бы большим заблуждением считать только красивую природу, славную историю, богатую культуру и архитектурные памятники главными предметами гордости Смоленской земли. Здесь есть выдающиеся и даже уникальные хозяйственные объекты, имеющие общероссийское значение и являющиеся предметами хозяйственной гордости всей России. Среди них: ОАО «Производственное объединение “Кристалл”» (одно из самых передовых предприятий в мире по высококачественной обработке ювелирных алмазов, первое гранильное предприятие в СССР и до сегодняшнего дня крупнейшее в России и во всей Европе предприятие по огранке алмазов); ведущий смоленский производитель спирта и ликеро-водочных изделий ОАО «Бахус» (оно организовало в Смоленске и открыло «Музей русской водки»), а также более чем со 105-летней историей Заревский спиртзавод, авиационный и вертолетный заводы и многие другие. В южной части Смоленской области работает Смоленская атомная электростанция (АЭС) мощностью 3 млн кВт.

При всем разнообразии хозяйственных объектов в Смоленской области в их числе особо выделяются предприятия по огранке алмазов. Смоленская область производит порядка 50 % бриллиантов в России (больше, чем любой другой регион страны, чуть ли не больше, чем все они дают вместе взятые). С 2005 г. Смоленскую область можно назвать «бриллиантовым регионом России», а «бриллиантовой столицей страны» теперь является именно Смоленск.

Природные данности Смоленщины, ее история, поучительная жизнь многих достойных смолян, судьбоносные события на Смоленской земле, ее хозяйство и экономика при знакомстве с ними и раздумьях над ними ведут думающего человека к плодоносным рассуждениям и полезным выводам, определяющим сознательную, грамотную позицию человека в реалиях современной действительности, рождают его деятельную, а не пассивную позицию в жизни.

Поездка на Смоленскую землю, гостевой или деловой визит на Смоленщину в той или иной мере непременно превращаются и в паломничество – ведь без посещения православных храмов и монастырей с их святынями и реликвиями нельзя представить пребывание в этих удивительных местах. Чудотворные, почитаемые, мироточивые и другие веками намоленные иконы, святые мощи, другие православные святыни и реликвии, места жизни и успокоения праведников, угодников Божиих как магнит притягивают к себе людей. Обладающие определенной православной грамотностью, культурой имеют возможность соблюсти православные обряды, а может быть, совершить христианские таинства.


Важнейшие православные обряды: молитва, культ икон, поклонение кресту, культ реликвий (различные предметы, принадлежавшие Иисусу Христу, Богородице, апостолам, многочисленным святым), культ мощей (останки умерших, оказавшиеся нетленными и обладающие, по мнению верующих людей, даром чудотворений), святые места (связанные с событиями церковной истории, земной жизнью православных святых). Православная церковь признает 7 таинств (культовых действий): крещение, причастие, покаяние (исповеди), миропомазание, брак, елеосвящение, священство, – с помощью которых, по мнению верующих, им сообщается невидимая благодать Божия. Но в монастырях не совершаются (кроме редчайших исключений) крещение и венчание.


Православные люди шли и идут в храм молиться, просили и просят помочь им и их близким, замаливают свои грехи. Молитва считалась и считается особенно действенной в храме, люди просили и просят о помощи Божией себе и близким, надеялись замолить свои грехи, а молитвы и помощь монастырям, тем более их создание, давали надежду замолить грехи не только свои, но и предков, чьи грехи отягощают жизнь их потомков. Молитвы в действующих храмах, монастырях, а также в не действующих пока храмах и обителях, или даже в местах, где они когда-то были, где возносятся или возносились священнические и особенно иноческие молитвы, усиленно действенны, ведь все эти места отмечены особой благодатью Господней, веками или десятилетиями намолены. Вот почему посещение действующих и недействующих православных религиозных центров и даже мест, где они были, имеют для православных людей особый смысл, очищающее значение.


Икона для верующего человека – источник духовной поддержки и помощи, с ней можно разговаривать, общаться, делиться своими проблемами и ожидать духовного содействия, подсказки как поступить. Многие иконы имеют своего рода «специализацию» в помощи для решения определенных вопросов.

Святые для верующего человека – это посредники между Богом и людьми, небесные покровители живущих на земле, к ним обращаются за помощью в земных делах. Каждый святой имеет своего рода «специализацию», т. е. оказывает помощь в определенных вопросах особенно действенно. В Русской православной церкви причисление к лику святых – это не форма поощрения (в том числе посмертного), не форма признания заслуг церковных деятелей. Прославление в лике святых – это прежде всего призвание к служению людям. Опытом своей земной жизни, своей мудростью русские святые подсказывают россиянам достойный путь их жизни, поступков, действий.


Храмы древнего Смоленска


Большое значение имеют православные реликвии – различные предметы, принадлежавшие в земной жизни святым и обладающие, по мнению верующих людей, чудотворной силой. Особую значимость имеет культ мощей, поклонение святым мощам. Мощи – это нетленные останки умерших людей, которые были канонизированы. Эти реликвии, как считают верующие люди, исполнены благости Божией и способны творить чудеса. Нередко мощи хранятся под спудом, т. е. скрыты в земле. В работах современных биологов, например кандидата наук Т.П. Решетниковой, говорится и доказывается, что захоронения святых, святые мощи являются источником мощных позитивных излучений. Верующие люди убеждены, что благодать Божия снисходит при молитве перед святыми мощами или на могиле подвижника благочестия. Считается, что благодатные дары, данные святому, сохраняются в его мощах, способных помогать людям.

Совершая поездку в православный монастырь, посещая храм, нужно строго соблюдать ряд несложных правил. Женщины должны быть в платьях, длина юбки – ниже колен. Открытые платья и кофты с глубокими вырезами и короткими рукавами, как и шорты, брюки – недопустимы. Женщины должны входить в храм, монастырь с покрытой головой, не следует пользоваться косметикой, особенно – губной помадой, направляясь в храм. Мужчины в храме пребывают без головного убора. Верующие люди, входя в храм, монастырь (и в каждый его храм) осеняют себя крестом. Войдя в храм, принято кланяться местночтимым святыням: чудотворным иконам, мощам. После молитвы можно приложиться к иконе, но нельзя целовать лик. У Спасителя принято лобзать ногу, у Божией Матери и святых – руку или край одеяния, уголок иконы. Если икона с мощевиком, то обычно прикладываются к святым мощам. Подходя к раке со святыми мощами, делают два земных поклона, прикладываются к ножкам и головке или к одной головке. Отойдя, делают один земной поклон. На раку святого разрешается положить иконку святого, четки, ладанку, другую реликвию, чтобы освятить их на святых мощах. Некоторые приносят с собой семейные реликвии – панагии, медальоны с изображением святых и др., их можно приложить к чудотворной иконе или святым мощам. В монастырях, храмах некоторые святыни: освященное масло из лампадок, землю с чтимых могил, ладанки, иконки и др. – раздают бесплатно, в таких случаях принято делать посильные пожертвования. В храмах, как правило, есть ящички и подносы для пожертвований на их украшение, ремонт, реставрацию, благоустройство. Во многих храмах, монастырях фотографирование, киносъемка, работа с видеокамерой разрешаются только на условиях, установленных настоятелем обители (обычно это умеренная плата). Фотографирование монахов и священнослужителей допустимо только при их согласии; при несоблюдении этого правила последствия могут быть разными.


Газета «Безбожник» № 18 от 22 апреля 1923 года


Православные центры на Смоленской земле, как и в других частях нашей страны, в советский период пережили большие утраты: монастыри закрыли, многие храмы закрыли или сломали, церковные ценности были в большой мере изъяты из церквей и обителей. Порой национализацию (понимай – воровство официальным путем) церковных богатств пытались «оправдать» необходимостью борьбы с голодом или какими-то иными «достойными» целями. На самом деле шла борьба с Православием, старались разрушить православный духовно-нравственный стержень россиян и прихватить огромные церковные ценности. Смоленская земля была одной из главных жертв борьбы с Православием в России. Виновниками закрытия религиозных центров и их разграбления, разрушения основ Православия во всех частях страны в советский период была группа воинствующих безбожников.


До событий 1917 г. Православие было официальной религией Российской империи, религиозность была тогда нормой жизни. Политические события осени 1917 г. и их социально-экономические последствия активно способствовали разрушению традиционных религиозных основ российского общества, что привело к деморализации и нравственному разложению людей, отравлению их душ идеологией атеизма. Вирус атеизма поразил огромное число «революционеров». Многие большевики, их лидеры из-за их национально-конфессиональных корней не могли понять острую потребность большинства россиян в Православии. С первых лет советской власти началась антирелигиозная кампания, причем с особой жестокостью она была направлена именно против Православия, его центров.

Главными советскими идеологами атеизма и оппонентами Православия стали Лев Давидович Троцкий (Лейба Бронштейн, 1879–1940), Феликс Эдмундович Дзержинский (1877–1926), Владимир Ильич Ленин (Ульянов, 1870–1924), Емельян Михайлович Ярославский (Миней Израилевич Губельман, 1878–1943; главный автор советских трудов по атеизму). Одобрял утверждение и реализацию атеистической политики Яков Михайлович Свердлов (Янош Соломон Мовшевич, 1885–1919; секретарь ЦК партии и председатель ВЦИК). Декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви (1918) ужесточил гонение на верующих, ускорил конфискацию церковных ценностей и массовое закрытие церквей, монастырей, других религиозных центров. Троцкий в 1922 г. подготовил секретную записку «О политике по отношению к Церкви», где обосновал целесообразность конфискации церковных ценностей под прикрытием лозунга борьбы с голодом, а также как меру умаления влияния Православной церкви на людей. В 1922 г. Политбюро ЦК РКП(б) утвердило «Практические предложения по изъятию церковных ценностей». Троцкий ловко сумел использовать эти меры для борьбы с Русской православной церковью и для личного обогащения. Способные на здравый анализ событий члены ВКП(б) постепенно осознали разрушительную воровскую сущность деятельности троцкистов по отношению в первую очередь к Русской православной церкви. Так, Председатель ВЦИК М.И. Калинин (1875–1946) в 1924 г. обратился с письмом в ЦК РКП(б) к его секретарю Иосифу Виссарионовичу Сталину (1878–1953; Джугашвили), писал, что «нарастает стремление захватить все большее количество храмов и обратно – растет сила сопротивления, нарастает раздражение широких масс верующих». И.В. Сталин осуждал в 1923, 1933, 1939 гг. снос храмов, их недостойное использование, аресты священнослужителей, проектирование застройки на месте намечаемых к разрушению храмов (документы ВКП(б); по Карпову В.В., 2002. Т. I. С. 91, 97–99). В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Сталин сполна осознал позитивную значимость Церкви для страны. В 1943 г. в Кремле состоялась встреча Сталина с митрополитами Сергием (И.Н. Страгородским), Алексием (С.В. Симанским), Николаем (Б.Д. Ярушевичем), в результате которой в нашей стране возродилось патриаршество. Русской православной церкви разрешили открывать храмы и духовные учебные заведения, издавать журнал.

В 1970—1980-е гг. отношения советского государства и религиозных организаций стали более лояльными, а с конца 1980-х гг. начался ощутимый процесс улучшения взаимоотношения государства и религиозных конфессий. Особенно активизировался процесс нормализации отношений государства и религиозных конфессий с 1990-х гг. Пришло запоздалое осознание того, что поддержка государства со стороны религиозных структур является своего рода гарантом стабильности в стране в целом. В 1990 г. был принят закон «О свободе совести и религиозных объединениях», а в 1997 г. – более совершенный закон «О свободе совести и религиозных объединениях». За 1990–2010 гг. была проведена большая работа по возвращению Православной церкви и другим религиозным конфессиям, общинам верующих исторической собственности, возродились многие закрытые в советский период храмы и монастыри, построены новые церкви и часовни, разрешено проводить крестные ходы и должным образом отмечать религиозные праздники. Все это способствует духовно-нравственному развитию россиян, в том числе славных жителей Смоленской земли.

* * *

Жители Смоленской области при желании могут многое узнать о своей Малой родине, хотя бы даже по содержательным местным школьным учебникам: «География Смоленской области» (1997; 2000) и «Учебно-методические материалы по географии» (2004) для учащихся 8–9 классов, «История православной культуры Земли Смоленской» (2004). Но они из-за недостаточного тиража и целевой направленности недоступны большинству россиян, в том числе туристам, приезжающим на Смоленщину, да и написаны они в ключе традиционных школьных учебников для подростков, нуждаются в определенной информационной актуализации.

Чтобы понять, объяснить притягательную уникальность и поучительную значимость Смоленской земли, нужно не только знать азы ее краеведения и региональной экономики, но и воспринимать, анализировать события на ней в контексте общероссийских процессов, с учетом субъективизированной истории всей страны и Смоленщины, учитывать особую ценность религиозных, духовно-нравственных, культурологических сюжетов в жизни этой особо значимой части России. Монументальной и интересной книги о Смоленской земле пока нет, создать ее можно только в результате творческого содружества специалистов в разных сферах, смолян и представителей других регионов нашей страны. Но об этом пока остается только мечтать.

Многолетнее восхищение Смоленщиной заставляло меня неоднократно приезжать в эту часть России и несколько десятилетий собирать информацию о ней. Приближающийся юбилей Смоленска (1150 лет) и юбилей Учителя – выдающегося ученого Юлиана Глебовича Саушкина (1911–1982), многие ученики и последователи которого успешно трудятся в Смоленской области и готовятся научной конференцией в Смоленске отметить его столетие, определили мое желание создать общедоступную книгу о Смоленской земле совместными усилиями москвичей и смолян. Но писать книгу и готовить рукопись к изданию – дело трудоемкое, хлопотное и пришлось писать одной.

Московское издательство «Вече» с сильными и неизменными патриотическими традициями поддержало намерения автора. Выражаю искреннюю и глубокую признательность сотрудникам издательства «Вече» за помощь в деле оформления рукописи, публикации этой книги. Особо благодарю главного редактора издательства С.Н. Дмитриева, а также Н.С. Дмитриеву, О.Н. Богачеву, И.В. Резникову. Кроме того, благодарю доктора географических наук, профессора А.П. Катровского, жителя Смоленска, за подаренные книгу и две брошюры о Смоленской области, информацию которых я учла при написании рукописи этой книги.

Глава 1. Знакомимся со Смоленской землей (исторический, природно-экологический, социально-экономический очерк развития Смоленщины)

1.1. Западный щит России

Смоленская земля с древних времен неизменно была западным щитом на пути иноземных захватчиков, желавших захватить и покорить Русь-Россию. Неоднократно именно на Смоленщине в жесточайших битвах решалась судьба всей нашей страны. Смоляне всегда участвовали в военных операциях, боевых сражениях за независимость своей Родины – Руси, России, СССР (наша страна в 1922–1991 гг.).

Одно из древнерусских княжеств – Смоленское, известное с тридцатых годов XII в., простиралось по верхнему течению р. Днепр. Оно почти с середины XIII в. и особенно решительно – со второй половины XIV в. вело борьбу с Великим княжеством Литовским. В XVII в. смоляне противостояли польским интервентам, в 1812 г. воевали против наполеоновских войск, а в первой половине ХХ в. – против немецко-фашистских захватчиков.

Издавна смоляне известны как мужественные, смелые воины. Неудивительно, что ордынцы, в 1238 г. разорившие восточные смоленские земли и направившие свой отряд к Смоленску, все-таки не решились его штурмовать и не рискнули пытаться его захватить (1239 или 1240).


Изображение Смоленска на гравюре 1627 г.


В 1410 г. именно смоленские полки прославились в знаменитой битве под Грюнвальдом; тогда смоляне сыграли решающую роль в разгроме Литвою тевтонских рыцарей (Грюнвальдская битва остановила продвижение немцев на Восток). Смолянам пришлось длительное время (1239–1514 гг., почти 275 лет) со всем русским народом вести затяжную борьбу против литовских князей, которые пытались отторгнуть Смоленщину от Русского государства и владеть ею. Смоленск и его окружение входили в состав Великого княжества Литовского в 1404–1514 гг. (почти 110 лет), в 1514 г. Смоленские земли были возвращены России.

Нужно особо отметить, что хотя Смоленск и его окружение довольно длительное время были отторгнуты от русских земель, московские великие князья и цари всегда оценивали Смоленск как историческую законную русскую собственность, временно отнятую у них. Например, когда московский князь Иван III Васильевич, прозванный Великим (1440–1505 гг.; великий князь с 1462 г.), после войны России с Литвой и Польшей (1500) заключил перемирие на 6 лет, то он отклонил предложение Литвы о вечном мире, до тех пор пока не будут возвращены России Смоленск и Киев.

Смоляне проявили высокий патриотизм, героизм, выдержку в тяжелое Смутное время, особенно в 1609–1611 гг.; почти 2 года длилась оборона Смоленска, когда смоляне задерживали у его стен польские войска. Из-за действий предателя поляки все-таки заняли Смоленск. Они хозяйничали в нем почти 43 года (1611–1654 гг.; в 1654 г. русские войска освободили город). В 1618 г. по Деулинскому перемирию между Россией и Речью Посполитой Смоленские земли оказались за пределами Русского государства (после неудавшейся попытки польских войск в 1617–1618 гг. захватить Москву, между Россией и Речью Посполитой (объединенное польско-литовское государство с 1569 до 1795 гг.) в деревне Деулино было заключено перемирие на 14,5 лет; Россия по Деулинскому перемирию уступила Речи Посполитой Смоленскую, Черниговскую и Новгород-Северскую земли; только через 49 лет Смоленские земли удалось вернуть в состав Русского государства).

Очередные беды Смоленской земле принесли две Русско-польские войны, тянувшиеся целых 15 лет. Русско-польская, или Смоленская, война 1632–1634 гг. велась Россией за возврат захваченных в годы польской интервенции Смоленской и Черниговской земель. Она завершилась капитуляцией окруженной под Смоленском русской армии, которой командовал воевода М.Б. Шеин, и подписанием Поляновского мира. Русско-польская война 1654–1667 гг. велась Россией также за возврат Смоленской и Черниговской земель, а также Белоруссии и обеспечение воссоединения Украины с Россией. В 1654–1655 гг. русские войска разбили основные силы Речи Посполитой, освободили Смоленщину и большую часть Белоруссии. Эта война завершилась подписанием Андрусовского перемирия в 1667 г. в смоленской деревне Андрусово. По этому перемирию Речь Посполита возвратила России Смоленскую и Черниговскую земли, признала воссоединение с Россией Левобережной Украины.

Отечественная война 1812 г. принесла не только большие беды, но и неувядаемую славу жителям Смоленщины. В июне 1812 г. войска французского императора Наполеона Бонапарта перешли границу России и двинулись покорять ее. Их численность составляла 648 тысяч человек (из них не более 30 тысяч вернулись во Францию). В то время на западной границе России было всего 215 тысяч войск, разделенных на три армии. Первая армия генерала М.Б. Барклая-де-Толли находилась в Литве, вторая – генерала П.И. Багратиона – в Белоруссии, третья – генерала А.П. Тормазова – на Украине. Русские войска были рассредоточены на 600-километровом фронте. Армия М.Б. Барклая-де-Толли (127 тысяч человек), армия П.И. Багратиона (46 тысяч человек) и армия А.П. Тормасова (42 тысячи человек) были разделены расстоянием до 200 километров. Наполеон намеревался разбить каждую армию поодиночке, дать генеральное сражение и быстро разгромить Россию.

Русские войска оказали упорное сопротивление врагам, ведя оборонительные бои, стали отходить на восток. В ходе отступления и тяжелых арьергардных боев армии Барклая-де-Толли и Багратиона смогли соединиться. Эти две армии соединились у стен Смоленска.

4 и 5 августа 1812 г. русские войска обороняли Смоленск во имя обеспечения полного соединения русских армий, а затем чтобы обеспечить относительно безопасное отступление основных сил. Только когда поставленные перед русской армией задачи были выполнены, войска покинули город. Русские войска сохранили боеспособность, французы двинулись за отступавшими русскими войсками. Русское командование вывело свои войска из-под Смоленска на Старую Смоленскую дорогу, сорвав план Наполеона навязать генеральное сражение и разгромить русскую армию в невыгодных для нее условиях. Хотя наполеоновские войска и заняли Смоленск, через 3 месяца сильно пострадавший от французов город был освобожден русскими войсками. Вскоре после битвы под Смоленском русские войска возглавил 67-летний прославленный полководец М.И. Кутузов, соратник и последователь А.В. Суворова. В ноябре 1812 г. русские войска во главе с главнокомандующим Кутузовым разбили армию Наполеона около смоленского города Красный.

На Смоленской земле абсолютно все русские солдаты и офицеры дрались с большим ожесточением, они отстаивали независимость своей Родины, воевали за свои земли. Солдаты и офицеры родом из Смоленщины сражались с особой решимостью и бесстрашием. Так, в составе корпуса генерала Н.Н. Раевского был Смоленский полк, везде отважно сражавшийся и особенно – у стен Смоленска. В рядах русской армии сражались и многочисленные добровольцы из Смоленщины. Несколько тысяч смоленских добровольцев было в дивизии генерала Д.П. Неверовского.


Битва с наполеоновскими войсками за Смоленск. Гравюра XIX в.


Армия Наполеона несла большие потери. Жители смоленских городов, сел, деревень уходили вместе с отступавшими русскими войсками, угоняли скот, сжигали хлеб, дома, усадьбы, чтобы ничего не досталось врагу. В местах, занятых противником, стали возникать и успешно теснили врагов партизанские отряды. Смоленские партизаны 1812 г. снискали особую славу. На Смоленщине громили врагов 40 партизанских отрядов. Среди наиболее отличившихся предводителей партизанских отрядов был Д.В. Давыдов, атаман М.И. Платов, старостиха Василиса Кожина. Генерал-фельдмаршал М.И. Кутузов очень высоко оценил значение партизанского движения на Смоленщине. В послании к жителям Смоленска он написал: «Достойные смоленские жители – любезные соотечественники. С живейшим восторгом извещаю я ото всюду о беспримерных опытах и верности и преданности вашей к любезному Отечеству. В самых лютейших бедствиях своих показываете вы непоколебимость своего духа… Враг мог разрушить стены ваши, обратить в развалины и пепел имущество, положить на вас тяжкие оковы, но не мог и не возможет победить и покорить сердец ваших. Таковы россияне».

В 1812 г. Смоленская губерния пострадала больше других российских губерний от действий наполеоновских войск. Большая часть построек была разрушена, города, села, деревни буквально обезлюдели. Но смоляне смогли возродить и вернуть к созидательной жизни свою землю. К 1820-м гг. беды и разорения 1812 г. в основном удалось преодолеть на Смоленщине.

В царский период бедная природными минеральными ресурсами, обладающая малоплодородными почвами, относительно малолюдная Смоленская губерния в хозяйственном отношении развивалась медленно. В ней преобладало развитие сельского хозяйства. Смоленская земля выделялась очень низким уровнем промышленного развития. В 1913 г. в Смоленской губернии было всего 205 предприятий, на которых трудились 13 тысяч рабочих, из них 32 % были заняты на производстве алкогольных напитков. Хотя в губернии выращивали много льна, в ней не была налажена даже его первичная обработка. В большей мере из-за того, что в Смоленской губернии промышленность почти не развивалась, крестьяне местных сел и деревень уходили в более развитые районы Центральной России. Подавляющую часть жителей Смоленщины тогда составляли крестьяне, бедных крестьян было очень много. В целом жители Смоленщины по благосостоянию уступали большинству губерний Центральной России. Неудивительно, что год от года росло недовольство людей существовавшими порядками. После осенних событий 1917 г. на Смоленской земле установили советскую власть. В 1929 г. была создана Западная область с центром – городом Смоленском, а с 1937 г. он стал центром образованной Смоленской области. С первых лет советской власти первоочередное внимание в хозяйственном развитии Смоленской земли стали уделять промышленности.


Смоленск в конце XIX в.


В 1941 г. Смоленщина одной из первых отечественных земель ощутила ужасы гитлеровского нашествия. На Смоленской земле в начале Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. советские войска вели в основном оборонительные бои, сопровождавшиеся огромными потерями. Но удалось, хотя и ценой огромных людских потерь, задержать продвижение фашистских войск, нанести им ощутимый удар, увеличить время и расширить возможности для эвакуации населения и перестройки экономики страны на военный лад. Героизм советских воинов и патриотизм жителей захваченных территорий поражали даже врагов. Так, начальник штаба сухопутных войск Германии генерал Гальдер записал в своем дневнике: «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека». А газета «Deutsche Allgemeine Zeitung» от 2 июля 1941 г. писала: «Бои на Востоке носят особый характер. Битва, которая имеет место на Восточном фронте, отличается тем, что русские оказывают повсюду упорное и ожесточенное сопротивление». Жители смоленских городов, поселков, сел, деревень: женщины, старики, дети – как могли, помогали и поддерживали советских воинов, которым особенно трудно было в первые месяцы войны, в том числе в их родных местах. Переживания того периода хорошо выразил поэт К.М. Симонов в своем ставшем быстро известным и любимым стихотворении «А. Суркову» (1941 г.). На Смоленщине шли кровопролитные бои с наступавшей фашистской армией, развертывались героические действия партизан на оккупированной врагом территории, а затем – гремели бои за освобождение Смоленской земли и всей России.

С 10 июля по 10 сентября 1941 г. длилось кровопролитное Смоленское сражение, ставшее одной из важных причин краха гитлеровского плана молниеносной войны. В ходе Смоленского сражения 1941 г. советские войска сорвали вражеский план наступления на Москву. Именно на Смоленской земле гитлеровцы впервые были вынуждены обороняться. В ходе Смоленского сражения родилась советская гвардия. Именно на Смоленщине впервые были использованы в боях реактивные минометы «Катюша», ставшие легендарными.


Разрушенный Смоленск. Осень 1941 г.


В период с 7 августа по 2 октября 1943 г. продолжалась Смоленская операция, в ходе которой советские войска разгромили 7 дивизий и нанесли тяжелое поражение 14 дивизиям немецко-фашистской группы армий «Центр», сковали около 55 вражеских дивизий, что способствовало успешному завершению контрнаступления советских войск в Курской битве. Были очищены от оккупантов часть Калининской (ныне Тверской) и Смоленской области, было положено начало освобождению Белоруссии. Смоленская область в 1943 г. была полностью освобождена от гитлеровских захватчиков. В Смоленской операции участвовали войска Западного фронта, которыми руководил генерал армии В.Д. Соколовский (1897–1968), и левое крыло Калининского фронта, который возглавлял генерал-полковник А.И. Еременко (1892–1970).

Гитлеровцы на Смоленской земле замучили и убили десятки тысяч мирных жителей, более 81 тысячи человек угнали в фашистское рабство, очень много смолян погибло на фронтах и в партизанских отрядах. В результате всего этого численность населения Смоленщины уменьшилась на 50 %, а некоторые районы Смоленской области почти обезлюдели (так, от довоенной численности жителей на территории, освобожденной от оккупантов, насчитывалось в Пречистенском районе – менее 20 %, в Ярцевском и Слободском – 25 %). Далеко не все смоляне, ушедшие защищать Родину, вернулись домой. О героическом вкладе смолян в Победу говорит и то, что свыше 250 из них были удостоены высокого звания Героя Советского Союза; отважный смоленский партизан и советский воин М.А. Егоров водрузил вместе с Мелитоном Кантария Знамя Победы над рейхстагом в Берлине в мае 1945 г.

27 месяцев продолжались на территории Смоленской области бои с гитлеровскими захватчиками. Фашисты превратили в руины все 12 смоленских городов, стерли с лица земли большинство районных центров, тысячи сел и деревень. Они разграбили и разрушили 935 промышленных предприятий, более трех тысяч учреждений культуры и здравоохранения, сожгли почти 250 тысяч домов сельских жителей, уничтожили 670 тысяч сельскохозяйственных машин, отобрали у населения и сельскохозяйственных предприятий 1,5 млн голов скота. Материальный ущерб, причиненный хозяйству Смоленской области оккупантами, превысил 40 млрд рублей. Города Смоленск и Вязьма были в числе пятнадцати городов, подлежащих по решению советского правительства первоочередному восстановлению. Подвергнувшаяся длительной вражеской оккупации Смоленская область только в 1954 г. достигла уровня 1940 г. Далее, в советский период, экономика и социальное развитие Смоленской области продолжали развиваться, но не избежали ошибок и просчетов, характерных для всей нашей страны тех лет – СССР (1922–1991) и ее частей.

1.2. Природно-ресурсный потенциал, основные черты экономики Смоленской области и их оценка

Смоленская область (49,8 тыс. кв. км) расположена в центральной части Восточно-Европейской равнины, ее наиболее возвышенные части находятся в пределах Смоленской и Вяземской возвышенностей (высоты до 319 м). Смоленская область граничит с Белоруссией и пятью регионами России, с областями Псковской, Тверской, Московской, Калужской, Брянской. Смоленская область занимает 0,3 % площади Российской Федерации и 7,7 % площади Центрального федерального округа, численность ее жителей (983 тыс. человек в 2008 г.) составляет 0,7 % от общей численности россиян и 2,6 % от численности жителей ЦФО (2008). В конце ХХ – начале XXI в. Смоленская область давала порядка 0,6 % промышленной и 1,1 % сельскохозяйственной продукции России, на нее приходилось около 0,4 % капитальных вложений и 0,6 % российского розничного товарооборота.

Важным фактором развития регионального хозяйственного комплекса Смоленской области является потенциал ее экономико-географического положения. Приобретение областью статуса приграничного положения заставляет, с учетом местных региональных особенностей, решать относительно новые проблемы: реструктуризация хозяйства, уточнение отраслей рыночной специализации хозяйства, а также структуры товарообмена, миграции населения, передислокации вооруженных сил и другие, определяемые условиями постсоциалистического развития России. Приграничное положение области сильно влияет на структуру ее социально-экономического комплекса, определяет значительную роль в развитии хозяйства Смоленской области разносторонних связей, и прежде всего торговых, с Белоруссией.

Смоленская область относится пока к регионам с невысоким суммарным экономическим потенциалом и умеренным инвестиционным климатом. Для области присущ бюджетный дефицит, особенно пагубно сказывающийся на развитии отраслей социальной сферы (образование, здравоохранение, культура и др.).


На смоленском заводе вычислительных машин


Распад СССР в 1991 г., принципиальные экономические и политические изменения в Российской Федерации определили сложности в развитии Смоленской области (как и страны в целом, всех ее регионов) на начальном этапе постсоциалистического этапа развития России, вступившей в новую фазу своей жизни. По сравнению с 1990 г. ряд показателей социально-экономического развития Смоленской области ухудшились в начале XXI в., но постепенно стала складываться тенденция их медленного, но все-таки улучшения, прерванная начавшимся в 2007–2008 гг. глобальным экономическим кризисом, который с трудом стараются преодолеть все страны и регионы. На фоне основных социально-экономических показателей по России в целом и ее Центрального федерального округа Смоленская область длительный период выделяется своими невысокими показателями.

Смоленская область относительно бедна полезными ископаемыми. В ее недрах обнаружено около тридцати видов полезных ископаемых осадочного происхождения. Здесь есть: известняки, мел, мергель (используются для получения щебня, известковой муки, цемента); пески (строительные, стекольные, силикатные); песчано-гравийный материал, глины (кирпичные, гончарные и др.); фосфориты (их добыча велась здесь до Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.); торф, минеральные воды (наиболее известны минеральные воды Демидовского и Новодугинского месторождений); лечебные грязи (иловые грязи Купринского и Мутного озер; торфяные грязи используются в лечебно-профилактических учреждениях); низкокалорийный бурый уголь (Сафоновское месторождение разрабатывалось в послевоенные годы, в 1997 г. шахты были закрыты); алмазы (открыты в 1990-х гг. в районе г. Вязьмы).

Климат на Смоленщине умеренно-континентальный, средняя температура самого холодного месяца – января –90 °С, а самого жаркого месяца июля +17 °С, осадков выпадает 600 мм в год. Здесь протекают реки Днепр (с притоками Сож и Десна), Вазуза, Угра, Каспля и др. На территории области созданы водохранилища, наиболее крупные из них – Вазузское и Яузское (созданы для водоснабжения г. Москвы), Десногорское (водоем-охладитель Смоленской атомной электростанции). В Смоленской области есть более ста пятидесяти озер, расположены они в основном в ее северо-западной части (Сапшо и др.), имеют ледниковое происхождение; есть здесь и более тысячи торфяных озер.

В области преобладают смешанные леса. Вторичные леса заменили хвойно-широколиственные леса. Хвойные породы теперь занимают в 2 раза меньшую площадь по сравнению с мелколиственными. Наибольшее распространение имеют береза, осина, ольха. Здесь обитают 70 видов млекопитающих (22 вида грызунов, 12 видов хищников, 9 видов рукокрылых, 8 видов насекомоядных и др.), 270 видов птиц, 45 видов рыб. В местную Красную книгу включено 89 видов животных и 78 видов растений, нуждающихся в охране.


У истока Днепра


Основные формы рельефа здесь – возвышенности и низменности (последние преобладают). В области преобладают дерново-подзолистые почвы (занимают 40 % площади), есть также дерновые, болотные и бурые лесные почвы, все они не отличаются высоким плодородием.

В области растет число особо охраняемых природных территорий, среди них наиболее известны: национальный парк «Смоленское Поозерье» (федерального подчинения), историко-культурный и природный заповедник «Хмелита», природный историко-культурный заказник «Алексино», комплексный заказник «Исток Днепра», два десятка обширных биологических заказников (17 в 2004 г.). Среди особо охраняемых территорий областного и районного значения 19 биологических и 3 комплексных заказника, более 150 памятников природы.

Основные характеристики административно-территориального деления Смоленской области (на начало 2008 г.) следующие: в ней 25 районов, 15 городов, 3 городских района (округа), 12 поселков городского типа, 298 сельских администраций (почти пять тысяч сельских населенных пунктов). Города Смоленской области: Смоленск (316,5 тыс. человек), Вязьма (55,1 тыс.), Рославль (54,7 тыс.), Ярцево (49,8 тыс.), Сафоново (44,6 тыс.), Десногорск (31,7 тыс.), Гагарин (26,5 тыс.), Дорогобуж (11,3 тыс.), Ельня (10,1 тыс.), Рудня (9,5 тыс.), Починок (9,1 тыс.), Демидов (8,0 тыс.), Сычевка (7,8 тыс.), Велиж (7,5 тыс.), Духовщина (4,2 тыс. человек). Как мы видим, в области только один крупный по людности город (Смоленск), 6 средних по людности городов (Вязьма, Рославль, Ярцево, Сафоново, Десногорск, Гагарин) и 8 малых годов.

В Смоленской области живут 983,2 тыс. человек (на 1 января 2008 г.), или 0,7 % от численности населения России. В городской местности живут 704 тыс. человек (72 %) и в сельской местности – 280 тыс. человек (28 %). Средняя плотность населения по области составляет 20 чел./кв. км (этот же показатель в 1926 г. – 44 чел./кв. км), а в Смоленске – 1903 чел./кв. км (в нем живет 32 % жителей этой области). Как и в большинстве других регионов России, для Смоленской области характерна депопуляция населения. Так, только за 1990–2007 гг. численность населения Смоленской области сократилась с 1159 до 983 тыс. человек, т. е. на 176 тыс. человек, уменьшалась в среднем на 9,8 тыс. человек в год.

Среди других (кроме депопуляции) демографических проблем области – постарение населения (увеличение численности и доли населения в старших возрастах; из общей численности населения области дети и подростки составляют 14 %, трудоспособный возраст – 63 %, жители старше трудоспособного возраста – 23 %), гендерная диспропорция (мужчины составляют 45 % от общей численности населения), высокий уровень разводов, расширение практики неюридической брачности (гражданские браки), сокращение ожидаемой продолжительности жизни, наметившаяся тенденция деградации генофонда (физическая и духовно-нравственная), алкоголизация населения, усиление напряженности в межэтнических отношениях (от общего числа жителей русские составляют 93 %, украинцы – 2 %, белорусы – 1,5 %; православный контингент – не менее 98 % всех жителей; всего в области проживают представители почти ста национальностей), неравномерность расселения населения по территории, обострение имущественных различий, неудовлетворенность условиями трудозанятости, безработица (уровень зарегистрированной безработицы, т. е. доля безработных в численности экономически активного населения области, составлял в 2000 г. – 12,3 % и 2007 г. – 6,5 %) и другие.

Заработная плата является основой для обеспечения жизни большей части жителей Смоленской области. В структуре денежных доходов населения на оплату труда приходится 41 %, на доходы от предпринимательской деятельности – 13 %, на социальные выплаты – 18 %, на доходы от собственности – 4 %, на другие доходы (включая скрытую зарплату) – 24 %. Начисленная среднемесячная зарплата в области составляет 70 % от общероссийского показатели и 60 % от показателя по Центральному федеральному округу. Среднедушевые доходы в месяц в Смоленской области составляют 67 % от общероссийского показателя и 49 % от показателя по ЦФО (за 2007 г.).

Современная Смоленская область, несмотря на трудности, вносит ощутимый вклад в российскую экономику. Занимая всего 0,3 % площади России и имея только 0,7 % от общей численности россиян, Смоленская область обеспечивает 34 % российского производства крупных электромашин, 11 % производства молочных консервов и 1,4 % животного масла (2007–2008 гг.).

Удельный вес (2007) Смоленской области в общероссийских основных показателях (по каждому показателю Россия – 100 %) можно представить так, в процентах: среднегодовая численность занятых в экономике – 0,7; валовый региональный продукт – 0,4; основные фонды в экономике – 0,6; объем отгруженной продукции собственного производства, обрабатывающих производств – 0,5 и производство и распределение энергии, газа и воды – 1,3; продукция сельского хозяйства – 0,7 (продукция растениеводства – 0,7 и животноводства – 0,7); объем строительных работ – 0,3; ввод в действие общей площади жилых домов – 0,5; оборот розничной торговли – 0,5 (по уровню оборота розничной торговли на душу населения занимает 36-е место среди 85 регионов РФ); поступление налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджетную систему Российской Федерации – 0,3; инвестиции в основной капитал – 0,3 (в области в объеме инвестиций 45 % составляют собственные средства и 55 % привлеченные); экспорт – 0,2; импорт – 0,3.

В структуре валового регионального продукта Смоленской области основными видами экономической деятельности являются: обрабатывающие производства, оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспортных средств, бытовых изделий и предметов личного пользования, сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство, транспорт и связь.


Рогатый скот на лугах Смоленщины


Структура валового регионального продукта по видам экономической деятельности в Смоленской области выглядит так (2007 г., в процентах): сельское хозяйство, охота, рыболовство, лесное хозяйство – 10,5; добыча полезных ископаемых – 0,5; обрабатывающие производства – 23,1; производство и распределение электроэнергии, газа, воды – 8,3; строительство – 6,5; оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования – 19,8; гостиницы и рестораны – 1,2; транспорт и связь – 9,9; операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг – 5,1; государственное управление и обеспечение военной безопасности, обязательное социальное обеспечение – 6,2; образование – 3,7; здравоохранение и предоставление социальных услуг – 4,2; предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг – 1,0.

В Смоленской области (в фактически действовавших ценах в процентах к итогу, 2007 г.) структура объема отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами по виду экономической деятельности «обрабатывающие производства» выглядит так, в процентах (все обрабатывающие производства этой области – 100 %): производство пищевых продуктов, включая напитки и табак, – 12,7; текстильное и швейное производства – 2,4; производство кожи, изделий из кожи и производство обуви – 0,1; обработка древесины и производство изделий из дерева – 2,1; целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность – 2,4; производство кокса и нефтепродуктов – 1,1; химическое производство – 10,4; производство резиновых и пластмассовых изделий – 1,6; производство прочих неметаллических минеральных продуктов – 7,0; металлическое производство и производство готовых металлических изделий – 1,7; производство машин и оборудования – 10,3; производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования – 16,0; производство транспортных средств и оборудования – 9,3; прочие производства – 1,7.

Смоленская область является аграрно-индустриальным регионом. Специализацию промышленности области определили четыре следующих фактора: 1) сырьевой (развитие маслосыродельного, молочного и молочно-консервного, мясного и мясоперерабатывающего производств, промышленности строительных материалов, льнообработки); 2) трудовой, в частности концентрация высококвалифицированных специалистов (позволивших развивать авиационное, железнодорожное и коммунальное машиностроение, приборостроение, электротехнику, ювелирную промышленность) и наличие дешевой рабочей силы (способствовавшей развитию текстильной, швейной, трикотажной промышленности); 3) выгодное экономико-географическое положение (прежде всего близость Москвы) способствовало развитию автомобилестроения; 4) относительно невысокая плотность хозяйственной жизни (экологический фактор) привела к появлению мощных предприятий электроэнергетики и химической промышленности (по Рудскому В.В., Шкаликову В.А. и др., 2007).

Структура промышленного производства с 1990-х гг. претерпела в Смоленской области существенные изменения. В 1990 г. по стоимости произведенной продукции выделялись: машиностроение и металлообработка – 36,4 %; легкая промышленность – 20 %; пищевая промышленность (включая мукомольно-крупяную и комбикормовую) – 17,2 %; электроэнергетика – 8,1 %; промышленность стройматериалов – 5,1 %; химическая промышленность – 4,2 %. В 2001 г. ведущей отраслью стала ювелирная промышленность – 29,7 %, другими важными отраслями промышленности оставались: машиностроение и металлообработка – 19,7 %, электроэнергетика – 19,4 %, химическая – 9,8 %, пищевая – 10,1 %, промышленность стройматериалов – 4,8 %, резко сократилась роль легкой промышленности – 2,9 %. Основная доля работающих в промышленности в начале XXI в. была сосредоточена в машиностроении (до 38 % всех занятых в промышленности), легкой промышленности (10 %), пищевой промышленности (10 %), в ювелирной промышленности занято всего 3 % промышленно-производственного персонала.

Нужно особо отметить огромную роль Смоленской области в алмазно-бриллиантовом комплексе России (включающем добычу алмазов, гранильную и ювелирную отрасли). Основная часть алмазообрабатывающих предприятий (осуществляющих огранку алмазов, что означает их превращение в бриллианты) сосредоточена в Смоленской области, Москве, Подмосковье, Республике Саха, а также Пермской и Орловской областях. Долгое время лидерами в производстве бриллиантов были Москва и Московская область, но с 2005 г. они уступили первое место Смоленской области. С 2005 г. доля Смоленской области в производстве бриллиантов в России выросла с 39 до 50 % и более (по произведенной продукции в стоимостном выражении). Еще в 2005 г. в общем объеме производства бриллиантов в стране (100 %) на Смоленскую область приходилось 39 %, за ней следовали Москва и Московская область – 37 %, Республика Якутия – 21 %, Пермская область – 1 %, Орловская область – менее 1 %, остальные регионы – порядка 2 %. Среди 31 ведущих по продаже гранильных компаний России 8 – смоленские. По занятости в гранильной отрасли лидирует Смоленская область, на нее приходится не менее 54 % всего отечественного персонала, занимающегося гранением алмазов. 57 % производства бриллиантов в России приходится на 4 предприятия, среди которых по количеству и по качеству выпускаемой продукции выделяется находящееся в Смоленске ОАО «ПО “Кристалл”» (объем его продаж был 343 млн долларов в 2005 г.; крупнейшее в Европе предприятие по огранке бриллиантов).

В Смоленской области доминирует производство бриллиантов самой качественной и соответственно самой дорогой категории бриллиантов. Пока эта продукция мало востребована на внутреннем рынке, поэтому для смоленских производителей бриллиантов особое значение имеют дочерние зарубежные компании. Есть высококачественные уникальные формы огранки (в том числе фантазийная форма), которые выполняются только в Смоленской области и в основном в ОАО «ПО “Кристалл”». В Смоленской области год от года упрочивается и расширяется градообразующая роль гранильной отрасли.

Производство бриллиантов в Смоленской области будет расширяться. Вложение средств в бриллианты, прежде всего высоких весовых категорий (0,5–1 карат и более), качественной или уникальной огранки, а также подбор парных камней – дело надежное, хотя и доступное далеко не всем. Для многих обладание бриллиантами – доказательство успеха и самоутверждения, достижения желаемого достатка. Так что спрос на бриллианты, но прежде всего – мелкие и средние, только потом – крупные, будет расти. Нет уверенности, что россияне знают о культуре пользования бриллиантовыми украшениями. И раньше, и теперь действительно грамотные, культурные люди носят украшения с бриллиантами только вечером и обычно на неординарных мероприятиях (что, по сути, ограничивает их использование, сокращает потребность в них). Но об этих и других правилах хорошего тона обладания бриллиантами теперь мало кто знает.


Смоленское производственное объединение «Кристалл». Огранщик бриллиантов за работой


Ведущими отраслями хозяйственной специализации Смоленской области в ХХ – начале XXI в. являются: машиностроение, электроэнергетика, пищевая и легкая промышленности, с начала XXI в. – ювелирная промышленность. Машиностроение представлено авиационной, радиотехнической, электротехнической отраслями и приборостроением. Электроэнергетика представлена двумя тепловыми районными электростанциями (Дорогобуж, Озерный) и Смоленской атомной станцией, пищевая промышленность – производством масла, сыра, молочных консервов, легкая – выпуском льняных и хлопчатобумажных тканей. В Смоленске завод «Кристалл» специализируется на огранке алмазов и производстве алмазных инструментов. Главные промышленные центры Смоленской области – города Смоленск, Вязьма, Рославль, Сафоново, Гагарин, Ярцево.

Смоленск играет исключительно большую роль в экономике Смоленской области. Удельный вес Смоленска в основных социально-экономических показателях Смоленской области можно представить так (по каждому показателю Смоленская область – 100 %, показатели по Смоленску в процентах): численность населения – 32 %; среднегодовая численность работников организаций – 42; наличие основных фондов организаций – 28; объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами по видам деятельности – добыча полезных ископаемых – 4; обрабатывающие производства – 48; производство и распределение электроэнергии, газа и воды – 36; объем строительных работ – 49 %; ввод в действие общей площади жилых домов – 57; оборот розничной торговли – 51; инвестиции в основной капитал – 24 %. Смоленск производит порядка 54 % объема промышленной продукции Смоленской области (54,1 % в 2004 г.).

Важное значение в экономике Смоленской области играет сельское хозяйство. Неудивительно, что эта область мало зависит от импорта продовольствия. В Смоленской области сельскохозяйственные угодья занимают 1479 тысяч гектаров (30 % всех земель и 1 % данных угодий России), в том числе пашня – 1008 тысяч гектаров (20 %); площадь сельскохозяйственных земель сокращается.

Издавна на Смоленщине выращивают зерновые культуры (ячмень, овес, рожь), лен, картофель, овощи, плодово-ягодные и кормовые культуры, разводят крупный рогатый скот молочно-мясного направления, также развиты свиноводство, коневодство (племенное хозяйство и выращивание рабочих лошадей), птицеводство. В Смоленской области соотношение продукции растениеводства и животноводства в хозяйствах разных категорий неодинаковое. Удельный вес продукции растениеводства и животноводства в целом по области – 52 и 47 %, в сельскохозяйственных организациях – 58 и 32 %, в хозяйствах населения – 65 и 35 %, в крестьянских (фермерских) хозяйствах – 29 и 71 %.

С 1990-х гг. на смену колхозам и совхозам пришли акционерные общества, кооперативные и фермерские хозяйства. Депопуляция и трудности переходного периода определили сокращение производства сельскохозяйственной продукции. Особенно пострадало возделывание трудоемких культур: льна, картофеля, овощей, ягод. Но активнее стали развиваться пчеловодство, рыбоводство, выращивание крупяных культур. Серьезной ошибкой в развитии сельского хозяйства области является отсутствие должного внимания к развитию льноводства.


Смоленский лен


Выигрышным должно стать выращивание льна-долгунца, для чего здесь имеются необходимые природные условия. По экологическим характеристикам русский лен – лучший в мире. Тот, кто использует льняное постельное и нательное белье, носит льняную одежду, гольфы, носки, шарфы, головные уборы, как правило, имеет более надежное здоровье, чем люди, не использующие продукцию изо льна. В льняной одежде не жарко летом и не холодно зимой. Льняные ткани имеют высокий спрос в нашей стране и за рубежом. При этом нужно помнить, что лен – важнейшая волокнистая культура Смоленской области, да и всей России. Лен любит прохладную погоду, он очень влаголюбив (хорошо растет в период дождливого и прохладного лета), не переносит жару. Это определяет лучшие возможности возделывания льна в русском Нечерноземье, в том числе в Смоленской области. Но высевание льна связано с рядом дополнительных организационно-технологических действий. На полях предшественниками льна желательно иметь культуры, обогащающие почвы азотом (обычно это клевер и вико-овсяная смесь), причем нужны хорошо окультуренные почвы. Лен-долгунец восприимчив к грибковым заболеваниям (что существенно снижает качество растительных волокон), из-за этого можно высевать его на одном поле не чаще чем раз в 7–9 лет. А это в свою очередь влечет ограниченность в посевах льна, занимающих только до 12–15 % посевной площади хозяйств. Лен-долгунец – это довольно трудоемкая культура, а в Нечерноземье, в том числе на Смоленщине, численность населения в последние десятилетия резко сократилась, что осложняет выращивание этой культуры.

В Смоленской области развиты разные подотрасли животноводства: племенное скотоводство (районы: Починка, Сычевки, Новодугино и др.); коневодство (район Дорогобужа, село Алексино); свиноводство и птицеводство (окрестности Смоленска, Ярцево); звероводство (окрестности Самуйлово-Гагарина); рыбоводство (Озерный, Десногорск); пчеловодство (вблизи Красного, Хиславичей, Шумяги, Ершичей, Десногорска, Темкина, Велижа). В области наиболее представительное развитие получило молочно-мясное скотоводство.

Смоленская область обладает богатейшим, разнообразным по составу историко-культурным наследием. Здесь есть около 800 древних археологических памятников, среди них выделяются 2, имеющие международное значение: крупнейший в Восточной Европе некрополь языческих времен – Гнездовские курганы и Сертейский комплекс «Болотная Венеция» (6–2 тысячи лет до нашей эры; хозяйственные и жилые постройки на сваях около реки).

Число памятников истории здесь превышает 1300, среди них мемориалы, места жизни и деятельности известных людей, памятные и исторические места. Сохранились многочисленные архитектурно-художественные памятники, среди них памятники промышленной архитектуры, а также городской, усадебной и садово-парковой архитектуры, а также культовые постройки и целые религиозные комплексы.

Экологическая ситуация в Смоленской области вызывает определенную тревогу. Показатель улавливания вредных веществ, выброшенных в атмосферный воздух области стационарными источниками, равен 81 %. Основными стационарными источниками загрязнения атмосферного воздуха являются предприятия энергетики, в том числе Смоленская ГРЭС, Дорогобужская ТЭЦ (в сумме более 55 %). В Смоленске основной вклад в загрязнение атмосферного воздуха вносят предприятия энергетики, машиностроения и металлообработки, производства стройматериалов. Автотранспорт дает 75 % суммарных выбросов вредных веществ в атмосферу. Из общего объема сброшенных сточных вод в водные объекты области девяносто процентов составляют загрязненные воды. Основным источником загрязнения водных объектов являются предприятия жилищно-коммунального хозяйства г. Смоленск. Подземные воды являются основным источником хозяйственно-питьевого водоснабжения населенных пунктов. На Смоленск приходится 30 % общего водозабора из подземных источников. Главные центры образования и накопления отходов – города Смоленск, Сафоново, Ярцево, Верхнеднепровский. Проблема сбора, утилизации, обезвреживания отходов сполна не решена. Из ежегодно образующегося объема отходов тридцать семь процентов используются на производстве или обезвреживаются. Особую экологическую опасность представляет загрязнение почв радионуклидами и тяжелыми металлами. Радиоактивная обстановка в области определяется последствиями чернобыльской аварии, а также выбросами в атмосферу и сбросами в водные системы радиоактивных веществ в процессе эксплуатации Смоленской АЭС.

1.3. Религиозное развитие и традиции. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

На Смоленской земле в жизни людей большое значение всегда играла религия. В I–II вв. в этих местах жили первобытные днепро-двинские племена, предки более поздних балтов (литовцев и латышей). Славяне-кривичи появились на этих землях не ранее V в. Местные балтское и финно-угорское население в основном добровольно вошло в племенной союз кривичей. Кривичи были язычниками. Христианство появилось на Смоленских землях к IX–X вв.; вероятно, местных жителей познакомили с верой Христовой византийские торговцы, путешествовавшие «из варяг в греки».


Изображение старого Мономахова Успенского собора на плане Смоленска XVII в.


Великий киевский князь Владимир I Святославич (ввел христианство на Руси в 988 г.) крестил кривичей и вятичей. В 990 г., когда он с военным походом шел в Новгород, то вместе с митрополитом Михаилом приехал в Смоленск и крестил смолян (2010 г. – 1020-летие крещения смолян). К концу XI в. во многих смоленских городах были православные приходы, храмы. В первой половине XII в. в Смоленске появился первый монастырь. В 1101 г. тогда переяславский князь Владимир Мономах (со временем он стал великим киевским князем), в удел которого входил Смоленск, заложил в детинце на высоком холме первый каменный храм Успения Богородицы, его освятили к 1103 г. Начиная с XII в. число православных храмов и монастырей стало стабильно расти, отражая растущие и упрочивавшиеся религиозные потребности, чувства смолян.

На Смоленской земле не слишком благоприятные природные условия, в том числе малоплодородные дерново-подзолистые почвы, а также на протяжении длительного времени тревожная обстановка для жителей пограничного края (почти всегда ожидавших нападения на их земли неугомонных, алчных соседей – литовцев, поляков, а затем французов, немцев, да и еще в условиях частого недовольства в массе своей небогатых смолян своими властьпредержащими лицами, и все это на фоне высокой вероятности междоусобных бед), усиливали тягу людей к религии, способствовали росту числа монашествующих и священства. Со временем появились свои чтимые места, святыни, реликвии (очень многие из них пропали, были бесследно утрачены), стабильно рос авторитет духовенства, православных праведников, среди уроженцев Смоленщины появились святые. Были причислены к лику святых: Исаакий Смоленский (XI в.), Прохор-лебедник (XI в.), Аркадий Вяземский и Новогоржский (XI в.), князь Ростислав-Михаил Смоленский, затем – великий князь киевский (XII в.), Авраамий Смоленский, Ефрем Смоленский, Игнатий Смоленский (все трое конец XII – начало XIII в.), Меркурий Смоленский (XIII в.), Федор Смоленский и Ярославский (XIII в.), Симон Смоленский (XIV в.), Андрей Смоленский и Переяславский (XIV в.), Симеон и Иулиания Вяземские (XV в.), Герасим Болдинский (конец XIV – начало XV в.), Питирим, просветитель земли Тамбовской (XVII в.), Рославльские старцы-пустынники (XVIII в.), Макарий, просветитель Алтайской земли (XVIII в.), Николай, основатель Японской Православной церкви (XIX в.), И.Я. Корейша (конец XVIII – начало XIX в.) и другие, в том числе новомученики российские (канонизированные в конце ХХ в.).


Смоленская духовная семинария. Фото конца XIX в.


Позиции Русской православной церкви (РПЦ) стабильно упрочивались на Смоленщине. Под влиянием смоленских церковных деятелей на Смоленской земле сложились богатые традиции духовного образования, развитию которых способствовали священнослужители и влиятельные светские лица. Так, князь Роман Ростиславич (княжил в 1159–1180 гг.) на свои личные средства создавал приходские школы. При дворцовой церкви князя по его желанию была открыта школа для детей духовенства, где преподавали греческие и латинские учителя; этим он способствовал подготовке образованных людей, прежде всего священнослужителей для своего княжества. Еще раньше, в 1136 г., при его отце, первом смоленском князе, основателе самостоятельной династии смоленских князей Ростиславовичей – Ростиславе Мстиславиче (1125–1160), в Смоленске была учреждена архиерейская кафедра (первым смоленским епископом был грек Мануил). В 1588 г. Смоленская епархия была возведена в ранг архиепископии, что свидетельствовало о ее растущем авторитете и значении. Надежные позиции Православия на Смоленской земле (при длительных попытках сторонников католицизма поколебать православную веру и принципиальные нравственно-духовные устои смолян), плодоносная практика управленческой церковной деятельности на Смоленщине способствовали усилению позиций Православия на Руси-России, а также воспитанию дельных церковных иерархов общерусского православного масштаба. Так, митрополитами киевскими были Климент Смолятич (с 1147 г., один из самых выдающихся деятелей Киевской, т. е. Древней, Руси), Мисаил (Друцкий-Соколинский, епископ Смоленский, с 1474 г. митрополит Киевский), Иосиф (Солтан, епископ Смоленский в 1494–1508 гг.; с 1508 г. митрополит Киевский), есть и другие примеры, в том числе в новейшей истории. Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (В.М. Гундяев, на Смоленской кафедре в 1984 – январь 2003 гг.) стал Патриархом Московским и всея Руси с 2009 г.

В начале XVIII в. в Смоленске существовала православная архиерейская школа, преобразованная во втором десятилетии XVIII в. по образцу киевских духовных учебных заведений. В 1728 г. в Смоленске была учреждена Духовная семинария. Смоленская духовная семинария в царский период за 190 лет (1728–1918) выпустила много ярких деятелей церкви, часть выпускников проявили себя в светской жизни, стали известными деятелями культуры, науки, общественными деятелями. Ее выпускниками были: архимандрит Макарий (Глухарев) – выдающийся миссионер, просветитель земли Алтайской, канонизирован; архиепископ Николай (Касаткин) – основатель Японской православной церкви, канонизирован; В.В. Докучаев – известный профессор, основатель почвоведения, крупный ученый; И.И. Виноградов – поэт и переводчик; А.Р. Беляев – известный писатель-фантаст и др.

В 1819 г. было создано Смоленское отделение Российского Библейского общества (занималось изданием и распространением книг Священного Писания). В 1849 г. в Вязьме было основано женское епархиальное училище (готовило регентов – руководителей церковных хоров и преподавательниц Закона Божьего), в 1852 г. его перевели в Смоленск. В 1865 г. начали издавать «Смоленские епархиальные ведомости». В 1880 г. был открыт Смоленский миссионерский комитет (занимался просветительской работой среди старообрядцев и сектантов). В 1883 г. была открыта общедоступная епархиальная библиотека. В 1885 г. было создано Братство во имя преподобного Авраамия, Смоленского чудотворца (его члены-братья занимались религиозно-нравственным просвещением жителей Смоленской епархии). В 1895 г. было создано Смоленское отделение Императорского Православного Палестинского общества. В 1896 г. в Смоленской епархии был основан один из первых в Русской православной церкви Церковно-исторический комитет (собирал, обеспечивал хранение предметов церковной старины и исторической информации о Смоленской епархии, содержал музей-древнехранилище).

В княжеский и царский периоды, кроме местных смоленских церковных владык и князей, а также московских великих князей и царей (особенно Василий Темный, Иван Грозный, Федор Иванович, Борис Годунов, Михаил Федорович, Алексей Михайлович, Петр I и др.), московских митрополитов и патриархов (особенно митрополиты Иона и Киприан, патриархи Филарет Романов и Тихон), также много свершили для сохранения и упрочения духовно-нравственного здоровья смолян и пользы РПЦ на Смоленской земле просто сильные, мудрые, светские личности, например К.П. Победоносцев.

На Смоленской земле веками неизменно сохранялись, точно выполнялись, строго свершались православные обряды и таинства. Верность православным традициям всегда была характерной чертой смолян. Напомним здесь только о некоторых из них, рассказы о других содержатся далее в тексте этой книги. Так, на Смоленской земле получила развитие традиция православного старчества; прославились рославльские старцы-пустынники.


Старчество – это давно известное (как минимум с ХI в.) явление в жизни Русской православной церкви. Старчество включает духовную помощь опытного, сильного в духовно-нравственном плане человека (старца-наставника) другому человеку, менее зрелому в делах православной веры или вообще не имеющему даже начальных знаний в этой области.

Старец – это совсем не обязательно старый по возрасту человек, это прежде всего сильный в духовном отношении человек, являющийся духовным руководителем монахов и мирян любого возраста и пола, разной социальной принадлежности. В самом строгом варианте явление старчества включает полное подчинение человека выбранному им старцу, полное доверие ему, исповедание старцу о своих действиях и мыслях. В Православии практикуются многократные, редкие и даже единичные обращения к старцам за духовной помощью и дельными советами, чтобы решить мирские житейские проблемы, приблизиться к духовному совершенству.

Одним из первых настоятелей-старцев на Руси был преподобный Феодосий Печерский (ХI в.). Среди святых русских старцев особенно почитают Сергия Радонежского, Иосифа Волоцкого, Нила Сорского, Серафима Саровского, Амвросия Оптинского, Иоанна Кронштадтского.


Рославльские старцы-пустынники в непроходимых лесах под городом Рославль создали к концу XVIII в. прославившуюся Рославльскую пустынь. По просьбе Калужского епископа Филарета они выделили из своей среды группу подвижников во главе со схиархимандритом Моисеем, отправившуюся в Оптину пустынь для организации в ней скита. Они положили основание одному из важнейших духовных центров России, были канонизированы. Очень много для утверждения Православия на Смоленщине сделал старец – монах Герасим Болдинский (конец XV – начало XVII в.), канонизированный Церковью.

Смоленская земля (наряду с Муромской землей и ее княжеской четой Петром и Февронией) дала яркие примеры православной традиции верности таинству брака, ненарушения священных брачных уз и супружеской верности. Самым ярким примером этого на Смоленщине является жизнь вяземской княжеской четы Иулиании и Симеона, канонизированных после их трагической гибели. Симеон и Иулиания Вяземские вошли в русскую историю как любящие, благоверные супруги. Их жизнь является примером верного и счастливого супружества, основанного на взаимной любви, терпении, желании поддерживать и помогать друг другу, невозможности измены даже после ухода одного из супругов из земной жизни. В мечтах о надежном супружестве люди обращаются в своих молитвах прежде всего к Симеону и Иулиании Вяземским, Петру и Февронии Муромским с просьбой устроить счастливый брак, помочь сохранить супружескую верность, помнить о том, что в кодексе православных ценностей для жены главный человек – муж, для мужа главное лицо в жизни – жена, только потом идут престарелые родители и затем – дети.

Смоленская земля внесла свой вклад в продолжение традиции подвига православного юродства.


Русский народ особенно чтил юродивых. Блаженные, вольные в своих поступках могли указывать на недостатки знатных и первых лиц в государстве, им приписывали дар пророчества. Именно пророческое служение юродивых с XVI в. получает социальный, и даже политический, смысл. Феномен русского юродства имеет очень сложную и трудно понятную современному человеку сущность. Три принципиальных момента выделяют в этом парадоксальном подвиге: а) аскетическое попрание тщеславия, притворное безумство; б) выявление противоречия между глубокой христианской правдой и поверхностным здравым смыслом и моральным законом с целью посмеяния миру; в) служение миру в своеобразной проповеди, которая совершенствуется не словом и не делом, а силой Духа, духовной властью личности, нередко облеченной пророчеством.


И.Я. Корейша. Гравюра XIX в.


Первым настоящим юродивым на Руси был Прокопий Устюжский (XII в.). В Москве о юродивых стали говорить с первой трети XIV в.; наиболее известными блаженными были Василий Блаженный (1469–1557) и уроженец Смоленщины Иван Яковлевич Корейша.


Подвиг православного юродства несли (всю сознательную жизнь или часть ее) смоляне: Исаакий Смоленский (в миру – Чернь, уроженец города Торопец, стал одним из первых подвижников Киево-Печерского монастыря), Аркадий Вяземский и Новоторжский, Авраамий Смоленский, все они были канонизированы, как и И.Я. Корейша, местночтимый святой в Москве.


Иван Яковлевич (1783–1861) Корейша родился в семье смоленского священника, учился в местной духовной академии, затем жил в Смоленске. После каких-то неприятностей он решил стать отшельником и ушел в лес, в конце концов решился юродствовать. Смоленские крестьяне обнаружили его в лесу, поскольку юродивых уважали, построили ему избушку, стали ходить к нему в лес за советом, духовной поддержкой, вскоре имя Ивана Яковлевича стало известным всей округе. Как-то к нему приехала девушка, дочь одной смоленской богатой и знатной барыни, просватанная за военного, героя Отечественного войны 1812 г., спросила, будет ли она счастлива в намечаемом браке. Внезапно и не ясно почему, при этой девушке и ее матери Корейша вместо ответа закричал, вскочил со своего места, начал стучать кулаками о стол, заорал: «Разбойники! Воры! Бей! Бей!» После этого девушка наотрез отказалась выходить замуж за своего жениха, потому что Иван Яковлевич, как она поняла, назвал его разбойником. После этого жених отправился к Корейше, сильно избил его и попросил смоленского губернатора избавить общество Смоленской губернии от полоумного изувера, расстраивавшего семейные дела. Но это не привело к свадьбе. Невеста приняла монашество, со временем стала игуменьей и до своей смерти вела переписку с Корейшей. После скандала, учиненного неудачливым женихом, Корейшу хотели отправить в дом для умалишенных. Но подобного дома в Смоленске то ли не было, то ли под давлением населения его не хотели держать в плохо устроенном местном «безумном доме», поэтому Корейшу отправили в 1817 г. в Москву, в дом для сумасшедших. В доме для умалишенных ему выделили отдельную комнату. К нему за советом приходили толпы богатых и бедных людей, приносили дары: продукты, одежду, деньги, которые он раздавал нуждавшимся людям и его гостям-посетителям. Даже Н.В. Гоголь собирался советоваться именно с ним о судьбе своего второго тома «Мертвых душ» (он его позже сжег), а для Ф.М. Достоевского он служил прототипом юродивого Семена Яковлевича в романе «Бесы», а в «Женитьбе Бальзаминова» Н.А. Островского устами маменьки героя этой комедии также вспоминают Ивана Яковлевича. Какие-то предсказания и истолкования слов Корейши сбывались, кому-то он действительно облегчал душевные и физические страдания. Его даже как-то собрались выпустить из сумасшедшего дома, а он отказался его покидать. Немногим более сорока лет Корейша жил в сумасшедшем доме, предсказывал, советовал. Когда он умер, разгорелась чуть ли не драка – где и кому его хоронить, желающих было слишком много. Одни хотели везти его на его родину в Смоленск, другие требовали похоронить его в Москве, что в конце концов и сделали.


