Со мной вечно что-то случается (fb2)


Настройки текста:



Эва Яниковская Со мной вечно что-то случается

 

У нас всегда так:

Когда по телевизору показывают детектив - я  маленький, а Боришка большая. А как паутину с потолка снимать, то оказывается, что я всё же  - мальчик, а она - девочка.

Это наша собака такса - Вакса. Она у нас одна, общая. Но такая длинная, что её вполне хватило бы на нас двоих. Но стоит мне только повести Ваксу в парк на прогулку, Боришка сразу же бежит на меня ябедничать, что будто я опять мучаю бедное животное. Разве им объяснишь, что все другие ребята тоже учат своих собак прыгать через забор. Ведь папу не интересует, что делают другие ребята. Разве только когда они совсем ничего не делают.

Папа обычно спрашивает меня: почему именно со мной всегда что-нибудь случается? А мама, горестно вздохнув, говорит: "Ведь не сегодня-завтра он уже в школу пойдёт!" Как будто я в этом виноват.

Здесь на Балатоне, все ребята противные. Кроме меня. Потому что я самый маленький. Мама мне то и дело твердит: "Иди поиграй с ребятами". Я иду, но там всегда столько больших ребят, что они никого к себе не принимают.

Но мне повезло. Нашёл я тут себе одну девчонку. Она,  правда, ещё совсем ясельная, но зато у неё есть надувной зелёный крокодил.

А нашел я Бёшку так:

Я её водой обрызгал, а она как завизжит: "Папа, вон тот большой мальчик хочет отобрать у меня крокодила!"

Я сразу же объяснил Бёшкиному папе, что мне ихний крокодил совсем без надобности, потому что я уже школьник.

Простоя сейчас в школе ещё нет занятий.

А вообще у нас дома есть настоящая такса.

Тогда Бёшкин папа сказал: "Ладно, играйте вместе и не ссорьтесь".

А Бёшка сразу поняла, что не ссориться - это значит отдать крокодила мне, тогда мы стали с ней весело хохотать, особенно когда я плюхался с крокодила в воду.

Нет, этой Бёшке здорово повезло, что именно я стал с ней водиться, а не другие большие ребята. Потому что я совсем не такой, как они.

В первый день в школе ещё не надо было учиться. Надо было просто туда прийти. Это я мог и один сделать, но меня всё равно пошла провожать вся родня.

На школьном дворе, где нас всех собрали, меня посадили на самое лучшее место. В первом ряду. Оттуда знаете как здорово было всё видно и слышно, когда старшие школьники пели и декламировали!

И когда наш директор произносил речь.

А вот что говорили между собой старшеклассники сзади меня, я плохо слышал, и потому мне всё время приходилось поворачиваться к ним.

Директор школы так обрадовался нам, первоклассникам, так обрадовался! Он даже пообещал, что доверит нам штурмовать крепость науки.

Жаль, что он раньше не сказал, что прямо-таки заждался нас. Лично я мог бы ещё летом наведаться в школу.

Я всё ждал, когда он откроет учебный год, но так и не заметил, хотя он в самом начале пообещал его открыть.

А после праздника нам всем подарили  карандаши, цветную бумагу и учительницу. Учительница пообещала быть нам второй мамой.

Зря я боялся, что моя мама не очень-то обрадуется, что теперь у меня будет две мамы. Но оказалось, что мама очень даже рада этому, так как одной ей со мной нет никакого  сладу.

Если папа говорит: "А ну-ка, сын мой, давай поговорим" - это уж точно, что дела мои дрянь.

Когда у меня всё в порядке, разве папа скажет: "Давай поговорим, сын мой?" Тогда он без лишних слов переходит прямо к делу.

Вот и сейчас ведь о чём речь: оказывается, наша учительница пожаловалась папе, что в школе я очень живой мальчик.

Конечно, это верно, что в школе я живой, но Иштванка, который сидит со мной рядом, он ещё живее. Иштванка очень любит толкаться, а в одиночку ему толкаться трудно.

И Аттила (он сидит сзади меня) тоже вполне живой мальчик. Аттила, например, любит всем щекотать шею, но достать почему-то может только до моей.

А вот Эрика, которая сидит впереди меня, - она не живой мальчик. Потому что она - девочка. Но зато она здорово лягается ногой.

Только мой папа на всё это сказал, что его не интересует, что там делают другие дети. Ему было стыдно перед учительницей за меня.

Чтобы папе больше не было стыдно за меня, я попросил его нарисовать кружок в тетради. У него он лучше получается.

Когда к нам приходят гости, мама варит чёрный кофе и закрывает дверь в нашу с Боришкой комнату, чтобы гости не видели, что там творится.

Жаль, что моя учительница заранее предупредила, чтобы мама не считала её гостьей. Она просто придёт познакомиться с нашей семьёй.

