Знакомство (fb2)


Настройки текста:



Ростислав Корсуньский. Знакомство

Глава 1

Когда Ярослав, или как его все называли Яр, увидел эти стены, он не сдержался и выругался:

— Опять! Да сколько же это может продолжаться!

Первый раз в эту пещеру или какой-то подземный лабиринт он попал неделю назад. Причем, был абсолютно уверен, что спит и это ему снится. Даже было интересно побродить по подземелью. На третью ночь ему это уже стало надоедать, четвертая принесла много восхищения, а пятая — страха. Он всегда появлялся здесь в одном и том же месте — небольшая пещера, явно естественного происхождения, была где-то метров пятнадцать в диаметре. Нет, круглой она не была, но была очень близка к этому. Света в ней не было, но он каким-то образом все видел. Правда выглядело это как будто на улицы опустились глубокие сумерки. От нее расходилось целых пять проходов: два довольно больших, два средних размеров и один узкий.

В самый большой проход он пошел в первый же день, надеясь, что уж он то выведет его куда-нибудь и объяснит куда же он попал. Сам ход был удобен и, скорее всего, этот тоннель чьих-то рук дело. Пол довольно ровный и идти по нему было легко. Сколько он по нему шел Ярослав так и не смог сказать, но вдруг уперся в большой завал. «Ну вот, только зря сюда шел» — подумал он и уже развернувшись, чтобы идти обратно, проснулся.

Очутившись здесь во второй раз, он решил осмотреть сначала средних размеров проходы, затем оставшийся большой и напоследок самый маленький. Но два средних ничего интересного не принесли и заканчивались все тем же обвалом.

По оставшемуся большому проходу Ярослав шел с огромным убеждением, что здесь будет такой же обвал. Но прошло уже двадцать минут, а ничего не было. Было заметно, что этот проход понемногу начинает подниматься. Был он извилистым, но идти по нему было легко. Сделав очередной поворот, Ярослав увидел выход. Подойдя ближе и выйдя из пещеры, а он уже не сомневался, что это была именно она, он не сдержал удивленного возгласа:

— Ничего себе!

И есть чему удивляться! Он стоял на небольшом уступе какой-то горы а внизу перед глазами был, наверное, самое подходящее выражение, лунный пейзаж. Точь в точь как он видел на фотографиях луны, сделанными луноходами и космическими аппаратами. Камни, камни, глыбы камней, иногда встречались ровные участки, скорее всего песчаные. Темно не было, светло как в ясную ночь на юге в полнолуние. Даже светлее. Ярослав поднял глаза на небо и замер в восхищении. Мириады звезд излучали на нем свое сияние. Казалось стоить протянуть руку и можно снять с неба звезду. Но это было еще не все: на небе светило множество астероидов отраженным светом своего солнца. Малые, маленькие, средние, размером с нашей Луной, но были и крупные. Вся эта светящая феерия и давала столько много света. «Наверное, именно так выглядит пояс астероидов в нашей солнечной системе» — вдруг почему-то подумалось ему. «А может быть я там и нахожусь» — додумал после. Некоторые звезды мигали и Ярослав стоял и стоял, любуясь этой красотой.

Впервые по самому узкому проходу Ярослав пошел на пятый день. Сначала все было как обычно, вот только он был слишком извилистым, но потом он ощутил какое-то сопротивление. Наподобие того, как входишь в воду: чем глубже, тем тяжелее идти. Но со все возрастающим сопротивлением у него возрастало и любопытство. Рассекая с трудом это нечто, он сделал поворот и его взгляд уперся в… Наверное, это была дверь, потому что абсолютно ровная поверхность среди каменных стен не могла быть ничем иным. Это могла быть и стена, но какой был смысл делать отверстие в камне, чтобы потом сделать стену. Никакого. Сделав с усилием пару шагов, оторвав взгляд от двери и посмотрев под ноги, Ярослав увидел трещину или провал. Ширина провала была не большой, всего метра полтора. Наклонившись, он посмотрел вниз и не увидел дна. Ниже метров десяти была только темнота. Попытавшись вглядеться в нее, он проснулся.

На шестой день, уже привычно идя по последнему проходу, Ярослав думал какой же он дурак, ведь во сне он мог летать! Пусть это было не легко сделать, но все же. В таком прекрасном расположении духа он дошел до провала и еще раз посмотрел на эти полтора метра, которые так тяжело было преодолеть. Недолго думая, он отошел от края на сколько позволяло пространство, чтобы хоть немного разогнаться, и побежал. За эти несколько шагов он вспомнил то состояние прекрасного парения в воздухе, сильно оттолкнувшись и переходя в него, немного завис над пропастью и… рухнул вниз. Падая с ужасом в эту пропасть, он проснулся. Но за какие-то доли секунды до того, как проснуться, он ощутил, что то, что давило на него исчезло.

На седьмой день Ярослав уже знал, что надо делать. Подойдя к краю провала, он стал высматривать возможность спуститься на несколько метров вниз, чтобы уже потом перепрыгнуть на другую сторону. Это было сделать не так сложно — уступов было много. Не откладывая ничего в долгий ящик, он приступил к делу. Лег на край, затем повернувшись, нащупал одной первый уступ. Затем второй нашел еще один. И начал спуск. Спустившись на глубину метров трех, он почувствовал облегчение. Ему ничего не мешало и не давило. Оглянувшись, он начал высматривать выступы на другой стороне, за которые можно было бы ухватиться после прыжка. «Ага, вон как раз подходит для рук», — подумал он и поднял голову выше, чтобы рассмотреть можно ли вообще подняться. Оказалось, что это легко сделать — выступов было много, и здесь самое главное было не свалиться в пропасть и не проснуться. Сильно оттолкнувшись и развернувшись в полете, он как и рассчитывал ухватился руками и удержался, а затем медленно полез вверх. Но когда он пересек незримую черту, ощущение тяжести вернулось, причем, было такое впечатление, что его отталкивало назад. Ползти стало сразу тяжелее, но Ярослав справился и через некоторое время стоял перед входом.

Вблизи это была гладкая, матовая, серовато-коричневая металлическая поверхность. Правда что это был за металл или сплав Ярослав не имел ни малейшего понятия. В высоту она была метра три, а в ширину два. Камень у двери качественно обработали, и он был также абсолютно гладким. Ни на двери, ни на камне не было даже намека на что-то, что могло указывать на ручку входа, рычаг или какой-нибудь пульт. Подойдя вплотную, он коснулся двери. Ничего особенного. Как проникнуть внутрь у Ярослава была одна мысль: пройти сквозь стену, как это у него получалось ранее, но после того, как у него не получилось полетать, он уже сильно опасался, что и здесь не получится. Или что дверь будет слишком широкая, и он не сможет ее пройти полностью, ведь ранее он проходил через не широкие преграды. «А ведь рядом с дверью никакой тяжести нет», — вдруг подумал он, когда сообразил что же здесь не так как ранее. Но любопытство разгоралось все сильней и сильней, и Ярослав решил попробовать пройти сквозь стену. «Сон это или не сон», — со злостью подумал он. Он положил ладони на дверь, коснулся ее лбом. Почему-то всегда, когда он проходил сквозь стены во сне, ему вспоминался фильм «Чародеи», снятый еще в Советском Союзе. Вот и сейчас вспомнив этот фильм и с мыслью «а стены нет совсем», он медленно стал втискиваться в дверь. Это трудно, намного трудней, чем когда он это делал ранее. Но отступать не хотелось, и Ярослав все глубже и глубже проникал вовнутрь. Вдруг очень не кстати пришла мысль, что если он застрянет, то ему будет очень и очень плохо, причем не только сейчас, но и тогда когда он проснется. Почему это так он не знал, но был абсолютно уверен, что прав. Уже прилично паникуя, что не сможет этого сделать, Ярослав как-то резко выскочил из преграды.

— Фу, — выдохнул с облегчением он. — Наконец-то!

Помещение, где он очутился, было просто огромным, но его взгляд сразу же приковало нечто, стоящее посередине. Вернее парящее.

— Ну, вот и я увидел НЛО, — подумал он вслух.

А как иначе было назвать серо-коричневый шар диаметром метров пятьдесят. Несмотря на свои размеры, он занимал только четвертую или пятую часть помещения. Или сейчас более правильно сказать ангара. Ярослав пошел к этому НЛО, на ходу осматривая его. Поверхность была неровная, немного ребристая или волнистая, огней по окружности и всяких построек или выпуклостей не было, как любили изображать «летающие тарелки» в кинематографе. Подойдя ближе, он поднял голову и посмотрел вверх. Впечатляюще! Внизу между шаром и полом ангара было не более полуметра. Но любопытство заставило его обойти все это великолепие. Обогнув его где-то на треть, он с удивлением все-таки обнаружил одну выпуклость. Где-то на высоте двух метров или немногим более из поверхности выступала как бы часть сферы, диаметром сантиметров тридцать. Он бы ее и не заметил, но она была немного темнее. Ему так и захотелось на нее нажать, что он и сделал. Правда, для этого ему пришлось немного подпрыгнуть. С чувством выполненного долга он развернулся и хотел пойти далее, как услышал за спиной легкий шорох. Инстинктивно отпрыгнув, он развернулся и увидел как на высоте двух с половиной или трех метров на поверхности шара проявился прямоугольный контур. Края его были скруглены. А затем эта часть начала опускаться наподобие, как опускается трап в небольших самолетах. Правда никаких ступенек не было, а была просто ровная наклонная поверхность, так и приглашающая вовнутрь.

— Любопытной Варваре нос оторвали, — сказал он вслух, и уверенно пошел внутрь корабля.

Да, правильней всего его называть именно корабль. Вернее космический корабль. Зайдя внутрь, Ярослав очутился в небольшом круглом помещении, тусклый свет в котором высвечивал три овальных двери. «Интересно, что же это за люди такие, которые так любят все круглое» — подумалось ему. Поскольку открыта была только одна дверь, то он и пошел к ней. Опять круглое помещение, в центре которого находилась прозрачная труба с отверстием. А вокруг нее, как ни странно было здесь ее увидеть, была винтовая лестница. «Ну, оно и понятно: лифт и лестница», — подумал он. «И лифт наверняка какой-нибудь гравитационный. А лестница, наверное, так, на всякий пожарный. Эх прокачусь». Зайдя внутрь, он сказал:

— Ну, поехали. — И ничего не произошло. — Что ж, пойду-ка я тогда пройдусь.

— Ну, кто так строит. — Опять вспомнился фильм «Чародеи».

Ярослав уже поднялся на третий ярус, но ни на одном не было открытых дверей, а проходить сквозь них он немного опасался, помня случай со входом в ангар. Поднявшись еще выше, он, наконец, увидел проход.

Он зашел в новое помещение. Привычно круглое, оно было метров пять или шесть в диаметре. В центре опять был шар. Увидев это, Ярослав чуть не рассмеялся. А противоположная стена, чуть ли не в треть окружности, была гладкой. И больше здесь ничего не было.

— А вот и рубка. Это, наверняка, экран, а вместо шара в центре должно быть кресло капитана, — сказал он сам себе.

Пройдя немного вперед, он понял, что это все-таки кресло, просто сзади не была видна передняя его часть, которая и являлась креслом. Сидение, спинка кресла, подголовник — все это напоминало обводы тела человека. Именно человека, потому как не было никаких там в нем ямок для хвоста или спинного гребня. Вдобавок к этому на нем были подлокотники и место для кистей рук и, о чудо, там было даже по пять пальцев. Кресло так и манило сесть в него, что Ярослав и сделал. Оно оказалось очень удобным. Откинувшись в нем и положив руки на подлокотники, он закрыл глаза и представил, что он командир этого корабля и бороздит просторы Вселенной.

— Активация начата, — вдруг услышал он голос. Или этот голос прозвучал у него в голове.

— Как интересно, — подумал он.

— Система жизнеобеспечения активирована.

— Система навигации активирована.

— Система двигателей активирована.

— Научно-исследовательский комплекс активирован.

— Переход из капсулы в рабочий режим завершен.

— Активация завершена.

— Идентификация главного ор' тана начата.

— Идентификация на главного ор' тана невозможна.

— Причина?

— Отсутствие биологического тела.

— Объект?

— Призрак.

— Классификация?

— Дух.

— Принадлежность?

— Нет данных.

— Подключить данные научно-исследовательского комплекса. Принадлежность?

— Нет данных.

— Кто активировал?

— Объект.

— Опасность?

— Высокая.

— Действия?

— Изоляция призрака для углубленного исследования.

Ярослав почувствовал, как что-то невидимое сжало его. Он дернулся — хотел вскочить с кресла, но у него ничего не получилось. Что-то крепко его держало. «Надо быстро просыпаться», — подумал он. Он напрягся, безумно желая проснуться, но ничего. Вдруг ему стало очень больно, как будто кто-то невидимыми руками захотел вырвать у него сердце.

— Исследование завершено. Принадлежность неизвестна. Совпадение с духом жителей планеты Орта, расой ортанов, составляет пятьдесят процентов. Побочной ветвью он быть не может. Он имеет не понятную связь, которая уходит в бесконечность. Определить что это невозможно. Разорвать связь невозможно.

— Так это вы мне сделали так больно! — хотел вскрикнуть Ярослав, но смог только яростно подумать.

Небольшая пауза.

— Объект подключился напрямую к кораблю.

— Как такое может быть?

— Неизвестно.

— Опасность?

— Угроза вторжения.

— Вывод?

— Враг.

— Действия?

— Уничтожить!

Боль была адская. Ярослав чувствовал, как его хотят разобрать на молекулы, а может быть и на атомы. «Да когда же я проснусь». Но спасения в виде окончания сна не приходило. «Да не враг я вам! Я вообще сплю. Наверное», — мысленно кричал он. Он понял, что еще немного и у него что-то разрушиться, что-то очень и очень важное. А затем наступила тьма.

Глава 2

Сознание выплывало из далеких-далеких глубин, возвращаясь очень медленно. Первой мыслью было: «Наконец-то я проснулся». Через некоторое время Ярослав смог открыть глаза.

— Черт! — выругался он, — Я опять здесь.

Он сидел все так же в кресле, в центре рубки. Ничто ему не мешало и не хотело разобрать на мельчайшие частицы. И только тяжесть во всем теле, если это применимо к нему сейчас, напоминала о произошедшем.

— Я мыслю — значит, я существую, — пробормотал он. — А все же что же произошло и почему я жив. Что я слышал, компьютер, что ли какой-то. Непонятно. Как же мне опять к нему подключиться, чтобы узнать, что да как. А что если…

Он опять откинулся в кресле, руки положил на подлокотники и представил, что он опять капитан.

— Объект вышел на связь.

— Ни хрена себе, — подумал Яр.

— Непонятно.

— Что случилось? Почему я тут. Я должен проснуться!

— Произошла незапланированная активация, и виновник этого ты. Почему ты смог это сделать непонятно. Я расценил это как вторжение и должен был тебя уничтожить, но…

— А кто ты такой? — перебил Ярослав.

— Информация закрыта.

— А почему ты меня не уничтожил?

— Это было сделать очень тяжело. С таким видом призраков я не встречался.

— Я не призрак! — опять перебил Яр. — Ой, извини, так что там дальше?

— Ты не имеешь материально-биологического тела, а значит ты призрак. Затем в библиотеке научно-исследовательского комплекса была обнаружена теория профессора Квена Урхарта «Теория снов». Она разработана после длительного общения с жителями планеты Орта. Согласно этой теории ортане могут путешествовать во сне по другим мирам. Совпадение их рассказов с твоим случаем составляет девяносто процентов, поэтому я прекратил твое развоплощение.

— А что было бы со мной в противном случае? Ну, после развоплощения?

— От тебя осталась бы только искра жизни.

— А что это такое?

— Точно не известно. Это то, что невозможно уничтожить.

— Так я сейчас сплю? А почему я не смог проснуться, хотя раньше, когда мне было страшно, я всегда просыпался.

— Согласно теории профессора Урхарта, чтобы дух странника по снам вернулся обратно в тело, он должен передать некий импульс обратно и тело как бы выдернет дух обратно. Либо тело должно само «позвать» вернуться. Мне удалось блокировать любую передачу по твоей связи, но разорвать ее мне не удалось.

— Так я могу вернуться обратно в любой момент, когда захочу?

— Да, как только я сниму блокировку, то ты сразу же проснешься. Но мне хотелось бы знать, как ты здесь очутился? Ведь подступы к этому месту защищены от проникновения призраков.

— Как, как…

И Ярослав рассказал все свои небольшие приключения в этом мире.

— Расскажи немного про свой мир.

И только сейчас до Ярослава дошла несуразность «разговора».

— А как мы вообще разговариваем и понимаем друг друга?

— Мы не разговариваем, а общаемся мысленно. Призраки так вообще не могут разговаривать. При общении мысленно формируются и передаются образы, которые можно легко расшифровать, что и делаем мы с тобой. Если бы мы разговаривали, то не поняли бы друг друга.

— А у себя на Земле мы не умеем мысленно общаться.

— Умеете, только либо не хотите так общаться, либо почему-то не можете. Если бы не умели, то и сейчас ты бы не смог общаться со мной. Земля — это название твоей планеты?

— Да.

— Расскажи мне о ней?

Ярослав «рассказывал» долго о Земле. Начал рассказ с изображения планеты из космоса. Потом о своей родине — России: о лесах, которые пока еще сохранились в некоторых местах, о равнинах, которые он очень хорошо помнил, когда ездил к бабушке в Украину, о горах, которые он помнил по поездке на озеро Байкал. Затем все, что он помнил по фотографиям, документальным фильмам, прочитанным книгам. В конце он коснулся цивилизации, которая упорно из года в год уничтожала эту красоту.

После рассказа было несколько минут молчания, затем:

— Ты принадлежишь к враждебной создателям этого корабля цивилизации. Я не могу тебя отпустить.

— Значит, убьешь?

— Нет, у меня есть к тебе предложение. Хотя ты и воспитывался там, но в тебе есть много общего с аранами.

— А кто это такие?

— Это и есть создатели этого корабля. А предложение такое: ты же хочешь стать командиром этого корабля?

— Очень!

— Здесь в одном отсеке хранится тело, выращенное искусственно. Ты можешь его занять, а я тебе помогу. Но тебе придется отказаться от своего дома — ты больше никогда не можешь туда вернуться.

Ярослав задумался. Дома у него никого не было. Родители погибли в авто катастрофе — один урод, сын местного олигарха, выехал на своем Хаммере на встречную полосу и протаранил родительские Жигули. Мама с папой скончались на месте. А этому сынку ничего не было, сколько ни пытался Ярослав добиться правосудия. А после того, как однажды вечером он был сильно избит, так и вовсе прекратил что-либо делать. Ни жены, ни девушки у него не было, детей соответственно тоже. Но, несмотря на это, ему очень не хотелось расставаться с Родиной — есть что-то такое у русского человека, что не поддается логическому объяснению.

— Я согласен. Только, как я понимаю, для этого необходимо разорвать мою связь с моим миром? И как это сделать? Ты же не смог!

— Я не могу, но это можешь сделать ты. Для этого тебе необходимо очень сильно захотеть остаться здесь, а я помогу, как могу. Сейчас ты спустишься вниз на один ярус, повернешь направо и зайдешь во вторую дверь. Это криогенная камера — там тебя уже ждет твой организм. Внешне, а значит, скорее всего, и внутренне оно полностью совпадает с твоим призраком, который я вижу. Поэтому твое слияние с телом произойдет достаточно быстро.

— А сколько это займет времени?

— Я не смогу тебе этого объяснить.

— А ты уже делал перенос сознания?

— Нет. Но у меня хранятся очень подробные данные о том, как это делается.

— А были случаи, подобные моему?

— Нет. Но по теории профессора Урхарта все делается аналогичным образом, главное разорвать твою связь с собственным миром.

— Утешил. А точно получится?

— Не переживай, все будет хорошо.

— Ну и ладно я тогда пошел.

— Подожди. Мне надо объяснить тебе, что необходимо сделать, ведь как только ты встанешь с кресла, мы не сможем общаться.

Найти криогенную камеру не составляло никакого труда. Зайдя в нее, Яр сразу же увидел посреди помещения стол (что-то вроде хирургического) и на нем лежал человек. Абсолютно голый. Голый — это имелось ввиду, что волос ни на голове, ни на теле совсем не было. Кожа была почти белого цвета. Глаза были закрыты, так что о цвете глаз можно было только догадываться. И еще он был мужского пола. Принципиально ничем не отличался от людей, привычных Ярославу. Подойдя ближе, он увидел, как из стола вырастают нити, или вернее сказать побеги, потому как на них они были очень похожи. Они обхватили запястья, лодыжки, а вокруг головы образовали что-то наподобие мелкоячеистой сетки. Он знал, что так должно произойти, но все равно был очень удивлен. «Интересно, что же это за корабль такой», — подумал он.

— Ну вот вроде бы все готово, — сказал вслух Яр. — Пора начинать.

Он забрался на стол, лег так, чтобы голова была к голове, руки к рукам, ноги к ногам. Это напоминало погружение в кисель или, вернее сказать, в студень. Но вот он погрузился в тело и сразу же услышал голос:

— Все правильно.

— Это аран? — сразу же спросил Ярослав.

— Нет. Это ортан. Поэтому слияние твоего духа с этим телом должно произойти без каких-либо проблем.

— Надеюсь на это.

— Теперь ты должен всей своей сущностью пожелать остаться здесь. Постарайся представить связь со своим тем телом. Лучше было бы ее увидеть, если сможешь. А как представишь ее, или увидишь, то сразу начинай тянуть на себя. Либо ты ее вытянешь, либо разорвешь. И помни, все зависит только от силы твоего желания. Начинай.

Ярослав попытался представить эту свою связь. Но все, что у него получилось так это канат, по которому в школе они лазали и который потом перетягивали. Вот он хватает этот канат руками и тянет на себя, тянет. Но пока никакого эффекта не было. «Блин, я же действительно хочу здесь остаться. Бороздить космос». И он представил, как он летит сквозь Вселенную, рядом мелькают звезды, пролетают планеты. А это что там впереди чернеет? Черная дыра! От нее надо держаться подальше. Но его уже несло на нее. Приближался со все нарастающей скорость. Вот она уже резко увеличилась в размере. И… Удар. Ярослав дернулся. И тут он как наяву увидел отходящую от себя нить. Или вернее сказать струну. И, как слышал он ранее, она уходила в бесконечность. Теперь он начал тянуть ее мысленно. И струна дрогнула и чуть-чуть сдвинулась. Как он это увидел? Скорее всего, просто понял или почувствовал, что это так. По мере вытягивания ее он начал испытывать некий, все возрастающий, дискомфорт, а также все возрастающее сопротивление со стороны «струны». Затем резко наступила боль, что он чуть не выпустил «струну». Тогда он представил, как от него вырастают некие нити и, оплетая эту неподдающуюся связь, тоже тянут и тянут, и тянут. Вдруг он услышал как бы далекий звон. И пришла боль. Боль. БОЛЬ. А затем провал, падение в никуда. И последней мыслью было: «Эх. Не удастся мне полетать меж звезд».

Свобода. Пустота. Безмятежность. Простор. Свобода. Улететь далеко-далеко, в никуда, в бесконечность. И раствориться там в мироздании. Полет. Но что-то дергает его, и он оказывается где-то, видит какой-то силуэт, и из глубины памяти всплывают воспоминания. Что-то надо сделать. Где? Что? Нет, улететь и… Опять что-то дергает еще сильней. Опять этот силуэт. Что ему надо? Что-то с ним надо сделать. Опять воспоминания. Это же часть меня. Или я. Или… Опять всплывают воспоминания. Это я, я должен. Да, соединиться с ним, а затем улететь. Это я: вот ноги, руки, а сейчас голова. Вот так. Это я, я опять целый. И…

Тишина. Нет. Вот какой-то звук. Опять. Что-то коснулось руки. Затем он почувствовал, как что-то вошло в руку, и дернул рукой. И сразу же в голове раздался шум, как будто кто-то хотел влезть к нему в голову. Что же это? Мысли сильно путались. Опять что-то с рукой. Но тут он вспомнил последние события, голова прояснилась. «Неужели получилось?», — подумал Ярослав. Он попытался открыть глаза, но ничего не получилось. Опять кто-то стучится к нему в голову. «Да это же компьютер корабля!», — вспомнил он все.

— Кто стучится в дверь мою? — спросил Ярослав вслух.

— Арингх вар тику, — услышал он в ответ.

— Не понял, — пробормотал Яр, затем мысленно добавил, — Я думал, что ты научишь меня своему языку или выучишь мой.

— Наконец-то! — прозвучал голос в его голове. — Пока ты полностью не сольешься со своим новым телом, я не могу ничего делать с твоим мозгом. Как ты себя чувствуешь?

— Что беспокоился за меня?

— Да, думал, что ничего не получится.

— А что вообще произошло? Я так ничего не помню, кроме какой-то пустоты.

— Сначала все было, как и должно быть. Ты начал соединяться с новым телом, затем началось сильное напряжение на нити соединения, потом произошел разрыв ее. Ты должен быть ощутить, и ощутил, судя по эманациям твоего духа, сильную боль. Мне нужно было только немного удержать тебя, после чего ты должен был начать соединяться с телом. Но ты стал уплывать куда-то, я ничего не мог сделать, только несколько раз дернуть тебя. А потом ты сам как-то вернулся. Все-таки твой дух, твое сознание, твое я сильно отличаются от всего известного мне. Поэтому ты и смог проникнуть сюда. А сейчас уже очнулся.

— Но я не могу открыть глаза.

— Ты еще не освоился со своим телом.

— Но я уже могу слышать.

— Слух раньше возвращается.

— А ответь-ка сейчас мне на вопрос: Ты кто? Управляющий компьютер корабля?

— Я и есть корабль.

— Ну да, можно сказать и так.

— Нет, ты не понял. Я не искусственный интеллект, а именно корабль. И этот корабль, если так можно сказать, живой. Выращенный, а не построенный.

Ярослав был ошарашен от этого заявления. Немного подумав, он спросил:

— Так в тебе совсем нет ничего металлического? А как же ты летаешь в космосе?

— Я весь состою из биологического материала. А в космосе летаю, используя гравитацию и антигравитацию.

— А к другим звездам как летаешь? Ведь это же очень долго так лететь.

— Почему долго?

— Но ведь на гравитационных двигателях можно лететь только со скоростью света.

— Кто тебе сказал такую чушь?

— Ну, в моем мире нас так учили.

— Это неправда.

— А как же?

— В свое время ты все узнаешь, когда я передам тебе знания.

Да уж. И сейчас Ярослав вспомнил, что вроде бы в знаменитом коллайдере были зафиксированы частицы, двигающиеся выше скорости света. Да и многие ученые заявляли, что теория Эйнштейна полностью изжила себя.

— А какое оружие у тебя есть?

— Совсем нет ни какого?

— Как так?

— А я научно-исследовательский корабль нового поколения. Был выращен в единственном экземпляре. Моей целью было исследование звезд, карликов и черных дыр.

— А если вдруг война с кем-нибудь?

— А цивилизация аранов и была уничтожена во время войны. Это было очень и очень давно.

— А как же ты сохранился так хорошо? Ведь ты биологический?

— Я был закапсулирован и находился в состоянии куколки, пока ты меня не активировал. Работала только система самообновления.

Тут Ярослав почувствовал накатывающуюся тяжесть.

— Что это со мной?

— Проходит действие стимулятора. Сейчас ты уснешь.

И Ярослав погрузился в сон. Наконец-то обыкновенный нормальный сон.

Глава 3

На космическом корабле Ярослав находился уже целый месяц. Тут ему вспомнилось, как он пытался согласовать с кораблем, что такое секунда, минута и час, чтобы время считалось в привычной Ярославу системе. Сначала хотел попробовать как-то через скорость света, но там поднимался вопрос о расстояниях, потом хотел через периоды полураспада радиоактивных элементов, но так и смог объяснить какой элемент он имел ввиду, так как строение атома у аранов совершенно отличалось от известной Ярославу (планетарной). А затем вспомнил, как еще в детстве кто-то ему сказал, что произношение числа двадцать два практически полностью совпадает с секундой. Вот он и наговорил Страннику сотню «двадцать двоек», а корабль уже взял среднее. Так Яр и получил привычную систему счета времени. А с метрами и километрами было еще проще.

Проблем с одеждой тоже не возникло. На корабле было несколько комплектов различной одежды, как оказалось впоследствии, это была рабочая одежда работников станции.

Сейчас он мог уже вставать и двигаться по кораблю. Правда медленно, ощущение в ногах и руках было каким-то ватным, самое близкое это как будто отлежал себе и руки и ноги. Как ему объяснил Странник, что это еще не все нервные окончания взяты под контроль. Странником Ярослав назвал, теперь уже свой, корабль.

Однажды он спросил корабль:

— А какое у тебя имя?

— Никакого, еще не успели его дать.

— Так нельзя, будешь Странником.

— Вечный скиталец? — мне нравится.

Вот с тех пор Ярослав обращался к кораблю только по имени. Никакой информации ни о себе, ни о своих изобретателях, ни о том, что сейчас происходит снаружи ангара Странник давать отказался наотрез, мотивируя это тем, что еще рано напрягать мозг. Но все отсеки корабля были открыты, таким образом все познания Ярослав получал, бродя по кораблю. В целом, он уже получил представление о том, как выглядит корабль. Всего на нем было семь ярусов. Четвертый был центральным, и рубка являлась как раз центром корабля. Как он понял по нескольким фразам, а затем, спросив Странника и получив утвердительный ответ, вокруг рубки находился мозг корабля — какие-то специальные нейронные волокна, переплетенные таким образом, что составляют какую-то умопомрачительно сложную структуру, которая в сотни раз эффективней мозга человека. Вся несущая конструкция — это какой-то особо прочный, усовершенствованный хитин. Да и сам корабль можно было спокойно называть насекомым, так как за его основу было взято насекомое, обитающее на какой-то планете. Система жизнеобеспечения работала по замкнутому циклу — отходы человека являлись, если так можно назвать, пищей корабля. Это касалось и воздуха, вернее кислорода. А корабль уже производил еду, употребляемую экипажем. Но все же система была не полностью замкнутая, поэтому пополнение биомассы необходимо было производить. Правда, можно было использовать любую органику. Правда запасов было еще много, поэтому дозаправка биомассой не требовалась.

На счет экипажа: в идеале он должен состоять из десяти человек, вернее ученых, имеющих разную специализацию, но управляться мог и одним человеком.

Первый ярус, вернее первая палуба, самая нижняя, корабля не представляла собой ничего интересного — это был вход в корабль. Центральная дверь вела к гравитационному лифту, а две другие вели к гравитационным двигателям. Двигателями в представлении Ярослава они не были, это была, скорее всего, очень сложная система, которая выполняла функции двигателей.

Вторая и шестая палубы были предназначены для исследований. Правда в помещениях никакой аппаратуры не было. Как сказал Странник — не успели ничего сделать.

Третья и пятая палубы — это жилые помещения. На третьей палубе находилась еще столовая, или кафешка, как начал называть это помещение Ярослав. Больше ничего интересного там не было.

Четвертая была самой главной. Здесь находилась рубка корабля, мозг Странника, было несколько специальных помещений, одним из которых была криогенная камера. И целых четыре выхода к гравитационным двигателям.

Седьмая палуба служила только для подхода к двигателям.

Таким образом, можно сделать вывод, что гравидвигатели составляют как бы куб.

Больше всего Ярославу не нравилось, что в корабле не было совершенно никакого оружия, даже ручного. Во всех космических фильмах и книгах о космических путешествиях велись какие-то войны, была масса разного всякого оружия. А тут — научно-исследовательский — и точка. Но он решил, что как поправиться, то точно начнет думать хоть о каком-то оружии, так, на всякий случай.

К концу третьего месяца, после очередного обследования, Странник заявил, что Ярослав полностью освоился со своим новым телом. Да и он сам это чувствовал. Все органы чувств работали превосходно, даже лучше чем на Земле. Двигался легко, руки-ноги были послушными. А еще через два дня было решено соединиться с кораблем, чтобы получить необходимые знания, да и просто попробовать управлять им.

Садился в кресло командира корабля Ярослав с каким-то непонятным чувством — то ли неопределенности, то ли боязни разочарования, то ли легкой боязни. А скорее всего, со всеми сразу. Привычно сев в него, он лишний раз поразился тому, какое удобное кресло капитана. Расслабился, уже привычно представил себя капитаном корабля. И сразу раздался голос Странника:

— Готов?

— Да. А что надо делать?

— Нужно постараться соединиться со мной более тесно. Только тогда я смогу дать тебе необходимые знания и выучить твой язык, чтобы можно было разговаривать. Да и быстрее буду реагировать на твои команды. Постарайся представить, что ты не капитан корабля, а сам корабль, то есть я.

— Хорошо.

Ярослав представил, вот он сидит в кресле, затем становится легкой дымкой и растворяется в корабле. Вот он заполнил весь объем его.

— Очень хорошо. Получилось с первого раза. Я не ожидал.

Голос Странника показался каким-то иным. Сразу было не разобрать что да как. И только спустя какое время, Яр понял в чем отличие. Первоначально голос корабля звучал как бы со стороны, и он его как бы слышал. Теперь же голос звучал как бы в голове. Появилось ощущение как будто кто-то находится рядом, очень близко. Стоит только чуть протянуть руку и сразу же коснешься.

— Сейчас постарайся открыться мне. Я выучу твой язык и постараюсь передать часть знаний.

Ярослав ощутил, как что-то обволакивает его мозг. Создавалось впечатление, что это тончайшей работы шелк упал на голову. Затем в голове что-то поплыло и…

Он был одновременно Ярославом с далекой Земли и научно-исследовательским кораблем, выращенным аранами. Он чувствовал каждую часть корабля, его «реактор», где происходила переработка биомассы, его все системы, отсеки, и гравидвигатели, которые только ждали команды на взлет. Повинуясь своему желанию и желанию Странника, Ярослав захотел взлететь. И тут мелькнула мысль:

— Ты что делаешь! Осторожней!

И что-то произошло. Он понял, что начал подниматься, но резко остановился. Он пожелал узнать, что же там было. И увидел — он висел под самым потолком ангара, в каких-то сантиметрах от него, только чудом в него не врезавшись. Как-то сразу же понял, что в последний момент именно Странник остановил движение. Теперь уже сам Ярослав представил как он медленно опускается и застывает в полуметре от поверхности. А затем он направил свой «взор» за пределы ангара и увидел картину, которую уже наблюдал. Вот только сейчас он смотрел не из уступа на скале, а как бы одновременно во все стороны, как будто у него имелось несколько глаз, направленных в разные части вселенной. Это действительно был пояс астероидов или обломки какой-то планеты или планет. Знания Странника тут же выдали справку, что здесь произошло столкновение крупной планеты, вращающейся вокруг своего солнца, и блуждающего планетоида, тоже очень крупного. И именно здесь, в нагромождении этих обломков, был создан исследовательский центр по разработке нового вида исследовательских космических аппаратов. Как оказалось местное Светило чем-то очень привлекало ученых, его спектр излучения отличался от всего ранее виденного. Поэтому и центр был создан здесь, и именно здесь вырастили этот корабль.

Но заняться научными изысканиями было не суждено. Откуда-то из-за пределов галактики появились неизвестные корабли и безо всяких попыток наладить контакт начали войну. В силу отсутствия каких бы то ни было войн все цивилизации этой галактики не были готовы к этому. Флот заггеров захватывал одну систему за другой. А когда араны смогли что-то противопоставить флоту захватчиков, было уже поздно. Мелькнула мысль: «А как же корабль сохранился». И тут же был получен ответ, что по связи был получен приказ: «Закапсулироваться. Перейти в режим куколки». «Ну, точно насекомое», — подумал еще раз Ярослав, и тут же ощутил удовлетворение от того, что это так и есть.

Ярослав решил вернуться обратно. Представив себя в кресле, он очнулся. И сразу же услышал Странника, говорившего на русском языке:

— Полное слияния, полное слияние, полное слияние…

Глава 4

— Что такое полное слияние?

— В свое время мои изобретатели выдвинули теорию о том, что возможно полное взаимопроникновение сознаний корабля и пилота. В это время и корабль и пилот являют собой одно целое, нет никаких тайн, доступны все мысли и воспоминания. Вот это состояние и было названо полным слиянием. — Ответил корабль. И через некоторое время добавил: — Правда, до тебя никому этого не удавалось. Все же ты отличаешься от аранов. Да и от других рас тоже.

— Слушай, Странник, а у тебя есть какой-нибудь скафандр?

— Есть, хитиновая кожа — это что-то наподобие скафандра. Хочешь выйти?

— Хочу посмотреть на саму станцию.

— Иди в отсек, где получал свое тело.

— И где же эта кожа.

— Вот здесь, — ответил корабль и открылась боковая дверь.

Там висел какой-то сверток в человеческий рост, такого же как и Странник, серо-коричневого цвета. По своим очертаниям он был похож на египетские саркофаги. Только на стороне спины было заметно утолщение. Взяв его и положив на стол, Ярослав спросил:

— И что дальше делать?

— Приложи свою ладонь к голове.

Сделав это, он увидел как на «саркофаге» появилась вертикальная трещина, а затем он раскрылся. Внутри тоже ничего примечательного не было.

— Ложись вовнутрь — прозвучал голос Странника.

— Так это же саркофаг какой-то, а не скафандр.

— Когда ты ляжешь в него, то он автоматически начнет подстраиваться под твое тело.

— И сколько это будет продолжаться?

— Около часа.

— Сколько?! — вскрикнул Ярослав. — Почему так долго?

— А куда спешить? — получил он резонный ответ-вопрос.

Действительно куда нужно было спешить ученым. Это же не военные, где все должно было происходить как можно быстрее. У ученой братии все происходит с чувством, с толком, с расстановкой. Скрупулезность и дотошность, свойственная ученым, спешки не терпит. Ярослав уже начал забираться на стол, когда его остановил голос корабля:

— Разденься.

— Почему?

— Хитиновая кожа одевается на голове тело.

— Надо так надо, — сказал он, стягивая с себя одежду и залезая на стол.

— Сейчас произойдет активация.

Ярослав ощутил спиной легкий импульс и почувствовал, как «саркофаг», в котором он лежал, зашевелился. Медленно края стали стягиваться и через некоторое время они сомкнулись, погрузив человека во тьму. Ярославу стало немного не по себе, подступил легкий страх. «А вдруг ничего не получится, ведь прошло столько времени?» — мелькнула у него мысль. Ощущения опять изменились — чувствовалось как Ярослава начало обволакивать. Дышать почему-то было легко, воздуха ему хватало. Вдруг он почувствовал, как что-то стало отодвигать его руки от тела, одновременно обволакивая их. Видать трансформация подходила к концу, так как Ярослав чувствовал себя так, как будто, надел водолазный костюм — тело слегка стягивало. Он попробовал пошевелить руками, и у него это получилось, но как-то не очень удобно. Но буквально через несколько секунд ощущение стянутой кожи пропало, и двигать руками стало легко и свободно. И тут он увидел как часть этого скафандра, находящаяся перед лицом, становиться менее черной. А через некоторое время стала совсем прозрачной. Ярослав тут же вскочил со стола, так как лежать ему уже очень надоело. Встав на пол, он начал скашивать глаза вправо и лево, пытаясь увидеть край прозрачной части, но ничего не разглядел.

— …шишь. Ты меня слышишь? — раздался в ушах голос Странника.

Нет, не в ушах. Как понял Ярослав, звук передавался через ушную раковину, воздействуя как-то на перепонку.

— Слышу, слышу — попытался ответить он голосом зайца из мультфильма «Ну, погоди!».

— Как самочувствие?

— Замечательно! — ответил он, прыгая и приседая.

И тут его осенило — «А как же ходить по делам организма?» Эту мысль он и озвучил.

— Переработкой всех твоих отходов будет заниматься скафандр. Автономной работы хватает на четыре часа.

— А почему так мало?

— У тебя на спине утолщение, что-то вроде ранца — это, если так можно сказать, органы скафандра и запас активного биовещества.

— Пошел я гулять.

Выйдя из Странника, Ярослав поднял взгляд на его, чтобы еще раз им полюбоваться и не смог удержать восклицания: «Ничего себе!». Странник поменял цвет — теперь он был матово черный.

— Странник, а почему ты поменял цвет? Потому что ожил?

— Да.

Ярослав пошел бродить по ангару. Ангар как ангар. Вот дверь, через которую он сюда попал. А вон уже другая, которая должна вести вовнутрь станции. Подойдя к ней, он спросил корабль:

— Как мне ее открыть?

— Она должна открыться автоматически. Если не открылась, то значит там большие повреждения.

Эх, как жаль! Ярославу очень хотелось там побывать, найти что-нибудь интересное. А самое главное какое-нибудь оружие. К оружию, любому — и холодному, и огнестрельному, и лучеметному, он испытывал слабость. Посмотрев опять на корабль, он пробормотал, как бы себе: «Жаль, что нельзя изменить форму корабля». Ему очень хотелось иметь корабль, похожий на те, которые любили изображать в фильмах. Но Странник услышал его и ответил:

— Я могу изменить форму.

— Как? Можешь принять абсолютно любую форму?

— Да.

И Ярослав, представил себе космический корабль, который он бы хотел иметь.

Через некоторое время, уже сидя в кресле пилота и общаясь с кораблем ментально, он еще раз представил свой корабль и услышал голос Странника:

— Обыкновенная пирамида?

— Не совсем — так называемая пирамида с золотым сечением. В моем мире существует теория, что пирамида является сильным концентратором космической энергии. В верхней части происходит усиление всех видов энергии, а в нижней происходит что-то, что хорошо сказывается на органических соединениях. — И добавил через какое-то время, — правда есть много людей, кто считает это абсурдом.

И теперь представил уже более подробно: высота пирамиды должна быть 1,875 от длины в основании, в каждой вершине пирамиды находится генератор гравитации, а шестой в месте концентрации энергии. Гравитация в основании должна создать аналог силы тяжести планеты, генератор в вершине должен создавать какое-то защитное гравитационное поле, а последний генератор в месте силы, как Ярослав решил называть место концентрации сфокусированной космической энергии, просто так. В будущем новый командир корабля решил использовать его для какого-нибудь оружия.

— Самое главное в гранях пирамиды не должно быть абсолютно никакого металла, — добавил он напоследок.

— Так у меня его и нет совсем, только внутри.

— Сколько займет времени смена формы?

— Около трех месяцев.

— Сколько??? Почему так долго?

— А ты что думал? Процесс происходит очень медленно. А ты бы сел в кресло командира корабля и начал изучать все, что мне известно.

— Нееее. Все не хочу, а вот все, что связано со звездами, космическими полетами и картами — с огромным удовольствием.

— Про звезды у меня много материала, а вот с остальным не очень. Не забывай, для чего я создавался. Да и испытаний практически никаких не было.

Тяжело вздохнув, Ярослав пошел в рубку управления.

Глава 5

Космический разведчик класса «Призрак-3М» пытался уйти от погони. Это был рейдер по форме напоминающий маяк, имеющий на вооружении два спаренных лазера и четыре пушки среднего калибра. Основное же достоинство его было — маскировка, до недавнего времени считавшаяся идеальной. Но у загов появилось что-то новое, и они смогли обнаружить корабль. Полностью видеть корабль они не могли, но приблизительно определяли местоположение неплохо. Миссию свою он выполнил, но доставить данные они уже не смогут. А данные были крайне важны для командования. Если они не доставят их, то весь их флот попадет в ловушку.

В районе белого карлика, обозначенного на космических картах номером 5Р12587-Т345, третьей звезды созвездия Альтиран, намечалась операция по уничтожению небольшой, но очень хорошо вооруженной базы. Эта база являлась ключевой на этом участке. Она снабжала вооружением, боеприпасами и топливом все вражеские корабли. Но как стало известно из других разведданных две трети флота, охранявшего ее, будет снято и переведено к границе фронта. Но у главы разведки были плохие предчувствия и он, невзирая на запрет командования и на свой страх и риск, отправил еще один экипаж для разведки. Один из лучших. Капитан корабля, Роук ит' Рэйн, решил приблизиться к базе из глубокого тыла армии загов, благо маскировка это позволяла. Но за три системы до цели разведки, у системы красного гиганта 5Р12595-Т345, они неожиданно обнаружили флот неприятеля, насчитывающего двадцать кораблей, в состав которого входили десять фрегатов, пять крейсеров, три тяжелых крейсера и два линкора. Командир корабля отдал приказ заглушить все двигатели, прослушивать эфир и вести наблюдение. Но прослушка ничего не дала — мощных передач на большое расстояние не было, а засечь переговоры между кораблями уже не позволяло оборудование разведчика. На третий день командир уже было решил уходить, когда из гипера вышел курьерский корабль загов и направился к одному из линкоров. Буквально через полтора часа курьер опять скрылся в гипере, но не в том направлении, откуда прибыл немного в сторону.

— Направление определили? — спросил капитан у навигатора, который отвечал и за всю радиолокацию.

— Да. По его курсу находятся две системы.

— Отходим, чтобы нас было не засечь, и уходим в направлении второй. Рассчитай курс, чтобы выйти на пределе видимости их радаров.

— А вот и наш подопечный. Капитан, как вы угадали, что он направится ко второй системе?

— Предчувствие. Корабли сосчитал?

— Да, все так же как и в предыдущей системе.

— Что с эфиром?

— Полное молчание. Мне это очень не нравится.

— Мне тоже.

— О, смотрите командир, он опять уходит. И теперь совсем в другую сторону.

— Определил куда он опять направился?

— Да.

— Что там у нас?

— Четыре системы, первая — двойная звезда, вторая заселена, третья… — и навигатор умолк.

— Что там с третьей?

— Знаете командир, если соединить линией нашу цель — базу — и первое место, где мы обнаружили их корабли, то вторая и эта точка находятся практически на одинаковом расстоянии.

— Отсчитай это расстояние по другим осям и определи есть ли там системы, — тут же среагировал капитан.

— Есть. С небольшими погрешностями, но есть.

— Вывести на голограмму.

Над приборной панелью появилось трехмерное изображение этой части галактики. Оранжевым цветом была обозначена цель, красным обнаруженные скопления кораблей, бордовым предполагаемые места нахождения.

— Курс вот сюда. — Показал на голограмме командир одно из бордовых образований.

Эта группировка отличалась от других уже тем, что в ней было на десять кораблей больше. В ее состав входили три линейных корабля и один вообще неизвестной модификации, по форме напоминавший правильный шестигранник. Группировка наблюдалась на пределе видимости радаров, поэтому более подробно рассмотреть корабль было невозможно. Сам разведчик прятался за небольшим астероидом, который находился немного в стороне от астероидного роя. Последовали предположения о новом корабле. И прежде, чем команда корабля вступила в дискуссию о назначении нового корабля, Айта, скривившись и даже немного вскрикнув, сказала:

— Это корабль наблюдения, только что было очень мощное ментальное сканирование.

— Капитан, сейчас произошло сканирование по всем частотам, — сказал навигатор.

— Боюсь, командир, что нас обнаружили, — добавила Айта. — Я прикрыла нас как могла, но скорее всего этого недостаточно.

— У нас же новейшая система маскировки, последняя разработка по усилению ментальных способностей.

— У них, скорее всего, тоже новейшая разработка.

Капитан прислушался к себе. Но в данный момент интуиция молчала, что случалось нечасто. Посмотрев на голограмму, он вдруг понял, что при согласованных действиях флот загов может за один прыжок, практически одновременно, вынырнуть в тылу их флота, создав таким образом окружение. А внезапность атаки уничтожит одновременно очень много кораблей. После такого поражения этот сектор галактики будет потерян. Это была ловушка! Очень грамотная, идеально подготовленная ловушка. Надо уходить, иначе можно и не вернуться.

— Отходим от астероида, прикрываясь им как щитом. Сначала медленно, чтобы не засекли, затем разгон и в гипер.

— Из гипера вышел патруль загов.

Преследователей было четверо — один рейдер, два фрегата и один крейсер, так называемый малый патруль.

— Все, больше не могу, — сказала Айта, сняла с себя сферу усиления ментальности и потеряла сознание.

— Уходим в гипер, — тут же среагировал капитан корабля.

— Но у нас недостаточно активного вещества! — воскликнул штурман — Мы не долетим!

А пилот, не задумываясь над словами штурмана о невозможном, отдал мысленный приказ о переходе. Но ничего не произошло.

— Блокировка — воскликнул он и потянулся к кнопке активации в ручном режиме. Этот вариант был сделан как раз для подобных случаев. В этом случае корабль переходил в гипер в любой ситуации и при любых данных. Запускался переход в подпространство минуя бортовой компьютер.

Но сделать ничего не успел. Мощный ментальный удар отключил сознание всего экипажа, кроме капитана, который за те доли секунды, что протекали от момента слов Айты и до ментального удара успел поставить ментальный блок, усиленный индивидуальным УМП. Но сам капитан имел слабый ментальный дар, поэтому его хватило только сделать шаг и, уже мертвым, упасть на кнопку перехода в гипер.

Глава 6

Все время пока Странник преобразовывался, Ярослав занимался обучением. Сначала хотел изучить все про космос, но как-то заинтересовался информацией о Страннике и начал изучать все, что было по этой теме. Но по самому кораблю информации было немного. Он действительно был создан, вернее, выращен, из насекомого, недавно открытого на какой-то планете, где была сильная гравитация, атмосферы практически не было, и она была сильно прижата к поверхности планеты. И это насекомое могло на непродолжительное время улетать за пределы атмосферы.

«Нда…», — подумал Ярослав, — «Генетики их были великими учеными». Разработка корабля длилась двадцать лет, и еще три года длилось выращивание его. Как понял Ярослав, что сами ученые не знали всех возможностей, заложенных в Странника. Да и откуда им было это знать, если ни одного серьезного испытания не было. Новый капитан корабля еще раз задумался о том, какое оружие можно создать на корабле. Самое первое — это гравитационное. Что-то типа гравитационного удара, гравитационного резонатора. Ну, с гравитационным ударом все понятно — выдается мощный направленный гравитационный импульс. А вот под резонатором Ярослав понимал одновременный импульс гравитации и антигравитации или два импульса с очень малым промежутком. От первого варианта, как предполагал Ярослав, защититься можно довольно просто — что-то вроде гравитационных компенсаторов и все. Чисто отвлекающее оружие. Хотя на поверхности планеты будет очень практичным. А вот, если удастся разработать и воспроизвести резонатор, то это будет уже значительно серьезней. Здесь самая главная задача, чтобы они между собой не взаимодействовали. Да и при подлете к объекту антигравитационный импульс не должен оттолкнуться от него. Это значит, что оба импульса, а вернее сгустка, гравитации и антигравитации должны быть заключены в какую-то оболочку, которая вблизи объекта должна исчезнуть.

Одновременно с вооружением корабля он очень хотел иметь и какое-то личное оружие. Вот только никаких мыслей пока не было. Ну разве что что-то вроде бластера, импульсника и прочего оружия из фантастики своего мира.

Мысли об оружии так захватили его, что он совсем не замечал времени, отрываясь от них только на еду. Не заметил он и то, как пролетело время преобразования Странника.

— Преобразование завершено, — отвлек его голос Странника.

— Пойду погляжу — что там изменилось.

— Изменилось все!

Первым делом Ярослав решил посмотреть то, как выглядит Странник снаружи. Действительно, изменилось все. Теперь это была пирамида: восемнадцать метров длина основания и тридцать четыре метра высота. Матово черная пирамида. Она висела в метре от пола, часть основания пирамиды была опущена и служила для схода на землю. Он обошел вокруг, но больше ничего интересного не было, и Ярослав решил пойти посмотреть что там внутри, а то выходя наружу из корабля он ни на что не обращал внимания.

