Институт чародейства (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Annotation

Межмировой портал, который в мире Оравия называют Вратами Некроса, Андрею удалось разрушить, и бог мира немертвых не сумел прийти и отомстить потомкам тех, кто его однажды оттуда изгнал. Вот только перед разрушением тот успел сработать, и наш герой очутился в…


Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16.

Глава 17.

Глава 18.

Глава 19.

Глава 20.


Глава 1


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, горы Моссарк.

В пещере сидели два существа. Один сторонний наблюдатель отнес бы их к расе демонов, другой к людям, житель технической стороны бытия к мутантам. И все они были бы правы. Первое существо имело вполне человеческую фигуру и черты лица, но были два момента: во-первых, красная кожа явно свидетельствовала в пользу демонов, во-вторых, на голове присутствовали совсем небольшие рожки, даже можно сказать наросты. Второе же имело массивную фигуру, бугрившуюся от груды мышц, грубые, но вполне человеческие черты лица, но красные глаза с вертикальными зрачками янтарного цвета. Сидели они вокруг костра, где в качестве топлива выступал камень с начертанными на нем каким-то знаками или рисунками. Над костром висел обыкновенный котелок, где варилась похлебка.

— Сколько еще продлиться эта магическая буря, — спросил более массивный своего товарища.

— Не знаю, — ответил тот и подошел к входу в пещеру.

Спустя десяток секунд рядом встал его спутник. Перед ними раскинулась широкая долина, посередине которой бежала небольшая речушка. Сама же она была усеяна небольшими лесными массивами, деревья которых вырастали из высокой и сочной травы. Один из них, тот, которого спросили, долго всматривался, пытаясь определить момент, когда буйство магических энергий пойдет на спад, но, вздохнув, ответил:

— Нет, не могу ничего понять, а смотреть магическим зрением сейчас опасно, очень уж высокая концентрация периодически проскакивает. Говорил же, что надо купить очки.

— И что ты такой чувствительный к этим бурям? — в который раз задал риторический вопрос товарищ. — Другие вон постоянно в них находятся и ничего, всегда чувствуют себя лучше всех.

— Зато я заранее определяю начало возмущений и еще ни разу не пострадал, — возразил тот, — даже когда шторм начинается внезапно.

— А почему в пещерах она практически отсутствует?

— А вот этого никто не знает, — усмехнулся тот, — а если и знает, то не говорит. Знаешь, — начал он, но замолчал, и после короткой паузы продолжил, — мне кажется, что этот шторм будет долго. Придется меньше есть.

Затем они поели и легли спать. Магическая буря бушевала целую неделю, что встречалось довольно редко. Но поскольку припасы они решили экономить, то голодать им не пришлось, хотя и сытыми они не были. Наконец-то, покинули пещеру и направились в столицу герцогства. В силу того, что их припасы подошли к концу, идти решили через перевал, который начинался в конце долины. Передвигаясь быстрым шагом, они автоматически отслеживали места гнездовья птиц и небольших ящеров. Это происходило потому, что занимались приятели сбором ингредиентов для алхимиков. Работа эта приносила неплохой доход, но только в том случае, если рисковать. И они рисковали — то заберутся в пещерные лабиринты, где собирают отходы жизнедеятельности пещерных ушанов, то посетят гиблые болота в поисках икры королевской жабы, или вообще полезут на утес за яйцами птицы чара-чара, скорлупа которых ценилась значительно выше золота. Но все эти сборы были крайне опасны, потому как ушаны хотя и были размером с ладонь, но являлись плотоядными, рьяно защищали свою территорию и нападали стаями. Королевская жаба сама по себе была совершенно неопасна, но вот болотная змея, для которой та являлась деликатесом, достигала в длину семи метров, имела хорошую реакцию и противоядия от ее яда не существовало. Про чара-чара достаточно сказать, что у нее имелся иммунитет к магическим атакам, за исключением заклинаний из высшей магии, и убить ее можно было оружием, на которое нанесены руны или чары все той же высшей магии, а охотились они на буйволов. И еще они были очень и очень редки.

В этом поисковом рейде им не повезло, добычи еле-еле хватит, чтобы свести концы с концами и подготовиться к следующему походу. Вот и приходиться им высматривать возможную добычу, несмотря на то, что через два дня начтут голодать, потому что в этих горах съедобных животных не водилось. Дойдя к началу подъема, здоровяк со вздохом сказал:

— А я надеялся, что что-то найдем.

И начал очень ловко подниматься по скале. Взобравшись на утес, он сбросил веревку своему напарнику. Теперь продвижение их замедлилось, но сам перевал занимал всего дневной переход. После полудня начался самый трудный участок — практически вертикальная скала, по которой мог забраться только такой скалолаз, как представитель почти вымершего народа дрэвов. Но не успел он подняться и на пять метров, как услышал громкий шепот своего приятеля:

— Замри!

И он повиновался, потому что эта фраза произносилась у них только в минуты высокой опасности. Он так и повис на одних пальцах, совершенно не понимая, что могло быть здесь такого опасного, ведь этот путь не был заброшенным. Пальцы начали уже слабеть, но больше никаких команд не поступало, и когда он уже хотел задать вопрос, то услышал характерный клекот. Его окатило холодом, ведь это не что иное, как охотничий клич чара-чара. И откуда только взялись силы? Ему показалось, что не только пальцы вросли в камень, но сам он тоже слился с ним.

— Все, — раздалось снизу и он нашел ногами опору.

Целых пять минут он разминал пальцы, жалея, что не может обгрызть сломанные ногти. Затем медленно и очень аккуратно поднялся на следующий уступ. Не вставая и даже не приподнимаясь, он огляделся — ничего опасного не заметил. Приподнявшись опять оглянулся — все тихо. Закрепил веревку за крюк, вбитый еще десятилетие назад, и сбросил вниз. Теперь уже он лежал, не шевелясь, и следил за обстановкой. Но все сложилось хорошо, и вскоре оба приятеля-авантюриста двинулись дальше.

— Стой, — рогатый положил руку на плечо своему спутнику и указал на утес, находящийся в двухстах метрах. — Это гнездо. У нас есть еще час, рискнем?

— Придется, — ответил его товарищ, уже высматривая самый удобный маршрут. — Идем.

Он передал веревку своему менее опытному в плане скалолазания приятелю и двинулся по гребню к гнездовью птицы чара-чара. Дошли быстро, хотя и одному из них пришлось повисеть на веревке, потому что, осматриваясь, он запнулся о камень.

— Так, где тут у меня мешок, — бормотал дрэв, роясь в своем мешке.

— Постой, смотри! — взволнованно сказал его приятель. — Вон на плато.

На небольшом плато, находящемся немного ниже того места, где они находились, появилось зеленовато-белесое свечение, преобразовавшееся в арку, и тут же, как бы улетевшее в сторону.

— Никогда такого не видел, — изумленно сказал здоровяк, — да и откуда тут портальная площадка?

— Это не стационарный портал, — не менее удивленно ответил его друг, внимательно всматриваясь в плато, — это энергетический портал из миров высших сфер или инферно. Нет, не инферно, там энергетика красно-бордовая.

— А чтобы портал двигался? — уже с любопытством спросил дрэв.

— Я о таком даже не слышал, — медленно произнес тот. — Там что-то осталось, — уверенно добавил спустя пару секунд. — Идем лучше туда.

И они быстро начали спускаться. А через пару минут услышали хлопанье крыльев и снова замерли. Но в этот раз совсем ненадолго — охотница вернулась с добычей и в течение пары часов будет занята. Приятели переглянулись и облегченно вздохнули. Теперь можно двигаться более смело.

Они стояли и удивленно смотрели на место, где совсем недавно возник портал. На земле, не двигаясь, лежал молодой парень с застывшим выражением боли на лице.

— Ух, ты! — воскликнул здоровяк. — Раб, молодой, можно выгодно продать! Все-таки Боги благосклонны к нам.

— Ничего не выйдет, — хмуро ответил его спутник. — Это прокаженный из Запертых земель. Беглец.

— Точно? Ты не ошибся? — разочарованно, но с надеждой спросил дрэв.

— Точно. Я не могу рассмотреть всю его энергетику, но в районе груди имеется большая магическая аномалия, в районе глаз тоже что-то такое наблюдаю. Придется его сдать Службе Надзора.

— Ну, хоть что-то получим за него, — заключил здоровяк и принялся обыскивать. — Смотри, — и он передал два предмета, похожие на коготь какого-то существа.

— Странно, — ответил тот, внимательно рассматривая предметы, — рун нет, чар тоже. Какой-то рисунок, похожий на заклинания нормальных миров, а значит, кость стоит каких-то денег. Зачем-то приделали камни, заполненные маной. Посмотри, что это за камень такой?

— Нет, не знаю, — развел руками его приятель, — ты же знаешь, что я не знаток.

— Давай связывай его и пойдем.

По дороге они решили ничего не говорить про портал, а просто сообщить место, где тот был найден. Служба Надзора находилась раньше лавки алхимика, поэтому они и зашли в нее вначале. Именно это решение и определило дальнейшую их судьбу и судьбу найденного парня. Убедившись, что принесенный и находящийся без сознания человек имеет отклонения, работники взяли с них письменные показания, выплатили причитающиеся им деньги, а парня односторонним порталом отправили в Запертые земли. Два авантюриста в приподнятом настроении зашли в лавку алхимика, где на приеме вот уже десяток лет сидел один и тот же помощник чародея. Выложив на прилавок всю свою добычу, они стали ждать расчета.

Когда приемщику, а также агенту тайной службы герцога, попали в руки камни силы из миров высших сфер, он сначала не поверил. Дальнейшее тщательное изучение заставило его убедиться в этом. Он спросил о находке, но друзья ответили, что мест не выдают. Это было действительно так, власти не требовали искателей и добытчиков рассказывать о своих местах находок, чтобы не убавить интерес к этой работе, но не в этом случае. Он выплатил им, как и положено, и те направились праздновать свой удачный поход. А завершился прием спиртных напитков не в борделе, а казематах тайной стражи, где они подробно рассказали все, что видели. А затем их отправили в каменоломни.


Мир Инфереал, королевство Скардия.

По лесной дороге несся неизвестный в этих краях зверь. Он черной молнией мелькал среди деревьев, останавливая только для того, чтобы вкусить сочной травы или напиться из ручья воды. Несколько раз местные хищники пытались его поймать, но каждый раз какая-то сила отбрасывала их от него, а затем мощный удар копытом отбивал всякое желание продолжать охоту. Вдруг он остановился, покрутил головой, затем громко издал непохожий ни на что звук. Переступил с ноги на ногу, повернулся в одну сторону, другую, опять мотнул головой и снова издал звук, в котором явно слышались радостные нотки.

— Ты смотри, что за зверь такой? — раздался из-за кустов мужской сиплый голос.

— Что ты там увидел Сиплый? — донесся густой бас.

И через минуту на зверя смотрели три пары глаз. Из-за кустов вышли три человекоподобных существа. Разобрать кто из них принадлежит к какой расе было невозможно не только из-за одежды, но и в силу того, что обросли они волосами очень знатно.

— Немного напоминает эльфийских единорогов с другого континента, — ответил им молчавший до этого мужчина. — Правда, это было еще тогда, когда они правили там. Да и рог у него находился посреди головы.

— Ну, ты и знаток, Знаток, — отметил первый и заржал от такого каламбура. — Ловим его, а я очень хочу посмотреть, что там у него в сумках. И не рукояти ли мечей там торчат?

Один убежал за сетью, а когда вернулся, то, растянув ее, он стали обходить. Зверь показал им зубы, грозно заржал и отступил на пару шагов.

— Ты смотри, еще и угрожает, — возмутился Знаток, — может быть его лучше пристрелить?

— Нет, поймаем и продадим, — возразил Сиплый, — скажем, что новая порода этих твоих единорогов. Но только без рога, — и опять засмеялся, но уже тише.

Где-то около получаса они пытались поймать невиданного зверя в сеть, а тот уходил. Сделает пару шагов, остановится и скалится, чем выводил разбойников из себя. А потом просто оббежал их и скрылся за деревьями. Разочарованные бандиты вернулись к своей стоянке.

— Да этот гад у нас все фрукты сожрал, — воскликнул Знаток.

И в ответ на это раздался опять звук, который мог воспроизвести только один зверь.

Глава 2


Мир Инфереал, Запертые земли, город Центральный.

Сегодня подошла очередь дежурства гильдии Форса, и он очень надеялся, что кто-то появится из портала. Переделка территорий столицы Запертых земель длиться постоянно, то затихая, то вспыхивая новыми войнами. Вот буквально неделю назад они воевали одновременно с двумя гильдиями и сумели отстоять свою территорию, да и то только благодаря магическому шторму, во время которого два его бойца превращаются в настоящих монстров. Отстоять то отстояли, но вот сил удерживать почти не осталось. Поэтому сегодня он с надеждой заступал на дежурство. Был еще один положительный момент — пока гильдия дежурила у портала, то она была неприкосновенна. Два вчерашних соперника не страшны, перемирье, заключенное с ними, будет неукоснительно исполняться еще полгода, но третий сосед совсем другое дело. Сегодня он не тронет, зато завтра все может быть уже по-другому.

Портал мигнул, а Форс впился взглядом на площадку, ведь там кто-то должен появиться. И в самом деле, прибыл, вот только лежал он то ли без сознания, то ли мертвый. Такое иногда случалось — власти всех стран не желали связываться с существами, имеющими магические отклонения, и мертвецов тоже телепортировали им.

— Пойди проверь, — отдал он приказ своему подчиненному.

Тот подбежал к лежащему человеку, приложил руку к шее, затем помахал своему главарю. Подойдя, Форс увидел совсем молодого парня, без сознания и в плачевном состоянии. «Нда», — подумал он, — «такой в гильдии не нужен, будет лишним балластом. Может быть, смогу им долг чародейке вернуть?».

— Бери и пошли к чародейке, — приказал он и направился к ней. — А ты, — проходя мимо еще одного своего подчиненного, обратился к нему, — следи за порталом и не вздумай никуда уходить — шкуру сдеру.

Как и любой главарь гильдии, он тоже держал своих подчиненных в кулаке и страхе, иначе быстренько его сместят. Идти было недалеко, и вскоре они подошли к ограде, за которой находился небольшой сад и уютный двухэтажный дом, что по местным меркам считалось богатством. Не успели они зайти, как на крыльцо вышла хозяйка.

— Вот, Теграна, я тебе должен раба — принимай, — уверенно сказал Форс.

— Ты меня держишь за полную дуру? — после небольшого разглядывания с усмешкой заявила та. — Ему жить-то осталось всего ничего.

— Не может быть! — «удивился» тот. — Он же только что прибыл.

— Я не знаю, когда и в каком состоянии он прибыл, но это, — она выделила интонацией последнее слово, — мне не надо. Так что долг так и висит на тебе, остался еще месяц.

— Что с ним делать? — спросил «носильщик» своего атамана, когда они покинули маленькое поместье.

— Если она не взяла, то ему и в самом деле жить осталось немного, — ответил главарь. — Выбрось его где-нибудь.

Тот дотащил ношу до телеги, куда был впряжен гуранг, и поехал на выезд из города. Разводить трупы в городе после некоторых событий было строго запрещено. По этой же причине отсутствовали и кварталы нищеты. Он отвез его в ближайший лес и сбросил в овраг.


Непонятно где.

Первыми появились звуки. Я долгое время лежал и пытался это осознать. Затем понять, что это такое. Но ничего не получилось, они то появлялись, то исчезали. Потом ощутил вспышку магии, и что-то случилось с моим телом — я его стал немного чувствовать. А вот пошевелиться никак не мог, даже открыть глаза, чтобы глянуть, что со мной и где я нахожусь. Опять начал прислушиваться к шуму, ничего не понимая, хотя стал отличать, что вот это вот говорит женщина. Затем молнией пронзила мысль: «Они же разговаривают на незнакомом языке!». Какое-то время была тишина, только доносились непонятные звуки, на речь совсем непохожие. Вдруг появились странные ощущения, а мозг нарисовал катящегося человека. «Точно!», — мелькнула мысль, — «Такое может быть, когда скатываешься с какой-то горы». И тут боль пронзила голову.

Пришел в себя с головной болью. «Наверное, будет шишка», — подумал я. Блин опять пошевелиться не могу, но тут приходит на память случай, что уже быто нечто подобное со мной и я мог побороть свою беспомощность, прокачивая внутреннюю энергию. Как только вспомнил об этом, память тут же подсказала, как я это делал. И я принялся за дело. Ничего себе! Я точно помню, что эта процедура была значительно легче, а тяжело было, когда пытался этой энергией работать за пределами тела. Сейчас же, гоняя ее внутри себя, я встречал сильное сопротивление и расход находился на уровне работы вне. У меня создалось стойкое впечатление, что на пути циркуляции энергии появились какие-то стены, перемычки или вообще лабиринт. Когда полностью опустошил свой запас, то первым делом открыл глаза.

«Я что, ослеп?», — появилась паническая мысль. Но нет, это просто ночь. Попытался подняться и сесть — получилось, но руки и ноги были ватными, как будто я их отлежал. Перелег, чтобы было удобнее, и почти сразу уснул, даже не успев обдумать свое положение. Яркий свет ударил по правому глазу и заставил меня проснуться. Попробовал сесть, но чуть не свалился обратно на спину, поэтому занялся вчерашней процедурой, только на этот раз делая упор на ноги и руки. Пусть голова будет не так хорошо соображать, но я надеялся на инстинкты и рефлексы. Теперь поднялся намного легче и осмотрелся.

Как и предполагал, находился я внизу оврага, причем довольно высокого, да и в ширину он был приличный. Покрутил головой и решил двигаться вниз, ища ручей или ключ, потому что почувствовала нарастающее чувство жажды. Шел по дну оврага небольшим зигзагом, чтобы не пропустить ничего, поскольку издали увидеть место, где есть вода, не представляется возможным. Это в степи, лесостепи легко увидеть водоем по более насыщенному цвету листвы, а тут все было ярко зеленым. К вечеру ничего не нашел, и чтобы рот не сильно засыхал, я жевал кору. Резерв внутренней энергии почему-то восстанавливался значительно медленнее, чем ранее, и с чем это было связано, я не знал. К вечеру устал настолько, что даже сильная жажда не повлияла на мой сон, и уснул я, как только голова коснулась импровизированной подушки.

А вот ночью она меня разбудила, а во рту была страшная сухость. Вдруг меня привлек звук журчащего ручейка. Вчера вечером ветер шелестел листвой деревьев и травой, поэтому этот совсем тихий звук я и не смог услышать, и вот сейчас, при полном безветрии, он меня и привлек. Я пил холодную воду и не мог напиться, прямо как в сегодняшнем сне. Затем откинулся на спину и прямо тут же уснул, успев подумать, что как хорошо, что в этой местности тепло.

В это утро я проснулся от голода, живот уже не урчал, а создавалось впечатление, что желудок начал поедать сам себя. Позавтракав водой, я направился вдоль ручейка, который был в ширину всего-то сантиметров двадцать. По пути занялся самовосстановлением и с удовольствием обнаружил, что работать стало значительно легче. В этот раз я больше внимания уделил голове и, как оказалось, не зря — многие моменты я не помнил, зато сейчас все всплыло и стало на свои места. Ощупав пояс, понял, что амулеты пропали, зато полностью сохранилась моя одежда, значит, имеется довольно неплохая защита груди. Поразмышлял о причине и решил, что своей работой восстанавливаю энергетику или энергетический каркас, или какие-нибудь энергетические тела.

Сначала я почувствовал отголоски магии, и только метров через триста еще и звон оружия, которого, впрочем, слышалось совсем мало. Знания моего отца сохранились, и я перешел на бесшумный шаг, стараясь сливаться с окружающим миром, что сделать было довольно легко. Посмотрел в просвет между ветками густого кустарника и все стало на свои места.

Небольшое селение подвергалось нападению разбойников. Хотя нет, это могут быть и не разбойники, очень уж хорошо одеты, да и оружия у них достаточно. Проанализировав действия, понял, что вряд ли это бандиты, поскольку они уничтожали всех жителей. «Но романтикам с большой дороги совсем не надо убивать курицу, несущую золотые яйца», — мелькнула мысль. Все ясно — они пришли за жизнью магини, которая в данный момент осталась одна и защищалась от десятка нападавших, среди которых два были магами. Ввязываться в их разборки я не спешил, обоснованно предполагая, что напавшие на селение не станут выгребать съестные припасы. «А ведь оружие они точно заберут», — пришла мысль, и я начал высматривать убитых, причем, желательно из нападавших.

Вдруг слева от себя я услышал шорох и быстро присел, обратившись в слух. Опять раздался шорох и хрустнула ветка, но мне этого оказалось достаточно, чтобы определить, что тот, кто это совершил, находиться на одном месте. Десять шагов и выглянул из-за дерева. Мужчина, лет тридцати пяти, внимательно и, как мне показалось, с интересом всматривался в бой. Довольно неплохо экипирован: кольчуга, шлем с бармицей, рук и ног не видно. Ясно, нападавшие выставили посты, чтобы никто не смог убежать. Стал прикидывать, где еще должны стоять наблюдатели, отметил несколько мест, но как ни всматривался в них, никого не увидел. Мне же лучше — один враг всяко лучше нескольких.

Шея прикрыта, но слава богам на шлеме отсутствует переносица, иначе можно было бы уходить. Подходя к воину, попытался войти в боевой транс, но потерпел фиаско. Вероятно, для него я еще не полностью восстановился. Выныриваю из-за спины и наношу сильный удар раскрытой ладонью по носу снизу вверх. Несмотря на то, что воин был занят разглядываем боевых действий, он успел среагировать и попытался отклониться и, если бы не моя левая рука, придержавшая его голову, то у него это получилось бы. А так его нос, кстати, довольно длинный, вошел в мозг, и я аккуратно положил его на землю, лицом вниз. И теперь сам уставился на битву.

Невероятно, но женщина еще держалась, а вот противников поубавилось — всего восемь осталось. Хотя нет, убитый только один, второй вон отползает назад. Женщина прижалась спиной к своему дому, а перед ней мерцал щит, о который разбивались атаки как мечников, так и магов. Вот он исчез, а женщина выставила вперед руку, с зажатой палкой, из которой ударил темно-синий луч, разбившийся о защиту одного их магов. Не, не палка, а боевой посох, пусть и размером всего в полметра. Но тут щит женщины мигнул и следующая атака мага, какой-то прозрачный небольшой шарик, попала ей в плечо, а мечники быстро ее скрутили. Что-то показалось мне неправильным в их атаках, за что-то цеплялся взгляд. Потом понял: и женщина, и атакующие ее мужчины-маги во время атаки выставляли руку вперед на манер пистолета. Да, при помощи движения рук многие заклинания легче направить в цель, но открытой ладонью, а тут как будто они что-то держат в руке. Между тем маги и женщина о чем-то разговаривали, затем один из них ударил ее по лицу. Вот к ним подошли все мечники, кроме раненого и засмеялись. А в следующий миг женщина вспыхнула факелом и от нее разошлась круговая волна.

У меня даже отвисла челюсть, особенно когда я видел, что та не превратилась в уголь, а просто падает на землю. А вот ее противникам не повезло — они валялись на земле, громко крича, что даже тут я все слышал.

— А ведь это шанс! — прошептал я и, взяв в руки меч, убитого мной воина, бросился добивать всех.

На бегу попробовал поймать балансировку меча, и с огромным трудом сделал это. В общем, это была заточенная железяка, а не боевое оружие, особенно, если сравнивать с моими мечами, оставшиеся в седельных сумках Агата. «Как он там?», — некстати мелькнула у меня мысль, — «Наверное, уже вовсю окучивает свою Гарраду?». Влетев в селение, первым делом побежал к магам, которые уже почти оправились. Один удар, второй — два трупа, хорошо, что их амулеты разрядились от атаки магини. Добить мечников оказалось совсем просто. Теперь самое важное — сбор трофеев. Но перед этим решил опять поработать по восстановлению своего организма, поскольку чувствовал сильную тяжесть во время бега и быстрой работы по добиванию нехороших людей.

— …, - раздался сзади слабый женский голос.

Я тут же отпрыгнул в сторону, разворачиваясь в полете и приготовился к бою. Но воевать не пришлось, потому что я встретился глазами с женщиной, которая все еще держалась за жизнь. «Ух ты, и тут эльфы есть!», — мысленно воскликнул я, увидев миндалевидные глаза и кончик торчащего остроконечного ушка.

— …, - судя по всему, она повторила ту же фразу.

— Да не понимаю я вас, — развел руки в стороны.

Она еще говорила какую-то тарабарщину, как я понял на разных языках, затем требовательно посмотрела в сторону своей сумки, лежащей рядом с одним магом. То, что ее, я знал, поскольку та висела у нее сбоку во время сражений. И только сейчас до меня дошло, что и ее сумка, и сумки магов остались целыми, хотя одежда обгорела. Подошел и отнес ее ей. Женщина порылась, вытащила какой-то свиток и поманила меня к себе, а когда я подошел, то показала, чтобы я наклонился. Я чуть помедлил, прикидывая чем мне это может грозить, и решил не рисковать, отрицательно покачав головой. Она улыбнулась и покачала отрицательно головой, давая понять, что ничего страшного со мной не случиться. Если бы она улыбалась своей обворожительной эльфийской улыбкой, то ни за что бы не подошел, а тут обыкновенная добрая человеческая, поэтому наклонился. Она коснулась моей головы свитком и вспышка в моей голове лишила меня сознания.


Мир Инфереал, Запертые земли, селение Фортрист.

Таланиэль вдруг почувствовала сильную опасность, которая могла означать одно — ее нашли. Быстро собирая самое необходимое в сумку, она подумала: «Как? Как они это смогли сделать? Я же очень тщательно заметала следы! Они не могли меня выследить!». Выбежала из дома и поняла, что опоздала. Два ее охранника, изображавшие в этом селении двух братьев, у которых была в служанках эльфийская полукровка, которую играла она, сражались с тринадцатью людьми и одним эльфом. Последний был самым опасным, поэтому она, не раздумывая, направила на него скипетр и активировала чары астрального копья. Как она и ожидала, тот не думал, что будет применена астральная магия такого уровня и не имел соответствующей защиты, вот и свалился на землю. Она взяла в левую руку руну полного щита и тут же активировала. В почти прозрачную пленку ударило два заклинания — огненный шар и молния. Ее охранники поняли, что уйти под ее защиту и не успеют, поэтому атаковали одновременно одного мечника, а добив его, сблизились еще с двумя и, жертвуя собой, убили и тех.

«Все правильно», — подумала эльфийка, — «иначе следующей атакой чародеи бы убили их». Она внимательно всмотрелась в трупы и, не найдя своего третьего охранника, поняла, как ее смогли отыскать. В это время к ней добежали оставшиеся в живых мечники и принялись истощать ее щит, нанося удары. Отметив, что их оружие не несет в себе чары или руны высоких рангов, она задумалась о возможности уйти. Но ничего не получалось. У нее в скипетре было всего пять чар, из которых только одни высокого ранга, которые она уже использовала. Восстановить заряд, они не успеют, ей тоже не хватит времени на подзарядку. Она отпрыгнула назад, убрала щит и почти одновременно активировала две молнии в самого опасного, из двоих оставшихся, чародеев. Но его защита выдержала, и женщина мысленно поморщилась. После магических атак, она опять убрала щит и атаковала на этот раз двух мечников — удачно, один убит, второй серьезно ранен.

Теперь у нее остался только синий луч, чары третьего ранга, и, если она сумеет убить второго мага, то попытается скрыться. Атака — и ничего, а в следующий миг ее щит мигнул и исчез и чары парализации попали ей в плечо, лишь на пару мгновений парализовав, но воинам этого хватило, чтобы ее связать. Затем подвели к чародеям.

— Где корона? — по-эльфийски спросил один их чародеев, в котором она узнала палача брата своего мужа. — Ты даже представить себе не сможешь, что тебя ждет из-за того, что мне пришлось остаться здесь, и виной тому ты, — он просто выплюнул последнее слово.

«Значит дочь они еще не нашли», — радостная мысль забилась у нее в голове. — «Она и нужна им для поиска». И она усмехнулась тому в лицо. В ответ тот ударил ее по лицу и достал камень с руной чтения мыслей. Она похолодела, так как увидела на нем руну высшего ранга, против которой ее естественная защита не справиться. И попросила помощи и у Древа Жизни, и у людских Богов, чтобы к ней подошли два оставшихся мечника.

И те услышали ее. Руна под названием Последний Дар, плотно прижатая ее поясом к телу, активировалась, и в следующий момент ее охватило пламя, которое разошлось от нее в виде кольца. Она почувствовала, как из нее вытянули практически все силы, и упала на землю, но сознание не потеряла, хотя и понимала, что осталось ей жить совсем немного. Слышала крики и ругань врагов, но потом в эту какофонию вмешались вскрики и она открыла глаза. Совсем молодой парень методично добивал раненых. Она глянула на него магическим зрением, сейчас ей уже все без разницы — магическая опухоль говорила сама за себя, да и эфирные тела у него были нарушены. Но вот он закончил свое дело, и она с изумлением увидела, как замерцало его астральное тело, стало выпрямляться и приходить в норму. Вдруг к ней пришла уверенность, что именно этот парень не задержится в Запертых землях и сумеет их покинуть, хотя это и считается невозможным.

— Ты кто? — непроизвольно вырвался у нее вопрос.

То, как тот отскочил и приготовился к бою, Таланиэль поняла, что он уже сейчас довольно сильный боец, а когда придет в норму при помощи своей непонятной техники, то станет еще опаснее.

— Ты кто? — повторила она свой вопрос.

Но тот что-то сказал и развел руки в стороны. Она спросила еще на пяти языках, но тот так ничего не понял. «Откуда же он взялся?», — с удивлением подумала она, — «Хоть один из них ты обязан знать. Хорошо, что я всегда держу один свиток по передаче языка». И она требовательно посмотрела на свою сумку. Собрав остатки сил, она нашла его и уговорила этого довольно подозрительного парня наклониться. Все, что она смогла, это коснуться его головы и передать ему общий язык этого континента и эльфийский.


Мир Инфереал, Запертые земли, селение Фортрист.

В себя пришел рывком и тут же вскочил на ноги, отпрыгивая в сторону. Но опасности не увидел, и я посмотрел на эльфийку. «Помоги моей дочери и отомсти за меня», — прозвучал голос женщины в моей голове, а перед глазами встал образ совсем молоденькой девушки.

— Делать мне нечего, — немного раздраженно ответил я.

Но тут до меня дошло, что и прозвучавшие в голове слова и мой ответ были сказаны на незнакомом до этого момента мне языке.

— Вот за это спасибо, — я с благодарностью посмотрел на нее, — но помогать не буду, своих дел навалом.

Потом, заподозрив неладное, подошел и приложил руку к шее. Не удовлетворившись этим, расстегнул ее одежду и приложил ухо к груди. Все верно — женщина была мертва. Жаль, конечно, мне бы не помешало, чтобы она ввела меня в курс местных реалий, да и подучила магии. «А теперь трофеи», — подумал я и остановился, как вкопанный.

— О! — вырвалось у меня. — Все повторяется сначала.

Вот так — мое пребывание в новом мире началось со сбора трофеев после сражения местных. И также как и в том мире, я в этом почти не участвовал, а пришел на все готовое. Все, найденное мной, сложил в одну кучу — потом разберусь, а сейчас самое главное — еда. И зашел в дом эльфийки. Готовой пищи не увидел, поэтому принялся бродить по другим домам, которых тут был всего десяток. И во втором, на печи, стояли горшки, куда я и сунул свой нос. В ответ на великолепный запах у меня заурчал живот и потекли слюни. Наелся так, что еле встал из-за стола и перебрался на кровать, где и решил отдохнуть и обдумать свои дела.

Трофеи у меня есть, главное найти, где продать, да еще чтобы не только не обманули при этом, но и потом не ограбили. Но трофеи могут подождать, сейчас главнее мне восстановится самому и вернуть мои боевые навыки. Из-за своего резерва, боевой магией я пользоваться не могу, использовать местное магическое оружие вообще не знаю как, да и странное оно. Я вытащил из сумки эльфийки металлическую пластину и начертанными знаками — какие-то черточки, треугольники и кружочки, которые мне ни о чем не говорили. Название предмета всплыло — руна, а вот что она означает надо учить. Ну, так это не впервой. Но что-то знакомое было в этих рисунках, причем знакомое из моего родного мира, и я попытался вспомнить, но тщетно. «Ну и ладно», — подумал я, — «все равно пойду учиться и все узнаю». А вот ее посох… «Скипетр», — пришло на ум. Ее скипетр вообще был полностью гладким с навершием из драгоценного камня. Присмотревшись, понял, что грани камня очень тщательно обработаны, значит, тот играет важную роль в действии оружия.

Теперь о ближайших планах. Для начального проживания это селение подходит хорошо, главное еда есть, но нет никого, что бы ввел меня в местные реалии. Судя по невысокой стене, где-то около двух метров, местность не опасная, ждать набегов разбойников и бандитов не приходится, то, что было не в счет — это месть эльфийке. «Интересно, кому принадлежат эти земли?», — подумал я. — «Графу или барону? Или тут всеобщее равенство?». При последней мысли я засмеялся. Решил пока остаться здесь, а там видно будет.

При обходе увидел явно ездовых животных, называемых гуранг. Изящества в них не было: длинные ноги, длинная шея, чуть горбатая спина. Хотя бегать из-за длины ног должны быстро. К местным гурангам, нашел еще четырнадцать, принадлежавших напавшим воинам. С их помощью я все трупы отвез подальше и просто бросил в лесу, найдя небольшую яму, только эльфийке в благодарность устроил сожжение. Интересные были дома — у меня сложилось впечатление, что сначала делали деревянный дом, а потом обкладывали его камнем, а у эльфийки даже крыша была каменной, хотя у жителей черепица. А погреб у магини был вообще супер — три отделения с разной температурой, расписанные рунами. Процентов девяносто рун было одинаковых, а остальные, наверняка, служили для задания температуры. Я окончательно убедился, что местная магия сильно отличается от той, что я учил.

А что мне больше всего понравилось, так это то, что среди нападавших был один эльф, по комплекции, как и я, броня которого сидела на мне, как влитая. Когда внимательно ее рассматривал, то понял, что та состоит из чешуек, где-то с ноготь большого пальца величиной, поэтому совсем не стесняла движений. Нашел два меча, наиболее качественно сделанных. Мне показалось странным, что доспех был великолепного качества, пусть и у мага, а вот холодного оружия даже отличного качества нет.

Уже пять дней я живу в поселке и за это я смог полностью себя излечить. Теперь легко входил и в боевой транс, и в состояние контроля. Поселился я в доме эльфийки, но готов был убежать в любой момент, для чего подготовил себе отход через стену. После длительных размышлений решил все трофеи спрятать, а себе взять два самых плохих меча. Это на случай, если подъедет местный владетель земель. Безрукавка, приобретенная мной еще в том мире, все так же исправно защищала меня от ударов, а с учетом качества местного оружия, то и сильные удары может выдержать.

Сегодня я решил, наконец-то, заняться магией и наделать себе амулетов. До этого я даже магическим зрением не смотрел, а вот сейчас глянул.

— Да чтоб…

Ругался я очень долго, совмещая слова из различных языков — мой и без того небольшой магический резерв уменьшился раз в пять. Теперь его не хватит вообще ни на что, ни на одно заклинание, остается мне быть обычным пользователем амулетов, артефактов и рун. То, что мне хватит маны на их активацию, я бы полностью уверен. Придется опять заниматься усиленно медитацией и другими упражнениями для увеличения резерва. Я сел под деревом и начал делать специальные упражнения по его увеличению. А спустя полчаса меня скрутило, выворачивая наизнанку. Это состояние очень напоминало, когда я проходил через портальные врата. Крик вырвался из моей груди, и я на остатках сознания пустил по телу внутреннюю энергию. И опять ушел в небытие.


Мир Инфереал, Запертые земли, селение Фортрист.

Отряд из десяти всадников быстро приближался к селению. Все в доспехах, вооружены, а у одного на глаза были одеты большие очки, говорившие о том, что он является чародеем.

— Открывайте! — подъехав к воротам и застучав в них, сказал один из воинов.

— Подожди, — окликнул его чародей, внимательно рассматривая стены и что-то за ними, — тут что-то не так.

Четыре воина подъехали к стене и, встав на спины своим гурангам, перепрыгнули через забор. А спустя всего пять минут ворота открылись и остальные всадники въехали во двор.

— Морт, Калин, вы должны это видеть, — сказал им один из отправившихся в селение через забор, вскочил на своего скакуна и поехал в дальнюю сторону селения.

Там, под деревом, лежал молодой парень, которого выгибало дугой, а его рот был открыт в беззвучном крике.

— Это мутация? — спросил главарь банды у своего чародея.

— Скорее всего, нет, — после небольшой паузы, во время которой он рассматривал лежащего чистого человека, ответил Калин, — ему повезло. Наверное, только начал творить чары и его сразу накрыло. В любом случае надо попытаться у него узнать, что здесь произошло, если конечно будет помнить. Я же говорил, что мутация первым делом влияет на память.

— Сколько он еще будет в таком состоянии?

— Два-три дня, потом еще минимум день, пока окончательно не придет в себя.

— Одевай ему последний ошейник, возьмем с собой, — приказал Морт своему чародею. — Ждем, когда утихнет буря, затем возвращаемся.

В этот раз магия бушевала всего два дня, поэтому с утра третьего дня, захватив с собой всех гурангов и много припасов, всадники уехали из селения. А спустя пару часов приехали представители гильдии из города Центральный, которые контролировали это селение. Убийство людей, приносивший им приличный доход, они расценили, как объявление войны. Их следопыты нашли кости, оставшиеся от тел местных жителей, а также отчетливые следы, ведущие на север Запертых земель. Командир команды «сборщиков налогов» поскакал обратно, отдав приказ выследить тех, кто все это совершил.

В городе глава гильдии «Дантра», которой принадлежало селение Фортрист, собрал совет города, где высказался о том, что надо обязательно отомстить. Несмотря на войны между собой, при угрозе извне, они действовали совместно, поэтому и сейчас все главы выделили десяток воинов, что в общем и целом составило целую сотню. А это в местных реалиях являлось значительной силой. И во второй половине дня сотня воинов выдвинулась в погоню.


Мир Инфереал, Запертые земли, лесная дорога.

Очнулся я от тряски, а окончательно осознав свое положение, мысленно воскликнул: «Опять повтор!». В седле, перекинутый через него, на своей шее почувствовал какой-то предмет, а подвигав головой, понял, что это ошейник. «Блин, опять рабство», — и выругался на самого себя, — «и опять, когда был без сознания». Но кто мог знать, что я потеряю сознание на простой медитации. Было понятно, что это связано с местной магией, поэтому решил, что без ознакомления со всеми нюансами больше заниматься ей не буду, а лучше сосредоточусь на боевых возможностях. Одновременно с размышлениями, я снова гонял по своему телу энергию, и опять столкнулся с тем, что она двигается более тяжело, хотя и совсем не так, как в самом начале.

— Морт, — услышал я мужской голос, — за нами погоня, около сотни всадников. В таком темпе догонят через час.

— До ущелья успеем, — уверенно ответил, наверное, Морт. — Калин, сколько осталось рун взрыва?

— Всего три, — ответил новый мужской голос, — хочешь их там встретить?

— Да, трех зарядов как раз хватит, чтобы уничтожить или отсечь большую часть, с остальным справимся.

Вот теперь мы поскакали очень быстро, а меня затрясло так, что я подумал, все внутренности мне отобьет, и даже опасался, что выпаду из седла. Поэтому я прямо на ходу совершил акробатический трюк и оказался верхом. Руки у меня были связаны и я держался ими за край седла. Теперь я мог рассмотреть своих пленителей. Как и жители поселка, и те, кто на них напал, мои спутники являлись примером слияния различных рас. Из всех встреченных мной разумных или как там их назвать, только эльфийка и два мага из напавших на нее, были чистокровными представителями.

— Интересно, — пробормотал я, — что это за мир такой, где произошло такое скрещивание.

Тут лес резко закончился, как будто кто-то его отрезал, и впереди показалось ущелье, где вероятно и будет сделана засада. Мы еще какое-то время скакали по сужающемуся ущелью, пока не выскочили к обширной площадке, где и остановились. Я увидел, что все быстро спешиваются, поэтому и сам слез. Ко мне уверенным шагом подошел один из людей.

— Знаешь, что это такое? — командным голосом спросил он, показывая на ошейник.

— Нет.

— А что ты вообще помнишь? — подозрительно спросил он.

Мысли побежали, затем полетели с немыслимой скоростью. Если он задает такой вопрос, значит, я в силу каких-то причин могу ничего не помнить или почти ничего. Это как раз то, что мне надо.

— Да я, — браво начал говорить, но потом стушевался и уже совсем неуверенно продолжил, — помню свое имя, помню лес, помню, когда вернулся домой, то увидел, что все мертвы. Еще помню, что носил их куда-то. Еще… — и я замолчал, всем своим видом показывая, что это все, что сохранилось в моей памяти.

— Ты попал под магическую бурю и должен был стать мутантом, — уверенно начал говорить Морт, которого я узнал по голосу. — Но мы успели тебя спасти, потратили на тебя руну, и теперь ты должен отработать затраты. Эта руна помимо того, что защитит тебя от воздействия бури, еще служит для того, чтобы ты не сбежал. Попробуешь снять — умрешь. Но вот когда ты отработаешь все, то тогда я тебя освобожу и можешь делать, что хочешь.

— Спасибо, — поблагодарил я его, показывая на лице искренность.

«Ага-ага, так я тебе и поверил», — мои мысли текли совсем в другую сторону, — «будете вы тратить руны на совсем незнакомого человека». Виду естественно не подавал.

— Рядом с тобой нашли мечи, ты умеешь ими сражаться? — но, не дав мне сказать и слова, кивнул одному своему воину. — Проверь.

Тот отошел в сторону и принес мечи, которые я отобрал для себя. Пока он ходил, я решил не показывать свои умения, а махать клинками так, как будто меня учили, но из-за криворукости оставили в покое. Тот отдал мне оба меча и я неуклюже их обнажил, чем заставил поморщиться главаря и усмехнуться моего проверяющего. Я взял их в руки, стараясь держать, как палки и сделал «типа стойку», чем опять вызвал усмешку моего визави. Он сделал ложный удар — я махнул правым мечом, чуть не задев свой левый.

— Хватит, — поморщился Морт, — остаешься здесь и смотришь, чтобы гуранги не убежали.

«Получилось!», — ликовал я. Лезть в местные разборки мне очень не хотелось. Воины быстро разошлись и попрятались за камнями, и у каждого из них я видел арбалет. Конечно не такие миниатюрные, как изделия ракшасов того мира, но это и не диверсионный отряд, да убойная сила их должна быть значительно выше. Один из воинов показал, что я должен сделать со скакунами и быстро побежал на свою позицию. Я же постарался как можно скорее продеть длинную веревку через специальное кольцо на шее гурангов и закрепил ее на крюку. Отошел немного назад и спрятался, чтобы рассмотреть битву. Вот показались всадники, скачущие в ловушку, и я уже думал, что руны не сработали, как раздались почти одновременно три взрыва, мощных взрыва, отсекая около двадцати всадников от остальной массы. И тут же защелкали арбалеты, которые разили как людей, так и их верховых животных. В ущелье образовалась свалка из их тел, но задние гуранги, напуганные взрывом старались проскочить вперед, спотыкались, падали, а уж их всадники так вообще катились по земле. Именно в этот момент все, сидевшие в засаде, бросились на добивание.

— Надо отдать должное главарю — засаду он сделал мастерски, — пробормотал я, возвращаясь к нашим скакунам. — Даже, если там кто и остался, то не рискнет сюда соваться.

А на следующий день я увидел мутанта, как сказали мои спутники — полностью дикого. Появился он внезапно. Мы уже почти выехали из ущелья, как с уступа прыгнуло нечто человекоподобное. Удар рукой и один воин улетает вместе со своим гурангом. Второй воин почти успел отскочить, но удара по касательной хватило, чтобы тот кубарем покатился по земле. Наш маг отреагировал мгновенно и в того полетела молния, но все, что смогла сделать, это заставить на миг замереть существо. Затем вторая, потом огненный шар, который растекся по нему, но так того и не повредив. Зато воины, вступившие в схватку, ранили его, стараясь в первую очередь перерезать сухожилья на ногах. Еще огненный шар и две молнии использовал маг, прежде чем мечникам удалось уложить тварь на землю. Но даже в этом положении та оставалась опасной, но воины знали свое дело, и вскоре та испустила дух. Пока длилось это действо, я успел заметить, как маг менял руны и совсем не видел, чтобы тот творил заклинания на лету. Я окончательно убедился, что с магией в этом мире что-то не так.

— Вот в такого монстра мог превратиться и ты, — раздался рядом со мной голос Морта. — Так, что должен быть благодарен нам.

— Да, да, — я постарался придать своему голосу максимум почтения и благодарности, — спасибо вам.

Воин, который улетел вместе со своим скакуном, оказался мертвым, как и животное. Тело его просто сожгли, а я поставил себе зарубку узнать — это просто обряд такой или положено. Еще через два дня мы приехали в городок. На город это поселение все-таки не тянуло, но стена, окружавшая его, впечатляла. Не менее пяти метров в высоту, каменная, сложенная из довольно больших булыжников, тщательно подогнанных друг к другу. Не иначе, как использовали магию. За чертой города я не увидел никаких строений, из чего сделал вывод, что данная местность опасна, хотя по пути, кроме одного мутанта больше никто не встретился.

Когда въехали вовнутрь, то я понял, что все же ошибся и это город, небольшой, но все-таки город. Сразу за воротами находилась промышленная зона: и кузницы, и кожевенные мастерские, хотя особого запаха не чувствовал, заметил, как из одного здания вынесли рулон ткани. Такое разделение города на промышленную и жилую части говорит о достаточном развитии цивилизации. Все воины направились прямо, а мы с магом повернули направо, и остановились у приличной кузни, откуда раздавался соответствующие звуки.

— Слезай, — приказал Калин. — Жди.

Зашел внутрь и буквально через полминуты вышел. А еще спустя пару минут звуки прекратились, и в дверях появился низенький, но широкоплечий человек с бородой почти до середины живота. «Интересно, кто это такой?», — подумал я. — «Гном», — пришло мне на ум.

— Грод, ты говорил, что тебе нужен еще один раб, посообразительней, — сказал ему маг. — Принимай. Давай свой браслет.

Тот протянул руку и маг что-то там сделал, а я почувствовал всплеск магии у моей шеи. Тот хмуро посмотрел на меня и заметил:

— Молодой еще, да и хиляк. Чем он мне поможет?

— Так других нет, — усмехнулся маг, — кто более сильный, то сразу в дружину. Мы бы и этого взяли, но он меч держит, как палку.

Маг залез на своего гуранга, взял моего под уздцы и ускакал. Гном развернулся и вошел в кузню, а я последовал за ним. Мы прошли в дальний конец и зашли в небольшую, не более десяти квадратных метров, комнату.

— Жить будешь здесь вместе с Фло, — сказал он мне и крикнул. — Фло!

В комнату вошла женщина с тупым выражением на лице, но увидев гнома глупо заулыбалась. На вид ей было не меньше сорока лет, короткие белые волосы, бесцветные глаза, яркие вишневые губы. Одета в какие-то лохмотья и с ошейником, аналогичным моему.

— Хозяин? — произнесла она довольно приятным голосом, что я даже удивился, поскольку совсем не ожидал такого.

— Жить будешь с ним, — он указал на меня. — Да, как твое имя?

— Андрей.

Затем он хотел устроить мне допрос на тему что я умею делать, но услышав, что я потерял память, долго ругался на незнакомом языке. Ну, это так решил, что ругался, исходя из интонации.

Потом начались мои трудовые будни, заключавшиеся в подай-принеси-держи. Но одновременно с этим он обучал меня совсем простым вещам. А у меня по мере обучения всплывали из памяти некоторые знания из моего родного мира, ведь материаловедение и литье я тоже изучал, хотя и поверхностно. В какие-то свои тайны он меня не посвящал, да и вряд ли это сделает когда-нибудь, но я сам внимательно наблюдал за процессом ковки. Больше всего меня поразила женщина, она обладала просто невероятной силой, легко поднимала такие вещи, что даже гном делал это с трудом. Она была мутантом, которой успели до полного одичания надеть ошейник. Но такая невероятная сила у нее сочеталась с умом умного животного. Вот она, кроме как принеси-подай-подержи, больше ничего не умела делать.

На первых порах уставал я очень сильно, приходил к своему матрасу и просто валился с ног. Помогало мне только умение работать с внутренней энергией, после которого я начинал чувствовать себя довольно сносно. Гному я нужен был еще и для того, чтобы ходить в лавку и покупать ему что-то спиртное, которое он частенько употреблял даже во время работы. Радовало то, что жил он в спальном районе, поэтому ночами мы с Фло были предоставлены сами себе. Я немного обустроил свою лежанку, даже помог своей соседке, которая особо на это не прореагировала. Чему я еще был очень удивлен, так это ее чистоплотности. Вероятно, эта часть мозга у нее не стерлась и она каждый вечер ходила мыться. Правда, делала это на улице, у бочки, у всех на виду, но мне главное, что от нее не воняло.

Спустя неделю, когда организм довольно неплохо освоился с нагрузками и такой жизнью, я принялся за тренировки. Делал это, само собой, по ночам, но не менее двух часов: первый час предназначался для боевого транса, второй для контроля. Я все хотел достичь того состояния, когда увижу линии, но пока ничего не получалось. В какой-то момент, я вдруг осознал, что мое тело полностью восстановилось, и с этого момента надо искать способы бежать отсюда, рабом оставаться я не желал.

Несколько раз я ходил с гномом в спальный район, относя изделия — мечи и кольчуги. Качество у них было весьма посредственное, и я подозревал, что тот специально не показывает все свое мастерство в силу каких-то причин. По дороге я старался замечать как можно больше, чтобы побег удался. Бежать оказалось довольно просто, особенно, если без гуранга. Теперь оставалось выковать себе оружие и решить проблему с ошейником. И на счет одного, и по поводу второго у меня были идеи.

Однажды, когда гном пьянствовал, я выковал небольшой цветок, постаравшись сделать его как можно краше. Вернувшись, гном увидел меня за наковальней и наказал — что-то сделал со своим браслетом, а по моему телу как будто прошел разряд тока. Но увидев мое изделие, сменил гнев на милость и приказал, чтобы в его отсутствие я занимался этим. Потом я узнал, что он их просто продает. Иногда он уезжал за рудой и тогда я был предоставлен сам себе и именно в эти моменты я создавал заготовки для своих мечей, которые прятал под матрас. Фло нравилось наблюдать как за моей работой, так и за тренировками.

Однажды, вернувшись после очередной, я увидел Фло, сидящую на моем матрасе со своим стандартным выражением лица.

— Ну, что, — улыбнулся я ей, — хозяин хороший? Давай переходи на свое место, — я показал на ее сторону, чтобы она поняла. — Устал я что-то, — добавил уже тише.

И, повернувшись к ней спиной, начал складывать свою одежду.

— Ты кто? — раздался у меня за спиной вопрос, сказанный серьезным тоном голосом соседки.

Глава 3


Мир Инфереал, Запертые земли, город Виннор, кузня Грода.

Гном, ее «хозяин», вышел куда-то за чародеем банды, и у Флоританы появилось опять свободное время. Нельзя сказать, что она была так сильно загружена — легкая работа не могла отвлечь ее от своих мыслей, мыслей о том, что с ней произошло. А ведь ей не хватило самую малость, совсем чуть-чуть, чтобы стать главной чародейкой клана «Ночных теней». Один из сильнейших кланов темных эльфов мог создать союз с последним кланом светлых, если бы не ее старший брат, ненавидящий их самих и их Древом. Тем более что для этого были все предпосылки — младший брат и дочь владыки светлых полюбили друг друга, и у них родилась дочь. И владыка светлых, и их отец были не против союза, но скоропостижная смерть их родителя привела к власти старшего брата, оказавшего совсем не тем эльфом, которого они знали. И он всеми правдами и неправдами стремился к абсолютной власти на материке. Она докопалась до истины и знала, что своей смертью отец обязан именно своему старшему сыну. Но чтобы успешно противостоять, ей необходима была власть Первой чародейки клана, а нынешняя глава была в сговоре с новым правителем.

Собрав десяток своих самых верных людей, она стала пробиваться к храму Темной Владычицы, их Богине. Первая чародейка прекрасно понимала, что такой ход это естественные действия, поэтому их ждали. Ждали, но не ожидали такой ярости в бою и настолько мощных чар и рун. Они прошли два заслона, но их встретил третий, самый сильный. Она знала, что брат еще тот мерзавец, но чтобы вступить в союз с демонами, она представить такого не могла. А именно перед храмом их встретил десяток жителей инферно, среди которых были два архидемона, а остальные обычные бойцы. Не раздумывая, остатки ее воинов вступили в бой.

У нее было преимущество. Архидемоны прекрасно знали особенности их мира, поэтому применять обычную для них магию не могли, зато имели артефакты и другое магическое оружие. Ей же терять было нечего — пока лучшие мечники их клана сдерживали демонов-бойцов, она схватилась и их предводителями в магической схватке. Руны и чары ее скипетра не принесли никакого эффекта, поэтому Флоритана принялась творить чары прямо на лету. И именно воздушный шторм и два астральных копья смогли уничтожить архидемонов. К этому времени ее защитники погибли, а двух демонов-бойцов она уничтожила с помощью все того же астрального копья, поскольку чары астральной магии являются против демонов были самыми действенными. Она уже хотела переступить порог, как внезапно началась магическая буря.

Нет, это был ураган — ее скрутило в мгновение ока, и все, что она смогла сделать, это переместить свое сознание и часть знаний в самые глубинные слои. Когда они вернулись, первое, что она увидела, это насилующего ее полудемона. Хорошо, что она смога тогда удержаться, в последний момент сообразив, что на ней находится рунный ошейник, блокирующий умение управлять энергией. Потому, как он это делал, она поняла, что это происходит далеко не в первый раз. Она постаралась пройти по последним воспоминаниям, но жесткость, с которой действовал насильник, не давала ей сосредоточиться на этом. Но после экзекуции девушка все смогла проделать. Она почти полностью мутировала, но буря как началась внезапно, так внезапно и закончилась, поэтому ее просто отправили в Запертые земли, где ей одели ошейник. А между отправкой и моментом, когда она осознала себя, прошло целых пять лет. Она так и продолжала играть умалишенную, думая только о мести брату и переживая за судьбу Таланиэль и племянницы.

А своему насильнику она отомстила, правда совершилось это только через год, во время которого тот приходил к ней для своих утех. Каждый раз, после поступления товара кожевникам, она тайно, ночью наведывалась к ним в поисках необходимых ей шкур. А когда все ингредиенты были собраны, сварила зелье и сумела его подлить в вино, которое полудемон любил употреблять между изнасилованиями. Умирал он долго и мучительно, сгнивая заживо, начиная изнутри.

Вот гном привел молодого парня, тоже в ошейнике, нового раба. Поначалу тот совсем ее не заинтересовал, пока она не увидела, как он занимается упражнениями боевой подготовки. Затем, пересиливая действие ошейника, посмотрела на него другим зрением. То, что она увидела, повергло ее шок — его энергетические оболочки выравнивались, даже магическая аномалия в районе груди уменьшалась! О таком только легенды ходили, которые все считали вымыслом. Теперь она постоянно наблюдала за парнем, также как и она, скрывавшим своим умения и способности. А когда она увидела, что тот прячет некоторые заготовки, то поняла, что у парня есть план, как отсюда сбежать. Вот после одной тренировки, когда он пошел мыться, она села на его место.

— Ну, что, — улыбнулся он ей, — хозяин хороший? Давай переходи на свое место.

Она улыбнулась — именно фраза «хозяин хороший» являлась ее лицом. Затем он повернулся к ней спиной и начал складывать свою одежду.

— Ты кто? — спросила она его.


Мир Инфереал, королевство Скардия.

— Давай, прячь скорее сеть, — сказал один мужчина двум другим.

Тройка охотников решила, во что бы то ни стало, поймать загадочного зверя, так сильно напоминающего эльфийского единорога, когда те еще жили на их земле. Этот зверь странным образом избегал ловушек жителей трех, находящихся недалеко друг от друга, деревень и поедал их фрукты. Но больше всего их привлекали сумки, закрепленные на нем. И сейчас, кроме ловушек в виде сетей, с ними было три охотничьих пса, чей злобный нрав и боевые качества известны на всех землях их мира. Сейчас они установили несколько сетей на всех возможных маршрутах бегства загадочного животного, а псы должны направить его в одну из этих сторон.

— Отпускай, — приказал старший своему напарнику.

С громким рычанием псы устремились в сторону, где должно находиться животное. Спустя минуту раздался ни с чем несравнимый звук, который мог сделать только один зверь, и почти сразу за ним скулеж пса. Вся троица мгновенно сорвалась с места и побежала на звук, а через какое-то время выскочила на поляну, где и застыла с раскрытыми ртами.

Черный зверь и не думал убегать, а именно в этот момент лягнул одного из псов, попав в голову. Издав громкий скулеж, тот рухнул на землю. В это время второй метнулся к зверю, целясь в шею, но умудрился каким-то образом промахнуться. Зато не промахнулся зверь — он зубами схватил того за загривок и дернул головой с такой силой, что выдрал клок. Издав громкий звук и, несмотря на хлещущую кровь, тот опять бросился на своего уже врага. Через пять минут все было кончено и все псы лежали мертвыми, а неизвестный зверь не получил ни царапины. Громко издав свой коронный звук, он направился в сторону замерших охотников.

— Это демон, — прошептал один из них и, развернувшись, бросился наутек. — Это демон, — раздался из-за деревьев его крик.

Этот второй крик вывел из ступора остальных, которые тоже бросились убегать.


Мир Инфереал, Запертые земли, город Виннор, кузня Грода.

Резко развернувшись, я встретился с глазами женщины, в которых читался разум. «Вот это игра!», — мысленно восхитился я. Быстрый анализ ситуации привел к выводу, что опасаться мне ее не стоит, никогда не поверю, что это какая-то проверка.

— Кто ты, харан? — повторила она вопрос.

— А кто такие хараны? — вопросом на вопрос ответил я.

— Так называют вашу расу, — ответила она, глядя мне в глаза, — так кто ты?

Я смотрел на нее, обдумывая стоит ей говорить все или также сослаться на потерю памяти. Она, вероятно, тоже поняла о чем я думаю, так как больше вопросов не задавала, а просто наблюдала за мной. Тут меня озарило! Если она смогла сохранить свое я, то точно должна быть магиней, а значит…

— Я рассказываю тебе о себе, а ты дашь мне знания.

— Договорились, — и я почувствовал, что она сказала правду и не обманет меня. — Но у меня будет дополнительное условие. Ты поклянешься, что поможешь моей племяннице.

«Блиин», — мысленно застонал я, — «мне эти бабы и в том мире надоели и тут на меня их вешают: то дочери помоги, то племяннице. А мне они нужны только для одного!». Но, если на дочку эльфийки я мог наплевать, тот тут выбирать не приходиться — придется соглашаться.

— А как я ее найду? — задал я резонный вопрос. — Здесь же несколько материков. Или ты знаешь ее точное местожительства?

— Нет, я даже не знаю, как она выглядит, — огорченно ответила она, — Но я проведу ритуал кровных уз и ты сможешь ее почувствовать, правда, из-за мутации не далее, как в десяти шагах.

— Согласен, — ответил я, — но точную гарантию, как ты понимаешь, дать не могу, но обещаю, что если встречу, то помогу.

— Тогда рассказывай о себе первый.

Я подумал и согласился с ней, что так будет лучше, потому что во время своего разговора она укажет на мои ошибки или что-то специально уточнит для меня.

— Тогда слушай. Я прибыл сюда из другого мира…

Я не стал рассказывать о настоящем моем происхождении, а начал с того момента, как осознал себя в седле коня и своем статусе. В последнем случае она горько улыбнулась, давая понять, что история повторяется. В подробности я не опускался, только рассказывал свою историю в том мире и то, что произошло со мной в этом. Иногда она задавала уточняющие вопросы, но в основном внимательно слушала. Несмотря на то, что упускал многие вещи, рассказ затянулся, поэтому чуть сократив свои приключения здесь, закончил словами:

— Вот и хочу, чтобы ты научила меня местной магии и сказала, чем и почему она так сильно отличается, — потом вспомнил про свой резерв и добавил. — Правда, мне еще резерв надо свой как-то увеличивать.

— Какой резерв? — спросила она.

Ну, я ей и рассказал, что такое резерв и для чего он нужен. Это был как раз момент, который я решил опустить.

— Ты хочешь сказать, что для своих заклинаний вы брали энергию из этих своих резервов? — изумленно спросила она и, покачав головой, добавила. — Из каких же задворок ты сюда попал?

Но продолжать разговор мы не стали, потому что надо было отдохнуть. Весь следующий день я был, как на иголках и не мог дождаться, когда гном уйдет к себе домой. А он, как назло, получил какой-то срочный заказ и гонял нас с Фло, как никогда. Из-за сегодняшнего рассказа я даже решил не тренироваться, такой у меня был зуд надвигающихся знаний.

— Слушай, — начала свой рассказ женщина. — Наш мир называется Инфереал, что переводится, как находящийся на границе инферно. Когда-то очень давно, настолько, что это сохранилось только в виде одной записи, найденной в горах гномов, наш мир назывался по-другому. Самого названия не сохранилось, но это так. Потом что-то случилось, и наш мир сдвинулся к самой границе инферно. С этого момента и начинается наша настоящая история…

Я слушал ее очень внимательно, мотая все на ус. Оказывается, близость миров демонов вызывает магические бури, творить магию во время которых строжайше запрещено, если не хочешь стать мутантом. Причем мутанты бывают разные. Сильные чародеи все без исключения становятся монстрами, а вот у кого дар слабый, то могут стать полумонстрами, то есть во время бури происходит дальнейшая мутация, а потом она уходит. Иногда бывает, что начинает мутировать обыкновенный человек, и никто не понимает причину. Но это случается только в течение первых трех попаданий в бурю, если их пережил, то можешь не опасаться. Но все равно многие стараются во время бури находиться в домах. Вот местные чародеи, Фло специально сделала упор на то, что не маги, а именно чародеи, работают только с рунами и чарами. Все дело в том, что плетения нормальных миров, как здесь называют миры, не имеющие влияния инферно, здесь нестабильны, поэтому могут не сработать или сработать по-другому, или вообще взорвутся. Поэтому местные чародеи работают только с рунами и чарами. Руны наносятся на предметы, точнее, на поверхность предметов, а чары в суть предмета. С рунами просто — вырезал на камне или металлической пластине руны — и готово.

А вот с чарами намного сложнее. Я сначала не мог понять, что такое суть предмета, пока не рассказал, что такое магическое зрение в том мире. Фло еще раз назвала его задворками миров и пояснила, что магическое зрение это понимание сути, и смотрится не глазами, а всем телом, просто концентратор находится в голове, поэтому и создается такое впечатление. Понятие «чувствовать» намного лучше характеризует это явление. Но для этого надо уметь сосредоточить внимание на этом самом концентраторе. Я так понял, что это некий фокус магических энергий. И вот, если смотреть на предмет таким образом, то можно увидеть его суть, вот именно в эту область и наносятся чары. Еще разница между плетениями и рунами с чарами состоит в том, что плетение можно немного менять: растянуть, сжать, изогнуть, хотя и потеряется часть его силы, но для местного чародейства это неприемлемо. Малейшее несоответствие приведет к тому, что ничего не сработает, а бывает, что вызовет взрыв. Поэтому разумные, чувствующие правильность, ценятся очень высоко, и она даже помнит, что из-за одного такого уникума началась война между двумя странами, потому что рождаются такие крайне редко.

— А где в этих рунах накопители? — я вспомнил, что их не было. — Или они сами могут собирать ману?

— Да, есть определенный набор чар и рун, отвечающих за накопление энергии.

Вот еще местный нюанс — и мана, и магическая энергия допустимы в использовании понятия. Зато магами, и магессами, именно так, а не магинями, принято называть разумных в нормальных мирах, а тут только чародеи. Спросил про то, где лучше всего учиться.

— Самое сильное обучение в институте чародейства империи Хаддарт, — уверенно сказала она, затем все же добавила. — Но не советую, так как простолюдину там учиться очень тяжело. Изначально он был только для аристократов, но потом разрешили поступать и остальным, но порядки там еще те. Ректор, будучи сам аристократ, всячески поддерживает такие отношения, по крайней мере, в мое время было так. Рекомендую пойти учиться в институт королевства Скардия, где уровень обучения немного ниже, зато отношения к ученикам и между учениками лучше. В других странах их учебные заведения сильно не дотягивают по уровню, их и называют школами чародейства. Можно пойти учится к гномам в их рунную школу. Там уровень по рунам самый высокий, зато чары там даже ниже школ.

Разумеется, все эти знания я получил не за один вечер, а постепенно, ведь после тренировки я решил выделять час времени на учебу. Как призналась Фло, учитель из нее никакой, да и сохранила она знания только высшего чародейства. Причем она помнила чары или руны полностью, но составные части выпали из ее памяти. Как она объяснила, при том способе сохранения памяти и знаний, который она использовала, весь объем переместить в определенную область невозможно, поэтому из знаний помнит только то, что ей могло пригодиться. Свою историю она не рассказывала, да я и не требовал, мало ли там что, может быть, там много личного.

Кроме этого я тайно учился у гнома. Ну как тайно, вообще его ни о чем не спрашивал, но внимательно следил за всем, что он делает, а потом в его отсутствие пытался повторить. Иногда получался сплав лучше, иногда хуже, а я старался запоминать. Память конечно у меня хорошая, но не до такой степени, чтобы помнить все процентовки сплава и все мои действия. Но тут мне на помощь пришла Фло, обладающая феноменальной памятью. Я ей наговаривал кучу всего и она, даже не понимая и половины сказанного, тем не менее, запоминала все. Однажды, когда Грод в очередной раз уехал за рудами, я спросил свою напарницу, почему тот не передает управляющий браслет кому-то другому, чтобы следили за нами.

— Виной тому знаменитая гномья прижимистость, если не сказать жадность, — рассмеялась она. — У них не принято передавать, даже на время, свою собственность кому бы то ни было, даже своей родне. «Только семья имеет право пользоваться моей собственностью», — процитировала она кого-то.

А для моих планов это является идеальным вариантом. Но только спустя полтора месяца с момента, как мы открылись друг другу, я нашел и сплав, и метод ковки, чтобы выковать себе отличное оружие. Кстати, спросил ее о том, почему здесь все оружие плохого качества. Вот она и удивила, сказав что, если мастер попадает под бурю, то его убивают и только потом переправляют сюда, потому как был один прецедент, когда прокаженные, как нас всех тут называют, смогли покинуть эту территорию. Тогда вокруг них еще не было магической стены, а руны они как-то сумели преодолеть. Спросил про эту самую стену.

— После того случая, — ответила она, — были приглашены маги из миров высших сфер, которые воздвигли ее. Кроме этого они подняли горы в двух проходах, которые вели сюда, поэтому сейчас вся эта территория огорожена горными хребтами, по вершинам которых проходит та самая магическая стена. Во что это обошлось правителям, я не знаю, так как золото магов не интересовало, наши знания тоже. Зато преодолеть их существу с магическими отклонениями невозможно, это ты какой-то неправильный и умеешь как-то исправлять свой дефект. Но не вздумай кому-либо об этом говорить и тем более раскрывать секрет. И мне в том числе, хотя меня и не вылечить.

Спросил про магию миров из высших сфер, но тут она ничем помочь не могла. Сказала только, что ее уровень настолько выше их чародейства, насколько их чародейство выше уровня магии мира, откуда я прибыл. Их лучшие чародеи очень долго изучали и пытались повторить нечто, похожее на стену вокруг этих земель, и прекратили только после того, как погибло пять человек. И, наконец-то, задал один из самых для меня важных вопросов:

— Фло, сможешь меня научить пользоваться рунами и чарами? — их у меня-то достаточно, особенно скипетр эльфийки.

— А я все ждала, когда же ты мне задашь этот вопрос, — она усмехнулась. — Нет, не смогу. Там активация происходит не так, как ты рассказывал, не простой передачей импульса. Здесь активация не что иное, как маленькое плетение. Более того, чары и руны разбиты на группы, которые активируются по-разному. Но самое главное, это умение тонко работать с энергией, настолько, что магические возмущения не влияют на тебя, даже, если ты делаешь это во время бури. Обучение только самой простой активации займет не меньше месяца, а я после первой же бури превращусь в монстра.

