Россия в мировой истории. Учебное пособие (fb2)


Настройки текста:



Россия в мировой истории. Учебное пособие Под ред. профессора Порохни В. С

СОДЕРЖАНИЕ

Введение (В. С. Порохня, В. С. Батенина)…..

ГЛАВА I Историческая наука в России и о России (В. С. Батенина)

ГЛАВА II Становление и развитие Российского государства Тема 1. У истоков Российского государства (А. Н. Маркелова)

Тема 2. От Московского княжества к Российскому государству XIV — XVII вв. (А. В. Бармина)

Тема 3. Эпоха преобразований Петра Великого (С. А. Тетюшева)

Тема 4. Российский просвещенный абсолютизм. Екатерина II. Судьба реформ в XVIII веке (Л. А. Шлыкова)

ГЛАВА III Мировой исторический процесс в условиях революционного преобразования экономики и сословной структуры общества

Тема 1. Промышленный переворот. Его сущность, региональные особенности и значение (В. С. Батенина)

Тема 2. Формирование буржуазных государств. Новые реалии общественно-политической жизни стран Западной Европы (В. С. Батенина)

Тема 3. Возникновение колониальной системы, ее роль и значение в мировом развитии (О. Л. Сорокина, В. С. Батенина)

ГЛАВА IV Россия на пути капиталистической модернизации

Тема 1. Социально-экономическое развитие страны в пореформенный период. (В. С. Батенина)

Тема 2. Общественно-политические движения в России (О. В. Михайлова)

Тема 3. Национальные проблемы в России и политика царского самодержавия в их разрешении (О. Б. Чирикова)

Тема 4. Первая буржуазно-демократическая революция в России. Начало крушения самодержавия (С. Б. Рузская)

Тема 5. Россия в 1907 — 1914 гг. и ее место в системе мировых экономических отношений (Н. Н. Коршунова)

ГЛАВА V Первая мировая война. Ее воздействие на исторические судьбы народов

Тема 1. Борьба за мировое лидерство. Формирование блоковой системы международных отношений (В. С. Порохня)

Тема 2. Первая мировая война (А. Н. Маркелова)

Тема 3. Россия в 1917 году (С. Н. Кованова)

Тема 4. Россия в огне гражданской войны. Иностранная интервенция (В. П. Боечин)

Тема 5. Развитие революционного движения и наступление стабилизации международных отношений в послевоенные годы (В. Е. Комаров)

ГЛАВА VI Основные направления мирового развития в 20 — 30-е годы

Тема 1. Экономическое и политическое развитие ведущих государств мира (В. П. Комаров)

Тема 2. Советское общество в условиях новой экономической политики (С. А. Тетюшева)

Тема 3. Утверждение тоталитарного режима в СССР. Форсированное строительство социализма (Н. В. Бычкова)

Тема 4, Международное положение в период нарастания военной опасности (В. П. Комаров)

ГЛАВА VII Вторая мировая война. Крах фашизма (И. Н. Андреева)

Тема 1. Предпосылки второй мировой войны, ее начало и расширение масштабов

Тема 2. Главный фронт второй мировой войны

Тема 3. Фашистский блок и антигитлеровская коалиция в годы войны

Тема 4. Завершающий этап второй мировой войны, ее итоги и уроки

ГЛАВА VIII Международное сообщество после второй мировой войны

Тема 1. Послевоенное устройство мира (Л. А. Шлыкова)

Тема 2. Экономическая реконструкция Западной Германии, Италии и Японии (Л. А. Шлыкова)

Тема 3. Общественно-политические движения в послевоенное десятилетие (Л. А. Шлыкова)

Тема 4. Социально-экономическое и политическое положение СССР в 40-80-е годы (А. Т. Хилобоченко)

Тема 5. Распад колониальной системы империализма (В. М. Ищейнов)

Тема 6. Развитие мира в условиях научно-технической революции и "холодной" войны (В. С. Порохня)

ГЛАВА IX Мир на пороге XXI века

Тема 1. Реформирование экономических структур советского общества (1985 — 1996 гг.) (Г. Н. Лаптев)

Тема 2. Преобразование политической системы в России (Г. Н. Лаптев)

Тема 3. Восточная Европа на новом этапе развития (Т. В. Макарова)

Тема 4. Национальный вопрос: история и современность (О. В. Михайлова)

Тема 5. Геополитическая ситуация в мире на современном этапе (Р. М. Айрапетян)

Заключение (В. С. Порохня, А. В. Бармина)

ВВЕДЕНИЕ

Государственный образовательный стандарт Российской Федерации для

негуманитарных вузов ввел предмет "Россия в контексте мировой истории" в

ранг обязательной базовой дисциплины, которая призвана дать студентам

современное и целостное представление вопросов отечественной и мировой

истории, предусматривает их органическую взаимосвязь и требует ее

преподавания на высоком научном и методическом уровне.

Профессорско-преподавательский состав кафедры истории Московского

авиационного института такой подход взял за правило еще при изучении

политической истории XX века, а затем истории современного мира, по которым

было подготовлено и в 1990 — 1996 гг. вышло в свет массовым тиражом

двенадцать учебных пособий общим объемом около 90 печ. л. Среди них — два

посвящены актуальным проблемам всеобщей истории и истории культуры, науки и

техники, которые читаются студентам в виде авторских элективных курсов и

вызывают у них, наряду с базовым курсом, повышенный интерес. Эти наработки и

дальнейшие исследования позволили создать принципиально новый курс "Россия в

мировой истории", который охватывает длительный период от Киевской Руси до

современной России. При этом особое внимание уделено периоду становления и

функционирования промышленного, индустриального и постиндустриального

общества.

Такой акцент сделан потому, что, во-первых, именно благодаря

промышленному перевороту и буржуазным революциям были заложены экономические

и социально-политические основы нынешней цивилизации. На европейском

континенте появилось капиталистическое общество с производительными силами и

средствами сообщения, которые позволили ему выступить в качестве первой в

мире универсальной формы общественного развития, использованной в дальнейшем

государствами других регионов. Тем самым создавались мировые отношения,

основанные на взаимосвязи и взаимозависимости всего человечества. В этом

смысле именно со времени промышленного переворота история человечества

действительно становится всемирной, что и подтвердил весь ход его

дальнейшего развития.

Во-вторых, взгляд на общество через призму научно-технических

достижений позволяет глубоко не затрагивать идеологические и политические

мотивы, лежащие в основе развития стран СНГ и Балтии. А это важно потому,

что рассматриваемое пособие, наряду с вузами России, рекомендуется

использовать в учебном процессе в русских учебных заведениях ближнего

зарубежья, в которых любое интернациональное явление все более настойчиво

вытесняется трактовкой национальной самостоятельности и независимости во

всех сферах жизни молодых государств.

Материалы, составившие основу данного пособия, апробированы в учебном

процессе, на научных конференциях, в различных дискуссиях и получили

положительную оценку студентов МАИ, преподавателей кафедр, вошедших в Совет

историков при ассоциации "Аэрокосмическое высшее образование", других вузов

России и стран СНГ.

Авторский коллектив благодарит ученых МГУ, МШУ им. В. И. Ленина,

Казанского, Киевского, Самарского и Уфимского аэрокосмических университетов

за дельные советы и помощь при написании этой книги и будет признателен

всем, кто выскажет предложения и рекомендации по улучшению ее содержания и

структуры.

Создание такого учебного пособия вызвано давно назревавшей потребностью

показать современное человеческое сообщество не как сумму живущих рядом, на

одной планете, стран и народов, а как многообразный и многоликий, но единый

и взаимосвязанный общественный организм, где действуют общемировые тенденции

и существуют свои закономерности развития.

Вместе с тем история мирового сообщества все более предстает как

сложный, противоречивый, длительный и порой мучительный процесс поиска

взаимопонимания, диалог культур, при котором каждый народ, имея собственную

уникальную историю, вносит свой вклад в строительство общецивилизованного

русла, обогащая его своим опытом, делая мировое развитие ярким,

многовариантным, многоцветным.

В свое время крупный политический деятель и мыслитель эпохи Просвещения

в Англии лорд Боллинброк, определяя предназначение исторической науки,

подчеркивал, что она призвана способствовать"…преодолению провинциальной

ограниченности народа, и — что более значительно — знакомя с жизнью других

народов, содействовать преодолению в сознании людей этнических и религиозных

предрассудков и следствия невежества — мнения о своей расовой и национальной

исключительности. В то же время история должна пробуждать чувство

патриотизма и привязанности к своей стране, поскольку раскрывает всю меру ее

своеобразия, "непохожести", на другие страны". В современных условиях эти

слова, как никогда, актуальны.

В учебном пособии рассматриваются основные этапы становления и развития

мирового сообщества, исследуются его основные тенденции, на конкретном

историческом материале в проблемно-хронологическом плане показывается их

развитие и эволюция. Так как объем пособия ограничен, у авторского

коллектива не было возможности в равной степени рассмотреть все регионы

мира. Основное внимание было уделено странам Запада и России.

Этот выбор не случаен. Европейской цивилизации принадлежит особая роль

в становлении современного мира. Начиная с периода античности в силу многих

исторических причин она была своеобразной колыбелью, где развивались многие

новые исторические реалии, ставшие затем общемировым достоянием. Европейский

регион, таким образом, играл роль цивилизационного ядра, откуда шли

импульсы, оказавшие огромное воздействие на развитие всего человечества. Что

касается России, то, отводя ее истории значительное место в пособии, авторы

руководствовались следующими обстоятельствами. Во-первых, для россиян,

особенно для молодежи, переживающих сегодня переломный период в развитии

государства, как никогда ранее, важно и необходимо хорошо знать историю

своей Родины, понимать ее национальные особенности. Ведь именно на плечи

молодого поколения скоро ляжет основной груз работы по возрождению России.

Во-вторых, когда сегодня идет речь о конкретных возможных путях развития

страны, возникает немало вопросов: как органически совместить общемировой

опыт с особенностями развития страны? Должна ли будет Россия продолжать

путь, пройденный до 1917 года, или использовать проверенные временем

западно-европейские модели?

Это далеко не умозрительные вопросы. В свое время над проблемами

соотношения общего и особенного в историческом пути России бились лучшие умы

нашего Отечества. История повторилась: от их правильного решения сегодня

зависит судьба страны и каждого из нас. Чтобы помочь студентам разобраться в

этих непростых вопросах, авторы и сочли важным и продуктивным показать

историю Отечества в контексте общемирового развития.

Глава I ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В РОССИИ И О РОССИИ

Предмет курса и его задачи. Методология изучения истории

Курс "Россия в мировой истории" является новой учебной дисциплиной,

ранее не изучавшейся в средних и высших учебных заведениях нашей страны.

Основой курса является история России. Однако своеобразие ее изучения

состоит в том, что отечественная история будет рассматриваться в контексте

мировых событий и узловые проблемы истории будут анализироваться в

сравнительном ключе. Такой подход позволит дать целостное представление об

историческом пути России, понять его своеобразие, показать место и роль

нашей страны в мировой цивилизации.

На пороге XXI в., анализируя огромный исторический опыт и длительный

путь развития, убеждаешься в том, что человеческая цивилизация, при всем

многообразии и уникальности народов и культур, является единым, сложным и

взаимосвязанным общественным организмом. Поэтому история каждой от-, дельно

взятой страны не может быть глубоко понята и осознана вне общемировых

процессов.

Появление курса "Россия в мировой истории" обусловлено современными

процессами, проходящими в нашей стране, а также состоянием исторического

образования. Как всегда бывало на переломных этапах истории, в обществе

обостряются дискуссии: какой путь развития оптимален для страны, является ли

она частью Запада или Востока, в какой мере мы можем усвоить западный опыт и

т. д. В свое время великий русский поэт Ф. Тютчев писал: "Умом Россию не

понять. Аршином не измерить. У ней особенная стать: в Россию можно только

верить". Однако именно сегодня необходимо понять Россию или хотя бы

приблизиться к ее пониманию. В современных условиях эта проблема перестала

быть сугубо теоретической, а приобрела характер стоящей в плоскости задачи.

От того, удастся ли "понять" Россию, зависит политический курс и ход реформ,

будущее каждого из нас и судьба страны в целом, ибо еще одной ошибки и

потрясения может Россия не выдержать,

В этой связи, внимательное и вдумчивое изучение истории и ее осмысление

приобретают особое значение, тем более, что мы, к сожалению, плохо знаем

историю своей Родины: слишком часто она замалчивалась и переписывалась,

фальсифицировалась в угоду политике и идеологии. Именно отсюда идет

неуважение к собственной истории, потеря традиций и исторических корней. А

потеря исторической памяти разрушает общественное сознание, делает жизнь

неосмысленной, варварской. "Уважение к минувшему, — писал А. С. Пушкин, -

вот черта, отличающая образованность от дикости". Воспитание патриотизма в

самом высоком, неискаженном значении этого слова сегодня становится

важнейшей государственной задачей.

Изучение истории имеет особую ценность для студентов технических вузов.

Обществоведческие дисциплины, дополняя профессиональное образование,

помогают расширить кругозор, повысить общекультурный уровень, что необходимо

для лиц, получающих диплом о высшем образовании. Тем более, что многие вузы

сегодня стали техническим университетом. Кроме того, сколь основательной ни

была бы профессиональная техническая подготовка, выпускникам придется

работать в обществе, являющемся специфическим и сложным организмом. К нему

невозможно применить систему и логику мышления, формируемую сугубо

техническим образованием. Помочь здесь может широкий блок общественных

дисциплин, и прежде всего история. Ведь она представляет собой не только

коллективную память народа, но и огромный развивающийся массив социального

опыта, передающийся из поколения в поколение.

Что же такое история как наука, как ее изучать? Если дать краткое

определение, то история — это наука, изучающая человеческое общество во

времени и пространстве. То есть, история не изучает общество и его законы

вообще, а всесторонне исследует жизнь конкретной страны или группы стран в

определенный временной промежуток. Однако изучение истории не сводится

просто к изложению фактов в хронологической последовательности. История

становится наукой тогда, когда устанавливает между событиями

причинно-следственные связи, делает обобщение и анализ, вскрывает

закономерности. Для того чтобы сделать выводы, необходимо найти подход,

точку опоры. Короче говоря, нужен инструмент познания — методология, которая

есть у любой науки. Методология — это принципы, формы и методы познания.

Однако методология истории в отличие от математических и естественных

дисциплин имеет свои особенности. Во-первых, общество — это живой, постоянно

развивающийся и меняющийся исторический организм. Во-вторых, историк, как

человек, также подвержен влиянию своего времени и имеет собственные

пристрастия. Методология истории развивается по мере накопления

исторического опыта и его осмысления каждым новым поколением историков.

Какие же методологические подходы оказали наибольшее влияние на

развитие исторической науки? Становление методологии истории начинается с

XVIII в. Значительное влияние на этот процесс оказали французские

просветители и немецкие философы. В их трудах впервые прозвучала мысль о

том, что в человеческом обществе существуют собственные законы, а

человеческий разум может постичь их. Тогда эти выводы были откровением, т.

к. долгое время господствовало убеждение, что жизнь человечества

предопределена волей Бога и его провидением. Философы этого периода не

только провозгласили познаваемость истории, но предложили свои

методологические подходы к ее изучению. Большое влияние на историческую

науку в XIX в. оказали философские взгляды немецких ученых Гегеля и

Шеллинга. Они пытались объяснить многообразие мирового исторического

развития присутствием у того или иного народа определенной "абсолютной

идеи". Если народ несет в себе эту идею, он способен к саморазвитию и

является историческим народом, а если нет, то обречен на духовное подчинение

и ограничен в своем развитии, являясь народом неисторическим. Хотя эта

методология была предельно абстрактной, она побудила историков серьезно

заняться исследованием самых разных сторон жизни общества.

В середине XIX в. была сделана попытка создания всеобъемлющей

методологии истории, которая могла бы объяснить все человеческое развитие не

с идеалистической, а с материалистической точки зрения. Такой методологией

стала "формационная теория" К. Маркса. Всемирно-исторический процесс

определялся им как движение от бесклассового первобытнообщинного строя,

через классовые формации (рабовладельческую, феодальную, капиталистическую),

к новой, самой прогрессивной, бесклассовой формации — коммунизму, где не

будет частной собственности, угнетения, эксплуатации и будет достигнуто

всестороннее гармоническое развитие человека. В основе каждой формации, по

мнению К. Маркса, лежали производительные силы и производственные отношения,

движущей силой общества являлась классовая борьба, а переход от одной

формации к другой осуществлялся преимущественно революционным путем. К.

Маркс был убежден, что все народы должны пройти этим формационным коридором

и раньше или позже построить коммунистическое общество. В свое время теория

Маркса, его вывод о первостепенной важности производства,

социально-классовых проблем в процессе исторического развития оказала

большое влияние на историков, заставила их обратиться к материальным основам

и реалиям народной жизни. На основе своей методологии он дал в целом верный

анализ капитализму 50 — 60-х гг. и раскрыл механизм его функционирования.

Вместе с тем марксистская методология не стала универсальной и далеко не все

выводы были подтверждены жизнью. Уже при жизни Маркса становилось очевидным,

что далеко не все страны и народы укладываются в формационные

характеристики. Мир чем дальше, тем больше обнаруживал свое многообразие и

многовариантность развития. Стремление же объяснить все, исходя лишь из

экономических, материальных основ, заслоняло, оставляло в тени такие

важнейшие факторы исторического процесса, как географический,

социокультурный, нравственный, духовный. В результате человек, личность

терялись в материальном мире, играли в нем подчиненную, служебную роль,

Своеобразной модификацией формационного подхода, но уже во второй

половине XX в., стала стадиальная теория исторического развития, видным

представителем которой являлся американский ученый Д. Гэлбрейт. Отказываясь

от классового, революционного марксистского подхода, он в качестве ключевого

звена также рассматривает производительные силы, вкладывая в них

технологический аспект. Путь человечества, согласно стадиальной теории,

представляет собой развитие от аграрного общества, основанного на ручном

труде, к индустриальному, а затем к современному постиндустриальному

обществу.

В целом для историков XX в. стало характерным стремление отойти от

однолинейной трактовки исторического процесса, найти методологические

подходы, которые помогли бы понять все многообразие и многовариантность

мирового исторического развития. В настоящее время широкое распространение

получил цивилизационный подход к истории. Согласно этой методологии мировое

развитие рассматривается как история возникновения, развития и

взаимодействия различных цивилизованных типов. Под цивилизацией понимается

сообщество различных культур, объединенных основополагающими духовными

ценностями, устойчивыми, особыми чертами экономической, социальной и

политической организации. Обычно выделяют античную, восточную и природную

цивилизации. Цивилизационный подход имеет свои достоинства и недостатки.

Такая методология действительно помогает избежать однолинейной оценки

мирового развития, позволяет понять своеобразие каждого народа и оценить его

вклад в мировое развитие. В рамках цивилизационного подхода при анализе тех

или иных сторон жизни общества вполне допустимы другие методологические

подходы. Цивилизационный подход открывает широкие возможности и для

сравнительно-исторического анализа. Вместе с тем еще не разработан

понятийный аппарат, нет четкого определения, что такое культура и

цивилизация. (В настоящее время существует более сотни определений.) Кроме

того, нет единодушия и в том, сколько существует типов цивилизаций. На

практике зачастую ограничиваются сопоставлением европейской и восточной

цивилизаций.

Сегодня историки вправе применять различные методологии. Однако не

только методологический подход, но и обязательное соблюдение принципов,

присущих именно исторической науке. Это принципы историзма и объективности.

Историзм предполагает определенную последовательность изучения исторического

материала, которая кратко может быть сведена к соблюдению двух правил -

сначала познай прошлое с позиций прошлого, а затем осознай, пойми и оцени

его с позиций настоящего. Как часто в работах сегодняшних публицистов и

некоторых историков эта последовательность, прежде всего из конъюнктурных

соображений, нарушается. Это и понятно, ведь так соблазнительно сразу дать

оценку, когда результаты и последствия данных событий уже хорошо известны.

Беда, однако, в том, что это не только не позволит вам понять историю, но и

приведет к неверным выводам в оценке современных событий. В этой связи

всегда надо помнить слова знаменитого русского историка В. О. Ключевского:

"Не ищите в нашем прошлом своих идей, в ваших предках — самих себя. Они жили

не вашими идеями, даже не жили никакими, а знали свои нужды, привычки и

потребности". Итак, первое правило историзма "познай прошлое с позиций

прошлого" предполагает изучение исторических событий, фактов и личностей

исходя из конкретных условий времени. При этом, каждое историческое явление

должно быть изучено в развитии, что предполагает исследование его корней,

этапов развития, результатов. Все это позволит "вжиться" в историю, понять

мотивы действий социальных групп и отдельных личностей, оценить их с позиций

своего времени.

И только после всестороннего изучения прошлого в конкретно исторических

условиях мы вправе давать современную оценку. Она тоже очень важна, ибо, как

писал Ключевский, "только такой меркой измерите вы культурное расстояние,

отделяющее вас от предков, увидите, ушли ли вы от них вперед, или попятились

назад".

Второй важный для исторической науки принцип объективности заключается

в отношении исследователя к историческим документам и методике работы с

ними. Как известно, основным объектом для историка является исторический

источник. Им могут быть археологические находки, летописи, государственные

документы, воспоминания исторических лиц, письма и др. Но историк не может

слепо следовать источникам. Ведь воспоминания, как правило, носят налет

субъективного подхода их авторов, а государственные документы порой

фальсифицировались. Поэтому историк после сбора и накопления фактического

материала устанавливает их подлинность, сопоставляет целый ряд источников.

Принцип объективности предполагает прежде всего опору на конкретные факты в

их истинном содержании. Но этого недостаточно. Ведь историк тоже человек,

живущий в своем времени, с его страстями, борениями и пристрастиями. В этой

связи принцип объективности требует, чтобы историк был максимально

беспристрастным. Он не вправе руководствоваться партийными доктринами или

заранее сконструированными схемами. Если он встанет на этот путь, то

невольно превратится в раба своих пристрастий, начнет отбирать лишь те

факты, которые их подтверждают, и отбрасывать те из них, которые не

укладываются в его концепцию. Научная объективность и беспристрастность

предполагают, что исследователь должен опираться на всю совокупность фактов,

не искажая и не подгоняя их под заранее созданные схемы.

Итак, на протяжении веков были разработаны и опробованы самые

разнообразные принципы и подходы к изучению исторического пути стран и

народов. Этот процесс продолжается и будет продолжаться. Вместе с тем,

несмотря на множество подходов и исторических школ не только историк, но и

каждый, кто хочет понять историю, должен формировать у себя историческое

мышление, основой которого является принцип историзма.


Развитие исторической науки в России

Историческая наука в России прошла долгий и сложный путь. Ее

становление относится к временам Киевской Руси. Основным жанром русской

средневековой исторической литературы стало летописие. Одним из древнейших

дошедших до нас величайших исторических памятников является "Повесть

временных лет" (XI в.). Уже в более полном названии "Повести" — "Се повести

времяньных лет, откуда есть пошла Рус-кая земля, кто в Киеве нача первее

княжити, и откуда Руская земля стала есть" — содержится указание на

идейно-тематическое содержание летописи. Данный исторический источник

отразил становление древнерусского государства, его политический и

культурный расцвет, а также начавшийся процесс феодального дробления. В XVI

в. отдельные летописи стали сводить в летописные своды, объединенные

какой-либо одной общей идеей. Первым таким сводом была "Степенная книга",

которая излагала исторические события по поколениям (степеням). В 1674 г. в

Киеве появился и первый учебник русской истории — "Синопсис", написанный

Иннокентием Гизелем. Он представлял из себя литературную обработку летописей

и сказаний. Безусловно, все эти труды не были строго научными. Они в

основном содержали перечень исторических фактов, важных и второстепенных, с

добавлением сказаний и житий святых, без глубоких попыток как-то связать и

объяснить сами факты.

История как наука стала рождаться в России, как и в Европе, в XVIII в.

Но в России она становилась на ноги в более трудных условиях: в стране очень

долго, по сравнению с Европой, не было светских высших учебных заведений,

которые готовили бы научные кадры. В Европе первый светский университет

появился в XII в., а в России Академия наук открылась лишь в 1725 г., первый

университет (московский) — в 1755 г. Первым русским исследователям пришлось

столкнуться и с фактическим отсутствием источниковой базы, которая является

фундаментом исторической науки. Когда Петр I издал указ о необходимости

написания истории России и обязал Синод собрать по епархиям рукописи, их

было представлено лишь 40, причем из них лишь 8 исторического характера.

Характеризуя развитие исторической науки в России, будет правомерным и

справедливым рассказать не только об историках, но и собирателях

исторических документов, тем более, что-многие наши ученые совмещали в себе

оба этих качества. Отметим, в частности, Герарда Миллера (1705 — 1783 гг.).

Немец по национальности, для которого Россия стала вторым отечеством, он

осознал как ученый важность создания источниковой базы и многое сделал для

этого. Миллер был первым российским архивариусом (хранителем

государственного архива). Он много ездил по стране, что дало ему возможность

не только узнать Россию, но и собрать значительное количество исторических

источников. Знаменитые "портфели Миллера" долгое время служили богатым

материалом для исследователей. Да и сам Миллер написал ряд книг по древней и

современной ему истории. России. Среди первых российских академиков видное

место занимал М. В. Ломоносов, написавший учебную книгу по русской истории и

один том древней русской истории. Однако в этот период ученым не удалось

дать общего систематизированного обзора отечественной истории.

Первая попытка написать такой систематизированный обзор. принадлежала

не академикам, и даже не историку по образованию. Автором его стал В. Н.

Татищев (1686 — 1750 гг), который был государственным служащим и широко

образованным человеком. Увлекаясь географическими вопросами и понимая, что

их невозможно разрешить без знания истории, он не только стал собирать

исторические сведения, но и на их основе написал пять томов истории России с

древних времен до XVII в. Это был первый систематизированный труд по

отечественной истории. Кроме того, Татищевым была создана инструкция по

собиранию географических и археологических сведений о России, принятая

Академией наук. Вместе с тем, оценивая вклад Татищева в становление

исторической науки, отметим, что ему не удалось осмыслить собранный

материал, связать его концептуальной идеей. Его история России представляла

собой сборник летописных данных. Отсутствие же литературной обработки и

тяжелый язык делали труд Татищева сложным для восприятия даже его

современниками.

Во второй половине XVIII в. в развитии исторической науки в России

происходит перелом, связанный с началом эпохи "просвещенного абсолютизма". В

этот период сначала по инициативе государей, прежде всего Екатерины II, а

затем благодаря подвижнической деятельности историков и собирателей среди

образованной части населения начинается широкое общественное движение в

пользу изучения старины. Это движение объединило и историков, и литераторов,

и государственных служащих, и частных лиц. Оно принесло замечательные плоды

развития исторической науки в нашей стране.

Во второй половине XVIII — начале XIX в. были сделаны значительные шаги

в создании источниковой базы исторической науки. Известным просветителем

XVIII в., писателем и издателем Н. И. Новиковым предпринята попытка свести

воедино собранные летописи, государственные акты, старинные литературные

произведения в единый сборник. Им стала 20-томная Древняя Российская

Вивлиофика. Выдающееся место в ряду собирателей и хранителей отечественного

исторического наследия принадлежит крупному государственному деятелю графу

Н. П. Румянцеву. О нем необходимо сказать подробнее, ибо его вклад в нашу

историю трудно переоценить. Н. П. Румянцев (1754 — 1826 гг.) знаменит не

только тем, что занимал посты Министра иностранных дел и коммерции, был

Государственным канцлером и председателем Государственного Совета. Это был

не просто родовитый сановник, но и широко образованный человек, настоящий

патриот, меценат. Именно он стал организатором подлинно научного

историко-архивного движения в нашей стране. Румянцев приводит в полный

порядок архив государственных бумаг, дополняя его новыми документами,

собранными как в России, так и в иностранных архивах, зачастую используя для

этого собственные средства. Все новые источники издаются им в знаменитых

румянцевских сборниках и становятся достоянием общественности. Более того,

на свои собственные средства он создает частный архив русских древностей.

Перед смертью граф Румянцев завещал его соотечественникам для широкого

общего пользования. Архив Румянцева стал основой открытия в Петербурге

известного Румянцевского музея, который затем был переведен в Москву и

размещен в не менее знаменитом доме Пашкова, являющегося сегодня частью

Государственной библиотеки им. Ленина. И еще одна сторона деятельности

Румянцева имела большое значение для исторической науки в России. Он

воспитал целую когорту собирателей и исследователей русской старины, не

только материально поощряя их, но и осуществляя научное руководство. При

содействии Румянцева в 1804 г. при Московском Университете было создано

общество Истории и Древностей Российских. Среди воспитанников Румянцева

отметим прежде всего П. М. Строева. Ему принадлежало создание и почти полное

осуществление грандиозного плана сбора всех исторических источников,

находящихся в России, в монастырях и церквах, библиотеках и частных

хранилищах. Были проведены с этой целью две широкомасштабные экспедиции, за

которыми с интересом следила вся образованная Россия. Строев оказывал

практическую помощь историкам и даже государственным деятелям. Так,

благодаря собранным Строевым материалам, известный государственный деятель

Сперанский смог завершить подготовку и издание "Полного собрания законов

Российской империи", выполнив таким образом поручение Николая I.

Благодаря подвижническим усилиям собирателей и созданию источниковой

базы смог появиться знаменитый труд Н. М. Карамзина "История государства

Российского". (Он выходил в свет отдельными томами с 1816 по 1829 г.). Это

был первый цельный взгляд на русскую историю, изложенную с определенных

мировоззренческих позиций. В чем было достоинство этого труда? Карамзин

отошел от простого летописного перечисления исторических фактов и, опираясь

на источники, рассказал, описал историю. Поскольку он был не только

историком, но и известным писателем, созданная им история была написана

живым, образным, литературным языком. Современники читали ее с огромным

интересом не только как историческое, но и литературное произведение. Весь

труд Карамзина был связан одной основополагающей идеей, одним процессом -

создание национального государственного могущества России. Поскольку, по

мысли Карамзина, к этому могуществу привели Русь ее государственные деятели,

прежде всего Иван III и Петр I, основное внимание автор сосредоточил на

деяниях русских Великих князей и царей. Эта односторонность взгляда историка

была отмечена уже современниками, которые критиковали его за то, что он

оставил без внимания развитие самого народа, общества с его культурой,

социально-экономическими отношениями. Подход Карамзина к истории России,

метод ее изложения, к сожалению, были активно использованы в 30 — 40-е гг.

для создания властями официальной исторической доктрины, базирующейся на

трех постулатах: самодержавие, православие, народность. На этой доктрине

власти стремились воспитать и историков, требуя от них приглаженного

жизнеописания государей, восхваления их деяний и воспитания народа в духе

приверженности православию и патриархальным традициям. А сам Карамзин был

назначен первым в истории России официальным государственным историографом.

В 30 — 50-е гг. историческая наука в России оказалась под жестким

государственным контролем и строгой цензурной опекой. Шаг вперед она смогла

сделать в пореформенный период 60 — 70-х гг. XIX в. Именно тогда в

исторической науке стало формироваться довольно широкое либеральное

направление, которому приходилось отстаивать свои позиции в борьбе с

официальной идеологией. Среди виднейших русских историков второй половины

XIX в. отметим С. М. Соловьева (1818 — 1885 гг.) и В. О. Ключевского (1841 -

1911 гг.), чьи труды оказали решающее воздействие на становление

отечественных исторических школ к определили развитие исторической науки в

России до 1917 г., а в определенной степени и позднее.

С. М. Соловьев, наряду с К. Д. Кавелиным, считается основоположником

государственной или историко-юридической школы. Название этой школы

определялось тем, что, по мысли Соловьева, основным в историческом процессе

является создание государственности, поскольку, только обретя

государственность, народ обретает свое лицо и становится на путь

поступательно-прогрессивного движения. С этих позиций он проанализировал

историю России, создав огромный 29-томный труд, который писал почти 30 лет.

Говоря о вкладе Соловьева в отечественную и мировую историческую науку,

необходимо подчеркнуть его большую роль в разработке принципа историзма,

характерного именно для русской исторической школы в целом. Он призывал

исследователей не дробить историю произвольно, а прослеживать и

анализировать связь и преемственность явлений, рассматривать их во

взаимосвязи, объяснять исторические события из внутренних причин. Соловьев

считал необходимым для выяснения исторических закономерностей использовать

сравнительный подход, сопоставлять историю своего народа с другими народами

и странами. Он первым поставил проблему постоянных факторов, влияющих на

историческое развитие, выделяя природу страны, природу племени, к которому

изначально принадлежал народ, и геополитический фактор, т. е. влияние других

народов.

В. О. Ключевский был учеником С. Соловьева, но он пошел дальше своего

учителя. Он стремился преодолеть юридико-пра-вовую односторонность концепции

Соловьева и взглянуть на развитие общества всесторонне. В качестве основных

исторических сил, которые строят людское общежитие, Ключевский выдвигал

человеческую личность, общественные отношения и природу страны. Он, по сути,

первым обратил внимание на социально-экономические отношения, а исследуя

роль личности в истории, ввел такое новое понятие как исторический тип

личности. По-новому взглянул Ключевский и на проблему исторических

закономерностей, считая их общемировым явлением. Основным научным трудом В.

О. Ключевского стал "Курс русской истории". Первая его часть вышла в 1904

г… а последняя, четвертая, в 1910 г. В. О. Ключевский создал свою школу

историков. Среди наиболее известных отметим П. Н. Милюкова, С. Ф. Платонова,

А. А. Корнилова.

Говоря о развитии исторической науки в России, следует вспомнить и

почти забытого историка Н. Я. Данилевского (1822 — 1885 гг.). Между тем он

задолго до европейских ученых разработал основные принципы

культурно-цивилизационного подхода к изучению исторического процесса. Именно

он выдвинул теорию культурно-исторических типов (цивилизаций) и впервые под

этим утлом попытался рассмотреть славянскую цивилизацию.

Таким образом, в начале XX в. историческая наука находилась на подъеме.

Она стояла на пороге новых исторических открытий. Вполне мог состояться

значительный рывок вперед. Однако этого не произошло.

После октябрьской революции 1917 г., по мере становления тоталитарного

политического режима, историческая наука оказалась в сложнейшем, зачастую

трагическом положении. Историческая наука была превращена в инструмент

политики и средство идеологической обработки народа. Вводилась практика

партийного руководства исторической наукой. Каждый историк обязан был

следовать тем концепциям, которые были одобрены сверху. Единственно верным

признавался только один, марксистский подход. К концу 30-х гг. под

непосредственным руководством И. В. Сталина для обеспечения единого

толкования исторического процесса была создана концепция, ставшая для

историков нормативной. Она нашла отражение в изданном в 1938 г. учебнике

"История ВКП(б). Краткий курс". Были изъяты из обращения и помещены в

спецхраны труды многих дореволюционных и советских историков. В архивах были

закрыты целые фонды. Отечественная историческая наука была отсечена от

общемировой, так как все труды, издаваемые за границей, либо тщательно

отбирались, либо вовсе не допускались в страну.

После революции многие ученые эмигрировали из России. В 1922 г. из

России были высланы около 300 представителей интеллигенции, в том числе и

историков. А в начале 30-х гг. среди историков была проведена чистка, в

результате которой около 130 из них оказались в числе репрессированных.

Среди них были такие крупные специалисты, как С. Ф. Платонов, академики Н.

П. Лихачев и Е. В. Тарле, профессора Ю. В. Готье и многие другие. В таких

условиях партийной опеки советская историческая наука продолжала по сути

находиться вплоть до середины 80-х годов нашего времени. Хотя после смерти

Сталина были и периоды некоторого смягчения идеологического диктата,

особенно в период "оттепели" 50 — 60 гг. И тем не менее было бы неверным

считать, что в советский период развитие исторической науки было

парализовано полностью. Даже в этих тяжелейших условиях появлялись серьезные

научные труды, которые и сегодня представляют ценность. Это работы Грекова

по истории Киевской Руси, труды Рыбакова и Зайончков-ского, книги академиков

Тарле и Манфреда по истории зарубежных стран. И это далеко не полный список.

В начале 80-х гг. в связи с провозглашенной М. С. Горбачевым политикой

перестройки и гласности в исторической науке произошел своеобразный "обвал",

последствия которого мы переживаем сегодня. На историков хлынул шквал

неизвестных ранее документов и трудов, стали доступны архивы и спецхраны,

работы зарубежных коллег. Это явилось для исторической науки не только

долгожданным событием, но и испытанием.

Зачастую находясь в эпицентре современной общественной борьбы, многие

историки, отбрасывая сковывавшие их оковы, вместе с ними стали отходить от

основополагающих принципов историзма и объективности. Особенно это коснулось

советского периода нашей истории, в котором действительно было немало

"белых" пятен, т. е. периодов, которые надо было восстанавливать и

осмысливать, К сожалению, это часто сводилось к огульному очернению, что

приводило к новым искажениям и теперь уже советского прошлого.

Сегодня наиболее актуальными для исторической науки являются следующие

задачи: во-первых, тщательное, объективное, вдумчивое изучение всех новых

источников, как отечественных, так и зарубежных, во-вторых, поиск новых

методологических подходов в изучении истории.


Дискуссии о месте России в мировой истории и особенности ее

исторического пути

Проблема определения места России в мировом историческом развитии

является не случайной и возникла она не сегодня. Прежде всего, она рождена

самой уникальностью нашей страны, как крупнейшей евроазиатской державы,

моста между Западом и Востоком, где переплелись самые различные

цивили-зационные потоки, оказывавшие скачкообразно-циклическое влияние на

историческое развитие нашего Отечества.

Впервые вопрос о месте России в мировой истории был поставлен русскими

философами и историками еще в 30 — 40-е гг, XIX в., когда под влиянием

концепций Гегеля и Шеллинга начались острые дискуссии о том, какую

историческую идею несет русский народ, в чем его историческое

предназначение. Так впервые появился термин "русская идея". Именно с тех поо

в, русской общественной мысли сложились два направления: западнический путь

Европы, и славянофильское, отстаивающее самобытность и своеобразие нашего

исторического пути. В свое время эти направления оказали сильное воздействие

на взгляды историков, сохранились они и до сих пор. Какие же подходы к

уяснению места России в мировом историческом процессе существуют в

отечественной и зарубежной историографии?

1. В качестве первого из таких подходов назовем выводы тех историков,

которые придерживаются концепции однолинейности мировой истории. К ним

относятся сторонники западнического направления, в частности авторы и

последователи стадиальной концепции исторического развития. Представители

этого направления считают, что все страны, в том числе и Россия, проходят в

своей эволюции одни и те же, общие для всех исторические стадии. Поскольку

первопроходцами стадиального развития были страны Западной Европы и США, то

и Россия обречена повторить их путь, А поскольку Россия отстает от стран

этого региона, она относится к странам догоняющего типа развития. 2.

Противоположную точку зрения относительно места России в мировом развитии

высказывают сторонники концепции многолинейности исторического процесса.

(Такой подход присущ более всего приверженцам социокультурных и

цивилизацион-ных исторических школ.). Однако выясняя место России, историки

разнятся в выводах: одни считали Россию составной частью общеславянской

цивилизации, другие утверждали, что Русь — самостоятельная цивилизация,

которая в корне отлична и враждебна Западу, зато очень близка

восточно-азиатской. В 20-е годы нашего столетия в трудах русских

ученых-эмигрантов — Н. С. Трубецкого, А. В. Флоровского, Г. В. Вернадского -

была сформулирована теория евроазиатства. Авторы этой концепции

рассматривали Россию как особый, уникальный сплав европейско-славянской и

восточной цивилизации. У этой теории и сегодня немало сторонников, хотя сама

концепция остается недостаточно проработанной. Наш краткий обзор показывает,

что проблема места России в мировой цивилизации по-прежнему остается

нерешенной. Для нас важнее другое — понять своеобразие исторического пути

Отечества. Поэтому мы остановимся на вопросе, который имеет принципиальное

значение на факторах, определяющих специфику развития России.

Важность учета этих факторов неоднократно подчеркивали как русские, так

и зарубежные историки.

1. Природный и геополитический фактор. Его составляющими являются

ландшафт местности, климат, народонаселение, границы государства и его

положение среди сопредельных стран. Как это повлияло на особенности России?

Для этого нужно прежде всего взглянуть на географическую карту.

Европейская часть страны, где формировалось ядро нашей

государственности, представляет из себя огромную Восточно-Европейскую

равнину, густо покрытую в древности лесами и испещренную множеством рек,

которые, переплетаясь между собой, образуют взаимосвязанную, уникальную

речную сеть. Да и в азиатской части страны, в Сибири немало обширных равнин

с такой же богатой и мощной речной сетью. Это способствовало тому, что

население получало возможность расселяться на огромных земельных массивах,

почти не встречая непреодолимых естественных препятствий. Между тем, очень

долгое время эти земли были исключительно слабо населены, что приводило к

постоянной миграции населения, его частым перемещениям. Народу приходилось

прилагать огромные усилия, чтобы освоить территорию, а первые правители

Московского царства были озабочены по мере роста размеров государства тем,

как вообще ограничить миграцию, прикрепить население к определенной

территории, так как без этого государство находилось в аморфном, как бы

"плавучем" состоянии. Решать эту задачу помогала в частности и речная сеть,

которая не только облегчала перемещение населения, но и связывала в единое

целое прежде всего хозяйственными связями различные части государства. Реки

до середины XIX в. были основной внутренней транспортной артерией страны.

Серьезно повлиял на наше развитие и такой геополитический фактор как

незащищенность ее границ такими естественными преградами как моря, проливы,

горные массивы. Отсутствие таких преград естественно использовали соседние

страны и народы, как Запада, так и Востока. Постоянная угроза военных

вторжений и открытость пограничных рубежей, их огромная протяженность

требовали от народов России колоссальных усилий по обеспечению своей

безопасности, значительных материальных и людских ресурсов и это при

малочисленном и редком населении.

2. Этно-национальный фактор. Его обычно не выделяют в качестве

самостоятельного, считая производным от геополитического. Это представляется

не совсем верным. Ведь Россия была не просто многонациональным государством,

в котором соединились множество наций, народностей и этнических групп. Это

было уникальное государство, вобравшее в себя все много-цветие национальных

культур, религий, в ней были представ-лены народы, находящиеся на самых

различных ступенях исторического прогресса. Какое же влияние оказал фактор

многонациональноеTM на нашу отечественную историю? Во-первых, это привело к

взаимообогащению культур народов, населяющих Россию, позволило

познакомиться, узнать и перенять накопленные каждым народом культурные

традиции. В частности, в русском языке можно найти множество слов,

заимствованных как от угро-финских, так и тюркских и других народов,

населяющих нашу страну. Во-вторых, и это главное, характер образования

российского многонационального государства способствовал формированию

уникальной формы национального общежития народов России. Что здесь имеется в

виду? Уже на первых этапах создания государства изобилие территории при ее

слабой заселенности придавало процессу колонизации и освоению мирный

характер. Русские, приходя на земли, где проживали другие народы и

этнические группы, не были колонизаторами в европейском смысле слова. По

мере освоения территории они оседали на ней, и если рядом жили другие

народы, то здравый смысл подсказывал, что с соседями надо ладить, если

живешь в одном доме. Поэтому в истории России практически нет страниц о

каких-либо национальных или религиозных распрях между народами. Более того,

расселяясь на огромной территории, русский народ трансформировал свою

национальную государственность в российскую. Русь превратилась в Россию. В

геополитическом плане народы России не могут жить изолированно, и поэтому

как великорусский шовинизм, так и местный национализм представляют для

страны смертельную угрозу. Невозможно представить себе, к примеру, создание

русских автономных республик многих других народов или полный суверенитет.

3. Религиозный фактор. Если рассмотренные выше факторы сформировали

"тело" России, то православие воспитало "душу" русского народа. В чем это

выразилось? Главным в православной религии было внимание к нравственному

состоянию души, в отличие от протестантской церкви, и которая свою паству

учила тому, что если у человека успех в делах, значит над ним благодать

божья. Русские люди, воспитанные в православной вере, привыкли оценивать

свои поступки и дела не с точки зрения их рациональности, практической

значимости, а с позиций душевного комфорта, воплощения в них единства духа и

тела, Стремление дать мысли и поступку нравственную оценку, покаяться и тем

самым обрести соборное единство духа и тела долгие века определяло

менталитет народа, его социальную психологию. Отсюда идет и знаменитое

русское долготерпение, — и небрежение к материальным основам бытия, и

обостренное чувство справедливости, и воспитанная православной церковью

веротерпимость.

4. Социогосударственный фактор. Он сложился под влиянием

природно-геополитического и религиозного факторов. И климат, и величина

территории, и редкость населения, естественная незащищенность границ и

необходимость быть постоянно начеку привели с одной стороны к

коллективистским формам социальной жизни и коллективистскому типу мышления

русских людей, ибо это помогало выжить в трудных, порой экстремальных

условиях. В то же время эти же факторы обусловили огромную роль государства

в истории России. В отличие от стран Запада именно в сильном государстве

люди видели главное условие сохранения своего исторического бытия. Поэтому

государство составляло становой хребет общества и личность, государство и

общество были не обособлены, как на Западе, а взаимосвязаны, собраны. При

этом государство выступало не как политическая надстройка над обществом, а

порой как его творец, который определял социальную структуру общества и

зачастую создавал ее.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ключевский В. О. Краткое пособие по русской истории: репринтное

издание. — М.: изд-во Прогресс-Панпея, 1992. — С. 3 — 8.

2. Ключевский В. О. Исторические портреты. — М: "Правда", 1990. Вводная

статья. — С. 5 — 25.

3. Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. — М.: Наука,

1987.

4. Россия в мировой истории. Учеб. пособие в 2-х томах. — М: Высш. шк.,

1994. Т. 1, с. 3 — 10.

5. Семенникова Л. И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. Учеб.

пособие. — М.: Интерпракс, 1994. — С. 7 — 26, 35 — 40, 100 — 109.

6. Соловьев С. М. Чтения и рассказы по истории России. — М: "Правда",

1989. Вводная статья. — С. 5 — 21.

7. Платонов С. С. Лекции по русской истории. — М.: Высш. шк., 1993. -

С. 7 — 55.

Глава II СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Тема I. У ИСТОКОВ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Русская народность и государство сложились в XV–XVX bв. в условиях

Московского царства, но их исторические корни восходят к началу первого

тысячелетия нащей эры, к первому и самому крупному восточно-славянскому

государству — Киевской Руси IX–XIII вв.


Характерные черты средневековья.

Древнейшие цивилизации и их влияние на мир племен Европы и Азии.

Восточные славяне

Средними веками истории Италии в XV в. называли период, хронологически

означающий отрезок времени между древней историей, закончившейся гибелью

Римской империи (V в.), и эпохой Возрождения (XV в.). Французские мыслители

назвали его феодализмом. В современной исторической литературе существует

следующее представление о периодизации средневековья: раннее

средневековье: — становление феодальных отношений (V — начало XI вв.);

классическое средневековье — расцвет феодального способа производства (XI -

середина XV вв.); позднее средневековье — разложение феодализма и зарождение

капиталистического строя (XV — середина XVII вв.); новое время — утверждение

капитализма (с середины XVII в.).

Переход к феодализму в различных странах происходил не одновременно.

Это зависело от конкретно-исторических условий. Но содержание этого процесса

было одним и тем же.

1. Разложение свободной сельской общины, общинной собственности и

выделение из нее крестьянской собственности.

2. Создание крупной феодальной собственности на землю. В странах

Востока земля являлась собственностью феодального государства. Феодальная

собственность на землю имела иерархическую структуру. На ее основе

создавались вассальные отношения внутри класса, феодалов.

3. Превращение свободных крестьян-общинников, а также несвободных

землевладельцев, рабов, в зависимых крестьян.

Крестьянская община также подчинялась феодалу или феодальному

государству. Феодальная эксплуатация осуществлялась в виде ренты

(совокупности повинностей): отработочной и натуральной.

4. Ускорение общественного разделения труда.

5. Особенности феодальной экономики определяли и сущность

государственности, для которой характерна была в пору ее зрелости феодальная

раздробленность. В странах Востока сохранялись централизованные государства,

что объяснялось преобладанием государственной собственности на землю и

наличием ирригационных сооружений, для охраны которых и нужна была сильная

государственная власть. Кроме того, здесь еще сохранился развитой

бюрократический аппарат. Постепенно к XIII–XIV вв. в значительной части

Европейских государств пробивает себе дорогу тенденция к централизации.

Устанавливается в ряде стран абсолютная монархия. В других — политическая

консолидация феодалов, духовенства и горожан в виде сословий и борьба их

между собой привела к образованию местных, а позднее общегосударственных

представительных учреждений (парламента в Англии, Генеральных штатов и т.

п.).

6. Формирование народностей. Причем, для одних стран этот процесс брал

свое начало от древних цивилизаций, для других — от племенных образований

первобытно-общинного строя.

7. Создание духовного единства. Образование государств и народностей

вызвало потребность в монотеизме (религии единобожия). Важную роль сыграли

иудаизм, христианство, ислам.

Вспомнить характерные черты феодального общества нам необходимо для

того, чтобы проследить, как проявились закономерности и особенности

феодализма при становлении нашего государства. Создателями его были племена

восточных славян. Сегодня никто уже не может сказать, когда появились они в

Европе. Но в начале первого тысячелетия славяне были частью этого мира.

Характерные черты его продолжали определять пять древних центров

цивилизаций: Ханьская империя в Китае, Кушанское царство в Средней Азии,

Империя Гуптов в Индии, царство Сасанидов (включавшее Иран, Месопотамию,

часть Средней Азии) и Римская империя (охватившая страны Западной и Южной

Европы, Северной Африки и Передней Азии). Занимая огромные территории, эти

государства предпринимали грандиозные по тому времени походы, прокладывали

новые торговые пути, которые связали Индию, а затем и Китай со странами

Средиземноморья. Совершалось проникновение культур, раздвигались пределы

тогдашнего мира, создавалось представление о взаимной связи народов, о

всемирной истории. На европейские племена особое влияние оказала

греко-латинская цивилизация. Она дала первый пример частнособственнических и

товарно-денежных отношений, связанных с производством товаров,

демократического правления (города-полисы, республиканское и Федеративное

управление городами во главе с Римом). В Римской империи были созданы

законы, регулировавшие положение частной собственности, торговли, сельского

хозяйства, образования, семьи, давшие свободы и права гражданам (в том числе

и на управление государством).

Восточные цивилизации Азии и Африки дали образцы другого типа

государства — деспотии, власти, не стесненной никакими законами, опиравшейся

лишь на силу. Условием существования такой власти была государственная

собственность и полная зависимость от нее людей. При всем том, что Рим

оказал огромное влияние на жизнь европейских народов, в средние века Европа

еще не была лидером. Страны Востока с их культурой, духовностью,

экономическим богатством превосходили Европу.

История древних цивилизаций теснейшим образом была связана с развитием

окружающих их кочевых, полукочевых и оседлых племен, населявших обширные

пространства Европы, Центральной Азии и Сибири. Среди них были и славяне.

Первые сведения о "великом народе венедах" (так называли древних

славян) появились в трудах римских историков Плиния (77 гг. н. э..) и Тацита

(98 г. н. э.). Одним из древнейших мест обитания славян был бассейн верхнего

и среднего течения. Вислы и области к востоку от нее. С конца IV в.

европейские племена оказались вовлечены в крупные миграционные процессы,

получившие название Великого переселения народов, во время которого

поочередно пытались закрепиться в Европе сарматы, готы, гунны, авары, угры.

Внутри этих орд-предгосударств славяне нашли для себя два местопребывания:

Карпаты и Побережье Балтийского моря. В течение V–VIII вв. они заселили

обширные пространства в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европе,

ассимилировались с местными племенами и дали начало новым народностям. На

западе, достигнув р. Эльбы, они положили основу чешской и польской

народностям. На юге — в VI–VII вв., заселив весь Балканский полуостров на

территории Римской империи, — болгарской, сербской, хорватской.

Приблизительно в VI в. из общего мира славян выделились восточные славяне,

которые, не встречая серьезных природных препятствии на своем пути,

двинулись с Карпат и побережья Балтики в Приднепровье и на Север и

распространились далее, постепенно заселив всю Восточно-Европейскую равнину.

В процессе продвижения встретили они балтские и финские племена. Колонизация

этих районов носила мирный характер. Находясь на более высокой ступени

развития, славяне сумели ассимилировать эти племена. В то же время их

отношения с ближайшими соседями со стороны степей — тюрками, болгарами,

хазарами трудно назвать однозначно мирными. Постоянные столкновения с

восточными и юго-восточными кочевниками оказали значительное влияние на ход

русской истории.

Занятия восточных славян и уклад их жизни во многом определялись

природными условиями. Главное богатство составляли земли лесной и

лесостепной полосы. Основными занятиями было земледелие, лесные промыслы и

ремесло. В VI–VIII вв. происходило разложение патриархального строя.

Хозяйственной ячейкой стала малая семья. Низшей формой социальной

организации — соседская община (вервь). Члены верви владели совместно

сенокосами, лесными угодьями. Пашенная земля была поделена между

крестьянами. В случае необходимости для решения общих для всех вопросов

собиралось вече, а для ведения общих дел выбирался старейшина.

Обилие рек создавало условия для активного внутреннего и внешнего

обмена. Днепр, прорезавший Русь с Севера на Юг, служил удобной торговой

дорогой для западных соседей славян. Он связывал торговые пути от Балтики до

Черного моря, а также от бассейнов Днепра и Вислы до Волги и Дона. Через

греческие черноморские колонии Ольвию, Феодосию, Пан-тикапей (Керчь) и др.

восточные славяне получили доступ в Средиземноморский мир, включившись в

Европейскую торговлю. Этому способствовали и связи с соседними странами -

Волжской Болгарией и Хазарским Каганатом.

Политические организации древних славян стали складываться в ходе

переселения в условиях разложения родо-племенного строя. Они носили уже не

кровный, а территориальный характер. Это были уже союзы племенных княжеств.

На территория Киевской Руси в VIII в. проживало двенадцать союзов племенных

княжеств. На основании Полянского союза в начале IX в. сложилось

политическое образование под названием Русь, и городские области с

родоплеменными центрами — городами Киев, Смоленск, Чернигов и др.

Славяне были язычниками. Поклонялись силам природы и духам предков.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что наши предки являлись частью

мира европейских народов, восточные славяне активно взаимодействовали с

ними. Общественно-политические процессы, которые происходили там, заставили

их мигрировать на Восток и Север. Колонизация совпала с разложением родового

строя, формированием особенностей хозяйственной и политической жизни.