Так называемый, первый этаж занимали в основном гравитационные двигатели. А вот на втором этаже находилось почти все. В центре была круглая рубка, диаметром пять метров. А вокруг восемь помещений — четыре по углам и четыре между ними. Помещения, которые располагались «между» были технического назначения — криокамера, медицинский блок, кафешка. Остальная часть, которая находилась этажом выше, была еще никак не задействована, так как Ярослав хотел там разместить какое-то оружие, но поскольку ничего такого не было, то и помещения там были просто полости. Правая боковая комната и комната посередине, расположенная напротив входа в рубку были капитанскими. Зайдя к себе, Ярослав увидел все, что и хотел — небольшая комнатка отдыха и диванчиком, креслом и столиком, небольшая спаленка, но с большой кроватью и что-то вроде душа. Он сначала сел в кресло, затем на диван — было очень удобно. Затем зашел в спальню и раскинулся на кровати.

— Класс! Очень удобно. Из чего состоит мебель?

— Специальные полимерные живые нити.

— Ну все, — Ярослав вскочил с кровати, — надо полетать.

— Надо, а то я уже засиделся здесь, — ответил Странник, — Но хочу тебя предупредить, что двери ангара не работают, поэтому придется их просто проломить.

— Как проломить?

— Я могу сформировать гравитационный импульс и он проделает дыру.

— Ага, значит все-таки есть оружие у тебя? — обрадовался Ярослав.

— Это не оружие, он нужен был для исследований.

— Это у вас там это было не оружие, а для меня все, чем можно что-то разрушить является оружием.

Сидя в капитанском кресле, Ярослав спросил:

— А можешь сгенерировать импульс внутренним генератором антигравитации?

— Могу, но импульс будет слабым, поскольку преобразование его для исходной задачи еще не завершено.

— Ты имеешь ввиду, что фокусировку импульса не сделать?

— Да, получается рассеянный импульс.

— Ну, так выстрелишь несколько раз.

Слившись с кораблем, Ярослав опять увидел весь ангар. Посмотрев на большую шлюзовую дверь, он подумал «Огонь». Двери не стало. Совсем. Еще Ярослав заметил как взлетели различные объекты, которые находились в ангаре и подверглись воздействию гравитационного импульса. И равномерно стал выдвигаться из ангара. И вылетев в открытый космос, еще раз восхитился окружающей красотой.

— Как же красиво здесь.

И только сейчас Странник заговорил:

— Ярослав, величина импульса была увеличена в десять раз, — удивление Странника Ярослав очень отчетливо ощутил.

— Ну, так я же не зря сказал тебе поставить один генератор в это место.

— Странно, что до такого не додумались ни араны, ни кто-либо другой.

— Зато какое классное у нас есть оружие! Да, кстати, а что еще из гравитации ты умеешь создавать. Только кратко давай пока.

— Гравитационный импульс, антигравитационный импульс, гравитационная ловушка, антгравитационный щит, антигравитационная оболочка.

— Таааак. Что такое гравитационный импульс я понял. Давай теперь подробнее про все остальное.

— Антигравитационный импульс — это то же что и гравитационный импульс, только в определенной области концентрируется антигравитация. Вот только по действию: если гравиимпульс напоминает удар чем-то очень тяжелым, то антигравитационный импульс по действию напоминает взрыв, то есть все предметы будут стремиться разбежаться в стороны от точки приложения.

— Так это же очень здорово! То что надо — делается фокусировка импульса внутри корабля и все, корабль разбежался в разные стороны. Давай, дальше.

— Гравитационная ловушка — в определенном месте создается гравитационная аномалия, область с повышенной гравитацией. Служит для захвата различных объектов. При большой плотности может даже наподобие черных дыр отклонять свет и различные лучи.

— Сразу не могу приспособить это для чего-то путного в плане войны. Ничего, потом придумаю. Дальше.

— Антигравитационный щит — в определенном месте создается область антигравитации, так называемая рассеянная антигравитация. Должен был использоваться как средство защиты от различных частиц в полете при больших скоростях, отклоняя их.

— Это понятно. Разные ракеты тоже поотклоняет. Что там осталось? Антигравитационная оболочка. Это, наверное, антигравитационный щит вокруг корабля?

— Да. Но расход биомассы на него очень большой.

— Ну, что могу сказать? Какое-никакое, но оружие есть. Что ж, полетели!

Гравитационный импульс разнес двери ангара, можно сказать, в щепки. Теперь осколки дверей удалялись от астероида, в котором находился ангар. Медленно странник выплыл в космос. Ярослав еще раз поразился красоте космоса. Вот только теперь он, сидя в кресле пилота, «видел» его сразу со всех сторон. Он пьянил, завораживал и звал к себе. «Космос — это все равно, что море для моряка и небо для летчика. Кто хоть раз побывал там — того будет постоянно тянуть вернуться туда» — подумал он. Но взгляд во все стороны очень мешал движению, и Ярослав постарался сконцентрироваться на пути движения. Сначала ничего не получалось, но через какое-то время боковые звезды и те, что находились сзади потускнели и ориентироваться стало значительно легче. Затем он обратил свой взор на местное светило.

— А какая здесь аномалия? — спросил он Странника.

— Не знаю. Это должна быть моя задача, но не было проведено ни одного исследования.

— По-моему солнце как солнце.

— На пределе видимости обнаружен движущийся объект, предположительно искусственного происхождения.

— А скорость большая?

— Нет.

И тут Ярослава посетила одна мысль:

— А ты можешь свой сканирующий луч попустить через концентратор? По идее, он должен усилиться.

— Ого! — ответил Странник. — Как и гравитационный импульс, этот луч усилился тоже в десять раз.

Ярослав «подключился» к сканирующему устройству. В его сознании появился объект явно искусственного происхождения. Космический корабль.

— Маяк какой-то — сказал он.

— Нет, — ответил ему корабль, — маяки это, как правило, цилиндры.

— Я имел ввиду морской маяк.

Страннику понадобилось не более секунды, чтобы найти в сознании Ярослава необходимые ему сведения.

— Действительно, очень похож.

Ярослав в это время как раз разбирался со сканирующим устройством. В форме полного слияния это было сделать проще простого. Он просто представлял, что ему надо и ответ находился сам собой. Если ответа не было, то Ярослав получал ощущение, которое можно было охарактеризовать как недоумение. Оказывается сканер аранов был весьма хорош, правда по меркам прошлого мира Ярослава. Различные диапазоны сканирования при разнообразной амплитуде. Более унифицированные: живая или неживая материя, растения или животные, теплокровные или хладнокровные, даже определяла активность нервной системы и псиактивность существ. В случае неживой природы, сканер определял химические элементы, из которых состоял объект. Правда точность определения зависела от дальности сканирования, но при помощи концентратора возможности сканера увеличивались примерно в десять раз. И сейчас капитан вместе с кораблем отчетливо видели, что внутри корабля находятся четыре биологических объекта, два предположительно мертвых, и два находящихся, скорее всего, без сознания или вообще в коме.

— Включай антигравитационною оболочку в треть мощности. И в дальнейшем отвечаешь за нашу защиту, а я отвечаю за полет.

Странник стал приближаться к кораблю, постоянно его сканируя. Вот уже и он попал в область сканирования чужого корабля и даже почувствовал как произошло сканирование различными лучами. Но в ответ никакой реакции биологических объектов не последовало. С этого расстояния уже можно было совершенно точно утверждать, что внутри находятся люди, вернее существа с высокоразвитой нервной системой, соответствующей уровню людей. На дистанции приблизительно сто километров с чужого корабля пошел один и тот же сигнал. Что он значит было непонятно, но предполагать можно было разное: «стой», «кто вы» и другое. Но враждебных действий замечено не было, а вот в плане обороны вокруг корабля возник какой-то щит. После этого Странник стал приближаться к кораблю медленно. Сигнал, шедший с корабля, не прекращался ни на секунду.

— Странник у вас были разработаны какие-то сигналы для встречи с внеземными цивилизациями?

— Не знаю. Наверное, были, но это не наше направление.

— Изобрази что-нибудь на их частотах, взяв за основу то, что их сигнал означает «Кто вы». Что-то вроде наших добрых намерений, — сказал Ярослав, а сам усилил антигравитационную оболочку до половины мощности. Сначала он хотел усилить ее только спереди, но у него ничего не получилось.

Как только в сторону чужого корабля ушел сигнал, то сканирование как и сигнал с чужого корабля прекратились. Странник все также медленно летел к чужаку.

Глава 7

Искин разведчика «Призрак-3М» был в замешательстве, если это можно было бы отнести к искусственному интеллекту. Во все искины всех разведчиков была вложена программа действий при встрече с чужими, не известными цивилизациями. Она была очень проста: усилить до максимума оборонительные щиты, никаких атакующих действий, дать полный контроль над кораблем экипажу. В случае нахождения на борту корабля ксенобиолога, его указания имеют высший приоритет, даже приказ капитана должен подтверждаться. При отсутствии живых существ на борту корабля, необходимо было инициировать самоуничтожение. Но с последним пунктом было не все ясно, живые люди на борту корабля были, но они находились без сознания, и привести их в сознание не было никакой возможности, так как перед самым уходом в гипер патруль корабля нанес удар по разведчику и повредил секцию, где находился медицинский дроид. На боеготовности корабля это никак не сказалось, но в данной ситуации искин получил исключение: есть чужак, есть экипаж, самоуничтожение невозможно, но привести в сознание двух членов экипажа тоже невозможно.

Искин поднял все щиты до максимума и на диапазоне, на котором общались известные расы галактики стал слать один и тот же вопрос: «Кто вы?». Через некоторое время сканер стал показывать детализацию корабля. В базе данных не было ничего похожего ни в одной расе галактики. Искин занес в базу данных и бортовой журнал: внешний вид — пирамида. При приближении объекта добавилась еще одна запись: конструкция — биологический объект. Через некоторое время появилась новая запись — возможно наличие внутри чужака металла. Еще спустя совсем чуть-чуть: чужак откликнулся на сигнал — наличие разума. При приближении чужака в базу сохранялись отснятые видеоматериалы.

Скоро чужак приблизится в зону непосредственного контакта и должно быть принято какое-то решение: либо пропустить его к кораблю, либо попытаться уйти от него. Активного вещества было крайне мало — его только-только могло хватить на путь до базы. Спустя несколько секунд искин принял решение: поскольку враги никогда и нигде не применяли космические корабли биологического происхождения, то вероятность, что это враг невероятно мала, агрессивных действий чужак не предпринимал, наличия какого-либо оружия не обнаружено, поэтому дано разрешение на приближение и на стыковку. Последнее решение было принято буквально, так как состояние здоровья оператора вооружения и оператора псизащиты стало ухудшаться, а помочь им искин был не в состоянии.

Пирамида медленно приближалась к разведчику. В пятидесяти метрах она остановилась, развернулась основанием и стала приближаться к борту корабля, безошибочно угадав шлюз и место стыковки. На расстоянии метра от корпуса она остановилась и с основания пирамиды стал выдвигаться стыковочный переходник.

Глава 8

Наконец-то стыковка. Ярослав до последнего сомневался, что удастся приблизиться к кораблю. Внешне расслабленный, но ментально очень сконцентрирован, он был кораблем, готовый в любой момент уйти от возможной агрессии. Но все обошлось, и он наконец-то произвел стыковку. Сначала конечно было произведено полное сканирование корабля, чтобы определить внутреннее расположение помещений и переходов. Затем было найдено место, являющееся шлюзом, и к нему Странник пошел на стыковку. Он передал сигнал на частоте корабля. Его правильно поняли — шлюз отъехал в сторону и пространство переходника заполнилось воздухом их чужака. Быстрый анализ подтвердил практически полную идентичность атмосферы странника. Но на борт другого корабля Ярослав решил войти в полностью автономном режиме хитиновой кожи и с непрозрачным стеклом с внешней стороны.

— Странник, я пошел. Если со мной что-то случиться, то отстыкуешься, начинаешь уходить и бросаешь внутрь корабля импульс антигравитации. А дальше уже делай, что хочешь.

Вот в этом корабле Ярослав увидел все то, что и ожидал увидеть. Металл и пластик. Он шел по коридору корабля и с интересом разглядывал все округ. В коридоре попадались двери, но когда Ярослав попытался туда войти, то ничего не произошло и он продолжил идти по пути, который ему предоставили, открыв двери. Через некоторое время он попал в рубку корабля. И опять же все как он и представлял: четыре кресла, четыре человека, три находятся в креслах, а один на полу. Он сразу же подошел к нему. Он лежал на спине. Все внешние признаки были человеческими: две руки, две ноги, голова, на ней глаза, уши, рот, нос. Правда вот форма оных была другой. Ушной раковины практически не было. Нос был похож на нос негров на родной и далекой Земле, а вот губы как раз практически отсутствовали. А голова была ромбовидной формы, так, если бы острые углы закруглили и сгладили. Из ушей, носа и рта вытекла кровь. Вернее это были уже засохшие потеки чего-то, но Ярослав не сомневался, что это кровь. Он быстро осмотрелся, ища оставшихся в живых. В одном кресле сидела красивая девушка с гримасой муки на лице. Впрочем, эта самая гримаса не могла испортить ее красоту, и Ярослав на мгновение задумался о том, как же она будет выглядеть с улыбкой на лице. А еще она была обыкновенным человеком — светло бежевая, почти белая кожа, фиолетовые волосы — вот и все отличие. Следов крови у нее не было и Ярослав, подойдя к ней, попробовал нащупать пульс на шее, как это было принято на Земле. С псевдоразумом хитиновой кожи он уже полностью освоился. Поэтому когда он поднес руку к шее девушки, хитиновая кожа на пальцах была уже очень чувствительна. Но нащупать пульс не получилось, либо он был очень уж слаб, либо организм девушки отличался от земного и его там вообще не должно быть. Тогда Ярослав расстегнул ей комбинезон и попытался нащупать биение сердца на ее груди, ведь абсолютно у всех гуманоидных рас сердце находится именно там. Походя отметив ее красивую грудь, он наконец-то обнаружил то, что искал — очень слабый и очень редкий пульс. Затем открыв веки, взглянул в ее Глава — цвет, скорее всего, синий, но какой-то бледный или закрытый какой-то поволокой. Зрачки на свет не прореагировали. Помочь здесь и сейчас он не мог никак. Необходимо ее забрать на Странник и там попытаться помочь.

Ярослав опять окинул взглядом рубку корабля в надежде найти второго выжившего. В первом кресле, на которое упал его взгляд, сидел обыкновенный человек, самый обыкновенный индиец, один в один как жители Индии. Изо рта, ушей, носа и даже глаз были видны следы вытекшей крови. Поэтому он поспешил перевести взгляд на последнее кресло. Там был человек, судя по фигуре мужчина, а судя по цвету кожи, которая была немногим темнее, чем у девушки, он принадлежал к той же расе, что и она. Одна рука его свисала вниз и Ярослав заметил в ней какой-то предмет, похожий на ручку или карандаш. На его лице никакой гримасы не было, поэтому Ярослав решил, что девушке досталось сильнее и ей первой необходима помощь. Поэтому он аккуратно взял ее на руки и пошел на свой корабль. Он думал, что компьютер корабля будет препятствовать ему, но ничего такого не было.

— Странник, — как только он оказался на своем корабле, сказал Ярослав, — готовь медицинский блок. Нужна срочная помощь.

— Сей момент.

Зайдя в медицинский блок, он увидел, что там уже все готово для диагностики, и, недолго думая, он раздел полностью незнакомку и положил на диагностический стол, отметив для себя великолепную ее фигуру. Как только он положил ее, так сразу же от стола потянулись тонкие нити, очень похожие на траву и стали обвивать ее тело.

— Я пойду за вторым пациентом, а ты приготовь еще один стол.

Через несколько минут в медицинском блоке лежало уже два кокона.

— Можно им чем-нибудь помочь? — спросил Ярослав Странника. — Что там с их метаболизмом?

— Да. Все хорошо. Сейчас окончательно изучу реакцию их организмов на различные вещества и составлю биологические стимуляторы.

— Сколько это займет времени?

— Где-то около часа.

— Ты только сделай так, чтобы они очнулись через час или даже лучше через два после того, как мы улетим.

— Что, не хочешь с ними поближе познакомиться?

— Ага. Кстати, ты собирай все данные об их организмах, пригодятся когда-нибудь. Пойду я поем, пока ты тут врачуешь.

Через час с небольшим Ярослав отнес людей на их корабль и, вернувшись, с порога, сказал:

— Делаем отстыковку и улетаем. Дай сигнал их кораблю.

А сам направился в рубку. Усевшись в капитанское кресло, он мгновенно слился с кораблем. Переходник уже отстыковался и втянулся в корпус и Ярослав начал отходить от чужого корабля, постепенно набирая скорость. На расстоянии в сто километров он поднял антигравитационный кокон на максимум, одновременно позади корабля на минимально возможном расстоянии создавая гравитационную ловушку, и сделал сильное ускорение в сторону самого огромного астероида, спрятавшись за ним.

— Вот и гравитационной ловушке нашел применение, — с улыбкой сказал он.

Глава 9

Искин разведчика опять был в замешательстве. На борту корабля не осталось никого живого из экипажа, а это значит, что можно было начать инициацию самоуничтожения, но подробный анализ действий чужака говорил о том, что никакой агрессии он не планирует и ничего плохого не замышляет. Когда искин открывал шлюз, он рассчитал вероятность оказания помощи чужими как тридцатипроцентную, основываясь на анализе их действий при приближении. То как вел себя чужой уже внутри корабля, когда не стал пытаться попасть в закрытое помещение, и как вел себя в рубке, увеличило эту процентовку до пятидесяти. Поэтому когда чужак понес оператора псизащиты к себе на корабль, он никаких действий предпринимать не стал. Затем чужак унес и оператора вооружения. Вот здесь как раз и возникло новое исключение. Вернее исключения в требуемых действиях отсутствовали. Исключение было в логике взаимосвязей. Поэтому искин решил подождать дальнейших действий чужака. И они полностью вписались в построенную им схему его поведения. Через некоторое время он принес обратно сначала, как и просчитал искин, оператора вооружения, а затем оператора псизащиты, усадив их обратно в кресла, из которых их взял. Состояние их было в норме, но они находились в состоянии глубокого сна. Чужаки подпадали под раздел «Об обнаружении потенциально дружественной расы», а значит информация о них получила гриф совершенно секретно. Из бортового журнала вся информации о чужаках была полностью уничтожена. В самом искине эта информация была перенесена в специальную ячейку и доступ к ней был закрыт даже для самого искина. Воспользоваться этой информацией могли лишь начальник службы безопасности штаба армии, командующий армией и его замы, а также все вышестоящее командование и люди, имеющие соответствующий допуск. После этого искин прописал в порядок действий пункт о том, что при возможном захвате корабля произвести эвакуацию команды корабля и инициировать самоуничтожение, который удалить или обойти было невозможно. После этого удалил всю информацию у себя. Поэтому на момент, когда два члена экипажа пришли в себя, никто не знал каким образом им удалось выжить.

Глава 9

— Искин, что произошло? — задала первый вопрос Айта, сразу как очнулась. Потом сразу добавила, — После того как я потеряла сознание.

— Капитан корабля скомандовал уход в гипер. Скорости было не достаточно, поэтому у меня сработала блокировка. Затем последовал очень мощный ментальный удар. Все потеряли сознание. Капитан активировал ручной уход уже мертвый. Умер также навигатор. В живых остались только оператор вооружения и вы.

Айта хотела расспросить более подробно, но вспомнила об имеющейся у них информации, которую необходимо срочно доставить в штаб, поэтому спросила:

— Местоположение?

— Сектор Т555. Район астероидного роя.

— Сколько прыжков надо до наших?

— Пять прыжков.

— Проложи курс и стартуем.

На третьем прыжке им встретился патруль. Обменявшись кодами, они расстались. Патруль сообщил, что пространство в этой части «чистое». До центральной базы они добрались без происшествий. Выйдя из подпространства они сразу получили запрос на идентификацию. После отсылки кода идентификации корабля, на экране появился военный и потребовал личные кода. Айта выслала свой личный код и получила коридор сближения. Но кроме этого с разведчика был послан еще один очень короткий сигнал, который никто не заметил.

Глава службы безопасности сидел в своем кабинете и напряженно думал. Где-то в высших кругах была утечка информации. Во многих случаях заги заранее знали о той или иной операции. Вычислить предателя никак не удавалось. Варьируя доступом к секретной информации, удалось лишь установить, что это идет с высших кругов. Дальнейшее расследование было очень сильно затруднено, так как нужно было проверять очень высокопоставленных людей. Из всех, кто имел доступ к информации, он был уверен только в главнокомандующем, главе разведки и Правителе. Главнокомандующий Риок ат' Храун был братом Правителя, а с главой разведки он был знаком с детства. Все остальные могли быть предателями с равными шансами. И сейчас он пытался придумать какой-нибудь ход, чтобы проверить три кандидатуры: это были два заместителя главнокомандующего и заместитель начальника разведки. Все они имели доступ ко всем операциям и были неплохо знакомы друг с другом. Закрыть им доступ официально не было никакой возможности, поэтому Глава службы безопасности готов был пойти на крайние меры — вывести их из штаба армии при помощи почти удачного либо покушения, либо какой-нибудь катастрофы, либо еще как-нибудь. Почти — потому, что они должны быть остаться в живых. Вот сейчас его мысли и были заняты обдумыванием более приемлемой операции. На более длительную, а значит и более качественную, времени уже не было. Вдруг раздался сигнал его наручного коммуникатора. Взглянув всего на два набора знаков, он не смог скрыть удивления, несмотря даже на многолетний опыт работы, который приучил его быть всегда полностью бесстрастным. Первый код говорил о встрече с неизвестной цивилизацией, а второй был код космического корабля, который произвел контакт. Код был ему очень хорошо известен, так как его друг посвятил его в свои планы о более глубокой разведке противника и сообщил соответственно код разведчика. Первым делом он изменил коридор разведчику и место причала. Вторым делом набрал еще один код на коммуникаторе и сказал:

— Группа «Тень», две арты к причалу 2А, код действия — «Зелта» — затем уже про себя добавил — Должно хватить.

Воинов в группу «Тень» набирали в пятилетнем возрасте. Отбор имел очень жесткие рамки. Проверялось все: физические данные, психические данные, психологические, лояльность и многое другое. В дальнейшем эти рамки еще больше сжимались. И тренировки были просто адскими. Плюс ко всему была полная секретность об этой группе, поэтому количество детей, из которых можно было набирать, было невелико. Далеко не каждый родитель захочет «забыть» о своем ребенке, исключения составляли конечно сироты. Достаточно сказать, что из ста детей, прошедших первый отбор, школу заканчивал только один. Всего группа «Тень» насчитывала шесть арт. Кроме военной подготовки, такой как владение любым видом оружия как родного так и вражеского и боевыми навыками рукопашного боя, все воины арты имели высокий уровень пси-защиты, у двоих он составлял не ниже восьми пунктов из десяти, а еще двое имели высокий уровень пси-атаки. Арту начинали готовить еще со школы, и после выпуска все члены арты понимали друг друга даже не с полуслова, а с полужеста.

План «Зелта» подразумевал полное блокирование объекта, в данном случае ангара со всем содержимым, особенно в ментальном плане. Всем находящимся рядом необходимо было покинуть помещение: кого-то вызывало начальство, кому-то просто внушалось какое-либо желание. Тем же, которым нельзя было отлучаться, отводились глаза. Для этого и нужны были в арте сильные ментаты.

— Смотри, — сказала Айта Корну, — нам изменили коридор и причал.

— Нам же лучше, этот причал ближе — раньше будем дома.

— Ага. Ближе. К службе безопасности.

— Ну, так наш шеф подстраховался у своего друга.

— Да непохоже это на него.

— Хотя да, ты права, непохоже.

Как только они вышли из корабля, к ним подошел какой-то военный в форме службы безопасности и чине эслирика и сказал:

— Мне приказано вас проводить.

— У нас имеются очень важные сведения. Данные разведки.

— Я в курсе. Пройдемте.

Идя по коридору, Айта чувствовала себя неуютно. Ей все время казалось, что кто-то преследует ее по пятам. Разговаривая с Корном, она как бы невзначай осматривалась, но ничего заметить не могла. А в ментальном плане у нее все было плохо — она не могла настроиться на пси-работу, полагая что это последствия очень сильной пси-нагрузки и очень мощного ментального удара.

— Вот эти два помещения ваши. Располагайтесь.

— Но нам срочно надо в штаб.

— Как только соберется командование, то вас позовут. Вы пока можете привести себя в порядок и отдохнуть.

— Все, можете идти — сказал Риок ат' Храун.

Когда Айта и Корн вышли из кабинета главнокомандующего, где проводилось совещание, он добавил:

— Поздравляю, Маор ит' Креон, Вы оказались правы. Что Вас подтолкнуло послать еще один разведывательный корабль?

— Предчувствие. Простое предчувствие.

— Надеюсь, что здесь все понимают, что это была ловушка?

И после того, как увидел, что все согласно кивнули, добавил:

— А это говорит о том, что у нас имеется утечка информации.

И тяжелым взглядом обвел всех собравшихся.

— Значит так, операция отменяется. Все свободны, кроме глав службы безопасности и разведки. С вами буду разбираться более строго.

Все собравшиеся, кроме вышеназванных, встали и пошли к выходу. Их лица не выражали ничего, но очень внимательный наблюдатель мог бы заметить, вглядываясь в глаза, что у некоторых была жалость к оставшимся, у некоторых было почти безразличие, а у кого-то был злорадный блеск глазах. Когда все вышли, главнокомандующий сказал:

— Можете это объяснить? Что скажет разведка?

— Позвольте я отвечу? — спросил безопасник.

И после кивка продолжил:

— Нам давно известно об утечке информации. Был предпринят ряд мер по выявлению шпиона. Из всего, что было проведено, можно сделать только один вывод: утечка идет из очень высоких кругов — предатель находился либо в этой комнате, либо находится еще выше. Как вы понимаете прорабатывать этих людей крайне затруднительно. Титулы, связи, влияние не дадут провести нормальную операцию, а то, что можно будет сделать, ничего не даст. Шпион работает крайне осторожно. Я предполагаю, что он даже не встречается с агентами врага, а просто как-то передает информацию.

— Раз сейчас о таком идет речь, то, как я понимаю, находящихся здесь, вы исключили из подозреваемых?

— Все верно.

Риок ат' Храун хмыкнул, хотел что-то сказать еще, но передумал.

— Есть еще кое-что, что привез корабль разведки.

Между тем безопасник достал из своего кейса один прибор, поставил его на стол и включил. Риок ат' Храун удивленно приподнял правую бровь — он всегда так делал при сильном удивлении и волнении одновременно. Глава службы безопасности знал это как никто другой. Маор ит' Креон просто улыбнулся. Но вот он достал еще один и, поставив рядом, тоже включил. Вокруг них возникла сфера, создавая впечатление испаряющегося воздуха, только более плотная. Было очень заметно как по сфере струится воздух.

— Сфера искажения, — сказал безопасник, — изобретение загов. Блокирует практически все волны, кроме звуков наших голосов. Досталась в результате одной операции.

— И много у вас таких вещей? — поинтересовался разведчик.

— Всего одна. Заряда хватит часа на два, подзарядить мы не сможем.

— И что такое хотите нам сообщить, что пошли на использование таких вещей?

— Код ИНО-3.

У двух других собеседников глаза полезли на лоб. Они оба прекрасно знали, что это значит. Такое случилось впервые за последнюю тысячу лет, не считая загов. Безопасник достал из кейса простой голографический планшет и включил его.

— Здесь то, что не попало в отчеты разведки. Вот разведчик ушел в гипер, вот он появился в районе астероидного роя. Дальше в отчетах разведчики очнулись и улетели домой. Все решили, что они не очень сильно пострадали, поэтому и смогли очнуться и улететь. На самом же деле между выходом из гипера и моментом, когда они пришли в себя произошел контакт. Смотрите.

Над планшетом показался район астероидного роя. Было видно, что разведчик дрейфует в глубину его. Через некоторое время появилась точка, которая стала приближаться к нему. А еще через минуту были видны очертания корабля. Пирамида, двигалась вершиной вперед.

— Никаких следов работы двигателей не обнаружено. Скорее всего, двигатели гравитационные. Правда те возмущения гравитации, которые были обнаружены, не могут быть от таких двигателей. Либо чужие проникли в изучение гравитации значительно глубже нас, — пояснил безопасник.

Между тем, корабль пришельцев приблизился еще ближе, входя в зону контакта, и сбросил скорость, медленно приближаясь к разведчику. На расстоянии нескольких десятков метров он развернулся и стал приближаться основанием к шлюзу. Не долетев метра, остановился. Из снования стал выдвигаться переходник. На следующем кадре было уже изображение корабля изнутри, как раз шлюз. Вот он открылся и в разведчик вошел пришелец. Матово-черный скафандр с непрозрачным стеклом. Остановился и обвел взглядом вокруг, видимо с интересом. Дальше просто пошел вперед. Попробовал открыть дверь — не получилось. Пошел дальше. Вошел в рубку корабля. Опять обвел взглядом вокруг и направился к капитану, лежащему на полу. Осмотрел его и повернулся к девушке, сидящей в кресле. Протянул руку к шее, что-то там щупая. Покачал головой и стал расстегивать комбинезон.

В этот момент и безопасник, и разведчик посмотрели на главнокомандующего. Он побагровел и сжал кулаки. А когда чужой стал что-то щупать на груди, не выдержал:

— Да как он посмел! — почти прорычал он.

Двое других быстро переглянулись. Они оба знали, что Айта ат' Храун является его внучкой. Любимой внучкой. Хотя всего она добилась сама, чем дед очень гордился. И вновь посмотрели на экран.

Сделав легкий кивок, чужак приоткрыл веки девушки. Потом взял ее на руки и пошел на выход, а затем к своему кораблю. На этот раз дед сдержался и ничего не сказал. Через какое-то время он вернулся и забрал оператора вооружения и по совместительству телохранителя внучки их командира. Правда об этом знали только они трое, а сама Айта даже не догадывалась. Через час он принес их обратно, посадив откуда взял. Затем ушел на свой корабль, отстыковался и стал удаляться от корабля. На довольно большом расстоянии была зафиксирована гравитационная аномалия, а корабль чужака исчез. Следующим кадром было как остатки экипажа пришли в себя. Безопасник выключил голопланшет и убрал его в кейс. Потом посмотрел на остальных.

— Давай, говори, что сказали твои аналитики? Наверняка, сразу же их загрузил.

— Не аналитики, а аналитический искин девятого класса и наш гений.

— Тот, который…

И главнокомандующий неопределенно помахал в воздухе рукой.

— Да. Тот самый.

— Говори.

— Первое, по кораблю: космический корабль пришельцев — это биологический объект. Животное это или что-то другое не известно. Скорее всего, что-то искусственно выведенное. Двигается корабль при помощи гравитации. Отсюда следует вывод, что гравитацию они изучили намного лучше нас. По чужаку: внешняя схожесть минимум восьмидесятипроцентная с нашей расой. Гений говорит, что вообще практически стопроцентная, основываясь на том, что девушку он брал на руки очень аккуратно, а это значит, что она ему понравилась. Те действия чужака, которые вызвали Ваше недовольство обусловлены, скорее всего, все-таки небольшой разницей в строении организмов. Касание шеи говорит о том, где-то в этой области у их расы проходит кровеносный сосуд, по которому они определяют пульс. Дальнейшие его действия только подтверждают это. Когда он понял, что она жива, он отнес ее на свой корабль, где вылечил ее. И другого человека тоже.

Анализируя походку чужака, можно утверждать, что он либо простой член экипажа, либо разведчик высшей категории. Элита. Только их учат ходить как простые люди, чтобы не было возможности определить профессионала. У нас есть основания полагать, что у них так же, так как не имеет смысла обучать этому других. Поэтому, учитывая еще и то, как спокойно он пошел на неизвестный корабль, аналитики склоняются ко второму варианту.

Анализ логов искина говорит о том, что справиться собственными силами он не смог бы, так как при атаке загов был поврежден медицинский дроид. Еще из логов следует, что искин дважды имел исключительные ситуации, одна из которых могла привести к самоликвидации. Первая — это при встрече с чужаком, когда ему предписывалось передать управление людям. А вот вторая, когда чужак перенос экипаж к себе на корабль, должна была начать процедуру самоликвидации. Если бы искин был предыдущего поколения, то это бы произошло. Можете представить себе последствия этого? Скафандр чужака имеет ту же структуру, что и сам корабль. Это подтверждает то, что и корабль, и скафандр искусственно выращенный биологический объект. Во время ухода объекта произошла гравитационная аномалия, что-то вроде мини черной дыры. После этого чужой исчез. Это последнее не поддается никакому объяснению на предмет того, что это было. Вот, если кратко.

— Когда будет более детальный анализ?

— Я не могу привлекать много аналитиков из-за утечки информации. Я имел ввиду, что осталось только исследовать членов экипажа. Может найдем какие-нибудь остатки того, как было произведено лечение. Опять же могу привлечь только полностью доверенных лекарей, а их у меня всего двое. Придется их задержать и поместить в карантинный блок. Поэтому у меня к вам есть одна просьба, — сказал и посмотрел на командующего.

— Ну?

— Вы очень хорошо знаете свою внучку — если мы начнем ее удерживать, то она устроит… Как бы это сказать… Поговорите с ней.

Риок ат' Храун задумался.

— Она должна все знать, по-другому никак.

Глава 10

Айта была бешенстве. Ее заперли, как какую-нибудь зверушку, исследуют и никуда не пускают. Если бы не слова деда, то она давно бы уже сбежала, а так пообещала, поэтому приходиться мучиться. Раз за разом вспоминая кадры, которые ей показывали (на этом настоял дед), про чужака на борту их корабля и об ее чудесном исцелении, она еще больше сердилась, особенно когда этот чужак так бесцеремонно ее лапал. Нет, она была благодарна ему за то, что он ее спас, но за его действия ему надо отрезать руки. Как она поняла, что такое быстрое исцеление силами их цивилизации было невозможно. Истощение организма и последующий ментальный удар, который она перенесла только благодаря тому, что она была в глубоком обмороке, потребовали бы не менее месяца лечения самыми передовыми технологиями. И сейчас она служит подопытным кроликом. Правда надо сказать, что и Корн, тоже оставшийся в живых, был таким же подопытным. Уже целый месяц их исследуют и исследуют. Она вспомнила как исследования сдвинулись с мертвой точки и улыбнулась. Правда дед обещал, что с результатами исследований она тоже ознакомится.

В кабинете командующего сидели три человека: сам хозяин кабинета, Глава службы безопасности и главный медик — куратор по исследованиям связей с чужими. На столе опять стояли два прибора — подавитель и исказитель.

— Энергии в работе устройства загов осталось всего на один час — сказал Тирк, безопасник.

— Рассказывай — обратился Риок к медику.

— Исследования крайне интересные. В организмах моих подопечных были обнаружены микроорганизмы неизвестной нам природы. В природе таких существовать не может. Вернее сказать, сами они никогда и ни при каких обстоятельствах возникнуть не смогли бы. Все говорит о том, что они были синтезированы на борту чужого. Обнаружили их вообще чисто случайно, оказывается при извлечении их из организма они бесследно исчезают в течение пятидесяти секунд.

— И как же вам удалось их обнаружить? — спросил Тирк.

— А все благодаря вышедшей из себя вашей внучки — повернулся к Риоку медик и улыбнулся. — Когда я хотел взять кровь из запястья и приложил прибор для этого, то она взорвалась, услышав, что пока что-нибудь не обнаружим, то ее никуда не выпустят, и резко махнула рукой. Прибор отлетел в сторону, но отверстие уже было сделано и несколько больших капель попали на исследовательский стол, а мой помощник взял и чтобы скрыть улыбку на своем лице начал исследовать капли крови. Так что будь Айта более сдержанной, то мы ничего не обнаружили бы до сих пор. Она вообще феномен: будучи в обыденной жизни очень взрывной и подверженной эмоциям, на задании она становиться абсолютно другим человеком.

— Давайте по существу — недовольно сказал командующий. Уж он знал свою внучку как никто другой.

— Так вот, микроорганизмы полностью растворяются, не оставляя вообще никаких следов. Такое впечатление, что они преобразуются в сам организм — где-то в кровь, где-то в ткани. О таких возможностях мы не только не слышали, у нас даже нет просто теорий на эту тему. Микроорганизмы девушки и мужчины немного отличаются друг от друга, что говорит о том, что они были синтезированы, вернее выращены, для каждого отдельно. Всего мы смогли обнаружить их два в двух модификациях: одни были обнаружены в крови, другие в разрезе тканей.

— Это как в разрезе?

— Приходилось делать разрез в мышцах и прямо там проводить исследования, — сказал доктор, но увидев нахмурившееся лицо командующего, поспешил добавить — Основные исследования проводились на Керне, на Айте мы только убедились, что второй вид присутствует и у нее. Сам механизм помощи мы понять не смогли. Для организма эти микроорганизмы не представляют никакой опасности.

— Они что-то вроде наших нанитов?

— Именно, что только «вроде», наниты не являются биологическими организмами. После использования их обязательно необходимо вывести из организма. Здесь же совершенно другой уровень. Он принципиально отличается от наших технологий.

— Что-то еще было обнаружено?

— Нет, но я уверен, что в их организмах присутствуют еще другие их разновидности. У Айты, например, полностью заблокированы пси способности.

— Как? — вскрикнул ее дед, — Она же была одной из лучших!

— Я подозреваю, что это временное явление, связанное с лечением организма. Уже сейчас концентрация микроорганизмов очень сильно снизилась. Еще три-четыре дня и они исчезнут вообще.

— И что никак нельзя их синтезировать? Или как вы сказали вырастить?

— Понимаете — это совсем другой подход к развитию цивилизации. Если мы, как и заги, изобретаем и делаем себе помощников, то они пошли по пути изменения природы, выращивая и выведя новые виды животных и растений, которые и являются их помощниками.

— Откуда такие выводы?

— Просто мои умозаключения.

— Это получается у них цивилизация такая же, как у древних?

— В целом да, но таких кораблей у древних не было, по крайней мере, не обнаружено никаких их останков.

— Какие заключения по поводу визита чужого? — обратился Риорк к безопаснику. — Разведка? Или что-то другое?

— Точно сказать трудно. Если и разведка, то просто ознакомительная, безо всяких видов на нашу Галактику. А гений вообще сказал, что это простой путешественник.

— Обосновал это как-то?

— Нет, вы же знаете его — сказал, что просто ему так кажется и все.

— Если это просто путешественник, то какой тогда у них боевой флот?

— Возможно он им вообще не нужен.

— Это опять выводы гения?

— Его. Но не выводы, а просто размышления вслух.

— Так, заканчиваем. Тирк, если шпион у нас, то он наверняка должен был попытаться подслушать о чем у нас тут была речь, а значит его должно насторожить, то что этого не удалось. Он обязательно должен будет сделать какие-то движения.

— Уже сделано. Но опять же, у меня только пятнадцать человек, в которых я полностью уверен.

— А использовать группу «Тень»?

— У них другая специализация, не смогут они его выследить и вычислить — только вспугнут.

— Ладно на этом закончим. Если что-то будет новое в этом деле, то сразу докладывать мне лично!

Сигнал, извещавший о том, что кто-то хочет зайти к ней прозвучал для Айты как-то очень уж резко. Она повернулась к двери и хотела уже задать запрос своему коммуникатору о том, кто же к ней пожаловал, как вдруг очень точно и четко осознала кто же стоит за дверью. Такое случилось с ней впервые. Дав добро на открытие дверей, она, как и ожидала, увидела куратора их исследований.

— Здравствуйте, Айта — поздоровался он.

— Добрый день.

— Хочу вас обрадовать, мы закончили исследования. Вот познакомься с результатами.

И куратор дал ей листок бумаги. Она посмотрела на него, где от руки был написан результат. Айта недоуменно и удивленно посмотрела на него:

— А почему не сбросить на коммуникатор?

— Прочтите и все поймете.

Айта углубилась в чтение. По мере чтения у нее на лице проступала целая гамма чувств: сначала интерес и ожидание, потом удивление, затем, когда она дошла до блокировки пси способностей, чуть ли не ярость, но вспомнив, что произошло с ней по приходу куратора, успокоилась. Вдруг опять на краткий миг она ощутила чувства куратора, где преобладал огромный интерес ученого, наблюдавшего за сменой эмоций пациента. Именно так — пациента. Усмехнувшись про себя, она начала читать последний абзац. Руку деда она узнала сразу же: «Информации, которую ты прочла, присвоен код ИНО-3. После прочтения, результаты сразу же уничтожить».

Он не мог объяснить себе свои чувства — ему что-то упорно не нравилось в происходящем. Все началось перед возвращением корабля разведки. Он что-то ощущал, но объяснить, а тем более понять что-либо, был не в состоянии. После того, как он начал плодотворно сотрудничать с загами, они что-то изменили в нем и он стал более восприимчив к пси воздействию. Проклятый разведчик выяснил все, что не должен был знать и сумел спастись. Теперь надобности в так тщательно разработанном плане не было никакой. А жаль, если бы удалось завоевать этот сектор, его статус бы подняли. А с ним и привилегии. А тогда сразу после совещания, он хотел прослушать о чем будут беседовать в кабинете главнокомандующего, но не удалось. Заги дали ему некоторые изделия для прослушки, но там было условие по дальности. А подойти ближе ему не удалось — то приятель окликнул его для разговора, то любовница связалась с ним, а в самом удобном месте для прослушивания находились какие-то рабочие. С того места, которое ему удалось найти, услышать что-то было невозможно, а это значит, что была применена глушилка. Значит с кораблем пришла еще какая-то информация. И вот буквально вчера в кабинете главы опять произошло совещание. О прослушивании и наблюдении он позаботился заранее и устройство для записи было спрятано в кабинете. Обнаружить эту шпионскую поделку загов было невозможно. Это была последняя разработка и стоила она очень дорого. А сейчас его изумлению не было предела — когда он попытался просмотреть происходящее там, то обнаружил, что в кабинете была применена глушилка загов совместно с местным изделием аналогичного действия. Как она оказалась у местной службы безопасности — непонятно, скорее всего, трофей. Значит корабль привез еще какие-то сведения, причем весьма и весьма важные. Что он там обнаружил? Или это он обнаружил при полете обратно? Не вписывался в это только местный начальник медиков. Последний месяц он где-то отсутствовал, как и его один помощник. И еще отсутствовали вернувшиеся разведчики, одним, а вернее одной, из которых была внучка главнокомандующего. Он несколько раз, так ненавязчиво, пытался завязать с ней более близкие отношения, но ничего не получалось. Что же там было обнаружено? Надо что-то предпринять, чтобы разузнать все. И тут вдруг догадка — так это же они расставили ловушку на меня. Никаких действий по шпионажу.

Глава 11

Когда корабль пришельцев скрылся, Ярослав вышел из слияния и просто развалился в капитанском кресле. Вдруг раздался голос Странника:

— Кэп, куда они исчезли?

— Как куда? Ушли в гипер.

Секундная пауза, потом:

— Что такое гипер?

— Ах, да. У вас не было таких технологий. В моем мире тоже не было таких технологий, а только теории. В общем это такое подпространство, в котором движение осуществляется быстрее или расстояние как-то уменьшается.

— А подробнее?

— Да не знаю я как там наши ученые это объясняли. У меня по этому поводу есть своя теория.

— Ну-ну. Очень интересно, давай излагай.

— Ну, в общем смотри — есть точка, она не имеет мерности, проводим с этой точки прямую — получили одномерное пространство, взяли эту прямую и переместили ее — получили плоскость — двумерное пространство, взяли плоскость и перемести ее — получили трехмерное, наше, пространство. Теперь в трехмерном пространстве проведи производную линию движения и разложи ее проекцию по плоскостям. На плоскостях, то есть в двумерном пространстве, ее длина в некоторых случаях будет значительно меньше. Вот гипер, или как более правильно гиперпространство — это и есть перемещение в сторону двумерности. Здесь главное как-то сориентироваться по этим плоскостям, чтобы выбрать как можно меньшее расстояние проекции. Но чем короче это расстояние, то тем больше надо затратить энергии. Опускаясь в гиперпространство в самый низ, мы получаем телепортацию, или мгновенный переход. Правда сколько на это необходимо затратить энергии я не знаю.

Глава 11

— Так вот как перемещались наши курьеры. Они использовали какие-то аномалии и мгновенно перемещались на огромные расстояния.

— Что за аномалии?

— Наши ученые так и не определили, что это такое, но нашли их и узнали куда они перемещают. Эти аномалии были не постоянные, а открывались с какой-то периодичностью.

— А где они были? Давай, рассказывай, что да как. Хотя лучше это сделать в полном слиянии.

— Так я уже все рассказал — больше ничего не знаю.

— А знаешь места аномалий?

— Нет, хотя их исследование мною предполагалось.

— Значит у вас гиперпространственных переходов не было вообще?

— Да, у нас все было построено на гравитации. При правильной фокусировке и правильном построении полей, ускорение получалось очень большим. А материальные объекты космоса просто отклоняли полями.

— Я хочу знать более подробно через слияние.

Ярослав откинулся в кресле и тут же вошел в режим слияния. Оказалось все очень просто. Корабль вокруг себя создавал очень мощное поле антигравитации, чем вызывал отталкивание корабля от местной звезды. При удалении от звезды происходила фокусировка на звездную систему. Как именно происходила фокусировка Ярослав не понял, ему просто не хватало знаний. Корабль очень быстро набирал скорость намного больше скорости света. Еще во время полета, опять же играя гравитационными полями, отклонялось воздействие на корабль других звезд и звездных скоплений. Если необходимо было очень быстрое перемещение, то во время полета применялась фокусировка на гравитационное притяжение, и корабль притягивался к звезде. Большие корабли имели возможность применять обе фокусировки одновременно, поэтому они могли перемещаться между звезд очень быстро. Странник же мог применять только один вид. Затраты активного биовещества при перелете без фокусировки были очень незначительны, ведь тратились они только на создание поля антигравитации при отлете и гравитации при подлете. Затраты же при фокусировке были прямо пропорциональны усилению. Поэтому почти всегда пользовались полетами без фокусировки. А вот наблюдение за окружающим пространством происходило при помощи волн, которые распространялись значительно быстрее скорости света. Как понял Ярослав, это были волны информационного пространства Космоса. Они подчинялись основным волновым законам, но были, как бы, следующей ступенью их развития, поэтому скорость света конечной для них не была. А была ли их скорость конечной, тоже никто не знал. С инфоволнами, как называли их между собой расы галактики Овелия, лучше всего работали псионы, причем чем выше был уровень пси-активности, тем быстрее он получал информацию. Простые же люди тоже могли получать ее, но им для этого требовалось больше времени, и сама информация была расплывчатой.

— Все ясно, — сказал Ярослав, когда вышел из слияния. — А у тебя есть оборудование для инфоволн?

— Конечно.

— Класс! Сейчас поем, а потом понаблюдаю куда это ушел корабль.

Но мечтам Ярослава не суждено было сбыться. Вернее, поесть-то он поел, а вот подключиться к инфоволнам не смог. Как сказал Странник виноват в этом «нестандартный капитан». То, что отличало его искру от аранов и ортанов, как раз не давало правильно настроиться на аппаратуру, или оборудование не удавалось настроить правильно на него. Так что при помощи инфоволн наблюдать за космосом мог только Странник, а капитан в режиме слияния получал информацию уже от него.

— Слушай, Странник, а чем привлекла местная звезда ученых?

— В моих базах этого нет.

— Давай тогда займемся исследованиями, может обнаружим что-нибудь.

— Давай, но с чем ты будешь сравнивать? Мне не были загружены научные базы данных.

— Значит начнем ее формировать сейчас. Ты давай включай всю свою аппаратуру, а я пока думу думать буду, — сказал капитан и откинулся в кресле.

Ярослав задумался о себе и о том, что же ему хочется. С одной стороны ему хотелось бороздить просторы вселенной, а с другой хотелось надрать задницу заггерам, которые уничтожили создателей Странника и сейчас пытаются уничтожить их, скорее всего, потомков. В памяти непроизвольно всплыл образ девушки, которую он видел в прилетевшем космическом корабле. Красивая, даже очень красивая на его вкус, но зная, что такая красота, как правило, очень стервозная, более близкого знакомства не хотелось совсем. По крайней мере, на Земле было так, а поскольку местные жители не сильно отличаются, то, скорее всего, и здесь также. Но познакомиться с их цивилизацией ему хотелось очень. Еще он задумался о том, сколько же всего рас в ней? Кто был на корабле — это все или есть еще. И интересно есть тут фэнтезийные расы, типа гномов, эльфов, орков или гоблинов. А может и хоббиты есть.

— Капитан приближаемся к короне звезды. Включена полная защита корабля, время действия в верхних слоях короны три часа, в десяти километрах от поверхности звезды полчаса, на поверхности пять минут.

— Странник, а как осуществляется защита? Там же тысячи градусов!

— Комбинацией различных полей, в общей сложности их двенадцать. Если находиться дольше, то начнется разрушаться поверхностный слой корабля.

— Ладно, давай посмотрим, что там.

И Ярослав вошел в полное слияние. Это было завораживающее зрелище! Сначала она приближалась в видимом спектре — огромный огненно-плазменный шар, на поверхности которого были заметны более яркие всплески. Затем стали появляться данные из других диапазонов, названия которых Ярослав не только не знал, но даже не представлял, что это. Теперь звезда уже переливалась не только всеми цветами радуги, но он чувствовал еще что-то, попытался посмотреть на нее своим внутренним взором, который у него появился после появления в этом мире — вот здесь переливание приобрело какой-то ритм, и создавалось впечатление, что из центра звезды оно идет какими-то волнами. Картина завораживала, манила, притягивала к себе, и Ярослав, поддавшись чувству, потянулся к звезде и потерял сознание.

Очнулся он в капитанском кресле от воплей Странника: «Капитан, капитан, капитан!» Мельком взглянув на экраны, он увидел, что они находятся далеко от звезды.

— Чего орешь? Я же оглохнуть могу.

— Очнулся! — Ярослав ощутил радость Странника.

— Подумаешь потерял сознание. Кстати, что там произошло?

— Мы рассматривали звезду, сначала в видимом спектре, затем я стал подключать данные от других датчиков, всего их пятнадцать. Потом я почувствовал, что ты задействовал пси-способности и, буквально сразу, я перестал тебя чувствовать. И это при полном слиянии! А затем ты рванулся к звезде и вместе с тобой и я, хорошо, что успел перехватить управление и вернуться обратно.

— Значит ты не видел какая получилась красота в пси диапазоне.

— Да я вообще тебя стал чувствовать только после того, как ты очнулся. Ты три часа находился без сознания, и это был не сон, так как во время твоего сна я тебя чувствую.

— Давай сейчас посмотришь, что я увидел.

— Ну как? — спросил Ярослав после слияния и воспоминаний.

— В моих базах нет ничего похожего, но ты же знаешь, что научных баз мне не загрузили.

— Ну, что ж, будем проверять.

— Нет, никаких проверок в полном слиянии — я буду все фиксировать, а ты потом просматривать.

— А как же в пси диапазоне?

— Я могу и там все фиксировать, правда наши диапазоны немного отличаются.

— Полетели тогда вслед за тем кораблем.

— Только сначала необходимо набрать биологического вещества, а то расход его, когда я тебя спасал, был колоссальным. Тем более, что по дороге есть подходящая планета. Но сначала тебе необходимо хорошо восстановиться, да и провести дополнительное изучение местной звезды. А где-то через месяц отправимся, биовещество еще пока есть.