В 1913 г., когда в Смоленской губернии жили около 1,7 млн человек, из которых 90 % были православными верующими, в пределах Смоленской епархии действовали 17 монастырей (10 мужских и 7 женских), 812 церквей. При церквях было 535 библиотек, 24 больницы, 2 больницы при монастырях, 98 богаделен при церквях и 2 при монастырях. В то время в Смоленске, где жили 63,4 тыс. человек, из которых 85 % были православные люди, действовали 3 монастыря, 33 храма, работали Духовная семинария, уездное Духовное училище, женское епархиальное училище, несколько церковно-приходских школ. В составе клира были 40 протоиереев, 828 священников, 749 псаломщиков.

После событий 1917 г., установления советской власти, число действующих православных храмов стало уменьшаться. Их было на Смоленщине в 1913 г. – 812 (и действовали 17 монастырей), в 1925 г. – 548 храмов, в 1985 г. – 35. Но в постсоциалистический период их число в Смоленской области стало снова расти и достигло в начале 2000 г. 124 (и действовали 4 монастыря), сейчас – еще больше храмов и монастырей.

После установления советской власти (1917), с лета 1918 г., на Смоленской земле по решению советской администрации стали закрывать храмы и преследовать духовенство. В 1922 г. большое недовольство верующих вызвала кампания по изъятия церковных ценностей якобы для помощи голодающим Поволжья. По призыву патриарха Тихона (1865–1925 гг.; В.И. Беллавин, канонизирован) верующие собрали деньги, сделали щедрые пожертвования из церковных ценностей, но новой власти этого было мало, начался повсеместный грабеж и разорение храмов. Тех, кто мешал этому, жестоко наказывали, их убивали, отправляли в тюрьмы и лагеря.

В 1922 г. провели постыдный «Процесс Смоленских церковников», на котором судили 45 трезвомыслящих представителей смоленской интеллигенции и духовенства. Советская власть способствовала физическому устранению действительно убежденных верующих, патриотично настроенных, грамотных священнослужителей. Для раскола Русской православной церкви новая власть создала послушную ей «Обновленческую церковь», которой отдали Успенский собор в Смоленске, обеспечили издание обновленческого журнала «Церковь и жизнь»: из 736 священников 47 % были сторонниками «Обновленческой церкви».


Изъятие церковных ценностей. Фото 1920-х гг.


В 1925 г. был создан Смоленский губернский совет «Союза безбожников» (с 1931 г. – «Союз воинствующих безбожников»), который с 1931 г. стал издавать свой «Бюллетень», вел на местном радио регулярную передачу «Час безбожника», на Рождество и Пасху (величайшие христианские праздники) устраивал безобразные антирелигиозные демонстрации, карнавалы, повсеместно проводил лекции и беседы на атеистические темы.

В 1930 г. в январе в Смоленске за одну неделю по постановлению горисполкома со всех храмовых звонниц сняли колокола и отправили их на переплавку. В конце 1920-х – середине 1930-х гг. усилился процесс закрытия, разрушения храмов и преследования духовенства. Священнослужителей обвиняли в контрреволюционной работе и антисоветской деятельности. В 1937 г. объявили о раскрытии «контрреволюционной организации в Смоленске», тогда 14 человек приговорили к расстрелу и 17 – сослали в лагеря. Всего за 1917–1950 гг. в Смоленской области было репрессировано около 750 священнослужителей, монахов, людей, работавших при церкви. Число действовавших храмов повсеместно сокращалось. Так, в Смоленске в начале 1941 г. действовали 4 храма, а к лету – только один (Тихвинский кладбищенский) храм.

За период гитлеровской оккупации (июль 1941 – сентябрь 1943 гг.) число религиозных центров на Смоленской земле увеличилось; оккупационная администрация разрешала открывать их в расчете на приобретение симпатий местного населения. Так, в предвоенном Смоленске с населением более 150 тысяч человек был только один действующий православный храм, а в 1942 г., когда в городе было менее 30 тыс. жителей, действовали уже 5 храмов. В Смоленске были открыты пастырские курсы, выпустившие только за первые 7 месяцев своего существовании 40 священников. Церковное возрождение на захваченных врагом территориях вело к возрождению, мужанию национального духа россиян. Гитлеровцы вскоре поняли это, поэтому Гитлер издал приказ о запрещении помощи вермахта Церкви на оккупированных территориях. Немецкие солдаты и офицеры обычно грабили и оскверняли храмы, мучили священнослужителей, подозревая их в связях с партизанами, подпольщиками. Очень многие храмы в процессе военных действий были разрушены, ведь войска использовали их как ориентир для наведения орудий. Особенно нагло гитлеровцы громили и взрывали храмы при отступлении (в сентябре 1943 г. вся Смоленщина была освобождена от захватчиков).


Успенский собор, разрушенный немецко-фашистскими оккупантами. Осень 1941 г.


С восстановлением советской власти пастырские курсы были закрыты, ряд священников были репрессированы якобы за «сотрудничество с оккупантами», однако уже не было массовых преследований верующих людей и закрытия храмов. Но даже через 40 лет после окончания войны, в 1985 г., на Смоленщине действовало всего 35 храмов, расположенных главным образом в ее глубинке.

С 1985 г. реальные практические действия по оживлению церковной жизни на Смоленщине начал тогда архиепископ Кирилл (В.М. Гундяев). Тогда к Смоленско-Вяземской епархии присоединили удаленную от Смоленской области Калининградскую область, епархия стала называться Смоленской. Только за первые 15 лет пребывания на Смоленской кафедре Владыки Кирилла было восстановлено и построено в Смоленской области 39 храмов (и в Калининградской области 27); затем были восстановлены или построены заново десятки других храмов; была создана действенная система духовного образования, включающая 2 православных детских сада (в Смоленске и Велиже), 2 православные гимназии (в Смоленске и Рославле), Духовное училище, Смоленскую Духовную семинарию (1995). Для школ был разработан учебный курс «Основы православной культуры» и факультативный курс «Основы православной этики и культуры», похожие курсы были разработаны для специальных высших и средних учебных заведений Смоленской области. Стали возрождаться закрытые в советский период монастыри.

Сейчас в Смоленской области действует 5 монастырей (три мужских и два женских). Мужские монастыри: Свято-Преображенский Авраамиев (г. Смоленск), Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский (с. Болдино), Свято-Преображенский (г. Рославль). Женские монастыри: Свято-Димитриевский (г. Дорогобуж), Вяземский Иоанно-Предтеченский (г. Вязьма).

В ряде смоленских храмов пребывают православные святыни и реликвии, в том числе в Смоленске – чудотворная Смоленская икона Божией Матери «Одигитрия» (XVI в.), чудотворная Казанская икона Божией Матери, чудотворная мироточивая икона преподобного Серафима Саровского. Около храма села Темкино находятся чтимая могила схимонахини Макарии и святой источник Ильи Пророка. В селе Болдино пребывают (под спудом) святые мощи Герасима Болдинского. В городе Десногорске бьёт святой источник Казанской Божией Матери на месте явления (обнаружения) иконы Божией Матери Казанская. В деревне Луги есть святой источник святителя Николая Угодника на месте обретения иконы святителя Николая и место, где жил будущий великий преподобный старец Моисей Оптинский (XVIII в.) и другие.

В прошлом многовековые территориальные претензии Литвы и Польши на Смоленские земли, временное пребывание части этих земель вне Русского государства (даже в условиях их возвращения России) способствовали распространению на Смоленщине и других религиозных верований, кроме Православия. Наиболее сильные позиции из них смогла завоевать католическая церковь, усилению которой на своих захваченных смоленских территориях раньше усиленно способствовали Литва и Польша (униатская архиепископия была открыта в Смоленске в 1625 г.). В наши дни на территории Смоленской области, кроме православных людей, живут сторонники католицизма, а также протестантизма, иудаизма и ряда других религиозных верований.

В княжеский и царский периоды через польские и белорусские земли стремились попасть на Русь-Россию евреи, ощущавшие в Европе давление, гонение на них. Число евреев-иудеев на Смоленских землях стало заметно со второй половины XVIII в., когда первые евреи-эмигранты прибыли официально на постоянное жительство в Россию, главным образом в ее вновь приобретенные юго-западные и южные владения. Произошло это в 1764 г. по разрешению императрицы Екатерины II (1729–1796 гг.; правила с 1762 г.). Неудивительно, что со временем относительно новое направление в мировом иудаизме – хасидизм появился именно на Смоленской земле в поселении Любавичи (отсюда любавичские хасиды). В целом с конца XVIII в. стало увеличиваться чисто синагог и иудейских молельных на Смоленских землях. Среди иудейских центров всего мира особо выделяется поселение Любавичи как крупнейший мировой центр зарождения хасидизма, куда растет поток верующих иудеев.

В наши дни при мирной религиозной веротерпимости подавляющее большинство религиозных центров в Смоленской области – это православные монастыри и храмы (что не удивительно, ведь резко преобладающая часть смолян – это православные люди).

Исключительный вклад в оздоровление духовно-нравственного климата, возрождение храмов, монастырей на Смоленской земле в конце ХХ – начале XXI в. внес и вносит Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, который длительный период времени был архипастором в этом регионе. В 1990 г., тогда архиепископ, Кирилл инициировал и обеспечил возрождение Иоанно-Предтеченского Вяземского монастыря, в 1991 г. – Свято-Троицкого Герасимо-Болдинского монастыря, в 1998 г. он способствовал возрождению Свято-Димитриевского Дорогобужского монастыря, всегда особое внимание уделял возрождению приходов на Смоленской земле. Пребывая на Смоленской кафедре, Владыка Кирилл сделал поразительно много для организации и улучшения работы православных учебных и воспитательных заведений в Смоленской епархии. Благодаря его энергии, поддержке, участию были открыты Смоленское межъепархиальное училище, которое в 1995 г. преобразовали в Смоленскую Духовную семинарию, созданы православные детские сады и православные гимназии.


Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Владимир Михайлович Гундяев, родился в 1946 г.) был (декабрь 1984 – начало 2009 гг.) митрополитом Смоленским и Калининградским, был (с 1989 г.) председателем Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата. Он внес исключительный вклад в дело упрочения позиций Русской православной церкви в новых постсоциалистических условиях, сделал поразительно много для объединения Русской православной церкви (Московский патриархат) и Русской Зарубежной православной церкви. В начале 2009 г. шестидесятитрехлетний Владыка Кирилл стал Патриархом Московским и всея Руси, до этого он более 24 лет трудился на Смоленской кафедре.


Патриарх Московский и всея Руси Кирилл


Владимир Гундяев родился в Ленинграде в семье священника, окончив среднюю школу в 18 лет, поступил в Ленинградскую духовную семинарию и затем – Духовную академию, в 23 года стал монахом с наречением имени в честь равноапостольного Кирилла, учителя Словенского. В возрасте 26 лет он был возведен в сан архимандрита (старшего монаха) и назначен представителем Московского патриархата при Всемирном Совете Церквей в Женеве; в 28–38 лет возглавлял Ленинградскую духовную семинарию и академию. В 30 лет Владыка Кирилл был возведен в сан епископа Выборгского, викария Ленинградской епархии, в 31 год был возведен в сан архиепископа. В 38 лет Владыка Кирилл был поставлен на Смоленской кафедре, а в 46 лет – был назначен Председателем Отдела внешних церковных связей Московского патриархата и постоянным членом Святейшего Синода Русской православной церкви. В 45 лет Владыка Кирилл был возведен в сан митрополита. Владыка Кирилл был награжден орденами одиннадцати Поместных Церквей, орденом Дружбы народов, орденом «За заслуги перед Отечеством» (III степени), орденом Дружбы, пятью орденами Русской православной церкви. Владыка Кирилл доктор богословия Будапештской Богословской академии, имеет более двухсот публикаций. В 1993, 2000, 2001 гг. он был провозглашен человеком года в области религии. Владыка Кирилл стал автором и много лет был ведущим еженедельной телевизионной программы на ОРТ1 «Слово пастыря». С 63 лет (2009) Владыка Кирилл является Предстоятелем Русской православной церкви.

Глава 2. Славный и древний русский город Смоленск

2.1. Визитная карточка Смоленска (Краткое представление города)

Смоленск, расположенный в 419 км к западу от Москвы, относится к числу самых древних русских городов, он почти ровесник Киева (основан в 860 г.) и Великого Новгорода (основан в 859 г.). Первое датированное (письменное) упоминание о Смоленске встречается в Устюжском (Архангелогородском) летописном своде под 862–865 гг. Значит этот город скорее всего к 862 г. уже существовал, его возраст составит не менее 1150 лет к 2012–2015 гг. Поскольку точный год основания Смоленска не известен, то условно и чаще всего годом его основания считают 863 г.

Скорее всего первоначально Смоленск находился ниже по реке Днепр, в 12 км от его современного местонахождения, у теперешнего поселения Гнездово, где обнаружены относящиеся к IX–XI вв. археологические памятники (городища, селища, курганы). Со временем поселение, ставшее основой для развития Смоленска, по неизвестным причинам переместилось на его современное место.

Смоленск удивительно живописно расположен на пяти высоких холмах в верховьях реки Днепр. Здесь в наши дни пересекаются российские и международные железнодорожные и автомобильные направления, есть аэропорт, пристань на Днепре. Это не удивительно, ведь Смоленск возник в давности в очень выгодном месте – по сути, в верховьях не только Днепра, но и Западной Двины и даже Волги, на перекрестке важных торговых путей и, что особенно значимо, – на важном торговом пути «из варяг в греки», где он, по сути, был опорным пунктом. Смоленск стал крупным торговым и ремесленным центром, а также укрепленным городом-крепостью, водными путями связанным с морями. Смоленск, как уже отмечалось, расположен на реке Днепр, соединяющей его с Черным морем. Раньше Смоленск через волоки имел выход в Балтику.

Смоленские купцы были смелыми людьми; они торговали с восточными арабскими странами, волжской Булгарией, Византией, Скандинавией, с западноевропейскими городами и государствами. Славились и смоленские ремесленники, их гончарные, кузнечные, бронзовые, серебряные изделия покупали не только на Смоленщине, но и в дальних краях. В Смоленске, окруженном в давности дремучими лесами, строили и смолили речные суда, возможно, последнее и определило название этого города. Сделанные в Смоленске просмоленные суда были не слишком дорогими и надежными для совершения дальних походов.

К IX в. в Византии уже знали о Смоленске, причем как о большом представительном городе. Уважение и, вероятно, даже какой-то страх укрепленный Смоленск вызывал у варягов. Только так можно объяснить со стороны варягов Аскольда и Дира, плывших в 865 г. по Днепру, решение не нападать на Смоленск, а взять менее укрепленный Киев. Не вполне понятно, почему известный по легендам вещий Олег, продвигаясь по Днепру из Новгорода в Киев, без боя подчинил (882) Смоленск власти князя Игоря. Неясно и то, почему без возражений смоляне отказались от язычества и позволили в 990 г. киевскому князю Владимиру Святому крестить их. Какая-то внутренняя, не видимая на первый взгляд мудрость и врожденная разумная гордость заставляли смолян всегда принимать трезвые, взвешенные решения. Военный авторитет и экономическое значение древнего Смоленска стабильно укреплялись, рос его международный престиж. XII–XIII вв. были периодом его расцвета. Неудивительно, что смоленский князь Мстислав подписал договор с Ганзой не только от имени собственно Смоленска, но и южных городов – Полоцка с Витебском, зависевших тогда от него.


Восточная часть Речи Посполитой начала XVII в. с включенными в нее смоленскими землями


История города Смоленска – это в миниатюре вся история Смоленской земли. Смоленск возник как поселение и центр племени кривичей. С 882 г. он был частью Киевского государства. С XII в. стал центром Смоленского княжества, но в 1404–1514 гг. оказался в составе Великого княжества Литовского. В 1609–1611 гг. Смоленск был захвачен польскими войсками; в 1611–1667 гг. был в составе Речи Посполитой. Хотя в 1654 г. русские войска овладели Смоленском, город официально вернулся в состав России только по Андрусовскому перемирию (1667). Россия, Литва, Польша долгое время оспаривали друг у друга право владения Смоленском, только с конца XVII в. он надежно вошел в состав России. Административный статус Смоленска стабильно повышался. С 1708 г. он был губернским городом, в 1719–1726 гг. – центром Смоленской провинции Рижской губернии, в 1776–1796 гг. – центром Смоленского наместничества. В конце лета 1812 г. под этим городом произошло Смоленское сражение, русские войска вышли на Старую Смоленскую дорогу. Наполеону не удалось навязать русским войскам генеральное сражение в невыгодных для них условиях. Войска Наполеона вошли, разорили, разгромили Смоленск, его в ноябре 1812 г. освободили русские войска.

В советский период развитие Смоленска ускорилось, его административное, хозяйственное, социально-экономическое, культурное значение в жизни страны существенно увеличилось. Смоленск с 1929 г. стал центром Западной области, а с 1937 г. – центром Смоленской области.

В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. около Смоленска в 1941 г. состоялось Смоленское сражение, задержавшее наступление гитлеровских войск на Москву на целых 2 месяца (что позволило лучше подготовиться к отпору врагу и защите столицы). Смоленск был оккупирован немецко-фашистскими войсками и освобождён лишь в 1943 г.; за это время был очень сильно разрушен. В 1945 г. он был включен в число городов России, подлежавших первоочередному восстановлению. К 1955 г. хозяйство Смоленска фактически было создано заново. В 1985 г. Смоленску было присвоено звание города-героя.

Выгодное экономико-географическое и транспортное положение издавна способствовало тому, чтобы Смоленск развивался как транспортный центр. Через Смоленск прошли Рижско-Орловская (1868), Московско-Брестская (1870), Рязанско-Уральская железные дороги; город вскоре стал узлом пяти железнодорожных направлений. Через него издавна проходили дороги, были построены автомагистрали, речная пристань, со временем появился аэропорт. Но к началу ХХ в. в нем было только 20 небольших предприятий: пивоваренные, маслобойные, кирпичные, керамические заводы, шпагатная и катушечная фабрики, на которых работало менее 2 тысяч рабочих.

В годы советской власти промышленные развитие Смоленска резко ускорилось. В советский послевоенный период главными отраслями в городе стали машиностроение, легкая и пищевая промышленность, развитие получила и авиационная промышленность. В постсоциалистический период те же отрасли в основном определяют хозяйственный профиль города. Доминируют машиностроение, легкая и пищевая промышленность, важное значение имеют отрасли полиграфическая, деревообрабатывающая, строительных материалов, особую значимость имеет гранильная отрасль алмазно-бриллиантового комплекса. Основные промышленные предприятия Смоленска: приборостроительные заводы («Искра», «Аналитприбор», «Измеритель»), электротехнические заводы (электроламповый, холодильников), а также заводы авиационный, агрегатный и др. Легкая промышленность представлена льнокомбинатом, чулочной, трикотажной, швейной, обувной, кожгалантерейной фабриками. Среди предприятий пищевой промышленности: мясокомбинат, 2 молокозавода, мелькомбинат, 2 хлебозавода, макаронная фабрика, ликеро-водочный и пивоваренные заводы, спиртозавод. Промышленность стройматериалов представлена комбинатом стройматериалов, домостроительным комбинатом, заводом железобетонных изделий, двумя кирпичными заводами и др. Особое место занимает ОАО «ПО «“Кристалл”», производящее огранку алмазов (производство бриллиантов) и выпуск алмазного инструмента.

Особенно с начала XXI в. Смоленск и вся Смоленская область резко увеличили свою значимость в алмазно-бриллиантовом комплексе России (включает добычу алмазов, гранильную и ювелирные отрасли).

Сейчас большая часть алмазообрабатывающих предприятий России концентрируются в Москве, Республике Якутия и Смоленской области. До 2005 г. традиционным лидером в производстве бриллиантов были Москва и Московская область, на них приходилось до 40 % произведенной продукции. С 2005 г. на первое место вышла Смоленская область, доведя свою долю от 39 до 50 %. Из общего объема производства бриллиантов в России 57 % приходится на 4 предприятия, среди которых лидирует смоленское ОАО «ПО “Кристалл”» (2005 г. – объем продаж 343 млн долларов, – крупнейшее в Европе предприятие по огранке бриллиантов). Из более чем 30 ведущих гранильных предприятий России лидером по количеству и по качеству продукции является ОАО «ПО “Кристалл”», который специализируется на производстве бриллиантов высокого и высшего качества, имеющих соответственно и высокую стоимость. Из-за того что производимая предприятием продукция недостаточно востребована на внутреннем рынке, особое значение имеют зарубежные дочерние компании «Кристалла» в Антверпене, Тель-Авиве, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Дубае и др.

Смоленск имеет развитую сеть образовательно-культурных предприятий, одни из них имеют градообразующее, а другие – градообслуживающее значение. В городе много самых разнообразных предприятий культурно-бытового обслуживания населения.

Смоленск обладает учебными заведениями, среди них выделяются институты: медицинский, педагогический, сельскохозяйственный, физической культуры, а также Государственный университет, Смоленский гуманитарный университет (основан в 1992 г.), филиалы российских институтов: заочного финансово-экономического института, заочного института инженеров железнодорожного транспорта, Московского энергетического института и др. В Смоленске работают театры: драматический, театр кукол и другие, есть филармония, планетарий, разнообразные музеи.

2.2. Главные события военной истории Смоленска

Большое политическое и экономическое значение Смоленское княжество во главе со Смоленском сохраняло длительное время, но затем постепенно началось дробление княжества, что привело к ослаблению его военной мощи. Во время эпидемии 1230–1232 гг. умер смоленский князь Мстислав Давыдович. Впервые в Смоленском княжестве начались усобицы. Ордынцы нанесли урон восточной части смоленских земель (1238). Один из отрядов ордынцев направился к Смоленску, в 1239 г. они дошли до пригородов. Однако город ордынцы не захватили: то ли силы их к этому времени были заметно истощены, то ли оценили надежность его крепостных стен, а верующие люди объяснили это защитой чудотворной Смоленской иконы Божией Матери, которой молились смоляне. Смоленск был вынужден платить ордынцам дань, но в XIII в. он все еще сохранял свою политическую самостоятельность и торговое значение, однако его военная мощь резко снизилась. Хотя Смоленское княжество избежало крупномасштабного ордынского разорения, оно все-таки в 1274 г. подчинилось Орде. Начиная с середины XIII в. участились нападения литовцев на Смоленск и его окрестности.


Модель средневекового Смоленска


Ослабление Руси в конце 30-х гг. XIII в. из-за ордынского нашествия хана Батыя позволило на какое-то время обосноваться в Смоленске литовскому князьку, но его в 1239 г. изгнал из города великий владимирский князь Ярослав Всеволодович (1190–1246 гг.; с 1214 г. его женой была дочь смоленского князя Мстислава Мстиславича Удалого). В 1258 г. литовские войска подошли к Смоленску снова, в боях они захватили его предместья, но город взять не смогли.

С начала XIV в. жизнь и развитие Смоленска резко осложнились из-за спора между литовскими и московскими князьями, пытавшимися объединить под своей властью все территории бывшего Киевского государства. После сражения в 1386 г. на реке Вехри Смоленск оказался в зависимости от Литвы и был вынужден выплачивать ей дань. Хотя смоляне выполняли роль данников Литвы, великий князь Литовский Витовт через несколько лет (1395) в первый раз захватил Смоленскую крепость. Витовт включил Смоленск в число своих непосредственных владений, сначала сам пребывал в городе, а затем посадил в нем своих наместников. Однако Витовт после поражения в битве с ордынцами на реке Ворскле ослабил свои позиции в Смоленске, что позволило прежнему смоленскому князю Юрию Святославичу прийти (1401) с большим войском к стенам города, и жители открыли ворота своему законному князю. Витовт тут же попытался силами своего войска вернуть себе Смоленск, но потерпел неудачу.

Смоленский князь (1401–1405) Юрий Святославич, окрыленный своими успехами с начала XV в., стал чрезмерно жестким правителем в городе, учинил расправы со сторонниками Витовта и просто неугодными ему смолянами. Смоляне пожалели, что отдали предпочтение Юрию, а не Витовту, правление которого в их городе отличалось все-таки большей гуманностью. Когда Юрий Святославич поехал в Москву выпрашивать поддержку и помощь у Московского князя, смоляне без боя сдали свой город Витовту. Литовский период истории Смоленска продолжался более века (почти 110 лет), тогда Смоленская земля оказалась за пределами Русского государства. Смоленск был возвращен России только в 1514 г. войсками великого князя Московского Василия III Ивановича.


Оборона Смоленска от поляков в 1609–1611 годах. Гравюра Б.А. Чорикова. Середина XIX в.


В 1609 г. во главе семнадцатитысячного отборного войска польский король Сигизмунд III перешел границу России и попытался овладеть Смоленском, осада которого поляками длилась непрерывно почти 2 года. Руководил обороной Смоленска воевода М.Б. Шеин. На помощь Смоленску Московское правительство вовремя не направило войска, а когда их наконец-то отправили к Смоленску, то поляки разбили их под городом Клушиным в 1610 г. Смоляне только своими силами держали героическую оборону. Смоленская оборона 1609–1611 гг. вошла яркой страницей в русскую историю. Пятитысячный русский гарнизон и жители города защищали его от польских интервентов, которых было более 22 тыс., во главе них стоял сам король Сигизмунд III. Осажденные геройски выдержали несколько штурмов. Смоленская крепость пала в начале июня 1611 г., ее последние защитники взорвали себя в древнем Успенском соборе, куда спрятались старики, женщины и дети. Когда враги стали штурмовать собор, осажденные подожгли хранившийся в его подвалах порох, собор взлетел в воздух, все находившиеся в нем люди погибли. Это происходило в трагических для России условиях. В 1610 г. русские бояре свергли царя В.И. Шуйского и решили сделать русским царем сына Сигизмунда – польского королевича Владислава. Сигизмунд согласился на это при условии сдачи Смоленска. Смоляне отказались сдаться и призывали другие города бороться с интервентами. Но поляки все-таки овладели городом. Поляки смогли войти в Смоленск только из-за того, что предатель указал, в каком месте крепостная стена недостаточно прочна и ее можно разрушить. Только после этого и, по сути, путем предательства поляки заняли город Смоленск. Из 80 тысяч жителей Смоленска в живых осталось менее 8 тысяч человек. Московское правительство затем несколько десятилетий безуспешно пыталось вернуть город в состав Русского государства военными и дипломатическими путями.

Поляки хозяйничали в Смоленске почти 43 года (1611–1654), но в 1654 г. он был взят семидесятитысячным войском царя Алексея Михайловича Романова. Андрусовское перемирие (1667) окончательно закрепило возвращение Смоленска в состав Российского государства. Затем Смоленск 158 лет (1654–1812) жил относительно спокойно, но благополучия для всех своих жителей достичь никак не мог, тревожило и то, что западные соседи сполна не отказались от своих захватнических планов.

В 1812 г., когда войска Наполеона вторглись в Россию (448 тысяч воинов, затем пришли еще 250 тысяч), Смоленск и его окружение оказали достойный отпор врагам, по сути, сделали первый вклад в спасение России. Ведь русские войска (215 тысяч воинов) не были сосредоточены в одном месте, на одном направлении, и были представлены несколькими армиями, которые Наполеон намечал уничтожить поодиночке. Для объединения русских армий требовалось не менее двух дней, их-то и смог дать, но ценой больших людских потерь, Смоленск.


Сражение при Смоленске. 17 августа 1812 года. Художник П. фон Гесс. 1812 г.


Смоленское сражение 1812 г. произошло 4–5 августа. Русские войска, обороняясь от армии Наполеона, выдержали удар противника и организованно отошли за Днепр. Во главе русских войск был главнокомандующий генерал М.Б. Барклай-де-Толли. Они смогли создать условия, при которых русские армии успели соединиться и отступить к Москве. Смоленское сражение 1812 г. было грандиозным. Более 180 тысяч наполеоновских солдат и офицеров стояли у смоленских стен, более 14–20 тысяч из них были убиты и ранены, но и русские потеряли в Смоленском сражении порядка 6—10 тысяч воинов. В обороне Смоленска участвовали: 7-й корпус Н.Н. Раевского, 6-й корпус Д.С. Дохтурова, дивизии Д.П. Неверовского и П.П. Коновницына. Русские войска покинули Смоленскую крепость только тогда, когда поставленные перед ними задачи были выполнены; вместе с армией ушло почти все население Смоленска. Из 15 тысяч жителей города осталось в живых только 3 тысячи.

В октябре – начале ноября 1812 г. уже отступавший из России Наполеон и его поредевшая армия снова оказались в Смоленске, из-за голода случались с их стороны и случаи людоедства, иные выражения отчаянного варварства. Наполеон хотел взорвать крепостные стены и башни. 8 башен ему удалось взорвать, остальные – тогда 17 спасли казаки, успевшие вынуть тлеющие фитили.

М.И. Кутузов, ставший главнокомандующим русской армии после Смоленской битвы и разгромивший в ноябре 1812 г. под смоленским городом Красный армию Наполеона, был награжден титулом светлейшего князя Смоленского и чином генерал-фельдмаршала. Жители Смоленщины подарили Кутузову специально написанную для него икону Божией Матери Одигитрии, на которой были изображены и смоленские святые Авраамий и Меркурий.

После событий 1812 г. Смоленск был малолюдным городом. В 1829 г. в нем жили только 6 тысяч человек. Император Николай I Павлович (1796–1855 гг.; император с 1825 г.) выдал Смоленску большую ссуду на восстановление, хозяйственное развитие, благоустройство; часть ссуды (свыше 14 %) он простил (1841).

Через 129 лет после Отечественной войны 1812 г., в 1941 г., Смоленск и его окружение снова стали ареной ожесточенных сражений. В начале Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. ситуация на западной границе и в западных частях СССР была тяжелейшей. Советские приграничные армии были в большой мере разгромлены или взяты в плен. Создавался новый фронт на реке Днепр. К Смоленску пробились, выйдя из окружения, остатки войск разбитого Западного фронта. Две тысячи воинов под командованием генерала И.В. Болдина (1892–1965) прошли 600 км почти без продовольствия и боеприпасов от границы до Смоленска, непрестанно участвуя в боях. На помощь Смоленску, а главное, чтобы затормозить продвижение вражеских войск вглубь России, были направлены 4 армии. С Юго-Западного фронта перебросили армию под командованием генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина. Для усиления нового фронта создали группу генерала К.К. Рокоссовского (1896–1968). На новом фронте протяженностью в 600 км развернулось Смоленское сражение 1941 г. (10 июля – 10 сентября). Войска командовавшего фронтом маршала С.К. Тимошенко (1895–1970) были в сложнейшем положении, как и армии под командованием генералов М.Ф. Лукина, П.А. Курочкина (1900–1989), а также группа К.К. Рокоссовского. С невероятными трудностями удалось в августе 1941 г. вывести советские войска из почти завершенного окружения. И.В. Сталин запретил сдавать гитлеровцам Смоленск, требовал любой ценой отбить его, не сдавать немцам. Но сил для этого не хватало, погибли тысячи бойцов. В середине августа 1941 г. гитлеровцы вошли в Смоленск. В Смоленской битве советская армия потеряла 3300 танков, 3300 орудий, 350 тысяч человек только пленными, а были еще многие тысячи убитых и тяжелораненых. Но и немецкая группа армий «Центр» потеряла почти половину своих танков, около 200 самолетов, 250 тыс. воинов и была вынуждена остановиться. Смоленское сражение 1941 г. длилось 2 месяца. Войска Западного, Резервного, Центрального, Брянского фронтов, которыми командовали маршал С.К. Тимошенко, генерал армии Г.К. Жуков (1896–1974), генерал-полковник Ф.И. Кузнецов, генерал-лейтенант А.И. Еременко, в ряде оборонительных и наступательных операций остановили наступление фашистской группы армий «Центр» на московском стратегическом направлении на рубеже Ярцево, Ельня, р. Десна и сорвали вражеский план безостановочного продвижения к Москве.


Смоленская операция 1943 г.


Смоленское сражение 1941 г., задержавшее на 2 месяца наступление немецко-фашистских войск на Москву, стало одной из причин краха гитлеровского плана молниеносной войны. Наши войска, значительно уступавшие противнику в численности и вооружении, не только выдержали натиск вражеских полчищ, но и нанесли им чувствительные удары, разгромили несколько отборных дивизий. Задержав наступление гитлеровцев, наши воины дали возможность выиграть время для развертывания резервов и создания оборонительных рубежей на подступах к Москве. Именно здесь, на Смоленской земле, впервые немцы были вынуждены перейти к обороне; стало ясно, что гитлеровский блицкриг провалился. Именно Смоленское сражение похоронило идею блицкрига. В ходе Смоленского сражения родилась советская гвардия. Именно во время жестоких боев с превосходящими силами противника под Ельней родилась советская гвардия. Командиром 1-й гвардейской стрелковой дивизии был уроженец Смоленщины генерал-лейтенант И.Н. Руссиянов. В районе Смоленска командующий фронтом генерал Г.К. Жуков организовал контрудар по наступавшим немецким войскам. Впервые именно в Смоленском сражении были испробованы советские реактивные минометы «Катюша», ставшие вскоре легендарными и наводящими ужас на врагов. В Смоленском сражении 1941 г. и Смоленской операции (7 августа – 2 октября 1943 г.), в результате которой Смоленская область была полностью освобождена от гитлеровцев, был проявлен массовый героизм советских воинов. Временная оккупация Смоленска гитлеровскими войсками длилась 2 года 2 месяца и 9 дней: с 16 июля 1941 г. по 25 сентября 1943 г. Город был исключительно сильно разрушен, почти безлюден. После окончания Великой Отечественной войны Смоленск был включен в список 15 основных российских городов, подлежавших первоочередному восстановлению. В послевоенные годы Смоленск был восстановлен (к 1955 г.) и продолжил свое развитие.

2.3. Неординарные личности в судьбе и истории Смоленска

За многовековую историю Смоленска много самых разных людей оказали влияние на его развитие, судьбу. Одни стремились нести смолянам добро, мир, благополучие, другие – в первую очередь думали о своей власти и выгоде в ущерб интересам смолян. Нередко православным смолянам приходилось принимать и какое-то время покорно нести подвиг разумного смирения, неизбежного временного терпения во имя наступления рано или поздно лучших времен, причем скорее всего не для себя, а для детей, внуков, правнуков. Вера, Надежда, Любовь всегда были и остаются девизом смолян, верящих в лучшее будущее Смоленской земли и всей России, надеющихся на помощь Божию и на свои силы, любящих свою Большую Родину – Россию и свою Малую Родину – Смоленщину.

Наиболее известные светские личности, оказавшие влияние на судьбу и развитие Смоленска (их перечень представлен в хронологическом порядке), – это князь Олег (родственник варяга Рюрика, пришел из Великого Новгорода, покорил местные земли, которые вошли в 882 г. в состав формировавшегося тогда Киевского государства, под властью Олега произошло объединение большей части славянских племен), великий киевский князь Владимир Святославич (вместе с митрополитом Михаилом в 990 г. крестил смолян), князь Владимир Мономах (переяславский и со временем великий киевский князь, в 1101 г. заложил в Смоленске первое каменное здание – Успенский собор), первый князь самостоятельного Смоленского княжества (с первой половины XII в.), основатель династии смоленских князей Ростислав Мстиславич, великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович (XIII в.), великий князь Литовский Витовт Кейстутович, великие князья Московские Василий I Дмитриевич и Василий III Иванович, цари Иван Грозный и его сын Федор Иванович, боярин и затем царь Борис Годунов, зодчий Федор Савельевич Конь, цари из династии Романовых: Михаил, Алексей, Петр I, Петр II, императрица Екатерина II, а также защищавшие Смоленск военачальники: воевода М.Б. Шеин, генералы П.И. Багратион, А.П. Тормазов, М.Б. Барклай-де-Толли, генерал-фельдмаршал М.И. Кутузов, генерал, затем маршал Г.К. Жуков, иные советские полководцы и др.

На начальном этапе развития Смоленском управлял наместник, назначавшийся киевским князем; позже в городе стали княжить сами представители рода Рюрика. Роспись княжений в Смоленской волости в основных чертах выглядит так (в скобках указаны годы): Станислав Владимирович (до 987 г.), Вячеслав Ярославич (1054–1058), Игорь Ярославич (1058–1060), Владимир Всеволодович Мономах (1073–1078), Давыд (Давид) Святославич (1087–1097), Святослав Владимирович (до 1113), Вячеслав Владимирович (1113–1125), Ростислав Мстиславич (1125–1159), Роман Ростиславич (1159–1180), Ярополк Романович (1180–1174), Мстислав Ростиславич Храбрый (1175–1177), Роман Мстиславич (1177–1180), Давыд Ростиславич (1180–1197), Мстислав Романович Старый (1197–1214), Владимир Рюрикович (1214–1219), Мстислав Давыдович (1219–1230), Святослав Мстиславич (1232–1239), Всеволод Мстиславич (1239–1249), Глеб Ростиславич (1249–1278), Михаил Ростиславич (1278–1279), Федор Ростиславич Черный (1280–1297), Александр Глебович (1297–1313), Иван Александрович (1313–1359), Святослав Иванович (1359–1386), Юрий Святославич (1386–1392), Глеб Святославич (1392–1395), Юрий III Святославич (1401–1405).

Большую роль в судьбе Смоленска, его жителей сыграли великие князья Московские и цари. Смоляне не остались в долгу, они многое сделали для облегчения участи и спасения России во главе с Москвой в начале XVII в., в 1812 г., в 1941 г., как и в целом в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

Ограниченный объем книги заставляет рассказать только о некоторых наиболее значимых для Смоленска правителях.

Владимир II Всеволодович Мономах (1053–1125) был князем ростовским (1066–1073), князем смоленским (1073–1078), князем черниговским (1078–1093), князем переяславским (1094–1113), великим князем киевским (1113–1125). Его отцом был князь Всеволод Ярославич, а мать – греческая царевна Анна Константиновна (дочь византийского императора Константина Мономаха). Его первой женой была дочь английского короля Герольда – Гида (с 1074 г.), потом была вторая жена (умерла в 1107 г.), третьей была княгиня Евфимия (умерла в 1126 г.). Княжич Владимир с детства отличался отчаянной храбростью, ходил с отцом на охоту, в том числе на медведей. Владимир рано привык исполнять непростые и совсем недетские поручения. Неудивительно, что отец его в 13 лет отправил на княжение в Ростов Великий. Владимир участвовал в несметном числе ратных походов и битв и везде проявлял редчайшую смелость. В 20 лет он стал князем Смоленским, в 25 – Ростовским, в 41 год – Переяславским и в 60 лет – великим Киевским князем и оставался им более 12 лет до своей смерти (был призван в Киев киевскими боярами во время народного восстания 1113 г.). Владимир Мономах всю свою жизнь боролся против феодальных междоусобиц, разработал устав, ограничивавший произвол ростовщиков, в своем «Поучении» призывал сыновей укреплять единство Руси (они его не послушали).


Владимир Мономах. Титулярник. XVII в.


Князю Владимиру Мономаху принадлежала главная роль в общерусских делах Древней Руси. Он организовал многочисленные походы на половцев, устраивал княжеские съезды, на которых решались споры князей. Во время своего княжения в Киеве Владимир поднял значение великокняжеской власти, сосредоточил в руках своих и детей значительную часть земель. Владимир Мономах был одним из популярнейших князей Древней Руси; неудивительно, что позднее создалась легенда о том, что византийский император прислал ему венец (Шапку Мономаха) и оплечье (бармы), которыми и венчал Владимира на царство митрополит Неофит. Князь Владимир Мономах стремился к облегчению положения простых людей, боролся с еврейским ростовщичеством, дополнил и пересмотрел Русскую правду (свод законов). Владимир Мономах не любил евреев-иудеев. В 1113 г. в Киеве разразилось народное восстание, во время которого были разгромлены дома евреев-ростовщиков; после этого восстания Владимир запретил высокий ссудный процент и велел выслать всех «жидов», повелел «впредь их не пущать на Русь, а если тайно войдут – их грабить и убивать». Владимир Мономах был крупным писателем своего времени; в «Поучении» он изложил свои представления о поведении человека в мире, рассказал о событиях собственной жизни (в том числе написал: «Всех походов моих было 83, а других маловажных не помню. Заключил с половцами 12 мирных договоров, взял в плен более 100 лучших их князей и выпустил их из неволи, а более 200 казнил и утопил в реках»).


Владимир Святославич. Титулярник. XVII в.


Владимир I Святославич, Владимир Красное Солнышко, Владимир Святой (963—1015) был князем Новгородским (969–977), великим князем Киевским (980—1015). Он был незаконнорожденным сыном великого князя Киевского Святослава Игоревича и ключницы Малуши Любечанки (ее отцом был раввин Малк), внуком великого Киевского князя Игоря и великой княгини псковитянки Ольги. Княгиня Ольга была разгневана, что внука Владимира родила высланная ею под Псков ее простая ключница, принадлежавшая к роду иудеев. У Владимира Святославича было несколько жен, в том числе дочь варяга Рогволода – Рогнеда (родила ему сына Изяслава), вдова князя Ярополка (гречанка, бывшая прежде монахиней), было еще 3 законные жены и 800 наложниц, кроме того, он имел связи со многими замужними женщинами и девушками. Для него была характерна, как теперь говорят, половая распущенность, пока он не принял Православие, крестился (988 г. в Киеве). С помощью своего дяди Добрыни Владимир в 969 г. стал князем в Великом Новгороде, откуда после смерти Святослава (972) был изгнан своим братом князем Ярополком и бежал к варягам. Через 2 года он вернулся в Великий Новгород с варяжской дружиной, взял город и объявил, что будет вести войну за великое княжение. Владимир отобрал у брата невесту Рогнеду, сделал ее своей наложницей-женой (были у него тогда и многочисленные обычные наложницы). Владимир с помощью варяжской дружины и злодейского братоубийства овладел Киевским государством, стал великим князем Киевским (с 980 г.). Владимир покорил вятичей, радимичей, ятвягов; воевал с печенегами, Волжской Булгарией, Византией, Польшей. Владимир захотел жениться на родной сестре греческих императоров Константина и Василия – Анне, византийской царевне. Византийские императоры Константин и Василий потребовали, чтобы Владимир крестился, отказался от язычества. Владимир долго не мог на это решиться. Внезапно он заболел и ослеп, что еще более осложняло намечаемую женитьбу. Прибывшая невеста настояла на его крещении. В момент совершения Таинства крещения в купели он прозрел. Вернулось зрение, произошла и благодатная душевная перемена. В Киеве по его приказу были сокрушены языческие идолы; деревянные статуи языческих богов разрубили и сожгли, статую Перуна сбросили в реку. Владимир велел жителям Киева креститься. В 988–989 гг. он ввел в качестве государственной религии христианство; ему самому тогда было 25 лет. В 990 г. он вместе с митрополитом Михаилом крестил смолян. При Владимире Древнерусское государство вступило в период его расцвета, усилился международный авторитет Руси. Князь Владимир Красное Солнышко был причислен к лику русских святых.


Великий князь Василий Дмитриевич. Титулярник. XVII в.


Князь Московский Василий I Дмитриевич (1371–1425 гг.; великий князь с 1389 г.), как и его отец, князь Дмитрий Донской, продолжил собирание Русских земель. Но ему пришлось воевать с новгородцами, которые не хотели платить пошлин великому князю и стремились к церковной независимости от Московского митрополита. При нем Русь испытала тяготы ордынского нашествия. Расстраивал его и тесть (отец жены), великий князь Литовский Витовт, который покорил Смоленский удел и хотел подчинить себе Москву. Соперники заключили мир, по которому река Угра была назначена границей между Литвой и Московским государством. Бóльшую часть своей жизни Василий Дмитриевич нес бремя и подвиг смирения.

В возрасте 11 лет княжич Василий прибыл в Орду, где решался вопрос о великом княжении московского или тверского князя, Василий оказался в ордынском плену, в 14 лет он сбежал из плена, попал в Молдавию и в 15 лет – в Литву, где познакомился с князем Витовтом и обещал жениться на его дочери (что со временем и сделал, но уже в статусе великого князя). Но Витовт стабильно покушался на русские земли, особенно он жаждал закрепить за Литвой Смоленские земли и утвердить на них угодный ему порядок. Воспользовавшись сильной усобицей между смоленскими князьями, Витовт овладел Смоленском. В такой ситуации князю Василию приходилось терпеть, как он верил, временное отторжение Смоленска от Русского государства и в условиях опасности нападений ордынцев и других врагов идти на компромиссы с Витовтом, пытаясь правдой-неправдой добиться от него хотя бы каких-то смягчений литовского режима для смолян.

Витовт (Витаутас) Кейстутович (1350–1430) был литовским князем, в том числе великим князем Литвы (с 1392 г.). Он неутомимо стремился расширять территориальные владения своего княжества, трижды вторгался в Московское княжество (1406–1408), он захватил (в первый раз в 1395 г.) Смоленск. Он боролся и с немецкими рыцарями, став одним из организаторов их разгрома в Грюнвальдской битве (1410), в которой особо прославились именно смоленские полки покоренного им Смоленского княжества (в этой битве Витовт возглавлял объединенные силы литовцев, поляков, чехов и русских). Витовт был смелым военачальником и ловким политиком. Он трижды менял свою религиозную веру, заключал и без колебаний нарушал мирные договоры. Он был женат на дочери смоленского князя Святослава – Анне; свою дочь Софью он выдал замуж за великого князя Московского Василия Дмитриевича. В захваченный Витовтом Смоленск в 1396 г. приезжал его зять Василий Дмитриевич и митрополит Московский Киприан. Витовт всегда был жестким хозяином на захваченных им землях, в том числе в Смоленске, его окружении.

Князь Московский Василий III Иванович (1479–1533 гг.; великий князь с 1505 г.) вошел в русскую историю прежде всего тем, что завершил объединение русских земель, а также тем, что вернул Смоленск России. С начала своего княжения он мечтал отнять Смоленск у Литвы. В 1513 г. он дважды подступал с войском к Смоленску, но успеха не имел. Только летом 1514 г. новая осада Смоленска его войсками была успешной; великий князь вошел в город, который 110 лет находился под властью Литвы. Готовясь к завоеванию, штурму, осаде Смоленска, он дал обет (обещание) – за помощь Господа Бога в деле успешного возвращения Смоленска России основать в Москве монастырь. В память о возвращении Смоленска он через 10 лет основал московский Новодевичий монастырь, расположенный около дороги на Смоленск и Литву (1524), в котором главным храмом стал собор Смоленской Божией Матери Одигитрии.


Князь Витовт Кейстутович. Гравюра XV в.


Иван Грозный. Парсуна XVII в.


Царь Иван IV Васильевич, прозванный Грозным (1530–1584 гг.; великий князь с 1533 г., первый русский царь с 1547 г.), жил и правил в исключительно трудное для России время, когда страну потрясали внутренние неурядицы, ослабляли ее международные позиции действия удельных князей – «княжат», грозили внешние недруги – агрессивные соседи. Иван Грозный мучительно искал преодоления этих и других проблемных ситуаций, используя свой ум, интуицию, светские государственные возможности и поддержку Церкви. Главным условием сохранения военной и экономической значимости Смоленска он считал сильную непоколебимую роль Православия в жизни смолян, старался помочь им в этом. Он поддерживал строительство и развитие смоленских монастырей и храмов. Например, он подержал просьбу смоленского старца Герасима Болдинского (1490–1554), который по благословению митрополита Московского Макария просил царя разрешить построить в городе Вязьме храм во имя Иоанна Крестителя в надежде создать на его основе монастырь. Царь Иван Грозный в 1566 г. посетил созданный по его разрешению Герасимом Болдинским Вяземский Иоанно-Предтеченский монастырь.


Царь Борис Годунов


Царь Федор Иванович (1557–1598 гг.; царь с 1584 г.) был человеком со слабым, ненадежным здоровьем, обладал определенной жизненной мудростью, способностями государственного мужа, умел реализовывать свои планы руками верных и дельных подданных, умные предложения которых оценивал и пытался использовать на практике. Он деятельно отнесся к предложению своего шурина (брата жены) и ближайшего помощника боярина Бориса Годунова о строительстве каменной крепости в Смоленске.

Боярин, затем царь Борис Федорович Годунов (1552–1605 гг.; царь с 1598 г.), видя агрессивные действия поляков, осознавая сомнительную политику Речи Посполитой, доказал царю Федору Ивановичу необходимость начать строительство каменной крепости в Смоленске. Именно Борис Годунов привлек в 1595 г. выдающегося зодчего Федора Коня к проектированию и строительству крепостных стен Смоленска, руководил этим важным делом. Борис Годунов проявлял заботу о смоленских храмах и монастырях. Например, посетив в 1596 г. Вяземский Иоанно-Предтеченский монастырь, он утвердил его льготные права. В 1602 г. Борис Годунов подарил Смоленску список с иконы Смоленской Божией Матери. Этот список вначале находился в башне Смоленского кремля над Днепровскими воротами, в деревянном шатре, а затем – в устроенной там надвратной церкви. (В 1812 г. именно перед этой иконой накануне Бородинского боя молились главнокомандующий русской армией М.И. Кутузов, генералитет, офицеры, воины. Именно эта икона с послевоенного периода XX в. является главной в Успенском Смоленском соборе. Она с начала XVIII в. почитается как чудотворная).

Царь Михаил Федорович Романов (1596–1645 гг.; первый русский царь из династии Романовых, правил с 1613 г.) всегда помнил, что под Смоленском томился в польском плену, но не предал интересов России его отец – митрополит, позже патриарх Филарет (Ф.Н. Романов). Михаил Федорович помнил, что Смоленские земли во главе со Смоленском – значимый военно-оборонительный щит страны. Он вместе с его отцом, ставшим Патриархом Московским и всея Руси Филаретом, уделял значительное внимание строительству на Смоленских землях храмов и монастырей, улучшению условий их жизнедеятельности. Например, царь Михаил Федорович в 1621 г. по просьбе смоленского игумена Даниила много помогал Вяземскому Иоанно-Предтеченскому монастырю (пожаловал вотчины, велел отпускать для братии из казны ежегодно деньги, хлеб, овес, подтвердил и расширил права, данные монастырю ранее).


Царь Алексей Михайлович. Гравюра XIX в.


Царь Алексей Михайлович Романов, прозванный Тишайшим (1629–1676 гг.; царь с 1645 г.), был глубоко верующим человеком с искренним и сильным религиозным настроем, понимавшим исключительную значимость духовно-нравственного здоровья его подданных в деле развития страны, усиления ее обороноспособности, особенно на пограничных ее землях, на западном направлении. Летом 1654 г. московские войска под командованием Алексея Михайловича отвоевали Смоленск у поляков. Семья царя Алексея Михайловича, его двор и патриарх Никон в период эпидемии чумы в Москве укрывались на Смоленской земле (1654–1655), в том числе жили в городе Вязьме. После посещения Вяземского Иоанно-Предтеченского монастыря царем Алексеем Михайловичем и Патриархом Никоном монастырь получил от них щедрые пожертвования. В 1677 г. по инициативе и на выделенные царем деньги, материалы, а также вариант строительного плана в Смоленске начали строительство Успенского собора (заложен в 1676 г., окончательно завершен и освящён в 1772 г.). Царь подчеркивал особую важность возведения именно грандиозного и красивого собора, утверждающего величие и незыблемость Православия на Смоленской земле как исконной и безусловной части России.

Царь Петр I Алексеевич Романов, прозванный Великим (1672–1725 гг.; царь с 1682 г., правил с 1689 г., единоличный правитель с 1696 г., император с 1721 г.), благосклонно относился к Смоленску по двум причинам: он понимал особое военно-стратегическое значение Смоленского княжества и из-за своей матери Натальи Кирилловны Нарышкиной, в детстве учившейся здесь. Царица Наталья Кирилловна в детстве училась в школе для девочек при Вознесенском монастыре Смоленска, в статусе царицы оказывала ему свои щедрости. Петр I неохотно выделял деньги на церковные дела, но одобрял их, если не требовалось средств из казны. Так, он одобрил строительство в Вяземском Иоанно-Предтеченском монастыре больницы для раненых воинов, больных и увечных мирян. Петр I приезжал в Смоленск не менее 11 раз, решал важные государственные задачи, делал вклады в смоленские храмы и монастыри (что было нечастым делом для не слишком набожного и совсем не богобоязненного молодого царя).

Император Петр II Алексеевич Романов, внук Петра I (1715–1730 гг.; царь с 1727 г.), царствуя в юном возрасте (12–15 лет), по своей инициативе делами Смоленска не занимался. Но он прислушивался к советам более опытных людей о развитии этого города. Он в 1728 г. поддержал инициативу епископа Гедеона (Вишневский; 1728–1761 гг.) об основании Духовной семинарии в Смоленске. По материалам епископа Гедеона указом Петра II была учреждена епархиальная школа в Смоленске, было запрещено посылать детей смоленских дворян в Польшу, в том числе на учебу, было запрещено и пребывание (жизнь) в дворянских семьях католических священников.

Императрица Екатерина II, прозванная Великой (1729–1796 гг.; правила с 1762 г.), выделяла Смоленск среди российских городов. Она приезжала в Смоленск, жертвовала ощутимые средства на его церковные нужды. Так, она пожертвовала деньги на строительство Богоявленского храма на Соборном холме и на содержание соборного приюта, а также на нужды больных, убогих, нищих, сирот, вдов. К ее приезду в Смоленск иеромонах Иоасаф Шупинский написал «Историческое и географическое описание города Смоленска» (1780). Получается, что, не думая об этом, Екатерина II форсировала начало серьезных исторических, географических, экономических работ о Смоленске и его окружении.


Петр I. Гравюра с портрета 1697 г.


Екатерина II. Живопись эмалью. 1767 г.


Со Смоленском, а главное, с его окружением – пригородами – оказалась связана судьба митрополита Ростовского Филарета (Федор Никитич Романов-Юрьев, 1554–1633). Пребывал он под Смоленском в трудный период для России. После того как летом 1610 г. московские бояре свергли бестолкового царя В.И. Шуйского (1552–1612 гг.; царь в 1606–1610 гг.), власть в стране захватили семеро знатных бояр («Семибоярщина»), составивших Боярскую думу, и управлявших страной. Эти бояре-изменники решали вопрос, кому быть русским царем – Лжедмитрию II или польскому королевичу Владиславу (поляки и Лжедмитрий готовились захватить Москву). В сентябре 1610 г. бояре открыли ворота Кремля и впустили польские войска. Для решения вопросов, связанных с воцарением королевича Владислава, к его отцу – королю Сигизмунду, войска которого стояли перед осажденным Смоленском, были отправлены русские послы, среди которых был и митрополит Филарет. Патриарх Московский и всея Руси Гермоген (патриаршее служение в 1606–1612 гг.) долго противился воцарению Владислава, но в конце концов согласился, но только при условии, что королевич непременно примет православную веру. Эту позицию Московского патриарха должны были отстаивать русские послы – члены Великого посольства. Митрополит Филарет был назначен на опасную должность духовного главы русского посольства у Сигизмунда в польском лагере под Смоленском. Сигизмунд не допускал переход его сына в православную веру; стало ясно, что это только предлог, чтобы не отпускать его в Москву, король сам хотел сесть в ней царем. Митрополит Филарет был вынужден отказаться от безрезультатных переговоров. В 1611 г. Филарета и других членов Великого посольства схватили и отправили в Польшу. Пребывание под Смоленском и в польском плену затянулось почти на 9 лет. Только после освобождения Москвы от поляков, выбора царем его сына – Михаила Романова – в процессе обмена пленными Филарет вернулся в Россию (1619) и был поставлен Патриархом Московским и всея Руси.


Патриарх Гермоген. Гравюра XIX в.


В 1941 г. для усиления фронта под Смоленском, отражения атак гитлеровцев, содействия в выводе советских войск чуть ли не из окружения под Смоленском была создана группа смелого и решительного военачальника К.К. Рокоссовского.


К.К. Рокоссовский на Курской дуге. 1943 г.


Константин Константинович Рокоссовский (1896–1968) вошел в историю СССР, в том числе России, а также Польши, как и в мировую военную историю, как талантливый военачальник и смелый новатор в военном деле. Он был Маршалом Советского Союза (1944), Маршалом Польши (1949), дважды Героем Советского Союза (1944, 1945), был награжден семью орденами Ленина и другими многочисленными советскими и зарубежными орденами и медалями, был членом Коммунистической партии Советского Союза с 1919 г.

Рокоссовский родился в обеспеченной семье железнодорожного машиниста в г. Великие Луки, их семья переехала в Варшаву, вскоре родители умерли. Мальчик остался без средств к существованию, к этому времени он успел закончить четырехклассное городское училище и начал работать. Затем он поступил добровольцем в Каргопольский драгунский полк, принял участие в сражениях с немцами и австро-венграми, был награжден Георгиевским крестом IV степени. В октябре 1917 г. он вступил в Красную Армию, к началу Второй мировой войны прошел путь от командира эскадрона до командира и комиссара кавалерийской бригады. В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. войска под командованием Рокоссовского участвовали в Московской, Сталинградской, Курской битвах, Берлинской операции. В мае 1945 г. сорокадевятилетний маршал Рокоссовский командовал Парадом Победы в Москве, который принимал маршал Г.К. Жуков. В 1949 г. Рокоссовский по просьбе правительства Польской Народной Республики был назначен министром национальной обороны (был им до ноября 1956 г.) и заместителем Председателя Совета министров Польши.


Маршал СССР К.К. Рокоссовский. Художник К.Д. Китайка. Конец 1940-х гг.


За позитивным калейдоскопом успешных событий официальной биографии Рокоссовского кроются не столь радужные факты: постоянное соперничество в мастерстве военного искусства с Г.К. Жуковым; со стороны высшего руководства более доверительное отношение к русскому Жукову, а не к поляку Рокоссовскому (например, когда сложилась высокая вероятность занятия Варшавы и Берлина под его командованием, И.В. Сталин назначил командующим войсками 1-го Белорусского фронта Жукова, а Рокоссовского отправил командовать 2-м Белорусским фронтом); ложные обвинения и заключение в застенок в 1937–1940 гг.; неизбежная переквалификация кавалериста в руководителя механизированных войск, танкиста; тяжелые ранения на фронте и другие сложности.

В военную историю Рокоссовский вошел как полководец наступления, даже в оборонительных сражениях в начале Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. он одним из первых проявил себя как мастер перехода от обороны к активным формам боевых действий. При этом нужно отметить, что порой ему поручали вести боевые операции, не обеспечив людскими ресурсами. Так, чтобы возглавить одну из групп по деблокированию в районе Смоленска окруженных военных частей в конце 1941 г., ему пришлось сформировать эту группу; позже ему пришлось формировать 16-ю армию.

Рокоссовский был самым красивым и романтическим из советских военачальников, выделялся среди них интеллигентностью, благородством, аристократизмом, действовал на женщин гипнотически. В начале Великой Отечественной войны у 46-летнего женатого Рокоссовского, имевшего дочь, был страстный роман с красивой и сексапильной женщиной – актрисой В.В. Серовой; позже, на фронте, он встретил новую сильную любовь, родилась вторая дочь, которой он дал свою фамилию.

В послевоенный период Рокоссовский командовал советскими частями, дислоцированными в Польше, затем вернулся в СССР, стал заместителем министра обороны, а потом его отправили командовать Закавказским военным округом. Вскоре по его просьбе и в связи с его возрастом он был переведен в группу генеральных инспекторов Министерства обороны. Рокоссовский тяжело болел, боролся с раком и дописал свою книгу мемуаров «Солдатский долг», но не дожил до ее выхода в свет, умер в 1968 г. в возрасте 72 лет.

Выдающийся советский полководец Жуков организовал в районе Смоленска контрудар по наступавшим немецким войскам, тогда впервые были использованы в боях советские реактивные минометы «Катюша».

Георгий Константинович Жуков (1896–1974) был и остается самым ярким советским полководцем, легендарным русским военачальником, талант, величие и заслуги которого перед Родиной год от года ценятся все выше и выше. Он – самый известный Маршал Советского Союза (с 1943 г.), четырежды Герой Советского Союза, участник Первой мировой и Гражданских войн, внес исключительный вклад в победу советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

Жуков был не просто великим полководцем, он был православным русским человеком, получившим духовное благословение на воинские дела во благо Отечества. Последний оптинский старец Нектарий (преподобный Нектарий Оптинский, в миру – Николай Васильевич Тихонов, 1853–1928 гг.; канонизирован в 2000 г.) несколько раз до начала войны беседовал с приезжавшим к нему Жуковым. Старец Нектарий благословил Жукова, предсказал страшную войну и сказал, что ему будут сопутствовать победы. Жуков всю войну носил в нагрудном кармане икону Николая Чудотворца, возил он по фронтам и Казанскую икону Божией Матери. Всех его дочерей крестили. Для многих православных людей Г.К. Жуков ассоциируется с образом Георгия Победоносца ХХ в. Г.К. Жуков – один из немногих в русской истории военачальников, не проигравших ни одного крупного сражения. Главные вехи его полководческой биографии: битва под Москвой, контрудар под Смоленском, сражение под Сталинградом, оборона и спасение Ленинграда, взятие Берлина.

Но были у легендарного Жукова и спорные решения, дела, черты. О нем другой крупный советский военачальник, К.К. Рокоссовский (маршал СССР с 1944 г.), написал так: «Сильной воли, решительный. Обладает богатой инициативой и умело применяет ее на деле. Дисциплинирован. Требователен и в своих действиях настойчив. По характеру немного суховат и недостаточно чуток. Обладает значительной долей упрямства. Болезненно самолюбив». Жуков скорее всего признавал авторитет только И.В. Сталина (но в крайних ситуациях мог обругать самого Сталина последними словами и попросить его убраться вон из кабинета); подмял под себя к 1943 г. командующих основных фронтов (которые со страхом ждали приезда Жукова – тогда уже заместителя Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина); принимал жесткие меры в отношении отступивших советских войск (стал одним из авторов печально известного приказа № 277, который, как и приказ № 270 от 1941 г., предусматривал расстрел за самовольное оставление позиций, создание штрафных батальонов и рот, куда командиры могли направлять своих подчиненных без приговоров трибунала). Ради высочайших целей Жуков мог допускать большие людские потери в боях; но яркие победы были достигнуты, и о гибели воинов сожалели меньше. Война была стихией Жукова, в мирное время гибким и ловким политиком он стать не смог. Имя Жукова связано с арестом Л.П. Берия, с помощью Н.С. Хрущеву в борьбе с так называемой антипартийной группой. Жуков руководил учениями с применением ядерного оружия на Тоцком полигоне в 1954 г., эти учения отразились на здоровье, судьбе, жизни около 40 тысяч их участников. Жуков был фактическим руководителем подавления венгерской революции в 1956 г. Но нужно помнить, что Жуков был военным человеком и знал силу приказов, тем более из уст руководителей КПСС и советского правительства, которым он все-таки временами возражал, более того, порой критиковал.

Сталин и Хрущев, воспользовавшись в тяжелое для них время услугами и талантами Жукова, хотели в спокойный для них период видеть его не в Москве, а в дальнем округе или в отставке. С 1946 г. Жуков был Главнокомандующим сухопутными войсками и заместителем министра вооруженных сил СССР, в 1946–1953 гг. командовал военным округом, в 1955–1957 гг. был министром обороны страны. Особенно боялся роста политического влияния Жукова Н.С. Хрущев. Когда в 1957 г. Жуков находился с официальным визитом за границей, по инициативе Н.С. Хрущева он был обвинен в насаждении своего «культа личности», попытке вывести Вооруженные силы из-под контроля партии. В 1958 г. маршала Жукова отправили в отставку, хотя маршалов в отставку увольнять не принято.


Маршал СССР Г.К. Жуков. Фото 1945 г.


Жуков был привлекательным мужчиной, всегда имел успех у женщин. В первом браке (1920–1964) имел двух дочерей (родились в 1928 и 1937 гг.), во втором браке (1965–1973) родилась (1957) третья дочь; первая жена была моложе его на 4 года, вторая – на 30 лет, а умерла раньше его. Жуков написал интереснейшие «Воспоминания и размышления» (но их нужно читать непременно в верной авторской редакции, изданные не раньше 1992 г.).

Со Смоленском и его пригородами связана жизнь ряда русских святых (в скобках время земной жизни). Среди них князь Глеб (XI в., наряду с братом Борисом один из двух первых русских святых), монахи Исаакий Смоленский и Прохор-лебедник (XI в.), князь Ростислав – Михаил Смоленский (затем – великий князь Киевский, XII в.), епископ Игнатий Смоленский, архимандрит Авраамий Смоленский и его ученик Ефрем Смоленский (все трое – конец XII – начало XIII в.), воин Меркурий Смоленский (первая половина XIII в.), князь Федор Смоленский и Ярославский (XIII в.), митрополит Киприан (XIV в.), архимандрит Симон Смоленский (XIV в.), князь Андрей Смоленский (XIV в.), ученик Авраамия Смоленского Ефрем Смоленский, (XV в.), старец Герасим Болдинский (конец XV – начало XVI в.), архимандрит Макарий (просветитель Алтая, XVIII в.), епископ Николай (основатель Японской православной церкви, XIX в.), юродивый И.Я. Корейша (конец XVIII – начало XIX в.) и др., а также новомученики российские (ХХ в.).

На Смоленской земле много веков сохраняется величайшее почитание святых князей-страстотерпцев Бориса и Глеба. Они стали первыми, кого канонизировала Русская православная церковь. Около Смоленска в 1015 г., на реке Смядынь, был убит князь Глеб, обманом вызванный братом Святополком из своей вотчины – Мурома. Другой брат Глеба – Ярослав, успел предупредить Глеба о том, что Святополк замыслил его убить, но Глеб этому не поверил, не захотел начинать с ним войну и проливать кровь брата и простых людей. По приказу Святополка подосланный убийца убил Глеба; к этому времени его брат Борис также стал жертвой Святополка. Река Смядынь стала одним из важнейших святых мест Руси-России, выдающимся магнитом православного паломничества. К началу XII в. на Смядыне основали и построили монастырь. Святые Борис и Глеб считались покровителями княжеского рода, почитались и почитаются как охранители Русской земли. Многие победы русских объяснялись поддержкой русского воинства Борисом и Глебом.


Святые Борис и Глеб. Икона XIV в.