Поэтому мама сразу принялась мыть двери и убирать из передней лишнюю одежду и обувь, а папа починил ножку у кресла и ввернул ещё две лампочки в люстру.

Боришка поснимала со стен всех своих киноактёров, а я вынес жёлуди дикого каштана на балкон. Словом, навели порядок, какого у нас ещё никогда не было. А таксу Ваксу отправили к нашим соседям справа. Она ведь не знает, что моя учительница - не гостья, и по невежеству может изгрызть её туфли, как она это обычно делает с туфлями гостей.

Учительница тётя Рози пробыла у нас всего полчаса, но и за эти полчаса успела хорошо познакомиться со всей нашей семьёй. Потому что в это время к нам как раз прибыл из Эрда дядя Андриш с женой, а жильцы под нами подняли крик, что к ним на балкон сыпятся мои жёлуди, а соседи справа прогнали от себя таксу Ваксу, не знавшую, что у них даже и на кухне нельзя пакостить.

А я был рад, что всё так вышло: теперь моя учительница хоть убедилась, что у себя дома мы тоже довольно живые.

Моя мама очень любит порядок. Поэтому мы можем перейти к Новому году, только когда уже целиком распрощались со старым.

Правда, я раньше всех распрощался с ним, потому что я всего лишь один раз чокнулся со всеми лимонадом -  и тут же был отправлен спать. Зато сами они чокались до самого Нового года.

Ну, а я Новый год начал раньше всех; они ещё все спали, а я вышел на балкон подудеть на трубе.

Я вообще люблю начинать Новый год пораньше. В это время на улице ходят много разных людей, ещё не простившихся со старым и все громко дудят в трубы и дурачатся.

А соседка, которая страдает от бессонницы, прибежала к нам жаловаться, что я опять не дал ей спать.

Тут проснулась такса Вакса и принялась скрестись в балконную дверь. Следом за нею проснулась Бори. Она начала отнимать у меня трубу, говоря, что я могу разбудить папу с мамой.

Но я хорошо знаю нашу Бори и потому трубу ей не отдал. Моя сестрица во всё сует свой нос.

Мы с ней долго спорили, пока не проснулись папа с мамой. К счастью, у нас в доме не принято начинать Новый год со скандала.

Расту я обычно ко дню рождения: в эти дни папа измеряет, на сколько я подрос. В этом году я побил все рекорды по приросту.

Вырос я не только из ботинок, но и из штанов. Пришлось маме покупать для меня подарок: штаны подлиннее. В магазине нам продали слишком даже длинные штаны. Но тётя продавщица успокоила маму: "Не волнуйтесь, эти техасы после стирки обязательно сядут, да и мальчик ваш растёт, будто его кто за уши вверх тянет. Так что скоро они будут в самый раз".

А ещё мне подарили: бабушка - новый мяч, играть им можно только на детской площадке. Бори - трубочку: делать мыльные пузыри. Пузыри можно пускать только на балконе.

Дядя Андриш с женой подарили мне губную гармошку. На ней играть можно только в квартире. Это объяснила мне соседка с бессонницей. Она сказала мне:"Убирайся, и чтобы я тебя больше никогда не слышала на балконе".

С тех пор, как я начал учиться играть на губной гармошке, мама с папой всё время меня спрашивают:

1.Почему я не иду играть в мяч на детскую площадку.

2. Почему я перестал ходить к Аттиле, ведь он теперь живёт совсем рядом.

Я люблю играть в мяч площадке и ходить в гости к Аттиле. Но когда я дома, я почти всё свободное время отдаю музыке, потому что я слышал, как папа однажды сказал маме: "Пусть играет, так она ему скорее надоест". А я не хочу, чтобы папа опять качал головой: "Эх, сынок, нет у тебя в характере упорства".

Мы все очень рады, когда к нам в Будапешт приезжают в гости тётя Юли и её муж дядя Йожи.

Больше всех рад я. Потому что тогда я сплю на двух сдвинутых креслах, а дядя Йожи обязательно спросит меня, знаю ли я смешную историю, как мой отец, будучи маленьким, залез на высокий дуб.

Боришка тоже рада их приезду, потому что тётя Юли всегда за нее заступается и говорит: "Смотри не давай обрезать свои длинные волосы."

Папа рад, потому что в эти дни в доме всегда есть холодное пиво, и он может,  - в который раз! - показать нам, как истошно орал дядя Йожка, когда его, тоже в бытность маленьким, покусали пчёлы.

А мама рада, что тётя Юли и дядя Йожи берут нас с собой на ярмарку. Тем временем мама может спокойно приготовить обед, который, если говорить по совести, она приготовит за полчаса.