Планета действительно была подходящая, но вот именно, что была. Космическая война затронула и ее. Пролетая вокруг этого, некогда наверняка прекрасного шара, были видны массовые разрушения — руины городов, где большие, а где огромные — там вообще не осталось никаких строений — только слой пыли и материала из которого были сделаны дома. На планете происходили массовые извержения вулканов, отчего в воздухе стояли смог и вулканическая пыль. И какое же было удивление Ярослава когда он увидел на севере одного континента довольно чистое небо — видать здесь воздушные потоки не давали смогу и пыли закрыть небо. Правда разрушения все равно были, хотя их было меньше, чем на остальной части.

— Странник, ты говорил, что тебе любая биомасса подходит?

— Да.

— Давай тогда вон к тому лесоповалу, дерева наберем.

— Не дерева, я буду забирать деревья, но сразу перерабатывать в биоактивное вещество, а это займет некоторое время.

— А на каком расстоянии я смогу общаться с тобой?

— Где-то двести — двести пятьдесят километров.

— Тогда высади меня у тех развалин, пойду погуляю там, может найду что-нибудь. Или встречу кого-то.

Это был не очень большой город, и разрушения в нем были не такие огромные, как в некоторых других. Сохранилась даже часть зданий, пусть и не целиком, но все же. Развалины, развалины, стена здания, опять развалины, часть здания и еще трупы. Очень много трупов. Атака, наверное, на эту планету была внезапной и спрятаться из людей никто не смог. Эвакуации тоже не было. Судя по тому, что трупы не успели разложиться, война здесь была не так уж давно. А в окружающем же пространстве не было замечено никаких космических кораблей, а это значит, что эти территории космоса были прифронтовые, или как там правильно их назвать. В общем, граница. Выйдя из города, Ярослав пошел в сторону лесоповала, где Странник собирал и перерабатывал поваленные деревья. Он как раз подошел к границе сохранившегося леса, и капитан этого корабля решил немного отдохнуть в лесу. В голову ему пришла мысль о том сохранилось ли что-то живое здесь или нет. На ходу он ушел немного в себя и стал проверять местность на пси активность. И какое же было его изумление, когда он, буквально в ста двадцати метрах от Странника, ощутил пси активный объект, и, судя по сложности пси излучения, это должен быть человек. Задействовав в хитиновой коже максимальную защиту, он стал медленно приближаться к объекту. Вот уже совсем близко, и Ярослав выйдя из-за толстого дерева, увидел наблюдателя. Он стоял, скрывшись, за двумя сросшимися деревьями и наблюдал за Странником, который все также продолжал собирать поваленные деревья. Но вот наблюдатель повернулся, и Ярослав увидел, что это наблюдательница, внешне похожая на девушку из корабля. Он, стараясь не шуметь, начал подходить поближе. Поскольку дул сильный ветер, то ему удалось подойти очень близко — между ним и девушкой осталось всего метров двенадцать. Он остановился, и в свою очередь начал наблюдать за ней. Но спустя буквально несколько секунд девушка, словно что-то почувствовав, а может и действительно почувствовала, резко повернулась, и, вскрикнув, прижалась к деревьям, при этом, прижав руки к груди. Ярослав посмотрел на нее — девушка лет шестнадцати, черные глаза, черные волосы, светлая кожа, маленький, чуть вздернутый, носик, худенькая, можно даже сказать, что излишне худенькая, была одета в видавшую виды одежду. И еще был очень сильный испуг в глазах.

— Странник, ты чем занят?

— Не видишь что ли — еду себе собираю. Да и тебе заодно.

— А местность сканируешь?

— Зачем? Я сразу просканировал — никого здесь нет.

— Мой любезный друг, — проговорил капитан с издевкой, — будь любезен, просканируй сейчас местность.

— С кем это ты там? — тут же спросил Странник.

— С кем, с кем. С очень красивой девушкой.

— О! Ты себе самку нашел? Будете делать детей? — спросил с иронией корабль.

— Да иди ты… Заниматься митозом.

Ярослав стал подходить к девушке, но по мере приближения, испуг в ее глазах начал переходить в ужас, и он попытался передавать ей дружелюбные и успокаивающие эмоции. Что-то, наверное, получилось, так как девушка начала немного успокаиваться.

— Пойдем, — сказал он девушке и протянул ей руку.

Но она посмотрела на его руку и ничего не сказав, постаралась еще больше вжаться в дерево. И тут Ярослав понял, что она же его не понимает совсем, ведь он сказал ей это по-русски. Еще он мог повторить эту же фразу еще на двух языках: аранском и ортанском, которые он выучил при помощи Странника, но девушка, наверняка и их бы не поняла. Поэтому он опять постарался мысленно передать ей картинку, где она протягивает ему руку, он берет ее за нее и они вместе идут к кораблю, в который и заходят. Видать девушка что-то поняла, так как у нее дернулась правая рука, но потом она опять прижала ее к себе. А Ярослав стоял с протянутой рукой и продолжал передавать ей успокоение. Наконец она, решившись, и даже легонько кивнув себе, быстро протянула ему свою. А он задумался, вспоминая ее кивок, о том, что какие разные миры, но жесты у людей одинаковые. По крайней мере, некоторые. Пока они шли, девушка часто посматривала на него, наверное, хотела разглядеть его лицо, но снаружи его шлем был непрозрачный. Ярослав в это время разговаривал со Странником.

— Ты можешь как-то извлечь из ее головы язык и передать его мне, но чтобы никак ей не повредить?

— Могу, два часа ей и тебе придется находиться в трансе, и ты потом будешь довольно хорошо разговаривать на нем.

— А чтобы совсем уж хорошо?

— Тогда это будет не менее десяти часов.

— А как это будет происходить? Ты у нее в мозгу будешь что-то делать?

— Ты что, этого нельзя делать. Мозг ни в коем случае нельзя трогать, иначе будут нанесены повреждения. Находясь в трансе, ей в определенном пси диапазоне будут передаваться различные картинки, а в другом будет происходить считывание ее реакции на них. В твоем случает необходимо около десяти двенадцати раз показать один и тот же предмет, явление или действие, чтобы правильно считать реакцию. Будешь говорить с небольшим акцентом. А вот чтобы ты говорил чисто, то это уже не менее шестидесяти раз надо сделать, да еще необходимо создать что-то вроде беседы с разными людьми. А если хочешь еще и письменность получить, то это еще дольше, да и делать это желательно за два-три сеанса.

В это время они подошли к кораблю, в котором уже бы опущен трап. Перед тем, как ступить на него, девушка напряглась — Ярослав это явно почувствовал, но движение не замедлилось.

— Странник, ты готов?

— Всегда готов! — ответил он девизом пионеров.

Они зашли в медицинскую секцию, где были готовы два ложа. Теперь у Ярослава была трудная задача — попытаться объяснить девушке, что необходимо лечь, чтобы он мог изучить ее язык. Пантомиму, которую он устроил, иначе как клоунадой назвать было нельзя. С помощью жестов, пси и русского мата, правда только про себя, он все же смог донести свои мысли до девушки. Они легли почти одновременно, и из ложа стали быстро расти нити, которые опутали сначала голову девушки, а затем, когда он убрал шлем, и его голову. Через два с небольшим часа Ярослав очнулся первым, как и должно быть, а еще через минуту и девушка, которая тут же посмотрела в его сторону. Понятно, ей очень хотелось увидеть его, так сильно, что Ярослав ощутил это, а потом также почувствовал разочарование, ведь он опять был за непрозрачным стеклом, так как эту прозрачную часть хитиновой кожи он называл по инерции стеклом.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он ее на ее родном языке.

Глава 12

В этот раз Илиара, выходя на охоту, понимала, что, если она ничего не добудет, то ее подопечные начнут умирать, и она ничего с этим поделать не сможет. Она не охотница, не следопыт, обыкновенная сирота, как и ее подопечные. Будь проклята эта война, будьте прокляты заги, которые ее начали. Своих родителей она помнит только из голографии, они ушли воевать, когда ей было всего пять лет, а сейчас ей восемнадцать. Идти в другую семью она не хотела, хотя очень многие из детей, потерявших своих родителей, с удовольствием уходили. Вот для таких как она сирот и был создан «Дом семьи». Правда это по началу в них шли такие, как она, а сейчас в них попадали уже все сироты. На первых порах в их «доме» было не так и много детей, да и жилось очень хорошо. Их дом находился в городе Уалин, который в свою очередь стоял у края заповедника, куда они очень часто ходили гулять. Илиара особенно любила ходить одна, и, зайдя подальше в лес, она разводила небольшой костер, при помощи единственной оставшейся от родителей вещи — зажигалки, могла часами сидеть и любоваться на него. И заповедник, прилегающий к городу, она знала очень хорошо. Поэтому ее часто отправляли с детьми на прогулку по нему. Так было и в тот раз, два месяца назад, ее, как старшую, отправили с маленькими детьми от пяти до десяти лет, в заповедник, в небольшой поход. Она очень часто любила ходить по тенистым местам величественного леса и знала, как на свежем воздухе хочется есть, поэтому и заставила детей постарше взять побольше еды, а сама так загрузилась, как будто уходила как минимум на неделю, а не на один день. Это и сыграло свою роль в том, что ее подопечные до сих пор живы. Заги появились внезапно, предупредить людей никто не успел. Удары сыпались один за другим, земля содрогалась как от сильного землетрясения. Они с детьми находились как раз у одной пещеры, и недолго думая все укрылись там. Атака длилась три дня, и все это время они сидели внутри ее. Илиара, понимая, что дальше может быть все, что угодно, сразу ограничила всех в еде. Хорошо, что еда была вся герметично упакована и могла храниться долго. А вот с водой им очень повезло — в пещере находился родник с чистой, но до ломоты в зубах холодной водой. На протяжении трех дней она успокаивала детей, говоря, что еще немного, буквально совсем чуть-чуть, и их найдут и увезут в другое место или на другую планету, но сама в это перестала верить уже на второй день. Когда на четвертый день прекратилась трястись земля, она решила выйти на поверхность. Картина была неприятная — много поваленных деревьев, когда она пошла в сторону города, то видела убитых животных. И как-то в голове сразу мелькнула мысль, что их можно использовать в качестве еды, а упаковки с едой надо беречь. Когда она увидела город, то слезы сами по себе брызнули из глаз и потекли по щекам. В самом же городе, когда она увидела погибших людей, ее впервые вытошнило. Она пошла в город, в сторону, где должен был находиться их «дом». Стараясь не обращать внимания на людей, она подошла к тому месту, где он должен был быть. Ничего не осталось. Тогда она решила поискать хоть какую-то еду — тоже ничего. Пойдя в сторону ресторана, она увидела, что он частично сохранился. Исследовав его, Илиара нашла только какую-то кастрюлю, чудом сохранившуюся. «Будет хотя бы где что-то сварить» — подумала она. Обратно она уже бежала, стараясь скорее уйти из города. А впереди ее ждали еще объяснения с малышами. Поначалу в еду можно было использовать убитых животных, но потом они стали портиться и ей пришлось заняться охотой, в которой она ничего не понимала. Единственным ее плюсом было то, что она являлась псионом, не сильным, но ее способностей хватало, чтобы подозвать к себе какое-нибудь животное. Сохранились правда только мелкие животные, которые, как правило, жили в норах. Ухань, грызок и традень. Птиц не осталось совсем. А сейчас не осталось и других животных. Уже целую неделю они голодали, из еды была только похлебка, которую Илиара варила из травы и каких-то сладких корешков, названия которых она не знала. А вчера закончились и корешки. Поэтому сегодня она решила сходить подальше в сторону города, в надежде, там что-нибудь поймать. Шла и думала, сколько еще они смогут протянуть? Пятилетние дети ходили уже с трудом. И все малыши, все до одного все еще надеялись, что кто-то придет за нами и спасет. Но Илиара понимала, что если их до сих пор не нашли, то уже и не найдут. И какое же было ее удивление, когда она увидела необычный летающий объект. Сначала она хотела рвануть к нему, но вовремя поняла, что это, скорее всего, заги, так как таких необычных кораблей у них не было, по крайней мере, она не слышала, чтобы у них были корабли виде пирамиды. Спрятавшись за двумя сросшимися деревьями, где в одном месте была небольшая щель, она принялась наблюдать за ним. Что делал этот объект, она понять никак не могла. Он медленно летел над землей и создавалось впечатление, что он втягивал в себя деревья. И чем дольше она за ним наблюдала, тем все более отчетливо понимала, что это не их корабль, и желание приблизиться к нему у нее пропало насовсем. Вдруг она почувствовала чей-то взгляд и резко развернулась. Увидев незнакомца в матово-черном скафандре, так похожем на сам неизвестный корабль, она вскрикнула и прижалась к дереву. А он тем временем стал приближаться к ней. Она как представила, что он с ней будет делать, так ее охватил ужас. Но буквально сразу откуда-то пришла какая-то теплая успокаивающая волна. С удивлением она поняла, что она исходит от него. Он подошел к ней и протянул руку.

— … — что-то сказал ей незнакомец.

Она непроизвольно постаралась еще отстраниться от него, хотя дальше уже и некуда. Тут опять от него пришло что-то теплое и еще какие-то образы. Сконцентрировавшись на них, она поняла, что он хочет привести ее на свой корабль. И еще она поняла, что он не желает ей зла. Уж в этом она была абсолютно уверена, дар, который передавался у них по наследству, обмануть было невозможно. И сейчас он явно говорил, что ей ничего не грозит. И она решила пойти с ним, правда о детях пока решила не говорить, и протянула свою руку ему. Он аккуратно взял ее за руку и повел к кораблю. По дороге Илиара все пыталась понять из чего же сделан его скафандр и периодически бросала на него взгляд, в надежде разглядеть его лицо. В корабль они зашли просто по наклонному пандусу. А вот внутри он был очень необычный, и это еще мягко сказано. У нее было постоянное чувство, что они находятся внутри чего-то живого, и еще немного и оно начнет их переваривать. Зайдя в одно помещение, она увидела две, наверное, кровати, а затем незнакомец стал делать руками какие-то жесты или фигуры, касаться своего рта, показывать ей язык. Одновременно с этим он пытался ей передать какие-то образы, сосредоточиться на которых она не могла, так как еле сдерживалась от того, чтобы не засмеяться. Она поняла, что он пытается ей что-то объяснить, но уж больно он комично это делал. Наконец, до нее дошло, что он хочет изучить ее язык, и она спокойно легла на кровать. Тут же она ощутила, как из нее стали прорастать какие-то нити и обволакивать ее голову. Она хотела повернуть голову, но не получилось, поэтому она скосила глаза. Хозяин корабля уже лег, но свой непрозрачный шлем так и не снял. А затем она куда-то провалилась, и сразу же у нее появился калейдоскоп различных образов, фигур, каких-то деревьев. Это все пролетало очень быстро, периодически повторяясь, вернее не совсем повторяясь. Затем все резко схлынуло, и она очнулась. Резко открыв глаза, она тут же посмотрела в сторону незнакомца, стараясь увидеть его лицо, но он снова был в своем непрозрачном шлеме. «Вот, гад» — подумала она.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он ее с каким-то непонятным акцентом.

— Хорошо.

— Вот и замечательно. Как тебе удалось выжить?

— Я ушла в заповедник, это вот этот лес был им, там в пещере и пряталась.

— И сколько же длилась твоя робинзонада? — последнее слово она не поняла, но по смыслу было понятно, о чем ее спрашивают.

— Два месяца.

— Ого! — воскликнул он, — Чем же ты питалась?

— Охотилась на выживших животных.

— Здесь и такие есть? Не думал, что кто-то сможет выжить. Да, — спохватился он, — ты же голодная, пошли покормлю тебя.

Он развернулся и пошел направо. Тут Илиара решилась рассказать ему о детях.

— Я не одна.

— Правда? — резко развернулся он. — И сколько же вас?

— Еще пятнадцать человек, детей. Они тоже голодают.

— Так что же ты молчишь как партизан! — воскликнул он, — Показывай дорогу.

— Это вот там, — уверенно показала девушка в сторону, гадая про себя кто такой этот «партизан».

— Странник, давай медленно лети туда и ищи пещеру.

— Странник — это кто, еще один член экипажа?

— Можно сказать и так.

— Нашел, вход в нее скрыт под нависающей скалой.

— Да, это она.

— Сходи сначала ты одна к ним. А то испугаются еще. Да, кстати, как твое имя?

— Илиара.

— А я Яр.

Из корабля они вышли вместе, но дальше девушка пошла, вернее побежала, одна. Пещера находилась в двадцати метрах от корабля, поэтому через пару секунд она скрылась в ней. А еще через мгновение оттуда раздался радостный детский визг, и на полянку выбежало пять мальчишек, пробежали несколько шагов и резко остановились, увидав корабль, а рядом с ним фигуру в черном скафандре.

— Не бойтесь, подходите, — Ярослав махнул им рукой и быстрым шагом направился к ним.

Мальчишки медленно пошли в сторону корабля, переводя взгляд с Ярослава на корабль и обратно. В это время из пещеры вышла Илиара, неся на руках девочку.

— Яр, там еще две девочки идти не могут, самые маленькие.

Он быстро направился ко входу, из которого выходили остальные дети. Внутри действительно лежали две маленькие девочки, а рядом с ними хлопотала девочка постарше, пытаясь их поднять.

— Давай я их понесу, — сказал он ей.

— Ой, — вскрикнула она, — а вы нас спасать прилетели.

— Конечно.

— Странник, сколько лечебных лож можешь вырастить?

— Для взрослых две, но для детей три.

— Давай выращивай скорее. Необходимо восстановить здоровье трех девочек. А остальных надо покормить.

— Много еды им давать нельзя.

— Уж это я и сам знаю, грамотей ты наш.

— Ну, нельзя вам сейчас много есть, — уже в который раз повторял Ярослав, глядя в очередные просительные глаза, — Вот подлечитесь и потом можете наедаться до состояния шарика.

— А это как, — спросил шести или семилетний мальчик.

— А вот так — наешься, и твой живот станет большой, как шарик, — потрепал Ярослав по голове спросившего.

— А почему вы не снимаете свой шлем? — спросила самая маленькая из сидящих здесь детей.

— А потому, что я страшный и ужасный, — Ярослав постарался придать своему голосу нечто страшно ужасное.

— Неееет, — рассмеялась девочка, а остальные дети заулыбались.

Странник все еще находился на планете, где подобрал детей. Ярослав решил, что сначала необходимо провести лечение всех детей и только потом что-то с ними делать. Вернее, что с ними делать он прекрасно понимал — надо их где-нибудь высадить, где-нибудь на их планете, где о них смогут позаботиться. И сделать это необходимо очень осторожно, ведь светиться ему очень не хотелось, а какими-то маскировками Странник, как научное судно, не обладал. Правда был анигравитационный кокон, который просто отклонял сканирующие лучи, но как подозревал парень и Странник был с ним согласен, что при сканировании с нескольких точек одного места, определить его местоположение будет возможно. Еще много зависело от сканирующей аппаратуры, а также от обработчика этой информации. Но высадить детей необходимо было обязательно, и высадить в глубине территории, подконтрольной государства, из которого были эти дети. А значит двигаться надо в сторону ухода неизвестного корабля.

Капитан как раз проверил как обустроились дети и собирался пойти в рубку, как появилась Илиара.

— Благодарю тебя, — как-то странно сказала она, — что ты собираешься с нами делать.

— Высажу на какой-нибудь вашей планете, и там за всеми вами присмотрят.

Илиара как-то немного смутилась и произнесла:

— А сам кто ты такой? И что это за корабль?

— Любопытной Варваре нос на базаре оторвали, — ответил парень и, прежде чем она сумела возмутиться, коснулся своим указательным пальцем ее носа, резко развернулся и зашел в рубку корабля.

Она хотела ему что-то высказать и уже сделала шаг в его сторону, но проем за капитаном быстро затянулся, как будто его и не было здесь, и ей пришлось остановиться. «Ну точно, гад» — подумала она. «Но все таки, кто же он такой на самом деле?» — продолжала размышлять она, — «Странный корабль, странный этот человек. Или не человек? Да нет, вроде бы человек. И детей любит очень». Она прямо чуть ли не физически ощущала его жалость и сострадание к ним. И еще какое-то теплое чувство. «Значит все же человек он, ведь не человек не может так относиться. Может он действительно страшный и ужасный, как сказал Элире, поэтому и прячет свое лицо. Но у них проживали разные расы и все они были привычны к различиям, так мог и открыться. Зараза, какая».

А «Зараза» в это время рассматривал предполагаемый маршрут. В его сознании проносились планеты, какие-то корабли, правда, как и говорил Странник, все было расплывчато. А потом перестали появляться новые объекты.

— А дальше что?

— А все, это максимум, что я могу считать.

— Блин, не густо.

— Так я же говорил тебе, что нужно быть сильным псионом, чтобы считывать больше информации, да и сильный псион сможет заглянуть на значительно большие расстояния. У меня пси активность слабая, вот и получается такое.

— В целом все равно знаем куда лететь. Давай заканчивай быстрее сбор еды и полетели.

Через три дня Ярослав решил стартовать. После первого раза, когда перед ним простирался огромный Космос, и он в своем крошечном, по сравнению с ним, кораблике бороздил его просторы, он испытал ни с чем не сравнимое чувство восторга. Особенно когда он пролетал через какую-нибудь систему на огромной скорости. Сначала медленное приближение Звезды, затем мельтешение дальних планет, резкое увеличение местного светила, миг — и опять впереди простор. Вот и сейчас он приготовился к этому. Находясь в режиме полного слияния, Ярослав получал от корабля данные как в видимом диапазоне, так и с помощью инфоволн. Было очень неудобно, потому как приходилось постоянно переключать внимание с одного на другое. Когда он спросил Странника можно ли совместить, то получил ответ, что опытные пилоты и навигаторы могли так делать. Но у Ярослава ничего не получалось, а значит придется помучиться.

— Странник, на горизонте показались какие-то корабли. Кстати, я так и не успел тебя спросить до горизонта по инфоволнам на максимальной скорости сколько лететь?

— Десять часов.

— Хотелось бы издалека посмотреть, что это за корабли. Ты как приблизишься, то сбрось скорость.

— А кто-то кому-то говорил про любопытство, Варвару, базар и оторванный нос.

— Ничего, без твоего носа как-нибудь проживем, — не остался в долгу капитан.

— А я то здесь причем???

— А потому что не фиг.

— Я вот выучил твой родной язык, русский, очень хорошо, но так и не могу понять применение слова фига.

— Оооо, чтобы это понять, надо родиться и вырасти в России. Никакое изучение языка не поможет. И таких словосочетаний у нас очень много. Вон, вся заграница до сих пор не может понять, чем страшна у Кузьки мать.

— Я прочитал у тебя про этот случай, но ничего не понимаю.

— И не поймешь. Впереди до скопления кораблей все чисто, я пойду гляну, что там делает детвора, а ты продолжай. Если, что, то свисни меня.

— Как свистеть?

— Да, тебя еще учить и учить. Просто позови.

Глава 13

Только Ярослав вышел из рубки, как на него налетели два вихря, сначала девочка а сразу за ней мальчишка.

— Ой, — вскрикнули оба одновременно.

— Решили меня уронить? Ай-я-яй, — оба потупили взор, но никакого раскаяния в них он не почувствовал, — Ладно, идите.

Шаг, второй и оба опять побежали. Ярослав пошел и увидел, что ребятня занимается кто чем: бегают, разговаривают, в какие-то игры играют. В одной каюте дверь была закрыта. «Спят» — понял капитан. В его каюте Илиара играла с детьми в какую-то игру. Увидев его, она оторвалась от игры и спросила:

— Капитан, сколько мы будем лететь?

— Точно не знаю, но не менее трех дней.

— А куда мы летим?

— Я хочу высадить вас подальше от границы.

— А заги нас не заметят?

— Нет, конечно, — уверенно произнес он, хотя сам в этом не был уверен. — Илиара, давай отойдем, мне надо тебя кое о чем спросить.

Девушка встала, и величественно, словно королевна, прошла мимо него, да еще и задрав при этом свой носик. А парень, уже в который раз, поразился сходству миров.

— И что ты хотел у меня спросить?

— Ты можешь нарисовать хоть какие-то ваши космические корабли?

— Эээ, — растерялась девушка, она ожидала совсем другого вопроса, но потом спохватилась и с подозрением спросила, — А зачем тебе это надо?

— Там впереди находятся какие-то корабли, вот мне и хотелось бы знать ваши это или загов.

— Я мало интересовалась этим, но вот Крэйк просто их фанатик. У него наверняка даже с собой есть голографии. Сейчас спрошу, они вон там, — она кивнул в сторону одной из кают, — в космический корабль играют, — с улыбкой произнесла девушка.

— Вот смотри, — через минуту принесла девушка несколько голографий.

— Я могу взять на время? — спросил он, и, увидев ее кивок, развернулся и пошел в рубку, а девушка проводила его задумчивым взглядом.

«Значит он не из нашей империи, но и не заг. Может он с другого конца галактики, ведь на сколько я знаю до войны мы исследовали не больше половины. Может они помогут нам в этой войне. Надо будет обязательно сообщить безопасникам».

— Вот полюбуйся на кораблики наших друзей.

— Корабли как корабли. Чем-то напоминают корабли аранов.

— Ладно, ты работай, а я посплю немного.

— Капитан! — выкрикнул Странник. — Просыпайся лежебока, — добавил он по-русски.

— Что случилось? Сколько я спал?

— Много, мы уже подлетаем к кораблям. Мне кажется, что там что-то происходит.

— Ого, ни фига себе прилег вздремнуть.

Миг, и опять Ярослав находится среди бесконечности космоса.

— А ведь действительно что-то происходит. Странник, мне кажется, что там идет сражение. Сколько нам лететь?

— Менее часа.

Странник окутался антигравитационной оболочкой и начал сбрасывать скорость. Не прошло и часа, как он приблизился к группе кораблей. Это действительно было сражение. Десять кораблей людей сражались против пятнадцати кораблей загов. Еще где-то около пяти десятков кораблей, как с одной стороны, так и с другой, находились здесь же в виде космического мусора. Сражение было очень жестокое, применялось все известное Ярославу оружие: лазеры, ракеты, кинетика, может еще что-то. Щиты защиты вспыхивали постоянно, на некоторых они почти не гасли. Но тут капитан заметил, что маневры происходят не хаотично, а целенаправленно — корабли, находившиеся в районе сильного огня, отходили в более спокойные области, наверное, чтобы восстановить щиты. По идее они должны были уходить во вторую линию обороны для восстановления, но у людей уже сказывалась недостача кораблей и максимум, что они могли себе позволить это просто отход в более спокойную зону. У людей может быть и был бы шанс уцелеть, если бы не одно но в виде громадного дредноута загов. Он имел не только мощное вооружение, но и мощные щиты, под прикрытие которых уходили более мелкие корабли загов для восстановления своих щитов. И сейчас что-то должно произойти — пять крупных кораблей загов, которые были под прикрытием дредноута рванули в разные стороны, пытаясь как бы окружить группу людей. К ним в помощь полетели более мелкие корабли. Людские корабли тоже начали какие-то рваные движения, цель которых Ярослав сразу не понял. Но буквально в следующий миг все стало на свои места — мощный выстрел из дредноута чем-то похожим на плазму лишь по касательной задел корабль людей, но судя по тому, что следующие выстрелы его взорвали, то щиты он снес сразу и полностью.

— Странник, видишь дредноут?

— Кто ж его не заметит.

— Готовь мощный заряд антигравитации, фокусировка в район его центра.

— Для стопроцентного поражения необходимо подлететь ближе.

— Вон тем обломки подойдут?

— Да.

Ярослав полностью слился с кораблем, растворился в нем, постарался собой охватить всего Странника. Как только это произошло, то почувствовал не только отдельные его части, но даже то, из чего каждая его часть состоит. Чувствовал вокруг себя антигравитационную оболочку, в которой перераспределил напряженность поля, усилив переднюю часть и ослабив заднюю. Почувствовал накопление гравитации в концентраторе. Еще есть немного времени для полного заряда. Аккуратно маневрируя между кораблями, чтобы они не попали по воздействие оболочки и тем самым не выдали его, он приблизился на требуемое расстояние. Вот оно, немного приподняться, чтобы видеть корабль загов. Он чувствовал, что наступил предел накопления и энергия гравитации вот-вот выйдет из-под контроля. Фокусировка в центр дредноута, нет надо немного сместить к корме. Выплеск. И за долю секунды до достижения энергией гравитации точки фокусировки смена полярности. ТАКОГО взрыва Ярослав не ожидал. Осколки дредноута не только снесли щиты ближайшим кораблям, но двух из них повредили фатально. Корабли людей не растерялись и в течение короткого времени уничтожили еще пять кораблей загов, видать командир у них был очень опытным. А вот растерянность загов длилась намного дольше, что и решило окончательный их разгром. Ярослав же стал удаляться от места схватки вглубь территории людей. А потом как-то резко и сразу потерял сознание.

Очнулся он, лежа в своем капитанском кресле. Когда он решил подняться, то ощутил такую слабость, что пришлось рухнуть обратно.

— Что со мной?

— Скорее всего, сильное истощение пси. Тебе срочно необходимо в медицинский блок. Я бы и раньше тебя отправил туда, попросив перетащить наших гостей, но смысла не было, так как надо раздеваться, а ты не хочешь, чтобы тебя видели.

— Ладно, сейчас приду в себя немного и сам дойду. Что там, кстати, делают наши гости?

— Почти все спят, — ответил Странник, а потом добавил с ехидцей, — Догадайся кто не спит?

— И что она делает?

— В данный момент опять ходит по коридору. Пару раз пыталась стучать в рубку.

— С чего это вдруг?

— Так ты без сознания был тридцать часов.

— Фигассе! Ладно, вроде пришел в себя, пойду лечиться.

Чтобы встать с кресла, Ярославу пришлось потрудиться. Кое как поднявшись, он, шатаясь как парусник в сильный шторм, пошел к выходу. В коридоре было легче — можно было держаться за стенку. Но не успел он сделать и двух шагов, как кто-то схватил его под руку, поддерживая, а голос Илиары произнес:

— Что с тобой? Что произошло?

— Устал просто, сейчас вот подлечусь и в бой.

— Какой бой? Ты с кем-то воевал?

— Да это просто выражение такое, не обращай внимания.

— Вот мы и пришли, благодарю за помощь.

— Давай помогу тебе лечь.

Но Ярослав поднял руку и помахал указательным пальцем со стороны в сторону. Такого жеста девушка не знала, но суть поняла. И даже не обиделась, ну почти не обиделась. Только бросила на закрывшуюся дверь задумчивый взгляд. То, что что-то случилось, она чувствовала, но не могла понять, что именно. «Что-то произошло» — думала она — «Что-то очень серьезное, потому как таким капитана она не видела, пусть и знакомы они всего ничего. Устал. Это что же надо было делать, чтобы так устать?! И все же что-то да было, ведь она почти физически ощутила, что ее как будто обернули в легчайшую кисею. А потом все пропало. Это точно капитан виноват. А это последствия этого. Но все же, как он выглядит? Интересно же очень — представитель новой расы». А капитан тем временем лег в медицинское ложе и сразу же отключился, даже не чувствуя как его обволакивают тонкие побеги.

Целые сутки капитан корабля пролежал в медбоксе. Зато когда в очередной раз очнулся, то чувствовал себя просто замечательно.

— Странник, сколько я отдыхал?

— Сутки.

— А почему так долго?

— Истощение было слишком велико, а твой организм еще не привык к таким потерям. А еще наверняка сыграло роль то, что твое пси отличается от нашего.

— Вашего?

— Моего, аранов, ортанов и, как я успел проанализировать, от современных людей тоже. Постарайся в ближайшем будущем больше не перенапрягаться.

— Хорошо, высадим гостей и полетим «не перенапрягаться».

— Хочу тебя спросить, что ты там какое сделал? Зачем так долго держал накопление гравитации?

— На счет гравитации, то я отчетливо чувствовал, когда наступит предел. А что сделал, так получилось какое-то полнейшее слияние. До этого раза такого не было.

— Я бы минимум на десять процентов меньше накопил бы. И я не про слияние, это я и сам почувствовал, ты еще что-то сделал, и мне кажется что-то с пси.

— Мне подумалось, что раз мое пси отличается, то есть вероятность, что при пси или ментальном сканировании меня не заметят, вот я попытался охватить собой весь корабль. Тем более, что у нас на борту так много людей.

— У тебя это получилось — я отчетливо это ощутил. Думаю, что Илиара тоже.

— Ладно подробнее об этом поговорим позже. Где мы находимся? Хотя подожди, давай в рубке все обсудим.

Как только Ярослав вышел в коридор, к нему сразу подошла Илиара.

— Как ты себя чувствуешь? Подлечился?

— Замечательно.

— Когда мы прибудем на место?

— В течение нескольких часов, два или три.

Девушка хотела еще что-то сказать, но он перебил ее словами:

— Потом, все потом.

— Давай все рассказывай, — сказал парень, усевшись в капитанское кресло.

— Мы находимся в системе, которая полностью подходит для высадки пассажиров. Довольно далеко от боевых действий, в системе десять планет, хорошая охрана. Четвертая планета пригодна для жизни, очень хорошо развита, еще на пяти планетах построены большие города под куполами, — по мере рассказа на голограмме отмечались те или иные места, — я сделал заключение, что прилететь и улететь через гиперпространство можно только из двух направлений, поэтому они контролируются очень тщательно. Мы сейчас находимся под плоскостью эклиптики в районе четвертой планеты, вот здесь, — на голографии показалась зеленая точка.

— Научился ведь как правильно определять в космосе «над» или «под» системой находишься, а то заладил в космосе нет понятий над и под.

— Так это ты из своего мира принес.

— Сможешь незаметно подобраться к планете?

— Да, пространство планеты хоть и сканируется, но значительно хуже, чем космические пути. А еще мне показалось, что пси и ментосканирование там все равно очень сильное.

— Значит так, — сказал капитан после небольшого размышления, — я занимаюсь ментальной защитой, а ты всем остальным. А сейчас давай выберем место посадки, садиться будем, на всякий случай, ночью.

— Все, готовьтесь, — сказал он Илиаре, выйдя в коридор, — через полчаса садимся.

Через полчаса Ярослав слился со Странником. Приложив много усилий, смог отрешиться от всего — исчезли звезды, потускнело, а затем и размылось, местное светило, все окружающее пространство стало серой дымкой. Осталась только пирамида корабля. Помня о предыдущем опыте, он стал расширять себя очень медленно. С каждым новым объемом ему становилось все тяжелее и тяжелее удерживать эту сферу, так как расход силы, или чего-то там внутри его, рос очень быстро. Когда его сфера вышла за пределы Странника, он решил попробовать расширять не сферу, а только те стороны, которые еще не перекрыли границы корабля. Сделать это оказалось значительно труднее, и не из-за расхода силы, а от того, что требовалось еще повысить концентрацию. Медленно, очень медленно, его сфера стала вытягиваться все больше и больше напоминая пирамиду, правда с округленными углами. Расход силы действительно уменьшился, но вот предельная концентрация выматывала ничуть не хуже. Вот и все и Странник тут же полетел к планете.

После приземления в большом парке, парень поднялся и неторопливо направился к выходу из рубки. Как оказалось поддержание защиты дается легче, чем расширение. В коридоре уже все были в сборе.

— Ну, что, на выход, — сказал он и медленно направился к нему.

Дети его быстро опередили, а вот Илиара пошла рядом с ним. Ярослав молчал, так как очень тяжело было одновременно поддерживать защиту и идти, а девушка просто не знала, что сказать. Так молча они и вышли из корабля. На улице было темно, потому что естественного спутника у планеты не было, а в этой части парка не было освещения. Собственно поэтому и выбрали ее. Дети отошли от корабля метров на десять-пятнадцать и стояли там гурьбой. Ярослав остановился у пандуса и дальше не пошел. Девушка сделала пару шагов, остановилась, резко развернулась к нему.

— Возьми меня с собой, — попросила она, — Не сейчас, потом, когда передам детей.

— Нет, — резко сказал он, чувствуя, что еще немного и у него не останется пси-энергии да и концентрацию удавалось сдерживать из последних сил.

— Но почему вырвалось у нее?

— Я говорил уже Элире — я страшный и ужасный, — и через пару секунд добавил, — Иди давай.

Девушка сошла на землю и медленно побрела к детям, тихо шепча «Но она не поверила тебе, и я тоже не верю».

Как только она сошла с пандуса и он закрылся, Ярослав прямо здесь съехал по стене на пол.

— Странник, старт, — прошептал он.

Но кораблю не было необходимости что-то говорить — парень еще не опустился на пол, а он уже стремительно взлетал. А через пару секунд капитан, командир, владелец и друг корабля в очередной раз потерял сознание.

Глава 14

Илиара сама себе не могла объяснить, что же так привлекало ее в этом незнакомце. Вроде и не видела его, но что-то было в нем такое, чему она никак не могла дать объяснение. Но он никак не хотел идти на контакт. «Гад, он все-таки» — в очередной раз в своих мыслях назвала она его так — «И имя, наверное, не свое сказал. Вот только в нашем Доме было два человека с таким именем. Ну и иди ты, инопланетная зараза» — решила для себя девушка и ее мысли приняли совсем другое направление, правда так или иначе тоже связанное с ним. «Что мне теперь делать? Наверняка это должно остаться тайной, по крайней мере, пока. Значит сначала надо к безопасникам, причем без детей — они разболтают об этом уж точно».

— Так слушаем меня. Вы сейчас остаетесь здесь, а я пойду и найду какой-нибудь флаер. Вот, возьми фонарик, в нем еще остался заряд, — отдала она его одному мальчишке, — я и так дойду. Ну что скисли, мы же дома, подумаешь еще подождать часик.

— А Яр вернется еще, — спросила Элира, — он такой хороший.

Илиара вздрогнула, но ответила весело:

— Конечно вернется! — а про себя подумала «Никогда он больше не вернется».

На стоянке стояло единственное такси, причем наземное.

— Надо же, — пробормотала девушка садясь в него, — здесь тоже еще любят кататься по земле.

— Вам куда? — произнес механический голос, и она поняла, что это автотакси, так как на подходе просто не обратила внимания на это.

— Местную службу безопасности.

По дороге девушка с интересом рассматривала окрестности. В районе парка улицы были освещены слабо, наверное, чтобы не портить его умиротворение. Подъезжая к центру, город постепенно наливался огнями, а самой его центре сверкал как маленькая звездочка. Там находился центр развлечений. Ей немного странно было видеть такое, ведь идет война, но потом поняла, что это как раз и необходимо, что отвлечь людей от нее. Машина проехала центр и через несколько минут остановилась у пятиэтажного отдельно стоящего здания.

— Маршрут окончен.

Илиара вышла и направилась ко входу. Зайдя в здание, ее остановила охрана.

— Вам куда? — спросил охранник, не сумев скрыть удивления.

— У меня очень важные сведения.

— Раз важные, да еще и очень, то вас сейчас проводят к дежурному офицеру.

Появился другой охранник и приглашающим жестом попросил ее следовать за ним. Шли они недолго, здесь же на первом этаже, и находился кабинет дежурного. Зайдя в кабинет, девушка оглянулась и увидела за столом мужчину лет тридцати пяти. Темная коричневая кожа, черные глаза, почти белые волосы, оттопыренные уши и губы с уголками опущенными вниз придавали представителю расы ларгин трагично-комический вид. Те, кто впервые встречался с ними не могли сдержать улыбок, но Илиара уже видела их, поэтому спокойно произнесла:

— Я встречалась с представителем иной цивилизации.

— Где это произошло? И, кстати, где твой коммуникатор? — не поверил девушке офицер, хотя и насторожился.

— Это было, — и тут девушка почувствовала, что ей необходимо посетить одно место, поэтому добавила, — А где у вас туалет?

— Пойдем провожу.

Выйдя в коридор. Они направились к выходу, но чуть не дойдя, безопасник показал в коридор направо и сказал:

— Третья дверь справа, — а сам направился к выходу, вышел на улицу, где что-то набрав на своем коммуникаторе, вернулся обратно.

Вот именно это отвлечение девушки от своего рассказа и предрешило все дальнейшие события.

— Ну, где же это произошло? — спросил он девушку.

— В системе Гедеон.

— Очень интересно.

— И как же выглядел представитель иной цивилизации?

— Лица я не видела, он был в черном матовом скафандре, на лице тоже был черный круглый шлем, а внешне как человек, — как только девушка это произнесла, то чуть слышно щелкнула дверь, а на окна опустились бронированные вставки.

Уже после первых слов девушки искин службы безопасности усилил все свои датчики в дежурном помещении. Два дня назад ему в закодированном виде высшего уровня пришла новая директива, имеющая наивысший приоритет — все разговоры о представителях иных цивилизаций необходимо отсылать по указанному адресу, используя шифровку «империя». А при совпадении описания хотя бы одного из присланных объектов переходить в режим полной изоляции уровня «ноль», а это означало полную блокировку всех помещений, полное блокирование всех видов связи, поднятие бронированных щитков, накрытие здания куполом высшей защиты и введение режима полной боеготовности. И еще полная защита человека, принесшего эту информацию, уровнем «империя», то есть данный человек приравнивался к императорской семье. Попасть же в здание также могли только люди, имеющие этот же уровень допуска.

— Что происходит? — сказал безопасник вслух.

— Выполнение директивы, — ответил искин.

— Какой директивы?

— Недостаточен уровень допуска.

— А так, — и офицер набрал код специального отдела СБ, в котором он числился, но который не прошивался в коммуникаторы.

— Недостаточен уровень допуска.

После этих слов нехорошее чувство поселилось у него в груди. Предчувствие говорило только об одном — необходимо как можно быстрее скрываться. Поэтому он решил использовать код, выданный ему на всякий случай, хотя его и предупредили, что это должен быть действительно крайний случай. Он набрал на коммуникаторе этот код.

— Недостаточен уровень допуска.

Вот сейчас он понял, что это конец — выше этого допуска только «империя», а это значит, что в обязательном порядке будет проведено ментоскопирование всех находящихся в данный момент в здании людей, и все станет известно — и о крупных хищениях под видом помощи, и об убийстве, которое он совершил, чтобы оправдать себя, и о разведке загов, которая вышла на него, и о сведениях, которые он передавал ей. Резко подняв голову, он с ненавистью посмотрел на девушку. Ему захотелось убить ее, но только он собрался провести пси атаку, как получил заряд парализатора.

Илиара смотрела на офицера, в его полные ненависти глаза, и не могла понять — почему? Откуда такая ненависть? Но в следующий момент что-то сверкнуло сзади офицера и он рухнул обратно в кресло, а голос произнес:

— Вашей безопасности ничего не угрожает.

А еще через два часа в систему вошел рейдер службы безопасности, на борту которого находилась арта группы «Тень», и с максимальной скоростью направился к планете. А еще буквально через час уже два рейдера службы безопасности скрылись в обратном направлении.

Он сидел в своем кабинете и размышлял о том, что сегодня он очень хорошо проведет время со своей любовницей. Она конечно очень хорошо тянула из него деньги, но то, что она вытворяла в постели, перекрывало это с лихвой. Эларна была не просто сексуальной и темпераментной женщиной, но она могла увлечь любого мужчину. Их отношения длятся уже четыре года, но она ему все не надоедает, а ведь до нее более полугода никто у него не задерживался. Ну вот, можно уже и собираться. Но тут ему на коммуникатор пришло какое-то сообщение, а прочитав его, он сильно задумался. «А ведь это тогда все объясняет, всю эту секретность. Значит был контакт, и скорее всего положительный. Надо срочно связаться со своим человеком». Он вышел на улицу и медленно пошел в сторону любовницы. По дороге достал другой коммуникатор и попытался связаться со своим агентом, но связи не было. А вот это уже крайне скверно, этот коммуникатор никогда не отключался, даже если не было ответа. Вдруг заговорила интуиция — надо уходить, причем именно сейчас. Именно на такой случай его куратором от загов был подготовлен план ухода. Он зашел в цветочный магазин и заказал определенный букет цветов, который ему через пару минут сделали. Очень удачный надо сказать план — даже если за ним следят, то мужчина, идущий к женщине с цветами, не вызовет подозрения. Выйдя на улицу, он пешком отправился к ее дому, благо тут идти было недалеко.

Дверь ему открыла Эларна как всегда одетая во что-то прозрачное.

— Ой, это мне цветы? — воскликнула она, увидев букет, — Проходи, а я пойду поставлю его в воду.

Прошел в комнату, плюхнулся в кресло, закрыл глаза и задумался. Через три-четыре часа с ним должный выйти на связь, а сейчас можно и отдохнуть.

— Что Дирракотаун хочет нам сообщить? — услышал кодовую фразу, произнесенную голосом Эларны.

— Ты??? — изумился он.

— А что, милый, думал, что тебя оставят без присмотра, — очаровательно улыбнулась она.

В это время послышался звук открываемой двери.

— Не беспокойся, это свои.

— Что произошло? — спросил стремительно вошедший мужчина, и ему он показался смутно знакомым.

— А здесь? — начал он и замолчал.

— Не переживай, если сейчас кто и подслушивает, то слышат наши обыкновенные игры, — девушка села на подлокотник кресла и приобняла его.

— Произошел контакт с иной цивилизацией, скорее всего положительный.

— Подробности?

— Подробнее ничего сказать не могу, коммуникатор моего агента не отвечает, что лишний раз подтверждает, что это правда. Отчеты мои знаете, где я писал, что была использована глушилка вашего производства в кабинете моего начальника. Значит, контакт произошел во время возвращения разведчика. Это, наверное, первый. А второй контакт — это система Октаэр, где был мой агент. Что с ним я не знаю.

Эларна лишь на мгновение посмотрела на своего начальника и поняла, что надо делать. Выхватив откуда-то из-за кресла нож, она одним молниеносным движением перерезала горло сидящему в кресле человеку.

— Правильно, он нам больше не нужен. Отрежь ему полностью голову, возьмем ее с собой — потом уничтожим.

— Зачем? — скривилась девушка.

— У них сделано какое-то открытие, что-то связанное с головой и мозгами. Нам нельзя рисковать, вдруг смогут считать информацию, — просветили ее, а через мгновение медленно добавил, — Информация слишком важна, придется запросить использование группы «Спрут» и научников из «Ментата».

Девушка вышла из комнаты и вернулась уже с гермопакетом, дождалась, когда кровь перестанет хлестать из раны, схватила предателя за волосы и вторым ударом отделила его голову, а затем быстро положила в мешок.

— Все, уходим.

Айта ворвалась в кабинет, но резко остановилась, не ожидая здесь увидеть еще кого-то, кроме деда. Мгновенно исправившись произнесла:

— Эслирик Айта ат' Храун, — и в древнем приветствии резко приложила правую руку раскрытой кистью в район сердца.

Окинув всех присутствующих взглядом, она была крайне удивлена присутствием среди высшего командного состава совсем незнакомой девушки лет семнадцати-восемнадцати. В это время Глава СБ поставил на стол глушилку и включил ее, затем повернулся к девушке.

— Ты садись, садись, — сказал он ей и сразу добавил, — познакомься это Илиара Атеир, а остальных ты знаешь.

— Начнем, — сказал ее дед, когда все расселись, и кивнул главе СБ.

— Речь пойдет о представителе иной цивилизации, — начал безопасник, — о твоем воздыхателе, Айта.

Все мужчины бросили на вскинувшуюся было девушку немного насмешливый взгляд, а другая девушка ревнивый.

— Первый контакт произошел чуть более месяца назад, когда он спас тебя, Айта, и Корна. Потом месяц где-то пропадал и проявил себя только несколько дней назад, когда произошел второй контакт с присутствующей здесь Илиарой. Илиара, расскажите нам как это произошло? Можете начать с небольшой предыстории.

— Я жила в «Доме семьи» в системе Гедеон, в городе Уалин. Рядом с Домом есть очень хороший заповедник, вернее был он, в который меня отправили на прогулку с детьми пяти-десяти лет, в качестве главной.

— Тебя? — не выдержала Айта.

— Да, я часто там бывала и очень хорошо знала лес, поэтому меня часто так посылали. Когда мы там гуляли, то напали заги и мы спрятались в пещере. У нас с собой была еда, потом я еще ходила на охоту. Но за неделю до встречи с ним у нас кончилась еда и мы ели похлебку из травы и кореньев. В тот день я решила сходить в сторону города, может там бы повезло что-то поймать, но на опушке леса увидела странный корабль в виде пирамиды. Он медленно летел над поваленными деревьями и всасывал их в себя. Потом я почувствовала чей-то взгляд и повернулась и увидела его.

— Ты псион? — спросил Глава разведки.

— Очень слабый, — смутилась девушка.

— Рассказывай дальше, — ободряюще улыбнулся он ей.

— Он был в черном комбинезоне и непрозрачном черном шлеме, похожем на стекло.

— Похожем? Ты уверена в этом?

— Да, издали вообще не отличить, но вблизи все-таки видно, что это не стекло. Я не могу объяснить, но когда увидите его шлем, то сразу поймете, что я права. Я очень испугалась, но от него пошла такая теплая волна, что я совсем перестала бояться.

— Он псион?

— Я уверена в этом, потому что ему еще удалось передать мне образы, что он приглашает меня к себе на корабль.

Глава 15

После этих слов главнокомандующий и Глава разведки как-то сразу подобрались, а Айта странно посмотрела на рассказчицу. А вот Глава СБ даже не шелохнулся — эту историю он слышал уже не раз. А девушка тем временем продолжила:

— Мы зашли на корабль и пошли в медсекцию, где он выучил наш язык.

— Как это произошло?

— Мы легли на кровати, мою голову окутали какие-то нити, а потом перед глазами стали мелькать разные образы, а когда мы встали, то он заговорил.

— То есть ты видела как он выглядит?

— Нет, когда я очнулась, то он опять был в своем шлеме.

— А имя свое он тебе сказал?

— Да, его зовут Яр. Потом мы забрали детей, он их всех вылечил, да и меня тоже, и мы полетели к нашим, он сказал, что высадит нас на какой-нибудь планете. А потом он как-то спросил есть ли у меня изображения наших космических кораблей, и я поняла, что он не наш. До этого я думала, что это наш какой-то секретный корабль. А потом что-то произошло очень серьезное, так как он сначала долго не выходил из рубки, а когда вышел, то держался за стену. Я ему еще помогла дойти до медсекции, где он лечился около суток. А потом он высадил нас на планете и я пошла в местную службу безопасности.

— А как ты и дети чувствовали себя на корабле?

— Дети играли и веселились, а мне казалось, что я нахожусь внутри какого-то животного.

— Давайте сейчас посмотрим еще раз первый контакт, — сказал безопасник и приготовил свой планшет.

Когда на головидео можно было различить силуэт, то девушка воскликнула:

— Ой, это Странник.

— Кто? — переспросил дед Айты.

— Странник, так он называет свой корабль, когда разговаривает с ним.

Когда появилось изображение непосредственно представителя иной цивилизации, то Илиара осень тихо, чтобы никто не услышал, прошептала «Это он». Но Айта как раз посмотрела в ее сторону и по губам все прочла, а еще ранее заметила с какой завистью она смотрела, когда чужак нес ее на руках.

— Какие выводы сделали твои аналитики? Наверняка раз десять слушали и записывали рассказ девушки.