Вот это облом! А я так надеялся, что достав свои трофеи, стану великим и могучим. Эх…

Наконец-то, сегодня Грод опять уехал куда-то по своим делам и весь день я решил посвятить ковке своего оружия. Свои мечи я помнил до малейшего изгиба, поэтому решил их повторить. На это дело потратил весь день, вечер и даже часть ночи, хорошо, что здесь можно работать и в это время, так как все хозяева мастерских на ночь уходили. Свои поделки для этого случая я собирал, откладывая по одной штуке из предыдущих работ. Клинки моей работы очень много не дотягивали до моих любимых, оставленных в том мире, но были значительно лучше местных. Следующий день я еле выдержал, поскольку сильно устал вчера. А потом я начал делать снаряжение для лазания по горам: крючья, чтобы к ним можно было привязать веревку, кольца, застежки и молоток. А также все свои лепешки превращал в сухари, этим же занималась и Фло, правда, потом объяснила, что это для меня, потому она при первой же буре окончательно превратиться в мутанта. Когда все было готово, женщина задала мне напрашивающийся вопрос:

— Андрей, а как ты собираешься снять ошейник?

У меня была идея — поместить его внутрь моей внутренней энергии, а потом уничтожить или разорвать. Я почему-то был уверен, что в этом случаю он не сработает. Сейчас же, когда я узнал, что Фло была сильной чародейкой, я решил сначала проделать эту процедуру с ее ошейником, а она пусть использует свои чары для окончательного освобождения. Но сейчас решил уточнить его работу.

— А как его вообще можно снять, не используя браслет Грода?

— Да все просто — прекратить доступ магической энергии, что как ты понимаешь сделать невозможно, поскольку он ее потребляет от нас. Если же по какой-то причине этого не происходит, то он потребляет рассеянную энергию из окружающей среды.

А ведь может получиться и без использования чар, если я сумею перекрыть этот доступ. Не знаю, что такое внутренняя энергия, отец то ли не объяснял, то ли я не помню, но она вполне может это сделать.

— Есть у меня средство, но пробовать просто так не хочу, чтобы не рисковать. Следующий раз, когда будет отсутствовать «хороший хозяин», — я улыбнулся, а женщина засмеялась, — попробуем сбежать.

Этот следующий раз пришлось ждать целый месяц. За это время пару раз приходил Морт и спрашивал о чем-то гнома, бросая взгляды в мою сторону, а я чувствовал, что это неспроста. И вот сегодня Грод подошел ко мне и, будучи еще более хмурым, чем обычно, сказал:

— Завтра меня не будет, а когда приеду, тебя заберет Морт, — он даже скривился от того, что придется отдать свою собственность. — Ты же завтрашний день наделай больше своих поделок. Очень уж хорошо их покупают, — добавил он совсем тихо, но я услышал.

Теперь для меня был только завтрашний день, потому что чувствовал я, что главарь банды «Дети войны», уготовил для меня нечто очень неприятное и, скорее всего, смертельное. Днем бежать бесполезно, да к тому же у нас не было еще одной важной детали — веревки, которую мы решили украсть в момент побега.

— Ну и какое у тебя средство по сниманию этих оков, — и она потеребила рукой свое «украшение».

Я охватил руками свой ошейник и погнал всю энергию к нему как со стороны рук, так и со стороны шеи. Постарался не только окунуть его в нее, но и сжать, чтобы та стала плотнее. Энергия утекала, как в бездонную пропасть, и думал уже, что все напрасно и надо переходить к первому варианту, как он под моими руками чуть дернулся, и я ослабил хватку. В моих руках оказались две половинки. Пока я занимался этим, то вообще не обращал внимания на женщину, и только сейчас увидел раскрытые в изумлении глаза.

— Я так ничего и не увидела, — тихо произнесла она, — хотя смотрела магическим зрением.

— Мне теперь надо восстановиться, — устало произнес я, — до вечера буду только спать и есть.

— Иди отдыхай, а едой займусь я.

Уснул я мгновенно. К вечеру я восстановился полностью, а пока ел, задумался об этом. Получается, что упражнения по увеличению так называемого резерва, портили энергетику, а прогонка внутренней энергии ее восстанавливала и уменьшая этот резерв. Но поскольку там я занимался этим только когда получал ранения, то и не мог заметить уменьшение резерва, тем более что упражнениями по его увеличению занимался постоянно. А вот сейчас, когда я восстановил свои структуры, оперировать ею стало значительно легче. «Это насколько же в том мире знания по магии ниже, чем здесь», — мелькнула у меня мысль, и встал, чтобы снять ошейник Фло. Шея у нее была тонкая, поэтому мне почти удалось обхватить его руками. В этом случае работать оказалось намного сложнее, энергия улетала с огромной скоростью и, если бы не сама Фло, то мне удалось бы ее освободить. Как только она получила доступ к магии, то создала какие-то чары, и у меня в руках также оказались две половинки, но по ее словам ошейник восстановлению не подлежит.

— Пока мы здесь, давай я сделаю привязку по крови, а вдруг на улице начнется буря, — были первые ее слова после освобождения.

— Так вот почему все дома каменные или обложены камнем, — воскликнул я.

— Да, камень отлично защищает от магических возмущений, а если на него нанести еще и руны, то можно вообще ничего не бояться и спокойно чародействовать.

Пока говорила, она разрезала себе ладонь, мне, затем плотно сжала и еще что-то там сотворила. Я вообще ничего не почувствовал и вопросительно посмотрел на нее.

— Так и должно быть, — успокоила она. — Жди, я за веревками. Хотя нет, стой у двери и наблюдай за мной, если я резко остановлюсь или упаду, то дальше действуешь сам, — она развернулась и сделала пару шагов, но резко развернулась. — Да, меня можешь не опасаться — этот ритуал не только поможет тебе почувствовать мою племянницу, но и защитит тебя от меня, когда я стану монстром, я тебя буду воспринимать, как часть себя.

Но все обошлась и Фло скрылась в ночи. А спустя пять минут в доме, откуда она должна украсть веревки, начался пожар. «Блин, это не входило в планы», — подумал я и бросился за сумкой, — «Что там произошло?».

— Я не смогла пройти незамеченной, — сказала женщина, подойдя ко мне. — Сработала защита, поэтому пришлось устроить пожар, чтобы подумали на сведение счетов, а не на кражу. Конечно, разберутся, но нам надо к тому времени убежать как можно дальше.

Спуск со стены удался на славу — стражники, занятые разглядыванием пожара, не обратили на нас никакого внимания. Меня спустила Фло, а сама продела веревку через кольцо, для чего-то вмурованное в стену, и слезла. Веревку мы забрали с собой. Во второй половине дня мне стало неуютно, и сказал об этом своей спутнице. Она только покачала головой, затем призналась, что интуиты для их мира это такая же редкость, как и чувствующие руны и чары. Я же подумал, что их магическая аномалия просто блокирует у людей тот орган или еще что, которое отвечает за предчувствия. Бежал я легко и быстро, но Фло могла бежать в несколько раз быстрее. В темноте она видела хорошо, а я, благодаря отсутствию туч и огромному количеству звезд, сносно, поэтому мы продолжали путь и в темное время. Гуранги же ночью почти ничего не видят, поэтому погоня, если и есть, то передвигается еще медленнее нас. Но мы перестраховывались, поэтому Фло периодически убегала назад, и, как оказалось не зря — двоих разведчиков с большой долей крови демонов, что позволяла видеть во тьме, она убила. Теперь и в ее руках были мечи. До ущелья мы добрались, когда позади нас была отчетливо видна пылевая завеса от скакунов преследователей.

— Беги, — каким-то сдавленным голосом ответила она, — я их поста…

Мимолетного взгляда мне хватило, чтобы понять, что началась буря и Фло сейчас превратится в монстра. Я, конечно, верил ей, что кровная связь защитит меня, но проверять не хотелось, поэтому я ускорился, как только мог.


Мир Инфереал, Запертые земли, дорога к ущелью.

Главарь банды «Дети войны» был взбешен, его репутация, из-за сбежавших рабов, упала настолько низко, что только их ловля и прилюдная казнь могут ее хоть как-то восстановить. К тому же, пожар на складе устроили они, и ему пришлось заплатить за товар, поэтому сейчас Морт взял с собой всех своих воинов. Как им удалось снять ошейники, никто объяснить не мог, по четыре половинки, валяющиеся на полу, говорили сами за себя. Поэтому перед казнью, надо будет обязательно узнать способ. А сегодня ночью, к тому же, пропали два его бойца, ушедшие на разведку. Но сейчас следопыты говорят, что в ущелье мы их догоним. В горловину они втягивались на полной скорости. Вдруг что-то мелькнуло у него перед глазами, и со стороны чародея раздался вскрик. Не успел он повернуть голову, как на периферии зрения что-то упало, а в следующее мгновение сознание его угасло.

Оставшись без чародея и атамана, воины не растерялись, а соскочив с гурангов, начали окружать монстра. Но тот действовал совсем нестандартно, он не спешил разорвать ближайших воинов, а, осмотревшись, двумя длинными прыжками сблизился с закрывавшими проход в ущелье. Невероятно быстрые удары руками — и два бойца разлетаются в стороны. Монстр же, получив несколько ран, снова повел себя неправильно. Вместо того, чтобы напасть на них, он переместился к стенке ущелья, где поднял огромный булыжник и запустил туда, где находилось шесть человек, стоящих рядом.

— Это что-то новое, — крикнул самый опытный воин, — уходим.

Они вскочили на гурангов, кто на своего, кто на чужого, и ускакали обратно в город Виннор.


Мир Инфереал, Запертые земли, горловина ущелья.

Флоритана почувствовала, как ее схватили невидимы руки, и все поняла.

— Беги, — через силу промолвила она, — я их поста…

Что она хотела сказать, она уже не помнила. Миг — и мир расцвел множеством красок. «Это аура, это суть предметов, это потоки магической энергии, а это и есть буря», — говорили остатки сознания чародейки в голове монстра. «А это что?», — существо посмотрело на тонкую красную линию. Оно втянуло носом запах, в основном по привычке, поскольку в данный момент работали совсем другие чувства. «Это кто-то свой. Самец. Мой самец. Он помог мне сбежать и теперь должен уйти, но перед этим необходимо обязательно спариться», — удовлетворенно подумала самка. — «Дети будут сильными». Но тут ее привлекли звуки и она обернулась. К ней приближались много живых существ. «Это о них надо защитить самца», — пришла мысль от части, что сохранила сознание чародейки. Она хотела рвануться навстречу и растерзать их, как появилась новая мысль: «Спрятаться. Взять большой камень и бросить с самого светящегося».

Так она и поступила — бросив большой камень в самое светящиеся существо, она спрыгнула и оторвала голову тому, что ехал рядом с ним. Инстинкт рванул ее дальше, но пришедшая мысль сказала: «Там смерть. Ты не сможешь спасти своего самца. Вот туда». Теперь она поняла, как надо действовать и то, что надо слушать голос. И эти непонятные существа убежали. Она могла их догнать и уничтожить, но другое чувство погнало ее по красной нити.

Догнала его быстро, но он, увидев ее, почему-то испытал страх, перешедший в боевую готовность. «Что не так?», — задумалась она. Потом пришло понимание, и она выпустила астральные феромоны. Вот она почувствовала его сильное желание и набросилась на него.


Мир Инфереал, Запертые земли, ущелье.

Бежал я со всех ног, очень не хотелось мне столкнуться с тем, в кого превратиться моя спутница. Это был уже не размеренный бег, при котором я могу преодолеть сотню километров, если не больше, а спринт на короткую дистанцию. Довольно долго я бежал, ни на что не реагируя, пока не вспомнил, что тут и кроме Фло хватает разной агрессивной живности. Теперь я передвигался более осмотрительно. Но все равно сюрпризом для меня была появившаяся передо мной Фло. Испугавшись, я отпрыгнул назад, и приготовился к бою, выгнав прочь свои страхи и войдя в боевой транс. Она изменилась, не сильно, но разница бросалась в глаза.

Самое главное это ее глаза, светившиеся каким-то белым светом, за которыми не видны зрачки. А может быть, их и нет уже вовсе. Раньше она была сильной, но хрупкой, сейчас же ее мышцы налились силой, хотя и не бугрились, а были достаточно плавными. Еще мне показалось, что она помолодела, по крайней мере, кожа была очень гладкой. Если не знать, что это мутант и не вдеть ее глаза, то можно принять за крупную девушку-наемницу. Опасный, очень опасный противник, если вздумает на меня напасть.

Вдруг я почувствовал влечение к ней и моментально перестал дышать, так как мозг выдал, что это может быть связано с запахом. Но влечение только усиливалось, и вскоре мне уже тяжело было совладать с собой, и сражаться совсем не хотелось. Выпал из транса, а когда Фло рванулась ко мне, то не смог заставить себя ее убить, тем более что опасности я никакой не чувствовал.

Утром, стараясь не думать о том, что было вчера и ночью, я собрался в дальнейший путь. Хотя она выглядела как человек, вспоминая, как она меня насиловала, меня передергивало. Хорошо, что она куда-то ушла.

— Блин, надо скорее линять отсюда, — пробормотал я.

Очень хотелось пить. Убегая, мы только захватили с собой емкость, наподобие фляги, которую Фло принесла вместе с веревками. Теперь надо найти воду и наполнить ее. Хотя зачем искать, если я помню, где мы останавливались. Блин, из-за такой ночки голова плохо соображает. Хотя, что странно, усталости я совсем не чувствовал. Собравшись, я побежал к месту стоянки.

Вот, наконец-то, и селение, где я собрал множество трофеев. Здесь уже находились новые жители, что и не удивительно, ведь место очень уж хорошее. Заходить в селение я не стал, были какие-то нехорошие предчувствия от этого, поэтому обойдя его, я направился к своему тайнику. Из него я взял только кольчугу эльфа, руны и скипетр, и еще поменял сумки. Теперь мой путь лежал на восток, границе с герцогством Карлстон, где горы представляли собой пики и были самыми высокими. Но, по словам Фло, только там их можно преодолеть, потому что, где они ниже, стены были отвесными, а самые удобные участки еще и расписаны рунами. В месте же, куда я направляюсь, удобных участков вообще нет — пики, скалы, во многих местах камень крошится, зато только наверху присутствует щит. Я долго раздумывал, заходить мне в город Центральный или нет, но потом решил, что зайду только для того, чтобы купить гуранга и съестных припасов, потому что сухари надоели, а то, что я незаконно добыл в селении, уже съел. Деньги у меня были и, судя по всему, неплохая сумма.

Город, как город, вот только «бандитская рожа» встречалась у каждого второго, но придирок не случилось. Замечательно! Рынок совсем рядом с входом. В гурангах я не разбирался совсем, поэтому выбирал аналогично лошадям — главное, чтобы зубы были без изъянов. Еще обращал внимание, чтобы не хромал. Накупив в дорогу продуктов, я еще приобрел и котелок, а нагрузившись, я сразу же покинул город. Была еще одна причина — я почувствовал на себе взгляд, но определить кого заинтересовал, не смог. Не хватало еще, чтобы меня ограбили, одна броня чего стоит. Хотя я ее и спрятал под накидкой, но опытный взгляд сможет легко заметить.


Мир Инфереал, Запертые земли, город Центральный, рынок.

Глаз в изумлении уставился на молодого парня и тут же отвел взгляд в сторону, так как тот начал оглядываться. Свою кличку он заработал не зря — обладая великолепной памятью на лица, он помнил не только человека, но и место, где с ним повстречался. И вот сейчас тот, кого он сбросил в овраг умирать, покупал на рынке продукты. Присмотревшись к его вещам, он с удивлением отметил у него две сумки чародеев. «Вот это да!», — мысленно воскликнул он и решил за ним проследить. Но к его удивлению, тот не стал останавливаться в городе, а направился к выезду. Глаз бросился со всех ног к Форсу.

— Атаман! — ворвавшись к нему в комнату, крикнул он.

Тот был не один. Он стоял без штанов, а перед ним на кровати в определенных позах стояли две девицы. Развернувшись, тот зарычал:

— Тыыы.

— Стой! — Глаз выставил перед собой руки в останавливающем жесте. — Помнишь парня, которого три месяца назад ты приказал выбросить умирать в овраг? Так вот, я его сейчас видел на рынке, он закупился продуктами и поехал из города. А еще у него было две сумки чародеев.

Форс соображал быстро, поэтому уняв свой гнев, приказал собираться в погоню. Сумки чародеев на дороге не валяются, поэтому он мог их снять только с мертвого, а значит, у него обязательно должны быть руны. Много собрать не удалось, всего пятеро, но и этих должно хватить. Он до сих пор негодовал о потере бойцов трехмесячной давности. И теперь, если удастся получить руны, то можно заняться и расширением территории. Они пролетели через город, выехали за ворота и еще больше ускорились, стараясь догнать его пока местность еще равнинная.

Они бы проехали мимо, но Глаз заметил свежие следы, уходящие в сторону. Кроме их цели, больше никого они не встретили, поэтому, не раздумывая, свернули следом. Форс еще некоторое время сомневался продолжить преследование или на ночь вернуться в город, тем более что отъехали недалеко, но маячившие перед глазами руны сделали выбор в сторону преследования. Убивать он решил ночью, поскольку немного опасался человека, выжившего в той ситуации, тем более что с ним был хороший следопыт. Выследили его легко и, дождавшись ночи, тихо двинулись в его сторону. Вдруг с правой стороны раздался негромкий вскрик, а буквально секунду спустя душераздирающий крик Глаза. Форс успел заметить какую тень, метнувшуюся к нему, а затем почувствовал, как кто-то схватил его голову и он закричал.


Мир Инфереал, Запертые земли, лес.

Выехав за пределы города, я поскакал быстрее, периодически оглядываясь, но никого не увидел и, успокоившись, сбавил темп. Мне предстояло несколько часов езды по дороге, потом необходимо свернуть на юг. Посчитав, что проехал достаточно, направился в сторону южных гор. На ночлег, по привычке еще с того мира, искал какой-нибудь кустарник. Гуранга там конечно не спрячешь, но мне главное самому не попасть местным зверушкам на обед. Как назло ничего подходящего не встречалось, деревьев с толстым стволом, где можно разместиться, тоже. Пришлось ложиться под дерево, держать в руках мечи и спать вполуха. Но под тихий шелест листвы я уснул.

Проснулся от жуткого крика. И уже спустя миг, стоял на ногах и клинками в руках. Раздался еще крик, затем негромкие вскрики, но все равно разлетевшиеся по лесу. Последний крик, как мне показалось, раздался дальше, чем предыдущие. Оставшуюся часть ночи я глаз не сомкнул, желая только одного — чтобы тот, кто убил нескольких человек, удовлетворился ими. С рассветом, я даже не стал завтракать, а, только сделав пару глотков воды, поехал дальше.

Вот и предгорье, а передо мной вздыбились ввысь горные пики. Я поехал вдоль них, высматривая более-менее удобное для подъема место. Здесь ничего подходящего не увидел, и задумался о своем путешествии. Запертые земли очень опасные, а я сам прошел такой путь и никого не встретил. Если это у меня такая удача, то по закону сохранения вскоре должно начаться тотальное невезение, главное, чтобы оно началось уже по ту сторону гор.

— А вот и место подходящее, — пробормотал я, рассматривая гору, где после практически вертикальной стены, был довольно пологий подъем. — Сейчас отдыхать, а завтра в добрый долгий путь.

После легкого завтрака, я снял с себя кольчугу и все вещи связал в один тюк. Вооружился я только молотком, веревкой и набором клиньев. Привязав к себе две страховки и веревку, к которой бы привязан тюк, я начал восхождение. До этого я никогда не занимался скалолазанием, так смутные догадки, что клинья для упора надо вбивать в трещины и щели. Поначалу получалось очень плохо, затем я приноровился. Клин, к нему привязываю одну страховку, еще один выше — привязываю вторую, снимаю первую. И так далее. Подъем вещей оказался самым трудным — было страшно стоять ногами на клиньях и поднимать двумя руками груз, в то время, когда тебя держать всего две веревки. Но потом приноровился, даже страх куда-то ушел. Вниз старался не смотреть, незачем, а когда становилось тяжело, то помогало мое умение. На середине отвесной скалы я, отдыхай, решил рассмотреть подножье. У моего ночлега увидел одинокую фигуру, в которой узнал Фло. «Так вот почему я прошел такой путь без встреч с монстрами», — пришла мне в голову мысль. — «Она все время меня сопровождала, и те ночные крики — это, скорее всего, она убила моих недоброжелателей». Я с благодарностью посмотрел на нее.

— Прощай Фло, — тихо сказал я, — свое обещание, как и обещал, я выполню — если встречу твою родственницу и ей понадобится помощь, то помогу.

До начала пологого подъема я добрался очень уставшим, израсходовав всю внутреннюю энергию. Все, на что меня хватило, это найти камень, который не позволит мне скатиться вниз, и уснуть.

— Как же здесь холодно, — уже в который раз произнес я эту фразу, — хорошо, что хоть снега нет.

Устройство, с помощью которого я добывал огонь, старался беречь, потому что камень, дающий искры заканчивался, а совсем не знал, сколько мне еще предстоит идти. Я еще два дня двигался без подручных средств, пока не подошел к последнему пятиметровому отвесному уступу. Тут я опять применил навыки скалолазания и очутился на плато. А передо мной была магическая стена, которая виднелась в виде марева. Я наверное целую минуту стоял, перед ней, потом со словами: «Поехали» сделал шаг.

И тут же застыл парализованный. Причем, ощущение было очень знакомым — именно так или очень похоже держало меня в подземелье Великой пустоши в том мире. По аналогии я и здесь направил внутреннюю энергию к поверхности тела. Потом у меня создалось впечатление, что меня разобрали на атомы, внимательно осмотрели каждый из них, собрали обратно, и я продолжил движение. Оглянулся — марево было позади меня.

Глава 4


Мир Инфереал, королевство Скардия.

Агат встрепенулся и прекратил поедать фрукты, которые принесли ему детишки. Ощущение, указывающее ему направление на хозяина, ранее постоянно пропадавшее, оформилось в строгое направление. Он сделал несколько шагов в ту сторону, остановился и прислушался к себе. Радостно заржав, он поскакал, куда вело его вновь обретенное чувство.

Дети трех деревень очень огорчились пропаже невиданного зверя, зато взрослые вздыхали с облегчением, что «демон» исчез.


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, горы Запертых земель.

Вид, открывшийся с плато, был настолько прекрасен, что я минут десять стоял и любовался, забыв и про холод, и про голод. Затем особо сильный порыв ветра привет меня в себя, и стал высматривать удобное место спуска. Сразу подо мной находилась отвесная скала, зато уйдя влево, а не удержался от возгласа:

— Класс! То, что надо!

На самом деле этот путь тоже представлял опасность, но здесь хоть не было отвесных стен, а можно было спускаться по камням, торчащим наподобие ступенек. Только в одном месте мне пришлось вбивать крюк, через который я пропустил веревку для спуска, в остальном обошелся и так. Спустившись на землю и дойдя до места, поросшего густой травой, я не менее часа лежал и отдыхал. Если верить Фло, то сейчас я нахожусь в герцогстве Карлстон и, если начать двигаться на восток, оставляя горы, опоясывающие Запертые земли, слева от себя, то рано или поздно прибуду в королевство Скардия. Правда, придется пройтись и по империи Хаддарт, зацепив северную ее часть. Выдавать себя буду за наемника, вот только ножны необходимо приобрести для мечей, а то подумают, что украл их. И гуранга тоже, не пешком же колесить по просторам этого мира. А вот про ближайший город я у Фло как раз и не спрашивал, но логике идти надо на юг. Сегодняшний день я решил посвятить отдыху — только ел и спал, даже тренировку отменил.

Позавтракав остатками сухарей, направился на юг. Лес не был густым, и живности в нем водилось достаточно, но без лука или арбалета, это гиблое дело. Конечно, когда очень припрет, то придется пойти в транс и гоняться за животными с мечом, но как-то не хотелось доводить до этого. К вечеру, когда показалась река, есть хотелось уже сильно, но также сильно хотелось и искупаться. Подозрительного ничего я не заметил, поэтому сразу раздевшись, пошел к небольшой заводи, которую присмотрел заранее. Наклонившись, чтобы попробовать воду, я так и замер с открытым ртом.

На меня из воды смотрело бородатое чучело, со всколоченными растрепанными волосами до плеч. Я знал, что сильно оброс, но не представлял, что до такой степени. А ведь я не люблю ни длинные волосы, ни бороду. Как приду в город, надо обязательно сходить к цирюльнику или купить острый нож и самому все сделать, хорошо, что деньги есть. И тут я заметил мелькнувшую под водой тень.

Застыл статуей, а спустя минуту к берегу подплыла огромная рыбина и остановилась на мелководье. Как можно медленней, чтобы ее не напугать, я отошел от края водной глади и метнулся к мечу. Подходил с такой же тщательностью с заранее отведенной для удара рукой. Войдя в транс, ударил в спину рыбине и с удовольствием отметил дрожание меча. Купание я перенес на послеобеденное время. Сбросив объедки в воду, я улегся на отдых.

Как я и ожидал, в месте сброса крутились две рыбины, с виду другие. Хоть рыбой запасусь в качестве еды. Аналогичный прием — и у меня есть две штуки. Этих решил закоптить, благо имеется крутой спуск реке, а вырыть две ямы и соединить их типа дымоходом, дело не сложное. Самым трудным, оказалось, плотно закрыть этот самый дымоход. Зато на следующее утро я в хорошем настроении отправился дальше.

Пройдя несколько километров вдоль реки, я понял, что никаких перекатов или сильных сужений не предвидеться, поэтому придется преодолевать ее вплавь. Ширина ее небольшая, всего метров сто пятьдесят, но течение в середине довольно сильное, да и опасался наличия крупных хищных рыб. Подходящее дерево в виде рогатины я искал недолго, долго рубил его при помощи мечей, потом еще обрубал ветки, делая из него рогатку. Анализ мечей после этого действа показал, что ковку я освоил на вполне приличном уровне. Затем еще какое-то время делал плоской развилку на нем, куда собирался сложить вещи. Закончил все это действо к вечеру и так умаялся, что без ужина завалился спать.

Переправился без происшествий. Находясь между ветками, толкал свою конструкцию вперед. Хищники, если и были, то видно решили, не нападать на невиданного в этих местах зверя. Это я имею в виду себя и корягу, вместе взятых. Снесло меня прилично, и что хуже всего, вглубь герцогства, в противоположную от моего маршрута сторону.

Рыба осточертела, но пришлось поймать новых, поджарить и съесть. Теперь я двигался, стараясь выдерживать юго-восточное направление. Впереди показалась довольно высокая гряда и без леса, поэтому решил взобраться на нее и осмотреть окрестности. Город я заметил почти у самого горизонта, затем высмотрел дорогу, ведущую к нему.

На сам тракт решил не выходить, а двигаться параллельно с ним, так, на всякий случай, а то с моим внешним видом сначала подстрелят, а потом спрашивать будут. А уже перед городом паранойя приказала снять всю свою амуницию и идти только в одежде. Спрятав все свое имущество и взяв с собой последний золотой, пошел в город. Стража на воротах окатила меня внимательным взглядом, но задерживать и проверять не стала, хотя именно этого я и опасался.

Я стоял среди дороги, раздумывая куда пойти в первую очередь: в таверну пообедать или к оружейнику купить хороший нож.

— С дороги, боржок, — раздался мужской голос, и я услышал свист плетки.

Моментально войдя в состояние контроля, я дернулся, чуть сместившись корпусом, и рядом пролетел кончик кнута. Хотел было задуматься о значении слова «боржок», как пришло понимание, что так называют нищих, бездомным, в общем, тех, кто опустился на самое дно. Поэтому не стал ничего делать, а от второго удара тоже ушел. Карета с десятью всадниками охраны проехала мимо, но я успел заметить один удивленный взгляд одного из них. Предпочтение отдал рынку, куда и направился.

Ага, рынок не очень большой и торговали тут, в основном, с палаток и лотков. Вокруг площади находились всего три лавки, в одну из которых с вывеской холодного оружия я и направился. Но по пути глаз зацепился за прилавок одной из палатки, где лежали маленькие ножи, как раз то, что мне надо.

— Сколько? — спросил я, показывая на небольшой простой нож.

Торговец не стал прогонять меня, чем вызвал мое довольно сильное удивление, особенно, если сравнить с предыдущим отношением, а просто ответил:

— Пять серебра.

— Что-то дорого, — на автомате ответил я.

— Это нож для разделки фруктов, — на лице и в речи торговца появились эмоции азарта, — новомодное введение аристократов в империи. А этот еще и отличного качества. Гномья работа! — с гордостью добавил он.

Я взял его и начал проверять, как учил меня Грод, краем глаза наблюдая за продавцов. Но тот совершенно не беспокоился и я понял почему — это и самом деле работа гномов. Есть один признак, по которому видна их работа. Не знаю насколько хороша сталь, все-таки гном не посвящал меня во все тайны, но для меня сгодиться и это.

— Все равно дороговато, — с «сожалением» ответил, отдавая его торговцу. — За четыре может быть и взял.

В общем, как и полагается, купил я его за четыре с половиной. Отдал последний золотой, который торговец очень долго рассматривал. Затем достал руну и положил на нее — ничего не произошло. Когда он достал весы, то подозрительно на меня взглянул, но я постарался сделать как можно более зверскую рожу, и в тоже время независимую. Он отсчитал сдачу и протянул ее мне. Я взял ее мельком взглянул, ссыпал в кошель, который заткнул за пояс, и не спеша пошел в сторону выхода. Пока чувствовал на себе внимательный взгляд, рассматривал питейные заведения, как бы раздумывая идти или нет, но увидев лоток с пирогами, направился к ним. Когда покупал себе еду, здесь уже пришлось показать десяток медяков из сдачи, внимание ко мне исчезло. Вот после этого, я быстрым, но чтобы не привлекать внимания, шагом устремился к выходу. В воротах на меня е обратили внимания, но я все равно ушел немного в сторону, от точки, где я спрятал все свои вещи.

Причина моего, можно сказать, бегства проста — я увидел чеканку монет и понял, что мой золотой очень сильно отличается от них. Тут же пришла в голову мысль, что аналогичных монет в хождении быт не должно, поэтому торговец так подозрительно и смотрел на меня. Хорошо, что торговец, скорее всего, подумал на какое-то государство с других материков. Скрывшись из виду, я перешел на бесшумный шаг, который также не оставлял и следов. Забрав вещи, я направился к небольшому водоему, который проходил ранее, где помылся, побрился и отрезал как можно короче волосы. Но увидев свое произведение, решил и голову побрить. Двинулся я по привычке вдоль тракта.

Эта деревня была большой, но каменными в ней стояли только дома, крыши покрыты черепицей, а сама она обнесена частоколом из толстых бревен. Находилась она в стороне от тракта, причем километрах в десяти. Собственно, я и наткнулся на дорогу, ведущую от него в деревню. Но место отличное: сочная трава на пастбищах, распаханные земли и большое, вытянутое в длину, озеро, на берегу которого и построили крестьяне свои дома. Приятно удивили цены, точнее, цены на еду и одежду, а вот гуранги стоили дорого, значительно дороже, чем в Запертых землях.

Присутствовал здесь и постоялый двор. Оказывается, местные жители активно торговали с деревней, расположенной с другой стороны озера, которое протянулось на целых тридцать километров. Может немного меньше. Пришел в нее уже под вечер, поэтому поужинав и перекинувшись несколькими фразами с владельцем, я ушел ночевать.


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, город Доржек, таверна «Удачливый торговец».

— А смотри какую монету я сегодня получил, — воскликнул пьяный торговец своим двум друзьям. — Не иначе как с какого-то захолустья, — он достал золотой кругляш. — А может, — понизив голос, загадочно продолжил он, — это вообще из другого мира.

Хозяин таверны как раз подносил им новый кувшин вина и автоматически взглянул на монету. Что-то в ней показалось знакомым, что-то, с чем он сталкивался на службе. И это была правда — раньше он работал в Службе Надзора, и теперь его тренированный мозг принялся перебирать всю накопленную за десятилетия информацию. Разумеется, об этом никто не знал, иначе посетители обходили бы его заведение десятой дорогой. Он вернулся к стойке, когда пришла информация — именно так выглядел герб прокаженных, которым удалось вырваться из Запертых земель многие годы назад. Оставив своего помощника за главного, он, выйдя через второй выход, быстрым шагом направился в здание Службы.

— Привет, — поздоровался он с охранником на входе, — у себя?

Тот просто кивнул, прекрасно понимая о ком идет речь. Поднявшись на второй этаж, он, подойдя к третьей двери, стукнул и тут же вошел.

— Что на этот раз принес? — улыбнулся его старый приятель, продолжавший тянуть лямку начальника Службы Надзора города Доржек.

— Все гораздо опасней, — хмуро ответил тот, и его друг тут же подобрался. — Сегодня с одним торговцем кто-то рассчитался монетой с изображением герба Запертых земель.

Спустя десять минут привели торговца, хваставшегося монетой, который трезвел прямо на глазах. Хотя эта организация занималась хорошим делом, но большинство людей относилось к ней с опаской, а некоторые вообще боялись. Основания у них для этого были, поскольку ходили небеспочвенные слухи, что неугодных и неудобных властям жителей отправляли к мутантам, даже, если те были здоровы.

— Мне нужна вся информация о существе, расплатившегося с вами этой монетой, — дознаватель, роль которого играл глава, выложил на стол конфискованный золотой.

— Подошел какой-то оборванец, — уже абсолютно трезвым голосом начал свой рассказ торговец, — которого я хотел прогнать, но потом мне показалось, что он платежеспособен. Купил нож для фруктов гномьей работы. Проверил его также как это делают гномы и ушел. Я провел его только взглядом до лотка с пирогами. Вот и все.

— Как он выглядел? На кого был похож?

— Да никак, весь заросший — волосы длинные, борода густая.

— Особые приметы какие-то?

— Нет, я же говорю, что он был сильно заросший, — торговец уже начал нервничать, как его лицо просветлело. — У него точно нет клыков. Я когда взвешивал его монету, глянул на него, так он так оскалился, что у меня мурашки побежали по спине.

Допрос продолжался еще десять минут, после чего торговца отпустили, выдав тому деньги вместо конфискованной монеты. «Информации крайне мало», — думал главный надзиратель, — «даже демоны в своей человеческой ипостаси не имеют клыков. Отбросить можно только полудемонов». Спустя еще десять минут три группы ловцов выехали из города с предписанием: «Задержать прокаженного, чуть ниже среднего роста, среднего телосложения, заросшего, возможно, наоборот, с ухоженными волосами. Возможно имеет при себе нож для фруктов гномьей работы. Проверять всех одиноких и подозрительных путников». Все они прекрасно понимали, что под эти приметы подходит каждый третий, поэтому больше всего они надеялись на чародеев или людей, способных увидеть отклонение.


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, деревня Северная, постоялый двор.

Проснулся я в приподнятом настроении. Спустился в обеденный зал, заказал себе завтрак и, пока тот готовился, принялся размышлять предстоящих покупках. Но само собой вспомнилась покупка ножа для бритья, и мне стало неуютно — я отчетливо почувствовал, что этот золотой может принести неприятности. Я как-то не задумывался о разных изображениях на монетах и только получив сдачу, понял, что подставился. Теперь надо выбросить все, что может указать на них. Это купленный нож, зажигалка, вещи. От последних я и так хотел избавиться, с ножом ладно, а вот зажигался хорошая вещь, придется взамен купить новую.

— Ну как там у вас дела в княжестве? — весело спросил владелец постоялого двора.

Я поднял на него хмурый взгляд.

— Нет, нет, — тут же запротестовал тот, — я не пытаюсь выспрашивать ваши секреты. Просто, — тут он смутился и замялся, — я впервые вижу чистокровного харана, а они сохранились только в Воравии, — он смутился еще больше.

Я кивнул, как бы говоря, что принял извинения, а сам очень обрадовался, ведь этот хороший человек, можно сказать, придумал мне легенду. Фло как-то упоминала, что нас осталось мало, но не говорила что только в одном княжестве, а может быть, в ее время такого еще не было. Его поспешное «нет, нет» говорит о том, что этот народ очень не любит, когда что-то спрашивают об их землях. Это как раз то, что мне надо! Решил придерживаться версии, что я наемник из княжества, по каким-то своим причинам покинувший его. Закончив завтракать, я подошел к хозяину, от которого повеяло небольшой опаской, и спросил:

— Можно ли где-то здесь купить ножны для мечей?

— Так это только у Тука, только он умеет добывать водного демона и делать из его шерсти ножны, — с облегчением ответил он. — У него даже аристократы покупают. Как выйдите на улицу, поверните направо, на перекрестке еще раз направо и идите до конца, там увидите дом с воротами зеленого цвета — это он.

Нашел дом быстро, но хозяина не оказалось и его жена попросила немного подождать. Вернулся он минут через двадцать, неся на спине какое-то существо, не иначе как водяной демон. Бросив на меня взгляд и увидев мои мечи, спросил:

— За ножнами? — я кивнул в ответ и дал один клинок ему в протянутую руку.

Он осмотрел один, затем второй, измерил оба и сказал:

— Вечером будут готовы, пять серебряных за одни. Задаток половина.

Спорить я не стал, ну, никак этот человек не выглядел торговцем, завышающим цену. Я отдал ему пять монет и мысленно прикинул, что останется у меня всего тридцать восемь монет, из которых надо купить еще одежду. На гуранга не хватит. Направился в лавку, где перед входом стояло нечто, напоминающее человека, и одето оно было в смешную одежду. Я оказался прав — здесь шили одежду и продавали уже готовую. Я купил себе новую, очень похожую на ту, что сейчас одета на мне, и хотел уйти, как взгляд зацепился за темно-зеленый костюм. Пощупав материал, я понял, что куплю его обязательно. Плотный, толстый, по сравнению с другими, и мягкий он так и просился под эльфийскую броню, да и так его можно носить. Женщина, владелица лавки, сказала, что не сомневалась в том, что как только я увижу его, то сразу приобрету. Причину я не стал спрашивать. Я хотел еще осмотреть товар, но она, извинившись, сказала, что надо срочно закрыть, поскольку сегодня приплывает ее сын. Я тут же спросил откуда.

— Так с деревни Южная сегодня приплывает наш купец и вместе с ним сын, — ответила она.

У меня тут же созрел план, как мне скорее покинуть эти земли. Попрощавшись с ней, я быстро вернулся в постоялый двор, где переоделся в новую одежду. Все вещи, подлежащие выбросу, я собрал в кучу и завернул в старую одежду. Затем направился к причалу. Пройдя вдоль него, я незаметно бросил их в воду и спустя полминуты те ушли на дно. Теперь дела. Договориться купцом удалось легко. Всего за пять серебряных он согласился довезти меня до деревни Южная. Возвращается он через день. После него я направился за ножнами.

Это можно назвать произведением искусства. Великолепно выделанная кожа, вывернутая мехом вовнутрь и обработанная каким-то составом, делавшим ее очень жесткой, плюс крепление для перевязи мне понравились сразу. Меч легко вошел и также легко вышел из них. Я отдал ему остаток денег, а он помог мне закрепить их за спиной. Не удержавшись, я выхватил мечи, сымитировал пару ударов и вогнал их обратно в ножны.

До отплытия я занимался ничегонеделанием. А рано утром небольшой кораблик отчалил от берега, и гребцы дружно налегли на весла.


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, деревня Северная, постоялый двор, два часа спустя.

В помещение вошли два человека и направились прямиком к хозяину. Того, как только он взглянул на них, прошиб пот. Его опасения они оправдали, предъявив жетоны Службы Надзора.

— Подозрительные личности встречались?

— Нет, — уверенно ответил тот, — ничего такого не было.

— А одинокие путники?

— Был только наемник из княжества, чистокровный харан. Сегодня утром уплыл с купцом в Южную.

— Это точно был харан? — пронзительно глядя в глаза хозяину спросил второй вошедший.

— Да, выбрит так, как только делают они. Что с ним произошло, я не знаю, но он заказал ножны у Тука и одежду купил у Гретты. Да, вы можете его перехватить в Южной, потому что купцу еще надо побывать в двух местах.

Они зашли и в лавку, и к мастеру ножен — и одна, и второй подтвердили то, что это харан из княжества, причем не простолюдин. Женщина говорила, что тот, не раздумывая, купил костюм лесного воина, который носят только князья и их дети, и продать который она уже отчаялась. Второй утверждал, что владение мечами, что он успел увидеть, больше всего напоминало однажды виденное им сражение воина княжества против разбойников. Но служащие все равно решили поспешить и проверить этого человека, где самой тяжелой задачей будет уговорить на обыск, если он окажется здоровым.


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, корабль.

Я стоял на носу корабля и наслаждался жизнью. Сейчас стоял полный штиль и в зеркальной глади озера отражались небольшие облака, плывущие по небу, а у берегов невозможно было различить границу между лесом и его отражением. И лишь тихий всплеск весел, входящих в воду, нарушали эту идиллию. Купе никуда не спешил, честно предупредив, что ему необходимо побывать еще в двух местах, поэтому, если я спешу, то лучше купить гуранга и отправиться на нем. Но сейчас на меня накатило такое спокойствие от этого пейзажа, да еще с примесью ностальгии, что я подумал, что пусть подольше длиться его рейс.

На первое место мы прибыли, когда солнце только-только начало клониться к закату, но купец заявил, что дальше двинемся только завтра утром. Вечером я потренировался и пошел спать. К следующему месту мы также приплыли под вечер. Купец спустился на берег, а решил сходить опять на тренировку. Спросил у него про наличие полянки, поскольку тут густой лес подходил прямо к небольшому причалу, на что тот ответил, что по дороге такая имеется. Вдруг купец остановился, и от него разошлась волна настороженности, смешанной со страхом. Я мгновенно вошел в состояние контроля и обнажил мечи. Только тот начал разворот, так и я начал свои движения, и тут же в ответ на наши действия в нас полетели стрелы. Причем из десятка восемь предназначались мне, и только две купцу и его помощнику, по одной на каждого.

Все они прошли рядом со мной, а я краем глаза заметил, что предназначенные купцу и помощнику, отскочили от них. Значит, под простыми одеждами у них броня.

— Это горцы, — крикнул его помощник, — уходим.

Но уйти те не успели — что-то мелькнуло и они покатились по земле. Я лишь отметил, что эти горцы умеют мастерски бросать аркан. Я успел уйти еще от десятка стрел, как раздался рык и на поляну выскочили три существа, ростом не ниже двух с половиной метров, и с дубинами в руках. Один взгляд в их глаза, и я понял, что контроль с ними буде не эффективен. Смена состояния, и я еле успеваю уйти от удара — эти громилы оказались очень быстры, на уровне вампиров из того мира. Хорошо, что хоть действуют несогласованно, хотя и стараются окружить.

Подныриваю под дубину, присев чуть ли не до самой земли, и наношу удар по колену с обратной стороны, стараясь подрезать сухожилья. Перекатом ухожу вперед, отмечая, что меч оставил лишь небольшой порез. Не поднимаясь, сразу отпрыгиваю еще дальше, и только это спасет меня от удара второго существа. И тут же одна стрела впивается мне в бедро. На отводе, правой рукой выдергиваю ее и направляю в рану энергию. Но не успеваю уйти от удара — в прыжке меня подбивает один из великанов. Боль пронзила меня, но я сумел и ее блокировать. Перекатившись по земле, отпрыгиваю в сторону, уходя от новой атаки дубиной, но боль появляется в левой ноге.

Ярость вспыхнула во мне я невероятной силой и я выпал из транса. Наблюдаю, как очередная стрела движется мне в лицо — чуть сместился и та пролетает мимо. Вытаскиваю вторую стрелу и одновременно ухожу от удара дубиной. Теперь движения не кажутся не такими быстрыми. Следующий монстр начинает атаку, но я уже знаю, где пройдет его рука, поэтому делаю шаг вперед и вправо и наношу удар в локоть, усиливая его внутренней энергией. Легко ухожу от пяти стрел, тем более что в меня летело всего две и падаю на колени, уходя от новой атаки великана. Повторяю удар в колено, но усиленный, и отмечаю, как противник начинает заваливаться на спину. Вижу косой удар большого существа, так и хочется сказать тролля, выгибаюсь дугой назад пропуская атаку над собой, как учил меня когда-то отец, и резко распрямляюсь, выбрасывая правую руку вперед и вверх, метя мечом в горло. Легко ухожу от безрукого, роняя того на землю.

Чувствую страх, идущий от невысоких фигур с луками чуть ли не в свой рост. «Как такое может быть?», — приходит мысль. Но тут же получаю ответ, видя длину их рук. Значит это те, кто в меня стрелял? У меня предстал перед глазами большой змей, говорящий с шипением: «Вы слышите меня, бандерлоги?». Мне это очень понравилось и я с таким же шипением произношу:

— Значит, это вы стреляли в меня?

Страх сменяется ужасом, а у меня перед глазами идут дальнейшие действия так полюбившегося мне змея, и я тем же голосом говорю:

— А теперь идите ко мне, — они делают шаг. — Ближе. Еще ближе. Добейте этих.

И они меня понимают. Десяток секунд и все великаны мертвы.

— А теперь уходите.

Я чувствую, как ушла почти вся внутренняя энергия, еще чуть-чуть и я рухну вообще обессиленный. Как только они скрылись, меня отпустило. «Что это было со мной?» — подумал я.

— Господин, Андрей, — раздался сзади голос купца, — развяжите, пожалуйста, нас.


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, недалеко от озера.

Моррт со своим помощником шли на встречу с добытчиками ингредиентов для алхимических зелий. Он уже пять лет, как сотрудничает с поисковиками, которым нежелательно заходить в города, но и жить на что-то необходимо. Получают они от него меньше, чем в лавках алхимиков, зато и появляться в городах нет необходимости. Вот первой стоянке его порадовали, перепродав их товар, он сможет заработать не менее десяти золотых, а если и эти поставщики добудут столько же, так вообще рейд можно считать очень удачным. То, что воравиец, их пассажир, может увидеть этот его небольшой доход, Моррта совсем не волновало, поскольку он знал, что эти чокнутые хараны никогда не выдают чужих тайн, даже если не давали клятвы. Главное, чтобы это не было направлено против них, их княжества и их семей. Вдруг он застыл — знака, говорящего, что все в порядке не оказалось. Это могло означать только одно — здесь стало очень опасно. Невероятно, но воравиец каким-то образом понял или почувствовал его опасения и обнажил мечи. И тут же в них полетели стрелы и одна отскочила от надетой под одеждой брони. Один взгляд на разрисованную стрелу сказал об атаковавших их существах.

— Это горцы, — крикнул его помощник, — уходим.

Но тут что-то обвилось вокруг них и от рывка они полетели на землю, удачно приземлившись, чтобы наблюдать за происходящим. Появление троллов предсказуемо, но вот действия их попутчика — нет. Двигался он с такой же скоростью, как и они, более того, в него опять стали стрелять горцы, и ему показалось, что вроде как попали. Но тут что-то случилось, и он вообще не мог уследить взглядом за воравийцем, и только ранение и убийство троллов говорило, что тот продолжает сражение. Вдруг он остановился и спустя миг он услышал его шипящий голос:

— Значит, это вы стреляли в меня?

От этого голоса его пробрало до самых костей, по всему телу выступила испарина, и он очень порадовался, что не стрелял в него. А когда он приказал подойти, то только факт того, что он был связан, не дал ему сделать этого. В этот момент он увидел между собой и своим помощником приподнявшиеся две змеиные головы. «Озерная лента!», — в ужасе подумал он и перестал даже дышать. Противоядие от ее яда существовало, но стоило очень дорого, да и принять его надо не позже десяти секунд после укуса. «Слава Богам, что вместе с горцами уползли и они», — радостью билась у него в голове мысль. Но надо бы освободить нас, а то в кусты очень хочется.

— Господин, Андрей, развяжите, пожалуйста, нас, — попросил он его.

Когда они поднялись, его помощник, более молодой, поэтому более импульсивный, хотел задать вопрос:

— А что эт…

— Здесь ничего не было и вы ничего не видели, — перебил тот его, а в голосе еще слышались шипящие нотки.

Они кивнули и, не сговариваясь, рванули в кусты. И один, и второй поняли, что это является личной тайной, а если они хоть кому-то расскажут, то долго не проживут.


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, недалеко от озера, это же время.

— Вот и славно, — ответил я им в спину и про себя улыбнулся.

— Тренировка у меня уже была, поэтому я возвращаюсь на корабль, — сказал я им, когда они вернулись.

Они тоже решили вернуться, а по дороге рассказали, что горцы так далеко не отходили от своих любимых гор Моссарк, значить что-то у них там случилось. Очень похоже на отряд мстителей-смертников, и если это так, то в горах произошла стычка между людьми герцога и ими. Я отрешенно слушал, мотая на ус информацию, которую должен знать по определению. Узнал, что этих великанов называю троллами, даже улыбнулся, что почти угадал их название. И живут они по всему миру, но приручить их удалось только горцам и дэвам. Горцы — это название расы, а не существ, живущих в горах. Продолжать движение не стали, но для ночевки переплыли к противоположному берегу.

Я лежал на палубе, на носу корабля и думал о событиях, произошедших со мной во время боя. Первое, это мое «выпадение» из боевого транса, я действительно выпал, вот только не «из», а «в», в более глубокое погружение. Я помню, что отец говорил о том, что владеет тремя видами транса, а я еще размышлял, что это за виды. Теперь я окончательно убедился, что имелось в виду три степени погружения, а то проскакивали у меня мысли о разных способах. Вот сегодня я смог провалиться на следующий уровень, хотя и не представляю, как это у меня получилось: от боли, от ярости или еще от чего. Но двигался я намного быстрее первой степени. А вот затраты внутренней энергии, тут я не знаю обязательны они, или это я на автомате пытался усилиться и залечить раны.

— Кстати, о ранах, — пробормотал я.

Прощупал их — даже намека на боль не почувствовал, может поэтому угла вся энергия. Ну, ладно, с этим все понятно. «Но вот что я выдал потом?», — эта мысль постоянно меня преследовала. Я чувствовал только одно — это умение из моего родного мира! И все, больше никаких зацепок, воспоминаний, намеков. Я даже совсем не уверен, что смогу все повторить. Хотя… Если поймаю состояние, что представляя того змея, могу и воссоздать нечто подобное. Вот с такими мыслями и под легкий ветерок я и уснул.

На следующий день мы снялись с якоря рано, чтобы к вечеру прибыть в деревню Южная. Днем купец вернул мне деньги за проезд и даже дал еще два золотых. Теперь на житье денег хватит, но на скакуна придется зарабатывать. Приплыли, когда солнце почти коснулось горизонта, поэтому расспросив у купца про постоялый двор, я сошел с корабля. Но не успел я пройти и пять шагов, как передо мной появились два человека. Точнее людьми я их называл по привычке, а намешано у них в генах было всего и помногу.

— Служба Надзора, — сказал правый и продемонстрировал мне какой-то значок.

Я остановился, прекрасно зная со слов Фло чем они занимаются. За себя я был абсолютно спокоен, ведь будь со мной что-то не так, то в первом же городе меня бы убили или пленили, с дальнейшей отправкой в знакомы места. В принципе, я бы даже удивился, если бы они не появились — все-таки с монетой я дал маху. Я стоял и ждал продолжения. Или они хотели, чтобы я пал ниц?

— Я могу узнать как давно вы в герцогстве и с какой целью? — наконец-то задал вопрос один из них.

— В герцогстве месяц, проездом. Со мной произошла неприятная история, поэтому я без гуранга, и как только я его куплю, то покину герцогство. Это все, что я могу сказать о себе.

— Мы можем проверить ваши вещи, — то ли вопросительно, то ли утвердительно сказал более молодой.

— Можете, — спокойно ответил и тот начал протягивать руки, — но я отрублю руки, — все таким же тоном добавил я.

Тот одернул руку и хотел что-то сказать, как я услышал от его напарника:

— Можете проходить.

И я ушел искать постоялый двор. На какое-то время я избавился от них, но даже, если будут следить, пусть делают это — работа у них такая. Но в свои вещи и дела я никого не пущу. Все-таки я правильно сыграл подданного княжества, вот просто чувствовал, что именно так и должен себя вести.

Проснулся ночью от постороннего присутствия, но ничем себя не выдал. Руки у меня и так были за головой, где у изголовья стояли мои мечу. Света в окно, которое я специально оставил открытым, падало достаточно, чтобы более-менее видеть вора. Оба-на, старый знакомый из Службы Надзора решил пошарить у меня в вещах. Не будь у меня там десятка рун высоких рангов и скипетра, я бы не стал мешать, а так… Меня вдруг охватила такая ярость, что я мгновенно оказался у него за спиной, прижав один меч к горлу, а второй между ног.

— А теперь ты уйдешь отсюда и будешь молчать всю оставшуюся жизнь, — прошипел я.

За завтраком я спросил у хозяина о продаже верховых животных, но тот меня огорчил — в деревне вообще не ничего на продажу и посоветовал добраться до города Хорталь. Я и отправился к нему, тем более что владелец постоялого двора утверждал, что даже пешком я прибуду туда к вечеру. По пути к выходу я заметил пятерку людей, провожавших меня, я бы сказал, многообещающими взглядами. Двоих из них я узнал. Как ни странно, но до города я добрался без происшествий. То ли они решили отказаться от своих намерений, то ли неприятности ждут меня впереди. Чуть отойдя от ворот, заметил вполне обыденную вещь — три сорванца, лет десяти, что-то отобрали у двух детей помладше. Девочка, лет пяти, и мальчишка года на два старше с ненавистью посмотрели вслед убежавшим детям. «Везде свои разборки», — подумал я, но направился к ним.

— Если доведете меня до места, где собираются наемники, то получите пару медяков, — сказал я брату и сестре, настолько это было очевидно.

— Я знаю, — ответил мальчишка и, взяв сестру за руку, ушел вперед.

Рядом проехала знакомая карета, вот только кучер в этот раз не кричал и не разгонял людей плетью. Да и охраны существенно поубавилось — всего два воина. «Поделом», — мелькнула мысль и я усмехнулся. Идти пришлось не менее дести минут, причем, по переулкам, как я понял, сокращавшим путь. На одной улице увидел лавку, торгующую посудой и прочей кухонной утварью, и зашел в нее. И не зря — приобрел хороший нож взамен выброшенному. Непримечательное двухэтажное здание, я приметил сразу. Вот не знаю почему я выделил его в самом начале, когда мы вывернули на эту улицу. И только потом, окинув своим взором всю улицу, понял, что оно совсем не выделяется. Но своим подсознательным действиям я верил, поэтому, когда мы подошли к нему, совсем не удивился этому. Отдав им четыре монеты и уточнив, что имел в виду две каждому, я вошел в трактир.

Антураж соответствовал месту, где должны собираться любители и профессионалы оружия. Все стены были украшены всевозможными смертоносными орудиями убийства. Заказал ужин и спросил о проживании. Пустующих комнат казалось много, но я снял самую дешевую. Также спросил у владельца, в движениях которого угадывались навыки отличного бойца, про возможность заработка.

— Без рекомендации трудно найти хорошую работу, — дипломатично ответил он, одновременно и спрашивая и намекая, на наличие или отсутствие оных, — и это несмотря на опасности на дорогах. Конечно, кода подпишут мир с Виртаррой, то армия проредит разбойников, но это ожидается не ранее чем через месяц. Если спросят, то буду иметь вас в виду.

На следующий день я расположился в углу, попивал сок, и просто наслаждался жизнью. В зале сидело еще всего два человека. Дверь открылась, и на пороге появился возможный работодатель. Хотя он был в броне и при оружии, но я его определил именно так. Взгляд на сидевших наемников показал, что я прав — те лишь мельком взглянули и вернулись к своей беседе. Вошедший перекинулся парой слов и направился к воинам. Пять минут разговора и вот он идет ко мне.

— Я слышал, тебе нужны деньги, — он уселся на лавку напротив меня.

Понятно, кто-то из аристократов, считающих себя пупом земли. Я демонстративно окинул его взглядом, что вызвало недовольство, и коротко ответил:

— Нужны.

— Мне необходимы наемники для охраны, — потом понял какую чушь сказал, уточнил. — Охранять надо карету, время неделя, оплата, — тут он усмехнулся, — десять золотых.

«Ага, на гуранга хватит», — подумал я, — «а остальное уже не так важно. Главное, чтобы оплатили большую часть сейчас или купили мне скакуна».

— Семь золотых задаток или предоставляете мне гуранга, — флегматично ответился.

— У тебя нет своего гуранга? — он выделил слово «своего», пытаясь оскорбить меня или возвыситься за счет меня.

— Нет, — все также спокойно ответил я, чем вызвал его раздражение.

— Задаток половина, гуранга тебе предоставят, — процедил он, вероятно, сдерживая себя.

— Мои обязанности? Мои действия при нападении? Защита кареты или того, кто в ней находится?

— К карете, а тем более к тем, кто в ней находиться не подпустят, — успокоившись, усмехнулся он. — Твоя задача находить в десяти метрах впереди кареты и в случае нападения расчистить путь.

— Кто наниматель?

— Я, — ответил он после короткой паузы.

— Договорились, — сказал я и посмотрел в сторону трактирщика.

Как оказалось, наитие меня не подвело — тот подошел к нам с какой-то руной, и мы повторили условия договора. Я особенно отметил, что в случае нападения, охраной кареты не занимаюсь, а работаю впереди, и расчищаю путь движения. Этим своим условием, я заработал непонятный взгляд трактирщика. С одной стороны — одобрительный, с другой, было такое-то сожаление. Что-то я пропустил, не учел какую-то деталь, но понять сходу не смог, поэтому решил оставить все, как есть. Еще сумел заметить по мимике трактирщика, что такая сумма в данный момент очень низкая. Но договор заключен и с этого момента я занимаюсь охраной. Мой наниматель сказал подойти к постоялому двору «Герцогский двор» через час. Я перекинулся парой слов с хозяином, в основном спрашивая о принятых правилах наемничества, поскольку сам впервые ступил на этот путь.

Этот постоялый двор предназначался для богатых клиентов, что было видно даже с его внешнего вида и месторасположения. Когда подошел, там уже находилась группа наемников. Познакомившись, я почувствовал некое отчуждение, причину которого не понимал — то ли они так относились к харанам, то ли просто не любили еще кого-то рядом с собой. Но мой наниматель, после того, как передал мне гуранга-клячу, объяснил им мою задачу. С его слов я понял, что я еду впереди один или не один, если командир наемников отправит еще кого-то, а их задача охранять карету. По его словам, я сделал вывод, что тот с огромны удовольствием разорвал бы со мной договор, вот только неустойка в таком случае три суммы договора.


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, город Хорталь, Служба Надзора.

— Что у вас произошло? — спросил глава Службы у пятерки агентов-ловцов из Доржека.

— Решили проверить одного подозрительного харана, — начал доклад командир группы, — он идеально подходил под разыскиваемого прокаженного. Сумели перехватить в Южной, Старрк сказал, что изменений у него нет, но был приказ подозрительных досматривать. Он отказался, точнее, сказал, что отрубит руки, поэтому приняли решение тайно, ночью совершить осмотр его вещей. Он сумел как-то почувствовать присутствие нашего умельца и, приставив мечи, приказал молчать. Вот теперь он молчит. Доложить толком он не может, поскольку не умеет писать. Старрк утверждает, что тот чародеем точно не является, так как каналы не разработаны, хотя потенциально им является, что странно. Руны использовать он тоже не мог, поскольку руки были заняты мечами. Допросили купца, его помощника и команду гребцов — они тоже ничего подозрительного не видели.

Их начальник сочувственно посмотрел на них. В Службе было принято, что любой вышестоящий по должности работник является начальством, независимо из какого города прибыли агенты.

— Работаете вы два года, — глядя на них проговорил тот, — кто-то из вас сталкивался с харанами из княжества? Я так и думал, — он покачал головой. — Где он сейчас?

— Нанялся наемником к графине Атторф.

— Я слышал, что она наняла отряд Весельчака, а те не любят работать еще с кем-то.

— Сначала был заключен договор с хараном во владениях Трактирщика, подтвержденный на руне.

— Ясно. Отведешь этого вашего пострадавшего к дознавателю, он умеет задавать правильные вопросы. Свободен.

Подчиненный вышел, но сам глава решил сообщить о странном умении в стол разведки, чтобы они активнее занялись своими делами, ведь эти знания дают огромное преимущество.


Мир Инфереал, герцогство Карлстон, город Хорталь.

— Что и требовалось доказать, — пробормотал я, получив приказ.

Передвижение наше было интересным. Я ехал в ста мерах впереди кареты — что-то вроде передового дозора. А вот за мной наемники ехали уже по всем правилам, за исключением боковых дозоров и прочего. На мой взгляд, из двенадцати человек можно было выделить две двойки для этого, но их командир решил по-другому. Передвигались довольно быстро, чтобы успеть засветло доехать до постоялого двора. Направлялись мы в империю Хаддарт, что, в принципе, меня устраивало, так как приближался к Скардии.

Первое происшествие произошло на третьи сутки. Тракт как раз проходил по густому лесу, поэтому я двигался в пятидесяти метрах, а вот наемники плотно вокруг кареты. Этот участок решено было проскочить как можно быстрее, очень уж он хорош для засад. Поэтому когда впереди стало падать дерево на дорогу, я тут же пригнулся и спрыгнул со своего скакуна, хлопнув его по крупу. «Надеюсь, разбойники не будут стрелять в животное», — мелькнула мысль, тут же сменившаяся пониманием подводного камня в договоре. «Расчищаю путь движения» без конкретного указания, поэтому под расчистку можно включить и эти два здоровенных ствола, преградивших нам путь. Начинаю движения контроля, отмечаю позиции стрелков, впереди всего два противника. Переход в боевой транс и атака.

В общем, это, в самом деле, оказались обыкновенные разбойники, среди которых опытных бойцов было мало. По крайней мере, мне не попались — своих двоих я убил легко, а двух арбалетчиков и подавно. А вот наемникам попалась парочка хороших, если не сказать отличных мечников, да и общее количество нападавших было чуть менее трех десятков. Они потеряли четверых, причем трое погибли от стрел. А вот убрать деревья, задача оказалась не из легких. Хотя у наемников были с собой топоры, как раз для таких случаев, но пока срубили ветки, разрубили стволы, оттаскивали их гурангами, времени прошло столько, что пришлось заночевать в дороге. Я естественно получил вахту перед рассветом. Когда настала моя очередь, я размышлял о том, получу хот какие-то деньги или нет, потому что брошенное моим нанимателем небрежно «Это твоя работа расчистка пути», говорило о многом.

Я сидел в придорожном трактире, пил вкусный компот и отрезал себе кусочки какого-то фрукта, названия которого даже не запомнил. Завтра с утра ровно неделя и меня очень волновал вопрос о деньгах. Задумался так, что даже не заметил, как спустились в обеденный зал те, кого защищают наемники, и только почувствовав направленное на меня внимание, посмотрел в ту сторону. Молодая девушка и ее спутница удивленно смотрели на меня, а мой наниматель с презрением. А спутница то чародейка. «Вот только почему я магию не чувствовал?», — подумал я. Потом пришло понимание, что она наверняка выставила вокруг кареты щит, который я к своему стыду не почувствовал.

Утром на завтрак наниматель с девушками спустились поздно. Портить аппетит я им не стал, поэтому дождался, когда они поедят и подошел.

— Прошла неделя, и согласно договора, — обратился я к своему нанимателю, — прошу рассчитаться со мной.

— Условия договора ты не выполнил, — с усмешкой заявил он. — Из-за тебя мы задержались и не добрались до Баска, поэтому остаток платы тебе не полагается.

— Не хотите ли вы продлить договор, — произнес я стандартную фразу для подобного случая.

— Нет уж, — засмеялся тот и девушки его поддержали, окатив меня не меньшим презрением. — Кстати, гуранга, на котором ты ехал, я уже продал.

В общем, я ожидал такого развития событий, поэтому развернулся и вышел. Но успел заметить неодобрение во взглядах парочки наемников. До Баска, в самом деле, совсем недалеко, дойду пешком, а там глядишь, и смогу купить себе скакуна подешевле, город все-таки большой. Я прошагал быстрым шагом уже часа четыре, как меня только сейчас обогнали мои знакомые. Я даже удивился, где это они так задержались. Дорога в этом месте делала поворот, и не успели они все свернуть, как я услышал щелчки арбалетов, и сразу же крики людей и животных.

Глава 5


Мир Инфереал, империя Хаддарт, приграничный лес.

— Да что ж это такое, — в сердцах выкрикнул я, когда понял, что это нападение.

Плюс еще то, что не успел я скрыться, и ко мне двигалось двое воинов. Именно воинов, а не разбойников. Это было видно и по экипировке, и по слаженности действий, и наличию у них чародея. И тут же меня посетила мысль о том, что в отраде наемников свой чародей отсутствовал, а это очень странно. «Наверное, его убили в недавней стычке, а нового те не успели найти», — мелькнула мысль, и я внутренне приготовился к бою, хотя мечи не обнажил. Воины готовы к бою, но в боевой транс не вошли — там движения немного изменяются. Кольчуга почти до колен, шлем с бармицей, поножи, меч и щит — серьезное снаряжение. Я дождался, пока станет понятно, что идут они не на переговоры, и, когда те разошлись немного в стороны, вошел в транс и, когда те начали атаку, прыгнул вперед и присел, налету обнажая мечи. Удар под колено, и тут же перекатом ухожу вперед. Поднялся и сделал пару шагов в сторону, чтобы видеть раненых. Встревать в местные разборки мне не хотелось, а то, что это именно так, я убедился. Одного не мог понять, почему эти имперские аристократы не воспользовались телепортом. «В том мире я был отрубателем голов, а в этом превратился в подрубателя сухожилий», — с улыбкой подумал я.

Теперь ко мне приближались четыре человека, а тот, что держал двуручник, был мастером и находился в боевом режиме. Посмотрел на сражение. Не повезло наемникам — нападающих, вместе с ранеными мной, двадцать шесть человек. Из них один командир, не принимавший участие в схватке, и два мага, методично обстреливающих карету, вокруг которой мерцал щит. Ряды наемников редели, но надо отдать им должное — никто из них не сдавался и не просил пощады. Заметил, как сверху на карету упала какая-то темная плюха и растеклась по защите. «Купол, а не щит», — подумал я и перевел взгляд на приблизившихся воинов. Те хотели сразу вступить в бой, но мастер меча что-то тем сказал, и те чуть разошлись в стороны, но остановились.

Первый уровень давался очень просто, но я захотел перейти во второй. И тут меня ждал облом. «Не зная природы явления очень тяжело познавать суть», — мелькнула мысль и я ушел от удара. Двуручник в руках противника мелькал, как будто тот орудовал легкой веточкой. Скорость его была чуть быстрее, чем у меня, но длина и инерция меча не позволяла ему резко менять траекторию движения. Этот воин воспринял меня всерьез, поскольку не было разворотов вокруг оси для усиления удара. Успел рассмотреть, что при отводе меча он принимает стойки, при которой можно не только отклониться назад, но и отступить. Я по-прежнему уходил от ударов, не обнажая оружия, но это не вызывало никакого неудовольствия на его лице и не злило его — профессионал. И по-прежнему у меня не получалось погрузиться на следующий уровень. Несколько раз я уходил, что называется на грани, поскольку противник каким-то образом все же умел изменять траекторию, хорошо, что настолько сильно.

С какого-то момента я заметил, что знаю его следующие движения — то ли понял технику, то ли всплыла какая-то наука отца. Заметил, как мне хочется совершить какое-то движение, как мне казалось, не совсем свойственное для данной ситуации. Но решил полностью отдаться этому чувству. Шаг, второй, присел — пропускаю меч над собой. Поднимаясь, обнажаю свой клинок, шаг влево и вправо, моя рука с мечом плавно обтекает его руки, и я помечаю атаку на его щеке. И все так же ухожу, пряча меч в ножны. Я все также не хочу встревать ни во что, просто хочется разойтись мирно. Противник разорвал дистанцию, приложил руку к щеке и с небольшим удивлением посмотрел на кровь. В это время прозвучала команда:

— Моррт, подойдите сюда.

Мой противник развернулся и пошел обратно. Я посмотрел в ту же сторону — все уже было кончено, вероятно, та плюха не просто стекла по защите. Все наемники были мертвы, двое сопровождавших девушек мужчин, один из которых мой наниматель, стояли на коленях. Барышни находились там же, но чуть в стороне, а у чародейки руки были связаны за спиной. О чем те говорили, я не прислушивался, поскольку тщательно следил за обстановкой и своими предчувствиями.

— Подойди сюда, — махнул мне их командир. — Обещаю, что никто тебя не тронет.

Интуиция молчала, поэтому я и пошел. Осмотрел пленников — в глазах моего нанимателя стоял сильный страх, так же как и в глазах девушки. У второго мужчины прочел обреченность, а вот чародейка мне понравилась — глаза искали выход их положения. Еще куда-то делся их презрительный взгляд в отношении меня.

— Ты понимаешь, что стал ненужным свидетелем? — спросил меня все тот же воин. — Пойдешь ко мне в дружину.

— Мне нет дела до ваших разборок, — спокойно ответил я, — и у меня свои планы, которые с империей никак не связаны.

— Я могу приказать убить тебя, — сделал он новую попытку, — или сам убью.

— Попробуйте, — все так же спокойно ответил я и перешел в состояние контроля.

В голове тут же отобразились местоположения всех его бойцов и я глазами окинул пространство. Арбалетчики в данный момент не опасны, только пять воинов с обнаженным оружием — они то и самые опасные. Плюс еще командир, который наверняка видел мой бой, да еще и противник мой должен ему сказать пару слов. В голосе чувствовалась полная уверенность в своих силах, значит, он превосходит в умениях мастера двуручного меча. Я уже наметил путь отхода, чтобы не сражаться сразу со всеми, как тот заговорил.

