Переписать сценарий (fb2)


Настройки текста:



Переписать сценарий

Глава 1 Человек может всё! И это настораживает…

«Это же будет не игра, а бомба! - Сценарист вскочил с кресла, не в силах справиться с эмоциями, и, жестикулируя, как ветряная мельница, - Сид Мейер нервно курит в сторонке! Ну, вот сам посмотри, в какое унылое «болото» ежедневно превращают свое время миллионы людей! Включаешь игрушку – мозг отключается автоматически. Информации – ноль. Пользы - столько же. Выигрывает тот, кто шустрее жмет на клавиши и кнопку мышки. А у нас будет, ну ты представь, - Сценарист попытался показать, что конкретно надо представить, - парад “ноу-хау” от каменного века, до века компьютерного, где победить сможет только тот, кто больше знает и лучше понимает “как наш мир устроен” и “как это всё работает”!

Хочешь сделать каменный топор? Расскажи, какой камень для этого подойдёт, и как его в топор превратить! Хочешь железной секирой осчастливить человечество, – покажи, где найти это железо, как его добыть и обработать.

Современные игровые «стратегии» утверждают, что для строительства кузницы требуется камень, металл, дерево, кожа, и рабочая сила. И всё... Ну, бред же! Представь - лежит перед тобой груда камней, деревяшки, стоит навытяжку «рабочая сила», и спрашивает «Что делать-то? Как это всё превратить в действующую мастерскую?» Командуй, если можешь!

Мы пользуемся сложнейшими машинами, в сердце которых – кремниеваяначинка, но знать не знаем, как этот кремнийвыглядит в природе, и что надо сделать, чтобы он превратился в эти машины! Мы живём в сложнейших архитектурных ансамблях, но представления не имеем, как соорудить самую примитивную избушку. Нас несет в магический мир «Гарри Поттера» и «Властелина колец», но совершенно не трогает магия полета аппаратов тяжелее воздуха, и плавание механизмовтяжелее воды. Никто даже не задаёт вопрос: «Как? Как, чёрт возьми, такое вообще возможно»???

“Давай создадим игрушку, где выигрывает не тот, кто за единицу времени сделает больше «кликов», а тот, кто больше знает, и у кого больше полезных навыков. Это, ведь, безумно интересно! Это, - как возвратиться в дом детства, найти на чердаке бабушкин сундук, и благоговейно разбирать его содержимое, пытаясь понять, для чего нужен тот или иной предмет»…

***

С момента этого разговора прошло больше года. В течение его интернациональная группа студентов технического университета Twente работала параллельно с восемью такими же группами «товарищей по несчастью» из других стран над единой задачей максимального сопряжения виртуального и реального миров. В группу входили: голландец с неголландским именем Кевин, кореец с некорейским именем Джонни, и русская девчонка с нерусским именем Симона. Они программировали, паяли, сверлили, монтировали, и на четырех языках - три родных плюс английский, бранили эту затею, на которую так легкомысленно подписались. Ругались, но дело делали, ибо их часть работ – дизайн интерфейса ввода данных - была выделена в отдельный проект, который надо было сдать для получения долгожданного зачёта.

Для общения игрока с симуляторомсконструировали «Сири наоборот». Игровой интеллект, получая команду «построить кузницу», теперь задавал глупый вопрос «А как?», и буквально, вымогал из игрока подробную инструкцию, без которой отказывался совершать порученные действия.

В ходе формирования игровых диалогов стало возможным не только скучное общение человека с машиной, но и вполне жизненное переругивание заказчика с исполнителем, игрока с искусственным интеллектом, и даже издевательское поддразнивание, различными вариантами которого студенты щедро поделились с программой…

«Вишенкой на торте» была игровая капсула с мониторами, смонтированными для обеспечения наружного кругового наблюдения с сектором обзора, равным 180 градусам. Капсулу оборудовали гидравликой, вентиляторами, спринклерами, разнообразными механизмами и приспособлениями, для обеспечения визуальных, тактильных, обонятельных, и прочих ощущений сопричастности.

Сценарист сразу предложил заложить в возможности программы функцию «выдворения игрока», если тот превысит лимит тупости и необразованности. От этой идеи отказались. Ведь неизвестно, кто из профессоров и с каким IQ будет тестировать игру в приёмной комиссии. Мало ли, что…

При попытке запустить с таким трудом написанную программу, оказалось, что инновационный «софт» не тянет даже самая мощная материнская плата. Потом были многочисленные попытки, чуть ли не с ломом совместить несовместимое. Были пройдены все этапы неизбежного от отрицания до уныния, когда в лаборатории появился последний «писк моды» – квантовый красавец «D-Wave 2000Q»с процессором, мощностью в 2000 кубит, приобретенный университетом буквально вчера, и совсем для других целей.

Преимущество квантовых «компов» заключается в сумасшедшем быстродействии, в тысячи раз превосходящее классические компьютеры. Недостатком – слабая изученность физики этого явления, влекущая определенную непредсказуемость вычислений, и связанный с этим риск ошибок.

- Вот на практике и проверим, что это за зверь такой! – решительно хлопнул по крышке машины Кевин.

Загрузка. Настройка. Интернациональный, эмоциональный, и очень разнообразный мат при выявлении и исправлении глюков и багов... Отладка. Непрерывное тестирование. В общем, - шесть месяцев напряжённой и трудоёмкой работы.

Глава 2 Чудеса случаются. Это вам любой программист скажет...

Теперь Сценарист изнывал, в предвкушении приобщения к прекрасному миру программирования. Одно дело – пользовать чужие сценарии, и совсем другое – увидеть воплощение собственных трудов.

- Программа ещё «сырая», - ворковал Джонни, запуская своё “космическое” хозяйство, - поэтому не стоит заряжать всю историю “от Адама и Евы”. Давайте начнём с эпизода. Что-нибудь коротенькое, яркое и хорошо изученное.

- Бородино готово? Там всего один день.

- Один день – можно, потянет.

Ух, сколько раз я, разглядывая карту битвы,и листая мемуары участников, задавал вопрос: «А как бы надо было?», и руки чесались переиграть. Вот, теперь и попробуем,- обрадовался сценарист.

На игровых часах - 3 часа пополуночи. В соответствии с учебником истории, только что отгремели последние залпы у Шевардинского редута. До начала самой битвы осталась пара часов.

- Машина, принимай задание! Войскам правого фланга скрытно передислоцироваться в центр. Туда же, направить весь артиллерийский резерв. Исполнять!

Машина вздохнула, как вздыхают обычно родители, услышав очередной каприз неразумного дитяти, и выдала безапелляционным тоном:

- Перемещение указанных войск невозможно,ввиду угрозы с Севера.

- С какого такого Севера? Что там на Севере? На Севере только лес и медведи. Север прикрыт крутым берегом речушки Колоча. Давай, всех в центр! Там сейчас начнется!

- Предписание не может быть выполнено, ввиду явной некомпетентности распорядителя, - издевательски выдала машина, - ознакомьтесь с основами управления войсками на поле боя, и попробуйте ещё раз…

Ну, наворотилистуденты! В сценарии, точно, такого не было. Однако, спасибо, за проделанную работу. Хорошо, начнем «от печки» - с рекогносцировки. Перейти на тактическую карту! Передислоцировать штаб на правый берег реки Колоча, у деревни Малое. Поехали!..

Карты на мониторах погасли, и сменились панорамой ночного неба. Красиво. Как жаль, что я не знаю названия всех этих созвездий. Надо будет предложить сделать справочные надписи. А под звёздным небом…. Однако…

На левом берегу Колочи, где слева, на фоне предрассветного неба, угадывались крыши какой-то деревушки, насколько хватало взгляда, горели костры бивуака.

- Ничего себе, повороты истории! По сценарию, и согласно истории, в этом месте вообще никого не должно быть! А здесь, вся армия Наполеона, что ли? А кто тогда сейчас у деревни Шевардино разворачивается? - подумал Сценарист, и машинально повернул голову налево…, и вовремя, потому, что оттуда, прямо на него, летел силуэт всадника на низкорослой лошадке…

Эффект присутствия, включая приближающийся топот копыт, был настолько реалистичным, что голова сама провалилась чуть ли, не под панель, а левая рука автоматически надавила, что есть силы, «ESC»…

Вентиляторы взвыли, грохот, свист… мониторы погасли, капсулу тряхнуло, и наступила полная темнота….

В лаборатории было темно, как… (далее - игра слов, русский сленг)

- Здесь есть, кто живой? – спросил сценарист, осторожно выбираясь из капсулы, и ощупывая окружающее пространство.

- Электричество вырубилось, - вздохнула темнота голосом Симоны. Причем не только у нас. Вообще, нигде в городе, не вижу освещения. Сиди пока спокойно, не двигайся, а то здесь оголённые провода везде, заденешь. Сейчас найду, чем подсветить, и будем выбираться. Тестирование на сегодня закончено…

Интерлюдия

13 июля 2016 года физик-исследователь Центра Европейских ядерных исследований, расположенного в Женеве, был найден на рабочем месте в служебном помещении с простреленной головой.

Со слов коллеги он не спал всю ночь, и, отказавшись от плановых работ, заперся в своём кабинете, сжёг все свои исследования в мусорном ведре, и удалил все данные со своего компьютера, кроме одного документа. Его нашли только через несколько дней. Этот документ был засекречен, но просочился в общественность и первоначально был размещён на сайте «Reddit».

Меня зовут доктор Эдвард Мантилл, и я был (технически всё ещё являюсь) , физиком в Центре Европейских ядерных исследований. Работая в центре, я сам долгое время не понимал, почему на самом почётном месте здесь находится статуя бога Шивы, танцующего танец разрушения мира, а эмблема - аллюзия на тему “числа зверя”.

Большинство из вас, кто уже слышал про него, несомненно, слышали и о Большом Адронном Коллайдере - крупнейшем инженерно-научном сооружении, протяженностью более 20 километров, который проходит по территории двух стран - Швейцарии и Франции. Общественности было сказано, что он был построен на сумму в десятки миллиардов евро, с целью изучения рождения Вселенной. Столкновения частиц, которые происходят в коллайдере, позволят нам составить полное представление об определенных явлениях, которые можно увидеть лишь тогда, когда частицы сталкиваются друг с другом с невероятно высокими скоростями. На самом деле, это - НЕ ТО, для чего эта машина предназначалась, и не то, как она использовалась с момента своего создания. Основная цель ЦЕРНа, преследуемая при строительстве коллайдера, - было открытие портала"...

Глава 3 Одним словом, надо выпить...

Ничего не появляется из ниоткуда.

Ничего не исчезает само по себе.

Всё это - дело рук бестолковых юзеров!!!

На следующее утро, обсудив невиданное доселе происшествие с одновременным отключением электроэнергии во всём городе, и окрестностях, студиозы собрались в лаборатории, и теперь ругались на трёх разных языках, так как драгоценный софт категорически отказывался запускаться, горестно возмущаясь на своём цифровом языке «корявыми ручками» пользователей, а также, некорректным выходом из программы.

Капризное квантовое “железо”, слава Богу, из-за нештатного отключения электричества не пострадало, и только одна из камер «HTC VIVE» не подавала признаков жизни, ибо печально висела на кабеле, с направленным вниз разбитым объективом. Напротив, в алюминиевом кронштейне, застряла слегка деформированная горошина размером, с двухцентовую монету.

Сценарист долго разглядывал изуродованную камеру, аккуратное входное отверстие рядом с ней, мониторы, крепление. Затем выковырял шарик, покрутил его, измерил штангенциркулем, вздохнул, и задал неожиданный для всех вопрос:

- Можно ли, ознакомиться со сценарием, загруженным в базу?

- Конечно. А зачем? Вы же сами его писали.

- И что, никто дополнений не вносил?

- Кодеры не справляются с оцифровкой того, что уже в сценарии написано. Что-либо дополнять нет ни сил, ни времени.

- Ну как же не вносили? Кавалерия у вас вообще за сценарным полем скачет.… Причём так реалистично, что я изрядно перетрусил...

- Звуковую дорожку для кавалерии будем добавлять только через три недели. За это отвечает группа из Гонконга. Я напишу им, спрошу, что они сделали…Папа, слушай, мы – дизайнеры, переписывать твой сценарий нам не хватит ни квалификации, ни времени, ни полномочий, у нас тут свои проблемы - вот видишь – минус камера ещё.

- Ребята, если вам этот артефакт не нужен, я его заберу. А насчет камеры - не беспокойтесь. Сейчас же, сделаю заказ производителю на поставку аналогичной, так что ваша отчетность не пострадает. ОК? Всё, я пошёл...

Сценарист быстро пошёл к выходу, засовывая горошину в карман, поэтому студенты, продолжившие работу, не услышали его бормотание:

- Картинка на мониторах, ход игры не соответствуют сценарию - это раз. Картинка не соответствует историческим реалиям - это два, 18-миллиметровая картечина, разбившая камеру, и застрявшая в кронштейне, - это три. Одним словом, надо выпить, - это четыре…

Глава 4 Привкус настоящей тайны

Дайте нашим «Могу» отдохнуть от ваших «Хочу»!

Симона, возвратившись домой, застала своего папаню в крайнем возбуждении.

- Мне обязательно нужно еще раз протестировать игрушку, - категорически заявил сценарист, как только она переступила порог квартиры, арендованной на время учебы в университете. Эту квартиру ближайшие родственники давно превратили в плацдарм для изучения местных достопримечательностей.

- Па-а-ап, а может не надо? У нас, я смотрю, семейная традиция, – ломается всё, к чему мы прикасаемся, к тому же завтра выходной, – надо будет допуск студенческой ассоциации получать.

- Очень хорошо, что выходной, никто мешать не будет.

- А до понедельника никак? Я изунивера уже третью неделю не вылезаю, посуду помыть некогда, а от всего, связанного с программированием, немного подташнивает…

- Ты не понимаешь! Не понимаешь, что произошло! Как ты думаешь, что это? - и папа сунул под нос Симоне свинцовую горошину.

- Пулька?

- Да. Именно она. От русского кремнёвого семилинейного пистолета, образца 1809 года. Только что реконструкторы сообщили, после того, как я им на форум фото и описание скинул.

- И как она попала в камеру?

- Вот на этот вопрос я и хочу найти ответ, и именно поэтому, требуется еще раз протестировать игрушку, чтобы убедиться, что я не сошёл с ума, и что вы случайно не создали устройство для перемещения во времени.

- А что, это возможно?

- Учёные говорят, что в принципе, возможно. Временные парадоксы мы наблюдаем ежесекундно…. Глядя на солнце, мы видим не то, какое оно есть в данный момент, а то, каким оно было восемь минут назад, то есть, его прошлое. Мы смотрим на друга, и видим, какими мы были одну квадриллионную долю секунды назад. Данные ощущения являются основой нашего «сейчас», невзирая на их приход из прошлого. Сложнее с обратным переходом. Хотя…, вот смотри, что я накопал в сети:

“Весной 2003 года, никому не известный Эндрю Карлсин, имея начальный капитал в 800 долларов, заработал на фондовой бирже 380 миллионов долларов, проведя 126 сделок за две недели. Комиссия по рынку ценных бумаг США заподозрила мистера Карлсин в получении инсайдерской информации от владельцев компаний, и мужчина был задержан ФБР. После серии допросов он признался, что..., прибыл из 2256 года на машине времени, имея цель заработать на исторической информации. Об этом написал еженедельный таблоид «Weekly World News», поместив фото 44-летнего мистера Карлсин. Позже, за освобождение этого джентльмена из-под стражи, неизвестные внесли залог в один миллион долларов, и больше его никто не видел”.

- Или вот, на «ютубе» кадры, выложенные режиссером-документалистом Джорджем Кларком. К настоящему моменту, кстати, их посмотрели более миллиона человек. Снимали, якобы, в 1928 году в США, в Лос-Анджелесе, у китайского театра Манна, где тогда состоялась премьера знаменитого фильма Чарли Чаплина "Цирк". Но, главное в кинохронике, - запечатлённая бабуля, и то, что у нее в левой руке, – мобильный телефон. Она идет, и прижимает его к уху. Полную иллюзию достоверности создают заключительные кадры, на которых видно, что бабуля разговаривает, одновременно жестикулируя, словом, ведет себя так, как нынешние люди с мобильниками на улицах.

Или, вот, еще один ролик, опять из США. Оператор вроде бы, снимал служащих, выходящих из ворот промышленного гиганта «Dupont». На пленке, датированной 1938 годом, появляется загадочная девушка. Симпатичная, стройная, одета по моде того времени, как и окружающие ее люди. Пострижена соответственно. Внешне она ничем не примечательна, кроме одного: девушка, явно, разговаривает по мобильному телефону.

И фотографий, таких подозрительных, из прошлого, в сети, - «вагон и маленькая тележка». Так что, здесь два варианта: либо это - искусные современные подделки, или…. В любом случае, требуется проверка.

Собрались. Добрались до университета. Проверили. Ещё раз проверили. Потом ещё разочек. Программа штатно загружалась, послушно реагировала на команды, переходила из режима “карта”, в режим “от первого лица”, и наоборот, соглашалась двигать полки и пушки, и вообще, вела себя строго в рамках сценария, ни разу не продемонстрировав хоть какие-то отклонения от информации, загруженной в базу данных.

Сценарист разочарованно почесал бороду…

- Нда… “Графа Монте-Кристо из меня не вышло, придется переквалифицироваться в управдомы”, - процитировал он бессмертное творение Ильфа и Петрова и вздохнул, - зато игрушка работает без сбоев, зачёт точно получите…. Но всё же…, не дают мне покоя эти костры у Бородино!

- А что, костры?

- Да понимаешь, 200 лет историки ломают голову, что заставило Кутузова, в битве с Наполеоном при Бородино, поставить русскую армию флангом к французской, причем, - слабейшим своим флангом, и держаться этой диспозиции почти до конца сражения. Нормальный полководец поступить так может только в том случае, - если он уверен, что имеется реальная угроза, и решающий удар будет нанесён в другом месте, - именно в том, где он держит свои основные резервы. И мне, кажется, я первым вчера увидел демонстрацию этой угрозы - лагерь огромной армии, и совсем не там, где разворачивал свои полки Наполеон.

- Опять же, если этот ложный бивуак действительно существовал, а не привиделся мне, почему о нём не упоминается в донесениях и мемуарах? В ныне известных, и открытых широкой публике русских и французских источниках, отсутствуют упоминания о его существовании. Чудеса…. Нет, всё, отдыхать…

Глава 5 Особо секретная миссия – «Enter»...

“Настоящие программисты не исправляют чужих ошибок. Они убивают их собственными…”

Окончательное тестирование игрушки началось через 6 дней - 15 мая. На этот раз всё было всерьёз. Заклинит, ли, в результате сбоя питания капризный квантовый агрегат, слетит, ли, программное обеспечение - времени что-либо исправить больше не будет. Поэтому готовились тщательно. Смонтировали дублирующий источник бесперебойного питания, отмыли солнечные панели на крыше лаборатории, проверили даже резервные дизель - генераторы, установленные в подвале с незапамятных времен, ни разу не запускаемые до сих пор. Одним словом, «дули на воду».

Саму игрушку решили погонять на всех режимах, и пройти от начала до конца. На этот раз локализацией выбрали Англию, потому, что, - Шекспир, Айвенго, Робин Гуд, Шерлок Холмс…

Начали, как и полагается, с каменного века. Капризная машина пыталась подсунуть вместо нормального материала абсолютно некондиционный галечник, а потом никак не хотела превращать опознанное сырьё в орудие производства, пока не получила исчерпывающие пояснения, с приложением рисунков - “как и где ломать”, “как сверлить”, и “как точить”. С изобретением охотничьего лука проблем особых не было, если не считать того, что никто из присутствующих не представлял, как выглядят тис, вяз, ясень, орешник, или другой, подходящий материал. Искусственный интеллект противно хохотал, когда ему предлагали сделать оружие из другого материала, и нагло называл присутствующих «кончеными нубами» и “чайниками”.

Не менее печально обстояло дело с кораблестроением, где незнакомыми были даже слова-термины, не говоря уже об их расшифровке. Кончилось тем, что игрок инструктировал симулятор, а все остальные, бросив свои дела, хором инструктировали игрока, зачитывая ему данные из поисковика «Гугл», находя справки с помощью своих мобильников...

Таким слаженным, шумным «колхозом», участники проекта к обеду добрались до эпохи огнестрельного оружия, после чего в группе назрел политический кризис. Совсем, как в учебниках по истории, после заключения союзного договора между русским императором Павлом Первым и французским императором Наполеоном Первым. Согласно договору, смешанный франко-русский экспедиционный корпус стремительно двинулся в Индию, что угрожало потенциальным ущербом колониям Британской империи, а значит - поражением игрока.

«Гугл», и словарь-справочник «Википедия» настоятельно требовали организовать заговор с целью ликвидации русского императора и французского императоров. Однако, современники ХХI века к государственному террору были явно не готовы. Одно дело – слышать, или читать про заговоры и покушения, и совсем другое - лично отдавать распоряжение на убийство, даже если это - просто игра.

- А может, как-то договоримся? - вздохнул Джонни, и с надеждой посмотрел на Симону.

Для Симоны, чья прапрабабушка была выпускницей Смольного института, а прапрадедушка служил в Гвардейском Флотском Экипаже Его Императорского Величества, вопрос ”мочить русского царя, или нет”, вообще не стоял. Все уставились на третьего участника движения - Кевина, чья фамилия с приставкой “Ван дер” предполагала искушённость в истории дворцовых интриг, а его собственный аналитический склад ума, хладнокровие и основательность, уже снискали признание и уважение однокурсников.

- «Мы пойдём другим путём», - твёрдо процитировал Кевин ещё одного знаменитого политического деятеля, и, быстро набрав на клавиатуре: “Оценить неотвратимость ликвидации русского царя, найти альтернативные варианты”, улыбнулся, затем приписал “Особо секретная миссия”, и нажал “Enter”.

Глава 6 Как мы смогли так точно промахнуться?

- Вы видите то же, что и я? - судорожно сглотнув, спросил слегка ошалевший Джонни.

Остальные участники движения пока ещё не пришли в себя, и, раскрыв рот, во все глаза глядели за окно лаборатории, где вместо векового леса, окружавшего университет, серела кромка каменистого берега, и перекатывались морские волны.

- Джонни! “Брауни”, которые ты с утра принёс, они были без сюрпризов? - спросила Симона, не отрываясь от пейзажа, - море я точно не заказывала.

До побережья 120 км, - отреагировал Кевин, нас тут быть не должно… но, коллективные галлюцинации – это уже перебор…

Всех вывел из шока отчаянный писк устройства бесперебойного питания, которое громко возмущалось отсутствием электроэнергии, и предупреждало, что для корректного отключения программного обеспечения осталось меньше минуты.

- Быстро, быстрее, не дай Бог, программа «зависнет», - завопил, ранее других пришедший в себя Кевин, после чего, буквально двумя движениями «мышки» снял текущую задачу, вышел из программы, и нажал спасительную “shut down”.

- А теперь, давайте думать, что это было?

- Мне кажется, что было то же самое, что и во время первого тестирования, - прошелестел одними губами Сценарист, - только тогда, вместо выхода из программы, я нажал «Esc», и все эти проблемы исчезли. А теперь, вот, вижу, - продолжение следует.

- Так давай сейчас нажмём «Esc», и точно так же, сразу всё прекратим, - и Симона уверенно ткнула клавишу...

Картинка перед глазами не изменилась.

- Компьютер выключен, программа дезактивирована, чего тыкать-то, если ничего не меняется - вздохнул Джонни, и, вопросительно посмотрел на Кевина, - включаем заново?

- Обязательно, но сначала требуется восстановить электропитание, - отреагировал Кевин, - пойду, посмотрю, что с предохранителями, и вообще… - и открыл дверь в силовую аппаратную.

- С каждой минутой, всё чудеснееи интереснее, - выглядывая из-за плеча Кевина, пробубнил Сценарист. В руках у него вишнёво поблёскивал универсальный инструмент для чисто русского метода решения любых нерешаемых проблем - бутылка «Henessy», припасённая им для празднования удачных испытаний. В настоящее время коньяк оберегал психику Сценариста от шока, в котором пребывали он и остальные обитатели лаборатории.

Нет, аппаратная сохранилась, но не полностью. В двух метрах от двери она заканчивалась. Противоположная стена отсутствовала, а боковые ограничивались аккуратно закругленными срезами, которые упирались в густые бамбуковые заросли. Внешний силовой кабель заканчивался там же, где и стена, и был также аккуратно обрезан.

- Скажи, Кевин, а в Голландии растёт бамбук? - спросил Сценарист.

- Если только в оранжереях…

- Тогда, боюсь, у меня для тебя плохие новости, - нас с Голландией, разделяет сейчас не менее десяти тысяч километров.

- Ну, тогда сходим хотя бы в подвал - посмотрим, в каком состоянии пребывают дизель - генераторы.

Студенты столпились у среза стены, недоверчиво поглаживая грязно – зелёные стволы многолетнихвечнозелёных растений семейства злаковых, стараясь не переступать чётко видимую черту, отделяющую их лабораторию от буйной природы.

Стены подвала были точно так же, аккуратно скруглены и обрезаны, как и стены аппаратной. Сами дизель - генераторы, слава Богу, не пострадали, как и стоявшая между ними кубовая емкость с дизельным топливом. Требовалось «срастить» обрезанные кабели, и восстановить электропитание. И после этого, запустив программу, нажать наконец-то «Esc», чтобы этот «сон наяву» закончился.

Сценарист и Джони, по причине интенсивного контакта с Henessy, были идентифицированы Кевином, как технически бесполезные и отправлены на рекогносцировку местности под благовидным предлогам «вам надо прогуляться», оставшиеся приступили к восстановлению электроснабжения. Всего за пару часов, задействовав комплект ЗиП (запчасти и принадлежности), и буквально, «на коленке» собрав в пучок проводку, студентам удалось восстановить кабельные пары лаборатории и запитать аппаратуру с помощью дизель - генератора. А заодно, провести ревизию солнечных панелей, восемь из которых оказались вполне работоспособными. Вот, прямо на крыше ремонтную бригаду и застали вернувшиеся разведчики с удивительным выражением … не лиц, а черт знает чего.

Вид у «засланцев» был ошарашено - подавленный. Под вопрошающе - удивлёнными взглядами товарищей Джонни привалился спиной к стене лаборатории, тихо сполз по ней на землю, и застыл в буддистской позе, полностью уйдя в «нирвану», никак не реагируя на внешние раздражители. Сценарист подобрал оставленный им у входа коньяк, в три глотка «добил» бутылку, с силой швырнул её в заросли, и шумно, с размаху, уселся по-турецки рядом с Джонни.

- У меня есть две новости, одна хорошая, другая похуже, с которой начинать? - загадочно начал Сценарист.

- Конечно, с хорошей. Этот остров обитаем? Нашлись люди?

- Нашлись, и много. И это не остров, а полуостров, и скажу даже больше – это прародина нашего Джонни. Можно считать, что мы у него в гостях. И он так этому рад, что потерял дар речи, а у меня, наоборот - приступ многословия, ибо есть ещё одна новость, и она вам понравится меньше, чем первая - это отнюдь, не современная Корея.

- Как это понимать? - присела Симона, почувствовав, что у неё подкашиваются ноги. Сценарист коротко посмотрел на свои трясущиеся руки, и с силой скрестил их на груди, пытаясь унять тремор…

- Чёрт, и коньяк не помогает, трясёт, - виновато посмотрел он на Симону…

- Папа, я тебя убью!.. Кончай тянуть!..

- Карманных календарей не видели, газет не покупали, с аборигенами не встречались, зато разговоры слышали отчетливо, и вот,на мобильник видов нащёлкали, стараясь не высовываться, так что можете оценить сами...

Джонни, будучи чистокровным корейцем, всю свою сознательную жизнь прожил в Африке, в Кении, поэтому, и в ХХIвеке не мог уверенно сказать, что чувствует себя на полуострове, как дома, а сейчас же, он пребывал в том состоянии прострации, которое можно определить музыкальным термином “крещендо”.

Он заново, словно не веря своим глазам, вместе с Кевином и Симоной, разглядывал снимки, сделанные им самим, десять минут назад.

- Кстати, нас занесло в довольно неплохое место, прокомментировал фотографии Сценарист. рядом с развалинами какого-то сарая, целиком вросшего в бамбуковые заросли - мы видим всех, нас не видит никто. Спасибо тебе, Кевин, за приписку “совершенно секретно”. Компьютер выполнил твои предписания чрезвычайно педантично. С моря нас разглядывать некому, а с суши, - здесь такая чаша, что даже кошке сложно пройти. До города рукой подать. Хотя, назвать это городом, можно с большой натяжкой - скорее большая деревня.

- Какой же это год? - Симона с усердием разглядывала фото судов с дымящими трубами, и снующими рядом людьми.

- Любой, считая с внедрения паровых котлов в качестве двигателей на торговые и военные суда, и до их, пароходов, полной отставки, - вздохнул Сценарист.

- Хотя, судя по запросу, который сформировал Кевин, я представляю себе, где мы оказались. Он не указал, какого конкретно русского царя он собирается спасать, и искусственный интеллект воспринял это, как команду спасти весь институт русского самодержавия. А началом конца самодержавия огромное количество историков считает неудачную русско-японскую войну. И эта информация была в базе данных симулятора…

- Невероятно!

- Невероятно - что?

- Каждый день миллионы человек, миллиарды раз посылают запросы в разные базы данных самых различных компьютеров, и при этом, никто, никуда не улетает!

- Предположение, что вы, конструируя игру, создали машину времени, тебя согреет?

- Да, но только после возвращения в исходную точку - в ХХI век. У меня там остались кое-какие дела, и хотелось бы их доделать, а любой раздел истории я всегда могу проштудировать самостоятельно, либо послушать-почитать твои записки. Так проще и… безопаснее.

- Причём не только для нас. “ASoundofThunder” (И грянул гром) смотрели? Помните, что будет, если в прошлом раздавить хотя бы бабочку? - вставила Симона.

- У-у-у-у, - схватился за голову Джонни, - а мы здесь, пока, как слоны, через бамбук ломились, столько натоптали! Всё, давайте убираться поскорее, пока мы здесь не устроили “The Day After Tomorrow” (Грядущую всемирную бурю).

Глава 7 Опыт - это то, что ты получаешь, не получив того, что хотел.

Если у вас сегодня огорчения, не зацикливайтесь, не переживайте, ведь завтра вас ждут новые!

Дизель, окутавэкспериментаторов синим дымом, нехотя заурчал, выходя на номинальные обороты. На его панели управления приветливо и привычно загорелись светодиоды тахометра, генератора подзарядки аккумуляторных батарей, и прочих датчиков, показывающих параметры работы дизель - генератора, а также параметры выдаваемой электроэнергии в сеть. Зашумел своими вентиляторами компьютер. Игровой софт штатно загрузился, после чего в лаборатории повисла неловкая пауза.

- Ну, и что мы ему ответим? - обведя взглядом присутствующих, спросил Кевин

- Что-то ответить нужно, - поддержал разговор Сценарист.

На мониторе красовался традиционный вопрос, которым программа после загрузки всегда встречала игрока. Искусственный голос продублировал почти угрожающе:

- Назовите дату или событие, с которого желаете стартовать?

- А если мы желаем не стартовать, а финишировать? - вставила Симона

- Имеется ли возможность стартовать с того места, на котором прошлый раз была вынужденно прервана работа?

- Давайте попробуем, - кивнул Кевин, вводя соответствующую команду.

- В базе данных, к сожалению, отсутствуют доступные точки восстановления – издевательски выдал искусственный разум, - задайте новые дату или событие…

- Приплыли, - закручинилась Симона, - а может просто опять «ESC» нажать?

Кевин послушно ткнул клавишу.

- Желаете завершить работу? – бесстрастно осведомилась машина.

- Странно, - удивился Сценарист, - а меня она, во время первого теста ни о чём не спрашивала. Но уже и так ясно, что вот так, запросто, ничего не получится. Скорее всего, надо ещё раз пройти всю ту игру, которую мы начали в Twente, и попытаться осуществить возврат с того самого места, на котором мы оказались сейчас. Пробуем?

Никогда ранее студенты не устраивали такой «мозговой штурм», как в этот раз. Англия первобытная. Каменный век. Античность. Медь. Бронза. Первое железо. Печи, кузницы, средневековье. Длинные луки, рыцари. Паруса. И вот, наконец, Наполеон, его союз с Павлом Первым. Кевин осторожно ввел задание “найти альтернативу ликвидации царя”, «Enter» и….

Даже здесь, наверху, было слышно, как взвыл и сразу затих, будто захлебнулся, в подвале дизель-генератор, противно завопила сирена управления блоком питания, погасло основное, и сразу же, включилось тусклое аварийное освещение. По мониторам будто пробежала судорога, после чего машина выдала голосовое сообщение: “Для выполнения задания недостаточно ресурсов”, и зависла, никак не реагируя на голосовые команды и манипуляции с клавиатуры.

- Если вы читали Даниэля Дефо, то сейчас можете лично ощутить переживания Робинзона Крузо в первый день на необитаемом острове, - пробормотал Сценаристсквозь зубы, которые опять начинали стучать и, чтобы скрыть это, приходилось изо всех сил сжимать челюсти.

Глава 8 Трудностей мы не боимся — это хорошо. Плохо, что и они нас не боятся.

Нас редко волнует вопрос, наполовину полон или пуст стакан..., но почти всегда - где эта морда, что постоянно недоливает?

Невольные путешественники во времени и пространстве действительно чувствовали себя командой с разбитого корабля на берегу неведомого, полного неожиданностей и опасностей, мира. Вероятность задержаться в этом мире угрожающе приближалась к реальности.

- Да каких, таких, грёбаных ресурсов не хватает этой дурной машине? - вспылил Джонни.

- Что это, за отвратительные манеры, - сказав “А”, не сказать “Б”?

Симона ничего не говорила, но до девичьих слёз было - рукой подать. Кевин, единственный пока, никак не демонстрировал свои эмоции, но по его непроницаемому виду было понятно, что его сознание уже начало переход в созерцательный “дзен”.

- Так, господа «без пяти минут учёные», спокойно, - отчётливо, чеканя каждое слово, проговорил Кевин, - Сейчас корректно выходим из игры, аккуратно выключаем компьютер, садимся, и составляем план работы. Эту крепость - он похлопал по капсуле - взять с ходу не удалось. Переходим к планомерной осаде. В первую очередь, предлагаю провести ревизию всего, что находится в лаборатории, детально обследовать все подступы к ней. Между делом подумаем над тем, какие ресурсы были у нас в наличии во время первого теста, чтобы понять, чего не хватает для возврата сейчас…. Выше нос держать, господа будущие бакалавры! В любом случае, нам почти гарантирована мировая известность - или в ХХI-м веке, как конструкторам машины времени, или в ХХ - как носителям уникальных знаний и технологий. Надеюсь, что не посмертно...

Молодёжь, в принципе, очень быстро адаптируется к изменениям окружающей среды. А когда душу греет «мелкий бес тщеславия», текущие проблемы кажутся вообще несущественными, легко решаемыми. Поэтому ступор неопределенности быстро сменился активной деятельностью и фонтаном новаторских предложений. Оценивая, и сортируя гаджеты ХХI-го столетия, студенты активно спорили, который из них будет представлять наибольшую ценность в начале ХХ-го века.

Окончательно протрезвевший Сценарист, обходя здание и изучая внешний периметр, пытался решить другой вопрос, который он считал самым важным и насущным. Он прикидывал, как сохранить секретность лаборатории, и заодно, обеспечить безопасность её обитателей, являющихся в этом мире носителями таких уникальных знаний и технологий, которые могут стать поводом для мировой войны гораздо раньше выстрелов в Сараево. Поэтому, если быстро сбежать отсюда не удастся, легендирование и маскировка станут главными задачами, сразу же, после обеспечения хотя бы, сносных условий для текущей жизнедеятельности.

Последний эксперимент закончился «выбитыми» предохранителями, поэтому пришлось опять восстанавливать питание, проводить осмотр аварийно остановленного дизель - генератора, лезть на крышу, и подключать солнечные панели, чтобы не вырабатывать напрасно, в бытовых целях, драгоценный моторесурс дизелей, и не расходовать зря, бесценное в текущих условиях, дизельное топливо.

- Ты ничего не замечаешь? - спросил Кевина Джонни, глядя на землю с крыши лаборатории.

Вместе со зданием лаборатории, невольные путешественники захватили часть асфальта, причем очень красиво отрезали, будто циркулем очертив границу ХХI-го века. Трехмерная модель катаклизма, таким образом, представляла собой идеально правильный шар тридцати метров в диаметре, внутри которого находился квантовый компьютер. Если бы, он располагался ровно по центру лаборатории, она бы с запасом поместилась в шаре, а так хронологический нож отрезал почти третью часть здания, захватив, вместо нее часть стоянки с полусотней разнокалиберных велосипедов, хозяйственный бокс, и стоящие рядом разноцветные контейнеры для отходов.

- То, что эпицентр катаклизма - наш квантовый компьютер, мы уже и так догадались, но вот что любопытно, - разглядывая монитор, удивился Сценарист, - во время первого тестирования я провалился в прошлое только с капсулой, а в этот раз мы улетели всем коллективом, да еще, с таким «приданым». Отчего, по какой причине, итог получился настолько разным?

- Мне другое интересно, что появилось вместо нас в Twente? Заросли бамбука?

- Не думаю. Симона, Джонни! Во время первого тестирования капсула исчезала?

- Нет, точно оставалась на месте…

- Тогда есть два варианта. Это может быть “квантовой суперпозицией”, когда объект может быть одновременно в двух местах. Или теория Эйнштейна подтверждается- время не однородно и не прямолинейно. В 1812-м году я провел больше минуты, а в 2017-м, не прошло и секунды. Нолюбой из вариантов пока не приближает нас к разгадке, как это всё работает. Поэтому давайте посмотрим, чем мы располагаем?

В лаборатории имелось много электронных блоков различной степени комплектности, электронно-измерительного, и монтажного оборудования, инструментов, учебных столов, стендов. Помимо этого, присутствовали штатные университетские 3D-принтеры, манипуляторы, и целая коллекция плодов лабораторных работ - ползающих, плавающих, и даже летающих…

Порадовал уголок отдыха, где приютились холодильник, микроволновка, и четыре разномастных кофейных аппарата. Заботливо приготовленные для кофейных пауз булки, сыр, джем и прочий фастфуд позволял не голодать хотя бы первые три - пять дней.

Проблема состояла в подключении всего этого комфорта к водоснабжению и канализации, которые постигла та же участь, что и внешние кабели электропитания, и решить её «с наскока» не представлялось возможным - резервных источников воды, и автономной канализационной системы, лаборатория не имела.

Исследованный сарай оказался заброшенным бараком с земляным полом, и уже изрядно прохудившейся камышовой крышей, с двухъярусными лежаками, сооружёнными из грубо обработанных досок, к нему примыкал навес с полуразрушенной печью из дикого камня. В шаге от нее виднелся примитивный колодец, похожий издали на хаотично наваленную груду камней, накрытую бамбуковым щитом.

- Smoking tobacco, 404 Pearl street, New York,- прочитал Сценарист на изрядно выцветшем обрывке грубой упаковочной бумаги, аккуратно изъятом из печки.

- Мы на территории чьего - то брошенного лагеря, и его обитатели, скорее всего, были из США, или, как было принято говорить в начале двадцатого столетия, - САСШ. Правда, судя по разрухе и запустению, хозяева уже давно не следят за своей собственностью, и риск нарваться на обвинение в незаконном вторжении невелик, но, всё же, остаётся. Следовательно, требуется легенда нашего появления, и легализация, пока нас здесь никто не обнаружил, и не объявил «вне закона». Для этого требуется, как минимум, установить своё местоположение, а также точную дату, в которой мы оказались. Одним словом - идём на контакт с хроноаборигенами! Не вижу энтузиазма на ваших лицах, господа бакалавры новейших технологий!

Глава 9 Первый контакт с двадцатым столетием.

Всё у нас получится! Ну, может, не совсем у всех, и не так, чтобы всё. Но приободрить-то надо.

Следующие два часа были целиком посвящены адаптации одежды, чтобы она не вызвала шок у местного населения. Кроме кроссовок и обтягивающих джинсов Симоны, которые здесь точно, никто не носит, всё остальное решили считать условно приемлемым. Местной валютой, без которой невозможно купить даже газету, было решено обзавестись посредством заурядного бартера “чего-нибудь ненужного” на требуемое.

В “ненужное” включили десяток сувенирных шариковых ручек с блокнотами, складной нож «Ganzo» с деревянной рукояткой, и велосипед, который позаимствовали на “трофейной” стоянке. Выбрали самый ржавый и неказистый - чтобы дешевле было умиротворить его хозяина после возвращения.

Первый контакт с местным населением прошёл на удивление беспроблемно. Крохотный (по меркам ХХI-го века), портовый город назывался Инчхон, и жил шумной, деловой жизнью открытого порта, в котором иностранцев сновало больше, чем корейцев. Улицы, веером расходящиеся от порта по склонам холма, застроенные деревянными одноэтажными домиками, были плотно нашпигованы всевозможными отелями, барами, трактирами, лавками и конторами. Специализировались они на обслуживании многочисленных коммивояжёров, порученцев, жуликов и авантюристов всех мастей, ищущих лёгкой наживы, команд присутствующих в портусудов, военных и торговых. В общем, как на легендарном ковчеге библейского Ноя имелось “каждой твари по паре”, здесь, на улицах города, разнообразной экзотики хватало, и встретить можно было кого угодно.

Обслуживая этот разношёрстный, и весьма беспокойный контингент, местные лавочники привыкли скупать у традиционно небогатых матросов всё, что те притащат, и никто, ничему, и никому не удивлялся. Припортовые коммерсанты в любом порту мира одинаковы, и всегда прекрасно совмещают обязанности купцов с неформальными функциями скупщиков краденого, успевая при этом, ещё и подрабатывать осведомителями для нужных людей.

Благодаря этим «труженикам» торговли, криминала и шпионажа, Джонни быстро обменял пишущие, колющие и двухколёсные принадлежности на местные, совсем недавно введенные в обращение, «воны», получив в процессе торговли массу дополнительной информации:

Лютовавшая пять лет назад эпидемия холеры, и накрывшие страну неурожайные годы, практически разорили местное население, но сейчас дела поправились, порт круглосуточно обрабатывает суда со всего мира, торговля процветает, и Чемульпо (второе название Инчхона), уже превосходит своего конкурента - порт Фузан.

Наиболее желанными гостями были американцы. С ними легче, и выгоднее иметь дело - они самые платежеспособные. Здесь работают два завода по очистке риса, один из них принадлежит японцам, другой же, снабженный новейшими усовершенствованными машинами, содержится «звёздно-полосатыми» парнями из фирмы «Тоwnsend & Co».

Американцы вели разведку и разработку полезных ископаемых, пытались получить концессии на строительство железных дорог, но их постепенно выдавили японцы. Некогда шумная геологическая экспедиция на берегу моря теперь заброшена, а жаль. Местные лавочники им были рады.

Теперь о грустном. По мнению торговцев, город живёт в ожидании войны России с Японией, и кишит военными агентами, как дворовая «барбоска» блохами. Японские “коммерсанты” с явно военной выправкой, скупают продовольственные склады, массово, судами, завозят продовольствие, боеприпасы и военное снаряжение. И это тревожит. Деньги любят тишину. Когда начинают грохотать пушки, честный бизнес умирает, процветают беззаконие, грабежи и прочий криминал. Во всяком случае, во время недавней японско-китайской войны, было именно так.

- Хотя в прессе никакой паники пока нет, - закончил свой рассказ Джонни, и положил на стол свежие газеты от 15 мая 1903 года…

- Уважаемые товарищи по несчастью, - посмотрев на дату, вздохнул Сценарист, - у нас есть семь месяцев с «хвостиком», чтобы свалить отсюда, в противном случае, риск превращения в военный трофей приближается к стопроцентному. Поэтому всё, что является нетипичным, непонятным для начала ХХ века, нужно срочно спрятать, либо хорошо замаскировать. Окна лаборатории закрыть ставнями снаружи, и занавесить изнутри. Сконструировать сигнализацию и видеонаблюдение периметра. Неплохо было бы организовать охрану, да только беда в том, что она сама может стать источником опасности.… И главное, за всем этим, понять, какие ресурсы необходимы машине для «отката» назад, обратного переноса. Ищем, и вспоминаем всё необычное, нестандартное в поведении машины, насколько возможно, детально.

Глава 10 Я всё отдам, но где мне это взять?

Главное - это поставить для себя цель. Чтобы было , на что издалека любоваться.

Просмотр газет никакой новой информации не предоставил. 15 мая 1903 года не наблюдалось никаких необычных катаклизмов. Штормы, с обязательными в этом случае крушениями - не в счёт, они для портового города обычны и привычны. Значит, природные аномалии, и потребление природных ресурсов не влияют на перемещение. Чего же тогда не хватает этой машине?

Из непривычного и аномального, остаётся только внезапное отключение электроэнергии после первого теста программы, но каким образом это может быть связано с работой компьютера, который постоянно потребляет свои 600W? При этом он надёжно защищен от перепадов напряжения собственными источниками бесперебойного питания, предохранителями сети. Непонятно…

- Так, давайте еще раз, и по порядку. Первый тест - провал в 1812-й год. Причем перемещается только капсула с игроком. Никто из присутствующих ничего не замечает. Второй тест - перемещение в 1903-й год. Но на этот раз “улетает” уже вся лаборатория. Вопрос: чем первый провал отличается от второго? Откуда это увеличение перемещаемой кубатуры и массы, если алгоритм наших действий совпадает. Почему ресурсов машины было достаточно для возврата в первый раз, и не хватило во второй? И наконец, самое загадочное, - почему между первым и вторым тестом никаких перемещений не случалось? Ведь мы гоняли программу на всех режимах. Какие мысли и предположения имеются по этому поводу? Пока мы это не поймём, вернуться вряд ли, получится…

- А если пойти другим путём, и не пытаться инициировать программу возврата, а переместиться в 2017-й год точно так же, как мы переместились сюда? Задать соответствующий день, раз, - и дома!

Воодушевлённые таким простым решением сложной проблемы, исследователи бросились к своему квантовому «чуду».

- Спаситель ты наш! Давай родной, выноси! Пуск! Старт программы! Ключ - 15 мая 2017 года! Режим от первого лица! Twente! Поехали!

***

- «Страна утренней свежести» - так называют свою Родину сами корейцы. Представьте величественные горы, сплошь укрытые «ковром» из белой, розовой, желтой, красной, фиолетовой азалии! На одном кустике могут раскрыться одновременно до пятисот пышных цветов. Корейские поэты воспевали пурпурные азалии, бархатные красные и белые камелии, желтый рапс, бело-розовые нежнейшие цветы слив, вишен, груш и персиков. «Весной горы вспыхивают цветами, осенью - полной луной», - строки из «Сичжо», - жанра средневековой корейской лирической поэзии, написанные поэтом Ли Хваном, жившим в XVI-м веке.

Вечная тайна жизни раскрывается весной, как нежный, загадочный цветок. И как только становится теплее, облака белых цветов взлетают к небу, как гигантские бабочки. А бабочка в Корее - символ радости.

Следом за белым облаком бабочек-магнолий, на корейскую землю спускается золотой дождь. Зацветает "кэнари жен". На горных склонах, среди камней и снега вспыхивают потоки его ослепительно-желтых кустов. Городские стены покрываются ажуром ветвей, изгибающихся в танце маленьких цветов.

Вслед за магнолиями, камелиями и сливами в Корее начинается цветение дикой вишни. В Японии это - сакура. Но это слово в Корее лучше не произносить, а говорить, что вы любуетесь просто «flower». А еще лучше назвать это дерево по-корейски "пот ккот". После Японско-китайской войны (1894-1895), и оккупации Кореи Японией, японские названия цветов кажутся кровавыми. На рассвете группа вооружённых японцев, так называемых "наемных мечей", убила королеву Мин в спальне дворца Чхандоккун. После чего, на глазах парализованных ужасом придворных дам и прислуги, японцы изрубили королеву на куски, и сбросили останки в королевский пруд, на съедение рыбам. Организатором заговора был японский посланник в Корее.