— Для начала, — начал Глава СБ, — хочу добавить, что был еще и третий контакт, несколько опосредствованный. Помните доклад тулирика Рико ат' Куири, когда им удалось разгромить загов и уничтожить дредноут? Ты, Айта, то точно уж помнишь — сама там была. Так вот ему и его аналитикам сразу показался подозрительным взрыв заговского дредноута. Не было взрыва ни реактора, ни генератора, ни двигателей, так как не было сопутствующего этому излучения. Прибывшая к месту сражения наша научная станция сделала вывод, что создается впечатление, что части дредноута сами разлетелись в разные стороны. Но если сопоставить хронологию событий, то это как раз совпадает с моментом сильной слабости чужака. А если учесть, что они в изучении гравитации достигли больших высот, то аналитики сделали вывод, что чужак каким-то образом смог создать внутри дредноута мощное поле антигравитации, что его просто разорвало на части. Так что, Айта, он тебя, можно сказать, спас второй раз. Почему я это говорю при дамах, так это все довольно просто — аналитики дают большую вероятность нового контакта, причем с одной из вас. Предпочтение отдают тебе, Айта, — как-то победно она взглянула на Илиару, — хотя гений считает вероятность одинаковую.

— Может тогда сделать скрытый контроль девушек?

— А вот этого он категорически не рекомендовал, по его мнению в этом случае вероятность вообще равна нулю. Также не рекомендовал давать какие-то советы — все должно идти своим чередом. Так что девушки, — обратился он уже к ним, — занимайтесь чем хотите, но помните, что об этом никому ни слова. Все можете идти. Айта, проводи Илиару в ее комнату.

Когда девушки вышли, он продолжил:

— А еще мы нашли утечку, — он посмотрел на главнокомандующего, — ваш заместитель. А ведь я его подозревал в самую последнюю очередь.

— Тулирик Креол ат' Ирой?

— Да. Его обезглавленный труп обнаружили в квартире его любовницы, а сама она исчезла. С вероятностью больше девяноста пяти процентов она является резидентом разведки загов. А ведь мы ее проверяли и ничего не нашли, никаких зацепок. И еще мы уверены, что произошла утечка информации об иной цивилизации к загам. Агент, пойманный в системе Гедеон, откуда забрали Илиару и детей, дал показания, что он отправил информацию своему начальнику по агентурной сети загов. Кому именно он не знает, но это и так понятно, что это был Креол ат' Ирой. К чему это может привести не знает даже наш гений.

Второе Гнездо Пятого Болота. Лаборатория исследований «Ментат»

— Что можете сказать?

— Данные образцы побывали в зоне огромных гравитационных возмущений или какой-то гравитационной аномалии. Еще можно предположить двойную черную дыру в зоне их воздействия, правда как это может быть непонятно. Мы еще недостаточно изучили эту область, да и что-то определить смогли только с помощью артефакта цивилизации стронгов, которую уничтожили тысячу лет назад. В данном случае не было длительного воздействия и все произошло в считанные мгновения. Причем, время воздействия было очень кратковременным. Что-то вроде появилось воздействие, произошел разрыв корабля и воздействие сразу исчезло. У стронгов были гравитационные пушки, но это что-то другое, после пушек есть постэффект, который еще какое-то время воздействует на объект, и происходит изменение структуры материала. Здесь такого нет.

— Как же вы определили?

— В месте разрыва существуют микроизменения, мы их пропустили, так как нечто похожее может возникнуть по пяти причинам, но вот артефакт однозначно указал, что это гравитационное воздействие.

СссвисШлухх, заместитель начальника разведки задумался. «Все складывается один к одному. Сообщение резидента оказалось правдой и теперь необходимо задуматься о дальнейших действиях. Хорошо, что мы прибыли на место раньше людей и смогли взять части дредноута на исследования. Сейчас там все следы битвы уничтожены. По всему выходит, что неизвестная цивилизация вмешалась в конфликт? Нет, если бы вмешалась, то было бы несколько случаев контакта, а так получается, что всего три, если учитывать и уничтожение дредноута. Получается, что это был разведчик, и он уже выбрал сторону. Это очень и очень плохо. Избежать подключения новой цивилизации к войне можно только в одном случае — захват или уничтожение этого иного. Ох как не хочется, но придется все-таки вызывать группу „Спрут“. И снабдить ее артефактами стронгов. Да и не только их — придется задействовать все три артефакта и установить на кораблях-разведчиках, а один на новейшей научной станции. Но вот, если что-то случится с группой, то виноват будет именно он».

Группа «Спрут» принадлежала только их Болоту. Так получилось, что один из нескольких десятков миллионов заггеров обладает удивительной способностью: при повышении температуры тела у них сильно возрастают способности — мыслительные, аналитические, математические, ускоряется прохождение нейронной связи в организме, и как следствие, повышается реакция. Был правда и минус — после работы в ускоренном режиме, требовался очень длительный отдых. Но это себя оправдывало — практически все последние открытия и разработки были осуществлены при помощи группы «Спрут». Всего их было две: одна занималась наукой, другая же специализировалась как боевики, вернее они были ближе к диверсионно-разведывательным операциям. Для второй группы первой группой были разработаны специальные скафандры, которые поддерживали внутри высокую температуру.

— Придется вызывать боевиков, — пробормотал СссвисШлухх, — Пойду докладывать начальству.

Глава 16

— Странник, ответь, вот хитиновая кожа откуда? Ее сделал ты?

— Нет, она была произведена на базе.

— А столовые приборы ты же делаешь?

— Так с ними просто — вырастил и отсоединил от себя, а в хитиновой коже есть псевдоразум. Вот его я как раз и не могу создать.

— А мозг своим творениям запихивал?

— Да, после своего пробуждения я пробовал создать что-то подобное, хотел сюрприз тебе сделать, но не получилось.

— Во время двух последних слияний мне показалось, что это можно сделать. Правда на более глубокий анализ времени не было. Давай попробуем сейчас?

— Надо найти безопасное место.

— Да, ты прав, ищи какую-то разгромленную планету, чтобы там не было никаких полезных ископаемых. К такой планете вряд ли кто-то прилетит. Это должна быть планета, типа курорта.

Подходящей планетой оказалась седьмая по счету. Она находилась в зоне военных действий, но была немного смещена в сторону заггеров. Странник облетел всю планету — разрушений было много, но намного меньше, чем на планете, где подобрали Илиару и детей. Мегаполисов на ней не было, а больших городов было не более двух десятков, зато маленькие города были раскиданы по всей планете — действительно планета-курорт. Облет планеты начали на высоте ста километров, постепенно с каждым витком снижаясь. Сейчас странник летел в пятидесяти метрах над уровнем моря в месте, где лучше всего сохранилась природа, а на экране медленно двигались горы, на которых росли деревья.

— Какая красота! — воскликнул Ярослав, но буквально через секунду добавил, — Стоп! Смотри какое замечательное место, какой огромный грот или пещера, да и скрыта деревьями достаточно хорошо. Ты там полностью поместишься и тебя будет тяжело увидеть.

И Странник стал медленно вплывать в пещеру. В глубину пещера была небольшая, всего метров пятьдесят, вернее она и дальше уходила вглубь, но после пятидесяти метров она резко сужалась. Выйдя из корабля, Ярослав первым делом исследовал ее, но, как оказалось, через сто метров был завал и что там дальше было неизвестно. Повернув обратно, он через пару минут вышел из пещеры и залюбовался видом на море. Море начиналось только через сто метров, а это расстояние занимал галечный пляж, который он очень любил и предпочитал песчаному. Еще большую красоту этому месту придавал тот факт, что пещера находилась в бухте, которую с двух сторон обхватывали «клешни краба». Очень уж горы справа и слева напоминали их. А прямо перед выходом в открытое море, из воды, торчали «акульи зубы». Потому как эти остроконечные рифы или тоже подводные горы назвать было нельзя. А еще большую красоту этому месту сейчас придавало заходящее местное солнце, закат которого почти ничем не отличался от земного, но был более насыщен красным цветом.

Глава 17

— Ляпота, — произнес он и потянулся всем телом, разминая его.

Он вышел на пляж и прошел к воде, попробовал ее рукой. Теплая. Стал осматриваться вокруг. Как и из рубки Странника горы были покрыты лесами, почти как Крымские горы на Земле, а это значит, что перевалов здесь должно быть достаточно, чтобы прогуляться по ним. Через некоторое время он вернулся на корабль.

— Странник, давай попробуем в слиянии поймать то состояние? — и прошел в рубку.

Привычно быстро войдя в полное слияние, он попытался поймать ту грань, в которой почувствовал нечто, чему не мог дать объяснение, но понял, что это связано с возможностями Странника в области регенерации и создания других форм жизни, вернее, псевдожизни. Но как ни старался Ярослав, у него ничего не получилось.

— Не получается, — сказал он Страннику, выйдя из слияния, — завтра опять попробую.

На следующий день у него опять ничего не получилось. Не получилось и через день. В течение двух недель он пытался это сделать, когда каждый день, когда через день, но все его усилия были тщетны.

— Ничего не понимаю, — как-то сказал он, — чувствую тебя, да не так. В тот миг я чувствовал не только твои части, но и то, из чего они состоят. А сейчас ничего не получается.

— Ты вероятно забыл, что в те разы ты растянул свое пси-биополе и закрыл им всего меня.

— Думаешь связано с этим?

— Просто другой причины придумать не могу.

— Наверное, ты прав. Блин, как не хочется это делать. Как вспомню как это тяжело, так все желание пропадает.

— Надо Федя, надо. Понимаешь, надо.

— Ух ты, вспомнил таки тот фильм.

Все дело в том, что после попадания сюда Ярослав обнаружил у себя удивительную и очень приятную особенность — он полностью мог вспомнить почти все просмотренные еще в том мире фильмы. Которые смотрел всего один раз — помнил очень смутно, ну или вообще не помнил. Зато то, что просматривал часто — помнил от и до. И вот в режиме полного слияние они вместе со Странником периодически пересматривали его фильмотеку. Странник еще обещал попробовать сделать «запись» фильма, чтобы можно было вывести его на экран или головидео.

— Ладно, давай попробуем.

Опять привычно войдя в слияние, Ярослав начал растягивать все пси-биополе, как назвал его Странник, на весь корабль. Используя предыдущий опыт, он стал растягивать его в форму пирамиды. Вот опять появилось чувство, что он знает и чувствует каждую часть корабля, но поймать ту самую грань никак не удавалось. Еще немного попытавшись это сделать, он вернулся обратно.

— Блин, — устало произнес он, — никак не получается. Но ты оказался прав — все дело было именно в этом.

В течение следующей недели Ярослав снова и снова пытался выйти из тупика, но все чего он добился, так это то, что работать со своим пси-биополем стало намного легче. Все происходило по одному и тому же сценарию, как и первый раз, но поймать самый нужный момент не удавалось.

— Чего-то не хватает, — сказал как-то Ярослав, — Чувствую, что какой-то мелочи.

— Может, — сказал через какое-то время Странник, вероятно обдумывая ситуацию, — тебе необходимо отдохнуть?

— Думаешь поможет?

— Не знаю, просто это первое, что пришло на ум.

— Ладно, послушаю тебя, в прошлый раз ты оказался прав, надеюсь и сейчас так будет. Отдохну денька три.

— Нет, трех дней мало, тебе отдыхать надо неделю, а еще лучше десять дней.

Ярослав задумался о том, чем себя занять в эти дни. Получалось, что купаться в море и ходить в горы. Три дня он бездельничал на берегу: купался, загорал, просто плескался в воде. Даже снял хитиновую кожу, несмотря на то, что привык и сжился с ней, как с родной. Сейчас он валялся на кровати и блаженствовал.

— Не понимаю, — раздался вдруг голос Странника, — как вам может нравится плескание в воде?

— Тебе, летающему жуку, этого не понять, — усмехнулся капитан, — Вот был бы ты водоплавающим, так вместо этой пещеры сидел бы вводе.

— Все просто, — произнес он после небольшой паузы, — в тебе сейчас говорят гены твоего прототипа, от них ведь никуда не денешься.

— Наверное, ты прав.

— Я завтра пойду в горы, осмотрю местность, — медленно и мечтательно произнес он, вдруг спохватился, — Стоп, кому это нам?

— Да я сканировал сегодня местность, и где-то в километре отсюда есть люди.

— Что ж ты молчал?

— Да я все сопоставлял данные, могли быть и животные. Но их поведение говорит о том, что это все-таки люди. Они прячутся, наверняка, тоже в пещере, потому как периодически исчезают и появляются вновь.

— Как бы с ними встретиться и поговорить. Сейчас никак. Ну и ладно, потом что-нибудь придумаю. А завтра в горы.

На следующий день Ярослав надел хитиновую кожу, взял припасов в дорогу, которые положил в рюкзак, сделанный ему Странником по его памяти, и ушел на прогулку. Пошел в сторону, где были обнаружены люди. Необходимо было разведать к ним дорогу и найти какой-нибудь перевал, если попадется. Место, похожее на перевал, попалось уже метров через четыреста, и он, не раздумывая, пошел в ту сторону. В горах было очень красиво, много различных растений и деревьев. Есть ли похожие растения на Земле, Ярослав не знал, так совсем не интересовался этим. Вот деревья здесь росли хвойные, по крайней мере, вместо листьев у них были иголки, но кора была похожа на дубовую, а не на хвойную. А через час он вышел на дорогу, вернее горную дорогу, так на ней не было никакого искусственного покрытия. Это было просто ровное укатанное место. Для чего она была нужна он тоже никак не мог понять, ну разве, что для каких-то экзотических экскурсий. Вела дорога, как понял Ярослав, вдоль побережья, а значит направо она приведет к людям. Налево — непонятно куда.

— Направо пойдешь — к людям попадешь, налево пойдешь — фиг знает куда попадешь, прямо пойдешь — фиг пройдешь, — сказал Ярослав и, как все нормальные мужики, пошел налево.

Дорога была удобной, он шел по ней, негромко напевая песенку «Кто на новенького» из фильма «Достояние республики». Через некоторое время дорога начала спускаться, а еще через полкилометра появилась развилка. Прямо дорога понятно — вдоль берега, а вот направо дорога шла по дуге, огибая гору. Вдруг на периферии зрения что-то мелькнуло, он повернул голову и успел заметить, как какой-то зверек юркнул за камень. «Значит здесь тоже сохранились животные» — подумал он. Ярослав решил пойти вправо и посмотреть куда она приведет. Она все также огибала гору, продолжая спускаться вниз, но через двести метров она выпрямилась, а вот поверхность гор по бокам стала гладкой. Он подошел к правой стороне и потрогал рукой — очень гладкая поверхность, как будто здесь тысячи лет протекала река и сгладила камень. Ярослав, продолжая идти вперед, перешел на другую сторону и тоже потрогал рукой откос — все такое же самое. Посмотрел вверх — на высоте где-то десяти метров гора уходила в сторону и становилась сама собой. Значит этот проход проплавлен или еще как-то так сделан. Так осматривая отвесные откосы, Ярослав вышел из прохода, посмотрел вперед и застыл на месте.

— Какая красота, — уже в который раз повторил он эту фразу на этой планете.

И было чему удивляться — круглая, или почти круглая чаша, на поверхности которой были нарисованы окружности шестью цветами. Но осмотревшись, Ярослав понял, что это деревья, имеющие листья, или что там у них, этих цветов, посаженные как бы шестью ярусами. Самый нижний ярус — темно-зеленый, затем зеленый, салатовый, желтый, оранжевый, бордовый. Здесь каким-то образом играл ветер и границы между ярусами сливались и переливались своими цветами, периодически по ним проходила как бы волна. Потрясающее зрелище! Потом он опустил взгляд в центр чаши, и его настроение враз упало. В самом центре были одни руины. Он медленно пошел в их сторону, и уже через несколько минут стоял на границе. Строений не осталось, только развалины. Он уже хотел развернуться и пойти обратно, как что-то привлекло его внимание. Пройдя метров десять, он увидел какую-то сумку, и из разорванной дыры которой выглядывала какая-то одежда. Вынул несколько вещей — оказалось что-то вроде шорт и футболок.

— Надеюсь это мужская одежда, — пробормотал он, — хотя какая теперь разница, наверняка выжившие ходят в том, что есть.

И запихнув все обратно в сумку, он пошел обратно.

— Странник, смотри одежду нашел, будет в чем пойти к людям.

Но Странник ничего ему не ответил.

— Эгей, ты что, уснул?

— Яр, я тут сопоставлял звездные карты, и пришел к кое-каким выводам. Ты знаешь на какой планете мы находимся?

— Блин, ну откуда мне знать???

— С вероятностью не менее девяноста процентов мы находимся на Орте.

— Ты хочешь сказать, что я, вернее, мое тело отсюда?

— Да, это твоя родная планета.

— Класс! А она тогда тоже была курортной.

— Точно не знаю, но промышленности на ней не было.

— Ну, тогда завтра пойду дальше осматривать свою родину, потом схожу присмотрюсь к людям, потом еще что-то придумаю.

К людям он пошел только на пятый день. Действительно, направо дорога привела к небольшому перевалу, пройдя который Ярослав и увидел людей. Два человека просто сидели на берегу моря, а третий ловил рыбу чем-то очень похожим на спиннинг. Но вот двое вскочили на ноги и что-то вскрикнули, и он заметил, что рыбаку что-то попалось на крючок. Причем, что-то довольно большое. И точно, через минуту он вытащил довольно крупную рыбину. А еще через пару минут они, немного пройдя вдоль берега, скрылись в пещере. Парень решил еще немного понаблюдать за ними и, если ничего не будет, то через полчаса уйти обратно. Но минут через десять-пятнадцать эта троица вышла обратно, но одеты они были уже по-другому. На рыбаке была одета камуфляжная одежда, а на других какая-то непонятная, сразу Ярослав и не смог разобрать. Они отошли уже метров на десять, но их кто-то окликнул из пещеры. Остановившись и повернувшись, они что-то сказали в ответ, подняли руку, развернулись и пошли в сторону, куда шли ранее. Ему стало очень любопытно — куда же они направляются, и он решил проследить. Но поскольку разведчик и следопыт с него был аховый, то следить он решил с довольно приличного расстояния. Они пошли прямо вдоль берега, в сторону от места, где он притаился. Пришлось их нагонять по склону, благо тут хватало кустов и деревьев. Так и шли они около двух километров, но потом свернули в сторону гор. А минут через пятнадцать они подошли к развалинам, очень похожими на найденные несколько дней назад Ярославом. И они принялись разгребать их. «Наверняка ищут еду» — подумал он. А удача троим искателям улыбнулась только через час — двое с трудом отбросили приличный обломок, а посмотрев вниз, радостно вскрикнули. Третий, быстро подойдя к ним, принялся им помогать. Через несколько минут они начали что-то складывать в сумку, которую принесли с собой. Сложив, видать, все найденное в нее, они пошли обратно. А через некоторое время и Ярослав пошел к себе.

На двенадцатый день отдыха он решил опять начать новые попытки. Растянуть свое пси-биополе получилось и быстрее и легче. Сконцентрировавшись на нем и на Страннике, Ярослав, наконец-то, поймал тот миг, ту самую грань, к которой стремился. Даже смог задержать ее на несколько секунд и мысленно просигнализировать Страннику. Это было состояние, так называемого, просветления. Вернее не до конца просветления, потому как состояние так и осталось — еще чуть-чуть и все пойму, но это чуть-чуть так и не наступило.

— Ну что, все почувствовал?

— Нет, ничего особенного не было.

— Как не было? Я же тебе дал знать, что поймал его.

— Эту мысль я уловил, но для меня ничего не изменилось.

— Блин, значит у нас с тобой все-таки не полное слияние.

— Из-за чего это может происходить? — добавил он через небольшую паузу. — Слишком много различных вариантов.

Следующие десять дней он пытался понять, что у них не так. Он даже довольно быстро научился ловить тот самый миг, но дальше этого не продвинулся.

— Странник, — воскликнул он, — я пришел к единственному выводу — все связано с нашими пси-биополями. Я только сейчас понял, что совсем в тебе не чувствую пси, хотя знаю, что у тебя есть оно.

— Похоже, что ты прав, — после минутного размышления ответил он.

Сам же Ярослав задумался о том, что же со всем этим делать. «Значит, мое пси-биополе коренным образом отличается от местного», — размышлял он, — «Что необходимо для решения этой проблемы? Первое, что приходит на ум — это заполучить часть местного пси-биополя. Но как это сделать? И возможно ли это в принципе? Ладно, пусть возможно, но как это сделать? Я даже не вижу своего, просто представляю, что да как должно быть. Может так и должно быть? Тогда что получается, достаточно представить, что часть моего отделилась и все?».

— Странник, а ты как-то видишь свое пси-биополе?

— Нет, только чувствую что-то такое.

— Точно! Его, скорее всего, и увидеть-то невозможно, а только чувствовать. Странник, ты гений! Тогда все сходиться — надо проэкспериментировать.

— Только не сейчас — тебе отдохнуть опять надо.

Глава 18

Отдыхал Ярослав целую неделю, вернее, отдыхал от работы с пси-энергиями. А так его посетила одна замечательная мысль о том, как же прийти к людям с правдоподобной легендой. Он еще два раза ходил следить за ними, и что самое странное — это то, что к развалинам, которые нашел он, они ни разу не ходили. А это значит, что о них они не знали. Вот он решил выдать себя за кого, оставшегося в живых из этого места. Необходимо было только найти какую-нибудь пещеру или грот, которую он смог бы выдать за свое жилище. Поэтому оставшиеся дни Ярослав проводил вблизи руин. И все-таки отыскал необходимое, причем, совсем рядом с развалинами. Там, с другой стороны долины, как стал он называть это место, была небольшая тропа, ведущая куда-то вверх. И вот пройдя по ней всего метров сто, он и обнаружил небольшой грот. Внутри ничего и, что самое странное, никого не было. Вот он и стал его обустраивать, чтобы он выглядел жилым, когда придут соседи. А они точно захотят сюда прийти. Потом он искал в развалинах что-то стоящее, и смог таки найти. Пара одеял или что-то очень на них похожее, покрывала какие-то, еще одежду. И самое главное, он нашел еду. То, что это Она была в герметичных упаковках и в виде консерв — круглых и прямоугольных. Вот еду он решил взять с собой на корабль и, если она пригодна для употребления, то пообедать ею. Когда на корабле попытался открыть банку, то был в недоумении — ничего такого, что могло служить для открывания, не было. Ни выступов, ни каких-либо приспособлений, как на Земле, не было — круглая банка с рисунком и надписями. Потыкал в разные места, но ничего не получилось, но потом чисто интуитивно попробовал открутить — и все получилось. Еда оказалась пригодна для употребления и очень вкусная. Он с удовольствием ее ел, а Страннику сказал, чтобы он разработал ее синтез.

На восьмой день он занялся насущной проблемой — попыткой отделить от себя часть пси-биополя. Пользуясь подсказкой Странника, он попытался почувствовать его, и у него получилось — что-то на грани чего-то, но точно знал, что это оно и есть. Он пытался «оторвать» частицу от себя, растянуть, чтобы оно само «порвалось», но опять у него ничего не вышло.

— Блин, как же тяжело без учителей и наставников, — пробормотал он как-то после очередной неудачи, — Вот как это сделать! Ведь чувствую, что это можно сделать, но как?

Как это необходимо делать у Ярослава получилось просто случайно. После очередной неудачи он в сердцах воскликнул:

— Да не нужна мне эта часть! — и почувствовал, как что-то покинуло его, но сразу же ощутил некий дискомфорт.

Вот после этого случая у него и стало получаться. Все оказалось до невозможности просто — нужна была непоколебимая уверенность в том, что именно вот эта часть ему абсолютно не нужна, и часть пси-биополя отделялась. Но для организма это не происходило даром — всегда ощущался некий дискомфорт, а когда он решил попробовать отделить немного большую часть, то дискомфорт перешел уже в болевые ощущения. Тогда-то Ярослав и понял, что при передаче боль будет весьма сильной. Самой главной проблемой на данный момент было то, что ни Ярослав, ни Странник не могли понять — как же надо присоединять к себе часть чужого пси-биополя, ведь ни увидеть, ни почувствовать его было невозможно. В итоге они решили, что при слиянии просто будут знать, где находится отсоединенная часть, и необходимо будет просто пожелать и быть уверенным, что она должна быть присоединена.

К этой процедуре Ярослав готовился очень тщательно, отдыхал целую неделю, именно отдыхал — купался, загорал, ходил просто так в горы, но так, чтобы не переутомляться. Саму же процедуру было решено делать лежа в медсекции на медицинском ложе. В начале ложа медсекции не предназначались для слияния, но Странник специально для этого случая вырастил здесь все необходимое. Вот и сейчас Ярослав лег на ложе, его голову срезу же охватили тонкие побеги, а затем он ушел в слияние. Уже привычно растянул свое пси-биополе, закрыв им не только весь корабль, но выходя ха его пределы. Странник передавал ему размеры своего пси, и они совместно наметили линию отрыва так, чтобы она совпадала. Вот только Странник, в силу небольшого пси, отделял от себя совсем небольшой кусок, в то время как Ярославу необходимо было отделить значительно больше. Все готово, и теперь самое главное: «Эта часть не нужна!» Безумная боль пронзила его тело, он уже почти потерял сознание, когда почувствовал, что Странник что-то ему ввел и ему на миг стало легче. Но этого хватило, чтобы представить часть пси-биополя Странника, получить полную уверенность, что она ему просто жизненно необходима и даже представить как из его пси вырастают когти или крюки, цепляют ее и намертво присоединяют к себе. Затем наступила тьма.

Сначала появились какие-то звуки, потом невнятные мысли, которые оформились в одну: «Где я?». Потом звуки стали немного громче, но все такие же непонятные. Потом появилась мысль: «Что со мной произошло?» И в самом конце он стал различать звуки, вернее одну фразу: «Очнулся капитан?». А затем все очень быстро пришло в норму, и Ярослав открыл глаза.

— У, блин, чтоб я еще хоть один раз на это пошел — никогда!

— Ну, наконец-то, — раздался до боли знакомый голос, — как ты Яр?

Ярослав уже давно заметил, что Странник называл его Яром только в моменты волнения.

— Да вроде уже нормально. Долго я в отключке был?

— Десять дней.

— Сколько???

— Десять дней, — невозмутимо повторил Странник, — Я тебе вовнутрь вводил все необходимые вещества. Как ты потерял сознание, то я тебя вообще не чувствовал. Правда и я сам ощущал некий дискомфорт. Потом начал вводить тебе все необходимое для жизни, вчера все твои параметры пришли в норму и я решил, что сегодня ты должен очнуться. Как видишь, я не ошибся.

Ярослав сел на ложе.

— А слабость до сих пор есть. Блин, как фигово.

— Тебе надо отдыхать, а сколько даже предположить не могу. Неделю так точно только отдыхать и отъедаться.

— Уговорил, пойду поем да на море. Кстати, ты часом не пробовал что-нить сотворить?

— Пробовал, но ничего не получилось, — Ярослав услышал в голосе Странника печаль.

— Не боись, прорвемся. Дай только мне оклематься.

В себя Ярослав приходил не неделю, а десять дней. За это время он отъелся, набрался сил, и мог уже легко, как и прежде, ходить в горы. Опять сходил в долину к развалинам и принес очередную партию еды. А когда он возвращался, то с ним произошел один очень неожиданный, но замечательный случай. Выйдя из долины и немного пройдя, он подумал о том, чем же в данный момент занимается Странник, и как бы потянулся к нему, чтобы увидеть. Вдруг у него в голове раздалось: «Опять не получилось». Он даже остановился от неожиданности, но потом понял, что каким-то образом связался телепатически со своим кораблем. «Что там у тебя не получилось?» — спросил он в ответ. Прошла минута, и ничего. «Да я это, я. Не узнал своего капитана?» — мысленно спросил он. «Фух, я уж думал, что у меня начались, как ты их называешь, галлюцинации» — раздалось в ответ.

Когда Ярослав вернулся, то они со Странником долго и бурно обсуждали случившееся, и оба пришли к выводу, что это соединение их пси-биополей повлияло на их мысленную связь. А на следующий день решили проверить дальность их мыслеречи.

Дальность оказалась не очень большой, перед входом в долину она уже терялась, но ни Ярослав, ни Странник не расстраивались. Даже то, что имелось было очень неплохо, а сам парень считал, что со временем, тренируясь, это расстояние можно увеличить.

Наконец-то они занялись созданием чего-нибудь, наделенного псевдоразумом. Заранее уже много раз было обговорено, как это необходимо делать. На словах это было довольно просто: создается объект с необходимыми качествами и формами, внутри его помещается субстанция, аналогичная мозгу Странника, в эту субстанцию помещается часть пси-биополя Странника. Вот с последним пунктом были большие проблемы, и фраза Странника «Опять не получилась», которую капитан впервые услышал по мыслеречи, как раз и было об этом. Сейчас они решили делать это в режиме полного слияния, причем Ярослав должен был сначала отдать всю свою пси-энергию, и уже только после этого Странник должен начать передачу части пси-биополя объекту. Объектом решили сделать что-то наподобие паука. Как оказалось, подобные животные были и на Земле, и этом мире. И передавать энергию было решено не медленно, не частями, а одним мощным выплеском. Ярослав привычно и быстро закрыл собой корабль, затем мощным поток отдал все свое пси Страннику, который резким и еще более мощным выплеском отдал ее пауку. А перед этим буквально за доли секунды поместил в мозг паука часть своего пси-биополя. Но паук так и остался неподвижным, несмотря на то, что они прождали результата пару часов. Решили, что опять ничего не получилось, а думать над новыми методами будут завтра.

А утром Ярослава разбудил радостный крик Странника:

— Яр, все получилось! Получилось все!

Спросонья он даже не понял о чем идет речь, но сообразив быстро вскочил с кровати и голым прибежал в их исследовательскою комнату. В ней по столу ползал вчерашний паук. Увидев вошедшего парня, он присел на задние лапки, а передними смешно помахал. Ярослав же подозрительно спросил у Странника:

— Это он сам? — и тут же ответил, — Вряд ли, ты им что ли управляешь?

— Да, у меня с ним не просто телепатическая связь, а нечто большее — могу им управлять. Правда когда перестаю это делать, так он просто застывает и все.

— Ничего, со временем я уверен у него мозг разовьется, и он сможет самостоятельно выполнять некоторые простые действия.

Две недели они занимались тем, создавали различные организмы, в основном это были помощники Странника. А затем у Ярослава появилась навязчивая идея — создать некое существо для тренировки рукопашного боя. Все дело в том, что еще на Земле он начал ходить им заниматься, но не каким-нибудь ушу или карате, а русским стилем. Правда, отзанимался он всего ничего — два месяца, поэтому ему объяснили только саму суть его. Но все шесть кассет с видео уроками были им пересмотрены не один раз, поэтому помнил он их сейчас от и до. В саму же секцию его привел приятель, чтобы он увидел, как надо драться. Тренер, мужчина лет сорока пяти, легко раскидывал трех, четырех и даже пять соперников, которые нападали на него одновременно и с разных сторон, но задеть так и не смогли. Ярослав был абсолютно уверен, что это спектакль, предназначенный для завлекания в секцию. Поэтому когда тренер предложил спарринг новеньким, то Ярослав сразу же согласился и выбрал себе удобную учебную палку. Каково же было его удивление, когда он четыре раза подряд не смог даже задеть тренера, и в очередной раз оказался на полу. Внутри его поднялась какая-то ярость, и он постарался ускориться, действуя интуитивно, но все равно в очередной раз оказался на полу. А когда поднимался, то успел заметить, как тренер отвел от него свой взгляд. Затем начались обсуждения как это возможно и что необходимо делать, чтобы этого достичь. Пошли рассуждения как должен работать мозг, чтобы успевать анализировать все происходящее вокруг. Но Ярослав не вступал в эти дебаты, и тренер, увидев это, его спросил:

— А ты что молчишь? Что думаешь по этому поводу?

— Удары сзади Вы не могли видеть, а значит и проанализировать их не могли, — задумчиво ответил он.

— Правильно! — ответил тренер, — Я их просто предчувствовал, поэтому уходил в сторону.

Остальные ребята не очень-то поверили в это и стали обсуждать различные варианты типа развитого периферийного зрения, звука от рассекаемого воздуха и другие. Но Ярослав просто сидел с задумчивым видом.

— А ты что думаешь? — опять спросил его тренер.

— А мне интуиция три раза спасала жизнь, — просто ответил он.

Вот так и стал он заниматься, но совсем недолго. Поэтому сейчас он решил серьезно избавиться от этого пробела. В качестве тренажера Ярослав придумал себе двуногого монстра, у которого, правда, была пара рук и пара щупалец. Создавали они его пять дней, два из которых Странник его выращивал, а оставшиеся три в него вливали пси-энергию. Монстр получился первоклассный — работать с ним было очень тяжело. Хотя и под управлением Странника. Но поскольку мозг у монстра был довольно большой, то они периодически вливали в него пси. А когда через две недели он впервые сам начал совершать необходимые действия, то стали это делать каждый день. Перед тренировкой Ярослав сливал всю свою энергию Страннику, а он вливал ее в тренажер. И как результат уже через месяц он стал довольно самостоятельным. Побеждал его Ярослав довольно легко, но когда им управлял Странник, то победить ему не удавалось.

А еще через месяц Странник сделал Ярославу сюрприз — легкий полупрозрачный комбинезон, аналог хитиновой кожи, предназначенный для защиты Ярослава от пси сканирования. Вернее, не защиты, а придания ему пси, аналогичное живущим в этой галактике. На капюшоне и вдоль позвоночника был виден мозг его.

— Странник, он такой как мы и говорили? Сольется со мной и его нельзя будет обнаружить?

— Да, он покроет все твое тело, как бы тончайшей пленкой, а поскольку он имеет мое пси, то и при сканировании никто ничего не обнаружит. Но ты должен всегда держать свое пси в свернутом состоянии, даже во время сна.

— Да я после того нашего разговора всегда его так и держу. Теперь можно и к людям сходить.

А через пару дней он направился в сторону выживших. Но не успел он пройти и десяти минут, как в его голове раздался крик Странника:

— Яр, на орбите корабли заггеров, и они готовят атаку, — и с последним словом земля содрогнулась.

Быстро развернувшись, он хотел побежать обратно, но увидел, что череда взрывов как раз приближается к нему, и сейчас они проходят то место, где находился его корабль и его друг.

— Странник, — закричал он и мысленно, и вслух, — атака импульсом антигравитации.

И развернувшись, он побежал в другую сторону, стараясь увести атаку от корабля, в случае, если охотятся на него и его видят. Но буквально в следующую секунду близкий взрыв сбил его с ног, и последней мыслью было: «Если выживем, то найди меня». А потом наступила тьма.

Глава 19

Илиара, погруженная в себя, шла по коридору за Айтой и думала о своей дальнейшей судьбе. Вернее, для себя она уже все решила — пойдет учиться на оператора пси защиты. Сейчас ей как никогда хотелось отомстить загам за все.

— Айта, скажите, пожалуйста, сколько учиться на оператора пси защиты?

— Это зависит от выбранного направления и от данных. Например, простой оператор в действующих войсках обучается всего три месяца, а для космической разведки — не менее года. Правда, в последнем случае должен быть большой объем пси.

— Понятно, значит, мне ничего такого не светит, ведь у меня маленький объем.

— Ну почему же? Объем можно увеличить тренировками, пусть не намного, но можно. А, например, для диверсионной работы намного важнее не объем пси, а скорость реакции, то есть как быстро ты можешь создавать разные защитные щиты. Для их работы уж лучше пусть будет оператор с маленьким объемом, но который может мгновенно развернуть защиту, чем с большим, но который работает медленно. Если у тебя реакция ниже ноль-пяти, то за тебя передерутся все разведгруппы.

В это время они как раз подошли к каюте Илиары.

— Спасибо тебе, — сказала она Айте и скрылась за дверью.

А на следующий день Илиара записалась в группу подготовки операторов пси-защиты. Их училище находилось на планете, рядом с которой была станция, где находилась Илиара. Как оказалось для военного училища, в котором готовили не только пси-операторов, но и других бойцов, выделили целый огромный остров. Он имел форму очень вытянутого эллипса четыреста пятидесяти километров в длину и семидесяти в ширину. Сам же учебный центр находился в одном его конце, тогда как вся остальная часть была отдана для различных полигонов. Ей повезло, что сейчас закончили набор в очередную группу. И ей ни ждать, ни догонять не придется.

На самом первом занятии наставник почти слово в слово повторил то, что сказала ей Айта, поэтому она решила никуда не спешить и не рваться. А вот дальнейшая учеба ей очень понравилась. Наставники научили ее нескольким техникам, а также видам защиты. Но что удивило Илиару, так это то, что кроме этого их обучали и другим военным наукам, а также уделяли много времени их физической подготовке. Трудность подготовки пси-операторов была в том, что полноценного тренажера, который бы смог передать все нюансы, просто невозможно было создать. Поэтому практические занятия были между учениками или учениками и наставниками. Когда они проходили, то ее охватывал настоящий азарт: успеть защититься раньше других. Тяжелее всего было проходить полосу препятствий, когда в самых неожиданных местах и с различных сторон наносились удары пси или происходило пси-сканирование. Зачастую это совмещалось и тогда необходимо было разворачивать два щита — один от сканирования, другой от атаки. Причем, от атаки щит должен быть краткосрочным, а от сканирования должен быть выставлен некоторое время. С каждым разом полоса становилась труднее для прохождения и атаки сыпались чаще и были более мощными. И вот на третьем месяце обучения наставники наконец-то добились то, чего хотели — большая часть курсантов выставляли щиты на автомате.

— Ну что скажешь? — спросил начальник училища у своего собеседника.

— Ты полностью прав, она начинает выставлять щиты еще до того, как начинается атака. Такие уникумы встречаются редко. Какая у нее реакция?

— В районе ноль тридцати пяти.

— Ого! Мой клиент, однозначно. Жаль, что объем у нее маленький, но все равно за нее с меня причитается. Необходимо ей сделать еще одну проверку, нашими людьми. Полоса — тип двенадцать с коэффициентом ноль семь.

— Твои-то не все ее проходят, хоть коэффициент снизил, и то хорошо.

На этот раз наставники придумали что-то запредельное. Первая ее часть, которую Илиара считала какой-то жутью, оказалась легкой прогулкой. Небольшая пустыня показалась ей не очень сложной, но когда на половине пути поднялся ураганный ветер, ей пришлось несладко. Мало того, что ветер норовил сбить ее ног, так он бросался песком с такой силой, что не помогали ни костюм, ни маска, ни очки. Песок скрипел на зубах, как-то умудрился попасть за шиворот. Потом ее стали атаковать какие-то хищники, одновременно с которыми начались пси-атаки. Пси-сканирование появлялось на некоторое время и исчезало безо всяких последовательностей. Поначалу она держала постоянно щит защиты, но потом поняла, что в этом случае она очень быстро растратит весь свой объем пси, поэтому его тоже приходилось выставлять на время. Так отбиваясь шестом от хищников и играя различными щитами, она двигалась вперед. А затем полетела вниз.

В полете рассмотрев внизу водную поверхность, она успела сгруппироваться и более-менее нормально нырнуть. Вынырнув и мимоходом отметив, что вода соленая, она увидела хакулу, морского хищника, который плыл к ней. Вовремя вспомнив, что они немного поддаются пси-контролю, она взяла его под контроль и тут же чуть не пропустила мощную пси-атаку. Что заставило ее выставить щит, она так и не поняла. Поднялся ветер и море, как она назвала этот водоем, стало штормить. Контролировать хакулу стало труднее, и она начала выходить из-под контроля и бросалась стразу в атаку на нее. Пару раз она брала ее под свой контроль в опасной близости от себя. «Блин, они там с ума посходили что ли?» — подумала она, увидев поднимающегося с пучины огромного кракена. Но потом вспомнила наставления учителей о хищниках, которое как будто молотом вдалбливала им в головы добрая на вид старушка. Снятие контроля с хакулы, легкий посыл, что ее добычу, то есть Илиару, хочет у нее отнять вот то щупальцевидное создание. Хакула такого стерпеть, конечно, не могла и ринулась в атаку на кракена, а сама девушка поплыла левее, стараясь оплыть их стороной. Но тут вокруг нее начался водоворот, который стал затягивать ее вниз. Поняв, что сопротивляться бесполезно, она, набрав побольше воздуха, сама нырнула.

Как только ее затянуло в какой-то тоннель, она на автомате выставила щиты. Не прогадала — удары посыпались сразу. «Все, еще чуть-чуть и я буду пустая» — подумала девушка и тут же вынырнула из воды, получив почти одновременно два удара. Первый был почти полностью погашен остатками ее пси, но второй ее просто вырубил.

— Удивила, — сказал собеседник начальнику училища. — Очень, — добавил он после некоторой паузы. — Я был уверен, дальше кракена она не пройдет. Оформляй перевод.

Когда Илиара открыла глаза, увидела потолок родной медчасти. Несмотря ни на что, она очень хорошо отдохнула здесь, усталости после такого тяжелого испытания не было совсем. Дверь открылась и зашла знакомая врач.

— Одевайся, тебя ждет начальник училища в своем кабинете.

— Не знаешь, что ему нужно?

— Неа.

В кабинете кроме начальника училища был еще один мужчина. Девушка вдруг отчетливо ощутила эмоции этого человека — огромный интерес к ней, причем, интерес какой-то профессиональный что ли.

— Познакомься — это Мил ит' Сеон. Дальнейшее он расскажет тебе сам.

— Как ты отнесешься к предложению продолжить учебу в диверсионном отделе?

— Буду рада, — ответила девушка, а сама подумала: «Вот оно! Класс!»

— Наверное, хочешь узнать почему? — спросил он и, увидев ее кивок, продолжил, — последнее испытание было уже на уровне диверсантов и ты с ним отлично справилась. Завтра переедешь в другой отдел, два дня на отдых и потом опять учеба.

Девушка приложила правую руку к сердцу и вышла из кабинета.

Второе Гнездо Пятого Болота. Кабинет Главного

— От одного из разведчиков, оборудованного артефактами цивилизации стронгов, получен сигнал с кодом «Зет». С вероятностью около девяноста процентов они утверждают, что засекли местоположение иного. На одной из планет системы ZX-326 происходила ментальная аномалия — то появлялась, то исчезала пси активность. Полностью закрыться от используемого на корабле артефакта не может никто из жителей этой галактики. Поэтому на основании этого и был сделан вывод, что там находится иной. Чем он занимается установить не удалось, так как при приближении к планете существовала вероятность их обнаружения.

— Нельзя привлекать внимания харанов, поэтому готовь большой патруль. Оба крейсера заменить на Х-модификацию. Уничтожить иного любой ценой. Если действовать внезапно, то все должно получиться.

Внезапность почти получилась, но именно, что только почти. Было точно определено место ментальной активности, получены снимки харана, который предположительно является иным, но полностью внезапной атаки не получилось. Орбитальная бомбардировка страшная вещь, но сейчас она дала сбой. Вернее, бомбардировка началась, но иной опять применил свое оружие и корабли швиссов начали разрываться изнутри. Но вот накрыло взрывом место предполагаемого нахождения корабля, затем место нахождения иного, но видать корабль иного еще не был уничтожен до конца, так как смог взорвать последний фрегат. Остался только рейдер поиска, который тоже приготовился к смерти, но ничего не произошло. Капитан его хотел отдать приказ о сканировании поверхности планеты, как было засечено возмущение пространства — кто-то будет сейчас выходить из гиперпространства, и это точно не швиссы. Развернувшись он направился в сторону своей территории. Информацию об ином и его внешности необходимо обязательно передать.

Кабинет главнокомандующего

— Пришел сигнал от одного из разведчиков, действующего в прифронтовой зоне. У планеты Ортана идет бой между большим патрулем загов и неизвестным или неизвестными, находящимися на планете. В ходе сражения было применено какое-то гравитационное оружие, так как даже датчики разведчика засекли всплески гравитации. На ум приходит только одно — заги сумели как-то выследить чужого и сейчас пытаются его уничтожить.

— Пятую и шестую эскадру в тот район. Идти на форсаже. Может еще успеем.

Обе эскадры вынырнули из гиперпространства практически одновременно и на полном форсаже направились к планете. В одном месте над планетой в ближнем космосе находился мусор, в котором без труда можно было признать корабли загов.

— Создать вокруг планеты охранную призму. Десанту приготовиться к высадке. Задача — поиск любых биологических объектов в районе бомбардировки. Действуем быстро, есть большая вероятность, что кому-то из кораблей загов удалось уйти, а значит в любой момент может пожаловать их флот.

В кабинете главнокомандующего на этот раз было четыре человека: сам главнокомандующий, начальник разведки, Глава службы безопасности и Глава медиков. Безопасник, как обычно, включил глушилку.

— Удалось что-то найти? — спросил Риок ат' Храун.

— Найти-то удалось, но по чужаку — ничего.

— Давай подробности.

Безопасник достал свой «любимый» планшет и включил его. Начался голофильм, а он начал объяснять.

— В месте орбитальной бомбардировки живого почти не осталось. Тем удивительней было обнаружение трех местных жителей. Они остались еще со времени первой атаки на планету и жили в пещерах на побережье. Как они смогли столько времени жить пока неизвестно, скорее всего нашли запасы пищи, так как были найдены герметические упаковки с едой. Обнаружены они были в одном районе, недалеко от пещеры, в которой они проживали и от которой ничего не осталось. В ней же были найдены тела еще десяти человек. Из трех человек в более-менее нормальном физиологическом состоянии находится только один, но с головой у него большие проблемы — речь полностью бессвязаная. Как говорят медики, — кивок в сторону их главы, — это последствия мощного пси-удара. Ментоскопирование тоже ничего не дало, у него в голове такая же каша. Остальные двое находятся в коме, причем один из них в очень тяжелом состоянии. — И видя удивление на глазах Риока, быстро добавил, — они же ортане, а вы знаете, что в бессознательном состоянии у них автоматически включается пси-защита и их даже медкапсула лечит и восстанавливает очень медленно. Первый очень скоро очнется, но, учитывая последствия мощной пси-атаки, надежды на его нормальное функционирование мозга нет. Второй же, находящийся при смерти, закрыт наглухо, все препараты, вводимые медкапсулой, отвергаются, ментоскопирование ничего не дало, вообще ничего — глухая стена. После этого были взяты его анализы, и хоть что-то удалось узнать. Он принадлежит к высшей аристократии планеты, самой высшей, — добавил он.

— Хотите сказать, что он из рода их Вождей?

— Да, его кровь немного отличается от крови их рода, но если провести анализ различных проб их аристократов и сделать аппроксимацию, то получается, что его кровь даже чище, или как там правильней сказать, чем кровь их Главы.

— Хочешь сказать, что он один из скрытых наследников?

— А другого и быть не может.

Риок ат' Храун откинулся в кресле и прикрыл глаза. Все притихли, зная что в таком состоянии он думает и отвлекать его нельзя. «Ортане», — подумал он, — «Сама скрытая раса их империи. Вернее не скрытая, они практически ничего не скрывают, кроме своих наследников. Никто и никогда не видел ни жену, ни наследников короны. Да и другие аристократы тоже стараются их не светить. У них даже простой рыбак или фермер, или солдат может оказаться этим самым наследником. Возраст империи насчитывает более двух тысяч лет, но ортане утверждают, что их возраст на порядок превышает это. Они не предоставляют никаких доказательств, но каждый их житель уверен в этом. Их совсем не смущает то, что на момент встречи с кораблями Империи они освоили только свою систему, а на вопрос „Если вы такая старая древняя раса, то почему освоили только это“, он просто отвечают „А разве это главное?“ и ничего больше не объясняя. Но в плане псионики они достигли больших успехов — все их жители были псионами, пусть слабыми, но все же, а вот их аристократы были на порядок сильнее. Когда началась война с загами, то почти вся планета ушла воевать, включая даже подростков, и воевали они в своем составе, всегда старались быть вместе. Сражались всегда неистово, даже с какой-то одержимостью, и никогда не отступали и не сдавались. Именно их эскадра прикрывала сектор в районе их родной планеты, и именно благодаря ей удалось почти полностью эвакуировать жителей их системы и еще двух. Но эскадра, во главе с их Главой Вождей погибла вся. Из всех оставшихся ортанов восемьдесят процентов составляли дети до четырнадцати лет. И вот теперь возможный наследник».

— Есть еще что-то?

— Да, в том же районе находилась база отдыха, особой популярностью она не пользовалась, разве что для любителей походов в горы и людей искусства.

Голофильм показал сначала целую базу отдыха, потом то, что осталось после первой атаки загов, в конце то, что осталось сейчас.

— И что здесь примечательного?

— Мощная бомбардировка сдвинула горные пласты и появился проход, — на головидео было видно как в него сначала залетают разведчики, а потом заходят люди, — Аналитики все как один утверждают, что это истинный храм их богинь-воительниц. Беглый анализ показал, что возраст его никак не меньше десяти тысяч лет, так что у них есть все основания для гордости за свою расу. Храм совершенно не выглядел заброшенным, а значит о нем знали, как минимум их аристократы. А вот статуи их богинь, — на головидео стояли две девочки, протягивая правую руку друг дружке, одна была темная, другая светлая, — материал статуй — белый и черный мрамор, сохранность их просто поражает. Вот следующий зал, все его стены изображают какие-то битвы и сражения. А теперь обратите внимание на вот это сражение.

Камера показала сначала общий план самой большой фрески, затем сместилась к левому краю, одновременно увеличивая масштаб, и все удивленно вскрикнули. И было от чего — на фреске, которой по самым скромным подсчетам более десяти тысяч лет ортане сражались с загами. Камера медленно плыла вправо, показывая давно минувшую битву. Оружие загов было похоже на современное, разве что отличалось размерами и формой, но очень многие из них сражались чем-то вроде мечей. И это в век освоения космоса.

— Обратили внимание, что много загов сражается мечами? Правда, странно это? А теперь обратите внимание на этого человека, — и головидео приблизило одну фигуру, — Это не ортан, а кто-то из древней цивилизации. Художник мастерски несколькими штрихами подчеркнул это. Он стоит неподвижно, вроде бы на первый взгляд не сражаясь, но художник, наверняка, не зря его выделил. Наш гений предположил, что он каким-то образом, скорее всего, своим пси блокирует энергетическое оружие, а может и электронное или еще что-то. Ведь не зря заги воют мечами. Если это так, то остается загадкой как они смогли уничтожить такую цивилизацию? Такое возможно только в одном случае — армии у них не было, а это значит, что войн у них не было очень и очень долго. Зато теперь становится понятна та одержимость, с которой воюют ортане, и то, что эвакуированные дети все свое свободное время посвящают военной науке и тренировкам, а после пятнадцати лет сразу же идут в армию.

Все в кабинете задумались, каждый о своем, но одновременно и об одном и том же. Вдруг на коммуникатор врача пришло какое-то сообщение, и он его сначала отрешенно, но затем очень внимательно прочитал.

— Наш аристократ начал приходить в себя.

Глава 20

Уже прошло две недели с того момента, как Ярослав начал приходить в себя. Провести полную диагностику не было возможности, а все изменения фиксировались по внешним признакам. И вот как раз усиление пси активности и говорило о том, что пациент приходит в себя. После сообщения о том, что это возможно наследник короны ортанов, в помещении, кроме оборудования, постоянно находился кто-то из медицинского персонала. Второй ортан, который тоже находился в коме, уже пришел в себя, но совершенно ничего не помнил. Вообще ничего! Сначала даже двигался неестественно, но потом быстро адаптировался. Гений аналитики предположил, что это какая-то защитная реакция их пси-защиты. По его мнению пси удар был такой силы, что защита не могла полностью погасить удар, и каким-то образом прикрыла зоны логического мышления и сообразительности в ущерб памяти. Правда хоть как-то объяснить или теоретизировать этот процесс не мог. Их главный врач даже обратился к ортанским аристократам для прояснения этого вопроса, но они ответили, что им об этом ничего не известно. Он сначала было подумал, что просто не хотят говорить, но последняя фраза, в которой они просили сообщить им о результатах исследования, убедила его в обратном, потому как ортане крайне редко просят кого-то.