— Ты дашь клятву молчания.

— По таким пустякам я клятву не даю, — уверенно ответил я, — мое слово — моя клятва. И я уже говорил, что мне нет дела до ваших разборок.

— Хорошо, — наконец-то решил он, — можешь идти.

— Этот, — я указал на моего бывшего нанимателя, — должен мне пять золотых.

— А почему не пятьдесят? — хохотнул он. — Или вообще пятьсот?

— Потому что, по договору он должен мне пять золотых, — твердо сказал я.

— Он что, не заплатил тебе по договору? — изумился он.

— Я еще не опытен в этих делах и там одну фразу можно понять двояко, — решил сказать правду.

— Граф, — обратился он к бывшему нанимателю, — я считал вас более умным. Не заплатить харану из княжества, пусть даже молодому и неопытному, это надо быть полным идиотом. Держи, — он отсчитал из своих денег. — Я смотрю ты без гуранга? Возьми его скакуна, будет тебе в качестве компенсации.

— Благодарю, — я наклонил голову, как учила меня когда-то мама.

— Обращайтесь, — он ответил мне похожим наклоном, но в глазах я прочел удивление.

Да и на «вы» в отношении меня он перешел. Разворачиваясь, я увидел изумление на лицах прекрасной половины пленников. Уже немного отъехав, я услышал знакомый голос:

— Герцог, я могу откупиться, вам же только графиня нужна. У меня…

Больше разобрать слов я не смог. Теперь стоял вопрос заезжать в Баск или нет. Потом вдруг мне пришла мысль сделать из кожаной брони себе наручи. Поначалу была мысль о шлеме, но что-то внутри меня этому сопротивлялось, я даже удивился. А прикрыть мои многострадальные ноги ее не хватит. С наручами все просто — до локтя защищает броня, а ниже кожа. Теперь смогу даже скользящие удары отбивать. Хотя до поступления в институт оставалось еще полгода, я решил все равно как можно скорее добраться до Скардии. Как-то не понравились мне аристократы империи, хотя герцог этот оказался неплохим мужиком — стал лезть в бутылку. «Кстати, интересно — почему я воспринимаю учебное заведение, как институт?», — пришла мне в голову мысль, на которую я ответа не знал. — «Интересно бы посмотреть на заклинание переноса, особенно инициативный ряд, если такой есть. Или там что ментальное, задействующие какие-то части мозга?».

— Ух ты! — воскликнул я, когда, въехав на холм, увидел раскинувшийся город. — А Баск то город большой. Наверное, столица местной провинции.

На этот холм я поднялся, сокращая путь к городу. Это посоветовал мне разъезд стражи, патрулирующий окрестности. Отсюда очень хорошо был виден ручеек людей, всадников и повозок, тянущийся в него. А вон кто-то из местных аристократов, от которых пешие люди шарахаются в стороны. Спустя полчаса неспешной езды и я въезжал в него. Плата составляла всего десяток меди, но как сказали стражники на воротах, что если выеду из города и тут же вернусь, то снова платить. В городе я решил опять обратиться к услугам ребятни, которых тут крутилось много и посматривали они на меня с надеждой обобрать очередного доверчивого харана. Эти не подходят. Проехал чуть дальше и… Я даже залюбовался, видя как какая-то девочка лет одиннадцати мутузит мальчишку чуть старше. Тот не поддавался, но ничего сделать не мог.

— Я говорила тебе, чтобы обходил наш район стороной, — сидя на нем верхом и тыкая за волосы в брусчатку, говорила она ему.

— Опять девка распоясалась, — услышал я довольно громкий шепот справа от себя и, повернув голову, увидел дородную женщину явно с примесью демонической крови.

Я даже опешил, ведь как я слышал, демонессы все стройные. Интересно, чья в ней кровь перебила инфернальную?

— Эй, мелкая валькирия, — окликнул я девочку, спасая мальчика от очередного удара.

Та поняла, что обращаются к ней и посмотрела на меня.

— А кто такая валькирия? — с любопытством рассматривая меня, спросила девочка.

— Дева-воительница, — с улыбкой ответил я, — сильная, ловкая, умеющая сражаться наравме с мастерами мужчинами.

— Ух ты, как Литанна? — то ли спросила, то ли утвердила она, потом к поверженному противнику. — Понял? — легко поднялась и задала свой вопрос. — Что вы хотели?

— Нужен мастер-скорняк, который к своим обещаниям относится очень серьезно и никогда не их нарушает.

— Я знаю двоих, — чуть задумавшись, ответила она, — один очень дорогой, ну берет дорого, но делает просто класс.

— Вот к нему и поехали, — ответил и наклонился, протягивая руку.

Та поняла правильно — схватилась и через миг я посадил ее перед собой. Пока ехали, попросил показать достопримечательности города. И главной из них оказался портал, мимо которого проехать я не мог. Порталом оказалась портальная площадка, хотя я точно помню, что тот, через который я сюда попал, состоял из двух частей: площадка и арка. «Это, наверное, межмировые порталы состоят из двух частей?», — догадался я. — «Или это две разновидности?». В это время площадка мигнула и там появился человек, который осмотревшись, направился к пятерке воинов. Но меня поразило другое — по кругу, за краткий миг до срабатывания, начали светиться руны, которые потухли спустя секунду или даже чуть больше, после появления человека. Руны, наверняка, выполняют защитные функции, значит, за портацию отвечают чары, которые я не вижу. Девочка хотела показать мне дворец герцога, но я отказался, а вот заглянуть в парк, мне захотелось.

Вдруг я вспомнил, что хотел себе ножи, чтобы те крепились к наручам, поэтому пришлось заезжать еще в оружейную лавку, ведь судя по тому, как обмерял мои мечи мастер Тук, здесь потребуют предъявить ножи, какими мне предстоит пользоваться. В лавке мне подходила только одна пара, качеством выше среднего, их я и купил. Но с отчетливой мыслью заказать себе получше, когда появятся деньги. В соседней лавке, хорошо, что на нее упал взгляд, приобрел несколько листов бумаги, перьевую ручку и чернила. Давно хотел научиться писать да все руки не доходили.

Парк понравился. Он был разделен на четыре части — вокруг озера находились первозданный лес с буреломами, что-то вроде горной местности, луг и ухоженная часть. Перед парком находилась привязь, где можно оставить верховых животных. Задерживаться не стали и вскоре поехали по своим делам дальше. Мастерская скорняка находилась на противоположной стороне города, а цеха по выделке кож вообще загородом.

— Держи, — я отдал девочке, аж, целую серебряную монету, — дальше я уже сам.

Постучал, и дверь почти сразу открылась. Я уже перестал удивляться смешению рас, даже не пытаюсь понять кто, где и когда. Это был несомненно сам мастер, которого очень хорошо описала девочка.

— Здравствуйте, — поздоровался я. — Мастер, — почтительно обратился я к нему, — мне необходимо пошить кожаные наручи. Материал мой.

Именно последняя фраза и решила вопрос. До этого вид у него был скучающий, перевести который можно было как «Давай быстрее говори и уходи», но его, видать, заинтересовало, что это за такой материал. Обычно у него все заказывают, спрашивают, советуются, а тут какой-то мальчик такое выдает — так и читалось у него на лице.

— Заходи, — развернулся и вошел к себе во двор.

Не откладывая в долгий ящик, я сразу достал броню и отдал ему, говоря, что необходимо перешить. Еще когда я вынимал, то увидел, как он впился взглядом в нее, а глаза загорелись предвкушением. Он долго рассматривал материал, гнул, щупал, затем сходил за своим инструментом и какими-то реактивами. После десяти минут исследований он вопросительно посмотрел на меня.

— Напали. Убил. Понравилась. Снял, — ответил я.

Почему-то мне захотелось ответить именно так. Я вообще в последнее время заметил, что у меня появляются, время от времени, какие-то необъяснимые желания, причем, из совершенно разных областей. Затем объяснил ему, для каких целей мне они нужны, что буду с ними делать и прочее. А вот замеры он делал… Я устал выполнять его требования: стань ровно, подними руку, теперь руки, отведи назад, как будешь принимать удар.

— Два золотых, — сказал мастер, — и остатки кожи остаются у меня. Завра вечером будут готовы.

Это было дорого, очень дорого, но подвоха вроде бы не чувствовал, поэтому согласился. Заодно узнал у мастера о недорогом постоялом дворе, но с хорошей кухней. Он подробно мне объяснил, но с усмешкой предупредил, чтоб хозяин хороший и спокойный человек, чего нельзя сказать о его жене. И, если бы не ее готовка, то давно бы ту выгнал, а так многие посетители идут к нему только, чтобы вкусно покушать.

Направился туда, и через сотню метров засек за собой хвост в виде мелкой валькирии. Показывать, что все вижу не стал — пусть поиграется. Заведение нашел быстро, очень приметная вывеска висела на нем. Конюха не было, но ко мне подбежал мальчишка лет четырнадцати и пообещал, что все будет в порядке. Зайдя вовнутрь и увидев хозяина, понял, что малец, ухаживающий за верховыми животными, его сын. Свободные места был, и в самом деле, недорого, но когда мне показали комнату, то понял почему. Комнатка совсем маленькая, с небольшим окном, туалет на этаже, а мойка-баня вообще одна на всех. Сполоснувшись, спустился в трактир. Именно трактир, а не обеденный зал, поскольку из постояльцев здесь было всего пятеро, включая меня. Хозяин заведения, зная о популярности своей кухни, для посетителей держал два столика, где те могли отобедать или поужинать в любой момент.

Проходя мимо какой-то двери, я услышал женскую ругань, даже чуть притормозил, чтобы насладиться оборотами речи. Но вспомнив предупреждение скорняка, быстренько отошел. Еда была великолепна, и я понимаю и посетителей, и хозяина заведения. На следующий день я решил сходить в ружейную лавку и приобрести арбалет. Выехав на улицу, увидел знакомую фигурку.

— Привет, валькирия, подскажешь дорогу в оружейную лавку?

Посадив ее перед собой, поехали в очередное путешествие. Направились в центр, где по словам девочки продавалось все самое лучшее. В этой лавке продавались только луки и арбалеты. Количество видов тоже немного, зато сразу видна работа мастеров. Присутствовали здесь и совсем уж маленькие арбалетики, наверное, для спецслужб, так как цена у них была очень высокая. Купил за пять золотых арбалет, размером с арбалет ракшасов — как взял в руку, то сразу понял, что именно то, что нужно, даже переучиваться нет необходимости. К нему закупил еще два десятка обыкновенных болтов. По дороге вспомнил про разжигание костра и купил себе зажигалку, благо тут на рыночной площади, пусть и небольшой по размеру, можно купить все. Зажигалка была аналогичная выкинутой мной, но меньшего размера и, как уверял продавец, служить будет не менее полугода при использовании ее три или четыре раза в день. Вернувшись, я заплатил девочке еще серебряный и ушел к себе. Делать больше не хотелось вообще ничего, поэтому я оставшееся время отдыхал, только ел да спал, хотя зуд по магии и магическому конструированию у меня усиливался очень сильно. Но рисковать совсем не хотелось — хватило одного раза, поэтому я занялся письмом. И сразу обнаружил, что хотя я и знаю буквы и слова, но навыка каллиграфии нет, поэтому буквы были неровными и прыгали в разные стороны.

По дороге к скорняку, я на всякий случай купил различные походные принадлежности, привык быть готовым к одиночному походу, да и отец вбивал мне эту науку. Сейчас я снова у мастера-кожевенника. Вот ведь — работу настоящего мастера видно сразу. Я только взглянул на свои наручи, как понял, что это произведение искусства. Одев их, я сделал несколько защитных и атакующих движений боя без оружия, затем выхватив мечи, продолжил с ними. Невероятно, но я свои наручи совсем не чувствовал, как будто это у меня вторая кожа. Присмотрелся внимательней — они не были цельными, а состояли из нескольких соединенных между собой частей, скрепленных какой-то металлической нитью и небольшими заклепками.

— Благодарю, мастер, — я отдал положенную плату.

Наручи стояли этой высокой платы, я уверен, что все аристократы заказывают кожаные вещи именно у него. И очередь у мастера должна быть приличная, а меня он взял вне очереди, наверняка, только ради того, чтобы поработать с новым для себя материалом. Завтра с утра я уезжаю, поэтому сегодня вечером я решил побаловать себя сладостями и фруктами. Готовка у этой склочной женщины, крики которой сейчас слышались из-за закрытой двери, была выше всех похвал. Сейчас я сидел с закрытыми глазами и наслаждался компотом, периодически разбавляя его вкус каким-то кисловатым фруктом, который отрезал себе ножиком на новомодный манер. Вот кто-то вошел в помещение и разговоры стали стихать. Как интересно? Но открывать глаза все же не стал.

— Гур, быстро мне мой напиток, — приказал нежный женский голос, но с металлическими нотками.

Вот теперь мне стало очень интересно, и я посмотрел на заговорившую. Не знаю какие гены переплетались в ней, но выглядела она очень эффектно и сексуально в своей одежде воина. Красная кожа — это точно демоническая кровь, пепельные волосы, скорее всего, эльфийская, ярко голубые глаза, с которыми я встретился, не знаю. Она презрительно скривилась и резко мотнула головой, осматривая зал. На вид ей было лет двадцать пять.

— Ага, — прошептал я, — и рожки имеются.

Все посетители с усердием рассматривали содержимое своих тарелок и кружек. «Очень, интересно», — подумал я, — «это что за шишка такая?». Она подошла и резко опустилась на стул напротив меня.

— Чего вылупился мелкий? — прорычала-прошипела-процедила она.

От девушки шли волны раздражения и сексуального желания одновременно. И тут на меня нашло игривое настроение, и мои губы выпалили:

— Ой, простите тетя. Я не нарочно. Я не знал, что на вас нельзя смотреть, — и прикрыл ладошкой себе рот.

— Чтоооо??? — теперь уже прорычала она.

И резко выбросила руку вперед, но я был готов к этому и отскочил назад, уронив стул. Да, в этом заведении были столы и с лавками, и со стульями. Миг — я в состоянии контроля и делаю первые движения. Девушка оказалась рядом со мной невероятно быстро — демоническая кровь такого эффекта не даст, здесь еще и ускорение должно быть, скорее всего, владеет боевым трансом, раз носит одежду воина. Она пыталась меня схватить, ударить, толкнуть, но непременно промахивалась. Не меньше минуты продолжалось наше такое шоу, в зале все старались спрятать улыбки, кто-то уже булькал, пытаясь сдержать смех.

— Ой, ой, — подлил масла в огонь я, стараясь совершать самые нелепые движения, но строго по системе. — Я пойду домой тетя, меня мама ругать будет.

И быстрым шагом, соблюдая все техники безопасности, направился в свою комнату. После этой моей фразы, сидевшие в заведении люди не удержались, и с разных сторон раздался смех. Девушку же они привели в бешенство.

— Куда мелкий? — раздался сзади рык, а я еще ускорился.

У девушки из движений исчезли любые признаки техники, сейчас это была разъяренная хищница, которой надо было только одно — растерзать эту добычу, непонятно как ускользавшую от нее. Она даже выпала из транса и работала в данный момент только способностями тела. Я сделал небольшой шаг к кровати и, когда она промахнулась, быстро сменил состояние и завалил ее на свое ложе, вывернув руки назад. Держа их рукой, я придавил еще и коленом, но не успела девушка начать серьезно вырываться, как я положил левую руку ей на попу и сжал. Затем рука опустилась ниже, между ног и опять сжала там. «Хорошо, что на ней не кольчуга, а просто одежда воина», — подумал я.

Когда рука ушла на бедро, то она перестала вырываться. Но я еще недостаточно ей доверял, поэтому не отпускал, продолжая ласкать. Рука сошла с попы на бок и полезла вверх, а дойдя до района груди, я ее чуть наклонил к себе, и тут же она впилась в ее грудь. Сладострастный стон заставил поверить, что девушка уже в моей власти.

Выехать я решил на всякий случай пораньше. Девушка спала настолько крепко, что даже ничего не промычала, когда освобождал свою руку и вставал. Владелец двора встает рано, это я совершенно точно знаю, правда из еды будут только пироги и компот, поскольку жена так рано у него никогда не поднималась. В зале сидела пятерка воинов, бросив один взгляд на которых, я понял, что воины отменные.

— Ну, ты парень даешь! — воскликнул хозяин. — Нет, я знаю, что все хараны безбашенные и ненормальные, но не думал, что настолько, — и тут же спросил. — Тебе пироги? С собой?

Я кивнул, думая открыты ворота или нет? Ведь я абсолютно уверен, что вот эта сидевшая пятерка это люди этой девушки, если вообще не ее охрана. Скорее всего, последнее, потому что один из них быстренько направился вверх по лестнице.

— Это правильно, — улыбаясь во все тридцать два или сколько там у него зубов, сказал он, — проснется Литанна и спуску тебе не даст, обязательно найдет и еще добавит.

— А кто она такая, — как можно беспечнее спросил я.

— Ты? Ты? — в изумлении раскрылись его глаза. — Ты хочешь сказать, что не знаешь кто это?

— Неа.

— Это дочь нашего герцога, герцогиня Литанна Йормик, — он показал головой.

— Хотя путь до столицы неблизкий, но я думаю, что доберусь, а там ее высочество сможет меня защитить от гнева герцогини, — серьезно ответил я.

Пока я решал свои дела с владельцем, вернулся пятый воин и подал, наверное, какой-то знак, поскольку я, следивший краем глаза за ними, увидел, как те расслабились. Я расплатился и направился к выходу, чувствуя на себе взгляды всей пятерки. А спустя десять минут, я покинул славный город Баск, где я так замечательно провел время.


Мир Инфереал, империя Хаддарт, город Баск, постоялый двор «У Гура».

Литанна, в сладкой истоме, перевернулась на другой бок и чуть не свалилась с кровати. Усевшись на кровать, она недоуменно стала рассматривать совсем незнакомую обстановку, не понимая как тут очутилась. В следующий миг она все вспомнила и, моментально вскочив и развернувшись, уставилась на пустующую кровать.

— Ну, мелкий, поймаю — прибью, — пообещала она себе и вдруг застыла, прислушиваясь к себе и анализируя все события.

Приближение магической бури она почувствовала заранее и постаралась скорее добраться до дома, чтобы укрыться, на всякий случай, от ее воздействия. Все дело в том, что она была очень чувствительна к ним, заранее определяя ее зарождение. Таких людей немного, но они рождались. А у нее была еще одна проблема — одно из десяти магических возмущений влияло на нее, вызывая сильное раздражение и не менее сильное сексуальное желание. Кого только отец не приглашал, чтобы вылечить ее или хотя бы выяснить причину, но все тщетно — целители и лекари даже внятное объяснение не смогли дать. После того, как она в порыве страсти искусала и исполосовала ногтями второго жениха, больше к ней никто не сватался и не предлагал замуж. Поэтому она и ушла в тайную охранку, что замужество все равно не светит. Если в этот период она начинала заниматься интимными делами, то переставала себя контролировать. Если утром партнер смог сбежать, то ему повезло, потому как волна раздражения и желания поднималась по новой, причем в этом случае не спасали и каменные стены. А ведь до того, как она начала превращаться в девушку, ничего такого не наблюдалось, да и приближение бурь она чувствовала не так явно.

Вчера они немного не успели. Литанна уже было обрадовалась, что на этот раз пронесет, так как возмущения начались, а она не ощущала никакого негатива, как в следующее мгновение ее накрыло. Теперь остается поспешить в заведение Гура, чтобы его жена приготовила напиток, как-то понижающий воздействие. Впервые она заметила это чисто случайно и с тех пор пользуется постоянно, когда магические возмущения начинают на нее влиять. Невероятно, но больше никто другой не может его сварить, несмотря на то, что рецепт она сказала. Более того, даже приготавливая одновременно с ней, эффект получается только у нее. Вот и не верь после этого отцу, утверждающему, что это от ее стервозного и крикливого характера.

А в этот вчерашний мелкий харан сумел довести ее до белого каления! Ух, как она хотела его прибить, но он каким-то образом умудрялся уходить от нее, да еще называл тетей.

— Ррр, — зарычала она, но вспомнив то, что последовало за тем, как он завалил ее на кровать, мечтательно закатила глазки.

Она вообще не помнила ничего, кроме накатывавшихся волн удовольствия, пока не потеряла сознание. Такого с ней никогда не было! Но самое главное, что сейчас она не чувствует возвращения своих желаний и раздражительности. Точнее, желание продолжить с ним отношения присутствовало, но это было обыкновенное человеческое, а не привнесенное извне. И только тут до нее дошло, что это именно тот человек, за которого она сможет выйти замуж, раз уж он смог обуздать ее! И без разницы, что он харан из Воравии. И тут она представила себе, как они будут выглядеть рядом, где ее парень и будущий муж на пол головы ниже ее. «Может он еще подрастет?», — подумала она. — «А не вырастит, то пусть только попробуют позубоскалить — если повезет, то с ними он поговорит, а не она». Улыбнувшись своим мыслям и одевшись по-военному быстро, она спустилась вниз.

— Где этот мелкий? — спросила она своих подчиненных-телохранителей.

— Если верить его словам, то уехал в столицу, — четко отрапортовал их командир. — С его же слов принцесса сумеет защитить его от вас.

Литанна заскрежетала зубами. Опять ее высочество подсуетилась раньше нее.

— Ну, ничего, мы еще поборемся, — пробормотала она и стала командным голосом отдавать приказы. — Быстро перекрыть все тракты, поймать его и притащить ко мне, но смотрите, — она окинула их взглядом. — Не вздумайте причинить ему вред!

— Госпожа, — обратился к ней командир, — вы вчера вероятно не обратили внимания, но то, что продемонстрировал этот, как вы выразились, мелкий, является высочайшим уровнем мастерства. Я полностью в этом уверен. Боюсь, что мы не сможем его спеленать, а если применим большую силу, то умоемся кровью. Он совершенно точно аристократ и в этом случае его родня будет мстить, пока не уничтожат весь ваш род.

Девушка задумалась. Если это правда, и этот мелкий является мастером, то пытаться его бескровно захватить бесполезное занятие. А она не может припомнить, когда командир ее телохранителей и ее учитель фехтования ошибался.

— Тогда просто постарайтесь уговорить вернуться сюда или дождаться меня там, — ответила она, — и перекройте все другие тракты.

В это время в помещение проскочила девочка. Поздоровавшись с герцогиней, она направилась к хозяину.

— Дядь Гур, а харан уже уехал? — чуть дрожащим голосом спросила она.

Но не успел тот ответить, как Литанна заговорила первой.

— Аника, а ты с ним знакома?

— Нет, госпожа, — ответила девочка, — и я не Аника, а Валькирия! — она вздернула носик. — Меня так харан назвал, и я хотела попроситься к нему в ученики.

— А ты видела, как он сражается? Где? — импульсивно спросила герцогиня.

— Нууу, — протянула она и смутилась.

— Ясно, — понимающе улыбнулась та, понимая, что эта пигалица видела вчерашние события.


Мир Инфереал, империя Хаддарт.

Выехав за ворота, я еще некоторое время ехал в сторону столицы, но скрывшись от глаз стражников, пустил своего скакуна в галоп или как тут правильно называется самый быстрый бег гуранга, объезжая город по дуге.

— Дааа, — протянул я, — делааа.

Если Литанна дочь герцога, а об этом все говорит, то разозлить я ее должен очень и очень сильно. Теперь получается, даже вдоль тракта небезопасно ехать, поскольку велика вероятность облавы. Теперь опять придется лесами, реками, болотами топать. «Блин», — мысленно ругнулся я, — «Забыл купить карту!». Вчера как-то не подумал, что придется скрываться и ехать подальше от обжитых мест. Ну да ладно, заблудиться не получится, тут самое главной добраться до гор Запертых земель, а это надо ехать просто на север. Но вот до жути интересно — герцог, который разбил отряд наемников и взял в плен графиню, это местный правитель или кто-то другой? Мне кажется, что другой, а все эти нападения, это интриги. Интересно, неужели разумные виды не могут без этого? Я остановился и спешился, чтобы набрать свежей воды в небольшом ключе, воды которого впадают в небольшую речушку. На автомате оглянулся.

— Придется идти опять пешком, — сказал сам себе, глядя на отчетливый след копыт гуранга.

Если дочь герцога возьмется за меня всерьез, то пустит следопытов, у которых вызовет подозрение след, ведущий вокруг города. Дальше некоторое время двигался по дну ручья, но приметив замечательное дерево, ветви которого нависали над ним, забрался на него. Гуранга напоследок легонько стукнул ногой так, чтобы он как можно дольше прошел по ручью. А дальше дело техники — шагать, не оставляя следов, мне не привыкать.

Перед этой деревней я сидел долго, не менее трех часов, высматривая все подозрительное. Но никто, кроме местных в нее не заезжал и не выезжал, никто не выходил за переделы и не осматривал окрестности, даже с крыльца никто не смотрел вокруг — обычная деревня. Следил, потому что мясо настолько надоело за пять дней, что смотреть на него уже не могу. А вышел я за пределы территории того герцога или нет, я не знал. Но вот когда решил сходить и купить, мне вдруг стало неуютно.

— Блин, тут-то что грозит?

Вот теперь взыграло мое любопытство, которое просто потянуло меня туда, но тайно. И что самое удивительное, в этом случае я не чувствовал никакой опасности, хотя это и не говорило о том, ее нет. Правда, я сразу наметил себе цель — раздобыть себе крупы так, чтобы никто не заметил. Ночь — наше все, тем более что туч нет, а звезд полно. Символический двухметровый забор я перескочил легко и, приземлившись, осмотрелся — все, как и должно быть у крестьян. А, нет, вот то животное насторожилось и принюхалось — я постарался слиться с окружением. На вид оно совсем не страшное, и клыков нет, значит, обыкновенная сигнализация — хорошо, что их все три на деревню. Пройти между ними было не просто, но у меня получилось и я приблизился к дому, где амбар находился в отдельностоящем здании. Вот и окно для проветривания, куда я смогу пролезть. Строение каменным не было, поэтому я легко взобрался под крышу и юркнул внутрь.

«Какой запасливый хозяин», — подумал я, нащупывая мешки. Было их много, выбрал я самый дальний от входа. Аккуратно разрезав, я наполнил сумку чародея. Я совсем не предполагал, что придется снова партизанить, поэтому и использовал этот артефакт. Пока набирал, услышал, как кто-то приехал, на слух не менее пяти всадников. Вот и все, можно уходить. Только я залез к окну, даже не успев осмотреться, как услышал знакомый женский голос:

— Фальк, отправь кого-нибудь к пятому отряду, чтобы сказал, что если обнаружат следы или найдут его, то пусть едут сюда.


Мир Инфереал, империя Хаддарт, город Баск, дворец герцога.

— Говори, — приказала Литанна следопыту.

— По тракту он не проезжал, — начал доклад тот, — но мы обнаружили странный след в лесу. Начинался он в месте, которое не видно со стороны города, и вел в обход его. Мы отследили его до небольшой речки, что на северо-востоке, после которой он теряется. Вернее, след нашли, но гуранг был уже без всадника, нашли и самого гуранга, пасущегося в двух километрах. Следов ездока нет. Если это ваш харан, — тут он запнулся и даже чуть дернул рукой, чтобы прикрыть рот, но герцогиня только пронзительно взглянула на него, и он продолжил. — Если это харан, то имеет специализацию «лесной призрак» и обнаружить его невозможно, точнее, только случайно. Уйти он мог в любую сторону.

— Нет, он ушел на север, — твердо сказала девушка и сама немного удивилась своей уверенности.

«Ну, да», — подумала девушка, когда подчиненный покинул комнату, — «уже все знают, чуть ли не во всех подробностях, как я провела ту ночь. И отец еле сдерживает ухмылку». Теперь она решила заняться своими личными делами, потому что следы напавших на графиню Цурей уходили в герцогство Карлстон. Отчет в канцелярию двора она отправила, а там уж пусть его величество разбирается это проделки кого-то из наших аристократов или великого герцога.

— Вот чувствую, что еще встретимся с тобой, мелкий, — сказала она.

А спустя час десять всадников направились на север. По дороге она раздала приказы трем пятеркам следопытов, а сама направилась на границу их провинции, где в небольшой деревеньке жили несколько отставников ее службы, следивших за окрестностями. Приехали уже за полночь, поэтому сразу направились отдыхать, но тут она вспомнила еще одно дело.

— Фальк, — обратилась она к командиру своих телохранителей, — отправь кого-нибудь к пятому отряду, чтобы сказал, что если обнаружат следы или найдут его, то пусть едут сюда.


Мир Инфереал, империя Хаддарт, деревня на границе провинции Йормик.

«Уж, не обо мне ли речь?», — была первая мысль, затем. — «Как она могла меня найти? Или это случайность? Или женская интуиция?». Нет, от таких надо держаться подальше, а то ведь и не погуляешь ни налево, ни направо. Но напоследок мне захотелось ее ущипнуть или укусить, или подначить. Без проблем и происшествий вернувшись к своим вещам, я достал один лист бумаги, отрезал небольшой кусок и на нем почерком первоклашки написал: «Тетя Литанна, простите меня, пожалуйста». Теперь постараться подбросить в окно, если она его не закрыла. Комната, в которой находилась девушка, была угловой, с окнами на две стороны, и пока она не погасла свет, я ее видел.

Теперь операция была сложнее — около дома околачивалось аж два тех непонятных животных, которых я отнес к сигнализации. Обход стражи вокруг дома — две, семь, три, пять минут интервала. В семиминутный я подошел к открытому окну и аккуратно положил записку, придавив ее небольшим камнем. Теперь ходу!


Мир Инфереал, империя Хаддарт, деревня на границе провинции Йормик.

Литанна проснулась в отличном настроении. Попыталась вспомнить сон, но все, что крутилось в голове — это какие приятные воспоминания. Потянувшись, она поднялась и подошла к окну полюбоваться на лес. Когда одевалась, то на подоконнике второго окна увидела камень, а подойдя, лист бумаги. Прочитав, она зарычала:

— Ну, мелкий, ну погоди! Я тебе дам тетю!

Герцогиня напрягла всех своих следопытов, чтобы те разыскали след, но все, что те смогли найти, это место с немного примятой травой — по словам ее подчиненных там могли лежать его вещи. Харан исчез, как будто его никогда не было. Расстроенная она решила вернуться домой, потому как чувство, говорящее о предстоящей встрече, исчезло.


Мир Инфереал, империя Хаддарт.

Ночью, да еще в лесу, передвигаться опасно, но прекрасное настроение от проделанной пакости, плюс желание скорее убежать от разъяренной «тети», придали мне сил и я бежал легким бегом, умудряясь не споткнуться о корягу или камень. Когда начало светать, я остановился перекусить, и продолжил дальнейший путь.

Уже неделю я иду по пересеченной местности, выдерживая направление северо-восток, чтобы сократить путь. Денег на гуранга опять не хватает, вот и приходиться топать своими ногами. Но тяжелого ничего нет, деревни встречаются довольно часто, когда дорога идет в моем направлении, то двигаюсь по ней. Сейчас вот забрался на пригорок, где присмотрел высокое дерево, с которого можно рассмотреть окрестности, и услышал далекие выкрики. Залезать наверх не рискнул, вместо этого решил посмотреть, что там происходит, чтобы знать опасаться их или нет. Подойдя чуть ближе, оставил все ненужное и, обнажив мечи, двинулся дальше. Крики «держи, держи» и «заходи справа» я уже различал отчетливо. Потом я не поверил своим ушам…

Ржание Агата я мог бы услышать из тысячи. Но именно сейчас я почувствовал, что он зовет на помощь, вероятно, почувствовав мое приближение. Я ускорился и между деревьями смог увидеть происходящее. Агат отбивался от десятка людей: двоих чародеев и восьмерых мечников, два из которых готовили сеть. На земле, рядом с ним, барахтался кто-то белый. Вот один из вооруженных воинов подпрыгнул к нему с боку и рубанул мечом и одновременно с ним чародей выпустил в коня какое-то заклинание в виде чего-то прозрачного. Мигнула защита и тут же на него попытались накинуть сеть. «Что??? Моего друга ловить?», — мысленно прорычал я и рванул к чародеям, перейдя в боевой транс.

Они естественно не ожидали никакого подвоха, поэтому не удосужились обеспечить себя защитой. Первому голову отрубил быстро, но путь ко второму перегородили два воина. «Профессионалы», — отметил я, видя, что они не только заметили меня, но и успели среагировать. Размен ударами показал, что они двигаются быстрее меня и начали теснить. Остальные воины среагировали тоже и начали меня окружать, а чародей выхватил жезл. Судя по его движениям, которые были немного медленнее моих, он владел и боевыми искусствами.

— Разойдись, — последовала его команда, и он направил свое оружие в мою сторону.

Но эти воины, и чародей в том числе, никогда не встречались с настоящим боевым конем. Агат подскочил к чародею и, встав на дыбы, обрушил на него удар обеими копытами. Я увидел как мигнули защиты — его и чародея, Агат даже на несколько мгновений застыл в такой позе, но потом то ли проломил защиту чародея, то ли та сама исчезла, и он обрушил удар на него. Я отчетливо различил хруст ребер грудной клетки. Услышали и мои противники, кроме двоих, которые в самом начале преградили мне путь. Этих мгновений мне хватило, чтобы отскочить в сторону и удить двоих и ранить одного. А потом разъяренные воины набросились на меня.

— Агат, мои мечи, — крикнул я на языке этого мира, но он, умница, меня понял.

Проломившись ко мне сквозь строй, он чуть тормознул и я запрыгнул на него. Бросив с двух рук свое оружие в противников, я обнажил свои два шедевра. Спрыгнув опять на землю, приказал ему:

— Уходи в сторону.

Вот это другое дело — мое оружие было продолжением моих рук. Но мастерство противников было достаточным, а мне никак не удавалось перейти на второй уровень погружения. Поэтому смена состояния — один нелепый взмах, дрогнула нога. Снова переход, моя рука обтекает руку воина и меч вонзается в глаз. Но даром это не прошло — два воина мастера наносят раны в мои многострадальные ноги. Боль, ярость и наконец-то второй уровень. Вот меч правого движется мне в шею, обойдя мою руку, как я сделал ранее с их товарищем, второй его меч направляется к бедру. Но у меня в данный момент другое восприятие и другие скорости. Чуть повернулся — его нижняя атака проходит в сантиметре от ноги, а моя рука змеей проходит под его и меч пронзает подбородок. Чувствую атаку второго мастера, но просто отступаю, дела шаг назад, и тут же перехожу в атаку.

Последнего противника добил уже Агат, увидев, что я выпал из боевого транса и у меня подкосились ноги, он атаковал того сзади, а потом уже добил копытами в лицо.

— Как ты тут оказался? — радостно спросил я, поднимаясь с земли и обнимая его. — Ка же я рад тебя видеть!

В ответ он заржал и фыркнул, а я опять его обнял.

— Ну, пошли, посмотрим кого ты там защищал? А ведь правильно понял?

Подойдя к белоснежному животному, я не удержался от вскрика:

— Ты то откуда здесь взялся! Вы же вроде бы жили только на материке эльфов.

Освободившись от сетей, передо мной предстал единорог. Агат подошел к нему и ткнулся тому в шею, после чего я чуть нагнулся, чтобы убедиться в своей догадке.

— Значит, все-таки взялась.

Глава 6


Мир Инфереал, империя Хаддарт.

Пока два красавца скакуна миловались, я начал собирать трофеи. Особое внимание обратил на чародеев и мастеров меча. У чародеев, оказалось, по скипетру и по две руны, но их ценности я, разумеется, не знал. А вот мечи были выше всех похвал — удобные, сбалансированные и целых четыре, что меня очень порадовало. Нашел верховых животных, спокойно пасущихся совсем рядом, в седельных сумках которых обнаружил приличное количество съестных припасов. Еще я собрал все монеты и с мертвецов, и в их седельных сумках. Особенно хорошую прибыль дали чародеи. Вернулся к лошадям, и только сейчас более внимательно разглядел единорога. Грива и хвост были серебристо-золотыми — один волос одного цвета, рядом другого, рог прямой и тоже в полоску аналогичных цветов, идущих снизу вверх.

— Ну и что с тобой делать? — спросил я единорога, а Агат фыркнул и тихонечко заржал.

— Тебя я понял, — я похлопал его по шее, — хочешь с собой взять. А ты?

Я посмотрел на нее. Та закивала головой, подошла ко мне и положила голову на плечо. Понятно, тоже хочет пойти с нами. Но, судя по этим охотникам, в империи к единорогам относятся как к добыче, а не как к красивым и редким животным. Фло как-то говорила, что кровь и рог единорога очень ценные алхимические ингредиенты, а из волос гривы и хвоста получаются великолепные тетивы для луков и арбалетов. Поэтому их и истребляли, особенно темные, которые ненавидели своих светлых собратьев. Правда со скорбью всегда добавляла, что кроме одного клана. Я опять глянул на парочку. Придется ехать лесами, не заезжая в селения или делая это в крайнем случае. Продуктов сейчас много, так что с этим все в порядке. Доберемся до гор, а там уже не так опасно будет, поскольку селиться рядом с Запертыми землями никто не спешил. Сейчас же необходимо скорее убраться из этого места.

— Так подруга, — сказал я, — будешь везти припасы, — и взгромоздил на нее седельные сумки, снятые с одного из гурангов.

Конструкция немного отличалась от лошадиной, но при помощи ремешков я сумел закрепить так, чтобы единорогу ничего не натирало. Потом я решил дать ей имя. Вот тут-то я намучился — то оно не нравится ей, то Агату. В общем, остановились на имени Снежа — это я изменил слово снежок. Брать другие трофеи и делать обоз из гурангов я не хотел, поэтому мы втроем быстро поскакали на север. Амулет защиты я решил оставить Агату. Уж, совсем не знаю, кто его сделал, но это действительно вещь! Это точно не чары, это плетение такого высокого уровня, что даже магические возмущения этого мира не влияют на его работу. Из кожи я смастерил-сшил защиту для него, чтобы амулет вообще не был виден, а то за подпругой видна его часть. Может быть, отчасти это и было причиной охоты на Агата. Как я понял, амулет защищает меня и всадника, если мы едем вместе, причем, неважно на ком он находиться. Это еще одна причина, подчеркивающая высочайшее его качество — там, наверное, ментальная составляющая очень сложная, что считывает желания носителя.

До горного хребта мы доехали без происшествий. А всю дорогу я размышлял о том, почему не могу перейти на второй уровень погружения. Все пытался понять что происходит, когда я чувствую боль и прихожу в ярость? Какие еще скрытые возможности я в это время задействую? То, что ни в коем случае нельзя использовать состояние боли и ярости для погружения, я помнил из слов отца, утверждавшего, что только воля и желание воина должно приводить к тому или иному состоянию. Костыли, в виде различных воспоминаний, ощущений и прочего, делают воина уязвимым. Он как раз любил приводить мой случай в пример. В таких состояниях легче даются боевые техники, поскольку это естественная защитная реакция организма. «Но», — говорил он, — «представь себе, вот ты такой разозлился, пришел в ярость, но тут появляется красавица, улыбается, идет к тебе, и ты выпадаешь из транса, а она подходит и убивает». Даже то, что я сам по себе в таком состоянии перехожу на следующий уровень, плохо. Вот и размышлял я всю дорогу об этом. Чем обусловлена различная глубина боевого транса, отец не говорил, а если и говорил, то я не помню.

Пару дней назад мы пересекли границу со Скардией. Это я узнал в деревне, где покупал очередную порцию продуктов. Теперь мы ехали не скрываясь. Глазели на нас, конечно, весьма сильно, ведь единороги считались почти уничтоженными, а животных, типа Агата, вообще не видели. А сегодня утром я почувствовал изменение настроения Агата. Не могу точно сказать, но, кажется, оно улучшилось, если так можно сказать. Ехали мы неспешно, и темп задавал именно мой вороной. Впереди показалась развилка, у которой я заприметил парочку детишек. Брат с сестрой, а судя по внешности они ими являлись, с открытыми ртами переводили взгляд с Агата на Снежу, на меня и снова на моего коня.

— Демон, — заулыбался мальчик.

— Демон вернулся! — выкрикнула девочка, и они рванули по одной из дорог.

— Демон вернулся! — слышались радостные крики детишек. — Демон вернулся с единорогом!

— Это ты у них демоном подрабатываешь? — я наклонился и погладил своего друга.

Он фыркнул и тихонько заржал, после чего Снежа посмотрела на него и тоже фыркнула. Мы неспешно направились вслед убежавшим детишкам. У самой деревни нас встретил десяток детей в возрасте от пяти лет до двенадцати, и все они держали в руках фрукты. Зная любовь Агата к яблокам, я спешился и сказал ему:

— Иди, тебя же встречают.

Направились они вдвоем и принялись с удовольствием поедать гостинец. По тому, как орудовал своими губами мой конь, я понял, что в этом деле он сильно поднаторел. В то время как его подруга брала угощения очень аккуратно, чтобы ненароком не зацепить ручку ребенка. Я слышал, как сзади ко мне кто-то подошел, поэтому вопрос не застал меня врасплох.

— Эт аткель такой зверь взялся? — услышал я старческий голос.

— Да вот встретил его в лесу и подружился, с тех пор вместе, — я повернулся к спросившему.

Передо мной стоял крепкий, если так можно сказать, старик, худой, но не высохший, а жилистый.

— А здеся что он без тебя делал?

— Да, деда, понадобилось мне срочно порталом уйти, а его пришлось оставить, но я вернулся и мы снова вместе.

— А единорога хде успел найти?

— А вот его в лесу встретил, — улыбнулся я, — у них любовь.

Мы продолжили разговор. Я почти сразу понял, что дед бывший работник спецслужб, типа тайной стражи или охранки. Он, казалось, просто беседует, но все вопросы так или иначе касались моей истории и того, что я собираюсь делать в королевстве. «Старые чекисты всегда в строю!», — пришла мне на ум фраза. Кто такие чекисты я не помнил, хотя из смысла фразы ясно, что это касается таких людей, как этот дед. В конце он спросил:

— А мечами то как владеешь?

— Нет, нет, — запротестовал я, — не умею я ими сражаться, держу для того, чтобы выглядеть грозным. Вон видишь, сколько у меня их. Мне поэтому и пришлось уйти, что учителя говорили, что машу ими как дурень палкой. Так, что если на вас нападут, то предупредите меня, чтобы я успел убежать.

И посмотрел на него честными пречестными глазами. В ответ дед только хмыкнул, но ничего не сказал. За время нашего разговора дети скормили все фрукты и старшие побежали в соседнюю деревню сообщить, что «демон» вернулся, да еще и не один. Переночевал я в, так называемом, доме для путников. Это не постоялый двор, где есть хозяин, своя кухня, кухарки, горничные и прочие, а небольшой домик, принадлежащий деревне. Останавливались тут путешественники, а кормили их сами жители. Утром встал попозже, поскольку решил насладиться отдыхом в кровати. На выезде меня встречал все тот же дед.

— Если свернешь направо к нашим соседям, то к вечеру выедешь на столичный тракт. Он соединяет нашу столицу со столицей империи, потому так и назван.

И куда у него делся старческий скрипучий голос и фразы тип «аткель». Но прятаться мне сейчас не нужно, поэтому поблагодарив его, я последовал совету. А вечером выехал на тракт. Столичный он и есть столичный — шириной не мене шести метров, мощеный хорошо обработанным и подогнанным камнем. Искать трактир или постоялый двор я не стал а, отъехав на пару сотен метров в сторону, поставил свой видавший виды шатер, доел деревенские припасы и лег спать.

На следующий день около полдня, может чуть ранее, заехал в город Лэндар, но только для того, чтобы для Снежи заказать сбрую. Местный умелец снял мерки с Агата, его сбруи и за пару часов сделал новую. Сейчас, в середине дня, тракт был очень оживленным, сновали всадники, ехали крестьяне на своих возах: кто на рынок, кто наоборот с оного, спешили на гурангах гонцы. И все, естественно, обращали внимание на меня и моих друзей. Особенно великолепно смотрелись угольно черный Агат и белоснежная Снежа, что я на их фоне совсем терялся. Спустя часа три после выезда из города, я услышал звук трубы. Мне стало интересно, что же это такое, я остановился и повернулся назад. Все просто — на приличной скорости ехала карета, а метрах в двадцати спереди кто-то периодически трубил. Все находящиеся на тракте уступали место. Все ясно местные аристократы из самых высших кругов. Я развернулся и поехал дальше, съехав на самый край.

Вскоре меня обогнала карета, на дверце которой красовался какой-то герб, с охраной, в которой я насчитал двадцать всадников. Делал это автоматически, более того, даже обратил внимание, что доспехи у всех одинаковые, а вот оружие у некоторых разное. Десять мечников со щитами, наверняка ближняя охрана, задача которых прикрыть охраняемого. Два с небольшими копьями, которыми удобно орудовать и верхом, и пешим. Два явно чародея, но в броне и шлеме. У четырех был целый набор различных предметов — понятно, воины-профессионалы, которые могут работать с любыми предметами, прямо как мой отец. А вот оружие последних я увидел в этом мире впервые — меч, насаженный на метровое древко. Не помню, как оно называется, но знаю, что в моем родном мире оно существовало.

Карета чуть притормозила и покатила очень медленно, чему я поначалу удивился, но тут же понял причину. Я остановился, спешился, начал проверять упряжь своих четвероногих друзей. Затем достал фруктовый пирог и принялся его с аппетитом кушать. Мне было очень интересно, пошлют кого-то ко мне или нет. Нет, никто ко мне не подъехал, но карета продолжила ехать медленно. Я сел на коня в таком же темпе двинулся дальше. Спустя десять минут, они умчались вперед, я тоже немного ускорился.

Подъезжая к этому постоялому двору, я ломал голову останавливаться в нем или двинуться немного дальше и отдохнуть на берегу реки. Воины встретившегося час назад разъезда поведали мне и о дворе, и о реке, на которую открывался великолепный вид. А трактир был очень высокого уровня, что в нем останавливаются аристократы. Но когда я увидел во дворе обогнавшую меня карету, чаша весов склонилась к отдыху на природе.

— Потрясающе! — прошептал я, выехав на берег реки.

Великолепный вид, очень красивая река, где на другом берегу я приметил небольшой обрыв, не более пяти-шести метров, с которого можно понырять, да и вид оттуда тоже должен быть замечательный. Река была шириной всего метров тридцать, поэтому на другую сторону вел мост, по которому я и перебрался. Конечно, полного уединения не получиться, поскольку место заметно с дороги и моста, ну и пусть. Поставив шатер, я сидел на обрыве и любовался на воде лучами заходящего солнца, которые направлялись у меня из-за спины и играли на небольших волнах. Я решил, что обязательно на этом месте встречу рассвет.

Ночью мне приспичило в туалет, и я отошел от места своей стоянки подальше вверх по течению. Когда делал свои дела, то заметил огонек между деревьями, и мне стало очень интересно, кто это такой, ведь особой склонности к отдыху на природе у местных не наблюдалось. Сделав свои дела, я направился, как бабочка, на огонек. Не доходя шагов двадцать, я остановился. Какой-то опасности я не чувствовал, но ведь что-то заставило меня это проделать — скорее всего, здесь присутствует некая магическая защита, которую я не вижу, но сумел как-то почувствовать. «Надо обязательно купить себе специальные очки», — поставил себе мысленную зарубку. Но в данный момент я вслушался в разговор.

— … выехать завтра с утра, чтобы успеть к городу… ваша задача отследить и сообщить…, - тихо говорил мужской голос.

— Место тут не… может быть грохнуть того харана, а то… да и единорога с другим…, - заговорил другой мужчина.

— … делать, как я сказал…, - опять первый.

Все, больше ничего я расслышать не сумел, но и так все было понятно. Местные разбойники кого-то ждут. Где-то там дальше ждет засада, а кто-то должен предупредить о появлении цели. А главный у них умный — прекрасно понимает, что для выполнения основной цели нет смысла раньше времени привлекать к себе внимание, вот и осадил того, кто хотел со мной посчитаться. В принципе, мне было понятно, что меня никто трогать не будет, да и мои четвероногие друзья еще те волкодавы, особенно Агат. Поэтому я отправился спать, дав себе указание проснуться перед рассветом.

Выбрался из шатра. Предрассветные сумерки тонули в негустом тумане, который стелился над землей. Стояло полное безверие, и я уже подумывал, что не встречу рассвет, как задул тихий ветер, повинуясь воле которого дымка рассеялась. А на горизонте вот-вот должен показаться диск местного светила. Как только показался его край, я раскинул руки в стороны, закрыл глаза и постараться всей своей сущностью почувствовать первые лучи. Вот мое лицо коснулся первый, еще робкий, луч, затем уже его более смелые собратья ласкали меня, даря свое тепло. Повинуясь внутреннему желанию, я сделал первые движения танца, затем полностью ему отдался. Я не знаю, как это выглядело со стороны, да мне и без разницы все, я просто чувствовал, что это необходимо. Не открывая глаз, я продолжал свои движения: то плавно перетекая, как небольшой ручек огибает встречающиеся камни, то совершая полет, словно вольный ветер в поднебесье. Я посвящал его солнцу и оно в ответ ласкало меня своими лучами. Вдруг я почувствовал в себе совсем немного какой-то новой для силы или энергии, и в то же время я полностью был уверен, что это то, что пришло со мной из моего родного мира. Я коснулся ее и меня окутало знакомым чувством, перед глазами появился образ змея и я тихо зашипел.

— Что это с ним? — уловил я чью-то мысль или звук и понял, что это Снежа.

— Не знаю, — Агат, — раньше такого никогда не было. Но хозяин умеет выдать что-то эдакое.

Вдруг я почувствовал новое внимание, затем еще одно, и еще, появилась настороженность Агата и Снежи и даже их враждебность по отношению к этим новичкам.

— Это все друзья, — я постарался мысленно передать это все присутствующим.

Я не знаю, сколько это продолжалось, но самое важно то, что я понял какая часть меня отвечает за эти умения. Я всяческими силами постарался ее увеличить, сделать больше, доступнее. Эта сила это была не магия, не внутренняя энергия, не астрал и не ментал, это нечто совсем другое, может быть, совсем не свойственное этой части мироздания. Но в чем я был полностью уверен, что она была необходима мне. Почувствовал, что пора заканчивать, иначе могу перенапрячься и перегорю, поэтому замерев на миг на краю обрыва, я прыгнул вниз. Последнее, что еще успел почувствовать, это десяток новых знакомых, метнувшихся в воду вместе со мной.

Вынырнув на поверхность, я совсем не удивился плывущим рядом со мной змеям. Страха не было абсолютно, зато появился вопрос: «Как мне забраться наверх». Но не так все страшно — всего полтора десятка метров в сторону и по корням деревьев я мигом очутился наверху. Глянул на солнце.

— Ничего себе! — я даже воскликнул от удивления. — Не меньше двух часов!

Вот это меня накрыло! Но с другой стороны я узнал к чему внутри себя надо обращаться, чтобы получить подобный эффект. Состояние я запомнил очень отчетливо, в отличие от первых двух раз, когда это произошло спонтанно или интуитивно. «Эх», — подумал я, — «мне бы еще также разобраться погружением в боевой транс, вообще было бы замечательно».

— Ну, что? — я подошел к коню и единорогу и обнял их за шеи. — Удивил вас?

Они оба фыркнули, но я, разумеется, их не понял. После этой процедуры я чувствовал сейчас истому по всему телу и голод. Поэтому, отломав себе кусок хлеба, просто завалился на травку и прикрыл глаза, мечтая о том, чтобы меня кто-то сейчас покормил, поскольку самому этого делать совсем не хотелось. Но хлеб я все же съел. То, что кто-то приближается ко мне, меня предупредили заранее друзья своим пофыркиванием и тихим ржанием.

— Молодой человек, — раздался мужской голос, — можно с вами поговорить?

Я поднял голову и узнал воина, охранявшего карету, с которой столкнулся вчера. Это был как раз один из той четверки, что была увешана различным оружием. Сейчас не изменилось ничего, разве что он был пешим.

— Садись, — я похлопал рукой рядом с собой, — устал я что-то, вот и хочется отдохнуть. А еще еду надо готовить.

— Молодой человек, — усевшись, обратился он ко мне, — я вами хотят познакомиться.

Вроде ничего такого не сказал, но я понял, что ему не нравиться быть парламентером в этом деле, да и действия обитателей кареты он не одобрял. Я его понимал — они охраняют, а охраняемый старается им всячески осложнить работу.

— Давай на ты, а то все эти «не соблаговолите ли вы» и «с вашего позволения» я не люблю. Не, не хочу. Да и не со мной хотят познакомиться, а вон с моими друзьями, — я кивнул в сторону пасшихся животных.

— Даже не хочешь узнать, кто проявил к тебе интерес? — с небольшим удивлением спросил он.

— Да кто там может быть? Судя по охране, дочь герцога или принцесса какая-нибудь, — я махнул рукой. — О! Придумал! Я же тут не один, меня в шатре ждут две девушки-аристократки и я не могу никуда уйти, пока мы не закончим свои дела.

Воин понятливо усмехнулся, кивнул, легко поднялся и ушел.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столичный тракт.

«Вот я и дома», — со скепсисом подумала Милана, пересекая границу своего королевства. Впрочем, своей страной она считала империю, а не государство, где она родилась и где жил ее отец. По договоренности между семьями отца и матери она с пятилетнего возраста воспитывалась в семье второй. Начиная с одиннадцати лет, девушка вообще не хотела ездить к себе на родину, а до тринадцати ее приезжала навещать мать. Но однажды ее отравили, и с тех пор она воспитывалась у ее родителей, отца же не видела очень давно. Год назад поступила в имперский институт чародейства и теперь, она, подающая большие надежды, возвращается домой. Правда, не для того, чтобы встретиться с отцом и младшей сестренкой, а чтобы провести обряд помолвки, а дочь отца от второй жены она даже не считала сестрой. Когда ей исполнилось тринадцать, родитель прислал ей личного телохранителя, женщину-воина, в задачу которой кроме охраны входили обязанности давать советы по правильному поведению. Нравы и поведение в королевстве и империи различались, в некоторых вещах довольно сильно, и Зарра, как звали ее телохранительницу, поначалу делала ей замечания, но потом она поставила ту на место, и сейчас вон, молча сидит и смотрит в окно.

В городе Лэндар ночь провели в доме графа Сар-Корта, где Милана рассказывала присутствующим о прелестях имперской жизни. В дорогу двинулись только после полудня. Ей очень хотелось с кем-нибудь поговорить, но кроме ее охраны рядом никого не было, а разговаривать с ними, это ниже ее достоинства. Из ее имперских друзей почему-то никто не захотел ехать к ней в гости.

— Смотри, — услышала она тихий шепот кого-то из охраны, — единорог, но кто это с ним рядом?

— А хозяин то совсем молодой харан, — ответил командир ее охраны.

Чтобы развеяться, она посмотрела в окно, и ее взгляд сначала упал на всадника, чистокровного харана, восседавшего на непонятном звере черной масти. Рядом с ним шел единорог. Девушка даже помотала головой, желая сбросить наваждение, но когда посмотрела, то ее карета уже умчалась вперед.

— Прикажи ехать медленно, — отдала свой приказ своей телохранительнице.

Карета очень медленно покатила и Милана прилипла к окну, желая скорее увидеть единорога и другое животное.

— Где они? — бросила она.

Ее телохранительница открыла небольшое окошко на задней стенке кареты и ответила:

— Харан спешился и ест.

Бешенство охватило Милану — как это посмел какой-то смерд игнорировать ее? Она хотела было уже приказать Зарре приволочь того пред ее ясны очи, как та ее опередила.

— Здесь уже королевство, — одной этой фразой она осадила свою подопечную.

На что девушка презрительно скривила лицо. «Правду бабка говорит, что пора менять порядки в королевстве, чтобы каждый знал свое место», — подумала девушка, закрыла глаза и сделала вид, что спит. Вскоре они приехали в большой трехэтажный постоялый двор, с приличной конюшней и даже десятком охраны. В нем всегда останавливались аристократы, если их дела не требовали спешки. Именно здесь девушка решила проучить харана, поэтому села так, чтобы был виден и вход в помещение, и двор. Вот он появился на въезде, и Милана в предвкушении даже заулыбалась, но парень проехал дальше. Она начала испытывать уже ненависть к нему.

Утром не выспавшаяся, недовольная, срывающаяся на всех девушка села в карету. Поехали они быстро, чтобы к вечеру успеть добраться до города. Сон, как назло ушел, и она с недовольным видом смотрела в окно. Вот колеса загрохотали по мосту, а ее взгляд упал на невысокий откос, на котором харан выполнялся что-то непонятное.

— Стой! — крикнула она и сама не поняла, зачем это сделала.

С этого места невозможно было увидеть все подробности, но его движения завораживали и притягивали взгляд. Краем глаза она заметила, что и ее телохранительница очень внимательно наблюдает за ним.

— Видел когда-нибудь нечто подобное? — услышала она тихий вопрос, заданный кем-то из охраны своего командиру.

— Никогда, — девушка заметила, как командир, находящийся чуть сбоку покачал головой. — Но у них есть тайные умения, которые они передают только своим. Правда, в этом случае он бы не стал это делать у всех на виду. Разве что, — тут она замолчал, но спустя секунд пять продолжил, — разве что здесь место какое-то особенное.

Между тем парень продолжал свой странный завораживающий танец. Оба его животных стояли рядом и наблюдали за ним. Одного она узнала сразу, но вот второе животное, так сильно похожее на первое, было совсем другим. Она не слышала о единороге черного цвета, да рога нет. Ей очень захотелось заиметь этих животных и похвастаться ими в империи. Вот харан замер на краю обрыва, затем прыгнул в воду головой вниз, а за ним сиганули какие-то ленты.

— Неужели змеи? — услышала она изумленный голос воина.

— Похоже на то, — задумчиво ответил командир. — Госпожа, — он повернулся к окошку кареты, надо двигаться дальше, иначе можем не успеть.

— Прикажи, чтобы доставили его ко мне, — не обращая внимания на командира охраны, приказала она Зарре.

Через минуту один из воинов ушел в лес. Вернулся быстро и девушка услышала доклад подчиненного своему командиру.

— Он отказался, потому в шатре его ожидают две аристрократки.

— Госпожа, — телохранительница опять перебила свою подопечную, — молодой харан не является подданным его величества короля Элорасса и мы не имеем права его заставлять.

Милана зло посмотрела на женщину легла и отвернулась к стенке, и не увидела, как у той в глазах появилась насмешка. Девушка продумывала планы мести, когда приедет домой, ведь наверняка тот едет в столицу. Потом не заметила, как уснула. Проснулась от толчка, вследствие резкого торможения кареты.

— Зарра, это что еще такое?

Но не успела та спросить командира охраны, как тот сам постучал в окно.

— Госпожа, впереди возможна засада, сейчас мои люди проверят все.

— Да кто там может быть? — вскинулась девушка. — Едем вперед.

— Прошу прощения, госпожа, но у меня приказ вашего отца доставить вас живой, — твердо ответил тот. — Гас, Хорсо, — окрикнул он своих подчиненных, — проверить.

Сразу после сообщения, женщина достала скипетр и руну. Воины со щитами стали по пять с каждой стороны кареты, в метре от нее, а за их спинами чародеи, тоже приготовившие по скипетру и руне.

— Хол, — раздался крик.

И тут же вокруг кареты вспыхнул купол и тут же исчез. Чародейка прикусила нижнюю губу и искоса посмотрела на капризное лицо девушки. «И когда она стала такой дурой?», — подумала она. Сама-то она прекрасно знала значение крика «хол» — засада, вернуться не успеем. И подтверждая ее мысли, впереди раздался звон мечей и людские крики. У чародеев охраны были парные руны, поэтому вокруг них появился еще один купол, в который тут же полетели огненные шары, молнии, лучи. «Ничего себе!», — мысленно воскликнула женщина. — «Минимум шесть чародеев, и это если все вступили в схватку». И больше никто не появлялся на виду. Купола женщины и чародеев отличались. У нее была руна работы самого Каратасса, сделанная еще шестьсот лет назад, в то время как у чародеев новодел, пусть и сконструированный отличными мастерами. Основные отличия это срабатывание при атаке, и главное — затраты энергии ниже, вследствие чего существует он значительно дольше.

— Ну что там? — только сейчас на лице Миланы появились другие чувства, кроме презрения, надменности и капризности.

— Все очень плохо, госпожа, — чуть напряженным голосом ответила женщина, — но вы не переживайте, я не дам надругаться над вами.

— Что? — девушка в изумлении открыла глаза. — В… в… вы меня убьете? Вы не посмеете этого сделать! — выкрикнула она.

— А вы разве забыли закон вашей семьи? — деланно удивилась телохранительница. — Лучше смерть, чем надругательство. Кстати, этого придерживаются многие аристократы и известно немало случаев, когда женщины принимали смерть, вместо плена и всего прочего, что из этого следует.

Последняя фраза была сказана абсолютно спокойно и таким тоном, что Милана поняла, что та выполнит свое обещание легко. Да и сама себе сделает это, если раньше ее не убьют. Между тем, враг, скрывающийся за деревьями, продолжал истощать щиты.

— Сколько еще осталось? — послышался голос командира.

— Такими темпами не более десяти минут, — ответил чародей.

Вдруг с правой стороны один из чародеев прекратил атаку, затем начались какие-то шевеления, послышались выкрики на неизвестном языке или их было не понять. Атака прекратилась совсем.

— Зарра, — обратился командир к женщине, — на тебе защита. Похоже справа нам кто-то помог, а мы сейчас очистим левую сторону.

Воины спешились, привязали своих гурангов к карете, чародеи преобразовали купол в щит, и под его прикрытием воины побежали к опушке. Телохранительница увеличила размер своей защиты — теперь в нее попали и верховые животные воинов. Вернулись воины, но двое направились на другую сторону для проверки.

— Кто это был? — спросила Зарра командира.

— Это я скажу только его величеству, — ответил тот.

— Значит, мы можем уже ехать? — к девушке начало возвращаться самообладание. — Давайте скорее двинемся!

— Госпожа, воины погибли, защищая вас и их надо проводить в последний путь, — спокойно сказала Зарра. — В Скардии всегда так было.

Когда погребальные костры догорели, сзади на пригорке показался всадник, восседающий на скакуне черной масти. Остановившись и постояв некоторое время, он двинулся к ним.


Мир Инфереал, королевство Скардия, берег реки.

Как удачно получилось с тем воином. Он и сам был рад, что я таким нехитрым способом отказался от знакомства. Главное, что оскорбления никакого нет, потому что мало ли кто там у меня в шатре находится. Понятно, что воин все прекрасно понял, зато он доложит об этом и, что самое главное, не соврет. После его ухода, я позавтракал и неспеша поехал дальше в столицу.

Как только я почувствовал отголоски магических атак, свернул в сторону леса, уйдя в него на полкилометра. Чуть подумал об экипировке и решил идти налегке, но взять у Агата амулет.

— Агат, я забираю твою защиту, поэтому ведите себя осторожно.

Кроме этого я взял с собой арбалет с болтами. Надежды на него немного из-за стандартных болтов, но мало ли что — может быть, кто-то находится без защиты. Прицепил к своей одежде капюшон, входивший в комплект, и направился в сторону боя, стараясь слиться с моим окружением. Шел в глубине леса параллельно дороге, высматривая по пути самые удобные места для секретов, задачей которых будет слежение за дорогой. Сначала я услышал кряхтение, и только подойдя еще на десяток метров, увидел очень хорошее место, находящееся на пригорке, с которого отрывался прекрасный вид на дорогу.

— Как ты думаешь, скоко еще будет идти драка? — я узнал голос одного их ночных собеседников.

— Да недолго, — ответил кто-то незнакомый, — как снесут чародеи им защиту, то и закончится она. Видел какие у них воины? То-то и оно, — поучительно закончил незнакомец.

Я за это время подобрался почти вплотную. Выглянул сквозь листву, стараясь рассмотреть другие секреты, которым были видны эти двое. «Хм», — мысленно хмыкнул я, — «в этом мире вообще знают правила расстановки секретов и наблюдателей, чтобы каждому были видны минимум две точки?». Попытался еще раз вглядеться в наиболее вероятные места их залегания — все верно — никого. Тогда за дело.

Эти два были полными дилетантами, скорее всего, даже понять ничего не смогли, как их головы покатились по земле. Я даже не переходил в боевой транс. Но на всякий случай, я тут же ушел за дерево и присел. Но напрасно — никаких стрел и болтов не прилетело. Я направился дальше все также бесшумно, и вскоре увидел тех, кто сидел в засаде и атаковал. И мне это очень не понравилось. Засаду устроили демоны, настоящие или истинные, а не то недоразумение под названием ракшасы. И опаснее они. Некоторые из них перемещались, поэтому успел разглядеть. Я утроил свою осторожность и смесился еще немного вправо. А вот и их маги.

И эти демоны-маги знали особенности этого мира, потому что атаки наносили с использованием магических изделий. Я чуть сместился и в просвет между деревьями увидел их цель. Мои старые знакомые, которые так хотят познакомиться со мной. Вокруг кареты был защитный купол, в который прилетали заклинания с этой и, как я успел заметить, с той стороны. Долго такое количество атак не выдержит ни один амулет, точнее руна, пусть она и будет с самоподзарядкой. Тех, кто находился в карете, мне совсем не жаль, но вот воины, если они такие, как приходивший ко мне, нормальные парни. Я некоторое время размышлял помочь или нет, и решил помочь. Точнее мне приглянулись магические изделия, вот на них я и соблазнился, потому как оплатить учебу я хотел из своего кармана, чтобы остаться независимым. Ну и главной причиной моей храбрости был, конечно, древний амулет.

На всякий случай решил выстрелить из арбалета. Уже хотел нажать курок, как меня посетила одна идея. Я пальцами руки, поддерживающей его снизу, коснулся болта и влил туда внутреннюю энергию. Вот демон замер и атаковал чем-то темным, а одновременно с ним выстрелил и я, целясь ему в затылок. Мигнула защита, но болт словно не заметил ее, войдя в голову почти на всю длину. Вот это эффект! Жаль, что расход в таких вариантах большой.

— …, - выкрикнул демон-маг, находящийся еще правее.

И тут же я услышал, как воины начали приближаться. Теперь повоюем. Вот эти двое будут раньше других, а значит, переход в состояние контроля. Передвигались они и так быстро, но с началом атаки еще ускорились. «Второй уровень», — мысленно отметил я и полностью отдался бою. Шаг влево, разворот корпуса — оружие одного демона проходит спереди меня, а второго сзади; небольшой взмах и те отводят свои мечи в стороны. Малой частью сознания я вспомнил свой утренний танец, ощущения и эмоции которого еще сохранились. Продолжая двигаться по науке моего мира, я постарался, как бы, перенестись на поляну и почувствовать в полной мере ту легкость, которая тогда была у меня. К моим противникам подошла помощь — два демона, вооруженные своими когтями. Мне стало намного труднее, и уже амулет успел дважды меня спасти, но именно в это время полностью восстановились все утренние ощущения.

— А теперь вы остановитесь, — прошипел я, — и опустите оружие, и будете ждать своей участи.

Я почувствовал, что энергия, отвечающая за это, ушла полностью, но эффект получился просто потрясающий — все четверо замерли и начали медленно опускать руки. Я не знал сколько времени они будут находиться под этим воздействием, поэтому мгновенно перешел в боевой транс и занялся делом. Когда их убил, прозвучал очередной выкрик на неизвестном языке и четверка, направляющаяся ко мне, резво развернулась и рванула на голос. Преследовать их не стал, подозревая какую-то ловушку, но несколько шагов сделал, чтобы детальней рассмотреть что-то магическое.

— Ух ты, энергетический портал! — почти выкрикнул я.

Но в это время в него вошла четверка, а за ним демон-маг, и тот исчез. Я тут же направился к убитому мной магу.

— Не понял, — возмущенно сказал я, глядя на пустое место, — а где тело?

Потом дошло, что демоны не стали обыскивать труп, чтобы забрать магические вещи, а просто перебросили его через портал. Вернулся к убитым мной и стал мародерничать. У каждого присутствовало по руне, но, судя по тому, что они не отреагировали на атаку, были они невысокого ранга. Скорее всего, они носились на всякий случай, если учесть боевые умения демонов. Но их тоже забрал. В это время со стороны кареты послышались команды и я поспешил посмотреть на их бой. Но никакого зрелища не увидел — они убрали купол, выставили щит и пошли в атаку на засаду с другой стороны. Я еще подождал какое-то время, надеясь на преставление, но напрасно — возвращающиеся воины не убегали, а значит победили.

— Вот ведь так и знал, что они владеют вторым уровнем погружения, — пробормотал я. — Спросить что ли? — я задумался. — Но сейчас надо уходить, — добавил я, видя, что два воина направились в мою сторону.

Продолжить обыск времени не было, поэтому я просто ушел к своим четвероногим друзьям. Агат со Снежей мирно паслись, где я их оставил, лишь на миг взглянули на меня и продолжили свою трапезу. Увидев их, я тоже захотел кушать, поэтому неспеша разложился и принялся поедать свои запасы. «Интересно получается», — подумал я, — «утром после танца, мне захотелось есть, сейчас тоже. Значит, восполнение той энергии происходит путем приема пищи, а не разными техниками и медитациями? Правда, потеря внутренней энергии тоже немного требует еды, но не в таком объеме. А тут еще и наложение произошло».