Раннефеодальное государство Киевская Русь в IX–XII веках

Важным шагом по пути общественного прогресса восточных славян было

образование государства в IX веке под названием Киевская Русь. Процесс

образования государства у восточных славян совпал с аналогичным процессом,

протекавшим в IX–X вв. на территории Северной, Центральной и Восточной

Европы. В этот период образовались государства: Великоморавское княжество,

Чешское, Древнепольское, Датское королевство. Киевская Русь развивалась

аналогично Западной Европе.

В 60-х годах IХ в. норманнский князь Рюрик возглавил Новгородское

княжество. Eго преемник князь Олег в 882 г., захватив Киев, объединил оба

политических центра, положив начало Киевской Руси. Далее, завладев сначала

всей территорией вокруг водного пути "из Варяг в Греки" от Ладоги до Киева,

Киевские князья приступили к покорению союзов славянских племен, живших в

стороне от этого пути. Завоеванные племена сохраняли самостоятельность, но

обязывались выплачивать дань Великому Киевскому князю. Местные князья из

родоплеменной знати постепенно превращались в великокняжескую администрацию.

Внутри племенных княжеств была такая же система сбора дани. Каждую зиму

князь с дружиной объезжал союзы племен, собирал дань (полюдье). Иногда дань

привозилась (повоз). Русская земля была общей собственностью всего

государства. Дружинники жили при дворе князя, земли не имели. Получали

жалованье — часть дани. Другая часть шла князю на содержание двора, внешнюю

торговлю. Таким образом, главной задачей управления был сбор дани. А

главными ценностями служило то, что могло быть объектом торговли: меха,

драгоценности, рабы и т. п., но не земля. Во время сбора дани князь сам

вершил "суд и расправу".

Завоевательная политика киевских князей привела к тому, что государство

стало огромным. Оно простиралось на 7 тыс. км от бассейна Вислы на Западе до

Камы и Печоры на Востоке и от Черного моря (устье Днепра) до Белого. В этих

условиях родоплеменная знать была бесконтрольной, сильны были сепаратистские

тенденции. Для нейтрализации этих проявлений со временем княжение местной

родоплеменной знати ликвидировалось, а на их место стали посылать князей -

представителей киевской династии или дружинников Великого князя (бояр).

Называли их поместниками. Территории в рамках единого Киевского государства,

управляемые князьями-вассалами Киевского правителя, получили наименование

волость, а в целом государство носило название Русь (распространившееся с

региона среднего Приднепровья на всю территорию, подвластную киевским

князьям) или Русская земля. Такая структура государства сложилась к концу X

в., в эпоху княжения киевского князя Владимира Святославича (980 — 1015

гг.), который посадил на княжение в девяти крупнейших центрах Руси своих

сыновей.

Помимо этих земель восточнославянских и частично финно-язычных народов,

составляющих территорию Древнерусского государства, в IX — X вв. к ним

примыкали обширные неславянские земли финноязычных и балтоязычных племен,

которые не входили непосредственно в состав Киевской Руси, но были обязаны

русскими князьями данью. В нее входили этносы, обитавшие вдоль

северо-западных, северных и северо-восточных границ Руси: литва, курши,

зелегалы, латгалы, ливы, чудь, эсты, еж (племена Восточной Финляндии),

печоры, пермь, черемисы (марийцы), мордва и др.

Экономическаяжизнь страны в значительной степени зависела от внешней

торговли. Она же определяла внешнюю политику государства. Походы русских

князей в Грецию, походы кн. Святослава на Дон и Волгу были тесно связаны с

торговыми делами Киева. Особое влияние на развитие политического строя,

культуры и экономики оказывали отношения с Византией. Она неоднократно

подвергалась набегам варварских племен. На ее территории было много и

славянских поселений. В 681 г. было образовано Баларское государство,

ставшее опасной соперницей Византии на Балканах, угрожавшее ее торговым

связям со странами Европы, Азии, Африки. В этих условиях важное значение

приобретал путь "из Варяг в Греки" по Днепру. Первые походы во владения

Византии в Крыму (Херсо-нес) и южные берега Черного моря относятся к IX

веку. Известны торговые договоры Киевских купцов 911 г., князя Игоря 943 г.

В 968 г. византийцы склонили князя Святослава к походу против болгар. Но

русский князь, подчинив болгар своему влиянию, решил прочно обосноваться на

Дунае. В 970 — 971 гг. совместно с болгарами он вел войну с империей. Однако

воендые неудачи заставляли Святослава по новому договору отказаться от

притязаний на Херсонес и Болгарию и обещать Византии военную помощь. Русские

по-прежнему могли беспрепятственно торговать в Константинополе. В 1043 г.

русский флот осадил Константинополь, но пострадал от бури на Босфоре и от

"греческого огня". Угроза повторения похода заставила византийцев искать

мира. Новый договор был скреплен женитьбой сына Ярослава_Мудрого Всеволода

на дочери василевса Константина IX Мономаха. Торговля и культурные отношения

Византии и Руси продолжали успешно развиваться. В русских городах появились

подворья византийских купцов, сложились группы русских купцов ("гречники"),

постоянно продававших свои товары в Византии. Длительное и тесное общение с

Византией оставило глубокий след в Русской жизни. Ее влияние сказалось на

выборе религии. Принятие христианства в 988 г. в княжении Владимира

Святославовича стало крупнейшим событием. Необходимость принятия новой

религии определялась социально-политическим развитием страны. С ликвидацией

автономии славянских союзов и племенных княжеств складывалась структура

государства с единой династией во главе, с господствующим слоем,

представленным военнослужилой знатью. В этих условиях оказалась непригодной

для центральной власти старая языческая культура, носившая местный характер

и могущая служить сепаратистским устремлениям.

Единое государство невозможно было без духовной связи. Принятие

христианства открывало перспективы укрепления связей с Западным миром. Надо

заметить, что влияние христианства на русских славян началось задолго до

эпохи Владимира Святого. Есть свидетельства, что Приазовская Русь уже в 60-х

годах IX в. обратилась к христианству. В Киевскую Русь эта религия проникла

в X в. Из договора князя Игоря с греками в 945 г. мы узнаем, что многие его

дружинники были христианами. Посетив Константинополь в 955 г., княгиня Ольга

приняла христианство. Но непосредственный акт был совершен в 988 г.

Христианство стало господствующей религией. Повсеместное ее внедрение

встречало иногда сопротивление населения. Но, справедливости ради, надо

заметить, что религия не изменила ни форм, ни основного политического

порядка, какой застала на Руси. Внедрялась она постенно (более 100 лет) и

без иностранного вмешательства. Это был внутреннее дело государства. Для

сравнения: большинство западных соседей приняли ее из рук крестоносцев или

миссионеров.

Значительной становилась роль православной церкви. Церковь включалась в

процесс внутреннего развития государственного строя Древней Руси. Тесный

союз светской и церковной власти сделался традицией русской истории. Церковь

боролась за единство русских земель, за создание централизованного

государства, выступала посредником в княжеских междоусобицах. Принятие

христианства способствовало укреплению и развитию связей с христианским

миром. Исключительно важным и плодотворным было культурное влияние..

Благодаря византийским политическим и культурным деятелям миссионерам

Кириллу и Мефодию Русь, как все восточные и южные славяне, получила в IX в.

письменность. Христианство стало национальной религией. Древнерусские

монастыри стали носителями просвещения. В Печерском монастыре возникло

русское летописание. При церквах и монастырях собирались библиотеки. Церковь

положила начало русскому искусству, храмовой архитектуре, живописи. Начало

развиваться национальное художественное творчество ("Поучения Владимира

Мономаха", "Слово о полку Игореве").

Другим направлением внешнеполитической деятельности киевских князей

была защита от внешних врагов. Главными из них были тюркоязычные печенеги,

половцы и другие степные племена. Они нападали не только на границы Руси, но

и на саму столицу ее Киев, поэтому киевские князья окружали его крепостями.

Так, киевский князь Владимир, младший сын Святослава, организовал оборону

южных границ, осуществив постройку сторожевых крепостей вдоль пограничных со

степью рек — Десны, Сейма, Сули, Роси. Иногда Русь вступала в союзнические

отношения с отдельными печенежскими племенами (в 944, 970 гг. против

Византии), но были и военные конфликты (920, 968, 972 гг.). В 964 — 965 гг.

кн. Святослав, сын. кн. Игоря и кн. Ольги, покорив живших на Оке вятичей,

вышел на Волгу и разгромил Волжскую Болгарию. Затем, двинувшись вниз по

Волге, обрушился на Хазарский Каганат. Святослав покорил также племена ясов

(предков осетин), ка-согов (предков адыгейцев), основал Тмутараканское

княжество на Таманском полуострове.

Рассматривая историю развития древнерусского государства, необходимо

проанализировать его внутреннее устройство. До середины XI в. в нем

существовала верховная государственная власть на землю. Великокняжеский род

Рюриковичей владел всей землей. Князья, которые посылались Великим князем

для управления землями, были лишь их временными владельцами и в случае

необходимости (как правило, смерти одного из них) перемещались по очереди

старшинства. При сыновьях и внуках Ярослава Мудрого эта владельческая

очередь простиралась на всю Русскую землю. С XI в. постепенно род Ярослава

распался на отдельные ветви, каждая ветвь заводила свою местную очередь

владения в той части русской земли, где она утверждалась. В XI в. уже только

три — Киевская, Переяславская и Новгородская области остаются в общем

владении княжеского рода. В остальных основываются его отдельные линии. Эти

земли уже не совпадают с древним племенным делением русского славянства,

становятся вотчиной князей и их рода. Появляется новый принцип наследования

от отца к сыну. Таким образом, первым по времени крупным землевладением

стало княжеское. Со второй половины XI в. начинает возрастать значение

боярского, церковного, позже и поместного землевладений. Развитие феодальных

отношений выразилось в усилении сословного деления общества. В Пространной

Русской Правде упоминаются рабы (челядь) и рабовладельцы. Источником рабства

были пленные. Правда, пленники у славян оставались рабами не всю жизнь, как

у других народов, а по истечении определенного срока могли выкупиться,

возвратиться на родину или остаться вольными. Разложение общинных отношений

выразилось в появлении обедневших людей (т. н. внутреннего рабства) -

холопов. Труд челяди и холопов в основном использовался в домашнем

хозяйстве. С конца XI в. их стали сажать на землю, закрепощать. В составе

несвободного населения они занимали ведущую роль. Процесс закрепощения

коснулся и свободных крестьян. Среди крестьян-общинников выделяются смерды,

зависимая часть населения, количество которой увеличивалось с ростом

вотчинного землевладения и захватом свободных крестьянских земель, закупы

(общинники, взявшие у феодалов в долг землю, зерно и пр. и обязавшиеся

заплатить натурой или работой), рядовичи (заключившие ряд-договор с

хозяином). Но в домонгольский период преобладало еще свободное сельское

население.

В X–XI вв. расцветает хозяйственная жизнь городов. Ремесло уже

отделялось от сельского хозяйства. Изменения в общинных отношениях

выразились и в том, что значительная часть ремесленников направлялась в

город, образуя посады. Городская крепость служила им защитой в случае

военной опасности. Горожане объединялись в податные общества, платили

налоги, строили дороги, крепости и пр. В отличие от Западной Европы русские

городские ремесленники не знали цеховых объединений. Среди ремесленников

было много челяди и холопов, служивших частным лицам. Город являлся торговым

и административным центром. Городское население было представлено также и

аристократией — крупными феодалами, княжеской администрацией, боярством,

купечеством.

Дань была специфической формой эксплуатации, характерной для периода

древнего общества, когда процесс образования классов еще не был завершен. Но

некоторые факты говорят о том, что имел место процесс ее перехода в налог. В

качестве такого примера приводится деятельность княгини Ольги (945 — 972

гг.), которая после смерти мужа князя Игоря, объезжала подвластные земли,

вводила уставы, оброки, погосты (сельские судебно-административные округами

устанавливала податные оклады. Рентой был и налог (натуральный и

отработочный), который выплачивали смерды, закупы, рядовичи, которые

попадали под власть феодала, становились крепостными. Но удельный вес их был

невелик.

В переходный период в развитии государства значительную роль играло

городское вече. В IX–X вв. его постановления имели силу закона для всех

городов, пригородов и младших городов.

Для поддержания общественного порядка и охраны волости от внешних

врагов князь содержал дружину, старшие члены которой (бояре) входили в

Боярскую думу. Между князьями и дружинниками были вассальные отношения. В

случае нарушения договора дружинник мог покинуть князя. Члены дружины

назначались на разные государственные должности. В государстве существовала

десятичная система управления. Население делилось на тысячи, сотни, десятки,

во главе которых стояли тысяцкие, сотники, десятники. В случае военной

опасности или военного похода помимо дружины выступало ополчение. До XII в.

во главе ополчения вече ставило воевод-тысяцких. В мирное время тысяцкие,

сотники выполняли полицейские функции. Суд в городах и сельских округах

творили тиуны или вирники, собиравшие виру (штраф за преступления).

Существовали также вотчинные, общинные и церковные суды. Из-за отсутствия

совершенных форм размножения законодательных текстов законы трудно было

довести до сведения населения. Немногочисленные должностные лица князя не

могли проверить исполнение законов. Поэтому преобладали обычаи. Суд не

занимал. важной роли в государстве. В случае острого проявления классового

недовольства князья и бояре прибегали к внесудебным формам. Летопись

сохранила такие случаи военного подавления восстания: в 1024 г. великого

мятежа в Суздале, в 1068 г. Киевского восстания. Таким образом, к XII в.

Киевская Русь представляла огромное государство, политическое устройство

которого можно назвать раннефеодальной монархией. Благодаря своим

международным политическим и экономическим связям оно занимало видное

положение в Западной Европе. Так же как и в других европейских странах со

второй половины X в. появляется в нем феодальное землевладение, происходит

закрепощение свободных крестьян-общинников и переход к ренте,

совершенствуется сословное деление, начинается процесс образования классов.

Среди феодалов складываются вассальные отношения. В условиях Киевской Руси

образовалась древнерусская народность. В X — XII вв. создается

государственность. Но в то же время это государство несло черты перехода от

первобытно-общинного строя к феодальному. Вотчинное землевладение лишь

формировалось, большинство населения было свободным. Родовые порядки, вече

играли еще важную роль, а государственные органы были слаборазвиты,

преобладало обычное право. Принцип наследования был родовой и только в XII

в. постепенно стал заменяться принципом от отца к сыну (причем ко всем

сыновьям поровну), что приводило к дроблению феодальной собственности и

способствовало ослаблению . государственных начал. В Западной Европе

существовал принцип наследования от отца к старшему сыну, что позволило

сохранить крупную феодальную собственность и явилось одной из причин

образования представительных форм государственной власти. В таких условиях

Русь еще не сложилась в крепкое единое государство.

Русское государство в XII–XIII вв.

Новый этап развития Древнерусского государства начинается на рубеже

XI–XII вв., когда оно распадается на ряд самостоятельных областей и

городов. В исторической литературе он получил название периода феодальной

раздробленности. Он длился с XIII по XV в. В рамках этого более чем

трехвекового отрезка времени существовал рубеж — татаро-монгольское

нашествие 1237 — 1241 гг. Иноземное иго резко нарушило естественный ход

исторического развития Руси.

В чем же заключались причины того, что Киевская Русь распалась на

множество земель. Первая из них заключалась в дальнейшем совершенствовании

феодальных отношений, в усилении местных центров. Вся предыдущая история

Киевской Руси содействовала их экономическому и политическому укреплению.

Полюдье заставило местное боярство лучше думать "о строе земельном", о

налаживании отношений с крестьянскими общинами, что позволяло и самим

обогатиться и выполнить требования Великого князя. Важную роль в укреплении

положения земель сыграло признание вотчинного права на Руси (Любеческий

съезд 1097 г.). Правда, оно не смогло предотвратить княжеских усобиц,

приводивших к разорению сел и городов. Но главной ценностью стала земля и

рабочие руки. Силами наместников, вирников, воевод центральная власть мало

чем могла помочь в управлении местному боярству. Им приходилось самим думать

об управлении. Помимо общегосударственных законов издавались местные уставы,

развивалась культура, велись летописи, в городах и княжествах появились свои

епископы. Непостоянство и слабость местной княжеской власти усилила роль

боярства. Появилась необходимость в упорядочении вассальных отношений: шла

борьба за иммунитет (право феодала осуществлять в своих владениях некоторые

государственные функции: сбор налогов, полицейский надзор, суд), права

наследования. В этих условиях строй раннефеодального государства,

оправданный необходимостью защиты от постоянной военной опасности и

содействующий первичным процессам феодализации, устарел. К XII в. огромные

размеры Киевской Руси были не нужны. Центральной власти было не под силу

объединить экономическую жизнь всех земель.

Второй причиной было изменение внешнеэкономических условий- жизни

Киева, способствовавших падению его авторитета, как стольного города. С

966 — 977 гг. кн. Святослав разрушил столицу хазарского Каганата, открыв

путь, через который хлынули в Причерноморские степи враждебные тюркские

племена (печенеги, половцы). Походы против половцев имели мало успеха. Кроме

того, в 1204 г. во время четвертого крестового похода был разграблен

Константинополь и христианским государствам Запада открылось для судоходства

Средиземное море. Путь "из Варяг в Греки" потерял свое значение. Сокращение

торговли, постоянные набеги кочевников привели к упадку Киева. Население

Киева и речной полосы по Среднему Днепру и его притокам ушло в безопасные

места на Запад и Северо-Восток. Все это ослабело Киевскую Русь.

Феодальная раздробленность не была чисто русским явле-. нием. В

переломный XIII век Европа тоже переживала период распада феодальных

государств. Это был естественный процесс экономического и политического

укрепления отдельных земель, внутреннее развитие которых и внешнюю

безопасность не могли обеспечить старые институты власти. Феодальная

раздробленность постепенно сменялась образованием централизованных

государств с различными формами правления.

Те же задачи стояли и перед древнерусским государством. Только к ним

прибавлялась еще и проблема выживания, связанная с внешней опасностью.

Что же представляла собой русская государственность в XII–XIII вв.?

С распадом Киевской Руси она все более стала представлять собой

средневековую федерацию — союз князей, оформленный договорными отношениями

на началах вассалитета-сюзеренитета. Номинально киевский князь оставался

главой государства. По-прежнему отношения между князьями регулировались

обычаями. Для решения дел, касающихся ряда княжеств, собирались княжеские и

боярские съезды, снемы. Межфедеральными органами можно считать, и третейские

княжеско-боярские суды, которые собирались для решения спорных вопросов.

В период феодальной раздробленности сохранились экономические связи,

оставались едиными религия и культура. Новая структура феодальной

организации была более приспособлена к нуждам прогрессивного тогда слоя

феодалов. Но среди множества суверенных городов и княжеств к XII в. — в

начале XIII в. на Руси определилось три политических центра, которые

оказывали решающее влияние на жизнь соседних земель. Для Северо-Запада — это

была Новгородская земля, для южной и юго-западной Руси — Галицко-Волынское

княжество, для Северо-Восточных и Западных земель — Владимиро-Суздальское

княжество.

Новгород был столицей огромной территории, занимавшей весь север

Великой русской равнины. Новгородская земля расширялась путем

военнопромышленной колонизации. В этот период Новгород имел тесные

экономические связи с Западной Европой. Туда везли ценные меха, кожи,

китовое и моржовое сало, воск, смолу, строевой лес. В XII в. образовалась

торговая фактория — Готтский двор (основан купцами из Готланда). Активная

внутренняя торговля подтверждалась образованием купеческих дворов тверского,

псковского, смоленского и половецкого. Ранее других Новгород отказался

платить дань Киевскому князю (1015 г.) и проводил самостоятельную политику.

Ни одному из княжеских кланов не удалось закрепиться в Новгороде. Княжеской

династии здесь никогда не было. Князей приглашали. Долго они не

задерживались (в 1095 — 1304 гг. княжеская власть менялась 58 раз). Князь

был военачальником, представляя интересы Новгорода в других княжествах.

Права князя оговаривались в договоре, который заключался между ним и

городом. Князь и его дружина не имели земельной собственности в городе и

жили за его стенами.

Высшим органом власти было вече. Оно разрешало вопросы войны и мира,

заключало договоры с князьями, выбирало должностных лиц, посадника,

тысяцкого владыку и архимандрита. Вече было и верховным судом. Новгород был

боярской феодальной республикой. Развивался так же, как средневековые

итальянские города-полисы — Генуя, Венеция, Флоренция. В течение веков он

оставался торговым центром и военной крепостью на северных рубежах страны. В

XIII в. на северо-западных границах появился опасный противник -

крестоносцы, которые, овладев территорией эстонских и литовских племен,

вторглись на русские земли. Экспансия сопровождалась раздачей земель

немецким феодалам и насильственным обращением населения в католичество. В

1237 г. два рыцарских ордена — Меченосцев и Тевтонский — объединились.

Организацию отпора этой агрессии успешно осуществляла Новгородская земля. В

этой борьбе прославился князь Александр Ярославич. В условиях

татаро-монгольского ига он считал большей опасностью наступление

католицизма. В 1240 г. 15 июля под его руководством была "держана победа на

р. Неве над шведами, за что он и получил звание Невский, а в 1242 г. 5

апреля над крестоносцами на Чудском озере — Ледовое побоище.

Борьбу против притязаний Рима на православное население вело

Галицко-Волынское княжество. В 30-е годы XIII в. в южнорусские земли

устремился, спасаясь от половецких набегов, людской поток из Приднестровья.

Галицко-Волынское княжество, будучи окраиной русского мира, находилось между

двумя агрессивными соседями — Венгрией и Польшей, которые делали постоянные

попытки захватить ее, и иногда им это удавалось, из-за постоянных боярских

смут. Бояре стремились установить аристократическое правление, подобное

тому, что — было в Польше и Венгрии.

Наибольший расцвет приходится на правление князя Даниила. Он вел борьбу

с боярами и князьями, обустраивал свое княжество, много сил положил на

организацию отпора врагам Руси в период татаро-монгольского нашествия. После

его смерти в 1264 г. боярские междоусобицы возобновились. Этим

воспользовались Литовское княжество и Польша, которые присоединили

Галицко-Волынское и другие русские земли к своей территории. В Великом

княжестве Литовском, образовавшемся в XIII в., русские княжества составляли

в период расцвета 9/10 всех его земель и развивались в соответствии со своей

традицией. Но в XIV в. ситуация изменилась. Усилились притязания

католической церкви на православное население. Этому способствовало и

объединение Литвы и Польши в 1386 г. В 1596 г. была заключена Уния: часть

православной иерархии приняла католичество с условием сохранения

православных обрядов.

В XIV–XVI вв. на территории русских земель, присоединенных к Великому

княжеству Литовскому и длительное время находящихся под культурным влиянием

Литвы и Польши, стали формироваться украинская и белорусская народности.

Владимиро-Суздальское княжество находилось вдали от международных

торговых путей. Его территория была покрыта лесами, болотами, реками. В силу

этих географических особенностей главным направлением хозяйственной жизни

было земледелие и подсобные лесные промыслы. В то время как основным

экономическим стимулом Киевской Руси была внешняя торговля, которая

связывала города в единый хозяйственный оборот, города Северо-Восточной Руси

никогда не знали могущества Киева. В них преобладало земледельческое

население и ремесленники. Между княжеской властью и населением сложились

здесь иные отношения. Это объяснялось тем, что в Киевской Руси, Новгороде

княжеская власть пришла уже на заселенные земли и это определяло отношение

общины к ней: князь приглашался для организации обороны от внешних врагов и

охраны внутреннего порядка. В Северо-Восточной же Руси заселение колонистами

происходило по инициативе уже существующей здесь княжеской власти. Князю

принадлежала земля, почти не заселенная. Это давало ему неограниченную

власть. Доходы его составлялись по продукции, получаемой от эксплуатации

труда холопов и бедноты, работавшей на его личных землях. Вольные земли

черношного крестьянства также давали доход в княжескую казну. Были здесь и

частновладельческие земли бояр и монастырей. Формально они были свободны,

могли перейти к другому князю, но, находясь на территории своего князя,

вынуждены были "тянуть" к нему "по земле и воде". В то время как в Киевской

Руси князья владели землей сообща и передавали ее по-старшинству, во

Владимиро-Суздаль-ском княжестве земли давались в вотчину от отца к сыновьям

по наследству и делились поровну. Сюда же входили собственность на поместье,

рабов, ценности, право на рыболовство, недра и политическую власть. Этот

принцип обычного русского права не могли впоследствии поломать никакие

попытки правительства. Каковы были последствия этого права? Оно привело к

дроблению северной Руси на уделы, которые мельчали, к обеднению князей, к

падению их политического авторитета, ослаблению чувства солидарности.

Понижался уровень земского сознания, затемнялась мысль о единстве русской

земли и общем народном благе, что, безусловно, содействовало впоследствии

установлению татаро-монгольского ига.

Но были и другие последствия этих порядков. Накопление земли

становилось необходимым элементом княжеского авторитета. Условия жизни,

воспитания сформировали особые черты характера властителей этого края. Если

главной чертой князя Киевской Руси была воинская доблесть, то в

Северо-Восточной Руси она должна была сочетаться с умением рачительно и

мудро хозяйствовать. Отсутствие политических ограничений создавало гордый

властолюбивый характер самодержца. Вся русская земля рассматривалась как

своя собственность. Такое мировоззрение стало основой представлений о своей

роли в государстве для всех будущих царей. Его не спасла ни Киевская Русь,

ни Западная Европа. Начальная летопись давала представление о первых князьях

Северо-Восточной Руси. Юрий Долгорукий (1090 — 1157 гг.) много сделал для

расцвета своего края: построил города, деревни, монастыри, церкви. Щедрыми

пожалованиями привлекал население в свой край, освобождал его от налога. Но

он еще был воспитан в традициях Киевской Руси и мечтал о киевском престоле,

много боролся за него с великорусскими князьями. Его сын, Андрей

Боголюб-ский (1111 — 1174 гг.), не был похож на отца. Половину жизни прожил

на Севере и, когда в длительной борьбе в 1148 г. Юрий Долгорукий, получив

великокняжеский престол, посадил сына рядом в Вышгороде близ Киева, Андрей,

не спросив отца, ушел на север, захватив икону Божьей матери (с тех пор

Владимирская Божья матерь стала символом Ростово-Суздальского княжества,

Русского государства, в противоположность Святой Софии — символу Киева и

Новгорода). Он всячески стремился обустроить свои владения, возвысить их.

Пытался присоединить Новгород. И когда сам завоевал великокняжеский престол,

то не поехал княжить в Киев, а посадил туда своих братьев. А сам правил из

Владимира, в который перенес столицу Руси. Он был жестоким правителем, вел

борьбу с боярством и князьями и погиб в результате заговора в 1174 году.

После непродолжительной междоусобной войны великокняжеский престол

занял во Владимире Всеволод Юрьевич — Большое Гнездо. Прозвище свое получил

за то, что на всех престолах Северо-Восточной Руси (кроме Рязанского)

посадил своих потомков. Он продолжал политику Андрея Боголюбского. Стремился

присоединить как можно больше земель, в том числе Рязанское княжество.

Таким образом, Северо-Восточная Русь продолжала проводить политику теми

же методами, что и Киевская. Но преодолеть тенденцию к феодальной

раздробленности не смогла. Русь распалась на семь равноправных княжеств во

главе с Владимиром.

В 30-х годах XIII столетия началось нашествие татаро-монгольского

государства на Русь. На 300 лет установилось его иго, последствия которого

сказались на всех сторонах жизни древнерусского государства. Оно привело к

громадным разрушениям, гибели значительной части населения, повлияли на тип

русского феодализма и его развитие. На 240 лет сохранилась феодальная

раздробленность, что привело к отставанию Руси от Западно-Европейских стран.

Задержалось формирование частной собственности, классов. Надолго сохранились

сословия.

Все они были служилыми. Был отменен вассалитет, иммуни-тетное право

феодалов, автономия княжеств и городов. Можно считать, что, если до

татаро-монгольского нашествия Русь шла по пути развития Западно-Европейских

стран, то после столкновения с силой восточной деспотии в ее развитии стали

преобладать черты восточной цивилизации.

В период татаро-монгольского ига более четко проявилась тенденция к

развитию и укреплению национального единства. Русские люди стремились

обрести независимость. Все это создавало условия для образования

централизованного государства, инициатива организации борьбы за которое

перешла к Московскому княжеству. В традициях Северо-Восточной Руси и влиянии

татаро-монгольского ига заложены были основы самодержавной политики и

абсолютной монархии. Здесь началось формирование великорусской народности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Греков Б. Д. Киевская Русь. М., 1949.

2. Ипатьевская летопись. Изд. 2-е. Полное собрание русских летописей.

Т. 2, - С, П. б., 1980.

3. Ключевский В. О. Курс русской истории. Сочинения. Т. 1. — М., 1988.

4. Мезин С. А., Рапов О. М. Русская церковь в XI — первой половине XII

вв. Принятие Христианства//Вопросы истории. 1990, № 1.

5. Новосильцев Н. П. Образование Древнерусского государства и первый

его правитель//Вопросы истории. 1991, № 2, 3.

6. Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. — М., 1994.

7. Пушкарев С. П. Обзор русской истории. — М., 1991.

8. Российское законодательство X–XX вв., в 9 т., Т. 1. — М., 1992.

9. Рыбаков В. А. Киевская Русь и русские княжества XII–XIII вв. — М.,

1982.

10. Семенникова Л. И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. — М.

Интерпракс, 1994.

11. Соловьев С. М. Сочинения. Книга II, Т. 3 — 4. Кн. III, Т. 5. - 6. -

М., 1988, 1989.

12. Ципин В. От крещения Руси до нашествия Батыя//Вопросы истории.

1991, № 4, 5.


Тема 2. ОТ МОСКОВСКОГО КНЯЖЕСТВА К РОССИЙСКОМУ ГОСУДАРСТВУ. XIV–XVII

вв.

Начало объединения русских земель вокруг Москвы.

Развитие Руси на протяжении веков шло в том же направлении, что и в

западноевропейских странах. Рано проявившаяся в русских землях тенденция к

феодальной раздробленности в ходе последующей эволюции совершенно

закономерно сменилась политической централизацией. Исторический прогресс

неумолимо подталкивал общественное развитие к данной перспективе.

Тенденция к политическому объединению русских земель наметилась на

рубеже XIII–XIV вв., но сам процесс складывания Русского централизованного

государства занял более двух столетий и был крайне не простым.

Хронологически он совпадал с аналогичными процессами в Западной Европе, где

они в основном завершаются к концу XV в. При всей общности

социально-экономических и политических факторов, лежащих в основе

государственно-политической централизации, в западноевропейских странах и на

Руси она имела свои конкретно-исторические особенности.

В Западной Европе создание централизованных государств было

подготовлено длительным естественно-историческим процессом формирования

предпосылок, способствующих объединению. Важнейшими социально-экономическими

факторами были: развитие товарно-денежных отношений, рост городов и

торговли, укрепление экономических связей. Объединительные процессы

происходили в тот момент, когда начали развиваться буржуазные отношения.

Прогрессивную роль играл и политический фактор — сильная королевская власть,

опиравшаяся на поддержку городов, дворянства, крестьян.

На Руси экономическое развитие выполняло лишь роль определенного

условия, ибо объединение диктовалось прежде всего внешней опасностью.

Процесс централизации проходил в крайне неблагоприятных условиях, связанных

с более чем двухвековым монголо-татарским игом. Русь приняла на себя тяжесть

ордынского нашествия и разорения. Это не могло не сказаться на замедлении

темпов социально-экономического и культурного развития, усилении феодальной

раздробленности, на всем процессе складывания российской государственности.

К XIV–XV вв. на Руси был восстановлен домонгольский уровень экономического

развития. Одним из главных факторов социально-экономического развития стал

рост феодального землевладения и связанный с ним процесс усиления феодальной

зависимости и эксплуатации огромных масс населения. Русское государство

формировалось на феодальной основе, при слабом развитии товарно-денежных

отношений на большинстве территорий. Города и торговля имели иной, чем в

Западной Европе, удельный вес в экономике. На их основе еще не сформировался

широкий внутренний рынок и влиятельное "третье" сословие. Относительная

слабость типичных для Запада социально-экономических предпосылок к

объединению компенсировалась на Руси сильным политическим фактором -

необходимостью свержения монголо-татарского ига и защиты от посягательств на

русские земли Великого княжества Литовского и Ливонского ордена.

Процесс создания единого государства на Руси проходил при иной, чем в

европейских странах, расстановке политических сил. Его поддерживали все

социальные слои русского общества, поскольку главным фактором объединения

стала общенациональная борьба за самостоятельную и сильную

государственность. Роль объединяющей силы, которую на Западе играло "третье"

сословие, на Руси взяло на себя само формирующееся государство,

великокняжеская власть. Важной предпосылкой ликвидации феодальной

раздробленности была примерная синхронность политического, экономического и

культурного развития русских княжеств. Близки были и правовые нормы,

восходящие к Русской Правде.

Говоря о создании Русского централизованного государства, следует иметь

в виду несколько взаимосвязанных процессов: территориальное объединение

вокруг общенационального центра — Москвы, борьбу за национальное

освобождение, централизацию государственного управления и создание новых

структур власти.

Объединение русских земель началось с объективного процесса

территориального роста и усиления политического влияния отдельных княжеств.

В начале XIV в. среди княжеств Северо-Восточной Руси выделяются Московское и

Тверское, между которыми начинается борьба за ярлык на великое княжество

Владимирское. В борьбе за владимирский престол решался вопрос о том, какое

княжество станет центром политического объединения.

Изучая причины быстрого возвышения Москвы в XIV в., историки отмечают

прежде всего выгоды ее географического положения. Город находился на

перекрестке важнейших сухопутных и речных дорог и быстро становился крупным

узлом торговых путей, центром экономических связей между русскими землями.

Это давало московским князьям определенные выгоды, в том числе значительные

денежные средства, которые позволяли им впоследствии, с одной стороны,

"выкупить" у ханов Золотой Орды "ярлык" на великое княжение Владимирское, а

с другой — расширить свои владения путем "прикупов" и "промыслов".

Географическое положение Москвы гарантировало ей известную безопасность, что

способствовало притоку сюда жителей и возрастанию плотности населения. "В

Москву, как в центральный водоем, со всех краев Русской земли, угрожаемых

внешними врагами, стекались народные силы", — писал В. О. Ключевский (6, Т.

2, с. 10). Центральное положение Московского княжества предопределило его

роль как территориального ядра, где формировалась великорусская народность.

Возвышению Москвы содействовала деятельность ее князей,

целеустремленных и в то же время трезвых и гибких политиков. Особенно

окрепло и усилилось Московское княжество при Иване Даниловиче Калите (1325 -

1340 гг.). В награду за подавление тверского антиордынского восстания в 1327

г. он становится великим князем. При нем, как пишет летопись, наступила

"тишина великая християнам по всей русской земле" и на сорок лет русские

земли отдохнули от татарских набегов. Московский князь был дальновидным

политиком. В отношениях с Ордой он соблюдал вассальную покорность, исправно

платил дань. Такая политика не давала ордынским ханам повода для новых

разорительных набегов на Русскую Землю. Иван Калита добился очень важной для

Руси уступки — окончательного отказа от ненавистной и унизительной для

русских земель системы баскачества, получив право откупа дани русскими

князьями. Это было большим политическим выигрышем, доставляло московскому

князю финансовые выгоды и усиливало его власть. Со времени Калиты

складывается тесный союз княжеской власти с церковью, сыгравшей большую роль

в образовании единого государства. В 1326 г. митрополит Петр перенес свою

резиденцию из Владимира в Москву, (вскоре после смерти он был возведен в

ранг Святых и почитался как небесный покровитель Москвы). Сочувствие и

поддержка духовенства, как отмечал В. О. Ключевский, "может быть, всего

более помогли московскому князю укрепить за собою национальное и

нравственное значение в Северной Руси" (6, Т. 2, с. 24). Так в одном городе,

впервые после нескольких столетий, утвердилась гражданская и церковная

власть. В сущности при Иване Калите установилось главенство Москвы над

другими русскими городами. Усиление Московского княжества позволило внуку

Калиты Дмитрию вступить в открытую борьбу с Ордой. В 1380 г. объединенные

полки Северо-Восточной Руси под предводительством вел. кн. Дмитрия одержали

первую победу над главными силами Орды. Русь после Куликовской битвы

укрепилась верой в свои силы, был окончательно побежден "страх ордынский".

Победа на Куликовом поле открыла путь к национальному освобождению и

консолидации русских земель. Орда вынуждена была уменьшить дань и признать

право московских князей передавать "великое княжение Владимирское" по

наследству. Московское княжество было признано как территориальный и

национальный центр складывающегося Русского государства.


Русское централизованное государство.

Общественный и политический строй (XV–XVI вв.)

Конец XV в. стал значительной вехой в истории мировой цивилизации.

Начиналась эпоха великих географических открытий и зарождение капитализма,

величайших реформации и утверждения абсолютных монархий. Это время стало

решающим и в русской истории: завершается объединение русских земель и

создается Русское централизованное государство.

Процесс объединения русских княжеств в единое государство завершается

во время княжения Ивана III (1462 — 1505 гг.) и первых лет княжения его

преемника Василия III (1505 — 1533 гг.). В течение полувека возникло одно из

самых крупных государств в Европе. С конца XV в. стал употребляться термин

"Россия". В летописи находим следующие строки: "…всех лет до крещения

Росия", "…Батый царь воевал Росия", там же говорится о Российской земле.

Новый Кремль символизировал единство и величие Русского государства.

В 1480 г. было свергнуто татарское иго, тяготевшее над Русью более двух

веков. Знаменитое "стояние на Угре" означало окончательное освобождение

русских земель, обретение Московским государством национальной

независимости.

Создание единого государства оказало влияние на развитие экономики,

социального и политического строя Руси. Объединение подтолкнуло развитие

производительных сил, хотя в разных землях этот процесс шел неравномерно.

Экономика страны сохраняла традиционный характер, основанный на господстве

натурального хозяйства и феодальных отношениях, которые в XV — XVI вв.

получили свою развитую форму. Определяющими тенденциями в

социально-экономическом развитии были рост и укрепление феодального

землевладения, закрепощение крестьян, усиление сословной дифференциации.

Преобладали два вида феодального землевладения: вотчина, принадлежавшая

владельцам на пожизненных и наследственных правах, и поместье, как условное

владение, выделяемое за службу. В XVI в. все более заметно идет распад и

дробление княжеско-боярских вотчин, и одновременно возрастает доля

поместного землевладения. Происходит как бы перераспределение земель: из рук

крупных земельных собственников в лице бояр они все переходят в руки дворян

и детей боярских — представителей преимущественно среднего феодального

землевладения.

С конца XV в. наблюдается значительный рост церковного землевладения. К

середине следующего столетия у монастырей сосредоточилось около трети

частновладельческих земель.

Наряду с частным феодальным землевладением сохранялось и общинное

землевладение на так называемых "черных" землях, принадлежавших государству.

Развитие поместного землевладения приводило к резкому сокращению этих земель

в центре, однако русское Поморье (почти половина территории России) и

малонаселенные окраины оставались районами преимущественно общинного

землевладения.

Русское государство формировалось как феодально-крепостническое. Рост

феодального землевладения сопровождался закрепощением крестьян. В XVI в. по

социальному положению крестьяне делились на три группы:

частно-владельческие, принадлежавшие светским и духовным феодалам,

дворцовые, находившиеся во владении дворцового ведомства великих князей,

"черносошные", жившие на государственных землях. Крестьянство облагалось

повинностями, иначе "несло тягло" в пользу государства и феодала. Наиболее

интенсивной эксплуатации со стороны феодалов подвергались

частновладельческие крестьяне. По старому обычаю и по закону они имели право

перехода от одного владельца к другому и фактически пользовались им, если

надеялись в другом месте найти лучшие условия жизни. "Переходы" крестьян

затрагивали интересы феодалов. Закономерно, что землевладельцы добивались

законодательного закрепощения крестьян за имениями. Судебник 1497 г.

ограничил право крестьянского перехода двумя неделями в году на всей

территории страны (введение Юрьева дня). В конце XVI в. Русское государство

переходит от политики ограничения крестьянских переходов к созданию

государственной системы крепостного права — наиболее полной формы

зависимости при феодализме. Временное объявление "заповедных лет" (1581 г.),

а затем и бессрочное запрещение крестьянского выхода (1592 — 1593 гг.) было

подтверждено указом 1597 г., устанавливавшим пятилетний срок сыска беглых

("урочные лета").

Феодальное общество традиционно принято делить на два класса — феодалов

и крестьян. Однако такой подход не отражает всей сложности социальной

структуры Московского государства. Характерным для него был сословный строй.

Сословия представляли социально-правовые группы, каждая из которых

отличалась своим юридическим положением, определенными правами и

обязанностями в обществе. Правящий класс достаточно четко делился на

феодальную аристократию (бояр) и служилое сословие (дворян). Князья и бояре

составляли высший слой феодального общества — "господствующее сословие".

Экономической основой феодальной аристократии было вотчинное землевладение.

Бояре пользовались большим влиянием в государстве, входили (по назначению

царя) в Боярскую думу, занимали высшие должности в военном и гражданском

управлении. Служилое сословие дворян, — имевших "условные держания", было

крайне неоднородным по своему социальному и национальному составу.

Первоначально всем свободным людям общества был открыт доступ в состав

"государевых служилых людей", позднее сословие приобретает замкнутый

характер. В XVI в. прослеживается тенденция к постепенному стиранию

юридических перегородок между боярами и дворянами. Устанавливался единый

порядок государственной (военной) службы (1556 г.).

К концу XVIII в. в Русском государстве насчитывалось примерно 220

городов. Городское торгово-ремесленное население именовали "посадскими

людьми". В это время четко определяются повинности посадских людей

("государево тягло"), в пользу феодального государства. Из посадских людей

была выделена немногочисленная группа купцов, объединенная в

привилегированные корпорации гостей, Гостиную и Суконную сотни. Они

освобождались от ряда податей и повинностей, но использовались для несения

службы по финансово-торговой части. Большая часть купцов, средних и мелких

торговцев, ремесленников, людей, кормившихся работой или нищенством,

оставались в "черных" тяглых общинах — "сотнях" и "слободах".

Политический строй Московского государства в XV–XVI вв. развивался в

направлении централизации и становления самодержавной власти. Во главе

государства стоял великий князь Московский и Владимирский. Звание "великий

князь" обозначало уже не только титул, но и понятие сюзерена — верховного

владыку. В какой-то мере это соответствовало королевскому титулу в Западной

Европе. Иван III, последовательно проводя политику возвышения

великокняжеской власти, принял титул Государя всея Руси, а в сношениях с

зарубежными странами называл себя царем и единодержцем по аналогии с

ордынским ханом или византийским императором. Новый титул отражал

политическую доктрину единства Русской земли, исторической преемственности

русской государственности. Важное значение в возвышении монархической власти

имел брак Ивана III с Софьей Палеолог. С падением Византии (1453 г.)

московский князь как супруг последней византийской царевны, становился как

бы преемником императора, почитавшегося главою всего православного Востока.

Русь приняла от Византии государственную символику — герб и регалии.

Атрибуты царской власти были лишь внешними проявлениями процесса

установления в Русском государстве особой монархической формы правления -

самодержавия. (Самодержавие означает обретение внутреннего суверенитета,

когда монарх независимо "держит" свое государство). Власть русского царя

была огромной, она считалась выше светских законов, не была ограничена

никакими нормами права. Монарху принадлежали верховные права в

законодательстве, в верховном управлении, в высшем суде. Истоки самодержавия

усматривают во взаимовлиянии ряда факторов: в специфике традиционных форм

государственности, длительное время развивающейся в условиях изоляции, в

единении верховной власти и народа перед угрозой внешней опасности, в

византийском и монгольском влиянии, что обусловило деспотические тенденции в

политической организации общества, в особенностях морально-нравственных норм

православия. Самодержавие не было синонимом самовластия. Отношения монарха с

подданными строились на Руси не столько на правовых, сколько на

нравственно-религиозных основаниях, в практической политике его действия

согласовывались с политическими верхами общества и интересами государства.

С конца XV в. изменяется система сюзерено-вассальных отношений. Все

феодалы становились подданными монарха. В правление Ивана III князья и

бояре, бывшие до того вольными слугами, должны были присягать на верность

московскому князю и подписывать особые клятвенные грамоты. Переход их на

службу к другому государю рассматривался как государственное преступление -

измена. Московские государи требовали беспрекословной покорности подданных.

Не только простой хлебопащец, но и знатный боярин был лишь холопом князя.

Аристократия и дворянство обязаны были служить государю. Служебные

назначения определялись на основе местничества (по правилу старшинства,

подовитости, знатности). Эта система долго служила основным механизмом

сохранения власти в руках боярской аристократии.

И все же власть московского князя не была еще полностью самодержавной и

единоличной. Подчиняя своей власти князей и бояр, он вынужден был считаться

с их влиянием. При князе существовал постоянно действующий совет знати -

Боярская Дума. Формально монарх мог не принимать во внимание решения Думы,

но чаще всего они утверждались единогласно. Документы гласили: "Царь указал,

а бояре приговорили".

При Иване III начинает формироваться новая структура государственного

управления — так называемая приказная система, в основе которой лежали

древние принципы неразрывности судебной и административной власти. В

середине XVI в. существовало уже более двадцати приказов. Они осуществляли

централизованное, функционально-территориальное, независимое от феодальной

подчиненности управление.

Место управления основывалось на системе кормлений. Слишком независимые

наместники ("кормленщики") к концу XV в. становятся неприемлемыми для

центральной власти: постепенно сокращаются сроки их службы, регламентируются

штаты и нормы податей. Позднее приказы стали назначать на места своих

уполномоченных, что подорвало, а затем позволило отменить данную систему.

Унифицировалось и управление городами, в которых появились должности

городовых приказчиков, ставленников центральной власти. В их руках

сосредоточились военные, финансовые и полицейские функции.

Наиболее сильной феодальной организацией в Московском государстве, с

которой считались и великие князья, была русская церковь. Она сыграла важную

роль в становлении независимой и единой России. Выступая носителем

национально-православной идеологии, церковь оказывала огромное влияние на

политику и общественную духовность. Великие московские князья ценили

поддержку церкви, охраняли ее права в государстве, защищали перед

константинопольским патриархом. Они стремились прежде всего в своих

интересах обеспечить полную независимость русской церкви. С 1449 г. она

становится автокефальной (административно-самостоятельной). Дальнейший ход

государственной централизации сопровождался укреплением роли церкви, однако

великокняжеская власть не оставляла попыток ослабить ее позиции как крупного

феодального собственника.

Вторая половина XVI в. связана с именем Ивана IV (1533 — 1584 г.). Он

наследовал власть в сложное время формирования централизованного

государства, ломки старых управленческих структур, столкновения сословных

интересов, социального неспокойствия. В этих условиях проблема "сильной

власти" осознавалась многими как одна из важнейших. Более других это

понимали церковь и укрепляющее свои позиции дворянство. Церковный обряд

венчания Ивана IV на царство (1547 г.) рассматривался как существенный шаг в

этом направлении. Дополнение короткого слова "царь" и в без того уже пышный

титул великого князя повышало престиж самодержавной власти как в самом

Русском государстве, так и за его пределами. Новый титул получила и Москва,

которая отныне стала "царствующим градом". Русская земля стала называться

Российским государством.

"Время Ивана IV Грозного" — период крайне неоднозначный, в оценке

которого до настоящего времени идут споры. Хронологически в нем можно

выделить два этапа: первый — до 60 гг. XVI в., и второй, заканчивающийся

смертью Ивана IV. Общей тенденцией, связывающей эти этапы, стало укрепление

самодержавия в условиях формирующейся сословно-представительной монархии.

Первый период правления Ивана IV с полным правом можно назвать

реформаторским. Молодой царь с самого начала показал себяГумным и гибким

политиком. К своей главной цели — укреплению собственной власти и

государства он сумел, привлечь все силы, заинтересованные в этом. Большую

роль в разработке программы действий сыграла так называемая Избранная рада,

своеобразный кружок — правительство, сформировавшийся около царя. Умение

находить политический компромисс отличало всю деятельность Избранной рады, в

которую входили представители различных слоев общества, сторонники реформ и

укрепления государственности.

У реформ была своя идейная концепция. Наиболее полно она излагалась в

работах талантливого публициста Ивана Пе-ресветова. Обобщая опыт европейских

стран и государств Востока, Пересветов как бы предлагал царю сделать выбор.

Сам он явно склонялся к прославлению сильной не ограниченной законбм и

использующей насилие власти (образец — Османская Турция): "Государство без

грозы, что конь без узды". Социальной опорой такой власти должны стать

"служилые люди". В данном случае Пересветов выступал апологетом дворянства.

Указанные идеи во многом воздействовали на политику Ивана IV: его идеалом

навсегда осталась неограниченная монархия, сильная единоличная власть, не

признающая подражаний западному государственному устройству. Однако реальное

соотношение сил в стране, значительное влияние боярской аристократии,

слабость политических позиций дворянства — социальной опоры самодержавной

власти, заставляли царя лавировать между сословиями, искать компромиссных

путей в целях общественного согласия. Расширив почти в три раза состав

Боярской Думы, царь дал возможность просочиться в нее дворянству. Крупным

политическим маневром стал созыв Земских соборов для принятия важных

государственных решений. Первый из них состоялся в 1549 г., получив название

Собора "примирения". Царь пригласил на него представителей от "всякого

чину" — бояр, церковных иерархов, государственных служащих, дворян, купцов.

С этого времени соборы вошли в практику политической жизни как своеобразный

форум для поиска общественного согласия. Налаживая через них диалог с

обществом, царьдвероятнее всего, рассматривал эти сословно-представи-тельнце

учреждения как вынужденную и временную меру. Земским соборам не был придан

официальный юридический статус. Власть каря соборы не ограничивали и носили

совещательный характеру По сравнению с европейскими

сословно-представи-тельными органами они играли менее самостоятельную роль.

Характеризовать политический строй России XVI в. как

сослов-но-представительную монархию можно лишь условно, ибо в проявлении

двух ведущих тенденций — укреплении самодержавной власти и развитии

сословно-представительных начал — первая явно подавляла вторую.

В 1550 г. был принят новый Судебник ("царский"), который стЮГТюновой

для проведения правительством Ивана IV целой серии реформ, затрагивающих

различные сферы общественно-политической жизни Русского государства. Наряду

с усилением значения центральных органов, укреплениям приказной системы,

идет реорганизация местного управления по сословному принципу. На местах

отменялись кормления (т. е. наместническое управление), а на смену им

предписывалось создавать земскогубные учреждения, начало которым было

положено еще в 30 гг. Земские и губные избы выполняли роль органов местного

самоуправления, в них выбирались свободные, непорочные по суду граждане.

Так, земские старосты — "излюбленные головы" выбирались из "лучших"

посадских людей и крестьян, губные — "выборные головы" — из детей боярских.

Одновременно происходили изменения в судебной области. По Судебнику 1550 г.

многие дела изымались из суда наместников и передавались местным органам

самоуправления, т. е. сословно-представительным учреждениям. Вводилось

обязательное участие в суде выборных от населения, т. н. институт "добрых

людей" — своеобразный прообраз суда присяжных. Они квалифицировали

преступления, выносили свое мнение о наказании. Централизация коснулась

также церковного управления, денежной системы и мер вместимости,

налогообложения. В 50-х гг. началось проведение. военной реформы. Помимо

дворянской конницы создается стрелецкое войско. Постоянное, хотя еще не

регулярное стрелецкое войско, стало основной боевой силой государства. В

целом, реформы Ивана IV способствовали укреплению российской

государственности.

К середине XVI в. реформы постепенно угасают, правительственная

группировка Избранной рады попадает в опалу из-за разногласий с царем по

вопросам внутренней и внешней политики. Царь решает действовать

самостоятельно. Структурные реформы были рассчитаны на длительный период и

не могли дать немедленных результатов, что не устраивало Ивана IV.

Неудачи в Ливонской войне, пустая казна, сопротивление: боярства и

части духовенства реформам, давление дворянства, требующего земель,

заставили царя перейти к неординарным действиям, не церемонясь в выборе

средств. Так появилась опричнина. Это был своеобразный выбор самолюбивого

монарха в разрешении кризисной ситуации. Начинается один из самых мрачных

периодов в истории России. Каковы итоги опричнинной политики? Она помогала

Ивану IV подорвать политическое влияние боярской аристократии, хотя вряд ли

царь ставил перед собой именно эту цель. Главным было установление

единоличной власти царя — самовластия, держащегося на насилии. Укрепила ли

осуществляемая Иваном IV с помощью террора и насилия тотальная централизация

позиции трона, государственные порядки? На этот вопрос был дан ответ уже в

конце XVI в. у когда страна оказалась в условиях глубокого кризиса.

Создание централизованного Русского государства стала важным шагом для

возвращения России в международную политику. В XV — XVI вв. торговые и

дипломатические отношения, связывали ее со многими странами (Германия,

Англия, Индия и др.). Стремясь расширить свои владения, Россия вела активные

военные действия, в результате которых были присоединены значительные

территории- Казанское и Астраханское ханства, Башкирские земли, Западная

Сибирь. Сложнее складывалась для нее обстановка на западных и

северо-западных границах, где ее геополитические интересы столкнулись с

Литовским княжеством, Речью Посполитой, Ливонским орденом, Швецией. Россия

не сумела закрепиться на побережье Балтийского моря, проиграв длившуюся

почти четверть века Ливонскую войну.

В конце XV — начале XVI вв. при Иване III завершается процесс

объединения русских земель в единое централизованное государство. Его

образование стало важным событием в мировой истории. Новая мощная держава,

возникшая на востоке Европы, резко изменила геополитическую ситуацию в

регионе, активно заявила о себе на международной арене не только в

военно-политическом, религиозном плане, став оплотом православия. Русское

государство росло и крепло. К середине XVI в. окончательно оформились его

социальная и политическая структура. Одновременно шел процесс складывания

русской народности в качестве этнического ядра многонационального

объединения, формировалась русская культура. Русское государство

утверждалось как самодержавно-крепостническое. Определяющая роль

самодержавной власти в сфере общественных отношений влияла на весь ход

исторического развития страны. Несмотря на всю противоречивость и сложность,

образование Русского централизованного государства было исторически

закономерным и прогрессивным процессом.


XVII век.

Основные тенденции в истории Российского государства

XVII век открыл собою новый период всемирной истории, С конца XVI в.