Сначала появился какой-то шум, а потом Ярослав начал различать звуки. Первым делом он попытался мысленно связаться со Странником, благо с недавних пор он мог это делать, но ничего не получилось. «Значит я не на Страннике» — решил он, — «Может быть я у заггеров?» — задумася он, — «Запихнули в какую-то навороченную тюрьму и будут пытать и изучать? Нет. Им о нем ничего не известно, особенно, о его пси возможностях, поэтому не стали бы его лечить. А то, что его вылечили — он в этом не сомневался, иначе не чувствовал себя так хорошо. Правда остается вариант, что его держат на какой-то полностью автоматизированной станции или корабле, который могут взорвать в любой момент. Но об этом лучше не думать — намного приятней помечтать о том, что ты попал все-таки не к ним. Значит я должен быть в какой-то больнице или медцентре». Он открыл глаза и увидел над собой потолок какого-то светлозеленого цвета. Хотел осмотреться, но услышал звук, похожий на «ой», и над ним склонилось уставшее женское лицо. Затем оно скрылось и Ярослав посмотрел в ту сторону, где увидел как она что-то быстро набирает на коммуникаторе. А через несколько минут в комнату вошли два человека. Вернее один из них был человеком, по крайней мере, внешне. А вот второй, вернее вторая, принадлежала к расе, которую он уже видел на корабле-разведчике. Но называл он их людьми и человеками.

— Как вы себя чувствуете?

— Да, вроде, хорошо.

— Вы помните что-нибудь?

«Ничего нельзя говорить, иначе все поймут. Нужно притвориться, что ничего не помню» — буквально мгновенно промелькнула у него мысль.

— Ничего не помню, — сделал он удивленное лицо.

— Все так же, как у других, — кивнули все трое, скорее всего себе.

У Ярослава чуть не вырвался вопрос: «А что, были и другие», по которому все бы поняли, что он врет. А задал он нейтральный и естественный в данной ситуации вопрос:

— Каких других?

— Об этом с вами поговорят позже, может быть что-нибудь вспомните. Хотя…

И доктор задумался, а Ярослав поразился и одновременно, в очередной раз, обрадовался тому, что поведение и мимика так схожи между собой там и здесь. Легче будет притворяться, и он не будет выделяться «белой вороной». Но тут доктор очнулся от своих мыслей и сказал:

— А сейчас отдыхайте.

На следующий день после этого разговора Ярослав полностью пришел в себя. В помещении находилась, как понял он, его персональная «сиделка», женщина лет пятидесяти по меркам Земли. Вот только он не знал — здесь так положено или это только у него такая привилегия, поэтому пользуясь тем, что «он ничего не помнит», он стал ее расспрашивать обо всем, и о том, что случилось в частности.

— Вас троих вывезли с планеты Ортана, где происходили какие-то бои. Один из вас не перенес очень сильный пси-удар, и у него в голове все перемешалось. Еще у одного так же как и у вас полная потеря памяти, — и Ярослав обрадовался, что не он один потерял память.

— Самым первым пришел в себя тот, кто не перенес это, затем второй, а вы очнулись последним. Мало кто верил в это — уж больно состояние ваше было плачевным, да еще и организм ваш сопротивлялся всем лечениям и препаратам, которые вам вводили.

— Как это сопротивлялся?

— Так это, — она немного запнулась, — у всех жителей вашей планеты есть естественная защита от этого, у кого-то больше, у кого-то меньше. У вас так вообще очень сильная.

— А где я вообще нахожусь? — Ярослав решил изменить тему разговора.

— На базе штаба флота, в системе Абердор.

— И нас, простых людей, привезли именно сюда, а не в какое другое место попроще? — подозрительно спросил он, затем добавил, — С чего бы это?

— А вот этого я совсем не знаю, спросите у командования, они с вами будут разговаривать. С предыдущим пациентом они в течение часа разговаривали, пытаясь хоть что-то узнать. Что там удалось узнать я не знаю, но судя по их лицам почти ничего.

— А когда можно будет с ними поговорить?

— Я думаю, что завтра.

На следующий день к Ярославу в комнату пришел какой-то военный, судя по форме и выправке, и попросил следовать за ним. Идя по коридорам, он смотрел по сторонам, но ничего интересного не было. Подойдя к одной двери, его сопровождающий открыл дверь.

— Прошу Вас.

Парень зашел в кабинет и огляделся. За столом сидели четыре человека, одного из которых он знал — это был доктор. Остальные же были военные. Тот, который сидел во главе стола был наверняка здесь главный, а остальные значит какие-то его подчиненные.

— Садитесь.

— Мы хотели побеседовать с вами о событиях на Ортане, свидетелем которых вы был. Скажите, вы ничего не вспомнили? А то вон доктор, — он указал на доктора, — утверждает, что воспоминания могут появиться в любой момент.

— Я помню только свое имя — Яр, — он решил не менять имени, тем более, что оно было распространено и здесь.

Ярослав почувствовал как изменился пси-фон, собеседники, что называется, подобрались, но внешне это никак не сказалось.

— И больше ничего?

— Нет, даже никаких смутных образов — как будто я только родился.

Командующий посмотрел на доктора.

— Все как у другого — ничего из прошлой жизни он не помнит. Можно у уверенностью сказать, что это не амнезия, а стирание памяти вследствие мощного пси-удара. Даже ваша защита не смогла его погасить. Но мышечная память у вас осталась, а следовательно и навыки тоже. Когда начнете делать что-то знакомое, то тело само вспомнит. Вы ведь ходите. Хотя вы сразу пошли правильно, а вот другому пришлось немного обучиться ходить. Приобретенные знания, особенно которыми часто пользуются, хранятся не только в нейронах мозга, но и в пси-поле, поэтому знания ты тоже вспомнишь. Какие-то быстрее, какие-то медленнее. Но вот память хранится только в нейронах, поэтому ее можно стереть и заблокировать. Заблокированная память — это амнезия. Но у вас двоих как раз другой случай. Так что придется вам начинать жизнь заново.

И доктор замолчал, давая время Ярославу на раздумья. Парень же думал не о том, как ему жить заново, а том, что только что узнал и мозге, пси и знаниях. Теперь он понял, почему еще на Земле люди теряли память, но очень редко теряли знания. Но долго ему размышлять не дали — заговорил опять командующий.

— Нам бы хотелось знать, что вы намерены делать дальше?

— Как что? — удивился Ярослав. — Конечно же воевать.

— А где?

— Не знаю, но тянет почему-то в разведку, ну или там диверсантом каким-нибудь быть.

На этот раз Ярослав заметил легкий кивок командующего.

— Хорошо, завтра отправишься в училище, там себе и найдешь подходящее занятие, — улыбнулся он.

Училище было… как училище. Учебные корпуса, жилые корпуса, тренировочные площадки, полоса препятствий. Вот только, если учебные и жилые корпуса были похожи на земные, то полоса препятствий и тренировочные площадки сильно отличались. Увидев в какой амуниции тренируются курсанты — Ярослав понял почему такое различие. А тренировались будущие солдаты в скафандрах или комбинезонах, в общем прямо как в земных фантастических книгах. А вот жили курсанты куда в более комфортных условиях — у каждого была отдельная комната, пусть и небольшая, но со своим санузлом. Кровать, стол, стул и небольшой шкаф — вот и вся мебель, впрочем, для курсанта военного училища этого вполне достаточно. Теперь ему необходимо было пойти в оружейную комнату, чтобы определиться со своим вооружением. Идя по указанию коммуникатора, который ему выдали еще в больнице, или правильнее сказать в госпитале, он подошел к небольшому зданию.

— И это оружейка? — пробормотал он.

Но потом его осенило — наверняка все склады находятся под землей. Так и оказалось. На входе его встретил преклонного возраста военный, бросил взгляд на свой коммуникатор, куда пришла информация с коммуникатора Ярослава о новом курсанте, затем посмотрел на самого курсанта, чуть задержав взгляд, махнул рукой, мол иди за мной, развернулся и направился вглубь склада. Но Ярослав отчетливо различил напряжение, возникшее в этом человеке, пусть оно и длилось лишь мгновение. Он постарался понять это, но не смог. И уже плюнув на это, про себя отметил, что он ортан. «Так это он просто признал во мне соплеменника» — догадался он.

— В первые два месяца будешь использовать учебный тактический комплекс «Курсант 2М», немного устаревший, но его возможностей будет достаточно для определения направления.

— Какого направления? — недоуменно спросил Ярослав.

— Основная задача учебного комплекса — это определение максимальной предрасположенности курсанта к каким-либо войскам. Это продлится не более двух месяцев, а у многих происходит и более раннее проявление наклонностей. Вот их десяток, выбирай любой. Они обладают подгонкой по фигуре, но всегда бывает, что какая-то вещь нравится больше, чем другая аналогичная.

Ярослав увидел то, на что указывал «хранитель оружия». В ряд стояли десять «скафандров», или как здесь их называют учебных тактических комплексов. На вид они выглядели действительно как их описывали в книгах на Земле: внешне как скафандр, черного цвета, выше Ярослава на две головы, значительно шире — там, скорее всего, и скрывалась вся аппаратура, электроника и защита. Голову закрывал шлем из того же материала, что и сам комплекс, а вот на лицевой стороне материал булл другим, ну оно и понятно — наверняка забрало. Пройдя вдоль ряда до конца, он вернулся к восьмому по счету, чем-то он ему приглянулся, хотя и сам себе не мог объяснить чем.

— Вот этот, — сказал он и повернулся к «каптерщику», как назвал он его про себя.

Каптерщиком они называли старшину роты, когда очились в военном училище еще на Земле. В ответ он того раздался слега различимый хмык.

— Что-то не так? — спросил он того.

— Да нет, все в порядке, — ответил тот, — просто я сам бы выбрал тот же комплекс.

— Почему? — заинтересованно спросил он.

— А не знаю, нравится он мне больше других.

— Вот и я не знаю почему его выбрал.

— Сейчас выдам тебе легкий комбинезон под него и пойдешь отдыхать.

— В каком смысле под него?

— Как ты этого можешь не знать?

— Да у меня полная потеря памяти после мощного пси-удара.

— Поняяяятно, — протянул кладовщик и добавил, — этот комбинезон одевается на голое тело и уже в нем залезаешь в тактический комплекс.

За это время они подошли большим стеллажам.

— Вот бери и иди.

А на следующий день у них начались занятия. Ничем особо они не отличались от земных: физическая подготовка, изучение различного вооружения, слабые и сильные стороны их врага. Нагрузку по физической подготовке он выдерживал легко, хотя некоторым курсантам было тяжело. Что больше всего поразило Ярослава, так это тактический комплекс. Хитиновая кожа Странника была совсем другой вещью, она более всего напоминала мирный скафандр. Здесь же сразу чувствовалась военная вещь — на обратной стороне забрала отображалась вся необходимая информация, как с датчиков комплекса, так и переданная по связи. Труднее всего было привыкнуть смотреть через забрало шлема и одновременно анализировать отображенную информацию, но он довольно быстро научился этому. Ну и конечно вооружение — вот где он вспомнил фильм «Хищник», видать расположение на плече небольшого плазмомета является наиболее рациональным. В комплексе он располагался с правой стороны, слева же находилась блок связи, на бедрах были два длинноствольных пистолета: лазерный и кинетический. Еще было ручное оружие, которое каждый мог выбрать из различных видов — кому что нравится. Ярослав же выбрал себе практически бесшумную кинетическую винтовку ГУР-35С, где «С» — значит специальная. Она была разработана для спецслужб. Через неделю Ярослав с комплексом составляли одно целое. В это время начались уже практические занятия, а в теоретических знаниях им стали преподавать тактику и стратегию: одиночную, малых и больших групп. В теоретических знаниях использовались методики гипнограмм и что-то вроде «25 кадра», но намного эффективней. А еще через неделю их разбили на группы по шесть человек и они стали на практике применять теоретические знания по тактике. Но самое главное было в том, что командирами групп становились все из своей шестерки, чтобы определить кто потенциально им является. Вот тут у Ярослава и произошел первый небольшой конфликт — один парень из их шестерки по немного, совсем чуть-чуть, бойкотировал его приказы. Ярослав его прекрасно понимал и чувствовал его чувства — он очень ревновал, что у Ярослава получается лучше. Нет, парень тоже командовал очень хорошо, но заинтересованность Ярослава историческими баталиями еще на Земле, их анализ, совместно с аналитическим складом ума и интуицией приводили к тому, что группа под его командованием получала всегда высший балл. А в последнее время задания у него были просто жуткие. На первый взгляд вроде ничего сложного, намечалось несколько вариантов решения, но он выбирал очень уж нестандартные решения. Но после, когда проходили анализы их выполнения, оказывалось, что решения Ярослава были наиболее правильными, а некоторых случаях так вообще единственно возможными.

А по истечении немногим более месяца его вызвали к начальнику училища. Войдя в его кабинет, и мельком отметив еще одного человека, он сказал:

— Курсант Яр Терран прибыл, — и правая рука к груди.

— Курсант, проанализировав ваши успехи, мы хотели бы предложить перейти в отдел диверсионных операций. Вы согласны?

— Согласен! — ответил он, а про себя подумал: «Это как раз то, что нужно! С тех пор как я потерял Странника только и мечтаю о том, как буду рвать заггеров „Как Тузик грелку“».

— Собирай вещи, сдавай свое вооружение, с завтрашнего дня переезжаешь в новое место. Талирик Мил ит' Сеон будет теперь твоим руководителем, — и начальник училища кивнул на второго мужчину.

На плацу было собрано около шестидесяти человек, все они были собраны, как выяснил Ярослав, с разных мест, но объединяло их одно — предрасположенность к диверсионным операциям. Стоял обыкновенный гомон, все делились друг с другом своими соображениями и догадками. Ярослав отметил, что среди собравшихся довольно много девушек, где-то около трети. Но вот вперед вышел Мил ит' Сеон и все гомон сразу стих.

— Вы все думаете для чего вас здесь собрали? Ответ прост — сейчас вас уже разобьют по группам, в которых вы и продолжите обучение а также будет воевать и после окончания училища. Сразу оговорюсь на счет «сработаемся — не сработается», вас подбирали по очень многим показателям, поэтому составы групп оптимальные. Первым в группе называю командира, вторым оператора пси-защиты, потом идут остальные солдаты. Итак, первая группа…

Ярослав стоял и с отрешенным видом, но стараясь не пропустить своего имени, смотрел на выходивших из строя людей и как всегда анализировал. «Этот подойдет, а этот будет отличным командиром, хороший солдат, а этот не потянет командование — не хватает ему жесткости, хотя если научат, то будет то, что надо».

— Восьмая группа, командир Яр Терран, — услышал он свое имя и вышел из строя и занял свободное место, — оператор пси-защиты Илиара Атеир, — Ярослав вздрогнул, посмотрел на выходящую из строя девушку и чуть было не вскрикнул «Илиара», — Баг ит' Длони, Коул Приман, Ген Идуор, Кросби Виренц, Фок ас Гарди, Аниа Версиль, Бриан Урента, Брил Менея.

Но после Илиары Ярослав уже не обращал внимания ни на кого, кроме нее. «Как же мир тесен», — подумал он. Девушка подошла и, увидев его взгляд, фыркнула и почти демонстративно начала смотреть на выходящих будущих бойцов. «Еще один на мою голову», — подумала она.

Глава 21

Второе Гнездо Пятого Болота. Кабинет Главного

— Из донесения агента Крах, идентификационный номер 251005455, в военном училище появился человек очень похожий на разыскиваемого иного. Никаких связей с кем-либо со стороны обнаружено не было, никаких его исчезновений с поля зрения не было. Выдает себя за жителя планеты Ортана, и, если бы не это совпадение, то он на него и не обратил бы внимания. Внешне он от жителей этой планеты неотличим.

— А внутренне?

— Пока неизвестно, агент работает над этой проблемой.

— Установить за ним постоянное наблюдение, и, если выяснится, что это он, то будем устранять.

— Пяти агентов будет достаточно для плотного наблюдения.

— Да, но выбери тех, у кого стоит чип, блокирующий эмоции, аналитики с большой долей вероятности предсказали, что иной может ощущать эмоции других, поэтому не будем рисковать.

Кабинет главнокомандующего

— Что скажешь об этом нашем аристократе?

— Если кратко, то очень сильный интуит, что впрочем неудивительно, ведь вся их аристократия такая. Прирожденный командир, тактик и, скорее всего, стратег, умеет очень быстро ориентироваться в меняющейся обстановке. Сейчас он в учебке диверсионного отдела принял свою группу.

— Другого от него и не стоило ожидать.

— Согласен, еще три месяца и посмотрим его в боевой обстановке.

Вот теперь началась настоящая учеба, свободного времени не было совсем, правда на сон выдели не менее четырех часов, а вот остальное время были тренировки и занятия. Первые две недели все притирались друг к другу, не все были с чем-то согласны, но Ярослав отчетливо чувствовал всех и благодаря ему эти «притирки» заняли так мало времени, так как у других групп на это было затрачено около месяца. У него в группе оказались четыре девушки, хотя в других было по одной, максимум две, а у двух вообще не было. Чем руководствовалось начальство он понять так и не смог, пока не узнал, что все девушки, кроме Илиары, Аниа, Бриан, Брил — ортанки. Еще ортаном был Ген Идуор. Вот с ними поначалу и были некоторые проблемы, так как они старались держаться вместе. Более того, они в Ярославе увидели или почувствовали ортана, так как приняли в свой ближний круг. Вот Ярослав и занимался тем, что доказывал, что ближним кругом должна быть вся группа. Что повлияло на ортанов, он не знал, но спустя две недели Ярослав уже чувствовал, что группа является единым целым, и как следствие результаты группы резко подскочили. На Илиару же он, после ее выходки, перестал обращать внимание — мало ли что там у нее на личном фронте. А через некоторое он получил и в этом мире подтверждение фразы: «Чем меньше девушку мы любим, тем больше нравимся мы ей» — Илиара начала обращать на него внимание, пусть не явно, но все же. Но после одного случая, этот интерес явно возрос.

Второе Гнездо Пятого Болота. Кабинет Главного

— Информация по поводу иного полностью подтвердилась — это он. Сейчас он командир группы в училище. По данным нашего агента никто не догадывается, кем он является на самом деле. Для чего это необходимо иному не совсем понятно, разве что для более детального изучения людей изнутри.

— Его необходимо убить. Наймите для этого дела наемников из Тихого Болота, самых лучших.

Заместитель поклонился и вышел из кабинета. «Да» — думал, идя к себе, — «Пусть пока они поработают, очень не хотелось бы рисковать швиссами из подразделения „Спрут“».

«Тихое Болото» — так называют восьмую планету их родной системы. А «тихая» она получила из-за того, что жители ее специализируются по тихому устранению неугодных, то есть они были убийцами очень высокого класса. Получилось это вследствие того, что на их планете был всего один материк, пригодный для жизни швиссов, и поэтому там постоянно шли войны, которые, в конце концов, вылились в уничтожение власть имущих, так как главы стран подписали договор о границах. Поэтому их армии пришлось переквалифицироваться в убийц. А лучшие из лучших приобрели способность к частичному метаморфизму, то есть они могли принять облик двуногих прямоходящих — изменяли немного телосложение, черты лица, даже строение гортани, что позволяло им говорить с приемлемым акцентом или практически без оного. Стоимость услуг их была очень и очень высока, но их все равно нанимали. И в этой галактике они устранили несколько ключевых фигур в самом начале войны. Сейчас же подобраться к командованию было практически невозможно, но в данном случае устранять необходимо было курсанта училища, поэтому шансы были велики.

Эта практика отличалась от других тем, что их вывезли на другую планету, флора и фауна которой просто кишела всевозможными хищниками. И еще было неизвестно, что лучше: ядовитая лиана, яд которой проедал практически любой материал или куст шипомет, тоже ядовитый, или деракозавр, который прокусывал тяжелую броню, или брот, когти которого разрывали вообще любую броню и который заслуженно считался хозяином лесов. И еще один неприятный момент — вся флора и фауна на планете были пси активны. Задачей же группы Ярослава было уничтожение бункера, но до этого еще необходимо было совершить марш-бросок на пятьсот километров.

Высадили их на побережье, карт никаких не было, только направление на бункер.

— Построение прямоугольное каре, — сказал Ярослав, — Дозоров нет, поэтому утройте внимательность. Илиара, ты в центре. Брил, охраняешь ее, искин твоего комплекса, помимо основной задачи занимается составлением карты. У всех остальных никакой обработки карт, только передача данных Брил и получение от нее готовой карты. Аниа, Бриан идете с боков, я — авангард, Ген — арьергард, остальные сами знаете, что делать.

Поскольку ортане имели собственную защиту от пси, поэтому Ярослав почти всегда давал расстановку для них, остальные же, как правило, свои позиции занимали сами. Разве что в исключительных случаях требовалась особая расстановка людей, тогда Ярослав давал указания каждому.

— Темп шаг, передвижение — гусеница — интервал пятьдесят метров.

Ярослав еще раз задумался правильную ли тактику он выбрал, но интуиция упорно говорила, что это так и есть. Гусеница означала следующее — центр движется с постоянной скорость, а вот голова (авангард) уходит немного в отрыв, в то время как хвост (арьергард) остается на месте и страхует. Затем голова останавливается и страхует, а хвост догоняет.

Через некоторое время Ярослав почувствовал беспокойство, посмотрел на Илиару, как наиболее чувствительную из остальных, но она пока не проявляла беспокойства, но буквально через несколько минут он понял, что она тоже что-то почувствовала. Мощный ментальный удар обрушился, казалось, внезапно, но Илиара успела выставить щит, который успел его погасить. Ярослав развернулся вправо и начал стрелять еще до того, как показались хищники. Шесть воинов его группы, уже зная о его предчувствиях, тоже развернулись в ту же сторону и начали вести огонь, остальные двое страховали другие направления. Стразу же раздался рев раненых зверей, а затем из леса выскочило шесть деракозавров, и Ярославу сразу стало понятно, почему удар был таким мощным. Шесть, а может и больше, тварей и наверняка еще и самка, которая и скоординировала удар. Двое хищников упали мертвыми или сильно ранеными, не добежав метров двадцать, а остальных, всего в трех метрах, остановил вовремя возведенных Илиарой щит ужаса, как его назвали, хотя на самом деле это пси воздействие, которое как бы говорило: «впереди большая опасность». Тех нескольких мгновений, во время которых твари замешкались, хватило группе, чтобы их уничтожить. Несмотря на то, что кожа их была почти броней и пробивалась не сразу, а при попадании нескольких зарядов в одно место, но времени хватило. И в тоже время раздался рев самки. Она выдала себя, а это значит, что были уничтожены все ее самцы, и она сейчас пойдет мстить. Ручным оружием бронированную кожу самки было не пробить.

— Всем цель права лапа нижний сустав, — приказал Ярослав, — Илиара, как только группа начнет стрелять, ты бросаешь защиту и атакуй самку, попытайся заставить ее остановиться. Вложи все силы в удар.

Самка появилась в тридцати метрах, и вся группа сразу же открыла огонь по ней. Повредить как-то ей не могли, но этим вызвали ее раздражение и раскоординацию. Громко рыкнув, она ускорилась, но потом как-то замешкалась, почти остановившись. Ярослав понял, что это работа Илиары. Поняла это и самка. Издав громкий рев, она хотела броситься на каких-то людишек, уничтоживших ее самцов, но в этот момент Ярослав точным броском бросил гранату точно ей в пасть. Граната скрылась в захлопнувшейся пасти, а затем раздался взрыв. Через глаза и вновь открывшуюся пасть вылетели внутренности головы вместе с мозгами, но сама голова не раскололась. А Илиара стала оседать, но Ярослав не дал ей упасть — быстро подскочив, он взял ее на руки.

— Что с ней? — спросил Ген, уже готовя место, чтобы уложить ее.

— Сильное пси-истощение, она полностью выложилась.

— Да уж, самка очень сильна.

— Полчаса отдыха, потом опять в путь, — подвел итог Ярослав, — сейчас аптечка вколет ей препараты и она немного восстановиться.

— Ух, — раздался голос Бага, после того как все расположились на отдых, — я уж думал — все, приехали. Кому скажешь, что с помощью ручного оружия и гранаты завалили самку деракозавра, так никто не поверит.

— Угу, — ответил командир группы, — здесь самое главное было заставить ее широко открыть пасть, а остальное дело техники. Как только она поняла, кто пытается ее заставить что-то там сделать, то ее это очень взбесило, вот она на инстинктах попыталась напугать ревом. Так что благодарить надо нашу псионку. Вон, кстати, она очнулась. Ты как?

— Жива, — девушка улыбнулась.

— Так, Илиара, — сказал Кросби, — да и остальные девушки, как вернемся, с нас большой поход в ресторан.

Отдыхали они час, а не полчаса, все-таки Илиара очень устала, и Ярослав, не чувствуя опасности, дал ей лишние минуты отдыха.

Следующие два дня прошли довольно спокойно, из всех опасностей по пути им встретилась только роща ядовитых лиан, которую они обошли стороной. Утром третьего дня Ярослав почувствовал легкое беспокойство, которое с каждой минутой все усиливалось и усиливалось. По Илиаре совсем не было заметно, чтобы она начала волноваться, хотя по тому чувству опасности, которое испытывал Ярослав, уже должна была что-то почувствовать. Этот момент совсем уж не нравился командиру, поэтому он приказал снизить темп.

— Что? — тут же спросила Брил, подошедшая вместе со своей подопечной.

— Не нравится мне все это?

— Что именно?

— Слишком гладко складывается наш путь в последние два дня, — он решил ничего не говорить о своих предчувствиях, потому что как заметил Ярослав, опасность то появлялась, то исчезала, и он не мог дать этому объяснение, — если так долго идет все хорошо, то жди беды.

Глава 22

После этого Ярослав отрешился от всего и полностью отдался своей интуиции. Так прошел еще час, а потом как будто кто-то внутри его сказал: «Стой». Он остановился и через несколько секунд поднял руку в останавливающем жесте. Группа остановилась и тут же приготовилась к отражению любой опасности, Илиара со своей охраной оказалась рядом с ним. Ярослав стоял и не мог ничего решить — чувство опасности все также то появлялось, то исчезало, правда частота стала намного выше. Но потом решил, что увеличение частоты — это очень плохой признак, и показал жест высшей опасности. И в тот же момент почувствовал пси-активность слева и немного впереди, понял, что сейчас последует мощный пси-удар, а еще за доли мгновения он понял, что щит Илиары не сможет защитить группу, хорошо, что она на каком-то интуитивном уровне начала его создавать еще до того, как он установил высшую опасность. Прикрыть группу можно было только растянув свое пси-поле, но в этом случае он исчезнет с фиксаторов тактических комплексов, что считается невозможным. Потом, вернувшись, когда проверят все записи, то все и выяснится. Ох, как ему не хотелось раскрываться, но другого выхода нет, и он накрыл им свою группу одновременно с мощнейшим пси-ударом.

ХрашсСвоссв получил очень денежный заказ на уничтожение одного человека. Несмотря на то, что его команда считалась одной из лучших и брала очень много за свои услуги, без заказов они не сидели. Вот и сейчас очередной заказ на устранение одного человека, правда на территории противника, но они уже выполняли заказы там. Чем не угодил ученик военного учреждения он не знал, да и не хотел знать, главное, что платят за него очень много и он не командующий, к которому не подобраться. Его немного удивило то, что его группе выделяют два артефакта давно ушедшей цивилизации: один для пси-скрытия и пси-удара, другой для подавления всей электроники, даже не подавления, а уничтожения. Значит с этим учеником не все так просто, но сумма в два раза превышающая их обычный гонорар, склонила его к принятию положительного решения. Тем более, что все члены его команды могут довольно сильно изменять свою внешность, а значит и попасть на территорию людей будет довольно просто. И действительно попасть на планету, где находилось училище, было не сложно, главное не проходить рядом со стратегическими объектами, где установлены мощные сканеры, которые могут определить швисса, и не попасться на глаза патрульным, у которых были мобильные сканеры. Но с последними проблем не было, так как все его швиссы могли отводить глаза и быть незаметными. А вот подобраться к клиенту было довольно трудно. Они уже разработали несколько вариантов, когда пришло послание от агента, что клиента вместе с группой других людей отправят на практику на другую планету, находящуюся в соседней системе, и даже указал место высадки и место, куда будет двигаться группа. С учетом того, что планета очень агрессивная, то лучшего варианта для уничтожения и не придумать. Решено было уничтожать всю группу. Определить путь движения людей для опытного командира, каким являлся и ХрашсСвоссв и, как сказал заказчик и подтвердил агент, их клиент, было совсем не сложно. Поэтому и место они выбрали заранее — самое удобное. Минусом было то, что нельзя было устроить засаду по все правилам, так как артефакт накрывал куполом не очень большую область, и они обязаны были находиться внутри ее, чтобы не быть обнаруженными. Зато это компенсировалось полным сокрытием, а значит и внезапностью удара.

Но вот наконец-то их ожидание закончилось — между деревьями появились люди, благо лес здесь был совсем не густой. Передвигались они очень грамотно и слаженно, вызвав тем самым удивление у командира швиссов, ведь они больше были похожи на уже действующее подразделение, чем на курсантов. Сейчас они подойдут к месту, где установлены мины, которые их техника обнаружить никак не могла, и все будет кончено, а заказ выполнен. Но внезапно один из них остановился и поднял руку. «Это их командир», — догадался ХрашсСвоссв и значит наша цель. А группа тем временем остановилась и, немного рассредоточившись, приготовилась к отражению атаки. «Как так?» — подумал он, — «Они не должны ничего заметить или почувствовать! Артефакт полностью закрывал их от любого обнаружения — даже, как ему сказали, он перекрывал весь эмоциональный фон!» — метались мысли в голове командира швиссов — «Разве, что он… Надо срочно применять артефакты». И уже отдавая мысленно команду обоим артефактам, которые работали только через ментальное управление, увидел как начинает разворачиваться защитное поле, а командир группы делает еще какой-то жест. Но в это время эту самую группу накрыло двумя мощными ударами, а его команда без дополнительного приказа стала поливать их огнем. Но самое главное, что в сторону их командира и ментального оператора, как показывал артефакт — это человек, находящийся рядом с командиром, полетели два сгустка плазмы. Отразить их можно было только при помощи мощного щита, созданного стационарными защитными генераторами, которых у их цели естественно не было. «Все» — подумал он, — «Работа сделана».

Космическая станция у планеты Гида. Центр по подготовке диверсантов.

— Талирик, — вошел помощник Мил ит' Сеона, — с группой утеряна связь. Прошло уже более пяти минут, но связи нет, запроса на помощь тоже нет.

— Откуда был получен последний сигнал? — и начальник диверсионного отдела развернул голограмму материка.

— В одном дне пути от бункера, если двигаться и дальше с их скоростью. Вот здесь, — и он показал место на карте.

— Животные? — спросил талирик, — Там встречаются те, кто может блокировать сигнал. Ведь уже один раз пропадал он у них. Хотя, даже если они их уничтожили, то остаться на месте они никак не могут, никогда они так не делали. Да и при угрозе жизни должен уйти мощный направленный импульс-сигнал, который никто из представителей планеты блокировать бы не смог.

— Я тоже так решил, поэтому корабль с группой уже готовы, ждут только вашего приказа.

— Пусть летят с максимально возможной скоростью, что-то у них произошло.

Еще только начав растягивать защиту на всю группу, Ярослав понял, что он не успевает их прикрыть. Он не успел на какие-то доли секунды, вернее успел немного прикрыть Илиару и Брил, остальные же получили очень мощный пси-удар. И, несмотря на то, что буквально в следующее мгновение он закрыл всю группу своим щитом, они потеряли сознание. Все, кроме Брил. Собственная защита плюс щит Илиары, плюс то, что находилась она рядом с командиром спасло ее. Силу удара она ощутила, получила шок, но сознание не потеряла. Илиара же приняв на себя всю мощь, начала оседать. Что и говорить, если даже Ярослав, получив свою порцию, пригнулся и присел как будто ему на плечи взгромоздили гору. На периферии зрения он увидел, как начала оседать Илиара, почувствовал ее очень сильную боль, ощутил боль и остальной группы, хотя она и не шла ни в какое сравнение с болью их оператора пси-защиты. А еще увидел приближение двух огненных шаров. Все это заняло всего лишь миг, хотя ему казалось, что прошло несколько минут. Ярослава охватила злость, а откуда-то изнутри стала подниматься ярость и в следующий миг захлестнула его. Шаг вперед и влево, левой рукой задвинуть Илиару себе за спину, привязать своим полем ее к своей спине, чтобы не упала, преобразовать свое поле в виде наконечника пики, острие которой направлено в аккурат между огненными шарами, раздвинуть стороны — два шара, не причинив никакого ущерба группе, разлетелись в сторону. На лице же Ярослава выступила гримаса боли, но, не обращая на нее внимания, он собрал всю свою силу, изрядно приправив ее свой яростью, и обрушил на притаившихся врагов, затем сразу же начала стрелять в ту же сторону. Из носа и ушей от чрезмерного напряжения у него потекла кровь. Краем глаза он заметил, что еще кто-то начал стрелять в ту же строну. Брил. Не потеряла сознание — молодец. Только сейчас обратил внимание, что вся электроника вышла из строя, и мысленно поблагодарил своих наставников, которые часто и долго «мучили» всех тренировками с отключенной электроникой. Вот от Брил полетела мини-ракета: одна, вторая. Точно, у нее две ракетницы. Все это Ярослав фиксировал каким-то краем своего сознания, а сам продолжал на автомате стрелять туда, где чувствовал врагов, а через миг и Брил его поддерживала туда же, а он переключался на следующего. У него нет ракетниц, зато есть обыкновенные гранаты, целых пять штук. Все они полетели в направлении засады. После этого Ярослав почувствовал, что никого в живых не осталось, убрал свое поле и прекратил стрелять. Резко развернувшись, подхватил Илиару и аккуратно уложил на землю.

ХрашсСвоссв уже почти начал прикидывать куда он потратить деньги, полученные за этот контракт, когда его глаза расширились от удивления — мало того, что сам объект выдержал ментальный удар артефакта, так и еще один боец тоже не хотел на него реагировать. А затем его глаза и расширились-то от изумления — им, этим двоим, каким-то образом удалось отклонить два сгустка плазмы, а в следующий миг уже на них обрушимся удар невероятной силы. Артефакт, принявший на себя львиную его долю, сломался — это он понял по тому, как по нему прошел какой-то легкий разряд и погасли его огни. Сам же он сознания не потерял, но находился в какой-то прострации. Оглядел свою команду, отметив, что не все смогли выдержать этот удар. А потом их стали убивать — он увидел, как упало тело одного, второго, третьего, как и четвертого просто разорвало на куски. Что было дальше он уже не видел, так как к нему прилетел подарок от их объекта, в виде гранаты, и наступила тьма.

Как только Брил увидела, что командир поднял руку и показал остановку, то она поняла, что придется повоевать. И сразу же перешла в состояние аддай, как учил ее наставник еще в детстве, вернее с детства и до пятнадцати лет. Это состояние позволяет как бы создать дополнительную защиту — своеобразный кокон, в который заключено сознание. А поскольку на планете и флора и фауна были пси-активны, то и выбор получается небольшой. А наставник всегда говорил, что у нее защита сознания находится на довольно высоком уровне, и она сможет выдержать мощную пси-атаку. Но против того, что произошло буквально спустя пару секунд, оно не особо и помогло. Удар был настолько мощным, что Брил поплыла, но спустя миг все исчезло, а ей еще показалось, что кто-то большой откинул все это в сторону, а она ощутила как бы легкое дуновение. А затем Брил не поверила своим глазам — их командир стоял, казалось как ни в чем не бывало, а на него и Илиару летят два огненных шара, скорее всего плазма, так как у загов было такое оружие. Но вот он делает шаг вперед, заслоняя собой их пси-защитника, и в следующий миг огненные сгустки разлетаются в разные стороны. А еще она увидела, как появилась гримаса боли на лице их командира, а из ушей и носа у него потекла кровь. «Это он все сделал», — подумала она, — «И стоило ему это огромных усилий. Но как смог?!». И тут, как гром среди ясного неба — мысль: «Наследник! Только члены королевских кровей обладают такой мощной защитой, кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, но их командир, вероятно одной из самых сильных, а может и вообще самой сильной». А командир в это время начал стрелять вперед и влево, и Брил, уже немного отойдя от шока и помня о его интуиции, вот тоже еще одно доказательство, что это наследник, стала стрелять в то же место. Командир понял все правильно — он помечал несколькими выстрелами цель, а потом переходил к следующей, или продолжал стрелять туда же, если чувствовал, что что-то там не то. Вот она использовала обе свои ракетницы, а командир через пару секунд использовал все свои гранаты. А еще через несколько секунд он прекратил стрельбу — значит там в живых никого нет. В следующее мгновение он развернулся и, подхватив Илиару, уложил ее на землю.

Воевать и передвигаться в комплексе без электроники было неудобно, но, опять же хвала наставникам, их очень часто гоняли именно в таком режиме, поэтому в целом все было не так ух плохо. Все было бы намного хуже, если бы на них была тяжелая броня типа «Защитник» или «Панцирь». Вот там без усиления двигаться было бы невозможно. В их же случае, хоть и не побегаешь, но шагом передвигаться можно довольно долго. Но уложив Илиару, Ярослав повернулся к Брил, которая смотрела на него каким-то непередаваемым взглядом. Эмоции ее он сейчас не ощущал, да и не хотел этого. Он вообще еще совсем не научился управлять этим своим умением, которое проявлялось спонтанно и, как правило, во время экстремальных ситуациях.

— Интересно, — сказал он, подойдя к Брил, — почему это плазменные шары разлетелись в стороны?

Брил понадобилось лишь мгновение, чтобы все понять.

— Я все поняла, — ответила она, а затем сделав недоуменное лицо, ответила, — Сама в недоумении.

— Наверное, плохие у них были стрелки, — улыбнулся командир, но осмотрев свою группу, добавил, — Давай сейчас приведем в сознание всех остальных, может было несколько этих групп, и нужно уходить с этого места. Илиара еще долго будет без сознания — она приняла на себя всю тяжесть пси-удара.

Они вдвоем стали приводить всех остальных в сознание. Аптечки тоже остались без электроники, анализаторы здоровья у них не работали, а значит и помочь они ничем не могли. Первыми, как и ожидалось, пришли в сознание остальные ортане, причем довольно быстрое. С остальной же группой пришлось немного повозиться, но через десять минут все, кроме Илиары пришли в себя. За это время Ярослав успел сходить и внимательно осмотреть место засады, но ничего интересного там не нашел. Найти он хотел артефакт, который так удачно (для него), выжег всю электронику и, возможно, артефакт по пси-воздействию, ведь ему показалось, что это все-таки был артефакт, а не живой человек. Но оружие, две ракеты Брил и особенно его гранаты постарались на славу — в том месиве металла, пластика и остатков тел найти что-либо было невозможно. Разочарованно, он вернулся обратно.

— Все, уходим все, — сказал через пару минут командир, — сейчас сюда начнут собираться хищники. Передвижение — каре, — и, взяв Илиару на руки, пошел в направлении, которое подсказывала его интуиция и сразу же развернул свое пси-поле на всю группу.

Уходя, Брил опять почувствовала легкое прикосновение чего-то едва ощутимого, как и во время боя, и посмотрела на командира, но тот как ни в чем не бывало шел вперед, к только ему известной цели. А как только скрылись люди, на место боя стали приползать, прилетать и приходить различные хищники, и всего через пять минут от тел ничего не осталось. Удивительное дело: несмотря на то, что хищники планеты между собой грызлись при первом удобном случае, в таких ситуациях, когда пища была найдена уже мертвой, они ее просто съедали безо всякой вражды и расходились, чтобы возможно уже через несколько минут схватиться между собой за новую еду. А еще через пять минут на место боя приземлился средний десантный бот, с которого стали выпрыгивать уже профессиональные воины.

Глава 23

Космическая станция у планеты Гида. Центр по подготовке диверсантов. Кабинет начальника диверсионного отдела.

- Что удалось установить? — тоном, ничего хорошего не предвещающего, спросил Мил ит'Сеон главного следователя, если так можно сказать.

- На группу было совершено нападение — это очевидно. То, что поджидали именно их — также очевидно. То, что смогли предугадать самый оптимальный маршрут, говорит о том, у нас откуда-то идет утечка информации, по крайней мере, о месте высадки они должны были знать очень точно. Вся засада была устроена в одном месте, что говорит о том, что у них были мощное прикрытие, которое однако могло прикрыть только небольшую территорию, поэтому засада и не была организована по всем правилам — упор делался на сокрытие и внезапность удара. Скорее всего, прикрытие было и по части пси, либо сильный менталист, либо артефакт. Я склоняюсь к артефакту, так как были найдены части какого-то механизма, оружием который вряд ли мог быть. Еще они каким-то образом смогли вывести из строя их связь, так как если бы была блокировка, то после боя они бы связались с нами, да и встроенный сигнал мы бы получили. Засаду организовали заги, кто именно понадобился в этой группе курсантов, мне не известно. От них остались лишь одни кости, да и то не все — хищники на этой планете сгнить трупам не дадут. Принадлежность группы установить не удалось, не было абсолютно никаких намеков, что и не удивительно. Могут быть как и регулярные войска особого назначения, так и наемники. У них с собой было два плазмера, из которых было сделано два выстрела. Заряды в курсантов не попали, как это могло получиться у профессионалов — непонятно, от них остался след — обугленные деревья. Как ни странно, но много выстрелов они сделать не успели, в отличие от наших подопечных. Что им помешало непонятно, скорее всего, это что-то из области пси, как вы понимаете на Гиде это могло быть все, что угодно. Следов хищников не обнаружено, но это не говорит о том, что их не было. Может так статься, что потревожили кого-то и получили пси-удар, даже если у них и была защита, то он мог оказать внутри ее. Группа курсантов ушла в сторону от цели, хотя до этого они передвигались практически по прямой. Отследить их удалось только до озера, далее след обрывается, и куда они направились не известно, следов не обнаружено вообще никаких. Предположительно они сели на надувной плот, следы говорят именно об этом, а дальше все. Мы обследовали все вокруг озера, но никаких следов не обнаружили, придется ждать, когда они сами объявятся. Правда у озера обследовать досконально было невозможно, так как это территория бротов, а с ними лишний раз связываться никто не хотел, поэтому обследование производилось в основном с воздуха, и только в подозрительных местах осматривали более детально. Меня вот только интересует вопрос — кто же из группы так заинтересовал загов? — и посмотрел на своего начальника.

Начальник диверсионного отделения училища догадывался, кто мог заинтересовать загов. Этот паренек, спасшийся после их бомбежки Ортаны. «Но, что же такого стало известно загам, чтобы они организовали такую операцию?» — думал он, — «Пусть он, предположительно, наследник, пусть одаренный, как и вся аристократия Ортаны, пусть даже в пси он сильнее обычного, но всего этого очень мало для того, чтобы организовать такую операцию. Разве что… Да, скорее всего, они почему-то уверены, что он знает что-то о представителе чужой цивилизации. Но он ничего не помнит, пусть и не удалось сделать ему ментоскопирование, но по всем внешним признакам он ничего не помнит. А заги об этом не знают, вот и предприняли операцию, чтоб устранить любую возможность передачи нам информации о чужаке. Вероятнее всего был контакт наподобие, как и с Илиарой. Необходимо передать эту информацию Риоку, да и немного пристальней к нему присмотреться — вдруг вспомнит хоть что-то, правда еще ни разу такого не было, чтобы после потери памяти от пси-удара человек что-то вспоминал».

- Есть еще что-то? — наконец-то после раздумий спросил главный учитель диверсантов.

- Нет. Разве что держать пару десантных ботов в полной боевой готовности, так, на всякий случай. Если группа загов была не одна, то возможны еще нападения. Ну и сканирование планеты, хотя вы и знаете, что от этого мало толку, но а вдруг?

- Что на счет группы?

- Тут вариантов не так и много, вернее всего два: либо сейчас привлечь к поиску еще ресурсы, либо немного подождать, а уже затем начинать поиски.

- Привлекать некого, резерв, который у нас был, переправили на войну, другими курсантами рисковать не могу, так что бери местную группу быстрого реагирования и готовьтесь начать их поиски. Могу пообещать только выбить аппарат поиска, правда, только один. Через два дня он прибудет и сразу начинайте.

Его помощник кивнул и вышел из кабинета.

Передвижение после нападения было довольно легким, звери как будто не чувствовали их совсем, а группа старалась передвигаться очень тихо и не оставлять после себя заметных следов. А когда они вышли на небольшую поляну, то столкнулись с бротом. Создавалось впечатление, что он был очень удивлен их встрече. Огромный, высотой в холке около двух метров, хищник смотрел на группу сначала немного удивленно, но потом выпустил полуметровые когти, присел и приготовился к нападению. Его шерсть встала дыбом, а затем резко опала и стала очень гладкой. Все хищник готов к бою, убить и просто поранить его оружие группы не могло. Каким-то невероятным образом хищник свою, казалось бы обыкновенную, шерсть превращал практически непробиваемую броню. Если бы не это, то еще был бы хоть какой-то шанс, а так… Но кроме этого пси-удар взрослого брота по своей силе был мощнее, чем ранее произведенная атака стаи деракозавров, он, если и уступал артефактной атаке загов, то ненамного. И сейчас он приготовился атаковать зашедших на его территорию. Вся группа знала повадки этого хищника, поэтому приготовилась к мощной пси-атаке. Но тут их командир опять всех удивил — повернулся к Брил, передал ей Илиару, а сам двинулся к броту.

«Так вот ты какой, император рысей» — подумал Ярослав, когда увидел брота. И это действительно было так — он один в один был похож на рысь, только размерами был намного больше. Он отчетливо почувствовал удивление брота, буквально на грани изумления, но кроме этого еще и понял причину этого — он совсем не чувствовал их группу, слышать передвижение — слышал, но и только. А вот сейчас увидел и приготовился к атаке. Но немного медлил, так как группа в его понимании была непонятная. Ярослав непроизвольно восхитился красотой и грацией хищника, увидел преображение его шерсти в броню, и самое главное — очень умный взгляд хищника. А потом вспомнил, что, если он атакует, то у группы нет никаких шансов спастись. Повернувшись к Брил, он протянул ей Илиару, так и не пришедшую в себя, и она правильно его поняла — взяла ее себе, а он повернулся к броту и пошел к нему, предварительно показав знак «не двигаться». Хищник все также припал к земле, готовый в любой миг начать атаку, но Ярослав шел к нему и пытался направить в его сторону волну миролюбия и доброжелательности. Потом вдруг отчетливо ощутил, что брот почувствовал его действие и был опять сильно удивлен. «Вооот» — подумал командир группы — «Ты же умница, все должен понять».

- «Кто ты?» — вдруг раздалось в его голове.

Ярослав сразу понял, что это с ним «говорит» брот.

- «Просто человек», — ответил он.

- «Нет, ты не человек, я чувствую, что ты другой. Ты выглядишь как они, но ты другой».

И Ярослав ощутил живейший интерес этого странного зверя, а также что-то вроде надежды, поэтому он решил сказать ему правду.

- «Ты прав, я не принадлежу этому миру», — и увидел как сверкнули глаза этой огромной рыси.

- «Еще я почувствовал, что ты встречался с нами».

- «Нет, с вашими я не встречался, но на моей родной планете есть похожие на тебя жители, но они значительно меньше в размерах, мы их называем рысь, а вас здесь называют брот», — называть это умное существо зверем Ярославу уже совсем не хотелось.

- «А что ты делаешь здесь?»

- «Живу, вернее пытаюсь выжить, а попал сюда случайно. А оттуда вы сами?»

Брот некоторое время молчал, и Ярослав понял, что он раздумывает говорить ему правду или нет.

- «Мы живем здесь очень давно, сменилось сто поколений, как мы попали сюда в результате аварии».

- «Так вы тоже из другого мира?» — изумился Ярослав.

- «Да. У нас память о том кто мы и откуда передается из поколения в поколение».

- «И что же произошло?» — его очень заинтересовала эта информация.

- «Мы летели на большом корабле со своими создателями, но потом что-то случилось и мы оказались в этом мире. Создатели наши умерли, а нам велели выжить. В тебе я почувствовал отличие от здешних жителей, и что-то родное. На создателей ты не похож, но я думал может ты их друг»

- «Огорчу тебя, мне не знакомы твои создатели. А то, что ты чувствуешь что-то родное, так это легко объяснимо — мы с тобой из одного мира попали в этот»

За время этого диалога Ярослав вплотную подошел к броту. А после этих слов непроизвольно протянул руку и стал гладить его между ушками. Он почувствовал, как сразу напрягся хищник, но буквально через секунд двадцать расслабился и начал урчать, немного прикрыв глаза.

- «Вот теперь я убедился, что ты знаком с нашим родом» — довольно ответил он.

- «Давай поговорим о моей группе?»

- «Это твой род?»

- «Нет, это» — и Ярослав подумал, как же более правильно сказать, — «прайд или стая. Вот самые близкие понятия, и я несу за них ответственность»

- «А здесь что делаете»

- «На нас напали враги, мы их уничтожили, но могут быть еще, поэтому нам необходимо хорошо спрятаться на какое-то время. Тебе известно какое-то хорошо укрытое место?»

- «Есть одно, в том направлении», — и брот посмотрел в нужную сторону, — «есть озеро, справа от вас там будет вход в пещеру, его найти очень тяжело, так как он прикрыт скалами, а вход находится над самой водой. Вот это место» — и брот передал картинку.

- «Спасибо тебе, мы можем пройти?»

- «Идите, вас никто не тронет»

- «Мое имя Ярослав»

- «Меня называют Ночная Тень»

Ярослав напоследок почесал одной рукой между ушками, а другой шейку, на что брот совсем прикрыл глаза и заурчал еще громче.

- «Все, прощай» — сказала Ярослав и повернулся к своей группе.

Подойдя к ней, он увидел изумленные восемь пар глаз.

- Мы можем идти.

Взял опять на руки Илиару и пошел в направлении озера. Уже уйдя с поляны, он услышал: «А рысь звучит красивей».

Глава 24

Брил как завороженная смотрела на своего командира, который медленно приближался к броту. Как только он сдвинулся с места, то хищник перевел свой взгляд на него и следил за движением человека. Вот он приблизился к броту, чуть постоял, и протянул руку и стал гладить его между ушей. У Брил чуть не вырвался возглас: «Что же ты делаешь?!» Но брот ничего не сделал, более того, она была уверена, что ему очень понравилось действие их командира. «Наследник, настоящий наследник» — думала она, — «Только в древних легендах говорилось о таких способностях, которыми обладал их командир. Надо обязательно рассказать обо всем остальным». А еще она могла поклясться, что он как-то общался со зверем. Затем он погладил брота уже двумя руками, а Брил осмотрела остальных членов группы и увидела изумленные их взгляды. Между тем командир уже вернулся, взял свою Илиару на руки и со словами «Мы можем идти», зашагал дальше. И она обратила внимание на слово «свою», а потом пришло озарение: как он смотрел на псионика, как брал на руки, значит он уже выбрал, а это меняет очень многое. Правда Илиара почему-то не спешила отвечаь взаимностью, а относилась к командиру как-то безразлично.

К озеру дошли довольно быстро, не встретив по дороге никого, и Ярослав понял, что это территория бротов, а значит других хищников здесь быть не может. Само озеро было довольно большим, имело почти правильную эллиптическую форму, и справой стороны над ним вздымались скалы, пусть небольшие, но все же скалы. В то время как левый и противоположный берега были покрыты лесом. Сейчас был полный штиль и озеро имело зеркальную поверхность, в которой отражались прибрежная полоса, границу которой было не разглядеть, и облака. А подойдя ближе, все увидели чистейшую воду.