Убийство было осуществлено в глубокой тайне, и мир так и не узнал бы об этом преступлении, если бы не свидетельства двух иностранцев, в том числе русского подданного, служившего во дворце, якобы, сторожем...

(Показания дал подданный Россиийской империи Афанасий Середина-Сабатин, бывший на службе корейского монарха, дежуривший в ночь на 26 сентября 1895-го года.

Афанасий Иванович Середина-Сабатин, корейское имя Саль Пхаджон, или Саль Пхаджин (1860 - 1921 годы). Русский подданный, малоросс по национальности, он жил в Корее с 1883 по 1904 год, и выполнил около двух десятков архитекторских проектов, 14 из которых, по меньшей мере, были реализованы. В своей переписке Афанасий Иванович именовал себя «архитектор Его Величества короля Кореи», и тому были основания, поскольку корейский монарх к нему очень благоволил, и пригласил для работы во дворце. Самый известный его проект - мемориальные «Ворота независимости», построенные в Сеуле в 1896 году.)

- Джонни, откуда ты всё это знаешь? - тихо спросила Симона

Они стояли на крыше лаборатории. Отсюда открывался чудный вид на вечернее море, по которому скользил последний луч майского Солнца, уходящего за гору Манисан.

- Я родился и вырос в Кении, но каждый день мама перед сном рассказывала мне что-то о Корее. Совсем немного…. Но каждый день… Она говорила, что тем, кто покидает Родину, остаётся только память о ней, и она обязательно поможет, когда будет трудно. Я давно хотел сам почитать про историю Кореи, но всё время откладывал – постоянно находились какие-то другие неотложные дела…. Теперь жалею…. А ещё мама говорила, что потерявший память о своей Родине, гибнет... Ты знаешь, я, может быть, даже рад, что у нас ничего не получилось с перемещением обратно в 2017-й год. Может быть, всё должно было произойти именно так, чтобы мы могли что-то исправить здесь?

- Кевин сказал, что не успокоится, пока не разберется, почему не получается. А ты ведь знаешь, он упёртый.

- Пусть пробует. Я понял, если мы, просто так, вернемся обратно в 2017 год, я буду корить себя всю жизнь. Корить за то, что был здесь, и не сделал ничего, чтобы защитить корейский народ от тех бед и страданий, о которых здесь, сейчас, никто не подозревает, но которые всем еще предстоит пережить.

Перемещение обратно, в будущее, опять не состоялось. Программа работала в своем привычном режиме, соглашаясь с любой командой, но наотрез отказывалась менять окружающую действительность. После нескольких неудачных попыток ребята загрустили,и только Кевин поклялся вычислить этот загадочный алгоритм перемещения, и теперь, оставшись в гордом одиночестве, бомбил искусственный интеллект хитро сформулированными запросами и командами.

Сценарист взял на себя обязанности дежурного по кухне, и ушёл оживлять найденную в покинутом лагере печку, а Симона с Джонни отправились на крышу, устанавливать и подключать камеры наружного наблюдения, где их и застал потрясающей красоты весенний закат.

- Отменить войну - хорошая идея,вместе мы обязательно что-нибудь придумаем…

Глава 11 Все мы твари Божьи, но некоторые - совсем уж, твари...

Истинное лицо - всегда то, которое хуже.

Сценарист, растопив очаг в заброшенном лагере, и поставив на огонь ужин, пытался решить ту же проблему.

Над путешественниками дамокловым мечом висела угроза оказаться через семь месяцев в эпицентре десантной операции японской армии. Впрочем, и за полгода до неё, при наличии вольно шастающих в окрестностях военных агентов, и активно проводимых приготовлениях к вторжению, безопасностью здесь, вовсе не пахнет. И что делать? Эвакуироваться? А если изменение локализации сделает невозможным обратное перемещение?

Искать защиту у «сильных мира сего»? У каких? Корейский правитель Коджон, гордо именуемый императором, - фигура номинальная, не обладает ни малейшим влиянием на происходящие события, прячась от политических невзгод в российской миссии в Сеуле.

Логичным было бы, обратиться к Российскому императору, войска и флот которого реально противостоят японцам, если бы не одно НО... «Многие знания - многие печали». Сценарист, на свою беду, был знаком с дневниками будущего «царя-страстотерпца», поэтому русский царь совсемне походил на того, на кого можно опереться.

У любого нормального человека личные записи Николая Второго вызывают оторопь и подозрение в подделке. Такие откровения могут принадлежать перу юного гимназиста, закомплексованной курсистки, контуженого прапорщика в отставке, но никак, не правителю одной шестой части суши.

То, что в начале ХХ-го века творило венценосное семейство Романовых, трудно назвать иначе, чем полной потерей адекватности. По их милости «корабль Российской империи» швыряло на геополитических волнах, как пьяного, но всё печальное заключалось в другом. Подавляющее большинство пассажиров первого класса этого корабля представляло собой пугающий симбиоз беспринципных, циничных, ловких коррупционеров, и, одновременно, слабоуправляемых, и неисправимых личностей, когда дело касалось «службы государевой».

Многие, в основном, военные представители элиты, честно служившие Отечеству, терялись на фоне вороватых классовых собратьев. Эти, «приближённые» к монаршей семье деятели, изрядно вкусив казённых плодов, были ходячими примерами коррупции, жадности и безнаказанности.

Нарваться на подобного «кренделя» было легче лёгкого, что означало абсолютно непредсказуемые последствия. Самым счастливым для них вариантом стало бы полное игнорирование обращения непонятных, а значит подозрительных «пришельцев». Особо рьяный служака мог запросто упаковать «источник беспокойства» в «места не столь отдалённые». Самый же ушлый и вовсе мог продать «по случаю» “нашим западным” партнёрам.

В порту Чемульпо, с намёком на собственные «особые интересы» обозначали своё присутствие практически все великие, на тот момент, державы. На рейде стояли военные корабли Англии, Франции, США и других стран. Но эти варианты были еще хуже. Несмотря на всю гнилую сущность обитателей российских «коридоров власти», по сравнению со своими коллегами из “цивилизованного мира”, они выглядели исключительно честными и порядочными людьми. Скелеты в шкафах российской монархии меркли, на фоне содержимого мебели монархов “просвещенной Европы”.

Зная количество заказных похищений и убийств, совершённых «от имени, и по поручению» «партнеров», на счету которыхк началу ХХ-го века было пять российских царей, в их сторону не хотелось, не только смотреть, но даже думать. В лучшем случае посадят в клетку и будут выпускать на цепи за “бананами” для “сахиба”. А скорее всего, выпотрошат и придушат, хотя бы для того, чтобы другим не досталось.

Идеальным вариантом для путешественников было бы объявление Кореи, или хотя бы этого порта, демилитаризованной зоной. Только каким образом у этих задиристых держав можно отбить желание воевать, если они уже понастроили пушек, корабликов, и твёрдо уверены, что штыком можно решить все, даженерешаемые проблемы?

Интересующегося историей Сценариста всегда удивляло, «какого, такого рожна» эти страны вцепились в Корейский полуостров, и больше сотни лет рубились за него так, будто там хранился «гроб Господень», а также сокровища инков, и копи царя Соломона. И уж, совсем непонятным было участие в этой свалке Российской империи, которая с упорством дятла долбилась в этот дальневосточный узел со второй половины ХIХ-го века, имея в тылу абсолютно неосвоенные, и неухоженные просторы Сибири и Дальнего Востока. С таким энтузиазмом монархии стоило бы цепляться за Аляску, за поселение «Форт-Росс» в Калифорнии, с их пушниной, золотом, и гораздо более перспективным стратегическим положением.

Что забыла Россия в Корее? Лесные концессии на реке Ялу? А что, собственной тайги было недостаточно? Незамерзающий порт на Тихом океане? А чем не по нраву Находка? - всего в пятидесяти милях от Владивостока, под боком которой, имеется богатый Сучанский каменноугольный бассейн, снимающий вопрос бункеровки, как военного, так и торгового флота. Огромные деньги - более пятисот миллионов золотых рублей, затраченные на кратковременную аренду у Китая (!) Порт-Артура и порта Дальний. Они дали бы намного больший эффект, будь они вложены в собственную инфраструктуру в Приморье.

Если, по мнению Микадо: “Корея - это нож, направленный в сердце Японии”, а для короля Британии - даже тихоокеанские чайки казались угрозой его колониям, то для императора России корейский проект - это исключительно амбиции, которые, как член длиною в метр – очень круто, но абсолютно бесполезно, а в положении, в котором оказалась правящая династия России в начале ХХ-го столетия, ещё и смертельно опасно.

Одним словом, обращаться за помощью из числа власть предержащих в этом мире было не к кому. Сейчас, в начале ХХ века, безраздельно доминирует убеждение, что ради счастливого будущего надо убить всех «плохих», и тогда останутся только «хорошие». В это свято верят и революционеры, и консерваторы. Они жизнерадостно «умножают на ноль» всех, имеющих несчастье родиться у «неправильных» родителей. Эти энтузиасты легко превратят любую технологию будущего в оружие массового поражения. Так пусть же, это произойдёт как можно позже. Потому проблему собственной безопасности придётся решать самостоятельно, и она мистическим образом совпадает с игровой задачей по сохранению жизни русского императора. Во имя ее исполнения, с завтрашнего дня, начинаем активно разводить “голубей”, и всемерно душить “ястребов”...

Глава 12 Ветры перемен в тупике не дуют.

Правда - дама неприятная, но при этом все её хотят, хотя удовольствие от неё получают редко.

6 июня 1903 года виконт Гэнтаро Кодама получил звание генерала и должность министра армии в правительстве князя Ито Хиробуми, после чего немедленно последовало предложение начальника Генерального штаба сухопутных войск Японии, маршала Ояма Ивао, возглавить штаб Маньчжурской армии на время войны с «гайдзинами» из России.

Сразу по окончании дворцового церемониала, генералу вручили поздравление от анонимного доброжелателя, полученное по телеграфу с пометкой «Срочно! Лично в руки!!».

Как? Откуда? Никто и нигде, даже в самой армии, еще не знает о его новой должности и обязанностях... Генерал ещё раз пробежал по тексту поздравления. Взгляд зацепился за последнюю фразу:

“Не следует начинать сражение или войну, если нет уверенности, что при победе выиграешь больше, чем потеряешь при поражении. Те, кто домогается малых выгод ценой большой опасности, подобны рыболову, который удит рыбу на золотой крючок: оторвись крючок - никакая добыча не возместит потери”. Древнеримский император Октавиан Август.

- Когда и от кого получено? - сухо спросил генерал стоящего «навытяжку» адъютанта.

- Десять минут назад, по телеграфу, Сёкан. Место отправления определить не удалось.

- Те, кто ничего не могут, у меня не служат! - Найти автора письма, доложить...

«Япония - центр мира, в котором благодаря исключительно счастливому положению, развитию и силе, фактически сосредотачивается верховная власть над политикой и торговлей всего света» - так считалось в Японии, в соответствии с догмой религии «синто». Подготовка к предстоящей войне с Россией шла под лозунгом очистительной борьбы с «белыми варварами». Это не было большим секретом ни для Европы, ни для России.

Один из виднейших, и влиятельнейших государственных деятелей Японии того времени, Окума Сигэнобу говорил: «Мы должны воевать с Россией из принципа. Нам необходимо перебраться на материк. Наши землевладельцы сеют хлеб на скалах. У нас нет земли, где мы могли бы работать. Нам необходимо бороться не на жизнь, а на смерть». На страницах газеты «Ници - Ници» появился лозунг: «Бейте, и гоните дикую орду, пусть наше знамя водрузится на вершинах Урала».

В то время, когда война с Японией была, не только непопулярна, но и непонятна для русского народа, вся Япония, как один человек, откликнулась высоким патриотическим порывом ее сынов на призыв «под знамена». Случалось, матери новобранцев убивали себя, если их сыновья оказывались вне рядов армии и флота Микадо, по причине слабого здоровья.

Генерал Кодама был неотъемлемой частью запущенной военной и пропагандистской машины. Но он, кроме всего прочего, был еще и реалист. Именно поэтому, в самый разгар русско-японской войны, когда одна победа следовала за другой, а всё японское общество находилось в перманентной эйфории и жаждало увидеть флаг империи над Уралом, он тайно приехал в Токио с обескураживающим предложением: “Прекратить войну немедленно, и на любых условиях”!

При этом генерал не был русофилом и пацифистом. Он был профессионалом, который хорошо знал историю, и помнил, как удачно всё складывалось на старте войны и для Карла Двенадцатого, и для Наполеона. В рядахрусскойармии 1903-го года генералов, обладающих такими же стратегическим видением, умом и влиянием на императора, как генерал Кодама, увы, не нашлось….

****

В то время, когда Гэнтаро Кодама давал поручение адъютанту, адмирал российского флота, Великий князь Александр Михайлович, внук Николая Первого, судорожно рылся в своих бумагах в поисках письма, которое он получил неделю назад. Не придав ему никакого значения, то ли выкинул, то ли задвинул в дальний ящик, посчитав глупым, неуместным розыгрышем.

ВРоссийской империи1903-го года статус Александра Михайловича был полной противоположностью статусу генералу Кодама в Японии.В это время князь в положении “условно помилованного” болтался на невнятной должности руководителя «Главного управления торгового мореплавания и портов». Говоря спортивным языком, «ни денег, ни славы, ни места в основном составе».

Великий князь Александр Михайлович Романов, в семье – «Сандро», морской офицер, был одним из немногих в великокняжеском «серпентарии», кто занимался реальным делом, а не его имитацией. Он совершил два кругосветных путешествия, собрал крупнейшую, в своё время, библиотеку по морскому делу, основал первый в стране ежегодный справочник «Военные флоты». Но самое главное, незаслуженно забытый потомками князь, был создателем русской авиации. Высшее Качинское лётноеучилище, - самое знаменитое в России, создал именно он, хотя в ХХ-XXIвеке об этом никто даже не вспоминает. И это не единственная в отношении князя несправедливость...

В 1895-м году Александр Михайлович был бесцеремонно, и весьма решительно выпихнут в отставку после представления своей программы развития Тихоокеанского флота, которая была расценена, как попытка влезть в “личный бизнес” дяди Николая Второго - генерал-адмирала Алексея Александровича.

В 1900-м году Александр Михайлович разработал революционный проект броненосца, который так же, пренебрежительно отвергли, под предлогом недостатка средств. И это в то время, когда только на корейскую аферу Безобразова, казна выделила средства, достаточные на постройку пяти линкоров! В 1904-м году такой корабль построят англичане, назовут “Дредноут”. С тех пор это имя станет нарицательным для целого класса боевых кораблей, господствующих на море вплоть до середины ХХ-го столетия.

Сандро спешил за советом к старшему брату – Николаю Михайловичу, такому же опальному бунтарю и вольнодумцу, как он сам. Участник русско-турецкой войны, георгиевский кавалер, генерал от инфантерии, Николай Михайлович после Ходынской трагедии демонстративно отказался участвовать в коронационных мероприятиях, после чего Император России называл его не иначе, как «мой ужасный дядюшка».

В письме, которое искал Сандро, напечатанном типографским способом, на английском языке неизвестный предупреждал о двух драматических событиях в середине июля 1903-го года - тяжелой болезни отца Александра Михайловича, и получении Николаем Вторым откровений святого старца Серафима Саровского, официальное церковное прославление которого в лике святых состоялось в Дивеево.

Неизвестный обещал, что отец Александра Михайловича, несмотря на тяжёлое состояние и пессимистические прогнозы врачей, обязательно поправится. Далее автор письма предупреждал, что император будет крайне расстроен откровениями старца, и здесь он был более пессимистичен: “Николаю Александровичу вряд ли можно помочь”….

Великого князя тогда покоробило упоминание о царствующей особе таким неподобающим образом, что совсем не вязалось ни с этикетом, ни с правилами английского письма, где отсутствует обращение по имени-отчеству “Nikolaj Aleksandrovich”... Наверное, именно поэтому, он не счёл послание достойным внимания, и теперь жалел, что обошёлся с ним столь небрежно.

Плохих предсказаний для «Никки», как его звали в семье, к тому времени уже накопилось на «воз и маленькую тележку». Они звучали из уст монаха Авеля, буддистского отшельника Терракуто, астролога Луиса Хамона, французских оккультистов - Низье и Папюса. Поэтому письмо Серафима Саровского, переданное императору, особо не удивило, и напоминало гром, который гремит где-то далеко, и уже привычно. Но вот внезапная болезнь отца Александра Михайловича - это было уже совсем рядом. Затрагивала она лично Великого князя, и пугала, как беспокоит всё непонятное и неизвестное, но неотвратимое.

- Своим положением князь был явно недоволен, и это очень удачно - подумал Сценарист. Чувство недооцененности - прекрасная стартовая площадка для серьёзной и вдумчивой работы. «Система» его вытолкнула, и это, - хорошо для нас. «Систему» невозможно изменить, находясь внутри неё, и являясь её частью. Если Сандро - не часть «системы», к тому же, недоволен своим статусом, следовало попробовать использовать его в мирных целях...

***

Телеграфные сообщения и для князя Романова, и для генерала Кодама пришли от одного и того же адресата из корейского порта Чемульпо, через который проходила линия связи до Сеула, Фузана и Гензана, а оттуда, через Японию, Китай и Россию во все точки земного шара.

Телеграфная линия, по которой отправлялось 80 процентов всех сообщенийв начале ХХ века, представляла собой самую примитивную “воздушку”, которая шла в черте города прямо по крышам домов. Таким подарком нельзя было не воспользоваться, и в укромном месте, в линию была сделана аккуратная «врезка». Автор писем(Сценарист), как бывший офицер правительственной связи, совсем разомлел, ознакомившись с защищенностью линий связи, а точнее - с её полным отсутствием.

Теперь, благодаря аккуратно врезке в линию, все информационные потоки шли через квантовый компьютер лаборатории, где она записывалась, расшифровывалась, систематизировалась. «Пятиключевую» криптографию, которой шифровалось большинство сообщений, искусственный интеллект ХХI-го века вообще не воспринимал как задачу, «ломая» за долю секунды.

Телеграфные сообщения теперь можно было не только записать и прочитать, но при желании, - задержать, уничтожить, слегка подправить, или вообще заменить своими собственными. Имелась возможность не только быть в курсе событий, но и активно в них участвовать.

Однако, квантовый компьютер, укрытый от посторонних глаз за бетонными стенами лаборатории, был предназначен не для перехвата телеграфных сообщений начала ХХ века. Ругаясь на трёх языках, искусственный интеллект мучил Кевин, вычисляя, чего не хватает этой капризной машине для корректного выполнения заданной команды…

Глава 13 Не поддавайся гнетущей неопределенности - и сам ее угнётешь.

Когда Кевин установил старт игры на день перемещения - 15 мая 2017-го года, он заметил одну интересную особенность: в этом режиме ему была доступна информация, находящаяся на публичных серверах не только до этой даты, но и после неё. Открытые интернет - порталы можно было увидеть и за 15, и за 16 мая, и за следующие за ними дни, когда путешественники уже оказались в прошлом. Правда, всё это работало только в режиме просмотра, без обратной связи. Зайти, например, на свою почту, на форум, активировать свой профиль в социальных сетях, или оставить комментарий где-либо, было невозможно. В будущем, которое еще не наступило в ХХI-м веке, оказаться, тоже не получалось. Машина не соглашалась видеть новости из предстоящего столетия.

Но какая-то связь между мирами существовала. Имевшийся информационный обмен внушал определенный оптимизм, а также, надежду найти закономерности в этих загадочных провалах.

- Смотрите, - демонстрировал Кевин остальным ребятам свои изыскания, - в день первого теста, и первого провала во времени было отключение электричества - вышла из строя подстанция около Twente, и об этом написали все газеты. А вот, в день второго провала, отключения отсутствовали. Следовательно, можно предположить, что этот катаклизм с электричеством возникает только во время обратного перемещения.

- Тогда всё равно, остаётся три вопроса: почему вообще случились эти два перемещения, если игра тестировалась полгода без каких-либо намеков нааномалии; почему в первый раз переместилась только капсула, а во второй раз - целая лаборатория; и, наконец, чего конкретно не хватило для возврата? Мощности на университетской подстанции?

- А вот здесь имеются варианты. Я собрал все однородные события, зафиксированные как во время первого, так во время второго перемещения, и выделил то, которое с большей долей вероятности было причиной нашего вынужденного путешествия. Читайте:

“9 мая 2017-го стало началом нового рубежа в освоении антиматерии, постижении загадочной частицы - бозона Хиггса, поскольку, именно в этот день был запущен «Linac 4», – новый ускоритель протонов, девяностометровое устройство, способное разгонять элементарные частицы до скорости света.

15 мая учёные намерены запустить на полную мощность Большой андронный коллайдер, с новым ускорителем «Linac 4», с целью открытия ворот в параллельный мир”...

В лаборатории повисло тягостное молчание. Именно, день 9 мая, был днем первого теста, 15 мая - последнего.

- Ну что, коллеги, поздравляю вас с участием в масштабном эксперименте всего человечества, - огорошил всех присутствующих Джонни.

Это что значит? Чтобы переместиться обратно, нам нужно построить здесь коллайдер? - возмутилась Симона.

- Нет, не значит, ведь во время первого перемещения в 1812-й год, никакого коллайдера не понадобилось. Коллайдер просто пробил временной портал. 9 мая был пробный запуск малой мощности – наверное, пропускной способности портала хватило тогда только на капсулу. 15 мая коллайдер заработал на полную мощность, пропускная способность его возросла, поэтому мы оказались здесь уже все вместе. Для обратного перемещения, скорее всего, действительно не хватает сетевой мощности всего Twente.

- И много не хватает?

- Мощность подстанции в Twente - 0,5 MW, и этого хватило для возврата капсулы с одним человеком. Объем, заброшенный в прошлое со второй попытки, больше, примерно в 20 раз. Предполагаю, что и мощности потребуется в 20 раз больше…

- Десять мегаватт? - ахнула Симона, - и откуда же, мы возьмем источник электроэнергии, выдающий такую мощность? Папа! Ну чего ты молчишь?

- А я прикидываю, сколько таких вот страдальцев, подобных нам, в эту минуту решают этот же, вопрос?

- Да, - кивнул Кевин, - механизм перемещения непонятен. Коллайдер открыл портал, понятно. Но, как, и кто, смог туда попасть? Чтоименнозакинуло нас в эту дыру? Программное обеспечение? Компьютер? Сколько еще таких, как мы? Я пока в этом не разобрался. С большой долей вероятности, ясно только одно - для обратного перемещения нам не хватает, скорее всего, мощности электроэнергии, и нам нужно её как-то увеличить.

- Причём, получить мы её можем не обязательно по имеющейся сети! - уверенно вставил Джонни. - Никакая сеть в лаборатории не выдержала бы такой нагрузки. Наша машина времени,каким-то образом, забрала энергию из сети бесконтактно. А, стало быть, точно также мы сможем забрать её и здесь. Требуется только приблизиться к источнику на соответствующее расстояние. Кстати, сколько от лаборатории до подстанции в Twente? Примерно полкилометра? Ну вот, давайте считать, что это предельное расстояние для подключения.

- Так мы строим электростанцию, или ищем «донора», и пробуем дистанционно подключиться к нему?

- Электростанцию строить не обязательно. И не нужно искать «донора». Достаточно поймать молнию. Её энергии хватит на перемещение сотни таких лабораторий. Главное, чтобы она при этом, не поймала нас…

Глава 14 Глупо ожидать, что кто-нибудь придёт, и за тебя сделает. Пока не поймаешь, и не заставишь, никто и пальцем не пошевельнёт.

Следующий месяц прошёл в хлопотах. Кевин взял на себя строительство ловушки для молний, которую решил легендировать, как экспериментальную антенну для прямой связи с американским континентом. Там, как раз, Никола Тесла воюет с кредиторами, вот мы с «другого берега» его, якобы, поддерживаем.

Сценарист, взяв на себя обеспечение безопасности лаборатории, методично выстраивал вокруг неё кордоны из камер внешнего наблюдения, датчиков движения, и всевозможных «сюрпризов» для непрошеных гостей, начиная с примитивных сирен и заканчивая химическими ловушками со слезоточивым хлорпикрином. С этим «чудо - газом», изобретенным еще в 1848-м году, Сценарист познакомился в советской армии, при проверке надёжности противогаза с изъятыми клапанами, и с тех пор мечтал поделиться незабываемыми ощущениями с незваными гостями.

Окна и двери лаборатории теперь закрывали стальные ставни, доукомплектованные скрытно подведёнными электродами.

В качестве последнего «довода королей» на ближних подступах предполагалось использовать уже более серьезные противопехотные мины, снаряженные еще не изобретённым гексалом, более известнымв ХХI-м веке, «как взрывчатое вещество A-IX-2», который можно выделить из мирного лекарства «уротропин», с добавлением алюминиевой пудры и воска.

Джонни, как единственный местный житель, взял на себя обязанности по внешней разведке. С этой целью, в одном здании возле порта он открыл сразу два ресторана – «McDonald's» и «Starbucks». Они ожидаемо стали популярными заведениями, а его товарищи смогли получать бесценную оперативную информацию о текущих событиях, и возможность самим распространять выгодные им слухи. Именно по крыше этого здания проходила воздушная линия телеграфа, работавшая теперь с такой удачной врезкой - прослушкой.

Симона, с помощью сканера старательно обеспечивала всю эту авантюру необходимыми документами, для изготовления необходимых печатей и штампов интенсивно работали «фотошоп» и 3-D принтер.

Одновременно, с работами по обеспечению безопасности, разворачивалась деятельность по предотвращению или хотя бы уменьшению ужасов войны, которая неумолимо накатывала на многострадальный корейский полуостров. Джонни составил списки известных из истории корейских партизан, руководителей восстаний, которые боролись с японской оккупацией, и планомерно налаживал с ними контакты.

Сценарист составлял другие списки - противников и сторонников войны в Японии, и в России. Российский получался неприлично большим, японский - крайне скромным. Анализ диспозиции был неутешительным - для предотвращения вооружённого конфликта время было упущено. Однако, как говорят мудрецы, «если безумие нельзя остановить, его следует возглавить»! Война должна ударить, прежде всего, по тем, кто её старательно разжигает.

В это же время русский военный агент в Корее, подполковник российского Генерального штаба Алексей Степанович Потапов телеграфировал из Сеула: «В преддверии войны с Российской Империей, Императорской Японией в Корее предприняты следующие превентивные, и, явно, враждебные, в отношении России, действия:

1.В Сеул дополнительно прибыло 50 японских офицеров и 306 нижних чинов;2.В северной Корее появились японские вооруженные разведочные и съёмочные партии;3.В Чемульпо тайно доставлены боевые припасы; 4.Близ Кунзана устроены склады угля; 5.В Сеуле и Чемульпо созданы и заполнены склады продовольствия.

6 Численность японцев в городах Кореи заметно возросла»…

Военный агент сообщал также о возросшей активности “американцев”, коими он считал путешественников. По его данным, американцы восстановили заброшенную ранее геологическую экспедицию в Чемульпо, и завозят туда грузы, явно выходящие за рамки геологических изысканий. В частности, оборудование для химической лаборатории, и разнообразные химические компоненты, такие как азотная, уксусная и пикриновая кислота, аммиачная селитра, хлорная известь, и многое другое, не установленное наружным наблюдением.

«Американцы приобрели 4 паровоза типа 2-3-0, производства «Baldwin Locomotive Works», и восемь вагонов, которые в настоящее время блиндируют. Объясняют это необходимостью обеспечивать безопасную инкассацию золота, добываемого на приисках Унсана американской компанией «Morse Townsend & Co.»Дж. Р. Морса, а также Восточной объединенной горнодобывающей компанией Х. Аллена и Дж. Фассета. Представители вышеупомянутых предпринимателей данный факт не подтверждают»...

Военный агент Генштаба России А. С. Потапов предлагал установить за американцами постоянное наблюдение, так как подозревал их в сговоре с японцами, и тайном создании для них санитарной и госпитальной баз, под прикрытием геологической партии.

Коллега подполковника Потапова, резидент Генерального штаба Японии, капитан Кавасаки Рёдзабуро, осевший в порту Инкоу, под видом изучавшего русский язык отставного офицера японской армии, сообщал о действии русских стационеров в Чемульпо, и других портах Китая и Кореи. Он же, обращал внимание начальства на интенсивные переговоры российской миссии с корейским правителем, и тоже упоминал возросшую активность «американцев» в районе их бывшей геологической экспедиции, подозревая их в сговоре с русскими. Во время визуального наблюдения за подозрительным закрытым американским объектом, его агент случайно услышал русскую речь, и бдительно сообщил об этом руководству…

Отсылая по телеграфу шифрованное послание в Токио, капитан Кавасаки Рёдзабуро многого ещё не знал. Не знал, что его бдительный агент, добросовестно засветившийся на всех камерах внешнего наблюдения лаборатории, лежит с проломленным черепом у трактира, пав в неравной в пьяной драке. Не знал, о том, что два здоровяка-матроса с американского стационера уже получили вознаграждение за то, что утихомирили наглого туземца, посмевшего приставать к их очаровательной соотечественнице, имеющей несчастье жить в этой «заднице» мира...

Глава 15 Бог дает каждому из нас шанс изменить этот мир, а нам бывает лень менять даже обои...

В течении всего лета 1903-го года, Великий князь Александр Михайлович регулярно получал письма незнакомца, предсказавшего ему болезнь отца. Он заметил, что уже привык к этим анонимным посланиям, и с нетерпением ожидал следующее письмо, каждый раз описывающее какое-то событие, которое должно будет случиться в ближайшем будущем.

Незнакомый автор пока еще ни разу не ошибся. Болезнь и кончина Папы Римского, Льва Восьмого с последующим избранием на этот пост Джузеппе Сарто, принявшего имя Пия Десятого, предсказанная за неделю до указанных событий, навела Великого князя на мысль, что провидецявляется масоном одной из лож, имеющей своих людей в папской курии.

Следующие предсказания уже никакой инсайдерской информацией оправдать было невозможно. Буквально за пару дней до очередного наводнения в Петербурге, незнакомец сообщил, что вода поднимется в устье реки на 7 футов выше ординара, зальёт низкий берег гавани, часть проспекта, и сразу “успокаивал”, что это всё пустяки по сравнению с ноябрем 1903-го года, когда стихия поднимется уже на 269 см.

Предсказанная революция в Панаме, с последующим отсоединением её от Колумбии Михаила Александровича уже не удивила. И только один вопрос мучил его, чем дальше, тем больше: “Зачем? Зачем незнакомец сообщает ему всю эту информацию? Что он от него хочет?”

Следующее письмо начиналось именно с этого вопроса:

“Ваше Высочество! Думаю, Вы обратили внимание , что я знаю чуть больше, чем окружающие Вас люди. Вам, наверное, будет любопытно узнать, откуда я черпаю эту информацию, и почему сообщаю её именно Вам? Поверьте, у меня есть для этого более чем веские причины, о которых я готов рассказать. Я могу передать Вам источник информации, содержащий и другие сведения, по сравнению с которыми всё, сообщенное мной ранее, покажется Вам сущей безделицей .

Если Вас заинтересовало вышеуказанное, буду ожидать Вас в течение месяца, в отеле “Дайбуцу” в корейском порту Чемульпо, в 30 верстах от Сеула. Если же, данное предложение покажется Вам нескромным, или не заслуживающим внимания, я больше не буду Вас беспокоить.

P.S. Независимо от того, примете Вы моё предложение или нет, прошу Вас принять участие в судьбе одного незаурядного человека, Сергея Васильевича Зубатова, который служит главой Особого отдела Департамента полиции. 29 августа сего года министр внутренних дел Плеве вызовет Зубатова “на ковёр”, со скандалом уволит и прикажет в 24 часа покинуть Петербург. Если это произойдет, Россия потеряет редкого профессионала и настоящего патриота Отечества ”.

Князь отложил письмо и задумался. Ему сделали предложение, от которого труднобыло отказаться. Его минусами являлось абсолютно неплановое, и неблизкое путешествие, а также необходимость беспокоиться о жандарме, связь с которым для него, морского офицера и аристократа, считалась порочной. С другой стороны, в случае отказа, он будет страдать от любопытства и сожалеть о своём бездействии.

Князь чувствовал себя мальчишкой, попавшей в заброшенное подземелье, из которого вёл в неизвестное таинственный подземный ход. Заново перечитав послание, он аккуратно положил его в бюро, и вызвал адъютанта. Завтра он выезжает в Петербург, а оттуда, после аудиенции у министра внутренних дел, - на Дальний Восток.

Глава 16 Газеты всегда возбуждают любопытство и никогда его не оправдывают.

Главный редактор газеты “De Telegraaf”, издаваемой в Амстердаме, находился в состоянии эйфории. Вот уже месяц на него добровольно работал корреспондент, подписывающий свои статьи “Кевин ван дер Ведеринг”, предлагающий материалы, стабильно срывающие аплодисменты читателей и инвесторов.Берущие за душу истории только что закончившейся англо-бурской войны, в которой голландские колонисты героически сражались с британцами, чередовались с поразительными по красоте, лирическими этюдами на темы гармонии человека и природы. Дополнялось это горячими новостями со всей планеты, которые теперь попадали в редакцию “De Telegraaf” на день - два раньше, чем в другие издания.

Конкуренты зеленели от зависти, и сочились ядом, но сделать ничего не могли - медлительность и малодоступность средств связи в начале ХХ-го столетия не могли соревноваться с простейшей комбинацией ХХI века - “CTRL+C/CTRL+V”, которой, формируя новостной контент, пользовался Кевин.

В этот раз он сообщал редактору “De Telegraaf”, что находится в далекой Корее, и будет освещать разворачивающийся конфликт между Россией и Японией, в котором участвуют, с разной степенью вовлеченности, США, Германия, Англия и Китай. Скромная, всего десять лет назад созданная газета, и мечтать не могла о наличии собственного корреспондента, да ещё в такой невообразимой дали, и редактор заранее предвкушал взрывной интерес к эксклюзивным материалам своего издания.

“De Telegraaf” была не единственным средством массовой информации, подсаженным путешественниками “горячие” новостные инъекции. Предполагалось приручить более десятка различных изданий, чтобы те азартно, с удовольствием, «съедали» любую информацию, полученную из лаборатории. Поэтому предлагаемая информация должна быть исключительно достоверной, сенсационной, качественной. С этой целью компьютер усердно перемалывал столетний архив мировой прессы, старательно выбирая материалы с максимальным индексом цитирования, и предлагал Кевину те из них, которые могли пользоваться всеобщим оглушительным успехом.

“Война, это когда абсолютно незнакомые люди убивают друг друга во имя амбиций и прибыли других, которые друг друга очень хорошо знают, и никогда убивать не будут”.

Призывают пострелять одни, а стреляют, обычно, другие. В ХХI-м веке мы уже хорошо знаем исторические причины возникновения войн вообще, и каждой конкретной из них, в частности. У любого кровопролития есть группа авторов с именами и фамилиями, которыми двигали не национальные, или религиозные, а сугубо шкурные интересы, замаскированные национальными, либо религиозными. Требовалось сделать так, чтобы авторы, и реальные причины войн были известны тем, кто идёт умирать и убивать. Если их это не остановит, то Сценарист не представлял, что вообще сможет их остановить.

Сказать следует так, чтобы тебя услышали и поверили. И вот здесь начинаются проблемы. Человек - существо консервативное, недоверчивое, закомплексованное, принимающее решение эмоционально, а не рационально, всё, выходящее за рамки его стереотипов, воспринимает в штыки. К любому серьезному разговору собеседника следует тщательно готовить. Для восприятия нового человек должен созреть. Поэтому путешественники заходили издалека, и очень аккуратно.

“В каждый момент времени некоторые идеи составляют действующую норму, образуя точку отсчёта, а остальные идеи могут либо входить в диапазон допустимых, либо нет”,- сказал в 1995-м году Джозеф Овертон. Братья Стругацкие в книге “Трудно быть Богом” выразились на эту тему длиннее, но гораздо образнее и доходчивее...

Глава 17 В каждой организации есть хотя бы один человек, который понимает, что происходит на самом деле. Вот его-то, и следует уволить в первую очередь...

«Худой, тщедушный, невзрачного вида брюнет в форменном поношенном сюртуке, и в черных очках, Сергей Васильевич Зубатов начинал мелким чиновником, но обратил на себя внимание знанием революционного движения, умением подходить к людям, и склонять членов революционных организаций к сотрудничеству, - вспоминал его сменщик, новый глава московского охранного отделения Павел Павлович Заварзин. - Зубатов был фанатиком своего дела».

Сергей Васильевич поставил розыскное дело на мировой уровень, ввел регистрацию подозреваемых, их стали фотографировать, наладил службу наружного наблюдения. Ее агентов на французский лад именовали филёрами. «От филёров требовались: грамотность, трезвое поведение, невыдающаяся наружность, средний рост, хорошее зрение, сообразительность».

Зубатов внушал своим подчиненным:

— Вы, господа, должны смотреть на сотрудника как на любимую женщину, с которой находитесь в тайной связи. Берегите ее, как зеницу ока. Один неосторожный шаг, - и вы ее опозорите…

Сергей Васильевич превратил Московское охранное отделение в образцовое учреждение, опыт которого использовался всеми розыскными учреждениями империи, затем уже в столице создал систему политического сыска. Теперь же, он стоял перед министром внутренних дел «навытяжку», на его голову сыпались всевозможные проклятия, и совершенно абсурдные обвинения, которые Вячеслав Константинович Плеве даже не пытался украсить хотя бы подобием доказательств…

Причастность к забастовкам… Разглашение государственной тайны.… Ещё какая-то дичь, которую противно было не только анализировать, но даже слушать. «Признаться сказать, после такого объяснения, от боли жгучей и обиды, я не скоро нашёл скобку у выходной двери»… — вспоминал Зубатов. Выходя из приёмной, он хлопнул дверью так, что чуть не посыпались стёкла, и с размаху налетел на стоящего за порогом офицера в морской форме, с характерной щеголеватой бородкой и усами.

- Сергей Васильевич, что ж Вы так неаккуратно.Не ровен час, расшибетесь, - офицер успел подхватить, буквально упавшего ему на руки чиновника.

- Прошу прощения, я был очень неловок, - пробормотал Зубатов, и только после этого поднял глаза на офицера, - Ваше Высочество?

- Ну, какое может быть титулование в столь неподходящем для этого месте? - улыбнулся Великий князь, все еще поддерживая Зубатова за локоть, - насколько я понял по Вашему лицу, аудиенция у министра уже закончена? Тогда не соблаговолите ли, подождать меня? Обещаю, что это недолго.

- Как прикажете, Ваше… Александр Михайлович, только мне велено…

- Знаю, знаю, голубчик, 24 часа - вполне достаточный срок, чтобы служивому человеку собраться в дорогу. Я Вас не задержу, только предложу слегка изменить маршрут, для чего собираюсь испросить позволения Вашего начальства, теперь, кажется, уже бывшего...

Утром следующего дня, бывшие подчиненные Зубатова, прибыв на вокзал, с удивлением узнали, что их шеф отправляется не в Москву, а гораздо дальше, сопровождая Великого князя Александра Михайловича. “Неисповедимы пути Господни”, - думали сотрудники Особого отдела Департамента полиции, провожая глазами поезд, отправляющийся на дальний восток и гадая, что сие значит - стремительный карьерный взлёт их опального начальника, либо придворный закат князя?

***

Сценарист не знал, и не мог знать об этих событиях. Он ничего не знал о решении, принятым Великим князем после прочтения его последнего письма. Сценарист действовал строго в соответствии со своим собственным планом. В преддверии неминуемого столкновения на Дальнем Востоке, и неминуемой революции в России, требовалось как-то подобрать, и попытаться объединить адекватных и деятельных представителей элиты, всех, кого действующая власть по различным причинам задвинула на второстепенные роли, или вообще выбросила на обочину.

При этом Сценариста совершенно не интересовала формальная политическая позиция приглашаемых им лиц. Какую бы партию не создавали в России, она неизбежно делится на западников и почвенников. Почвенник с любым партбилетом в кармане, или вообще без оного, будет стараться сделать всё, чтобы его собственное Отечество жило хорошо и счастливо, даже если это не нравится “нашим западным партнёрам”.Главная цель западника противоположна – любой ценой понравиться “всему цивилизованному человечеству”, даже если потребуется свою собственную страну превратить в колонию западных «демократий», либо банально использовать в неприглядных целях. На непримиримых западников и почвенников неминуемо делятся красные и белые, консерваторы и радикалы, трезвенники и язвенники.

Сценарист прекрасно помнил все системные болячки российского самодержавия, делающие революцию неизбежной. Оставался открытым лишь вопрос, что, и кто придёт ему на смену. “Первое государство рабочих и крестьян”, провозглашённое в 1917-м году было таковым только номинально, ибо выходцы из рабочих и крестьян служили лишь декорацией для профессиональных «товарищей».Впрочем, это - беда всех революций.

“Широкие народные массы”, какие бы пассионарные свойства им не приписывали, во всех революциях, и в любых странах, были знаменем, ширмой, массовкой, но никак, не движущей силой. Везде и всегда этой силой была недооцененная, но амбициозная часть элиты, которая, используя революционную ситуацию в стране, начинала мочить своих классовых “собратьев”.

Так было в эпоху реформации Мартина Лютера, в результате которой в Европе был слегка «подвинут» Папа Римский, и освободившееся место заняли его ещё вчерашние единоверцы и соратники - феодалы, внезапно остро почувствовавшие себя представителями и защитниками простолюдинов - лютеран. История повторилась во время Великой французской революции, где главными выразителями чаяний широких народных масс оказались маркиз Лафайет, аббат Сийес, епископ Талейран, и граф Мирабо.

То же самое случилось и в России в 1917-м году, где главными ниспровергателями самодержавия оказались царские генералы, Великие князья и российская интеллигенция, ничего тяжелее ручки с золотым пером, в своих руках не державшие. Да и у руководителей большевиков с пролетарским происхождением было откровенно туговато.Сын штатского генерала, потомственный дворянин Владимир Ильич Ульянов - Ленин, шляхтич Феликс Эдмундович Дзержинский, крупный землевладелец Лев Давидович Троцкий, и другие мастодонты революции точно иллюстрируют истинное происхождение первого «рабоче-крестьянского правительства». Понимание этой нехитрой закономерности заставляло Сценариста искать главных революционеров не где-нибудь, в трущобах и избах, а среди лиц “особо приближённых к императору”.

***

Главное - не проморгать вороватую суету «наших западные партнеров» во время «предреволюционной ситуации» в России. Сценарист помнил, что в России, с незапамятных времен, любых бунтарей и революционеров, несущих всякие разногласия, смуты и ссоры в российское общество, заботливо и резво подхватывали, растили, лелеяли, и с успехом эксплуатировали “страны правильной демократии”. На всём этом, они неизменно делали восхитительный “гешефт”, щедро подсыпая пороху каждый раз, когда на шестой части суши что-то начинало тлеть и разгораться.

В 1903-м году банкиры Англии и США, в тесном симбиозе с королём Британии Эдуардом Седьмым, широко, весьма разнообразно, и изобретательно подсыпали порох в костры и русско-японской войны, и русской революции.

«Полноводной Темзой» в кассу боевиков - эсеров текли деньги на организацию в России политических терактов. Грузились пароходы “Джон Графтон” и “Сириус”, нелегально доставлявшие революционерам оружие и боеприпасы. Под аплодисменты “самой старой в мире демократии”, в 1903-м году, в Лондоне, прошел II съезд РСДРП, который принял программу по свержению царского режима, ставшего вдруг неугодным королю Британии, да и прочим королевским джентльменам, рангом пониже.

Не отставал от своих союзников и император Японии, выделивший на подрывную работу в России, организацию терактов и массовых беспорядков один миллион иен, по современному курсу - тридцать пять миллионов долларов. Чтобы не оскудела «рука дающая» Микадо, её щедро накачивали кредитами Банк «Kuhn, Loeb & Co»(Шифф), связанный с Варбургами и Ротшильдами, “Стандарт Ойл, в тылах которой, маячили Рокфеллеры.

А Император российский, если почитать его дневники, в это время, в парке Петергофа стрелял ворон, гулял там же, со своими детьми, катался на байдарке, и обеими руками держался за семейный очаг, не замечая, как вокруг него рушатся стены. Одним словом, это был совсем не тот утопающий, который мог спасти себя сам. Куда уж там, надеяться на его помощь в спасении уникальной для 1903-го года лаборатории, с её обитателями.

Правда, даже самый деятельный Великий князь, и самый лучший сыщик России эти проблемы тоже не могли решить. Даже если заинтересуются, договорятся, и приедут. Требовались профессиональные, но недооцененные властью люди, среди которых самые ценные - специалисты по тайным операциям. Офицеры разведки и контрразведки, пребывавшие в царской России в статусе низшей касты - как раз те, кто нужен…

***

О потрясающе несправедливом отношении к спецслужбам в Российской империи писал полковник Алексей Павлович Игнатьев, сотрудник разведывательного отделения штаба главнокомандующего Маньчжурскими армиями: «…азам организации военной разведки в Николаевской военной академии офицеров не учили. Разведка считалась делом «грязным», недостойным дворянина, и предназначенным только для сыщиков, переодетых жандармов, и подобных им темных личностей»

В это же время, в Китае военным агентом служил еще один легендарный человек - Алексей Ефимович Едрихин, позже поменявший фамилию на «Вандам» в память о своём боевом товарище по англо-бурской войне, - военный разведчик, писатель, автор работ в области геополитики, геостратегиии стратегической географии, автор крылатой и чрезвычайно популярной в России фразы: “Хуже войны с англосаксом может быть только дружба с ним”.

Вот эти люди, и их коллеги - и есть та железная гвардия, на которую хотелось бы опереться. Связь и совместная работа с ними были необходимым, и обязательным вторым шагом в плане Сценариста, состоявшем из четырёх пунктов: политики, военные, учёные, изобретатели, пресса…

Глава 18 Генерал Кодама, и его агент Серж Мавроди

Правда - величайшая драгоценность, нужно ее экономить.

(Марк Твен)

Генерал Гэнтаро Кодама старательно раскладывал пасьянс из докладов, которыми не уставал снабжать его анонимный агент, первым поздравивший его с назначением на должность, и с тех пор, регулярно радующий новой, ценной, чрезвычайно подробной, и к тому же, легко поддающейся проверке, информацией.

Теперь, генерал знал заранее, о чем будут докладывать на очередном совещании руководители китайского, и русского отделов Генерального штаба Японии, ведь добровольный информатордоносил генералу эту информацию заранее, в развёрнутой форме.

Хотя новый ценный источник приходилось регулярно подкармливать достаточно круглыми переводами на имя некоего Сержа Мавроди, его сведения всё равно обходились дешевле, чем аналогичная информация японского резидента в России Фуццо Хаттори, который, под видом коммерсанта, сплёл целую агентурную сеть во Владивостоке, Порт-Артуре, Харбине, Хабаровске и даже, - Чите, и его школу японской борьбы, с последующей регулярной визитацией в публичные дома с гейшами, посещали очень многие высокопоставленные русские военные и гражданские чины.

Благодаря загадочному Сержу Мавроди, теперь удавалось органично дополнять, и детализировать доклады даже такого «зубра» разведки, как японский военный атташе в России, полковник Мотодзиро Акаси, который нёс главную нагрузку по организации в столице Российской империи терактов, массовых беспорядков, и прочих революционных забав для политически неграмотного, даже, аполитичного населения.