начинается эпоха буржуазных революций. Потрясшие сначала Нидерланды, в XVII

в. Англию, а в XVIII в. Северную Америку и Францию, революции стали важными

ступенями мирового исторического процесса. Передовые страны вступили на путь

обновления традиционного общества. В истории России это время стало

переломным: заканчивается период классического средневековья, начинается

эпоха позднего феодализма. Феодальный строй, господствовавший веками,

продолжал укрепляться и вместе с тем, начиная именно с XVII в. в развитии

страны, прежде всего в социально-экономической области, стали постепенно

проявлять себя новые элементы. В историографии XVI век было принято считать

началом нового периода русской истории: по мнению исследователей, к этому

времени в недрах феодализма возникают буржуазные отношения. Вопросы,

связанные с генезисом капитализма в России, остаются дискуссионными. Однако

можно утверждать, что в конце XVII столетия государство оказалось перед

необходимостью осуществления широкого круга преобразований, потребность в

которых возникла не вдруг и не случайно, а была подготовлена всем ходом

исторического развития.

Современники называли XVII в. "бунташным временем". Противоречивость

общественного развития предопределила глубину социальных противоречий,

небывалый размах борьбы "всех против всех". Крестьянские выступления и

войны, восстания в Москве, Новгороде, Пскове и других городах, знаменитый

"медный бунт" 1662 г., борьба внутри господствующего класса, конфликт между

церковью и светской властью, раскол внутри церкви, выступления купечества со

своими сословными притязаниями — конфликты и потрясения продолжались на

протяжении всего столетия.

На рубеже XVI–XVII вв. Россия вступила в полосу тяжелых испытаний.

Бурные исторические события в Московском государстве получили у

современников название "Смуты" (90-е гг. XVI в. — 1613 г.). Смутное время -

это сложнейшее переплетение внутренних противоречий, "раздор между народом и

властью", усугубленный иностранной интервенцией. Истоки кризиса видятся

прежде всего в отношениях двух главных сословий общества — землевладельцев и

крестьян. К концу XVI в. интересы дворянства восторжествовали и крепостная

неволя связала миллионное русское крестьянство, значительно ухудшив его

положение. Еще при Иване IV страна была доведена до крайней степени

истощения: сказались бедствия времен опричнины и Ливонской войны,

хозяйственное разорение, ужесточение крепостного режима, эпидемии и т. д. В

1591 г. английский путешественник Д. Флетчер отмечал в своем сочинении, что

обстановка в Русском государстве накалена до крайности и что неизбежны

большие социальные потрясения.

Со смертью сына Ивана IV царя Федора (1598 г.) царская династия

прекратила свое существование. Земский собор избрал царем Бориса Годунова

(1598 — 1605 гг.), который еще при Федоре фактически был правителем страны.

Большинство историков рисуют портрет человека, наделенного умом и талантом.,

Ему удалось улучшить международное положение России: добиться 20-летнего

перемирия с Польшей, возобновления мира с Крымом, успешного завершения войны

со Швецией. В 1589 г. было установлено русское патриаршество, что повысило

роль Москвы как православного центра. Фактический преемник Ивана IV Годунов

проводил политику, направленную на укрепление самодержавия и государства на

основе усиления дворян-ско-крепостнического курса. Видя свою социальную

опору во всей массе дворянства, он значительно расширил и упрочил дворянские

привилегии (податная реформа, закрепощение крестьян, расширение поместного

фонда и др. меры). Одновременно власть добивалась ослабления политического

могущества феодальной аристократии, что не могло не вызвать резкую боярскую

оппозицию. Отмена традиционного Юрьева дня, хотя и обеспечила Годунову

поддержку землевладельцев, но против него резко настроило крестьянство.

Внутриполитическую обстановку осложнило жестокое стихийное бедствие — голод,

охвативший огромное пространство русских земель. И хотя власти приняли ряд

мер с целью облегчения отчаянного положения народа, ойи проводились уже в

обстановке начинающихся социальных потрясений ("голодные бунты" 1601 — 1603

гг., восстание Хлопко 1603 г.).

После смерти Бориса Годунова происходит распад государственности. В

стране начинается гражданская война, которая постепенно захватила все

общество, все слои. В стране сменяются бесконечной чередой власти:

Лжедмитрий I, Василий Шуйский, Лжедмитрий II, "семибоярщина".

Экономическим и политическим ослаблением Русского государства поспешила

воспользоваться Речь Посполитая. В 1609 г. Польша начинает открытую

интервенцию и осаждает Смоленск. Польский король Сигизмунд III Ваза не

скрывал, что перед ним "открывается путь к умножению славы рыцарства, к

расширению границ республики и даже к совершенному владению целою Московскую

монархиею". В это же время шведы пытались овладеть Псковом и Новгородом. Для

спасения своей власти и привилегий московское боярство встало на путь

национальной измены: в город были введены польские войска, а на русский

престол приглашен польский королевич Владислав, которого Дума поспешила

признать царем и великим князем всея Руси. В истории наступил тяжелейший

момент, который осмысливался современниками как "падение

многонародного-государства", "превысокой России". В стране начала

разворачиваться общенациональная борьба против интервентов. Инициативу взяло

на себя торгово-ремесленное население городов. Патриотическое движение в

защиту Отечества и церкви, которое возглавляли К. Минин и Дм. Пожарский,

сплотило все слои русского общества. В 1612 г. была освобождена Москва.

Государство было спасено от распада и иноземного ига.

Эпоха Смуты принесла неисчислимые бедствия. Россия вынуждена была

отдать Швеции по Столбовому миру (1617 г.) побережье Финского залива (выход

в Балтику был для нее отрезан), а Польша по Деулинскому перемирию (1618

г.) — Смоленскую и Чернигово-Северную земли. Хозяйство страны было разорено,

политическая организация общества разрушена.

Но трагические годы постепенно отходили в прошлое. Началу политической

стабилизации в Российском государстве способствовало избрание в 1613 г. на

Земском соборе нового царя — Михаила Романова, положившего начало династии,

правившей в России более 300 лет. Избрание царем представителя русской

боярской фамилии в тот момент способствовало ограждению государственного

суверенитета и национальной самостоятельности. Оно означало также, что

большинство общества высказалось за сохранение в Русском государстве

традиционной формы правления — самодержавия. Власть была восстановлена в

форме сословно-представительной монархии. В 1645 г. на престол вступил

второй Романов — царь Алексей Михайлович (1645 — 1676 гг.). Прозванный

"тишайшим", склонный к богословским диспутам, он в действительности был

человеком властным, решительным и жестоким. Царь активно участвовал в

управлении страной, целеустремленно добиваясь укрепления самодержавия. Столь

же активно он выступал и в международных делах.

К концу столетия значительно расширилась территория государства. Почти

полностью были возвращены земли, потерянные в результате интервенции (за

исключением прибалтийских и карельских земель). В состав России добровольно

вошли левобережная Украина и область Запорожья (1654 г.). Продолжалось

активное освоение Сибири: русские продвинулись от Западной Сибири до берегов

Тихого океана, Камчатки, Курильских островов. Пределы России подошли

вплотную к Крымскому ханству, Северному Кавказу, Казахстану. Новые

территории и народы включались в состав единого государства.

Экономика России носила устойчивый феодальный характер. Натуральное

хозяйство деревни служило основой воспроизводства феодально-крепостнических

отношений и их распространения вширь. В то же время нельзя не отметить новые

явления в экономическом развитии: рост товарного производства, постепенное

втягивание отдельных хозяйств крупных феодалов в рыночные отношения,

массовое превращение городского ремесла в мелкотоварное производство, его

укрупнение и специализация, появление мануфактур, развитие торговли,

усиление экономического и политического значения городов и т. д. XVII век

стал этапом в развитии торговых связей, создании единого всероссийского

рынка. Наряду с местными торговыми N центрами — торжками и базарами,

возникают всероссийские — Московская, Архангельская, Северная, Макарьевская

и др. ярмарки. Происходит постепенное экономическое слияние отдельных

областей и земель в единое целое.

Характерной чертой эволюции феодализма было значительное укрепление,

особенно при первых Романовых, собственности дворянства на землю. К концу

века разница между поместьем и вотчиной была сведена к минимуму и

"замкнутость" различных групп феодалов постепенно уходит в прошлое:

господствующий класс заметно "одворянивается". По переписным книгам 1678

дворянам принадлежало 57 % тяглых дворов, боярам только 10 %. Консолидация

феодалов позволила самодержавию с 40-х гг. начать осуществление политики,

отвечавшей преимущественно общим интересам господствующего сословия.

В XVII в. окончательно оформилась система крепостной зависимости.

Крепостное право в России, в отличие от Западной Европы, приобрело особую,

всеобъемлющую роль. В целом необычайно прочное закрепощение крестьянства

определяло уровень социально-экономических отношений в XVII в. и позднее.

Предбставив широкие крепостнические права землевладельцам, царское

правительство возложило на них в то же время ответственность за выполнение

крестьянами государственных повинностей; власть стремилась мобилизовать

народные силы на укрепление государства, подъем экономики, усиление военного

потенциала страны.

В хозяйственной жизни России существенно возросла роль посадских людей.

В XVII в. русское купечество стало активно предъявлять свои требования. Оно

добилось от правительства ликвидации привилегий иностранных купцов, получив

по Новоторговому уставу (1667 г.) монопольное право розничной торговли на

внутреннем рынке. Но этого было явно недостаточно для обеспечения интересов

государства и русских торговых людей. России остро необходим был выход к

теплым морям.

Смутное время, экономический и финансовый кризисы, социальные

потрясения, преобладание "старого" и влияние новых факторов, серьезные

столкновения России с Европой показали, что страна нуждается в модернизации,

которая однако не приобрела еще четких форм и выступала в XVII в. скорее как

тенденция. Преобразования проводились в рамках традиционного строя и

понятий. "Люди XVII в., - отмечал В. О. Ключевский, — ограничивались робкими

попытками и нерешительными заимствованиями у Запада" (6, т. 3, с. 336).

Во второй половине XVII в. в ходе эволюции государственного строя

российское самодержавие приобретало черты абсолютной монархии [Обычно

указывают на следующие черты, присущие абсолютной монархии: максимальное

сосредоточие власти (как светской, так и духовной) в руках одной личности,

ликвидация сословно-представительных органов, на- личие эффективной системы

управления, опиравшейся на профессиональный бюрократический аппарат,

создание сильной регулярной армии, внедрение системы постоянного

налогообложения и некоторые др.].

Это проявилось в разных сферах политической жизни страны: в изменении

царского титула, в отмирании земских соборов, в эволюции приказной системы и

т. д. Так, в титул царя введено слово "самодержец", что особо подчеркивало

ее неограниченный характер. Росло и идеологическое обоснование царской

власти, которое исходило из божественности ее происхождения и

преемственности новых царей от Рюриковичей. Изменилась роль Боярской Думы.

Все большее влияние в ней приобретали представители дворянства и даже

выходцы из "торговых людей". Роль самой Думы постепенно снижалась, наряду с

ней при царе существовала и так называемая "ближняя" или "тайная" дума,

состоявшая из немногих доверенных лиц государя. В развитии абсолютистских

тенденций показательна судьба такого органа власти как Земский собор. В

начале века в условиях социальных потрясений, ослабления государственности

их значение сильно возросло. В правлении Михаила Романова Земские соборы

собирались ежегодно, обеспечивая власти связь с обществом, в поддержке

которого она остро нуждалась. В. О. Ключевский отмечал, что "Смута создала

условия, которые … сообщили Земскому собору характер настоящего

представительного собрания" (6, т. 3, с. 79). Позднее крепнущее самодержавие

все реже и реже прибегало к их помощи. С 1653 г. деятельность Земских

соборов прекращается.

В XVII в. происходит укрепление власти в центре и на местах. В области

управления самодержавие идет по пути бюрократической централизации.

Приказная система стала более разветвленной и громоздкой. В отдельные

периоды существовало до 80 приказов. Значительно возросла и численность

чиновников: если в 1640 г. служилых людей насчитывалось 1611 чел., то в 1690

г. — 4657 человек. Неразбериха в компетенции, мелочная опека сверху и столь

же мелочное давление самих приказов на местные органы управления, знаменитая

московская волокита и взяточничество сильно мешали делу. Уже в 50 — 60-е гг.

предпринимались попытки перестроить работу центральных учреждений. Но

отдельные улучшения не смогли внести существенных изменений в общий строй

приказного управления. На местах власть перешла к воеводам, что означало

решительный поворот от Земского начала к бюрократическому порядку местного

управления (6, т. 3, с. 140). Воеводская власть охватывала все слои и все

дела уездного общества. Воеводы опирались на специально созданный аппарат -

приказные избы. В 1682 г. было отменено местничество. Государственная

бю- рократия стала главной опорой царя.

Серьезные преобразования проводились и в армии. Русское войско

формировалось из служилых людей по отечеству и по прибору, а также из

нерусских народов. С начала 30-х гг. началось создание полков регулярного

строя — солдатских, рейтарских, драгунских, позднее стали проводить наборы

из крестьян и посадских людей. Были осуществлены и некоторые другие

государственные мероприятия: переход к системе подворного обложения,

привлечение иностранных специалистов, строительство первых русских кораблей

и т. д.

В XVII веке остро встал вопрос о реформировании церкви.. При всем

стремлении играть самостоятельную роль русская православная церковь

находилась все же в зависимости от государственной власти (в этом смысле она

сильно отличалась от римско-католической, обладавшей полной

самостоятельностью). И тем не менее, становление абсолютизма в России

требовало дальнейшего подчинения ее государству. Реформа была связана и с

внешнеполитической обстановкой. Унификация строя церковной службы,

богословской системы и обрядовой практики становилась необходимым условием

объединения православных церквей Украины и России. События в духовной жизни

общества (рост религиозного индифферентизма, различные "настроения") также

обнаруживали необходимость перемен. Назревшая в религиозной области реформа

была проведена на основе теснейшего союза царской власти с церковной. Выбор

царя пал на патриарха Никона. Никому неизвестный крестьянин, священник,

монах Соловецкого монастыря, он достиг самых высоких ступеней церковной

иерархии. Церковная реформа, проведенная Никоном, ликвидировала различия в

церковно-об-рядовой практике между русской и константинопольской церквами,

что позволило восстановить связь с европейским православным миром, а также

вводила единообразие в церковной службе по всей России. Большинство перемен

касалось религиозных обрядов, оформления богослужебного чина. Основы

православия, догматы религии оставались неприкосновенными. Но столь,

казалось, умеренные меры вызвали недоумение и недовольство части верующих; в

духовных кругах- возникла оппозиция Никону, которую возглавил протопоп

Аввакум. Произошел раскол сторонников реформ и ревнителей старой веры,

вызвавший массовую эмиграцию старообрядцев за пределы России.

Русские-линоване в Румынии тому пример.

Осуществляя реформу, Никон ставил теократические цели — создать сильную

церковную власть, независимую от светской.

Получив неограниченные возможности по духовному ведомству, он стал

властно вмешиваться в мирские дела. Явные притязания патриарха на

политическое главенство привели к разрыву с царем: теократизм Никона явно

противоречил тенденции растущего абсолютизма. Царь не. мог принять

никоновское понимание взаимоотношений духовной и светской власти.

Церковный собор 1666 — 1667 гг. одобрил реформу Никона, но сам он был

низложен и сослан в монастырь. Сторонники старых обрядов были осуждены как

еретики (с этого момента их стали именовать "раскольниками"). Собор оформил

и закрепил раскол русской православной церкви на официальную (господствующую

в обществе) и старообрядческую. Значительное место в его работе занял вопрос

о соотношении "священства" и "царства". Была предложена компромиссная

формула, соответствующая византийскому идеалу "премудрой двоицы": "Царь

имеет преимущество в делах гражданских, а патриарх — в церковных". Чем

закончилась дискуссия — неизвестно, так как царь Алексей Михайлович, будучи

сторонником формулы "царская власть выше церковной", не утвердил ее итогов.

Вопрос о церковной реформе продолжал оставаться актуальным.

Важным событием в истории России стало принятие в 1649 г. Земским

собором нового свода законов государства — Соборного уложения. Оно

ликвидировало последние элементы феодальной раздробленности, узаконило

окончательное оформление крепостного права и тенденцию перехода к

абсолютизму в государственно-политической жизни России. Судебник защищал

феодальный общественный порядок и укреплял власть дворянства. Этим

объясняется его долговечность: он оставался основным законом России вплоть

до первой половины XIX века.

В начале XVII в. Россия была ввергнута в Смуту. Пережив тяжелейший

кризис, страна сумела достичь национальной консолидации и обеспечить

движение вперед, но на основе укрепления самодержавной власти и

феодально-крепостнических отношений. Однако отставание России от

западноевропейских стран становилось все более заметным. Эволюция

Российского государства, его внешней и внутренней политики, проведение

реформаторских начинаний позволили стране и ее правящим кругам вступить на

исходе столетия на путь решительных преобразований.

ЛИТЕРАТУРА

1. Буганов В. И. Мир истории: Россия в XVII веке. — М.: Наука, 1989.

2. Горинов М. М., Лященко Л. М. История России, часть I. От Древней

Руси к императорской России (IX–XVII вв.). — М.: Общество "Знание" России,

1994.

3. Зезина М. Р., Кошман Л. В., Шульгин В. С. История русской

культуры. — М.: Высш. шк., 1990.

4. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX -

начала XX в. — М.: Политиздат, 1991. — С. 34 — 185.

5. Ищейнов В. М., Шлыкова Л. А., Маркелова А. Н. Из истории российской

государственности//Актуальные проблемы политической истории и истории

культуры. — М.: Изд-во МАИ, 1993. — С. 4 — 17.

6. Ключевский В. О. Сочинения. В 9 т. Т. 2. Курс русской истории. Ч.

2. — М: Мысль, 1987, Т. 3. Курс русской истории. Ч. 3. — М.: Мысль, 1988.

7. Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. — М.: Высш. шк., 1993. -

736 с

8. Пушкарев С. Г. Обзор русской истории. — М.: Наука. 1991. — С. 95 -

218.

9. Семенникова Л. И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. — М.:

Интерпракс, 1994.

10. Тихомиров М. Н. Древняя Москва. XII–XV вв.; Средневековая Россия

на международных путях. XIV–XV вв. — М.: Моск. рабочий, 1992.


Тема 3. ЭПОХА ПРЕОБРАЗОВАНИЙ ПЕТРА ВЕЛИКОГО

Россия в начале нового времени

Между эпохой феодализма и эпохой полного господства капитализма лежит

переходный период, охватывающий примерно-три столетия — XVI–XVIII вв. Весь

этот огромный период в истории традиционно называют "новым временем". Хотя

по одним признакам он мог бы быть отнесен к средним векам, по другим — к

новой истории.

В настоящее время в исторической науке за рубеж всемирной истории между

средними веками и новым временем принимается середина XVII в. — время

английской буржуазной революции.

Буржуазная революция XVII в. в Англии открыла широкие возможности для

развития капитализма. В рассматриваемый период капитализм развивался и в

других странах Европы и в Америке. Западный капитализм оказал огромное

воздействие на судьбу цивилизаций государств и народов во всем мире.

А что представляла собой Россия в начале нового времени?

Россия существенно отставала от передовых западных держав как по своему

общественно-политическому строю, так и по уровню социально-экономического и

культурного развития. Это было обусловлено целым рядом причин. Здесь

определенное влияние оказывали ее природно-географические, социальные и

исторические условия.

Иностранцам, побывавшим в России, Московское государство представлялось

отсталым и даже "полудиким". Европа считала Россию варварским государством.

Есть свидетельства того, что многие смотрели на Россию, как на будущую

колонию Европы, например, — Швеции (5, с. 10).

В конце XVII в. в России существовало около 20 мануфактур

крепостнического типа. Из-за границы ввозилось железо и медь, серебро и

олово, ружья и сукна. Россия имела отсталую армию. В России отсутствовало

светское образование, медицина.

Сильным тормозом для развития связей с внешним миром и торговли

являлось отсутствие у России выхода к морям. Между тем, проблема расширения

связей с Западным миром уже давно назрела.

Особенно заметно было стремление к новой культуре и реформам в короткое

царствование царя Федора Алексеевича (1676 — 1682 гг.). Он опирался на

просвещенных людей, как московских, так и иностранных. Распространялись

новые обычаи, мода на польско-литовские костюмы и книги. Задуманы были

многие реформы. В 1682 г. был отменен устарелый обычай местничества

[Местничеством называли обычай счета местами по отечеству, когда служивый

человек не соглашался подчиняться равному с ним или менее знатному, чем он

сам.], вредный для порядка и дисциплины (8, с. 128). При царе Федоре была

учреждена Славяно-греко-латинская академия — высшее богословское училище, в

котором могли обучаться люди всех сословий.

Начатый царем Федором реформаторский курс был продолжен в период

правления его сестры Софьи (1682 — 1689 гг.) ее приближенным, князем Вас.

Вас. Голицыным. В. В. Голицын был человеком образованным, передовых взглядов

и имел широкую программу реформ, но умеренных, без резкой ломки национальных

традиций. В его планах предполагалось создание регулярной армии, расширение

международных связей России, свобода совести и веры и даже освобождение

крестьян с землей. В целом, семилетнее правление Софьи — Голицына отличалось

чертами гуманности. Софья была умной, независимой женщиной, свободной от

предрассудков. Однако Голицыну не хватало инициативы. Он не был человеком

дела. Поэтому реформы не были реализованы. Однако жизнь сделала очевидным

необходимость реформ. Так как в условиях России реформы могли осуществляться

только сверху, то для проведения преобразований нужна была сильная личность.

Ею и стал Петр I. Личность реформатора во многом определила формы и

направленность этих преобразований.


Внешняя политика Петра I.

Рождение Российской империи

Реформаторская деятельность Петра I во многом была подчинена интересам

внешней политики России. С именем Петра I связано превращение России в

империю и в великую военную державу.

Петр I еще в самом начале своего царствования понял, что для устранения

международной изоляции России и повышения ее мирового престижа необходим

выход к Черному и Балтийскому морям. Сначала его устремления были направлены

на юг. В 1695 — 1696 гг. состоялись походы на турецкую крепость Азов. Первая

осада Азова с суши не имела успеха. Петр, сам участвовавший в военных

действиях (в чине простого бомбардира), понял причины неудач. В период между

первым и вторым Азовским походами Россия начала строить военно-морской флот.

На реке Воронеже, под г. Воронеж была устроена верфь для судов. Тысячи

крестьян были согнаны в дремучие леса. Работа. по постройке судов велась

под руководством английских и голландских мастеров. И через несколько

месяцев — летом 1696 г. в Азовском море появился русский военно-морской флот

численностью, примерно, в 30 военных судов. Азов, осажденный русскими

войсками с суши и моря, пал.

Эта победа рассматривалась Петром лишь как начало осуществления

задуманных им широких планов. Он приступил к постройке большого флота и

намеревался вступить в серьезную борьбу с Турцией за Северное Причерноморье.

Однако Петр понимал, что эту войну с могущественной тогда Османской империей

можно было выиграть только в союзе с другими европейскими государствами.

Знаменитое Великое посольство, отправившееся за границу весной 1697 г.,

помимо целей любознательного характера, безусловно, преследовало и глубокие

дипломатические цели. Царь хотел выяснить реальное соотношение сил в Европе,

чтобы учесть это при выработке внешне-стратегической линии. Петр проявил

способность ориентироваться в международной обстановке и выявил наиболее

благоприятный момент для осуществления антишведской политики.

С 1699 г. Петр начал приготовления к войне со Швецией. Он вступил в

Северный Союз против Швеции с Данией и Саксонией [Цели России были четко

сформулированы: вернуть снятые шведами (по Столбовскому миру 1617 г.)

Ижорские и Карельские земли и получить "твердое основание на Балтийском

море" (I, с. 87)]. Швеция не шла ни на какие территориальные уступки России,

но в силу собственных внешнеполитических проблем старалась избежать войны с

Россией. Интересным является следующий факт. Когда в начале 1697 г. Россия

обратилась к шведам с просьбой продать для Азовского флота 600 орудий,

шведский король Карл XII, заинтересованный в войне России с Турцией, подарил

Петру 300 железных орудий "по сосед-ственной своей к России дружбе" (1, с.

91).

Петр понимал, что прежде необходимо заключить мир с Турцией. И в

августе 1700 г. был заключен мир в Константинополе с уступкой Азова Москве.

В истории Северной войны со Швецией (1700 — 1721 гг.) можно выделить

два периода: 1-й — с 1700 по 1709 гг. (до Полтавского сражения), 2-й — с

1709 по 1721 гг. (с Полтавской победы до заключения Ништадтского мира).

Война началась неудачно для России и ее союзников. А в ноябре 1700 г. Карл

XII, проявивший свои незаурядные военно-стратегические способности,

разгромил под Нарвой 60-тысячную русскую армию (вчетверо превосходящую армию

шведов). Врагу досталась вся артиллерия, погибло или было взято в плен все

руководство русской армии. Петр сумел извлечь серьезный урок из этих

трагических событий и, прежде всего, в отношении армии. И хотя в 1702 — 1703

гг. русские войска одержали ряд побед, в 1-м периоде войны стратегическая

инициатива оставалась в руках шведов. Переломом в войне стала Полтавская

битва (27 июня 1709 г.). И Петр I, и Карл XII лично участвовали в бою и

подвергали свою жизнь опасности. Шведская армия, насчитывавшая 30 тыс.

человек, была полностью разбита. Русская армия численностью 42 тыс. потеряла

убитыми и ранеными около 5 тыс. человек. Раненый Карл XII, утративший всю

свою армию и славу, был спасен своею свитою и увезен в Турцию (8, с. 232).

После Полтавской победы Петр начал завоевание Лифляндии и Финляндии.

Великую Северную войну удалось бы закончить быстрее, если бы в конце

1710 г. Турция, подстрекаемая Карлом XII, не объявила войну России. Петр

решил упредить наступление турок и весной 1711 г. с 40-тыс. войском

отправился к Дунаю, рассчитывая при этом на обещанную помощь Балканских

государств и саксонско-польского короля Августа. Но помощи русские войска не

получили и оказались в трудном положении в знойных степях и без обещанного

провианта. Русская армия была окружена у реки Прута громадным войском турок

(до 200 тыс. человек). Пленение всего командования армии и самого Петра было

бы неизбежным, если бы турецкий главнокомандующий (визирь) не согласился

начать переговоры о мире [Положение спасла хитрость и находчивость

Екатерины, которая предложила собрать с армии все бриллианты и ценности и

подкупить турецкого визиря. Петр был благодарен Екатерине и в 1712 г. был

оформлен их церковный брак. Об этой заслуге Екатерины перед Россией Петр

напоминал в связи с коронацией Екатерины I и присвоением ей титула

императрицы в 1724 г.]. Мир с Турцией был заключен. Но пришлось уступить ей

Азов с окружающими его землями, приобретенными Россией по договору 1700 г.

(8, с. 233). В последующие годы Петр продолжал борьбу со Швецией на суше и

на море. В 1714 г. Петр разбил шведский флот при мысе Гангуте (на юго-западе

Финляндии) и угрожал непосредственно Стокгольму. После нескольких крупных

морских поражений (на островах Эзель (1719 г.) и Гренгам (1720 г.) Швеция

согласилась на мирные переговоры. 30 августа 1721 г. в г. Ништадте

(Финляндия) был заключен мир на следующих условиях. Швеция уступила России

навсегда Лифляндию (с Ригою), Эстляндию (с Ревелем и Нарвою), Ингрию и часть

Карелии (с Выборгом). Петр же возвратил Швеции Финляндию, завоеванную им, и

обещал заплатить 2 млн. ефимков.

Петр шумно праздновал победу в своей новой столице — Санкт-Петербурге,

а затем — в Москве. Россия решила главную внешнеполитическую задачу, которая

выдвигалась в течение двух веков — получила выход к Балтийскому морю.

Установив прочные связи с европейскими странами, Россия вошла в круг крупных

европейских держав.

Продолжавшиеся целый месяц празднования по случаю победы завершились 22

октября 1721 г. торжественной церемонией принятия Петром титула Императора

Всероссийского. Его наименовали еще "Великим" и "Отцом Отечества". Россия

же, прежде называвшаяся "великие государства Российского царства",

превратилась во Всероссийскую империю.

По окончании Северной войны Петр начал новую войну с Персией. Русские

войска овладели персидскими городами Дербент и Баку. И по мирному договору

1723 г. к России отошло западное побережье Каспийского моря. Устремления

Петра были направлены на овладение путями на восток и установление сношений

с Индией.

Таким образом, все войны эпохи Петра I велись за стратегические выходы

России к морям.


Военная реформа.

Создание регулярной армии и флота

Войны, которые вел Петр I на протяжении всего своего царствования,

могли быть победоносными только при условии сильной армии. Создание мощной

передовой армии было делом всей жизни Петра. После поражения под Нарвой Петр

понял, что русская армия во многом уступает своему противнику, понял и

причины этого, и сразу же приступил к военной реформе.

Что представляла собой армия допетровского времени?

В XVII в. русское войско состояло из полков солдатского строя,

стрелецких полков и дворянской конницы. К концу XVII в. боеспособность этой

армии заметно упала. Петр понял, что необходимо изменить саму основу, на

которой строилась военная организация. Дело в том, что офицеры и солдаты "с

земли" служили, т. е. с поместий, которые давались на срок службы. Помещики

должны были по требованию являться "конно, людно и оружно" (1, с. 97). К

концу XVII в. произошло фактически слияние поместья с вотчиной (родовой,

наследственной собственностью). Служение "с земли" превратилось в.

формальность. Владельцы земли пытались уклониться от службы, нести ее

кое-как, поскорее вернуться в свое имение. Характерными чертами допетровской

армии стали плохая выучка, слабое вооружение, отсутствие дисциплины. По

свидетельству известного мыслителя петровского времени Ивана Посошкова,

многие дворяне говорили: "Дай де бог великому государю "служить" и сабли из

ножен не вынимать" (1, с. 100). Нада отметить, что "потешные" полки Петра

(Преображенский и Семеновский) явились первым и успешным опытом новых войск.

Cуть реформ состояла в том, что Петр упразднил войска старого типа.

Стрелецкие войска были уничтожены полностью после восстания стрельцов и

печально знаменитого "стрелецкого розыска" 1698 г. Дворянские конные

ополчения были упразднены. Дворяне стали привлекаться к службе в регулярных

полках. Петр сделал регулярные войска единственным видом войск. Для

комплектования этих войск в 1705 г, Петр учредил "рекрутские наборы" со всех

податных сословий. Была введена всеобщая воинская повинность. Причем, для

дворян вводилась поголовная повинность, для прочих сословий — по одному

рекруту с 20 дворов. Только семьи духовенства освобождались от этой

повинности. Рекруты зачислялись в армию пожизненно. Дворяне начинали служить

с чина рядового в. гвардейских полках [Рекрутская система просуществовала

без изменений до 1874 г., т. е. почти 170 лет. Это объясняется тем, что она

отвечала особенностям социальной и экономической структуры крепостнической

России].

Большое внимание Петр уделял составлению воинских уставов, регламентов.

Петр видел в них не только основу жизни армии, но и всего общества. В 1716

г. был издан знаменитый "Устав воинский", который был написан Петром под

сильным влиянием военного законодательства Швеции и др. европейских стран.

Этим уставом российская армия руководствовалась в течение 150 лет. Детально

и глубоко была разработана система организации и управления армии. Были

созданы центральные учреждения, ведавшие нуждами армии: Военный,

Адмиралтейский, Провиантский приказы, преобразованные в 1718 — 1719 гг. в

Военную и Адмиралтейскую коллегии.

В результате военных преобразований к концу правления Петра I Россия

обладала сильнейшими в Европе армией (численностью свыше 250 тыс. человек) и

военным флотом (около 1000 кораблей крупных и мелких и 28 тыс. человек

служило во флоте) (8, с. 240).

Надо отметить, что оборотной стороной военной реформы стало усиление

роли армии не только в военной области, но и в системе

государственно-полицейского аппарата.

Экономическая и социальная политика в первой четверти XVIII века

Совершенно очевидно, что внешнеполитические успехи Петра 1 были бы

невозможны без серьезных преобразований в экономике России. В годы

царствования Петра I Россия сделала гигантский скачок в своем экономическом

развитии. Промышленность выросла почти в 10 раз. Возникло не менее двухсот

мануфактур разного профиля. По производству металла страна вышла на первое

место в мире и превратилась в поставщика металла на европейский рынок (12,

с. 185). По техническому оснащению русские заводы не уступали

западноевропейским, а по размеру превосходили. Эти результаты были

достигнуты путем проведения определенной экономической политики со стороны

государства, и прежде всего, путем активного государственного вмешательства

в экономику.

В чем это выразилось? Прежде всего, в проведении политики меркантилизма

и протекционизма. Поощрялось производство "нужных" и "полезных" государству

товаров.

Сильнейшим толчком для активного вмешательства государства в экономику

стало поражение под Нарвой, когда была потеряна вся артиллерия и большая

часть армии. С началом войны со Швецией Россия оказалась фактически в

экономической изоляции и не могла надеяться на доставку высокосортного

железа из Скандинавских стран. В этих условиях государство взяло на себя

задачу создания казенных мануфактур, исходя из интересов обороны.

Государство регулировало все, что было связано с производством, в том числе

и размещение предприятий вблизи источников сырья. Шло строительство

предприятий в старых районах и создание новых промышленных районов. Так была

создана знаменитая Уральская промышленность. Уже в начале 1702 г. из

уральского чугуна было изготовлено железо, не имевшее себе равных по своим

физическим свойствам ни в России, ни за границей (1, с. 125). Казенные

мануфактуры создавались не только в тяжелой, но и в легкой промышленности

(суконные, полотняные, кожевенные, бумажные и т. д.). Государство взяло в

свои руки и торговлю — введением монополии внешней и внутренней торговли на

ряд наиболее важных товаров. Жесткая монопольная политика давала государству

огромные средства.

Другим источником средств для ведения войны являлась налоговая

политика. Тяготы длительных войн разделили все слои населения. Но большая их

часть пала на долю крестьянства. Число повинностей крестьян-плательщиков

времен Северной войны было огромно. Налоги делились на постоянные и

экстраординарные. Экстраординарные повинности были наиболее тяжелыми. Они

имели, как правило, смешанную форму: денежно-натуральные,

денежно-отработочные, подводно-денежно-отрабо-точные и т. д. Даже сборы

рекрутов и лошадей для армии сопровождались денежными приплатами (на "корм,

и одежду, и обувь" и т. д.). Причем, крестьяне несли коллективную

ответственность за рекрута и в случае его бегства или смерти должны были

поставить взамен нового. Не менее тяжелой была для крестьян отработочная

повинность: строительство дорог, каналов, мостов, крепостей, зданий и т. д.

Десятки тысяч крестьян на долгие месяцы были оторваны от своих хозяйств.

Для увеличения государственных доходов при Петре I была проведена

податная реформа. Прямая подворная подать была заменена подушною. В 1718 -

1724 гг. в городахи уездах была проведена перепись тяглых людей (мужского

пола). Причем, если раньше холопы (дворовые люди) податей не платили, т. к.

считались частной собственностью помещика, то теперь должны были платить

подушную подать наравне с крестьянами.

Таким образом, введением подушной подати и распространением ее на

холопов были значительно увеличены государственные налоговые поступления. От

уплаты подушной подати освобождались дворяне и духовенство. Увеличивались в

размерах и изобретались различного рода косвенные налоги (с бань, с бород, с

мельниц, с постоялых дворов, с продажи дубовых гробов и т. д.). В 1704 г.

была учреждена даже особая должность "прибыльщиков", которые должны были

следить за поступлением доходов и увеличивать источники их.

Налоговый гнет вел к усилению социальных противоречий, к бегству

крестьян и посадских, к неповиновению властям и даже к вооруженным

сопротивлениям, к разбоям и грабежам. Примером острых социальных

противоречий может служить восстание 1707 — 1708 гг. под руководством

донского атамана Кондратия Булавина [Толчком к восстанию явились жестокие

действия отряда "сыщика" Ю. В. Долгорукова по поимке и вывозу с Дона беглых

крестьян летом 1707 года].

В эпоху Петра I возросли служебные повинности и для дворянского

сословия. Петр заставил все дворянство нести регулярную службу (в армии или

гражданскую службу). Причем, начинать служить они должны были с низших

чинов. Условия прохождения службы были уравнены для знатных и незнатных

семей. Все, независимо от происхождения, одинаково могли дослужиться до

высших чинов и занимать высшие должности. Порядок такой выслуги был точно

регламентирован знаменитой "Табелью о рангах" (1722 г.). В ней все военные и

гражданские служащие разделялись на 14 рангов, или чинов. Каждый по мере

способностей и усердия мог продвинуться с низшей должности 14 ранга до

должности высшего ранга. Дослужившиеся до первого офицерского чина и VIII

ранга на гражданской службе получали наследственное дворянство и все

привилегии этого сословия (6, с. 441).

Таким образом, "Табелью о рангах" расширялся источник пополнения

кадров, так необходимых бурно развивающейся экономике и растущей армии.

Дворянское сословие не удовлетворяло этих потребностей. Поставив личную

выслугу выше знатности, Петр I дал возможность выдвижения талантливых людей.

И в этом была его заслуга. Кроме служебной, Петр возложил на дворянство еще

учебную повинность. Все дворяне (мужского пола) должны были учиться грамоте,

цыфири (арифметике) и геометрии.

Ограничены были землевладельческие права и льготы дворян. Дворянам

перестали давать при поступлении на службу поместья из казны, переведя их на

денежное жалованье. Одновременно Петр ограничил права тех дворян, которые

уже владели вотчинами или поместьями в распоряжении их имениями. Указом о

единонаследии 1714 г. было запрещено землевладельцам делить их имения. Они

могли завещать недвижимое имение лишь одному из сыновей. Петр жестоко

пресекал всякие попытки дворян уклониться от службы. Но знатному дворянству

была сделана уступка. Знатной молодежи, "отецким детям" было позволено

поступать преимущественно в любимые Петром "гвардейские" полки,

Преображенский и Семеновский, которые находились в новой столице -

С.-Петербурге. В конце царствования Петра оба эти полка стали по своему

составу сплошь дворянскими.

В сфере социальных отношений петровской эпохи представляет интерес

проблема характера использования рабочей силы.: Состав и характер труда

отличали русскую мануфактуру от западных. Крепостное право сдерживало

развитие промышленности. Источники пополнения мануфактур рабочей силой были

следующие. Государственные и частновладельческие мануфактуры пользовались

наемной рабочей силой, так называемых "вольных и гулящих" людей, избежавших

закрепощения после "Соборного Уложения" 1649 г. Они-то и составляли основной

контингент квалифицированных наемных рабочих петровских мануфактур. Но среди

"вольных и гулящих" было немало и беглых крестьян [Хотя закон и запрещал

использование на заводах труда беглых солдат, рекрутов, помещичьих крестьян,

но в жизни он выполнялся плохо]. Другую категорию рабочей силы составляли

приписные крестьяне, или отходники, которые отрабатывали на мануфактурах

государственные налоги. Они занимались, в основном, неквалифицированным

трудом. Это была одна из форм подневольного труда.

В начале 20-х годов XVIII в. в связи с многими социальными процессами

(усилившееся закрепощение крестьян, наборы в армию, проведение подушной

переписи и признание категории "вольных и гулящих" незаконной, введение в

1724 г. паспортной системы) проблема рабочей силы обострилась. И 18 января

1721 г. Петр подписал указ, разрешающий мануфактуристам покупать к своим

заводам крепостных из деревень. Такие крестьяне стали позднее называться

посессионными (владельческими). Это означало решительный шаг к превращению

промышленных предприятий, на которых зарождался капиталистический уклад, в

крепостнические. Правда, закон запрещал продавать или закладывать "деревни

при заводах" без самих заводов. Преобладание на мануфактурах подневольного

труда приписных и посессионных крестьян в дальнейшем предопределило

отставание России от Европы. Доля капиталистического, вольнонаемного труда

постепенно падала. От широкого использования наемного труда в начале века

мануфактуры перешли к принудительному. А позднее (в 1736 г.) все вольные

работные люди были объявлены крепостными владельцев заводов. Крепостнические

отношения пронизывали мануфактуры, деформируя их черты как потенциально

капиталистических предприятий. Таким образом, в эпоху Петра I в России была

создана мощная индустриальная база, что давало потенциальные возможности для

дальнейшего развития ее экономики. Но в то же время были приостановлены

тенденции капиталистического развития страны, что предопределило в

дальнейшем ее отставание.

Реформы органов власти, управления

Реформы Петра в этой области, так же как и военные, в немалой степени

были связаны с военными нуждами, потребностями взимания налогов и

повинностей. В конце 1708 г. Петр издал указ о разделении России на

губернии. Несколько прежних уездов соединялись в "провинцию", а несколько

"провинций" — в "губернию". Сначала было образовано 8 губерний, впоследствии

их число увеличилось. Во главе губернии стоял губернатор (или

генерал-губернатор). Затем Петр осуществил реформу высшего управления. В

Московской Руси верховной властью являлась Боярская Дума с государем во

главе. Боярский приговор "по государеву указу" превращался в закон (8, с.

240). При Петре Боярская Дума как узкий сословный орган утратила свое

назначение. Петр перестал ее созывать, и все важнейшие дела и законы

обсуждал в своем "кабинете" с доверенными лицами. Законы исходили от лица

государя.

В 1711 г. Петр учредил правительствующий Сенат как высший орган.

Сначала Сенат рассматривался как временный орган, который должен был

заменить отсутствующего государя, отправляющегося в Прутский поход. По

выражению Петра, он создавался для управления "на случай отлучек наших" (6,

442). Однако Сенат из временного органа превратился в постоянный и стал

занимать ключевое положение в петровской государственной системе [Как

известно, этому учреждению суждена была долгая жизнь. С некоторыми

изменениями он просуществовал до 1917 г.]. Петр сам тщательно разрабатывал

специальную инструкцию по деятельности Сената, под названием "Должность

Сената". Работал Сенат согласно коллегиальным принципам. В инструкции

говорилось, что "без согласия всего Сената ничто делать подобает…" (1, с.

255). Важной функцией Сената стало назначение. и утверждение практически всех

чиновников в новые учреждения. Представляет интерес, что Петр разработал

правила, по которым в России впервые вводилось тайное голосование. Эти

правила назывались "образ баллотирования" (1720 г.). Петр предусмотрел все

детали, чтобы невозможно было фальсифицировать результаты. Однако,

исследователи эпохи Петра справедливо отмечают, что в условиях авторитарной

власти и коллегиальность, и тайное голосование — все это превращалось в

фикцию. Выбранным оказывался тот, кто был угоден заранее [1, с. 257). Указом

от12января 1722 г. Петр усилил значение Сената в системе управления. При

Сенате был учрежден орган для надзора за законностью деятельности

администрации — прокуратура. По образцу французского государственного

аппарата в России появилась должность генерал-прокурора, затем его

помощника — обер-прокурора. Генерал и обер-прокуроры были полностью

независимы от сенаторов. Генерал-прокурором Петр назначил одного из своих

ближайших сподвижников П. И. Ягужинского, не запятнавшего себя

злоупотреблениями и взятками, как "зеницу ока" хранившего "интерес

государев".

Помимо органа явного государственного надзора (прокуратура) Петр создал

орган тайного надзора — фискалитет. В его обязанности входило тайное

наблюдение за деятельностью администрации. К услугам фискалов Петр прибегал

и раньше. Так, в его указе от 2 марта 1711 г. предписывалось "учинить

фискалов во всех делах" (1, с. 259). Реформа же Сената поднимала институт

фискальства на новый уровень. Фискалитет не являлся изобретением Петра. Он

был широко распространен в Западной Европе. Главным принципом деятельности

фискали-тета были тайна и безнаказанность. Фискал не нес ответственности за

ложные доносы (1, с 259). В эпоху Петра I система шпионства, наушничества,

доносительства достигла огромных размеров. Петр всячески поддерживал

фискалитет, считая, что это — в интересах государства. В 1723 г. был

назначен генерал-фискал, а в 1725 г. опубликована разработанная Петром

инструкция — "Должность" генерал-фискала и его помощника — обер-фискала (1,

с, 259). Прокуратура и фискалитет были тесно связаны, и генерал-фискал

подчинялся генерал-прокурору.

Серьезная реформа центрального управления была проведена в конце 1717 -

начале 1718 гг., когда обстановка позволила Петру I основательно заняться

гражданскими делами. Вместо многочисленных старых московских "приказов",

страдавших "волокитой", были созданы коллегии, ведавшие определенными

сферами. Такой тип учреждений был заимствован у Швеции. Петр высоко ставил

шведскую военную и государственную организацию и стремился превзойти Швецию

и в том, и в другом. Заметно стремление Петра перенести военные принципы на

сферу гражданской жизни и государственного управления. Петр относился к

государственному учреждению как к воинскому подразделению, а к чиновнику -

как к военнослужащему (1, с. 244). Петр сам писал в одном из Указов 1716 г.

о целях реформ, чтобы правление "в такой же порядок привесть, как и воинское

дело" (1, с. 237). Петр мечтал создать такое же сильное государство, как и

созданная им регулярная армия. Государству в жизни общества Петр отводил

огромную роль. Он считал, что это и есть тот инструмент, который может

преобразовать общество. Государственные интересы Петр ставил превыше всего.

Исходя из полнейшего отрицания личности ради общественных интересов,

Петр по-новому понимал и свою роль и обязанности государя. Он называл себя

не главой народа, а первым слугой Родины, обязанностью которого было

"служить" Отечеству. Для Петра это был высший идеал, которому он отдавал всю

свою жизнь и которому все должно было быть принесено в жертву. Этот идеал

(перед которым никто ничего не значит — даже царь!) Петр стремился вселить в

сознание всех.

Петр хотел создать отлаженный государственный механизм, который работал

бы подобно часам. А этого, по его мнению, можно было достичь с помощью

законов и претворяющих их в жизнь учреждений. В результате реформ

центрального управления произошло увеличение бюрократического аппарата вдвое

(1, с. 253). Особое место в центральном аппарате занимали Преображенский

приказ и Тайная канцелярия. Оба учреждения осуществляли карательные функции

по отношению к политическим преступникам.

Важное значение имела проведенная Петром реформа церковного управления.

К этой реформе Петр шел постепенно. Хорошо известна история борьбы царя

Алексея Михайловича с патриархом Никоном по вопросу о взаимоотношениях

государства и церкви. Консервативное московское духовенство враждебно было

настроено к Петру и его нововведениям. Поэтому после смерти патриарха

Адриана (в 1700 г.) не стали избирать нового патриарха. Петр назначил

временно для руководства делами церкви митрополита рязанского Стефана

Яворского, лояльно настроенного по отношению к Петру. Церковную реформу Петр

начал с того, что в 1701 г. из рук духовных властей было изъято управление

монастырскими и епископскими вотчинами и передано в руки светских чиновников

монастырского приказа (во главе с Мусиным-Пушкиным) [В указе 30 декабря 1701

г. говорилось, что "древние монахи сами себе трудолюбивыми своими руками

пищу промышляли", в то время как нынешние монахи впали в роскошь]. Этой

мерой была осуществлена частичная секуляризация церковных земель. А в 1721

г. последовал указ Петра об учреждении Духовной коллегии, или Святейшего

правительствующего Синода. Патриаршество и должность патриарха были

упразднены. Президентом Синода был назначен престарелый Стефан Яворский.

Фактически же руководителем Синода стал его вице-президент — псковский

архиепископ Феофан Прокопович, человек умный и образованный, но

беспринципный, большой сторонник и любимец Петра. Ф. Прокопович (при участии

Петра) сочинил Духовный регламент. По Духовному регламенту членов Синода

назначал царь, приравняв их тем самым к чиновникам прочих светских

учреждений. При Синоде был назначен обер-прокурор в качестве "ока"

государства, а также "главный фискал по делам духовным". Причем указ

предписывал назначать обер-прокурора "из офицеров доброго человека

[Стремление Петра организовать государство по военным образцам вело к

широкому привлечению профессиональных военных к государственному управлению]

(1, с. 333). Ради "государственного интереса" нарушалась тайна исповеди.

Церковь фактически превратилась в составную часть государственного аппарата.

Произошло подчинение церкви государству. Это сыграло определенную роль в

складывании абсолютизма в России.

Петровские реформы привели к победе светского начала над религиозным

(конфессиональным). Эта тенденция наметилась еще в середине XVII в. в связи

с Никоном и его реформами. Однако церковную реформу нельзя понимать как

победу антирелигиозного начала. Просто церковь была поставлена на службу

режиму самодержавия.

Таким образом, в России в первой четверти XVIII в. вместо

средневекового управления была создана мощная бюрократическая система,

присущая всем государствам нового времени. Однако в России она имела свои

отличия, так как функционировала в условиях российского самодержавия. Петр

пытался создать такую бюрократическую машину, которая могла бы работать

безотказно (согласно принятым регламентам) без участия самодержца. До нас

дошло много резолюций Петра типа: "Учинить по государственным правилам" (1,

с. 268).

В действительности же вся государственная машина "функционировала" под

непосредственным руководством монарха, находившегося наверху этой пирамиды

власти. Монарх обладал всей полнотой законодательной власти и, был

единственным источником права. Это давало ему необъятную власть. Как писал

известный историк А. С. Лаппо-Данилевский, царь "всегда мог подвергнуть

собственному суду все, что он считал нужным, и решать дела согласно с теми

политическими целями, которые он признавал наиболее подходящими для

государства" (4, с. 31). При этом универсальным средством для достижения

государственных целей Петр считал принуждение, насилие. Концепция власти

самодержца в понимании Петра хорошо передана в рассказах его современника

Андрея Нартова. Он слышал следующую речь Петра: "Говорят чужестранцы, что я

повелеваю рабами, как невольниками. Я повелеваю подданными, повинующимися

моим указам. Сии указы содержат в себе добро, а не вред государству.

Английская вольность здесь не уместна, как к стене горох. Надлежит знать

народ, как оным управлять" (1, с. 60 — 61).

Следовательно, в России со времен Петра I утвердился абсолютный режим.

Классические формы абсолютизма существовали и на Западе. Однако в Западной

Европе, в условиях более быстрого развития капитализма, у абсолютизма

существовал как бы "противовес" в лице буржуазии. В России же этого не было.

Поэтому абсолютистской монархии в России петровской эпохи присущи, в

какой-то степени, черты азиатского деспотизма. В целом, давая оценку

реформам Петра I, надо отметить, что они были грандиозны по своим масштабам

и последствиям. Россия сделала огромный шаг вперед по пути прогресса. Она

решила свои важные внешнеполитические задачи. Однако эти реформы проводились

в рамках феодально-крепостнической системы и не только не расшатывали, а

даже консервировали ее. Это предопределило в дальнейшем отставание России от

передовых стран западной цивилизации.


Новые явления в сфере культуры и быта

Вернувшись из своего первого заграничного путешествия (1697 — 1698

гг.), Петр сразу же предпринял первые шаги культурных преобразований. Идя на

сближение с Западом, Петр стал вводить в России западноевропейские обычаи.

Он отдал приказ брить бороды и носить короткое европейское платье, удобное

для работы. Петр сам резал бороды и укорачивал кафтаны своим придворным.

Право носить бороду имело только духовенство и крестьянство. Горожане же

должны были за ношение бороды платить налог (довольно большой по тем

временам). Петр хотел, чтобы русский человек своим внешним видом был похож

на европейца. Петр ввел новое летосчисление: не от сотворения мира, а от

Рождества Христова. И наступление нового 1700 г. стали считать не с 1

сентября (как было по церковному календарю), а с 1 января, как в Европейских

странах. Происходили перемены в быте и нравах, в первую очередь, конечно,

высших кругов общества. Формировался новый стереотип поведения светского

человека. За образец было взято переведенное и напечатанное руководство

"Юности честное зерцало".

С целью воспитания общественных нравов указом 1718 г. были введены

публичные собрания, "ассамблеи". Там велись разговоры, танцы, игры, которые

сопровождались выпивкой и закуской. На эти "ассамблеи" все дворяне и знатные

горожане должны были являться со своими женами и взрослыми дочерьми. Так что

русские женщины высших слоев общества обязаны своей эмансипацией, прежде

всего Петру I. До этого времени они не имели права покинуть свой терем

[Правда, и здесь не обходилось без крайностей, когда Петр заставил являться

на "ассамблей" и не совсем здоровых людей, против их воли.]. Отличительной

чертой развития культуры петровской эпохи является вмешательство государства

во все ее сферы. Государство финансировало и поощряло наиболее важные

направления, исходя из характерных для Петра I, позиций рационализма. И

здесь приоритетная роль отводилась просвещению и науке. Петр явился

основоположником светского просвещения в России. Он создал русскую школу

двух типов: начальных "цыфирных" школ и специальных учебных заведений.

Стремясь поднять русское просвещение на уровень европейского, Петр широко

использовал опыт европейских учителей всех специальностей, приглашая их в

Россию или посылая молодых людей учиться за границу. В конце его

царствования было подготовлено учреждение Академии наук в Петербурге. (Она

была открыта уже после его смерти.) При Петре I широко издавались книги

светского содержания. Причем, с 1708 г. светские книги стали печатать

упрощенным шрифтом ("гражданской азбукой"). Петр сам принимал участие в

создании этого шрифта. С 1703 г. в Москве стали издаваться "Ведомости о

военных и иных делах". Тем самым было положено начало периодической печати.


Оценка личности и деятельности Петра Великого

Личность и деятельность Петра оценивается в истории неоднозначно. Еще

при жизни Петра одни восхваляли его (Феофан Прокопович), другие называли

царем-антихристом (старообрядцы).

В XIX в. "западники" писали о личности и реформах Петра восторженно,

"славянофилы" порицали его за искажение черт национальной самобытности.

Историки "государственной школы" (С. М. Соловьев, В. О. Ключевский) высоко

оценивали личность и реформы Петра I.

Дискуссии о Петре I продолжили и современные отечественные историки.

Противоречивость всех этих оценок объясняется противоречивостью самой

личности Петра I и его реформаторской деятельности.

Как же оценивать Петра?

Нельзя подходить к оценкам личности Петра I и его дела односторонне.

Большинство историков отмечают как великую заслугу Петра — его

самоотверженное служение государству российскому на всех постах, от солдата

и плотника — до императора. Реформы Петра во многом определили исторический

путь России. Созданием в России крупной промышленности, первоклассной армии

и современного флота Петр превратил Россию в великую державу. Прорубив

"окно" в Европу и расширив международные связи, Петр ввел Россию в среду

европейских государств. При нем были заложены основы светского образования и

культуры, изменилась жизнь и быт многих слоев общества.