— Нам необходимо убрать все свои следы, поэтому сейчас грузимся на плот и плывем вот в ту сторону.

Найти необходимую скалу для Ярослава оказалось пустяком, так как Ночная Тень передал очень четкую картинку. Но даже подплыв почти вплотную, обнаружить вход было невозможно.

— Фок, вот у того выступа проверь вход в пещеру.

Фок ас Гарди, не раздумывая ни секунды спрыгнул к берегу, уйдя сразу по пояс в воду, стал осматривать все, но почти сразу сказал:

— Есть вход. Ну, ты командир и даешь!

— Все уходим в пещеру.

Пока все перебирались в нее, Брил остальным ортанам на тайном языке жестов дала понять, необходимо обсудить кое-что очень важное.

Еще плывя на плоту, Ярослав почувствовал, что эмоциональный и пси фон Илиары немного изменился, а значит она начала приходить в себя, и скоро полностью восстановится, но к этому моменту он хотел, чтобы был уже привал и она была уже не на его руках, так как помнил ее отношение к себе.

— Командир, — спросила Бриан Урента, — мы ту переждем или пойдем вглубь пещеры?

Ярослав прислушался к себе и отчетливо понял, что его потянуло дальше.

— Идем дальше, поэтому беречь заряды фонарей. Первый идет с включенным на все мощность, четвертый и восьмой наполовину, я иду пятым.

И они пошли вглубь. Сам проход был не большим, и очень сильно напоминал Ярославу первые минуты пребывания в этом мире — там такие же нерукотворные были стены, потолок то снижался до двух метров, то поднимался где-то до четырех-пяти. А вот сам проход петлял намного больше, чем там, где он встретился со Странником. Ярославу в очередной раз взгрустнулось от такой потери, ведь они были уже друзьями, а после обмена пси-полем, уже братьями, вернее братьями по пси, если брать аналогию «братьев по крови». До сих пор он не мог себе простить, что с этими своими экспериментами он совсем забыл следить за космосом и проворонил появление врага. Через десять минут Ярослав заметил слева небольшой проход, но Ген, который шел первым не остановился здесь, а значит его не заметил, что было невозможно. За исключением одного варианта: в этом месте стояло очень мощное пси воздействие, отводящее взгляд. На себе он никакого действия не заметил, но это еще ничего не значит. На удивление туннель был довольно удобен, и это несмотря на то, что создавала его природа. Петлял, сужался, расширялся, но ничего непролазного не было. А еще через пять минут они очутились в пещере, которая была диаметром примерно метров двадцать, и свод в ней поднялся метра на четыре-четыре с половиной. Из нее вело дальше два прохода, но самое главное в ней был ровный пол, на котором можно было отдохнуть, тем более, что Илиара должна была скоро прийти в себя. С тех пор, как Ярослав вошел в подземелье, он свернул свое пси-поле и все свои возможности направил на то, чтобы восстановить Илиару. Понемногу он старался передавать часть своей энергии, или что-то там, и через некоторое время почувствовал, как она пришла в себя, но пока еще не очнулась. Он выбрал самое удобное место и положил ее туда.

— Отдыхаем. Не менее двух часов. Я вернусь назад и осмотрюсь. Присмотрите за Илиарой, она должна скоро очнуться, — а сам развернулся и пошел в обратную сторону.

Проход Ярослав нашел быстро, свернул в него, несколько метров ничего не было, но потом он ощутил знакомое давление, как тогда, в самом начале, еще во сне, что-то противилось его продвижению. Причем он очень отчетливо понимал, что давление осуществляется не на тело, а на дух, душу или что там такое есть на самом деле. Вот проход начал быстро подниматься, что приходилось практически заняться скалолазанием, но буквально через десять метров, Ярослав попал в другой туннель. Присмотревшись, он понял, что этот туннель как раз является рукотворным, правда очень и очень старым, тем более, если учесть, что воздух здесь почему-то был очень сухой и прохладный, а значит и все сохранялось очень хорошо. И все равно, несмотря на отличные условия хранения, время не пощадило станы туннеля — трещины и выбоины говорили сами за себя. Повинуясь интуиции, он повернул направо и пошел вперед, но пройдя совсем немного, он обнаружил остатки чего-то, которое при более детальном обследовании оказалось, скорее всего, человеком в доспехах или панцире, или тактическом комплексе с мечом, вооруженным мечом. Вот меч-то как раз можно было идентифицировать абсолютно точно, а остальное превратилось в пыль. Пройдя еще немного дальше, Ярослав не удивился, обнаружив уже две горстки остатков. А дальше еще больше, но вот он вошел в большой зал и застыл на месте — и было от чего — здесь был настоящий бой! Останки людей и остатки оружия лежали здесь уже не кучками, а покрывали почти равномерно весь пол, а в дальнем конце зала была уже горка, а значит сразу после боя — это была гора трупов. И Ярослав тщательно обходя все, направился в дальний конец, тем более что кроме остатков, глаз еще зацепился за что-то. Света его фонаря не хватало, но в этом помещении строители каким-то причудливым образом провели дневной свет, правда он давал, что называется, сумерки, зато можно было экономить заряд батареи. А подойдя ближе, он понял, что так его зацепило — там была не стена, а большая дверь, напомнившая опять ему самое начало его пути в этом мире, когда он проник в ангар к Страннику. А у двери, опираясь на нее спиной, сидел… скелет, скелет человека. Как он мог сохранится, если все другое превратилось в пыль, Ярослав не мог понять, но факт оставался фактом. Он просто сидел, вытянув ноги вперед, а на бедрах лежали его руки, голова, что странно, не наклонилась вперед, как должна была, а упиралась в дверь. Создавалось полное впечатление, что он только что сел здесь немного передохнуть. Но самое интересное было у него в правой руке — кинжал или небольшой клинок, лезвие которого было матово черное, а рукоять матово белая. Такое сочетание показалось Ярославу странным, вернее то, лезвие матово черное — он считал нормальным, но вот белая рукоять — это нонсенс. Но уже одно то, что он великолепно сохранился, говорило о том, клинок незаурядный. Он аккуратно, чтобы не потревожить скелет, достал его, как только он его взял, то скелет сразу осыпался пеплом. Но Ярослав отметил это мимоходом, так как все его внимание было приковано к клинку — он завораживал его, казался практически совершенством, и он никак не мог понять, что же не так, чего же все-таки не хватает. А затем, повинуясь наитию, влил в клинок свое пси. Пару секунд ничего не происходило, а потом клинок вспыхнул каким-то черно-белым пламенем и все опало, а сам клинок стал, как и прежде, вот только у Ярослава исчезло чувство незавершенности. А еще он ощущал его как продолжение своей руки. Поискал глазами ножны от него, но ничего похожего на них не найдя, положил его в потайной карман тактического комплекса, и подошел к двери. Материал был абсолютно таким же, как и на том далеком астероиде.

— Наследие древней цивилизации, — прошептал он, кладя руку на дверь.

Ему ужасно захотелось попасть вовнутрь, узнать, что там за дверью, и он попробовал передать двери часть своей энергии, представлял, как она открывается. Но ничего не произошло, видать для ее открытия необходимо что-то другое, а вернее кто-то другой. Вот только аранов в этой галактике не осталось. Развернувшись, он пошел обратно.

Как только командир ушел, Брил дала сигнал своим, что надо поговорить, и сама же начала:

— Вот точно такие же пещеры есть и у нас на планете, я в них была пять раз, а все равно меня тянуло туда обратно.

— Это точно, — ответил ей, подходя, Ген, — сам правда я был там всего трижды, но вот на счет тянет обратно — ты права.

— А мне так и не удалось побывать в знаменитых Ортанских Подземельях, — присаживаясь сказала Аниа.

— А я всего разочек была, — последняя из ортанов вздохнула, — а сюда как попала, то сразу вспомнила о них.

И они принялись обсуждать какие части Ортанских Подземелий красивей, а Брил в это время частично шепотом, частично тайными жестами, принялась объяснять зачем ей понадобилось все это.

— Наш командир — Наследник Короны.

— С чего ты решила? — Ген спросил это лишь одним жестом.

— Его пси-поле, я видела полностью его бой там, с наемниками. Он сумел отклонить два одновременных выстрела из плазмера, а такое возможно только стационарными пси-щитами. Мало того, после этого он еще нанес очень мощный пси-удар по врагам, так как интенсивность их обстрела упала практически до нуля. Я вообще не слышала о таком мощном пси.

— Ничего удивительного, — ответила ей Аниа, — о возможностях рода Вождей ходит очень много различных слухов и легенд, так что все возможно.

— А еще то, что произошло с бротом, мне все время казалось, что он с ним общается, а такими возможностями обладали только ортане из рода вождей.

— Ну, это просто легенды, — возразила ей Бриан.

— Нет, моя семья является хранителями истории, и это правда, а не легенды. Пусть это и было тысячелетие назад.

— Что ты предлагаешь? — спросил Ген.

— Охранять, что же еще. Правитель и приближенные к нему погибли, может быть он вообще последний наследник короны.

— Да, согласен с тобой. Вот только он не потерпит этого, уж поверь мне. У меня есть дар — чувствовать людей, причем это никакое не пси, а что-то другое. Так вот он не потерпит, чтобы его охраняли, поэтому придется это делать очень осторожно. Хотя… Мне кажется, что он все равно это почувствует. Надо просто относится к нему, по возможности, более уважительно что ли.

— И еще, — добавила Брил, — он выбрал себе Судьбу.

— Имеешь ввиду Илиару? — спросила Аниа, — То, что он ее нес всю дорогу еще ни о чем не говорит.

— Просто я видела, как он на нее смотрел, когда вы все были в отключке, — улыбнулась Брил, — вот ее как раз необходимо охранять очень тщательно.

— Так она же к нему вообще никак не относится, вернее просто как к командиру.

— Это сейчас, — задумчиво сказал Ген, — а потом все может измениться в одночасье. Я согласен с Брил.

— Смотрите, она приходит в себя, — сказала Бриан, смотревшая сейчас как раз на Илиару.

— Я пойду к ней, — сказала, поднявшись, Брил, — приказ о ее охране никто не отменял.

— Мы будем тебя страховать, — ответил за всех Ген, на что она только кивнула.

Глава 25

Илиара не могла даже пошевелиться — нечто тягучее обволокло ее с головы до ног. Она не помнила ничего: ни как она попала сюда, ни где она вообще находится. Не понимала, что с ней происходит. Не было никаких мыслей, только ощущения, что что-то ей мешает. Вернее мысли были, но какие-то бессвязные, ухватиться за которые она не могла, обрывки чего-то, опять же совсем непонятного. Что-то прыгало, вертелось, но «в руки» не давалось. «Может я умерла?» — появилась первая связанная мысль. «Нет, говорили, что там все совсем по-другому происходит». И тут она поняла, что чувствует какой-то живительный ручеек, который она с жадностью стала «пить». Сразу стало легче, нечто тягучее, сковывавшее ее до этого времени, немного отступило. Различные образы перестали мелькать с невероятной скоростью, они стали ярче. Ей даже периодически казалось, что еще немного и она сможет понять, что это такое. Ручеек превратился в небольшую речку, и Илиара стала уже наслаждаться им. А через какое-то количество времени вся мозаика обрывков образов сложилась в определенную картину, и она все вспомнила и пришла в сознание. И сразу на нее накатила слабость, но она была уже знакомой — так Илиара чувствовала себя всегда после сильного пси-истощения. Она открыла глаза и увидела, что они находятся в какой-то пещере, хотя последнее, что она помнила — это очень мощный пси-удар в лесу. Потом почувствовала интерес к себе и повернула в сторону, откуда он исходил. К ней направлялась ее временная телохранительница.

— Наконец-то ты очнулась, — сказала подошедшая Брил.

— Что случилось?

— Хочешь все узнать?

— Конечно! Последнее, что я помню — это очень мощная пси-атака.

— Что ж, слушай тогда.

И Брил рассказала ей все, что случилось после того, как девушка потеряла сознание. По мере рассказа на лице Илиары проступали различные эмоции — удивление, огорчение, изумление. После окончания рассказа у девушки крутилось на языке два вопроса, первый из которых она и задала:

— Как же он выдержал такой удар и справился с плазмой?

— На счет плазмы — не знаю, скорее всего, это и не он был, а что именно — пусть ученые тут разбираются. А вот удар перенести ему помогла ты, — улыбнулась Брил.

— ???

— Ну, ты же знаешь, что у нашего народа есть природная защита от этого. Да знаю, — Брил подняла руку и тем самым сдержала возражение девушки, — что она не должна такое выдержать, но у нас очень редко рождаются люди, у которых уровень защит очень высокий. Вот наш командир именно из таких. Плюс еще и твоя помощь.

Более подробно Брил не рассказывала, особенно о том, что командир только скривился на этот удар, у нее выходило, что он просто остался в сознании и в лучшем состоянии, чем она сама. А Илиара в это время все никак не могла решиться задать второй вопрос, но все-таки решилась и задала.

— И он все время нес меня на руках? — немного смущенно спросил она.

— Да, — просто ответили ей.

Мимика и лицо Брил оставались бесстрастными, но Илиара вдруг очень отчетливо ощутила ее эмоцию, которую можно было передать как «Какая же ты еще глупенькая». И вот эта, казалось бы оскорбительная эмоция, была наполнена добротой и участием, поэтому Илиара совсем не обиделась на свою телохранительницу. Она хотела задать еще один вопрос о том, что было между их командиром и бротом, но тут послышались шаги со стороны туннеля, откуда они пришли, и все повернули туда голову. Вернулся их командир.

— Ну что, отдохнули? — спросил Ярослав, — О, ты уже пришла в себя? Как самочувствие? Идти сможешь?

— Да, идти могу, но с пси придется еще подождать несколько дней.

— Ничего, сейчас все равно будем идти пока под землей, а перед выходом на поверхность подождем, пока ты восстановишься — без оператора пси там делать нечего.

— Командир, — сказал подошедший Фок, — мы еще не обедали.

— Как я вовремя подошел. Готовьте обед, поедим еще час отдыха и в путь. Нам еще бункер надо захватить.

Подземелье привело их немного в сторону от требуемого направления, и выход был завален, пробивался только небольшой лучик света, поэтому перед выходом пришлось потрудиться чтобы убрать завал, а после входа — чтобы вход обратно завалить. Пришлось задержаться еще на два дня, чтобы Илиара смогла полностью восстановиться. Затем был марш-бросок в направлении цели, и, что странно и удивительно, не было никакой агрессивной фауны, ну а растения не в счет — их и обойти, вернее, оббежать можно. Немного неудобно было без электроники, но все привыкли к этому. Бункер оказался совсем недалеко от них, и был встроен в скалу, взять его будет очень и очень непросто. С работающей электроникой им пришлось бы повозиться и очень постараться, чтобы выполнить задание, а без оной и говорить не о чем. Ярослав и так и эдак рассматривал его: неприступная скала, даже с альпинистским снаряжением на вершину будет подняться очень тяжело, только видимых было четыре турели, чувствовал пси-защиту, скорее всего, артефактную. Ярослав совсем не видел путей взятия его с тем оборудованием и вооружением, которое у них сейчас. Разве, что, если он обустроен в естественной пещере, то подобраться с тыла.

— А что, если… — пробормотал он и пошел к лагерю.

— Бункер имеющимися силами не взять, — начал он, — Но можно попробовать их перехитрить. Когда мы сюда шли, то прошли одно ответвление, оно уходило в сторону, поэтому нас и не заинтересовало. Сейчас стоит пройти по нему, вдруг оно выведет нас прямо вовнутрь бункера.

— Это опять завал разбирать, — почти простонал кто-то.

— Не только разбирать, но собирать, как пройдем. Все пошли.

Вот опять подземелье. Как ни странно, но в нем еще ни разу не встречались какие-нибудь животные, поэтому можно было немного расслабиться.

— Интересно, — промолвил Фок, — а кому-нибудь известно об этих подземельях?

— Вряд ли, — ответил ему Кросби, — иначе хоть что-то да было известно, а так нет даже слухов.

— Согласна, — сказала Аниа.

Вдруг идущий впереди Ген остановился и подал знак опасности. Ярослав обернулся к Илиаре и увидел ее удивленный взгляд. В подтверждение его догадки она показала, что ничего не чувствует. Не чувствовал ничего и он, и это его очень сильно напрягало, ведь он уже привык к своему очень чувствительному пси, а тут такой сбой. Он медленно и бесшумно пошел вперед.

— Теперь понятно, почему в подземельях никого нет, — тихо сказал он, увидев то, что было впереди.

А впереди все стены, потолок и почти весь пол покрывала какая-то розовая слизь, от которой, как только он ее увидел, стала ощущаться сильная угроза, но какая-то спящая что ли. «Спит», — размышлял Ярослав, разглядывая ее, — «Поэтому и пси-фона нет совсем, что же ты такое? На ловушку непохоже, скорее всего, оно действительно просто спит». Он подал знак Гену возвращаться.

— Что там впереди — непонятно, — начал инструкцию командир, — Оно перекрывает почти весь проход, но внизу все-таки есть немного земли, чтобы моно было пройти.

— Ловушка? — сказал кто-то слева.

— Непохоже, оно в глубокой спячке, вот даже Илиара ничего не почувствовала. Идем очень осторожно, лучше след в след, но необходимо быть готовым ко всему. Я замыкающий.

Продвигались они очень медленно, местами даже приходилось ползти, так как проход был перекрыт розовой массой. Они прошли уже метров пятьдесят, но эта непонятная слизь все не заканчивалась. Но вот, идущий спереди Кросби увидел в свете луча фонаря в конце прямого коридора отсутствие слизи, потом те, кто шел за ним. Все обрадовались этому, так как идти в постоянном напряжении и готовности к разным действиям надоело всем. Но в этот момент по слизи прошла какая-то волна, и спереди проход закрылся, а в следующее мгновение вся масса этого непонятно чего рванулась к людям.

Когда вся эта розовая масса накрыла Ярослава он непроизвольно, на подсознательном уровне, оттолкнул ее кинетическим щитом. Затем стал понемногу продвигать его вперед, чтобы посмотреть что там с впереди идущим Фоком. А Фок тем временем пытался отодрать это от своего лицевого щитка, но удавалось ему это плохо. Ярослав сделал два шага и, коснувшись его лицевого щитка своим, прокричал: «Продвигаемся вперед», и осторожно двинулся. Продираться через эту склизкую массу было неудобно и неприятно, а буквально через три метра они уперлись в кинетический щит, выставленный Илиарой. Ярослав махнул рукой по поверхности щита и девушка поняла его правильно — в том месте, где находились они образовался проход, куда они быстро шагнули, и щит сразу же затянулся. Но как только они очутились внутри щита, то на них сразу же накатилась какая-то тяжесть, затем наступила апатия.

— Я не знаю, что делать, — сказала отрядная псионка, — не могу от этого защититься. Перепробовала все щиты, что знаю, но ничего не получается.

Ярослав и сам уже успел перепробовать все, что знал, но и у него ничего не получалось — защититься от этого воздействия не получалось. Пока он держался на силе воли, посмотрел на остальных — все остальные тоже пока держались. Но воздействие продолжало усиливаться, а розовая масса все также облепляла выставленный Илиарой щит, который сейчас походил в большей степени на купол. Он обвел взглядом всех, опять пытаясь найти выход из положения. «Идти вперед бесполезно» — думал он, «Не даст это нечто нам дойти — будет передвигаться вместе с нами, пока мы сами не прекратим сопротивляться, а с таким мощным воздействием нам сейчас не справиться». Давление на группу опять усилилось: появилось желание сложить оружие и нежелание сопротивляться.

— Командир, — раздался вдруг голос Фока, — оно разъедает броню, — и он показал на свой комплекс.

Ярослав посмотрел на его броню — она действительно была вся изъедена, и была похожа на коррозию металла. Но с увеличением количества этой «коррозии», количество розовой массы снижалось.

— Скорее всего, не разъедает, а аннигилирует собой, вернее, не аннигилирует, а происходит что-то вроде химической реакции, хотя нам и говорили, что такое невозможно.

Вдруг давление усилилось скачкообразно так, что Ярослав, казалось, услышал даже тихий шепот, говорящий: «Зачем тебе это нужно, расслабься, спи, успокойся». Он опять обвел взглядом свою команду, и отметил, что ортане и Илиара выглядят немного лучше остальных — это значит, что пси немного снижает уровень давления. Но все равно это не давало ответ на самый главный вопрос: «Что делать?». Он понял, что еще самую малость и половина команды поддастся этому зову. «Да что же это происходит!» — воскликнул он про себя, — «Какая-то склизкая масса буде уничтожать мою команду?!». И у него поднялся гнев, и в то же время он почувствовал, что ему стало немного легче. «Так вот в чем дело!» — озарение как всегда пришло внезапно.

— Это не пси, — воскликнул он, — оно воздействует на эмоции! Быстро все вспомнили что-то очень яркое, желательно что-то очень положительное, а еще лучше веселое.

Он увидел, как у одного за другим членов его команды начинают проявляться другие эмоции, кроме полного уныния, кто-то, например Бриан и Кросби, уже улыбались во всю, а Илиара посмотрела на него и почему-то покраснела, а потом отвернулась — наверное вспомнила, что лицевой щиток сейчас полностью прозрачный, и Ярослав улыбнулся про себя. Про гнев он не стал ничего говорить, так как опасался, что это палка о двух концах, потому как чувство было все-таки негативным. Это нечто почувствовало, что у людей возросло сопротивление и еще усилило свой натиск, но Ярослав увидел, что его команда держится более уверенно. Но в то же время понимал, что долго так продолжатся не может, так как яркость вспомненных эмоций пойдет на убыль, а значит необходимо решить, что делать дальше, причем чем скорее, тем лучше.

— Вы все сейчас очень компактной группой делаете очень быстрый рывок вперед, проход пробиваете себе всей мощью своего оружия.

Но тут его посетила одна идея — он быстро отсоединил почти обыкновенный факел. Почти — это потому, что формой он напоминал простой факел, и огонь в нем был самый настоящий, но вот в качестве горючего использовалась не тряпка, смоченная в керосине или бензине, а какая-то горючая твердая смесь, дающая значительно больше света и тепла. Зажег его, и свет от него рассеял сумерки, которые получались в результате их фонарей, работающих в экономном режиме.

— Илиара, сделай небольшое отверстие, — сказал он, поднеся факел к щиту, — сейчас кое-что проверим.

Девушка не подкачала — точно напротив факела появилось небольшое отверстие и Ярослав быстро просунул в него руку с зажатым в ней факелом. Розовая масса резко отдернулась от него.

— Задача немного изменилась, — быстро отреагировал командир, — Компактной группой делаете быстрый рывок, дорогу пробиваете себе факелами, двое работают по сторонам и сверху. Илиара, щит сзади небольшой полусферой. Как только вырываетесь из массы, то перекрываешь щитом проход и уходите как можно дальше. Я же постараюсь уничтожить эту тварь. Да, возьмите мой факел. Все, вперед!

Группа компактно рванула вперед, а Ярослав успел заметить странный взгляд псионки и то, как ортане, что называется, взяли в коробочку ее. «Молодцы», — подумал он, — «Ее беречь надо, ведь она ваша свобода от этого». И только у него пролетела в голове эта мысль, как ноги его подкосились и он чуть не сел на землю от вдруг наступившей полной апатии. «Ах, ты ж тварь!» — подумал он краешком сознания, и ему стало немного легче, а голова в очередной раз прояснилась.

— Думаешь, что ты король подземелья, — тихо прошипел он уже вслух.

И очередная волна ярости поднялась у него изнутри. Голова полностью прояснилась.

— Я покажу вам Кузькину мать!

И пользуясь наитием, он вытащил найденный клинок и влил в него свою ярость. А затем резким движением разрубил эту массу. И заметил, что клинок не разрезает массу, а уничтожает ее где-то по пять сантиметров с каждой стороны от лезвия. И самое главное, что она не спешила срастаться. Он круговым движением отсек часть существа, и в место разреза поставил кинетический щит, а сам принялся уничтожать отсеченную часть. Он чувствовал насыщение клинка своей яростью и его желание растерзать врага. Поэтому быстро стал кромсать, а спустя минуту заметил, что куски небольшого размера, не более тридцати сантиметров в диаметре где-то, уже сами по себе начинают распадаться. А значит технология уничтожения твари напрашивается сама собой — отделение чести ее и разделение на небольшие куски. И Ярослав приступил к этому, но существо быстро поняло, что его начали уничтожать и начало удирать. Правда перемещалось оно не быстро, поэтому он поставил спереди его движения, как можно дальше от себя, чтобы не упустить даже небольшой части его, кинетический щит, и стал методично его уничтожать. Но тварь, видать, уперлась в щит и поняла, что деваться ей некуда, так как Ярослав ощутил эмоциональное давление, правда сейчас это выглядело как нечто отдаленное — щит из его ярости защищал его лучше всего. А значит надо с этим непонятным существом кончать.

Группа быстро уходила, уловка с факелами себя полностью оправдала — это розовое нечто действительно боялось огня, поэтому и освободило проход. А как только они ушли из-под этой непонятной массы, то Илиара сразу же поставила кинетический щит, чем отсекла ее от группы. Правда, командир остался там. Вот один поворот, другой.

— Все, дальше не могу пойти, это предел моих возможностей, иначе щит исчезнет, — промолвила Илиара.

— Стоим, ждем командира, — сказал Ген на праве заместителя, — Кросби, Фок выдвиньтесь немного вперед, чтобы было видно, что там за углом, но недалеко, чтобы в случае чего Илиара смогла вас прикрыть.

— А как командир сможет справиться с это тварью? — спросила Илиара.

— Не знаю, — ответила ей Брил, — но как-то должен справиться.

Минут ожидания тянулись ужасно долго, но вскоре они увидели, как из-за поворота показалась фигура их командира, и все облегченно вздохнули. Ярослав очень устал, все-таки эмоциональное давление существо оказывало очень сильное, особенно это было заметно, когда он расправился с ним и адреналин ярости схлынул. У него даже подкосились ноги от того, что спало и нервное давление, и эмоциональное, но показывать это своим подчиненным он естественно не собирался. Он подошел к ним, мимоходом отметил, что четверка ортанов так и продолжает охранять Илиару, и посмотрел на Гена.

— Все отлично, вообще ничего. Эта тварь сожрала, наверное, здесь все живое, — добавил он после небольшой паузы.

— Идем, — сказал Ярослав и зашагал вперед.

Он отошел буквально на пять или шесть метров, а Илиара вдруг очень отчетливо ощутила насколько сильно устал их командир, хотя внешне он этого ничем не выдавал. Она уже привыкла к таким своим «приступам», когда очень отчетливо чувствовала кого-то, поэтому и ощущениям своим поверила сразу.

— Он очень сильно устал, — шепотом сказала она Брил, — я чувствую это, — Брил только кивнула в ответ.

Ярослав тем временем шел вперед, миновал одну развилку, на которой повернул направо, а вот на следующей остановился.

— Здесь нам направо, — сказал он, — осталось пройти совсем немного. Коул проверь.

Коул обладал одним выдающимся талантом — он, каким-то непостижимым образом, чувствовал следящую электронику. Объяснить это не мог никто, так псионом он не был, но он еще ни разу не ошибался. Никакое укрытие не могло спрятать от него работающие камеры наблюдения или сканирующую электронику. Правда его чувствительность работала на расстоянии не более пятидесяти метров, поэтому использовать ее можно было только в помещении ил вот так, в пещере или туннеле. И вот такой человек скрылся в проеме. Пока он там занимался исследованиями, Ярослав немного отдохнул, так как буквально через семь минут Коул вернулся.

— Все чисто, нет вообще ничего, да и быть не может, ведь там завал, а не стена.

В принципе этого и следовало ожидать, но Ярослав все же хотел перестраховаться на всякий случай. Они пошли вперед, факелы уже отработали свое, поэтому дорогу опять освещал тусклый свет их светильников. Завал был большим, а перед ним проход немного расширялся. Ярослав посмотрел вверх — там свод туннеля уходил еще метра на четыре.

— Да, — вздохнул Фок, — работы предстоит много.

— Да не так и много, — возразила Аниа, подрывник команды, — разгрести немного, чтобы я смогла установить заряды, а остальное они доделают сами.

— Девчата, — сказал Ярослав, — вы в охране, а мы в каменоломню.

Парни стали в два потока по трое и принялись за работу.

— Что-то они очень сильно задерживаются, — сказал оператор защиты бункера.

— Да, уже все сроки вышли. Наверное, это слабейшая команда, поэтому и идут так долго. Если бы с ними что-то произошло, то нам дали бы уже отбой.

— Лучше бы была сильная команда, мы бы тогда уже на станции были бы. Я там с такой женщиной познакомился. Мммм. Пятьдесят лет, но в постели фору даст любой молоденькой, да и выглядит просто конфеткой.

— Это где же ты ее нашел? — подозрительно спросил его товарищ, оператор вооружения.

— Да на шестом ярусе, небольшой ресторанчик «Мертвый заг», вот там и познакомился.

— Это такая блондинка, небольшого роста с большой грудью и аппетитной попкой?

— Точно! Ты ее тоже знаешь?

— Аха-ха-ха, — расхохотался напарник, — ее многие знают. Это же жена хозяина ресторанчика, страстная и темпераментная просто жуть. А муж у нее настолько же ревнивый.

— И что? — недоуменно спросил «защитник».

— А то, что он бывший штурмовик, у него вместо ног протезы, поэтому в армию его и не взяли. Но ты не переживай, навыков своих он не растерял, особенно с такой женой. Не ты первый, не ты последний.

И опять рассмеялся. Но в это время из глубины бункера раздался взрыв. Несмотря на кажущуюся расхлябанность, бойцы быстро собрались: взгляд на мониторы — никого, сканеры — никого. А значит это атака не курсантов, и оператор вооружения, как старший, отправил сигнал о нападении врага, а не учебном.

Глава 26

— Талирик, — помощник остановил начальника диверсионного отдела на пути в столовую, — получен сигнал от бункера о нападении.

— Объявились, — довольно ответил Мил ит' Сеон.

— Нет, сигнал не учебный.

— Что??? Быстро, обе группы на вылет. Я лечу с первой группой, — отдал приказ Глава, а сам развернулся и быстро пошел к взлетной площадке.

Как только десантные боты отошли от станции, то пришло новое сообщение о том, что это все-таки было нападение курсантов, которые умудрились напасть со стороны, казалось бы цельного горного массива.

Мил ит' Сеон рассматривал группу курсантов, которые стояли перед бункером и опытный глаз бывалого диверсанта подмечал малейшие нюансы: у всех тактические комплексы пребывают в нерабочем состоянии, у одного он даже чем-то изъеден, хотя считалось, что такое невозможно, боеприпасы почти все израсходованы, а самое главное глаза — они выдавали сильную усталость.

— Сейчас все на базу, день отдыха. Курсант, Терран, — Ярослав на автомате еще больше подтянулся и посмотрел на начальника, — через день от вас жду подробного доклада.

Развернулся и пошел в челноку, а за ним потянулись курсанты.

— Ну, что девчонки, — сказал Кросби, — завтра идем в ресторан.

— Угу, — ответила за всех Брил, — куда же мы денемся.

— Командир, ты как? — спросил Ген.

— Конечно.

— Значит завтра в пять в «Сверхновой».

Ресторан «Сверхновая» оправдывал свое название: имел сферическую форму, в центре которой находилась площадка для танцев, голограмм или выступлений артистов; от центра в разные стороны и под разными углами расходились лучи «взрыва», кроме вертикального вверх. Эти лучи были разных цветов и на них стояли столики. Столик решили заказать в темно-синем луче. Прекрасная половина группы выглядела просто шикарно, на всех были одеты красивые платья, подчеркивающие их женственность, сделан великолепный макияж, в общем со слов девушек «Они хотели сегодня всех удивить». И удивили, так как первая фраза ребят была: «Ох!», а вторая: «Да за вами глаз да глаз нужен».

— Кросби, ты ну узнавал, что сегодня на площадке? — спросила Брил.

— Да, нам повезло, сегодня выступает Шерия Стоур.

— Да ты что? — воскликнула Илиара, — это же любимая моя певица. Когда будет выступать?

— Да вот-вот начать должна.

Ярослав же в это время сидел и размышлял о своих дальнейших действиях. Что он успел почувствовать в эмоциях большого начальства, когда они стояли пред их очами, так это удовлетворение действиями группы. Значит экзамен этот они прошли успешно. Правда, там еще было обещание подробных допросов группы, но за это он был спокоен.

— Яр, а что сало с тем розовым студнем? — спросила Ания.

— А? — спохватился он, — Испугалась меня и убежала, — рассеянно добавил он.

— Чем же ты ее напугал, командир? — спросил Ген.

— Да сделал страшно ужасное лицо, — задумчиво ответил тот.

От этой фразы Илиара дернулась, отвела взгляд от сцены и испытующе посмотрела на Ярослава. Но он, не замечая ее взгляда, продолжал думать о чем-то своем. В это время на сцену вышла Шерия Стоур и внимание всей группы переключилось на нее. А когда она запела, то даже Ярослав отвлекся от своих дум и посмотрел на сцену, поражаясь глубине ее голоса. За те полчаса, пока она пела, ни за одним столом не велись никакие разговоры. Голос певицы переливался от низкого контральто до высокого сопрано, и обратно, но не дойдя до него, взмывал еще выше прежнего. После выступления начались танцы и вся группа, исключая своего командира, ушла танцевать. Мысли же его ушли немного в прошлое, и он в очередной раз корил себя за то, что не сумел сберечь Странника.

— С тобой можно потанцевать? — тихо подошла к нему Илиара.

— Ой, что это с тобой? Помнится кто-то недавно носик свой воротил, демонстративно отворачивался, — ответил он, но видя как девушка опустила голову и вздохнула, весело добавил, — Да я просто не умею танцевать.

— Как это?

— А вот так, давай лучше поднимемся на крышу и полюбуемся на звезды, ведь над рестораном как раз прозрачный купол.

Они поднялись наверх. Хотя ресторан имел форму сферы, на крыше была сделана ровная площадка, в одном месте которой, у дерева очень похожего на пальму, было пусто. Туда они и направились, и несколько минут просто любовались звездами, которых «на небе» было очень много. Ярослав хотел приобнять девушку, но не знал принято это здесь или нет. Он вообще вдруг обнаружил, что совсем не знает правил ухаживаний и взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Все, что с ним происходило здесь, когда он очнулся — это изучение искусства войны, поэтому он просто стоял рядом любуясь звездами, а периодически своей спутницей.

— Как ты думаешь, когда закончится война? — тихо спросила Илиара.

— Не знаю, мне кажется, что она не затянется, — также тихо ответил он ей.

— Почему ты так думаешь?

И девушка повернула к нему голову, а он залюбовался ею, увидел, как хлопнули ее длинные ресницы, как приподнялись в улыбке кончики ее губ, образовав при этом ямочки, которые ему так нравились. Затем ответил:

— Потому что этого все хотят.

Они стояли и молчали, наблюдая за кометой, которая распушив свой хвост, в очередной раз возвращалась к своему светилу.

— Мне надо уже идти, — сказал он, — Сегодня еще рапорт нужно написать.

Девушка только кивнула и они стали спускаться вниз.

Космическая станция у планеты Гида. Центр по подготовке диверсантов. Кабинет начальника диверсионного отдела.

События, произошедшие с группой курсантов, были настольно невероятные, что сейчас в кабинете присутствовали сам начальник диверсионного отдела, главнокомандующий и начальник службы безопасности.

— Что удалось выяснить по этому поводу? Давайте полную подробную картину событий, — сказал Риок ат' Храун.

Мил ит' Сеон кивнул безопаснику, так как почти сразу все расследование перешло в их ведомство.

— Начало было как обычно, — начал докладывать тот, — их всадили в произвольной точке, заданной искином случайным образом, и они стали передвигаться к цели практически по прямой. Опасностей им встречалось мало, чему они были очень удивлены и это их беспокоило, так как они знали планет очень опасная. Это им говорили и наставники, и старшие их товарищи. Но потом все стало на свои места: оказалось, что они шли по охотничьим угодьям стаи деракозавров, не маленькой — самка и семь самцов. От мощного направленного пси-удара их спас вовремя выставленный Илиарой Атеир щит, как всегда заранее, а от нападения зверей Яр Терран, который начал вести огонь еще до их появления. А ведь самцы деракозавров передвигаются абсолютно бесшумно и засечь их невозможно, особенно под пси прикрытием самки. Как и всегда после уничтожения всех самцов появилась самка. Всем курсантам в таких случаях рекомендуется уйти от столкновения, благо, что скорость самки позволяет это, а за пределы своей территории она не выходит, но, как сказал Яр Терран, у него даже мысли не возникло вспомнить об этом, — докладчик усмехнулся, — но победитель всегда прав. Шкура, броня самки непробиваема, а значит необходимо забросить что-то взрывное ей вовнутрь. Единственное место это пасть, но мы произвели анализ всех имеющихся записей столкновений с самками и действительно, они никогда не открывали пасть — все их рычание было с сомкнутыми челюстями, что в свою очередь говорит о том, что они знают об этой своей слабости и стараются ее прикрыть, — он налил себе сока инвы из графина, немного посмаковал, а потом залпом выпил и продолжил доклад, — Как вы понимаете вывод напрашивается один — деракозавры, по крайней мере, их самки, более разумны, чем принято их считать. До этого считалось, что это просто какой-то инстинкт самок, ведь у самцов такого табу на открытую пасть нет, но, поди ж ты, как оказалось.

— Давай по группе, — прервал его главнокомандующий, — с деракозаврами будут разбираться ксенобиологи.

— Далее они передвигались тоже без особых проблем, пока не подошли к засаде. Засада была организована в месте, которое они бы проходили обязательно, даже, если бы и двигались не по прямой. Это говорит о том, что информация о месте высадки была предоставлена врагу не позже, чем за сутки до момента высадки группы, поскольку он смог разведать местность и выбрать лучшее место. Хотя она и не является секретной, но доступ к ней имело ограниченное число людей, поэтому уже начали действовать для выявления источника слива информации. Засада была осуществлена загами и в области пси прикрывалась артефактом, части которого были найдены. Еще по пути их движения были обнаружены мины, которые имеющимися у группы средствами обнаружить было невозможно. Засаду, со слов всех членов группы, почувствовал Яр Терран, хотя в случае с деракозаврами это была их псион, а здесь она сказала, что вообще ничего не чувствовала. По словам самого Террана ему просто было не по себе, поэтому он и остановился. Затем последовал артефактный пси-удар огромной силы, он снес щит их псиона и лишил сознания всю группу, кроме Террана и Менеи, а Атеир потеряла не просто сознание, а получила очень сильное пси-истощение, так основную силу удара приняла на себя. Командир группы был в лучшем состоянии, чем Брил Менея, по словам которой она поплыла, но когда командир стал стрелять во врагов, то собралась и стала его поддерживать.

— Значит у них в группе два человека с очень сильной собственной пси-защитой, задумчиво сказал Риок ат' Храун.

— Да, и это, как всегда ортане. Далее, было совершено два выстрела из плазмера, но мимо, также как и другие выстрелы, что является непонятным, так как это были профессионалы. По словами одного и другой практически сразу выстрелы почему-то почти прекратились, что им помешало они не знают. Может это был брот, потому как действие проходило на границе их территорий, отчасти это подтверждает дальнейшая их встреча. Более детально обследовать место засады не представляется возможным, так как Менея использовала ракетницы а Терран свои гранаты, а затем, как только остальная группа пришла в себя, они быстро ушли. К моменту прибытия десантных ботов хищники практически уничтожили останки загов. Где-то в этот промежуток времени был применен еще один артефакт, сжегший всю электронику в тактических комплексах и на вооружении. Хорошо, что в группе нет ярых поклонников энергетического вооружения, иначе бы они остались без оного. По остаткам экипировки и снаряжения можно предположить, что это была группа наемников, или спецподразделение, работающие под наемников. Уходила группа в сторону от пути на бункер, так как по словам Террана он опасался, что групп нападения может быть несколько, и ему показалось, что тот путь будет наиболее безопасным. Тут он оказался полностью прав, поскольку даже мы не смогли их обнаружить. Далее, на мой взгляд самое интересное — встреча с бротом. Кстати, броты в очередной раз расширили свою территорию, поэтому необходимо внести изменения в карты, чтобы группы не попадались им, так как встреча с ними всегда заканчивается смертью группы. Вернее, теперь уже почти всегда. Что там происходило с бротом — непонятно, от Террана можно было добиться только то, что он погладил его, вот он их и пропустил. А вся оставшаяся группа утверждает, что у них создалось впечатление, что он с ним общался. В дальнейшем они скрылись в подземельях, о которых мы даже никогда не слышали. Там же и них была еще одна очень интересная встреча с какой-то розовой тварью, которая могла воздействовать на эмоции человека. Группа чуть не погибла, пока их командира осенило об этом. Терран приказал группе уходить, а сам остался прикрывать отход. По его словам помогла противостоять существу его гнев и ярость, которые он испытал, когда понял, что оно может уничтожить людей, за которых он отвечает. А потом оно куда-то уползло. Подземелья сейчас исследуются, но никого там обнаружено не было. Ну, и наконец, захват бункера.

— Что-то еще есть? — спросил Мил ит' Сеон.

— Да, на вопрос можно ли лучше изучить бротов, Терран ответил: «Не советую».

— И все?

— Да, но я склонен верить ему. И еще, тактический комплекс Террана совсем не пострадал в результате атаки «студня», уже кто-то успел так назвать это существо, хотя у его подчиненного он был разъеден. Сам он на это сказал просто: «Не знаю почему так».

— Значит в группе есть два очень сильных интуита — командир и псион, — подвел итог главнокомандующий.

— Кстати, необходимо будет их способ борьбы с самками деракозавров вписать в программу обучения, — добавил начальник диверсантов.

— Но только как крайний вариант, если уйти не будет возможности, потому как мне кажется, что далеко не каждый псион сможет воздействовать на самку, а без этого противостояние с ней закончится очень плачевно для группы, — возразил безопасник.

— Все-таки с этим Терраном что-то не так, — задумчиво проговорил Риок ат' Храун.

— А мы про их аристократию тоже очень мало знаем, не говоря уже про вождей. Мало ли какие еще секреты есть у них, вспомнить хотя бы их истинный храм богинь воительниц.

— Как скоро их группа будет готова? — спросил главнокомандующий у начальника диверсионного отдела.

— Месяц.

— Хорошо, для них есть задание, — и, видя удивленное выражение лиц своих собеседников, добавил, — На одном объекте мы потеряли две группы диверсантов и арту группы «Тень».

— Ого, — удивился Глава диверсантов, — может там была изначально подготовлена только ловушка?

— В том то и дело, что нет. Ладно, пора заканчивать. Если будет что-то еще интересное, сообщайте лично мне.

Второе Гнездо Пятого Болота. Кабинет Главного

— По сообщениям нашего агента иной живой и вернулся в училище, — доложил помощник своему начальнику.

У хозяина кабинета затрепетали дыхательные отверстия, что говорило о крайней степени раздражения, поэтому его подчиненный старался дышать через раз.

— Что-то еще?

— Нет, — помощник не смотрел на своего шефа, чтобы не вызвать еще большего раздражения.

— Свободен, — и подчиненный исчез, как будто обладал телепортацией.

Ситуация начинала выходить из-под контроля, что не могло не раздражать его. Сверху пришел однозначный приказ об уничтожении иного, для чего можно было использовать любые средства, включая артефакты, и задействовать любые технику и оборудование. Иначе можно лишиться не только места, но и головы. Придется задействовать свой козырь, свое тайное оружие. А для начала необходимо сходить в «Ментат» и взять там оружие.

— Мне нужен артефакт № 23351/5S, — сказал он хранителю артефактов в «Ментате».

Хранитель посмотрел испытующе на главного Пятого Гнезда, но ничего не сказав, развернулся пошел в хранилище артефактов. После утери двух артефактов, он стал относится к нему с предубеждением, но не дать артефакт не мог. Через пять минут он принес и положил стол выдачи ножны, из которых торчала рукоять черного цвета. Главный положил руку на идентификационную пластину, аппаратура считала информацию и открыла доступ к артефакту. Взяв, его он развернулся, и пошел к следующей намеченной точке, размышляя об этом, только что взятом клинке. Матово-черную рукоять дополняло матово-белое лезвие. Этот клинок был найден более десяти тысяч лет назад, в этой галактике, которую швиссы хотят завоевать, и завоюют, на месте сражения во время предыдущей попытки захвата этой галактики. Это была родная планета самой сильной расы, а место, где было то сражение — это какая-то лаборатория, где проводились какие-то новейшие исследования. Пара воинов, один из которых был аборигеном этой планеты, другой же принадлежал дружественной расе, перекрыли вход в нее, чтобы научники успели уничтожить все документы. Местный житель или аран, как их называли оказался самым сильным менталистом из встреченных когда-либо, его поле выводило из строя всю технику и электронику в радиусе пяти километров, поэтому и сражаться с ними можно было только клинками да кинетическим оружием, от которого было не так и много проку, ведь успевал еще выставлять кинетический щит. Второй же был вооружен этим самым клинком, который в его руках рубил любую броню, даже тяжелые панцири. Их смогли уничтожить только орбитальным ударом с линкора, который пробил выставленный араном щит и сплавил воедино и защитников, и нападающий, и их вооружение, и даже часть земли. Все, кроме вот этого самого клинка. В лаборатории нашли только непонятный кокон, а вся документация была уничтожена. Да и то, как только вынесли его из нее, то он распался. Клинок же попал уже в их лабораторию «Ментат» на исследование. Исследовали его, исследовали, но так и не поняли каким образом он разрубал любую броню. Что только было установлено точно — это то, что он проходил через любой ментальный щит, зачастую вообще рассеивая его. Это его свойство и обусловило выбор этого оружия. Теперь же его путь лежал еще одному, можно сказать, артефакту. Существо, к которому он шел, не принадлежало вообще этому миру. Однажды ему очень повезло: будучи на отдыхе, занимаясь охотой на одной дикой планете, он нашел странное существо, внешне похожее швисса. Оно лежало лицом вниз и еле-еле дышало. Ни о чем похожем нигде не говорилось, хотя вся флора и фауна этой дикой планеты была очень хорошо изучена, ведь планета являлась охотничьей. И какое же было его изумление, когда он перевернул его и не обнаружил лица. Вернее лицо было, но как-то перетекало из одной формы в другую — то оно было похоже на человека, то отдаленно напоминало швисса, то вообще непонятно на кого. А затем это непонятное существо открыло глаза, взгляд его был затуманен поволокой, но он почему-то не сомневался, что глаза у него абсолютно черные. И буквально сразу у него в голове раздался голос: «Помоги мне». И сговорились они на том, что за помощь АтилРук, как он назвал себя, выполнит три его просьбы. Две он уже использовал, осталась последняя. Самое удивительно в этом новом его знакомом было то, что он мог принят облик любого существа. Была одна странность у него — пока он не выплатит долг, заниматься своими делами для него было табу, поэтому он сейчас жил под видом швисса-калеки, который перебивался разовой работой. Зайдя к нему в съемную комнату на чердаке, он сказал:

— Здравствуй.

АтилРук-Харт-Ита-Кродус еще три дня назад знал, что пришло время исполнить последнюю просьбу долга, и он сможет начать заниматься своими делами. Более тысячи лет назад, еще в своем мире, он был изгнан из клана за изучение запретного. Все книги об этом были у него изъяты и уничтожены. Он очень долго ходил по планетам своего мира, пока совсем случайно не обнаружил дневник Серого Путника, в котором было несколько его умозаключений относительно запретного. Сами по себе эти выводы не были чем-то запретным, но вместе с изученным ранее они прояснили цельную картину. Оставалось только провести ритуал и подчинить себе звездные пути. Но кто же знал, что печати подчинения необходимо накладывать в обратном порядке относительно их величины. В итоге вместо овладения звездными путями, его выбросило вообще в другой мир. Здесь все не так, все по-другому — нет магии, совсем нет, то, что здесь называют ментальностью только с большой натяжкой можно назвать заменой магии, для передвижения между планетами вместо звездных путей здесь используют сложные механизмы, вот только здешнее оружие может сравниться с боевой магией. Попасть обратно в свой мир невозможно, а значит придется обосновываться в этом и вплотную заняться ментальными техниками. Остатки магической энергии придется потратить на изучение какого-то сильного менталиста, правда предварительно его еще надо поймать. План по поимке и изучению разработан давно, осталось только закрыть долг жизни, и сегодня, наконец-то, это должно произойти. Две предыдущие просьбы заключались в убийстве неугодных его спасителю людей, и это его желание, наверняка, будет аналогичным. Он развернулся на миг до того, как отрылась дверь, и вошедший произнес:

— Здравствуй.

АтилРук по обыкновению только кивнул.

— Пришло время исполнить последнее мое желание. На этом кристалле все об одном человеке, его необходимо убить, — и он положил на стол кристалл, — после чего твой долг будет полностью уплачен. Вот тебе артефактный клинок, который проходит через любой ментальный щит, может даже рассеять его. После выполнения задания оружие необходимо вернуть.

Глава 20

Как и предполагал Ярослав, экзамен они сдали. А вот потом их всех стали гонять по всем обстоятельствам, произошедших с ними, но он был спокоен, с Брил они поняли друг друга еще там, он так и не понял почему она сразу же приняла его желание умолчать о произошедшем случае с загами. По случаю со «студнем» он тоже был спокоен, потому как тогда его вообще никто не видел, а проверять его слова — пусть ищут его где-то там в подземельях. Интенсивность физических нагрузок немного снизилась, зато увеличился поток информации о загах, их вооружении, приемам боев и сражений и методам противостояния. Уже само это говорило о том, что скоро они закончат обучение. После всего произошедшего отношения с Илиарой стали постепенно налаживаться, что его очень радовало. А после случая на крыше ресторана, он изучил все, что касалось отношений между мужчиной и женщиной, и, как оказалось, здесь все почти также, как и на Земле — ухаживания, поцелуи, ласки. Но было и отличие, которое Ярославу очень понравилось — здесь могло быть несколько, правда, чтобы взять новую, все остальные должны быть согласны. Было и еще одно — здесь не было разводов, вообще. Чтобы не происходило в семье, никто никуда не уходил, как он понял — даже мыслей подобных не было у людей. Все известные расы могли иметь потомство друг от друга и такие браки встречались довольно часто, так что ксенофобов здесь не было.

Вот и сейчас они сидели вдвоем в небольшом ресторанчике под названием «Подземелье», антураж которого полностью соответствовал названию — все стены в нем были отделаны под камень. При входе в него была небольшая пещера, где посетителей встречал герой многих детских сказок, и живущий под землей, а долее начинались два прохода. Столики же стояли в гротах, расположенных справа и слева от прохода. А изюминкой ресторана было то, что по мере передвижения по нему «камень» менялся как цветом, так и самим видом: то это был гранит, то мрамор, то агат. Поскольку он хотели посидеть в тишине, то выбрали агатовый грот темного цвета. Разговаривали обо всем, девушка рассказывала о своем детстве, о своих мечтах и прочем. Несколько раз у него появлялось какое-то смутное, едва различимое беспокойство, но понять из-за чего он не смог.

— Я вам не помешаю? — раздался незнакомый, но приятный женский голос.

— Вы? — удивленно сказала Илиара.

Ярославу большого труда стоило сохранить невозмутимость на лице, так как перед ними стояла девушка, которую он спас еще в самом начале своего пути в этом мире.