Смоленская земля дала несколько первых подвижников Киево-Печерского монастыря (середина XI – начало XII в.), среди них был Исаакий (умер в 1090 г.) и Прохор-лебедник (умер в 1107 г.), со временем они (как и другие первые киево-печерские подвижники) были канонизированы. Исаакий (в миру – Чернь) происходил из семьи купцов, сам был богатым купцом в северном смоленском городе Торопец (нынче г. Торопец находится в Тверской области; он впервые упоминается в Лаврентьевской летописи под 1074 г. как пограничный город Смоленского княжества). Жизнь Исаакия связана с разными частями Смоленской земли, в том числе и со Смоленском. Исаакий раздал все свое имущество нищим и пришел в Киев, стал монахом, после тяжелой болезни принял подвиг православного юродства и нес его около двадцати лет, до самой своей смерти в Киеве. Прохор-лебедник родился в Смоленске, в 1090-е гг. стал монахом. Он вместо хлеба употреблял лебеду, во время голода на Руси он готовил из нее подобие еды и раздавал голодным. Умер в Киеве.


Великий князь Ростислав Мстиславич. Исторический портрет XIX в.


Князь Ростислав Мстиславич (1110–1168), или Ростислав-Михаил, князь Смоленский, великий князь Киевский, прозванный Набожным, родоначальник самостоятельной династии Смоленских князей (Ростиславичей), оставил о себе хорошую память. Ростислав Мстиславич был князем Смоленским в 1125–1159 гг., князем Новгородским в 1153 г., великим князем Киевским в 1154 г., 1159–1168 гг. Князя Ростислава любили его подданные за христолюбивую жизнь и стремление вести миролюбивую политику (что далеко не всегда удавалось из-за внешних причин). В молодости он отличался воинской личной доблестью, но он участвовал в междоусобных войнах только из послушания своему старшему брату и другим старшим родственникам. Когда он сам мог определять политику, то больше всего стремился к миру на Русской земле. Князь Ростислав стремился мирным путем, в том числе в процессе переговоров, искать выходы из проблемных ситуаций. Князь Ростислав был чрезвычайно набожным человеком. В своем Смоленском уделе он большое внимание уделял церковной жизни, строительству храмов. В память об особом почитании на Руси святых князей Бориса и Глеба он в 1145 г. на реке Смядыни – на месте убийства князя Глеба – построил каменный Борисоглебский храм. Князь Ростислав еще раньше учредил в 1136 г. в Смоленске архиерейскую кафедру, определил льготы, полномочия, источники содержания епархии.

Князь Ростислав не хотел быть князем, а мечтал о монашеской жизни в Киево-Печерском монастыре, неоднократно хотел отказаться от княжеского статуса. Но его духовный отец – игумен Поликарп (позже он был канонизирован), говорил ему, что дело урожденных князей – княжить, причем честно и христолюбиво. Игумен Поликарп не разрешил ему сменить княжеский статус на монашеский. При князе Ростиславе был расцвет Смоленского княжества, продолжавшийся и при княжении его сыновей – Романе Ростиславиче и Давыде Ростиславиче, следовавших его примеру. Благодаря Ростиславу и его сыновьям почти целый век не было междоусобиц (редчайший случай для того времени). Смоленск и его жители богатели; по размаху строительства со Смоленском тогда не мог соперничать никто. Став великим князем Киевским, Роман Мстиславич не изменял своим принципам. Незадолго до смерти он заболел и поехал в Киево-Печерский монастырь, чтобы принять монашество. По дороге к монастырю он умер.

В Смоленском соборе почивают святые мощи епископа Смоленского Игнатия. Епископ Игнатий Смоленский (конец XII – начало XIII в.) родился и получил хорошее образование на Смоленской земле, в молодости стал монахом, какое-то время жил в Киевской лавре. Когда он был возведен на смоленскую кафедру, то сделал своими помощниками только порядочных и грамотных людей, причем – без учета их происхождения, если их притесняли, то самозабвенно их защищал, поддерживал и помогал молодым талантливым людям, был мощным духовным пастырем. Епископ Игнатий заботился о благополучии и строительстве храмов и монастырей. Он на свои средства основал и содержал монастырь Положения Риз Божией Матери. К старости епископ Игнатий сложил с себя святительский сан и доживал свой век в Ризположенском монастыре, окруженный заботой его братии и особой любовью архимандрита Авраамия.


Святые Меркурий и Авраамий Смоленские и Смоленская икона Одигитрии


Архимандрит Авраамий Смоленский (умер в 1221 г.) родился в смоленской богатой боярской семье, получил хорошее воспитание и замечательное образование, в том числе в монастырской школе, с детства хотел стать монахом. Получив в молодости наследство от умерших родителей, он пожертвовал его на храмы, монастыри и на помощь больным, старым, сиротам, вдовам, а сам принял подвиг православного юродства. Вскоре он стал монахом Авраамием в Богородичном Успенском монастыре в селе Селище под Смоленском. Со временем он стал духовником в этом монастыре, в котором прожил 30 лет. Затем он ушел в Смоленск и стал жить в бедном монастыре Святого Креста. Почти все, что ему давали прихожане, он отдавал монастырю и нуждавшимся людям, сам же довольствовался минимумом. Завистники ему мешали, травили, клеветали на него и на какое-то время даже отправили его в заточение в Селищенский монастырь под охрану. Епископ Смоленский Игнатий старался защищать Авраамия, он смог назначить его настоятелем (игуменом) созданного им монастыря в честь Положения Ризы Пресвятой Богородицы (Ризположенский монастырь), в котором особенно ярко проявились способности архимандрита. Авраамий поражал всех своими яркими проповедями и нравоучительным толкованием Священного Писания. Он много читал и переписывал церковные книги, которые потом жертвовал в храмы и монастыри, кроме того, он был искусным иконописцем. Всего Авраамий прожил в монашестве около 50 лет. Монастырь, игуменом которого он был, впоследствии назвали в честь преподобного Авраамия.

Ефрем Смоленский (XII в.) был учеником архимандрита Смоленского Авраамия. Он вошел в православную историю как пример деятельного ученичества, верной любви и преданности ученика – Учителю. До встречи с Авраамием Ефрем не отличался благочестием, любил беспутные увеселения, не задумывался над краткостью земной жизни и неизбежностью расплаты на старости лет за грехи молодости, не думал о мучительной физической кончине грешников, их вечных страданиях. Услышав речи и познакомившись с Авраамием, он переменился в лучшую сторону, принял монашество, стал учеником и другом архимандрита. Ефрем не оставил Учителя в тяжелый период жизни, помог ему пережить незаслуженную хулу, клевету, тяготы судилища и заключения. Ефрем был и свидетелем счастливой жизни Учителя в статусе игумена монастыря в конце его земной жизни. Ефрем остался примером верности ученика Учителю. А в жизни обычно происходит иное: получив знания, поддержку, связи от Учителя, ученики чаще всего забывают стареющего наставника и его помощь им.


Князь Федор Ростиславич (Черный) прибывает в Ярославль. Клеймо иконы XVI в.


Меркурий Смоленский был родом из Риги, стал воином, служил князю в Смоленске, где постоянно и жил. Когда ордынцы направились к Смоленску и остановились на расстоянии 26–27 км от него лагерем (1239), в месте Долгомостье (Долгом Мосте) Меркурию было видение от чудотворной иконы Божией Матери и было явлено свыше идти в лагерь ордынцев одному и громить их. Меркурий пробрался в стан врагов и стал убивать ордынцев, но и сам погиб. Ордынцы, увидев отвагу одного человека из Смоленска, якобы побоялись нападать на город с его многочисленными защитниками.

Князь Федор Ростиславич Смоленский и Ярославский (Федор Черный; умер в 1299 г.) был сыном смоленского князя Ростислава Мстиславича, князем Можайским (1260–1297), князем Ярославским (1280–1299), князем Смоленским (1280–1297). Его первой женой была дочь князя Ярославского Василия Всеволодовича – княгиня Мария, а второй – дочь хана Ногая – княгиня Анна. Князь Федор стал родоначальником рода Ярославских князей, его старшей ветви. После смерти отца его братья Глеб и Михаил обделили его, дали ему во владение один Можайск, он стал Можайским князем. Вскоре вдова ярославского князя Василия Всеволодовича, властная княгиня Ксения, выбрала Федора в мужья своей дочери – княжне Марии. Федор в приданое получил Ярославское княжество, стал его князем и отцом сына Михаила. Федор часто участвовал в военных кампаниях, в роли данника Орды был вынужден участвовать в их войнах, в том числе воевал с кавказскими ясами и камскими булгарами. В его отсутствие Ярославским княжеством правила его теща, поскольку жена его умерла, сына Михаила воспитывала тоже теща. Властолюбивая княгиня Ксения хотела сама постоянно управлять княжеством. Когда князь Федор в очередной раз поехал по делам в Орду, Ксения и верные ей ярославские бояре провозгласили князем малолетнего Михаила (именем которого его бабка собиралась править) и не впустили вернувшегося в Ярославль Федора. Он не стал воевать с тещей и сыном, вернулся в Орду, где его ценили за смелость и находчивость, отмечали и его внешнюю красоту. Его прозвище было Чермной, т. е. Красный, прекрасный, красивый, а после его смерти превратилось в Черный. Неудивительно, что Федор понравился жене хана Ногая – христианке Евфросинии, которая захотела выдать свою дочь за него замуж. Но он был женат, его задержали в Орде на 3 года – до смерти жены Марии. Поскольку в Ярославль его не пустили, Федор женился на дочери хана, которая приняла Православие и родила ему двух сыновей Давыда (Давида) и Константина. Федор прожил в Орде около 10 лет.

Когда Федор узнал о внезапной смерти своего старшего сына Михаила (1293), то с дружиной из смолян и ордынцев вернулся в Ярославль, где утвердился с ханской помощью. К этому времени Федор приобрел в Орде большое влияние. Благодаря ему на ордынских землях была создана Православная епархия, строились храмы, велась миссионерская деятельность, облегчалась участь русских пленников, угнанных в Орду. Православие все больше распространялось среди ордынцев. Вот почему князь Федор вошел в русскую историю и как просветитель земель Золотой Орды. Слава о нем гремела по всей Руси. После смерти братьев Федор объединил под своей властью Смоленское и Ярославское княжества.


Князь Андрей Смоленский. Современная икона


В 1282 г. Федор вместе с пятью другими князьями ездил в Орду жаловаться на великого князя Дмитрия Александровича. После этого хан отправил на Русь большое войско, узнав об этом, Дмитрий бежал. Тогда Федор вместе с князем Андреем Александровичем Городецким взяли Владимир и 14 других городов. Затем Федор захватил Переяславль-Залесский, отчину Дмитрия.

Когда братья Андрей и Дмитрий помирились, Федору пришлось уступить Дмитрию Переяславль. Дела у Федора ухудшились и на западе. Его племянник от старшего брата Александр Глебович овладел Смоленском. В 1298 г. Федор с большим войском пришел возвращать себе Смоленск, долго стоял под ним, бился, но город взять не смог, вернулся в Ярославль. Со временем Федор, а также его сыновья Давыд и Константин были канонизированы, их мощи почивают в Ярославле в соборе Феодоровской иконы Божией Матери.

Князь Андрей Смоленский, переяславский чудотворец (умер в 1390 г.), в равной мере почитается на Смоленской и Ярославской землях. Андрей происходил из рода смоленских князей. Он не мог одобрять стремления его родственников к увеличению их и без того больших богатств, осуждал борьбу за получение властного положения и удержание власти любой ценой, осуждал их малое рвение в деле улучшения жизни их подданных – простых смолян, тем более что в большей мере за счет их труда (т. е. эксплуатации их) строилось благополучие княжеской семьи. Андрей тяготился распрями своих двоюродных братьев, не захотел участвовать в междоусобной войне, не имел возможностей облегчать участь простых смолян. Он отказался от удела, покинул родной Смоленск и как простой странник пришел (около 1360 г.) в Переяславль-Залесский. В этом ярославском городе он служил около 30 лет простым пономарем в храме во имя святителя Николая Чудотворца, куда он пришел еще в молодом возрасте. Только когда он умер, нашли наследственный княжеский перстень, железные вериги и записку со словами «Аз есмь Андрей, един от Смоленских князей». Андрей умер и был похоронен в Переяславле-Залесском, его мощи пребывают в переяславском Никольском женском монастыре.

Архимандрит Симон Смоленский родился в знатной богатой боярской смоленской семье, получил надежное образование в духовном училище. Духовным маяком для него был Сергий Радонежский. Симон получил богатое наследство, пожертвовал его в созданный Сергием Радонежским Троицкий монастырь, где он стал жить, стал помощником его основателя, принял монашество. Инок Симон ощущал особую духовную связь с Сергием Радонежским, тем более что у Игумена Земли Русской келейным образом была икона Одигитрии – Смоленской Божией Матери.


Епископ Николай (Касаткин) Фото конца XIX в.


Епископ Николай, просветитель Японии, создатель Японской православной церкви (1836–1912 г.; Иван Дмитриевич Касаткин), родился в семье дьякона в смоленском селе Березовый Погост (ныне в Тверской области), окончил Бельское духовное училище, затем Смоленскую семинарию, был отправлен учиться в Петербургскую духовную академию. Перед окончанием академии в возрасте 24 лет он стал монахом Николаем. По его просьбе его направили в Японию, где он стал настоятелем консульского храма в городе Хокадате. За 8 лет (ему было 25–33 года) он изучил язык, историю, нравы, обычаи Японии. Японцы недружелюбно относились к иностранцам, не верили им. Тем не менее отец Николай смог заслужить их доверие, вызвал желание у некоторых из них принять Православие, начал строить храмы, школы, приюты, перевел на японский язык ряд богослужебных книг. В возрасте 44 лет он был возведен в сан епископа. В основном благодаря его трудам была создана Японская православная церковь. Епископ Николай умер в возрасте 76 лет и был похоронен на городском кладбище в Токио. На его похоронах в присутствии десятков тысяч японцев император Японии Мэдзи возложил в знак признания заслуг усопшего перед японским народом венок; перед гробом епископа Николая несли Смоленскую икону Божией Матери. После канонизации епископа Николая православные верующие хотели перенести его святые мощи в собор, но японские власти не разрешили этого сделать, поскольку епископ Николай принадлежит всем японцам независимо от их вероисповедания. Все, не нарушая религиозные правила, должны иметь возможность прийти к могиле уважаемого ими человека.

Плодоносно способствовал укреплению позиций Православия на Смоленщине К.П. Победоносцев, выдающийся и во многом оболганный в советский период государственный деятель России XIX–XX вв. Он часто приезжал в Смоленск, что было связано и с тем, что он был женат на дочери смоленского дворянина Екатерине Энгельгардт. Особенно часто он приезжал в Смоленск с деловыми осмотрами, когда был обер-прокурором Священного Синода, результативно включался в решение вопросов, проблем местной церковной жизни, особое внимание уделял работе Смоленской духовной семинарии.

Константин Петрович Победоносцев (1827–1907) вошел в русскую историю как яркий государственный деятель, грамотный юрист, стойкий сторонник Православия, защитник монархического строя в России, противник проникновения в быт россиян в широких масштабах норм и правил западноевропейской культуры, видел в демократии, в том числе особенно в западной демократии, ее ложную сущность, доказывал, что все политические перевороты в мировой истории происходили не столько во имя высоких целей, сколько по интригам людей, их стремлениям к личной власти, богатствам, экономическому и политическому владычеству лично их, их семей и сторонников.

К.П. Победоносцев родился в Москве, был младшим среди 11 детей в их семье. Его дед происходил из старинного священнического рода и сам был приходским священником. Его отец служил профессором русской словесности в Московском университете, редактировал литературные журналы, был автором многих трудов. Константин в 19 лет закончил знаменитое Петербургское училище правоведения, служил в московском департаменте Сената, в возрасте 32–38 лет он стал профессором-юристом Московского университета. С 1860 г. (ему 33 года) Победоносцев по рекомендации графа С.Г. Строганова (фактически куратора университета) стал преподавателем законоведения у цесаревича Николая Александровича, а после его смерти в 1865 г. был назначен воспитателем и преподавателем истории, права к новому наследнику престола цесаревичу Александру Александровичу (будущему Александру III), а позже – к Николаю Александровичу (будущий Николай II); Победоносцев оказал большое влияние на российскую политику в годы их царствований. После убийства императора Александра II (1881) во взглядах Победоносцева произошел коренной перелом, он стал выступать с острой критикой реформ 1860—1870-х гг. Победоносцев стал основным автором манифеста 1881 г. «О незыблемости самодержавия», стал также одним из создателей тайной правительственной организации «Священная дружина» (1881–1883), призванной бороться с народническим экстремизмом. В возрасте 53 лет Победоносцев был назначен обер-прокурором Священного Синода и пребывал на этом посту 26 лет. Победоносцев аргументированно критиковал западноевропейскую культуру и принципы государственного устройства, считая недопустимым безумное перенятие их опыта в России, видел основные пороки в «народовластии и парламентаризме», ибо они «родят великую смуту», затуманивают «русские безумные головы». По сути, он доказывал, что простые люди в политике, ее играх, интригах не разбираются, не могут грамотно участвовать в определении политического курса страны; не верил он и в возможности парламента, поскольку не было уверенности в том, кто, как и зачем в него попадает. Победоносцев был твердо убежден, что только православная вера может спасти основную часть россиян от неверных поступков и навязываемых им обманов.


К.П. Победоносцев. Рисунок В.А. Серова. 1902 г.


Верша государственные дела, Победоносцев продолжал и свои научные занятия, выступал как переводчик научных и литературных произведений с латинского, английского, французского, немецкого, чешского языков, великолепно разбираясь в литературе и искусстве. Он был почетным членом Императорской академии наук, почти всех Российских университетов, Французской академии, был также действительным членом Московского общества истории и древностей Российского и Императорского исторического общества. Граф Л.Н. Толстой образ Алексея Каренина в его романе «Анна Каренина» списывал с Победоносцева.

Победоносцев умел страстно, трепетно и долго любить. Он впервые увидел дочь смоленского дворянина Катю Энгельгардт, когда ей было 7 лет, а ему – 28. 10 лет он тайно хранил любовь к ней, она со временем стала его женой, и они вместе вершили многие благотворительные дела.

К.П. Победоносцев, как великолепно образованный православный человек, всегда в статусе государственного чиновника высокого ранга руководствовался в своей практической деятельности не сиюминутной политической конъюнктурой, а системой определенных принципов, коими он ни при каких обстоятельствах не поступался. Православие было основой его жизни и деятельности. Всю свою жизнь он отвергал возможность использования в России чужеродных моделей развития, не допуская и мысли отделения Церкви от государства, смеялся над фетишами европейской демократии – будь то суд присяжных, «правовое» государство, «свободная» пресса, парламентаризм, так как видел в них систему грамотного обмана недостаточно образованных людей.

В ХХ в. влияние Победоносцева на российскую политику стало ослабевать. Император Николай II не мог сполна его понять и следовать его решительным предложениям, потому что сам сильной личностью не был. В 1905 г. 78-летний Победоносцев вышел в отставку. Он умер в возрасте 80 лет. Личность К.П. Победоносцева до сих пор сполна неизвестна россиянам, о нем написано много лжи, нет в России ни одной честно написанной, обстоятельно аргументированной монографии о нем (а за рубежом вышли не менее четырех).

2.4. Главные достопримечательности Смоленска. Основные православные центры

Смоленск, как древний русский город с насыщенной событиями историей, давними и прочными культурными традициями, с преобладающими стойкими православными религиозными пристрастиями жителей, обладает многочисленными и самыми разнообразными культурологическими и религиозными ценностями, достопримечательностями. Визуальная красота города, обилие в нем интереснейших музеев, наличие великолепных памятников монументального искусства и, конечно, поражающие внешней привлекательностью и богатством интерьеров православные храмы с их святынями и реликвиями делают пребывание в Смоленске ярким событием, остающимся в памяти на всю жизнь. Планировка и застройка Смоленска сложились с учетом его природных и исторических особенностей, Днепр делит его на северную и южную части. В центре города можно увидеть примеры старой застройки. Город имеет радиально-кольцевую планировку, для него были составлены градостроительные планы (1818, 1926, 1930-е гг., 1946 и др.).


План Смоленска к началу XVIII в.


В центре города много зелени, сохранились и содержатся в полном благополучии обширные скверы и бульвары, нет чрезмерно высоких зданий, можно увидеть немало примеров качественной гражданской застройки царского периода, а также типовой, но не раздражающей взор застройки советских времен. Здесь же находятся многие лучшие музеи.

Создан и успешно работает Смоленский объединенный исторический и архитектурно-художественный музей-заповедник, являющийся одним из крупнейших в России многопрофильных музейных объединений. Наряду с городскими экспозициями музея есть и его филиалы в бывших усадьбах. Есть в Смоленске выставочный зал, Художественная галерея (здание 1904–1905 гг.; проект С.В. Малютина; коллекции древнерусских икон XIV–XVI вв., русского и западноевропейского искусства), Музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Среди музеев особенно популярны: музей «Смоленск – щит России», музей «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.», музей «Городская кузница XVII в.», музей «В мире сказок», музей «Смоленский лен», музей скульптуры им. С.Т. Конёнкова, музей-квартира А.Т. Твардовского, молодежный центр-музей имени адмирала П.С. Нахимова (рассказывает о богатой морской истории Смоленской земли), выставочный комплекс «Смоленская крепость», СОАО «Бахус» (необычный музей, расположенный на месте Пятницких ворот Смоленской крепости, известен как музей русской водки, имеется также ресторан-клуб «Смоленская крепость»), музей ОАО «ПО “Кристалл”» (музей одного из самых передовых предприятий в мире по высококачественной обработке ювелирных алмазов), музей истории связи, музей истории Смоленской государственной академии и физической культуры, спорта и туризма, музей Смоленского трамвайно-троллейбусного предприятия, музей боевой славы Смоленского техникума электронных приборов и др.

Среди достопримечательностей Смоленска нужно выделить его высочайшего класса памятники монументального искусства. Они сразу поражают взор и навсегда остаются в памяти. Смотреть на них и просто любоваться – одно наслаждение. Такого класса памятникам нужно отдавать дань почтения, неизгладимой и благодарной памяти нашим предшественникам, определившим судьбоносные события, дела в стране. Все лучшие памятники Смоленска в основном находятся в его центральной части города. Особым мастерством и великолепием отличаются Памятник героям Отечественной войны 1812 г. (скульптор С.Р. Надольский, архитектор Н.С. Шуцман, 1912 г.), памятник героическим защитникам города 4–5 августа 1812 г. (скульптор А. Адамини; чугун, общая высота около 46 м, 1842 г.), памятник композитору М.И. Глинке (скульптор А.Р. Бок; ажурная решетка с нотными знаками по произведениям Глинки по проекту архитектора И.С. Боголюбова, 1885 г.), а также Мемориал «Курган бессмертия» (скульптор А. Сергеев, архитектор Д. Коваленко), памятники генерал-фельдмаршалу М.И. Кутузову (1954), скульпторам М.О. Микешину (1990) и С.Т. Конёнкову, зодчему Ф.С. Коню (1991) и др. Произведения монументального искусства, созданные в царский период, выделяются особенно высоким классом выполнения, именно они и остаются в памяти как лучшие в Смоленске. В Смоленске сохранились ценные памятники архитектуры. Все они были восстановлены, отреставрированы после разрушительных войн.

В Смоленске среди самых интересных архитектурно-художественных памятников следует выделить памятники архитектуры XII в. (период расцвета древнего Смоленска, когда он стал одеваться в камень). Это приходские церкви Петра и Павла на Городянке (1146 г.; перестроена в XVIII в.), церкви Иоанна Богослова на Варяжках (1173–1176, перестроена в XVIII в.), церковь Михаила Архангела (Свирская, 1191–1194), а также ансамбль Троицкого монастыря с собором (1738–1740 гг.; архитектор И. Калиник) и колокольней (1770-е гг.), Вознесенская церковь (1694–1698 гг.; архитектор Г. Вахромеев, создана по чертежам царя Петра I; северный придел – 1764 г. – архитектор М.Ф. Казаков), Преображенский собор Авраамиева монастыря (1775), Нижненикольская церковь (1748), Спасская церковь (1766), «Митрополичьи палаты» (XVIII в.), бывший дом губернатора и Георгиевская церковь (оба – 1781 г.), Дворянское собрание (1825 г.; архитектор А.И. Мельников), палаты униатского епископа (1623) и др. Вне сомнений, исключительную ценность имеют памятники ансамбля Соборной горы: действующий Успенский собор (1677 г.; архитектор А. Корольков, перестроен в стиле барокко в 1732–1740 гг. А.И. Шеделем) с колокольней (1767–1772), белокаменной соборной лестницей (1766–1767 гг.; перестроена в 1784 г. М.Н. Слепневым) и оградой (1767), бывшее здание консистории (1790), надвратный Богоявленский собор (1784 г.; архитектор М.Н. Слепнев). Как мы видим, среди лучших архитектурно-художественных памятников Смоленска преобладают памятники церковной архитектуры.

Отрадно, что с конца ХХ – начала XXI в. в Смоленске активизируется церковная жизнь, растет число действующих храмов. В жизни населения Смоленска религия всегда играла большую роль. Население в массе своей было и остается православным, но было немало и католиков, были и немногочисленные протестанты, иудеи. На месте современного Смоленска в конце IX – начале Х в. уже существовали христианские общины. В 990 г. великий киевский князь Владимир I Святославович в Смоленске крестил смолян. В начале XI в. в Смоленске были деревянные храмы, а первые монастыри появились в нем в начале XII в. (первое упоминание в летописи о смоленском монастыре относится к 1138 г.). Православная жизнь в Смоленске еще более оживилась в период княжения Владимира Мономаха (с 1070 г.), в 1101 г. тогда переяславский князь Владимир Мономах приказал заложить в смоленском детинце первый смоленский каменный храм во имя Успения Божией Матери. Внук Мономаха – смоленский князь Ростислав Мстиславич, прозванный Набожным, активно способствовал расширению церковного строительства. Число православных храмов в Смоленске стабильно росло, но в период военных конфликтов, литовско-польского владычества и стремления насадить католическую веру их число стабильным не было и даже сокращалось. В конце XII – начале XIII в. в Смоленске строили больше, чем в других русских городах, поскольку на Смоленских землях тогда не было междоусобиц почти целый век, успешно и стабильно развивалось хозяйство. Во второй половине XII в. в Смоленске появились свои искусные мастера в строительном деле. А в последней четверти XII в. здесь сложилась самостоятельная архитектурная школа, характерной чертой и своеобразной визитной карточкой которой стала высотная композиция храма. Местные мастера поддерживали связь с южнорусскими мастерами, когда те в конце XII – начале XIII в. начали строить башнеобразные храмы, смоляне стали перенимать их опыт. Примером подобных храмов является церковь Михаила Архангела или Свирская церковь (название по более позднему приделу; это единственная сохранившаяся в городе церковь подобного типа).


Вид Смоленска в начале XX в.


Мастерство смоленских зодчих получило признание, их стали приглашать для возведения храмов в других русских городах. Но в ответственные моменты южнорусские мастера приглашались в Смоленск для совместных дел. Так, великолепный иконостас Смоленского Успенского собора (1730—1740-е гг.) создали резчики и иконописцы с украинских земель.

Древние смоленские живописцы смогли внести свою лепту в изобразительное искусство XII–XIII вв.: смоленская монументальная живопись имеет характерные отличительные черты. Своеобразие внешних архитектурных форм и росписей смоленских храмов вошли особой страницей в русское церковное строительство. В средневековом Смоленске практиковалась фресковая роспись храмов, но отличие местной практики было в том, что иконописцы здесь писали по сухой (а не по сырой) штукатурке, что позволяло создавать более сложные художественные композиции.

Со второй половины XVIII в. для строительства или консультирования при возведении храмов в Смоленск стали приглашать московских мастеров, появились храмы, созданные в духе московской архитектуры. Первым из них стал собор Троицкого монастыря, собор построили из камня, двухэтажный, бесстолпный, с трапезной и колокольней. К созданию храмов в Смоленске и его окружении привлекали известных московских зодчих, среди них были: Иван Калинин, Осип Старцев, Матвей Казаков и другие.


Церковь Михаила Архангела (Свирская)


В советский период число действующих православных храмов резко сократилось, все монастыри были закрыты. Число действующих храмов в Смоленске было: 4 в 1936 г., 1 – в 1941 г. (лето, только один Тихвинский кладбищенский храм), 5 – в 1942 г. (период временной фашистской оккупации), 11 – в середине 1990-х гг., 24 – в 2000 г., сейчас – еще больше. В 2001 г. был возрожден Спасо-Преображенский Авраамиев мужской монастырь.

Главные и древнейшие действующие православные храмы Смоленска: Успенский кафедральный собор (основан в 1103 г.; сохранившееся здание построено в 1677–1772 гг.), церковь Петра и Павла (1146 г.; древнейшее церковное строение), церковь Иоанна Богослова (1180), церковь Михаила Архангела, или Свирская (1192). Все остальные храмы в городе – не старше XVIII в., в их внешнем облике ощущается сильное влияние архитектурного стиля барокко. Исключительную духовную, религиозную, архитектурно-художественную, историческую значимость имеет возвышающийся на вершине Соборной горы балочный пятиглавый кафедральный Успенский собор, являющийся одним из самых величественных и знаменитых православных храмов России.

Соборная гора или холм, как историческое место, само по себе интересно. В далеком прошлом на этом месте стоял кремль средневекового Смоленска – детинец, окруженный валом и рвом, где находилась резиденция смоленских князей. Здесь в 1101 г. тогда переяславский князь Владимир Мономах (ставший позже великим Киевским князем) приказал заложить в детинце – укрепленном административном центре города – первый каменный храм во имя Успения Богородицы, который стал первым крупным каменным храмом на Смоленщине. В Успенский собор, построенный и освященный к 1103 г., перенесли главную семейную реликвию Мономахов – древнюю чудотворную кону Божией Матери «Одигитрия», которую после этого стали называть иконой Смоленской Божией Матери.


Успенский кафедральный собор на Соборной горе. Фото конца XIX в.


Смоленский князь, основатель самостоятельной династии смоленских князей Ростиславичей Ростислав Мстиславич (XII в., позже стал великим князем Киевским), незадолго до отъезда на великое княжение в Киев передал в полное ведение Смоленской епархии (учреждена им в 1136 г.) Соборную гору (холм), где возвышался Успенский собор. Это возвышенное место стало еще в большей мере центром политической и духовной жизни Смоленщины. У подножия Соборной горы в давности собиралось народное собрание – вече. В древнем, возведенном при князе Владимире Мономахе Успенском соборе хранились архив Смоленского княжества, а также эталоны мер и весов. После того как собор в 1611 г. был взорван самими смолянами, укрывшимися в нем от поляков, и погибшими вместе с собором, поляки построили здесь костел. После возвращения Смоленска России православные люди разобрали костел и заложили в 1676 г. новый собор, поставленный невдалеке от того места, где стоял Мономахов собор, в котором взорвали себя смоляне (сохранившийся до наших дней Успенский собор располагается к северу от обнаруженных древних фундаментов Мономахова собора).

Строительство нового Смоленского кафедрального собора велось 95 лет (1677–1772). Инициатором строительства собора был царь Алексей Михайлович Романов. Он выделил деньги, материалы, предложил образец для возведения собора (собор подмосковной Александровской слободы, бывшей царской резиденции Ивана Грозного), с учетом которого нужно было построить похожий, но больше и лучше, назначил опытного мастера Алексея Королькова возглавить строительство. В 1679 г., когда строительство было в разгаре, рухнула восточная стена недостроенного здания. После этого строительство прекратили и не возобновляли, тем более что умер А. Корольков, который один знал замысел строительства. В 1732–1740 гг. собор достроил, изменив первоначальный проект, известный киевский архитектор А.И. Шедель. В 1767–1772 гг. нуждавшийся в ремонте собор частично перестроил архитектор Петр Обухов, он сделал собор пятиглавым. Тогда же построили двухъярусную колокольню (1767–1772 гг.; проект П. Обухова), смотровую площадку, белокаменную соборную лестницу (1766–1767 гг.; перестроена в 1784 г. архитектором М.Н. Слепневым), ограду. Собор освятили в 1772 г.

В ансамбль на Соборной горе также со временем вошли бывшее здание консистории (1790 г.; классицизм), надвратный Богоявленский собор (1784 г.; архитектор М.Н. Слепнев), памятник М.И. Кутузову (1954 г.; скульптор Г.И. Мотовилов, установлен перед Соборной горой).

Успенский пятиглавый собор в Смоленске был и остается одним из самых больших и поражающих взор соборов России. По своим размерам он в два раза больше Патриаршего Успенского собора Московского Кремля; его высота от основания до креста – около 70 м. Роскошный, деревянный, золоченый, резной иконостас собора имеет высоту 28 метров. Собор вмещает до 5 тысяч человек, он является и в наши дни главным сооружением ансамбля Соборной горы, включающего, кроме него, Богоявленский собор, церковь Иоанна Предтечи, Архиерейский дом, здание консистории и Благовещенскую церковь. Успенский собор с давних пор поражает людей и, похоже, находится под особым Божиим покровительством. Так, в 1812 г., войдя в него, император Наполеон снял шляпу, приказал поставить стражу для охраны собора, что сохранялось до отступления наполеоновских войск из России.

В советский период собор не взорвали; но его закрыли как действующий православный храм; в здании собора разместили с 1933 г. антирелигиозный музей, функционировавший до половины 1941 г. Как чудо нужно воспринимать и то, что хорошо видимый со всех сторон громадный Успенский собор уцелел в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. В 1941 г., когда еще шли бои за Смоленск, Успенский собор посетил известный немецкий военачальник, командующий танковой группой генерал Г. Гудериан. Он осмотрел собор и распорядился об его охране. Первые богослужения в соборе состоялись в середине августа (к этому времени из него верующие убрали пребывавшие в соборе экспонаты антирелигиозного музея, находившегося в нем с 1933 г.). Во время боев за Смоленск командующий 16-й армией генерал-лейтенант М.Ф. Лукин запретил артиллеристам вести стрельбу по Успенскому собору, используя его как ориентир для наведения орудий.

Главными святынями Смоленского Успенского собора являются: чудотворная икона Божией Матери «Одигитрия» (список XVI в. со знаменитой чудотворной иконы Одигитрии Смоленской), чудотворная Казанская икона Божией Матери (в 1991 г. священнослужители обнаружили на этой иконе слезу, истекавшую из правого ока лика Богоматери, затем собор наполнился особым благоуханием), мироточивая икона преподобного Серафима Саровского (миро истекало дважды в 1994 г.), почитаемая икона Иерусалимской Божией Матери (прославилась в XIX в. избавлением жителей города от холеры), рыцарские сандалии святого воина Меркурия (в стеклянном ковчеге), Голгофа (XIX в.; художник В.М. Васнецов), а также плащаница (вышитое изображение погребения Иисуса Христа), изготовленная в 1561 г. в мастерских, которыми руководила тетя царя Ивана Грозного – княгиня Евфросиния Старицкая. Эта плащаница была вкладом князей Старицких в Успенский собор Московского Кремля, в 1812 г. захватившие Москву наполеоновские вояки похитили ее из собора, пытаясь увезти ее во Францию, но у них ее отняли партизаны; по решению Священного Синода плащаницу Старицких оставили в Смоленске. Плащаница находится в особом киоте под стеклом в северной части собора; этой плащанице – порядка 450 лет.

В Успенском соборе рядового посетителя обычно сильнее всего поражает в визуальном плане его двадцативосьмиметровый деревянный, резной, золоченый иконостас. Его, как и в целом внутреннее убранство собора, выполнили под руководством украинских и белорусских мастеров. Почти 10 лет (1730—1740-е гг.) создавали этот редчайшей красоты иконостас православные резчики Сила Михайлович Трусицкий, его помощник Петр Дурницкий, Федор Олицкий, Андрей Мастицкий, позолотчик Сила Яковлев. Особенностью этого иконостаса является обилие в нем скульптуры, что характерно для барокко XVIII в. Этот иконостас имеет особые черты: 1) является классическим древним пятиярусным иконостасом, основы которого заложил Андрей Рублев; 2) является типичным барочным иконостасом XVIII в.; 3) выполнен в основном украинскими мастерами с учетом украинских художественных традиций, имеет ряд характерных черт, присущих украинским иконостасам. В этом иконостасе, как уже отмечалось, 5 ярусов: первый верхний – с иконами пророков; второй – местный, с иконами самых чтимых смоленских святых; третий – с иконами праздников; четвертый – с иконами апостолов; пятый – ярус с иконами восемнадцати пророков, между иконами помещены фигуры десяти апостолов.


Один из списков Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрии»


Многие верующие приезжают в Смоленск только для того, чтобы помолиться в Успенском соборе перед одной из главных святынь России – иконой Смоленской Богоматери, почитаемой как чудотворная.


Иконы Божией Матери исключительно почитаются в России. Пресвятая Богородица считается покровительницей России, а Русская земля оценивается как ее удел. Вот почему в трудные времена, ответственнейшие моменты жизни российский православный народ, в том числе и прежде всего все русские люди, обращаются именно к Пресвятой Богородице как к своей управительнице и заступнице, ходатае за них перед Господом Богом. Иконы Божией Матери, особенно чудотворные и почитаемые, являются объектом всенародного поклонения, в них видят защитницу и помощницу православным людям в их трудных жизненных ситуациях.

Считают, что первым иконописцем образа Божией Матери был апостол и евангелист Лука. По преданию, он писал образ Богородицы с Самой Пречистой Девы Марии. Нет единого мнения, сколько образов Божией Матери всего написал евангелист Лука: по наиболее известной версии их три (Владимирская, Смоленская и Милостивая Киккская, иногда вместо нее называют Тихвинскую), по другой – порядка семидесяти. По преданию, когда евангелист Лука создал образ Божией Матери, позже названный Смоленской иконой, вместе с двумя другими образами Божией Матери он представил ей, то она, увидев свои образы, произнесла: «Благодать родившегося от Меня да будет с сими иконами».


Смоленская икона Божией Матери является одной из самых почитаемых в православном мире, а в России – особенно. Именно Смоленская икона Божией Матери первой из византийских чудотворных икон прибыла на Русь. Смоленская икона Божией Матери далеко не сразу получила и утвердила свое историческое название. В начале ее называли Влахернской, потом добавилось – Одигитрия (Путеводительница), с конца XI в. – ее стали именовать Смоленской.

Смоленскую икону воспринимают как благословение, данное Богородицей Руси. Именно с запада часто приходили на Русь-Россию враги, и Смоленская икона всегда стояла на страже Русской земли. В сознании православных россиян Смоленская икона Божией Матери четко воспринимается как вдохновительница победы русского народа в Отечественной войне 1812 г. Смоленская икона с давних пор до наших дней почитается как защитница России, как покровительница ее столицы – Москвы, перед ней молятся о благополучии, сохранении путешествующих, о помощи им в пути. С исторической Смоленской иконы Божией Матери были сделаны многочисленные списки (копии); одних чудотворных и особо чтимых копий этой иконы насчитывается более 30.

В Смоленске помнят, что значимая помощь Смоленской земле от Пресвятой Богородицы особенно четко стала ощущаться с XIII в. В 1237 г. ордынские полчища хана Батыя двинулись на Русь, многие русские земли и города были разграблены, опустошены, ведь русские войска тогда еще не могли дать достойный отпор ордынцам, но под Смоленском отряды ордынцев потерпели поражение (1239), что воспринималось как чудо. Вспоминают молодого воина Меркурия, которому сама Богородица в 1239 г. велела смело идти громить врагов. Подвиг воина Меркурия был началом поражения ордынцев под Смоленском в 1239 г.

Историческая Смоленская икона Божией Матери имеет давнюю историю. Написанная евангелистом Лукой, икона Богоматери (позже, в XI в., названная Смоленской) вначале была поставлена в Антиохии в церкви, затем ее перенесли в Иерусалим, в первой половине V в. ее перенесли в Константинополь, и она была поставлена во Влахернском храме, вскоре она прославилась как чудотворная. Ее стали называть Одигитрией, что означает в переводе с греческого языка «Путеводительница», т. е. указывающая путь к Христу.

В 1046 г. византийский император Константин Порфирородный Мономах (годы правления 1042–1054 гг.) выдал свою дочь Анну за сына русского великого князя Ярослава Мудрого – черниговского князя Всеволода Ярославовича (1030–1093); он благословил в путь на Русь свою дочь чудотворной Влахернской иконою Божьей Матери. Благословение этой иконой греческой царевны в дальний путь окончательно утвердило ее название «Одигитрия» («Путеводительница»). Этот образ Божьей Матери вместе с греческой царевной прибыл в Древнюю Русь. Всеволод Ярославович был князем Переяславским, затем – князем Черниговским, позже (после смерти жены) – великим князем Киевским. Княгиня Анна до своей смерти хранила икону в Чернигове, перед своей кончиной она благословила именно этим образом Божией Матери своего сына Владимира Всеволодовича Мономаха, который, став Смоленским князем с 1097 г., перенес этот бесценный для него дар матери в Смоленск, где со временем поставил эту икону в соборном храме Успения Богородицы (устроенном им в 1103 г.). После того как икона оказалась в Смоленске, она стала называться Смоленской.

В 1404 г. смоленский князь Юрий уехал в Москву и взял с собой эту икону, позже ее поставили в Благовещенском соборе Московского Кремля. С отбытием Смоленской иконы на Смоленской земле участились беды: пожары, неурожаи, болезни, воровство, нападения недругов. В 1456 г. смоленский епископ Мисаил и представители смолян обратились к великому московскому князю Василию Темному с просьбой вернуть в Смоленск чудотворную Смоленскую икону Божией Матери. По решению князя московский митрополит Иона (канонизирован церковью) взял икону из киота и передал смоленской делегации (тогда же передали смолянам и другие иконы, вывезенные в Москву из Смоленска). Из Москвы икону несли на руках до Смоленска, где ее установили на прежнее место в Успенском соборе.

Во время осады Смоленска войсками польского короля Сигизмунда Смоленскую икону вывезли (1609) из города и привезли в Москву, а после занятия столицы поляками – переправили в Ярославль. Когда польских захватчиков выдворили из России и навели в ней порядок, царь Алексей Михайлович Романов распорядился вернуть Смоленскую икону в Смоленск. В 1666 г. эта икона вновь прибыла в Москву, тогда было нужно поновить потемневший лик. Одновременно с ней в Москву привезли и другой образ Смоленской иконы Божией Матери (список, копию), подаренный в 1602 г. Смоленску царским шурином (мужем сестры царя) боярином Борисом Годуновым. Эта годуновская Смоленская икона Богоматери находилась в башне над Днепровскими воротами, впоследствии там была устроена Надвратная церковь. Эта икона (список) из Надвратной церкви считалась почитаемой, а потом стала оцениваться как чудотворная.


Иконостас Успенского собора


В период Отечественной войны 1812 г. историческую чудотворную Смоленскую икону Божией Матери перевезли в Москву, а потом – Ярославль. После изгнания наполеоновских войск из России икона вернулась в Смоленск. В 1812 г. Надвратную церковь еще строили, и икона временно находилась в Смоленске в Благовещенской церкви, откуда ее взяли и вынесли из города, отступая из Смоленска, солдаты и офицеры артиллерийской роты полковника Глухова. С тех пор эта икона до конца войны 1812 г. неотлучно (около трех месяцев) находилась в войсках 3-й гренадерской дивизии А.П. Ермолова. Перед Бородинской битвой именно перед этой иконой молились главнокомандующий М.И. Кутузов и вся русская армия. Эту икону для укрепления духа воинов носили по всему русскому военному лагерю и служили молебны. Позже, когда опасность миновала, по распоряжению М.И. Кутузова, икону из Надвратной церкви вернули в Смоленск.

Во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., когда Смоленск был оккупирован гитлеровцами, историческая Смоленская икона Божией Матери бесследно пропала, но остался ее древний чудотворный список из Надвратной церкви, пребывающий ныне в Успенском соборе.

Среди древнейших действующих храмов Смоленска также следует выделить храмы Петра и Павла, Иоанна Богослова, Михаила Архангела, построенные в XII в., а затем частично перестроенные.

Храм во имя Петра и Павла является самым древним из сохранившихся в Смоленске, его древнейшая часть – алтарная – возведена в 1146 г. Храм был построен смоленским князем Ростиславом Мстиславичем, прозванным Набожным, в составе возникшего в 1140-х гг. на берегу Днепра княжеского двора, точнее – загородной княжеской резиденции. Храм сложен из кирпича и камня, его конструкция – типичный пример крестово-купольного храма. Этот храм был покрыт свинцовой кровлей, расписан фресками (до наших дней в нем сохранились фрагменты росписей XII в.), украшен поливной цветной плиткой, имел 12 голосников, улучшавших акустику, и круглые стекла-оконницы, были в нем и погребальные ниши – аркосолии (в княжеском храме со временем намеревались хоронить членов княжеского рода). После 1168 г. храм стал приходским, о нем заботиться стала купеческая корпорация. В 1611 г. храм был обращен в костел. Но с 1619 г. он стал кафедральным православным храмом. После открытия в Смоленске униатской архиепископии (1625) этот храм стал униатским центром. Однако с 1654 г., когда Россия вернула отторгнутый у нее поляками Смоленск, храм Петра и Павла стал приходским православным храмом (каким является и сейчас). В XVIII в. храм реконструировали, он приобрел формы «Нарышкинского барокко». В 1737 г. на средства местных богатых купцов построили его каменную ограду. Затем построили шатровую колокольню с двумя крыльцами-лестницами. Над палатами надстроили храм во имя святой Варвары. После разгрома 1812 г. храм восстановили только в 1816 г. В 1895 г. от Петропавловского прихода устроили храм для нужд колонии малолетних преступников. В 1935 г. храм во имя Петра и Павла закрыли, он возродился только в 1991 г.


Церковь Петра и Павла


Храм во имя Иоанна Богослова на Варяжках был построен в 1173–1176 гг. князем Романом Ростиславичем (сыном Ростислава Мстиславича), очень сильно пострадал в 1812 г. и был перестроен. Этот храм стал своего рода памятником князю Роману Ростиславичу. Он не стремился к личному обогащению, изо всех сил старался помогать своим подданным, щедро выделял средства на строительство храмов, создание при них приходских школ, покупку книг, милостыню. Он организовал школу и при своей дворцовой церкви, эту школу он содержал на свои личные средства, пригласив преподавать в ней греческих и латинских учителей. В этой школе учились дети бояр и духовенства, князь хотел иметь в своем княжестве образованных священнослужителей.

Церковь Михаила Архангела, или Свирская, была построена в 1191–1194 гг. смоленским князем Давыдом Ростиславичем в составе загородного княжеского двора, со временем она была сильно перестроена. Здесь была Свирская слобода, со временем к храму пристроили придел во имя святого Александра Свирского, что дало этому храму второе название. Строительство этого храма подтверждает оформление в Смоленске в последней четверти XII в. самостоятельной архитектурной школы, разрабатывавшей высотную композицию храмовых строений. В Смоленске было больше десяти башнеобразных храмов, а сохранился из них только один – этот. В своей основе храм – крестово-купольный, но в нем взлетает ввысь башнеобразный объем, увенчанный стройным барабаном. Храм имел красивую стеночную роспись, пол из цветной плитки. Но со временем многое было утеряно. Иконостас был установлен в 1999 г. Этот одноглавый, одноапсидный высокий храм (высота внутри – 35 метров) остается в памяти как один из лучших в Смоленске.

Среди исторических мест Смоленска и магнитов русского православного паломничества выделяется место на фактически высохшей реке Смядыни (Смядынке), недалеко от действующего храма Михаила Архангела, где в 1015 г. был убит князь Глеб, один из двух первых русских святых, не пожелавший воевать с братом, не поверивший в предательство брата. На этом месте со временем построили каменный одноглавый шестистолпный храм, заложенный в 1145 г. смоленским князем Ростиславом Мстиславичем. В 1191 г. князь Давыд Ростиславич пристроил к собору широкую галерею-усыпальницу, перенес в этот храм из Вышгорода пустые гробы, в которых первоначально пребывали мощи святых князей Бориса и Глеба. Здесь был создан монастырь. В Борисоглебском монастыре он также построил башнеобразную Васильевскую церковь. В Борисоглебском соборе были похоронены князь Давыд и его сын. Сейчас в этом месте о Борисоглебском монастыре ничего визуально не напоминает, трудно найти хотя бы следы, остатки монастырских строений.


Спасо-Преображенский собор Авраамиева монастыря


С конца ХХ – начала XXI в. в Смоленске, как и в других местах России, постепенно восстанавливается почтительное отношение к монашеской жизни, почитанию памяти мест, где когда-то служили Господу Богу и людям иноки и инокини.

По православным правилам, даже места, где раньше велась монашеская жизнь, а потом по каким-то причинам затухла, отмечены особой благодатью Господней; эти места нужно знать, почтительно к ним относиться. В местах, где творились или творятся монашеские молитвы, как верят православные люди, их молитвы и просьбы к Господу Богу о помощи им и их близким особенно действенны.

В начале ХХ в. в Смоленске действовали три монастыря: мужские Спасо-Авраамиев и Свято-Троицкий, а также женский Вознесенский. Все они в советский период были закрыты, их ценности конфисковали. С начала XXI в. в Смоленске начала пробуждаться монашеская жизнь.

В 2001 г. возродился Спасо-Авраамиев мужской монастырь. Он был основан в начале XIII в. смоленским епископом Игнатием при смоленской церкви Ризположения, содержался на средства Игнатия, его настоятелем был монах Авраамий. После смерти архимандрит Смоленский Авраамий был канонизирован. Впоследствии монастырь, игуменом которого он был, назвали в честь преподобного Авраамия. Этот монастырь в 1610 г. разорили поляки. До 1634 г. он находился в руках католического ордена доминиканцев, при которых пропали пребывавшие в нем долгое время святые мощи преподобного Авраамия. В 1610–1634 гг. монастырь как православная обитель не действовал. После освобождения Смоленска войсками царя Алексея Михайловича Романова (1654) решили возродить монастырь, что удалось осуществить только в 1658 г. В 1758 г. епископ Гедеон (Вишневский) открыл при монастыре семинарию. В 1755 г. купец Борис Писарев построил вместо обветшавшего собора новый во имя Преображения Господня, поэтому монастырь стали часто называть Спасо-Преображенский Авраамиев. В начале ХХ в. в монастыре были 2 каменных храма: двухэтажный соборный, верхний в честь Преображения Господня и нижний – во имя преподобного Авраамия Смоленского и во имя трех святителей, вторая церковь была посвящена Введению в храм Пресвятой Богородицы. При монастыре работали духовное училище, свечной епархиальный завод, семинарская больница. При советской власти монастырь был закрыт, не действовал, все его ценности были конфискованы. Были разрушены Введенская церковь и ограда монастыря, в Преображенском соборе разместили фонды областной библиотеки, в келейных корпусах устроили светские жилые комнаты. С начала XXI в. монастырь стал возрождаться; службы стали проходить в храме преподобного Авраамия, устроенном под колокольней. История и жизнь Спасо-Преображенского Авраамиева монастыря оказалась особенно тесно связанной с тремя смоленскими святыми: епископом Игнатием, архимандритом Авраамием и его учеником Ефремом Смоленским.

Свято-Троицкий мужской монастырь находился около Соборной горы на Благовещенской улице. Неизвестно, когда обитель была образована; при этом первоначально она была католической, принадлежала монашескому ордену доминиканцев, а в 1674 г. по повелению царя Алексея Михайловича Романова была обращена в православную. В этом монастыре в 1674–1740 гг. жили смоленские церковные владыки, для которых со временем в нем построили архиерейский дом. В сооружении в первой половине семидесятых годов каменного Троицкого собора принимал участие московский зодчий Иван Калинин. Троицкий собор этого монастыря – первый в Смоленске, построенный в духе московской архитектуры того времени. Двухэтажный Троицкий собор – бесстолпный, с трапезной и колокольней. Колокольню построили в XVIII в. не на территории монастыря (где уже не было свободного места для подобного строения), а через дорогу. В монастыре были два храма: уже названный соборный двухэтажный (XVII в.), вверху посвящен Святой Троице, внизу – Рождеству Христову, с приделом во имя святого Митрофана Воронежского и второй храм – во имя зачатия святой Анны. К соборному храму была пристроена часовня над захоронениями первых митрополитов смоленских: Симона Милюкова, Сильвестра II Черницкого, Сильвестра III Крайского и Дорофея Крашневича. Главной святыней монастыря была местночтимая икона Иверской Божией Матери. В советский период монастырь не действовал. В зданиях бывшего Троицкого монастыря (1740) работает музей «Смоленский лен».


Вознесенский женский монастырь. Фото конца XIX в.


Вознесенский женский монастырь находился на Воскресенской горе, недалеко от собора. Он был основан как мужской в 1515 г., пережил много бед. В 1610–1660 гг. им владели иезуиты, но в 1662 г. монастырь вернули в лоно Православия, сделали женской обителью. Каменный собор монастыря заложил в 1693 г. московский зодчий Осип Старцев, а строили его ярославские каменщики под руководством Данилы Калинина. Основной объем построили в 1696 г., а крыльцо в 1704 г. построил зодчий Кондратий Мымрин. Храм бесстолпный, одноглавый, с трапезной и колокольней. В 1812 г. обитель разорили французы. В начале ХХ в. в монастыре был один двухэтажный храм, верхний – во имя Вознесения Господня, нижний – во имя преподобного Сергия Радонежского, во имя святой Екатерины и в честь Сретения Господня. Храм этот славился и тем, что план его начертил, как утверждает легенда, сам царь Петр I по случаю помилования им осужденных в Смоленске стрельцов, за которых слезно молила царя игуменья этой обители. В советский период монастырь был закрыт. В 1920-е гг. в соборе открыли клуб рабочих типографии. В бывшем соборе Вознесенского монастыря со временем разместили выставочный зал музея изобразительных и прикладных искусств им. С.Т. Конёнкова.

Редчайшую историческую и архитектурно-художественную ценность представляют массивные крепостные стены (1595–1602), являющиеся одним из крупнейших русских оборонительных сооружений. Их длина около 6,5 километра, высота сохранившихся стен – от 10 до 12 м, а толщина – до 6 м. Стены имели 38 башен, из которых сохранились далеко не все. Построил эти внушительные, поражающие взор крепостные стены великий русский мастер Федор Савельевич Конь. В годы, когда возводили крепостные сооружения Смоленска, за весь период их строительства порядка 300 тыс. человек во главе с Ф.С. Конем работали здесь, а по всей России под страхом смертной казни было запрещено всякое каменное строительство. Крепостные стены Смоленска со временем назвали «каменным ожерельем России».

Восхищающие и ныне взор крепостные стены не первые в Смоленске. Были и более древние весьма высокие дубовые стены Смоленской крепости, в том числе и возведенные при великом князе Ростиславе Мстиславиче во второй половине XII в., обветшавшие со временем. Боярин Б.Ф. Годунов, шурин царя Федора Ивановича, понимал растущую опасность от агрессивной политики Речи Посполитой, поэтому убедил царя построить в Смоленске новые мощные крепостные стены. В Смоленск решать эту задачу отправили в 1595 г. известного мастера Федора Коня, который составил проект крепости. Боярин Б.Ф. Годунов лично в 1596 г. произвел закладку стен Смоленской крепости. Завершили строительство стен Смоленской крепости через семь лет, уже при новом царе Борисе Федоровиче Годунове.


Крепостные стены и башни Смоленска. Фото конца XIX в.


Строительству Смоленской крепости придавалось очень большое значение. Вблизи стройки работали несколько кирпичных заводов, изготовлявших необходимый строительный материал. Из других городов и даже из монастырей на строительство этой крепости направили много опытных каменщиков. Строительство крепости еще более ускорилось после 1600 г., когда вышли грозные указы царя Бориса Годунова. Он хотел завершить строительство Смоленской крепости до 1603 г., когда истекал срок действия перемирия с Речью Посполитой. В 1602 г. удалось завершить строительство Смоленской крепости, и она торжественно была освящена. Новая Смоленская крепость фактически охватывала весь город. Протяженность ее каменных стен достигала 6,5 километра, их толщина составляла 5,2–6 метров, а высота – от 13 до 19 м. Крепость располагалась вблизи реки и глубоких оврагов. У стен крепости под землей были устроены подземные ходы – «слухи». Стены крепости были очень надежными. Основание стен состояло из дубовых свай. Фундамент стен был широким и суживающимся кверху. Фундамент и нижняя часть стены были сложены из белого камня. Пространство между высокими кирпичными стенами было заполнено бутом. Самая верхняя часть стен была выложена из кирпича. Изнутри крепостные стены расчленялись арками, некоторые из них имели боевые камеры. В крепости были 3 боевых яруса. Стены Смоленской крепости были не только надежными, но и красивыми. Первоначально в крепости было 38 башен. Стены и башни крепости увенчивались рядами зубцов с завершениями в форме ласточкина хвоста. Стены и башни имели декоративное оформление. Стены первоначально были побелены известковым раствором, некоторые декоративные детали были окрашены. Площадь новой, не имевшей вала, Смоленской крепости была гораздо больше, чем у ее предшественниц, а стены во много раз выше и надежнее (например, при царе Иване Грозном был высокий дубовый смоленский кремль с глубокими рвами и острыми кольями). Смоленская крепость, крепостные стены Смоленска являются своего рода памятником великому русскому зодчему, искусному фортификатору Федору Коню.


Зодчий Федор Конь (Федор Савельевич Иванов, XVI в.), деятельности которого одно время способствовал боярин и царский шурин Б.Ф. Годунов (Ф.С. Коня называли мастером еще в 1591 г.; он возвел в Москве стены и башни Белого города, колокольню «Иван Великий» в Кремле, многочисленные соборы и храмы). Судьба талантливого русского архитектора Федора Коня напоминает о счастье Богом данного творческого дара и зависимом положении мастеров от заказчиков, властьпредержащих. Вся жизнь Федора Савельевича Коня – это борьба творческой личности за право созидать, быть Человеком, причем способным одухотворенно работать только в России и только для нее, а не униженным нанятым мастером.


Памятник Федору Коню в Смоленске


В 1573 г. плотницкий сын Федор, прозванный конем за рост и богатырскую силу, построил в Москве хороший добротный дом опричнику Штадену, который за не понравившуюся ему резьбу на воротах ударил строителя палкой, в ответ на это вспыльчивый и самолюбивый мастер избил заказчика. За это Федору грозили застенок, пытки, возможно, казнь. Вот почему ему пришлось бежать из России. Он побывал во многих странах: Франции, Бельгии, Дании, Италии и других, – везде смотрел, перенимал опыт, учился строить, строил сам. В 1584 г. Федор приехал в Москву. Ему удалось подать челобитную умиравшему царю Ивану Грозному, который разрешил мастеру жить в России, но за побег в чужие земли велел «бить батоги» 50 раз.

Федор Конь много строил в России, неизменно ругал бояр, не щадил и царя, любил спиртное. Его били батогами, ссылали в монастыри – он не унимался. Знал Федор Конь много, в том числе тайны важных русских крепостей и монастырей. Вот почему несговорчивого буйного мастера царь Ф.Б. Годунов в конце концов велел отправить в северный Соловецкий монастырь на исправление. Но в 1605 г. Федор Конь бежал и не был пойман, далее следы его в истории затерялись. Он доказал своей жизнью, что думающего, гордого, созидательного по своей натуре русского человека рабом сделать нельзя.

Глава 3. Окрестности Смоленска

Учитывая внутренние различия в Смоленской области (природные, исторические, экономические и др.), в ее пределах выделяют 5 природно-экономических районов: Центральный, Северо-Западный, Сафоновско-Дорогобужский (Северо-Восточный), Восточный, Южный (по М.Ю. Евдокимову, А.П. Катровскому, А.С. Кремень, В.А. Шкаликову).

3.1. Центральный природно-экономический район

Центральная часть Смоленской области включает 7 административных районов: Смоленский, Духовщинский, Ярцевский, Кардымовский, Глинковский, Монастырщинский, Краснинский. По меркам Смоленской области этот район богат полезными ископаемыми. Есть строительные материалы: песок, гравий, глины, известковые туфы, а также торф. Здесь преобладают возвышенности; простираются Духовщицкая, Смоленско-Краснинская, часть Ельнинской возвышенности; часть территории занимают Верхнеднепровская низменность и Сожско-Остерская низина. Много рек (Днепр, Вопь и др.), болот. Главные центры: Смоленск, Духовщина, Ярцево, Кардымово, Глинка, Монастырщина, Красный.

Смоленская область стала первым регионом России, где был создан первый международный мемориальный комплекс жертвам тоталитарного режима. Его построили совместными усилиями Россия и Польша в Катынском лесу и назвали мемориал «Катынь». Здесь в 1940 г. органы НКВД расстреляли свыше 4 тысяч польских военнослужащих, в основном – офицеров. Здесь же захоронена бóльшая часть расстрелянных в Смоленске советских граждан в годы репрессий 1930–1940 гг. Архитектурный облик мемориала создан с учетом национальных и религиозных традиций России и Польши, он включает захоронения польских и советских граждан, ритуальные поминальные площади, павильон с музейной экспозицией «Тоталитарное прошлое Смоленщины».

Для поляков Катынь остается страшным, гибельным местом. В 2010 г. было намечено посещение мемориала первыми лицами России и Польши, главы правительств успели это сделать. А когда в Катынь летела польская правительственная делегация в составе президента страны, его супруги и почти всей политической и общественной элиты Польши, из-за сложных метеорологических условий самолет потерпел катастрофу. Все высокопоставленные пассажиры и польский экипаж самолета (всего около 100 человек) погибли. В России и Польше был объявлен траур, другие государства были потрясены случившимся.


Катынский мемориал


К юго-западу от Катыни, в 45 км от Смоленска, на Старой Смоленской дороге, находится поселок городского типа Красный. Впервые в документах поселение на этом месте упоминается в 1150 г.; в середине XVII в. оно получило статус дворцового села, в 1965 г. стало поселком городского типа. В Красном установлены два монумента (1912) русским воинам, сражавшимся здесь против наполеоновской армии в 1812 г. (по Старой Смоленской дороге Наполеону и его войскам пришлось отступать от Москвы). В поселке есть Историко-краеведческий музей имени его основателей – супругов Ерашовых. В 1959 г. учащиеся местной школы – члены географического кружка, которым руководила З.Ф. Ерашова, начали работы по созданию музея; его экспозиция многие годы вызывает неизменный интерес и чувство благодарности его создателям.

Недалеко от поселка Красный, в деревне Маньково, сохранился красивый усадебный комплекс, принадлежавший дворянам Печковским. В Маньково в 1919 г. работал писатель М.М. Зощенко. Здесь он в возрасте 23 лет обдумывал, оценивал потрясения Первой мировой войны (1914–1918), событий 1917 г., его участия в боях Первой мировой войны и в составе Красной Армии, подбирал материал для своих произведений, начинал осознавать трагизм ситуации, обсуждать которую можно было в лучшем случае в комическом ракурсе.


Михаил Михайлович Зощенко (1894–1958) вошел в литературную историю России как великолепный писатель-сатирик. Он родился в Петербурге в семье художника. В детстве начал писать стихи и рассказы. После окончания гимназии поступил на юридический факультет Петербургского университета, вскоре он добровольцем ушел на Первую мировую войну, был ранен и демобилизован. Его первые литературные работы появились в печати в 1922 г., когда ему было 28 лет. В своих рассказах, написанных преимущественно в форме сказа, он создал комический образ героя-обывателя с убогой моралью и примитивным взглядом на жизнь. Рассказы принесли Зощенко широкую известность. Он и позже писал о мещанах, пытавшихся приспособиться к новым условиям жизни. Писал Зощенко и едкие фельетоны, сатирические новеллы, пьесы сатирического характера, повести. Писал кратко, ярко, описывал парадоксы советских реалий, за что был обвинен в клевете на советскую действительность. Работы Зощенко перестали публиковать, 9 лет (1947–1955) он был отверженным писателем, жил одиноко, зарабатывал небольшие деньги переводами. Только в возрасте 59 лет он был восстановлен в Союзе писателей. Наиболее известные произведения Зощенко: цикл сатирических новелл «Голубая книга» (1934–1935), повести «Мишель Синягин» (1930), «Возвращенная молодость» (1933), «Перед восходом солнца» (1943; в 1972 г. опубликована под названием «Повесть о разуме», ее вторая часть). Книги Зощенко были переведены на иностранные языки.


К юго-востоку от поселка Красный, на реке Вихрь, находится поселок городского типа Монастырщина, в нем есть льнозавод и сырзавод. Окрестности Монастырщины имеют богатую историю. В деревне Андрусово был заключен в 1667 г. «Вечный мир» с Польшей. Андрусовское перемирие завершило Русско-польскую войну 1654–1667 гг.; после его заключения Речь Посполита возвратила России Смоленскую и Черниговскую земли, признала воссоединение с Россией Левобережной Украины. Около деревни Раевка в 1708 г., во время Северной войны (1700–1721) России со Швецией за выход к Балтийскому морю, произошло сражение русской армии с армией шведского короля Карла XII. Деревня Соболево связана с именами царя Петра I, писателя-демократа Н.В. Шелгунова.

В 18 км к юго-востоку от Смоленска находится самая знаменитая на Смоленщине усадьба Талашкино, слава к которой пришла в конце XIX в., когда большинство других дворянских усадеб давно забыли период своего расцвета и доживали свой век.


М.М. Зощенко


В наши дни Талашкино – это историко-художественный заповедник, тесно связанный с развитием русского искусства в конце XIX – начале ХХ в. Здесь, в имении супругов Тенишевых, с 1893 по 1914 г. (т. е. 21 год) был крупный художественный центр России, сыгравший значительную роль в возрождении и развитии основных направлений русского прикладного искусства, в становлении неорусского стиля. Талашкино стало таким центром прежде всего благодаря его хозяйке княгине М.К. Тенишевой, которой ее муж, князь В.Н. Тенишев, выделял средства для реализации ее благородных начинаний культурного и социального толка.