На сборы своим невольным знакомым я отвел час, точно должно хватить. Поев, я вернул амулет коню, а сам лег отдыхать, думая о поведении демонов. Почему они ушли? Я самонадеянно решил сразиться с ними, думая, что они также как и я владею первым уровнем боевого транса. Если бы они продолжили нападать, что истощили бы мой амулет и убили, но они вместо этого удрали, да еще и труп мага с собой захватили, гады. На этом месте я погрузился в дрему.

Проснулся строго по расписанию и, собрав вещички, поехал дальше, надеясь, что больше никаких приключений не будет.

— Хотя нет, — вслух сказал я, — приключения с девушками, — тут я вспомнил Литанну, — и тетями пусть будут.

Отсмеявшись, я опять задумался о демонах. Только теперь об их появлении в королевстве. Откуда они взялись? Что им нужно? Это что, начало захвата? Кто-то их призвал для своих амбиций? Хотя нет, этот портал значительно проще того, с помощью которого я попал в этот мир, значит, это не межмировой. Получается, что кто-то точит свои зубы и заглядывается на Скардию, что даже призвали демонов. Помниться, Фло как-то говорила, что настоящих демонов я смогу встретить только на материке эльфов. Но эльфы и светлые, и темные вроде бы против жителей инферно? Или там у них все поменялось?

Но тут мысли перескочили опять на непонятное поведение демонов. Неужели они встречались с кем-то обладающим моей способностью? А я почему-то был уверен, что это особенность моего родного мира. А может быть, они наоборот впервые встретились с этим, и решили отступить, не зная чего ожидать от меня? Вариант слабенький, но он хоть как-то объясняет их поведение. Занятый такими размышлениями, я не следил за окружающей обстановкой, полностью доверившись в этом вопросе Агату. Поэтому когда с холма увидел все еще стоявшую карету, скрываться было поздно, поскольку меня заметили, а скрывшись, я вызвал бы ненужные подозрения в мою сторону. Вздохнув, я направился к ним, намереваясь объехать их стороной.


Мир Инфереал, материк эльфов, Темная территория, замок Х’Тарлога М’Галрра.

То, с чем столкнулись демоны в королевстве Скардия, требовало немедленного обсуждения. Казалось давно забытое вынырнуло на поверхность, и как хорошо, что он после отдачи приказа об уничтожении помешавшего им существа, тут же принялся исследовать арбалетный болт. На нем не было рун, он не содержал чар, но сумел легко преодолеть защиту. Х’Тарлог решил рискнуть и применил магию. То, что он почувствовал, привело его в шок, ведь именно стрела, напитанная аналогичной силой, убила его учителя. А он прекрасно помнил ее происхождение, ведь сам участвовал в уничтожении мира, люди которого в совершенстве владели ею.

Мир, боги которого наравне общались с его жителями; мир, люди которого достигли небывалых высот; мир, который не пытался никого завоевать, хотя легко мог сделать это; мир, против которого начали войну Верхние миры и миры Инферно, при поддержке Срединных. И он долго, очень долго сопротивлялся! А чего стоил рейд их диверсионной группы из пяти человек. Пусть много демонов участвовало в войне и отсутствовало по этой причине, пусть это произошло внезапно, пусть, кроме своих умений, с ними было сильнейшее благословение их богов, но они смогли уничтожить семь повелителей. Семь! Впятером! И забрали все Сердца. Им тогда повезло — в одном из трех убитых они нашли два Сердца, одно из которых представляло их домен. Куда делись остальные пять, не знает никто, известно лишь, что те не уничтожены, иначе не было бы в их мире пять мертвых территорий, порождений которых опасаются даже архидемоны. По этой же причине их мир из Высших сфер переместился в среднюю полосу, и вернуться, пока не будут возвращены пять доменов, невозможно. Именно по этой причине у их Повелителя были большие планы на эту землю. А теперь появился кто-то из уничтоженного мира, действующий скрытно. Именно скрытно, потому как задержись он на минуту, сила, влитая в болт, полностью рассеялась бы.

А то, что он смог воздействовать на демонов и заставить их выполнить свой приказ, он вообще объяснить не мог. Да, самая эффективная атака на демонов это астральная, если сравнивать с другими видами магии, не уходя в высшие круги, но они были с амулетами, блокирующими воздействие на астральные тела. Что-то из высшей магии или высшего чародейства харан не применял, иначе он бы почувствовал, но в тоже время сумел каким-то образом воздействовать на астрал. Х’Тарлог задумался. Вроде бы когда-то он слышал о чем-то подобном. Плохо, что из-за капюшона он не смог разглядеть его лицо, а открываться и применять способность демонов она поостерегся. Это не являлось магическим воздействием, но в ее основе лежала магия, а рисковать он больше не желал. А сейчас предстоит совет, после которого он отправиться на доклад к Повелителю.

Глава 7


Мир Инфереал, королевство Скардия, столичный тракт.

Я медленно ехал, осматривая как окрестности, так и происходящее. Количество воинов уменьшилось — щитоносцев осталось всего четверо, погибли оба копейщика, и те два воина с мечами на шестах. А вот четверка воинов-профессионалов и чародеи остались, хотя один из них был ранен. Остатки костров, как я понял погребальных, почти догорели и над ними тянулся небольшой дымок. Я сместился почти к опушке леса, чтобы не мешать и не вызывать подозрений, проехал карету, и уже хотел ускориться, как услышал знакомый голос:

— Харан, постой! — ко мне подошел воин, приходивший ранее. — С тобой командир хочет поговорить.

Ко мне подходил такой же профессионал, как и этот, увешанный различным видом оружия.

— Здравствуй.

Мы поздоровались, как было принято здесь у воинов — удар кулаком в кулак правыми руками.

— Хочу спросить, — начал он, — ты не видел ничего подозрительного? Наемников каких или чего-то подобного?

Понять его не составляло труда — очень хотелось командиру знать, кто помог им, особенно если с той стороны демонов было значительно больше четырех. Поэтому чуть помедлив, как раз по времени, чтобы дать понять собеседнику, что пытаюсь вспомнить, ответил:

— Нет, ничего такого не видел. Да я особо и не рассматривал, а после разговора с твоим воином еще отдохнул, позавтракал и поехал. Из подозрительного разве что можно принять тот факт, что людей на тракте не встретил, хотя вчера он был оживленным.

Тот кивнул, подтверждая свои мысли моими словами и хотел спросить еще что-то, как…

— Я хочу купить твоих зверей, — раздался девичий голос сзади и справа.

Я оглянулся, успев заметить мимолетную гримасу на лице командира воинов. Передо мной стояла девушка примерно моего возраста с большой долей эльфийско-человеческой крови. Темные вьющиеся волосы, убранные в какую-то высокую и замысловатую прическу, чуть раскосые зеленые глаза, обыкновенные человеческие уши и смуглая кожа с красноватым отливом. Ее красивые черты портила невероятная надменность и много презрения по отношению ко мне. «Ндаа», — мысленно протянул я. — «Если в королевстве аристократы стали такими, то можно смело возвращаться в империю или еще в какую страну».

— Это друзья, — спокойно ответил я, — а как вы знаете, друзей продавать и предавать нельзя.

Она хотела что-то сказать, даже набрала полные легкие воздуха, но ее спутница, то ли подруга, то ли наставница, наклонилась и что-то сказала на ухо. Девушка взглянула на меня гневно-ненавистным взглядом, развернулась и направилась к карете. Но не все, оказалось, так плохо, на мой ответ я успел заметить в глазах женщины одобрение, хотя лицо по-прежнему оставалось бесстрастным. Я попрощался с ними и поехал дальше. Вскоре меня обогнала знакомая карета со своей охраной.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, королевский дворец, кабинет короля.

В кабинете кроме хозяина находилось еще два человека — две женщины. Они сидели напротив его в креслах, но, если одна смотрела на короля с любовью, то вторая с готовностью выполнить любой его приказ. Первая, разумеется, была его жена Фалиния, вторая воин его личной гвардии Зарра. Час назад дочь вручила королю письма от императора, где он выражал пожелания в скорой помолвке и дальнейшей свадьбе своей внучки.

— Рассказывай, — приказал король, — подробностей о жизни в империи не надо, я это знаю из твоих докладов, только выводы. А вот события, произошедшие в пути подробно.

— Мой король, — Зарра твердо посмотрела в глаза своему сюзерену, — ваша старшая дочь Милана больше не принадлежит королевству, она целиком и полностью приняла империю с ее нравами, обычаями, образом мышления и поведением. Поэтому по пути то, что свойственно империи, она перенесла и на королевство, проявлялось это по отношению к более низкому дворянскому сословию и особенно к простолюдинам. По пути мы встретили странного чистокровного харана, который двигался на звере черной масти, напоминающем единорога, но это точно не он. Также вместе с ним находился и единорог. Обоих животных он называл друзьями. Принцессе захотелось их купить, на что тот возразил, что друзей нельзя ни продавать, ни предавать. Ее высочество захотела вспылить или приказать гвардейцам отобрать, но мне удалось ее успокоить.

— А если бы не удалось? — хмуро спросил король.

По мере рассказа своей подчиненной король все больше и больше мрачнел, а во взгляде его супруги появилась сильная обеспокоенность.

— Я не знаю какие вы дали указания гвардейцам, но боюсь это обошлось бы нам очень дорого. Несмотря на то, что харан не производит впечатления сильного воина, мне, точнее нам всем, повезло увидеть его, — тут она чуть запнулась, — даже не знаю как и сказать. Больше всего это походило на какой-то танец. То его движения были плавными, словно вода, то походили на атакующую змею, затем он просто взлетал вверх, как будто птица. В конце этой своей разминки он спрыгнул с шестиметрового обрыва в реку, а вместе с ним десяток змей.

— Сколько ему лет? — спросил король, но, не давая докладчице открыть рот, добавил. — Как ты думаешь, зачем он здесь?

— На вид пятнадцать-семнадцать лет, — еще раз вспоминая его лицо, ответила Зарра. — А причина — поступление в наш институт чародейства. Я почти уверена в этом. Мне даже не пришлось одевать очки, чтобы разглядеть его каналы. Ехал он не спеша, что неудивительно, поскольку до поступления еще два месяца, но вскоре должен приехать.

Разговор продолжался еще полтора часа, поскольку некоторые моменты король требовал пересказывать в мельчайших подробностях. Когда Зарра вышла, король еще десять минут сидел с задумчивым видом, размышляя об услышанном.

— Что ты думаешь по этому поводу? — спросил он свою супругу.

— Я полагаю, что ее подготовили как будущую точку, на которую можно опереться в случае переворота, — ответила Фалиния. — Когда она станет наследницей и выйдет замуж, через нее начнут влиять на мужа и его вассалов.

— Я тоже так подумал, — кивнул Элорасс, — поэтому если герцог откажется от брака, я приму отказ, пусть это и заденет немного честь короны, зато в королевстве будет спокойнее. А я еще подумывал отменить закон, согласно которого только замужняя дочь может быть прямой наследницей, причем брак должен быть благословлен мною. Использовали естественно втемную, иначе любые разговоры на тему свержения династии стали бы известны при принятии права наследования.

— Ты заметил, как она себя хорошо вела у графа Сар-Корта? С герцогом и его сыном она может вести себя также. Пусть герцог проницательный, иначе не смог бы столько времени состоять в оппозиции без ущерба для себя, но и его сможет обмануть, ведь красота ее никуда не делась.

— А я скажу, что его сын может взять с собой своего лучшего друга, а это простой новоиспеченный барон. Тем более что он уже спрашивал меня об этом.

— Как хорошо, что нашу младшую мы отправили из столицы, — вдруг королева сменила тему разговора. — Старшей дочери у нас больше нет, — с грустью добавила она.

Пусть старшая дочь короля была не ее родная кровь, но Фалиния всего относилась к ней, как к своей родной.

— Ты же знаешь, что тогда я не мог поступить по-другому, — покачал король головой, — демоны при поддержке темных эльфов высадились у нас на берегу и начали захватывать наши города. Условием помощи империи был династический брак с известным тебе условием и передача империи провинции Карда.

— Кстати, о демонах, — королева взмахнула рукой, чтобы привлечь внимание короля, — в нападении темных не было. Специально сделано или это задумка целиком демонов? И чего они хотели добиться? И самое интересное — кто помог нашим?

Но тут же поднялась.

— Пойду заниматься приготовлениями, ведь через два дня назначена помолвка.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица.

Вот я и приехал в столицу королевства город Скардия. Удивительно, но в этом мире название главного города страны совпадало и ее названием, поэтому все жители говорили просто «столица», а если речь шла о столице другого государства, то добавляли его название. За время моего похода я потратил совсем немного, главное было не шиковать. На воротах я со своими друзьями вызвал интерес и оживление, меня даже пропустили без очереди, чтобы посмотреть на что, что будет. Но стражники отработали оперативно и лишь немного удивились, а так взяли у меня денег за въезд, как с двух гурангов. По привычке принялся высматривать детей-проводников, но не приметил никого. То ли в большом городе причина, то ли тут это не принято, то ли здесь этим занимаются определенные люди.

— Малец, может тебе подсказать что? — раздался сзади меня мужской голос.

Мужчина лет тридцати имел довольно опрятный вид, на вора не похож, хотя не факт, что им не является, внешность довольно неприметная — такая либо у работников спецслужб, либо воров высокого уровня. Связываться ни с теми, ни с другими не хотел, поэтому ответил:

— Нет необходимости, — и уверенно поехал дальше.

Фло мне говорила, что территория местного института приличная, хотя она и не знала его месторасположение. Но в таком случае в центре он находиться никак не должен. Проехал еще немного прямо к центру, я свернул направо. «Везет мне на маленьких проводниц», — подумал я, видя девочку лет одиннадцати, примеряющуюся что-то своровать у лоточника, торгующего пирожками. Дождавшись, когда та бросит на меня взгляд, поманил к себе. Но ту, видать, жизнь уже успела побить, так как она бросила взгляд в одну сторону, другую и начала немного пятиться. Я, глядя на небо, достал медную монету и покрутил в руке. Подействовало, она приблизилась ко мне на расстояние двух метров и готова была броситься бежать в любой момент.

— Дорогу к заведению, где обучают чародеев, покажешь? — спросил ее.

— Две такие монеты, — тут же сообразила она, показывая на кругляш, потом добавила. — И ехать на единороге.

— Э, нет, — я отрицательно покачал головой, — поедешь со мной, впереди меня.

— Хорошо, — быстро согласилась она.

Наклонился и подал ей руку, за которую девочка схватилась и ловко забралась, усевшись передо мной. Я прижал ее к себе правой рукой, а левой перехватил ее левую руку, тянувшуюся к моему поясу, где находился кошель с медяками.

— А вот этого делать не советую, — прошипел я ей на ушко.

И хотя шипение было самое обыкновенное, я почувствовал, как она вздрогнула. Дальнейший путь мы проделали почти в молчании, где моя проводница говорила только куда надо поворачивать. Все-таки учебное заведение располагалось не на окраине города, а сразу за королевской резиденцией, точнее, за территорией, на которой та находилась. Поблагодарив девочку, я заплатил ей, спешился и направился к входу. Встретил меня не студент, как я надеялся, а чародей.

— Могу я узнать информацию по поводу поступления? — спросил я его.

— Так рано еще, — удивленно ответил он, — еще минимум полтора месяца можешь гулять.

— Я тут в городе человек новый, никого не знаю, ночевать негде, — я сделал самое жалостливое лицо, на которое был способен, — может можно пожить на территории, а я отработать могу.

— Нет, нам никто не нужен, — улыбнулся чародей и с усмешкой добавил. — Почти всю работу делают руны и чары, а также провинившиеся ученики.

Что ж, халявы не получилось. В общем, я не особо и рассчитывал на нее, в основном надеялся на случайность. Развернулся и поехал в сторону оружейных мастерских, где намеревался узнать цену на трофейные мечи. Про это место я спросил свою провожатую, на что она махнула в сторону рукой и сказала: «там».

Кварталом это назвать трудно, всего-то пять мастерских, одна из которых совсем пришла в упадок. Около нее стояла женщина лет тридцати с парнем моего возраста, даже моложе, если судить по лицу. Зато по фигуре ему смело можно дать и за двадцать. Напротив них стояло три человека, судя по одежде и их поведению вряд ли клиенты. Проезжая мимо, один из них бросил на меня подозрительный взгляд, а я услышал фразу другого:

— … и завтра подпишешь бумаги, иначе…

Говорил тот тихо, поэтому чуть отъехав, я больше ничего не услышал. Но и этого было достаточно, чтобы понять, что эту кузницу хотят отобрать. Скорее всего, муж женщины был отличным кузнецом, что видно из сооружения, несмотря на обветшалость, но умер, а его жена с сыном не смогли выдержать конкуренции. Или что вероятней всего, им просто не дали этого сделать. «Да, уж,» — подумал я, — «где бы ни жили разумные, всегда будет тот, кто захочет отобрать что-то у другого, ведь самому работать не хочется». Остановился у самой богатого здания, спешился и зашел внутрь.

Оружия немного, значит, хозяин, которого я заприметил сидящим в углу, работает больше под заказ. Я начал рассматривать мечи, пробовать на баланс, изгиб. Затем применил знания гномов и краем глаза увидел, как встрепенулся владелец и даже поднялся со стула. Понятно, гном. Хотя нет, но гномьей крови в нем достаточно. Я выбрал меч, больше всего подходивший по качеству к моим трофеям и, показав хозяину, спросил:

— Какова цена?

— Десять золотых, — тут же ответил он.

Понятно, значит продать свои смогу не более чем за пять. В Запертых землях за один можно смело просить пятьдесят, если не больше, ведь там такого качества нет. «Может быть, заняться контрабандой?», — посетила меня шальная мысль, — «Буду закупать здесь отличное холодное оружие там продавать, золото переплавлять в слитки, а сами слитки менять на монеты». Эта идея мне понравилась, и пока я выходил от оружейника начал обдумывать нюансы. Самое главное найти где-то место переплавки золота в слитки, желательно какого-то надежного помощника, но можно и без него — сам справлюсь. Я проехал пару десятков метров и тут мой взгляд упал на двор, за которым скрылись мать с сыном.

— А ведь это может быт выходом из положения, — пробормотал я.

Купить эту кузницу и в ней заниматься ковкой холодного оружия и главное переплавкой золота. Можно даже нанять парня для отвода глаз — пусть занимается своим делом и отдает мне часть с продажи. Еще раз взвесив все за и против, спешился и решил зайти, но ворота и калитка оказались запертыми, поэтому постучал. Ворота открылись и на меня удивленно смотрела женщина.

— Вы что-то хотели? — спросила она.

— У меня есть к вам дело, может быть, впустите меня?

Она внимательно осмотрела меня, затем Агата со Снежей, еще чуть задумалась и все же впустила нас вовнутрь. Дворик оказался совсем небольшой и также как и дом пребывал в небольшом запустении. Когда мы все вошли, она вопросительно посмотрела на меня.

— Я бы хотел купить у вас дом.

— Если вы от…, - начала было она, но я ее перебил.

— Стоп! Если вы имеете в виду, тех личностей, с которыми разговаривали несколько минут назад, то я не с ними. Но если надумаете мне продать, то хочу знать всю подоплеку происходящего.

Женщина раздумывала минут пять, затем все же назвала цену:

— Сто золотых.

Сумма солидная. Хотя это и столица, но это рабочий квартал и цены тут не такие высокие, как в соседнем, не говоря уже о тех, что ближе к центру.

— Нет, это дорого, — возразил я, — максимум пятьдесят. Да и с чего такая высокая цена?

— Мы живем здесь, поэтому я хотела бы купить небольшой домик или часть его, — чуть смущаясь, ответила она.

— Тогда могу предложить все также пятьдесят золотых и разрешение жить здесь же, и твой сын может заниматься кузнечным ремеслом, отдавая мне…

Тут я задумался, какой процент с них брать? Не хотелось бы продешевить, но и кабальные условия ставить не имеет смысла.

— Какой процент обычно отдают хозяину в таких случаях? — я все-таки решил спросить.

— В кузнечном ремесле от тридцати до тридцати пяти процентов, — сразу же ответила она.

Вряд ли соврала, ведь это легко проверить, поэтому:

— Остановимся на тридцати. А теперь я хочу услышать историю про тех личностей.

— Пройдем в дом, там одну комнату мы сделали жилой, а по дороге покажу все хозяйство.

Хозяйство было не очень. В некоторых местах заметны следы, что там что-то находилось, но сейчас отсутствует — скорее всего, продано. В самой кузне необходимый минимум. Под жилую комнату оборудовали угловое помещение, где-то двенадцати квадратных метров. Когда мы вошли на кровати я увидел девочку, лет пяти, которая только что проснулась и протирала свои глазки. Что ж, так все понятно.

— Когда был жив муж, мы жили очень хорошо, его продукция известна была и здесь, и за пределами столицы. Ночники сильно не беспокоили, муж платил им деньги, а они не мешали работать. А два месяца назад у них сменился главарь и с тех пор они начали требовать совсем уж большие суммы. Муж платить отказался, а месяц назад его нашли мертвым. С тех пор они требуют, чтобы я отдала им кузницу, угрожают. У нас был дом, но мы не успели выплатить за него всю сумму и пришлось его продать, вот с тех пор и живем здесь. У сына хорошо получаются различные орнаменты и украшения из металла, но нам мешают их продавать.

Она еще немного проясняла ситуацию, но я и так понял, что новому главарю ночников для каких-то целей понадобилось это здание. Задумываться и что-то решать в данный момент рано, необходимо самому с ними поговорить. Процедура покупки собственности оказалась очень простой — в муниципалитете мне выдали заверенную бумагу. А вот после смерти владельца передача занимает месяц и сегодня как раз и закончился он. Вернувшись, я решил до поступления в институт обустроить себе одну комнату. С интересом понаблюдал, как плотник у меня на глазах соорудил кровать. Что еще мне понравилось в моей покупке, что во дворе находилось небольшое помещение, которое легко приспособилось под конюшню, как раз для двух животных. Сегодня решил хорошенько отдохнуть, так как завтра днем придут гости, а после моего разговора с ними и ночью.

В дверь заколотили в полдень.

— Талика, открывай, — раздалось из-за ворот.

Семье кузнеца я приказал оставаться в своей комнате, а сам пошел встречать незваных гостей. По пути нацепил на себя маску дворянина, максимум барона, недалекого, но очень спесивого. Открыв, ворота, я надменно заявил:

— Что вам угодно господа?

Вчерашняя троица немного опешила, но стоявший посередине спросил:

— А ты кто такой?

— Я владелец этой кузницы, — с апломбом ответил я, — поэтому и спрашиваю.

— Это помещение принадлежит нам, — спокойно ответили мне.

— Вы лжете! — выкрикнул я. — Покажите документ?! А у меня есть, я сегодня в муниципалитете его получил. Уходите, пока я не вызвал стражу!

— Мы завтра принесем бумаги, — ответил все тот же человек. — Ты еще пожалеешь, что встал на нашем пути!

Они, развернувшись, ушли. «Это не бандиты, не воры и не разбойники», — подумал я. — «Выдержка совсем не та». Эти люди, конечно, пытались походить на бандитов, особенно внешне, но это не они. Неужели король Скардии таким образом решает свои проблемы? Подожду до ночи, мне почему-то кажется, что они вернуться. Теперь надо срочно отправить куда-нибудь семью кузнеца, да и Агата со Снежей на всякий случай, потому что амулет я решил взять себе. Женщина знала одну недорогую гостиницу, где можно остановиться и не бояться лишиться своего имущества. Правда оговорилась, что это хозяин не ворует и не задает лишних вопросов, чего нельзя сказать о самих ворах. Вернуться постарался как можно быстрее и очень надеюсь, что никто за моими действиями не следил.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, королевский дворец, кабинет короля.

В кабинет они зашли вдвоем с герцогом Кор-Сартом. Сегодня у них состоялась встреча, результатом которой должна стать помолвка старшей дочери короля и сына герцога. Или наоборот, не состоится. Элорасс видел, как заносчиво вела его дочь по отношению к барону, тут же начинала улыбаться и герцогу, и его сыну. Делала она быстро, поэтому король не был уверен видели они это или нет.

— Ваше величество, — начал герцог, — вы простите меня, но помолвки не будет. Я понимаю, политический брак, но семья тоже важна. Позвольте откланяться.

— Вас проводят, — холодно ответил король, хотя в душе был доволен таким исходом.

Сам же он направился в малую гостиную.

— Милана, — Элорасс добавил в голос чуть нежности, — герцог Кор-Сарт отказался от помолвки.

— Что? — девушка разозлилась. — И ты это стерпел? От таких предложений не отказываются!

— В империи, может быть, — он сделал ударение на слове «империи», — но не в нашем королевстве. Но ты не переживай, я подумаю что можно сделать.

— Думай, а я возвращаюсь в империю, — возмущенно сказала Милана.

— Может быть, погостишь хотя бы пару недель? — спросил король. — Столько времени не виделись.

После еще пяти минут разговора, принцесса решила остаться еще на декаду.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, кузница.

Появились они около часа ночи. Сейчас, на мне был только костюм, наручи с ножами, мечи и амулет, а сам я сидел у стены, сливаясь с ней, где на фоне звезд решил высматривать гостей. Пять человек, но судя по движениям воины, что лишний раз подтвердило мои догадки. И еще обязательно должен быть с той стороны. Два расположились у забора, остальные направились к дому. Сначала думал с ними расправиться, но сейчас изменил решение и хочу посмотреть на их действия, а в идеале проследить до их резиденции. Замок в дом они открыли быстро и троица вошла внутрь. Я почти не переживал, так как воровать там нечего, разве что старое постельное белье, а волнение было только по поводу пожара. Вдруг я неправильно просчитал, что им зачем-то нужно это здание, тогда они просто сожгут, ведь внутри, кроме непосредственно кузницы, отделка деревянная. Но нет, вот они вышли из дома и направились в мою сторону, а я почувствовал себя неуютно, поскольку на одном из них увидел очки магического зрения. Хорошо, что человек поднял их на лоб. Они заглянули в конюшню, и я услышал тихий голос:

— Единорогов тоже нет. Надо было оставить наблюдателя, — недовольно проговорил тот же человек. Вы двое идете в дом и ждете харана, убивать не надо, просто свяжите и все. Ты, — он указал на человека, находящегося рядом со мной, а я постарался вообще раствориться, — берешь своего друга, идете к банде и завтра с утра организуете поиски, чтобы к обеду я знал, куда он делся.

Пока они выходили через калитку, я успел тихо забраться на стену ограды. Отсюда я увидел, как двое направились в дом, двое в мою сторону, а моя цель — командир, в противоположную. Больше никого я не приметил, поэтому как только двойка прошла подо мной, я спустился и устремился за своим объектом, стараясь держаться самых темных участков — тени деревьев. Чтобы он не почувствовал мой взгляд, смотрел как бы сквозь него или рядом с ним. Несколько раз он оглядывался, но я успевал спрятаться или застыть — очень надеюсь, что это у меня получилось.

Два поворота налево, и по моим расчетам мы сейчас двигаемся параллельно улице, где находится моя кузница, возвращаясь назад. Дом, куда вошел объект, находился на противоположной стороне и, подойдя ближе, я прочитал вывеску: «Эльфийские сладости». В самом деле что ли эльфийские? Но для меня важным моментом было открытое на втором этаже окно. Стена была в отличном состоянии, но я теперь знал, как ее преодолеть.

Подавая в пальцы внутреннюю энергию, я забрался до карниза, проходящего над окном второго этажа, причем использовал не более половины резерва. Теперь до окна можно добраться только при помощи рук. Посмотрел в окно — оно изнутри было закрыто шторами, оставляя лишь небольшой, сантиметров тридцать, просвет, вероятно, для проветривания. Мягко опустился на подоконник, затем на пол, скользнул за штору и прислушался. Чье-то мерное сопение сказало об отдыхающем. Выглянул из-за шторы — темно, но дорожки от сияния звезд оказалось достаточно, чтобы увидеть дверь, куда эта дорожка упиралась. Пройдя по ее краю, дошел до входа и ощупал створки. Ручку нашел, щеколду или засов нет, и чуть надавил. Дверь открылась легко и бесшумно, а выйдя в коридор, я увидел светлое пятно. Подойдя, обнаружил лестницу и тут же услышал приглушенный разговор, но разобрать слова пока еще не мог.

— Вот и все, — услышал я знакомый голос, подойдя к помещению, откуда шел свет и слышался разговор. — Завтра его точно найдут либо он вернется и его свяжут.

— Его можно убить, — послышался совершенно незнакомый голос. — Я нашел выходы на работников муниципалитета, поэтому после его смерти дом перейдет нам. Точнее, сначала городу, потом нам. Так что с ним можете не церемониться. Завтра у меня, возможно, будут еще новости, поэтому приходи, как обычно.

Я услышал звук, похожий на скрип кресла и поспешил скрыться за поворотом коридора. Послышались шаги, удаляющиеся в сторону входа. «Значит, они решили меня убить», — подумал я, — «и это совершенно точно не бандиты — разведывательная сеть одного из государств». Задумался о том, что делать, но все, что пришло в голову — это убить этого продавца сладостей. Как я понял, он играет связующую роль между завербованными аристократами и агентами, работающими под прикрытием ночников. Честно говоря, в данный момент я пожалел, что перешел им дорогу и даже подумывал отдать кузницу, но тут вдруг опять заработала интуиция, подсказавшая, что меня в покое все равно не оставят. Поэтому вернулся к плану убийства.

В тишине дома я услышал, как открылась и закрылась входная дверь, затем приближающиеся тихие шаги. Взял за рукоять нож и приготовился к тому, что меня сейчас обнаружат, но человек зашел в кабинет. Подойдя к двери, в щель между ней и косяком успел увидеть, как хозяин что-то одел на шею. «Амулет», — решил я. — «Придется вливать в удар на всякий случай всю энергию». Человек вышел из помещения и свет в нем потух, но он держал в руке светящуюся руну и направился, как я и ожидал, на второй этаж.

Спальня его располагалась рядом с той, через которую я проник в дом. На «уснуть» я ему отвел полтора часа, затем аккуратно приоткрыл дверь и вслушался. Спокойное, чуть слышимое дыхание спящего человека, заставило меня переступить порог и двинуться к спящему человеку. На третьем шагу у меня помутилось в голове, подкосились ноги и я рухнул на пол, успев подумать о защите, которая не справилась с задачей, и услышать удивленный голос хозяина:

— Надо же, не показалось.


Мир Инфереал, империя Хаддарт, город Баск, дворец герцога.

— Па, звал? — спросила Литанна своего отца, входя к нему в кабинет.

— Да, присаживайся, — герцог и сам опустился в кресло. — Как твои поиски?

Девушка вспыхнула краской и хотела взорваться, но добрый взгляд отца остановил ее.

— Да никак, — буркнула она.

— Может быть, поделишься со мной, чем тебя так привлек это харан? — видя, что дочь не может решиться, продолжил. — Его умение ускользать от разъяренной демонессы я знаю, но причина же не только в этом?

— Да этот мелкий, — выпалила девушка, но стушевалась и уже спокойней продолжила. — Па, представляешь он смог совладать со мной во время безумства. И важно тут не только то, что мне было хорошо с ним, — тут она смутилась, но добавила чуть тише, — очень хорошо. Важно то, что после этого безумство не вернулось, и во время бури я чувствовала себя очень хорошо, — девушка вздохнула.

— Поиски закончила? Вот и хорошо, теперь можно заняться делом.

Он, задумавшись, замолчал, но дочка не стала его торопить, из своего опыта зная, что в такие момент отец не реагирует ни на какие внешние раздражители. Признаком этого являлось подергивание бровей, как будто он постоянно хмурился.

— Литанна, — наконец-то заговорил герцог, — в империи уже лет пятнадцать творятся странные дела. Я имею в виду указы, повеления, поведения императорской семьи. Двенадцать лет назад отделился Вольный край. Это еще можно понять, там всегда существовала вольница, но империя могла с ними договориться, предоставляя ряд льгот. Десять лет назад отделилось самое большое герцогство Карлстон, став самостоятельным государством, а сам герцог именуется великим. Герцог был не согласен с политикой своего брата вот и объявил о независимости. Самое странное было то, что император даже не пытался удержать ни одних, ни других. Сейчас политика стала такой, что вольные крестьяне бегут из страны и удержать их тяжело. Это пора менять! — жестко добавил он.

— Отец, ты говоришь о перевороте? — осторожно спросила Литанна.

— Пока еще нет. Сначала надо разобраться в причинах, а сделать это никак не получается. Еще лет пять и у нас вообще не останется вольных крестьян, а среди рабов начнутся волнения, и как результат уменьшение урожая и в дальнейшем голод. А император и его советники этого не хотят понимать. Но в стране есть еще умные, кто прекрасно может спрогнозировать такую ситуацию. Это все, что тебе надо знать, а теперь твоя задача. Едешь в королевство Скардия и постараешься тайно встретиться с королем. По нашим сведениям он недоволен воспитанием своей старшей дочери, поэтому при встрече постарайся выяснить истинные его желания и намерения. Если убедишься в этом, то можешь приоткрыться, сказав, что в империи есть люди, заинтересованные в хороших отношениях. Едешь не таясь и официальное прикрытие это возможность найма выпускников их института. Подозрения это не вызовет, поскольку знаешь, что уже четыре года, как король самых сильных наших учеников забирает себе.

Отец замолчал и девушка спросила:

— Насколько срочно это необходимо сделать?

— Как будешь готова, сразу выезжай, но не затягивай с этим.

Девушка поднялась, поцеловала отца и направилась к выходу, но уже в дверях ее догнал насмешливый голос отца.

— Может быть, там найдешь своего мелкого.

Через три дня в северном направлении выехала карета с десятком охраны.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, лавка «Эльфийские сладости».

Еще во время доклада его подчиненного он почувствовал мимолетное внимание, которому первоначально не придал значения, списав это на докладчика. Но после третьего случая отнесся к нему серьезно. До конца разговора и после него больше ничего такого не было, но Соор решил подстраховаться. В его спальне находилась емкость с усыпляющим газом, практически мгновенного действия. Но главным его достоинством было полное отсутствие цвета и запаха. Антидота не существовало, поэтому попав вовнутрь организма человек всегда засыпал, а защититься можно только на этапе дыхания. Именно для своей защиты он и вернулся в кабинет, чтобы одеть защитную руну. Войдя к себе в спальню, он первым делом открыл емкость, услышав едва слышимый звук выходящего газа. У него было три часа, по истечению которых газ перестанет действовать. Он притворился спящим и уже почти уснул, как услышал шорох падающего тела, и тут же вскочил.

— Надо же, не показалось, — немного удивился он.

Он зажег руну и принялся разглядывать лежащее тело. Чистокровный харан, и мужчина был уверен, что это именно тот, кто купил кузницу. Уже то, что он сумел перехитрить его подчиненного и выследить этот дом, говорит о принадлежности к их службе разведки. «Хотя слишком он молодой для этого», — мелькнула у него мысль, но одежда лесного призрака еще раз указывала на разведку. У него есть полтора часа, потом тот придет в себя и надо будет расспросить этого харана.

— И кто же ты такой? — задумчиво проговорил владелец лавки.

Соор наклонился и хотел вынуть мечи, но мигнула защита, а его руку отбросило в сторону.

— Очень интересно, — уже громче сказал он и задумался.

Все-таки разведка, иначе откуда у него амулет с чарами высшего ранга? Или руна? Только такие магические изделия могут работать, если носитель терял сознание. Он подошел к шкафу, открыл его, отодвинул в сторону висящую на вешалках одежду, нажал на скрытый механизм и сдвинул в сторону заднюю стенку. Ключом, который он достал из потайного кармана, открыл железную дверцу и достал три руны и скипетр.

Молния, молния, луч, луч, паралич, ментальная атака — на все атаки мигала защита. Соор на всякий случай попробовал опять забрать его оружие, но безрезультатно. Теперь он взял свой зачарованный меч и принялся наносить удары, по после тридцатого прекратил. Амулет оказался очень высокого ранга, скорее всего, из загашников службы разведки, и этот харан должен быть шпионом самого высокого уровня. А выглядит, как пятнадцатилетний мальчишка. Сам Соор являлся слабым чародеем, и ему не удавалось создать плетение-активатор высоких рангов, да и у него в команде таких не было. А так можно было попробовать истощить его защиту.

— Придется перевозить его в империю, чтобы там с ним разобрались, — сказал он сам себе.

Сонного газа у него было достаточно, чтобы держать того во сне, а сам он сейчас очень удачно лежит на ковре. На следующий день из столицы королевства Скардия выехала ничем не примечательная карета и направилась в сторону империи. А вечером этого же дня многие жители столицы могли наблюдать скачущего единорога и другого животного, так на него похожего.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, королевский дворец, кабинет короля.

Король уже полчаса пытался поймать утекающую, словно вода сквозь пальцы, мысль, но напрасно. То, что правитель империи Хаддарт решил установить свою власть в их королевстве посредством его старшей дочери не вызывало сомнений. Но было в этой ситуации еще что-то, то, что Элорасс никак не мог понять. Он раз за разом вспоминал и анализировал события, пытаясь выделить ту часть, что не давала ему покоя. Вот первые доклады Зарры и их с супругой сильное удивление, вот последующие, которые только дополнили первоначальную картину. Поступление в имперский институт чародейства не являлось неожиданностью, так же как и показанные высокие результаты учебы. Поездка домой и отношение к окружающим в имперском стиле, но в королевстве Зарре удалось добраться до правил, принятых у них, и Милана, пусть недовольно, но приняла их. Встреченный молодой харан, на непонятном животом да еще с единорогом впридачу, по словам жены просто сбежал из княжества. И, наконец, нападение демонов при поддержке людей.

— Ваше величество, — тихо окликнул его помощник. — Пришел глава тайной охраны.

— Зови.

— Ваше величество, — поклонился вошедший мужчина неопределенного возраста.

— Садитесь граф. Давайте перейдем сразу к делу.

— За прошедшие дни принцесса не имела никаких новых контактов, ни с кем более близко не сошлась, ничего подозрительного не делала и не пыталась остаться незаметной. Я полностью могу подтвердить ваше мнение, что ее высочество используют втемную, а активные действия начнут после принятия права наследования. Поэтому, по моему мнению, со стороны императора начнется давление на вас по выполнению обязательств по женитьбе принцессы. После возвращения принцессы в империю давление усилиться, будут предприняты и действия. Какие, пока трудно предсказать.

Король кивнул своим мыслям и спросил:

— А что там по этому харану? Моя супруга не признала в нем ни один род, говорит, что не похож он ни на кого.

— А вот здесь все странно и интересно. По прибытию он тут же направился в институт, спросил про поступление и хотел устроиться в нем на работу, но ему отказали. Мы не успели совсем немного. Он приобретает кузницу у жены убитого кузнеца, но на нее имели виды местные ночники. Женщина не хотела сначала все говорить, но мы уговорили. По ее словам он снял им номер, а сам куда-то делся. Ночников мы нашли и допросили, и вот тут, — лицо его посмурнело, — картина получается весьма плачевная. Два месяца назад пришла группа людей и захватила власть в свои руки, убив всех главарей. Территорию, контролирующую другими ночниками, они захватывать не пытались. Но им для чего-то приглянулась их кузница и, как итог, смерть кузнеца. К сожалению, вся новая верхушка куда-то ушла.

— А харан где?

— Я уверен, что его уже нет в городе, поскольку вечером следующего дня после покупки кузницы, его животные ускакали за пределы города. Я думаю, что он сумел каким-то образом установить с ними связь, как это умеют делать светлые эльфы и они ушли за ним. На счет самого харана, я уверен, что его смогли скрутить и взять живым, а теперь везут в империю.

Эта последняя фраза стала последним пазлом и король воскликнул:

— Точно! В Воравии что-то узнали и для подтверждения своих догадок отправили к нам агента, — но тут он замолчал и уже неуверенно добавил, — но он слишком молодой для этого.

— Все не совсем так, ваше величество, — возразил граф, — если учесть, что они своих детей учат держать меч с трехлетнего возраста, то умения у него достаточные. Кстати, в этом случае он и в самом деле будет учиться у нас, а заодно и выполнять свое задание. Если, конечно, сможет вернуться.

— Значит так — срочно гонцов во все приграничье. Основная задача найти его единорогов. Где их обнаружат, задерживать всех с полной проверкой карет, телег и прочего. Пограничной страже аналогично проверять все.

Когда граф вышел, король тихо добавил:

— Может быть, успеем перехватить.

Глава 8


Мир Инфереал, империя Хаддарт, столичный тракт.

Снова появились звуки, затем как обычно захотелось в туалет, потом появился голод. Сейчас поднимусь и займусь своими делами. Припоминаю, что такое уже происходило. Но нет, в этот раз почему-то никуда не иду, да и подняться не могу. Странно, раньше мог. А ведь я еще что-то мог, чем-то занимался. Какие-то смутные образы возникли перед глазами, девичьи лица, незнакомые люди. Или знакомые? Что-то голова не хочет нормально соображать и надо что-то сделать с ней. А что? Ведь умел же что-то такое делать! Вдруг голова прояснилась и я все вспомнил. А также понял, что подсознательно направил часть внутренней энергии в голову, отчего собственно и наступило прояснение. Теперь уже осознанно начал гонять ее по телу, прислушиваясь к разговору, доносившемуся до моих ушей.

— И что, ничего хорошего в королевстве нет? — спросил мужской незнакомый голос.

— Ну почему же, — возразил тому мужчина, в котором я узнал одного из тех, кто приходил ко мне в кузницу, — деньги у них такие же, как и у нас, а наши специи пользуются спросом.

— Все у вас торгашей в деньгах измеряется, — ответил первый мужчина, — нет у вас романтики. То ли дело у нас, стражников пограничья.

— На том и держимся.

— Ладно, бывай. Нам теперь ту часть осматривать надо.

И я услышал топот копыт гурангов. Я полностью восстановился, но энергия ушла почти вся. Я так понимаю, что меня усыпили каким-то газом без запаха, потому как отчетливо помню, что не чувствовал даже малейшего его изменения, когда вошел в спальню. Но кроме усыпляющего эффекта, тот имел еще один — мышцы как будто атрофировались, да еще сказалось неподвижное состояние.

— Давай скорее поворачивай в сторону, — прозвучал приказ знакомым голосом. — Он уже наверняка проснулся, еще немного и все вспомнит, а его надо еще сводить в кусты и накормить. Хотя с едой обойдется. Сходит по нужде и усыпим.

Приоткрыл глаза — вокруг темнота. Чуть пошевелился — такое впечатление, что завернут во что-то. Я усиленно начал вспоминать моменты предыдущих посещений и еды. Очень смутно, но припомнил, что я действовал, как зомби — что мне говорили, то я и делал. «Ого! А газ то еще и небольшой психотропный имеет эффект», — подумал я. То есть заставить сделать что-то, что я не хочу, нельзя, а вот то, что согласуется с потребностями организма — пожалуйста. Что ж, подыграю им, а заодно и посмотрю на другие их действия. Карета, в которой меня везли, остановилась, открылись дверцы, затем скрипнуло что-то надо мной. Меня грубо схватили и… Вот это да, вот это амулет! Вокруг меня образовалось поле, которое натянуло холст, в который я был завернут. Теперь все стало на свои места — я не связан и со своим оружием только по причине срабатывания амулета, который каким-то образом определяет негативное отношение ко мне. Если атака оружием или магией, то оно понятно, но они даже разоружить меня не смогли, а это уже просто намерение, а не прямая угроза. Меня поставили на ноги и сдернули, как оказалось ковер.

— Сходи в кустики, — приказал знакомый голос.

Я чуть повернул голову на него, но не успел его рассмотреть, как тот отпрыгнул назад. Мозг лихорадочно заработал, анализируя ситуацию. Вывод один — что в моем лице выдало меня с головой, скорее всего глаза, с ними очень тяжело работать. Разворачиваясь ко второму противнику, дыхание которого я слышал сзади, попытался войти в боевой транс, но ничего не получилось. «Блин, еще не восстановился до конца, что-то с телом и мышцами еще не так», — мелькнула мысль. Мечи я обнажил на развороте и сходу нанес удар. Все-таки я был прав, подозревая в этих людях воинов — мой противник успел среагировать, но ему не хватило совсем чуть-чуть, чтобы уклониться от удара. А так вокруг него появился полупрозрачный кокон защиты, куда врубился мой меч. Чуть замедлилось его и движение, а я интуитивно подался еще вперед — и кончик меча рассекает горло. «Если есть руна лечения или целительства, то спасут», — автоматически отметил я.

И бросился бежать. Сделал попытку другого состояния — и ту меня ждала удача. Используя движения контроля, я побежал дальше. И не зря — рядом просвистела стрела или арбалетный болт и тут же на уровне бедра вторая. Спустя пару секунд третья.

— Ах, твою…, - раздался сзади трехэтажный мат.

Меня начали быстро догонять. «Ну, я и дурак! Еще не до конца и голова очистилась от дурмана», — подумал я. — «У меня же амулет есть!». Дождался, когда меня практически настигнут, и резко остановился, отклонившись чуть в сторону. Меч, летящий мне в грудь, отклонил в сторону, зато мой, направленный как раз в подмышку атакующей руки, преодолев защиту, вонзился сантиметров на двадцать. Успеваю заметить гримасу неудовольствия, на лице знакомого, и понимаю, что направлена она на самого себя. Даже знаю причину — забыл, что моя защита отклонит его удар, а вот мой меч, если судить по предыдущей моей атаке, его амулет пробьет.

И опять помчался вперед, чувствуя, что силы начали быстро исчезать. А тут еще в голове появилась мысль, что чародей, специализирующий на магии разума или простой человек, умеющий в совершенстве играть своими чувствами и эмоциями, сможет обмануть мой амулет. Или просо надо использовать руну или чары, блокирующие те же эмоции и намерения, просто уровень такого амулета должен быть очень высокий. И тут опять интуиция подсказала, что это правда, а я в ответ на это еще ускорился. Меня опять стали догонять, но на этот раз на гурангах, поскольку лес здесь был довольно редкий.

— Блин…, - выругался я.

Но тут впереди раздалось знакомое ржание. «Агааат!», — мысленно позвал я. Увидел черно-белое мелькание и вздохнул с облегчением. Мигнула защита, мелькнула стрела и вонзилась в дерево. «Лучник», — автоматически отметил я. — «Да он же стрелял не в меня, а в Агата, просто защита среагировала и отклонила стрелу. Вот же гад!». Я сходу запрыгнул на коня, мысленно отдавая команду на защиту нас двоих. И мы понеслись вскачь. Некоторое время я просто старался удержаться в седле, настолько, оказалось, я устал. Через какое-то время я оглянулся — никакого мельтешения между деревьями не увидел. Остановился и прислушался — тоже все тихо.

— Ну, что друзья, — обратился я к своим скакунами, — на дорогу вывезите?

Оба фыркнули, повернули немного влево и шагом направились в ту сторону. Когда в просвет между деревьями я заприметил дорогу, то остановился и какое-то время наблюдал за солнцем и тенями. Со сторонами света я сориентировался, осталось только определить местность, где я нахожусь. Переехав на другую сторону тракт, показавшийся мне столичным, я решил углубиться на десяток километров и там в какой-нибудь деревне узнать о моем местоположении. Как же хорошо, что и Агата, и Снежу я на всякий случай не расседлывал, иначе сейчас остался бы без своих походных вещей. А самое главное без магических трофеев, которыми я хотел рассчитаться за учебу, как получалось по моим подсчетам минимум за два года.

Через пару часов неспешной езды лес стал довольно густой, что мне пришлось даже спешиться и идти пешком. Но вскоре я выбрался на дорогу, которой, судя по следам, пользовались довольно часто. Решение, куда повернуть, принадлежало брошенной монетке.

— Направо, так направо, — пробормотал я, направляя Агата в ту сторону.

К деревне я выехал под вечер, но заезжать не стал, решил переночевать рядом, а зайти и расспросить жителей утром. Да и съестных припасов прикупить не будет лишним. Ночь прошла спокойно, я отлично выспался, а на утренней тренировке я понял, что воздействие газа полностью сошло на нет. В деревню направился самостоятельно, очень уж мои скакуны приметные, для поиска хватит и просто сведений о харане. Деревня небольшая, обнесенная деревянным частоколом, встретила меня какой-то суетой. Периодически на меня бросали то странные взгляды, то заинтересованные, то вообще не понять какие.

— Отец, — обратился к очень старому деду, — не подскажешь, что это у вас тут намечается?

— Как не сказать? Свадьба у нас! — с гордостью ответил он, затем оглядел меня и спросил. — А сам то ты откуда будешь? И как в нашу глухомань попал? И что тут один делаешь?

— Так я не один был, — ответил ему, — но напали на нас разбойники, а мне удалось отбиться и убежать. Может еще кто уцелел, но я не знаю.

— Енто что же твориться? На дорогах империи на добрых путников нападают!

И он покачал головой. В принципе мне уже все стало ясно — нарвался я на имперскую разведывательную сеть. И теперь опять придется мне колесить ее просторы. Спросил про еду, и тут меня ждал приятный сюрприз — еды было много, загрузили меня целыми двумя сумками. Поблагодарив их, я вышел из деревни и спустя десять минут грузил припасы на Снежу. Теперь я очень хорошо знал где я нахожусь, и возвращаться решил по ранее пройденному пути, для чего направился на запад. Через несколько дней я достиг знакомых мест. Спешить мне было некуда, разве что семье кузнеца дать разрешение на жилье в кузнице, все-таки на постоялом дворе я оплатил всего три ночевки. Все населенные пункты я объезжал стороной, так сказать во избежание. По моим подсчетам припасов хватит как раз к деревне, где Агат подрабатывает демоном. Но покупать я решил не в ней, а у их соседей, которых в прошлый раз объехал стороной, да и заезжать я не буду, а пройдусь пешком.

— Как хорошо, что добрался без всяких приключений, — сказал я, входя в деревню. — Правда, плохо, что приятных приключений не было.

Дом для путников я определил сразу, к нему и направился. Там точно должен быть кто-то, продающий еду. Точно, дежурила женщина лет сорока, которой я и заказал крупу и вяленое мясо, а также сыр, который намеревался съесть в первую очередь. Принесла она все спустя десять минут, и я складывал все в сумку. В ворота въехали десяток всадников с каретой, на которые я лишь бросил взгляд и принялся расплачиваться за продукты.

— Мелкий? — услышал за спиной знакомый вопросительно-удивленный голос, и уже громче. — Мелкий!

Я повесил сумки на плечи, чтобы бежать было удобнее, и медленно развернулся. С кареты спустилась и направилась ко мне знакомая девушка. Очень близко знакомая. А меня опять охватило озорство.

— Тетя, Литанна, — сказал я, — это не я.

Она чуть опешила, но я не стал дожидаться, что будет потом и бросился бежать к выходу из деревни, перейдя в боевой транс.

— Мееелкииий, — раздался сзади то ли шипящий рык, то ли рычащее шипение.

А спиной почувствовал, как она устремилась за мной, причем начала быстро догонять.

— Помогите! — на бегу закричал я. — Насилуют!

После этой фразы до меня донеслись звуки хохота. Несмотря на фору в пару секунд, я еле успел выбежать за ворота, где и перешел в состояние контроля. И тут же рядом со мной мелькнула ее рука, а я успел отметить, что там не кулак. Это больше всего походило на то, что она хотела поймать меня за шиворот. Я удалился не менее, чем на триста метров, затем резко остановившись, бросился ей под ноги. Девушка сумела среагировать и подпрыгнула, но я чего-то такого и ожидал, поэтому схватив ее за ступни, дернул на себя. Как результат, она полетела лицом в землю, но успела выставить руки. Я тут же вскочил, схватил ее за руки, и она оказалась в такой же позе, как и при первой нашей встрече. Мои руки тут же начали гладить ее по попе, по бедрам. Девушка была одета в облегающий дорожный костюм из тонкой ткани, поэтому все ласки она ощущала в полной мере. Прекрасно зная с прошлого раза все ее самые чувствительные места, она практически сразу тяжело задышала.

— Отпусти, — с придыханием сказала она. — Я сама.

Но рисковать я не стал, поскольку Литанна еще не принадлежала мне полностью. Рука, как и прошлый раз, скользнула к груди, пощекотала место, где должен быть сосок, переместилась на спину, возбуждая ее еще сильнее. А потом девушка потеряла себя. Сказалось и долгое отсутствие женщины и у меня, поэтому буря страсти в этот раз продолжалась не менее часа. Интуиция настоятельно твердила, что ее подчиненные или охрана не бросятся ее спасать из моих лап. Взорвались мы одновременно, и девушка, как я и хотел, потеряла сознание. Я положил девушку под дерево, укрыл ее вещами, оделся и быстренько скрылся.


Мир Инфереал, королевство Скардия, деревня Первая.

Въехав в эту деревню, под названием Первая, охрана герцогини направилась к гостевому дому. Именно тут они решили остановить, пообедать, немного передохнуть и двинуться дальше. Литанна начала спускаться с кареты, как ее взгляд упал на человека, покупающего какую-то еду. Точнее, харана, чью бритоголовую голову она узнала бы всегда.

— Мелкий? — изумленно произнесла она, затем окончательно осознав это, уже крикнула. — Мелкий!

То, что произошло потом, опять привело ее в бешенство, опять этот харан умудрился вывести ее из себя. А ведь она пообещала сама себе, что при встрече не будет реагировать на такие его слова. И она устремилась за ним в погоню. После его крика «насилуют», она услышала хохот ее подчиненных. «Ну, погоди», — подумала она, — «поймаю — мало не покажется».

Когда герцогиня скрылась за воротами, а все воины отсмеялись, командир ее охраны Фальк сказал:

— Если госпожа не вернется с ним через десять минут, значит, тот опять сумел скрыться. Тогда мы на ночь точно останемся здесь.

Спустя десять минут они начали устраиваться на ночлег. А еще где-то через час он все же решил сходить и поискать свою госпожу. Только он вышел за ворота, как увидел ее, идущую с блаженной улыбкой на лице. И хотел быстро ретироваться, как услышал ее голос:

— Фальк, — он повернулся к ней, — отправь следопытов на поиски. И пусть делают, что хотят, но найдут мне этого харана. Начните оттуда, — приказала она и указала направление.

Спорить с герцогиней в таком состоянии бесполезно, это он знал. В этом они с отцом были очень похожи — тот тоже общался с другими дружественным тоном, соблюдая некую незримую дистанцию. Но когда приказывал, то в каждом его слоге звучал крепчайший металл. Именно таким тоном девушка и отдала приказ. Он даже не стал ей напоминать, что харан в совершенстве владеет навыками лесного призрака, поэтому обнаружить его след, если он сам этого не захочет, невозможно. «Опять воспользовался госпожой и слинял», — подумал он. Нет, если бы существовала хоть небольшая опасность, то они бы вмешались, но Фальк неплохо знал харанов, и прекрасно видел, что тот не отнес герцогиню к своим врагам. Поэтому и в первом, и во втором случае охрана за ней не последовала.

— Зортан, Корт, найти следы харана, — приказал он двум следопытам, вернувшись к гостевому дому.

Вернулись они через полчаса, как раз за это время герцогиня успокоилась и выслушивала доклад в спокойном состоянии.

— Госпожа, — начал доклад Зортан, — место, которое вы указали, мы нашли, но никаких следов харана не обнаружили. Точнее от деревни до него он отчетливый, но дальше ничего. Вокруг деревни, кроме следов местных жителей, других нет. Из всего подозрительного, это в полукилометре от деревни странные следы. Похожи на следы годовалого гуранга, но в этом возрасте они очень пугливые и плохо поддаются дрессировке, а тут они подкованы.

— А не мог он на них уехать?

— Если сумел приручит и объездить, то вполне мог. Хотя я не заметил, чтобы кто-то на них сел.

— Переночуем здесь, а завтра двинемся дальше, — подвела итог герцогиня.

Отдохнули все хорошо, а сразу после завтрака девушка озадачила своих подчиненных:

— Я чувствую, что он направляется в столицу королевства, поэтому кроме основной задачи наблюдайте за окружающими и, если заметите его, то сообщите мне. Да и по дороге смотрите в оба.

Но до самого города она не встретили никого, даже отдаленно похожего на объект поиска. В самом городе девушка направилась прямиком на центральную площадь, где находился лучший постоялый двор. Войдя в номер, она плюхнулась в кресло и прикрыла глаза.

— Жаннет, прикажи, чтобы ужин подали в номер, — не открывая глаз, приказала она своей служанке. — Потом приготовь мне ванну.

Два дня девушка ходила по магазинам, в то время, как ее подчиненные выясняли обстановку в столице. Точных указаний Литанна им естественно не давала, сказала только искать информацию о взаимоотношениях между их странами. Сама же девушка ходила по лавкам, ища какие-нибудь диковинки или наоборот что-то отличного качества. К концу второго дня она уже знала, что информация отца оказалась верна, и теперь можно приступить к основной задаче.

На следующий день, она, следуя легенде, направилась в институт чародейства. Вместе с ней отправились два ее подчиненных, включая командира охраны. Они медленно ехали к институту, давая возможность понаблюдать как скрытым наблюдателям, так и своим людям. Когда приехали, первым из кареты вышел Фальк, окинул вокруг взглядом, как должен делать телохранитель и подал руку герцогине.

— Госпожа, — чуть слышно сказал он, — за нами была слежка и это не местная тайная охранка.

Девушка совершенно не подала вида, сошла и направилась к воротам, где находились второй ее телохранитель и местный чародей.

— Ее светлость к господину ректору, — придерживая этикета, представил ее Зортан чародею.

— Господина ректора нет, и появится только через полчаса, — учтиво ответили ей. — Вы можете его обождать в приемной, если дело неотлагательное, или подойти через час. Я предупрежу его о вашем визите, и он вас обязательно подождет.

Литанна сделала вид, что раздумывает, и сказала:

— Пожалуй, я лучше обожду здесь, — она улыбнулась чародею. — Лучше решить дела сразу и потом заняться приятным времяпровождением.

— Проходите, — он сделал приглашающий жест, — а ваши телохранители останутся здесь. На территории института вам ничего не угрожает. Вит, проводи ее светлость.

Ученик четвертого курса не успел отвести обожающе-возбужденного взгляда, когда девушка посмотрела на него. Она привыкла к тому, как действует на подавляющее большинство мужчин и про себя усмехнулась, вспомнив харана. «Только вот мелкий никак не хочет подпадать под чары ее красоты», — немного раздраженно подумала она. В приемной сидела молоденькая и красивая девушка секретарь, которая после представления встала и чуть поклонилась. А когда вышел ученик она как старую подружку спросила:

— А что привело вас к нам? Неужели преподавать хотите? А почему не в вашем институте?

Уже через пять минут Литанна поняла, что девушка-секретарь работает на тайную охранку, вот только в отличие о ректора, который принадлежал королевской династии и в котором она была уверена, про девушку этого она сказать не могла. Поэтому она придерживалась только официальной линии. Так они и проговори ли все время ожидания, когда в дверях появился ректор.

— Здравствуйте, ваша светлость, — поприветствовал он ее, — Пройдемте в кабинет.

— Позвольте представиться, — начал он, — ректор института чародейства королевства Скардия граф Финасс Скарди. Но в стенах учебного заведения я господин Скарди или господин ректор, — и он улыбнулся.

— Герцогиня Литанна Йормик из империи Хаддарт, — представилась она по полной форме, поскольку с ректором знакома не была.

— Что привело вас в стены нашего института? — с неподдельным интересом спросил он.

— Возможность найма чародеев, — вздохнула девушка. — Вы наверняка знаете, что в последние годы всех перспективных выпускников из нашего института забирает к себе король? Вот отец и дал мне задание постараться подобрать их в вашем королевстве.

— Но герцогиня, — удивился ректор, — подающих надежды учеников разбирают еще за полгода до окончания учебы, а особо одаренным делает предложение его величество. Выпускники этого года уже получили заманчивые предложения.

— Может быть, его величество сможет мне помочь? — с надеждой спросила она. — Я даже могу тайно встретиться с ним и обговорить варианты благодарности.

Все, девушка закинула пробный шар. Ее собеседник прекрасно знал, кем девушка работает, а слова о тайной встрече очень красноречиво, причем прямым текстом, говорили об истинных намерениях герцогини. Граф был не дурак, и все прекрасно понял.

— Не стоит впутывать в это дело короля, — ответил тот, — но я постараюсь вам помочь. Хочу сразу предупредить, что ничего не обещаю, просто поговорю со знакомыми чародеями, может быть кто-то и захочет сменить место работы. Через день я дам ответ.

Литанна мысленно выдохнула — ее поняли, и дали понять, что поняли. Они еще минут пятнадцать разговаривали, обговаривая детали найма чародеев, их квалификацию, опыт и прочие детали. Затем девушка отблагодарила, попрощалась и вышла из кабинета. Там ее уже ждал ее провожатый.

Весь следующий день девушка отдыхала и снова гуляла по городу, прекрасно понимая, что такие вещи, как тайная встреча с королем, быстро не делаются. Фальк опять предупредил, что имеется слежка, но в этот раз добавил, что один из филеров местный, а второй тот же, что был вчера. На этот счет она совсем не переживала, а если местная охранка арестует кого-то, так еще и лучше будет. А когда вечером принесли ужин в комнату, то герцогиня сразу определила в прислуге работника охранки. Причем, та свою принадлежность ничем не выдала, но Литанна выслала свою служанку в другую комнату, попросив ее принести бутылку вина из своих запасов. После этого она успела поймать уважительный взгляд служанки, а в следующее мгновение рука той коснулась и в ладони герцогини появилась бумажка, которую та зажала.

После ужина девушка прочла сообщение: «Сегодня в час ночи. Служанка пусть спит. Только один человек». Значит, ее желание встретиться с монархом приняли всерьез. Еще она поняла, что о ее визите должны знать всего два человека, включая саму девушку. Она поговорила с Фальком о действиях, и они выработали план. Подсыпать в стакан Жаннет сонного порошка не составляло труда, плащ с капюшоном хранился в ее личном багаже, куда доступ имело только она одна, поэтому в час она выскользнула из номера. У лестницы ее ждал командир ее охраны, но как только они спустились, какой-то человек указал, куда следует идти. Следует отметить, что ночью во всех коридорах постоялого двора светились руны, давая немного света, как раз, чтобы нормально передвигаться. Они некоторое время покружили по городу, затем остановились у какого-то здания, где их сопровождающий попросил накинуть на голову капюшоны, еще поход по коридорам и, в конце концов, ее привели в небольшую комнату. Спустя пять минут появился король.

— Ваше…

Вскочила девушка, но тот ее перебил:

— Оставим это на потом, — и сел в кресло, — я так понимаю, что вы искали встречу, а поиск чародеев это прикрытие.

— Вы правы, — ответила девушка, садясь обратно, — но от чародеев я бы не отказалась. Но основная причина не в этом. Все дело в том, что…

И она рассказала то, что говорил ей отец. Разумеется, не все, а самые очевидные факты и то, что они не могут понять мотивов императора. В какие-то моменты король задумывался, обрабатывая вероятно известные только ему факты, затем беседа продолжалась. Никаких соглашений из уст короля не прозвучало, впрочем она и не надеялась на такой быстрый контакт, но была уверена, что это направление в их охранке и разведке они начнут прорабатывать. В общем, уехала она довольная результатом встречи. Вернуться в номер оказалось несложно и, забравшись под одеяло, она мгновенно уснула.

На следующий день у нее назначена встреча с ректором, куда она и направилась после полудня. В кабинете граф Скарди с сожалением сообщил:

— К сожалению, найти хорошего чародея не удалось, а предлагать вам посредственность я не могу, — он развел руки, показывая всю степень вины. — Но в выпуске следующего года я буду делать некоторым ваше предложение.

А вечером один из ее людей принес интересное сообщение.

— Ваша светлость, некоторое время назад в городе произошли события, в которых имперцы хотели похитить харана. Достоверную информацию получить не удалось, но, если кратко, то он помог местным и этим столкнулся в разведкой империи, а те почему-то решили его выкрасть. Это то, что присутствует во всех слухах и сплетнях и на что стоит обратить внимание.

— Есть еще что-то? — спросила Литанна, а ее сердце забилось чаще.

— Есть, — невозмутимо ответил следопыт и разведчик в одном лице, — он сражался с демонами, которых вызвали имперцы, но и у него было их несколько, на которых он летал.

Кто-то утверждает, что это были прокаженные. В общем, чувствуется рука отличного режиссера, так что вряд ли это может быть ваш объект поиска. Тем более, что недавно выс с ним вст…, - он запнулся, — виделись.

— Это он, — с уверенностью сказала девушка.

Это новое открытие заставило взглянуть на мелкого под другим углом, но от своих замыслов она все равно не отказалась. То, что их разведка просто так похищать человека не будет, она была абсолютно уверена. Значит, те знают что-то о нем такое, что заставило их сделать это, вскрывая какую-то ее часть. «Отец обязательно должен об этом знать!», — решила девушка. — «Надо скорее вернуться и сообщить, а потом вернусь и займусь поисками здесь».

Поэтому на следующий день герцогиня покинула столицу, но путь ее согласно легенде лежал сначала в столицу империи в их институт чародеев, где она попытается нанять сильных чародеев. Но задерживаться там она не собиралась, и так зная, что никого из более-менее способных там не осталось.


Мир Инфереал, королевство Скардия, окрестности близ деревни Первая.

Убегал я в прекрасном настроении, просто летел над землей. Даже не стал садиться на Агата, и не только добежал до дороги, а еще с полкилометра по ней. Остановился только тогда, когда справа показался подлесок, за которым протекал ручей. Быстро сполоснувшись, я поехал дальше, но не по дороге, а по лесу. Куда ехала девушка, я не знал, но самое близкое предположение — это либо в Скардию, либо из нее. Если первый вариант, то мне следует ехать и постоянно оглядываться вокруг, чтобы не попасть врасплох. А вот свое желание ее позлить, я толком объяснить не мог, хотя то, что следует за этим мне очень нравиться.

До столицы королевства я ехал совсем уж медленно, чтобы прибыть как раз к началу приема, точнее на четвертый-пятый день. Причин было несколько: во-первых, имперская герцогиня, которая, скорее всего, ехала в столицу королевства; во-вторых, имперцы мне не простят побег, да и другие проблемы на них должны навалиться; в-третьих, почему-то чувствовал, что так будет лучше. Третью причину я не могу объяснить — в ней не присутствует какая-то опасность мне, а просто существует некая убежденность, что так будет лучше. И только подъезжая к городу, выяснилась причина — из ворот выезжала группа всадников, а за ним карета. Одного взгляда мне хватило, чтобы узнать их, и я как можно скорее съехал с тракта и поскакал в лес, а на меня удивленно глянули несколько людей.

Выехал я спустя час и беспрепятственно добрался до ворот. Заплатив пошлину за двух скакунов, я поехал к своей кузнице, и только спустя полкилометра сообразил, что мне платить нет необходимости. Налог, который мне необходимо платить в казну города, включал и эту часть, надо было просто показать бумагу, выданную в муниципалитете. Рассказывать о своем похищении страже я не собирался — все равно верхушка ночников в империи, а связующее звено наверняка скрылось. И мне следует опасаться мести этого человека, но, как мне поведала Фло, в институте существует отличная охрана. Войдя во двор своей кузницы, я увидел дочь кузнеца, которая юркнула внутрь.

— Господин, — с поклоном обратилась ко мне вышедшая на порог женщина, — простите меня, что я без вашего разрешения вернулась в ваш дом. Но вы говорили, что нам всего три дня надо переждать в постоялом дворе, а том сможем вернуться. Три дня прошло, а вас не было, вот я и взяла на себя смелость вернуться сюда, тем более что ключ вы мне оставили.

Честно говоря, я был уверен, что она уйдет куда-нибудь и я буду один, даже продумал что я буду делать и как.

— Обсудим все в доме, — сказал я и вошел вовнутрь.

Из разговора следовало, что когда закончилась оплата, то они решили вернуться и заняться делом, о котором мы договаривались, даже отдала мне мою долю от проданных изделий. Со слов Каины, как звали эту женщину, ее сын Трорг сразу принялся за работу и успел не только сковать несколько изделий, но и продать их. В моей комнатке все было прибрано, пыли нет, кровать убрана, все стоит очень аккуратно. Ходить никуда не хотелось, поэтому я прямо в одежде упал на кровать и, как ни странно, почти сразу уснул — сказались ночевки в шатре. Проснулся ночью, сходил по нужде разделся и опять уснул.

И вот небольшая площадь перед институтом чародейства.

— Фигассе! — воскликнул я, увидев количество желающих учиться чародейству. — И это на пятый день.

Хорошо, что я отправился пешком, иначе не знаю, куда бы я девал своих скакунов. Подойдя ближе, я отметил, что толпа организованная — желающие поступить выстроились во что-то наподобие очереди, а провожающие находились в стороне и только один или два человека рядом со своими детьми. Достаточно много людей были вообще без сопровождающих, и одеты они, как правило, в простую одежду. Понятно — простолюдины, и один из таких людей стоял передо мной.