— Ну, если вы знакомы, — Ярослав пришел в себя, — то прошу садиться, — и он встал отодвинул стул и помог девушке сесть.

— Да вот случайно зашла в этот ресторан, увидела знакомое лицо и решила вас побеспокоить, — улыбнулась Айта ат' Храун, а это была именно она.

— Не случайно, — возразил с полуусмешкой на лице полностью пришедший в себя парень.

— И почему же вы так решили? — чуть насмешливо спросила она, повернув к нему голову.

Ярослав как раз сел обратно на стул, и посмотрел на нее, отмечая, что она все-таки красивей Илиары, правда, только до тех пор, пока последняя не улыбнется. И стал ее рассматривать, опустив взгляд с ее прелестной головки на грудь и, выдержав небольшую паузу, ответил вопросом на вопрос:

— А разве нет?

— Все рассмотрел? — Айта сменила тему разговора и перешла на ты, — Может мне повернуться кругом?

— Было бы неплохо.

Он увидел и даже почувствовал, как у девушки поднимается океан возмущения и приготовился к «цунами», но вдруг она успокоилась и только ее взгляд, как бы говорящий, «Погоди, погоди, ты у меня еще попляшешь» содержал в себе его остатки.

— Илиара, как ты? Как твое обучение? — игнорируя Ярослава, спросила она девушку.

— Да все хорошо, заканчиваю уже обучение. У меня оказалась хорошая реакция и, как вы и говорили, меня направили в диверсанты.

А парень, уже успевший хорошо познакомиться с местным этикетом, для себя отметил, что Илиара, после обращения к ней на ты, продолжала называть свою собеседницу на «вы», что говорило о том, что эта девушка принадлежит к аристократии. А к аристократам обращаться на «ты» можно только после их разрешения.

— Вот это мой командир, — и девушка указала кивком головы на Ярослава.

Впрочем, вторая девушка даже не повернула своей головы, полностью игнорируя его. Но он совсем не обиделся на этот ее жест, а откинулся на спинку кресла и принялся с интересом ее рассматривать, благо сейчас обзор был лучше. Илиаре же сразу стало неудобно от такого игнорирования ее командира, но затем она с удивлением поняла, что ей не нравится то с каким интересом Яр рассматривает Айту, а также явное удовольствие от увиденного. Она понимала, что Айта красивей ее а от действия Яра на душе было тяжело. Она сама себе еще не отдавала отчет, что командир покорил ее сердце.

Ярослав же, разглядывая Айту, отметил, что платье у нее пошито из прекрасного материала фиолетового цвета, даже можно сказать цветов, так как интенсивность и яркость немного менялись, прекрасно сочеталось с цветом ее волос. Айта расспрашивала Илиару об ее успехах в учебе, об прошедших экзаменах, помимо воли описывая своего командира в светлых тонах, на что другая девушка только фыркала. Но делала это почти незаметно, если не смотреть на ее ротик, то и вовсе ничего не понять. Но когда в их беседе наступила небольшая пауза, то Ярослав сказал:

— Тебе это платье маловато.

Он специально обратился к девушке на «ты» и произнес эту фразу, чтобы позлить ее. Уж очень сильно она преображалась, испытывая негодование и возмущение, и нельзя сказать, что в худшую сторону. А поскольку они не были представлены друг другу, даже заочно, то и обращался он к ней не как к аристократке, а как к простому человеку. Уж этот вопрос он изучил досконально, даже приводился аналогичный пример.

— Да как ты, — девушка, вспыхнув, развернулась к нему, желая все высказать, но потом, видать, вспомнила, что не представлена и остыла.

— Айта ат' Храун, — представилась она.

— Яр Терран, — представился он в ответ, — Простите, Айта, но нам надо уходить. Пойдем, — уже обратился он к Илиаре, подавая ей руку.

И они медленно двинулись к выходу.

Первым чувством Айты было недоумение — почему этот парень просто ушел, ведь она заметила, что понравилась ему, чувствовала его взгляд, хотя и игнорировала, потом эта фраза, намекавшая на то, что ей стоит похудеть… А через мгновение недоумение

скачком перешло в гнев, когда она осознала, что от нее просто изящно избавились. «Ну, погоди», — подумала она, — «Вот прибудете к нам, тогда я и отыграюсь». Она и подошла к ним специально, чтобы познакомиться заранее, так как им предстояла совместная работа и дед ей об этом сказал. Но почему-то вид этого парня вызвал у нее раздражение, вот она и повела себя так. Но потом кивнув самой себе, она тоже пошла к выходу.

И никто не обратил внимания на совсем неприметного человека, сидевшего в соседнем гроте и увлеченно рассматривавшего что-то на коммуникаторе, но, тем не менее, очень внимательно слушающего их разговор и периодически обращая свой взор в их сторону.

Глава 27

— Ты знаешь кто эта девушка?

— Ага, Айта ат' Храун.

— Нет, ты не знаешь ничего. Ее дед, Риок ат' Храун, главнокомандующий и родной брат Правителя, а ты так ее оскорбил.

— Это когда же? — сделал удивленное лицо Ярослав.

— Когда обратился к ней на «ты».

— Так я же не знал кто она такая, а то, что у нее дорогое платье, так она могла его и украсть.

— Формально ты прав, но ты слышал, что я обращалась к ней на «вы», а значит понятно, что она аристократка. А ты ей «тыкал». Да еще и сказал, что она толстая почти прямым текстом. Вот зачем ты это сделал? Чтобы усложнить себе жизнь?

— Нет, просто у нее на лице была маска одета, что ли. А когда она возмущалась, то проявлялись эмоции и она становилась красивее.

— Да, она красивая, — грустно вздохнула Илиара.

— Ну и что? Ты когда улыбаешься, то твои ямочки на губках делают тебя безумно обаятельной.

Девушка на это улыбнулась.

— Вот так-то лучше!

И в это время он опять ощутил беспокойство, постарался прочувствовать окружающее пространство — получилось, обвел взглядом, отмечая, что неподалеку «ругаются» Аниа и Ген. «Вот и телохранители Илиары», — подумал он, — «Наверное, после того, как она их спасла тогда, они и пообещали ее охранять. А сцену они разыграли великолепно». Ощущение беспокойства пропало.

— Я смотрю твои телохранители на месте, — улыбнувшись, кивнул в сторону парочки Ярослав.

— Я им говорила, что не нужно меня охранять, — вздохнула девушка, — а они «Мы дали клятву и все».

— Я где-то так и подумал, теперь ты от них не отвяжешься.

— Да, знаю я вас, ортанов, — и девушка легко ткнула своим кулачком его в бок.

— Ой, ой, ой, — скривился Ярослав, схватившись за бок.

— Пошли, умирающий, — девушка взяла его под руку, — проведешь меня домой.

Предвидение и на этот раз его не обмануло — объект появился в то же время, что и в видении, и был не один. Жаль только, что он так и не смог понять, когда и почему оно срабатывает. Он заранее пришел в этот ресторанчик, чтобы занять место, откуда можно легко наблюдать за ним. Делая вид, что увлеченно что-то читает на коммуникаторе, краем глаза он наблюдал за ними. На беглый взгляд ничего особенного в нем не заметил, поэтому решил потратить часть магической энергии на ментальный щуп. Не прекращая работать со своим коммуникатором, создал его и направил на парня. Но как только щуп двинулся в его сторону, парень встрепенулся, хотя внешне это и не было заметно, забеспокоился и стал рассеянным взглядом обводить помещение. «Вот это интуиция!» — мысленно воскликнул он, быстро убирая ментальный щуп, — «А еще, судя по отчету, полученному от заказчика, он сильный менталист. Замечательно! Вот его и можно будет пустить на опыты». И этот рассеянный взгляд обмануть его никак не мог — подсознание в этом случае фиксировало все нюансы в мельчайших подробностях, главное было уметь потом извлекать из него все, что нужно. Он сам постоянно этим пользуется. «Но подобраться к нему будет очень трудно, а с расстояния его атаковать бесполезно», — продолжал размышлять он, — «придется все же использовать артефактный клинок. А вот его интуицию можно обмануть, главное в этом деле полный контроль чувств, эмоций и действий, а для этого придется опять потратить магическую энергию на заклинание Полной концентрации». В это время к ним за столик села еще одна девушка, и обе девушки начали вести оживленный разговор. Он начал размышлять можно ли использовать образ новой девушки для того, чтобы приблизиться к человеку. Через небольшое время за их столиком начались какие-то действия, затем пара встала и ушла, а он присмотрелся к оставшейся в одиночестве девушке. «Нет, нельзя использовать ее образ, совсем не тот типаж — она никогда не пойдет на сближение, по крайней мере, пока», — решил он. Поднялся и тоже направился к выходу. Выйдя на улицу, нашел взглядом пару, и опять человек начал беспокоится — тут же отвел в сторону. Там какая-то парочка переругивалась, все как всегда — выяснение отношений что в том мире, что в этом. «Но ничего, доберусь и до тебя. Интересно во сне ты так же все чувствуешь?». Развернулся и пошел в другую сторону.

— Как вы думаете, для чего я вас здесь собрал? — спросил Мил ит' Сеон собравшуюся группу.

— Пф, — фыркнул Ярослав, — тоже мне задача.

Хозяин кабинета с самого начала дал понять о неформальной обстановке, поэтому, как и сам хозяин кабинета, вся группа Ярослава тоже раскинулась на креслах.

— Да ну? — «удивился» главный учитель диверсантов.

— Ну да, — ответила ему Брил очаровательной улыбкой.

— Обучение закончилось, вот вы хотите нам сделать предложение, от которого невозможно отказаться, — добавил Фок.

— В общем-то, вы правы, — перешел на деловой тон Мил ит' Сеон, — обучении завершено, показатели у вас очень хорошие, поэтому вы направляетесь в Первый Флот, эскадру разведки. Там они же занимаются и диверсионной деятельностью.

При этих словах Ярослав почувствовал, как напряглась Илиара, и подумал, что, если у нее какие-то плохие воспоминания об этом месте, то он потребует перевода в другое место. В последнее время он стал очень хорошо чувствовать Илиару, поэтому и сейчас почувствовал ее пережвания.

— Когда там надо быть? — спросил Ярослав.

— Два дня вам на отдых, потом вылетайте.

— Илиара, мне показалось, что ты как-то не очень восприняла эту новость. У тебя есть какие-то нехорошие воспоминания об этом Первом Флоте? — спросил Ярослав, как только они вышли из кабинета.

— Ты знаешь, кто командующий там?

— Нет, что плохой человек?

— Да человек то он хороший, но он дед Айты.

— Вот это номер! — воскликнул Кросби, — Да, командир, попал ты.

В группе все знали о том, что произошло между их командиром и внучкой главнокомандующего Первым Флотом.

— Ничего страшного, прорвемся. Ну, что, завтра опять в «Сверхновой»?

— Да, надо же отметить окончание учебы.

Срочное сообщение от агента швиссов пришло сегодня вечером и расстроило как и его, так и его планы. Через два дня его цель улетает на войну, а там достать его будет намного сложнее, более того, агент не знал куда именно должна прибыть их группа, а это значит, что завтра необходимо будет его убить. Стал готовиться: подготовил заклинание Полной концентрации, очень сложное, сделав его свиток, достал выданный ему клинок, приготовил темных тонов одежду, все прибрал за собой, чтобы не оставлять никаких следов. Жаль, что он не знал о свойствах этого клинка, иначе бы вытребовал го себе, потому как он понял — заказчику крайне необходимо убить человека.

На этот в ресторане они выбрали светло-желтый луч ближе к сцене, так как сегодня никто не выступал и сцена будет использована только для танцев. Веселились сегодня они по полной. Вечер прошел замечательно, а уже за полночь они решили идти домой. На этот раз они проводили девушек всей толпой, а затем разошлись по своим комнатам. Ярослав же решил сходить в магазин купить себе в дорогу сок инфы, уж очень он ему понравился. Он даже не знал с чем его сравнить, потому что он каким-то образом, пока его пьешь, менял вкус. Дорога, ведущая к облюбованному им магазину, вела через небольшой парк, он и свернул на нее. Вспомнилась Айта и первая их встреча, и вторая. Интересно это она попросила деда, чтобы их направили к ним или просто совпадение такое, улыбнулся, посмотрел вперед. Навстречу шла очень красивая девушка, за ней, ее догоняя, спешил какой-то мужчина, вдалеке прогуливалась какая-то парочка. Девушка была настолько красивой, что он невольно засмотрелся на нее, даже повернул голову, следя за ней. Вдруг он споткнулся обо что-то и стал падать и в этот момент услышал над своей головой, буквально в каком-то сантиметре или даже меньше, свист раздираемого воздуха, который остается от резкого взмаха ножом или кинжалом, или саблей. Понял, что когда он упадет, то этот клинок его убьет, а откатиться в сторону он не успевает.

АтилРук ничего не успевал сделать, но и на этот раз его выручило предвидение — он как наяву увидел свою жертву, идущую ночью через парк. План по убийству человека родился в его голове очень быстро, необходимо было только найти очень красивую девушку или женщину. А для этого здесь есть очень модный салон женской одежды. Одевшись в элегантный костюм, он направился в квартал для очень состоятельных людей. Да, женщины во всех мирах остаются женщинами — наряды для них значат многое, поэтому выбирать было из кого. Найдя очень быстро подходящую девушку, он взял ее под контроль, и в дальнейшем она выполняла все его указания. Пришло время и он использовал свиток — мир сразу же приобрел четкость. Но сейчас главное другое — он убрал все эмоции, все желания, почти полностью отрешившись от мира, и только небольшой частью сознания контролировал девушку, отправив ее немного вперед. Мимоходом отметил гуляющую пару, начал догонять девушку, одновременно сближаясь с жертвой, показавшейся на другом конце дорожки. Он догнал девушке. Человек обратил на девушку внимание и, как и предполагал АтилРук, начал засматриваться на нее, поворачивая голову. В этот момент он сравнялся и с отрешенностью взмахнул клинком, который взял обратным хватом. Но за доли секунды до этого человек споткнулся и стал падать, поэтому клинок прошел у него над головой. АтилРук резко остановился, рука с зажатым клинком описала круг и одновременно с присестом направила лезвие вниз, желая приколоть жертву к полу.

Тысячные доли секунды понадобились Ярославу, чтобы в голове его проскочило несколько вариантов для спасения, но только один из них давал хоть какую-то надежду, поэтому он создал под собой наклонный кинетический щит, по которому и скатился на землю. Правый бок тут же обожгло огнем. Сильно оттолкнулся руками и вскочил на ноги, а в место, где он лежал, тут же ударила молния. «Интересно, что же это за оружие, мы такого не проходили», — мелькнула у него мысль. Только успел поставить щит, как в него ударил огненный шар. «Не понял, чем он стреляет?» — Ярослав отступил на шаг, и это действие спасло его, клинок незнакомца не только прошел через его щит, но и рассеял его, а заодно сделал глубокий разрез на груди. И в это время тиски сжали его голову. «Маг!» — с изумлением понял он, — «Но откуда???». А чувство опасности молчало, интуиция сработала пару раз, но так как будто опасность — это отдаленная перспектива. Из-за сковавшей его голову боли концентрация не давалась, поэтому он плюнул на маскировку и развернул свое поле — боль немного отступила, поэтому он успел отпрыгнуть от клинка и нанести пси удар, пусть и рассеянный. Помогло — боль схлынула, он попытался опять выставить щит, но еще более мощный огненный шар снес эту недоделку, правда став почти прозрачным, и ударил Ярославу в грудь, нанеся очень сильный ожег. Напавший опять сблизился и попытался ударить в шею, и Ярославу оставалось только рукой попытаться отбить его клинок. У него получилось, но незнакомец каким-то образом развернул лезвие, нанеся ему глубокий порез на правой руке. «Так можно и кровью истечь», — подумал Ярослав и почувствовав первые признаки слабости от кровопотери. Ему ничего не оставалось, как собрать остатки пси и концентрированным ударом обрушить на незнакомца. В очередной раз увернувшись от молнии, Ярослав сделал сильный прыжок в сторону одновременно нанеся пси удар. Но незнакомец просчитал это его действие и Ярослав увидел, как в него летит этот странный клинок незнакомца и должен настигнуть его в полете, а значит увернуться от него не удастся. Все что смог сделать он — это немного извернуться в полете. Частью сознания отметил ухмылку на лице убийцы, которая резко сменилась гримасой боли — пси удар нашел свою цель. Другой его частью увидел летевший клинок. «Да это брат найденного мною!», — и в это время летевший «брат» ударил его в левый бок. Боль пронзила его, несмотря на ее блокировку. И последнее, что смог сделать он — это вытащить этот клинок влить в него остатки пси, все равно они ему уже не понадобятся, и полюбоваться на этот великолепный артефакт. Потом наступила тьма.

Илиара ворвалась в комнату Брил, снеся с петель двери, когда она уже разделась и хотела лечь пораньше, чтобы выспаться. Лицо ее, искривленное то ли от ужаса, то ли от боли, а может и от того и от другого вместе, сразу заставило Брил соскочить с кровати, а инстинкты первым делом заставили схватиться за оружие.

— Там, — задыхаясь вскрикнула со слезами девушка, — там Яру очень плохо, бего наверное убивают. Я чувствую это!

Илиара впервые услышала от этой уравновешенной ортанской аристократки витиеватую ругань, причем, как поняла она, на разных языках. Из всех ее слов она поняла только «Какой позор».

— За мной, — крикнула девушке Брил, вылетая из комнаты.

Взяв с Илиары пример, она выбила дверь в комнату Ании:

— Наследник, — крикнула она ей, та понимающе кивнула, быстро схватив оружие.

Дверь Бриан открылась сама.

— Что случи… — хотела было спросить она.

— Наследник.

— Догоню, я быстро, — и девушка метнулась в комнату.

Брил, быстро набрав что-то на коммуникаторе, спросила Илиару:

— Где?

— Там, — и девушка понеслась в сторону, с которой она чувствовала боль Яра.

Странную картину представляла бегущая группа людей: три девушки были полураздеты, вернее в одних ночных сорочках, на одной еще была одета юбка, и только один парень был полностью одет в вечерний костюм. И все пятеро были вооружены. Илиара летела, едва касаясь земли, она чувствовала, что еще немного и они не успеют. Они влетели в парк и успели заметить последние кадры действия: их командир отпрыгивает от какого-то незнакомца, в командира летит какой-то нож, незнакомец заваливается на спину. Брил, помня о своей роли телохранительницы, вырвалась немного вперед и легонько оттолкнула Илиару за спину. Остальные ортане поняли все правильно, быстро закрыв ее, несмотря на то, что девушка рвалась к Яру, и осмотрелись, а Ген почти сразу, видя, что незнакомец приходит в себя, рванул к нему и сильным ударом в висок попытался того лишить сознания. Незнакомец откинулся, но опять попытался встать, все время махая головой, как будто хотел отогнать от нее что-то, и Гену пришлось того просто убить выстрелом в голову. Все были заняты делом, поэтому только одна Брил увидела как Яр вытащил клинок у себя с бока, и тот сверкнул у него в руке черно-белым пламенем, а командир потерял сознание.

— А я думала, что это легенда, — помимо воли прошептали ее губы. Ей, принадлежащей к роду хранителей, было известно, что это за клинок и в чьих руках он оживает.

Брил упала на колени и склонилась к командиру.

— Жив! — радостно выкрикнула она.

— Ген, — сказала она подошедшему Иудору, — этот клинок никто не должен видеть.

Тот только кивнул в ответ, и клинок невероятным образом исчез.

— Брил, остальная группа не может ни до кого достучаться, нашли меня, я успел взять коммуникатор. Что им сказать?

— Полное вооружение и сюда, — повернулась к своему командиру, — Как же ему досталось! Нужна аптечка, а у меня ее нет.

— Лови, — крикнула ей Бриан, — успела захватить.

— Молодец, а я только об оружии подумала.

Она приложила аптечку к боку командира, и та, замигав всеми огоньками, стала быстро издавать тихие щелчки. Затем из нее выросли тонкие щупы и впились в рану на боку, другие на грудь. Дыхание командира немного выровнялось, стало менее прерывистым. Подошли остальные девушки.

— Дай, я помогу ему, — попросила Илиара.

— Только совсем чуть-чуть, я думаю, что проблемы у нас только начинаются, а запасы пси у тебя не бесконечны, — а сама подумала: «Кто же это напал на командира, что смог нанести ему такие раны? Хотя с этим клином не удивительно. Но как он не смог почувствовать этого?».

Прибежала остальная группа в полном вооружении, даже в тактических комплексах, и как только сумели достать их в это время. А буквально через пару минут прибыл патруль службы порядка, причем сразу на двух флаерах.

— Внимание, — раздался голос из машины, — говорит служба порядка. Сложить оружие, лечь на землю, в случае неповиновения будет применено оружие.

В ответ на это раздался голос Брил:

— Илиара, к командиру, легкий купол на всю группу, Ген, Аниа, Бриан, охрана ее и командира, остальные действие «Вывод пленника». Если в течение нескольких минут не прибудет Мил ит' Сеон, то захватываем флаер и везем командира в госпиталь.

Это действие применялось при выводе ценного человека с территории врага. Группа быстро рассредоточилась и ее накрыл купол. А Брил обратилась уже к патрулю.

— Обратитесь начальнику диверсионного отдела, — жестко сказала она.

Но молодому офицеру патруля, в звании лирика, очень хотелось выслужиться, доказать всем этим «стариканам», что они ничего не смыслят в своем деле, изжили себя. Поэтому он и ответил:

— Последнее предупреждение, сложить оружие и лечь на землю.

На эти его слова пожилой рядовой, повидавший все на своем пути, только покачал головой. Он с первого взгляда определил, что люди, стоящие в центре ортане, и, если они в таком виде, то случилось что-то действительно серьезное, тем более, что они охраняли кого-то, лежащего на земле. Еще он понял, что они пойдут до конца, и остановить их сможет только смерть. Но он ничего не сказал своему начальству, а только сделал пару шагов назад и сказал своим приятелям:

— Когда начнется атака на флаер, то просто уходим в сторону.

— Ты так думаешь? — спросил его старый друг.

— Уверен.

— Все, начинаем атаку, — раздался голос офицера, — применить парализатор.

Писк коммуникатора разбудил Мил ит' Сеона посреди ночи.

— Кому там все неймется, — пробормотал от и уже в коммуникатор, — да.

— Докладываю, — раздался голос его помощника, — пришел сигнал о попытке вскрытия склада с тактическими комплексами, но там недалеко оказался старина Барк, он первым пришел и выдал им комплексы.

— Как выдал? — опешил начальник.

— Они сказали, что там что-то случилось с их командиром, и ему необходима защита.

— Понятно, — это все объясняло, за своих они стояли стеной, — где они сейчас?

— В парке, все сигналы идут оттуда. В то же место был вызван патруль порядка, лирика Коно Кварди, — ухмыльнулся помощник.

— Что ухмыляешься? Надеюсь они там еще живы. Все, уже выхожу.

— Флаер у дома. Я уже связался с начальником службы порядка.

Мил ит' Сеон летел на максимальной скорости, а аппарат выдавал в пространство сигнал высшего приоритета, и ему поспешно все уступали дорогу. Подлетая к месту происшествия, он первым делом подал сигнал на флаеры службы порядка о переподчинении. И как видно не зря, потому как к его прилету молодой офицер давал распоряжения об атаке. А вот его ученики, вернее уже бывшие ученики, его в очередной раз порадовали — он сразу узнал «Вывод пленника», который на его глазах преобразовывался в «Захват». Но не успел он выйти, как, наверное, зазвонил коммуникатор офицера, и он стал с кем-то общаться и, судя по вытянувшейся стойке, со своим начальством. Дойдя до группы, хотел пройти дальше, но Брил подняла руку в останавливающем жесте.

— Талирик, только вы, охрана останется за кругом, — не терпящим возражения тоном сказала та.

Тот кивнул охране и подошел к ним.

— Что с ним?

— Нужна срочная помощь, аптечка не справляется. Все объяснения потом.

И она отступила в сторону, открывая вид на своего окровавленного командира.

— Быстро в мой флаер и в госпиталь.

— Вон тело нападавшего.

Талирик кивнул и направился к телу. Перевернул его, тут же вернул обратно, и стал что-то быстро набирать на своем коммуникаторе.

— Ген, — как только талирик отошел, сказала Брил, — его вещи, — и она кивнула на командира, которого Кросби и Фок заносили во флаер.

Ген кивнул и ушел.

Космическая станция у планеты Гида. Центр по подготовке диверсантов. Кабинет начальника диверсионного отдела.

— Ну что скажешь, — спросил он главного врача госпиталя.

— Реаниматор не может справиться, жизнь уходит из него.

— Как это так? — удивился хозяин кабинета.

— Невероятно, но факт. Могу только предположить, что ранен он был каким-то артефактным оружием.

— Ты имеешь ввиду раны от холодного оружия?

— Не обязательно, это могло быть и что-то из области пси.

— У него же собственная защита очень высокая.

— Значит артефакт должен быть ничуть не хуже ее.

Мил ит' Сеон задумался, а после паузы спросил:

— Как там обстановка?

— Обстановка, — и главврач улыбнулся, — обстановка своеобразная. Первым делом они в палате, куда положили их командира, уничтожили все датчики слежения и сканеры, врачам приходится работать с ножом у горла, и это не фигура речи. Обыск врача при входе и изъятие почти всего инструмента в порядке вещей. Некоторые врачи отказываются так работать. В палате, у реаниматора постоянно находятся пять человек, как я понял четыре ортана и девушка-псион. В коридоре, у палаты дежурят двое, один напротив окна, двое патрулируют территорию.

— В общем нападать на госпиталь вряд ли кто будет, — закончил шуткой он.

— Спасти как-то можно?

— Тут нужен целитель-псион, а их осталось всего пятеро, уж крайне редко рождаются псионы с даром целителя.

— Да, — спохватился доктор, — эта их командирша, — тут он улыбнулся, — потребовала гиперсвязь и разговаривала с кем-то из своих.

— О чем говорила ты не знаешь, — больше утвердительно чем вопросительно сказал диверсант.

— Ты же знаешь мое мнение. Ты лучше вот, что мне скажи: такие меры не делаются для простого командира, пусть он и был бы жуть как хорош. Кто он?

— Все, что могу сказать — у них есть на то причина.

Доктор кивнул своим мыслям и направился к двери.

— Будет что-то интересное — сообщу, — раздалось уже из-за двери.

Когда Брил открыла сумку Яра, чтобы спрятать там клинок, то почти не удивилась, обнаружив там его брата. Он был без ножен, наверное, командир еще не успел их приобрести, и лежал почти в самом верху, поэтому она положила этот клинок рядом с ним.

— Я чувствую, как из него утекает жизнь, — со слезами сказала, сидевшая рядом Илиара, — понемногу, но утекает.

— Надо срочно связаться с учителем Тедриком. Ген, я в узел гиперсвязи.

Илиара спала вымотавшаяся и уставшая в кресле. Уже пятый день, как их командир лежит в госпитале, и второй день, как при смерти, жизнь которого с горем пополам может поддерживать только Илиара, да и отдав всю свою силу, чтобы притормозить угасание на пару часов. Девушка очень осунулась, но упорно продолжала доводить себя до обморока от истощения. Любой бы из ортан пожертвовал бы собой, если бы это могло спасти Яра. В комнату заглянул Коул:

— Брил, пришел человек, представившийся Тедриком.

Девушка быстро встала и пошла к выходу. В коридоре стоял старичок, если бы кто его увидел из русских, то сразу бы назвал Старик-Хоттабыч, потому как он был вылитый волшебник из фильма. Вот только глаза выдавали в нем мудрость, если не веков, то века точно.

— Брил, девочка моя, что случилось?

— Вот, — сказала она, показывая на реаниматор, — необходимо, чтоб он жил.

Старичок подошел к нему, посмотрел на показания, покачал головой, нажал несколько кнопок — крышка реаниматора открылась. Подошел к лежащему там человеку, положил руку на лоб, потом провел вдоль тела. Опять покачал головой.

— Он практически мертв, ему уже не помочь.

От этих слов дрогнули веки спавшей Илиары, и она поднялась со словами:

— Сейчас помогу, — и, пошатываясь, пошла к Яру, но была перехвачена Бриан и усажена обратно на кресло.

Старичок опять покачал головой, он сразу определил в девушке псиона, и увидел тот очень маленький запас силы, который успел восстановиться за это время.

— Кто он? — тихо спросил он свою ученицу.

— Смотрите, — загадочно, но также тихо ответила она, доставая какую-то сумку и открывая ее, — я знаю, что вы очень хорошо знаете историю, я помню, как дед мне говорил, что часами просиживали у нас в библиотеке. Эти клинки его, и я видела как один из них ожил в его руке.

— А она? — он кивнул на опять уснувшую Илиару.

— Его Судьба.

— Это она его держала на грани?

— Да, вымоталась бедняжка, отдавала все без остатка, что силой приходилось ее усаживать отдыхать.

— Вижу. Ну, что ж, — уже более весело произнес он, — в конце концов я долго прожил на этом свете, пора и честь знать.

— Учитель? — вопросительно произнесла она.

— Есть только один способ его вылечить — замена жизни.

И он стал рыться в своей сумке.

— Вот, — достал он из нее какой-то флакон, — дашь выпить девушке, — и он кивнул на Илиару, — разделишь на две части, одну дашь завтра утром, сразу, как только она откроет глаза — так эффект будет сильнее, а вторую через день тоже в это же время. А теперь все выйдите из помещения и девушку тоже пусть кто-то вынесет.

А когда через час опять вернулись в комнату, то увидели мигающие зеленым огоньки диагноста реаниматора, показывающие, что с человеком внутри все хорошо, и иссохшую мумию целителя.

Космическая станция у планеты Гида. Центр по подготовке диверсантов. Кабинет начальника диверсионного отдела.

В этот раз опять в кабинете собрались главнокомандующий Риок ат' Храун, начальник службы безопасности Тирк Греврик, командующий разведки Маор ит' Креон и сам хозяин кабинета Мил ит' Сеон. Безопасник по привычке включил глушилку.

— Первым делом, что там с Терраном? — задал первый вопрос главнокомандующий.

— Сейчас уже все хорошо. Как оказалось их учитель Тедрик был псионом-целителем вышей категории, раз ему была подвластна замена жизни. Мы и не знали об этом, так, считали его простым лекарем. Сейчас еще два дня и он и Атеир будут здоровы.

— А с ней то что произошло?

— Так она поддерживала его, отдавая все свои силы, вот и надорвалась.

— С этим все понятно, что по нападавшим?

— С ними все непонятно. Когда на место прибежала группа Террана, то видели только одного, по ранам, нанесенным Террану можно сделать вывод, что нападавшие или нападающий использовали как холодное оружие так и плазмеры. По некоторым следам, оставленным на земле напрашивается вывод, что это оставлено в результате молнии. Оружие с таким действием нам неведомо. Удивительное в том, что у единственного обнаруженного нападавшего при себе был только бластер, из которого не было совершено ни одного выстрела. Куда делось оружие, которым были нанесены раны — непонятно. Если бы его группа захотела его взять себе, то надежно спрятать они бы не успели, а на месте все было исследовано тщательнейшим образом. И ничего. Напрашивается ввод, что действовала группа и унесла все оружие с собой, но опять же — никаких следов, разве что они умели летать. Как очнется Терран, необходимо будет его расспросить. Недалеко от места событий была задержана девушка, так как вела себя не адекватно. Как оказалось, она совсем не помнила, как очутилась в этом парке, последнее ее воспоминание было — это она пришла в магазин одежды. После работы с ней псиона, она вспомнила, как вышла из магазина и пошла куда-то, но все это она выполняла как будто ее кто-то вел за руку. Это ее слова. Напрашивается вывод, что заги умеют брать людей под контроль, хотя ранее этого замечено не было. Псионы, скорее всего, защититься смогут, а вот другие — нет.

— Если они и есть, то их очень и очень мало, иначе бы таких случаев было намного больше, — возразил Маор ит' Креон, — что по-найденному?

— С ним вообще беда — это оказался настоящий оборотень. Мы знаем, что некоторые заги могут частично трансформировать себя, но это совсем другое. Когда Мил к нему подошел, — он кивнул на ит' Сеона, — тот оказывается был еще жив, и это после выстрела в голову. Так вот, пока он не умер, его лицо перетекало из одной формы в другую, а после смерти застыло вот в этой.

И он включил свой планшет и в виде голограммы появилось изображение существа — голова треугольной формы, на голове вместо волос какие-то небольшие отростки, глаза абсолютно черные, ушей нет вообще, нос очень приплюснутый, почти сливающийся с поверхностью лица, один рот остался таким же, как и у людей.

— По словам ксенобиологов данное существо не принадлежит ни к загам, ни к обитателям нашей галактики. Так же оно не могло быть выращено искусственно — биохимия организма совсем другая. Откуда они его взяли непонятно. Уши у него, как ни странно есть, но находятся внутри черепа, волосы и нос, по их утверждению, трансформацию прошли не полностью, поэтому как они выглядят на самом деле сказать нельзя. Строение глаза полностью отличается от нашего, из-за чего невозможно сказать как для них выглядит мир. Тело же почти не претерпело трансформацию — о нем и говорить нечего.

Несколько минут стояла тишина в кабинете, пока ее не нарушил задумчивый голос командующего разведки:

— Мне вот интересно, что загам известно об этом ортане, чего мы не знаем, что они предпринимают уже какую попытку для его уничтожения. Вождь ортанов? — и тут же ответил сам себе, — Так их осталось всего ничего. А вот, если он знает какую-то тайну, передающуюся только в роду вождей, которая сможет изменить ход войны, то в этом случаю все их намерения понятны. Но в таком случае непонятно почему ортане тянут?

— В общем так, — подвел итог главнокомандующий, — как придут в себя, пусть сразу же вылетают ко мне. Я оставлю арту группы «Тень» для их сопровождения, — и видя, что Мил ит' Сеон хочет что-то возразить, добавил, — охранять они их не будут, просто полетят попутчиками.

Глава 28

Ярослав очнулся, открыл глаза и увидел поднимающуюся крышку реаниматора. Чувствовал себя очень хорошо, но сейчас воспоминания обрушились на него потоком — он вспомнил все. Вылез и сразу столкнулся взглядом с Брил.

— Командир, вот твоя одежда.

Ярослав начал одеваться, окинул взглядом — увидел всех ортан.

— Илиара?

— Вон рядом в реаниматоре лежит, — немного смущенно ответила Брил.

Ярослав рывком оказался у соседнего реаниматора, там в полупрозрачной жидкости лежала Илиара.

— Что с ней?

— Получила сильное пси истощение, когда держала тебя на грани.

— Так это она меня спасла? — парень с нежностью и любовью посмотрел на девушку.

— Она и еще учитель Тедрик, ты почти умер, Илиара держала тебя на грани, пока не прибыл учитель и вытащил тебя.

— Где я могу его найти?

Лицо Брил помрачнело.

— Его больше нет. Тебя можно было спасти только заменой жизни, учитель был очень сильным псионом целителем, вот и…

И девушка замолчала, но Ярослав и так по названию понял, что сделал целитель. Но в это время тихо щелкнул реаниматор Илиары, и Ярослав подскочил к нему. Илиара открыла глаза, обвела взглядом помещение, остановилась на нем.

— Яр? — вопросила она, затем, — Живой!

Выскочила из реаниматора и повисла у него на шее, уткнувшись ему в плечо, расплакалась.

— Ну, что ты, милая, живой я, живой, — сказал он, гладя ее по голове, а другой рукой держа за талию.

Девушка отстранилась от него, чтобы лишний раз убедиться, что это он.

— Спасибо тебе, — поблагодарил ее, и посмотрел в ее глаза, постепенно погружаясь в них.

Последовавший за этим поцелую все длился и длился, мир перестал существовать — остались только они вдвоем. Остальные ортане словно тени исчезли из помещения. Когда в следующий раз они оторвались друг от друга, Ярослав сказал:

— Там твоя одежда, оденься, — и улыбнулся.

— Ой, — покраснела девушка, сообразив, что она в чем мать родила.

Как-то прикрывшись руками, юркнула к одежде, но встряхнула головой, как будто отгоняя что-то от себя, выпрямилась и стала спокойно одеваться. Причем, так, чтобы Ярославу была полностью видна ее фигура. Парень тоже одел остальную одежду и повернулся к девушке, но в это время раздался очень деликатный стук в дверь.

— Да, да, — крикнул он.

В проеме показалась голова Брил.

— Командир, со мной связался Мил ит' Сеон, сказал, что ждет тебя у себя в кабинете. Вот держи свой коммуникатор.

Через десяток минут он вошел в кабинет.

— Талирик, — поприветствовал он его.

— Садись, герой, — улыбнулся тот, — В общем я на пару минут. Сегодня же твоя группа отправляется к месту назначения.

— А как же рапорт, допрос и все такое прочее? — немного удивился он.

— А вот это уже все там, с твоим последним новым знакомым все очень непонятно. Такая спешка вызвана тем, что в Первый Флот отправляется транспорт, а мы и так его задержали на сутки, когда доктор сообщил, что вы с Атеир сегодня полностью восстановитесь. Все можешь идти.

Ярослав встал и направился к выходу, но в дверях его догнал голос талирика:

— Терран, не опозорь меня, я за тебя и твою группу взял полное поручительство.

Парень кивнул и вышел. Полное поручительство — это очень серьезно, его дают крайне редко, ведь таким людям открываются многие тайны, но в случае оплошности, не говоря уже про предательство, забвению предается весь род поручителя. Навсегда.

— Уже сегодня отправляемся на войну, — сообщил он новость своей группе, — они задержали транспорт специально для нас, поэтому такая спешка.

— Командир, твои вещи, — протянул Ярославу сумку Ген.

— Спасибо, забыл я про них. Так что собираемся и в путь.

Полет к месту назначения прошел без происшествий, на борту корабля они были не одни, была еще какая-то группа — они тоже держались все время вместе, еще одиночки какие-то. Вот за три дня полета группа хорошо отдохнула. Ярослав и Илиара были все время вместе, а на второй день у них произошло то, что от них уже давно ждала вся остальная команда. Девушка оказалась очень темпераментной, и на следующий день, когда после тренировки ребята принимали душ, все увидели на его теле следы укусов и ногтей. Потом всю дорогу подшучивали над ними. Девушка сначала смущалась, но потом уже сама принимала участие. Ярослав сначала не понял, почему остались следы, ведь его «комбинезон» должен вроде бы защитить, но подумав, решил, что подсознательно он не считал эти «раны» плохими, поэтому они и остались на теле. По прибытии на место им дали сутки на обустройство, а потом за Ярославом пришел неприметный человек и пригласил с собой. Исходя из его неприметности, он сделал вывод, что тот принадлежит к службе безопасности. Так и оказалось, его привели не куда-нибудь, а самому начальнику службы. Он очень дотошно расспрашивал не только о последнем случае, где Ярослава чуть не убили, но и происшествии на планете.

— Значит вы утверждаете, что никаким оружием напавший на вас не пользовался?

— Видимым оружием, может было какое-то скрытое или размерами очень небольшое, — он не стал говорить и том, что этот человек был, скорее всего, магом, так как в языке отсутствовало само это понятие, а было только сказочное феи да волшебники.

— Может что-то еще хотите добавить?

— Разве только то, что подготовка у него ничуть не хуже нашей, умеет быстро оценить ситуацию и просчитать правильные ходы. Очень опасный противник.

— Хорошо, иди. Если что-то еще вспомнится, то знаешь где мой кабинет.

На следующий день его вызвал к себе главнокомандующий. В кабинете, кроме него был еще один мужчина в чине талирика.

— Командующий разведки Маор ит' Креон, — представил незнакомого мужчину главнокомандующий.

— Терран, сейчас речь пойдет о вашем первом задании.

— Тулирик, — поднял руку Ярослав, — Если речь об этом, то я хотел бы пригласить сюда всю свою команду.

— Я предполагал, что так будет, — ответил тот, — но начать разговор должен был с командиром. Я пригласил не только твою группу, а еще капитана корабля, на котором будете выполнять задание, и его оператора пси.

В кабинет вошла вся его группа, незнакомый мужчина и Айта. Последней Ярослав совсем не удивился.

— То, о чем сейчас пойдет речь является совершенно секретной информацией. У загов разработаны новейшие тактические искины. Об их характеристиках ничего не известно, также как неизвестно что это такое. Но вот результат их деятельности налицо. В нашей галактике на данный момент находятся три таких искина. Последний прибыл три месяца назад и за это время мы потеряли десять систем. Сейчас всем известно, что командующие загов уступают нашим, которые благодаря импровизации могли более-менее противостоять мощности двум, но против трех это делать уже очень тяжело. Но у этих искинов есть одна особенность — они могут работать только на планете. Вот о нахождении одного из них, если быть более точным, то последнего, нам и стало известно.

Главнокомандующий умолк, задумавшись, что они потеряли две арты группы «Тень», но задачу они свою выполнили. А вот при уничтожении можно надеяться только на великолепную интуицию этого Террана и оператора пси их группы.

— Вашей задачей будет уничтожить его, — далее продолжил он, — Судя по всему, производство их крайне дорогостоящее или длительное, так что уничтожение даже одного скажется на войне очень сильно. Сразу оговорюсь — никакой разведки этого места не было и не будет, иначе если вспугнем, то его перевезут на другую планету. Абсолютно ничего не известно об охране, так что вы пойдете в полную неизвестность.

— Он находится в планетарной системе или какая-нибудь блуждающая планета? — спросил Ярослав.

— Планетарная система А-класса, семь планет, четвертая и пятая пригодны к жизни.

— Что-то новое по сканирующим системам загов есть?

— Да, у них появился новый корабль, некоторым нашим разведчикам уже пришлось с ним столкнуться. До его появления у нас была система маскировки, которую их сканеры не могли обнаружить. Этот же обнаруживал их, вернее не сам корабль, а направление на него.

Ярослав кивнул на это и немного задумался, а через пять минут стал говорить, что ему необходимо для выполнения задания.

— Необходим разведчик класса «Призрак 3М» или что там у вас есть новее со снятыми пассивными и активными сканерами, поставить на него лучшую оптику наблюдения. Маскировочное поле только оптическая иллюзия с минимумом потребления энергии, в данном случае энергозатраты играют главную роль, даже если иллюзия некачественная. Сам корпус корабля, в идеале покрыть космической пылью или чем-то аналогичным из космоса. Теперь что касается необходимого нам. Тактический комплекс «Диверсант 4» со снятыми сканерами, оптику на него поставить от «Исследователя 3М», перепрограммировать встроенный искин — отключить управление вооружением, его задача обработка данных от оптических сканеров и составление подробной карты, вплоть до наличия различных камней и ямок. Вооружение выберем сами после совещания группы.

Главнокомандующий и командующий разведки очень удивились такому выбору Террана, но внешне это никак не проявилось.

— Какие есть замечания у капитана по данному выбору?

— Как же без сканеров? — удивился капитан.

— У загов судя по всему появилось что-то абсолютно новое, может они умеют засекать сканеры даже в спящем режиме, а оптика в это смысле самая скрытная.

— Но самая слепая, — возразил капитан, невольно употребив сленг.

— Все, надо она засечет. А при приближении к планете все равно необходимо будет отключить все оборудование, а лететь будем по инерции.

— И как же вы будете скрываться от пси-сканирования? — с серьезным выражением лица, но с усмешкой в глазах спросила Айта.

— Мне сказали, что в этом экипаже лучший оператор пси-защиты, или меня ввели в заблуждение? — не остался в долгу Ярослав.

— Так, — хлопнул ладонью по столу дед Айты, знавший, чем закончилась их первая встреча, — по существу, — и, видя, что никто не хочет высказываться, продолжил, — Главный в операции Яр Терран, все остальные у него в подчинении.

Услышав это, Ярослав немного задумался, потом, глядя на Айту, сказал:

— В таком случае первое же неподчинение закончится для такого человека сменой экипажа, вплоть до разворота корабля и прибытия на базу. Мне никакие случайности не нужны.

«Ах, ты ж зараза», — подумала Айта, — «Ну, я тебе устрою». А сама просто кивнула, мол поняла. Главнокомандующий в перебранку не встревал, так как сейчас читал отчет технического отдела о переоснащении согласно предложенному Терраном, затем просто посмотрел на свою внучку, мысленно покачал головой и сказал:

— Тогда все свободны, переоборудование корабля и переоснащение тактических комплексов займет неделю, а тебя Маор прошу остаться.

Когда за подчиненными закрылась дверь Риок спросил Маора:

— Что ты об этом думаешь?

— Пока даже мыслей никаких нет, на первый взгляд все логично, но чувствую здесь какой-то подвох, что-то тут не так. Вот могу голову дать на отсечение, что этому Террану для чего-то необходимо было, чтобы никаких сканеров на борту не было.

— Меня еще вот какой вопрос интересует — отношения Террана и Атеир — уже ведь доказано, что в группе они только мешают. Может разделить?

— Нет, я поинтересовался этим вопросом у Менеи, так она таким взглядом меня прожгла, что если он мог обжигать, то даже пепла бы не осталось. Да и два сильных интуита в группе, у которых любовь, могут и опровергнуть статистику.

Когда все вышли за дверь, Ярослав громко сказал:

— Ну, что, сегодня обсуждать пока нечего, завтра все обдумают, а вечером собираемся. А сейчас пойдем изучать злачные места станции. Айта, вы можете присоединиться к нам и показать хорошие заведения?

Девушка хотела сначала отказаться, но потом в ее глазах заиграли искорки и она согласилась:

— С удовольствием, — улыбнулась вполне искренне она, — как ты относишься к кухне различных народов?

— Если вкусно, то замечательно.

— Вот и договорились. Здесь есть недалеко замечательный ресторан.

— Тогда идем пешком.

И они всей толпой, кроме капитана корабля, гуляючи пошли в сторону ресторана. По дороге все расспрашивали Айту о станции: что здесь интересного, какие развлечения и многое другое. Девушка так увлеклась рассказами, что у нее с лица спала маска аристократки, и Ярослав любовался девушкой, бросая на нее взгляды. Илиара заметила это и, увидев, что Айта обратила внимание на Ярослава, шутя одернула того, мол я рядом на меня и смотри. Шутке рассмеялись абсолютно все. Ресторанчик действительно оказался недалеко и снаружи ничего особенного не представлял. А вот внутри его спокойно можно было назвать деревня папуасов. Круглое помещение, по окружности которого разместились отдельные кабинки, сооружены в стиле тростниковых домиков, вернее из чего-то, похожего на бамбук. В центре была танцевальная площадка, огороженная заборчиком, не выше полуметра, также из бамбука, в которую можно было попасть с четырех сторон.

— Простите, вам один столик на всех? — раздался рядом голос.

Ярослав повернулся, чуть в стороне стоял официант, принадлежащий к расе, которую он видел только на корабле, спасая Айту.

— Да, конечно, — ответила спасенная.

Их провели к домику большего размера, где они смогли с комфортом разместиться. Айта о чем-то разговаривала с официантом на их языке, тот кивнул и ушел, а девушка повернулась к Ярославу со словами:

— Ты говорил, что тебе нравится вкусная еда, вот я тебе и заказала то, что любят здесь все.

— Идет.

И все стали разговаривать обо все подряд. Тему войны касаться не хотели, поэтому и разговоры были о разных смешных случаях. А через минут пятнадцать им стали приносить еду. Перед Ярославом поставили небольшое блюдо, на котором лежало нечто светлокоричневого цвета. Он, подозревая подвох от девушки, взял небольшой кусочек и положил себе в рот. Вкус давно забытого лимона вперемешку с грейпфрутом ударил по вкусовым рецепторам. Взял уже полную ложку и, закрыв глаза, стал наслаждаться. У Айты на лицо вылезло изумление, ведь никто, кроме жителей планеты Портана не мог кушать это блюдо. Удивление было и на лице официанта.

— Айта, — оторвался Ярослав от наслаждения, — я тебя обожаю, спасибо, это замечательное блюдо, — и стал наслаждать обиженным лицом девушки, — Но… — и он подозвал официанта.

— Как готовят это блюдо, — тихо спросил он его.

— Запекают в печи.

— Сделайте так: возьмите орехи, желательно разные, раздробите их, перемешайте с медом. Когда блюдо покроется коркой, но не будет готово, обильно покройте смесью и путь готовиться. Принесете мне, хорошо?

— Сделаем, — удивленно ответил офциант.

— Яр, дай попробовать, — толкнула его в бок Илиара.

— Подожди, не сейчас, — возразил тот.

Айта, сидевшая с другой стороны девушки, начала что-то нашептывать ей на ухо, периодически бросая взгляд на него. Теперь уже Илиара как-то подозрительно на него посмотрела. А Ярослав тем временем съел ставшуюся часть.

— И как тебе на вкус? — спросила Илиара.

— Необычно, но замечательно.

— А ты знаешь из чего оно приготовлено? — прищурившись, спросила Айта.

— Неа, но вкусно ведь.

— Приготовлено оно из личинки колрадского жука.

Ярослав чуть не поперхнулся, ему послышалось, что из колорадского жука, и он сразу же представил личинку земного колорадского жука. Если бы не учеба в училище, где их приучали к любой пище, то он не удержал бы все съеденное.

— Какого, какого? — переспросил он.

— Колрадского, — с издевкой ответила Айта, — обитает только на Портане, причем в одном месте, личинки откладывает в ядовитые для людей листья, заворачивая в них.

— А вы откуда так все подробно знаете? — с подозрением спросил Ярослав, на что Айта сделала загадочное лицо и стала опять о чем-то разговаривать с Илиарой.

А через пять минут принесли готовое блюдо по его рецепту. Вот теперь оно было замечательным, и он решил дать попробовать Илиаре.

— Ты хотела попробовать? — спросил он у нее, но видя, что та немного отодвинулась от него, добавил, — не переживай вкус просто замечательный.

Отделил небольшой кусочек и сам же поднес ложку к ее рту. Девушка очень осторожно попробовала кусочек, потом еще один, а затем удивленно распахнув глаза, съела сразу все остальное из ложки, далее забрав ложку, принялась уничтожать порцию. Все остальные изумленно смотрели на Илиару, они точно знали вкус этого блюда. Первой не выдержала Брил и заказала уже себе порцию этого блюда. Принесли ей буквально сразу, значит сделали несколько порций по новому рецепту. Теперь все смотрели на Брил, а после того, как та, распробовав, тоже принялась поглощать его, заказали уже себе. Только Айта так и не решилась его съесть. А когда уже все стали собираться, то к ним подошел владелец ресторана и спросил:

— Как назвать это блюдо.

Он, не понимая, посмотрел не него.

— Вы изобрели рецепт приготовления личинки колрадского жука, всем очень понравилось, и мне в том числе. Поэтому мы хотим добавить его в меню, вот и необходимо его название.

У Ярослава в голове пронеслись разные лимоны, апельсины и грейпфруты, но он решил приколоться:

— Salo v shokolade, — сказал он по-русски.

Через четыре дня произошел один случай, которому Ярослав не придал значения. Отчасти виновата в этом была Айта, которая как-то в компании упомянула, что вот новенький ее толстой обозвал, когда они в ресторане сидели. И так случилось, что был в компании один человек, имевший виды на Айту и считавший что только он и имеет право ходить с ней куда-либо. Вот после очередной тренировки все и случилось.

— Это кто здесь такой борзый, что оскорбляет девушек.

Ярослав даже не понял к кому обращаются и недоуменно обвел взглядом зал.

— Тебе, тебе это я говорю, нечего оглядываться.

— И кого же я успел обидеть? — удивился Ярослав.

— Он еще и забыл, давай в зал — я научу тебя вежливости.

