Звездный лорд. Том 2 (fb2)


Настройки текста:



Звездный лорд. Том 2

Пролог

Жуткая боль пронеслась по всем клеткам моего тела. Громкий стон вырвавшийся из горла явно был слышен на большом расстоянии так что удивляться тому, что кто-то подошел ко мне было глупо.

С трудом открыв глаза я заметил над собой расплывающуюся в глазах морду монстра. От неожиданности я дернулся в сторону, но новый приступ боли заставил меня замереть на месте.

Но когда монстр открыл свою пасть я плюнул на боль и рванул изо всех сил в сторону. Но максимум что мне удалось это отодвинуться на пару сантиметров в сторону и то от накатившей боли я на пару мгновений потерял сознание.

А когда очнулся то удивился, что не съеден монстром и вообще этот монстр как-то нежно со мной обходится и положил нечто влажное мне на лоб. Ненормальность ситуации меня добила окончательно и я вновь потерял сознание.

Следующее мое пробуждение было гораздо лучше чем предыдущее. Боль практически не чувствовалась, но слабость была невероятная. Чтобы просто пошевелиться мне приходилось прикладывать просто невероятные усилия.

В этот раз в сознании я пробыл гораздо дольше, нейросеть работающая почему-то с сильными сбоями показала, что я был в сознании уже больше часа когда вокруг внезапно стало светлее и подул свежий ветерок, через пару секунд свет пропал и я вновь оказался в полутьме, но теперь на краю глаза я заметил того самого монстра которого я видел в прошлое свое пробуждение.

И теперь он уже не видел столь уж страшным, я не мог понять почему я его испугался в прошлый раз. Монстр представлял собой прямоходящего медведя только без шерсти и с семи палыми пальцами на руках.

Но самое удивительное было не в этом, а в том, что монстр был одет в одежду. да старую явно видавшую лучшие времена, но одежду причем судя выглядывающим в местах дыр тонким проводкам эта одежда когда-то была высокотехнлогичной. Так что зря я причислил монстра к животным он явно был разумным существом.

Что и подтвердили дальнейшие действия монстра. Он приподнял меня и облокотил спиной на большой камень. Теперь я мог оглядеться и понял, что нахожусь в какой-то пещере.

Следующее, что сделал мой сосед по пещере это кормление. Он достал из рюкзака сделанного из какого-то растения кривой глинянный сосуд и такой же кривой ложкой начал кормить меня. Сперва я взял в рот первую порцию и направил часть нанитов нейросети на анализ еды, оставалось их весьма мало и следовало экономить пока нанофабрика не перезапуститься после непонятного сбоя.

Оказалось, что она хоть и не сильно подходит мне и усваиваться будет в лучшем случае процентов на десять, но есть можно. Так что я проглотил первую порцию, а следом и вторую.

Монстр, хотя какой он монстр, но я не знал как его называть, после того как покормил меня принялся за еду и сам. Вот только в отличии от непонятного варева которым он накормил меня он ел свежее сырое мясо. Как мне показалось это была огромная клешня чего-то крабоподобного.

После еды лысый медведь вновь подошел ко мне, но уже с куском коры от дерева и углем в руках. Что именно он хотел от меня стало сразу понятным, в базах знаний которые я выучил во время полета в эту часть галактике были и по первому контакту с другими видами разумных.

И если другой вид разумных обладал письменностью то налаживание контакта сильно упрощалось. Первым делом на коре мы решили начать с универсальной величины для всей вселенной, а именно с математики.

Уже через полчаса удалось выяснить, что вид моего нового знакомого вместо привычной для человека десятичной системы счета использует четырнадцатиричную, но это было понятно почему. Пальцев то оказалось у них четырнадцать на руках.

Кстати сами руки были непривычными для меня. У него было два больших пальца и располагались они с двух сторон ладони. Остальные пять пальцев были привычными для человека. Сразу было видно, что хват рук у этого вида разумных был гораздо крепче чем у человека.

В первый раз мы закончили обмениваться математическими данными уже на основах высшей математики. И я и монстр были довольны тем, что мы оказались довольно разумными и развитыми.

Но после пары часов общения с лысым медведем мой организм вновь стал подавать сигналы о том, что с ним не все впорядке. Нейросеть за прошедшее время практически восстановила свою работоспособность и проводила экстренный ремонт нанофабрики для того чтобы восстановить количество нанитов которые сейчас было всего около десяти процентов от изначального.

Мое спальное место представляло собой шкуру какого-то животного, она была довольно мягкой и я устроился в ней с относительным удобством. Конечно до уровня спальной капсулы или хотя бы кровати производства Содружества тут было очень далеко, но и не на голом ведь камне спать, тем более в таком поганом состоянии.

Стоило мне прикрыть глаза как сразу перед взором стали возникать картинки последних пяти лет которые привели меня сюда на эту чертовую планету. Жаль, что я не помнил как именно тут очутился, последние воспоминания были о том, что один из разведывательных зондов сообщил о планете пригодной для жизни человека без каких либо дополнительных условий, а дальше в моих воспоминаниях полная пустота.

Глава 1

После возвращения из субсектора Кобнола моя жизнь превратилась в довольно однообразную череду дней. Профессор Хэсс вместе с Елси задались подтянуть мой уровень знаний в теории физики пространства и просто в инженерном деле.

Так что я практически безвылазно торчал либо на борту Недлари вместе со своей помощницей, либо в лаборатории на астероиде. И там, и там мне вдалбливали знания необходимые для создания звездных врат, а это было очень не просто.

Если бы не стимуляторы улучшающие мое восприятие и не новая нейросеть седьмого поколения с дополнительными местами под импланты куда были установлены импланты на память и на увеличение скорости обработки информации то сомневаюсь, что смог бы усвоить даже половину из того что мне давали.

И лишь спустя полгода после возвращения иерарх Стадот собрал меня, Грею и команду с моего корвета с которой я летал за рейдером для того чтобы объявить, что под моим командованием мы летим на другой конец галактики для исследования обнаруженного ранее города на спутнике родной планеты цивилизации чьи гены мы используем для своей генетической коррекции.

Но это была второстепенная цель, основная же была в том, чтобы мы там в системе установили полноценные звездные врата через которые смогут проходить космические корабли.

Честно говоря я сильно удивился, что мне настолько доверяют, но потом в свободное время обдумав я понял, что банально некого отправить кроме меня туда. Все кому доверяет на все сто процентов верхушка ордена нужны тут в нашем субсекторе. Я же хоть и не заслуживаю стопроцентного доверия, но я люблю Грею, а вот она вполне заслуживает такое доверие.

С другой стороны я не обладаю уникальными способностями или знаниями необходимыми для текущих заданий ордена, так что большой потребности во мне нет. Но и я был довольно сообразительным для того чтобы собрать из подготовленного конструктора звездные врата на месте.

Зельда скорее всего справилась бы лучше, но многие секреты звездных врат ей просто не доверят. Я же по мнению Стадота, Скорта и Лори из-за своей любви к Грее точно не выдам тайн ордена.

Неприятно было осознать, что меня выбрали не из-за уникальных моих способностей, а просто из-за того что я был настолько не важен, что без моего присутствия ничего не изменится и при этом настолько предан, что они могли не сомневаться, что я предам их.

Грея на мои размышления только усмехнулась, но не опровергла их. Вообще насколько я понял она была рада, что мы отправляемся в столь дальнее путешествие вместе.

Еще полгода заняла подготовка к дальней экспедиции. К этому времени война с аграфами вышла на финишную прямую. Основные участники боевых действий потеряли по несколько десятков планет лежащих сейчас в руинах и по несколько десятков миллиардов жертв.

Всего война за немногим больше чем год унесла жизнь ста десяти миллиардов разумных. Так-то цифра звучит фантастически большой. Но следует вспомнить, что даже в одной технократии Лирм живет около одного триллиона людей. В Атаране в два раза более, в Аваре если учитывать и рабов то и вовсе три раза.

А вот аграфы согласно данных разведки обладают населением в девятьсот миллиардов аграфов. И потеря шестнадцати миллиардов аграфов для них была довольно существенная, но вовсе не критическая.

Согласно данным разведчиков все стороны устали уже от военного конфликта и теперь проходят негласные переговоры во главе с представителями Центральных миров о заключении мирного договора.

Поскольку существенного преимущества ни у одной из сторон нет, то скорее всего будет принято решение о возвращении к старым границам. Аграфов это не сильно устраивает, но видимо им придется согласится.

Больше всех в этой войне как не странно выиграли Центральные миры. Аграфы изначально могли поспорить своей военной мощью с Центральными мирами, но теперь уже нет.

Теперь преимущество Центральных миров было видно невооруженным глазом. Да в целом у аграфов более развитые технологии, но несмотря на это в прямом вооруженном конфликте только с Центральными мирами им уже не победить.

Если вначале конфликта все в том числе и я считали, что инициатором были аграфы, то теперь становилось понятным, что за всем этим стояли очень хорошие стратеги из Центральных миров. Теперь аграфы в ближайшие пару десятилетий, а то и столетий не смогут угрожать власти Центральных миров.

Нас война к счастью коснулась лишь косвенно. Многочисленные команды ордена участвовали в конфликте лишь с одной целью, набрать верных людей, получить военные трофеи в виде кораблей и другого подобного имущества.

Да смерти были, куда без этого. Но формально количество членов ордена за время войны выросло в десять раз, правда большей частью это были обычные кандидаты в члены не прошедшие и одной генетической коррекции.

Примерно к началу подготовки корабля к дальнему полету Хэсс с Елси закончили создание пробных звездных врат и разместили на орбите звезды в системе с планетой ордена.

Вторые же врата были расположены в этой системе на орбите газового гиганта, чтобы он своей массой скрывал конструкцию звездных врат. Врата получились с внутренним диаметром в пятьсот один метр и могли пропускать большую часть современных судов кроме линкоров, больших транспортников, некоторых тяжелых крейсеров.

Первым через звездные врата отправился старый фрегат второго поколения с преступниками на борту. Двухнедельный полет сократился до двадцати минут. Выжившие преступники показали, что врата работают вполне нормально и можно не переживать.

Во второй рейс через врата отправился я с Греей и нашей командой на борту корвета, мы отправлялись в отпуск на планету. Две недели которые прошли на побережье океана на тропическом острове напомнили мне, что настоящую природу не заменит подделка в виде голограмм у нас на базе.

Кстати Зельда оказалась впервые на планете после того как покинула планету свалку десять лет назад. Остальные в команде также уже по несколько лет не бывали на поверхности планеты.

Для них просто понежиться на солнышке было настоящим райским наслаждением. Я же вместе с Греей посетили некоторых ее подруг детства с которыми она росла тут на планете ну и просто развлекались как могли, это и парки аттракционов, и клубы, и просто различные достопримечательности, а то что приходилось пользоваться при этом местным транспортом придавало даже некоторый шарм.

Но отдых продолжаться вечно не мог и вскоре мы вернулись обратно на базу через звездные врата. Между планетой и базой возникло регулярное грузовое и пассажирское сообщение.

Теперь все кто работал на базе имели право купить себе билет на еженедельный пассажирский лайнер который доставлял их на планету через звёздные врата. Что интересно результативность труда сразу выросла.

После возвращения следующие пол года мы готовили корабль. Это и создание замкнутой биосферы в которой выращивалась биомасса которая перерабатывалась в пищевые картриджи для синтезаторов.

Это и создание зоны отдыха и для бодрствующего экипажа. Ну и конечно огромный отсек с криокапсулами в которых и должен был лететь экипаж большую часть времени кроме дежурных.

Все-таки полет на сорок три тысячи световых лет должен занять только три с половиной года в гиперпространстве, а с учетом необходимых остановок для сброса накопленного статического заряда и добычи топлива полет растягивался на четыре года.

И заставлять людей просто бодрствовать такое количество времени было глупо. Помимо удобство экипажа дополнительно была создана мощнейшая инженерная секция. При желании используя находящееся в ней оборудование можно было создать космический корабль с нуля.

И поскольку мы будем удалены от цивилизации и в любом случае не можем предусмотреть все что понадобиться для нашей задачи, то с собой мы берем и мой синтезатор древних.

При его помощи мы сможем создать практически любой оборудование и материалы. Главное чтобы хватило энергии и созданный объект помещался в синтезатор.

Не забыли при подготовке и о вооружении корабля. Не знаю где, но Лори раздобыл одно орудие первого класса способное одним выстрелом уничтожать планеты.

Энергии правда этот выстрел требовал столько сколько все реакторы рейдера генерировали за час на максимальной мощности. Так что для работы этого орудия пришлось дополнительно устанавливать конденсаторы в которых будет накапливаться заряд для работы орудия.

Также нам достался десяток ракет с гипердвигателем, правда не на антиматерии, а с термоядерным зарядом таким как тот который взорвался рядом с корветом после спасения Эдвина.

Кстати сам Эдвин превратился в овощ после допроса устроенного Греей, но зато ей удалось выяснить где расположены тайники с информацией об ордене. Целый десяток команд в течении двух месяцев занимался ликвидацией этих тайников и людей которым сообщил лишнюю информацию Эдвин.

Наконец-то после годовой подготовки мы отправились в путь. Всего отправилось пятьдесят шесть человек. Я как капитан, пилот, медик и главный ответственный за установку звездных врат.

Грея как первый помощник капитана, другими словами она брала на себя всю текучку и занималась тактическими вопросами, я же отвечал за стратегические. Зельда как главный инженер корабля с пятью своими помощниками.

Кара как мой личный помощник и секретарь. Хэнк как специалист по взрывчатке и просто замечательный химик. Шивас как мой лейтенант и командующий десантниками ну и сорок пять десантников согласившихся на минимум четырехлетнее, а в случае неудачи так и вовсе восьмилетнее путешествие.

Вот и весь экипаж который отправился вместе со мной в столь дальнее путешествие. Само отбытие было довольно рядовым, просто попрощались, нам пожелали удачи и мы разогнавшись прыгнули в гиперпространство.

Первый прыжок мы решили сделать тестовым на максимальное расстояние и время проведенное в гиперпространстве. Десять дней и триста пятьдесят световых лет спустя мы покинули гиперпространство в необитаемой системе уже за пределами как самого Содружества так и приграничных систем в которых существовали моносистемные государства.

Выход из гиперпространства сопровождался коронными разрядами вокруг нашего рейдера из-за огромного заряда на поверхности корпуса. Но несмотря на то, что это было страшно на вид вреда для корабля не несло, заряд накопленный на корпусе был еще в пределах нормы хоть и приближался к верхней границе.

Проверив показания датчиков систем корабля мы облегченно выдохнули. Корабль был полностью в порядке. Если бы с кораблем было что-то не так, то мы смогли бы подать сигнал о помощи и за нами прибыли бы.

А вот уже после следующего прыжка это было весьма маловероятно. После поверхностной проверки систем я направил рейдер к ближайшей планете чтобы сбросить накопившийся статический заряд об магнитную сферу планеты. Судя по расчетам нам потребуется сделать не меньше десятка витков прежде чем корпус полностью разрядиться.

Параллельно Зельда начала углубленную диагностику систем корабля. К счастью проблем и после углубленного обследования не обнаружилось и мы спустя сутки после прилета в эту систему вновь начали разгон и вскоре оказались в гиперпространстве.

Если и этот прыжок пройдет без проблем, то большая часть экипажа отправиться в криосон. А пилотировать корабль будем по очереди я, Хэнк и Грея. Мы обладали необходимыми базами знаний для пилотирования кораблей большого класса, пусть и не одинаково хорошо. Но сбросить заряд и прыгнуть к следующей точке маршрута сможет и Грея.

Второй выход из гиперпространства сопровождался сигналом тревоги. Оказалось, что всего в миллионе километров от точки нашего выхода пролетала комета.

К счастью я успел отреагировать и слегка сместить наше направление. Всего одна сотая градуса изменения направления и комета прошла в нескольких десятках тысяч километров от нас.

Но даже если бы мы и не изменили направление то все равно пролетели бы мимо, правда уже в паре сотнях от нее. Рисковать мне не хотелось, так что изменение траектории было хорошим выходом. А если бы и попала комета по нам то с вероятностью в девяносто процентов энергия столкновения поглотилась бы энергетическим щитом корабля.

После точно такой же проверке систем как и после прошлого прыжка мы вновь скинули накопившийся заряд на орбите одной из планет и вскоре покинули систему. Сразу после погружения в гиперпространство все кроме меня и Греи отправились по криокапсулам.

Теперь десантники и Зельда проснуться уже в точке прибытия если конечно не произойдет ничего сверхъестественного и не потребуется их помощь раньше времени. Я же вместе с Греей отправились в медицинские капсулы изучать базы знаний которые используют в дальней разведке при исследовании дальнего космоса.

Все базы были шестого ранга и учить их даже с медикаментозным разгоном предстояло долго. За час до выхода из гиперпространства я и Грея покинули медицинские капсулы.

Убедившись, что с кораблем все впорядке мы вновь покинули гиперпространство и сбросив заряд вновь погрузились в него. В этот раз Грея легла уже не в медицинскую капсулу, а в криокапсулу, а я разбудил Хэнка.

Следующие десять дней Хэнк изучал базы, а я ждал пока мой организм не восстановится после десяти дней медикаментозного разгона. После очередного прыжка уже я лег в криокапсулу, а Грея была разбужена.

Через десять дней в капсулу лег уже Хэнк. А Грея приступила к изучению баз знаний. Так и повелось, что каждых десять дней один из нас ложился в криокапсулу, а двое других оставались на дежурстве.

Вообще можно было и одного человека оставлять, но это противоречило правилам дальних полетов. Ведь если с одним что-то произойдет остальные об этом не узнают до момента пробуждения. А так в любом случае остается второй человек который сможет в случае чего разбудить остальных.

После пятидесятого прыжка когда мы преодолели уже семнадцать с половиной тысяч световых лет из сорока трех тысяч нашего маршрута нам пришлось задержаться в очередной системе почти на неделю для того чтобы добыть и переработать топливо из газового гиганта так как к этому времени было истрачено около трети запасов.

Уже далеко позади остались места которые были тщательно кратографированы цивилизацией Содружества. Нет, исследователи летали и на более далекие расстояния, ярчайший пример экспедиция адмирала Трина сто двадцать лет назад. Он добрался до границы галактики и вернулся обратно.

Вся его экспедиция затратила больше двадцати пяти лет. Когда они вернулись их уже и не ждали. Вот только исследовали они галактику в другом направлении и составили карты все в радиусе пары десятков световых лет от мест выхода из гиперпространства. На его звездных картах была цепочка из исследованных островков от границы Содружества и к краю галактики.

Ну и более близкий пример это Стадот отправился на исследование системы к которой мы сейчас и летим. Тоже ведь сорок три тысячи световых лет это очень не маленькое расстояние.

Для меня субъективно прошло почти девять месяцев с момента как мы отправились в полет. В реальности прошло уже почти полтора года, но из-за периодического сна в криокапсулах и было восприятие вдвое меньшего периода времени.

Уже после такого относительного короткого полета я с все большим уважением относился к пионерам исследования космоса. Всего субъективных девять месяцев и я страдаю, а ведь тысячи лет назад исследователи отправлялись в космос на гораздо более медленных кораблях даже путешествия между соседними системами длились годами. А если вспомнить первые корабли с досветовыми двигателями?

Сейчас уже мало достоверной информации сохранилось с тех времен, но известно точно, что некоторые колонизационные корабли летели к своим целям десятки и даже сотни лет. И ведь при всем этом технологии криосна не было в те времена. Это были корабли поколений.

Сейчас сомневаюсь, что хоть кто-то согласится отправиться колонизировать планету зная, что сам он не долетит как его дети, лишь его внуки смогут вступить на поверхность нового дома. Так что сейчас я ничего кроме уважения и благодарности не испытываю по отношению к пионерам исследования космоса.

Параллельно в этой системе нам пришлось согласно регламента провести профилактический осмотр и ремонт основного и запасного гипердвигателя. Ничего серьезного не было, но некоторый износ систем основного гипердвигателя всеже наблюдался.

Но тут ничего не поделать без длительной в несколько месяцев остановки во время которых можно будет заменить износившиеся части гипердвигателя. А пока просто заменили то что можно без разборки двигателя. После заправки мы продолжили серию прыжков через гиперпространство. Но предварительно я лег в медицинскую капсулу на очередную генетическую коррекцию так как мои физические возможности подошли к пределу.

После сотого прыжка мы провели аналогичную профилактику гипердвигателя, генетическую коррекцию меня, Греи и Хэнка ну и заправили баки чтобы они были полными. Три года полета в космосе вдали от цивилизации было чем-то невероятным.

К этому времени мы уже немного подустали от полета. Да для нас прошло всего полтора года и половину этого времени мы проводили в медицинских капсулах изучая новые базы знаний, но даже так это было довольно тяжело, не физически — морально.

В этот раз мы сделали более длительную остановку для того чтобы немного расслабиться развлечься. Для этого мы в три истребителя устроили небольшие гонки и бои в реальном космосе.

Использовали исключительно энергетическое оружие чтобы не тратить ограниченные ресурсы корабля. Две недели которые мы провели в системе стоили того. Психологическая разгрузка при таких длительных полетах очень важна.

После прыжка я вновь лег в криокапсулу на следующие десять дней. Нам оставалось совсем немного, всего восемь тысяч световых лет, двадцать три прыжка или двести пятьдесят дней до того как мы окажемся у нашей цели.

Лично для нас пройдет всего около четырех месяцев субъективного времени и два из них мы потратим на на изучение новых баз знаний. Так что оставалось совсем немного до окончания столь долгого путешествия.

За неделю до выхода в соседней звездной системе к нашей цели мы разбудили весь экипаж. Для них прошло всего двадцать дней первых двух прыжков. Для нас прошло около двух лет из которых год мы провалялись в медицинской капсуле учась.

Зельда, Кара и Шивас смотря на наши уставшие от однообразия лица пытались подбодрить и развеселить нас. Но это им по правде говоря не сильно удавалось. Честно говоря перед началом путешествия я не знал, что столь длительный полет будет настолько психологически сложным.

— Как восстановление после длительной заморозки? — спросил я у Кары когда он в очередной раз пыталась мне угодить и принесла чашку синтезированного кофе ко мне в кабинет.

— Есть еще небольшие проблемы с мелкой моторикой, но думаю через пару дней все пройдет. — произнесла Кара.

— Так и будет, новые наниты которые нам всем установили перед отправкой ускоряют выход из криосна с суток до пары часов, после остаются лишь небольшие последствия которые уходят окончательно за сутки. Ты лучше скажи разобралась в материалах которые я тебе скинул?

— Господин, в следующий раз структурируйте свои мысли лучше и выражайтесь не столь косноязычно. Я даже с помощью искина смогла правильно все структурировать лишь наполовину, но ознакомилась со всем. — ответила Кара, а она молодец, всего за десять часов прошедших с разморозки разобралась с моими мыслями по модернизации гипердвигателя на нашем фрегате который стоял в ангаре в качестве спасательного транспорта. — Вы уверены, что контур Годлмана стоит располагать столь близко к фильтру гравитационного искажения? Там ведь температура больше десяти тысяч, материал контура Годлмана начнет деградировать, да скорость движения в гиперпространстве поднимется в два с половиной раза, но хватит в таком случае гипердвигателя всего на пару десятков прыжков.

— Действительно разобралась. — произнес довольно я. — Я тоже пришел к этому выводу, но что если использовать для контура Годлмана более стабильный материал. Я провел расчеты с некоторыми из них и мне больше всего нравится диолоний.

— Но ведь он не существует в природе и его получают при помощи сложного синтеза на установках планетарного масштаба? — воскликнула в ответ Кара.

— Кара, остановись, ты права, но не забывай что у нас находится в шестьдесят третьем отсеке. — напомнил я своей помощнице которая с лету разобралась в моих довольно корявых и неполных записях, результате убивания времени во время дежурств.

— Синтезатор Древних, — воскликнула она, — Если так то, — задумалась она, но потом все же неуверенно произнесла, — Но ведь синтез восьмиста сорока трех килограмм диолония это больше недели работы синтезатора на ректорах корабля.

— Вот тебе и задание, подумай с чем смешать диолоний так чтобы сплав не потерял преимущества чистого, но нам не пришлось неделю создавать необходимое количество. — произнес я. Кара довольная, что я поручил ей важное задание сразу отправилась к себе заниматься работой, мне порой становится не по себе от того как она стремится исполнять мои просьбы. Права Грея, что это ненормально и это психологическая болезнь, точно права.

— О чем задумался муженек мой, — произнесла Грея войдя ко мне в кабинет. — Видела твоя рабыня выбежала едва не спотыкаясь из кабинета, даже меня не заметила.

— Да вот о ней, или точнее о ее психологическом отклонении я и думал. Ну ненормально вот так привязываться ко мне и выполнять все мои просьбы требуя взамен лишь находиться рядом.

— Допустим она желает не просто находиться рядом с тобой. Она была бы не прочь и перевести ваши отношения в другую плоскость. Да и ты я вижу не против, вон как смотрел на ее верхние достоинства. Что мои уже приелись за столько времени? — немного ехидно спросила Грея.

— Сама ведь знаешь, что нет. — произнес я подтянув к себе Грею и усадив на колени поцеловал. — Но ты права, от тебя не скрыть, что я был бы не против если бы она к нам присоединилась.

— Кобель ты все-таки, Сашка, как и все мужики. Это я еще по своему отцу помню. В детстве сильно на него обижалась из-за того, что не прошло и года после смерти матери как он начал таскать себе в постель всяких шлюх.

— А сейчас? — спросил я у нее.

— А сейчас я понимаю, что без женщин вы мужики ничто, — произнесла Грея усмехнувшись, — и порой одной женщины вам не хватает. У меня было много времени чтобы все обдумать так что знай, что я не против если она присоединится к нам, но запомни я единственная твоя жена, она может претендовать максимум на любовницу.

— Знаешь, ты меня сейчас сильно удивила, не ожидал я от тебя ничего подобного, — произнес я.

— Вы мужчины вообще не понимаете нас женщин. — ответила Грея. — Ладно хватит рассиживаться, через десять минут у нас встреча с Шивасом и Зельдой.

На встрече мы обсудили результаты нашего полета и ближайшие планы. Неделя до выхода из гиперпространства должна быть потрачена на подготовку и небольшую профилактику нашего вооружения которое простояло без эксплуатации четыре года.

Работы хватало всем, как оказалось мы немного под запустили системы корабля и Зельде пришлось заниматься ремонтом. Ох и ругалась она на меня, но не сильно яростно понимая, что и она при столь длительном полете допустила бы чего-то подобного.

Наконец-то спустя неделю после пробуждения остальной части нашего экипажа наш рейдер вышел из гиперпространства и сразу же во все стороны системы улетело шесть разведывательных зондов которые должны провести разведку и убедиться в том, что никаких следов других цивилизаций тут нет.

Спустя сутки мы получили довольно четкую карту системы. Было видно, что система в свое время подверглась довольно сильной эксплуатации. Планеты системы несли на себе следы добычи полезных ископаемых как и огромное количество астероидов.

Но судя по косвенным данным это произошло несколько тысяч лет назад и более свежих следов пребывания в этой системе представителей развитой цивилизации не было.

На всякий случай я перегнал корабль в огромный карьер больше двадцати километров диаметром на астероиде основу которого составляло обычное железо. В случае чего масса астероида должна будет скрыть массу нашего корабля. Все таки что такое пару миллионов тонн против десятков миллиардов тонн.

— Действуем по плану? — спросил у меня Шивас.

— Да, я с тобой и десятком парней отправляемся к нашей целевой системе и проводим сканирование. После делаем тур по соседним звездным системам и если ничего не находим возвращаемся обратно сюда и перегоняем корабль. — ответил я.

— Я с тобой, — произнес Хэнк, — Хочу немного проветрится, а то схожу с ума от однообразия окружающей обстановки. И может дашь что-то взорвать?

— Все бы тебе взорвать, но не волнуйся сделаем специально остановку. — произнес я. — Зельда, пока мы будем отсутствовать начинай расконсервацию нашего инженерного отсека.

— Сделаю, — произнесла довольно женщина, — Давно хочу там покопаться, но вы сразу все законсервировали.

— Чтобы ничего не пропало за время полета. — ответил я на возмущение женщины.

После обеда я, Шивас и его ребята переоделись в боевые скафандры впервые за долгое время и загрузившись на борт фрегата покинули ангар рейдера. Включив систему маскировки я начал разгон к системе которая и является целью всего нашего путешествия.

Те девять световых лет которые нас отделяли нам удалось преодолеть всего за шесть часов. Оставаясь под активной маскировкой мы тут также выпустили разведывательные зонда и стали просто ожидать пока они просканируют систему.

Следов пребывания космических кораблей обнаружить не удалось. Довольно интересные данные мы получили после сканирования планеты которая согласно теории Стадота была родиной цивилизации чьи гены мы используем для генетических коррекций.

Сканеры банально не смогли прбиться ниже десятикиломтеровой высоты находясь в космосе. А вот стоило одному зонду опустится ниже этой отметки как данные о многочисленных разрушениях поверхности внизу стали поступать к нам.

Правда долго зонд не проработал, уже через пять минут он стал нестабильно работать, а через десять при попытке вернуть его в космос он просто перестал реагировать на сигналы и упал вниз. Мы лишь могли через оптические сенсоры наблюдать за его падением в какие-то развалины высотой под полкилометра. На месте столкновения произошел небольшой взрыв, от чего развалины были разрушены окончательно.

Ну что же это тоже результат и теперь становилось понятным, что не стоит лезть туда на планету. Тем более, что она была мертвой, на планете полностью отсутствовала какая либо жизнь как и вода в любом своем проявлении.

Закончив с разведкой системы мы не задерживаясь покинули ее и отправились по соседним. Всего нам требовалось посетить полтора десятка звездных систем вокруг этой для того чтобы убедиться, что никакой жизни вокруг нет.

Благо, что расстояние до систем было совсем небольшим не больше десяти световых лет между собой. Так что вся наша разведка затянулась всего на неделю за которую мы провели поверхностные исследования систем. После возвращения на рейдер мы собрались в кают компании для обсуждения результатов разведки.

— Как видим все системы несут на себе следы интенсивного использования, к счастью для нас все следы согласно анализу можно отнести к периоду не раньше чем тысячу четыреста лет назад, но более вероятно более двух тысяч лет назад. — произнес я.

— Это значит, что ничто не должно помешать нам в нашей миссии. — произнесла Зельда.

— Верно, а потому завтра с утра мы отправимся в систему и после начнем развертку оборудования для установки звездных врат. Параллельно я отправлю десяток разведывательных картографических зондов с гипердвигателем для обследования ближайшего пространства.

— Было бы идеально, если бы нам удалось найти хоть какую-то пригодную для жизни планету. А то на кораблях особо не нарадуешься жизни. — произнесла Грея.

— Так ведь после постройки звездных врат дорога обратно к нам будет занимать всего сутки и пять часов. — произнесла Зельда.

— Ты ведь понимаешь, что держать врата активными целые сутки пока корабль достигнет других врат это очень накладно по энергии? — произнес я, — И если для пересылки экспедиции исследователей или пары военных кораблей это допустимо. То вот просто ради отдыха пары человек никто не будет держать столь долго активными врата. Разве что на попутном рейсе.

— Что-то я не подумала, — произнесла Зельда. — Тут ты прав.

— Если все согласны с ближайшими нашими планами, то можем расходится. Кара, а ты можешь остаться, — произнес я. Грея на мои слова лишь хмыкнула и подняв глаза к потолку что-то пробурчала, но неудовольствия не высказала.

— Да господин, — осталась Кара в кают-компании вместе со мной.

— Кара, ты хороший человек и если тебе что-то надо ты обращайся я против не буду, — не знал как сказать я ей, что не против более близких отношений.

— Что вы имеете ввиду? — спросила нахмурив брови Кара.

— Если хочешь трахаться с ним, то вперед. — произнесла Грея и увидев непонимание на лице Кары вместе со страхом рассмеявшись продолжила. — Я не против, мне давно хочется проверить какого это втроем. Только знай, большее чем на любовницу ты претендовать не можешь.

Тут Кара как-то странно посмотрела сначала на меня, потом на Грею. После чего кивнула чему-то своему и убежала из кают-компании. Я такого поведения не понял и посмотрел в сторону Греи.

Грея же смотрела в след Кары и чему-то улыбалась. Все таки женщины точно владеют каким-то способом общения который мужчины не смогут понять ни за что в жизни.

— С ней все в порядке? — спросил я у Греи.

— Да можешь не переживать, она рада и убежала, чтобы не проявить слишком открыто свои эмоции. — ответила Грея, — Ну что попробуем любовь втроем, — усмехнулась Грея и пошленько посмотрела на меня.

— Только если ты не против, — ответил я.

Закончив все дела мы ближе к полуночи по корабельному времени наконец-то добрались до нашей общей каюты. Не успели мы толком раздеться и принять душ как прозвучал сигнал дверного звонка.

Посмотрев на экран видеофона я увидел там Кару. Ну что-же Грея была права, Кара не против присоединится к нам, сосбтвенно как и я. А вот как на такое согласилась Грея остается для меня загадкой, все же женщины странные существа.

Глава 2

Передислокация в соседнюю систему много времени не заняла. Всего полдня ушло на это, гораздо большее время заняло поиск места под временную стоянку на орбите звезды.

Было принято решение установить звездные врата всего в двух миллионах километров от звезды. При поверхностном сканировании это поможет скрыть наличие звездных врат.

Рейдер же мы расположили немного дальше чтобы не держать постоянно включенными солнечные щиты. После выбора места для стоянки нам необходимо было стать на гравитационный якорь.

Довольно редко используемая в современном мире космическими кораблями технология позволяющая сделать свою орбиту стационарной на любой высоте от небесного тела.

Проблема гравитационного якоря в том, что он активируется довольно медленно, почти сутки и также деактивируется. После включения вокруг корабля на расстоянии пары тысяч километров создается стабильное в гравитационном плане пространство которое словно бы примораживается по отношению к небесному телу.

Что интересно расход энергии у гравитационного якоря весьма незначительный, он самостоятельно получает большую часть при конвертации различных гравитационных искажений проходящих от небесного тела в энергию.

Эта технология используется в основном на крупных космических станциях которые приходится размещать не на стационарной орбите. Но далеко не все могут ее себе позволить из-за цены, почти сорок миллионов кредитов стоит комплект оборудования для работы якоря.

Нам он достался совершенно бесплатно благодаря ограбленной верфи аграфов. Технология гравитационного якоря кстати яркий представитель технологий черного ящика. Как именно она работает не понимают современные ученые, только примерно принцип работы.

Но это не мешает создавать работающие гравитационные якоря, изначально же первый экземпляр нашли в разрушенной космической станции исследовательской корпорации «Нюнрен» больше трех сотен лет.

К сожалению никакой документации не сохранилось. И сейчас просто по атомно копируют первоначальный экземпляр масштабируя его мощность в зависимости от потребностей.

Запустив гравитационный якорь для нашего корабля я вместе с Зельдой направились в скафандрах на внешний корпус рейдера для того чтобы оценить масштаб работы по разгрузке внешней подвески корабля.

Корабль был невероятно огромен, чтобы добраться к нужному месту на внешнем корпусе нам пришлось потратить больше пятнадцати минут чтобы обойти различное внешнее оборудование.

— Щиты то не полностью справились со своей задачей, — произнесла Зельда когда мы подошли к небольшому кратеру на корпусе корабля. Всего сантиметров в пятнадцать глубиной и около полуметра в диаметре. — Сенсоры корабля не зафиксировали тут повреждений.

— Странно, такое крупное повреждение брони должно было сразу же обнаружить, — произнес я наклонившись к кратеру.

— Смотри, датчики в радиусе трех метров слепые полностью, они передают информацию о том, что тут все хорошо. — произнесла Зельда скинув скан ближайших датчиков.

— Тут в броне застряло что-то, — произнес я и с силой вырвал из кратера камень размером с большой палец. — Сканеры не могут определить материал, но фиксируют гамма-излучение характерное термоядерному взрыву.

— Хрень какая-то, — произнесла Зельда, — Стоит превысить интенсивность сканирующего излучения как усиливается гамма-излучение и сканер начинает сбоить. И нам лучше долго не держать рядом с собой, толщина скафандров не пропустит к телу, но атомы верхнего слоя брони подвергаются ионизации.

— Знаешь, судя по всему придется провести оптическую проверку всего корпуса корабля. Сомневаюсь, что лишь один вот этот камень проник сквозь щиты. — произнес я. — Сейчас вызову дроида с экранирующим контейнером, пусть хранится камушек внутри. А нам надо заняться тем ради чего мы и вышли на поверхность корабля.

— А что тут смотреть, защитный кожух сегментов звездных врат вроде бы в норме. — произнесла Зельда указывая на возвышающееся метров на пятнадцать перед нами препятствие. — Снимаем кожух, выводим сегмент и соединяем со следующим.

— Все так, — согласился я с Зельдой. — Сначала соберем несущую раму, а потом уже займемся установкой оборудования. Но вначале надо все таки проверить поверхность корпуса рейдера на наличие повреждений.

— Вот и займись этим капитан. — произнесла Зельда, — А у меня много проблем еще с этим чертовым ремонтом системы жизнеобеспечения. Ты вот можешь мне объяснить откуда плесень и грибок появилась в системе притом что ей необходимо было работать с минимальной нагрузкой всего в три человека?

— Ты меня спрашиваешь? — спросил я у нее. — Я и сам не знаю, я ведь трижды за время полета запускал процедуру стерилизации.

— Вот и буду разбираться. А ты давай со своей оптической проверкой, но на всякий случай все же руками не трогай гадость. Гамма излучение высокой мощности весьма сильный мутагенный эффект. — произнесла Зельда.

— А то я не знаю, — с сарказмом ответил я, — Я ведь если ты не знала термоядерный взрыв пережил как и все его последствия на корабле. В том числе и клеточный распад. Так что я на своем опыте знаю опасности гамма излучения. Хорошо, что оно тут слабое и полностью задерживается толщиной брони.

Вернувшись обратно в корабль я используя семь дроидов запустил их для облета корабля. Интуиция не подвела и я обнаружил еще сто восемьдесят шесть мест падения непонятного камня.

И во всех этих местах датчики контроля состояния поверхности корпуса были выведены из строя. Они ничего не видели и передавали данные о том, что все впорядке.

Внутри всех небольших кратеров находился этот странный камень. Судя по тому, что все повреждения были лишь в левой верхней полусфере мы на корабле пролетели через поток этих камней и они как-то преодолели противометеоритный щит так, что системы корабля этого не заметили.

Удалось даже выяснить примерно когда это произошло. Больше двух лет назад во время разгона корабля для очередного прыжка в гиперпространство. Сейчас правда для нас это была полностью бесполезная информация.

Из-за повреждения системы оценки состояния поверхности броневого щита начало монтажа силового каркаса будущих звездных врат пришлось отложить на неделю.

За это время я при помощи дроидов полностью заменил все неисправные датчики коих накопилось полторы тысячи штук. Повреждения брони я заполнили специальным раствором, он по крепости уступал самое броне в несколько раз, но в тоже самое время это было лучше чем оставлять повреждения.

Можно было заменить и броневой лист полностью. Но ради небольших повреждений это было делать глупо. Ведь броневой лист размером пять на пять метров и толщино в полтора менять в походных условиях было не просто.

Да и запасных броневых листов у нас не сказать чтобы много было. Все таки площадь поверхности корабля почти два миллиона восемьсот тысяч квадратных метров и в любом случае с собой запас броневых листов на всю поверхность корабля не взять.

У нас в лучшем случае был запас на три процента площади поверхности и то только для самых наиболее разрушаемых частей корабля. Вот и повреждения броневого листа было проще заполнить специальным веществом которое после затвердевания обладает весьма высокими прочностными характеристиками хоть и уступает по этим показателям броне.

Из-за этого внепланового ремонта и пришлось отложить начало монтажа. Зельда все это время копалась вместе с техниками в системе жизнеобеспечения. Вчера она все же докопалась до причины появления плесени и грибка.

Сменные картриджи для системы регенерации воздуха оказались бракованными, причем не один, а все. Так что по видимому нам придется все таки смириться с периодическими появлениями грибка и плесени.

Но после небольшой модернизации системы регенерации которую провела Зельда с техниками это должно быть гораздо реже. Так что сегодня у нас было начало монтажа силового каркаса будущих звездных врат.

— Сегодня мы начинаем то ради чего и прибыли сюда. Из всей современной цивилизации Содружества мы всего второй корабль который оказался в этой системе. Но благодаря нам в скором времени это изменится. Потребность в многолетнем полете для того чтобы добраться сюда исчезнет, а значит в скором времени тут начнется новая экспансия человечества под нашим руководством. — пафосно произнес я перед всеми.

— Дорогой, тебе стоит лучше придумывать речь, не тянет она на торжественную. — произнесла ехидно Грея после чего все рассмеялись.

— Ну вот, весь настрой испортила, — произнес я показывая обиду на своем лице. — Ладно, вы все и так знаете для чего мы сюда прибыли. Так что без лишних слов начинаем. По составленному плану монтаж должен занять у нас не больше месяца. Ответственная за точность монтажа каркаса Зельда.

— Патрик, Норм, Лок на восьмой челнок и начинайте демонтировать защитные кожухи на сегментах с первого по шестой. — произнесла Зельда, — Цуй, Фриг на шестой челнок и после того как снимут кожух с первого сегмента начинаете вывод сегмента на временное местоположение. После начинайте его разкладку.

— Сделаем, — ответили техники и сразу направились к челнокам которые были модифицированы для инженерных работ. Всего на борту рейдера было двадцать челноков для различных целей. Пять десантных ботов, два спасательных бота с гипердвигателями и даже один медциинский бот. Помимо этого в ангаре стоял наш фрегат и десять истребителей авиакрыла прикрытия. Ну и дроидный флот прикрытия в виде двухсот боевых дроидов.

— Я пожалуй тоже пойду, надо в начале проконтролировать правильность работ, — произнесла Зельда.

— А нам что делать? — спросил Шивас у меня.

— Пятерка твоих парней будут патрулировать окрестности корабля на двух истребителях и десантном боте. — произнес я. — Смены по четыре часа, думаю сам распределишь так как будет удобно.

— Без проблем, все сделаю, — ответил Шивас.

— Грея, на тебе как на первом помощнике капитана управление всем на корабле, — произнес я.

— А ты судя по приказам куда-то намылился? — спросила у меня Грея.

— От тебя ничего не скрыть, но да ты права. Я хочу посмотреть на тот город на спутнике ради которого мы отправились на другой конец галактики. Со мной пойдет Хэнк и десяток парней для охраны. — ответил я.

— А я значит должна тут остаться торчать, — произнесла недовольно Грея.

— Сама ведь знаешь, нам двоим одновременно покидать корабль нельзя. — намекнул я на то, что системы безопасности корабля завязаны на нас двоих и если нас обоих не будет на борту то большая часть возможностей корабля будет заблокирована.

— В следующий раз я отправлюсь туда на экскурсию, — произнесла Грея и повернувшись к Каре добавила, — Давай за мной, буду вводить тебя в курс дел по управлению кораблем.

Я же вместе с Хэнком и Шивасом направились за боевыми скафандрами. Парни Шиваса итак были в них так что им пришлось подождать двадцать минут прежде чем мы вернулись и поднялись на борт фрегата.

Короткий полет всего на полчаса лета и мы оказались на орбите спутника. Открыв файлы с описанием прошлой экспедиции я довольно быстро смог найти оставленные указания на вход в подземный город.

Недалеко от пещеры которая вела в город я посадил на ровную поверхность фрегат. Опоры корабля погрузились в грунт больше чем на полтора метра прежде чем корабль уверенно остановился.

Сразу после остановки корабля я оставил четырех парней Шиваса для охраны корабля. Остальной компанией мы покинули борт корабля и направились ко входу в пещеру.

Как и описывал Нейджэм Фок из экспедиции Стадота по мере приближения к пещере в голове начинали возникать панические мысли. И страх по отношению к ней. Перестроив щиты согласно подобранной им конфигурации мы сразу почувствовали спокойствие.

Излучение неизвестной природы обладало психическим эффектом побуждая человека развернуться и уйти как можно дальше и больше не появляться тут. Неплохая защита на самом деле, давление на психику было весьма высоким и большинство людей скорее всего покинули бы это место. А вот псионы умеющие контролировать свой разум прошли бы спокойно.

Прошлая экспедиция пыталась разобраться в этом излучении, но результат всех исследований был минимальным, это не псионика и не известные на тот момент виды психического контроля в технологическом исполнении, вот и все выводы.

Уже в самой пещере мы обнаружили следы пребывания предыдущей экспедиции. Тут находился десяток дроидов вышедших из строя по тем или иным причинам. Также в грунте остались следы от техники и людей ведущие вглубь пещеры.

— Смотрим внимательно, скоро начнуться различные ответления. Нам нужен шестнадцатый поворот направо, он ведет к вертикальному обрыву который и ведет к самому городу. — произнес я напоминая об ориентире, следы предыдущего пребывания людей вели в каждый поворот, что означало о довольно тщательном обследовании, а потому просто идти по следу было невозможно.

— Расход энергии постепенно увеличивается, — произнес Шивас.

— Все верно, тут еще какое-то поле поглощающее энергию. Но ничего страшного, просто наш недельный запас энергии в скафандре уйдет за сутки. — произнес я.

Через пятнадцать минут мы добрались до шестнадцатого поворота и двинулись далее уже по нему. Долго идти не пришлось и вскоре мы наткнулись на тупик. На самом деле это был не тупик, а раздвижная стена сделанная людьми Стадота для того чтобы скрыть дальнейший ход и провал ведущий к городу.

Используя информацию из отчета экспедиции я нажал на необходимый камень и чисто механическая система открытия отодвинула стену в сторону на пару десятков сантиметров. А дальше уже мы используя силу сервоприводов открыли полностью проход.

Вот тут уже было множество оставшихся вещей от экспедиции. И пустые батареи от скафандров, и буровая установка, небольшой отгороженный уголок в котором находился воздух.

Но все это было обесточено. Спустив на землю со спины Хэнка портативный реактор я подключил его к энергосистеме оставленного временного лагеря исследователей.

— Интересно, — произнес я, — тут журнал исследований которого у нас не было в материалах по прошлой экспедиции, — отложил я в сторону кристалл с журналов из стопки аналогичных.

— Что на нем? — спросил Хэнк.

— Карта разведанной части города вместе с отмеченными местами где были изъяты те или иные артефакты. Также личное впечатления некого Гордлита, самое странное то, что никакого Гордлита не было в списке участников экспедиции Стадота. — произнес я.

— Может псевдоним чей-то? — спросил Шивас.

— Может и так, — согласился я. — Ладно сейчас надо проверить лебедку и если с ней все в порядке можно начинать спуск.

— Ну отклик идет, осталось проверить. — произнес Хэнк подошедший к провалу внизу которого была тьма. — Как кстати там удерживается атмосфера?

— Непонятно, какое-то поле. Тут атмосферы нет, но через восемьсот метров появится вначале разряженная, а потом чем ниже тем более плотная. В самом городе атмосфера вполне пригодная для дыхания. Но мы рисковать не будем и используем только наш воздух.

— Это и дураку понятно, — произнес Шивас. — Ну что там с лебедкой?

— Вроде бы все в норме. Мононить как новенькая, все пять километров ее длины в рабочем состоянии. — произнес я.

— Етан, ты первый на спуск, за тобой Кир, а потом уже решим кто дальше, — приказал Шивас.

— Есть лейтенант, — ответило двое солдат. Етан подойдя к лебедке застегнул ее магнитный замок на поясе и спрыгнул вниз.

— А ты пойдешь последним и только когда я буду уверен, что там нет ничего опасного для тебя, — указал мне Шивас. Мне оставалось только смирится, он был прав это не дело капитану лезть вперед.

Через пять минут мы получили сообщение от Етана, что он спустился и сейчас находится на какой-то площади окруженной домами. Вокруг него сразу после прибытия загорелось освещение.

Вторым вниз спустился Кир. И уже вдвоем они провели разведку местности в радиусе пары сотен метров. Убедившись, что прямо сейчас ничего не угрожает они передали добро на спуск остальных.

Вначале спустился сам Шивас, следом за ним Хэнк и еще двое десантников. И только после этого мне дали разрешение на спуск. Еще двое солдат осталось наверху для охраны и если понадобиться помощи.

Сам спуск длился пять минут и за это время сенсоры скафандра фиксировали различные типы излучения на разной высоте. Этот тип излучения можно было отнести к типу сканирующего.

Уже в конце спуска я увидел освещенную площадь белым светом. Внизу стоял Шивас и Хэнк ожидая меня. Остальные солдаты отправились на разведку улиц в этом городе.

Первым делом после того как отстегнулся от ледеки бросилось в глаза то, что здания не несли на себе следа от прошедшего времени. И ладно бы это было в космосе, но тут присутствует атмосфера и все равно нет никаких следов прошедшего времени.

— Идем согласно плану исследования. Это здание было единственным куда был открыт проход в прошлый раз, — произнес я, — Именно оттуда большая часть артефактов как и те коробочки которые были больше внутри чем снаружи.

— Имеет смысл туда идти? Ведь там вычистили все, что можно, — произнес Хэнк.

— Вот и проверим это, — произнес я.

При нашем приближении на стене здания засветился прямоугольник синего цвета в виде двери. Прямо у нас на глазах стена превратилась в какой-то порошок и впиталась в стены создавая проход.

Внутри все находилось на точно тех же местах как и на голофото из отчета экспедиции. Те же непонятные платформы которые можно принять за полки на которых лежали в прошлый раз артефакты, а теперь там было девственно пусто.

В центре помещения находился светящийся круг. В прошлый раз в нему приблизится не рискнули и только сняли поверхностные данные. Согласно данных это было просто освещение, но рисковать все равно не стали.

В этот раз мы были уже подготовлены и остановившись в метре от круга я достал из спинного контейнера небольшой герметичный бокс внутри которого была обычная лабораторная квиша. Это был аналог земных лабораторных мышек, искусственно выведенный организм во многом имитирующий человеческий.

— Что за черт? — непонимающе уставился я на пустой бокс который по воздуху поплыл и остановился на одной из платформ рядом с кругом, а вот квиша внутри не было.

— Когда квиша пересекла границу круга возникло мощное электромагнитное излучения параллельно с кратковременной деформацией метрики пространства. — произнес Хэнк снимая показания из сенсоров которые установили вокруг. — Давай еще одну квишу туда.

— Сейчас, — ответил я и еще один бокс с квишей кинул внутри и вновь квиша исчезла за одно мгновение, а бокс не долетев до пола был подхвачен и отправлен на платформу.

— Что-то мне это не нравится. Не даром в прошлый раз никто не приблизился к кругу. Интуиция не иначе. — произнес я.

— Передатчики из тела квиши не отвечают, — произнес Хэнк, — Это значит либо квиша дезинтегрированна либо экранирована. Я склоняюсь ко второму варианту, недаром деформируется метрика пространства, возможно это телепорт куда-то.

— Как это проверить? — спросил я у него. — Лично лезть туда не стоит.

— Сам думай над этим вопросом, а пока давай третью квишу снимем для статистики данные. — произнес Хэнк.

— Шивас, передай чтобы все возвращались на площадь, не хотелось бы никого тут потерять. — произнес я кидая третью квишу в круг. Та точно также как и предыдущая исчезла.

— Понял, — ответил Шивас.

— Хм, а дроиды пролетают круг спокойно и для них ничего не происходит, — задумчиво произнес я после того как дроиды сделав пару кругов внутри светящегося круга и никак не пострадав вернулись обратно ко мне. — Значит воздействует только на органику. Надо проверить, что этот круг делает со вживленным оборудованием.

— Боксы пусты, а значит чтобы не случилось с квишами тоже самое произошло и с датчиками и передатчиками которые были вживлены в них. — произнес Хэнк.

— Есть у меня идея как узнать права твоя идея или нет, — произнес я, — Думаю пока мы не разберемся с этим кругом нам лучше не лезть никуда. Возвращаемся.

— Етан пропал, — в канале связи мы услышали панический голос Кира.

— Кир, успокойся, ты где? Расскажи, что с тобой произошло. — приказал я переглянувшись с Шивасом и Хэнком, пропажа людей было явно не тем, с чем хотелось бы мне столкнуться вдали от цивилизации. Телеметрия со скафандра Етана пропала, так что все было серьезно.

— Мы просто возвращались на площадь как Етан исчез. Вот он есть и вот его нет, — ответил Кир скидывая нам на нейросети данные со своего скафандра.

Через три минуты мы уже были рядом с Киром который к этому моменту успокоился. Судя по всему ему было страшно, но не из-за того, что пропал Етан, а из-за того как это произошло.

Судя по данным с его скафандра все действительно произошло очень быстро и неожиданно. И он правильно озвучил, что Етан исчез в одно мгновение. В месте в котором он исчез под ногами был едва светящийся круг, Но до того как исчез Етан круг вовсе не светился, его там не было.

Уже будучи знакомыми с кругами у нас сразу возникли некоторые подозрения. А потому я достал предпоследнюю квишу и кинул в круг. Как мы и ожидали она исчезла, только в этот она исчезла вместе с боксом.

Я и Хэнк переглянулись после этого и расставили сенсоры вокруг круга и вновь кинули внутрь квишу. И вновь та исчезла в неизвестном направлении. Круг же после каждого раза начинал светиться немного ярче.

— Тоже самое, только уже вместе с неорганикой, — произнес Хэнк после того как снял показания с сенсоров.

— Значит Етан может быть еще жив если твоя идея верна. — произнес я. — Вот только как его вернуть? — внезапно наши размышления были прерваны, круг на миг засветлся еще ярче и в его центре оказался Етан, живой и здоровой. Скафандр сразу вернулся в сеть, если бы не учащенный пульс можно было бы подумать, что ничего не произошло.

— Вы не представляете как я рад вас видеть, — произнес Етан выскочив из круга. — Я за прошедшие часы думал, что все сдохну. Если бы не квиши появившиеся из неоткуда и засветившийся круг то ни за что не выбрался бы я оттуда.

— Давай по порядку. Для начала, что означает твои слова о часах? Тебя не было не больше пяти минут. — произнес я.

— Пять минут? Но как? Прошло ведь почти двенадцать часов, разряд скафандра и запись видео это показывают, — произнес Етан.

— Действительно, — произнес я просматривая данные с его скафандра. — Тут еще и темпоральные искажения. Ты я смотрю не отходил от места где появился.

— Да, ведь если потерялся надо стоять на месте так больше шансов, что найдут. — произнес Етан постепенно отходя от волнения.

— Что можешь сказать о той красной платформе которая плавала в воздухе рядом с тобой? — спросил я у него. — Сенсоры твоего скафандра показали гравитационное искажение схожее с тем, что бывает у антигравитационных подушек в момент разрушение.

— Сама платформа мне показалась странной, она словно повторяла форму скафандра. Я не рискнул к ней приближаться. — произнес Етан.

— Ясно, что ничего не ясно, — произнес я задумавшись, — Все возвращаемся на корабль, у нас есть данные которые надо обработать. Сейчас нам тут делать нечего. — добавил я и двинулся в сторону площади где висел конец лебедки.

— Что думаешь? — спросил у меня Хэнк.

— Вот поверь нет никаких мыслей, что там находится, — произнес я, — Темпоральное искажение это весьма серьезно. Тебе напомнить чем закончились эксперименты со временем в свое время?

— Я прекрасно знаю историю появления Камалии. Пространственно временная аномалия диаметром в треть светового года. — произнес Хэнк. — Я копался в этой теме весьма серьезно пытаясь понять возможно ли повторить в бомбе эффект пусть и в меньших масштабах.

— Надеюсь только теоретически? — напрягся я.

— Не переживай, не настолько я сумасшедший чтобы рисковать. — ответил Хэнк, но что-то мне подсказывало, что он бы с удовольствием это проверил на практике. — Этот эффект когда каждый атом живет в своем временном потоке повторить невозможно. Что там у них произошло и что за эксперимент проводили никому не известно, а без этих данных создать подобное невозможно.

— Вот и прекрасно, — произнес я. — Теперь, что касательно телепорта и темпорального искажения. У меня много идей для чего можно использовать их совместно, но в том то и дело, что слишком много. Внутри у меня сейчас конфликт, история появления Камалии буквально говорит мне не лезть туда, но вот польза если получится разобраться с тем как и что там работаем грозит стать невероятной.

— Все с тобой понятно, — хмыкнул Хэнк, — У меня похожие мысли.

— Я хочу проверить кое-что. Квиши весьма поддатливы изменениям и могу относительно быстро сделать из них биодроидов причем судя по всему внутри можно использовать импланты. Уже при помощи новых квиш можно будет провести более подробные исследования, а пока не стоит сюда лезть. Не хочу никого терять в самом начале нашей миссии. Тем более у нас нет цели в исследовании, этим должны заняться специалисты после активации звездных врат.

— Ты прав, — произнес Хэнк. — Но все же интересно что это и для чего.

— Ладно, идем, твоя очередь подниматься. — произнес я.

— До встречи наверху, — произнес Хэнк и улетел вверх начавшей скручиваться лебедкой.

После возвращения на корабль мы все прошли тщательное сканирование специальным оборудованием в поисках отклонений. Только после этого все по очереди посетили медицинскую капсулу.

Етан же был помещен в изолятор в качестве предусмотрительной меры. Мы не знаем, что с ним произошло и лучше не рисковать. Етан хоть и понимал необходимость этой меры, но счастья от этого не испытывал.

Возвращение на рейдер прошло не в столь радостном настроении как мы отправлялись на исследование. Хоть никаких потерь с нашей стороны и не произошло, но столкновение с непонятными технологиями и страх перед повторение Камалии делали свое дело.

После посадки в ангаре корабля мы все направились прямиком в медицинский отсек. На рейдере было более мощное медицинское оборудование и требовалось провести несколько дополнительных тестов.

Сразу после того как я вышел из медицинского отсека я направился в недавно расконсервированную инженерную мастерскую. Используя мощный искин восьмого поколения я смог переработать сенсоры темпорального излучения в качестве дополнительного модуля для медицинской капсулы.

Это излучение всегда появляется в местах где идет искажение потока времени от нормального. Космонавты вполне с ним знакомы ведь при увеличении скорости на субсветовых двигателях постепенно появляется это излучение и чем больше скорость тем оно сильнее. Его еще называют тахионным излучением, считается, что тахионы могут двигаться быстрее света в реальном пространстве и их излучение всегда сопровождает темпоральные искажения.

Правда согласно одной из теорий это излучение есть везде, но лишь набрав скорость сопоставимую с половиной скорости света и больше удается его фиксировать.

Но стоит скорости начать уменьшаться и излучение исчезает. Кстати именно из-за этого рекомендуется не разгонять корабль до скорости больше половины световой в реальном пространстве, чтобы точно убедится что ничто не грозит человеку.

Жаль, что все исследования в области темпоральных искажений запрещены после появления Камалии. Так что все просто приняли факт, что есть такое излучение на высоких скоростях, а вот влияет ли он как-то на человека или нет никто не знает.

Я же хотел использовать переделанные датчики для того чтобы обследовать Етана. Установив модуль на одну из капсул я переместил Етана в нее и включил режим сканирования.

Как я и думал, клетки организма Етана излучали тахионы. Если бы я решил просканировать Етана на пару дней позже, то скорее всего и не заметил бы этого отклонения.

Излучение постепенно слабело и вскоре полностью исчезнет. Скорее всего все органические объекты попавшие под действие темпоральных искажений будут некоторое время излучать тахионы.

Но для того чтобы убедится в правильности моих выводов необходимо сделать еще как минимум сотню экспериментов, а то ведь я могу ошибаться. В принципе у Етана не было обнаружено никаких отклонений.

Но на всякий случай Грея сегодня с помощью усилителя псионических способностей проверит его память и сознание, нет ли каких-то отклонений на уровне сознания.

— Кара, подготовь генный модификатор в медицинской лаборатории и доставь туда три десятка квиш. — обратился я к своей помощнице после того как передал Грее Етана.

— Сделаю, — ответила Кара, — С вами хотела поговорить Зельда, она была злой и через слово материлась.

— Спасибо, — произнес я и связался сразу с Зельдой.

— И что заставило моего инженера матерится через слово? — спросил я у Зельды когда она ответила.

— Эти криворукие жопоруки вместо четвертой секции загрузили нам сорок четвертую, — произнесла она довольно культурно, а значит она уже почти успокоилась.

— А что с сорок четвертой? — спросил я у нее.

— В том то и дело, что сорок четвертая тоже на месте и в итоге у нас две сорок четвертые секции и ни одной четвертой. — произнесла Зельда.

— Твою же мать, что за дегенераты это допустили? — ругнулся я.

— Грузчики из пятой бригады, — ответила Зельда. — Я посмотрела по журналу погрузок и делам грузчиков. У одного из них был день рождения в момент погрузки четвертой секции.

— Дебилы, — произнес я глубоко вдохнул и выдохнул чтобы успокоиться. Ведь если мы не сможем придумать как заменить четвертую секцию то все звездные врата запустить не сможем. — Хочешь сказать, что эти дегенераты были нажравшиеся?

— Не могу этого с уверенностью сказать, но думаю, что именно так. — произнесла Зельда более спокойным тоном.

— Есть идея как это исправить? — спросил я у нее.

— Надо создать самим четвертую секцию. Но есть проблема у нас негде ее делать. Технически процесс создания силового каркаса не сложный, но у нас нет необходимых материалов ну и молекулярного формирователя таких размеров. — произнесла Зельда.

— Допустим с материалом не проблема, — произнес я, — У нас есть синтезатор Древних, надо разработать модульный молекулярный формирователь чтобы мы могли его создать в синтезаторе, а после уже в нем из синтезированного вещества создать четвертую секцию.

— Идея неплоха, — произнесла Зельда. — Я тогда к себе попробую спроектировать модульный формирователь. Лет за пять до того как меня купил Лори я создавала модульный трехмерный принтер для печати статуи нашего хозяина в десятикратном масштабе. Думаю наработки должны подойти и нам.

Вот честно говоря хотелось вернуться и прибить придурков. Из-за пятерки дебилов которые перепутали секцию при погрузке теперь нам мучаться и еще не факт, что получиться своими силами создать секцию.

Теоретически четвертая секция была просто куском металла и ничего сложного в замене быть не должно. Вот только сплав использовался очень специфический и состоял он из более чем семидесяти элементов. Причем каждая секция состояла из разных сплавов.

И если большую часть элементов для сплава можно добыть практически в любой звездной системе, то вот некоторые элементы не существуют в природе и получаются путем сложного синтеза, а некоторые настолько редкие, что даже те пару килограмм которые необходимы для секции стоят на ресурсном рынке пару миллионов.

Хорошо, что хоть тут на повезло и у нас синтезатор Древних и ему плевать на то насколько редкий материал ему надо синтезировать. Это уже если вещество обладает каким-то экзотическим эффектом то в таком случае его синтез требует больше энергии и времени.

В нашем случае материалы для сплава хоть и редкие, но без экзотических эффектов. Так что хоть и потребуется много времени для синтеза пятнадцати тонн сплава, но это вполне реально.

Вернувшись в инженерную мастерскую куда вчера перенесли синтезатор я задал химический состав сплава и перенаправив энергию от основного реактора корабля засек время синтеза.

Получилось, что два килограмма сплава синтезировался полчаса. Что было довольно неплохо если вспомнить сколько занимал синтез «вещества». Получалось, что за час четыре килограмма или за сто пятьдесят семь стандартных суток необходимое нам количество сплава.

Меня столь длительный промежуток времени не устраивал, а потому я открыл результаты сканирования системы и используя оттуда данные убрал из сплава все элементы которые можно было получить тут в системе.

Получалось, что из восьмидесяти одного элемента синтезировать необходимо было всего восемнадцать, повезло, что эти элементы требовались в малом количестве по отношению к общему количеству материала.

Всего около семиста двадцати трех килограмм. Пересчитав полученные данные получалось, что на производство необходимых элементов уйдет немного больше чем семь с половиной дней.

А вот это было уже куда как более приемлемое время. Оставив синтезатор производить необходимые материалы я хотел направиться в медицинскую лабораторию, но потом понял, что слишком устал для того чтобы что-то еще делать.

Связавшись с Греей я узнал, что она уже как пару часов в нашей каюте отходит от головной боли после использования усилителя псионических способностей. И сейчас она была бы не против если бы я помог ей избавиться от боли.

С этой болью был один довольно забавный факт, никакими лекарствами ее не унять. Но вот оргазм позволяет ее уменьшить, и тут скорее играет роль не физический оргазм, а эмоции которые испытывает псион в его время.

Так что намек для чего меня ждет Грея я понял прекрасно и ничего против этого не имел. Я сразу направился к нашей каюте где по нашему общему решению теперь будет жить еще и Кара.

— Алекс, давай быстрее, — произнесла бледная Грея.

— Что произошло? Ты давно так не уставала? — спросил я у нее снимая с себя одежду.

— Помнишь я рассказывала чем отличаются псионы разных рангов? — дождавшись моего кивка она продолжила, — Так вот я преодолела порог своего ранга и скачком сила увеличилась почти в два раза, а также прорезалась новая способность психометрия. А теперь представь, что когда это произошло я прикасалась Етана? А мой мозг не готов к таким объемам информации.