В течение своего пребывания в Петербурге, полковник Акаси имел возможность убедиться воочию, что главной «ахиллесовой пятой» России является глубочайший социальный раскол русского народа на псевдорусскую, предельно европеизированную элиту, и национально неразвитое, скептически настроенное к государству, русское большинство социальных низов. С началом русско-японской войны, именно, в этот, исторически сложившийся, японцы и стали энергично забивать революционный клин.

Япония финансировала Российскую партию социалистов-революционеров (эсеров), Грузинскую партию социалистов-федералистов-революционеров, а также подрывную деятельность Польской социалистической партии, Финляндской партии активного сопротивления.

Ближайший помощник полковника Акаси, финский революционер Конни Циллиакус, установил прямые контакты японской разведки с руководством партии эсеров. Эсеровская нелегальная газета «Революционная Россия» стала рупором непримиримой вооруженной борьбы с русским самодержавием, причем на ее страницах открыто приветствовались различные, весьма далёкие от закона, цели и методы борьбы с российским государством.

Методы борьбы отличались творческим разнообразием:

-всевозможные прокламации, «пущенные в народ»;

-многочисленные стачки и забастовки, с экономическими, переходящими в политические, требованиями;

-заурядные вооружённые налёты на банки, финансовые структуры государства, с целью грабежа (по умолчанию, считалось, - для пополнения партийных касс), именуемых самими исполнителями-боевиками «эксами»;

-отдельные террористические акты против высшего руководства Российской Империи, и членов их семей, включая, членов монаршей семьи;

доходило до призывов к массовому революционному выступлению, с оружиемв руках.

Белым пятном, в этой мозаике сообщений и диверсий, до настоящего времени было только ближайшее окружение императора России Николая Второго, и вот теперь, с помощью господина Мавроди, этот пробел зацвёл всеми цветами радуги.

Начальник разведывательного отдела 1-й армии Микадо полковник Суэкити Хагино, который прожил в России семь лет, ознакомившись с докладами нового агента, предположил, что под именем Мавроди скрывается один из Великих князей, желающий совершить дворцовый переворот, и сознательно работающий против собственного венценосного родственника, преследуя свои личные политические интересы.

“Интересно, очень интересно, - закрыв глаза, прошептал генерал Гэантаро Кодама, изучив собранный пасьянс из докладов и протоколов, - с таким союзником можно будет подумать не только о Корейском полуострове и Маньчжурии”.

Глава 19 Неудачники даже в пустыне умудряются сесть в лужу.

Русский историк Николай Лысенко с горечью констатировал: «Эту фразу “Хоть ты Иванов-седьмой, а дурак!”, в рассказе Александра Ивановича Куприна написал на листе бумаги японский кадровый разведчик, действовавший в Петербурге в годы Русско-японской войны под именем штабс-капитана Рыбникова. Этот парафраз, из рассказа Антона Павловича Чехова «Жалобная книга», был адресован петербургскому журналисту Владимиру Щавинскому, который своей болтливостью, театрализованным «благородством», и отсутствием даже намека на национальное самосознание, вызывал у японца чувство органичной брезгливости. Впрочем, фразу о дураке Иванове-седьмом, «штабс-капитан Рыбников» мог с полным основанием адресовать всему разведсообществу тогдашней России, хотя бы потому, что не русские контрразведчики пресекли, в конечном итоге, деятельность матерого японского шпиона, а болтливая проститутка, и полицейский филёр».

Александр Куприн не случайно, разумеется, взял в творческую разработку сюжет о японском шпионе: в 1902—1905 годах деятельность японской разведки ощущалась в России весьма болезненно. Это стало следствием крайне слабой работы русского военного командования по созданию разведывательной и контрразведывательной сети, ориентированной на стратегическую борьбу с Японией. К началу войны у России не оказалось ни квалифицированных кадров разведчиков, ни разведшкол для подготовки агентуры, ни даже достаточного числа переводчиков, сносно знающих японский язык.

Разведывательная деятельность против Японии велась русским Генеральным штабом бессистемно, какая-либо осмысленная программа отсутствовала. Как отмечал известный российский историк Алексей Васильевич Шишов, перед самой войной ежегодная русская смета на «негласные расходы по разведке в Японии» составляла ничтожные пятьдесят шесть тысяч рублей, которые, к тому же, распределялись между разведкой Приморского военного округа, и военным агентом в Японии. Японская смета на аналогичные цели против России только за предвоенные три года, и только на подготовку, и локализацию военной агентуры, достигла двенадцати миллионов рублей золотом.

Британский военный агент при японской армии, Ян Стэндиш Монтит Гамильтон оставил любопытное воспоминание, - каким незатейливым способом японцы придавали своей разведывательной инициативе невинный «спортивный» характер. «...На одном из банкетов в Берлине, — вспоминает английский разведчик, — зашел разговор о том, какое расстояние способна пройти лошадь под всадником при ежедневной работе, и при определенной скорости. Фукусима Ясумаса немедленно заявил, что его лошадь в состоянии перенести его из Берлина прямо во Владивосток. Его подняли на смех, и этим только укрепили его в намерении провести этот эксперимент. Он пустился в путь и действительно, доехал до Владивостока, но не на одной и той же лошади».

Разумеется, не на одной, а на многих лошадях барон Фукусима Ясумаса, не слишком торопясь, проследовал вдоль всей линии строящейся Транссибирской железной дороги. При этом превосходно образованный офицер, свободно говорящий не только на русском, но и на английском, и немецком языках, тщательно заносил в свой походный блокнот все те военные сведения, которые он наблюдал лично, либо получал по дороге от гостеприимных русских ротозеев. Доехав до Владивостока, японский разведчик повернул на юг, и проехал через всю Маньчжурию и северо-восточный Китай, вплоть до Шанхая. По прибытии в Японию он написал подробнейший 800-страничный отчет, сведения которого были использованы при подготовке к началу японо-китайской, и русско-японской военных кампаний. Родина по достоинству оценила труды своего разведчика: барон Фукусима стал генералом, начальником 2-го отдела (оперативное планирование) Генерального штаба.

Почти опереточный спектакль с «личным обещанием» сделать транссибирский пробег на одной лошади был поставлен японской разведкой исключительно для одной группы легковерных зрителей — для русских генштабистов. Благородные ротозеи в Петербурге немедленно проглотили «спортивно-офицерскую» наживку японцев,и выдали штатному разведчику японского Генштаба все необходимые разрешительные «подорожные» для его смелой акции.

В Российской армии с обеспечением хотя бы элементарной секретности была полная катастрофа. В то время военной цензуры не существовало, и газеты печатали все, что угодно, в том числе распоряжения Военного министерства:сообщались даты окончания формирования воинских подразделений, списки убитых и раненых, сведения о мобилизации частей для отправки на Дальний Восток,прочая секретная информация. Находившиеся в свободной продаже военные газеты попадали в руки агентуры,и немедленно использовались Генеральным штабом японской армии для оперативных целей.

Очень часто, и это было наиболее эффективно, группы агентов работали в качестве строителей над возведением укреплений, собирая довольно точные сведения о фортификационных характеристиках, и качестве этих сооружений, более того, армейское командование в годы русско-японской войны показывало исключительные образцы преступной халатности в отношении хранения военной тайны. Например, при постройке фортов на Куандченской позиции, подрядчиком-китайцем были проданы их планы японцам. Более того, даже охрана фортов состояла из китайцев, среди которых агенты японской разведки чувствовали себя, как рыба в воде.

Бороться с японским разведывательным монстром, как полагал Сценарист, требовалось японскими же, методами, строго, в соответствии с принципами ещё неизвестного в 1903-м году создателя айкидо Морихэя Уэсибы: “Используй силу противника против него самого!”. Главным козырем агентов японского генштаба была их тотальная осведомлённость, вот её, и стоилоиспользовать. Для начала, требовалось буквально «завалить» японскую разведку уже известной ей, а значит проверяемой информацией, и таким образом, создать впечатление абсолютной достоверности передаваемых сведений, а потом..., потом начнётся самое интересное…

Конечно, долго водить за нос японских «рыцарей плаща и кинжала» не получится, и лавочку по скармливанию нужных сведений придется прикрыть. Но зато, должным образом, проявится другая сильная сторона японского сообщества - её «возведённая в абсолют» бдительность, перерастающая в шпиономанию, захлестнувшая Японию уже к 1903-м году.

Иностранных агентов в Японии искали все, и повсюду. Газета «Ямато симбун» опубликовала список иностранных шпионов, в который попал даже доктор Эрвин фон Бельц, пользовавший наследного принца Кацура Ёсихито, и награжденный японским орденом.

(Эрвин фон Бельц, немецкий врач, всю жизнь проработавший в Японии, является знаковой фигурой, как в японской медицине, так и в немецкой японистике. В Японии он считается отцом-основателем современной медицины, а в Германии известен как крупнейший собиратель этнографических коллекций и предметов японского искусства, посредник в культурном общении Японии и Германии, и автор значимых трудов по физической антропологии Японии.)

Как и всякая мания, она, зачастую, приводила к курьёзам – например, некая женщина обратилась в полицию с требованием арестовать ее мужа на том основании, что он является российским агентом. При допросе выяснилось: он сбежал из дому, захватив с собой какие-то пожитки. Она же решила, что если полиция поверит в её шпионскую версию, то мужем займутся серьезно, и схватят его быстро.

Сверхбдительное общество поддаётся манипуляции даже проще, чем безалаберное. Этим Сценарист собирался бессовестно воспользоваться, не боясь обвинений в византийском коварстве. Впрочем, всё, что было неприличным для подданного Российской империи начала ХХ-го столетия, являлось вполне приемлемым для Сценариста, знавшего не понаслышке о методахработы «наших западных партнёров», трезво оценивающего «честное слово джентльмена», данного ими.

Глава 20 Самое трудное в жизни - не потерять желания жить

Место “приземления” лаборатории сейчас выглядело, как что-то среднее между ковбойским ранчо, и фортом на Среднем Западе. Высокий забор снаружи, множество предметов быта внутри, указывали, что строение является местом жительства и работы приезжих людей из САСШ. Всё необходимое, обеспечивающие достойную жизнедеятельность, путешественники приобретали на американских судах, регулярно прибывающих в порт Чемульпо. Моряки охотно поставляли различные предметы быта и продовольствие соотечественникам, вынужденным жить в такой «дыре», незаметно для самих себя, испортившим свою разговорную речь явно выраженным акцентом. Увлёкшись воссозданием американского быта, путешественники изготовили даже фургон, используемый колонистами – переселенцами для передвижения с домашним скарбом по просторам Американского континента, в далёкие уже, времена освоения «дикого запада». Подобные фургоны всегда показывают в любимых ими, вестернах.

Сама лаборатория, сэндвич - панели которой были обшиты поверху неструганными досками, а стеклопакеты закрыты уродливыми ставнями, теперь походила на большой сарай. В самой лаборатории все стеллажи и панели были переделаны в шкафы. Капсула виртуальной реальности была спрятана от чужих глаз внутри самого большого шкафа. Атрибуты ХХI-го столетия теперь не бросались в глаза, если не заострять на них внимание.

Самым сложным делом оказалось восстановление работоспособности водопровода и канализации, ведь нужных специалистов для проведения этих работ среди путешественников не было, и поручить это было некому. Однако стресс из-за лишения привычных удобств, оказалось, мощно влияет на творческие способности! В результате - топливоподкачивающие насосы из ЗиП - комплекта дизелей прекрасно совместились с колодцем, и импровизированным накопителем питьевой воды на крыше здания, а фаянсовые санитарные изделия ХХI-го века отлично сочетались с самодельными канализационными трубами из бамбука.

Пришельцы обзавелись даже собственными привратниками, рекрутированными из местных жителей, подсылаемыми в качестве наблюдателей от японских и российских военных резидентов. Фигуры этих соглядатаев, назойливо слоняющихся вокруг лагеря, уже изрядно «намозолили глаза», и друзья решили: если уж от их пристального внимания невозможно избавиться, пусть хотя бы пользу приносят! Теперь “привратники” выполняли мелкие поручения, открывали - закрывали ворота, встречали строителей, возводящих молниеуловитель, и отчаянно доносили кураторам друг на друга, на новых работодателей, которые регулярно озадачивали их замысловатыми «сюрпризами».

Например, фотоэлемент, установленный снаружи колодца, и включенный в сеть с запитанным от аккумуляторов прожектором, закрепленным в колодце, едва не свели с ума дежурного шпиона, которого привлёк яркий луч, бьющий из колодца прямо в вечернее небо. Однако, едва он приближался, с целью заглянуть внутрь колодца, луч гас. Отходил - луч появлялся снова. Попытки подкрасться, тихо подползти, быстро подбежать, никак не меняли результат. А путешественники в это время давились смехом, наблюдая за транслируемыми в мониторах камер внешнего наблюдения замысловатыми “па” аборигена. Заодно спорили, и строили предположения, как будет выглядеть отчет шпиона куратору о невиданном природном явлении, и делали прогнозы - сколько ему понадобится времени для сдачи экзамена на сообразительность.

Сценаристу в это же время предстоял другой, гораздо более трудный и ответственный зачёт на состоятельность.

Глава 21 Человек человеку - кто угодно. В зависимости от обстоятельств. В этом заключается главная прелесть гибкости человеческой натуры.

- Добрый вечер, Алексей Ефимович. Разрешите присесть?

Помощник военного агента в Китае, капитан Едрихин быстро, сверху вниз пробежал глазами по облику обратившегося господина. У его столика стоял высокий, начинающий полнеть, и заканчивающий лысеть, мужчина с бородой и усами, подстриженными так коротко, что они больше напоминали недельную щетину. Длинная, просторная, ничем не подпоясанная льняная рубаха, с расстегнутым воротником и шнуровкой, дополнялась темно-синими узкими штанами из плотной ткани. Наряд дополняли щегольские кожаные туфли, хорошей, явно не местной, выделки.

Явно,крестьянская верхняя часть одежды незнакомца настолько диссонировала с её нижней - салонно-городской, что капитан невольно вздёрнул брови,и вопросительно посмотрел в глаза подошедшего. Тот перехватил его недоумённый взгляд, улыбнулся, опёрся рукой о спинку стула:

- Да-да, знаю, одежда не по протоколу. Зато по сезону. Я решил, что лучше умереть от огорчения из-за того, что мой гардероб “не комильфо”, чем умереть от жары.

- Чем обязан? Мы знакомы? - Едрихин жестом показал на место за своим столиком.

- Ничем Вы не обязаны. Абсолютно ничем, - незнакомец присел, одним махом опрокинул в себя чашечку кофе, которую держал в руке, крякнул и продолжил, - напротив, это я Вам обязан тем, что откликнулись и пришли. А знакомы мы наполовину, то есть я Вас знаю, а вы меня - нет. Но это легко поправимо. Меня зовут Сергей Александрович, русский, но не подданный Российской империи, в этих местах оказался не по своей воле, но не случайно. Это пока всё, что могу Вам сообщить, но далеко не всё, чем могу быть Вам полезен.

- Значит, иностранец будете? То-то, я чувствую, что речь Ваша больно чудна. Да, Сергей Александрович, умеете Вы, однако, сказать столько слов, не сказав практически ничего. И что, в Вашем пикантном положении, Вы можете сообщить такого, чтобы быть мне полезным?

С губ Сценариста слетела улыбка, глаза прищурились, потемнели, почти спрятались за ресницами. Секунд десять, он, будто подбирая слова, изучал щёгольские усики капитана, а потом тихим, но твёрдым голосом произнёс, тщательно выговаривая каждое слово:

- Ну, например, численный состав, структуру, имена руководителей разведки Генерального штаба Японии, а также список японской агентуры на территории Китая, Кореи и Дальнего Востока…

Теперь уже застыл Едрихин…

- Сергей Александрович, Вы отдаёте себе отчёт в том, что Вы только что сказали - наконец, выдавил из себя капитан, после того, как они со Сценаристом не меньше минуты пожирали друг друга глазами.

- Алексей Ефимович, я прекрасно отдаю себе отчет в том, что сказал, а также в том, что Вы притащили за собой “хвост”, который пришлось «оприходовать» бутылкой по темечку прямо в ватерклозете, чтобы не мешал нам разговаривать. Я также отдаю себе отчёт в том, что обо всём услышанном Вы обязаны написать рапорт на имя штаб-офицера Отдельного корпуса жандармов подполковника, Александра Александровича Шершова, или, ещё лучше, на имя начальника «Разведочного отделения» (название контрразведки) полковника, Владимира Николаевича Лаврова. Через два дня содержание Вашего рапорта будет известно генералу Гэнтаро Кодама, а он, с пометками “Срочно!” “Важно!”, передаст его руководителю китайского отделения Генерального штаба полковнику Аоки Набодзуми, который, кроме сбора информации, имеет предписание по организации диверсий на русских коммуникациях, и нападений хунхузов на русские гарнизоны. И вот с этой минуты, и моя, и Ваша жизнь, Алексей Ефимович, не будут стоить и ломаного грошика.

Капитан Едрихин еще минуту таращился на собеседника, морщил лоб, тискал салфетку, пытаясь переварить услышанное, а затем тихо произнес:

- Сергей Александрович! Кто Вы?!!!

***

Всегда найдётся человек, которому можно полностью доверять. Или человек, который знает такого человека. Или про него слышал.

Военные агенты – разведка российской империи – люди к тайным, сокровенным знаниям и сенсациям привычные. Но даже для них информация, которую получил Алексей Ефимович Едрихин, и которая жгла ему теперь мозг и карман, была чересчур сенсационна. Требовался не просто вышестоящий начальник, но по-настоящему доверенное лицо, которым мог быть фронтовой товарищ по англо-бурской войне – тогда штабс-капитан, а теперь – подполковник Алексей Степанович Потапов, сменивший на посту военного агента в Корее легендарного полковника Ивана Ивановича Стрельбицкого.

Офицеры встретились в русской миссии в Сеуле, где находился оперативный штаб,и куда стекалась вся информация с Дальнего Востока. Она становилась всё тревожнее.

- Неделю назад я получил письмо от некоего Кристофера Уэбба с предложением встретиться, чтобы он смог передать мне книгу моего очень хорошего знакомого. Думал, что речь идет о ком-нибудь из Трансвааля. Сорвался. Приехал.- Едрихин закрыл на секунду глаза, ещё раз переживая вчерашний разговор со Сценаристом, - одним словом этот Кристофер, который никакой не Кристофер, передал мне мою собственную книгу, понимаешь?

- Поздравляю, - Потапов искренне не понимал, в чём тут интрига

Едрихин протянул Потапову стопку листов плотной бумаги, на которой очень необычным шрифтом было напечатано: А.Е. Вандам, ГЕОПОЛИТИКА И ГЕОСТРАТЕГИЯ,Жуковский — Москва Издательство «КУЧКОВО ПОЛЕ» 2002 г. ББК 87.3(2) В 17

- Это розыгрыш? - вздёрнул брови Потапов.

- Если розыгрыш, то очень натуральный. «Вандам» - мой псевдоним. Я под ним уже печатал свои записки из Трансвааля. И это действительно моя книга, только я еще её не написал. Точнее, не дописал. У меня на руках отдельные фрагменты, дневники, неупорядоченные мысли.Но то, что это моё - сомнения не вызывает. Однако, я эти материалы никому даже не показывал, а не то, чтобы дать почитать…

- Привет из будущего? - усмехнулся Потапов, перебирая страницы, - но как, этот «Не Кристофер» провернул сей кунштюк?

- Очевидно, так же, как и вот этот, - и Едрихин жестом фокусника вытащил из портфеля, и вручил обалдевшему подполковнику ксерокопию газетной заметки:

Глава 22 Водку нельзя пить, одному и молча...

“Водку нельзя пить,одному и молча. В противном случае - это уже просто алкоголизм,и не более того. Можно налить себе коньячку,и в одиночку, сидя вечером у камелька, потягивать его, почитывая что-нибудь. И виски себе можно плеснуть, кинутьльда,и уставиться в телевизор. Пива можно выпить одному, глядя футбол. Но водка такого не допустит.

Хотя бывает много ситуаций, когда мы можем пропустить другую – третью рюмочку «по факту», в одиночку. Но, даже находясь в одиночестве, мы поднимем рюмочку, сделаем паузу, да и мысленно произнесём тост, а то, и чокнемся с чем-нибудь. Вот мы уже и не одни, вот уже и беседа, пусть, с воображаемым другом, пусть даже с самим собой, но диалог”… - Сценарист процитировал на память отрывок из ещё неизвестного в 1903-м году эссе Евгения Гришковца, наполняя рюмки.

Между тем, его диалог с офицерами разведки Потаповым и Едрихиным, продолжался, без малого, уже десять часов кряду. Беседа, то превращалась в лекцию с демонстрацией видео и фотоматериалов с ноутбукасценариста, то скатывалась в перекрёстный допрос, в ходе которого возгласы “не может быть!” и “не верю!”, были самыми приличными.

Кофейная машина ХХI-го века, сначала поразившая капитана и подполковника, за это время уже превратилась для них в привычный бытовой аксессуар, и они усиленно пользовали «электронного бариста», извлекая всё новые для себя вкусы из будущего. Объём полученных сведений, и принципиальная невозможность встроить их в реалии начала ХХ-го столетия, требовали более сильных стимуляторов, среди которых водка, безусловно, всегда занимала первое место в мире.

- Сергей Александрович, какова Ваша цель? - осушив рюмку, задал Потапов мучивший его вопрос, - Вы желаете разгромить Японию? Отменить революцию? Въехать «на белом коне в историю»? Вы же не просто так нашли нас, и погрузили в пучину сведений, из которой я уж не знаю, как выплыть?

- Уважаемый Алексей Степанович, первое, чего я страстно желаю, это быть уверенным, что нам будет куда возвращаться, после того, что мы уже здесь наворотили. Это называется «эффектом бабочки» - любое неосторожное действие в прошлом, может вызвать катастрофические последствия в будущем. Но острое желание ни во что не вмешиваться конфликтует у нас с другим, не менее острым. Если уж нас занесло сюда – следует постараться сделать так, чтобы как можно меньше людей оказались погибшими и искалеченными. Вмешиваясь, мы, наверно, делаем ошибку, но по-другому поступить не можем.

- Поступательное развитие истории отменить невозможно. Это-то же самое, как бороться против смены времени суток,или времен года. Не в наших силах отменить то, что должно произойти, но в наших силах определить, как это будет происходить.

Война с Японией неизбежна,хотя бы потому, что в ней схлестнутся не интересы российского и японского императоров, а русские войска на сопках Манчжурии будут биться отнюдь,не с войсками божественного Тэнно. Эти войска, флот, весь генеральный штаб,и сам император Японии - только оружие в руках более опытного и безжалостного врага.

Вы - разведчики, и Ваша задача выявлять реального противника, его планы, и противодействовать его замыслам. Воевать с балаганным “петрушкой”, не обращая никакого внимания на того, кто дёргает его за верёвочки, как минимум, недальновидно. В утешение могу сказать, что вы не одиноки в своих заблуждениях. Весь ХХ-й век Россия отчаянно «рубилась» с искусственно созданными угрозами – австрийской, польской, японской, немецкой, в ХХI-ом же, веке, имеется реальный риск сцепиться с американской. И всё это - без какой-либо надежды, хотя бы один раз дотянуться до настоящих затейников-кукловодов.

Для чего историкам бухгалтер?

При отсутствии идей основной мотивацией становятся деньги

Когда по результатам русско-японской войны было написано множество мемуаров всех, в той или иной мере, заинтересованных сторон, но даже для непосредственных участников этих событий, так и осталось загадкой - ради чего сцепились на сопках Манчжурии Россия и Япония?

Прошло ещё сто лет, - и всё равно, ясности не прибавилось. Может быть, это оттого, что среди исследователей не было ни одного бухгалтера? А ведь, зря! В любую группу военных аналитиков и историков обязательно следует включать хотя бы одного специалиста по учёту. Пока военные аналитики и историки изучают стратегии, планы и диспозиции, бухгалтеры могли бы быстро подсчитать дебет-кредит и определить: «Cui prodest?» (буквально - «Кому выгодно?»). В результате – очень многие, на первый взгляд, нелогичные действия окажутся очень даже логичными, а убытки дерущихся неожиданно, но обязательно, окажутся доходами наблюдающихза дракой.Следовательно, если считать деньги, а не амбиции, то быстро и наглядно выяснится, что Русско-японский конфликт - это первая война за нефтяные рынки.

К началу строительства Транссиба (1891) Россия практически полностью вытеснила «Стандарт Ойл» из Европы, захватив 70 процентов нефтяного рынка. А к 1901-му году (окончание строительства), по уровню добычи нефти Россия вышла на первое место в мире, заодно прибрав к рукам более 30 процентов общемирового экспорта керосина. В штаб-квартире «Стандарт Ойл» на Бродвее, 26, с ужасом наблюдали, как область, которую они называли «Зона русской конкуренции», расползается по карте Евразии, захватывая всё новые и новые территории, вместе с их рынками нефтепродуктов. Это была мощная экспансия, мириться с которой англосаксонские конкуренты не собирались.

«Стандарт Ойл» несколько раз пыталась договориться с основными владельцами бакинских нефтяных концессий - Ротшильдами и Нобелями, предлагая заключить картельное соглашение. Последняя попытка договориться была предпринята в 1895-м году (строительство Транссиба уже шло полным ходом). «Стандарт Ойл» даже подписала соглашение с Нобелями, но министерство финансов России заблокировало его, после чего русско-японская война стала неизбежной

Транссиб вдвое ускорял, и существенно удешевлял доставку бакинского керосина на рынки Азии, превращая азиатские поставки «Стандарт Ойл» в пустую трату денег и времени. Россия фактически не оставляла своим конкурентам выбора. Одновременно, с пуском Транссиба, мировой нефтяной рынок для «Стандарт Ойл» закрывался, а английская компания «Шелл» (поставщик русского керосина в Азию через Суэцкий канал) теряла большую часть своего бизнеса.

Вот в такой обстановке и началась русско-японская война. Сопутствующие ей, якобы, революционные погромы в Баку уничтожили две трети нефтяных скважин. За год уровень добычи упал с 10,9 миллионов до 7,6 миллионов тонн. Экспорт русского керосина практически остановился. Только через восемь лет, к 1913-му году, России смогла довести свою долю в мировой торговле до жалких 9 процентов.

Кредиты, предоставленные Японии на войну с Россией, банкиры США и Англии окупили сполна. «Стандарт Ойл» вернула себе контроль над азиатским рынком, и увеличила свою долю в Европе с 30 до 75 процентов, закрепив её специальным картельным соглашением с Ротшильдами и Нобелями. «Шелл» подписала с Ротшильдами новый контракт о транспортировке бакинского керосина, и сохранила за собой статус главного перевозчика русского осветительного масла.

В кратчайший срок американские товары вышли на первое место в японской внешней торговле. Экспорт США в Японию за 1905-м году вырос в 2,5 раза по сравнению с довоенным 1903-м годом. Среди ключевых позиций, наряду с боеприпасами и оружием, естественно, фигурировало горючее. Ввоз из США в Японию в 1905-м году составил 21,5 процентов всего японского импорта, тогда как в 1900-м году он не достигал и 10 процентов. Американский капитал надолго закрепил за собой некоторые позиции, захваченные в годы войны. Белый дом существенно увеличил экспорт своей мануфактуры в Японию и Китай. Русский экспорт нефтепродуктов в эти страны резко «просел». Место российского керосина занял американский.

Проигравших в русско-японской войне было двое - это, конечно, Россия, которую вышибли с нефтяного рынка, и, как это как ни странно, Япония. Её поражение было не менее тяжёлым. Заплатив за Порт-Артур и Цусиму тысячами жизней, влезшая в совершенно дикие долги, Япония не получила ничего, кроме чувства «глубокого удовлетворения», и половины Сахалина, который в начале ХХ века ничего ценного из себя ещё не представлял.

Мирные переговоры между Россией и Японией в Портсмуте вылились в образцово-показательную порку с последующим «загоном в стойло японского осла», который вообразил, что ему будет дозволено стать кем-то другим, кроме как поставщиком дешевого пушечного мяса. Морковка, которой двадцать лет вертели перед японским носом “наши западные партнеры”, в руках Теодора Рузвельта вдруг превратилась в дубину, которой «осёл» был публично и грубо обижен, затем отправлен восвояси, радоваться, что ещё легко отделался. «Поехал за шерстью, вернулся стриженым» - эта русская пословица наиболее точно описывает полученный японской делегацией результат переговоров по итогам русско-японской войны, проведённых под «чутким» присмотром США.

Таковой, впрочем, Япония осталась и в ХХI-ом столетии, несмотря на весь технологической прогресс, и мнимую вовлеченность в дела “Большого брата”. Японию вытаскивают на международную арену, когда возникает нужда подразнить русского медведя, или китайскую панду, и бесцеремонно загоняют обратно в стойло, когда надобность в дразнилке отпадает.

А чтобы японцы понимали, что Большой Брат - это не Россия, шутить не будет, у них постоянно что-то взрывается. Сразу после русско-японской войны, у себя на базе взлетел на воздух флагман японского флота - броненосец «Микаса». На исходе второй мировой войны взорвались две атомные бомбы, стерев с лица земли Хиросиму и Нагасаки. Уже в ХХI веке, рванула АЭС «Фукусима». И японцы всё правильно понимают - рот открывают только по команде, и говорят только то, что от них хотят слышать их хозяева, а по совместительству - бенифициары семи крупнейших банков - владельцев Федеральной Резервной Системы.

Но это проблема японцев, а может быть, даже, совсем и не проблема. Как в бородатом анекдоте: «Страдаете извращениями? - Ну что Вы, доктор, я ими наслаждаюсь»…

- Неужели так сложно вычислить, и перестрелять этих глобальных «менял»? - поинтересовался Едрихин.

- Вы не оригинальны, капитан, - вздохнул Сценарист, - ещё Иисус Христос безуспешногонял менял из храма. Идея, же, полностью зачистить мир от финансистов впервые пришла в голову Филиппу Четвёртому, в результате чего главный кредитор средневековья – «Орден Тамплиеров», был вырезан. Сами же, банкиры, никуда не исчезли, и появилась Венецианская республика, затем они перекочевали Голландию, оттуда в Лондон, и на ваших глазах в ХХ-м веке перебираются за океан. Вы пробовали когда-нибудь перестрелять саранчу, капитан? Весьма увлекательное занятие…

- И что же делать? Положение безвыходно?

- Даже если вас съели, у вас всё равно есть, как минимум, два выхода. Нужно, просто научиться выращивать такой урожай, который саранче не по зубам. И начнем мы, как всегда, с главного, о чем хотелось бы поговорить в присутствии еще одного гостя, на визит которого очень надеюсь. А сейчас, господа, перед неумолимо надвигающимся ужином, разрешите в качестве тоста - ещё одну цитату изэссеЕвгения Гришковца:

«Тот, кто пьёт, молча, быстро и, с явным желанием как можно скорее просто опьянеть, что называется «нажирается» — становится помехой за столом. Таких избегают. С такими стараются водку не пить. Потому что «нажраться» водки — дело постыдное и некрасивое. Водку нельзя «жрать», водку нужно «кушать». Недаром, так аппетитно звучит старинная фраза: «откушать водочки».

Именно «откушать». Никакой другой крепкий напиток в мире, кроме водки, не вызывает после выпи вания желания смачно и аппетитно крякнуть, и немедленно закусить выпитое».

***

Всё-таки, профессиональная деформация безжалостна, и неумолима. Поэтому, как только собеседники вернулись к вопросу предстоящего русско-японского конфликта, и разведчики ознакомились с работами Алексея Васильевича Шишова “Неизвестные страницы русско-японской войны. 1904-1905-х годов”, и Анатолия Ивановича Уткина «Русско-японская война. В начале всех бед», стоило больших трудов уговорить разведчиков проявить хладнокровие, не пытаться немедленно доложить по команде о выявленной сети японских агентов, и сроках нападения на Порт-Артур.

- Вам не поверят, потому что писали, говорили, предупреждали, - многие, об этом историками написано много, с всевозможными подробностями, - увещевал офицеров Сценарист.

- Да, конечно, доложить надо. Но сразу предупреждаю - не поможет. А будете настаивать - ещё и накажут. О предстоящем нападении японцев предупреждали многие. Писал военный агент в Японии подполковник Владимир Константинович Самойлов, сообщали иностранные дипломаты, в частности французский военный атташе в Японии, подполковник Чарльз Пьер Рене Виктуар Корвизар, в частных разговорах с русскими офицерами делились иностранные моряки, - историки приводят около двадцати независимых источников. И никто, ни на что, не отреагировал.

- Это что, измена?! - стукнул кулаком по столу Потапов

- Да, - пожал плечами сценарист, - а что Вас так удивляет? Вполне, в духе традиций русского боярства. Не впервой. Особенно, когда она сопровождается ростом личного благосостояния.

- Доказательства?

- Вы задали вопрос, Алексей Степанович, Вам на него и отвечать. Подумайте, кому из ваших коллег вы можете доверять. Придумайте операцию прикрытия, для которой вам лично или через доверенных людей, требуется обзавестись доверительными связями в парижском банке Моргана. И если получится - ознакомьтесь с личным счётом наместника императора России на Дальнем Востоке адмирала Алексеева. Поинтересуйтесь, каким образом там оказалось, или в ближайшее время окажутся, тридцать шесть миллионов франков, что эквивалентно двенадцати миллионам золотых рублей. Только ради Бога, делайте это осторожно, а узнав, не торопитесь бежать с докладом к вышестоящему начальству. Вы ещё нужны России, живым и здоровым.

- И это всё? - саркастически усмехнулся Потапов, всем своим видом демонстрируя, что залезть в амбарные книги банкиров – задачка уже из разряда нерешаемых.

- Ну почему же, - Сценарист замолчал, как будто сомневаясь, стоит ли озвучивать следующую просьбу. Затем глаза его потемнели, спрятавшись за бровями, и он произнёс, чётко выговаривая окончания, - меня очень интересуют дневники королевы Виктории, и её переписка с супругой Великого князя Сергея Александровича, которая касается двух эпизодов - организации свадьбы Николая Второго, и событий на Ходынке...

Глава 23 Ради справедливости я готов на многое из того, что можно сделать, не вставая с дивана.

Чемульпо (Инчхон) образца 1903 года нигде,и ничем не напоминал то, во что он превратится в ХХI веке. Необыкновенно грязный и невзрачный корейский квартал лежал вдоль дороги в Сеул и окружал подошву холма, на котором возвышалась англиканская церковь. По всем выступам возвышенностибыли раскинуты глинобитные хижины, к которым можно пробраться по грязным переулкам, полным грязных детей, и праздно сидящих, или шатающихся без дела взрослых корейцев. Мужская половина корейского города постоянно находилась в движении. Узкие улицы всегда полны народа в туземной одежде, шатающегося, по-видимому, без всякого дела, и проводящего целые часы в многочисленных лавчонках.

Неподалеку от корейского квартала жили миссионеры-католики и миссионеры, принадлежащие к другим вероисповеданиям: пресвитерианцы, методисты и баптисты. У последних - красивые удобно устроенные дома, добротней купеческих. Лишь католические миссионеры, почти исключительно французы, жили скромно,и работали больше,и гораздо успешнее других.

Китайский квартал, с красивым консульским домом, и рядами богатых лавок и курилен для опиума,занимал в Чемульпо большую площадь. Они почти всецело взяли в свои руки поставку иностранных промышленных товаров, и их большие торговые дома в Чемульпо имели отделения в Сеуле. Доставка грузов в Сеул, снабжение рынков овощами,и другими припасами,также являлись их монополией. С раннего утра,до глубокой ночи кипела работа в местном “чайна-тауне”.

Средняя часть Чемульпо была занята японским кварталом. Последний был гораздо обширнее, населеннее, чем остальная иностранная часть города, и представлял собою длинный ряд опрятных деревянных домов. В японском квартале имелось несколько улиц с маленькими лавками, служащими для удовлетворения потребностей, главным образом, японского населения, так как другие иностранцы и корейцы обращались чаще к китайским купцам. В этих лавках торговали товарами, привозимыми из Шанхая и Японии, преимущественно бумажными изделиями,и бакалеей. В японском квартале находились отделения японских банков, при посредстве которых иностранцы, живущие в Чемульпо, вели свои денежные дела.

Как раз,рядом с японским поселением и находился отель “Дайбуцу” - шикарное трёхэтажное кирпичное здание,с витринными окнами - первый в Корее отель в западном стиле.

Именно таким застали город Чемульпо Великий князь Александр Михайлович Романов, и сопровождающий его отставной мастер политического сыска Сергей Васильевич Зубатов, знойным августовским вечером.

В начале пути из Санкт-Петербурга князь сторонился сыщика, демонстрируя своё сословное превосходство, в полном соответствии с принятыми флотскими правилами. Спустя некоторое время, любопытство победило. Александр Михайлович искренне хотел понять, что такого нашёл его тайный предсказатель в этой жандарме, и первым пошёл на контакт, демонстрируя максимум учтивости и любезности, которые только он мог себе позволить.

Оказалось, они были братьями по несчастью. И сыщика, и адмирала, в результате интриг лишили любимой работы, дела всей жизни. Обидчиком князя был дядя императора - генерал-адмирал, а обидчиком сыщика – министр внутренних дел и шеф Корпуса жандармов, Вячеслав Константинович Плеве. Но за обеими отставками маячила зловещая тень министра финансов - Сергея Юльевича Витте, что сближало их судьбы.

Зубатов, уязвлённый и оскорблённый несправедливой отставкой, нуждался в необходимости выговориться. Сочувственно - доброжелательное внимание князя, размеренный перестук колёс, прекрасный коньяк, - постепенно, между ними возникла обоюдная симпатия, породившая взаимное доверие, очистившее их общение от кастовых предрассудков.

Князь, проживший всю жизнь в «хрустальном» сословном замке, слушал сыщика, изумляясь, и открывая для себя, абсолютно незнакомую ему Россию. Эта, неведомая ему Россия, существовавшая за пределами комфортабельных дворцов и вымуштрованных лакеев, и, по словам Зубатова, давно закипала, как котёл, полный запретов и ограничений, с наглухо задраенный крышкой. Зубатов, перечисляя тайные организации и революционные движения, описывая настроения в рабочей среде, заводские условия труда и быта, беспросветность крестьянского существования, открывал для князя ту сторону Российской Империи, о которой тот даже не догадывался.

Представитель рода Романовых был настолько поражён открывшейся перед ним картиной тяжёлой жизни, унылого быта, чаяний и устремлений простого народа рабоче-крестьянской России, что слово «депрессия» стремительно превращалась для него из медицинского термина в описание собственного состояния.

К концу путешествия он уже с нетерпением ждал встречи с побудившим его на этот дальний вояж, загадочным обладателем столь уникальной информации. После полученных от него откровений можно будет сослаться на неотложные дела. Самому же, с головой нырнуть в более привычную, комфортную среду, - хоть на капитанский мостик корабля, хоть в собственное имение «Ай – Тодор», хоть в коридоры Петергофа, лишь бы подальше, куда-нибудь, от этой жути, описанной Зубатовым.

***

Первое, что поразило князя, - одежда корейца, и его манера держаться. Она никак не стыковалась с окружающими его соотечественниками. Несмотря на широкую, «на тридцать два зуба» улыбку, в нем не было ни малейшего намека на подобострастность, из-за чего князь сделал вывод, что этот молодой парень, скорее всего из семьи царствующего императора Коджона, или покойной королевы Мин.

Поздоровавшись с князем лёгким кивком головы,представившись американским именем Джонни, кореец предложил следовать за ним, и быстрым шагом направился к выходу из гостиницы. Удивленный князь застыл на крыльце, ища глазами средство передвижения, на что Джонни ещё шире улыбнулся, и произнес на правильном английском, без какого-либо намека на местный акцент: “Здесь, напрямую, не более ста шагов, ехать будем гораздо дольше, и привлечем больше внимания. К тому же, надо как-то избавиться от ваших попутчиков”, - и Джонни кивнул на неприметные личности, праздно, с ленцой, шатавшиеся по привокзальной площади, усиленно изучая местную ненавязчивую архитектуру.

Зубатов презрительно хмыкнул. Он ещё в Сеуле «срисовал» этих незадачливых филёров, однако не придал им никакого значения, приняв за тайную охрану великокняжеской особы, организованную местной русской миссией. Судя по удивленному выражению лица князя, ни о чем подобном тот даже не подозревал. Теперь Зубатов уже забеспокоился не на шутку, чего не скажешь о Джонни, которого эта ситуация никак не пугала, а похоже только забавляла.

- Из гостиницы направо, и потом, сразу еще раз, направо - во двор, далее - только прямо, никуда не сворачивая, там встретят. Только прибавьте, пожалуйста, шаг, а то вас случайно заденет….

Чем их может задеть, князь даже не уточнил, и после того, как они с Зубатовым резво преодолели полсотни шагов, сзади из переулка донеслись негромкий хлопок, громкие вопли, выразительные фразы по-корейски, очевидно, выражающие крайнюю степень недовольства.

- Александр Михайлович, сюда! - в глухом заборе неожиданно «нарисовался» дверной проём, оттуда высунулась копна ядовито-фиолетовых волос, венчающая пронзительно чёрные глаза, изящно разлетающиеся кверху изогнутые брови, маленький аккуратный носик.

Неожиданно услышав в закоулках Чемульпо родную речь, от непонятно, как выряженной, носительницы русского языка, заинтригованный Великий князь резво притормозил, весьма удивлённый, после чего был довольно бесцеремонно схвачен этой «дивой» за руку, и буквально затащен в маленькое, огороженное со всех сторон пространство, служившее, видимо, «задним двориком» для ресторации. Таковым оно, похоже, и являлось, судя по лёгким, ажурным, белым столикам под зелёными французскими «маркизами» снаружи заведения.

Следом за князем в дворик вбежал Джонни, буквально втолкнув растерявшегося Зубатова, и захлопнув за собой калитку, задвинул засов.

- Ну, и как чувствует себя фан-клуб Его Высочества? - уже на английском спросило у Джонни «фиолетовое чудо», отпустив, наконец, княжеский рукав.

- Публика неистовствовала, - расплылся в улыбке Джонни, - пришлось разгонять этот несанкционированный митинг с помощью слезоточивого газа …

- Прошу прощения за созданные неудобства, господа, - перейдя на русский, обратилась фиолетовая фея к гостям, - но вас так плотно опекали, что мы были вынуждены предпринять некоторые меры по обеспечению вашей и своей безопасности. Зато здесь нам сегодня никто не помешает - ресторан с утра не открывался. Интересующий вас человек будет с минуты на минуту. А вот, кстати, и он…

***

Как же всё-таки фотография меняет человека! Двухмерное изображение, каким бы качественным оно не было, не в силах передать, даже в малой степени, истинный образ личности, которая попадает в фотообъектив. Сколько раз Сценарист видел фотографии Великого князя Александра Михайловича Романова, и великого политического сыщика Сергея Васильевича Зубатова! Но если бы, он случайно, встретил на улице оригиналы - запросто прошел бы мимо. Однако, здесь была не улица, и личность князя сомнения не вызывала. Итак, время “Ч” наступило! Нужно с чего-то начинать…. И, мысленно попросив прощения у Марка Захарова и Григория Горина, Сценарист вышел из тени маркиз, и произнес, старательно подражая Олегу Янковскому:

- Здравствуйте, Ваше высочество! Прошу прощения, что заставил Вас ждать, меня задержал Ньютон. Умнейший человек. Я, непременно, Вас с ним познакомлю…

Князь недоверчиво смерил взглядом новоявленного персонажа. В его понимании жулики, мошенники, авантюристы и прочие «маги и волшебники» должны были выглядеть совсем по-другому. Сценарист перехватил его взгляд и улыбнулся:

- Это была шутка. Не ждите здесь магии, колдовства и прочей чертовщины. Я не собираюсь удивлять Вас чем-то подобным. Моя задача - познакомить Вас с записками человека, которого Вы хорошо знаете, и которому, надеюсь, доверяете.

И Сценарист широким жестом распахнул дверь в прохладное уютное помещение кофейни “Starbucks”, где уже был накрыт столик, установлена аппаратура для презентаций.

-Ну, и кто этот человек? - поджав губы, раздражённо спросил князь, переступая порог зала, и заложив руки со снятыми перчатками за спину. Его уже выводила из себя эта история, всё более напоминающая розыгрыш.

- Вы его сию минуту увидите, - кивнул сценарист, и нажал на пульт управления проектором. На белой стене, заменявшей экран, князь увидел картинку, на которой был… он сам, только весьма и весьма постаревший, похудевший и поседевший. Вот он сидит за письменным столом, теребит мочку уха, вот откинулся в кресле на фоне фикуса, среди толпы каких-то незнакомых людей, на диване с газетой «The Saturday Evening Post», а потом пошли кадры, где он спускается по лестнице какого-то здания, и смотрит прямо в объектив кинокамеры…

Сценарист, внимательно следивший всё это время за князем, остановил показ, и тихо скомандовал:

- Симона! Стул, нашатырь, воды…

- Не надо… проглотив комок, прошептал князь. - Кто вы?

- Не хотелось бы, обсуждать этот вопрос преждевременно - вздохнул Сценарист, - Ваше Высочество, оставим временно наши весьма скромные персоны, – не в них дело. Вижу, Вы узнали себя. Тогда разрешите вручить Вам вот это.

И сценарист положил на столик перед князем стопку листов, на заглавном листе было: Великий князь, Александр Михайлович Романов. Книга воспоминаний.

От автора:

Моя книга воспоминаний впервые увидела свет на английском языке в Нью-Йоркском издании «Феррер и Рейнхерт». Теперь я с удовольствием иду навстречу желанию издательства «Иллюстрированной России» познакомить с моим трудом русского читателя, предоставив право издания книги на русском языке, в виде приложения к журналу, в 1933-м году.

Я написал эту книгу, не преследуя никаких политических целей, и никаких общественных задач. Просто, в соответствии с пережитым я захотел рассказать, что память сохранила, а главное, - отметить этапы того пути, который привел меня к мысли, что единственное ценное в нашей жизни - это работа духа, и освобождение живительных сил нашей души от всех пут материальной цивилизации, и ложных идеалов.

Я верю, что после тяжелых испытаний в России зародится Царство Духа, Царство освобождения души человека. Не может быть Голгофы без Воскресения. А более тяжкой Голгофы, чем Голгофа Великомученицы России, мир не видел. Будем верить в Царство Духа. Вот что я хотел сказать моим русским читателям.

Великий Князь АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ

Париж. Июнь 1932 года.

Глава 24 Это измена, господа!

Как Главному борцу за Светлое Будущее объяснить, что он, на самом деле, является головной болью этого Будущего?

После отъезда знатных гостей, Сценарист крепко задумался. Он не питал никаких иллюзий насчёт действенности и длительности воздействия на князя страшных откровений и предсказаний, написанных им самим, тридцать лет спустя. Выводы, сделанные в “Книге воспоминаний” являлись мыслями человека, побывавшего на волосок от смерти, пережившего полное крушение привычного для себя мира, и похоронившего большую часть своей семьи. А сегодня это был высокопоставленный баловень судьбы, бабник и повеса, которого только разок, и совсем легонько, щёлкнула по носу жизнь, он пока не пережил и сотой доли испытаний, выпавших ему впоследствии.

Человек - существо крайне консервативное, радикально менять себя готов лишь под давлением чрезвычайных обстоятельств, ввиду уже нависшей, явно ощущаемой смертельной угрозы.

А предсказание… Сценарист уже побывал в роли предсказателя в начале ХХI-го века, когда его пригласили в Россию, решившую внедрить обязательное страхование автотранспорта, но, пожелавшую избежать ошибок соседних стран. Тогда он старательно описал все проблемы и упущения, случившиеся при проведении подобной реформы в Прибалтике, изложил депутатам, как избежать ошибок, совершённых малоопытными прибалтами, внедрявших этот вид страхования. Каково же было его изумление, когда в итоговых документах российских законодателей он увидел полный набор тех же “граблей”, которыми ранее сполна «насладились» соседи России. Бурные дебаты завершились принятием непродуманного закона, в итоге, привели к дурно проведённой реформе с предсказуемыми последствиями. Спустя некоторое время, Сценаристу довелось услышать реплику одного из горе - авторов закона: “А ты, оказывается, был абсолютно прав, когда предупреждал”…

Предсказания и предупреждения, могут, конечно, сформировать благие намерения, но, классик говорил: “Есть логика намерений и логика обстоятельств, и логика обстоятельств, всегда сильнее логики намерений”. Намерения у князя сформированы. Теперь предстояло сформировать обстоятельства...