Талашкино – это старинная усадьба, об этом свидетельствуют остатки регулярного липового парка начала XVIII в., в котором в конце XVIII в. создали живописную пейзажную часть. Хозяева этой усадьбы менялись. В XIX в. усадьба принадлежала дворянину Шупинскому, затем – его дочери, в замужестве княгине Е.К. Святополк-Четвертинской (жившей постоянно в Талашкино). Она побаивалась, что после ее участившихся болезней и смерти любимая ею усадьба, где нравилось гостить княжеской чете Тенишевых, пропадет. В.Н. Тенишев купил Талашкино для своей супруги, особо оговорив, что Е.К. Святополк-Четвертинская – лучшая подруга его жены – останется в нем жить как ближайший друг их семьи. Святополк-Четвертинская успокоилась, узнав о надежном будущем Талашкино. Подруг-княгинь объединяла общность взглядов и устремлений. Они обе стремились к служению народу и искусству, не могли (а скорее всего и не хотели) свои лучшие способности и силы отдать семье, мужу. По большому счету они были обделены сильными любовными ощущениями, основанными на взаимной любви, сполна не смогли ощутить все возможности и радости материнства. У В.Н. и М.К. Тенишевых не было общих детей, но было постоянное стремление делать приятное друг другу. В.Н. Тенишев еще купил и подарил (1894) жене находившийся в километре от Талашкино хутор Фленово, который ему с удовольствием продала разорившаяся помещица.

М.К. Тенишева хотела создать в Талашкино необыкновенный художественный центр прикладного искусства, опирающийся на русские народные традиции. Она знала об опыте «мамонтовского кружка» в подмосковной усадьбе Абрамцево, отражавшего культурно-творческие устремления Москвы. Талашкино как художественный центр создавалось Тенишевой, когда Абрамцево уже отметило свой пятнадцатилетний юбилей и все главное у «мамонтовского кружка» уже было позади. Тенишева осознавала, что с Абрамцевским кружком связано программное возрождение национального духа в русском искусстве последней трети XIX в., символом которого стал художник В.В. Васнецов. Тенишева хотела содействовать росту культурного и образовательного уровня простого народа, мечтала создать художественный центр по типу Абрамцевского, чтобы сохранить и развить художественные народные промыслы, учить ремеслу крестьянскую молодежь. Тенишева сознательно делала акцент именно на народном искусстве, старалась доказать, что крестьянское – это истинно народное творчество, в котором заложены здоровые силы. Она осознавала, что народное искусство может стать школой для современного прикладного искусства. Тенишева была красивой женщиной с непростой судьбой, главным в ее жизни было увлечение искусством и стремление возродить русское народное творчество, дать ему новый импульс в развитии с учетом требований времени.


Теремок в Талашкино


Создав художественный центр в Талашкино, отражавший художественный дух современного ей Петербурга, Тенишева была убеждена, что она возрождает народное творчество, хотя на самом деле это была попытка включить народные традиции в салонную культуру рубежа XIX – ХХ вв. (в конце концов выродившуюся в «балалаечно-матрешечный» кич). Но труды Тенишевой, несомненно, способствовали росту интереса к подлинному народному прикладному искусству – костюму, вышивке, утвари, игрушкам, резьбе и др. Именно с Талашкино связан новый, следующий после Абрамцево, этап развития русской народной культуры – этап не только упрочения и утверждения славы, но и выхода русского искусства на мировую арену в начале ХХ в.

Деятельность Тенишевой в Талашкино была расширением поля ее благотворительной деятельности. На Смоленской земле она устроила сельскохозяйственную школу, художественные мастерские (керамическую, столярную, вышивальную, чеканки по металлу и др.). На талашкинские мастерские работало большое число местных крестьян-ремесленников. У окрестных кустарей покупали дудки, балалайки, дуги, сани, холсты, другую их нехитрую готовую продукцию, потом их в Талашкино украшали резьбой, росписью, вышивкой – все непременно в «русском стиле», а материю окрашивали. Изготовленные в Талашкино изделия продавались в открытом Тенишевой в Москве магазине «Родник»; лучшие работы экспонировались на выставках в Смоленске, Петербурге, Москве, Лондоне и Париже.


Балалаечный оркестр талашкинской школы


В конце XIX в. художественный центр в Талашкино получил европейскую известность. В эту усадьбу погостить, отдохнуть, поработать с удовольствием приезжали к гостеприимным Тенишевым деятели русской культуры. Они восхищались делами хозяйки по возрождению народного искусства и расширению ремесел, по образованию и культурному развитию крестьянских детей, оценивали открытый ею здесь театр. В Талашкино гостили и работали художники: И.Е. Репин, М.А. Врубель, Н.К. Рерих, К.А. Коровин, В.Д. Поленов, В.В. Васнецов, В.А. Серов, М.В. Нестеров и другие. Талашкинскими художественными мастерскими руководил художник С.В. Малютин (работал в Талашкино в 1900–1903 гг.), создатель русской матрешки и сказочной жар-птицы (обрамленная цветами и листьями, она присутствует почти на каждом его произведении). Композитор И.Ф. Стравинский начал работу над балетом «Весна священная» именно в Талашкино.

Тенишева на хуторе Фленово устроила для крестьянских детей бесплатную сельскохозяйственную школу, где изучали общеобразовательные предметы и осваивали азы эстетического воспитания. Главная задача школы была в том, чтобы привить питомцам практические и теоретические знания, которые пригодятся им при ведении собственного хозяйства на научной основе. Тенишева добилась того, чтобы обладатель диплома Фленовской школы получал льготы по отбыванию воинской повинности и пожизненно освобождался от телесных наказаний. При школе была художественная мастерская, где мальчиков обучали столярному делу, резьбе, живописи, гончарному и керамическому искусству, а девочек – шитью и вышивке. Обучение мальчиков и девочек велось раздельно. При школе был организован балалаечный оркестр. На хуторе была создана образцовая пасека, где были 28 семей ульев. Приглашенный пчеловод из Варшавы проводил занятия с учениками по пчеловодству, которое было обязательным предметом в школе. При этой школе для сельских учителей Тенишева устроила летние курсы по садоводству, огородничеству, плодоводству; на них преподавал приглашенный для этого профессор. Тенишева старалась привлечь к садоводству и местных крестьян. Школа была рассчитана на 100 учеников, из которых 20 учились на полном обеспечении Тенишевой. Фленовский учебный городок включал: здание школы, общежитие для учеников, столовую, баню, мастерские, свинарник, конюшню, скотный двор (в котором содержались лошади, быки, коровы, телки, овцы, свиньи), амбар, кухню, пасеку, огород, молокозавод и другие постройки. М.К. Тенишева оформила дарственную, по которой Фленово со всеми постройками на его территории было передано школе.

По желанию Тенишевой в школе не отчисляли слабых учеников, находили посильное им занятие. На содержание школы Тенишевы тратили почти 65 % необходимых для этого средств, департамент земледелия выделял 35 %. Тенишева много сил и средств вкладывала в эту школу, сетовала на сдержанность мужа в выделении средств для нее (он в это время строил училище для детей богатых родителей в Петербурге и не видел больших перспектив в образовании крестьянских детей). Тенишевой, несмотря на финансовые трудности, удалось обеспечить строительство в школьном городке как минимум двух уникальных построек – это домик-теремок в русском стиле для библиотеки (1901 г.; по эскизу художника С.В. Малютина; сейчас в нем работает музей) и храм во имя Святого Духа (1902 г.; С.В. Малютин, И.Ф. Барщевский, М.К. Тенишева). Фасады храма и его интерьер богато украшены смальтовой мозаикой и росписями, в их создании принимал участие Н.К. Рерих (его работы здесь оцениваются как одни из наиболее удачных его произведений).

С начала Русско-японской войны по инициативе Тенишевой в Талашкино был открыт лазарет для раненых, каждому выписывавшемуся она оказывала денежную помощь; эта война оттянула часть средств княгини на иные достойные цели, финансовые возможности Талашкино сузились. Первая мировая война (1914–1918) прервала деятельность Талашкинских художественных мастерских. После событий осени 1917 г. школа и курсы были закрыты, художественное гнездо в Талашкино было основательно разграблено, разорено. Названную в честь М.К. Тенишевой улицу в Смоленске переименовали. В 1932 г. из склепа Фленовской церкви извлекли гроб с набальзамированным телом князя В.Н. Тенишева. Советские варвары искали в гробу драгоценности. Тело умершего князя вынесли из храма и приставили к дереву, только через несколько дней его похоронили на деревенском кладбище, со временем могила его затерялась, где похоронен В.Н. Тенишев, теперь никто не знает. Талашкино и Фленово значительно пострадали в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. В военный период пострадали храм во имя Святого Духа – образец неорусского стиля начала ХХ в. и Теремок, ставший своеобразной «визитной карточкой» Талашкинской усадьбы, но удалось их восстановить. В 1946 г. Талашкино стало историко-художественным заповедником. Художественные постройки во Фленово, входящие в комплекс усадьбы, также были взяты под государственную охрану.

Талашкино стало своего рода памятником достойным русским людям М.К. и В.Н. Тенишевым.


Княгиня Мария Клавдиевна Тенишева (1864–1928) была самой яркой русской женщиной-меценаткой, входила в число самых щедрых меценатов России, была профессиональной певицей, способной художницей, мастером по эмали, коллекционером, педагогом, общественной деятельницей. Неизвестно, кто был ее отец, в некоторых публикациях называют царя Александра II, в других – князя Вадбольского, якобы в раннем детстве она какое-то время жила у одной из великих княгинь, но документальных подтверждений этому нет. М.К. Тенишева получила великолепное образование, уровень которого она на протяжении всей своей жизни повышала. В доме отчима ее воспитанием и начальным образованием занимались гувернантки, были уроки музыки и живописи, затем она училась в частной гимназии М.П. Спешневой (открыта в 1869 г.; была первой в России, где обучение девочек приравнивалось к курсу мужских гимназий, что открывало им путь к высшему образованию). Три года она брала уроки пения в Париже в известной студии Матильды Маркези. Свои первые серьезные уроки рисования она получила в Лувре у художника Г.В. Жильбера в 1880-х гг., позже занималась в студии Штиглица в Петербурге, в парижской академии Жюльена у Ж.П. Лоранса и Бенжамена Константина, брала частные уроки акварели у Н.А. Гоголинского.


М.К. Тенишева. Фото конца XIX в.


Несколько обстоятельств и личных жизненных выводов определили особенности характера М.Н. Тенишевой, ее выбор жизненного пути.

Она была незаконнорожденной, страдала (особенно в юности) от того, что не знала, кто ее отец, и от особого отношения к ней окружающих из-за тайны ее рождения, хотя воспитывалась в состоятельной семье;

– по сути, была сиротой при живой матери, не любившей ее, не позволявшей отчиму быть внимательным к ней, она недополучила родительской любви и ласки;

– долгое время пребывала в унизительной зависимости от матери, своего первого мужа и его родителей, все решавших за нее и ущемлявших ее в материальном плане;

– ей не позволили играть ведущую роль в воспитании дочери от первого брака Тенишевой, которую первый муж и его родня настроили против нее, со временем ограничили их общение, дочь она фактически потеряла;

– став с годами представительной, интересной женщиной, да и еще художественно одаренной, наделенной хорошим голосом и слухом, она хотела утвердить себя как творческая личность, а в обществе в ней видели только хорошенькую женщину, которая должна угождать и стараться нравиться мужчинам;

– второй, пылко любивший ее и богатый, муж признавал в ней прежде всего женское начало, возбуждавшее его чувства, не мыслил ее как его помощницу, товарища, единомышленника в серьезных деловых операциях, забавлялся, когда она заводила серьезные разговоры, едва терпел ее стремление к коллекционированию и сохранению предметов народного искусства и русской старины;

– она знала о ненадежности любви (ведь ее мать разлюбила ее отца и оставила его, тем более что ее мужем он не был) и необходимости жить в браке, созданном, возможно, и без любви, но дающим материальную основу для жизни (даже ее суровая властолюбивая мать дважды была замужем – за К. Пятковским и М.П. фон Дезеном, которого Мария называла отцом);

– она была вынуждена прийти к выводу о том, что рождение детей – это прежде всего выполнение долга продолжения рода, обеспечение передачи наследственных материальных ценностей по кровной родственной линии; дети – продукт воспитания не столько родителей, сколько общества, результат восприятия ребенком общественных нравственно-этических норм; раздельное проживание с ребенком неизбежно ведет к духовному разрыву с ним, непониманию, взаимным обидам, а максимальная отдача себя детям означает умаление возможностей личностного развития, раскрытия способностей, реализации талантов, уменьшает результативность служения интересам страны. Дочь Тенишевой росла в семье первого мужа, училась в выбранном им институте, с матерью общалась мало, под влиянием отца ее недолюбливала, стремилась к рядовой светской жизни обеспеченной женщины, вышла замуж за итальянского дипломата, к искусству отношения не имела, не стремилась к контактам с матерью.

Деспотичная, скупая мать отделалась от Марии, выдав без любви шестнадцатилетнюю девушку замуж за небогатого правоведа Рафаила Николаева. Он оказался слабым человеком, игроком, имел материальные затруднения, видел радости жизни только в картах, скачках, балах, служить (работать) не хотел, пропадал на несколько дней ради игры в клубах или других развлечений, а порой, облекшись в халат, сутками без дела лежал на диване дома, при этом давал ей понять о ее последней роли в семье. Этот ленивый, безвольный человек не отдавал ее паспорт и дочь, укорял, что ее мать обманула его с приданым. Но Марии удалось вырваться из их дома, она уехала в Париж учиться пению к знаменитой Маркези. Родственники отговаривали ее от этой поездки, грозили лишением наследства, напоминали, что считалось позором покидать дом мужа без развода с ним. В процессе успешного обучения в Париже ей предложили контракт, но импресарио сделал это оскорбительно для ее женского достоинства, она отказалась от певческого турне в Барселону и Мадрид.

Благодаря материальной поддержке ее богатой подруги княгини Святополк-Четвертинской (чей брак также оказался неудачным) Мария смогла продолжать учебу у Маркези. Обе подруги, потерпев неудачу в семейной жизни, стремились к служению народу и искусству, хотели проявить себя как личности. О возможных разводах и новом замужестве не думали: Четвертинская не обладала внешней привлекательностью, а Мария была почти без средств к существованию. В конце концов Мария поняла, что любой ценой она должна добиться развода и выйти замуж непременно за богатого, знатного человека для реализации ее жизненных планов.

У нее появились поклонники и даже жених, однако их оттеснил князь В.Н. Тенишев. Он был на 21 год старше ее, имел прекрасную деловую и общечеловеческую репутацию, пережил также неудачный брак, имел большие средства. Когда они стали мужем и женой, ему было 49 лет, ей – 28. Влюбленный князь щедро тратил свои солидные средства на наряды, украшения молодой жены, смирялся (до поры до времени) с ее увлечением коллекционировать картины, рисунки, предметы русской старины и народного искусства. Он выделял ей деньги на благотворительные дела, но все-таки пытался сократить, умалить ее меценатские мечты, планы, начинания. Он догадывался, что были желающие использовать княгиню как «денежный мешок» и пытался объяснить ей это, что не всегда завершалось успешно. Именно благодаря денежной поддержке мужа Мария Клавдиевна стала владелицей усадьбы Талашкино и хутора Флёново, финансировала археологические раскопки, помогала творческим личностям, продолжала пополнять свои коллекции живописи и старины (которые ее муж ценил мало).

Благодаря Тенишевой в Талашкино начали с 1900 г. работать разнообразные художественные мастерские, выпускавшие высокого качества художественные произведения. Изделия талашкинских мастеров быстро и высоко оценили, им стали подражать, они вошли в моду. В Талашкино существовали два направления в работе мастерских: народные мастера выполняли заказы (например, для талашкинской вышивальной мастерской работали 2 тысячи крестьянок из более чем 50 деревень округи, они вышивали на дому) и творчество профессиональных художников по мотивам и образцам декоративного искусства и памятникам археологии. Широкой публике изделия талашкинских мастерских по инициативе Тенишевой впервые были показаны на выставке журнала «Мир искусства» в 1901 г., затем они с успехом экспонировались на выставке в Смоленске в конце 1902 – начале 1903 г.; в 1904 г. были показаны в Петербурге в Обществе поощрения художеств; везде они пользовались успехом, а в 1900–1907 гг. они получили и мировое признание.


У талашкинского теремка. Фото начала XX в.


М.К. Тенишева и ее муж сделали чрезвычайно много для успешного участия России во Всемирной выставке в Париже в 1900 г., где они активно и результативно пропагандировали русское искусство и успехи России. Тенишева занималась устройством в разных павильонах экспозиций, связанных с кустарным промыслом, устраивала концерты, обеды, приемы, а ее муж решал технические и финансовые вопросы (ведь он был назначен главным комиссаром русского отдела на этой выставке). В 1900 г. на выставке в Париже впервые появились за границей и прославились изделия талашкинских мастеров.

Затем Тенишева в 1907 г. устраивала выставки изделий талашкинских мастерских в Париже, Праге, Лондоне. Заслуга Тенишевой и ее помощников состоит в том, что в конце XIX в. они сумели увидеть, понять, утвердить красоту и своеобразие русского народного искусства, обеспечили его победоносный выход на мировую арену, осмелились утверждать, что народное искусство может стать школой для современного им прикладного искусства.

Тенишева с детства любила книги, много читала, стремилась участвовать в издательской деятельности. Тенишева начала издавать на свои средства журнал «Мир искусства» (1898), где главным редактором стал С.П. Дягилев, а вторым соучредителем журнала стал известный меценат С.И. Мамонтов. Тенишева финансировала издание этого журнала и хотела влиять на его содержание – выбор авторов публикаций, тематику статей, их сущность. Но вскоре она поняла, что в журнале «Мир искусства» были нужны не ее мнение, знания, а только ее деньги. По сути, ее грамотно обманули, поэтому она со временем от финансирования издания журнала отказалась (1900).

Нередко ей пытались навязать купить чьи-то полотна или какие-то другие коллекционные вещи, были попытки обмануть ее, вытянуть из нее деньги. Обо всем этом ее муж постоянно твердил ей, она постепенно мудрела, становилась осторожнее. Из-за недооценки ее как грамотной, авторитетной, творческой личности она фактически разорвала все деловые отношения с И.Е. Репиным (1899), С.П. Дягилевым и некоторыми другими.

Просветительская деятельность Тенишевой была связана не только со Смоленской землей. В Петербурге она собрала уникальную коллекцию русской и зарубежной графики, большую часть которой она передала в Русский музей (1898 г.; иностранную часть собрания дирекция музея не приняла, часть работ иностранных художников она позже продала, а лучшие из них привезла в Талашкино). Благодаря этому дару Тенишевой в крупнейшем тогда национальном, художественном собрании России впервые были представлены произведения М.А. Врубеля, С.В. Малютина, И.Я. Билибина, некоторых других художников.

Но главные силы Тенишевой уходили на создание и пополнение коллекции предметов старины и русского народного творчества, ставшей одной из лучших в России. В ее коллекции были первые русские напечатанные книги, древняя мебель, набойные доски XVIII в., печные и архитектурные изразцы, вышивка, ткани и кружева, костюмы крестьян, музыкальные инструменты, коллекции изделий из серебра, меди, олова и много другое. Ее помощники в разных частях страны искали, связывались с антикварами и привозили в Талашкино стоящие внимания предметы старины.

Тенишева задумала перенести свой музей древностей в Смоленск, чтобы он был доступен широкой публике. Однако ее начинание не нашло поддержки у властей Смоленска, поскольку якобы для него не было помещения. Е.К. Святополк-Четвертинская выделила для музея часть принадлежавшей ей земли, где за 3 года на средства мужа Тенишевой построили каменное здание музея (1903–1905), куда она перевезла из Талашкино свои художественные коллекции. Свой музей в Смоленске она назвала «Русская старина».

В период первой русской революции (1905) Тенишева была вынуждена на 2 года уехать за границу, куда со временем перевезли и ее коллекцию, которую она разместила в своем парижском доме. Тогда по просьбе французского правительства ее коллекция с 10 мая по 10 октября 1907 г. была представлена на выставке в четырех залах и павильонах прикладного искусства «Марсан» знаменитого Лувра, ее посетили 78 тысяч человек. Один американский миллионер захотел купить всю ее коллекцию, она отказалась. Тенишева хотела безвозмездно передать свою коллекцию Русскому музею с условием, что коллекция останется в Смоленске, получит статус собственности филиала этого музея в Смоленске и ничто из коллекции не будет увезено в другие музеи, но ей отказали. Тенишева через несколько лет передала свой музей Смоленскому филиалу Московского археологического института (1911), что было высоко оценено первыми людьми в государстве, художественной интеллигенцией, просто грамотными и патриотично настроенными людьми. Смоленская городская дума приняла Тенишеву в почетные гражданки города Смоленска. В 1914 г. Археологический институт вручил ей золотую медаль и утвердил ее пожизненным почетным членом, а Тенишева установила для института несколько стипендий своего имени (на одну из них учился ставший со временем известным скульптор И.Д. Шадр). Еще раньше, в 1912 г., когда в Смоленске проводилась сельскохозяйственная и кустарная выставка, Тенишева возглавила кустарный отдел, построила на свои средства павильон, закупила экспонаты. В 1913 г., когда в Смоленске открыли учительский институт, она вложила в него свои средства. Она финансировала археологические раскопки в ряде губерний России (например, на Смоленщине, в Новгородской губернии и др.).

М.К. Тенишевой хотелось играть значительную роль в художественной жизни, тем более что у нее для этого были способности. Однако в денежном отношении она полностью зависела от мужа, своих средств у нее не было. Муж критически относился к ее собирательству и был уверен, что ловкие люди от искусства стремятся ее использовать как «денежный мешок», поэтому средства на собирательство выделял выборочно. Но он щедро дарил ей наряды и бриллианты, которые порой она незаметно для него продавала ради получения денег на покупку художественных полотен или предметов старины. Так было все 11 лет их совместной жизни.

После смерти ее шестидесятилетнего мужа, став в 39 лет вдовой, М.К. Тенишева была вынуждена пережить раздел имущества (большая часть наследства В.Н. Тенишева досталась по его завещанию его сыну от первого брака), разрешить материальные претензии к ней некоторых родственников умершего мужа. Но она смогла решить все проблемы и с головой окунулась в творческие дела.

Она написала и в 1916 г. защитила в Московском археологическом институте диссертацию (ей 52 года) на тему «Эмаль и инкрустация». Тенишева серьезно увлекалась художественной эмалью, смогла стать одним из лучших в России мастером по эмали. За свое диссертационное исследование она была награждена золотой медалью и приглашена заведовать кафедрой истории эмалевого дела. В 1930 г. диссертация М.К. Тенишевой была издана в виде отдельной книги в Праге. После защиты диссертации она уехала из Петербурга, продала свой дом на Английской набережной в Петербурге и большой дом в Париже, продала или сдала в аренду принадлежавшие ей дома в Петербурге и поселилась в Талашкино.

Усилившиеся революционные беспорядки заставили Тенишеву уехать из России (в Крым, а потом и совсем), где остались ее коллекции, школа, созданный ею музей. В 1918 г. она эмигрировала во Францию, поселилась в Париже на небольшой вилле в Сен-Клу. В Париже Тенишева продолжала работать над эмалью, но делала это не столько из-за любви к искусству, а просто, чтобы заработать средства для жизни. Ее изделия с успехом продавались в парижских магазинах, ведь еще в 1914 г., когда она участвовала на выставке в Риме, ее произведения из эмали получили очень высокую оценку. Тенишева болела, особенно обострилась давняя болезнь сердца. Она умерла в возрасте шестидесяти четырех лет, похоронена на французском кладбище Сен-Клу. Пора подумать о переносе ее захоронения на Смоленскую землю.


Создательница талашкинского художественного центра и деятельная меценатка М.К. Тенишева прочно вошла в культурную историю России. А вот роль ее мужа В.Н. Тенишева в создании условий для ее меценатства, а также в развитии этнографии, социологии предпринимательства в России еще известна скромно и сполна не оценена.


Князь Вячеслав Николаевич Танишев (1843–1903) родился в Варшаве, где жила семья его отца, управлявшего путями сообщения в Польше. Когда мальчику было 3 года, умерла его мать, после чего отец отправил его в Россию к дяде в Тверскую губернию, где он рос и воспитывался. В 15 лет мальчика определили учиться в московскую частную гимназию, а в 17 он поступил в Петербурге в университет. Политические волнения студентов заставили его отца вызвать юношу к себе; с 18 лет он стал учиться в Политехническом техникуме в Карлсруэ в Германии, который он окончил в возрасте 21 года. Получив образование, В.Н. Тенишев более 20 лет занимался в России развитием русской промышленности: был председателем акционерного общества двух крупнейших заводов страны – Брянского с филиалом в Екатеринославле и Путиловского, принял участие в создании первого российского завода по выпуску автомобилей, владел подрядами на изготовление и продажу электрических приборов, строил железные дороги, владел двумя лесопильными заводами и несколькими конезаводами. Благодаря своей образованности, честности, энергии он вскоре разбогател, стал влиятельным человеком. Его избрали членом совета торговли и мануфактур, членом общества содействия промышленности, торговли и международного коммерческого банка, был он и председателем дирекции Петербургского отделения Русского музыкального общества (1883–1887).

Они познакомились в Петербурге. В.Н. Тенишев к тому времени порядка шестнадцати лет был не в ладах с женой, у них был сын. У Марии Клавдиевны также был опыт неудачной семейной жизни, росла дочь, жившая с родственниками первого мужа. Вячеслав Николаевич хорошо играл на виолончели, а Мария Клавдиевна великолепно пела, их дуэт имел успех. Их сблизили общая любовь к музыке и стремление приносить пользу Отечеству. Со временем оба они добились разводов. Вячеслав Николаевич разогнал поклонников Марии Клавдиевны, отделался и от ее жениха. Он дарил ей сказочные подарки, устроил великолепное свадебное путешествие на собственном теплоходе.

В.Н. Тенишев любил точные науки, интересовался философией, естественными науками, экономикой, этнографией, социологией, педагогикой и, конечно, страстно любил музыку. Неудивительно, что он предпринял ряд новаторских начинаний в разных сферах. Он считал, что успешное развитие России невозможно без форсированного развития отечественного технического прогресса, науки практического толка, усиленного образования россиян. Он издал написанную им книгу «Математическое образование и его значение», затем вышла и другая его книга «Деятельность животных» и его статья «Опыт как источник знания и новейшая классификация наук». Он составил вариант «Программы этнографических сведений о крестьянах центральной России», подготовил и издал исследование «Деятельность человека», ставшее практическим пособием к собиранию этнографического материала. Он критиковал современную ему официальную этнографию, видел, что многие этнографы думают не о практической значимости своих работ, а о деньгах за них и о расположении начальства. В Петербурге в своем доме он открыл частное этнографическое бюро, привлек к работе в нем добросовестных людей разных специальностей. Он участвовал в разработке двух новых этнографических программ. Со временем все этнографические программы были изданы в Смоленске, а затем разосланы в 24 губернии. За 3 года на средства Тенишева вышло несколько этнографических изданий работ разных авторов. Царское правительство не было заинтересовано в издании правдивых работ по этнографии; по расследованию Министерства внутренних дел об изданных им трудах вышло цензурное решение, их публикация прекратилась. Тенишеву не удалось реализовать готовившуюся им программу этнографических сведений о русских чиновниках. Тенишев подготовил на французском языке обращение к ученым-социологам с предложением собирать данные о народных волнениях в XVI–XIX вв. и назначил солидную премию за лучшее сочинение. Социологические и этнографические труды Тенишева были высоко оценены вне России. Он являлся членом Парижского социологического общества и Интернационального социологического института. Императорское общество любителей естествознания, антропологии и этнографии в Москве настороженно отнеслось к его работам, призывавшим собирать, обрабатывать фактический материал и делать честные выводы, а не те, что хотели слышать официальные лица, заказывавшие подобные «научные исследования».


В.Н. Тенишев. Художник Л.-Ж.-Ф. Бонна. 1896 г.


Тенишев был новатором и в педагогике. Он купил в центре Петербурга участок земли, где через 2 года построил и открыл общеобразовательную школу, а еще через 2 года – реальное училище (ставшее лучшим в России) с подчинением Министерству финансов, чтобы инстанции Министерства народного образования не мешали ему создавать учебные программы, вести учебный процесс, как он считал нужным). В тенишевском училище первое место занимали точные науки, также изучали историю искусств, рисование, пение, ручной труд, физиологию, русскую литературу, другие предметы. В училище были спортивный зал, театр, лаборатории. В училище в группах было по 25 человек, отсутствовали всякое принуждение, отметки и переводные экзамены были отменены. Тенишев пригласил в училище великолепных преподавателей. Учащиеся были увлечены процессом познания, учились хорошо. Много талантливых людей училось в этом учебном заведении, например Л.А. Бруни, Л.В. Изнар, О.Э. Мандельштам, В.В. Набоков, Н.Н. Куприянов и др. Престиж тенишевского училища был высок. В этом училище могли получать образование представители любого общественного класса. В 1901 г. в нем учились 8 детей крестьян. Но основную часть учащихся составляли дети состоятельных родителей. Тенишев полагал, что покорять вершины знаний могут уже надежно освоившие первичный курс знаний подростки. Похоже, что перспективы развития России он связывал в основном с культурным слоем российского общества и желал способствовать усовершенствованию прежде всего этого слоя.

Тенишев всегда щедро жертвовал деньги на конкретные дела благотворительности, при этом он трезво оценивал допустимые масштабы благотворительности за его счет. Он участвовал только в тех благотворительных акциях, от которых видел быструю и реальную пользу. Вместе с женой Тенишев много сделал для успешного участия России во Всемирной выставке в Париже и, похоже, подорвал на этом ответственном деле свое здоровье. Но за это ответственное дело В.Н. Тенишев получил орден Почетного легиона, звание камергера высочайшего двора, однако у него стало сильно болеть сердце. В.Н. Тенишев умер в Париже в 1903 г. в возрасте 60 лет. Тело его привезли в Талашкино и похоронили в подклети церкви во имя Святого Духа во Фленово. В советский период его могилу разорили, тело перезахоронили где-то на сельском кладбище.


В 28 км к северо-востоку от Смоленска, на железной дороге Смоленск – Москва, находится поселок городского типа (с 1979 г.) Кардымово, возникший на месте деревни Каменка, которая в конце XVIII в. принадлежала ротмистру Л.И. Глинке. В поселке есть льнозавод, завод железобетонных изделий, а также Историко-краеведческий музей, открытый в 1990 г. и включивший в себя экспонаты медного школьного музея, созданного в 1964 г. по инициативе Ф.П. Мудриченко. Территорию Кардымовского района пересекает Старая Смоленская дорога, по которой наступали и отступали наполеоновские войска в 1812 г. Переправа через Днепр у соседней деревни Соловьево и местность рядом с ней известны как места сражений русской и наполеоновской армий, а также жестоких кровопролитных боев в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. В память об этом здесь создан мемориальный комплекс, включающий памятный знак, памятник «Катюше», храм иконы Божией Матери «Взыскание погибших» и братская могила советских воинов.

В 58 км к северо-востоку от Смоленска, на р. Вопь (приток Днепра), на железнодорожной линии Вязьма – Смоленск и автомагистрали Москва – Минск находится город Ярцево (49,8 тыс. человек). Раньше здесь была деревня Ярцево-Перевоз, потом – поселок при железнодорожной станции. Дальнейшему развитию этого поселения способствовало строительство в 1870-е гг. крупнейшего предприятия дореволюционной Смоленщины – бумагопрядильной фабрики купцом И.А. Хлудовым. В XIX в. Ярцево стало одним из важнейших промышленных центров европейской части России. Ярцево получило статус города в 1926 г. В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. город был оккупирован немецко-фашистскими войсками с 16 по 19 июля 1941 г. В послевоенный период главными предприятиями в Ярцево стали: хлопчатобумажный комбинат (был восстановлен и расширен после Великой Отечественной войны), заводы машиностроительный, дизельных двигателей, чугунолитейный, фабрика пианино, предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции.

В 86 км к северо-востоку от Смоленска, в 23 км от железнодорожной станции Ярцево, на р. Царевич, расположен город Духовщина (4,2 тыс. человека). Местность, где находится этот город, была заселена в глубокой древности. В XIII–XIV вв. здесь был женский монастырь во имя Святого Духа, в народе его называли Духовской. Около монастыря образовалась Духовская слобода, получившая в 1777 г. статус уездного города. В описании герба Духовщины было сказано, что символом его являлись «в белом поле куст розов, производивший приятный дух». Говорили, что якобы избран этот герб был самой императрицей Екатериной II (1729–1796 гг.; правила с 1762 г.), которая якобы сказала: «Духовито сие место, потому, что находится близко от Чижова, родины Григория Александровича Потемкина, весьма где, по словам его, в садах множество роз произрастает, и между ними цветут розами прелестные его племянницы». Действительно, 5 любимых племянниц Г.А. Потемкина, государственного деятеля и фаворита Екатерины II, были милы все, кроме одной, их называли прекрасными смолянками, подчеркивая их корни из Смоленской земли. Но это скорее всего только легенда. Розы тогда в селе Духовщина и ее окрестностях не росли, а имя свое это село получило в давности от стоявшей в нем церкви во имя Святого Духа. При всей скромности этого города и его окружения нужно особо отметить, что духовская земля дала России ряд ярких личностей, среди которых знаменитый князь Г.А. Потемкин (родился в 18 км от этого города, в селе Чижове), поэт Ф.Н. Глинка, исследователь Центральной Азии П.К. Козлов (уроженец г. Духовщина), маршал М.Н. Тухачевский. Вошли в историю духовщинский крестьянин Семен Силаев, повторивший в 1812 г. подвиг Ивана Сусанина, а также Н.П. Лебедев, проявивший в Отечественную войну 1812 г. особую доблесть, возглавлявший Смоленское ополчение. В 1812 г. около Духовщины состоялось сражение русской и отступавшей французской армий. В период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Духовщина была оккупирована немецко-фашистскими войсками с 15 июля 1941 г. по 19 сентября 1943 г. и была сильно разрушена. В послевоенные годы город восстановили, он стал центром сельскохозяйственного района, его основными предприятиями стали льнообрабатывающий и сыродельный заводы, предприятие по производству стройматериалов. В наши дни в городе нет крупных промышленных предприятий.


Духовщина. На улицах города


Жители духовщинской земли гордятся своей Малой Родиной, любовно и тщательно собирают о ней и ее уроженцах материалы, прославляют их. В 1985 г. в городе на общественных началах открыли Музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., его основал участник войны, майор медицинской службы В.И. Герасимов; в 1991 г. этот музей стал государственным и историко-художественным. А в 2000 г. в Духовщинском районе создали единую музейную систему, включившую Духовщинский историко-художественный музей, Пречистенскую картинную галерею (создана художником А.Т. Сашиным, подарившим селу свои работы) и 8 школьных музеев в селах Троицкое, Петрищево и самой Духовщине. При Духовщинском историко-художественном музее действует фольклорная группа «Духовщинская горница», представляющая интересную и разнообразную фольклорную программу (одежда, быт, традиции, культура, народное устное творчество, песни, танцы и др.).

Духовская земля дала России, как уже отмечалось, несколько ярких личностей. Расскажем о некоторых из них.


Федор Николаевич Глинка (1786–1880) вошел в русскую историю как публицист, декабрист, а главное – как поэт. Ф.Н. Глинка родился в дворянской семье военного в Смоленской губернии, окончил кадетский корпус в Петербурге, служил в армии, в возрасте 23 лет участвовал в Отечественной войне 1812 г. За храбрость Ф.Н. Глинка был награжден золотым оружием. После войны стал служить в Гвардейском штабе, а также редактировал «Военный журнал».


Ф.Н. Глинка. Портрет XIX в.


Ф.Н. Глинка видел несовершенство строя современной ему России. Но, став жертвой масонской агитации и вступив в ряды масонов, он видел только насильственный путь устранения непорядков в стране через свержение монаршей власти. Он стал видным деятелем декабристского движения, был членом «Союза спасения», одним из руководителей «Союза благоденствия». После восстания декабристов 14 декабря 1825 г. Глинка был арестован, 3 месяца его держали в Петропавловской крепости, потом отправили в ссылку в Петрозаводск под надзор полиции. В ссылке он не раскис, не опустился, а занялся изучением этнографии и фольклора Карелии, написал поэму «Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой». Почти 10 лет он жил и служил в провинции, в 46 лет ему разрешили вернуться в Москву. Затем он переехал в Тверь, где жил до самой смерти (умер в возрасте 91 года). Похоже, что с возрастом он пожалел, что участвовал в беспорядках 1825 г., что лучшие годы и силы отдал не поэзии, этнографии, фольклору, а разрушительным мыслям и делам. Он пытался найти успокоение в религии. На старости лет Ф.Н. Глинка впал в мистицизм, по-своему освобождавший, но и окончательно одурманивший его уставший и притупившийся ум. Люди до наших дней помнят, любят его стихи, некоторые из них были положены на музыку. Особенно широко известны «Тройка» («Вот мчится тройка удалая вдоль по дороге столбовой…»; 1824 г.) и «Узник» («Не слышно шума городского…»; 1831 г.), которые он написал в Петропавловской крепости, когда только в религии и поэтическом творчестве искал и находил утешение. Написал он и военный дневник «Письма русского офицера» (1815–1816).

Петр Кузьмич Козлов (1863–1935) вошел в российскую историю как знаменитый исследователь Центральной Азии, деятельный географ, ученик и сподвижник великого русского путешественника Н.М. Пржевальского. Он участвовал в шести экспедициях в Центральную Азию, в первых двух работал под руководством Пржевальского, в третьей – был заместителем руководителя (а после его заболевания фактически руководил всеми работами), в последних трех он был руководителем. За свою экспедиционную работу он был удостоен медали Пржевальского, стал с 1890 г. известен как неутомимый исследователь-географ, был избран почетным членом Русского Географического общества, удостоился от царского правительства звания полковника и нескольких медалей от иностранных научных обществ.


П.К. Козлов. Фото начала XX в.


П.К. Козлов внес ощутимый вклад в изучение Центральной Азии, сделал ряд географических открытий (в руководимых им экспедициях открыли ряд гор, горных хребтов, рек, нашли древний мертвый город Хара-Хото, обстоятельно изучили обширную территорию). Но путь Козлова к вершинам географических экспедиционных исследований, почестям, званиям, всеобщему уважению был не простым. Козлов родился в смоленском городе Дудовщина в семье мещанина, который постоянно был в разъездах. Дом держался на матери, которой с детства много помогал сын Петр. Он колол и заготавливал дрова на зиму, ухаживал за скотиной, пас лошадей, собирал для семьи в лесу грибы и ягоды, ловил рыбу и раков, выполнял другие виды посильных ему работ по дому и хозяйству. В 12 лет он начал учиться в местном училище, был хорошим учеником, особенно увлекался естествознанием, географией, историей. Козлов с отличием окончил училище, хотел продолжить учебу в Виленском учительском институте, но финансовое положение их семьи заставило его работать в конторе купца Х.П. Пашеткина в смоленском селе Слобода. Отставной артиллерийский поручик Л.А. Глинка владел имением Слобода, вскоре он продал его Н.М. Пржевальскому. Когда Пржевальский и Козлов познакомились, первому было 42 года, второму – 18 лет. Пржевальский, у которого не было жены и детей, привязался к добросовестному и интересовавшемуся путешествиями юноше, как к сыну, позвал жить к себе и пригласил участвовать в будущих экспедициях. Пржевальский содействовал Козлову в получении хорошего образования. Он помог ему подготовиться к экзамену на аттестат зрелости. Козлов успешно выдержал экзамен за полный курс реального училища в Смоленске. Затем Пржевальский определил его вольноопределяющимся во второй Софийский полк (в экспедиции Пржевальский гражданских лиц не брал, ситуации в них случались разные, нужно было владеть оружием).

В возрасте 20–22 лет Козлов участвовал в экспедиции под руководством Пржевальского на Северный Тибет, был награжден Георгиевским крестом. Пржевальский позаботился о том, чтобы Козлов получил военное образование, Козлов окончил Петербургское военное училище. В возрасте 25–27 лет Козлов под руководством Пржевальского участвовал в экспедиции, где Пржевальский умер на берегу озера Иссык-Куль. После его кончины Козлов возглавил эту экспедицию. На могиле своего учителя Козлов поклялся продолжить его дела по исследованию Центральной Азии и сдержал свое обещание.

В возрасте 30–32 лет Козлов участвовал в экспедиции по изучению восточной окраины Нагорной Азии под руководством сподвижника Пржевальского В.И. Роборовского, был его старшим помощником (заместителем). Когда Роборовского разбил паралич, Козлов возглавил эту экспедицию. Затем Козлов готовился к новой экспедиции, которую возглавил и осуществил в возрасте 36–38 лет; тогда было проведено изучение Гобийского Алтая, центральной части пустыни Гоби, Восточного Тибета. Затем он готовился к новой экспедиции в Северную и Южную Монголию, Кунорскую область, северо-западную Сычуань, мечтал найти древний умерший город Хара-Хото («Черный город» в государстве Си-Ся, существовавший с начала XI в. до начала XIII в.), был утвержден ее руководителем. Эту экспедицию Козлов успешно провел, нашел мертвый город Хара-Хото. Козлов написал две книги: «Монголия и Кам» и «Монголия и Амдо и мертвый город Хара-Хото».


М.Н. Тухачевский. Фото 1930-х гг.


Свою шестую в жизни экспедицию Козлов проводил и руководил ею уже при советской власти, экспедиция началась в 1923 г., когда ему было уже 60 лет. В этой экспедиции детально изучили природу и историю Монгольской Народной Республики. После завершения этой экспедиции Козлов жил в Ленинграде (теперь снова Санкт-Петербург), но большую часть года проводил в Новгородской области, в деревушке Стречно, где он жил с женой в маленьком двухкомнатном домике. За большие заслуги перед Отечеством советское правительство назначило Козлову пожизненную персональную пенсию. Но Козлов был деятельным человеком, занимался чтением лекций о своих экспедициях, начал потихоньку готовиться к новой экспедиции, которую мечтал организовать. Но тяжелая болезнь сорвала реализацию его планов, он умер в возрасте 72 лет.


На Духовской земле издавна расселялись русские, также немцы, украинцы и многочисленные поляки, которые в процессе ассимиляции в конце концов стали русскими, имели общих родственников, соединяясь в браках. В давние времена между смоленским дворянством и дворянством соседних польских земель поддерживались дружеские контакты и родственные связи. Но в царствование императрицы Анны Иоанновны (1693–1740 гг.; правила с 1730 г.) были запрещены всякие связи и сношения с поляками, поэтому сложилась традиция жениться смолянам только на смолянках. Почти все смоленские дворяне между собой состояли в родстве. Люди, жившие здесь и имевшие польские корни или какие другие нерусские корни, путем браков и даже порой сохранив фамилии, становились со временем русскими православными смолянами. На духовской земле, в окрестностях Духовщины, Чижова жили Энгельгардты, Глинки, Вольские, Каховские, Тухачевские и им подобные. Смоленская земля дала России талантливого военачальника, дворянина, имевшего польско-русские корни в происхождении, ставшего одним из лучших советских военачальников, М.Н. Тухачевского, личность яркую, но и крайне противоречивую, до конца не разгаданную до наших дней.

Михаил Николаевич Тухачевский (1893–1937) вошел в отечественную историю как выдающийся военачальник, Маршал Советского Союза (с 1935 г.), член Коммунистической партии с 1918 г., крупный не только практик, но и теоретик военного искусства. Труды М.Н. Тухачевского оказали значительное влияние на развитие советской военной науки и практику военного строительства. Тухачевскому также удалось сделать многое в области организации и подготовки Вооруженных Сил СССР к войне 1941–1945 гг. Он был необоснованно репрессирован и реабилитирован посмертно.

По сути, короткая жизнь Тухачевского (он прожил всего 44 года) была полной опасностей и трудностей. Одни его уважали, другие – ненавидели, завидовали, клеветали на него, женщины им восхищались. Его дворянское происхождение, отличительные, в том числе, привлекательные черты внешности, решительный характер, высокий культурно-образовательный уровень выделяли его среди большинства советских военачальников.

Тухачевский родился в Смоленской губернии в дворянской семье, имел польские корни, его предки отказались от католичества и приняли Православие. В его роду все предки были военными. Гусары, кавалергарды, кирасиры Тухачевские (все высокие, стройные, красивые) украшали царскую конницу, воевали под началом лучших русских полководцев и заслужили их уважение. М.Н. Тухачевский пошел по традиционной для мужчин его рода военной стезе. С юности он бредил наполеонизмом, сильной манией военного величия. Тухачевский воспитывался дома в культурной образованной семье, учился музыке (всю жизнь любил играть на скрипке и даже научился изготовлять скрипки), затем учился в гимназии, потом поступил в кадетский корпус в Москве. Он окончил привилегированное Александровское военное училище (1914), стал поручиком лейб-гвардии Семеновского полка. Тухачевский участвовал в Первой мировой войне 1914–1918 гг. Говорили о его военной смелости до безумия и о безудержной мании военного величия. Он был награжден орденом Владимира IV степени с мечами, но был достоин более высокого ордена, его им не наградили из-за бюрократизма в царской армии; Тухачевский обиделся неимоверно. В 1915 г. он попал в немецкий плен, в 1917 г. ему удалось сбежать (но далеко не с первой попытки), совершив с точки зрения офицерской чести того времени абсолютно недопустимый, позорнейший поступок.

В 1918 г. он вступил в Красную Армию, стал любимцем председателя Реввоенсовета советской республики Л.Д. Троцкого, его выдвиженцем. Троцкий способствовал вводу Тухачевского в состав Реввоенсовета. В годы Гражданской войны он командовал рядом армий в боях в Поволжье и на Юге, воевал против войск Колчака на Урале и в Сибири, также командовал войсками Кавказского фронта при разгроме войск А.И. Деникина и Западным фронтом в советско-польской войне 1920 г. В 1921 г. Тухачевский командовал войсками Красной Армии, подавившими крестьянское восстание в Тамбовской и части Воронежской губерниях (так называемая антоновщина, по имени одного из его руководителей – А.С. Антонова; выступления крестьян, недовольных политикой «военного коммунизма» в 1920–1921 гг.).

В Красной Армии статус Тухачевского стабильно повышался. В 1925–1928 гг. он был начальником Штаба Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА), с 1931 г. он стал заместителем Л.Д. Троцкого, в 1936 г. стал первым заместителем народного комиссара обороны СССР (К.Е. Ворошилова) и начальником управления боевой подготовки. Ему одному из первых было присвоено звание Маршала Советского Союза (1935 г.; ему 42 года).

Тухачевский много сделал для технического перевооружения Красной Армии, способствовал развитию новых родов войск и видов вооружений – авиации, механизированных и воздушно-десантных войск, большое внимание уделял подготовке командного и политического состава. Тухачевский был инициатором создания ряда военных академий. В Москве в Военной академии им. М.В. Фрунзе он руководил кафедрой стратегии, читал лекции и проводил занятия по военной стратегии. Тухачевский написал ряд книг и статей с изложением стратегических взглядов на современную войну; они оказали существенное влияние на развитие военной мысли и практику военного строительства. Он много сделал для технической подготовки Вооруженных Сил СССР к войне с гитлеровской Германией.

Красивый, высокий, воспитанный, образованный, смелый, надменно гордый или оскорбительно вежливый, Тухачевский имел непростые отношения со многими советскими военачальниками – выходцами из простого народа, из рядов красноармейской массы, плохо образованными, малокультурными, но преданными идеям коммунизма и лично И.В. Сталину, партийному вождю и лидеру того времени. Неприязненные отношения с Тухачевским были у К.Е. Ворошилова, П.Е. Дыбенко, С.М. Буденного и ряда других «старых рубак»; они на него жаловались Сталину, клеветали, старались от него избавиться. Особенно ненавидел Тухачевского Ворошилов, любивший говорить, что этот благородных кровей красавчик-дворянчик слишком любит на скрипке пиликать, а не о мировой революции думать, что он – ставленник и единомышленник Троцкого и т. п. После свержения Троцкого Тухачевского отправили в Туркестан командовать округом, но вскоре вернули его в Москву.

Конфликт Ворошилова с Тухачевским обострился, а ведь это был конфликт между наркомом обороны и начальником штаба Красной Армии. Тухачевский подал рапорт об освобождении его с поста начальника штаба, он покинул этот пост. В 1928 г. его отстранили и от научной работы в Военной академии им. Фрунзе, где он руководил кафедрой стратегии. Затем его отправили в Ленинград командовать военным округом.

Ворошилов и его команда продолжали травить Тухачевского, который, несмотря ни на что, разрабатывал пути решения проблем развития обороноспособности СССР. Год от года становилось очевиднее, что Ворошилов разбирается только в делах конной армии и никудышный специалист в области военного строительства и стратегии. Неудивительно, что Тухачевского вернули в Москву, сделали заместителем наркома обороны (Ворошилова) и начальником вооружения. Но этот тандем был мучительным для обоих. Ворошилов стремился отделаться от компетентного Тухачевского, деятельность которого подчеркивала его профессиональное убожество в новых исторических реалиях. В 1930 г. Тухачевского чуть ли не привлекли и едва не покарали по крупному делу «Весна», когда арестовали более 3 тысяч офицеров и генералов – бывших военных специалистов царской армии. Склока кланов Ворошилова и Тухачевского переросла в открытую вражду, причина которой – противоборство военных за влияние на Сталина. Ворошилову с его людьми с пролетарской биографией удалось убедить Сталина в их правоте и их политической дальнозоркости.

Ворошилов и его команда не отрицали определенные незаурядные военные способности Тухачевского, но старались в невыгодном для него свете истолковывать противоречивость его личности, подчеркивая его стремление к наполеонизму, напоминали о его мании военного величия и невероятном честолюбии, способности на военные и иные авантюры, подчеркивали, что в глубине души он на всех (в том числе на Сталина, на Ворошилова и им подобных) смотрит свысока как на беспородных людей-недоучек. Со временем Сталин с ними согласился и позволил ликвидировать Тухачевского и его единомышленников. При всех очевидных достоинствах у Тухачевского было и очень много недостатков: он был редкостно честолюбив, стремился к руководству и первенству во всех делах, обладал несгибаемой гордыней, многих не считал равным себе по генетическому, профессиональному, эрудиционному и другим критериям, был безжалостен при достижении интересующих его целей, не слишком церемонился в общении с женщинами, был способен на амурные обманы. Советские и коммунистические лидеры понимали, что он известный, популярный в армии и народе в целом военный деятель. Ценили, что он решительно бил Белую армию, в том числе победил белых под Симбирском, разбил Колчака и чехов в Сибири, форсировал Уральский хребет, добил армию Деникина и многое другое. Он без угрызений совести и сомнений смог подавить Кронштадтский мятеж (по сути, утопил в крови его участников), также подавил восстания поволжской мужицкой вольницы, подавил восстание тамбовских крестьян, вызвал их редчайшую ненависть к себе (брал семьи повстанцев в заложники, требовал выдавать сведения о бунтовщиках, расстреливал, не щадил детей, стариков, женщин, ядовитым газом выкуривал из лесов мятежников и т. п.).

Тухачевский пользовался большим успехом у женщин, его жене Нине Евгеньевне приходилось мириться с этим. Среди фавориток Тухачевского особое место занимала жена его друга, красного командира – скульптор Юлия Ивановна Кузьмина (8 лет до гибели Тухачевского была его любовницей) и ведущая певица Большого театра Вера Александровна Давыдова (к ней был неравнодушен сам И.В. Сталин, но красавец-маршал открыто оказывал ей знаки особого внимания, появлялся с этой замужней примой в обществе, был щедрым в проявлениях своего восхищения ею, всячески стремясь, чтобы в ее сердце именно он был первым мужчиной). Говорили чуть ли не о гареме Тухачевского, но другие советские функционеры хотели бы иметь подобное или вели себя похожим образом (в том числе И.В. Сталин, М.И. Калинин и др.). Учитывая честолюбивые амбиции Тухачевского и его понимание серьезных ошибок в государственном строительстве в СССР, вполне вероятно, он думал о том, что он заслуживает более высокого места на советском властном олимпе и тем более – в Советской армии. Наверняка он понимал, какую опасность, беды стране могут принести Сталин, его старые соратники-большевики с их скудным образованием и недостаточной эрудицией, скорее всего он считал, что им не место во главе страны. До сих пор единого и абсолютно аргументированного вывода о том, был или не был заговор маршалов во главе с Тухачевским против Сталина и его команды, нет.


М.Н. Тухачевский на суде. Фото 1937 г.


В 1937 г. Тухачевского арестовали и обвинили в участии в антисоветском право-троцкистском заговорщическом блоке и в шпионской работе против СССР в пользу фашистской Германии. В советской литературе процесс истребления образованной части командного состава Красной Армии долгое время трактовался как тайная расправа Сталина и его сторонников над невинными жертвами. Тухачевский якобы был одним из участников «Заговора маршалов 1937 г.». Было заведено «Дело военных», или «Дело антисоветской троцкистской военной организации». Было сфабриковано дело по обвинению ряда крупных советских военачальников в организации «военно-фашистского заговора», подготовке свержения советской власти путем вооруженного восстания и поражения СССР в будущей войне, шпионской и вредительской деятельности, создании террористических групп для подготовки террористических актов против руководителей Коммунистической партии и советского правительства. По этому делу было привлечено 8 человек, главным образом не русских: М.Н. Тухачевский, А.И. Корк, И.Э. Якир, И.П. Уборевич, В.К. Путна, Р.П. Эйдеман, В.М. Примаков, Б.М. Фельдман. Все они были обвинены в измене Родине, попытке ослабить мощь Красной Армии и свержении советской власти. Все они под давлением признали свое участие в заговоре. К высшей мере наказания приговорили всех восьмерых «главарей заговора», что было исполнено. Пострадали и их близкие. У Тухачевского погибли родственники, но остались в живых его дочь Светлана и возлюбленная Ю.И. Кузьмина (якобы сохранение их жизней было условием Тухачевского палачам для неразглашения и непубликации документов о сотрудничестве в царское время Сталина с Охранным отделением, его предательской роли по отношению к ряду большевиков, выданных им охранке). Следствие и закрытый суд были проведены с грубейшими нарушениями закона. Через 9 дней после суда над Тухачевским и его товарищами было арестовано по обвинению в «военном заговоре» около тысячи командиров и политработников. Всего за 1937–1938 гг. в застенках НКВД погибло более сорока тысяч человек из числа военнослужащих (вскоре вести войну с фашистской Германией после истребления такого ощутимого числа командиров было очень трудно). Через 19 лет, по инициативе тогдашнего партийного и советского лидера Н.С. Хрущева, проверили и пересмотрели это «дело». Главными выводами проверки были: никаких законных оснований к аресту Тухачевского и семи других военачальников не было, органы НКВД арестовали их в нарушение Конституции СССР, вопреки требованиям уголовных и уголовно-процессуальных законов, без санкции прокурора или постановления суда, только по прямому административно-партийному и субъективному произволу, «признательные» показания арестованных были навязаны им работниками НКВД, которые вершили над ними физическое и нравственное насилие. Тухачевский и 7 других военачальников были реабилитированы, а их «дело» за отсутствием в их действиях преступления, было прекращено и закрыто.


Как уже отмечалось, поблизости от Духовщины, в селе Чижове, родился и провел детские годы Г.А. Потемкин, яркая личность в русской истории, крупный государственный деятель, верный помощник и морганатический супруг императрицы Екатерины II.

Семья Потемкиных иммигрировала в XVI в. из Польши или Литвы в Россию, где члены ее приняли Православие. Отец Г.А. Потемкина – Александр Васильевич Потемкин (1673–1746) служил в линейных войсках, участвовал во многих боевых операциях, имел тяжелые ранения, стал инвалидом, в звании майора в 55 лет вышел в отставку, имел имения с 439 душами крепостных в Смоленской и Пензенской землях. В Смоленскую губернию, где его ждала его немолодая жена Татьяна, он не поехал. Едва женившись на ней, он попал в армию и больше не видел жену, связей с ней не поддерживал. В пензенском своем именьишке Маншино, в гостях у соседей Скуратовых, он познакомился с юной вдовой мичмана (моложе его на 30 лет) Дарьей Васильевной Скуратовой (в девичестве Кондырева), потомственной дворянкой, владевшей достаточно большими имениями близ Костромы и Тулы. Он скрыл от нее, ее родственников и священника, что женат, назвался вдовцом и по большой страсти женился на Д.В. Скуратовой. Через 6 месяцев обман открылся, когда новая жена была уже беременной. Они уехали в Смоленскую губернию, в его имение Чижово. Первая жена, ждавшая его несколько десятилетий, в сложившихся обстоятельствах отпустила мужа, а сама ушла в монастырь.

Старый муж очень ревновал молодую жену. У них в Чижове всего родилось 6 детей: 5 дочерей и сын Григорий (Гриц). Единственный сын в Чижове поражал всех. Он не ползал, а раньше всех сроков сразу встал и начал бегать. Не сразу, но со временем обнаружили, что он вместе со щенками сосет молоко из сосков дворовой собаки (неудивительно, что здоровье он имел отменное), с четырех лет он любил незаметно влезать на деревья, устраивать там себе гнезда, прятаться от всех и пугать домашних своей пропажей. Гриц не любил обижавшего его отца, очень любил свою кроткую мать и сестер. Только в 5 лет он начал говорить. Научить Грица элементарной грамоте и арифметике не смогли ни пономарь, ни его отец, ни специально приглашенный учить его за деньги отставной артиллерии штык-юнкер. В 6 лет Гриц букв не знал, читать, писать, считать не умел, зато своей энергией и мальчишеским буйством удивлял всех в Чижове. По совету знатного московского родственника его матери, Григория Матвеевича Кисловского, Грица отправили учиться в местный Серпейский монастырь, где при хорошем отношении к нему игуменьи матери Фамарь (из рода князей Друцких-Соколинских) и других учителей он стал успешно учиться, все быстро понимал и осваивал. Вскоре умер его отец, мать забрала его и по совету своих родственников отправила учиться в Москву, Грицу было 7 лет.

Всю свою жизнь Г.А. Потемкин с любовью вспоминал Чижово, трепетно любил многочисленную и небогатую родню, прежде всего свою мать, сестер, их мужей и других родственников, всем щедро помогал, содействовал благополучию тех, кто был рядом с ним в годы его детства, был добр к ним. Например, всю жизнь он испытывал благодарность и сентиментальную привязанность к отцу Тимофею, который был священником в соседней маленькой деревянной церкви. Отец Тимофей смог заинтересовать озорного Грица христианскими добродетелями, поразил мальчика своим добрым отношением к нему и певческими способностями. Когда Потемкин стал влиятельным и знаменитым, отец Тимофей, уже бедный старик в потрепанном платье, пешком пришел к нему в Петербург, попал к нему на прием. Растроганный Потемкин сделал своего старого учителя первым стражем памятника Петру I, возведенного по приказу императрицы Екатерины II на Сенатской площади (1782). Старик заплакал от счастья, в безбедности и почете он доживал свой век. Потемкин сумел обеспечить себе, своим родственникам достойную жизнь и уважаемое положение в обществе. Далеко не последней предпосылкой для этого было его детство, проведенное в Чижове, где он, – как бы мы сказали сейчас, – родился и вырос в экологически благополучных условиях, укрепил свое здоровье, получил первые уроки жизненной мудрости.


Г.А. Потемкин. Портрет 1790-х гг.


Самая любимая сестра Потемкина – Марфа вышла замуж за небогатого смоленского помещика, ротмистра смоленской шляхты Василия Андреевича Энгельгардта, у нее родились 3 сына и 5 дочерей; все они жили в Чижово. Со временем, вознесенный к вершинам власти, Потемкин успешно пристроил своих родственников. Зятья, племянники получили высокие посты, чины, награды, а племянниц он выгодно для них выдал замуж. Получилось, что кровь смоленских дворян Потемкиных, отличавшихся красотой и здоровьем, через браки, – по родственной наследственной линии, – влилась в лучшие петербургские, московские, другие российские и нероссийские роды. Марфа (Мария) Энгельгардт, любимица Потемкина, умерла на 7 лет раньше, чем началась в Петербурге и по воле императрицы Екатерины II быстрая карьера ее брата. По просьбе ее мужа, вдовца В.А. Энгельгардта, Потемкин обязался быть опекуном осиротевших пяти племянниц, которых их отец передал на воспитание ему, и они уехали к дяде из смоленской усадьбы Чижово. В Петербурге они быстро стали (благодаря тогда уже всесильному дяде) украшением императорского двора, где их называли «барышни-смолянки». Потемкин ввел племянниц в круг лучших родовитейших русских фамилий. Так потемкинская кровь перешла в роды Браницких, Воронцовых, Голицыных, Самойловых, Юсуповых. К началу ХХ в. от усадьбы Потемкиных-Энгельгардтов в Чижове ничего не осталось, кроме заросших лопухами и крапивой фундаментов былых построек. Но осталась память о Потемкине.


Знаменитый деятель екатерининской эпохи, крупный деятель, дипломат, фаворит и морганатический супруг императрицы Екатерины II светлейший князь Григорий Александрович Потемкин (1739–1791) был яркой, хотя и противоречивой фигурой, вне сомнений, он был очень большим оригиналом и незабываемой личностью.

При содействии родственников его матери Г.А. Потемкин посещал учебное заведение Литкеля в Немецкой слободе в Москве. В возрасте 17–21 года обучался в гимназии при Московском университете, где одно время был одним из лучших учащихся, однако вскоре был исключен «за леность и не хождение в классы» (одновременно с Н.И. Новиковым), но он уже приобрел определенную эрудицию и знание шести языков. Потеряв отсрочку, которая давалась учащимся до окончания университета, Г.А. Потемкин был вынужден начать военную службу. В возрасте 24 лет он участвовал в дворцовом перевороте (1762), т. е. способствовал возведению на престол императрицы Екатерины II (путем свержения законного императора, ее мужа и в обход ее сына; но об этом молодой, не вполне политически грамотный Потемкин в должной мере не знал, не думал). Он был повышен в чине, получил 400 душ крепостных.

Вскоре за свое умение развлекать Потемкин был замечен самой Екатериной II. Он был огромного роста, выделялся красивой наружностью, сообразительностью. Влиятельные братья Орловы увидели в нем конкурента, неудивительно, что вскоре Потемкин лишился глаза. С большим трудом преодолев депрессию, он вернулся на военную службу. В период Русско-турецкой войны Потемкин проявил смелость, храбрость, решительность, умение быстро принимать верные решения в трудных ситуациях. Его военная карьера складывалась успешно, в возрасте 35 лет он был генералом. Его возвели в графское достоинство, а главное, начался его «случай» – личная милость Екатерины II, фаворитом которой он стал и был им 2 года (1774–1776).


Генерал-фельдмаршал Г.А. Потемкин во главе Кавалергардского отряда. Рисунок М.М. Иванова. Конец XVIII в.


Екатерина II была старше его на 10 лет, ей в то время было 45–47 лет. Для Потемкина роман с Екатериной II имел длительную, неизвестную ей до их близкого общения фазу и 2 бурных года полной взаимной страсти, ярких радостей, но и размолвок. Лишившись по разным причинам личного «фавора» императрицы, Потемкин смог сохранить высокое положение при дворе и высшей администрации, остался лучшим помощником императрицы почти до конца своих дней. Говорили, что он после императрицы был «самым влиятельным лицом в России». За 17 лет службы в высших органах власти он способствовал присоединению Крыма к России (1783) и получил за это титул светлейшего князя Таврического. Он оказывал содействие освоению Северного Причерноморья, заложил в нем города Херсонес, Николаев, Севастополь, Екатеринославль. Под руководством Потемкина на Черном море осуществлялось строительство военного и торгового флотов. Благодаря мудрой и ловкой дипломатии Потемкина Россия умело предотвратила возможность крупного общеевропейского противостояния, в котором она оказалась в ходе Русско-турецкой войны и Русско-шведских войн 1781–1791 гг. Екатерина II высоко ценила то, что Потемкин всегда вовремя оказывался там, где нужны были решительные действия. Например, он участвовал в организации мероприятий по подавлению бунта Е.И. Пугачева (1774), в ликвидации Запорожской сечи и ее войска (1775), провел реформы в русской армии (1786) и др.

Но Потемкин имел и кучу недостатков. Он, командуя русской армией в Русско-турецкой войне в 1787–1891 гг., боялся соперничества и ограничивал военную инициативу выдающихся русских полководцев П.А. Румянцева и А.В. Суворова, которые были гораздо опытнее и умнее его в ведении боев, принятии военных решений. Он был невероятно расточительным и тщеславным. Он часто путал государственный и собственный карманы. Потемкин в своих увлечениях не знал границ, безгранично любил только молодых и красивых женщин, ради завоевания их расположения был способен на самые невероятные поступки. Каждую из приглянувшихся ему дам он любил самозабвенно, как последнюю в его жизни, писал удивительные письма и записочки, заваливал сказочными дарами, поражал своими действиями ради ее внимания и т. п.

Он мог удивлять всех своей энергией и решимостью в любых делах, поражать роскошью его одежд и быта, но мог и впасть в длительную депрессию, позволить себе лень, бездействие, неряшливо быть одетым, не причесанным, кусать ногти и т. п. Мог временами допускать лихорадочную поспешность, самообольщение, хвастовство, стремление к чрезмерно трудным целям. Он очень многое начинал и успешно доводил до конца, но многое начинал и бросал. При реализации своих проектов всегда действовал с большим размахом, не щадил ни денег, ни труда, ни людей. Зная, как много значат для стареющей Екатерины II интимные отношения с молодыми красивыми мужчинами, Потемкин, выбыв из числа фаворитов стареющей императрицы, желая сохранить и в этих делах влияние на императрицу, сам стремился подобрать подходящих к ее требованиям и послушных ему новых молодых фаворитов. Он невероятно дорожил доверием Екатерины II, помнил, что он ее венчанный в церкви муж, морганатический супруг. (Сорокапятилетняя Екатерина II в 1774 г. тайно обвенчалась с тридцатипятилетним Потемкиным в Москве.) Г.А. Потемкин до конца жизни пользовался неограниченным доверием и расположением императрицы, хотя до конца ее дней около нее всегда были молодые сменявшие друг друга фавориты. Последний из них, Платон Александрович Зубов, был на 28 лет моложе Екатерины II. Он в 22 года (когда ей было 60 лет) стал ее фаворитом и был им до самой ее смерти (в возрасте 67 лет). Потемкин хорошо понимал, что П.А. Зубов совсем не любит старую, растолстевшую, с двойным подбородком, с запахом изо рта, нелепо молодящуюся на седьмом десятке лет императрицу, что он ловко использует ее ради обогащения своего рода, но изменить ничего не смог и уехал из Петербурга. Уезжал совсем больной, направляясь в армию, скончался в дороге, недалеко от Ясс. Если верить легенде, то его отравили бриллиантовой пылью, подсыпанной в еду или питье его врагами, ему было 52 года. Узнав о его кончине, Екатерина II сказала: «Теперь не на кого опереться». Вне сомнений, она осознавала, что Потемкин был одним из наиболее одаренных и образованных людей своего времени, его деятельность способствовала укреплению авторитета России на международной арене, развитию различных сфер хозяйственной деятельности, успехам в военных делах и дипломатии, заменить его как надежного, неизменно верного ей государственного мужа не мог ни один человек.