— Но ведь повышение происходит лишь тогда когда организм готов к этому? — неуверенно спросил я у нее.

— Это так, но я ведь использовала усилитель, и таким образом скакнула на несколько рангов вперед. Хорошо, хоть сумела остановиться прежде чем сошла с ума от проживания жизни твоего десантника. После отключения усилителя я максимум могу при прикосновении к предмету сказать, что было с ним несколько минут назад, — произнесла Грея, — И давай уже начинай, а то голова кажется, что лопнет на сто частей.

— Это я с радостью, — произнес я и приступил к разогреву Греи. Я уже неплохо знал ее тело и местонахождение эрогенных точек, так что уже через пару минут Грея стала возбуждаться, а вскоре ее сотряс первый оргазм из множества которые последовали после.

Через полчаса к нам присоединилась и Кара. Она в плане секса была совсем неопытной, но при этом она весьма быстро училась и могла доставить удовольствия не меньше чем Грея.

Жаль, что текущих моих физических способностей не хватало для того чтобы укатать двух девушек до полного истощения. А вот они меня вполне могли, а потому спустя два часа я лежал усталым в кровати чувствуя, что укатали в этот раз меня.

— Так что там с Етаном? У него нет никаких изменений сознания? — спросил я у Греи. Она в это время с довольной улыбкой лежала на моем плече.

— Если не считать начинающуюся фобию по отношению телепортациям то нет. Я убрала зачатки фобии можешь не волноваться. — произнесла Грея. — И кстати, скажешь своему десантнику, что кидать девушку беременную четверней и бежать от нее в армию это не мужской поступок.

— Увидела в своих видениях? — спросил я у нее.

— Да, он сильно сожалеет о своем поступке и это поставило своеобразную ментальную метку на этих событиях. Довольно ярко себя чувствовала молодым парнем который испугался ответственности и сбежал в армию. — произнесла Грея.

— Эта информация есть в его деле. Он как и я в свое время прошел ментоскопирование и то что он сожалел о своем поступке было одним из моментов из-за которых приняли решение его всеже принять в кандидаты в члены ордена. Правда далеко не основной.

— Надо и мне посмотреть ментограммы наших подчиненных, а то кроме как по именам и личным делам я с ними не знакома. — произнесла Грея.

— Кара, а ты подготовила мне квиш для завтрашнего дня? — спросил я у второй девушки, но в ответ услышал лишь тишину. Повернувшись к ней я увидел, что девушка уже заснула скрутившись в позе эмбриона вставив большой палец себе в рот. — Уже спит.

— А что ты хотел, для нее эти все чувства в нове и она на них реагирует более сильно чем я. А если учесть еще и зацикленность на тебе, то сам должен понимать. Эмоции весьма сильно выматывают. — произнесла Грея, — Неплохая она девушка, тебе подходит.

— Как и тебе, — ответил я.

— Я знаю, — произнесла Грея, — Давай уже спать, мне завтра придется учится пользоваться новой способностью.

— Ты права, завтра работы не мало, — произнес я, — Как бы я хотел этих дебилов придушить.

— Забудь, уже ничего не сделаешь, надо просто думать как все исправить, — произнесла уже сонным голосом Грея, а вскоре я услышал ее посапывания, что означало о том, что она уснула. Проверив через нейросеть системы корабля на наличие каких-то проблем и не обнаружив ничего решил, что и мне пора спать.

Глава 3

Следующий день начался с раннего вызова Зельды. Она едва дождалась шести утра чтобы связаться со мной и предложить свой проект модульного молекулярного формирователя.

Должен признать проработанность ее идеи была впечатляющая. Можно было уже начинать его строить. Причем Зельда создавая проект на синтезатор Древних не особо то и рассчитывала, со всего необходимого для создания молекулярного формирователя лишь процентов пять требовалось синтезировать и то можно было и без этого обойтись, но тогда создание традиционным способом затянулось бы на несколько месяцев, а так с использованием синтезатора все можно создать будет всего за дней пять.

Ко мне же Зельда обратилась по той причине, что ей требовалось для проекта некоторые электронные компоненты к которым у нее доступа не было из-за того, что они должны использоваться в звёздных вратах.

Сравнив с инвентаризационным списком необходимые компоненты я сразу дал доступ Зельде на их изъятие, к счастью эти компоненты были в трехкратном запасе так как относились к быстро изнашивающейся части. Всего десяток активаций врат и требовалось заменить их так как стабильность червоточины после этого уже не гарантировалась. Уже после того как запустим врата можно будет эти компоненты заново синтезировать.

Помимо этих компонентов требовались гравитационные манипуляторы работающие на атомарном уровне. Как таковых их у нас не было, но можно получить из манипуляторов челнока.

Вот только переделка займет как раз таки пару месяцев. И именно поэтому манипуляторы мы приняли решение создать уже на синтезаторе после того как материалы для сплава будут созданы.

Разобравшись с Зельдой которая всю ночь не спала и переделывала проект трехмерного принтера под молекулярный формирователь я было хотел вновь лечь поспать, но в этот раз меня остановил звонок Шиваса.

Выяснилось, что один из десантников вчера прихватил с собой сувенир из города на спутнике и сейчас этот сувенир ожил. Вот это меня напрягло и я приказал не приближаться к сувениру и ждать меня, после чего по быстрому одел комбинезон и заказал дроиду принести к казарме скафандр высшего уровня защиты.

Это был специальный скафандр который по уровню защиты не уступал десантному боту. Минус был в очень большом расходе энергии, но в данном случае думать об экономии было глупо.

Флаер доставил меня к казарме всего за две минуты к этому времени дроид прибыл вместе со скафандром который я сразу же одел и подошел к Шивасу который стоял у входа.

— Что удалось выяснить? — спросил я у своего лейтенанта.

— Этот придурок Роуди увидел каменную фигурку и взял с собой и забыл нам об этом сказать. — я хотел перебить его, но Шивас понял о чем я хотел спросить, — Да он именно забыл, я проверил, он не собирался скрыть от нас, но из-за пропажи Етана его находка вылетела из головы.

— Я ведь проводил тщательное сканирование, почему не смог ничего обнаружить? — задумался я.

— Эта гадость и сейчас не видна сканерами, только оптически и тактильно. — произнес Шивас и скинул мне результаты сканирования которое он провел. — При сканировании получается пустое место.

— Раз тревога не поднята, то сейчас ожившая фигурка не угрожает? — спросил я у Шиваса.

— Да, но я на всякий случай парней живущих с этим особо одаренным уникумом отправил в другую каюту. — произнес Шивас, — Смотри сам, — произнес он и открыл дверь в казарму.

А посмотреть было на что, в воздухе перед паникующим десантником висела какая-то тварь в виде сферы с парой сотней щупалец во все стороны. Сейчас эта тварь своими щупальцами гладила десантника и на неизвестном языке что-то говорила. Судя по тону явно успокаивающее.

Стоило мне войти во внутрь как на стороне тела твари обращенной в мою сторону щупальца напряглись и на кончиках щупалец начали бегать искры. Что-то мне это напоминает.

— Роуди, ты понимаешь, что оно тебе говорит? — спросил я у солдата.

— Капитан, это вы, — облегченно произнес Роуди, — Да понимаю, оно говорит, что мне не надо волноваться и предлагает поиграть в игры.

— Насколько я могу видеть оно тебе не угрожает? — спросил я стараясь краем глаза следить за щупальцами, тварь видя, что не собираюсь приближаться к Роуди успокоилась и искры исчезли, но я был уверен, что стоит мне приблизиться и за пару мгновений щупальца будут готовы к бою.

— Нет, оно себя называет Гувернером и говорит, что мне пора приступать к урокам если не хочу вырасти как какой-то ридлик. — произнес Роуди выслушав тварь.

— Вот как, — усмехнулся я понимая, что скорее всего ничего угрожающего в происходящем нет. Я понял, что мне напомнили действия монстра, дроида-няню. Видел в голонете как-то рекламу, они и охраняют, и следят за детьми, есть и учебные модификации. И что-то мне кажеться это нечто подобное. — Спроси, а может твой Гувернер общаться на нашем языке?

— Могу, — вместо Роуди ответила тварь, — Защита сетей тут совсем примитивная, — произнесла она.

— У тебя есть самосознание или ты просто набор алгоритмов? — спросил я у нее. В это же время я включил поиск следов проникновения в сеть корабля. Но ничего не получалось обнаружить. Если тварь говорила правду то она была очень опасной и надо было придумать как от нее избавиться.

— Я понял о чем ты говоришь, если сравнивать с вашими Ии то у меня полноценная личность и я себя осознаю. — произнесла тварь, — А теперь я прошу тебя как капитана этого корабля предоставить помещение в котором я смогу развернуть учебную комнату.

— У меня есть пару вопросов. Почему он? И чему ты собираешься его учить? — спросил я пытаясь вытянуть из твари хоть какую-то информацию чтобы решить как от нее можно избавиться.

— Произошла кровная привязка. — к моему удивлению тварь начала пояснять, — Предыдущая привязка аннулирована так как прошло больше одной тысячи семисот трех звездных циклов с последнего контакта. В действие вступил протокол поиска нового подопечного, им оказался он поскольку он прикоснулся ко мне голыми руками. Быстрый анализ интеллектуальных возможностей и знаний отнес его к младшей подготовительной группе. В связи с конфликтом биологического возраста и интеллектуального принято решение подготовить к поступлению в учебное заведение. — произнесла тварь, — Сейчас после получения доступа к системам хлама который вы назвыаете кораблем я понимаю, что первоначальные выводы ошибочны, но привязка прошла и теперь я обязан его подготовить к поступлению в учебное заведение. — в голосе твари слышалось недовольство.

— Понятно, и теперь что? — спросил я у твари.

— Теперь буду учить пока он не будет готов, что учитывая интеллектуальный уровень моего подопечного затянется на долго. — грустно произнесла тварь. — И теперь я обязан его защищать от опасности любого вида. — в этот момент в щупальцах твари появилось какое-то устройство по форме похожее на пистолет.

— Снять привязку нельзя? — спросил я у него стараясь вытянуть еще немного информации. Как же мне хотелось оторвать голову этому дебилу Роуди, из-за него сейчас под удар поставлена вся наша операция и жизни всех людей на борту.

— Можно, но только в администрации города. Но я уже читал ваши данные по исследованию города, некому снимать привязку. — произнес Гувернер.

— И ты так легко говоришь о смерти цивилизации своих создателей? — мне на самом деле было интересно, что он по этому поводу думает.

— Я создан для того чтобы воспитывать и заботиться о детях. А какой они расе принадлежат мне не важно, — произнес Гувернер, но что-то мне не сильно верилось в его слова особенно то с какой он легкостью смог взломать доступ к системам корабля, как-то это на обычного дроида-няньку не похоже. Да и даже если это так, одно его существование ставит под угрозу нашу миссию.

— Хорошо, — произнес я задумавшись, — Ты ведь понимаешь, что я не могу просто так оставить инопланетную тварь на борту корабля которая при этом взломала компьютерные системы за пару секунд? — решил посмотреть, что он скажет на подобные мои слова.

— Прекрасно понимаю, — ответил он мне, — Я уже смог оценить ситуацию на борту. Поэтому и предлагаю предоставить мне помещение с системой жизнеобеспечения для того чтобы я мог развернуть учебную комнату, можно за пределами корабля.

К этому моменту Грея пришла к казарме и мы посоветовавшись решили все же исполнить указание твари. Пока не придумаем как от нее избавиться злить ее мы не рискнули, если она получила доступ ко всем системам корабля то может сделать с нами что угодно. Просто отключить жизнеобеспечение, или атаковать нас при помощи системы безопасности.

Учебную комнату мы решили построить на отдаленном астероиде. Для этого я вместе с одним из техников и строительными дроидами быстро добрались до небольшого всего в триста метров в диаметре астероида и вырезали полость под поверхностью, а дальше установили портативный шлюз в проход и внутри портативную установку жизнеобеспечения. Самый минимум для жизни был, а ничего больше от нас не требовалось.

Помещение получилось небольшим, всего пятьдесят квадратных метров и три метра в высоту. После чего на десантном боте перевезли тварь и Роуди в эту комнату на астероиде.

Стоило оказаться твари внутри как из неоткуда начала появляться мебель и какое-то оборудование. И вот это начало напрягать нас еще больше. Я прекрасно помню ту коробку которую мне показывал Лори, неизвестно что еще могло быть внутри этой твари. Всего через полчаса Гувернер решил приступить к обучению и начать с языка.

Хоть мы и собирались уничтожить тварь, но пока есть возможность что-то узнать от нее ее нельзя не использовать. Бедный Роуди, Гувернер явно понял, что без стимула тот учиться не будет.

Роуди был классическим десантником который был не сильно умен, но зато физически сильный и с высокой скоростью реакции. А потому стоило ему начать отвлекаться как получал щупальцем по лбу вместе с электрическим разрядом.

Так что десантник теперь старался учиться изо всех сил. Ну и параллельно язык изучали и мы при помощи камер установленных в комнате. Тварь явно их обнаружила, но ничего против не имела.

Честно говоря я едва сдерживался от того чтобы не психануть и долбануть тварь корабельным орудием. Лишь неуверенность в результате заставляла меня сдерживать себя.

Нам очень повезло, что эта тварь оказалась по какой-то причине не спешила показывать над нами свою власть, а мы ведь сейчас зависели от нее полностью. Стоит ей решить, что мы лишнии и через короткое время мы скорее всего умрем.

По мнению Кары этот аналог дроидов нянек прекрасно осознал, что его создатели исчезли и если он хочет продолжать выполнять возложенные на него функции при создании то не стоит начинать войну с первыми разумными которых он встретил за тысячелетия. Хотелось верить, что все именно так обстоит, но все равно оставлять в живых тварь было слишком опасно.

Насколько можно верить словам твари мы не знали, нам оставалось только надеяться, что он говорил правду и не собирается нас уничтожать по отдельности. Хорошо, что он не против сотрудничества, правда исключительно по вопросам обучения и воспитания своего подопечного.

Пока следовало просто наблюдать за действиями твари и попытаться вовремя отреагировать если та решит нам навредить. Мы ведь до сих пор так и не смогли найти следы проникновения в системы корабля.

— Надо бы наказать Роуди за то что он распускает руки и тянет неизвестные артефакты. Но глядя на его выражения лица он и сам себя наказал прекрасно. О эти мучения при попопытках умственной деятельности это что-то. — произнес я Грее для отвлечения внимания.

— Все-же лишить зарплаты за пару месяцев и пару недель ручной уборки в туалете стоит назначить. Ты ведь понимаешь, что из-за этого дебила нас по сути захватил дроид инопланетной расы и то что он решил не убивать нас и сотрудничать исключительно его желание. Мы бы и не заметили как умерли бы. — произнесла Грея. — Так что Роуди обязательно должен быть наказан.

— Прекрасно понимаю, — «Может ракетой по астероиду?», спросил я у Греи по шифрованному каналу который менял свою кодировку несколько десятков тысяч раз в секунду при этом это была оптическая связь. Если у твари нет каких-то средств перехвата лазерного луча по которому и идет передача информации, то наши переговоры должны остаться в тайне. Чисто физически перехватить подобный канал связи можно исключительно поставив приемник напротив хода луча лазера. — Значит решено он лишается зарплаты за всю миссию, — произнес я по обычному каналу связи.

— Не надо быть настолько жестоким, — ответила Грея после чего я получил ее сообщение по лазерному лучу, «Бесполезно, ты думаешь я не пробовала навести оружие на него. Все оружие сразу отключается.» После отправки сообщения усмехнулась мрачно Грея и вскоре я получил второе, «Мы полностью под его контролем и то что не бегаем на цыпочках перед ним исключительно его воля. Только ручное оружие лишенное какой-либо электроники и только внезапное нападение. Разве что дезинтегратор может сработать, но я не уверена». — Хватит и пары месяцев.

— Будем думать, — произнес я понимая, что в целом мы ничего не можем сделать твари, но все таки решил уточнить у Греи один вопрос «А псионика?».

— А теперь идем работать, нам еще надо разработать проект модернизации квиш. — ответила Грея, «Я не вижу его разума, либо защита, либо он чистый дроид».

Так и не решив ничего мы отправились в медицинскую лабораторию. В самой лаборатории уже присутствовала Кара, она уже работала на генном редакторе и в симуляциях запускала различные проекты.

Я же связался с Хэнком и попросил его прийти в лабораторию. Хэнк был сильно взволнован тем что произошло сегодня. Никому не хочется быть под контролем инопланетной хрени.

Используя все тот же способ связи я спросил у него есть ли возможность уничтожить тварь не используя никакую электронику. Хэнк обладал просто невероятными познаниями в химии, а потому вся надежда была на него.

К сожалению из чего состоит тварь было неизвестно, а потому следовало действовать наверняка. Роуди я списал в сопутствующие потери понимая, что тварь будет с ним постоянно и так просто не уничтожить ее.

Допускать существование существа которое может в любой момент взять под контроль все оборудование на корабле с учетом и звездных врат было нельзя. А значит мы должны были уничтожить тварь раз и навсегда.

Хэнк обещал подумать и вернулся к себе в мастерскую. Я же вместе с Карой и Греей на подхвате занялись созданием новых квиш которые по сути будут простыми биологическими дроидами которые смогут выполнять ранее полученные приказы.

Благодаря имплантам это было не слишком сложный процесс. А вот создать полностью биологического дроида было намного сложнее в основном из-за создания операционной системы которая будет работать на органической основе.

К счастью мы вполне могли обойтись и без этого. Если повезет, то квиша сможет сама вернуться через тот телепорт и мы получим данные с той стороны. Оставив выращивать новый тип квиш Кару я с Греей вернулись к себе в каюту для того чтобы попытаться придумать как избавиться от твари.

Внезапно искин корабля связался со мной и сообщил о том, что десантный бот начал взлет в ангаре, при этом на борту никого не было, а значит это могло означать одно, тварь начала действовать.

Я попытался перехватить управление над ботом, но словно наткнулся на каменную стену. Еще через несколько секунд створки ворот ангара открылись несмотря на мое противодействие и бот покинул борт рейдера и направился в сторону астероида на котором мы оставили тварь с Роуди.

— Алекс, попробуй сбить противометеоритными орудиями, всеми сразу, — произнесла Грея.

— Не могу, оружейные системы все заблокированы. — произнес я. — Мы полностью отрезаны от управления кораблем и можем только наблюдать.

— Получено сообщение, — произнесла Грея.

— Что эта тварь нам пишет? — спросил я у Греи, сам я просто не хотел читать сообщение от твари которая с легкостью нас подчинила.

— Хм, просит прощение за угон. Утверждает, что через сутки мы получим назад контроль над всем оборудованием. В качестве извинения оставляет нам все оборудование учебной комнаты, а сам с подопечным собирается отправится в более безопасные места. — произнесла Грея, судя по тону она просто не верила тому, что читала.

— Грея, или я схожу с ума или эта тварь вместо того чтобы захватить корабль решила взять себе только десантный бот. — произнес я в шоке.

— Так и есть, — произнесла она в ответ.

— Если тварь не врет завтра корабль вернется к нам под контроль. После организуем полную проверку корабля вместе с заменой искина и других информационно вычислительных систем. — произнес я.

— Думаю всем нам стоит также пройти внеочередную проверку психики, чтобы убедиться, что с нами все хорошо, — произнесла Грея.

Следующие сутки мы только могли наблюдать скрепя зубами за тем, как тварь погрузив себя и Роуди на десантный бот ушла в гиперпространство. Вроде бы и решена проблема, все больше нет твари.

Но ведь она явно обладает копией всей информации с нашего корабля. А это значит у нее есть и наши навигационные карты. Как бы мы не стали причиной появления твари в пространстве Содружества. Я даже не знаю сможет ли кто-то ей что-то противопоставить. Она просто не даст против себя использовать оружие.

Сразу после возвращения контроля над кораблем я отключил все информационные носители и системы корабля. На корабле была дублирующая система и в обычное время она отключена.

Копирование текущих данных из основной в дублирующую происходит раз в десять дней. Это сделано специально, чтобы исключить вариант, что обнаруженная уязвимость не в первый день скопировалась на дубликат. К счастью шел четвертый день после последнего копирования, а потому будут утеряны данные всего за четыре дня.

Но зато мы будем уверенными в том, что не находимся до сих пор под контролем инопланетного дроида. После перезапуска систем корабля при помощи дублирующей системы я приступил к форматированию ранее бывшей основной системы.

Жаль, что запасного главного искина у нас не было, а потому придется считать, что полное стирание и установка новой системы на искин должно уберечь его от контроля твари.

— Шивас, из-за шаловливых ручек твоего человека и нарушения им приказов мы едва не потеряли наш корабль и наши жизни за одно. Сейчас Роуди не может ответить за свои поступки, но ты должен убедиться, что ничего подобного больше не произойдет. — произнес я своему лейтенанту. Из-за этой твари я три дня не спал пытаясь минимизировать последствия перехвата контроля над системами корабля, а потому сейчас был сильно не в духе.

— Я уже провел воспитательный разговор. Думаю мои парни на примере Роуди уже осознали к чему может привести нарушение приказов. Никто не хочет оказаться в плену у инопланетной твари. — Ответил Шивас. Он был в бешенстве из-за поступка Роуди и последних три дня он срывался на своих подчиненных устраивая им одну за другой внеплановые тренировки.

— Надеюсь, — произнес я устало, — Сейчас я даже не уверен удалось ли нам очистить корабль от влияния твари. Что произойдет если она решит вернуться? Возьмет вновь под контроль корабль? Или нам удастся уничтожить ее на подлете? Бля**, как же меня это все достало, то из-за дегенератов секцию не ту загрузили, то придурок нарушил приказ и мы чуть корабль не потеряли.

— Алекс, не стоит срываться, — подошла со спины Грея и обняла меня, — Они ни в чем не виноваты. Тебе стоит отдохнуть.

— Да знаю, что они не виноваты, но ты не представляешь, как мне хочется кому-то морду набить. — произнес я беря себя в руки.

— Кажеться я знаю, что тебе поможет, — произнесла Грея, — Шивас, мы забронируем на пару часиков твой тренировочный зал. — произнесла Грея обращаясь к моему лейтенанту, тот понимая мое состояние согласился без вопросов.

Следующие два часа Грея банально избивала меня во время так называемых спаррингов. Несмотря на все мои попытки хоть что-то ей противопоставить я не мог ничего сделать и каждый раз валился на пол зала.

Но Грея была права, хоть мордобой и не получился, точнее получился, но несколько односторонний и получала как раз моя морда. Я буквально чувствовал как моя нервозность покидала меня.

— Спасибо, — произнес я Греи, — А то я мог натворить дел сорвавшись.

— А теперь иди спать. Я закончу все дела за тебя, ты основу уже сделал. — произнесла Грея, — Чтобы не сходить с ума думая о возможном внешнем контроле корабля будем считать, что у нас все получилось. Так будет больше пользы.

— Постараюсь, — произнес я и покинул тренировочный зал.

Следующие две недели прошли в нервной обстановке так как мы прекрасно помнили как нас захватил казалось бы кусок камня в виде фигурки. Но постепенно видя, что ничего не происходит мы начали успокаиваться и вернулись к своим делам.

Вот только теперь мы не спешили вновь возвращаться туда в город. Слишком свежи в памяти события двухнедельной давности. Чтобы не думать о них мы сосредоточились на главной нашей цели.

Как раз сегодня нам удалось в созданном молекулярном формирователе Зельды создать четвертую секцию силового каркаса звездных врат. Техники за это время успели собрать уже больше тридцати секций и теперь рядом с кораблем висел полукруг.

Еще недели три и можно будет приступить к монтажу оборудования на каркас звездных врат. Если не появятся новые проблемы то уже через три месяца врата будут готовы к своей активации.

— Неплохо получилось, — произнес я смотря на новенькую четвертую секцию которую наконец-то установили на ее место.

— Спасибо, старалась, — произнесла Зельда. — Думаю можно приспособить формирователь к созданию модульной космической станции. Как раз за три-четыре месяца каркас можно будет создать из обычного сплава. Всё необходимое есть в системе. А потом после запуска врат привезти необходимое оборудование для достройки.

— Идея хорошая, проработай ее и когда будет готова отправь мне. Если не будет мешать основной работе то почему бы и не сделать, — произнес я в ответ. — Через час тестирование новых квиш, если есть желание присоединяйся.

— Спасибо, обойдусь, — скривилась Зельда, — Не люблю я это все, — намекнула она на свою нелюбовь к экспериментам над животными.

— Кстати, я составил на досуге цепочку генетических коррекци которые позволят твоей репродуктивной системе заработать. Интересует? — спросил я как между прочим. Зельда же услышав мои слова замерла и медленно повернувшись ко мне посмотрела в глаза.

— Ты не шутишь? — спросила она, сколько надежды было в ее голосе словами не передать.

— С таким не шутят, пару лет и десяток коррекций и ты сможешь забеременеть и родить ребенка. — произнес я. На самом деле я разрабатывал процесс ее лечения больше полугода. Начал еще когда мы только летели сюда, но до конца полета не успел закончить и вот на днях новые симуляции показали девяносто процентную удачу, вот и решил я Зельду порадовать.

— Если, — произнесла она с придыханием, — Если у тебя все получится, то я сделаю для тебя что угодно, ты не представляешь что это для меня значит.

— Тогда приходи завтра с утра на первую коррекцию, закончи все дела в течении двух дней ты будешь недоступна. — произнес я и направился к новой партии квиш, к сожалению первые партии модернизированных квиш не удались, слишком они тупыми оказались и не могли выполнить простейшие операции стоило им лишиться прямого контроля, но сегодня была уже шестая партия и на нее мы полагали большие надежды.

— Готова? — спросил я у Кары когда пришел в медицинскую лабораторию.

— Да, Алекс, — ответила Кара и нажала кнопку активации новой партии квиш. По всему телу пошли судорги и они ожили. — Прямой контроль в норме, сейчас передам алгоритм прохождения тоннеля и обратно, — добавила она, — А теперь отключаем связь.

— Неплохо пошли, смотри на семнадцатую квишу, она явно чем-то отличается от остальных. Те идут строго по алгоритму, а эта решила обойти препятствия. — произнес я.

— Я немного усилила когнитивные функции мозга. Срок жизни уменьшился до пары суток, но уровень сообразительности на уровне зольдов, собственно схему организации мозга зольдов я и использовала. — произнесла Кара указывая на схеме на внесенные изменения.

— Слышали бы тебя производители зольдов сразу бы в суд подали бы, — усмехнулся я, — Хорошо, уже видно, что семнадцатый вариант лучше остальных. Заложи партию из сотни семнадцатых.

— Сделаю, — ответила Кара и приступила к работе.

Собрав данные по последней партии квиш я вернулся в свою мастерскую. Кара в свободное время доработала мою идею с модернизацией гипердвигателя фрегата. Чистый диолоний более не нужен был, хватало всего около четверти диолония, основу же нового типа проводника будет составлять горшит.

Он хоть и редок, но не настолько как диолоний. Вот и сейчас я создавал модель нового типа гипердвигателя с учетом нового типа проводника. Расчеты были обнадеживающие, но к реальным экспериментам я пока не спешил переходить, все таки фрегат это был единственный полноценный корабль помимо рейдера способный к к частым гиперпространственным прыжкам у нас. И лишиться страховки на случай поломки рейдера не хотелось.

Следующее утро я встретил в медицинском отсеке в ожидании Зельды. Та как мы и договорились уже в семь утра была на месте. Она передала часть своих обязанностей Каре, часть Грее и большую часть мне.

Мы не говорили друг другу не слову, Зельда настолько волновалась, что не могла ничего произнести, я же чувствовал ее состояние и решил не лезть со своими комментариями, а потому молча указал на медицинскую капсулу и через пять минут она уже заснула.

— Уверен, что стоит это делать? — спросила у меня Грея когда Зельда заснула.

— Да, я так еще крепче ее привяжу к себе. Ты сама видела насколько она прекрасный специалист, терять ее не хочеться. — произнес я.

— Не нравятся мне такие методы, но ты прав если правильно расшифровала ее эмоции она на все готова за возможность стать матерью. — произнесла Грея, — Кстати, я тут подумала и решила, после того как мы вернемся в безопасное место я хочу чтобы наша семья стала полноценной.

— Ты про детей? — спросил я у нее. К своему удивлению мысль о моих возможных детях не привела меня в ужас. Прислушавшись к себе я понял, что ничего против этого не имею.

— Да, — ответила Грея всматриваясь в меня, — Ты не представляешь какое облегчение, что ты не против, — все ясно считала мои поверхностные мысли и эмоции.

— Не красиво лазить по чужим головам, — дал я легкий щелбан по носу Греи усмехнувшись при этом.

— Так ты ведь не чужой? — произнесла Грея и обняла меня, — Спасибо тебе за то что ты появился у меня.

— Это тебе спасибо, — произнес я после чего поцеловал Грею, — Не думаю, что достиг бы такого без тебя.

— Может перестанете друг другу всякие глупости говорить? — произнес появившийся из ниоткуда Хэнк.

— Хэнк, — прошипела Грея.

— Полегче, — произнес Хэнк сделав пару шагов назад, — Я чего пришел к тебе, вызов не прошел из-за блокировки отсека, так что искин сообщил мне информацию. Наш разведывательный зонд вернулся. — Медицинский отсек я решил сделать полностью автономный на случай если когда-то повторится захват систем. Тут блокировались все каналы связи с остальной частью корабля, лишь проводной телефон соединял медицинский отсек с остальной частью корабля.

— Нашел что-то? — спросил я у Хэнка.

— Да, планета типа первого класса, пригодна для колонизации без предварительного планетоформирования. — ответил Хэнк, — У зонда кончался запас топлива, а потому в связи с необходимостью вернуться он провел лишь поверхностное сканирование основных показателей планеты и вернулся обратно к нам.

— Значит курортная планета, — удовлетворенно произнес я, — Любимая, как насчет того чтобы посетить планету?

— Я только за, ты не представляешь как я соскучилась по планетам, но ведь вместе мы не сможем. — произнесла Грея.

— Я пожалуй разведаю все там и построю бунгало в стиле гостиницы Боула, — произнес я, — Потом по очереди можно будет отдохнуть.

— Я правильно понял, что мне стоит готовиться к высадке на планету? — спросил у меня Хэнк.

— Верно, но не сейчас. — произнес я. — Данные о сканировании весьма поверхностны, слетаю на нашей невидимке и покружусь на орбите для того чтобы собрать больше данных, потом после возвращения можно будет организовать небольшой отдых по очереди для экипажа.

— Может подождем запуска врат и потом уже вдвоем слетаем на планету? — спросила у меня Грея, — Мне почему-то кажеться, что это будет правильно.

— Может и слетаем потом, а пока я просто проведу разведку. Ты сама знаешь, что невидимость на истребителе такая, что даже аграфские корабли могли через нее пробиться находясь впритык. Мне там ничего не сможет угрожать так как меня никто не увидит. — произнес я.

— Хорошо, — согласилась как-то легко со мной Грея. — Подыщи какую-то бухточку покрасивее.

Только через пять дней мне удалось выбраться на разведку. Сначала надо было дождаться когда выйдет из медицинской капсулы Зельда, потом убедится, что все прошло так как запланировано и никаких отклонений не обнаружилось.

После пришлось помочь в монтаже секций так как один из техников отравился тяжелыми металлами и пока его организм чистился в медицинской капсуле мне пришлось его заменить.

Потом еще сутки ушли на проверку новых квиш. После проверки все они были помещены в криосон и наконец-то на пятый день я покинул ангар фрегата. Разогнавшись я прыгнул по координатам которые доставил разведывательный зонд.

Сам зонд после дозаправки отправился в другом направлении продолжать картографирование и поиск планет пригодных для жизни. Все равно у него не стоит специальное оборудование для сканирования планет. А на истребитель я установил за эти дни все необходимые датчики.

На самом деле не столько то мне и требовалось лететь для разведки. Тоже оборудование можно было навесить и на зонд, но я чувствовал, что мне просто необходимо куда-то отправиться чтобы не сорваться случайно на ком-то.

Тогда четыре года назад до отправки я думал, что легко смогу пережить столь длительный полет, но это оказалось не так. Грея выступающая в роли психолога на борту провела оценку моей психологической устойчивости и она с нуля целых девяти десятых упала до нуля целых пяти десятых.

А это было уже не сильно хорошо. Считается, что у капитана корабля устойчивость должна быть не меньше семи десятых. При трех десятых гарантированы постоянные истерики и срывы.

И мне до такого было уже не так уж и далеко. Именно поэтому Грея не сильно и протестовала против моего желания отправиться в одиночку на разведывательную миссию.

Самым устойчивым на корабле оказалась как не странно Грея, но там большую роль сыграло то, что она псион и у нее из-за этого довольно гибок разум причем она его еще и контролировать может.

У хэнка тоже были небольшие проблемы из-за длительного полета, но их удалось решить взорвав пару астероидов. А вот мне просто требовалось побыть некоторое время одному и обдумать произошедшее с нами за последние дни. Был еще вариант доверится Грее и она бы смогла сама все поправить у меня в разуме, но меня такой вариант несколько смущал.

Расстояние до системы в которой зонд обнаружил планету первого класса было всего девяносто световых лет. На фрегате можно было преодолеть это расстояние за три дня, но на истребителе пришлось телепаться все шесть при этом с промежуточным выходом для сброса статики с корпуса.

Промежуточная система оказалась всего трех планетной и две из них были газовыми гигантами, а одна раскаленным до состояния магмы шариком вблизи звезды. Слишком приближаться к звезде я не стал и сбросив статический заряд вокруг одного из газового гиганта отправился к финальной точке своего путешествия.

Выход из гиперпространства получился как по учебнику. Отклонение от запланированной точки выхода всего пятнадцать километров, что в космических масштабах можно сказать ничтожное расстояние.

Сразу после остановки я отстрелил несколько внутрисистемных разведывательных спутников после чего направился в сторону четвертой из одиннадцати планеты в системе.

Уже на подлете стало понятным, что планета несколько меньше стандарта, всего около восьми тысяч километров в диаметре. Но гравитометр указывал на силу тяжести даже немного больше стандартной, что означало о более тяжелом ядре планеты.

Полностью остановившись на расстоянии пяти миллионов километров от планеты я сбросил последний спутник и тот приступил к тщательному сканированию пространства в радиусе пятидесяти миллионов километров.

Через час я убедился, что вблизи от планеты нет следов искусственного происхождения. Но вот поверхность самой планеты сканированию не поддалось. При этом оптические сенсоры без проблем передавали изображение планеты.

Приблизившись к орбите планеты я перезапустил сканирование сконцентрировав его на планете. Усиленный сигнал сканера на спутнике должен получить хоть какие-то данные.

Внезапно истребитель начал двигаться самостоятельно, я попробовал перехватить управление систем истребителя, но ничего не получалось, двигательная система истребителя просто перестала меня слушать.

Разведывательный спутник также включил двигатели и направился как и я в сторону планеты. Это меня начало пугать, а потому я решил сразу перейти к аварийному способу управлению и дернул рычаг отключения компьютерных систем истребителя. Через секунду передо мной поднялись рычаги ручного управления.

Я сразу же отключил двигатели и вновь перезапустил их. В этот раз управление истребителя вновь вернулось мне и я смог вывернуть его в обратную сторону. На всякий случай я включил форсаж чтобы побыстрее покинуть орбиту опасной планеты.

Первых тысяч сто километров мне удавалось удаляться от планеты, но с каждым мгновение несмотря на увеличивающуюся мощность двигателя скорость начала падать, а вскоре и вовсе истребитель стало затягивать в сторону планеты.

Мне ничего не оставалось кроме как врубить сигнал тревоги и катапультироваться из истребителя. Если через неделю я не вернусь, то за мной вышлют фрегат, а уж неделю и даже вдвое больше продержаться в скафандре в режиме экономии энергии можно без проблем.

После того как я удалился от постепенно ускоряющегося истребителя летящего в сторону планеты я включил двигатели на ботинках скафандра, но это оказалось моей ошибкой, если вначале после катапультирования я был полностью свободен, то после включения двигателя на ботинках меня так же как и истребитель ранее потянуло в сторону планеты.

Вот от такого мне хотелось плакать, я прекрасно понимал, что шансов спастись теперь у меня нет. Нет падение на поверхность планеты я еще могу пережить, все же на скафандре мощные щиты и у меня есть антигравитационный пояс.

Но даже если я выживу, то меня не спасут. Сенсоры не видят, что происходит на планете, а значит если мне повезет мне придется остаться жить до конца своих дней на планете.

Через час притягивание меня к планете завершилось, но выбраться я уже не мог так как оказался в верхних слоях атмосферы, если бы не щиты, то скорее всего я бы и сдох тут.

А так мне оставалось надеяться на автоматику скафандра, которая должна отреагировать при приближении на опасной скорости к поверхности планеты. Когда я уже мог сквозь забрало разглядеть на поверхности отдельно стоящие гигантские деревья начались новые проблемы.

Вначале вышла из строя система жизнеобеспечения скафандра. Следом отключилось вооружение, еще через пару мгновений отключился щит и тут мне стало страшно, что я банально разобьюсь от удара об поверхность планеты.

Через несколько десятков секунд когда я уже мог рассмотреть деревья отключилась демпферная система скафандра и я понял, что если ничего не сделаю то не доживу.

Включив принудительно антигравитационный пояс я сразу же врубил на полную мощность двигатели на скафандре. Но это мало что дало да удалось обнулить скорость, но в следующий момент двигатели перестали работать, а антигравитационный пояс и вовсе взорвался.

Когда я уже готовился проститься с жизнью двигатели вновь включились на пару секунд сбросив скорость, но при этом меня закружило и от перегрузки у меня перед глазами начало темнеть. Следом последовал сильнейший удар и я потерял сознание.

Жуткая боль пронеслась по всем клеткам моего тела. Громкий стон вырвавшийся из горла явно был слышен на большом расстоянии так что удивляться тому, что кто-то подошел ко мне было глупо.

С трудом открыв глаза я заметил над собой расплывающуюся в глазах морду монстра. От неожиданности я дернулся в сторону, но новый приступ боли заставил меня замереть на месте.

Но когда монстр открыл свою пасть я плюнул на боль и рванул изо всех сил в сторону. Но максимум что мне удалось это отодвинуться на пару сантиметров в сторону и то от накатившей боли я на пару мгновений потерял сознание.

А когда очнулся то удивился, что не съеден монстром и вообще этот монстр как-то нежно со мной обходится и положил нечто влажное мне на лоб. Ненормальность ситуации меня добила окончательно и я вновь потерял сознание.

Следующее мое пробуждение было гораздо лучше чем предыдущее. Боль практически не чувствовалась, но слабость была невероятная. Чтобы просто пошевелиться мне приходилось прикладывать просто невероятные усилия.

В этот раз в сознании я пробыл гораздо дольше, нейросеть работающая почему-то с сильными сбоями показала, что я был в сознании уже больше часа когда вокруг внезапно стало светлее и подул свежий ветерок, через пару секунд свет пропал и я вновь оказался в полутьме, но теперь на краю глаза я заметил того самого монстра которого я видел в прошлое свое пробуждение.

И теперь он уже не видел столь уж страшным, я не мог понять почему я его испугался в прошлый раз. Монстр представлял собой прямоходящего медведя только без шерсти и с семи палыми пальцами на руках.

Но самое удивительное было не в этом, а в том, что монстр был одет в одежду. да старую явно видавшую лучшие времена, но одежду причем судя выглядывающим в местах дыр тонким проводкам эта одежда когда-то была высокотехнлогичной. Так что зря я причислил монстра к животным он явно был разумным существом.

Что и подтвердили дальнейшие действия монстра. Он приподнял меня и облокотил спиной на большой камень. Теперь я мог оглядеться и понял, что нахожусь в какой-то пещере.

Следующее, что сделал мой сосед по пещере это кормление. Он достал из рюкзака сделанного из какого-то растения кривой глинянный сосуд и такой же кривой ложкой начал кормить меня. Сперва я взял в рот первую порцию и направил часть нанитов нейросети на анализ еды, оставалось их весьма мало и следовало экономить пока нанофабрика не перезапуститься после непонятного сбоя.

Оказалось, что она хоть и не сильно подходит мне и усваиваться будет в лучшем случае процентов на десять, но есть можно. Так что я проглотил первую порцию, а следом и вторую.

Монстр, хотя какой он монстр, но я не знал как его называть, после того как покормил меня принялся за еду и сам. Вот только в отличии от непонятного варева которым он накормил меня он ел свежее сырое мясо. Как мне показалось это была огромная клешня чего-то крабоподобного.

После еды лысый медведь вновь подошел ко мне, но уже с куском коры от дерева и углем в руках. Что именно он хотел от меня стало сразу понятным, в базах знаний которые я выучил во время полета в эту часть галактике были и по первому контакту с другими видами разумных.

И если другой вид разумных обладал письменностью то налаживание контакта сильно упрощалось. Первым делом на коре мы решили начать с универсальной величины для всей вселенной, а именно с математики.

Уже через полчаса удалось выяснить, что вид моего нового знакомого вместо привычной для человека десятичной системы счета использует четырнадцатиричную, но это было понятно почему. Пальцев то оказалось у них четырнадцать на руках.

Кстати сами руки были непривычными для меня. У него было два больших пальца и располагались они с двух сторон ладони. Остальные пять пальцев были привычными для человека. Сразу было видно, что хват рук у этого вида разумных был гораздо крепче чем у человека.

В первый раз мы закончили обмениваться математическими данными уже на основах высшей математики. И я и монстр были довольны тем, что мы оказались довольно разумными и развитыми.

Но после пары часов общения с лысым медведем мой организм вновь стал подавать сигналы о том, что с ним не все впорядке. Нейросеть за прошедшее время практически восстановила свою работоспособность и проводила экстренный ремонт нанофабрики для того чтобы восстановить количество нанитов которые сейчас было всего около десяти процентов от изначального.

Мое спальное место представляло собой шкуру какого-то животного, она была довольно мягкой и я устроился в ней с относительным удобством. Конечно до уровня спальной капсулы или хотя бы кровати производства Содружества тут было очень далеко, но и не на голом ведь камне спать, тем более в таком поганом состоянии.

Стоило мне прикрыть глаза как сразу перед взором стали возникать картинки последних пяти лет которые привели меня сюда на эту чертовую планету. Жаль, что я не помнил как именно тут очутился, последние воспоминания были о том, что один из разведывательных зондов сообщил о планете пригодной для жизни человека без каких либо дополнительных условий, а дальше в моих воспоминаниях полная пустота.

Глава 4

Очередное пробуждение было вызвано тем, что моему организму срочно требовалось избавиться от ранее съеденного. Мой организм не воспринимал нормально пищу и смог поглотить всего около десяти процентов питательных веществ и теперь оставшиеся девяносто просились наружу.

К счастью в этот раз я не чувствовал себя бессильной развалиной и смог даже доползти на четвереньках к выходу из пещеры который перегораживал какая-то шкура убитого животного.

Собравшись с силами мне удалось выбраться наружу. Практически сразу по рецепторам в носу ударил умопомрачающий запах свежести. Ничего подобного я не чувствовал уже очень давно.

Лишь очередной позыв освободить кишечник выдернул меня из созерцания природы вокруг. Вход в пещеру был окружен лиственными деревьями которые вздымались вверх на несколько сотен метров. Воздух помимо запахов был наполнен большим количеством звуков ночных обитателей леса, честно говоря только сейчас я понял насколько соскучился по природе со своими вечными путешествиями на борту космических кораблей.

Справа от входа в пещеру был огорожен ветками небольшой пятачок. С той стороны слышалось журчание воды. Именно туда я и пополз, интуиция меня не подвела и в том месте протекал горный ручей и именно там судя по деревянной платформе из веток с дырой по центру находился импровизированный туалет.

Кажется я немного переоценил свои силы и забраться на деревянную платформу мне удалось с трудом. Сделав все свои дела я едва ли не скатился с платформы вниз, сил на возвращение не было, а потому перевернувшись на спину я решил отдохнуть.

Звездное небо было в разы ярче чем на Земле. А все из более плотного расположения звездных систем по сравнению с местоположением Земли. Из-за этого несмотря на ночь вокруг было относительно видно.

Полчаса спустя я наконец-то почувствовал, что силы вновь вернулись ко мне и я отправился в обратную дорогу. Едва я выполз из огороженного закутка как со стороны леса я услышал движение.

Быстро повернувшись в сторону звука я увидел лишь черное тело метнувшееся в мою сторону. Прореагировать я просто не успевал да и сил на резкие движения не было.

Я уже приготовился получить удар как раздался какой-то шорох и через мгновение на всю округу разнесся жуткий рев в котором чувствовалась боль. Присмотревшись в сторону источника звука я увидел второе тело которое в данный было над первым и вгрызалось в шею.

Не сразу до меня дошло, что второе тело это был мой знакомец из пещеры. Вспоминая события с момента своего пробуждения я понял, что в пещере я был один хотя ложились спать мы вместе.

Видимо мой сосед во время моего сна куда-то отошел и сейчас возвращаясь домой заметил атаковавшего меня зверя после чего и сам напал на него. Кстати в этот раз мой сосед был полностью голым.

Борьба со зверем продлилась не больше минуты, после чего победитель встал на ноги и направился сначала в мою сторону, но увидев, что со мной все впорядке пошел в закуток откуда вскоре услышал всплески воды.

Через пять минут из закутка он вышел уже отмытый от крови животного и в своем рваном комбинезоне. И как мне кажется я догадался почему он был голым, скорее всего комбинезон его единственная одежда и он старается ее беречь и на вылазки ходит голым.

Добравшись до входа в пещеру я смог подтягиваясь на камнях сесть облокотившись на скалу. Спать мне несмотря на усталость не хотелось, а потому я решил понаблюдать за своим соседом.

Тот зашел на пару минут в пещеру и вскоре вышел оттуда с несколькими ножами сделанными судя по всему из обломков металлолома. На одном из больших кинжалов виднелась даже полвина надписи на неизвестном языке.

Лысый медведь приступил к разделки зверя которого он только что убил. Это оказался какой-то мутант, он был похож на смесь паука и обезьяны с головой волка. Такой себе своеобразный кентавр был.

Толи животный мир на этой планете настолько непривычен, толи это результат чьих-то экспериментов. Но сходу точнее не сказать необходимо было проанализировать несколько местных животных.

Часа через три стало гораздо светлее, к этому моменту мой сосед закончил разделку и теперь начал жарить мясо для меня. Сам он съел пару кусков сырого мяса, но судя по всему оно было ему не по вкусу.

Когда солнце поднялось выше и и показалось над наше скалой мясо было уже готово. Так что когда сосед предложил присоединится к нему к завтраку я не отказался и придерживаясь за скалу поднялся на свои ноги. Пусть и с трудом, но мне удалось удержаться и направился медленно к бревнам которые служили лавкой моему соседу.

Мясо химеры оказалось немного противным на вкус, но вот анализ проведенный во рту наноботами меня удивил. Мясо этой страхолюдной твари было полезным для меня.

Усвоение было раза в три лучше чем с той похлебкой которой меня накормил сосед в прошлый раз. Правда был и побочный эффект в виде стояка, мой сосед это сразу заметил несмотря на мои попытки это скрыть, но комбинезон висящий как тряпка на мне не позволили это сделать.

Мясо на моего соседа действовало аналогичным образом, но он явно знал об этом эффекте, потому что достал какой-то большой фрукт из которого он сделал кувшин и открыв пробку выпил. Бугор на его штанах сразу спал.

Эту же жидкость он дал выпить и мне. Как оказалось по своим свойствам она была сильным анестетиком, я практически сразу перестал ощущать все свое тело. В том числе и свой член который довольно быстро спал.

Благодаря этой же жидкости я смог нормально встать на ноги не чувствуя своей слабости. Сделав пару движений из разминки я понял, что пока рано мне начинать физические упражнения из-за закружившейся головы.

Вернувшись на бревно я заметил, что мой сосед притащил стопку высушенной коры и выгреб из потухшего костра угли. Ну что же второе занятие можно считать открытым.

В этот раз мы перешли с математики на письменность. Вначале мой сосед который назвал себе Кхоргитаром ревел на своем языке слово, потом писал его на коре и после показывал что это такое.

Благодаря генетической коррекции и нейросети моя память была практически идеальная, так что в течении пяти часов мы продвинулись в изучении языка друг друга весьма неплохо и знали как называются все предметы вокруг нас.

Мой лингвоанализатор который шел в комплекте с базой знаний по первому контакту сообщил, что набрано уже не меньше половины данных для составления простой базы языка Кхоргитара.

Правда была одна существенная проблема, я с трудом мог выговаривать слова на его языке из-за разности наших голосовых аппаратов, а он наоборот не мог нормально говорить на интергалакте, разве что шепотом стараясь не напрягать голосовые связки у него получалось произнести хоть что-то что можно распознать.

Именно поэтому мы хоть и изучали как звучат те или иные слова на наших языках, но предпочитали если это требуется общаться письменно. Письменный язык Кхоргитара был чем-то схож с иероглифами с Земли.

Но были и различия. Так один иероглиф значил одно слово, но были и более простые иероглифы которые добавлялись либо спереди либо сзади. При их наличии смысл слов мог меняться кардинально, пока тонкости понять было сложно, а потому в основном мы общались на интергалакте, этот язык был универсальным в Содружестве, над ним работали очень долго чтобы он был прост в изучении и понимании.

— Кхоргитар, где ты меня нашел? — спросил я у него написав углем на коре.

— Глаза, идти, — коротко он ответил двумя словами на интергалакте. Понять смысл его слов было не сложно, он скорее всего имел в виду, что покажет.

— Где мы находимся? — спросил я у него.

Вместо ответа он просто нарисовал звезду и одиннадцать планет указав на четверту. Сам он после этого ткнул себя в грудь и нарисовал нечто похожее на корабль и то как он прилетел на планету.

Судя по рисунку его корабль взорвался и он оказался тут. Следующий рисунок был про меня, про то как он охотился и услышал взрыв. Подбежав он нашел меня после чего притащил сюда.

Из его рисунков не намного понятней стало, что со мной произошло. Единственное что можно сказать с уверенностью это то что Кхоргитар как и я не являемся местными жителями.

Он прибыл на космическом корабле сюда, но видимо у него произошла какая-то авария и он застрял тут на планете. Что со мной произошло непонятно, но скорее всего тоже нечто подобное. Проблема была в том, что я не помню как я тут оказался.

После продолжительного урока по ознакомлению с языками наших видов мы вновь перекусили мясом химеры и вновь пришлось выпить ту непонятную жидкость. После Кхоргитар принес пластиковую канистру с чем-то бело желтым и выпив пару глотков предложил мне.

Анализ жидкости во рту показал, что это концентрированная питательная смесь, скорее всего это было молоко какого-то животного. Несмотря на то, что оно не сильно подходило моему организму мне хватило всего пять глотков чтобы покрыть все потребности организма.

— Что это? — спросил я у Кхоргитара.

— М, — попытался придумать как объяснить он, но потом плюнул и нарисовал какого-то слизняка у которого из ран течет эта жидкость.

— Ясно, — произнес я немного скривишись от пояснения. Все же одно дело молоко животного и другое дело непонятная жидкость из тела какого-то монстра, — Спасибо, — попытался я поблагодарить его на языке его вида. Но в результате я только раскашлялся от чего Кхоргитар лишь рассмеялся.

После обеда я почувствовал сонливость, а потому перебрался обратно в пещеру где и завалился спать. Сон пришел едва ли не моментально, оказалось за прошедшее время я довольно сильно устал.

Проснулся я вновь от позывов организма избавится от лишнего. В этот раз я смог добраться до туалета уже стоя на ногах пусть и придерживаясь сначала скалы, а потом и ограды отхожего места.

Судя по относительной темноте сейчас вновь была ночь. Вернувшись в пещеру я увидел и Кхоргитара который сейчас не спал и внимательно следил за входом прислушиваясь к окружающему миру, что из-за движения ушей выглядело забавно.

Но стоило мне лечь на выделенное мне место как он сразу же погрузился в сон. Видимо у моего соседа был довольно чуткий слух и он сразу проснулся стоило мне выйти из пещеры.

В этот раз сон не шел ко мне. Казалось, что я выспался на несколько дней вперед. Мысли вяло текущие через сознание все были сконцентрированы на том как я тут оказался и как мне выбраться.

Судя по Кхоргитару это может быть не так уж и просто. Насколько давно он находится на этой планете я не спрашивал, но судя по тому, что пещера довольно сильно окультурена то никак не меньше пары месяцев. Через пару часов меня все же одолел сон.

В этот раз я проснулся уже от резкого запаха расплавленного пластика. Спать в таких условиях было невозможно, а потому я сразу встал и выбрался наружу. Кхоргитар в данный момент развел небольшой костер и плавил куски сломанного пластика после чего заливал свои ножи делая таким образом ручки для них.

Мои домыслы о чуткости слуха были сразу же подтверждены, стоило мне выйти из пещеры как он сразу повернулся ко мне и кивнул своей рукой чтобы я подошел к нему.

— Тебе, — написал на земле своим ножом он и передал мне самодельный почти полуметровый кинжал с пластиковой ручкой. Хотя скорее это был короткий клинок чем кинжал. Что интересно ручка была анатомической и как раз под мою руку.

— Спасибо, — ответил я сделав несколько движений с мечом. Вчерашней слабости не было и в помине, но и полным сил себя я не чувствовал. Так что я смог сделать пару простеньких выпадов и проверить центровку своего орудия. И она была далеко не идеальная, все таки это был самодельный клинок из какого-то металлолома, но в принципе работать им было можно.

— Идем, — написал он после чего встал с бревна оставив три своих ножа остывать. С собой он взял такой же короткий клинок, но под свою руку.

Стоило нам зайти под деревья как сразу наступила почти полная тьма вокруг. Ветви деревьев полностью перекрывали доступ света к своему основанию из-за этого между деревьями было довольно свободно, растения не сильно любят расти без света.

Минут через десять мы дошли до ориентира понятного только Кхоргитару, после чего он достал свой клинок и начал им копать у корней одного из деревьев. Оказалось под нами был не грунт, а толстый слой полугниющей лиственной массы, минуты две спустя Кхоргитар прекратил копать и достал из получившейся ямы какого-то слизняка кулака в два размером.

Сделав надрез с одной стороны он на моих глазах начал выдавливать беложелтую жидкость из него прямо себе в пасть. Судя по всему та жидкость которую он вчера мне дал в канистре и была добыта из таких слизняков.

Похлопав себя по животу Кхоргитар указал на место между другими корнями того же дерева и показал жестами, чтобы я там копал. Кажется я понял, что делал он, он учил меня тому как можно прокормить себя без особого труда в здешних условиях.

Через пять минут я достал из ямы слизняка вдвое больше чем у Кхоргитара. Хоть мне было и не сильно приятно его брать голыми руками, но я прекрасно понимал, что это просто необходимо.

Надрезав с одной стороны слизняка я выпил жидкость из него. Голод начавший просыпаться к этому моменту был удовлетворен практически моментально. Я уже хотел отбросить шкурку слизняка в сторону, но Кхоргитар остановил меня и показал, что шкурки стоит беречь после чего положил мою к себе в карман.

После того как мы подкрепились мы выдинулись в обратную сторону, но немного другим путем и вскоре наткнулись на какое-то паразитическое растение которое обвило один из стволов деревьев.

На стебле этого растения росли какие фиолетовые сферы размером с грецкий орех. Вот их и начал собирать Кхоргитар в карман на своей груди. Как мне кажется изначально этот карман использовался для какого-то оборудования и он был довольно вместительный.

Закончив со сборами мы направились далее и через пару сотен метров вышли к дереву вокруг которого было множество следов от огня. Кхоргитар достал один из своих ножей после чего достал шкурку слизняка и фиолетовую хрень.

Что он хотел сделать я не понимал, пока не увидел дымок с того места где сок из фиолетовой хрени соприкасался со шкуркой слизняка. А через минуты три и вовсе появился огонек который сразу стал поддерживать сухими листьями из верхнего слоя мой сосед.

Через полчаса вокруг дерева полыхал костер создавая слегка зеленый дым. Только после этого Кхоргитар перепрыгнул огонь и полез по дереву к небольшим отверстиям на высоте пары метров.

Из этих отверстий о стал одной рукой вытаскивать каких-то насекомых размером в сантиметров пять и прятать к себе в карман. Набарв полный карман он спрыгнул с дерева и вновь перепрыгнув костер подошел ко мне.

— Больно? Ешь, — показал он на свой живот, голову, руки и ноги Кхоргитар после чего написал угольком на коре соседнего дерева свои слова.

— Лекарство? — спросил я у него рисуя рисунок как от того как я съел насекомое мне лежачий я встал наноги.

— Да, — коротко ответил Кхоргитар и повел меня к пещере предварительно съев пару насекомых после чего дал и мне пяток.

Откусив часть насекомого я сразу направил оставшихся нанитов на анализ. И вот теперь я был шоке от результата анализа. Вещества из которых состоит насекомое ускоряли клеточную регенерацию в десять раз.

Вот так просто, съел насекомое и скорость регенерации после того как переварится в желудке часть насекомого усилиться на некоторое время. Я с уважением посмотрел на впереди идущего Кхоргитара, чтобы выяснить подобные факты на незнакомой планете надо провести десятки или сотни экспериментов.

Даже если отбросить в сторону лечебных насекомых то возможность получить огонь смешав сок плодов растения паразита и шкурку слизняка многого стоила. Судя по всему со роком который провел тут Кхоргитар я ошибся, он на этой планете не месяца находится, скорее всего он тут года живет.

После возвращения к пещере Кхоргитар достал новую чистую кору и начал на ней рисовать периодически вставляя знакомые ему слова из интергалакта. Спустя десять минут он передал исписанную кору мне.

Если вкратце резюмировать содержимое, то Кхоргитару необходимо отлучится на несколько недель и меня взять с собой он из-за моей слабости не может. Он и так из-за моего появления отложил свое путешествие на восемь дней и теперь ему надо позарез идти к судя по всему останкам его корабля.

Сегодня же он показывал мне как добыть пропитание даже в моем хреновом состоянии для того чтобы я смог дожить до его возвращения. Хоть мне и не хотелось чтобы единственный мне знакомый разумный тут в округе уходил, но я прекрасно понимал, что не имею морального права его задерживать, он и так сделал многое и выходил меня.

Убедившись, что я понял его объяснения Кхоргитар разделся после чего закрепил на своем теле кожаную сбрую в которую поместил два ножа и свой меч. После этого на спину он закрепил канистру с жидкостью из слизняков и не прощаясь убежал.

Я же решил сделать себе некоторый запас слизняков для того чтобы было чем питаться когда закончится зажаренное мясо Кхоргитаром. Благодаря нейросети я смог без проблем добраться до дерева к которому мы вначале пришли.

Используя клинок как лопату я начал раскопки и всего за полчаса добыл десяток слизняков которых сложил в снятый комбинезон, стеснятся тут было некого, а потому можно и использовать одежду в качестве сумки, а самому побегать голяком.

Добравшись к растению паразиту я переложил живых слизняков в одну штанину и связал так чтобы они не смогли расползтись, а во вторую набрал пару десятков фиолетовых хреней с его стебля.

Идти за лекарственными насекомыми я не захотел так как тратить время на новый костер мне было откровенно говоря лень. А потому сразу же направился обратно к пещере.

Сложив добытое внутри пещеры я решил сполоснуться и зашел в закуток в котором тек ручей. В прошлые разы я не заметил, что немного выше моего роста стояла металлическая банка литра на три.

Судя по всему Кхоргитар использовал эту банку как черпак для того чтобы ополоснуть себя. Вот и я решил использовать ее для того. Набрав воду в ручье я стал аккуратно мыться используя песок в качестве мыла.

Через десять минут продрогший от холодной воды я занимался уже раздуванием огня из углей. Наконец-то спустя пару минут из углей поднялся сначала один огонек который весело подхватил тонкие сухие веточки, а когда уже они разгорелись я подбросил и более крупные дрова от чего вскоре загорелся полноценный костер.

Перекусив мясом от которого опять появился стояк, хорошо еще, что нейросеть вышла на рабочий режим и смогла подавить гормональный всплеска из-за чего все быстро прошло, я лег вдоль бревна со стороны костра и стал думать о том что же мне делать. То что мне необходимо дождаться Кхоргитара это факт.

Вдвоем выбраться отсюда нам будет гораздо проще чем поодиночке, да и судя по всему он знает что тут и к чему. А значит сейчас мне главное прожить эти две недели пока не вернется он сюда.

Судя по первой ночи которую я помню в темное время суток тут бывают какие-то хищники и их размер говорит о том, что они с легкостью могут сожрать меня, а значит необходимо было как-то себя обезопасить от проникновения хищника ночью в пещеры.

Мне правда было непонятно почему Кхоргитар спал спокойно по ночам в пещере не переживая, что сюда могут проникнуть хищники. Но это может быть из-за чуткого сна от чего он был уверен, что проснется до нападения.

Но я так рисковать не могу, а потому необходимо было что-то придумать для ночного времени. После пары часов отдыха я вернулся в пещеру и отрезал кусок шкуры от своей лежки и сделал из нее подобие сбруи с простенькими ножнами для клинка.

Повесив на спине клинок я мог не опасаться порезаться случайно, а потому со спокойной душой направился к деревьям которые несли на себе следы знакомства с топором или точнее клинком.

На высоте трех десятков метров начинались ветки деревьев и принятые мною ранее бревна вокруг костра на самом деле были ветками с этого дерева. Сколько времени на рубку потратил Кхоргитар мне даже сложно представить.

Стволы же деревьев были просто невероятно огромны, в диаметре некоторые были не меньше метров десяти, а то и больше, но в основном деревья были около пяти семи метров в диаметре.

Подойдя к дереву я видел, что в коре были вырублены ступени по которым можно было подняться вверх. Правда сделаны они были не под мои габариты, а под габариты Кхоргитара который был в полтора раза выше меня, да и размах рук у него был гораздо больше.

Но даже так пусть с небольшими неудобствами, но я смог добраться до уровня на котором начинались ветки. Нижняя ветка была у ствола диаметром в полметра, так что я относительно спокойно на ней расположился и стал осторожно двигаться в сторону более тонких ветвей.

В метрах семи от основного ствола ветка становилась гораздо тоньше, всего сантиметров двадцать в диаметре. Именно тут я и остановился чтобы не рисковать свалиться вниз.

Перекрутив сбрую так чтобы клинок оказался спереди я достал его и приступил к работе, а именно к рубке веток исходящих от той на которой я сижу. В основном это были ветки толщиной в десяток сантиметров у основания, но были и потоньше.

С первой веткой я расправился не самым острым клинком за три минуты после чего та провисла на своих соседях. Пришлось немного сместится в сторону и подрубить соседнюю, только после этого обе ветки упали вниз.

Всего за два часа работы я срубил около двух десятков веток прежде чем полностью выдохнулся, причем настолько, что пришлось отдыхать прямо там вверху прежде чем накопились силы для спуска.

После спуска прямо на месте я стал срубать с веток все лишнее. В итоге получилось три десятка палок длинной около двух с половиной метров. Перетаскав все к пещере я приступил к сооружению решетки которой собирался перегораживать на ночь вход в пещеру.

Проще всего было вначале при помощи тонких веток связать квадратную раму, а уже потом подняв ее на место прохода приступить к привязке остальных веток с небольшими промежутками.

Эти действия окончательно выпили из меня все силы. Я даже съел пару насекомых для того чтобы ускорившаяся регенерация убрала последствия усталости, только благодаря этому мне удалось к тому моменту когда солнце начало прятаться за горизонт закончить свое сооружение.

Выпив одного из слизняков я изнутри при помощи рычагов и веревок сплетенных из тонких веток закрепил решетку с внешней стороны. Теперь если зверь не обладает разумом ему будет непросто добраться до меня.

Больше ни на что у меня не хватило сил, а потому я сразу завалился спать. Проснулся я уже на следующее утро от сигнала нейросети о том, что нанофабрика была восстановлена и теперь можно было восстановить количество нанитов в организме.

Но тут возникла новая загвоздка, обычно для создания нанитов нейросеть использует металлы которые специально вводятся в организм в медицинской капсуле во время любого лечения или даже просто нахождения.

Был способ переработки клеток организма в наниты, но такие были не сильно устойчивы и быстро выходили из строя. Ну и третий способ это съесть необходимые материалы и уже в желудке наниты начнут разложение материалов и их транспортировку к нанофабрике где и появятся новые наниты.

Собственно именно это и требовалось мне сделать. Но правильных материалов мне не найти тут. Можно использовать любой металл, да наниты будут хуже, но лучше чем полученные из органики. Проблема была в том, что из металла у меня был только мой клинок и есть его я не собирался.

А потому убедившись, что снаружи спокойно я разблокировал проход и когда в пещере стало светлее приступил к поискам запаса металлов Кхоргитара, он ведь из чего-то делал клинки.