Зубатов для этого был как никогда «к месту и вовремя». Он как губка впитывал информацию о будущей революции, время от времени кивая головой, как будто получая подтверждения своим собственным расчетам и предчувствиям. Чуть ли не больше, чем история развала Российской империи, его интересовал развал СССР, из чего он сделал свои, весьма оригинальные выводы:

- Стало быть, господа большевики у буржуев заводы отняли, а рабочим отдать забыли, - горько усмехнулся главный сыщик империи, ознакомившись с новейшей историей СССР, которая для него была историей будущей. - Ваше Высочество, Александр Михайлович! Не беспокойтесь за дворянское сословие, революция его отнюдь не уничтожила! Познакомьтесь с таким явлением, как партийная номенклатура СССР! Оно, родимое! Привилегии, кастовость, неподсудность, и, как логический итог - предательство собственного Отечества. Как всё знакомо…. - А большевики, выходит, развалили и Российскую империю, и Советскую? Ума не приложу, что этим господам нужно от жизни?

Информация о собственном трагическом финале (лучший сыщик империи застрелился, узнав про отречение Николая Второго) подвигла Сергея Васильевича к поиску новых, нестандартных решений для изменения своей судьбы, которую он не мыслил отдельно от судьбы России. Слова Сценариста - “Невозможно изменить систему, являясь её частью” придали правильное направление его размышлениям, а сентенция - “Если процесс невозможно предотвратить, его следует возглавить” - окончательно убедила Зубатова в необходимости его активного участия в сопротивлении складывающимся обстоятельствам, ведущим, в итоге, к гибели Российской Империи. Кому же, как не ему, обладающему столь богатыми навыками, знаниями и возможностями, активно противодействовать всему этому развалу? Ведь, это - его долг!

Поэтому Зубатовым на “ура” было принято предложение о создании частного детективного агентства, которое возьмёт на себя не только сыск, но и обеспечение безопасности как физических, так и юридических лиц. Великий князь пообещал агентству денежных заказчиков и инвестиции.

В портфель Зубатова перекочевала объёмная папка с делами, которые можно в скором времени очень успешно и громко расследовать, специальные шифры для связи со Сценаристом и некоторые технические новинки ХХI-го века, которые в самом скором времени ему весьма пригодятся.

Что очень важно - Зубатов не был «чистоплюем» и понимал, что «авгиевы конюшни в белых перчатках не чистят». Поэтому слова “гибридная война”, “информационное оружие”, “чёрный пиар” не вызывали у него никакого отторжения, но только живой интерес, и готовность немедленно применить полученные знания на практике.

Зубатов поддержал Сценариста в главном. Он нашёл авантюрной, но вполне осуществимой, идею катализировать все процессы, затронувшие России в 1903-1917-х годах. Следовало перехватить инициативу у "наших западных партнёров", толкающих страну к гражданской войне, возглавить процесс модернизации государства, заменив революционный режим развития эволюционным. С помощью этих мер намечалось избежать ужаса двух революций, участия в двух мировых войнах, приведших впоследствии, к катастрофическим людским потерям, депопуляции народа России, неизбежно ведущей к деградации страны.

- Если вы хотите перехватить инициативу у революционеров, вы должны предложить реформы, более кардинальные, чем предлагают они, - резюмировал Сценарист.

После этих слов разгорелись самые жаркие споры, ибо за сословно-феодальное самодержавное устройство России, включающее потомственные дворянские привилегии, Великий князь «держался двумя руками», как за единственную опору земли русской.

- Ваше Высочество, - как можно мягче пытался образумить его Сценарист, - перечитайте еще раз ваши собственные воспоминания о грядущем для Вас будущем. Там очень доходчиво и обстоятельно изложено, что бывает, когда о проблемах запрещают даже думать. Мне лично всё равно, какой строй существует в России. У меня совершенно другие критерии. Если население, и его благосостояние растут, людей не грабят и не убивают, если пришлые колонисты не хозяйничают в России, как на своём заднем дворе, значит со строем всё нормально. Если же, страну непрерывно сотрясают кризисы, а за преступления и ошибки отсутствует какая-либо личная ответственность, одним словом, «если оркестр хронически фальшивит - может в консерватории что-то подправить»? - А насчёт «божественности» правящей династии, - не хочет ли Александр Михайлович прогуляться во времена Ивана Грозного и лично рассказать ему про «венценосность и богоизбранность» династии Романовых?

Общаться с Иваном Васильевичем Грозным Александр Михайлович категорически отказался, и разговор перешёл к теме предстоящих военных действий.

- То, что Порт-Артур и Дальний перспективы не имеют, а размещение там флота - преступление, говорил ещё адмирал Дубасов, и писал я сам в своём докладе Никки пять лет назад, - Великий князь опять начал измерять шагами зал,- но тащить врага на свою территорию, - простите, это измена, господа…

- Измена,- вскипел Сценарист, - это потратить полмиллиарда золотых рублей на строительство городов на территории Китая, построить железную дорогу к ним, вместо того, чтобы потратить их на развитие собственных территорий Сибири и Дальнего Востока.

- Измена - это вместо строительства крепости Порт-Артур, отправить стройматериалы, строителей и береговые орудия на возведение крепости в Либаве, которую,в 1907-м году тихо прикроют, даже не достроив.

- Измена - это строить корабли, которые устаревают ещё до закладки на верфи.

- Измена - это не сделать никаких выводов из Крымской войны, и только что закончившейся англо-бурской бойни…

- Что касается выбора места сражения, то у меня есть мистическое наблюдение и логическое исследование. Почти все войны, которые Россия начинала на чужой территории, она заканчивала крайне бесславно. Почти все войны, которые пришли на территорию России, были ею с блеском выиграны.

Бескрайние просторы России - это страшное оружие. Как только протяжённость коммуникаций врага превышает тысячу вёрст, его армия начинает превращаться в стадо временно вооружённых военнопленных. И это уже не мистика, а физика, логистика и экономика…

- Но можно рассуждать с другой позиции:

Предположим, что уже на старте войны, за счёт знаний, полученных из будущего, Японии будет нанесено решительное поражение. Каковы будут возможные последствия?

Всё, сделанное до этого, будет признано единственно верным и правильным. Не уйдёт в отставку генерал-адмирал, доведший флот до ручки, не будет признана ошибочной устаревшая полевая тактика, «партия Безобразова» станет ещё активнее «доить» казну, а Россия продолжит вкладывать несоразмерные деньги в развитие китайской территории, вместо того, чтобы развивать собственную. И самое главное - внутри российского общества исчезнет желание кардинальных перемен, созревающее только в случае крайней опасности, и на фоне горечи поражений.

- И всё-таки, я должен попробовать, - насупившись, и сжав кулаки, пробормотал Великий князь, - долг русского офицера меня обязывает…

Глава 25 А завтра вдруг, окажется вчера...

В то время, пока Симона, Джонни и Сценарист занимались высокопоставленными гостями, Кевин ударными темпами заканчивал монтаж вышки с громоотводом, и кодировал нехитрую программу, которая должна синхронизировать удар молнии с командой на перемещение. Разряд молнии настолько короток, что нажать клавишу «Enter» вряд ли успеешь. Пасмурных дней с каждым днём становилось всё больше, порывы ветра усиливались, тучи становились плотнее, и опускались всё ниже, так что грозовой ливень с молниями мог состояться в любой момент.

Последним усовершенствованием Кевина был электрофор, работавший от силы ветра и создававший статический заряд, помогая молнии найти путь к громоотводу. Сегодня были смонтированы все лопасти ветряка, и осталось дождаться, когда механизм раскрутится, чтобы измерить статическое поле, сгенерированное простейшим генератором, собранным из подручной бытовой техники.

Оставив Симону дежурить у приборов в лаборатории, Кевин побежал помочь Джонни демонтировать аппаратуру для презентаций в ресторане, чтобы не смущать завсегдатаев заведения «непонятными штучками». Сценарист должен был сегодня вернуться из Сеула, где он встречался с Едрихиным. Путешественники планировали собраться все вместе, обсудить последние события, и составить план работы на ближайшее будущее.

Наведя в лаборатории порядок, чем давно никто не занимался, Симона только через час вспомнила о просьбе Кевина - следить за показаниями приборов. Окинув взглядом безотказное до сих пор оборудование «Eltex», всполошилась, и побежала за ребятами: индикатор одного из приборов демонстрировал запредельные параметры, из-за чего величину электростатического поля можно было определить, как “овер до хрена”.

Выглянув из лаборатории, девушка поняла, что виной всему был штормовой ветер, внезапно налетевший с моря, гнавший по небу низкие мохнатые тучи со скоростью курьерского поезда, и раскрутивший ветряк так, что он больше напоминал пропеллер самолета. “Нужно отключить лабораторию от вышки, иначе как ё…(термин одного из разделов лингвистики русского языка)” - успела подумать Симона. Раздался оглушительный грохот, недра туч озарила ослепительно белая вспышка молнии, конец которой упёрся в шпиль построенной вышки, соединённой с лабораторией пучком кабелей…

***

…. Пожарные расчёты древнего городка Энсхеде старались, как могли, но всё впустую - университетскую лабораторию было не спасти. Невиданная по своей силе гроза, разразившаяся над Нидерландами 15 мая 2017 года, пробила все традиционные защиты и “заземлилась” точно на учебный корпус, разметав строительные конструкции снаружи, и вызвав мощный пожар внутри. На месте происшествия, неподалёку от входа, пожарным расчетом была обнаружена помятая, в прожжённой одежде, но, слава Богу, живая студентка факультета креативных технологий, находившаяся в состоянии шока.

Джонни и Кевин, услышавшие раскаты грома, и побежавшие со всех ног к лагерю, увидели на месте лаборатории густые бамбуковые заросли…

***

Когда доктор Элизабет Кюблер-Росс в 1969-м году описывала пять стадий примирения с изменившейся реальностью - отрицание, злость, торг, депрессия, принятие, она не была знакома с Симоной, в противном случае стройная теория доктора выглядела бы по-другому. Если первую стадию в виде реки слёз ещё можно было бы трактовать, как отрицание, а длинные тирады из идиоматических непечатных выражений, как злость, то продолжение никаким боком не напоминало ни торг, ни депрессию, ни принятие.

Симона тоже не знала доктора Элизабет Кюблер-Росс, поэтому действовала не по её канонам, а строго по велению собственного сердца, а точнее шила, которое с рождения было локализовано в её нижней части тела. Оно, шило, приказывало ей в тот же вечер, немного придя в себя, пробраться к руинам лаборатории. Убедившись, что компьютер и все копии игры уничтожены огнём, созвониться с рабочими группами в университетах Гонконга и Киото, которые также входили в группу разработчиков игры, и уже через час сидеть в поезде, направляющемся в аэропорт Амстердама.

В кармане Симоны лежало главное сокровище, сохранённое после переноса - флешка с гигабайтом фотоматериалов о жизни города Инчхона 100-летней давности. В голове же зрел пока сумбурный план по организации эвакуации остальных членов коллектива…

***

В панике была не одна Симона. Пребывали в панике и ребята, оставшиеся в Корее образца 1903-го года, когда поняли, что “корабль”, на котором они планировали отчалить«домой», отправился без них. К тому же, лаборатория с капсулой являлась не только единственным средством возврата в своё время. Она была ещё и мастерской с уникальными для 1903-го года инструментами, материалами и удобствами, без которых жителям ХХI-го столетия в начале ХХ-го станет очень неуютно.

Положительным в этой ситуации было одно обстоятельство - вместе с лабораторией исчезла головная боль о том, как сохранить в тайне и неприкосновенности новейшее оборудование с уникальной информацией.

В ресторане осталась, правда, презентационная аппаратура с ноутбуком Сценариста, которая была адаптирована к местным электросетям, врезка на крыше с беспроводным передатчиком, да смартфоны, которые путешественники использовали, как средства связи, работающие с помощью bluetooth. Но всё это - компактное, быстро маскируемое, и легко транспортируемое.

- Предлагаю считать, что Симона отправилась в краткосрочную командировку, и скоро вернётся за всеми нами, - объявил Сценарист, когда первое потрясение прошло и путешественники собрались на “военный совет” в ресторации. - А чтобы во время вынужденного ожидания не давать дурным мыслям лезть в наши умные головы, предлагаю за это время попытаться выполнить пожелание Джонни - предотвратить трагические события в Корее.

- Джонни, - повернул к нему голову Сценарист, - ключ безопасности народа Кореи сегодня находится в той же связке, что и ключ безопасности России, и его непутёвого монарха. К сожалению - не будем себе льстить - уже заваренную кашу с огня снять не получится. Размажем же, её тонким слоем, чтобы она остыла поскорее, а там, - как знать, может, это и станет нашим обратным билетом.

Совещание закончилось за полночь. Для каждого путешественника был составлен свой план действий. Джонни оставался в ресторане. Ресторан стал центром связи с неограниченным доступом к телеграфу, и очень удобным пунктом сбора информации. Немаловажным было то, что о нём точно знала Симона. Кевин отправлялся на историческую Родину - в Нидерланды, куда возвращались голландские переселенцы - буры после резни, которую устроили в Трансваале британцы. Сценарист сопровождал Кевина до западной границы России, снимая языковую проблему, после чего намеревался выяснить текущее положение дел Великого князя, и нанести еще несколько чрезвычайно важных визитов в коридорах власти Российской Империи.

А между тем, корейские газеты сообщали, что правительство Кореи официально и категорически заверило дипломатических представителей России и Японии, что в случае осложнений между их странами, Корея сохранит строгий нейтралитет.

Прибывший из Японии французский чиновник Людовик Луи, посланный туда со специальной миссией, рассказывал, что в Японии многочисленные группы людей обходят улицы, крича: "Долой Россию". "Мы хотим войны". (Сообщение российской газеты «ИНОСТРАННЫЯ ИЗВЕСТIЯ»)

Японский посланник объяснил представителю "Агентства Рейтера", что Япония не ищет в Корее ничего, кроме охранения своих тамошних интересов, и не видит причин возникновения неприятностей с Россией из-за Кореи или Манчжурии.

Из Владивостока "Новому Времени" телеграфировали: «Чрезмерные и непосильные для японцев затраты на вооружение не оправдываются обстоятельствами. Войны с японцами не ожидается. На предстоящие под Владивостоком и Никольском маневры частей сибирского корпуса ожидаются из Японии один генерал и два штаб-офицера».

Российские “Новости дня” писали, что 19-го августа, с разрешения высшего морского начальства Кронштадт посетили шесть офицеров японского флота, осмотревших в сопровождении особо назначенных для этой цели офицеров некоторые учреждения порта, и находящиеся в гавани военные суда. По окончании осмотра, в честь гостей был устроен завтрак в морском собрании Кронштадта.

В это время в Кронштадте производились опыты с новой подводной лодкой, построенной по заказу Морского министерства на Балтийском заводе. Во время перехода от Петербурга в Кронштадт ее сопровождал пароход "Балтиец". По прибытии в Кронштадт лодка произвела ряд эволюций. Сначала она ходила на поверхности воды. Затем погружалась наполовину в воду, и, наконец, совсем ныряла под воду и там продолжала двигаться. Во время этих упражнений на лодке находились ее командир и экипаж в полном составе. «Это - первые опыты в России с подводным судном», - писали питерские “Новости дня”.

“Московский листок” извещал, что, «10 августа во Владикавказе, при розыске церковных вещей, похищенных из армянской церкви, на постоялом дворе Ивана Бабакова, по Кузнечной улице, в номере, занятом накануне владикавказским мещанином Даниилом Михаловым, городовой Попов обнаружил целый склад берданок, револьверов и боевых патронов. Михалов, одетый при этом в казачий костюм, предлагал городовому десять рублей «за молчание»… Во время осмотра оружия Михалов, выскочив во двор, перепрыгнул, было, через забор, но был задержан. Оружие и патроны были завернуты в английские газеты».

Глава 26 Вершина чем хороша? С неё отчётливей видны гораздо более высокие вершины

Если вас когда-нибудь занесёт в прошлое, не хватайтесь там за громоздкие раритеты, пытаясь утащить в будущее то, что привыкли называть кладом. Берите камеру, планшет, смартфон и снимайте, снимайте, снимайте. Особенно ценными будут эпические батальные сцены, снятые на мостике корабля «Victory» с Горацио Нельсоном, эскадры Колумба, приближающейся к Новому свету, а также интервью с вождём индейцев, преподнёсших пассажирам корабля “Мэйфлауэр” живую индейку, положив, таким образом, начало национальному празднику США - дню Благодарения.

В багаже Симоны не было фотографий столь выдающихся событий, однако корейцы, охочие до истории собственной страны, всего за доллар,с удовольствием скачивали виды Инчхона, порта Чемульпо, и любопытные зарисовки из жизни простых людей начала ХХ-го века, сделанные с потрясающим мастерством и с чудесным качеством.

Подлинным хитом продаж стала фотография ничем не примечательной портовой улицы, на одной из харчевен которой торчала легко узнаваемая буква “М”, а рядом, - не менее известный логотип с двухвостой русалкой Сиреной по центру. К руководителям «Макдональдс» и «Старбакс» возникло столько разнообразных вопросов, что те, после шести пресс-конференций, решили выкупить с потрохами весь интернет-ресурс со всеми правами на контент, предложив какие-то смешные три миллиона долларов. Согласие владельца сайта они получили сразу.

Вскоре после этого, на специализированном портале, посвященном яхтингу, появилось объявление о желании приобрести ретро-судно морского класса, постройки начала ХХ-го века. Судно должно быть быстроходным, иметь диэлектрический корпус, и обладать отменными мореходными характеристиками. Одновременно с ним, компания «IBM» получила заказ на 20-кубитный квантовый компьютер IBM «Q System One».

***

«Время является величайшей иллюзией. Когда-то оно перестанет существовать и наступит иная форма бытия, которую можно назвать вечностью»,- заявил в середине ХХ-го века, во время беседы с Эйнштейном Курт Гёдель.

Он написал работу по общей теории относительности, в которой предложил свой вариант решения уравнений Эйнштейна. Из неё следовало, что строение вселенной может иметь такое устройство, в котором течение временипо методике Геделяявляется закольцованным, что теоретически допускает путешествия впрошлое.

В конце марта 2017-го года журнал «Popular Mechanics» опубликовалматериал о возможности перемещения во времени за счет принципов квантовой механики. На сегодня известно три метода телепортации. Первый многократно описан фантастами - тело перемещается через "кроличью нору" времени. Второй метод подразумевает биотехнологический разбор человека, или предметов на молекулы, которые легче телепортировать по отдельности, а затем сборка в точке прибытия. Но наиболее вероятным, по мнению ученых, является третий метод, хотя и выглядит фантастически. Человек сканируется на атомарном уровне, затем информация отправляется в точку прибытия, там происходит создание нового тела из имеющихся материалов, с вложением в молекулы переданной информации.

Сама по себе телепортация - перемещение на расстояние, уже состоялась в 2012-м и 2014-м годах в Лондоне, силами ученых-физиков. А уже осенью 2016 года эти опытыуспешноповторили в Канаде и Китае. Канадские ученые переместили фотоны - частицы света - на 6 километров, а китайцы в два раза дальше - на 12,5 километров. Благодаря такому свойству, как "квантовая запутанность", изменение одной частицы может быть мгновенно передано другой, имеющей с ней информационную связь. В итоге, - одна частица может влиять на другую, а также передавать ей свои свойства. То есть, речь идет о первой ступени телепортации. В нюансы квантовой механики Симона не вникала. Её вообще понимают только 0.00009% населения планеты. Зато алгоритм - “если хочешь получить такой же результат, следует создать такие же условия” - знала чётко, поэтому непреклонно следовала составленному ею плану, подтверждая своей хваткой мысль Николая Алексеевича Некрасова о впечатляющем потенциале русских женщин, в частности, в ситуации с «горящими избами и скачущими конями».

Старшина первого класса ВМФ США, Ник Хавкинс, тоже ничего не знал про квантовую механику, и никогда не слышал про поэта Некрасова. Ему просто, до дрожи в коленках, нравилось это чудо с копной фиолетовых волос. Они познакомились, когда он прокомментировал на форуме желание незнакомки приобрести столь необычное судно, а она совершенно неожиданно попросила его помощи в этом деле, где она, по её собственному признанию, была абсолютным “чайником”.

Загадки всегда привлекают. В подборе плавсредства явно, таилась некая тайна, поэтому Ник с радостью согласился встретиться с таинственной покупательницей в одном из кафе в Токио в районе Уэно, что рядом с самым большим городским парком. Ник, войдя в кафе, не разглядывая посетителей, громко позвал Симонупо имени. Когда с ближайшего кресла поднялась копна фиолетовых волос, «стрельнув» в моряка глазами цвета мокрого асфальта, Ник улетел на седьмое небо. С тех пор, он пребывал там перманентно, возвращаясь на грешную землю только в случае крайней необходимости.

После была прогулка по Токио и музей Оригами, который Симона мечтала посетить. Потом еще одно кафе, где они просидели до глубокой ночи, разговаривая обо всём на свете, перескакивая с темы на тему, и совершенно забыв о цели встречи. И только перед расставанием, когда Ник спросил, для чего очаровательной девушке понадобилась столь диковинная посудина, Симона вздохнула, долго и пристально посмотрев в его глаза, тихо сказала: «Ты, может быть, не поверишь, но мне очень нужно попасть в прошлое»…

Глава 27 Большому кораблю – большие крысы в трюме…

Великий князь Александр Михайлович покидал августейшее совещание в состоянии полной прострации. Если раньше от его предупреждений лениво отмахивались, то сейчас выставили клоуном, откровенно подняли на смех его аргументацию, предрекающую грядущую катастрофу на Дальнем Востоке.

А ведь он выложил всю информацию, полученную из будущего – по поводу уязвимости КВЖД и крепости Порт-Артур, небоеспособности флота и армии. Упомянул и неразумное отвлечение ресурсов на проекты с сомнительными подрядчиками, в которых бесследно растворяются казённые деньги. Однако достучаться до разума Императора оказалось бесполезным делом. Присутствующий на совещании Генерал-адмирал русского флота, прозванный в кулуарах “семь пудов августейшего мяса”, Великий князь Алексей Александрович с какой-то, жалостью смотрел в глаза Великому князю, с плохо прикрытым сарказмом говорил о паникёрах, которых следует держать от флота подальше. Нёс что-то про несерьёзность угроз от “каких-то там макак”, которым возглавляемый им флот покажет, «где раки зимуют», если только те сунутся.

Статс-секретарь, Александр Михайлович Безобразов, с которым Великий князь порвал ещё год назад, разглядев в царском фаворите «патентованного афериста», повторил свои старые байки о необходимости «громче прикрикнуть» на Японию, что полностью исключит малейшую возможность агрессии с её стороны.

Верхом безумия стал доклад военного министра, Алексея Николаевича Куропаткина, в котором этот опытный придворный интриган, не только занизил в два раза мобилизационные возможности Японии, но и крайне пренебрежительно отнёсся к боеспособности армии Микадо.

«В школах военных никакого религиозного образования и воспитания не дают, - докладывал Куропаткин, - при школах храмов не имеется. Рядовые и офицеры Всевышнему не молятся ни в горе, ни в радости. То же, и в войсках. И это - большая слабость японской армии! В военных школах Японии вместо религии преподаётся мораль - любовь к Родине и императору, уважение к семье»…

«Исходя из вышесказанного, - заключал Куропаткин, - японская армия не имеет никаких шансов при столкновении с русской»…

Далее, этот больной человек горделиво оповестил августейшее совещание, что он лично, из денег, отпущенных на военное ведомство, построил пятьдесят один храм, что, конечно же, «подняло на небывалую высоту» боеспособность вверенных ему войск. И при этом, из шести фортов крепости Порт-Артур в 1903-м году был готов лишь один, а из пяти полевых укреплений - ни одного.

Однако вся эта скучная проза жизни про недостроенные форты императору была глубоко неинтересна. Императору было вполне достаточно заявления военного министра: «Ныне можно не тревожиться, если даже большая часть, например, японской армии, обрушится на Порт-Артур. Мы имеем силы и средства отстоять Порт-Артур, даже борясь одни, против пяти - десяти врагов»…

- Куропаткин - или взбалмошный идиот, или безумец, или же, и то и другое вместе, - вспылил Александр Михайлович. - Здравомыслящий человек не может сомневаться в прекрасных боевых качествах японской армии. Порт-Артур был очень хорош как крепость при старой артиллерии, но перед атакой современных дальнобойных орудий он не устоит. То же самое следует сказать о наших Кинджоуских укреплениях. Японцы снесут их, как карточный домик. Остаётся наш флот. Позволю себе сказать, что в прошлом году, во время нашей “игры” в Морском училище, я играл на стороне японцев и, хотя я не обладаю опытом адмиралов Микадо, мне удалось разбить русский флот, и сделать успешную вылазку у Порт-Артурских фортов.

- Что даёт тебе основание думать, Сандро, что ты более компетентен в оценке вооружённых сил Японии, чем один из наших лучших военачальников? — с оттенком сарказма спросил Государь.

- Моё знание японцев, Ники. Я изучал их армию не из окон салон-вагона,и не за столом канцелярии военного министерства. Я жил в Японии в течение двух лет. Я наблюдал японцев ежедневно, встречаясь с самыми разнообразными слоями общества. Смейся, если хочешь, но Япония — это нация великолепных солдат.

(Примечание:Приведён абсолютно реальный, диалог князя и Николая II, пересказанный великим князем в своих мемуарах)

Ники пожал плечами.

- Русский император не имеет права противопоставлять мнение своего шурина мнению общепризнанных авторитетов. Совещание окончено. Все свободны, - после чего демонстративно повернулся к Великому князю спиной и, не попрощавшись, направился к выходу под торжествующие взгляды “общепризнанных авторитетов” - генерал-адмирала Куропаткина и статс-секретаря Безобразова.

- А кто ответит за сотни тысяч бездарно загубленных жизней? - хотел прокричать вслед императору Великий князь, но внезапно севший голос выдал только отчаянный хрип.

Царь развернулся на каблуках, посмотрел в искаженное лицо Александра Михайловича и насмешливо добавил:

- Что-то, Сандро, ты съёжился, и стал меньше ростом. Не суетись! Войны не будет, потому что я этого не хочу. А вот что я хочу, так это отправить тебя «на воды» - нервы подлечить...

Великий князь выскочил из дворца, как ошпаренный. Поэтому он не видел, как вроде как, ненавидящие друг друга “общепризнанные авторитеты”, глядя вслед ему, обменялись загадочными репликами:

- Однако осведомленность этого выскочки вызывает беспокойство.

- Вы про строительные подряды?

- Да причем тут подряды! Он жонглирует цифрами, как будто стоял за спиной у Витте.

- Надо сообщить нашим «сердечным друзьям», что он может стать проблемой…

“Общепризнанные авторитеты” тоже не всё видели, и не всё знали. Например, они даже не заметили, что вслед за их экипажами пристроились незаметные в городском потоке пролётки, пассажиры которых внимательно смотрели, запоминали, фиксировали все контакты этих «авторитетов». Уже поздней ночью отчёты о проделанной работе легли на стол главе и владельцу частного охранно-детективного агентства Сергею Васильевичу Зубатову. В его рабочем кабинете, за занавеской скрывалась схема с нарисованными кружками и стрелками, большая часть которых сходилась на одном человеке, по имени Чарльз Стюарт Скотт. Именно к нему, в британское посольство, протоптал широченную колею ещё один знаковый господин - военный атташе Японии в России, профессиональный разведчик, полковник Мотодзиро Акаси.

В соседней комнате, рядом с кабинетом Зубатова, не покладая рук, трудилась группа высококвалифицированных бухгалтеров, систематизирующих и учитывающих финансовую информацию, поступающую от филёров в виде копий счетов, чеков, долговых расписок, которые выявляли восхитительное расхождение между официальными доходами и расходами у наблюдаемых фигурантов.

Недавно созданная группа антитеррора, куда по рекомендации Едрихина, были привлечены снайперы - ветераны англо-бурской войны, в это время проводила ежедневные интенсивные занятия по снайперской стрелковой подготовке. Проводились они на одном из глухих участков территории обширного поместья человека, о котором стоит поговорить отдельно.

Глава 28 Судьба это не только то, что будет, но и то, чего не будет

Генерал Николай Михайлович Романов, тёзка и дядя царствующего племянника Николая Второго, честно отдавший четверть века армии, участвовал врусско-турецкой войне 1877-1878-х годовна Кавказе. Был награждён орденом Святого Георгия4-й степени «за дело 3-го октября, при разбитии армии Мухтара-пашив сражении на Аладжинских высотах». В 1903-м году он твёрдо решил уйти в отставку, посвятив себя истории.

Брат генерала, Великий князь Александр Михайлович, узнав об этом решении, пообещал снабдить родственника уникальными историческими материалами, и вот, теперь, один из них лежал перед генералом. На заглавном листе прошитой пачки бумаги большими буквами были пропечатаны его фамилия, имя, отчество, а ниже, после духоподъёмного и оптимистичного “Самый культурный, и самый умный из всей царской фамилии”…, стояла фамилия автора - Ирина Стрельникова, и немыслимая дата издания – 2003-й год. Выходит, спустя сто лет, как он начал знакомиться с этой кипой бумаг.

Выдохнув, генерал перевернул первую страницу:

“Ночь с 29 на 30 января 1919-го года. Петроград, Петропавловская крепость. Только что, из тюрьмы на Шпалерной улице, сюда, в крепость, были доставлены трое арестантов - однофамильцев: Великие князья Николай и Георгий Михайловичи (родные братья), и их кузен - Великий князь Дмитрий Константинович. Все - Романовы, естественно…

Дальнейшее мы знаем из рассказа вездесущего французского журналиста Поля Эрио. Вряд ли он мог быть свидетелем событий. Просто он умел находить таковых,и очень подробно расспрашивать их. Современники, во всяком случае, Полю Эрио верили: на откровенной лжи он не попадался. Итак, вот что он пишет: «Разбуженный и выведенный из своей камеры-одиночки, Великий князь Николай Михайлович предположил, что его собираются отправить в Москву. Он так слабо верил в расстрел, что взял с собой котёнка, которого выкормил в тюрьме. Был 1 час 20 минут после полуночи, когда машина, которую сопровождали шесть красногвардейцев, выехала за ворота тюрьмы…

Когда Великие князья были выстроены перед ямой, комиссар, который командовал взводом, приказал им снять шубы и пиджаки. В этот момент Николай Михайлович заговорил. Как передали мне, он говорил довольно долго, и спокойствие, которое он показал перед смертью, взволновало самих красногвардейцев. Затем Великие князья обнялись. Николай последний раз погладил котёнка, которого доверил одному солдату, и несчастные разделись. Они были сражены одним залпом. Затем тела были сброшены в зияющий ров»….

Потом, еще разные люди рассказывали какие-то подробности. Понять, что тут легенда, а что - правда, уже невозможно. Дмитрий Константинович, как человек очень религиозный, в последние минуты молился о спасении душ своих палачей. Ему вторил Павел Александрович: «Боже, прости им, ибо не ведают, что творят». А Николай Михайлович, тем временем, стащил сапоги и бросил их солдатам: «Носите, ребята. Все-таки царские»…

Прошли годы. В 1981-м году Русская Зарубежная Православная церковь канонизировала всех убитых большевиками Романовых, за единственным исключением - Николая Михайловича. Почему-то он один в мученики не вышел…. Впрочем, он, действительно, выбивался из семьи. Александр Бенуа скажет о Николае Михайловиче: «Самый культурный, и самый умный из всей царской фамилии». Он, ведь, был настоящим ученым. Потому-то и предвидел многое, и пытался предотвратить, и предлагал другие пути и способы решения стоящих перед Империей проблем. Увы, безуспешно.

В детстве Великого князя Николая прозвали «Бимбо» – по имени любопытного слонёнка из сказки Киплинга. Тот из любопытства всюду совал свой длинный хобот… Николай штудировал науки. Бабочек начал коллекционировать и изучать с детства, а к концу жизни обзавёлся коллекцией в восемнадцать тысяч экземпляров, открыл шесть ранее неизвестных их видов и подвидов, написал девятитомный фундаментальный труд об отряде чешуекрылых, которым энтомологи пользуются до сих пор. Это, не говоря о его трудах по отечественной истории…

Председатель Русского Географического и Русского Исторического обществ, почётный доктор истории Московского университета, действительный член Французской академии. Этой чести, кстати, весьма редко удостаивались иностранцы…. Некоторые свои труды он предпочитал писать по-французски. В России опубликовать мог не всё – цензура-с. Николай Второй лично запретил ему публиковать две главы из фундаментального труда об Александре Первом. Николай Михайлович первым осмелился прямо написать о сознательном участии Александра Первого в убийстве отца – императора Павла Первого. Ничего не поделаешь, факты!

У Ники (императора Николая Второго), еще раньше, сразу по восшествии на престол, появились причины не любить «ужасного дядю». После трагедии на Ходынском поле тот демонстративно отказался участвовать в коронационных торжествах. Мало того, он еще открыто выступал с пропагандой идей парламентаризма! Считал, видите ли, абсолютную монархию пережитком средневековья, губительным и опасным в условиях нового времени. Ратовал за учреждение конституции, ограничивающей власть монарха, поставив над ним закон. Утверждал, что только политическая реформа «сверху», которая приблизит государственное устройство России к современным стандартам, может предотвратить революцию…»

***

Работу историка двадцать первого столетия Ирины Стрельниковой, торжественно вручённую братом, Великий князь Николай Михайлович читал больше недели, никого к себе не пуская, и не реагируя на внешние раздражители. По окончании добровольного заточения, изрядно осунувшийся, с почерневшими от недосыпания глазами, он, как тень Гамлета, появился на пороге дома своего брата, и задал всего один краткий вопрос: “Что делать?”.

Теперь великокняжеское имение «Михайловское» стремительно превращалось в экспериментальное производство и базу для группы антитеррора Зубатова, а в двух других имениях – «Грушевском» и «Боржомском», разворачивались пока никому непонятные работы, обозначенные в плане Сценариста словами “прототип”, “кооперация”, “МТС”, “сталинский план преобразования природы”, “фосфаты-нитраты” и “промышленное производство продуктов питания”.

В Михайловское доставлялись закупленные Потаповым в Австрии оптические прицелы Августа Фидлера, здесь же, шились маскировочные костюмы, впервые примененные в англо-бурской войне подразделениями Британской армии«Скауты Ловата». Сюда же, по рекомендации Едрихина, прибывали осколки бурского сопротивления - наиболее отчаянные и непримиримые, которым была обещана возможность воздать долги британской короне.

Ещё тёплым сентябрьским днём, отчаянно грохоча и постреливая сизым дымом, сюда приехал экспериментальный броневик “Накашидзе-Шаррон”, осмеянный и забракованный военным ведомством, как бесперспективный образец боевой техники. Князь Михаил Александрович Накашидзе, автор увидевшей свет в 1902 году книги «Автомобиль, его экономическое и стратегическое значение для России»,ничего не слышавший с тех пор, кроме смеха и издевательств, был несказанно удивлён вниманием, и трепетным отношением к своему детищу. Уехал он, буквально окрыленный, увозя рисунки новой модели, в которой угадывались черты «рабочей лошадки» Sd.Kfz.222.

Вместе с ним отправился собирать промышленную модель первого в мире оппозитного двигателя Огнеслав (Игнатий) Степанович Костович, для выпуска которого в России не нашлось средств, хотя, на всевозможные празднества тратились целые состояния.

Густав Васильевич Тринклер, с треском изгнанный с Путиловского завода за то, что посмел конкурировать с двигателями конструкции Рудольфа Дизеля, и перехваченный Зубатовым уже на вокзале, на пути в эмиграцию, заканчивал в Михайловском проект своей судовой машины, уникальной для своего времени по мощности и компактности.

Здесь же трудился пионер российской телефонии Павел Михайлович Голубицкий, который неоднократно обращался к российскому монарху с предложениями о развитии своих работ по телефонизации городов и дорог, но тщетно: все поле деятельности было отдано иностранной компании Белла.

В небольшой мастерской в деревне Почуево, на оборудовании стоимостью две тысячи рублей, работали всего 4 человека. Голубицкий изготовил около ста телефонных аппаратов, множество различной аппаратуры для исследований в оборудованной здесь, же, лаборатории. В Почуево имелась и богатая библиотека. Но когда неугомонный изобретатель слишком стал донимать конкурентов, мощный пожар уничтожил всё. "Этот пожар нужно причесть к плеяде тех нескольких несчастий, которые тормозят движение науки вперед", - написал в журнале "Пожарный" Александр Павлович Чехов, - брат знаменитого писателя.

Теперь Павел Михайлович собирал в Михайловском оригинальный гидрофон, способный слушать океан на расстоянии более 10 миль, и создавал то, что позже назовут «полевой телефонией» и «адской машинкой».

И вот в этот, кипящий бурной жизнью «котёл», свалились практически одновременно: оскорбленный до глубины души монархом Великий князь Александр Михайлович Романов, присматривающий, и неотступно следующий за ним Зубатов, и Сценарист, находящийся под впечатлением путешествия через всю Россию от Дальнего Востока до Петербурга.

Глава 29 Они воспринимают Россию, как корм!

Не переживайте за Россию - она и это переживёт, переживайте за тех - кто это не переживёт.

- А чего ты хотел, Сандро? - с присущей ему язвительностью Николай Михайлович подвёл итог взволнованно-возмущённой речи брата. - Ты говоришь о проблемах, а Куропаткин и Безобразов – исключительно, о хорошем и приятном. Естественно, что наше великовозрастное дитя предпочитает елей вместо порции скипидара под мантию…

- Нужно что-то делать, - не унимался обиженный Сандро, - эти слепцы ведут нас к катастрофе. Они сами не ведают, что творят...

- Дорогой Александр Михайлович, - включился в разговор Сценарист, - к катастрофе Россию ведут отнюдь не слепцы, и они очень хорошо ведают, что творят. Это совсем не те люди, которые присутствовали на вашем совещании.

- Шахматная партия, в эндшпиле которой Россия должна потерпеть сокрушительное, и обязательно, - унизительное поражение от Японии, началась тогда, когда строительство Транссиба, и инвестиции в российский Дальний Восток были подменены строительством железной дороги вглубь Китая, и инвестициями в китайские города Дальний и Порт-Артур. Этих инвестиций хватило бы с избытком, и для Кругобайкальской железной дороги (сокращённо КБЖД),и для незамерзающего порта Находка.

- Прибавьте сюда кредит Китаю в 400 миллионов рублей, который пошел на репарации Японии, и за счёт которого строился военный флот Микадо, и картинка станет вообще сюрреалистической - Россия вложила деньги в чужие территории, и чужую инфраструктуру, да еще профинансировала военные расходы того, кто все эти вложения у России отберёт.

- Я всегда говорил, что дурачок Никки занимает не своё место, - вставил свой язвительный комментарий Николай Михайлович, - но всё-таки, чёрт возьми, кто эти люди, что так запросто вертят нашим самодержцем, и разыгрывают такие эффектные шахматные партии?

- Это явление, - Сценарист раскрыл ноутбук, - позже назовут «deep state» (Глубинное государство) - структуры наднационального согласования интересов крупнейших транснациональных корпораций, куда входят такие фамилии, как Барухи, Варбурги, Шиффы, Куны, Лейбы, Морганы, Рокфеллеры, Ротшильды. В середине ХIХ - го века они заключили союз с Британской короной для эффективного взаимодействия, совместного подавления, ограбления и уничтожения любых других государств и капиталов, представляющих угрозу их доминированию, либо вызывающие к себе повышенный интерес, в качестве объекта грабежа. Россию, российских капиталистов и феодалов, независимо от их знатности и зажиточности, они воспринимают, как корм. Любой общественный строй России им одинаково ненавистен. Мы им не нравились как княжество, как царство, как империя, как Советский Союз, как республика…. Хвалили нас только тогда, когда мы делали какие-то самоубийственные шаги, ведущие к поражению и разорению. Стратегия непрямых действий, которую используют транснациональные корпорации (ТНК) - это универсальное оружие, успешно уничтожающее как отдельные лица и компании, так и целые государства. Главное, чтобы подвергнутый подобному воздействию объект, как можно дольше, даже не подозревал, что является грубо атакованной извне, жертвой. Вот, например, введение золотого рубля Витте...

Князья, и Зубатов при этих словах насторожились - несмотря на всю неоднозначность фигуры министра финансов, переход на «золотой стандарт» засчитывался ему в актив даже недругами. А Сценарист тем временем продолжал:

- Что требовалось инвестору для вывоза капитала из России до введения «золотого стандарта»? Ему нужно было найти, закупить и вывезти товар, который можно продать за пределами России. Таким образом, поддерживались отечественные производители, рабочие места, и экономика России в целом. Но вот появился «золотой рубль», и надобность в других товарах отпала. На Запад широкой рекой пошёл более простой товар - российская валюта. Сократились рабочие места на экспортных предприятиях. Деньги, - кровь экономики, начали стремительно покидать страну происхождения. Чтобы не умереть от кровопотери, казне практически сразу пришлось прибегнуть к внешним займам. Уже черезгод после введения «крепкого рубля», госдолг России превысил все активы и резервы, имевшиеся в наличном обращении, на счетах, а также в хранилищах правительства и Госбанка. Главным кредитором России оказались Ротшильды, которые теперь, за счёт средств, полученных из российской казны, начнут финансировать действия, направленные на развал государства-жертвы. Вот такое, получаем, своеобразное отношение к курице, несущей им золотые яйца...

- А какова будет наша стратегия? Какими должны быть наши непрямые действия? - тоном преподавателя отчеканил Николай Михайлович.

Сценарист даже восхитился настроем князей. Одинаково сомкнутые брови, в глазах огонь. «Среди нас предателей не будет» - кинул адмирал в лицо немецким оккупантам в Крыму в 1918м. Всё-таки, Михайловичи - бойцы. И это хорошо!..

- Наша стратегия - выявлять и предотвращать запланированные «мясорубки», а там, где это невозможно - максимально снижать потери. При этом, постараться быть прилежными учениками этих господ из ТНК. Как можно дольше поддерживать их уверенность, что всё идёт по их плану. Там где получится, будем действовать чужими руками. Постоянно вводить в заблуждение насчет нашей конечной цели, и кропотливо создавать условия, при которых ликвидация любого, из здесь присутствующих, или всех сразу, ничего не изменит.

- Опасаться за свою жизнь на войне – презренное для офицера занятие, - отчеканил Николай Михайлович

- Господин генерал! - посмотрел ему в глаза Сценарист, - с момента окончания Вами Николаевской академии в моём мире минуло сто лет. Курс обучения был дополнен множеством новых методик и предметов, в соответствии с которыми, главной задачей командира стало не умереть «За Веру, Царя и Отечество», а стремление добиться того, чтобы это произошло с солдатами врага. Свои же бойцы - слишком дорогой ресурс, чтобы украшать их телами поля сражений.

- Но это же, утопия! - воскликнул генерал.

- В ХХI-м веке – уже реальность! - улыбнулся Сценарист - всё зависит от качества оружия, транспорта, разведки и связи. Не стану смущать вас примерами из будущего, скажу только, что всё зависит от поставленной цели. Если цель - беречь людей - поставлена, то найдутся и конкретные решения, а если такой цели не имеется, то и результат будет соответствующий. Я готов с цифрами в руках доказать вам, что сбережение людей - дело не только богоугодное, но и крайне выгодное, даже с цинично - меркантильной точки зрения, присущей предпринимателям. А с точки зрения государственного строительства люди - самый главный ресурс государства для выживания и развития.

- Интересная идеология, - впервые вступил в разговор Зубатов, - только никак не могу понять, какая? Нынешние революционеры никакого сбережения людей не планируют, а совсем даже наоборот...

Сценарист пожал плечами.

- Это просто здравый смысл, рациональное мышление, и базовый инстинкт существования. Не думаю, что у него есть идеологическая окраска. Человек стремится выжить сам, и обеспечить выживание своему потомству. Непонимание этого элементарного закона природы как раз и приводит к разрушительным социальным катаклизмам. Страх за будущее детей - главная движущая сила любой революции.

- Это, каких же детей спасали революционеры, убившие недавно городового, у которого остались сиротами «семеро по лавкам»? - не удержался Александр Михайлович.

- Убийство городового, уважаемый Александр Михайлович, а равно убийство министра, губернатора и самого царя, никакого отношения к революции вообще не имеет, и преследует совсем другую цель - организацию рукотворного хаоса. Такая среда - самая благодатная для банального грабежа. Начинается она со лжи и расчеловечивания правоохранительных органов, неминуемого их паралича и уничтожения. Заканчивается грабежом и убийствами тех, кто относился к жандармам, как к людям второго сорта, и кого эти, всеми презираемые жандармы, руководствуясь долгом и присягой, защищали.

Александр Михайлович смутился. На флоте брезгливое отношение к людям в голубой форме считалось нормой. Но, чтобы эту, повседневную, высокородную спесь представить антигосударственным деянием - такого флотским офицерам слышать не доводилось.

- Лучше на войну, - махнул он рукой после паузы, - там хоть всё просто и понятно.

- На войну - это можно. На войну - всегда, пожалуйста. У нас здесь скоро только война и будет. Однако негоже бравому адмиралу отправляться в поход, не имея флагманского броненосца, - и Сценарист широким жестом развернул к князю монитор ноутбука с фотографиями бронепоезда “Илья Муромец”

Глава 30 Накануне.

Амстердам

Герой войны с Британией, бурский генерал Де Ла Рей резко опрокинул в себя очередной “шот”:

- Виски у них хороший, а солдаты – плохие. Не солдаты, а торгаши. У станции Роодеваль, после артиллерийского обстрела, англичане выбросили белый флаг. Два британских офицера встретились с Деветом, сообщив, что готовы сдаться. Условие - их личное имущество останется при них. «Сынов туманного Альбиона» больше беспокоила судьба пожиток, нежели возможность продолжать сопротивление!

Генерал Оранжевой республики Кристиан Девет улыбнулся кончиками губ, согласно кивнул и, откинувшись в кресле, продолжил разглядывать амстердамские каналы, на которые открывался чудный вид из окон кафе «Papeneiland». Генералы приехали в Европу с гуманитарной миссией – для сбора средств разорённым войной фермерам Трансвааля и Оранжевой республики, и теперь с удовольствием рассказывали журналисту «Де Телеграаф» Кевину про своих воинов - бурских фермеров, пять лет воевавших с британской армией, одержавших множество славных побед и прекративших сопротивление только ввиду крайнего истощения.

- Знает ли Кевин, кто может помочь некогда процветающим жителям Трансвааля Оранжевой республики, разорённым войной и влачившим поныне полунищенское существование? – с болью в голосе интересовались генералы.

Кевину были известны не только лица, которые могут помочь. В компьютере у него лежал подробный план восстановления независимости бурской государственности, показывать который, впрочем, сейчас было преждевременно. А пока…. Кевин широким жестом вытащил и положил на стол перед Деветом и Де Ла Реем личное приглашение, украшенное замысловатой монограммой и семейным гербом Великих князей Александра и Николая Михайловичей…

В то же время, Санкт-Петербург

- Знаете, Сергей Васильевич, что меня больше всего удивляет в прошлом…. ну, то есть, для вас-то - в настоящем? Запахи. Город в начале двадцатого столетия пахнет совсем не так, как в двадцать первом. Даже не предполагал, что в Петербурге 1903-го года меня будут преследовать те же запахи, что и во время поездок в деревню к дедушке. Как будто в детство окунулся...