Но нельзя забывать и о тех жертвах, которые понес российский народ. Вся

преобразовательная деятельность Петра осуществлялась принуждением,

насильственными методами. По словам историка В. О. Ключевского, "радея о

народе, он до крайности напрягал его труд, тратил людские средства и жизни

безрасчетно". Петр не проявлял уважения к человеческой личности, а часто

проявлял жестокость. (Массовые казни стрельцов, дело царевича Алексея и др.)

Наряду с общественными достижениями преобразования Петра привели и к

некоторым негативным последствиям. Поспешная европеизация коснулась только

верхушки общества и углубила разрыв между господствующими классами и

народом. С созданием мощного бюрократического аппарата, стоящего как бы над

обществом, были заложены основы тоталитарного государства. Именно в эпоху

Петра сформулировалась система контроля, фискальства, доносительства,

"розысков", пыток и казней. В обществе стала господствовать атмосфера

страха, произошло полное подавление личности. В массовое сознание стала

внедряться идеология культа сильной личности, "Отца Отечества". В результате

Петр, по словам декабристов, "истребил последние признаки вольности в своем

Отечестве" (12, с. 185).

Но при всей сложности и противоречивости личности Петра I и

неоднозначности его реформ трудно не признать грандиозности его

преобразований, вошедших в реальную жизнь и быт российского общества.

В заключение хочется процитировать русского историка XIX в. М. П.

Погодина, который в своем эссе "Петр Великий" писал: "Мы просыпаемся. Какой

ныне день? 1 января 1841 г. — Петр Великий велел считать годы от Рождества

Христова…, месяцы от Января. Пора одеваться — наше платье сшито по фасону,

данному Петром… Сукно выткано на фабрике, которую завел он, шерсть

настрижена с овец, которых развел он. Попадается на глаза книга — Петр

Великий ввел в употребление этот шрифт и сам вырезал буквы. Вы начнете

читать ее — этот язык при Петре Первом сделался письменным, литературным,

вытеснив прежний, церковный. Приносят газеты — Петр Великий их начал… За

обедом, от соленых сельдей и картофеля, который указал он сеять, до

виноградного вина, им разведенного, все блюда будут говорить вам о Петре

Великом. После обеда вы едете в гости — это ассамблея Петра Великого.

Встречаете там дам, допущенных до мужской компании по требованию Петра…

"Место в системе европейских государств, управление, разделение,

судопроизводство… фабрики, заводы, гавани, каналы, дороги, почты,

земледелие, лесоводство, скотоводство, рудокопство; садоводство, виноделие,

торговля… одежда, наружность, аптеки, госпитали, лекарства, летосчисление,

язык, печать, типографии, военные училища, академии — суть памятники его

неутомимой деятельности и его гения" (1, с. 7 — 8).

Институты власти, созданные Петром, также продемонстрировали свою

жизнеспособность. Созданные им коллегии просуществовали до 1802 г.; Сенат

был ликвидирован лишь в 1917 г.; Синод просуществовал почти 200 лет, с 1721

по 1918 гг. Деление России на губернии просуществовало до

административно-территориальной реформы в СССР 1923 — 1929 гг.

Введенная при Петре подушная система налогообложения, рекрутские наборы

в армию также просуществовали до 70 — 80-х гг. XIX века.

Поэтому Петр I вошел в историю как великий реформатор России.

ЛИТЕРАТУРА

1. Анисимов Е. В. Время петровских реформ. — Л., 1989.

2. Законодательные акты Петра I. — М. — Л., 1945.

3. Ключевский В. О. Исторические портреты. — М., 1990.

4. Лаппо-Данилевский А. С. Идея государства и главнейшие моменты ее

развития в России со времен Смуты и до эпохи преобразований//Голос

минувшего, 1914, № 12.

5. Павленко Н. И. Петр Великий. — М., 1994.

6. Россия в период реформ Петра. — М., 1973.

7. Семенникова Л. И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. — М.,

1994.

8. Соловьев С. М. Сочинения в восемнадцати книгах. — М., 1991; кн. VII;

М" 1993, кн. VIII–IX.

Тема 4. РОССИЙСКИЙ ПРОСВЕЩЕННЫЙ АБСОЛЮТИЗМ. ЕКАТЕРИНА II. СУДЬБА РЕФОРМ

в XVIII ВЕКЕ

"Просвещенный абсолютизм" в России: его сущность,

особенности, сравнительный анализ со странами

Западной Европы

"Просвещенный абсолютизм" — явление, характерное для истории целого

ряда стран Европы второй половины XVIII века. Это очень важный этап в

развитии монархической государственности как европейской, так и российской.

В начале отдельными, эпизодическими мероприятиями, а затем широким

реформистским движением "просвещенный абсолютизм" проявился в

государственно-политическом и правовом строе Австро-Венгрии, Пруссии,

Баварии, Дании, Швеции, Португалии, Испании, Ломбардии, Франции, России и т.

п.

"Просвещенный абсолютизм" сформировался в странах со сравнительно

медленным развитием буржуазных отношений, где дворянство сохраняло свои

политические права и экономические привилегии. С экономической точки

зрения — это была попытка слаборазвитых стран уравняться в экономическом

отношении со странами, где капитализм уже развился.

Первым важным условием возникновения "просвещенного абсолютизма"

является совпадение интересов абсолютистской власти с сословными интересами

дворянства и бюрократии.

Другое важное условие — прочность монархического строя, который

благодаря своей политической силе мог, не меняя своей сути, принимать новые

исторические формы.

"Просвещенный абсолютизм" представлял собой сложный системный комплекс

взаимосвязанных и взаимообусловленных идейных постулатов, законодательных

преобразований и мотивов, стремлений государственной практики и правовой

политики. Он предполагал активное воздействие государства на социальные

отношения с целью их преобразования и в этом смысле он может рассматриваться

как революционное явление, поскольку вызванный им процесс социальных

изменений продолжался и по окончании периода просвещенного абсолютизма.

Ведущими направлениями политики такого типа государства закономерно

становятся ослабление сословных перегородок, сформированных предшествующей

(феодальной) эпохой, поощрение буржуазного развития, перестройка социальных

структур и государственного аппарата, ослабление роли церкви и подчинение ее

государству, а также распространение идей Просвещения и рационализма за счет

организации соответствующего образования. В построенном на принципах

просвещенного абсолютизма государстве нет практически ни одной сферы жизни

(за исключением, разумеется, самой абсолютной власти монарха), которую оно

не стремилось бы реформировать (1, с. 30).

Классическим типом "просвещенного абсолютизма" ряд исследователей

считают германский (Пруссия, Бавария, Австро-Венгрия), относя к нему и

российский. Воздействие идейно-политических доктрин и законодательной

практики германского "просвещенного абсолютизма" на российский объяснялось

не только проявлением исторически сложившихся взаимоотношений

общественно-политической и культурной жизни, это воздействие было как бы

генетически заложено в самой специфике российских реформ и правовых

устремлений. В свою очередь под прямым воздействием уже российского

"просвещенного абсолютизма" формировался аналогичный спектр явлений в Польше

второй половины XVIII в. Во всех странах преобразования проводились при

поддержке монархов и привели к формированию законченного нового

государственно-политического уклада, новой правовой системы.

В Австро-Венгрии, например, после ряда военных неудач в ходе

столкновения с Турцией и Пруссией правящие круги осознали необходимость

изменения институтов и процедур традиционного порядка управления. С целью

модернизации аппарата управления императрицей Марией Терезией был предпринят

ряд реформ, которые получили дальнейшее развитие в годы правления Иосифа II.

В ходе преобразований госаппарат стал более унифицированным и рациональным,

а важнейшие его учреждения получили общеимперский статус (1, с. 69). Другой

тип "просвещенного абсолютизма" — государственно-политический строй Испании

и Португалии, где главными носителями и творцами преобразований были не

столько монархи, сколько государственные деятели либерального толка. Его

характеризуют "историческая" незавершенность, отсутствие законченного нового

государственно-политического уклада и развитого обновления права.

В Дании, Швеции, государствах Италии "просвещенный абсолютизм" -

несколько иного рода, там источником реформ было новое дворянство -

исторически переходный слой гражданского общества. В этих государствах не

так остро стояли вопросы социально-правовой стабилизации общества, и речь

шла о реформах, направленных на усиление государственно-политического

взаимодействия монархии с обновляющимся общественным укладом. Так, в Дании

"просвещенный абсолютизм" нашел выражение в краткой, но яркой попытке

преобразования государственности, известной как "шестнадцать месяцев реформ"

Иоганна Фридриха Сруензе. Цель реформ состояла в модернизации,

рационализации и европеизации (секуляризации) управления. Объективная

социальная направленность реформ определялась стремлением абсолютизма к

консолидации власти за счет ослабления традицианалистских черт госаппарата и

их носителей — аристократии (1, с. 71).

Вполне понятно, что просвещение и абсолютизм в принципе взаимно

исключают друг друга, поэтому между ними возможен лишь временный союз и лишь

в специфической ситуации. В самом своем существе "просвещенный абсолютизм"

содержал мотив политической и правовой утопии "законной вольности" или

"полицейской свободы", который тотчас же наталкивался на вполне жизненное

сопротивление господствующего сословия — дворянства. Поэтому "просвещенный

абсолютизм" в самих своих принципах нес не только изначальную

противоречивость, но и момент перспективного самоотрицания. Случайная смена

мотивации законодательной политики или режима властвования способны были в

исторически короткое время деформировать установившиеся начала.

В России "просвещенный абсолютизм", занял значительный исторический

период. Ученые выделяют следующие этапы "просвещенного абсолютизма":

1754 — 1762 гг. — формирование;

1762 — 1796 гг. — расцвет;

1797 — 1801 гг. — этап деформации принципов и политики "просвещенного

абсолютизма";

1801 — 1810 гг. — перерождение "просвещенного абсолютизма" в сторону

правительственного конституционализма.

Изначальным свойством политической теории и практики "просвещенного

абсолютизма" был социальный и политический консерватизм. Екатерина II в

своей политике была прагматиком. Она стремилась к сохранению самодержавной

власти и существующей социальной системы, допуская определенное обновление в

политике и экономике, которое обеспечивало устойчивость власти и ее опоры -

дворянства.

Для понимания сущности "просвещенного абсолютизма" как феномена

европейской истории исторический пример России и российской монархии

особенно важен. Именно в России "просвещенный абсолютизм" проявился и как

значительное переустройство государственной организации, административного и

судебного порядка, и как очевидные стремления правовой политики и новые

правовые формы, и как систематическая политико-идеологическая доктрина.

Развитие и воплощение начал "просвещенного абсолютизма" в России приобрело

характер целостной государственно-политической реформы, в ходе которой

сформировался новый государственный и правовой облик абсолютной монархии.

Екатерина II и ее влияние на внутреннюю и внешнюю политику Российской

империи

Доктрина и практика "просвещенного абсолютизма" в России неразрывны с

содержанием и особенностями государственной деятельности императрицы

Екатерины II [Ангальт-Цербтская принцесса София Фредерика Августа (1729 -

1796 гг.) в 1744 г. стала супругой наследника русского престола Петра III.

Переворотом 28 июня 1762 г. была возведена на престол Российской империи].

"Немка по рождению, француженка по любимому языку и воспитанию" (8, с. 279),

она имела две страсти, которые с годами превратились в ежедневную

потребность: читать и писать. В конце XIX в. было издано собрание сочинений

Екатерины II, которое составило 12 объемных томов. Ее мировоззрением,

интересами, собственной политической деятельностью были стимулированы

проявлявшиеся в правительственной политике стремления в области

"просвещенного абсолютизма". Личностное начало всех

государственно-политических преобразований того периода было ярко выражено.

Вторая половина XVIII века — исключительно сложный и своеобразный

период в истории русской общественно-политической мысли. В это время

формируются различные идейные течения, которые по-своему пытаются осмыслить

русский исторический процесс, пути и перспективы развития страны.

Представители дворянского конституционализма были недовольны

отстранением дворянства как политически организованного сословия от участия

в государственных делах. Они протестовали против произвола бюрократии,

всесилия тайной полиции и требовали, чтобы дворянскому сословию была

гарантирована неприкосновенность личности и имущества, добивались

привлечения дворянства к выборам высших государственных учреждений и местной

администрации. Представители дворянского конституционализма отстаивали

незыблемость дворянской монополии на владение землей и крепостными.

Абсолютизм, защищая неограниченную власть монарха и бюрократии против

политических домогательств дворянских конституционалистов, должен был

теоретически развенчать их программу и выступить с более развернутым

обоснованием своего права на исключительное руководство государственными

делами.

Буржуазные элементы, значение и роль которых в системе народного

хозяйства и политической жизни России значительно возросли, в массе своей

добивались для себя ряда сословных привилегий, в частности, права владеть

землями и крепостными, а также закрепления за ними монополии на торговую и

промышленную деятельность. В то же время передовые представители

нарождающейся буржуазии выступали с развернутой политической программой, в

которой нельзя не усмотреть зачатков буржуазного либерализма.

Во второй половине XVIII века оформляется и гуманистическое

направление, складывается и завоевывает признание в передовых слоях русского

общества идея служения народу, осознание своего долга перед отчизной,

стремление к более справедливому общественному устройству.

Русские просветители подвергали критике теорию "просвещенного

абсолютизма", основы феодально-крепостнического общества. Его представители

выступили с новым объяснением хода исторического развития, с новым

пониманием вопросов о происхождении собственности и государства, выдвинули

новые политические требования, предусматривающие ликвидацию сословных

привилегий дворянства и распространение политических прав на всех

собственников.

После политического переворота 26 июня 1762 г. представители

дворянского конституционализма делают попытки осуществить свою программу.

Екатерина II, устранив с помощью гвардии своего мужа, сама по себе не имела

никаких прав на русский престол. Этим обстоятельством хотела воспользоваться

группа дворянских конституционалистов во главе сН. И. Паниным и навязать

Екатерине учреждения, которые ограничили бы власть абсолютного монарха. В

манифесте 6 июля 1762 г., который был составлен Паниным, была дана резкая

критика самовластия монарха, особенно, если он не наделен "добрыми и

человеколюбивыми качествами". Политика Петра I была осуждена с той точки

зрения, что власть монарха дана ему не "для собственного его угождения", а

"к пользе и благополучию подданных", и что потому монарх не может дать

"самовластию своему соединиться с самовольным стремлением на все такие

установления в государстве", которые ведут "к оскорблению народа".

В Конституции Н. И. Панина, написанной им в соавторстве со знаменитым

Д. И. Фонвизиным, предполагалось учреждение Верховного Сената, часть членов

которого назначалась императрицей, а другая — избиралась дворянством. Сенат

обладал законодательной властью, исполнительная оставалась за троном.

Конституцией предусматривалось постепенное освобождение крестьян от

крепостной зависимости, а также умеренная демократизация общественного строя

России. В первую очередь, это касалось дворянского сословия.

Окружение Екатерины II увидело в проекте Панина попытку усиления

позиций старой аристократии в политической жизни страны. Императрица

отклонила предложения Панина, но ловко воспользовалась его мыслью о

разделении сената на департаменты, создав в последнем шесть департаментов с

различными функциями. Эта мера позволила ей ослабить значение Сената.

Последний был превращен из высшего государственного органа в

бюрократическо-канцелярскую надстройку над центральными учреждениями

Российской империи. Екатерина II перешла к единоличному управлению через

президентов коллегий и генерал-прокурора, а к созыву "Совета при высочайшем

дворе" она стала прибегать лишь от случая к случаю.

Следующим шагом Екатерины II стало завершение начатой Петром I работы

по приведению церкви в полную зависимость от монархии. Подчинив ее

государству учреждением Синода (в политическом отношении), Петр I не решился

на секуляризацию церковных земель. Еще при Петре III, 23 марта 1762 г., в

связи с усилившимся выступлением монастырских и церковных крестьян, был

издан указ о секуляризации населенных земель церкви. Придя к власти,

Екатерина, опасаясь, что превращение крепостных крестьян монастырей и

архиерейских кафедр в один из разрядов государственных крестьян может

возбудить надежды на облегчение своей участи у помещичьих крестьян, отменила

этот указ. Но сильные волнения церковных крестьян, возникшие в связи с

отменой этого указа и пожелания дворянства, видевшего в секуляризации новый

источник для земельных пожалований, заставили Екатерину II в 1764 г.

восстановить указ о секуляризации. На основании этого указа около 1 млн. душ

церковных крестьян превратились в особый разряд государственных крестьян,

получивших название экономических от созданной для управления ими "коллегии

экономии".

Секуляризация церковных земель повлекла за собой сильное сокращение

числа монастырей: из 881 монастыря в Российской империи осталось лишь 385. В

результате секуляризации экономическая база церкви и монастырей была сильно

подорвана. Церковь окончательно превратилась в послушное орудие

самодержавной власти.

Необходимость пересмотра всего законодательства Российской империи

понимало и пыталось осуществить самодержавие, начиная с Петра I, особенно

обострилась эта проблема к 1760 г. Старое "Соборное Уложение" 1649 г.,

бывшее действующим правом, уже не отвечало интересам дворянства,

превратившегося в привилегированное сословие. Все требовательнее звучал

голос российского купечества.

Летом 1767 г. Екатериной II была собрана в Москве Комиссия по выработке

нового законодательства — Уложения, предполагающего создание некого подобия

Учредительного собрания.

К открытию Законодательной Комиссии (июль 1767 г.) съехались 564

депутата (28 от учреждений, 161 от дворян, 208 от городов, 167 от сельского

населения). Они привезли с мест 1465 наказов. Для разработки отдельных

частей будущего Уложения было создано 19 подразделений.

Чтобы придать работе Комиссии соответствующее направление, императрица

лично составила для нее "Наказ", включавший в себя 22 главы и 655 статей.

Содержание этого документа заимствовано из разнообразных источников. На три

четверти он состоял из выписок, взятых у Монтескье, однако императрица

подвергла его теоретические положения серьезной переделке, выбросила все,

что противоречило абсолютизму.

Главная задача "Наказа" — показать, что в России может быть только

самодержавный порядок правления. "Общее благо", доказывает Екатерина, лучше

всего обеспечивается не какими-либо ограничивающими власть монарха

учреждениями, а именно неограниченной властью государя, интересы которого

якобы неразделимы со счастьем его подданных.

Одна из ведущих идей книги Монтескье "О духе законов" гласит: свобода

заключается в позволении делать то, что не запрещено законом. Для того же,

чтобы законы не посягали на естественные права граждан и не были порождены

капризом деспота, необходимо реальное разделение власти на законодательную,

исполнительную и судебную. Екатерина стремится доказать, что и в

самодержавной монархии могут торжествовать законность и правосудие. Она

гарантирует дворянству его собственность, заявляя, что отписывать имения на

государя можно только в случае самых тяжелых преступлений, и то не родовые,

а приобретенные имения. Не забывает она и собственности буржуазной, особое

покровительство при этом обещает банкам, относя их "к установлениям святости

причастным" и. "не зависящим от правительства…".

Таким образом, в противоположность Монтескье Екатерина стремилась

доказать, что в самодержавном государстве могут быть обеспечены "вольность",

безопасность личности, собственности и защита законами "всех граждан".

Однако это построение Екатерины насквозь искусственно и фальшиво, так как

все сформулированные ею гарантии и самоограничения самодержавной власти были

обеспечены только словом абсолютного монарха, который, будучи неограниченным

властелином, мог в любое время совершить крутой поворот и издать законы,

отменяющие все эти принципы. Как известно, так и случилось. Объявляя в

"Наказе", что издание даже "весьма язвительных" книг не является

преступлением, Екатерина осудила Радищева за выпуск знаменитого "Путешествия

из Петербурга в Москву". Провозгласив веротерпимость, она преследовала

масонов.

Екатерининский "Наказ" — декларация именно "просвещенного абсолютизма".

Отсюда внимание к развитию земледелия, "ободрения" торговли и

промышленности, попытка внести начало законности в управление и осуществить

отделение суда от администрации. Отсюда же постановка вопроса о просвещении

и воспитании, веротерпимости, об определении понятия преступления и цели

наказания, об отмене пыток и смягчении карательных санкций, отсюда же

попытки поднять вопрос о некотором ограничении крепостного права, мешавшего

развитию производительных сил и "размножению народа".

Выдвижение на очередь вопроса о некотором смягчении крепостного права

объяснялось не "лицемерием" Екатерины, а реальной опасностью крестьянского

восстания. "Положение крестьян, — писала она генерал-прокурору Вяземскому, -

таково критическое, что, кроме как тишиной и человеколюбивыми учреждениями,

бунта их ничем избегнуть невозможно. А если мы не согласимся на уменьшение

жесткости и умерение крестьянам нетерпимого их положения, то и против нашей

воли сами оную волю возмут рано или поздно". Однако под давлением

крепостнического дворянства Екатерина "помарала" соответствующие пункты

"Наказа" и стала на путь еще большего усиления и расширения крепостного

права. Власть помещиков над крестьянами была увеличена, крестьянам под

страхом вечной каторги было запрещено даже подавать жалобы на своих

помещиков, крестьянские волнения и восстания подавлялись со звериной

жестокостью.

За время работы Законодательной Комиссии (июль 1767 — конец 1768 гг.)

был собран, подготовлен и обсужден большой материал (более 1500 документов).

Практическое обсуждение "Наказа" Екатерины, дебаты депутатов на

заседаниях Законодательной Комиссии 1767 г. выявили самые серьезные

разногласия, вызванные своекорыстными групповыми интересами, борьбой за

расширение привилегий отдельных сословий.

В конце 1768 г. императрица, воспользовавшись начавшейся войной с

Турцией, распустила Законодательную Комиссию.

Таким образом, Екатерина II попыталась осуществить самый масштабный для

своего времени эксперимент по "внедрению" социальной теории (как выяснилось

позднее, утопической) в практику государственной жизни России. Ее "Наказ"

есть не что иное, как ответ оппозиционным группировкам дворянства и новое

еще более полное провозглашение незыблемости самодержавной власти.

Во второй половине XVIII века именно с крепостническим помещичьим

хозяйством и его потребностями (прежде всего, производством хлеба и других

аграрных продуктов на продажу, в том числе на экспорт) были связаны

перспективные социально-экономические тенденции всей хозяйственной жизни

страны.

Развитие деревни во второй половине XVIII века носило, в целом,

экстенсивный характер, нашедший свое выражение в освоении южноукраинских и

казахстанских степей, прикавказья и приуралья. Расширение торговли хлебом,

последовавшее за указом 1763 г., разрешившим продажу хлеба за границу,

принесло помещикам значительный доход, усилило эксплуатацию крестьян и еще

больше углубило трещину в традиционном фундаменте феодальной экономики.

В связи с развитием товарно-денежных отношений русские помещики

начинают усиленно интересоваться предпринимательством. Они заводят в своих

вотчинах суконные и другие мануфактуры. В 1765 г. помещики основали в

Петербурге "Вольно-экономическое общество". Это общество выпускало

специальный журнал, в котором печатались статьи по разнообразным вопросам

сельского хозяйства и агрономии.

Активнее, чем сельское хозяйство, развивалась российская промышленность

(тариф 1766 г. охранял ее интересы). В 1775 г. в России была объявлена

свобода организации промышленных предприятий. Число предприятий стало быстро

расти. Если в середине XVIII столетия в России насчитывалось 600 мануфактур,

то в конце его — 1200. Только на Урале было построено 90 новых заводов.

Быстрый рост производства объяснялся растущим спросом со стороны казны и

большими возможностями экспорта: русское парусное полотно и железо охотно

покупали в европейских странах. Росло число наемных рабочих: с 220 тыс. в

начале 1760-х гг. до 420 тыс. в конце XVIII века.

Однако крепостнические, в своей основе, методы и формы эксплуатации

рабочих, отсутствие средств на модернизацию производства, государственная

монополия в металлургии привели к тому, что в конце века наметилось явное

отставание российской промышленности от европейской.

В середине XVIII века российская хозяйственная жизнь, а с нею и все

русское общество претерпели глобальную революцию цен, подобно той, что на

рубеже XVI–XVII вв. затронула основные страны и рынок Европы. Процесс был

многоликий, болезненный и с весьма разнообразными последствиями. Он затронул

не только формы регулирования хозяйственного сбыта, но и повседневную жизнь

всех сословий, равно как и правительственную политику. В несколько раз

возросла денежная масса в руках населения, главную ценность стала

представлять и воплощать недвижимость.

Несмотря на политические кризисы, почти непрестанные войны и расходы на

армию, перемена условий хозяйственной жизни позволила в основном сохранять

сбалансированный государственный бюджет.

Некоторые изменения произошли в финансовой политике государства.

Финансовая система при Екатерине II покоилась на тех же устоях, на каких

была установлена Петром I. Главными статьями доходов были сборы подушные,

таможенные, кабацкие и соляные. Косвенное обложение падало главным образом

на народные массы. В то время как доходы за 34 года увеличились в четыре

раза, население возросло только вдвое.. Из расходов наибольший рост

наблюдался на внутреннее управление: с 22,6 % оно поднялось почти до 50 %..

Расходы на армию возросли более чем вдвое.

Недостаток средств заставил правительство начать выпуск бумажных

денег — ассигнаций. Первоначально планировалось, выпустить их на 1 млн.

рублей, но уже к 1774 г. в обороте было 20 млн. рублей, а к 1796 г. — 157

млн. рублей. Курс ассигнаций упал до 70 коп. серебром.

С начала первой русско-турецкой войны, в 1768 г., дефицит в бюджете

стал постоянным явлением, и впервые пришлось воспользоваться иностранными

займами, к которым правительство прибегло сначала у генуэзских, а потом у

голландских банкиров. К концу царствования Екатерины II образовался внешний

государственный долг в 240 млн. рублей серебром.

Если же оценивать экономическое развитие России в XVIII веке, в целом,

то надо отметить, что оно было достаточно благополучным. Страна сумела

сделать два мощных экономических рывка в начале и конце столетия. Успешно

развивалась и внешняя и внутренняя торговля, связывая ее отдельные районы в

единый хозяйственный механизм и специализируя их. Значительно .выросли

объемы сельскохозяйственного производства, позволив России вывозить хлеб за

границу.

Вместе с тем, вторая половина XVIII века стала в России особым временем

с точки зрения социального противоборства.. Бурные народные возмущения,

иногда критические по своей внешней форме: Башкирское восстание 1755 г.,

волнения заводских рабочих и крестьян на Урале 1762 — 1764 гг., Кижское

восстание 1769 — 1771 гг., "Чумной бунт" в Москве 1771 г. и наконец, волна

пугачевщины 1773 — 1775 гг. — по своему историческому содержанию были

излетом противоречий уходящей эпохи.

Российская империя во второй половине XVIII в. не одно десятилетие (в

общей сложности) прожила в условиях войны с южными, западными и северными

соседями: Семилетняя война 1756 — 1763 гг., две русско-турецкие войны 1768 -

1774 гг. и 1787 — 1791 гг., война со Швецией 1788 — 1790 гг., с Ираном

1796 — 1797 гг. К военным действиям меньшего масштаба приводили острые

внешнеполитические акции или собственно российского правительства, или с его

участием: разделы Речи Посполитой в 1772, 1793 и 1795 гг., аннексия Крыма в

1778 — 1783 гг., борьба с послереволюционной Францией. Активная внешняя

политика, несмотря на неизбежные потери и жертвы войн, не приводила к

каким-либо социальным конфликтам внутри русского общества, а даже, напротив,

позволяла правительству опираться на национальное единство и на вновь

сформированный национальный энтузиазм.

В общем, все войны были успешными для России, приносили крупные

территориальные приобретения, сделали империю одной из главенствующих сил

европейской политики. "Не знаю, как будет при вас, — заметил в начале

следующего века канцлер екатерининских времен князь А. А. Безбородко

молодому поколению дипломатов, — а при нас с матушкой ни одна пушка в Европе

без нашего позволения выпалить не смела".

На первый взгляд внешнеполитические успехи Екатерины блистательны.

Южная степь, представлявшая для России постоянную угрозу, превратилась в

Новороссию, Крым стал частью Российской империи, Россия окончательно

закрепилась на Черном море. Польша, чьи владения в начале царствования

Екатерины II простирались до Днепра, перестала существовать. К России были

присоединены Западная Украина, Белоруссия, Литва, Курляндия. На деле же

успехи в борьбе с Турцией оказались несоизмеримыми с материальными и

людскими затратами, да и Византийскую империю восстановить не удалось. Что

же касается Польши, то последствия "успехов" Екатерины в отношении этой

страны ощущаются и по сей день.

Еще одна проблема, связанная с внешнеполитической деятельностью

Екатерины, — национальная. В результате освоения русскими людьми в XVI -

XVII вв. Поволжья, Зауралья, Сибири, присоединения Украины и Прибалтики

Россия стала многонациональным государством. Военные победы Екатерины II

значительно умножили этническую пестроту империи, обострив национальную

проблему. Помимо этого Екатерина специально привлекала в Россию иностранцев,

надеясь с их помощью, в частности, освоить пространства Новороссии.

Национальная принадлежность колонистов ее, судя по всему, не волновала, но

наиболее удобным для этого были немцы.

Реформы последней четверти XVIII века

Во второй период правления Екатерины II (1775 — 1796 гг.) были

проведены реформы, которые существенно расширяли и укрепляли западный уклад

в России.

Крупным законодательным памятником этого времени стало "Учреждение для

управления губерний Российской империи", изданное 7 ноября 1775 г., т. е.

вскоре после окончания крестьянской войны 1773 — 1775 гг. Вместо прежних

трех степеней областного деления (губерния, провинция и уезд) остались

только две: губерния и уезд. В основу новых 50 губерний, равно как и уездов,

была положена определенная численность населения (для губернии — от 300 до

400 тыс. жителей, для уезда — от 20 до 30 тыс. человек).

Все губернии получили единообразное устройство, основанное на строгом

разделении административных, финансовых и судебных дел. Во главе губернии

стоял губернатор.

Россия продвинулась также в решении проблемы разделения властей. Суд

был отделен от администрации и полиции и получил самостоятельное значение.

Была создана разветвленная система судов: гражданских, уголовных, сословных

и т. д.

В апреле 1785 г. были изданы еще два очень важных документа: Жалованная

грамота дворянству и "Грамота на права и выгоды городам Российской империи".

"Грамота на права, вольности и преимущества благородного дворянства"

определяла личные права господствующего сословия. Дворянин освобождался от

податей и телесных наказаний. Он мог быть лишен чести, звания, имущества и

жизни только по суду равных ему. Дворянство получило свободу в выборе

занятия: идти на государеву службу или нет. Указ подтвердил право

собственности дворян на землю, право приобретать новые земли, основывать

фабрики и заводы, а также продавать и завещать свою собственность.

Жалованная грамота устанавливала губернскую дворянскую корпорацию

(всероссийской дворянской организации создано не было) — губернское

дворянское собрание. На заседаниях его могли присутствовать все дворяне, но

правом голоса обладали только собственники и не моложе 25 лет. Дворянское

собрание избирало предводителя дворянства.

Жалованная грамота городам содействовала, хотя и в меньшей степени,

постепенно развивающейся буржуазии. Все городское общество делилось на 6

разрядов:

1. "Городовые обыватели", собственники земли и недвижимости -

представители разных сословий (сюда же входили дворяне и духовенство).

2. Купцы всех трех гильдий.

3. Цеховые ремесленники.

4. Иногородцы и иностранные гости, постоянно жившие в городе.

5. "Именитые граждане" (художники, ученые, банкиры, судохозяева и др.).

6. "Посадские".

С точки зрения гражданских прав Грамота была скупа. А вот в плане

развития городов она давала многое. Вводилось городское самоуправление.

"Общество градское" обретало право юридического лица. Оно могло иметь

собственность, получать доходы с имущества, облагать население специальными

сборами. Городское собрание избирало городского голову и городскую думу, в

которой были представлены все категории населения. В компетенцию городских

выборных органов входили: проблемы городского благоустройства,

продовольственного снабжения, развития торговли, промыслов и многое другое.

Жалованная грамота городам по своим результатам большого эффекта не

произвела, самоуправление сохранило свою корпоративность. На деле всеми

вопросами, подлежавшими решению городской "Шестигласной Думы", обычно ведал

городничий.

Укрепились демократические общинные институты у государственных

крестьян — волостной сход избирал волостного голову. Таким образом,

демократия расширялась, приобрела с точки зрения прав личности некоторые

европейские черты (2, с. 236). Но все же она была крайне ограничена,

поскольку затрагивала меньшинство населения, более того, она по-прежнему

носила в большей степени общественно-коллективистский характер.

Большое внимание уделялось при Екатерине II развитию социальной сферы:

образованию, медицине, социальной помощи больным, бездомным, старикам. Чтобы

поднять общий уровень культуры в стране, Екатерина II развернула широкую

сеть общего образования. В 1763 г. в Москве был открыт Воспитательный дом,

где обучались сироты, подкидыши, дети неимущих.

В 1764 г. близ деревни Смольной под Петербургом возник Институт

благородных девиц. В этом же году было открыто учебное заведение для мещанок

на 240 человек. Если в учебном заведении для дворянок преследовалась цель -

овладеть иностранными языками, усвоить благородные манеры, то для мещанок -

изучить ремесла. В 1780 г. с помощью приглашенного из Австрии педагога

Янковича де-Мариево Екатерина сделала попытку создать по австрийскому

образцу новые школы. Предполагалось введение трех типов общеобразовательных

учебных заведений — малых, средних и главных народных училищ. Для этих школ

были сделаны переводы австрийских учебников. К 1796 г. возникло уже 316

новых школ с числом учащихся до 18 тыс. человек, плюс пять кадетских

корпусов.

Цифра хоть и не так велика, но Екатерина II очень гордилась ею.

И все же образование господствующего класса преимущественно

базировалось на домашнем обучении. Стали в большом количестве появляться

приезжавшие из Франции гувернеры. Французский язык сделался тем средством, с

помощью которого известная часть дворянства знакомилась в оригиналах с

работами просветительной литературы и философии Западной Европы, в

особенности, французской. Влияние Франции становится особенно заметным в

русской культуре этого времени. Но основная масса дворянства, в особенности

провинциального, обучалась у разного рода дядек. Замечательные комедии

Фонвизина "Бригадир" и "Недоросль" ярко характеризуют чрезвычайно низкий

культурный уровень глухой провинции, где Митрофанушки были далеко не

редкостью, а типичным явлением.

В истории просвещения России особое место занимает М. В. Ломоносов.

Огромную роль сыграл он в основании Московского Университета (12 января 1755

г.). Ломоносов никогда не отрывал науку от практики, стремясь сделать ее

полезной для своей родины. Занимаясь металлургией, он мечтал о широкой

разработке ископаемых богатств Урала и Сибири. Правда, в первое время

деятельности Московский Университет еще не стал тем центром культуры, в

который он превратился позднее. На содержание Московского Университета

"довольно 10 тыс. в год", как было сказано в Уставе 1765 г.

Основанная еще при Петре I Академия наук в течение всего XVIII века

вела энергичную деятельность по всестороннему научному изучению Российской

империи (с точки зрения исторической, географической, этнографической и

природной). При Екатерине II были организованы многочисленные экспедиции для

изучения ее окраин. В них приняли участие: И. И. Лепехин, П. С. Паллас, С.

Г. Гмелин-младший и др. Академические экспедиции этого времени собрали

богатейший материал и дали первые сведения о древних памятниках материальной

культуры.

Большой подъем, отмечается в XVIII в. в области исторических наук.

Труды В. Н. Татищева, Г. Ф. Миллера, М. М. Щербатова, И. Н. Болтина, А. Л.

Шлецера дали свой оригинальный опыт освещения русского исторического

процесса.

Представители широких слоев русского народа в XVIII в. проявляли свои

познания не только в области теоретических научных исследований (М. В.

Ломоносов, С. Я. Румовский, И. И. Лепехин, Н. П. Озерецковский и др.), но и

в области технических изобретений. Ярким примером служат первые русские

изобретатели-техники. Например, И. И. Ползунов — всю недолгую свою жизнь (36

лет) он посвятил усовершенствованиям в области горно-заводской техники. Он

изобрел и построил первый в мире теплосиловой двигатель, приводивший в

действие воздуходувные мехи. После смерти его создателя, все его открытия

остались без применения.

Другим замечательным русским самородком был механик-изобретатель И. П.

Кулибин (1735 — 1818 гг.), создавший несколько десятков оригинальных

изобретений. Самой интересной из его работ был проект одноарочного моста

через Неву. Единственной наградой, которую Кулибин получил за свои

изобретения, было место "механикуса" Академии наук.

Образованность, начитанность высоко ценились при дворе Екатерины II, и

это не могло не сказаться благотворно на русском обществе. Время Екатерины -

это время А. П. Сумарокова, Д. И. Фонвизина, Г. Р. Державина, Н. И.

Новикова, А. И. Радищева, Д. Т. Левицкого, А. П. Лосенко, Ф. С. Роко-това,

В. И. Баженова и многих других. Это время расцвета русской культуры и

отношение к ней императрицы немало этому способствовало.

С 1762 по 1796 год — во время царствования Екатерины II — в России

особое значение приобрел фаворитизм, который превратился в подобие

государственного учреждения. Историки насчитали с дюжину фаворитов

Екатерины. Дело в том, что каждая придворная группировка, желая приблизиться

к императрице, "подставляла" ей своего кандидата, через которого в случае

удачи пыталась влиять на принятие государственных решений. Таким образом,

фаворитизм стал своеобразной попыткой ограничить власть монарха

представителями дворянства.

Среди многочисленных фаворитов Екатерины поистине государственное

значение приобрели два Григория — Орлов и Потемкин. Придя с помощью братьев

Орловых к власти, Екатерина щедро отблагодарила их: сделала графами, раздала

до 18 тысяч душ крепостных и до 200 тысяч рублей (род Орловых был не богат и

не отличался знатным происхождением). 11 лет длилась связь Екатерины с

Григорием (есть сведения, что в результате ее на свет появилось трое детей,

две девочки и мальчик). Когда прошло время Григория Орлова, в фавор к

Екатерине попал другой Григорий — Потемкин. Он был с Екатериной рядом 17 лет

(с 1774 по 1991 гг.) — в период наивысших достижений ее царствования.

Потемкин был высокообразованным человеком, обладавшим быстрым умом и

феноменальной памятью. Его, по праву, считали одним из выдающихся людей

своего времени.

И все же не фаворитизм стал отличительной чертой правления Екатерины

II. Главной особенностью этого периода стал его "просвещенный" характер.

Идеи французского просвещения прижились у нас именно при Екатерине. Но

поскольку эти идеи несли в себе необычайно широкий спектр проблем, то они с

одинаковым успехом брались на вооружение и консерваторами (М. М. Щербатов),

и либералами (А. П. Сумароков, Д. И. Фонвизин), и русскими

радикалами-просветителями (А. И. Радищев, Н. И. Новиков).

Во второй половине XVIII в. важнейшие проблемы российской жизни стали

предметом обсуждения не только в дворцовых покоях или министерских

кабинетах, но и в просвещенных слоях общества.

Время правления Екатерины II — это вторая попытка на протяжении XVIII

века модернизировать экономику страны и ее социальную структуру. Несмотря на

то, что и Петр I, и Екатерина II основывали свои преобразования на старых

крепостнических основах, оба добились существенных успехов.

Весь XVIII в. продолжается погоня России за Европой. Произведя

кардинальные перемены в промышленной сфере и Петр, и Екатерина оставили

старые порядки в сельском хозяйстве. Хотя Екатерина II и высказывалась за

отмену крепостного права, но так и не решилась на это.

Реформы "просвещенного абсолютизма" предусматривали сохранение

политической системы абсолютной монархии с неограниченной властью

самодержавного монарха и бюрократических начал осуществления государственной

власти.

Сословно-ограниченная "социализация" властных структур, вызванная

интересами правящего сословия и поисками новой системы "согласия" в обществе

со стороны власти, обусловила зарождение элементов самоуправления в

политической системе, которые были формой выражения сословных корпоративных

интересов.

В новом государственном укладе строгую централизацию ведомственного

административного управления должна была сменить не менее строгая

централизация бюрократической деятельности на основе единой абсолютистской

законности.

Преобразования центрального и местного государственного аппарата,

системы права, обновления законодательства, изменения в культурно-правовой

сфере, которыми характеризуется государственно-политическая и общественная

жизнь России второй половины XVIII века, составляли — при всем их

разнообразии — единую линию государственных и правовых реформ, направленных

на достижение целостного социально-правового уклада и нового качества

государственной организации.

В социально-правовой сфере реформы "просвещенного абсолютизма"

предусматривали стабилизацию феодально-крепостнических порядков при помощи

всеобъемлющего законодательного регламентирования взаимоотношений сословий.

Сословная внутренняя консолидация должна была привести к обособлению, наряду

с дворянством, городского населения — "мещанства" и крестьянства, для

которых законом закреплялись сферы имущественных правомочий и гарантировался

личный правовой статус.

Таким образом, решение наиболее острых вопросов: освобождение крестьян

и демократизация политической системы в России XVIII век оставил в

наследство последующим поколениям соотечественников. Им же пришлось

впоследствии заняться и экономической модернизацией страны, путь к которой

первыми проложили западноевропейские государства.

ЛИТЕРАТУРА

1. Административные реформы в России XVIII — XIX вв. В

сравнительно-исторической перспективе. Научно-аналитический обзор. — М.;

1990.

2. Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII века. Борьба за наследие

Петра. — М.; 1986.

3. В борьбе за власть. Страницы политической истории России XVIII в. -

М" 1988.

4. Горинов М. М., Лященко М. И. История России, часть I. От Древней

Руси к императорской России (IX–XVIII вв.). — М.; 1994.

5. Каменский А. Б. Екатерина П//Вопросы истории. 1989, № 3.

6. Ключевский В. О. Исторические портреты. — М.; 1990.

7. Моряков В. И. Французские просветители о России XVIII в.//Страни-цы

минувшего… — М.; 1991.

8. Л. И. Семенникова. Россия в мировом сообществе цивилизаций. — М.;

1994.

9. Соловьев С. М. Общедоступные чтения о русской истории. — М.; 1992.

10. Эйдельман Н. #. Грань веков: Политическая борьба в России, конец.

XVIII — начало XIX столетия. — М.; 1986.

Глава III МИРОВОЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС В УСЛОВИЯХ РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ И СОСЛОВНОЙ СТРУКТУРЫ ОБЩЕСТВА

Тема 1. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ.

ЕГО СУЩНОСТЬ, РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ЗНАЧЕНИЕ

Человечество пережило несколько крупных промышленно-технических

переворотов: первый в конце XVIII — 1-й трети XIX вв., второй в конце XIX -

в начале XX вв. и третий — начавшийся со второй половины XX в. (7, с. 23).

Какое же место занимает в этом ряду промышленный переворот, по праву

названный первой промышленной революцией?

Чтобы ответить на этот вопрос, определим сначала его сущность.

Техническое содержание промышленного переворота заключалось в замене ручного

труда машинным производством. Промышленный переворот начинался с массового

внедрения сначала рабочих машин (машин-орудий), а затем подкреплялся

использованием машин-двигателей и систем машин, что привело к рождению

нового типа производства — фабрично-заводского. Завершился промышленный

переворот развитием машиностроения (производство машин машинами). Только

тогда промышленность создала свойственный ей технический базис и

окончательно встала на ноги. Однако суть промышленного переворота

определялась не только его технической стороной. Он коренным образом изменил

и всю систему общественных отношений, способствовал появлению двух новых

классов — промышленной буржуазии и наемных рабочих, сломал прежнюю сословную

структуру общества.

Промышленный переворот стал рубежом между многовековым периодом

существования аграрных обществ, основанных на ручном труде, и началом

индустриальной истории человечества. Этот процесс потому и назван

переворотом, революцией, что, во-первых, являлся качественным скачком в

развитии производительных сил, их уровня и характера, во-вторых, круто и

резко изменил все общественные отношения под влиянием машин.


Предпосылки промышленного переворота и его осуществление

Как известно, родиной промышленного переворота была Англия, где он

проходил со второй половины XVIII века до 30 — 40 гг. XIX века. Начавшись в

одной стране, он затем быстро стал явлением общеевропейским. Почему именно

Западная Европа стала колыбелью промышленной революции, а Англия ее лидером?

В Западной Европе предпосылки промышленного переворота создавались

многовековым, постепенным вызреванием в недрах феодального строя

капиталистических отношений, накоплением знаний и умений, совершенствованием

орудий труда, а также устранением феодальных черт и ограничений, мешавших их

развитию. Рассмотрим, как это происходило-

Промышленный переворот прежде всего опирался на длительный

мануфактурный период. Мануфактуры были первыми капиталистическими

предприятиями, основанными на наемном труде и ручном производстве. Именно

мануфактура с ее разделением труда, дроблением и специализацией операций

создавала фундамент для применения машин. Первый опыт использования машин на

мануфактурах относится еще к XVI — началу XVIII вв., когда были созданы

водяной двигатель, механические веретена, часовые механизмы, токарные,

сверлильные, волочильные станки. Мануфактура создала и другую необходимую

предпосылку фабричной системы — кадры обученных искусных рабочих.

Закономерно, что первыми изобретателями стали ткачи, часовщики, кузнецы,

плотники и другие ремесленники. Первые изобретения, сделанные в

мануфактурный период, в свою очередь дали толчок развитию естественных наук,

прежде всего механики и математики. И хотя в XVII — XVIII вв. наука еще

существовала в отрыве от практики, техники, научные достижения того периода,

особенно механика Ньютона, заложили фундамент для последующего промышленного

и научно-технического прогресса.

Однако одного только развития мануфактур, новаторства умельцев и

мастеров, подвижничества ученых было недостаточно, чтобы произошел такой

скачок, каким явился промышленный переворот.

Чтобы от нерегулярного использования машин в мануфактурный период

перейти к их массовому внедрению, осуществить индустриализацию и на этой

основе обеспечить устойчивый экономический рост, требовались большие

капиталы, достаточно широкий слой предпринимателей, готовых вложить их в

производство. Необходима была благоприятная правовая среда, которая охраняла

бы производителей от произвола властей, большое количество свободных рук. И

наконец, требовался стимул к развитию производства, широкий спрос на

промышленные товары, гарантировавший высокую прибыль.

В странах Западной Европы все это обеспечивалось бурным развитием

товарно-денежных отношений, ростом городов, развитием внутреннего рынка и

международной торговли. Особое значение как источник первоначального

накопления и развития торговли имела колониальная система особенно для

Англии, которая становилась колониальной империей. Для формирования

внутреннего рынка принципиальное значение имело решение аграрного вопроса.

Во всех странах Западной Европы промышленному перевороту предшествовал

аграрный, что было очень важно — ведь сельское хозяйство было не только

источником сырья и свободных рабочих рук для промышленности, но и основным

внутренним потребителем ее продукции.

Поскольку мы еще не раз, особенно при изучении истории России,

столкнемся с понятием "аграрный вопрос", разберемся, в чем же он состоял.

Аграрный вопрос возникает на стыке феодальной и капиталистической эпох. Он

определяется тем, как происходит ликвидация феодальных черт в сельском

хозяйстве и обеспечивается его капиталистическое, рыночное развитие.

Для стран Западной Европы было характерно очень раннее разложение

феодализма в сельском хозяйстве под воздействием товарно-денежных отношений

и острой классовой борьбы. Уже к концу средних веков не только в Англии, но

и во Франции, Швейцарии, Северной Италии и даже в некоторых областях

Германии и Испании исчезает личная крепостная зависимость крестьян.

Отношения между феодалами и крестьянами строились на основе договора.

Повсеместно уже с XIV в. такие формы принуждения как барщина и натуральный

оброк все более заменяются денежным оброком, арендой, налогами. В XVII -

XVIII вв. в странах Западной Европы практически исчезает общинное

землепользование и крестьяне становятся владельцами своих наделов.

Что касается крупного феодального землевладения, то нигде в Западной

Европе не пошли по пути его ликвидации и раздела между крестьянами. Главной

причиной этого было довольно раннее включение крупных землевладельцев в

товарно-денежные, рыночные отношения. Во Франции еще до буржуазной революции

крупные помещики не вели своего хозяйства и не имели барской запашки, а

сдавали землю крестьянам; для этой страны было типичным существование

мелкого (парцелярного) крестьянского хозяйства. Окончательный удар по

феодальным пережиткам в сельском хозяйстве нанесла французская революция:

был принят декрет о разделе общинных земель, без выкупа отменены феодальные

права тех владельцев, которые не могли их юридически доказать, земли

эмигрантов проданы крестьянам.

В Австралии и Германии осуществлялся "прусский путь" развития

капитализма в сельском хозяйстве, когда шел длительный и мучительный процесс

постепенного отмирания феодальных черт и втягивание как крестьянского, так и

помещичьего хозяйства в рынок. Инициаторами перестройки села на

капиталистический лад зачастую выступали помещики-юнкера. В Пруссии

антифеодальная земельная реформа была полностью завершена за 40 лет (с 1807

до 1847 гг.). Крестьяне в обязательном порядке переводились на выкуп земли,

при этом они получали свои наделы полностью, включая угодья и земельные

недра.

Самым радикальным способом из всех стран Западной Европы аграрный

вопрос был решен именно в Англии. Еще когда в ряде европейских стран царило

крепостничество, в Англии формировались фермерская и помещичья системы

товарного сельского хозяйства. В XVII — XVIII вв. в интересах этих

социальных групп парламент обнародовал акты об "огораживании" земельных

участков, чем положил начало решительному наступлению на традиционное

общинное крестьянство. В результате произошло его массовое обезземеливание и

разорение. Это был, бесспорно, крайне жестокий и бесчеловечный процесс,

однако он позволил высвободить огромную массу рабочих рук и в то же время

стимулировал наиболее рентабельные, крупные хозяйства фермерского типа.

Принципиально важным было и то, что в Англии промышленному перевороту

предшествовала буржуазная революция, которая произошла за столетие до него.

И хотя во многих странах промышленный переворот осуществлялся и без

буржуазных революций, она позволила крепнущей английской буржуазии

законодательно закреплять нужные экономические порядки, быстро формировать

налоговое и внешнеторговое законодательства. В XVII в. был создан

центральный банк, начали развиваться акционерные компании, патентное

законодательство, защищавшее права изобретателей.

Таким образом, в странах Западной Европы сложились нужные для

промышленного переворота условия. Но именно Англия стала лидером потому, что

все необходимые для этого социально-экономические и политико-правовые

предпосылки сочетались в этой стране наиболее благоприятным образом.

Промышленный переворот и последующая индустриализация в Англии, как и

во многих других странах Европы и США, начались в легкой промышленности, а

точнее — в хлопчатобумажном производстве. В этих условиях достаточно было

одного толчка, чтобы возник лавинообразный рост изобретений и

усовершенствований, способных удовлетворить возросшую потребность в пряже и

тканях.

И таким толчком, совершившим подлинный переворот в текстильной

промышленности, явилось изобретение в 1764 — 1767 гг. ткачом Д. Харгривсом

механической прялки, которую он назвал по имени дочери "Дженни". Вначале

прялка работала на конном приводе, затем Р. Аркрайт применил к ней водяной

двигатель. Так возникла первая прядильная "ватер-машина". В 1771 г. Р-

Аркрайт создал первую прядильную фабрику, а через 20 лет их уже было 150.

Это, в свою очередь, потребовало механизации ткачества. В 1785 — 86 гг.

сельский священник, любитель часового дела Э. Картрайт создал механический

ткацкий станок… В 1792 — 1797 гг. были изобретены хлопкоочистительные,

трепальные машины; в результате основные операции, связанные с

хлопчатобумажным производством, оказались в основном механизированными (7,

с. 27).

Принципиально важное значение для развертывания процесса

индустриализации имело создание Д. Уаттом (1764 г.) универсальной паровой

машины. Новый источник механической энергии мог служить не только в качестве

парового насоса, но и двигателя, приводящего в движение самые различные

исполнительные механизмы. В период с 1775 по 1800 гг. было выпущено 84

паровые машины для хлопчатобумажных фабрик, 8 — для шерстяных, 30 — для

каменноугольных копей, 22 — для медных рудников, 28 — для металлургических

заводов. Появление паровой машины имело громадные последствия для развития

фабричного производства: она не только увеличила его мощность и

производительность, но, устранив зависимость фабрик от энергии падающей воды

(т. е. от рек), обеспечила распространение фабрик по всей стране и как

следствие — огромный рост промышленных городов.

Увеличение числа машин вызвало повышенную потребность в металле, а это

поставило на очередь задачу развития металлургии. Поскольку в Англии своего

металла и леса в качестве топлива не хватало, надо было найти способ

получения чугуна не на древесном угле, а на каменном. Поворотным для

металлургии в Англии стал 1784 г., когда Генрих Корт нашел способ добычи

железа на каменном угле в специальных отражательных печах (метод

пудлингования).

Развитие металлургии открыло дорогу становлению машиностроения. В конце

XVIII — начале XIX вв. машины производились еще вручную, потребность же в

машинах оказалась столь велика, что мануфактурное машиностроение было не в

силах переработать такое огромное количество металла. Положение изменилось,

когда Моделей сконструировал суппорт. На заводах начали появляться паровые

молоты, которые стали основой индустриального машиностроения.

В начале XIX в. появились и новые типы металлообрабатывающих станков.

Р. Роберте создал один из первых строгальных станков, Э. Уитни изобрел

фрезерный, а Д. Уитворт запатентовал автоматический токарный винторезный

станок [I, т. 6, с. 710].

В 30-х и особенно 40-х годах прошлого столетия фабрично-заводское

производство в основных отраслях английской промышленности победило

окончательно. В эти годы происходит бурное развитие тяжелой промышленности и

машиностроения — за 17 лет, с 1830 по 1847 гг., производство металла в

Англии возросло более чем в 3 раза. Англия, зависевшая до того времени от

привозного металла, стала вывозить его в огромных масштабах. В 1839 г. в

стране было добыто угля в 4 раза больше, чем во Франции, Бельгии и Пруссии,

вместе взятых. Шел быстрый рост машиностроения и станкостроения- Английские

станки и машины по своему качеству и дешевизне не имели себе равных,

благодаря чему Англия стала основным их поставщиком для всех стран мира.