Как оказалось я был прав. Недалеко от спального места моего соседа по пещере обнаружилось углубление в котором лежал различный лом. Из увиденного лома я даже кое-что узнал, это был разорванный пополам лист грудной брони с моего скафандра, остальной металл не имел отношения ко мне и скорее всего был с корабля Кхоргитара.

Поочередно засовывая куски металла в рот я ждал пока наниты проанализируют их. Мне надо было выбрать лучший вариант. Как оказалось лучше всего подходил лист металла толщиной меньше миллиметра при это по крепости и жесткости металл мало чем уступал куску моей брони со скафандра.

Откусить или как-то еще отделить кусок металла у меня не получилось. Так что я перенаправил нанитов на расщепление металла прямо у меня во рту. Не самые приятные ощущения, но мне много металла не требовалось.

Спустя час нейросеть показала полную загрузку нанофабрики и я вытащил гадость изо рта. Визуально часть листа металла которая была во рту практически не изменилась, разве что стала еще более тонкой.

Выпив очередного слизняка я взял его шкурку и фиолетовый орех с которыми выбрался наружу. Раздавив клинком орех я дождался когда пойдет химическая реакция и начал подбрасывать ветки в появившийся огонь. После того как огонь стал гореть вполне уверенно я вернулся к мелким веткам которые пооставлял под деревом и перетаскал к костру разложив так чтобы они подсохли пока горит огонь.

Оставив гореть костер я отправился за лечебными насекомыми, слишком они мне понравились. Чтобы не использовать ограниченный запас шкурок слизняков и фиолетовых орехов я прихватил с собой горящую ветку.

По пути к тому дереву она понятное дело потухла, но угольки продолжали краснеть. Так что распалить костер из старых листьев большой проблемой не стало. На всякий случай подождал пока костер вокруг пятиметрового в диаметре дерева перегорит после чего полез к дырам из которых вчера вытаскивал насекомых Кхоргитар.

Всего я набрал три десятка насекомых. Кстати оказалось, что дым действует на них как яд они впадают в своеобразную кому чтобы пережить его действие. Сколько она длиться сама по себе я не знаю, но когда вчера вечером я решил помыть их перед употребление после воды они стали оживать и мне пришлось съесть их до того как они полностью оживут.

А вот те которых я не мыл до сих пор были в оцепеневшем состоянии. Так что хранить этих целительных жучков придется в немытом состоянии и есть такими же. По дороге обратно к пещере я съел парочку новых насекомых и практически сразу почувствовал как легкая усталость стала исчезать.

Правда одновременно начал просыпаться и аппетит, после возвращения пришлось выпить еще одного слизняка. Немного отдохнув я приступил к созданию своеобразного рюкзака из тонких веток.

В детстве когда я был в гостях у прадеда в селе он как-то показывал как плетут корзины, коробы, лапти. Я не все помню, но основной принцип мне был знаком. Так что методом проб и ошибок я приступил к плетению.

В тот день у меня так ничего и не получилось кроме половика из веток который я уложил под шкуру на которой спал. Получилось не сильно комфортная вещь, но лучше иметь дополнительную подкладку между телом и камнями во время сна.

На следующий день после завтрака я сразу отправился за новой порцией слизняков. В этот раз я набрал их с хорошим запасом, их должно было хватить на несколько суток точно.

После обеда я вернулся в вчерашней деятельности и приступил к плетению из веток. В этот получилось нечто похожее на нормальную корзину, да кривовато, но уже способную выполнять свои функции.

Так и потекли довольно однообразные дни в ожидании возвращения Кхоргитара. К концу первой недели мне удалось сплести почти ровной цилиндрической формы короб который при помощи также сплетенных ручек одевался на спину. С внутренней стороны ручки я отделал шкурой с шерстью. Благодоря этому они не сильно резали плечи когда одевал на спину короб.

Так бы скучно и прошли две неделе, но к середине второй недели начался дождь. Хотя назвать этот дождь просто дождем это сильно преуменьшить. Видимость упала практически до нуля и я не рисковал высовываться из пещеры.

Потоки вод падающие с неба организовали буквально за пару часов настоящую реку в паре метров от входа. Получалось так что вода со скал широким потоком стекала, словно я оказался за водопадом.

Постепенно уровень воды вокруг пещеры начал подниматься и через три дня кромка воды добралась и до входа. И это мне очень сильно не нравилось, все таки я надеялся, что из-за того, что пещера находилась на возвышенности ее не затопит, но это оказалось не так.

Только на пятый день когда в пещере было по пояс воды дождь прекратился и утром вышло солнце. Выплыв наружу я увидел что везде где я мог кинуть взгляд была вода на поверхности которой плавали старые листья.

Уровень воды был на высоте двух, двух с половиной метров от уровня листьев который ранее был. Это был просто какой-то пи**ец, с трудом выбравшись на скалу я впервые за два дня смог высохнуть.

Если подобные ливни тут регулярны, то мне становиться страшно от этого. К середине дня уровень воды начал падать постепенно. Все это время я просидел на скале греясь на солнышке, заболеть мне не грозило из-за вируса который мне вколол профессор, но все равно находится в воде столь долгое время было не сильно приятно.

К вечеру уровень воды упал настолько, что вход пещеры оказался вновь на суше. Больше бездельничать было нельзя и я вернулся в пещеру для того чтобы убрать оставшиеся лужи.

К полуночи луж внутри не осталось, но было все равно очень сыро. Хорошо еще, что припасы я додумался переместить повыше под потолок пещеры и они от воды не пострадали. Но вот шкура на которой я спал ранее представляла из себя мокрую вонючую шерстяную тряпку которую необходимо было просушить завтра.

Следующие два дня я занимался тем, что устранял последствия потопа. Самой большой потерей была платформа в туалете и его ограждения вместе с трехлитровой банкой. Все это смыло куда-то далеко.

Так же уплыли и бревна которые лежали ранее вокруг костра. А вот моя решетка осталась на месте так как была закреплена веревками из тонких веток. Солнце после долгого ливня стало как-то жарче, температура воздуха тоже поднялась весьма значительно.

Если раньше по ощущениям было около двадцати градусов, то сейчас было уже около тридцати пяти. Не знаю из-за солнца или из-за чего-то еще, но вода к третьему дню после окончания дождя исчезла.

А на окраине леса куда все-таки доставали солнечные лучи буйно из под старого слоя гнилых листьев которые не смогла унести даже вода начали расти различные растения.

Наконец-то к концу семнадцатого дня я заметил движение рядом с выросшими кустами у кромки леса. Сразу повернувшись в ту сторону я увидел Кхоргитара.

Он устало хромая подошел к пещере и скинув большой рюкзак из неизвестной ткани сел на землю откинувшись к стене скалы. Я молча достал одного из последних слизняков и передал ему.

— Как и в прошлый раз с трудом пробился к кораблю, — произнес шепотом Кхоргитар на смеси интергалакта и своего языка. Мой лингвистический анализатор словно ожидал этого и выдал, что первичный анализ языка завершен и сейчас доступен синхронный перевод, а когда наберется больше база слов можно будет составить и базу знаний.

— Трудности какие-то? — спросил я на языке Кхоргитара, от тех гортанных звуков у меня в горле запершило, но вроде бы получилось.

— Да, монстры мутирующие от утечки в реакторе. — произнес он, — У тебя уже лучше говорить получается, тренировался?

— Когда начался потоп мне больше нечем заниматься было, — произнес я.

— Еще и сезон дождей, я надеялся успеть вернуться до него, но не судьба, пришлось на дереве переждать. — произнес он.

— Что за утечка? Радиация? — спросил я у него.

— Не только, помимо того, что реактор треснул вытек еще и охладитель из системы, очень токсичное вещество. — произнес Кхоргитар сопровождая непонятные мне слова рисунками тем самым увеличивая базу слов.

— Отремонтировать корабль невозможно? — спросил я у него.

— Нет, вся электронника за пределами тела не работает. У меня в рабочем состоянии остались лишь биокомпьютер вшитый в руку работающий от биоэлектричества. — произнес он.

— Что это вообще за планета? Последнее, что я помню это как разведывательный зонд вернулся к нам и сообщил о том, что нашел пригодную для жизни планету. А дальше в памяти нет ничего. — спросил я у Кхоргитара.

— У меня память восстановилась через два годовых цикла. — «обнадежил» меня он, — Первые пару недель я и вовсе провел как зверь. Мой вид при повреждениях мозга впадает в своеобразную спячку пытаясь восстановить повреждения. Если в таком виде разбудить, то мы начинаем вести себя как звери отдаваясь во власть инстинктов. Как мне кажеться только это и позволило мне выжить. Не уберись я от разбившегося корабля подальше сдох бы от лучевой болезни и химического отравления. Что касается планеты, — тут он задумался и поднял свою руку через секунду на его коже проступило изображение какого-то представителя его вида, только более утонченного. — Пять лет назад после увольнения по ранению из армии я поступил на службу во флот дальней разведки, археологи смогли на одной из планет с древними развалинами неизвестного вида обнаружить звездную карту. И эта планета была там, согласно информации археологов это был сад. Всего подобных планет было на карте больше сотни и ко всем отправить исследователей не было возможности. К этой отправили меня вместе с моей командой.

— Остальные не выжили? — спросил я у него.

— Да, после того как мы добрались к этой системе мы оставили корабль на орбите и сев в челнок попытались добраться до поверхности, но стоило удалиться от корабля на пару нид, — тут мы сделали паузу и выяснили сколько это одна нида. Оказалось одна нида это примерно километров семь. — Как челнок потерял управление и начал с ускорением направляться к планете. Следом с нами связались дежурные с корабля, корабль тоже отправился вслед за нами. Я плохо помню что случилось позже, но очнулся я когда жрал сердце хищника разорванного моими руками. Как я оказался там воспоминаний у меня не было. Последнее, что я помнил это как будил свой экипаж из анабиоза когда оставалось не больше недели пути до этой планеты. И только год назад у меня восстановилась память о той неделе. У тебя может быть это произойдет быстрее, ты все же другой разумный вид.

— Ты как-то спокойно отнесся ко мне. Ты уже раньше встречал людей? — спросил я у него.

— Таких как ты нет, но похожих встречал. Я двадцать лет воевал против крулов. Ты очень похож на них, за одного из крулов я и принял тебя изначально, только какого-то мутанта. Но потом рассмотрев твое тело понял, что ошибся. У тебя всего один член, кожа другого цвета и намного нежнее. Нет узоров на коже показывающих клан из которого вышел крул. Ну и главное у тебя пятипалые конечности тогда как у крулов как и у нас семь. — произнес Кхоргитар.

— У них, что реально два члена? — спросил я у него.

— Смотри, — произнес он и протянул свою руку в мою сторону. Там у него на руке появилось изображение как некто синий занимается сексом с такой же синей инопланетянкой. Самое удивительное было то, что у инопланетянина было два члена, а у женщины два влагалища.

— Ни хера себе, — присвистнул я, — А чего у тебя это вообще на компе есть? — с подозрением спросил я у него.

— Только не говори, что у вас нет подобного формата записей? — ехидно спросил он у меня. Вообще с каждой минутой разговора благодаря синхронному переводу я все лучше начинал понимать своего собеседника и даже начал отличать эмоциональный окрас.

— Ну есть, — обманывать его мне не хотелось. У меня действительно на нейросети было пару порнофильмов с аграфками, а также записей уже моих с Греей и Карой развлечений.

— То-то, — произнес он. — Ладно, я спать, завтра разговор продолжим.

После этих слов Кхоргитар направился в пещеру где просто лег на голый камень и через минуту заснул. Было видно, что он на самом деле весьма сильно устал.

Датчики нейросети кстати фиксировали, что мой сосед неслабо фонит радиацией, жаль, что до похода нейросеть работала не полноценно и я не мог сравнить радиоактивный фон тогда и сейчас.

Судя по уровню излучения Кхоргитар должен был уже давно умереть. По крайней мере люди с таким заражением умирают в течении пары дней. Но он видимо не сильно переживает по этому поводу.

Тут два варианта, либо его вид более вынослив к радиации, либо те насекомые усиливающие регенерацию могут справиться и с повреждениями от радиации. А может и все вместе.

Мне подобный уровень радиации при кратковременном контакте не страшен. Но спать на всякий случай я решил перебраться наружу к ручью где раньше располагался туалет.

Там немного повыше бывшего туалета был каменный выступ на который я и залез. Немного понаблюдав за медленно садящимся солнцем я незаметно для себя и сам заснул.

Проснулся я от того, что солнечные лучи начали падать на мои закрытые глаза. Спустившись вниз я увидел Кхоргитара который разбирал свой рюкзак. Из него новенький комбинезон для себя, несколько канистр, обломки каких-то приборов и множество металлических пластин непонятного назначения.

Кхоргитар заметив мое внимание пригласил к себе, уровень радиации вокруг него значительно уменьшился, а вот вещи которые он притащил продолжали ощутимо фонить.

— Ты ведь знаешь, что они грязные? — спросил я у него.

— Знаю, но оно того стоит. Вот эти пластины были изоляторами в реакторе. — указал он. — И помимо того, что они могут хорошо изолировать радиацию у них есть еще одно свойство которое я обнаружил пару месяцев назад. Идем, тут не далеко, но предупреждаю, без лечебных жуков туда лучше не заходить даже мне. А твой организм я заметил послабее будет.

— Это что-то полезное? — спросил я у него. — Я не хотел тебе обо всем рассказывать с самого начала, но ты вроде бы неплохой по меркам ксеноса. Тут кстати понадобился и останки от твоего скафандра.

После этого он провел меня по скалам метров на четыреста выше. С трудом не сорвавшись пару раз нам все же удалось добраться до еще одной пещеры. Уже по мере приближения датчики нейросети заголосили о очень высоком уровне радиации.

Съев пару насекомых я ускорился, даже так долго находится тут мне нельзя. Максимум пять минут иначе начнется клеточный распад. А тут антирада у меня нет. Но пять минут у меня все же были.

— Это что? — спросил я увидев что потолок на половину обклеен пластинами таким как он принес. В той части пещеры также находился и состоящий из десятка обломков мой скафандр. Кхоргитар достал из управляющего блока скафандра кристаллы и воткнул в какое-то порождение безумного инженера.

— Не работающая электроника это результат какого-то излучения. Где оно заканчивается я так и не нашел, хотя уходил на несколько месяцев в сторону от корабля. Но вот тут смотри, — произнес он и нажал на кнопку после чего индикаторы в непонятном приборе загорелись. Правда он сразу же отключил прибор. — Пока я не хочу рисковать единственным уцелевшим спасательным маяком. В нем только блок питания сдох еще до того как мы прилетели сюда. Именно это спасло его от уничтожения. Так вот Вот эти фонящие пластины экранируют это чертово излучение и электроника может работать.

— Хочешь сказать, что ты сможешь вызвать помощь? — спросил я у него когда мы начали уже спуск вниз.

— Только запустить маяк, а прибудут ли сюда спасать меня я не знаю, — стал мрачным Кхоргитар, — Я ведь не аристократ чтобы за мной выслали спасателей в такую даль. Но я надеюсь, что им все же станет интересно кто же это смог запустить маяк после трех лет молчания.

— Не так далеко всего в девяноста световых лет отсюда должна быть моя команда. И они точно попытаются разобраться с тем куда я пропал. Думаю они уже должны быть в системе. Твой маяк может передавать сообщения или только сигнал помощи? — спросил я у него.

— Думаю если перенастроить, то можно и сообщения передать. Но ведь девяносто световых лет это больше года полета. Ты уверен? — спросил он у меня.

— Вот тут еще одно отличие наших цивилизаций, — несколько самодовольно произнес я, — Мой корабль может летать тридцать световых в сутки.

— Но это ведь не возможно? — возмутился Кхоргитар, — Согласно теореме Мьянака-Готьера максимально возможная длина прыжка половина светового года и делать чаще одного прыжка в четыре стандартных цикла нельзя иначе прыжковый двигатель не успеет вернуться к изначальным физическим законам вместо мнимых.

— А вы значит не используете гиперпространство? — спросил я у него понимая, что и способ путешествия на большие расстояния у наших цивилизаций разный.

Судя потому как Кхоргитар прореагировал он не знал что это такое. Термин ему был не знаком, если бы был знаком было бы странно, но и после пояснения того как летают наши корабли с основой физики пространства он начал смотреть на меня как на чудика.

В его сознании была твердая уверенность в том, что я рассказываю ему сказки, ведь физические законы которые открыли ученые его вида рассказывали о другом подходе. Получалось, что если математика у нас и была примерно одинаковой если не принимать во внимание мерность счета. То вот подход к физике пространства был совершенно иной.

Хоть Кхоргитар и не поверил моим словам о гиперпространстве он пообещал подумать как перенастроить маяк чтобы отправить сообщение моим людям на корабль.

Нейросеть кстати нашла беспроводные подключения биокомпа Кхоргитара, что подтверждает возможность перехвата сигнала системами корабля, стандарты правда неизвестны и подключение из-за этого невозможно, но на корабле есть искин и он должен будет разобраться с форматом сигнала.

Правда все это придется отложить еще на на несколько недель. Тех пластин которые притащил Кхоргитар не хватит для того чтобы полностью экранировать пещеру, а потому необходимо будет сделать еще одну вылазку к его кораблю и в этот раз вдвоем чтобы унести побольше.

А пока требовалось несколько дней на то, чтобы установить те пластины которые он уже принес в пещеру и подготовиться к походу. Главное надо было добыть на каждого не меньше сотни лечебных насекомых, но сейчас после дождя их на прошлом месте не было, а потому я завтра отправлюсь на поиски нового места нахождения насекомых пока мой сосед будет разбираться с пластинами.

Глава 5

Сегодня был первый раз когда я собирался покинуть относительно безопасные окрестности пещеры после потопа. Вода уже практически везде сошла и теперь в лесу было тяжело находится из-за огромной влажности и испарений.

Температура в последние дни только увеличивалась. Уже сейчас больше получаса находиться под открытым небом было опасно. Конечно сейчас когда наниты нейросети уже восстановили свою численность и защищали мой организм от большинства негативных моментов природы, но от этого приятней под солнцем не становилось.

Температурный датчик нейросети фиксировал температуру в тени около сорока градусов, а на солнце температура очень быстро доходила до шестидесяти, семидесяти градусов.

И при все этом была просто невероятная влажность. Казалось, что ты находишься не на суше, а под водой. Все тело все время было мокрым как от пота так и от конденсата.

По хорошему необходимо подождать еще пару дней пока солнце лучше подсушит окрестности, но к сожалению дальше ждать было нельзя. Из еды у нас было только мясо какого-то зверька которого Кхоргитар поймал еще во время пути обратно к пещере.

Помимо этого лечебных насекомых практически не осталось, мне пришлось пятерку потратить на себя чтобы быстрее переработать то радиоактивное заражение которому я поддался, и еще два десятка оставил Кхоргитару ему все-таки предстояло работать с радиоактивными пластинами.

Вот и пришлось мне сегодня сразу после рассвета отправиться в путь прихватив с собой свой плетеный короб и клинок в самодельных кожаных ножнах. Стоило мне сойти с твердого основания скалы на гниющие листья как сразу провалился сантиметров на пятнадцать вглубь.

Ну что же можно сказать уже судя по первым секундам моего путешествия оно будет еще более противным чем я думал. Гниль вместе с какой-то слизью хлюпали при каждом моем шаге.

Хорошо, что далеко идти не пришлось. Дойдя до кустов которые прорвались сквозь слой гнилья и росли на краю леса я начал свои клинком срубать ветки для того чтобы сделать из них аналог снегоступов, только мне они нужны были не для снега, а для хлюпающего под ногами гнилья.

После часовой задержки мне все же удалось сделать нечто похожее и оно меня даже удержало у поверхности, провалился я всего сантиметра на полтора. А это был хороший результат.

Больше не задерживаясь я перешел двадцати метровую полосу кустов выросших на кромке леса и погрузился в сам лес. Уже через двести метров вокруг было довольно темно и если бы не ночной режим нейросети которая транслировала мне в мозг снятую ночными сенсорами картинку, то дальнейший путь мог серьезно осложнится.

А так видимость была ограничена примерно пятидесяти метрам. Но учитывая, что и если бы было светло я вряд-ли бы видел что-то дальше из-за толстых стволов деревьев, было очень даже все хорошо видно.

Первым делом я направился к тому дереву в корнях которого я ранее выкапывал слизняков. За время потопа слой листьев значительно сократился. Вода вымыла не меньше двух метров листьев, но при этом все равно до земли было еще очень далеко.

К сожалению как Кхоргитар и говорил эти слизняки жили лишь в поверхностном слое листьев не глубже метра, полутора и в относительно сухом. Сейчас же у меня под ногами были лишь раскладывающиеся в гниле листья.

Из-за этой остановки в поисках слизняков я потерял еще час времени, но все таки был и полезный момент. Я наконец-то понял чем это дерево отличается от других. Как оказалось кора дерева была покрыта какой-то светло-желтой пыльцой.

Заметить этот налет можно было только если рассматривать впритык. Что это за пыльца не знал и сам Кхоргитар, хотя он проводил множество опытов на пойманных животных. Именно благодаря им он и выяснил различные полезные свойства животных и растений.

Но именно эта пыльца была на всех деревьях в корнях которых водились питательные слизняки. Причем сами деревья по словам моего соседа могли быть разного вида.

Только сейчас я смог рассмотреть эту пыльцу и то после того как о ней рассказал Кхоргитар. Следующая остановка была возле дерева с насекомыми, самих насекомых в дереве не было так они не любили столь высокую влажность. Но вот особенности деревьев следовало запомнить.

Эти деревья были полностью черные и казалось словно они поглощали свет. Помимо этого на коре изредка были оранжевые пульсирующие полусферы. По словам соседа он пару раз видел как эти почки лопались и после того как жидкость в них выливалась на тех местах появлялись дыры в деревья в которых и поселились насекомые.

Запомнив визуально приметы я отправился в сторону гор которые находились всего в паре десятков километров от пещеры. Там на горных склонах деревья обладали более низким ростом, но при этом там влажность должна быть меньше так как вода скорее всего туда не дошла.

Сами горы я не видел из-за деревьев ограждающих скалы с пещерами в которых мы живем. Но Кхоргитар точно их видел и рассказал, что именно там он ищет пищу после сезонов дождей, а их бывает два раза в год.

По пути к горам мне трижды пришлось залезть как можно быстрее на деревья из-за появившихся хищников. Больше всего меня напугало животное похожее на тигра, только в два раза больше и обладающего щупальцами в пару метров длинной на спине.

У меня на глазах этот тигр расправился с тварью которая пыталась на меня напасть в самую первую ночь. Тигр просто подпрыгнул к паукообразному монстру, из кончиков его щупалец выдвинулись острейшие когти и после этого тигр начал избивать паука щупальцами как шпагой.

Всего секунд тридцать и тварь сдохла. Еще час потребовался тигру чтобы сожрать мясо после чего тот взглянул в моем направлении и исчез прыгнув в сторону. На дереве на всякий случай я просидел еще час и только после этого спустился вниз.

Следующие два раза были менее пугающими. Животные размером не больше земных волков загоняли какого-то четырехухого зверька. После того как зверек был окружен он выстрелил иглами которые до этого прятались под шкурой, волки почти увернулись, но несколько особей все же пострадали.

Остальные добили зверька. А раненые у меня на глазах превратились в мешки с какой-то жидкостью внутри. Стоило стае убежать как я спустился вниз. Отойдя метров на двадцать я кинул палку в шерстяные мешки которые раньше были волками и те взорвались расплескав вокруг дурно вонючую жидкость.

Третий раз животное охотилось целенаправленно за мной и было похоже на гусенницу длинной около двух метров. Эта тварь метко плевалась чем-то кислотным, к счастью по мне попала всего один раз и то на ладонь.

Кожу сразу начало припекать и мне пришлось направить нанитов на отброс пострадавшей плоти. После я залез на дерево и ждал пока имплант регенерации не справится с пострадавшей частью руки.

Окончательно рана заживет примерно через пару дней, а пока я добился того, чтобы прекратилось кровотечение и можно было продолжить мой путь. Сама тварь кстати после того как я залез на дерево попыталась лезть следом, но сорвалась и свалилась вниз.

Именно в этот момент я заметил метнувшегося к гусенице тигра с щупальцами. Он одним щупальцем с когтем перерубил голову гусенице, после чего остальным схватил ее и еще раз посмотрев на меня убежал с новой добычей.

Такое странное поведение тигра меня удивило и напугало одновременно. Да и вообще Кхоргитар не рассказывал о подобных животных ничего. Тогда как про остальных которых я видел краткое описаие я получил перед тем как отправиться в сегодняшний путь.

Поэтому я решил быть более осторожным. Убедившись, что тигр ушел, хотя сейчас я уже не был ни в чем уверен, я начал дальнейший путь. Из-за постоянных задержек я даже и через десять часов после выхода не смог добраться к горам, хотя некоторое возвышение все же у же пошло и листья под ногами были немного более сухими.

Сделав перерыв на дереве в пару часов я продолжил путь. все равно тут не было никакой разницы, ночь сейчас или день. Из-за крон деревьев полностью перегораживающих свет тут всегда царила ночь.

Лишь ближе к полночи я добрался к сухому слою листьев, это говорило о том, что сюда вода во время потопа не добралась. Альтметр в нейросети показал, что сейчас я находился на восемь метров выше чем в лесу возле пещеры.

Помимо наличия сухих листьев был и другие различия. Так только теперь я заметил, что ранее в лесу насекомые практически отсутствовали. Тут же наоборот насекомых было очень много.

Если бы не крем который дал мне Кхоргитар, то скорее всего меня бы тут загрызли не хищники, а насекомые. А так та серобуромалиновая жидкость которую мой сосед назвал кремом от насекомых весьма эффективно отпугивала тварей. Стоило им приблизится ко мне на метр как они либо падали на землю либо улетали как можно дальше от меня.

Почти двадцать часов на ногах весьма сильно вымотали меня. Ладно бы я шел просто по ровной дороге, а тут приходилось контролировать едва ли не каждый шаг чтобы не провалится по колено в гниль.

Так что я решил передтем как начать поиски еды и медицинских жуков выспаться. Для этого я нашел дерево с довольно удобными искривлениями коры для того чтобы забрать вверх.

На одной из крупных веток диаемтром около метра я и решил обустроиться. Первым делом привязал свой короб и клинок к ветке чтобы они не упали. Ну и напоследок закрепил себя также при помощи кожаных веревок которыми со мной поделился Кхоргитар.

Не сказать, что было сильно комфортно, но заснуть я смог настроив нейросеть так чтобы при приближении любого существа больше чем половина меня меня разбудила.

Несмотря на то, что ночью никто так и не позарился на мое тело спал я весьма неспокойно. Стоил мне только начать засыпать как сразу чувствовал, что начинаю заваливаться и это несмотря на то, что я привязал себя.

Проснувшись я замечал, что это не так, слишком хорошо увязал себя, но видимо в глубине подсознания я сильно волновался о возможности падения и именно поэтому во сне мне и казалось, что я падаю.

Несмотря на беспокойный сон за ночь мне удалось отдохнуть и набраться сил. Стоило мне слезть с дерева и повернуться в сторону подъема как у меня едва сердце не остановилось.

Передо мной стоял вчерашний тигр и казалось бы с усмешкой смотрел на меня. Стараясь не делать резких движений я попятился обратно к дереву. Внезапно я почувствовал боль в щеке. Не успел я отреагировать как тигр приблизился ко мне и лизнул мою щеку. После развернувшись он ударил меня своим хвостом отчего я упал на землю и убежал куда-то по своим делам.

Прикоснувшись к щеке я понял, что там у меня довольно глубокий порез который правда начинал быстро регенерировать и это без моего или нейросети участия.

Пока было не поздно я направил нанитов к порезу в щеке. Но все что они смогли понять было то, что у меня локально ускорилась клеточная регенерация в несколько сотен, если не тысяч раз.

Уже через пять минут на месте пореза остался лишь шрам который правда и сам начал рассасываться. От таких регенеративных свойств слюни тигра у меня едва глаза из орбиты не повылазили.

Самое же крутое при всем при этом было то, что регенерируемые клетки организма делились без сокращения теломер, и это было самое фантастическое. Ведь если использовать слюну тигра постоянно, то лечится можно без опасений раньше времени постареть. Ведь предел Хейфлика будет тогда не достижим.

Правда из моих мечтательных мыслей меня выдернули другие. А что это вообще за животное? Его возможно словить? Оно разумное? Не убьет ли оно при попытке его поймать?

Так что пока не решаться эти вопросы можно и не мечтать о чем-то серьезном с использованием слюни тигра. А пока я просто сделал заметку в нейросети вместе с голофото о тигре и способностях его слюни.

Только сейчас я заметил, что все это время пролежал в той же позе в которой очутился после того как он сбил меня хвостом на землю. Наконец-то встав на ноги я собрал разлетевшиеся вещи и все таки направился в поисках цели моей вылазки.

Минут через сорок наклон начал постепенно расти вместе с уменьшением диаметра и высоты деревьев. Да и количество деревьев становилось все меньше и меньше.

Вскоре видимость начала улучшаться из-за проникновения света сквозь листья и наконец-то наступил момент когда ночное видение на нейросети можно было отключить.

Альтиметр показывал, что я поднялся по сравнению с местом ночевки почти на триста метров. Тут было несмотря на проникающие солнечные лучи не слишком жарко

Да и влажность была гораздо меньше. Я наконец-то впервые за сутки смог высохнуть полностью.

Немного передохнув я направился немного в сторону. По словам Кхоргитара примерно в таких условиях любят селится слизняки. Поиски деревьев с ними затянулись почти на шесть часов.

Но уже ближе к вечеру удалось наткнуться на дерево покрытое пыльцой. Причем в области дерева где оно начинало резко расширяться и уходить в корни пыльцы было очень много, как бы не пару миллиметров толщиной налет был.

Едва копнув листья я практически сразу наткнулся на слизняков. Они были немного меньше размером, чем те которые я видел раньше, но жидкость внутри была точно такой же на вкус и судя по анализу который провели наниты во рту по питательности ничем не уступала.

Выпив двух слизняков я отложил отдельно их шкурки и приступил к добыче уже для того чтобы принести их к пещере. Всего за два часа мне удалось набрать пять десятков слизняков которые почти наполовину забили мой плетеный короб и весили добрых килограмм двадцать пять.

Оставайся я физически таким же как на Земле, то не смог бы далеко унести его. Но я уже по меркам Земли был сверхчеловеком. Как-то во время полета в эту часть галактики мне захотелось проверить сколько же я могу выжать от груди.

Без экипировке мне удалось выжать четыреста восемьдесят килограмм, а в экипировке удалось поднять эту цифру к шести сотням. Да в сравнении с земными рекордами разница не столь существенна, но ведь я не тренировался специально к подъему. Так что мой результат превышающий земной рекорд почти на двадцать процентов это много, очень много.

И текущие двадцать пять килограмм не будут слишком уж большим весом даже для дальнего пути. Закончив со сборами слизняков я отправился искать черные деревья с целительными насекомыми.

К сожалению до конца дня обнаружить так и не удалось. Уже ночью я нашел дерево поудобней и устроился на его нижних ветвях для сна предварительно привязав себя к ветке.

Эту ночь я на удивление спал великолепно. Всгео один раз просыпался из-за того, что крем Кхоргитара перестал действовать и меня начали грызть насекомые от чего тело начало чесаться.

Хорошо еще наниты справлялись с ядами которые впрыскивали они в тело. Ничего серьезного, но воспаление на пару дней получить можно было. А так я вновь намазал открытые участки тела кремом и в течении получаса наниты справились с укусами после чего я продолжил спать.

Утром выпив еще одного слизняка я начал спуск. Внезапно когда я спрыгнул на землю я услышал тихий шелест. В одно мгновение я подпрыгнул и в прыжке скинул короб и достал клинок развернувшись к звуку.

Каково же было мое удивление когда я увидел вновь тигра с щупальцами на спине. Он сидел передо мной и наклонив голову рассматривал меня. Я же боялся пошевелиться так как прекрасно понимал, что меч ничего не сделает такому животному, только раззадорит его.

Вновь едва заметное движение сопровождающееся звуковым хлопком и резкая боль в руке держащей клинок. Отпрянув назад я покосился одним глазом на свою руку и увидел, что она пробита насквозь щупальцем тигра.

Сам тигр в этот момент облизал свое щупальце и глянув на меня внезапно прыгнул вперед повалив своей лапой. Лежа не спине я почувствовал его вес, никак не меньше тонны и если бы не импланты, то он раздавил бы меня.

Тигр тем временем наклонился к моей голове после чего своим огромным шершавым языком провел по нему. На этом все не закончилось, он наклонился к пробитой руке и открыв пасть поглотил ее.

К счастью откусывать руку он не собирался и после выплюнув руку убежал от меня. Теперь я был серьезно напуган. Меня преследовал монстр и любил ранить меня после чего облизывать и сбегать.

Хотя то что он облизал руку за это надо сказать ему спасибо. Эта рука и ранее была ранена кислотой гусеницы и не до конца еще зажила, а тут еще и удар щупальцем пробившем ладонь.

Но сейчас прямо на глазах рана затягивалась и не только та которую сделал тигр, но и оставшаяся от гусеницы. Через пол часа от раны на руке не осталось и следа.

Я же все это время собирал со своего лица слюну тигра и как бы это глупо не звучало помещал в свой рот. Там при помощи нанитов я пытался провести более глубокий анализ, но все было бесполезно.

При помощи нанитов не получалось обнаружить вещества которые ускоряют регенерацию тканей. Видимо для этого требовалось более высокое разрешение и в текущих условиях этого не сделать.

То что я поместил себе в рот слюну тигра способствовало тому, что клетки во рту и в пищеводе заменяются на новые. Несмотря на мои опасения это было безвредно. Собравшись с силами я встал и подошел к своему мечу.

Он оказался слегка погнут сильным ударом, но в принципе его еще можно было использовать. повесив меч на поясе собрал вылетающих из короба слизняков и направился на дальнейшие поиски.

И каково было мое удивление когда уже через пять минут я наткнулся на черное дерево в котором было десятков пять дыр из которых слышалось гудение. Также на самом стволе было около десяти пульсирующих оранжевых полусфер.

Оставив короб в метрах пятидесяти от дерева я приступил к работе. Собрав со всей округи сухие листья я обложил их вокруг дерева. После этого достал три шкурки слизняков которых я съел вчера и сегодня и три фиолетовых ореха которые я набрал еще до потопа.

Размолов в кашицу эти орехи я высыпал ее на шкурки слизняков в трех местах и уже через пару минут там появился химический высокотемпературный огонь который сам принялся за листья.

Вскоре минут через десять вся куча собранных сухих листьев пылала единым круговым костром. Только часа через полтора после начала все перегорело и я смог залезть на дерево к дырам в которых ранее слышалось гудение.

Внезапно чувство опасности заставило меня расцепить руки и свалиться в перегоревшую листву. Там где я находился мгновение назад в дерево врезался лапами уже знакомый мне паукообразный монстр.

Он видимо не рассчитывал, что я успею увернуться, а он застрянет одной лапой в дыре в дереве. Пока он освобождал лапу на которой он повис я уже вскочил на ноги и схватил свой погнутый клинок размахнувшись которым отрубил одну из лап монстра.

Это была ошибка и химера плюнув на боль вырвала лапу из дыры оставив в ней не меньше половины лапы. После этого она кинулась на меня. С трудом увернувшись от первого прыжка твари я смог прыгнуть ей за спину и с разворота ударить мечом по телу.

Сила удара помноженная на мой вес в прыжке была не малой и меч погрузился почти на всю свою полуметровую глубину в плоть. Тварь к моему удивлению не сдохла от этого.

Она взревела своей волчьей пастью и резко рванула в сторону вырвав из рук меч. В следующий момент она вновь бросилась на меня ревя от боли. Понимая, что без оружия я ничего не смогу сделать я развернувшись прыгнул в сторону дереве и попытался залезть на него как почувствовал боль в ноге и рывок который сорвал меня с дерева.

Еще в падении я увидел, что одна из дап пробила мне ногу в области икры насквозь и теперь подтягивала к себе. Рывком подтянувшись к монстру я попытался высвободить свою ногу как почувствовал новый рывок в ноге и через секунду монстр исчез.

Немного в стороне слышался рев полный боли. Повернувшись в сторону я увидел тигра который своими щупальцами удар за ударом пробивал насквозь тело химеры.

Наконец-то когда та заткнулась из-за своей смерти тигр остановился и осмотрел тело химеры. Увидев там мой меч он посмотрел на меня, потом снова на тварь после чего своим щупальцем вырвал меч и откинул его в сторону.

Далее он одним прыжком оказался рядом со мной и обнюхав всего начал меня вылизывать. Я боялся даже пошевелиться, я не понимал логику действий этого тигра, почему он преследует меня?

Почему ранит, а потом лечит? Почему он спас меня только что и теперь опять лечит? Все это было мне не понятно и я боялся сделать что-то не так, этот тигр с щупальцами с огромной легкостью расправился с химерой тогда как я с трудом от нее отбивался.

Рана на ноге затянулась за десяток минут. Садины которые я получил по всему телу исчезли еще раньше. Закончив со мной тигр вернулся к трупу химеры и обхватив его своими щупальцами закинул на спину после чего обернувшись посмотрел на меня и прыжками убежал куда-то.

Давно я так не боялся как сейчас. Даже ранее в более опасных ситуациях я хотя бы примерно знал, что ожидать. Но этот тигр был непонятным, и от этого становилось только страшнее.

Успокоившись я встал на ноги и осмотрелся. Мой меч валялся в стороне и судя по всему не сильно пострадал, чего нельзя сказать про комбинезон, он сейчас непонятно каким чудом все еще держался на моем теле.

Десятки новых больших дыр. Рукав правой руки и вовсе был оторванный и держался лишь на резине на запястье. Плюнув с досады я окончательно сорвал свой рукав и положил в короб. А дальше все таки полез к дырам дерева с целью лечебных насекомых.

Да сейчас мне уже ничего не надо было лечить, с моими ранами справился этот странный зверь. С какой стороны не посмотрю все равно не могу понять логику его действий.

Зачем он лечит меня? А ведь он целенаправленно лечит меня. Зачем спасает? Плюнув на мысли я сосредоточился на сборе. Жучки внутри дыр оказались именно теми которые и нужны были.

Набив короб доверху двумя с половиной сотнями насекомых я привязал хорошенько крышку и решил отправляться в обратный путь. Чем раньше я вернусь, тем раньше избавлюсь от непонятного зверя который где-то недалеко сопровождает меня. А то что сопровождает это наверняка, слишком быстро он оказался рядом со мной.

Благодаря нейросети у меня была карта пройденного маршрута. Но обратно столько же идти смысла не было и я сориентировавшись по получившейся карте направился напрямик к пещерам.

В этот раз моя скорость была немного ниже чем по пути сюда, все таки груз за спиной был и он весьма неприятно натирал плечи. Но мне настолько хотелось избавиться от непонятного зверя, что я решил без остановок, ведь моя выносливость вполне это позволяет сделать.

Часов через пятнадцать я сделал первую остановку для того чтобы перекусить двумя слизняками и закусить двумя насекомыми для уменьшения усталости. Когда я хотел уже продолжить путь рядом со мной из прыжка остановился тигр. Даже сейчас стоя мои глаза были на уровне его, настолько огромным он был.

В этот он первоначально обнюхал меня со всех сторон и вновь нанес царапину только уже на другой щеке которую сразу же и лизнул. Не успел я опомнится как он исчез, судя по всему помимо того, что слюна заживляла она еще обладала и анестизирующим эффектом.

Чертов зверюга, и почему он не оставит меня в покое. В голове правда возникли мысли, что не так уж и плохо, то что он меня сопровождает, сможет в случае чего помочь отбиться от противника и вылечить, а за это и не жалко если будет наносить легкие раны которые же сам и лечит.

Откинув в сторону эти мысли я сосредоточился на своей обратной дороге. Часов через десять я вышел к уже знакомым местам, за прошедшее время верхний слой листьев слегка подсох и превратился в своеобразную пробку не пускающую влагу изнутри в воздух.

Из-за этого влажность в целом немного уменьшилась и идти было гораздо приятней. Вскоре я вышел и к самим пещерам. За время моего отсутствия мало чего изменилось, разве что Кхоргитар сделал новые лавочки из бревен вокруг костра.

— Долго ты, я уже думал ты мертв, — произнес спокойным голосом он когда я приблизился к бревнам и развалился устало рядом с ними.

— Еще немного и сдох бы. На меня напала тварь как та в первую мою сознательную ночь тут. — ответил я.

— Странно, эти твари не должны быть тут, обычно они очень редко сюда забредают. В основном на востоке днях в пятнадцати обитают возле реки. — произнес он задумавшись.

— Их было две, одну увидел еще в первый день ее убил другой монстр. А вот вторая потом напала на меня когда я добывал жуков. Ранить я ее смог, но если бы не помощь, то сдох бы.

— Помощь? — удивленно спросил он у меня.

— Да помощь, — ответил я, — Может быть ты знаешь такого зверя, с меня ростом, четыре лапы на спине шупальца с острыми когтями на конце. Расцветка шерсти полосатая?

— Ты не врешь? — спросил напрягшийся Кхоргитар. — Хотя не врешь, если бы не видел то не смог бы его описать.

— Что за зверь? — спросил я у него.

— Все что могу сказать, это то, что он самый опасный зверь которого я когда либо видел в своей жизни. Но ведь они живут далеко отсюда, почти в двух месяцах пути. — произнес Кхоргитар сильно задумавшись, — Если они придут сюда, то мы трупы надо будет уходить.

— Что в них опасного? Да он силен, но он мне помог, — произнес я не спеша делится тем, что он преследует меня и постоянно травмирует после чего лечит.

— У меня на глазах описанный тобой зверь разорвал стаю из сотни весьма опасных хищников. У тех бронированный панцирь на спине, ядовитые когти и сила не уступающая моей. Я с ними один на один с трудом справлялся, а тут один зверь уничтожил сотню просто пробивая их своими щупальцами. У нас против него без тяжелого вооружения нет ни единого шанса. — произнес обеспокоенно Кхоргитар. — А то что он тебе помог я ничего не могу сказать, может он захотел себе получить легкую раненую добычу, может еще что-то, но я бы не рассчитывал на то, что при следующей встрече он не убьет тебя и меня заодно.

— Наверное ты прав, — решил я не рассказывать об остальных встречах с ним, — А у тебя как тут дела?

— Еще вчера закончил, еще дважды столько сколько я принес в прошлый раз и пещера будет полностью закрыта от этого излучения выводящего из строя любую электронику. — довольно проревел в ответ Кхоргитар.

— Замечательно. — ответил я.

— Если не передумал, то через пару дней надо отправляться к кораблю, — произнес Кхоргитар. — А завтра расскажешь о кодировке сигналов которая у вас принята, мне надо понять какие настройки внести в маяк для передачи сообщения.

Этот день закончился для меня всего через пару часов и это несмотря на то, что была середина дня. Безостановочное путешествие довольно сильно вымотало меня, а потому после обеда жареным мясом и варевом из корней какого-то корня растущего на нашей скале я отправился спать.

А вот следующий день начался для меня от громкого крика Кхоргитара. Очнувшись я понял, что произошло практически сразу стоило осмотреться… Он стоял рядом со мной с мечом в руках, причем на его лице был написан смертельный испуг.

Рядом с ним стоял тигр и словно с ухмылкой смотрел на Кхоргитара. Стоило мне встретиться взглядом со зверем как тот щупальцами отбросил в сторону моего соседа и подошел ко мне.

Кхоргитар попытался вскочить и броситься мне на помощь, но зверь легким ударом лапы отбросил на стену. Мой сосед не смог встать, а на губах появилась кровь. Тигр же подошел ко мне и ударом щупальца пробил другую руку после чего облизал свое щупальце и мою руку. Он уже собирался уходить, но я понимал, что если не помочь Кхоргитару тот скорее всего умрет.

— Постой, — крикнул я не обращая внимание на легкую боль в руке и схватил тигра за лапу. Тот с удивлением посмотрел на мою руку и уставился мне в лицо, — Он умрет если ты не поможешь. Вылечи его прошу тебя.

— Р-р-р-р-р, — недовольно рыкнул зверь, но подошел к Кхоргитару, тот несмотря на серьезные травмы внутренностей пытался достать рукой меч упавший рядом. — Р-р-р-р-р-р, — громко и резко зарычал тигр и мой сосед замер.

— Спасибо, — произнес я и представил как-то начинает капать слюной в рот Кхоргитара. Моя догадка оказалась верной, зверь мало того, что был разумным, так еще и псионом и он считывал мои мысли. — Кхогитар, открой рот, у него целебные слюни.

Мой сосед решил послушаться моего совета и открыл свой рот. Тигр нагнулся над его лицом и приоткрыв пасть начал капать в его горло. Когда уже был полный рот слюны Кхоргитар проглотил ее.

Зверь же повернулся ко мне и недовольно посмотрел мне в глаза. После чего пошел к выходу и буквально в одно мгновение исчез. Теперь хоть становилось понятным, что это не просто зверь.

— Ты мне не все расскзаал вчера, — не спрашивал, а утверждал Кхоргитар когда через полчаса он начал чувствовать себя хорошо.

— А ты бы мне поверил? — спросил я у него и пересказала историю встреч с ним.

— Нет, не поверил бы. — произнес он. — Значит думаешь он разумный? И еще какой-то псион? Кстати кто то такие?

— Это разумные которые обладают сверхспособностями, читают эмоции, мысли, могут внушать их, поднимать силой мысли предметы. — произнес я.

— У нас в легендах могли так создатели, — произнес Кхоргитар. — Но в них никто не верит, а выходит, что зря.

— И да я считаю, что он разумный или условно разумный, то что он псион это точно. Он считал мои мысли о том как лечить тебя, сомневаюсь, что он владеет интергалактом или вовсе русским. — произнес я.

— А не может быть он таким же как и мы исследователем с разбившегося корабля? — спросил у меня Кхоргитар и я задумался над этим.

— Знаешь, а ведь может быть. — произнес я, — Может он увидел мое падение или падение моего корабля и решил узнать кто тут упал. Но все равно немного не сходится он какой-то дикий для цивилизованного разумного которым доступны космические перелеты.

— Как вариант, что он уже не первое поколение попавшее на эту планету. — произнес Кхоргитар.

— Что тут гадать, — произнес я. — В следующий раз я попытаюсь спросить у него. У меня жена псион, так она умеет не только считывать мысли, но и внушать. Если и он умеет, то может получится разговор.

— Думаешь будет следующий раз? — спросил он у меня надеясь на отрицательный ответ.

— Думаю будет, он каждый день ко мне приходит. — произнес я.

Немного отойдя от посещения нас зверюгой мы приступили к тому, что планировали изначально, а именно к изучению того каким образом кодируется и передается информация в Содружестве.

Троичная логика используемая в кодировке сигналов Содружества была не сильно удобна Кхоргитару, но он вскоре смог разобраться. Сложнее было с типом сигнала, все таки его цивилизация весьма сильно отличалась в техническом плане от Содружества, но и с этим мы смогли разобраться.

В эту ночь ложась спать мы решили вход закрыть решеткой которую я еще до потопа создал для защиты от животных. Установив и закрепив ее по возможности максимально крепко мы легли спать.

Утро наступило на рассвете от того, что кто-то рушил решетку. К тому моменту как мы вскочили на ноги все было уже закончено. И через получившуюся дыру в пещеру залез наш знакомец.

— Привет, меня зовут Алекс, — произнес я глядя ему в глаза думая как можно громче, именно так учила меня делать Грея чтобы псиону было проще уловить мысли. — Как-зовут тебя?

— Рррр-ур-ре-ры, — прорычал зверюга подходя ко мне игнорируя Кхоргитара который постарался отойти как можно дальше от него. В голове же у меня возникла немного другая мысль «Меня зовут Рырур».

— Почему ты следуешь за мной и почему ты наносишь травмы мне? — спросил я у Рырура окончатлеьно поняв, что он разумный.

— Рррр-рр-ур-оррр, — ответил он сев передо мной он за попу. «Ты вкусный, ты можешь меня понять, меняю твою кровь чтобы понимал лучше.»- ответил Рырур мне.

— Меняешь мне кровь? — с небольшим страхом спросил я у него. В следующий момент он нанес мне удар щупальцем в грудь рядом с сердцем. От боли и силы удара я упал на пол.

— Ррр-рр-рррррр-ру, — проревел он и наклонился над раной чтобы накапать туда своей слюны. Через пять минут когда рана зажила я вновь поднялся на ноги и несмотря на головную боль вновь посмотрел ему в глаза, «Уже лучше, еще раз десять и будешь понимать меня без взгляда». Самодовольно произнес он.

После этого Рырур покинул пещеру через дыру. Я же на трясущихся ногах подошел в выходу и увидел как Рырур буквально за одно мгновение в прыжке преодолел метров пятьдесят и оказался на нижних ветвях дерева, еще один прыжок и он скрылся с моих глаз.

Обернувшись к Кхоргитару я увидел его сидящего на своем спальном месте и с полным любопытства взглядом смотрел на меня. Тяжело вздохнув я подошел к своему спальному месту сейчас залитому моей кровью и просто сел на камень.

— Это было похоже на диалог, — произнес мой сосед по пещере.

— Так и было, его зовут Рирур. Подробностей выяснить не удалось, но он сказал, что заменяет мне кровь для того чтобы я лучше его понимал. — произнес я. — Мне сейчас надо провести глубокий анализ моей крови, буду недоступен некоторое время.

— Жаль, что у нас запрещены все нанотехнологии, — произнес с завистью Кхоргитар, — У меня просто коммуникатор и вычислительный блок биокомп, — постучал по руке в которой был остановлен биокомп.

Но я ему уже не отвечал поскольку сам погрузился в медитацию чтобы дать больше вычислительных возможностей для нейросети. Глубокий анализ возможностями нейросети к сожалению все же не был тем же в медицинской капсуле, но большую часть параметров получить все же можно было.

Через три часа я лег в шоке на свое спальное место. Единственная разница в крови с той которая была у меня изначально была в большем энергозапасе. Жаль, что ДнК анализ не провести полноценный сейчас, но как мне кажется у меня меняется генном под действием этой слюны Рырура и я постепенно мутирую.

— Ты как? — спросил у меня Кхоргитар зайдя в пещеру.

— Я мутирую, — произнес я, — Как именно без нормального оборудования понять не могу. Мне надо как можно быстрее вернуться на корабль чтобы разобраться со всем этим.

— Тогда завтра идем к кораблю. А пока смотри, что придумал по поводу сигнала и сообщения, — произнес Кхоргитар и на экране своего биокомпа начал показывать то над чем он работал все утро сегодня.

Так как я владел частично письменностью его вида, то пояснения были в принципе понятны. Проанализировав то что он показал я нашел несколько ошибок которые могли привести к тому, что сигнал мог бы быть отправлен на частоте которая не входит в диапазон связи на кораблях Содружества.

К вечеру нам удалось вдвоем создать рабочую модель. Но вносить изменения в маяк мы будем уже после того как полностью экранируем пещеру. Рисковать и испортить единственный шанс на передачу сообщения было бы плохо.

Следующее утро началось с нового визита Рырура. В этот раз я получил рану в левое плечо. После был короткий разговор из которого удалось выяснить, что он родился тут на планете, а вот его родители нет.

Так что наши догадки были подтвержденными. Рырур тут на планете такой же инопланетянин. Сам он много об истории родителей не знал так как те погибли когда ему было десять лет от того, что провалились в земную щель во время землетрясения. После эта щель схлопнулась и он остался один.

С того времени прошло уже больше пятидесяти циклов. Но все равно назвать его полноценным взрослым как-то я не мог не смотря на то, что он был старше меня. Он тянул максимум на подростка.

Ему кстати повезло, что их вид изначально весьма одарен физически. Благодаря щупальцам кончик которых может двигаться быстрее звука и при этом очень четко они были весьма опасными хищниками.

Но куда опасней у них была способность создавать любое органическое вещество у себя в организме и после впрыскивать его в своих жертв. Мутаген который он в слюне добавляет мне в кровь он узнал еще от своих родителей.

Что именно он делает он не знает, но после его использования другие виды начинают их понимать мысленно. Но и это не все, Рырур был просто невероятно силен псионически, он умел только передавать свои мысли, но при этом у меня стояла ментальная защита и псионическая и в виде импланта и то и другое он своей силой преодолевал. Он как минимум верхний В ранг, а может быть нижний или средний А, но без анализов ничего нельзя сказать точно.

Ко мне же он пристал из-за того, что ему скучно и ему хочется с кем-то общаться, я же оказался единственным с кем у него получилось создать ментальную связь.

Вот и пристал он из-за этого ко мне. Кхоргитар по его словам тоже смог бы общаться с ним, и он даже подумывал об этом когда первый раз встретил моего соседа, но ему потребовалось бы не пару десятков раз ввести мутаген в организм через рану, а несколько сотен раз, вот и решил настолько не заморачиваться.

После этого разговора мы предложили Рыруру отправиться вместе с нами к кораблю. Как я и думал, он был просто подросток и как узнал, что мы идем к останкам корабля то сразу же согласился.

Несмотря на свою силу он был просто мальчишкой который вынужден был жить в далеко не лучших условиях в одиночестве на этой планете. Сейчас он был счастлив, что мог говорить со мной, пусть и недолго так как у меня начинала очень сильно болеть голова после этого.

Всего через пару часов после рассказа Рырура мы загрузили на его спину короб со слизняками и лечебными жуками после чего налегке направились в сторону корабля.

Хоть Кхоргитару и не нравилась компания Рырура, но он прекрасно понимал, что с ним нам ничего не угрожает. Рырур с легкостью может справиться со всеми местными животными.

Глава 6

Благодаря Рыруру наша путешествие проходило в относительно комфортных условиях. Местные хищники стоило им приблизится к нам на пару сотен метров оказывались обнаруженными нашим новым знакомым, а дальше он просто сбрасывал наши вещи со спины и убегал на охоту.

Редко когда охота длилась больше пары минут, а те разы которые и длилась, то он просто хотел поиграть и поддавался делая вид, что вот-вот проиграет. Вообще Рырур оказался очень игривым.

Ему просто идти куда-то было довольно скучно, а потому он постоянно пытался сподвигнуть нас на какие-то развлечения. То кто быстрее пробежит до того дерева, кто быстрее съест свою порцию еды, теперь кстати благодаря Рыруру у нас всегда было свежее мясо.

Если сперва мы и рады немного отвлечься, то уже к обеду первого дня путешествия его постоянные попытки развлекаться немного поднадоели. И я придумал выход, Рырур ведь вполне себе разумное существо несмотря на свое негуманоидное тело.

А потому я давал ему проникнуть ко мне в сознание и уже оттуда он себе копировал различные головоломки которые я помнил еще с Земли. А поскольку Рырур не умел читать и писать, а считать умел всего до тысячи, то пришлось напрягая ресурсы нейросети скомпоновать знания языка Содружества как более простого и универсального, а также основы математики пока на школьном уровне Земли.

Теперь практически все время Рырур шел молча и пытался разобраться в информации которую он скопировал у меня из памяти. На коротких привалах он заваливал меня вопросами по тому, что ему было непонятно.

— Уверен, что его стоит обучать? Он и так сейчас монстр, а если станет умнее, то, — тут Кхоргитар не договорил во время одного из привалов после того как я пояснил Рыруру как математические действия можно связать с реальным миром и какая из этого польза.

— Ты ведь и сам видишь, он просто ребенок и любознательный ребенок. Лучше я чем-то его буду занимать, чем он будет нас доставать или тебе понравилось после обеда сидеть под деревом полчаса? Ему видите ли было забавно понаблюдать за этим. — на мои слова Кхоргитар скривился. Рыруру в качестве развлечения показалось интересным создать слабительное и накапать его на мясо Кхоргитара. С трудом при помощи лечебных насекомых удалось остановить понос, а то он там едва кишки не высрал.

— Ты прав, пусть учится, — произнес он, — Будет забавно посмотреть если он захочет ходить в обычную школу когда мы выберемся отсюда. — усмехнулся он.

— Сомневаюсь, что такое вообще возможно, — произнес я. — Сам ведь понимаешь, что твои сородичи являются немного ксенофобами и как бы его не потащили в лаборатории.

— Знаю, не любят у нас чужаков, это мы солдаты побывавшие на множестве планет к чужакам относимся гораздо спокойней. — произнес Кхоргитар. — Будет лучше если он отправиться с тобой.

— Посмотрим, пока рано об этом говорить, — произнес я и наш разговор был прерван Рыруром он принес тушку животного похожего на оленя только с роговыми наростами по всему телу и клыкам в пасти, что выдавало в нем хищника.

Отрезав самые вкусные куски мяса по мнению Кхоргитара мы отправились дальше несмотря на то, что уже приближалась ночь. По словам Кхоргитара тут лучше не останавливаться на ночь так как появляются пауки около полуметра ростом.

Эти твари за ночь окружают лагерь своей паутиной и прорваться через нее очень сложно. Ножи сделанные Кхоргитаром с трудом берут, огонь тоже не берет паутину. Сам он попадал в такую ситуацию трижды и каждый раз его едва не сожрали, если бы не его физическая сила которая позволила убить пауков то он остался бы там в виде обглоданных костей.

Так что мы отправились в дальнейший путь. По времени нейросети синхронизировавшейся с местным временем мы решили остановить уже после часа ночи. Кстати сутки на этой планете длились двадцать два часа, а год длился почти триста девяносто дней.

Из-за разницы в длине суток год длился примерно такое же время как и на Земле. В Содружестве год длиться четыреста семь суток одной из планет в Центральных мирах.

Считается, что та планета была первой колонизированной людьми, но в реальности это не так, та планета была даже не в первом десятке колоний. Сутки на той планете длятся вообще девятнадцать часов.

Ну это если в привычных для меня земных измерениях, так-то все было в стандартных для Содружества единицах, но мой мозг еще после того как загрузили гипнограмму с интергалактом сам старался пересчитывать единицы на привычные мне.

Рырур спать не собирался, по его словам ему требовался сон не чаще пары часов в десять дней. А вот мы с удовольствием легли на лиственной покров и почти моментально заснули.

Проснулся я оттого, что что-то капало мне на голову. Открыв глаза я увидел над головой висящую выпотрошенную тушку какого-то животного и капли были кровью этого животного. С трудом удалось вовремя взять себя в руки и не вскакивать как сумасшедший, догадаться чья это выходка было не трудно.

Рырур сидел в паре метров от дерева под которым я спал и к которому он прибил труп и делал вид, что он занят чем-то ковыряясь своими щупальцами в чем-то перед собой.

Когда я вчера думал, что он по поведению подросток я сильно ошибся. Он не дорос ментально до подростка, он был еще ребенком по поведению лет десяти который при этом не воспитывался толком. Также он обладал огромной силой и считал, что ему можно делать что угодно.

— И зачем это надо было делать? — спросил я у Рырура сев перед ним и посмотрев в его глаза. Легкая щекотка показала, что он считал мои мысли.

— Рррр-рур-рыррр, — ответил он и как-то неуверенно помахал щупальцами в голове же я услышал лишь одно слово, «Скучно».

— Ясно, — тяжело вздохнул я и попытался встать, но не получилось. Рырур резким движением щупальца сделал глубокий порез на щеке после чего вновь лизнул меня. — Когда ты уже прекратишь это делать, — со злостью произнес я.

Вместо ответа Рырур вскочил на лапы и убежал куда-то. Я же был зол причем не столько на Рырура как на ситуацию в целом. Чертова планета с которой даже сигнал бедствия нормально не подать.

А еще этот ребенок с огромной силой который делает что хочет и ведь самое плохое мы ничего не можем ему противопоставить. Он в одно мгновение может убить меня и Кхоргитара, но не делает это только из-за того, что ему скучно и появился тот с кем он может пообщаться.

Через полчаса проснулся и Кхоргитар. В этот раз Кхоргитар оказался заросшим на открытых частях тела волосами зеленого цвета. Кто виновник такого долго думать не нужно было.

Мой сосед только вздохнул тяжело и достав свой нож начал молча сбривать волосы появившиеся на его теле. Через пятнадцать минут он закончил и только после этого подошел ко мне.

— Где он? — спросил у меня Кхоргитар.

— Сбежал куда-то после того как опять ранил меня и опять за щеку, — произнес я. — А тебе я вижу тоже досталось?

— Да, — ответил он, — Я даже на него не обижаюсь, он все равно не осознает, что хорошо, что плохо. У тебя кстати есть дети?

— Нет, но мы над этим думали перед тем как я сюда попал. Когда закончим тут то вернемся в безопасные места где и заведем детей. — ответил я подавая Кхоргитару слизняка и лечебного жука на всякий случай.

— А у меня есть, — произнес он, — Дочь, — произнес он и вывел на биокомпе фото представительницы женского пола своего вида. Это была та самая женщина которую я видел у него на биокомпе когда он рассказывал о том как тут очутился. — Она сейчас должна заканчивать высшую школу астронавигации. Ладно, что-то воспоминания нахлынули пора отправляться в путь, а этот Рырур если что нас догонит.

— И то правда, — одев короб на спину мы отправились в дорогу.

Минут через сорок нас догнал и наш новый товарищ. Он сразу щупальцами снял у меня короб из-за спины и загрузил к себе. Постепенно местность перед нами менялась, деревья становились меньше и реже.

После обеда и вовсе солнце начало пробиваться сквозь ставшими относительно редкими деревья. А к вечеру мы вышли к реке, как оказалось мы немного сбились с курса и вышли километров на десять ниже брода по которому Кхоргитар переходил на тот берег. В других местах было опасно переходить так как течение было очень сильным и могло снести и затянуть под воду, а там камень на камне и с отсрыми углами.

Мы уже хотели отправится к броду как Рырур просто взял и перепрыгнул пятидесятиметровую реку как будто это не было чем-то особенным. Скинув там Мой короб Рырур прыгнул к нам обратно и не справшивая разрешения подхватил меня щупальцами и вновь прыгнул через реку.

В момент прыжка я почувствовал небольшую перегрузку как и в момент приземления, но все было в пределах которые выдержит и обычный человек. А ведь по расчетам выходило, что перегрузка должна в момент приземления быть больше..

Не успел я толком поразмышлять над этим как Рырур вернулся к Кхоргитару и точно также с ним перепрыгнул на этот берег. И я и Кхоргитар были немного в шоке от таких прыжков.

Но мы быстро взяли себя в руки и продолжили дальше наш путь. На этом берегу реки деревья в целом были гораздо ниже, не больше сотни метров в высоту. Покров старых листьев на земле также был гораздо меньше, да и в целом тут было светлее и как-то приятней идти.

— Скоро должны дойти до моего убежища, — произнес Кхоргитар, — Там можно будет переночевать и кое-кто не сможет над нами подшутить так как не пролезет внутрь, — кивнул на Рырура который сейчас в своем сознании разгадывал судоку которые я создал во время обеденного привала.

— Это хорошо, а то просыпаться от того, что кровь капает на лицо не приятно, — произнес я.

— Тебе еще повезло, — произнес Кхоргитар взглянув на свои руки на которых вновь начали пробиваться зеленые волосы. На лице у него уже была всюду зеленая щетина. Хорошо еще, что рост волос постепенно замедлялся, экстраполируя скорость роста волос мы пришли к выводу, что уже завтра рост полностью прекратится.

Часа через два мы действительно дошли до убежища Кхоргитара, это была землянка выкопанная в земле под листьями. Сколько он времени потратил на работу я даже не представляю, но явно не одну неделю.

Под двухметровым слоем листьев начинался грунт в котором и был выкопана землянка около четырех квадратных метров и высотой метра в полтора. Главное, что через вход внутрь точно не пролезет Рырур, а значит можно спокойно спать не опасаясь шуток этого ребенка.

Перекусив слизняками мы сразу отправились спать. Рырур же все это время занимался судоку. По его просьбе я создал ему еще несколько сотен судоку повышенной сложности.

Мне используя нейросеть это не составило труда. Меня кстати удивила скорость Рырура с которой он решает эти головоломки. И ведь он держит их в своей памяти и при этом решает, а это очень не просто.

Уже просто глядя на это я могу сказать уверенно, что индекс интеллекта у него никак не ниже ста двадцати, но мне почему-то кажеться, что у него все же индекс повыше и как бы не две сотни. Он очень быстро обрабатывал информацию.

Еще вчера я впервые ознакомил его с математикой на уровне большем чем сложение и вычитание, а именно на таком уровне он знал ее до нашей встречи. Уже сегодня он у меня уточнял что такое интегралы и для чего они нужны, а потом через час решил задания по алгебре с моего выпускного экзамена в школе.

Но чистая математика ему была не интересна, а вот использовать ее на практике для чего-то это приводило его в восторг. Судоку же стали его любимым развлечением сегодня и я надеюсь это отвлечет его от того чтобы придумывать для нас розыгрыш на завтрашнее утро.

Я кстати проанализировал по просьбе Кхоргитара чем таким обработал его открытые участки тела Рырур, для этого мне пришлось лизнуть руку соседа, но оно того стоило.

Оказалось, он преобразовал свою слюну в мутаген который изменил верхний слой кожи Кхоргитара добавляя возможность роста волос там где это даже не предусмотрено, а также запрограммировал зеленый цвет волос.