— Привет, — хлопнул я его по плечу, — ты последний?

— Ой! — раздался нежный голосок в ответ. — Ты чего дерешься?

И она повернулся ко мне лицом. Точнее, она. Но самое удивительно, что она была почти чистокровная харанка! Светлые волосы, голубые, чуть миндалевидные глаза, говорящие, что есть примесь эльфов, и кожа немного темней моей. Я первый раз видел здесь кого-то, похожего на меня, поэтому чуточку опешил. Девушка, вероятно, тоже видела представителя своей расы впервые, потому как в ответ открыла рот.

— И как дела в Воравии? — я начал разговор.

— Не знаю, — ответила она, — я не оттуда.

— И откуда же ты вся такая прекрасно незнакомая?

— Из Строттора, — она чуть покраснела, — это морской город на севере королевства.

— И там живут наши? — я решил спросить именно так, причисляя и себя, и ее к этим самым «нашим».

— Нет, у меня мама обыкновенный человек, таких тут много, а про отца она ничего не говорит, — смущенно ответила она.

Вот оно что, мама просто согрешила с хараном, а может быть, это была любовь. Отец, скорее всего, погиб, иначе бы забрал их с собой. А я знаю, что за последние пятнадцать лет число чистокровных харанов уменьшилось, так как по рассказам Фло в ее бытность в большом мире их было больше.

— А ты сам откуда? — с любопытством спросила она. — Из княжества?

Ага, не так ты проста мелкая. Простолюдины очень и очень редко применяют слово княжество, уж сколько я общался с крестьянами и другим простым людом, но звучало только: харан, Воравия, воравиец, и никогда княжество. Зато те несколько раз, когда я обедал в трактирах, то дворяне, видя меня, частенько именовали «мою родину» именно так. Мать, воспитавшая ее, точно не простолюдинка, как минимум бастард кого-то из аристократов, а значит, вполне возможен присмотр.

— Нет, я сам по себе, — ответил я, — с далеких островов. — А ты одна сюда приехала? — спросил я, оглядываясь и пытаясь найти ее родственников. — Сколько же тебе лет?

— Нееет, — замотала головой, — меня дед Тáгас провожал, он маме помогает по дому. Вон он идет, — и девушка показала на подходившего старика. А лет мне пятнадцать. Почти.

— Почти это сколько? — машинально спросил я, поворачивая голову в сторону, куда указывала рука девушки.

Одного взгляда на подошедшего деда было достаточно, чтобы понять, что ее настоящий дед или бабка были минимум графами. Он очень сильно напоминал мне деда с деревни, в которой Агат подрабатывал демоном. Я никогда не поверю, чтобы отставник спецслужб являлся сопровождающим простого бастарда. Ее мать, вероятно, была официально признана наследницей, даже, если сама и не знает этого, а это аристократические интриги, о которых мне надо держаться подальше. Да и от самых аристократов тоже. И как будто в подтверждение моих слов я увидел группу из четырех человек, рассекающих образовавшуюся уже за нами очередь. Надменно и с презрением посматривая на нас, они двигались к входу. Хотя надо сказать, что до имперских аристократов им очень далеко. Я не стал лезть на рожон и сделал шаг в сторону, но перед самым их носом. Самый крайний, приготовившийся меня толкнуть, только зря дернул плечом и чуть не упал от этого, что пришлось схватиться за своего товарища. Краем глаза я заметил, как тот развернулся ко мне, но я с интересом рассматривал прелести впереди стоящей девушки. Не этой, что стояла передо мной, а в пяти шагах перед ней. Дедок же тоже, аккуратно и плавно ушел с их пути, успев прихватить с свою подопечную, взгляд которой уперся в меня. Затем она перевела его на место, куда смотрел я, и я успел заметить краткую вспышку в них. «Ай-я-яй», — подумал я. — «Вот теперь точно надо держаться подальше».

— Через три месяца мне будет пятнадцать, — сказала девушка.

— Что? — автоматически переспросил я, поскольку занимался анализом полученной информации.

— Ты что, забыл о чем меня спрашивал? — и опять кратковременная вспышка.

— А, — я вспомнил заданный вопрос, — так ты еще такая мелкая.

— Да я…

Хотела она что-то сказать, как ее сопровождающий положил свою руку ей на плечо.

— Внуча, не стоит обижаться, — ласково сказал он.

— Вот-вот, — добавил я, — меня тоже кое-кто называет мелким.

— И кто же? — опять любопытство.

— Да есть тут одна демонесса, — серьезным тоном ответил я, — хочет меня изнасиловать, но мне удается убежать.

Первым захохотал дед, затем девушки, потом соседи, которые слышали наш диалог. Для себя я уже решил держаться от нее подальше, а попаду под интриги, а я этого жуть как не люблю. Сейчас я задумался о том, куда деть Агата со Снежей. Оставлять в кузнице, как я сделал сейчас — нельзя, держаться институте — тоже нежелательно, остается отпустить их на свободу. С амулетом я уверен, что они нормально будут жить. Если они понадобятся мне, то постараюсь послать мысленный зов или как там правильней это назвать. Я-то Агата чувствую только вблизи, а вот он меня вообще за тысячи километров. За это время дошли до ворот, все-таки очередь двигалась довольно быстро.

Ого! Ворота открыты настежь, а в проеме стоит артефактная арка, хотя тут это может быть обыкновенным изделием. Ага, это первичная проверка на магические возможности и двоих дальше уже не пропустили. Что-то как-то не по себе стало, мысли стали нехорошие закрадываться на счет поступления — вдруг не пройду. Девушка, формами которой я любовался, не прошла, как и ее подруга. Я проводил взглядом расстроенных девушек, а повернувшись, успел заметить, как впередистоящая пигалица отвернула торжествующе-злорадный взгляд. «Она решила, что я положил на них взгляд?», — подумал я. В принципе не отказался от более тесного знакомства, но для меня это не положил взгляд, а так — легкая интимная интрижка. Мелкая передо мной прошла, я тоже, но когда проходил мимо какого-то чародея, услышал его скучающий и уставший голос:

— Оба направления.

«Фух», — мысленно выдохнул я. А то я начал переживать, что не поступлю или поступлю, но не пройду на отделение чар. Дело в том, что требования к отделению чароплетения были несколько выше, чем к рунописи.

— Ты куда прошел? — раздался рядом знакомый голос.

— А тебе какое дело? — я постарался в голос и взгляд добавит максимум подозрительности.

— Не хочешь говорить — не надо, харан их далеких островов, — съехидничала она.

Я вообще не обратил на нее внимания и направился в сторону, где светились слова «Отделение создания чар», хотя все назвали его только чароплетение, даже преподаватели. Как харан из княжества, я должен взять под свое крыло девушку, но удачно сказанная фраза про далекие острова, позволила мне вести себя не как воравиец, а так как я хочу. Мало ли такие там у нас порядки на островах. Здесь сидело уже три учителя, к которым и распределялись все прошедшие проверку. Удивительно, но здесь арстократы не пытались гнобить остальных, но и стояли только в одной очереди, чтобы, так сказать, не унижать свое достоинство с простолюдинами. Я, то есть мы, поскольку девушка, пристроилась рядом со мной, стали с простым народом. Здесь и в самом деле строже следят за соблюдением правил, чем в империи, по крайней мере, при преподавателях они не показывают гонор.

— Правда, как здорово, что мы будем учиться вместе? — опять пристала ко мне девушка, отвлекая от моих мыслей.

Я в раздражении повернулся к ней и хотел высказать, как понял причину — ей понравилось надоедать мне, видя, что это меня выводит из себя. Что ж, поиграем.

— Конечно, малявка, — ответил я, по-хозяйски положил руку на ее плечо и прижал к себе.

Та не ожидала такого от меня, и я пару мгновений наблюдал ее опешившие глаза, в которых постепенно началось зарождаться возмущение, перешедшее в гнев, затем в ярость. Она вырвалась, отскочила на метр и, сверкая глазами хотела что-то сказать.

— Вы… вы…

Она все пыталась совладать со своими чувствами, но я сделал быстрый шаг вперед, схватил ее за плечи и быстро в ушко проговорил:

— Простолюдины не говорят «вы», — и, отпустив, отошел обратно.

Простые юноши и девушки, нас окружавшие, уже смеялись во всю, кто-то даже хохотал. Я окинул их взглядом, но никакой злобы не увидел, только искренний смех и сочувствие. Аристократы посмотрели в нашу сторону, скривились, желая показать свое превосходство, и продолжили свои разговоры. Девушка же как-то сразу сдулась и даже с какой-то опаской оглянулась. «Ах вот в чем дело!», — дошло до меня. — «Не бастард, а настоящая графиня, вынужденная скрываться». Вот теперь я уж точно не намерен иметь с ней хоть какие-то контакты. Подошла наша очередь, точнее, девушки, так как она вылезла вперед.

— Подданство Воравии? — спросил сидящий за столом учитель.

— Нет, я здесь живу, — ответила девушка, чем вызвала удивление на его лице.

Он положил на стол стопку листов и небольшой жетон, к которому девушка прикоснулась. Тот чуть засветился и погас, а она отошла в сторону.

— А ты откуда? — спросил он меня. — Воравия?

— Нет, — ответил я, — и обучаться я хочу платно.

Тот в удивлении уставился на меня, затем окинул взглядом, а увидев на плече две сумки чародеев, хмыкнул и сказал:

— Пойдешь к заместителю ректора, там же все и получишь. Вон то здание, а мне как-то стало не по себе от, казалось, таких безобидных слов.

Глава 9


Инферно, мир Урхенд, домен Дудрр, замок Повелителя.

Хозяин замка сидел в своем любимом кресле и размышлял о новом мире, который вскоре станет их доменом. После длительных размышлений, он пришел к выводу, что договор, навязанный темными эльфами, согласно которого они никак не смогут их изгнать или уничтожить, очень выгоден и им. Ведь после полного захвата мира, тот через некоторое время переместиться в инферно, перестроившись под него, и он включит целый мир в свое Сердце домена. В случае же присутствия там рас Срединных миров, этого не произойдет — такова воля Демиурга, создавшего эту реальность. Сейчас он склонялся к мысли, что лучше иметь, пусть и не полноценный, домен там, потому что защитить такую огромную территорию ему не удастся и все равно придется часть отдавать. А в данном случае, хотя мир и не будет целиком принадлежать домену, но завоевать все континенты в его силах. Основной континент, где переплелось множество рас, завоевать не так и сложно, работа уже ведется. Половина эльфийского континента и так принадлежит ему, правда там сопротивляется Эльфийский лес, чувствуя кровь владык, но это лишь вопрос времени найти наследницу. Вот с кем придется помучиться, так это с гномами. Мало того, что они практически не смешиваются с другими расами, так у них еще находится межмировой портал. В это время к нему пришел вызов от координатора в мире Инфереал о посещении, и он дал разрешение.

— Мой Повелитель, — учтиво поклонился тот, — я получил очень важные сведения в своем мире.

— Сначала ответь, что с похищением принцессы? — прервал того повелитель.

— Похищение сорвалось, — ответил архидемон и тут же поспешил добавить, чувствуя как хозяина домена охватывает гнев, — а причина как раз те сведения, что я вам принес. Помешал нам ни кто иной, как кто-то из свелан или их потомок, обладающий их умениями.

— Что?! — грозный рык повелителя разнесся под сводами замка. — Ты понимаешь, что это может означать?

— Да, мой Повелитель, — он снова склонил голову, — вероятность присутствия в том мире кого-то с императорской кровью свеланов очень высока. Или они задумали свою игру, — добавил он после секундной паузы.

Хозяин домена задумался. Оба варианта поначалу показались ему равнозначными, но после раздумий он склонился ко второму. В силу каких-то причин свеланы выбрали этот мир для своих целей. Хуже всего, что цели эти непонятны. Хотя, если учесть, что их мир переместился в самый низ среды обитания, то вполне может статься, что этот подходит им лучше. Учитывая их возможности, они смогут сдвинуть его от границы с инферно и магические возмущения прекратятся. Подчинить или завоевать материк людей для них не составит труда, ведь уровень их магии выше и возмущения на их заклинания не влияют. С гномами они легко договорятся, ведь в их мире присутствовали и гномы, и светлые эльфы, пусть их было и мало по сравнению с харанами. Они даже обучали некоторых своему боевому искусству. Задача усложняется — теперь наравне с завоеваниями надо искать агентов свеланов.

— Г’Нгоррат, — обратился он к своему вассалу, — задачу ты понимаешь, поиск свеланов не менее важен, чем захват земель. По поводу захвата, переходи ко второму варианту. Что с поиском наследницы эльфов? Корону нашли?

— Нет, с момента, когда мне сообщили о том, что найдена ее мать, на связь больше никто не выходил. Что с ними произошло, я не знаю. Пришлось отправить в Запертые земли своего демона, поскольку темные запросили очень большую плату.

— Как продвигаются дела с гномами?

— Здесь все плохо. Те, кто реально может нам помощь, и так чувствуют себя очень хорошо, а кого можем заинтересовать мы, не имеют достаточной власти. На данный момент силовой вариант представляется мне наиболее предпочтительным.

— Об этом позже подумаем, — ответил повелитель домена, — сейчас брось все силы на выполнение тех двух задач.

Г’Нгоррат ушел, радуясь про себя, что сумел погасить гнев своего господина.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства.

Я посмотрел на свою цель и кивнул, увидев ошарашенный взгляд девушки.

Глянул на других людей, но там только один был такой же, из чего я сделал вывод, что сумма обучения очень велика и большинство поступивших не представляют ее размеры. Фло говорила, что стоимость полного обучения могут позволить себе не все аристократы, но я, наверное, ошибся в оценке своих трофеев. По пути к зданию администрации интуиция снова прекратила «работать», а я в очередной раз выругался про себя по этому поводу. Войдя в нужное здание, я принялся искать какие-то вывести или указатели, но напрасно — обойдя пять дверей, я не нашел ни одной из них.

— Молодой человек, — раздался мелодичный бархатистый голос, — вы что здесь забыли?

Я оглянулся. Девушка с большой примесью темно-эльфийской крови выжидательно смотрела на меня. Хотя какая там девушка, может быть ей вообще сто лет. Она и сама выглядела ничуть не хуже Литанны, а голос это вообще нечто.

— А мне бы заместителя ректора увидеть, — не поддался я на ее женские чары, — но как тут искать ума не приложу.

— А это на втором этаже, направо вторая дверь, — ответила она.

Голос у нее оставался такой же, но я успел заметить, как в глазах промелькнуло сначала легкое удивление, затем что-то недоброе. «Начинается», — подумал я. Поднявшись на второй этаж, постучал и с разрешения вошел внутрь.

— Здравствуйте, — поздоровался со смешным на вид старичком, — я хочу оплатить учебу самостоятельно и меня оправили к вам.

— Странно, вроде с княжеством у нас договор, — недоуменно ответил он.

— Так я не из княжества, а из далеких островов. Можно узнать стоимость обучения?

— Первый курс пятьсот золотых, второй и третий по тысяче, четвертый две и пятый три с половиной. Оплату необходимо внести за три курса, четвертый и пятый можно оплачивать по отдельности.

— Расплатиться рунами можно? — я задал самый важный для себя вопрос.

Удивление длилось у него секунд пять, затем он пришел в себя.

— Показывайте, — и он указал на стол.

Я начал выкладывать из сумок все свои трофеи: руны и скипетры. По мере того, как роста кучка, у чародея на лице снова появилось удивление.

— Это откуда? — подозрительно спросил он.

— Знаете, у нас на островах находится храм Забытого Бога, которому мы поклоняемся, — начал придумывать я и на всякий случай в своем воображении представил все это. — Что это за Бог и какова его епархия, не помнят даже самые древние наши старики. Но кому-то это известно, вот периодически они и хотят добраться до него, но всякий раз корабли их разбиваются о скалы. А мы потом собираем самое ценное, — и я обвел рукой свои трофеи.

Понятно, что обмануть чародея мне не удастся, хотя я как наяву представил остров, храм на нем, плывущие корабли, на которые внезапно налетает шквальный ветер и те разбиваются о скалы. Зато он поймет, что я не хочу распространяться об этом, что-то себе придумает, наверняка сообщит в тайную стражу или другое специально учреждение. Он переключил свой взгляд с меня на руны и скипетры и принялся их сортировать. А я попытался напрячь свою интуицию, чтобы понять обманут меня или нет. Но она, зараза, молчала. «Блин, что-то в этом мире не так с полями, отвечающими за нее», — подумалось мне, — «и виной тому магические бури». Вот в одной кучке оказались пять рун и самый первый скипетр, все остальное — во второй.

— Стоимость всего этого две тысячи золотых, — наконец-то вынес свою оценку он. Так что с вас, молодой человек, еще пятьсот золотых.

Интуиция опять смолчала — то ли не работает, то ли он меня не обманул. Торговаться я не видел смысла. Если бы не хватало сотни или полторы, то еще можно, а так… Я начал складывать магические изделия обратно в сумку.

— Вы можете оставить их у меня, а остальное донесете в течение недели, пока не начались занятия, — вроде бы доверительно сказал он, но мне почему-то чудилась насмешка в его словах.

— У меня больше нет денег, — флегматично ответил я и успел заметить брошенный взгляд на малую кучку.

Значит, все же обманул, хотя и не думаю, что так сильно, хотя кто их знает. Попытаюсь продать их в городе, но такая крупная сделка, наверняка, станет достоянием тех же самых ночников. Я же не в курсе существуют здесь честные чародеи или нет? Или может быть, необходимы рекомендации какие? До ворот добрался с уже готовым решением — за этот год соберу необходимую сумму с помощью контрабанды, и в следующем буду поступать. Надеюсь, по возрасту пройду, хотя мне будет уже семнадцать, а здесь почему-то принято считать, что поступать надо с четырнадцати до шестнадцати. По пути встретил давешнюю преподавательницу и соблазнительным голосом, но не посмотрел на нее и только краем глаза заметил некое торжество в глазах, и меня осенило — это ее рук дело за то, что отнесся к ней равнодушно. Видать, особа привыкла к мужскому вниманию. «Ах, ты ж, су…», — мысленно выругался я, — «Ну, подожди, отомщу. Получается, что тот заместитель ректора меня довольно сильно обманул».

— Молодой человек, — окликнули меня на воротах, и я посмотрел на знакомого чародея, встретившегося здесь же чуть ранее. — Пройдите в кабинет ректора — там, где вы были, на втором этаже налево третья дверь.

Это становиться очень интересно. Я развернулся и бодрым шагом зашагал обратно. Так по дороге никого не встретив, я оказался в святая святых института. Ректор меня удивил — на вид ему было всего около тридцати и кровосмешение у него было очень сильное. Больше всего меня поразили глаза с вертикальным зрачком, но рога, говорящие о крови демонов, отсутствовали.

— Молодой человек, — начал он, — хорошо, что я успел узнать о первом представителе в нашем учебном заведении с далеких островов. В связи с этим я принял решение, что недостающую сумму для обучения оплатит институт. Вот возьмите жетон и заполните сведения о себе, которые отдадите в канцелярию, а свои магические изделия складывайте сюда. Как студенту, оплатившему учебу самостоятельно, вам полагается отдельная комната, подойдете в отдел снабжения и там вам все объяснят.

Я приложил руку к жетону и почувствовал нечто вроде легкого магического толчка. Выложил все и направился к местному завхозу. Тот выдал мне руну, которая служит вместо ключа. На вопрос о внутренней обстановке ответил, что там все есть, а чего нет, то придется покупать самому. Дорогу до здания я узнал, а моя комната оказалась на втором этаже. Еще раз сравнив ее номер с номером на обратной стороне ключа, я хотел открыть дверь, как опять услышал знакомый голос:

— О, и ты тута?

— Мелкая, а откуда у простолюдинки такие большие деньги? — в притворном изумлении я открыл глаза, отмечая, что та старается соответствовать своему имиджу, применяя слова типа «тута».

— А меня сюда поселили как подающую большие надежды чародейку, — гордо задрала нос девушка. — Вот!

— Надеюсь, попадем в разные группы, — ответил я и вошел к себе в комнату.

Убранство желало лучшего. Кровать, стол, стул, шкаф — и все. Причем все эти вещи даже на самый первый и беглый взгляд выглядели самого низкого качества. То есть политика такая — если платишь за учебу, то и сможешь купить себе все остальное, а учебное заведение предоставляет самое необходимое. Хотя, если подумать, то все верно. Но самое главное — это санузел, пусть совмещенный, но здесь это не так важно, правда, вместо ванны, здесь приняты бочки. Теперь предстояло прочитать о поведении в институте и заполнить о себе анкету.

Набор правил поведения, в общем-то, стандартный: не буянить, не воровать, слушать преподавателей и прочее. Дуэли на территории разрешены, но только магические и без летального исхода. Применение холодного оружия карается в первый раз штрафом в пятьдесят золотых или исключением из института, если нет денег, во второй — только исключение. А вот списка холодного оружия нет, так что придется уточнить, я ведь не знаю, камень в руке входит в него или нет? Что еще интересно — и тут первые три месяца выход за пределы учебного заведения запрещен. А еще здесь нет разбивки проживания ни по факультетам, ни по полу — в одном здании живут и мужчины и женщины. Более того, с согласия они могут жить даже в одной комнате. И для меня — при исключении деньги за год обучения не возвращаются, даже если студент проучился всего день. Плохо, если тот дедок с той преподавательницей смогут меня завалить, то мне вернут только две тысячи золотых. И мне стало очень интересно: какой процент из двух тысяч занимала та небольшая кучка? Знать бы что там такого дорого, то сам бы начал создавать руны и скипетры. Заметил только, что в нее попали все четыре амулета демонов. Я заполнил данные о себе, поддерживая легенду о том, что сам с далеких островов и пошел в канцелярию, а оттуда направился к выходу.

— Студент Андрей Туманный, — окликнули меня на воротах, — вы помните, что обязаны вернуться за день до начала учебы? — я кивнул. — Вот и хорошо.

В принципе после того, как над моим жетоном поколдовали в канцелярии, я подозревал, что в него внесли мои данные, а сейчас получил тому подтверждение. Сейчас мне предстояло выпустить на волю моих четвероногих друзей, хотя расставаться мне очень не хотелось. Агат со Снежей почувствовали мое состояние и при моем появлении тихонько заржали. Я даже не стал заходить в дом, а взял их под уздцы и вывел на улицу.

— Ну что, выдержишь меня без седла? — я похлопал Агата по шее.

Но тот возмущенно фыркнул и даже заржал, мол, я мог о нем подумать, как о какой-то кляче. А дальше мы выехали за пределы столицы. По тракту скакали недолго, а, свернув направо, проехали уже значительно дальше. Мне очень не хотелось расставаться, но я чувствовал, что так необходимо сделать, а в данный момент это чувство только усилилось. Друзья все понимали и двигались не так резво, как всегда. Я слез с коня, снял с него узду, проверил и подтянул ему подпругу и нагрудник, за которым скрывался амулет, снял узду со Снежи и сказал:

— Полгода можете спокойно гулять подальше от людей. А когда понадобитесь, то постараюсь позвать.

Они подошли, положили головы на плечи, я погладил их, услышал в ответ легкое ржание, развернулся и пошел обратно. В ворота входил уже после захода солнца, а чтобы успеть до их закрытия, пришлось даже пробежаться. Зашел к себе в кузницу, взял мечи, амулеты из первого мира на основе когтей, найденную книгу и ночевать отправился в институт.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, королевский дворец, кабинет короля.

При появлении королевской четы, глава тайной стражи и ректор института встали и поклонились. После того, как они сели, король, смотря на графа Скардано, сказал:

— Начинай.

— Харан смог освободиться и вернулся как раз к поступлению в институт, где с ним произошел казус, но об этом потом. По нашим предположениям против него был применен их усыпляющий газ и как он смог освободиться непонятно. За это время ни с кем подозрительным контактов не имел. Сейчас имеет смысл поговорить с ним о произошедшем.

— Нет, — не согласился с ним король, — из княжества нас заверили, что это не их агент, более того, посол утверждает, что те сами проявили к нему интерес. Так что оставим его в покое и будем использовать в качестве приманки — рано или поздно его должны попытаться убить. А что там с ним приключилось при поступлении? — Элорасс посмотрел на ректора.

— Он решил оплатить свое обучение, но не деньгами, а магическими изделиями. Как вы знаете, мы принимаем оплату такими вещами. По дороге столкнулся с Ялинией и не обратил внимания на ее женские чары, и она пожаловалась своему деду. Тот в отместку харану, занизил стоимость его вещей более чем на пятьсот золотых. Один скипетр с астральным копьем и быстрым восстановлением энергии чего стоит! В четыре раза по сравнению с лучшими нашими изделиями. Хорошо, что я, помня ваш приказ, успел перехватить его до того, как он покинул институт.

— Хочу добавить, ваше величество, — видя, что пауза затянулась, сказал глава тайной охраны, — что защитные руны от астральных атак точно такие же, какие сняли с убитых демонов при нападении на вашу старшую дочь. Я уверен, что помощь, это его рук дело, уж очень много совпадений. Но, если он не из княжества, то в качестве приманки подойдет, как никто другой. Про острова, с которых он якобы прибыл, ничего не могу сказать определенного. Они, в самом деле, существуют и находятся за материком гномов. Их можно рассмотреть, но подойти никак — рифы и сильный ветер мешают это сделать. Гномы два раза предпринимали попытки, но так и не нашли место, где можно проплыть.

— Добавлю, что когда моему заместителю этот молодой человек рассказывал про свою родину, тот проверял его чарами истины и откровенной лжи не было. Вот недоговоренности было много.

Они еще некоторое время обсуждали нюансы проекта «Приманка», как его назвали с легкой руки графа Скардано, затем ректор ушел заниматься его обеспечением. Кода за ним закрылась дверь, король задал графу вопрос:

— Что с проектом «Прикрытие»?

— Все идет по плану, — тут же ответил Фикорасс, — никто ни о чем не догадывается.

— Далекие острова, далекие острова, — в задумчивости пробормотал король, когда они с супругой остались одни. — Может быть, там вообще живут одни хараны?

Но никто на этот вопрос не ответил, и они ушли к себе в опочивальню.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства.

Оставшиеся несколько дней до начала учебы я решил посвятить поиску места для тренировок. Подозревал, что жетон студента наряду с идентификатором является и меткой поиска, а на территории института студенты обязаны носить его. Более того, за его пределами тоже, кроме каникул — в это время ученики могут его снимать. Стоит ли блокировать его или нет, я пока не решил, да и способов не знаю, кроме одного — окутать его внутренней энергией. Правда в этом случае расход будет таким, что не хватит даже на половину тренировки. С другой стороны многие видели, как меня накрыло там, на берегу реки, поэтому ничего страшного не будет, главное не говорить никаких подробностей.

Территория, которую занимало это учебное заведение, была похожа на вытянутый прямоугольник. В стороне, примыкающей к королевскому дворцу, сосредоточены постройки: учебные, жилые корпуса и полигоны для испытания рун и чар не выше среднего ранга. В противоположной — находились строения для испытания высокоранговых заклинаний. Они полностью были утоплены в землю, каменные стены представляли собой целую вязь рун, а по периметру на высоту не менее трех метров, поднимались стены, наружная часть которых тоже была вся испещрена рунами. Наверняка присутствовали и чары, но разглядеть я их не мог.

А вот между этими территориями и находилась полоса лесопарка. Причем дорожка, соединяющая их, проходила не посередине, а с правой стороны. Остальная же часть представляло собой лес, вернее сто метров от дорожки был ухоженный парк, а дальше обыкновенный лес. Полян и полянок, подходящих мне, я нашел целых пять. Не откладывая занятия в долгий ящик, я приступил к тренировке. Помня, что мое последнее приобретение из моего родного мира оказалось очень эффективным, я и решил начать с него.

Попытался дотянуться до той силы или энергии, которую чувствовал в предыдущий раз, но ничего не получилось. Минут десять стоял и все никак не удавалось поймать то состояние. Тогда вспомнил с чего начинал. Раскинув руки в стороны, я потянулся к солнцу и принялся совершать медленные движения. Спустя какое-то время я почувствовал грань или границу, преодолев которую, я полностью погружусь в ту силу. Мне все никак не удавалось, но я упорно продолжал свой танец, полностью отдавшись тем чувствам, что когда-то захлестнули меня с головой. И только уже перед самым концом, я понял, что добился своего, хотя и не заметил, когда я успел перешагнуть ту грань. Закончив свой танец, я всю дорогу старался не упустить ту силу, что пришла ко мне, и мне это удавалось.

На обед я немного опоздал, поэтому в зале находилось всего человек десять. Весь обед и дорогу до дому, я удерживал силу в руках, и только когда окунулся в бочке, потерял ее. Но сосредоточившись на ней, я почувствовал, что там стала мне доступнее, хотя и дотянутся до нее не смог. Это больше всего напоминало, когда щупаешь руками какой-то предмет через преграду и вдруг понимаешь, что преграда эта уменьшилась.

На следующий день, обходя территорию теперь уже среди строений, я увидел лавку, зайдя куда, чуть не стукнул себя по лбу. Здесь продавались письменные принадлежности и я купил себе несколько тетрадей и местную ручку.

Вчера прошел последний день поступления, а сегодня нас распределяли по группам. Я нашел свое имя и очень обрадовался, что в ней не увидел слова «граф такой-то» и «барон сякой-то». Ради интереса прочитал все и убедился, что аристократию собрали отдельно. На вторую половину дня я наметил себе тренировку по контролю. Когда шел на свою полянку, на краткий миг почувствовал на себе чей-то взгляд, но понять суть его не сумел. Когда дошел до леса свернул в него и, очутившись между толстыми деревьями, постарался слиться с ними и перешел на бесшумный шаг. Переходя от дерева к дереву, постарался обнаружить наблюдателя, но безуспешно. Плюнув на это, решил потренироваться, но боевой транс, так как светить эту технику нельзя. Тренировка принесла мне приятную истому, но не продвинула меня ни на один шаг вперед.

— Наверное, первый день учебы выглядит совершенно одинаково во всех мирах, во всех учебных заведениях, — пробормотал я, когда нас, первокурсников, вывели на центральный плац.

— Ты что-то сказал? — услышал я девичий голос рядом с собой и повернул голову.

А вот это точно либо гнома, либо у нее очень много их крови. Невысокая, не выше полутра метров, темная кожа какого-то серо-коричневого цвета, черные волосы и смеющиеся глаза янтарного цвета. Хрупкой ее назвать нельзя, все же ее кость была чуть толще, чем у обыкновенной девушки, и мышцы чуть больше. Ее фигура удивительным образом сочеталась со смеющимися глазами, повышая настроением всем, кто с ними встречался. Я тоже не избежал ее очарования, и настроение мое повысилось.

— Я говорю, что сейчас нам, наверное, будут рассказывать об учебе.

— Да, я уже все расспросила у второгодников, — затараторила она, — ректор прочитает нотации, потом у нас будет общее занятие.

Я одним ухом слушал речь ректора, вторым болтовню девушки. Она разговаривала не только со мной, но и с другими одногруппниками. С ее слов выходило, что будет общее занятие, типа лекции, затем несколько практических. Еще то, что безграмотные должны обязательно научиться писать и читать, для чего будут посещать дополнительные занятия. Потом она переключилась на другие темы, а я пытался определить человека, проявившего ко мне внимание, которое я в данный момент чувствовал более отчетливо и не менее двух-трех секунд. Удалось понять, что он оценивающий, а вот с какой точки зрения — нет. Может меня хотят убить, а может подружится или еще что. Наконец-то закончился этот нудный монолог, и мы направились в аудиторию. Группы дворянства, которых насчитывалось всего две, расталкивая остальных, первыми попали в помещение, и понятно дело заняли самые дальние столы. Что в том мире, что в этом. Я же, по аналогии, занял первый ряд и пока восседал в единственном числе.

— А ты че тут сел? — и я мысленно выругался оркскими словами прошлого мира. — Пошли на самый верх.

— Мелкая, если ты маскируешься под простолюдинку, то и веди себя соответственно, — тихо ответил ей.

Надо отдать ей должное — соображала она быстро и тут же примостилась рядом. Удивила тем, что не только не стала спрашивать меня про тетрадь, но и сама ее достала.

— У тебя какая группа? У меня третья.

— Замечательно, у меня пятая, — с облегчением ответил я, — хоть не будешь меня доставать.

В это время пришел преподаватель, гул, стоящий в аудитории, прекратился и он начал читать лекцию.

— Вашими задачами на первом курсе являются увеличение проходимости магических каналов и открытие магического зрения. Многие из вас имеют понятие о том, что такое магическое зрение, но я все равно расскажу. Это не совсем зрение, точнее, вообще не оно. В организме каждого человека существует некая точка, называемая фокусом, сконцентрировавшись на которой можно увидеть магические потоки. Удивительно то, что фокус находиться вне магических каналов.

— А если каналы расширятся настолько, что залезут на этот фокус? — спросил кто-то сзади меня.

— Об этом ничего неизвестно, поскольку в нашем мире нет ни одного человека, имеющего настолько развитый магический каркас. Продолжу. Существует несколько упражнений по развитию концентрации и на практических занятиях вам их покажут. Что касается магических каналов, то в этом случае тоже все просто — чем более высокая их пропускная способность, тем больший объем энергии вы можете перекачать.

— А я слышала, что некоторые чародеи во время бури могут пользоваться магическим зрением, — раздался девичий голосок справа от меня.

Я наклонился вперед и посмотрел на заговорившую девушку. Симпатичная. Она повернула голову, и наши взгляды встретились, а затем мы одновременно улыбнулись друг другу. А еще я краем глаза сумел заметить, как моя соседка надула губки. «Класс!», — подумал я, — «Будет доставать — буду обращать пристальное внимание на других красавиц». Затем чародей рассказывал о методах развития магических способностей, указывал основные ошибки. В общем, основную суть поведала мне еще Фло, а он добавил моим знаниям много нюансов. Ага, следующее занятие всего через неделю, а на сегодня все. Пока соседка пошла что-то спрашивать у преподавателя, я быстренько бросил тетрадь и ручку в сумку и вышел из помещения. Теперь обед, отдых и тренировка в лесочке.

Занятия проходили по группам, и наша в количестве пятнадцати человек собралась в небольшом помещении. Улана, как звали говорливую гному или полугному, вовсю рассказывала что нас ожидает. Я, будучи в прекрасном настроении, с интересом ее слушал, пока не вошла наш куратор. Это оказалась та самая су…, которая меня подставила во время поступления. Эх, придется помучиться. Но занятия прошли нормально, она показала одну из техник и мы старались сконцентрироваться на точке фокуса. Ко мне она не придиралась и вообще вела себя так, как будто ничего не было. Меня это напрягало, поскольку был уверен, что та от своего не отступиться, а значит, задумала какую-то пакость, а интуиция снова отключилась.

На следующем занятии она показывала техники увеличения проходимости магических каналов. Вот это очень напоминало медитацию, хотя и отличалось в самой сути. Занимались мы в хорошо защищенном помещении, поэтому даже во время магической бури могли спокойно работать с магической энергией. После очередного объяснения словоохотливая Улана спросила:

— А как же прокаженные пользуются чарами и рунами? Я читала, что при нашествии они атаковали с помощью магии.

— Они используют энергию, накопленную в магических образованиях в организме, и называют ее резервом. Но для них это опасно, ведь в любой момент они могут превратиться в зверя. Хочу еще сказать, что в мирах, находящихся в самом низу, люди тоже используют накопленную в организме энергию. Но, поскольку магические возмущения у них отсутствуют, то и мутаций никаких нет. Это еще обусловлено тем, что магические потоки у них менее насыщенные. Все, теперь продолжаем занятие.

Для меня все стало на свои места. Первый мир, куда я попал, и находился в этой самой нижней части, поэтому там так и тряслись над резервом, не умея работать с потоками. Правда, я считаю, что это происходит в силу отсутствия учителей, а не из-за разницы в потоках, хотя и это может влиять.

Полтора месяца продолжались такие занятия. Правда, на лекциях нам начали давать самые простые чары. В чарах это оказался не светляк, не светящийся шарик, а звуковая хлопушка. Пользоваться мы ими не могли, но все заносили в конспект, даже некоторые аристократы это делали. У меня все никак не получалось увидеть магические потоки, так как сказывалась привычка магического зрения прошлого мира. К этому моменту уже процентов семьдесят всех учеников смогли настроиться на фокус и только у меня не получалось. Помогло все то же состояние контроля, да и то не с первого раза. Когда я впервые попробовал и ничего не добился, то забросил и только сейчас начал постоянно работать с ним, но только дома. И вот три дня назад у меня получилось, находясь в этом состоянии, отбросить все лишнее и сконцентрироваться на поставленной задаче. А когда мир расцвел магическими потоками я смог не только сохранить настрой, но и запомнить все нюансы. Второй раз, уже без использования своих возможностей, я легко увидел потоки. Следующим этапом являлось увидеть суть вещей.

Плетение чар меня тоже очень заинтересовало. Абсолютно строгие формы, и при самой маленькой ошибке они не сработают. Чем еще отличались они от известных мне заклинаний, так это способом наведения на цель. Если плетение первого мира направлялись на цель ментально или вербально, или одновременно обоими способами, то чары, кстати, также как и руны, имели строгую направленность из одного места. Поэтому скипетр, руну или атакующий амулет надо обязательно направлять на противника. Если творишь чары налету, то их необходимо поворачивать. Для имеющих сильную волю и хорошо развитое воображение это не составляло большого труда, но для остальных было невозможным. Сами чары имели две точки входа: одна для активации, вторая для подсоединения плетения, отвечающего за сбор энергии. Вторую точку можно было использовать и для прямой накачки энергией прямо от чародея.

Эти откровения напомнили мне уже однажды виденное и, придя к себе, я взял найденную книгу и принялся рассматривать плетения. Так и есть — в них прямо бросались в глаза некоторые части, куда так и хочется присоединить кое-что. Как правило, таких было две, но в некоторых заклинаниях три, а в четырех даже четыре. Одно заклинание я уже даже успел использовать. И я засмеялся, вспоминая тот курьез.

К концу карантинных трех месяцев я научился не просто видеть, а, используя свои возможности, даже работать очень тонко, не делая сильных возмущений в магических потоках. Теперь я смогу даже во время бури задействовать зрение. Я даже один раз рискнул проверить и это оказалось правдой. Я уверен, что и чародействовать можно во время бури, работая также тонко магической энергией, правда, в этом случае даже самые простые чары будут создаваться час, если не больше.

Еще мы выучили самое простое плетение-активатор, которое просто невозможно создать, работая грубо. Поэтому у меня получилось с первого раза, чему была очень удивлена наш куратор. Потом я еще пару уроков замечал на себе ее изучающий взгляд, поэтому решил больше сильно не выделяться. Кроме хлопушки, нам показали плетение магического удара. Это похоже на воздушный удар, только наносится сырой энергией. Он никогда не бывает большой силы, зато и защититься от него сложнее. То есть убить эти чары не в состоянии, а вот просто отбросить противника могут, а если попадешь в голову, то и ошеломить.

Еще меня заинтересовала рунопись, и я даже хотел заняться этим, но не поучилось. Точнее, дополнительно я могу это делать в свое свободное время, но для того, чтобы учил преподаватель, необходимо набрать группу из десяти человек. Кроме меня согласилась на дополнительные занятия наша полугнома Улана, что не удивительно, и Ладия, как звали девушку-харанку. С ней мы познакомились и почти нашли общий язык. Только она начинала меня доставать, я тут же переключал внимание на других девушек, пристально разглядывая их прелести. А потом уже и привык к ней, тем более что виделись мы только на общих занятиях, которых не так и много, и после занятий. Больше никто не согласился, но три человека пообещали подумать, когда полностью выучат грамоту, поскольку сами были крестьянами из очень уж далекого угла.

Завтра первый день трехдневного отдыха и я думал над тем, чем же заняться. Точнее, я уже знал, что хочу сходить в библиотеку и полистать каталог с рунами, но это во второй день. Там я хотел отыскать рисунок защитной руны и попытаться сделать для себя рунный амулет. В третий я пойду в кузницу, чтобы получить свои законные деньги. А завтра? Завтравший день, наверное, буду отдыхать, а вечером схожу на тренировку. Тут мои измышления прервал стук в дверь.

— Входи, — крикнул я.

— Андрей, — Ладия почти влетела ко мне, — пойдем завтра вместе в город? — и скорчила просительную рожицу.

— Да не хочется что-то, — лениво ответил я, — устал и хочу отдохнуть.

— Ну, давай, — она чуть заныла. — Сам же знаешь, что у меня нет друзей. Почему-то не хотят иметь дел с харанкой, хотя я и не чистокровная.

Это было правдой. Я и в отношении себя такое заметил, но в отношении девушки это происходило в гораздо большей степени. Причины этого я не знал, но само это явление являлось главной причиной того, что я начал общаться с Ладией — просто стало жаль девчонку. А потом уже взыграло любопытство — кто же она на самом деле? Почему скрывает свое аристократическое происхождение?

— Неее, — возразил я, — завтра я отдыхаю, а в город пойду на третий день. Если хочешь, то тогда и сходим.

— А послезавтра что делаешь?

— В библиотеке сижу, — важно ответил я.

— Ты ненормальный, — вынесла она свой вердикт, — хорошо, я согласна. А сейчас что будешь делать?

— Сейчас, — я усмехнулся, и девушка подозрительно на меня посмотрела, подозревая какой-то подвох, — сейчас хочу найти себе девушку симпатичную, очень уж я соскучился по женской ласке.

Ладия вскинулась, затем покраснела, потом выскочила в коридор. «Нет, ну сущий ребенок», — подумал я. И чего спрашивается ревновать? На самом деле я так и пролежал до вечера, тренируясь создавать чары.

Вот и моя любимая полянка, точнее, одна из любимых. Я периодически менял места своих занятий, а сегодня занимался в центре леса. Поскольку ходить по территории института с холодным оружием запрещено, кроме как при движении на выход, заниматься приходилось с воображаемыми мечами в руках. Тренировал я сегодня боевой транс. Начал, как и учил отец, медленно, перешел на такой скорости на первый уровень, сохраняя ее. Затем уже пошло медленное ускорение, затем взрыв до максимума и опять торможение. Я полностью отдался тренировке, когда вдруг взвыло чувство опасности, и я автоматически перешел на магическое зрение, не выходя из транса. Увидел летящий в меня какой-то сгусток и дернулся в сторону, пытаясь уйти с линии атаки. И тут скорость его замедлилась, а я максимально быстро ушел в сторону с перекатом. Поднялся я уже в состоянии контроля. Воевать голыми руками я не собирался, поэтому решил убегать в сторону корпусов, но интуиция подсказала, что от меня этого только и ждут. Поэтому чуть сгорбившись, ушел влево.

Это меня и спасло, поскольку я успел увидеть около десятка болтов, направившихся в сторону предполагаемого бегства. И все они были направлены в нижнюю часть, отчего я сделал вывод, что меня хотят взять живым. Один из них меня все-таки задел и правое бедро закровоточило, хотя и выстрел пришелся вскользь. Я принялся максимально быстро бежать в сторону полигонов. «Меня уже должны были догнать», — подумал я, выбегая на опушку леса. Пробегая какую-то сотню метров открытого пространства, я желал только одного, чтобы опять не было такого залпа. Когда до входа на полигон оставалось не более десяти метров, я сменил состояние, и, надрывая связки, запрыгнул за угол. В ту же секунду в противоположную стену ударило нечто магическое, а я только отметил, что эти чары по своему действию являются массовыми, охватывая небольшую площадь. Если применят что-то еще более объемное, то меня ничего не спасет.

Этот полигон являлся испытательным, а мне нужен тренировочный, где росли деревья и наличествовали ямы и невысокие строения. Здесь же была ровная поверхность. Зато я, перейдя в контроль, сразу же принялся создавать чары магического удара, и когда передо мной вырос воин, я направил их на него. Того от удара чуть развернуло и я успел заметить его лицо. «Темные эльфы», — констатировал я факт. Следующие чары я создал в обратном направлении удара, закачал сколько смог в них энергии и активировал. Куда я попал, не знаю, но результат был налицо — арбалетные болты ушли на два метра вправо. Правда, было их всего три штуки. И я успел выскочить в боковой проход.

До входа на тренировочный полигон было рукой подать. Поэтому, снова сменив состояние на боевое и добавив в ноги внутренней энергии, чтобы не разорвать связки, я успел скрыться на нем. Зная, что меня сейчас должны догнать, я создал чары хлопушки и тут же их активировал. Удивительно, но сработало, так как я успел заметить краем глаза эльфа, который быстро исчез. Выпал из транса что ли? Хотя, скорее всего, звук похож на действие других чар, причем более опасных. Снова создал чары магического удара и по наитию отправил их в проем здания, а разворачиваясь, успел заметить, как появившаяся в нем фигура приняла удар на себя.

— Да где же эта долбанная стража? — вслух ругнулся я.

Это было странно, ведь не почувствовать творившуюся магию они не могли, разве что мои противники могут как-то гасить возмущения от чар. Я снова сотворил чары удара, но в этот момент меня накрыло, и я успел активировать их, в надежде, что хоть кому-то да достанется. А потом я рухнул на землю. Хорошо, что упал на спину, поэтому мог разглядеть своих врагов. «Вот же, темное отродье», — мысленно выругался я, видя как в поле зрения появляются два темных эльфа. Но, судя по звуку от шагов, их как минимум четыре. Зрение, слух, обоняние у меня работало, но не мог пошевелиться и, что удивительно, мысленно создавать чары. Оставался еще шанс с использованием внутренней энергии, но его я решил оставить на крайний случай — мало ли они ошиблись и им нужен не я. Тут в поле зрения появились демоны, и я понял, что никакой ошибки нет — они сумели меня какими-то образом вычислить. Не раздумывая, я направил всю внутреннюю энергию ко всем частям тела и почувствовал свободу. Они думали, что меня взяли, но это не так. «Русские не сдаются!», — пришла мне откуда-то мысль. «Это так!», — ответил я ей и, рискуя, начал формировать плетение огненного шара из другого мира. Получилось оно легко и быстро, и я принялся закачивать в нее энергию, как демоны почувствовали магию и глянули на меня. В это же время я почувствовал, как заклинание выходит из-под моего контроля, доказывая факт, что другие плетения в этом мире нестабильны. Не раздумывая, я оттолкнулся от земли и перевалился в небольшую яму, где хотел спрятаться изначально. И даже успел закрыть голову руками и бросить остатки энергии в спину, как раздался мощный взрыв. Звуковая волна ударила в ушные перепонки, а спину обдало огнем, и наступила тьма.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства, тренировочный полигон.

Неприметный человек достал чуть светящийся предмет в виде звезды и поколдовал над ним, отчего сияние погасло.

— Теперь он без надобности, — пробормотал он, — такой всплеск энергии он погасить не в состоянии.

Еще раз посмотрев на остатки группы захвата, он направился в дальний конец территории учебного заведения.

Глава 10


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, королевский дворец, кабинет короля.

В кабинете все дожидались только короля, даже его супруга находилась уже здесь. Его величество где-то задерживался, и все присутствующие хранили молчание. Вот дверь резко открылась и король быстрым шагом дошел до своего кресла и опустился в него.

— Докладывай! — он мрачно посмотрел на главу тайной охраны.

— Как было решено ранее, на беседу харана никто вызывать не стал, — начал граф Скардано, — а стали тайно опекать. Но он оказался очень чувствителен к внешнему вниманию, поэтому, чтобы скрыть наш интерес, пришлось задействовать лучших агентов. В самом начале он предпринимал попытки обнаружить слежку и наблюдение, и несколько раз нашим агентам в последний момент удалось скрыться и не попасться ему на глаза. Поэтому пришлось использовать только самых лучших, а их не так и много, и других заданий для них хватает. Да и то с их слов, он все равно что-то чувствовал и просто перестал обращать на это внимание. Сами его занятия наблюдали нечасто и видели только тренировку боевого умения, а того, что наблюдали ваша дочь с охраной не было ни разу. Я уверен, что он нам показал только то, что хотел. О его умениях мы ровным счетом не знаем ничего, кроме того, что он чувствителен к наблюдению и ему это не нравится. Территория института до того момента считалась очень хорошо защищенной, поэтому, как правило, был всего один наблюдатель и только в день нападения его вела тройка по причине того, что он внезапно мог уйти в город. Непосредственно за тренировкой они не следили, а применение магии почувствовал только один из них, вот попадание болтов в деревья уже все. Внезапность их атаки и то, что у темных эльфов бойцы были не элитные, сказалось и четырех из них они убили сразу, но потом появились демоны. Вот они, наверняка, принадлежали к элите, потому что на месте их сражения не обнаружено ни одной капли их крови. Атака наших агентов дала возможность харану добежать до испытательного полигона, а затем и до тренировочного.

— А что он там хотел сделать? — немного удивленно спросил король.

— Сражаться, конечно! — выпалила королева.

Кровь харанов, которая текла в ее венах, сказалась, а на ее высказывание все присутствующие улыбнулись, но только ее супруг позволил улыбке появиться на лице, а ректор и глава тайной охранки проделали это мысленно.

— Вы правы, ваше величество, — ответил ей граф, — со слов его куратора плетение активации он создал с первого раза и довольно легко, а значит и другие чары он может создавать. А дальше остаются только догадки. Я не могу сказать, что там произошло и как они все собрались вместе, да и совсем непонятна природа огненного взрыва, который смогли почувствовать и чародеи, и амулеты слежения.

— А до этого чары не применялись? — с сомнением спросил король.

— Применялись, но их никто не фиксировал, — виновато сказал докладчик. — По словам аналитиков, применялся амулет, а скорее всего артефакт, скрывающий эманации энергий. И только очень высокоэнергетические чары сумели преодолеть его действие. Из этого можно сделать вывод, что был еще один нападавший, который и унес эту вещь.

— Удалось установить, как они прошли на территорию института?

— Следы их группы появляются в лесу у ограждения, но со слов аналитического отдела, и я с ними согласен, это ложный след, ведь следов эльфа или демона с артефактом не обнаружено. Хотят создать у нас мнение, что они научились преодолевать нашу сигнальную сеть. Провести кто-то из работников учебного заведения не мог. Передать сведения — да, но не провести. Сейчас ищем следы, но могу сказать, что вряд ли найдем.

— А что там с этим хараном? Он жив? — поинтересовалась королева.

— Как он смог выжить — непонятно, — ответил ректор института, — руки, которыми он закрыл голову и ноги обожжены очень сильно, кожа даже обуглилась, а вот спина получила только сильные ожоги. Его успели спасти, хотя состояние было очень тяжелое.

— Если он узнает, что его использовали как приманку да еще и втемную, то будет мстить, — задумчиво сказал глава тайной охраны, — может быть, его лучше убить? Все равно ничего не узнали.

— Уже не поучиться, — покачал головой ректор, — учится у нас одна боевая девица. Как узнала, она чуть ли не с боем прорвалась к нему и применила амулет с чарами целительства высшего ранга. И откуда он у простой простолюдинки? — задал он риторический вопрос. — Помог он очень сильно и сейчас уже невозможно будет сказать, что умер от ран. Тем более что она почти всегда находиться рядом с ним.

— Это кто же такая? — с улыбкой спросил король.

— Да некая Ладия Ранид, — позволил себе улыбнуться ректор.

Улыбка застыла на лице короля и он с огромным трудом удержал ее. Ректор смотрел на него, поэтому не заметил, как вздрогнула королева и переглянулась и главой тайной охраны.

— Сегодня, например, она прогуляла занятия и все время сидела рядом, контролируя действия моих лекарей и целителей, — добавил он. — А по ее действиям и не скажешь, что простолюдинка, видать, отец ее кто-то из князей Воравии. Да и сама она почти чистокровная харанка. Она учиться в другой группе, но уверен, что потребует перевести ее к нему.

Он уточнил еще некоторые детали и ушел в свою вотчину. После его ухода молчание длилось целых пять минут, во время которого каждый обдумывал полученные сведения.

— Что предлагаешь? — наконец-то нарушил молчание король, обращаясь к графу.

— Ваша дочь очень упряма, вся…, - тут он замолчал.

— Хотите сказать в меня? — переспросил его величество.

— Боюсь, что разочарую вас, — он в задумчивости покачал головой, — скорее всего, в вашего деда или вашу бабку, — в конце фразы он посмотрел на королеву, давая понять чьего предка он имел в виду, — или в них обоих.

— Она теперь будет постоянно с ним и будет подвергаться опасности, — сказала королева, вспоминая княгиню, в которую характером пошла ее дочь, — а вдруг кто-то из его врагов опознает ее? — обеспокоенно спросила она.

— Не волнуйтесь, ваше величество, — возразил граф, — у принцессы настолько за последний год изменилась внешность, что узнать ее невозможно. Да и никто не свяжет почти чистокровную харанку с принцессой.

— Может, ее лучше забрать во дворец? — с какой-то детской надеждой спросила королева.

— А вот этого делать ни в коем случае нельзя, — серьезно ответил граф, — тогда кто-то умный и сможет свести воедино данные, а получив кровь, будет уверен наверняка. Да и баронесса великолепно играет роль принцессы. Менее чем через год ее высочеству исполнится пятнадцать лет и пойдут предложения брачного союза, должны зашевелиться враги, те же демоны, например. Сможем их выявить и разузнать планы. Поэтому считаю, что проект «Прикрытие» должен оставаться в силе, только необходимо усилить негласную охрану ее высочества.

— Как как же месть харана? — спросил король.

— Если у них на островах такие нравы, как и у меня на родине, — уверенно сказала королева, — то он, скорее всего, убьет нас, а на престол посадит Лидию. Но вероятнее всего он просто исполнит просьбу дочери и оставит мысли о мести, но в то же время и расстанется с ней. Лучше всего, чтобы он ничего не узнал, чувствую, что ничем хорошим для нас это не закончится.

К предчувствиям своей супруги король относился очень серьезно, не один раз убеждался в ее правоте. Граф, как близкий их родственник, знал об этом также. Они еще некоторое время поговорили об этом и разошлись.


Инферно, мир Урхенд, домен Дудрр, замок Повелителя.

В замок вошел совсем неприметный человек, но не успел он пройти и половину пути, как плечи его расширились, рост увеличился, мышцы налились силой и к дверям тронного зала подошел уже демон. Послав мысленный зов повелителю, он тут же получил разрешение войти.

— Мой Повелитель, — он склонил голову.

— Какие новости? Удалось схватить харана? — повелитель посмотрел на своего вассала.

— Нет, мой Повелитель, — ответил тот и начал подробный рассказ о произошедшем.

Его слушали внимательно, лишь один раз господин задал уточняющий вопрос. После окончания рассказа, он еще какое-то время сидел в задумчивости, затем спросил:

— Заметил что необычное?

— Да, — тут же ответил тот, — когда он убегал, некоторые движения напоминали технику свеланов, но создавалось такое впечатление, что он либо подсмотрел ее где-то, либо его начали учить и бросили. Боевое умение у него не выше уровня новичка, но при первой атаке сумел перейти на второй уровень транса. В самом конце сумел с себя снять сеть Кхарла, а это уже подмастерье, причем самой высокой, третьей, ступени.

— Скрывает умения?

— Вряд ли, — подумав еще раз, ответил демон, — оба раза, когда он показывал более высокие умения, происходили при смертельной опасности, особенно второй раз. Скорее всего, случайность.

— Он может быть тем, кто сорвал похищение принцессы?

— Однозначно нет. Наполнить силой арбалетный болт — это уровень мастера, а уж умение, с помощью которого он уничтожил четверку демонов, это вообще уровень телохранителей императора свеланов, причем ближнего круга.

— Мы же никогда не сталкивались с таким, — возразил повелитель.

— Поэтому и не сталкивались, что оно очень эффективное, — с уверенностью ответил вассал. — На мой взгляд, этот харан служит для отвлечения внимание, а ведут его настоящие мастера, причем, я уверен, что тайно и он сам об это не подозревает. Я думаю, что его не имеет смысла брать в оборот, а вот проследить и найти тех, у кого он подсмотрел эти умения, или кто его научил, будет наиболее правильно. На летних каникулах он точно должен с кем-то встретиться.

— Все верно, — после некоторого раздумья согласился повелитель. — Что по другим вопросам.

— В королевстве Виртарра все уже готово, в империи Хаддарт через год население уменьшиться настолько, что ритуальная фраза императора будет иметь силу над всеми подданными. Вот с королевством Скардия произошла задержка — план, связанный с похищением старшей дочери короля сорвался. Младшей дочери еще больше полутора лет до возраста замужества и повлиять на нее мы не в состоянии. Точнее, попытка может быть удачной, но их руна принятия права наследования не примет ее — это я узнал совершенно точно. На данный момент самый лучший вариант это убийство королевской четы, чтобы право наследования перешло к одной из принцесс, но могу с уверенностью сказать, что это будет младшая. Вот после этого я сам займусь ею. С Вольным краем будет легко — приведем одного к верховной власти и все. С княжеством Воравия и герцогством Карлстон придется воевать, но с ресурсами четырех государств это будет несложно.

— Это если в наши действия не вмешаются свеланы, — добавил повелитель. — Что с гномами?

— Там все очень плохо. После первой неудачной попытки, мы больше не пытались попасть к ним. Хорошо, что кроме своих способностей использовался амулет иллюзии и гномы уверены, что мы умеем создавать иллюзии высшего ранга. Но как они сумели различить нас после полной метаморфозы, мы так и не сумели выяснить. Но мы смогли выяснить, что они на самом деле предпринимали четыре попытки попасть на далекие острова, а не две, как они рассказывают всем. Две последние проводились втайне и участвовали в этом только старшие кланы, поэтому можно с уверенность утверждать, что им что-то известно про эти самые острова. Вероятно, нашли еще какие записи о древних временах.

— О далеких островах ничего не известно, впрочем, как и об истории этого мира, — задумчиво проговорил повелитель, — и только гномы делают четыре попытки попасть на них, потом появляется некий харан, утверждающий, что он оттуда, да еще раскрывает информацию и храме некоего Забытого Бога, но тут же говорит, что они сами о нем ничего не знают, — продолжал он размышлять вслух. — Его тайно сопровождает кто-то из элиты свеланов, а в королевстве опекают агенты тайной стражи. Что это? Приманка? Попытка заставить нас спешить, чтобы мы совершали ошибки? Пока хотя бы на одном из материков не будет поставлена Печать Повелителя Инферно, мы слишком уязвимы. Но ответы можно получить только на этих самых далеких островах. Передай разговор координатору и пусть твоя группа займется вплотную Скардией.

— Будет сделано, мой Повелитель, — поклонился демон и направился на выход.

А к порталу подошел уже неприметный человек.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства, лазарет.

Пустота. Ничего. Или все же что-то есть? Должно что-то быть! Надо лишь это найти, и я попытался пойти поискать. Не получается. Снова попытался — опять ничего. Нет, так дело не пойдет — и я рванулся изо всех сил. Мир расцвел красками. Прямо передо мной проходила толстая линия синего цвета, за ней светящийся серый прямоугольник. Посмотрел себе под ноги — их не оказалось, зато вместо них бледный силуэт, контур которого светился золотым светом. Тонкая нить этого же цвета соединяла меня с тускло светящимся эллипсом. Присмотревшись, увидел, что цвет неоднородный, а происходило как бы перетекание с одного в другой — серебристый в зеленый, иногда проскакивали прожилки синего. Вдруг мигнул фиолетовый что ли? Тут рядом показался еще один эллипс. Вот он ярко сиял, а серебристый и зеленый цвета виделись намного отчетливей, да и синие линии между ними не проскакивали, а присутствовали постоянно. Тут рядом с этим светящимся объектом появился совсем маленький, но яркость его была чуть ли не выше, правда, только синего цвета. Я обратил пристальное внимание на него и успел заметить, как сквозь это сияние проступило нечто светло серое, причем, мне показалось, что оно больше по размеру. И на нем начали проявляться какие-то темно-синие контуры. Я решил посмотреть что это такое, но в этот момент это маленькое нечто погрузилось в первый светящийся эллипс и меня куда-то выдернуло.

Боль, казалось, пронизывала все тело: ноги, руки, чуть меньше спина. Затем меня обдало прохладой, как будто подул свежий ветерок и жгучая боль начала стихать. Она не прекратилась, но этого оказалось достаточно, чтобы я смог уснуть. Опять прохлада, после которой мне становится лучше. Теперь она прекратила нытье всех моих мышц, а я, улыбнувшись, забылся наконец-то приятным сном.

Резко пришел в себя, и, не выдавая этого, сосредоточился на окружении. Рядом с собой почувствовал кого-то знакомого, но определить его не смог. Открыл глаза и уставился на спящую в удобном кресле Ладию. Ее уставшее лицо периодически озарялось улыбкой, затем опять на него накатывала усталость. Я обратил внимание на темный предмет, который она сжимала в руке. Поначалу думал, что это руна, но тут она пошевелилась и рука чуть сползла с него, а я увидел ровную поверхность. Посмотрел магическим зрением. Точнее попытался — боль пронзила все тело, что я даже вскрикнул, тем самым разбудив девушку.

— Андрей, ты как? — тут же подскочила она ко мне.

— Нормально, мелкая, — я усмехнулся, но та не обратила на такой ответ внимания.

Про себя же я отметил, что мне нравится называть ее так, может быть привычка с прошлого мира, где ее роль играла Тиалла. Между тем девушка приложила к моей груди свою темную пластину, и меня обдало знакомой прохладой.

— Так это ты занималась моим врачеванием? — улыбнулся я ей. — Узнаю знакомое воздействие.

— Этот целительский амулет достался мне от отца, — ответила она. — И твоим лечением занималась не только я.

В это время в помещение вошел декан целительского направления. Он один курировал оба вида: и рунопись, и чароплетение. Сам же он очень хорошо владел этими навыками и не зря занимал свое место. Он быстро начал меня диагностировать, причем, чары создавал налету, что не удивительно, учитывая защищенность лазарета. А то, что лежу именно там, у меня не вызывало никаких сомнений. Удовлетворенно кивнув себе, вероятно отвечая на какие-то мысли, и посмотрел на меня.

— Благодарю вас за помощь, — сказал я ему.

— Не меня благодари, а свою подругу, — улыбнулся он. — Это она, как мне сказали, с боем прорвалась к тебе и применила свой амулет. Кстати, — он повернулся к ней, и лицо его стало серьезным, — никогда и никому не показывай его. Его стоимость очень огромна, и простолюдинке просто не полагается иметь его, пусть ты и харанка. Спрячь его.

Он дождался, пока девушка положит его в сумку, и повернулся ко мне.

— Когда с вами, молодой человек, произошел этот случай, я в институте отсутствовал, — продолжил он, — уровня дежурного целителя было недостаточно для вашего излечения, целительские руны и амулеты с чарами тоже недостаточны, поскольку никто не думал, что они могут понадобиться в выходной день. А когда проводятся испытания, то я присутствую всегда, а чары высшего ранга мне не удается перенести в амулет. К сожалению, — он развел руками, но тут же продолжил. — Так вот, ваши энергетические тела находились на грани распада, сознание вообще было непонятно где, и еще бы несколько часов и спасти стало бы невозможно. Я имею в виду в том состоянии, к которому вы привыкли. О чародействе и отменном здоровье вы должны были забыть, а первая же магическая буря, заставшая вас на улице, вероятнее всего, превратила бы вас даже не в прокаженного, а сразу в монстра.

— Ладия, я тебе должен, — серьезно сказал я. — Ты давно тут сидишь? А то вижу, что ты очень уставшая.

— Да она все время здесь сидит и выгнать ее невозможно, — сдал ее целитель.

Я посмотрел на покрасневшую девушку.

— Я просто очень переживаю, — смутившись, пробормотала она, а потом что-то вспомнив спросила. — А ты чего вскрикнул?

— Да я хотел применить магическое зрение, — ответил я ей и на вопросительный взгляд целителя.

— А вот этого делать вам нельзя еще целых семь дней, — ответил чародей и начал творить чары, — у вас только-только энергетика успокоилась. Вы в данный момент даже самые мощные чары не почувствуете.

Затем повернулся к Ладии.

— Девушка, видите, что с вашим другом все в порядке, может быть, пойдете к себе и отдохнете?

— Иди-иди, — кивнул я ей.

Девушка ушла, лекарь еще поколдовал надо мной и тоже ушел, а я принялся анализировать все события, произошедшие с начала нападения. С самого начала — я почувствовал опасность только непосредственно после атаки, что не удивительно, хорошо, что хоть так произошло. Летящий сгусток магии я увидел в последний момент и не успевал уйти, даже находясь в боевом трансе первого уровня, но затем перешел на второй и ушел с линии атаки. Что тогда случилось со мной? Что я еще задействовал? После некоторого времени я пришел к выводу, что в ход пустил только магическое зрение, а значит, задействовал свои каналы, проводящие ману. То есть надо задействовать магию что ли? Но отец ведь не был магом, значит, это не так или не совсем так.

— А что там лекарь говорил об энергетических телах? — догадка молнией пронзила меня. — Надо задействовать какое-то энергетическое тело! А судя по отцу и по мне — любое.

Хотя интуиция по поводу моего вывода молчала, но лично я уверен, что прав! Теперь стали понятны переходы на второй уровень погружения от боли — организм задействовал все свои ресурсы для выживания. И все стало на свои места. Первый уровень транса — это максимально использование возможностей тела, второй — задействование одного энергетического тела. Третий — второго. На четвертом уровне, я предполагаю, что необходимо подключать магический каркас. Вот только в каком виде он должен быть? Скорее всего, каналы должны быть прилично разработаны. Существует ли пятый, я не знал, а известные мне энергетические составляющие тела закончились.

— Как выздоровею, то обязательно начну тренироваться так, чтобы проверить свою догадку, — пробормотал я.

Затем я задумался о дальнейших действиях, где особенно меня интересовало, почему меня не догнали до первого полигона. Зная свою скорость и то, что нападающие наверняка владели минимум вторым уровнем боевого транса, что в дальнейшем подтвердилось. Что-то им помешало или, скорее всего, кто-то помешал. Но кто? Кто мог меня опекать? За мной следили, это точно, потому как периодически я чувствовал направленное на себя внимание, пусть это происходило мимолетно и сразу же исчезало. Я где-то час обдумывал эту мысль, но так ничего и не придумав, оставил ее на потом. Дальнейшие действия показали, что один раз мне очень повезло, когда наугад отправил магический удар и сбил прицел стрелкам. Ну, еще лишний раз убедился в том, что внутренняя энергия это очень и очень важная составляющая организма, а умение владеть ею это дар Богов, не иначе. Но лечить себя с ее помощью я пока не спешил, ведь этого старого целителя не обмануть — очень умный дядька.

За семь дней, что я находился в лазарете, ко мне приходили Ладия, каждый день, и пару раз Улана, но всегда в сопровождении первой девушки. С Ладией все ясно — у нее, вероятно, первая любовь в отношении меня, а я откуда-то знал, что она безрассудная и слепая. Поэтому в отношении девушек и женщин я предпочитаю отношения, как с той белокурой демонессой.

— Вот я и на свободе, — вдыхая полной грудью воздух, сказал я.

Сегодня всю первую половину меня проверяли разными чарами и разрешили покинуть лазарет, а также заниматься магией. В данный момент, первым делом, я решил посетить ректора института и предъявить ему претензию. В методичке, что мне выдали при поступлении, институт гарантирует безопасность всех без исключения студентов, а меня тут чуть не убили. Я за неделю безделья продумывал разные варианты компенсаций, но остановился на том, чтобы они зачли мне оплату четвертого и пятого курса. Стребовать пять с половиной тысяч было нереально, что-то другое — опасно, так как они вполне могли сделать так, чтобы мне пришлось покинуть это учебное заведение. В общем, и так, и эдак, но в дураках оставался я. Это, если полагать получение знаний важной составляющей моей жизни. А так и сумма откупных приличная, и в то же самое время им не надо тратить денег.

Секретарша его сказала, что ректора не будет в ближайшие полчаса, и я могу прийти позже, на что я ответил, что подожду здесь. Задумавшись, я все же расслышал ее голос.

— Не надо меня так пристально рассматривать, — с возмущением, как мне показалось деланным, сказала она мне, — у тебя есть хорошая подруга.

Я сфокусировал на ней взгляд и понял, что мои глаза упираются в ее женские прелести, которые отчетливо виднелись под кофтой из тонкого материала, плотно облегающей ее тело. Потом понял ее фразу.

— Во-первых, — тоном ловеласа сказал я, принимая ее игру, — Ладия мне просто хороший друг, — она хмыкнула. — Во-вторых, девушек в кровати много не бывает, в-третьих, мне нравятся демонессы.

— Ну-ну, — скептически ответила она, — и много этих самых девушек побывало в твоей кровати харан?

— Много, много, — ответил я и, не давая ей вставить хоть слово, тут же добавил, — и все аристократки! И демонессы тоже были, — добавил я спустя пару секунд.

Она, вероятно, как-то умела отличать правду ото лжи, потому как, набрав легкие воздуха, просто выдохнула, уставившись на меня удивленным взглядом.

— Может у тебя есть подружка демонесса? — елейным голосом спросил я, затем вкрадчиво добавил. — А может быть, ты демонесса и только приняла вид человека?