3.2. Северо-Западный природно-экономический район

Эта часть Смоленской области включает 3 административных района: Демидовский, Руднинский, Велижский. Этот район почти полностью относится к зоне валдайского оледенения. Встречаются здесь чаще, чем в других местах области, гравийно-валунные материалы, есть также запасы торфа (имеется крупный по площади торфяник), глины, сапропели (в озерах и болотах). Здесь преобладают низменные местности (поскольку район находится в пределах Прибалтийской низменности), в частности, Демидовская (Касплянская), Ельшанско-Свитская, Западно-Двинская, Березинская низины; но есть и возвышенности – Слободская и Руднянско-Микулинская. Главные реки – Западная Двина и Каспля. Есть более 50 озер ледникового происхождения (озера Микулинской, Чеплинской, Пржевальской и других озерных групп). Большую ценность представляет национальный парк «Смоленское Поозерье». Главные центры: Рудня, Демидов, Велиж.


Город Демидов


В 120 км к северу-западу от Смоленска, при слиянии р. Каспля и ее правого притока р. Гобза, в 47 км от железнодорожной станции Рудня, на линии Смоленск – Витебск, расположен районный центр и малый по людности город Демидов (8 тыс. человек). Впервые в письменном источнике поселение в этом месте упоминается в 1499 г., называлось оно Поречье. В XVII в. здесь была торговая пограничная таможня. В царствование Петра I в связи с усилением значения водного пути по р. Западная Двина ускорилось развитие этого села. В 1723 г. в Поречье по указу Петра I была построена торговая пристань. Здесь строили небольшие речные суда. Через Поречье проходил тракт из Петербурга на Смоленск и на Украину. В XVIII в. здесь даже был монетный двор, он просуществовал до 1763 г. Поречье в 1776 г. получило статус уездного города, который в конце XVIII – начале XIX в. утвердился как отправной пункт судов с пенькой, льном, хлебом, другими товарами, перевозимыми в прибалтийские города. С середины XIX в. дела на местной пристани пошли плохо из-за обмеления р. Каспля и проведением железной дороги в сторону Витебска и Минска, прошедшей в стороне от Поречья. В 1918 г. город переименовали в честь местного большевика Я.Е. Демидова. Город Демидов в годы Великой Отечественной войны пережил гитлеровскую оккупацию – с 13 июля 1941 г. до 22 сентября 1943 г., был сильно разрушен. В послевоенный советский период его восстановили, его главными предприятиями стали льноперерабатывающий и молочный заводы, филиал Смоленской фабрики бельевого трикотажа, предприятия промышленности стройматериалов.

В городе сохранились памятники гражданской архитектуры и культовые сооружения XVIII–XIX вв. Наибольший архитектурный интерес представляют у моста через р. Касплю 2 барочных жилых дома конца XVIII в., Успенская церковь (1851–1862), на городском кладбище Покровская церковь (1857 г.; придел – 1865 г.), здания районной больницы (где в 1824 г. работал врачом один из основателей физиотерапии в России Александр Дмитриевич Бланк – крещеный еврей Абрам – дед В.И. Ульянова-Ленина). В Демидове родились артист Ю.В. Никулин, а также писательница и педагог Е.Н. Водовозова. В Демидове, в здании-памятнике архитектуры и жилом доме XIX в., работает интересный Историко-краеведческий музей.


Юрий Владимирович Никулин (1921–1997) родился в семье интеллигентов. Его отец детство провел в Москве, окончил 3 курса юридического факультета Московского университета, после 1917 г. его призвали в армию, в 1918 г. он учился на курсах Политпросвета, где готовили учителей для Красной Армии. После окончания этих курсов он собирался поехать в деревню учительствовать. Но женившись, он с женой остался жить в Демидове. Отец Ю.В. Никулина работал актером в местном драматическом театре, где его мать была актрисой. Время было непростое, чтобы выжить, нужно было находить язык с советской властью. Его отец организовал передвижной театр «Теревьюм», что означало театр революционного юмора. Когда мальчику было 4 года, Никулины переехали в Москву, где его отец смог кормить семью за счет своего литературного труда. Он писал интермедии, номера для конферансье, репризы для эстрады и цирка, работал в газетах «Известия» и «Гудок». Денег хватало, чтобы мать не работала, занималась домашним хозяйством и воспитанием сына. В школе Юрий занимался в драматическом кружке, который вел его отец. После окончания школы, в 18 лет, Юрия призвали в армию. Он служил в зенитной артиллерии под Ленинградом (теперь снова Санкт-Петербург), был участником боев с белофиннами (1939–1940). Когда он готовился к демобилизации, началась Великая Отечественная война. Ю.В. Никулин воевал под Ленинградом в составе зенитной батареи, был контужен, лечился в госпиталях, опять воевал в составе зенитной дивизии, вступил в ряды КПСС на фронте в 1943 г. День Победы Юрий встретил в Прибалтике, но только через год смог уволиться из армии и вернуться в Москву.

В 1946 г. двадцатипятилетний Никулин пытался начать серьезно учиться актерскому искусству. Но его не приняли во Всесоюзный Государственный институт кинематографии (ВГИК), Государственный институт театрального искусства (ГИТИС), Училище им. Щепкина при Малом театре. Он поступил в театральную студию при подмосковном Ногинском театре, но учиться там не начал. Он выдержал конкурс и попал в набор в студию разговорных жанров (клоунады) при Московском цирке, где Марк Соломонович Местечкин организовал клоунскую мастерскую. В 1948 г. Никулин впервые выступил на арене Московского цирка; в том же году он окончил цирковую студию. Его пригласил к себе в группу, в партнеры знаменитый тогда клоун Карандаш (Н.М. Румянцев; 1901–1983 гг.), с которым он работал до 1951 г.


Ю.В. Никулин


В 1950 г. Никулин женился на Татьяне Николаевне Покровской (племянница репрессированного и посмертно реабилитированного наркома Льва Михайловича Карахана), студентке Тимирязевской академии с факультета декоративного садоводства, через 6 лет у них родился сын (1956). В 1957 г. Никулин впервые снялся в кино в фильме «Девушка с гитарой», он стал получать предложения сниматься в кинофильмах. В 1960 г. он познакомился с режиссером Л. Гайдаем, который открыл огромный комедийный талант у Никулина. Успех Никулина как киноактера начал быстро расти. Он снялся в фильмах: «Пес Барбос и необычный кросс», «Самогонщики», «Ко мне, Мухтар», «Когда деревья были большими», «Операция “Ы” и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», «Двенадцать стульев», «Старики-разбойники», «Чучело», «Андрей Рублев» и др. За работу в кино Никулина наградили Государственной премией РСФСР (1970), присвоили звание Народного артиста СССР (1973).

Только в 50 лет Ю.В. Никулин переехал с семьей в отдельную квартиру. Никулин сам пел и любил хорошую музыку. С детских лет он знал (выучил по инициативе отца) многие русские народные песни; любил произведения Моцарта, Бетховена, Баха, просил жену их исполнять. В их доме всегда было много гостей, звучал смех, музыка, песни. Никулин и его жена с сыном очень любили животных, особенно лошадей, собак и кошек. В их семье в разное время жили две таксы, спаниель, фокстерьер, ризеншнауцеры. А в детстве у него, благодаря его отцу, большому любителю животных, жили белочки, ежики, черепахи и, конечно, кошки с собаками. Любовь к любой живности Никулин сохранял всю свою жизнь. Никулин с 12 лет начал собирать анекдоты и знал их великое множество. С 1994 г. вышло несколько сборников анекдотов, собранных им. На телевидении он вел веселую передачу – клуб «Белый попугай». В 1982–1984 гг. (в возрасте 61–63 года) Ю.В. Никулин был главным режиссером Московского цирка на Цветном бульваре, с 1984 г. он стал его директором. В большой мере благодаря Никулину удалось организовать перестройку здания и в начале 1990-х гг. открыть после капитальной реконструкции цирк на Цветном бульваре. Со временем его сын, журналист по профессии, стал работать в дирекции этого цирка; получилось, что сын принял его директорскую эстафету, стал директором цирка им. Ю.В. Никулина.

С 1997 г. у Ю.В. Никулина стало болеть сердце. Его давний приятель, крупнейший эндохирург А. Бронштейн, директор Центра эндохирургии и литотрипсии, по просьбе Никулина осмотрел его. Никулин согласился делать сложнейшую операцию только у него. Было сделано все возможное и невозможное, но Ю.В. Никулин умер через 16 дней после проведенной операции. Ему было 76 лет.

Еще при жизни Ю.В. Никулина тогда библиотекарь Государственной библиотеки им. В.И. Ленина В. Цукерман создал частный музей трех великих актеров: Г. Вицина, Е. Моргунова и Ю. Никулина. В 1993 г. Клуб кинолюбителей принял этот частный музей под свою крышу, состоялось его торжественное открытие. В. Цукерман стал директором Музея трех актеров (до этого только «Битлз» имели при жизни музей в Ливерпуле). В 1981 г. сотрудница Института теоретической астрономии РАН Л.В. Журавлева открыла новую малую планету. В 1996 г. эта малая планета 4434 по инициативе сотрудников астрономических институтов, в том числе с одобрения идеи А. Финкельштейном, директором Института прикладной астрономии РАН, была названа в честь Юрия Владимировича Никулина. Он – единственный цирковой артист в мире, в честь которого названа небесная планета.


В Северной части Смоленской области расположен Национальный парк «Смоленское Поозерье» (1992 г.; 146,2 тыс. га), он простирается в пределах двух административных районов – Демидовского (большая часть) и Духовщинского, имеет статус биосферного резервата. Свыше 70 % его площади покрыто лесом, где сохранился богатый животный мир (лоси, кабаны, медведи, косули, редкие птицы – беркут, орлан-белохвост и даже черный аист). Густые леса перемежаются березовыми рощами и сосновыми борами. На территории парка находятся 35 разных по размеру красивейших озер, соединенных протоками, в которых водятся судак, окунь, щука, редкие рыбы – чудский сиг, ручьевая форель и др. Озеро Сапшо выделял среди всех озер даже великий ученый и путешественник Н.П. Пржевальский, называл его «Байкалом в миниатюре». Ширина этого озера 1800 м, глубина – до 16 м. Особую живописность озеру придает расположенная на нем цепочка островов. Вокруг проложена экологическая тропа (7 км). Озеро Чистик поражает своей чистейшей, прозрачной водой, его глубина – до 25 м. Баклановское озеро площадью около 250 га и глубиной до 28 м особенно остается в памяти благодаря почти сплошным зарослям черемухи на его берегах. В период цветения черемухи ее пьянящий свежий запах затмевает все другие впечатления от этих мест, а летом большую радость доставляют крупные сочные ягоды черемухи с удивительным каким-то особо приятным вкусом (места-то здесь экологически чистые), эти ягоды хочется есть без остановки, хотя нужно помнить и о последствиях этого (дискомфорте от чрезмерного потребления ягод и временном потемнении зубов). Про каждое из 35 озер можно сказать что-то отличительное, соблазнительное. Есть в этом парке и археологические памятники, прежде всего это у озера Ржавец русский древний город славян-кривичей. Этот город Вержавск был одним из пунктов торгово-военного пути «из варяг в греки». Одним словом, природа парка «Смоленское Поозерье» поражает, остается надеяться, что ее удастся сохранить еще очень долго, ведь этот парк имеет статус национального. Национальный природный парк – это обширная охраняемая территория, природные условия которой не подвергались существенным изменениям под воздействием человека и которая предназначена для сохранения биоразнообразия и гармонизированного ландшафта, общения человека с природой. Национальными природными парками объявляют изъятые из хозяйственного использования особо охраняемые природные комплексы, имеющие экологическое, генетическое, научное, эколого-просветительское и рекреационное значение.

В Демидовском районе в поселке Пржевальское (в царский период – имение Слобода) работает дом-музей Н.М. Пржевальского. Находится он в изумительно живописном месте, в пределах заповедной территории – в Национальном парке «Смоленское Поозерье». Неудивительно, что эти места очень любил великий русский путешественник, выдающийся исследователь Центральной Азии Н.М. Пржевальский, который поселился здесь, на берегу живописного озера Сапшо, в 1881 г. в купленном им имении Слобода. В 1977 г. в восстановленном доме Н.М. Пржевальского (он был сожжен в период войны с фашистами) открыли музей. Здесь немало уникальных экспонатов, воссоздан рабочий кабинет Пржевальского, представлены его библиотека (около тысячи книг), чучела и шкуры животных, привезенные путешественником из экспедиций в Центральной Азии. В поселке также находится санаторий им. Н.М. Пржевальского.

В Слободе сорокадвухлетний Пржевальский познакомился с восемнадцатилетним П.К. Козловым, который стал его учеником и сподвижником, к которому он относился как к сыну.


Дом-музей Н.М. Пржевальского


Пржевальский не был женат, детей не имел; все это особенно сблизило его с Козловым. В селе Слобода Козлов вынужденно подрабатывал в конторе купца Х.П. Пашеткина; Пржевальский пригласил юношу перейти жить к нему, принял большое участие в его образовании, учебе. В Слободе Пржевальский писал свои отчеты по экспедициям в Центральную Азию, разбирал коллекции, обрабатывал дневники, работал над рукописями своих книг, составлял планы новых экспедиций, гулял по окрестностям, охотился, звал сюда к себе в гости друзей. Кругом были леса, людей почти не было; все это так напоминало ему об экспедиционной жизни, которую он очень любил. Из Слободы он уехал в экспедицию, оказавшуюся последней в его жизни. В день отъезда из Слободы Пржевальский написал на деревянной колонне усадебного дома красным карандашом: «5 августа 1888 года. До свидания, Слобода!» (этот кусочек колонны хранится в музее в Слободе как самый дорогой экспонат).


Знаменитый русский путешественник, исследователь Центральной Азии и Монголии, почетный член Петербургской Академии наук, генерал-майор Николай Михайлович Пржевальский был необычайно популярным в России и за рубежом как знаменитый географ-путешественник и исследователь. Пржевальский руководил экспедицией в Уссурийский край и четырьмя экспедициями в Центральную Азию. Н.М. Пржевальский впервые описал природу многих районов Центральной Азии. Он открыл ряд хребтов, котловин, озер в Куньлуне, Наньшане, на Тибетском нагорье. Он собрал ценные коллекции растений и животных; впервые описал дикого верблюда, дикую лошадь (лошадь Пржевальского), медведя-мухоеда и ряд других позвоночных. По результатам экспедиций он написал книги: «Путешествие в Уссурийском крае», «От Кульджи до Тянь-Шаня и на Лобнор», «От Кяхты на истоки Желтой реки».


Н.М. Пржевальский. Гравюра XIX в.


Его исследовательская деятельность отнимала у него почти все силы и время. Пржевальский неуютно чувствовал себя в больших городах. В Петербурге и в Москве его раздражали «вечная суматоха, толкотня человеческого муравейника», у него начинались головные боли, бессонница. Вот почему он спешил уехать из городов. Пржевальский трепетно любил свою мать, ее смерть он воспринял как великое горе. Он так и не обзавелся семьей, хотя был очень общительным, щедрым, красивым и физически крепким человеком. Вероятно, у него просто не хватало времени для романов. Он жалел о своем одиночестве: «Речь о генеральше, вероятно, останется без исполнения, не те уже мои годы, да и не такая моя профессия, чтобы жениться. В Центральной же Азии у меня много оставлено потомства – не в прямом, конечно, смысле, а в переносном: Лоб-Нор, Куку-Нор, Тибет и проч. – вот мои детища». Он завещал похоронить себя на берегу озера Иссык-Куль. На его могиле был установлен черный крест с простой надписью: «Путешественник Николай Михайлович Пржевальский. Родился 1839 г., марта 31-го. Скончался 1888 г., октября 20-го». Есть одно любопытное и до конца не объясненное обстоятельство. И.В. Джугашвили-Сталин (1878–1953) внешне исключительно был похож на Н.М. Пржевальского. В год рождения Сталина-Джугашвили путешественнику было 38 лет, он некоторое время лечился на Кавказе.


Н.М. Пржевальский исключительно трепетно относился к Смоленской земле, где он родился, провел детство, учился в гимназии в Смоленске, где сложились отличительные черты его характера, зародилась и утвердилась любовь к природе и путешествиям и где в своем имении Слобода особенно плодотворно и результативно работал. Н.М. Пржевальский гордился своими предками. Родоначальником их рода считался запорожский казак Паровальский Карнила Анисимович, который в сражениях под Полоцком и Великими Луками проявил особое мужество, за что в 1581 г. ему были пожалованы дворянское звание и фамилия Пржевальский.

Н.М. Пржевальский родился в смоленском селе Кимброво, в имении своего богатого деда дворянина А.С. Каретникова, который не любил мужа своей дочери М.К. Пржевальского. Вскоре Пржевальским пришлось поселиться отдельно. Поблизости на основе выделенного им старого домика в лесу они создали свое хозяйство, построили усадьбу Отрадное, где стали жить с 1843 г., воспитывали трех сыновей. Когда Николаю было 7 лет, его отец умер. В семье Коля отличался смелостью, подвижностью, выносливостью, здоровьем, любил в любую погоду часами бродить по лесу. Он закалился, окреп, полюбил еще больше природу. У него был в Отрадном надежный друг – дворовый мальчик Васька, такой же здоровый и бойкий, как он. В 10 лет Коля отлично сдал вступительный экзамен во второй класс гимназии в Смоленске, поскольку с пяти лет его стали обучать грамоте и французскому языку. В 16 лет он с отличием окончил гимназию, хотя в последнем классе за баловство его хотели исключить, но потом в качестве наказания высекли. Когда началась Крымская война, Николай стал унтер-офицером в сводно-запасном Рязанском пехотном полку. В 17 лет его перевели в Полоцкий пехотный полк и он оказался в городе Белом родной Смоленской губернии. За 5 лет военной жизни, службы в армии Николай полностью разочаровался в военной карьере. Пржевальский успешно сдал вступительный экзамен в Академию генерального штаба, стал одним из лучших учащихся, и за год до положенного срока, в 24 года, закончил ее. С 25 лет он начал преподавать историю и географию в Варшавском юнкерском училище, стал чуть ли не любимым преподавателем у юнкеров. Он написал учебник по физической географии для военных школ и две большие статьи («Воспоминания охотника» и «Военно-статистическое обозрение Приамурского края»); за эти труды его в возрасте 25 лет избрали действительным членом Русского Географического общества.

Н.М. Пржевальский мечтал о путешествиях и участии в экспедициях. По рекомендации помощника начальника штаба Варшавского округа генерал-майора Чернецкого и известного географа П.П. Семенова-Тян-Шанского, его зачислили офицером в генеральный штаб с переводом на службу в Восточную Сибирь. Ему удалось осуществить свою мечту: он стал участвовать в экспедициях, руководить ими. Работа в экспедициях – интересная, более того, упоительно увлекательная, но и тяжелая, подчас – опасная; так было тогда и теперь. В первой своей экспедиции по Уссурийскому краю он участвовал в возрасте 28–30 лет (сопровождали его только юноша-препаратор и казак). Затем были 4 его знаменитые экспедиции в Центральную Азию: 1870–1873 (ему 31–34 года), 1876–1877 (ему 37–38 лет), 1879–1880 (ему 40–41 год), 1883–1885 гг. (ему 44–46 лет). В 1886 г. Н.М. Пржевальский стал генерал-майором.

В экспедициях Пржевальский изучал природу, собирал коллекции, занимался топографией местности, охотой, знакомился с бытом местных жителей, делал географические открытия. Так, только в первой экспедиции по Уссурийскому краю он собрал богатейший гербарий, открыл 36 видов животных и птиц, было изготовлено 310 чучел, собрана большая коллекция насекомых и пауков. По результатам этой экспедиции он написал свою первую книгу и получил за нее серебряную медаль Русского географического общества. В 1877 г. он открыл огромный хребет Алтынтаг, обнаружил дикого верблюда, описал дикую лошадь (ее впоследствии назвали лошадью Пржевальского), но и заболел пустынной болезнью. Он первым из европейцев проник в глубинную часть Северного Тибета.

Работа в экспедициях требовала большого здоровья и выдержки, они у Пржевальского были, но он нещадно растрачивал их. Временами чуть ли не без остановок, сутками приходилось передвигаться, работать в лютый мороз и в крайнюю жару, нередко были трудности с питьевой водой, случались и нападения на экспедицию, в горах на большой высоте было очень трудно дышать, многие себя плохо чувствовали. Пржевальский должен был верно принимать решения, дельно руководить. После экспедиции 1876–1877 гг., в которой он заболел пустынной болезнью, сопровождавшейся нестерпимым зудом во всем теле, в Петербурге лучшие врачи констатировали, что у Пржевальского сильнейшее нервное расстройство и полный упадок сил. Его буквально заставили уехать поправлять свое здоровье в его смоленское имение Отрадное, где он о результатах экспедиции написал очередную книгу «От Кяхты на истоки Желтой реки». Творческая работа в спокойной обстановке была для него лучшим лекарством. Но бесследно не прошли для его здоровья 4 организованные им экспедиции в Монголию, Китай, Тибет; во время экспедиций было пройдено 30 000 км. В очередной экспедиции, летом 1888 г., в окрестностях Тишпека он сильно простудился, но сразу активно лечиться не начал. В ноябре 1888 г. его из юрты перевезли в лазарет, где он умер в возрасте 49 лет от брюшного тифа. После его кончины экспедицию продолжил и возглавил его ученик П.К. Козлов.

В воспоминаниях знакомых и друзей Н.М. Пржевальского четко прослеживается мысль о том, что, хотя он безмерно любил экспедиции, путешествия, знакомство с новыми местами, абсолютно особое место в его сердце и памяти занимала Смоленская земля. Ведь на ней он родился, рос, в юности учился в Смоленске, в возрасте 42 лет купил имение Слобода, которое безмерно любил и где плодотворно работал. Сильные головные боли, которые начинались у него в Петербурге и в Москве, на Смоленской земле неизменно проходили. Особенно в его имении Слобода он чувствовал себя на редкость прекрасно, плодотворно писал, работал. Именно о Слободе он написал в письме: «Среди лесов и дебрей смоленских я жил… жизнию экспедиционною, редко когда даже ночевал дома – все в лесу, на охоте». Похоже, что самые здоровые, спокойные и приятные ощущения Н.М. Пржевальский получил именно на Смоленской земле, и особенно в Слободе, на берегу сказочно прекрасного озера Сопша. Но об этом мало кто знает, помнят прежде всего то, что он был временно счастлив в экспедициях, сделал ряд географических открытий, собрал гербарий из шестнадцати тысяч растений (включая до него неизвестных науке), привез 7,6 тыс. экспонатов животных.

В 68 км к северо-западу от Смоленска, на Витебской возвышенности, на р. Малая Березина, расположен город Рудня (9,5 тыс. человек). В нем есть железнодорожная станция на линии Смоленск – Витебск. В давнем прошлом, когда здесь были найдены залежи руды, близ разработки руд возникло село. Железоделательный промысел определил название этого села, которое впервые в письменных источниках упоминается в 1363 г. В 1856 г. через Рудню прошло шоссе Витебск – Смоленск, в 1868 г. построили железную дорогу Рига – Орел, что способствовало развитию этого населенного пункта. Рудня с 1926 г. стала городом. В период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Рудня была оккупирована немецко-фашистскими войсками с 14 июля 1941 г. по 29 октября 1943 г., были сильные разрушения. В послевоенный период хозяйство было восстановлено, Рудня стала центром животноводческого района с промышленностью, ориентированной на переработку местного сельскохозяйственного сырья. В советский послевоенный период увеличивали объем производства льнозавод, комбинат по производству молочных консервов и сухих овощей. В наши дни основными предприятиями города являются молочно-консервный комбинат (выпускает сгущенное молоко), пищекомбинат, хлебозавод.

В Рудне о событиях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. напоминают установленный на железобетонном постаменте гвардейский миномет «Катюша» (в июле 1941 г. «Катюши» впервые участвовали в боях под Оршей и Рудней) и Братская могила трех тысяч советских граждан, расстрелянных гитлеровцами в октябре 1941 г., установлен памятник «Скорбящая мать» (скульптор Л.Е. Кербель).

В окрестностях Рудни, в деревне Ермошенки, родился М.А. Егоров, водрузивший 30 апреля 1945 г. вместе с М. Кантария в Берлине Знамя Победы над Рейхстагом. В Рудне создан мемориальный музей Почетного гражданина Смоленска и Берлина, Героя Советского Союза М.А. Егорова. Дом-музей М.А. Егорова в Рудне рассказывает о его судьбе, дает возможность увидеть, как просто и скромно он жил в свои последние годы земной жизни. Есть в Рудне и еще один музей – Исторический, рассказывающий об истории этих мест и их знаменитых уроженцах.

В 15 км к юго-западу от Рудни находится старинное село Любавичи, известное как крупнейший мировой центр зарождения в начале XVIII в. религиозного еврейского движения хасидизма. Любавичи исключительно почитаются евреями-хасидами, которые стремятся приехать в это святое для них место из самых разных стран мира и частей России. Хотя Любавичи прежде всего известны как исторический центр хасидизма, в нем сохранилась барочная церковь Успения Богоматери (середина XVIII в.), перестроенная из униатской церкви в православную (базилика с двумя башнями на западном фасаде).


М.А. Егоров


Любавичские хасиды и хасидизм входят особой строкой в мировую историю иудаизма. В селе Любавичи есть Музей истории хасидизма.


У истоков хасидизма – нового религиозно-мистического учения, – стоял Израиль Бен Элиэзер (1700–1760), прозванный Баал Шем Тов, или Бешт (что означает «обладатель доброго имени»), выходец из бедной семьи, первоначально знахарь и писец амулетов, странствовавший по родной ему Подолии, Волыни, Галиции, привлекавший к себе людей своими проповедями. Продолжателями его учения стали несколько еврейских проповедников из местечек Межерич, Ляды, Бердичева. Среди них были Шнеур-Залман и его сын Шмуэль Шнеерсон из местечка Любавичи (тогда поселение в пределах Белоруссии). После раздела Польши на лидера литовско-белорусских хасидов Шнеура-Залмана российским властям поступили доносы с обвинениями его в государственной измене, он был арестован и заключен в Петропавловскую крепость в Санкт-Петербурге. Однако после расследования по распоряжению императора Павла I (1754–1801 гг.; император с 1796 г.) его освободили. В «Положении об устройстве евреев», утвержденном императором Александром I (1777–1825 гг.; император с 1801 г.) в 1804 г., преследование хасидов было запрещено. В благодарность за это по призыву Шнеура-Залмана хасиды оказывали ощутимые услуги русской армии во время Отечественной войны 1812 г.

Существуют разные оценки хасидизма. Одни оценивали его как ультраортодоксальное крыло иудаизма, другие его считают своеобразным «мостом» от иудаизма к христианству. Хасидизм как религиозно-мистическое учение полностью укладывается в рамки ортодоксальной иудейской традиции и лишь отчасти по-новому расставляет акценты, подчеркивая те аспекты иудаизма (искренность и простоту в служении Всевышнему, веселье и радость как выражение религиозных чувств, взаимную любовь, объединяющую всех евреев без исключения, твердую веру, основанную на глубоком понимании философских и мистических принципов иудаизма), которые до того оставались частично в тени. Хасиды считают, что весь мир – это проявление Божества, ничто не может считаться абсолютным злом, это только непонятное обычному человеку проявление Божества. При этом направление хасидизма, представленное школой Шнеура-Залмана (Шнеерсона), связывает путь к Богу с интеллектом, т. е. разумом, познающим высший Дух, мудростью, знаниями.

Хасиды считают, что любовь к Богу и любовь к людям тождественны, все люди равноценны, а грешник – всего лишь заблудший брат, помогать нужно всем. Хасиды признают скромность, радость, душевное горение, считают, что любое дело нужно делать с радостью. Хасиды культивируют веселые мелодии, песни, оптимистичную музыку и танцы. Первоначально евреи-хасиды жили строго отдельно от иноверцев и педантично исполняли Тору (основная божественная книга евреев-иудеев, то же, что и Пятикнижие Моисеево, т. е. 5 первых книг Библии (Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие, в которых изложены основные постулаты иудаизма). У хасидов есть свой отличительный стиль в одежде: для простого дня сюртук черного цвета и пейсы, есть праздничный наряд, имеется и празднично-веселая форма молебна (пение и танец). У хасидов теперь есть множество сект в разных странах мира, во главе каждой из этих сект стоит свой ребе (реббе). Первоначально чуть ли не самым влиятельным, известным центром хасидов было местечко Любавичи, а ныне – Нью-Йорк. В США самые влиятельные секты хасидов – это Любавич и Сатмар.

Династия любавичских ребе имеет давнюю историю, превышающую 3 века. В царский период в г. Вильно (Вильнюс) была резиденция Виленского Гаона, получившая название Новый Иерусалим; там плодотворно действовала династия любавичских ребе. Основатель династии любавичских ребе Шнеур-Залман («Алтер ребе») был родом из селения Любавичи. В наши дни основная часть евреев-иудеев являются сторонниками ортодоксального иудаизма. Приверженцев хасидизма гораздо меньше, но они, как правило, являются состоятельными людьми, искренне почитающими исторические места зарождения религиозного движения хасидов, в том числе особо чтут место Любавичи.

На первый взгляд кажется удивительным, почти невозможным, что на Смоленщине возник центр евреев-хасидов, да и еще в самом начале XVIII в., и он сохраняет свой авторитет до наших дней. На самом деле все объясняется особенностями национально-религиозной политики в царской России, где официальной государственной религией было Православие. Принятие иудаизма неевреями оценивалось как государственное преступление до 1905 г., евреи-иудеи вынуждены были нередко терпеть притеснения.

Евреи издавна старались проникнуть на русские земли. В Древней Руси (I–XIV вв.), как правило, де факто еврейские общины были в Киевской (Южной) Руси, в том числе в Древнем Киеве и в Северо-Восточной (Новгородской) Руси, в том числе Великом Новгороде. Многие столетия русские, российские администраторы категорически воспрещали постоянное пребывание евреев-иудеев в России. Последний раз это подтверждала императрица Елизавета Петровна (1709–1761 гг.; императрица с 1741 г.). Только в царствование императрицы Екатерины II (1729–1796 гг.; императрица с 1762 г.) по ее разрешению в 1764 г. первые евреи-эмигранты прибыли на постоянное жительство в Россию, главным образом в ее вновь приобретенные южные и юго-западные владения. До конца XVIII в. Екатерина II увеличивала территорию, где могли расселяться евреи. Царским указом 1791 г. была уточнена граница ареала расселения и права евреев в России. Постепенно сложилась «черта оседлости», которая была фактически отменена в 1915 г., а после 1917 г. полностью. Однако в царский период при желании указ о «черте оседлости» можно было обойти, даже не вступая в конфликт с законом. Тем более что правительство не возражало против расселения даже в основных населенных пунктах богатых, грамотных, профессионально опытных людей. В царской России евреи были медиками, аптекарями, торговцами, ростовщиками, банкирами, промышленниками; при этом они усиленно стремились найти общий взаимовыгодный язык с властями, с первыми лицами в государстве, быть поближе ко двору.

Ограничение «черты оседлости» не распространялось на следующие категории евреев: 1) евреев неиудейского вероисповедания; 2) на евреев купцов 1-й гильдии (т. е. наиболее состоятельных со слугами и приказчиками); 3) евреев, окончивших высшие учебные заведения; 4) евреев – дантистов, фармацевтов, провизоров, фельдшеров, акушеров, механиков, винокуров, пивоваров, мастеров и ремесленников ряда профессий; 5) евреев – приказчиков у купцов 1-й гильдии; 6) евреев – представителей ряда других занятий. Указом императора Александра I в 1804 г. евреи получили право наравне с представителями других национальностей учиться во всех российских училищах, гимназиях, университетах; были установлены особые стипендии еврейским мальчикам, обучавшимся в светских учебных заведениях. В городах быстро росла численность евреев-иудеев и евреев-христиан (принявших христианство хотя бы формально, тогда на них никакие ограничения не распространялись, так как они иудеями официально не были).

И тем не менее «черта оседлости» все-таки влияла на концентрацию не слишком богатых евреев-иудеев в определенных, как правило приграничных, районах России. На это оказал влияние и процесс изгнания евреев из их исторических владений. Ведь в 70 г. нового летоисчисления римляне разрушили Второй Храм евреев и еврейский народ почти на два тысячелетия утратил свою государственность, ушел в изгнание (галут). Евреи мигрировали, спасаясь от преследования и погромов, оказались в Северной Африке, Испании, Германии, затем через Польшу оказались в России. Получилось, что на польских, украинских, белорусских, южных и юго-западных русских землях среди жителей был ощутимым процент еврейского населения. Изменения границ стран и владельцев территорий привело к тому, что часть территории современной Смоленской области – отдельные деревни, селения, городки – в прошлом считались какое-то время польскими и белорусскими. Например, известный ныне еврейский центр хасидов Любавичи в прошлом был всего лишь белорусской деревней. На территории современной Смоленской области в прошлом рядом с польскими, белорусскими, украинскими землями сформировались очаги концентрации еврейского населения, многочисленные местечки – места постоянного жительства, как правило, не слишком богатых евреев-иудеев. Так что совсем неудивительно, что религиозное движение евреев – хасидизм – в России появился именно в этих местах. Особенности расселения евреев в России, а также процессы ассимиляции привели к тому, что на Смоленской земле раньше и теперь жили и живут этнические евреи и их многочисленные потомки, большинство последних считают себя русскими.


В 116 км к северо-западу от Смоленска, на трассе Смоленск – Невель – Санкт-Петербург, находится город Велиж, в котором живут менее 7,5 тыс. человек. Он живописно расположен на равнинной местности, по берегам Западной Двины (есть пристань), удален на 93 км от железнодорожной станции Рудня. Датой основания города считают 1536 г., тогда царь Иван Грозный повелел построить город на Велижском городище. Выполняя его приказ, здесь построили крепость на старом городище, на мысу, при впадении ручья Коневец в Западную Двину; до наших дней сохранились остатки вала и рва. Однако археологические раскопки свидетельствуют, что люди здесь стали расселяться не менее чем 70 тыс. лет назад. В Велижском районе находится более ста археологических памятников, в том числе в черте г. Велижа известны 4 древних городища.


В городе Велиже


Город имел трудную судьбу, за право обладать им долгое время конфликтовали Россия и Польша. Велиж был присоединен к Московскому государству в конце XV – начале XVI в., с 1580 г. был под властью Польши, с 1655 г. отошел к России, а с 1678 г. опять принадлежал Польше, в 1722 г. окончательно вошел в состав России. Велиж с 1776 г. стал уездным городом сначала Псковской, а затем Витебской губернии. Город длительное время имел стабильные торговые связи с Ригой, куда от него везли лес, лен, хлеб. Велиж был и остается городом с неспешным ритмом жизни. Раньше его жители в основном занимались строительством барж и лесосплавом, ремесла и внутригородская торговля развивались слабо. С 1937 г. Велиж стал городом Смоленской земли. В советский период в Велиже создали леспромхоз, построили мебельную фабрику, сыродельный, льнообрабатывающий заводы, другие предприятия. Город стал значимым центром заготовки и переработки древесины. Велиж в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. был оккупирован немецко-фашистскими войсками более двух лет – с июля 1941 г. по сентябрь 1943 г., был сильно разрушен. В наши дни главными предприятиями этого города являются мебельная фабрика, кирпичный завод, хлебокомбинат, молоко– и льнозаводы, комбинат по пошиву одежды.

Из-за долгой с военными событиями истории в городе почти не сохранились исторические и архитектурные памятники. А религиозные центры (собор, другие храмы, костелы) целенаправленно разрушали в советский период. В Велиже сохранились немногочисленные каменные здания XIX – начала ХХ вв., прямоугольная сетка улиц (результат генерального плана 1778 г., учитывавшего исторически сложившуюся планировку и осуществленную в XIX в.).

В Велиже, в бывшем доме купца и известного велижского мецената О.М. Киселева, работает Историко-краеведческий музей, основанный в 1986 г. на базе школьных музеев. В нем есть археологический, исторический, этнографический, военный разделы, экспозиция «Знаменитые земляки» (в нем рассказывается о Герое Социалистического Труда летчике-испытателе авиационной техники М. Попович, заслуженной артистке РФ А. Вершининой, других неординарных выходцах из этих мест). В историческом разделе особый интерес представляет экспозиция, рассказывающая о так называемом «Велижском деле» 1823–1835 гг. – крупном процессе, связанном с ложным обвинением евреев в совершении ими ритуальных убийств.

В первой половине XIX в. в России в течение двух десятилетий Велиж был у всех на слуху именно из-за «Велижского дела (события)» 1823 г. Тогда труп православного мальчика Емельяна Федорова был найден за этим городом, кровь у него была слита. Слухи поползли по городу и по всей России, говорили о том, что это очередное, но ставшее известным ритуальное убийство иудеями православного ребенка. Разговоры о подобных убийствах детей-христиан тогда год от года усиливались в России и зарубежной Европе. Император Николай I (1796–1855 гг.; правил с 1825 г.) был весьма озадачен этим, как и ростом неподконтрольного ему влияния евреев в экономике и политике России, чему он хотел положить конец. Для начала он решил разобраться в том, действительно ли евреи имели отношение к убийствам православных детей. Предлогом для обстоятельного выяснения этого вопроса как раз и послужило «Велижское дело». Николай I приказал министру внутренних дел представить ему доклад по «Велижскому делу» и по подобным происшествиям в Европе. «Велижское дело» стало истоком уникальной кампании, когда по инициативе Николая I впервые в мире на официальном государственном уровне была предпринята попытка разобраться в слухах о неблаговидной роли евреев в проведении ритуальных убийств христианских детей (по Иванову Ю.М., с. 86). По приказу Николая I стали готовить доклад, его главным исполнителем был назначен В.И. Даль (известный нам прежде всего как составитель Толкового русского словаря). Он в 1844 г. закончил работу под названием «Расследование об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их». Выход этого труда тормозили, в конце концов он вышел в свет тиражом всего 10 экземпляров. С «Велижского дела» тогда прошел уже 21 год.

По приказу Николая I «Велижское дело» стали расследовать задним числом, т. е. не сразу, как произошло трагическое событие. Полиции удалось установить, что в убийстве православного мальчика участвовали 60 евреев-иудеев, из них после начавшейся шумихи 12 удалось скрыться, оставшихся 48 стали со временем допрашивать, пытаясь разобраться, почему и как все происходило. Рассмотрение «Велижского дела» длилось 18 лет, за это время менялись возглавлявшие и проводившие расследование люди, в том числе судьи, следователи. Результат рассмотрения «Велижского дела» был таким: всех подозреваемых в участии убийства мальчика евреев-иудеев от суда и следствия освободить, а свидетелей, доказчиц и родителей Емельяна Федорова сослать в Сибирь (по Иванову Ю.М., с. 88).

«Велижское дело» способствовало ухудшению отношений многих россиян к евреям-иудеям и переоценке их роли в жизни России. Тогда, к концу XIX в., от общей численности населения каждой страны евреи составляли: в Германии – 1,15 %; во Франции, Швейцарии – 0,3; в Италии, Англии, Дании – 0,13; в Испании и Швеции – 0,1; в Бельгии – 0,05; в России – 5 % (где жила тогда почти половина еврейского населения всего земного шара; по Иванову Ю.М., с. 97). Численность евреев в России за 1815 – начало 1880-х гг. выросла с 1,2 до 7 млн человек (т. е. в 6 раз), в 1915 г. составила 5,5 млн человек (из-за притеснений евреев и эмиграции более 1,3 млн евреев уехали, в основном в Америку). В целом за 1815–1915 гг. численность евреев в России выросла в 4,6 раза, а общая численность населения России выросла в 4 раза. Накануне осенних событий 1917 г. роль евреев и еврейского капитала в хозяйственной жизни России была весьма большой: им принадлежали 32 % сахарных заводов; 22 % пивоваренных заводов, почти вся хлебная торговля: на тысячу торгующих зерном 930 были евреями (по Дикому А., с. 43, 75). Этот процесс не одобрял император Николай II (1868–1918 гг.; правил с 1894–1917 гг.), пытался его безуспешно пресечь; убийство его и его семьи имело черты ритуального убийства-мести. О религиозно-мистической подоплеке екатеринбургского цареубийства писали разные исследователи, сделавшие вывод о том, что в Екатеринбурге было совершено каббалистическое жертвоприношение, более известное в истории под названием «ритуальное убийство» (по Болотину, с. 4, 16).

3.3. Северо-Восточный природно-экономический район (Сафоново-Дорогобужский)

Эта часть Смоленской области включает 4 административных района: Ельнинский, Дорогобужский, Сафоновский, Холм-Жирковский. В этом районе есть месторождения гравия, песка, известкового туфа, торфа, бурого угля (основные запасы области, но сейчас его не добывают). Здесь протекают реки: Соля, Вержа, Вопец, Вязьма, Дымка, Осьма, Ужа и др.; озер мало. Простирается Ельнинская возвышенность. Основные центры: Ельня, Дорогобуж, Сафоново, Холм-Жирковский. Эта часть Смоленской области стала ощутимо развиваться в хозяйственном плане с конца 1950-х гг., когда стали разрабатывать Сафоновское месторождение бурых углей, в 1960-е гг. возник и сформировался Сафоновско-Дорогобужский промышленный узел.

В 82 км к юго-востоку от Смоленска находится город Ельня (10 тыс. человек). Расположен он в верховьях р. Десны (приток Днепра). Этот город является узлом автомобильных дорог, в нем есть железнодорожная станция на линии Смоленск – Мичуринск. Неизвестно точно, когда была основана Ельня. Считают, что первое письменное упоминание о ней относится к 1150 г., но есть мнение, что это упоминание датируется между 1211–1218 гг. У Ельни была трудная история. В XV в. она в составе Смоленского княжества находилась под властью Литвы; в 1522 г. была возвращена Московскому государству, вскоре, в 1612–1654 гг., оказалась под властью Речи Посполитой, но в 1667 г. по Андрусовскому перемирию вошла в состав России. Во второй половине XVII в. Ельня была дворцовым селом, а с 1776 г. стала городом Смоленского наместничества. Грозные военные события длительное время сильно мешали развитию Ельни и ее окрестностей, это продолжалось в XIX и ХХ вв. В период Отечественной войны 1812 г. в Ельне одно время находился штаб фельдмаршала М.И. Кутузова. Ельня вошла важной строкой и в историю Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Ельня и ее окрестности – место ожесточенных боев с гитлеровскими захватчиками. Под Ельней в 1941 г. родились первые советские дивизии, так что этот город – родина отечественной гвардии. Ельня стала первым городом, освобожденным советскими войсками в результате удачного контрнаступления в 1941 г. В июле – сентябре 1941 г. в ходе Смоленского сражения под Ельней было нанесено поражение десяти немецким дивизиям и 4 советские дивизии первыми получили наименование гвардейских.


На улицах Ельни


Пережила Ельня фашистскую оккупацию с 19 июля по 6 сентября 1941 г. и с 6 октября 1941 г. по 30 августа 1943 г. Город был очень сильно разрушен, но его восстановили в послевоенный период. В Ельне стали действовать льнообрабатывающий, сыродельный, кирпичный заводы, предприятия легкой и пищевой промышленности, также получило развитие производство строительных материалов.

Долгая и насыщенная событиями история Ельни определила открытие в ней первого музея в 1917 г.; действующий в наши дни Историко-краеведческий музей был открыт в 1968 г., его основателем является полковник в отставке Д.И. Горелов. В Ельне сохранился ряд археологических и архитектурно-художественных памятников, в том числе на левом берегу р. Десны, где на холме сохранились остатки городища XII в. Определенный интерес представляют построенные в конце XIX – начале ХХ в. каменные жилые и общественные здания: вокзал, водонапорная башня в стиле псевдоготики, гимназия, земская больница и некоторые другие.

В 21 км от Ельни, на берегу р. Десны, раскинулось село Новоспасское, где в имении родителей родился великий русский композитор М.И. Глинка и где открыт Мемориальный музей-усадьба и проводятся ежегодные музыкальные фестивали, посвященные памяти великого русского композитора.

Дом Глинок был построен в 1807–1810 гг. отцом М.И. Глинки Иваном Николаевичем (1777–1834) на месте предыдущего, построенного в конце XVIII в. дедом композитора, отставным майором Н.А. Глинкой, в том доме и родился М.И. Глинка. Главный усадебный дом был построен из дуба и сосны, в нем было 17 комнат, на первом этаже располагались хозяйственные помещения, бильярдная, столовая, зал, гостиная, диванная, на втором этаже были спальни и детская. Интерьеры дома выделялись хорошим вкусом, изяществом, уютом. В 1786 г. построили усадебную Спасо-Преображенскую церковь, селение стали называть Новоспасское. На ручье устроили каскад прудов и разбили небольшой парк (позже его существенно расширили). Время и военные события, особенно войны, нанесли сильный урон парку, но в нем сохранилось около 300 вековых деревьев, в том числе 9 посаженных самим М.И. Глинкой, и дуб-великан, под которым он сочинял партитуру оперы «Руслан и Людмила». Глинки любили эту свою небольшую усадьбу, которая была живым памятником их роду. Глинки были потомками старинного польского шляхетского рода, от которого в 1655 г. отпочковалась ветвь смоленских дворян. Место, где со временем построили усадьбу Новоспасское, первоначально называлось пустошь Шатьково, Глинки стали ее владельцами в 1750 г.


В музее-усадьбе М.И. Глинки


Жители Новоспасского всегда отличались обостренным чувством патриотизма и почтением к усопшим предкам. Так, когда в 1812 г. наполеоновские солдаты, заняв Новоспасское, попытались ограбить церковь, крестьяне во главе со священником И. Стабровским заперлись в храме и дали отпор врагам. Французы ограбили усадебный дом, дом священника, но обворовать храм так и не смогли. А в 1941 г. местный священник и крестьяне сняли с храма колокола (самый большой из них весил почти 1700 кг) и затопили их в р. Десне, чтобы фашисты не увезли их ради присвоения цветного металла. Захватчики требовали, чтобы священник показал место, где спрятали колокола, но он молчал. Они обливали его на морозе холодной водой, заживо заморозили его, он умер под пытками, но ничего не сказал. После войны один из новоспасских колоколов нашли и поместили в музей в Смоленске.

М.И. Глинка с детства был приучен уважать тех, кто стоит ниже по социальной лестнице, безмерно любил своих родителей, после смерти матери Е.Н. Глинки (1783–1851) он в усадьбу уже не приезжал. Рассказывали, что когда Е.Н. Глинка рожала сына, в парке редкостно красиво пели соловьи; в доме любили пение птиц, была комната, где висели клетки с певчими птицами. Первым учителем церковной и светской грамоты, церковного пения у М.И. Глинки был священник усадебной церкви И. Стабровский. А развитию его музыкальных способностей особенно способствовала простая русская женщина, его няня Авдотья Ивановна, знавшая множество русских народных песен и передавшая мальчику любовь к народной русской музыке. М.И. Глинка провел в Новоспасском первые 12 лет своего детства. После смерти Е.Н. Глинки усадьбой владели сестры М.И. Глинки – Л.И. Шестакова и О.И. Измайлова. В 1879 г. ее владельцем стал купец из подмосковного г. Коломна Ф.Т. Рыбаков, который разобрал усадебный дом с флигелями, перевез их в Коломну, где они вскоре сгорели. В начале ХХ в. хозяином Новоспасского был смоленский купец Зеликин, который построил в усадьбе дачу и вырубил часть деревьев в парке.

События первых лет советской власти и войны почти стерли с лица земли усадебные деревянные постройки. Но с 1973 г. в Новоспасском начались работы по научной реставрации, по грамотному восстановлению мемориальной усадьбы; через 8 лет в основных чертах они были завершены, в 1982 г. здесь открылся музей. Основу экспозиции музея составляют подлинные предметы из дома Глинок в Новоспасском, их сохранили родственники композитора, а также мемориальные вещи, принадлежавшие М.И. Глинке. Сохранилась усадебная и действующая церковь, построенная на средства семьи Глинок (1786), она и сейчас славится перезвоном своих 6 колоколов. Около церкви похоронены родители М.И. Глинки. С 1958 г. на Смоленской земле ежегодно проводят музыкальный фестиваль, посвященный памяти М.И. Глинки, он торжественно завершается в Новоспасском.


Михаил Иванович Глинка (1804–1857) – гениальный русский композитор, родоначальник русской классической музыки. Написанные им оперы «Жизнь за царя» («Иван Сусанин», 1836 г.) и «Руслан и Людмила» (1842) положили начало двум направлениям русской оперы: народной музыкальной драме и опере-сказке, опере-былине. М.И. Глинка писал и симфонические сочинения, особенно из них известны: «Камаринская» (1848 г.; стала новым словом в отечественной музыке, новым типом симфонического сочинения, поразила соотечественников глубокой национальностью и самобытностью), «Испанские увертюры» («Арагонская хота», 1845 г.), «Ночь в Мадриде» (1851). Глинка заложил основы русского симфонизма, стал первым классиком русского романса. В области театрального искусства также выдающееся значение имеет его музыка к трагедии «Князь Холмский» (поставлена в 1841 г.). Глинка стал создателем русской вокальной школы, у него брали уроки пения: Н.К. Иванов, О.А. Петров, С.С. Гулак-Артемовский и др.


М.И. Глинка


М.И. Глинка с детства любил слушать музыкальные произведения, которые исполнял небольшой домашний крепостной оркестр его родителей и такой же оркестр его дяди. С 10–11 лет его музыкальные наклонности стали очевидными для домашних. Гувернантка из Петербурга Варвара Федоровна Кламер была его первой учительницей. Его обучали общим дисциплинам и музыке. В 1817 г. (ему 13 лет) их семья переехала в Петербург, где он стал с 14 лет учиться в новооткрытом Благородном пансионе при Главном педагогическом институте (учился 4 года, его гувернером был поэт-декабрист В.Я. Кюхельбекер). В годы учебы он брал уроки игры на фортепиано, на скрипке и пения у известных петербургских преподавателей, увлекался театром, участвовал в любительских оперных спектаклях и вечерах, посещал литературные кружки и салоны. В 1820-е гг. он уже пользовался известностью у петербургских любителей музыки как певец и пианист. Окончив пансион, он стал сочинять музыку. Он написал музыкальные вариации, хорошие романсы, песни, в том числе широко известные, любимые и сегодня: «Не искушай меня без нужды» на слова Е.А. Баратынского, «Не пой, красавица, при мне» на слова А.С. Пушкина, «Ночь осенняя, ночь любезная» на слова А.Я. Римского-Корсакова и др. Глинка искал свое место в музыкальном творчестве. Его знакомыми и друзьями стали многие неординарные личности, в том числе: В.А. Жуковский, А.С. Грибоедов, А. Мицкевич, А.А. Дельвиг, В.Ф. Одоевский и др. Напряженная творческая работа, высокие требования к своему музыкальному творчеству и бурная светская жизнь существенно ухудшили здоровье Глинки, а крайне неудачное лечение к концу 1820-х гг. принесло серьезные тревоги об ухудшавшемся здоровье. Ради лечения и расширения музыкальных знаний он уехал за границу. В 1830–1833 гг. Глинка совершил поездку в Италию и Германию. В последующих заграничных поездках и пребывании в Париже (1844–1845, 1852–1854), Берлине (1833–1834, 1856–1857), Испании (1845–1847), Варшаве (1848–1851) он изучал европейский театр и музыку, знакомился с выдающимися композиторами и исполнителями.

С 1834 г. Глинка работал над оперой «Жизнь за царя», сюжет которой предложил ему Жуковский. В 1836 г. (Глинке 32 года) состоялась премьера оперы, поразившей всех силой музыки и сценическим новаторством. Впервые простой крестьянин на сцене был показан как герой трагического произведения, и в опере звучала русская песня. В 32 года, после успеха своей первой оперы, Глинка стал капельмейстером Придворной певческой капеллы и был им 3 года.

Написанная им опера «Руслан и Людмила» (1837–1842) была поставлена в 1842 г. в Большом театре, она была холодно встречена придворной знатью (император Николай I после IV акта демонстративно покинул зал и уехал), но ее горячо приняли демократично настроенные слушатели. А.С. Пушкин был восторженным почитателем музыки Глинки, его поэма «Руслан и Людмила» легла в основу одноименной оперы этого композитора, многие стихотворения великого поэта получили новую жизнь в романсах Глинки.

Глинка написал около 80 чудесных романсов, песен, арий, вальсов. Хотя музыка в жизни Глинки играла чрезвычайную роль, он не лишал себя и светских радостей. В 1835 г. (ему 31 год) он обвенчался с юной Марией Петровной Ивановой. Страсть Глинки к ней была столь велика, что он смирился даже с тем, что она абсолютно не смыслила в музыке и не разделяла его увлечений серьезной музыкой. Молодые поселились в Новоспасском. Принципиально разное отношение молодых супругов к музыке привело в конце концов к обстоятельствам, которые впоследствии привели к несовместимости их судеб.

Большой раной для Глинки была неудачная семейная жизнь с М.П. Ивановой, оказавшейся чуждым по духу ему человеком, не понимавшей его увлеченности серьезной музыкой, сварливой, неряшливой, бедной духом женщиной. Но были и женщины, понявшие его музыкальную гениальность. Среди них особое место занимали его любимая младшая сестра Людмила Ивановна Шестакова (для ее маленькой дочки Юли Глинка сочинил некоторые свои фортепианные пьесы) и другая молодая, прекрасная женщина, дочь Анны Петровны Керн, – Екатерина Ермолаевна. Именно Е.Е. Керн воодушевила его на создание его знаменитого «Вальса-фантазии» и музыки романса на слова А.С. Пушкина «Я помню чудное мгновенье» (посвященного Пушкиным совсем не ее матери – А.П. Керн, а императрице, жене Александра I – Елизавете Алексеевне Романовой, которую при дворе называли «ангел чистой красоты»). В начале войны 1854 г. Глинка поселился в Петербурге со своей сестрой Л.И. Шестаковой, по настоянию которой он написал свои «Записки», являющиеся драгоценным биографическим материалом. Глинка не щадил своего здоровья, которое с 1845 г. снова стало резко ухудшаться. Он уехал за границу поправлять здоровье и расширять свои музыкальные познания. Музыкальный гений Глинки высоко оценили во Франции, Испании, других странах. М.И. Глинка умер в возрасте 53 лет в Берлине, его прах перевезли в Петербург и похоронили на кладбище Александро-Невской лавры.


К северу от Ельни и в 125 км к востоку от Смоленска, в верховьях р. Днепр, на железнодорожной ветке от станции Сафоново (на линии Смоленск – Вязьма) находится город Дорогобуж (11,3 тыс. человек). Дорогобуж был основан смоленским князем Ростиславом в 1150 г. как крепость. В 1238 г. Дорогобуж сожгли войска хана Батыя. В XIII–XIV вв. здесь был центр удельного княжества. Дорогобуж имел трудную судьбу. В XV–XVII вв. он часто подвергался нашествию недругов из Литвы и Польши; в 1667 г. по Андрусовскому перемирию вошел в состав Российского государства; в 1812 г. его сожгли наполеоновские войска; в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. он был оккупирован немецко-фашистскими войсками с 5 октября 1941 г. по 15 февраля 1942 г., а также с 7 июня 1942 г. по 1 сентября 1943 г., был сильно разрушен; в 1942 г. являлся центром партизанской борьбы.

В послевоенные годы город был восстановлен. В советский период его основными предприятиями стали льноперерабатывающий, сыродельный и кирпичный заводы, мебельная фабрика. Жизнь Дорогобужа и особенно трудовая деятельность заметной части его жителей связаны с расположенным в 7 км от него поселком Верхнеднепровский, созданным в связи со строительством Дорогобужской ГРЭС, и в котором были построены заводы: котельный, картонно-рубероидный, азотных удобрений, другие предприятия. Одной из главных достопримечательностей Дорогобужа является находящееся на холме, на левом берегу Днепра, около впадения в него р. Ардаш (Ордашка, ныне Ордынка), округлое в плане городище, на котором в древности возвышалась крепость с 14 башнями, а сейчас сохранились остатки земляных валов. В городе работает Историко-краеведческий музей, открытый в 1919 г., уничтоженный в период войны 1941–1945 гг., возрожденный в 1967 г. (в большей мере благодаря учителю истории А.И. Ашметковой).


Дорогобуж в 1912 г.


Находящийся в Дорогобуже Свято-Димитриевский Дорогобужский женский монастырь был создан одним из первых на Смоленской земле. В XVII в. монастырь разрушили поляки. В 1711 г. на месте деревянного монастыря построили каменный Духовской храм, но обитель не была возрождена. В советский период храм был закрыт. В 1998 г. религиозная жизнь храма начала возрождаться, он стал собором возрожденного (1998) Свято-Димитриевского женского монастыря.

Расположенный в 15 км от Дорогобужа в селе Болдино Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский мужской монастырь был основан на берегу р. Болдинки иноком Герасимом. Этот отшельник поселился в этих местах в 1528 г. К нему стали стекаться ученики, его стали почитать как старца. Он выкопал для себя небольшую пещеру и устроил колодец. В 1530 г. ученики построили деревянную Сергиевскую (впоследствии Троицкую) церковь, затем – храм во имя Богородицы и кельи. Монастырь возник (1530) в месте, где было много вековых дубов, которых в древности называли «болда», что нашло отражение в названии этого монастыря, где до смерти Герасима Болдинского (канонизирован) жили 127 человек братии. Когда Герасим умер, его похоронили в созданной им Сергиевской церкви. Этот монастырь пользовался царской опекой, получал крупные денежные пожертвования от состоятельных людей, что позволило вести в нем качественное, каменное строительство. Особенно богатые и частые вклады в монастырь сделали: боярин, затем царь Борис Федорович Годунов, а также цари Алексей Михайлович и Петр I Алексеевич Романовы, князья Звенигородские (этот монастырь был их фамильной усыпальницей), князья Долгорукие, другие знатные персоны и люди попроще, в том числе, знаменитый зодчий, уроженец Дорогобужских мест Ф.С. Конь (конец XVI – начало XVII в.; автор проекта монастырского комплекса).

К концу XVI в. были возведены монументальный пятиглавый Троицкий собор, трапезная палата с шатровым храмом во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы и шестигранная столпообразная трехъярусная колокольня. К концу XVII в. монастырь был очень богатым и знаменитым. В нем работал кирпичный завод, производивший кирпич для монастырских нужд. Современники с восторгом говорили о красоте и величии этого монастырского ансамбля, строительство которого завершили в 1592 г. Это и не удивительно, ведь здесь работали: государев мастер, знаменитый зодчий Ф.С. Конь, церковный мастер Терентий, государевы иконописцы Постник Дермин и Степан Михайлов, золотых дел мастер Василий Скорик, а благовестный колокол для звонницы отлил в 1587 г. в Москве литец Иван Афанасьев. Все постройки Болдинского монастыря окружала крепостная стена длиною около километра, она имела угловые башни и дозорные вышки. В монастырской трапезной были красивые изразцовые печи, эту палату также украшали нарядные изразцы. Монастырский комплекс был одним из лучших сооружений в Московском государстве. Славился монастырь также большой ученостью его монахов.


Герасимо-Болдинский монастырь


С начала XVII в. начались и стали множиться беды Болдинского монастыря. В 1611 г. монастырь захватили и разорили поляки, он оказался в руках иезуитов, был в «духовном плену», в нем располагался иезуитский коллегиум. После изгнания польско-литовских захватчиков монастырь был в 1655 г. возобновлен как православная обитель. У его стен с XVIII в. устраивали ярмарки – на Троицу и на Введение, по монастырским престольным праздникам.

Царь Алексей Михайлович и его сын Петр I жаловали этот монастырь своим вниманием и материальной поддержкой. Монастырь стабильно получал финансовую помощь из государевой казны.

В 1812 г. наполеоновская армия захватила, осквернила, ограбила монастырь, французы превратили его строения в лагерь для пленных русских солдат. Осенью 1812 г. русские войска под командованием М.А. Милорадовича около села Болдино одержали победу над войсками маршала Нея. После изгнания захватчиков и освобождения России монастырь был восстановлен. В монастыре было 3 храма: соборный Свято-Троицкий, Введенский, Тихоновский. Монастырю принадлежала Алексеевская часовня, построенная в честь рождения наследника русского престола – цесаревича Алексея Николаевича. Святынями монастыря были почивавшие под спудом мощи преподобного Герасима Болдинского (над которыми была сооружена рака), почитаемые останки местночтимого затворника Аркадия (конец XVI в.), древняя Казанская икона Божией Матери. Достопримечательностью был и фамильный склеп рода князей Долгоруковых.

После событий осени 1917 г. монастырь функционировал, но терпел притеснение своих интересов, в нем жило 13 монахов. В начале 1920-х гг. монастырь был упразднен. В 1921–1928 гг. в монастырском комплексе вели реставрационные работы, одно время (до 1928 г.) в нем устроили филиал Дорогобужского историко-краеведческого музея. В 1922 г. представители новой власти конфисковали церковное имущество, осквернили святые мощи Герасима Болдинского (вскрыли его захоронение). В 1928 г. все реставрационные работы прекратили, в 1929 г. директора музея и оставшихся монахов репрессировали. В монастырском комплексе разместили «трудовые коммуны», сельхозартели.

В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. село Болдино (где находится монастырский комплекс) было одним из первых селений, освобожденных партизанами на оккупированной гитлеровцами территории в начале 1942 г. В монастыре тогда располагался штаб партизанских соединений этого района Смоленщины. В отместку партизанам овладевшие снова монастырем фашисты пытались уничтожить монастырский комплекс; взорвали в 1943 г. Троицкий собор, колокольню, трапезную палату с Введенской церковью.

Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь связан с профессиональной деятельностью знаменитого реставратора П.Д. Барановского (1892–1984). Он впервые приехал в Болдинский монастырь со своим отцом в возрасте 15 лет. В 1911 г., уже будучи студентом, он приехал в монастырь с письмом от Московского археологического общества и обратился к игумену с просьбой сделать обмеры монастырских построек; ему разрешили это сделать (именно эти обмеры, сделанные П.Д. Барановским, помогли восстановить обитель в послевоенный период, начиная с 1964 г.). В 1912 г. молодой реставратор (Барановскому было 20 лет) предложил уникальную методику восстановления архитектурного памятника. Реставрационные работы велись в 1921–1928 гг. Одновременно с ними на территории монастыря под руководством Барановского создавали музей. В 1964 г. Барановского снова привлекли к ремонтно-реставрационным работам в этом монастыре. С 1970-х гг. восстановление архитектурного облика закрытого монастыря велось под руководством ученика и помощника Барановского А.М. Пономарева.

В 1990 г. в Болдине состоялась первая церковная служба, вечерня в храме XIX в. на месте пещерки святого Герасима Болдинского. В 1991 г. Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь возродился; его главной святыней являются святые мощи Герасима Болдинского. В 1997 г. тогда митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл освятил восстановленный Введенский трапезный храм (который был полностью разрушен в годы Великой Отечественной войны). В монастыре продолжаются реставрационные и строительные работы, в конце 1990-х гг. был посажен яблоневый сад (раньше монастырь славился своим яблоневым садом). Теперь в монастыре живут более двух десятков послушников и монахов (21 насельник в 2000 г.). Сохранились или были возрождены: трапезная и колокольня (1585–1592); ограда и башни (XVIII в.); дом казначея (XIX в.); дом игумена (XIX в.); просфорная (XIX в.); стены монастыря с башенками по углам (XVIII в.); построен новый братский корпус (1994).

Этот монастырь тесно связан своей историей как минимум с четырьмя яркими русскими людьми, которые, уяснив свои интересы и цели в жизни, несмотря ни на какие трудности, осуществляли свои планы. Это преподобный старец Герасим Болдинский, выдающийся строитель Ф.С. Конь (уроженец Дорогобужской земли), царь Б.Ф. Годунов, реставратор П.Д. Барановский.


Герасим Болдинский (1490–1554 гг.; в миру Григорий) родился в г. Переяславль-Залесском, в семье сапожника, сам тоже был сапожником. Он с детства мечтал стать монахом. В возрасте 13 лет он поступил в Свято-Троицкий Данилов Переяславский монастырь, стал учеником его основателя преподобного старца Даниила. По благословению своего духовного наставника в 26 лет он ушел в глухие смоленские леса. В 1528 г. он поселился в лесу около Смоленска, а через два года (в возрасте 40 лет) перешел на Болдину гору, куда в созданную им пустынь (малый монастырь) стали приходить ревнители благочестия, а его самого со временем стали называть Герасимом Болдинским. Так появилась в 1530 г. Свято-Троицкая обитель, которую в его честь со временем стали называть Свято-Троицким Герасимо-Болдинским монастырем. С 1534–1536 гг. Герасим Болдинский начал свои труды по созданию обители, названной со временем Вяземский Иоанно-Предтеченский монастырь. Затем на Калужской земле по просьбе местных жителей он основал на р. Жиздра Введенско-Жиздринскую пустынь, а потом снова на Смоленской земле основал Рождество-Богородицкий монастырь, около г. Дорогобужа.


Преподобный Герасим Болдинский


Герасим Болдинский считал, что порядок в монастыре может быть только при решительном сильном духом настоятеле, подающим всем пример, выбираемом из среды братии, управляющим монастырем с помощью 12 старцев. Герасим Болдинский сам выполнял самые тяжелые работы, питался хлебом и водой, спал мало и сидя (что считалось монашеским подвигом). Все созданные им монастыри имели особенно строгий устав. Герасим Болдинский призывал людей быть терпеливыми, трудолюбивыми, незлобивыми, уметь стойко переносить незаслуженные притеснения, смирять свою гордыню и даже жалеть обидчиков, которых дьявол подбивает на гадкие дела. Герасим Болдинский прожил 64 года, был со временем канонизирован.