Я даже ради развлечения во время пути попробовал рассчитать необходимую генетическую коррекцию для подобного, но расчеты быстро превысили вычислительные возможности нейросети, а потому я просто оставил их в покое. Рырур же создал такой сложный мутаген просто своим желанием.

С каждой минутой проведенной вместе с ним я все больше и больше начинаю считать, что его вид не был естественным, мне кажется, что вид Рырура был создан искусственным путем как некий аналог суперсолдат или чего-то подобного, но потом что-то пошло не так и они стали самостоятельным видом.

Перед сном я поделился этой идеей с Кхоргитаром и он сказал, что в этом что-то есть. Но он в искусственно созданных существах не особо разбирался, ему это не требовалось ни как солдату, ни как капитану позднее. Но он знал, что генетические изменения производят при каждой колонизации новой планеты для адаптации к новым условиям, это было все что он знал по теме.

Утро наступило быстро. Одно мгновение я засыпал и обдумывал происхождение Рырура и в следующий момент я проснулся от того, что меня за плечо тронул Кхоргитар.

Выбравшись наружу мы увидели Рырура который лежал на листьях и подбрасывал в воздух листья своими щупальцами, а после этого другими щупальцами наносил удары по падающим листьям.

Судя по хлопкам и тому, что за кончиком щупалец уследить было сложно, то коготь на конце щупальца преодолевал звуковой барьер. А это было очень быстро. Наконец-то закончив со своим развлечением Рырур повернулся к нам.

В следующий момент я почувствовал то что собирался сделать он в следующий момент и чисто на уровне рефлексов попытался увернуться от новой раны в области правой щеки.

В следующий момент и я и Рырур замерли не понимая, что произошло. Я узнал о том, куда он ударит щупальцем за пару десятых секунды до того как он это начал делать.

Рырур отмер первым и вновь пытался меня атаковать, но я вновь успел увернуться от его выпада щупальца. Следом последовало еще два выпада, на первый я успел отреагировать, а вот последний все-таки настиг меня и нанес рану, которую правда сразу зализал Рырур.

— Это что только что было? — спросил у меня Кхоргитар когда закончились наши непонятные игры с Рыруром.

— Хрен его знает, — ответил я, — Но я за пару мгновений чувствовал куда и как он ударит щупальцем, но это не помогло стоило ему увеличить скорость. У меня есть три варианта, один более менее реальный и два более фантастичных.

— Начни с более вероятного, — произнес мой сосед засыпая вход в землянку листьями.

— Он не заметил как транслировал мне мысли о том, что собирается сделать, а я автоматически отреагировал и попытался увернуться. — произнес я.

— А какие тогда фантастические? — спросил он у меня.

— Я считал сам его мысли или я предсказал будущее. Но я ведь не псион, а значит это маловероятно, это означает о том, что скорее всего первый вариант правильный, — ответил я. — Да и помнишь, он говорил о том, что связь должна улучшиться.

— Рррр-рурр-рррррррр, — произнес Рырур несмотря мне в глаза, но я все равно понял о чем он говорил, но это не было похоже на то как ранее я понимал его речь, тогда я чувствовал в своей голове чужие мысли, но сейчас я словно понимал его рычание. В этот раз Рырур и сам хотел разобраться в произошедшем вот и проревел несколько раз одно слово, «Проверка, проверка, проверка».

— Хм, я его понял не смотря в глаза, — произнес я переглянувшись сначала с Кхоргитаром, а потом и Рыруром.

— Рррр-рыр, — «Я тоже», — ответил Рырур мне. И для проверки отбежал метров на пятьдесят и вновь рыкнул.

— Ничего не понял, — ответил я. Было заметно, что и Рырур не понял мои слова, но стоило ему приблизится метров на десять к нам и его речь вновь стала понятной мне, а моя ему. — Как мне кажется это что-то связанное с псионикой.

— Я в этом деле не разбираюсь, так что помочь не могу. А теперь хватит экспериментировать нам пора, даже хорошо, что вы друг друга понимаете без контакта глаз в случае экстренной ситуации это поможет.

— Надо срочно выбираться с этой планеты, я хочу знать что со мной происходит. — произнес я немного нервно. Ведь получается мутация зашла довольно глубоко раз я уже мог понимать на расстоянии Рырура, да ничего плохого я пока не вижу в мутации, но это пока.

Молча собравшись мы продолжили путь. Следующие четыре дня прошли однотипно, мы просто шли молча вперед каждый думая о своем. Рырур же перешел на более сложные математические головоломки

Единственная разница была в том, что по моей просьбе Рырур теперь по утрам не наносил рану там где ему захочется. Он просто осторожно царапал ладонь после этого капал на рану свою слюну. Я же при помощи нанитов нейросети пытался проконтролировать происходящее, но кроме ускоренной регенерации ничего не наблюдалось

Сам Рырур сказал после того как слизнул в очередной раз мою кровь, что еще рано и мне необходимо продолжать получать его слюну напрямую в кровь. Отказаться я не мог так как в таком случае я получал бы тоже самое, но в принудительном варианте.

Рырур не считал должным считаться с нашим мнением. Что именно происходит с моим организмом я не понимал, но никаких плохих последствий пока не было заметно, разве что аппетит увеличился раза в два, но это может быть из-за долгого путешествия.

Рырур не мог объяснить какой именно должна быть кровь у меня в итоге. Я вообще в химическом составе разницу не видел, лишь энергетический потенциал клеток постепенно рос.

К концу шестого дня нашего путешествия мы добрались практически добрались до места падения корабля Кхоргитара. Через лес проходила полоса с низкими всего в пять, шесть метров высотой деревьями.

Сами деревья фонили не слабо радиацией. Судя по всему эта просека была создана падающим кораблем. По мере того как мы приближались к кораблю уровень радиации вокруг начинал расти.

Уже в пяти киломтерах от горы возвышающеся над просекой которая была на самом деле кораблем Кхоргитара уровень радиации стал предельным для меня. Если направлюсь дальше у меня начнется клеточный распад, да и так норма излучения была превышена почти в пятьсот раз. Лишь более высокая устойчивость модифицированного организма вместе с нанитами позволяли мне находится тут без последствий.

— Дальше мне идти опасно. — произнес я.

— Хорошо, тогда жди тут, — произнес он и выбросив все из своего рюкзака направился в сторону корабля.

— Долго не задерживайся. — попросил я его, мне не хотелось лишиться товарища.

Рырур стоило нам войти в зараженную зону стал чувствовать себя лучше. Я на всякий случай проверил уровень радиации рядом с ним, каково же стало мое удивление когда оказалось, что рядом с ним радиация почти не превышала норму.

На расстоянии двадцати сантиметров от него уровень радиоактивного излучения превышал норму всего на пару процентов. А стоило убрать руку дальше и сенсоры нейросети сразу фиксировали резкое повышение излучения.

Еще одним интересным фактом было то, что после того как он где-то прошел там была чистая зона которая правда потом быстро заражалась вновь. Вот теперь я был уверен на все сто процентов, вид разумных к которому принадлежит Рырур был искусственно выведенным.

Устойчивость к радиации и возможность деактивации территории весьма полезная вещь для солдата. Жаль, что сам Рырур кроме сказок которые ему рассказывали родители ничего не знает о своем виде.

Через два часа вернулся Кхоргитар со всеми признаками лучевой болезни. Я сразу попросил Рырура находится рядом с ним. Паралельно Кхогргитар ел лечебных жуков.

Слюну Рырура он не захотел использовать так как не знал как она будет работать с лучевой болезнью. Только часов через шесть Кхоргитар восстановился настолько что при разговоре не плевался кровью, а язвы перестали появляться на теле.

— Что-то ты слишком хреново выглядишь, — произнес я.

— Там где я раньше брал пластины их уже нет, все выбрал в прошлый раз. И мне пришлось лезть к самой дыре в реактор. Кажется я немного переоценил устойчивость к радиации моего организма. Мне так хреново не было еще никогда. — произнес он хриплым голосом.

— Ты уже все принес? — спросил я у него нахмурившись, потому что понимал, что скорее всего еще одного такого похода к реактору Кхоргитар не переживет.

— Если бы, в рюкзаке и трети нет, — произнес он, — Ты сам видел ожоги на руках, я уже не мог просто брать в руки ничего.

— Тогда у нас есть проблема, тебе точно нельзя туда вовзращаться, да и тут находиться не желательно, — произнес я, — Рырур, возьми Кхоргитара на спину к себе как и его рюкзак, — произнес я и Рырур сразу выполнил мою просьбу.

— Нам надо добыть остальные, — произнес еле слышным голосом Кхоргитар, все таки он слишком долго был там.

— От того, что ты там сдохнешь лучше не станет. — произнес я, — Так что молчи. Рырур, давай к той поляне где ты мутанта убил последнего.

— Ррррр, — согласился он и начал прыжками удалятся от меня.

— Надеюсь, что все же оклемается, — произнес я.

К тому моменту когда я пришел к поляне Кхоргитар был уже без сознания и несмотря на внешнее улучшение состояния организма внутри было все хреново и если ничего не сделать, то скорее всего он не доживет до завтрашнего дня.

А потому надо спасать его. Для начала я попросил Рырура накапать своей целебной слюни мне на кожу. Клетки кожи были облучены и поэтому я мог при помощи нанитов проконтролировать что с ними будет при взаимодействии со слюной.

Оказалось слюна обладала тем же эффектом, что и сам Рырур, только в гораздо более слабом варианте. Ни о каких двадцати сантиметрах можно было и не говорить. Но около одной десятой миллиметра от клеток слюны радиация исчезала, а дальше клетки начинали регенерировать и восстанавливаться.

Так что можно было быть уверенным в том, что слюна поможет с лучевой болезнью. Следующий час я только и делал, что заставлял Рырура выделять слюну которой я обмазывал с ног до головы Кхоргитара, делал небольшие проколы в артерии Кхоргитара и заливал их слюной, была надежда, что хоть частично она попадет в кровь до того как рана исцелится. Помимо этого я давал выпить ее принудительно.

К сожалению насколько эффективными были мои с Рыруром действия сложно понять, но дыхание у Кхоргитара нормализовалось. И сенсоры нейросети показывали, что уровень радиации исходящий от него сильно упал.

Пока Кхоргитар был без сознания я решил проверить один метод как добраться к реактору за пластинами. Для начала Рырур поймал в десяти киломтерах отсюда необлученную зверушку после чего покрыл ее своей слюной и отнес к кораблю.

Самому Рыруру радиация не страшна, но он к сожалению не мог достать необходимые нам пластины так как не понимал что это такое и как их доставать. Да и я сам не знал, ведь там не бывал ни разу.

А считать память у Кхоргитара Рырур не мог. Вот и приходилось выкручиваться. Через пару часов Рырур вернулся со зверушкой, как выяснилось его слюна действительно защищает от радиации, но я не предусмотрел того, что зверушка дышит и вдыхала она зараженный воздух.

Так что животное было при смерти и не умерло только благодаря слюне Рырура которой оно было покрыто. Ну что же защиту от радиации можно сказать мы нашли.

Дыхательные пути можно было закрыть куском ткани пропитанным слюной Рырура, в таком случае можно будет добраться до реактора. Проблема была в том, что я не знал, что необходимо делать и где именно доставать пластины.

К следующему утру Кхоргитар очнулся и чувствовал себя весьма неплохо. После того как он выслушал мой рассказ о его вчерашнем состоянии он согласился, что так не стоит делать.

И лишь через три дня мы решили повторить попытку, только в этот раз Кхоргитар был покрыт слюной и дышал через тряпку из куска его комбинезона. С ним также пошел Рырур на случай если он потеряет сознание то он схватит его и дотащит до безопасного места.

Через пять часов Кхоргитар сидя на спине Рырура вернулся. Как оказалось Рыруру пришлось трижды облизывать всего Кхоргитара чтобы подновить его защиту от радиации.

Но в итоге все получилось и они притащили все необходимые пластины для того чтобы закончить экранирование пещеры. Поскольку больше тут на делать было нечего мы сразу отправились в обратную дорогу чтобы остановиться на отдых подальше от корабля и мутантов которые живут вокруг него.

— Теперь домой и за работу, — произнес я когда мы втроем сели перед костром поздно вечером.

— Да, там работы на пару дней максимум, установлю все пластины и перенастройку маяк. — произнес Кхоргитар, — Я правда не уверен в том, что смогу переделать его чтобы он еще и принимал сообщения, но отправлять он должен точно будет.

— Рррррр-руррры, — прорычал Рырур.

— Что он сказал? — спросил у меня Кхоргитар.

— Он хочет, чтобы я с ним сходил к нему домой, — произнес я и посмотрел на Рырура, — Это обязательно?

— Ррррр, — ответил коротко он, тут было понятно и без перевода, что да. — Ррррррр.

— После того как он доведет тебя к пещерам он со мной уйдет на три дневных цикла. — произнес я понимая, что отказаться у меня не получится.

— Ничего страшного сам справлюсь, — произнес Кхоргитар, — А я и не знал, что у него есть дом, думал он просто где хочет там и ночует.

— И я не знал. — ответил я.

В течении следующих шести дней мы добрались обратно к нашим пещерам. За прошедшее время мало что изменилось. Нас не было больше двух недель и за это время только ранее выросшие кусты на кромке леса начали засыхать, да ручей падающий со скалы несколько уменьшился в размерах.

Стоило нам немного передохнуть и перекусить после дороги как Рырур сказал, что нам пора идти. Для того чтобы было побыстрее он посадил меня к себе на спину и закрепил там двумя щупальцами, после этого большими прыжками начал бежать через лес.

Скорость передвижения была больше сотни километров в час и это в лесу. На прямой Рырур явно мог разгонятся гораздо быстрее. Но мне и этой скорости хватало для того чтобы нервничать.

Столкновение с деревом на такой скорости я скорее всего не переживу, оставалось надеяться на то, что Рырур справится с бегом и никуда не врежится. Первая остановка была часов через пять подобного бега. За это время мы уже преодолели большее расстояние чем то которое отделяло корабль и пещеры.

Но это было лишь начало пути. Убив химеру Рырур поделился со мной ее мясом которое я побыстрому зажарил на костре. Через полтора часа мы продолжили дорогу.

Следующая остановка была через шесть часов на берегу моря. Я провел быстрый анализ воды и она была близкой к обычной морской, только с высоким содержанием различных примесей.

— Далеко еще? — спросил я у него.

— Нет, но ночью туда лучше не идти, — ответил Рырур мысленно при этом без своего привычного рычания. Я с удивление посмотрел на него, — Твоя кровь уже перестала менятся. Отец говорил, что когда это произойдет то разумные смогут понимать нас мысленно.

— Хм, так куда ты меня ведешь все таки? — спросил я у него.

— Место в котором я жил до гибели родителей, после я не мог там оставаться. Там все напоминало о родителях и я ушел. — ответил он.

— Так зачем я там нужен? — спросил я у него.

— Ты мой друг, единственный друг, — произнес серьезно Рырур. Что интересно понятие дружбы он узнал всего дней десять назад от меня. — Я хочу показать тебе кое-что. Но не спрашивай что это, я не знаю, но отец с матерью постоянно там пропадали. — произнес Рырур.

Любопытство не давало мне быстро заснуть удалось задремать только перед рассветом. И едва солнце взошло пришлось вставать и продолжать дорогу. Через час бега вдоль берега моря мы внезапно свернули вновь в джунгли в которые превратился лес еще во время вчерашнего путешествия.

И вот теперь появилось то, что меня сильно удивило. Прямо под нами шла дорога из пластобетона. Да поверх нее было много всякого мусора, но все же в некоторых местах можно было увидеть пластобетон.

Вскоре я спустился со спины моего четвероногого товарища и пошел дальше пешком. Вдоль края дороги периодически стояли столбы увитые растениями. Подойдя к одному из них я ножом срезал растения и увидел пластобетон.

Все это говорило, что когда-то на этой планете существовала разумная жизнь и она была относительно развита. Дорога от берега вела далеко вглубь джунглей, но мы прошли не больше пяти километров после чего свернули вправо на более узкое ответвление.

Тут уже пластобетон был виден практически везде. Судя по всему относительно недавно тут проводили очистку. Ну как недавно, лет десять, двадцать назад поверхность пластобетона была очищена от растений.

Долго нам идти не пришлось и метров через триста мы наткнулись на сферический купол поверх которого росли растения. Но меня больше заинтересовал огромный камень выше меня ростом приваленный ко входу в купол.

— Это твой дом? — спросил я у Рырура.

— Да, — ответил он мне сдвигая щупальцами камень в сторону. — Я иногда прихожу сюда чтобы не заросло все, но надолго оставаться не могу. Проходи внутрь.

— Это как? — в шоке я уставился на довольно большое пространство внутри которое явно было больше в несколько раз по сравнению с тем чтобы было снаружи.

— Вот это отец с матерью и изучали. Они считали, что это ключ к тому чтобы покинуть эту планету. — произнес он грустно. — Идем, мой дом недалеко.

— Я уже видел нечто подобное, но не в таком масштабе, — произнес я, — Больше двух тысяч больших циклов назад жила одна раса в этой части галактике которая умела делать вот такие фокусы с пространством. Правда до этого я не видел чтобы это было в таком масштабе. Стой, — крикнул я когда увидел впереди засветившееся кольцо на полу когда к одному из сохранившихся зданий начал приближаться Рырур.

— Что такое? — спросил он недовольно он.

— Я встречал такие круги, они переносят куда-то попавших в них. — ответил я.

— Я знаю, этот круг ведет к моему дому, — произнес он повернувшись к зданию, — Иди за мной.

— Ты уверен, что это безопасно? — спросил я у него, на что тот не ответил и просто встал на круг чтобы исчезнуть. Через десять секунд он вновь появился в круге и выйдя из него вновь зашел внутрь.

Мне ничего не оставалось кроме как последовать за ним и едва я вошел в круг как перед глазами на мгновение появилось много света, но не успел я присмотреться как оказался в каком-то помещении, рядом находился Рырур.

Выйдя из светящегося круга я осмотрелся. Помещение было довольно большим, метров четыреста квадратных не меньше. Все поверхности светились равномерным белым светом от чего казалось что тут вообще нет стен.

— Идем дальше, — произнес он и прикоснулся к стене своей лапой, панель на стене на миг моргнула и исчезла открыв проход. — Это комната родителей, — произнес он показывая на проход идущий вправо от коридора. Внутри комнаты стояла огромная лежанка из какого-то пластика внутри лежали синтетические подушки. Но меня больше заинтересовали кристал стоящие на полках вдоль стен.

— Не знаю, но я прикоснуться к ним не могу. В детстве отец говорил, что когда выросту то он разрешит это мне делать, но сколько бы я не пытался у меня не получалось. — грустно произнес он. Я зайдя в комнату потянул руку к кристаллу чтобы проверить как он не дастся мне, но меня ничто не остановило и едва я коснулся к кристаллу как у меня перед глазами потемнело и я оказался в каком-то помещении с зелеными панелями.

— Сынок, если ты активировал этот кристалл значит мы не дожили до твоего совершеннолетия. — обернувшись я увидел двух существ похожих на Рырура только более крупного размера. Одно из них отличалось более утонченными чертами. При этом оба были в какой-то обтягивающей одежде. — Первым делом мы хотим поздравить тебя с твоим столетием, именно в этом возрасте у нас на родине разрешалось брать ответственность за свои поступки на себя и даже женится, — тут существо обняло щупальцами второе и подтянуло к себе, — Помни мы тебя любим и ты самое дорогое что у нас есть. Теперь о том, что тут находится, все кристаллы содержат все наши знания, я и твоя мама потратили не один месяц чтобы записать ментальные копии на них. Но эти знания просто голые знания и без опыта они тебе ничем не помогут, поэтому не ленись заниматься и когда-то ты станешь умнее даже меня с твоей мамой. Скорее всего мы застряли на этой планете если ты слушаешь эту запись. В нашей лаборатории должен быть красный кристалл на который мы записали все наши исследования по поводу поля блокирующего электронику. Надеюсь мы сможем понять как его отключить, но пока мы можем лишь сказать, что всего шесть источников излучения на планете, один из них находится где-то под этим куполом. А сейчас возьми кристаллы под номером один и два и ложись в кровать. — после этих слов родители Рырура еще несколько раз признались в любви к нему и меня выкинуло в реальность.

— Алекс, что с тобой? — спросил у меня Рырур когда я упал на пол. — Как ты смог прикоснуться к кристаллу?

— Не знаю, Рырур, не знаю, — произнес я встав на ноги, легкая головная боль говорила о том, что только что опять мне износиловали голову, только в этот раз это сделал кристалл. — Попробуй сам коснуться его, там послание для тебя.

— Для меня? — удивился Рырур и с большим волнением коснулся щупальцем кристалл. Через секунду он очнулся и осел на том месте где стоял, — Мама, папа, — произнес он. В его ментальном голосе слышалась боль и грусть. — Почему, почему вы умерли, зачем нам надо было уезжать с этой планеты, если бы не эти ваши поиски вы были бы живы, — кричал Рырур и бил во все стороны щупальцами и хвостом.

Я на всякий случай чтобы не попасть под раздачу выполз на четвереньках из комнаты и уже в коридоре встал на ноги. Рыруру явно надо было побыть одному. А потому я решил пока посмотреть что было в других помещениях.

В соседней комнате стояла пластиковая лежанка только гораздо меньших размеров. Помимо этого в комнате было много всяких деревяшек на которых были следы когтей и ударов щупалец. Также в углу стоял столб обернутый толстой веревкой, волокна из веревки торчали во все стороны.

Видимо это была либо комната Рырура, либо его игровая в детстве. В третьем помещение которое находилось дальше по коридору в воздухе висели какие-то платформы.

Помимо этого в одном углу стоял стол на котором лежала различные приборы. Что именно все они делали я не знал, но один я все таки опознал. Это был браслет наподобие того который подарил мне профессор Хэсс.

Не знаю что меня дернуло, но я словно забыл о опасности и сразу подошел к столу чтобы схватить и одеть на руку браслет. В следующий момент момент я упал на пол и начал чувствовать как у меня из руки в браслет вытягивается моя кровь.

Я сразу попытался сдернуть его с руки, но стоило прикоснуться второй руке как она словно прилипла к браслету и кровь высасывалась уже через две руки. Меня уже мутить начало от потери крови как все прекратилось, а в сознании появилась краткая инструкция как пользоваться браслетом.

С трудом встав на дрожащие ноги я вновь попытался снять браслет. Но ничего не получилось, тогда я попробовал как сказано в инструкции создать клинок и он через мгновение появился в руке.

Управление было идентичным тому браслету который у меня был, только если тот я управлял при помощи нейросети, то этот управлялся мыслью. Ради интереса я вытащил из памяти нейросети конструкцию портативного генератора энергетического щита.

Я хотел понять будет работать генератор на этой планете или нет. Как оказалось да будет работать. Но надо будет проверить это за пределами купола, а то может быть тут особые условия.

Превратив генератор обратно в браслет я услышал шаги Рырура. Как оказалось он за прошедшее время успокоился и теперь уже искал меня. Увидев меня в помещении он и сам зашел внутрь после чего запрыгнул на одну из платформ.

— Спасибо, — произнес он, — Ты не представляешь, что для меня значит услышать их еще хотя бы один раз.

— Не за что, — произнес я, — Так ты будешь использовать кристаллы?

— Не могу, — произнес он, — Я к ним коснуться не могу как и раньше. Может это связано с тем что мне нет ста лет? — неуверенно произнес он.

— Мне как-бы тоже далеко не сто лет, ты старше меня даже. — произнес я.

— Алекс, попробуй коснуться кристаллы еще раз. — попросил он у меня. Отказаться я не мог, судя по всему он сейчас чувствовал себя сильно не хорошо.

— Хорошо, — ответил я и направился обратно в комнату к родителям Рырура.

В этот раз я с опаской потянулся пальцем к кристаллу который был подписан цифрой один на языке Рырура. В этот раз я также как в первый смог коснуться самого кристалла.

Вот только была и разница, нейросеть сразу просигналила, что идет загрузка информации с неизвестного источника напрямую в мою память минуя нейросеть. Первые несколько секунд я ничего не чувствовал, но стоило мне немного расслабиться как я словно удар по голове получил.

В моем сознании стали возникать воспоминания, вот только принадлежали они вовсе не мне. Они принадлежали отцу Рырура тому времени когда он поступил в школу.

Меня же крутило из-за того, что воспоминания не предусмотрены для человека. У нас совершенно разная физиология. Я попытался взять под контроль свои мысли, но в следующий миг я перестал ощущать себя человеком, теперь я считал себя риртом.

Не знаю сколько времени прошло в сознании, но у меня в памяти был один год из жизни отца Рырура. Все его мысли, все что он чувствовал, чувствовал и я. Хорошо еще, что этот год посвящался тому как усмирять свои инстинкты и большую часть времени отец Рырура проводил в медитации.

Как оказалось у Риртов были серьезные проблемы чтобы своим разумом контролировать инстинкты. Слишком сильны они у них были, у молодых риртов часто бывали срывы когда они бросались на все что движется. А учитывая, что даже малыш риртов сильнее человека раз в десять, то можно представить, что творится среди детей.

Помимо медитаций отец Рырура изучал письменность и основы математики. Так что теперь я вполне неплохо мог писать и читать на языке риртов который почему-то был весьма схож с языком инопланетян ради которых мы и прибыли в эту часть галактики.

Наконец-то несколько часов спустя я смог открыть глаза. Рырур стоял прямо надо мной и капал мне на лицо своей целебной слюней. Следующие минут десять Рырур расскзаал о том, что произошло со мной.

Я просто упал на пол и у меня начала течь кровь из ушей, глаз, носа и рта. Рырур испугался и начал заливать мою голову своей слюней, это и работа нанитов спасла меня от сильнейшего инсульта который я получил.

Сейчас я был уже почти здоровым и решил больше не трогать эти чертовы кристаллы. Они не предназначенные для людей. Кстати Рырур теперь смог приконсуться к кристаллу, он кстати год жизни отца воспринял гораздо легче чем я.

Да ему было не легко, но он остался стоять на лапах. Из-за такого состояния мы решили больше ничего не делать сегодня и просто отправились спать. Рырур остался в комнате родителей так как в свою старую кровать он уже не помещался, я же лег как раз в его кровати.

Сон не сразу ко мне пришел, но усталость и пережитые события сегодняшнего дня дали о себе знать, через полчаса я уже спал и видел во сне Грею и Кару с которыми занимались мы чем-то очень неприличным.

Глава 7

Второй день дома у Рырура прошел в попытказ разобраться с тем что исследовали его родители. То что я ранее принял за лабораторию оказалось вовсе не лабораторией, а просто мастерской в которой родители исследовали различную работающую технику.

Основная же лаборатория находилась в другом здании. Для этого пришлось покинуть дом через телепортационный круг и пройти еще несколько десятков метров к такому же кругу и зданию.

Вновь короткий миг дезориентации и мы оказались в гораздо большем помещении. Площадь была явно больше тысячи квадратных метров. В центра стояла непонятное сооружение метров десять в длину и в ширину не меньше пяти.

Визуально оно было похоже на косточку от фрукта по форме. Помимо этой непонятной хрени вдоль стен стояли столы на которых было множество кристаллов от чего я даже передернулся весь так как вспомнил вчерашний день и то как я едва не сдох от перегрузки мозга.

Некоторые кристаллы светились слабым едва желтоватым светом. Рырур вновь попробовал коснуться кристалл своим щупальцем и вновь у него ничего не получилось.

После он посмотрел на меня ожидающе. Но я сделал вид, что не понял его взгляда, мне вовсе не хотелось вновь чувствовать то что пришлось мне пережить вчера.

— Алекс, прикоснись к кристаллу, — попросил меня Рырур когда понял, что я игнорирую его взгляд.

— Ты ведь помнишь, что было со мной вчера? — спросил он у меня.

— Но ведь после первого было все нормально, и этот такого же цвета, — произнес он умоляюще.

— Хорошо, но вначале мы подготовимся, — произнес я, — Вот накапай сюда своей целебной слюны, — взял я колбу из прозрачного пластика со стола.

— Сделаю, — ответил он довольно улыбнувшись.

— Я сейчас подготовлюсь, мне пару минут надо, — произнес я сев на пол рядом со столом на котором стоял кристалл.

Первым делом я через нейросеть направил большее количество нанитов в мозг на случай если инсульт повторится. Во вторых я попытался используя рассказы Греи погрузиться в глубокую медитацию, по ее словам во время этой медитации способности мозга улучшаются в несколько раз.

Не замечая особо большой разности я протянул руку и прикоснулся к кристаллу. Перед тем как я перестал ощущать свое тело я почувствовал как пробирка уткнулась мне в рот и я выпил слюну Рырура. В любое другое время я бы побрезговал вот так пить чужую слюну, но я старался ее воспринимать как лекарство.

После небольшой дезориентации я оказался в небольшом помещении с большим окном за которым виднелось озеро с фиолетовой водой. В самом помещении стоял стол и лежанка похожая на те в комнатах Рырура, только эта представляла из себя нечто высокотехнологичное судя по миганию огоньков на боковой панель.

Но больше меня заинтересовала не лежанка, а голографический дисплей на столе. Едва я приблизился к столу он возник из неоткуда. Язык благодаря вчерашнему дню я знал, а потому сразу смог понять, что передо мной был обычный рабочий компьютер.

Но прежде чем начать разбираться с тем, что появилось передо мной я решил попробовать выяснить где нахожусь, но мысленное обращение к нейросети ничего не дало.

Я ее не чувствовал, нечто подобное было когда я слушал обращение родителей Рырура к своему сыну, а потому волноваться не стоит, как мне кажется тут используется схожий принцип. И раз я уже тут оказался, то можно осмотреться внимательнее и особенно разобраться с появившейся голограммой.

Прикоснувшись рукой к пункту меню под названием «Проект Зиг 11.2.7». Именно он был впереди остальных, а значит скорее всего им пользовались чаще всего. В открывшемся меню было несколько пунктов.

Их названия мне ничего не говорили кроме одного. Демонстрация, вот этот пункт я и нажал. Сразу же на голографическом экране появилась та самая косточка которая стояла в центре лаборатории.

Больше ничего не было и решил воспользоваться привычными мне жестами по голографическим дисплеем Содружества для управления. К моему удивлению получилось, стоило мне одной рукой нажать на косточку, а второй провести круг по часовой стрелке как косточка приблизилась.

Двойное нажатие на косточку вызвало выпадающее меню. И чего тут только не было. Жаль, что язык риртов я знал отвратительно, на детском уровне. Но даже с такими познаниями языка мне удалось узнать многое интересное.

Эта косточка была созданным по псионическим технологиям средством для путешествия под землей. Зиг был выращенный из плода какого-то дерева с этой планеты.

Косточка подверглась сложной мутации при помощи мутагенов которые производили в своем теле родители Рырура. Помимо этого постоянное псионическое воздействие создало искусственный разум который и управлял этой подземной капсулой.

Выйдя из демонстрационного режима я понял, что означали остальные пункты меню, это были цепочки мутаций через которые провели косточку. Я просто охренел от масштаба работы который проделали родители Рырура.

Больше двадцати тысяч направленных мутаций. И ведь их все необходимо было рассчитать. Мне даже страшно от уровня интеллекта этих незнакомых мне риртов становится. Даже имея доступ к всему оборудованию профессора Хесса я сомневаюсь, что смог бы создать нечто подобное из косточки.

Часов через десять когда я более менее ознакомился с данными по этому проекту я начал думать как мне отсюда выбраться. Но стоило мне подумать об этом и я сразу оказался в своем теле.

Проверив нейросеть выяснилось, что прошло всего около минуты времени. Головная боль и отчеты нейросети говорили о перенапряжении мозга, но до вчерашнего было очень далеко, мне просто требовался отдых в течении пары часов и можно было подобное повторять.

— Ну что там? — спросил у меня Рырур о котором я вообще забыл за прошедшее время внутри кристалла.

— Там рабочий кабинет и что-то типа компьютера, — произнес я, — Кстати мое тело ведь оставалось на месте?

— Да, — ответил Рырур.

— Тогда получается, это нечто вроде виртуальной реальности, но созданной на псионической основе. — произнес я, — Мое сознание туда утянуло и я там мог работать причем при значительном коэффициенте растяжения времени, для меня там прошло не меньше десяти часов. Очень интересная технология и ведь там нет ни капли электроники, а значит и это непонятное излучение не будет действовать. Твои родители гении.

— Я знаю, — ответил Рырур, — Там есть что-то полезное?

— Ну как сказать, я мало разбираюсь в терминах используемых твоими родителями да и язык ваш знаю плохо, но то что я смог понять говорит о том, что вот это, — указал я на гигантскую косточку по центру лаборатории, — Должно использоваться для перемещения под землей. Вчера когда я слушал сообщение твоих родителей они говорили о том, что источник излучения которое портит электронику находится под нами. Как мне кажется твои родители создали этот транспорт для того чтобы добраться до него.

— Верно, — услышал я незнакомый голос в голове. — Меня создали для этого.

— Ты разумный? — спросил я повернувшись к подземному транспорту вместе с Рыруром.

— Осознаю ли я себя? Да осознаю, но я не полноценный разумный, я просто инструмент созданный для выполнения определенной задачи. И я откровенно говоря заскучал за прошедшее время с моего созревания. — произнес транспорт. — Можете меня называть Зиг.

— Еще один псион нашелся, — схватился я за голову. Мне уже начало казаться, что имплант псионической защиты вообще не работает, шастают тут в голове моей все кому не лень. И Рырур и вот искусственный транспорт, — Я, Алекс, но ты и так это уже знаешь из моей памяти.

— Я не могу считывать память только мысли направленные вовне, — ответил Зиг, его слова меня немного успокоили, но ведь не факт, что он говорит правду.

— Хорошо, для чего ты создан? — спросил я у него.

— Для передвижения под землей, — ответил он мне, — при помощи биоантигравитации у меня исчезает вес. Фазовый сдвиг позволяет проходить сквозь материальные мало энергетические объекты, телекинез движитель.

— Интересно, — произнес я задумавшись. Биоантигравитатор это и для Содружества не новинка, на некоторых планетах люди прошли генетические изменения с целью его приобретения из-за условий планеты. Фазовый сдвиг тоже вполне известная науке Содружества вещь, только очень и очень прожорливая. Но у спецподразделений есть скафандры которые позволяют ходить сквозь стены. Правда тут это на биологической основе и мне сложно представить сколько энергии должно тратится на подобную вещь. Ну, а телекинез это телекинез, сам я не сталкивался, но в голонете видел записи с А ранговыми псионами которые челноки в воздух поднимали силой мысли. — Подробные характеристики и принцип управления скинуть сможешь?

— Да, вы как опекун наследника семьи Рарокар имеете для этого доступ, — произнес Зиг. Я же был сильно удивлен мыслями Зига которые он мне передал.

— Опекун? — удивленно спросил я у Зига. — Как такое может быть?

— Сканер на входе определил стандартные характеристики показывающие, что вы опекун, биологические показатели вашего организма показывают, что вы приняли на себя обязательство об опеке над несовершеннолетним риртом. Редко когда представители других видов становятся опекунами риртов, но это бывает и это законодательно закреплено.

— Твою же мать, — ругнулся я понимая, что то что делал Рырур было вовсе не подготовкой для полноценного общения. Это была процедура усыновления, хорош папаша у Рырура, обманул сына и научил его как привязать себя к взрослым другого вида, чтобы те взяли заботу о ребенке на себя. — Рырур, привет сынок, — усмехнувшись от осознания ситуации произнес я. — Теперь я кажется понимаю почему могу использовать кристаллы с информацией.

— Что это все значит? — недоуменно произнес Рырур сев на задницу и переводя взгляд с меня на Зига и обратно.

— А то и значит, ты теперь мой подопечный по законам риртов и хоть я и стал им без своего ведома я должен о тебе заботится и как мне кажется тут не обошлось без ментальной закладки. — произнес я.

— Ты теперь мой папа? — как-то неуверенно произнес он.

— Нет, я твой опекун, ты мой подопечный, это немного другие отношения. — произнес я и подумал о том как представляю себе смысл этого понятия. Рырур как я и думал считал это понятие из моего сознания.

— Вот как, — произнес он. — Извини, я не знал, что так будет. Отец мне говорил, что при помощи того варианта слюны я смогу наладить отношения с другими разумными.

— Вот и наладил, — произнес я, — Ладно, это наверное к лучшему. Без этого я сомневаюсь, что смог бы использовать кристаллы собранные твоими родителями, а ты еще лет сорок бы не имел доступ к ним.

До конца мы занимались знакомством с лабораторией. Сам Зиг обладал только базовой информацией которую ему загрузили в память даже еще до его осознания.

А осознал он себя уже после того как родители Рырура погибли. С Рыруром он не связывался так как по понятиям риртов до столетия они сущие дети и не имеют право ни на что.

Он даже сейчас не общался с Рыруром считая того несмышленышом, Зиг обращался только исключительно ко мне как к его опекуну. Честно говоря мне подобное не сильно нравилось, но лезть в законы другого вида разумных мне не хотелось.

Но кое-что было в этих законах. То что я видел в воспоминаниях отца Рырура показывало полную психологическую нестабильность в детстве и полное отсутствие контроля над собой.

Ежедневные драки просто потому что захотелось, различные поступки которые могли привести к травмам или даже смерти и многое другое. Рырур на фоне своего отца смотрится очень серьезным разумным.

Правда отцу в воспоминаниях было лет десять не больше. Какой Рырур был в этом возрасте я не знаю. На мои вопросы по этой теме он не хочет отвечать принципиально.

Кристаллы в лаборатории были в основном накопителями информации, вот только помимо этого они были устройствами ментальной виртуальной реальности. При активации своим разумом оказываешься в созданном псионическим методом пространстве где и можешь ознакомится с информацией в обычном формате на различных носителях.

На самом деле информация была не на компьютерах, но родители озаботились и сделали так чтобы легче ее воспринимать. Ведь прямая передача воспоминаний весьма не слабо бьет по мозгами.

До конца дня я ознакомился с еще несколькими кристаллами. В основном каждый кристалл был посвящен какому-то одному проекту. Но в большинстве случаев это были теоретические проекты.

Был тут и проект создания космического корабля при помощи создания оборудования из биологических объектов. Вот только сам корабль большей частью состоял именно из неживых материалов и техники.

Сам проект корабля был рассчитан на десять лет. То есть с начала строительства пройдет не меньше десяти лет прежде чем корабль будет готов к полету.

При этом сам корабль будет построен относительно быстро всего за пару месяцев. Все остальное время будет потрачено на создание организмов которые должны будут добыть ресурсы для постройки корабля, потом переработать их и наконец-то создать необходимое оборудование.

Сам проект был полностью готов и можно было хоть сейчас запускать его. Но было несколько но. Во-первых сейчас это было делать бессмысленно, так как в итоге создаваемое оборудование будет испорчено излучением.

Во-вторых для того чтобы запустить процесс выращивания необходимых организмов Рырур должен научится синтезировать в своей природной биохимической лаборатории тысячи типов мутагенов. А на это могло уйти еще десятки лет.

Один из кристаллов который я опробовал был как раз посвящен созданию одного из тысяч мутагенов. К счастью это была не полноценная передача воспоминаний, а именно обучение.

Я мало что понял с этого кристалла, Рырур же после нескольких сотен попыток следовать инструкции с этого кристалла психанул и выбежал в джунгли для того чтобы выместить свою злость там и не навредить тут ничему.

Тут кстати просматривалась та самая ярость из-за которой и не допускали детей рирты до чего-то важного. Рырур вернулся только часа через три с заляпанной мордой кровью и тушкой какого-то животного на спине которую он принес мне.

Покинув лабораторию поздно вечером мы покинули купол для того чтобы приготовить мясо, но прежде я решил проверить будет ли работать браслет который я вчера с дуру нацепил себе на руку.

— Рырур, я сейчас проведу один эксперимент, — произнес я. — Если что-то пойдет не так твоя задача будет отрубить мне кисть и помочь с ее регенерацией.

— Как я пойму, что что-то пошло не так? — спросил он у меня.

— Я скажу, — произнес я в ответ и потянулся сознанием к браслет упредставляя как он превращается в плазменную зажигалку. Между двумя электродами на внешней стороне зажигалки должен проходить мощный заряд который превратит пространство между ними в плазму.

Практически сразу я почувствовал, что браслет вновь впился в мою руку и начал пить кровь. Но зажигалка при этом получилась. Пользуясь этим я активировал ее и поднес к собранным дровам.

Те практически моментально вспыхнули. Вытягивание крови из руки усилилось и я поспешил отключить зажигалку и перестал поддерживать ее форму, наниты сразу вернулись к форме браслета и я перестал чувствовать, что нечто вытягивает мою кровь.

— Так мне рубить кисть или нет? — спросил Рырур посматривая на мою руку и помахивая при этом щупальцем с когтем на конце.

— Нет, не надо, все получилось, — произнес я, — Браслет может работать и в условиях планеты, а не только под куполом. Но вот кровь пьет при этом, почти двадцать миллилитров крови на создание зажигалки и ее работу в течении десяти секунд. Так что долго не попользуешься созданным оборудованием.

— Ничего не понял, но раз рубить руку не надо, то давай готовь мясо, жаренное мне нравиться больше чем сырое. — произнес Рырур и подцепив щупальцем тушку животного подтащил ее ко мне.

Создав из нанитов нож с молекулярной заточкой я быстро нарезал мясо кусками и надел на импровизированный шампур из веток. Две минуты существования ножа потратили пару миллиграмм крови.

Уже сейчас можно было сделать некоторые выводы, получалось, что более сложная техника требовала больше крови для создания и поддержания. Но вообще я не понимал для чего нужна кровь, не использует жи ее браслет в качестве источника энергии?

К сожалению без нормального оборудования ничего сказать более точного было нельзя. А значит следовало пользоваться тем что есть. Следует использовать браслет лишь тогда когда это требуется на самом деле.

Приготовление еды много времени не заняла и спустя полтора часа мы вернулись обратно в лабораторию для того чтобы попробовать вывести наружу Зига. Родители Рырура изначально создавали этот транспорт внутри лаборатории, а потому следовало надеятся на то, что телепортационный круг сможет перенести его наружу.

— Зиг, ты готов? — спросил я у него.

— Готов, включаю антигравитаторы, — произнес он и через мгновение вокруг него воздух стал немного искажаться. — Включаю телекинетические манипуляторы, — через мгновение подземный транспорт в виде гигантской косточки приподнялся над полом, — Начинаю движение, — едва транспорт оказался частью в телепортационном круге он сразу же исчез. Я сразу последовал следом за ним и оказавшись снаружи здания увидел Рырура и Зига рядом.

— Все получилось, — произнес я. — Теперь направляемся к выходу из купола. Кстати, Зиг, а откуда ты берешь энергию?

— Во мне установлен биореактор, любая органика подходит в качестве топлива. Пока был в лаборатории был подключен к баку с запасом питательной пасты, который почти закончился. — ответил Зиг подлетая к проходу.

— Теперь все решиться, сможешь с фазовым сдвигом пройти через купол или нет. — произнес я. — Мне просто непонятна технология этого свернутого пространства и позволит ли она тебе пройти через стену. — к сожалению проход наружу был узковат для Зига, я или Рырур могли спокойно пройти через него, а вот Зиг был раза в два больше прохода.

— Начинаю фазовый сдвиг, — через мгновение Зиг стал полупрозрачным и начал движение в сторону прохода. — Скачкообразный рост потребления энергии на поддержание активного фазового сдвига. — услышал я в голове и увидел как вокруг транспорта начали появляться какие-то искры. Но главное пол транспорта уже смогло пробраться через стену и через секунду Зиг оказался снаружи. но при этом он не смог удерживать себя в воздухе и упал на землю став материальным в туже секунду, — Накопители почти пусты, необходима заправка реактора.

— Понял, — ответил я, — Рырур, притащи какого-то животного.

— Без проблем, — произнес он и метнулся вглубь джунглей.

— А я попробую растительную органику. Зиг, открывай бункер в который надо забросить органику. — обратился я к нему.

Через пару секунд в самой широкой части транспорта появилось небольшое отверстие которое медленно начало расти и через полминуты стало около метра в диаметре.

Внутри находилась какая-то слизь, на дне также было немного пасты оранжевого цвета. Больше ничего не было, вот туда я и забросил ранее нарубленные для костра ветки.

Отверстие сразу заросло, но Зиг продолжал молча лежать на боку. Лишь минут через пятнадцать я почувствовал чужое присутствие в своей голове. А вскоре транспорт вновь окутался маревом и поднялся в воздух после чего выровнялся и сел уже ровно на землю.

К этому моменту вернулся и Рырур таща на спине очередную химеру. Я вновь попросил открыть бак Зига. К моему удивлению внутри была лишь оранжевая паста, но ее было немного больше чем до этого. Видимо то что я забросил уже успело преобразоваться в пасту.

— Насколько хватит этого? — спросил я у Зига.

— На сутки, — произнес Зиг.

— Что более лучше использоваться, животных или растения? — решил уточнить я.

— Животная органика содержит в себе больше энергии, — произнес Зиг. — Соотношение примерно один к трем.

— Нормально, в случае чего прокормим, теми же листьями, — произнес я. — Ладно, а теперь открой кабину.

— Открываю, — произнес Зиг и вновь появилось отверстие только в другом месте.

Внутри оказалось пусто, просто объем около восьми кубических метров и все больше ничего внутри не было. Управление тут было мысленное, это я уже знал из спецификаций которые мне скинул Зиг.

Стоило мне подумать об управлении и я словно отключился от своего тела и теперь видел все вокруг органами чувств транспорта. Вначале я попытался двинутся вперед, это получилось, но я сразу понял по чувствам, что шкрябать днищем землю не сильно хорошо.

Представив как мы взлетаем мы действительно поднялись в воздух. Теперь движение было более плавное. В спецификации указывалось, что высота подъема не более трех хтуров.

Хтур как я помнил из воспоминаний отца Рырура это около сорока сантиметров. Так что к сожалению особо не полетаешь на этом транспорте, все же он создавался для другого.

На последок я решил максимально разогнаться и проверить скорость. Скорость также оказалась не впечатляющей всего около двадцати километров в час. А я уже мечтал, что мы внутри Зига вернемся обратно, но к сожалению та дорога которую мы преодолели за полтора дня с остановками на Зиге займет не меньше недели без остановок.

Немного полетав на максимальной высоте, а она была лишь немного больше одного метра мы вернулись обратно ко входу в купол. Разбираться сейчас и лезть под землю в поисках источника излучения я не собирался. Да и возвращаться нам уже было пора.

— Рырур, раз я твой опекун ты должен меня слушаться. — обратился я к своему опекаемому. Честно говоря до сих пор это в голове не укладывается.

— Алекс, если ты не будешь наглеть я буду тебя слушаться, — произнес Рырур недовольно. Судя по разговору который у нас был Рырур решил не противеться опекунство в качестве уважения к решению отца. Иногда его выверты логики мне были не понятны, но вообще он был вполне себе разумным, если бы только не его перепады настроения и глупые идеи возникающие постоянно в голове.

— Вот и прекрасно, — произнес я. — Мы сейчас возьмем пару кристаллов с иснтрукциями по созданию мутагенов. будешь их учить в свободное время, а то уже вон как вырос, а ничего не умеешь из того, что должны рирты. — тут я лукавил, из того, что я смог разобрать из общения с Зигом и кристаллов нормальное обучение начинают получать после достижения сотни лет. До этого детям дают что называется перебесится и обучают лишь основам.

— Они не получаются у меня, — недовольно начал махать хвостом и щупальцами Рырур.

— Ничего, если будешь тренироваться, то получится, — произнес я. Вообще я решил заставить учить его как создаются мутагены только по одной причине, занять его в свободное время чтобы он не устраивал свои дебильные розыгрыши вновь

— Хорошо, — согласился недовольный Рырур. — Сейчас мы отправляемся обратно к пещерам?

— Да, — произнес я, — Иди возьми те кристаллы которые я уже трогал. — дождавшись когда Рырур скроется внутри купола я обратился к Зигу. — Ты можешь на расстоянии нас чувствовать?

— Немного, всего пару десятков километров, — как же хорошо, что при ментальном общении язык роли не играет и разум все воспринимает в том формате в котором это удобно. Вот и сейчас вместо нихштаров равных семисот сорока двум метрам я осознал все в уже привычных мне единицах измерения.

— Плохо, — произнес я, — Хм, придется тебе остаться тут до следующего раза как мы прибудем. У нас нет возможности добираться с тобой, это слишком долго.

— Есть вариант движения по проложенному маршруту. — произнес Зиг. — Из твоего рассказа я понял, что у тебя в голове есть устройство которое записывало ваш маршрут. Ты можешь представить его и направить эту мысль в мою сторону?

— Надо попробовать, — произнес я отдавая соответствующую команду нейросети. В ускоренном в сотню раз режиме я начал просматривать наш маршрут в обратном направлении. Несколько раз я срывался и приходилось начинать заново, но через два с половиной часа я услышал вновь Зига.

— Я увидел, думаю я смогу проследовать по нему, — произнес он ментально, — Но тогда надо чтобы вы заполнили бункер полностью.

— Сделаем, — произнес я и повернулся к Рыруру который все время пока я пытался вспомнить весь маршрут мысленно посылая его Зигу пролежал на земле рядом со мной. — Надо заполнить его полностью, — указал на Зига.

— Хорошо, но потом мы сразу уходим, — было заметно, что Рырур уже немного устал находится тут и хотел бы уже отправиться куда-то еще.

— Давай вперед, — скомандовал я и начал набивать Зига растениями.

В течении следующих пяти часов я трижды полностью забил бункер растениями которые потом в течении пятнадцати минут превращались в пасту. Рырур же забил бункер животными и вовсе пять раз.

Восемь полных заполнений превратились примерно в заполненный на четыре пятых бункер для органики Зига. Больше нам делать тут было нечего и Рырур после прощания с Зигом загрузил меня к себе на спину и побежал в обратном направлении.

В этот раз мы сделали всего две остановки для того чтобы перекусить и уже часов через тринадцать после того как мы отправились в путь мы были возле пещер. Наше появление сопровождаемое ревом Рырура весьма сильно напугало Кхоргитара который в тот момент слазил вниз от верхней пещеры.

Из-за этого он сорвался и полетел вниз с высоты в десяток метров. К счастью Кхоргитар был крепче людей и кроме пары неприятных ушибов он никаких травм не получил.

— Для чего надо было так орать, — произнес он потирая плечо на которую он упал.

— Он хотел сообщить всем, что он вернулся, — произнес я. — Рырур, если хочешь можешь отправиться спать или на охоту.

— Спать, — произнес он и сделав пару прыжков запрыгнул на ветки ближайшего дерева где и устроился для сна.

— Ну что стоило путешествие с ним затраченного времени? — спросил у меня Кхоргитар.

— Стоило, однозначно стоило, — произнес я показал браслет который на его глазах превратился в нож, бластер, генератор защитного поля, плазменную зажигалку.

— Оно все работает? — спросил у меня Кхоргитар сильно возбудившись.

— Смотри, — произнес я и создал бластер из которого выстрелил в скалу. Сразу после выстрела я поспешил развеять его. Но и так один выстрел потратил не меньше тридцати миллиграмм крови вместе с созданием бластера.

— Это, это невозможно, — произнес Кхоргитар подойдя к скале на которой была красная от температуры дыра глубиной в пару сантиметров. — Это, просто фантастика.

— Ну не фантастика раз оно работает, — произнес я, — Есть и минусы для работы требуется кровь, и чем более высокотехнологичное устройство создается тем больше крови требуется и для создания и для работы. Пару выстрелов сделать из бластера не проблема, но постоянно им не постреляешь, сдохнешь от недостатка крови скорее.

— Мне надо это будет обдумать, — произнес Кхоргитар. — Ты с этим устройством можешь ускорить работу над маяком.

— Верно, но это далеко не главная новость нашего путешествия. — произнес я.

— Произошло что-то еще более важное чем устройство которое может быть чем угодно? — спросил он у меня с удивлением.

Следующий час я рассказал ему о том, что с нами произошло и что скоро сюда прибудет транспорт для подземных путешествий. С каждой минутой Кхоргитар все больше краснел.

Как он ранее мне объяснял покраснение это свидетельство сильнейшего замешательства у его вида. Картина мира у него в голове раскололась на кусочки и теперь он пытался ее склеить.

Только к вечеру Кхоргитар отошел и принял решение не обдумывать все и принимать окружающий мир таким как он есть. Слишком много странного тут происходит, а он по жизни был материалистом.

Но и не верить мне он не мог так как видел у меня на руках браслет который работал на крови и не обращал внимание на то непонятное излучение которое уничтожило остальную электронику.

Следующий день начался с нашей совместной работы. Пользуясь чертежами носителя информации с биокомпа Кхоргитара я научился его создавать при помощи браслета.

Идея была в том, чтобы внести все программные изменения на маяк за один раз и для этого необходимо было их загрузить с носителя информации. До вчерашнего дня Кхоргитар собирался вводить все изменения в маяк вручную, это учитывая уровень радиации внутри пещеры было довольно вредно для организма, а так у нас может получится всего за пару минут внести все необходимые изменения.

Рырур с утра убежал куда-то в лес по своим делам. Смысла держать неспокойного ребенка который может все разрушить просто случайно прикоснувшись рядом с нами во время работы я не видел, так что отпустил с легкой душой, сомневаюсь, что в лесах есть хоть что-то способное нанести ему вред.

После обеда я и Кхоргитар провели первое испытание носителя информации и подключили его к биокомпу. Но оно оказалось не удачным, биокомп не распознал устройство.

Следующие восемнадцать попыток также были неудачными и нам пришлось сделать перерыв так как все эти эксперименты потратили уже больше половины литра крови и мне пришлось съесть лечебных жуков для ускорения регенерации и стимулировать образование новой крови при помощи нанитов.

Лишь через три часа количество крови восстановилось и мы вновь вернулись к экспериментам только в этот раз больше уделяя внимания программной части носителя информации.

В этот раз уже на седьмой попытке информация с биокомпа была записана на носитель информации. На девятой удалось не только записать, но и считать ее и потом удалить ее.

Именно эту версию мы и решили использовать для записи новых настроек на маяк. Но уже не сегодня так как мне вновь надо было восстановить количество крови которое выпил браслет.

С наступлением темноты вернулся и Рырур. Он оказывается бегал на реку и занимался тем что ловил рыбу. То что рыба в той реке могла съесть нас его ни капли не волновало.

Благодаря тому, что он захватил одну рыбешку с собой на ужин в качестве разнообразия была рыба. Вот только даже после того как я, Рырур и Кхоргитар наелись до отвала от нее осталось еще килограмм двадцать.

Чтобы она не пропала до утра пришлось зажарить на костре и спрятать в пещере в углублении. Там даже в самое жаркое время температура выше десяти градусов не поднимается.

После ужина Рырур вновь убежал. По его словам надо было убедиться, что никто из опасных хищников не завелся тут за время которое он потратил на путешествие к кораблю и к дому.

Запрещать это делать я не собирался. Все равно сейчас от него ничего не требовалось. А учиться он не сильно горел желанием. Утром с пол часа попытался синтезировать мутаген и когда опять ничего не получилось сбежал за рыбой.

Мы же устроились спать и проснулись только на рассвете. Все таки даже чисто психологическая уверенность в том, что никто не нападет на нас позволяет выспаться намного лучше чем обычно.

Утром сразу после завтрака рыбой мы решили начать. Создав носитель информации по архитектуре вида к которому принадлежал Кхоргитар я вставил его в разъем который был спрятан под кожей руки моего соседа.

Записав информацию мы поспешили в пещеру в которой был установлен маяк. По дороге я решил проверить еще одну идею. А именно энергетический щит по идее должен защитить меня от радиации.

Вспомнив примерный расход при рабочем генераторе я всеже вынужден был отказаться. За пять секунд работы щита браслет выпивал из меня около восьмидесяти миллилитров крови.

Почти литр за минуту, а там работы на несколько минут минимум, так что я скорее сдохну при работающем щите чем смогу вовремя убраться из пещеры. А потому придется полагаться на съеденных жуков и наниты нейросети. Тем более уровень радиации хоть и был смертельным для обычного человека, но минут пять без необратимого вреда я там побыть мог.

— Давай вставляй сюда, — произнес Кхоргитар открыв защитный колпачок с разъема в который я сразу вставил носитель информации.

— Ну что там? — спросил я у него.

— Устройство подключено, сейчас идет копирование информации, — произнес он, — Все копирование завершено, можешь доставать, — произнес через две минуты Кхоргитар.

— Тебе долго еще? — спросил я у него.

— Мне необходимо перезапустить систему с новыми настройками. Не переживай через пять минут спущусь, — ответил он.

— Добро, — согласился я и поспешил из пещеры, не хотелось мне лишний раз облучаться.

Главное маяк работал и не думал портиться от излучения. Хоть Кхоргитар и рассказывал мне вчера, что он уже включал маяк когда я с Рыруром отсутствовали, но теперь я и сам это увидел своими глазами.

На всякий случай первые сутки маяк проработает в стандартном режиме для цивилизации Кхоргитара, только завтра мы запустим маяк с настройками для того чтобы сообщение получили прибывшие за мной члены моей команды.

— Все работает? — спросил я у него.

— Маяк увидел выброшенный нами ретранслятор на орбите газового гиганта, — произнес Кхоргитар, — Значит послание будет отправлено точно, но вот прибудут ли за мной это уже большой вопрос. Я не какая-то шишка чтобы за мной отправляли спасателей на такое расстояние.

— Будем надеятся на то, что моя команда уже в системе. — произнес я. — Но как они нас будут спасть я пока не понимаю.

— Ну да, если техника при приближении к планете сходит с ума, а в атмосфере и вовсе перестает работать то как нас достать с планеты в таких условиях большой вопрос, — согласился со мной Кхоргитар после чего выпил пару слизняков и съел десяток лечебных жуков.

— Родители Рырура исследовали это излучение. Пока подробностей я не знаю, не рискнул трогать пока кристаллы с информацией по излучению. Но из сообщения Рыруру я знаю, что они уверены в шести источниках излучения на всей планете. Один из них находится под землей под куполом древней цивилизации именно там обосновались рирты после крушения корабля.

— На своих двух мы точно не сможем обойти всю планету или это затянется на десятилетия. — произнес Кхоргитар, — Да и под землю нам не спуститься, но ты говоришь есть транспорт специально для подземных работ?

— Да, он через пару дней должен прибыть сюда если конечно не потеряется по дороге. — произнес я. — Но прежде чем мы займемся поиском источников излучения я хочу связаться со своими людьми и убедить их не соваться пока что сюда к планете.

— Ну думаю они не дурные и должны провести исследования прежде чем лезть к планете. Надеюсь ты успел сбросить маяк или еще нечто до того как тебя затянуло и там есть информация о том, что произошло.

— В том-то и дело, что не знаю, я даже не знаю на каком корабле прилетел в эту систему. Подозреваю, что на истребителе-невидимке, но не могу быть уверен. Что-то весьма грубо стерла информацию не только из моей памяти, но и из нейросети повредив при этом наниты.

— Как-то слишком разумно это все. Мне кажется, что это излучение не природного типа и им что-то управляет. — произнес Кхоргитар.

— Это как раз понятно, ты ведь рассказывал как корабль сам по себе начал направляться к планете используя двигатели. Если бы это была природа, то просто затянуло бы корабль, а тут что-то управляло. — ответил я злясь на то, что не мог вспомнить ничего о том как сам оказался на планете. К сожалению Зиг не умеет работать с сознанием кроме функций необходимых для его управления. Рырур хоть и обладает выдающимися псионическими способностями, но я не рискнул бы доверится ему для восстановления воспоминаний, он банально не умеет этого и стать овощем в случае ошибки мне не хотелось. — Это сто процентов связано с древней цивилизацией ради которой мы и прибыли на планету. Ведь их постройки продолжают работать, хотя я и видел лишь одну.

— Нам ничего не остается кроме как надеяться на то, что мы сможем разобраться с этим излучением. — произнес Кхоргитар, — Не хочешь побороться? А то я уже не помню когда в последний раз дрался с кем-то разумным.

— А знаешь, я только за, — произнес я, — Посмотрим, чего стоят мои базы знаний по безоружной борьбе.

— До сих странно осознавать, что знания можно просто загружать в голову, вы халявщики, — произнес Кхоргитар встав с бревна и приступив к разминке.

— Не все так просто друг мой, — произнес я тоже приступив к разминке.

Через пять минут мы приступили непосредственно к спаррингу. буквально после первых мгновений стало понятным, что Кхоргитар из-за своих габаритов уступает мне в ловкости, но при этом сильно превосходит в силе.

После первого же удара который я принял на руки нейросеть сообщила об ушибе и ускорила регенерацию в руках. Следующие три минуты пока руки прихоили в себя я переключился на уворачивания и удары ногами.

Мне приходилось бить изо всех сил чтобы хоть как-то пробить Кхоргитара. Он был весьма устойчив к ударам. Но все же сильные удары с моей стороны на время парализовали мышцы его тела.

Первый раунд закончился тем, что я по глупости попал под еще один удар его ноги по животу и улетел метров на пять в сторону прежде чем остановился лежа на земле. Нейросеть сообщила о разрыве печени и селезенки.

С трудом встав на ноги я сразу достал из вещей которые мы притащили из дома Рырура колбу с закрытым деревянной пробкой верхом. Откупорив ее я выпил пару глотков лечебной слюны и размазал немного на животе чтобы избежать синяков.

Второй раунд наших спаррингов мы решили провести на мечах. Вот тут уже ничего против меня не мог сделать Кхоргитар, ему банально не хватало скорости и Уже через полторы минуты после начала его тело было покрыто десятком поверхностных порезов.

— Я сдаюсь, — скривился Кхоргитар и отбросил меч. — А ты хорош, думал такой хлюпик как ты ничего не сделает против меня.

— Хорошо учили меня, — ответил я давая ему колбу со слюной.

— Думаешь стоит из-за такой ерунды ее тратить? — спросил у меня Кхоргитар указав на колбу.

— Думаю Рырур не будет против вновь поделиться ею, — произнес я.

— Тогда ладно, — ответил он и начал обрабатывать свои раны.

— А неплохо размялись, мне этого точно не хватало, — произнес я улыбнувшись от уха до уха.

Через часа два из леса вернулся Рырур притащив какую-то гориллу ростом с Кхоргитара после чего убежал обратно и через десять минут вновь вернулся с такой же гориллой.

Как оказалось его опасения подтвердились и эта парочка обосновалась всего в двух километрах от пещеры. Они обладали ядовитыми когтями и зубами, вокруг их пристанища Рырур насчитал больше двух десятков останков других весьма опасных хищников.

Так что убийство этой парочки было обосновано. По словам Кхоргитара он и сам встречал этих животных. Они по его мнению весьма умны на уровне детей лет четырех, строят ловушки. нападают из-за спины, используют палки и камни при нападении.

Такое описание меня даже заставило задуматься, а не являются ли они местными аборигенами? Но даже если это и так, жалеть о их смерти я не буду. Кхоргитар рассказал как он сам попал в ловушку и его припечатало бревном к дереву. Пока он приходил в себя они уже успели откусить кусок мяса с его руки, так что он их не жалел. Прикончив мечом напавших на него он вернулся к пещерам и недели две отходил от яда в зубах поедая лечебных жуков.

Вырезав ядовитые когти и клыки я попросил избавиться от тел где подальше. Рырур не сразу понял, что есть их мы не собираемся, а когда понял даже возмущаться начал.

Но я сказал ему, что есть разумных плохо и если есть шанс на то, что эти гориллы разумные то лучше просто избавиться от них тем более мы не голодаем и у нас есть что есть.

После возвращения Рырура мы доели рыбу и запили все слизняками после чего отправились спать. Рырур же остался на дежурстве и охране нашего небольшого лагеря.

Глава 8

Новый день начался с новых проблем, ночью вновь начался дождь и за семь часов темноты все вокруг скалы было залито водой. По словам Кхоргитара дождь в это время года был довольно редким явлением, согласно его наблюдениям дождь должен был начаться не раньше чем дней через тридцать.

Из-за этого часть наших вещей и припасов которые были вне пределов пещеры были затоплены и унесены водой. Но это было не столь уж страшно, все таки основная часть ценных вещей находилась в пещере, а самое ценное оборудование в виде маяка и вовсе в верхней пещере, а до туда вода не дойдет точно.

Но помимо дождя обнаружились новые неприятности. Рырур оказалось не сильно любит воду и едва начался дождь сразу спрятался к нам в пещеру чем решили воспользоваться местные гориллы которые оказались весьма водоплавающими и к утру окружили подходы к скале.

Из-за продолжающего лить дождя мы глазами не могли их обнаружить, но вот Рырур сидя в пещере чувствовал их местонахождения, но выбираться наружу и напасть не спешил так как там слишком много воды, а он не хотел в нее залазить. Это было довольно странное поведение у моего подопечного.

Выяснилось, что бесстрашный рирт сильно недолюбливал воду, причем настолько что старался от нее спрятаться. Нет, пить он воду любил, как и рыбу ловить оставаясь на берегу при помощи щупалец, но лезть в воду когда глубина больше пары десятков сантиметров сильно не хотел.