Сценарист с Зубатовым сидели на скамеечке в Летнем саду, в сотне метров от Михайловского дворца, и наслаждались последними лучами солнца уходящего бабьего лета. Точнее, наслаждался только Сценарист. Зубатов же, перечитывал письмо профессора Озерова, попутно делая пометки в своём аршинном блокноте. Сергей Васильевич, получив историческое подтверждение правильности своей работы по созданию легальных организаций рабочих, обрёл второе дыхание и теперь пёр, как бык, в этом направлении, поражая своей работоспособностью и целеустремлённостью.

Опережая график, в рабочей среде массово и повсеместно создавались общества взаимного кредитования и страхования, опеку над которыми взял на себя Иван Христофорович Озеров, - русский профессор, финансист, экономист, ещё в 1901-м годупринявший самое активное участие в работе первого, - московского «Общества взаимопомощи рабочих механического производства», созданного по инициативе С. В. Зубатова.

Любопытнейшая, и достойная восхищения личность, Иван Христофорович Озеров был тем самым редким интеллигентом, который считал, что свои знания и положение в обществе, он получил в долг от народа, и этот долг непременно нужно вернуть.

Всю жизнь профессор искал наиболее справедливые социально-организованные формы производства, и считал одной из таких кооперацию, которую к тому же, рассматривал, как инструмент противодействия монополии. Озеров надеялся, что потребительские общества способны объединить разные сословия, снизить, или вовсе блокировать неизбежно растущую при капитализме социальную напряженность.

Теперь у Ивана Христофоровича появился шанс проверить свои теоретические изыскания на практике, чем он увлеченно и занимался, одновременно бомбардируя Зубатова запросами о системе ремесленных профтехучилищ, идея которых была аккуратно слита Сценаристом в профессорскую голову в виде некоего футуристического эссе «а-ля Кампанелла».

Ещё больше, чем профессор Озеров, системой ПТУ заинтересовались такие предприниматели, как братья Нобель и Франц Карлович Сан-Галли. Они в конце девятнадцатого века, без всякого революционного понуждения, начали строить для рабочих добротное жильё, больницы и школы. Таких капиталистов, как эти, выходцы из Пруссиии Швеции, было немного. Но Зубатов кропотливо собирал их,и усердно документировал их опыт, справедливо считая этих людей организаторами производства новой, революционнойформации, жителями ещё неведомого - социального государства.

Те самые братья Нобель, которые учредили Нобелевскую премию, являлись подданными России с 1888-го года. Первые нефтепромышленники, получившиеспециальную премию “за заботу о рабочих”,право украшать свой логотип двуглавым орлом. Их бакинское предприятие было, буквально, «лучом света в тёмном царстве».

Большинство рабочих на бакинских нефтепромыслах трудились, и жили в невыносимых условиях. Грязные, холодные, темные бараки. Рабочий день, негласно доведённый до шестнадцати часов: четырнадцать часов официально, два сверхурочно, но обязательно. Никакой охраны труда. Зарплата - копеечная. Тем, кто «работал на Нобеля», жилось намного лучше. Рабочий день - восемь - девять часов, жилые посёлки с квартирами для семейных рабочих и холостяков, бесплатные школы, детсады, больница.

В начале 1880-х годов под Баку появился благоустроенный городок для служащих компании, в котором были библиотека, больница, в домах горели электрические лампочки. Его назвали “Вилла Петролиа”. Здесь функционировала первая в Баку телефонная линия «Белл». По инициативе Эммануэля Нобеля в Баку были организованы школы и вечерние курсы для рабочих-нефтяников. В 1890-м году он основал «Общество нравственного, умственного и физического развития молодых людей». А во время эпидемии холеры, в 1892-м году, братья Нобель пожертвовали крупные суммы на организацию в Баку «Института экспериментальной медицины».

Им под стать Гаврила Гаврилович Солодовников, завещавший всё своё состояние «потратить на устройство земских женских училищ в Тверской, Архангельской, Вологодской, Вятской губерниях. А также, на устройство профессиональных школ в Серпуховском уезде для выучки детей всех сословий и, на устройство и содержание приюта безродных детей, а ещё «на строительство домов дешевых квартир для бедных людей, одиноких и семейных». Солодовников написал в завещании: «Большинство этой бедноты составляет рабочий класс, живущий честным трудом, и имеющий неотъемлемое право на ограждение от несправедливости судьбы».

Первый дом для одиноких, получивший название «Свободный гражданин», открылся 5 мая 1909-го года, а два дня спустя - дом для семейных рабочих - «Красный ромб». Первый имел 1152 квартиры, второй - 183. Дома являли собой полный образец коммуны: в каждом из них имелась развитая инфраструктура с магазином, столовой, баней, прачечной, библиотекой, летним душем. В доме для семейных рабочих, на первом этаже располагалисьясли и детский сад. Все комнаты были уже меблированы. Оба дома освещались электричеством, которым жильцы имели право пользоваться до 11 часов вечера. Мало того, в домах были лифты, что по тем временам считалось почти фантастикой. Жильё было немыслимо дешевым: однокомнатная квартира в «Гражданине» стоила 1 рубль 25 копеек в неделю, а в «Ромбе» -2 рубля 50 копеек. Это притом, что средний московский рабочий зарабатывал тогда 1 рубль 48 копеек в день.

Или вот, Савва Тимофеевич Морозов - совсем нетипичный “красный” капиталист, оказывающий всяческую поддержку революционерам: давал деньги на издание «Искры», нелегально провозил типографские шрифты, прятал от полиции революционера Николая Баумана, сам доставлял запрещенную литературу на свою фабрику, но главное, – оказывал социалистам немалую денежную помощь. Был близким другом Максима Горького. И опять же, строил больницы, приюты, театры… Знаменитый Московский Художественный театр (МХАТ) - это тоже он.

«Этому замечательному человеку суждено было сыграть в нашем театре важную и прекрасную роль мецената, умеющего не только приносить материальные жертвы искусству, но и служить ему со всей преданностью, без самолюбия, без ложной амбиции, личной выгоды»,- писал о Морозове Константин Сергеевич Станиславский.

Николай Александрович Второв, «Великий организатор промышленности», как назвали его рабочие предприятий, строил, в основном, заводы. Но как! Второв в одиночку во время Первой мировой войны произвёл импортозамещение в оборонной промышленности, наладив производство боеприпасов, и сняв, проклятие зависимости фронта от зарубежных поставок.

Построив снарядные заводы, Второв понял, что требуется металл. Он заложил сразу город, который сейчас называется Электросталь. Строил быстро и качественно, строил осенью и зимой тысяча девятьсот семнадцатого, когда свергли царя, подписавшего уставпредприятия. Строил во время двоевластия, в «Корниловский путч», и в октябрьский переворот, не замечая ничего, выполняя намеченное. И выдал-таки, металл, первую русскую промышленную электросталь. В ноябре 1917-го года, когда только что отгремели орудия в Москве, получили сталь. Через год после начала работы....

Этот человек, входивший в число крупнейших предпринимателей России, построил первую в империи исследовательскую станцию на Байкале. Обеспечил мануфактурным товаром всю Сибирь. Он дал стране первую легированную сталь. Его предприятия ковали победу для трех войн и, что удивительно, работают и в двадцать первом веке.

Естественно, что такие люди были под прицелом,никак не меньшим, чем государственные служащие. “Наши западные партнеры” прекрасно понимали, какой это невосполнимый актив - ответственные и профессиональные организаторы производства, поэтому не стеснялись ликвидировать опасных для себя конкурентов в первую очередь.

Русско-японская война была затеяна для того, чтобы вышибить компанию Нобель и других российских нефтяников с мирового топливного рынка, где они существенно теснили «Стандарт Ойл», и успешно конкурировали с Ротшильдами. Эта война нанесла такой ущерб семейному бизнесу Нобель, от которого они так и не смогли оправиться.

Н. А. Второв будет застрелен 20 мая 1918-го года в своём кабинете в «Деловом Дворе». Убийцытак и не будут не найдены.

С.Т. Морозов будет убит в 1905-м году, в Каннах. Зная всю эту информацию из будущего, Зубатов держал коммерсантов “под колпаком” и надеялся, что трагедии на этот раз удастся избежать.

Охранно-детективное агентство Сергея Васильевича набирало обороты и авторитет. Предотвратив несколько громких преступлений, раскрыв по горячим следам несколько краж, и одно похищение, информацию о которых из будущего передал во время первой встречи Сценарист. Зубатов добился того, что о нём, о его людях, теперь говорили с особым пиететом, и называли не иначе, как «специалистами от Бога».

Теперь «его люди» были желанными гостями и в полицейском управлении, и в приёмных коммерсантов, могли спокойно заниматься вербовкой агентуры, и сбором той информации, ради которой, собственно, и было организовано агентство. «Настоящая дичь» еще даже не подозревала, что она уже давно оценена, подсчитана, взвешена, и «огорожена флажками» для Большой Охоты. Круг, похоже, замкнулся…

***

А в это время, военный агент в Японии, полковник Владимир Константинович Самойлов направил в Главный штаб ещё несколько донесений. На их основе, и сообщений других военных агентов в Главном штабе была подготовлена записка о состоянии японской армии. В ней, в частности, указывалось: «Начатая с весны 1903-го года тщательная проверка мобилизационной готовности японской армии закончена. Во всех дивизионных участках произведены были проверочные, а в некоторых учебные сборы, как «запасных», так и чинов рекрутского резерва. В 4-й дивизии, расположенной в Осаке, были в августе вторичные, в этом году, учебные трехнедельные сборы для 952-х«запасных»; такие же вторичные сборы «запасных» назначены были в текущем месяце, в 5-й (Хиросима), и 12-й (Кокура) дивизиях.

Летом,почти во всех дивизиях были пополнены неприкосновенные запасы, осмотреныоружие и приспособления для оборудования транспортов, хранящиеся в Куре, проведена опытная посадка на железную дорогу,и на суда. Проверенная во всех деталях мобилизация и проведенные смотры показали, что японская армия совершенно готова.

Красный Крест также подготовился на случай войны. В октябре был учебный и проверочный сбор 237-х врачей Красного Креста. В Такесики, на острове Цусима произведена проверка сестер милосердия…

Наиболее подготовлены для отправки в качестве экспедиционного отряда дивизии: 12-я (Кокура), 5-я(Хиросима) и 4-я (Осака), в особенности,первая из них.В Удзине возведены новые помещения для войск, в случае сосредоточения их, для посадки на суда.

Токийский арсенал с весны этого года усиленно работал, летом выделывалось в сутки по 450 винтовок.В Кокура прибыла значительная партия артиллерийских снарядов. На острове Цусима заготовлены значительные запасы угля и продовольствия».

Всем этим и другим военным приготовлениям, спешно организуемым на деньги “наших западных партнёров” противостояла отнюдь не инфантильная царская власть и личная доблесть очень немногочисленного служивого дворянства, а до сих пор не понятая и не измеренная энергия, о которой стоит писать с Красной строки и с заглавной буквы.

Глава 31 Я пришёл бы к вам раньше, но меня задержала стойкость ваших солдат

И величайший военачальник во главе своих солдат, лишенных боевого духа, оказывается полной бездарностью (Наполеон Бонапарт)

Исключительная боеспособность русского солдата всегда была загадкой для Запада. Этот феномен был бы логичен, если бы он был накормлен, обут и одет, лучше, чем солдат западных стран во все времена. Но, как правило, всё было наоборот - был вооружен хуже, питался скромнее, а одевался проще, и при этом, - всё равно побеждал.

Неприхотливость воинов-славян подробно описывает ещё византиец, создавший в VI–VII-х столетиях своеобразный военный учебник под названием «Стратегикон»: «Они многочисленны, выносливы, легко переносят жар, холод, дождь, наготу, недостаток в пище».

Впечатление от стойкости и самоотверженности русских солдат порой было настолько велико, что иностранцы приписывали им совсем уж мистические свойства, вроде «… они не боятся никакой стихии, потому, что они сами и есть стихия» …

Конечно, приятно быть уверенным, и уверять других, что секрет потрясающего упорства русского солдата в бою кроется в неких мистических высотах подсознания, доступных только посвященным. Однако, истина, как всегда, гораздо приземлённее, хотя, и не менее интригующая:

Армия России, да и СССР, времён Великой Отечественной – это крестьянская армия с особым характером солдата-землепашца, выкованным в смертельной вековой схватке с чрезвычайно агрессивной окружающей средой. Всю свою жизнь русский крестьянин вел настоящую войну с природой, которая не прощала ошибок и была беспощадна к бездельникам – они просто не выживали. Именно жесточайшие условия жизни являлись тем "закаливающим" фактором, оберегающим от всех напастей, во все времена...

«Мы просто не замечаем той ситуации, в которой живем, - писал Андрей Петрович Паршев, - оленьих пастбищ в нашей стране существенно больше, чем пригодных для сельского хозяйства земель, а нашей пашни едва ли хватит для самообеспечения. Сколько раз вы слышали, что Канада и Скандинавия такие же холодные страны, как Россия? Это совсем не так. Даже Аляска по сравнению с Чукоткой – курорт».

Суровый климат Руси позволял заниматься сельскохозяйственными работами только 4-5 месяцев в году, в то время как в Европе сельскохозяйственный сезон длился 8-10 месяцев. В Европе погода и состояние почв почти всегда позволяли не спеша обработать участок, отсеяться и собрать урожай, причем опоздание на неделю-две никогда не была катастрофой. В условиях суровой и продолжительной российской зимы, и скудной земли, когда времени на полевые работы всегда «впритык», работать приходилось на износ, каждый потерянный день мог закончиться трагически, за урожай постоянно приходилось, именно, сражаться.

В этом сражении участвовала вся крестьянская семья, «от мала до велика», поэтому молодежь очень рано познавало тяжёлую работу «через не могу». Все, кто позволял себе думать и работать по-другому, просто не выживали. Таким образом, историко-климатическая селекция хлебопашцев привела к закономерному результату появления работника, привыкшего работать трудно, долго, монотонно, в условиях повышенного риска.

А война – это, в первую очередь, именно трудная, долгая и монотонная работа в условиях чрезвычайно агрессивной внешней среды.

Вторая часть секретов воинской стойкости, заключается в условиях, в которых русский крестьянин сталкивался с атакующим его неприятелем. Так как главным временем для военных действий средневековой Руси была зима, когда реки превращались в дороги, то и основной военный риск приходился именно на это время года.

А подвергнуться разорению в самое холодное время – это гарантированная смерть для всей семьи. Поэтому, когда среди европейских земледельцев считалось возможным переждать набег в ближайшем лесу, для русских пахарей, живущих за климатической чертой выживания, девиз «Ни шагу назад!» был вопросом выживания если не их самих, то хотя бы многочисленного потомства.

Свидетельство знатного русофоба, маркиза Астольфа де Кюстин, из егопутевых записок «Россия в 1839-м году»:

«Русский крестьянин не знает препятствий для выполнения порученного приказания. Вооруженный топором, он превращается в волшебника, и вновь обретает для вас культурные блага в пустыне и лесной чаще.

Он починит вам экипаж, он заменит сломанное колесо срубленным деревом, привязанным одним концом к оси повозки, а другим концом, волочащимся по земле. Если телега ваша окончательно откажется служить, он, в мгновение ока соорудит вам новую из обломков старой.

Если вы захотите переночевать среди леса, он вам в несколько часов сколотит хижину и, устроив вас как можно уютнее и удобнее, завернется в свой тулуп и заснет на пороге импровизированного ночлега, охраняя ваш сон, как верный часовой. Или усядется около шалаша под деревом и, мечтательно глядя ввысь, начнет вас развлекать меланхолическими напевами, так гармонирующими с лучшими движениями вашего сердца, ибо врожденная музыкальность является одним из даров этой избранной расы» ….

Не случайно Александр Сергеевич Пушкин в 1834-м году, в разгар крепостничества и народного бесправия, написал своеобразный гимн человеческому достоинству крестьянина: «Взгляните на русского крестьянина: есть ли и тень рабского уничижения в его поступи и речи? О его смелости и смышлености и говорить нечего. Переимчивость его известна. Проворство и ловкость удивительны…. В России нет человека, который бы не имел своего собственного жилища. Нищий, уходя скитаться по миру, оставляет свою избу. Этого нет в чужих краях. Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак ужасной бедности. Наш крестьянин опрятен по привычке и по правилу: каждую субботу ходит он в баню; умывается по нескольку раз в день...»(«Путешествие из Москвы в Петербург»).

Как мало вяжется этот яркий образ с привычным стереотипом о забитом и угнетенном крестьянине.

Ещё одно обстоятельство, влияющее на менталитет и характер русского крестьянина – огромные просторы, которые образовались не из праздной прихоти, а по жизненной необходимости, будучи одним из условий физического выживания государства. Бесконечные нашествия с Запада, Юга и Востока, разрушавшие дотла русские города,и наполнявшие русскими людьми средиземноморские рынки работорговли, тоже требовали расширения территорий и сильного государства для самозащиты.

“Если безопасность США и Англии была гарантирована океанами и проливами, то наша - может быть гарантирована только воинской повинностью”, - писал Иван Лукьянович Солоневич - русский публицист и исторический писатель белорусского происхождения.

Коснувшись такого интимного раздела этногенеза, как происхождения личных волевых качеств солдата-крестьянина, мы не имеем права оставить без внимания такие важные составляющие стойкости русских воинов, как коллективная взаимопомощь и массовый героизм (простите за шаблонную фразу). У любой нации хватает умелых и сильных бойцов, однако сборная таких бойцов - это ещё не армия, точнее - это ещё не армия-победитель. Должно быть ещё что-то, что цементирует рать, являясь коллективным мотиватором и коллективной совестью.

В армии России, состоящей, в основном, из землепашцев, такой фундамент имелся, и был он неотъемлемой частью сурового существования хлеборобов. Понятно, что выжить в беспрецедентно трудных климатических условиях можно было только благодаря определенным компенсационным механизмам - и в национальном характере, и в общественно-политической жизни, который воплотился в сельской общине, которую сами хлеборобы называли - тем же словом, что и Вселенную - «мiр»

Эта, пришедшая из глубины веков, естественная крестьянская система взаимовыручки и коллективизма, не давала превратить человека в одинокую песчинку, унесённую ветром. Мешала разорять, брала на поруки, опекала в старости и младости, страховала, кредитовала, а если было за что,- и наказывала. У неё был даже собственный уголовный суд и своя тюрьма. Выборные шерифы, которыми гордятся американцы, существовали в крестьянской русской общине уже за 1000 лет до образования США. Женщины участвовали в работе крестьянского самоуправления за 1000 лет до возникновения феминизма.

Обществом строили и ремонтировали дороги, мосты, собирали налоги, смотрели за порядком, судили, мирили. И делали это без всякого понукания государства, без ценных советов партии и правительства. Конечно же, такая ситуация с точки зрения любой власти считалась абсолютно нетерпимой.

"Мировой мужик!" – приятный во всех отношенияхмужчина- такой эпитет сохранился у нас с тех пор, когда крестьянской жизнью управляли «мировые». Это были избранные «миром» (общиной) - старосты, сотники, десятники, окладчики. В эту категорию входили смотрители училищ и больниц, сборщики податей, лесные и полевые сторожа, писари. Дураков, идиотов, хамов туда предпочитали не брать, дабы потом, при общении с оными, не расстраиваться. А избранные прекрасно понимали, - как сегодня они будут относиться к односельчанам, так завтра, и к ним будет относиться следующий «выборный», выбранный «мировым» сходом.

Община была воплощением представлений крестьянина о правде. Она требовала, была строгой, но, по его мнению, справедливой. Важное сравнение приводит Александр Николаевич Энгельгардт (Русский публицист-народник), упоминая рядом, в одном предложении государя и общину: «По понятиям мужика, каждый человек думает за себя, о своей личной пользе, каждый человек эгоист, только мiр да царь думают обо всех, только мiр да царь не эгоисты». «Это те две силы, которые давали крестьянину ощущение защищенности. И в народной поговорке они были связаны: «коли всем миром вздохнут, то и до царя слухи дойдут».

Община была не просто хозяйственным организмом, направленным на решение определенных экономических и политических задач, но и выполняла важную воспитательную функцию. Мужицкий быт прост и часто груб. Община же в России осуществляла своеобразный нравственный контроль, что было чрезвычайно важно для крестьянской страны такого размера. Она учила уважать друг друга. Вот как описывается Энгельгардом ритуал деревенского приветствия: «При встрече крестьяне кланяются друг другу, снимают шапки, называют по имени-отчеству…. При встречах мужчины снимают шапки и подают друг другу руки. Женщины кланяются и здороваются».

Впервые внимание к русской общине привлек немецкий исследователь Август фон Гакстгаузен, он же составил ее первое подробное описание, в котором дал ей самую высокую оценку, считая, что Россия уже осуществила «утопические мечты Сен-Симона, причем без атеизма, который питает французскую социалистическую систему». Он ратовал за сохранение и укрепление крестьянской общины, считая, что именно в ней залог будущего благополучия страны.

Даже такой прожжённый западник, как Александр Иванович Герцен, сравнив нравственные нормы в русской общине с увиденным в Европе, склонился в сторону славянофильства. Пытался убедить себя и других в том, что община - это «жизненный нерв нашего национального существования». «Счастье для русского народа, что он остался... вне европейской цивилизации, которая, без сомнения, подкопала бы общину, и которая ныне дошла в социализме до самоотрицания».

Но если читать школьные учебники второй половины ХХ-го - начала ХХI-го веков, вся Новейшая история Россия - это “борьба крестьян против своего счастья”, где “главный тормоз” на пути к нему - та самая община. С этим полностью согласны как правые монархисты, так и левые социалисты. Одинаково ожесточённо воевали с многовековым крестьянским укладом и царское правительство, и советское. Уже одно это завидное единодушие таких непримиримых политических противников должно насторожить.

Сценарист обратил на это внимание, ещё, будучи студентом. А когда начал «копать», с прискорбием констатировал, что община одинаково мешала и «правым», и «левым» решать свои собственные проблемы, никаким боком со счастьем народным не связанные. «Правым» требовалось большое количество свободных рук для промышленности. «Левым» нужны были обездоленные и угнетаемые только для баррикад. И тем и другим хотелось, чтобы подопечные от них зависели чуть больше, чем полностью, и были послушны и бессловесны.

Общими, «право-левыми» усилиями, вековой уклад хлебопашцев удалось разгромить только к началу сороковых. В результате чего против СССР воевала не только вся Европа, но и созданная немецким «Абвером» из советских военнопленных, так называемая «Русская Освободительная Армия» (РОА), под командованием бывшего генерал-лейтенантаРККААндрея Андреевича Власова - явление абсолютно немыслимое при господстве общинных моральных принципов и нравственных устоев.

После жуткого рукотворного кризиса в конце ХХ века, закончился государственным дефолтом 1998 года, по всем расчётам “наших западных партнёров”, уровень жизни в России должен был «ополовиниться». Однако он обвалился на четверть и застыл, как вкопанный. Заинтересованные таким любопытным явлением американские социологи раскопали, что вокруг каждого гражданина России существует неформальная сеть из десяти - пятнадцати человек, к которым он свободно может обратиться за любой помощью, и эта помощь гарантированно будет оказана. Это работают обломки растоптанной, осмеянной, уничтоженной двумя революциями крестьянской общины.

Несложно представить, сколько традиционный русский «мiр» мог сделать полезного, если бы активные, целеустремленные политики занялись его встраиванием в промышленную модель развития, вместо постоянных попыток уничтожить. Впрочем, время всё расставило по своим местам, и урбанизированное население конца ХХ-го - начала ХХI-го веков вдруг, массово затосковало по утраченному чувству локтя, и принялось создавать различные эрзацы копного общежития.

Поэтому, отдельную папку в хозяйстве Сценариста занимал план по интеграции крестьянской общины в индустриальное общество, плетение из общин горизонтальной сетевой структуры, способной работать как автономно, так и во взаимодействии с вертикалью власти. И главное - формирующей такие стандарты личной и коллективной ответственности, которые невозможно будет игнорировать как на муниципальном, так и на государственном уровне.

Но всё это - потом. А сейчас востребованы совсем другие предложения - армейские, из раздела «Действия отделения на пересеченной местности и в плотной городской застройке». Постигающие эти тайны, курсанты Зубатова из группы «антитеррора», самозабвенно рыли окопы, оборудовали скрытые позиции, сотнями изводили патроны, досконально осваивая оптические прицелы, да и заодно, «мосинки» (трёхлинейные винтовки конструкции Сергея Ивановича Мосина, образца 1891-го года).

Николай Михайлович, «поскрипев» насчет надоевшей военной службы, пригласил на одно из занятий начальника офицерской кавалерийской школы, Алексея Алексеевича Брусилова. Да-да, того самого! Генерал долго разглядывал маскировочные костюмы снайперов, наблюдал за действиями снайперских “двоек” на местности, после чего категорически потребовал, чтобы в его школе как можно быстрее были открыты аналогичные курсы, на которых можно будет знакомиться с опытом англо-бурской войны, и приобретать полезные навыки скрытного перемещения и маскировки.

Подготовка к активным действиям заканчивалась. Группа единомышленников отправлялась на Восток. Ещё три месяца им понадобится для последних приготовлений в Забайкалье, после чего начнётся самое интересное…

Следующая - Глава 32. Встреча с “Варягом”

Глава 32 Встреча с “Варягом”

Я Вас пристрою в лучший из миров…

- Александр Иванович! - командир крейсера «Варяг», капитан 1-го ранга Всеволод Фёдорович Руднев, обращаясь к Чрезвычайному Посланнику Российской Империи в Сеуле Александру Ивановичу Павлову, даже не пытался скрыть своё волнение, - командир французского крейсера “Паскаль” сообщил мне о разрыве отношений между Россией и Японией…

- Я даже больше скажу, Всеволод Фёдорович, - вздохнул Павлов, - японцы уже начали вторжение в Корею в районе города Пусан! Однако Петербург молчит, никаких инструкций для меня, или для Вас я пока не получил...

- И не получите, - дверь резиденции распахнулась, и в зал стремительно влетел Великий князь Александр Михайлович в своём адмиральском мундире, - Пятого февраля военно-морской атташе Японии Ёсида Сигэру перерезал телеграфную линию севернее Сеула. Простите, Александр Иванович, что без доклада, время такое… Война!

- Ваше Высочество! Александр Михайлович! Голубчик! Вас нам просто Бог послал, - всплеснул руками Павлов, - мы в полной информационной блокаде и не представляем, что творится вокруг.

- Извольте, - князь широким жестом кинул на стол свёрнутую в трубочку карту с шелестом развернулась, обнажив многочисленные, аккуратно прорисованные синие стрелы, упирающиеся в корейское и китайское побережье. - Ещё в декабре 1904-го года в Корею начали тайно перебрасываться японские войска — вот сюда, в южный порт Масан, и сюда - в Инчхон, являющийся морскими воротами Сеула. На железной дороге, соединяющей Пусан и Инчхон, через каждые пятьдесят миль организованы военные опорные пункты. Последним сюда пришёл японский транспорт "Фудзияма-Мару", доставил шестьдесят девять ящиков с винтовками, и пятьсот семьдесят три ящика телеграфных принадлежностей, для обеспечения связи между японскими гарнизонами в Корее.

14 января военно-морской атташе, капитан второго ранга Александр Иванович Русин сообщил из Токио, что число зафрахтованных Японией для военных целей пароходов достигло шестидесяти, что у главной базы Сасебо поставлено минное заграждение, в порты, нарушив все железнодорожные расписания, непрерывным потоком идут составы с углем и военными запасами.

- 24 января в 14:00, Главные силы японского флота, под вымпелом вице-адмирала ХэйхатироТого вышли к русской военно-морской базе Порт-Артур. Четвёртая дивизия, под вымпелом адмирала Сотокити Уриу, в составе трех крейсеров - "Нанива", "Нийтака" и "Такaчихо" вышла из Сасебо, имея приказ - эскортировать транспорты с десантом для захвата городов Чемульпо и Сеул (Корея). Сразу после выхода крейсеры присоединились к трём транспортам, перевозившим солдат: "Таирен-Мару", "Хаирен-Мару" и "Отара-Мару". На двух из них находилось четыре сводных батальона из состава 23-й бригады, третий транспорт нёс припасы и средства обеспечения десанта.

- 25 января в 16.30. Японский отряд крейсеров под вымпелом адмирала Сотокити Уриу встретился с главными силами флота ХэйхатироТого у острова Сингл, получив подкрепление броненосным крейсером "Асама" из 2-й дивизии, лёгким крейсером "Акаси", а также 8-й и 14-й миноносными флотилиями, теперь идёт сюда.

- Сегодня, ровно в полночь, японский крейсер «Чиода» выйдет из гавани Чемульпо на соединение с эскадрой адмирала Сотокити Уриу. Они встретятся в 8:00 у острова Бейкер, после чего против Вас, Всеволод Фёдорович, будет уже два броненосных крейсера - «Асама» и «Чиода», четыре бронепалубных - «Нанива», «Ниитака», «Такачихо», «Акаси», восемь миноносцев, три транспорта с десантом.

- Адмирал Того в это время,силами своих миноносцев, под покровом ночи атакует стоящие на рейде в Порт-Артуре корабли Тихоокеанской эскадры…

За столом повисла гробовая тишина. Павлов рванул ставший вдруг тесным воротничок, и опёрся двумя руками о стол. Руднев остекленевшими глазами блуждал по карте, неслышно шевеля губами, как будто читая молитву.

- Господи, помилуй нас грешных, - выдавил, наконец, командир «Варяга».

- Ваше Высочество, ваша осведомлённость поражает, - обрёл дар речи вслед за ним Павлов, - однако прошу Вас известить, наместник в курсе этих сведений?

- Он не просто в курсе, а активно действует, - криво усмехнулся князь. - Эти сведения стали известны командиру крейсера 2-го ранга «Забияка», базирующегося в порту Чифу, капитану 2 ранга Александру Васильевичу Лебедеву. Офицер решил лично доложить о полученных сведениях наместнику, и срочно снявшись с якоря, пришел в Порт-Артур. Однако, адмирал Алексеев не только не отнесся должным образом к этой информации, но даже устроил разнос Лебедеву за самовольный приход, обвинив его в паникёрстве.

- Тогда я ничего не понимаю, - заметил Руднев, - нам-то, что тогда делать?

- Исполнять свой долг, - сухо бросил князь, - или Ваше чувство долга зависит от позиции наместника? Нет? Тогда ставлю боевую задачу:

- Как только “Чиода” уйдёт из гавани, следует сформировать десант и захватить порт. Вывести из строя, и сделать непригодными для швартовки и разгрузки японских транспортов все портовые сооружения. Сжечь и взорвать всё, что можно. Использовать для этого самодвижущиеся мины с «Варяга» и «Корейца». Японские военные грузы, хранящиеся в Чемульпо, конфисковать. Японцев, охраняющих склады - арестовать. В случае сопротивления - уничтожить.

- Корабли максимально облегчить. Всё что может гореть - за борт. Батареи верхней палубы обложить мешками с песком. Ими же заблиндировать боевую рубку и дальномерные посты. Снять с кораблей всю артиллерийскую мелочь, пулемёты и пушки Барановского, и вместе с расчётами передать на бронепоезд, который стоит в местном депо…

- Куда, простите, передать? - удивился Руднев.

- Это такой сухопутный броненосец, Всеволод Фёдорович, на котором нам придётся повоевать некоторое время, - улыбнулся князь. Шансов выстоять в бою с целой эскадрой у «Варяга» мало, поэтому, при критическом снижении боеспособности крейсер придётся затопить, перекрыв корпусом фарватер. Главная задача - не дать японцам высадиться в Чемульпо. Всё остальное - второстепенно…

Глава 33 Врагу не сдаётся...

Успех — это когда ты не оправдал надежд врагов.

«Ведущий к Инчхону фарватер, условно названный «Флаинг Фиш Ченнел» (канал летучей рыбы), очень узок, извилист и труден для прохождения судов даже в дневное время. Отсутствие навигационных огней, возможность артиллерийского обстрела и минирования подходов, делали прохождение флота вторжения чрезвычайно опасной операцией. Фарватер был настолько узок, что в случае потопления одного из кораблей при подходе к Инчхону впереди идущие суда могли оказаться в ловушке, особенно при малой воде» - писали американцы после войны в Корее в 1950-м году!

Однако, как точка вторжения, Чемульпо был хорош лишь потому, что других просто не имелось. На сотни миль вдоль побережья отсутствовали бухты, удобные для высадки десанта. Понимали это в 1950-м году и американцы. Понимал в 1904-м году и адмирал Сотокити Уриу. После соединения крейсера “Чиода” с эскадрой у острова Бейкер, японский адмирал отдал приказ на немедленное выдвижение в Чемульпо.

В 12:30 эскадра неторопливо вползла в бухту Ансан, откуда японской эскадре открылось феерическое зрелище - Чемульпо горел. Над портом поднимался, и рассеивался вокруг огромный султан чёрного дыма. Казалось, что в припортовом городе проснулся вулкан и даже в бухте, в двенадцати милях от порта, воздух казался насыщенным пеплом и серой. Потом горизонт содрогнулся, разнёсся грохот взрыва, в воздух взлетел грязными клубами с языками пламени еще один столб дыма….

Требовалось разобраться в обстановке, но «поджимало» время. Отправив миноносцы на разведку, Уриу приказал продолжить движение. «Чиода» и «Такачихо», выйдя вперёд, образовали дозор, за ними, в кильватерной колонне, во главе транспортов следовал крейсер «Асама».

В 16:30 авангард эскадры достиг острова Идольми, когда из пекла Чемульпо, отчаянно коптя небо, показались удирающие миноносцы, преследуемые крейсером “Варяг”, за кормой которого маячила канонерская лодка “Кореец”.

Канонерская лодка «Кореец». Российский Императорский флот

Не успев удивиться итогам разведки, адмирал Уриу с досадой заметил, как над баком русского корабля поднялось пороховое облако, раздался грохот залпа, в строю миноносцев поднялись водяные столбы. Столб взвился под форштевнем одного из миноносцев, который сразу зарылся носом в волну, плотно окутанный паром.

“Чиода” и “Такачихо” открыли ответный огонь, однако русские комендоры, пристрелявшись, продолжали залпами унижать восьмой миноносный отряд, уменьшив его поголовье ещё на одну единицу, и загнав их, в конце концов, за остров.

Дальнейшие действия русских поставили адмирала в тупик. “Кореец” и “Варяг” не прекращая стрельбы из носовых орудий уже по ближайшему крейсеру, дали «полный назад», держась точно на одной линии с эскадрой противника. Ситуация складывалась неприятно. Имея шесть крейсеров против одного, Уриу не мог задействовать в бою даже половину. Узкий фарватер не позволял охватить русские корабли ни справа, ни слева. Оставалось максимально усилить обстрел, в надежде, что нервы русских моряков не выдержат столь мощного огня.

Обстрел русских кораблей действительно выглядел впечатляюще. “Варяг” был буквально окутан дымом разрывов от японских снарядов. Правда, они не пробивали броню, да и не были на это рассчитаны. Но от взрывов “шимозы” бортовые броневые плиты должны были срываться с броневых болтов, а в корпусе корабля возникать течь. На броне загоралась краска, горел такелаж, в небронированных отсеках горело все, что могло гореть.

Детонирующая от любого препятствия шимоза, взрывалась чрезвычайно эффектно, но… “Варяг” подставлял под японский обстрел свой «лоб», обложенный мешками с песком по самую крышу боевой рубки. И в этой нехитрой защите тонул, как в масле, весь фугасный эффект смертельной взрывчатки. Песок исправно поглощал не только ударную волну, но и мириады осколков, щедро рассыпаемых по палубе, гасил возникающие очаги возгорания, хоть и поднимал при этом густую, непроглядную пыль.

Ниже этой горы песка висели противоминные сети, вынутые из воды и собранные в юбку перед самым форштевнем, которые также прекрасно ловили на себя японские фугасы, не давая им долетать до корпуса корабля.

Совсем другая картинка наблюдалась на японских крейсерах. Русские бронебойные снаряды, которыми отвечал “Варяг” из четырёх носовых орудий, никакого видимого внешнего эффекта не производили. Иногда они даже вообще не взрывались. Но при попадании в корпус или надстройки, проламывали обшивку и летели далее, сминая переборки и калеча внутренности корабля. Когда снаряд влетает спереди в корпус, на его пути гарантированно оказывается какой-нибудь силовой кабель, паропровод, элеватор для подачи снарядов или, не дай Бог, артиллерийский погреб.

Первым не повезло крейсеру “Чиода”, единственная труба которого оказалось идеальным ориентиром для пристрелки. Теперь, через многочисленные пробоины в трубе, чёрный угольный дым буквально, застилал палубу крейсера, проникая в помещения, и вытравливая в них всё живое. К тому же, из-за падения тяги в котлах, «Чиода» потерял мощность, ход стал падать. Но главную неприятность принёс снаряд, угодивший в стопор якорной цепи, и частично повредивший брашпиль, из-за чего произошла непроизвольная отдача одного из якорей.

С грохотом уйдя под воду, полностью вытравленная якорная цепь с якорем, по инерции ползла по дну вслед за крейсером, пока якорь не забрал грунт. Из-за веса полностью вытравленной цепи, малого хода, и местного течения крейсер стал заваливаться на борт, отклоняясь от курса. Попытка удержать крейсер на заданном курсе увеличением оборотов паровых машин и перекладкой рулей, обернулась аварийной ситуацией. Инерция движения, как и масса корабля, оказались достаточно высокими, произошёл рывок, цепь лопнула, заново обретший свободу крейсер выпрямился, и в соответствии с новым направлением движения, рванулся к правой кромке фарватера. Выскочив за кромку, со скрежетом наехал на каменную банку, снова завалился на борт, на этот раз окончательно.

Крейсер “Такачихо”, идя уступом позади “Чиода”, заметил крутой отворот переднего мателота, в попытке избежать столкновения с ним, круто заложил руль на противоположный борт, и закономерно наскочил на подобную банку на противоположной кромке фарватера. Теперь адмирал Уриу мог визуально оценить ширину фарватера, которую, подобно буям, обозначали крейсера его эскадры. Вблизи них продолжал манёвры ненавистный русский корабль, интенсивно расстреливая неподвижные “Чиода” и “Такачихо” задействовав все двенадцать 152-мм орудий главного калибра. Из-за его кормы, высовываясь то слева, то справа от крейсера, старательно долбила своим 203-мм калибром канонерская лодка, добавляя грусти оказавшимся в незавидной ситуации японцам.

Казавшееся простым ввиду абсолютного превосходства, обеспечение десанта в Чемульпо принимало совершенно неожиданный оборот. Немыслимое еще час назад невыполнение приказа, вдруг обрело осязаемые черты, развитое воображение адмирала услужливо дорисовало сцену его личного позора, венчающегося обрядом «сеппуку».

Уриу оглянулся на свои корабли. Далеко! Слишком далеко! «Нанива», «Ниитака» и «Акаси», стоящие за транспортами, не смогут протиснуться мимо них в узком фарватере и поддержать огнём и маневром. Спрятавшиеся за островом Иодольми миноносцы тоже не помощники - они не успеют даже нос высунуть, как будут сметены бортовыми залпами русского крейсера. Выходит, сейчас между беззащитными пароходами с десантом и “Варягом” остался только один его флагман - “Асама”. Заметили это и на “Варяге”. Форштевень крейсера украсился белым буруном, а столбы дыма из всех четырёх труб наклонились назад, а затем превратились в тёмную пелену, остающуюся далеко за кормой.

Крейсер "Асама". Императорский флот Японии.

Адмирал Уриу не видел механиков “Варяга”, но знал, что они сейчас зажимают предохранительные клапаны, используя возможность ещё увеличить давление в котлах и развить максимальную скорость крейсера. Душе адмирала, как ни странно, стало легко и свободно. Больше не было нужды мучиться вопросом “Что делать”? Жизнь неожиданно упростилась,и уместилась в стремительно тающее пространство между его флагманом и набирающим ход русским крейсером.

“Машинам, полный вперёд! Держаться левее центра фарватера! Орудия левого борта – к бою!

Два крейсера, как два хищных зверя, присев в волнах, стремительно накатывали друг на друга. Более лёгкий “Варяг” (шесть тысяч тонн водоизмещения) демонстрировал желание разойтись на контркурсах с более тяжелым “Асама” (девять тысяч тонн), и как лиса в курятник, ворваться в строй транспортов.

Понимая это, адмирал Уриу принял единственное решение, гарантирующее сохранность десанта. Подождав, когда дистанция сократится до десяти кабельтовых, он последовательно скомандовал “стоп, машины”, “право руля”, «полный назад», «стоп машины», в результате чего “Асама” развернулся поперёк фарватера, практически полностью перегородил его, и лишил “Варяг” даже теоретической возможности пробиться к транспортам.

Дистанция между крейсерами составляла не более двух кабельтовых, так что промахнуться было практически невозможно, впрочем, как и избежать столкновения.

Два залпа прогремели практически одновременно. Один проломил борт “Асама”, а второй, - практически снес форштевень “Варяга”. Он моментально зарылся в волну, резко потеряв ход, но, по инерции, ударил разбитым корпусом израненный борт японского крейсера. Удар, скрежет раздираемого металла, грохот от крушения механизмов, пар от разбитых паровых машин, крики погибающих в этой свалке людей…

Сцепившись в смертельной схватке, боевые корабли медленно погружались в Жёлтое море. Сорванные с фундаментов котлы и орудия, вкупе с забортной водой, заполнявшей стальные корпуса, дали двум крейсерам критический крен. Как смертельно уставшие, но выполнившие свой долг солдаты, воздев к небу, как руки, стволы орудий, корабли из последних сил держались на плаву, давая возможность спастись людям. Кораблям за себя не было стыдно. Они сделали всё, что было в их силах. Их работа окончена. Впереди был покой. Чего не скажешь о людях, для которых эта война только начиналась.

Глава 34 “Варяг - 2”. “Варяг” возвращается...

А быть моим врагом — врагу не пожелаю!

Десант в Чемульпо был безнадёжно сорван. Четыре погибших крейсера, два из которых, “Чиода” и “Такачихо” безнадёжно повисли на камнях, заполучив в финале боя по «прощальному залпу», и еще два - “Варяг” и “Асама”, затонувшие прямо поперёк фарватера, перекрыли любую возможность приблизиться к причалам. Полностью уничтоженные, несмотря на бурные протесты иностранных стационеров, причалы и портовые сооружения, отдаляли возможность использовать порт в военных целях ещё на неопределённое время.

Протесты, впрочем, были, не только иностранные. Павлов, смущённый таким самоуправством, и озабоченный репутацией России в глазах европейских держав, а равно желанием князя подчинить себе охрану миссии и экипажи судов, требовал подтвердить полномочия на такие решительные действия. Точно такого же подтверждения хотел и Руднев, для которого снятие артиллерии с крейсера, как и атака японской эскадры до официального объявления войны, были делом неслыханным, да и неприемлемым.

Александр Михайлович на это чистоплюйство улыбался и цитировал слова Фамусова, которыми заканчивается пьеса Александра Сергеевича Грибоедова “Горе от ума”:

“Ах, боже мой! Что станет говорить Княгиня Марья Алексеевна…”, однако, с просьбой запросить подтверждение его полномочий сразу согласился. Ответ на телеграфный запрос в столицу пришёл на удивление быстро. Полномочия были полностью подтверждены в непривычно холодной, лаконичной манере, которую Павлов и Руднев списали на особые, военные обстоятельства, а Великий князь мысленно обругал себя последними словами за то, что не оставил Сценаристу, который сидел в Инчхоне на линии, готовых шаблонов для подобной переписки.

Тем не менее, теперь его действия никем не ставились под сомнение, и князь смог выполнить практически весь запланированный объём работ. “Варяг”, вышедший в море под его адмиральским вымпелом,и утащивший за собой сразу два миноносца,и три крейсера противника, был первым пунктом этого плана, превратившимся в жирный плюс, хотя мог и «отминусовать» его лично. Во всяком случае, отдав команду таранить “Асама”, князь уже попрощался с жизнью. Однако пронесло, контузия не считается.

Вторым плюсом был погром японских военных складов, - артиллерийские боеприпасы были взорваны, содержимое остальных передали Джонни, занятому комплектацией и вооружением отрядов народного сопротивления, в частности, трофейными винтовками “арисака”. Одну из первых партизанских бригад организовал бывший юнкер российского Чугуевского военного училища Хиен Хон Кин. Самый крупный отряд сформировал видный деятель освободительного движения Кореи Ли Бом Юн - губернатор района Кандо в Восточной Маньчжурии.

Вместе с ними Джонни, с первых дней пребывания в Чемульпо, отбирал под видом охранников приглянувшихся бойцов, и организовывал интенсивные тренировки по системе южнокорейского спецназа ROKA-SF. Рукопашный бой Тэкгон Мусуль, с которым Джонни был немного знаком лично, постепенно дополнялся изучением тактики штурмовых групп, диверсий и прочими премудростями, вытащенным из памяти квантового компьютера, и скачанными из интернета.

Теперь у японских войск в Корее появится новая головная боль и это хорошо!

Третьим плюсом являлись целых два бронепоезда, построенных по заказу Сценариста, которые удалось оснастить снятым с кораблей вооружением. На одном из “сухопутных броненосцев” был поднят флаг “Варяга”, на втором - “Корейца”, команды которых сейчас обживали новую, непривычную для себя технику, где всё соответствовало морскому распорядку, начиная со склянок и вахт, и заканчивая привычными обслуживанием котлов, артиллерийского вооружения и командами командиров.

Канонерская лодка, героически сражавшаяся вместе с “Варягом”, а затем так же героически спасавшая экипаж тонущего крейсера, получила больше десяти попаданий, однако своим ходом дошла до бухты, где и была разоружена, оставлена экипажем и затоплена, из-за невозможности и нецелесообразности её восстановления.

Командир “Корейца”, капитан 2-го ранга Григорий Павлович Беляев, успел снять с лодки не только малокалиберную артиллерию, но даже 152-милиметровку. Теперь пытался приладить её на открытой железнодорожной платформе, несмотря на возражение Сценариста, уверенного, что выстрел из такого орудия сметёт с рельсов хлипкий двухосный вагончик.

Вместе с экипажем парохода “Сунгари” и охраной русской миссии, численность отряда немного не дотягивала до тысячи человек, но по огневой мощи превосходила японскую дивизию. Кроме невиданного в эти времена бронированного «чуда на колёсах», отряд имел ещё один козырь в виде двух десятков снайперов из группы антитеррора Зубатова, - добровольцев, вызвавшимися отправиться на Дальний Восток с Великим князем, и здорово проявившими себя при захвате складов японской армии в Чемульпо. Собственно, благодаря действиям именно этой группы, потерь среди русского десанта совсем не было.

Лишив победы адмирала Уриу, князь горел желанием развить успех, и проделать то же самое с генералом Куроки, чьи подразделения высадились в Пусане, готовясь сделать это в Цинампо (Нампхо). С этой целью бронепоезда немедленно отправились на юг Кореи.

Глава 35 Укус блохи.

Если у тебя хорошо получается верить в то, что у тебя всё хорошо, то без разницы , как на самом деле обстоят дела

Несмотря на Высочайший Манифест о вступлении империи в войну, Россия зимой 1904-го года находилась в чудном информационном вакууме относительно того, кто, где, с кем и почему воюет.