Огромное значение для английской экономики имело развитие транспорта и

средств сообщения. В. 1803 — 1804 гг. английский горный инженер Р. Треви-тик

построил первый в мире паровоз. Но он был применим только для конных

рельсовых дорог. Д. Стефенсон в 1813 г. создал свой первый паровоз с

гладкими ведущими колесами. В 1825 г. открылась сооруженная им же первая

рельсовая железная дорога длиной в 56 км со смешанным товарно-пассажирским

движением. А вскоре длина железнодорожной сети в Англии достигала уже 10

тыс. км. Железные дороги, которые венчали процесс индустриализации, ускорили

превращение английской экономики в единое целое и облегчали включение

отдельных регионов страны в мировую торговлю [I, т. 6, с. 201] — Немаловажное

значение имело и возникновение парового судоходства. В Англии применение

пароходов началось в 1812 г… Между Англией и другими странами, прежде всего

США и колониями Англии, было установлено регулярное океанское пароходное

сообщение.

Завершение промышленного переворота выдвинуло Англию на первое место в

мировом промышленном производстве и торговле. Английский вывоз увеличился с

1830 по 1849 гг. более чем в 4 раза. Экспорт почти целиком складывался из

фабричных товаров, напротив, ввоз состоял в основном из промышленного сырья

и продуктов продовольствия. Англия превратилась в промышленную "мастерскую

мира".

Таким образом, Англия, первой в мире совершившая промышленный

переворот, надолго — до 70 гг. XIX в. — обеспечила себе мировое промышленное

лидерство. Это имело неоднозначные последствия для мирового развития и

прежде всего для других европейских государств. Для них индустриализация

обусловливалась не только внутренними причинами, но и необходимостью

конкуренции с Англией. В то же время они, совершая промышленный переворот,

могли опереться на опыт, использовать имевшуюся технику, машины,

изобретения, ускоряя собственное развитие. А так как технический прогресс не

стоял на месте, другие страны, начиная индустриализацию, могли использовать

самые последние достижения науки и техники, лозже совершая переход к

машинному производству на более высоком техническом уровне.


Региональные особенности и последствия промышленного переворота

У Франции, ближайшей соседки Англии, имелись ничуть не меньшие

научно-технические и производственные предпосылки к индустриализации, чем у

ее северной соперницы. В стране было немало талантливых ученых и

изобретателей, особенно славилась Франция хорошо поставленным коммерческим и

банковским делом. Однако преобладание мелких крестьянских хозяйств

ограничивало емкость внутреннего рынка, кроме того, сказывалось и то

обстоятельство, что Франция совершила буржуазную революцию на столетие

позже, чем Англия. Все это обусловило более медленное протекание

индустриализации во Франции. Первая попытка внедрения машин в производство

относится к началу XIX в. и связана с деятельностью Наполеона Бонапарта,

который всячески поощрял развитие французской промышленности и коммерческого

законодательства. Промышленный переворот во Франции также начался в легкой

промышленности. В 1804 г. Жаккаром был создан станок для узорного ткачества,

который получил мировую известность. В 1810 г. Наполеон объявил конкурс на

лучшее устройство льнопрядильных машин, победителем которого оказался

конструктор Жирар. Однако его машины получили распространение в Англии, от

конкуренции с которой Наполеон стремился оградить французскую

промышленность. Экономическое развитие Франции за годы консульства и империи

сделало значительные успехи — в 1812 г. в стране насчитывалось уже более 200

механических прядильных фабрик. Тяжелая промышленность развивалась

медленнее, большинство предприятий было мелкими, ориентированными на

производство предметов роскоши. Промышленный переворот завершился в 50 -

60-х гг. XIX в., когда значительно увеличилось производство паровых

двигателей, стала на ноги металлургия и промышленное производство возросло в

3 раза. Но, даже осуществив промышленный переворот, Франция не смогла

догнать Англию. В ее экономике больший удельный вес имел не промышленный, а

финансовый капитал.

Своеобразно развивался промышленный переворот в США. Главной

предпосылкой для него явилась победа в войне за независимость и разрыв

торговых отношений с Англией в 1807 г., что стимулировало создание

собственной промышленности. Однако в силу длительного сохранения

плантационного, основанного на рабском труде, хозяйства в Южных штатах

промышленный переворот развивался неравномерно. Он начался в конце XVIII в.

только в Северо-Восточных штатах. В 1790 г. С. Слейтер построил первую

прядильную фабрику по английскому образцу, а в 1814 г. на одной из фабрик

Массачусетса впервые появился механический ткацкий станок. В 30-е годы США

по количеству механических веретен уступали только Англии и Франции. В 1816

г. началось строительство железоделательных печей и прокатных станов.

Гораздо больший размах, чем в Европе, получило в США сельскохозяйственное

машиностроение. Важную роль в создании внутреннего рынка США сыграло

строительство путей сообщения. В 1807 г. Фул-тон продемонстрировал на реке

Гудзон первый в мире пароход. По темпам железнодорожного строительства США

вскоре заняли первое место в мире.

Однако Запад и Юг США еще значительно отставали. На Западе преобладали

мелкие, полукустарные предприятия, а на Юге развитие машинного производства

сдерживалось сохранением рабства. Промышленный переворот в Северо-Восточных

штатах завершился в 60-е гг. XIX в., а после окончания гражданской войны

между Севером и Югом и ликвидацией рабства эти штаты стали генератором

развития индустрии по всей стране.

Очень своеобразно развивался промышленный переворот в Германии. Три

обстоятельства определили его особенность: первое — страна до 1870 г. была в

состоянии феодальной раздробленности; второе — объединение страны

осуществлялось сверху; третье — промышленный переворот происходил задолго до

буржуазной революции и потому очень неравномерно, исключительно велика была

роль в этом процессе самого государства.

Промышленный переворот начался в 20-е гг. XIX в. в

Рейн-ско-Вестфальекой области. Этому способствовало наличие там больших

залежей угля и руды, а также ликвидация в ходе наполеоновской войны многих

феодальных порядков. Вторым центром стала Пруссия. С 40-х гг. XIX в. Берлин

стал превращаться в крупнейший промышленный район, там была сосредоточена

треть машиностроительного и ситценабивного производства. Уже в это время

широко применяли паровые двигатели и пароходы. В 50 — 60-е гг. промышленный

переворот начался и в других районах Германии; окончательное же завершение

его во всей Германии относится к 90-м годам, когда страна уже была

объединена. Поскольку промышленный переворот в Германии произошел

значительно позднее, чем в Англии, Франции и США, она смогла шире

использовать последние достижения науки и техники. Наряду с машиностроением

и металлургией большое развитие здесь получили молодые отрасли индустрии -

химическая и электротехническая.

Промышленный переворот имел огромные последствия для мирового развития.

Он обеспечил обретение капитализмом необходимой экономической базы, вызвал

глубокие изменения в — обществе. Индустриализация привела к резкому росту

производительности труда, объема выпускаемой продукции, валового

национального дохода. Уровень экономики все более стал определяться ее

индустриально-промышленным развитием.

Промышленный переворот гигантски ускорил процесс урбанизации

(возвышение роли городов)- Изменилось размещение производительных сил,

социальная структура общества. Если к началу XIX в. в городах мира проживало

3% населения, то в 1900 г. — уже 13,6 % [2, с. 1398]. Первая промышленная

революция открыла дорогу последующему научно-техническому прогрессу,

стимулировала его.

Началось развитие технических наук как отдельной отрасли знания.

Возникли учебные заведения научно-технического профиля. Одна из первых

инженерных школ была основана в Мезь-ере (Франция) в 1748 г., а в 1794 г. в

этой стране появилась знаменитая политехническая школа. Учебные заведения

технического профиля в Англии начали создаваться в первой половине XIX в.

(Эдинбург, Лондон, Глазго). В США в 1824 г. был основан первый в этой стране

Рокфеллеровский политехнический институт, полностью перешедший на выпуск

инженеров. В 1870 г. Эдисон основал первую в США техническую лабораторию,

ставшую примером для организации научно-технических исследований в

промышленности [7, с. 31]. В конце XIX — начале XX вв. за веком пара

последовал век электричества, двигателей внутреннего сгорания, промышленной

химии. Было совершено множество открытий и изобретений, появились чудеса

техники, и это породило веру во всесилие человеческого разума, в его

господство над силами природы, что так хорошо отражено в романах Ж. Верна.

Но это, увы, привело и к возникновению массы экологических проблем, с

которыми сегодня человек столкнулся вплотную.

Оценивая последствия промышленного переворота, следует учитывать, что

он был детищем молодого капиталистического общества со всеми его

противоречиями. Индустриализация, проходившая в условиях стихийного,

нерегулируемого рынка сво-бодной конкуренции, приводила к экономическим

кризисам (первый разразился в Англии в 1825 г.), к значительной эксплуатации

рабочего класса, что являлось причиной острых классовых столкновений.

Поскольку промышленный переворот шел неравномерно, это приводило к

изменению соотношения сил среди передовых промышленных держав. К 70-м гг.

XIX в. Англия, чье машинное оборудование устаревало, начала утрачивать свое

промышленное первенство, уступая его Германии и США. Стремление ее перейти

от политики свободной торговли к протекционизму закрывало английским товарам

доступ в другие страны, приводило к острой борьбе среди них за рынки сбыта.

ЛИТЕРАТУРА

1. Всемирная история. — М., 1958 — 1960. Т. 5 — 7.

2. Советский энциклопедический словарь. — М., 1980.

3. Никольский В. Как создавались машины. — Л., 1926.

4. Ерофеев Н. М. Промышленный переворот в Англии. — М., 1985.

5. Ерофеев Н. М. Промышленный переворот: содержание, границы

поня-тия//Новая и новейшая история. 1984. № 6.

6. Круглый стол. Промышленный переворот и его социально-экономические

последствия//Новая и новейшая история. 1982. № 2.

Тема 2. ФОРМИРОВАНИЕ БУРЖУАЗНЫХ ГОСУДАРСТВ.

НОВЫЕ РЕАЛИИ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ

ЖИЗНИ СТРАН ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ

Переход стран Западной Европы от феодально-аграрного к

капиталистическому строю сопровождался не только радикальными изменениями в

их экономическом развитии, но вызвал сложные внутренние

общественно-политические процессы. И это было закономерно, ибо буржуазия,

приобретая все большее экономическое могущество, естественно, стремилась и к

государственному, политическому полновластию. Эту задачу она решала в ходе

буржуазных революций.

В XVII–XIX вв. Европа была охвачена настоящим революционным шквалом.

Первая революционная волна захлестнула Нидерланды (1566 — 1609), Англию и

Францию (1789 — 1794); к ней примыкала и война за независимость в США

(1775 — 1783). Вторая волна пришлась на 20 — 30-е гг. XIX в. и

сопровождалась борьбой за буржуазный строй в Неаполе, Сицилии и Пьемонте,

Бельгии, вторично во Франции. Облик XIX века во многом был определен третьей

революционной волной 1848 — 1849 гг-, которая захватила практически все

страны Европы. С конца 50-х годов XIX в. начинается новый, четвертый подъем

революционного движения, где наиболее знаменательными стало объединение

Германии и Италии, гражданская война в США (1861 — 1865 гг.). К 70-м годам

XIX в. Запад в основном покончил с буржуазными революциями, и начался

относительно мирный период развития капитализма [6, с. 33].

Все эти революции, несмотря на общую направленность, отличались

поразительным разнообразием. Большинство из них продолжалось месяцы, а то и

годы, проходя ряд этапов, связанных с изменением в расстановке классовых

сил. Нередко революции терпели полное или частичное поражение, сменяясь

длительными этапами феодальной реакции. И по форме они были различными,

часто выступая в виде национально-освободительных или гражданских войн..

Вместе с тем революции в Западной Европе, особенно первые, имели ряд общих

черт. Прежде. всего .для западно-европейских буржуазных революций было

характерно длительное, постепенное, естественно-историческое накопление

необходимых экономических, политических и социокультурных предпосылок.

Во-вторых, руководящую роль в революциях играла буржуазия, названная третьим

сословием. Именно она выступала как общенациональный лидер, объединявший все

оппозиционные феодализму общественные силы.

С какими задачами пришлось столкнуться молодому капиталистическому

обществу в ходе революций и после их завершения? Таких проблем было немало,

основные из них мы и разберем в этой теме.


Формирование национальных буржуазных государств

Одной из наиболее сложных и трудных проблем было создание суверенных

буржуазных национальных государств. Достаточно взглянуть на карту Европы

XVIII в., чтобы понять суть и остроту вопроса. Дело в том, что в процессе

формирования централизованных феодальных государств в Европе образовались

огромные империи, включавшие в себя множество стран и народов. Ведущее место

в Центральной Европе занимала Австрийская империя Габсбургов, куда входило

до двух десятков разных народов (чехи, словаки, поляки, сербы, хорваты,

итальянцы). В общей массе населения преобладали славяне. Народы Южной

Европы, прежде всего Балканского полуострова, входили в состав Оттоманской

империи, созданной турками. Шведское королевство, хотя и потеряло в ходе

Северной войны с Россией ряд территорий, включало Финляндию, а затем

Норвегию.

В ходе многочисленных феодальных войн утратила свою независимость и

государственность некогда могучая Речь Поспо-литая. Ее территория была в

ходе трех разделов поделена между Австрией, Пруссией и Россией. В состоянии

феодальной раздробленности оставались Германия и Италия.

Развитие капитализма внесло серьезные коррективы .в

национально-государственное устройство Европы. Создание внутренних рынков,

укрепление экономических связей ускорили процесс складывания наций. Этот

процесс шел неравномерно, все зависело от степени зрелости капиталистических

отношений. К концу XVIII в. он был близок к завершению лишь во Франции и

Англии. По мере того, как шло формирование наций, росло национальное

самосознание, понятным становилось стремление национальной буржуазии к

освобождению от. чужеродного национального гнета и обретению самостоятельной

государственности.

Процесс создания самостоятельных буржуазных национальных государств в

Европе делится на ряд периодов. Первый, охватывающий XVIII — первую половину

XIX вв., сопровождался борьбой за национальное освобождение. Буржуазные

революции в это время наполнялись национально-освободительным содержанием.

Большим импульсом к развертыванию освободительных движений стала Великая

французская революция 1789 г. — и ее революционные войны. Народы многих стран

выражали надежду, что эти войны принесут им освобождение. Однако имперская

политика Наполеона, а затем и наступившая после его разгрома реакция нанесли

удар по этим ожиданиям.

В 1821 г. в Греции вспыхнуло восстание, началась

национально-освободительная война против турецкого гнета. Борьба была

кровавой и неравной, и только вмешательство России помогло Греции выстоять.

Она получила независимость в результате русско-турецкой войны 1825 — 1829

гг.

Затем пришло время решать судьбу государственности Бельгии. Эта страна

входила в состав Австрийской империи, позже Нидерландского королевства. В

1830 г. в Бельгии началось восстание. По инициативе Англии в результате

длительных дипломатических переговоров пять держав — Англия, Россия,

Франция, Австрия и Пруссия — особым протоколом признали независимость

Бельгии и заставили Нидерланды прекратить войну против нее. Однако только в

1838 г. король Нидерландов вынужден был примириться с независимостью Бельгии

и признать ее границы.

Второй период создания независимых национальных государств в Европе

продолжался с середины XIX и до начала XX вв. Он был насыщен процессами,

связанными с завершением промышленного переворота, формированием наций,

победой капитализма в большинстве стран. В многонациональных государствах

этот период характеризовался обострением национального вопроса [Национальный

вопрос — это совокупность экономических, территориальных, правовых,

культурных отношений между нациями, национальными группами и народностями],

который они решали, сообразуясь со своим внутренним и внешнеполитическим

положением.

Под влиянием революции во Франции с 1830 г. развернулась борьба за

демократизацию государственной системы в Швейцарии. Эта страна занимала

особое место среди европейских государств. Она являлась союзом 22

самоуправляющихся кантонов, где жили выходцы из Германии, Италии и Франции,

не только говорящие на разных языках, но и исповедующие различные религии.

Именно эта уникальная страна продемонстрировала наиболее демократичное

решение национально-государственных проблем.

В 1845 — 48 гг. в ходе гражданской войны Швейцария отстояла свое

единство и предотвратила выход ряда кантонов из состава страны. В 1848 г.

была принята конституция, которая превратила Швейцарию из непрочного союза

государств в единое союзное государство. В нем не было единого

государственного языка, а действовали на правах его целых три: итальянский,

французский и немецкий. Каждый кантон имел свои конституцию, парламент и

правительство. Не существовало никаких национальных ограничений и

привилегий.

Наиболее острыми и взрывоопасными были национально-государственные

проблемы в Австрийской империи. Это вызывалось не только самим фактом

многонациональноеTM, но и системой двойного национального гнета со стороны

Австрии и Венгрии.

Венгрия добивалась политической самостоятельности в рамках Австрийской

империи, выступала против предоставления политических прав другим народам,

населявшим эту страну (словакам, румынам, хорватам, сербам). Даже стремление

славян к культурному и языковому равноправию встречало противодействие со

стороны господствующих классов Венгрии. В 1848 — 49 гг. вспыхнули революции

в Венгрии и Чехии, развернулось освободительное движение славянских народов.

Все эти выступления были жестоко подавлены Австрией, а для расправы с

Венгрией по просьбе Австрии были привлечены и российские войска. И тем не

менее национальные проблемы не удалось загнать вглубь. Стремясь

предотвратить новый взрыв революционного национального движения, Австрия в

1867 г. была вынуждена принять программу национального устройства,

выдвинутую Венгрией. На основе этого соглашения, которое было заключено на

10 лет, Австрийская империя была переименована в Австро-Венгерскую. Были

определены границы между двумя ее частями. Австрия и Венгрия получали свои

самостоятельные законодательные учреждения. Однако порочность этого союза

заключалась в том, что он не обеспечивал равных прав других славянских

народов, был заключен за их счет. Неудивительно, что в знак протеста против

этого решения чешские депутаты отказались работать в парламенте, тем более,

что Австрия предпочла заключить с Венгрией соглашение о совместной борьбе

против национального движения славянских народов. Таким образом

Австро-Венгрия по-прежнему оставалась "лоскутной империей", крайне непрочным

государственным образованием.

С середины XIX в. вследствие ослабления и прогрессирующего распада

Оттоманской империи серьезно обострился балканский вопрос. Он возник в ходе

борьбы Австро-Венгрии, России, Англии, Турции, а затем и Германии за раздел

этого стратегически важного региона на сферы влияния. Но это был вопрос и о

судьбе славянских народов Балкан, которые входили в состав Австро-Венгерской

и Оттоманской империй. Эти славянские народы, исповедующие различные религии

(православную, католическую, мусульманскую), подверглись наиболее сильному

национальному гнету. Территории, где они проживали, часто становились

объектом захватов и переделов. Неудивительно, что балканский вопрос тогда

называли "балканским аппендицитом", настолько сложны были там национальные

проблемы и так сильно переплетались в этом регионе имперские интересы

великих держав. Решающим фактором для освобождения славянских народов Балкан

и обретения ими национальной государственности явля-лась тогда позиция

России. В ходе русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг. стали независимыми

Черногория и Сербия, которые в 1882 г. провозгласили создание Сербского

королевства. Благодаря твердости России бескровно завершился процесс

объединения Молдавии и Валахии в единое государство Румынию. В 1878 г.

русские войска, разгромив Турцию, освободили Болгарию от турецкого ига. С

1879 г. она еще продолжала считаться вассалом Турции, а в 1908 г.

окончательно стала независимым государством. Однако народы Боснии,

Герцеговины, оккупированные и присоединенные в 1908 г. к Австрии, Словения и

Хорватия продолжали оставаться под чужеземным игом.

В 1870 — 1871 гг. завершился процесс объединения ранее раздробленных

Италии и Германии в единые государства. Этот процесс шел разными путями. В

Германии объединительное движение шло сверху со стороны Пруссии,

осуществлялось "железом и кровью" в ходе войны с Австрией (1866 г.), а затем

с Францией (1870 — 1871 гг.). В Италии объединение шлоснизу, путем

национально-освободительной войны против австрийского господства. Ее

возглавили существовавшие еще с конца XVIII в. общества "карбонариев" и

"Молодая Италия". Была создана национально-освободительная армия во главе с

Д. Гарибальди, которая, изгнав австрийцев, объединила итальянские княжества

вокруг Сардинского королевства и завершила процесс освобождения взятием в

1870 г. Рима.

В 1905 г. самым демократическим путем в результате всенародного

референдума произошло отделение Норвегии от Швеции. Таким образом, в начале

XX в. процесс образования национальных буржуазных государств в Европе был в

основном завершен. В этот исторический период в связи с переходом к

империализму и обострением борьбы за передел мира национальный вопрос в

Европе все более становится национально-колониальным.

Борьба за демократизацию политической системы

Создание новой буржуазной государственности органически включало в себя

и установление новых форм политической власти, демократического

государственного устройства.

В странах Западной Европы еще до буржуазной революции

торгово-предпринимательскому сословию удалось отвоевать для себя немало

прав. В большинстве стран Европы в рамках абсолютных монархий существовали

сословно-представительные учреждения (парламент в Англии, ведущий свою

историю с 1215 г., Генеральные штаты во Франции, кортесы в Испании, рейхстаг

в Германии и др.). В городах складывались различные формы самоуправления

(коммуны, гильдейские союзы) — Огромную роль сыграла Реформация. Принцип

религиозной свободы, провозглашенный ею, был первой, еще неосознанной формой

стремления к буржуазным свободам вообще. Не случайно кальвинизм возглавил

революционное движение в Голландии и сыграл ведущую роль в английской

буржуазной революции, а протестантские общины с их началами выборности и

самоуправления во многом способствовали становлению форм буржуазной

демократии. В ходе английской и французской буржуазных революций, а также

войны за независимость в США, впервые в качестве политических,

государственных доктрин был выдвинут ряд важных демократических принципов:

неотъемлемое право человека на свободу и равноправие, суверенитет народа,

идея правового, демократического государства, опирающегося на разделение

властей, широкие политические и гражданские свободы (слова, собраний,

печати). Эти принципы были закреплены в основных государственных документах:

в Англии в "Декларации прав", принятой парламентом в 1689 г.; в США — в

Конституции 1787 г., первой писаной конституции в истории человечества, где

были обоснованы новые, демократические правила организации и

функционирования государственной власти; во Франции — в знаменитой

"Декларации прав человека", принятой Национальным собранием в 1789 г. Но

какой же длительный и сложный путь пришлось пройти странам Европы от

провозглашения этих принципов до их реального воплощения в жизнь!

В ходе буржуазных революций и после их завершения в странах Европы

развернулась острая политическая борьба. Она велась и за устранение остатков

феодализма из политической жизни, и внутри самой буржуазии, ее крупных,

мелких и средних слоев, и между буржуазией и пролетариатом. Острота этой

борьбы объяснялась не только сопротивлением свергнутых феодальных классов,

но и позицией самой буржуазии. Крупная буржуазия, борясь за власть, отнюдь

не стремилась делиться ею, расширить демократические права остальных

участников революционных битв. В результате после первых победоносных

буржуазных революций следовал откат назад и устанавливались режимы, далекие

от провозглашенных демократических принципов. Там, где буржуазные революции

носили половинчатый характер, были не до конца завершенными, устанавливались

различные формы буржуазно-помещичьей конституционной монархии с сохранением

многих феодальных черт в экономике и политической власти. Такой вариант

развития был не только мучительным и трудным, но и чреватым новыми

потрясениями. Именно по такому пути пошло развитие Италии, Пруссии,

Австро-Венгрии.

В этих условиях молодому буржуазному обществу приходилось вести борьбу

за сохранение самого республиканского устройства, расширение полномочий

представительных органов власти, обеспечение политических и гражданских

свобод. Остро и противоречиво шли эти процессы во Франции. После первой

буржуазной революции ей пришлось перенести установление империи, реставрацию

династии Бурбонов, еще две революции, пережить горечь поражения во

Франко-Прусской войне (1870 — 1871 гг), принять более 10 конституций .чтобы

окончательно установить республиканскую форму правления. Именно во Франции

родился своеобразный политический феномен — система бонапартизма, особенно

ярко проявившаяся в годы правления Наполеона III и явившаяся реакцией на

революцию 1848 г. Этот режим был специфической формой господства наиболее

крупных слоев торгово-промышленной и финансовой буржуазии. Его характерные

черты — опора на армию, полицейско-бюрократи-ческую машину и лавирование

между различными классами общества с целью сохранения своего господства. Не

будучи в состоянии установить полную реакцию и свернуть деятельность

парламента, Наполеон III, с одной стороны, резко ограничил демократические

права, завоеванные в ходе революции, а с другой — методом "кнута и пряника"

через парламент и даже используя плебисциты, которые проводились в условиях

полицейского террора, стремился обеспечить себе всенародное одобрение и

сохранить власть.

В Германии после объединения черты бонапартизма прослеживались в

политике канцлера Бисмарка. Благодаря антидемократичной избирательной

системе он заполучил такой состав парламента (рейхстага), через который

обеспечил принятие в 1878 г. целой серии законов, ограничивавших свободу

печати и собраний, да и прав самого парламента.

В Англии, которая считалась образцом классического буржуазного

парламентаризма, в ходе острейшей политической борьбы шел процесс создания

демократических избирательных законов. Было проведено три реформы

избирательной системы, и только в 1867 г. парламент, наконец, принял

избирательный закон, который несколько снижал имущественный ценз и расширял

состав избирателей. Хотя этот закон сохранял ряд ограничений для участия в

выборах, его принятие явилось значительным успехом демократического

движения. Более полутора веков ушло на утверждение в Англии такого

буржуазного политического института, как свобода печати. Только в 1855 г.

был отменен знаменитый гербовый сбор на прессу, который был сильнейшим

средством давления на печать со стороны властей.

К концу XIX — началу XX вв. ни в одной стране Западной Европы не было

всеобщего избирательного права: существовали различные ограничения в виде

цензов оседлости и имущественных, не имели избирательных прав женщины,

молодежь до 25 лет, военнослужащие, а в ряде стран — представители цветного

населения и национальные меньшинства.

Вместе с тем в ходе острых политических боев и революций система

парламентаризма в странах Западной Европы прочно встала на ноги. Пусть

противоречиво, но достаточно последовательно шел процесс расширения

демократических прав и свобод. И именно эти демократические институты

обеспечили устойчивость политической системы стран Западной Европы.


Политические партии и общественные движения в странах Западной Европы

Образование буржуазных государств сопровождалось созданием новых

политических партий и развитием широких общест-венных движений. Политические

партии становились составной частью механизма государственной власти.

Характер партий, их количество, идейные основы в каждой из стран имели свои

особенности, которые зависели от соотношения политических сил, форм и

методов борьбы. Однако практически повсеместно в системе буржуазных

политических партий, как правило, были представлены три основных крыла:

консервативное, радикально-демократическое и либеральное. Консервативное

движение и партии стали возникать как реакция на Великую французскую

буржуазную революцию. Первоначально они, стремясь восстановить монархии и

потерянные привилегии, оказывались антидемократически настроенными, вступая

в союз с католической церковью и армией. Такая попытка отчетливо проявилась

в деятельности консерваторов во Франции, Германии, Австрии. Однако по мере

развития капитализма, демократизации общественной жизни, эти партии теряли

свою реакционность, превращались в консервативно-реформистские,

буржуазно-аристократические. Их политическая платформа базировалась на

отрицательном отношении к любым потрясениям и революциям. Они выступали за

сохранение традиций и моральных ценностей, стабильность и неспешность в

политической и государственной жизни. Эти черты особенно характерны были для

английских консерваторов Б. Дизраэли, Р. Солсбери, Д. Чемберлена, О.

Бисмарка в Германии.

Либерализм был самым влиятельным течением, особенно в первой половине

XIX в. Его политическая доктрина исходила из последовательного

индивидуализма и неограниченности всех человеческих свобод. В политической

области либералы отстаивали конституционализм и демократические права, в

экономической — были сторонниками незыблемости частной собственности и

полного невмешательства государства в предпринимательскую деятельность,

полной свободы торговли между государствами. При этом либералы были

противниками привлечения к борьбе широких народных масс, считая, что

политические права должны быть сосредоточены у образованных и имущих

классов. Либерализм, таким образом, являлся законченным буржуазным течением,

и по мере того, как буржуазия укрепляла свое политическое положение, он

постепенно приходил в упадок, выполнив свою историческую задачу.

В 30 — 40-е гг. на арену политической жизни впервые активно вступил

пролетариат. Об этом свидетельствовали первые крупные выступления рабочего

класса против буржуазии (восстание в ведущих европейских странах: Франции,

Англии, Германии). Рабочее движение возникло как результат тяжелейших

условий труда и жизни, политического бесправия пролетариата. Первой наиболее

организованной формой рабочего движения стал "чартизм" в Англии, когда

пролетариат совместно с другими слоями населения поднялся на

общенациональную борьбу за всеобщие избирательные права, надеясь таким

образом добиться социальных преобразований в своих интересах. Это движение

внесло решающий вклад в борьбу трудящихся Англии за реформу избирательного

закона. Рабочий класс Европы активно выступил в революциях 1848 — 49 гг.,

показав себя политически активной, массовой и решительной силой.

По мере развития капитализма шел рост рабочего класса, накапливался

практический опыт борьбы, расширялись ее масштабы. Все больший размах

приобретали такие формы, как забастовки, массовые митинги и демонстрации,

движение безработных. В ходе этой борьбы, которая носила в основном

экономический характер, рабочие крупнейших стран Европы добились расширения

избирательных прав и некоторых демократических свобод, сокращения рабочего

дня до 8 — 9 часов, повышения заработной платы примерно на 20 %- В последнее

десятилетие XIX в. внутри рабочего движения начало развиваться профсоюзное

движение. Профсоюзы, которые до начала 70-х годов были только в Англии

(тред-юнионы), становятся массовыми организациями в большинстве стран. Если

к началу 70-х годов они насчитывали около 400 тыс. человек, то к концу

столетия в их составе было более 4,5 млн., и в большинстве стран Европы и

США уже возникли влиятельные национальные объединения профсоюзов.

Теоретические, идейные основы рабочего движения были разнообразны и

пестры. В первых рабочих организациях 30-х — начала 40-х гг. было сильно

влияние чартизма и утопического рабочего коммунизма (Э. Кабе, Т. Дезами — во

Франции, В. Вейтлинг — в Германии). Значительным было влияние в этот период

появившихся в Европе социалистических учений. Социализм возник как отрицание

капитализма с его эксплуатацией и неравенством. Его основным лозунгом стали

коллективизм, равенство и социальная справедливость. Авторами

социалистических учений были образованные представители господствующих

классов. Первые политические проекты создания общества, основанного на

полном равенстве, носили утопический характер (Т. Мор, Сен-Симон, Фурье,

Оуэн).

В 40-х гг. была сделана попытка научного обоснования социализма. Она

связана с работами и деятельностью К- Маркса и Ф. Энгельса. Труды Маркса

были не просто научными поисками, он стремился превратить свое учение в

идеологию, политическую программу борьбы за свержение капитализма. В 1848 г,

вышел написанный им и Ф. Энгельсом "Манифест Коммунистической партии",

главной идеей которого стало революционное уничтожение капитализма и частной

собственности. В "Манифесте" обосновывалась всемирно-историческая роль

пролетариата как могильщика капитализма, выдвигался лозунг

интернационального единства рабочего класса.

Наряду с марксизмом развивались и другие социалистические течения:

прудонизм, бланкизм, лассальянство; к ним примыкал и буржуазный социальный

реформизм. В 1864 г. под руководством К. Маркса возникло первое

международное товарищество рабочих — I Интернационал. На его Конгрессах

присутствовали представители различных социалистических течений, между

которыми шла острая идейная борьба. В 1876 г. I Интернационал прекратил свое

существование, но он заложил хорошую основу для становления социалистических

европейских партий. Вершиной деятельности I Интернационала, его "духовным

детищем" стала Парижская Коммуна 1870 — 71 гг., когда была сделана первая

попытка свержения буржуазии и создания пролетарского государства. Этот опыт

был оплачен дорогой ценой, жизнью 17 тыс. расстрелянных и 40 тыс.

арестованных коммунаров.

С середины 70-х годов XIX в. начинается бурный процесс создания

социалистических партий, программы которых базировались на принципах

марксизма. К концу XIX в. они действовали в 21 стране и насчитывали более

300 тыс. человек.

С образованием собственных политических партий рабочий класс получил

возможность использовать в своих интересах буржуазный парламентаризм. К

концу XIX в. почти все социал-демократические партии имели в парламентах

своих депутатов. С 1871 по 1897 гг. количество избирателей, голосовавших за

социалистические рабочие партии, увеличилось в 45 раз и составило 4,5 млн. В

1889 г. был создан II Интернационал, уже как объединение самостоятельных

социал-демократических партий. И хотя марксизм продолжал сохранять свое

влияние, в конце XIX в. идейная борьба в социалистическом движении вступила

в новый этап. Один из лидеров германской социал-демократии, Э. Бернштейн

выступил с критикой и ревизией марксизма. Опираясь на завоеванные рабочим

классом права, улучшение условий труда, он сделал вывод о постепенном

затухании классовых противоречий и возможности мирного, эволюционного,

врастания социализма в капиталистическое общество. В качестве пути к

социализму Э. Бернштейн предлагал реформы. Появление ревизионизма вызвало

раскол в социал-демократических партиях, однако реформизм все более

овладевал умами лидеров социал-демократии Запада.

Таким образом, к концу XIX — началу XX вв. рабочим движением был

пройден огромный путь — от утопически наивных представлений к сознательной

организованной борьбе, от тайных полузаговорщических организаций и

национальной разобщенности ко II Интернационалу.

Появление партий и движений оказало положительное влияние на

формирование политических систем новых буржуазных государств и содействовало

дальнейшему развитию демократических начал в жизни индустриального общества.

ЛИТЕРАТУРА

1. Новая история стран Европы и Америки (первый период). — М., 1986.

2. Политические партии. Справочник. — М, 1981.

3. Опыт словаря нового мышления. — М., 1989.

4. История политических и правовых учений. — М., 1988.

5. Мигранян А. Переосмысливая консерватизм//Вопросы философии. 1990. №

11.

6. История современного мира//Под ред. В. С. Порохни и др. — М., 1994.

Тема 3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ КОЛОНИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ, ЕЕ РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ В

МИРОВОМ РАЗВИТИИ

Капиталистическая эволюция в Западной Европе, становление

индустриального общества имели далеко идущие последствия не только для стран

данного региона. По мере развертывания этого процесса в него все более

втягивались и другие страны. Для народов Азии, Африки, Америки первое

знакомство с капитализирующейся, индустриальной цивилизацией стало началом

многовекового колониального периода в их истории.

Развитие и утверждение капитализма и формирование колониальной системы

были взаимосвязанными общественными явлениями. Колонии стали важнейшим

источником первоначального накопления, "подпиткой" и составной частью

процесса европейской индустриализации. Капитализм же, окончательно встав на

ноги, получил еще большие возможности для вовлечения в свою орбиту все новых

стран. В результате произошло создание мирового рынка, мировой системы

разделения труда, ускорение и одновременное усложнение мирового развития.

Начало колониальной экспансии западно-европейских стран относится к

XV–XVI вв. и связано с великими географическими открытиями и созданием

первых колониальных империй — Испанской и Португальской. Это был период

феодального колониализма со свойственными ему специфическими чертами. Что

толкнуло страны Западной Европы на путь колониальной экспансии?

Главной причиной стало завершение создания централизованных феодальных

отношений. Жажда золота, роскоши, стремление к быстрому обогащению охватила

всех: королей и дворян, горожан и духовенство и, конечно, купцов. Одним из

самых заманчивых средств быстрого обогащения была тогда торговля с Востоком,

откуда шли драгоценности, пряности, роскошные ткани. Однако в торговле с

Востоком не все европейские страны находились в равных условиях. Монопольным

центром торговли являлись города Италии, торговый же баланс с Востоком

большинства других стран Европы был пассивным. Следствием этого стал отток

металлических денег на Восток и острая их нехватка в Европе. Кроме того, в

XV в. после распада империи Великих Моголов была прервана караванная

торговля Европы с Китаем и Индией, а захват турками Константинополя закрыл

торговые пути через Малую Азию и Сирию, третий же путь — через Красное

море — был монополией египетских султанов.

Все эти обстоятельства привели к упадку средиземноморской торговли,

центрами которой были итальянские города, и к резкому росту цен на редкие

теперь восточные товары. Это обусловило настойчивый поиск новых путей на

Восток, минуя Средиземноморье. Осуществление морских путешествий было

облегчено введением усовершенствований в области мореплавания и военного

дела. В течение XV в. португальцы создали новый быстроходный и легкий

парусник, годный для дальних плаваний — каравеллу. Значительно возросла

безопасность плавания благодаря тому, что были улучшены компас и руль,

морские карты. В Португалии была усовершенствована заимствованная у арабов

астролябия; в конце XV в. были изданы таблицы движения планет, облегчавшие

вычисление местонахождения судна в море. Важное значение имело

усовершенствование огнестрельного оружия, изобретение глобуса.

Португалия и Испания первыми среди европейских стран предприняли поиски

новых морских путей. Этому способствовало их выгодное географическое

положение, заинтересованность самих государств, без помощи и средств которых

морские путешествия были неосуществимы. Купечество этих стран жаждало занять

место итальянских и ганзейских купцов в европейской торговле. Церковь

надеялась в результате открытия новых путей умножить свои доходы и

приобрести новую паству. Огромное значение имело наличие в этих государствах

(в особенности в Испании) большого количества "избыточного" воинского

дворянства — идальго, которые остались "не у дел" после завершения процесса

вытеснения арабов с Пиренейского полуострова (реконкиста).

Именно из среды небогатых испанских, португальских дворян вышли в XV -

XVI вв. смелые мореплаватели, жестокие завоеватели — конкистадоры, алчные

колониальные чиновники.

Первыми на океаническом пути оказались португальцы. Они двинулись на юг

вдоль западного побережья Африки к Западному Судану. Б. Диас (1487 г.) и

Васко Да Гама (1497 г.) смогли обогнуть с юга Африку, пройти вдоль ее

восточного побережья и наконец достичь вожделенного Востока, открыв тем

самым новый морской путь из Западной Европы в Индию и Восточную Азию. С

этого времени вплоть до прорытия Суэцкого канала в 60-х годах XIX в. морской

путь вокруг Южной Африки был главной дорогой, по которой велась торговля

между странами Европы и Азии и происходило проникновение европейцев в

бассейны Индийского и Тихого океанов. С открытием морского пути в Индию

Португалия начала овладевать всей морской торговлей Южной и Восточной Азии,

монополизировала ее.

В 1492 г. испанский мореплаватель X. Колумб двинулся искать заветные

пути на Восток. Именно он открыл Американский континент, хотя сам до конца

жизни был убежден, что достиг побережья Юго-Восточной Азии. В ходе четырех

экспедиций в Америку Колумб открыл и исследовал Кубу, Гаити, Ямайку и другие

острова Карибского моря, восточное побережье Центральной Америки и берег

Венесуэлы. На острове Гаити он основал постоянную колонию, которая стала в

дальнейшем опорным пунктом испанских завоевателей в Америке. Великий

испанский мореплаватель Магеллан, совершив впервые в мире кругосветное

путешествие, завершил дело, начатое Колумбом. Он открыл западный путь из

Европы в Азию, хотя и не получивший практического значения ввиду большой

протяженности и опасности плавания.

Великие географические открытия, появление новых морских торговых

путей, стремление к их монополизации вызвали и первые острые столкновения

между колонизаторами. Тогда они были разрешены вмешательством католической

церкви. В 1494 г. папа римский установил линию раздела испанских и

португальских колониальных владений в области Атлантического океана, а в

1529 г. — по Тихому океану.

Начав с отдельных опорных пунктов и фортов вдоль побережья,

португальские и испанские конкистадоры стали стремительно продвигаться в

глубь новых территорий, что самым трагическим образом сказалось на коренных

народах Африки и Америки. Страшная судьба постигла жителей Вест-Индских

островов, где из 1 млн. местных жителей за полвека не осталось никого. В

Мексике была уничтожена самобытная, достигшая высокого уровня развития

культура государства ацтеков, разрушена их великолепная столица Теночтитлан.

Варварски был уничтожен и другой очаг самобытной культуры народов Америки -

государство инков.

В результате захватов и истребления местного населения образовались две

первые колониальные империи — Испанская и Португальская. Испанская империя

включала в Северной Америке Мексику, Флориду и Западную Луизиану; в Южной ей

принадлежала почти вся территория, исключая Бразилию. В Юго-Восточной Азии

Испании принадлежали Филиппины.

Португалия владела в Южной Америке Бразилией. В Азии португальцы

сохраняли отдельные опорные пункты на Тихоокеанском и Индийском побережье,

владели Цейлоном и Молуккскими островами, а также Ормузским портом в

Персидском заливе.

Особенности этих первых колониальных империй были обусловлены прежде

всего феодальным характером самих стран-метрополий и задачами, которые

ставили тогда колонизаторы. Это проявилось и в системе управления

захваченными территориями, и в методах эксплуатации местного населения.

Колонизаторы не ставили тогда целью хозяйственное освоение колоний, их

органическое включение в экономику своих государств. Главной задачей было

максимальное выкачивание из колоний всего, что могло принести богатство,

беззастенчивый и жестокий грабеж колониальных народов.

Испанские завоеватели сначала просто разделили между собой все

захваченные земли, но затем королевской властью была введена новая система,

согласно которой индейцы объявлялись вассалами короля, но отдавались под

опеку испанским колонистам, на которых должны были работать. Местное

население не только должно было платить налоги, но и выполняло барщинные

обязанности в пользу колонизаторов и испанского государства. В порабощении

жителей колоний огромную роль играла католическая церковь. Насильственное

обращение в христианство, специальные поборы в пользу церкви усиливали

тяжесть положения. Владения церкви были столь велики, что образовывали целые

церковные государства. Главные доходы с колоний получала королевская казна и

феодальная знать Испании, из среды которых назначались вице-короли,

губернаторы, высшее чиновничество колоний.

Основной чертой португальской колониальной системы явилось то, что с

самого начала эксплуатация колоний осуществлялась непосредственно самой

королевской властью с помощью феодально-бюрократического государственного

аппарата. Местное управление колониями было построено на связи каждой

отдельной провинции непосредственно с метрополией. Королевская бюрократия в

колониях выполняла не только административные и судебные, но и торговые

функции. На Востоке торговля с самого начала являлась объектом королевской

монополии. Население эксплуатировалось такими же феодальными методами, как и

в испанских колониях.

С 1501 г. в систему колониализма был внесен новый компонент — началась

история работорговли, которая стала одним из прибыльных колониальных

промыслов. В испанских и португальских владениях рабский труд применялся на

самых тяжелых работах — в серебряных рудниках и на плантациях.

Великие географические открытия, возникновение первых колониальных

империй имели огромные, далеко идущие последствия для всего мирового

развития и прежде всего для самих стран Западной Европы. Была открыта и

исследована большая часть земной поверхности, морей и океанов, проложены

новые торговые пути, что способствовало становлению мировой торговли.

В результате безудержного грабежа народов колоний в Европу хлынул

огромный поток золота и серебра, что не только сняло напряженность в

денежном обращении, но и привело к так называемой революции цен. В середине

XVI в. в колониях добывали золота и серебра в 5 раз больше, чем в Европе до

завоевания Америки, а общее количество звонкой монеты, обращавшейся в

европейских странах, возросло за XVI столетие более чем в 4 раза. Этот

наплыв дешевых драгоценных металлов в Европу привел к резкому снижению

покупательной способности денег и сильному повышению цен. От этого

выигрывали прежде всего предпринимательские слои общества, а пострадали

крупные феодалы и все, кто получал заработную плату. Революция цен

способствовала таким образом возвышению буржуазии, ускоряла процесс

накопления капитала. Создались предпосылки для организации крупного

капиталистического производства.

К такому повороту событий не были готовы первые колониальные державы

Испания и Португалия. Они оказались неподготовленными для эффективного

использования тех выгод, которые вытекали из их колониального господства.

Главной причиной являлся феодальный паразитизм государства и его

господствующих слоев. Накопленные в колониях богатства безрассудно,

расточительно растрачивались, а не пускались в торгово-промышленный оборот.

XVII–XVIII вв. открывают новый этап становления мировой системы

колониализма. С этого периода начинает создаваться именно капиталистическая

колониальная система. На путь колониальных захватов вступили Голландия,

Англия и Франция, где бурно развивались капиталистические отношения,

происходили буржуазные революции. Если ранее колониальная деятельность этих

государств ограничивалась предварительной разведкой, поисками путей, не

захваченных испанцами и португальцами, пиратскими нападениями на их колонии

и корабли, то теперь главным орудием колониальной экспансии и эксплуатации

колоний стал торговый капитал в лице монопольных торговых компаний -

Голландской, Ост-Индской и Вест-Индской (1602 — 1798 гг), Английской

Ост-Индской (1600 — 1859 гг.), а затем Французской (1664 — 1793 гг.).

Образцом для торговых компаний других стран являлась Голландская

Ост-Индская компания. Созданная при прямом содействии правительства, она

объединяла деятельность мелких предприятий, торговавших с Индией, обладала

монопольным правом на торговлю индийскими товарами. Правительство

предоставило ей также права захватывать и конфисковывать любой иностранный

корабль, основывать крепости и фактории и даже чеканить монету и содержать

войска. Компания имела полную административную и судебную власть на своих

территориях и беспошлинно ввозила свои товары в Голландию.

У английской компании были лишь торговые привилегии, но и ей

правительство предоставляло ссуды и если нужно — войска. Голландцы быстрее

перешли к колониальным захватам, а англичане старались идти по пути

заключения с местной индийской властью и купечеством неравноправных торговых

договоров и постепенного вытеснения конкурентов. Первоначальные

территориальные приобретения английская компания совершала в "скромной"

форме аренды селений для устройства своих торговых факторий.

Французская Ост-Индская компания выросла на почве еще

феодально-абсолютистских порядков, что обусловило ее слабость. Деятельность

компании была поставлена под бюрократический контроль назначенного королем

интенданта; ее директора назначались не из купцов, а из фаворитов и вельмож.

Фонд компании состоял не столько от отчислений купечества, сколько из

взносов казны и знати.

Деятельность этих компаний была направлена на обеспечение монопольного

выкачивания природных богатств и накогг-ленных сокровищ колонизуемых

народов. Все это вывозилось в метрополию и только там превращалось в капитал

и получало применение в производстве. Мощным источником обогащения и

накопления капиталов стало подключение компаний к работорговле. Первенство

здесь принадлежало Англии. Еще в 1713 г.. по Утрехтскому договору она

получила контракт на вывоз рабов в Латинскую Америку. Только за сто лет, с

1680 по 1780 гг., ею было вывезено более 2 млн. рабов из Африки. Сложилась

целая торговая цепочка. Рабы продавались в Америке, там в обмен на них

закупался хлопок, в Англии он превращался в ткани, а невольники, в свою

очередь, опять обменивались на африканских рабов. Это вызвало неслыханный

спрос на хлопчатобумажные ткани, что стало одной из причин, ускоривших

промышленный переворот в Англии.

Всего с XV в. до 1890 г. (принятие международного Генерального акта о

запрещении работорговли) из Африки была вывезено около 100 млн. человек, из

них 40 млн. погибли в пути (7, с. 49).

Последствия деятельности торговых компаний для колонизуемых народов

были крайне тяжелыми. Огромный вывоз обескровливал их экономику,

производительные силы были подорваны, культурная жизнь в большинстве случаев

приходила в упадок. Кроме того, колонизаторы в этот период отнюдь не

стремились привнести прогресс и просвещение в колонии. Напротив, вся их

деятельность направлялась на консервацию докапиталистических порядков — это

было весьма удобно и облегчало выкачивание богатств.

Английские, голландские, а затем французские торговые компании

постепенно превращались в настоящие территориальные державы. Они стали

вытеснять испанцев и португальцев с рынков их собственных колоний, что

привело в XVII–XVIII вв. к целой серии торговых войн между Испанией и

Португалией, с одной стороны, и Англией, Голландией — с другой, а затем и к

войнам между Англией, Голландией и Францией за колонии и сферы влияния.

Эти войны привели к определенному переделу колоний и новому витку

колониальной экспансии. Португалия и Испания утратили свое колониальное

могущество. Они были серьезно оттеснены Голландией, а затем и Англией.

Португалия потеряла Цейлон, который перешел сначала к Голландии, а затем к

Англии, почти все свои владения в Индии. Голландия захватила Тайвань,

государства Явы и Мадуры, ряд важнейших пунктов на западном побережье

Африки. В 40 — 50-х гг. XVII в. возникли голландские колонии на острове св.

Маврикия и мысе Доброй Надежды. Третьим районом мира, где утвердились в XVII

в. голландцы, стала Южная Америка (Гвиана, бразильское побережье, Малые

Антильские острова). Была основана голландская колония и в Северной Америке,

в устье реки Гудзон. Основным голландским колониальным владением являлась

Индонезия. Всего к 1650 г. голландская Ост-Индская компания владела на всем

Востоке не менее чем 30 торговыми пунктами. Однако голландское господство

продолжалось недолго. Торговопосреднический, а не промышленный характер

капитала в этой стране не позволил закрепить успех.

По мере развития капитализма в Англии последняя все больше теснила

Голландию в колониях. В трех англо-голландских войнах первой половины XVII

в. колониальное и морское могущество Голландии было сломлено. Голландия

потеряла большую часть колоний в Америке и Африке и сумела сохранить

владения в Азии лишь благодаря начавшемуся в конце XVIII в.

англо-французскому соперничеству. Парижский трактат (1784 г.), положивший

конец англо-голландской войне, утвердил англичан полными хозяевами на

Востоке.

В начале XIX в. Голландия потеряла еще ряд колоний (Капская земля,

Цейлон), а по Лондонскому договору 1824 г. отказалась в пользу Англии от

владений в Индии и Малайе. Основной и единственной колонией Голландии в Азии

осталась Индонезия, которую Голландия сумела сохранить, лишь допустив туда

английский капитал (после англо-голландской войны 1780 — 1784 гг.).

Со второй половины XVII в. на авансцену колониальной политики

выдвигаются Англия и Франция, борьба между которыми проходит через всю

историю колониализма XVIII в. и значительную часть XIX в.

Во многом победу Англии в этой борьбе определила успешная

континентальная политика (война за испанское наследство в 1740 — 1748 гг.),

когда капиталистическая Англия нанесла феодально-абсолютистской Франции

тяжелое поражение. Франция потеряла в этой борьбе Канаду и ряд островов в

Вест-Индии, а по Парижскому договору 1763 г. она отказалась от своих

владений в Индии.

Соперничество Англии и Франции на колониальном поприще продолжалось и

после французской буржуазной революции XVIII в. Захват Наполеоном Египта,

формально входившего в состав Османской империи (1799 г.), был попыткой

Франции стать твердой ногой на Востоке. Египетский поход закончился

разгромом французов (1802 г.), то же случилось с их флотом в 1805 г.,

который разгромили англичане, утвердившие затем свое господство над всем

Индостаном.

Таким образом, к концу XVIII в. Англия стала лидером колониальной

системы, владычицей морей.

В этот период появился новый тип колоний — переселенческие. Они

наполнялись обезземеленными крестьянами, разорившимися горожанами, беглыми

преступниками. Первой такой колонией стала Капская земля, основанная

выходцами из Голландии. Самая большая земледельческая колония переселенцев

была создана в XVII в. выходцами из Англии в Северной Америке. Ее

возникновение было связано с "огораживаниями" в Англии, религиозными

преследованиями, что вызвало мощную волну эмиграции. Сотни тысяч

обездоленных надеялись найти счастье и свободу за океаном. Эти поселения и

стали основой будущих Соединенных Штатов Америки. В конце XVIII в. Англия

начала усиленный ввоз каторжников в Австралию, превратив этот континент в

огромную тюрьму.

XIX век внес значительное изменение в систему колониализма.

Развернувшийся в Европе промышленный переворот, буржуазные революции и

окончательная победа капиталистических отношений привнесли новые элементы в

характер и методы колониальной экспансии. Завершившийся процесс

первоначального накопления, превращение торгового капитала в

промышлен-но-индустриальный обусловили необходимость включения колоний в

хозяйственную жизнь европейских стран. Стала создаваться новая мировая

система разделения труда, при которой колонии превращались в огромный рынок

сбыта европейской промышленности и основной источник сырья для нее.

Если раньше колонизаторы не трогали привычного для колониальных народов

хозяйственного уклада, его структуры, то теперь стали уничтожаться ненужные

колонизаторам отрасли местной промышленности, ремесла, ломался традиционный

уклад жизни. Для обеспечения вывоза сырья и его первичной переработки в

колониях строились фабрики и прокладывались железные дороги, ввозилось из

метрополии необходимое оборудование. Все это, безусловно, способствовало

развитию производительных сил в самих колониях, но делало этот процесс

однобоким, приспособленным только к нуждам метрополий, обрекало народы

колоний на роль аграрно-сырьевых придатков Европы.

Менялась и система управления колониями. Место торговых компаний заняла

государственная администрация, колонии и метрополии стали представлять собой

единое целое. С середины XIX в. все шире (особенно в Англии) стала

распространяться своеобразная колониальная философия, стержнем которой

явилась идея "цивилизаторской миссии" белого человека, который должен нести

бремя управления "цветными народами".

В XIX в. началось проникновение колонизаторов в те страны Азии и

Африки, которые еще сохраняли независимость. Они все более опутывались

займами, концессиями, неравноправными договорами, превращались в

полуколониальные, зависимые страны. В 1830 г. Франция начала завоевание

Алжира, распространила свою экспансию на Сенегал.

В Азии Англия не только завершила завоевание Индии, но в результате так

называемых "опиумных войн" насильственно открыла двери Китая. На

Индокитайском полуострове ею была захвачена Бирма, а французы вторглись на

территорию Вьетнама. Следуя примеру Англии, США начали экспансию в страны

Дальнего Востока. Военная эскадра США принудила Японию открыть порты для

торговли с американцами и подписать кабальные договоры.

Рубеж XIX–XX вв. открывает новую страницу в истории колониальной

системы. Переход к империализму, усиленный вывоз капитала привели к

окончательному разделу мира на сферы правления. К этому процессу стали

подключаться, помимо ведущих колониальных держав, и другие европейские

государства, стремясь захватить свое "место под солнцем".

Колониальное господство прочно удерживала Англия. Египет и Судан стали

фактически ее колониями. Были подчинены влиянию Англии Иран и Афганистан.

Захватив в Океании ряд островов и Новую Зеландию, установив контроль над

Суэцким каналом, закрепив за собой в результате войн Мальту, Кейптаун,

захватив Сингапур и Гонконг, Англия создала цепь баз и коммуникаций,

обеспечивавшую ей безраздельное господство на море.