Сезоны дождей Рырур обычно проводил либо под куполом у себя дома либо спрятавшись в какой-то пещере или дупле от дождя. Мне такое неприятие воды было честно говоря не понятно.

А гориллы окружили пещеру не просто так. Они притащили с собой что-то в виде копий с острием обожженным в огне и даже пращу. И едва наступил рассвет они пошли в атаку.

Десяток горилл выбрались на возвышенность вокруг скалы из воды которая к этому моменту затопила лес и кинулись с громким ревом в нашу сторону. Правда рев был практически не слышен из-за звука падающей воды, да и разглядеть их удалось уже совсем недалеко от пещеры.

Атака дикарей захлебнулась практически сразу, едва они оказались рядом со входом в пещеру как Рырур выскочил наружу на пару секунд и пять горилл упали на землю с пробитыми черепами, практически сразу рирт вернулся обратно в пещеру где залез на самое высокое место и вел себя практически как земной кот возмущаясь, что промок после чего начал себя вылизывать.

Гориллы отступили осознав, что просто так нас с наскока нас не взять, но далеко не отходили. Создав при помощи браслета мощный тепловизор я смог сквозь поток воды рассмотреть, что на расстоянии пары десятков метров от пещеры гориллы стали собираться в несколько групп.

Самое неприятное было, что количество горилл увеличивалось буквально на глазах, откуда-то из леса начали приходить подкрепления и буквально за час несколько десятков горилл превратились в почти две сотни. Это сильно удивило как меня, так и Кхоргитара, он считал, что эти гориллы не собираются в настолько большие группы.

Но сомневаюсь, что даже в таком количестве они могли бы нанести вред Рыруру, но вот что несколько насторожило нас так это то что в тепловизоре было видно как несколько десятков тел стояли в стороне и их целью явно была не наша пещера, а вторая в которой находился маяк.

И вот это уже было опасно, эти дикари могли что-то сломать, да они бы потом сдохли от радиации, но единственный маяк вышел бы из строя. Почему они туда стремятся попасть у нас не было никакой идеи.

А обдумать ситуацию уже не было времени и следовало действовать если мы не хотели лишиться единственного шанса выбраться с этой планеты. Самый быстрый вариант разобраться с дикарями был Рырур.

— Рырур, может выйдешь разберешься? — спросил я у него. Все таки именно Рыруру было проще всего разобраться с планирующими что-то гориллоподбными дикарями.

— Нет, я не хочу снова мокнуть, — произнес он. При этом в моей голове чувствовалось, что он чем-то боиться воду, сильно боиться, это не был обычный страх, это было нечто большее. Только этого не хватало, рирт которому все местные хищники годятся только на закуску боиться воды.

— Но они могут повредить наше оборудование, — попытался я уговорить рирта, — Без него мы не сможем покинуть планету, — но он стараясь скрыть от меня свой страх воды произнес.

— Нет, я не люблю дождь и не люблю мокнуть, — произнес он, — Если полезут сюда я разберусь с ними, но сам выходить не буду.

— Хорошо, — ответил я, — А если я попрошу тебя как друга, помоги. — пытался я уговорить.

— Я попробую, — недовольно прорычал он.

Рырур медленно стараясь оттянуть этот момент как можно дольше переступил через порог пещеры и оказался под продолжающим лить как из ведра дождем. От Рырура по нашей связи из-за которой я мог его понимать нормально ударило страхом. Его шерсть встала дыбом, а щупальца были очень сильно напряжены.

Я не мог понять, чего боиться Рырур в дожде. Внезапно рирт рванул вперед и добежав до группы горилл которые готовились к подъему на скалу быстро разметал ее своими щупальцами и с усиливающимся страхом рванул обратно.

Но добежать он не смог. Внезапно от него стали идти и вовсе непонятные эмоции, но в них преобладали страх и беспомощность, после этого он просто замер и завалился на бок в метрах двадцати от пещеры.

Гориллы явно заметили это и сразу выдвинули две группы дикарей в двадцать каждая. Каждый в этой группе был вооружен каким-то оружием. Просто так смотреть на обездвиженного Рырура я не мог.

— Кхоргитар, надо затащить Рырура в пещеру. У него панический припадок или нечто подобное. — крикнул я своему соседу и мы вдвоем выбежали под дождь.

— Я потяну его, но ты охраняй нас, — ответил Кхоргитар когда мы подбежали к рирту.

— Понял, — ответил я и развернулся к бегущим к нам дикарям. — Посмотрим, что вы на это скажите.

При помощи браслета я создал игольник с разрывными иглами. Простейшая конструкция, но жрала крови немало у меня при этом. Сам игольник примерно десять миллилитров крови в секунду и каждый выстрел столько же.

Первый же выстрел превратил в кровяную взвесь голову самого близкого к нам дикаря. Следом пользуясь нейросетью для прицеливания я в течении десяти секунд убил еще десять дикарей, но те приблизились слишком близко и мне пришлось Превратить игольник в меч с молекулярной заточкой после чего прыгнуть в толпу дикарей.

Несмотря на большую силу они были довольно медленными, а потому мне удавалось довольно легко избегать атаки копьями, а самому наоборот нападать. Всего за десяток секунд к праотцам отправилось еще пять дикарей.

Оставшиеся видя как быстро и легко я расправлюсь с ними решили отступить и через секунд пятнадцать они скрылись вновь в воде спрыгнув с возвышенности на которой находится скала.

— Рырур, ты как? — спросил я когда вернулся в пещеру. Кхоргитар к этому времени смог его дотащить и бросил на полу.

— Сомневаюсь, что он в таком состоянии способен на ответ, — произнес Кхоргитар, — Я такое видел на войне, он где-то глубоко в себе переживает нечто страшное для него. У нас в аптечках было средство которое могло быстро вывести из такого состояния, без него пока он не сможет самостоятельно победить свои страхи вырваться не сможет.

— Только этого не хватало. — произнес я осознав, что у Рырура была психологическая травма связанная с водой и я надавив на дружбу с ним заставил выбраться его наружу. И что делать в таких ситуациях я не знал, тут следовало учесть, что он еще и псион причем не слабый, а значит могут быть какие-то дополнительные эффекты вот этого.

— Он сильный, он справится, — произнес Кхоргитар. — Ты лучше посмотри в тепловизор, что эти ублюдки затеяли.

— Сейчас, — произнес я создавая тепловизор, но перед этим съел десяток лечебных жуков для ускорения регенерации крови и направил нанитов для стимуляции этого процесса. — Они собирают новую команду чтобы направить ее ко второй пещере. Они ведут как-то слишком разумно для тех о ком ты рассказывал вчера.

— Мне тоже это кажется. Да они умеют пользоваться примитивным оружием, но я никогда не видел чтобы они объединялись в такие большие группы и действовали заодно. — произнес Кхоргитар.

— А вот это точно странно, — произнес я увидев как на возвышенность вокруг скалы выбралось десятка полтора дикарей и они тащили лестницу метров в двадцать длинной.

— Пора, показать им, что и мы чего то стоим, — произнес Кхоргитар потянувшись за своим мечом.

— Вперед, — произнес я и вновь превратил браслет в игольник. Только я целился не в дикарей, а в лестницу.

Всего двумя выстрелами я перебил лестницу примерно на середине и вернул себе меч с которым и набросился на дикарей. Самое странное было в том, что они не побежали назад прятаться даже после смерти первых пяти дикарей.

Они набросились на нас пытаясь окружить нас. Вскоре нейросеть и сама смогла зафиксировать то что вокруг нас было уже нескоько десятков дикарей сжимающих кольцо.

Я и Кхоргитар были словно мясорубка, каждой наше движение либо отрубало кому-то какую-то часть тела либо и вовсе убивало. Спустя пол минуты нам пришлось прижаться спина к спине так как трупы уже были вокруг нас.

В этот самый момент мы услышали громкий рев и через пару секунд дикарей вокруг нас разметало в стороны, а в круг ворвался разъяренный Рырур. Он первым делом добил оставшихся дикарей после чего прыгнул в сторону.

Проследив за ним при помощи созданного сразу тепловизора я увидел, как с десяток дикарей были уже на середине скалы и поднимались ко второй пещере. Но Рырур одним прыжком оказался ряжом с ними и всего за пару секунд избавился от них.

А дальше Рырур метннулся в сторону леса который сейчас был затоплен и глубина там явно была не меньше метра. К моему удивлению Рырур не испугался воды в этот раз. Он используя свою огромную физическую силу практически не обращал внимание на нее и убивал всех дикарей. Только спустя пять минут Рырур направился обратно к пещере.

Осмотрев вокруг все через тепловизор я не заметил больше живых существ. А потому мы вернулись обратно к пещере. Внутри уже сидел рирт и вылизывал свою шерсть.

Первым делом я вернул браслет обратно к изначальной форме и только сейчас понял, что потратил не мало своей крови в недавнем противостоянии дикарям и у меня наблюдалась некоторая слабость, чтобы не тратить зря силы я сел на камень в пещере и обратился к Рыруру.

— Ты как?

— Теперь прекрасно, — произнес он, — Мне давно стоило столкнуться со своим страхом, но я боялся не справиться, — добавил он оторвавшись от своего вылизывания. — В детстве я упал в реку и почти утонул, меня отец вытащил уже бессознательного из реки. — пояснил Рырур, — С того момента стоило мне оказаться в окружении большого количества воды как меня парализовало. Но сегодня я осознал, что как какая-то вода может угрожать мне, да и не маленький я уже, разозлившись на самого себя мне удалось сбросить оцепенение, а тут я заметил как на моих друзей нападают эти животные. Я просто не заметил воды.

— Так что теперь никаких проблем с водой? — спросил я у него.

— Теперь я воду не боюсь, но, — тут он прищурился, что на морде смотрелось весьма забавно, — Я ее все равно ненавижу.

— Поздравляю, — произнес я. Тот что мой подопечный преодолел свою фобию было прекрасно, я честно говоря думал, что придется с этим что-то делать Грее уже после того как мы выберемся с этой чертовой планеты.

— Алекс, что думаешь насчет этого нападения? — спросил у меня Кхоргитар.

— За ним кто-то стоит, причем явно не из дикарей, это кто-то разумный и этот кто-то знает что именно такое маяк. Обрати внимание напали именно тогда когда маяк заработал. — произнес я.

— Но кто может контролировать такую толпу, ты ведь видел в последнем нападении эти дикари не боялись смерти. — произнес Кхоргитар.

— Вот как раз это не так уж и сложно сделать, — произнес я, — Если бы тут работала техника, то это можно было организовать при помощи имплантов в мозг, но это слишком долго, второй вариант гипновнушение, с такими тупыми дикарями это сработало бы вполне надежно, третий вариант это псионическое внушение и что-то мне кажется это как раз наш случай. Первых два без сложного оборудования работать не будет, а тут сложное оборудование не будет работать. Но чтобы что-то внушить такой толпе надо быть очень сильным псионом А- ранг минимум.

— Я все равно в этой твоей сверхъестественной хрени ничего не понимаю, так что уволь меня слушать этот бред. — произнес Кхоргитар, — Лучше скажи как с этим бороться?

— А хрен его знает, я в этой как ты говоришь сверхъестественной хрени разбираюсь не намного больше тебя, это жена моя псион, а не я. — произнес я. — Но то что надо что-то делать это факт. Если нападение повторится, а мы куда-то отойдем, или силы у нападающих будут больше, то все может закончится не хорошо.

— Надо закрыть полностью пещеру с маяком, пусть работает в автономном режиме. Камни нарезать с твоим браслетом сможем, в качестве клея можно использовать содержимое одного паука. Склеивает намертво, когда приклеился случайно к паутине пришлось срезать вместе с кожей. — произнес Кхоргитар.

— Это уже что-то, — произнес я, — Но у нас есть проблема, это дождь который и не думает успокаиваться.

— Он не может идти вечно, рано или поздно он закончится, — произнес Кхоргитар, — После этого мы приступим.

— Идет, а пока пора запускать мое сообщение. — произнес я.

Кхоргитар согласился со мной и отправился в верхнюю пещеру. Я же вместе с Рыруром остались внизу контролировать окружающую обстановку. Вокруг нашей пещеры на возвышенности которую еще не затопило лежало несколько десятков трупов, даже может быть под сотню.

Сейчас они нам ничем не мешали, но со временем они начнут гнить, а потому я попросил Рырура сбросить трупы в уже затопленную часть леса. Есть шансы, что поток воды сможет унести трупы куда-то вдаль и это перестанет быть нашей проблемой.

Через пятнадцать минут Кхоргитар спустился обратно вниз. Судя по напряжению что-то произошло там наверху, то что он не кричит и не просит помощи означало, что возможно произошло нечто хорошее.

Вернувшись обратно в пещеру я создал из браслета зажигалку и разжег костер из небольшого запаса дров который мы держим в пещере постоянно. Только после того как мы сели вокруг костра Кхоргитар произнес.

— Я получил ответ, — произнес Кхоргитар.

— Что ты имеешь ввиду? — спросил я у него.

— Я мать его преступник который угробил новейший корабль, — произнес Кхоргитар. — Посмертно причем, моя семья поражена в правах. Алекс, нам надо срочно выбираться с планеты. Я не знаю что с моей дочерью, но к семьям пораженных в правах преступников у нас очень плохое отношение.

— Стоп, давай по порядку, — произнес я, — Как ты получил ответ? Ведь сигнал обладает до световой скоростью.

— Цепочка ретрансляторов которые мы оставляли после каждого прыжка работает, это не прямая связь, есть задержка на пересылку сообщения от одного ретранслятора к другому, но за сутки сигнал может пройти под две сотни световых лет. За прошедшее с момента запуска время сигнал успел дойти от нас к ближайшему центру конфедерации и вернуться обратно принеся ответ. На мой запрос о помощи мне поступило сообщение, что я официально мертв и объявлен преступником посмертно. И поступил запрос кто это получил доступ к оборудованию конфедерации и пытается дезинформировать командование. — ответил Кхоргитар, — Мне надо вернуться как можно быстрее и разобраться с тем что происходит.

— Я все же не могу понять, почему ты преступник теперь-то, — произнес я.

— Я не говорил? — мрачно усмехнулся он, — Оказывается у меня на борту был племянник главы дальней разведки инкогнито. Как мне кажеться объявление меня преступником месть моей семье за то, что я угробил его.

— Ладно, — произнес я задумавшись. Как именно функционирует конфедерация я не знаю, так что ничего дополнительно сказать не могу. — Главное не волноваться, ты тут уже пять лет, и несколько дней или даже месяцев роли не сыграют, а спешка может принести только вред. Ты лучше скажи, отправил сообщение моим?

— Да, — ответил Кхоргитар. — Завтра можно проверить появится ли ответ или нет.

Остаток дня Кхоргитар был очень задумчив. Рырур не понимал, что такого произошло, но чувствовал, что Кхоргитар чем-то обеспокоен и не лез со своими розыгрышами.

Вместо этого он углубился в попытки создания мутагена и под конец дня у него получилось создать мутаген который при воздействии на семя одного вида растений должен был создать инкубатор универсальных семян которые можно использовать для дальнейших мутаций.

Эту ночь мы провели с попеременным дежурством. Рырур из-за своих попыток синтезировать мутаген довольно сильно устал, а потому был вынужден спать этой ночью оставляя охрану на нас.

А вот мне и Кхоргитару пришлось по очереди контролировать окружающую обстановку. К утру дождь начал заканчиваться и ближе к полудню полностью прекратился.

Из-за столь мощного дождя в столь короткое время уровень воды был довольно высоким. В сезон дождей который я уже пережил этот уровень воды был только на пятый день, тут же это произошло под конец второго.

Но к счастью из-за кратковременности дождя вода довольно быстро сходила и ближе к вечеру вода даже в лесу упала ниже уровня гниющей листвы. Но пока ходить по лесу было все же невозможно. Можно было по пояс провалиться в смесь гнилья и воды.

Вечером перед тем как отправиться отдыхать Кхоргитар поднялся к маяку и уже через минуту он выскочил из пещеры зовя к себе. Это могло означать только одно, мы получили ответ.

Теперь уже и я не сдерживаясь закричал от радости и полез быстро в верхнюю пещеру не обращая на сигнал нейросети о повышении уровня радиации. Сейчас мне на это было плевать.

— Что там? — произнес я ворвавшись в пещеру.

— Ответ есть, но зашифрованный, — произнес он. — Давай копируй на носитель и скорее вниз пока не начал светится в темноте, — пошутил Кхоргитар.

— Очень смешно, — с сарказмом произнес я и создав носитель информации скопировал сообщение на него после чего покинул пещеру и спустился вниз.

Внизу нас поджидал Рырур не понимая от чего мы двое настолько возбуждены, он уже подумал о нападении и очень внимательно осматривал округи в поисках опасности.

Но увидев, что мы оба не насторожены успокоился и он. Через полминуты вниз спустился и Кхоргитар. Он так же как и я был в напряжении, все таки это была прямая связь с кем-то извне.

— Давай подставляй свою руку, — произнес я и когда Кхоргитар снял колпачок с разъема подключил к его биокомпу носитель информации с сообщением на нем.

— Какой дешифровщик использовать? — спросил у меня он. Поскольку я не мог получить сообщение себе на нейросеть, то мы изначально рассчитывали о том, что сообщение придется читать на его биокомпе, для этого я вместе с ним создали два десятка дешифровщиков на разные случаи.

— Формат определился? — спросил я у него.

— Нет, тут вообще что-то непонятное, — произнес он и показал мне экран своего биокомпа.

— О, узнаю Зельду, самораспаковывающийся вирус, — улыбнулся я, — если я ничего не сделаю то твой бикомп вскоре будет тебе недоступен, — произнес я и начал набирать специальный ключ который остановит вирус и даст мне доступ к содержимому сообщения.

— Ты мне не рассказывал о чем-то таком, — нахмурился он.

— Это ее инициатива, — ответил я смотря на текст сообщения. — Вот значит как, — улыбнулся я поскольку узнал стиль написания, писала сообщение лично Грея. После сообщения от Греи которое было записано еще перед отправкой команды спасть меня шло уже сообщение от Кары которая и руководила моим спасением.

— Что там? — спросил он у меня.

— Они тут уже больше месяца, нашли разведывательные зонды которые я разбросал по системе. Оттуда смогли узнать, что я потерял сообщение и очутился на планете. Правда они не были уверены, что я жив. Но все равно остались тут решив убедится в моей смерти или наоборот выживании. — произнес я. — Ближе ста тысяч километров приближаться к планете опасно, все зонды теряют управление в течении нескольких минут и падают на поверхность планеты. При пересечении тысячи километровой высоты помимо перехваченного управления появляется еще и гравитационный захват который ускоряет падение.

— Это я и так помню, — произнес Кхоргитар, — Они могут нас достать отсюда?

— Вот с этим есть проблема, техника без защиты не работает в принципе после пересечения десятикилометровой высоты. Каре, моей помощнице удалось создать сплав который снижает влияние планеты, но не убирает полностью. Благодаря сброшенным зондам покрытым мтеровым слоем сплава удалось выяснить места с максимальной силой воздействия неизвестного излучения. — произнес я, — Так что у нас теперь есть карта источников и их оказалось не шесть как считали родители Рырура, а пять.

— Уже хоть что-то полезное. — произнес Кхоргитар, — Значит пока мы не избавимся от источников излучения нам не выбраться с планеты.

— Да, Кара использовала термоядерную бомбу с минимум электроники экранированную разработанным сплавом. Взрыв в одну мегатонну результата не принес. Причем поражающий эффект был гораздо меньше чем должен быть в теории. Взрыв что-то удержало в радиусе двух сотен метров.

— А это уже серьезно, — произнес Кхоргитар. — Ты уверен, что у нас получится там где не смогла помочь термоядерная бомба?

— Мы должны. — произнес я.

— Не хочу прерывать ваш разговор, — вмешался Рырур, — Но это нормально? — указал он на нечто приближающееся в нашу сторону по небу. — Я такого раньше не видел.

— Нет, это точно не нормально, — произнес я. — Кхоргитар?

— Я не знаю, что это, но оно направляется к нам и быстро, — произнес он.

В паре километров от нас к нам приближалась черная туча которая по мере приближения оказалась насекомыми, сотнями тысяч насекомых. И это было гораздо опасней чем все что я видел на этой планете.

Я создал плазменный пистолет и не обращая внимания на кровопотерю открыл огонь по насекомым, те уже приблизились на пару сотен метров к нам. Каждый выстрел уничтожал несколько сотен если не тысяч насекомых, но это было бесполезно, их было невероятно много.

Когда оставалось всего пару десятков метров до нас я понял, что нам остается только одно и прыгнув к Кхоргитару приказал Рыруру также к нам приблизится, после этого быстро создал генератор щита только увеличенной мощности и включил его.

Что происходило дальше я не запомнил поскольку уже через несколько секунд потерял сознание от слабости. А когда очнулся я уже лежал в пещере, по данным нейросети я пробыл без сознания несколько часов. Рядом со мной находился Рырур, а вот Кхоргитара не было видно.

— Ты очнулся? Хорошо, — проревел Рырур.

— Что случилось после того как я создал щит над нами? — спросил я у него.

— Ты потерял сознание и начал бледнеть на глазах. Я начал заливать тебе в рот свою слюну, это позволило тебе прожить достаточно прежде чем насекомые исчезли. — произнес он.

— Что произошло еще? — спросил я у него понимая, что он что-то скрывает, но вместо этого ответил Кхоргитар появившийся у входа.

— Маяк уничтожен, насекомые сожрали весь металл, — произнес в ярости он.

— Не может быть, — не верующе произнес я, на что в ответ Кхоргитар кинул мне пластиковые части маяка которые я сразу узнал. — Но как?

— Также как и дикари объединились и напали на нас, хотя это за ними никогда ранее не замечалось, — произнес Кхоргитар, — Так и насекомые которые жрут металл напали на нас и сожрали единственную связь с внешним миром.

— Значит, кто-то или что-то ими управляло, — согласился я с Кхоргитаром, уж точно это не совпадение. — Еще и дождь закончился словно специально чтобы насекомым было легче добраться сюда. Знаешь, а мне от такого начинает становиться страшно.

— Не тебе одному. — произнес он, — Нечто знает что мы делаем и контролирует фауну этой чертовой планеты вместе с климатом. Это напугает кого угодно.

— Блядь, — ругнулся я, — Я ведь не успел отправить ответ.

— Что теперь делать будем? — спросил он у меня.

— А нам разве остается что-то кроме того как попытаться уничтожить источники этого долбанного излучения? — спросил я у него. — Теперь кстати смерть родителей Рырура может оказаться не несчастным случаем. Где управление климатом там может быть и управление тектоническими процессами. Хотя это я уже загнул. Завтра, послезавтра должен сюда прибыть Зиг, отправимся все втроем в лабораторию. Надо быстрее действовать, тут нас больше ничего не держит.

Остаток дня прошел в подавленном состоянии. Некто обладающий либо невероятной псионической силой либо неизвестными технологиями пытался нам помешать выбраться с планеты.

Уже не было никакого сомнения, что эти оба нападения произошли неспроста. И теперь становилось страшно от возможностей этого существа, и больше всего пугали не сами атаки, а то, что мы остались в обоих случаях живыми, а ведь обладая продемонстрированными возможностями убить нас было не так уж и сложно.

Следующие три дня которые прошли до прибытия Зига были посвящены добыче припасов для дальней дороги. При помощи Рырура добраться до мест где я добывал лечебных жуков было легко и быстро.

Там же я набрал три полных короба слизняков помимо двух коробов лечебных жуков. Кхоргитар тем временем также занимался добычей различных полезных вещей. Мы собирались покинуть пещеры навсегда, смысла возвращаться сюда не было никакого.

Наконец-то на исходе третьего дня ожиданий к скале подлетел на малой высоте Зиг. Его задержка оказалась обусловленной тем, что по непонятной для него причине он трижды сбивался с маршрута и осознал это только пролетая сутки в другом направлении.

Я сразу напрягся и заподозрил самое плохое. Пользуясь полным доступом к Зигу я нашел функцию записи логов и вскоре увидел, то что я не ошибся. Наш транспорт трижды подвергся сильнейшим ментальным ударам которые смогли пробить его защиту, вот он дезориентированный и летел не в том направлении.

— Зиг, есть ли возможность усилить ментальную защиту? — спросил я у него надеясь на положительный ответ.

— Если и есть, то я о такой возможности не знаю, — ответил Зиг сам прекрасно понимая, что отсутствие возможности усилить защиту очень плохо.

— Хреново, — произнес я, — Ладно начинаем твою заправку. Открывай бак и закидывай органику при помощи телекинеза. Посмотрим возможна ли самозаправка.

Как оказалось возможна, но такого алгоритма у Зига не было в памяти и ему пришлось прописывать его в своем сознании с нуля. Что тоже было непросто, но к счастью все получилось и теперь наш транспорт мог самостоятельно добывать для себя топливо.

Загрузка кабины Зига много времени не заняла и уже на следующий день мы выдвинулись в дорогу. Следовало все же разобраться с тем, что тут происходит на планете, оставалось надеяться, что в их записях будет что-то полезное.

Большую часть пути я и Кхоргитар просидели внутри Зига, но вот Рырур смог высидеть всего один день. На следующий день он отправился вперед якобы чтобы разведать дорогу, а на самом деле ему было просто скучно сидеть в медленно летящем транспорте.

За целый день он появился всего один раз чтобы съесть жареного мяса которое ему нравилось гораздо больше сырого. Мы же двигались практически без остановок, лишь один раз в день остановились на час чтобы приготовить новую порцию жареного мяса на следующий день.

Следующие дни шли по такому же сценарию. Почти круглые сутки летим делая лишь одну остановку для готовки и пополнения бункера с органикой Зига. Дорога была спокойной, зверье было распуганно Рыруром и к нам никто не приставал.

Так что когда мы на пятые сутки прибыли к куполу успел заскучать даже я немного. А вот Кхоргитар большую часть времени просто отсыпался он себя чувствовал в удивительной безопасности на борту транспорта. И наверное впервые за время пребывания на этой планете он смог нормально выспаться.

— И что дальше? — спросил Кхоргитар у меня когда мы покинули борт Зига и оказались перед входом в купол.

— А дальше мы идем внутрь и я попытаюсь узнать все что узнали родители Рырура по поводу этого долбанного излучения. — ответил я.

— До этого момента мне не верилось, что кто-то владеет подобной технологией. — произнес Кхоргитар переступив порог и оказавшись внутри купола. — Соотношение внутреннего и внешнего пространства больше десяти.

— Если быть точным, то внутренний объем в двенадцать раз больше чем должен быть если судить по внешним размерам купола. — произнес я, — Мне тоже было интересно.

— А это должно быть телепорт? — указал он на светящийся круг пред лабораторией.

— Да, просто заходишь в него и тебя переносит внутрь, там тоже всякие игры с пространством и объем внутри больше чем должен быть. — подтвердил и первый перенесся внутрь, следом за мной прибыл Рырур и уже за ним Кхоргитар.

— Это, это просто невероятно, — произнес он рассматривая все вокруг. — А вот тут по центру раньше стоял Зиг?

— Верно, как видишь тут остались даже следы подключения системы питания Зига, — указал я на уже изрядно подсохшие кишки которые шли от какого большого куба в центр помещения.

— Даже жаль, что я ничего не могу понять тут, — произнес он. — Ладно, можешь начинать, я проконтролирую тебя.

Мы заранее договорились о плане действий. Кхоргитар должен был контролировать мое состояние и в случае необходимости залить в меня целебную слюну Рырура.

Я же устроившись у стены вновь погрузился в медитацию и хоть она как казалось мне не приносила никакого эффекта я все равно решил ее использовать. Через минут десять я посчитал себя готовым и потянулся рукой к красному кристаллу.

Через мгновение я оказался словно в библиотеке. По центру помещения была лежанка явно удобная для рирта, но не для человека. Помимо этого перед лежанкой стояла подставка на которой сейчас лежала одна книга.

Еще несколько десятков книг стояло на единственной полке, помимо этого в помещении был уже привычный мне голографический компьютер на столе стоящий в противоположном углу и окно ведущее на все тоже озеро с розовой водой.

Первым делом я подошел к компьютеру. На экране было несколько иконок без подписи. Прежде чем нажимать на них я решил вначале посмотреть, что написано в книгах.

Приблизившись к лежанке я заглянул в книгу и увидел, что это был лабораторный журнал, а ни чем иным он быть не может. В нем четко виднелись даты и пункты что делали в тот или иной день.

Меня же заинтересовал самая последняя запись. Она была датирована за несколько дней до смерти родителей Рырура. Ну это если мой подопечный не ошибается с датой их смерти, он сам не был уверен, когда это произошло так как впал в истерику тогда и сколько он в ней был он не знал.

Но куда больше даты меня заинтересовало содержимое. В нем отец моего подопечного описывал, что последнее землетрясение сопровождаемое извержением вулкана подняло один из источников излучения близко к поверхности.

Дальше следовали записи с непонятными мне научными записями, но что точно было понятно, так это то, что Ррорыр и Риррра собрались проверить то место и для этого хотели воспользоваться недавно созданной летающей платформой.

В конце шли ссылки на какие-то документы и предположение о причинах землетрясения. По их мнению землетрясение было не природного происхождения. Это предположение было последней записью в журнале.

Закончив читать я сразу представил как покидаю эту реальность. Через мгновение я открыл глаза уже в самой лаборатории. Кхоргитар чесал своим кинжалом за ушами Рырура, а тот в ответ блаженно урчал как самый настоящий кот.

Они были настолько заняты, что не сразу сообразили, что я уже нахожусь в сознании. Но стоило мне пошевелиться как сразу четыре глаза уставились на меня с ожиданием.

— Там есть журналы исследований. — произнес я. — Мне надо кое-что рассчитать и после этого расскажу что нашел.

— Хорошо, — ответил Кхоргитар, Рырур же был настолько довольным из-за того что почесали за ушами, что на меня практически не обращал внимания и едва я сказал, что мне надо поработать еще как щупальцем развернул Кхоргитара к себе, двумя другими подвел его руки к своим ушам.

— Рырур, не наглей, — произнес и углубился в расчеты.

Необходимо было перевести система координат которую используют рирты в привычную мне систему координат Содружества. Это было не просто, так как каждое место рирты позиционировали пятью цифрами, тогда как в Содружестве всего тремя.

Две неизвестные мне меры так же что-то характеризовали, но что именно я не понимал так слишком мало разбирался в их цивилизации. К счастью мне удалось вычленить необходимые мне координаты.

После этого я сопоставил координаты извержения вулкана со спутниковыми снимками которые в сообщение передала Кара. За время пути я скопировал на нейросеть покадрово все сообщение вместе со спутниковыми снимками.

В месте в котором произошло землетрясение и извержение вулкана сейчас была мертвая зона диаметром в пару десятков километров. Именно этим она и привлекла Кару, но сброшенные зонды туда не смогли обнаружить никаких следов источника излучения.

— Там где его родители считали, что находится один из источников излучения сейчас пусто. Землетрясение и извержение все уничтожило. — произнес я, — Было ли там что-то сложно судить, я сейчас хочу найти координаты остальных источников и сравнить с теми которые скинула нам моя помощница.

— Думаешь, они могли один из источников уничтожить? — спросил он у меня.

— Сейчас узнаем, — произнес я и обратился к Рыруру, — Можешь детально вспомнить что произошло в день смерти и попытаться передать это мне в голову?

— Это действительно надо? — спросил мой подопечный, у него сразу пропало все его игривое настроение. — Я очень долго пытался избавиться от этих воспоминаний.

— Надо, это может помочь нам с тем чтобы покинуть эту чертову планету. — произнес я в ответ прекрасно понимая, что ему придется вспомнить один из худших дней в его жизни.

— Я попробую, — произнес он и сосредоточился.

В следующий момент я почувствовал, что окружающий мир исчезает и я оказался на летящей платформе вместе с двумя взрослыми риртами. Я не мог пошевелится или вообще что-то сделать.

Я мог только наблюдать за всем, что происходит вокруг. Внезапно моя точка зрения немного сместилась и я услышал короткий недовольный рык. До меня дошло, что я скорее всего смотрел за происходящим из тела маленького Рырура.

— И чем не доволен наш маленький котик? — повернулась ко мне скорее всего мать Рырура и почесала своими щупальцами мне спину.

— Тут скучно, я хочу снова побегать за теми смешными животными. — произнес я в ответ.

— Вернемся и я лично уговорю твоего папу вырастить их побольше, — хитро улыбнулась мать Рырура.

— Я все слышу, но так и быть сделаю партию в два раза больше, мне и самому нравиться поточить когти о них время от времени. — произнес отец Рырура не поворачиваясь к ним. — Дорогая, мы подлетаем. Проверь далеко находится источник или нет.

— Как и прежде он находится на восточном склоне вулкана. — произнесла она. — Мне кажется вон в тридцати нидзимах есть ровное пространство для лагеря и посадки.

— Глазастая моя, как ты вообще что-то углядела там, — произнес отец Рырура, в голосе рирта я слышал любовь и уважение к своей супруге.

После посадки Ррорыр спустил с платформы какой-то ящик щупальцами на землю. Отогнав немного в сторону платформу он открыл ящик и стал оттуда доставать множество вещей которые я не мог опознать.

Все это длилось несколько часов пока наконец-то пустое пространство не превратилось в оборудованную стоянку. Тут даже было место для деревянной фигуре какого-то монстра. Об эту фигуру маленький Рырур стал точить когти и к сожалению большую часть разговоров его родителей я не смог услышать из-за этого.

На следующее утро из ящика который внтури явно был не меньше ангара космического корабля Ррорыр достал большую друзу кристаллов. Он старался ее держать как можно аккуратней сразу всеми шестью щупальцами.

Его супруга достала из ящика еще одну после чего они объединили вместе две друзы которые сразу начали светится темным фиолетовым цветом. Маленький Рырур через чьи глаза я смотрел отошел в сторону так как ощущал какое-то неприятное чувство.

— Смотри как светится, — произнес Ррорыр, — Тут явно первичный источник излучения, а не повторитель как в те разы. Можно проверить прототип кристальной бомбы.

— Ты уверен? Мы ее еще не испытывали и я не уверена, что это безопасно. — произнесла его супруга.

— Уверен, как раз и проведем испытание, недаром мы его тащили с собой. — произнес он.

Дальнейшее к сожалению увидеть я не смог так как Рыруру стало скучно и он побежал играть с деревянной статуей. Через несколько часов Рырур лег спать, а когда проснулся он увидел весьма взволнованных родителей которые быстро собирают вещи в ящик посматривая в сторону вулкана который был в киломтерах десяти от этого места.

Закончив спаковывать все в ящик Ррорыр сел на платформу и подогнал ее прямо к ящику. Именно в этот момент все и началось. В стороне вулкана произошла мощнейшая вспышка фиолетового света которая скрыла весь вулкан.

Следом земля везде начала дрожать. Удержаться на ногах Рыруру не удалось и он упал на задницу. Ррорыр закинув ящик спрыгнул на землю чтобы подхватить жену и сына, но в этот момент земля под ними ушла в сторону.

Ррорыр успел зацепиться щупальцами за края образовавшегося обрыва, но следующий толчок обломал края и он полетел вниз вместе с матерью Рырура которую он держал.

Через мгновение еще один толчок земли и провал в который они провалились начинает закрываться. Что было в последующие несколько часов или даже дней я не знаю, но пришел в себя Рырур уже очень далеко от того вулкана с полностью опустошенной душой.

Он куда-то бежал, что-то ловил, ел. Вообщем действовал на автопилоте. Именно на этих воспоминаниях меня и выбросило обратно в реальность. Практически исразу я заметил сообщение нейросети о кровоизлиянии в мозгу. Видимо прямая передача воспоминаний от такого новичка в телепатии как Рырур весьма небезопасная процедура.

— Ты как? — спросил у меня Кхоргитар после того как залил в меня из колбы слюну Рырура.

— Мммммм, — только и смог выдавить из себя. Дело было плохо, уже речевой отдел мозга был задет. Оставалось надеяться на имплант регенерации, наниты и невероятную целительную силу слюны Рырура.

— Плохо дело, похоже мозг поврежден. — произнес Кхоргитар правильно истолковав мое состояние.

Только через полчаса ко мне вернулась нормальная речь, а последствия такого сильного кровоизлияния закончились для меня только через пару часов. Что учитывая просто фантастические свойства слюны Кхоргитара было очень долго.

Все это время я боролся со сном, в таком состоянии если бы я заснул, то мог бы впасть и в кому. К счастью, все для меня закончилось благополучно, но от всех ли я последствий избавился я смогу узнать только внутри медицинской капсулы.

— Не буду спрашивать стоило ли оно того, по твоему виду когда ты очнулся сразу стало понятным, что стоило. Ты увидел то ради чего ты это начал? — спросил у меня Кхоргитар.

— Да, Ррорыр таки умудрился уничтожить один из источников и его действительно вынесло на поверхность вместе с извержением, но что это такое этот источник я увидеть не смог так как Рырур спал в это время. — произнес я. — Теперь хоть понятно, что надо искать. Они создали какую-то кристальную бомбу которая уничтожила источник, но при этом создало сильнейшее землетрясение.

— Знаешь, новость о том, что эти источники все-таки уничтожаемы это первая хорошая новость которую я услышал за очень долгое время, — произнес Кхоргитар чувствуя сильнейшее облегчение.

И я его понимал, одно дело думать, что можно уничтожить источник всех наших проблем и совсем другое дело это знать. Конечно мы пока понятия не имеем, что такое кристальная бомба, но где-то тут в лаборатории должна быть об этом информация.

Оставалось надеяться, что кристальная бомба окажется нам под силу для создания. На такой хорошей ноте мы решили отдохнуть до завтрашнего дня и покинув лабораторию переместились в дом к Рыруру где и устроились на ночь. Заснул я едва ли не моментально, стоило только закрыть глаза и я отключился.

Глава 9

Целых две недели потребовалось только на поверхностное ознакомление с материалами в лаборатории родителей Рырура. Если я и раньше считал их гениальными учеными, то сейчас и вовсе они были для меня примером для подражания.

Они не смотря на то, что лишились большей части своего оборудования не растерялись и проведя немногим больше года в исследованиях эффектов излучения приняли решения развивать не самое популярное направление науки их цивилизации, псионическая артефакторика, именно псионика продолжала работать без проблем тут на планете как и изделия работающие на ней.

Они буквально с нуля создали целое направление науки. Что отец, что мать Рырура обладали лишь поверхностными данными в псионике так как большую часть своей жизни до попадания на эту планету они потратили на ксеноархеологию в особенности на изучение ксенотехнологий.

Им потребовалось больше тридцати лет работы для того чтобы создать то что мы обнаружили в лабораторию. Рырура они решили завести после того как у них случился прорыв в исследованиях и они были уверены в том, что им удастся со временем покинуть эту планету.

Количество информации в лаборатории было просто неимоверно огромно и в любом случае изучить ее всю обычным способом несмотря на сжатие времени в виртуальном ментальном пространстве невозможно в реальные сроки.

Но за эти две недели мы смогли найти исследования посвященные созданию кристальной бомбы. Вообще все кристальные технологии которые использовали родители Рырура были основаны на эффекте поглощения определенными типами кристаллов псионических конструкций.

Сами кристаллы выращивались чисто технологическим методом и для каждого эффекта нужен был свой тип кристалла. В кристальной бомбе использовалось сто двадцать шесть кристаллов которые в итоге создавали сферу внутри которой деформируются физические законы, другими словами там наступает хаос.

После исчерпания энергии заложенной в кристаллы сфера исчезает и в мир вырываются сильнейшие гравитационные, пространственные, ментальные и прочие искажения, что в свою очередь приводит к природным катаклизмам.

Правда в лаборатории все это было описано исключительно теоретически. На практике Ррорыр создал лишь один прототип который они не рисковали проверить. Но из воспоминаний Рырура которые я просмотрел мы знали, что его родители все же решились на испытание.

И вот с созданием кристальной бомбы и возникли у нас проблемы. Для их создания использовались довольно сложные псионические конструкты, а из нас троих псион только Рырур и он кроме прямого общения, копирования и передачи информации ничего не умеет из псионики.

Так что сразу после осознания нашей проблемы я сосредоточил свои усилия на поиске информации о том как обучиться всему необходимому Рыруру. Долго поиски не заняли и стало понятным, что самый простой способ это просмотреть записанные воспоминания отца Рырура.

В этих кристаллах была не просто копия памяти, просматривая ее ты словно проживаешь все, что было записано. Но и тут возникла проблема, активировать кристаллы мог только я, но я прекрасно помню самый первый детский кристалл с памятью Ррорыра и то как я себя чувствовал после этого.

— Значит чтобы создать кристальную бомбу которая гарантированно может уничтожить источник этого долбанного излучения Рырур должен пережить всю жизнь своего отца? — спросил у меня Кхоргитар когда мы собрались вокруг костра снаружи купола для приема пищи.

— Не просто пережить, он должен еще и обучиться всему, что знал его отец. — произнес я. — Можно попробовать изучить кристаллы только за годы когда он занимался созданием кристальной бомбы, но я не могу гарантировать, что какие-то умения и знания необходимые для создания кристальной бомбы не были получены ранее.

— И насколько это затянется? — спросил у меня Кхоргитар, — Ты ведь понимаешь, что у них совершеннолетие происходит в сто лет, а ведь он еще после этого долгое время жил и работал прежде чем сюда попал и тут на планете он прожил тридцать лет.

— Двести сорок три года, — произнес я, — Именно столько кристаллов с памятью отца находится на складе. Еще двести двадцать четыре с памятью матери.

— Спроси у своего подопечного сколько он может кристаллов в сутки принять, — попросил у меня Кхоргитар.

— Рырур, как думаешь выдержишь больше одного кристалла в сутки как тот с первым годом в школе? — спросил я у рирта который лежал рядом с нами и гонял щупальцами насекомых от нас.

— Не знаю, один точно, а остальное надо проверять, — произнес он в ответ, — Но ведь вначале ты должен активировать кристаллы, ты выдержишь столько? Я не хочу терять единственного своего собеседника.

— У меня есть одна идея, — произнес я, — Ты ведь менял мне именно кровь, так почему бы не воспользоваться моей кровью для активации. Берешь каплю моей крови, размазываешь ее по лапе и касаешься кристалла.

— Идем проверим, — подскочил на ноги Рырур, — Если получится я узнаю каким был мой отец на самом деле, а не из своих детских воспоминаний.

Остановить подорвавшегося Рырура мне не удалось, а потому пришлось вставать и мне. Кхоргитар на такую нетерпеливость лишь усмехнулся и продолжил сидеть перед костром.

Все равно он ничем не мог нам помочь, он не понимал Рырура, Рырур не понимал его. Были правда в этом подвижки, Рырур мог насильно внедрить мысли в голову Кхоргитара, но при этом сам Кхоргитар испытывал сильную головную боль, все же мой подопечный просто давит силой там где необходимо искусство.

Первых тридцать кристаллов стояли в родительской спальне и именно к ним мы и направились. Тут были первые пятнадцать лет отца и матери Рырура. Я все же решил, что стоит изучать содержащуюся информацию на них по порядку, не даром ведь все кристаллы были пронумерованы.

В доме Рырура за прошедшие две недели многое изменилось, я и Кхоргитар сделали себе удобные кровати и разместили их в детской комнате. Сам Рырур окончательно переселился в родительскую спальню и установил там свои любимые тренировочные детские статуи. Сейчас он мог разнести их одним ударом щупальца, но они для него сейчас несли не столько тренировочную ценность сколько сентиментальную.

— Готов? — спросил я у Рырура.

— Давай уже начнем, — нетерпеливо бил себя по бокам хвостом Рырур.

— Тогда начинаем, — произнес я и достал нож которым порезал свою ладонь. Согнув лодочкой руку я подождал пока там накопится достаточно крови чтобы испачкать всю лапу Рырура. — Давай сюда лапу, — после этих слов я испачкал кровью правую лапу. — Можешь пробовать.

В этот раз Рырур смог прикоснуться к кристаллу после чего впал в транс. Минут через десять он очнулся, судя по глубокому дыханию он устал, сильно устал, но все же устоял на лапах.

Через полчаса молчаливого отдыха Рырур попробовал прикоснуться к еще одному кристаллу, но в этот раз ничего не получилось. Мелькнула мысль, что не получается из-за того, что слишком большая нагрузка, но посмотрев на лапу Рырура я начал считать иначе, кровь на его лапе была засохшая и мертвая. А потому прежде чем разочарованный подопечный что-то сказал я вновь порезал уже зажившую руку и свежей кровью испачкал лапу. В этот раз все получилось и Рырур вновь впал в транс только в этот раз после того как он вышел из него у него были кровоподтеки из носа и ушей.

— Ты как? — спросил я у него.

— Мне так плохо еще никогда не было, — произнес он, — Надо делать перерыв побольше.

— Следующий уже завтра проверим? — спросил я у него.

— Нет, сегодня. — произнес он, — Думаю этих твоих часов пять должно хватить для того чтобы прийти в себя.

— Это тебе решать, ты лучше знаешь свой организм, — произнес я, — Что было в этот раз?

— Медитации, учеба, игры, первое убийство. — произнес Рырур.

— Кого убил? — спросил я у него.

— Не рирта, какая-то медуза в скафандре. — ответил он, — Отец участвовал в турнире для молодых риртов, а эта медуза решил показать, что ничем не хуже. Эта тварь владела телекинезом на даже более высоком уровне чем Зиг. Отец едва не погиб, но смог прокусить скафандр.

— Хм, — произнес я задумавшись над сказанным. Детские турниры со смертельным исходом это не то что ожидаешь от высокоразвитой цивилизации.

Часов через пять вновь попробовали активировать кристалл. В этот раз Рырур даже на ногах устоял, но сразу же отправился спать сказав, что промежуток между кристаллами должен быть не меньше пяти часов.

Также за три прошедших сеанса считывания воспоминаний из кристалла уже было заметно, что мой подопечный стал более рассудительным и спокойным, немного, но все таки заметно. Также в его речи начали появляться новые слова которых ранее не было.

— Как все прошло? — спросил у меня Кхоргитар когда я пришел в нашу комнату. Он к этому времени уже лежал на кровати.

— Три кристалла, но думаю до четырех можно увеличить, — произнес я.

— Тогда не так уж и плохо, немногим больше полутора месяцев, — произнес он в ответ.

— Так-то оно так, но меня беспокоит, что уже после трех кристаллов у него произошли небольшие изменения в характере и личности. Как бы под конец вместо Рырура который к нам настроен благосклонно мы не получили Ррорыра который неизвестно кем будет считать нас. — произнес я.

— И с этим ничего нельзя сделать? — обеспокоился Кхоргитар.

— Не знаю, — произнес я. — Грея считывая память допрашиваемых умела фильтровать восприятие когда надо. Жаль я техники не знаю этой, но у риртов должно быть нечто подобное.

— Тогда завтра начнем вновь поиски в лаборатории. Помнишь те кристаллы с новыми техниками которые разработали они уже тут? Вот может там что-то есть. — произнес Кхоргитар.

— Может быть, вот завтра и проверим. — произнес я вспомнив те кристаллы. Я их не особо внимательно изучал так как я не псион и смысла что-то оттуда учить не было никакого. — Давай спать уже, а то завтра рано вставать.

— Если бы не ты я бы уже давно спал бы, — пробурчал Кхоргитар и повернулся на бок лицом к стенке после чего буквально за пару секунд заснул.

Следующие пять дней были потрачены на тщательное изучение информации в кристаллах в которых упоминались техники по псионике. Эти пять дней мы позволяли Рыруру изучать максимум по одному кристаллу чтобы не сильно нагружать его мозги.

Вообще согласно рекомендаций его родителей следовало изучать один кристалл в неделю. Но мы не могли себе позволить тратить столько времени тем более положительный эффект получения воспоминаний его отца уже был виден.

Математика, физика, биология и множество других предметов которые изучались в школе риртов теперь знал и сам Рырур. Причем школьная физика была на гораздо более высоком уровне чем на Земле, да и физика которую изучают в Содружестве уступала по глубине знаний.

Все таки рирты оказались более развитым уровнем по сравнению с цивилизацией Содружества. Разница была не столь грандиозной как между наукой Земли и и Содружества, но на пару тысячелетий рирты обгоняли Содружество.

По вечерам же Рырур тренировался в правильной телепатии, информацию о которой мы обнаружили на одном из кристаллов. Правда тренироваться на себе я не позволил, мне мой разум был еще дорог, а потому я с Кхогитаром сделали загон в который поместили животных пойманных риртом, именно они служили учебными тренажерами для него.

И как оказалось моя предусмотрительность была не зря. Лишь к концу пятого дня подопытный выжил после попыток считывания глубокой памяти. Правда при этом лишился большей части своей памяти и рефлексов, но начало было положено.

И наконец-то на пятый день мы обнаружили технику из раздела для допросов которая и является фильтром восприятия. Вообще Рырур должен был получить доступ к этой технике примерно на шестидесятом году жизни Ррорыра, или примерно на пятидесятом кристалле.

Но я посчитал, что эта техника будет уже полезна и сейчас. После начальных тренировок по правильному использованию телепатии контроль у Рырура немного поднялся, а потому мне кажется, что он сможет изучить эту технику.

— Ты заметил изменения в своем характере? — спросил я у своего подопечного.

— Да и это мне не нравиться, я люблю отца, но становиться таким как он не хочу, я хочу быть самим собой, — произнес Рырур. — Но и остановиться я тоже не могу, я только сейчас начал понимать сколько всего упустил из-за того, что мне пришлось расти тут на планете, а не на цивилизованной планете.

— Тогда у тебя есть стимул изучить эту технику. Знаю, ты к псионике относишься не очень хорошо, но это в твоих интересах. На этом кристалле не сильно приятная информация, но ты уже не маленький так что сам все поймешь, — произнес я. На этом кристалле были различные методы допроса в том числе и с помощью псионики, но были и другие методы, такие как физические пытки, психологические, технологические. Уже после ознакомления с этим кристаллом я могу сказать, что добротой и всепрощением раса риртов не страдает. Ведь техника допроса при помощи псионики изучалась шестидесятилетним подростком, это все равно, что обучать в четырнадцать лет на Земле как правильно иглы под ногти загонять.

Рырур воспринял информацию из того кристалла легко. Все таки не стоит забывать, что он рос в одиночестве на дикой планете полной хищников, а потому пытки ему не показались чем-то ужасным.

За время своей жизни он уже убил тысячи живых существ и если считать тех дикарей разумными, то и разумных он убил несколько сотен. Так что переживать о эмоциональной составляющей Рырура не следовало.

А вот с изучением техники были некоторые проблемы вначале, но через три недели и больше полутора сотен подопытных техника начала получаться легко и стабильно.

Был и положительный побочный эффект, из-за активации фильтра восприятия нагрузка на мозги Рырура сильно уменьшилась и перерыв между изучениями кристаллов удалось сократить всего до двух часов.

Довольно быстро Рырур добрался до учебы Ррорыра в высшем учебном заведении на факультете ксеноархеологии. Именно там оказывается отец Рырура и познакомился с кристальными технологиями.

Первоначально эти технологии принадлежали расе тех медуз представителя которых в раннем детстве Ррорыр убил на турнире. К текущему моменту эти медузы называемые «Ноками», уже больше пяти сотен лет находятся под протекторатом риртов и давно передали свои технологии академие наук Доминиона Риртов.

Там технологию признали нерентабельной, да и если сравнивать с технологиями риртов то откровенно примитивными. Из огромного пула кристальных технологий рирты стали использовать лишь информационные кристаллы повышенной емкости ну и прямую передачу памяти через кристаллы.

Остальные технологии остались лежать мертвым грузом в базах данных и ими занимались лишь энтузиасты. Ррорыр же изучил тогда неплохо эти технологии из-за спора. Он должен был в течении года создать на кристальной основе антигравитационную платформу.

Тогда отец Рырура проиграл спор, но в дальнейшем все таки сделал летающую платформу. Во время попыток создать платформу Ррорыр и познакомился с энтузиастом кристальных технологий, будущей матерью Рырура.

Следующие пятнадцать лет учебы были не слишком для нас интересны, разве что тем, что Ррорыр учился использовать псионику не только для телепатии, но и в других аспектах. Он оказался сильным пирокинетиком и мог в содать в ограниченном пространстве пламя с пятизначной температурой.

Рырур к сожалению как пирокинетик был слаб и все что у него получилось после долгих тренировок это пламя температурой около тысячи градусов, но один такой плевок пламенем тратил едва ли ни половину его сил.

А вот к телекинезу у Рырура наоборот был дар, но его отец обладал антидаром к нему и после пары занятий забросил его развитие. Даже эти пару занятий позволили моему подопечному создавать круговые телекинетические волны которые могли отбросить в сторону даже предметы весом в пару тонн.

Просто так ждать пока Рырур изучит все кристаллы и сможет повторить процесс создания кристальной бомбы мы не могли. Это могло затянуться на долгое время, а потому убедившись, что Рырур вполне нормально изучает новые воспоминания своего отца мы решили на время оставить его и отправиться на разведку.

Лезть к источнику который находился под куполом мы не рискнули. Если что-то пойдет не так мы могли угробить лабораторию, а потому мы решили отправиться к соседнему источнику до которого было две тысячи семьсот километров по прямой, но более реальный маршрут был около трех с половиной тысяч километров и это было не так уж и далеко для нас.

— Значит вы все же отправляетесь на разведку? — спросил у нас Рырур.

— Верно, тебе еще минимум месяц надо изучать кристаллы вместе с перерывами, а потом еще неизвестно сколько уйдет времени на освоение умений твоего отца. Мы же должны точно узнать, что же это такое этот гребанный источник излучения. — произнес я в ответ.

— Возьмите с собой запас моей слюны побольше. — предложил Рырур, — И не сдыхайте, вы мне нравитесь, — пошутил Рырур и отправился обратно домой неся в большой колбе три литра моей крови. Чтобы она не умерла он каждых пару часов капает в нее свою слюну. Так кровь может прожить весьма долго.

— А он вырос, если раньше я сравнивал его с ребенком, то теперь он уже молодой мужчина в самом расцвете своих сил. — произнес я.

— Он еще дойдет до интимных моментов своего отца, забавно было бы посмотреть на его морду при этом, — произнес Кхоргитар загружая наши вещи в Зига.

— К счастью мы это не увидим, — произнес я, — Зиг, давай пожалуй к побережью, оттуда к горам проверим заодно как работает фазовый сдвиг.

— Начинаю движение, — ответил он и транспорт плавно начал набирать скорость. К сожалению как увеличить скорость мы так и не смогли узнать. Слишком сложно все было в материалах по его созданию, а потому нам придется довольствоваться скоростью под двадцать километров.

— Разбудишь когда прибудем к горам, — произнес я и устроился на полу кабины Зига чтобы поспать.

— Рекомендую перед сном немного выпить, — предложил Кхоргитар и дал мне в руки фляжку из фрукта внутри которой была обычная брага. Выпив пару глотков ради приличия я вернул противную гадость владельцу и прилег на пол. Теплая плоть Зига и пюльсация кровеносной системы явно способствовала быстрому убаюкивания, так что я не заметил как заснул.

— Хватит дрыхнуть, — дернул меня за плечо Кхоргитар. Очнувшись я не сразу понял где нахожусь, но спустя пару секунд вспомнил где я.

— Уже прибыли к горе? — спросил я у него.

— Не знаю, у меня нет связи с твоим Зигом, но мы уже минут десять не двигаемся, — произнес Кхоргитар.

— Зиг, мы уже прибыли к горам? — спросил я у нашего транспорта.

— Да, — ответил он, — Я пытался тебя разбудить, но не получилось.

— Ладно, — произнес я подключившись в мысленному управлению после чего активировал фазовый сдвиг и плавно направил наш транспорт в сторону горы.

Когда нос транспорта коснулся породы я затаил дыхание. Но ничего особого не произошло, мы словно и не заметили то, что находимся внутри горной породы. Единственное что изменилось это то, что нет привычных ориентиров и можно было ориентироваться только на результаты геологического сканера который отображал все из чего состоит порода вокруг транспорта.

К счастью на мне требовалось маневрировать и мы могли двигаться просто вперед. Согласно тем данным которые у нас были горный массив растянулся на почти полсотни километров в ширину, но в длину он был огромен, больше семи сотен километров. И если бы мы решили обогнуть его, то на это пришлось затратить очень много времени. А нам и так предстояло обогнуть по берегу огромное озеро, если мы не собирались ползти под водой по дну.

— Мы уже внутри горы? — спросил у меня Кхоргитар.

— Да, — ответил я ему.

— Никакой разницы не чувствую, — произнес он.

— А ты и не должен ощущать это. Мы внутри находимся, но если хочешь можешь выйти из кабины и проверить. — пошутил я.

— Конечно, я даже осознать не успею как будут вмурован и раздавлен горной породой. — с сарказмом ответил Кхоргитар. — Лучше давай поиграем в твои карты, все равно Зиг движется самостоятельно.

— Ты прав, — произнес я и достал из короба колоду карт которую создал и тонко нарезанного дерева.

Спустя три часа Зиг сообщил, что мы покинули горный массив и вновь находимся на поверхности планеты под открытым небом. Всего на данный момент мы уже преодолели больше двухсот километров из необходимых трех с половиной тысяч.

Неплохой результат для половины дня. Сейчас я хотел сделать остановку на несколько минут чтобы размять ноги, а то постоянное сидение несколько утомляет, большой срочности не было у нас, так что остановка не помешает нам, тем более мы оказались в долине с просто нереально красивым видом.

— Это как так? — спросил замерший Кхоргитар когда мы вышли из Зига и ступили на травяной покров. Проследив за его взглядом я тоже замер на некоторое время, одно дело видеть это через восприятие Зига, а другое своими глазами.

— Что льда не видел никогда? — подколол я своего товарища.

— Видел, но эти ажурные конструкции которые переливаются в лучах заходящего солнца просто невероятны. — если уж сердце старого вояки пробила подобная красота, то что говорить про меня.

— Тут из под земли бьет гейзер, а так как там отрицательная температура, то капельки горячей воды кристаллизуются еще в воздухе оседая на ледяные конструкции, что в итоге и получается такая красота.

— Заткнись, я и сам знаю физический процесс, дай просто насладиться красотой, — произнес Кхоргитар и жадно впился в целое плато которое заставлено было различные абстрактными фигурами изо льда.

— Ты спросил, я ответил, — произнес я и сам начал рассматривать плато в центре долины на возвышении.

Вообще мне было непонятно почему там отрицательная температура. Мы были всего в паре сотнях метров и не чувствовали холода, но там явно была очень низкая температура.

Создав тепловизор я увидел, что все плато вообще заморожено. Температура судя по показаниям тепловизора была около минус сорока градусов. Что интересно холод в сторону от плато не сильно распространялся.

— Заметил, что холод держиться только на плато? — спросил я меня Кхоргитар оторвавшись от зрелища так как солнце уже село и светопреставление прекратилось.

— Да, уверен это не естественно. — произнес я. — Как думаешь стоит туда лезть и узнать из-за чего это там такая температура?

— Хотел бы сказать нет, но это может быть как-то связано с этими дебильными излучениями, — произнес Кхоргитар. — Смотри это карта источников которую тебе скинула твоя помощница перед тем как нам уничтожили маяк, — вывел у себя на биокомпе ихображение планеты он с пятью красными точками. — Хм, нет не получается, смещение почти на три сотни километров идет.

— Добавь шестой уничтоженный источник, — произнес я.

— А вот теперь все как раз сходится. Помнишь ты рассказывал о повторителях? — уточнил он у меня.

— А ты смотри если провести линии соединяющие все источники то на пересечении Ррорыр находил повторители. Но если линии провести дальше источника, то появляются новые пересечения и в этом месте как раз выходит одно из них. — произнес Кхоргитар, — Не знаю почему это не проверили рирты, но вот такое вот совпадение тебе не кажется странным, пересечение и аномальный источник холода.

— Вполне может быть, — произнес я задумавшись. — Ну что идем?

— Да, только надо шкуры одеть, спасибо твоему подопечному зверья пушистого набил много. — произнес он и вернулся в Зига, спустя пару минут вышел с двумя мешками которые кинул в меня. — А неплохо я сшил комбинезон, — покрасовался он передо мной в комбинезоне из шкур.

— Кто похвалит если не сам себя, — пошутил я и достал из одного мешка меховые штаны от комбинезона. Натянув их на себя я одел сверху куртку после чего обратился у Кхоргитару, — Хватит крутится, пора проверить, что там твориться.

При помощи Зига мы в режиме фазового сдвига въехали внутрь возвышенности и внутри поднялись на поверхность плато. Отключив фазовый сдвиг мы оказались на поверхности плато.

Выбравшись наружу я сразу почувствовал кусающий за щеки холод. Кхоргитар спрыгнув за мной следом в снег недовольно проворчал. Насколько я знаю его вид произошел с планеты всей покрытой снегом, потом на планете произошла какая-то катастрофа и с нее отправили колонизационный корабль поколений с выжившими. Через две тысячи лет корабль добрался до планеты пригодной к жизни и уже там был теплый климат. Позднее следовали тысячелетия варварства и лишь три тысячи лет их цивилизация смогла запустить в космос первый спутник. За прошедшее время их вид несколько мутировал и лишился шерсти которая когда-то покрывала все тело.

— Вспоминаешь своих предков? — пошутил я.

— Да, — ответил он, — Почти всегда я рад, что мы лишились шерсти, как представлю сколько она требует уходу дурно становиться, — добавил он, — Но вот конкретно сейчас я был бы рад своей собственной теплой шубе.

— А нас людей согласно одной из теорий тоже когда-то шерсть покрывала все тело толстым слоем. Сейчас осталась на голове и совсем немного на остальных частях тела. — ответил я.

— Давай меньше разговоров, быстрее исследуем быстрее заберемся в теплого Зига. — произнес он.

— Только осторожно, через несколько минут будет новое извержение гейзера.

— Я помню, не переживай, — произнес Кхоргитар и отправился к краю плато чтобы обойти его по периметру.

Я же создал из браслета пустотный сканер. Отток крови был неприятной вещью, но я за прошедшее время даже привык к этому. У меня увеличилась природная регенерация крови и мне теперь даже надо было использовать браслет чтобы не было излишка крови в организме.

Но все равно после активации браслета я направлял нанитов на стимулирование регенерации крови. Пустотный сканер к сожалению работал всего в радиусе пятнадцати метров.

Проверив пространство вокруг Зига я вернул браслету обычный вид и стал ждать когда начнется извержение гейзера. Через минуту когда поток воды выбросивший тонн пятьдесят кипящей воды на высоту в полторы сотни метров прекратился я подошел к самому гейзеру и включил пустотный сканер.

Сразу на нейросети возникло изображение довольно большого пустого пространства странной прямоугольной формы. Такие ровные формы в природе точно не бывают.

Начавшаяся вибрация под ногам говорила о том, что пора отбежать в сторону. Едва я отбежал метров на пятьдесят как в воздух вновь поднялся столб воды которая еще в воздухе превращалась в льдинки и снежинки.

Теперь можно было уже уверенно считать, что этот гейзер искусственного происхождения. Не успел я обдумать как следует эту мысль как услышал крик Кхоргитара, он махал рукой мне подзывая к себе. Хорошо, что ночной режим нейросети позволяет видеть и в полной тьме.

— Что-то нашел? — спросил я у него когда подошел к нему.

— Меня очень смутила эта возвышенность, — указал он на полураскопанную возвышенность тут на плато. — Везде равнина и только тут возвышенность. Десять минут работы ломом и я смог добраться до поверхности. А теперь слушая, — произнес он и ударил ломом из металлолома который он нашел под куполом. В момент соприкосновения лома и поверхности раздался звенящий звук удара металла об металл.

— Металл, — произнес я.

— Верно, а значит это что-то искусственного происхождения. — произнес он, — Можешь создать мощный инфракрасный излучатель чтобы разморозить лед, а то я боюсь повредить там что-то во время очистки.

— Давай пока разгребаем снег вручную вокруг, мне надо немного восстановить кровь. Пустотный сканер немало во время работы пьет моей крови. — ответил я.

— Видимо придется задержаться, а ведь не выйди мы подышать свежим воздухом мы бы уже были далеко отсюда. — произнес Кхоргитар взяв в руки свой лом.

— Сейчас, проверю на всякий случай сканером, — произнес я и вновь создал пустотный сканер. — Хм, тут что-то иное, полости внутри нет.

— Давай работай, разгребем увидим, — произнес Кхоргитар ударив ломом по корке льда которая образовалась на поверхности снега от водяной взвеси которую выбрасывает в воздух гейзер каждых пару минут.

— Ты прав. — ответил я возвращая браслет к изначальной форме после чего сбегал к Зигу и взял для себя лом. Вообще мы из брали на тот случай если что-то ломать придется, в принципе так оно и есть, нам надо ломать лед.

Через час работы лед и снег были нами убраны в сторону и перед нами оказалась полусфера высотой в полтора метра состоящая полностью из металла. На верху полусферы находился едва светящийся в полной тьме зеленым круг.