Боярин, затем царь Борис Федорович Годунов видел в Герасиме Болдинском учителя и хотел, чтобы он был его духовным покровителем, помощником в вершении задуманных им дел. Но разница между ними была слишком велика. Борис Годунов стремился к неограниченной личной власти, считал себя во всех делах самым прозорливым, мечтал в первую очередь о своем благополучии и богатстве, т. е. первой роли в стране, богатствах для него, его семьи и родственников, а не о всенародном достатке и спокойствии. Борис Годунов неизменно благодетельствовал Болдинскому монастырю и особо почитал его создателя – святого Герасима Болдинского.


Борис Федорович Годунов (1552–1605, царь с 1598 г.) оказался жертвой своего честолюбия, болезненного стремления к единоличной власти и по большому счету политической недальновидности. Вспоминая о его судьбе, неизбежно думаем о том, что за проступки, грехи рано или поздно, но непременно приходится отвечать, причем не только лично проштрафившемуся человеку, но и его семье, в том числе детям. Судьбы Бориса Федоровича Годунова, его сына царя Федора (1589–1605 гг.; царствовал два месяца: апрель и май 1605 г.), дочери Ксении (1582–1622), жены Марии Годуновой (дочь опричника Малюты Скуратова) подтверждают это. Хотя Борис Годунов оказался ловким политиком, был хорошим, верным мужем и замечательным отцом (уделял большое внимание воспитанию и образованию детей), судьба его семьи оказалась грустной, род его пресекся.

Царь Борис Годунов сполна ощутил горечь неудачливого монарха. Его трагедия – это трагедия правителя, от которого отвернулся собственный народ, поняв, что он его обманул и предал. Взойдя на трон, Борис Годунов обещал покончить с нищетой, а на деле – умножил ее. В начале своего правления он наводнил Боярскую думу своими родственниками и ставленниками, но они ничего полезного для России сделать не смогли и к 1605 г. сошли с политической сцены. Своих родственников и ставленников он поставил почти на всех значимых государственных постах; но их личная – алчная на самом деле – преданность Борису Годунову и цели их личного обогащения привели Россию к еще худшему экономическому состоянию.

Царь Борис Годунов, по сути, не имел профессионально грамотных и честных помощников. В отчаянии он не только молился, но и обращался за помощью к колдунам, знахарям, астрологам, то есть именно к тем людям, к которым Русская православная церковь запрещала и запрещает обращаться за советом и поддержкой. Борис Годунов хорошо знал и сполна ощутил на себе, что борьба за власть и ее сохранение неизбежно связана с компромиссами, а то и обманом, с заведомо ложными обещаниями, с непопулярными управленческими решениями, нередко с силовым давлением и открытой борьбой с кровавыми последствиями, жертвами. Он всю жизнь рвался к власти, а получив ее, стал несчастным, больным человеком и обрек свою семью на постоянное пребывание в тревоге и страхе. Путем лжи, притеснений, убийств он расчистил себе путь к царскому трону. Борис Годунов достиг своей политической цели – стал царем, но его род пресекся, династия не стала царствующей, он опозорил свой род, своими неумными действиями затормозил развитие России. После избрания царем Борис Годунов сделал своего подростка-сына Федора (в 1598 г. ему было 9 лет, а в конце его царствования 16) соправителем государства, царевичем «всея Руси».

В 1605 г. от апоплексического удара царь Борис Годунов умер, на престол вступил его юный сын Федор, но он был царем всего два месяца. Сторонники Лжедмитрия I (1587–1606 гг.; Ю.Б. Отрепьев или бывший монах Григорий) убили (задушили) юного царя Федора Годунова и его мать – вдову Бориса Годунова, а народу сказали, что они отравились. Судьба любимой дочери Бориса Годунова оказалась еще хуже. Борис Годунов намеревался выдать замуж дочь-красавицу, умницу, доброго нрава Ксению непременно за иностранного князя, королевича, царя. Были разные варианты возможного замужества Ксении, но все они отпадали, так как условия замужества царевны не устраивали то одну, то другую сторону. А когда шлезвиг-голштинский герцог Иван (Иоанн, Ганс), брат датского короля Христиана IV, согласился со всеми условиями, в том числе и с принятием Православия, приехал в Москву (1602) и даже понравился царевне Ксении, он чем-то здесь заразился и внезапно умер. Лжедмитрий I обрек Ксению Годунову на пятимесячное, мучительное для нее сожительство. А затем по требованию его будущего родственника – пана Юрия Мнишека, отца его невесты Марины Мнишек (1588–1614), Ксению Годунову отправили в северный Горицкий монастырь на Белом озере, где в 23 года она стала монахиней Ольгой. В 1606 г., когда на царский трон сел Василий Иванович Шуйский, ей позволили вернуться в Москву. Затем она оказалась в Троице-Сергиевой лавре, где пережила все ужасы ее шестнадцатимесячной осады польскими войсками (осень 1608 – январь 1610 гг.). При царе Михаиле Федоровиче Романове гонение на Ксению усилилось (вспомнили, как Борис Федорович Годунов притеснял Романовых, пресек их путь к трону), ее выслали из Москвы во Владимир в Княгинин монастырь, а в 1616 г. – еще дальше, в более строгий Покровский девичий монастырь в Суздале, где она умерла в 1622 г. в возрасте 40 лет.


Борис Годунов принимает царский сан. Гравюра XIX в.


Судьба царя Бориса Федоровича Годунова лишний раз напоминает о быстротечности земной жизни, главной целью которой на самом деле является достойное служение людям, Отечеству, а не эгоистическое стремление сделать карьеру, накопить богатства себе, детям, внукам, получить власть, причем любой ценой, в том числе и греховным путем, но за все эти прегрешения рано или поздно придется отвечать перед Богом, судьбой, Россией, – причем всему грешному роду.


В 18 км к юго-востоку от Дорогобужа сохранился обширный и великолепный усадебный комплекс конца XVIII – начала XIX в. Алексино, представляющий замечательный памятник архитектуры и паркового искусства эпохи позднего классицизма. Напоминает это место и о том, как нередко нечистые на руку, но ловкие люди тянутся друг к другу, объединяются во имя реализации своих корыстных интересов, планов, даже получают их, но не избегают возмездия судьбы за свои проступки. История усадьбы связана с купеческим, а затем дворянским родом Барышниковых и их покровителем – влиятельным графом И.Г. Орловым. Барышниковы превратили усадьбу в крупный культурный и экономический центр, в котором работали бумагопрядильная фабрика и конезавод.

Громадная усадьба Алексино – это единственная усадьба в Смоленской области, где почти полностью сохранился архитектурно-парковый комплекс. В возведении разных усадебных построек участвовали знаменитые зодчие М.Ф. Казаков, Доменико Жилярди, талантливые русские крепостные архитекторы, прославленный скульптор Ф.И. Шубин. Сохранились дом-дворец, усадебная церковь Михаила Архангела, комплекс хозяйственных построек «Андреевская крепость», ряд других строений, парк с водоемами.


Церковь Михаила Архангела, построенная М.Ф. Казаковым в Алексино


Усадебная церковь Михаила Архангела была построена в 1778 г. по проекту М.Ф. Казакова, возводили ее под наблюдением крепостного архитектора Я. Жданова. Этот храм является самым первым на Смоленщине, построенным в стиле классицизма. Барельефные композиции на стенах этого храма выполнил скульптор Ф.И. Шубин. Этот храм возводили и как фамильную усыпальницу Барышниковых, в цокольном этаже сохранились их каменные надгробья. В усадьбе есть еще одна церковь, возведенная во имя святого Андрея Стратилата (середина XIX в.).

Хозяйственный комплекс «Андреевская крепость» (1798–1810) напоминает романтический «готический» замок с мощными стенами, 8 башнями и высоким центральным донжоном. Здесь размещались манеж, конюшни, склады, другие хозяйственные помещения. Сын Барышникова особенно любил проводить время на манеже и в конюшнях, в его честь и назвали этот комплекс.

Гордостью Барышниковых был главный усадебный дом, который они построили (1819–1824) по проекту знаменитого архитектора Доменико Жилярди и под наблюдением крепостных архитекторов Я. Жданова и Д. Полякова (ученик Жилярди). Это большой ампирный двухэтажный дворец с колоннадой, лепниной, белокаменным портиком. Фасад дома-дворца украшает чугунный балкон на фигурных колоннах с ажурной балюстрадой и вазами. Дом соединяется с боковыми флигелями двухэтажными галереями. Дом-дворец был прекрасно отделан, поражал современников богатством и разнообразием интерьеров. Печи в Большой гостиной воспринимались (и воспринимаются) как впечатляющие архитектурные сооружения. Мастерски были выполнены росписи в технике «гризайль» (они сохранились лишь частично), их создали крепостные живописцы П. Бобров, С. Ховаев, Я. Поляков. Считают, что в создании, оформлении интерьеров принимал участие художник В. Тропинин. Была в усадьбе и приносившая доход бумажная фабрика, построенная в стиле псевдоготики по проекту М.Ф. Казакова и под наблюдением Я. Жданова. Фабрика не сохранилась, ее взорвали в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. В усадьбе были самые разные хозяйственные постройки, поскольку все владельцы хотели иметь доходное хозяйство. Барышниковы преуспели в создании бумажной фабрики, а последние хозяева этой усадьбы организовали в ней кустарное производство скатертей, полотенец, салфеток.

После осенних событий 1917 г. усадьбу национализировали, в начале двадцатых годов в ней устроили музей помещичьего быта в главном доме, открыли школу, разместили детскую колонию. Тогда сюда из голодной Москвы приехал с семьей М.М. Пришвин, он работал в школе и по совместительству был заведующим музеем. Впечатления от жизни и работы в Алексино он передал в своей повести «Мирская чаша».

Отдельный интерес представляет судьба наиболее известных владельцев усадьбы – Барышниковых, купивших в 1774 г. усадьбу Алексино у помещика Салтыкова и оформивших ее поначалу на имя своего покровителя – графа И.Г. Орлова. И.С. Барышников был купцом из г. Вязьма, а купцы не имели право иметь поместья и крепостных. Но у Барышникова были особые отношения с богатым и влиятельным графом Иваном Григорьевичем Орловым (1733–1791), который был его покровителем и стал на какое-то время официальным владельцем Алексино. И.Г. Орлов занимал особое место среди своей родни, главенствовал среди своих братьев, они в молодости садились за стол только по его команде, называли его «судариком, папенькой, старинушкой». Орлов был семейным кассиром, определял финансовую политику в их роде, держал братьев в подчинении. Все они были огромного роста, силачи, здоровяки, лицом не дурны, нрава неуемного, буйного. Иван Орлов был самым прижимистым, самым хозяйственным из пяти (Иван, Алексей, Федор, Владимир, Григорий) знаменитых братьев Орловых, ставших богатейшими людьми при императрице Екатерине II, поскольку в большей мере благодаря именно им ей удалось осуществить дворцовый переворот в 1762 г., свергнуть законного императора – ее мужа и в обход сына Павла самой стать правящей императрицей. Григорий Орлов (брат Ивана) 13 лет (1760–1773) был фаворитом Екатерины II.

Говорили, что Барышников и Иван Орлов оказывают друг другу взаимообогащающие услуги. Ходили странные слухи, как купцу Барышникову удалось быстро разбогатеть, сделать дорогие приобретения. А в 1782 г. при помощи И.Г. Орлова И.С. Барышников был возведен в дворянство с одобрения императрицы Екатерины II, смог стать законным владельцем Алексино, ставшим родовым имением рода Барышниковых. Наиболее широко известная версия о том, как разбогатели Барышниковы, изложена в романе В.Я. Шишкова «Емельян Пугачев». Якобы Барышников смог стать особо доверенным человеком у фельдмаршала С.Ф. Апраксина, человека нередко нечистого на руку. Якобы Апраксин доверил Барышникову отвезти из действующей армии в Петербург бочонок или даже несколько бочонков с золотом под видом бочонков с селедками. Ловкий Барышников жене фельдмаршала бочки с селедками и доставил, а золото якобы взял себе. Но есть и другая версия, суть ее в том, что с подачи И.Г. Орлова Барышников умел провертывать обогащавшие их обоих сомнительные дела. И.Г. Орлов давал Барышникову информацию, обеспечивал деловые связи, прикрывал аферы, разрабатывал сценарии их выполнения, а Барышников практически реализовывал его указания, барыши делили, как договаривались, с большой выгодой для каждого из них. Все неизменно кончалось для них удачно, поскольку И.Г. Орлов был неуязвимой фигурой в обществе, имел колоссальные связи, влияние, сиятельную поддержку.

Расплатой за сомнительные делишки стало со временем пресечение рода Барышниковых и по большому счету нескладная жизнь графа И.Г. Орлова, не оставившего официального и доблестного потомства. И.Г. Орлов, женатый на Е.Ф. Ртищевой (1750–1834), детей не имел, всю жизнь думал только об обогащении, причем любой ценой, и о влиятельном положении в обществе. Прожил он 58 лет (его вдова пережила его на 43 года), продолжения рода по его линии не было. Прах всех братьев Орловых (которых старались хоронить в одном месте) несколько раз перезахоранивали в разных местах, а в советское время сожгли (1924). Все они сполна счастливыми при жизни не были, хотя, участвуя в аферах, разбогатели, а простых и долговременных человеческих радостей так и не приобрели, такова была месть судьбы.


М.Ф. Казаков. Гравюра XVIII в.


Усадьба Алексино является своего рода памятником великому русскому зодчему М.Ф. Казакову, создавшему ее.


Матвей Федорович Казаков (1738–1812) – был и остается одним из лучших русских архитекторов, является одним из основоположников русского классицизма. Он стал признанным зодчим, получал важные государственные заказы, работал по заказам самых влиятельных и богатых людей, в том числе в обеих столицах того времени. Он руководил (1800–1804) составлением генерального плана г. Москвы, организовал архитектурную школу при Экспедиции Кремлевского строения. В Москве М.Ф. Казаков разработал типы городских и общественных зданий, организующих большие городские пространства: Сенат в Кремле (1776–1787), Университет (1786–1793), Голицынская больница (1796–1801 гг.; ныне 1-я городская), дома-усадьбы Демидова (1779–1791), Губина (1790-е годы), Петровский замок (1775–1782) и т. д., также возглавлял перестройку дворца в Царицыно (1789–1793), выполнял и другие значимые заказы. Работы Казакова выделяются широтой градостроительного мышления и рационализмом планировки. Созданные им интерьеры отличаются пространственной пластической цельностью, что он достигал введением большого ордера (Колонный зал Благородного собрания в Москве), скульптуры (Сенат, университет), лепного и живописного декора (золотые комнаты дома Демидова) и других приемов. Но громкая слава и повсеместное признание пришли к Казакову далеко не сразу. Он учился (1751–1760) в Москве в архитектурной школе Д.В. Ухтомского, а его становление как практика и затем теоретика русской архитектуры началось на Тверской земле. Казаков в 1763–1768 гг. (ему 25–30 лет) работал в Твери под руководством архитектора П.Р. Никитина в составе «архитектурной команды».

Писатель М.М. Пришвин многим обязан Смоленской земле. Из смоленских крестьян была его первая жена. В первые после потрясений 1917 г., тяжелые годы, они жили именно на Смоленщине. Получилось, что Смоленская земля и смолянка спасли его в годы гибельных потрясений, эти места усилили в нем потребность к сочинительству, писательскому творчеству. В Алексино и других поселениях Смоленщины он работал учителем, библиотекарем, музейщиком, а также на Батищевской опытной станции (до 1922 г.).


Михаил Михайлович Пришвин (1873–1954) был яркой творческой личностью. Он был агрономом, учителем, географом, этнографом, фенологом, ботаником, охотником, фотографом, писателем, а по психологическому настрою – романтиком-фантазером и трезвым прагматиком одновременно. М.М. Пришвин происходил из рода купцов Пришвиных-Алпатовых, которые вели помещичье хозяйство. Его разгульный отец владел поместьем в Орловской губернии, где и родился будущий писатель. Отец имение проиграл в карты и рано умер, оставив жену с пятью детьми без средств к существованию. Мать предприняла невероятные усилия, чтобы выкупить орловское имение Хрущево, дать детям образование. Мишу в возрасте 10 лет отправили учиться в г. Елец в гимназию, из четвертого класса которой его исключили за дерзость учителю географии. При помощи дяди, крупного сибирского промышленника, он стал учиться в Тюменском реальном училище, потом поступил в Рижский политехнический институт. С 1893 г. он стал работать в марксистских кружках, был арестован, год провел в тюрьме и был сослан в Елец. В 27 лет он поступил в Лейпцигский университет на агрономическое отделение, увлекался философией и музыкой. Вернувшись в Россию, он работал агрономом в тульском имении графа Бобринского и в г. Луге, на опытной станции в Клину, в Петровской сельскохозяйственной академии в Москве, писал статьи и книги по агрономической специальности. С 1905 г. стали печатать его статьи в известных газетах. В возрасте 33 лет он совершил поездку на Русский Север для сбора сказов по заданию Русского Географического общества; записал 38 сказок, которые были опубликованы.

С самого раннего возраста Пришвин любил простых людей. В родительском имении он дружил с крестьянскими детьми, видел нелегкую трудовую жизнь крестьян, приобщился к бытовавшим среди крестьян легендам, полюбил поэзию народной речи. Неудивительно, что его публикации поразили читателей хорошим, сочным русским языком. Пришвин очень любил путешествовать и описывать наблюдения и события в своих рассказах и книгах, в большей мере этнографических. Вышли его книги: «В краю непуганых птиц» (1907), «За волшебным колобом» (1907), собрание сочинений в трех томах (1913). Многие россияне высоко оценили его творчество, в том числе А.М. Горький, Ф.И. Шаляпин и др.

Пришвин умел радоваться даже малому, обладал жизнеутверждающим духом, больше всего любил путешествовать, охотиться и передавать читателям свои впечатления от увиденного, пережитого. При этом он всегда нуждался в том, чтобы рядом с ним был верный ему человек, обеспечивавший ему бытовой комфорт, постоянно мечтал о высокой всепоглощающей и плодоносной любви. Когда он учился за границей, то влюбился в девушку-студентку, но взаимности не добился, она ему отказала. Он был на грани душевной болезни. Вернувшись в Россию, сошелся с простой, неграмотной, но доброй, сговорчивой, хорошей русской женщиной и прожил с ней много лет. В 1902 г. (ему 29 лет) он женился на крестьянке Смоленской губернии – Ефросинье Павловне Смоголевой, незаурядной и практичной женщине. Именно она помогла ему выжить после потрясений 1917 г., сносно устроить жизнь в очень трудные первые годы советской власти. Тогда Пришвин, как и многие интеллигенты, не мог понять, что делать, как и на что жить дальше. Он отправился в имение матери Хрущево, поделенное между братьями, где до октябрьского переворота он построил себе домик. Представители советской власти оценили его как владельца небольшого поместья, изгнали его, хотя местные крестьяне просили власти оставить его, чтобы он смог учить их детей и писать книги. Пришвин был вынужден уехать с Орловщины на родину его жены – в Смоленскую губернию, где он, как мог, работал. Был учителем, библиотекарем, музейным работником, порой, чтобы прожить, он промышлял охотой. Его жена – простая женщина из крестьян – была его верным другом, обладала трезвой крестьянской хваткой, большой жизнеспособностью, умением устроить сносно быт абсолютно в любых условиях. При непрактичности, романтизме, мечтательности, бедности Пришвина такая жена ему была как раз и нужна.

На Смоленской земле Пришвин около двух лет проработал на Батищевской опытной станции, основанной Смоленской губернии известным экономистом А.Н. Энгельгардтом. В 1922 г. в возрасте 49 лет он переехал на постоянное жительство в Подмосковье, жил в Талдоме, Загорске (Сергиев Посад), около Звенигорода и в Переславле-Залесском (Ярославская область). Пришвину очень помогала жена, которую он обучил грамоте, пытался привить ей бытовые традиции интеллигенции. Она знала много народных легенд и сказов, была жизнерадостной, стойкой в бедах, помогала Пришвину переносить лишения, осиливать трудности нелегкой жизни, всегда сопровождая его во всех его путешествиях и поездках, умело устраивала его быт. Так с 1902 г. было везде, где они жили: на Смоленской земле и в Московской, в том числе в Москве. Тем не менее, прожив вместе 38 лет, по его инициативе они развелись. Он не чувствовал к ней большой любви; уважения и благодарности ему оказалось недостаточно для счастливой семейной жизни.


М.М. Пришвин


Пришвин стал известным обеспеченным советским писателем. В его семье росли два сына: Лев и Петр. В Загорске Пришвин купил дом. В 1937 г. Пришвину предоставили в Москве квартиру в доме, где жили многие писатели, в Лаврушинском переулке. Жене он оставил дом в Загорске, куда он приезжал к ней и к сыновьям.

С 64 лет Пришвин жил в Москве один, в его новой квартире жили вместе с ним две охотничьи собаки и домработница, приставленная его женой ухаживать и присматривать за ним. К этому времени он уже тяготился обществом, по его мнению, недостаточно интеллигентной, грубоватой, слишком простой для известного писателя, да и уже немолодой женой. Он мечтал или одиноко дожить свой век, или все-таки встретить на закате дней большую любовь. Он смог подняться к вершинам писательского творчества, но не удосужился следить за интеллектуальным развитием верной и преданной ему, его интересам жены, не помог ей хотя бы приблизить ее интеллект к его уровню. Выполнив свою роль: родив детей и обеспечив его выживание и быт в трудный период его жизни, она к старости оказалась ему не нужна, стала обузой. (Поэтому с 1937 г. он принял решение жить в Москве без нее.)

В 1940 г. разведенный 67-летний Пришвин женился на Валерии Дмитриевне Лиорко (1899–1979), разведенной женщине, годившейся ему по возрасту в дочери (у них была разница в возрасте 26 лет). Она была приглашена к нему в качестве литературного сотрудника, чтобы приводить в порядок его дневники, архив, а стала главной музой заката его жизни. Завершившийся в конце 1930-х гг. долгий путь Пришвина к Православной церкви привел его к полному осознанию его ошибки и неверных поступков, к самоочищающему духовному покаянию. Для него начался этап «радостного творчества христианского космоса любви». В 1940 г. вышли в свет его книга «Неодетая весна», созданная на основе его дневников, и поэма в прозе «Фацелия» (посвященная второй жене).

В 1946 г. Пришвин купил дачу в подмосковном селении Дунино под Звенигородом, перестроил ее, счастливо жил и трудился, безмерно любил новую жену. В 70 лет Пришвин был удостоен ордена Трудового Красного Знамени, пользовался большим уважением и любовью читателей. Своей жене В.Д. Пришвиной-Лиорко он посвятил один из своих лучших рассказов и лучшие страницы своих дневников. Валерия Дмитриевна родилась в семье военного в Витебске, окончила гимназию в Москве, участвовала в организации знаменитого дома для беспризорных детей «Бодрая жизнь», где по собственной программе воспитывала детей, в 1920-е гг. окончила институт Слова, была замужем за преподавателем вуза, математиком и экономистом А.В. Лебедевым. По ложному доносу вместе с мужем была арестована и сослана на 3 года в Нарымский край, после возвращения их из ссылки они расстались. Со временем она проявила себя как способная писательница, а, главное, она дала любовь, долголетие и творческую активность своему второму мужу. Пришвин умер в возрасте 81 года.


К северу от Алексино и к северо-востоку от Смоленска, в 102 км от него, находится город Сафоново. В нем есть железнодорожная станция на линии, соединяющей Москву – Смоленск – Минск, через него проходит автомобильная магистраль (Москва – Минск). Это средний по людности город, в нем проживает 44,6 тыс. человек. Поселение Сафоново впервые упоминается в 1678 г. Сильный импульс к развитию этого места дало освоение обнаруженных здесь месторождений бурого угля. В предвоенный период рядом с Сафоново возник поселок шахтеров, получивший название Горный. Этот поселок, с 1952 г. ставший городом, развивался в связи с освоением месторождения бурого угля (две шахты западной части Подмосковного буроугольного бассейна) и потребностями железной дороги. В советский период основными предприятиями этого города стали заводы пластмасс, электромашиностроительный, «Гидрометприбор», «Теплоконтроль», по производству стройматериалов, швейная фабрика, мясокомбинат, молокозавод, хлебозавод. В Сафоново работает Историко-краеведческий музей (открыт в 1990 г.), в нем представлены четыре экспозиции: «Русский быт, старина», «История города», «Великая Отечественная война 1941–1945 гг.» и «Наши знаменитые земляки» (рассказывает о декабристе И.Д. Якушкине, ученом-агрономе, писателе-публицисте, авторе «Писем из деревни» А.Н. Энгельгардте, маршале Советского Союза М.Н. Тухачевском, о воинах-интернационалистах и др.). На территории Сафоновского района сохранились памятники архитектуры XIX в.: в селе Белый Берег – церковь Успения Богоматери; в селе Крюково – конный двор; в селе Перстенки – церковь Покрова Богоматери и некоторые другие.

К северу от Сафоново и в 130 км к северо-востоку от Смоленска находится поселок Холм-Жирковский, возникший на месте села Холм, известного по письменным источникам с 1708 г. Село Холм в XIX в. принадлежало известному роду графов Уваровых. В 1929 г. название поселка было уточнено, его стали называть Холм-Жирковский (это полностью исключило путаницу с похожим по названию селением Холм-Покровский в том же районе). В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. в этих местах были очень кровопролитные бои. С 1990 г. в Холм-Жирковском работает Историко-краеведческий музей, рассказывающий об истории этих мест, событиях военных лет, а также роде графов Уваровых.


Графский род Уваровых был древним, богатым, уважаемым родом. Среди Уваровых были министры, обласканные царями. Особенно широко известны были графы С.С. Уваров – сенатор, министр народного просвещения и его сын граф А.С. Уваров – неутомимый и успешный археолог, а также его жена графиня П.С. Уварова (урожденная княжна Щербатова) – археолог.

Сергей Семенович Уваров (1786–1855) был крестником императрицы Екатерины II, родственником влиятельного князя А.Б. Куракина, зятем богатейшего графа А.А. Разумовского (министра народного просвещения). С.С. Уваров служил по дипломатической линии в Вене, затем в Париже, женился на богатейшей и очень красивой невесте – графине Екатерине Алексеевне Разумовской (умерла в 1849 г.) и, естественно, приобрел протекцию ее влиятельнейшего отца.

С.С. Уваров с 24 лет стал попечителем Санкт-Петербургского учебного округа, а с 32 лет – президентом Академии наук, был близок к императрице Елизавете Алексеевне по делам Патриотического общества. В возрасте 35 лет он перешел в ведомство Министерства финансов, где был директором Департамента мануфактур и Коммерческих банков, а потом – членом Совета министров. В возрасте 40 лет он был пожалован в сенаторы, в 46 лет был назначен товарищем (заместителем) министра народного просвещения, в 47 лет стал управляющим этого министерства, а с сорока восьми – министром. В 60 лет С.С. Уваров был возведен в графское достоинство. 15 лет С.С. Уваров был министром народного образования (1834–1849). С.С. Уваров был человеком великолепно образованным, большим любителем и знатоком наук и литературы, его друзьями и знакомыми были: Н.М. Карамзин, П.А. Вяземский, К.Н. Батюшкин, В.М. Жуковский, а также А. Гумбольдт, Гете, госпожа Сталь и другие, им подобные.


С.С. Уваров. Портрет 1840-х гг.


С.С. Уваров основал Педагогический институт в России. Уваров изо всех сил стремился содействовать поднятию уровня образования, культуры в России, но это не всегда ему удавалось. В губернские гимназии и учебные заведения более высокого ранга приходили получать образование все чаще и больше разнузданные, плохо воспитанные дети богатых родителей. Дворянские недоросли, как и их родители, слишком часто выделялись отсутствием нравственности, нижайшим духовно-нравственным уровнем, особо учиться не хотели, надеялись, что деньги и связи их родителей, родственников определят успехи в их карьере. Заставить серьезно учиться подобных юношей было почти невозможно. В возрасте 63 лет С.С. Уваров оставил пост министра народного образования по ряду причин, но за свои заслуги он получил орден Святого апостола Андрея Первозванного. Административные оплошности на высшем уровне, невозможность ограничить разнузданный нрав, барские привычки богатых учащихся, а также невозможность пресечь распространение бунтарских идей в кругу учащихся привели к серьезному расстройству здоровья С.С. Уварова. Он умер в возрасте 69 лет, был похоронен в родовой усыпальнице в смоленском селе Холм.

Сын С.С. Уварова – граф Алексей Сергеевич Уваров (1825–1884), был очень богатым человеком, гордившимся своим происхождением из старинной и знатной семьи. Он был сказочно богат. А.С. Уваров в 20 лет закончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, затем более 10 лет прослужил чиновником при Кабинете их величеств императоров Николая I и Александра II, но карьеры не сделал (он и не стремился к этому). В возрасте 32 лет он поселился в Москве, поскольку был назначен на должность помощника попечителя Московского учебного округа. Но он и в Москве о карьере думал мало, его интересовала археология. Он стал одним из первых в России профессиональных исследователей древностей. В возрасте 21 года А.С. Уваров стал одним из учредителей Археолого-нумизматического общества (позже – Императорское Русское археологическое общество).

В 1840–1850 гг. (ему 16–34 года) он за свой счет провел раскопки в Крыму и написал научный труд «Исследования о древностях Южной России и берегов Черного моря» (вышел в Москве в двух томах в 1851 и 1856 гг.). В 1851–1854 гг. (ему 26–29 лет) А.С. Уваров вел археологические исследования в окрестностях Суздаля и Ростова Великого, где он изучил 7729 курганов, о чем написал в книге «Меря и их быт по курганским раскопкам» (вышла в Москве в 1869 г.).

А.С. Уваров продолжал увлечения своего отца, также собирал древние книги и рукописи. Он создал собственный музей древностей в его подмосковном имении Поречье, позволял пользоваться его коллекциями другим исследователям. Он предоставлял собранные им старинные рукописи и печатные труды в пользование ученым: М.П. Погодину, Ф.И. Буслаеву, Н.С. Тихонравову, В.О. Ключевскому (помнил, что похожим образом поступал его отец, поддерживавший культурные и научные контакты с Т.Н. Грановским, П.А. Плетневым, М.П. Погодиным, С.П. Шевыревым, В.А. Жуковским и др.). А.С. Уваров во имя объединения российских исследований древностей основал Московское археологическое общество и до самой своей кончины в возрасте 57 лет был его бессменным председателем. Увлечение археологией тогда было делом не престижным, не сулило наград, почестей, славы, считалось чуть ли недостойным занятием для графа. Граф А.С. Уваров стал инициатором создания Исторического музея в Москве. А.С. Уваров приложил огромные усилия для организации и проведения в России первых шести всероссийских археологических съездов.


В 34 года А.С. Уваров женился на богатой и миловидной княжне Прасковье Сергеевне Щербатовой, чей род шел от Рюриковичей (современники утверждали, что ее портрет довольно точно передал граф и писатель Л.Н. Толстой в образе Кити Щербатовой в романе «Анна Каренина»). П.С. Уварова заразилась от мужа любовью к археологии, стала вместе с ним участвовать в археологических исследованиях.


Прасковья Сергеевна Уварова (1840–1924 гг.; урожденная княжна Щербатова) была любимой женой и единомышленницей графа А.С. Уварова. Она происходила из древнего княжеского рода, получила великолепное образование, полностью разделяла интересы мужа, участвовала в раскопках и научных исследованиях. Всего за 65 лет занятий археологией ею было опубликовано 170 научных статей. После смерти ее мужа графиню П.С. Уварову избрали вначале Почетным членом Императорского Московского археологического общества, а затем и его председателем (с 1885 г.; ей 45 лет). Когда умер ее муж, Уваровой было 44 года; став вдовой, она продолжила его дела.


П.С. Уварова. Фото XIX в.


Уварова сыграла яркую роль в деятельности Императорского Московского археологического общества не только потому, что оно было детищем ее умершего мужа, но и благодаря ее энергии, связям, средствам, а, главное, знаниям. Ее выбрали профессором ряда отечественных и зарубежных университетов. Она была, как и ее муж, неутомимым исследователем, верно продолжала его дела в сфере археологии. В возрасте 46 лет Уварова с дочерью и сыном объездила верхом на лошади всю Черноморскую губернию, где произвела множество раскопок. Немало времени она провела в разных частях Кавказа, была в Кутаиси, Гелатском монастыре, Абастумани, Батуми, во многих других древних легендарных местах. По результатам этой поездки вышло несколько выпусков ее научного труда «Материалы по археологии Кавказа» и три тома «Путевых заметок по Кавказу».

Революционные потрясения 1917 г. прервали обширную научную деятельность Уваровой. В советской стране ей не дали возможности реализовать свои таланты. В советской России для преданной науке, хорошо образованной, благородной графини Уваровой не нашлось места. Никто ее не поддержал в стремлении продолжить археологические исследования в новых исторических реалиях. Она поначалу пыталась вести их сама, без чьей-либо помощи. В 1919 г. ей пришлось с детьми навсегда покинуть свой разоренный дом в Москве в Леонтьевском переулке и бежать на юг, в Майкоп. Она еще в течение целого года занималась в окрестностях Майкопа раскопками местных могильников, хотя была уже не богатой дворянкой, а полунищей беженкой. Но, когда большевики стали обстреливать Майкоп, ей пришлось бежать и из него. Она смогла добраться до Новороссийска и попасть на корабль, который увез ее из России. Вынужденная навсегда покинуть Россию, она умерла в Югославии в возрасте 84 лет.

3.4. Восточный природно-экономический район

Эта часть Смоленской области включает 6 административных районов: Вяземский, Новодугинский, Сычевский, Гагаринский, Темкинский, Угринский. Здесь находится исток р. Днепр. На Вяземской возвышенности выделяется самая высокая точка Смоленской области – 319 метров. В районе имеются крупные и разрабатываемые месторождения песка и гравия, также имеются месторождения каменной соли, бурого угля, фосфоритов, известняков, доломитов, глины, торфа, известковых туфов и т. д. Простираются Вяземская и Кармановско-Темкинская возвышенности. Протекают реки: Вазуза, Касня, Гжать. Основные центры: Вязьма, Новодугино, Сычевка, Гагарин, Темкино, Угра.

К северо-востоку от Смоленска, в 176 км от него, на реке Вязьма (приток р. Днепр), находится город Вязьма (55,1 тыс. человек). Этот город является крупным узлом железных дорог (здесь скрещиваются 5 железнодорожных направлений – на Москву, Калугу, Брянск, Смоленск, Ржев), а в 2 км от него проходит Минское шоссе.

Город имеет очень давнюю и трудную судьбу. Вязьма существовала уже в IX–X вв., но в летописи она впервые упоминается под 1230 г., когда этот город был передан в удел князю Андрею Владимировичу Долгорукому, с 1239 г. – центр удельного княжества. Менялись владельцы этих мест, жителям пытались навязать чуждые им нравственные и религиозные нормы, но люди оставались верны интересам Православия и России. Вязьма была в составе Великого княжества Литовского с 1403 г., но уже с 1493 г. входила в состав Русского государства. Город сильно пострадал в период польско-шведской интервенции, им неоднократно овладевали противники, но по Деулинскому перемирию Вязьма окончательно отошла к Русскому государству, стала пограничным городом, ее в 1630–1633 гг. окружили деревянной рубленной стеной с кровлей, земляными укрепленными и 6 каменными башнями-бойницами. С XVII в. Вязьма стала городом-крепостью. Порой сиятельные особы оценивали скромный город Вязьму как надежное место, где можно обосноваться и переждать трудные времена. Так, в 1654–1655 гг. в Вязьме пребывала семья царя Алексея Михайловича Романова и его двор. Тогда в Москве свирепствовала чума, а в Вязьме все было спокойно. В то время приехал и жил в Вязьме также патриарх Никон, который к тому времени уже начал осуществлять церковные реформы. Здесь, в Вязьме, Никон разрабатывал дальнейший план реализации реформ Церкви. В XVIII в. Вязьма была уже известна как значимый промышленный и торговый центр, где процветали кузнечные и кожевенные ремесла, а также торговля, особенно с западноевропейскими странами. С 1776 г. Вязьма имела статус уездного города. Затем беды Вязьмы продолжились. Вязьма и ее окрестности сильно пострадали в период Отечественной войны 1812 г., а 22 октября 1812 г. рядом с Вязьмой произошло тяжелое сражение между отступавшей наполеоновской армией и русскими войсками. Французам не удалось удержаться на высотах около Вязьмы и в ней самой, хотя численное преимущество было у них (37 тысяч воинов в наполеоновском войске против 25 тысяч русских). Корпус маршала Л. Даву и корпуса вице-короля Е. Богарне и Ю. Понятовского не смогли противостоять русскому войску во главе с генерал-лейтенантом М.А. Милорадовичем и казачьему отряду атамана М.И. Платова. В память об этой победе в Вязьме установили 2 памятных обелиска. В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. под Вязьмой шли кровопролитные ожесточенные бои в период Московской битвы 1941–1942 гг. С 7 октября 1941 г. по 12 марта 1943 г. Вязьма страдала от немецко-фашистской оккупации, была сильно разрушена и почти обезлюдела.


Вязьма зимой


В послевоенный период Вязьма была восстановлена, продолжился период ее мирного развития. Вязьма стала крупным промышленным и сельскохозяйственным центром областного значения. Ее основными предприятиями стали заводы: машиностроительный, графитовых изделий, электротехнический, железобетонных конструкций, керамзитовый, стройматериалов, синтетических продуктов, филиал Московского завода автотракторной аппаратуры, а также льнокомбинат, льнообрабатывающий и кожевенный заводы, мясокомбинат, молочный завод, мельнокомбинат, элеватор. И в прошлом, и сейчас хозяйство Вязьмы имеет отличительные черты. В XVIII в. Вязьма занимала первое место в Смоленской губернии по величине купеческого капитала; первенство в оптовой торговле Вязьма сохраняла почти до конца 1917 г. В царский период Вязьма была одним из крупнейших в России центров маслобойного и кожевенного производств. Тогда ежегодно в Вяземском уезде перерабатывали более 1600 тонн (1 млн пудов) льняного семени. По всей стране гремела слава вяземских пряников. В наши дни среди других городов Смоленской области Вязьма выделяется развитой строительной индустрией, большим льнокомбинатом – одним из крупнейших в стране по производству мешковины.

Вязьма обладает рядом ценных архитектурно-художественных памятников, все они были восстановлены и отреставрированы в послевоенный период; среди них особую ценность имеют постройки XVII–XVIII вв. Можно увидеть: Троицкий собор (1674–1677) с трапезной и ступенчатой колокольней (середина XIX в.), Спасскую церковь (1691 г.; в формах «нарышкинского» барокко), Богородицкую церковь (1727) с приделом Жен-Мироносиц (1785), Введенскую церковь (1714–1763) с трехъярусной колокольней, пятиглавую Екатерининскую церковь (вторая половина XVIII в.), комплекс Иоанно-Предтеченского (Ивановского) монастыря (основан в XVI в., включает подвратную Вознесенскую церковь 1656 г., трапезную с колокольней, шатровую Одигитриевскую церковь 1635–1638 гг., другие постройки), ансамбль Аркадьевского монастыря (XVII–XIX вв.), а также Спасскую башню (1631), жилые дома (XVIII–XIX вв.) и другие строения.

Вязьма имеет давние традиции развития музейного дела. Музей здесь открыли в 1912 г. к столетнему юбилею Отечественной войны 1812 г., в 1917 г. часть его коллекции разграбили. В 1920 г. музей вновь открыли, но его экспозиция практически полностью погибла в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. После освобождения Вязьмы учителя П.М. Запорин и С.И. Борисов создали школьный краеведческий музей, на базе которого в 1970 г. в здании церкви во имя Рождества Богородицы (1785) открыли городской Историко-краеведческий музей. В нем представлены экспозиции: «Вязьма с древнейших времен до XVIII в.», «Война 1812 г. в Вяземском уезде», «Вязьма во второй половине XIX – начале ХХ вв.», «Городской и сельский быт», «Вязьма в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.», «Развитие Вязьмы и района в послевоенный период», «Вязьма и вязьмичи». В музее представлены личные вещи композитора А.С. Даргомыжского, командующего 33-й армией генерал-лейтенанта М.Г. Ефремова, народной артистки СССР Л.И. Касаткиной, народного артиста СССР А.Д. Папанова и других. В филиале музея – выставочном зале работает художественный салон. Достопримечательностью города является литературный музей «С.А. Есенин», созданный П.Н. Пропаловым на основе его коллекции, которую он собирал более пятидесяти лет. Этот частный музей не только обладает многочисленными и часто уникальными экспонатами, рассказывающими о С.А. Есенине, но и имеет представительную краеведческую экспозицию по Смоленщине.

В Вязьме действует Иоанно-Предтеченский женский монастырь. В нем сохранилась уникальная трехшатровая Одигитриевская церковь. (Во всей огромной по площади России (и в мире) сохранились только 3 трехшатровые церкви: храм Одигитрии Вяземского Иоанно-Предтеченского монастыря, в Москве храм Рождества Богородицы в Путинках, в Угличе «Дивный» Успенский храм.) Основал этот, первоначально мужской, монастырь близ р. Бебри в 1536 г. преподобный Герасим Болдинский. Монастырь выполнял две главные функции: религиозную и оборонительную. Он служил оборонительным форпостом Вязьмы и всей Западной России на польской границе. Выполнял монастырь эпизодически и социальные функции. Процесс создания и строительства Вяземского Иоанно-Предтеченского монастыря был длительным. В 1536 г. схимонах Герасим и его ученик Симеон на холме у реки Бебри построили себе келью, не побоялись соседства с известным на всю округу разбойничьим притоном. Именно приходом монахов местные жители объясняли уменьшение драк и других безобразий, а также почти полное прекращение грабежей и разбоев. Мудрый Герасим получил в 1542 г. благословение у митрополита Московского Макария (1482–1563 гг.; канонизирован) и разрешение от царя Ивана Грозного (1530–1584 гг.; великий князь всея Руси с 1533 г., первый русский царь с 1547 г.) на строительство здесь деревянного храма во имя Иоанна Крестителя (Предтечи), ставшего основой для создания монастыря и от которого монастырь получил свое название. В 1547 г. Герасим с разрешения митрополита Макария назначил настоятелем монастыря своего ученика – игумена Симеона, который управлял им 34 года. В 1566 г. в этот монастырь приезжал Иван Грозный, поддерживавший начинания Герасима Болдинского. В 1566 г. на пути в Смоленск в монастыре останавливался боярин Борис Годунов (ставший в 1598 г. царем), особо почитавший Герасима Болдинского. Среди влиятельных светских лиц, особо благоволивших в XVI–XVII вв. к Иоанно-Предтеченскому монастырю, выделялись именно Иван Грозный и Борис Годунов, сделавшие щедрые пожертвования в него. Так, Борис Годунов пожаловал обители пахотные и сенокосные земли за Вязьмой, рыбные лавки на реке Вязьме, 9 лавок в Нижнем Новгороде и обширный дом около Соборной церкви.

Иоанно-Предтеченский монастырь был состоятельным и славился щедростью. Так, в 1602 г., в период страшного голода, он открыл приют и свои житницы для бедствовавших людей, чем спас их от смерти от города. В начале XVII в., в период польско-литовской интервенции, монастырь был разорен, фактически полностью опустошен войсками польского короля Сигизмунда, особенно свирепствовал гетман Ходкевич. Горести монастыря продолжались почти до последней четверти XVII в. Более-менее благоустроенная жизнь в этой обители наладилась только к 1680-м гг. Царь Михаил Федорович Романов, его сын царь Алексей Михайлович, патриарх Никон сделали щедрые пожертвования в монастырь, чем ускорили его восстановление, в 1654–1656 гг. посетили его. Были возобновлены братские кельи, был построен Одигитриевский храм (1635–1638). В 1650–1656 гг. над монастырскими воротами был построен Вознесенский храм. Восстановив свое материальное благосостояние, монастырь стал способным снова выполнять и социальные функции. Так, в царствование Петра I (XVII в.) в монастыре построили больницу для раненых воинов, а также для инвалидов и других мирян, неспособных к работе. В 1739–1744 гг. при монастыре работала Крутицкая семинария, позже переведенная в Московский Покровский монастырь и ставшая колыбелью Духовной академии. Когда в Вязьме была назначена кафедра викариев Смоленских митрополитов, Иоанно-Предтеченский монастырь стал их местопребыванием (1681). В период Отечественной войны 1812 г. наполеоновские войска нанесли огромный урон монастырю, но в основном он смог к 1830-м гг. восстановиться. В начале ХХ в. этот монастырь был необщежительным, немноголюдным.


Вязьма. Иоанно-Предтеченский женский монастырь


Иоанно-Предтеченский монастырь закрыли в 1918 г., его храмы были разорены и обезглавлены, монастырские помещения были отданы под жилье. Настоятель монастыря архимандрит Дионисий, пребывавший на покое в монастыре епископ Макарий, братия были обвинены в подготовке контрреволюционного заговора, репрессированы и расстреляны. В советский период в Одигитриевском храме с приделом Иоанна Предтечи велись реставрационные работы по проекту знаменитого реставратора П.Д. Барановского. В 1990 г., в большей мере благодаря трудам и энергии тогда митрополита Кирилла, Иоанно-Предтеченский монастырь возродился, он стал женской обителью с 1995 г.

История Вязьмы и ее окрестностей связана с ощутимым числом россиян – неординарных личностей, в том числе канонизированных Русской православной церковью. Ограниченный объем книги позволяет рассказать даже кратко только о некоторых из них.


Юродивый Аркадий Вяземский (умер в 1077 г.), Вяземский и Новоторжский чудотворец, родился в «урочище» Вязьма в самом начале XI в. в семье вяземских купцов Сырейшиковых, людей очень религиозных. Аркадия ждала обеспеченная светская жизнь, занятие купеческим делом. Но он посвятил себя подвигу православного юродства, блаженный Аркадий почитался при жизни на Смоленской земле. Со временем он стал учеником, другом и келейником святого Ефрема Новоторжского, архимандрита Борисоглебского монастыря. Аркадий избегал людской славы и почитания, поэтому удалился из Вязьмы к своему духовному наставнику Ефрему Новоторжскому. В г. Новый Торг Аркадий стал монахом и жил до конца своей жизни, был похоронен в соборном храме Бориса и Глеба. Аркадий Вяземский был канонизирован, его мощи пребывают под спудом в Новоторжском монастыре. В память об Аркадии Вяземском в Вязьме построили храм во имя Всемилостивейшего Спаса-Преображения Честных Древ Креста Господа нашего Иисуса Христа (на месте, где блаженный Аркадий часто молился на камне ночью), с приделом преподобного Аркадия.


В 1661 г. на месте старого храма возвели новый каменный храм Всемилостивейшего Спаса и основали там мужской монастырь. В память об Аркадии Вяземском в прошлые времена в Вязьме действовал еще и Аркадиевский женский монастырь.


Княжеская чета Иулиания и Симеон Вяземские (конец XIV – начало XV вв.) почитается как верная семейная пара, сильные духом люди. Иулиания, княгиня Вяземская, почитается особо как образец супружеского целомудрия. В те времена вяземское княжество было удельным и подчинялось Смоленскому князю Юрию Святославичу, которому верой и правдой служил вяземский князь Симеон Мстиславич.


Преподобный Аркадий Вяземский и Новоторжский


Вяземский Аркадиевский монастырь. Литография XIX в.


Когда Смоленск захватил литовский князь Витовт (1404), смоленский князь Юрий, оставив в плену свою супругу, бежал в Великий Новгород, а затем – к великому князю Московскому Василию I Дмитриевичу. Для прожития московский князь пожаловал одну половину г. Торжка князю Юрию, а другую – его другу, неизменному помощнику и спутнику – князю Симеону, рядом с которым почти всегда была его жена Иулиания, доброго нрава редкостная красавица. Князь Юрий пытался неоднократно склонить ее к тайному прелюбодеянию, но Иулиания хранила обет супружеской верности, хотя понимала, что из-за этого Юрий может нанести вред ее любимому мужу. Князь Юрий обезумел от того, что его отвергала женщина, да и еще жена его удельного слуги. Он устроил у себя дома пышный пир, напоил князя Симеона и убил его (1406), затем попытался насильно овладеть беззащитной княгиней. Иулиания пыталась убежать, отбилась от насильника, ранила его ножом в плечо. Разъяренный Юрий отрубил мечом ей руки и ноги, изрубил ее бездыханное тело и велел бросить его в реку Тверцу. Потом Юрий сбежал к ордынцам, но угрызения совести не давали ему покоя. Он понял, что власть, богатство, чувственные греховные развлечения пирами и женщинами истинной радости и стабильного удовлетворения собой и жизнью не дают, умаляют здоровье, укорачивают жизнь, отравляют ее мучительными воспоминаниями, осознанием неизбежной личной расплаты за грехи, а также другими представителями рода. Князь Юрий, хотя и понимал презрение русичей к нему, все-таки вернулся в Россию, удалился в Николаевский Успенский Венев монастырь на реке Остер, где в горьком раскаянии окончил свою жизнь, своими длительными духовными мучениями он расплатился за свои грехи, которые отмаливал до своих последних дней. Смоленский князь Юрий Святославич (правил Смоленским княжеством в 1401–1405 гг.) вошел в православную историю как раскаявшийся грешник, имеющий местное почитание. Княгиня Иулиания и ее муж князь Симеон были канонизированы. Мощи княгини Иулиании пребывали в Торжке в храме Преображения Господня, а ее мужа князя Симеона – в вяземском соборном храме, где он и был похоронен.

Епископ Питирим Тамбовский, просветитель земли Тамбовской (Прокопий, 1645–1698), родился в Вязьме, рано научился читать, полюбил молитвенную жизнь, овладел искусством иконописи и церковного пения. В возрасте 20 лет он принял монашеский постриг в Вяземском Иоанно-Предтеченском монастыре, стал иноком Питиримом, провел в этом монастыре около 20 лет, был избран его игуменом. Архимандрит Питирим был рукоположен во епископа тогда недавно образованной Тамбовской епархии. На Тамбовской земле в то время жили раскольники, беглые преступники, язычники и татары-мусульмане, враждебно встретившие епископа. Питирим активно взялся за строительство на Тамбовщине православных храмов, успешно вводил Православие, жители Тамбовщины постепенно стали в массе своей верными чадами Русской православной церкви, разбои и хулиганства приутихли. Епископ тратил все свои средства на нужды Православия. Он жертвовал деньги на строительство храмов, открыл школу для подготовки православных пастырей и библиотеку при архиерейском доме. Епископ Питирим смог плодоносно прожить свою жизнь в большей мере потому, что большую ее часть (40 из 53 прожитых на земле лет) он провел на Смоленской земле, впитал уроки ее вековой мудрости, научился неустанному труду, скромности, терпению, именно служить Богу и людям. Он был канонизирован.

Архимандрит Макарий, просветитель Алтая (Михаил Яковлевич Глухарев, 1792–1847), родился в Вязьме в семье священника, окончил Вяземское духовное училище, затем Смоленскую семинарию, был направлен на учебу в Петербургскую Духовную академию, которую закончил в возрасте 25 лет, был отправлен работать профессором в Екатеринославскую семинарию. В возрасте 26 лет он стал монахом Макарием. В 29 лет он был назначен ректором Костромской духовной семинарии и настоятелем Богоявленского монастыря в Костроме, был возведен в сан архимандрита. Ему не нравилась административная работа, поэтому он ушел в Киево-Печерскую лавру, потом жил в Глинской Богородице-Рождественской пустыни, где начал переводить с древнегреческого языка на русский язык Библию. Когда в 1828 г. была открыта Православная миссия на Алтае, Макарий изъявил желание поехать в Сибирь и приобщать язычников к Православию. В возрасте 38 лет он возглавил Алтайскую православную миссию. Изучив татарский и алтайский языки, он перевел на местное наречие Библию, основные молитвы, краткую священную историю Ветхого и Нового Заветов. Благодаря его трудам многие алтайцы приняли Православие. Местные жители уважали его за доброту, скромность, трудолюбие, готовность помогать им. В возрасте 43 лет Макарий был назначен настоятелем Троицкого Оптино-Болховского монастыря в Орловской губернии. Он к концу своей жизни перевел с древнееврейского языка на русский все ветхозаветные книги. Со временем он был канонизирован. Вязьма и ее окрестности были значимым местом в судьбе Бориса Федоровича Годунова (1552–1605 гг., царь с 1598 г.). Он хорошо помнил, что вяземские земли спасли их род, стали своего рода трамплином в его карьере. Предки Б.Ф. Годунова были природными костромичами (а не потомками оддынского князя татарина Чета), издавна служили боярами при московском государевом дворе. Младшие ветви их рода со временем совсем захирели. Бывшие костромские бояре стали вяземскими помещиками. Отец Б.Ф. Годунова – Федор Иванович и его брат Дмитрий совместно владели небольшой вотчиной в Костроме. После смерти Федора его детей воспитывал его бездетный брат Дмитрий. Когда царь Иван Грозный объявил Вязьму своим опричным владением, то из-за ненависти к знатным боярам, в свой опричный корпус принимал только незнатных, чуть ли не худородных небогатых дворян. Судя по вяземским писцовым книгам, Дмитрий Годунов прошел все проверки и попал в опричный корпус в момент его формирования. Вскоре скромный вяземский помещик стал придворным, возглавил Постельный приказ (обеспечивавший бытовой комфорт и безопасность государя), удостоился боярского чина. Благодаря ставшему влиятельным человеком бездетному дяде, при дворе оказались дети его брата – Борис и Ирина. Сообразительный Борис сполна использовал все плодоносные возможности его нового положения; со временем он стал конюшим (что ввело его в круг правителей государства), шурином (братом жены) царя Федора Ивановича, а затем – и царем. Именно Вяземская земля спасла и возвысила род Годуновых.

В освобождение Вязьмы и ее окружения, да и всей России от наполеоновских захватчиков внесли огромный вклад генерал М.А. Милорадович и атаман М.И. Платов.


М.А. Милорадович. Гравюра 1810-х гг.


Михаил Андреевич Милорадович (1771–1825) был потомком древнего сербского рода графов Охмукевичей, переселившихся в Россию в конце XVII в. Он с детства был записан в лейб-гвардии Измайловский полк, начал свою реальную военную службу в 17 лет, в период Русско-шведской войны 1788–1790 гг. Воевал он храбро, в 27 лет имел чин генерал-майора и в подчинении Апшеронский полк. Двадцативосьмилетний М.А. Милорадович участвовал в Итальянском и Швейцарских походах А.В. Суворова, который выделил его за смелость, мужество, порядочность, приблизил к себе. Милорадович считал себя учеником Суворова, научился у него не только военному искусству, но и умению заслужить любовь и уважение солдат и офицеров. Милорадович был боевым, а не штабным офицером. Он участвовал во всех главных сражениях суворовских походов. Во время военных действий 1805 г. он отличился в сражении при Амштеттене. В Русско-турецкую войну 1806–1812 гг. (ему 35–41 год) он упрочил свою репутацию храброго и честного командира. Он со своим корпусом выгнал турок из Бухареста, предотвратил разорение Валахии. В бою у крепости Обилешти его семитысячный отряд заставил отступить двенадцатитысячный отряд Али-паши. Милорадович в 1806 г. был награжден алмазной шпагой с надписью «За храбрость и спасение Бухареста». В 38 лет он стал генералом от инфантерии.

Во время Отечественной войны 1812 г., когда он был в возрасте 41 года, Милорадович внес существенный вклад в победу России и в изгнание из нее наполеоновских войск. Он занимался формированием резервных полков, в Бородинской битве командовал правым крылом и центром русских войск, был командиром арьергарда, прикрывавшего отступление русской армии к Тарутину. В период изгнания наполеоновских войск был в авангарде русской армии, а в период заграничных походов 1813–1814 гг. всегда воевал там, где было особенно трудно и опасно.

Милорадович был любимцем великого полководца М.И. Кутузова, народным героем, любимым командиром у солдат. В честности, верности мыслей и действий Милорадовича никто не сомневался. Он был награжден титулом графа и орденом Андрея Первозванного, стал одним из самых знаменитых и уважаемых графов России. Учитывая его неизменную верность Православию, редчайшую честность, неподкупность, смелость, зрелость его гражданской позиции, кристально чистую репутацию его и его семьи, Милорадовичу поручили занять пост военного губернатора Санкт-Петербурга. Занимая этот пост в мирное время, он сполна проявил свой недюжинный талант администратора. В период восстания декабристов (1825) Милорадович выехал на Сенатскую площадь и пытался убедить восставших образумиться и прекратить бунт. Он понимал силу своего авторитета, значимость своей безупречной репутации, и надеялся, что пробудится разум у обманутых главарями-масонами рядовых офицеров и солдат. Появление уважаемого всеми Милорадовича и его позиция защиты самодержавия внесли сомнение в ряды восставших, тогда один из подкупленных провокаторов – отставной поручик Кохановский, – выстрелил в него и смертельно ранил. М.А. Милорадович умер, когда ему было всего 54 года. Получилось, что почти всю свою сознательную жизнь он воевал на полях опасных сражений с врагами Отечества, отстаивал интересы россиян и остался жив, а погиб от подлого выстрела своего соотечественника, пытаясь образумить обманутых, грамотно обработанных врагами России простых солдат и офицеров. Декабристы были всего лишь слепыми исполнителями разрушительных планов врагов России – свергнуть, сокрушить православную по своей глубинной сути государственную власть, нуждавшуюся, безусловно, в совершенствовании, актуальной корректировке, но не в сломе. Простых людей возбудили высокими лозунгами и попытались их руками низвергнуть порядок во имя достижения сомнительных целей.

Матвей Иванович Платов (1751–1818) вошел в русскую историю как легендарный атаман казаков, бесстрашный воин, наводивший панический страх на наполеоновских вояк, один из героев Отечественной войны 1812 г., которого боготворили казаки. Он, как ученик и сподвижник А.С. Суворова, жил с казаками одной жизнью, разделял с ними все тягости и лишения войны, всегда был справедливым, сердечным, простым в обращении.

М.И. Платов родился в казацкой станице в семье войскового старшины, в 13 лет поступил на царскую службу. На Кубани и в Крыму он служил под руководством А.В. Суворова. Участвовал во всех войнах русской армии, проявлял бесстрашие и мужество. Он воевал в первой и второй турецких войнах (1768–1774 гг. и 1787–1791 гг.), участвовал в подавлении восстания под руководством Е.И. Пугачева, в персидской войне (1796). Он особо отличился при штурме Очакова (1788) и Измаила (1790). Подвиг Платова на Кубани был увековечен в выбитой в его честь медали; он получил Георгиевский крест VI класса (за Очаков); орден Святого Георгия III класса (за Каушаны), был награжден орденом Святого Владимира и саблей с алмазами (за участие в русско-персидской войне). Взошедший на престол император Павел I невзлюбил Платова. При Павле I Платова оклеветали, его обвинили в растрате казенных денег, в измене, он был разжалован и сослан в Кострому, а затем заключен в Петропавловскую крепость. Платов знал, что тогда даже А.В. Суворов и некоторые другие его сподвижники оказались в опале, терпели несправедливые притеснения. Но в конце царствования Павла I, когда Платову было 50 лет, сенатский суд его оправдал. В 50 лет Платов стал атаманом Войска Донского, ощутил почтительное отношение к нему нового молодого императора Александра I.


М.И. Платов. Гравюра С. Карделли. 1812 г.


В период войн с Наполеоном (1806–1807 гг. и 1812–1814 гг.) Платов совершил многие подвиги, слава его невероятно выросла. Он умел хорошо организовать действия казачьих полков, воодушевить казаков, неизменно отмечал всех отличившихся в боях. Он был удостоен орденом Святого Георгия II степени, Святого Владимира II степени, Святого Александра Невского, а также других наград. В 1809 г. Платов с казаками сражались в составе Молдавской армии, геройски воевали на Дунае против турок; Платов тогда получил чин генерала от кавалерии и орден Святого Владимира I степени. Особой славой овеяны подвиги Платова и донских казаков в период Отечественной войны 1812 г. Император Александр I высоко ценил Платова, уважал его заслуги перед Отечеством, удостоил его графского титула.

Платов был глубоко верующим человеком, оценивал данные ему Богом способности как залог борьбы за Православие, Отечество, Царя. Платов просто и сердечно относился к казакам, крепко помнил, что все равны перед Богом. Он пользовался всеобщим уважением, был прямым, умел ловко выйти из затруднительных положений, не поступаясь своим достоинством. Платов понимал, что во имя побед его казаки должны быть убежденными православными людьми, быть хорошо обмундированы, накормлены, одеты, вооружены, уверены, что он всегда поможет их семьям, особенно вдовам и сиротам, по возможности создаст условия для материального благополучия казаков, будет обучать казачью молодежь военному делу.

По приказу Платова была основана новая станица донского казачества – Новочеркасск (1805), который он основал потому, что хотел перенести центр Донского войска из Старочеркасска в более безопасное место. При нем в Новочеркасске построили собор, другие полезные здания, открыли гимназию и типографию. Он всячески способствовал росту престижа казаков и сохранению казацких традиций. У него была образная казачья речь (часто нецензурная), была у него и слабость к спиртному. Он любил охоту, рыбную ловлю, лошадей, был щедро гостеприимным человеком. Он был женат, имел двух сыновей.

Иногда Платов поражал всех своими поступками. Так, когда ему представили известного писателя, поэта, журналиста, историка Н.М. Карамзина, атаман, подливая в чашку свою значительную долю рома, сказал: «Очень рад познакомиться, я всегда любил сочинителей, потому что они все пьяницы». А в 1814 г., когда Платов в свите императора Александра I ездил в Лондон, то, к всеобщему изумлению, из него привез молоденькую, хорошенькую, рыжую англичанку, как он говорил, в качестве компаньонки. Зная о патриархальных нравах Платова, легендарный Д.В. Давыдов выразил ему удивление подобному выбору, тем более что атаман не знал английского языка. На что Платов ответил, что заметил девушку в Англии потому, что она напомнила ему наших русских дородных баб, и пожалел оставить ее там, ведь хилые англичане не могли после него составить ей счастье (через 19 лет Давыдов сполна понял этот поступок Платова, когда сам в возрасте 49–51 года влюбился в молодую девушку, забыв о своих жене и детях). Платов умер в зените своей славы в возрасте 67 лет, в своем имении под Таганрогом от простуды.

Недалеко от города Вязьма, в Вяземском уезде, родился легендарный российский архитектор-реставратор П.Д. Барановский.

Петр Дмитриевич Барановский (1892–1984) родился в селе Шуйское. Он открыл способ реконструкции разрушенных зданий по сохранившимся в кладке обломкам кирпича (так называемым хвостам), первым стал вводить железобетонные связи в каналы, оставшиеся от сгнивших деревянных частей, занимался решением проблем консервации руин, восстановлением фрагментов упавшей кирпичной кладки. В 1920–1930 гг. он был активным сторонником музеефикации архитектурных памятников, в первую очередь церковных, чем спас их во многих случаях от полного разрушения, он был инициатором создания первого в России музея под открытым небом в Коломенском (в Москве). П.Д. Барановский посвятил всю свою жизнь изучению и спасению памятников культурного наследия. Среди спасенных, сохраненных, возрожденных им шедевров архитектуры: Крутицкое подворье в Москве, Казанский собор (на Красной площади; восстановлен по его обмерам и его материалам фиксации разбора этого собора), многие другие московские храмы и другие архитектурно-художественные памятники, в Смоленской области – ансамбль Болдина монастыря в Дорогобужском районе, церковь Одигитрии в Вязьме и др., в Чернигове – церковь Параскевы Пятницы и др. Своей активной деятельностью в защиту разрушаемых памятников истории, культуры, архитектуры он навлек на себя репрессии со стороны советских властей, был выслан в Мариинск (1933–1936), затем жил в дальнем Подмосковье, потом ему разрешили вернуться в Москву, где он продолжил свою работу и скончался в возрасте 92 лет. Он вошел и остался в русской истории как неукротимый борец за сохранение отечественного историко-культурного наследия, и этого чудо Богатыря, стойкого архитектора-реставратора дала именно Смоленская земля.


Вязьма и ее окрестности оказали влияние на жизнь и творческую деятельность писателя М.А. Булгакова. Он в 1917–1918 гг. в Вязьме жил и работал в земской больнице, а еще раньше – с 1916 г. до сентября 1917 г. служил земским врачом в селе Никольское Смоленской губернии. В Вязьме Булгаков начал постоянно заниматься литературным трудом, писал после работы только по ночам, не думая о судьбе написанных им страниц, ведь мечтать о публикации было трудно. В Никольском и Вязьме Булгаков пристрастился к морфию. (Привычку к наркотикам Булгаков со временем смог преодолеть, что свидетельствует о силе его натуры.) В Вязьме и Никольском Булгаков написал рассказ «Морфий», сделал наброски к циклу рассказов «Записки земского врача», выполнил отдельные записи-заготовки к своему главному будущему произведению «Мастер и Маргарита».


Михаил Афанасьевич Булгаков (1891–1940) – признанный классик современной литературы, родился в Киеве в семье профессора по кафедре истории Киевской духовной семинарии. Отец и мать Булгакова родились в Орловской губернии в семьях священнослужителей. В дружной семье Булгаковых было 4 дочери и 3 сына, много читали, знали литературу, любили музыку, занимались иностранными языками. Отец будущего писателя был магистром богословия, являлся редким специалистом по демологии, с азами которой Михаил познакомился в родительском доме (позже обращение М.А. Булгакова к событиям религиозной истории и демоническим сюжетам позволили ему передать думающим читателям то, что напрямую открыто написать он не мог).

М.А. Булгаков с детства изучал русскую и церковную историю, был приобщен к азам православной социальной философии. В 1909–1916 гг. он был студентом медицинского факультета Киевского университета, после его окончания с отличием работал сельским врачом под Смоленском – в Вязьме и ее окрестностях, потом – в Киеве, где он был мобилизован белой армией генерал-лейтенанта А.И. Деникина, был отправлен на Северный Кавказ военным врачом. Там в 1919 г. в Грозном в газете напечатали впервые его рассказ, он назывался «Грядущие перспективы» (в нем он дал оценку событий в России, осудил революцию, предсказал неутешительные перспективы). В 30 лет он переехал в Москву, чтобы заниматься литературным трудом.


М.А. Булгаков. Фото 1930-х гг.