Полковник Игнатьев так передавал разговор двух русских генералов: «Узнав в Яхт-клубе от престарелого генерал-адъютанта князя Белосельско-Белозерского об объявлении войны, Николаев спросил: «Да где же находится Япония?» Когда же Белосельский объяснил, что она расположена на островах, то Николаев, улыбнувшись в свои густые седые усы, ответил: „Что ты, что ты, батюшка! Разве может быть империя на островах! “»

Александр Борисович Широкорад (российский популярный писатель и публицист. Автор более сотни научно-популярных книг по артиллерии, военной технике, истории) так описывает реакцию самого императора: “Царь получил телеграмму о нападении японцев поздно вечером 26 января. В дневнике он записал: «Весь день находился в приподнятом настроении! В 8 часов вечера поехали в театр. Шла “Русалка” очень хорошо. Вернувшись домой, получил от Алексеева телеграмму с известием, что этой ночью японские миноносцы произвели атаку на стоявших на внешнем рейде “Цесаревич”, “Ретвизан”, и “Палладу”, и причинили им пробоины. Это без объявления войны. Господь, да будет нам в помощь!»

Через день предводитель бессарабского дворянства Александр Николаевич Крупенский задал царю вопрос: «Что теперь будет после успеха японцев?» Николай небрежно бросил: «Ну, знаете, я вообще смотрю на всё это, как на укус блохи». Необычайно лёгким, просто воздушным, было отношение самодержца к собственному государству и своим подданным.

А “укусы блохи” следовали один за другим.

На третий день русско-японской войны на собственных минах подорвался и затонул минный заградитель “Енисей”. Из 317 человек экипажа погибло 89. В этот же день,вблизи островов Сан-шан-тао крейсер “Боярин” подорвался на мине,и был в панике оставлен командой. Крейсер затонул позже, когда его, покинутого командой, во время шторма сорвало с якорей и отнесло на минное поле….

На тринадцатый день войны вся 12-я японская пехотная дивизия так же, как и 16-й и 28-й полки 2-й пехотной дивизии, 37-й и 38-й полки 4-й пехотной дивизии 1-й армии генерала Тамэмото Куроки закончили высадку. В городах Сеул, Фусан, Мозампо (Мокпхо) и Генсан (Вонсан) были поставлены японские гарнизоны.

На двадцать шестой день войны японским флотом был впервые обстрелян Владивосток. В течение часа японцы выпустили по городу около 200 снарядов. Обстрелу подверглись строящиеся форты Суворова и Линевича, береговые батареи, восточная часть города и порта. В тот же день, приказом коменданта крепости, Владивосток был объявлен на осадном положении

Ровно через месяц и два дня в Цинампо высадился авангард первой армии Японии под командованием генерала Тамэмото Куроки, прибывшего из Хиросимы. Сразу после десантирования на север были посланы кавалерия, батальон пехоты и инженерный батальон.

Через полтора месяца (9 марта по старому стилю) Японский флот вице-адмирала ХэйхатироТого произвел первый артиллерийский обстрел русской крепости Порт-Артур.

Одновременно с первыми проблемами и первыми потерями, самые говорливые и напыщенные адмиралы и генералы разом превратились в «мышей под веником», где сидели тихо, враз избавившись от воинственного апломба и «шапкозакидательской трескотни», молясь, чтобы царь не послал их выполнять их собственные бравурные обещания месячной давности.

Статс-секретарь Безобразов и компания, которые клялись размазать японцев одной только силой своей мысли, с началом военных действий вдруг неожиданно обнаружили целую кучу неотложных дел за границей, а их “лесозаготовительные” шайки начали разбегаться даже не от вида японцев, а от одного их упоминания.

В салонах и приёмных, где до самого начала военных действий вольно цвела патриотическая трескотня, теперь поселилась тихая паника и «подковёрное шуршание» на тему «сваливания» от мобилизации по любой, подвернувшейся под руку, причине.

Отдельную группу “элиты” составили “дети особо одарённых родителей”, которые, под звон бокалов с шампанским, сначала робко, но с каждым днём всё активнее и смелее, кляли “этот прогнивший режим” и поздравляли с каждой новой победой “героическую и победоносную японскую армию”.

Одним словом, события 1904 в Российской империи, поразительно напоминая события в период Первой чеченской 90 лет спустя, шли строго по плану японского генштаба, работающего в тесном контакте, и под прямым руководством британского МИДа, который, в свою очередь, скрупулёзно согласовывал каждый свой шаг с такими замечательными людьми, настоящими патриотами своей страны, как Рокфеллеры, Морганы, Шифы, Куны, и прочие.

Все эти серьёзные и уважаемые господа, привыкшие мыслить глобально и стратегически, не обратили никакого внимания на мелкие тактические шероховатости, локализованные на второстепенном,и не играющем большой роли, театре военных действий в Корее, откуда полевая разведка японского генштаба сообщала:

26 января сорвана высадка 16-го и 28-го полков 2-й пехотной дивизии 1-й армии генерала Куроки в Чемульпо. Прикрывая собой транспорты, погиб крейсер “Асама”, серьёзно повреждены крейсеры “Такачихо” и “Чиода”. Русские потеряли крейсер “Варяг” и канонерскую лодку “Кореец”. Корабли с десантом 1-й японской армии генерала Куроку вынуждены были уйти в Пусан, так как фарватер из-за затонувших на нем крейсеров стал полностью несудоходным, а портовые сооружения были разрушены «русскими варварами», и непригодны для швартовки и погрузо-разгрузочных работ. Кроме того, потеряны все, доставленные ранее, армейские запасы.

27 января перестали выходить на связь военные посты вдоль железной дороги, связывающей Сеул с Чемульпо.

28 января та же участь постигла военные опорные пункты вдоль всей железной дороги Сеул - Пусан. Телеграфная связь между городами Пусан и Сеул была прервана.

29 января на железнодорожной ветке, ведущей к причалам порта Пусан, появился весьма необычный военный состав, не значившийся в планах движения, и не отвечающий на запросы и требования военного коменданта. После самовольного занятия портовой железнодорожной ветки, из данного состава был открыт ураганный артиллерийский и пулемётный огонь по портовым сооружениям и стоящим у причальных стенок транспортам с десантом 37-го и 38-го полков 4-й пехотной дивизии 1-ой армии генерала Куроки. В результате этого варварского нападения было полностью уничтожено три корабля с десантом, и повреждено не менее шести. Уничтожен стоящий у причала номерной миноносец, пытавшийся открыть ответный огонь. Кроме того, уничтожена угольная станция и склады с различным военным имуществом дороги 1-й армии. Потери среди личного состава уточняются.

После окончания разгрома порта Пусан, этот необычный военный состав, подняв военно-морской Андреевский флаг, двинулся в обратный путь. Попытка заблокировать его на портовой железнодорожной ветке была пресечена вторым поездом, который до этого времени не принимал участие в бою, и поэтому не был своевременно обнаружен. Ударив в тыл инженерному батальону, разбирающему пути, второй состав рассеял сапёров, и расстрелял прямой наводкой маневровый локомотив, которым отважные японские инженеры пытались его протаранить. Оба поезда после боя не спеша удалились в сторону Сеула. Предупредить сеульский гарнизон об опасности не было никакой возможности, ввиду прерывания телеграфной связи. Полуэскадрон, посланный в разведку связистыпопали в засаду, и, потеряв в перестрелке всех офицеров и фельдфебелей, был вынужден отойти обратно в город.

Комендант Пусана сообщал о неэффективности винтовочного и пулемётного огня в бою с этими монстрами, закованными в броню от колёс до крыши, а батареи скорострельных корабельных орудий, установленных на бронированных платформах, пресекали своим огнём любые попытки поставить на прямую наводку полевую артиллерию.

Ещё через неделю средства массовой информации взорвались потоком репортажей с Дальнего Востока. Причём, если события вокруг Порт-Артура описывались привычными и скучными выдержками из верноподданнейших докладов наместника Алексеева, корейский вояж великого князя Александра Михайловича освещался ярко, художественно и сопровождался целым потоком душещипательных подробностей и прекрасно оформленных фотографических изображений.

Журналисты живописали, как Александр Михайлович Романов, находясь в Корее с частным визитом аккурат в день начала русско-японской войны, не растерялся и принял командование военными силами в порту Чемульпо, отменно проявив себя как в море, так и на суше. “Русский офицер, адмирал Романов, достойный ученик Ушакова и Нахимова, - сквозь слёзы умиления писал Петербургский вестник, - пресекая высадку японской армии и захват миссии в Сеуле, презирая смерть, лично повёл в бой против эскадры из 15 кораблей крейсер “Варяг” и канонерку “Кореец” .”

Описание чемульпинского сражения, центр которого занимала очень удачная панорама корейского побережья с нелепо сидящими на камнях “Чиодой”, “Такачихой” и запечатленными, несущимися друг на друга “Варягом” и “Асамой”, было дополнено несколькими крупными планами из боевой рубки русского крейсера и последними минутами его военно-морской жизни. Центральное место занимал князь, покидающий борт погибающего корабля, оглядывающийся на него и поправляющий небрежную окровавленную повязку на голове. За кадром на “Корейце”, слава Богу, остался сценарист с его фатальной морской болезнью. Камера “gopro”, болтающаяся на его голове, беспорядочно выхватывала отдельные эпизоды происходящего сражения, среди которых счастливо оказался и этот - абсолютно героический.

Вслед за описанием гибели русского крейсера, в прессе косяком пошли другие репортажи, сопровождающиеся не менее звонкими фотоматериалами: “Адмирал Романов принимает доклад командиров бронепоездов о готовности к рейду”, “Адмирал Романов в боевой рубке бронепоезда “Кореец”, “Адмирал Романов на фоне разгромленного японского десанта в порту Пусан”, “Адмирал Романов приветствует освобожденных моряков с захваченных японцами пароходов”. Особой популярностью среди дам пользовалось фото, на котором изображён князь, стоящий на рельсах с крошечным котёнком на руках на фоне ощетинившегося орудиями бронепоезда. Пояснительная надпись гласила, что прямо во время ретирадного боя в Пусане князь увидел беззащитного полосатика на рельсах, приказал остановиться и под огнём неприятеля спас несчастную животинку от верной погибели под колёсами стального монстра.

Каждая, даже самая лирическая статья, заканчивалась скрупулёзным перечислением ущерба, который нанёс великокняжеский рейд неприятелю, что на фоне восхитительного бездействия всей остальной армии и флота России, смотрелось особенно эффектно и многозначительно. Однако,с высоты стратегического апекса, всё вышеупомянутое выглядело не больше, чем частность, которая была не способна поколебать планы сильных мира сего, приговоривших Россию с её непутёвым монархом к поражению, унижению и разграблению.

Русский флот сидел на попе ровно на своей базе и даже не пытался препятствовать десанту японских армий у себя под носом. Дивизии микадо свободно высаживались на китайском и корейском побережье и деловито теснили русские войска во всех направлениях. Куропаткин-Фок-Стессель был совсем не против. Как только какое-то подразделение успевало занять более-менее удобные для обороны позиции, оно получало приказ своего главнокомандующего - сниматься и отступать как можно дальше и как можно активнее.

В тылу у армии и флота в это время разворачивались события, которые историки назовут первой русской революцией. Революция - это звучит величественно и красиво. О революции нельзя говорить вскользь и походя. Писать о революции полагается с новой строки и с большой буквы.

Глава 36 Если бы не рога и копыта, он был бы практически святой.

Лондон - чудное место. Он традиционно предоставляет свободу собраний любым деятелям, которым хотелось бы снести с глобуса Россию. Британские джентльмены давно и страстно коллекционируют русофобов всех мастей, предоставляя им приют, подкармливая, окружая заботой и вниманием.

Лондон всегда увлеченно боролся против любой власти на российской территории - царской и советской, демократической и тоталитарной, социалистической и капиталистической. Поэтому именно в Лондоне в 1903м году произошло знаковое событие - IIсъезда РСДРП - объединение разрозненных групп российских социал-демократов в политическую партию, которая поставила себе цель свержения царя. Там же прошёл и IIIи Vсъезд РСДРП. IVсъезд приютил Стокгольм. С момента ее создания сэры и пэры ни на минуту не оставляли без внимания такой ценный ресурс, а сэр Джеймс Рэмзи Макдональд - JamesRamsayMacDonald, дважды занимавший пост премьера Британии, от имени хлебосольных хозяев лично принимал участие в организации и проведении съездов.

В конце января 1904 г. в Стокгольме состоялась встреча полковника разведки японского генштаба Мотодзиро Акаси с лидером финских революционеров - Кони Цилиакусом. Стороны остались довольны друг другом и договорились совместно валить “неправильного” императора России на деньги “правильного” императора Японии.

В начале марта, в польском Кракове, полковник Акаси встретился с еще одним “пламенным революционером” - Романом Дмовски, журналистом и членом Тайного совета польской националистической Национально – демократической партии. Обсуждение возможности участия сей партии в вооруженном восстании закончилось вручением Дмовски рекомендательных писем (для установления контактов) - заместителю начальника японского Генштаба генералу Гэнтаро Кодама, и генералу, начальнику 2-го отдела (оперативное планирование) Генерального штаба японской армии Ясумаса Фукусима.

В начале июля для продолжения переговоров в Японию отправился будущий правитель Польши Юзеф Клеменс Пилсудский. В представленном им в японский МИД меморандуме предлагалось создать японо-польский союз и была повторена прозвучавшая еще в марте просьба о предоставлении Японией материальной поддержки на вооруженное восстание. Для проведения разведывательной работы, диверсий в тылу русской армии Пилсудскому было выделено 20 тыс. фунтов стерлингов (200 тыс. рублей).

Однако все рассказы о тайных пружинах революции ничего не стоят без описания конкретных революционных действий. Романтизированная история о несгибаемых пролетариях, вдохновленных учением Маркса-Ленина, слегка не совпадает с реальными событиями, о которых, опираясь на архивные материалы, очень подробно рассказала профессор Бар-Иланского университета, американский и израильский историк А́нна Ге́йфман.

Как это выглядело на практике.

В соответствии с решением Петербургского комитета РСДРП боевой отряд большевиков совершил нападение на трактир «Тверь», где собирались рабочие судостроительных заводов - представители монархического Союза русского народа. В трактире находилось около тридцати посетителей, когда большевики бросили внутрь три бомбы. По рабочим, пытавшимся выбежать из здания, открыли стрельбу из револьверов.

В Риге пламенные революционеры просто бросали бомбы в проходящие трамваи. В Варшаве анархо-коммунисты зашвырнули в семейное кафе отеля “Бристоль”, в котором находилось больше двухсот человек, взрывные устройства, начиненные иголками и пулями. Выходившие вечером погулять боевики могли плеснуть серную кислоту в лицо первому попавшемуся им на пути городовому. Из 671 служащего Министерства внутренних дел, убитого или раненного террористами, только 13 занимали высокие посты, в то время как остальные были рядовыми полицейскими, кучерами и сторожами.

При этом революционеры начала ХХ века имели такие расплывчатые идеологические основания, что очень трудно понять, что их объединяло, для чего они существовали и какова была их политическая программа. Даже среди тех, кто умел читать и писать, многие выражали свои мысли с большим трудом. Когда от них требовалось объяснить причины своей террористической деятельности, они часто были способны лишь на полуграмотные лозунги типа «Смерть негодяям!», «Да здравствует революция!», «К черту все остальное!»

И тем не менее в либеральных российских кругах, куда входили университетские профессора, учителя, инженеры, журналисты, адвокаты, врачи, промышленники, директора банков и даже некоторые правительственные чиновники, помощь экстремистам стала признаком хорошего тона.

“Не случайно ведь также и то обстоятельство, что многие русские либералы… всей душой сочувствуют террору и стараются поддержать подъем террористических настроений…”- с удовлетворением писал в это времяВ.И. Ленин.

Точно с таким же пиететом, с которым либеральная интеллигенция относилась к революционным террористам в начале ХХ века, она смотрела и на чеченских террористов в конце ХХ. Российская либеральная интеллигенция вообще традиционно радуется, когда население России умирает насильственной смертью. “Наши европейские партнёры” начала прошлого столетия тоже были неоригинальны, но последовательны, и вместе с российскими либералами и британским государственным деятелем сэром Дж. Ремзи Макдональдом, искренне желали удачи террористам, ощущая свою ментальную к ним близость в деле истребления населения России...

***

По словам Бориса Николаевского, историка и участника революционных событий, «за бушующими спорами о философии марксистского материализма и эмпирической критики стоял материализм другого свойства: деньги»

В одном случае некий эсер после участия в акте экспроприации в Москве в 1908 году скрылся с двадцатью тысячами рублей. Товарищи выследили его в Париже, где он и жена открыли свой отнюдь не революционный частный капиталистический магазин...

Через несколько месяцев после экспроприации в Фонарном переулке - крупнейшее в царской России «ограбление века» - максималисты могли отчитаться только за шестьдесят тысяч рублей из захваченных четырехсот. Многие из этих самозваных освободителей человечества открыто выражали свое презрение к основным этическим нормам. Один революционер спрашивал другого: «Почему нельзя врать?.. Что значит «нечестно»? Почему врать нечестно? Что такое мораль? Что такое [моральная] грязь? Ведь это условности».

Руководитель эсеров-террористов Гершуни был еще более откровенен, жалуясь, что девять десятых всех экспроприаций были случаями обычного бандитизма …

Неуклюжая, инфантильная, ленивая власть последнего императора России, как “Титаник”, безвольно плыла аккурат на этот айсберг. России навязывался насквозь фальшивый выбор - кто ей больше нравится, вдребезги проворовавшееся и капризное царское правительство, или откровенныетеррористы, бандиты и мелкие уголовники.. Кто милее, воры или грабители? Коррупционеры или террористы?

Где же тогда, спросите вы, были интересы простого народа? Да там же, где всегда... Для того, чтобы эти интересы защитить, Сталину в ХХ-м веке понадобилось сначала прислонить к стенке всю “ленинскую гвардию”, а потом пересажать “съезд победителей”, тех самых террористов и грабителей, которые называли себя профессиональными революционерами, потому что ничего другого делать не умели и не хотели.

Зная это недалёкое будущее, сценарист хотел предложить альтернативный план революции, переписав её сценарий таким образом, чтобы изменить подгнивший уклад жизни империи, исключив ужасы гражданской войны и сопутствующей разрухи. Для решения такой нетривиальной задачи требовалось правильно усугубить и в нужное русло направить заботливо формируемые другими игроками революционные процессы и события. Начиналась ключевая фаза этого плана, операция ”Золотой теленок”.

Глава 37 Жадная гусеница заблудилась в яблоке и укусила себя за задницу...

Виконт Гэнтаро Кодама, генерал японской императорской армии, стратег и политик с большой буквы, находился в прекрасном настроении. Операция по разгрому и унижению России шла в точном соответствии с намеченными планами, если не считать мелких незначительных шероховатостей, типа корейских неприятностей адмирала Уриу и генерала Куроки.

В остальном всё шло гладко и безмятежно. По мере продвижения японских войск к Порт-Артуру, и в Маньчжурию, оглушительная патриотическая свистопляска в России сменилась громкими воплями всевозможных паникёров и пораженцев, а получившие солидную финансовую подпитку революционеры, исправно и целенаправленно плодили хаос, не на шутку пугая этими акциями государственных чиновников и обывателей.

После серии образцово-показательных терактов и грабежей “во имя светлого будущего”, обитатели российских коридоров власти начали массово подвергать себя добровольному домашнему заточению. Действия трусливых государственных деятелей, бездарно ведущих боевые действия, привели к «брожению» в армии, что давало надежду на достижение полного военного преимущества и быструю победу, без которой Япония сама очень скоро рисковала протянуть ноги.

Дело в том, что собственное состояние японской экономики было очень далеко от безмятежного. Кроме огромных предвоенных долгов, Япония активно кредитовалась непосредственно во время военных действий с Россией. В апреле 1904-го года американский банкир Шифф, крупный банковский дом «Кун, Лёб и компания” (Kuhn, Loeb & Co) вместе с синдикатом британских банков, включая «Банковскую корпорацию Гонконга и Шанхая» (ныне – HSBC), предоставили Токио заем на сумму в пятьдесят миллионов американских долларов. Половину займа разместили в Англии, другую — в США.

В ноябре 1904-го года Япония поместила новый заем в Англии и США — на шестьдесят миллионов долларов. В марте 1905-го года последовал третий заем — уже на сто пятьдесят миллионов долларов. В июле 1905-го года Япония поместила четвертый заем — снова на 150 миллионов долларов.

Гэнтаро Кодама просто физически ощущал, как на японской шее затягивается удавка международных банковских корпораций, поэтому использовал любую возможность для ослабления этого давления, которое - и в этом он был уверен - ещё аукнется стране восходящего Солнца в совсем недалёком будущем.

Донесение козырного агента - Сержа Мавроди, взбудоражило мысли генерала. Агент сообщал, что под влиянием паники, возникшей в России от победоносного шествия японских войск, на совместном тайном совещании золотопромышленников и чиновников Забайкалья было принято решение об как казённых, так и частных золотых запасов с золотых приисков. Однако, в связи с низкой пропускной способностью Транссиба, острой нехватки имеющегося подвижного состава для перевозки войск и военного снаряжения, грузы с приисков застряли на складах Нерчинска, Читы и Верхнеудинска, без всякой надежды на отправление в западном направлении.

В настоящее время на складах скопилось…, - генерал Кодама резко встал из-за стола и нервно прошёлся по кабинету. Постоял у окна, вдыхая весенний воздух, вернулся к столу, внимательно перечитал и подчеркнул цифры, закрыл глаза, мысленно пытаясь представить такое количество драгоценного металла…

Изучив донесение, наверно в десятый раз, генерал, наконец, остановился … Перед глазами скакали золотые зайчики. Даже самые приблизительные подсчёты стоимости накопленных гайдзинами драгоценных металлов, позволяли Японии, в случае их захвата, полностью рассчитаться с набранными кредитами и больше никогда не иметь дела с этими грязными банкирами, которых виконт ненавидел никак не меньше нынешнего противника. Ради таких трофеев стоило изменить генеральный план кампании. Граф Кодама был уверен, что император его поддержит.

С этого момента военная разведка Японии была приведена в состояние наивысшего возбуждения. Офицеры японского генерального штаба, специализировавшиеся в качестве содержателей публичных домов, и курилен опиума в крупных населенных пунктах Дальнего Востока, получили подробные инструкции по “золотому делу”. Обитатели "японских" улиц Владивостока, Никольска-Уссурийского и других городов, напичканных подобными заведениями, получили приказ вне очереди доставлять любые сведения о золоте. Агенты разведки, не покладая рук, нагло и повсеместно выкрадывали из полевых сумок, багажа, и карманов посетителей документы, буквально роя носом землю в поиске хоть каких-то подходов к драгоценностям Российской империи. Офицеры генштаба – резиденты под прикрытием - срочно устраивались парикмахерами, половыми и привратниками на станциях и в городах, где предположительно, размещались золотые склады, и усердно «грели свои уши», обслуживая случавшихся словоохотливых клиентов.

Японским разведчикам и агентам, осевшим вдоль линии Транссиба в Забайкалье и на Дальнем Востоке под видом торговцев, прачек, содержателей публичных домов, гостиниц, курилен опиума и т. д. отдельно ставилась задача широко и всесторонне изучать порученный район или участок, включая топографию, климатические условия местности, наличие и режим работы военных и стратегических производств, транспорта, особенности быта местных жителей.

Однако, самая большая удача улыбнулась не японским разведчикам, а британскому агенту Сиднею О’Рейли, известному у себя на родине, в Одессе под именем Соломона Розенблюма, которому за жалкие десять тысяч фунтов стерлингов, доверенное лицо купца Второва, некий Сергей Мавроди продал точное расположение “золотых” складов, с детальным описанием режима их охраны, и подробной описью всего их содержимого. Впрочем, Соломон - Сидней в накладе не остался, дважды перепродав купленную информацию - один раз послу Британии, а затем – руководителю Боевой группы при ЦК РСДРП (б) Леониду Борисовичу Красину...

Теперь начало потряхивать уже “Уайт-холл”, а с Запада Российской империи, из Финляндии и Польши, Москвы и Петербурга, в Читу, как мухи на мёд летели отважные революционеры, вдруг осознавшие, что вопрос освобождения труда от мировой эксплуатации решается не в столицах, а в таёжной глуши, в арестантском крае. Охранные отделения европейской части России с удовольствием переводили дух, регистрируя явное снижение революционной активности в центральных районах Российской империи, вследствие неожиданной миграции большого количества идейных революционеров в восточные пределы Отечества.

***

Чем хороша «золотая лихорадка» - один раз возникая, она, как эпидемия разносится по краям и весям, и не требует особой подпитки. Последние три месяца 1903-го года, проведенные Зубатовым, Великими князьями Романовыми и Сценаристом в Забайкалье, позволили создать стройную легенду, в центре которой находился иркутский предприниматель Николай Александрович Второв. Его торговый дом вел активную торговлю в Чите, Верхнеудинске, Кяхте, Нерчинском Заводе, Сретенске, Троицкосавске, и фактически, монополизировал мануфактурную торговлю, попутно скупая золото, пушнину, сельскохозяйственную продукцию.

Зубатов, филигранно, оперативно раскрыв злоупотребления в принадлежащей Второву Николо-Сергиевской золотопромышленной компании, получил неограниченный доступ к ушам этого “русского Моргана”, после чего привлечение того к операции “Золотой телёнок” стало делом техники. Беседа “на троих” с Великими князьями Михайловичами задала мыслям промышленника правильное патриотическое направление, а задушевное общение с Зубатовым обеспечило нужный градус конспирации и оперативности.

Теперь Николай Александрович честно отрабатывал свою роль посвящённого в Большую Золотую Тайну, произносил нужные слова в нужных местах, делал многозначительное лицо там, где говорить вообще ничего не требовалось, и с удовольствием отмечал резко возросшее внимание к своей персоне знакомых, малознакомых и совсем незнакомых людей. Многочисленная охрана, опекавшая самого промышленника и его склады, честно обогащалась, продавая оптом и в розницу “секретную” информацию о “секретном” грузе, который хранится внутри помещений. Туда не пускали никого, кроме специально посвященных людей, с виду - головорезов, «ни бельмеса» не понимавших по-русски, и общавшихся между собой на каком-то странном наречии, отдаленно напоминающем какой-то немецкий диалект.

Три месяца назад, решая вопрос, где разместить специальное подразделение Едрихина, состоящее из сбежавших от британских репрессий буров, “золотые” заговорщики решили совместить приятное с полезным, легализовав, таким образом, появление иностранцев на территории Забайкалья и Дальнего Востока, заодно, напустив дополнительного тумана в золотоносную тему.

Выпученные глаза и удивлённые лица государственных чиновников и золотопромышленников, ничего «слыхом не слыхавших» про загадочные “золотые богатства” в Забайкалье, воспринимались теперь, как проявление режима секретности и безусловное подтверждение “присутствия наличия”.

Любопытство местных государственных властных органов заговорщики пресекали ссылкой на абсолютно частный характер предприятия, любопытство частных лиц - многозначительным взглядом вверх, с одновременным поднятием в том же направлении указательного пальца, и последующим прикладыванием этого пальца к губам.

Золотая тема настолько увлекла читающее, слушающее, страждущее и скучающее общество, что фактически незамеченным осталось прибытие в Порт-Артур вновь назначенного командующего Тихоокеанской эскадры, вице-адмирала Степана Осиповича Макарова, на которого возлагались огромные надежды в войне с Японией, также другие события, должные произойти в ближайшем прошлом будущем…

Глава 38 IQ хорош, но мог бы быть трехзначным…

Симона торопилась так, как еще никогда в своей жизни… Информация о том, что адронный коллайдер в 2018м году будет закрыт на профилактику и портал в прошлое, скорее всего, захлопнется, подстегивали её творческие способности лучше, чем осознание того, что где-то там, в начале ХХ столетия, болтаются, как неприкаянные, её друзья и близкий родственник.

Первой жертвой её бешеной настойчивости пал представитель IBM, посмевший что-то там вякнуть про дикую очередь на квантовые компьютеры и о том, что удовлетворить заявку Симоны он сможет не раньше, чем через 2-3 года. Спустя неделю этот толстый неуклюжий мужчина, узнав на себе суть русской пословицы “легче отдаться, чем объяснить, почему этого делать не хочется”, готов был лично собрать заказ “для этой сумасшедшей”, чтобы потом уволиться и уехать куда-нибудь на далёкие необитаемые острова, где полностью исключить дальнейшее общение с такими настырными заказчиками.

Сложнее расправы над представителем IBMбыла установка игрушки, её отладка и настройка. Работа, которую приходилось делать без Кевина и Джонни, обошлась Симоне в небольшой бассейн слёз и непреходящее удивление Ника, даже не подозревавшего, как много фразеологических конструкций можно создать всего из пяти русских слов. Впрочем, большую часть эпического сражения софта с хардом, Ник пропадал на верфи, где надо было довести до ума, а точнее - практически построить заново заказанный Симоной корабль, который она решила использовать в качестве носителя машины времени.

Стоически перенеся фантастическую историю Симоны про путешествие в 1903 год, Ник полностью одобрил выбор корабля в качестве носителя квантового компьютера, который легко замаскировать, переместить и спрятать. Кроме того, провал во времени на океанских просторах таит в себе меньше неожиданностей, чем аналогичное путешествие на суше, где можно было легко оказаться посреди чьей-нибудь усадьбы или даже внутри дома.

Ник выразил готовность участвовать в спасательной операции и совершить прыжок в прошлое вместе со своей Заей. Теперь он активно занимался приготовлением к путешествию, философски заметив, что давно мечтал провести отпуск вдали от цивилизации, интернета и навязчивых социальных сетей.

За основу Ник выбрал советский торпедный катер проекта 183 «Большевик» (по классификации НАТО – P-6 classtorpedoboat), выкупив этот раритет у капитана второго ранга ВМФ США в отставке. Катер был приобретён им по случаю, за пятьсот баксов, ещё во времена развала СССР, и с тех пор нигде так и не примененный.

Торпедный катер проекта 183был потомком ленд-лизовских “Восперов”, “Элков” и “Хиггинсов”, достаточно мореходный - до 6 баллов, быстроходный - до 50 узлов, да к тому же хоть и скромно - 7 мм, но бронированный, а главное, за исключением рубки, полностью деревянный, что полностью соответствовало главному требованию Симоны о диэлектрическом корпусе.

Экстерьер катера требовал минимальной ретуши, чтобы не вызывать шок своими футуристическими для 1904-го года обводами. Гораздо большей модернизации требовало оснащение катера, как внутреннее, так и наружное, при ознакомлении с которым шок случился уже у Ника. Торпедное вооружение - 2 однотрубных 533-мм торпедных аппарата ТТКА-53-183, расположенные побортно, оказались в полной сохранности, хотя артиллерийские установки были демонтированы. В артиллерийском погребе катера мирно лежали в заводской смазке и упаковке дымовые шашки, восемь глубинных бомб ББ1, с виду напоминающие бочки для топлива, и даже пара 533-мм торпед, которые, скорее всего, при продаже просто поленились вытаскивать из тесного трюма.

- Да хрен его знает, что там валяется, - пожал плечами продавший катер отставной кэп, - если тебе это не нужно, - выбрось, и дело с концом. Когда я его покупал, у русских такой бардак был, что можно было даже крейсер с ракетами выкупить...

Как в акватории современного порта возможно выбросить ненужные глубинные бомбы, Ник не представлял, поэтому решил этот груз оставить без движения - если он никому не мешал последние тридцать лет, пусть полежит ещё немного. Тем более, что заняться и так было чем. Сначала требовалось разобраться с состоянием корпуса катера. Его дефектация выявила, что за долгие годы эксплуатации в составе ВМФ СССР деревянный корпус катера сохранился в идеальном состоянии, требовалась лишь небольшая реконструкция и его усиление, ввиду предстоящей замены энергетических установок и монтажа водомётных движителей.

Затем был проведён полный демонтаж дизельной энергетической установки, состоящей из четырёх двигателей М-50Ф советского производства конца сороковых годов, отличавшейся большим физическим весом, большим расходом дизельного топлива, и чрезвычайно малым моторесурсом. Движители – четыре трёхлопастных винта, на четырёх гребных валах - подлежали замене по тем же причинам. После чего корпус был полностью обтянут полибензоимидазолом (PBI) - синтетическим волокном с чрезвычайно высокой температурой плавления, которое практически невозможно поджечь.

Вместо этого антиквариата были установлены два водомётных движителя «Hamilton Jet» с приводом от двух дизельных двигателей «Cummins», главным достоинством которых была их всеядность

Водомёты, с их фантастической, по сравнению винтами, маневренностью и скоростью, прекрасно дополняла система стабилизации «Seakeeper», которая, при высоте волн до одного метра, и силе ветра, силой до 15 узлов (на порывах до 30), демонстрировала почти полное - 94% подавление бортовой качки.

Но главное, на чем Ник решил не экономить, это навигация и безопасность. Для рубки за основу была взята комбинированная броня, скомпонованная из керамических пластин, высокомолекулярного полиэтилена и прорезиненного арамида.

После долгих консультаций со специалистами, остекление рубки решено было делать трехслойными: снаружи - панель из оксинитрида алюминия, затем - закаленное стекло, а внутри - слой прозрачного пластика. Такой «сэндвич» должен был не только прекрасно выдерживать попадание бронебойных пуль из ручного стрелкового оружия, но и противостоять более серьезным испытаниям, таким как огонь из пулемета калибра 12,7 мм.

Теперь, со всеми ухищрениями и новациями, защита рубки катера дотянула до 5-го уровня по стандарту «STANAG 4569», что примерно соответствовало броненосным крейсерам начала ХХ-го столетия.

Навигационное оборудование - глаза и уши катера, было подобрано и смонтировано таким образом, чтобы обойтись без привычного GPS. Были оставлены, как есть, на штатных местах, авторулевой, гирокомпас, компас магнитный, а также судовой хронометр.

Для определения местонахождения судна и контроля его координат был востребован из флотских запасников давно забытый секстан и подробные инструкции к нему. Для тех же целей – ориентации, были установлены современные РЛС «Furuno», а также сонар FSV-25 с дублирующими его четырьмя узконаправленными эхолотами «Lowrance Elite DSi», работающими в режимах «DownScan» и «StrucruteScan», и дающими 3D картинку с изумительной детализацией подводного мира.

Ближнюю зону наблюдения и ориентации призвана была обеспечить морская гиростабилизированная тепловизионная камера «Raymarine Т470SC», с дальностью обнаружения 3 мили, и 26 - кратным оптическим приближением.

Отдельной головной болью для Ника было обеспечение работоспособности квантового компьютера в непривычных для этого устройства морских условиях. После двух месяцев мучений нашлось сравнительно простое решение. В итоге, компьютер поместили в сейсмостойкий, влагопылезащищённый шкаф, поставив его на амортизаторы, в виде подпружиненных полиэтиленовых платформ

Личный комфорт и работоспособность обитателей должны были обеспечить анатомические кресла, которые были, отнюдь, не роскошью, а необходимым и обязательным атрибутом скоростного катера. Одна верфь специально измеряла перегрузки во время тестов своего глиссера и получила значения до 10 g. В таких условиях регулируемые сиденья на подвеске с длинным ходом обеспечивают экипажу не только комфорт, но и безопасность. Ник водил не так много катеров с «максималом» 50 узлов, но уверенно мог утверждать, что разогнаться до такой скорости, а тем более, на волне, без хорошего кресла не получится, - рулевой просто не сможет контролировать судно.

Служебно-бытовые помещения – каюты, кубрик, гальюн, душ и камбуз с кладовыми провизии решено было оставить спартанскими, исторически-достоверными.

Артиллерийский фундамент позади рубки Ник сначала просто замаскировал под фальштрубу, но затем решил, что элеваторы в артиллерийский погреб не стоит превращать в балласт. В результате под трубу начала ХХ-го века был замаскирован боевой модуль TRT. Эта «игрушка для настоящих мужчин» состояла из 30-мм автоматической пушки «Mk. 44» и спаренного с ней, российского 7,62-миллиметрового пулемета «ПКТ» (пулемёт Калашникова танковый), к которому подходят патроны от винтовки системы Мосина…

Турель имела оптико-электронный прицел, позволяющий идентифицировать цели на расстоянии до трёх километров днем, и до полутора ночью, три видеокамеры, тепловизор и лазерный дальномер. Сигнал с камер и тепловизора, а также данные с лазерного дальномера, передавались в боевую рубку. Оператор башни мог управлять аппаратурой и вооружением, наблюдая за обстановкой при помощи жидкокристаллического дисплея.

Стараниями Ника процесс постановки глубинных бомб (кормовой сбрасыватель) был полностью автоматизирован силами всё того же подрядчика судоверфи, ручным остался лишь процесс предварительной установки глубины срабатывания гидростатического взрывателя К-3. Напоследок, в торпедные аппараты перекочевало содержимое трюма, а освободившееся место заняли дополнительные ёмкости с топливом, которого, как известно много не бывает

Симона, увидев весь этот апофеоз грубой силы, выпучила глаза, многословно и крайне выразительно выразила сомнение в легальности такого вооружения, Ник молча, достал из рундука фотоальбом. В нём были фотографии со стрелкового шабаша «Knob Creek Machine Gun Shoot», где в список легального оружия входит практически все, что стреляет: пистолеты, винтовки, пулеметы, гранатометы, минометы, артиллерийские орудия, огнеметы, броня, «вертушки» со штатным вооружением, и даже списанные реактивные истребители. А потом предъявил ей свой билет действующего члена «Национальной стрелковой ассоциации». После такой убедительной демонстрации, лишние вопросы отпали, и Ник получил беспрепятственную возможность доукомплектовывать “закрома” катера “всякой мелочью”. В последний месяц под маркировкой “всякая мелочь” на борту катера оказались:

Лёгкий мотодельтаплан-амфибия «Ramphos 582»

Австрийский беспилотный квадрокоптер S-100 «Camcopter», с полезной нагрузкой до пятидесяти килограмм.

Лёгкий подводный робот-манипулятор «Saab Seaeye Tiger»

Набор разных радиостанций, от крохотных «Walkie-Talkie», до профессиональной станций дальней связи «IC-78», с набором разнообразных антенн и усилителей

Сложно представить, что ещё Ник успел бы перетащить на борт, если бы судно простояло в порту ещё неделю. Однако, в один прекрасный мартовский вечер случилось чудо, программа перестала конфликтовать с «железом»,и Симона потребовала немедленного выхода в море…

Глава 39 Вчера я решила жить вечно. Пока всё идёт хорошо...

Светало. Чёрное бездонное небо на глазах меняло свой цвет и только звёзды и месяц оставались неизменно серебряными, хоть и не такими яркими. Между барханами моря и висящими над ними редкими розовыми облаками, прорезалась пурпурная линия горизонта.

Постепенно из-за тёмной сине-зелёной округлости глобуса, будто спина гигантского малинового кита, показалась кромка восходящего Солнца. Море моментально переоделось в нежно-лазурное облачение и, откуда ни возьмись, в небо взмыли беспокойные белокрылые чайки.

Притихший было бриз взлохматил морскую гладь кудрявыми барашками, из которых уже как дельфин, а не кит, стремительно выпрыгнул в небо солнечный диск, став мгновенно нестерпимо золотым и рассыпав по всей поверхности моря тёмно-вишнёвые рубины, изумрудно-бирюзовые нефриты, медовый янтарь и полудрагоценный малахит самых разнообразных форм и оттенков. Влажный от ночного прибоя, пляж постепенно подсыхал. Прилетевшие с моря чайки оставляли у кромки воды спутанные иероглифы следов, тут же смываемые набегающими волнами. Сине-зелёная дорожка из водорослей тянулась вдоль оживающего побережья.

Катер лежал в дрейфе. Откинувшись в кресле и закрыв глаза, Ник слушал море. Акустический пост, выведенный на громкую связь в рубке, выдавал звуки, абсолютно непривычные для ХХIстолетия. Где-то вдали чавкали паровыми машинами невидимые из-за утреннего тумана рукотворные раритеты. В их ритм вплеталось постанывание океана и самые разнообразные звуки обитателей глубин, настолько многочисленных, что возникало ощущение, будто катер стоит посреди гигантского искусственного аквариума. Вся эта какофония была столь непривычна для ушей Ника, привыкшего к совершенно другим звукам моря в другую эпоху, что он не только вывел их на громкую связь, но и включил запись, предвосхищая обладание эксклюзивной акустической дорожкой начала ХХ века.

Перемещение прошло на удивление просто и даже как-то буднично. Загрузив в компьютер историческое событие - русско-японскую войну, Симона сначала полчаса отвечала на уточняющие вопросы искусственного интеллекта, что конкретно она хочет сделать. К фразам “лаборатория из Твенте”, “пришельцы из ХХIвека”, “Макдональд в Чемульпо” компьютер остался полностью индифферентным.

Тогда неугомоная студентка зашла с другой стороны и запросила исторические события, происходившие в этот календарный день в этом регионе. К сожалению, в памяти машины ничего, относящегося к Чемульпо (Ичхону) не нашлось. Зато в акватории Жёлтого моря намечались достаточно бурные события. Симона сразу уцепилась за них, решив, что Жёлтое море и Чемульпо - это совсем рядом и запросила рекогносцировку места предстоящих событий от первого лица.

О том, что перемещение произошло, стало понятно не только по кардинально изменившемуся акустическому фону, которым теперь наслаждался Ник, но и по внезапно пропавшему сигналу GPS. Пока Симона дремала, свернувшись калачиком на соседнем кресле, события в Жёлтом море разворачивались строго в соответствии с учебником истории.

На рассвете 31 марта 1904 года миноносец “Страшный” вступил в неравный бой с 6 японскими истребителями. В первые минуты боя командир погиб, а корабль лишился хода. Неравную борьбу возглавил лейтенант Ермий Александрович Малеев, который до последней возможности лично вел огонь из многоствольной пушки Норденфельдта.

На выручку «Страшному» полным ходом направился крейсер «Баян», отогнавший огнем японские корабли. Ему удалось подобрать из воды пять матросов из экипажа погибшего миноносца. При этом «Баян» вступил в бой с приближавшимися броненосными крейсерами 2-й японской эскадры и повернул к Порт-Артуру. Теперь уже на помощь «Баяну» шел командующий флотом на «Петропавловске», за ним спешила «Полтава» под большим шелковым Андреевским флагом - подарком полтавского дворянства. С присоединившимися к флагману «Баяном», «Аскольдом» и «Новиком», не дожидаясь выхода остальных броненосцев, Макаров атаковал японские крейсеры и «Петропавловск» открыл огонь…

Это что, гроза? - встрепенулась в кресле Симона

Ник, не отвечая ей, как завороженный, переводил взгляд с дисплея управления беспилотником на дисплей радара, и обратно. На его глазах разворачивалась невиданное для жителя ХХI-го века зрелище - сражение броненосных эскадр, которые интенсивно маневрируя, пытались поразить друг друга уже в пределах прямой видимости.

Сначала мимо катера, слившегося в своей камуфляжной раскраске с волнами, громко пыхтя, как паровозы, в сторону открытого моря прошмыгнули миноносцы, за которыми, работая орудиями главного калибра, гнался русский крейсер. Затем, действующие лица и направление движения поменялись, и, уже русский крейсер уходил в сторону темнеющего берега, а за ним, грохоча и заливая горизонт чёрным дымом, катились по волнам сразу шесть крейсеров под японским флагом.

Не прошло и получаса, как кино повторилось ещё раз. Силуэт русского крейсера, больше похожего на прогулочную яхту, заслонил двухтрубный утюг броненосца, который целиком окутался белым дымом, после чего до катера долетел оглушительный грохот, а перед японскими кораблями гейзерами вздыбились фонтаны всплесков.

Ник к этому времени уже поднял в воздух беспилотник, который нарезал круги над эскадрами и давал визуальное представление о масштабах разворачивающегося сражения, хорошо дополняя картинку радара, простреливающего пространство на полсотни миль вокруг, но отображающего корабли скоплениями точек и пунктиров.

-Записывай! Записывай, - вцепилась в рукав Ника полностью пришедшая в себя Симона, - ай-я-яй, сейчас опять грохнет! - и закрыла уши руками, увидев, как корабли снова озарились вспышками орудийных залпов.

Ашшш, хр-р-р-р-р… - залетело эхо залпа в казалось бы звуконепроницаемую рубку. Сбивая прицел комендоров русского броненосца, японские крейсера “все вдруг” делали поворот, забирая ещё мористее. Теперь маленький кораблик с Ником и Симоной оказался аккурат между двух воюющих эскадр. Русский броненосец также довернул вправо и шёл прямо на катер, до которого оставалось не более пяти морских миль.

От следующего залпа крошечный кораблик Ника и Симоны, казалось содрогнулся всем корпусом. Проводив глазами направление полёта снарядов, Ник увидел, как за японскими крейсерами вырастает целый лес дымных столбов. Один, два, три, четыре… шесть… подсчитал Ник их количество, сверившись с радаром. Целых шесть японских броненосцев спешили на перехват русской эскадры.

На “Петропавловске” усилене японцев тоже заметили. Будто нехотя, его неповоротливая туша начала медленно разворачиваться к берегу. И тут Ника словно подменили, лицо его исказилось, как от зубной боли, он рывком выключил тумблер громкой связи, быстро надел болтающиеся на шее наушники, двумя руками крепко прижал их к голове.

-Кажется у нас гости, - прошептал он внезапно севшим голосом, закрыл глаза, неслышно шевеля губами, застыл… после чего секундная пауза взорвалась бешеной активностью:

-Пристегни ремень плотнее! Двигатель на полные обороты, уходим! Гоу-гоу-гоу!!!

-Да что такое случилось? - Симона от неожиданности и страха не могла никак попасть защелкой ремня безопасности в фиксатор.

-Подводная лодка на боевом курсе… Торпедные аппараты открыты…

-Ник! Какая подводная лодка? Какие торпедные аппараты? Мы в 1904 году!

-Вот мы сейчас у неё и спросим! Всё! Торпеды пошли! Штурвал вправо!

Катер, взревев дизелями, завалился на борт, выписывая циркуляцию. Ник, напряженно глядя на сонар, до упора отжав ручку скорости, ещё раз крутанул штурвал и смачно выругался по-русски.

-Не получится! Они наводятся по кильватерному следу. Держи курс строго прямо, - скомандовал он Симоне и и рванулся к бомбам устанавливать глубину на гидростатических взрывателях…

***

-Ваше высокопревосходительство, смотрите! - Ваше Высокопревосходительство, смотрите! - флагманский офицер, капитан 2-го ранга Михаил Петрович Васильев 2-й, протянул адмиралу Макарову бинокль, одновременно показывая направление.

Прямо на броненосец шел… нет летел по волнам абсолютно незнакомый кораблик. Он был вдвое короче стандартного миноносца, но скорость… скорость его превосходила все мыслимые и возможные. Что самое удивительное - вполне приличных размеров труба, располагающаяся сразу за приземистой рубкой, при этом абсолютно не дымила.

-Японец? Минная атака?

-Японец? Днем? В одиночку?

-Да вы посмотрите! Посмотрите, что он делает!

На корме кораблика, невидимой с броненосца, вдруг ожило и загрохотало скорострельное орудие, ярко-красные стрелы cкоторого непрерывным потоком полились за корму, втыкаясь в воду и поднимая фонтаны брызг.

-Что такое? Что происходит? - загомонили разом все, находящиеся в рубке “Петропавловска”.

А-ах-х-х-ххх! Не более, чем в кабельтове за кормой кораблика вдруг вырос коричневый гриб, а тонны воды, поднятые в воздух, заслонили собой всю японскую эскадру, дымящую на горизонте. Волна, поднятая взрывом, подхватила судёнышко, задрав его корму почти вертикально, накатила и полностью накрыла собой.

- Всё…, отвоевался, - прокомментировал увиденное один из офицеров броненосца…

- Смотри-смотри, - закричали стоящие рядом...

Из мутного водоворота сначала показалась куцая мачта, а затем и весь кораблик, волной, поднятой взрывом, его вынесло к борту броненосца, и развернуло почти на 180 градусов. Теперь с мостика “Петропавловска” была хорошо видна корма катера с длинным стволом малокалиберной пушки, торчащего, казалось, прямо из трубы, и американский флаг на гафеле.