На подобные круги дома у Рырура мы уже насмотрелись. А потому просто переглянулись молча Мы с Кхоргитаром решили проверить что там находится. Сбегав к Зигу я принес слизняка и закинул его в круг. Тот как мы думали исчез.

— Ну что идем? — спросил я у Кхоргитара.

— Опасно, но нам надо узнать, что там находится, да и опыт использования этих телепортов говорит о том, что это безопасно для органики. — произнес Кхоргитар. — Но все же идти нам двоим не следует сразу. Я пойду первым.

— Уверен? — спросил я у своего друга, но тот молча полез на полусферу и едва оказался в центре светящегося круга исчез. Не успел я начать волноваться как он вновь появился в центре круга, но уже с слизняком в руках.

— Там какое-то большое темное помещение, — произнес Кхоргитар, — Непосредственно опасности я не заметил. Думаю можно вдвоем направится.

— Хорошо, — произнес я и подождав когда Кхоргитар сойдет с круга сам запрыгнул на него, в следующий момент я оказался в полной темноте, нейросети потребовалось несколько секунд чтобы перенастроить ночной режим.

— Ну что? Видно хоть что-то? — спросил он у меня.

— Да и ты просто не представляешь, что тут находится, — произнес я увидев перед ничто иное как ангар с транспортом. — Тут стоит три каких-то челнока.

— Думаешь это какой-то ангар для техники? — спросил Кхоргитар у меня.

— Смотри, — произнес я создав мощный прожектор на десяток секунд.

— Судя по всему это какой-то специализированный транспорт, ты видел крепление под что-то на втором челноке? — спросил у меня Кхоргитар, — А третий и вовсе полуразобранный стоит.

— Не знаю, но сомневаюсь, что это нам что-то даст. — произнес я. подойдя к первому челноку. К моему удивлению едва я подошел к нему на нем загорелось очертание в виде двери и через мгновение на том месте было пустое пространство. — Что-то мне это не нравится.

— Ты смотри тут скелет, пятипалый как и ты, — произнес Кхоргитар когда о осветил внутренности челнока. — Мне кажется нам лучше туда не лезть.

— Я тоже так думаю, нам лучше пойти по коридору который находится за челноками. — развернулся я от прохода в челнок так и не рискнув поднятся на борт.

— Хреново когда ничего не видно, — пожаловался Кхоргитар подсвечивая себе экраном биокомпа. — Жаль, что у меня не полноценное ночное зрение, мне требуется немного света для того чтобы видеть.

— Держись меня и все будет хорошо, — ответил я.

Коридор был недолгим, всего метров тридцать. Стоило нам войти в следующее помещение как вокруг загорелось несколько панелей на стенах, но большая часть осталась темными, некоторые из загоревшихся мигали.

Перед глазами у нас стояла какая-то непонятная установка покрытая толстым слоем чего-то прозрачного. От нее несло жаром и даже в сорока метрах от нее температура была под восемьдесят градусов.

Скинув с себя шубу мы немного приблизились и услышали шум текущей воды. Оказалось под слоем прозрачного изолятора текла вода омывая непонятную установку, следом она куда-то утекала.

Догадаться, что вода была охладительной системой было несложно. И откуда появлялся кипяток в гейзере тоже. Но честно говоря такая примитивная система охлаждения меня весьма удивила.

— Как-то не вяжется водное охлаждение с системой телепортов. — произнес я.

— А может это резервная система? Была какая-то другая нормальная, а когда вышла из строя включается резервная, практически вечная. — предположил Кхоргитар.

— Хрен его знает, надо поискать тут еще хоть что-то. Благо язык очень похожий на язык риртов, они явно одного происхождения. Может смогу узнать что-то. — произнес я.

Наши поиски в конце концов принесли результат. У одной из стен был довольно узкий проход с лестницей за ним. Я пролез в него без проблем, а вот Кхоргитару пришлось остаться внизу.

Подъем закончился через пятьдесят ступеней и я оказался в помещении в котором находились несовместимые вещи. Тут был явно высокотехнологичный терминал управления чем-то вместе с креслом явно под человека. В углу же были следы от полуразложившегося спального мешка пошитого явно вручную. В другом углу находились засохшие экскременты.

Подойдя к терминалу я увидел возникшую голограмму на которой была схема чего-то непонятного и большая часть горела красным цветом. Как оказалось я был слишком самоуверен в том, что смогу прочитать, да некоторые отдельные слова я смог понять, но не больше.

Но общий смысл сопоставив логику, схему и понятные слова понять можно было. Передо мной было устройство непонятно что делающее и у него была была повреждена система охлаждения причем это произошло недавно судя по таймеру не больше тридцати лет назад.

Сопоставить время и взрыв одного источника излучения можно было относительно легко. Получалось, что после подрыва источника тут что-то произошло и система охладждения была сломана. Активировалась резервная водная, но судя по всему она не справлялась с нагрузкой так как надо.

Холод же на поверхности судя по схеме был результатом как раз таки испортившейся системы охлаждения, она начала морозить поверхность вместо установки.

— Не знаю что это, но оно явно связано с источником излучения. Когда Ррорыр взорвал кристальную бомбу на источнике тут произошла перегрузка и вышла система охлаждения. — произнес я спустившись вновь вниз.

— Как думаешь может стоит доломать эту хрень? — спросил Кхоргитар.

— Может и стоит, но как? У нас нет ничего, что могло бы повредить тот слой прозрачной брони. — произнес я, — Думаю пора нам выбираться отсюда, но стоит отметить это место на наших картах. Потом надо сюда будет наведаться еще раз.

Вернувшись обратно в ангар мы воспользовались телепортационной установкой и оказались вновь на плато и сразу же полетели вниз. За прошедшее время полусфера покрылась слоем льда и мы не устояли наверху подскользнувшись.

Чудом удалось избежать травм так как мы упали прямо на наши ломы. Поднявшись на ноги мы прихватили наши вещи и отправились к Зигу. Вернувшись внутрь я сразу приказал Зигу отправится в дальнейший путь.

— И сколько у нас всего получается этих пересечений? — спросил я у Кхоргитара.

— Слишком много. Из каждого источника выходит шесть лучей идущих к каждому источнику, и теперь если я прав в обратную сторону идут также лучи проходящие вокруг планеты пока не уткнуться в другой источник к которому был направлен основной луч. Получается от трех до двенадцати пересечений на каждом луче. — ответил Кхоргитар.

— Ты прав, слишком много, все мы проверить не сможем. Что у нас по пути? Есть еще пересечения? — спросил я у него.

— Да, два и оба связаны с уничтоженным источником. — произнес Кхоргитар.

— Можно надеяться, что и там не все впорядке. Кстати как думаешь, если уничтожить еще один источник повторители должны ведь точно грохнуться? — спросил я мнение у Кхоргитара.

— Не знаю, может это только тут проблемы возникли, может везде. — произнес он задумавшись, — Не люблю гадать.

Следующие три дня прошли спокойно и без приключений. Несколько раз мы останавливались для того чтобы пополнить припасы Зига и после заправки продолжали путь.

На третий день пути мы должны были пройти в семидесяти киломтерах от еще одного пересечения, пролететь мимо мы не могли, а потому направили Зига в сторону пересечения.

— Значит тут что-то все таки было, — произнес я смотря на кратер глубиной метров в сто и шириной километра в три.

— Да и это рвануло весьма не слабо. Тут взрыв должен быть не слабее мощной термоядерной бомбы. Знаешь, если и там так должно рвануть было, то я рад, что мы решили не доламывать ту херню, мы бы не успели убраться подальше. — произнес Кхоргитар.

— Делать нам тут точно нечего, можем отправляться в дальнейший путь проверим еще пересечение по пути и тогда сможем сделать уже первые выводы. — произнес я.

Следующее пересечение нам попалось через два дня пути в этот раз мы наткнулись на точно такой же кратер. Только в этот раз он был залит водой из протекающей вблизи реки и превратился в крупное озеро.

Оставшееся время до предполагаемого места нахождения источника мы преодолели без остановок. Недалеко от этого места мы вновь наткнулись на остатки дороги из пластобетона.

Следуя по дороге мы вскоре добрались до точно такого же купола как и тот в котором обосновались родители Рырура. Только тут купол был целым и прохода не было видно.

Облетев по периметру проход и остановились в том месте где дорога упиралась в периметр. Первым выпрыгнул Кхоргитар и подошел к куполу с ломом которым постучал по материалу, результат был нулевым.

Но вот при моем приближении на куполе загорелся овал в форме прохода и через мгновение стена купола внутри этого овала исчезла. И только сейчас до меня стало доходить, что такая реакция на меня у этих систем древних неспроста.

Я ведь проходил серию генетический изменений основанных на ДнК создателей этого всего, а значит возможно, что все еще активные системы считают меня кем-то вроде потомка создателей, но это было чисто мое предположение которое подтвердить или опровергнуть пока не получается.

— Заходим? — спросил Кхоргитар.

— Думаю не стоит, — произнес я. — Лучше переночуем в Зиге, а завтра с утра направимся вниз.

— Согласен, — произнес Кхоргитар. — Уже после если ничгео не произойдет можно и посетить будет купол.

После того как я отошел от купола проход вновь засветился и исчез. Достав из Зига необходимые для ужина вещи мы немного отдохнули и после очередной партии в обычного земного дурака отправились спать внутрь нашего транспорта.

Глава 10

— И как ты предлагаешь нам искать этот эфемерный источник? — спросил у меня Кхоргитар когда утром мы собрались за костром чтобы выпить горячего травяного сбора. — У нас ведь нет того кристального сенсора которым пользовались рирты.

— Ты ведь знаешь, что Зиг ориентируется под землей при помощи своих сенсоров, они видят из чего состоит вокруг него материя, как мне кажется там внизу источник должен быть экранирован от чего-то подобного и вместо того чтобы получить данные о материи из которой состоит источник мы получим пустое место, а дальше двигаясь вдоль пустого места мы составим трехмерное изображение этого источника чем бы он не был. — ответил я.

— Тоесть мы отправились сюда без твердой уверенности, что вообще сможем хоть как-то обнаружить его, — хмыкнул недовольно Кхоргитар, — Я думал у тебя есть план.

— А это есть мой план, нечего сидеть безвылазно вместе с Рыруром пока он изучает жизнь своего отца. Да и что мы могли там сделать? А так у нас есть шанс узнать что-то новенькое о том, что тут происходит. — ответил я, — И я надеюсь на лучшее.

— Тут ты прав, ты хоть можешь кристаллы читать, себя я вообще бесполезным считаю. Ни общаться с Рыруром не могу, ни помогать в каталогизации кристаллов. — недовольно пробурчал он.

— Хочешь открою маленький секрет? — спросил я у него.

— Что еще за секрет? — спросил он у меня.

— Скажем так, Рырур уже некоторое время только делает вид, что не может общаться с тобой. — произнес я, — Ты думаешь после того как он отработал телепатию на животных он не пробовал этого же сделать на разумных? Еще как пробовал.

— Так этот молокосос только притворяется, что не понимает меня. И когда я упал в ту яму и попросил о помощи он специально в яму закидывал всякий мусор якобы не понимая, что я прошу вытащить себя? — взъярился Кхоргитар услышав меня. Описываемая с ним ситуация была на самом деле и Рырур просто прикалывался и скидывал мусор чтобы поржать в душе над Кхоргитаром. Только подошедший я остановил зашедший слишком далеко розыгрыш, по моей просьбе Рырур просто вытащил Кхоргитара из ямы.

— Ну он еще ребенок, не стоит быть столь строгим к нему, — ответил я.

— Ну он у меня попляшет еще. Будут ему и почесалки кинжалом за ушами и стрижка когтей на лапах. — многообещающе произнес Кхоргитар. — А что он скрывает от меня свою понятливость? — спросил успокоившись у меня Кхоргитар.

— Чтобы иметь возможность розыгрыши всякие делать, — ответил я честно, — Но вообще он сам попросил меня сказать тебе о том, что он может общаться с тобой, он просто не знал как это тебе сказать и не обидеть при этом. Он явно многое о взаимоотношениях с разумными узнал из кристаллов.

— Ладно, вернемся надо будет с ним серьезно поговорить, — произнес Кхоргитар, — Ты уже закончил?

— Да, — ответил я и закинул чашку из изогнутого куска металла в открытый люк Зига.

— Тогда, нам пора, — произнес Кхоргитар. — С твоим способом поисков нам предстоит как бы не недели времени.

Поиски мы решили организовать с примерного центра под куполом после чего двигаться по увеличивающейся логарифмической спирали пока радиус не достигнет десяти километров. После спуститься на десяток метров ниже и начать движение по уже уменьшающейся спирали пока вновь не окажемся в геометрическом центре.

Первых несколько десятков витков мы и не рассчитывали на то, что хоть что-то обнаружим, ведь по мнению родителей Рырура глубина залегания источника была несколько километров как минимум. Но чтобы быть точно уверенными в том, что мы ничего не пропустим мы и начали едва ли не с поверхности. Выше двадцати метровой глубины Зиг под куполом не мог поднятся из-за того, что там находилось дно купола и оно было насыщено неизвестным типом энергии.

Нет если сильно постараться то мы вполне могли преодолеть купол, но затраты энергии при этом были слишком велики. Зиг бы потратил за раз едва ли не полный запас своего органического топлива полученного после расщепления органики которую мы загружали в бункер Зига.

Да и честно говоря нам это и не требовалось делать, все же очень маловероятно, что источник этого поганого излучения находился в куполе. Так что волнения по поводу пропуска двадцати метров глубины у нас не было.

За сутки мы смогли спуститься всего на полкилометра в глубину. После чего нам пришлось подниматься на поверхность и загружать опустевший бункер Зига заново. Несмотря на то, что никакой невидимой части сенсорами Зига мы не заметили совсем бесполезными прошедшие сутки нельзя.

Если у нас получится отключить излучение, то тут под купол можно будет организовать добычу дисониевой руды. Не бог весть какая редкость, но дисоний все же не самое распространенное вещество во вселенной.

Небольшие присадки из дисония в топливо поднимают количество получаемой энергии из топлива почти в полтора раза. Другое дело, что добыча дисония сопряжена с некоторыми неудобствами, для горнодобывающей промышленности.

По какой-то причине дисоний есть только на планетах пригодных к жизни и в девяносто процентах случаев это планеты класса сад. Добыча полезных ископаемых на таких планетах категорически запрещена в Содружестве, чем пользуются планеты во фронтире, они разрешают добычу дисония на своих планетах не обращая внимания на вред который они наносят экосистеме.

Тут же под куполом было довольно редкое явление, дисоний был не просто смешен с другими веществами. Тут он шел в виде жилы руды практически чистого дисония которая уходила в глубину и немного в сторону.

В таких условиях добывать дисоний можно было без вреда для окружающего мира. А если учесть еще возможность использования такого транспорта как Зиг то и вовсе все становиться замечательно.

Жаль, что сенсоры Зига распознающие материю видят максимум в двадцати метровом радиусе, да гравитационные сенсоры которые позволяют ориентироваться под землей видят на несколько километров, но этого было недостаточно чтобы обнаружить источник.

Именно из-за этого нам и приходилось использовать довольно небольшой шаг в в каждой петле спирали. Из-за этого же точно определить размеры дисониевой жилы было сложно. Но то что мы видели выглядело многообещающе, жила была больше десяти метров в диаметре и постепенно диаметр жилы увеличивался, правда увеличение диаметра за прошедшие триста метров глубины с момента увеличения было всего на пару сантиметров, но если тенденция продолжиться, то это прекрасно.

Уже сейчас можно было сказать, что тут одно из крупнейших месторождений дисония встречаемое в Содружестве. В цивилизации Кхоргитара также знают дисоний только под другим названием.

Они его называют гротрир. Используют его в стационарных реакторах на планетах для обеспечения энергией городов. Дисоний позволяет использовать меньше энергостанций чем требовалось бы в ином случае, гротрир у цивилизации Кхоргитара считается стратегическим ресурсом.

Второй день поисков нам также не принес никаких результатов кроме более точной карты дисониевой жилы. Как и последующие десять. Лишь на глубине пяти километров сенсоры Зига обнаружили аномалию, излучение сенсоров просто исчезало в неизвестном направлении.

Переглянувшись с Кхоргитаром мы довольно улыбнулись. В последние дни даже я начал разочаровываться в своем методе поиска и думал, что мы уже ничего не сможем найти, были даже мысли забить на все и вернуться обратно к Рыруру, к счастью я все же передумал.

— Честно говоря я был уже уверен, что мы ничего не обнаружим, но для очистки совести я собирался дождаться десяти километров прежде чем предложить подумать над каким-то другим способом. — произнес Кхоргитар.

— И что у тебя были идеи как искать по другому? — спросил я у него.

— Ни малейшей идеи, я все же больше вояка хоть и пришлось мне на корабле взять на себя роль техника, поэтому в технических вопросах я полагаюсь на тебя, да и твоя цивилизация более развита по сравнению с нашей. — произнес Кхоргитар, — Ну что сегодня продолжим или уже завтра?

— Как бы не хотелось продолжить, но запасы топлива Зига уже на исходе, а нам еще подниматься на поверхность, — произнес я, — А пара витков которые мы можем еще сделать не играют большой роли.

— Ты прав, тогда отправляемся на поверхность кормим Зига и отдыхаем сами хорошо, все таки мы нашли то ради чего мы сюда прибыли. — произнес Кхоргитар. — И я был бы не против сыграть новую партию в шахматы. В этот раз ты меня так просто не обыграешь.

— Посмотрим, — усмехнулся я. Шахматы я вырезал из дерева чтобы было чем развлекаться нам во время долгого пребывания под землей. Сам я не великий шахматист, но у меня есть чит — нейросеть. Если бы не она, то уже на пятый день я скорее всего проиграл бы Кхоргитару. Так-то я вроде бы и умень и могу сам просчитывать ходы, но у него удается создать стратегии игры которые ведут его почти к сто процентному выигрышу. Лишь нейросеть позволяет противостоять ему. — Опять будешь бегать вокруг Зига и кукарекать, — глупое наказание за проигрыш конечно, но ржал в тот момент я долго.

— О я уже придумал, что ты будешь делать когда проиграешь, — многообещающе улыбнулся Кхоргитар, что учитывая его форму лица было скорее пугающее, чем весело.

— Тогда может поиграем в что-то другое? — на всякий случай предложил я.

— Ну уж нет, — произнес Кхоргитар, — Сегодня я должен у тебя выиграть.

После того как мы поднялись на поверхность и заправили Зига Кхогитар достал шахматную доску сделанную из коры дерева вместе с фигурами. Первая партия прошла довольно легко и я ее выиграл даже не используя нейросеть.

Но вот вторая оказалась проиграна мной уже на девятой минуте. Третья партия которая решала кто сегодня победитель была очень напряженная. Но в этот раз несмотря на использование нейросети Кхоргитар смог загнать меня в ловушку где каждый последующий шаг вел меня к проигрышу максимум в пять ходов.

— В этот раз ты меня сделал, — недовольно произнес я, — Что мне сделать?

— Я скажу это тебе не сейчас, просто знай, ты мне проиграл несмотря на свой мухлеж со своей нейросетью. — произнес Кхоргитар несколько самодовольно.

— Ты точно не позволишь мне это забыть. — произнес я скривившись, — Ладно давай спать, завтра у нас важный день.

Утро наступило довольно быстро, вот просто лег, закрыл глаза и в следующий момент противная мелодия в сознании будит тебя. И ведь пока показатели мозга не придут в полноценное бодрствующее состояние будильник в нейросети не отключается.

Хорошо еще, что нейросеть подбирает момент пробуждения который будет наиболее легкий для организма. Так что уже через две минуты после пробуждения я разводил костер для того чтобы подогреть нашу еду.

Через час закончив завтрак и легкий спарринг в качестве разминки с Кхоргитаром мы загрузили наши вещи в Зига и отправились надеюсь в последний рейс для разведки источника.

За пятнадцать минут мы добрались до обнаруженной вчера аномалии после чего начали двигаться по все той же спирали стараясь создать трехмерное изображение аномалии.

Всего за два часа перед нами нарисовалась картинка в виде октаэдра правильной форм с высотой в сорок три метра. После недолгого размышления я все же решил взглянуть на то, что из себя представляет эта штука в визуальном спектре.

Для этого мы приблизились максимально близко насколько это было возможно. Остановившись я дал команду Зигу уплотнить грунт вокруг люка Зига так чтобы создать пустое пространство.

Благодаря мощному телекинезу это было не слишком уж и сложно. После этого я дал команду на открытие люка. Да мы продолжали находится в состоянии фазового сдвига, но оптическая информация могла вполне нормально передаваться на оптические сенсоры, в нашем случае ими были глаза.

После того как Зиг открыл люк я создал фонарь и посветил внутрь. Перед нами высветился небольшой двухметровый коридор впереди которого был черный провал. Лучи света не могли ничего вычленить в той тьме.

На самом деле там была не тьма, там был абсолютно черное покрытие обшивки источника которое поглощало полностью свет. Свет фонаря просто не отражался от поверхности источника излучения и поэтому нам казалось, что там полная тьма.

Ради интереса я создал масс детектор, но и он не смог ничего показать, его сканирующее излучения точно также поглощалось объектом. Гравиметр также ничего не фиксировал перед собой.

Если ориентироваться на показания приборов, то передо мной была полная пустота, но это было не так. К сожалению некоторые тесты не провести пока мы находимся в состоянии фазового сдвига.

Стоит физическому объекту покинуть поле фазового сдвига как он принудительно будет возвращен в реальность, в качестве эксперимента мы ранее проводили подобные эксперименты и в таком случае физический объект терял все свои молекулярные связи, казалось будто бы он попадал под удар дезинтегратора.

Но некоторые тест на реальность провести можно было и в нашем случае. Первым делом я создал лазер и выстрелил в тьму. Как и обычный свет вся энергия выстрела была поглощена и никакой реакции не было.

Второй эксперимент был в виде выстрела из плазмомета. Вот тут были некоторые отличия. Хоть энергия взрыва плазмы и была поглощена. Но из-за того, что полет плазменного снаряда в ручном оружии гораздо меньше скорости света тем более в атмосфере в замедленной в сто тысяч раз схемке можно было заметить, что сдерживающее поле плазменного снаряда начало распадаться с переднего края когда из него вытянули энергию, разрушение сдерживающего поля привело к взрыву плазмы и плазма прежде чем была поглощена расплескалась по поверхности объекта который по нашему мнению был источником чертового излучения.

Да это все произошло в течении десяти стотысячных секунды. Мы смогли уловить всего десять кадров даже с такой разрешающей способностью съемки. Но теперь мы могли быть уверены, что там находится физический объект.

Третий тест был заключен в том, что я выстрелил из плазмомета в грунт который мы утрамбовали при помощи телекинеза Зига. Расплавленный грунт в виде капель попал на поверхность объекта.

За сто тысячные секунд температура из капель грунта была поглощена и вниз упали застывшие кусочки камня с температурой окружающей среды. То что вокруг температура не опускается к абсолютному нулю говорит о том, что поглощающие свойства объекта имеют искусственную природу.

Естественная аномалия схожей природы должна была бы вытягивать энергию из всего к чему прикасалась бы вплоть до абсолютного нуля когда останавливались бы все процессы внутри жертв аномалии.

— И что это нам дает? — спросил у меня Кхоргитар когда мы выбрались обратно на поверхность.

— Не так уж и много, — произнес я, — Да мы знаем какой формы эти долбанные источники, знаем, что они поглощают все виды энергии, но при этом это ограниченно.

— Как по мне, то это сделано для того чтобы нельзя было по перепаду температуры выяснить местонахождение объекта. — произнес Кхоргитар, — Но вот как твои люди смогли обнаружить примерное местонахождение источников я не пойму, они ведь поглощают все.

— Мы не проверили еще проницаемость нейтрино. На борту корабля есть излучатель нейтрино, может быть с его помощью. — произнес я неуверенно, — Либо как мы по наличию пустоты, но для этого надо провести очень тщательное сканирование планеты, а с у того, что сигнал обратно возвращается только из экранированного оборудования находящегося внизу то мне сложно представить сколько работы они проделали. Ррорыр то явно обнаружил источники используя кристальные технологии, а они работают явно на ином принципе.

— Ну что домой? — спросил Кхоргитар у меня.

— А что нам еще остается делать, — ответил я, — Теперь думаем как доставить кристальную бомбу к источнику так чтобы она пережила реструктуризацию при обратном фазовом сдвиге. Но вначале надо понять, сможет ли Рырур создать кристальную бомбу или нет.

Обратная дорога заняла семь дней. На обратном пути мы на всякий случай наведались вначале к нашей пещере. Была у меня надежда, что Кара сбросит груз для нас по координатам сигнала, но чего нет, того нет.

Следом мы отправились к кораблю Кхоргитара. Вместо обломков упавшего корабля нас ожидали мелкие обломки не металлического содержания. Понять, что тут произошло много труда не составило, тут побывали те же самые насекомые как и те которые напали на нас возле пещеры.

Весь металл был сожран и теперь повторить экранирование из изолирующих реактор пластин не получится даже если нам сильно захочется. Поскольку у нас было свободное время то мы после посещения останков корабля Коргитара отправились и к месту моего падения.

Следов моего падения за прошедшее время не осталось практически полностью. Лишь следы ударов моего тела в скафандре об кору деревьев на ветках и больше ничего. Даже как-то не по себе становиться, о том, что я тут потерпел катастрофу говорит лишь не до конца заросшая ободранная кора.

— Как думаешь, твой корабль сожрали специально? — спросил я у Кхоргитара после того как мы отправились в последний отрезок пути к дому.

— А ты что думаешь по другому? — спросил скептически он, — Тут все ясно, уничтожили источник связи с внешним миром, потом остатки корабля чтобы мы не смогли повторить. Хорошо, что на нас сейчас не нападают.

— А тут мне кажется причина в том, что то чем мы сейчас пользуемся не относится к технологиям тех кто создавал эту систему. Скорее всего они были не знакомы с кристальными технологиями благодаря которым все было создано риртами на этой планете. — ответил я.

— Вполне может быть. — произнес он, — Кстати, что думаешь по поводу того челнока который мы нашли у повторителя? Сможешь управлять им?

— А хрен его знает, — произнес я, — Может и смогу, но мне почему-то кажеться, что вряд ли. Да и сломан он может быть.

— Думаю все же стоит проверить это, — произнес Кхоргитар.

— Уже в следующий раз, мы и так на неделю задержались по сравнению с тем временем о котором говорили Рыруру. — произнес я.

— Как бы наш мальчик на наши поиски не отправился, — произнес Кхоргитар.

— Не должен, мы обговаривали случай задержки, только после двух недель он должен был отправиться на поиски наших останков да и то я сильно отговаривал его от этого. — произнес я.

Возвращение к нашему куполу который стал домом как для риртов так и для нас вышло каким-то даже будничным. Никто нас не встречал, но следы того, что Рырур регулярно выбирается наружу присутствовали.

После того как я припарковал Зига рядом со входом в купол мы отпраивлись в лабораторию и не прогадали. Именно там находился Рырур и в данный момент он был в трансе, долго ждать нам его не пришлось и вскоре он закончил изучение очередного кристалла и повернулся в нашу сторону.

— Вы опоздали, — произнес он, судя по тому как дернулся Кхоргитар он также понял речь Рырура.

— Поиски потребовали больше времени чем мы рассчитывали, — ответил я.

— Хоть не зря съездили? — спросил он сев на пол лицом к нам.

— Источник мы обнаружили, но как его уничтожить иным способом кроме как кристальной бомбой у нас нет идей. Вся энергия которую на него направляем поглощается им. — произнес я.

— Да отец писал об этом. Именно поэтому он и начал думать над кристальной бомбой поскольку она нарушает законы физики. — произнес Рырур.

— А ты можешь нас чем-то порадовать? — спросил я у него.

— Могу, — усмехнулся он, — Чисто теоретически я знаю как создать ее, но есть несколько проблем которые надо решить. Для создания необходимых кристаллов потребуются некоторые редкие вещества. У меня есть карта где отец добывал необходимое. Он для этого использовал псионику и тут трудность, мне до уровня владения псионики отцом несмотря на то, что я прожил его жизнь еще очень далеко. И как бы ни лет десять пройдет прежде чем я смогу сделать нечто подобное. Отец и сам этого не мог пока не прожил полтора десятилетия тут на планете и не заменял привычную технику псионикой.

— С этим нам может помочь Зиг, у него есть функция выделения материалов из грунта, не сильно быстро, но выделить он должен суметь. — произнес я.

— И вот тут вторая проблема. Часть оборудования которое необходимо для создания кристаллов находится на летающей платформе в ящике. Сам создать нечто подобное я смогу не скоро. А значит нам надо надеятся, что платформа уцелела как и ящик и это учитывая, что прошло уже очень много времени с того времени. — произнес Рырур.

— А это уже действительно нехорошо, — произнес я нахмурившись, нет отправиться за платформой не проблема, но я просто не представляю осталась ли она целой или нет. Унесло ее куда-то ветром или нет. — Но ведь есть еще кое-что?

— Да и это самое сложное. Создание необходимой псионической модуляции при заполнении кристалла. Это можно сделать и вручную так сказать за счет своего дара, что и сделал отец, но это явно не наш случай, можно и при помощи специального модулятора который также надо создать. И для его создания мне как минимум на несколько месяцев надо будет уединится. — произнес Рырур. — Это отец мог все делать на лету, а мне необходимо серьезно перестроить свое сознание для использования необходимых техник. Как это сделать инструкция есть, но это очень длительный процесс и прерывать его нельзя.

— Несколько месяцев значит, — произнес я, — А как же питание? Справление нужды?

— Мы рирты в случае нужды можем накопить питательные вещества в себе и до полуцикла обходиться без еды. — произнес гордо Рырур. — Но вода все же требуется пусть и реже чем обычно да и мое тело при этом будет беззащитно.

— Ну обеспечить тебе охрану внутри купола не проблема, как и водой, ляжешь в медитацию с открытой пастью, через трубочку из стеблей растений внутрь будем заливать воду, — произнес я, — Но все равно несколько месяцев это слишком много.

— Согласен и для этого есть решение. — произнес он, — Сам отец после исследования комнаты с темпоральным искажением ею особо не пользовался так как ему спешить было некуда и он мог делать все в своем привычном временном потоке, но информация о ней тут есть. Для чего ее использовали изначально отец не определил точно, но судя по останкам кроватей скорее всего для отдыха чтобы не тратить реальное время для этого.

— Я уже встречал подобные комнаты. Там за минуту несколько часов проходило. — произнес я вспомнив как во время исследования города исчез на время мой десантник.

— Согласно памяти отца регулировка коэффициента ускорения регулируется первым разумным который перемещается в эту комнату. Идет считывание этого показателя и если это в пределах возможностей комнаты то и выставляется этот коэффициент ускорения. Я уже все продумал и сделал запасы питательных веществ, если вы заметили я несколько потолстел, — произнес он встав на ноги. Только сейчас я заметил, что у Рырура появился жирок, очень много жирка, — Я ждал вашего возвращения для того чтобы погрузится в медитацию.

— Ты хочешь это сделать сейчас? — спросил я у него, на что он согласно кивнул своей головой.

— Чего ждать? — спросил он, — Поставлю коэффициент ускорения один к ста. Меньше суток реального времени и я уже смогу создать модулятор, все необходимое для этого есть. А дальше отправимся за необходимыми материалами.

— Что тоже спешишь покинуть эту планету? Тебе ведь еще недавно она нравилась, — подколол я Рырура.

— Раньше я не знал, что бывает иначе. Для меня весь мир был тут на этой планете. Но теперь когда я прожил жизнь отца я просто не могу оставаться тут и лишить себя возможности увидеть иные миры. — произнес Рырур, — Пока я буду перекраивать себе сознание изучи материалы на этом кристалле. — резко перевел он тему.

Собрав в самодельные десятилитровые фляги полтонны воды мы отправились к зданию в которое мы еще ни разу не заходили. По словам Рырура именно в этом здании можно менять скорость течения времени.

Максимум его отцу удалось достичь коэффициента один к десяти тысячам, но ускорение продержалось всего пять реальных секунд после чего его выбросило в реальный мир и комната была недоступна больше года.

Коэффициент ускорения около сотни был признан самым оптимальным. В таком случае комната могла проработать около недели реального времени прежде чем она закрывалась примерно на месяц реального времени.

С чем это все связано отец Рырура не знал, но подозревал, что тратятся некие расходники для работы комнаты и требуется некоторое время для восстановления запасов.

После того как в помещение зашел Рырур я подождал пять минут, они равнялись примерно семи с половиной часам времени. Взяв одну из фляг я зашел внутрь круга и оказался в темном помещении единственным источником света была висящая красного света платформа на которой и лежал на спине Рырур.

Самое непривычное в этом зрелище было то, что щупальца на спине проходили сквозь платформу и не передавливались при этом. Подойдя к своему подопечному я поправил соломинку из гибкого пустотелого растения которую мы воткнули в рот Рырура.

Она шла до самого желудка и именно туда я и собирался вливать воду. Тонкой струйкой я влил примерно десятую часть фляги. На всякий случай я осмотрел тело Рырура, но никаких негативных последствий лежания на спине я не заметил.

Больше мне тут делать было нечего и взяв на руки флягу с водой я покинул комнату. Внутри я провел немногим меньше десяти минут, снаружи пришло судя по секундомеру Кхоргитара на био компе всего шесть секунд. А значит Рыруру удалось установить правильное ускорение.

— Я сейчас займусь изучением кристалла, — произнес я. — Возьмешь на себя поение Рырура? — спросил я у своего друга.

— Без проблем, все равно нечего делать, — ответил Кхоргитар.

— Спасибо, — ответил я и коснулся к указанному Рыруром кристаллу.

Оказалось, что мой подопечный решил меня ознакомить с историей своего вида. И история риртов насчитывает не так уж и много времени. Ррорыр был всего двадцатым поколением после того как рирты стали независимы.

Да-да, раньше рирты не были естественной расой. Они были созданы расой мекланов и это были человекоподобные существа если не учитывать их неприродно темный цвет кожи, более крупную голову по отношению к остальному телу, небольшие отростки на голове вместо волос и пигментированные узоры по всему телу.

От чего и куда меклане исчезли рирты не знают, они в то время жили на одной планете на которой и были созданы и пытались освоить способности которые у них были.

В один момент их подготовку сильно ускорили, но спустя два больших цикла на планету перестали прилетать корабли. Оставшиеся на планете меклане отправились спустя некоторое время в метрополию, но оттуда не вернулись.

На планете осталось все с десяток мекланов которые собственно и участвовали в их создании. Они осознав исчезновение своего вида просто остались жить и воспитывать своих воспитанников риртов.

Через некоторое время меклане один за другим сделали самоубийство когда поняли, что в дальнейшем рирты смогут жить и сами. На тот момент самому первому поколению риртов едва исполнилось больше сотни лет.

Именно они и стали лидерами своего народа. Потребовалось пять десятков больших циклов прежде чем рирты начали осваивать ближний космос используя как технологии меклан так и свои.

Через еще два десятка больших циклов они заново открыли способ путешествия быстрее света. Вот тогда и началась экспансия риртов в этой части космоса.

История была не бескровной. Гражданские войны, смерть миллионов риртов. Войны с новыми видами которые они встретили. Геноцид некоторых разумных видов, подчинение других.

И только около тысячи лет назад рирты смогли объединится в единое государство называемое Доминион Риртов и во главе него стоит доминион — самый первый созданный рирт.

Он остался единственным риртом из ныне живущих который не родился, а был создан еще мекланами. Он был старейшим ныне живущим риртом и пользовался всесторонним уважением.

Да оказалось, что рирты физически бессмертные существа и они могли жить вечно пока это им не надоест. Вот только рождаемость у риртов была не высока, выносить одного ребенка в десять лет уже считалось чудом. Обычно за всю жизнь у риртов бывает не больше трех-четырех детей.

Помимо рождаемости от гегемонии риртов галактику останавливало и длительное взросление. Сотня лет их родной планеты это мягко говоря очень много. Тут же шел и их характер в детстве который часто приводил к серьезным травмам и иногда даже к смерти.

Сейчас доминион риртов насчитывал двадцать четыре подконтрольных им государства. Сами они владели пятьюдесятью звездными системами. Так что их государство было весьма крупным по звездным меркам хоть и не дотягивало до крупнейших в Содружестве.

Сам доминион кстати находился в стороне от местного центра цивилизаций откуда Кхоргитар родом. Почти две тысячи световых лет ниже и левее если брать за отсчет центральные миры цивилизации Кхоргитара.

Рирты как оказалось вполне себе знали о их существовании и часто направляли наблюдателей, но не лезли в местные разборки. И судя по тому, что Кхоргитар не знал кто такие рирты местные не знали о них.

— Закончил? — спросил у меня Кхоргитар.

— Да, оказывается за вашей цивилизацией наблюдают рирты, — произнес я.

— Ты серьезно? — удивился я довольно сильно.

— Да, вы ведь весьма ограниченны в межзвездных перемещениях из-за своего принципа сверхсветового перемещения и далеко не отлетаете. Вон девяносто световых лет уже считается далеко. — произнес я.

— Чем больше от тебя я узнаю тем больше мне кажеться, что мы какие-то отсталые. — произнес нахмурившись Кхоргитар.

— Вы не отсталые вы просто еще не достигли такого уровня технологий, но у вашего вида все впереди. — ответил я.

— Ладно, поговорим потом, надо поить нашего ребенка, — произнес Кхоргитар и вошел в круг чтобы переместится внутрь. Через секунд пять он вновь появился снаружи.

— Ну что? Как он там? — спросил я у него.

— Похудел немного, но пульс стабильный хоть и низкий всего сорок ударов в минуту. — ответил Кхоргитар, — А теперь давай рассказывай о чем еще узнал из этого кристалла.

Оставшееся время до окончания предполагаемой медитации я с Кхоргитаром по очереди посещали Рырура и поили его водой. Пришлось трижды менять растительную трубку так как та начинала подгнивать и ее приходилось вытаскивать.

Наконец-то спустя двадцать часов после начала из круга вышел довольно сильно похудевший Рырур. Сам он чувствовал себя не сильно хорошо и только сказал, что до утра его не стоит трогать после чего ушел к себе в комнату.

Спустя сутки Рырур все-таки выбрался из своей комнаты и сразу направился на охоту. Через пару часов он вернулся довольный и явно посвежевший после чего пригласил нас вместе с собой в лабораторию.

У нас на глазах он достал десяток кристаллов из ранее скрытой полки и что-то сделал от чего они срослись основанием. После чего сильно сосредоточился и через пару минут все кристаллы засветились разными цветами.

— Получилось? — спросил я у него.

— Да, не так чтоб идеально, но на одну, а то и две кристальные бомбы этого модулятора хватит, а потом я сделаю еще. — произнес он.

— Кстати что ты делал со своим сознанием? — спросил я у него.

— Был бы я взрослым мне это не понадобилось. Но как бы я не старался, но против физиологии не попрешь. Я не мог сосредоточится на чем-то дольше чем на пару десятков секунд, следом начинали появляться посторонние мысль и мой контроль пропадал. Если бы это произошло при работе над кристаллами, то произошел бы неслабый взрыв. Теперь я создал у себя отдельный поток сознания который в обычном режиме ничего не делает, но стоит мне переключаться туда своим основным сознанием как я начинаю работать как робот только над задачей которая необходима и пока она не будет выполнена или сорвано выполнение никакие лишние мысли не будут посещать мою голову.

— Ты уверен, что это безопасно? — спросил я у него, все же из рассказов Греи я знал насколько опасно у себя в сознании что-то менять.

— Я совершенно уверен в обратном, это очень опасно и что за этим последует я не знаю. — усмехнулся Рырур, — Но без этого нам торчать на этой сраной планете не меньше десятка лет. Так что я рискнул и как видишь пока не прогадал.

— Да ты сумасшедший, рисковать своим я. — произнес я. Если бы я знал о рисках до то я постарался бы его переубедить это делать, но сейчас было уже поздно.

— Может быть, — ответил серьезно Рырур. Я же понял, что он уже не ребенок несмотря на свой возраст. Жизнь его отца которую он прожил за короткое время изменила его психику и весьма серьезно. — Мне надо еще пару дней прийти в себя и мы можем отправляться за материалами для создания кристаллов.

— Думаю лучше отправиться за ящиком, — произнес Кхоргитар, — Если мы там не найдем его то смысла искать материалы нет.

Кхоргитар был прав и именно так мы решили поступить. Отдых Рырура надолго не затянулся так как он предпочел спать в комнате с ускорением времени. Всего всего десять минут и одна ночь сна обеспечена.

Так что уже через пару часов я и Рырур отправились на поиски летающей платформы. Кхоргитар же остался на хозяйстве дома. Рырур благодаря выученной псионике уже умел слегка усиливать и ускорять свое тело.

Благодаря этому его скорость движения выросла еще больше. Мы даже по лесу двигались не меньше ста пятидесяти километров. А когда через часов пять мы выбрались на нечто похожее на саванну то скорость выросла еще в два раза.

Если бы не щупальца которыми меня прикрывал крепко удерживал на спине Рырур я бы даже вдохнуть не мог бы нормально. А так мне просто следовало как можно плотнее прижиматься к нему и стараться не высовываться так как поток воздуха был очень силен.

Рырур же больших проблем от подобной скорости не испытывал. Через десять часов мы добрались к местности которая до сих пор несла на себе следы сильнейшего извержения вулкана и последующего землетрясения после.

В месте где ранее был вулкан теперь была едва третья часть от него. У меня было ощущение, что нечто просто взяло и откусило большую часть вулкана. Но я прекрасно знал, что это не так. Это были следы от воздействия кристальной бомбы.

— Ты как? — спросил я у Рырура понимая, что возвращение на место гибели родителей было непростым решением для него.

— Нормально, я могу контролировать свои эмоции, — произнес он в ответ. — Через пару минут будем на месте нашего бывшего лагеря.

— Надеюсь, что платформа все же осталась там на месте. — произнес я.

Как оказалось мои слова были пророческими, платформа была на месте вот только она не висела в воздухе, она лежала на земле заросшая сорняками. Ящик же в котором лежало все необходимое для создания кристаллов лежал на ней.

Отправляясь сюда мы все таки кое-что не предусмотрели, а именно то каким образом мы доставим его обратно. Вообще откровенно говоря я мало верил в то, что мы найдем ящик тут на месте думал, что нам не один день придется заниматься его поисками.

— Он слишком большой, вас обоих я не потяну, — произнес Рырур осматривая ящик.

— Это понятно, видимо тебе придется сгонять еще один раз в этот раз уже за мной. — ответил я.

— Похоже на то, но давай вначале посмотрим, что находится внутри. — произнес он и щупальцами открыл крышку ящика. Заглянув туда он замер, а спустя пару минут произнес, — Это моя любимая игрушка, отец ее делал сам без псионики, исключительно щупальцами. — вытащил он из ящика деревянную статую которую я видел в его воспоминаниях, — Это поилка, — достал он глубокую миску из ящика, — Если поставить на открытом пространстве через некоторое время она наполнится водой из воздуха. Мама делала, так странно вспоминать все с двух точек зрения. Я ребенок помню как мама в лаборатории подбирала состав материала, я тогда по своим щупальцам получил чтобы не лез куда не надо. Но так же я помню как я Ррорыр помогал своей любимой создавать ее.

— Так и раздвоение личности словить недолго, — произнес я.

— Я осознаю где мои воспоминания, а где отца, но он слишком много прожил и если я отвлекаюсь, то начинаю подсознательно считать их своими. Мне нельзя расслабляться, — произнес он в ответ.

— Там есть устройство для создания кристаллов? — спросил я у него.

— Да, я видел когда был ребенком как отец его сюда ложил. Тогда я не знал, что это, но сейчас вполне. — произнес он, — Тут есть и некоторый запас химически чистых элементов для создания кристаллов, но для кристальной бомбы их не хватит максимум на половину.

— А сканер источника лежит внутри? — спросил я у него.

— Да, — произнес он и достал из ящика две друзы кристаллов соединив их снаружи. — Хм, у меня в сознании появилось направление к ближайшему источнику. Но он далеко, сигнал слабый.

— Я вижу, — произнес я по едва появившейся фиолетовой дымке внутри. — Убирай его обратно, он нам сейчас не нужен.

— Ты прав, — произнес Рырур и положил обратно в ящик после чего достал из ящика какую-то серебристую тряпку. — А мне ведь надоело голым ходить, — воскликнул он и положил тряпку на землю после чего встал на нее. Тряпка внезапно ожила и начала обволакивать Рырура. Через секунд тридцать он стоял уже одетый в серебристую одежду без единого замка или шва. — А неплохо, хоть и не привычно.

— Я тогда остаюсь тут и жду тебя, — произнес я.

Только через два часа Рырур отправился домой вместе с ящиком на спине. Все же эмоции прорвались к его сознанию и он почти час просидел в овраге в который провалились его родители прежде чем собрался с мыслями и подхватив ящик убежал обратно.

Я же отправился в сторону разрушенного вулкана. Я хотел понять осталось ли хоть что-то от источника или нет. Уже через два часа я смог добраться до ровного среза сферы.

Внизу получившейся сферы появилось небольшое озеро которое заросло какими-то растениями, но ровно обрезанные склоны сферой кристальной бомбы в большинстве своем остались пустыми.

К самому озеру я не полез так как сомневался, что смогу выбраться оттуда без посторонней помощи. Вместо этого я пошел просто по периметру среза и изредка попадались следы каких-то животных.

Но в основном тут было пустынно. Внезапно что-то бросилось мне в глаза. Я сразу остановился и попытался понять, что привлекло мое внимание. Сделав пару шагов назад я увидел, что в одном месте на земле находится словно дыра во тьму.

Приблизившись ближе я попытался проанализировать это место сенсорами нейросети, но сигнал словно поглощался этим местом. Что это такое я догадался практически сразу.

Осторожно стараясь не прикоснуться я попробовал окопать этот обломок палкой. Оказалось, что он был совсем небольшим, пластинка была около десяти квадратных сантиметров площади и в толщину в сантиметр.

Причем края были ровные словно это не обломок, а отрезанная часть. Убедившись, что прямой опасности обломок не несет я прикоснулся к нем палкой. Но ничего не произошло, это словно был просто кусок камня или металла.

Взяв вторую палку я осторожно подхватил пластинку и положил на растущую в паре десятков метров отсюда траву. Трава осталась точно такой как и была и ничего не произошло.

Я немного осмелел и создал щуп при помощи браслета которым и прикоснулся к пластинке. Практически сразу конец который прикасался к платине распался нанитами а я почувствовал отток крови для восстановления потерь.

Оставлять эту пластинку тут не хотелось. Надо было провести много анализов, может быть это нам чем-то поможет. А потому я используя браслет создал мини печку с формой коробки как раз под эту пластину.

Засыпав в печку песок я дождался когда он расплавится и примет форму, после этого подождав пару минут для верности развеял печь и стеклянная коробка была готова. Осторожно палочками я положил сверху пластину и коробочка на глазах остыла до температуры окружающей среды.

Закрыв крышкой пластинку я рискнул взять коробочку в руки. На всякий случай я был готов бросить ее, но не пришлось, я ничего не почувствовал. Осторожно неся ее в руках чтобы не повредить хрупкое стекло я вернулся обратно к месту где родители Рырура когда-то обустраивали лагерь

Отложив в сторону пластинку я решил просто отдохнуть и вскоре даже не заметил как заснул.

Глава 11

Мой отдых был прерван громким звуком идущим со стороны неба. Быстро развернувшись в направлении звука я увидел пикирующую на меня огромную птицу размах крыльев которой явно был больше четырех метров.

Особо осмыслить происходящее времени у меня не было и я на рефлексах отпрыгнул в сторону и сразу же создал игольник с разрывными иглами из браслета. Птица с трудом затормозила перед землей осознав, что ее жертва успела отпрыгнуть. В момент остановки пикирования я и выстрел в птицу из игольника.

К моему удивлению особого вреда разрывные иглы не доставили птице. Да ее отбросило в сторону на землю, вырвало перья в местах попадания, но кроме небольших ран ничего не говорило о том, что я нанес вред гигантской птице.

Внезапно чувство опасности буквально завопило со стороны спины и я вновь отпрыгнул в сторону. На том месте где я только что стоял оказалась вторая птица похожая на первую, но едва различимая обычным зрением, а вот нейросеть ее фиксировала без проблем.

Хорошенько прицелившись я попал разрывной иглой в глаз. Ошметки черепа разлетелись в сторону, ну что-же было понятно, что птицы не такие уж и неуязвимые. Я сразу же развернулся в сторону первой птицы которая уже встала на лапы и пыталась взлететь в воздух.

Промахнуться с пяти метров было практически невозможно, а потому и второй труп остался лежать рядом со мной. Осмотревшись при помощи нейросети, а потом и тепловизора который создал вместо игольника я заметил, что в мою сторону двигается под землей нечто продолговатое больше десяти метров в длину на небольшой глубине.

На всякий случай я создал плазмомет и дождался когда подземная тварь выползет из под земли. Много времени это не заняло и уже через пару секунд из под земли появилась зубастая морда.

Я сразу же огрел ее из плазмомета и хоть тело продолжило шевелится, но это были уже скорее конвульсии чем реальные движения. Эта небольшая стычка выпила из меня около полулитра крови и я уже чувствовал легкую слабость из-за этого.

Еще раз создав тепловизор я осмотрел округу, в этот раз ничего не было в радиусе действия тепловизора. Вернув браслет в стандартную форму не жрущую у меня кровь я стараясь контролировать пространство вокруг меня решил перебраться на огромный камень в паре десятков метров от меня.

На том камне можно было не опасаться атаки из под земли, а уж с птицами вздумавшими мною пообедать я смогу разобраться даже если буду вооружен обычным мечом. Они были не слишком быстрые и я вполне смогу проткнуть им глаза до того как они атакуют меня.

Следующий час прошел в напряжении я ожидал атаку со всех сторон, но ничего не происходило. Нервное напряжение делало свою работу и я постепенно чувствовал как таят мои силы.

Я попробовал успокоиться, но я все равно ожидал атаку со всех сторон и часть моего внимания уходила на то чтобы контролировать окружающее пространство. Через несколько часов мое сосредоточение размазалось настолько что я едва не пропустил новую атаку.

В этот раз это был рой насекомых который незаметно подобрался ко мне и попытался облепить меня со всех сторон. Не иначе как на автомате я создал генератор индивидуального щита и насекомые были сожжены на поверхности щита.

Но было понятно, что просто так меня не оставят в покое. То что животные и насекомые начали меня атаковать явно не по своей воли означало, что тот кто контролирует планету решил разобраться со мной пока я был один.

Отток крови был весьма чувствительным при поддержании щита, а потому пришлось достать колбу со слюной Рырура и сделать глоток, следующие десять минут нехватка крови мне не грозила.

Оставаться на открытом пространстве смысла не было никакого и я отправился в сторону залива который находился километрах в десяти от этого места. Насекомые продолжали атаковать меня, но все были сожжены щитом.

Через десять минут мне пришлось вновь сделать глоток и продолжить свой бег к воде. Бег с горы на пределе возможностей позволил мне добраться до воды всего за двадцать минут.

Я сразу прыгнул в море и нырнул с головой отключая щит. Оставшиеся насекомые остались летать над тем местом в котором я нырнул. Я же создал дыхательный аппарат для дыхания под водой. Он извлекал кислород прямо из воды.

Этот аппарат хоть и требовал кровь для своей работы, но явно меньше чем генератор индивидуального щита. И если периодически себя подпитывать слюной Рырура то можно довольно долго продержать его в рабочем состоянии.

Что делать дальше я не знал. Когда Рырур вернется он также попадет под атаку насекомых, они правда вряд ли смогут прокусить его шкуру, но у него были еще глаза, нос и другие отверстия в теле.

Но не успел я толком думать над тем как избавиться от насекомых как они сами взяли и улетели. Сначала я не понял с чем это связано, но потом чувство опасности буквально взвыло и мне не оставалось ничего кроме как попробовать выбраться на поверхность из воды.

Только я попытался выскочить как почувствовал сильную боль в правой ноге. Обернувшись я едва не попал в ступор. Вода сзади меня была красная от крови пролившейся в ней. И из облака крови появился огромная морда какой-то рыбы.

Отключив нервные окончания в правой ноге я изо всех погреб в сторону береге. Но я не успел, в этот раз мало того, что меня укусили за левую ногу меня потянули следом за собой.

Не успел я толком прийти в себя от болевого шока как нейросеть показала, что я уже был на глубине пятидесяти метров и быстро продолжал погружаться. Отключив нервные окончания в левой ноге, я создал вместо дыхательного аппарата вибромеч и со всей своей силы используя максимальное усиление от имплантов ударил рыбу в глаз который был размером с кулак.

Меня сразу дернуло в сторону, но своего я добился рыба отпустила меня и я мог попытаться убраться отсюда. Развеев вибромеч я создал простенький водометный двигатель который схватил руками и активировав его начал всплывать к поверхности.

Во время подъема я буквально чувствовал как азот начал выделятся из моей крови от чего она практически вскипела. Но нейросеть смогла компенсировать симптомы декомпрессионной болезни.

Уже на поверхности я огляделся и понял, что был уже в километре от берега. Долго находится в воде тем более с ранами было опасно, а потому я направил водометный двигатель в сторону берега.

Только сейчас я посмотрел на отчеты нейросети. Правой ноги по колено у меня не было. Хорошо, что когда ее откусила тварь у меня в организме еще действовала слюна Рырура, что позволило не истечь кровью и закрыть рану.

Левая нога была на месте, но состояние ее было не многим лучше, кости были раздроблены почти до самого бедра. Лишь воздействие нейросети на гормональный баланс позволяли мне не нервничать сейчас.

Через пять минут я с трудом выбрался на поверхность на руках. Боли я не чувствовал так как были заблокированы нервные окончания, но смотреть на кусок мяса вместо ног было очень неприятно.

Проверив поясную сумку я выругался трехэтажным матом. Из сумки пропала колба со слюной Рырура, видимо вылетела во время моего утопления морской тварью. Внутри осталось лишь парочка лечебных жуков.

Ну это было лучше чем ничего, правда жуки ожили в морской воде и мне с трудом удалось их запихнуть к себе в рот и проглотить всего пару раз раскусив их. Нейросеть все это время голосила о моем критическом состоянии и о том, что мне надо срочно в медицинскую капсулу чтобы была возможность восстановить мне ноги без последствий.

Мне оставалось на это только усмехнуться. Тут не то что о медицинской капсуле нельзя думать, тут даже о профессиональной аптечке можно только мечтать. Страх что на меня сейчас нападут местные твари как-то разом ушел, нападут попробую отбиться, не получиться? Ну что-же я старался.

Такие мысли мне не нравились, но я реально ничего не мог сделать сейчас. Я даже сдвинуться толком с места не могу. На руках далеко не уйдешь тем более с ногой которая сейчас из себя представляла просто кусок мяса с раздробленными костями внутри.

Стараясь не впадать в панику я сосредоточился на своих ранах. После недолгого размышления используя знания из базы по полевой медицине я понял, что без медицинской капсулы левую ногу не вылечить.

А значит она будет только мешать. Было непросто принять решение отрубить поврежденную часть ноги, но это было правильно. Осмотр показал, что в ноге больше сотни осколков костей и все их в условиях этой планеты не собрать правильно. Тогда как вырастить ногу я мог вполне используя Рырура.

Создав вибромеч я по быстрому отрубил поврежденную часть после чего наноботы буквально в течении двадцати секунд остановили кровотечение. К сожалению лечебные жуки не могли восстановить конечности, они ускоряли естественную регенерацию, а человек не мог отращивать конечности после потери.

Вот слюна Рырура обладал чудесными свойствами и восстанавливала организм полноценно не обращая внимание на то, что может и не может делать организм. При этом клетки делились без искажения длины теломер.

Сколько я просидел рядом со своей отрубленной ногой я не знаю. Но вскоре я услышал шорох за спиной. Обернувшись я создал игольник в руке, передо мной было две гориллы из тех дикарей которые пытались уничтожить маяк.

Я уже собрался открыть огонь как внезапно у обоих из лба вышел знакомый мне коготь. В следующий момент обе гориллы были отброшены в сторону и на их месте оказался Рырур.

— Не следовало мне тебя оставлять тут одного, не следовало, — произнес он увидев меня в таком состоянии, — Надо было тебя первого отнести под купол, а потом вернуться за ящиком.

— Ты просто не представляешь как я тебя рад видеть, — произнес я облегченно выдохнув.

— Ну почему же не представляю, вполне представляю, — произнес он указав щупальцем на мои культяпки. — Смотрю на тебя напали также.

— На тебя напали? — спросил я удивленно.

— Когда я вернулся к куполу то обнаружил больше трех десятков трупов дикарей и уже почти сдохшего Кхоргитара. Он пропустил удар со спины и его накололи на копья. — произнес он. — Я вытащил копья и залил из колбы свою слюну в раны и в пасть. Закинул в комнату где его точно никто не достанет, закрыл купол камнем и побежал сюда. В середине пути на меня напали насекомые, если бы не телекинез, который не пускал их ко мне было бы хреново. Прямо во время бега я синтезировал по рецепту отца универсальный яд для насекомых. Стоило яду оказаться в воздухе как он превращается в аэрозоль. Ближе к тебе на меня напало стадо дикарей под пять десятков. Сам понимаешь, что они лишь задержали меня на пару минут, когда я подошел к тому месту где тебя оставил обнаружил следы боя. Ну и проследить за тобой большого труда не составило.

— Спасибо, что вернулся так быстро, я честно говоря сомневаюсь, что смог бы кому-то что-то противопоставить в таком состоянии. У меня сильная кровопотеря, лишился конечностей, декомпрессионная болезнь из-за быстрого подъема с большой глубины. — произнес я.

— Я удивлен, что ты еще жив. Ваш вид намного слабее нашего, в этом вы довольно сильно похожи на меклан. Те тоже были слабыми физически хоть и сильнее вас. — произнес он подойдя ко мне и начав капать над культяпками своей слюной.

— Думаю они вас создали как оружие. — произнес я.

— Тут и думать нечего, — произнес Рырур, — В учебниках так и написано, это вначале мы считали создателей богами, но когда смогли побывать на их планетах поняли, что они воевали с кем-то равным им по развитию и мы были просто еще одним оружием, оружием которым не надо управлять, а значит и рисковать самим собой. Вот только они ошиблись при нашем создании и мы слишком долго взрослеем, из-за этого нас и ен смогли отправить на войну.

— До сих пор удивительно, — произнес я наблюдая за тем как начинается регенерация моих конечностей. — Пока хватит, у меня нет достаточного количества питательных веществ для полного восстановления.

— Выдержишь поездку? — спросил он у меня.

— Думаю да, нейросеть уже не настаивает на немедленной госпитализации. Состояние немного нормализовалось, — ответил я, — Но перед тем как отправиться в обратную дорогу надо вернуться на стоянку, я нашел обломок источника, надо будет его обследовать в лаборатории.

Вернувшись обратно на место бывшего лагеря родителей Рырура я нашел пластинку которую упаковал в стеклянную коробку. Разорвав на части остатки своего комбинезона я завернул ее внутрь после чего улегся на Рыруре крепко держа коробочку.

Обратную дорогу я плохо помнил. С каждой минутой мое состояние ухудшалось. Вначале начало просто знобить, потом перед глазами начали появляться близкие мне люди, но они ведь не могли оказаться тут на планете, а значит это все были галлюцинации.

Очнулся я уже в своей комнате на кровати, судя по показаниям нейросети прошло больше трех суток с того момента как мы отправились в обратную дорогу. Посмотрев на ноги я успокоился, они уже были на месте, да мышцы были слабые, но это не важно, я всегда смогу вновь натренировать их.

На соседней кровати спал Кхоргитар, но стоило мне пошевелиться как он сразу повел ушами и проснулся. Его сон как всегда был чуткий, вот и сейчас сквозь шум услышал шуршание на моей кровати и проснулся.

— Как ты? — спросил он у меня.

— Хреново, — произнес я, — Смотрю по логам нейросети у меня было заражение, а ведь у меня в организме вирус который не должен этого допускать. Видимо что-то новенькое и неизвестное.

— Когда Рырур притащил тебя ты больше на труп был похож. Температура, кашель с кровью. И ведь слюна Рырура только удерживала тебя в живом состоянии. Только вчера болезнь отступила в сторону и ты пошел на поправку. — произнес Кхоргитар.

— Ноги вчера выросли? — спросил я у него.

— Да, после того как болезнь ушла Рырур залил всего тебя слюной, а я через воронку залил в тебя питательную смесь которую приготовил Зиг. — произнес он в ответ мне.

— Что вообще происходит? С чего это нападения так активизировались? — спросил я у него.

— Непонятно, но теперь выходим из купола только под защитой Рырура. Сами стараемся не покидать. — произнес он.

— Где сам Рырур? — спросил я у него.

— Отправился за необходимыми веществами для создания кристаллов для кристальной бомбы. Ему в одиночку это будет сделать проще. — произнес Кхоргитар.

— А мы значит тут застряли сами, — произнес я.

— Да, и я этому рад, умирать от того что проткнули со спины копьями мало приятного. Мы вышли на финишную прямую и сейчас кто бы не стоял за источниками будет стремится нас уничтожить. Лучше мы подождем тут в безопасности. — произнес Кхоргитар.

— Наверное ты прав, мне хватило и того нападения, — произнес я передернувшись из-за воспоминаний того как рыба утащила меня глубоко под воду.

После того как Рырур принес завтрак в виде зажаренного мяса я попытался встать на ноги. Но мышцы были слишком слабыми, удержаться к сожалению не получилось.

Тут очень кстати помог лечебный массаж который мне делал Кхоргитар. Стимуляция мышц и употребление лечебных жуков позволила уже через пол дня мне встать на ноги, да очень неустойчиво получилось, но начало было положено.

К вечеру держась за стенку мне удалось самому дойти до туалета. Все таки тренироваться с ускоренной регенерацией было куда быстрее. Если бы не имплант регенерации и не лечебные жуки, то я встал бы на ноги только через неделю не раньше.

А так удалось это сделать в первый день. Второй день был более продуктивен, помимо тренировок ног я занялся исследованием обломка источника. Кристальное оборудование в лаборатории в большинстве своем также не видело обломок.

Но не все. Кристаллы которые служили детекторами изменения некоторых пространственных констант фиксировали слабое отклонение. Изначально эти детекторы были первой попыткой создать сенсоры источника излучений.

Но они действовали лишь на небольшом расстоянии. Вот и сейчас детекторы реагировали лишь когда я прислонял их вплотную к пластине. Ну хоть что-то, Кхоргитар доставил нескольких животных из тех которых наловил Рырур для нас перед своим уходом.

Осколок никак не прореагировал на прикосновение к живому существу, собственно как и живое существо. В качестве одного из экспериментов я нацепил на животное осколок в металлической рамке после чего создал лазерный пистолет и выстрелил прямо в него.

Первый выстрел ушел полностью в пластину и животное никак не прореагировало. Тогда я прицелился и выстрелил сантиметров на десять левее, к моему удивлению я попал не по животному, в метре от него луч прямо на глазах изогнулся и был перенаправлен в осколок.

Следующий выстрел сделал еще больше смещая прицел. После десяти выстрелов удалось выяснить, что энергия в радиусе двадцати сантиметров стремится к осколку.

Вообще получается хорошая защита против энергетического оружия. Правда если осколок будет к примеру висеть на груди, а выстрел происходит со спины. То осколок притянет выстрел через плоть человека.

К концу второго дня я рискнул и взял в руки осколок, но совершенно ничего не произошло. А значит оболочку источника можно считать условно безопасной. После окончания работы в лаборатории я с Кхоргитаром сделали прогулку по внутренней части купола чтобы потренировать мои ноги.

Ну, а на ночь я отправился в комнату с ускорением времени. Только ускорение я ставил всего десяти кратное. За семь прошедших в реальности часов, внутри я прожил семьдесят и все время которое не спал и не ел я занимался физкультурой для восстановления своих ног.

Утром же третьего дня после моего пробуждения я с Кхоргитаром занялись новыми экспериментами над осколком. В этот раз мы решили узнать насколько он будет устойчив к тем или иным химическим соединениям.

Благодаря Рыруру у нас был большой запас различной агрессивной химии которую он синтезировал в качестве тренировок. Собственно как мы и ожидали, все девяносто три химических соединения не оставили на осколке не следа.

На ночь я вновь отправился в комнату с ускорением времени для более быстрого восстановления. Это очень скучно трое суток заниматься одним и тем же только с перерывами на сон, но это все же лучше чем тратить те же трое суток реального времени.

Утром четвертого кое-что изменилось. Зиг связался со мной по телепатической связи и сообщил, что к куполу приближается несколько тысячное войско дикарей совместно с животными и дикарями.

— Зиг, отправляйся под землю и жди дальнейших указаний. — произнес я. — Кхоргитар, у нас гости.

— Кто на этот раз? — спросил у меня товарищ.

— На этот раз против нас организовали целую армию, — ответил я. — Ты закончил с химическими бомбами?