Такие индивидуумы встречаются, наверное, во все мирах и во всех расах. Ярослав всегда таких ненавидел, и этот не стал исключением. Ярость, сидевшая где-то глубоко в нем стала вылезать наружу. Зашли в зал, стали как водится напротив друг друга, и Ярослав, повинуясь интуиции, закрыл глаза. Шаг в сторону, присел, шаг назад, поднять переднюю ногу, отклониться назад. Ярослав полностью отдался схватке, но сам не нанес ни одного удара, чем очень сильно разозлил соперника. «А это еще что такое?» — подумалось ему, когда он на уровне груди захватил руками ногу, резкий поворот по часовой стрелке, и соперник кубарем скатился в угол зала, — «Кто ж ногами бьет? Ими надо только добивать», — пронеслась следующая мысль у него в голове.

«Началось», — подумала Брил, когда к их командиру пристал какой-то человек, присмотрелась, наверное, из какого-то спецподразделения. Нашла взглядом Гена, тот кивнул, и вокруг Илиары оказалась тройка ортанов. Сама же она пошла с напарниками или друзьями этого ненормального человека, решившегося задирать командира. В роду вождей встречаются люди с разными характерами, но объединяет их одно — сильная нелюбовь вот к таким людям. Поэтому только она успела заметить как перед самым началом схватки, командир закрыл глаза. То, что случилось потом, Брил не видела ни разу — их командир просто уходил от ударов соперника, иногда кулаки или локти того проходили в считанных миллиметрах он него. Затем Яр взметнул руки к груди и его соперник полетел в угол зала. Командир на миг замер, и Брил увидела, что глаза у него все также закрыты. Его соперник схватил шест, несколько штук которых стояли в углу, и уже с ним стал атаковать Яра. Но тот казалось вообще не замечал этого, все также легко уходил с линии атаки. Но вот он сделал движение руками, девушка заметила, что перехватил шест, и соперник опять оказался на полу. Следующую минуту так и было — если командир касался шеста, то его соперник оказывался на полу. «Так вот она какая техника боя вождей, о которой ходит столько слухов!» — подумала она, — «Не нанеся ни одного удара, командир уже выиграл схватку». Соперник в очередной раз оказался на полу, и тут двое из его друзей, видать не вынеся издевательств, схватили шесты и тоже принялись атаковать. Брил хотела кинуться на помощь, но увидев жест Яра: «Я сам», остановилась. Теперь командир просто уходил от ударов, а в какой-то миг прогнулся, и девушка увидела, как шесты друзей, проходя над и под командиром, бьют в грудь и бедро его соперника, который отлетел в сторону, да так и остался там лежать.

— Хватит, — раздался жесткий голос Яра, заставивший остановиться всех, — помогите этому болвану, пока судорга не дошла до сердца, — сказал он остановившимся друзьям своего визави.

Ярослав вышел из зала и еще раз мысленно поблагодарил всех русских бойцов, создавших этот замечательный стиль боя.

— Командир, ты никогда не показывал этот стиль, — восхитился Фок, когда они вышли из зала.

— «Еще бы», — подумала Брил, — «Кто же тебе будет демонстрировать боевой стиль вождей».

Кабинет главнокомандующего.

— Что скажете по этому поводу? — спросил хозяин кабинета особиста.

— Если вы о причине, то здесь вольно или невольно виновата Айта, Галах ат' Дорн давно имеет виды на нее, вот и услышал что-то, а может кто-то специально надоумил. Что же касается поединка, то он очень показателен. Смотрите…

Тирк достал свой любимый планшет и запустил запись камер, остановив ее в самом начале схватки.

— Терран закрыл глаза, и весь поединок провел так. С самого начала он издевался над ат' Дорном, начал как-то действовать только после того, как тот взял шест. Наших специалистов очень удивила и поразила его техника — он словно вода перетекал из положения в положение, не было никаких жестких блоков, его были какими-то обводящими, но от этого не менее действенными. Просить его научить наших людей бесполезно, но из записи видны некоторые полностью завершенные связки, которые необходимо включить в подготовку наших специалистов. Он полностью контролировал бой, даже когда его соперников было трое, со стороны казалось, что он просто уходит от них, но на самом деле он вывел их вот для этого, — и он очень замедленно стал прокручивать последнюю сцену, — Вот идут два удара, он выгибается дугой, пропуская шесты и немного корректируя их движение руками, и они попадают в нервные узлы, вызвав у ат' Дорна судорги. А в целом я впервые вижу такую потрясающую интуицию, как у Террана. Шансы на уничтожение тактического искина становятся реальными. Хотя, как показали последние события, и его интуицию можно обмануть, но не думаю, что все охраняющие объект могут это делать, даже если и знают как.

— Что думаешь делать с Галах ат' Дорн?

— А ничего, не поймет, тогда переведем в другое место.

— Действуй.

Время подготовки пролетело незаметно, и перед отлетом решено было посидеть в ресторане и хорошо отдохнуть. По старой памяти решили пойти в «деревню папуасов». Официант их узнал и пригласил их на старое место, оно оказалось не занято. Абсолютно все, включая и Айту, заказали блюдо «Сало в шоколаде», которое уже успело стать фирменным блюдом ресторанчика и стало довольно известно.

— Айта, — воскликнул Ярослав, — неужели вы решились наконец-то попробовать мое изобретение?

— Его многие хвалили, — искренне улыбнулась девушка.

— Вы великолепны! Я говорил вам, что обожаю вас?

— Я это слышу уже второй раз, осталось только пригласить меня замуж, — весело ответила она и рассмеялась.

— Точно! Айта, выходите за меня замуж, — и не успела Илиара изумиться, как Ярослав сказал уже ей, — Илиара выходи за меня замуж.

Ответом на это были мертвая тишина за их столом и тихий шепот Илиары:

— Я согласна.

— Чтобы я согласилась, — не поддержала Илиару вторая девушка, — мой избранник должен совершить подвиг.

— А я уже совершил два подвига, — возразил ей Ярослав, — окончил училище — раз, поставил на место хама — два.

— Нет, ты не понимаешь — он должен действительно совершить подвиг, — с усмешкой сказала девушка.

— Нет, это ты не понимаешь, — холодно ответил Ярослав, — я делаю предложение всего один раз, — и уже Илиаре, — Пошли, потанцуем, пока будет готовится наше блюдо.

После этих слов Айта почувствовала, как что-то оборвалось, и она вдруг отчетливо поняла, что Яр не врал. Еще поняла причину своего такого поведения — парень с самого начала ей очень понравился, но увидев его с девушкой, выбрала такое поведение, а потом просто не могла уже остановиться. «Неужели я его ревновала?» — с удивлением подумала она, и с завистью посмотрела вслед идущей паре и проклинала себя за свой характер. Увидела, что девушка пошла на площадку, а парень направился к официанту и что-то ему передал. Потом раздалась незнакомая музыка, Яр и Илиара закружились в незнакомом танце.

Ярослав хотел сделать сегодня Илиаре предложение, но не ожидал, что это будет так. Взял с собой кристалл записи вальса композитора Евгения Доги из кинофильма «Мой ласковый и нежный зверь». Он восстановил ее еще на Страннике, а потом и здесь. И как только зазвучала эта музыка, он взял левой рукой правую руку девушки в свою, правую положил ей на талию, и закружился в вальсе. По началу у Илиары не очень получалось, но Ярослав очень грамотно ее вел, поэтому она очень быстро поймала ритм и движения танца, и они стали наслаждаться танцем глядя в глаза друг другу, в которых оба утонули. Не заметили, как исчезла куда-то Брил, не слышали, как притихли все разговоры, не видели, что все посетители смотрят только на них. Они находились сейчас в своем мире, в котором были только они и замечательная музыка, повинуясь которой они то замедлялись, и тогда их губы соприкасались, то ускорялись, кружась по площадке и тогда Ярослав любовался красотой девушки в обрамлении волос, которые в этом случае жили своей жизнью.

— Командир! — воскликнула Бриан, когда после окончания танца они вернулись к столу, — Это было потрясающе! Что это за танец? Никогда такого не видела.

— Просто я решил, что на моей свадьбе должен появиться новый танец, вот и пришлось придумывать.

— Ты сам его придумал? — изумилась Аниа.

— Нееет, я бы не сумел. Но, кто его сотворил пусть остается тайной.

В это время подошла Брил.

— Илиара, Яр примите от всех нас, — торжественно произнесла она и на зеленой подушечке протянула им подарок.

Ярослав сразу узнал обручальные браслеты ортанов. И где только достала, ведь они делаются из тонких веточек дерева Куар ин Ворок, что по преданиям переводится как Соединяющий Судьбы. Оно растет только на планете Ортана, а браслет сплетается на самом дереве из живых веточек, через месяц жрица проводит ритуал и браслеты чуть ли не сами отрываются от дерева. Такие браслеты сохраняют свежесть и аромат всегда. Они надели их на руки и слились в поцелуе, а вся группа стала хлопать в ладоши, а через секунду хлопанье подхватили все посетители ресторана. Ярослав уже знал, что это аналог русского «горько» с последующим счетом — чем больше будет сделано хлопков, тем крепче будет их семья. Оставшееся время все веселились, и только Айта провела его в прострации.

А на следующий день они улетели на задание. Добирались до системы зигзагами и окольными путями, хотя сама система находилась не так далеко от границы военных действий. Пока летели, все наслаждались отдыхом, а Ярослав и Илиара и друг другом, часто собирались в кают-компании, где играли в игру шерикан, сложную карточную игру, немного похожую на бридж. Айта пару дней сторонилась их, но на третий уже сама старалась быть с ними чаще. А вот подчиненные Ярослава стали относиться к ней прохладно, а ортане так вообще ее игнорировали, а если она обращалась к ним, то отвечали односложно, стараясь скорее закончить разговор. Только Илиара сохранила к ней какое-то расположение. В один из вечеров, проводимых в зоне отдыха, как все называли кают-компанию, Айта спросила:

— Яр, а как называется этот танец, который вы танцевали на обручении?

— Вальс, — это слово он произнес по-русски.

— Красиво, как и сама музыка, и танец. А ему можно будет научиться?

— Я рад, что вам понравилось, — равнодушно ответил Ярослав.

— Можешь обращаться ко мне на «ты», — ответила девушка, Илиара уже давно так к ней обращалась.

— Я запомню это. Простите, но мне необходимо идти.

Больше они друг с другом не разговаривали.

Вышли из гипера довольно далеко за пределами системы, и, как и говорил Ярослав, капитан сразу же отключил всю электронику, а корабль двигался по инерции. Ярослав сидел в штурманском кресле с закрытыми глазами. Он старался поймать то состояние предчувствия, которое так помогло ему в поединке. Пока не удавалось, оно мелькало где-то рядом, прыгало «перед глазами», но поймать никак не мог. Он отрешился от всего, вот только образ Илиары мелькнул перед глазами, а в следующий момент наступила полная ясность, что же необходимо делать.

— Туда, — показал он рукой направление через час молчания, — максимальный импульс не более минуты. Все, что ловят антенны, выводить в рубку.

Опять молчание не менее часа.

— Максимальный пси-щит вон в том направлении, — и Ярослав указал почти назад.

Айта мгновенно выставила полусферу, и через пару секунд почувствовала мощную волну пси-сканирования. Опять молчание.

— Импульс в половину мощности в том направлении в течение пятнадцати секунд.

Капитан выполнил условие и посмотрел на экран — мощная оптика показывала, что их корабль пристраивается в хвост комете, и будет ее нагонять.

— Переход на газовые двигатели. Максимальный кокон пси-защиты. Держать до моей отмены.

Девушка сделала, что от нее требовалось, и тут почувствовала, как по нему пошел град пси-ударов с разных сторон. Если первое сканирование было одно, но очень мощное, то сейчас большое количество небольших по силе ударов выкачивало из нее силу очень быстро.

— Снять кокон. Заряд?

— Пятнадцать процентов.

— Кинетический щит в начале корабля, вид игла, держать максимально долго.

Корабль стремительно догонял комету. Капитан с изумлением наблюдал за работой интуита такого уровня. Чем они руководствуются, не знал никто, только одни теории. Сейчас он на экране заметил пару кораблей загов, но они не проявили никакого интереса к ним. Вошли в хвост кометы, и он увидел, как скривилось в гримасе лицо Айты.

— Все больше не могу, — сказала девушка и потеряла сознание.

В то же время из динамиков раздался голос на имперском языке:

— Вы обнаружены, сдавайтесь.

Второе Гнездо Пятого Болота. Кабинет Главного

— Получено донесение от нашего агента, — увидев кивок, продолжил, — иной остался жив, сейчас он направлен в Первый Флот. Я уже задействовал агентов на базе Первого Флота.

Такого поворота событий он не ожидал, ведь успел убедиться в силе этого непонятного существа. Но иной оказался сильнее, да еще и потеря артефакта. Вчера еще верховный интересовался этим делом, и предупредил, что если в течение двух месяцев иной не будет уничтожен, то будет уничтожен весь его выводок. Придется подключать группу «Спрут», причем срочно. Только сейчас обратил внимание на помощника.

— Иди, — и того как ветром сдуло, а сам направился к командиру группы.

Группа «Спрут» располагалась здесь же, поэтому дорога заняла у Главного всего десять минут.

— Здесь все данные по объекту, а также связь с имеющимися агентами. Если не удастся убрать тихо, то используйте тактический адиревый заряд.

Глава 29

Капитан посмотрел на Террана, но тот абсолютно спокойно сидел, как будто и не слышал это сообщение. Его рука уже дернулась, чтобы включить пассивные сканеры, когда раздался голос интуита:

— Не стоит, — голос, казалось, шел откуда-то издалека, — Ведь правда очень хочется что-то включить и проверить?

Капитан просто кивнул, но вспомнил, что тот сидит с закрытыми глазами, хотел уже сказать вслух, как опять раздался его голос:

— Очень постой и, наверняка, действенный способ — просто в эфир давать сообщение об обнаружении, подавляющее число капитанов попытается как-то проверить это, а они и обнаружат их. Скорее всего, заги научились как-то измерять изменение электромагнитного фона, и по нему могут определить направление. Слова главнокомандующего, говорившего, что они научились неточно определять нахождение кораблей, подтверждают это.

Сам же Ярослав успел развернуть свое пси поле на весь корабль, до того, как Айта потеряет сознание. Они уже обогнали комету и стали приближаться к планете. Вскоре он почувствовал, что спереди находится какая-то преграда, и на автомате попытался ее прощупать. С удивлением заметил, как из щита очень быстро выдвинулся пси-щуп. Для себя отметил, что такое возможно, хотя ранее ни разу не делал этого. Щуп наткнулся на какой-то щит, а Ярослав с изумлением понял, этот щит закрывает всю планету! «Так вот почему тактические искины находятся только на планетах», — подумал он, — «Наверняка, это защитное поле можно создать только на плетенее, отсюда и нахождение искинов там, ведь ни на одном корабле загов не было ничего подобного». Он стал прощупывать это поле легкими касаниями щупа, и у него создалось впечатление, что это кинетический щит, либо что-то очень на него похожее. Чтобы его не потревожить, его необходимо раздвинуть. А для этого надо из своего кинетического щита сделать иглу, острие которой должно быть не более длины волны. Он создал из своего щита иглу, которая начиналась длиной волны, а заканчивалась диаметром корабля. Вот его игла достигла щита загов и пронзила его. При приближении к нему, нагрузка на его иглу стала стремительно нарастать, а при приближении к диаметру корабля, его запас силы стал также стремительно убывать. Да что же это такое у загов, откуда такая мощь! Ярослав понял, что его запасов его силы не хватит, поэтому стал использовать уже энергию жизни. Как у него получилось это преобразование, он так и не понял, просто захотел — и вот результат. Для себя оставил закладку, что потом необходимо будет с этим разобраться. Почувствовал тяжесть и ослабление организма. Но вот пришел живительный поток. Илиара.

Капитан наблюдал за Терраном, не совсем понимая, что происходит. Ведь сейчас они двигаются совсем без прикрытия пси оператора, вон, Айта до сих пор лежит без сознания. Но тот, что сейчас вел корабль, был абсолютно спокоен, и это спокойствие передалось и ему. Но вот тот скривился, а через несколько секунд съежился в кресле, как будто ему на плечи положили что-то очень тяжелое, и из носа потекла кровь, потом из ушей. Но в этом момент в рубку вбежала девушка, оператор пси их команды, бросилась к своей любви и приложила руки к его груди и голове. Сразу же за ней вбежала и четверка ортанов, чему капитан совсем не удивился, даже наоборот, он был бы удивлен не будь тех. А вот Террану стало заметно легче. Он даже открыл глаза.

— Ух, — сказал Ярослав, — как же я устал.

— Что это было, — спросила Илиара, подходя к Айте и приводя ту в сознание.

— Защитное поле вокруг всей планеты.

— Как это? — одновременно воскликнули все находящиеся в рубке.

Потом капитан добавил:

— Мы прошли его?

— Как заги это делают, не имею ни малейшего представления. Хорошо, что они умеют его создавать только вокруг планет. Если бы они могли создавать такой щит вокруг кораблей, то им бы хватило пары десятков линейных кораблей и дредноутов, чтобы уничтожить весь наш флот. И да, мы его преодолели.

— Каким образом, — спросила пришедшая в себя Айта.

— Секрет фирмы, — ответил Ярослав и обратился уже к капитану, — Капитан, необходимо подкорректировать нашу траекторию так, чтобы мы встали в стационар на границе день-ночь. Нам пока рано садиться.

Он еще хотел добавить, что надо еще молиться всем богам, так как корабль находиться сейчас совсем без прикрытия пси, и достаточно одного, даже самого легкого, сканирования и их действительно обнаружат. Но промолчал. И занялся медитацией, вернее он хотел быстрее восстановить свое пси. Но напрямую восстанавливать у него не получалось, так как разница между энергиями его пси и местного была существенна. Это сейчас благодаря Страннику он немного быстрее мог это делать. Пока он занимался медитацией, Илиара вытерла потеки крови на его лице. Прошло немногим более часа, как Ярослав сказал:

— Всем приготовиться к посадке.

Ярослав опять «обернул» корабли своим пси.

— Капитан, снижение в этой же зоне сумерек.

Началось снижение, капитан строго выдерживал границу день-ночь, теперь уже совсем не сомневаясь в указаниях командира этой странной группы. А то, что группа была странная, это еще мягко сказано.

— Выровнять снижение, — теперь голос опять был, как будто из какой-то глубины.

Маневрирование космического корабля в атмосфере не очень удобное, но система газовых двигателей, установленная на корабле, изначально была спроектированная для этого. Они сделали почти целый оборот, как прозвучала новая команда:

— Пятнадцать градусов вправо.

Через пять минут:

— Снижаемся, — почти сразу добавил, — через сто километров будет посадка.

Капитан понял, что от него требуется — он начал уменьшать скорость и снижать высоту. А еще всматривался в экран, куда оптика передавала данные о поверхности планеты, ведь ему надо выбрать место, куда можно приземлиться наиболее незаметно. И как раз через сто километров, а если точнее, то через сто три, он приметил великолепное место — ущелье, как будто изначально и было приспособлено для посадки летательных аппаратов. Реверс — сильная перегрузка внутри корабля, но весь экипаж был заранее предупрежден о такой возможности — корабль зависает над землей и начинает падении. Разворот — и корабль уже кормой стремится к земле. Еще реверс — корабль плавно опустился на выдвинувшиеся посадочные стойки.

— Капитан, вы гений космоплавания, — искренне восхитился Ярослав, — да и воздухоплавания тоже. Всем приготовиться, — бросил он своим, и уже капитану, — Всему экипажу находиться в руке, Айта, вы прикрываете весь экипаж полем от пси сканирования. Слушать эфир и быть готовыми в любой момент к взлету. Наших связных, — тут он улыбнулся, — мы берем с собой.

Ярослав долго ломал себе голову, стараясь придумать хоть какую-то связь, чтобы ее невозможно было засечь. Уже хотел было предложить обыкновенную проводную, как его посетила одна идея — ведь не обязательно связь должна быть двусторонняя, у них главное, чтобы они могли передать сообщения на корабль. А значит можно наладить средневековую связь, но ему почему-то вспомнились не голуби, а птица Говорун из мультфильма «Тайна третьей планеты». Сначала он спрашивал свою группу о наличии таких птиц, потом озадачил главнокомандующего и командующего разведки, которые поначалу очень удивились, но потом признали, что данной ситуации это будет весьма эффективно. И ведь нашли — на одной из планет даже сейчас используют птиц для этого, правда там это считается модным. Эти небольшие птички, размером чуть меньше голубя, очень быстро привыкают к месту, если их кормить определенным кормом. Вот они и взяли на борт корабля пять штук, три из которых группа забирала с собой.

— Все, мы уходим, — войдя в рубку, сказал Ярослав, — Значит так, здесь все корабли завязаны на тактический искин, поэтому после его уничтожения у нас будет от пяти до двенадцати минут, чтобы уйти. В это время заги на автомате будут пытаться связаться с искином, и только потом начнут действовать самостоятельно. Поэтому после взрыва начинайте предстартовую подготовку, чтобы как только мы окажемся на борту, сразу стартовать, — Ярослав оглядел всех присутствующих, — Шлюз откроем вручную, закрывать не нужно, вон Корн пусть немного прикроет его, — развернулся и вышел.

— Удачи тебе, — очень тихо прошептали губы Айты.

Чтобы немного замести следы, Ярослав повел группу не к месту нахождения искина, а в обход, причем делая приличный крюк. Пока делали крюк, группу от пси-сканирования прикрывала Илиара, а он в это время восстанавливался. Через три часа Ярослав резко повернул направо.

— Или, отдыхай, — девушка улыбнулась и просто кивнула, — Коул отправь связного, что направляемся к объекту.

Теперь передвигались компактной группой, выдерживая направление на северо-восток. От пси-сканирования группу прикрывал Ярослав, а тактический комплекс «Диверсант 4» с адаптированным покрытием растворял группу в лесу. В данной местности был рассвет, и оптика комплексов выхватывала малейшие подробности местности. В эфире же было полное молчание, все объяснения были жестами, а для того, чтобы их отчетливо видели, он надел на левую руку черную перчатку. Что-то его насторожило — остановились, понятно — жилище какого-то представителя местной фауны. А вот дальше была охранная полоса, которую патрулировали уже заги, лес здесь был вырублен, и по этой вырубке и курсировали патрули на гравиплатформах. Ярослав настроился на преодоление охранной зоны — интуиция подсказывала, что это надо делать немного в стороне, из чего он сделал вывод, что здесь находятся скрытые сканеры. Группа двинулась вправо, и через километр Ярослав показал: «Здесь». Коул и Кросби забрались на деревья для наблюдения за полосой, из-за чего Ярославу пришлось напрячься, чтобы их прикрыть. Но через десять минут они, не сговариваясь, показали, что движется патруль, несмотря на то, что наблюдали разные стороны. «Вот оно», — сразу понял Ярослав, — «Как разъедутся, сразу переходим». И сразу знак: «Приготовились. Компактно». И как только патрули отъехали на небольшое расстояние, они стали медленно передвигаться, чтобы никакая оптика не засекла. Преодолели без проблем, но у Ярослава появилось чувство беспокойства, причину которого он не мог понять. Вроде как до подхода к объекту им ничего не угрожало, странное беспокойство не проходило. Попытался представить, что они меняю маршрут — ничего не поменялось. «Что же это может быть?» — размышлял он, — «Ничего не понимаю. Разве что…»

— Нас ведут в ловушку, — сказал он, предварительно сняв шлем.

Сектор Т249, система 2А1253, четвертая планета, бункер тактического искина

Тактический искин нулевого класса занимался планированием атаки на две звездные системы, одна из которых была ключевой для людей. Задача была очень сложной, поэтому девяносто пять процентов мощностей было направлено на это, и только пять занимались всем остальным. Поэтому он не сразу обратил внимание на некоторую неувязку — исчезновение, а потом появление, звезд в оптике наблюдения, что было идентифицировано, как пролет астероида. Вычислена скорость и предполагаемая высота, и данные были занесены в журнал. Что-то ему не понравилось, но приоритетная задача по атаке занимала почти все ресурсы, которых ему еще и не хватало. Подключить ресурсы остальных двух искинов тоже не представлялось возможным, так у них были не менее сложные задачи, которые после решения необходимо было еще согласовывать между собой. И только после решения задачи он начал обработку этих данных и сразу же понял, что это очень серьезно. Так называемый астероид пролетал внутри защитного поля, а значит им быть никак не мог! Сделал аппроксимацию его движения и определил место прохода — за щитом находились два корабля, и он послал сигнал их искинам, было ли замечено что-то странное — ответ отрицательный. Кто же это мог быть? То, что враг — понятно, но как он смог обойти систему обнаружения, до этого времени считавшейся непреодолимой? Хуже всего было то, что корабль спуститься и уйти от систем наблюдения. Высота до десяти километров не контролировалась, поскольку не было необходимости. Исходя из траектории его движения, искин начал определять приемлемые посадочные места — их оказалось достаточно много. Из-за отсутствия информации о дальнейшем его движении, приходилось просчитывать все возможные направления. Это было сразу отброшено, и он принялся обрабатывать информацию с различных датчиков — опять ничего непонятного и подозрительного. Искин надолго задумался и через секунду принялся обрабатывать абсолютно все данные сканирования, вплоть до движения листьев и веток. Для этого ему понадобились все мощности. Через десять минут он вынужден был констатировать, что самопроизвольных колыханий листьев, кустов и веток не было. Но что-то в последнем анализе не давало ему покоя. Вот оно — беспокойство животных, вроде и не очень сильное, но направление этого беспокойства указывало как раз в сторону его бункера. Это что же за интуит ведет группу, что сумел провести ее незамеченной, и что же там за менталист, который смог ее скрыть от всех сканирующих устройств. Но обмануть животных с их чутьем невозможно. Подключать загов нельзя ни в коем случае, иначе они своей подозрительностью заполнят все аурные поля верхнего уровня. Недавно научниками из «Ментата» были получены потрясающие данные о природе интуиции и интуитах. Многочисленные опыты подтвердили, что все мысли, желания, стремления живых существ оставляют свою информацию в, так называемых, аурных полях верхнего уровня. Интуиты умеют считывать ее и обрабатывать. Обмануть их можно только блокировав занесение информации в эти слои. Это можно сделать двумя способами: с помощью какого-то устройства, или собственной волей живого существа. А вот искины, компьютеры и другие электронные устройства оставляют информацию в аурных полях среднего уровня, которая лишь немного пересекается с полями живых существ. Поэтому только очень сильные интуиты могут считывать информацию со средних уровней, да и лишь частично. Поэтому в точку предполагаемого приземления отправятся две гравиплатформы с простой проверкой. Вызвать подозрения у швиссов это не должно, так как периодически такие проверки происходят. О цели группы можно даже не задумываться — это уничтожение его, искина. А это значит, они должны попасть к нему в бункер, так как здесь мощность полей, подвластных ему, такова, что их будет достаточно для полного контроля любой группы. Необходимо захватить их интуита и передать в «Ментат». Патрулей швиссов они обойдут, в этом искин не сомневался, а дорогу к бункеру он сам расчистит им дорогу, почти расчистит, чтобы не вызвать заранее подозрения.

Группа сначала удивилась, когда командир начал говорить, хотя сам и предупреждал о недопустимости этого. А через секунду до них дошло, о чем он сказал.

— Как в ловушку, — удивились все, но сказали это шепотом.

— Так, не знаю как нас вычислили, но сейчас мы идем в ловушку. Хуже того, я чувствую, что это единственная возможность уничтожить искин, а это значит, что к нему мы должны попасть без особых проблем. А вот выбраться будет очень и очень трудно. Коул, отправь сообщение, что нас ждет ловушка, но другого выхода нет.

Слова Ярослава стали пророческими — до входа в бункер они добрались без неожиданностей. Вход охранялся, но как он и подозревал чисто для проформы. Их ждут там, внутри.

— Со мной внутрь пойдут три человека, сразу, что это точно смертники, уйти оттуда вряд ли удастся.

— Командир, может останешься?

— Нет, без меня вы не справитесь, я чувствую это. Есть желающие?

— Я, — сказали все, на что Ярослав только улыбнулся.

Он отошел немного в сторону и нашел восемь палочек, три из которых сделал короткими.

— Жребий, короткая палочка означает поход, — и тут же повернул голову к Илиаре, которая уже дернула руку, — Или, ты остаешься, оставшихся надо прикрыть.

Идти впало Гену, Кросби и Фоку.

— Ну вот, — весело сказал Ген, всю дорогу несший за спиной заряд, — и снимать ничего не надо.

Ярослав обвел взглядом оставшихся и встретился с Илиарой. «Я не смогу без тебя, уйду вслед за тобой», — сказали ее глаза. «Я знаю», — ответили его.

— Мы снимает часовых и уходим внутрь. После взрыва вы ждете нас две минуты и уходите, продвигаетесь прямо к кораблю, направление вот так, — и указал куда, — сориентируетесь сами.

Сам бункер находился в скале, вход в которую закрывала массивная дверь. Очень хорошее естественное убежище. Четверо часовых на двух гравиплатформах, судя по всему, ничего не подозревали. Их четверка незаметно подошла вплотную, хотели уже начать действовать, как стали открываться двери бункера, поэтому все замерли. Оказалось, что у охраны пересмена. Замечательно! Десятки, если не сотни, раз отработанная тактика не оставила охране никаких шансов. Совпало так с этой пересменой или им подыграли Ярослав не знал, да и не хотел знать. Сейчас все его чувства были направлены только на выполнение задачи, а интуиция твердила, что основное действие будет в бункере искина. По дороге им встретился всего один патруль, которого тоже быстро убрали. Подошли к двери, которая, как и предполагал Ярослав, открылась сама, вошли внутрь.

— Я ждал вас, — раздался голос, сразу как они очутились внутри, а дверь за ними закрылась.

— Я знаю, — ответил Ярослав.

Целую секунду искин молчал, это какой же объем информации он успел обработать за это время.

— Откуда? Впрочем, это не важно, из вас мне нужен был только интуит, и теперь я сам знаю, кто это, остальные будут уничтожены.

Не успел искин договорить, как Ярослав накрыл всех щитом и развернул свое пси. В следующее мгновение мощнейший удар обрушился на них. Одновременно с этим была произведена пси-атака. Он аж присел от этого, но нашел в себе силы улыбнуться:

— Что, не получается? — и нанес кинетической иглой удар в подставку, на которой тот стоял, стараясь не дать тому возможность отдать какие-нибудь приказы, — Ген, быстро заряд на него, — и пробил тому коридор, — задержка пять секунд.

— Ты не человек! — воскликнул искин.

Помещение, где находился искин было метров двадцать в диаметре, в его центре был виден огромный кристалл черного цвета. Почему он не был помещен в какой-нибудь шкаф, сейф или кожух, Ярослав не знал, но это сильно облегчило их задачу. Но искин не собирался сдаваться, какое-то управление у него осталось, потому что опять обрушились удары, у Ярослав опять потекла кровь из носа. Ген закончил и поспешил обратно. Ярослав уже еле сдерживал атаки искина, вот дверь, Кросби и Фок разместили на ней взрывчатку для вскрытия, миг — и дверь вывалилась в коридор, а ней и четверка диверсантов. Одновременно с этим раздался взрыв в бункере искина, Ярослав только и успел выставить сзади щит, который впрочем взрывная волна снесла. Какие-то приказы искин успел отдать, так как коридор заполонили дроиды и стали атаковать.

— Командир, — раздался в шлеме голос Гена, — уходи, мы прикроем.

Вторая минута подходила к концу, а ушедших все не было. К Брил, которая была заместителем Ярослава, подошел Баг.

— Брил, вы почему-то прикрываете Илиару, — начал он, — я не знаю почему, да меня и не интересуют чужие тайны. Я хочу сказать, что когда будем уходить, то мы с Коулом останемся вас прикрывать. А вы уж спасите ее, раз это так вам неоходимо.

Девушка ничего не сказала, только положила руку ему на плечо и легко сжала. В это время из проема двери выбежал командир.

— Уходим, — раздалось в эфире, сейчас скрываться уже не было смысла.

— Где? — спросила на общей волне Брил.

— Остались прикрывать, — и рванул вперед.

— Яр, — окликнула его заместитель, — мы разобрались с управлением гравиплатформ, хотя это что-то совсем новое, мы такое не изучали.

— Мы с Коулом на этой, а вы на другой, — раздался голос Бага.

И начались гонки наперегонки со смертью. Первый и второй попавшийся патруль они уничтожили быстро благодаря неожиданности. Но начальником охраны бункера был неглупый заг, быстро сориентировавшись, он грамотно начал зажимать беглецов.

— Командир, — раздался голос Бага, — мы остаемся, уходите.

И их гравиплатформа замедлилась. У Ярослава сжало сердце, его люди, за которых он отвечает, остаются погибать, чтобы он жил. Умом он понимал это, а вот сердцем принять не мог. Сзади раздались взрывы и была слышна стрельба кинетического ружья Бага, крупного калибра. Опять изнутри у Ярослава стала подниматься ярость, поэтому когда спереди показались две гравиплатформы загов, он не раздумывая сформировал кинетический диск и толкнул его в правую, от которой исходила большая опасность. Со второй платформой завязалась перестрелка, в результате которой Бриан была серьезно, хотя и не смертельно, ранена, а Аниа получила легкое ранение. Там оказалось был псион, и пока они с Илиарой выясняли отношения, все завершилось. Псиона пристрелила Брил. Выяснить место, куда направляются беглецы, было просто, но путать следы не имело смысла — сейчас главное быстрее стартовать. При подлете к кораблю, Ярослав дал условный сигнал. Как только за ними закрылась дверь, корабль стартовал, а он отправился в рубку.

Когда Айта увидела, входящего в рубку Яра, ее сердце затрепетало от радости, но в следующее мгновение упало. Осунувшиеся лицо, потеки крови под носом говорили о том, что ему пришлось пережить. Вошедшая следом Илиара выглядела немногим лучше. Ярослав сел в кресло и опять ушел в себя, а его жена стала вытирать кровь на его лице.

— Движение туда, — указал Ярослав, — только там есть шанс.

Направление было вглубь территории загов.

Планета быстро удалялась, а Ярослав постарался прощупать пространство впереди. «Значит, поле все-таки не было завязано на искин», — подумал он, — «Все правильно, так и должно быть». При подлете он остатками пси пробил в поле прореху, куда скользнул их корабль.

— Уходим в гипер, — и капитан не раздумывая нажал кнопу экстренного ухода, он как чувствовал, что придется это делать и стоял рядом с ней.

Флотом загов командовал неглупый командир, поэтому он уже через пять минут навел порядок и стал перестраивать флот для перехвата, когда получил сообщение, что корабль харанов поднимается с поверхности планеты. Проверил наличие защитного поля — оно наличествовало, и тут он совершил ошибку, посчитав, что преодолеть его корабль не сможет. То, что там находился корабль, он приписал к его проникновению, когда поле отключалось для доставки грузов на поверхность планеты. Он не стал срочно выдвигать флот к месту столкновения корабля харанов с полем, а стал уточнять, был ли один корабль или несколько. Когда же ему доложили о преодолении кораблем преграды, он сориентировался быстро и отдал приказ на уничтожение, но за миг до того, как он должен быть уничтожен, тот ушел в гипер, даже не набрав необходимой для прыжка скорости. Теперь его может выбросить где угодно. «Выбросило бы вас на звезду», — в сердцах подумал он. Но все же отдал приказ:

— Отсчитать самые вероятные места выхода корабля харанов из гипера, исходя из их скорости. Тип корабля, наверняка, их «Призраки».

Второе Гнездо Пятого Болота. Кабинет Главного

С тех пор, как он дал задание группе «Спрут», главного мучил один вопрос: он не дал данные о том, что иной уничтожил существо из другого мира. Он не хотел, чтобы эта информация стала известна еще кому-нибудь, но понимал, что сокрытие ее может сыграть решающую роль. Все же решившись, скинул на кристалл данные и понес их главе группы «Спрут».

— Последние данные по объекту.

ХвашихсСвивссу не понравились эти последние данные, поэтому он пошел к своему приятелю, главе научников.

— Вот тут все данные по объекту «Иной», мне необходим полный расклад по уничтожению.

Тот вставил кристалл в считыватель и бегло просмотрел данные.

— Заинтересовал. Приходи завтра в это же время.

На следующий день в это же время они опять встретились в лаборатории «Ментат».

— Что можешь сказать?

— Самое главное — уничтожить вы его сможете. Но: никаких заложников, никаких поисков выходов на него, никаких интриг вокруг него. Только наблюдение, причем опосредственное. Внезапная атака на него принесет вам минимальные потери. Скрываться от интуитов вы можете, особенно с последними разработками, добавленными в ваши броники. Так что найди хорошее место и все.

— Хорошо, пошли мы готовиться.

А через два дня рейдер новейшего поколения, обладающий лучшей маскировкой, ушел в направлении территории харанов.

Им повезло — из гипера они вывалились недалеко от какой-то системы. Звезда класса С2 и пять планет вокруг нее, а самое главное — никаких загов в округе. Капитан дал команду корабельному искину произвести соотношение их координат с картами. Ярослав прислушался к себе — им ничего не угрожало, а значит можно отдохнуть в кают-компании. Они сидели впятером и вспоминали свои приключения, начиная с учебы. У ортанов было не принято грустить о погибших, их религия заключалась в перерождении, а с учетом поклонения богиням-воительницам, погибшие в бою получали перерождение очень быстро и были более сильными. Поэтому в комнате была веселая обстановка.

— Яр, — призналась Илиара, — когда на представлении групп в училище я увидела твой взгляд, то так захотелось тебе в лоб закатать, что еле сдержалась.

— Дааа, — подтвердила Аниа, — недотрогой ты была еще той. Что у тебя было? Несчастная любовь? Хотя с твоей внешностью в это не очень-то верится.

— Да, я только рассталась с одним, — Илиара запнулась, но все же продолжила, — человеком.

— А что это ты так запнулась? — спросил Ярослав с хитрецой в глазах, — Как же ты его хотела обозвать.

— Да ну тебя, — Илиара ткнула его в бок, — он хороший был человек, — сейчас она сказала это без запинки, — просто так сложилось, что нам пришлось расстаться.

— Не жалеешь? — спросила Бриан.

— Сейчас нет, — девушка прижалась к Ярославу, — Сейчас уже нет.

В помещение вошел Корн, ортанки сразу оживились.

— Кто заглянул к нам на огонек, — весело начала Бриан, — садись рядом, будешь меня утешать.

— Тебе еще восстанавливаться надо, у нас же не капсула, а обыкновенный медицинский дроид, а ты за утешением уже собралась, — усмехнулся он, — могу только с ложечки покормить.

— Идет, — не растерялась девушка, остальные весело засмеялись.

— Яр, — обратился он уже к Ярославу, — там капитан хочет тебя видеть, он вычислил координаты.

— А почему по связи ничего не сказал, а тебя послал?

— Да он не хотел мешать вам поминать товарищей, я говорил ему, что у вас не принято грустить, а в данном случае вы вообще должны радоваться такой гибели, но его не переубедить.

Ярослав поднялся и пошел к капитану. Когда за ним закрылась дверь, Корн посмотрел на девушек.

— Девушки, я хочу с вами поговорить на счет Айты. Я знаю ее давно, начинали служить вместе, побывали во многих заварушках, из некоторых еле вышли живыми — она хороший человек. Ну, поступила неправильно, так кто не ошибается? Я не знаю, кем для вас является Терран, разве, что только о тебе знаю, — он повернулся к Илиаре, — но не нужно игнорировать Айту. Поверьте, она сама очень переживает по этому поводу. Я не прошу взять ее в подруги, просто относитесь к ней, как к знакомому человеку.

Он поднялся, и пошел на выход, но в дверях остановился, и серьезным голосом, но со смеющимися глазами, сказал:

— А на счет ложечки — я все помню, — и вышел.

— И правда, девочки, — сказала Илиара, единственная не изменившая своего отношения к Айте, — что вы так на нее взъелись? Ну, отказала она Яру, ну и что?

— Понимаешь, — Брил хотела объяснить Илиаре, но потом передумала, — вот окажешься среди нас, так сразу поймешь. Чтобы понять, — она сделала ударение на слове понять, — надо прожить среди нас какое-то время. Иначе ты просто примешь к сведению, но не поймешь и не примешь.

— А когда меня будут кормить из ложечки? — сказала капризным голосом Бриан, чем вызвала хохот всех девушек.

— Чем обрадуете, капитан? — входя в рубку, спросил Ярослав.

— Обрадовать? — удивился тот, — Обрадовать могу тем, что в системе загов нет совсем. Я включил сначала пассивные сканеры, затем активные, но не обнаружил вообще никакой деятельности. Еще определил наше местонахождение — мы находимся глубоко на территории загов. Все, радостные новости все. Остальное, самое главное у нас осталось мало топлива, так что придется его где-то добыть. Можно использовать топливо загов, оно отличается от нашего, но наши гипердвигатели работают, правда, изнашиваются очень быстро, но долететь до своих мы сможем. Самое реальное — найти обитаемую планету и разжиться топливом там: либо на планете, либо на станции, если она небольшая. Можно попытаться взять на абордаж кораблю загов, но шансов тут очень мало, так как у нас нет ничего абордажного, а наш ремонтный дроид конечно сможет вскрыть обшивку их корабля, но будет это делать столько времени, что заги успеют не только подготовить потивоабордажные меры, но и поспать.

Видя, что Яр не выразил заинтересованности, вздохнув, продолжил:

— Есть еще один вариант, вот в этом секторе, — и он указал на карте место, — десять лет назад было большое сражение, там можно попытаться найти топливо. Но это кладбище находится на пределе наших возможностей — после прыжка топлива не останется, а если, там ничего не найдем, то там и останемся.

Ярослав же очень отчетливо почувствовал, что их спасение именно там, поэтому:

— Летим на кладбище.

До космического кладбища долетели без неожиданностей. Оно впечатлило Ярослава — сотни кораблей и с одной, и с другой стороны плавали в космическом пространстве. Некоторые казались почти целыми, а от других остался только остов. Куски обшивки, двигатели, части орудий, а то и полностью орудия продолжали свое движение уже десяток лет.

— Здесь не опасаясь можно пользоваться пассивными сканерами, не все корабли полностью мертвы, поэтому даже, если и обнаружит патруль загов их работу, то не обратит внимания. Патруль здесь точно должен быть, так как рядом находится система, расположенная на пересечении путей гиперприжков.

— Тогда приступаем к работе, корабли загов обходим стороной на всякий случай. Желательно найти хотя бы еще одного дроида.

Топливо собирали целую неделю, и это с учетом того, что нашли еще одного целого ремонтного дроида. Топливо собиралось, что значит с миру по нитке, только в одном корабле было более-менее. Несколько раз пролетал патруль загов, и в это время на всякий случай прекращались все работы, да и электроника отключалась. Но вот, как раз, на десятый день, когда решено было улетать, из гипера выпрыгнул большой патруль загов, вместе с которым были еще два непонятных судна. Спустя небольшое время, назначение этих судов стало понятно — их задачей был демонтаж кораблей. Интуиция Ярославу говорила, что это не разборка судов, а поиск, вернее даже не поиск, проделывание пути к найденному. И это найденное имело большую ценность для загов, как и неприятные последствия для людей. Он отрешился от всего, и цель загов нашлась.

— Капитан, можно включит карту кладбища?

— Да, думаю этот небольшой всплеск они не обнаружат, — и развернул карту.

Ярослав ткнул в нее:

— Что здесь?

— Обломки множества судов, как наших, так и загов, многие выглядят целыми, может и работающее оборудование есть. В центре какой-то непонятный корабль.

— Это их цель, — ответил Ярослав, — очень важная для них. Необходимо его как-то уничтожить.

— У нас есть дополнительная энергетическая батарея, досталась по случаю, вот и таскаю ее. Если ее доставить и взорвать, взрыв точно уничтожит там все.

— Жертвуем найденным дроидом, пусть он доставить ее на корабль, где активирует самоподрыв. Мы к этому времени должны выбраться из кладбища и со взрывом начать разгон и уход в гипер. Не думаю, что они плотно следят за окружающим пространством, им здесь некого опасаться, так шансы уйти есть немалые, — он это чувствовал.

Перепрограммировали дроида, поставив тому задачу по остаткам кораблей людей добраться до цели, найти энергоузел и активировать самоподрыв. К моменту его подхода корабль уже был на границе кладбища.

— Старт, — скомандовал он, а в следующий миг почти в центре кладбища кораблей раздался мощный взрыв.

Ярослав так и не узнал, что был уничтожен единственный имеющийся у загов генератор пространственных межметрических помех.

КоасшсХашилсш, надзирающий второго круга, всего пятнадцать дней назад получил известие, которое могло его поднять выше на целую ступень. Сначала он даже не поверил, оказалось утерянный артефакт цивилизации альтматов, который считался утерянным, все время находился на поле сражения, хотя по всем отчетам он ушел в гипер в самом его начале, и из гипера не вышел. Он создавал помехи в подпространстве, благодаря чему корабли, двигающиеся там, просто выталкивало из него. Благодаря его применению в том сражении десятилетней давности заги одержали победу, хараны и не подозревали о такой возможности и были застланы врасплох. И вот когда до корабля с установленным артефактом оставалось совсем немного, тот взорвался. Он в бешенстве решил, что это напортачили его подчиненные, которые разгребали подход, потом, что военные, отстреливающие еще активные системы вооружения у подбитых кораблей, но все оказалось не так. И лишь когда были проверены логи записи эфира, где была отметка об уходе какого-то корабля в гипер, он понял, что случилось. Но к тому времени беглецы были уже далеко.

Наконец-то Ярослав смог полностью расслабиться, никакой тревоги не чувствовалось. Он с некоторым удивлением обнаружил, что девушки перестали полностью игнорировать Айту, которая сейчас чаще обычного находилась в их компании, хотя и не принимали в свой круг. А прибыв на станцию, они все получили неделю отдыха, затем Ярослав предписывалось набрать себе еще членов группы до комплекта, и отрабатывать взаимодействие. Но сейчас главное отдых — уже на второй день они с Илиарой спустились на планету и гуляли там по лесам, горам и прочим частям ее. Планета была полностью пригодна для жизни и использовалась для отдыха.

ХвашихсСвивсс со своей группой прибыл к месту еще десять дней назад, но объекта там не оказалось. От агента была получена информация, что тот ушел на задание. Швисс не расстроился, а начал планомерно исследовать станцию и планету. На станцию попасть было не так и сложно, так как она была огромной и полностью контролировать ее не представлялось возможным. Помня о предупреждении друга из «Ментата», он не искал каких-либо подходов, его деятельность больше походила на осмтор туристом достопримечательностей базы и планеты. Но острый ум все анализировал и обрабатывал. На саму станцию он попал вместе с еще двумя швиссами, которые, как и он, умели менять внешность. Потом от агента пришло сообщение, что ему удалось установить контакт с человеком, имевшим зуб на объект. И этот человек сообщил, что его объект любит отдыхать на планете, а это значит, что уничтожить его будет просто. Любимые места отдыха вычислялись легко, однажды он увидел их мельком, и это обрадовало его. Одеты они были в легких комбинезонах, оружие легкое ручное, лучевое, и холодное — их места нахождения угадывались очень легко. Он не понимал, почему хараны так держаться на него, ведь оно очень не практичное. Теперь осталось только дождаться подходящего случая.

В этот раз на планету Ярослав с Илиарой отправились одни, ее телохранители решили дать им насладиться друг другом, так как сегодня последний день отдыха. Сегодня они решили провести время на небольшой горной поляне, любимом месте отдыха многих людей. Им повезло — никого не было, и они медленно шли к месту, разговаривая обо всем на свете.

— Яр, — сказала Илиара просящим голосом, — расскажи о своем прошлом, я никогда не поверю, что ты все забыл.

— Ишь, какая любопытная, — ответил он, и коснулся ее носика своим указательным пальцем, — развернулся и пошел дальше.

А Илиару как молнией ударило — такой знакомый жест делал еще только один человек — Яр из Странника, чужой. И все стало на свои места — те немногие разногласия в различных моментах, его очень высокий уровень пси, который он скрывает, но их группа заметила это, но не выдавала, раз командир не хочет, чтоб об этом знали. И, наконец-то, то, как ее к нему тянет, и ведь чувствовала что-то знакомое, но не могла понять, что же это. От нее к нему пошел ураган эмоций любви, нежности, желания, что он остановился и развернулся к ней, чтобы как она сгорает живьем в огне плазменного заряда.

— Неееет, — разнесся крик по поляне и дальше, отражаясь многократным эхом от скал.

В следующий момент ярость, живущая в нем, сметая все преграды на своем пути, вырвалась наружу. Мелькнуло перед глазами что-то багрово-красное, и мир изменился. Он увидел, как к нему несется огромный плазменный заряд, почувствовал семь троек притаившихся загов, готовых открыть по нему стрельбу, и ярость полыхнула еще большей силой. Не раздумывая, что и как он делает, он сотворил на пути движения плазмы тоннель из кинетического щита, развернув его почти на сто восемьдесят градусов и направляя его в одну из троек. Заги не ожидали ничего такого, поэтому вся тройки сгорела, несмотря на мощную защиту. Шаг назад и вправо — место, где он был, рассекают следы лазеров и пролетают пули. Сотворил однажды выручивший его кинетический диск и направил его в следующую тройку. Но, как оказалось, не только он может предчувствовать и быстро двигаться — из тройки погибает только один, еще один ранен, третий же ушел от атаки. Опять шал в сторону, присесть и пси атака еще на одну тройку — он не видел, как взорвались головы у их всех. Из сидячего положения прыжок к еще одной тройке, которая начинает расходиться. В полете хлопает по бедрам, и у него в руках оказываются клинки, которые полыхнув черно-белым огнем, так остались полыхать. Два быстрых росчерка, и два зага превращаются в четыре куска. Мощный щит за спину с одновременным прыжком к оставшемуся из этой тройки загу — в щит ударяются пули и лучи, удар клинком и голова покатилась в сторону. Мощный горизонтальный прыжок к следующей тройке с одновременным пси ударом в оставшегося в живых зага, одной из уничтоженных троек, который оказался очень опасным. Перекат — заг остался без ног, прыжок к оставшимся двум, активация щита, в который те успели выстрелить, что им не помогло — оба поделились пополам. Сильнейшее чувство опасности пришло с другой стороны поляны.

Когда уничтожалась пятая тройки, ХвашихсСвивсс понял, что они не справятся, и тут же услышал своего помощника:

— Активируй заряд, я задержу, и бросился наперерез иному.

Стремительным рывком Ярослав направился туда, но ему навстречу прыгнул еще один враг, миг — и тот кусками мяса падает на землю. Но свое дело он сделал — Ярослав почувствовал очень быстро нарастающую пульсацию энергии, поэтому оттолкнувшись от земли, он постарался уйти подальше от места взрыва, но еще на другой стороне поляны понял, что не успевает. Приземлился, развернулся боком, руки опущены, клинки, взятые обратным хватом, вверх вдоль руки, щит в виде ромба острием вперед. Только успел, как раздался взрыв — мощная волна накрыла Ярослава, почувствовавшего, как быстро уходят его силы, подключил уже жизненную энергию, и последней мыслью, перед тем как взрывная волна снесла ему щит, была:

— «Вот и познакомился с новой Галактикой», — и наступил тьма.

А из глубины космоса, на огромной скорости, на планеты падала матово-черная пирамида.

Конец книги


Оглавление

  • Ростислав Корсуньский. Знакомство
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  •   Глава 25
  •   Глава 26
  •   Глава 20
  •   Глава 27
  •   Глава 28
  •   Глава 29