А на месте взрыва, словно серебристая оглушенная рыбина, крутилась вокруг своей оси огромная самодвижущаяся мина, как минимум в два раза длиннее и толще, чем привычное изделие Уайтхеда.

-Стоп машины, - скомандовал адмирал Макаров, - запросить американца, требуется ли помощь?

В это время из кормового трюма кораблика начали быстро появляться какие-то бочонки, выстраиваясь последовательно на юте, у кормового среза по осевой линии. Рядом с ними появился человек, который быстро обошёл все бочонки, что-то подкручивая на них. Бросив взгляд на русский корабль, и, очевидно, увидев запрос по семафору, человек скрылся в рубке, на мачте кораблика взвился сигнал “Веду бой”, а сам кораблик, оставляя широкий пенный след, рванул в сторону разворачивающейся во фронт японской эскадры.

-Что он делает? Он сумасшедший? - наперебой загалдели в рубке.

Присутствующие в боевой рубке офицеры приникли к биноклям, наблюдая, как это диковинное судёнышко, буквально летит по волнам навстречу шести броненосцам и шести крейсерам японцев.

Отойдя от “Петропавловска” около двух миль, “американец” вдруг сделал еще один резкий разворот на девяносто градусов, снизил скорость, и покатил по пологой волне параллельно броненосцу, офицеры которого с интересом наблюдали, как после разворота, с кормы кораблика, по одному, с равным интервалом, в воду посыпались эти загадочные бочонки. Целая серия взрывов и гейзеры поднятой в воздух воды за кормой кораблика заставили адмирала Макарова рявкнуть, не отрывая глаз от бинокля:

-Задробить стрельбу! Кто приказал?

Флаг-офицеры пожимали плечами и виновато переглядывались. Только главный калибр способен на такой всплеск, однако он молчал. Молчала и японская эскадра, до которой оставалось не менее 100 кабельтовых.

- Ваше Высокопревосходительство, корабли нашей эскадры огонь не ведут, - осмелился возразить Командующему начальник штаба Командующего флотом, контр-адмирал Михаил Павлович Молас 2-й.

- Как не ведут? Я что, слепой, что - ли? А это что? - Макаров резко выбросил руку в сторону моря, так и застыв в этой позе.

Остальные офицеры, стоящие рядом с адмиралом, тоже оцепенели. За кормой “американца”, там, где только что отгремели взрывы, всплывало морское чудовище, будто из книг Жюля Верна. Длина его была не меньше длины броненосца, а два орудия - на корме и носу не оставляли сомнения в том, что это военный корабль.

С чёрной обшивки подводного корабля скатывались потоки воды, кажущейся на её фоне тоже чёрной. Как гигантский кит, чудище извергало фонтаны, а вода вокруг его корпуса бурлила, будто в доведенном до кипения чайнике. На чёрной надстройке, смещённой к корме, красовалась большие литеры “I-52”, под которыми копошились, кажущиеся муравьями, люди.

Намётанный глаза моряка, несмотря на необычность и грандиозность увиденного, тем не менее, сразу заметил, что морской подводный гигант был ранен. Вынырнув на поверхность, он почти сразу осел кормой в волну, и дифферент с каждой минутой явно увеличивался. Однако людей на его борту это, как будто, совсем не волновало. Они деловито расчехляли орудия и разворачивали их в сторону обидчика - маленького кораблика, уже заложившего очередной вираж и стремительно удаляющегося от монстра на максимальной скорости.

-Ваше высокопревосходительство, это японец, смотрите! - закричал вахтенный “Петропавловска”, показывая на флагшток подлодки, где развернулся и затрепетал на ветру Дай-Ниппон Тэйкоку Кайгун - флаг Флота Великой Японской империи.

Одновременно с его словами на подлодке грохнули пушки, и за кормой убегающего от неё кораблика море вздыбилось фонтанами всплексов. Недолёт… Подлодке больше не удалось выстрелить по судёнышку. Дымовые шашки катера сработали штатно, и место, где он только что был, заволокло густой дымовой завесой. Теперь катер стал невидимым для подлодки, а вот тепловизоры и радар боевого модуля видели подлодку прекрасно. Его скорострельная пушечка хлестнула по палубе длинной, «до железки» осколочно-фугасной очередью, сметая артиллерийские расчёты и калеча орудия. Сбросив скорость, Ник буквально на пятачке развернулся носом к субмарине и от души надавил на сброс торпед из аппаратов. Две серые рыбины, лягнув кораблик на прощание, сквозь дымовую завесу устремились к цели… Два взрыва слились в один…

Подводный монстр, переломившись надвое, стремительно ушёл в воду. Выживших не было, лишь какой-то случайный хлам – тряпки, бумаги, деревянные обломки - из образовавшейся воронки выносило на поверхность моря …

Ник посмотрел на хронометр. С начала боя, в котором ему пришлось принять самое активное участие, прошло всего двенадцать минут. Всё это время он действовал в какой-то эйфории, только сейчас смог оглянуться по сторонам и сообразить, что произошло. Точнее, всё что произошло, он увидел в глазах Симоны, неподвижно сидевшей в своем кресле с выражением лица…, да какое там выражение. Вместо лица был один большой вопросительный знак с примесью гнева, испуга и ещё десятка эмоций, которые рисковали прорваться наружу и затопить всю рубку катера.

Ник деактивировал оружие и посмотрел на таймер. С начала боя прошло всего 12 минут. Всё это время он действовал строго на автомате и только сейчас смог оглянуться по сторонам и сообразить, что произошло. Точнее, всё произошедшее он увидел в глазах Симоны, неподвижно сидевшей в своем кресле с выражением лица… да какое там выражение… Вместо лица был один большой вопросительный знак с примесью гнева, испуга и ещё десятка эмоций, которые рисковали прорваться наружу и затопить всю рубку катера.

-Они что, все умерли? - выдавила наконец из себя «командир корабля»

-Не все, - вздохнул в ответ Ник, - только плохие. Все хорошие остались в живых. Ты довольна мной, my Queen?

Следующие пять минут “королева” ревела, вытирая рукавом моментально распухший нос и колотила по спине обнявшего её моряка, жалуясь на всё Жёлтое море на “этих уродов-мужиков, которым не сидится мирно” и которые тратят такие дикие деньги на свои кораблики и танчики, что могли бы уже давно накормить всех голодных и напоить всех страждущих...

-Что хотела бы выпить страждущая? - прошептал на ухо “её величеству” Ник, когда бурные рыдания превратились в короткие всхлипывания.

-Чего выпить? Зачем выпить? Ты что, не знаешь что я вообще не пью? - возмутилась “my Queen”, а потом жалобно заглянула Нику в глаза, шмыгнула носом и спросила, - а водка у нас есть?

***

- Здесь что, в живых совсем никого не осталось? - флаг-офицер штаба адмирала Макарова, мичман Павел Павлович Бурачек перегнулся через леерное ограждение, пытаясь заглянуть в ходовую рубку необычного судна, которое только что вело бой с гигантской японской подводной лодкой, а теперь безжизненно дрейфовало в трех кабельтовых броненосца.

Коллега мичмана, тоже “флажок”, лейтенант Николай Федорович фон Кубе стоял в это время на мостике личного катера командующего, пришвартованного к “американцу”, и старательно репетировал про себя на английском приглашение адмирала Макарова, которое он должен был передать капитану этого крохотного, но такого грозного кораблика.

Услышав какое-то движение внутри судна, юный мичман вытянулся по стойке смирно и громким командирским голосом доложил: “С поручением от вице-адмирала Макарова, имею честь представиться…”, после чего все остальные слова у него застряли в горле, ибо дверь рубки распахнулась, и на пороге материализовалась миниатюрная девичья фигурка в приталенном белом жакете с золотыми аксельбантами и строгой белой блузке с чёрным галстуком.

Голову «амазонки» венчала аккуратная белая шляпка с круто-загнутыми сбоку и сзади чёрными бархатными полями и золотой перевязью, поверх которой отчаянно горела на Солнце золотая кокарда с пятиконечной звездой в обрамлении колосьев. Положив на поручень трапа ручку в шелковой перчатке, незнакомка буквально взлетела на палубу, продемонстрировав аккуратные, чуть ниже колена, черные сапожки на скошенном каблучке и белоснежную плотно облегающую юбку чуть выше колена, после чего стрельнула чёрными глазами поочерёдно в обоих офицеров, превратившихся в статуи, и кокетливо прощебетала:

- Господа офицеры! Рада видеть у себя в гостях. П рошу прощения, что вмешалась в ваши мужские игры. Чесслово, не собиралась - не планировала Так хочется быть слабой женщиной, но, как назло, то кони скачут, то избы горят...

Глава 40 План - это высшая форма мечты

Для войны с Россией Генштаб Японии располагал 4-мя армиями. За два месяца до начала войны в Японии была мобилизована 1-я армия Тамэмото Куроки - 45 тысяч человек должна была выдвинуться в район Фынхуанчена, чтобы обеспечить высадку остальных армий на берег Ляодунского полуострова.

2-я армия, под началом генерала армии Ясуката Оку, в составе около 40 тысяч человек должна была высадиться на берегах Ляодунского полуострова, чтобы как можно скорее прервать сообщение Порт-Артура с Маньчжурией и захватить Цзиньчжоуский перешеек.

3-й армия, под командованием генерал-лейтенанта Марэсукэ Ноги, численностью 90 тысяч человек, должна была осадить Порт-Артур.

В резерве генштаба Японии оставалась ещё 4-я армия под началом маршала Нодзу Митицура, численностью 26 тысяч человек.

“Великий стратег” Куропаткин все имеющиеся в его распоряжении силы сосредоточил тремя группами к югу от Мукдена (маньчжурское название современного города Шэньян в Китае). Севернее Порт-Артура в районе Хайчэна располагался 35-тысячный 1-й Восточно - Сибирский корпус под командованием генерал-лейтенанта Георгия Карловича Штакельберга. Имевший под командованием 30 тысяч человек, генерал-лейтенант Фёдор Эдуардович Келлер стоял западнее реки Ялу, переправы через которую прикрывались войсками под командованием генерал - лейтенанта Михаила Ивановича Засулича, численностью - 7 тысяч человек. Сам генерал Куропаткин с 40-тысячным резервом находился в Ляояне. Дополнительные силы в составе почти 40 тысяч человек, под командованием начальника Квантунского укрепленного района генерал-лейтенанта Анатолия Михайловича Стесселя, представлял собой гарнизон крепости Порт-Артур (современный Люйшунь).

После корректировки планов, внесённых по инициативе генерала Кодама, Порт-Артур больше не являлся главной целью кампании. Новой главной целью становилось Забайкалье с его приисками, и читинскими “золотыми” эшелонами и складами.

В соответствии с новой задачей генштаб Японии принял решение не воевать с Куропаткиным, а обойти его войска и блокировать их на Ляодунском полуострове, выключив из шахматной партии до окончания кампании.

В соответствии с новой задачей войскам 1-й и 2-й армий предписывалось, используя железную дорогу Пекин - Мукден, захватить этот город, а также Инкоу, Цзиньчжоу, и блокировать войска Куропаткина с юга.

3-я армия должна была обойти войска Куропаткина с Севера, пробиваясь от Фэнхуачена и Бэньсиху на Телин. Соединившись в Телине, оседлав ЮМЖД, и оставив заслоны, запирающие Куропаткина на Ляодуне, 1-й и 2-й армиям надлежало, используя подвижной железнодорожный состав ЮМЖД и КВЖД, судоходную часть рек Яла, Сунгари и Нэнцзянь, форсированным маршем двигаться на Читу и Верхнеудинск, оккупируя КВЖД, и используя её, как главную коммуникацию для снабжения и переброски резервов.

Неожиданно, новый импульс в русско-японское противостояние, внесла Британия, которая вдруг озаботилась своими инвестициями в Китай, так как железную дорогу Пекин - Мукден строили англичане, и объявила о формировании 20-тысячного корпуса, якобы, необходимого для охраны этой железнодорожной ветки и британских концессий от набегов хунхузов и всяких военных случайностей. С этой же целью из Вэйхавэя вышли, и теперь дымили на траверзе Инкоу шесть британских броненосцев.

Всем мировым державам было ясно, что «британский лев», как и Япония, тоже нацелился на читинское золото, и теперь нагло создаёт плацдарм для броска в Забайкалье, однако крыть было нечем. Вся Европа и США уже отметились в Китае своими вооружёнными интервенциями, и действия Уайт-холла ничем, и никак не отличались от действий других «партнёров», были, по сути, общепринятыми, в то время.

Зато для Зубатова, и его секретной службы настали “золотые” времена. Джентльмены не могли позволить, чтобы им дали по рукам в то время, когда они шарят по карманам российского императора, поэтому, отбросив конспирацию, британские дипломаты и агенты в России, британские банкиры и чиновники за её пределами, практически открыто начали домогаться “любви” различных революционно-террористические организаций, с требованиями «расширить и углубить».

Джентльмены требовали усилить террор на европейской части Российской империи, куда необходимо было добавить порчу железнодорожного полотна и подвижного состава, подрывы мостов и тоннелей, террор против железнодорожников и членов их семей. Короче, ни один военный эшелон не должен доехать до Байкала, пока джентльмены приватизируют содержимое забайкальских складов и приисков.

Солидным вознаграждением среди всего этого разнообразия “революционных работ”, выделялся заказ «Стандарт Ойл» на организацию погромов на бакинских месторождениях, с целью «выведения из игры» на нефтяном рынке семьи Нобель, которые эти месторождения контролировали.

Все эти переговоры, торги, просьбы и угрозы, эхом разносящиеся по российским организованным преступным группировкам, прилежно фиксировались, записывались и активно пополняли картотеку Зубатова всё новыми досье, постепенно превращая их в весомый аргумент.

На фронте в это время, особых перемен не наблюдалось. Русский казачий отряд генерала от артиллерии (в царское время – генерал рода войск) Павла Ивановича Мищенко, натыкаясь повсюду, на прибывающие японские войска, решил отходить за реку Ялу, отступая по дорогам к городам Винджу и Унсан.

Две саперные роты 12-й пехотной дивизии 1-й армии генерала Тамэмото Куроки навели мост через Ченгчен. Одновременно саперы японской гвардейской дивизии закончили строительство понтонного моста через реку Таинг.

Из Японии прибыли 30 транспортов с передовыми частями 2-й армии генерала Ясуката Оку.

Эскадра адмирала Хоконодзё Камимура вышла в море, по направлению к Владивостоку.

Глава 41 Пора научиться не только проигрывать, но и побеждать!

Успех – не окончателен, неудачи – не фатальны, значение имеет лишь мужество продолжать. © Уинстон Черчилль

Владивосток встречал героев. Строгий почётный караул на железнодорожном вокзале был изрядно разбавлен праздничными толпами горожан, желающих приобщиться к подвигу, лично встретить остатки экипажей крейсера “Варяг” и канонёрки “Кореец”, отличившихся в морском сражении при Чемульпо, и также увидеть участников сухопутного налёта на японский десант в Пусане.

Диковинные бронированные крепости на колёсах утопали в весенних цветах и разноцветных лентах, которыми патриотически настроенные соотечественницы щедро украшали все выступающие части, включая гордо задранные вверх, стволы орудий и пулемётов.

Непривычным было всё! Андреевские флаги и гюйсы, вымпелы, флажные сигналы, развёрнутые над сухопутными железнодорожными составами, экипажи в парадной форме, выстроенные на открытых платформах бронепоездов, как на палубах кораблей. А ещё, в конце, - артиллерийский салют, распугавший всех окрестных ворон и галок, и на полдня оглушивший толпы радостно встречающих горожан.

А когда после официальной церемонии морской оркестр на открытой площадке бронепоезда грянул незнакомую, до дрожи торжественную мелодию, и сотни голосов подхватили “Врагу не сдаётся наш гордый Варяг!”, - эмоции у собравшихся на вокзале достигли предела.

Непривычное, тем временем, продолжалось. Вместо того, чтобы на ходу отвечать на вопросы журналистов, плотно облепивших экипажи, Великий князь Александр Михайлович пригласил их специально собраться в каком-нибудь приличном месте, куда он пообещал прийти вместе с командирами кораблей и наиболее отличившимися офицерами, и ответить на все вопросы, интересующие прессу.

В качестве места встречи было выбрано только что отстроенное здание ресторана “Золотой Рог”, владелец которого, Иван Иванович Галецкий, пообещал в этот день кормить и поить героические экипажи, и заодно, всю пишущую братию совершенно бесплатно.

Термин “пресс-конференция” ещё не стал привычным атрибутом политической жизни в России начала ХХ-го века. Точнее - про такое мероприятие вообще не слышали, а открытость и такое заботливое отношение к прессе, которую демонстрировал член царской семьи, было вообще делом немыслимым. Таким образом, слово “сенсация” вполне подходило для самого факта такого мероприятия.

Впрочем, Сценарист решил добить местную публику до конца. Поэтому на входе в помещение, отведённое для пресс-конференции, происходило некое, доселе неизвестное действо, обозначенное звучным словом “аккредитация”, где каждому представителю прессы выдавали специальные жетоны, с его фамилией, и названием представляемого им издания. Получившим аккредитацию были выданы роскошные блокноты, на обложке которых был изображён ставший уже легендарным крейсер. Время до начала мероприятия журналистам было предложено скоротать у заранее накрытых столиков с обещанными бесплатными выпивкой и закусками.

После всех указанных манёвров газетчики встретили Великого князя, капитанов Руднева и Беляева такими бурными овациями, которых не удостаивалась даже знаменитая Матильда Феликсовна Кшесинская, прима-балерина Мариинского театра, Заслуженная артистка Императорских театров. Вопросы, естественно, сыпались исключительно комплиментарные.

Один из них родился прямо во время пресс-конференции, когда князь передавая слово Рудневу, сказал: “А вот на этот вопрос, вам лучше ответят мои боевые товарищи”.

- Что за неуместное обращение в великокняжеском лексиконе “товарищи” - зашумели журналисты.

Князь долго и пристально посмотрел на несогласных, затем, перевёл взгляд на капитанов, и очень серьёзно сказал:

- Когда, под градом снарядов крейсера «Асама» изуродованный неприятельским огнём «Варяг» пошёл на таран с ним, я понял, что жить осталось, может, несколько секунд, и оглянулся на стоящих рядом со мной в боевой рубке, просто, чтобы попрощаться. И так остро ощутил, - ну вот какой, я для них, «Ваше высочество»? В чём моё высочество, превосходство, ещё несколько секунд, - и все будем равны. Вот Святой Пётр, стоя у ворот Рая, если не ошибаюсь, обходится вообще без титулов.

- Вот тогда я и решил, что для тех, с кем плечом к плечу шёл в бой, и смотрел в глаза смерти, никаким «высочеством» я быть уже не смогу. Все они - мои боевые товарищи, и нет ничего зазорного, называть их именно так. Мне кажется, что это справедливо, а вам?

Аудитория не представляла, в какое количество бессонных ночей обошёлся этот публичный манифест Великому князю Александру Михайловичу, образцово-показательному, законопослушному консерватору и аристократу. Он прекрасно понимал, что с подобными заявлениями он становится всё более, и более, чужим среди своего сословия.

Но он ведь, знал и то, каковой может быть альтернатива. О ней он уже читал в своих собственных мемуарах из будущего. Нет, уж лучше быть товарищем на Родине, чем господином за границей. А для этого требовалось ежедневно перехватывать инициативу у революционеров, в том числе и в таких вопросах, как военная субординация и уставные взаимоотношения военнослужащих.

От усталости князь уже еле держался на ногах. А сегодняшний вечер уже пора было заканчивать. Только сделать это следовало как-то нестандартно. Как говорил Сценарист, цитируя эпизод какого-то кино: “Запоминается последняя фраза” … С этими мыслями князь решительно встал, оправил мундир и открыл крышку фортепиано, которое было обязательным атрибутом подобных заведений.

-Ну что ж, попробуем, - шепнул он про себя, и взял первые аккорды:

Синее море, только море за кормой.

Синее море, и далек он, путь домой.

Там за туманами, вечными, пьяными,

Там за туманами берег наш родной…

В зале воцарилась пронзительная тишина. Беляев и Руднев подошли ближе к адмиралу, и …

Шепчутся волны, и вздыхают, и зовут.

Но не поймут они чудные, не поймут:

Там за туманами, вечными, пьяными,

Там за туманами любят нас и ждут…

Офицеры экипажа, присутствующие на пресс-конференции, сгрудились вокруг командиров и вот уже десятки голосов повторяли слова, первый раз услышанные ими на привале по пути из Чемульпо во Владивосток:

И мы вернемся, мы конечно, доплывём..

И улыбнемся, и детей к груди прижмем.

Там за туманами, вечными, пьяными,

Там за туманами песню допоем...

Музыка затихла, а эхо её ещё долго не умолкало, докатившись до имения Ай-Тудор, где великая княгиня Ксения Александровна, прочитав редакторскую колонку газеты “Дальний Восток”, несколько раз провела пальчиком по тексту песни, разгладила рукой портрет мужа, перекрестила и прижала газету к своим губам….

Глава 42 Месть - это блюдо, которым можно подавится.

Генерал-адмирал русского императорского флота Великий князь Алексей Александрович, именуемый за глаза “семь пудов августейшего мяса”, хлопнул газетой по журнальному столику так, что жалобно звякнул стоящий на нём «кузнецовский фарфор».

-Предлагаю примерно наказать! - загремел он, извергая глазами стрелы и молнии. - Это неслыханно! Нарушая все приказы и инструкции! Вот смотрите, Ваше Величество, - и великий князь начал загибать толстые пальцы:

● Без высочайшего дозволения покинул пределы Российской Империи и оказался в Корее.

● Самовольно принял на себя командование крейсером и канонерской лодкой и погубил их.

● Устроил погром в нейтральном порту Чемульпо, уничтожил имущество иностранных подданных, а сам порт привёл в полную негодность.

● Якобы у каких-то американцев реквизировал подвижной железнодорожный состав… Без чьего-либо согласия подчинил себе охрану миссии и потащил их без приказа через всю Корею в Пусан.

И вот теперь это показное вольтерианство, это снискание дешёвой популярности у холопов, - князь брезгливо покосился на лежащую на столике газету “Дальний Восток” с портретом Александра Михайловича на первой странице.

- Да-да, - кивнул министр иностранных дел Российской империи граф, Владимир Николаевич Ламздорф, - особенно возмутительно это варварство по отношению к имуществу иностранных подданных, наше ведомство уже получило протест из Британии, и думаю, скоро такой же придёт и из САСШ.

- А что говорят наши союзники? Что слышно во Франции и Германии? - глядя в окно, и не оборачиваясь на собеседников, спросил Николай Второй.

- Если Вы про ту бульварную прессу, Ваше Величество, то стоит ли ей придавать какое-то значение? – смутился Ламздорф.

-Ну почему же не стоит? Алексей Александрович не побрезговал обратить на неё внимание, - император обернулся и кивнул в сторону журнального столика с газетой. - Нам просто стоит взять с него пример. Итак, что там про нашего Сандро пишет Европа?

Став моментально пунцовым и стараясь не смотреть на генерал-адмирала, граф прошелестел одними губами:

-“Де телеграф”, которую цитируют теперь во всех других изданиях, пишет, что среди абсолютной и дремучей некомпетентности высшего командования России, наконец-то появился луч света, вселяющий надежду…

Император, кивая в такт словам Ламсдорфа, подошёл к великому князю, заложил руки за спину и насмешливо глядя ему в глаза, повторил, чеканя каждое слово: “абсолютной и дремучей некомпетентности” ... Уважаемый дядюшка, это случайно не про Вас?...

Если бы Николай II хотя бы примерно представлял, какие тектонические сдвиги могут вызвать его слова, какие тайные пружины он нажимает, просто шутливо общаясь с собственными родственниками, он бы принял обет молчания или говорил бы как можно меньше и исключительно по делу. Но последний российский император был счастливо избавлен от такого дара, как проницательность и политическое предвидение, да и вообще от всех тех способностей, которые отличают государственного деятеля от политического профана...

Отец Николая Второго, император Александр Третий отметил в своём дневнике 1892-го года, когда наследнику было уже 24 года: «Он совсем мальчик, у него совсем детские суждения». “Сущее дитя” таковым оставался и в статусе цесаревича, и в статусе самодержца, отца семейства, позволяя себе выходки, которые допустимы для подростка, но крайне нежелательны для монарха.

Сейчас он просто дал выход комплексам, и не упустил возможность вставить шпильку своему дядюшке, которого он не любил, и втайне побаивался. Все неудачи этой “маленькой победоносной войны” с Японией, сыпавшиеся на монарха, как из рога изобилия, настоятельно требовали найти “козла отпущения”, и вдруг, так удачно с этой газетой открылся дядюшка… Не грех было не съязвить, и сбросить с души, таким образом, груз личной ответственности за происходящее.

Совсем из другого теста был генерал-адмирал, Великий князь Алексей Александрович, чьим девизом был простой и незамысловатый лозунг: «В жизни надо все испытать» имел ввиду не испытания, а удовольствия.

"Если бы Великий князь был вынужден провести вдали от Парижа хотя бы год, он бы немедленно подал в отставку, что, безусловно, сыграло бы положительную роль для русского флота, где он числился генерал-адмиралом. Его руководство русским флотом сводилось к тому, что раз в неделю подчинённые ему адмиралы приходили к нему обедать, а поскольку его повар был мастером своего дела, и коньяк в доме всегда был высшего класса, адмиралы не жаловались."

Но отказаться от службы, к которой Великий князь Алексей не питал ни малейшего интереса, означало отказаться от многого. В частности, от «откатов», которые делали в пользу генерал-адмирала разные приятные люди, носящие погоны иностранных государств. Люди, получающие награды этих государств за то, что генерал-адмирал русского флота делает то, что этим государствам нравится, или наоборот, не делает то, что этим государствам не хотелось бы.

В частности, исключительно благодаря сердечной дружбе Великого князя Алексея со своими щедрыми западными партнёрами, инвестиции, которые должны были пойти на строительство и вооружение крепости Порт-Артур, оказались закопанными в прибалтийские пески Либавы, находящейся в другом конце империи, а броненосцы и крейсера материализовались в бриллианты великокняжеских фавориток, являющихся по совместительству британскими осведомителями.

Почувствовав в делах Александра Михайловича угрозу своей репутации, а в словах царствующего племянника – явную угрозу своему положению, Великий князь Алексей Александрович не стал ждать, пока всё само собой разрешится. Как опытный царедворец, он знал, что “само собой” всё разрешается лишь в крайне невыгодной конфигурации. Всё требуется решать самому, лично, только тогда будет обеспечено минимальное спокойствие на какое-то время.

Семь лет назад генерал-адмирал один раз уже «вышиб» в отставку этого выскочку - Сандро, с его планом усиления Тихоокеанской эскадры, который так не нравился «сердечным друзьям» Великого князя Алексея. Одновременно «закопал» сконструированный этим же выскочкой проект броненосца. Особенно удачным получился обмен чертежей проекта, по которому британцы сейчас строят свой “Дредноут”, на бриллиантовое колье для очаровательной Зиночки – Зинаиды Дмитриевны (урожденной) Скобелевой, графини Богарнэ, герцогини Лейхтенбергской.

Казалось, что тема Сандро уже закрыта, а вот те раз, - опять прорезался, да как удачно! Вчера ещё был никем на потешной должности портовика-затейника, а теперь - герой светских хроник и флотоводец в одном флаконе. А этот дурачок Никки ещё смеет что-то там петь про его, генерал-адмирала некомпетентность. Нет! Всё! Пора действовать напористо и очень решительно.

Глава 43 Сударыня!.. (Всё. Дальше нецензурно.)

Выходить из уютной рубки катера, нырять из привычной обстановки ХХI-го века в начало ХХ-го Симоне совсем не хотелось. Одно дело - наблюдать за жизнью предков в экране монитора, и совсем другое - общаться с ними непосредственно, не представляя, как себя полагается вести, что в их понимании прилично, а что, наоборот, предосудительно и недопустимо.

С другой стороны, Симоне нужна была связь. Ей требовалось сообщить, что она вернулась, и что у неё есть чёткий, стройный план эвакуации путешественников обратно в ХХI-й век, а также всё необходимое для осуществления этого плана. Но как? Искать друзей в Инчхоне, который сейчас оккупирован японской армией?

Планируя точку перемещения в ХХ-й век, Симона совсем забыла про войну, и не подумала, чем может грозить пребывание кого-либо прямо на сцене театра боевых действий. Только увидев «вживую» огрызающиеся залпами корабли, почувствовав себя у подножия извергающегося вулкана, она поняла, насколько опрометчивым было её решение нырнуть в самое пекло, где так дёшево сейчас стоит человеческая жизнь, и насколько просто попасть в неприятности, которых на войне и искать не нужно - они сами тебя найдут.

Оставался лишь один вариант - искать связь через новых знакомых - офицеров разведки Потапов и Едрихин, сыщика Зубатова и Великого князя, Александра Михайловича. С него-то, пожалуй, и надо начинать, потому что искать разведчиков, или специалиста политического сыска - значит возбудить к себе излишний интерес вражеской контрразведки, которая, как известно, пользуется всей полнотой власти на территории, охваченной войной, да и прифронтовая зона – её ипостась. Ну, а когда нужен адмирал, самый простой способ найти его - спросить о нём у другого адмирала.

Но главная «причина», требующая немедленной встречи с адмиралом Макаровым, покоилась сейчас на дне Жёлтого моря после встречи с модернизированным катером, управляемым Ником. Эта «причина» только что пыталась торпедным залпом потопить броненосец “Петропавловск”, что никак не вписывалось ни в один учебник истории, а потому от Симоны требовалась безотлагательная реакция.

Форменная одежда, подсмотренная у женщин - участников парада Победы в Москве, пришлась как нельзя кстати, ибо появление на боевом корабле в начале ХХ-го века как в джинсах, так и в традиционной женской одежде того времени смотрелось бы одинаково нелепо. Правда, юбка требовалась намного длиннее, но это - не самое главное. Что полагается говорить, и как себя вести в таких случаях, Симона представляла крайне смутно, но отступать было некуда, а перепоручить некому. Оставалось переодеться, навести экспресс-макияж, открыть дверь рубки, и выйти на палубу…

***

- Степан Осипович, я Вас умоляю! - Симона решительно шагнула к адмиралу, прерывая затянувшуюся паузу, и стараясь вывести его из состояния замешательства, в которое он впал, выйдя встречать капитана боевого судна и увидев ЭТО. – Прошу не превращаться при виде меня в бронзовое изваяние, их уже достаточно у дверей Вашего салона! Моё появление здесь – всего лишь случайность, для меня самой - неожиданная, и вызвана она исключительно важными, и угрожающими обстоятельствами, а именно, - риском гибели кораблей Вашей эскадры и Вас лично.

Слова “гибель кораблей Вашей эскадры” подействовали на флотоводца отрезвляюще. Он удивился, поморщился, и как будто заново, уже с любопытством окинул взглядом юное создание в эффектной белоснежной форме.

- Сударыня, - усмехнулся адмирал в усы, - здесь война, здесь иногда убивают.

Сейчас начнёт заигрывать, - с тоской подумала Симона, - как не вовремя…и, с максимально строгим выраженим лица, заглянув в принесенную с собой шпаргалку отрапортовала:

- Ваше Высокопревосходительство, Степан Осипович, прямо по курсу Вашей эскадры, в двух милях от маяка на Тигровом полуострове – могут быть установленные мины. Прикажите проверить фарватер, прежде чем двигаться дальше.

- Какие мины, сударыня, откуда? - Степан Осипович уже начал откровенно потешаться, разглядывая незнакомку, - на траверзе нашей крепости, при полной видимости…

“Ну,ты посмотри на него, одной ногой на том свете, а всё на коленки пялится. С длиной юбки я однозначно погорячилась..”, - со злостью подумала Симона, и уже другим, металлическим голосом, отчеканила:

- Господин адмирал, только что Ваш броненосец был атакован японской подводной лодкой, которая гарантированно пустила бы на дно “Петропавловск”, если бы здесь не оказался мой катер. Мощность заряда торпедного залпа составляла (Симона опять заглянула в свои записи) - полторы тонны в тротиловом эквиваленте. Еще одна минута, и этот броненосец ушёл бы к крабам. Хотя бы, ради признательности за спасение Вашей и Ваших подчиненных жизней – прекратите веселье и примите соответствующие меры безопасности!

Русский моряк, океанограф, полярный исследователь, кораблестроитель, изобретатель минного транспорта, разработчик теории непотопляемости, пионер использования ледоколов, вице-адмирал Макаров выглядел так, будто он во время неспешной вечерней прогулки с размаху налетел на фонарный столб. Он покачал головой и спросил с плохо скрываемым сарказмом

- Какие ещё будут распоряжения, Ваше…, простите, мне не известен Ваш титул.

- Прикажите осмотреть брикеты угля “Кардиф”, он может быть минирован.

- И Вы меня очень обяжете, - постаралась в тон ему попасть Симона, - если соблаговолите передать Великому князю Александру Михайловичу Романову короткое сообщение: “Симона прибыла. Миссия выполнена. Прошу назначить время и место встречи” ... Если не возражаете, я Вас покину,я обещала Вашим офицерам собственноручно приготовить кофе…

Сделав два шага к дверям, бесцеремонная посетительница повернулась вполоборота и, лукаво улыбнувшись, добавила:

- Да, кстати, насчёт титула… некоторые называют меня “My Queen” ....

Глава 44 Порт-Артур

Стоит ли суета сует?

Сообщение, посланное адмиралом Макаровым Великому князю Александру Михайловичу, пришло во Владивосток одновременно с известиями о морском бое у Порт-Артура, гибели эсминца “Страшный”, подводной атаке на “Петропавловск”. Дополнительно сообщалось о неожиданном вмешательстве в бой американского малотоннажного миноносца, утопившего японскую подлодку. При этом размеры подлодки увеличивались от рассказчика к рассказчику и, в конце концов, стало совершенно непонятно, каким образом, и откуда, учитывая его габариты, этот монстр вообще появился в Жёлтом море. Кто смог построить подобное?

Странным во всей этой истории было категорическое отрицание Японией самого факта участия её подводных лодок в бою, а правительством США - присутствия военных кораблей этой страны в районе боевых действий. Тем не менее, на эти частности никто не обращал особого внимания. Большая политика - одно, а результат проведения, и воплощения её в отдельно взятой военной компании - другое.

Самым внимательным читателем сообщений и новостей был Сценарист, который путём несложного сопоставления фактов сразу понял, почему сообщение Симоны пришло именно от Макарова, и откуда там взялся американский «миноносец». Неясности имелись только с подлодкой. И теперь Сценарист с нетерпением ожидал появления Симоны во Владивостоке, назначенного пунктом сбора всех путешественников.

В ответном сообщении адмиралу Макарову Великий князь Александр Михайлович благодарил за информацию, и в качестве места встречи назвал Владивосток. Кроме этого, Великий князь выражал озабоченность появлением у Порт-Артура японских подлодок, предлагал воздерживаться от активных действий на море, ввиду полного отсутствия у эскадры эффективного противолодочного вооружения. А также спрашивал, имеются ли у Степана Осиповича возможность и желание встретиться для обсуждения этих вопросов во Владивостоке, воспользовавшись для посещения этой встречи “американским” миноносцем?

Желание у Степана Осиповича было. Не было возможности. Эскадра находилась в плачевном состоянии, а теперь эта новая напасть в виде подлодок противника не разрешала ему оставить вверенные корабли даже на один день. К тому же, по эскадре был объявлен аврал. Из бункеров кораблей срочно выгружали кардифские угольные брикеты, часть из которых оказалась пропитана нитроглицерином, и специалисты выясняли, почему еще во время бункеровки они не сдетонировали от тряски и ударов. Сразу появилась масса вопросов к главному поставщику угля, барону Горацию Евзелевичу Гинцбургу, действительном статскому советнику, купцу первой гильдии, ктитору большой хоральной синагоги в Петербурге, с недавних пор удивительным образом переквалифицировавшегося из финансиста в энергетика, и совмещающего поставку британского угля как русскому, так и японскому флоту.

- Передайте князю мою искреннюю признательность за приглашение, и сожаление в связи с невозможностью его принять, - вздохнул адмирал, и жестом дал понять адъютанту, что больше его не задерживает, однако тот даже не сдвинулся с места

- Что такое, голубчик? Что-то не ясно? - удивился командующий

- Ваше Высокопревосходительство, никак невозможно. Связи нет…

Именно в этот день авангард 2-й армии Японии оседлал дорогу Пекин - Мукден, вышел к пригородам, прервав железнодорожное и телеграфное сообщение Порт-Артура с Маньчжурией. А в Пекин уже прибывали части британского экспедиционного корпуса.

***

Пока между адмиралом и князем шла переписка, катер Симоны стоял в Восточной Бухте Порт-Артура. Вот уж, где путешественники вдоволь насмотрелись на жизнь чисто русского портового городка, по какому-то нелепому стечению обстоятельств заброшенного в Китай - абсолютно чужую страну, быт и традиции которой никак и нигде не пересекались с жизнью населения России.

После двух якорных мин, выловленных при тралении фарватера, предотвращенной диверсии на “Петропавловске”, и разговора с Великим князем, выразившим удовлетворение прибытием Симоны, адмирал Макаров сменил сарказм на доброжелательность, и проникся уважением к этому загадочному кораблику и его команде.

Теперь “американский миноносец” стоял у причальной стенки внутреннего Восточного бассейна, подзаряжая аккумуляторы, а его обитатели имели возможность понаблюдать за жизнью города-порта, на 115 лет отстоящего от их собственного времени.

Впрочем, город-порт - это громко сказано. Хаотично разбросанные по берегам бухты пакгаузы, кладовые, и просто сараи всевозможных размеров, частью каменные, а большей частью - деревянные, щедро посыпанные сажей от сгоревшего угля, между которыми паслись коровы, и стаями расхаживали куры, понятию “порт” в представлении людей ХХI-го столетия никак не соответствовали.

Ещё больше, чем внешний вид, понятию “порт” не соответствовал запах, висевший над Порт-Артуром и представлявший собой дикий коктейль, состоящий из угольной гари от непрерывно коптящих кораблей, и навоза от присутствующих здесь же, в огромном количестве, домашних животных, и домашней же, птицы.

Самое главное, что не мог постичь ум человека ХХI века - что во всём этом, более чем скромном быте было такого привлекательного, за что стоило воевать? Пытливый глаз путешественника во времени искал, и не находил ни одной материальной, либо другой причины, ради которой под стены этого поселения, мало похожего на город, потребовалось посылать на смерть сотни тысяч людей? За отсутствием явно видимых материальных причин, оставались те, которые изложил в “Трех мушкетерах” Александр Дюма - “Дерусь, потому что дерусь!”, и “Причина дуэли - одно место из блаженного Августина, по поводу которого мы не сошлись во мнениях” …

За размышлениями путешественников на эту тему, их застали два сообщения адмирала Макарова. Первое - приятное, о том, что Великий князь нашёлся, и приглашает Симону во Владивосток, и второе, тревожное - о полном прерывании связи Порт-Артура с “Большой землёй”.

- Симона Сергеевна! Умоляю! Всего один вечер! Вы же обещали спеть! - флаг - офицер штаба адмирала Макарова, мичман Бурачек, добровольно взявший на себя роль хлебосольного хозяина, был искренне огорчен объявлением о немедленном отправлении гостей во Владивосток.

- Уважаемый Павел Павлович, - Симона взяла юного мичмана под локоть, отчего тот потупился и заалел, как маков цвет, - у Вас служба, и мы тоже... на работе. Нас срочно ждут во Владивостоке, ведь сейчас наш катер – единственное средство связи с внешним миром, которой больше нет в Порт-Артуре. У Степана Осиповича, и у меня лично, есть к Вам, очень важное поручение. Вот это - радиостанция дальней связи «Айком IC-78». Она обеспечит связь с нашим кораблем, а когда мы дойдём - связь Порт-Артура с Владивостоком. Она будет находиться только у Вас, под Вашим контролем, и Вашей ответственностью. Никто, кроме Вас, и адмирала Макарова не должен видеть эту радиостанцию, и тем более, - прикасаться к ней. В случае опасности - уничтожить. А работать с ней очень просто, я сейчас покажу…

Глава 45 Вихри враждебные...

В погоне за справедливостью немало невиновных затоптано. Но их затоптали за правое дело, что является большим утешением.

Массовый террор, который позже назовут «первой русской революцией», спровоцированный суицидальной политикой царского кабинета, щедро оплаченный “нашими западными партнёрами”, рос вширь, и вглубь.

Так называемая «русская интеллигенция», которую всегда отличали две особенности - абсолютная личная безответственность и зависть к обитателям коридоров власти, шумно рукоплескала каждой новой смерти неправильных монархистов, и буквально, носила на руках правильных революционеров, называя их «борцами за свободу и счастье трудового народа».

В этом смысле русская интеллигенция начала ХХ-го века ничем не отличалась от русской интеллигенции конца ХХ-го столетия. Она точно так же, в «святые девяностые» называла «борцами за свободу» кавказских и арабских террористов, убивающих российских солдат и офицеров, взрывающих бомбы в метро, и в жилых домах, захватывающих театры и школы.

Единственными островками безопасности, где пока царило относительное спокойствие, были предприятия, взятые под покровительство детективно-охранным бюро Зубатова. Лишние «отверстия» в различных частях тела, которые с завидной регулярностью приобретали террористы, планировавшие атаки на эти предприятия, быстро и качественно убедили их революционных коллег обходить за три квартала фирменный вензель Зубатова, выставляемый в качестве обозначения его зон ответственности.

Чтобы этот вензель появился на воротах и дверях, одних денег было недостаточно.

- Аполлинарий Изотович, перестаньте юродствовать, и поднимитесь с колен, - устало бросил Зубатов, присаживаясь на край стола, - я уже сто раз Вам сказал, повторю сто первый - ваше дело не сбалансировано, поэтому не может быть взято под нашу опеку.

- Сергей Васильевич, отец родной, не губи! - дородный, с окладистой бородой и напомаженной шевелюрой купец, будто сошедший с одноименной картины художника Бориса Михайловича Кустодиева, со скоростью призёра паралимпиады, не поднимаясь на ноги, пропахал расстояние до сыщика, и попытался схватить его за руку, - ведь разорят, ироды, как есть разорят! Третьего дня опять приходили! Грозились петуха под крышу пустить!..

- Аполлинарий Изотович, криминальными делами занимается полиция. Обращайтесь в околоток. Мы же, помогаем только тем предпринимателям, общественная польза от деятельности которых, соответствует их личной выгоде, или превышает оную.

- Так, Сергей Васильевич! Я же, всегда рад был, да недосуг. Однако, когда в церкву иду, как есть, рубль гривенниками раздам. И сиротку давеча приютил, у которой мамка помёрла…

- Аполлинарий Изотович, Ваши доходы позволяют Вам не одну сиротку, а целый сиротский дом безбедно содержать. Кто или что, Вам мешает, нормальные условия труда для ваших же работников создать? А на вашей мануфактуре, простите, средневековье какое-то! Сами-то читали отчёт фабричного инспектора? - и Зубатов, перегнувшись через стол, достал зеленую папку, при виде которой купец сжался и стал как будто меньше ростом.

- Итак, посмотрим… “Мастерские сырые, грязные, полутемные, с крайне узкими проходами, загроможденные оборудованием, движущиеся и вращающиеся машинные части чаще всего не ограждены… Скверными являются не только условия труда, но и его организация. Поэтому люди вынуждены постоянно отрываться от дела: «Ничего не было под руками». «За напильником надо бегать в инструментальную, и там полчаса вымаливать его у заведующего. Чтобы разогреть заготовку, приходилось бегать в кузницу, и там дожидаться очереди. Материал выдавался «в обрез», и часто приходилось рыскать по всей мастерской, и выпрашивать кусочек железа... Погонщики-мастера, да старшие, грубые, с кабацким ругательством на устах, черствые и жестокие». И при всём при этом продолжительность рабочего дня - 15 часов...

- Так, что там ещё... «Казармы для рабочих - холодные и сырые. Продуктовая лавка отсутствует» … Ну и последнее, но не в последнюю очередь… - Зубатов вытащил из папки и помахал перед купцом сиреневыми листочками. - Аполлинарий Изотович! «Шалить в картишки» изволите? Ваши долговые расписки? Смотрите, какие суммы неплохие? Да на них новую мануфактуру отгрохать можно….

- Так исправлю, Сергей Васильевич! Ей-Богу всё исправлю. Вот те крест…

- Не нужно крест, Аполлинарий Изотович! Мы же не в церкви. Достаточно оформить Ваши добрые намерения документально. Вот, Ваше решение о введении на вашей мануфактуре 8-часового рабочего дня. Вот договор со строительной артелью на превращение ваших мастерских из «авгиевых конюшен» во что-то, более приличное. Вот договор на строительство жилья для работников, на организацию фабричной школы... И не беспокойтесь, на всё, кроме картишек, хватит. Мои счетоводы не ошибаются. Подписывайте, и начинаем дружить.

Купец сел в кресло, взял в руки бумаги, покрутил, и задал давно мучивший его вопрос:

- Сергей Васильевич, а что у меня там не сбалансировано, никак в толк не возьму?

- У Вас, голубчик, - Зубатов посмотрел на купца, как учитель на нерадивого ученика, категорически не желающего выучить домашнее задание, - не сходится баланс между получаемым и отдаваемым. А это - причина всех болезней, как у отдельно взятого лица, так и у государства в целом. Вот Вы, - верующий человек, стало быть? Вот смотрит, смотрит Всевышний, как Вы на кон дневную зарплату всей мануфактуры за раз ставите, а потом бежите гривенниками на паперти откупаться… Потом берёт мухобойку, и, ррраз! - Зубатов грохнул перед купцом папкой по столу…

- Сергей Васильевич, - купец широко, с прищуром посмотрел на сыщика, - так неужто, Вы и есть, - та самая мухобойка?..

- Да Господь с Вами, Аполлинарий Изотович. Мухобойка - это те революционеры, которые к Вам в контору тропинку протоптали. Причём это такая мухобойка, которая и Вас не пожалеет, и от меня мокрого места не оставит, хотя я к Вашим карточным и мануфактурным делам никакого касательства не имею.

- Дюже ловко говорите, Сергей Васильевич, да только непонятно, - вздохнул купец, надевая картуз.

- Чего уж тут непонятного, - удивился Зубатов, - если поклажу положить на один бок, весь возок перевернется. Если всё в один карман засунуть - сюртук порвётся. Делиться надо уметь, Аполлинарий Изотович, - строго, в соответствии со Священным писанием, а не милостыню «у церквы» раздавать. Делиться - это воздавать по совести, и по заслугам... Сами не научитесь – всё без Вас поделят, а Вас самого сожрут, как рождественского гуся...

В коридоре раздался грохот сапог, и в кабинет, буквально ворвался, один из агентов Зубатова

- Сергей Васильевич! Вы просили предупредить! Кажись, началось!..

На фоне крайне неудачного дебюта в русско-японской войне, язвительные словечки о некомпетентности, высказанные Николаем Вторым своему дяде, генерал-адмиралу, оказались последней каплей, переполнившей чашу терпения профессиональных казнокрадов, после чего им стало понятно - пора!.. Пора «валить» к своим подельникам в зарубежье. Или, на худой конец, «валить» власть, которая жаждет найти козлов отпущения, хороших и разных.

Великосветская, насквозь коррумпированная тусовка, хорошо погревшая руки на казённых заказах - это страшная сила. Риск потерять «хлебное место» - более, чем серьёзный мотив, для весьма непопулярных решений. Боярская оппозиция не раз предавала собственное Отечество ради своих шкурных интересов. Местоблюстителиначала ХХ-го века были ничуть не лучше своих коллег времён Великой Смуты. Та же беспринципность, то же мздоимство, те же спесь и высокомерие.

Капиталом служивого боярства, сиречь чиновничества, являются не заводы и фабрики, не земля и крепостные, а должность, и прилагаемая к должности возможность пользоваться казёнными средствами, как своими собственными.