Он сотрудничал со многими московскими газетами и журналами, особым успехом пользовались его фельетоны. Был опубликован его роман «Белая гвардия», по просьбе МХАТ на его основе он написал пьесу «Дни Турбиных», которая с успехом шла до 1941 г. Единственной книгой, вышедшей при жизни Булгакова, был сборник сатирических рассказов «Дьяволиада». Как верующий, образованный, грамотный человек, убежденный монархист, Булгаков быстро разобрался в сути революционных потрясений в России и смог оценить грядущие перспективы в ней при советских реалиях. Крушение монархии означало для Булгакова крушение самой России. Но изменить что-либо он не мог и продолжал писать, переживая о судьбе России, сломанных судьбах ее лучших людей и обманутом народе. В романе «Белая гвардия» (1925–1927), пьесах «Дни Турбиных» (поставлена в 1926 г.; ее 17 раз с удовольствием смотрел сам И.В. Сталин), «Бег» (1926–1928 гг.; запрещена незадолго до премьеры, зрители ее увидели только в 1957 г., через 17 лет после смерти автора) Булгаков показал трагические коллизии Гражданской войны, моральные пружины, силу и слабость Белого движения, его неизбежный крах. Он понимал гибельность Гражданской войны, ущербность многих новых революционных вождей и администраторов, антиправославную сущность многих событий в России. Но обсуждать это с кем-либо, тем более что-либо сделать противостоящее этим процессам, было не в его силах, несло депрессию, стремление любой ценой уйти от действительности.

Булгаков в своих произведениях проявил необычайную творческую фантазию и философски обоснованное критическое отношение к своему времени. Представители новой власти разгадали силу его таланта и сделали все возможное, чтобы он сполна не мог раскрыться. В 1929–1930 гг. произведения Булгакова перестали печатать, он осознал себя литературным изгоем. Булгаков в отчаянии обратился с письмами к А.М. Горькому и И.В. Сталину, просил разрешить ему уехать за границу или предоставить возможность работать при театре все равно кем – режиссером, статистом, рабочим сцены. Сталин лично позвонил Булгакову, после чего он стал работать ассистентом режиссера в МХАТе, затем он перешел в Большой театр, где работал либреттистом и переводчиком.

Трагедия творческой личности, трезво оценивавшей события в России, невозможность широкого и активного участия в литературной жизни, запрет на печатание его работ и постановку его пьес усилили недомогания Булгакова. Но рядом с ним была любимая и любящая женщина – Елена Сергеевна, вторая жена. С первой женой, Татьяной Николаевной Лаппа, он обвенчался в 1913 г. в 22 года; при расставании с ней он сказал: «Меня за тебя Бог накажет» (что и произошло, ведь он нарушил святость церковного брака). В 38 лет он полюбил благополучную жену крупного советского военачальника-красавца, мать двоих сыновей – Елену Сергеевну, ответившую ему взаимностью. Она выдержала скандал с мужем, полугодовой «домашний арест» и ушла к Булгакову (1929), зная о его репутации, непредсказуемости событий совместной жизни с ним. Она оказалась верной женой, сильным человеком, надежным другом, свято верила в его гениальность. Здоровье Булгакова быстро ухудшалось, уже ослепнув, почти потеряв речь, он диктовал жене поправки к своему главному прозаическому произведению, которое он создавал 12 лет – «Мастер и Маргарита» (1928–1940). Булгаков умер в возрасте 49 лет от наследственной болезни почек. Когда он тяжело болел, испытывая невыносимые боли, ослеп, почти потерял речь, она не отдала его в больницу. Перед их соединением она дала ему клятву, что он умрет у нее на руках (т. е. что в больницу она его, что бы ни произошло, не отдаст) и что она опубликует со временем его произведения. Елена Сергеевна, несмотря на редчайшие трудности, все обещания выполнила.

Со временем произведения М.А. Булгакова получили широкую известность и всеобщее признание. Кроме уже названных произведений Булгакова, особенно широко известна философско-сатирическая повесть «Собачье сердце» (острый памфлет на современную ему Россию, вышла в печать только в 1987 г., через 47 лет после кончины автора) и пьеса-гротеск «Иван Васильевич» (1935 г.; по ней создан фильм «Иван Васильевич меняет профессию»).

Анатолий Дмитриевич Папанов (1922–1987) родился в Вязьме в семье рабочих Дмитрия Филипповича и Елены Болеславовны. Со временем семья Папановых перебралась в Москву, где отец устроился работать заведующим складом, а мать стала работать шляпницей-модисткой в ателье. С восьмого класса Анатолий участвовал в работе школьного драматического кружка. После окончания школы, в 1939 г., А.Д. Папанов стал работать литейщиком на Втором Московском шарикоподшипниковом заводе, а в свободное время занимался в заводской театральной студии и, чтобы подработать, снимался в массовках на киностудии «Мосфильм». Когда началась война, он ушел на фронт, попал на передовую, видел массовую гибель своих товарищей-бойцов. В 1942 г. он был тяжело ранен в ногу, полгода лечился в госпитале под Махачкалой и с третьей группой инвалидности был комиссован. Осенью 1942 г. он возвратился в Москву и поступил в Государственный институт театрального искусства им. А. Луначарского (ГИТИС). Там он познакомился с Надеждой Каратаевой, которая до этого 2 года работала во фронтовом санитарном поезде. В 1945 г. они поженились, в том же году они закончили ГИТИС. Папанова пригласили работать сразу в 3 московских театра: Малый, им. Вахтангова и МХАТ. Но он отказался, потому что его жену распределили в прибалтийский город Клайпеду. Они уехали туда работать в Русский драматический театр. В 1948 г. режиссер московского Театра сатиры А. Гончаров пригласил Папанова работать в его театре. Папанову с женой дали комнату в общежитии площадью 8 квадратных метров. Папанову в театре долгое время давали только второстепенные роли, но он не роптал, так длилось почти 7 лет. В 1954 г. у них родилась дочь Лена, а через год Папанов в спектакле «Поцелуй феи» сыграл первую серьезную роль, тогда о нем заговорили как о новом талантливом, перспективном актере (ему было 33 года).

В кино Папанов впервые снялся в 1951 г., в фильме «Композитор Глинка» он сыграл роль адъютанта. С 1954 г., когда он снялся в роли генерала Федора Серпилина в фильме «Живые и мертвые» по роману К.М. Симонова, к нему пришел очень большой успех. Затем он успешно снимался в огромном числе фильмов («Берегись автомобиля!», «Дайте жалобную книгу», «Иду на грозу», «Золотой теленок», «Служили два товарища», «Адъютант его превосходительства», «Бриллиантовая рука», «Виринея», «Белорусский вокзал», «Двенадцать стульев», «Холодное лето пятьдесят третьего» и др.). С 1960 г. (ему 38 лето) Папанов стал озвучивать мультфильмы, самым знаменитым из них стал «Ну, погоди!» (где он озвучивал Волка). Звание Народного артиста СССР А.Д. Папанову присвоили только в 1973 году. Папанову это давно заслуженное им звание не присваивали потому, что он в КПСС не вступил (членом Коммунистической партии он так и не стал).

В августе 1987 г., когда Папанов, разгоряченный, уставший после дороги с дачи, встал под холодный душ у себя в квартире в Москве, у него случился сердечный приступ, возникла острая сердечная недостаточность. Театр сатиры тогда был на гастролях в Прибалтике; только когда он не прилетел к спектаклю, стало ясно, что с ним что-то случилось. Через балкон соседей, разбив стекло, его зять проник в квартиру и в ледяной воде ванны увидел мертвого уже несколько дней А.Д. Папанова. Его роль в фильме «Холодное лето пятьдесят третьего» озвучивал другой актер, хоронили его в закрытом гробу.


В 35 км к северо-западу от Вязьмы расположено село Хмелита, где сохранилась бывшая усадьба дворян Грибоедовых, в которой создан Государственный историко-культурный и природный заповедник А.С. Грибоедова. В нем ежегодно проводят Всероссийский Грибоедовский праздник. Заповедник занимает обширную площадь – 24 635 гектаров. На его территории находятся мемориальные памятники, связанные с А.С. Грибоедовым, А.С. Хомяковым, П.С. Нахимовым, С.С. Уваровым, М.А. Булгаковым. На Вяземской земле родились флотоводец П.С. Нахимов, декабрист И.Д. Якушкин. Усадьба Хмелита является ценным архитектурно-художественным комплексом, имеющим неповторимые визуальные черты и навсегда остающимся в памяти. Особенно сильное впечатление производят главный дом-дворец усадьбы (XVIII в.) и военный мемориал «Богородицкое поле» (создан в начале XXI в.).


Усадьба Хмелита


Хотя Хмелита прежде всего известна как мемориально-литературный музей, связанный в первую очередь с А.С. Грибоедовым, территория этого заповедника тесно связана с событиями Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Находящееся на территории заповедника Богородицкое поле – не что иное, как место героического прорыва советских войск в октябре 1941 г., в период Брянско-Вяземской операции. Около миллиона советских солдат попали в окружение, из них по узкому трехкилометровому коридору смогли выбраться только около 85 тысяч. Долгие годы масштаб и причины этой трагедии замалчивались, как и заслуги участников героического сопротивления. В память об этих событиях в начале XXI в. начали строительство здесь военно-исторического мемориала «Богородицкое поле», установили памятную стелу.

Собственно историческая усадьба Хмелита интересна и уникальна по ряду позиций: 1) это одна из самых ранних помещичьих усадеб на Смоленской земле; 2) пейзажный парк в усадьбе был одним из самых ранних декоративных садов в России; 3) при наличии определенных знаний и фантазии здесь можно увидеть и представить, как в лучшие для усадьбы годы она представляла собою редкий образец обширной барской усадьбы в стиле елизаветинского барокко; 4) целых 15 юношеских лет до окончания университета А.С. Грибоедов здесь жил в теплое время года со своей матерью и сестрой Марией; 5) обитатели усадьбы и ее гости стали прообразами знаменитой комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума» (прообразом Фамусова послужил дядя А.С. Грибоедова – Алексей Федорович, владелец усадьбы; в образе, словах, чувствах Чацкого можно узнать гостя усадьбы и дальнего родственника А.С. Грибоедова – И.Д. Якушкина, ставшего со временем одним из наиболее радикально настроенных декабристов; прообразом Софьи стала княжна Н. Щербатова, в которую был безнадежно влюблен Якушкин; список примеров можно продолжить).

Усадьба Хмелита как архитектурно-художественный комплекс представляет большой интерес. Хмелита находится у подножия холма, именуемого Поклонной горой и являющегося самой высокой точкой Смоленщины (319 метров над уровнем моря). Дворяне Грибоедовы владели Хмелитой со второй половины XVI в. В 1760–1770 гг. в Хмелите был создан красивейший дворцово-парковый ансамбль, его главный дом-дворец имел более 50 комнат и по роскоши, а также архитектурным достоинствам был сравним с лучшими частными подобными постройками того времени. Усадебный комплекс включал: трехэтажный каменный господский дом-дворец с четырьмя двухэтажными флигелями, Казанскую церковь (1759–1767), хозяйственные постройки, регулярный и пейзажный парки, несколько копаных прудов (большой пруд соединялся протокой с каскадом из трех малых прудов, на одном из которых был устроен искусственный остров). Господский барочный дом-дворец был ярко-голубого цвета, имел белоснежные наличники, карнизы, лепные детали, был пышно украшен. В доме была великолепная библиотека и картинная галерея. Пейзажный парк начали создавать с 1730-х гг., он стал одним из самых ранних декоративных садов в России, его аллеи украшали мраморные статуи, в нем росло более чем 50 видов деревьев и кустарников. По инициативе одного из владельцев усадьбы, Федора Алексеевича Грибоедова, в усадебном комплексе был создан и конный завод с манежем. Здесь было создано обширное и доходное хозяйство, в котором было занято громадное количество дворовых людей, обученных самым разным профессиональным навыкам.

С конца XVII в. владельцем Хмелиты был Алексей Федорович Грибоедов, приходившийся дядей А.С. Грибоедову. Родители будущего драматурга жили раздельно: отец постоянно жил в своем владимирском имении, а мать с детьми – Александром и Марией – зимой в Москве, а с весны до осени – в Хмелите, где устраивались балы, маскарады, концерты, любительские спектакли. В Хмелите Александр Грибоедов познакомился со своим дальним родственником И.Д. Якушкиным.

После Отечественной войны 1812 г. дом-дворец был перестроен в стиле классицизма. Усадьба переходила по родственной линии, но с середины XIX в. начался ее упадок. В 1869 г. владельцем Хмелиты стал купец первой гильдии из Сычево Сипягин, были у нее и другие владельцы, последней ее хозяйкой была княгиня В.Ю. Гейден-Волкова.

После осенних событий 1917 г. усадьбу национализировали, в 1918–1919 гг. в ней открыли Народный дом с театром, чайной, библиотекой, в 1919 г. его закрыли, большую часть лучших картин и книг увезли в Москву и Вязьму. В период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. усадьба была разрушена. По инициативе П.Д. Барановского и проекту его ученика В.Е. Кулакова усадьбу с 1968 г. стали восстанавливать. В 1990 г. усадьбу Хмелита и прилегающие к ней территории получили статус государственного историко-культурного и природного заповедника. Хмелита стала в России одним из значимых центров по изучению жизни и творчества А.С. Грибоедова.


Александр Сергеевич Грибоедов (1795–1829), писатель и дипломат, прославился своей бессмертной комедией в стихах «Горе от ума». Он сделал много полезного для России как дипломат, служивший в Персии, и как смелый участник Русско-персидской войны 1827–1828 гг. В персидском лагере он добился выгодного для России Туркманчайского договора, принесшего ей значительную территорию и контрибуцию.

А.С. Грибоедов родился в Москве, погиб в Тегеране, был похоронен в Тифлисе (Тбилиси), прожил всего 34 года. Отцом А.С. Грибоедова был отставной секунд-майор, проживший жизнь за карточным столом и сильно расстроивший свое наследственное имение. В их семье он никакой роли не играл, умер, когда его сыну было 20 лет. Мать А.С. Грибоедова – Настасья Федоровна – деспотически управляла их домом, была типичной представительницей мира крепостников. Когда А.С. Грибоедову было 21–24 года, в костромских поместьях Н.Ф. Грибоедовой произошли массовые волнения крестьян, доведенных до отчаяния режимом кнута и барщины, установленным помещицей. 700 солдат под командованием генерала учинили жестокую расправу над взбунтовавшимися крестьянами. С такой матерью у Грибоедова не сложились ровные доверительные отношения. Из-за тяжелого властного характера Н.Ф. Грибоедовой между ними часто вспыхивали ссоры. При этом Н.Ф. Грибоедова по-своему заботилась о сыне, желала ему блеска и внешнего благополучия. В ее доме дети изучали языки, звучала музыка, гувернерами были образованные иностранцы, профессора университета приглашались для частных уроков. Грибоедовы, богатые помещики, владельцы двух тысяч крепостных, дали сыну превосходное домашнее образование. В 11 лет он поступил в московский Университетский благородный пансион, а по его окончании – в Московский университет. К 1812 г. (ему 17 лет) он завершил образование на трех факультетах – словесном, юридическом, математическом, владел, кроме русского, языками: французским, немецким, английским, итальянским и самостоятельно освоенными латинским и греческим, впоследствии он изучил еще и арабский, персидский и турецкий языки. Грибоедов был одним из образованнейших людей своего времени. Он превосходно играл на фортепиано, сам сочинял оригинальные музыкальные композиции.


А.С. Грибоедов. Акварель В. Мошкова. 1827 г.


Когда началась Отечественная война 1812 г., А.С. Грибоедов добровольцем записался на военную службу. Но всю военную кампанию ему пришлось провести в резерве, в Казанской губернии, потом его перевели в Иркутский гусарский полк под командованием полковника П.А. Кологривова. В то время А.С. Грибоедов жил настоящей гусарской жизнью: много шутил, озорничал, слыл повесой, любителем анекдотов и охоты за чужими женами. В Брест-Литовске он въехал верхом на лошади на второй этаж, на бал, куда не был приглашен. Как-то он забрался в польский костел во время богослужения и стал играть на органе, да так, что все восхитились, но в самый благодатный момент он внезапно перешел на русскую народную «Камаринскую», чем невероятно обидел католиков. Грибоедов в Петербурге участвовал в качестве секунданта в дуэли В.В. Шереметева с А.П. Завадовским, намечалась также и дуэль между секундантами – А.С. Грибоедовым и А.И. Якубовичем. Все это произошло из-за известной балерины А.И. Истоминой (воспетой А.И. Пушкиным в «Евгении Онегине»). Шереметев был смертельно ранен, а поединок между Грибоедовым и Якубовичем отложили (он был продолжен в 1818 г. в Тифлисе, когда Якубович выстрелил первым, пробил Грибоедову кисть левой руки, один его палец навсегда остался изувеченным). После дуэли служивший в Петербурге (после выхода в отставку) в Коллегии иностранных дел А.С. Грибоедов благодаря хлопотам его матери не был серьезно наказан, его удалось помимо его воли отправить в Персию служить секретарем русского посольства. Ему удалось вывезти из Персии и возвратить в Россию целую толпу несчастных русских пленников, незаконно задержанных персидскими властями. А.С. Грибоедов служил под руководством генерала А.П. Ермолова, выделявшегося своей смелостью, свободомыслием, особым мнением по отношению к кавказским горцам и мусульманам вообще. Грибоедов познакомился с ним в Тифлисе, когда Ермолов был командиром Отдельного Кавказского корпуса и обладал неограниченной властью в Закавказье, его называли «Проконсул Кавказа». Ермолов оценил разнообразные достоинства Грибоедова, добился назначения его секретарем по иностранной части при главнокомандующем на Кавказе.

В 1825 г., после декабрьского восстания в Петербурге, Ермолов смог предупредить Грибоедова, который успел сжечь компрометировавшие его бумаги. В 1826 г. Грибоедов был арестован в крепости Грозной, доставлен в Петербург, находился под следствием по делу декабристов, провел 4 месяца в заключении, но был оправдан. Сам Грибоедов в следственной комиссии и в личном письме царю Николаю I отрекся от участия в тайном обществе. В 1828 г. Грибоедов был назначен послом в Персию, где был убит персидскими фанатиками в 1829 г.

Свою знаменитую комедию в стихах «Горе от ума» Грибоедов в основном написал в 1822–1824 гг., когда ему было 27–29 лет, но фактически процесс ее создания был более длительным. При жизни Грибоедова комедия не была ни напечатана полностью, ни поставлена на сцене. Но даже отрывки ее, появившиеся в альманахе Бургарина «Русская Талия на 1825 год», сделали Грибоедова знаменитым. Комедия переходила из рук в руки в переписанном от руки виде, состоялись даже два нелегальных издания, с комедии снимали от руки копии и продавали за немалые деньги. В немецком переводе ее напечатали в 1831 г., а в России в 1833 г., когда Грибоедова уже не было в живых. Ничего равного этой комедии Грибоедов больше не написал, в отрывках сохранились еще две его пьесы. Значительная часть стихов этой комедии стала афоризмами. Вдова и мать Грибоедова смогли ощутить славу, пришедшую к дорогому им человеку, только после его смерти.

Незадолго до трагической гибели А.С. Грибоедов женился на шестнадцатилетней дочери его старого приятеля – княгине Нине Александровне Чавчавадзе, тогда ему было 33 года, он впервые пережил глубокое и сильное чувство. Нина Чавчавадзе похоронила мужа в Тифлисе, в монастыре святого Давида, она пережила его на 20 лет. Над могилой она поставила скульптурный памятник, на котором были высечены слова: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русских, но для чего пережила тебя любовь моя». Персидский шах принес официальные извинения России за гибель дипломата А.С. Грибоедова и преподнес императору Николаю I в качестве своеобразной компенсации один из самых знаменитых ценных камней мира – алмаз «Шах» (весом 88,7 карата). Царь назначил вдове и матери А.С. Грибоедова пенсии и выделил единовременное денежное пособие.


Немало часов в обществе молодого А.С. Грибоедова провел И.Я. Якушкин, с одной стороны, гениальный, с другой – ущербный человек, который пытался внедрить в его сознание свои идеи, кое-что из этого нашло отражение в поэтическом творчестве Грибоедова.

Где-то в душе И.Д. Якушкин был одновременно романтиком и эгоистом, решительным реформатором-смельчаком и ограниченным политиком. Так, в своей смоленской деревне Жуково в первой половине 1820-х гг. он предложил крепостным крестьянам вольную и возможность арендовать у него землю, они – отказались. Он не понимал, что в жизни время практических реформ тогда в России еще не пришло. Принадлежность к масонам-декабристам еще более усугубила его политическую незрелость, привела к мучениям его и его семьи.


Иван Дмитриевич Якушкин (1796–1857) вошел в русскую историю прежде всего как декабрист, участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов, капитан в отставке, приговоренный после восстания в декабре 1825 г. к смертной казни, которую заменили двадцатилетней ссылкой. Но это только наиболее известная часть его жизни. В судьбе И.Д. Якушкина все было гораздо сложнее и трагичнее, чем видно на первый взгляд. Главная его беда была в том, что он не был убежденным чадом Русской православной церкви, был одним из первых в России атеистов и материалистов. Он не признавал позитивную (хотя и не лишенную исправимых недостатков) значимость стабильности, в том числе и монаршего порядка власти, допускал возможность убийства для достижения поставленных целей, оправдывал втягивание в политические интриги и братоубийственные конфликты неискушенных людей. Он был одним из ярких, но все-таки близоруких в больших делах (с православных позиций) русских философов-материалистов. При этом он одним из первых в России высказывал идеи всеобщей солидарности и взаимопомощи людей, которые когда-то утвердятся на Земле. Он одним из первых в России задумался над идеей всеобщего прогресса и создания глобальной цивилизации, как говорят сейчас.


И.Д. Якушкин. Акварель Н.И. Уткина. 1816 г.


Не будучи убежденным православным человеком, Якушкин не знал границ для разумных мечтаний, особенно желал он получить то, что представлялось ему недостижимым. Он стремился к реализации чистых планов, причем любой ценой, слишком часто не ценил и не видел простых и доступных радостей жизни. Сам он стал считать себя способным к участию в убийстве только тогда, когда ощутил недосягаемость его любовных чаяний, допустил позже предосудительную тягу к теще, а не к жене, сполна не смог осознать и реализовать обязанности мужа по отношению к жене и детям.

И.Д. Якушкин учился в частном пансионе, затем в Московском университете, 3 года провел в сражениях, воевал в Отечественную войну 1812 г., имел боевые ордена и нагрудный крест за храбрость. Он служил в Петербурге, затем был переведен в Москву. Был одним из основателей «Союза спасения», а также одним из учредителей и руководителей «Союза благоденствия», одним из вождей декабристов. Он в 1817 г. выступил с предложением убить императора Александра I. В 1818 г. он вышел в отставку в чине капитана в возрасте 25 лет и почти все свои силы отдал подготовке восстания в Петербурге, при этом предлагал поднять восстание и в Москве среди расквартированных в ней войск.

Многое в жизни Якушкина определилось в связи с его роковой, несчастливой любовью к княжне Наталье Дмитриевне Щербатовой, сестре его друга и боевого товарища И.Д. Щербатова. Наташа одаривала дружбой, но не более. В 1817 г. Якушкин решился на самоубийство, его друзьям удалось его удержать от этого шага отчаяния, но он тяжело заболел и едва не умер, спасли забота и внимание друзей. Якушкин был подавлен и искал смерти, кругом видел одно плохое и по-прежнему любил Щербатову. Все это усиливало его решимость в делах тайного общества, он отстаивал свое право на акт цареубийства. В 1819 г. Щербатова вышла замуж, стала ненадолго счастливой женой князя Ф.П. Шаховского (он был также членом тайного общества, позже его сослали в Сибирь, где в 1828 г. он сошел с ума; в 1829 г. умер в монастырской тюрьме Спасо-Ефимиева монастыря в Суздале). 1817–1819 гг. были пиком духовного кризиса Якушкина.

В 1820 г. Якушкин встретил сильную волевую женщину, ставшую для него матерью и главным другом на всю его жизнь – графиню Надежду Николаевну Шереметеву (1775–1850 гг.; урожденная Тютчева, тетка поэта Ф.И. Тютчева). Это стало началом нового этапа в его жизни. Он стал частым гостем в ее доме. Н.Н. Шереметева была незаурядной личностью, считалась одной из самых оригинальных москвичек, имела высокие связи, смелые суждения, высокоинтеллектуальных друзей (как В.И. Жуковский, Н.В. Гоголь называл ее своей духовной матерью, П.Я. Чаадаев был ее другом). Она недолго была хорошей женой: ее муж умер от случайного удара лошади. Она осталась с маленькими детьми (сыном и двумя дочерями), ради их счастья и спокойствия отказалась от личной жизни (дети должны были видеть верность матери их отцу), одевала только черную одежду, полностью посвятила себя детям, хозяйским делам, помощи нуждающимся людям. В ее доме и загородном имении не было роскоши, все деньги шли на обучение детей, скромный быт и помощь ее крестьянам. Ее крепостные крестьяне боготворили ее, видели в ней их первую защитницу и помощницу (а не эксплуататоршу-помещицу, какими были владелицы соседних земель). В ней и Якушкин приобрел мощного в духовном плане друга. В 1822 г. Якушкин стал мужем ее шестнадцатилетней дочери Анастасии Васильевны (1806–1846 гг.; разница в их возрасте более 13 лет) и зятем сорокасемилетней Шереметевой (разница в их возрасте 18 лет). Н.Н. Шереметева была Якушкину духовно значительно ближе, чем его молодая, редкой красоты и скромности жена. Якушкин по-своему любил красавицу-жену, но видел в ней прежде всего неискушенного ребенка и мать их двоих сыновей, а его разум и неподвластное ему сердце принадлежало теще, с которой он отводил душу в разговорах. Якушкин особенно любил тех людей, кто был в духовном плане сильнее его и обладал репутацией неординарного человека. Он был неспособен заметить и оценить искренние, простые человеческие чувства к нему человека скромного, не думающего о своем заметном месте и броском успехе в обществе, мечтающего только о его внимании и благополучии. Его жена была как раз таким человеком. В ней он оценил внешнюю редкую красоту и неискушенность, но в духовном плане видел в ней только слабый отблеск сильной личности – ее матери. Но он жестоко ошибся – не оценил, не увидел главный подарок судьбы, посланный ему Богом. А.В. Якушкина на деле была яркой личностью (хотя ее формирование происходило постепенно), не способной на внешние эффектные поступки (а скорее всего осуждавшей их), редкой по силе духа, любви, верности мужу, долгу, детям женщиной. Она была в силах перенести все беды и невзгоды, кроме – не столь сильной (как у нее) привязанности мужа к ней, ее любовь к нему была несравнимо чище, сильнее, самоотверженнее, чем мужняя доброта к ней. Неадекватность их чувств приносила ей главные страдания, но горячо любимый муж очень долго оставался главным в ее жизни.

Когда произошло восстание в Петербурге в декабре 1825 г., Якушкины были в Москве, Иван Дмитриевич ожидал ареста. Он все рассказал теще, она поняла его высокие стремления, но осознавала и то, что, имея их, он не должен был жениться на ее дочери, иметь двоих детей. И тем не менее она поняла его и поддержала снова. Якушкина арестовали, приговорили к смертной казни, замененной каторгой в Сибири, куда он прибыл в 1827 г. Через 12 дней после его ареста жена родила второго сына. Его жена с полугодовалым младенцем, двухлетним сыном и матерью успели повидаться с ним на свидании в Петропавловской крепости в Петербурге в 1826 г.


В 1827 г. трижды они приезжали в Ярославль и один раз увидели его при отправлении со ссыльными дальше в Сибирь. В Ярославле он категорически запретил жене пытаться приехать к нему в ссылку, поскольку ее долг – воспитать достойных сыновей (детей в Сибирь брать не разрешали). Якушкина несколько лет просила его разрешить ей приехать в Сибирь, но он не разрешал. Только в 1829 г., когда она была на грани полного отчаяния, только по настоянию тещи он согласился на ее приезд. При помощи влиятельной Н.Н. Шереметевой и ее друзей добились разрешения царя на ее отъезд, но младший сын опасно заболел, ее отъезд отложили, а когда он выздоровел – разрешенный срок отъезда уже прошел.


А.В. Якушкина с детьми была полностью зависимой от матери и брата, жила замкнуто, все силы отдавала детям, писала мужу трогательные письма и тайно вела для него одного свой откровенный дневник (письма ее прочитывали чиновники, а также мать, которая сама дописывала конец каждого послания). Она снова стала добиваться у царя разрешения поехать с детьми к мужу в Сибирь, но ее родственники, графы Шереметевы, стыдившиеся ее мужа – государственного преступника, способствовали отказу в этой просьбе. Муж не писал ей письма, столь полные любви и благодарности, как она ждала и заслуживала. А ее письма к нему были переполнены безграничной любовью. Даже в письмах ощущалось, что мать жены ему духовно ближе, и он очень страдает от отсутствия именно ее общества. Кроме того, прежняя роковая любовь Якушкина к Н.И. Щербатовой не давала ему сил писать жене об эмоциях, на которые он был неспособен. Вероятно, на каком-то этапе Якушкина при ее уме и образованности поняла, что в жизни мужа (при всем его уважении к ней) она среди женщин не занимает первое место. В последние годы ее жизни она уже не писала ему письма в Сибирь, а ее мать писала ему столь ожидаемые им письма из дома.


Музей П.С. Нахимова


Прожив с мужем немногим более трех лет, А.В. Якушкина 22 года жила без него. Она вырастила великолепных сыновей, но замкнулась в себе, разочаровавшись в самом дорогом человеке-муже и сполна испив чашу унижения финансовой зависимости от своих родственников. Якушкина умерла на сорок первом году жизни, муж пережил ее на 10 лет. Он умер в возрасте 64 лет, когда после амнистии и манифеста об освобождении 1856 г. он вернулся в свое имение в Тверском уезде. Якушкин слишком много мечтал о личных, ярких и всепоглощающих любовных эмоциях, был способен принимать любовное восхищение, не будучи готовым платить тем же. Замечательный ум его жены, ее образованность, скромность и верность ему он должным образом не оценил, постоянно сравнивал ее с его роковой первой любовью и блеском интеллекта тещи. В конце концов именно он принес много горя тем, кто его любил, уважал, жертвенно поддерживал и помогал. Но к концу жизни (когда жена уже умерла) он, кажется, понял, какую непоправимую ошибку он совершил, и память об умершей жене стала чуть ли не главным в его жизни, как и любовь к их детям, в которых они были соединены.


На территории музея-заповедника «Хмелита» есть мемориальные места, связанные с жизнью выдающегося русского адмирала П.С. Нахимова. Это – место бывшей усадьбы Городок, где П.С. Нахимов родился, и Спас-Волжинский погост, где его крестили. П.С. Нахимов всегда помнил усадьбу Городок, никогда не покидал связи со своей Малой Родиной, даже из осажденного Севастополя писал своим близким о желании приехать в эти места.


Павел Степанович Нахимов (1802–1855) – знаменитый русский флотоводец, адмирал (1855). Современники называли его героем Севастополя, рыцарем без страха и упрека, солдаты и моряки называли его отцом-благодетелем или наш старик Павел Степанович. Не имея ни семьи, ни близких друзей, он полностью посвятил себя русскому флоту, в первую очередь – Черноморскому флоту.

П.С. Нахимов родился в семье небогатых дворян, отец его был отставным секунд-майором. В возрасте 13–16 лет он учился в Морском кадетском корпусе, затем несколько лет служил на Балтийском флоте, совершил в составе команды знаменитого флотоводца М.П. Лазарева на фрегате «Крейсер» кругосветное плавание (ему 20–23 года). П.С. Нахимов в возрасте 32 лет стал одним из главных героев Наваринского сражения, затем до конца своей жизни служил на Черноморском флоте. Вся жизнь Нахимова – это служба офицера на флоте, участие в судьбоносных для России морских сражениях. В 43 года его произвели в контр-адмиралы и назначили командиром бригады кораблей, в 50 лет он стал вице-адмиралом, начальником флотской дивизии. Для Нахимова жизнь означала морскую военную службу, заботу о подчиненных, участие в морских операциях и сражениях. Он отличался необыкновенной скромностью, в отчетах, реляциях о боях, он не упоминал о своих вкладах в победу, а всегда отмечал заслуги подчиненных. Полностью поглощенный и увлеченный службой, подолгу пребывая в морских походах, он не смог создать семью, ведь все свои силы и время он отдавал морскому делу и своим подчиненным. Нахимов с необыкновенной заботой относился к матросам, членам их семей, большую часть своего жалованья он раздавал нуждающимся. Вероятно, он жалел, что у него нет жены, детей, но понимал и то, что флот требует отдавать ему все силы, а семье нужны внимание, время, постоянная любовь, ощущение первичной значимости в жизни человека, что он сполна дать не мог.


Адмирал П.С. Нахимов. С литографии XIX в.


В 1853 г., когда Нахимову исполнился 51 год, началась Крымская война, принесшая Нахимову неувядаемую, немеркнущую в веках славу и геройскую смерть. Нахимов был командиром Севастопольского порта и военным губернатором Севастополя. Во время Крымской войны, уже после того как он, командуя эскадрой Черноморского флота, разгромил главные силы турецкого флота в Синопском сражении, в период героической обороны Севастополя 1854–1855 гг., возглавляя героический гарнизон защитников крепости, был смертельно ранен на Малаховом кургане в голову и умер в возрасте 53 лет. Нахимов был при жизни награжден многочисленными орденами (Святого Георгия II степени, Белого орла и др.), после кончины в его честь были воздвигнуты памятники. Похоронен П.С. Нахимов в склепе севастопольского Владимирского собора, рядом с другими прославленными адмиралами – М.П. Лазаревым, В.А. Корниловым, В.И. Истоминым. В 1944 г. был учрежден орден Нахимова I и II степени, а также медаль Нахимова.


К северу от Хмелиты, на большом холме, который огибает река Вазуза, сохранились многочисленные и разнообразные строения бывшей усадьбы знаменитых графов Шереметевых – Высокое, создание комплекса которой относится к рубежу XVIII–XIX вв. Эта усадьба по желанию ее владельцев изначально создавалась по не вполне обычному для того времени сценарию. Это была родовая усадьба графов Шереметевых, из века в век она достраивалась и перестраивалась, но единого, грамотно созданного усадебного комплекса до конца XVIII в. создано не было. Шереметевы хотели иметь здесь совершенный с архитектурно-художественных позиций усадебный комплекс, отличительной, но не навязчивой и не слишком бросающейся в глаза особенностью которого должно было стать и его хозяйственное, т. е. доходное, значение. Графы Шереметевы, любители столичной светской жизни, понимали, что в Смоленской глубинке они не будут постоянными жителями, не будут здесь часто принимать гостей, тем более именитых, поэтому планировали создать здесь доходное хозяйство.

Высокий статус рода графов Шереметевых заставил их пригласить для проектирования и строительства усадебного комплекса в Высоком известного архитектора Н.Л. Бенуа, которого заинтересовали масштабами работ, большими финансовыми возможностями их рода и обещанием дать творческую свободу знаменитому зодчему. Работы в Высоком начались в 1867 г., предстояло построить значительный господский дом, конный завод, многочисленные жилые дома для работников усадьбы, ряд хозяйственных построек, а, главное, возвести великолепную церковь, которая по желанию Шереметевых должна была быть построена в стиле церкви в их знаменитой усадьбе Останкино.

Строительство в усадьбе велось поэтапно. В середине XIX в. в ней построили небольшой деревянный господский дом для графини А.Г. Шереметевой, а в 1900 г. в нем надстроили еще один этаж (этот «дом старой графини» является самой древней, сохранившейся усадебной постройкой), рядом разбили пейзажный парк, построили усадебную церковь с колокольней и амбар (1868–1871), молочную ферму (1869), оранжерею и выездные пилоны с фигурами львов (1870), птичник с высокой башней (1872), конный двор (1873), другие строения.

Шереметевы в эту усадьбу приезжали не часто, подолгу в ней не жили, больше надеялись на хозяйственное значение усадьбы. Учитывая такую оценку этой усадьбы владельцами, архитектор Н.Л. Бенуа не сделал господский дом центром усадебной композиции, он выдвинул на первое место хозяйственное значение усадьбы. Такое решение композиции усадебного комплекса было необычным. Были построены и сохранились своеобразный по форме птичий двор, оранжерея, кухня, маслобойня, дом управляющего имением, дом садовника, ряд других строений, все они возведены в духе романтической стилизации под европейскую архитектуру XVII в. Но хозяйство усадьбы давало не доходы, а убытки. Шереметевы не любили расставаться с недвижимостью и продолжали строительство, рассчитывая, что со временем усадебное хозяйство все-таки станет выгодным.

Богатые Шереметевы пытались жить с удовольствием для себя и с пользой для общества. Так, построив в усадьбе большой конный завод, для него возвели конный двор (1801–1803). Со временем манеж в конном дворе переделали и устроили домовую церковь. В конце XIX в. здание конного завода А.Г. Шереметева завещала отдать под больницу и странноприимный дом (богадельню). В начале ХХ в. в трехэтажном корпусе открыли церковно-приходскую школу. Один из последних владельцев усадьбы, А.Д. Шереметев (который был большим любителем пожарного дела), организовал в этой усадьбе добровольную пожарную дружину, построил для нее специальное здание с тридцатиметровой каланчой, где хранился пожарный инвентарь и повозки, а на втором этаже жили пожарные. Все это также было необычным делом для смоленских дворянских усадеб. Усадебный комплекс в Высоком включал ухоженный парк из регулярной и пейзажной частей. Парк в Высоком считали одним из самых лучших усадебных парков на Смоленщине, он был спланирован с большим мастерством, в нем росло более 30 видов деревьев. Усадьба сильно пострадала в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., в послевоенный период в бывшем усадебном комплексе устроили детский костнотуберкулезный санаторий.

С архитектурно-художественных позиций из оставшихся усадебных строений наибольший интерес представляет церковь Иоанна Предтечи. Архитектор Н.Л. Бенуа разработал проект величественной Предтеченской церкви с многоярусной колокольней в формах русской архитектуры середины XVII в. Церковь представляла незаурядный образец храма «в русском стиле», а ее современное состояние заставляет желать лучшего.


Владельцы усадьбы Высокое – дворяне Шереметевы – были представителями славного и первого русского рода графов. Первым русским графом по воле царя Петра I стал в 1706 г. генерал-фельдмаршал Б.П. Шереметев (1713–1788), первый или один из первых русских масонов, первый русский кавалер Мальтийского креста. Шереметевы принадлежали к очень древнему боярскому роду, родовитейшему русскому дворянству. Их предки были выходцами из прусских земель, слово «шеремет» – восточного происхождения и означает «проворный». Все Шереметевы были среди первых лиц в царской России. Они имели высокие государственные чины и звания не столько из-за своего знатного происхождения, сколько благодаря своим знаниям, культуре, сильному патриотическому чувству, глубочайшей преданности Православию. Все Шереметевы были очень религиозными людьми, точно выполняли наказ своих предков – покоряться воле Божией, больше ходить в храм и усердно молиться, почитать предков, быть преданными царю и Отечеству, чтить все Заветы Божии. Особенно трудно было представителям этого рода в конце XIX – начале ХХ в.; после событий 1917 г. они лишились всех своих имений и других богатств, в том числе потеряли и усадьбу Высокое.


Б.П. Шереметев. Портрет XVIII в.


Владелец усадьбы Высокое в конце XIX – начале ХХ в. граф Александр Дмитриевич Шереметев (1859–1931) воспитывался в Пажеском корпусе, в 32 года стал адъютантом главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа. С 35 лет А.Д. Шереметев был шталмейстером Императорского Двора, в пятьдесят лет – генерал-майором императорской свиты. За хорошую службу он имел множество российских и иностранных орденов.

А.Д. Шереметев был не только смелым военным и добросовестным придворным, был он всесторонне образованным, высококультурным человеком, стремившимся больше и в разных сферах делать полезное для Отечества. В возрасте 20 лет (1879) он организовал Российское пожарное общество, с 33 лет участвовал в устройстве Всероссийской пожарной выставки. Он также издавал журнал «Пожарный». А.Д. Шереметев был известен и как талантливый композитор, большой знаток и любитель музыки. С 23 лет он на свои средства содержал хор и симфонический оркестр, с 39 лет он устраивал общедоступные концерты. Шереметев, глубоко убежденный православный человек, был автором духовных сочинений, его уважали как симфонического дирижера, с 42 лет он исполнял должность начальника Придворной певческой капеллы. В возрасте 51 года он основал Музыкально-историческое общество, а двумя годами раньше пожертвовал огромную сумму денег на учреждение стипендии им. Н.А Римского-Корсакова в Петербургской консерватории.

Шереметев в 24 года женился на графине Марии Федоровне Гейден, у них было четверо детей. После потрясений 1917 г. ему удалось уехать во Францию, где он прожил много лет и умер в возрасте 72 лет. Похоронен А.Д. Шереметев, как и многие российские эмигранты, на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. В селе Высокое А.Д. Шереметева долго помнили, вспоминали как доброго хозяина усадьбы, гуманно относившегося к крестьянам, их нуждам, участвовавшего в решении их проблем, а также как добропорядочного соседа местных помещиков, инициатора создания смоленских усадебных добровольных пожарных дружин, примерного чада Русской православной церкви.


Усадьба Высокое является и своего рода памятником русскому архитектору Н.Л. Бенуа, создававшему ее. Жизнь и творчество Бенуа заставляет лишний раз вспомнить о том, сколь зависимы творческие личности от заказчиков и властьпредержащих лиц. Богом данный талант и достигнутые десятилетиями упорной учебы и труда опыт, мастерство неизбежно приходится приспосабливать под вкусы, требования заказчиков, об истинном полете и свободном творчестве приходится в основном мечтать, особенно если на руках семья с детьми.


Николай Леонтьевич Бенуа (1813–1898) вошел в русскую историю как талантливый архитектор, человек большой культуры, ответственный и стойкий глава большого семейства. В XIX в. о нем говорили как о непревзойденном мастере подражания историческим стилям в архитектуре зданий, большом знатоке и любителе готики, готического стиля.


Н.Л. Бенуа. Художник В.И. Думитрашко. 1901 г.


Бенуа родился в Петербурге в семье придворного метрдотеля императрицы Марии Федоровны Луи-Жюля Бенуа, француза, выходца из крестьянской семьи, женатого на немке Анне-Катерине Гроппе, дочери медика, у них было 18 детей, из которых 7 умерли в младенчестве.

Николай с детства владел французским и немецким языками, в 9 лет он поступил в немецкую школу, затем занимался в реформаторской церковной школе. После смерти отца (1822) 14-летнего Колю, который был крестником вдовствующей императрицы Марии Федоровны, при ее содействии приняли учиться за казенный счет и на полный пансион в Академию художеств. Он учился очень хорошо, неоднократно получал поощрения, в том числе медали, за свои архитектурные работы. После завершения учебы он получил право учиться за границей как пенсионер Академии. Но 2 года до этой поездки он должен был работать в Санкт-Петербурге по профессии. В возрасте 27–33 лет Н.Л. Бенуа в качестве пенсионера Академии совершенствовал свои знания в Италии, посетил также Францию и Англию для ознакомления с архитектурой Средневековья, достигшей в них совершенства. В 1846 г. Бенуа вернулся в Петербург, был зачислен архитектором на службу в Кабинет его императорского величества. К Бенуа благоволил император Николай I, ценивший его как архитектора. Бенуа успешно работал по государственным, царским, частным заказам. Этому способствовало и то, что тогда в моде был его излюбленный готический стиль.

Бенуа в 34 года получил звание академика архитектуры, был удостоен ордена Святого Владимира IV степени. Он много создавал проектов для Петербурга и его пригородов, много работал по заказам и для других мест России. В 37 лет он женился на Камилле Кавос – дочери архитектора А.К. Кавоса, у них было 9 детей, но 2 из них умерли в раннем возрасте.

В возрасте 44 лет Н.Л. Бенуа получил звание профессора Академии художеств. С 55 лет он был избран в гласные Городской думы Петербурга (1868), избирался в думу каждые четыре года. В возрасте 77–80 лет он был председателем Санкт-Петербургского общества архитекторов. Бенуа умел находить общий язык с самыми разными людьми, в том числе заказчиками работ, умудрялся влиять на их художественные вкусы, был способен идти в разумных масштабах на творческие компромиссы, помнил о своих общественных и семейных обязанностях, свято чтил память умершей жены (1891 г.; ему тогда было 78 лет). Н.Л. Бенуа умер в возрасте 85 лет.


Немного севернее бывшей усадьбы Высокое находится еще одна бывшая дворянская усадьба Александрино, в которой с 1950 г. действует дом отдыха. Почти все, что относится к усадебному комплексу, было построено во второй половине XVIII в. Сохранились двухэтажный господский дом в стиле позднего классицизма с главным фасадом, украшенным трехарочным ризалитетом, парковый фасад – портиком из чугунных колонн, а также примыкающие к главному дому два флигеля (вторая половина XIX в.) и пристроенная водонапорная башня (конец XIX в.), отдельные другие постройки, в том числе одноэтажный «Дом черкесов» и «Корпус на подклете» (оба – вторая половина XIX в.). Сохранился обширный (один из крупнейших на Смоленщине) пейзажный парк, заложенный в начале XVIII в., в котором даже сейчас сохранилось около 1200 вековых деревьев, всего в нем растут более 20 видов деревьев и кустарников. В парке есть 3 каскадных пруда, соединенных каналами и протоками; в центре самого маленького пруда – Круглого намыт небольшой островок. Во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. эта усадьба была заминирована, но взрыв почему-то не произошел. Только в 1961 г. случайно нашли заложенную в каретном сарае взрывчатку военных лет, которую успели обезопасить.

Отдыхающие в Александрино люди обычно не знают, какие страсти кипели в усадьбе в давние времена. Во второй половине XVIII в. это имение принадлежало знатной княжеской чете Лобановых-Ростовских, остро переживавших отсутствие у них детей. Со временем бездетные супруги взяли на воспитание своего племянника Александра, которого они страстно любили и назвали усадьбу в его честь.

Один из последних владельцев усадьбы, флигель-адъютант князь Лобанов-Ростовский, здесь, в провинции, и в столицах – Петербурге и Москве – имел репутацию «самодура-чудака». Поскольку он не любил хрюканье свиней, то строго-настрого запретил здесь своим крестьянам держать поросят. После ссоры со своим соседом графом Шереметевым, чтобы не видеть его и его друзей, Лобанов-Ростовский приказал проложить новую дорогу в объезд своего имения, да и еще прямо по пашне. Когда в Вязьме с князя взяли 10 копеек за водопой его лошадей, Лобанов-Ростовский рассвирепел и решил лишить этот город воды, ради чего приказал прорыть канал и отвести воды реки Вязьмы в озеро. К счастью, реализовать этот безумный план ему не удалось.


А.С. Хомяков. Художник Э.А. Дмитриев-Мамонов. 1840-е гг.


Поблизости от Александрино, к северо-востоку от него, находится селение Липецы, где раньше была дворянская усадьба и где родился один из известных общественных деятелей России XIX в. А.С. Хомяков.


Алексей Степанович Хомяков (1804–1860) вошел в отечественную историю как философ, в том числе русский религиозный философ, писатель, поэт, публицист, один из основоположников славянофильства, член-корреспондент Петербургской Академии наук (с 1856 г.; ему 52 года). А.С. Хомяков выступал с либеральных позиций за отмену крепостного права, смертной казни, за введение свободы слова и печати. Хомяков родился в дворянской семье, получил хорошее домашнее образование. Он изучал философию, историю, математику, овладел несколькими иностранными языками. В возрасте 18 лет он окончил физико-математическое отделение Московского университета, затем находился на военной службе, в 21 год вышел в отставку и уехал за границу, жил во Франции, Италии, Швейцарии, Австрии. В возрасте 24 лет он вернулся в Россию, поступил в гусарский полк, участвовал в Русско-турецкой войне, после которой вышел в отставку и занялся в основном сельским хозяйством в своем имении. Но зимой он жил в Москве, где организовал кружок единомышленников, который назвали славянофильским. В 43 года Хомяков посетил Германию и Богемию. Вернувшись в Россию, он сотрудничал с прогрессивными периодическими изданиями, выступал как активный общественный деятель. Круг интересов, занятий Хомякова был широк: богословие, социология, история мировой цивилизации, экономика, техника, поэзия, медицина, живопись. Главной чертой его характера была глубокая религиозность. Мощным было его стремление объединить силы славянофилов для решения поставленных ими задач.

Славянофилы – русские общественные деятели, сыгравшие большую роль в развитии русского национального сознания и формировании национально-патриотической идеологии. Славянофилы были убеждены в особом пути развития России и в исключительном значении Православия для ее позитивного роста. Славянофильство зародилось в конце 1830-х гг., а в 1840–1850 гг. собрало вокруг себя самые мощные национальные силы. Наиболее крупными выразителями славянофильских идей были И.В. Кириевский, А.С. Хомяков, К.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин. Славянофильские идеи разделяли и поддерживали лучшие поэты и писатели: Ф.И. Тютчев, Н.М. Языков, В.И. Даль, А.Н. Островский и др. Славянофилы создали мощное общественное и интеллектуальное движение, сильно пошатнувшее идущее еще с эпохи царя Петра I (XVII в.) космополитическое мировоззрение и низкопоклонство перед Западом. Славянофилы показали ущербный, бездуховный, тупиковый характер западной цивилизации. Славянофилы призывали своих соотечественников обратиться к своим историческим основам, традициям и идеалам, способствовали пробуждению национального сознания (по Платонову О.А., 2000). А.С. Хомяков был одним из главных основателей славянофильства и его теоретиком. Он был убежден в коренном различии путей России и Запада, в яркой самобытности русского народа, в исключительной значимости Православия для успешного развития России. А.С. Хомяков умер внезапно от холеры.

Мысли и работы Хомякова и его единомышленников полезны и для современной России, где пока слишком часто бездумно копируют якобы прогрессивный западный опыт в разных сферах. К чему привели результаты по западным рецептам: приватизации предприятий, других хозяйственных объектов, введению в школах единого выпускного экзамена, тестовой системе проверки уровня знаний, пропаганде по телевидению, в журналах, газетах, радиопередачах западного образа жизни и чуждых нам моделей бытового поведения, а также прославлению общества потребления (а не труда и духовного развития), – видно невооруженным глазом. Вместо повсеместного изучения, осмысления отечественной истории и традиций, прославления национальных героев прошлого и современной России СМИ прославляют сомнительного толка «звезд» эстрады и бизнеса, уделяют большое внимание изложению светских сплетен и скандалов, передачам и фильмам с показом физического и морального насилия (что особенно пагубно в предночные часы, негативно влияет на психику, сон, ведет к равнодушию к чужой боли, бедам, рождает ощущение страха и безысходности бытия). Русские, составляющие 80 % россиян, гораздо в меньшей мере являются лидерами в бизнесе, героями и ведущими телепередач. Православный этнос, а это более 86 % россиян, постепенно ослабевает под прессом повсеместной рекламы западного образа жизни, фактически пропаганды западной социальной психологии.


К северу от селения Липецы, на подъезде к городу Сычевка, в излучине реки Вазузы, находится бывшая усадьба Дугино. Эта усадьба и ее окрестности относятся к одним из самых таинственных мест на Смоленщине. Легенда рассказывает, что в давние времена здесь, на Смоленской дороге, промышлял безжалостный разбойник Дугин, который особенно любил грабить царские обозы с казной. Из-за него окрестные места считались гиблыми, куда приезжать лишний раз не стоит. В реке Вазузе именно в этих местах однажды нашли деньги странной треугольной формы, чьи они и откуда здесь оказались, установить не удалось. В подземном этаже местной церкви был захоронен и позже обнаружен склеп с мумифицированным телом, ничего об этом странном захоронении не известно. Позже здесь была усадьба екатерининского вельможи Н.И. Панина, который именно здесь вынашивал и отшлифовывал свои мысли, намерения, планы, повлиявшие на историю, жизнь России.


Усадьба Дугино. Фото 1900-х гг.


Императрица пожаловала эти места графу Н.И. Панину в середине XVIII в., где он создал свою усадьбу Дугино на невысоком холме в излучине р. Вазузы (скорее всего именно от дуги этой реки и происходит название здешних мест и усадьбы). Для Панина эта усадьба была и приятным, и в то же время грустным местом – именно сюда ему доставили письмо императрицы с извещением об его отставке. Но сама усадьба, включая процесс ее создания, переустройства, благоустройства, украшения доставили удовольствие Панину, которому нравилось показывать ее нужным людям, жить, отдыхать в ней.

Усадьба была создана в стиле классицизма. Большой господский дом с мезонином и колонным портиком был двухэтажным, первый этаж – каменный, второй – деревянный, оштукатуренный. Дом открытыми одноэтажными колоннадами соединялся с боковыми флигелями. Господский дом по богатству и красоте интерьеров напоминал дворец, в библиотеке насчитывалось около 10 тыс. томов. Усадебный парк до наших дней больше напоминал ботанический сад, в нем посажены деревья из разных стран. От центра парка отходят 5 аллей, каждая из которых обсажена разными породами деревьев. У реки, куда спускаются аллеи, был каскад искусственных прудов. В парке была регулярная и пейзажная часть. Парк поражал не только планировочным совершенством и разнообразием пород деревьев и кустарников, но и свободно гулявшими по нему пятнистыми оленями. Усадьба Дугино принадлежала Панину до 1783 г., затем ее хозяйкой стала княгиня М.А. Мещерская (урожденная Панина), потом – граф Н.П. Панин. Усадьба Дугино является не только историко-архитектурным памятником, она по праву входит особой главой в хозяйственную историю Смоленщины. В Дугино в 1870-х гг. начали разводить симментальский скот, от которого со временем вывели местную породу коров.


Н.И. Панин. Портрет конца XVIII в.


В 1917 г. в Дугино побывал М.А. Булгаков, который в тот период работал врачом в Сычевском уезде. Немало примет дугинской усадьбы можно обнаружить в его произведениях и прежде всего в повестях «Роковые яйца» и «Ханский огонь».

После осенних событий 1917 г. усадьба была национализирована, на основе ее хозяйственного сектора создали совхоз, а в самой усадьбе открыли школу. Усадебную церковь в 1930-е гг. переоборудовали под клуб. Великая Отечественная война 1941–1945 гг. и ураган 1966 г. нанесли огромный ущерб усадьбе и парку. До наших дней от когда-то ухоженного усадебного комплекса уцелели только один корпус – дом «Крючок» (бывший хозяйственный корпус с полукруглой крышей, построенный в конце XVIII в. в форме псевдоготики), 2 флигеля и остатки парка. Посетить это место интересно, тем более если поразмыслить над событиями жизни самого известного владельца этой усадьбы графа Н.И. Панина.


Никита Иванович Панин (1718–1783) был образованнейшим человеком своего времени, знаменитым государственным деятелем и дипломатом, ловким и изворотливым придворным, графом (с 1767 г.; с 49 лет). Образованность, ум, трезвый взгляд на жизнь, умение долгое время объективно анализировать обстоятельства и способность делать верные прогнозы на будущее сделали Н.И. Панина уважаемым человеком, в услугах которого нуждались императрица Елизавета Петровна (1709–1761 гг.; правила с 1741 г.), ее племянник император Петр III (1728–1762 гг.; правил с 1761 г.), его жена императрица Екатерина II (1729–1796 гг.; правила с 1762 г.). Панин с 1760 г. был назначен воспитателем великого князя и наследника русского престола Павла Петровича (1754–1801 гг.; правил с 1796 г.). Император Павел I увековечил свою признательность его воспитателю графу Панину в 1797 г., воздвигнув ему памятник в церкви Святой Марии-Магдалины в Павловске.

Карьера Н.И. Панина началась, когда на него обратила свое внимание императрица Елизавета. Тогда он был пожалован в камер-юнкеры, затем стал посланником в Дании, вскоре его перевели в Швецию в Стокгольм, где он пробыл 12 лет. Панин был ставленником и единомышленником канцлера А.П. Бестужева-Рюмина, после падения влияния которого (1759) и его замены на графа М.И. Воронцова он хотел уйти в отставку, но неожиданно в 42 года (1760 г.) был назначен воспитателем великого князя Павла Петровича, двоюродного внука императрицы Елизаветы (сына ее племянника Петра Ульриха, который был сыном ее родной сестры Анны Петровны, вышедшей замуж в Голштинию). Статус воспитателя великого князя Павла всегда ставил Панина в абсолютно особое положение в обществе. Панин понимал вред от пребывания на престоле императора Петра III. Сблизившись с его женой Екатериной, он оценил ее государственные потенциальные способности, окончательно осознал необходимость дворцового переворота, но желал его в пользу Павла Петровича. Панин принял деятельное участие в подготовке и осуществлении переворота 1762 г., когда императрицей стала Екатерина. Панин предполагал объявить Екатерину II правительницей только до совершеннолетия Павла, был сторонником ограничения власти императрицы, что ему и его единомышленникам не удалось осуществить.

Ошибкой Панина было и то, что он позволил его начальникам осознать, что он образованнее, дальновиднее, т. е. умнее, их, и без него им не обойтись. Они по-своему уважали его, но отчасти и опасались, старались держать при нем своих ставленников, оповещающих их о его планах и мыслях. Он почти серьезно считал, что спас Екатерину II и Россию от диктата графов Орловых, когда своим смелым публичным заявлением окончательно угробил план женитьбы Г.Г. Орлова на Екатерине, сказав что императрица российская вольна решать, кто будет ее супругом, но госпожа Орлова никогда не будет российской императрицей. Похоже, что он считал, что за это Екатерина II навеки обязана ему и должна всегда считаться с его особым мнением и положением в России. Панин указывал Екатерине II и Павлу Петровичу на необходимость союза России в первую очередь с Германией, а не с Австрией, как думали они. Убеждал, укорял их в политической недальнозоркости (чем только злил их, настраивая против себя), а не аргументированно доказывал выгодность своей позиции.

Екатерина II, несомненно, ценила образованность, ум, смелость Панина, и в 1763 г. по удалении графа М.И. Воронцова назначила Панина старшим членом Коллегии иностранных дел, где он в течение 20 лет занимал первенствующее положение. Все вопросы внешней политики России с 1762 по 1783 г. связаны с именем Панина. Сначала он был неофициальным советником императрицы, а в 1763–1781 гг. (ему 45–63 года) заведовал всеми делами в Коллегии иностранных дел, хотя канцлером он никогда не был. Н.И. Панин в 49 лет и его брат Петр в 1767 г. были возведены в графское достоинство. Во внешней политике Н.И. Панин прекрасно разбирался до 1772 г., а с 54 лет стал порой делать ошибки. Он стал слепым сторонником союза России с Пруссией (а Екатерина и Павел стремились к сближению с Австрией), не осознал невозможность примирения интересов России, Англии, Швеции, Польши, не предусмотрел осложнения, которыми грозило вмешательство во внутренние дела Польши, был совершенно не подготовлен к вспыхнувшей в 1768 г. войне с Турцией. Кроме того, усилился разлад между Екатериной II и ее взрослым, женатым сыном Павлом, у которого она фактически украла по российским правилам принадлежавшую именно ему верховную власть. Ближайшим другом и советником Павла, доверенным человеком обеих его жен был Панин, уверенный в ущемлении интересов и прав Павла Петровича. Все эти обстоятельства пошатнули, казалось бы, незыблемое положение Панина при дворе. Он, как государственный человек, был сторонником «утверждения правительства на твердых основаниях закона», питал симпатии к конституционному строю (поэтому он и предпринял попытку ограничить произвол самодержавной власти, предоставив императрице проекты учреждения олигархического, «императорского совета» и реформы Сената, которые она отвергла). Панин был противником «произвола сильных персон и припадочных людей», которыми в России был богат XVIII век.

Императрица Екатерина II не простила Н.И. Панину попытки ограничить ее власть путем создания «императорского совета», она обвинила его в не сложившихся отношениях с сыном Павлом, в усилении разлада между ним и ею. Во имя уменьшения влияния Панина на сына она воспользовалась женитьбой Павла, чтобы удалить Панина от должности воспитателя (1773). Она хотела отделаться от Панина как от свидетеля нелучших дней ее жизни, катализатора ухудшавшихся отношений с сыном, виновника ряда ошибок в российской внешней политике. Именно в смоленской усадьбе Дугино, пожалованной Панину императрицей Екатериной II в середине XVIII в., он получил письменное извещение от императрицы, констатировавшее его отставку.

Хотя главным увлечением Панина были политика и дипломатия, он осознавал прелесть радостей такой краткой земной жизни. Неудивительно, что он имел многие слабости. Уважаемый абсолютно всеми митрополит Платон (1737–1812 гг.; в миру Левшин) считал и писал, что Н.И. Панин «к гуляниям был склонен», любил хорошо поесть, питал непреодолимую слабость к женщинам, которую пытался скрывать или объяснял желанием получше изучить женский характер. Н.И. Панин знал в тончайших деталях слабости и достоинства женских сердец, более того, умел их использовать в своих интересах, тем более что сам обладал трезвым аналитическим умом. При дворе императрицы Елизаветы Петровны он был опасным соперником ее главных фаворитов Г.А. Разумовского (1709–1771) и И.И. Шувалова (1727–1797), но их влияние на Елизавету было не слишком большим, да и временным, а к мнению Панина она стабильно относилась серьезно. Со временем он смог найти общий язык с великой княгиней Екатериной Алексеевной, которую хотел видеть на первом месте вместо Петра III.

Ради маскировки своей максимальной осведомленности о готовящемся дворцовом перевороте против императора Петра III в пользу его жены Екатерины II (1762) Н.И. Панин счел допустимыми слухи и разговоры о его особых отношениях с юной княгиней Е.Р. Дашковой (1744–1810), считавшейся тогда уже несколько лет чуть ли не доверенной подругой императрицы и его родственницей (Панины доводились двоюродными дядями ее мужу – князю М.И. Дашкову). Некоторые биографы Дашковой и А.И. Герцен утверждали, что сама княгиня вскружила голову почтенному родственнику, пыталась вовлечь его в свою «партию», рассказывая о готовящихся переменах в России и приготовлениях к ним.

Похоже, что Н.И. Панин был способен и на глубокое чувство. Он на склоне лет собрался жениться на дочери графа Петра Борисовича и графини Варвары Алексеевны Шереметевых – двадцатичетырехлетней фрейлине Анне (1744–1768), но она внезапно скончалась от оспы буквально накануне свадьбы, ее родители и жених были безутешны. Пятидесятилетний Н.И. Панин, к изумлению всех, был повергнут в непреходящую скорбь от кончины своей невесты. Он оказался однолюбом и обрек себя на безбрачие, показывая редчайший пример мужской верности. Получив на седьмом десятке лет по инициативе императрицы Екатерины II отставку от государственной службы, он скорее всего пожалел, что все свои лучшие годы и силы отдал «государевой службе», а на склоне лет остался доживать свой век без семьи – без жены, детей, внуков.

Н.И. Панин был духовно подавлен. Он осознал, что в больших российских делах в его услугах в государственном масштабе больше потребности нет, что означало – как государственный деятель он больше не нужен. Оставшись не у дел, не имея семьи, раздумывая над событиями своей жизни, он понял, что властьпредержащие всего лишь использовали его, он был лишь рабом их воли, хотя обманывал себя мыслью, что учит их и этим улучшает положение дел в России. Он вспоминал слова Е.Р. Дашковой о том, что опасно плыть на одном корабле «с великими мира сего»! Вскоре он умер в возрасте 65 лет.


Василиса Кожина. Портрет XIX в.


В 234 км к северо-востоку от Смоленска, на железнодорожной ветке Вязьма – Ржев находится город Сычевка, в нем живет 7,8 тыс. человек. В нем есть железнодорожная станция, проходит автомобильная дорога Зубцов – Вязьма. Когда был основан этот населенный пункт, точно неизвестно, впервые село Сычевка упоминается в письменном источнике как вотчина тверского князя Ивана Молодого, сына Московского князя Ивана III, в 1478 г. С 1493 г. этот населенный пункт был известен всего лишь как дворцовое село Вяземского уезда, но с 1776 г. он получил статус уездного города. Город в годы Великой Отечественной был оккупирован фашистами полтора года – с 10 октября 1941 г. до 8 марта 1943 г.

В советский период этот город получил ощутимое развитие, его основными предприятиями стали: электродный завод, льнозавод, мясокомбинат, молочный завод и леспромхоз. Город стал центром животноводческого района, известного высокопродуктивной сычевской породой крупного рогатого скота. В городе работает (с 1919 г.) краеведческий музей. В нем есть любопытные экспозиции, в том числе природоведческая, археологическая, историческая, этнографическая, военно-историческая, художественная. Рассказывается о знаменитых россиянах, родившихся на Сычевской земле: легендарной партизанке старостихе Василисе Кожиной, а также герое Отечественной войны 1812 г. В.И. Тимофееве, народном мыслителе Ф.И. Подшивалове и др. В музее есть полотна знаменитых художников, в том числе И.Е. Репина, И.И. Левитана, В.Г. Перова и др.


Василиса Кожина прославилась как героиня-партизанка Отечественной войны 1812 г. Она была русской крестьянкой, старостихой смоленского хутора Горшков. Она организовала из женщин и подростков партизанский отряд, вооруженный косами, вилами, топорами. Этот партизанский отряд во главе с Василисой Кожиной брал в плен и уничтожал наполеоновских солдат и офицеров, нанес наполеоновским захватчикам ощутимый ущерб. Василиса Кожина остается в русской истории самой знаменитой уроженкой Сычевской земли.


Недалеко от города Сычевка, на юго-восток от него, расположено село Милюково, в котором родился почвовед, профессор Петербургского университета В.В. Докучаев, основоположник науки о почвах и ландшафтного направления в географии.

Поблизости, в поселке Новодугино, работает Историко-краеведческий музей им. В.В. Докучаева, созданный и открытый в 1982 г. в большей мере по инициативе местного краеведа Л.Е. Никитиной. Этот музей рассказывает о природе, истории, хозяйстве Новодугинской земли и ее знаменитых уроженцах, прежде всего о В.В. Докучаеве и известном графе О.Г. Верейском. Экспозиции музея также рассказывают о бывших дворянских усадьбах и их владельцах: Шереметевых, Мещерских, Салтыковых, Хомяковых и др.