Нынешняя ярмарка  богаче прошлогодней, потому что на этот раз мне достался и значок, и мячик на резинке, и даже шариковая ручка. Мороженого мы тоже съели в два раза больше. А в сандалию мне попал камешек в два раза больший, чем в прошлом году.

На ярмарке Бори потеряла черные очки. Тётя Юли - меня. А дядя Йожи - деньги. Он ведь побился с папой об заклад, что со мной ничего не случится, когда я под его присмотром.

Боришка схватила тройку по математике и сказала: "Чему тут удивляться, когда у ребёнка нет места, где можно нормально учить уроки".

По-моему, она права. Места у нас нет, это точно. Иначе и я не получил бы тройку по письму.

На это папа сказал: "Такой беде я легко помогу: повыкидываю из вашей комнаты весь хлам, чтобы было где готовить уроки не на тройку".

Я внёс предложение - первым выбросить все Боришкины открытки и фотографии киноартистов.

Бори закричала: "Как бы не так! Сначала выброси свои спичечные коробки и жёлуди каштана".

Мама сказала папе: "Мне кажется, что Андришу (это мне) больше не нужны все эти игрушечные грузовики и настольный футбол."

А папа добавил: "Смешно: девушке до таких лет беречь какие-то старые куклы и кукольную посуду."

Но мама не разрешила выкидывать Боришкиных кукол, потому что куклой Понни она сама ещё когда-то играла. Выбросили только мой настольный футбол. Папа в него не играл. Из папиных игрушек у нас в доме вообще ничего не сохранилось. Взамен папа сделал мне новый настольный футбол - даже больше старого. А я принёс две пятерки по пению. Подготовиться к уроку пения - много места не требуется.

Если мама и папа по вечерам не смотрят телик, они обсуждают Боришкино будущее, которое она до сих пор всё еще не сковала.

Я даже ещё в школу не ходил, а ей всё время напоминали: смотри, человек сам куёт своё будущее. А мне так было жалко её, бедняжку - ну какой из неё кузнец!

Папа и мама все время у неё допытывались, что ей больше нравится, и папа то и дело покупал ей новые книги, а мама записала её во всевозможные кружки.

Стоит Боришке только заикнуться: "Хочу быть музыкантом", как ей уже покупают скрипку.

Потом ей купили ботинки с фигурными коньками, бумагу для рисования и увеличительное стекло, глобус и готовальню, как будто, получив всё это, Бори сразу определит, какая работа ей больше всего придётся по душе и она тотчас же начнёт ковать своё будущее.

А вот я всегда знал, что мне нравится.

Но, увы, за одно это мне не купят ни футбольного мяча, ни педального автомобиля, ни удочки. Потому что я уже начал ковать своё будущее. Ещё в прошлом году я решил, что, когда вырасту, буду индейцем.

Папа сказал, что я уже вполне большой мальчик и смогу после обеда самостоятельно выводить на прогулку таксу Ваксу.

Это верно. что я вполне большой мальчик. Я её три раза выводил, а на четвёртый мимо прошёл Аттила и ни капельки мне не позавидовал, а отправился играть на детскую площадку.

Вот я и подумал, что такса Вакса тоже вполне самостоятельная собака, чтобы гулять самостоятельно, и тоже отправился на детскую площадку качаться на качелях.

Потом я свистел таксе Ваксе, звал её, но кто-то украл моего пса. Нигде не было нашей Ваксы, и я заплакал. Ведь я обязан за ней смотреть, а я, получается, бросил её без присмотра.

Я стоял и плакал, пока не появилась Боришка, которая обязана смотреть за мной. Наверное, у неё уже закончился вечер танцевальной музыки.

Мы с Боришкой обежали весь парк, но такса Вакса так и не попалась нам на глаза. Зато мы попались на глаза нашему папе, который обязан смотреть за нами.

Нет, лучше уж я буду таким мальчиком, что стану смотреть только за самим собой. Так будет проще. Я до сих пор если и терялся, всегда находился. А вот таксы Ваксы и след простыл.

За то, что я потерял таксу Ваксу, меня наказали. А тому, кто её найдёт, пообещали награду - так написал папа в объявлении в газету.

По объявлению нам сначала принесли какую-то старую таксу, но она даже не захотела переступить порог, сразу сообразив, что здесь за неё никакого  вознаграждения не дадут.

Потом один дяденька привел сразу двух собак. Правда, обе они не были таксами, но он и не просил за них никакой награды, а только денег.

Папа захлопнул перед носом этого дяденьки дверь, но мне стало так жалко бедных собачек, что я достал из своей копилки двадцать семь форинтов и помчался вдогонку за дяденькой.

Я предложил дяденьке с собачками уступить в цене: один пёсик всё равно хромой, а у другого было порвано ухо.