Надо сказать, что крови демонов у нее было совсем немного, но она совсем не стушевалась и также вкрадчиво ответила:

— Я нет. А вот пару месяцев назад к нам приезжала демонесса из империи в поисках чародеев, и как приедет снова, я познакомлю вас, — затем уже небрежно так. — И она тоже аристократка — дочь герцога. Вот только волосы у нее не темные, а очень светлые, — с сожалением добавила она.

А у меня мурашки пробежали по спине — это совершенно точно тетя Литанна, даже интуиция в этот раз согласилась со мной. Сама того не ведая, девушка выдала мне очень важную информацию, теперь буду знать, что в конце учебного года надо передвигаться по институту с оглядкой.

— Нееет, — ответил я, — из империи не надо — там к простолюдинам отношение самое плохое. Вдруг ей понравиться и меня она посадит в клетку? Не хочу.

Девушка ответила, что, мол, такой малолетка, как я ничего не знает и, тем более, не умеет. Пришлось начать ей рассказывать о том, что бы я с ней сделал, будь моя на то воля. Я так увлекся, наяву представляя все, что когда остановился, то успел заметить, как под столом она сжала ноги. Пусть там были видны только щиколотки, по мне все было понятно — у девушки воображение тоже то, что надо. В это время появился ректор и я с ним поздоровался.

— Здравствуйте, молодой человек, — ответил он. — Вы ко мне? Проходите.

Кабинет ничем не изменился после предыдущего моего посещения. Вообще. Даже бумаг никаких не появилось.

— Слушаю вас.

Я и рассказал ему об обязанностях института, о моей претензии и о способе решения. Ректор задумался всего лишь на несколько секунд, после чего согласился со мной, но выставил свое требование, что в случае моего ухода, деньги эти мне не выдадут. Что-то такое я и подозревал, но принял эти условия, поскольку и сам не собирался покидать это учебное заведение, пока не получу все знания. Он взял мой жетон и что-то там поколдовал, затем можно сказать выпроводил меня из кабинета. Проходя мимо секретарши, я остановился, подошел к ней и тихонько спросил:

— Ты свободна сегодня вечером?

— Нет.

— Ночью? — с надеждой в голосе произнес я.

— Занята, — немного с усмешкой сказала она.

— Вот и замечательно! — ответил ей. — Приставать ко мне не будешь, а я вижу, что ты задумала.

Но она великолепно владела собой — не смутилась, не вспыхнула, не покраснела.

— Не дождешься!

— Меня не обманешь, — я остановился в дверном проеме и показал на ее грудь, — она тебя выдала.

И вышел в коридор. А грудь и в самом деле выдала ее очень сильное возбуждение. Я же направился к себе в комнату. Там я первым делом проверил мою книгу — на месте, никто ее не украл, даже если и проверял мои вещи в отсутствие. Когда решил ее прятать, в голове крутилась мысль: «Хочешь что-то спрятать — положи на видное место». Вот я и сделал из книги объемную картину, где ее орнамент служил в качестве барельефа. Сейчас как раз была мода на такие произведения искусства — наполовину картина, наполовину барельеф. Может я и слишком подозрительный, но не теряю надежду, что смогу ее прочесть, поэтому и не хотелось, чтобы ее похитили.

На следующий день, выйдя из своей комнаты, нос к носу столкнулся с Ладией. Болтая, мы направились на занятия. По дороге она похвасталась, что добилась того, чтобы ее перевели в мою группу. После того, как она фактически спасла меня, я начал относиться к ней, ее болтовне и надоедливости спокойно. Занятия проводились на учебных полигонах, и главной темой было создание чар налету. За время моего отсутствия на теоретическом занятии дали новое плетение — чары огня. Это чисто бытовое плетение, поскольку никакой атаки не предусмотрено, зато для походов незаменимо. Правда, наш куратор предупредила, что аналогичная руна работает лучше. Значит, для похода мне надо узнать руну и научиться их рисовать.

А вечером ко мне пожаловали два человека и представились из тайной охраны. Я, если честно, уже заждался их, потому как, на мой взгляд, они обязаны были прийти еще ко мне в лазарет. Но у них, наверное, свои методы расследований и поиска виновных. Уводить меня никуда не стали, а только заставили Ладию, находившуюся у меня, покинуть комнату.

— Расскажите обо всем произошедшем в подробностях, — сказал один из них.

Я и начал излагать события. Никто из них ничего не записывал, и мне стало интересно — это у них память такая феноменальная или в этом мире существуют записывающие устройства? В руках никто из них ничего не держал, но это не значило, что никаких амулетов, рун или артефактов у них не было. Во время рассказа перешел на магическое зрение и изумился — я не смог их увидеть, как будто их не существовало. И на их месте не было никакой пустоты, что косвенно могло их выдать, создавалось впечатление, что они отсутствовали. Понимаю, что я еще не умею достаточно концентрироваться, но сам факт наличия такого сокрытия возбудил во мне сильнейшее желание — хочу себе такую же защиту. Поначалу я не понял причину, по которой они не отключили свою защиту, выдавая тем самым наличие маскировки, и только после разговора дошло — в таком случае невозможно взять слепок их ауры! И мне еще больше захотелось и себе такое. Через день, после общего занятия, я подошел к преподавателю и прямо спросил про такую защиту.

— А где вы могли такое видеть? — немного удивленно спросил он.

— Вы же знаете, что со мной недавно произошел неприятный случай, — ответил я и после его кивка продолжил. — Вот ко мне и пришли некие люди и в подробностях расспрашивали об инциденте. Я посмотрел на них, как нас учили, но их там не было. Вот когда смотрю на других, то вижу светлое пятно, а там ничего.

— В этом нет ничего секретного, — с улыбкой ответил он, — а чары сокрытия вы будет изучать на втором году обучения. Но, если хотите заранее, то можете посетить библиотеку, — и уже с усмешкой добавил. — Но создать их все равно не сможете, а уж сделать амулет и подавно. Подойдите ко мне завра после занятий и я проведу вас в ту секцию.

Но я все равно был благодарен ему, особенно за то, что он согласился провести меня в библиотеку. Ведь я знал, что ученикам первого года обучения можно брать книги с рунами и чарами только в первой секции, где всего-то наличествовало десяток книг.

— Знаете что, молодой человек, — обратился преподаватель ко мне по дороге в библиотеку, — у меня к вам будет просьба перерисовать несколько чар из книги, что я вам предоставлю. Видел ваши рисунки плетений, они очень тщательно прорисованы, поэтому меня устроит ваша работа. Сам я просто не успею сделать все, что наметил.

Секция, куда мы пришли, была явно, если и не секретной, то требовала высший допуск, поскольку на входе сидел еще один хранитель книг, больше напоминающий охранника. Он посмотрел на меня, переглянулся с моим сопровождающим, хмыкнул и сказал:

— Вот сколько тебя знаю Торласс, ты всегда припахиваешь к работе учеников, если тебе требуется перерисовать больше одного плетения.

— А все почему? — преподаватель остановился перед охранником. — Дела, дела.

И двинулся дальше, а я последовал за ним. Помещение, куда мы зашли, оказалось около пятидесяти квадратных метров. В центре находились стандартные стеллажи для книг, а вот по периметру стояли витрины. К одной из них мы и подошли, и я увидел за прозрачным стеклом хранящиеся там книги. Нет, книга одна, а вторая больше походила на тетрадь. Учитель аккуратно достал ее, пролистал, сделал закладки и показал, что я должен ему перерисовать. Кроме этого, он дал мне бумагу и ручку.

— «Дневник чародея Каратасса», — прочитал я на обложке.

Бумага и ручка были качеством значительно превосходящим того, что продавалось в институте. Я взял в руки дневник и по привычке начал листать с конца. Десяток или больше пустых страниц я пролистнул, остановившись на первом попавшемся с конца плетении, точнее пара страниц успела проскочить, а на открывшимся листе я прочитал: «Чары высшего сокрытия». Я посмотрел на преподавателя — тот занимался тем же, что и я — срисовывал плетения с другой книги, но присмотревшись, понял, что это тоже либо дневник, либо просто тетрадь. Я тут же принялся перерисовывать плетение этих чар себе в тетрадку. Оно было большим и занимало целых шесть страниц, но я старался как можно быстрее сделать эту работу. Когда я это проделал, в конце прочитал надпись: «Работают нестабильно, причину понять не могу». Разочарованию моему не было предела. В подавленном настроении я нарисовал чары для учителя. На обратном пути он предоставил мне книгу, с которой я перенес себе плетение под названием: «Защита ауры».

До каникул мы изучили еще два плетения чар: одно боевое — молния, второе — это плетение накопления и хранения магической энергии. Эти последние чары, оказались, самыми сложными из всех, поэтому оставшийся месяц я тренировал создание только их. Остальное получалось у меня легко, но это я так и не смог создать до отдыха. Еще за это время я очень хорошо сдружился с Ладией, даже объяснил, что мы с ней просто друзья — вроде бы поняла. В один из выходных я познакомился с ребятами из факультета рунописи и был немного разочарован — оказывается, они уже вовсю чертят руны на камнях. У нас же только со второй половины учебного года будет происходить развитие зрения для того, чтобы увидеть суть вещей, а начнем наносить чары только в последние два месяца учебы. Это те, кто сможет увидеть.

— Андрей, а ты куда-нибудь поедешь на каникулы? — спросила Ладия, развалившись на моей кровати.

— А как же, — ответил я, — но не сразу, а дня через два. Только не надо предлагать поехать с тобой, также как и просится, чтобы я взял с собой.

На мои слова она не насупилась, как это происходило ранее, а только грустно вздохнула. На самом деле я еще вчера позвал Агата, но когда они придут не знал, а два дня сказал просто так. Мне бы очень хотелось сходить в Запертые земли, но как я не считал, этих трех недель мне не хватит. А контрабандой я решил все равно заняться, несмотря на то, что два курса за меня оплатили. Что-то в этом меня сильно привлекало, да немного хотелось вернуться туда, откуда начался мой осознанный путь в этом мире. Когда девушка ушла к себе, я задумался над одним фактом. Объем внутренней энергии и меня практически прекратился расти, и это при том, что ранее вырос раза в два. Я долго думал над этим фактом, тем более что продолжал заниматься с нем, прокачивая по всему телу. Но, если в начале моей работы, еще в том мире, это приносило пользу, то сейчас нет, разве что я начал определять ее количество, что тоже важно. Но сейчас объем увеличивался очень и очень медленно, прямо как сила из моего родного мира. Вот это невольное сравнение однажды и натолкнуло меня на мысль, что эта энергия зависит от нее, а уже потом решил, что, скорее всего от энергетики тела. Прав я или нет, сказать не могу — интуиция молчит, но мозг утверждает, что это так. Поэтому я решил на этих каникулах совместить два дела: во-первых, усиленно заняться тренировками силы, во-вторых, поискать перевал или хребет в горах, окружающих Запертые земли. А значит, путь мой лежит на запад.

За девушкой дед пришел утром первого дня каникул. Я проводил ее к воротам, где мы пару минут еще поболтали и стали прощаться. Я хотел поцеловать ее в щеку, но Ладия извернулась, и наши губы встретились. Но не успела девушка обвить мою шею руками, как я отстранился и помахал пальцем.

— Ай-я-яй, мы же договорились быть просто друзьями.

— Это ты хотел и договаривался, а не я, — и она показала мне язык.

Все это время я наблюдал за ее дедом. Когда мы почти слились в поцелуе, у него в глазах промелькнуло неодобрение, а вот на мои слова о дружбе он даже чуть кивнул. Подойдя к нему, я представился:

— Андрей Туманный. Перед вашей внучкой у меня долг, поэтому если что нужно, обращайтесь.

Агата я почувствовал на следующий день, а прикинув то, что он находился за пределами городской стены, констатировал факт, что моя чувствительность в отношении него увеличилась. Уходя на каникулы, я захватил с собой книгу и решил потренироваться в создании заклинаний, которые смогу сотворить. Я очень сильно подозревал, что уровень создания тех заклинаний таков, что в этом мире они будут стабильны. Закупив еды, амулеты с чарами света и огня, я выехал в северные ворота. На амулеты пришлось потратиться, зато теперь буду путешествовать с комфортом.

Теперь, когда меня все равно выследили, древний амулет, который был на Агате, я решил взять себе, а то получается, что институт совсем не безопасное место и в лазарет мне больше попадать не хочется, и уж тем более, умирать. Одного раза хватит. Только под вечер я увидел неплохую дорогу, сворачивающую к западу, а так ехал в родной город Ладии — Строттор. Вечером мои друзья нашли воду, точнее это сделала Снежа, чувствующая ее вообще за десяток километров. Поужинав, я уснул.

Утро началось на рассвете и с тренировки. Я по-прежнему не мог вытащить ту силу, когда захочу и мне приходиться совершать ритуальный танец. Правда, изредка получается и без танца, но для этого необходимо представить его в воображении во всех подробностях. Это, как говорил мой отец, не правильно, но я надеялся, что при большом объеме я смогу дотянуться до нее в любой момент. Вот и сегодня я с помощью танца поймал ее и держал в себе, затем появились они, и окончание танца совершали мы уже вместе: я, мой воображаемый змей со своими словами и местные представители ползучего племени. А в конце тренировки я просто завалился на траву и искупался в утренней росе.

Два дня я продвигался так, а ночью произошло интересное событие. Проснулся от гневного ржания Агата и Снежи, примем, мне показалось, что вторая была более разгневанная, чего никогда не было. Выйдя из шатра, я увидел интересную картину — на земле лежал некто, возле которого бил копытом конь, а единорог угрожающе наставила свое оружие. Я вернулся в шатер, достал амулет с чарами света, активировал его и вышел на улицу.

— Так-так-так, — понимающе произнес я, посмотрев на лежащее существо, затем на свои пожитки. — Воришка попалась. И кого мы имеем?

Пред моими очами предстала девушка лет семнадцати-восемнадцати, с большой примесью крови демонов, о чем говорили вертикальные зрачки и небольшие рожки, да и кожа показалась красноватой. А вот волосы были рыжие. Подошел ближе — ага, кожа именно красноватая, а не красная, как я наблюдал у других. Если бы воришка позарилась на вещи, то убил бы ее сразу, но седельные сумки с ними оказались не тронуты, в отличие от еды. В руках она сжимала кусок колбасы, купленной вчера утром в деревне, мимо которой я проезжал. Одета она была в какие-то тряпки, но принюхавшись, никакого неприятного запаха не почувствовал.

— И что прикажешь с тобой делать? — обнажая меч, ножны с которым держал в руке, спросил я.

— Господин, — она бухнулась на колени, — не убивайте, очень хотелось есть.

— А заработать не пробовала? — усмехнулся я.

— Пробовала, но почему-то перед тем, как взять на работу всегда стараются затащить в постель, а я так не хочу.

— Очень жаль, — деланно разочарованно сказал я, — я именно для таких услуг и хотел сохранить тебе жизнь.

— Я согласна, согласна, — тут же затараторила она, — только не убивайте.

В принципе можно и попутешествовать с ней. Девушка приятная во всех местах, а организм требует своего. Мне и так приходится применять техники контроля и использовать внутреннюю энергию, чтобы снять напряжение, особенно после общения с Ладией, которая любит сидеть в обнимку. Но я заметил одну странность — Агат почти перестал недобро реагировать на нее, а вот Снежа нет — я так и видел ее подозрительный взгляд.

— Раз согласна, то сейчас и начнешь отрабатывать свою жизнь.

Показывать свои умения я не собирался, поэтому разлегшись, сказал, чтобы она разделась и занялась делом. Свет я не выключал, рассмотрел ее очень хорошо, и ее прелести мне понравились, что не укрылось от девушки, когда она посмотрела на низ моего живота. Девушка оказалась неумелой, поэтому я прекратил ее действия и сам занялся делом. В течение часа я насиловал ее в различных позах, а затем удовлетворенный лег спать. Самое удивительное в том, что ей очень понравилось, потому что ее крики во время оргазма слышали, наверное, все звери в округе.

Утром, я как обычно, занялся тренировкой. Пока не могу похвастаться успехами, так как мне по-прежнему необходим танец для вызова силы. Этот раз отличался от предыдущих тем, что проделывал свои движения я с приоткрытыми глазами, наблюдая за воровкой. В ее же глазах был полнейший восторг и восхищение моими действиями. Вот я почувствовал, как взял под контроль силу и тут же увидел в глазах девушки мелькнувший страх. Пусть это было лишь краткий миг, но я успел заметить, хотя в эмоциях у нее все также читалось восхищение. «Она уже сталкивалась с нечто подобным», — мелькнула мысль, — «а значит не та, за которую себя выдает». Я зашипел, призывая своих друзей, и остановился перед ней.

— Кто ты? — продолжал я свое шипение. — Откуда? Что делаешь здесь? — увидев, что та дернулась, добавил. — Стоять.

— Я Х’Валлитай, — через силу промолвила она. — Из инферно, мир Урхенд, домен Дудрр. Слежу за тобой.

Сзади меня раздал двойное грозное ржание, сдобренное не менее грозным шипением.

Глава 11


Мир Инфереал, империя Хаддарт, столица.

Х’Валлитай занималась своим привычным делом — во время секса с графом Цурей выуживала новые сведения. От самого процесса она уже давно не получала никакого удовольствия, лишь имитируя его. Но сведения она добывала регулярно. Играя провинциальную недалекую баронессу, которая восхищается блистательным светом двора императора, она легко охмурила графа. Он же, будучи приближенным к императору, выдавал многие секреты провинциальной дурочке, заглядывающей ему в рот и ловя каждое его слово. Еще в самом начале их знакомства, она все сделала для того, чтобы он убедился в ее дырявой памяти. Зато теперь это приносило плоды — он частенько для хвастовства и чтобы подчеркнуть свою важность выдавал ей интересную, а зачастую и секретную, информацию.

«Император снова заволновался фактом бегства его подданных», — думала она, — «и тайная стража уверена, что ниточки тянуться к брату его величества герцогу Карлстон. Придется опять убеждать его в том, что это лишние рты. И что это за мир такой гребанный?». Женщина, выглядевшая не старше двадцати двух лет, мысленно выругалась. В любом другом ритуальная клятва главного человека в стране распространилась на весь его народ, а здесь появились определенные ограничения. Но самые важные сведения, которые она добыла, это было информация о том, что княжество Воравия и герцогство Карлстон договорились о военном союзе.

— Уже уходишь? — сделала она обиженное лицо, гладя графа по груди.

— Да, возвращаюсь домой, — ответил он вставая.

Девушка потянулась на кровати, а когда мужчина покинул ее дом, резво вскочила и ушла в ванную комнату смыть с себя все. Когда вышла, не удивилась присутствию у нее дома ее командира.

— Есть какие новости? — спросил он, совсем не обращая внимания на ее наготу.

— Да. Самое важное то, что герцогство и княжество решили заключить военный союз. Пока это только слухи, но из ничего они не рождаются. Ну и еще по мелочи.

Пока она одевалась, усела рассказать почти все, что узнала за сегодняшний вечер. Ее начальство обдумывало некоторое время все, затем сказал.

— Для тебя появилось новое задание в королевстве Скардия. Повелителя очень интересует один харан, точнее, те, кто за ним стоит. В твою задачу входит проследить за ним и выйти на этих людей. С большой долей вероятности они будут или хараны, или светлые эльфы, возможно гномы. Как будешь действовать, никого не интересует, главное результат. Он учится в их институте чародейства и на каникулах может встретиться с кем-то из своих, на летних то уж точно. Держи кристалл памяти, с ним ты умеешь работать. Там вся необходимая тебе информация, которую после изучения можешь стереть. В дальнейшем все его встречи и контакты лучше записать на него. Завершай здесь все свои дела и отправляйся в королевство.

По дороге на новое место девушка приняла вид наемницы — этакая рослая некрасивая женщина с широким шрамом на правой щеке. По пути она получила три предложения, причем одно из них было очень хорошее по меркам людей, зарабатывающих на жизнь с помощью оружия. Но она всем отвечала, что связана договором. В столицу королевства приехала наемница, которая вскоре исчезла, зато появилась новая горожанка.

— А сигналка очень качественная, — пробормотала девушка, разглядывая защиту института.

Х’Валлитай всмотрелась внимательней и поняла, что пройти, не потревожив ее, она не сумеет. Направилась к подземному переходу, который прорыли местные агенты. Пролезая, она поняла, с помощью чего они сумели это сделать. Свой объект она увидела в этот же день в лесу, где он тренировался. Понаблюдав некоторое время, она пришла к выводу, что тот достиг максимума на своем первом уровне, а перейти на второй не может. Посмотрев на его энергетические тела, поняла и причину — ему никто не объяснял как надо задействовать энергетику, а у самого такое редко получается. «Мне же проще будет с ним справиться», — подумала она. Будучи демоном изменения, она могла не беспокоиться о том, что своим вниманием привлечет его — этому ее обучили в первую очередь. К каникулам у нее сложился определенный образ харана, не подтвержденной осталась только информация о том, что ему в сексе нравятся демонессы, поскольку сдружился он только с полугномой и харанкой с небольшой примесью эльфийской и еще какой-то крови. За все время до каникул она наметила парочку планов, как сблизиться с ним, но так и не смогла их осуществить — все время что-то мешало или ее появление выглядело слишком навязчиво. А вот когда тот один выехал за пределы своего учебного заведения, у нее мгновенно возник новый план.

Слабым моментом в идее был единорог, который как никто другой чувствовал демонические эманации и даже она, демон изменения, не могла быть уверена, что сможет полностью закрыться от него, точнее, нее. Приняв образ семнадцатилетней девушки с большой долей демонической крови, надела видавшее виды платье и отправилась следить. Харан передвигался не быстро, часто делая привалы, поэтому она не отставала от него. По правде говоря, она не отстала бы о него и в том случае, если бы он пустил своего коня в галоп. «И кстати, откуда у него в этом мире могло появиться такое животное?», — эта мысль периодически посещала ее, а она очень хотела разгадать эту загадку. До этого момента она была уверена, что этих животных здесь нет, разве что и в самом деле на их далеких островах они существуют.

Сегодня ночью она решила реализовать свой план. Насколько она поняла парня за то, что она попытается своровать еду, убивать ее сразу он не станет, а там уже можно и сблизиться с ним. Она специально не ела сегодня в течение дня, чтобы на самом деле быть голодной. Когда его скакуны вечером ушли пастись, она дождалась ночи и принялась приводить свой план в действие. Открывши сумку с едой, она ощутила такой аромат, что у нее потекли слюнки, и она схватила первый попавшийся кусок. Вдруг раздалось ржание и рядом с ней ударило копыто, а с другой стороны краем глаза она заметила рог. Упав на попу, она отползла, удивляясь, что не услышала, как те подошли. Почти сразу вышел из своего шатра и харан, а потом все произошло, как она и задумывала. Вот только единорог была настроена к ней более враждебно, чем вороной, периодические взгляды которого на единорога были недоуменные. Из этого Х’Валлитай сделал вывод, что этот конь ничуть не глупее единорога.

«Отрабатывая» свою жизнь, она не выходила из образа и все делала неправильно и коряво, что тому вскоре надоело и он принялся все делать сам. Первая же его грубость, когда он поставил на колени и резко вошел в нее, чуть не заставила выдать себя. Кровь демонессы взыграла, и ей стоило огромных трудов не наброситься на харана. Тем было удивительней, что спустя пару мгновений она почувствовала сильное возбуждение и желание. Дальнейшие его действия, когда он делал с ней, что хотел, запомнились периодическими волнами оргазма. Она никогда не думала, что грубость и бесцеремонность харана могут так на нее подействовать.

Утром она не потеряла голову и проснулась вместе с парнем, а потом принялась наблюдать за его тренировкой, показывая восторг в глазах и на лице. Хотя зрелище его движений, которые так и хотелось назвать танцем, было завораживающим, она одновременно с этим наблюдала и при помощи магического взгляда. В этом отношении у демонов изменения в этом мире огромное преимущество — магические возмущения при этом действии не оказывали на них никакого воздействия, хотя создавать заклинания нельзя. Она наблюдала за переливами энергетических тел, как вдруг его аура полыхнула фиолетовым цветом, и она сильно испугалась. И было от чего.

Очень и очень давно, более двух с половиной тысяч лет назад, когда она была маленькой двенадцатилетней девочкой, один старый демон-воин, побывавший во многих сражениях, рассказывал им одну историю. Однажды они столкнулись со странными людьми, которые обладали невероятным умением — умели заставлять демонов делать то, что пожелают. Защититься от них могли только высшие и самые сильные архидемоны. Позже выяснилось, что можно создать амулет, вот только стоимость его поучалась очень высокой. Ему и еще двум его товарищам тогда повезло — человек, с которым они столкнулись оказался ученым, а не военным. Он сначала заставил всех застыть, затем вместо того, чтобы самому всех убить, используя свою силу, заставлял это делать их самих. Когда очередь подошла к ним, у него просто закончилась эта сила, и они смогли его уничтожить. Его последние слова она запомнила на всю свою долгую жизнь:

— Запомните, когда он касался своей силы, его аура полыхала фиолетовым цветом. Может быть, когда-то это знание спасет вам жизнь.

Она никогда и никому не говорила об этом, даже забыла его слова, но увиденное враз напомнило обо всем. Она сумела быстро переборот свой страх и надеялась, что тот ничего не заметил, но…

— Кто ты? — зашипел парень, оказываясь перед ней. — Откуда? Что делаешь здесь?

Она решила, что пора бежать и дернулась, но тут прозвучал его голос:

— Стоять! — и ноги перестали ее слушаться.

Она надеялась, что клятва верности господину поможет ей, как это происходило не один раз, но девушка почувствовала, как какая-то сила сжала что-то у нее внутри и отодвинула в сторону.

— Я Х’Валлитай, — ответила она и почувствовала, как накатила боль. — Из инферно, мир Урхенд, домен Дудрр. Слежу за тобой, — сказали непокорные губы.

За нарушение клятвы Х’Валлитай должна была уже умереть, но сила харана вполне успешно противодействовала клятве, оставляя ее в живых и заставляя отвечать на вопросы. Перед глазами плавали круги, поэтому видеть она ничего не могла, а только услышала ржание и шипение змей. Последним она очень удивилась, поскольку отчетливо различила угрозу для себя.

— Твоя задача? Кто тебя послал? — все тем же шипящим голосом спросил он.

— Я долж…

И тут боль накатила с новой силой, а перед глазами встала кровавая пелена.

— К-кл-я-ятв-в-а-а, — смогла выдавить она из себя.

— Я снимаю с тебя все клятвы, — произнес он. — Отныне и во веки веков ты служишь только мне. За предательство тебя ждет неминуемая смерть.

После первой фразы, он почувствовала, как его сила сломала, а потом растворила клятву повелителя инфернального домена, и боль тут же прекратилась. После второй части вздрогнула ее энергетика. Она осмотрела себя своим зрением и изумленно пробормотала:

— Как такое может быть?


Мир Инфереал, королевство Скардия, лес на северо-западе от столицы.

— Что не может быть? — спросил я удивленную демонессу.

— Клятва верности задействовала все энергетические тела, а физическое нет, — пребывая в том же состоянии изумления, ответила она.

— И что? — не понял я ее.

— Клятва верности распространяется на физическое и астральное тело, а ваша господин легла на астрал, метал и магическую структуру. Я о таком даже не слышала.

— Я теперь господин? — скепсис сочился во всей фразе.

— Да, вы теперь мой господин, — серьезно ответила она, а я поморщился, — я вижу и чувствую вашу клятву в себе.

— Давай договоримся. Выкания чтобы я не слышал, не люблю, — она кивнула. — Теперь ответь, демоны могут видеть клятвы?

Этот вопрос меня сильно интересовал, поскольку в этом случаю она становится мне абсолютно бесполезной, а я уже начал продумывать планы в отношении ее.

— Нет, только демоны изменения, но и они смотрят на физическое тело. Если ты, господин, боишься, что кто-то увидит мою привязку к вам, то не беспокойтесь — вероятность этого крайне мала.

— Демоны изменения, это кто? Кто имеет две ипостаси?

— Нет, — она позволила чуть улыбнуться, — мы можем принимать любой облик.

— Ты хочешь сказать, что ты принадлежишь им и можешь принять любой облик?

Она кивнула и у меня на глазах ее черты поплыли и начали перетекать в Ладию. Более того, менялись не только черты, но и сама фигура претерпела изменения. А когда она голосом моей подруги спросила «Ну, как?», я даже открыл рот от восхищения. Это не иллюзия, а полный метаморфизм организма. Я так подозреваю, и аура у нее перестроилась, и спросил ее об этом.

— Все верно, — ответила она, — мало кто может почувствовать демона после полного преображения. Вот они, — она показала на единорога, — могут, да то не молодежь, а уже опытные. Твоя Снежа еще молодая и до конца не смогла распознать свои чувства.

— И сколько вас в этом мире?

— Трое, — с каким-то непонятным чувством ответила она.

— Всего три?

Я, честно говоря, был удивлен такому малому числу. Как по мне, так перекинуть сюда пару десятком таких демонов и мир был бы уже давно захвачен.

— Не всего, а так много, — поправила она, — далеко не каждому повелителю служат такие демоны, а у моего бывшего господина их три! Никто до сих пор не знает почему рождаются демоны с такими способностями. Эта способность не наследственная и может проявиться у любого вида жителей инферно.

— Что хотят демоны в этом мире?

— Мне никто не говорил об этом, но, если судить по действиям, то захват этой земли. А имею ввиду этот материк. Может быть, дальнейшие планы это захват всего мира, но здесь я не уверена. Я думаю еще года два или три и все страны здесь будут под контролем демонов, а когда повелитель установит Печать Повелителя Инферно, то сила их возрастет очень сильно.

Это очень плохо! Если начнутся активные боевые действия, то учеба наверняка прекратиться и я снова не доучусь. Блин, получается надо в летние каникулы пахать на ниве контрабанды, чтобы заработать побольше денег, а потом перейти к гномам и переместиться в другой мир. Вот только стоимость надо узнать, да про другие миры тоже.

— Валли, — обратился я к демонессе, — буду называть тебя так. Ты можешь рассказать мне о мирах, их классификации и прочем? Обладаешь такими знаниями? И вообще, сколько тебе лет?

На эти словам она посмотрела на меня удивленным и странным взглядом и начала рассказ.

— Я достаточно молодая по меркам демонов, мне чуть больше двух с половиной тысяч лет, но успела побывать уже во многих мирах. Миры, — она задумалась. — Представь лестницу, идущую вверх, сверху находится комок энергии, которая понемногу стекает вниз. В самом низу появился мир. Не спрашивай, я не знаю, как это получается, — увидев, что я хочу задать ей такой вопрос, поспешила с ответом. — Сначала энергия обтекает его, но его жители начинают использовать ее в своих целях, и она уже крутиться вокруг него и пронизывает. Затем происходит скачок, и мир перемещается выше. И так далее, пока он не попадет в комок энергии. Это место называю Высшими сферами.

— И что, это так просто сделать? — усомнился в такой трактовке этого мирозданья.

— Нет. Говорят, чтобы произошло перемещение, жители должны совершить ряд открытий в использовании энергии. Более того, этими открытиями должно пользоваться не менее половины жителей мира. Верхние миры и Инферно точно также начинают свое движение снизу вверх, а находятся как бы с двух сторон миров смертных. Как я слышала, изначально они сильнее миров смертных или как их называют Срединных, но к началу Высших сфер уровень владения магией и использования энергий практически сравнивается. Еще ходят слухи, что там смертные становятся вровень с нами и могут подняться выше, чего нельзя сказать ни об Инферно, ни о Верхних. Поэтому последние тщательно следят, чтобы никто из Срединных миров не поднялся на самую высокую ступень. Мир моего бывшего господина участвовал в такой войне, подробностей не знаю, сам факт известен. Сама я из другой части ареала обитания демонов, а они не любят говорить о тех событиях.

— А что там? — уже с сильным любопытством спросил я. — В самом верху?

— Никто не знает, а если кто знает, то молчит.

— А миры нежити?

— Говорят, что он один и существуют везде, и если ли там градация никто не знает. Но в более сильных потоках энергии и нежить более сильная, но каких-то существенных отличий во владении магией, нет. Заклинания что в самом низу, что в середине одни и те же, только сила разная. Прорыв нежити в Высших сферах был настолько давно, что об этом ходят только слухи.

— А что значит мир перемещается? Например, вот я смотрю ночью на небо, вижу множество звезд, вокруг которых находятся миры, и, допустим, я один такой вижу. Тут он вдруг переместился на ступень выше. Кстати, а вниз могут спуститься? Постой, потом ответишь. Вот он переместился он исчез из этого места и очутился в другом?

— Ну, да. А его место может занять другой поднявшийся до этого уровня. И вниз миры могут перемещаться. Например, мир моего бывшего господина ранее находился в Высших сферах, но из-за какой-то там войны потерял связь с энергиями того места и спустился.

— А как же перемещение при помощи межмировых порталов происходит, если мир сменит свое местоположение?

— А что здесь такого? — она недоуменно посмотрела на меня, нахмурившись, потом ее лицо просияло. — Господин, ты думаешь, что портал привязан к месту? — я кивнул, а она рассмеялась. — Откуда ты господин, что не знаешь таких элементарных вещей? — и, не давая мне ответить, продолжила. — Перемещение происходит по уникальности мира, которые можно отобразить в виде некоторых знаков, называемых координатами.

Вот теперь у меня появилась хоть какая-то структура этой части мироздания. Небесная механика здесь совсем другая, чем в моем родном. Вроде бы на первый взгляд все, как у нас — звезды, планеты — а на самом деле законы совсем другие. В целом, я понял как тут что происходит, разобрался с уровнями магии, убедился, что первый мир находился в самом низу этой самой лестницы. А вот мой амулет и книга совершенно точно из Высших сфер, мечи — может быть. В дальнейшем мы разговаривали о наших дальнейших действиях. Для меня было очень важным и полезным тот факт, что она могла помочь мне с боевым трансом, точнее, переходом на более глубокие его уровни. По ее словам, почти все воины этого мира владели второй ступенью, даже треть стражников в городах, а в столице и того больше. Я был с ней согласен, поскольку в стычках меня выручало как раз состояние контроля. Сама же она владела третьим уровнем погружения и подтвердила мои выводы, что погружения происходят, когда задействуются энергетические составляющие тела. Стала расспрашивать про меня, откуда мои умения, кто меня обучал, про дальнейшие действия. На мой ответ, что не хочу ничего рассказывать, потому что она может выдать мои тайны более кому-то сильному, она просто рассмеялась. Затем сказала, что моя клятва такого уровня, что как только она решит меня предать, даже не начать рассказывать, а только мысленно решит, то умрет мгновенно, даже боли не почувствует никакой. На мой скептический взгляд добавила, что хотя она столкнулась с таким видом подчинения впервые, но ее сущность демона изменений дает ей такие знания. По нашей связи я знал, что она говорит правду и полностью уверена в своих словах. Полностью раскрываться я не стал, но про заработок с помощью контрабанды в Запертые земли сказал.

— Господин, ты умеешь преодолевать барьер? — размеру ее глаз, распахнувшихся в сильнейшем изумлении, могли позавидовать самые большие глазастики всех миров. — Его ведь устанавливали маги из мира Высших сфер.

— А что тут такого? — уже удивился я. — Как я понял, он задерживает только существ с различными магическими образованиями или недостатками.

— Мы тоже в свое время думали также, но когда решили проверить, то пятерка демонов навсегда осталась там. Даже не стали разбираться в чем причина, может быть раньше она пропускала здоровых существ, а теперь нет. Или зависит от каких-то внешних факторов. Лучше скажи, что мне делать?

В общем, договорились, что она будет играть роль моей служанки, а для своих бывших хозяев так и останется их шпионом, которому удалось втереться ко мне в доверие. Из ее слов я понял, что убивать меня сейчас демоны не будут, потому как хотят выйти на тех, кто стоит за мной. Почему они решили, что у меня есть какие-то высокие покровители, она не знала, но полученное ею задание говорило как раз об этом.

Дальнейшее мое путешествие вдоль гор был на удивление приятным во всех отношениях. Валли очень сильно нравилось мое грубое отношение к ней во время интимной близости, а это заводило уже меня очень сильно. Внешность я приказал ей оставить ту, при которой мы встретились. Десять дней пролетели очень быстро, а самое главное прошли с пользой — место, удобное для скалолазания найдено, и мне остается только сковать все для этого. Плюс демонесса принялась обучать меня погружению в более глубокий боевой транс, а точнее задействовать энергетические тела. Работали над астралом, где девушка показала некоторые техники, которые в совокупности с тренировками и желанием, должны дать результат, которого я пока не чувствовал. Хотя она, когда смотрела на меня магическим зрением, утверждала, что получается хорошо, поскольку аура начинает светиться серебристым цветом, характерным для астрального тела. Вскоре нам нужно было возвращаться. Примерное местоположение мы знали, поэтому возвращаться решили по тракту, и вскоре выехали на тот, который соединял столицу с городом Строттор.

Снежа, несмотря на то, что изменила свое отношение к демонессе, везти на себе отказалась, поэтому та восседала сзади меня. Не знаю насколько ей было удобно, но руки ее от груди постепенно переместились вниз, затем вообще принялись шуровать у меня в паху. С одной стороны меня это раздражало, поскольку отвлекало внимание, с другой возбудило, поэтому я свернул с дороги и въехал в лес. Соскочив с коня, я грубо стянул девушку, отволок в кусты и занялся делом. Спустя пять минут, полностью удовлетворенный, я равнодушно заметил:

— Еще раз проделаешь такое без моего разрешения выгоню и иди куда хочешь.

Развернулся и пошел к агату, успев заметить страх у нее на лице. Причина была непонятна, да и не нужна она мне. Дальнейший путь протекал без происшествий, правда на некоторых лицах встреченных людей проступала нешуточная тревога. Если в отношении первого обоза еще можно подумать, что произошло что-то с ними, то с последующими не все было понятно. Расспрашивать не стал, а решил по дороге заехать в ближайший город или узнать у трактирщика, если встречу по дороге питейное заведение. Сзади раздался стук копыт и вскоре дорогу мне перегородил воин.

— Стой! — он поднял руку.

— Кто такие? Куда направляетесь? — задал он вопрос, как только мы остановились.

Я оглянулся и заметил, как остальная пятерка окружила нас, а двое приготовили арбалеты. Что-то произошло серьезное за время моего путешествия, по вступать в конфликт пока рановато, поэтому спокойно ответил:

— Студент института и моя служанка. Направляюсь в столицу для продолжения учебы.

— Показывай жетон.

— С собой нет, а вы должны знать, что во время каникул ношение его не обязательно.

— Поедешь с нами в форт Китар к начальству, — приказал он.

— А что произошло?

Я пристроился рядом с командиром и поинтересовался у него. Его подчиненные дело свое знали туго — поехали таким образом, что уйти будет крайне тяжело.

— А ты что не знаешь? — удивился тот.

— Нет, мы любим отдыхать одни в лесу, на берегу реки или озера, — многозначительно ответил я.

Он только хмыкнул и, чуть повернув голову, бросил взгляд на мою спутницу. Спустя полминуты все же сказал.

— Там и узнаешь.

Форт находился чуть в стороне от дороги на высоком холме. Мы проехали мимо трактира, расположившегося на развилке, и направились к нему. Я рассматривал его внимательно, и понял, что это крепкий орешек. Правильный квадрат высоких стен с башнями по углам, выдвинутыми немного вперед. Сам форт небольшой, но гарнизон в нем может находиться приличный и припасов много, поскольку совсем рядом находится большое село. А в случае чего, то и людей можно в нем спрятать. Привели меня к командиру гарнизона барону Вилкасу, которому пришлось вернуться в свой кабинет.

— Возьми это в руку и отвечай на вопросы, — недовольно сказал он.

Впервые вижу амулет в виде шара или шарика, да еще парный, поскольку перед собой он поставил кубик. И ежу понятно, что это амулеты, чтобы определять ложь.

— Ваше имя?

— Андрей Туманный.

Дальше посыпались вопросы про учебу, преподавателей, что, где, когда, с кем и прочее, прочее, прочее. Я с интересом наблюдал за работой парного амулета с помощью магического зрения. Все время допроса он светился золотистым светом, лишь в моменты, когда что-то утаивал, цвет менялся на синий. Барон ставал в стойку, но я его осаживал, что это мое личное и сообщать об этих вещах я не намерен. В итоге он махнул на меня рукой, а я и спросил о событиях, из-за которых ввели такие меры.

— В столице были убиты король, королева и их младшая дочь. Убийцу или убийц найти не удалось, поэтому граф Скардано приказал проверять всех подозрительных личностей, мрачно ответил он.

«Вот это номер», — выходя из кабинета, подумал я. — «Демоны то не дремлют и сделали первый ход». Вот только меня он совершенно не устраивал, поэтому надо обязательно поговорить с Валли о возможных дальнейших их действиях. По пути заехали в трактир, где хорошо пообедали или уже поужинали, узнали новости и слухи. К первым относилось известие, что сейчас из империи ждут старшую дочь короля, которая должна приехать для коронации. К слухам относились различные домыслы на счет убийц: это и темные эльфы, и демоны, и прокаженные из Запертых земель, даже кто-то назвал гномов. На счет демонов то они были правы, просто придумывали, что там действовала чуть ли не сотня их. Но моя «служанка» уверенно сказала, что действовал один демон изменения и, скорее всего, ее бывший командир. А вошедшие стражники добавили, что появились банды, которые убивают и грабят небольшие группы людей, а если попадается девушка, то насилуют. Мне пришлось свои ножи отдать девушке. Ночевать решили в лесу, потому что с такой охраной, как у нас, никто незамеченным подойти к нам не сможет, поэтому мы свернули на лесную дорогу. Тракт в этом месте делал большую петлю, захватывая какой-то город, а здесь мы сокращали полдня. А спустя час езды, когда я уже хотел дать задание единорогу искать воду, из кустов раздался знакомый девичий крик:

— Андрей, Андрей!

И справа от меня вылетела Ладия. Я быстро соскочил и тут у меня на шее повисла девушка, заливаясь слезами. Но тут же тряхнула головой и потянула меня засобой.

— Пойдем скорее, надо помочь деду.

Одного взгляда на деда было достаточно, чтобы понять, что он не жилец. Да я вообще не взять в толк, как он продолжает жить — правая рука отрублена, на левом плече большая свежая рана, как будто от удара мечом, на месте живота какое-то месиво.

— Мой амулет ему совсем не помогает, — сквозь слезы сказала девушка.

Точно! Как я мог забыть, ведь у нее великолепный целительский амулет есть, но для таких ран он оказался бессилен. Вернее, его хватало только на поддержания кое-какой жизни.

— Помогает, — хрипло ответил дед, — вот смог дождаться твоего друга, который обещал помочь. Не перебивай, — это уже мне, потому что я хотел еще раз заверить его в своих обещаниях. — Доведи внучку к графу Фикорассу Скардано. Это глава тайной охраны. Дай мне свою руку.

Но не успел я это сделать, как он закашлялся кровью, но спустя десяток секунд раскрыл свою руку, на которой я увидел небольшой медальон. Довольно крепко для своего состояния сжав мою ладонь, он что-то прошептал, а кругляш между нашими ладонями ощутимо нагрелся.

— Если к тебе подойдет стража или воины, или кто-то их тайной охраны покажешь его и подашь на него активацию. Должны отстать. Если нет, то можешь смело их убивать — это враги. У последнего можешь попросить помощи, но лучше действуй один, — он опять закашлялся. — Все внуча забирай свой амулет.

Девушка со слезами сняла с него свою вещь, дед тут же резко выдохнул и затих. Я приобнял ее и спросил:

— Ладия, что случилось?

Нормально говорить она смогла только минут через пять, когда успокоилась. Когда заговорила, то у меня создалось впечатление, что она порывалась мне что-то сказать, но затем передумала. В общем, картина безрадостная. Они возвращались в столицу, когда узнали, что появилась банда, которая грабит путников. Идти с обозом дед не стал, тем более что с ними находились два его знакомых наемника, которые направлялись в столицу в поисках хорошей работы. Они спешили и хотели по этой дороге сократить путь, как на них напали спереди и сзади. Было десять и дед начал уводить ее в лес, а его друзья прикрывали. Воинами они были не очень сильными, но среди них находился один демон, которому и удалось расправиться с друзьями. Те его сильно ранили, а дед сумел его добить, но и сам получил при этом смертельные раны. Я сходил на место их боя и убедился в правоте девушки. Со всех собрал деньги, амулеты и руны, а демонесса взяла себе два меча и кольчугу одного из друзей деда, который, судя по ней, был небольшого роста и жилистый. Со слов Ладии рана на животе деда нанесена с помощью магии и сделал это демон, у которого я взял небольшой жезл, с помощью которого тот наверняка и нанес такую рану. Пройдя немного вперед, мы увидели и место нападения, где я разжился седлом, снятым с мертвого гуранга. Снежа согласилась везти на себе мою сокурсницу, поэтому, приспособив его под нее, мы двинулись в путь.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, королевский дворец.

Граф Фикорасс Скардано в мрачном настроении шел по коридорам дворца и не мог понять, где он допустил ошибку, как так случилось, что враг пробрался в самое сердце королевства. Во всем произошедшем он обвинял только себя. И никаких следов. Вообще. Служанка, фрейлина с королевой, баронесса, игравшая роль младшей принцессы, король. Именно в таком порядке они были убиты. Существуют некие несоответствия — стража видела ее величество после того, как та была убита. Совершенно ясно, что это убийца и использовал он амулет иллюзии высочайшего качества, вполне возможно созданный мгами из миров Высших сфер.

— Дяденька, дяденька, — вдруг услышал он детский голос.

Он остановился и повернул голову. Перед ним стоял двенадцатилетний мальчик, сын одной из поварих, и испуганно посматривал по сторонам. А вышел он из вот этой ниши.

— Что тебя напугало? — спросил он, стараясь, чтобы мрачное его настроение не прорезалось в голосе.

— А правда, что вы сейчас самый тут главный? — и опять оглядывается по сторонам.

— Верно, — он присел перед ним. — Может, откроешь мне тайну, что тебя так напугало во дворце? — граф улыбнулся, подбадривая ребенка.

— Просто я видел, кто убил королеву, — ответил тот и, вжав плечи в голову, снова оглянулся.

Граф, как охотничий пес, почувствовал добычу. Но разговаривать во дворце об этом не стоит, ведь и здесь могут быть уши. Он взял мальчугана за руку и пошел на выход, а когда в конце коридора появились люди, довольно громко произнес:

— Значит, говоришь, что мама приготовила вкусные пироги и приглашает меня их отведать? — чуть ли не хохоча спросил он мальчика и взъерошил тому волосы. — Сейчас пойдем. Хотя нет, мне же надо заскочить в одно место, а потом ты проводишь меня.

Пока шли, граф своим монологом отвлекал внимание встречающихся людей, среди которых вполне мог находиться убийца. А любовь графа к выпечке матери ребенка знали во дворце все без исключения. Когда они садились в карету, он бросил пару слов кучеру, его подчиненному и залез вовнутрь. Там он первым делом активировал амулет от подслушивания и сказал:

— Слушаю тебя. Не бойся, никто тебя не тронет. Давай с самого начала: где ты был, что видел?

— В тот день, — начал мальчуган, — я находился в комнате баронессы, в шкафу.

— И как ты там очутился? И зачем? — немного непонимающе спросил он.

— Мы, — тут он запнулся и покраснел, — я люблю подсматривать, как она переодевается.

Граф все понял. Эта фрейлина королевы была весьма любвеобильная дама, совсем не стыдилась своей наготы и могла часами находиться обнаженной в своей комнате.

— Ничего страшного, — подбодрил он его, вспоминая, что и сам в его возрасте этим грешил, — продолжай.

— Вот баронесса и стала переодеваться, — продолжил мальчик, — а когда разделась, то в комнату вошла Млисса. Баронесса и попросила ее помощь надеть платье. А Млисса вытащила нож и убила ее. Потом потащила к моему шкафу, а так испугался, что чуть не описался. Потом развернулась и дотащила до сундука. Там она наклонилась к ней и так и стояла, а потом бросила ее в сундук и закрыла. А когда повернулась, то превратилась в баронессу.

Графа прошиб пот, потом молнией посетила догадка, и все стало на свои места, но требовалось уточнить один важный момент.

— Сколько времени держала она в руках баронессу, когда смотрела на нее?

— Не знаю, не очень долго.

— Слушай. От кухни до подвала знаешь дорогу? Хорошо. За то время, что служанка держала на руках баронессу ты смог бы дойти от кухни до подвала?

— Не, — замотал головой ребенок, — только половину.

«Значит около минуты», — подумал граф и хотел сказать мальчику, чтобы тот продолжал, как они приехали. Войдя в кабинет, он снова активировал, теперь уже стационарный, амулет от подслушивания и попросил своего невольного осведомителя продолжить рассказ.

— А когда она надела платье баронессы, то вошла королева. Она что-то спросила у служанки или баронессы, не знаю как правильно.

— Помнишь что?

— Не, я так испугался, что ничего не понимал, только оторваться от щели не мог. Королева нахмурилась, а потом служанка бросилась к королеве. Потом я ничего не видел, только какое-то мелькание, а когда потом появилась служанка, которая душила королеву. Потом королева дернулась и ее рука упала, и я увидел в боку служанки нож. Потом она снова смотрела на королеву и стала снимать с нее платье, а когда повернулась, то превратилась в королеву. А когда она вытаскивала из себя нож, то ругалась и мне кажется не по-нашему. Потом она запихнула королеву под кровать, надела платье и вышла.

— А тебя так напугало во дворце? — графу этот вопрос был совершенно непонятен, вот он и зада его.

— А я видел там убийцу, — почти шепотом ответила мальчик. — И был он уже стражником, — добавил он еще тише.

— Ты перепутать не мог? — немного с недоверием спросил он. — Как смог это понять?

— Когда он переодевался в платья, то у него на шее висел амулет и я его запомнил. Вот такой, — и мальчик попытался пальцами изобразить какой.

Граф какое-то время пытался понять, потом его озарило — он подошел к стене, открыл потайную дверь, достал оттуда амулет демонов и, положив на стол перед мальчиком, спросил:

— Такой?

— Да, только тот был меньше, — уверенно ответил ребенок, — где-то такой.

И он на прямо этом амулете показал размер. Граф же задумался, анализируя полученную информацию. То, что убийца демон, он не сомневался, хотя ему и не приходилось слышать о таких, которые могут менять свой облик, превращаясь в других людей. Всем известно, что некоторые имею две ипостаси, одна из которых боевая, но о таком превращении известий еще не было. Убийца под видом охранника проник в замок, затем, превратившись в служанку, вошел к фрейлине и убивает ее. Скорее всего, он знал, что ее величество должна к ней прийти, поэтому спешил и едва успел. Королева из Воравии, причем княжеских кровей, хоть и не прямая наследница, но боевым умениям обучена — там это входит в обязательное воспитание. Вторым уровнем боевого транса она владела, но это ей не помогло — убийца ее задушил, и сделал это, чтобы надеть ее платье. Значит, он владеет третьим уровнем. А вот своей руганью, он выдал, что оружие королевы доставило ему хлопот, видать, не простой это кинжал и она не зря все время его носила с собой. И кинжал он оставил только одной причине — чтобы ничто не могло связать его с этим событием. Потом этот демон убивает прикрытие младшей принцессы и короля. «Я ведь сработал план „Прикрытие“», — удовлетворенно подумал он и принял решение в отношении убийцы. Достав кинжал ее величества, он хотел уже выйти, как интуиция громом среди ясного неба дала понять, что это будет его последний бой. Написав на бумаге послание своему заместителю, он положил его в тайник.

— Сейчас едем во дворец, — сказал он мальчику, — как только увидишь убийцу, дерни аккуратно меня за руку.

Идя по двору и негромко, но так, чтобы слышали встречные люди, о пирогах, он почувствовал, как мальчуган взял его руку и чуть оттянул вниз. Он тут же свернул в помещение и попросил показать этого человека. Рассматривая того через окно, предварительно отойдя на пару метров вглубь помещения, он отметил, что тот ленивым взглядом мазнул по дверям, куда они вошли и опять посмотрел на тренировку воинов. Лишь цепкий взгляд, когда глаза проходили проем, выдал его интерес. Он снял свой медальон главы тайной стражи, сейчас он ему больше не понадобится, активировал передачу его другому человеку. Это можно было сделать только один раз, а он не был уверен в своих подчиненных, кроме своего заместителя, который в данный момент отсутствовал, и, как ни странно, этого мальчика.

— Держи, передашь барону Гримтиру, — он сжал ладонь мальчика. — Когда я убью его, то наблюдай внимательно за убийцей и, если ко-то снимет с него амулет и не вернет, то сообщи об этом барону. Все, благодарю за службу, юный барон.

А спустя десять минут на крыльце появился граф и сытым взглядом обвел двор. Скривившись от той кучи ошибок, допущенных тренирующимися бойцами, он с решительным видом направился к ним, как будто хотел их наказать. Проходя мимо одного стражника, он моментально перешел на третий уровень боевого транса и, развернувшись, молниеносным движением направил кинжал тому в горло. Но тот успел среагировать — выхватил меч и, чуть отклоняясь с линии атаки, направил его в живот графу. Но Скардано и не думал уходить в сторону, наоборот шагнул вперед, насаживаясь на него, левой рукой схватил того за голову и кинжалом отсек голову. «А защита у него была, но не помогла», — успел подумать он, когда почувствовал некое сопротивление. — «Благодарю тебя, моя королева». В следующую секунду на землю свалились два трупа.


Мир Инфереал, королевство Скардия, лес на северо-западе от столицы.

Проехали мы еще полчаса и остановились на ночлег. За это время Ладия немного отошла и призналась, но никогда даже не мечтала проехать верхом на единороге. Когда мы общались с Валли, то все время подозрительно на нас посматривала. А когда укладывались спать втроем в моем шатре, то глаза ее просто сверкали, что привело демонессу в прекрасное настроение, что я чувствовал совершенно отчетливо по нашей клятвенной связи. Уснула девушка быстро, обняв меня с правой стороны, с левой это сделала демонесса, и я довольный, прижав их к себе не заметил, как тоже провалился в сон. Завтрак Валли приготовила вкусный, что даже Ладия немного сменила свой гнев в отношении нее на милость.

Когда миновал полдень, демонесса вдруг сказал мне на ухо:

— Прости, господин, я не сумела разглядеть раньше засаду, — на что я чуть притормозил Агата. — Их скрывала пелена хаоса, и я думаю, что это демоны.

После этих слов, Ладия, ехавшая совсем рядом, вздрогнула, но молодец не стала оглядываться, выдавая то, что мы все же обнаружили засаду.

— Их десять, — продолжила демонесса, — два архидемона. Двое находятся уже сзади нас.

— Так, — я принял решение мгновенно, — Агат, Снежа, Валли у меня долг жизни перед Ладией, поэтому ваша задача вывезти ее любой ценой. Валли ты можешь умереть, но девушка должна выжить. Я постараюсь их задержать. А сейчас небольшое представление.

— Ой, — громко выкрикнул я, хлопая себя по бокам, — а где мой кошель с золотом? Потерялся!

Я остановил коня, спешился и принялся осматривать землю под ним, затем сзади.

— Вернитесь немного назад, он должен быть где-то там, я его всего минут десять как проверял.

А сам продолжил осматривать землю у себя под ногами, контролируя обе стороны. Девушки продолжили спектакль и медленно двинулись обратно, осматривая дорогу под ногами. Но тут Валли крикнула: «Вперед!» и они сорвались в галоп, а я поднялся уже в боевом трансе.

Глава 12


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, королевский дворец, опочивальня.

— Дело сделано, — пробормотал К’Дримей, пребывающий в образе королевы, оставляя ее кинжал в сердце короля.

Теперь дождаться приезда дочери короля, принятие ею короны и можно подменить ее или кого-то из ее фрейлин — это как решит повелитель. Вроде бы все сделал правильно, но у него засела где-то уверенность, что он не доглядел какую-то малозаметную деталь. «Что это может быть?», — крутилась у него мысль. — «Королева? Нет. Король? Нет. Принцесса?». Вот тут он задумался, понимая, что его чувство связано с принцессой. Что-то в ее смерти показалось ему странным, но что? Может сама принцесса? «Надо проверить кровь», — решил он. Достал один совсем маленький флакончик и сцедил туда немного крови короля. Кровь королевы уже бесполезна, поэтому придется довольствоваться только этим. Теперь к принцессе.

— Конечно, милый, — голосом королевы произнес он перед дверью, — отдыхай.

И вышел в коридор, где телохранители бросили на него взгляд и вернулись к своим обязанностям. В спальне принцессы все было, как он оставил. Открыв флакон, он совсем чуть-чуть приоткрыл свою суть демона и мысленно выругался. «Принцесса то ненастоящая!», — мысль, словно молотом ударила его по голове. Теперь надо действовать очень быстро. Охрана «принцессы» также не обратила на него внимания, а в одном коридоре он шмыгнул в небольшую комнатку, где у него была спрятана одежда слуги. У стражника, роль которого он играл при дворе, оставалось еще два дня выходных. Пройдя незамеченным в подвал, он активировал личный портал, оказавшись на материке эльфов. Оттуда, не заходя больше никуда, переместился во дворец повелителя.

— Мой, Повелитель, — он склонил голову, — в Скардии что-то заподозрили, поэтому вместо младшей дочери в замке жил другой человек. С учетом, что мы год очень плотно наблюдал за ними, то произошло это значительно ранее. План с возведением на трон старшей дочери находится под угрозой срыва. Необходимы амулеты поиска по крови, сделанные вашим придворным артефактором. Кровь, к сожалению, есть только короля.

Спустя несколько часов он вернулся в мир Инфереал. Помимо шести амулетов поиска, повелитель дал еще три переговорных, созданные еще в те далекие времена, когда их мир находился в Высших сферах. С учетом двух индивидуальных порталов, также сотворенные тогда же, повелитель кровно заинтересован в этом мире, а в случае провала не пощадит даже демонов изменений. Он и в этот раз чувствовал крайнее его раздражение, но его господин смог сдержать свой гнев. Раздав полученные амулеты с приказом проверять всех девушек на вид четырнадцати-шестнадцати лет, а в случае обнаружения сообщить и попытаться уничтожить. Сам же он вернулся во дворец в виде охранника, вернувшего после трехдневного отдыха.

— Гирк, — окрикнул его командир охраны замка, — давай на тренировку.

Тренироваться он любил, но не из-за повышения боевых навыков, которые у него и так были на очень высоком уровне, а для того, чтобы знать возможности каждого человека охраны. Вот и сейчас он увидел двух новичков, поэтому и решил сходить, хотя имел возможность отговориться. Новички были хороши, но до уровня охраны замка немного не дотягивали, вот и гоняли их. После тренировки они направились к колодцу, чтобы сполоснуться. Сняв нижнюю рубаху, он быстрым движением спрятал свой амулет, но в это время почувствовал к себе внимание. Медленно обведя взглядом двор, он встретился глазами с командиром.

— Кто это тебя успел? — спросил он, показывая взглядом на небольшой шрам, оставшийся от оружия королевы, которое оказалось с сильным подвохом, и рана до сих пор еще не регенерировала.

— Да хорошо отмечал свой небольшой отдых, а по дороге домой решил сократить путь — вот и нарвался, что поцарапали чуток.

В этот день все было, как и все дни после того, как узнали об убийстве королевской семьи. Глава тайной охраны рвал и метал, но никаких следов найти так и не смог, что для него было обычным делом — следов он не оставлял. Заметил графа Скардано с сыном поварихи и немного напрягся, но все оказалось проще — любовь графа к вкусной выпечке знали все. Увидев, что те и вернулись вместе, то он поводил их внимательным взглядом, пытаясь определить так ли случайна их встреча, но показавшийся через какое-то время любитель выпечки заставил выбросить эту мысль из головы. Но когда проходивший мимо глава тайной охраны бросился на него, он понял, что где-то был прокол. Мгновенно просчитав свои действия по уходу из замка, он остановился на бегстве с последующим обретением нового облика. Отклонившись немного в сторону, он выхватил меч и пронзил сердце, удивляясь, что тот не стал уворачиваться, хотя по скорости лишь немного уступал ему. А когда тот сделал шаг и схватил его голову, то стало поздно.


Мир Инфереал, королевство Скардия, лес на северо-западе от столицы.

Ладия чуть не выпала из седла, когда после команды Валли ее скакун сорвался в галоп. Затем прижалась к шее единорога, судорожно сжимая в руках поводок и одновременно пытаясь обхватить шею. Краем глаза заметила, как Агат вырвался вперед, а затем служанка Андрея прямо на ходу спрыгнула с него, где прямо перед ней появился демон. Снежа с какой-то грацией хищника отпрыгнула в сторону, а сзади раздалось ржание Агата. Больше ничего она не видела, а в голове крутилась всего одна мысль: «Лишь бы с Андреем ничего не случилось. Лишь бы…». Какое-то время они скакали, пока она не услышала ржание Агата. Остановились. Конь, как называл своего скакуна Андрей, и единорог о чем-то переговаривались, пофыркивая и издавая тихой ржание. Затем он ускакал обратно, а ее единорог как-то понурив голову, направилась вглубь леса.

— Снежа, миленькая, Агат ведь отправился на помощь Андрею? — спросила она ее.

Единорог остановилась, повернула голову насколько смогла, кивнула и двинулась дальше.


Мир Инфереал, королевство Скардия, лес на северо-западе от столицы.

Для данного случая мне бы тренировать умение астрального воздействия, как окрестила его демонесса, но я хотел по полной использовать ее знания, поэтому основной упор делал на боевой транс. Со слов Валли мне оставалось совсем чуть-чуть, но у меня не получалось. События же в данную минуту разворачивались следующие — наперерез убегавшим бросились два демона, остальные что-то выжидали, поэтому я решил попробовать дотянуться до той самой фиолетовой силы. Привычно почувствовав ее, потянулся вглубь себя, и казалось, что еще совсем немного и я смогу ее достать, но в этот момент я ощутил сильную опасность и отпрыгнул назад, затем еще раз. На место, где я только что находился, упал сгусток огня или плазмы. В это время я заметил, как к моей новой служанке устремилась пятерка демонов и, судя по скорости, они находились на втором уровне транса. Хотя нет, двое наверняка на третьем. Сама же она в данный момент сражалась с одним противником, второго я успел заметить лежащим в четырех метрах. С таким количеством она не справиться и не сможет их удержать, а на третьем уровне ускорения те двое пока еще смогут догнать. Пусть долго двигаться на таких скоростях не могут даже демоны, на скакуны еще не успели уйти на безопасное расстояние. На оценку всего этого ушло не более мгновения, поэтому я устремился на помощь своей служанке.

Демоны поняли мой замысел и быстро оценили мой уровень, поэтому наперерез мне ушел только один из них. Приближаясь, я начал подготовку атаки, предназначенной для схватки с противником, двигающимся быстрее. Ее показал мне отец и главным условием успеха должна быть возможность отразить одну атаку противника, которая будет направлена в левую подмышку. Когда я показал ее Валли, то он сказала, что придумал ее гений. Вот я и надеялся на свой амулет. Все прошло как по маслу, кроме самого главного — мой удар, направленный в голову противника был отклонен амулетом защиты. Мои мечи, к которым я так привык и которые пробивали все защиты прошлого мира, в этом все чаще и чаще встречали равное оружие и такую же защиту. Противник сразу сообразил, что к чему и на мою защиту обрушился град ударов. Я видел его удары, но отразить мог не более половины, поэтому решил применить проверенный способ.

Не обращая внимания на его атаки, я направил в правый клинок внутреннюю энергию и, подловив момент, ударил ему в подмышку. Меч легко погрузился в тело демона. Этот мой успех послужил сигналом для двух демонов, которые вступили в схватку с Валли. Приготовившись к отражению атаки первого, я обратился к себе вовнутрь к астралу и тот откликнулся. Миг — и движения демонов замедлились. Заметил, что тот, кто первым приблизиться ко мне находится на втором уровне, а вот второй точно обладает третьим. Стараясь не выдать своего состояния, я во время его атаки лишь чуть отклонился в сторону, и резким ударом вогнал свой левый клинок тому в горло. А для следующего я приготовил атаку отца. Удивительно, но и этот мастер действовал как по шаблону — попавшись на уловку, поплатился почти срезанной головой.

Сейчас к нам должны приблизиться оставшиеся враги, и я развернулся, чтобы встретить их. Багрово-черный луч ударил мне в грудь, мигнула защита и я вдруг понял, что энергии в амулете осталось не более десятой части. Надо уходить, и уходить в сторону, куда ускакали Агат со Снежей. Я бросился к демонессе, которая раненная сражалась с двумя демонами, точнее металась, не давая им ее обойти. Я подлетел к одному, но тот довольно легко ушел от моей атаки, отпрыгнув в сторону.

— Уходим, — постарался передать ей по нашей связи.

Не знаю, поняла она меня или нет, но взглянув мне за спину, она вдруг прыгнула туда. На следующем шаге, я развернулся и увидел, как демонесса сломанной куклой падает на землю, и понял, что та приняла на себя удар магии, почувствовал, как оборвалась ее нить жизни. В это время я ощутил приближение Агата и изо всех сил рванул ему навстречу. Демон, ушедший от моей атаки, попытался меня остановить, но идя напролом, я в очередной раз пропустил его удар, который отразил амулет, теряя и без того малый запас энергии, а сам смог его ранить. Выскочивший из леса конь даже не притормозил, но я все равно легко запрыгнул на него, и он тут же устремился вперед. По наитию я направил почти весь остаток внутренней энергии в амулет, а в следующий миг ощутил удар магии. Сильнейшая слабость выбила меня из боевого транса и я только чудом не свалился с коня. Сколько и куда мы скакали, я не знал, у меня перед глазами плавали размытые пятна, мелькавшие деревья были в тумане, да сами они походили на отражение в кривых зеркалах. Когда Агат остановился, я просто рухнул на землю.

Очнулся я на импровизированной подушке в виде девичьих бедер. Видеть еще не видел, но знал, что это так. Открыл глаза — у меня создалось впечатление, что к ним привязали гири.

— Очнулся! — вскрикнула Ладия и у нее из глаз потекли слезы.

— Ну, все-все, хватит.

— Ты больше суток лежал бревном и я не знала что с тобой делать, — она всхлипнула. — Амулет мой почти не помогал, заживил лишь ожог на спине и все. Сейчас приготовлю поесть, тебе это необходимо.

Она положила мне под голову одеяло, а сама ушла копошиться в седельных сумках. С ее амулетом все понятно — он лечит физическое тело, может быть, благоприятно влияет на астральное и ментальное тела. Но у меня было практически полное истощение внутренней энергии, а если бы я направил в амулет ее всю, то просто умер бы. И интуиция только что подтвердила мои слова. Надо прекращать так сильно тратить ее, а то получается, что не зная ее сути, я разбрасываюсь ее, как не знаю чем. С другой стороны, если бы ее не использовал, то меня убили бы. Зато от сражения есть большой плюс — я в мельчайших подробностях помню переход на второй уровень транса и смогу в него войти в любой момент. А демонессу мне все-таки жаль. С ней приятно было проводить ночи, да и обучить она меня могла многому. Спасли от последней магической атаки меня, по сути, амулет с остатками магической энергии, которая как-то сумела взаимодействовать с внутренней, и моя броня. Под свои мысли я уснул.

Проснулся от запаха каши, а желудок подтвердил, что хочет получить свою порцию. Сел с трудом и тут же получил в руки тарелку. Поел, выпил травяной отвар и снова уснул. Снился мне какой-то кошмар, совершенно не помню о чем, но проснулся я ранним утром с мыслью, что надо срочно уходить. Ладия лежала рядом, прижавшись ко мне спиной, и использовала мою правую руку вместо подушки. На удивление, чувствовал я себя неплохо, вот только сражаться не смогу. Начал вставать и тем самым разбудил девушку, которая сонно попросила еще поспать пару часиков.

— Поднимайся, — я взъерошил ей волосы, на что она почти не отреагировала, — уходить надо, предчувствия нехорошие.

Вот это подействовало. Быстро собравшись и перекусив холодными остатками каши, мы направились в сторону тракта. Хотел одеть свою броню, но только взяв ее в руки, понял, что с ней что-то не так. Несильный удар рукоятью кинжала проделал в спине дыру. Чем меня приложил тот архидемон, я не знаю, но броню пришлось выбросить, а ведь это была еще та, эльфийская из Запертых земель.

Задумка у меня была простая — на тракте следы наши потеряются, а там можно опять свернуть в сторону и передвигаться лесами. Главное это сейчас оторваться от погони, которая, я уверен, существует.

Как ни странно, но задумка моя удалась и до столицы больше никто нас не преследовал. Для меня это означало одно — нас будут поджидать именно там. Поставить своих людей у каждого въезда в город и все, поэтому придется как-то маскироваться. Сейчас мы находились всего в десятке километров от нее, на берегу небольшого лесного озера. Ладия купалась в обнаженном виде, специально провоцируя меня, а я наслаждался ее видом, отдав охрану коню с единорогом. Сегодня вместе мы в последний день, дальше придется нам с девушкой идти одним и мне предстояло обдумать маскировку.

— Андрей, смотри, оно совсем не отмылось, — снова раздался недовольный голос моей спутницы, но я, как и прежде, не обратил на это внимания.