“Обеспечьте 10%, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% -положительно, готов сломать себе голову. При 100% он попирает все человеческие законы, при 300% - нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы”, - писал английский публицист XIX-го века Томас Джозеф Даннинг.

Государственная служба приносит коррупционерам не сотни, а тысячи процентов прибыли. И за этот капитал чиновники готовы биться с кем угодно, используя какие угодно методы. Особенно, когда надо отвлечь внимание от своего казнокрадства, а ещё лучше - сделать так, чтобы это казнокрадство расследовать было некому. Для этого требуется ослабить или совсем снестисуществующую власть. О том, что вместе с властью снесут и их самих, никто даже не думал.

К террору, развёрнутому революционерами, великосветские казнокрады решили добавить межнационадьные столкновения, религиозныемятежи и военные бунты. Особо приятно было это делать за отдельное вознаграждение.

План оказания финансовой помощи, помощи любым антиправительственным силам, у истоков которого стоял кадровый военный разведчик Мотодзиро Акаси, ещё в 1902-м году получил одобрение и поддержку со стороны посла Японии в Лондоне Тадасу Хаяси и начальника 2-го отдела (оперативное планирование) Генерального штабаЯпонской армии генерала Ясумаса Фукусима.

По данным российской контрразведки, на эти цели Токио тратил до 10 миллионов иен в год. Военный атташе Японии в Петербурге полковник Мотодзиро Акаси в свое время заверял русских революционеров: «Мы готовы помогать вам материально на приобретение оружия, но самое главное, чтобы движению не давать остывать и вносить, таким образом, в русское общество элемент постоянного возбуждения протеста против правительства»

С японской разведкой были полностью согласны вожди мирового пролетариата. Получая удовольствие лишь от одной мысли об уничтожении русской цивилизации, некий, весьма интересный для славянских народов персонаж, по имени Фридрих Энгельс писал:

“При первом же победоносном восстании пролетариата, австрийские немцы и мадьяры освободятся, и кровавой местью отплатят славянским народам. Всеобщая война, которая тогда вспыхнет, рассеет этот славянский Зондербунд, и сотрет с лица земли даже имя этих упрямых маленьких наций. В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом”.

Чтобы не было непонимания, какой, конкретно, народ вожди мирового пролетариата называли реакционным, стоит процитировать «вождя мирового пролетариата» Владимира Ильича Ульянова (Ленина):

“Великороссы в России нация угнетающая”. «О праве наций на самоопределение»

Правда, они же, у него и рабы: “Мы помним, как полвека тому назад великорусский демократ Чернышевский, отдавая свою жизнь делу революции, сказал: "жалкая нация, нация рабов, сверху донизу - все рабы". Откровенные и прикровенные рабы- великороссы не любят вспоминать об этих словах”. В. И. Ленин. «О национальной гордости великороссов».

При этом, Владимир Ильич не нёс никакой отсебятины, а следовал в строгом соответствии с буквой и духом учения некоего, не менее интересного для славян, Карла Маркса, называвшего славян «контрреволюционной расой, раковой опухолью Европы»и, за 80 лет до Гитлера, открыто призывающего к “Дранг нах Остен” (Походу на Восток). В одной из публикаций на страницах лондонской газеты «The Free Press» Маркс писал: «Кронштадт и Петербург необходимо уничтожить... Без Одессы, Кронштадта, Риги и Севастополя с эмансипированной Финляндией, и враждебной армией у врат столицы... что будет с Россией? Гигант без рук, без глаз, могущий только пытаться поразить своих противников слепым весом»…

И ещё, от этого же, «гиганта мысли»: «Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть роль раба, ставшего господином. Впоследствии Пётр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингиз-хан завещал осуществить план завоевания мира»(4 часть публикации К.Маркса «Разоблачения дипломатической истории XVIII-го века) …

Как видно, снос российского государства был выгоден одновременно “нашим западным партнёрам”, нашим пламенным революционерам, воюющей с Россией Японии, и великосветской толпе казнокрадов. Поэтому загорелось!

Одновременно начались еврейские погромы в Кишинёве и Одессе, армяно-азербайджанские столкновения в Баку, бунт на Черноморском флоте. Для этого японским генштабом был выделен отдельный бюджет в 45 миллионов иен. Ярко окрасились в националистические цвета мятежи на западных окраинах империи - в Польше, Финляндии и Прибалтике.

Швеция моментально и сразу заявила о своей крайней обеспокоенности мятежом в Финляндии, центром которого стала крепость Свеаборг, и, облизываясь, начала собирать войска у Кируна и Лулео.

Британия немедленно заявила, что не оставит без защиты британские инвестиции в России, а точнее, - бакинские нефтепромыслы Ротшильда, и двинула находящиеся в Персии войска к границам России. Британия, при этом, проявила особую решительность. Джентльменам дали укусить “золотой” читинский пальчик, ну как тут было не попробовать оттяпать всю руку?

Глава 46 Господь следит за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно

Аккуратность и настырность, присущая японской армии, нивелировалась крайне низкой скоростью передвижения - в среднем, 3 километра в день. Но это ровно до того момента, пока за дело не взялись британцы. В захваченном городе Мукден была быстро налажена подача подвижного состава, блиндирование вагонов и формирование бронепоездов, опыт использования которых британская армия успела приобрести за время англо-бурской войны.

Один за другим, воинские эшелоны направлялись на Харбин, оставляя за спиной армию Куропаткина. “Великий стратег”, верный своей идее оборонительных сражений без особого упорства, послушно отводил войска вглубь Ляодунского полуострова - ближе к Порт-Артуру. Он, как ребёнок, радовался уплотнению боевых порядков по мере того, как его войска заталкивались, как сельди в банку, на небольшой пятачок земли, у чёрта на куличках, в тысяче километрах от границы Отечества.

Расстояние в 500 километров, - от Телина до Харбина, бронированный японо-британский кулак «пролетел» за 8 дней, сметая по дороге слабо вооружённую, плохо подготовленную охрану КВЖД, достаточную для противодействия местным нарушителям порядка, но абсолютно беспомощную в борьбе с регулярной армией. Маршевые роты, спешащие к Куропаткину, натыкались на вражеский авангард в пятистах километрах от предполагаемой линии фронта, и попадали в плен, не успев сделать ни одного выстрела.

Связь и оповещение работали отвратительно, не информировали заблаговременно командование русской группировки о стремительном продвижении противника, либо сообщали с существенным опозданием. Контрразведка в глубоких тылах своих войск не проводила требуемых мероприятий по охране и защите тыла. Поэтому администрация и персонал каждой вновь захваченной станции узнавали о нападении уже после того, как в их служебные помещения врывались солдаты Микадо.

После «ахового» дебюта в начале войны, Николай Второй резко сбавил тон в отношении «макак», от которых «только мокро останется», и уже 14 февраля 1904-го года выдалВысочайшее указание:«Открытие военных действий японцами застигло наши войска, предназначенные для борьбы с ними, немобилизованными,и расположенными в пунктах картирования на обширном пространстве Приамурского округа и Маньчжурии.В силу этого,главенствующей целью наших действий в первый период войны является удержание в своей власти Восточной Китайской железной дороги, служащей единственным путем подвоза подкреплений и запасов, и особенно Харбина, с потерей которого прерывается связь империи с Приамурским округом и войсками, обороняющими Приамурскую область. В пределах Приамурской области надлежит иметь силы, необходимые для обороны Владивостока, охраны побережья,и путей от него вглубь территории,против возможных покушений японцев».

Про «надлежащие силы» следовало думать раньше, когда ресурсы, необходимые для укрепления рубежей Дальнего Востока, по Высочайшему повелению перебрасывались в Либаву. И вместо того, чтобы достроить Кругобайкальскую линию, связать железной дорогой Читу, Благовещенск, Хабаровск и Владивосток, обустроить собственную территорию, сотни миллионов золотых рублей вкладывались в Китай, китайские коммуникации, и, в совсем уж нелепые, корейские лесопромышленные концессии, расположенные вдоль реки Ялу.

На средства, вложенные в Китай (КВЖД, Харбин, Порт-Артур, Дальний) можно было не только отстроить незамерзающий порт Находку, протянуть Транссиб по территории России, разработать первоклассный Сучанский угольный бассейн, но и покрыть Дальний Восток целой сетью сёл и городов, решив проблему переселения крестьян из европейской части России на Восток.

Одним словом, до русско-японской войны «Хозяин всея Руси» делал всё, чтобы его собственный указ от 14 февраля 1904-го года был не выполнен. Скудность Дальнего Востока лучше всегоотражали его мобилизационные возможности. Какие же вооружённые силы могла позволить себе Российская Империя на территории, сравнимой по площади со всей Западной Европой?

К началу войны с Японией, на службе в казачьих частях Дальнего Востока по штатам мирного времени состояли около пяти тысяч казаков. После проведения мобилизации, когда в строй было поставлено почти все мужское казачье население, количество бойцов удалось довести до 15 тысяч штыков и сабель, не считая задействованных в охране границы.

Вот в ком не было недостатка, то это в генералах. На 1 января 1904-го года в Забайкальском и Амурском казачьих войсках их числилось 270 душ. Самым насыщенным генералами считалось Уссурийское казачье войско, где на 50 генеральских чинов приходилось всего 3308 (!) нижних чинов, и 1483 лошади.

Кроме казаков, вооруженные силы России в Восточной Сибири, Забайкалье и на Дальнем Востоке в конце XIX-го - начале XX-го веков были представлены армейскими пехотными и артиллерийскими частями, которые чаще всего были расквартированы в крупных городах: Иркутск, Верхнеудинск, Троицкосавск (Кяхта), Чита. Эти, и некоторые другие населённые пункты являлись своеобразным сосредоточением военной силы империи на ее границах в Сибири, имея в наличии небольшие гарнизоны примерно по батальону пехоты, и по батарее артиллерии в каждом.

Самым мощным военным формированием на Дальнем Востоке был гарнизон крепости Владивосток - около 53 тысяч человек, имеющих на вооружении 646 орудий,и 62 пулемёта. И это было всё, на что можно было рассчитывать. Европейская часть России, где находилось более миллиона солдат, была отрезана от Дальнего Востока начинающейся революцией, и серией диверсий на железной дороге.

А в это время,по КВЖД, построенной русскими инженерами, в сторону Читы катили военные составы двух японских армий, насчитывающих 80000 человек,и полуофициально - 20-титысячный экспедиционный британский корпус.

Глава 47 «Вуаля»! - это искажённое русское "валяй".

Проблемы любят того, кто умеет их решать.

- Ну что? Харбин, стало быть, уже не наш? - склонившись над картой, открыл неофициальный военный совет Великий князь Александр Михайлович.

- Судя по отсутствию связи - да, - кивнул исполняющий обязанности коменданта крепости Владивосток, генерал-майор Дмитрий Николаевич Воронец, - казачьи разъезды отправлены в разведку, донесения будут доставлены к утру.

- Ну, вот и чудесно, - неожиданно улыбнулся князь, - теперь точно никто не будет мешать работать…

Слова Александра Михайловича прервал оглушительный пушечный залп. Комендоры бронепоезда, вооружённого 75 - миллиметровыми морскими орудиями, учились вести огонь с закрытой позиции.

- Прекрасная музыка, - прокомментировал орудийный грохот князь, - Андрей Иванович, а что у нас с боеприпасами?

Начальник минной мастерской Владивостокского порта, инженер - полковник, Андрей Иванович Ухлин, вытянувшись в струнку, отрапортовал:

- Мастерские работают круглосуточно. Произведено по 200 фугасов, и столько же шрапнелей на каждый ствол. Проблема с алюминиевой пудрой. Ближайшие к нам производства алюминия - в Нейгаузене и в Питтсбурге. Запросы Холлу и Ратенау отосланы. Ответов пока не имеем…

- Значит, обойдёмся пока без алюминия. Снаряжайте чистым гексогеном. В качестве флегматизатора - воск. Всё лучше, чем чёрный порох, - кивнул князь. - Что с обмундированием?

- Шьют, - хохотнул Воронец, - все рыбачьи сети на камуфляж пустили. Всё зелёное и коричневое уже в дефиците. Молодёжь в восторге, а вот старики капризничают, говорят, что войско в таком обмундировании больше на леших походит.

- С завтрашнего дня, для молодёжи новое развлечение - тактические занятия в составе взвода и роты. Боевое слаживание проводить до полного автоматизма. Атака перебежками зигзагом, с залеганиями и перекатами. Пока одна группа перемещается, остальные прикрывают её огнём, затем меняются. Учимся окапываться на поле боя. Окопы полного профиля. Фланкирующие пулемётные позиции, как основа боевых порядков пехоты. С шанцевым инструментом проблемы есть?

- Проблемы есть, но все они решаемы, - улыбнулся Воронец. - Вопрос есть. Александр Михайлович, откуда у Вас, флотского офицера, такие глубокие и новаторские познания в полевой тактике и фортификации?

Великий князь бросил взгляд в угол кабинета, где тихо, как мышь, сидел, уткнувшись в бумаги, Сценарист, и склонился над картой, скрывая озорную улыбку:

- Да считайте, просто повезло, Дмитрий Николаевич. Нашёлся очень опытный наблюдательный человек, поведавший последние тактические новинки по опыту англо-бурской войны… И вот, в рамках этого опыта, имеющиеся три компонента - скорость перемещения, концентрация огня, и связь, - являются залогом победы. По насыщенности артиллерией и пулемётами, наша бригада будет соответствовать японской дивизии, скорость перемещения обеспечат железная дорога, броневики, повозки. А что насчёт связи?..

***

Этим же, вопросом, в это же время, задавался Великий князь Николай Михайлович, чьи сапёры из Кавказской гренадёрской дивизии были рассредоточены на 300 вёрст от станции Кайдалово до станции Забайкальской. Они уже месяц усиленно пилили, копали, строили и закладывали, готовясь к встрече “дорогих гостей” с Востока. Вопрос был адресован князю Михаилу Александровичу Накашидзе, чьи броневики “Накашидзе - Шарон” должны были прикрывать огнём и бронёй действия особого батальона, и заодно, обеспечивать эту связь.

Накашидзе вздыхал, разводил руками, ругался на русском, грузинском и французском, на его лице лежала печать скорби всех народов Кавказа. Дорог в этом медвежьем углу просто не было. Несмотря на сдвоенные широкие покрышки, максимально укороченную колёсную базу, и облегчённый кузов, броневики на бездорожье выглядели беспомощно.

Особый батальон, состоял из выпускников Офицерской кавалерийской школы, руководимой прославленным генералом – Алексеем Алексеевичем Брусиловым. Выпускники школы, прошедшие курс диверсионной и снайперской подготовки, усиленные снайперами-инструкторами из буров, по поводу немощи бронированных машин особо не переживали, оборудовали огневые позиции, обживали подготовленные для них базы, налаживали контакты с местными проводниками-охотниками. Те с завистью поглядывали на снайперские прицелы, и восхищались камуфляжной экипировкой стрелков.

После долгих мучений броневики решено было использовать на последнем рубеже обороны - по берегу реки Ингоды, вдоль которой артельщики купца Второва строили прифронтовую рокаду, укрепляя существующие дороги, прокладывая новые, попутно копая капониры, и расчищая секторы для ведения огня.

Близился миттельшпиль партии. В игру вступал неучтённый фактор.

Глава 48 Неучтённый фактор.

Извечные русские вопросы:

- Кто виноват?

- Что делать?

- Едят ли курицу руками?

Уже не меньше часа Великий князь Александр Михайлович и Сценарист изучая запись с беспилотника, разглядывали подводную лодку, встреченную в Японском море путешественниками во времени. С высоты птичьего полёта она казалась не такой огромной из-за узкого, похожего на веретено, корпуса, хотя длина её была лишь немногим меньше длины корпуса броненосца.

Сразу, по прибытии катера во Владивосток, радушной встречи и восхищениями офицеров свиты князя оригинальной формой Симоны, информация о коротком яростном бое с подводным монстром стала главной новостью дня.

Висящий над морем квадрокоптер бесстрастно зафиксировал все нюансы короткого боя. Вот стремительно набирает ход катер, к нему в кильватер пристраиваются две огромные торпеды. Вот одну из них поразила пулемётно-пушечная очередь, после чего в небо летит столб пламени и воды, а последняя, покрутившись, как оглушённая, тонет...

- Ну,и что скажете? - прервал, наконец, молчание князь.

Сценарист, глядя в свои записи, не поднимая головы, пробормотал:

- Это японская океанская подлодка I-52 с огромным запасом хода в 21 000 миль, одна из загадок Второй мировой войны, бесследно исчезнувшая с грузом золота у островов Зеленого мыса в 1944-м году…. Вооружена торпедами «Тип 95», с зарядом взрывчатки в 400 кг, дальность стрельбы - до 9 миль. Она одна могла уничтожить всю Тихоокеанскую эскадру, будучи никем необнаруженной…

- Могла потопить всю эскадру, а тратила торпеды на наш крошечный кораблик, - фыркнула Симона.

- Да нет, - покачал головой Сценарист, - думаю, вы просто оказались на линии огня. Била она как раз по “Петропавловску”. И судя по тому, что при тралении потом обнаружилось всего две мины, именно эта подлодка и была реальной причиной гибели броненосца и адмирала Макарова в классической истории. Эта версия, судя по динамике трагедии, вполне всё объясняет. Сначала взрывается первая торпеда - почти полтонны взрывчатки, потом - чуть отставшая вторая - еще 400 килограмм.

- Сначала в нашем времени появляетесь вы, потом появляется эта подлодка. Кого ждать ещё? - князь присел рядом со Сценаристом и заглянул ему в лицо.

- Да нет, Александр Михайлович, судя по тому, как развивались события в Жёлтом море, это мы вломились туда, где уже была эта подлодка. Не появись там катер с Ником и Симоной на борту, - уже сегодня все газеты писали бы о том, что броненосец “Петропавловск” подорвался на минах. То есть мы изменили ту историю, которую уже кто-то менял до нас, и, кажется, не в первый раз…

И Сценарист кратко описал своё первое стремительное путешествие на Бородино, и, достав из кармана, аккуратно положил перед князем бережно хранимую свинцовую пулю, которую он выковырял на следующий день из капсулы.

- Из ХХI-го века - в Бородино, и потом к нам. Как такое вообще возможно? - разглядывая пулю, покачал головой князь.

Сценарист вздохнул,и сел поудобнее, приготовившись к долгому разговору:

- В рамках господствующей в начале ХХ-го века науки - никак. А вот в рамках описанной ещё в 1853 году Бернхардом Риманом теории многомерного пространства - очень даже возможно. Вот смотрите, - для наглядности Сценарист положил перед собой лист бумаги и начертил на нём прямую линию, заканчивающуюся жирными точками. - Стол - это двухмерное пространство. Пока лист лежит на столе, попасть из одной точки в другую, можно только пройдя эту линию. Но стоит нам взять лист в руки и перейти из двухмерного пространства в трехмерное, движение из одной точки в другую сразу упростится. Достаточно просто сложить лист пополам и точки соприкоснутся.

Перемещение во времени происходит по такой же схеме. Мы каким-то образом переходим из трехмерного пространства в четырехмерное, а вот как это делаем, я пока сам не понимаю. Объяснить, как это происходит, с помощью классической ньютоновской физики невозможно.Зато все временные аномалии вполне объяснимы, если перейти на уровень мельчайших неделимых частиц - квантов. На квантовом уровне не действуют привычные законы физики, поэтому пришлось изобретать специальную науку - квантовую механику, в соответствии с которой одни и те же объекты могут быть одновременно и материальными, и нематериальными, и частицей, и волной. Свет, оказывается, материален и состоит из потока фотонов. Гравитация состоит из гравитонов. Мысль - из глюонов. Время - из хрононов

С точки зрения классической ньютоновской физики, - дичь и ересь. Попробуйте пойти сейчас в школу и заявить, что Солнце швыряет в нас кусочки света, а мы бросаем друг в друга кусочки мыслей. В начале ХХ-го века - это признак душевной болезни. В начале ХХI-го - естественно, и вполне научно. Как писал автор «Физики невозможного»:

«В обычном мире мы иногда шутим, что невозможно быть «немножко беременной». Но в квантовом мире дело обстоит еще хуже. Женщина в нём существует, как сумма всех возможных состояний ее тела: она может быть одновременно не беременной, беременной, девочкой, старухой, девушкой, деловой женщиной,и так далее».

Вот эта “физика невозможного” и провозглашает естественность перемещений во времени и пространстве. А то, что он происходит на незнакомых физических принципах… Хождение по морю без парусов тоже казалось ересью еще полсотни лет назад...

Однако, если с теорией уже в конце ХХ-го века веке было всё понятно, для практики оченьдолгое время отсутствовал инструмент, который позволил бы всё вышесказанное подтвердить практически. Так было вплоть до изобретения квантовых компьютеров, один из которых стоял у нас в лаборатории в Чемульпо, и второй - стоит сейчас на катере.

Практически сразу после появления таких вычислительных машин, ученые из Московского физико-технического института, вместе с коллегами из США и Швейцарии провели эксперименты, в которых успешно заставили квантовый компьютер вернуться в состояние прошлого. Краткие выводы исследования, в которых описывается возможность проявления этого эффекта, были опубликованы в пресс-релизе на сайте Phys.org. Подробности исследования представленыв журнале «Scientific Reports»(https://arxiv.org/pdf/1712.10057.pdf)

Ну а потом случился запуск одного хитрого блока адронного коллайдера, который резко усилил возможности по перемещению во времени.

Каким образом адронный коллайдер взаимодействует с квантовым компьютером - непонятно, но управляется процесс перемещения - во всяком случае в нашем варианте - программным обеспечением стратегического симулятора. Самое любопытное, что принцип действия квантового компьютера и человеческого мозга идентичны. Только мозг гораздо сложнее и мощнее самой совершенной машины, а это значит, что перемещения были возможны и без “наворотов” ХХI-го века, что подтверждают результаты многочисленных раскопок и наблюдений...

Смотрите. В 1844-м году в шотландской каменоломне Нингуди из куска песчаника, возраст которого составлял 400 миллионов лет, извлекли металлический гвоздь. В 1871-м году сотрудникСмитсоновского института Уильям Дюбуа сообщил о монете,обнаруженной на глубине 35 метров в Лаун-Ридж, штат Иллинойс, в культурном слое возрастом 200 тысяч лет.

Тогда же, кроме монеты, во время бурения в районе Уайтсайд, на глубине 36,6 метра рабочие нашли ободок, или большое медное кольцо, подобное тем, что до сих пор используются в корабельном рангоуте, а также нечто, напоминавшее багор. Из угольных пластов, возраст которых превышает историю человечества, постоянно извлекают гвозди, вазы, кружки, цепочки, монеты, - в общем, все то, что мы используем в повседневной жизни…

- Попасть без всяких приспособлений можно не только из будущего в прошлое, но и наоборот. Один из самых характерных примеров - случай с Рудольфом Фенц. Молодой человек в странном одеянии, непонятно откуда появился в 1950-м году в Нью-Йорке, посреди улицы, и тут же был сбит автомобилем, что создало большие трудности с выяснением его личности.

Определить, кто он, оказалось очень сложно, поскольку в его кармане была обнаружена лишь визитка с адресом (но по этому адресу полицейские обнаружили лишь коммерческую лавку, где о погибшем даже не ведали). Там же был пивной жетон из бара, о котором никто в Нью-Йорке не имел ни малейшего понятия, письмо, датированное 1876-м годом, и несколько устаревших долларовых банкнот. Правда, все эти явно антикварные вещи почему-то выглядели как новенькие.

Полицейские все-таки установили личность погибшего, с трудом, но отыскали престарелую вдову, которая сообщила, что отец ее мужа Рудольф Фенц на самом деле пропал в 1876-м году в возрасте 29 лет, и больше его никто никогда не видел.

Практически все эти перемещения носят случайный, незапланированной, спонтанный характер. Предполагаю, что они связаны с нечаянной активизацией каких-то неизученных функций нашего головного мозга, который входит в резонанс с какими-то внешними колебаниями на квантовом уровне - и тогда случается перемещение. Ну а мы...

- Ну а вы, насколько я понял, проникли в прошлое контрабандой, - улыбнулся князь.

- Да, причём, после прибытия Симоны, уже повторно. Хотя намерения такого не имели, - поддержал шутку князя Сценарист.

- Так что, Александр Михайлович, отвечая на Ваш вопрос, - в гости можно ожидать кого угодно, и когда угодно. Я больше скажу - даже не представляю, сколько и где, уже сейчас находится в прошлом путешественников из будущего. После активации портала посредством андронного коллайдера возможность перемещения резко упростилась…

Но подлодка из 1943-го года - это из другой “оперы”. Портал коллайдера каким-то образом ограничивает перемещения сферой с диаметром в 30 метров, а лодка в три раза длиннее. Так что, скорее всего, она прошла через какой-то другой портал… Вполне возможно, её команда даже не поняла, что они уже не «дома», а “в гостях”. Но, как люди военные, увидев бой японского флота с неприятелем, они не могли остаться в стороне, вот и поучаствовали…

С этого момента придётся помнить, что всё, что мы делаем, может быть не единственным неучтённым фактором,и никто не знает, где, в каком виде,и в какой форме этот фактор может проявиться, а может, уже проявляется…

Глава 49 Да, скифы мы...

Чтобы победить, нужно не много стрелять, а много думать, чтобы потом выстрелить один раз.

Теплым апрельским утром авангард 1-й японской армии пересёк границу Российской империи в районе станции “Забайкальская”. Разведка,разосланная по окрестностям Транссиба,почти сразу принесла подтверждение правильности принятого решения об изменении плана войны с Россией.

На поспешно брошенных аборигенами приисках и хуторах, в схронах и тайниках, сработанных незамысловато, на скорую руку, шустрые японские разведчики исправно находили золотые следы в виде оставленных кисетов со следами хранения золотого песка, многочисленные инструменты для добычи золота,и дажеслучайно оброненные самородки.

В районе Даурии дозор наткнулся на спешно удиравший от оккупантов обоз, в котором было найдено целых два фунта золота, уже переплавленного в золотые слитки. Охрана обоза, правда, оказала сопротивление, и, стреляя на удивление метко, успела убить и ранить нескольких офицеров дозора. Затем, резво пустилась наутёк, огрызаясь редкими, но настолько злыми залпами, что дозор предпочёл прекратить преследование и заняться изучением захваченных трофеев.

Кроме найденного золота, самым ценным в обозе было сопроводительное письмо к золотопромышленнику Второву, содержавшее крайне интересную информацию о товаре, уже отгруженном на городские склады, и ещё оставшемся на приисках. Эти сведения, опять же, прекрасно подтверждали предположения разведки Японии о более чем богатых трофеях, которые ждали армию в Чите. Оставалось только ускорить движение. Каких-либо серьезных сил у русских впереди не имелось.

Информация о том, что японская армия идёт за русским золотом, неведомыми путями просачивалась к ее офицерам и нижним чинам. Возвращающиеся из дозора товарищи рассказывали о том, что вот тут, совсем рядом, буквально “за углом” они нашли тайник, содержимое которого теперь радовало глаз и карманы.

По подразделениям расползались слухи о счастливчиках, изрядно пополнивших свой багаж ювелирными изделиями. Особенно они усилились после случая, при котором пытавшийся сделать раненому офицеру перевязку, санитар расстегнул его китель, и оттуда, из потайного кармана вывалился кисет с золотым песком и самородками.

Глаза солдат горели, в их головах зрели планы обустройства своей послевоенной жизни, один грандиознее другого. Главное - быстрее дойти и поучаствовать, а там - безбедное будущее, помноженное на славу и почёт победителя гайдзинов. Марш-марш!

***

Первый раз авангард был озадачен тихим весенним вечером, у речки с потешным названием Борзя, чьи заболоченные берега уже украшали молодыми листочками немногочисленные, но густые кусты и деревца. Мост через неё был аккуратно разобран и сложен на противоположном берегу. Группа сапёров, отправленная наводить переправу, полегла там быстро и полностью, не успев оказать даже малейшего сопротивления.

Сосредоточенный огонь по прибрежным зарослям ничего не дал - следующая группа сапёров, потеряв на переправе лейтенанта и фельдфебеля, разумно решила не усугублять своё положение, и вернулась в расположение. Полуэскадрон, посланный искать брод, с целью зайти в тыл невидимым стрелкам, тоже вернулся назад, мокрый и грязный, потеряв в болотистой пойме всех офицеров и сержантов, но так и не обнаружив стрелков противника.

Командир 1-й пехотной дивизии генерал Мацумура Канэмото, не поверил в наличие потерь и стрельбы, при полном отсутствии противника, и решил лично провести рекогносцировку местности у переправы. Ровно через 10 секунд наблюдений был убит пулей, вошедшей в окуляр «цейсовского» бинокля любопытного генерала.

Суетившуюся генеральскую свиту невидимые стрелки успели проредить прежде, чем оставшиеся в живых поняли, что самое безопасное положение тела – «лёжа», а самое безопасное место - не ближе, чем 100 метров от берега.

Дальность прицельного боя “трёхлинейки Мосина” со снайперским прицелом превосходила дальность японской “Арисаки” почти на полкилометра, масхалаты, и искусно замаскированные позиции позволяли стрелкам Николая Михайловича безнаказанно выбивать японских офицеров и сержантов, незаметно отступая, прежде чем, японские солдаты выходили на дистанцию прицельного выстрела своих “Арисак”.

С наступлением сумерек бой затих, так же неожиданно, как и начался. Когда спешно подтянутая к месту боя японская артиллерия начала планомерно, квадрат за квадратом, засыпать предполагаемые позиции стрелков шрапнелью, «невидимки», будучи уже на безопасном расстоянии, уселись на дрезину, спешно покидая место боестолкновения.

На следующий день, после окончания ремонтных работ, когда движение на железной дороге было, наконец, восстановлено, японские части погрузились в состав, и проехали несколько километров, после чего случилась еще одна неприятность.

Идущий впереди британский бронепоезд, на огибающем сопку повороте вдруг, резко, с противным скрежетом затормозил, и медленно, будто нехотя, стал съезжать с насыпи, одновременно заваливаясь на бок. По выпрыгивающим из него во все стороны британским подданным с вершины сопки был открыт редкий, но чрезвычайно эффективный винтовочный огонь.

По завершении короткого, но нанёсшего большой урон боя, сапёры выяснили, что на радиусе поворота насыпь железной дороги была либо размыта дождевым потоком, либо, вероятнее всего, грамотно подкопана. В любом случае, полотно не выдержало тяжести бронепоезда, и он свалился под откос.

После получасовой артподготовки, атаковавшие сопку британские «томми» обнаружили на её вершине окопы полного профиля, комфортабельный блиндаж, около сотни стреляных гильз, и металлический ящик, в котором, обычно, хранятся деньги полковых касс.

При попытке вскрыть этот ящик, сработало заложенное в него взрывное устройство, в результате чего количество золотоискателей уменьшилось еще на полдюжины человек. Что же касается неприятеля, устроившего это, был замечен лишь арьергард конного отряда, быстро удалившегося в западном направлении. Таким образом, любая погоня полностью исключалась.

С этого момента количество неприятностей стало расти в арифметической прогрессии. Практически перед каждым естественным препятствием - сопкой, речушкой, лесом железнодорожные пути разбирались, взрывались и заваливались.

Прибывающие на устранение проблем ремонтные команды практически, сразу, попадали под обстрел, теряли младших и средних командиров, и беспорядочно откатывались, не выполнив задание. Спешно разгружаемая артиллерия начинала громить партизан, которые к тому времени уже покидали позицию, чтобы нанести удар в другом месте.

Высылаемые вперёд дозоры сами попадали в засады, теряли убитыми и ранеными командныйсостав. Огонь всегда вёлся с расстояний, исключающих эффективное подавление штатным стрелковым вооружением. Время огневого контакта никогда не превышало 3-5 минут, затем стрельба резко прекращалась, после чего дозорные слышали стук копыт, и иногда видели удаляющиеся силуэты обидчиков.

- Сколько-сколько? - генерал Куроки не мог поверить своим ушам.

- В передовых частях убыль офицеров достигает семидесяти процентов от штатной численности. Некоторыми ротами командуют старшие сержанты, - послушно повторил адъютант.

- Каковы потери противника?

Адъютант замялся… - Потери среди русских не зафиксированы...

Генерал закрыл глаза и застыл, мучительно переваривая сказанное. Память услужливо предлагала историческую справку про войну могущественного царя Дария со скифами, когда мощное и многочисленное войско оказалось бессильно против крошечных, легковооружённых, но мобильных скифских отрядов, не принимающих лобовых сражений, просачивающихся, как вода сквозь пальцы, и разящих непрерывно и очень чувствительно. Да что там Дарий! Даже великий Александр Македонский так и не смог покорить земли скифов,и был вынужден отвести домой своё измотанное,и существенно поредевшее войско...

- Значит,скифы, - открыв глаза, произнёс наконец генерал, - ну что ж, противопоставим их знаменитой древней тактике свою, не такую известную, но зато более современную, и посмотрим, кто на этот раз будет на щите, а кто - со щитом!Пишите приказ по армии!

Глава 50 Господи, сделай так, как мне надо, а не так, как я хочу!

Торпедный катер проекта 183, построенный в 1958-м году на заводе №602 во Владивостоке, и кардинально модернизированный на верфи «Isutsu в 2018-м году, плавно и размеренно покачивался на волнах Амурского залива в апреле 1904-го. На его борту наконец-то встретились все путешественники во времени. Можно было стартовать, но все ждали. Над заливом закручивала очередной вираж легкая амфибия-дельтаплан «Ramphos 582» с Великим князем Александром Михайловичем в качестве пилота.

Детский восторг, который испытал князь, в первый раз увидев, а затем, прокатившись на “воздушном мопеде”, как называл это средство передвижения Сценарист, был сравним… Да ни с чем его не получится сравнить жителям ХХI-го столетия, пресыщенным техническими новинками, зрелищами и развлечениями.

- Это - будущее! Точно! - снимая шлем, и показывая пальцем на амфибию, почти кричал после приводнения князь, оглохший от грохота двигателя и свиста ветра. - Вся гавань, как на ладони. А вдали..., мне показалось, даже Японию видно! Однозначно, следует строить, причём в первую очередь.

Князь Александр Михайлович Романов, организатор русского военно-воздушного флота, и первого в России - Качинского авиационного училища, теперь, скорее всего, сделает всё это гораздо раньше. Путешественники уже решили, что подарят князю полюбившийся ему “авиамопед”. Да вот беда: во всём Владивостоке в 1904-м году не удалось отыскать хоть что-то, похожее на бензин марки АИ-95.

Поэтому, вместо полюбившейся князю амфибии, в качестве подарка в княжеском портфеле лежали чертежи алюминиевой конструкции дельтаплана, деревянного «чудо-самолёта» «У-2», и список первых русских авиаторов и авиастроителей, даже не подозревающих о своём предназначении.

В 1904-м году автор первого удачного отечественного самолёта, князь Александр Сергеевич Кудашёв еще только занимал должность экстраординарного профессора по кафедре строительного искусства Киевского политехнического института, и писал научную работу «К вопросу про сопротивление железобетонных брусьев». В этом же институте, в это же время, учился российский и советский авиаконструктор, специалист по гидросамолётами истребителям Дмитрий Павлович Григорович.

«Грыз азы» военной науки в Суворовском кадетском корпусе Георгий Викторович Янковский. Игорь Иванович Сикорский оканчивал Петербургское Морское училище.

Сергей Сергеевич Щетинин — создатель первого в Россииавиационного завода, ещё только искал инвесторов для своего дела. Усердно учил богословие в Ливенском духовном училище великий русский и советский конструктор, автор биплана «У-2» Николай Николаевич Поликарпов.

Сценарист искренне надеялся, что с помощью досье на всех этих, и других великих людей, отцов отечественной авиации, Великий князь убережет многих из них от чрезвычайно трагической судьбы и незаслуженного изгнания.

А путешественникам пришла пора возвращаться. Оставалось совсем немного времени до отключения в 2018-м году адронного коллайдера, после чего портал мог захлопнуться, и любые перемещения стали бы уже невозможны. Для возврата требовался мощный первоначальный заряд электроэнергии, необходимые мощности для этого имелись только в Америке. Туда и должен был отправиться катер.

Отправление было окружено максимальной секретностью, поэтому провожающих было немного. Не было среди них подготовленного и вооружённого Джонни батальона корейского спецназа, который в эти дни вышибал японских оккупантов из Сеула. Не было отряда буров, собранных по всему свету Кевином, которые в это время рьяно и самозабвенно портили кровь британскому экспедиционному корпусу в Забайкалье. Не было Зубатова, штудирующего оставленный сценаристом четырёхтомник Михаила. Николаевича Алексеева "Военная разведка России" и монографию Олега Борисовича Мозохина и Теодора Кирилловича Гладкова "Менжинский. Интеллигент с Лубянки"

Зато вместе с путешественниками в США спешила инкогнито секретная миссия первых русских подводников – Иван Семёнович Горюнов, Николай Николаевич Беклемишев и Иван Григорьевич Бубнов, прибывших во Владивосток вместе с подлодкой собственной конструкции “Дельфин”, и сразу же попавших в “плен” к Александру Михайловичу.

Теперь эта троица отправлялась в Сан-Франциско, имея при себе чертежи сверхмалой подводной лодки “Seehund”, с наказом построить не менее пяти таких лодок, а также “матку” - катамаран на паротурбинном ходу, развивающую скорость не менее 30 узлов.

Доставив делегацию до верфей «Union Iron Works», путешественники попробуют переместиться в будущее за счет электроэнергии, полученной в Сан-Франциско. Если же, мощности городских сетей не хватит, отправятся в Орегон, в Портленд, где только недавно запущена гидроэлектростанция «Oregon City Falls».

Если же, и её электроэнергии не хватит, тогда придется как-то добираться до Чикаго, где в 1902-м году были построены мощные генерирующие электростанции мощностью в пять мегаватт. Задействовать в качестве источника энергии молнию решили только в самом крайнем случае. Симона настолько живоописала последствия своего первого возвращения, что все остальные сразу согласились - такой риск допустим лишь в условиях форс-мажора.

Ну а сейчас вся делегация напряженно вглядывалась в небо, где накручивал круги маленький моторный дельтаплан-амфибия с Великим князем за штурвалом. Вот он нырнула вниз, запрыгал по пологим волнам, и сложив крылья, превратился в ничем не примечательную лодчонку с каким-то нелепым пропеллером на корме, и мачтой над корпусом.

Пора было прощаться. Все слова были сказаны ещё накануне, когда сбежав от «текучки», Сценарист с князем сидели прямо на пирсе, по-мальчишески болтали ногами над плещущейся водой, любуясь на весенний закат.

- Перекрестил бы я Вас, Александр Михайлович, на дорожку, да зная Ваши атеистические взгляды, воздержусь, - вздохнул Сценарист. Просто по-человечески прошу - берегите себя. Не бравируйте, и не «гусарьте». Особенно, добравшись до Питера. На вас, уверен, уже объявлена охота. Погибнете - все наши усилия пойдут прахом. Зубатов знает своё дело - прикроет. Такие же пожелания передайте и Николаю Михайловичу… Один неосторожный шаг, и его историческое исследование Наполеона останется незаконченным....

- После Читы для вас будет самое опасное время. Шумная медийная слава - это актив, хоть и приятный, ласкающий слух, но единственный и, простите, юридически ничтожный. Ни действия свои партизанские легализовать, ни будущее изменить, ни даже себя, и свою семью защитить, с этим активом не получится. А атаковать вас будут очень серьёзно. Поэтому, первая и главная задача - конвертация медийной славы в силу - грубую физическую и мягкую политическую. Времени у вас будет… нет, никакого времени после Читы в запасе у Вас не останется, действовать придётся на опережение, иначе - сожрут...

- По всем правилам, Сергей Александрович, это я Вас должен перекрестить и благословить, - улыбнулся князь. Я, почти на 100 лет старше Вас, как-никак…. Однако, какие ещё будут пожелания?

- Прошу Вас приложить максимум усилий, чтобы убедить Степана Осиповича не лезть на рожон. Без него второй акт “марлезонского балета” Вам придётся танцевать в одиночестве. Пусть потерпит. Никто сейчас Порт-Артур штурмовать не будет. Все ушли на Читу, золотоискатели хреновы. Дальняя связь у вас есть. Радиостанции настроены на частоту 7 МГц. Когда закончитепод Читой, и направитесь в Питер - переходите на 10 МГц для работы на телеграфном ключе, и на 14 МГц - для приёма-передачи голосовых сообщений - будете иметь независимый канал связи“Столица-Дальний Восток” ...

- А сам Порт-Артур обязательно продавать? Может, всё-таки оставим на память?

- Не получится,сразу по многим причинам. Чужая это земля, чужая цивилизация, а у нас на Север,за Амуром - необитаемый остров. Так что дождитесь оговорённых обстоятельств,и продавайте,- вместе со всеми этими Дальними, ЮМЖД и КВЖД…. Не продадите сейчас - потом придётся отдать даром….Ну и, считайте это личным, господин атеист,когда дело дойдёт до внутренней политики - не забудьте про возрождение проекта Сергия Радонежского…

- Ну какое ужтут личное? - покрутил головой князь. - Это уже государственное, можно сказать, краеугольный камень государственной идеологии. Большевики, они ведь, тоже ничего нового изобретать не стали. И веру в рай оставили, только на землю его перенесли - коммунизмом назвали, и Евангелие в виде материалов съездов своей партии, и даже поклонение мощам в мавзолее... Мне вот, Ваше пояснение по поводу сверхъестественных, божественных сил по душе пришлось. Как Вы ловко состыковали сугубо материалистическую науку с религией!

- Ну, положим, стыковал не я, я только озвучил. Но согласен, - сформулировано удачно. Кто-то должен будет, рано или поздно, помирить материалистическую науку и идеалистическую веру. Хорошо, если это будете Вы. Многих конфликтов тогда получится избежать… Но первый, и главный конфликт, который следует задавить в зародыше...

- Да-да, помню, - кивнул князь, - постараться избежать конфронтации с Германией. Пусть они занимаются англичанами, французами, китайцами, японцами… Поляками,в конце концов,пусть займутся... Одним словом, задача -занять их делом так, чтобы ни на какой “Drang nach Osten” (Натиск на Восток) у них сил больше не оставалось!

- Да…, как-то сумбурно у нас получается, не находите?

- Сергей Александрович, а может, останетесь? Тогда будет время спокойно и тихо… Видите, как у нас тут не скучно. Вам, как исследователю, будет любопытно...

- Александр Михайлович, Вас из похода ждёт семья, и это - прекрасно. Это вообще, самое прекрасное, что может быть даровано человеку.

И меня из этого нежданного путешествия ждёт семья,и моя любимая женщина, которую я не променяю ни на какие, самые заманчивые перспективы и проекты. Ведь, для кого,мы, мужчины, пыжимся и хорохоримся? Для того, чтобы им было хорошо и спокойно.

Все революции происходят из-за страха за будущее своих детей и близких. Так что сознательно не вернуться - это предательство, получается. А Вам разве здесь предатели нужны? Здесь и своих хватает...

Хотя, по всему этому, - Сценарист махнул рукой в сторону Владивостока, - я буду сильно скучать. Такой роскошной кулебяки и «гурьевской» каши, в ХХI-м веке уже не найдёшь. А эти учтивые обращения, манеры….

Сценарист озорно подмигнул и пониже наклонился к князю:

- Знаете, Ваше Высочество, по убеждениям я, конечно, демократ, но так иногда хочется, чтобы кто-нибудь утром открыл дверь, и ласково так, сказал: “Кушать подано, барин”.

От дружного хохота с пологой волны снялись чайки,и дико вопя, закружились над собеседниками...

- Ну и последнее, но в первую очередь, - продолжал Сценарист, - Не дают мне покоя эта подлодка, другие странные события. Думаю, в ХХI-м веке у меня будет больше шансов прояснить некоторые загадки истории России. Хотя, если что-то узнаете первым, дайте мне знать. Нет, не смотрите Вы так на меня, у меня нет пока прямого телефона между прошлым и будущим, поэтому связь будет у нас односторонняя, но вполне надёжная. А сообщения Вы сможете отправлять мне следующим образом…

Конец первой книги


Оглавление

  • Глава 1 Человек может всё! И это настораживает…
  • Глава 2 Чудеса случаются. Это вам любой программист скажет...
  • Глава 3 Одним словом, надо выпить...
  • Глава 4 Привкус настоящей тайны
  • Глава 5 Особо секретная миссия – «Enter»...
  • Глава 6 Как мы смогли так точно промахнуться?
  • Глава 7 Опыт - это то, что ты получаешь, не получив того, что хотел.
  • Глава 8 Трудностей мы не боимся — это хорошо. Плохо, что и они нас не боятся.
  • Глава 9 Первый контакт с двадцатым столетием.
  • Глава 10 Я всё отдам, но где мне это взять?
  • Глава 11 Все мы твари Божьи, но некоторые - совсем уж, твари...
  • Глава 12 Ветры перемен в тупике не дуют.
  • Глава 13 Не поддавайся гнетущей неопределенности - и сам ее угнётешь.
  • Глава 14 Глупо ожидать, что кто-нибудь придёт, и за тебя сделает. Пока не поймаешь, и не заставишь, никто и пальцем не пошевельнёт.
  • Глава 15 Бог дает каждому из нас шанс изменить этот мир, а нам бывает лень менять даже обои...
  • Глава 16 Газеты всегда возбуждают любопытство и никогда его не оправдывают.
  • Глава 17 В каждой организации есть хотя бы один человек, который понимает, что происходит на самом деле. Вот его-то, и следует уволить в первую очередь...
  • Глава 18 Генерал Кодама, и его агент Серж Мавроди
  • Глава 19 Неудачники даже в пустыне умудряются сесть в лужу.
  • Глава 20 Самое трудное в жизни - не потерять желания жить
  • Глава 21 Человек человеку - кто угодно. В зависимости от обстоятельств. В этом заключается главная прелесть гибкости человеческой натуры.
  • Глава 22 Водку нельзя пить, одному и молча...
  • Глава 23 Ради справедливости я готов на многое из того, что можно сделать, не вставая с дивана.
  • Глава 24 Это измена, господа!
  • Глава 25 А завтра вдруг, окажется вчера...
  • Глава 26 Вершина чем хороша? С неё отчётливей видны гораздо более высокие вершины
  • Глава 27 Большому кораблю – большие крысы в трюме…
  • Глава 28 Судьба это не только то, что будет, но и то, чего не будет
  • Глава 29 Они воспринимают Россию, как корм!
  • Глава 30 Накануне.
  • Глава 31 Я пришёл бы к вам раньше, но меня задержала стойкость ваших солдат
  • Глава 32 Встреча с “Варягом”
  • Глава 33 Врагу не сдаётся...
  • Глава 34 “Варяг - 2”. “Варяг” возвращается...
  • Глава 35 Укус блохи.
  • Глава 36 Если бы не рога и копыта, он был бы практически святой.
  • Глава 37 Жадная гусеница заблудилась в яблоке и укусила себя за задницу...
  • Глава 38 IQ хорош, но мог бы быть трехзначным…
  • Глава 39 Вчера я решила жить вечно. Пока всё идёт хорошо...
  • Глава 40 План - это высшая форма мечты
  • Глава 41 Пора научиться не только проигрывать, но и побеждать!
  • Глава 42 Месть - это блюдо, которым можно подавится.
  • Глава 43 Сударыня!.. (Всё. Дальше нецензурно.)
  • Глава 44 Порт-Артур
  • Глава 45 Вихри враждебные...
  • Глава 46 Господь следит за тобой. Живи так, чтобы ему было интересно
  • Глава 47 «Вуаля»! - это искажённое русское "валяй".
  • Глава 48 Неучтённый фактор.
  • Глава 49 Да, скифы мы...
  • Глава 50 Господи, сделай так, как мне надо, а не так, как я хочу!