Дяденька оказался добрым и уступил. Он сказал, что у него всегда сердце ёкает, едва он увидит бедных бездомных собачек, бродящих по улице.

У меня тоже ёкнуло сердце, когда я тащил домой двух псов, а навстречу мне, не требуя за себя награды, сама по себе шла наша такса Вакса.

Явившись домой с этой сворой, я первой впустил в дверь Ваксу, подождав, пока все вдоволь не нарадуются её счастливому возвращению.

Когда все в доме признались, что им так недоставало все эти дни собаки, я решил, что теперь самое время впустить остальных. Собака - это как очки: на всякий случай всегда нужно иметь парочку запасных.

Боришка на этот раз оказалась молодчиной. Папа хотел прогнать меня прочь вместе с моей псарней,  а она сказала: "Кто-кто, а я-то уж знаю, как человеку плохо, если у него нет братьев. Поэтому Ваксе-таксе тоже грустно одной. Андриша ты можешь вышвырнуть, но выгонять из дома собачек я не позволю!"

Вышвыривать же на улицу меня не позволила мама. Она сказала, что столько собак у нас в доме собралось исключительно потому, что у меня хорошее, доброе сердце.

Зря только я сказал, что купил псов на свои личные сбережения. Папа в ответ на это воскликнул: "Хорошо, что у меня нет личных сбережений, а то бы я однажды заявился домой с верблюдом!"

Теперь в наказание я тоже на две недели буду лишён денег для своей копилки, а то бы я все их отдал папе. Вот здорово, если бы он и в самом деле однажды заявился домой с верблюдом!

Не знаю, насколько Боришка была рада, когда у неё появился братишка, то есть я, а вот Вакса-такса всё время ворчит на своих нежданных родственников.

Наша учительница в школе говорит, что в древности собака была ещё диким зверем, а не таким другом человека, как сейчас.

Жаль, что Жулька осталась такой же, как была в древности: она никак не согласна делаться другом человека и только скребётся лапой в дверь.

Зато Пират - настоящий друг человека. Однажды к нам пришла тётя из ЖЭКа с жалобой от жильцов и стала ругаться, что нельзя держать в квартире целую свору собак, особенно таких здоровых, как этот "бегемот". "Бегемот" (он же пёс Пират) подошёл к тёте из ЖЭКа и сразу же дал ей лапу.

Пока мама варила кофе, жэковская тётя чесала "бегемоту"-Пирату за ухом, а Вакса и Жулька дружно лаяли на них обоих.

Папа прочитал вслух жалобу жильцов и спросил маму: если наши соседи сверху, снизу и со всех сторон не могут переносить лая такого множества псов, как же он выносит этот лай, находясь посередине?

Вот видите: даже с собаками иногда что-то да случается, не только со мной.

С Пиратом же случилось следующее: жэковская тётя (у неё муж мясник) два дня приносила ему гостинцы - мясные кости, а на третий увела с собой самого Пирата.

А нам взамен принесла утку.

Только не живую.

Теперь я не уверен, что Пират был верным другом человека.

Когда его уводила жэковская тётя, он ей хвостом вилял, а на меня, истратившего на него все свои личные сбережения, он даже не взглянул.

А с Жулькой тоже случилось кое-что: её узнали во время прогулки в парке, хотя она и не выступала ни разу по телевидению. Ко мне подскочили два парнишки и начали орать, что это Бобка, собачонка продавца газировки. И Бобка сразу начала вырываться у меня из рук, будто Бобка более красивое имя, чем Жулька.

Вечером за ней пришёл продавец газировки и только свистнул, как Жулька-Бобка стремглав ринулась за ним следом. А её хозяин, между прочим, даже газировки не принёс нам взамен. Да ладно, у нас дома есть свой газовый сифон.

Теперь, если мне дадут денег для копилки, я лучше куплю нашей Ваксе сосисок.

Нам уже выдали табеля. Закончился учебный год. Директор, наверное, очень боялся, что этот год некому будет заканчивать, так как мы все ушли на каникулы. Дома, как и полагается, отметили мой табель и Боришкин табель. А заодно и такое событие, как Аттилин переезд. Аттилины родители поменялись квартирой с нашей соседкой справа.

Я этому особенно обрадовался, пусть мои папа и мама теперь видят, что не только со мной вечно что-то случается, а и с другими тоже.

Когда они совсем переехали и Аттила уже спал не у нас, а в своей квартире, папа сказал, что хотел бы немного отдохнуть от праздников, и потому отправит нас с Боришкой к бабушке. Смотрите, добавил он, чтобы на вас не было жалоб!

Я пообещал, что жалоб не будет, ведь наша бабушка не любительница жаловаться.


Оглавление

  • Эва Яниковская Со мной вечно что-то случается