«Как же нам замаскироваться?», — эта мысль постоянно вертелась у меня в голове, и вдруг…

— Что ты там сказала?

— Ты меня совсем не слушаешь, — почти обиделась она, — вот сок той пахучей травки совсем не смывается.

«Вот и решение!», — удовлетворенно подумал я. Затем были уговоры девушки, точнее, как только я сказал о том, что нам необходимо сделать для маскировки, как она тут же согласилась. Для пущей убедительности намазаться соком травы мы решили полностью, затем пришлось просидеть еще часик, чтобы ушел ее запах, потом искупались и убедились, что нас теперь никто не узнает. Я в целях маскировки последнюю неделю не брил голову и отрастил усики, девушка сильно укоротила волосы и тоже смазала их соком травы. Если тела наши приобрели красноватый цвет, то ее волосы представляли собой нечто среднее между шатенкой и рыжей, а мои все равно никто не видел. Теперь мы выглядели, как два брата, осталось только соорудить себе одежду нищих. Ее девушка сделала из наших вещей, для чего пришлось пожертвовать некоторые из них.

Прежде чем двинуться, я решил пройти и осмотреть окрестности столицы, оставив Ладию на попечение Агата и Снежи. На полпути к тракту я встретил подозрительную компанию, а когда в одном из них опознал истинного демона, все стало на свои места. Кстати, опознал его только задействовав магическое зрение, хорошо, что Валли показала мне некоторые нюансы, свойственные только им, правда предупредила, что архидемоны и демоны изменения умеют прятать этот недостаток. Внешность они маскировали обыкновенным гримом и другими приспособлениями, не используя магию вообще. Это как раз был вид демонов с небольшими рогами, встречающимися в этом мире сплошь и рядом. У меня появилась абсолютная уверенность, что ищут они именно мою спутницу. «Вероятно, она играет в их планах одну из главных ролей», — мелькнула мысль, но тут же немного изменилась. — «Точнее, им необходимо ее отсутствие». Доведу ее до этого графа и пусть ее прячут куда подальше. Судя по вооружению и движениям, воинов в этой группе насчитывалось всего двое, не считая самого демона. Скорее всего, какие-то наемники. Я обошел их стороной и прошел еще по лесу, но больше подозрительных компаний не встретил. Вышел на тракт и пару километров прошел по нему, обнаружив несколько наблюдателей. Я не знал, кого они высматривали, но буду считать, что нас.

Вернувшись к своим друзьям, я рассказал девушке обо всем увиденном и сказал, что идти будем лесом почти до города, а там затеряемся среди нищих, коих у стен полно. Мечи, после минутного раздумья, решил не брать, потому что не придумал как их замаскировать, а вот свои ножи-кинжалы взял. Подозрительную группу стали обходить стороной, когда там раздались крики, среди которых различались «там», «туда», «быстрее». Подозревая, что где-то мы засветились, хотя и не понимаю, как это произошло, потому как за спутницей следил в оба. Мы стали убегать. Увидев впереди скальные выступы, я подхватил вскрикнувшую девушку на руки и помчался по ним, не оставляя следов. Каково же было мое удивление, когда они легко определяли наше местоположение. «Да они как-то отслеживают нас!», — мелькнула мысль, — «точнее, Ладию».

— То, что надо! — сказал я, увидев толстое дерево с большим дуплом. — Прячься здесь, — я подтолкнул свою спутницу к нему.

Мысленно позвав Агата, я приготовился к схватке, войдя в боевой транс. Как я и думал, второй уровень дался мне сразу. Первыми, что не удивительно, появились два воина и демон. Судя по тому, как аккуратно стали ко мне приближаться, они знали про мои умения. Придется банально рисковать и идти снова напролом. Бросок к правому, игнорирование его атаки и мой кинжал входит ему в глаз. И тут же я получаю удар в спину. Амулет отклонил его, но я успел заметить, что меч прошел в каких-то миллиметрах от моего плеча, чего ранее не случалось. Я резво развернулся и успел отразить удар демона, но при этом лишился одного ножа. Меч демона оказался едва ли не лучше моих, да и сам он двигался значительно быстрее меня. Я резко отпрыгнул назад, приземлившись уже в состоянии контроля.

Уход, нелепый взмах рукой и меч противника проходят рядом. Спустя каких-то пару мгновений или нескольких секунд, точнее определить не смог, я наконец-то увидел небольшое раздражение в его глазах. К нему подключился и второй воин, но на него я почти не обращал внимания, поэтому тому удалось нанести мне пару порезов. Вдруг демон дернулся, и у меня создалось впечатление, что он хотел отойти в сторону или отпрыгнуть, а затем стал оседать. И я понял причину — бесшумной тенью Снежа пробралась тому за спину и нанесла удар своим оружием. У Агата так ходить бесшумно не получалось, зато он сейчас яростно воевал с остальными членами банды. Я же развернулся в сторону воина, который уже отошел от меня.

— Послушай, мы же мо…

Но я прервал его речь своей атакой, и он вынужден был вступить в схватку со мной. Медлить не стал — ввязавшись в ближний бой, быстро пробил ему горло оставшимся кинжалом. Уничтожить оставшихся не составило нам труда.

— Можешь выходить! — крикнул я девушке, а сам принялся обыскивать демона.

Брони у него не было, а вместо нее толстая кожа какого-то животного. Да и не очень то и нужна она была ему, ведь на мой взгляд он двигался быстрее, чем все третьеуровневые воины, встреченные мной ранее, в том числе и быстрее Валли. А меч казался самым обыкновенным и этим напоминал мои клинки. Но самое главное, я нашел у него три амулета, один из которых точно должен быть поисковым. После сбора трофеев я заявил девушке, что пройти незамеченными в город мы не сможем, поэтому ее отправляю с Агатом и Снежей в лес, а сам пройду к этому графу и сообщу ему.

Ко мне, как к нищему, никто никаких претензий не предъявлял, поэтому я преспокойно прошел в ворота. А вот в городе, в одном из темных переулков, я снял с себя рванину и превратился в обыкновенного горожанина среднего достатка. За время учебы я не очень интересовался делами королевства, но Ладия точно и подробно рассказала мне где искать графа. Подходя к зданию тайной охраны, я услышал фразу:

— И что, убитый граф Скардано так и лежал с тем стражником до ночи?

Я тут же притормозил и вставил свои пять копеек.

— Я думаю, что это вообще был не граф, — скептически произнес я.

— Точно тебе говорю, что это был он, — начала убеждать меня дородная женщина лет сорока пяти. — У приятеля моего мужа есть друг, который и служит в замке стражником, вот он и сказал.

— Все равно не верю, — недоверчиво покачал головой, — кто же кроме графа сможет так справляться с такой работой.

— Как кто? — даже удивилась она. — Его заместитель барон Гримтир скоро наведет порядок и арестует всех заговорщиков.

— Да не заговорщики это, — возразила ей вторая женщина чуть моложе сорока.

— А я тебе говорю, что заговорщики!

И они принялись спориться, а я тем временем медленно направился, пока еще, в сторону здания охраны. Честно говоря, я не знал что делать, ведь дед девушки больше никого не упоминал. Проходя мимо здания по другой стороне улицы, я увидел трактир, а желудок радостно и требовательно заурчал — пришлось согласиться. Место у окна было свободно, я там и сел. Заказал себе большой кусок жареного мяса под каким-то там соусом и травяного отвара. Автоматически употребляя пищу, я раздумывал о дальнейших действиях. Пока вырисовывается только одно — узнать у Ладии правду и отвести ее домой или куда она сама захочет.

— Господин барон, — услышал я тихую фразу справа от себя, — прибыл гонец из Строттора.

Название родного города моей спутницы сильно резануло по ушам, и я обратил внимание на сидевших мужчин. Точнее два заканчивали обедать, а третий стоял и тихо докладывал. Не совсем понимая что я делаю, встал и, подойдя к ним, спросил того, кому делался доклад:

— Барон Гримтир?

Тот секунд десять меня рассматривал, вероятно, пытаясь вспомнить обо мне, затем невозмутимо ответил:

— Вы правы молодой человек.

— Я хотел бы поговорить с вами.

— Идем, — не раздумывая, сказал он и, поднявшись, направился к выходу.

Когда он представился, у меня заработала интуиция — в кои то веки тогда, когда нужно. Она и подсказала, что барону можно доверять. В кабинете, куда мы вошли, он активировал какой-то стационарный амулет и приготовился слушать. Я же для начала протянул ему жетон, полученный от деда. Как только он его увидел, то стал похож на хищника, приготовившегося к атаке. Проверял он его просто — достал свой, с виду точно такой же, приложил и наверняка что-то активировал. И только потом мы продолжили разговор. Я рассказал ему все в подробностях, а он почти сразу предложил мне план, который меня полностью устроил. Особо его заинтересовала моя уверенность, что местонахождение девушки определяют, поэтому он пригласил чародея, который сходу сказал, что это магия крови, в которой демоны очень сильны. Спросил про вещи и, особенно, про руны и амулеты, снятые с демона. Предполагая нечто подобное, я их все захватил с собой. Два он сразу отдал мне, сказав, что это защитные — один от астральной атаки, второй от обыкновенной, а с третьим работал очень долго.

— К сожалению, не смогу заблокировать его действия, — он тяжело вздохнул, — уровень очень высокий и я так и не сумел разобраться в нем. Вернее, я попытаюсь это сделать, но гарантировать ничего не могу.

Еще их заинтересовали мои знания в отношении природы демонов изменения. Источник получения я отказался называть наотрез, но все, что знал, поведал. Поэтому в операции участвовали только самые проверенные люди. А уж как обрадовался чародей, когда я ему рассказал о нюансах ауры, свойственной только жителям инферно, словами не передать. Вся моя роль в плане заключалась только в доставке девушки в условленное место.

Вернувшись в лес и рассказав Ладии обо всем услышанном, получил от нее ответ, что правильно сделал, что доверился барону. Дальнейшее произошло без сучка и задоринки — девушку посадили в карету для узников и под охраной отправились в столицу. Честно сказать, мне очень понравился такой способ маскировки. Прощаясь, я поцеловал девушку в щечку со словами:

— Прощай мелкая. И не вздумай возвращаться в институт, с такими-то врагами.

Сам же в учебное заведение, естественно, опоздал, но меня пропустили, строго наказав завтра принести объяснительную в ректорат.

За завтраком мне поведали, что до коронации принцессы, которая состоится через семь дней, занятий не будет. К ректору я шел с двумя вопросами: во-первых, написал сочинение по теме «Как я провел каникулы», во-вторых, хотел решить вопрос с моими четвероногими друзьями, чтобы они жили на территории института. Поскольку барон Гримтир сказал, что распространяться о случившемся не следует, я в отписке ректору написал, что банально заболел какой-то болезнью, а амулета целительского не имел. Удивительно, но ректор только почитал ее и все. Второй вопрос он тоже решил, не иначе, как барон посодействовал.

На третий день безделья я заинтересовался порталами, достал свою книгу и долго изучал плетение. Нарисовать его я пока не мог, в основном потому, что не мог запомнить, даже в состоянии контроля. Затем мои мысли переключились на местные порталы и я решил спросить у кого-то из учителей. По дороге попался тот, которому я помогал в библиотеке.

— Молодой человек, — немного удивленно ответил он, — ваше стремление к знаниям меня очень радует. Все дело в том, что порталы в нашем мире приходиться очень хорошо защищать, чтобы возмущения не сказывались на их работе. Вследствие этого цена на перемещение очень высока, а кроме этого, и это, на мой взгляд, более важная причина, эта самая защита негативно сказывается на самочувствии, особенно чародеев. Причем получается, что чем более чувствителен человек, то и ощущения негативнее, а чародеи все такие. Поэтому мы пользуемся ими крайне редко и только по необходимости. А вот гонцы, посольства и богатые купцы постоянно.

«Ну и в мир я попал», — подумал я и покачал головой, когда попрощался с преподавателем. — «Зато чародеи по своей сути являются артефакторами». Оставшееся время до местных «выборов» из одной кандидатуры, прошло в тренировках. Причем, тренировал контроль и умение моего родного мира. Только сейчас меня посетила запоздалая мысль попросить Валли глянуть на меня магическим зрением и рассказать, что с моей аурой — глядишь, и получилась бы подсказка.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, Храм Богов.

После всех произошедших событий, принятие наследования, а соответственно короны государства решено было проводить без обычной пышной церемонии. Хотя приглашенных аристократов насчитывалось достаточно много. Ладия скромно стояла у колонны, неподалеку от своей старшей сестры, принимавшей поздравления от различных людей. Несколько услышанных ею разговоров Миланы привели ее в шок, и она поняла, что если руна выберет ее, то страну ждут ужасные перемены. Она плохо знала свою сестру, и была уверена, что та в своих убеждениях похожа на нее или маму, но действительность ее сильно поразила. Ладия уже собралась было высказать ей, но герцог Гортанг, играющий роль ее дяди, взял ее под руку и парой слов успокоил девушку. Он же обещал укрыть ее, в случае, если трон достанется сестре. Вот появился главный жрец Храма.

— Сегодня состоится принятие наследования и одновременно коронация нового правителя нашего королевства, — начал он.

В ответ на его слова, двери за его спиной отворились, и все присутствующие увидели артефакт, созданный неизвестным чародеем более двух тысяч лет назад, а сейчас даже имени никто не помнит. А Ладия подумала, что это первый случай в истории, когда наследование осуществляется без их величеств, да еще и девушек не только без брачных уз, но и без помолвки. Как поведет себя Руна Королей, не мог предсказать даже сам жрец.

— Прошу первого претендента встать в центр Руны и назвать себя, — продолжил жрец согласно протоколу.

Милана с победной улыбкой на лице прошествовала мимо него и остановилась, как и было сказано служителем богов.

— Милана Скардинар, — произнесла старшая принцесса.

Спустя положенных пять секунд ничего не произошло, и улыбка девушки медленно сползла с ее лица.

— Руна не приняла претендента, — спокойно произнес жрец, а в глазах старшей дочери короля начали появляться огонь ярости.

Но какая-то неведомая сила подтолкнула ее, ярость сменилась испугом, а девушка ушла к изумленным произошедшим людям, которые ранее уже поздравляли ее. И не только поздравляли — наедине были сделаны весьма интересные предложения.

— Прошу следующего претендента встать в центр Руны и назвать себя, — между тем продолжил жрец.

А Ладию охватил непонятный страх, ей очень не хотелось быть отвергнутой, ведь это является фактически признанием непригодности управлять страной. А для девушки это было несмываемым позором. Ноги, казалось, приросли к полу Храма.

— Ну же, смелее, — спокойный голос герцога придал ей уверенности и девушка, гордо вскинув голову, отправилась к Руне.

Провожаемая удивленными взглядами, девушка слышала шепот: «харанка», «а ведь королева была из Воравии» и другие. Менее всего удивленными оказались хараны из княжества, прибывшие на церемонию.

— Ладия Скардинар, — раздался голос девушки в полной тишине.

Не прошло и двух секунд, как девушку окутало золотистое сияние, поднявшееся снизу, и у нее над головой проявилась призрачная корона. Почти вся женская половина пораженно ахнула.

— Наследование и принятие короны королевства подтверждено, — торжественно произнес жрец.

Сияние медленно растаяло, но девушка еще чувствовала его теплоту, даже ненавидящий взгляд сестры не испортил ей настроения. Девушка подошла к жрецу и склонила голову, получив в ответ напутствие приумножать богатство своей страны. Это был один из двух случаев, когда король и королева Скардии склоняют голову. Вторым являлось бракосочетание. Ее сестра не стала дожидаться окончания церемонии, направившись к выходу. Она искренне была уверена, что это самозванка и она отобрала у нее корону, и за помощью она решила обратиться к своей родне в Империю. Ладия же, сопровождаемая герцогом Гортангом и, непонятно откуда появившимися агентами тайной охраны, вышла из храма, где ее уже поджидала карета и еще два десятка охраны, верхом на гурангах. Увидев это, она с тоской вспомнила свое путешествие верхом на единороге. Затем ее мысли перетекли к ее спутнику в том самом путешествии и его отношении к ней. Зная его отношение к аристократам, она с тоской подумала, что сейчас добиться его внимания будет значительно сложнее. А он, как назло, совсем не хотел покидать ее мысли, даже ночью приходил к ней, где они… «Все равно добьюсь его взаимности», — решила она. — «Я уверена, что нравлюсь ему». Под эти мысли она приехала во дворец, где на нее навалилась такая куча дел, что ложась в кровать, она засыпала раньше, чем ее голова касалась подушки.


Инферно, мир Урхенд, домен Дудрр, замок Повелителя.

Повелитель домена находился в скверном настроении, и причиной была война, объявленная соседом. С самого начала все было непонятно, ведь силы этого именно этого соседа довольно сильно уступали его воинам, но первые же стычки показали странность. Воины ничем особенным не выделялись, зато архидемоны оказались очень сильны. Причем ничем сторонним не выделялись, и только его личное вмешательство заставило их раскрыться. Но почерк заклинаний ему был неведом, из чего вытекает, что они принадлежат другому миру. Поначалу он подумал, что кто-то сумел найти сердца доменов или хотя бы одно, но разведка опровергла это мнение — на бесхозных территориях по-прежнему властвовали порождения, от которых разведчикам едва удалось скрыться. О войне за соседний домен не было даже слухов, а значит, у них договоренность. Сейчас очень много зависит от нового мира, из которого он ждал хороших известий. И как по заказу с ним связался координатор того мира Г’Нгоррат и попросил аудиенции.

— Мой, Повелитель, — склонил тот голову, — операция по возведению на престол Скардии старшей дочери провалилась.

Хозяин замка сдержался, чтобы не убить своего вассала только из-за того, что хотел узнать подробности, но архидемон всем своим нутром почувствовал гнев, ярость и жажду убийства своего господина. И он прекрасно знал, на кого эти чувства направлены.

— Король и королева что-то заподозрили или их кто-то предупредил, — стараясь оставаться невозмутимым, продолжил он, — и они более года назад спрятали свою младшую дочь, а ее роль играла другая девушка. Более того, за это время принцесса сильно изменилась внешне и стала выглядеть почти стопроцентной харанкой. В этом году она училась в их магической школе вместе с хараном, которым вы очень заинтересовались. На ее поиски ушли шесть групп, одной из которых подвернулась удача, но она была уничтожена. На перехват вышел я со своими подчиненными. Появилась она с небезызвестным вам хараном, который и помог ей скрыться.

— Он применял свои умения? — немного сбавив гнев, спросил повелитель.

— Его умения в этом бою были значительно выше, чем в первом случае. Он убил несколько демонов, а сделать это мог только с использованием своей силы. Умения воздействия на астрал он не применял, но ему служила Х’Валлитай.

— Что?!

Раздался рык и повелитель очутился рядом со своим вассалом, схватил того за горло и приподнял его. Но смог перебороть себя и отбросил архидемона, который приземлился на ноги.

— Она служила ему и прикрыла его от магического удара. Кроме этого у него появился амулет, который смог полностью отразить копье хаоса, а потом еще и ослабить удар инферно. Это никак не уровень той полосы, а как минимум, мира вплотную приблизившегося к Высшим сферам. Откуда у него этот амулет, неизвестно, а проследить за ним, вероятно, должна была как раз Х’Валлитай. Мы организовали плотный контроль на подступах к столице и одной группе, судя по всему, удалось их обнаружить, но отсутствие переговорного амулета не позволило им сообщить об этом. Наверняка они приняли решение о ликвидации, но в итоге были уничтожены сами. Главным у них был Дорркрр, поэтому я даже не представляю, как его смогли убить. До нас на месте их боя побывали агенты службы тайной охраны, которые уничтожили все следы и восстановить картину боя мы не смогли.

Повелитель задумался. Все тщательно продуманные планы летели крахом, и случилось это после того, как появился этот странный харан. «Неужели вмешались Боги?», — подумал он. — «Нет, этого не может быть. Если они и существуют, то их сила невероятно слаба, поскольку они не смогли удержать мир вдалеке от границы с инферно, а это их прямая задача». В данную минуту он раздумывал на вопросом: убить харана и тем самым потерять возможность выйти на тех, кто стоит за ним, или оставить как есть, и сконцентрироваться на захвате трех стран, которые готовы им подчиниться, пусть сами этого и не осознают. Все равно со Скардией надо начинать все сначала, а времени нет — ему уже сейчас необходимы души смертных для войны здесь, а тут добровольно будет отдано население трех государств. Необходимость этого и понимание, что разгадка того мира находится на далеких островах, привели к тому, что он остановился на втором варианте.

— Скардию оставьте в покое, за хараном установить наблюдение, но используйте для этого кого-то из местных. Империя пусть выскажет недовольство, что трон заняла не старшая дочь, но не официально. Официально пусть поддерживают хорошие отношения, а позже мы посадим на трон старшую принцессу.

— Боюсь, что это не получиться. Эта дура демонстративно покинула церемонию, а аристократы такого не простят. Они могут драться за трон, но к церемонии коронации относятся очень серьезно, поэтому ее просто-напросто не примут в качестве королевы и быстро свергнут. Она нам стала бесполезна.

— Все равно оставьте как есть. Через сколько времени три страны станут наши? Все должно произойти одновременно.

— Полтора года, — ответил Г’Нгоррат и тут же добавил, — все дело по-прежнему в империи, где некоторая часть аристократов, не согласных с политикой императора, стараются переманить убегающих людей к себе. Придет организовывать банды разбойников и опустошать их земли, заодно уменьшим численность.

«Полтора или два года еще будет происходить прощупывание соперников», — подумал Повелитель домена Друддр, отправляя вассала ментальным посылом с глаз долой. И удовлетворительно оскалился, видя как тот поморщился.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства.

Вот и подошли большие каникулы, осталось только сдать экзамены. Отшумели бурные возмущения убийством королевской четы, сейчас правит новая королева, говорят совсем молоденькая, но у нее хорошие советники, да и аристократы ее поддержали очень многие. Когда по институту поползли слухи, что это моя мелкая подруга, я поначалу не поверил, но оказалось, что это так. Я наслаждался их физиономиями, когда они прознали об этом и вспоминали свое отношение к девушке. Потом некоторые из них пытались через меня выйти на нее, но их я сразу отшил, сказав, что королева давно забыла обо мне. Я, наверное, единственный человек в королевстве не только обнимавший ее величество, но и спавший с ней в обнимку и даже видевший ее обнаженной.

А вот кто меня действительно сильно озадачил, так это наша куратор, которая все пыталась напроситься ко мне в постель. Поначалу как бы робко, но сейчас все настойчивей и настойчивей. То улыбнется мне на улице, где мы пересеклись случайно или не совсем случайно, то устроила мне дополнительные занятия, где предложила называть себя просто Ялинией. Потом стала применять какие-то чисто женские штучки, после которых у меня наступало сильное возбуждение и хотелось сграбастать ее в руки и проделать то, что делал с демонессой. Хорошо, что состояние контроля, которое я усиленно тренировал, снимало это влечение легко. Но мысли плюнуть на паранойю и поддастся этому возникали все чаще и чаще. Но эти дополнительные занятия здорово помогли мне в умении разглядеть суть предметов, куда необходимо наносить чары, за что я все же был ей благодарен. На теоретических занятиях мы выучили защитные и атакующие чары первого и второго ранга. И теперь нас ждет впереди экзамен.

Суть экзамена проста — на тренировочном полигоне выходят две группы и сражаются между собой теми чарами или рунами, которые сумели выучить и создать на их основе амулеты. Каждый участник получал специальный учебный амулет, который не только защищал ученика, но следил за получаемым уроном. То есть, если заклинание противника должно оторвать руку, то он просто ее парализует. При смертельном попадании происходит парализация тела. Группы запускались на стадион, им выдавалось три десятка заготовок под руны и амулеты, и давался час времени на создание из заготовок полноценных магических изделий. Причем применение знаний не ограничивалось только учебой, а если удалось выучить что-то самостоятельно, то можешь применить. Если изобрел новое, то тоже можешь использовать. Победа присуждается той команде, в которой в живых остался хотя бы один человек. Я как узнал об этом, то первым дело подналег на заклинание сексуального желания, которое храниться в моей книге. Свои магические каналы я разработал достаточно сильно, а работать с тонкими линиями научился еще в том мире, да и постоянные тренировки по контролю, боевому трансу и тому неизвестному состоянию из моего родного мира, как оказалось, сильно способствовали и работе с энергиями. Последние две недели в библиотеке происходило настоящее паломничество, дабы выучить что-то новое. Но вот все закончилось и завтра нас ждет экзамен.

Глава 13


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства.

Ночью мне снился странный, но, надеюсь, стоящий сон — я все время пытался сотворить чары молнии, а они не получались. Все это время я удирал от какой-то твари, видеть которую не видел, но знал, что та гонится за мной. Только изменив их немного, создал плетение и жахнул в приближающееся темное пятно. И тут же проснулся. Мне понадобилось лишь пару мгновений, чтобы осознать сон и то, что я в нем сделал. Схватив ручку и тетрадку, я принялся записывать новинку в мою тетрадь, пока сон не выветрился из головы. Из-за такого сна проснулся немного разбитым, поэтому для повышения настроения убежал на тренировку. Вернувшись, я нацепил амулет защиты, взял заготовку и направился на испытательный полигон для высокоранговых чар. Сегодня ажиотажа не было, поэтому я в гордом одиночестве нанес на заготовку чары, напитал энергией и применил их. Подойдя к стенду, я удовлетворенно улыбнулся, ведь след от черной молнии на целый сантиметр вошел в камень.

— Черная? — в изумлении пробормотал я, ведь во сне она была обыкновенной.

Вот что мне сразу не понравилось, но я поспешил проверить силу атаки и только сейчас понял, что цвет другой. Решил сравнить.

— Тааак, — принялся вслух комментировать разницу, — вот здесь другой угол, здесь добавлено по две небольшие завитушки, и небольшая стрелка по направлению атаки.

А ведь это плетение красивее смотрится, завершеннее что ли. По дороге домой я мысленно рисовал их, правда, не задействуя энергию. С удивлением понял, что настолько вжился в этот мир, что автоматически пользуюсь магией только в защищенных местах, а на улице только теми умениями, что не привнесут мне вреда. Идя на завтрак, я еще раз продумывал тактику боя, к которой пришел во время вчерашних раздумий. Вероятно, это и послужило причиной этого странного сна, но весьма полезного. Все-таки я немного припозднился и мои одногруппники уже поели и шли на выход, обсуждая предстоящий боевой экзамен. Мне сказали, чтобы я быстрее ел и присоединялся к ним.

— Вы хотите победить? — спросил их, когда прослушал пять минут их дебаты.

— А как же! — Улана очутилась рядом со мной.

— Если будете меня слушать, то шансы на победу станут велики.

— Хорошо, командуй, — после полуминутного переглядывания и перешептывания сказал Лирс, который был из них самым сильным.

Вот что хорошо с простолюдинами, они быстро соглашаются на командирство над собой, если не уверены в своих силах. В отличие от аристократов, которые будут с пеной у рта доказывать, что они лучше тебя, а при поражении всю вину свалят на других. С простыми людьми намного проще.

— Тогда делать будем так, — начал я давать инструкции, придуманные вчера вечером. — Как только попадем на полигон, шесть человек, тех, кто лучше всего и быстрее создает амулеты, занимаются этим. Первыми создаются защитные и откладываются в сторону для самостоятельной подзарядки. Потом атакующие. Вот их передаете остальным семерым, которые и будут их заряжать. Последние сильно этим не увлекайтесь, чтобы на полигоне не испытывали слабости.

— А ты? — спросила вездесущая Улана.

— Я тоже буду создавать амулеты, но особенные. Постараюсь одними чарами привести наших соперников в недееспособное состояние.

— Ты владеешь чарами, бьющими по площадям? — удивился Лирс.

— Скажем так, это не боевые чары, — я улыбнулся воспоминаниям о предыдущем их применении, — но они заставят наших противников думать совсем о другом. Когда это произойдет, нашей задачей будет просто их всех парализовать. Наверняка кто-то не подпадет под них или сможет сбросить, и вот с ними надо решать проблему в первую очередь. Да, защитный амулет и для меня сделайте, а то я могу не успеть.

Жеребьевка производилась между всеми группами первого года обучения, но нам почему-то выпало «воевать» с первой группой нашего направления — это где самые знатные учатся. Сам же бой был третий по счету. Дойдя до тренировочного полигона, я немножко обалдел. Слышал, что строятся трибуны, даже сегодня утром видел их, но в действительности они оказались очень большими — экзамены пользовались огромным зрительским спросом. Как сумела разузнать Улана, сам тренировочный полигон тоже претерпел некоторые изменения. Это делается каждый год, чтобы заставить учеников думать, на ходу оценивая обстановку. О том, что изменилось, мы узнаем только выйдя на экзамен. Каждой группе предстоит по одному бою, а уж по каким критериям преподаватели оценивают, неизвестно. Не факт, что все ученики команды победителя получат высокие баллы.

«Бомммм», — разнеслось над полигоном — экзамены начались. Спустя час, с трибун раздались одобрительные возгласы и крики, что говорит о том, что началось непосредственно состязание. Весь первый бой я обдумывал различные нюансы в ведении боя, а в перерыве, точнее, времени, когда вторая пара занималась изготовлением амулетов и рун, решил немного уточнить действия.

— Слушайте, — все взглянули на меня. — Мои чары эффективны, когда противник находится вместе или недалеко друг от друга. Поэтому, — я выделил это слово, — когда выйдем на полигон и увидите, что соперники кучкуются, то сразу уходите назад как можно дальше и как можно быстрее. Если они рассеяны, то держитесь вместе, перекрывая друг друга щитами. Красавиц наших в центр и пусть занимаются подзарядкой амулетов. Улана, ты, как самая быстрая в плане зарядки, занимаешься этим через раз, чтобы сильно не устать. Зато когда станет очень тяжело, то должна выложиться по максимуму, но зарядить все очень быстро.

Это уточнение я внес, поскольку перед экзаменами нам сообщили, что до начала боя команды разделяет непрозрачная пелена. Вот и наша очередь подошла, и мы пошли на полигон. Преподаватели нас очень внимательно проверили, чтобы никто ничего не смог пронести. Как только вышел на тренировочное поле, тут же окинул взглядом — изменений на самом деле сделали достаточно, по крайней мере, на нашей половине именно так. Ученик-выпускник перевернул обыкновенные песочные часы и мы спешно начали разбирать заготовки. Мне необходимы были две с разной сутью. Для черной молнии понадобится материал, где суть предмета имеет форму плоскости, а вот для любовного — объем. Найдя, приступил к созданию плетения сексуального желания.

— Есть! — вслух обрадовался я, завершив его.

Теперь добавить плетение-накопитель и в путь. Чуть тормознул, когда подумал об активации. Решил, что когда буду в Запертых землях, то обязательно проверю активацию с помощью местного активатора, а не ментального посыла. После этого, чары черной молнии показались мне очень простыми. Все время, отведенное на магические изделия, истекло, и теперь у нас пять минут, чтобы занять позиции. Команда стала в круг, а я вышел немного вперед. Пелена исчезла.

Соперники разбились на две кучки, видать, не смогли выяснить кто из них главнее, а может быть, так и было задумано. Но для меня важно то, что группы находились всего метрах в пятнадцати. Перейдя на второй уровень боевого транса, я рванул к ним. Основная их масса не сообразила, куда это я исчез, но двое следили за мной и начали готовить атаку. Скорее всего, поняв, чем почувствовав, что будет атака, ушел вперед перекатом, благо впереди была травка. Пару мгновений и я активирую амулет. Я даже пробежал чуть дальше, чтобы наверняка не задеть своих. Резко развернувшись, полетел обратно. А вот после этого маневра, я успел заметить в глазах обоих лидеров недоумение. Спустя несколько секунд реального времени я проявился недалеко от своей команды, хорошо, что в последний момент сообразил к ним не подбегать, а то точно получил бы от них заклинанием.

— Что ты применил? — спросил Лирс. — Я так ничего не вижу.

Честно говоря, я и сам не знал время срабатывания, но то, что не более пары минут, был уверен.

— Сейчас увидим, — чуть с усмешкой ответил я, что не укрылось от одногруппников, и некоторые посмотрели на меня, затем более внимательно на наших соперников.

А в их рядах начались шевеления — сперва они начали оглядываться, ища кого-то, затем задвигались, стремясь найти себе пару. Командиры что-то крикнули, но на них никто не обратил внимания. И тут заклинание, наверное, полностью вступило в силу, потому как наши визави стали просто рвать на себе одежду. А спустя минуту началась оргия.

— Всем! — крикнул я. — Не обращать внимания на людей — наша основная цель два человека, остальных атакуйте походя.

Какое-то время я шел вместе с ними, периодически одергивая от созерцания развратных любовных игр. Но, как только их командиры прекратили попытки достучаться до сознания своих временных подчиненных, и перешли в боевой транс, это же сделал и я. Атаковать решил левого.

Он владел тоже вторым уровнем и мы устроили игру. На таких скоростях атаковать магией надо не противника, а место, куда он может переместиться. Это, что касается огненных шаров, воздушных кулаков и прочего, а вот молнии подходили очень хорошо. Я все же двигался чуть-чуть быстрее, поэтому имел небольшое преимущество, поскольку мог загнать его в угол или место, где мало маневра. Вот рядом со мной пролетела молния, и я почувствовал, как сработал защитный амулет, но и сам отправил свою в ответ, прекрасно просчитав его действия. И чуть не выпал из транса, когда увидел, что соперник резко ускорился, всего на пару метров, зато смог уйти от молнии. Раньше он так не делал, и следующую атаку пришлось подкорректировать. «Есть!», — мысленно воскликнул я и обратил внимание на остальных.

Второй командир методично выбивал наших из группы, все-таки уследить за таким противником очень сложно. Мое вмешательство решило исход поединка. Оставшиеся на ногах с радостными улыбками двинулись на выход, а на полигон спешили преподаватели и целители. Я же по дороге успел разрушить чары молнии и плетение сексуального желания. Не успели мы выйти, как мне приказали прибыть в ложу к ректору. Да, для верхушки аристократов соорудили довольно комфортабельные ложи. Там присутствовали другие преподаватели и еще некоторые люди, которых я не знал. Хотя нет, вот чародей из тайной охраны.

— Молодой человек, — обратился ко мне ректор строгим голосом, — вам все же удалось пронести амулет с такими, — тут он чуть запнулся, — интересными чарами. Уровень этих чар настолько высок, что смог преодолеть защиту полигона, хотя они и ослабли сильно, но первые ряды почувствовали его влияние. Я это к тому, что владеть такими чарами вы не можете.

— Граф Скарди, — начал я холодным официальным тоном, — вы утверждаете, что я нарушил правила и пронес амулет с собой на экзамен?

Граф уже хотел что-то мне ответить, как вмешался один из присутствующих здесь незнакомцев.

— Давайте не будем обвинять друг друга, — он посмотрел сначала на ректора, затем на меня. — А вы, молодой человек, согласитесь еще на одно состязание? Вот только проверять вас будут намного тщательней.

— Один или с группой?

— Пусть с группой, но соперниками у вас будут выпускники, которые могут использовать чары и руны только первого и второго ранга.

— Пять парней и пять девушек, — внес я свою лепту, — ну, чтобы у каждого была пара.

После этой моей фразы кто улыбнулся, кто засмеялся, а чародей охранки вообще захохотал. Обстановка разрядилась. А я и в самом деле готов был вызвать ректора за оскорбление на дуэль, и добился бы возможность использования любых подручных средств. Вернувшись к своим, я рассказал им о разговоре. Улана тут же заявила, что я сделал все правильно, и поцеловала меня в щеку. В общем, мы решили отдыхать, а я начал обдумывать предстоящую тактику боя. В голову ничего путного не приходило, все разбивалось об опыт старших ребят. У меня же эта ситуация вызывала раздражение, как-то не хочется проигрывать. В итоге махнул на все рукой и решил действовать по обстановке.

Ко мне подошла наш куратор и сказала следовать за ней для детального осмотра. Блин, я как-то не сообразил, что досматривать будет она и из-за этого раздражился еще больше. Зашли в небольшое помещение прямо у полигона.

— Снимай всю свою одежду и переодевайся, вот, — она показала на сверток, — специально приготовили для тебя.

Я разделся до исподнего и хотел начать одеваться, как услышал ее иронично-насмешливый голос:

— Я же сказала всю, а то мало ли что ты там прячешь?

Бросив на нее недовольный взгляд снял и это, но не успел я даже развернуть сверток, как та оказалась передо мной и, протягивая руку к низу моего живота, томным голосом произнесла:

— Так и знала, что прячешь.

Вот тут мое раздражение нашло выход. Сделав быстрый шаг к ней, я правой рукой крепко схватил ее за волосы, левая прошлась по груди, затем задрала подол платья. Опешившая женщина не успела ничего предпринять, как я ее развернул и положил грудью на стол. Разорвав ее нижнее белье, грубо в нее вошел.

— Что ты себе по…

Она, наконец-то, совладала с собой и хотела что-то там сказать, но я ее прервал:

— А разве вы, госпожа преподаватель, не этого добивались последние полгода?

Спустя пять минут я получил разрядку и стал одеваться. Одновременно с этим у меня ушло и раздражение, а настроение повысилось. Тактических планов и схем не появилось, поэтому решил, как и прежде, действовать по обстоятельствам, что и сказал своим соученикам.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства, тренировочный полигон, помещение хранения магических вещей.

Ялиния была в бешенстве. Совсем не так она представляла свои отношения с этим хараном, это она должна была использовать того в своих целях, а не он. Это он должен ползать у ее ног и выполнять любую ее просьбу и любые желания. Ранее у нее всегда получалось добиться всего довольно просто, правда, надо сказать харанов среди ее жертв не было. Поначалу она опешила от его действий, а потом уже ничего не могла сделать — его рука, держащая ее волосы, не позволяла этого. Через несколько минут она даже начала получать удовольствие, но тут все закончилось и он вообще отшвырнул в сторону, как какую-то… какую-то… Да еще этот приказ Владыки ненавязчиво следить за ним. Она хотела получить двух зайцев одновременно, а осталась ни с чем.

— Ну, ничего, — в раздражении прошипела она, — еще не вечер.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства, тренировочный полигон, ложа для аристократов.

Ладия была в ярости. Нет, поначалу ей понравилось наблюдать за состязаниями, а когда выступала ее группа, то даже захотелось поучаствовать. Но она прекрасно знала, что никто из ее опекунов не пустит, особенно, если припомнить какой бой ей пришлось выдержать, чтобы попасть сюда. Герцог, к которому она относилась как к отцу, скрепя сердце, согласился, то только под видом графини. Вот и сейчас она находилась в отдельной ложе вместе с другом, роль которого играл один из телохранителей, присланных ее родственниками из княжества, а девушка, же играла роль ее служанки. К тому же и он, и она являлись семейной парой. Первые два поединка не вызвали у них особого интереса, лишь дважды они обратили внимание на полигон. А вот когда вышла ее группа, то Андрей сразу завладел их вниманием. И парень и девушка не были чистокровными харанами и подобрали их, чтобы не вызывать подозрений, но принадлежали к элите.

— Оригинальное решение, — хлопнул себя по коленям он, когда увидел последствия применения заклинания Андреем.

По всем трибунам послышались смешки и даже смех. Ладия же от открывшегося действия покраснела и смущенно отводила глаза. Дальнейшие действия все расставили по своим местам и ее группа, пусть и бывшая, победила. Но преподаватели не поверили, что он смог создать такие чары и решили их команду проверить еще раз, а самого Андрея осмотреть очень тщательно. Об этом ей рассказала телохранительница, которая ушла узнать, что там происходит. С ее слов Андрей чуть не вызвал ректора на дуэль за обвинение в мошенничестве. Зная, как тот умеет сражаться, она почему-то была уверена, что одним графом стало бы меньше. Все обошлось, но проверять ученика будут в обнаженном виде, дабы убедиться в отсутствии имеющихся амулетов. И когда она увидела, кто пошел проверять, ее охватила жгучая ревность, ведь ей докладывали об интересе этой учительницы к нему. Она даже непроизвольно дернулась, что не укрылось от ее охранников. А когда девушка увидела вышедшего харана с довольной улыбкой на лице, то едва удержалась, чтобы не бросится и не прибить его за это. Но раздраженное лицо Ялинии, заставило ее пересмотреть свое мнение о произошедшем, хотя что-то внутри ее не давало покоя.

Затем был учебный бой, где ее группа проиграла. Она не могла видеть передвижение некоторых участников, замечая только мелькавшие тени, но телохранители сообщали ей самое интересное. Особенно они восхитились, как Андрей умудрялся убегать от трех преследователей, смог вывести одного под удар команды и ранить другого. Затем его все же подловили, а потом справились и с остальными. Ладия была разочарована, но Фалли и Сколл сказали, что для первого года обучения это прекрасный результат. А если бы кроме магии, можно было применять и другое оружие, то исход мог быть совсем другим, поскольку по некоторым движениям Андрея они сделали вывод, что тот больше полагается на мечи, чем на магию. С этим королева была полностью согласна. Вернувшись, они поинтересовались ее знакомым, пытаясь разузнать о нем все, но девушка решила ничего не рассказывать, кроме того, что он прибыл с далеких островов. Сколл и Фалли были этому моменту очень удивлены.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства, тренировочный полигон.

Старшекурсникам мы, естественно, проиграли. Большую часть времени я занимался тем же, что и в жизни — убегал от соперников, тем самым раздражая их. Одного такого смог подставить под атаку группы, второго сам ранил, но затем допустил ошибку и ранили уже меня, причем в ногу. А следующие две атаки меня парализовали. После боя преподаватели спрашивали меня причину, по которой я не применял чары желания, но я ответил, что и так было понятно, что выпускники не попадутся на такую простую уловку.

— Но, если уважаемые преподаватели хотят убедиться, что это я создал такие чары, то вот прямо здесь и сейчас их применю, — добавил я в конце своего ответа, достал заготовку и начал рисовать первые линии.

— Нет, нет, не надо, — раздались несколько голосов. — Можете идти, — добавил ректор.

Через час куратор сообщила нам наши баллы и все они были выше минимума, поэтому договорились вечером отпраздновать наш переход на второй курс. Центральная часть города бурлила — все ученики первого года обучения, набравшие минимум баллов для перехода на второй курс, отмечали это событие. Мы выбрали себе небольшой и недорогой трактир, находящийся не на самой площади, а немного в стороне. Посидели хорошо расспрашивали о том, где я научился так грамотно воевать, на что отвечал, что по сравнению с другими моими сверстниками на далеких островах, я вообще ничего не умею. Одновременно с этим подкалывали по поводу того, что я не пью ни вина, ни других алкогольных настоек. Я же решил «по секрету» выдать им придуманную только что версию.

— Слушайте, — тихо произнес я, показывая, чтобы они наклонились ко мне, — у меня на родине существует поверье: если кто-то сумеет воздерживаться в своей жизни от алкоголя, то Забытый Бог обратит на него свой взор.

И замолчал. Мои сокурсники целую минуту ожидали продолжения, и только после этого Улана тихо спросила:

— И что будет?

— Этого не знает никто, — уверенно ответил я, — но очень редко у нас пропадают те, кто уходит к Храму. И все они были лучшие: кто-то воин, кто-то чародей, кто-то целитель.

— Интересно, очень интересно, — услышал я за спиной незнакомый голос.

Вот ведь расслабился, даже не почувствовал приближение кого-то. Рядом с нами сел человек с довольно большой примесью крови харанов, хотя, в отличие от меня, не выделялся своей внешностью, точнее она не была очень редкой. Он обвел нас взглядом и, приняв наши правила, нагнулся и тоже тихо спросил:

— А что еще есть интересного у вас на островах?

— А все остальное, — я поднял палец вверх, — является тайной за семью печатями.

— А что это за печати? — тут же влезла Улана.

Я немного опешил. Фраза легко слетела с языка, но ее значение я не помнил совершенно, даже намеков никаких в голове не крутилось. Поэтому пришлось опять выдумывать на ходу.

— Печать Хаоса, печать Порядка, печать Смерти, печать Жизни, печать Ночи, печать Дня, печать Харана.

Говоря об этих самых печатях, я представил сначала нечто полностью ассиметричное, какие-то обрывки линий и других геометрических фигур, затем они преобразовались в полностью упорядоченную структуру, напоминающую рисунок на моей найденной книге, в следующий миг он осыпался пеплом, который собравшись ночью в кучу начал расти, а при появлении солнца преобразовался в двух маленьких харанов — девочки и мальчика. Заслушались все, даже я сам себя. Поговорили еще минут десять, и мне понадобилось по нужде. Когда краем глаза увидев поднявшегося нашего нового знакомого незнакомца, так и не представившегося, я совсем не удивился.

— С тобой хотят поговорить, — совсем тихо, прошептал он.

— Не, — покачал я головой, — с незнакомыми не встречаюсь, я еще маленький.

— Ты знаешь ее, — чуть улыбнулся он.

Мои мысли лихорадочно запрыгали, пытаясь вспомнить всех знакомых девушек и женщин, имеющих возможность нанять такую охрану. По движениям этого парня я понял, что он очень сильный боец, скорее всего сильнее меня, поскольку наверняка владеет третьей степенью погружения в боевой транс. Первой в голову пришла Ладия, но она в течение полугода обо мне не вспоминала, поэтому вероятность, что это она невелика. И тут как обухом по голове. «Блин, Литанна», — молнией после обуха пронзила мысль, — «тетя Литанна меня готова, наверняка, убить после того, что я с ней сотворил». Начал просчитывать варианты вежливого отказа, как другая мысль вытеснила эту. Если я хоть немного правильно ее понял, то она сама бы пришла, да еще и устроила гонки за мной, потому как на «тетю» она реагирует очень уж бурно. Получается, что королева. «Придется идти», — мысленно вздохнул я, — «мне еще четыре года здесь учиться».

— Ну, раз знаю, то пойдем, — ответил я, — правда, сначала схожу в это заведение.

Мы как раз подошли к туалету, и я скрылся в нем. Вернувшись, я попрощался с группой и хотел двинуться, как меня остановил голос Уланы:

— Уходишь уже? А проводить меня до комнаты?

— Увы, увы, — я огорченно вздохнул, — не могу. Помните, я как-то рассказывал, что меня хочет изнасиловать демонесса? Вот мне только что сообщили, что нашла меня — теперь придется податься в бега, хорошо, что начались каникулы.

Одногруппники захохотали, а я направился к выходу. На улице меня уже поджидал знакомый незнакомец, и мы направились в сторону центра. Буквально через минуту рядом остановилась карета, куда быстро запрыгнул мой спутник и показал, чтобы я сделал то же самое. Я даже не пытался определить куда мы едем, ведь наверняка рядом много агентов, которые значительно сильнее меня. Конечно, я в силу своей паранойи сейчас без амулета не выхожу никуда, но в этом мире я уже встречал оружие, которое лишь немногим уступает по уровню ему. Вскоре карета остановилась, и, выйдя из нее, я только и смог увидеть небольшое помещение. Такой подъезд могли использовать только богатые аристократы или купцы, что еще раз подтвердило версию, что привезли меня во дворец.

По коридорам шли совсем недолго, затем мой сопровождающий чуть приотстал, а справа от меня открылась потайная дверь. Оставшийся путь мы проделали потайными ходами. Вышли в небольшом помещении, где спутник попросил меня немного подождать. Получилось и в самом деле немного — спустя минуту он предложил мне войти.

Для дворца это, наверное, было небольшое помещение, всего метров пятьдесят, что-то вроде малой гостиной. На большом кресле, у стенки, восседала ее величество Ладия Скардинар.

— Ваше величество, — я склонил голову в приветствии, которое показывала мне мама из прошлого мира.

Ладия кивнула мне в ответ, затем посмотрела на моего сопровождающего, после чего он неслышно вышел. Затем встала, медленно и величаво подошла ко мне, держа маску холодности на лице. Посмотрела на меня и вдруг неожиданно прыгнула мне на шею. Не ожидавший ничего подобного я среагировал только тогда, когда она обхватила меня и руками, и ногами, благо, что широкая юбка позволяла это сделать.

— Как же я соскучилась, — привычно затараторила она. — Если бы ты только знал! А тут на меня столько всего навалилось, что только сейчас появилось немного свободного времени. А как ты?

— Мелкая, — но Ладия даже не нахмурилась на это мою любимую фразу в отношении нее, — что за фамильярность? А вдруг кто-то войдет и увидит тебя в таком виде?

— Нет, — довольно улыбнулась она, чуть откинувшись назад, но, тем не менее, не отпуская меня, — Фалли и Сколл не пустят сюда никого, — увидев непонимание на моем лице добавила. — Это телохранители, присланные моими родственниками из княжества. Со Сколом ты знаком, это он привел тебя сюда. Да и не знает, кроме них больше никто. Разве что барон Гримтир, — добавила задумчиво она.

Затем она слезла с меня и повела к небольшому столику, на котором стояли вазы с фруктами и кувшины с напитками.

— Твой любимый, — она налила из одного, а я узнал травяной отвар.

Следующий час мы болтали о разном — я рассказывал об учебе, а она о своей трудной доле. Я заметил, как девушка осунулась, и пожурил ее за это — она пообещала побольше отдыхать. Еще отметил, что Ладия стала старше. Не внешне, а внутренне — взгляд стал уже взрослой женщины, и мне стало ее очень жаль, что повзрослеть ей пришлось так рано. Весь этот разговор я сидел в кресле, а девушка разместилась у меня на коленях, поэтому я обнял ее и прижал к себе. После этого она задала вопрос:

— Андрей, а что у тебя произошло с Ялинией?

Так вот в чем дело! Она присутствовала на экзамене и все видела, а теперь задала самый главный для девушек и женщин вопрос: «У тебя с ней было?». Я улыбнулся про себя — у нее не было настоящих друзей, вот и дружеская привязанность ко мне переросла типа в любовь. Придется с ней поговорить серьезно.

— Ладия, — я чуть отстранил от себя девушку, давая понять, что хочу поговорить серьезно, — я тебе уже говорил, что ты для меня очень хороший друг. Пойми меня — я не создан для сидения на одном месте, меня ведет судьба и я следую ее велению. Даже, если мы поженимся, то я не смогу сидеть здесь. И зачем тебе нужен такой муж, а Скардии король? Я не хочу тебя обманывать, давая ложные надежды, или воспользоваться твоими чувствами. Подумай об этом.

— Я подумаю, — серьезно ответила, в данный момент, королева. — А ты что будешь делать на каникулах? — превратившись опять в ребенка, спросила она.

— Поеду куда-нибудь, — я просунул руку на затылке в ее волосы и потеребил их, на что девушка прикрыла глаза с довольной улыбкой на лице, — Агат со Снежей застоялись и их надо хорошенько выгулять.

— Знаешь, я каждый день вспоминаю наше путешествие. Пусть там была опасность, но тогда я была счастлива.

Мы еще с полчаса поболтали, потом попрощались — я ее хотел поцеловать в щечку, но нашел там губы. С победной улыбкой и гордо вскинув голову, ее величество ушла в сопровождении появившейся девушки. Наверное, это и была Фалли. Меня же проводил Сколл теми же потайными путями. Эту ночь я проведу еще в институте, а завтра с утра пойду в свою кузню ковать приспособления для скалолазания. Войдя к себе в комнату, я пораженно уставился на пол, где с моей книгой в руках лежала Ялиния. Скорее всего, парализованная. Я, достав амулет с чарами света, активировал его и приблизил к зрачкам, которые отреагировали. В самом деле, так. Что с ней делать, я не раздумывал ни минуты, тем более что был уже опыт по воздействию на других существ. К сожалению, доставать фиолетовую силу я так и не научился без предварительной подготовки, хотя время ее сократилось. Через пять минут я уже вошел в то состояние и взял из ее рук книгу. Моя догадка оказалась верна, и женщина вскочила и хотела что-то сделать или сказать, как я сразу припечатал ее к полу.

— Стоять! И молчать! — прошипел я. — Кто приказал обыскать мою комнату? Что хотела найти? Кому служишь? Кто ты на самом деле? — затем вспомнив случай с демонессой и ее клятвой, добавил. — Все предыдущие клятвы я снимаю. Отныне и во веки веков ты моя рабыня. Разглашение любых сведений обо мне только с моего согласия.

— Приказал Владыка темных эльфов, — ответила она, и я заметил удивление, проскочившее на ее лице, — искала что-то, откуда ты мог взять такое сильное заклинание. Служу вам, господин. Агент темных эльфов.

«Интересное дело», подумал я, — «служит уже мне, но про себя ответила, что агент, а не рабыня». Затем начал ее допрашивать, но оказалось, что ее использовали очень мало, да и то только по институту. В основном сведения о новых чарах или сильных учениках. Если кого-то надо было переманить, то она пользовалась врожденными способностями эльфов по соблазнению мужчин. В конце концов, те начинали видеть в ней свою богиню и делали все, что она пожелает. А вот со мной произошел сбой, что ее сильно бесило, а потом еще я попользовался ее, как работницей борделя. В отличие от Валли, с этой мне не хотелось никаких интимных дел, поэтому я приказал ей ничего о произошедшем никому не говорить. Своему начальству сообщить, что совершила обыск, ничего не нашла, навязаться в мои попутчики не смогла.

На следующий день я, наконец-то, вернулся к себе домой, купив по дороге дочери кузнеца сладости. Целую декаду я занимался ковкой. Кроме необходимых в преодолении гор предметов, я сумел выковать еще два меча для продажи. Таким образом у меня на продажу появилось аж шесть мечей. Меч демона я просто беру с собой, поскольку еще не решил, что с ним делать. На одиннадцатый день я выехал из южных ворот, чтобы к вечеру свернуть на запад в сторону Запертых земель.

До примеченного места добрался за пять дней. С утра шестого, попрощавшись с Агатом и Снежей, ушел горы. Имея опыт скалолазания и прекрасную амуницию, я к вечеру был уже на площадке, где решил переночевать. Задержался на две ночи, поскольку чувствовал, что высота все же повлияла на мое самочувствие и надо акклиматизироваться. Зато на утро следующего дня я с новыми силами продолжил восхождение и к вечеру добрался до перевала.

Вот и барьер. Я остановился и стал его рассматривать магическим зрением. Облом — ничего разглядеть не сумел, только синий магический фон. Зато теперь я получил ориентир, к которому необходимо стремиться. Шаг и барьер сзади меня. Немного стало не по себе и я тут же захотел вернуться обратно, что и проделал. Преодоление до мелочей совпало с предыдущим разом. К вечеру добрался на другую сторону, а переночевав и осмотрев возможные спуски, констатировал факт, что спускаться придется практически по отвесной стене. Были, правда, и плюсы в виде двух площадок, одна из которых была приличных размеров. Закрепив наверху стандартные три крюка, я начал спуск.

— Вот я вернулся туда, откуда начал свой осознанный путь.

Это были мои первые слова, когда я спустился на землю. Идти куда-либо сегодня я не собирался, точнее, надо было пройти не более километра вправо, где протекал небольшой ручей, вытекающий из-под гор. По моим подсчетам я должен находиться в паре десятков километров от города Виннор, где повстречался с Фло. «Как она сейчас поживает?», — подумал я. — «Да и вообще жива ли?».

На ночлег я устроился с комфортом, у небольшой заводи, где освежился и смыл с себя всю усталость. Растянувшись в шатре, сытый и довольный жизнью я уснул. Проснулся внезапно — вот только что спал, и сразу полностью осознал себя, где нахожусь и причину этого. Что-то меня разбудило, и это мог быть только враг. Обнажив мечи, я быстро выскочил наружу и немного отошел в сторону. Небо, как назло затянуло, поэтому я аккуратно перешел на магическое зрение, и тут же отскочил в сторону, переходя в полете в боевой транс. Приземление было не очень удачным — я чуть не подвернул ногу, хотя с дугой стороны как раз удачным — все же не подвернул. Настроиться на окружающий мир я не успевал, поэтому встретил какую-то тварь стоя.

— …, - выругался я, когда лапа мутанта преодолела действие амулета и рассекла мне правую руку.

Он оказался невероятно быстр, по классификации воинов — третий уровень погружения, если не больше. Я начал передвигаться шагами, сильно уклоняться от его ударов, и вскоре одну лапу ему отрубил. Повезло, что атаки его прямолинейны и незамысловаты, хотя и очень быстры. Рев ударил мне по ушам, а сама тварь подалась назад, и я увидел еще один аналогичный силуэт. «Блин, какой же у них магический уровень, если они преодолевают действие моего амулета», — подумал я, а потом понеслось. Первым на меня напрыгнул раненый мутант, работая целой лапой и обрубком чуть ли не быстрее, чем раньше. Я уже нанес ему пять ран, но подловить, как чуть ранее, не смог, так как мне приходилось еще передвигаться по кругу, стараясь чтобы вторая тварь находилась за первой. Это у нее вызывало сложности, видать, мозги совершенно разучились думать. Поэтому когда я оказывался скрытый первой, та на пару мгновений замирала и только потом начинала двигаться. Вдруг появился третий силуэт и с еще большей скоростью приблизился к нам. Все, что я успел заметить — это отличие ее от первых двух. Пару мгновений и первые твари оказались растерзаны, а новый монстр остановился передо мной. Он совершенно не двигался, да и чувство опасности, которое работало на протяжении всего боя с первыми мутантами, исчезло. Я перешел на обычное зрение и как будто по моему сигналу ветер разогнал тучи, и я увидел стоящее напротив меня существо.

— Фло? — изумленно произнес я.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства.

Литанна все-таки опоздала к началу экзаменов, и были на это две причины. Во-первых, за последние полгода расплодилось огромное количество различных банд, терроризирующих местное население, особенно небольшие городки и деревни крестьян. Это сразу вызвало подозрения и у нее, и у отца, а когда другие несогласные с политикой императора аристократы заявили, что у них происходит аналогичное, то все сомнения отпали — это дело рук если и не самого императора, то ближайшего его окружения. Но связать эти действия с ним невозможно, и, судя по всему, император все-таки не в курсе кто за всем этим стоит. Банду разобьешь в одном месте — новая появляется в другом. Атаманы банд не могли сказать, кто ими командует, точнее, все, как один называли человека в плаще с надвинутым на лицо капюшоном. Был ли это один и тот же или разные никто толком сказать не мог. И вот буквально перед ее отъездом разгромили банду, в которой и обнаружили этого координатора. Но все оказалось намного хуже — сам этот человек находился под ментальным контролем или воздействием, а кроме этого у него стоял мощный ментальный блок. Назвать своего господина он не мог, зато случайно видел предателя из свиты ее отца. Жесткого запрета на эти сведения не было, поэтому с помощью чародея, владеющего ментальным способностями, удалось узнать образ. Взять его смогли, но у того стоял настолько мощный блок, что даже при вопросе о человеке, от которого он получает приказы, предатель превратился в овощ. Со слов их менталиста такие умения — это умения другого мира, поэтому подозрения автоматически упали на демонов. Но могла существовать и другая причина — пару месяцев назад у гномов появились маги из миров Высших сфер, якобы для изучения феномена их мира. Но чем они занимаются на самом деле, не знает никто. Второй причиной опоздания являлась обыкновенная магическая буря, приковавшая герцогиню на три дня в деревне, где она во второй раз встретила его.

Харан вот уже год не давал покоя Литанне. Мало того, что она перестала вообще обращать внимание на других мужчин, так он еще снился ей два-три раза в декаду. Больше всего ее выводило из себя, что даже во сне она не могла его поймать, а этот мелкий только ехидно улыбался и с криком «Насилуют!» убегал от нее.

Успела она в последний день. Вчера прошли экзамены пятого курса, а завтра самые искусные будут представлять свои собственные чары. За сегодняшний день ей необходимо встретиться с ректором и обязательно с новой королевой. Судя по всему, она не в курсе негласных договоренностей между ее родителями и некоторой частью аристократии империи. Поэтому она даже не стала завтракать в постоялом дворе, а только смыв с себя дорожную пыль, направилась в институт. Часть ее людей, как и в прошлый раз, выдвинулись по различным местам собирать слухи.

— Ваша светлость, — поприветствовал ее ректор, — присаживайтесь, — и указал на кресло.

— Ваше сиятельство, — официально ответила герцогиня, а удобно разместившись в кресле, перешла на деловой тон. — Граф, не буду ходить вокруг да около, времени нет совсем. Я могу надеяться на решение вопроса с чародеями по итогам завтрашнего представления? Хорошо. Второе дело такое же, как и в прошлый раз, но сами понимаете, что сроки, — и она развела руками, давая понять, что над временем не властна.

Раздумывал он не более полминуты, затем радостно улыбнулся со словами:

— Я даже не надеялся и очень рад, что вы окажете мне честь посетить мое скромное жилище.

— Ну что вы, — мгновенно все поняв, Литанна подхватила его игру, — это для меня честь быть приглашенной к вам.

Под ручку они вышли и направились к карете с гербом графов Скарди. Спустя десять минут они вошли в его особняк, а еще спустя пять из черного хода вышли слуга со служанкой и направились в сторону рынка. По дороге они сели в неприметную карету, а еще спустя час в небольшой гостиной встретились герцогиня империи Хаддарт и королева Скардии. Как и ожидала Литанна, ее величество ничего не знало об их договоренностях, хотя о самой встрече ей было известно. Они обсудили совместные действия, герцогиня предупредила королеву, чтобы она вообще не верила словам императора о дружбе, и Литанна направилась в постоялый двор, надеясь отдохнуть хоть одну ночь. Не успела она раздеться, как вошел ее подчиненный, отправившийся собирать слухи, и сказал:

— У меня есть сведения о вашем мелком беглеце.

Глава 14


Мир Инфереал, Запертые земли, предгорье.

Меня окатило волной узнавания и радости. Как я понял, это не было ментальным или еще каким воздействием, а обыкновенные сильные эмоции. Она смотрела на меня не менее минуты, что я начал подозревать, что снова потребует близости, но ничего такого не произошло. Вдруг она развернулась и ушла, а я с облегчением выдохнул. Адреналин, играющий в крови, рана, нанесенная мне мутантом, отбили сон напрочь, поэтому я просто лежал в шатре и думал о превратностях судьбы. Идея с контрабандой оказалась совсем небезопасной, как мне казалось вначале — я остался жив только благодаря знакомому мутанту, которая каким-то чудесным образом смогла сохранить память или большую ее часть. Я, конечно, верил ей, когда Фло говорила, что кровный ритуал убережет меня, но в этом случае должны работать инстинкты, а тут явно осознанное проявление эмоций. Еще пришел к выводу, что так больше рисковать не буду и это мой первый и последний контрабандный поход в Запертые земли. С такими мыслями я и пролежал до утра.

Утром, позавтракав и собравшись, я выдвинулся на запад, но не успел пройти и трехсот метров, как увидел стоявшую у меня на пути Фло. Она развернулась немного налево и двинулась обратно к горам, а я ощутил эмоцию, которую можно расшифровать только как «иди за мной». Я уже неоднократно убеждался в ее хорошем ко мне отношении, поэтому спокойно пошел за ней. Направлялись мы точно к вертикальному уступу, виднеющемуся вдалеке, стены которого, как мне поначалу показались, были абсолютно гладкими. Но, по мере приближения, я начал различать трещины, хотя отколовшихся кусков по-прежнему не наблюдалось. Мы обошли его и остановились.

— И что дальше? — скорее на автомате произнес я, оглядываясь и не замечая вокруг ничего, кроме камней.

Фло оглянулась на мои слова, затем подошла к огромной глыбе и сдвинула ее в сторону. Я пораженно уставился на нее. Я знал, что мутанты сильные, но чтобы настолько даже представить не мог. И как она меня не раздавила в лепешку во время близости? Вход, открывшийся в пещеру или грот, был невелик — широкоплечему и высокому мужчине пришлось бы постараться, чтобы туда зайти, но я прошел легко. Достал амулет света и активировал, а когда прошел немного вперед замер. Пещера, куда привела меня девушка, была небольшой, поэтому свет смог высветить на стенах какие-то надписи и рисунки. Но тут Фло тихонько рыкнула, привлекая внимание к себе. Я подошел к ней и застыл, как вкопанный — на плоском камне лежал ребенок, а пришедшая эмоция от нее однозначно указывала на его отца.

— Обалдеть, — пробормотал я.

Я не знаю, как должен выглядеть ребенок мутанта и каким он должен быть, но в магическом зрении никаких аномалий я не увидел. Разве что каналы у него уже сейчас были достаточно развиты, а вокруг его тела светилась мелкоячеистая оболочка, напоминающая щит. Ребенок был совсем крошечным и в данную минуту просто спал. Теперь понятна причина, по которой Фло привела меня в свое жилище. Интересно, у других мутантов существуют дети или это первый и единственный случай? В общем, информация интересная, но меня куда больше в данную минуту заинтересовали стены. Я не знал, как себя вести, и просто улыбнулся девушке и кивнул. Затем начал рассматривать стены.

— Абракадабра, — констатировал я факт, идя вдоль стены и рассматривая неизвестные письмена и какие-то рисунки. — Хотя нет.

Я остановился, уставившись на изображение, очень сильно напоминающее рисунок на моей найденной книге. Он был нарисован вверху, а под ним находилось изображение еще чего-то, очень похожее на карту. Пройдя далее, я убедился, что ничего из остального не понимаю, и вернулся. Достав из сумки ручку и тетрадку, куда я записывал все интересные вещи и новые заклинания, которые смог создать или подсмотреть, и начал очень тщательно перерисовывать. Переносил я не только верхнее изображение, но и низ, включая все линии и закорючки. Все это время Фло внимательно наблюдала за мной, а когда я собирался уходить, протянула мне руку, на которой лежал какой-то предмет. Я взял его и направился на выход, и только выйдя на улицу начал его рассматривать.

— Вот это да! — непроизвольно вырвался у меня возглас.

И было чему удивляться — на фигурке высотой сантиметров десять и диаметром пять были великолепно вырезаны какие-то растения и животные. Нет, вырезать такое невозможно! Больше всего это походило на то, как будто камень довели до состояния пластилина и выплавили такую красоту. Но при плавке камня у него сильно меняется суть предмета, у нас даже эксперимент был по этому поводу. Дабы проверить это я взглянул на него магическим зрением, медленно концентрируясь на фокусе. Спустя минуту я увидел. О таком нам не то, что не говорили, даже не упоминали о такой возможности. Более того, не существовало ни легенд, ни слухов, ни просто выдумок. Суть этого предмета представляла собой невероятно красивую женщину. В ее лице, казалось, присутствовали черты трех рас — харанов, гномов и эльфов. Когда я присмотрелся, желая высмотреть черты первых, мне показалось, что она стала чистокровной харанкой, что я даже тряхнул головой, чем сбил свою концентрацию. Через минуту я снова разглядел ее. На этот раз обратил внимание на ее фигуру — женщина был обнаженной, ее длинные волосы прикрывали грудь, опускаясь почти до колен. На голове у нее был венок, сплетенный из каких-то цветов, или это корона так выглядит. В руках она держала шар. Нет, не держала — он находился у нее между рук, и он… вращался. Медленно, но вращался. Спустя полный оборот я уже не сомневался, что это изображение этого мира, этой планеты. Как не сомневался, что рисунок, который я перерисовал, является картой. Они были полностью одинаковыми, за исключением каких-то линий на последнем.

Я снова посмотрел на лицо, на этот раз стараясь подмечать черты эльфов. Спустя несколько секунд мне показалось, что это чистокровная эльфийка. Гномов вживую я не видел, только один рисунок, да нашу одногруппницу полугному Улану. И совсем не удивился, когда передо мной предстала настоящая гнома. Она отличалась от рисунка, хотя там и была изображена именно гнома, а не гном, и, естественно, отличалась от Уланы, но я был абсолютно уверен, что те выглядят именно так.

— Интересно, кто создатель этого шедевра? — сам себя спросил я. — В этом мире никто не сможет сотворить нечто подобное.

Я более чем уверен, что этот предмет сохранился с тех невероятно далеких времен, когда этот мир находился не здесь у самой границы инферно. Да и материал, я уверен, не имеет аналогов здесь, и, скорее всего, является искусственно выращенным, а это возможно только в мирах Высших сфер. И совсем не уверен, что маги нижней ее части способны на такое. Хотя, что я о них вообще знаю? Мой защитный амулет по сравнению с этим изделием, это все равно, что поделка деревенского дурачка по сравнению с произведением мастера. Я спрятал эту вещицу с непреложной мыслью: «Ее нельзя показывать никому!». Да и перерисованную карту тоже нежелательно. Хотя в библиотеке надо обязательно взять местные изображения мира и сравнить. Убрав все, я пошел дальше, но спустя десяток шагов остановился, пораженный всплывшим воспоминанием.

— Поэтому показалось знакомым, — пробормотал я.

Материал статуэтки очень сильно напоминал найденные в прошлом мире в Великой пустоши камни, хранящие очень большие объемы энергии. Вот только я был уверен, что разрушить эту вещь обыкновенной обработкой не получиться. Я достал ее, убедился, что материал тот же, и снова спрятал, но на этот раз не в наплечную сумку, а, что называется, поближе к телу — в поясную, которую заказал еще в столице. Я выдерживал путь в сторону Виннора и вскоре вышел на дорогу, идущую с северо-востока на юго-запад. Вот в южном направлении я двинулся, полагая, что рано или поздно выйду либо к городу, либо на развилку к нему. Верным оказался второй вариант.