— Да, Рырур также оставил нам с десяток кристальных гранат. Просил тратить лишь в крайнем случае, он еще не умеет их делать и достал из запасов отца. — показал мне кристаллы размером с кулак ребенка.

— Как мне кажется сейчас как раз именно этот самый крайний случай и наступает, — произнес я. — Пока они еще не тут я пойду разбрызгиваю яд возле входа если они смогут прорваться, а ты подготовь метатели для гранат и химических бомб.

— Будь осторожен, яд может и тебя свалить. — произнес Кхоргитар и отправился в лабораторию за примитивными метателями которые он делал в последние дни.

Я же заскочил к Рыруру в комнату и забрал оттуда запечатанную колбу с очень сильным ядом. В радиусе пары метров от него создается облако и любая попавшая органика в него начинает растворяться и гнить буквально на глазах.

Сам Рырур был устойчив к такой гадости, про нас это сказать было нельзя. Добравшись ко входу который был завален камнем с внешней стороны я установил колбу так чтобы едва камень уйдет в сторону как она упадет и разобьется.

Минус у этого яда был один, в кислородо содержащем пространстве химические элементы входящие в состав яда окисляются и уже через часа два яд полностью теряет свою смертоносность и превращается просто в сильнейшее слабительное.

Через полчаса я понял, что наши приготовления были не лишними. Камень который весил тонн пять и служил вместо замка на этом куполе был сдвинут в сторону внутрь попыталась хлынуть толпа тварей.

Но они явно не ожидали встретить яд который действует моментально. После того как из облака вывалились распадающиеся на части дикари толпа отхлынула обратно от входа и внутрь полетели камни, копья, к счастью избегать попадания было легко.

Зиг при помощи телепатии примерно ощущал местонахождение разумов перед входом в купол и передавал это местоположение мне. Я используя метатель закинул первую бомбу в ближайшее скопление противников за проходом.

Сразу же послышались истерические вопли которые на глазах затихали по мере смерти зараженных. Но это только начало, в этих химических бомбах был мутаген который сейчас вызревает в трупах.

Те минут через пять внутри тела превратятся в жидкость и взорвутся, все живые на кого попадет жидкость также вначале сдохнут, а потом взорвуться. Вообще это оружие массового поражения и его использовать нежелательно, но нас тут двое, а противников больше двух тысяч, так что нахрен правила.

— Как думаешь сработает? — спросил у меня Кхоргитар.

— Пока все что создавал Рырур работает. — произнес я, — Надеюсь на мне придется лично вступать в бой.

— Готовься, насекомые пытаются прорваться, — произнес Кхоргитар увидев как туча насекомых рванула к проходу, но едва влетела в облако яда сразу падали и растворялись на пол, — Надо добавить аэрозольного яда против насекомых, — произнес Кхоргитар и при помощи метателя швырнул наружу пять колбы я ядом которые при взаимодействии с воздухом превратятся в аэрозоль.

Туча насекомых рассеялась практически сразу, а следом последовал хлопок и послышались крики сдыхающих тварей и дикарей. Переглянувшись с Кхоргитаром мы кровожадно усмехнулись, бомба действовала.

К сожалению у бомбы было всего три итерации после чего трупы уже переставали взрываться. Сейчас перед входом было мертвое поле заваленное трупами нескольких сотен дикарей. Остальные нападающие не спешили продолжать атаку и ждали чего-то в стороне.

Появившийся из неоткуда торнадо вырывающий с корнем деревья вокруг купола был ответом на то, что ждали дикари. Кто бы не организовал атаку на нас он пошел со своих козырей.

Трупы вместе с верхним слоем грунта как и деревья были унесены в сторону. Как и облако яда которое вытянуло потоком воздуха. Пробовал смерч атаковать и купол, но стоило ему приблизится ближе полуметра как его структура начинала распадаться, а значит защита купола продолжала работать.

— Что нам еще ожидать? Землетрясение? Метеорит нам на головы? — недовольно пробурчал Кхоргитар.

— Сомневаюсь, тектонические воздействия могут повредить источник под нами. А метеорит это маловероятно, сомневаюсь, что на орбите есть камни, а ты сам говорил, что планета далеко не воздействует. — ответил я, — Но ничего хорошего нам ожидать от этого не стоит. — мои слова оборвала мощнейшая молния толщиной в пару метров ударившая перед входом. От звукового удара у нас лопнули барабанные перепонки, но сделав по глотку слюны Рырура мы быстро пришли в норму.

— Молнии значит, — произнес Кхоргитар, — Ну и дождь, куда без него, — когда через несколько секунд после молнии начал лить дождь как из ведра.

— Смотри вода проникает внутрь, — указал я на то, что вода начала заливаться внутрь купола.

— Мне это не нравится, ты помнишь рассказ Рырура, вода всегда удерживалась снаружи. — произнес нахмурившись Кхоргитар.

— Кажется начинаю понимать, молния нарушила защиту купола. — выкрикнул я. — Надо чем-то заткнуть поступление воды. Нас тут могут просто утопить я потом молнией для верности долбануть.

Первым делом я попробовал просто испарять воду при помощи мощного излучателя. Да это получалось, но при этом кровь слишком быстро тратилась да и вскоре скорость поступления воды увеличилась настолько, что уже мощности излучателя не хватало.

Внезапно на пару мгновений искусственное освещение купола исчезло. А когда оно вновь появилось, то на месте прохода была просто стена. Только лужа яда не успевшего полностью испарится была в том месте где только что был проход.

— Это что такое только что произошло? — произнес я в голос.

— Мне кажеться, защита купола перезапустилась, — произнес Кхоргитар.

— Мне тоже так кажеться, но как мы теперь сможем выйти наружу? — спросил я.

— А ты попробуй просто подойди к проходу, помнишь как возле второго купола? — предложил Кхоргитар мне.

— Думаю лучше подождать несколько дней прежде чем это делать. Не хочу вновь под атакой неизвестного оказаться. — произнес я беря колбу с нейтрализатором в руки. — Пока избавлюсь полностью от яда под дверью, — после этих слов я кинул колбу в лужу где она и разбилась. Сразу же послышалось шипение, а на месте лужи появилась пена.

— Предлагаю побыть нам пока тут на всякий случай, — произнес Кхоргитар и я согласился с ним.

В течении следующих двух суток ничего не происходило. Вообще ничего, связь с Зигом пропала в тот же момент как был закрыт проход в купол и теперь мы были отрезаны от информации о внешнем мире.

Все это время мы дежурили возле прохода на тот случай если он откроется. Но проход и не думал появляться. Сегодня мы решили если ничего не произойдет то стоит мне подойти к проходу.

После обеда я все же решился и начал медленно приближаться к проходу. Едва я приблизился ближе пяти метров как на стене появились очертания двери и вскоре внутри очертания исчезла стена.

За проходом было темно и ничего не видно. Приблизившись к нему я ткнул палкой наружу. Практически сразу я почувствовал небольшое сопротивление когда палка преодолела границу прохода.

Выдернув обратно ее я увидел, что ее конец полностью мокрый. А это означало одно, за пределами купола все было покрыто водой. И судя по всему затоплено конкретно, как бы над нами не было нескольких десятков метров воды.

При помощи дождя добиться подобного уровня затопления невозможно точно. Сев возле прохода я попытался связаться с Зигом, и к моему счастью мне это удалось в этот раз.

— Зиг, что происходит? Мы под водой? — спросил я у него.

— Произошло смещение литосферных плит и эта местность ушла вниз, а так как море близко, то сразу же все было затоплено, — произнес Зиг. — Во время сдвига литосферных плит я зафиксировал мощные гравитационные колебания внизу. Точно определить источник сложно, но не меньше двух тысяч километров вниз.

— Вот же хрень, — ругнулся я, — Ты представь против нас таки воспользовались сдвигом литосферных плит. Мы теперь на дне моря. — произнес я обратившись к Кхоргитару.

— Я ведь шутил когда говорил об этом, — произнес Кхоргитар после чего приложил голову к холодному камню стены рядом с проходом. — Как теперь Рырур вернется сюда?

— Не знаю, он хоть и не боиться воду сейчас, но сомневаюсь, что он умеет нырять, — произнес я, но тут мне в голову пришла одна идея, — Зиг, ты можешь прибыть ко входу?

— Да, без проблем, — произнес он и через пять минут оказался рядом со входом.

— Можешь телекинезом вытеснить воду между тобой и проходом? — спросил я у него.

— Надо пробовать, — произнес он. Следующие несколько минут перед входом из стороны в сторон ходили потоки воды, но вскоре вода исчезла между Зигом и нами. Пространство сразу занял воздух поступивший из купола. — Получилось.

— Я сейчас попробую подняться к тебе на борт, — произнес я и сделал шаг вперед почувствовав как преодолеваю щит который ранее удерживал воду снаружи.

К моему удивлению я смог войти внутрь зига без малейшей проблемы. Закрыв за собой люк я решил немного проверить местность вокруг купола. Как оказалось мы были на пятидесяти метровой глубине почти в двух киломтерах от нового берега.

У моря появился новый залив из затопленных земель. Удивительно, но многие деревья устояли и большей частью торчали из воды. Было забавно смотреть на это с берега на котором я сошел с Зига. Две трети деревьев уцелели и торчали из воды как лес какой-то.

Долго я на берегу не пробыл, чтобы не волновался Кхоргитар я решил вернуться обратно. Через десять минут мы по дну добрались до купола к месту прохода который сейчас вновь был сплошной стеной.

Едва Зиг убрал воду между нами как проход открылся, явно сенсоры почувствовали мое появление. Внутри прямо возле входа меня ждал Кхоргитар явно переживающий о моем долгом отсутствии.

— Мы под водой, не сильно глубоко, но достаточно. Я может и смогу без оборудования всплыть и обратно донырнуть, но Рырур точно не станет. Но у нас есть Зиг, главное чтобы Зиг смог встретить Рырура на берегу, — произнес я.

— Ну хоть не отрезаны от внешнего мира, — облегченно произнес Кхоргитар, — Но вообще мне даже льстит, что ради меня привели в действие такие силы. — усмехнулся он.

— Как мне кажеться не столько ради тебя или меня как ради того чтобы не допустить уничтожения этой дегенеративной защиты планеты которая вырубает всю технику. — произнес я, — Зиг, отправляйся на берег и жди Рырура, расскажешь ему о произошедшем и доставишь сюда.

— Главное, чтобы у нас все получилось, — произнес Кхоргитар, — Обрати внимание такого сопротивления Ррорыру не устраивали как нам.

— Может быть это из-за того, что тогда не знали на что способны кристальные технологии? — неуверенно произнес я.

— Вполне вероятно, — согласился Кхоргитар, — Пока есть свободное время надо заняться твоим восстановлением, давай легкий спарринг.

Рырур вернулся только через неделю. Выглядел он не очень, он попал в засаду где застрял на несколько дней без возможности двигаться пока не выработал в организме противоядие.

За это время его дважды била молния которая сожгла четыре из шести щупалец на спине. Если бы не его регенерация и телекинетический щит который он поставил в последний момент, то там бы он и остался навсегда.

— За нас взялись очень серьезно, — произнес он лежа на животе ожидая пока щупальца отрастут. А они регенерировали весьма медленно, всего пару десятков сантиметров в день.

— Получилось хоть добыть необходимое? — спросил я у него.

— Да, когда восстановлюсь примусь за создание кристаллов и самой бомбы. Это недолго всего пару дней. Но сейчас я двумя щупальцами не смогу все сделать. — произнес он. — Так и хочется выдрать сердце тому кто за этим стоит.

— Я не уверен, что у того кто это творит вообще есть сердце, — произнес я.

— Чтобы там не было, я хочу это уничтожить, — едва сдерживая свою ярость произнес Рырур, — У вас случайно не найдется пару тектонических зарядов чтобы стереть с лица всю эту планету?

— Рырур, ты надеюсь шутишь? — спросил я у него всматриваясь в глаза где увидел искорку веселья.

— Не волнуйся это так просто мысли, я знаю, что нельзя просто так уничтожать планеты. — ответил он, — Надеюсь после уничтожения источников эта тварь ничего не сможет противопоставить нам.

— Я тоже только на это и надеюсь, — произнес я, — С последнего сеанса связи с моим кораблем прошло уже немало времени. Звездные врата уже должны были закончить и запустить, а значит там над нами должен быть не один корабль. Профессор Хесс точно не упустит шанс ознакомится с чудесами тут на планете. А где он там и его команда. Как бы не целый флот сейчас был на дальней орбите. Так что стоит пропасть излучению и нас сразу спасут.

— Это хорошо, — произнес Рырур. — А теперь просьба не отвлекать меня, попробую восстановительную медитацию, по идее она должна подстегнуть скорость регенерации, но я ее еще ни разу не пробовал.

Через пять дней Рырур закончил восстанавливаться и приступил в лаборатории к созданию кристальной бомбы. И меня и Кхоргитара он выгнал на тот случай если он напортачит.

По его сведениям доставшимся от отца в лаборатории есть защита и если там происходит какая-то катастрофа, то все содержимое должно телепортироваться в неизвестном направлении.

Через сутки из лаборатории вышел уставший рирт. Он молча напился воды и лег спать. На следующее утро он встал более бодрым чем был вчера вечером, но далеко не таким как обычно.

Кристаллы вышли у него не с первой попытки и он выжал себя полностью. Он хотел отправиться вновь в лабораторию чтобы при помощи модулятора наложить на кристаллы необходимую псионическую конструкцию, но я запретил и заставил еще день просто отдохнуть.

Наконец-то спустя еще сутки из лаборатории вышел Рырур, несмотря на усталый вид и повисшие от бессилия щупальца от него во все стороны несло удовольствием от хорошо проделанной работы.

Да уж вырос мальчик, теперь его точно назвать ребенком язык не повернется. Он обладал сейчас уровнем знаний явно превышающий и мой и Кхоргитара и даже вместе взятый.

— Все получилось? — спросил я у него.

— Да, я даже добавил дистанционный подрыв. — произнес он, — Отец с матерью использовали таймер и из-за этого и не успели уйти, я же добавил дистанционный подрыв. Думаю километров двадцать твоих хватит чтобы быть в безопасности.

— Тогда завтра можем отправляться, — произнес я чувствуя сильнейшее облегчение. Нам осталось только подорвать источник. Понятное дело, что потом придется еще повторить это несколько раз, но это начало.

Но отправиться в путь нам удалось только через неделю. Все это время мы готовили на всякий случай припасы и загружали еще два обнаруженных ящика всеми кристаллами с наработками родителей Рырура.

Неизвестно что произойдет тут с этим местом когда мы взорвем источник. Вон повторители частично взорвались частично вышли из строя после первого уничтожения. Что будет после второго предсказать сложно.

Наконец-то спустя неделю мы втроем загрузились в Зига и отправились сначала к повторителю чтобы понять стоит ли тратить время на попытку оживления челнока или нет.

А потом уже и к источнику который мы с Кхоргитаром разведали в прошлый раз. В этот раз мы двигались исключительно под землей на километровой глубине, так было меньше шансов что кто либо сможет навредить нам.

Через пять часов мы были вновь в той долине со странным замороженным плато. В этот раз мы даже из Зига не выходили сразу наехали сверху на полусферу с телепортационным кругом наверху и вместе с Зигом перенеслись в ангар внутри.

Рырур вместе с Кхоргитаром отправились осматривать доступные помещения. Я же направился к челноку который вновь при моем приближении открыл свой люк.

— Прокладчик один приветствует пилота. — услышал я в голове едва вошел внутрь и сел в кресло из которого вытолкнул труп вначале.

— Что такое «Прокладчик один»? — спросил я на языке риртов. Тот хоть и отличался от изначального языка меклан, но основа была таже.

— «Прокладчик один» это узкоспециализированный прокладчик силовых линий для системы планетарной обороны. — услышал я краткий ответ после чего в голову начали вливаться подробности.

— Какое состояние «прокладчика один»? — спросил я стиснув виски, все же информации он влил мне в голову не мало.

— Двигательная установка девяносто пять процентов износ. Корпус сорок три процента износ, установка создания силовой линии три процента износ. Реактор девяносто два процента износ. Износ остальных систем меньше десяти процентов. — ответил он мне.

— Предоставь логи последних работ, — попросил я стараясь понять причины такого странного распределения износа.

Как оказалось по своей специализации прокладчик работал больше трех тысяч местных лет. И после этого прошел капитальный ремонт, дальше был простой почти пять сотен лет и потом его вновь начали использовать, но уже не в качестве прокладчика, а в качестве обычного планетарного транспорта.

Почти шесть сотен лет эксплуатации без техобслуживания привели к сильнейшему износу основных систем, сюда его доставил мекланин который едва умел даже читать, он был потомком настоящего владельца прокладчика.

Вот только судя по картинкам примитивного поселения мелкан которое я видел в логах потомки сильно деградировали. Сюда же мекланин прибыл умирать от старости по какой-то причине деградировавшие меклане больше не обладали биологическим бессмертием.

Сам прокладчик еще мог летать, но только в пределах атмосферы да и то по расчетам искусственного интеллекта хватит его максимум на пару часов работы и это в максимально экономном режиме. Все таки время не жалеет и технику меклан, тем более это была просто рабочая машина и ее создавали для короткой работы.

— Отправляйся к этому месту, — произнес я и представил вулкан где раньше был источник. — Сядешь и отключишь все системы, сам перейдешь в режим энергосохранения.

— Сделаю, — ответил Ии. Честно говоря мне даже показалось, что я почувствовал облегчение в голосе, это могло означать, что Ии приобрел за все время личность, но я решил разобраться с этим уже потом когда смогу доставить прокладчик на борт корабля и вручить Хессу.

— Прекрасно, — ответил я и покинул борт челнока. Тот сразу взлетел и подлетел к телепортационному кругу. После того как он исчез я отправился на поиски своих друзей и нашел их в комнате управления. — Что-то нашли?

— Полезного мало. Это станция действительно повторитель, — произнес Рырур который читал на мекланском намного лучше меня. Ррорыр его изучал в университете и Рыруру достались его знания. — Сейчас сюда поступает поток недрибо только от одного источника, тот который под нашим куполом. Так что рвануть это место не должно.

— Недрибо? — спросил я у него.

— Да, так называли меклане это излучение. Судя по этой информации недрибо получают из сопредельного измерение в котором другие законы физики и обычная техника там не работает. Но вот специально экранированная вполне. Источники это пробои в это измерение. А вот за перехват управления отвечает другая система, не могу понять точно, что тут написано, но вроде бы они независимы, но обе системы питаются энергией из пробоя.

— Значит если мы рванем источники, то и перехвата не будет? — спросил я у него.

— Скорее всего, но я не уверен, я хоть и понимаю почти все слова по отдельности, но вот смысл их комбинаций ускользает от меня. — ответил Рырур.

— Тут на больше нечего делать, отправляемся делать то ради чего мы покинули сегодня купол. — произнес я.

Новая информация была интересной, но в принципе для нас ничего не меняла. Загрузившись в Зига мы телепортировались на поверхность после чего погрузились под землю и отправились в дальнейший путь.

Через неделю мы прибыли к самому источнику и не поднимаясь на поверхность погрузились на пятикилометровую глубину к октаэдру источника. Зависнув на расстоянии двух метров от источника Зиг при помощи телекинеза создал вокруг себя пустое пространство и проход к самому источнику.

После этого мы вернулись в реальность из режима фазового сдвига внутри пустого пространства. Открыв люк Рырур осторожно своими щупальцами перенес кристальную бомбу под бок источника и инициировал программу подрыва.

Теперь бомбу деактивировать было невозможно, она могла только взорваться. После возвращения Рырура мы вновь активировали фазовый сдвиг и отправились как можно быстрее в сторону, все же находится рядом с бомбой способной локально менять физические законы мне не хотелось.

— Ну что готовы? — спросил Рырур когда мы были в сорока киломтерах от источника и на поверхности на случай если будут какие-то проблемы чтобы не оказаться погребенными заживо под землей.

— Давай уже жми, — произнес Кхоргитар. В следующий момент ничего не произошло, но секунд через пять земля под Зиг начала дрожать. Такое ощущение, что под нами было шести-семи бальное землетрясение. После того как дрожь земли прекратилась мы втроем переглянулись не веря в то, что у нас все получилось. Внезапно я услышал, то что не слышал уже многие месяцы.

— Алекс, твою мать, Алекс ответь, — услышал я голос любимой сквозь помехи, — Зельда, он не отвечает, помехи точно ослабли?

— Грея, я тебя люблю, — произнес я переводя всю энергию на передатчик нейросети.

— Алекс, ты жив. Если еще раз сделаешь нечто подобное я тебя кастрирую, — услышал я голос Греи в котором слышалось сильнейшее облегчение сквозь сильные помехи. — Докладывай, что ты уже натворил. Землетрясение твоих рук дело?

— Не совсем, но я приложил к этому ручки. — ответил я, — У меня сильный перегрев передатчика, свяжемся через час. — добавил я когда нейросеть начала сигнализировать о том, что температура приближается к критической.

— Что-то у тебя улыбка слишком большая? — подозрительно посмотрев на меня произнес Кхоргитар.

— Сигнал пробился на орбиту, я только что связался со своей женой. Она уже тут в системе. Видимо уничтожение источника ослабило воздействие. Только тут или по всей планете пока не знаю. — произнес я продолжая улыбаться как дурак.

— Значит у нас все получилось, — произнес Рырур в следующий момент он выпрыгнул из Зига и начал как бешеный бегать по кругу и рычать, следом за ним выпрыгнули и мы после чего начали просто кричать от счастья. Несмотря на трудности у нас все получилось.

Глава 12

К сожалению связь с космосом оказалась временной. Уже через сутки она вновь пропала. Но за это время нам многое удалось обсудить, сейчас на орбите было три корабля ордена включая мой аграфский корвет который пригнали одним из первых рейсов через звездные врата.

Именно на нем сейчас и была Грея с Карой, Зельдой, Шивасом и еще пятью десантниками. Помимо корвета в космосе находился исследовательский корабль профессора Хесса, но самого профессора не было так как он изучал город на спутнике.

Вместо него исследованиями этой планеты руководил новый помощник профессор Нигма. Тоже между прочим немолодой, больше двух сотен лет ему исполнилось в этом году.

Третьим кораблем оказался старый ста двадцати летний тяжелый крейсер второго поколения который угнали у империи Авар. Этот раритет сейчас выполнял роль космической станции и висел на орбите газового гиганта.

За прошедшее время профессор Нигма смог вычленить каналы связи по которым шел перехват управления техникой и теперь спутники могли спокойно находится на орбите выше трех сотен тысяч километров, ближе к сожалению нельзя так как активировался гравитационный захват который притягивал на планету все что попадало в этот радиус.

Помимо этого профессор Нигма сумел подобрать комбинацию силовых полей которая могла экранировать воздействие планеты кроме гравитационного захвата. Проблема была в том, что затраты энергии на поддержание комбинации щитов были столь высоки, что требовался отдельный реактор класса линкор на запитывание системы щитов.

Так что это была больше стационарная защита. Сейчас Нигма пытался уменьшить затраты энергии для того чтобы сделать портативным защиту от воздействия планеты.

Мне было приятно услышать, что у моих людей все было хорошо и они не забыли обо мне и даже пригнали целую экспедицию для исследования планеты ради моего спасения.

Я же поделился информацией которую узнал от Рырура и Кхоргитара, не всей конечно, но информацию о местных цивилизациях я передал. Грея сказала, что орден и так не планировал пока объявлять о своем появлении местным цивилизациям.

Но теперь хоть будут знать куда не следует знать чтобы спровоцировать местных. Причем больше следовало опасаться не сородичей Кхоргитара, те из-за ограниченности сверхсветового перемещения не представляли угрозы, а Доминиона Риртов.

К сожалению спустя сутки помехи усилились настолько, что связь вновь пропала, может быть если усилить передатчик нейросети можно было бы и продолжить обмен информацией, но мне и так пришлось последних два часа сидеть на слюне Рырура так как мой мозг запекался как в печке от перегрева.

Но это уже было не важно, мы доказали, что уничтожение источников возможно, а значит это только вопрос времени прежде чем мы сможем вырваться с планеты.

— Что будем делать теперь? — спросил у меня Кхоргитар.

— Как что? Взрывать следующий источник. — произнес я.

— Это понятно, я имею ввиду, что мы будем делать сейчас. — произнес мой лысый товарищ.

— Думаю нам стоит наведаться к месту взрыва бомбы и оценить последствия. Взрыв был глубинный, разрушения могут быть не слишком сильные, — произнес Рырур.

— Ты хочешь сказать, что купол мог уцелеть? — уточнил я у Рырура.

— Именно, вспомни наш купол выдержал гравитационное воздействие тогда как литосферная плита была опущена. Плюс он сейчас под водой, но при этом никаких негативных последствий не наблюдается. — произнес Рырур.

— Тогда смысла ждать нет, отправляемся обратно, — произнес я и дал команду Зигу двигаться к куполу.

— Кстати мощность взрыва была не столь уж и велика. Правда как оценить нанесенный ущерб я не знаю, ведь в отличии от ядерного оружия кристальная бомба имеет множество поражающих факторов. Тут и гравитационные аномалии которые и вызвали землетрясение, пространственные аномалии которые могли сотворить там что угодно, высвобождение материи в результате расщепления вещества и еще больше десятка других. Но даже так если оценивать по мощности землетрясения то сравнить можно с десятью мегатонном. — произнес Кхоргитар он почти все время которое я тратил на общение с Греей пока была связь занимался подсчетом мощности кристальной бомбы для того чтобы хоть как-то классифицировать ее. Говорил он конечно не в мегатоннах, а в привычных ему величинах, но моя нейросеть сразу преобразовывала в привычные уже мне величины.

— Направляемся туда в режиме фазового сдвига на тот случай если там до сих опасно. Мало ли что могло произойти после взрыва. — произнес я.

Обратная дорога заняла всего около двух часов. Чем ближе к эпицентру взрыва мы двигались тем значительнее становились последствия землетрясения. Но кроме перекрученной земли, упавших деревьев никаких последствий обнаружено нами не было.

Вскоре мы добрались и до купола меклан. Он как и рассчитывал Рырур был цел. Вокруг него в радиусе пары метров даже земля была не тронутая, а значит предположения о мощной защите были реальными. Сомневаюсь, что купол устоял бы если бы кристальная бомба взорвалась рядом с ним, но на расстоянии пяти километров и под землей взрыв не смог нанести существенного вреда куполу.

Сразу после того как мы прибыли к куполу Зиг вернулся в реальное пространство, я же попробовал обнаружить различные виды вредного излучения, но к счастью нейросеть не смогла найти ничего.

Состав воздуха я проверил созданным при помощи браслета специальным анализатором. Были некоторые вредные примеси, но они лишь слегка превышали норму, а значит дышать можно было спокойно.

После взрыва кстати обнаружился еще один результат. Теперь оборудование создаваемое при помощи браслета требовало в несколько раз меньше моей крови чем раньше.

Да после того как помехи усилились расход крови тоже слегка подрос, но до того уровня который был ранее не вернулся. Это меня очень радовало, ведь возможно когда исчезнут источники то расход крови вообще станет минимальным.

Убедившись, что снаружи относительно безопасно Зиг открыл люк и осторожно телекинезом поднес меня к куполу. Практически сразу в нем появилось очертание прохода, а вскоре и он сам.

Опустив меня и Рырура на землю Зиг вновь перешел в режим фазового сдвига на всякий случай, а мы направились внутрь купола. Первое, что бросилось в глаза так это то, что внутри все несколько отличалось от нашего купола.

Тут было гораздо больше зданий, но главное отличие было в том, что в центре было небольшое озеро около пятидесяти метров в диаметре возле которого стояло нечто похожее на шезлонг только более высокотехнологичное.

Подойдя ближе к озеру я заметил, что вокруг него были следы пребывания одного человека. Да они были очень старыми, не меньше пары сотен лет, но и не больше, а значит относительно недавно в куполе кто-то был и судя по шезлонгу это точно не были деградировавшие меклане.

— Ты знаешь, это все как-то слишком странно, — произнес я.

— У меня появилась одна идея, идем к жилым домам. — произнес Рырур. — В нашем куполе есть комната с ускорением времени, а что если тут есть нечто подобное только с противоположным эффектом.

— Знаешь, это могло бы все объяснить, — произнес я. — Но вначале проверим жилые дома.

Следующие четыре часа были посвящены исследованию жилых домов. Все кроме одного были для нас доступны. При попытки телепортироваться в единственный нам недоступный телепортационный круг загорался красным.

Что именно это означает мы могли только догадываться, но подобное только подтверждало нашу теорию. Закончив с осмотром жилых домов полностью пустых кстати мы направились к служебным зданиям. Тут была обратная ситуация, все здания кроме одного не пускали нас внутрь.

— Смотри, находится точно на том же месте где и наша комната с ускорением времени, — произнес я.

— Ну что проверяем ее? — уточнил Рырур и когда я кивнул он вступил в круг. Прошло больше часа прежде чем из телепорта вышел Рырур.

— Ты долго, — произнес я.

— Я был прав, — произенс Рырур, — там на платформе лежит один мекланин и спит. Я не задерживался и сразу вышел, не больше трех секунд находился внутри.

— Тут час, — произнес я, — Замедление времени примерно в тысячу раз.

— Будем будить его? — спросил у меня Рырур.

— А надо? — спросил я у него.

— Он может знать о том, что тут происходит и как управлять этими долбанными источниками. — произнес Рырур.

— Если бы знал как управлять то сомневаюсь, что он бы тут оставался. Но нужную информацию он может знать на самом деле. Правда будить мы его не будем, синтезируй максимально сильное снотворное и вытащи его сюда, уже тут попытаешься покопаться в его памяти. — решил я обезопасить нас от возможной агрессии со стороны выжившего мекланина.

Синтез снотворного у Рырура много времени не занял и через десять минут он вновь вошел через телепорт. В этот раз его не было почти полтора часа, что означало, что ему потребовалось больше времени.

Вышел из телепорта Рырур с мекланином в руках. Коричневое пигментированное тело с отростками вместо волос смотрелось не сильно приглядно. Судя по внешним половым признакам перед нами была мужская особь, что немного притушило крики моей совести о том, что копаться в головах чужих людей без разрешения плохо.

— Можешь проникнуть к нему в сознание? — спросил я у Рырура.

— Думаю, что могу, у него странная ментальная защита, вроде бы и есть и в тоже самое время нет. На твою искусственную похоже. — это он про мой имплант защиты говорил. — Думаю на всякий случай будь готов заливать мою слюну ему в горло, мне не нравится пару блоков в его защите. И почему отец не специализировался на менталистике, подавай ему пирокинетику и все тут.

— Я готов, можешь начинать. — произнес я достав колбу с целебной слюной.

Судя по тому, что практически сразу изо рта мекланина начала течь синяя кровь проникновение в его сознание не было безвредным для него. Но я сразу влил в него слюну Рырура и сделал массаж шеи от чего мекланин даже в бессознательном состоянии проглотил ее.

Само считывание памяти продлилось больше трех часов и за это время мне еще пять раз приходилось вливать цилетельную слюну в горло инопланетянина. Вскоре Рырур устало открыл глаза и попросил вернуть мекланина обратно в комнату.

Вернув мекланина на платформу я покинул комнату и вышел спустя почти три часа реального времени наружу. Рырура перед комнатой не было, но я услышал его рык со стороны озера.

Как оказалось Кхоргитар за прошедшее время также покинул Зига и сейчас был в озере и общался с моим подопечным. Подойдя ближе я уже мог распознать о чем они говорили, скорее всего Рырур меня заметил и начал транлировать свои слова не только Кхоргитару, но и мне.

— Значит он не великий ученый или инженер. Он просто обычный рабочий? — спросил Кхоргитар выйдя из озера.

— Да, обычный работяга трудился над прокладкой силовых линий для обеспечения сектантов недрибо, чтобы они могли жить по своим правилам, — произнес Рырур.

— Сектантов? — спросил я подойдя к ним.

— Да, эта планета была частными владениями сектантов. Они выступали за единение с природой и полный отказ от техники. — ответил Рырур. — Шаорил, должен был проложить линию от пробоя к измерению недрибо под нами и после этого вместе с остальными рабочими отправиться в метрополию, но транспорт за ними не прибыл несмотря на многократные попытки вызвать его. Спустя десяток местных лет все отправились в поселения сектантов где и остались жить. Шаорил и еще десяток меклан пытались придумать способ как покинуть планету. Но они были обычными рабочими без доступа к знаниям как строить межпланетные телепорты или космические корабли.

— Межпланетные телепорты? — удивился я.

— Да, Шаорил сам пользовался ими от силы пару раз, слишком затратно их производство, но основные промышленные центры меклан были соединены межпланетными телепортами. — ответил Рырур. — Тут же по желанию заказчика строительства этого всего телепорта быть было не должно.

— А гравитационный манипулятор огромной мощности значит должен был быть? — недовольно пробурчал я.

— Глава секты оставлять совсем уж без защиты планету не хотел тем более в разгар войны с какими-то инопланетянами роевого типа. Так что перехват рабочей техники и ее уничтожение в поле недрибо это раз, а два это гравитационный тяговый луч, ну и три это оставшаяся с момента преобразования в пригодную для жизни установка планетоформирования. — произнес Рырур, — Но все это должно работать в автоматическом режиме чтобы сектанты не соприкасались с технологиями. Техника кстати тут весьма нетипичная используется, она разработана специально для работы в пределах поля недрибо, дорогая, с быстрым износом и сложная в производстве.

— Так эта планета не всегда была пригодной к жизни? — удивился я.

— Да все создавалось для заказчика — главы секты. — произнес Рырур, — Ну, а дальше история проста и грустна. После еще почти ста лет мучений покинуть планету часть отправилась к сектантам у которых к тому моменту сменилось уже поколение и из-за пройденного генетического преобразования старшее поколение уже умерла. Они стали едва ли не богами для нового поколения меклан которые жили едва ли не как первобытные люди. Шаорил с неодобрением за всем этим наблюдал пока была возможность, но вскоре ему это надоело и он раскурочил комнату для ускоренного сна переделав ее в полную противоположность. После он принял снотворное рассчитанное на максимально возможное время сна без вреда для организма и отправился спать. Год внутри комнаты и тысяча снаружи. После первого пробуждения он застал уже окончательно деградировавших меклан которые не помнили ничего о своем великом прошлом кроме отдельных личностей. Его знакомые по разным причинам за это время уже погибли. Пройдя реабилитацию после долгого сна и набрав потерянные за прошедший для него год времени питательные вещества он отправился в новую спячку на тысячу лет. Как и позднее в третью из которой мы и вытащили его.

— А что он пытался дождаться? Ведь если за такой длительный промежуток времени никто не прибыл на планету надеяться на спасение было глупо, — произнес я.

— Он и не рассчитывал на спасение со стороны меклан, он это прекрасно понимал, он ждал когда новый вид разумных прибудут на эту планету. Сам Шаорил считал, что меклане проиграли в войне и были уничтожены, себя он считал последним мекланином.

— Ну тут он скорее всего не ошибся, — произнес я. — Что будем с ним делать?

— А он нам нужен? — спросил Кхоргитар.

— А ведь ты прав, пусть себе продолжает спать, если ученые ордена захотят его разбудить, то пусть будят. — согласился я со своим другом.

— Пока ты укладывал его спать, я прошвырнулся еще раз и смог найти три пустых ящика, — произнес Рырур.

— Ну хоть не с пустыми руками уходим, — довольно произнес я, — Возвращаемся к себе?

— Да, и как мне кажеться следующей целью надо сделать источник под нашим куполом. Купол скорее всего уцелеет, но даже если нет у нас есть новый. Но смотри, судя по схеме если мы уничтожим этот источник, то у нас освобождается от источников целое полушарие, как мне кажется это должно сильно ослабить в этом полушарии излучение недрибо ведь и повторители выйдут из строя. — произнес Рырур.

Следовало над этим вопросом подумать, но прежде нам следовало создать вторую кристальную бомбу и уже тогда решать какой именно источник стоит подрывать.

Вообще история Шаорила сильно меня удивила, чего я только не представлял об этой планете, но оказалось, что это была банально секта которая противилась современным для меклан технологиями. А уж то, что члены секты сделали реверс генетическое преобразование вернув себе смертность и другие болезни было верхом глупости по моему мнению.

Кстати сам Шаорил был также псионом, как и все остальные меклане. Вот только его уровень был низким, если брать классификацию Содружества, то он был примерно начального С ранга и то в основном из-за того, что прожил больше двух сотен лет и с возрастом дар растет. Родился он и вовсе с даром Е ранга.

Сильные же псионы в обществе меклан были очень редкими. Примерно один на полмиллиона разумных был на В ранге, А ранг имел один из ста миллионов. Правда были и более сильные псионы у них, но те вообще были единичными случаями.

С возрастом ситуация немного менялась. Если мекланин доживал до тысячи лет, а таких было немало, то он даже без постоянных тренировок становился В ранговым псионом.

Самый старый мекланин был пятитысячелетним стариком и он был очень сильным псионом. Сам Шаорил никогда не видел его вживую, но когда в детстве мечтал сам быть сильным псионом то много прочитал о нем информации.

Тот как и сам Шаорил был изначально слабым псионом и с возрастом вырос в силе. Слабость псионики была кстати запрограммирована в их генокоде и те кто родились сильными были дефектными.

Сам Шаорил не знал подробностей, но то что он знал говорило о том, что раньше псионов среди меклан было очень мало, но ученые изменили геном всему виду меклан после чего следующее поколение было очень слабыми псионами поголовно.

Каждое последующее поколение должно становиться было становиться сильнее и сильнее, помимо этого с возрастом дар сам продолжал расти. Так планировалось вывести за несколько десятков тысяч лет всю расу на уровень А ранговых и выше псионов.

Но планы не удались, с кем именно началась война Шаорил не знал. Он был обычным рабочим и не интересовался войной. Он слышал, что идет война с цивилизацией роевого типа и вроде как меклане побеждают, но ему на это было плевать.

Возвращение в наш купол прошло буднично, по дороге мы проверили несколько повторителей и в местах где они раньше находились в основном были свежие кратеры.

Но повторители которые находились подальше оказались целыми, хотя вокруг них и были повреждения различного уровня тяжести. Мы даже не покидали Зига и за всем наблюдали через его сенсоры.

Из-за крюка который мы сделали для проверки повторителей дорога заняла почти две недели. За время нашего отсутствия ничего практически не изменилось. Как находился наш купол на дне так и продолжает он там быть.

Разве что на берегу залива поселились горилла подобные дикари почти в сотню голов. Они кстати весьма неплохо плавали, но в сторону нашего купола никто из них не пытался добраться.

Сразу после возвращения Рырур успевший соскучится по работе сразу приступил к созданию кристальной бомбы номер два. В этот раз это даже заняло на несколько часов меньше времени.

После создания бомбы мы сразу вернули оборудование в ящики и на Зиге отправились искать источник. Он оказался тут даже на большей глубине, шесть километров пятьсот тридцать два метра, именно на такой глубине находился верхний угол октаэдра пробой в измерение недрибо.

— Значит все-таки подрываем этот источник? — спросил я на совете который мы собрали когда все было готово.

— Я за этот, — произнес Рырур.

— Я хочу чтобы все это быстрее закончилось, а к ближайшему другому источнику нам едва не месяц пути. Так что я тоже за этот. — произнес Кхоргитар, он довольно сильно переживал по поводу своей дочери, все же семьи врагов народа весьма хреново жили у него на родине.

— Тогда решено, завтра на рассвете подрываем этот источник. — произнес я. — Купол надеюсь устоит, да и глубина залегания пробоя в недрибо тут больше.

— Надеюсь этого подрыва хватит чтобы на этом полушарии отключить влияние излучения недрибо, повторителей тут не будет, а значит перегнать излучение от других источников будет невозможно. — произнес Кхоргитар.

— Вот завтра и посмотрим, — закончил я наш совет который мы проводили в комнате с ускорением в сто раз временем. На всякий случай мы решили не говорить о точных планах снаружи, вдруг автоматика может считать наши мысли, правда это маловероятно так как иначе нас бы уже сейчас пытались бы уничтожать всеми возможными способами.

Утром за пару часов до рассвета мы загрузили все в Зига и отправились устанавливать кристальную бомбу. В этот раз все прошло немного быстрее так как это был не первый раз.

Через два часа мы поднялись на поверхность и Рырур активировал кристальную бомбу. В этот раз землетрясение было более слабым по сравнению с прошлым, можно даже сказать едва заметное на таком расстоянии.

Но восстановившийся канал связи со спутником который был ретранслятором с корветом говорил о том, что у нас все удалось. Помехи хоть и присутствовали, но были гораздо слабее чем после прошлого взрыва.

Первым делом я запросил обновление информации с корабля. Как оказалось сейчас на корвете была ночь и кроме дежурной Зельды все спали. Зельда было хотела сразу начать всех будить, но я остановил ее.

— Думаю теперь у нас связь будет более менее постоянной. Надо провести анализ и выяснить действительно ли тут нет в этом полушарии излучения недрибо. — произнес я.

— Проверим капитан, — ответила Зельда, в ее голосе чувствовалось, что она рада тому что у нас ситуация налаживается. — Я хотела бы сказать тебе спасибо.

— За что? — не понял я.

— Я на втором месяце, — ответила Зельда в ее голосе было море счастья.

— Кто отец? И разве не рано? Вроде бы год должен был пройти, — произнес я вспоминая особенности генной коррекции которую я предложил для нее.

— Шивас, да рано, но я проверила все. Прибывшие врачи через врата также проверили, ребенок будет полноценным и здоровым. — ответила она мне.

— Тогда поздравляю, — произнес я, — Теперь вернемся к делу, попробуйте посадить зонд по моему сигналу, скорее всего его подхватит гравитационный манипулятор, но надо проверить. Если не получится, то у меня есть некоторые схемы мощного антигравитационного поля. Можно попробовать установить их на зонде, хоть оценим примерно мощность тягового луча.

— Сделаю, кстати капитан, — произнесла Зельда. — Вы теперь официально послушник десятого ранга.

— Но ведь я не тяну на него, — не совсем понял я за что меня повысили.

— За заслуги, — ответила Зельда, — Меня выталкивают с пульта связи, я побежала вешать на зонд новые датчики.

— У вас получилось? — спросила у меня Грея.

— Да, но пока не понятно сможете ли нас забрать отсюда. Есть тут установка преобразования планеты, автоматика и без всякого оружия может устроить армагеддон, — ответил я, — Я так скучаю по тебе и Каре.

— Давай это все в сторону, потом когда вытащим вас с планеты. — ответила Грея. — Спутники триангулировали твое местоположение. Сейчас мы сбросим вам груз с оборудованием, нам нужны данные с поверхности.

— А не раздавит? — спросил я у нее.

— Система торможения полностью механическая в виде парашюта и надувных подушках. А по поводу тягового луча, тебя ведь не раздавило. — произнесла Грея.

Через три часа в небе над нами появился огненный шар который быстро приближался к поверхности. На высоте в несколько десятков километров открылся парашют, но долго он не продержался и вскоре был оторван резко ускорившимся падением.

На высоте в десять километров ускорение прекратилось. Связь с посадочным модулем была вполне приемлемая, а потому я активировал на модуле ракетные двигатели.

Через секунд пять модуль почти остановился в воздухе. Это была проверка работы техники и провоцирование автоматики управляющей гравитационным тяговым лучом.

Но модуль никто не тронул, а потому я отключил ракетные двигатели и активировал второй парашют. Уже на высоте сотни метров были активированы надувные подушки для смягчения.

— Модуль прибыл, все системы работают искажения нет, — произнес я Грее.

— Вижу, можешь начинать развертывание, — произнесла она в ответ. — После развертывания с тобой свяжется профессор Нигма.

— Добро, — ответил я и отключился.

— Ну что парни, вот и наша первая посылка. — произнес я.

— До нее еще добраться надо, она судя по траектории попала в ущелье которое появилось после того как утопили наш купол. — произнес Кхоргитар.

— Ничего, доберемся, — произнес я запрыгивая в Зига.

Модуль и вправду упал в ущелье. при падении парашют зацепился за уступы и он завис так и не достигнув дна. Когда мы прибыли я активировал отстрел парашюта и модуль скатился вниз на надувных баллонах которые полностью покрывали его.

Подойдя к переставшему катится модулю я первым делом проколол два баллона со стороны люка. Практически сразу в нейросеть поступил запрос на определение личности стандартными методами. А вот этого я уже не ожидал, но мне все равно бояться было нечего, а потому приложил ладонь к сенсору. И вот тут я удивился, в доступе мне было отказано.

— Грея, тут какой-то сбой мне в доступе отказано, — произнес я вновь активировав канал связи.

— Вижу, а теперь признавайся кто бы ты не был, где мой муж. — произнесла в ярости Грея.

— Стоп, Грея, я чего-то не понимаю, я ведь твой муж, — ответил я до сих пор не понимая, что происходит.

— Ты, еб***я подделка не смей называться Алексом. Клон еб**й, где мой муж? Отвечай иначе я сброшу ядерную бомбу на тебя. — кричала по каналу связи Грея.

— Грея, я это я, меня никто не клонировал. С чего ты взяла это? — крикнул в ответ уже я. Я кажется начинал понимать, что слюна Рырура оказалась не настолько безвредной и что-то сделала с моим геномом.

— Отклонение почти в двадцать процентов. Только попробуй мне еще раз сказать, что ты Алекс, — в голосе Греи я чувствовал и ярость и ненависть к себе.

— Грея, я и есть тот самый Алекс. Я ведь в прошлый раз говорил, что прошел мутации для того чтобы общаться с одним из присутствующих со мной разумным. — крикнул я в ответ.

— Хорошо, допустим это так, — уже спокойным голосом произнесла Грея, — Я попробую поверить тебе, но когда ты поднимешься на борт то пройдешь тщательное ментальное сканирование от меня. Ты согласен или мне скинуть ядерную бомбу на тебя?

— Конечно согласен, — ответил я.

В следующий момент связь отключили с той стороны, а модуль начал развертку самостоятельно выдвинув из скрытых отсеков две турели которые были направлены в мою сторону.

Намек о том, что мне не стоит приближаться к модулю был понятен. Вот уж где я не ожидал проблем так это тут, надеюсь Грея успокоиться и после того как я пройду проверку не будет меня считать клоном.

— Что-то не так? — спросил Кхоргитар увидев турели.

— Да, не прошел генетическую проверку. — ответил я скривившись, — Благодаря Рыруру у меня изменился геном и теперь различие с прошлым двадцать процентов.

— Только этого не хватало, — произнес Кхоргитар.

— Отправляемся к куполу. Нам тут больше делать нечего, меня не допустят к оборудованию. — произнес я.

— Извини, — произнес Рырур, — Но в свое оправдание я хочу сказать, что не знал, что меняю тебя на генном уровне, я тогда вообще не знал что такое ДнК.

— А хрен с этим всем, — произнес я, — Предлагаю отправиться в купол и нажраться браги, я видел у тебя двадцати литровый бочонок в ящике лежит? — обратился я к Кхоргитару. На душе от недоверия любимой было не по себе и я решил нажраться чтобы не думать обо всем этом.

— Есть такое, — усмехнулся Кхоргитар, — Тебе не предлагаю, во первых на тебя одного нужна будет бочка, а во вторых ты еще маленький. — посмотрев на Рырура произнес он.

— Это я то маленький? — наигранно возмутился Рырур и поднял щупальцами вверх Кхоргитара.

— Но ни я же? — ответил не боясь лысый медведь.

— Ладно погнали, — произнес Рырур и поставив Кхоргитара на землю первым запрыгнул в Зига. — Только лечить от похмелья я вас не буду.

— Не боись у меня есть средство, — подмигнул мне Кхоргитар.

— А ту гадость в банке я выбросил, — самодовольно произнес Рырур и лег на пол Зига.

Кхоргитар быстро словно ему придали пинком ускорение оказался внутри Зига и полез проверять свой ящик и судя по гневным взглядам которые он бросал на Рырура то на самом деле выкинул антипохмельное.

Вообще оно надо было только одному Кхоргитару, у меня с этой ролью вполне справлялись наниты в организме. Перепалка между друзьями немного подняли мое настроение и я уже с улыбкой залез в Зига самый последний после чего мы отправились под землю.

Пьянка удалась на славу. Рырур синтезировал какую-то гадость по рецепту отца для самого себя. Нам он запретил к ней даже прикасаться так как могла отправить на тот свет моментально.

А вот сам Рырур просто пьянел от нее. Всего грамм пятьдесят, а он весь вечер был пьяный. Я же с Кхоргитаром приговорили весь его бочонок браги. Двенадцать градусов это не сильно крепко да и организмы у нас гораздо крепче чем у обычного человека.

Так что напились мы в полные дрова. Правда перед тем как мы начали бухать я отключил расщепление ядов в организме нанитами для того чтобы опьянеть. Это привело к тому, что при пробуждении мое состояние было такое словно по мне проехался каток, асфальтоукладчик, а после протащили по дну танкера.

С трудом удалось побороть головную боль чтобы сосредоточиться и включить режим очистки организма в нейросети. Стоило это мне сделать как я вновь отключился и очнулся уже спустя шесть часов весь в рвоте и покрытый слоем слизи которую вывели наниты из организма. Но вот самочувствие было вполне хорошим.

— Ты как? — спросил у меня подошедший бодрый Рырур.

— Хорошо, но помыться мне бы не мешало. — ответил я.

— Это точно, воняет от тебя сильно. — ответил Рырур.

— Как Кхоргитар? — спросил я у него.

— Еще спит, я на всякий случай покапал слюной на его лицо, даже сквозь кожу по крайней мере с головой должно помочь. — произнес Рырур.

— А мне чего не капал? — спросил я у него.

— Так ты сам говорил, что у тебя все под контролем. — ответил Рырур, — Иди уже мойся и присоединяйся к завтраку. Жареная свежатинка ждет нас.

— Смотри не сожри все, — произнес я, — Через пять минут буду.

— Я много приготовил, хватит на двух риртов, а не то что на вас. — ответил Рырур и отправился в сторону жилого дома.

В качестве варианта помывки я решил отправиться в ванну которую построили родители Рырура. Она представляла из себя скорее мини бассейн в котором могло поместиться человек пять, но для риртов это действительно была одиночная ванная.

Они вывели снабдили ванну поглотителем воды из воздуха. Вода собиралась в баках и уже оттуда заливалась в ванную. Но такой метод заполнения был слишком долгий, почти трое суток надо было для наполнения ванны водой из воздуха.

А потому уже после того как купол оказался под водой мы провели трубу от прохода к ванной из пустотелого растения похожего на бамбук. Когда нам нужна была вода, то просто конец высовывался наружу и вода под давлением текла в ванную.

Всего пять минут и две тонны воды уже были внутри. Достав трубу из прохода я вернулся к ванной и погрузился в воду с удовольствием. Вода благодаря кристальным нагревателям уже успела нагреться, а потому не странно, что обещанные пять минут растянулись в полчаса.

— Ты прям как моя мама, — усмехнулся Рырур когда я пришел на завтрак, — Та тоже отцу говорила, что на пять минут, приходило через час два.

— Ну если я уже залез, то почему бы и не насладится полчасика. — ответил я вгрызаясь в мясо. Вообще в том ящике который мы подобрали возле вулкана было много бытового оборудования построенного по кристальной технологии, так что мы сейчас жили в относительном комфорте.

— Давай ешь, что думаешь делать со своей женой? — спросил он у меня. — Я могу попробовать вернуть твое ДнК.

— Не стоит, это будет еще более подозрительно, — произнес я серьезно задумавшись, ведь сейчас Рырур действительно мог выполнить обещенное. Он обладал всем опытом своего отца и потихоньку начал изучать уже кристаллы с памятью матери.

— Ну как хочешь, — произнес Рырур, — Смотри как сегодня у меня получилось, — произнес он отвлекая меня от мыслей. Повернувшись к Рыруру я замер в шоке он завис в воздухе, да в паре сантиметрах от земли, но все равно.

— Как? — только и смог вымолвить я.

— Все тот же телекинез, я попросил Зиг поделится методами которые он использует для телекинеза и постарался адаптировать для себя. — произнес он самодовольно, — Вот результат. Но пока могу только так и не долго, — тут он опустился обратно на землю, — Слишком тяжело, но думаю со временем я смогу летать.

— Вполне вероятно, — согласился я с ним. Рырур однозначно был А ранговым псионом, а вот в начале А ранга или в конце я не мог сказать так как плохо знаком с возможностями псионов высоких рангов. Информации о них весьма мало в открытом доступе. — Какие люди, — воскликнул я увидев приближение Кхоргитара, — И как ты?

— Хреново, — произнес он и приложился к воде, лишь выпив литра два он оторвался от емкости с водой, — А так уже лучше, жить можно. Все больше никогда в жизни не буду бухать.

— Это ты только сейчас так говоришь, — произнес я, — Присоединяйся к завтраку.

— Нет, мне сейчас явно не до еды, может позже, — ответил Кхоргитар. — Что будем делать теперь? Еще одну кристальную бомбу?

— Можно, но смысла нет. Нам надо искать центр управления тяговым лучом и установкой терраформирования. — произнес я.

— Терраформирования? — непонятливо переспросил Кхоргитар.

— У меня так на родине преобразование планеты называется под стандарты родной планеты. Терра это старое название моей планеты. — произнес я.

— Ясно, — произнес Кхоргитар, — Рырур в памяти мекланина не было информации где находятся они?

— Это не один центр, их несколько и они глубоко под землей. Где именно находятся Шаорил не знал так как когда он прибыл на планету они уже были смонтированы и доступа они не имели к ним. Лишь глава секты имел доступ туда. — произнес Рырур.

— Просто так мы будем десятилетиями искать их, — произнес я.

— А если взять геометрический центр планеты? — спросил Кхоргитар. Я посмотрел на Рырура и тот произнес.

— Это конечно возможно, даже у нас риртов есть технологии строительства в ядре планеты. Отец слышал, что в ядре одной планеты разместили исследовательскую лабораторию, но нам туда не добраться. Да и сомневаюсь, что это так.

— Я свяжусь со своими и попробую уговорить их провести сканирование недр планеты. — произнес я.

— Думаешь согласятся? Ты ведь чужак для них теперь, — произнес Кхоргитар.

— А вот не проверю и не узнаю, — ответил я.

— Я бы не рассчитывал на положительный ответ, — произнес мой друг.

— Я наружу попробую связаться с ними. — произнес я.

Как оказалось Кхоргитар был прав, хоть мой вызов они приняли и даже согласились провести сканирование, но делится результатами не будут без разрешения Греи, а та настояла на том, чтобы ограничить мне доступ ко всей информации до того как я пройду проверку у нее в допросном кресле.

Так что не солоно хлебавши я вернулся обратно. В принципе они поступают правильно, есть сомнения в моей идентичности, значит под подозрение до того как сомнения рассеятся.

— Судя по выражению лица все как я и говорил, — произнес Кхоргитар. — И все таки, что нам делать? За последнее время мы все время куда-то спешили, делали и я просто не могу вот так сидеть и ничего не делать.

— Ну я могу приступить к изучению маминых кристаллов углубленно. — произнес Рырур, — не мало времени займет, а вот чем вам занятся даже не знаю.

— Среди оборудования в лаборатории должен быть генный анализатор. Все атки твои родители создавали новые виды. Хочу все таки посмотреть чем я отличаюсь от самого себя. Последние результаты подробного сканирования в медицинской капсуле у меня в нейросети есть.

— Есть, но результаты в привычный тебе формат сам будешь преобразовывать, — произнес Рырур.

— Будет чем заняться, — произнес я, — Надеюсь они справятся быстро и нам долго не придется торчать тут.

— Увидем, — ответил Кхоргитар.

Через неделю мне удалось преобразовать в формат Содружества результаты разбора моего ДнК. Сравнив с прошлым я теперь прекрасно понимал Грею, вероятность того, что это один человек стремится к отрицательным величинам.

Родственник, не качественный клон — да, один и тот же человек — маловероятно. У меня появились непонятные цепочки генов которых не было ранее. Проверил на всякий случай кровь Рырура, и оказался прав эти непонятные цепочки присутствовали и у него в генах. Жаль, что библиотека генов была лишь в кристаллах с памятью да и то не полная. Сам проживать кристалл с нужной информацией я не хотел, а Рырур погрузился в изучение кристаллов матери и ему было не до меня.

— Смотрю ты совсем загруз. — обратился ко мне Кхоргитар. — Давай на поверхность и по спаррингуемся немного.

— Почему не тут? — спросил я у него.

— Надоело тут сидеть, словно в тюрьме какой-то, я ведь без вас даже управлять Зигом не могу. — ответил Кхоргитар, — А вплавь выбираться тоже что-то желания нет.

Часов через пять мы усталые лежали на берегу моря и просто молча наблюдали за звездами. Внезапно одна из звезд начала падать и быстро приближаться в нашу сторону.

То, что это не метеорит падает понять было не сложно. А потому я сразу попытался связаться с кораблем. Но по какой-то причине мне не ответили несмотря на то, что сигнал до спутника точно доходил.

— Тут что-то не то, — произнес я.

— Вижу, — ответил Кхоргитар. — Приземлился недалеко, на Зиге час дороги.

— Вперед, — произнес я.

Через полтора часа мы приблизились к одноразовому десантному модулю. Уже с расстояния в пару километров было видно, что рядом с ним находится один человек который что-то вытаскивал из модуля.

По мере приближения я стал злым, очень злым, поскольку я узнал того кто высадился на планету. Вот и объяснялось почему мне никто не ответил, потому что приказ получили такой от того кто высадился на планету только что.

— Ты тоже хочешь тут застрять на планете дура? — крикнул я выскочив из Зига едва мы вынырнули из под земли.

— Ментальная сфера изменена тоже, — услышал я тихий, практически мертвый голос Греи в ответ, — Если ты действительно Алекс, то заткнись и сядь в это кресло. — только сейчас я заметил, что она на грани нервного срыва, а потому решил следовать ее указаниям, это был быстрейший способ разрешить наши разногласия.

— Хорошо, но потом ты расскажешь, почему ты выбралась сюда. — произнес я зло и сел в кресло в котором я узнал допросное кресло.

Следующие пять часов прошли для меня в постоянной боли источником которой была не только голова, но и мое сознание. Грея хоть и старалась действовать аккуратно, но все равно вмешательство в чужое сознание это не прогулка по парку.

Но пытка вскоре закончилась. Встав из кресла мне даже ругаться на Грею перехотелось настолько измученно она сейчас выглядела. Но радовало хотя бы то, что она убедилась, что я это я.

— Ну что я действительно я? — спросил я у севшей на землю Греи облокотившейся на модуль.

— Да, извини за те мои слова, но ты бы видел изменения в своем геноме. — произнесла она в ответ.

— Уже видел и понимаю, — ответил я, — Вот возьми выпей немного, — поднес я колбу со слюной Рырура к ее рту, — Тебе полегчает.

— Что это? — уже через минуту спросила удивленная Грея, — Нейросеть с ума сходит от показаний.

— Тебе лучше не знать, что это такое, — произнес я.

— Но ментальную боль оно не снимает, ты сам знаешь, что помогает только хороший секс, — произнесла Грея активировав открытие скафандра.

— Намек понял, — усмехнулся я начав раздеваться, — А ты друг иди погуляй часик где-то, — обратился я к Кхоргитару.

Глава 13

После двух часов удовлетворения моей похоти которая накопилась за время пребывания на этой планете мы собрали все оборудование которое разгрузила из десантного модуля Грея обратно в сам модуль.

А уже после этого переместились внутрь Зига. Зиг обхватил модуль телекинезом и таким образом мы отправились обратно к куполу. Наибольшая трудность была в том, чтобы протащить модуль через завалы из поваленных во время землетрясения деревьев.

Но стоило нам добраться до берега и дальнейший путь прошел довольно легко. Модуль был довольно тяжелый, больше десяти тонн весом, воздуха в нем было мало всего около трех кубометров так что под воду он ушел довольно легко, а там придерживая телекинезом модуль доставили к куполу.

Уже рядом с самим куполом модуль до середины вкопали в грунт чтобы он никуда не уплыл из-за довольно сильных приливных течений по утрам. Только после этого мы решили вернуться под купол, но прежде я решил провести один эксперимент.

— Грея, это сооружение древних, — произнес я, — У меня есть идея почему на нас оно реагирует, а потому прошу тебя первой подойти к куполу.

— Ты писал в отчете, что реагирует на гены древних которые мы внедрили себе. Я так же прошла генную коррекцию и ты хочешь убедиться будет ли на меня реагировать их техника. — сразу поняла Грея.

— Верно, хоть схожесть с мекланскими генами у нас не сильно высока, но кем-то вроде сильно мутировавших потомков нас системы меклан считают. — произнес я.

— Самой интересно, — произнесла она, — А если я пойду в закрытом скафандре?

— Вот и проверим каким образом купол считывает геном, контактным или дистанционным. — произнес я.

— Я пошла, — произнесла Грея и вышла через люк Зига параллельно активировав энергетический щит.

— Дистанционный и на щит ему плевать, — сделал я вывод увидев как в куполе открылся проход при приближении Греи.

— Это и следовало ожидать, — произнес Кхоргитар, — я не заметил никаких устройств которые брали у тебя или Рырура на анализ части тела.

— Ладно, идем, — произнес я и вышел следом из Зига. Внезапно я услышал по связи крик Греи. Я сразу ускорился и забежал внутрь и увидел перед собой не самую приятную картину. Грея лежала на земле, а над ней стоял Рырур растянув в стороны руки и ноги моей жены своим щупальцами даже не обратив внимание на энергетический щит.

— Это кто? — спросил у меня хмуро Рырур.

— Отпусти ее, она моя жена, я тебе о ней рассказывал, — произнес я.

— Вот значит почему я не смог сходу прочитать ее мысли, — произнес он и отпустил Грею игнорируя ее присутствие.

— Алекс, это он? — спросила с небольшим страхом Грея когда встала на ноги. Было понятно, что она испугалась Рырура.

— Да, дорогая, познакомься с нашим приемным сыночком, — произнес я в ответ.

— Сыночком? — удивленно воскликнула Грея после чего посмотрела на меня так словно я сошел с ума.

— Да, мама, — произнес ехидным голосом в ее голове Рырур паралельно транслируя и нам свои слова.

— Он, он у меня в голове, — произнесла Грея, — Но я ведь не вижу нарушения ментальной защиты? Как он это делает? — обратилась она ко мне.

— А мне откуда знать, — ответил я, — Я не псион как вы оба, так что спрашивай у него. И да я ведь говорил тебе, что он А ранговый псион.

— Я думала, ты преувеличиваешь, — произнесла задумавшись Грея.

— Как бы я не преуменьшал, — ответил я своей жене. — Ладно, все разговоры на потом, а пока я накормлю тебя экзотикой, а перед обедом небольшая экскурсия.

— Алекс, мне кажется я ничего не понимаю, — произнесла Грея.

После проведения экскурсии и обеда я заперся с Греей в комнате с ускорением времени после чего приступил к серьезному разговору. Во первых я хотел выяснить почему Грея спустилась на поверхность планеты.

Стоило нам остаться наедине как Грея расплакалась и вскоре я услышал ее рассказ. Как оказалось Грея не могла оставаться наверху не зная я ли Алекс, или я подделка. Этот вопрос ее буквально разъедал изнутри, а потому уже на второй день после того как она узнала о том, что у меня изменен геном она начала готовиться к спуску.

Ее все пытались отговорить от этого безумного поступка, но это было бесполезно. Кара даже решила зайти с козырей и связалась со Скортом, но тот поговорив вначале со своей дочерью, а потом с профессором Нигмой ей дал добро на эту авантюру.

Результат я видел своими глазами. Грея сегодня десантировалась на поверхность. Риск оказался не столь уж и большой как я думал в начале. Как оказалось разрушение трех источников дестабилизировало большую часть повторителей по всей планете и сейчас излучение недрибо действует в радиусе пары сотен километров вокруг оставшихся источников.

В остальных местах техника работает вполне нормально, да увеличивается износ, вряд ли техника проработает и половину положенного времени. Но это не важно, она работала, а значит можно было работать над нашим вызволением.

Над программной защитой оборудования работали лучшие компьютерщики ордена и теперь можно было не опасаться перехвата управления техники. Оставалась только одна проблема, а именно мощный гравитационный тяговый луч.

Но и тут было все не столь уж и бесперспективно как считали ранее. Зельда смогла создать модель челнока с мощными полями антигравитации который должен будет преодолевать воздействие гравитационного тягового луча.

Для его создания требовались довольно редкие материалы и их получить можно было только благодаря синтезатору Древних в короткое время. Чем собственно говоря Зельда и занялась отправившись на очередном курьерском корабле к нашему рейдеру который до сих пор висел рядом со звездными вратами и играл сейчас роль космической станции.

— Вот поэтому я и рискнула отправиться сюда. Даже если Зельде придется заново переделывать проект, то все равно максимум через пару недель у них должно получиться. И тут ты уж извини на столь активную работу влияет не столько твое спасение сколько интерес к планете от ученых. — произнесла Грея.

— Да я в принципе это прекрасно понимаю, ведь я просто один из членов ордена пусть и приближенный к верхушке, — произнес я, — Лучше расскажи, что там твориться в большом мире?