Василий Васильевич Докучаев (1846–1903) – выдающийся естествоиспытатель, известный геолог и географ, основатель научного почвоведения. В.В. Докучаев прожил всего 57 лет. Он окончил физико-математический факультет Петербургского университета, где с 37 лет был профессором минералогии. В возрасте 25–31 года он совершил ряд научных поездок по Северной и Центральной России, южной части Финляндии с целью изучения их геологии. Нижегородское губернское земство пригласило Докучаева произвести исследования губернии в геологическом, почвенном и других естественно-исторических отношениях, что он с блеском осуществил, создал 14 томов «Материалов по оценке земель Нижегородской губернии». Затем он исследовал Полтавскую губернию (1888–1890), был начальником особой экспедиции Лесного департамента, в 1892–1893 гг. руководил геологическими и почвенными изысканиями на опытных степных участках Юга России. По его инициативе были основаны почвенная комиссия при Вольном экономическом обществе (в которой он был председателем) и естественно-исторические музеи в Нижнем Новгороде и Полтаве. В возрасте 46–47 лет Докучаев временно исполнял обязанности директора Новоалександрийского института и руководил его преобразованием в высшее сельскохозяйственное и лесное учебное заведение.

Вклад Докучаева в науку и практику огромен. В классическом труде «Русский чернозем» (1883) Докучаев заложил основы генетического почвоведения. Он создал учение о географических природных зонах, дал научную классификацию почв (1886), в книге «Наши степи прежде и теперь» (1892) изложил комплекс мер борьбы с засухой, основал первую в России кафедру почвоведения (1895). Докучаев понимал необходимость тщательного изучения и грамотного использования почв (почва – это поверхностный слой земной коры, возникающий в результате воздействия биосферы и атмосферы на литосферу и обладающий плодородием, т. е. способностью обеспечивать растения водой, питательными веществами, создавать урожай растений). Докучаев считал именно русские черноземные почвы главным богатством России. (Сейчас черноземные почвы распространены только на 7 % площади России, но именно на них производится более 80 % всей российской земледельческой продукции. Однако из-за хищнической эксплуатации, неграмотного использования русский чернозем в ХХ в. потерял в разных частях страны от 20 до 50 % своего гумуса или перегноя, в котором содержатся основные элементы питания растений – азот, фосфор, сера и другие, – которые под воздействием микроорганизмов становятся доступными для растений. Но все еще русский чернозем остается наиболее плодородной почвой в мире.)


В наши дни одним из самых известных городов Смоленской области является город Гагарин (26,5 тыс. человек), связанный с именем первого в мире космонавта, в честь которого он получил свое имя. Этот город расположен в 239 км к северо-востоку от Смоленска и в 5 километрах от Минского шоссе, находится на железнодорожной магистрали Москва – Минск. Ю.А. Гагарин родился близ этого города в деревне Клушино. После трагической гибели космонавта в его честь переименовали старинный город Гжатск в город Гагарин (1968). В этом городе он провел школьные годы.


Ю.А. Гагарин


Юрий Алексеевич Гагарин (1934–1968) – всемирно известная и всеми любимая личность, первый в мире космонавт, летчик, Герой Советского Союза (1961). В 1957 г. он окончил Чкаловское военное училище, служил в войсках истребительной авиации Северного флота, с 1961 г. (ему 27 лет) был в отряде космонавтов командиром, в 1964–1968 гг. заместителем начальника Центра подготовки космонавтов, в 1961 г. 12 апреля совершил первый в мире космический полет (теперь 12 апреля – праздник, День космонавтики).

В 1968 г. (ему 34 года) Гагарин окончил Военно-воздушную инженерную академию им. проф. Н.Е. Жуковского, в этом же году погиб (при выполнении тренировочного полета) в авиационной катастрофе. В Москве в честь Ю.А. Гагарина названа площадь, в разных городах установлены его бюсты и памятники в его честь. Гагарин был исключительно честным, добрым, простым и редкостно обаятельным человеком. «Гагаринская улыбка» стала синонимом искренней радости, позитивного настроения человека, его неисчерпаемого желания нести добро людям, честно служить своей Родине. Все страны приглашали Гагарина посетить их, он объездил чуть не весь мир, был очень занятым человеком, вел в своей стране не только профессиональную, но и общественную работу. Мне посчастливилось видеть Гагарина несколько раз, недолго общаться с ним. Прекрасно помню, как он трогательно и просто поздравлял нас, призеров первенства по плаванию, вручал призы, передавал грамоты, значки или медали, нехитрые награды-подарки, а главное, – лучезарно улыбался и говорил, что это начало наших побед во имя успехов нашей Родины, целовал наши детские щечки, от чего мы светились полным счастьем. Гагарина усиленно охраняли, каждый его шаг был под контролем, его берегли, как музейную недвижимость, а он хотел быть деятельным и профессионально активным человеком, а не пассивным функционером, увешенным орденами и медалями. Гагарин был первоклассным летчиком, пилотом высочайшего класса, поэтому до сих пор сполна не ясны причины и обстоятельства его гибели в авиационной катастрофе, в этом деле есть какая-то тайна. У Гагарина была хорошая семья: милая и искренняя жена, добрые, умные, патриотично настроенные дочери. Одна дочь стала ученым и вузовским педагогом, кандидатом экономических наук, заведующей кафедрой, другая – научным сотрудником в Пушкинском музее, а потом – директором музеев Московского Кремля. Дочери и вдова Гагарина всегда и везде выделяются скромностью, порядочностью, добротой и готовностью достойно служить Отечеству.


В конце XVII – начале XVIII в. на месте современного города было небольшое поселение, которое по указу царя Петра I в 1719 г. преобразовали в перевалочную пристань на реке Гжати и назвали «Гжатская пристань», которая стала посредником в торговле с Петербургом. Указ Петра I гласил: «По рекам Гжати и Вазузе от села Власова сделать судовой ход, как возможно, чтобы могли суда с пенькой и хлебом и с иными товарами ходить без повреждения…» Гжатская пристань стала одним из важнейших перевалочных пунктов продовольствия, промышленного сырья и других продуктов, поступавших из центральных и южных районов России в Петербург для снабжения города и вывоза за границу. Это селение в середине XVIII в. преобразовали в Гжатскую слободу. В Гжатской слободе помимо торговли и судостроения начали развиваться кожевенная и стекольная мануфактуры, производство пеньки и веревок для Петербурга, а позже полотняные, бумаготкацкие и суконные мануфактуры. С середины XVIII в. Гжатская пристань способствовала формированию Брянско-Жиздринского и Приокского металлургических районов Центральной России, получавших и отправлявших именно через нее бóльшую часть своей продукции. Гжатскую слободу в 1776 г. преобразовали в уездный город. Гжатск очень сильно пострадал в период Отечественной войны 1812 г. и Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

В советский период Гжатск стал центром сельскохозяйственного района, в нем были открыты достаточно крупные предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья: заводы первичной переработки льна, молочно-консервный, спиртовой, сухого молока, а также заводы «Светотехника», «Динамик», швейная фабрика и др. Местный молочно-консервный комбинат в наши дни является одним из крупнейших в России производителей сухого молока.

В Гагарине можно увидеть ряд интересных архитектурно-художественных памятников. Среди них Благовещенский собор (1897–1900), церковь Скорбящей Божьей Матери (1753 г.; Марии Египетской), Тихвинская церковь (1841), церковь Богоявления (1734–1737 гг.; Казанская), кладбищенская церковь Вознесения (1791) и др.


Гагарин. Река Гжать и Благовещенский собор


В городе есть краеведческий музей, художественная галерея, мемориальный комплекс Ю.А. Гагарина. В 1948 г. в Гжатске открыли краеведческий музей, в 1970 г. он стал мемориальным музеем Ю.А. Гагарина. По сути, это единый музейный комплекс, состоящий из нескольких объектов, рассказывающий о прошлом и настоящем этого города и его окрестностей, а также об освоении космоса и жизненном пути первого космонавта Земли. Особый интерес вызывают дом родителей Ю.А. Гагарина (1989), дом-музей школьных лет космонавта (1991), дом-музей семьи Гагариных и землянка в селе Клушино (1994). При музее работает Центр народных промыслов. Музей организует и проводит самые разные, в том числе эксклюзивные, экскурсии и экскурсионные программы, участвует в организации фольклорных праздников и развлечений («Гжатские посиделки», «Масленица», «Льнянины», «Капустные», «Рыбалка» и др.).

Окрестности города и сам город Гагарин, в прошлом – Гжатск, значимой строкой вошли в историю Отечественной войны 1812 г. В августе 1812 г. в Гжатск приехал великий полководец М.И. Кутузов, направлявшийся в смоленское село Царево-Займищи (находится южнее города, поблизости от него) принимать командование русской армией. В Гжатском уезде формировался знаменитый партизанский отряд Дениса Давыдова. Уже в первый день боевых действий отряда, который возглавлял Д.В. Давыдов, 2 сентября 1812 г., партизаны совершили смелые налеты на находившихся в районе села Токарево неприятелей. Оказались разгромленными две французские шайки, грабившие местное население, отняты обозы с продовольствием. В тот же день в селе Царево-Займище, где находился французский отряд из 250 человек, партизаны захватили в плен 119 рядовых и одного офицера, отбили направлявшийся в Москву обоз с боеприпасами.

Со Смоленской землей связаны многие из самых ответственных событий в жизни великого русского полководца М.И. Кутузова. В смоленском селе Царево-Займище он принял командование русской армией. Здесь в период подготовки к Бородинской битве он рискнул выделить 130 воинов из регулярных войск для создания первого партизанского отряда во главе с Д.В. Давыдовым, созданного и начавшего успешно действовать в восточной части Смоленской земли. Все знают о громких воинских победах Кутузова, но далеко не все догадываются, сколь трудна была его жизнь.


Михаил Илларионович Кутузов (1747–1813), светлейший князь Смоленский (1812), генерал-фельдмаршал, кавалер всех высших степеней российских и многих иностранных орденов, был самым известным в России представителем дворянского рода Голенищево-Кутузовых. Он с 1764 г. участвовал в русско-турецких войнах 1768–1774 и 1787–1791 гг., в войнах против наполеоновской Франции, в 1811–1812 гг. был главнокомандующим Молдавской армией в войне с Турцией 1806–1812 гг., в Великой Отечественной войне 1812 г. был главнокомандующим русской армией. Предок этого рода прибыл на Русь «из Прус». Одного из первых представителей этого рода на русской земле прозвали Кутуз (подушка), другого Голенище, так постепенно сложилась фамилия Голенищевы-Кутузовы.


М.И. Кутузов. Гравюра начала XIX в.


М.И. Кутузов, как убедительно показывают исследования последних лет, родился на Псковской земле, скорее всего в сельце Федоровское (около г. Великие Луки), которым владел его дед по линии матери – М.И. Бедринский. Отцом М.И. Кутузова был военный инженер офицер Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов (1718–1784), матерью была Анна Илларионовна Бедринская (1728–1755), дочь псковского помещика, отставного капитана, умерла сразу после родов четвертого ребенка. В псковской глубинке детям смогли дать хорошее образование; особенно большие успехи были у Михаила. Уже к семи годам благодаря домашнему воспитанию на Псковской земле Михаил хорошо знал русский язык (грамотно на нем говорил и писал), изучал иностранные языки, арифметику, геометрию, историю, географию, артиллерию и фортификацию, год от года возрастал его интерес к чтению. Затем Михаил стал жить с отцом, генерал-полковником в Петербурге, с 12 лет стал учеником дворянской Соединенной артиллерийско-инженерной школы.

Кутузов рано понял, что в свете, при дворе, на службе нельзя быть беспечным, откровенным, открытым, рассчитывать на доброе радушие и бескорыстную помощь. С 17 лет он был в действующей армии (хотя у него была возможность быть придворным). Сам выпросился на действительную военную службу. Он в составе русской армии воевал в Польше, Молдавии, Валахии, Бессарабии, в Крыму, участвовал в легендарных сражениях при Ларге и Кагуле, в штурме крепости Измаил, в европейских походах русской армии. Неизбежно были у него тяжелые ранения. В бою под Алуштой Кутузов был серьезно ранен, турецкая пуля попала ему в голову, чудом не задела мозг; императрица Екатерина II предоставила ему отпуск для лечения за границей. В новой войне с Турцией (с 1787 г.) при осаде крепости Очаков Кутузов снова был тяжело ранен; пуля пробила голову почти в том же месте, что и при первом ранении. Ранение было очень серьезным, но Кутузов выжил, хотя его правый глаз практически перестал видеть. В сражении при Аустерлице (1805) Кутузов был ранен в щеку (а его зять Ф.И. Тизенгаузен был смертельно ранен). Европейские походы русской армии были не по душе Кутузову.


М.И. Кутузов во время Бородинской битвы. Художник А.П. Шепелюк. 1951 г.


М.И. Кутузов служил и воевал долгое время под началом таких неординарных полководцев, как П.А. Румянцев, Г.А. Потемкин, В.М. Долгорукий, А.А. Прозоровский. Он не был учеником А.В. Суворова, на полях сражений встречался с ним только в период Русско-турецкой войны 1787–1791 гг. Методы ведения военных действий у Кутузова были во многом не схожи с суворовскими; но очень много было у них общего в гуманном отношении к людям, в первую очередь к их подчиненным. Военные яркие успехи в сложных операциях год от года усиливали полководческий авторитет Кутузова. Однако они же множили число его завистников и врагов. К тому же росла его слава как великолепного дипломата. В 1793–1794 гг. Кутузов был чрезвычайным и полномочным послом России в Турции, показал на этой должности большой талант. Иностранцы сполна оценили Кутузова как высокообразованного, знавшего несколько иностранных языков человека, утонченную личность, ценителя и знатока искусств, умевшего увлекательно говорить и аргументированно отстаивать интересы России. Императрица Екатерина II высоко оценила деятельность Кутузова-посла, пожаловала (1793) ему имение Горошки на Волыни с двумя тысячами мужских душ (а с детьми, женщинами, стариками – гораздо больше). В 1811 г. он в очередной раз блеснул своими военным искусством (победил турок) и дипломатическим талантом, заключил Бухарестский мирный договор после Русско-турецкой войны 1806–1812 гг.), не допустил союза турецкого султана с Наполеоном; за это в «награду» от завидовавшего ему императора Александра I получил отставку.

Александр I не в первый раз стал жертвой своей зависти к успехам Кутузова. Еще раньше он, по сути, удалил из Петербурга с поста генерал-губернатора Кутузова, который был уволен «по прошению». Александр I был не в силах понять реальную оценку Кутузовым коалиции Англия – Россия – Австрия и их союза против Франции, осудил отказ Кутузова защищать Вену. В 1805 г. Александр I пытался обвести Кутузова, руководил боем при Аустерлице сам, Кутузову он отвел лишь роль номинального главнокомандующего, не считался с его мнением, не желал даже слушать его советы. В случае победы слава досталась бы Александру I, а в случае поражения за него должен был отвечать Кутузов. Бой при Аустерлице русскими был проигран, Кутузов почти полностью лишился расположения императора. Он сожалел, что присутствие русского и австрийского императоров, мнивших себя великими полководцами, не позволило ему в Аустерлицком сражении взять всю полноту командования на себя. Кутузов к этому времени уже хорошо знал, как ненадежно внимание, расположение, видимая дружба и уважение императоров к действительно толковым полководцам; так было при Павле I и при Александре I.

При нападении наполеоновской армии на Россию (1812), отступлении русских войск Александр I под напором общественного мнения был вынужден обратиться за помощью именно к Кутузову, просил его принять командование русскими войсками. Кутузов согласился. Отправляясь на войну с Наполеоном, Кутузов сказал: «Победить не берусь, перехитрить попробую». Кутузов имел свой особый взгляд на привлечение народа к военным действиям, одобрял действия партизан и ополчения, учил, что «главное не крепость взять, а войну выиграть». Кутузов понимал, что цель – не множить число выигранных боев, а выгнать врагов с территории России, победоносно закончить войну с Наполеоном. Можно представить, как переживал Кутузов, решая судьбу Москвы. Только он мог взять на себя полноту ответственности за оставление исторической столицы России, но он смог верно просчитать намного вперед дальнейший ход военной кампании, сохранил армию, солдат, офицеров, ополченцев. Кутузов стал первым, кто смог перехитрить Наполеона (который называл его «хитрый северный лис»), выиграть войну против него, освободить родное Отечество.

Воевать вне России и не вполне ясно для чего Кутузов не стремился. В зарубежном европейском походе он тяжело заболел и умер в городе Бунцлау (ныне Болеславец, Польша). К нему успел приехать Александр I, он попросил прощение за свое неправильное отношение к великому русскому полководцу. Кутузов ответил: «Я прощаю, государь, но вот простит ли Россия». Похоронили М.И. Кутузова в Санкт-Петербурге в Казанском соборе. Кутузов первым в России стал полным кавалером высшего военного ордена святого Георгия Победоносца, стал он и князем (1812).

При всей славе великого полководца Кутузов испытывал определенные материальные трудности. Он должен был обеспечивать соответствующее и приличное для его звания содержание своего дома, своего большого семейства, которое он очень любил. Кутузов женился только в 41 год на дочери инженер-генерал-поручика И.А. Бибикова – Екатерине Ильиничне, у них было 6 детей, единственный сын умер в младенчестве от оспы. Временами ему приходилось обращаться в государственный заемный банк для получения денег под залог принадлежавших ему земель.


Как предводитель партизан прославился на Смоленской земле Д.В. Давыдов.


Денис Васильевич Давыдов (1784–1839) вошел в русскую историю как инициатор партизанского движения, герой Отечественной войны 1812 г., талантливый поэт, друг А.С. Пушкина. Д.В. Давыдов родился в Москве в семье действительного статского советника, получил домашнее воспитание и образование. Значительная часть его детства прошла в военной обстановке на Украине, где служил его отец. В годы царствования Павла I его отец впал в немилость, его имение было конфисковано, семья столкнулась с жестокой нуждой. Только после вступления на престол Александра I Денис смог поступить в кавалергардский полк. Но вскоре за его сатирические стихи, принесшие ему широкую известность, он был переведен в армию, в Белорусский гусарский полк, оттуда он перешел в лейб-гвардии гусарский полк и участвовал в кампании против Наполеона (1807) в статусе адъютанта князя П.И. Багратиона, участвовал в кампаниях шведской (1808) и турецкой (1809) войн, отличился храбростью, был награжден орденами и золотой саблей.

Решающим периодом в жизни Давыдова стала Отечественная война 1812 г. Он обдумал и изложил проект ведения партизанской войны князю П.И. Багратиону, который доложил о нем главнокомандующему М.И. Кутузову. Кутузов планом заинтересовался, сделал Давыдова руководителем партизанского отряда. Багратион дал Давыдову свою собственную карту Смоленской губернии и инструкцию, как действовать в статусе партизанского образования. Отряд, которым командовал Давыдов, успешно действовал в тылу у французской армии. Давыдов среди партизан был всегда первым по храбрости. На Большой Смоленской дороге Давыдов отбивал у врага военные припасы, оружие, продовольствие, перехватывал командную переписку. Отвоеванное у французов оружие он нередко передавал крестьянам, учил обращаться с ним и создавать крестьянские партизанские отряды. Среди наиболее дерзких был набег отряда Давыдова на занятую французами Вязьму. А под селом Красным партизанам удалось взять в плен двух французских генералов, около 200 солдат, захватить обозы. Давыдов был награжден орденом Георгия IV степени и Владимира III степени, получил чин полковника, затем со временем стал генерал-майором, а еще позже – генерал-лейтенантом.


Д.В. Давыдов. Художник Дж. Доу. До 1828 г.


Славу Давыдову принесли не только его воинская храбрость, талант партизанского руководителя, но и его проза, и особенно его стихи. Наибольшую известность получили его стихотворные произведения, воспевающие гусарскую жизнь. Элегию Давыдова «Бородинское поле» (1829) относят к лучшим историческим элегиям в русской романтической поэзии. Среди его произведений в прозе выделяются такие сочинения, как «Опыт теории партизанского действия», «Встреча с великим Суворовым», «Мороз ли истребил французскую армию в 1812 году», «Дневник партизанских действий».

Давыдов после 1812 г. участвовал в военных заграничных походах русской армии. После возвращения в Россию он еще некоторое время служил в армии. Он не мог смириться с растущим казнокрадством, холуйством, административной ограниченностью, продвижением льстецов и взяточников, осуждал разные недостатки в армии и государственном устройстве, но принципиально ничего изменить не мог, в тайное общество вступить отказался. В 39 лет он вышел в отставку, но в 42 года вернулся на службу, участвовал в Персидской кампании (1826–1827) и в подавлении польского восстания (1831).

В 48 лет он окончательно оставил службу, в чине генерал-лейтенанта вышел в отставку, поселился в своем подмосковном имении Мышецкое, писал стихи, мемуары, теоретические работы по военному искусству. Д.В. Давыдов был счастлив тем, что свои лучшие силы и годы отдал борьбе за свободу России. Но он горько сожалел, что недоученные, ограниченные администраторы слишком часто тормозили продвижение вперед более умных, честных, благородно настроенных людей, мешали им принимать имеющие общероссийское значение решения. Его возмущали подношения, подарки, лесть начальствующим лицам от подхалимов и взаимное обогащение. Он страдал от того, что его, по сути, оттеснили от активной деятельности государственного плана.

Он предавался воспоминаниям, писал письма друзьям, охотился и в очередной раз влюбился (имея 5 сыновей, несколько дочерей и примерную внимательную жену). В 49 лет Давыдов познакомился с двадцатидвухлетней племянницей своего бывшего подчиненного в партизанском отряде Д.А. Бекетова – с Евгенией Дмитриевной Золотаревой. Ради встреч с ней он ездил в имение Д.А. Бекетова – Бекетовку (под Пензой) и в Пензу. Два с лишним года он думал о ней, за это время написал 57 писем пензенской барышне (после их смерти сын Е.Д. Золотаревой – А.В. Манцев позволил их издать) и 19 стихотворений – гимнов в ее честь. Давыдов жил письмами Золотаревой и ожиданиями их. Почти через 3 года, когда Золотаревой было уже 25 лет, ее родственники все-таки убедили ее отказаться от бесперспективного и в большей мере письменного романа с женатым, многодетным поэтом и выйти замуж, что она и сделала в 1836 г. После этого события Давыдов начал быстро стареть и в 1839 г. скоропостижно умер – остановилось сердце. Несомненно, ускорила его смерть и гибель на дуэли его друга – поэта А.С. Пушкина в 1837 г.


В 25 км к северу от Гагарина, в селе Самуйлово, находится памятник архитектуры – бывшая усадьба князя А.А. Голицына (XVIII в.) с дворцом и служебными постройками. В строительстве этого усадебного комплекса принимал участие знаменитый архитектор из Швейцарии Ж. Тома де Томон. В начале XXI в. в бывшем имении можно было увидеть полуразрушенный дворец с флигелями, одну хозяйственную постройку, остатки прудов и сильно заросший парк. О том, что жизнь еще здесь теплится, напоминала школа, размещенная в одном из восстановленных флигелей. Даже трудно представить, что здесь в начале XIX в. был великолепный усадебно-парковый комплекс, история которого связана с двумя известными княжескими родами.

Первоначально село Самуйлово называлось Алексеевкой, во второй половине XVIII в. его у князей Лобановых-Ростовских купил князь А.А. Голицын. По желанию нового хозяина усадьбы здесь началось строительство дворцового ансамбля, ради чего сюда пригласили знаменитого архитектора Ж. Тома де Томон (работал здесь в 1779–1780 гг.). Усадебный дом-дворец был построен со столичным размахом, его внешняя красота и роскошь интерьеров поражали современников. К двухэтажному центральному зданию примыкали два боковых двухэтажных корпуса. Перед фасадом был устроен большой шестиколонный портик, поставленный на подиум с закругленными, пологими пандусами, позволявшими каретам подъезжать прямо к входу во дворец. После смерти князя А.А. Голицына (1800) строительство в усадьбе прекратилось и Ж. Тома де Томон уехал, достраивали усадьбу уже без него. Усадебный парк был заложен в середине XVIII в. при владельцах этих мест Лобановых-Ростовских. От центра парка расходилось 12 аллей. От главного дома луг-партер террасами спускался к каскаду из 6 прудов (из них сохранился только один). За прудами начинался обширный пейзажный парк. Голицыны оставались владельцами усадьбы до 1885 г., затем она была продана с торгов, позже ее хозяева неоднократно менялись. К концу XIX в. усадьба Самуйлово пребывала в запущенном состоянии. После осенних событий 1917 г. усадьба была национализирована и разграблена, в 1934 г. она сильно пострадала от пожара, а в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. была почти превращена в руины. В послевоенный период в усадьбе кое-что подремонтировали, в одном из восстановленных флигелей смогли открыть школу. Кажется, пока забыли о его когда-то уникальных архитектурно-художественных чертах и необходимости восприятия этой усадьбы как памятника славному роду князей Голицыных, сделавших чрезвычайно многое во благо России.


И.С. Соколов-Микитов


К югу от города Гагарин и в 170 км к востоку от Смоленска находится поселок Темкино, возникший в 1874 г. как станция на железнодорожной ветке Вязьма – Ржев. Этот пристанционный поселок вырос на месте бывшей деревни Поляны Воейковой. В этом небольшом поселке работает с 1991 г. Историко-краеведческий музей, устроенный в бывшем здании лавки купца А. Дунаева (1911). В музее представлены исторические, этнографические, военные экспозиции, рассказывается об известных выходцах из этих мест, о бывших владельцах местных усадеб в селе Васильевское (дворянах Орловых-Денисовых, Грабе), в селе Скугорево (Воейковых), а также о действовавших здесь в Отечественную войну 1812 г. партизанских отрядах Д.В. Давыдова и Е.В. Четвертакова. Для верующих людей в Темкино главным объектом их внимания являются чтимая могила схимонахини Макарии и святой источник Ильи Пророка.

Недалеко от поселка Темкино находится на первый взгляд скромное село Дуброво. Здесь были построены храмы на средства уроженцев Смоленщины. В 1700 г. на средства полковника Алексея Андреевича Грибоедова здесь построили деревянный храм, который со временем обветшал. На его месте в 1893–1896 гг. на средства географа и педагога К.И. Смирнова построили каменный храм по проекту архитектора А.И. Гунта. Храм в Дуброво запоминается эклектикой, при его строительстве практиковалось смешение архитектурных стилей. В храме сохранился впечатляющий резной дубовый двухъярусный в центральной части иконостас (подобный иконостас сохранился в Москве в знаменитом храме Воскресения Христова в Сокольниках). В храме в Дуброво можно увидеть замечательное массивное бронзовое трехъярусное паникадило на 90 свечей, увенчанное короной, оформленное в стиле под XVII в. В советский период многие ценности храма пропали, одно время у него просто не было хозяина. Сейчас часть икон и утвари этого храма находятся в Вязьме в Троицком соборе, в храмах Десногорска, в монастырях Болдинском и Иоанно-Предтеченском. Село Дуброво интересно и с военно-исторических позиций. В Отечественную войну 1812 г. в нем в октябре находился главный штаб русских войск под командованием М.И. Кутузова.

К юго-западу от поселка Темкино, к югу от города Вязьма и в 240 км к востоку от Смоленска, в самом лесистом районе Смоленской области, находится поселок Угра, в котором работает с 1975 г. Историко-краеведческий музей. Его экспозиции рассказывают об истории, быте, традициях, работе местных жителей, событиях Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. в этих местах, о выходцах из этих мест: поэте М.В. Исаковском, писателе И.С. Соколове-Микитове, докторе экономических наук С.М. Лисичкине и др.


Иван Сергеевич Соколов-Микитов (1892–1975) вошел в отечественную историю и культуру как русский советский писатель. В своих произведениях он просто и искренне рассказывал о деревне (цикл «На речке Невестнице», 1923–1928 гг.), путевых впечатлениях (книга «Северные рассказы», 1939 г.), своей жизни (автобиографическая повесть «Детство», 1931–1953 гг.), любви к природе и ее красоте, написал интересные мемуары.


К юго-западу от поселка Угра расположен поселок Всходы, в котором работает с 1985 г. музей знаменитой песни «Катюша», устроенный в доме культуры, построенном на личные средства поэта и автора слов этой легендарной песни М.В. Исаковского. Со временем этот музей переименовали, теперь это Мемориальный музей М.В. Исаковского. Его экспозиции рассказывают о жизни, творчестве знаменитого поэта и его самой знаменитой песне «Катюша». Первые строчки этой песни он написал в 1938 г. Позже Исаковский по просьбе композитора М.И. Блантера отдал ему это незавершенное стихотворение. Тот его сразу оценил, написал к нему хорошее музыкальное сопровождение, которое понравилось поэту, и он закончил стихотворение, ставшее любимой песней для многих соотечественников.


Михаил Васильевич Исаковский (1900–1973) – один из самых известных советских поэтов, один из самых лучших отечественных поэтов-песенников. Он написал слова ко многим песням, которые в сознании людей являются плодом творчества народа, т. е. народными песнями. М.В. Исаковский написал слова к песням: «Катюша», «Прощание», «Огонек», «И кто его знает», «Враги сожгли родную хату», «Снова замерло все до рассвета» и ко многим другим. Песни Исаковского тесно связаны с традициями русского народного песенного творчества, в них звучит вера в добро, нравственную силу соотечественников, их неиссякаемую любовь к Родине.

М.В. Исаковский родился в крестьянской семье в деревне Глотовка Ельнинского уезда Смоленской губернии, о своем детстве, юности и взрослой жизни он рассказал в автобиографической книге «На Ельнинской земле» (1969). Исаковский работал в Смоленске журналистом, считая, что начал заниматься литературной деятельностью с 24 лет, хотя стихи он пробовал писать и в более раннем возрасте. В 31 год он переехал в Москву, где сполна раскрылся его неординарный песенный поэтический талант. М.В. Исаковский был лауреатом Государственных премий СССР (1943, 1949), Героем Социалистического Труда (1970), членом КПСС с 1918 г.

При более внимательном знакомстве с жизнью и творчеством Исаковского становится ясно, сколь много скрыто за общеизвестными фактами его безупречной официальной биографии. Талант Исаковского был истинно народным, рожденным и окрепшим в сельской местности ельнинских мест.

Родители Исаковского не смогли оплачивать его учебу в гимназии, откуда из шестого класса он был вынужден уйти. Однако его поэтические способности были замечены. В возрасте 14 лет в газете «Русь» он увидел свое первое напечатанное стихотворение (1914). Почти все известные ему крестьянские семьи жили трудно, неудивительно, что Исаковский с надеждой встретил новую советскую власть, был даже избран секретарем Ельнинского волостного совета, в 18 лет он вступил в Коммунистическую партию – ВКП(б). В 19 лет Исаковский стал редактировать городскую газету, в двадцать один год – переехал в Смоленск, где 16 лет работал редактором областной газеты «Рабочий путь», стал членом правления Российской ассоциации пролетарских писателей. Работая в редакции смоленской газеты, он сполна осознал тягости ситуации, когда начальство – это советские плохо образованные, карьерного плана холуи партийного коммунистического толка. Он терпел и пытался приспособиться, что в сочетании с его поэтическим талантом позволило добиться за 1921–1934 гг. издания семи сборников его стихов. Появились первые завистники и злобные критики, но стихи Исаковского заметил и одобрил сам М. Горький, который, по сути, спас его и сделал ему рекламу.

В Москве поэт стал редактором журнала «Колхозник». Вскоре написанные им стихотворные строчки стали словами песен, которые запела вся страна: «Дан приказ ему на запад, ей – в другую сторону», «И кто его знает», «Провожание», «Катюша», «В прифронтовом лесу», «Ой, туманы мои, растуманы», «Дайте в руки мне гармонь», «Ой, цветет калина», «Каким ты был, таким ты и остался» и многие другие. Слова песен были искренними, простыми, близки и понятны всем, несли позитивный настрой, ненавязчиво учили добру и нравственности. (Теперь так писать слова к песням не умеют, песенных слов фактически нет, просто многократно в такт неважной музыке произносят одну и ту же краткую и обычно бестолковую, а то и порочную фразу.)

В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М.В. Исаковский в эвакуации жил и работал в Чистополе, продолжал писать хорошие стихи и слова к достойному музыкальному ряду. Но число завистников росло: завидовали таланту Исаковского и его материальному благополучию. В 1948 г. его обвинили в страшных грехах за его стихотворение «Летят перелетные птицы» и «Враги сожгли родную хату», только благодаря заступничеству А. Фадеева «дело» закрыли. С годами Исаковский все больше страдал от фальши лозунгов и реалий советской действительности. С годами прогрессировала его болезнь, давала о себе знать и пережитая тяжелая личная утрата. Исаковский с детства имел неважное зрение, с 14 лет он носил очки (даже его первые очки были в 12 диоптрий), с возрастом зрение ухудшилось, у него была прогрессирующая близорукость, были неоднократные кровоизлияния в сетчатку глаз. Он много работал, причем днем и вечером при электрическом свете. От напряженной работы уставали глаза, и его мучили адские головные боли. Но Исаковский неутомимо работал, помогал начинающим поэтам, отвечал на письма читателей, вел большую переписку как депутат (Исаковский был депутатом Верховного Совета РСФСР четырех созывов).

Литературный труд М.В. Исаковского был высоко оценен. Он был награжден четырьмя орденами Ленина (высший орден СССР), золотой медалью «Серп и молот» Героя Социалистического Труда, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета», был лауреатом двух Государственных премий первой степени. Но, старея и постигая сполна реалии советской действительности, он уже не мог и не хотел писать безмятежные стихи. М.В. Исаковский умер в возрасте 73 лет.

3.5. Южный природно-экономический район

Эта часть Смоленской области включает административные районы: Рославльский, Починковский, Хиславичский, Шумячский, Ершичский. В районе есть месторождения: мела, фосфоритов, стекольных песков, гравия, кирпичных глин, залежи торфа, месторождения известковых туфов. Протекают реки Остер и Десна; озер немного. Основные центры: Рославль, Десногорск, Починок, Хиславичи, Шумячи, Ершичи. Особенностью хозяйства этой части области является атомная энергетика. В городе Десногорске действует атомная электростанция, вырабатывающая 80 % электроэнергии, производимой в Смоленской области.


Святой Меркурий Смоленский. Художник Н.К. Рерих. 1918 г.


В 52 км к юго-востоку от Смоленска расположен город Починок (9,1 тыс. человек). В нем есть железнодорожная станция на линии Рославль – Смоленск. Этот населенный пункт возник в 1868 г. в связи со строительством поселка при станции Рижско-Орловской железной дороги. Он вскоре превратился в транзитно-перевалочный пункт оптовой торговли сельскохозяйственными продуктами, в первую очередь торговли льном и пенькой. В 1926 г. пристанционный поселок получил статус города. В советский период в нем были открыты комбикормовый завод, маслозавод, швейно-галантерейная фабрика, завод стройматериалов. В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. этот город более двух лет был оккупирован фашистами (с 17 июня 1941 г. по 23 сентября 1943 г.). В нем большие восстановительные работы и новое строительство были проведены в послевоенный период.

Город Починок и его окрестности с очень давних времен много дали и дают России, в том числе уроками жизни и плодами труда их уроженцев. Легенда рассказывает, что в 1239 г. на починковской земле, у деревни Долгомостье, воин Меркурий с отрядом русских воинов разбил войско ордынцев, чем предотвратил в тот раз захват Смоленска. Этот легендарный воин был канонизирован, вошел в православную историю как Меркурий Смоленский. На месте героических событий установлен памятный знак, ежегодно проводятся театрализованные праздники. Часовня в память о подвиге святого Меркурия Смоленского восхищает красотой своих простых, но совершенных форм. Окрестности деревни Княжное известны древним городищем Тушемля (где установлен в 2005 г. памятник, посвященный тушемлинской археологической культуре V–VII вв. н. э.) и как места активных действий партизанских отрядов в Отечественную войну 1812 г.

В починковском сельце Кимброво родился знаменитый ученый-путешественник Н.М. Пржевальский (1839–1888), а на хуторе Загорье – поэт А.Т. Твардовский (1910–1971). На рубеже XVIII–XIX вв. на починковской земле жил предшественник в науке И. Дарвина – ученый А.А. Каверзнев. В 2000 г. в Починке был открыт Историко-краеведческий музей, рассказывающий об этом городе, его окрестностях, знатных уроженцах и жителях этих мест.

В деревне Сельцо, на хуторе Загорье, в 75 км от Смоленска находится музей-усадьба А.Т. Твардовского. На этом хуторе он родился, написал свои первые стихи. Семья Твардовских до войны была выселена в хутор, который тогда, по сути, погиб, исчез. Родители, братья, сестры Твардовского были репрессированы и высланы в Зауралье. Музей был открыт в 1988 г., большую помощь в его создании оказали братья поэта и сестра. Хутор, по сути, воссоздали заново, даже трудно представить, что несколько десятков лет назад здесь почти все было уничтожено. (Кроме этого музея, о жизни А.Т. Твардовского на Смоленщине рассказывает в самом Смоленске музей-квартира А.Т. Твардовского, где он жил с сентября 1943 г. по март 1944 г. и работал в качестве военного корреспондента, писал главы «Василия Теркина» и «За далью даль». Музей был открыт в 1990 г.)


Александр Трифонович Твардовский (1910–1971) вошел в русскую литературу, поэзию как автор изумительных поэтических поэм о бойце Василии Теркине и как мужественный главный редактор одного из лучших российских журналов «Новый мир» в 1950–1954 гг., 1958–1970 гг., где он обеспечивал публикацию всего лучшего, что было в тогдашней литературе. Поэмы Твардовского о Василии Теркине принесли ему славу великого русского поэта. Его краткий, точный, простой, всем понятный и врезающийся в память стих очень близок к народной шутке, присловью. Твардовский был лауреатом Ленинской премии (1961) и Государственной премии СССР (1941, 1946, 1947, 1971). Он занимал руководящие посты в литературной жизни страны и государства, также был членом и занимал значимые посты в системе КПСС (с 1940 г.). Если поэтическое творчество Твардовского широко известно, то далеко не все знают, сколь велик его многолетний нравственный подвиг как главного редактора. Он боролся за публикацию достойных литературных сочинений и пытался тормозить литературную карьеру бездарных поэтов, но верных холуев советских и партийных боссов. Дважды партийные органы отнимали у А.Т. Твардовского журнал (1954, 1970), травили его за бескомпромиссность, смелость и все-таки довели до смерти. Однако он успел опубликовать в «Новом мире» произведения талантливых отечественных литераторов.


А.Т. Твардовский


Твардовский родился в семье крестьянина-кузнеца, ставшего со временем жертвой коллективизации (об этом поэт рассказал в поэме «По праву памяти», но ее печать запретила цензура, поэма вышла только через 16 лет после смерти автора). До 18 лет Твардовский жил в деревне, учился в школе в селе Белый Холм, работал в кузнице. Затем он переехал в Смоленск, стал учиться в педагогическом институте, сотрудничал в местных журналах и газетах. С 1924 г. (ему 14 лет) стали печатать его заметки и стихи в смоленских газетах. В 26 лет Твардовский приехал в Москву и закончил филологический факультет Московского института истории, философии и литературы. Во время Великой Отечественной войны Твардовский работал во фронтовой печати. Наиболее известные произведения Твардовского: поэма «Василий Теркин» (1941–1945), поэма «За далью – даль» (1953–1960), поэма «Теркин на том свете» (1963), поэма-исповедь «По праву памяти» (опубликована в 1987 г.), сборники лирических стихов, поэмы.

За благополучной официальной версией творческой карьеры Твардовского кроется его совсем не простая судьба. Когда еще в детстве и юности проявились его поэтические способности и желание стать поэтом, писателем, его мать и отец этого не одобрили. Родители хотели, чтобы он, как и они, занимался трудным, но надежным крестьянским делом. Разлад с родителями с годами обострился, и в 18 лет он был вынужден окончательно покинуть отчий дом. Новое советское время, разлад с родителями, сомнения в своих поэтических способностях подтолкнули Твардовского к изменению образа жизни. Он вступил в комсомол, стал писать заметки в смоленских газетах, познакомился и приобрел поддержку земляка, поэта и редактора смоленской газеты М.В. Исаковского, стал членом смоленского филиала Российской ассоциации пролетарских писателей. Вышли в свет поэмы Твардовского «Путь к социализму» и «Вступление», книга прозы «Дневник председателя колхоза», одобренная смоленскими партийными функционерами; один из них помог Твардовскому поступить без приемных экзаменов в Смоленский педагогический институт, откуда он ушел с третьего курса и поступил в московский институт истории, философии и литературы.

Твардовский учился и работал в непростых условиях, особенно когда его родители были раскулачены и высланы из родного села за невыполнение индивидуального «твердого задания», наложенного советской властью. На протяжении всей его жизни ему напоминали об этом, намекали о том, что его родители кулаки, а он – кулацкий сынок, что не соответствовало действительности. Ведь в хозяйстве его отца не применялся наемный труд, семью административно выслали в 1931 г. за невыполнение «твердого задания».

Твардовский любил деревню, деревенскую жизнь, полюбил он и советские колхозы, Красную (Советскую) Армию, работал во имя их блага. После выхода в свет его поэмы «Страна Муравия» он переехал в Москву. Он вступил в коммунистическую партию, за литературные труды Твардовский был награжден орденом Ленина (главным орденом СССР), за поэму «Страна Муравия» он был удостоен Сталинской премии. В 1939 г. Твардовского (ему 29 лет) призвали в армию, он участвовал в освобождении Западной Белоруссии, участвовал уже в офицерском звании, как военный корреспондент, в войне с Финляндией (1940).

Осмысление советской действительности, событий Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. и послевоенное время сделали Твардовского мудрее, осторожнее. Он научился находить общий язык с советской и партийной верхушкой, был способен на разумные компромиссы, но в схватке за судьбу журнала «Новый мир» он оказался в конце концов побежденным. А.Т. Твардовский скончался в возрасте 61 года.


К юго-востоку от Починка, в 123 км к юго-востоку от Смоленска, на берегу реке Десны и в 40 км от железнодорожной станции Рославль (на линии Брянск – Смоленск), находится город Десногорск (31,1 тыс. человек). Он возник в 1971 г. в связи со строительством Смоленской атомной электростанции (АЭС). Вначале это был безымянный поселок при АЭС, который в 1974 г. получил официальное имя Десногорск, а в 1989 г. обрел статус города. В Десногорске действуют предприятия по производству стройматериалов, а также пищевой и легкой промышленности, работает историко-краеведческий музей. В Десногорске для верующих людей местом особого почитания является святой источник во имя Казанской Божией Матери, который забил на месте явления одного из списков (копии) с чудотворной иконы Божией Матери Казанской, которая пользуется исключительным почитанием у православных людей.


Казанская икона Божией Матери, как считают верующие люди, помогает во время нашествия врагов, способствует их изгнанию, спасает от насилия иноверных, способствует избавлению от междоусобной брани, помогает в лечении глазных болезней и спасении от слепоты. Казанская икона представляет собой список (копию) с образа Богоматери с младенцем Иисусом Христом, написанного святым апостолом и евангелистом Лукой и хранившегося во Влахернском храме Константинополя. Когда первый список с оригинала иконы попал в Россию, неизвестно. Громкое прославление на Русской земле этой иконы началось с XVI в., когда найденный в Казани список оценили как чудотворную икону, которую с тех пор в России стали называть Казанской иконой Божией Матери.

В Казани девятилетней девочке Матрёне Онучиной трижды во сне являлась Матерь Божия и повелевала, где искать икону. Икона Божией Матери была обретена (найдена) в подвале сгоревшего дома в 1579 г.; ее поместили в Казанский Богородичный монастырь, тогда же с нее сделали несколько копий-списков. В 1904 г. из Богородичного монастыря Казанскую икону украл и сжег социал-демократ Чайкин (его вскоре осудили на пожизненное заключение, в 1916 г. он сошел с ума). Первый список с оригинала чудотворной иконы был отправлен в Москву к царю Ивану Васильевичу Грозному, позже этот чтимый образ император Петр I перенес в Санкт-Петербург. Другая копия этой чудотворной иконы пребывала в Москве в Казанском соборе на Красной площади, ее по совету патриарха Гермогена передали в русское ополчение во главе с Д.М. Пожарским и К.М. Мининым; после поста и молитвы перед этой иконой русские войска штурмом в 1612 г. взяли Кремль. В 1812 г., в период борьбы с французскими захватчиками, этот образ, наряду с образом Смоленской Божьей Матери, был в стане русского войска, перед ними молились М.И. Кутузов, другие русские полководцы, солдаты. В советский период, когда Казанский собор на Красной площади спасли, чудотворную икону (список) Казанской Божией Матери перенесли в Елоховский собор. В 1941–1945 гг. в Москве в Елоховском соборе творили молитвы перед почитаемой чудотворной иконой Казанской Божией Матери, прося у иконы помощи в войне с фашистами. Образ (маленькую иконку) Казанской Божией Матери возил по фронтам Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. маршал Г.К. Жуков. В 2000-е гг. из Ватикана передали в Москву хранившийся в покоях Папы Римского «ватиканский список» Казанской иконы Божией Матери, созданный в конце XVIII в., почитаемый как православная святыня.


Город Десногорск и находящаяся рядом с ним АЭС заставляют лишний раз задуматься над определением перспектив развития отечественной атомной промышленности. В России доля выработки электроэнергии на АЭС была 1 % в 1970 г., 11 – в 1990 г., 16 – в 2007 г. В России действуют более 10 атомных электростанций.

Рассказывая об АЭС, нужно дать читателям пищу для размышлений о значимости атомной энергетики, ее плюсах и минусах. Теперь порядка 18 % мировой выработки электроэнергии дают АЭС, которые работают более чем в 30 странах мира (всего на Земном шаре насчитывается почти 230 атомных станций). Теперь больше всего электроэнергии на АЭС вырабатывают США, Франция, Япония, ФРГ и только потом Россия, а по доле (%) АЭС в общей выработке электроэнергии в их странах лидируют: Литва (80 %), Франция (78), Бельгия (57); в США эта доля гораздо ниже – 21 %, а в России – меньше 20 %. Подмосковная Обнинская АЭС была построена на два года раньше первой английской АЭС и на 3 года раньше первой американской АЭС. Атомная энергетика имеет ряд несомненных плюсов, но и очень существенные недостатки (что заставляет не спешить в массовой практике со строительством АЭС). Атомная энергетика включает в свой состав атомные электростанции, горнодобывающие предприятия и научно-производственные объединения по производству ядерного топлива (бывшие закрытые города и центры ядерных технологий) в Москве, Дубне, Санкт-Петербурге, Саровске Нижегородской области, Снежинске Челябинской области, Железногорске Красноярского края и других местах, включая действующий урановый рудник в Краснокаменске Читинской области. АЭС используют небольшое количество транспортабельного топлива, и они практически независимы от источников топлива. Вот почему их можно строить в любых частях страны. На АЭС вместо органического топлива используется обогащенный уран. Один килограмм урана заменяет 2,5 тыс. т угля, т. е. урановое топливо может транспортироваться без больших затрат на значительные расстояния. Сырьевой фактор не играет роли при размещении АЭС, они располагаются в районах потребления электроэнергии. АЭС имеют целый ряд несомненных достоинств: 1) они не требуют привязки к источнику сырья; 2) коэффициент использования установленной мощности у АЭС высок и равен 80 % (у ГЭС и ТЭС он значительно меньше); 3) при нормальных условиях функционирования они меньше наносят вред окружающей среде, чем иные виды электростанций; 4) АЭС не дают выбросов в атмосферу при безаварийной работе, не поглощают кислород. Но АЭС имеют значительные недостатки: 1) трудно предсказать масштабы последствий при осложнении режима работы старых энергоблоков АЭС из-за возможных форс-мажорных обстоятельств (землетрясений, ураганов, террористических актов и т. п.), как правило, невозможно заранее их предотвратить; 2) принципиально не решена проблема утилизации твердых радиоактивных отходов (АЭС производят их вывоз со станции с мощной защитой и системой охлаждения, они захораниваются на больших глубинах в геологически стабильных пластах и в остеклованных контейнерах на специальных предприятиях в удаленных частях России, что связано обычно с негативными экологическими последствиями); 3) имеет место мощное тепловое загрязнение водоемов (выбросы тепла в атмосферу и в воду с АЭС), гораздо больше, чем от ТЭС; сброс огромной массы нагретой воды в реку нарушает ее экологический баланс, вызывает гибель водной флоры и фауны); 4) реально пока не решены проблемы демонтажа отработанных реакторов (максимальный срок работы ядерного реактора АЭС 25–30 лет, по истечении которого его нужно заглушить и закрыть надежным саркофагом, что в отечественной практике сполна не отработано); 5) не вполне совершенная система защиты на АЭС; 6) колоссальные трудности и огромные потери при ликвидации аварий на АЭС, длительность преодоления их последствий – социальных, экологических и др.

В России, начиная с 1970-х гг., был взят курс на создание крупномасштабной атомной энергетики. После катастрофы на Чернобыльской АЭС (Украина) под влиянием общественности в России были приторможены темпы развития атомной энергетики. В настоящее время введена практика международной экспертизы проектируемых и действующих АЭС. В результате такой экспертизы были выведены из эксплуатации два блока Воронежской АС теплоснабжения (АСТ), планируется вывод из эксплуатации Белоярской АЭС, была законсервирована Ростовская АЭС. Согласно международным рекомендациям устанавливаются новые принципы размещения АЭС: не ближе 25 км от городов с численностью более 100 тыс. жителей, не ближе 5 км – для АСТ; ограничение мощности АЭС – до 8 млн кВт, а АСТ – до 2 млн кВт. Хотя авария на Чернобыльской АЭС вызвала сокращение программы атомного строительства, тем не менее с 1986 г. в эксплуатацию в России были введены новые атомные энергоблоки. В конце 1990-х гг. правительство РФ приняло постановление, утвердившее программу строительства новых АЭС. Эта программа имеет два этапа: на первом проводится модернизация действующих энергоблоков и ввод в эксплуатацию новых, которые должны заменить выбывающие блоки, на втором этапе – строительство новых АЭС. Ужесточили практику экспертизы и повысили нормативы для строительства и эксплуатации АЭС, введена практика международной экспертизы действующих и намечаемых к строительству АЭС. Пересмотрены принципы и повышены требования к проектированию, строительству, эксплуатации АЭС.

В 123 км к юго-востоку от Смоленска находится город Рославль (54,7 тыс. человек), второй в Смоленской области по значению и численности населения город. Он является узлом железнодорожных линий (на Смоленск, Сухиничи, Брянск, Могилев) и автомобильных дорог (по направлениям Москва – Брест, Смоленск – Брянск). Этот город вошел особой строкой в мировую историю научно-технического прогресса; именно в Рославле в 1888 г. изобретателем Н.Н. Бенардосом впервые в мире была внедрена электродуговая сварка.

Рославль был основан как крепость около 1137 г. смоленским князем Ростиславом, что определило название города. Рославль имел трудную судьбу, обладать им хотели Литва, Польша, немецко-фашистские захватчики, но он все-таки остался русским городом. Рославль в 1376–1512 гг. (с перерывом в 1500–1503 гг.) принадлежал Великому княжеству Литовскому; в 1512 г. им овладели русские войска, и он с 1522 г. вошел в состав Московского государства. Затем по Деулинскому перемирию он принадлежал Польше в 1618–1654 гг., однако с 1654 г. он окончательно стал частью России. Рославль в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. был оккупирован немецко-фашистскими войсками с 3 августа 1941 г. до 25 сентября 1943 г., был сильно разрушен.


Рославль. Железнодорожный вокзал


Выгодное экономико-географическое положение способствовало развитию и восстановлению этого города. Рославль с 1755 г. стал уездным городом Смоленской губернии, через него в 1850 г. прошло Московско-Варшавское шоссе, в 1868 г. – Орловско-Витебская железная дорога. В нем во второй половине XIX в. были построены железнодорожные мастерские, паровозные депо, шпагатные фабрики, заводы: пенькообрабатывающий, лесопильный, кирпичный, маслобойный и др. В советский период, особенно после Великой Отечественной войны, развитие Рославля еще более ускорилось, он стал многоотраслевым промышленным центром. В нем получили значительное развитие металлообработка и машиностроение, химическая, пищевая, легкая отрасли промышленности, а также промышленность стройматериалов. Основными предприятиями стали заводы: вагоноремонтный, автоагрегатный, алмазных инструментов, а также завод по производству тормозных аппаратов для большегрузных автомобилей, стекольный, керамзитовый, кирпичный, химический, фабрики игрушек, шпагатная, трикотажная, швейная, льнообрабатывающий завод, мясокомбинат, маслосырокомбинат и др.

В Рославле с вниманием относятся к сохранению, восстановлению его историко-культурных памятников. Разработаны правила застройки во имя должного сохранения городского ландшафта, историческая застройка, т. е. Старый город, объявлена заповедной зоной. На холме над рекой Становка сохранились следы крепости XII в., это – остатки ее земляного вала. Основные памятники архитектуры сохранились в центральной части Рославля, но есть они и в его других частях. Можно увидеть барочную Успенскую церковь (1780–1790 гг.; приделы трапезной – 1855 г., сильно перестроена), Казанскую церковь (1833–1845) с трехъярусной шатровой колокольней, Воскресенскую церковь (1816–1825), кладбищенскую Вознесенскую церковь (1821–1832), ансамбль Спасо-Преображенского монастыря с пятиглавым собором (1811–1819) в стиле позднего классицизма, с храмом Александра Невского (1857–1872) в русско-византийском стиле, с каменной стеной с тремя башнями и воротами (1848–1857) в псевдорусском стиле. Около старого Городища сохранился лазарет Верковский (1820—1830-е гг.; был сильно разрушен в 1941–1943 гг., восстановлен), также сохранились бывшие здания Городской думы (третья четверть XIX в.) и Дворянского собрания (конец XIX в.).

В Рославле работает Историко-художественный музей. Первый краеведческий музей в этом городе открыли в 1920 г. по инициативе местного краеведа С.М. Соколовского, передавшего в него свои археологические и минералогические коллекции. В период Великой Отечественной войны коллекции музея погибли. Вновь музей в Рославле был открыт в 1962 г., он стал уже историко-художественным музейным объектом. Экспозиции музея размещаются в двух зданиях: в особняке (середина XIX в.) и новом строении (выставочный зал, 1985 г.). При Выставочном зале музея работают музыкальный центр «Гармония» и детский театр сказки.

Еще одним интересным культурным объектом города является Музей рославльского вагоноремонтного завода. В Рославле железнодорожные мастерские были открыты в 1868 г., они стали предтечей созданного в советский период вагоноремонтного завода, на котором в 1968 г. открыли музей. Этот музей рассказывает об истории вагоноремонтного завода. В Рославле в 1888 г. по методу русского изобретателя Н.Н. Бенардоса впервые в мире была применена электросварка для ремонта паровозов. В честь Н.Н. Бенардоса названа площадь в Рославле.


Николай Николаевич Бенардос (1842–1905) впервые в мире выдвинул идею возможности электрической дуговой сварки металлов, разработал устройство для сварки металлическим электродом на переменном токе, разработал сварку в струе газа, магнитное управление дугой, сварку наклонным электродом. Он является создателем всех основных видов электрической дуговой сварки. Способ Н.Н. Бенардоса в России был впервые использован именно на Смоленской земле на Орловско-Витебской железной дороге в 1887–1888 гг. в Рославльских мастерских для исправления паровозных и вагонных колес, рам, решеток. Жизнь Бенардоса лишний раз напоминает о счастье творческого полета, но и трудной судьбе честной творческой личности в России.


Н.Н. Бенардос


Бенардос родился в деревне Бенардосовке в семье полковника Н.П. Бенардоса, сына героя войны 1812 г. – генерала Пантелеймона Бенардоса, грека по национальности. Н.Н. Бенардос детство провел в Херсонской губернии, в имении родителей Новоукраинка, получил домашнее образование. В 20 лет он поступил на медицинский факультет Киевского университета, но в 24 года он его оставил и поступил учиться в Петровскую земледельческую академию в Москве.

В возрасте 25 лет на Всемирной выставке в Париже он познакомился со знаменитым электротехником П.Н. Яблочковым и понял, что посвятит свою жизнь изобретательству. Бенардос бросил земледельческую академию, женился, уехал в Костромскую губернию, построил для себя усадьбу. Множество идей приходило ему в голову, для их реализации нужны были деньги, и он их без жалости тратил. Он создал пароход на катках, переходящий мели и обходящий разные препятствия по рельсовому пути. Он создал гребные винты, в том числе поворотный, стальную броню для судов, аккумуляторы с пластинами из губчатого свинца, электрическую шлюпку, электрический плуг, впервые предложил использовать электрический ток для обработки почвы, разработал проект снабжения Петербурга дешевым электрическим током для освещения и движения, разработал и другие новаторские проекты.

Бенардос тратил на свои задумки всё, что у него было. Его семья оказалась в тяжелом материальном положении, но он тратил последнее на реализацию своих задумок. В желании искать пути соединения металлов электричеством его поддержал П.Н. Яблочков, который принял Бенардоса на работу в свое товарищество «Яблочков-изобретатель и Компания». Бенардос в 1882 г. смог применить на практике способ электросварки. Его изобретение, имя стали известны в России, в других странах. Но открытие не дало ему денег, пришлось за неуплату долгов расстаться с усадьбой, продать доставшиеся ему по наследству от матери леса в Юрьевецком уезде. Богатый купец Ольшевский предложил ему свою финансовую помощь, но при условии, что он будет совладельцем патентов, полученных Бенардосом, который на все условия согласился ради продолжения своих изобретательских дел.

С конца 1880-х гг. электросварку по рецепту Бенардоса освоили в разных городах России, а также в Англии, Франции, Германии, Австрии и др. Но в 1889 г. различные дельцы, захватившие в свои руки выдающееся изобретение русского новатора-самоучки, лишили Бенардоса возможности продолжать работу над развитием созданной им дуговой электрической сварки. Финансовое положение Бенардоса резко ухудшилось, он понимал, что может оставить свою семью без копейки денег, но все равно не оставил изобретательство, требующее денежных расходов.

Бенардос в 56 лет переехал в город Фастов Киевской губернии, поскольку жить в Петербурге для его семьи было не по карману. На последние деньги он в 1899 г. запатентовал особый способ приготовления губчатого свинца для аккумуляторных пластин. В 1900 г. он получает привилегию на способ изготовления борон методом штамповки из листа. В 1899 г. Электротехнический институт в Петербурге присвоил Бенардосу звание почетного инженера-электрика, поставил его изобретение в один ряд с выдающимся изобретением радио А.С. Поповым. В 1892 г. Бенардос был удостоен высшей награды Русского технического общества – золотой медали «За удачное применение вольтовой дуги к спаиванию металлов и наплавлению одного металла на другой». Бенардоса продолжали обкрадывать финансовые проходимцы и изобретатели. Многие хотели использовать его изобретения и обогащаться на их использовании. Бенардос не мог с ними справиться, бороться с жуликами он не умел. Бенардос, плодовитый на идеи, оставался бедняком. Ему, чтобы выжить, пришлось просить Русское техническое общество назначить ему пожизненную пенсию, что и было сделано. В возрасте 63 лет Н.Н. Бенардос скончался.


В Рославле родился выдающийся советский авиаконструктор Семен Александрович Лавочкин (1900–1960), член-корреспондент АН СССР (1958), генерал-майор инженерно-авиационной службы (1944), дважды Герой Социалистического Труда (1943, 1956), лауреат государственных премий СССР (1941, 1943, 1946, 1948). Под его руководством были созданы истребители ЛаГГ-3, Ла-5, Ла-7, ряд реактивных самолетов. С.А. Лавочкин родился в еврейской семье, окончил гимназию в Рославле, отсюда ушел добровольцем в Красную Армию, воевал. Со временем он окончил Московское высшее техническое училище, начал работать в авиационном конструкторском бюро; а еще до этого в бытность студентом он подрабатывал чертежником и конструктором. Лавочкин прошел путь от рядового инженера до Главного конструктора, возглавлявшего конструкторское бюро, создавшее принципиально новые истребители (в том числе сверхзвуковые) и реактивные самолеты.

Лавочкин смело внедрял новшества и экспериментировал. Он одним из первых спроектировал и испытал самолет со стреловидным крылом, создал герметические кабины для летчиков для полетов на больших высотах, разработал системы катапультируемых кресел для спасения членов экипажа, проектировал боевые реактивные самолеты, сверхзвуковые истребители-перехватчики, скоростной ракетоносец с чисто треугольным крылом, сверхзвуковой беспилотный летательный аппарат с огромной дальностью полета. Лавочкин был приветливым, дружелюбным, удивительно скромным человеком, которого все уважали. Его жизнь внезапно оборвалась на дальнем полигоне в период испытаний летательного аппарата, ему было всего 60 лет. Абсолютно все свои силы, знания, здоровье он отдал служению Родине.


Рославль. Спасо-Преображенский мужской монастырь


В Рославле есть действующий Спасо-Преображенский мужской монастырь, который был создан как минимум в 1560 г. Он неоднократно страдал от пожаров и разрушений от врагов России и Православия. Так, в 1611 г. его разорили поляки, но в 1632 г. он был восстановлен. Соборный храм был построен в 1819 г., трехъярусную колокольню построили позднее. Церковь Святого Александра Невского возвели как часовню-памятник в честь окончания подрядных работ при строительстве Московско-Варшавского шоссе; в 1872 г. к ней был пристроен алтарь и сооружен иконостас. Архитектурным памятником также является монастырская стена середины XIX в. с угловой и промежуточными башнями, Святыми вратами, околовратной часовней Тихвинской иконы Божией Матери. С 1823 г. при этом монастыре в Духовном училище готовили пастырей. В советский период монастырь был закрыт, все его ценности были конфискованы. В конце ХХ в. монастырь возродился. Главными святынями Преображенского монастыря являются чтимые иконы (списки) Тихвинской Божией Матери и святой великомученицы Варвары. В монастыре возрождена традиция проведения крестных ходов на Николаевский источник в село Кириллы, на Кирилловский источник.


Тихвинская икона Божией Матери – одна из наиболее почитаемых в России. Перед Тихвинской иконой Божией Матери молятся во время нашествия врагов, просят дать силы для борьбы и достижения победы, просят об избавлении от междоусобной брани и от насилия иноверных, просят о даровании помощи детям, об избавлении детей от болезней физических и душевных.

Тихвинская икона Божией Матери, по церковному преданию, была написана святым апостолом и евангелистом Лукой. В V в. из Иерусалима она была перенесена в Константинополь, где для нее был построен Влахернский храм. Этот образ Божией Матери почитался как символ Византийской империи, но в 1383 г. чудотворная икона исчезла из Константинополя и появилась за две тысячи километров в глухой местности, в пределах владений Великого Новгорода. Явилась она ладожским рыбакам, была обретена на берегу речки Тихвинки (где ныне находится город Тихвин). По месту явления обретенная икона Божией Матери Одигитрии получила название Тихвинская. В 1383 г. яркий столп света указал место, которое избрала Сама Богородица для возведения храма. Возвели деревянный храм, в 1507 г. по велению государя Василия III Ивановича начали строительство каменного собора. В 1547 г. благословением этой иконы Иван IV Грозный венчался на царство. Вот почему в 1560 г. он повелел в месте явления этой иконы построить монастырь. Был основан Тихвинский Богородицкий монастырь, в главном храме монастыря Успенском соборе находилась его главная святыня – чудотворная Тихвинская икона Божией Матери. Особенно она прославилась защитой российских земель от врагов и как покровительница Москвы.

В советской атеистической литературе есть описание советских научных обследований Тихвинской иконы Божией Матери в 1920 г., по результатам которых ее признали типично русским произведением конца ХIV в.; в какой мере этому выводу можно верить, каждый решает сам. В 1920-е гг., чтобы уберечь икону от подобных обследований и иных действий воинствующих безбожников, верующие люди вывезли ее из монастыря и спрятали, в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. икону перевезли в Псков, Ригу, а затем Либаву (Литва), Яблонцы (Чехословакия), оккупационную американскую зону в Германии, Чикаго. В Америке она пребывала в Чикаго до 2004 г., а затем ее передал в Россию хранивший ее священник – в возрожденный Тихвинский монастырь. Списки с Тихвинской иконы были сделаны в разное время, одни из этих списков (копий) прославились как чудотворные, другие – как чтимые.

Великомученица Варвара и иконы, созданные как почитание и прославление ее, издавна чтятся на Руси-России. Великомученица Варвара (умерла около 306 г.) была дочерью знатного и богатого человека в Иллионополе Финикийском. Она была христианкой, поэтому ее отец выдал гонителям христиан на пытки и казнь. Она пережила жуткие мучения, перед своей кончиной испросила у Господа Бога себе благодати избавлять всех, обращающихся к ней за помощью, от нечаянных бед, от внезапной смерти без покаяния и причастия. Святой Варваре молятся об избавлении от скоропостижной или внезапной смерти, просят, чтобы не умереть без исповеди и Святого Причастия, молят о помощи и заступничестве за детей, об избавлении от тяжких недугов и болезней.


Поблизости от Рославля, в деревне Сырокоренье, установлен памятник, возведенный на средства работников завода в честь баронессы Н.Ф. фон Мекк, которая была женой и матерью в семье, давшей России выдающихся железнодорожников – отца и сына, баронов К.Ф. и Н.К. фон Мекк. Кроме того, она была меценаткой, длительное время оказывающей серьезную финансовую помощь композитору П.И. Чайковскому, в которого эта вдова была безнадежно влюблена. К.Ф. фон Мекк и его сын Н.К. фон Мекк при давлении на них и активной поддержке Н.Ф. фон Мекк свершили многое для развития железнодорожного строительства на Смоленской земле, да и во всей России в целом. Так что памятник в селении Сырокоренье можно оценивать и как своего рода первый монумент в честь одних из первых российских активистов железнодорожного строительства в нашей стране, да и еще людей честных, порядочных, почитателей русской культуры.


К. фон Мекк. Фото XIX в.


Н.Ф. фон Мекк. Фото XIX в.


Семья Мекков внесла ощутимый вклад в развитие железнодорожного строительства и тяжелой промышленности, железнодорожного транспорта, музыкальной культуры России. Барон Карл фон Мекк в 1860–1870 гг. был в числе железнодорожных «королей» России, владельцем металлургического завода на Урале, совладельцем сахарной фабрики на Украине, другой значительной недвижимости. Барон Карл фон Мекк (1821–1876)