У развилки находилась небольшая деревушка, укрепленная, как настоящий форт. Несмотря на то, что был вечер, пустили меня без проблем, лишь на воротах стража из местных крестьян окинула меня хмурым взглядом. В деревушке постоялый двор был, из чего я сделал вывод, что по дороге путники ходят и ездят довольно часто. А вот с местными деньгами была проблема, но я приготовил один меч моей ковки на продажу. Кузнеца в деревне не было, поэтому при продаже пришлось демонстрировать меч в действии. Чтобы не вызвать подозрения, запросил я многовато, поэтому и показываю на что способно оружие. Деньги у местных были, это видно по добротным домам и тому количеству металлических изделий, имеющихся у жителей. И это при отсутствии кузнеца. В общем, сговорились на ста золотых.

Ночью я ждал нападения, но все прошло спокойно, даже удивился этому моменту. Гурангов на продажу не было, пришлось всю тяжесть тащить на себе. Передвигаться по дороге я не рискнул, опасаясь местных разбойничьих банд. Местность здесь была уже не гористая, точнее, холмы и возвышенности присутствовали, но на них росли кусты и деревья. Леса не было, поэтому приходилось двигаться в полукилометре от дороги, чтобы гарантированно не быть обнаруженным. Вышел к небольшой речушке, метров трех в ширину и тут меня ждал сюрприз — на водопой вышел оседланный гуранг. Я подошел, он только покосился на меня, но продолжил пить. Меня совсем не испугался, вот после водопоя я привязал его и начал осматривать окрестности в поисках его хозяина. Полчаса поиска ни к чему не привели, поэтому дальнейший путь проделал верхом.

Виннор встретил меня дотошными стражниками, осмотревшими меня внимательным взглядом. Но самое удивительное, что не увидел у них желания выжать с меня деньги. Что-то тут произошло за этот год, причем, в лучшую сторону. Я сразу направился на центральную площадь, где находился рынок. На самом рынке я спешился и направился в сторону, где приметил торговлю металлическими изделиями. Оружием торговал всего один торговец, у лавки которого я остановился и начал осматривать товар.

— О, уважаемый, — начал стандартную торговую песнь продавец, — лучшего товара вы не найдете.

Последнее слово он сказал еле слышно, поскольку увидел, как я начал осматривать товар, а именно по-гномьи. Для Запертых земель товар был качеством немногим выше среднего.

— В какую цену? — скептически спросил я.

— Десять золотых, — уверенно ответил купец.

«Война у них что ли началась?», — подумал я. — «Или серьезный передел влияния?». Цена выросла процентов на тридцать-сорок. Я решил сходить в лавку гнома и узнать цены на его товар. Уже подъезжая, понял, что здесь меня ждет облом — человек, распоряжающийся во дворе, никак не мог быть Гродом. Спрашивать не стал, а проехав немного вперед, вернулся обратно к рынку. Остановился в постоялом дворе тут же на площади, а торговать решил на следующий день.

Вчерашний торговец уже стоял в своей палатке, а я спешился рядом с ним, и под удивленным и недобрым взглядом выложил на прилавок два меча: один моей ковки, второй отобранный у демонов. Повернувшись, я встретился глазами со стражником.

— За торговлю на рынке полагается платить, — сказал он.

— И какова плата? — я приготовился к обдираловке.

— Золотой в день за место и двадцатая часть от торговли, — смог меня удивить страж порядка.

Действительно, изменения произошли в лучшую сторону, а случиться это могло только в том случае, если у города один правитель. Да и тот должен быть не отморозком. В общем, заплатил я ему и, что меня несказанно поразило, тот выдал мне пластину с нанесенным рисунком. Я глянул на нее магическим зрением, но это была просто пластина. Через десять минут ко мне подошел какой-то воин и спросил стоимость оружия.

— Этот меч сто золотых, этот пятьсот.

У воина брови поднялись от удивления, а в соседней лавке кто-то возмущенно вскрикнул, а потом забормотал, но слов я не разобрал. Воин взял тот, что за сотню, попробовал на изгиб, затем балансировку, несколько трюков и положил обратно. Так ничего не сказав, ушел. Подходили еще парочку человек, но, только узнав цену, разворачивались и уходили. Правда, по их внешнему виду было понятно, что это простые воины или стражники и таких сумм у них нет. Мой товар предназначался для воинской элиты, которая рано или поздно появится. Тот первый покупатель и принадлежа к ней.

— А вот эта кавалькада точно ко мне, — пробормотал я, увидев, полтора десятка всадников.

Уважительное отношение к ним окружающих сказало мне, что пожаловали правители или кто-то из их ближайшего окружения. Пятерка спешилась, среди которых я увидел двух девушек или женщин, одна из которых выделялась тем, что ее охраняли. Причем, вторая девушка составляла ее ближнее окружение.

— Это ты продаешь оружие по баснословным ценам? — чуть насмешливо спросила их главная, оценивающе оглядывая два мои меча.

Не успел я ответить, как почувствовал направленную на меня ненависть, но определить источник не сумел, хотя мне показалось, что это исходило от второй девушки. Я на всякий случай быстрым взглядом окинул виднеющуюся часть площади, но подозрительного ничего не заметил. Воины расположились достаточно грамотно: пешая часть прикрывала от случайной стрелы или заклинания, верховые были готовы в любую секунду сорваться в погоню. Мазнул взглядом по девушке, которая пристально разглядывала меня. Что уж там она хотела увидеть, я не понимал, но сам этот факт мне не понравился. Как и сама девушка.

— Так и оружие знатное, — спокойно ответил женщине, — качество соответствует цене.

— Пятьсот золотых, — почти процедила непонравившаяся мне девушка, — да ты совсем обнаглел!

— Не нравится — не покупайте, — по-прежнему спокойно ответил я.

— Ты будешь мне указывать? — взъярилась девушка, а женщина бросила на нее удивленный взгляд.

У меня в голове заметались мысли. То, что девушка по какой-то неизвестной мне причине невзлюбила меня, и так понятно. Другое дело мне показалось, что она настоятельно ищет повод для драки или дуэли, если они тут практикуются.

— Анга, ты чего? Что с тобой? — спросила женщина.

— Да хочу проучить его, чтобы не наглел, — почти спокойно ответила та. — Он даже может защищаться, два меча ведь носит с собой.

— Ну, проучи, — усмехнулась предводительница, — только убивать не надо.

Понятно — показательная порка, чтобы я понял кто в доме хозяин. Но мотивы мне все равно оставались непонятны, ведь их главная изначально была настроена на торговлю, а не на выяснение отношений с помощью оружия. Словам про «убивать не надо» я поверил сразу, значит, эта девушка третьим уровнем боевого транса владеет точно. Кстати, про это можно забыть — убьет и скажет, что получилось случайно. Придется использовать технику контроля — глядишь, и после пяти минут бесполезного махания железками она успокоиться. Мечи свои решил пока не доставать. На площади быстро организовали круг, не менее пятидесяти метров в диаметре, куда я и выше. Глянув на своего противника, я увидел, что та даже не пытается скрыть злорадство. «Все страньше и страньше», — пришла в голову фраза.

— Ты бы оружие обнажил, — предложила мне женщина, — поверь, Анга лучший мечник в этих землях.

— Я с девушками не сражаюсь оружием, — сказал я, а потом, стараясь вывести ее из себя, добавил:

— Только по попке ладошкой хлопаю.

Но та на это не повелась — это я успел заметить по ее глазам. В следующую минуту я, полностью уйдя в себя, делаю шаг ей навстречу. Я не видел ни ее саму, ни ее движений, ни оружия — только звук рассекающегося воздуха доходил до моих ушей, да легкое дуновение ветерка, когда мечи пролетали совсем рядом. Честно сказать, я вообще ничего не видел, потому как настроился целиком и полностью на свою визави. Вдруг та проявилась в двадцати метрах от меня, почти у края импровизированной арены.

— Свелан кар харадак дут кро, — сказала она непонятную фразу на незнакомом языке и ее глаза вспыхнули небесно-синим огнем.

Не успел удивиться, как откуда-то пришло понимание сказанного: «Это тебе не поможет, свелан». Быстрым движением она убрала меч и вскинула руку — а интуиция взвыла, сообщая о сильнейшей опасности. Я только и успел подумать, что надо бежать, как на меня обрушился огненно-грозовой шторм.


Мир Инфереал, Запертые земли, город Виннор.

Ангелина Семирайма, агент мира Сирадей Верхних миров Высших сфер, за два месяца ни на шаг не приблизилась к выполнению своего задания, которое получила еще полгода назад. Ей удалось частично расшифровать запись на пластине, найденной многие тысячелетия назад у мертвого свелана. Саму войну с ними она не застала, но ее бабка с дедом были убиты именно там, поэтому она ненавидела всех представителей этой расы лютой ненавистью. А также их друзей: гномов и светлых эльфов. Однажды ей удалось увидеть настоящего свелана, когда они двумя группами ловили его и чуть не упустили. Он оказался высшим боевым магом, и из двенадцати человек в живых осталось лишь трое. Она до сих пор помнит его странную технику, заставлявшую их совершать неправильные атаки или нелепые движения. Но больше всего ее взбесила его фраза: «Пусть она уйдет, я с девушками не воюю». И во время боя он нанес ей, как рассказывали участвующие в той войне, коронный удар гвардии императора — удар неизвестным видом энергии. И хотя именно это сохранило ей жизнь, ведь тот хотел только отбросить ее, ненависть к этой расе у нее только усилилась. А убить его смогли только высшей магией, да и то не сразу. Как сказал ее наставник, у него отсутствовал стандартный их защитный амулет.

Спустя пять лет у нее проявились умения по расшифровке неизвестных письмен, а недавно ей дали задачу, над которой бились уже достаточно долго. То откладывая эту работу, то давая новому подающему надежды магу. И как результат ее работы — слухи о том, что у Богини мира свеланов имелся еще один, где она сохранила влияние, подтвердились. По правде говоря, она сумела прочесть только координаты мира, а то, что пластина имеет отношение к ней, установили ранее. Каково же было ее удивление, когда это оказался странный мир, на границе с Инферно, где действовали только заклинания, наполненные маной высших энергий, к которой у местных доступа не было. Вот только расход слишком велик, а для энергетического портала необходим такой поток, что после создания уже ничего делать не хочется, а, например, заклинание левитации вообще создать невозможно. Поэтому и приходится передвигаться с использованием местных животных, а в крайних случаях портальными амулетами, которые после использования заряжаются достаточно долго.

Прибыли они в этот мир, как научная экспедиция, по межмировому порталу к гномам. После чего отправились на исследование феномена в экспедицию сначала в империю, затем на материк эльфов. Установив на всех материках по несколько портальных меток, они нацепили на лица личины местных жителей, использовав магию иллюзий, и разошлись в поисках информации. Ей достались Запертые земли. Чтобы действовать без проблем, она помогла одной атаманше захватить власть в городе, и теперь периодически выезжала на осмотр окрестностей, а на самом деле осуществляла поиск наследия. То, что оно существует, доказали находки гномов. А сегодня смотрящий за рынком сообщил о странном харане, предлагающим к продаже отличные клинки, но по очень высоким ценам. Ее «подруга-нанимательница» решила сама глянуть на товар.

Когда они подошли к лавке и Ангелина взглянула на продавца, она вдруг ощутила забытое чувство, а спустя миг вспомнила, где это было ранее. Очень похожее она испытала в том памятном бою со свеланом, и жгучая ненависть к этому харану моментально вспыхнула у нее. Тот даже сумел почувствовать кратковременную потерю ее контроля над своими чувствами. Пока длился разговор, она убедилась в своей правоте, и теперь оставалось только его пленить, выпытать всю правду, затем убить. Она совершила легкое ментальное воздействие на свою «нанимательницу», чтобы та не мешала ей, и приступила к задуманному.

Спровоцировать торговца на бой, оказалось проще простого, но его фраза: «Я с девушками не сражаюсь оружием» вывела ее из себя, и единственная мысль, оставшаяся у нее, была: «Растерзать его!». Она максимально ускорилась и нанесла удар, стараясь отрубить ему голову, но… ее рука с мечом прошла чуть в стороне. Спустя пять ударов, она узнала технику очень похожую на однажды виденную. Поняла еще, что тот не владеет вершиной мастерства, поэтому не сможет вынудить ее поступать по своему желанию, но и она не в силах причинить ему вред. Остановившись, она принялась создавать два заклинания из высшей магии — оцепенение и огненную грозу.

— Это тебе не поможет, свелан, — сказала она на его родном языке и обрушила на него одновременно оба заклинания.


Мир Инфереал, Запертые земли, город Виннор, рыночная площадь.

Вокруг меня появилась защита, и я дернулся, чтобы уйти из-под заклинания, но мышцы отказались меня слушаться. Под мысль: «Амулет то защищает не от всех заклинаний» я несколькими волнами внутренней энергии снял свой паралич и начал подготовку для вызова родной силы. Я хотел, находясь внутри заклинания, вызвать ее, чтобы сражаться на равных с таким опасным врагом, но спустя пару секунд у меня появилось знание, что амулет исчерпал свой заряд и защитное поле исчезло. Я уже приготовился сгореть заживо, как в сантиметре или около того от моего тела образовалась золотистая пленка, а от поясной сумки пошло тепло. «Статуэтка!» — молнией пронзила меня мысль. Полностью отдавшись настрою, я почувствовал, как фиолетовая энергия подчинилась моей воле, и выскочил из-под заклинания, обнажая мечи. Это была уже не девушка для меня, а смертельно опасный враг.

— Замри! — прошипел я своей противнице одновременно со взмахом ее руки.

Удивительно, но она сумела среагировать на мое внезапное появление и меня снова парализовало. Освободились мы одновременно и снова под мое «замри» меня сковало, но я успел сделать полшага ей навстречу. Не меньше минуты продолжалось наше такое странное сражение, пока я не понял, что смогу осуществить свою задумку. Сбросив оковы паралича, я выбросил свою правую руку с мечом, метя ей в сердце и наполняя оружие внуренней энергией. Защита у нее была, и очень сильная, но мой напор, ярость, жажда победить, может быть, еще что-то проломили ее, а я, поддавшись внутреннему импульсу, пропустил почти все остатки силы, которая выплеснулась внутрь ее тела с одной лишь целью — убить! Потом ноги мои подкосились и я потерял сознание.


Мир Инфереал, Запертые земли, город Виннор, рыночная площадь.

— Стоять! — раздался властный приказ правительницы города.

— Но он же убил ее! — воскликнул самый молодой ее телохранитель, тем не менее останавливаясь и опуская меч.

Понять этого молодого парня она могла — он с самого начала неровно дышал на ее новую знакомую, которую она считала почти подругой, и думала, что знает достаточно хорошо. Но, как оказалось, это далеко не так.

— Посмотри лучше, может, жива еще твоя заноза? — женщина чуть усмехнулась. — Да и торговца проверь. Хотя какой он торговец.

— Линн, погляди, — услышала она изумленный голос парня.

Изумилась не только она — вместо хорошо знакомой ей Анги на земле лежала незнакомая белокожая девушка с развороченной грудью. Волосы тоже посветлели и теперь больше всего напоминали солнце, и Линн поняла, что Анга не та, за которую она себя выдавала. Более того, то, как она создавала чары без использования рун и амулетов, просто вопило, что она из другого мира. И здесь она не просто так. И скорее всего, не одна. Женщина огляделась, пытаясь понять, есть ли среди ее людей друзья убитой, но всех остальных она знала давно.

— Торговец жив?

— Да, — после двухсекундного прощупывания пульса ответил ее подчиненный.

— Найди карету, погрузите его и ко мне в замок, — она развернулась и сделала пару шагов к своему гурангу, но остановилась и, повернувшись, добавила. — Товар его не забудьте. Ее тоже заберите и бросьте пока в подвал.

Этот харан определенно должен что-то знать об этой девушке, не зря же она его так хотела убить. С другой стороны, тот вел себя, как будто видел ее впервые. «Ничего, очнется — сам все расскажет», — этой мыслью она завершила свои раздумья.


Мир Инфереал, Запертые земли, город Виннор, замок Линн.

«Хорошо-то как», — было первой моей мыслью. Затем последние события накатились снежной лавиной. Бой с какой-то сумасшедшей чародейкой, которая чуть не убила меня. Хотя нет, не чародейка это, потому как заклинания творила налету, в ее руке я не видел ни скипетра, ни руну. Но заклинания, примененные ею, точно не из этого мира, поскольку энергия в них была такова, что мой амулет продержался всего каких-то пару секунд. «А выжил я только…»

— Очнулся? — женский голос прервал мои размышления.

Открыл глаза и тут же встретился взглядом со знакомой женщиной, спрашивавшей про мои мечи. Быстрый взгляд вправо, влево — не в тюрьме — значит можно и поговорить.

— Где я? — одновременно с вопросом я ощупывал себя.

— У меня дома, — ответила она, затем с усмешкой добавила. — Не переживай, все твои вещи на месте, тебя даже не раздевали. Но, раз пришел в себя, тогда и поговорим. Кто та девушка, с которой ты сражался? — серьезным голосом спросила она.

— Да я бы и сам хотел это знать, — ответил ей, — это как раз вы должны мне объяснить, ведь вместе пришли.

На мой, в общем-то, безобидный ответ, она сжала губы, что те превратились в полоску и замолчала. Я уже не надеялся на ответ, как женщина заговорила.

— Она помогла мне взять власть в городе, но как я понимаю, делала это исключительно для себя. Просто в данный момент наши цели совпадали, — она снова замолчала. — Больше тебе знать не следует. Лучше скажи, как ты смог ее убить?

Этот вопрос я ждал, но придумать ответ еще не успел. Только хотел сказать, что это тайна, как меня посетила одна идея.

— Да это у меня мутация такая — когда мне угрожает смертельная опасность, как-то получается воздействовать на людей. Несколько раз она мне жизнь спасала.

Она на это только хмыкнула, и я понял, что не поверила, но настаивать не стала, что меня изрядно удивило. Неужели здесь, в Запертых землях, нашелся такой истинно благородный человек? «Надо проверить», — решил я и перешел на магическое зрение. — «Так и есть!». Никакой мутации, каналы ровные. Более того, они настолько слабые, что женщина в принципе не смогла бы мутировать, так же, как и стать чародейкой. Значит, ее сюда спровадили «доброжелатели». Пока я ее разглядывал, она над чем-то задумалась, затем спросила, меняя тему:

— Твои мечи в самом деле настолько хороши, что такая высокая цена?

— Можно сходить и проверить.

— А ты сможешь? А то лекарь советовал, чтобы ты еще сутки лежал и восстанавливался.

— Ну, бегать я, конечно, не смогу, а выйти на двор сумею. Вот только где мой товар не знаю.

— Пошли, — позвала меня и быстрым шагом вышла из комнаты.

Я направился за ней, все еще чувствуя слабость. Выйдя в коридор, заметил, как она отдала какой-то приказ и, дождавшись меня, медленно направилась на выход. Во дворе нас уже ожидал ее подчиненный с моими вещами. Один взгляд показал, что в них не рылись, что прибавило плюсов этой женщине. Я еще раз объяснил какой меч сколько стоит. Пробовать мечи вышла сама она с одним из воинов, и оба выбрали мечи демонов. Звенели мечами они долго, причем, если начинали, приноравливаясь, то потом увлеклись достаточно сильно. Я видел, что женщина уступает в мастерстве своему подчиненному, но тот старается фехтовать на ее уровне. Я проверил всех присутствующих на предмет магических аномалий и результат меня немного поразил — кроме самой женщины, еще четверо воинов были здоровыми. Наверняка, они вместе сюда и попали.

— Мое имя Линн, — подойдя ко мне, наконец-то, представилась она.

— Андрей.

— Мечи очень хороши, но пятьсот золотых это дорого. Моя цена триста пятьдесят.

— Я не торговец, как вы, наверное, заметили, — возразил я. — Эти мечи изготавливает один мастер и делает это редко и о причине он мне не говорил.

В общем, торговцем мне все же пришлось побыть. Торговались мы недолго и, в конце концов, я согласился на четыреста золотых, но при условии, что она купит еще один клинок за восемьсот золотых и без торга. Решил продать им все и забыть сюда дорогу, так как полученного золота хватит мне до конца учебы, при условии, что не буду транжирой. Для демонстрации возможностей этого клинка, я попросил атаковать кого-то, защищенного амулетом. Надо было видеть их отвисшие челюсти, когда она едва успела остановить оружие в каком-то полусантиметре от шеи воина, с которым она спарринговала. За него она даже не торговалась, а предвосхищая вопросы, я сказал, что это трофей. Она бросила взгляд на мои мечи, но спрашивать ни о чем не стала. А на следующий день я отправился обратно. Честно говоря, я не задумывался о том, что такая куча золота будет настолько тяжела, и с унынием прикидывал свой переход через горы.

Поехал не к месту перехода, а к ущелью, которое ведет к городу Центральный. Причина проста — проверить, не увяжется ли кто-то за мной. Увязались. Количество не видно, но, судя по пыли, не менее десятка. Вряд ли это люди Линн, скорее кто-то весьма сообразительный. Вступать в бой я не стал, а для начала решил попытаться от них уйти. Насколько я помню с прошлого раза, там впереди дорога будет делать поворот, затем некоторое время петлять, вот там и попытаюсь уйти. Пришпорив гуранга, я помчался вперед.

Вот это самое место. Я притормозил и, выбрав более каменистую почву, скрылся за камнем. Места здесь было совсем мало, и я надеялся, что с дороги меня все же не видно, но на всякий случай приготовился и к бою. Ждать долго не пришлось — не прошло и получаса, как мимо меня промчались всадники. Я даже не пытался за ними наблюдать, только вслушиваясь, не остановился ли кто и не идет ли сюда. Повезло, топот отдалился. Вскочив в седло, я помчался обратно, а через полчаса свернул в лесок, чтобы сократить себе путь. У моих преследователей, наверное, не было следопыта, потому как до своего горного перелаза я добрался без происшествий. Фло я тоже не видел, чему был даже рад.

Я тяжело опустился на землю и прикрыл глаза. «Наконец-то, я снова в Скардии!» Эта мысль кругами кружилась у меня в голове. Десять дней мучений в горах позади, теперь вернуться, переплавить золото и можно заниматься учебой, не отвлекаясь ни на что. До столицы я добирался еще пять дней, как раз останеться время и для работы, и для отдыха. Подъезжая к своей кузнице, я удивился, что та не работает, ведь Трорг работал днем почти всегда. Ворота оказались закрыты, а войдя, я понял, что мои постояльцев нет.

— Случилось с ними что? — пробормотал я, открывая замки в дом и заходя внутрь.

Судя по пыли, в доме отсутствовали не менее месяца. Обошел кузню — здесь все аккуратно разложено по местам, значит, это не бегство. «Ну, и ладно, мне же лучше», — подумал я, выходя во двор. Снял все с Агата и Снежи и отнес в спальню. Сбросив в угол, плюхнулся на кровать.

— А это что такое? — задал я себе вопрос, увидев прикрепленный к стенке какой-то лист.

Развернув сложенный лист, я прочел: «Мелкий! Будешь в империи, найди обязательно меня. Есть серьезный разговор. Семью кузнеца я пригласила к себе». Вот и причина нашлась, а мне это только на руку.

— Как я вовремя слинял из столицы! — высказал вслух я свою радость.

Следующие пару дней я занимался переплавкой, и только завершив этот труд, вздохнул с облегчением. Обмен денег в местном денежном доме прошел без сучка и задоринки, вот только вместо двух с половиной тысяч, которые я наторговал там, получил всего чуть более двух. Но и этих денег мне хватит. Там же мне предложили хранение моих сбережений за пять золотых в месяц. Прикинув в уме в какую сумму это выльется, согласился, получив специальный амулет. До начала учебного года я решил только отдыхать.

Вот и настало время учебы. В этом году никаких торжеств не предвиделось, поэтому отмечали мы группой в том же самом питейном заведении. А со следующего дня начались учебные будни. Вот сейчас нагрузки возросли ощутимо, по сравнению с прошлым годом, хотя до института моего родного мира очень далеко. Самое для меня главное, нам почти в самом начале дали два новых плетения: активации чар и накопительное. Активатор был довольно простым, чего нельзя сказать о накопителе. Очень сложная вязь, но со слов преподавателей оно не только больше объемом, но и сбор энергии происходит значительно быстрее. Я на каждом общем занятии ждал, когда же нам начнут рассказывать о принципах построения чар, пока не понял, что об этом сами чародеи не знают. Этому моменту я был поражен очень сильно. Знал, что новые плетения создают чародеи, имеющие чутье, но думал, что хоть что-то общее в построении присутствует, но, как оказалось, зря. Но после некоторых размышлений, пришел к выводу, что выделение принципов в какой-то области, это привилегия технического мира, поскольку в нем развитие цивилизации без обобщающих факторов невозможно. Решил заняться этим самостоятельно.

Перерисовал все известные мне чары на отдельные листы бумаги, даже неработающие чары высшего сокрытия, для которых пришлось купить бумагу большого размера. И занялся анализом, пытаясь выделить некие закономерности в общих блоках. Бился я очень долго, почти до маленьких каникул. Это стало у меня какой-то навязчивой идеей. Я стал завсегдатаем библиотеки, где перерисовал себе пару десятков новых чар. Только мне казалось, что уловил суть, как понимал, что это не так. Но самое главное то, что я чувствовал, что еще немного и я поймаю идею. Я даже забросил изучение статуэтки и карты, найденной в Запертых землях, хотя планировал этим заняться всерьез.

Однажды на практическом занятии меня попросили показать чары черной молнии и объяснить их отличие. Я не стал ничего скрывать и нарисовал рисунок простой молнии.

— Вот, видите это простая молния, — объяснил я своим сокурсникам, — треугольничек такой получился. А мы вот так его меняем, здесь дорисовываем, вот тут стрелочку изобразим, — я прямо на бумаге превращал одни чары в другие, — и получим что-то наподобие пятиугольника, — закончил я и застыл с открытым ртом.

«Вот оно!», — мысленно закричал я. — «Наконец-то сообразил». Я пытался найти закономерности в рисовании, движении импровизированной кисти, а надо-то было всего-навсего окинуть взглядом рисунок в целом. Ответ, как всегда, оказался очень прост — внешний контур чар должен иметь нечетное количество углов! Я сейчас перебрал в памяти все, что помню, и с каждым новым рисунком убеждался в своей правоте. Сейчас я помнил только «треугольники» и «пятиугольники», как я тут же окрестил их или иными словами чары первого и второго ранга. Попытался мысленно воспроизвести чары сокрытия, и понял, что там то ли девять, то ли одиннадцать углов. Я точно помнил пять, два еще точно должны быть по логике вещей, а в конце две вершины или четыре, не знал. Я и анализировал только начало плетения, поэтому и запомнил его. У меня аж руки зачесались, так хотелось сбежать с занятий и заняться проверкой своей гипотезы. И теперь отталкиваясь от этих знаний, можно, если не усмотреть, закономерность рисунков, то вывести самому.

До конца занятий я еле высидел, кое-как по-быстрому пообедал и убежал к себе заниматься этой своей идеей. Начал я с самого простого — хлопушки и магического удара, точнее с последнего. Добавил два угла, а плетение просто растянул на них. Нарисовал в амулет и, пока шел к полигону, напитал сколько мог энергией. Как результат — ничего, вообще не сработало. Вернулся и принялся за изучение других рисунков, затем плюнул на это и решил менять так, как мне больше нравиться.

Перепробовал я очень много вариантов, но так ничего и не получилось, хотя внутренняя уверенность, что я прав, оставалась непоколебимой. Где-то я допускаю ошибку, но определить эту неточность все никак не могу. Я уже добавил еще два угла, что у меня получился контур правильного семиугольника, но все три амулета, куда я поместил немного отличающиеся друг от друга чары, не сработали. Я только сейчас понял Каратасса, который так и не смог обнаружит неточность в своих чарах высшего сокрытия. Но у него они хотя бы работали, пусть и нестабильно.

Сел я прямо тут на полигоне, достал три бумажки с рисунками чар и в нанадцатый раз принялся рассматривать, думая, где бы чего подправить. Так ничего не придумав, решил поиздеваться над ними. Взяв один за основу, вытянул семиугольник вверх за вершину, которая отвечала за направление атаки. Те, которые рядом, в стороны, следующую противоположную пару подтянул почти вплотную к предыдущей, а нижнюю, где располагались точки активации и накопителя, опустил вниз — пусть изображают хвост. По приколу добавил новое плетение-накопитель и новый активатор, в котором присутствовал небольшой блок управления, позволяющий разделять заряд на две или три равные части. Кроме этого подправил линии самого плетения так, как мне хочется. Полученный рисунок мне очень понравился и я, опять же от нечего делать, перенес его в заготовку амулета. Точнее, попытался перенести, но с первого раза не получилось. Как оказалось, он стал для меня достаточно сложным, чтобы сходу его воссоздать. Плюс я еще не смог выделить блоки, чтобы создавать частями, поэтому пришлось помучиться. Когда не получалось, то не забросил это дело только из принципа: «Все равно сумею!», и на четвертый раз смог.

Дожидаться, когда он самостоятельно накопит энергию, я не стал, а помогал как мог. И только почувствовав слабость от многочасовой работы с магией, прекратил. Направил на стенд, активировал чары и хотел наклониться, чтобы собрать вещи, как увидел, что тот покачнулся.

— Не понял, — удивленно пробормотал я.

Хотел еще раз активировать, но сообразил, что автоматически задействовал весь накопленный заряд энергии, а сила атаки, судя по реакции стенда, была такой же, как и в чарах первого ранга. Ну, может быть чуть-чуть сильнее. «Это что же получается», — подумал я, — «семиугольник магического удара лишь самую малость сильнее треугольника? Надо с этим разобраться». Но самое важное — это я понял свою ошибку в рассуждениях. Я почему-то полагал, что плетение чар обязательно должно быть правильным многоугольником, но это и являлось ошибкой. Причиной была черная молния, контур которой и составил правильный пятиугольник. Да еще и остальные чары были близки к этому, вот я и решил, что так и должно быть. Зато теперь все стало на свои места — нечетное количество так называемых вершин и внутреннее чутье чародея — вот залог создания новых чар.

— Интересно должны выглядеть объемные чары, — я как наяву представил себе нечто с непонятными вершинами. — Выглядит прямо как кристаллы какие-нибудь. Надо будет спросить у преподавателей про них, а то заготовки под амулеты с объемной сутью есть, а чары нам дают только плоские.

Этот вопрос я и задал на следующем теоретическом занятии.

— Даже не пытайтесь это делать! — строгим серьезным тоном сказал лектор. — После того как во время одного испытания, казалось совсем безобидных чар такого толка, взрыв разрушил полигон, они находятся под запретом. Если вам так уж неймется заняться этим, то делайте это вдалеке от города, чтобы кроме вас больше никто не пострадал. А на объемную суть предмета просто проще наложить чары.

Понятное дело, что преподавателя я не послушал, ведь у меня есть хороший защитный амулет. Правда в Запертых землях он меня подвел, но там и противник был на порядок сильнее любого местного чародея, а может быть и всех вместе взятых. Заготовку под мою идею пришлось купить за пять золотых. Это был какой-то минерал, добывающийся только на материке гномов, которые и торговали ими. А тут еще и сам торговец должен получить свою прибыль, вот цена и выросла. Зато суть предмета размером была потрясающая. Сам минерал — эдакое яйцо, помещающееся в ладони, а его суть чуть ли не в двадцать раз больше.

Придумывать что-то новое я не стал, а взял свои новые чары магического удара и соединил их в одной плоскости, соответствующими вершинами между собой, для чего два плетения пришлось перевернуть. Получилась четырехлучевая звезда с двумя точками активации и накопителя. Сверху, опять же в соответствующие точки поставил еще два плетения чар, соединив их вершинами. Затем задумался о направлении атаки и на всякий случай четыре вершины с плоскости соединил с двойным пиком. «Вот теперь картина имеет полностью завершенный вид!», — подумал я, добавил два плетения активатора и лег спать.

На испытания пошел через день после завершения своих изысканий — на четвертый день каникул. Даже не думал, что меня так затянет эта идея. Решил именно пойти, поскольку очень опасался за своих скакунов — вдруг, в самом деле, будет мощный взрыв. Для испытаний я выбрал старый карьер в пяти километрах от города, где когда-то добывали камень. Карьер оказался шириной метров сто, глубиной все десять, а вот в длину пару километров. Отойдя от входа метров на пятьсот, я приготовился к испытаниям, как почувствовал на себе мимолетный взгляд и обернулся. В пятидесяти метрах позади меня стояла пятерка демонов, и все они принадлежали к воинам, с одним из которых мне однажды удалось сразиться.

Глава 15


Мир Инфереал, королевство Скардия, пять километров от столицы, заброшенный карьер.

Блин, с пятеркой таких противников мне никогда не справиться, даже с моим амулетом, особенно если у них и оружие будет таким, как и у предыдущего демона. В голове созрел единственный план — незаметно ударить по ним чарами, что у меня в руке, и удирать, выискивая по краям карьера возможность подняться наверх. Если это удастся, то можно и повоевать. На моей стороне играло то обстоятельство что я, повернувшись, сохранил положение руки с амулетом, и направлена она была как раз на них. Они прекрасно видели это, но совсем не среагировали, а это значит, что совсем не опасаются. Но не опасаются они быть убитыми, а для меня даже пару секунд задержки могут спасти жизнь. Активировав одновременно оба активатора, я развернулся и уже в боевом трансе начал удирать, на ходу выхватив один меч. Как назло ничего подходящего не было, а спустя пять секунд реального времени я заметил, что меня никто не атакует, хотя уже должны были догнать. Резко остановился и, развернувшись, на всякий случай совершил несколько защитных движений. Все оказалось зря — никто меня не преследовал.

Присмотрелся, и на месте, где находились демоны, увидел какое-то шевеление на земле. С такой же скоростью отправился обратно.

— Неужели это действие амулета? — в изумлении пробормотал я.

Судя по лежащих на земле демонов, им сейчас приходиться несладко, даже на их грубых лицах видны муки боли. Ждать когда они отойдут от атаки я не стал, а методично отрубил головы четверым из них, а самому активному, с которым решил пообщаться, одну ногу, а кровь остановил прижиганием с помощью руны огня. Он даже почти не отреагировал на мои действия, чем подтвердил ранее сделанные выводы. У всех были защитные амулеты, поэтому снова пришлось использовать внутреннюю энергию. Снимать их с еще живых я не стал рисковать.

Я задумался о том, что их так могло повредить? Просто внешне абсолютно никаких повреждений я не заметил, хотя магический удар как раз и имел внешние проявления. Правда, эти воздействия могли нивелировать их амулеты, которые я нашел у каждого, точнее, с четырех я снял, а с последнего сделаю это после его смерти. «Интересно, что там у них с энергетическими телами, ведь точно там все происходит», — подумал я и начал переходить на магическое зрение.

— Ого! — не удержался я от возгласа.

Такого я еще не видел. Достаточно развитые магические каналы напоминали больше всего магический скелет или каркас. И у обыкновенных людей, и у магов края немного расплываются, как бы стремятся увеличиваться. Если у простых людей это можно увидеть только приглядевшись, то у магов стразу. Здесь же присутствовала четко очерченная граница, сам канал больше походил на трубу. Вряд ли такое предназначено для работы с потоками маны, я бы склонился как раз в сторону обратного — они служат для защиты от магии. Вот только сейчас эта когда-то великолепная конструкция представляла собой нечто покореженное, погнутой, но разрывов я не увидел. Это получается, что мое новое плетение, соединенное в такую красивую фигуру, наносит удар по магическим каналам? Но я никогда не поверю, что демоны были без амулетной защиты. А как можно пробить защиту? Либо удар кувалды, либо укол иглы. Судя по последствиям атаки, это похоже на первое, но мне не верится, что эта довольно простая конструкция смогла бы такое сотворить. Второй вариант более вероятен, но тогда откуда такое с их каркасом? Да и массовость не вписывается в это теорию.

— Как ты смог это сделать? — услышал я рычаще-хриплый голос, да еще и с акцентом.

— Что? — вопрос я понял, но решил уточнить.

— Пробить нашу защиту.

То о чем я только что размышлял. Но тут меня посетила идея.

— Я рассказываю, как смог пробить, а ты расскажешь кто вы и что от меня нужно.

— Если ты ответишь, как удил нашего соплеменника, — внес свои коррективы демон после трехминутного раздумья.

— Договорились, давай договор демона.

Лицо его не изменилось, но каким-то образом понял его недовольство этим уже моим уточнением, но произнес слова, а я в это время наблюдал за его аурой. Вроде все правильно. Я произнес свою часть договора, и в ответ его аура чуть засветилась алым.

— С тем демоном мы схлестнулись не так давно, а справиться с ним помог единорог, сам бы я, скорее всего, не сумел, — ответил я на первый вопрос. — Пробил вашу защиту с помощью этого амулета, — я показал минерал, — а как это произошло, не знаю, я и сюда-то пришел проводить испытанию, поскольку чары изобрел сам. Теперь твоя очередь отвечать?

Демон поморщился, вероятно, хотел получить более точные сведения, но я их и сам не знал, а соврать я не смог бы в силу договора. Или смог, но тогда и он бы мне ничего не сказал. Получается, что он надеялся передать эти сведения своим? Вряд ли он думал, что я оставлю его в живых, значит у них есть другой способ. «Блин, как жаль, что Валли погибла! Сколько она могла мне нужных сведений сообщить!», — в очередной раз мысленно сожалел.

— Мы раса демонов-воинов, — начал он свой рассказ, — сюда прибыли, чтобы отомстить за смерть нашего соплеменника.

— Так вы по очереди будете приходить, а я вас убивать? — немного насмешливым тоном задал вопрос.

— Нет, больше нападений не будет, — ответил он. — По нашим законам только один раз можно отправлять команду мести и мстить за их смерть нельзя.

Я подивился такому закону. Что касается меня, так я бы если начал мстить, то до конца.

— А меня как нашли?

— Ты получил ответы согласно договора. Больше ничего не узнаешь от меня.

В общем, все понятно — буква сделки соблюдена. Я напитал меч внутренней энергией и, встретившись глазами с демоном, увидел в них жгучую ненависть. Он даже попытался сопротивляться, даже смог вскочить на ногу, но я, перейдя в ускоренный режим, быстро его добил. «А ведь он знал что-то про эту силу или встречался с кем-то, кто также пользуется ей», — подумал я и направился обратно. «А все-таки хорошо, что встретились демоны, иначе так и не узнал бы свойств своего изобретения». «Интересно, а внешние эффекты проявляются?» — эта мысль заставила меня остановиться. Огляделся в поисках испытания и, приметив куст с небольшим раскидистым деревцом, достал амулет и принялся закачивать в него энергию. Через десять минут я направил его на импровизированную мишень и активировал. Эффект оказался, как от обыкновенного магического удара. Я окончательно убедился, что не попадись эти демоны, то стер бы чары, а амулет приспособил для чего-то другого. Всю дорогу домой я думал над проблемой своего изобретения и его странного эффекта, но мне не хватало обыкновенных академических знаний.

А лежа у себя в кузнице, я вдруг почувствовал, как оборвалась нить жизни Ялинии. Умереть она никак не могла, значит, ее убили, а вот кто это сделал — демоны или темные эльфы, я не знал. Да и без разницы, ведь я уверен, что про меня она ничего рассказать не могла. Вот ее, в отличие от демонессы, совсем не жаль, вероятно, сказывается ее первая подлость, которую она совершила при моем поступлении. А на меня подозрения, конечно, будут, возможно, даже серьезные, но доказать они не смогут.


Мир Инфереал, королевство Скардия, Строттор, пристань.

К пристани пришвартовался корабль, принадлежавший купцу из Скардии Гигу Крингу. Только мало кто знал, что сам купец работал на княжескую разведку из Воравии. Никаким шпионажем он не занимался, его задачей была тайная доставка грузов, в том числе и людей. Увидев прибывший корабль, с десяток мальчишек-наблюдателей бросились к своим работодателям, чтобы сообщить приятное для них известие и, соответственно, получить свое вознаграждение. Ведь все они знали, что купец Крингу основной свой груз сдает оптом, причем, тем, кто первый к нему обратиться. И только эксклюзивные вещи продавал лично в своей небольшой лавке. Не прошло и десяти минут, как нему подъехал один купец и два управляющих, которым и повезло выкупить весь его предназначенный для оптовой продажи товар. Торговался он яростно, как и все представители этой профессии, но к вечеру все равно вес товар ушел. Когда наступила ночь, с корабля спустился десяток теней. А утром, едва только стражники открыли ворота, из города выехала карета в сопровождении десятка стражников, которые так и не смогли понять, кому она принадлежит, а гербов на ней не было.

Спустя неделю к столице Скардии подъехала карета с охраной в количестве пяти человек. Чародей в сопровождении стражников попросил выйти из нее всем для досмотра. Один их охранников хотел возмутиться, как из кареты раздался властный женский голос:

— Может быть, вы сам заглянете в нее?

Один из охранников подал какой-то знак и из ворот показался еще десяток. Но чародей заглянул буквально на несколько секунд и показал, что они могут проезжать. Спустя некоторое время неспешной езды она подъехала к дворцу. А еще через час в кабинете было созвано экстренное совещание для близкого круга лиц.

— Ваше величество, — обратилась немолодая уже харанка к правительнице королевства, — вот моя верительная грамота.

Грамоту взял барон Гримтир, достал специальный амулет и провел над ней, от чего тот засветился приятным зеленоватым цветом. Кивком он дал понять, что все хорошо, хотя Ладия и сама все видела. Ладия взяла ее, начала читать и вскоре очень удивилась полномочиям тайного посла, которые были значительно выше официального — для принятия любых решений женщине не требовалось никаких согласований.

— Слушаю вас, — сказала королева после прочтения.

— Сведения, которые я сообщу, касаются всего нашего материка и, скорее всего, всего мира. В королевстве Виртарра почти все наши агенты перестали передавать сведения, перед этим сообщив, что король, приблизив себе новых советников, согласился на какие-то их условия. Они должны были попытаться выяснить это, но, вероятно, их разоблачили. В Вольном крае появился удачливый атаман, сумевший сплотить практически всех. Кто шел против него, как-то странно умерли или погибли. Но самое странное, что он призывает к войне не против Империи, откуда они в свое время отделились, а многие и бежали, а против своего северного соседа герцогства Карлстон. У них искусственно создается мнение, что в их бедах и бедах Империи виноваты именно они. Пару раз рядом с этим их атаманом видели темных эльфов. В самой же империи происходят вообще странные события, не объяснимые с любой точки зрения. Исходя из выводов наших аналитиков, это все звенья одной цепи и направлены они против княжества, герцогства и теперь уже и против вашего королевства. Убийство короля и королевы тоже оттуда, но здесь произошла осечка. Милана делала все, что говорили бы ей ее имперские родственники.

Женщина замолчала, давая возможность обдумать сведения, налила себе вина и, смакуя, сделал несколько небольших глотков. По мере рассказа, герцог Гортанг непроизвольно кивнул, когда зашла речь об империи и их стране. По лицу барона ничего нельзя было сказать, и только приглядевшись, можно в глазах прочитать усиленную работу мозга.

— Ваши предложения? — первым заговорил герцог.

— Между княжеством и герцогством заключен договор о военной помощи и я предлагаю присоединиться и вам. Я понимаю, что общей границы у вас нет ни с одним государством, зато морской путь полностью свободен. В случае крайней нужды, будут задействованы порталы.

— Вы понимаете, что для принятия такого решения нам необходимо посоветоваться? — задал вопрос барон.

— Нет, не надо никаких совещаний! — королева не дала сказать никому ни слова. — Мы согласны.

На нее удивленно посмотрели и герцог и барон, а первый задал вопрос:

— Мы можем узнать причину, ваше величество?

— Я вдруг почувствовала, что надо соглашаться, — чуть смутившись, ответила девушка.

— Возражений нет, — чуть ли не в один голос сказали оба мужчины, а уголки губ герцога наметили улыбку.

Они оба прекрасно помнили о предчувствиях матери королевы, которые не раз спасали королевскую чету от принятия плохих решений, и было рады, что в ее дочери проснулась эта способность. Дальнейший разговор сводился к некоторым аспектам связи, сообщений, действий. В самом конце женщина сказала:

— Я бы хотела поговорить с ее величеством наедине.

И герцог и граф вопросительно посмотрели на королеву, а Ладия медленно кивнула. Когда же кабинет опустел, тайный посол княжества впервые улыбнулась и произнесла:

— Ну, здравствуй, внучка.

Ладия какое-то время стояла неподвижно, а затем бросилась к своей родственнице, которую только знала из рассказов мамы. Потеря родителей, утрата сестры, навалившиеся на нее заботы сказались, и девушка расплакалась. Когда она успокоилась, они не меньше часа общались. Девушка, например, узнала, что предыдущий Великий князь был не в восторге от выбора ее отца, когда он выбрал ее, хоть и княжеского рода, но без права наследования, поскольку хотел выдать замуж свою младшую дочь, любимицу. Вот и отношения были дружески-нейтральные. И только с приходом нового князя они начали улучшаться.

— Ладия, — женщина чуть изменила тон, а младшая родственница поняла, что сейчас будет важный разговор, — я хочу расспросить тебя о твоем хорошем знакомом, имею в виду Андрея. Это очень важно, поскольку он не из княжества, а мы были уверены, что во всем остальном мире наша раса была уничтожена.

Девушка задумалась. Андрей не просил хранить хоть какие-то сведения втайне, хотя свое боевое мастерство старался скрывать. С другой стороны мастера наверняка знают об этом, вон ее телохранители сразу же сказали, что он полагается больше на меч, сем на чародейство, хотя и учится в институте. Потом решила рассказать и спросить совета на счет возможности удержать его рядом.

— Он скрытен, показывает далеко не все свои возможности, — на это женщина кивнула, не видя смысл скрывать свои эмоции. — Сражается и побеждает истинных демонов, но никто не может понять, как он это делает. Один бой я видела сама, в другой раз, когда меня спас, он схлестнулся, наверное, с десятком и еле вернулся живой — его Агат спас. Однажды видели его странный и завораживающий танец. Еще…

— Стоп! — перебила ее старшая родственница. — Он показал боевое умение? — изумлению ее не было предела. — Давай этот момент очень подробно.

И Ладия рассказала все, что слышала от воинов, сопровождавших ее старшую сестру, затем припомнила другие подробности уже из института, подробно рассказала об Агате и Снеже. Завершила свой рассказ словами:

— И всем говорит, что он с Далеких островов.

«Далекие острова, значит», — подумала женщина, получив подтверждение донесениям агентов. Они несколько раз пытались добраться до них, но так и не нашли безопасный путь. Не помогла даже их лучший интуит. Тогда исследовали самые безопасные подступы, но все тщетно. Гномы тоже пытались и тоже потерпели фиаско. Они в своих пещерах нашли упоминания о них, а вот среди княжеского рода харанов передается из уст в уста древнее пророчество: «Однажды забытое на Далеких островах напомнит о себе и мир изменится». Никто так и не смог ничего сказать, что оно конкретно означает.

— А еще, — продолжила королева, — он сказал, что у них на островах есть Храм Забытого Бога и изредка он забирает лучших мастеров к себе.

Только прекрасное владение собой не позволило ей вздрогнуть, когда эта последняя фраза настолько сильно пересеклась с ее мыслями о пророчестве. Причина же, согласно которой Бог отбирал себе мастеров, заставила ее улыбнуться, но само наличие храма заставило ее мозг усиленно работать, пытаясь вспомнить все, что было известно относительно пророчества. А на следующий день из столицы выехала карета в сопровождении охраны и направилась на север.


Мир Инфереал, королевство Скардия, столица, институт чародейства.

Вторую часть учебного года все усиленно изучали чары, ведь экзамены в этот раз будут в виде индивидуальных боев. А лучшие из лучших будут отобраны для участия в турнире, проходящим раз в три года в столице империи Хаддарт. Соревнуются там ученики второго, третьего и четвертого годов обучения. Турнир проходит как групповой, так и одиночный. Групповой меня не интересовал, там и без меня командиров много, а вот в одиночном я бы поучаствовал. Очень хочется сравнить уровень образования здесь и в лучшем учебном заведении мира. Спросил про отбор. Как оказалось, не обязательно участвовать в институтском турнире, достаточно предъявить двое новых атакующих или защитных чар.

— Но это должны быть именно чары, а не непонятно откуда взятые плетения, — с сарказмом заметил все тот же мой знакомый преподаватель. — Там после боя ты обязан будешь предъявить новое плетение. Вашей черной молнии, молодой человек, будет достаточно, остается только придумать еще что-то.

— Да там случайно получилось, — не стал я рассказывать о своих догадках, и так все поймут, — попробую еще поэкспериментировать.

Вот и стало все на свои места. Молния есть, хочу еще преобразовать защитные чары или просто выучить динамический щит. Посмотрев на них, я приуныл, потому как те были очень и очень сложные, да еще и создавать их надо сразу все. Многие атакующие заклинания можно создавать частями, а вот защитные чары только сразу целиком. Но ведь я часто сталкивался с ними, значит, не так и сложно их создавать, иначе их насчитывались единицы. Начал с заучивания самого плетения, и при помощи состояния контроля сделал это быстро. А вот при нанесении на заготовку, я убедился, что мне еще рано заниматься такими сложными вещами. И только после этого, я вспомнил слова Ялинии, что магические канали при длительном рисовании начинают быстро «уставать», из-за чего энергия поступает неравномерно, что для чар является фатальным. Чтобы научиться это делать, необходимо много тренировок именно по созданию сложных плетений.

После этого я занялся изменением просто щита второго ранга — по старинке добавил два угла, где мне показалось наиболее правильно, и начал вносит изменения в получившийся рисунок. Понятно, что сразу у меня ничего не вышло, но наученный предыдущим разом, я упорно продолжал работать.

Нагрузки по учебе нам никто не снижал, поэтому приходилось снова работать очень много. Вид местных жителей, и аристократов в том числе, которые хотели поехать на соревнования в империю, вызывал у меня только улыбку. Все-таки учеба в родном мире сказалась на умении себя напрягать, а вот местные с мешками под глазами и зевками на занятиях меня смешили. Уже больше месяца бился над этим, но пока не поучалось, я так понял, что мне не хватает таланта художника. Вот изобразил что-то и чувствую, что так и должно быть, но нарисовал по-другому, и уже это решение кажется верным. А так, скорее всего, сразу бы начертал необходимый рисунок. В конце уже по миллиметру изменял, но своего добился. Щит вышел замечательный, правда, я поначалу не понял этого, потому что он оказался всего в полтора раза мощнее второго ранга. И только когда предъявил его ректору, мне объяснили, у он будет работать значительно дольше, поскольку наравне с отражающим эффектом, у него присутствует и рассеивающий, на работу которого необходимо на порядок меньше энергии.

Свое место в сборной я получил, и теперь обратил внимание на чары сокрытия. Поскольку они все же работали, пусть и нестабильно, то значит им не хватает какой-то мелочи, после чего магические возмущения влиять на них не будут. Я сидел в столовой и думал над этой проблемой, как услышал рядом с собой голос:

— Привет. Ты, насколько я знаю, уже получил место в команде?

Это был аристократ, один из двух, которые на прошлых экзаменах организовали две группы в учебном бою с нами. А именно тот, что умел кратковременно ускоряться. Мне стало интересно с чем он пожаловал.

— Да.

— Как ты относишься к тому, чтобы выступить в команде? — задал он вполне ожидаемый вопрос.

— Э, нет, — возразил я, — мне эти ваши аристократические игры и интриги не нужны. Я только в личном турнире буду участвовать.

— А ты разве не аристократ? — удивился он.

— Это кто тебе сказал? — теперь удивился я.

— Да видно по тебе, — немного недоуменно сказал он, — да и королева не стала бы общаться с простолюдином, который ей был бы неинтересен. Но я тебя понял, — добавил он, и мы попрощались.

Тут я понял, что больше никакие идеи по поводу чар сокрытия меня не посещают, и направился реализовывать ту единственную, пришедшую почти сразу. Идея простая, но невероятно нудная — я решил поискать ответ в небольшом перемещении вершин. Изменил положение вершины, замерил время работы чар, записал в тетрадь. Хорошо, что хоть плетение у Каратасса получилось составным из трех частей. Я только полтора месяца занимался сбором статистических данных, зато их обработка показала правильно направление решения задачи. Теперь используемое в качестве наглядного пособия чучело пропадало на целых полчаса до полной разрядки амулета. По времени, конечно, не долго, зато может спасти жизнь.

Затем я принялся его испытывать — разглядывал простым зрением и днем, и ночью, и на закате, дождался магической бури и в это время. Даже съездил к реке и под водой осуществлял проверку, затем приобрел специальные очки. Но Каратасс был действительно Великим — не увидел даже тени, даже искажений воздуха. Для него пришлось раскошелиться на небольшой медальон, опять же гномьей работы, суть которого была достаточно велика, чтобы можно было наложить это сложное плетение чар. А мне стало интересно, гномы случайно заняли свой материк или у них были какие-то сведения? Судя по наличию межмирового портала случайностью это можно назвать с трудом. Теперь необходимо его испытать.

Проверку решил делать у преподавателей, начиная с самого ректора. До здания ректората я дошел, не скрываясь, а в одном месте активировал амулет. Теперь у меня есть полчаса. Войти в само здание оказалось просто, а вот у двери в приемную пришлось потратить целых пять минут, пока туда не зашел один из преподавателей. Еще пять минут потратил на стояние у самого кабинета, но вот секретарша понесла напитки и я сумел проскочить, сразу отойдя немного в сторону.

В кабинете шло совещание или просто разговор между хозяином и двумя неизвестными мне людьми. Пока девушка расставляла перед ними чаши с травяным отваром, они просто кивали и благодарили ее. Я сильно удивился тому, что пиши не алкоголь.

— Вы предлагаете не ехать в империю? — спросил ректор, когда за секретаршей закрылась дверь.

— Это будет большим оскорблением короны, поскольку Империя прислала официальное приглашение, — ответил один из незнакомцев гулким басом. — Может быть, отправить не лучших учеников?

— Не выйдет, — ректор покачал головой, — имперцы поймут, что мы сделал, а это опять же оскорбление.

— Армия я так понимаю, еще не готова?

Ректор задал, казалось, риторический вопрос, но второй незнакомец ответил на него:

— Если бы только с Империей, то вполне смогла бы противостоять, но согласно аналитическим выкладкам нас атакуют демоны и темные. Первые так уж точно. В общем, игнорировать мы пока не можем, но не хотелось бы потерять лучших учеников. А теперь поговорим о серьезных вещах. Вашей основной задачей будет…

Во время этого небольшого монолога ректор крутил в руках какую-то штучку, скорее всего, амулет. Но я не решался перейти на магическое зрение — вдруг он чувствителен к чужому вниманию? Но во время последней фразы, он что-то с ней сделал и перебил говорившего:

— Ага, попался!

Я испугался, думая, что меня заметили, и хотел уже рвануть хотя бы в окно, но ректор сделал пасс другой рукой, в которой успел заметить тоже амулет или руну, и в двух шага от меня что-то упало. Я поспешил отойти в сторону. Один из незнакомцев, которого перебил ректор, опрометью бросился на звук и вскоре там проявился маленький человечек. Совсем непримечательная внешность, хотя тот я являлся смешением, наверное, всех рас так и просила пойти того по стопам вора или шпиона. Но судьба решила в пользу последнего.

— Дай-ка я гляну чем он так скрывался? — попросил ректор. — А то смог рассмотреть его только при помощи амулета из Высших сфер.

Я очень обрадовался, что чары Каратасса оказались настолько действенными, но следующие слова графа Скарди опустили меня с небес на землю.

— Хоть и говорили, что это поделка какого-то там не шибко умного ученика, но ведь сработало же!

Ректор взял руну, поскольку я успел заметить на ней рунические письмена, и принялся рассматривать, даже поворачивать стал.

— Неужели кому-то удалось совместить руну с чарами? — удивленно пробормотал он.

Я еле удержался, чтобы самому не посмотреть на вещь, находящуюся в руках ректора. В это время пришли еще два человека из тайной охраны, одели пойманному шпиону ошейник и вывели из кабинета, в котором осталось всего двое, не считая меня. Я так увлекся, что совсем забыл про время, а по моим подсчетам осталось не более пяти минут. Я тихо подошел к открытому окну и выглянул на улицу. Хоть тут повезло — за окном никого не увидел.

— Наконец-то взяли, — сказал так и остающийся незнакомым мужчина, но вдруг сменил тему. — А вы все-таки подумайте, может и в самом деле отменить состязания в турнире? В Империи сейчас неспокойно, хотя и происходит это на западе и некоторых южных территориях.

В это время я услышал открывающуюся дверь и, дождавшись, когда секретарша войдет, быстренько ретировался. К выходу я уже бежал, по улице тоже, и едва завернул за угол, как действие амулета закончилось. Огляделся — вроде никто на меня подозрительно не смотрел. «А в Империи то не все в порядке», — я вспомнил разговор. Так что может быть, еще и не поедем никуда. Но большое начальство решило, что поездке быть!

Завтра отборочные соревнования, на которых есть шансы и у простолюдинов, поскольку пользоваться боевым трансом запрещено. Одиночные турниры проходят наподобие экзамена в прошлом году — на полигон запускаются два участника, час на создание амулетов или рун, затем сражение один на один. В таком ключе у одаренных простых людей есть шансы отобраться. Ограничения по применяемым чарам и рунам нет, если первогодка сможет создать нечто высокоранговое, то молодец. Вот только обучение поставлено так, что он почти никогда не сможет этого сделать. Я бы тоже не сумел, если бы не состояние контроля. Я ранее полагал, что оно служит только для того, чтобы заставить противника делать неверные движения и ходы, но, как оказалось, оно меняет работу восприятия, мозга или еще чего-нибудь, и память улучшается на порядок. Вот только благодаря этому я и такой типа гениальный. Существовало еще одно правило — друг с другом могли соревноваться только одногодки, то есть первокурсник только с первогодкой другого учебного заведения.

Сейчас я просто находился в своей комнате и магическим зрением рассматривал свои амулеты. Задержал взгляд на амулете с объемным магическим ударом, в который раз, думая, что конструкция чар что-то мне напоминает. И тут осенило!

— Магический портал! — воскликнул я, схватил книгу и принялся искать его.

Я помнил в какой части тот находится и нашел его довольно быстро. Все-таки я ошибался, совсем забыл как выглядит портал — сходство было весьма условным. Все эти действия я проделал, не выходя из магического зрения, и когда рассматривал рисунок, сравнивая его, вдруг изображение приобрело объем.

— Ничего себе! — прошептал я.

То, что нарисовано на странице, оказалось лишь третью от полного рисунка. Как я понял, это видимая в обыкновенном спектре часть. Я с любопытством открыл страницу с любовным заклинанием, но оно оказалось двумерным, как я и предполагал. Начал просматривать другие плетения, и понял, что около половины являются объемными и увидеть их полностью можно только при помощи магического зрения. Всю книгу я не успел пролистать, но в увиденном результат был где-то такой.

Два дня любопытство заставляло меня исследовать книгу. Я понял, что мне еще очень и очень далеко до создания таких заклинаний, а то, что смог воспроизвести — это единственное, что мне было подвластно. Например, два плетения, если смотреть просто на рисунок, не выглядели сложными, зато скрытая часть была, даже не знаю во сколько раз больше. Я надеялся в скором времени, приблизительно через год, попытаться создать амулет с самыми простыми рисунками, но теперь понял, что придется отложить книгу еще надолго. Тем более что простые рисунки были как раз те два. А когда оторвался от книги, то получилось, что пропустил состязания первых двух курсов. Впрочем, на них я особо не хотел смотреть, в отличие от старшекурсников.

— Ты где был? — налетела на меня Улана. — Представляешь, Лирс смог отобраться для турнира! А я проиграла второй бой, зато в первом победила аристократа!

И девушка задрала нос. Хотя, на самом деле, гордиться ей было чем, потому что жребий первого боя осуществлялся следующим образом. Ученики разбивались по ранжиру по силе и делились пополам, а жеребьевка происходила между участником первой и второй. Таким образом, исключалась возможность в первом же бое встретиться двум сильным противникам, после чего один остался бы не у дел.

— Хотел проверить одну свою задумку, но ничего не получилось, — я сделал скорбное лицо. — Пошли посмотрим на бои старших.

— Это, если ты место найдешь, — ответила она. — Ну, так уж и быть, сядешь на мое, а я у кого-нибудь на коленях.

— Только не у меня, — запротестовал я.

— Да я не самоубийца вроде, — она сделала трагическую моську, — найду у кого посидеть.

Вот почему-то все мои одногруппники решили, что королева имеет на меня виды, ревнует до жути, и всех девушек, которых увидит рядом со мной, изведет напрочь. А посмотреть было на что. То, что заклинания они применяли значительно мощнее, понятно, но у одной девушки я приметил замечательное заклинание щита. Оно висело на руке, как обыкновенный щит и этот щит вполне успешно отражал атаки. Великолепное решение — вместо кругового щита или типа стены, небольшое, но очень концентрированное и плотное поле. Непонятно, что с расходом: с одной стороны, размер небольшой, с другой, плотность большая. Но, если его сделать с эффектом рассеивания, как получилось у меня, то все будет выше всех похвал. После второго боя я поспешил к девушке, применивший так понравившиеся мне чары.

— Привет, победительница, — поздоровался я, — поздравляю.

Она, еще разгоряченная боем, недоуменно посмотрела на меня, затем узнала.

— А, фаворит ее величества, — ответила она, — привет. И благодарю за поздравление.

— Чегооо? — я уставился на нее. — Какой на фиг фаворит? Ты о чем?

— Вот только не надо тут строить непонимающие ничего рожи, — она улыбнулась, давая понять, что последнее слово не оскорбление.

— Да что такое? — спросил я. — Девчонки из группы боятся даже подойти ко мне, мол, королева на дыбе вздернет. Ты тут фаворитами обзываешься. Мелкая нормальная девчонка, никого трогать не будет.

— А говоришь, что ни при чем, — она усмехнулась, — да любого другого за такое выражение на дыбу, как ты говоришь, может и не подвесили, но неприятности были бы гарантированы.

Я попытался вспомнить, что я такое сказал. «Блин, я Ладию прилюдно мелкой назвал, вот что значит привычка!», — молнией пронеслась мысль.

— Ай, это я по старой памяти, — ахнул рукой, — когда общались здесь, то всегда так ее называл.

На эту фразу девушка весело рассмеялась, причем, искренне. Спустя две минут, все еще держась за живот, она наконец-то смогла вымолвить.

— Да все аристократы, которые к ней относились негативно, по старой памяти еще полгода после коронации жили, как на иголках, и ходили дерганные после того, как на одном совещании ее величество заявила, что на память она не жалуется и все помнит очень хорошо.

Это никак не походило на мелкую. Скорее всего, она имела в виду то, что сказала, а придворные поняли это по-своему. А ее советники, видя такое дело, не стали тех переубеждать — чтобы боялись.

— Слушай, я по другому поводу, — решил перейти к делу. — Чары щита, это твое плетение или можно его где-то найти.

— Ах, вот что тебя заинтересовало, — протянула она, — а я-то думала, что решил изменить своей королеве, и хотела всем рассказать, что скоро e одного харана надо искать царапины на лице.

— Блин, слушай, скажи, в самом деле, что происходит? — меня эта тема начала напрягать.

— А ты не в курсе? — я помотал головой. — А светской жизнью хоть немного интересуешь?

— Зачем мне эта чушь? — удивился я, правда, сразу вспомнил, что для остальных это чуть ли не смысл жизни. — Так все же?

— Ее величество Ладия Скардинар отказала четырем фаворитам и одному предложению руки и сердца. Последнее понятно, но первые четверо вполне знатные аристократы, наследные сыновья герцогов.

Я только покачала головой — неужели это называется, мелкая подумала?

— Ладно, мне это не интересно. Что там с чарами?

— Это моя собственная разработка. А ты бы хотел себе?

— Ага, — не стал скрывать я. — Великолепное решение!

— Вот только расход большой, — она поморщилась.

Я бы предложил ей блок рассеивания, если бы понимал, где он находится в моем произведении. Или какое сочетание линий и под какими углами за это отвечает.

— Предлагаю обмен, — она хитро на меня взглянула, — я тебе эти чары, а ты мне свои, превращающие людей в сексуальных маньяков.

Вот этого мне делать не хотелось. Очень. Любой чародей, лишь взглянув на плетение, сразу поймет, что это высокоуровневое плетение, свойственной Высшим сферам, а не местные чары. Да и внутри тоже что-то не давало этого совершить.

— Может лучше лично я тебе устрою такую оргию, — пробормотал я просто для того, чтобы что-то сказать.

— Да что ты можешь? — она скептически осмотрела меня с головы до ног и обратно.

Соответствующая идея проскочила у меня в голове — лишь бы повелась.

— Я много чего умею в этом плане. Не веришь — убедись сама! — и тут же не давая ей сказать и слово, продолжил с неуверенностью. — Хотя, наверное, не стоит, а то ведь начнешь преследовать меня, а мне еще три года учится здесь.

— Мне еще пожить хочется, — ответила она, но я почувствовал небольшую неуверенность.

— Королеву я беру на себя.

Затем мы еще немного поболтали, и я, как великий соблазнитель, уговорил на такой обмен. Правда девушка поставила условие, что сначала моя работа и, если она будет довольна, то я получу то, что хочу, а решать будет только она. Понятное дело, что я согласился, хотя и понимал, что она всегда может сказать свое «нет». Еще пришлось дать обещание, что меня никто не увидит, и я никому не расскажу. На встречу я собрался почти, как на разведку — оделся в темную одежду и задействовал новоиспечённый амулет сокрытия. Кроме этого взял еще несколько листов бумаги и ручку.

Пробраться не составляло труда, дверь была открыта, и я перед тем, как войти деактивировал свой амулет, так что девушка ничего не заметила. Произошедшее немного позже напомнило мне о стране валькирий прошлого мира. Девушка легла обнаженной на кровать со словами: «Действуй». Ну, я отлынивать не стал, тем более что и сам испытывал огромную потребность в близости. Пока занимался своими исследованиям, не очень то и хотелось, зато после решения всех проблем, желание становилось все сильней и сильней. Раздеваться я не стал, подошел к ней и нежно коснулся правой рукой шеи. Затем провел ниже, между грудей, опустился еще ниже в самый низ живота. Вторая рука начала гладить ее бедро. Я легко касался ее тела, внимательно фиксируя ее особо чувствительные зоны. Она закрыла глаза и задышала чаще, стала выгибать тело, подставляя особо чувствительные места. Гладил рукой низ ее живота, внутреннюю сторону ножек, а она принялась извиваться, пытаясь поймать мою руку самой чувствительной частью своего тела. Все, теперь она полностью моя.

Действовать начал уже более нагло, больше заботясь о себе, но она все также находилась на вершине блаженства, а ее тело периодически содрогалось в оргазмах. Ее стоны разносились по всей комнате, а когда я в нее вошел, то девушка забилась в сильнейшем наслаждении и впервые издала крик. Я не менее часа наслаждался близостью, а в конце она, как я и хотел, потеряла сознание.

Сполоснувшись, я нашел ее амулет, хорошо, что она не посчитала нужным его прятать, перешел на магическое зрение и принялся изучать чары. «Вот это да!», — мысленно воскликнул я. — «Если она их изобрела сама, то она гений!». Вошел в состояние контроля и начал свое дело. Когда закончил, то на улице начинался рассвет. Собрал все свои вещи, активировал амулет и был таков.

Проснулся только к обеду. Приняв холодный душ для окончательной очистки от остатков сна, пошел в столовую. Интересно, это совпадение или девушка специально мен дожидалась, чтобы войти вместе.

— Привет, — поздоровался я, — когда чары дашь?

— А я не считаю, что ты заработал их, — ожидаемо ответила она с довольным выражением лица.

Я отвернулся и вошел обедать. А после приема пищи меня вызвал к себе ректор, который предупредил, чтобы я не думал ехать в Империю на своих скакунах. Я и сам уже думал на эту тему, а тут мне предложили оставить их на попечении института за соответствующую плату, но взамен и бесплатно дадут мне гуранга. А через день мы выехали в империю.


Глава 16.



Мир Инфереал, империя Хаддарт, столица.

В столицу мы добрались почти без происшествий. Не считать же за происшествие того, что девушка, с которой я провел ночь, подъехала как-то и с улыбкой спросила:

- Ну, как, тебе нужны еще мои чары?

- Нет, - сухо ответил я и чуть притормозил скакуна, давая понять, что не намерен вести разговор дальше.

Порадовался ее опешившему взгляду, потом, правда, она взяла себя в руки и, облив меня надменностью вперемешку с презрением, ускакала куда-то вперед. Затем я еще не менее десятка раз ловил на себе ее взгляды, особенно это участилось к концу путешествия.

Второй случай был более интересный. Во время самого длительного перехода у нас сломалась ось на одной из карет, и пока ученики из числа крестьян и ремесленников чинили, то прошло столько времени, что каравану пришлось остановиться на ночлег в пути. В планы это никак