— Война закончилась уже через год после нашего отлета и совсем не так как мы считали. Я не вчитывалась в документы так как ты пропал и я больше думала о твоем спасении, так что подробностей не знаю, но Аграфы объединились с технократией Лирм, обоими империями нашего субсектора и вломили сначала экспедиционным флотам центральных миров, а потом и самим центральным мирам. Сейчас идет перераспределение власти так как большую финансовых потоков благодаря которым и жили Центральные миры удалось перехватить участникам. — произнесла Грея.

— Честно, я не ожидал такого окончания войны, ведь когда мы улетали явным победителем считались Центральные миры..- произнес я задумавшись о том, что рассказала мне Грея. — А с орденом все нормально?

— Мы участвовали в штурме и нашим удалось захватить три верфи производящие легкие корабли девятого-десятого поколения. Сейчас они находятся в подконтрольных ордену системах и готовятся к запуску. Монтаж верфей занял очень много времени, но теперь согласно расчетам финансистов орден может получать от трех до десяти миллиардов кредитов в год чистой прибыли. Так что дела у ордена идут неплохо. Но это не главное, десять разведчиков было отправлены в дальний космос в поисках пригодных планет для жизни. Пока удалось обнаружить одну в двадцати тысячах световых лет от границы Содружества. Туда уже отправили корабль с вратами, расстояние гарантирует невозможность внезапной атаки. Да и в целом маловероятно, что кто-то рискнет отправлять значительные силы на столь далекую звездную систему.

— Это замечательно, — произнес я. Своя планета не обремененная жителями аборигенами это было прекрасно. Пусть даже сейчас в ордене официально числится немногим больше пятидесяти тысяч человек, этого вполне хватит для начала.

Еще около трех часов мы потратили просто на то чтобы обсудить новости которые с собой принесла Грея. Снаружи за это время прошло немногим больше пяти минут.

Вообще в комнату мы уединились не ради ускорения времени, а для того чтобы побыть наедине и где никто не смог нам помешать. Все-таки в доме в котором мы живем нет даже дверей.

— И что теперь будешь делать тут? — спросил я у своей жены.

— Ознакомиться с нашим сыном. Сына, ты ведь не откажешься пообщаться со своей мамочкой и поделиться техниками псионов? — обратилась Грея с многообещающей улыбкой к Рыруру когда тот к нам подошел.

— Ей точно можно доверять? — спросил у меня Рырур.

— Да, я ей верю как себе, — ответил я.

— Тогда хорошо, я согласен мамочка, ты мне как раз поможешь отработать ментальную защиту, а то я даже не знаю насколько она хороша. — произнес ехидно Рырур и подхватил Грею снявшую скафандр еще в самом начале своими щупальцами. — Орать не нужно, у меня нежные уши, — произнес он в ответ на крик Греи.

— Не переживай, любимая, Рырур ничего не сделает плохого, — произнес я, — А нам надо подготовиться к тому, что скоро нас могут уже забрать с планеты.

Оставив Рырура и Грею ближе знакомиться между собой я вместе с Кхоргитаром направились в лес для того чтобы добыть побольше лечебных жуков которых мы хотим прихватить для нормальных исследований в космосе.

Но прежде чем отправиться туда следовало переодеться. Грея прихватила с собой мой скафандр, а для Кхоргитара успели сделать скафандр по меркам которые я отправил с самого начала.

— Ну и как тебе скафандр? — спросил я у своего друга.

— Легкий, почти ничего не весит, — произнес Кхоргитар, — Если бы еще и управление было на моем языке, а то интергалакт хоть и знаю прилично, но все равно было бы приятней на моем языке.

— Составляй программу и переводи. Адаптер к твоему биокомпу есть, так что вперед. — ответил я.

— Отправляемся без Зига? — спросил Кхоргитар у меня.

— Пока мы в скафандрах, он нам для короткой вылазки не нужен, — произнес я и первым выпрыгнул через щит купола под воду, сразу за мной вышел из купола и Кхоргитар. — Ты не представляешь какой это кайф вновь чувствовать себя защищенным.

— Хватит болтать. Поплыли, Рырур когда в прошлый раз на охоту бегал говорил, что тут всего в пятнадцати киломтерах находится целая роща с необходимыми нам деревьями.

Скафандр хоть и не предназначен для подводного перемещения, но воду держит хорошо. Правда с о быстром перемещении можно было забыть, все таки движки в ступнях не предназначены для воды, да работать будут, но не слишком эффективно.

Но был и другой вариант движения под водой, для этого я из своего браслета сделал водометный двигатель после чего попросил Кхоргитара держаться за мои ноги. Конечно двадцать километров под водой это немного, но уже через шесть минут мы выходили на берег.

— Чтобы я еще раз согласился на это. Меня болтало так словно я на неисправном модуле через плотные слои атмосферы падаю, — произнес Кхоргитар едва мы вышли из воды.

— А что был подобный опыт? — спросил я у него.

— Был, я тогда в плен попал так как переломало кости все и я пошевелиться не мог. Благо меня выкупили всего через пару недель. — ответил Кхоргитар, — Алекс, сзади, — крикнул Кхоргитар.

Обернувшись я увидел, что на меня выпрыгнула змея. Вот только это была обычная змея, а потому я просто перехватил ее рукой в перчатке возле головы. Не успел я толком рассмотреть змею как вокруг начали появляться новые.

Всего нейросеть зафиксировала сто двадцать шесть источников движения. Рассчитав максимально оптимальный алгоритм тактический модуль скафандра передал мне его.

Через полторы минуты все звери были мертвыми. А плечевые плазмометы у меня и Кхоргитара были несколько перегреты. Но ничего уже через пару десятков секунд из них можно будет стрелять вновь.

Внимательно осмотрев все вокруг при помощи сенсоров скафандра я и Кхоргитар отошли от трупов различных ползучих тварей в сторону. Стоять на рядом с положенными трупами удовольствия было мало.

— Очухалась тварь видимо, вновь на нас посылает тварей. — произнес Кхоргитар.

— Слабо как-то в этот раз, — ответил я.

— Так может системы были повреждены взрывом двух источников? — неуверенно предположил Кхоргитар.

— Все может быть, но надо быть внимательней, — произнес я. — Отправляемся к нашей цели.

— Тут кстати есть трупы змеи печень которых служит универсальным противоядием. Думаю стоит прихватить с собой и посмотреть благодаря чему это происходит. — предложил мой друг.

— Можно и прихватить. — ответил я направляясь к указанным им трупам.

Через пятнадцать минут мы отправились в дальнейший путь, к этому времени местные животные уже начали стягиваться к месту бойни чтобы перекусить змеями и другими гадами.

Что интересно животные явно были не под контролем. Это могло означать, что либо та система которая занимается охраной планеты сейчас уже ослабла вместе с излучением недрибо либо она и вовсе могла контролировать только отдельные виды животных.

Вырезав полезные части тел из напавших зверей мы отправились в дальнейший путь. Бегать в скафандрах благодаря синтетическим мышцам было намного легче, да и скорость была под полсотни километров в час без особо большой нагрузки на системы скафандра.

Все таки я соскучился по нормальным современным технологиями за время моего вынужденного робинзонства. Всего за двадцать минут мы смогли достигнуть целой рощи из черных деревьев в которых предпочитали селиться лечебные жуки. Десятки дыр и пульсирующие оранжевые полусферы в местах где они вскоре появятся говорили о том, что жуки тут живут.

Собрав по быстрому дрова я с Кхоргитаром разожгли большой костер. Через час когда он перегорел мы направились к дереву на которое все это время был направлен ветер.

С первого дерева нам удалось добыть два десятка жуков. Нам еще трижды пришлось повторять действия чтобы набрать сотню, только после этого мы отправились обратно к куполу.

И на обратно пути на нас напали, это были незнакомые мне и Кхоргитару звери на которых было очень сложно сконцентрировать взгляд, если бы не камеры скафандра за ними уследить было бы и вовсе невозможно.

Звери были размером с земную лошадь, да и внешне были похожи, только вот в пасти был настоящий частокол клыков, а на спине были кожистые крылья. Сама лошадь была наркомански синей расцветки.

Когти на лапах заменяли копыта и этими когтями они умело орудовали. Самое необычное в этих лошадях было то, что на поверхности их когтей была какая-то кислота которая разъедала все к чему те прикасались.

К счастью нападение десятка лошадей атаковавших нас с неба не было внезапностью. Сенсоры скафандра еще на подлете зафиксировали тварей стремящихся к нам. Так что стоило им приблизиться на расстояние выстрела как я и Кхоргитар открыли по ним огонь.

Плазменный шар при соприкосновении с их кожей оставлял слабые ожоги, но взрывная волна отбросила лошадей в сторону. заметив, что плазма наносит слабые повреждения мы перешли на более мощное оружие в виде разрывных игл вместе агрессивными нанитами для органики.

Это была разработка Хэнка, он решил использовать эффект нанитных гранат и в игольниках. Первый же выстрел лишил кожи и части плоти под ней лошадь. Та взревела как бешенная и попыталась сбежать, но выстрел Кхоргитара прямо в глаз поставил точку в ее жизни.

С остальными мы разобрались довольно быстро и двадцати минут не прошло как все лошади лежали перед нами сдохшие. Я при помощи плазмомета и взрывной волны которая образуется после разрушения сдерживающего поля при каждом выстреле не давал возможности лошадям подняться в воздух, а Кхоргитар тем временем из игольника уничтожил им всем головы.

Но на этом наше противостояние не закончилось. На нас пытались навалиться насекомые, но благодаря энергетическому щиту они не смогли до нас добраться хоть и старались облепить нас с ног и до головы.

— А мне нравиться скафандр, он гораздо лучше того который был у меня, — произнес Кхоргитар.

— Еще бы, Содружество все-таки превосходит твою цивилизацию в развитии. — произнес я немного самодовольно.

— Заткнись, самодовольная сволочь, — шутливо ругнулся он, — Что будем делать?

— В воде нас насекомые не тронут, — произнес я, — но там могут нас поджидать другие твари.

— Не знаю, мне кажется каждая атака становиться все слабее и слабее. Вспомни как нас атаковала целая армия.

— Это да, но не думаю, что у нашего врага не найдется тварей способных нас проглотить целиком. Но насчет этого думаю мы сможем узнать заранее. — произнес я и связался с кораблем профессора Нигмы через спутники ретрансляторы.

— Наконец-то вы связались со мной, Алекс, — услышал я голос профессора, — Нам столько стоит обсудить и составить план экспериментов пока вы находитесь внизу.

— Эм, профессор, у меня к вам есть просьба. Вы можете отслеживать крупных животных со спутников? — спросил я у него.

— Смотря насколько крупных и где. Эти гигантские деревья поглощают большую часть наших сканирующих импульсов так что в лесах что-то меньше сотни метров я вряд-ли смогу отследить.

— Думаю отслеживание в лесу нам и не надо, вы можете контролировать район этого залива и если нечто большое будет двигаться в направлении этих координат сообщить сразу нам. — попросил я у Нигмы.

— Это не проблема. — произнес он. — Сейчас в радиусе пяти десятков километров от координат которые ты выдал нет морских существ больше десяти метров.

— Ну и прекрасно, — ответил я собираясь отключиться, но где там, профессор задержал меня и следующие полтора часа прошли в составлении графика проведения экспериментов. Всего у научников накопилось больше тысячи идей которые необходимо было проверить.

— Я так понял, мы можем не спешить домой? — спросил у меня Кхоргитар когда я наконец-то отключился от связи.

— Я уже закончил, — ответил я и посмотрел на трех химер. — Значит на нас напали еще.

— Да, но это были единичные твари без группы поддержки да и действовали они как тупые марионетки без капли инициативы. — ответил Кхоргитар. — Похоже чтобы там не было, но оно пострадало после разрушения источников. Разве что те синие твари были бы опасны нам без скафандра.

— Вполне вероятно, — ответил я. — Тварей крупных в воде нет, можем отправлятся домой.

— Дом, — задумчиво протянул мой друг, — Эх как бы я хотел оказаться на Хидрагаре сейчас. Возле моего дома протекает река горная и несет в себе воду с ледников. Круглый год ледяная вода, но зато на вкус она самое вкусное что я когда либо пробовал.

— Ничего друг, если все пойдет как планируется то уже через месяц полтора мы сможем отправиться к тебе. — произнес я.

— Давай не будем гадать раньше времени. Тут на планете я привык к тому, что стоит только начать строить планы на будущее как происходит какая-то ерунда от чего все идет наперекосяк. — произнес Кхоргитар.

— А может мне попросить отправить за твоей дочерью моих людей? — спросил я у него. Уж это я мог приказать своим людям сделать без проблем.

— Не стоит, лучше подождать и вместе отправиться. — произнес Кхоргитар.

После этого мы взяли для анализа части органов напавших на нас тварей и отправились к куполу. В этот раз Кхоргитар предпочел пройтись по дну, а не плыть следом за мной держась за мои ноги.

Из-за этого два километра до купола под водой превратились в полтора часа пути. Все же под водой ходить было очень и очень неудобно. Стоило нам войти в купол как тут же появилась Грея.

— Ты просто не представляешь чего достигла в псионике цивилизация риртов, — воскликнула вместо приветствия Грея с горящими от восторга глазами.

— Чего же не представляю, вполне себе представляю Рырур делился некоторыми воспоминаниями отца о его тренировка и демонстративных выступлений сильнейших псионов риртов.

— Мы обязаны наладить с риртами контакт. Для нас это будет очень полезно. — произнесла Грея.

— А у нас есть что им предложить? — спросил я у Греи. Та сразу смутилась, осознав, что нам-то им предложить и нечего толком. — Звездные врата не в счет и мы их точно никому предлагать не будем, это наш эксклюзив.

— Думаю, думаю Стадот придумает что им предложить, — произнесла Грея.

— У нас и так есть доступ к технологиям риртов. Я ведь писал в отчете, что родители нашего приемного сына собирались покинуть эту планету и для этого они разработали план как построить космический корабль всего в два рирта с нуля. А ведь для космических кораблей используются практически все технологии которые есть у цивилизации. Плюс у нас есть кристальные технологии, ты кстати разобралась что они из себя представляют? — произнес я.

— Много непонятного, но это перспективное направление. Та же кристальная бомба практически из говна и палок обладает разрушительностью термоядерного заряда. — произнесла Грея.

— Вот именно это очень перспективное направление, а в Доминионе Риртов его признали неперспективным, лишь энтузиасты им пользуются. Но должен признать, что без вклада родителей Рырура кристальная технология и вправду не впечатляет. Так что мне кажеться не стоит спешить налаживать контакты с риртами, они могут быть опасны для нас.

— Думаю ты прав, — произнесла Грея, — Просто я на волне восторга который я получила после ознакомления с техниками псионов риртов перестала думать.

— Главное вовремя опомнилась, — произнес я. — А теперь давай перекусим и посмотрим есть что-то полезное в потрохах животных которые на нас напали сегодня.

— Напали? — переспросила Грея.

— Да, мы были атакованы несколькими группами животных. Ничего опасного для нас в скафандрах. — ответил я и Грея сразу успокоилась.

Следующие три дня прошли под знаменем науки. Я с Греей развернули портативную лабораторию которую она привезла в десантном модуле. Кхоргитар нам помогал и улучшал свое знания интергалакта, как устного так и письменного.

Самым интересным по нашему мнению оказался один орган из синих лошадей. При прохождении слабых электрических импульсов вокруг него создавалось поле отвода глаз. Грея как псион могла его игнорировать, а вот мне и Кхоргитару было сложно делать, особенно Кхоргитару.

На четвертый день с нами связался профессор Нигма и сообщил, что ему удалось зафиксировать энергетическую активность на глубине двух тысяч ста сорока трех километров.

Также при прохождении нейтрино они отклонялись, что говорит либо о очень большой массе объекта, либо о высокой плотности, либо о мощных установках генерации.

— У нас есть два варианта, — произнес я собрав всех вечером для совещания. — Мы можем просто подождать пока Зельда не закончит сборку челнока, для этого ей надо минимум десять дней.

— Какой второй вариант? — спросил Рырур, ему поднадоело изучать кристаллы с памятью матери и последних два дня он проводил в вылазках на поверхность пытаясь расслабиться во время охоты.

— Мы можем отправиться к точке в которой профессор обнаружил энергетическую активность. И если это действительно то что мы с ним думаем у нас будет шанс уничтожить гравитационный тяговой луч по крайней мере в этом полушарии. — произнес я.

— Мне надоело тут сидеть, — произнес Рырур.

— Я за то чтобы отправиться и посмотреть что там к чему. — произнесла Грея.

— Я тоже за это, — произнес Кхоргитар.

— Хорошо, но нам надо подготовиться, — произнес я, — Если прокладывать путь напрямую от нашего купола, то расстояние увеличивается до трех тысяч километров. Это расстояние нам за один день не пройти, нам понадобиться подзаправка Зига, но органики на таких глубинах нет.

— Хочешь оборудовать промежуточные остановки и спрятать там запасы? — спросил у меня Кхоргитар.

— Верно, — ответил я.

— Тогда надо начинать работу. — произнесла Грея.

— Раз все единогласно согласны, то Рырур начни создание новой кристальной бомбы, пока что это единственное оружие которое гарантированно уничтожает постройки меклан.

— Сделаю, но мне нужен новый модулятор это еще часов пять работы. — произнес Рырур вставая со своей лежанки.

Уже через час я вместе с Грее на Зиге направились в сторону источника энергетической активности который обнаружил профессор Нигма. Через пять часов мы сделали остановку и при помощи телекинеза создали нечто похожее на пещеру в которую перегрузили три четверти содержимого бака Зига.

Тут температура уже была несколько сотен градусов как и увеличенная сила гравитации. Если не активный биоантигравитатор Зига то без защиты находится тут было бы уже слишком опасно.

К сожалению на большей глубине сделать промежуточную остановку сделать уже будет нельзя так как дальше начинается астеносфера, а она была частично жидкой.

Помимо этого температура верхнего слоя астеносферы была уже около тысячи двухсот градусов. Так что без защиты там делать нечего. А сделать защищенный контейнер достаточной для запасов концентратов нам было не из чего.

— Знаешь как-то совсем из головы вылетело, что на глубине нет твердого грунта. — покаялся я когда после создания первой промежуточной остановки мы двинулись глубже.

— Как и у меня. — ответила Грея. — Так мы точно не доберемся к источнику энергетической активности.

— Ну раз мы не можем сделать промежуточные остановки с запасами концентрата, нам придется взять с собой все необходимое. — произнес я.

— И как ты себе это представляешь? — со скепсисом спросила у меня Грея.

— А ты вспомни мои отчеты, — произнес я усмехнувшись, — У нас есть ящики у увеличенным внутренним объемом.

— Это интересно. Дядя показывал мне перед отлетом коробку с большим объемом внутри. — произнесла Грея.

После этого мы вернулись обратно на поверхность приступили к созданию нового питательного концентрата который использовал Зиг для своего питания. В качестве контейнера для концентрата мы решили использовать ящики которые были внутри больше чем снаружи.

Всего у нас было шесть ящиков. Их необходимо было установить внутри топливного бункера Зига чтобы ему не было необходимости переходить из фазового сдвига для дозаправки.

Рырур был сильно недоволен тем что ему пришлось полностью разгрузить ящик родителей, но он прекрасно понимал, что если мы не хотим просто сидеть и ждать когда за нами спустятся то необходимо пожертвовать ящик.

После того как мне удалось закрепить все шесть ящиков внутри топливного бункера Зига мы приступили к процессу заполнения Зига органикой. Переработка полного букера занимала около получаса времени, после этого концентрат телекинезом перегружался внутрь ящика и начинался новый круг загрузки.

Всего нам пришлось загрузить сто пятьдесят раз Зига. Но зато после этого у нас был как минимум двухнедельный запас хода. Значит на мне придется все время думать о том, что не хватит топлива.

Заправка длилась почти четыре дня. За это время Рырур помимо кристальной бомбы спроектировал и создал рекомбинатор фазы. Другими словами это было пять кристаллов которые создавали пространство около одного кубического метра в котором можно было объект перевести из фазового сдвига в реальное пространство без потребности самому Зигу становиться реальным.

— Ну что отправляемся? — спросил я у всех после того как мы загрузились в кабину Зига.

— Да, вперед, — ответила Грея. Она радовалась возможности приключений, а то почти четыре с половиной года спокойствия на корабле ей уже в печенках сидят.

— Посмотрим, что там к чему, — произнес более спокойно Кхоргитар.

В пещере созданной нами для дозаправки мы все же остановились и загрузили уже успевшие потратить концентраты. А вот дальнейший путь шел без остановок.

Четыреста сорок километров в сутки, вскоре после первой остановки мы оказались настолько глубоко, что стоит выйти в реальное пространство и Зиг умрет просто от давления и температуры.

Немного меньше чем через семь суток большую часть которых мы двигались через магму мы добрались к точке о которой говорил профессор Нигма. Сенсоры Зига сразу обнаружили аномалию.

Тут среди раскаленных расплавов был твердый сферический объект больше ста метров в диаметре. Самое интересное было в том, что стоило нам приблизится метров на двадцать до этого не подающий признаки объект активировался.

От него в нашу сторону ударил сканирующий луч. Несмотря на то, что мы находились в состоянии фазового сдвига объект смог нас обнаружить. Сразу после этого магма разошлась в стороны вокруг нас и объекта и вместо того чтобы упасть ниже мы были подхвачены гравитационным лучем и подтянуты ближе.

Когда мы были в метре от объекта на нем засветился проем как раз по форме Зига через который мы и прошли внутрь. Практически сразу Зиг сообщил о нормальной силе тяжести и пригодной для дыхания атмосфере.

— Как мне кажеться нас приглашают покинуть транспорт, — произнес Кхоргитар указывая на прилетевшую к нам борту Зига платформу. Вообще ангар в котором мы оказались был огромным, он был значительно больше всего размера объекта который мы видели снаружи.

— Думаю будет не вежливо проигнорировать приглашение, — произнес я. — Но всем идти не стоит, пойдут Рырур и я.

— Почему не я? — возмутилась Грея.

— Я на планете больше провел времени и разбираюсь во всем этом лучше. — коротко ответил я. На самом деле я не хотел рисковать Греей. — Зиг переводи нас в реальное пространство.

— Сделал, — услышал я ответ нашего транспорта после чего перед нами открылся люк.

— Зиг, если мы не вернемся через два часа ты знаешь что делать, — мысленно подумал я и Зиг также мысленно ответил мне. В случае если мы не вернемся он отправиться на поверхность прорываясь через все. Запасов топлива должно хватить на прорыв через стену объекта. Грее об этом знать не стоило.

— Твои ставки, нас будут убивать или хотят поговорить? — спросил Рырур когда мы покинули борт Зига.

— Сам понимаешь, хотели бы нас убить убили бы еще снаружи. — произнес я. — Кстати ты не заметил странность одну. Мы не собирались рисковать до того как нас заберут с планеты, а тут стоило услышать и мы сразу поперлись сюда. Как-то это подозрительно, причем только сейчас я об этом задумался.

— Я тоже, и это мне не нравиться. Я сейчас проверяю свою ментальную защиту. — ответил Рырур нервно размахивая своими щупальцами.

— Рирт, можешь не проверять, ты не найдешь следов проникновения. — произнес голос из ниоткуда. Мы сразу встрепенулись и начали искать источник.

— Ты кто? Покажись, — произнес я на мекланском.

— Меня вы можете знать как Щирула Святейшего, — услышали мы в голове и перед нами появилась голограмма мекланина в странной балахоноподобной одежде.

— А это случайно не тот главный сектант? — спросил у меня Рырур.

— Да, рирт, я тот самый глава секты, — произнесла голограма.

— Щирул, так что ты говорил, что мы не найдем следов проникновения? — спросил я у него.

— Вот как раз ты в своем разуме и мог бы найти следы, но ты слишком слабый псион для этого, можешь не пытаться. А у риртов есть специальный управляющий канал о котором они не знают. Не думали ведь, что мы создадим таких опасных существ без способа контроля? — спросил он у нас. — Я не видел риртов раньше, хотя и участвовал в вашем создании косвенно, именно моей разработки биосинтезатор у них, — произнес он гордо, — Красавцы получились, да не зря мы столько ресурсов вложили в вас. Если бы еще не скорость вашего взросления мы бы точно победили. Жаль, что темпоральные искажения сопровождаемые тахионным излучением вредно для вас, только нормальный поток времени иначе получались слабаки какие-то. — произнес Щирул с восхищением осматривая Рырура. Тот же узнав о контроле готов был взорваться и лишь понимание того, что он против голограммы ничего не сделает сдерживало его.

— Псион? — удивленно спросил я. Я ведь не был псионом, так что слова Щирула удивили меня.

— Да, слабый, ваше примитивное оборудование едва сможет обнаружить это, но если использовать вашу терминологию, то ты псион G6. И в этом также виновато наше создание. Мутация которую ты прошел подстегнула развитие псионики в твоем теле для того чтобы обеспечить более простое общение. — пояснил Щурил.

— Для чего мы тут? — спросил я у него решив вопросы про свою псионность не задавать в ближайшее время.

— Поговорить, вы и так уже сломали часть защиты планеты. — произнес Щирул, — Я ведь пытался вам намекнуть не стоит пытаться выбираться с планеты, не стоит ломать источник, но нет вы все равно это сделали. — недовольно произнес он.

— Так это ты на нас нападал? — с яростью спросил я у него.

— Я, а что мне оставалось делать? Его родители начали слом защитной системы хранилища, уже после первого уничтоженного пробоя большая часть систем контроля вышли из под контроля. — произнес Щирул, — Я не ожидал, что используя примитивные технологии можно будет уничтожить пробой в недрибо. Но они отличились, а следом и вы. Теперь пытаться сохранить это место бесполезно, даже если вы не продолжите ничего взрывать через десять местных больших планета будет уничтожена, система тектонического контроля едва работает и ремонт в текущих условиях невозможен. Именно поэтому я и вызвал вас для разговора туда куда точно не смогут вмешаться ваши друзья с поверхности.

— Так ради чего ты внушил нам прибыть сюда? Ты ведь понимаешь, что мы мягко говоря тебя не любим после всего того, что с нами произошло. — спросил я у него.

— Прекрасно понимаю, — произнес Щирул, — Думаю мне надо немного рассказать о том чем является эта планета на самом деле.

— Было бы неплохо, а то единственное что мы знаем так это существование секты. — произнес я.

— Секта существовала на самом деле. Это какими надо быть идиотами чтобы согласиться на лишением бессмертия и доступа к технологиям, но они действительно были добровольцами и действительно считали, что бессмертие и технологии вредят, — с презрением произнес мекланин. — Но она была маскировкой, никто не должен был знать, что тут находится на самом деле.

— А как же статус главы секты? — спросил я с сарказмом понимая, что этот Щирул сам сектантом не был.

— Так надо было кого-то разумного над ними поставить, вот командование меня и назначило. Но это история не сегодняшнего дня, война с архами была слишком тяжелой для нас. Из археологических раскопок мы знали, что раз в несколько десятков тысяч лет через местный рукав галактики проходит напасть в виде биологической цивилизации представляющей из себя разумных насекомоподоных существ. Вначале мы считали, что справимся, но уж после первых двух десятилетий войны мы осознали, что хоть мы более технологичны, у нас более сильное оружие мы все равно проиграем. На один наш уничтоженный корабль приходилось до нескольких десятков ульев, но нам противостояли сотни, тысячи, десятки тысяч. Вот тогда и были созданы несколько планов для спасения цивилизации. Этот план был создан самой консервативной частью нашего населения. Разместить в скрутках пространства население в стазисных капсулах. Меня назначили главой этого проекта. — произнес Щирул.

— Хочешь сказать, что тут спрятано население мекланской цивилизации? — спросил я у него.

— Часть, только часть. — улыбнулся мекланин, — Тут находится два миллиарда меклан в стазисе, — через миг вокруг нас изменилось изображение и перед нами оказался огромный коридор конца которого не было видно, он терялся на горизонте. Слева и справ от нас возвышались тысячи прозрачных капсул внутри которых виднелись тела. — Лучшие из лучших, ученые, инженеры, техники, псионы, представители искусств.

— Тогда я кое-чего не понимаю, почему после окончания войны не начали восстановление цивилизации? — спросил я у него.

— Мы создали расу которая должна была подготовить планету к нашему возвращению, чтобы нам не пришлось самим все делать. Но вмешался случай и раса оказалась со слишком низким интеллектом. Используя возможности излучателей недрибо я ускорил развитие представителей расы. Через десять тысяч лет эту планету должны были населять высокоразвитая раса тех кого вы называли гориллами с несколькими десятками колоний. — произнес Щирул, — Но продолжать этот план у нас уже нет возможности, и теперь собственно то ради чего я вас позвал. Мне нужен тот двухкилометровый корабль который вы используете как космическую станцию и еще минимум десять кораблей не меньшего размера.

— Вы хотите покинуть систему? Но корабль старый, да и не вместит в себя столько народу. Даже десять кораблей не вместит столько. — ответил я вспомнив спецификацию тяжелого крейсера второго поколения.

— Это не ваша проблема. Взамен я оставлю все работающее оборудование на планете с частью знаний нашей цивилизации. — произнес Щирул.

— Почему сразу нельзя было договориться об этом? — спросил я у него.

— Потому, что он слишком молод и воинственен, — произнес новый голос. — Ну хоть хватило разума разбудить нас для решения проблемы с вами. — появившаяся голограмма изображала мекланина с белыми отростками вместо коричневых у Щирула, — Этот сектор космоса уже занят и нам проще будет восстанавливать цивилизацию вдалеке. И так, наше предложение такое, вы предоставляете нам корабли, мы вам оставляем эту планету со всем, что на ней есть.

— Я не могу принимать такое решение, — произнес я, — Мне надо обговорить все со своим начальством.

— Пусть будет так, — произнес мекланин. — Щирул снимет все блокировки с планеты и не будет вам мешать, все равно вы и так почти это сделали самостоятельно. Через один большой местный цикл мы хотим получить ответ. А теперь, вам пора. — произнес мекланин и вокруг нас появился свет, когда свет исчез мы оказались внутри нашего купола вместе с остальными.

— Что произошло? Вы только вышли из Зига, встали на платформу и мы оказались уже тут? — спросила Грея у меня.

— С нами пообщались настоящие хозяева планеты. Грея, идем наружу вызывать транспорт за нами. — произнес я.

— Что ты имеешь ввиду? — спросила Грея.

— То и имею, нам больше ничего на планете не угрожает, — произнес я, — Надо срочно связаться со Стадотом, я не уполномочен вести такие переговоры. Но если у нас получиться, то мы очень очень выиграем из этой ситуации.

Через два часа спасательный бот с борта нашего корвета начал спуск на поверхность. Мы с волнением смотрели за тем как бот начал снижение. Но несмотря на наш страх бот без проблем спустился и приземлился рядом с нами в полностью автоматическом режиме.

Стоило открыться люку бота и опуститься пандусу на поверхность как мы сразу же начали загружать бот ящиками которые вытащили из Зига, теперь они были загружены тем что следовало сразу же забрать с планеты.

— Пока планета, ты не была слишком благосклонной ко мне и я не буду о тебе сильно скучать, — произнес я когда десантный бот начал подниматься над поверхностью планеты. — Ты чего? — обратился я к Кхоргитару поскольку тот плакал стоя на коленях

— Я не верил до последнего, что мне хоть когда-то удастся покинуть эту проклятую планету. — произнес Кхоргитар, — Спасибо, Алекс, ты не представляешь как я рад, что это все закончилось. Без тебя я бы сгнил на этой планете.

— Не за что, друг, — ответил я ударив Кхогргитара в плечо, — Теперь у нас все будет хорошо.

Глава 14

Возвращение на корабль было не столь просто как казалось бы, еще при подлете к корвету мы вынуждены были зависнуть и ждать пока нс просканируют на наличие биологической опасности и такая обнаружилась сразу.

Сканеры корвета смогли обнаружить Рырура, а также его биохимический синтезатор в организме. Там для быстрого синтеза того или иного химического соединения имеется некоторый запас универсальных соединений и именно их обнаружили сканеры, эти соединения были основой для мутагенов.

Из-за этого сразу была поднята биологическая тревога и спасательный бот перестал реагировать на наши запросы. К счастью долго ждать не пришлось и уже через полчаса к нам прибыли люди профессора Нигмы в специальных защитных костюмах.

Перед тем как подняться на борт у каждого из нас дистанционно взяли пробы крови и убедившись, что непосредственной опасности нет они прошли через шлюз и оказались на борту спасательного бота.

— Рада тебя видеть, Брюс, — обратилась Грея к одному из пришедших людей, — Брюс один из лучших вирусологов Содружества, он даже получил признания аграфов когда помог создать противовирусное средство которое понижало фертильность. — это уже мне пояснила Грея.

— Не стоит льстить, — отмахнулся Брюс, — Итак, по нашим данным внутри одного из вас универсальная основа для мутагенов. — посмотрел он на Рырура, тот недовольно оскалил зубы, но Брюс не обратил на это внимание. — Меня впечатляет как смогли создать настолько универсальный биологический химический синтезатор. Вы не обижайтесь, уважаемый Рырур, но это действительно невероятное достижение.

— Брюс, давай ты с Рыруром пообщаешься потом, что надо чтобы нас пропустили? — обратился я к нему.

— Проведу несколько тестов и надо будет уважаемому Рыруру носить на себе устройство контроля с генератором индивидуального щита. — произнес Брюс, — В случае если фиксируется выброс мутагена из организма поднимается вокруг щит и удерживает мутаген в сфере.

— Ты как не против? — спросил я у Рырура.

— Не против, если надо будет я сорву этот щит без проблем, ты меня знаешь, — произнес недовольный Рырур персонально мне.

— С этим разобрались, остался еще один нюанс, — произнес Брюс после того как провел все необходимые тесты с Рыруром и убедился в безопасности, — Вы все должны пройти детальное сканирование в специальной исследовательской медицинской капсуле. Они есть на борту нашего корабля, так что ваш пункт назначения временно изменен.

— А без этого всего нельзя? — спросил я у Брюса.

— Сожалею, но нельзя, вы пробыли на дикой планете с неизвестной биологией долгое время, вы подверглись мутации генов, без тщательной проверки нельзя. — ответил он мне.

Целых два дня ушло на то чтобы окончательно убедится в том, что мы полностью безопасны для окружающих нас людей и не несем в себе никакой биологической опасности.

Только на третий день нас наконец-то отпустили к нам на корвет. Дорога много времени не заняла и я спустя очень долгое время поднимался на свой корабль. Этот корвет в прямом смысле слова был моим, так как я еще перед отбытием на рейдере выкупил у ордена этот корабль в личное владение. То что мне сделали большую скидку и треть суммы дала Грея большой роли не играет, это был мой личный корабль.

— Поздравляем, — услышал я крик едва мы покинули борт спасательного бота. Перед нами выстроилась вся команда и громко скандировали поздравления.

— Спасибо, спасибо вам всем за то, что вы не бросили меня и пытались придумать способ как выбраться с этой проклятой планеты. Вы все не просто мои подчиненные, вы все мои друзья. — произнес я.

— Да ладно тебе капитан, это наша работа присматривать за тобой, — смутившись произнес Шивас.

— Искин, проложи маршрут в систему звездных врат и начинай разгон. — приказал я искину корабля.

— Принято, время прибытия тридцать шесть часов. — произнес искин корабля в ответ.

— После того как прыгнем в гипер мы собираемся в кают компании. — произнес Шивас, — Мы подготовили для вас вкусный ужин, думаю после слизняков и жуков вам хочется чего-то нормального. Кара старалась и приготовила все сама лично не используя синтезатор, — уже на ухо прошептал мой лейтенант. Но Кара все равно услышала его слова и яростно посмотрела в его лицо.

— Спасибо, дорогая, — произнес я и поцеловал Кару.

— В следующий раз ты обязан меня взять с собой, — произнесла она, — Я твой помощник и должна сопровождать тебя везде.

— Хорошо, — согласился я, слишком я соскучился по ней чтобы иметь что-то против этого, — Расходимся все и готовимся к сюрпризу, мы прихватили с собой немного еды с планеты, думаю вам станет интересно попробовать то, чем питался ваш капитан все это время. — судя по побледневшим лицам большинства они не горели желанием пробовать слизняков.

Прыжок мы совершили уже через полчаса. Вибрация корпуса сопровождающая каждый прыжок и выход из гиперпространства была столь забытым чувством, что я даже начал ностальгировать по этому.

Кхоргитар и Рырур с интересом рассматривали все на корабле. Если для Кхоргитара это был далеко не первый полет в космосе, то для Рырура это было впервые.

Он очень долго простоял на смотровой палубе всматриваясь в голограмму гиперпространства показывающая то, что происходит снаружи корабля. Из воспоминаний отца он знал как выглядит гиперпространство изнутри, но то были воспоминания, а сейчас он воспринимал это в живую.

Кхоргитару вообще концепция гиперпространства была нова. Они использовали исключительно прыжковые двигатели которые могли переместить всего на пол светового года за один раз. Правда сам прыжок был моментальным, но всю перспективность такого перемещения затеняла необходимость делать минимум двухсуточные перерывы между прыжками.

После того как закончил все стандартные процедуры погружения корабля в гиперпространство я направился на смотровую палубу за своими друзьями которые там зависли с начала прыжка.

При моем появлении они оторвались от голограммы и повернулись ко мне. В их глазах горело восхищение. Мне оставалось только на это хмыкнуть, любителей космоса прибавилось.

— Идем на вечеринку которую затеяли по поводу моего возвращения. — произнес я парням.

— Идем, — произнес Кхоргитар, — Я ведь не верил до последнего в гиперпространство. Это, — указал он на голограмму позади себя, — Нарушает больше половины постулатов физики пространство которую используют у нас.

— У вас просто другой подход, — произнес я.

— Это восхитительно, — произнес Рырур, — Теперь я понимаю почему отец и мать стремились вернуться в космос. Это невероятно.

— Все так, все так. — ответил я. — Идем быстрее пока за мной кого-то не послали.

— Я проверил сознание всех людей на борту. — произнес Рырур, — Ты знал, что тебя команда любит и уважает, а вторая твоя женщина не столько любит сколько боготворит.

— Что я говорил по поводу лазания в чужие головы? — недовольно спросил я у него.

— Я должен был убедиться, что тут безопасно. Они и не заметили этого, — ответил Рырур.

— В будущем предупреждай членов моей команды когда лезешь к ним в голову. А вот если появляются чужаки, то можешь сразу лезть к ним. — немного подумав произнес я.

В кают компании нас ждали. Кара вместе с присоединившейся к ней Греей приготовили настоящий банкет. Стоило нам войти как вновь послышались крики поздравлений с возвращением.

Если первый час все шло относительно спокойно, то потом когда Зельда принесла несколько литров планетарки веселье стало только начинаться. Через два часа я, Грея и Кара покинули команду и отправились в нашу каюту оставив Кхоргитара и Рырура знакомиться с командой ближе. Тем более Кхоргитар сошелся с Шивасом в любви к выпивке и сейчас они соревновались в том, кто кого перепьет.

— Знаешь, я едва с ума не сошла когда ты не вернулся через две недели. Я сразу отправила Кару с ребятами для твоих поисков, — произнесла Грея когда мы втроем удовлетворив свою похоть лежали в кровати.

— Если бы не разведывательные зонды которые ты разбросал после выхода в системе, то мы бы и не узнали о том, что ты долетел сюда. — ответила Кара, — До того как мы обнаружили зонды превалировала мысль, что истребитель не вышел из гипера и тебя просто испарило.

— Это кто такую идею высказал? — спросил я у девушек.

— Сенсоры не обнаружили следов пребывания в системе кораблей. А значит что? Кораблей тут не было, хорошо, что зонды нашлись быстро и мы не стали передавать раньше времени догадки. — произнесла Кара.

— Я бы тогда точно сошла с ума. — произнесла Грея, — Правда потом когда я увидела твою так сказать посадку я едва не поседела. Падение с орбиты в неисправном скафандре это нечто.

— Я не помню как это происходило, — произнес я нахмурившись, — У меня до сих пор последние воспоминания это то как я решил отправиться в систему. Кхоргитар говорил к нему вернулись воспоминания только через два года.

— Надо будет посмотреть в твоем сознании есть ли заблокированные воспоминания. — произнесла Грея. — А сейчас покажи насколько увеличилась твоя выносливость, результат сканирования в медицинской капсуле сказал о десяти процентном росте физической выносливости, я хочу увидеть эти десять процентов. — произнесла Грея томным голосом положив свою руку на моего маленького я.

— Я бы тоже не отказалась от того чтобы проверить эту выносливость, — произнесла Кара и впилась поцелуем в меня.

— Смотрите чтобы потом вам плохо не было, — произнес я и приступил к своим обязанностям по удовлетворению двух красивейших дам во вселенной.

Следующие сутки до момента выхода из гиперпространства я занимался составлением отчета о том, что произошло со мной на планете. Необходимо было вспомнить едва ли не каждый свой шаг.

Кхогргитар и Рырур по моей просьбе занимались тем же. Все таки высшее руководство ордена должно иметь представление о том, что из себя представляет эта планета.

Хоть она уже слишком большой ценности как планета пригодная для жизни не несет, если я правильно понял того мекланина то через десять лет жизнь на планете будет уничтожена.

Но вот как источник технологий и знаний расы меклан эта планета весьма ценная. Десяток кораблей тяжелого класса конечно это немалая цена, но вот технологии которые используют меклане могут все окупить. Да даже та самая свертка пространства как в ящиках и куполах.

— Добро пожаловать домой, — поприветствовал меня диспетчер системы с звездными вратами. — Вас ждут на рейдере.

— Понял, маршрут получил, — ответил я диспетчеру.

— Хорошего дня, — попрощался со мной диспетчер. Его лицо мне было знакомо, но не сразу я вспомнил одного из студентов который стал шахтером, видимо он за прошедшее время переквалифицировался в диспетчеры и домой возвращаться не захотел.

Приблизившись к рейдеру я выпустил стыковочный рукав к одному из шлюзов корабля. К сожалению корвет был слишком большим для того чтобы была возможность садится в ангар.

После стабилизации нашего положения и синхронизации маневровых двигателей с искином рейдера я покинул мостик корабля отправившись на встречу со Стадотом и Лори которые прибыли специально через звездные врата для этого.

— Не знаю, что мне хочется больше сделать, — произнес Лори вместо приветствия, — Или отшлепать по заднице как маленького ребенка за совершенные необдуманные поступки. Это надо же додуматься в одиночку лететь исследовать неизвестную планету, да и вообще вашей задачей исследование планеты не являлось, вам необходимо было построить как можно быстрее звездные врата. Но в тоже самое время ты справился с заданием, врата работают, а тут еще нашел живых меклан которые сами хотят отдать нам целую планету полную своих технологий в обмен на жалкие десять кораблей. Вот и думаю, отшлепать или поблагодарить?

— Думаю стоит сделать и то и другое, — произнес Стадот. — Вкратце мы ознакомились с материалами которые ты отправил, но сейчас хотелось бы узнать подробности.

— Как вы наверное уже знаете отправился я на планету сам в надежде отдохнуть от бытовухи. По мере приближения к планете… — начал я пересказ своих приключений.

Мой рассказ постепенно превратился в мой допрос. Лишь десять часов спустя меня отпустили, не думал я что можно настолько сильно устать просто от постоянного разговора.

Все на что у меня хватило сил так это вернуться к себе на корабль. Забавно вообще получается, рейдер ведь тоже формально мой корабль, я проверил свои идентификаторы и я до сих пор числюсь его капитаном, но также я получил распоряжение о том, что рейдер останется тут стоять как минимум в течении следующего года пока будет строиться космическая станция. В мое отсутствие управление корабля вначале на себя взяла Грея, но после активации звездных врат сюда прибыл Руфус и взял все под свой контроль.

После краткого сна меня опять вызвали к Стадоту. В этот раз они хотели подробней обсудить мой разговор с мекланами. Для этого мне пришлось скопировать свое воспоминание о разговоре и после оцифровке отправить его на искин.

Отправив меня ждать своего решения Стадот и Лори продолжили сами решать что делать им. Ожидания затянулось на двое суток, за это время я успел ознакомить Кхоргитара и Рырура с корабельной сетью и теперь они поглощали содержащуюся в ней информацию. Наконец-то на третий день я был вызван на очередную встречу.

— Алекс, ты единственный из нас имел контакт с мекланами. Сегодня должна прибыть группа наших дипломатов через врата, вместе с ними ты отправишься обратно на планету где и представишь их мекланам. А после этого так и быть мы удовлетворим твое прошение о отпуске. Я ведь правильно понял, что ты собираешься доставить своего друга домой?

— Да это так, — ответил я.

— С тобой отправиться группа наших специалистов для внедрения. Они должны будут внедриться и оценить полезность их цивилизации для нас. — произнес Стадот. — А вот с путешествием к риртам я думаю стоит обождать. Мы не готовы к контакту с ними пока.

— Я это понимаю, — произнес я.

— Прекрасно, отправляйся к себе на корабль, скоро получишь инструкции. После того как дипломаты прибудут они перейдут к тебе на борт и ты можешь отправляться. — произнес Стадот. — И не забудь пройти процедуру генетической коррекции, Док прислал измененный алгоритм с учетом полученных мутаций. Также он просит о встрече с Рыруром.

— Пройду, но встреча не в ближайшее время. — произнес я прекрасно понимая, что Рырур просто убьет этого живодера если ему что-то не понравиться.

Вообще мне дали удивительно много свободы после того как я из-за своей глупости оказалась на несколько месяцев на планете поставив под угрозу основную задачу нашей дальней экспедиции.

После возвращения я ознакомился с произошедшим с орденом за последние четыре с половиной года. Как оказалось орден теперь Но был весьма мощной организацией хотя официально его не существовало. Вместо этого был конгломерат корпораций под общим управлением.

Да высшее руководство государств нашего субсектора было в курсе кто такие Стадот, Скорт и Лори. Но вот в том, что они занимаются не просто бизнесом, а возрождением ордена они были не в курсе.

За прошедшее время моя личная значимость весьма сильно упала в структуре ордена, появилось множество новых людей которые были более важны для дальнейшего развития.

Это было неприятно признавать, но это было так. Но в этом нет ничего необычного, я выпал более чем на четыре года из жизни ордена. Естественно за прошедшее время многое изменилось.

Сейчас я был одним из многих капитанов космических кораблей ордена вместе с хорошо подготовленной командой. Единственное что меня выделяло это то, что моя жена Грея была дочерью одного из руководителей ордена, но я был не один такой, тот же Ростик тоже был женат на дочери скорта и сейчас занимался колонизацией дикой планеты в дальнем космосе.

— Что-то ты совсем грустный стал, — произнес Кхоргитар когда я вернулся к себе на корабль.

— Я понял, что больше не являюсь самым главным тут в системе. — грустно усмехнулся я, — Ну и ладно, я никогда не хотел быть ответственным за все.

— Вот это правильно, — произнес он в ответ, — Ты кстати не знаешь когда сможешь доставить меня домой?

— Скоро, надо доставить дипломатов к мекланам и потом мы свободны. — произнес я.

— Это хорошо, а то я сильно переживаю по поводу своей дочери. — произнес Кхоргитар.

— Постараемся побыстрее. Идем кстати в медицинский отсек, профессор Нигма прислал нейронную карту твоего мозга. Ты ведь хотел себе нейросеть, есть возможность установить тебе универсальную нейросеть пятого поколения. Более высокое к сожалению не подойдет из-за слишком большой разности в структуре мозга. — предложил я заказывая доставку нейросети «Универсал 5М» с борта рейдера.

— Точно установка пройдет нормально? — спросил у меня Кхоргитар.

— Будь уверен, разница в нашем мозге хоть и существенна, но универсальная нейросеть по новому алгоритму станет без проблем. — произнес я, — лучше бы было конечно использовать индивидуальную нейросеть, но у нас нет технологии ее создания, а лететь в наш субсектор и торчать пару месяцев пока ее создадут ты ведь не желаешь?

— Столько времени тратить я точно не хочу, — произнес Кхоргитар, — Вверяю тебе себя. — в шутку произнес Кхоргитар.

Уже в медицинском отсеке Кхоргитар разделся и залез в медицинскую капсулу, он с трудом помещался в нее, все таки его тело было более крупным чем у людей.

Сразу после усыпления я провел на всякий случай еще раз диагностику мозга вместе с тестом на уровень индекса интеллекта. Оказалось Кхоргитар обладал весьма высоким индексом интеллекта, сто семьдесят единиц природного интеллекта.

Вместе с нейросетью его индекс интеллекта выйдет до двухсот четырех единиц и это без учета возможности поставить еще импланты на интеллект. А вот физические импланты к сожалению поставить ему не удастся, по крайней мере серийные, слишком они уж заточены на человеческий организм.

Когда дроид принес «Универсал 5М» я приступил к собственно самой установке нейросети. Из-за нестандартной нейронной карты мозга мне придется весь процесс контролировать вручную.

Внедрение ядра нейросети прошло легко, а вот с созданием дополнительных нейронных связей возникли некоторые сложности. Иммунитет Кхоргитара сопротивлялся и пытался отторгнуть новые связи.

Вот тут мне и пришлось вмешаться и вводить иммунодепрессанты. А после создания всех нейронных связей направить часть нанитов на противостояние иммунитету до тех пор пока новые нейронные связи не приживутся, что займет не столь уж и значительное время, по подсчетам медицинского искина за пару недель все должно закончиться.

— Я ничего не чувствую, — произнес Кхоргитар.

— И не должен, через сутки нейросеть активируется и ты сможешь ее настроить по своему желанию. Также завтра я скину тебе список баз знаний и ты выберешь то, что тебе интересно. — произнес я.

— Думаю мне будет интересно все, ваша цивилизация более развита и мне хочется узнать все. — произнес Кхоргитар.

— Твое право, но я не рекомендовал бы тебе столь сильно распыляться. Ты ведь военный и космонавт. Вот и сосредоточься на военных и пилотских базах. — предложил я.

— Так и сделаю, — согласился со мной Кхоргитар, — А слабость должна быть?

— Да, тебе ведь операцию сделали на мозге, это нормально, через пару часов пройдет. — ответил я, — А теперь пошли к нашему хвостатому товарищу сходим, а то он застрял в симуляторе вместе с моей женой.

— Ревнуешь? — хмыкнул Кхоргитар.

— К кому? К Рыруру? — рассмеялся я, — Мы слишком разные чтобы ревновать, но в кое чем ты прав, Грея помешалась на техниках псионики которые знает Рырур, так что небольшая ревоность все же есть, меня променяли на техники.

— Кстати, ты ведь и сам теперь псион, скоро тоже будешь в мозгах копаться? — спросил Кхоргитар.

— Не в этом десятилетии, я слишком слаб. — произнес я я открывая двери симулятора. Перед глазами оказался лес и где-то недалеко я услышал крик Греи. Все было настолько реалистично, что я едва не побежал к Грее.

— Меня удивляет эта технология, из силовых полей создать вещественные голограммы да еще в таком масштабе, это невероятно, — произнес Кхоргитар, я и сам был в восторге от симулятора аграфского производства. В этом симуляторе в отличии от привычных для Содружества не требовалось ложиться в капсулу виртуальной реальности. Тут все создавалось при помощи гравитационного генератора, генератора силовых полей, голографического проектора и генераторов звука и запахов. Вообще очень крутая технология.

— Забери меня от своей дикой женщины, — внезапно произнес появившийся передо мной Рырур.

— Что случилось? — не понял я.

— Рырур, ты где? — услышал я голос Греи и через секунду она вышла из-за кустов, — Алекс это ты, а почему за твоей спиной прячется Рырур?

— Я устал женщина, дай мне отдохнуть, и я не буду тебе показывать техники моей матери. — произнес Рырур и убежал вглубь корабля.

— Это было забавно, его так легко смутить, — рассмеялась Грея.

— Что я только что видел? — протер я свои глаза.

— Я когда узнала, что его мать тоже была псионом решила уточнить не знала ли она какие-то чисто женские техники, судя по зрачкам были такие. Вот я и решила выяснить, что к чему. Судя по всему это были техники интимного характера и демонстрировать их мне он не собирался, я же увидев реакцию Рырура решила немного развлечься. — отвтеила Грея.

— Не стоит над ним издеваться, он хоть и прожил жизнь своего отца и большую часть жизни матери, но физиологически он еще ребенок. Пожалей его, — попросил я Грею.

— Я подумаю над этим, — ответила она. — Так чего ты приходил?

— Вообще я к Рыруру чтобы уточнить его планы на будущее, но раз он сбежал, то поделюсь с тобой последними новостями. Моя встреча со Стадотом и Лори закончена, мне пообещали отпуск, а пока ждем дипломатов и обратно к мекланам. — ответил я.

— Сегодня вечером я, ты и Кара должны поговорить о нашем совместном будущем. — произнесла Грея, выделив тоном слово — нашем. — Я уже говорила с отцом и он не против моих планов.

— А мне есть место в твоих планах? — спросил я у нее.

— А ты центральное звено этих планов, — произнесла Грея. — Я немного устала сегодня пойду отдохну в каюте, но не забудь, что к одиннадцати вечера ты должен быть у нас, Кара знает и придет.

Не слушая ответа Грея покинула симулятор который сразу обнулился и перед нами было пустое помещение двадцать на тридцать метров. Это было второе крупнейшее помещение на борту корабля после ангара.

До прибытия дипломатов было еще несколько часов. Больше ничего мне делать не требовалось, а потому я вошел в симулятор и через нейросеть заказал арену боев без правил.

— Пока есть свободное время, не хочешь размяться? — спросил я у Кхоргитара подпрыгнув пару раз привыкая к изменившейся силе тяжести.

— А давай, — произнес он, — Но только как в первый раз, без правил.

— Согласен. — произнес я и едва за Кхоргитаром закрылась дверь прыгнул в его сторону вместе с коротким мечом который схватил с подставки.

Первая схватка была короткой мне быстро удалось добраться до шеи Кхоргитара и тот упал на пол фонтанирую иллюзорной кровью из раны. Сам Кхогргитар чувствовал настоящую боль от нервных импульсов которые были стимулированны симулятором.

Вторая схватка закончилась ничьей, в последний момент перед тем как Кхоргитар ударил меня в голову своей рукой я успел кинуть кинжал ему в область глаз. Искин контролирующий симулятор посчитал, что умерли мы одновременно.

К третей мы так и не приступили слишком сильны были ощущения от двух предыдущих, вместо этого я заказал типичный аграфский СпА комплекс, вот кто, кто, а аграфы знают толк в подобных развлечениях.

Две аграфки сделали нам обоим полный массаж тела от которого временами хотелось выть от боли. Но зато после массажа мы чувствовали себя словно заново родились. Да уж недаром симулятор аграфов считается очень дорогой игрушкой. За вдвое меньшее помещение симулятора аграфы хотят минимум десять миллионов кредитов.

— Капитан, возле шлюза ждут наши пассажиры. — произнесла Кара.

— А вот и дипломаты прибыли, — довольно усмехнулся я. — Можем уже сегодня отправляться обратно. Я к шлюзу.

— А я пожалуй отдохну, — произнес Кхоргитар.

Группа дипломатов состояла из пяти человек. Всем им было далеко за двести лет и все они больше половины жизни состояли в ордене. Сразу после встречи они запросили вс еданные которые у меня есть по прошедшей встрече с мекланами, а после удалились в выделенные им каюты.

А вот вторая часть гостей являющихся специалистами по внедрению в ксено цивилизации попросила разрешения пообщаться с Кхоргитаром. Надеюсь он будет не против общения.

— Искин рассчитать маршрут к системе Меклан-2,- именно так проходит система ставшая мне тюрьмой на долгие месяцы в документации ордена.

— Маршрут рассчитан, расчетное время прибытия тридцать шесть часов. — произнес искин в ответ.

— Начать процедуру отстыковки и разгона. — произнес я направившись к мостику корабля. — Кара, согласуй отлет с диспетчерами, — обратился я к своей помощнице.

После прыжка в гипер я вместе с Карой направились в нашу каюту. Грея к нашему приходу подготовилась и накрыла поздний ужин. Вареники с картошкой и белыми грибами были сюрпризом для меня.

Откуда они я не сразу понял. Но посмотрев в хитрые глаза Греи все же догадался. Она скорее всего считала это у меня из памяти, а потом подобрала рецепт синтеза ориентируясь на мои воспоминания.

— Надеюсь столь прекрасный ужин не прощальный? — спросил я у Греи.

— И не надейся, ты теперь от нас никуда не уйдешь, — произнесла Грея. Кара на слова Греи лишь согласно покачала головой.

— Начнем? — спросил я у Греи.

— Начнем, — согласно ответила она, — Для начала я спешу тебя поздравить, ты через восемь с половиной месяцев станешь отцом.

— Ты серьезно? — удивленно спросил я, ведь насколько я знал Грея специально предохранялась чтобы не забеременеть. — Подожди, получается ты забеременела на той планете?

— Да, по какой-то причине произошло оплодотворение яйцеклетки несмотря на средства контрацепции. Что-то на той планете помешало им сработать. — произнесла Грея, — Я провела тщательную диагностику, все в порядке и ребенок должен быть здоровым.

— Это прекрасно, — воскликнул я и обнял Грею, — Я даже не представляю какой из меня будет отец, но я рад.

— Хорошо, — облегченно выдохнула Грея, все же она не до конца была уверена в моем отношении. — А теперь по поводу нашего будущего. Рисковать ребенком я не хочу, отец с этим согласен, он предлагает вернуться на родную планету Кары и возглавить подготовительный центр пока ребенок не вырастет. Хм, я смотрю идея остаться на месте тебя не прельщает. — заметила все-таки мое отношение Грея к идее осесть.

— Я прекрасно понимаю необходимость этого. Но мне кажеться я не смогу долго сидеть на одном месте. — ответил я.

— Есть второй вариант, — произнесла Грея. — Сейчас формируется корпус дальней разведки ордена. Во главе встанет скорее всего отец, он предлагает мне должность заместителя, а тебе должность капитана одного из разведчиков.

— Но тогда ты будешь не со мной, — произнес я.

— Понимаю это, но ты сам должен понимать, что ребенку не место на боевом звездолете. — произнесла Грея, — Но ты не переживай, с тобой будет Кара, я же буду на станции с отцом.

— Что-то мне не нравиться ни первый, ни второй вариант, — ответил я пытаясь придумать выход из ситуации, но как назло ни одной идеи не возникло в сознании.

— Мне тоже, — ответила Грея, — Я не хочу расставаться надолго, но ты ведь не сможешь усидеть возле меня долго на одном месте.

— Мне надо подумать об этом, — произнес я, — Сейчас я не готов дать ответ.

— Время у нас есть, еще месяца четыре точно, — ответила Грея.

— Вот же ситуация, — произнес я задумавшись.

— Если придумаешь что-то еще будет прекрасно, — произнесла Грея.

В этот вечер я так и не смог заснуть. Покрутившись несколько часов в кровати между девушками красавицами я отправился прогуляться по кораблю. На смотровой палубе я застал Кхоргитара который любовался переливами гиперпространства.

Он также как и я страдал от бессонницы, на корабле было слишком безопасно для нормального сна для нас после жизни на той проклятой планете. Подойдя к пищевому синтезатору я заказал пиво которое внес в память корабля еще до экспедиции в эту даль.

— Ты как? — спросил я Кхоргитара.

— Тяжело, я каждый миг ожидаю нападения отовсюду. Сегодня я едва не снес голову одному технику, он просто тихо прошел сзади меня, а я едва не атаковал его. — произнес Кхоргитар. — Я рад, что выбрался с планеты, но она из меня будет выходить еще очень долго.

— Скажи, у тебя ведь есть дочь. Как ты поступил когда узнал, что она родиться? Не хотел остаться вместе с женой и уйти со службы? — спросил я у него.

— Вот значит что тебя мучает, — произнес усмехнувшись Кхоргитар, — Моя Вариитар была медиком в нашем подразделении. Узнав о беременности она сразу уволилась со службы и поселилась в домике который достался мне по наследству. Я тоже хотел перевестись в правоохранительную службу чтобы быть ближе к любимой, но Вариитар знала как я люблю свою службу в армии, она отговорила меня. А потом началась война, первый раз я увидел дочь когда ей было три года, я тогда получил серьезное ранение и восстанавливался на родной планете после него. Именно тогда я понял, какое она сокровище. Тогда я впервые пожалел, что не остался с ней, мне так и не удалось поучаствовать в воспитании дочери, я был дома наскоками, но ничего с этим поделать не мог — война. После смерти Вариитар во время налета на планету уже вернуться не мог я. Я поклялся, что заберу как можно больше подонков на тот свет с собой. После увольнения из армии дочь меня встретила как чужого человека, не в силах выдержать такое отношение я и отправился в дальнюю разведку. Так что я не тот с кого стоит брать пример. Вернись в прошлое и я скорее всего остался бы с Вариитар, но тогда скорее всего погибли мы вдвоем как и тысячи тех кого я спас на службе.

— Вместо совета ты нагрузил меня еще больше, — произнес я, — С собой таскать жену и ребенка точно не стоит, с нашей то жизнью. Но и без космоса, без постоянных полетов я тоже уже не могу.

— Я уверен, ты примешь верное решение. — произнес Кхоргитар.

На следующее утро мне устроили допрос дипломаты, после чего потребовали от Рырура рассказать все что он знает о мекланах. Сказать, что Рырур был рад наглым человекам точно нельзя было.

Троим из четверки дипломатов пришлось срочно менять свои комбинезоны из-за конфуза который их застиг. Но главное Рырур своего добился и от него отстали люди с тысячами вопросов.

Возвращение в систему ставшей для меня тюрьмой на долгие месяцы прошло спокойно и без каких либо происшествий. Сразу после возвращения я загрузил дипломатов на челнок и на нем начал спуск на планету.

Некоторый страх перед тем, что меня сейчас перехватит тяговой луч и разобьет об поверхность планеты был, но к счастью спуск в атмосферу прошел точно так же спокойно как и для других планет.

Сразу после спуска я направил челнок к нашему куполу под воду. Остановившись перед проходом я дождался пока сформируется проход и только после этого перешел в купол.

Сейчас мы были в скафандрах, а потому нам не требовалось создавать воздушный коридор для того чтобы войти внутрь. Внутри купола за прошедшее время ничего не изменилось. Только Зиг скучал, у нас не было возможности его захватить с собой в прошлый раз и ему пришлось остаться внутри купола.

Честно говоря я думал, что возвращение на планету которая принесла мне столько боли будет тяжелее, но к своему удивлению я не чувствовал отвращения к ней.

Не успели мы расположиться в бывшем доме Рырура вещи членов дипломатической миссии как мы все впятером оказались в уже знакомом мне пространстве рядом с миллионами капсул в которых находились меклане.

— Я прибыл с людьми которые имеют право договариваться и принимать решения, — обратился я к мекланам. После моих слов появилась голограмма мекланина с белыми отростками на голове.

— Быстро вы, мы рассчитывали, что вам потребуется большой цикл на согласование. — произнес он на мекланском.

— Думаю вы считали мою память раз смогли внушить прибыть сюда в прошлый раз, а значит вы знаете, что значат ваши технологии для нас. — произнес я, дипломаты на меня недовольно зашикали. — Что я разве не правду говорю? — спросил я у них.

— Да, ты мне нравишься. не хитришь как эти, я бы предпочел вести переговоры с тобой, но ты прав я считал твою память и понимаю, что это для тебя будет в тягость. — усмехнулась голограмма. — В качестве извинения за действия нашего наблюдателя я хочу сделать тебе подарок.

— Что за подарок? — спросил я у него.

— Ты сам поймешь, — произнес он и в следующий момент я оказался вновь под куполом, только уже без дипломатов ордена.

— Зиг, остаешься тут или с нами путешествовать отправишься? — спросил я наш транспорт который служил верой и правдой тут на планете.

— Я бы предпочел не оставаться тут на планете одному. — ответил Зиг, за время жизни у него появилась полноценная личность пусть и ограниченная частично.

— Как думаешь выживешь в космосе без защиты? — спросил я у него начиная думать как его забрать с поверхности планеты.

— В состоянии фазового сдвига вполне, — ответил он, — В состоянии фазового сдвига мне страшны только мощные энергетические воздействия.

— В таком случае я сейчас слетаю к соседнему куполу и поищу ящики чтобы набрать органики побольше для тебя. В космосе с органикой есть некоторые проблемы. — усмехнулся я. Мне почему-то после общения с мекланином было легко на душе.

— Я плохо представляю, что такое космос, мои знания основаны лишь на тех мыслях которые ты передавал мне. — ответил Зиг, — Изначально эта информация не закладывалась мне так как не предполагалось, что я когда либо окажусь в космосе.

Полет на челноке до второго купола занял всего десять минут и то в основном из-за необходимости подняться на орбиту и спуститься с нее. А ведь в прошлый раз дорога заняла около недели времени.

Стоило мне приблизится к куполу как в нем появился в верхней части проем способный пропустить меня вместе с челноком. Вот этого я честно говоря как-то не ожидал, но видимо доступ к своему оборудованию меклане уже частично передали нам.

Первое, что бросилось в глаза это то, что появило