Второй по значению колониальной державой являлась Франция. В Африке она

успешно решала задачу соединения своих владений в Северной и Центральной

части континента в единую империю, заключив для этой цели в 1912 г. договор

с Испанией о разделе сфер влияния. Франциязахватила Тунис, Марокко,

Мадагаскар. В Азии было обеспечено ее господство в Кохинхине, Лаосе и

Камбодже.

На колониальный путь успешно вступили и другие страны, ранее не

участвовавшие в захватах: Германия, США, Бельгия, Япония, Италия. Германия

смогла захватить значительные территории западной и восточной Африки. В

Океании она владела Соломоновыми, Маршалловыми и Каролинскими островами и

частью Новой Гвинеи.

США, которые в начале XIX в. были небольшим государством, значительно

расширили собственную территорию. Они приобрели у Франции Луизиану, у

Испании — Флориду, отторгли у Мексики путем войн Техас и Калифорнию, купили

у России Аляску. А затем началась и внешняя экспансия. После

испано-американской войны в 1898 г. к США перешли Филиппины и Гавайские

острова, за ними — Куба. Американцы начали активно вмешиваться во внутреннюю

жизнь латиноамериканских стран, использовать против них и вооруженную

интервенцию.

Япония, которая одна из всех "открытых" европейцами стран смогла

сохранить свою независимость, в 1894 — 1815 гг. развязала войну против

Китая, навязав ему огромную контрибуцию. В 1904 г. она оккупировала Корею,

объявив ее в 1910 г. своей колонией. Италия захватила Сомали, Эритрею,

Ливию.

В связи с разделом мира на сферы влияния к 1914 г. на колонии и

полуколонии приходилось около 67 % территории и 60 % населения земного шара. К

началу XX в. для колониальной системы империализма была характерна решающая

роль монополий, финансового капитала в эксплуатации колониальных и зависимых

стран. При этом монополии каждой отдельной империалистической державы

стремились к полному экономическому, политическому и военному контролю над

своими колониальными владениями, что усиливало противоречия между ведущими

капиталистическими державами.

В связи с угрозой войны между ними резко возросло военно-стратегическое

значение колоний как основных источников стратегического сырья и

колоссального резерва людских интересов. Готовясь к войне за передел мира,

империалистические державы стали превращать колонии в важнейшие опорные

пункты для борьбы со своими противниками.

История колониализма неразрывно связана с борьбой народов колониальных

и зависимых стран за свое освобождение. Она, безусловно, не сразу стала

осознанным национально-освободительным движением, имеющим свою идеологию и

программу действий, организацию и лидеров. Ведь процесс формирования наций и

рост национального самосознания шел постепенно и одновременно. Кроме того,

слишком велики были различия и в уровне развития самих колонизуемых народов.

На первом этапе создания колониальной системы освободительную борьбу

народов можно охарактеризовать как сопротивление вторжению колонизаторов, а

затем как более или менее широкие акции против диких форм эксплуатации и

неравноправия. Сопротивление колонизаторам было практически во всех

колонизируемых странах и континентах, но наиболее сильный отпор оказывали

лишь наиболее развитые страны Азии, Африки, Америки.

Движение сопротивления возглавляли местные правители, торговые и

ремесленные "предбуржуазные" слои. Приведем лишь некоторые факты. Почти 10

лет (1501 — 1509 гг.) сопротивлялся англичанам индийский город Калькутта. А

для покорения Майсура в Южной Индии английской Ост-Индской компании

потребовалось более 30 лет упорной борьбы и три войны (1769 — 1792 гг.).

Центром сопротивления португальским колонизаторам стало индонезийское

государство Аче и южно-малайский султанат Джохор. В XVI в. португальцы так и

не смогли проникнуть в Китай, их эскадра была атакована китайским флотом. И

только путем переговоров Португалия смогла открыть в 1557 г. свою факторию в

Макао.

В 1740 г. произошло крупное восстание китайских торговцев и

ремесленников на Яве, в течение нескольких лет боровшихся против голландских

войск. В XVII в. восстало население Анголы, приведшее к освобождению в

начале XVIII в. значительной территории восточного побережья Африки от

португальской зависимости.

В конце XVIII в. в колониальной цепи было прорвано первое звено. В 1775

г. началась война североамериканских колоний за независимость, которая

завершилась в 1783 г. победой и обретением США суверенитета. В начале XX в.

в Латинской Америке развернулось мощное движение за национальное освобождение.

Руководство движением в большинстве случаев принадлежало креольским

помещикам. Движущей силой были широкие народные массы, составлявшие основной

контингент армий Боливара, Сан-Мартина, О. Хигинса и других выдающихся

руководителей освободительной войны. К 1830 г. на карте мира появились новые

государства: Мексика, Боливия, Колумбия, Чили, Перу, Бразилия, Аргентина,

Парагвай, Соединенные провинции Центральной Америки, Уругвай. Ликвидация

колониального режима и достижение национальной независимости сопровождались

важными преобразованиями. Почти во всех этих странах установился

республиканский строй, было полностью или частично отменено рабство,

ликвидирована инквизиция, коренное население освобождено от подушной подати.

Начиная с середины XIX в. освободительное движение, ставшее

организованным и массовым, достигло успехов. В 1847 г. в Африке была

провозглашена Республика Либерия — уникальное государство, созданное

освобожденными и беглыми неграми — выходцами из США. В 1867 г. Канада,

первая из английских колоний, получила права доминиона, т. е. добилась

местного самоуправления в составе Британской империи. Центральными событиями

антиколониальной борьбы этого периода были: национальное восстание в Индии

(1857 г.), потрясшее все здание британской империи и заставившее англичан

мобилизовать на его подавление все военные ресурсы (1859 г.); антифеодальное

восстание тайпинов в Китае (1850 — 1864 гг.), закончившееся военной

интервенцией объединенных сил США, Англии и Франции против народного

государства. В 1904 г. началось длившееся 3 года восстание против гнета

африканских племен череро и готтентотов.

По мере роста освободительного движения, вовлечения колониальных

народов в мировую капиталистическую экономику, становления национальной

буржуазии борьба начинает приобретать национально-освободительный,

буржуазно-демократический характер. К концу XIX в. стали возникать

национальные организации и партии в Турции, Египте, Индонезии. В 1885 г. в

Индии появилась партия "Индийский национальный конгресс".

Новую полосу революций и национально-освободительных движений открыла

буржуазно-демократическая революция 1905 — 1907 гг. в России. За ней

последовали буржуазные революции в Азии (Иран, 1905 — 1911; Турция, 1908 -

1909; Китай, 1911 — 1913 гг.), в Мексике (1910 — 1917 гг.), подъем

антиимпериалистической борьбы в Индии (1905 — 1908 гг.), Индонезии (1908 -

1913 гг.

Империалистические державы активно подавляли освободительное движение

колониальных и зависимых стран. Но занятые в эти годы подготовкой к мировой

войне, они не спешили с открытой интервенцией, надеясь, что начавшаяся война

поставит все на свои места. Однако с началом первой мировой войны

национально-освободительное движение приобрело еще больший масштаб.

Таким образом, мировая колониальная система была детищем становящегося

на ноги молодого капиталистического индустриального общества и составной

частью создания мирового рынка. Однако исторически прогрессивный процесс

формирования мирового хозяйства, мировых связей, взаимодействия культур

преодоления замкнутости и изолированности народов проходил путем

насильственного "подключения" к нему народов Азии, Африки и Америки, с

использованием самых диких форм эксплуатации и насилия. Это ускоряло мировое

развитие, но делало его крайне неравномерным и очень противоречивым,

содержало зерна будущих войн, конфликтов и социальных потрясений.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бейкер Д. История географических открытий и исследований. — М.,

1950.

2. Борецкий — Бергфельд. Колониальная история западно-европейских

континентальных стран. — СПб., 1914.

3. Всемирная история. — М., 1958. Т. 4.

4. Пискорский В. К. История Испании и Португалии. — М., 1909.

5. Тарле Е. В. Очерки истории колониальной политики западно-европейских

государств (конец XV — начало XIX вв.). — М. — Л., 1965.

6. Хрестоматия по истории средних веков/Под ред. Сказкина. — М., 1950.

т. III.

7. История современного мира/Под ред. В. С. Порохни и др. — М, 1994.

Глава IV РОССИЯ НА ПУТИ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

Тема 1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТРАНЫ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД

Причины, содержание и значение реформ 60 — 70-х гг. XIX в.

Россия вступила на путь перехода от феодального, аграрного к

капиталистическому индустриальному обществу позднее, чем страны Западной

Европы, и этот процесс имел свои национальные особенности. Рубежными в

истории России стали реформы 60 — 70-х гг. XIX в., которые открыли эпоху

капиталистической модернизации страны.

Когда говорят о причинах этих реформ, в качестве главной на первое

место выдвигают отставание России от стран Запада. Этот факт наглядно

подтвердила Крымская война (1853 — 1856 гг.), когда

феодально-крепостническая Россия впервые испытала на себе мощь

индустриальных, буржуазных государств — Англии и Франции. Вместе с тем, одна

только констатация факта отставания не раскрывает его характера и специфики,

без чего невозможно уяснить особенности пореформенного развития России, ее

капитализации.

Анализ причин отставания России всегда занимал большое место в трудах

отечественных историков. С. Соловьев в этой связи отмечал: "Русский народ не

отстал по своему развитию от других европейских народов, а только запоздал

на два века, благодаря тем неблагоприятным условиям, которые окружали его со

всех сторон до самого Петра". Прекрасно обрисовал эти "неблагоприятные

условия" В. О. Ключевский: "Наш народ был поставлен судьбою у восточных

ворот Европы, на страже ломившейся в них кочевой, хищной Азии. Целые века

истощал он свои силы, сдерживая этот напор, одних отбивал, других чрез дверь

христианской церкви мирно вводил в европейское общество. Так мы очутились в

арьергарде Европы, оберегали тыл европейской цивилизации. Но сторожевая

служба везде неблагодарна и скоро забывается…".

Особо тяжелые последствия имело монголо-татарское нашествие и более чем

двухвековое его иго (XIII–XV вв.). Оно не только подорвало и истощило

(особенно на первом этапе) производительные силы страны, но и надолго

отрезало Россию от Запада. Необходимость отпора, борьба за освобождение, за

сплачивание всех сил народа в то же время объективно усиливали централизацию

власти и ее самодержавные начала.

Когда в Западной Европе начиная с XIV в. в недрах феодализма шел

процесс постепенного созревания капиталистических отношений, росли города,

развивалась торговля, горожане и крестьяне отвоевывали себе все больше и

больше свобод, появились географические открытия, начался процесс

становления колониальной системы, в России формировался особый, отличный от

европейского тип феодального общества — самодержавно-крепостнический. Помимо

самодержавия и длительной (более двух веков) консервации крепостничества,

основной его чертой была огромная роль государства, в зависимости от

которого находились не только непосредственные производители, но и

представители господствующего класса. Такая огромная власть государства была

свойственна не западным монархиям, а восточным. Утверждался и особый

азиатский способ производства, основанный не на экономических рычагах

воздействия власти на производителя, а на прямом принуждении.

Все это сильно сдерживало естественный процесс разложения феодализма,

приводило к отмиранию или уничтожению уже имевшихся в России ростков свобод

в виде сословно-пред-ставительных органов. Ими в России были Боярская Дума и

Земские Соборы. Вот в таких условиях с конца XVII в. стали формироваться в

России капиталистические отношения. Они развивались медленно, долгое время

преобладал не промышленный, а торговый капитал, третье сословие находилось

под государственной опекой, а крепостничество сужало возможности внутреннего

рынка.

По мере упрочения в Западной Европе капиталистического индустриального

общества, особенно после начавшегося там промышленного переворота, разрыв в

уровнях развития России и Запада все более увеличивался, что становилось

опасным для ее суверенитета и независимости, для самой самодержавной власти.

Это приводило к тому, что время от времени власть, чтобы преодолеть

отставание страны, вынуждена была делать рывок вперед, используя при этом

западно-европейский опыт и достижения технического прогресса. И первым это

сделал Петр I. Однако такой прорыв при сохранении феодально-крепостнических

основ не мог быть устойчивым. В. О. Ключевский писал: "Закон жизни отсталых

государств и народов среди опередивших в том, что нужда реформ назревает

раньше, чем народ созреет для реформ. Необходимость ускоренного движения

вдогонку ведет к перениманию чужого наскоро". Добавим, что это влечет за

собой огромные диспропорции в экономике страны, возникновение острейших

социальных проблем.

Реформы Петра Великого безусловно ускорили развитие страны, обеспечили

ее вхождение в мировой рынок. Петр, открыв "окно в Европу", дал выход России

к морям, способствовал широкому проникновению в Россию иностранных товаров и

технических новшеств, а также европейских идей и культурных веяний. Начиная

с XVIII в. значительно увеличилось число мануфактур, стали развиваться

нужные стране отрасли промышленности, быстро пошла в гору внутренняя и

внешняя торговля. В XVIII веке Россия занимала первое место в мире как по

производству чугуна (треть мирового производства), так и по его вывозу, в

первую очередь в Англию [3, с. 217].

В 30 — 40-е гг. XIX в. в России начался промышленный переворот. Однако

он осуществлялся при сильном феодализме и крепостной системе, нехватке в

этой связи достаточного количества свободной наемной рабочей силы.

Значительное число мануфактур и заводов было в руках помещиков и казны, т.

е. государства. Из-за низкой покупательной способности населения,

крепостного состояния основной его массы, незаинтересованности помещиков в

широком внедрении машин не получали массового распространения изобретения

таких талантливых людей, как Кулибин, Ползунов. Между тем, россиянам

принадлежало немало замечательных научно-технических достижений: В.В.Петров

открыл электрическую дугу и электролиз; в 1832 г. (еще до Морзе) П. Л.

Шиллинг изобрел электромагнитный телеграф; в 1839 г. был спущен первый в

мире электроход, созданный Б. С. Якоби; одна из первых в мире и первая в

России паровая железная дорога была построена на уральском заводе

крепостными механиками Черепановыми.

Из-за господства феодально-крепостнических порядков Россия долго не

могла полностью осуществить промышленный переворот и все более отставала в

технико-экономическом развитии от Запада. К середине XIX в. Англия, к

примеру, обогнала русскую металлургию в 12 раз. С 1-го Россия переместилась

на 8-е место в мире по выплавке чугуна. Еще большим было отставание в

машиностроении, топливной промышленности и железнодорожном строительстве. К

1861 г. огромная страна имела лишь 1,5 тыс. км путей, в то время как

железнодорожная сеть Англии составляла 15 тыс. км, Германии — 10 тыс. км [3,

с. 217 — 218].

Поражение в Крымской войне, очевидная даже для помещиков

неэффективность крепостного труда, боязнь, что крепостничество падет "снизу"

путем народного бунта привели к тому, что в 60 — 70-е гг. XIX в. Россия

осуществила целую серию реформ, которые были для нее поистине великими.

Первой из них была крестьянская реформа 1861 г., отменившая

крепостничество. Крестьяне получили личную свободу и земельный надел. В 1864

г. была проведена судебная реформа. В основу суда были положены

прогрессивные принципы: бессословность судопроизводства, гласность, право на

защиту (адвокатура), независимость судей. Вводилась практика выборных

присяжных заседателей для уголовных дел. Оплата суда была выше, чем в Европе

(кроме Англии). В 1864 и 1870 гг. вводилось, а вернее, возрождалось местное

выборное всесословное самоуправление. На местах им стало земство, в

городах — Городские думы и управы. Была проведена военная реформа, вводившая

вместо рекрутского набора всеобщую воинскую повинность. Срок службы

сократился с 25 до 7 лет. Были отменены телесные наказания в армии. В 1863 -

1864 гг. осуществились реформы в области образования, что было исключительно

важно, т. к. более 80 % населения оставалось неграмотным. Земствам разрешили

организацию народных училищ, в городах создавалась широкая сеть средних

учебных заведений — гимназий, причем не только классических, но и реальных

(технических). Был утвержден новый университетский устав, благодаря которому

вузы получили широкую автономию и права.

Однако эти реформы осуществлялись сверху самодержавным государством

вкупе с помещиками, что обусловило их половинчатость и незавершенность.

Особенно это касалось узловой крестьянской реформы. Крестьяне получили земли

меньше, чем имели, т. к. в пользу помещиков была отрезана значительная часть

крестьянских наделов (отрезки). Земля передавалась крестьянам не бесплатно,

а за выкуп. Так как средств у них не было, выкупную операцию взяло на себя

государство. Казна выплатила помещикам сразу 75 — 80 % суммы, остальное

платили крестьяне. В казну же долг они должны были возвращать в течение 49

лет с таким расчетом и переплатой, что государство в конце концов должно

было получить 300 % потраченной ссуды.

Крестьянская реформа не уничтожила общинное землевладение. Из всех

надельных крестьянских земель 3/4 находились в ведении общины. За нее

держались и крестьяне, и помещики, и правительство. В жизни крестьян реформа

играла огромную роль. Деревне выгодно было иметь общий луг и лес, общие

места водопоя для скота. Община приглядывала за сиротами и одинокими

стариками. Всем миром легче было защищаться от стихийных бедствий. Но именно

община (а не отдельный крестьянин) распоряжалась землей, осуществляла

передел по душам, кто сколько мог обработать. Стремление к справедливому

дележу перерастало в мелочную уравнительность, когда наделы в зависимости от

места делились на множество полосок. На этих полосках был возможен только

общий севооборот.

Правительству и помещикам община была выгодна, т. к. недоимки, платежи

легче собирать с мира, а не с каждого отдельного крестьянина. А если

крестьянин не мог заплатить, согласно круговой поруке за него платило

общество.

Кроме того, правительство рассчитывало, что с помощью общины можно

будет предотвратить излишний отток населения из деревни и возникновение

"язвы пролетариатства". А после революций в Европе 1848 — 1849 гг., когда

пролетариат показал свою силу, такая перспектива в России пугала больше

всего.

Однако благодаря общине крестьяне не стали частными собственниками. Они

могли только прикупать землю и торговать урожаем. Право продажи земли

принадлежало только общине. Община мешала эффективному ведению хозяйства,

его улучшению, ибо при новом переделе земля может достаться другому. Община

мешала и предприимчивым, крепким крестьянам, поскольку сковывала их

самостоятельность. Таким образом, судя по характеру крестьянской реформы

1861 г., она не обеспечивала решение аграрного вопроса не только по

фермерскому, но даже и по прусскому образцу.

С самого начала царское правительство стремилось ограничить права

органов местного управления — земств, поскольку их выборность и

всесословность плохо вписывались в принцип самодержавия и царизм опасался,

что это может привести к требованию учреждения высшего представительного

органа — парламента. В 90-е гг. серией контрреформ был усилен контроль за

земствами и Городскими думами со стороны государственных чиновников -

губернаторов земских начальников, градоначальников, увеличен имущественный

ценз, чтобы не допустить расширения числа выборных от крестьян и небогатого

городского населения. Были урезаны права вузов.

Несмотря на всю половинчатость реформ, они были действительно

революционными, ибо уничтожалась важнейшая основа феодализма -

крепостничество. Судебная реформа стала первым шагом в направлении правового

государства, реформы самоуправления обозначили движение к выборным

представительным началам. Таким образом, был сделан первый шаг по

превращению самодержавия в буржуазную монархию.


Первая российская индустриализация

Реформы 60 — 70-х гг. XIX в. при всей их значимости еще не означали

преодоления отставания России от Запада. Предстояло решить сложнейшие

проблемы: завершить промышленный переворот, крепко поставить на ноги

отечественную промышленность, совершить индустриальный прорыв. Только при

этих условиях страна была гарантирована от превращения в аграрно-сырьевой

придаток Европы. Сделать это сразу при недостаточности всех необходимых

предпосылок было очень трудно. В Западной Европе эти предпосылки

формировались веками. Кроме того, после Крымской войны и последующих в 60 -

70-е гг. войн, которые вела Россия, финансовая система оказалась

расстроенной, казна истощена, торговый капитал слаб для тех огромных

капиталовложений в промышленность, которые были необходимы. После отмены

крепостного права многие отрасли промышленности, основанные на крепостном

труде, пришли в упадок.

В этих условиях нужен был дополнительный толчок, который стимулировал

бы индустриальное развитие. Им в 70-е годы стали крупные внешние займы,

которые пошли главным образом на железнодорожное строительство, во-первых,

потому, что Крымская война показала всю гибельность бездорожья для

национальной безопасности страны, и, во-вторых, развитая сеть железных дорог

расширяла масштабы вывоза хлеба, т. е. давала столь необходимые стране

средства. В 70 — 80-е гг. в России началась настоящая железнодорожная

лихорадка. Правительство щедро раздавало заказы и концессии на

строительство. В считанные годы создавались на этой основе огромные

состояния, что ускоряло процесс накопления капитал-а. Железнодорожное

строительство вызвало потребность в машиностроении, металлургии, химическом

и нефтеперерабатывающем производстве, короче, в тех отраслях, которые

обеспечивали создание железнодорожной сети. Первое время паровозы, рельсы и

даже шпалы Россия вынуждена была ввозить из-за рубежа. С целью расширения

импорта в пореформенное десятилетие правительством проводилась политика

открытых дверей, устанавливался низкий таможенный тариф для иностранных

товаров.

На первых порах такая политика была оправдана, но по мере укрепления

отечественной промышленности она обращалась во зло. Например, за первое

беспошлинное десятилетие Россия переплатила Германии 500 — 700 млн. руб. за

предметы, которые могла бы производить сама. Дело доходило до того, что в

Россию из Германии ввозились даже мешки на огромную-по тем временам сумму -

7 млн. руб. в год. Все это приводило к значительному дефициту в бюджете [8,

с. 16].

В конце 80 — 90-х гг. министром финансов российского правительства С.

Ю. Витте была разработана программа индустриального развития страны. Ее

основными элементами являлись: укрепление курса рубля, защита отечественной

промышленности путем протекционизма (высокие пошлины на ввозимые из-за

рубежа товары), широкое привлечение иностранного капитала в экономику

страны. Решающим шагом стало введение в 1896 г. золотого обращения (золотого

рубля), который стал твердой конвертируемой валютой. Ее появление было

обеспечено ликвидацией дефицитности бюджета путем введения винной монополии,

расширения хлебного экспорта, увеличением дополнительных налогов. Твердая

валюта вкупе с протекционизмом привела к широкому притоку иностранного

капитала в Россию-уже не только в виде займов. Деньги вкладывались в

российские акционерные общества, создавались иностранные компании (их число

увеличилось за 1856 — 1902 гг. с 19 до 90), банки (к 1913 г. из 19 банков -

11 было создано за счет иностранного капитала) [8, с. 19]. Кроме того,

капиталы вкладывались и непосредственно в промышленное производство. Общая

сумма иностранных вложений в промышленность была огромной по тем временам (1

млрд. 300 млн. руб.). Львиная доля капитала шла в тяжелую индустрию и

горнодобывающую отрасль, т. к. они в основном работали на госзаказах, что

обеспечивало огромную гарантированную прибыль. Гораздо меньшей была доля

иностранного капитала в легкой, особенно в текстильной промышленности,

которая являлась традиционной отечественной отраслью.

Какую роль сыграл иностранный капитал в российской индустриализации? Он

помог ускорить промышленное развитие страны, создать базовые и самые

передовые по тем временам отрасли: энергетическую, электротехническую,

химическую. На иностранные капиталы был создан крупнейший в России

южно-русский металлургический комплекс с центром в Донбассе, на который

приходилось свыше 60 % выплавленного в стране чугуна и стали. Иностранный

капитал помог осуществить техническую реконструкцию отечественной

текстильной промышленности. Благодаря широкому ввозу в Россию машин и даже

целых заводов быстро стали на ноги машиностроение, что позволило завершить к

90-м гг. XIX в. промышленный переворот.

Вместе с иностранными капиталами народное хозяйство России восприняло и

высшие на тот момент формы организации промышленного и банковского дела. От

крошечной мануфактуры до крупнейшего синдиката — вот тот путь, который

прошли не только наиболее талантливые и оборотистые представители

отечественного капитала — Морозовы, Прохоровы, Рябушинские, Гучковы и многие

другие, но и сама русская промышленность.

Широкое привлечение иностранного капитала имело и определенные минусы.

Они заключались не в том, что иностранцы грабили Россию. Как раз тогда, в

отличие от сегодняшней ситуации, иностранный капитал работал внутри страны,

получаемая прибыль большей частью также вкладывалась в расширение

производства. Однако использование иностранного капитала в таких масштабах

приводило к определенной экономической зависимости отечественной

промышленности. В случае прекращения или ограничения инвестиций создавались

трудности. Это проявилось уже в мировом экономическом кризисе 1900 — 1903

гг., когда количество иностранных компаний сократилось с 90 до 11 [8, с.

19]. Внешний долг России к 1903 г. достиг 5,6 млрд. руб., что серьезно

отразилось на политическом положении страны как великой державы на мировой

арене.

Промышленный переворот и индустриализация привели, как и везде в мире,

к изменению социальной структуры российского общества. Сформировалась

российская торгово-промышленная и банковская буржуазия. К 1900 г. ее

численность составила 1,5 млн. чел. Как и в развитых капиталистических

странах экономическое лицо российской буржуазии определяли акционерные

предприятия и банки. На их долю приходилось 70 % прибыли крупных предприятий

[4, с. 37].

Очень стремительно по сравнению с западноевропейскими странами

сформировался пролетариат. За сорок послерефор-менных лет число лиц наемного

труда увеличилось в 3 раза и составило 14 млн. чел. Основными источниками

формирования рабочего класса было разорившееся крестьянство, ремесленники,

кустари и выходцы из мещанской городской бедноты.

Положение рабочего класса России к началу XX в. существенно отличалось

от условий жизни и труда его европейских собратьев. Русские рабочие

подвергались более сильной эксплуатации, до 1901 г. не имели своих

профсоюзов. Только к концу XIX в. начинает возникать фабрично-заводское

законодательство, предприниматься весьма ограниченные шаги по социальной

защите пролетариата.

Оценивая промышленное развитие России в пореформенный период, отметим

главное. К 1900 г. страна пережила первый промышленный подъем. Сложилась

индустриально-техническая база промышленного российского капитализма.

Ведущее место в экономике заняла фабрично-заводская промышленность. За сорок

пореформенных лет число фабрик и заводов увеличилось с 2,5 тысячи до 9

тысяч, длина железных дорог с 1,5 тыс. верст до 50 тысяч. Объем

промышленного производства возрос почти в 8 раз. В 1900 г. Россия по этому

показателю вышла на 5-е место в мире [10, с. 78].

И вместе с тем России в этот период не удалось полностью преодолеть

технико-экономическое отставание от Западных стран. Она продолжала

оставаться аграрно-индустриальной страной, доля промышленности в общем

валовом объеме производства составляла 47 %, а 53 % приходилось на сельское

хозяйство. Металла производилось в несколько раз меньше, чем в США, Англии и

Германии, значительно ниже было производство промышленной продукции на душу

населения.

Диспропорции имели место и в структуре промышленности. Наиболее

развитыми были тяжелая и обрабатывающая промышленность. Но наряду с ними

существовало множество переходных форм — мелкотоварное производство,

промыслы и ремесла, где машины не применялись. Из 14 млн. лиц наемного труда

на долю крупных предприятий приходилось лишь 2,8 млн. рабочих, а в мелкой и

кустарной промышленности трудилось свыше 5 млн. чел. [6, с. 273].

Характерной чертой процесса индустриализации в России являлась ведущая

роль государства, которое подталкивало естественный процесс развития

капитализма его насаждением сверху. Это выражалось в экономической политике

царизма и системе мер по форсированию экономического роста: госзаказ,

большой удельный вес государственных предприятий, концессии, руководство и

контроль за промышленно-банковским законодательством и др. Поэтому

российский капитализм по праву можно назвать государственным.

Российские предприниматели в условиях

покровительственно-протекционистской политики правительства не знали

настоящей рыночной конкуренции. Это давало возможность получать огромные

прибыли (так называемая русская сверхприбыль).

Самым главным тормозом дальнейшего развития промышленности становилась

нерешенность аграрного вопроса. От него в России зависело очень многое -

ведь 70 % трудоспособного населения страны было занято сельскохозяйственным

производством, благодаря которому Россия до 80-х гг. XIX в. оставалась

основным поставщиком хлеба на европейский рынок. Весь мировой опыт говорил о

том, что без решения аграрного вопроса индустриальное развитие не будет

стабильным. Таким образом, по мере становления в России капиталистического

индустриального общества вопросы дальнейшей судьбы сельского хозяйства

делались решающими, ключевыми.

Аграрные проблемы пореформенной России

Несмотря на сохранившиеся феодальные пережитки после отмены крепостного

права и крестьяне, и помещики медленно,

Но неуклонно стали втягиваться в рыночные отношения. Перестройка

хозяйств шла по капиталистическому пути. Это выразилось в расширении аренды

и покупки крестьянами земли, применении наемного труда в сельском хозяйстве,

росте производства хлеба на продажу, его экспорте. Если в 1861 — 1865 гг. из

страны вывозилось хлеба в среднем 80 млн. пудов в год, то к 1905 — уже 609

млн. пудов.

Однако за всем этим скрывались очень сложные и острые социальные

проблемы. В связи с развитием рыночных отношений неуклонно шел процесс

расслоения деревни. Из 97 млн. сельскохозяйственного населения более 48%

составляла беднота, около 29 % — середняки, 20 % — зажиточные крестьяне и

свыше 3 % — деревенские пролетарии — батраки. Наделы бедняков составляли в

среднем 7 десятин при норме 15. Товарность хозяйств была низкой. Прожить с

одной земли было невозможно, крестьяне массами уходили на приработки,

становясь полупролетариями. Их к началу XX в. оказалось около 30 млн. чел.

Промышленность не могла поглотить такое количество лю-.дей, в связи с

чем стремительно пошел процесс люмпенизации. Появилась и трудовая эмиграция,

особенно в западных губерниях; ежегодно из страны в поиске заработков

выезжало от 200 до 400 тыс. чел. [6, с. 275]. На другом полюсе было

зажиточное крестьянство — кулаки. Размер их наделов в среднем составлял 46

десятин. Кулаки давали около половины товарного хлеба, применяли наемный

труд, машины, занимались и ростовщичеством (в деревне их называли

"мироедами"). Кулаки являлись новым типом в деревне — сельской буржуазией.

Процесс капитализации шел и в помещичьих хозяйствах. После реформы

сложились два типа хозяйств. В первом преобладала отработочная система,

когда помещик сдавал свою землю в аренду крестьянам, заставляя за это

обрабатывать свою землю крестьянским инвентарем. По сути это была скрытая

барщина. Особым видом отработок была издольщина, когда крестьяне

расплачивались частью своего урожая (скрытая форма оброка). Такое хозяйство

по сути являлось феодально-крепостническим. Вторым типом было помещичье

хозяйство фермерского характера, когда широко использовался свободный

наемный труд, помещики широко применяли машины, заботились об эффективности

хозяйства. К 80-м гг. в черноземных губерниях преобладала отработочная

система, а в целом по стране — хозяйства второго типа, капиталистические.

Помещичьи хозяйства давали 25 %, а вместе с кулаками — 75 % всего товарного

хлеба.

Правительство проводило неодинаковую политику по отношению к помещикам

и крестьянам. Главной целью оставалось создание для дворян наиболее щадящих

условий для капиталистической перестройки их хозяйств. Для нужд помещиков

был создан специальный Дворянский банк, который давал под залог большие

суммы, предоставлял льготные кредиты. Кроме того, помещики были неподатным

сословием, т. е. освобождались от налогов.

В ином положении находились крестьяне. Хотя был создан Крестьянский

банк, крестьяне, не будучи собственниками земель, не могли индивидуально

получать кредиты — их давали только общине и под значительные проценты.

Крестьяне были основным податным сословием. Они платили не только выкупные

суммы, но и многочисленные налоги в пользу государства, земств, общины. На

все это уходило до 70 % прибыли.

В начале 80-х годов в сельском хозяйстве создалась кризисная ситуация.

На мировой зерновой рынок вышли США, Аргентина, Канада. Хлебные цены

стремительно покатились вниз. Начался мировой аграрный кризис, длившийся

около 20 лет. И наконец, больно ударила по сельскому хозяйству

индустриализация, приведшая к форсированию вывоза хлеба на экспорт и, кроме

того, подорвавшая кустарные промыслы, которыми кормились миллионы крестьян.

Помещики, заложив имения в пору высоких цен, теперь зачастую не могли

расплатиться даже по процентам и требовали от царского правительства

отсрочки или списания долгов. Дворянское землевладение начало сокращаться,

участилась продажа имений. Если в 1877 г. помещики имели 73 млн. десятин

земли, то к 1905 г. — уже 53 млн. [4, с. 39]. В 1891 г. разразился

страшнейший голод из-за засухи и недорода, ударивший прежде всего по

крестьянству.

В этих условиях правительство подверглось нападкам со всех сторон. С.

Витте обвинили в том, что своей политикой поощрения промышленности он

разорил сельское хозяйство. Со стороны различных кругов стали выдвигаться

концепции и проекты решения аграрного вопроса. Выявились две основные

позиции. Представители либерального и революционного лагерей считали, что

главная причина беды — малоземелье крестьян. Отсюда путь решения — частичная

или полная ликвидация помещичьего землевладения и раздел земли между

крестьянами. Другие, главным образом экономисты и некоторые

правительственные чиновники, исходили из того, что виной всему огромное

аграрное перенаселение страны, которое и порождает малоземелье, поэтому

передел земли ничего не даст. И действительно, когда после Октябрьской

революции 1917 г. произошла ликвидация помещичьего землевладения, она

обеспечила крестьянам в среднем по 10 десятин земли на двор.

В 1897 — 1901 гг. проходило особое совещание с широким составом

участников, созванное по повелению Николая II. На нем С. Ю. Витте изложил

свою программу решения аграрного вопроса. Отказавшись от идеи поддержки

общины, он утверждал, что виной всему правовая неустроенность крестьян и

общинное землепользование. Именно в этой программе он впервые изложил

концепцию роспуска общины и становления крестьянина-собственника. Эта

программа позднее была положена в основу аграрной реформы П. А. Столыпина.

Пока велась дискуссия, положение дел в сельском хозяйстве не менялось.

За 40 пореформенных лет аграрный вопрос так и не был решен. Потребовалась

такая общественная встряска, как революция 1905 — 1907 гг., чтобы аграрный

вопрос перешел в практическую плоскость.

ЛИТЕРАТУРА

1. Берт Н. История Советского государства (1900 — 1991). — М., 1992.

2. История СССР. 1861 — 1917 — М., 1989.

3. Краткая история СССР. Ч. 1. — Л., 1972.

4. Политическая история России и СССР. — М., 1991.

5. История Отечества. Вып. 1. — М., 1992.

6. Рабочий класс от зарождения до начала XX в. — М., 1989.

7. Кабанов В. В. Пути и бездорожье аграрного развития России в XX

в.//Вопросы истории. 1993. № 2.

8. Донгаров А. Г. Иностранный капитал в России и СССР. — М., 1990.

9. Шишков Ю. Упущенный шанс//Наука и жизнь. 1991. № 10.

10. Дякин В. Сорок потерянных лет//3нание — сила. 1991. № 2.

11. Патин И., Плимак Е. Россия XVIII — XX вв. Тип запоздалого

исторического развития//Коммунист. 1991. № 11.

Тема 2. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ

Характер и социальная база общественно-политических движений в России

К общественно-политическим движениям относятся такие выступления,

действия, облеченные, как правило, в программы, которые ставят целью

улучшить или изменить существующий государственный и политический строй,

чтобы сделать жизнь людей более достойной и свободной. Подобные движения

возникают не случайно. Они всегда обусловлены конкретными экономическими и

общественно-политическими реалиями жизни, устремлениями тех или иных слоев

общества, классов, национальными, религиозными и другими традициями народов.

Большое воздействие на характер таких движений оказывают социальный и

политический опыт, формы правления соседних — особенно преуспевающих -

государств.

История общественных движений в России вобрала в себя широкий спектр

политических течений. В зависимости от способов достижения целей они делятся

на эволюционные (или реформаторские) и революционные (или радикальные).

Первые являются сторонниками постепенных преобразований, вторые — выступают

за немедленный слом старых структур, не останавливаясь перед применением

насилия, организацией восстаний народных масс.

По содержанию политических программ и методам практических действий

общественные движения в России можно разделить на ряд направлений:

монархически-конституционное (социальной базой являлось передовое

дворянство, стремящееся ограничить власть абсолютного самодержца

представительными органами, избираемыми или назначаемыми из дворян. С

середины XIX в. главным требованием этого движения, в рядах которого все

большую роль начала играть молодая буржуазия, стало требование

конституционной монархии; либерально-оппозиционное (также опиралось на часть

дворянства, затем и на буржуазию, выступало за конституционную монархию, его

радикальная часть за республику); революционно-демократическое (социальной

базой были разночинцы, среднее сословие, узкий слой дворян, военных. Своей

задачей революционеры-демократы ставили свержение царя, изменение

общественного строя, установление республиканской формы правления);

социалистическое и социал-демократическое (выросло из крестьянского и

рабочего движения и опиралось на рабочий класс, крестьянство, революционную

интеллигенцию). Такое деление общественных движений в значительной мере

относительно. Например, по форме многочисленные дворцовые перевороты,

восстание декабристов были радикальными движениями, но по содержанию -

конституционно-монархическими, либеральными. И наоборот, отдельные реформы,

скажем, Петра I, и особенно реформы 60 — 70-х годов XIX в., носили

революционный характер, потому что взрывали систему общественных движений.

То есть, грани между обозначенными общественными течениями весьма подвижны.

Ознакомление с историей этих движений дает возможность наиболее точно

объяснить и правильно понять современную политическую жизнь России.


Монархически-конституционное движение

Абсолютная монархия не только закрепощала простой люд, но и сильно

ограничивала знать, даже боярство. Например, при помощи опричнины Иван

Грозный правил как всемогущий деспот, что вызывало общественный протест,

народные бунты, способствовало формированию оппозиции. Все это вынуждало

царей идти время от времени на уступки. Так, в Московской Руси XVI века и,

особенно XVII века, была выработана такая форма ограничения власти царя и

участия определенных сословий в управлении, как Земские соборы, напоминающие

во многом древнерусское вече. В "смутное время" Земские соборы являлись даже

носителями верховной власти народа: они избирали царя, издавали все властные

распоряжения. Но с ростом и укреплением власти московских государей соборы

созывались все реже, а к концу XVII века окончательно исчезли.

Уничтожение Боярской Думы и патриаршества при Петре I сделало верховную

власть фактически неограниченной. Так, в Воинском уставе было сказано: "Его

величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах

ответу дать не должен" [12, с. 5]. Однако такая политическая надстройка

тормозила развитие производительных сил общества, и требовалось ее

реформирование. Определенный стимул для рождения в правящем сословии

оппозиционных идей давало, как ни парадоксально, само самодержавие. Так,

Петр I, "прорубая окно в Европу", вольно или невольно создавал благоприятные

условия для ознакомления с западноевропейскими общественными идеями и с

жизнью западных стран в целом, где активно шел процесс капитализации и

образования представительных органов власти, а в Англии уже более 400 лет

жили по законам "Великой хартии вольностей".

Сам Петр Великий, исходя из общего духа реформ, построенных на

централизации, бюрократической опеке и закрепощении народных масс -

дворянством, а дворян — государством, не мог быть инициатором введения

конституционных или иных принципов представительства, ограничивающих его

волю. Но в обществе благодаря его реформам такие идеи зарождались. Так, в

эпоху Петра I известный просветитель Феофан Прокопо-вич, который находился

под сильным влиянием западноевропейской науки в лице Гоббса, Пуфендорфа,

Гроция, ставил условием неограниченной власти, "чтобы ее веления не были

вредны"; он же писал о различных образах правления. Идея Земского собора как

органа, при посредстве которого государь мог советоваться с "землей", нашли

развитие в произведении крестьянина И. Посошкова "О скудости и богатстве".

По отношению к власти их следовало бы отнести по тому времени к лидерам

либерально-оппозиционного движения. Но уже при Екатерине II эти идеи

воспринимались благосклонно. В 1767 г. по ее инициативе было созвано

совещание представителей народа для принятия Уложения о дворянстве. Таким

образом, властью императрицы хотя и не вполне, но была осуществлена

программа Посошкова. Под влиянием просветителей Запада, особенно Вольтера,

Дидро, Екатерина II высказала намерения, близкие к

конституционно-монархическим. При ее поддержке Н. И. Паниным был подготовлен

проект конституции и реформ высших правительственных учреждений, который

предполагал предварительное рассмотрение всех государственно значимых

вопросов Императорским Советом.

В числе людей, желавших ограничения самодержавия в России в

царствование Екатерины II, помимо Панина, были княгиня Е. Р. Дашкова,

знаменитый писатель Д. И. Фонвизин, составивший проект государственного

преобразования, князь М. М. Щербатов — историк, один из образованнейших

людей своего времени. В своих сочинениях "Путешествие в землю

Офирскую" и "О повреждении нравов в России" (1786 — 1789 гг.) Щербатов

выступал за действительное ограничение власти государя Сенатом или

парламентом [13, с. 12 — 13]. Екатерина II принимала эти советы. Однако

крестьянское восстание под предводительством Пугачева настолько напугало ее,

что она предпочла покончить со всякими вольностями, в том числе и в

государственном правлении, и даже ужесточила его.

Французская революция 1789 — 1793 гг., которая открыла эпоху буржуазной

демократии, рождения Конституции, оказала громадное воздействие на

российских монархов. Александр I и его ближайшее окружение понимали, что

нечто подобное должно быть осуществлено и в России. Было также опасение, что

якобинство, проникая в Россию, революционизирует ее. "Мягкие" реформы, по

мнению Александра, могли предотвратить катастрофу. Вокруг Александра, еще до

его восшествия на престол, начинает создаваться небольшой кружок под

названием "негласного комитета". Это были князь А. Чарторыйский, молодой

граф П. А. Строганов, Н. Н. Новосильцев. Они предложили царю проект

радикальных государственных реформ, основанных на принципе разделения

властей на законодательную, исполнительную и судебную (проект Н. С.

Мордвинова и А. Р. Воронцова).

Еще дальше в развитии этих идей пошел М. М. Сперанский [Сперанский М.

М. План государственного преобразования. — М., 1905]. Суть его проектов

состояла в том, чтобы "посредством законов учредить власть правительства на

началах постоянных и тем сообщить действию этой власти более достоинства и

истинной силы" [7, с. 200]. Выражаясь современным языком, Сперанский был

первым русским идеологом правового государства. По его замыслу

предполагалось уравнять все русские сословия перед законом. Предлагалось и

новое устройство управления: крестьяне получали свободу без земли,

управление составлялось из тройного рода учреждений — законодательных,

исполнительных и судебных. Все эти учреждения — с сельской волости до

вершины управления — имели земский выборный характер. Во главе этого здания

должны были стоять три учреждения: законодательное — Государственная Дума,

состоящая из депутатов всех сословий, исполнительное — министерство,

ответственное перед Думой, и судебное — Сенат. Деятельность этих трех высших

учреждений должен был объединять Государственный Совет из представителей

аристократии. Лишь немногое из этого плана было осуществлено при Александре

I и Николае I. В полном объеме, по мнению В. О. Ключевского, этот план не

мог быть реализован, ибо нисколько не был рассчитан на наличные политические

средства страны [7, с. 201].

Это, однако, нисколько не умаляет грандиозности замысла М. М.

Сперанского, чьи идеи питали государственную мысль

России вплоть до Февральской революции 1917 года. Главной причиной

неуспеха конституционных планов было иногда сознательное, а чаще

инстинктивное сопротивление всей массы дворянства. Причем наиболее

сознательные в политическом отношении слои его оказывались недостаточно

сильны, чтобы провести в жизнь дворянскую конституцию. Существенно и то, что

под влиянием идей французской революции 1791 года М.М.Сперанский заложил в

основу проекта право собственника. Но если во Франции это был сильный слой

молодой буржуазии, так называемое третье сословие, то в России он был весьма

незначителен. Собственник же дворянин больше доверял царю, чем Конституции.

Отрицательно влияли на конституционный процесс и внешние дела, и войны

той эпохи. Вторичные причины заключались в личном характере Александра I.

Нерешительный, колеблющийся, "постепеновец" — царь так и не сумел преодолеть

старые привычки двора к безграничному правлению личного авторитета. Надо

учитывать также, что окружение Александра, как и последующих императоров,

состояло в основном из консерваторов-монархистов. Они были идеологами

незыблемости принципа "православие, самодержавие, народность" как

единственного, по их мнению, гаранта соборности, преуспеяния и сохранения

целостности России.

14 декабря 1825 года русский конституционализм вообще, и

конституционно-монархический в частности, потерпел такое поражение, что

проявиться смог лишь тридцать лет спустя. Сразу же после поражения

декабристов наступила настолько жесткая реакция, что даже Мордвинов и

Сперанский отреклись от своих взглядов и начали говорить о необходимости

самодержавной власти. Конституция в такой стране, как Россия, отмечал

Мордвинов, "образовала бы правление аристократическое, я из сего неминуемо

последовала бы анархия, разорение общее я раздробление государства".

Крымская война обнаружила весь ужас системы, основанной на

беспрекословном повиновении личному авторитету, на глубоком попрании всех

прав. Поражение в войне, приход к власти нового царя — Александра II

возродили надежду на конституцию, отмену крепостного права. С 1858 по 1861

гг. двору было подано десятки ходатайств от дворян, в которых в той или иной

форме говорилось о конституции. Идея конституционной монархии находит

поддержку и в кругах, близких к Александру II.

В России тогда не было оформленной монархической партии. Но

политический опыт подсказывал царским сановникам, что с растущим

общественным возбуждением нельзя не считаться. Отдельные его представители

(М. Н. Катков и особенно Б. Н. Чичерин) высказывались за необходимость

укрепления правительственной власти в сочетании с постепенными реформами.

Иначе они предрекали кровавую катастрофу, "виною которой, — как высказался

однажды Б. Н. Чичерин, — будем мы сами" [15, с. 92].

О необходимости реформ, об их спасительной роли для господствующего

класса и самодержавия в правящих кругах тогда говорили многие. Как записал в

своем дневнике военный министр российского правительства Д. Милютин, в

высших правительственных сферах "толкуют о необходимости радикальных реформ,

произносится даже слово "конституция" [9, с. 148]. В конечном счете

состоялся определенный компромисс между умеренными проектами реформ и

реакционными требованиями крепостников. Таким компромиссом явилось Положение

19 февраля 1861 года об отмене крепостного права. Широкие политические

свободы по сравнению с русским народом получили жители Польши и Финляндии.

Земская реформа усиливала местное самоуправление.

В период 1863 — 1865 гг., несмотря на реакцию, которая усиливалась, в

правительственных кругах еще возникали предположения о введении народного

представительства для всей России. Такой проект в виде созыва центрального

земского собрания, увенчивающего собой систему губернских земских собраний,

был разработан в правительственных сферах в 1863 г. (проект П. А. Валуева).

В 1865 г. была составлена на ту же тему записка вел. кн. Константином

Николаевичем. В 70-х годах активно обсуждалась "конституция

Лорис-Мели-кова", в которой были заложены совершенно незначительные права

представительных органов власти. Однако все эти предложения, лишь отчасти

ограничивающие власть монарха, не были приняты. С убийством Александра II

начался период контрреформ.

Причин того, что конец 60-х и 70-е годы не были ознаменованы

конституционными заявлениями царя, было много. Верховная власть при

посредстве бюрократии и в союзе с либеральной интеллигенцией провела

наиболее настоятельную реформу — крестьянскую. Но уже во время подготовки

реформы консервативные элементы взяли верх и оттеснили от дел лиц, более

либеральных. Сильное влияние на обстановку общественного поступательного

движения оказало польское восстание, вызвавшее во многих кругах и регионах

России взрыв националистических и шовинистических чувств. Воспитанное в

атмосфере крепостного права русское общество в лице даже либеральных

деятелей испугалось неопасных по своему значению, но резких выражений

недовольства существующим политическим и общественным строем, исходивших из

среды разночинской интеллигенции. Реакция воспользовалась этими

выступлениями протеста, особенно народовольческим движением, чтобы свернуть

реформы.

В тот период высказывались соображения, будто революционное движение -

сначала народовольцев, потом социалистов — стало главным тормозом

демократического развития России, введения республики и конституционной

монархии. Некоторые политологи и сегодня придерживаются такой же точки

зрения. С этим трудно согласиться.

Могло ли российское самодержавие вывести страну на путь конституционных

реформ, если бы не было обозначенных "помех"? Скорее всего, ответ должен

быть отрицательным. Ведь после 1861 г. действия правительства были по

преимуществу консервативно-охранительными. Самодержавие, консервируя

различные пережитки в экономике, неохотно шло и на политические уступки,

гарантии элементарной политической свободы. Объективно Александр II мог

завершить цепь прогрессивных реформ (судебной, земской, городской, военной)

созданием правительственных органов, пусть даже законосовещательных. Это был

бы шаг к конституционной монархии. Возможно, тем самым была бы реализована

мечта дворянских революционеров о "революции сверху". Однако уже Александр

III под нажимом реакции провел контрреформы 80-х годов. Самодержавие

упустило уникальную возможность мирного развития общества, надежды на

"революцию сверху" были развеяны. И виной этому — не выстрелы Д. Каракозова

4 апреля 1866 г. и студента И. Гриневицкого в 1881 г.

Безусловно, оппозиционные (и тем более революционные) выступления

оказывали влияние на политику, действия царизма. Иначе и не могло быть.

Например, Александр II в специальном рескрипте по этому поводу писал: "Я

признаю своею обязанностью охранять русский народ от тех зародышей вредных

лжеучений, которые со временем могли бы поколебать общественное

благоустройство, если бы развитию их не было поставлено преград" [12, с.

68]. И все же основная причина антиконституционной позиции русского

самодержавия лежала в самой его сущности.

Близкий к Александру II и Александру III крупный государственный

деятель России К. П. Победоносцев, например, считал, что демократия,

выборность представительных органов власти — вредны для самих устоев

государства. Для России, по его мнению, идеальной формой правления является

абсолютная монархия, введение же конституции губительно для ее целостности,

ибо, с разрушением одного из звеньев триединства (православие, самодержавие,

народность) неизбежно разрушится и вся цепь. "Законы, — писал он, -

становятся сетью не только для граждан, но, — что всего важнее, для самих

властей…, стесняя для них, множеством ограничительных и противоречивых

предписаний, ту свободу рассуждения и решения, которая необходима для

разумного действования власти" [11, с. 150].

Абсолютные прерогативы царя ограничивались лишь двумя условиями,

обозначенными в "Своде законов Российской Империи": ему вменялось в

обязанность неукоснительно соблюдать закон о престолонаследии и исповедовать

православную веру. Незыблемость принципа царской власти практически делала

невозможным существование конституционного режима. Конечно, развитие

классовой борьбы, воздействие революционных наступлений вынуждало царизм

идти не только по пути репрессий, но и частичных реформ. Однако вылиться в

последовательную, целенаправленную деятельность это реформаторство так и не

могло. В намерении самодержавия не входило создание самостоятельного

консультативного органа, который неизбежно стал бы оплотом организованной

оппозиции.

Путь реформирования России, предложенный в начале XX века Столыпиным,

открывал определенные перспективы буржуазной эволюции общества, но и он

натолкнулся на серьезные помехи политической надстройки. Государственная

Дума, которая появилась лишь в начале XX века как орган представительной

власти так и не смогла стать таковой по существу.


Либерально-оппозиционное и революционно-демократическое движение

Либерально-оппозиционные выступления можно обнаружить в самых глубинных

истоках российской истории. Первоначально это были выступления одиночек,

близко стоящих к власти. Со временем возникали группы единомышленников, и

лишь примерно с конца XVIII — начала XIX вв. можно говорить об

организованных движениях такого рода. Вплоть до конца XIX в. социальной

основой либерально-оппозиционных движений было дворянство. На первый взгляд,

это может показаться парадоксальным: в оппозицию к власти становится класс,

интересы которого эта власть выражает и защищает. Но все дворянство и не

было никогда в оппозиции, лишь крайне незначительная часть его разделяла

либеральные взгляды. Когда же возникала угроза дворянским привилегиям в

целом, оно не только объединялось, но и совершало дворцовые перевороты..

Носителями либеральных идей были дворянские публицисты, литераторы,

общественные деятели, острее других осознавшие боль России, пороки

крепостничества. Со временем лагерь либералов пополнился немногими

помещиками, торговцами, представителями нарождающейся буржуазии, теми, кто

понимал необходимость перестройки экономических отношений на.

рыночно-капиталистических началах. Сознание необходимости изменения

государственного строя, выразившееся в течение XVIII в. в целом ряде

проектов в пользу дворянско-аристокра-тического представительства, проникало

в русское общество с Запада. Предреволюционная французская литература и

философия XVIII в. оказывали сильное влияние на образованных людей

екатерининской эпохи. Идеи естественного права и народного верховенства

приводили к ощущению разлада между идеалом и русской действительностью. Уже

в 1790 г. прозвучал голос Радищева. Ему суждено было встать у истоков

радикально-демократического движения, которое в течение последующего XIX в.

стало преобладающим.

Особенно яркое выражение радикально-демократические взгляды А. Н.

Радищева нашли в его знаменитом "Путешествии из Петербурга в Москву" (1790

г.). В противоположность тогдашнему состоянию России он хотел бы видеть в

ней процветание наук, искусств, ремесел, свободу разума, религиозную

свободу, "равновесие властей", "равенство имуществ", признание права

собственности граждан на землю. В этом сочинении он высказывается против

самовластия государей и требует свободы слова, освобождения крестьян от

крепостничества. Созвучные мысли высказывали Н. И. Новиков, Я- Б. Княжнин,

которые также были осуждены за вольнодумство.

Война 1812 года вызвала сильнейший подъем воодушевления и национального

самосознания в русском народе и в обществе, особенно среди молодежи.

Победоносная армия, возвратившись с войны домой, увидела снова все ужасы

крепостного права, насильственное введение военных поселений, придушенную

цензурой литературу, и, наконец, во главе правления — Аракчеева, которого

современники называли "вице-императором", самовластным правителем России.

Все это явилось мощным источником формирования либеральных и

революционных идей. Инициатива в вопросах конституционного переустройства

России перешла в руки тайных обществ. Первое тайное политическое общество

"Союз спасения или истинных и верных сынов Отечества" было основано в 1816

г. Основателями его были А. Н. и Н. М. Муравьевы, князь С П. Трубецкой,

князь И. А. Долгоруков, Сергей и Матвей Муравьевы-Апостолы, М. С. Лунин, Ф.

Н. Глинка, И. Д. Якуш-кин, П. П. Пестель и др. В 1818 г. это общество

переименовано в "Союз благоденствия". Устав его, заимствованный от немецкого

общества "Тугенбунд" (Союз добродетелей), был известен Александру I, который

не видел в нем признаков политического заговора.

В 1822 г. "Союз благоденствия" распался на "Южное общество" во главе с

Пестелем и Юшневским и "Северное общество" во главе с Никитой Муравьевым,

князем Оболенским и Н. И. Тургеневым. Пестель и Н. Муравьев так и не смогли

договориться между собой о форме правления в России — Пестель стоял за

республику, Муравьев же считал необходимым вырабатывать

монархически-конституционный проект. По сравнению с проектами Сперанского и

Новосельцева, в которых также провозглашалась идея конституционной монархии,

проект Муравьева был значительно радикальнее. В нем красной нитью проходила

мысль о верховенстве народа.

Проект Пестеля шел еще дальше. В нем речь шла о республике, разделении

властей, примате прав граждан. В отличие от Муравьева, который отстаивал

принцип федеративного устройства России, Пестель был унитаристом, стоял за

единое и неделимое Российское государство. "Все племена, — писал он, -

должны быть слиты в один народ" и принять одно название — русские. Члены

тайных обществ сознавали, что попытка их может быть и будет неудачной, но

тем не менее, они 14 декабря 1825 года, в день, назначенный для присяги

императору Николаю I, двинулись с частью перешедших на их сторону войск на

Сенатскую площадь с возгласами "Да здравствует конституция". Восстание было

подавлено как в Петербурге, так и на юге страны. Пятеро борцов за свободу

(Пестель, Рылеев, Каховский, Бестужев-Рюмин и Сергей Муравьев-Апостол)

погибли на виселице, десятки были сосланы в солдаты, посажены в крепость.

Тайные общества были разгромлены. Реакция торжествовала победу.

Наступление реакции, поражение революции 1830 и 1848 гг. во Франции как

бы погасили мощную волну радикально-демократического движения. После

разгрома кружка петрашевцев наступил спад, затем возрождение либеральных

течений, которые связывали перемены с надеждой на царя. Господствующими

общественно-политическими движениями либерального толка становятся в это

время западники и славянофилы [Западничество — направление русской

общественной мысли середины XIX в. Выступали за развитие России по

западноевропейскому пути, противостояли славянофилам. Критиковали теорию

народности, крепостничество и. самодержавие. Главные представители: П. В.

Анненков, Т. Н. Грановский, К. Д. Кавелин, М. Н. Катков, И. С. Тургенев, Б.

Н. Чичерин. Печатные органы: "Отечественные записки", "Современник",

"Русский вестник". В конце 40-х годов разошлись с рев. демократами

(Белинский, Герцен, Огарев) г в конце 50-х годов вместе со славянофилами

оказались в лагере либерализма. Славянофилы стояли за принципиально отличный

от западноевропейского путь развития России на основе ее самобытности.

Идеализировали общественный строй Древней Руси, крестьянскую общину (И. С. и

К. С. Аксаковы, А. И. Кошелев, Ю. Ф. Самарин. Издание: "Русская беседа")]. И

те и другие отстаивали необходимость народного представительства.

Славянофилы в отличие от западников стояли за монархию, на при широком

местном самоуправлении земель.

Поражение в Крымской войне, восшествие на престол Александра II

возродили либерально-демократические устремления. Сначала они не носили

характер оппозиции, а выражали веру в нового царя, его добрую волю. К

молодому императору с письмом обратился А. И. Герцен, находившийся в

изгнании… "Государь, — писал он, — дайте свободу русскому слову. Дайте

землю крестьянам — она и так им принадлежит. Смойте с России позорное пятно

крепостного состояния".

Русское общество ждало перемен. Печать, задушенная цензурой, не могла

опубликовать мысли, которые волновали общество. Эти мысли передавала

бесцензурная печать в многочисленных записках, которые ходили по рукам.

Среди них — записки Кавелина о крепостном праве, Погодина — о польском

вопросе, "Мысли вслух об истекшем тридцатилетии России" Грановского, "Дума

русского" Валуева. К. С. Аксаков подал государю записку о необходимости

свободы печати и созыва земского собора.

На начальном этапе четкого размежевания либерального и

революционно-демократического направлений не было. Их объединяла единая

цель — борьба против крепостничества; процесс размежевания начался в

пореформенный период.

Политическая концепция либерализма, весь смысл его существования

сводились к тому, чтобы обеспечить для России правовой режим, конституцию,

народное представительство, демократические свободы. И все это — без примеси

реакции и без давления революции. Или, точнее, против реакции и против

революции. Задача русского либерализма, по образному выражению одного из его

лидеров И. И. Петрункевича, сводилась к тому, чтобы помочь России найти

средний путь политического развития и удачно проскользнуть между Сциллой

реакции и Харибдой революции. Либерализм в определенной степени можно

рассматривать как оппозиционную силу самодержавию. Будучи нацеленным на

реформы, он стоял все же за сохранение абсолютной монархии, и лишь наиболее

радикальное его крыло — за конституционную монархию. Эта двойственная

природа либерализма (стремление к капитализации России вместе с попытками

сохранения старого строя) делала его непоследовательным, робким перед

самодержавием. Русский либерализм не был одноцветным. На разных этапах в нем

отчетливо проявлялись направления умеренного и радикального толка. В

известной мере идеями либерализма переболели и Герцен, и Огарев. Достаточно

сильными в русском либерализме были идеи гуманизма, сострадания к человеку.

Последовательному демократизму либерализм чужд, и его сдвиг вправо — отнюдь

не случаен. Такие видные представители консервативного либерализма, как В.

Д. Кавелин, М. Н. Катков, А. С. Суворин перешли в лагерь реакции. В начале

XX в. завершился поворот вправо также умеренных и радикалов, когда возник

контрреволюционный либерализм.

При всей противоречивости и непоследовательности либеральное движение

все же оказывало большое давление на царизм, и у него при благоприятном

стечении обстоятельств были определенные возможности повернуть Россию на

путь конституционных преобразований. Особенно большие надежды подавала

деятельность либералов в земствах [Среди наиболее активных земцев были И. И.

Петрункевич (1843 — 1928), в будущем один из лидеров кадетов, белоэмигрант;

К. К. Арсеньев (1837 — 1919); Д. И. Шаховской (1861 — 1939), впоследствии

один из лидеров кадетов, в более поздний период — Н. Н. Львов (1867 — 1944),

депутат 1, 3, 4-й Государственной Думы, белоэмигрант; Г. Е. Львов (1861 -

1925); в марте — июле 1917 г. — глава Временного правительства,

белоэмигрант; В. И. Вернадский (1863 — 1945), во второй пол. 90-х гг. -

профессор Московского ун-та и др.].

Какие требования легли в основу либеральной земской программы? В

области теоретической — это прежде всего размышление о типе государства, о

сочетании крепкой политической централизации (иными словами самодержавия) с

децентрализацией местного управления или относительной самостоятельностью

самоуправления на местах. В области политической — это признание

необходимости ряда реформ (гласности, отмены телесных наказаний, ликвидации

полицейского режима, ослабления цензуры и т. д.), ограничения правящей

бюрократии, всесословного представительства в местном самоуправлении [10, с.

72, 73].

Что объединяло земскую либеральную оппозицию? Прежде всего протест

против всевластия бюрократии, а также желание повернуть надвигающуюся

революцию в русло реформ, конституционного правопорядка. Основным видом

деятельности ее членов были выступления в земских собраниях, различные

ходатайства, обращения к правительству. Нередко либералы предоставляли свою

печать демократам, вследствие чего ряд журналов и газет стали средоточием

достаточно определенных оппозиционных выступлений. Прежде всего это

относится к ежемесячным журналам "Русская мысль" (Москва) и "Вестник Европы"

(Петербург), к московской газете "Русские ведомости" [С яркими статьями в

этих журналах выступали известные публицисты и писатели Г. И. Успенский, В.

Г. Короленко, другие демократически настроенные авторы. В "Русской мысли"

деятельное участие принимал К. В. Шелгунов, сотрудничал Н. К. Михайловский,

после возвращения из ссылки печатался Н. Г. Чернышевский, из-за границы

присылал свои статьи П. Л. Лавров. После закрытия в 1884 г. "Отечественных

записок" на страницах "Вестника Европы" печатался М. Е. Салтыков-Щедрин.].

Однако, по оценке революционного народника Н. А. Морозова, опасаясь, что

деятельность революционеров может вызвать общественный взрыв, они готовы

были помогать им "лишь постольку, поскольку это способствовало расшатыванию

абсолютизма и создавало благоприятную обстановку для успешного торга с

самодержавием". В целом правомерен вывод, что в лице либеральной оппозиции у

крепостнической реакции и самодержавия мог появиться очень серьезный и

сильный оппонент, будь он более политически просвещенным и не ограниченным

узостью интересов своего клана, боязнью трудящихся масс. В этом случае он

мог бы найти себе союзников и. в демократическом движении.

Политическая же неустойчивость и постоянные колебания, граничащие с

изменой общему делу, сделали либеральное движение в целом бесперспективным,

неспособным повлиять решительным образом на судьбы России. Драма российского

либерализма прежде всего состояла в том, что он не имел достаточно прочной

социальной опоры. В отличие от Западной Европы и Северной Америки в России

ко времени отмены крепостного права не сложилось "третьего сословия", т. е.

политически активной и развитой буржуазии. Непоследовательность царского

двора в проведении реформ, слабость либеральной оппозиции объективно

способствовали формированию и развитию радикальных,

революционно-демократических движений, последователей Радищева, декабристов,

петрашевцев.


Социалистическое и социал-демократическое движение

В потоке многообразных политических течений все большую" силу в

пореформенный период приобретает социалистическое движение. Чем объясняется

появление идей социализма на русской почве? Существуют разные точки зрения

на этот счет. Одни усматривают его истоки в народных социально-религиозных

верованиях, другие — в утопических повестях середины и второй половины XVIII

в., третьи — в философии П. И. Пестеля. Можно встретить и утверждение о

связи появления социалистической мысли с деятельностью петрашевцев в 40-е

годы XIX в.

Нельзя обойти вниманием и суждения такого рода: социалистические идеи -

это продукт Западной Европы, и они чужды самобытному русскому правосознанию.

По словам, например, Достоевского, русские революционеры, западники ничего

не понимали в России, не видели ее своеобразия и ее национальных задач [6,

с. 108]. С этой мыслью, последовательными выразителями которой были

славянофилы — а из философов послеоктябрьского периода в особенности И. А.

Ильин, — трудно согласиться. В книге "Истоки и смысл русского коммунизма" Н.

Бердяев дает достаточно глубокую аргументацию причин органичного восприятия

Россией социалистической идеологии: жертвенность характера русского народа,

его склонность к исканиям правды и царства Божьего на Земле, мессианские

устремления русской души, общинный уклад жизни, близость моральных установок

православия и коммунистических идеалов. "Русская душа, — писал он, — не

склонна к скептицизму, и ей менее всего соответствует скептический

либерализм. Народная душа легче всего могла перейти от целостной веры к

другой целостной вере, к другой ортодоксии, охватывающей всю жизнь" [1, с.

88, 115]. Именно поэтому, по мнению Н. Бердяева, Россия как бы органично

восприняла социалистические идеи Западной Европы.

Во второй половине XIX в. особенно крепнет солидарность русских и

западноевропейских революционеров. Русские мыслители разных воззрений, но

объединенные общим беспокойством о будущем страны, проявляли особый интерес

к проблеме "Россия — Запад". Среди них и представители либерализма С. Н.

Булгаков, М. М. Ковалевский, М. О. Гершензон, П. Б. Струве, и

народничества — Н. С. Русанов, В. М. Чернов, и марксизма — Г. В. Плеханов,

В. Засулич, Ю. М. Стеклов, а также представители других политических

течений. Бывшая "периферия" все зримее притягивается к центру мировой

истории, оказывая все более сильное воздействие на судьбы общеевропейской

цивилизации. Изучение трудов французских, немецких и английских философов и

историков (Ф. Гизо, Ф. Шлоссера, П. Леру, В. Карреля), а также знакомство с

трудами и идеями социалистических мыслителей — П. Леру, В. Консидерана, В.

Вейтлинга — то и дело приводит русских мыслителей к сопоставлению путей

развития России и стран Западной Европы, к критической оценке духовных

ценностей Запада. С 40-х годов в России была уже известна литература

утопического социализма Сен-Симона и Фурье, распространяются идеи

мелкобуржуазного социализма Луи Блана и Прудо-на, зарождается

коммунистическое направление мысли, обращающееся к пролетариату — бланкизм.

Крупный вклад в разработку идей социализма внес А. И. Герцен (1812 -

1870 гг.) и Н. Г. Чернышевский (1828 — 1889 гг.) основоположники теории

"русского крестьянского социализма", считавшие, что через общину, минуя

капитализм, можно прийти к социализму. Герцен и Чернышевский стали духовными

предтечами движения народников. В борьбе против царизма народники пошли

значительно дальше своих учителей. В своем развитии народничество прошло два

этапа.

В 60-х и 70-х гг. главным в народничестве было революционное

направление, объективно выражавшее интересы и идеологию крестьянской

демократии; многие из них полагали, что капитализм минует Россию. Виднейший

публицист народничества Н. К- Михайловский утверждал, что Россия благодаря

общинному устройству "может проложить себе новый исторический путь,

особливый от европейского…" [13, с. 87].

Силой, способной повернуть развитие страны на "хороший путь", народники

считали передовую интеллигенцию, которой стоило лишь "осознать" и "захотеть"

этого. П. Н. Ткачев, высказывая свое мнение о выборе путей развития, писал в

1875 г.: "Теперь мы держим в руках судьбу русской истории. Мы можем ее

изменить, если только захотим" [14, с. 238].

В начале 70-х годов движение народников принимает форму "хождения в

народ" с целью пропаганды своих идеалов. Но отправляясь "в народ", народники

мало знали его, были совершенно не подготовлены к тяжелым условиям жизни

крестьян, да и сами крестьяне 70-х годов мало интересовались политикой. В

лучшем случае они относились к проповедям народников с добродушной усмешкой,

но случалось, что, скрутив назад руки, доставляли молодых энтузиастов в

сельские и волостные правления [4, с. 40]. Сами революционеры должны были

признать, что результаты их работы в народе "ничтожны по сравнению с теми

силами, которые на них были употреблены, и с теми жертвами, которых они

стоили".

Главной причиной неудач этого движения была беспочвенность веры

народников в исконные "коммунистические инстинкты" крестьянина. Осознание

этого пришло к народникам не сразу, но из опыта "хождения в народ" возникло

понимание необходимости объединить отдельные кружки на базе общей для всех

программы. Так, в 1876 г. появилось тайное общество "Земля и воля", которое

в 1879 г. раскололось на две самостоятельные организации — "Народная воля" и

"Черный передел". "Народной воле" суждено было сыграть значительную роль в

истории освободительной борьбы. Она перешла в прямое наступление на

самодержавие, а также попыталась, правда, безуспешно, объединить с этой

целью все оппозиционные силы. Организаторами и активными участниками

народнического движения были Г. В. Плеханов, А. Д. Михайлов, С. М.

Степняк-Кравчинский, А. И. Желябов, Н. И. Кибальчич, С. Л. Перовская, В. Н.

Фигнер, Н. А. Морозов.

С убийством народовольцами 1-го марта 1881 г. Александра II завершилась

целая полоса общественного развития страны, она также стала рубежом в

развитии народнического движения, когда отчетливо проявились противоречия

между идеей социалистической революции и практикой движения, противоречие

между попытками опереться на народ и неспособностью найти в самом народе

материальную силу для осуществления революции.

Следуя за народниками, зададимся вопросом: "Могла ли Россия во второй

половине XIX в., минуя капитализм, шагнуть в социализм, используя для этого

сельскую общину?" Отчасти такой позиции придерживались и основоположники

марксизма. В 1882 г. К- Маркс и Ф. Энгельс писали: "Если русская революция

послужит сигналом пролетарской революции на Западе, так что обе они дополнят

друг друга, то современная русская общинная собственность на землю может

явиться исходным пунктом коммунистического развития" [8, с. 305]. Однако

основного условия для перехода России на социалистический луть -

пролетарской революции на Западе — не было. Напротив, там вширь шло развитие

капитализма, он неудержимо втягивал в свою орбиту и Россию, индустриализация

которой стала неизбежным, исторически закономерным и прогрессивным явлением.

Таким образом, планы народников оказались утопичными, а тактика

индивидуального террора лишь вела к напрасным жертвам, оборачивалась

усилением реакции. В конечном счете движение народников раскололось на ряд

самостоятельных групп. Но не только внешнее давление способствовало крушению

народничества. Главная причина заключалась в том, что сами народники начали

осознавать неправильность как своей теории, так и практики. Отсюда -

беспощадная самокритика и искание новых путей в их среде.

Умеренное крыло народников в 90-х годах сформировалось в движение

либерального народничества. Его идейными выразителями были Я- Абрамов, В.

Воронцов, С. Кривенко, С. Южа-ков, Н. Даниэльсон. Они выдвинули так

называемую теорию "малых дел", проводили компромиссную линию, обращаясь к

самодержавию как к некоему "надклассовому" арбитру с предложениями наделить

крестьян землей за счет помещичьих владений, развивать сельскую общину,

земства, не допустить капитализации России. В результате из политической

программы прошлых лет, направленной на то, чтобы поднять крестьянство на

социалистическую революцию против основ современного общества, объективно

выросла программа, рассчитанная на то, чтобы улучшить положение крестьянства

при сохранении основ современного общества. Жизнь опровергла эти построения

либерального народничества. В итоге произошел исторический переход

интеллигенции в России к марксизму.

Общепризнанным политическим лидером и теоретиком этого направления стал

В. Г. Плеханов. В основу программы кружка, получившего в 1883 г. название

группы "Освобождение труда", было положено учение Карла Маркса, а основой

практической деятельности стала программа немецких социал-демократов.

Плеханов и его сторонники считали, что Россия уже вступила в период

капиталистического развития, причем капитализм породил свое противоречие в

лице пролетариата. Мощное рабочее движение 70 — 80-х гг. ярко

свидетельствовало об этом, а первые рабочие организации — "Южно-российский

союз рабочих" и "Северный союз русских рабочих" говорили о том, что это

движение приобретает организованную силу. Таким образом, имелись все

основания в теоретических построениях опираться не на фикцию о прирожденных

социальных идеалах русского крестьянина, а на реальную почву интересов

рабочего класса.

Работы Плеханова, опубликованные в России и за границей в 80-х — начале

90-х гг., с одной стороны, способствовали преодолению в революционном

движении народничества, с другой — открыли дорогу широкому распространению

марксизма. Как писал позднее Н. Бердяев, марксизм пленил передовую

российскую общественную мысль своим историософическим размахом, широтой

мировых перспектив. По сравнению с ним старый русский социализм

представлялся явлением провинциальным. Марксизм стал процессом европеизации

русской интеллигенции, приобщением ее к западным течениям, выходом на

большой простор [2, с. 118]. По словам В. Засулич, впервые марксизм стал

возбуждать страсти, когда вступил в спор со сложившимся в России

крестьянским социализмом, с народничеством [5, с. 258]. Его широкое

распространение шло вместе с нарастанием активности общественной жизни, с

готовностью определенных общественных слоев и, в первую очередь, рабочих,

принять новую систему взглядов.

Деятельность группы Плеханова подтолкнула создание

социал-демократических кружков во многих городах: Петербурге, Москве,

Казани, Нижнем Новгороде, Самаре, Иваново-Возне-сенске, Киеве, Одессе,

Екатеринославе, Баку, Тифлисе. Известностью пользовались

социал-демократические группы и кружки Д. Благоева, П. Точисского, Н.

Федосеева, Петербургский "Союз борьбы за освобождение рабочего класса" В.

Ульянова (Ленина).

К середине 90-х годов социал-демократия превратилась в активную

политическую силу, сблизилась с рабочим движением. Само рабочее движение под

влиянием социал-демократов становилось все более осмысленным. Экономические

стачки дополнялись стачками политическими, требованиями демократического

характера. К концу XIX в. число политических забастовок уже составляло более

половины. В повестку дня был включен вопрос о создании самостоятельной

партии рабочего класса. Решение этой задачи выпало на долю В. И. Ленина, В.

Г. Плеханова, Ю. Мартова. К 1903 г. им удалось сблизить позиции

многочисленных, но разрозненных социал-демократических организаций по

теоретическим и организационным вопросам и созвать съезд, на котором

фактически была образована Российская социал-демократическая рабочая партия

(формально о создании РСДРП было заявлено на ее первом съезде в 1898 г.).

Параллельно шел процесс формирования других партий, как отражение

социальной и политической жизни России. Образование каждой из таких партий

имело свои особенности, которые вытекали из тенденции развития двух основных

политических течений XIX в.: либерализма и демократизма. С расширением

капиталистического хозяйствования и обострением социальных противоречий, с

одной стороны, шло отдаление либерализма от демократизма, с другой -

размежевание внутри самих этих течений.

Из демократической оппозиции постепенно формировались умеренное течение

(партия трудовиков), социальной базой которой было крестьянство, мелкая

буржуазия, и социалистическое течение (партия эсеров, социал-демократы),

социальную базу которого составили беднейшее крестьянство, рабочие.

Либеральная оппозиция стала также размежевываться на

либерально-демократическую (крупная и средняя буржуазия) и

либерально-монархическую, опирающуюся на дворянство, помещиков, часть

буржуазии. Либерально-демократическая оппозиция, которая являлась по сути

буржуазно-демократической, оформилась в 1905 г. в партию кадетов.

Либерально-монархическая, состоящая в основном из числа правого крыла

земцев-конституционалистов, стала базой для формирования партии октябристов.

Партии, создаваемые в национальных регионах, носили ограниченный,

сугубо национальный характер. Образование монархических партий как

охранительниц самодержавия было связано прежде всего с необходимостью

противодействия оппозиционным движениям.

Оформление движений — конституционно-монархических,

либерально-оппозиционных, революционных и социал-демократических — в партии

с новой остротой поставило вопрос о приоритетах реформаторского

(эволюционного) или радикального (революционного) путей преобразования

России.

Как и в предшествующие периоды, каждая из этих альтернатив имела равные

шансы. История общественных движений XIX в. показывает, что радикальные

требования возникали только тогда, когда ни самодержавие, ни оппозиционные

ему либеральные силы неспособны были проводить назревшие реформы. В истории

нет жесткой предопределенности развития, и почему из множества альтернатив

случается та, а не другая — зависит от множества факторов, которые не дано

предугадать никому. Это составляет одну из величайших тайн истории

человеческого общества. Ясно только одно: возможность, упущенная одним

движением, открывает дорогу другим.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. — М., 1990.

2. Бердяев Н. А. Самопознание. — М., 1991.

3. Волобуев П. В. О проблеме выбора путей общественного развития//

Вопросы философии. № 1. 1984.

4. Дейч Л. Г. Социалистическое движение начала 70-х гг. в России. -

Ростов/на Д. - 1925.

5. Засулич В. О марксизме в России//Общественная мысль: исследования и

публикации. Вып. 11. — М., 1990.

6. Ильин И. А. Наши задачи: В 2 т. — Париж — Москва, 1992. Т. 1.

7. Ключевский В. О. Соч.: В 9 т. — М., 1989. Ч. V. — Курс русской

истории.

8. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19.

9. Милютин Д. А. Дневник. — М., 1950.

10. Пирумова Н. М. Земское либеральное движение. Социальные корни и

эволюция до начала XX в. — М., 1974.

11. Победоносцев К. Г. Великая ложь нашего времени. — М., 1993.

12. Сватков С. Общественное движение в России (1700 — 1895). -

Ростов/на Д. - 1905.

13. Семевский П. В. Политические и общественные идеи декабристов. -

СПб., 1909.

14. Ткачев П. Н. Избранные сочинения. — М, 1933. Т. 3.

15. Хейфиц М. И. Вторая революционная ситуация в России. — М., 1965.

Тема 3. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В РОССИИ


И ПОЛИТИКА ЦАРСКОГО САМОДЕРЖАВИЯ

В ИХ РАЗРЕШЕНИИ

Характер образования Российского государства и его

национально-государственное устройство

Как известно, процесс формирования капиталистическо-ин-дустриального

общества сопровождался в Европе мощными национально-освободительными

движениями, которые завершались или образованием самостоятельных

национальных государств, или вели к обострению национального вопроса в

многонациональных империях.

А как же обстояло дело в России? Для нее правильное решение

национальных проблем имело принципиально важное значение — ведь она была не

только самым крупным государством мира по территории и населению, но и

чрезвычайно пестрой и сложной по национальному составу [Россия к концу XIX

в. занимала территорию около 20 млн. кв. км, из них 78 % находилось в

азиатской части. Россию населяло более ста народов, не считая небольших

этнических групп. Население по переписи 1897 г. составляло (вместе с

Финляндией) 128,5 млн. чел., что было равно населе' нию Франции, Германии и

Англии, вместе взятых. В США в 1900 г. проживало 76 млн. чел. [14, с. 48]. В

этническом отношении население империи состояло из русских (43,4 %),

украинцев (18,1 %), белорусов (4,0 %), которые вместе составляли свыше 65,5 %.

Другие народы и народности империи составляли одну треть населения [12, с.

157]].

Чтобы понять сущность национальных проблем России, необходимо учитывать

два важных фактора: характер образования государства и его национальное

устройство и политику царского правительства в национальном вопросе. Это и

будет предметом рассмотрения данной темы.

К моменту своего образования в XV в. русское государство (Московское

царство) было не только чисто русским однонациональным, но уже содержало в

себе элементы многонационального; в него вошли угро-финские народы, мари,

мордва, коми. С XVI в., после того, как пали Астраханское и Казанское

ханства, территория страны начинает стремительно расширяться.

К концу XIX столетия образование Российского многонационального

государства в основном завершилось. Многонациолальное государство сложилось

в результате противоречивого процесса, который не может быть сведен

однозначно к "добровольному воссоединению" или к "насильственному

присоединению". Во-первых, некоторые народы оказались в составе Российского

государства в силу и географической близости, и общности экономических

интересов, и давних культурных связей (белорусы, поморы, мордва, черемисы,

казаки и др.) — Для других же народов, вовлеченных в межнациональные и

религиозные конфликты, покровительство России стало единственным шансом

спасти свое существование. Так, обессилев в борьбе с польской шляхтой, 8

января 1654 г. знаменитая Переяславская рада по предложению гетмана Б.

Хмельницкого постановила принять подданство "царя восточного православного"

и принести ему присягу в верности. Украине предоставлялось широкое

самоуправление в рамках областного управления. Итогом многолетней помощи

русского народа народам Молдавии в борьбе против Османской империи явилось

Прошение представителей знатного Молдавского боярства и духовенства

Александру I, поданное 24 января 1802 г., о включении их в состав Российской

империи. То же самое можно сказать об Армении и Грузии, народы которых

жестоко угнетались и подавлялись Османской и Персидской империями. И,

естественно, армяне и грузины, тянулись к России за поддержкой, за помощью,

просили ее о "протекции". Георгиевский трактат 1783 г. констатировал

признание царем Карталинским и Кахетинским Ираклием II покровительства и

Верховной власти России. В 1801 г. Грузия вошла в состав Российской империи.

Сохранились документы о вступлении в состав Российского государства многих

народов Средней Азии. Киргизы, казахи и другие среднеазиатские народы и

народности, устав от кровавых междоусобиц, от нападений извне, видели в

России, в русских, ту силу, которая смогла бы. их защитить. Поэтому они

просили о русском подданстве, присягали на верность Российскому государству.

Определенная часть территорий была присоединена путем колонизации земель

Сибири и Дальнего Востока.

В 1581 — 1582 гг. атаман донских казаков Ермак Тимофеевич с небольшим

отрядом перешел Уральские горы и завоевал Сибирское ханство. Казаки шли в

Сибирь ради добычи, туда же бежали от неволи и крепостные. Русское

колонизационное движение в Сибири происходило с необычайной быстротой: в

течение первой половины XVII в. первопроходцами были пройдены огромные

расстояния от Уральских гор до Тихого океана. Впереди колонизационного

движения шли легкие отряды землеис-кателей — казаков и промышленников; за

ними ратные люди, которые строили города (Томск, Тобольск, Тюмень, Сургут и

др.), служившие опорными пунктами, а затем шел широкий поток крестьянской

земледельческой колонизации [Первым итогом колонизации Сибири стал царский

указ 1683 г. об отмене сбора "сибирского хлеба" в Европейской России, т. к.,

по словам указа, "ныне хлеба в Сибирских городах пашут, и хлеб в Сибири

родится многой" [10, с. 185].] [10, с. 185].

В царствование Александра II генерал-губернатор Восточной Сибири

Муравьев-Амурский занял Амурскую область (по левому берегу Амура), а в 1860

г. по договору с Китаем к России был присоединен Уссурийский край, в

результате чего открылись новые возможности для русских переселенцев. Но

вместе с тем значительная часть территорий вошла в состав Российской империи

в результате кровопролитных завоеваний, насильственно. Началом таких

присоединений явилось завоевание Иваном IV Казанского (1552 г.) и

Астраханского (1556 г.) ханств. В результате кровопролитной русско-шведской

войны (1808 — 1809 гг.) Финляндия отошла к победившей России. Среди таких

присоединений можно вспомнить вековую войну царского правительства с горцами

Дагестана, Чечни, походы генерала М. Д. Скобелева в Туркестан, завоевание

Баку.

В полной мере имперские принципы были реализованы при завоевании

Средней Азии во второй половине XIX в. Но несмотря на насильственный

характер присоединения, оно привело к ликвидации разорительных и

непрекращающихся войн между ханствами, развитию в регионе промышленности,

строительству железных дорог, возникновению городов и т. д. [7, с. 5]. Из

славянских народов трем насильственным разделам между Россией, Австрией и

Пруссией подверглась Польша (1772, 1793, 1795 гг.). Значительная ее

территория во главе с Варшавой была включена в состав России.

Каковы же итоги образования Российского государства? В состав

Российской империи вошли народы, стоящие на разных ступенях исторического

развития, процесса формирования наций. У одних была тысячелетняя история и

собственная государственность, другие находились на стадии разложения

родового строя. Присоединившиеся народы принадлежали к разным расам и

языковым группам, отличались по национальной психологии, исповедовали разные

религии. Христианство было представлено православием, униатством,

католичеством, протестантством, не считая многочисленных сект. Часть

населения исповедовала ислам, иудаизм, буддизм (ламаизм) и другие религии. У

этих народов был разный уровень экономического развития. Такие национальные

окраины, как Финляндия, Польша, Прибалтийские территории по этому показателю

стояли выше, чем российский центр. Из 17,4 тысячи промышленных предприятий,

находящихся в пределах Европейской России (включая Польшу и Кавказ), 3,3

тысячи, или почти 19 % от их общего числа, относились к Польше. В момент

вхождения новые территории имели различное политическое устройство. Для

одних присоединение к России стало потерей прежней государственности

(Польша, Бухара, Хива), для других — средством выживания (Армения, Грузия,

Молдавия и др.), для третьих — защитой от феодальных усобиц (казахи, киргизы

и др.). И все это многообразие существовало в унитарном государстве. Говоря

об образовании многонационального государства, следует отметить одну черту,

которая выделяла Россию из других империй. По мере расширения территорий

царизм для укрепления своих позиций стал широко включать местную знать в

состав российской дворянской правящей верхушки. По переписи 1897 г. только

53 % потомственных дворян назвали родным языком русский [10, с. 37]. Почти

половину их составляли потомки польской шляхты, украинской казачьей

верхушки, остзейских рыцарей, грузинских князей, мусульманских ханов и

беков. Остзейское дворянство занимало ключевые посты в военном и

административном аппарате России. Польская шляхта после раздела Речи

Посполитой приобрела права российского дворянства и сохраняла огромные

латифундии на Украине.

Хочется отметить одну из черт российской национальной политики -

отсутствие расизма. Издревле русские князья женились на половчанках,

татарках. Императрица Екатерина I была родом из Эстляндии, "бархатный

диктатор" М. Т. Лорис-Мели-ков — армянином. Представители знатных родов -

Юсуповы и Черкасские гордились своим татарским и кавказским происхождением.

Последний бухарский эмир имел звание генерал-лейтенанта русской армии.

Как же было организовано управление в многонациональной Российской

империи? В царской России к концу XIX в. только в Великом княжестве

Финляндском сохранилась автономия (особое законодательство, сейм, флаг,

герб, армия, денежная система). Это произошло потому, что Финляндия долгое

время находилась в составе Швеции, впитала ее модель управления, ломка

которой являлась делом сложным и опасным. Славянские государства лишились

своих автономий. На Украине — в 1764 г. при Екатерине II окончательно было

упразднено гетманское правление и учреждена малороссийская коллегия [10, с.

261]; и она лишилась самоуправления в XIX в. Даже название "Царство

Польское" было вытеснено термином "Привислинская губерния". В вассальной

зависимости от России под ее протекторатом находились Бухарское и Хивинское

ханства [Протекторат — одна из форм колониальной зависимости, при которой

подпавшее под нее государство сохраняет лишь некоторую самостоятельность во

внутренних делах, а его внешние отношения, оборонные дела и т. п.

осуществляет государство-метрополия]. Все остальные национальные окраины, не

имеющие автономии и не находящиеся под протекторатом России, были на

положении наместничеств, генерал-губернаторств, губерний и областей.

Наместничество, как система управления национальными окраинами,

существовало в 1815 — 1847 гг. в Царстве Польском, в 1844 — 1883 гг. на

Кавказе. Начало губернскому делению положил Петр I в 1708 г. При Екатерине

II областное деление на губернии, провинции и уезды создавалось постепенно и

носило случайный характер. Губернии и провинции чрезвычайно сильно разнились

одна от другой по количеству населения и числу входивших в них уездов.

Вместо 20 губерний в Европейской России было учреждено 50 [10, с. 267]. В

конце XIX — начале XX вв. Российская империя состояла из 29 европейских

губерний с преобладанием русского населения (так называемая Великороссия). С

запада к ней примыкали 15 губерний, населенных преимущественно родственными

восточно-славянскими народами — украинцами и белорусами, имеющими с русскими

общие историко-этнические корни и религию — православие. В совокупности эти

44 губернии составляли ту часть Российской империи, которая выполняла роль

ее европейской метрополии. С востока к Великороссии примыкали 10 сибирских и

дальневосточных, а с юга — три северокавказские губернии, где абсолютное

большинство населения составляли переселенцы и их потомки из метрополии. На

окраинах империи, в остальных 33 губерниях (кроме Уфимской и Казанской в

европейской России) проживало несколько десятков народов и народностей.

При Екатерине II была введена должность генерал-губернатора. Несколько

губерний, где имелись стратегические военные интересы, где требовалась более

усиленная оборона со стороны Российского центра, объединялись в

генерал-губернаторства [В империи имелись следующие генерал-губернаторства:

Московское, Киевское, Виленское, Варшавское, Иркутское, Приамурское,

Туркменское и Степное. В Великом княжестве Финляндском был особый

генерал-губернатор, действовавший по законам Финляндии [4, т. XI, с. 314]].

Политика царизма в национальном вопросе

Обычно, когда раньше говорили о политике царизма в национальном

вопросе, ее характеризовали как национально-шовинистическую, называли Россию

"тюрьмой народов". Однако самодержавие как в процессе присоединения, так и в

дальнейшем умело совмещало и великодержавный шовинизм, и национальную

терпимость, и определенную гибкость в национальных проблемах. Как ни

странно, но более всего великорусский национализм осуществлялся по отношению

к славянским народам и проявлялся в политике насильственной их русификации.

Русский язык был государственным. Официальная идеология причисляла к русским

украинцев и белорусов. Запретив в 1876 г. украинскую литературу, русские

официальные круги выдвинули теорию, что якобы украинский язык является лишь

наречием русского. Русский язык насаждался в школах и других учебных

заведениях. Александр II запретил выпуск славянских журналов, в том числе и

украинских. Среди славянских народов России страдали более всех от

русификации украинцы. В Сибирь ссылались священники и интеллигенты из

Галиции [1, оп. 387, л. 60].

Значительной русификации после подавления восстания 1863 г. подверглась

Польша. Край разделили на 10 губерний, в которых управляла русская

администрация, правда, с делопроизводством на польском языке. Но из школ, из

средств массовой информации польский язык изгонялся. Русский язык объявлялся

официальным [1, оп. 387, л. 39]. В 1865 г. был издан закон, ограничивающий

право поляков на землевладение и землепользование. Годом раньше появилось

ограничение прав поляков на государственной службе [I, оп. 387, л. 39].

Продолжая политику русификации, правительство Николая II попыталось

распространить ее на Финляндию, которая долгое время стояла в стороне от

русских административных экспериментов. Проводником этой политики явился

Бобриков, назначенный в 1898 г. генерал-губернатором Финляндии. В 1899 г.

были изданы манифест и основные положения о порядке законодательства в

Финляндии, по которому в компетенции финляндского сейма оставались лишь

законы чисто местного характера. В 1900 г. был издан закон о постепенном

введении русского языка в делопроизводство Великого княжества Финляндского.

В 1901 г. был издан в порядке общегосударственного законодательства закон о

воинской повинности (не принятый сеймом) и начато постепенное

расформирование финляндских войсковых частей (предполагался призыв

финляндских граждан в русскую армию). В Прибалтийском крае правительство

решило бороться с германизацией: в 1885 г. всем присутственным местам и

должностным лицам велено было вести делопроизводство и переписку на русском

языке; в 1887 г. было предписано вести на русском языке преподавание в

средних учебных заведениях; в 1893 г. Дерптский университет был переименован

в Юрьевский, и началась постепенная замена немецкого преподавательского

состава русским. Вместо судей, избираемых местным дворянством, были введены

мировые судьи, назначаемые правительством.

Вместе с тем, в таком важном вопросе, как свобода вероисповедания,

царское правительство и синод проявляли осторожность и гибкость. Хотя

православие было официальной государственной религией, русская церковь

всегда отличалась веротерпимостью. Россия в своей истории не знала

религиозных войн, крестовых походов, которые проходили в Европе. В России

могли свободно развиваться различные национальные конфессии. Преследовались

лишь раскольники, религиозные секты и католичество у. славянских народов

России.

К примеру, униатская церковь в Польше после подавления восстания 1831

г. под определенным давлением вынуждена была пойти на воссоединение с

православием. После этого уния сохранилась в Холмской области и в Галиции.

Униаты-католики насильно обращались в православие, были урезаны права

епископов по надзору за религиозным обучением в светских школах и

управлениях семинариями, по открытию монастырей. Запрещалось образование

братств при костелах [1, оп. 61, л. 3]. С конца XVII в. автокефальная

православная украинская церковь была подчинена московской патриархии.

Как известно, в состав Российской империи входили не только крупные

нации и народы, но и множество этнических групп, национальных меньшинств,

племен. Их чаще всего называли инородцами, хотя в широком смысле этот термин

относился ко всем неславянским народам. С юридической точки зрения к

инородцам правительство относило монгольские, тюркские, финские, туземные,

горные племена, калмыков, самоедов Архангельской губернии. Политика по

отношению к ним была умеренной. Государственные повинности налагались на

инородцев с огромной осторожностью и постепенностью. В большинстве случаев

администрация ограничивалась лишь сборами податей и наблюдением за

самоуправлением инородцев. Кочевые племена обязывались пропускать через свою

территорию представителей властей и при необходимости защищать их. До 1880

г. инородцы не призывались в армию. Невнимание, безразличие царского

правительства к инородцам, невмешательство в их судьбу порой приводили к

внутреннему бедственному состоянию и даже вымиранию некоторых малых народов.

В конце XIX в. в таком положении оказались самоеды [4, т. 25, с. 224 — 225].

В связи с разделением Польши на присоединенных к России ее территориях

оказалось значительное число проживавших там евреев. Для царского

правительства ситуация оказалась весьма сложной, возник так называемый

"еврейский вопрос". Основу "еврейского вопроса" составляло вероисповедание.

Еврей-христианин становился полноправным гражданином России, в отношении же

евреев-иудаистов был разработан целый ряд ограничительных мероприятий. Лица

иудейского вероисповедания не имели права жить вне "черты еврейской

оседлости", включавшей 25 губерний на территории Украины, России и Польши

[Области еврейской оседлости то расширялись, то сужались. Кроме того, в

конце XIX в. даже в черте еврейской оседлости евреям было запрещено (1882)

селиться вне городов и местечек [4, т. 21, с. 455]]. Царское правительство

стремилось к уменьшению еврейского населения. Были разработаны меры по

облегчению условий переселения евреев из Империи (1892 г.). До 1905 г.

евреям-иудаистам запрещались браки с христианами. Евреи Царства Польского до

1862 г. были ограничены в правах проживания в городах и в деревнях,

приобретения недвижимого имущества, пользования гражданскими и политическими

правами. В 1887 г. министерству народного просвещения было предоставлено

право принимать меры к ограничению поступления евреев в средние учебные

заведения в местностях, входящих в черту постоянной еврейской оседлости. Это

число ограничивалось 10 %, а в других местностях (не входящих в черту

оседлости) — 5 %, в Петербурге и Москве — 3 % для каждого учебного заведения.

Евреев-иудаистов вообще не принимали в военно-медицинские, театральные

училища и др. Доступ к государственной службе был открыт только для евреев,

получивших степень доктора, и с высочайшего разрешения [4, т. 21, с. 456].

Говоря о политике царизма в национальном вопросе, следует отметить

положение русских, которое было уникальным по сравнению, скажем, с

англичанами, австрийцами и турками, проживающими в их колониальных империях.

На плечи русского народа, самого многочисленного среди всех других народов

Российской империи, ложились основные тяготы и крепостничества, и освоения

новых земель, и воинской повинности. Русскому народу никогда не было присуще

чувство национальной исключительности. Недаром многие народы при возникавших

между ними спорах в качестве третейского судьи выбирали русского человека. И

если правительство пыталось проводить политику великодержавного шовинизма,

то русский народ не был ее носителем.

До реформы 1861 г. процент крепостных среди русских крестьян был

существенно выше, чем среди других народов: так, почти все народы Поволжья

(мордва, чуваши и др.) были включены в состав "государственных крестьян" и

после реформы 1861 г. оказались обеспеченными землей в среднем значительно

лучше, чем освобожденные от крепостничества, жившие в тех же губерниях

великоросские крестьяне [8, с. 51]. По переписи населения 1897 г. грамотных

среди великороссов было лишь около 25 %, т. е. в 2 — 3 раза меньше, чем у

народов Прибалтики, финнов и евреев, намного ниже, чем у поляков [8, с. 51].

На территории национальных окраин больше открывалось и высших учебных

заведений. К существующим университетам в Киеве, Казани, Юрьеве, Варшаве и

Харькове прибавились политехнические институты в Риге, Киеве, Варшаве,

технологический институт в Харькове. Можно сделать вывод, что уровень

образованности русского населения был не выше, а порой даже ниже, чем у

других народов. Центральные власти при проведении социально-экономических

мероприятий больше учитывали интересы национальных окраин и считались со

специфическими особенностями этих территорий и народов.

Например, общинное устройство существовало не везде; Крестьяне в

Прибалтике получили личную свободу на полвека раньше, чем в России, однако

они не владели землей, были батраками или арендаторами у помещиков. В

Азербайджане, где были сильны национальные традиции, выкуп наделов начался

через четверть века после реформы; в Грузии даже в начале столетия более

половины крестьян оставались на положении временнообязанных. Серьезная мера

в пользу крестьян была проведена в юго-западном крае (где большинство

помещиков были поляки): в 1847 г. в Киевской, Волынской и Подольской

губерниях ввели инвентарные правила, по которым определялось то количество

земли, которое помещики должны были предоставить крестьянам, и установлены

размеры крестьянских повинностей. Аналогичное устройство было введено в 1846

г. в губерниях Царства Польского.

Таким образом, Российское многонациональное государство было необычной,

нетипичной империей ни по характеру образования и

национально-государственного устройства, ни по положению русского народа, ни

по методам проведения национальной политики. Имперские черты (насилие,

неравноправие, национальное унижение, эксплуатация покоренных народов)

переплетались с такими явлениями, которые никак нельзя назвать однозначно

национал-шовинистическими.

Поскольку в состав империи входили нации и народности с разным уровнем

национального самосознания, на различных этапах складывания наций, то

единого, годного для всех пути решения национального вопроса не было. Для

одних народов он заключался в полном суверенитете, для других достаточным

условием выдвигалась национально-культурная или административная автономия,

третьи вообще еще не ставили перед собой национальные задачи.

В силу того, что народы жили в одном огромном государстве и в равной

степени испытывали его гнет, разделение шло не по национальному, а по

социально-классовому принципу. Рабочий класс России сразу формировался как

многонациональный, и все нации и народности, его составляющие, в равной

степени страдали от угнетения. За долгую совместную историю сложилась и

общность исторических судеб. В связи с развитием капитализма и образованием

всероссийского рынка укреплялись хозяйственные связи и процесс разделения

труда. Национальные движения в России развивались очень неравномерно и

наполнялись разным содержанием.

Национальные движения в России

Появление наиболее развитых национальных движений связано с началом

раздела и присоединения Польши к российской территории. К наиболее ранним

национальным сопротивлениям следует отнести общественное сопротивление

значительной части Польского общества, при двух разделах Польши (1792 и 1793

гг.). Было подготовлено восстание. Оно началось 24 марта 1794 г. во главе с

Т. Костюшко, который взял власть в свои руки. Выдвигались требования

воссоздания Польши в старых границах и ее независимости. Однако при помощи

Австрийской армии и прусского войска, которые были заинтересованы в третьем

разделе Польши, армейские соединения, предводительствуемые А. Суворовым, 4

ноября 1794 г. окончательно подавили восстание. Вслед за этим последовал

третий раздел Польши (1795 г.). Подъем национально-освободительного движения

в Польше, Литве и Белоруссии в XIX столетии был связан с назреванием

революционной ситуации 60-х годов. Польские патриоты не могли примириться с

разделами Речи Посполитой; они стремились к восстановлению полной

государственной независимости Польши, в границах 1772 г. Французская

революция дала толчок польскому движению, которое было подавлено в 1831 г.

В период первой революционной ситуации различные факторы

национально-освободительной борьбы проявили себя не одновременно. Это

явилось одной из причин, по которой революционная ситуация не переросла в

революцию. Так, в частности, обстояло дело и с восстанием в Польше 1863 г.,

к которому примкнули народы Литвы, Белоруссии и Западной Украины. В конце

50-х — начале 60-х годов, когда царизм особенно остро переживал кризис своей

политики в Польше, были проведены некоторые реформы. Действия центральных

властей встретили очень настороженную реакцию со стороны польской

общественности, вызвав при этом заметное оживление политической жизни.

Консолидировалось не только польское дворянство, но и радикальные, и

демократические силы польского общества. В Варшаве образовались нелегальные

кружки польской молодежи, часть из которых вела пропаганду вооруженного

восстания. Выдвигались требования восстановления государственной

независимости Польши в прежних границах. От политических демонстраций

общественность Польши в 1863 г. перешла к открытому восстанию, которое в

1864 г. было подавлено генералами Бергом и Муравьевым. Однако для

прекращения восстания царизм использовал не только карательные меры. Чтобы

не допустить расширения социальной базы повстанцев, правительство пошло на

уступки. 1 марта 1863 г. были отменены обязательные отношения крестьян к

помещикам и на 20 % снижены оброчные платежи. В ходе расправы над

повстанческими войсками в самой Польше царизм объявил о проведении здесь

крестьянской реформы. В ее основу были положены повстанческие аграрные

декреты. Крестьянам была передана в собственность вся надельная земля без

выкупа помещикам.

Таким образом, польское национальное движение, как и движение в Литве,

Белоруссии и др. национальных окраинах, было направлено, прежде всего, на

восстановление государственной независимости, а также на возрождение и

создание национальных традиций (языка, культуры). О характере движений за

создание "культурно-национальных автономий" дает представление

"Кирилло-Мефодиевское братство" — тайная по-.литическая организация

разночинной интеллигенции, которая была создана в Киеве в 1846 г. Около Н.

М. Костомарова, быв-:шего преподавателя русской истории в Киевском

университете, сгруппировался кружок его друзей, преданных идее народности

(П. А. Кулиш, А. Мафкевич, Н. И. Гулак, В. И. Белозерский и Т. Г. Шевченко).

Интересы кружка не ограничивались интересами малорусской народности, его

члены также мечтали об общеславянской взаимности. "Взаимность славянских

народов, — писал Костомаров, — в нашем воображении не ограничивалась уже

сферой науки и поэзии… Помимо нашей воли стал нам представляться

федеративный строй, как самое счастливое течение общественной жизни

славянской нации…" [11, с. 200]. Среди важных задач — свобода

вероисповедания, языка, образования. В 1847 г. кружок был закрыт, а его

члены арестованы. К этому же направлению можно отнести и созданную в 60-х

гг. XIX в. просветительскую организацию украинской интеллигенции "Громада",

возглавляемую украинским историком Михаилом Драгомановым, который являлся

сторонником теории бес-классовости украинского общества, выступал за

сохранение и умножение культурных традиций украинского народа.

За административную автономию боролась армянская буржуазная партия

"Дашнакцутюн" (дашнаки). Партия возникла в 1890 г. в Тифлисе, в ее программе

главной задачей являлось движение за освобождение западных армян от

турецкого ига с помощью западных держав и создание автономного государства.

В 90-х годах усилилось национально-освободительное движение в

Финляндии, которое явилось следствием политики насильственного "обрусения".

В 1899 г. по всей стране шел сбор подписей под петицией царю. Подписалось

более 500 тыс. че-.ловек. С петицией в Петербург отправилась многочисленная

депутация. Делегаты вернулись ни с чем — царь их не принял. 7 июня 1900 г.

был издан царский манифест о введении в финском сенате русского языка.

Сенаторы отказались его опубликовать, а половина членов сената подала в

отставку. Недовольство закончилось убийством в 1904 г. генерал-губернатора

Боб-рикова. Во второй половине XIX в. процесс распространения марксизма

захватил и национальные районы Российской империи. Летом 1882 г. в Польше

возникла партия "Пролетариат", во главе которой стоял один из крупнейших

польских революционеров Л. Варынский. Руководство "Пролетариата"

поддерживало связи с группой "Освобождение труда" и способствовало

распространению марксизма в Польше.

Важным событием в пролетарском национальном движении было создание в

1893 г. марксистской партии "Социал-демократия королевства Польского" (Р.

Люксембург, Ю. Мархлевский, Я. Тышка) и партии "Всеобщий еврейский рабочий

союз в Литве, Польше и России" (Бунд), основанный в Вильно в 1897 г.

Национальные движения постоянно расшатывали устои царизма на окраинах

России, консолидировали силы нерусских народов в борьбе за улучшение их

социально-экономического и политического положения. Однако набиравший силы

процесс был остановлен первой мировой войной, которая национальные проблемы

в России отодвинула на задний план. И к ним страна вернулась лишь после

Октября 1917 г., в новой исторической обстановке.

ЛИТЕРАТУРА

1. Архив внешней политики Российской империи, фонд Канцелярии министра.

Оп. 387.

2. Агаджанов С. Новая цивилизация в России?//Независимая газета. 1993.

20 апреля.

3. Анисимов Е. Стереотипы имперского мышления: Историки отвечают на

вопросы. Вып. 2/Сост. В. В. Поликарпов. — М., 1990.

4. Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь: В 82 т. -

СПб., 1895.

5. Гумилев Л. Н. Меня называют евразийцем//Наш современник, 1991. № 1.

6. Дерлугьян Г. Была ли Российская империя

колониальной?//Между-народная жизнь. 1991. № 2.

7. Зевелев А. Завоевание или присоединение?//Независимая газета., 1993.

14 мая.

8. Козлов В. И. Национализм, национал-сепаратизм и "русский вопрос"//

Отечественная история. 1993. № 2.

9. Наше Отечество: опыт политической истории: В 2-х т./С. В. Кулешов,

О. В. Волобуев, Е. И. Пивовар и др. — М., 1991. Т. 1.

10. Пушкарев С. Г. Обзор русской истории. — М., 1991. П. Сватиков С. Б.

Общественное движение в России (1700 — 1885). — Ростов/на Д., 1905.

12. Степанов А. И. Место России в мире накануне первой мировой

вой-ны//Вопросы истории. 1993. № 2.

13. Соболевский А. М. Русский народ как этнографическое целое. — Львов,

1911.

14. Тюкавин В. Л. История СССР (1861 — 1917). — М., 1989.

Тема 4. ПЕРВАЯ БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ


РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ. НАЧАЛО КРУШЕНИЯ САМОДЕРЖАВИЯ

Причины, характер, особенности революции 1905 — 1907 гг.

Ее основные этапы

Революция 1905 — 1907 гг. органически вписалась в мировой;

революционный процесс. Вслед за европейскими странами она в новых

исторических условиях открывала вторую эпоху мировых буржуазных и

национально-освободительных революций, которые охватили наряду с Россией и

страны Востока. Причины революции коренились как в общих закономерностях

становле-ния капиталистического индустриального общества, так и в

особенностях исторического пути России.

Во всех странах мира переход от феодально-аграрного общества к

капиталистическому сопровождался либо крушением абсолютистских режимов,

либо — при формальном сохранении монархии — ее значительной трансформацией и

приспособлением к новым политическим институтам власти. Такая же судьба

неизбежно ждала и русский самодержавный строй.

Особенность России была в том, что царское правительство, вынужденное

проводить капиталистические по содержанию и направленности реформы,

чрезвычайно медленно осуществляло эволюцию политического строя. Это привело

к тому, что консервативная политическая надстройка не соответствовала

интересам прогрессивного общественного развития, не давала возможности

решить возникавшие социально-экономические проблемы, и это в конечном итоге

стало причиной революции.

Если в Западной Европе к началу XX в. наступил период "затишья",

"классового мира" между рабочими и капиталистами, то в России развитие

империализма сопровождалось наслоением самых разных противоречий: между

трудом и капиталом, :между развивающимся капитализмом и значительными

фео-.дально-крепостническими пережитками, между высокоразвитыми и отсталыми

промышленными районами. Особую остроту этим противоречиям придавала система

политического, духов-гного и национального гнета царского самодержавия.

Обострению политического кризиса в России, приближению революции в ней

способствовали мировой экономический кризис 1900 — 1903 гг. и

русско-японская война 1904 — 1905 гг. В ходе экономического кризиса в стране

закрылось до трех тысяч промышленных предприятий, без работы осталось свыше

200 тысяч человек. Это породило огромную волну стачек и демонстраций.

Самодержавие пыталось предотвратить назревавшую революцию. "Чтобы удержать

революцию, нам нужна маленькая победоносная война", — говорил министр

внутренних дел Плеве. Но начавшаяся в 1904 г. русско-японская война

оказалась и не короткой, и не победоносной. Страна была плохо подготовлена

к ней, и ее войска несли одно поражение за другим.

В результате Россия потеряла 50 тыс. убитыми, а каждый день войны

обходился казне в 3 млн. руб. "Было сразу видно, — признавал председатель

Совета Министров России С. Витте, — что война эта крайне непопулярна, что

народ ее не желает, а большинство проклинает" [2, с. 291].

Осенью 1904 г. в Петербурге, Иваново-Вознесенске, Нижнем Новгороде, на

Кавказе и в других регионах страны произошли демонстрации и стачки.

Предвестником приближающихся революционных событий стала всеобщая

политическая стачка бакинских рабочих в декабре 1904 г.; волнения охватили и

армию. Только в сентябре — декабре 1904 г., по сведениям департамента

полиции, в стране произошли волнения солдат в 58 городах. В основном эти

выступления были направлены против мобилизаций и отправки войск на Дальний

Восток для участия в русско-японской войне.

Нищета и бесправие, царившие в деревне, крупные недороды (1897 — 1898,

1901 гг.) и их прямое следствие — массовый голод — усилили выступления

крестьян против существующего строя. Только за пять лет (1900 — 1904 гг.) в

стране произошло не менее 1088 крестьянских волнений, что почти втрое

больше, чем за 1895 — 1900 гг. [17, с. 15].

Под влиянием выступлений трудящихся усилилась оппозиционность к царизму

и со стороны демократической интеллигенции. Обостряющаяся обстановка в

стране вызвала панику в верхах. "На Николая II, — образно и точно писал У.

Черчилль, — легла функция стрелки компаса. Наступление или отступление?

Вправо или влево? Демократизировать или не уступать? Изменять или сохранять?

Таковы были поля сражений Николая II" [7, с. 89].

В июле 1904 г. новым министром внутренних дел стал П. Д.

Святополк-Мирский, который провозгласил эпоху доверия. В период правления

нового министра были возвращены из ссылки и восстановлены в своих правах

опальные земцы, ослаблена цензура в отношении либеральной печати и т. д. 6 -

9 ноября 1904 г. в Петербурге состоялся съезд земских и городских деятелей.

Официально властями съезд не был разрешен, его запрещение исходило от самого

Николая П. Тем не менее, когда Святополк-Мирский сообщил о запрете съезда,

руководство либеральной оппозиции договорилось о его проведении в качестве

частного совещания. Съезд принял резолюцию, в которой впервые было открыто

сказано, что без коренного изменения всего государственного строя, без

участия свободно избранных представителей в законодательстве и управлении

страной совершенно невозможно ни умственное, ни нравственное, ни

материальное развитие населения, что дальнейшее существование порядка,

основанного на бесправии личности и общества, приведет страну к застою и

гибели.

Решения Земского съезда были поддержаны многочисленными банкетными

кампаниями, которые проводили литераторы, ученые, адвокаты, врачи и т. п.

24 ноября 1904 г. Святополк-Мирский представил царю доклад о

политической программе. Исходный путь доклада заключался в том, что в

течение последних двадцати с лишним лет карательная политика не дает

эффекта. Отмечалось, что при сохранении в неприкосновенности самодержавия

необходимо пойти на некоторые уступки либералам, допустить участие

представителей общественности в законодательной работе. Мера уступок была

определена в царском указе, который 14 декабря 1904 г. появился в печати. В

нем содержались обещания об уравнении крестьян в правах с другими

сословиями, о расширении прав земских и городских учреждений, о введении

государственного страхования рабочих, об устранении некоторых стеснений

печати, о введении начала религиозной терпимости и т. д. Но о привлечении

представителей земств и городов в Государственный совет не только не

говорилось ни слова, а, наоборот, указывалось на "непременное сохранение

незыблемости основных законов империи".

В тот же день было опубликовано другое правительственное сообщение, в

котором обсуждение пожеланий земцев о реформах внутреннего управления

признавалось недопустимым. После опубликования указа П. Д. Святополк-Мирский

подал в отставку. Таким образом, царское правительство еще раз

продемонстрировало свою политическую близорукость, неспособность разрядить

обстановку, снять социально-экономический и политический кризис, охвативший

страну. Началом первой русской революции стали события "кровавого

воскресенья" 9 января 1905 г. Расстрел рабочих в Петербурге (по

предварительным подсчетам журналистов, убитых и раненых было около 4600

человек) прозвучал как набатный колокол по всей России. Стачки протеста

прокатились по всей стране. В январе 1905 г. в забастовках приняло участие

444 тыс. человек, что оказалось больше, чем за предшествующие 10 лет. В

России началась революция, которая продолжалась 2,5 года.

Исходя из того, что задачи революции (свержение самодержавия,

разрешение аграрного вопроса, установление демократической республики) были

буржуазными, а осуществили их демократические силы — пролетариат,

крестьянские и демократические слои интеллигенции, революция вошла в историю

нашей страны как буржуазно-демократическая. В своем развитии она прошла

несколько этапов. Первый (9 января — сентябрь 1905 г.) — начало революции,

развитие ее вширь и вглубь. В этот период нарастает стачечное движение

рабочих, создаются первые Советы рабочих депутатов. Первоначально они

возникают как органы стачечной борьбы, а затем превращаются в революционные

органы власти. Ширится крестьянское движение, которое охватило около шестой

части всех уездов России. Выступления крестьян происходили на Украине, в

Прибалтике, Грузии. Летом 1905 г. был создан Всероссийский крестьянский

союз, численность которого к концу года составила 200 тыс. чел.

Революционные события оказали влияние на армию и флот. 14 июня 1905 г.

вспыхнуло восстание на броненосце "Князь Потемкин-Таврический".

Второй этап (октябрь — декабрь 1905 г.) — высший подъем революции. В

октябре отдельные политические выступления трудящихся переросли во

всероссийскую политическую стачку, в которой приняло участие свыше 2 млн.

чел. Кульминацией этого этапа стало декабрьское вооруженное восстание в

Москве.

Третий этап (январь 1906 — 3 июня 1907 гг.) стал периодом отступления

революции. Тем не менее в этот период многие рабочие, матросы, солдаты,

крестьяне продолжали борьбу. В 1906 г. в стачках приняло участие 1108 тыс.

рабочих, в июле 1906 г. вспыхнуло восстание в Свеаборге, которое поддержали

солдаты и матросы Кронштадта, в мае — августе (1906) крестьянским движением

было охвачено 50 процентов уездов Европейской России.

3 июня 1907 г. был опубликован манифест о роспуске 11 Думы и изменении

системы выборов. Это был фактический отказ царизма от каких-либо

политических реформ, который означал окончание революции.


Расстановка классовых и политических сил в стране.

Становление политических партий

Начавшаяся революция привела в движение все классы, заставила их

отчетливо определить линию своего политического поведения. Наиболее

консервативные силы страны объединились в правительственный лагерь, который

твердо стоял на страже интересов самодержавно-крепостнического строя.

Как известно, верховная власть в России всецело и нераздельно

принадлежала императору. Последний русский царь Николай II, вступивший на

престол в 1894 г., видел свое предназначение в том, чтобы сохранить

незыблемыми все устои самодержавия.

В дни октябрьской всеобщей забастовки С. Ю. Витте 9 октября обратился к

царю с запиской, в которой призывал его к разрешению кризиса с помощью

некоторых реформ: наделения Думы законодательными правами, нормирования

продолжительности рабочего дня, ослабления напряженности в деревне за счет

продажи крестьянам казенных земель, расширения деятельности Крестьянского

банка, в крайнем случае, принудительного отчуждения за выкуп помещичьей

земли, сдаваемой в аренду [8, с. 198 — 199]. Однако царь не спешил, и только

нарастающие революционные события октябрьских дней 1905 г. (когда бастовала

вся Москва, шли забастовки в Петербурге, в Харькове, Ярославле,

Екатеринославе, прекратилось железнодорожное движение по всей стране)

заставили его подписать 17-го октября Манифест "Об усовершенствовании

государственного порядка".

Лучшее объяснение появлению этого документа, думается, принадлежит

великому князю Николаю Николаевичу (младшему) — дяде Николая II. Он сказал,

что надо публиковать манифест, так как нет возможности "за недостатком войск

прибегнуть к военной диктатуре…". Это откровение приведено С. Ю. Витте в

его воспоминаниях [12, с. 44].

Манифест 17 октября 1905 г. содержал следующие положения:

предоставление гражданских и политических свобод (слова, собраний, союзов);

создание выборного, высшего представительного органа власти -

Государственной думы (она должна иметь законодательный характер, т. е. без

ее ведома не могли издаваться законы). Таким образом, был сделан второй

после 1861 г. шаг по превращению страны в буржуазную монархию.

После опубликования Манифеста началась реорганизация правительства.

Совет министров превратился в постоянно действующее правительственное

учреждение. На Совет возлагалось "направление и объединение действий всех

ведомств по вопросам законодательства и высшего государственного

управления", причем устанавливалось, что законопроекты не могут быть внесены

в Государственную думу без правительственного обсуждения в Совете министров

[8, с. 199]. Первым русским премьер-министром был назначен С. Ю. Витте.

Манифест 17 октября сначала вызвал всеобщее ликование. Часть либералов

отказалась от дальнейшей борьбы. Однако волнения не прекратились и после его

опубликования. При этом они носили как революционный, так и

контрреволюционный характер. Некоторых губернаторов манифест ошеломил. Они

посылали в столицу запросы с требованием подтвердить подлинность текста. Во

многих городах толпы "черносотенцев" устраивали погромы [16, с. 348]. Вместе

с тем лидеры правых прекрасно понимали, что одними погромами уже не

обойтись, необходимо иметь самостоятельные политические организации, которые

должны были защищать свои убеждения: отстаивать самодержавие и помещичье

землевладение, сохранять полицейскую власть.

И такие организации начали появляться. Стали создаваться различные

дворянские общества, наиболее влиятельным из которых был Совет объединенного

дворянства. Эта чисто сословная организация ставила своей целью не только

помощь власти в ее борьбе с революцией, но и противодействие правительству,

если оно пойдет слишком влево и решит поступиться некоторыми интересами

помещиков-крепостников.

Стремясь расширить свою социальную базу, дворянско-по-мещичьи круги

способствовали расширению организаций, получивших наименование

черносотенных. В апреле 1905 г. образуются "Союз русских людей" и "Русская

монархическая партия". В программе этих организаций провозглашалась

"нераздельность" самодержавия с благом России, поскольку "самодержавный

образ правления… единственно способный внести улучшение в жизнь народа,

предотвратить порабощение одного класса другим…служить связью для всех

разноплеменных областей и отвечать сознанию самого народа" [1, с. 31].

Подобные взгляды были характерны и для "Союза русского народа"- самой

массовой черносотенной монархической организации, которая возникла в ноябре

1905 г. и насчитывала в своих рядах около 100 тыс. чел. Идеологическим

стержнем программы главной политической партии помещиков и дворян были три

момента: православие, самодержавие, русская народность — державная

народность. Организаторы "Союза русского народа" (доктор А. И. Дубровин,

курский помещик Н. Е. Марков и бессарабский помещик В. М. Пуришкевич)

поставили целью привлечь на свою сторону широкие массы и создать из них щит,

прикрывающий самодержавие, а также организовать боевые дружины для борьбы с

революцией. Основную массу членов данной организации составляли мелкая

буржуазия, мелкие предприниматели, торговцы, лавочники, средней руки

чиновники. Входили в нее рабочие и крестьяне, но их было немного и они

составляли неустойчивую часть организации.

Программа других черносотенных организаций (общая численность

монархических организаций составляла примерно 400 тыс. чел.) мало отличалась

от программы "Союза русского народа". Все они отстаивали неограниченную

власть царя и незыблемость привилегий крепостников. Однако обнародование

программ этих партий, а также конкретные действия в революции не получили

массовой поддержки населения: на выборах в I и II Думы черносотенцы

потерпели поражение.

К правительственному лагерю примыкали и некоторые консервативные

буржуазные партии, в том числе "Союз 17 октября". В ноябре 1905 г. были

выработаны программа и устав Союза, созданы его руководящие органы. Высшим

органом партии был съезд, избиравший ЦК сроком на один год. Лидером партии

стал директор правления Московского учетного банка, глава страхового

общества "Россия" А. И. Гучков (по замечанию П. Струве, он был и "виртуозом

интриг, и героем беспринципности").

Согласно уставу, в "Союз 17 октября" могли входить "все партии и лица,

признающие, что государственное преобразование России должно идти путем

развития и укрепления конституционной монархии народным представительством,

основанном на общем избирательном праве, и примыкающие к основным положениям

программы". Вместе с тем в уставе особо подчеркивалось, что в "Союз 17

октября" не могут входить лица и партии, которые, с одной стороны, выступают

за сохранение неограниченного самодержавия, а с другой — отстаивают

требования созыва Учредительного собрания и образования демократической

республики [20, с. 4 — 5]. Ориентировочно численность этой партии в 1905 -

1907 гг. составляла 50 — 60 тыс. чел. [15, с. 146].

Безоговорочно принимая Манифест, октябристы заявили, что их цель -

"оказывать содействие правительству, идущему по пути спасительных реформ,

направленных к полному и всестороннему обновлению государственного и

общественного строя России" [1, с. 35]. Позиция октябристов была по

достоинству оценена царем. "Очень рад вас видеть и благодарю вас за вашу

преданность и любовь к России и ко мне, — сказал он, принимая лидеров

партии. — Сожалею, что не вся Дума состоит из таких людей, как вы: тогда

спокойна была бы Россия, а я был бы счастлив" [1, с. 35].

Программа партии "Союза 17 октября" включила в себя положения о единой

и неделимой России, которую должен возглавить монарх, опирающийся на

законодательную Думу. В аграрной части делался акцент не на увеличение

крестьянского землевладения, а на предоставление крестьянам гражданских

прав, ликвидацию общинного землепользования, и лишь в редких случаях

допускалось отчуждение части помещичьих земель "на справедливых условиях

вознаграждения, устанавливаемого законодательной властью" [8, с. 224].

Решение рабочего вопроса отдавалось на откуп промышленникам, при этом

отрицалась необходимость сокращения рабочего дня, предлагалось запретить

стачки на предприятиях.

В русле политики общероссийских монархических организаций и партии

октябристов, несмотря на их позиции в национальном вопросе, шли и некоторые

национальные буржуазно-консервативные партии: Балтийская конституционная

партия, конституционная партия Эстонии, Латышская народная партия и др.

Национальные буржуазно-помещичьи консервативные партии в некоторых

вопросах расходились с главными партиями правительственного лагеря, но, видя

в царской власти защиту и поддержку в борьбе с революционным движением,

составляли вместе с ними единый фронт [1, с. 36]. В дни революции сделала

свой выбор и либеральная буржуазия. Подготовка к выборам в Думу заставила

либералов поспешить с формированием собственной политической партии.

Образование конституционно-демократической партии произошло в октябре 1905

г. в разгар Всероссийской политической стачки. Учредительный съезд партии

принял программу, содержавшую немало радикальных пунктов. Например, в

аграрной части программы говорилось о необходимости отчуждения

частновладельческих земель, но в комментариях к программе кадеты допускали

отчуждение преимущественно тех имений, которые сдавали в аренду.

По рабочему вопросу в программе провозглашалось: "свобода рабочих

союзов и собраний; право стачек; введение законодательным путем

восьмичасового рабочего дня. Но затем шли оговорки о немедленном введении

восьмичасового рабочего дня только там, где это в. данное время возможно, и о

постепенном введении его в остальных производствах [5, с. 13]. Один из

руководителей петербургской группы кадетов Е. И. Кедрин заявил, что в

программе требование восьмичасового рабочего дня поставлено "только как

идеал, к которому следует стремиться" [19, с. 18].

Государственный строй определялся следующим образом: "Россия должна

быть конституционной и парламентарной монархией. Государственное устройство

России определяется основным законом" [5, с. 13].

После учредительного съезда процесс организационного строительства

партии носил стихийный характер. В октябре — декабре 1905 г.

конституировались 72 кадетских организации. Основная же их часть (288)

конституировалась в период выборов в I Думу. Численность 203 наиболее

крупных кадетских организаций (более 65 % от их общего числа) составила 46

550 чел. Общая же численность партии конституционных демократов в период ее

кульминационного развития весной и летом 1906 г. составила примерно 50 тыс.

чел. [15, с. 99].

Кадетская партия, не встретив широкого сочувствия среди рабочих и

крестьян, нашла поддержку у интеллигенции (адвокатов, докторов, инженеров,

учителей, земских служащих и т. д.). Социальной опорой партии являлась и

прогрессивная средняя буржуазия. Учитывая ее интересы, программа кадетов

была рассчитана на развитие России по капиталистическому пути с помощью

реформ. К кадетам примыкали по своим программам три небольшие партии,

которые объединяли либеральную интеллигенцию, прогрессивных "земцев" и

промышленников. Это были "прогрессисты", "партия мирного обновления" и

"партия демократических реформ".

Основным в программах национальных либерально-буржуазных партий [В 1905

г. возникли такие партии, как Украинская радикально-демократическая партия,

Литовская демократическая партия, Латышская конституционно-демократическая

партия и др.] было требование буржуазно-демократических свобод. С

конституционными демократами эти партии расходились только в национальном

вопросе, требуя права политического и культурного самоопределения в рамках

автономии. Так, в конце 1905 г. в Уральске состоялся съезд делегатов пяти

областей, который провозгласил образование Киргизской

конституционно-демократической партии. Съезд избрал ЦК и принял программу

кадетов, в которой добавил, что "никто на киргизскую степь не имеет никакого

права, кроме киргизов" [1, с. 43].

Кульминацией в деятельности конституционных демократов стали выборы в I

Думу, где кадеты получили большинство голосов. Состав первой Государственной

думы, открывшейся 27 апреля 1906 г., выглядел следующим образом: 161 кадет,

97 трудовиков, 17 социал-демократов, 103 — беспартийных, 70 автономистов.

Председателем Думы был избран кадет С. А. Муромцев, профессор Московского

университета, один из основателей кадетской партии, член ее ЦК. Чем могла

стать Дума для Российского общества? Над этим вопросом размышляли

представители всех слоев.

Вот что, например, писал по этому поводу А. Ф. Кони [Анатолий Федорович

Кони (1844 — 1927) — русский писатель, публицист, юрист, судебный оратор]:

"…Дума — что даст она? Поймут ли ее лучшие люди лежащую на них святую

обязанность ввести в плоть и кровь русской государственности новые начала

справедливости и порядка, как это успели сделать со своей задачей мировые

посредники первого призыва? И пред этим роковым вопросом сердце сжимается с

невольной тревогой и грустным предчувствием" [10, с. 10].

Опасение, высказанное А. Ф. Кони, было не беспочвенно. Самодержавие не

хотело принимать парламентаризм. Когда депутаты Думы передали царю адрес,

где были изложены требования и программы законодательной деятельности

(введение всеобщего избирательного права, необходимость ответственного

министерства, амнистия, отмена смертной казни и освобождение страны от

военного положения, право Думы пересматривать законы, свобода слова,

совести, собраний, решение аграрного и рабочего вопросов и др.), царь

отнесся к документу резко отрицательно, а депутации в приеме было отказано.

13 мая 1906 г. перед депутатами с правительственной декларацией

выступил Председатель Совета министров И. Л. Горемыкин, который занимал этот

пост после отставки С. Ю. Витте. Правительство отвергло все требования

ответного адреса, а главное — решение аграрного вопроса путем

принудительного отчуждения помещичьих земель объявлялось совершенно

недопустимым.

Декларация Совета министров полностью перечеркнула надежды и планы

кадетов. "Мы верили, — говорил в Думе один из лидеров, Е. Н. Щепкин, — что

Дума мирным путем может разрешить действительно роковые задачи, стоящие

перед русским народом… Сегодня Совет министров… вырвал у нас из рук

главное орудие умиротворения и успокоения России" [8, с. 2251.

В ночь с 8 на 9 июля 1906 г. Николай II подписал указ о роспуске

Государственной думы I созыва. На следующий день Дума была окружена

войсками, двери заперты, никого не пропускали, во дворе расположили пулеметы

[6, с. 252]. В то же время начались изменения в составе правительства: пост

председателя Совета министров занял П. А. Столыпин. С первых дней своего

правления он стал проводить жесткий курс на подавление революции [В

частности, 19 августа 1906 г. в чрезвычайном порядке был принят указ о

военно-полевых судах. Судопроизводство должно было завершиться в пределах 48

часов, а приговор по распоряжению командующего округом исполнялся в 24

часа]. Вместе с тем Столыпин большое внимание уделял реформированию старого

строя, его модернизации.

Однако власти еще опасались открыто посягнуть на Манифест 17 октября и

вынуждены были объявить о созыве II Государственной думы.

II Дума (20 февраля — 3 июня 1907 г.) оказалась более левой, чем

первая. Левые партии получили 222 места из 518 (43 %), в том числе

социал-демократы, которые бойкотировали I Думу, отказались от тактики

бойкота и получили 65 мест (12,5 %,). Образовавшееся левое крыло

предопределило судьбу этой Думы. 3 июня 1907 г. было объявлено о ее роспуске

и опубликован новый избирательный закон, резко увеличивавший

представительство помещиков и сокращавший представительство демократических

слоев, особенно крестьянства. Одновременно были произведены аресты среди

членов социал-демократической фракции. Им было предъявлено обвинение в

подготовке военного переворота. Роспуск II Государственной думы означал

конец первой русской революции. Российская либеральная буржуазия не смогла

стать лидером революции.

Это объясняется прежде всего запоздалостью развития и политического

формирования русской буржуазии; налицо была переплетенность ее интересов с

интересами полуфеодального дворянства, а также зависимость ее от

государственной власти.

Революционно-демократический лагерь представляли главным образом партия

социалистов-революционеров и РСДРП. Во время революции эти партии продолжали

оставаться на нелегальном положении. Они не использовали возможность иметь

легальную печать.

Партия социалистов-революционеров (эсеры) в годы революции насчитывала

немногим более 15 тыс. чел. Эсеры делали ставку на крестьянство, считая его

главной движущей силой социалистической революции, и полностью отвергали

руководство рабочего класса. Они привлекали к себе широкие массы

крестьянства главным образом своей демократической аграрной программой.

Центральным ее пунктом было требование "социализации земли", что означало

конфискацию помещичьих имений, изъятие всей земли из системы купли-продажи,

превращение ее в общенародное достояние на следующих условиях: "Все земли

поступают в заведование демократически организованных бессословных сельских

и городских общин… Пользование землей должно быть уравнительно-трудовым,

т. е. обеспечивать потребительную норму на основании приложения собственного

труда — единоличного или в товариществе [1, с. 23].

Главным средством борьбы против самодержавия эсеры считали тактику

индивидуального террора. С 1902 по 1911 гг. ими было осуществлено более 200

террористических актов. Вместе с тем, революция внесла коррективы в тактику

социалистов-революционеров. Наряду с террористической деятельностью они

участвовали в подготовке вооруженных выступлений, организации боевых дружин,

для борьбы с погромами. Партия стремилась расширить свое участие во

Всероссийской октябрьской политической стачке, Декабрьском вооруженном

восстании, ее представители работали в Советах рабочих депутатов и т. д.

Особая роль в революции 1905 — 1907 гг. принадлежала РСДРП, хотя она и

переживала достаточно трудный период. В РСДРП были две фракции -

большевистская и меньшевистская, которые во многих отношениях напоминали уже

две самостоятельные партии. Начавшаяся революция усилила ее раскол.

К началу революции большевиков и меньшевиков в РСДРП было почти поровну

(по 4,2 тыс. чел.). К лету 1905 г. в рядах большевиков находилось примерно

14 тыс., а меньшевиков — 12,5 тыс. человек. К весне 1906 г. численность

большевиков возросла до 30,8 тыс., а меньшевиков — до 24,5 тыс. чел.

Меньшевики преобладали в тех районах, где промышленность была развита

относительно слабо. Большевистское влияние оказалось заметнее в центре

России (около 13 тыс. большевиков и 1,2 тыс. меньшевиков).

Основной стратегической линией большевиков в революции была идея

гегемонии пролетариата. Именно пролетариат в союзе со всем крестьянством при

изоляции буржуазии должен бороться сначала за свержение самодержавия и

установление демократической республики, а затем, после победы — за

перерастание буржуазно-демократической революции в революцию

социалистическую.

Другой точки зрения придерживались меньшевики. Они готовы были видеть в

пролетариате наиболее активную движущую силу революции, однако считали, что

лидером буржуазной революции может быть лишь буржуазия.

В вопросе об отношении к крестьянскому движению большевиков и

меньшевиков объединила принципиальная поддержка антипомещичьей борьбы

крестьян. Вместе с тем, если III съезд РСДРП (апрель 1905 г.) предложил

местным партийным организациям оказывать самую энергичную поддержку

крестьянскому движению вплоть до конфискации всех помещичьих, казенных,

церковных, монастырских и удельных земель, организовать революционные

крестьянские комитеты в целях проведения революционных преобразований, то

женевская меньшевистская конференция (апрель 1905 г.) приняла другое

решение — программу муниципализации земли, предусматривающую передачу

помещичьих земель местным органам самоуправления (муниципалитетам) и

предоставление их крестьянству в аренду за плату. Иным было у меньшевиков и

понимание роли партии в предстоящем вооруженном восстании. Они видели в

восстании неуправляемый стихийный процесс, выступали против возможности

планомерной подготовки вооруженного восстания.

Раскол РСДРП нашел свое отражение и в позициях национальных

революционных партий. Часть из них: социал-демократия королевства Польского

и Литвы (СДКИ и Л) (в 1907 г. в ее рядах было около 25 тыс. чел.), Латышская

социал-демократическая рабочая партия (13 тыс. чел.) разделяли в основном

позиции большевиков. К меньшевикам примыкали Бунд, Украинская

социал-демократическая рабочая партия, Украинский социал-демократический

союз и др.

Таким образом, сопоставляя точки зрения большевиков и меньшевиков на

революцию 1905 — 1907 гг., можно сделать вывод, что большевистская программа

действий была более радикальной. Но ни планам большевиков, ни замыслам

меньшевиков не удалось осуществиться. Революция 1905 — 1907 гг. потерпела

поражение.


Причины поражения, итоги и значение первой русской революции

Говоря о причинах поражения революции, можно выделить следующие

моменты: 1) самодержавие оставалось еще достаточно сильным, армия в целом

была на стороне царизма и не поддерживала революционный народ; 2) не

состоялся реформаторский курс либеральной оппозиции, которая не смогла стать

лидером в борьбе с царизмом; 3) отсутствовала организованность и единство

действий в выступлениях рабочего класса и крестьянства; 4) отрицательное

влияние на рабочий класс оказал раскол РСДРП на большевиков и меньшевиков, у

которых было разное видение роли пролетариата в данной революции; 5)

поражению революции способствовала и помощь международного капитала (только

Франция предоставила царскому правительству заем в 2,5 млрд. франков;

Германия на случай победы русской революции готовила военную интервенцию в

Россию; заключение мирного договора с Японией, чему способствовали США,

также помогло царизму разгромить революцию).

Первая русская революция оказала большое влияние на последующее

развитие как России, так и многих других стран, она стала большой школой для

трудящихся России. Несмотря на поражение в революции: а) рабочий класс

добился ряда политических и экономических уступок: больше чем на 10%

возросла в среднем заработная плата фабрично-заводских рабочих, улучшились

условия труда, сократился рабочий день, появилась возможность объединяться в

профессиональные и другие союзы; б) царизм вынужден был приступить, наконец,

к аграрной реформе; в) в армии сократили срок военной службы; г) в

национальных районах ввели начальное образование на родном языке; д)

самодержавие вынуждено было пойти на определенные шаги в реформировании

политической системы государства: вместо разрозненных и случайных попыток

всероссийского представительства был создан высший представительный орган -

Государственная дума.

В общем и целом был сделан серьезный шаг в капиталистической эволюции

страны. Однако данные уступки не изменили качественно самих основ

политического и экономического строя Российской империи. Что же касается

самодержавия, то, как отметил американский историк Э. Вернер, после кризиса

1905 — 1906 гг. гибель русского самодержавия была предрешена, и оставшиеся

десять лет до 1917 г. были не более чем предсмертной конвульсией.

Революция 1905 — 1907 гг. в России явилась важным рубежом в развитии

всемирной истории. Она стимулировала подъем рабочего и

национально-освободительного движения, оказала огромное воздействие на рост

революционных выступлений во многих странах мира. Под непосредственным

воздействием первой русской революции экономические стачки и забастовки

европейских рабочих перерастали в политические выступления. Так, в январе

1906 г. рабочие Гамбурга провели первую в истории Германии политическую

стачку, в которой приняло участие 100 тыс. человек. Остановились заводы и

фабрики, замерли верфи и гавани. Многотысячные колонны демонстрантов под

красными знаменами вышли на улицы Гамбурга. В ходе начавшейся борьбы с

полицией рабочие перешли к сооружению баррикад. Широкие массы трудящихся

Франции и стран Балканского полуострова организовали массовые демонстрации и

забастовки. В декабре 1905 г. в Софии прошла первая в Болгарии массовая

политическая стачка под лозунгом "Да здравствует русская революция!".

Рабочие Праги в ноябре 1905 г., соорудив баррикады, развернули борьбу под

лозунгом "Да здравствует социалистическая революция!". Под влиянием событий

1905 г. усилилось пролетарское движение в Австро-Венгрии. Кампания

солидарности с боровшимся против царского деспотизма русским народом увлекла

многих прогрессивных общественных деятелей Запада. Возглавивший "Общество

друзей русского народа" знаменитый французский писатель Ана-толь Франс писал

тогда: "Русская революция — революция всемирная. Она продемонстрировала

перед мировым пролетариатом свои средства и свои силы, свою мощь и свой

жребий…" [11, с. 353–354].

Первая русская революция оказала громадное влияние на пробуждение

народов Азии, на их антиимпериалистическую и антифеодальную борьбу. В 1905 -

1911 гг. в Иране произошла буржуазная революция, в результате которой в

стране была принята конституция, провозглашавшая буржуазные свободы, и

создан меджлис (парламент); через несколько лет после начала Иранской

революции произошла революция в Турции. Важным следствием русской революции

1905 — 1907 гг. была активизация борьбы народа Китая, которая привела к

свержению монархии и провозглашению в 1911 г. демократической республики.

Национально-освободительное движение развернулось в Индии, воздействие

революции 1905 — 1907 гг. проявилось также в Монголии, Корее, Японии,

Мексике и других странах.

Таким образом, первая российская революция сыграла большую роль в

развитии как российского, так и международного освободительного движения,

положив начало процессу крушения царского самодержавия.

ЛИТЕРАТУРА

1. Басманов М. И., Гусев К. В., Полушкина В. А. Сотрудничество и

борьба, — М., 1988.

2. Витте С. В. Воспоминания: В 3 т. — М., 1960.

3. Ганелин Р. Ш. Российское самодержавие в 1905 году. Реформа и

революция. — СПб., 1991.

4. Дневник А. С. Суворина. — Петроград, 1923.

5. Законодательные проекты и положения партии народной свободы. — СПб.,

1907.

6. Изгоев А. С. Русское общество и революция. — М., 1910.

7. Иоффе Г. 3. Феодальная революция. Крушение царизма//Вопросы истории

КПСС. 1990. № 10.

8. Исторический опыт трех российских революций. — М., 1985.

9. История СССР. 1861 — 1917. — М., 1990.

10. Кони А. Ф. Избранное. — М., 1989.

11. Краткая всемирная история. — М, 1966.

12. Лурье Ф. М. Хранители прошлого. — Л., 1990.

13. Мартов Л. История российской социал-демократической партии. — М.,

1923.

14. Милюков П. Н. Царский манифест 17 октября//3нание — сила. 1991. №

2.

15. Политические партии: количественный анализ. — М., 1987.

16. Пушкарев С. Г. Обзор русской истории. — М., 1991.

17. Сенчикова Л. Т. Крестьянское движение в революции 1905 — 1907 гг. -

М., 1989.

18. Тютюкин С. В., Шелохаев В. В. РСДРП в первой российской

революции. — М., 1990.

19. Черменский Е. Д. Буржуазия и царизм в первой русской революции. -

М., 1970.

20. Устав общества под названием "Союз 17 октября". — М., 1906.

Тема 5. РОССИЯ В 1907 — 1914 гг. И ЕЕ МЕСТО В СИСТЕМЕ МИРОВЫХ

ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИИ

Создание третьеиюньской политической системы

Правящие круги России стремились сохранить и укрепить монархический

строй. Но как это сделать? Ликвидировать Государственную думу уже было

невозможно. Значит, ее надо было нацелить на такую модернизацию страны,

которая устраивала бы прежде всего царское самодержавие. Но, чтобы Дума

стала послушной, правительство изменило ее состав при помощи нового

избирательного закона от 3 июня 1907 г.

Новое положение о выборах в общем сохранило прежнее число избирателей,

но резко изменило соотношение выборщиков между куриями в пользу помещиков и

крупной буржуазии. Эти классы составляли менее 1 % населения страны, но

избирали более 2/з всех выборщиков. Общее число депутатов в Государственной

думе уменьшилось с 524 до 442.

Выборы в III Думу прошли осенью 1907 г. В ее составе оказалось:

правых — 50, "умеренно-правых" — 71, националистов — 26, октябристов

(центр) — 154, прогрессистов — 28, кадетов — 54, трудовиков — 13,

социал-демократов — 20, поляков и литовцев — 18, мусульман — 8 [Пушкарев С.

Г. Обзор русской истории. — М., 1991. С. 356.].

Самой многочисленной фракцией Думы стали октябристы, а это указывает на

заметное смещение "народного представительства" вправо. Из их среды были

выдвинуты и председатели Думы: Н. А. Хомяков, сын знаменитого славянофила;

затем "человек номер один" в партии октябристов А. И. Гучков — богатый

московский промышленник и банкир. С 1911 г. бессменным председателем Думы

стал крупный помещик М. В. Род-зянко. Судьба любого голосования в Думе

зависела от поведения "Союза 17 октября". Так, если октябристы голосовали

вместе с правыми, создавалось правооктябристское большинство, если они

присоединялись к левым фракциям, то получалось "левооктябристское" или

"октябристско-кадетское" большинство. И то, и другое насчитывало около 300

голосов. Таким образом, октябристы играли роль политического маятника,

который умело использовался правительством П. А. Столыпина-

С помощью "лево-октябристского" большинства оно получало возможность

проводить через Думу законопроекты, рассчитанные на умеренно-либеральные

реформы, а опираясь на право-октябристский блок, могло реализовать

военно-полицейские меры. Не случайно в кулуарах Думы октябристов называли

"партией последнего правительственного распоряжения". Но и правительство

было вынуждено считаться с Думой, так как она утверждала государственный

бюджет. Борьба между блоками в Думе позволяла самодержавию, лавируя между

помещиками и крупной буржуазией, решать государственные задачи так, как оно

находило нужным. За все годы работы III Думой (1 ноября 1907 — 9 июня 1912

гг.) было утверждено 2197 законопроектов, в том числе в области аграрной,

военной, вероисповедания и др.

Новая, IV Дума (15 ноября 1912 — 19 октября 1917 гг.) в силу распада

партийных фракций, изменения в связи с первой мировой войной

внешнеполитического положения России и по другим причинам не сумела добиться

влияния на правительство и превратилась в "говорильню". Ее законодательную

деятельность общественность метко назвала "законодательной вермишелью". В то

же время само появление Думы и ее двенадцатилетняя законотворческая практика

могли бы дать опыт для будущего становления государственности России.

Столыпинская программа модернизации страны.

Аграрная реформа

К лету 1907 г. первая часть известной формулы: "Сначала успокоение, а

потом — реформы" в целом была осуществлена — революция отступила. Но

по-прежнему остались жгучими те проблемы, которые ее породили. Программа

буржуазной модернизации страны связана с именем Петра Аркадьевича Столыпина,

последнего крупного государственного деятеля старого режима. Она была

изложена в его первом выступлении во II Государственной думе как

Председателя Совета министров 6 марта 1907 г. [12, с. 50 — 62]. Сознавая,

что страна находится в "периоде перестройки", он считал необходимым

направить деятельность правительства на создание материальных норм, "в

которые должны воплотиться новые правоотношения, вытекающие из всех реформ

последнего времени" [12, с. 51].

Столыпин имел достаточно твердые взгляды в отношении крестьянской

общины и введения хуторского хозяйства, что составило стержень его аграрной

программы. Им намечались мероприятия по реорганизации местного управления и

самоуправления, основанного на сословных началах, реформа местного

судопроизводства, введение земств в Западном крае. П. А. Столыпин был

сторонником введения всеобщего начального образования для всего населения

России. Не остался без внимания и рабочий вопрос: предполагалась реформа

рабочего законодательства, регулирующего отношения рабочих и

предпринимателей, допускающего профсоюзы и экономические стачки, а также

создание системы страхования и охраны труда.

П. А. Столыпин был реалистом и понимал, что все эти преобразования

потребуют много усилий и времени. Это его слова: "Дайте государству 20 лет

покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России".

Однако после русско-японской войны и революции экономика страны

находилась в состоянии депрессии. Все больше увеличивался разрыв между

темпами и уровнем развития промышленности и сельского хозяйства [4, с. 71].

Финансовая система государства, с таким трудом укрепленная С. Ю. Витте,

оказалась под угрозой расстройства. Казна выплачивала огромные проценты по

иностранным займам, за счет которых осуществлялась борьба с революцией,

индустриализация, а также государственная поддержка дворянского

землевладения.

Поправить общее положение дел в экономике, как считал Столыпин, могли

только решительные преобразования в области аграрных отношений. Ускоренный

переход сельского хозяйства России на капиталистический путь развития таил в

себе огромные резервы, так как улучшение агрокультуры, применение достижений

земледельческой науки, использование новой сельскохозяйственной техники

способствовали бы интенсификации земледелия и вели бы к нормальному

функционированию внутреннего рынка. Таким образом, сама жизнь ставила вопрос

о выборе путей дальнейшего развития сельского хозяйства: либо идти по пути

принудительного отчуждения частновладельческих (дворянских в основном)

земель, влекущему за собой и кардинальную ломку политического строя; либо,

продолжая буржуазно-демократическое реформирование политического строя

сверху, видоизменять сельское хозяйство, опираясь на частное землевладение

как дворянское, так и крестьянское, твердо встав на путь капиталистической

эволюции.

Аграрный вопрос оставался подлинной головной болью правительства, так

как в нем переплелись и социально-экономические, и политические проблемы.

Стремясь перехватить инициативу у революции, правительство в разгар аграрных

погромов объявило в Манифесте от 3 ноября 1905 г. о сокращении с 1906 г. в

два раза выкупных платежей и об отмене их с 1 января 1907 г., а также

обещало принять всевозможные меры к улучшению положения крестьян [13, с.

337 — 338;]. В марте 1906 г. были учреждены губернские и уездные

землеустроительные комиссии, составленные из представителей администрации,

земства и крестьян.

В конце лета — осенью 1906 г. правительство Столыпина в обход II Думы,

настаивавшей на отчуждении помещичьих земель, в порядке "верховного

управления" провело ряд мер по изменению правового и материального положения

крестьян. Были изданы указы (12, 27 августа, 19 сентября) о передаче

Крестьянскому банку казенных и удельных земель сельскохозяйственного

пользования для продажи их на льготных условиях крестьянам, нуждавшимся в

земле. Для этой цели в распоряжении правительства имелось 9 млн. десятин

[12, с. 58].

5 октября 1906 г. был издан указ об уравнении крестьян в гражданских

правах с лицами других сословий, завершивший — с опозданием на 45 лет -

освобождение крестьян, провозглашенное в 1861 г. Это означало, что крестьяне

впервые получали возможность по своему желанию менять место жительства,

свободно выбирать род занятий, поступать на государственную службу, в

учебные заведения, не спрашивая разрешения "мира", т. е. общины.

И, наконец, 9 ноября 1906 г. появился указ о праве выхода крестьян из

общины с принадлежащим каждому крестьянину в данное время земельным наделом.

С этим указом обычно и связывают начало столыпинской аграрной реформы. Со

ссылкой на объявленную манифестом от 3 ноября 1905 г. отмену выкупных

платежей за надельные земли указом устанавливалось, что с "этого срока

означенные земли освобождаются от лежащих на них, в силу выкупного долга,

ограничений" [13, с. 338]. В связи с этим указом 15 ноября 1906 г. был издан

закон, разрешавший (в отмену закона 1893 г.) продажу и залог крестьянских

надельных земель.

Это означало, что правительство начало решительное наступление на

крестьянскую общину, в которой П. А. Столыпин видел прежде всего пережиток

прошлого, источник аграрного перенаселения, форму землепользования,

тормозящую внедрение прогрессивных способов ведения хозяйства, а значит,

сдерживающую развитие производительных сил крестьянского хозяйства.

Сторонником уничтожения общинного и введения хуторского хозяйства

Столыпин стал в начале своей карьеры. Для него был привлекателен опыт

прусских хуторов — крестьянских хозяйств, находившихся в центре

обрабатываемых земель и отдаленных друг от друга на 3 — 5 км. В аграрном

строе Пруссии сохранялось помещичье землевладение, однако успехи прусского

сельского хозяйства были широко известны. Так, если в России средняя

урожайность пшеницы составляла около 30 пудов с десятины, то в Германии — 77

[Бородина И. О. Россия на рубеже двух эпох (Современный подход к

преподаванию истории). — М., 1992. С. 37.]. Столыпин, будучи Гродненским

губернатором, не без успеха пытался распространить этот опыт среди

крестьянского населения. Став премьер-министром, он приступил к

осуществлению аграрной реформы, целью которой было превращение крестьянских

наделов в частную собственность крестьян.

Аграрное законодательство сводилось к следующим положениям: 1) каждый

крестьянин мог объявить частной собственностью земельный надел, находившийся

в его пользовании; 2) он мог свободно выйти из общины, свободно избрать

место жительства; 3) каждый крестьянин, закрепивший землю в частную

собственность, мог потребовать соединить все разбросанные полосы в одном

месте. Если усадьба оставалась в деревне, то речь шла о выделении отруба.

При переносе усадьбы на выделенный участок крестьянин переселялся на хутор.

Выступая 10 мая 1907 г. на заседании И Государственной думы, П. А.

Столыпин сформулировал цель проводимой реформы: "Правительство желает

поднять крестьянское землевладение, оно желает видеть крестьян богатыми,

достаточными, так как где достаток, там, конечно, и просвещение, там и

настоящая свобода. Но для этого необходимо дать возможность способному,

трудолюбивому крестьянину, то есть соли земли русской, освободиться от тех

тисков, от тех теперешних условий жизни, в которых он в настоящее время

находится. Надо дать ему возможность укрепить за собой плоды трудов своих и

представить их в неотъемлемую собственность. Пусть собственность эта будет

общая там, где община еще не отжила, пусть она будет крепкая, пусть будет

наследственная" [12, с. 93 — 94].

Для осуществления намеченных преобразований требовались большие

государственные затраты. Хорошо понимая это, П. А. Столыпин считал, что "для

успеха дела увеличение крестьянского землевладения надлежит связать с

улучшением форм землевладения, для чего необходимы меры поощрения и главным

образом кредита" [12, с. 58]. В связи с этим предпринималась организация

земельного, мелиоративного и переселенческого кредита.

Правительство внесло аграрный закон на обсуждение II Государственной

думы, но он был отвергнут, так как большинство депутатов ориентировалось на

отчуждение помещичьих земель. После длительного обсуждения уже в III Госдуме

и Государственном Совете закон был утвержден Николаем II и обнародован 14

июня 1910 г. В 1911 г. было издано обширное положение о землеустройстве.

Реформа разворачивалась в благоприятных условиях. В Европе закончился

сельскохозяйственный кризис. С 1907 г. были отменены выкупные платежи,

которые тяжелым бременем лежали на крестьянских хозяйствах (к 1906 г.

крестьяне выплатили помещикам 2,5 млрд. руб., что в три раза превышало

первоначальную стоимость земли).

Правительство активизировало деятельность Крестьянского банка, которому

после 1905 г. помещики, напуганные аграрными погромами и возможной

перспективой принудительного отчуждения земель, продавали свои имения. Таким

образом, Крестьянским банком было приобретено свыше 4 млн. десятин, которые

затем продавались или сдавались в аренду нуждающимся в земле крестьянам. В

функции банка также входила выдача ссуды крестьянам для покупки земли у

помещиков.

П. А. Столыпину удалось найти энергичного сотрудника в деле

осуществления аграрной реформы в лице А. В. Кривошеи-на, возглавившего в мае

1908 г. Главное управление землеустройства и земледелия. Это ведомство

содействовало повышению сельскохозяйственной культуры, получению ссуд и

пособий на мелиорацию, организации образцовых хозяйств, расширению

агрономического образования. Расходы на эти и другие цели по ведомству

выросли с 46,6 млн. руб. в 1907 г. до 146,3 млн. руб. в 1914 г. [Пушкарев С.

Г. Обзор русской истории. — М., 1991. С. 361.]. Агрономическую помощь

населению оказывало также земство, выделив на нее в 1909 — 1913 гг. 56,3

млн. руб. [4, с. 72].

Важной составной частью реформы являлась переселенческая политика,

дававшая возможность снизить уровень социальной напряженности в деревне.

Крестьяне, пожелавшие в связи: с малоземельем переселиться за Урал, получали

на льготных условиях ссуды от государства. В 1907 — 1910 гг. в Сибирь

переселилось более 1,5 млн. чел. [6, с. 79]. Никогда еще в истории России

эти земли так интенсивно не осваивались. А в планы П. А. Столыпина входило

освоение пригодных земель для жизни территорий вплоть до побережья Тихого

океана. Этому процессу должно было способствовать строительство Амурской

железной дороги (строительство завершилось в 1916 г.), имев- шей огромное

стратегическое и народнохозяйственное значение. Столыпин говорил, что

"Амурская дорога имеет главной задачей накрепко приковать к России ее

Дальний Восток" [6, с. 92].

Быстро заселялись удобные для земледелия территории на Алтае и на

севере Степного края. При энергичной поддержке переселенческого управления в

течение 1906 — 1914 гг. за Урал переехало около 3 млн. человек. Но не все

смогли закрепиться на новом месте. Около 17 % переселенцев из-за сурового

климата, неурожаев, плохой организации переселенческого дела на местах

вернулись в Европейскую Россию [13, с. 354]. Чаще всего возвращались те, кто

поспешил уехать в новые края на свой страх и риск.

Однако средств для осуществления аграрной реформы не — хватало. Министр

финансов В. Н. Коковцов, постоянно проповедовавший необходимость "жить по

средствам, подчинять расходы тем доходам, которыми вы располагаете", в

принципе соглашался с необходимостью поднять производительность и доходность

сельского хозяйства в интересах упрочения социальной стабильности

третьеиюньской монархии, и в фискальных целях, и ради расширения внутреннего

рынка для промышленности; в то же время он проявил сдержанность в отношении

всех проектов устройства сельскохозяйственного кредита.

Кроме финансовых затруднений, не хватало людей для проведения

землеустроительных работ. Из всего количества хуторов и отрубов, созданных

за время реформы, 64,3 % возникло в результате разверстания целых селений -

так удобнее было работать землеустроителям, а начальству — получать для

отчетов круглые цифры [6, с. 58], Порой дело принимало кровавый исход:

погибали землеустроители, полицейские стреляли по крестьянскому сходу…

Сопротивление крестьян бюрократическим методам осуществления реформы

нарастало.

Столыпин недооценил и вековой общинный жизненный уклад крестьянства.

Доктрина лучшей жизни, спущенная сверху и внедряемая нередко насильственным

путем, приживалась плохо. Община обладала достаточной степенью гибкости,

являясь в определенном смысле гарантом интересов крестьян, страхуя

крестьянское хозяйство от превратностей погодно-климатических условий,

обеспечивая прожиточный минимум для каждого общинника [Создание хуторов

успешно осуществлялось только в западных губерниях, в Северном

Причерноморье, на Северном Кавказе, т. е. там, где не было крепкой общины].

К тому же среди крестьян преобладало представление о земле, как о даре

Божьем, о том, что она должна распределяться справедливо между теми, кто ее

обрабатывает.

В этом вопросе у П. А. Столыпина был такой серьезный оппонент, как Л.

Н. Толстой, резко выступавший против частной собственности на землю. Он

считал, что Столыпин совершил две главные ошибки: начал насилием бороться с

насилием, что привело только к разрастанию его масштабов, и приступил к

проведению такой аграрной политики, которая приведет не к умиротворению

деревни, а к "утверждению земельного насилия" [6, с. 71]. "Все эти меры, -

писал Л. Н. Толстой Столыпину, — от социалистического требования отдачи всей

земли народу до продажи через банки и отдачи крестьянам государственных

земель, так же как переселения, — все это неосуществимые фантазии или

паллиативы, имеющие тот недостаток, что только усиливают раздражение народа

признанием существующей несправедливости и предложением мер, не устраняющих

ее" [6, с. 65]. "Успокоить народи сделать бессильными все усилия

революционеров, опирающихся теперь на народ", могли бы, как считал великий

писатель, только признание земли "равной собственностью всего народа" и

установление единого для всех налога.

Реформы, проводимые правительством Столыпина, как и сам он,

подвергались резким нападкам и слева, и справа. Так, социалистические

партии, не отрицая экономической целесообразности реформ, в случае их успеха

боялись потерять социальную базу революции в деревне и сосредоточили критику

на социальной стороне вопроса. Правые реакционные силы увидели в них

опасность для сохранения своих привилегированных позиций, особенно мешая

проведению реформ местного самоуправления и суда. Борьба велась в стенах

государственных учреждений, на страницах периодических изданий, и научных

трудов. Не прервала ее и трагическая гибель самого реформатора [П. А.

Столыпин был убит провокатором Д. Богровым 1 сентября 1911 г. в Киеве во

время торжественного спектакля. Смерть человека, на которого опирался

царский режим, не прошла бесследно, тем более, что обстоятельства

преступления были весьма загадочны. Их не прояснили ни скоропалительное

анонимное следствие, ни многочисленные статьи в прессе. Существуют две

основные версии убийства. По одной — охранка использовала Богрова, отлично

зная, что предвосхищает желание Николая II и царского двора избавиться от

Столыпина; по другой — охранка проявила халатность, не учла, какие

самостоятельные поступки может совершить их осведомитель, действуя

бесконтрольно.]. Без главного организатора реформы затормозились, а затем,

их прервала война.

Итоги столыпинской аграрной реформы могут быть выражены в таких цифрах:

к 1916 г. из общины выделилось почти четверть крестьянских хозяйств (2,5

млн;) с принадлежащими им 16,9 млн. десятин земли. К хуторскому или

отрубному владению перешло около 1,5 млн. домохозяев [6, с. 62], Более 5,5

млн. чел. (приблизительно 1/2 всех домохозяев) передел земли отвергли вовсе

[Чаянов В. А. Избранные произведения. — М. С. 42], а сохранявшиеся помещичье

землевладение, малоземелье и бедность большого числа крестьян, особенно в

центральных губерниях России, оставляли почву для социальных волнений в

деревне.

И все же, подводя итог, можно говорить о том, что проводимая П. А.

Столыпиным реформа, при всей ее половинчатости, имела революционную

направленность, поскольку вторгалась в область отношений собственности и

окончательно ставила аграрные отношения и всю экономику страны на буржуазные

рельсы. Капиталистическая перестройка аграрных отношений проходила и через

помещичьи, и через крестьянские хозяйства.

Все более определяющей становилась тенденция к перемещению центра

тяжести сельскохозяйственного производства на крестьянское хозяйство;

прогресс в мелкотоварных хозяйствах становился заметнее. Накануне мировой

войны крестьяне производили 92,6 % совокупного продукта (по стоимости)

земледелия и животноводства, а помещики — только 7,4 % [7, с. 34].

После революции 1905 — 1907 гг. в России зарождалось новое направление

аграрного развития, опиравшееся на кооперацию, которая, не затрагивая основ

крестьянского хозяйства, постепенно выделяла из него некоторые отрасли

хозяйственной деятельности (сбыт сельскохозяйственной продукции, ее

первичную переработку, закупку промышленных товаров, в том числе и машин,

организацию дешевого кредита и т. д.), втягивала крестьянство — с выгодой

для него — во внутренний общероссийский рынок и даже выводила на мировой

рынок (накануне войны в этом деле особенно преуспели российская

льноводческая и маслодельная кооперация). К этому необходимо добавить, что

столыпинская аграрная реформа способствовала формированию хозяйств

фермерского типа. На положительные сдвиги в сельском хозяйстве также

указывал возросший в предвоенные годы спрос на сельхозмашины и трехкратное

увеличение их использования.

Давая оценку развития российской деревни в это время, известный

экономист-аграрник А. В. Чаянов отмечал, что "к началу войны наша деревня

уже качественно была непохожа на деревню прошлого столетия [Чаянов А. В.

Бюджетные исследования: история и методы. — М., 1929. С. 49]. Несмотря на

происходившую в деревне ломку аграрных отношений, сельское хозяйство России

накануне мировой войны переживало полосу большого подъема. Урожайность

зерновых увеличилась. Основными производителями сельскохозяйственной

продукции стали динамично развивающиеся периферийные районы, в том числе и

Сибирь. Общий сбор хлеба вырос на 25 %. Примерно на столько же возросли

перевозки хлеба железнодорожным и водным транспортом. Неуклонно увеличивался

экспорт льна (Россия являлась его крупнейшим поставщиком на мировом рынке),

коровьего масла, яиц. В 1913 г. экспорт льна составил 54 %, масла — 76 %,

пшеницы — 15 %, ржи — 3 %, овса — 5 %, ячменя — 34 %, яиц — 17.% от общего

объема их производства. В целом экспорт сельхозпродуктов дал стране за

1898 — 1913 гг. 17,4 млрд. рублей [Частная собственность. 1993. № 1.].

Предвоенный экономический подъем. Основные показатели роста

В 1904 — 1908 гг. экономика России переживала депрессию, усиленную

поражением в русско-японской войне, а та